Book: Стирка в морской воде



Стирка в морской воде

ЛЕРИН Григорий

Морской волк — 2

СТИРКА В МОРСКОЙ ВОДЕ

Часть первая

1

Нежданно-негаданно в «Мойдодыр» пришла осень.

Впрочем, я не хочу этим сказать, что осень наступила в середине августа или что у меня возникли проблемы в личной жизни. Вовсе нет! На моем строго деловом календаре ясно значились первое число и месяц сентябрь, а для иностранных шпионов, которые ленятся изучать русский язык, еще и была подсказка по-английски September. Так что юридически осень вступила в свои права вполне своевременно и закономерно, и не только в «Мойдодыре», но и на всех территориях и акваториях, размазанных по глобусу от экватора до Северного полюса. В делах сердечных все устроилось не менее конкретно. Мы с Наташкой сыграли свадьбу и недавно вернулись в Питер после медового полумесяца.

И все же на меня, Виктора Эдуардовича Стрельцова, владельца, шефа и исполнителя детективного агентства «Мойдодыр» в одном моем мужественном лице, осень нагрянула внезапно, нахлынула обильным и, похоже, продолжительным дождем, сырым воздухом кабинета, тяжелым лязгом капель по жестяному подоконнику за окном. Этот совсем не летний дождь и заставил меня взглянуть на календарь и убедиться, что дождь — осенний.

Хоть я и обещал Наташе не выходить на работу до конца лета, вот уже неделя, как я нарушил запрет. На следующий день после возвращения из деревни, где мы гостили у Ирины и Андреича, я отпросился у Наташи в «Мойдодыр» на пару часиков, посмотреть, что там и как, и проверить, не украли ли Ленку.

Наташка тяжело вздохнула и махнула рукой. Я благодарно чмокнул в нос свою замечательную жену, слишком поспешно собрался и отбыл на трепетное свидание с офисом.

Ленка прорвалась на работу гораздо раньше меня. Еще до нашей с Наташей свадьбы она терроризировала меня звонками, требуя допустить ее до рабочего места, не гнушаясь упреками: «А для чего я диплом, не разгибаясь, получала?!» и неприкрытым шантажом: «Да я давно могла бы, не разгибаясь, в другом месте…»

В результате она добилась протекции. За Ленку вступилась Наташа.

— Да пусти ты её в офис, Витя! Пусть там одна четыре недели посидит, поработает.

Я хотел возразить, что кофе заваривать для себя Ленка не станет, а больше ей там делать совершенно нечего, но Наташа закрыла прения:

— Девочке нужны деньги, неужели непонятно?

Вообще-то, я смутно догадался об этом ещё в день первого Ленкиного появления в «Мойдодыре». Кроме того, я только что досмотрел новости по телевизору, и у меня мелькнула интересная мысль о круговороте рубля в природе.

Насколько мне известно, Ленкины родители каждый день рано утром едут на производство, что-то там бесславно производят и поздно вечером возвращаются домой. Денег им за это, естественно, не платят, у них даже обеденного перерыва нет, потому что производят они не обеды, а что-то железное. Им говорят, что их производство никому не нужно и их пускают поработать исключительно из жалости. Ленкины родители вздыхают, но на работу ходят, потому что они — производительные силы, им еще в школе вдолбили, что другой участи у них не будет. На самом же деле эти железяки куда-то успешно продают, а вырученные деньги рассовывают по карманам другие родители, которые в школе учились плохо и недостаточно прилежно конспектировали Основоположников. С Ленкиными родителями другие родители делиться, конечно, не станут, они их и за родителей-то не считают и вспоминают о них только во время выборов. Гораздо чаще они вспоминают о частных детективах и гораздо охотнее делятся с ними.

Так что я согласился и с легкой ревностью разрешил Ленке воцариться в «Мойдодыре» без меня.

Потом была свадьба, которая, к счастью, не переросла в событие общегородского масштаба. Число гостей не перевалило за полсотни, хотя нам с Наташкой хватило бы и десяти, которые пришли поздравить нас, а не Клина. К полуночи наша дружная компания сбежала в «Мойдодыр», остальные гости продолжали веселиться в ресторане.

А в два ночи заявился Клин, ужасно довольный, что правильно нас вычислил и что ему удалось сбежать тактично и деликатно. Отряд не заметил потери бойца.

Под утро Клин с заговорщицким видом достал из внутреннего кармана пиджака две путевки в Испанию.

Наташа подошла к нему, обняла за шею и зашептала на ухо. Клин секретничать не хотел и обиженно вскрикивал:

— Что за ерунда, Натаха? Почему нельзя? С каких это пор вредно на солнце? Для кого вредно?

Наконец до него дошло, для кого вредно, и он растерянно взглянул на меня. Я кивнул.

— Когда же он успел?!

Клин довольно быстро справился с ударом и, кажется, сообразил, что он и сам вступил в новую полосу своей жизни, потому что впервые за время нашего знакомства посмотрел на меня с уважением и благодарностью.

Ну а потом началось…

О чём мы вообще думаем?! Пять утра на дворе, а Наталья ещё и не ложилась! Да ещё и пьёт шампанское! Это в её-то положении! А этот куда смотрит?! Хорошо, что у Натальи есть отец, который…

В результате путевки в Испанию достались Чарику, а мы с Наташкой поехали к Ирине, хотя я и побаивался, что Клин положит Наташку на сохранение сразу после свадьбы… Я мудро покивал календарю, встал из-за стола и пошел варить кофе.

Ещё каких-то полчаса назад всё было не так уж плохо. Пока не начался дождь. Или, пока я не попросил Ленку сварить кофе.

Я всегда по утрам прошу Ленку сварить мне кофе, и она обычно делает это с той или иной степенью усердия, в зависимости от ноги, с которой она стартовала с постели. И в этот раз я не вложил в свою просьбу никакого особого смысла. Тем не менее Ленка отреагировала, мягко говоря, неадекватно.

— Вы вообще-то собираетесь использовать меня по назначению, шеф?

Я с интересом посмотрел на ее вспыхнувшие щеки и порозовевшие кончики ушей, но вовремя спохватился и деловито спросил, что, собственно, имеет в виду юная, но такая непредсказуемая леди?

Оказывается, юная леди имела в виду только то, что она является дипломированным специалистом, и отрывать ее в рабочее время от компьютерных игр ради такой ерунды, как кофе, — непростительное свинство. Таков был лейтмотив её короткого, но яркого выступления, кое-как прикрытый общими фразами о желании работать с полной отдачей. Отдачей делу, разумеется. И ещё Ленка некрасиво намекнула, что в других местах специалистам её уровня платят миллион. Да, она так и сказала, хотя прекрасно знала, что я не выношу разговоры о других местах.

Я недовольно хмыкнул и поинтересовался, слышала ли она когда-нибудь о Паниковском и о его безвременной и бездарной кончине?

Конечно, она слышала: был такой, то ли красный маршал, то ли белый генерал, которого расстреляли то ли при Ленине, то ли при Крупской. Только при чем здесь Паниковский, если в других местах платят миллион?

Я завёлся:

— А какие дополнительные услуги, кроме нынешних, то есть никаких, вы готовы мне, предложить, юная мисс? — спросил я ледяным тоном.

Ленка почему-то ужасно возмутилась и заявила, что никаких этих самых услуг я от неё до-прежнему не дождусь и что она лучше в ночной бар пойдёт показывать.

Что именно показывать, она не уточнила, а хотелось бы, потому что я, например, ничего из ряда вон показательного у неё не заметил. Я так и сказал, а Ленка объяснила, почему я вообще ничего не замечаю.

А вот это было уже слишком. Во-первых, у меня совершенно нормальная ориентация, а во-вторых, в списках сотрудников «Мойдодыра» я всё-таки иду первым номером. Я напомнил об этом номеру второму и добавил, что кофе умею варить не хуже, а торжественно объявлять: «К вам клиенты, шеф!» могу попросить самих клиентов. Тут уж Ленке крыть было нечем, и она выбежала из кабинета, и заскрипела шкафом, и испустила тоненькое «ы-ы-ы»…

Хлопнула входная дверь, и в наступившей тишине я отчетливо услышат лязг тяжелых капель по подоконнику и посмотрел на календарь.

* * *

Зазвонил телефон, и я снял трубку.

— Детективное агентство эм-дэ-дэ. Слушаю вас.

— Виктор Эдуардович, — торопливо зашептала в ухо Лизка, — вы бы не могли срочно приехать? Он тут лежит совсем задушенный, уже и не дышит почти. На горло даже смотреть страшно.

— Кто?

Я догадался, что на другом конце провода Лизка закатила глаза.

* * *

Насколько я знаю, Чарик должен был выйти на работу через два дня. Я не ведал, что они с Лизкой уже вернулись из Испании, тем более, не подозревал, что Чарика успели задушить.

— Лиза, вызови «скорую» и никому не открывай! — необдуманно распорядился я.

Положив трубку, я скинул пиджак, открыл сейф и надел наплечную кобуру. Чертыхаясь, прикрыл её пиджаком, с трудом попав в рукава, и метнулся к выходу.

В подъезде я чуть не сбил с ног подозрительно сухую Ленку, с похоронным видом стоявшую у двери.

— Что?! — заорал я на неё.

— Я согласная, — прошептала она, опустив глаза.

— На что?

— На дополнительные услуги, — прочитала она на полу и подчеркнула носком туфельки. К сожалению, у меня не было ни времени, ни лишних патронов на победный салют.

— Хорошо, начнем прямо сейчас… Нет, сначала позвони Клину, скажи, что я уехал к Чарику, — на него кто-то напал. А потом возьми тряпку и отдайся «Мойдодыру» со всей пылкостью дипломированного специалиста. Всё!

* * *

В окне четвертого этажа шевельнулась штора. Из-за неё выглянула на редкость зверская рожа, пробежалась взглядом по «пассату» и снова скрылась.

Я обошёл машину, старательно пиная покрышки. Я здесь оказался случайно. Просто заехал в первый попавшийся двор, чтобы подкачать камеру. Пусть рожа, выглядывающая из комнаты Чарика, в этом убедится.

Я провёл рукой по волосам, стряхивая капли, открыл багажник и достал насос. Присев у заднего колеса, сокрушенно покачал головой и даже всплеснул руками. Станиславский, наверное, сказал бы свое знаменитое: «Не верю!», но там, у Чарика, за занавеской пряталась рожа совсем не Станиславского. И я постараюсь ее убедить, что душить Чарика — нехорошо.

Я выпрямился и медленно пошел к соседнему подъезду.

— Кто там? — отозвался на мой звонок настороженный женский голос.

Я чуть не ляпнул: «Водопроводчик», но вовремя одумался и, за неимением разводного ключа, махнул перед дверным глазком удостоверением.

— Налоговая полиция.

— Нет у нас ничего! Вон, на шестом, в двести двадцать пятой спросите.

— Я не погорелец, уважаемая, а из налоговой полиции. Немедленно откройте дверь, у меня срочное дело.

— Ещё раз покажите… Что это за эм-дэ-дэ такое?

Я убрал руку и твердо сказал глазку:

— Московский департамент детективов налоговой полиции.

— Прямо из Москвы, что ли?

— Из Московского района. Мадам…

— Фотографию покажите! — приказали из-за двери. Я послушно раскрыл удостоверение.

— Что-то не похож как будто…

Ещё сотня-другая вопросов и ответов, и можно будет возвращаться в «Мойдодыр». Я прислонился к двери и на одном дыхании проговорил:

— Если вы сейчас же не откроете дверь, дорогая мадам, я вызову взвод физической поддержки. Они взорвут эти ворота гранатой, другую гранату бросят на кухню прямо в груду немытых тарелок, изрешетят из автоматов кафель и зеркала в ванной комнате, на обоях в спальне нацарапают ножами триста полезных советов, а потом будут минут пятнадцать пинать вас ногами и бить прикладами, пока не остынут от горячки боя. У нас уже были такие случаи, и весь взвод представлен к правительственным наградам.

Кастаньетами защелкали замки. В приотворившуюся дверь выглянуло белое как мел лицо хозяйки.

— О Господи, а я медицинский полис уж неделю никак найти не могу.

Я великодушно улыбнулся:

— Будем надеяться, что он вам уже не понадобится. — Я шагнул в квартиру и затворил за собой дверь. — Вы напрасно так беспокоились. Я по поводу вашего соседа. Из подъезда, с которым у вас лоджии соединяются. Вот он-то нас очень интересует.

— Давно пора! — Женщина обрадовалась, от чего сразу похорошела, помолодела, посвежела. — Понаехали тут, житья от них нет…

— Так я пройду к вам на лоджию?

— Проходите, проходите. Прямо так идите, не разувайтесь. Вот-вот, и на ковёр вставайте ботинками, не беспокойтесь, я его только что пропылесосила.

Я открыл дверь, вышел на лоджию и осторожно заглянул за кирпичную перегородку.

— А вы взвод свой вызовете? — жарко зашептала из-за спины хозяйка.

— Они уже в подъезде, — ответил я, — сигнала ждут. Так что услышите шум и крики — не пугайтесь.

— Бейте, бейте, — согласилась она. — Что поделать, если так надо. Я потерплю или музыку включу погромче.

— Включайте, — согласился и я, доставая револьвер из-под пиджака. — Что-нибудь такое веселенькое. Чтоб бойцов с ритма не сбивать. Знаете, раньше была такая: «В нашем доме появился замечательный сосед, пам-пам, пам-парам-пам-пам-пам…»

Я снова глянул за перегородку, прислушался. Балконное окно было закрыто занавесками, сквозь открытую форточку не доносилось ни звука. Следующее окно, в котором промелькнул неизвестный наблюдатель, отражало в стеклах соседний дом и абсолютно не просматривалось.

Я чертыхнулся и полез к Чарику на лоджию.

— Товарищ детектив!

Хозяйка почти покинутой мною лоджии схватила меня за руку.

Я удержал равновесие с большим трудом, успев ухватиться другой рукой за прочно вбитый крюк, и чуть не выронил револьвер. Медленно повернув голову, почувствовал, как холодный ручеек скатился по спине.

Она смущённо и жалобно смотрела на меня:

— Товарищ детектив, может, прикладами-то не надо? Тоже ведь человек какой-никакой. И сосед неплохой — не шумит, здоровается, и тараканы от него не ползут…

Я молча кивнул, выдернул руку и спрыгнул на пол соседней лоджии.

Дверь в комнату была закрыта. Я приподнял голову и попытался осмотреть комнату сквозь занавески. Кажется, никого. Я аккуратно взгромоздился на подоконник, просунул вперед голову и руку с револьвером и полез в форточку.

Как только плечи закупорили проем и отсекли уличное шумы, я услышал гортанные голоса, доносившиеся из другой комнаты сквозь приотворенную дверь. Голоса Чарика я различить не смог, но говорили его возможные со-язычники. Не слышал я и Лизку, но очень надеялся услышать обоих. У меня все еще не укладывалось в голове, что можно вот так запросто взять и задушить Чарика, а потом и Лизку впридачу.

Я заторопился, упёрся руками в подоконник и уже почти выдернул из форточки ноги, но зацепился брючиной за шпингалет, зашатался и, потеряв равновесие, мешком рухнул на пол.

Голоса в соседней комнате смолкли.

Через две секунды я был уже на ногах, ещё через две секунды в комнату заглянула Лизка. Она обрадовалась и, увидев револьвер в моей руке, показала мне поднятый большой палец. Здорово!

Лизка выглядела как всегда: худая, беспечная и нахальная. У меня даже промелькнула мысль: уж не идиотский ли это розыгрыш, но тут донесся страшный, хрипящий, полный боли шёпот Чарика:

— Лы-ы-за…

Следом взорвался другой голос:

— Эй, помолчи, да! Щто там упало, дэвушка?

Я прижал ствол к губам. Лизка охотно кивнула и громко объявила:

— Да ничего не упало. — Она подмигнула мне и добавила: — Это Виктор Эдуардович в форточку залез.

Не понял… Но понимать было некогда. Я метнулся к двери, без малейшего почтения вытолкнул Лизку в коридор и ворвался в соседнюю комнату вслед за рукой с револьвером.

— Всем лежать! На пол! Перестреляю, суки!

Два толстых пожилых кавказца дисциплинированно повалились со стульев на ковер, стараясь не задеть низкий столик, на котором стояли фужеры, ваза с фруктами и высокая полупустая бутылка. Третий кавказец, он же Чарик, уже лежал. Он лежач на кровати, укутанный одеялами, с намотанным на горло огромным махровым полотенцем; страдальчески блестели глаза.

— Виктор… зачем… шутишь? — заскрипел, захрипел Чарик, отрываясь от подушки.

— Ну вы даёте, Виктор Эдуардович! — восхитилась Лизка за моей спиной.

Я резко развернулся на сто восемьдесят градусов, не опуская руки с револьвером. Дуло уперлось Лизке в лоб, чуть повыше линии глаз. Она отступила к стене, но я шагнул за ней. Лизка скосила глаза и растерянно смотрела снизу вверх на ствол. Потом судорожно вздохнула и затараторила:

— А что я такого сказала? Ну подумаешь, сказала, что у Чарика ангина. Он в самолёте холодной «Пепси» напился, вот лежит и хрипит второй день уже. А я-то не хриплю, так ему со мной скучно. Я и попросила, чтобы вы приехали друга навестить — невелика забота, Я же не знала, что к нему сегодня дядя Теймур и дядя…. этот… как вас там… приедут коньяк пить.

Лизка замолчала и перевела взгляд с дула на меня. Один из дядей поднял голову и что-то прокурлыкал.

— Виктор, дядя Теймур спрашивает: можно уже вставать или нет? — сипло перевел Чарик.

Я временно оставил Лизку в живых и помог подняться дяде. Другой дядя на мою протянутую руку глянул, как укусил, и сказал злобно:

— Нэ надо!

Что делать и говорить дальше, я не знал. Очень хотелось пристрелить Лизку, и я убрал ствол в кобуру подальше от соблазна.



На мое счастье, раздался звонок в дверь, и я сбежал из комнаты.

— Кто?

— Водопроводчик, — ответили из-за двери.

— Заходи, Пояс. — Я щёлкнул замком. — А где ключ взял?

Пояс вошел.

— У водопроводчика отобрал. Что с Чариком? — тревожно спросил он.

— Порядок. Ты один? — с надеждой поинтересовался я.

— Какой там — один! Сом уже, наверное, на балконе сидит, с соседней квартиры забрался, а внизу — Клин со Стасом в машине. Что тут у вас?

Я обречённо махнул рукой и пошел открывать балконную дверь.

* * *

Коньяка хватило на всех. Дядя Теймур, собравшись навестить больного племянника, прихватил с собой приличную аптечку.

Участники круглого стола расслабились, подобрели. Подобрел и второй дядя, которого Лизка, несмотря на шелестящие протесты Чарика, упорно называла то Автогеном, то Автоделом. Дядя Автодел на Лизку не обижался и на меня уже смотрел без ненависти, но и без любви. Дядя Теймур, наоборот, с восхищением рассказывал Клину о моих отважных действиях. Клин преувеличенно восторженно поддакивал и как-то странно поглядывал в мою сторону. Я осторожно улыбался в ответ, смутно надеясь, что он не доложит Наташке об инциденте.

Хотя ещё каких-то полчаса назад мне было не до улыбок. Пояс и Сом молча стояли передо мной, ожидая объяснений. Я уже собрался сдать Лизку с потрохами, но с лязганьем распахнулась дверь лифта, и на сцену ворвался Клин.

Увидев Клина, Лизка съежилась и спряталась за мою спину, да еще доверчиво ухватилась за рукав. После этого мне ничего не оставалось, как принять удар на себя.

— Да-а, — подытожил Пояс мои запутанные и неубедительные оправдания о непонятном анонимном звонке, — и чего только не выдумаешь от безделья. Ты бы, Витек, хоть в магазин пока устроился грузчиком, что ли…

Клин покивал головой и сказал:

— Вот именно! До таких идиотских фокусов даже вот эта пигалица бы не додумалась! И когда ты наконец повзрослеешь?

Сом, конечно, вспомнил психушку, но Клин его перебил:

— Ну ладно, хватит! Чарик, ты чего разлегся? Чтобы послезавтра был на работе! А пока принимай незваных гостей. Сам знаешь, кого благодарить.

Чарик с благодарностью взглянул на Лизку.

2

С сегодняшнего дня, первого сентября нынешнего года, я презираю радиожурналистов и презирать буду до тех пор, пока Наташка не вернется домой. Да, она опять уезжает, и виной тому какой-то невыспавшийся или не-похмелившийся идиот, который во время утренних бодрых поздравлений с началом учебного года и смакования туманного будущего наших детей влез в эфир и злорадно сообщил, что в городе опять повысился радиационный фон. Причем свое заявление этот жалкий Счетчик Гейгера сделал именно в тот момент, когда Клин уселся в машину и включил радио.

Об этих событиях я узнал от Клина по дороге домой. Пока я спасал Чарика от ангины, у меня стащили запаску из багажника и открутили заднее колесо, поэтому возвращались мы вместе.

Реакцию Клина предугадать было нетрудно. Вместо того чтобы найти и примерно наказать провокатора, а я с удовольствием сам бы взялся за это дело, Клин решил на время уехать и не только из города, а вообще из страны, с континента, лишь бы увезти Наташку подальше от фона и от меня.

— Что вы пристали к фону? — возмутился я на заднем сиденье. — Вы в этом фоне если не родились, то выросли, и он определенно пошел вам на пользу.

Клин предвидел мои возражения и приготовился дать достойный отпор. Он слегка повернул подбородок в мою сторону, заорал Стасу в ухо:

— Мне все равно через месяц надо ехать в Нью-Йорк на подписание контракта. А миссис Бертон давно зовет Наталью в гости, так что мы можем приехать пораньше.

Я перебил его. В конце койцов, речь шла не столько о его дочери, сколько о моей жене.

— Насколько я помню, вы собирались нанять для поездки переводчицу. Подумайте, каких волнующих возможностей вы себя лишаете, поехав с дочерью. Кроме того, миссис Бертон приглашала Наташу и меня, про вас я что-то не припомню. Вы затеяли эту интригу с целью перехватить мою путевку в Америку?

Стас сочувственно глянул на меня в зеркало заднего вида.

— Не слушай его, Стас! — приказал Клин и полностью повернулся ко мне. — Я уже говорил с Натальей по телефону: Конечно, я хотел бы взять тебя с собой, так спокойней и ей, и мне. Но и я, и она уверены, что ты не поедешь. Тебе там будет скучно. Ведь там тебе не удастся схватиться с ЦРУ или наркомафией или устроить широкомасштабные учения по освобождению заложников. Во всяком случае, в первое время. А здесь ты будешь сидеть в своём «Мойдодыре» и ждать, когда я пришлю тебе клиентов.

— Я не вижу в этом ничего страшного, — парировал я. — Я тоже сосватал вам перспективную вдову в Нью-Йорке.

— Хватит торговаться! — снова взорвался Клин. — Я не желаю, чтобы из-за этого фона моя дочь родила какого-нибудь мутанта вроде тебя. Мы уезжаем, и — точка!

— В Америке или в России, но родит она как раз кого-то вроде меня, — сухо ответил я.

— Вот поэтому я и не хочу рисковать лишний раз, — объяснил Клин. — Говори, ты едешь или нет?

— А что Наташа? — спросил я, цепляясь за соломинку.

— Она собирается.

— Я не поеду, — сказал я.

— А что ты все-таки будешь делать, если я не позабочусь о клиентах?

— Схвачусь с наркомафией, — ответил я и замолчал, тоскливо погружаясь в раздумья о предстоящей разлуке.

— Я тебе так схвачусь! — пригрозил Клин и отвернулся.

* * *

Итак, мы снова попрощались в аэропорту. На этот раз вместе с горечью расставания присутствовал уловимый привкус недовольства. Я, конечно, был отчасти рад, что Наташка уезжает подальше от рентгенов, хотя мы могли бы поехать вместе не так далеко и надолго. С другой стороны, я не очень обрадовался, что она легко согласилась покинуть меня на неопределенный срок даже ради Америки. Поехать с ними без всяких забот и обязанностей и сидеть у Клина на хвосте столь же неопределенный срок я не согласился даже ради Наташки. Она не настаивала, но тоже была недовольна.

Крутясь ночью в непривычно пустой постели, я решил, что мы оба — эгоисты, но я — в меньшей степени, так как у меня все-таки была уважительная причина не поехать: действительно, а что я там буду делать? На том и уснул, но на следующий день, когда я сидел в кабинете «Мойдодыра», ожидая обещанных клиентов от Клина, мне явилась обнаженная, как с обложки «Плейбоя», истина. В Наташкиных действиях эгоизма не было ни грамма, то есть не больше десяти… ну пятнадцати процентов. Она поехала ради отца и ребенка! Я заерзал в кресле, прикидывая, на сколько процентов потянет моя уважительная причина; и вскоре пришел к утешительному выводу, что самый главный и отвратительный эгоист — это Клин.

Зазвонил телефон. Я инстинктивно дернулся к нему, но вовремя спохватился. Не далее как сегодня утром, я придумал для Ленки классную дополнительную услугу: отвечать на звонки, выяснять первичную информацию и докладывать мне. Она безоговорочно согласилась, но, видимо, плохо запомнила процедуру, потому что с похоронным видом появилась в дверях и объявила:

— Телефон, шеф. Возьмите трубку, шеф.

Я открыл было рот, чтобы повторить все, что сказал утром, но передумал и последовал Ленкиному совету. Звонил Чарик.

— Привет, Виктор! — с легкой хрипотцой сказал он.

— Привет, Чарик! — обрадовался я. — Как здоровье, дорогой? Приехал бы, что ли, навестить задушенного тоской друга.

— Не могу, дорогой, дела, — отозвался Чарик.

— Тогда хоть дядю Автодела с коньяком пришли.

— Дядя Автандил уехал уже, — грустно сказал Чарик, — а вот дядя Теймур к тебе поехал, в «Мойдодыр» прямо. Ты вот, Виктор, нехорошо: над пожилым человеком смеёшься.

Упрек прозвучал серьёзно.

— Ну извини, Чарик, не буду больше…

— Не извиняйся, Виктор, а слушай. У меня к тебе просьба есть. Это про дядю Теймура.

— Слушаю, Чарик, — удивился я. — С уважением слушаю.

— Он к тебе, Виктор, по делу поехал. Ему Лыза про тебя такого нарассказывала, хоть фильм снимай. Вот он и поехал. А коньяк тоже взял.

— А что за дело, Чарик? — спросил я осторожно.

— Пусть он тебе сам скажет, Виктор. Я вот только попросить хочу, чтоб ты не смеялся. Он человек пожилой, наивный немного. Ты его выслушай внимательно, я тебя как брата прошу. Потом придумаешь что-нибудь и откажешься. Делать-то не надо ничего, только слушать.

— Да хорошо, хорошо, Чарик! Несобираюсь я над его коньяком смеяться. А над самим пожилым дядей — тем более. Посидим, поговорим — нет проблем. Что там, в общих чертах-то?

— Любовь у него, Виктор. Только не к женщине, понимаешь, дорогой… Вот ему и мерещится всякое. Возраст такой, чувствительный… Пусть он тебе сам расскажет, Виктор, а то тебе неинтересно будет.

— Понимаю, Чарик, — протянул я. — Любовь-то не ко мне, надеюсь? У меня ведь тоже возраст, знаешь ли…

Чарик напряженно замолчал. Потом сказал:

— Я тебя один раз просил, Виктор. Не обижай дядю Теймура — меня обидишь.

И положил трубку.

Можно даже подумать, что бросил.

Ну ничего себе! А что я такого сказал? Ну вроде бы пошутил немного — ясное дело, не в меня влюбился чувствительный дядя Теймур, хотя едет именно ко мне и с коньяком. Чарик сам хорош — мог бы и намекнуть самую малость. Впрочем, если не к женщине любовь, то вариантов остается немного, если не один-единственный. Н-н-да… ситуация. Что ж, буду просто сидеть и слушать, коли Чарик попросил. У них там, конечно, человек человеку — родственник, а у нас это неприличным словом называется…

— К вам клиент, шеф!

Дядя Теймур был без цветов и галстука, но в кожаной шляпе и с «дипломатом» в руке. В отличие от меня, смущения он никакого не испытывал и улыбался во весь фарфоровый с позолотой рот.

Меня спас отработанный ритуал встречи. Я привстал, указал рукой на кресло у стола.

— Здравствуйте. Садитесь, прошу, Теймур… Простите, не знаю вашего отчества…

Дядя Теймур бурно запротестовал:

— Какое отчество, дорогой?! Нет ни какого отчества! Дядя Теймур меня все зовут и всегда так звали, сколько себя помню, да?

Он уселся в кресло, положил «дипломат» на колени и щёлкнул замками.

— Хороший коньяк, как умный человек — украшение беседы. Это — хороший коньяк, Виктор, ты пробовал, скажи, дорогой? Дядя Теймур всегда хороший коньяк привозил для хороших людей. Мой отец тоже коньяк делал, дед виноград выращивал…

Он поставил две бутылки на стол, выложил два крупных граната, причмокнул и продолжил:

— Мой отец и дед на одном месте сидели, дальше райцентра не ездили, а коньяк этот по всей стране знают. Я его сам продавать возил: и в Ленинград, и в Архангельск, и в Сибирь возил — везде люди просят: «Вези ещё, дядя Теймур». Сейчас вот не старый стал, но пожилой — хочется на одном месте сидеть. Хотел уже совсем домой вернуться, семья у меня там, дом хороший, коньяка много, да вот, как у вас говорят, надо домой идти, а грехи не пускают…

Дядя Теймур прервался и многозначительно посмотрел на стол.

Я извинился и вышел в приемную.

— Лена, принеси нам пару бокалов, пару тарелок, в холодильнике, кажется, сыр был.

Ленка слегка покраснела, и я поспешно отработал назад:

— Нет, сыр не надо. Принеси посуду и иди домой. На сегодня — всё.

Я напрасно беспокоился насчет закуски. Дядя Теймур коньяк не пил — наслаждался, да и некогда ему было.

— Хорошая дэвушка, — скупо похвалил он Ленку. — Это Лызы подруга, да? И Лыза — хорошая дэвушка, только говорит часто. Она нам с Автандилом про тебя, дорогой, много говорила. Ты еще в окно не залез, а она говорила уже; Хорошо говорила, с уважением. Когда ты в комнату с пистолетом пришел, правду скажу, Виктор, дорогой, испугались мы с Автандилом очень, такое она про тебя говорила. Думали, убьешь зачем-то, если торопишься. Я и сейчас к тебе ехал — беспокоился. Никогда, понимаешь, с дэтэктивом дела не имел. Со следователем, с быхыэсом — было, а вот с дэтэктивом — никогда. Хотел тебя домой пригласить, не знаю: хорошо или нэудобно?

Я безмятежно прихлебывал замечательный коньяк, иногда забрасывая в рот рубиновые зернышки фаната, совершенно забыв о предостережении Чарика, но последняя фраза пока что платонического дяди Теймура меня насторожила.

— А вы один живёте, дядя Теймур? — нейтрально спросил я.

— Зачем один? — охотно отозвался гость. — С дэвочкой живу, с красавицей моей. Душа в душу живу, да? Когда домой прихожу, на шею бросается и плачет, так скучает без меня. И я без неё скучаю, вот сижу сейчас и скучаю, веришь, Виктор, да? Не веришь? Потому что вы, русские, таких дэвочек сучками называете. Неправильно называете, нехорошо.

Я ожидал худшего, поэтому облегченно выдохнул.

— А сколько лет девочке? — поинтересовался я.

Дядя Теймур махнул рукой.

— Не знаю, сколько лет. Из метро привёл. А сама не говорит, да? — И он счастливо рассмеялся. — Бэлла зовут, как в книжке. Ты Печорина книжку читал, когда маленький был, а, Виктор? Там тоже дэвушка Бэлла была, до сих пор помню.

— Ваша, значит, девочка, кавказская? — пробурчал я себе под нос. Чистота крови нынче в моде.

— Кавказская дэвочка, совсем чистая, Виктор, — закивал дядя Теймур. — Я её в клуб возил, там сначала плечами стали пожимать, обмануть хотели, а как деньги дал, сказали, что чистокровная кавказская дэвочка. Что-то ещё про маску сказали, я не совсем понял, дорогой. Наверное, надо на улице в этой маске ходить, чтобы хорошего человека не укусила.

Я ещё раз выдохнул и поклялся про себя больше ничему не удивляться и не вздыхать, что бы у него с этой красавицей и ни было.

Дядя Теймур поставил бокал на стол. Я свою порцию тоже прикончил, поэтому взял бутылку и распорядился ещё по одной.

Дядя Теймур взял бокал, заглянул в него и поднял на меня вмиг погрустневшие глаза.

— Мой отец совсем неграмотный был. По-русски три слова знал, но дома не говорил, только на рынке в райцентре. А нас, сыновей своих, в школу всегда строго-настрого посылал. Я тогда не понимал — маленький был, то ли метр, то ли с кепкой, не помню уже. Зачем, говорю, мне чужой язык учить? А отец говорит: «Страна эта большая, как целый мир. Узнаешь язык — сможешь мир слушать, запомни, дядя Теймур. А не узнаешь язык — ничего не сможешь слушать, потому что я тебе уши отрежу, клянусь бородой Аллаха». Потом в школу новая учительница пришла. Она нам книжки читала про Кавказ, про горы — интересно было. Лермонтова читала, Толстой ещё был, Печорин — сам знаешь, Виктор, тоже маленький был. Автандил в нее влюбился, потом Тенгиз влюбился, увезти хотел, но не увез, потому что Автандил снова влюбился, Маленький дядя Теймур тоже влюбился…

Он наконец перестал грустить и улыбнулся.

— Я, Виктор, тост сказать хочу. Тогда еще, в школе, запомнил… Давным-давно, когда горы еще не были седые, высоко в горах жил ужь. Ужь — это, Виктор, горный змей такой, у вас не водится… Жил он в месте темном и сыром, потому что воду любил, и каждый день подползал он к ручью, стекавшему по скале, и клал в него голову. И мечтал этот ужь, что сдвинутся горы, закроют дорогу ручью, и разольется большое озеро, такое же красивое, как далеко-далеко отсюда, про которое ему дедушка рассказывал… Однажды поднял ужь голову, видит: орел в небе летает. «Эй, — крикнул ему ужь, — зачем просто так летаешь, уважаемый? Лучше посмотри, не видно ли внизу большого красивого озера, и расскажи мне, какое оно». Но орел ничего не ответил и улетел, потому что гордый был. Ужь тоже был гордый и сильный, свернулся он в кольцо, прыгнул высоко-высоко и полетел. И увидел он дедушкино озеро, но продолжал лететь дальше, потому что понял радость полета и мечтал теперь долететь до самого края земли.

Дядя Теймур замолчал.

Я незаметно вытер уголки глаз и с чувством сказал:

— Прекрасный тост, дядя Теймур! Только в нашей школе его немного не так произносили. И за что мы выпьем?

— А выпьем мы, Виктор, дорогой, за исполнение неожиданной мечты.

Мы выпили и совсем немного помолчали. Кажется, с задачей, поставленной Чариком, я пока справлялся, но, насколько я понял тактику гостя, вплотную к ключевой проблеме мы приблизились только сейчас.

И я угадал, клянусь всеми мочалками «Мойдодыра»!

— Два года назад позвонил мне один хороший человек и говорит: «Зачем в такой день дома сидишь, дядя Теймур? Кто в такой день дома сидит? Торговый порт знаешь? Приезжай туда, там рядом с воротами один человек распродажу устроил. Если немного денег есть, можно настоящий пароход купить, совсем дешёво. А дешёвый не потому, что плохой, а потому что государственный. Я тебя у ворот встречу и отведу, не беспокойся, дядя Теймур».

Зачем мне, думаю, пароход? Я всю жизнь коньяк продавал, мой отец коньяк продавал, мой дед этот коньяк выращивал… Но поехать надо, если хороший человек ждет. Поехал… Купил… Два купил — себе и Автандилу. От удивления купил — никогда не думал, что пароход так мало денег стоит…

Через два месяца все бумагами оформил, что дальше делать, не знаю. Пароход на Мальте стоит, остров такой посреди океана есть, надо деньги еще платить. Тут Автандил из Москвы звонит, радуется. Он свой пароход тоже бумагами оформил и сразу продал. Хорошо продал, две цены взял. «Давай, — говорит, — дядя Теймур, еще пароход купи». Но там уже пароходы не продавали — кончились. Огорчился Автандил и говорит: «Давай тогда твой продадим, я тебе умного человека подскажу». Я согласился, конечно. Зачем мне пароход, я всю жизнь коньяк продавал…



Назначили мы встречу. Приезжает умный человек и веришь, Виктор, прямо на колени падает. «Дядя Теймур, — говорит, — не продавай пароход! Давай лучше грузы возить, ты эти деньги за год вернёшь. Я, говорит, двадцать лет моряком был, потом в коммерческом отделе в пароходстве работал, головой своей отвечаю — не пожалеешь, дядя Теймур».

Я не хочу, отказываться стал, а он еще горячее становится. Потом вздохнул и спрашивает: «Дядя Теймур, у тебя машина есть?» Есть, говорю, дорогой, у кого ее нет? «Ага, значит, в твоей родной деревне у всех машины есть?» Конечно, у всех, дорогой, отвечаю, зачем спрашиваешь? А он такой хитрый вдруг сделался и опять спрашивает: «А пароход в твоей деревне у кого-нибудь есть?»

Я сначала посмеяться хотел, потом задумался. Понимаешь, дорогой, люди что говорят? Вот идет дядя Теймур, хороший человек, хороший коньяк людям продает. Вот Нодар идёт, тоже хороший человек, тоже коньяк продаёт. Автандил, Нестор — все хорошие люди, все коньяк продают… А этот Петрович подождал, пока я подумаю, и ещё говорит: «Ладно, — говорит, — дядя Теймур, давай продадим твой пароход. Его другой человек с радостью купит, название даст, будет грузы возить. А ты зато, дядя Теймур, хорошие деньги получишь». Я опять заинтересовался: какое ещё название, разве нет у парохода названия? «Любое название, — говорит этот Петрович, — какое хозяину в голову придет. И назовет он его „Горный орёл“ или „Арарат“, например». Нэт, говорю я решительно, не будет мой пароход «Арарат» называться. Давай, Петрович, грузы возить. Вот так я, Виктор, дорогой, судовладельцем стал. Но как-то еще сомневался. А потом Петрович на Мальту ездил, мне фотографию привёз…

Дядя Теймур полез во внутренний карман пиджака, достал фотографию, долго ее рассматривал и наконец, вздохнув умиленно, подал мне.

Большое океанское судно стояло у причала, заваленного стальными конструкциями. Вразнобой торчали стрелы пяти кранов. Когда-то белая надстройка выглядела так, как будто на нее выплеснули огромный ушат помоев: сверху вниз тянулись грязно-рыжие потеки ржавчины. Борт тоже был заляпан разноцветными пятнами, только в самом носу, над якорем, антрацитово блестел свежей краской небольшой участок, на котором сияли ровные белые буквы: «Dada Teimur». С кормы лениво свисало красное полотнище с рыцарским крестом.

Я вернул фотографию, на ходу придумывая, как бы поприличнее отозваться об этой груде ржавого железа, но тут меня осенило:

— Дядя Теймур, так это и есть предмет вашей противоестественной любви?

Он бережно взял фото, взглянул ещё раз, и глаза блеснули.

— Очень люблю, Виктор, да, дорогой. Никогда так коньяк не любил. Пока в машине еду, три раза фотографию рассматриваю.

Я замотал головой и саркастически хмыкнул.

Через три секунды дядя Теймур был уже у двери. Но я через эти же три секунды был у той же двери, придерживая ее ногой и хватая дорогого гостя за локоть.

— Дядя Теймур, да я совсем не о том, успокойтесь, дорогой. Пароход у вас классный, мне очень понравился, честное слово…

Дядя Теймур не верил, сопел и вырывался.

— Расцветка такая современная, камуфляжная, — продолжал я заливаться соловьем, — в осеннем лесу пройдет мимо, и не заметишь. Название со вкусом подобрано, это вам не «Арарат» какой-нибудь, гад буду, в смысле, клянусь бородой Аллаха.

Он ослабил напор и подозрительно посмотрел на меня глазами обиженного ребенка; которому возвращают только что отнятую шоколадку.

— А смеялся зачем?

Надо было жертвовать фигуру, и я пожертвовал.

— Да из-за Чарика вашего.

Дядя Теймур нерешительно повернулся к столу.

— Почему из-за Чарика, скажи.

— Ну, он позвонил, предупредил о вашем приходе. — Я решил сдавать Чарика с потрохами. — Сказал, что речь о любви пойдёт, я только не понял, к человеку или, например, к животному, с каждым бывает, знаете ли, он как-то неясно выразился. А вы, оказывается, в пароход влюбились, ну я и обрадовался… Садитесь в кресло, дядя Теймур.

Дядя Теймур робко улыбнулся.

— Влюбился, правильно сказал Чарик. А животных я тоже люблю… Я в кресло не хочу больше, Виктор, дорогой, низко очень. Я вот в этот стул сяду.

— Вот и чудненько. И прекрасненько, — засуетился я. — Давайте, я вам ещё коньячку налью.

— Спасибо, дорогой. — Дядя Теймур явно чувствовал себя неуютно. — Коньяк я тебе в подарок принёс. Ты извини, дорогой, погорячился дядя Теймур.

— Да бросьте! — отмахнулся я. — Что Чарик, что Лизка — одно недоразумение. Только непонятно, кто из них кого учит.

— Правильно говоришь, Виктор. Я тебе о другом сказать хочу. Совета просить пришел.

— А что такое? — удивился я. — Неужели угнали такого красавца?

— Нет, не угнали, Виктор. Всё идёт хорошо пока. Но могут произойти такие, знаешь, очень нзприятные… нэприятности.

Я так и сделал стойку.

— Слушаю вас, дядя Теймур. Давайте все по порядку.

— Я, Виктор, дорогой, всю жизнь коньяк продавал…

— Нет, дядя Теймур, с самого начала не надо. Ваша неожиданная мечта уже исполнилась. Поехали дальше…

* * *

На Востоке, говорят, время течёт в два раза медленнее. Мы же ещё в восемьдесят шестом году прочно оказались на Западе, причём наш поводырь не таскал свой народ сорок лет огородами, истребляя пережитки, а просто провозгласил: «Мы уже на Западе, товарищи!» и перенёс плетень к сто восьмидесятому меридиану.

Дядя Теймур говорил и говорил, то умиляясь, то сокрушаясь, а когда закончил рассказ, то удивился и горящей настольной лампе, и чёрному окну за моей спиной. Я же фиксировал каждый час, но слушал терпеливо и внимательно, и не только из-за Чарика.

Гость рассыпался в красочных прощаниях и пожеланиях, вызвал машину и уехал. В кабинете не прозвучало ни предложений, ни обещаний, мы просто мило поболтали. Кажется, он остался доволен встречей. Каким остался я, я еще не понял, надо было все хорошенько обдумать.

Все сделали, как Петрович учил. На Мальте зарегистрировали «Теймур Шиппинг Компани», там же провели ремонт. В Питере открыли офис, с деньгами дядя Автандил помог. Все затраты окупились через год, что еще более усилило любовь дяди Теймура к своему заокеанскому крестнику. Он повесил на стену в кабинете большую карту и каждое утро, сопя и кряхтя, забирался на стул со штурманской линейкой и циркулем и передвигал маленький намагниченный кораблик.

В мае, то есть четыре месяца назад, произвел дядя Теймур плановую смену экипажа, до этого у него уже отработали две смены по восемь месяцев. Через пару месяцев выплатил первую зарплату. А еще через пару недель одному из членов экипажа перевод в банк пришел на восемь тысяч долларов. Человек этот старпомом на судне работает, деньги перевел из Южной Африки, скорее всего, сам — время стоянки совпадает с датой банковской операции.

Откуда у простого и наивного судовладельца дяди Теймура конфиденциальная банковская информация, он уточнять не стал. Откуда такие деньги у члена экипажа — вовсе непонятно, старпом получает у дяди Теймура тысячу шестьсот в месяц.

Обратился дядя Теймур к компетентному Петровичу, может, знают моряки какой-то секрет. Петрович огорчился, он, оказывается, сам этого старпома на «Дядю Теймура» устроил. Личных секретов, сказал Петрович, много, но больше пятисот на них не наваришь, то что выше — это уже явное покушение на деньги или имущество дяди Теймура. Огорчился и дядя Теймур и послал Петровича в командировку, в африканскую страну, куда с развевающимся красным мальтийским флагом направлялся с грузом риса теплоход «Дядя Теймур». О визите высокого гостя капитана известили заранее, чтобы зря не обижать людей. Просто прибыл начальник посмотреть, как люди работают, о проблемах поговорить и так далее.

Вернулся Петрович очень озадаченным. Никаких следов левых грузов или хищения судового имущества он не обнаружил. Моряки работали хорошо, прибавки к жалованью не просили, в общем, проявляли всяческую лояльность к дяде Теймуру, пароходу и человеку. Оставалось предположить какой-то очень удачный частный бизнес шибко грамотного старпома и на этом успокоиться, что дядя Теймур и сделал, но Петрович успокаиваться не хотел.

Совсем недавно на вышеупомянутый счет упали очередные восемь тысяч, и снова из Южной Африки, куда судно заходило за водой и топливом. Тогда-то Петрович впервые произнес страшное слово «наркотики». Дядя Теймур огорчённо сказал: «Вах!», или что-то в этом роде, и полез на стену с картой, но Петрович, неудовлетворенный впечатлением, объяснил, что продавать из-под полы водку и перевозить наркоту — это совершенно разные вещи. Если за водку влепят штраф или, в худшем случае, настучат бамбуковыми палками по пяткам, то за наркоту арестуют пароход со всем экипажем на абсолютно неопределенный срок, во время которого беспризорный «Дядя Теймур» по частям разбежится в разные стороны, сопровождаемый любопытной и предприимчивой африканской общественностью.

Короче говоря, над романтической любовью, вспыхнувшей с первого взгляда между дядями Теймурами, нависла смертельная угроза, и, чтобы устранить ее, надо было во всем разобраться на месте.

Вот такая неопределенно-критическая ситуация сложилась к тому моменту, когда я ворвался к Чарику со стволом в руках и заорал: «Всем на пол, уважаемые!»

С утра у меня все валилось из рук от навязчивого подозрения, будто я что-то забыл. Наконец, уже собравшись на работу и открывая входную дверь, я вспомнил, позвонил Чарику и довольно резко отчитал его за вчерашний нелепый анонс, чуть не поставивший меня в идиотское положение перед дядей Теймуром. Я так разошелся, что припомнил ему и одесские разборки, и недавнюю Лизкину выходку.

Чарик смутился, стал оправдываться, потом настороженно спросил:

— Ты что же, Виктор, хочешь на дядю Теймура работать?

— Ничего я не хочу, и никто мне ничего не предлагал. Посидели, посплетничали о всевозможных извращениях и разошлись как в море корабли, даже телефончиками не обменялись. И вообще, я на работу опаздываю. Всё!

— Я повесил трубку, хотя и чувствовал явный перебор. Едва я устроился в кресле в своем кабинете с утренней чашкой кофе, раздался звонок, и Ленка объявила:

— Телефон, шеф. Возьмите трубку, шеф.

Я взял. Что оставалось делать?

— Виктор? Ещё раз здравствуй, дорогой…

— Здравствуйте, дядя Теймур. Я, честно говоря, жду вашего звонка.

— Виктор, это не дядя Теймур со всем. Это Чарик.

— Привет, Чарик! — обрадовался я. — Давно не виделись.

— Ты, Виктор, сейчас не очень занят? — осторожно спросил Чарик.

— Совсем не занят, Чарик. Кофе пью.

— Тогда я зайду, Виктор, да? Я тут у дверей «Мойдодыра» в машине сижу.

— Заходи, дорогой! Мой «Мойдодыр» — твой «Мойдодыр». Зачем спрашиваешь?

Чарик зашел, вопросительно взглянул на меня и широко улыбнулся.

— Если будешь всегда такой горячий, Виктор, тебя Толич заместителем возьмёт.

— Да ладно… Кофе будешь пить, такой горячий?

— Я тебя, Виктор, поблагодарить заехал. Дядя Теймур звонил вечером, хорошо звонил, доволен остался. Ты извини, дорогой, если я что-то не так сказал, волновался немного.

— Все нормально, Чарик. Так ты, как я понимаю, в курсе?

Чарик был в курсе и насчет наркотического происхождения денег очень сомневался. Свои сомнения он почерпнул в обильном компромате, собранном в свое время его бывшими коллегами на моряков загранплавания. Самые крутые и нахальные грабили контейнеры на контейнеровозах, но это была элита — сплошь и рядом чьи-то детки и зятьки, уборщики и буфетчики, командующие капитанами. Основная же масса крутилась на этакой застенчивой контрабанде: джинсы, платки, часы, икра, водка. Все в меру, в небольших количествах, но под приличные сроки в случае провала. Если не вломят свои и не схавает таможня, можно было за год накопить на десятилетнюю «пятерку», которая стоила порядка пятисот долларов в Антверпене, Гамбурге или Роттердаме.

Были, конечно, и уникумы, но они, как правило, быстро попадались. Бывший коллега, любезно предоставивший Чарику информацию, с улыбкой вспомнил матросика, надрывно гулявшего в «Метрополе». Двое терпеливых сотрудников, оказавшихся поблизости, вмешались только тогда, когда Чего Изволите в третий раз получал деньги по одному и тому же счету. Рубли у юного Рокфеллера кончились, он попытался откупиться финскими марками и был схвачен с поличным. Кололся охотно — видимо, давно хотел похвастаться своим криминальным талантом перед кем-нибудь, а тут представился случай.

Стоя ночью на счете груза в сирийском порту, морячок прознал о дефиците машинного масла в дружественной стране и, главное, о желании его приобрести не столько за деньги, сколько традиционным путем. Он не поленился тридцать раз сбегать на корму с пустой молочной бутылкой, оттуда тридцать раз спуститься в машинное отделение к заветному крану, тридцать раз вернуться на причал и потом забежать к себе в каюту с обмененной бутылкой местного бренди. К сожалению, вахта закончилась очень быстро, на следующий день судно ушло в море, и суперчелночный тур не повторился. На обратном пути судно заходило в Швецию и Финляндию, где неприхотливые скандинавы влёт разобрали гаэ по пятнадцать долларов за штуку.

Парня попутали статьей, отняли деньги и, конечно, уволили. Наверное, он еще кому-нибудь проболтался, потому что через десять лет точно такие же фокусы стали проделывать солидные члены правительства, и не с молочными бутылками, а с эшелонами.

— Нет, Виктор, это не те люди, — подвел итог Чарик. — Наркотики — не их профиль. Что-то они химичат с грузом, я так думаю. Как ты считаешь, если из десяти тысяч тонн риса пятьдесят тонн налево пустить, очень заметно будет?

— Дядя Теймур говорит, что Петрович бы заметил.

— Главное, дорогой, что дядя Теймур не заметил. А Петрович мог заметить и промолчать…

— Да нет же, Чарик! — перебил я его. — Петрович не будет вреда делать. У него ведь тоже исполнение неожиданной мечты. Он всю жизнь, наверное, капитаном хотел стать, а тут стал чуть ли не начальником пароходства.

— Твоё сравнение, Виктор, не в пользу Петровича, — глубокомысленно изрёк Чарик. — И потом, здесь нет вреда. Только прибавка к зарплате. И еще… — Чарик замялся. — Я дяде Теймуру молчать обещал, и ты не говори ему, да?

— Ну да, да, Чарик…

— Этот Петрович был уже раньше в контрабанде замешан. Что-то там с джинсами получилось.

Где-то глубоко внутри я почувствовал легкий вакуум разочарования. Почему — не понял, только почувствовал.

— Так что, зря дядя Теймур всяких ужасов путается, — продолжил Чарик. — Ничего с его пароходом не случится. А вернется этот старпом, я его сам спрошу внимательно. — Чарик улыбнулся. — Дядя Теймур тебя нанять хотел, чтобы ты, Виктор, все на месте разузнал. Я боялся, ты смеяться будешь, обидишь пожилого человека. Ты ведь не всегда деликатный можешь быть, Виктор. С Толичем плохо разговариваешь… Извини, если что не так, дорогой.

— Да уж, с вашей деликатностью он бы меня не раньше Нового года сосватал. Говорю же, ни слова про услуги сказано не было. Ты вот что скажи, Чарик. Ты на Петровича компромат там же копнул, у бывшего коллеги?

— Там же, — кивнул Чарик.

— Так объясни, дорогой, — продолжил я подозрительно, — там что же, так и написано: «Что-то там с джинсами»? Что именно, не хочешь выложить?

— Ну это долго объяснять, Виктор.

— Ничего, я к вам уже привык, Чарик.

Чарик пожал плечами.

— Я, Виктор, совсем в другом на правлении работал. У нас посложнее было. А с моряками просто всё организовали, как в детском садике. Им не надо было на каждый пароход стукача сажать — у них штат первых помощников был. Стучати в открытую, никакой конспирации. Сам понимаешь, какие люди на эту работу шли. Мой товарищ говорил, некоторые отчеты читал — тошнить хотел.

— Ты это к чему, Чарик? — не понял я. — Неужели дядя Теймур хотел меня на свой пароход первым помощником направить?

— Нет, Виктор, — заулыбался Чарик, — отменили их уже. Сразу после августа девяносто первого отменили.

— Жаль, — огорчился я, — была бы классная крыша… Ты про Петровича-то не виляй, Чарик, ты с детективом беседу имеешь, а не с детским садиком.

— Я не виляю совсем! — возмутился Чарик. — Зачем перебиваешь? По порядку слушай… Этот первый помощник после каждого рейса на всех отчёт писал в партком о проделанной работе. И на Петровича отчет был, когда он ещё третьим штурманом служил, только отчёт затерялся где-то. А в деле отметка осталась, что имел место инцидент с джинсами. Потом, когда этого Петровича на капитана выдвигали, отметка всплыла: что-то там было с джинсами, контрабанда, одним словом. Ну его и задвинули обратно. Если бы отчет сохранился, простили бы за давностью, почти у всех такие отметки имеются, а так — неизвестно, что он еще там с джинсами натворил.

— Ну а Петровича спросили? Он что говорит?

Чарик задумчиво почесал переносицу.

— Петровичей в таких делах не спрашивают, Виктор. Автономно решают.

В кабинет заглянула Ленка, мило улыбнулась Чарику и довольно кисло посмотрела в мою сторону.

— К вам клиент, шеф!

Ленка вот уже второй раз назвала дядю Теймура клиентом. Может быть, в следующий заход он все же решится — Бог любит троицу. Хотя кто знает, что любит Аллах? На Востоке спешить не любят, это точно.

Дядя Теймур вошел не так, как Ленка. Он, наоборот, что-то неприветливо буркнул Чарику, мне же засиял зубами как родственнику.

— Здравствуй, Виктор! Здравствуй, дорогой!

— Здравствуйте, дядя Теймур! Садитесь. Прямо в стул садитесь, — ответил я, приготовившись вежливо выслушать подноготную рода Тенгизовичей.

— В стул не хочу — высоко очень. И в кресло не хочу. Я тебя, Виктор, дорогой, на работу попросить хочу.

Я не успел ничего ответить. Атмосфера в кабинете резко накалилась, сверкнули молнии из-под насупленных бровей и грянул гром. Дядя с племянником заговорили громко и одновременно. Я ничего не понимал, хотя часто употреблявшиеся слова «Виктор» и «Пэтровыч» примерно указывали общее направление диалога. Дядя Теймур пару раз вспомнил Тэнгыза, видимо, грозил пожаловаться. Чарик пару раз упомянул Толича, видимо, грозил пожаловаться. Других русских слов гости не употребляли, несмотря на довольно высокий накал страстей.

Я решил принять участие в беседе.

— Барбамбия кергуду, джентльмены, — ввернул я первое, что пришло в голову по этому поводу. — Спорящий с женщиной и с ишаком сокращает своё долголетие.

Оба замолчали и уставились на меня: Чарик — с удивлением, дядя, Теймур — с уважением. Я воспользовался паузой и окончательно завладел инициативой:

— Чарик, как-то ты пожилого человека совсем плохо уважаешь. Кричишь, горячишься. Хочешь младшим Толичем стать, да? Дядя Теймур, а вы не отвлекайтесь, выкладывайте. Если посторонние будут мешать, мы их попросим.

— Это куда попросим? — зловеще спросил Чарик.

— Так снова на больничный. Давай, я быстренько за «Пепси» холодненькой сбегаю, хочешь, Чарик?

* * *

Итак, Виктор Эдуардович меняет профессию. Хотя, впрочем, предстоящий сериал можно с одинаковым успехом назвать и «Операция Ы», и «Кавказская пленница», и «Бриллиантовая рука», а первая серия с визитом дяди Теймура вполне сойдет за несостоявшийся служебный роман.

Моя вербовка прошла успешно, несмотря на бурное противодействие Чарика. Предчувствуя неизбежное фиаско, он выложил основной аргумент. Оказалось, Клин, уезжая, строго-настрого приказал Чарику постоянно держать меня в поле зрения, чтобы я опять не вляпался, не уделался и так далее.

— Купи подзорную трубу, Чарик, — посоветовал я ему. — Или сообщи Клину, что ты угрозами и хитростью заманил и отправил меня в морской круиз до его возвращения. Тем более что так оно и было. Ты же выдвинул мне форменный ультиматум: или я ублажаю дядю Теймура, или получаю кровного врага в твоем лице. Сечешь, кто из нас уделался, а, Чарик?

— Я совсем не так хотел, Виктор, — попытался оправдаться Чарик. — Я хотел…

Он посмотрел на дядю Теймура и замолк. То ли шантаж подействовал, то ли родственные чувства возобладали над трудовыми отношениями.

Дядя Теймур обязался мне платить три тысячи долларов в месяц, плюс стопроцентная прогрессивка за успешное решение проблемы, плюс ежемесячный оклад матроса в семьсот пятьдесят долларов. Поначалу, чтобы скрыть мой непрофессионализм, было предложено послать меня уборщиком или буфетчиком, но я с негодованием отказался. Матросские обязанности привлекали меня гораздо больше. Насколько я помнил из литературы и фильмов, матросы поливают из шланга палубу, красят лаком деревянные перила, ловят акул, машут красными флажками в разные стороны, а с приходом в порт сразу бегут в кабак или к шлюхам, и что-то я нигде не читал, чтобы к шлюхам бегали буфетчики. К тому же матрос получает на тридцать баксов больше.

Дядя Теймур не противился. Он был ужасно рад, что за дело берется такой важняк, как я, и согласился влет. Единственное, о чем он настойчиво напоминал, это о деликатности поручения. Чарик был совсем не рад и напоминал об осторожности.

Я заверил племянника, что буду осторожен, как комар, доживший до старости. Я заверил дядю, что буду деликатен, как троекратный «Стой, кто идёт?».

Мы ударили по рукам.

3

Этот Петрович ничем не напоминал старого морского волка. Скорее, он был похож на пожилую морскую лошадь. Постепенно мы с ним нашли общий язык.

От имени Петрович наотрез отказался, как дядя Теймур от отчества.

— Да брось ты, Эдуардыч! Не разводи церемоний. Зови меня Петрович или чиф — так привычнее.

Что-то такое мне Ленка, помнится, говорила про чифа. Уж не одно ли учебное заведение они заканчивали?

Мы присели в небольшом, напичканном техникой кабинете, где подчеркнуто деловая девушка удостоила меня чашки кофе. Петровича не удостоила.

— Значит, ты, Эдуардыч, к морю раньше никакого отношения не имел?

— Не имел, — скромно подтвердил я.

— Тяжело тебе будет матросом, — сочувственно вздохнул Петрович. — Надо хотя бы основную терминологию запомнить, а времени у нас не так уж много. Английские команды не знаешь, конечно?

— Ничего, прорвемся! — объявил я беспечно. — Свистать всех наверх — значит, на работу, а полундра — с работы. Запомню. И команды знаю: Ливерпуль, Арсенал, Манчестер Юнайтед…

Петрович выдвинул вперед длинные прокуренные зубы и заржал.

Я ржать не стал — я по делу пришел. Поэтому подумал: а так ли уж неправ был Чарик относительно этого Петровича?

— Ох да не сердись ты, Эдуардыч! Я тебя о других командах спросил. О тех, которые лоцман рулевому подает. Я вот тебе несколько книжек приготовил, почитай до отъезда. Дня три-четыре у тебя есть — они должны были завтра в Карачи прийти, но у Мальдив в циклоне задержались, обороты сбросили. Были бы в грузу — еще ничего, а в балласте — только штевнем на волну.

— О'кей, Петрович, — ответил я, — ни черта из твоей тирады не понял, но идея схвачена. Почитаю.

— Почитай, почитай…

Петрович заметно скис, потом махнул рукой, хлопнул меня по плечу и снова воодушевился.

— Слушай, а давай тебе погружение устроим?

— А вот этого не надо, — сдержанно сказал я. — Не люблю я всякие крещения, протаскивание под килем, засовывание в бочку и так далее. Я в море не на всю жизнь собрался, обойдусь без экзотики.

— Я о погружении в живую среду говорю, Эдуардыч, — разъяснил Петрович уже без предварительного ржания. — Максимум полезной информации за минимальный срок. А насчет всей жизни… — Он вздохнул. — Ой, не зарекайся, Эдуардыч, смотри, заманит…

— Кто заманит?

— Да мало ли кто! Нимфы или сирены, например.

— Сирены пусть пожарников заманивают. Я лучше в среду погружусь на минимальный срок. Как это сделать?

Петрович посмотрел на меня долгим пристальным взглядом, как будто отыскивая признаки разума, и с сомнением покачал головой.

— Сделать это можно просто и не откладывая. Я тебя отвезу к настоящим кашалотам, обросшим ракушками от пяток до темечка. Посидим, Эдуардыч, пообщаемся. Ты насчет водки как? На счёт много водки, я имею в виду.

— Для дела буду. Только давай, Петрович, заранее прикинем диспозицию: что мне молоть, как представиться?

Петрович снова покачал головой.

— Специально знакомиться не надо, Эдуардыч, там другие мерки. Вот представь: встречаются два незнакомых человека, слово за слово, выясняют — один, допустим, на «Краснограде» в восьмидесятых два года без отпуска просидел, другой на этом же «Краснограде» пять лет спустя два дня с подсмены вахты стоял. И все, они могут друг у друга имени не спросить, но потом при встрече будут говорить: «А это мой кореш с Краснограда». И про тебя скажут: «С этим корефаном мы вместе на биче сидели». Уловил суть, Эдуардыч? И молоть тебе ничего не надо. Сиди, пей и слушай. Слушать — это тоже искусство, понял?

— Всё ясно, Петрович, — сказал я. — Почти все. На биче — это что, без работы?

— Ну, в общем, да. А в частности, это место, куда мы поедем. Бич-отель, на Двинской.

Во мне снова всколыхнулись подозрения. Что-то все слишком просто у этого Петровича получается. Он явно загорелся идеей погрузить меня в водку в каком-то логове. К тому же я никогда не слышал про этот Бич-отель.

— А пока, Эдуардыч, — как ни в чём не бывало заявил Петрович, — спрашивай все, что тебя интересует. Вечером будет не до этого, а завтра нас с тобой, кроме пива, ничего интересовать не будет. Это я тебе гарантирую. Надо ещё дядю Теймура предупредить.

Интересовало меня многое, но я выделил основное. Петрович отвечал обстоятельно, если некоторые мои вопросы его и задели, он не подал вида.

— Этот старпом мне знаком в такой же степени, как я тебе только что объяснял. Как-то я принимал у него дела, когда ещё был вторым помощником. Мы работали на «Бесталайн», работа с грузом в Африке сложная, но документы у него были в порядке, и отзывались о нём в экипаже хорошо. В этом году случайно встретились, и я предложил ему сходить на «Дяде Теймуре». До этого он делал контракт где-то у греков, но заработал одни неприятности.

— Неприятности? — переспросил я многозначительно.

Петрович коротко и шумно вздохнул. В его глазах промелькнула застарелая обида.

— Неприятности у греков зарабатывают как раз хорошие специалисты, Эдуардыч. И не только у греков, к сожалению. Специалист требует к себе уважения. Это далеко не всем нравится, а кадровиков, тех вообще наизнанку выворачивает.

— Значит, экипажу «Дяди Теймура» в этом плане повезло?

— Нам всем повезло. Поэтому я и не хочу, чтобы с пароходом что-нибудь случилось. Конечно, судно застраховано, но неизвестно, будет ли дядя Теймур продолжать деятельность в случае крупных неприятностей. Меня, Эдуардыч, шесть раз на капитана выдвигали и шесть раз отказывали. А если бы даже утвердили, все равно бы пешкой остался, а это еще противнее. На лбу у тебя вывеска горит, что ты — ферзь, а на самом деле — пешка. А тут у меня свобода, понимаешь? А где свобода, там и творчество.

— А почему отказывали, Петрович? — с надеждой спросил я.

— А я откуда знаю? Говорили, партком рубит. Да пошли они все! — Он решительно махнул рукой.

Ну надо же, какой неискренний Петрович! А я совсем было собрался ему окончательно поверить.

— Твоё появление на судне вполне естественно, Эдуардыч, — продолжал Петрович. — Когда я туда в прошлый раз летал, капитан намекнул, что экипаж маловат для такого судна. Да я это и сам знаю, действительно маловат. Вот мы и идём навстречу, посылаем ещё одного моряка. Они сейчас в Карачи возьмут рис на Западную Африку. Уже пять витков на этой линии сделали. В этот раз на Канары зайдете, недавно поступило такое предложение. Переходы с выгрузкой займут полтора-два месяца, что-нибудь да раскопаешь. Из Карачи, кстати; наркотики и оружие потоком идут. Если что-то с грузом мудрят, это не проглядишь, там одному старпому не управиться, наверняка и капитан, и ещё кто-нибудь в курсе. А если все-таки наркотики или оружие — ну, тут не мне тебя учить… Вот такие дела, Эдуардыч. Ну как, поехали?

* * *

Таксист лихо свернул налево, проскочив перед носом набирающего скорость трамвая, заехал во двор и остановился у длинного десятиэтажного здания, очень напоминающего пэтэушную общагу.

— Дальше не проехать — асфальт перекопан.

— Дальше уж и некуда.

Петрович расплатился и выбрался наружу. Я подхватил увесистый «дипломат» и последовал за ним.

На втором этаже было тихо, сумрачно и чисто. Мадам на контроле окинула нас скучающим взглядом, зафиксировала «дипломат» и скорее утвердила, чем спросила:

— В двести одиннадцатую, мальчики?

Мужчина Стрельцов промолчал, а мальчик Петрович ответил:

— В двести одиннадцатую.

Она лениво кивнула.

Мы прошли длинным невзрачным коридором и остановились у двери. Петрович стукнул два раза и, не дожидаясь ответа, вошёл. Я несколько разочарованно вошел следом.

В комнате не было никакого «двойного дна». Ни татуированных русалок, стыдливо одетых в морские фуражки, ни полуголых, увешанных ракушками атлетов, занимающихся перетягиванием каната, ни бассейна с акулами, наконец. Если это и был Бич-отель, то изнутри он выглядел так же убого, как и снаружи. Три убогих кровати, три убогих тумбочки, разваливающийся шкаф и чуть живой стол.

— Здорово, мужики!

— Здорово!

Два парня, развалившись на койке у окна, дулись в карты. Наш визит не произвел на них ни малейшего впечатления, но Петровича это не смутило.

— Танкиста не видели?

— Ты опоздал, старик, — ответил тот, что сидел к нам лицом. Теперь он смотрел на «дипломат» в моей руке и отвечал «дипломату». — Года на три опоздал. Уволился Танкист и уехал в свою Жмеринку. Не выдержат перестройки.

Что-то, видимо, изменилось в его голосе или лице, потому что второй бросил карты, медленно повернулся и пристально оглядел «дипломат».

— А Сенечка? — продолжал допрос Петрович.

— Сенечка на контракт ушел. У Светки устроился. — Сидевший у окна оторвался от «дипломата» и подчёркнуто-безразлично посмотрел Петровичу в глаза.

Петровича ничуть не огорчило отсутствие Танкиста и Сенечки, и я понял, что совершается некий ритуал.

— Ну что, зря, что ли, в такую даль тащились? — бодро пропел он. — Присесть-то у вас можно, старички? Открывай, Эдуардыч.

Парни соскочили с койки и засуетились. Тот, что сидел у окна, явно старший не только по возрасту, но и по статусу, лаконично распоряжался:

— Давай, стол туда сдвинь, сходи стаканы помой. Потом сыр возьмёшь в двести третьей. Вовчик сегодня утром принёс, я видел. Я к Верке за яблоками схожу, вон, мужикам и закусить нечем.

— Ох, сто лет здесь не был, — счастливо улыбаясь, протянул Петрович, когда мы остались одни.

— Куда это они разбежались? — поинтересовался я. — Народ собирать?

— Не собирать, Эдуардыч. Приглашать на чужой газ здесь не принято. Но в известность ребят поставят: мол, пришли два кашалота, посидеть хотят. А приглашать ты будешь, понял? У тебя сколько там?

— Пятнадцать.

— Должно хватить. Здесь сейчас немного народу тусуется, не то, что раньше.

Хозяева номера вскоре вернулись, а следом за ними в дверь заглянул еще кто-то.

— Бося, открывашки нет у вас? Здорово, мужики! Вот, банку с консервами открыть нечем.

— Заходи, старик! Здорово! — отозвался я.

Мы расселись за круглым столом. Водка мощно доминировала над закуской, робко прятавшейся за гранеными стаканами.

Парень, которого называли Босей, взглянул на Петровича.

— Командуй, старик, — кивнул Петрович.

— Бося, утюг у вас или в двести третьей?

— Заходи, старичок! — Я упорно гнул свою линию.

Бося скрутил пробку. Бутылка нависла над ближайшим стаканом.

— Почём наливать?

— Ты чего, Боська, краев не видишь? — удивился пришедший за открывашкой. Но Бося снова смотрел на Петровича.

— Давай, по половинке начнём. Спешить некуда, — степенно проговорил Петрович.

— Забулькало, зазвенело, запахло водкой. Петрович приподнял стакан.

— Ну, мужики, за знакомство.

Выдохнули, отщипнули по кусочку колбасного сыра, закурили.

— Хорошая водка…

— Это уж точно. Не ряженая…

— Градусов сорок есть. А может, и больше…

— А ты на этикетке посмотри…

— Бося, я у вас кепку не оставлял? Здорово, мужики!

— Здорово! Заходи, старик…

Пришедший за открывашкой энергично потер ладони и объявил:

— Между первой и второй промежуток небольшой. Давай, Бося, поливай морякам.

Забулькало, зазвенело, запахло. Выдохнули, отщипнули, закурили.

— Нет, точное не ряженая. Все сорок будет…

— Хорошая водка. Умеют же делать…

— Да наша всегда лучше была, пока не испортили…

— А завод какой? Ты на этикетке посмотри…

— Старик, где-то мы с тобой встречались. Ты в восемьдесят втором на «Ижевске» не работал?

— Нет, — поспешно ответил я. — Я на нем в восемьдесят седьмом с подсмены вахты стоял.

— Что-то ты путаешь, старик. «Ижевск» в восемьдесят пятом разрезали. В восемьдесят седьмом из рысаков один «Александровск» остался.

— А, ну да. Значит, на «Александровске». Двое ребят оттуда, знаешь, потом на «Полесске» были…

Я запнулся на секунду и кивнул:

— Знаю.

В комнате неожиданно воцарилась тишина. Я бросил быстрый вопросительный взгляд на Петровича, но он не отреагировал. Сидел задумавшись и смотрел прямо перед собой, как и все остальные.

Потом разлил по стаканам водку и тихо сказал:

— Давай наш, третий, мужики. За тех, кто в море.

Мы выпили за тех, кто в море, и они еще долго молчали, угрюмо разглядывая пустые стаканы. Может быть, они увидели в них знакомые лица, лежащее на борту судно и неподвижные оранжевые холмики, разбросанные на десятки миль по успокоившейся синей глади… Я ничего такого не видел, поэтому облегченно выдохнул, когда Бося снова взялся за бутылку.

А потом началось погружение…

* * *

— …Мы там стволы грузили, красное дерево. Здоровенные, с трамвай… А на Цейлоне, сам знаешь, нищета. Старший стивидор у них сто долларов получал, и не в месяц, а в жизнь. За банку сгущенки можно было весь остров поиметь, невзирая на пол и положение в обществе. Ну, примерно, как у нас сейчас. Мы у местных камушки брали, потом в Европе скидывали. А толпа там маленькая, худая, но добрая. Муху прихлопнешь — они в слезы: «Аи, зачем прадедушку убил!» Короче, загрузили пароход по самое некуда, в Аравийском море в шторм попали…

— А нас как-то в Треугольнике прихватило. Только за Багамы вылезли, тут на все двенадцать баллов и нарвались. Пароход в балласте — с Кубы шли. Трап смыло, вентиляцию на первом трюме срезало, по тридцать градусов с борта на борт валяет, двигатель с фундамента отрывается, а мы как раз сидим внизу, квасим…

— Да подожди, дай рассказать… Ну, пришли в Бремен, разгружаемся. Дня два простояли, к маклакам успели сбегать, завернули по ковру, в общем, стоим нормально. Осталась пара бревен в четвёртом трюме, уже лоцмана заказали — вдруг докеры с криками, с воплями вылетают из трюма — и бегом на причал…

— Это точно — немцы поорать любят. Мы как-то с Кубы в Бремен за трубами зашли. Я стивидору две караколы за две бутылки шнапса толкнул — сидим, квасим. И немец с нами. Ну что такое две бутылки?! Ни то ни се, завелись только. Немец тоже добавить не прочь, но сбегать не предлагает, хотя и на своей машине приехал. А у дракона полканистры денатурата заначено было. Послали делегацию, дракон раскололся, сам пришел и две бутылки принес. Перелил, значит, чтобы гостя не шокировать — он, вообще, мужик культурный был. Ну разлили по стаканам, немец и спрашивает: что это, мол, такое, серо-фиолетово-зелёное? Это, объясняем, рашен ликер такой, вэри стронг, зер гут, в общем, пей, недобиток, на халяву-то какая разница? Он понюхал, покривился да и хлопнул. Глаза вытаращил, рот открыл, ни вдохнуть, ни выдохнуть не может. Ну, мы выпили, сидим, не закусываем — его ждем. Он наконец воздуха глотнул да как заорет: «Петролеум! Петролеум!!!» — и со всех ног из каюты. Только у трапа догнали, насилу успокоили. Прямо в морг хотел бежать…

— Да дай ты рассказать-то!.. Короче, все докеры с парохода слиняли. Мастер дракона зовет, говорит: «Сходи-ка, боцман, посмодри, что там в трюме. Если бомба — обезвредь». Дракон кувалду за пояс заткнул, полез разбираться. Тут к трапу с сиренами и «мигалками» подлетает броневичок, оттуда чудаки вываливают навороченные, то ли космонавты, то ли охотники за привидениями: в скафандрах, с автоматами, с баллонами за плечами. Старший подбегает, спрашивает: где? Мастер на трюм показал. Они — туда! А навстречу дракон вылазит, в шортах, в тапочках, в руке двух дохлых змеек держит, небольших таких, сантиметров по тридцать…

— А вот у нас был случай…

— Да подожди!.. В общем, эти «Эдельвейсы» чуть в обморок не попадали. Старший шлем снял — нормальная морда такая, только бледный, как спирохета, и говорит мастеру, что два года назад похожий случай был. Тогда такая же змея одного докера укусила — через минуту всей бригадой умерли. Они по вызову приехали, целый час по трюму гонялись, ничего сделать не смогли, насилу живы остались — снаряжение спасло. Эта змея в прыжке до шестидесяти километров в час развивает. Пришлось полтрюма из огнеметов выжечь. Ну, мастер к дракону: «Боцман, объясни реваншисту, как надо было действовать». А дракон только плечами пожал. «Чего, — говорит, — объяснять-то? Она голову подняла, зашипела, а я кувавдой как шарахну! А вторая задергалась и сама сдохла. Может, сердце не выдержало». Эти-то все обрадовались, залопотали, один фотоаппарат достал, все лезут с драконом сняться. Тут комиссар принесся, орет: «Нихт фотографирен!» Так и не дал. Этот старший-то расстроился, ничего понять не может, спрашивает: «Варум?» А перваку до балды, что Варум, что Агутин — попрошу покинуть клочок советской территории, и точка!..

— А на нас в Англии черная таможня налетела… Мы из Турции оловянную руду везли. Заитли в Сеуту, газу набрали, все путем. А в Атлантику из Гибралтара вылезли, как дало — вся «анисовка» вдребезги! Четыре дня до Ла-Манша углы нюхали… Приходим в Англию, городишко маленький, название не помню уже. Наш причал занят был, поставили на отстой к какому-то длинному складу. На швартовку вышли, чуем: портвешком попахивает, да так смачно! Ну, привязались, на причал сошли, смотрим: из стены труба торчит с краном, все путем. Тут чудак на «форде» подъезжает, улыбается. «Хэлло, — говорит, — джентльмены!» Достал проволочку, в ушко на фланце пропустил, маховик у крана обмотал и пломбу поставил. «Вэри гуд!» — говорит. То есть доволен своей работой остался. Потом показал наверх, там две видеокамеры на кран направлены, сказал: «Бай-бай» — и уехал. Пока мы ему вслед махали, плотник уже рогатку смастерил, два сырых яйца с камбуза принес. Хлоп, хлоп, и — готово! Камеры целы, но смотреть в них — все равно, что в дырку в сортире заглядывать. Следом точила с ключами бежит. Гаечку сверху открутил, маховик вместе с пломбой снял и на этой же проволочке аккуратненько повесил, а вместо маховика ключ на девятнадцать приладил. Тут и толпа с ведрами подтянулась…

— А мы как-то на Колыму контейнер с водкой везли. Второй сразу предупредил, мол, делайте, что хотите, но чтобы пломбы были целы, иначе там на Колыме и останетесь. Мы контейнер обследовали и обнаружили у самого днища дырку, примерно три сантиметра в диаметре. Вот прикинь, старик, можно через такую дырку бутылку водки вытащить?

— Да подожди ты со своей Колы мой, дай сказать человеку!

— Эй, на чем я остановился? Ну да… Этот утром на «форде» приезжает, пломбу осмотрел, нам помахал, мол, все о'кей. И мы ему машем: о'кей, приятель, какие могут быть сомнения — кругом одни джентльмены. На следующий день — та же история. Но он утечку все же просек — у них же там электроника, не то что мы — с ключами да с рогатками. После обеда долго вокруг крана ходил и нам не махал уже, а только репу чесал. А перед тем, как уехать, наверное, дополнительную камеру включил, а нам не сказал. Хитрый, сволочь… Тут из порта предписание передали, что утром нас на свой причал будут ставить, под выгрузку. Точила после работы штангенциркуль в зубы и — бегом к фланцу, чтобы переходную гайку выточить. Плотник тем временем по причалу шланги раскатал — они решили питьевой танк залить. Вот тут-то воронок с таможней и подлетел. Хорошо, они хоть маховик с пломбой снять не успели, всё на месте…

— Нет, ты, старик, скажи, можно через такую дырку из контейнера водку извлечь?

— Подожди, сейчас закончу уже… Ну, вся эта кодла — на пароход. Толпу в столовой собрали и объясняют, что по их сведениям у нас имеются излишки спиртного, и они будут делать суровый шмон. Трясли, действительно, круто, но вежливо. С улыбочками, с разговорчиками, после себя все на место складывают, извиняются, в общем, Европа, не то что наши дикари. Ничего, конечно, не нашли, даже грязного стакана. Через два часа снова нас в столовой собирают, чтобы глобальные извинения за неподтвердившееся беспокойство принести, а толпа уже никакая. Англичане опять в поиск, еще два часа рыли и опять ничего не обнаружили, да еще двух своих потеряли. Ну этих быстро нашли. Один в центральном посту в машине с вахтенным механиком, обнявшись, «Хей, Джуд» пели, другой у дневального в каюте под столом молча лежал. И — никакого газа! Так и уехали, только заставили шланги с причала убрать. А что, они тогда к нашим еще нормально относились. Как к несчастным детям, у которых родители — алкоголики. Это потом они окрысились, когда к ним всей страной воровать кинулись.

— Слушай, старик, — обратился Петрович к соседу слева, — как же ты всё-таки через такую дырочку бутылку из контейнера достал?

— Элементарно, братишка! Бутылка-то мне как раз ни к чему была. Лом внутрь просунул, провернул пару раз и ведро с марлей подставил. А ты не знал, что ли, старикан?

— Не знал, — восхищенно ответил Петрович и полез целоваться.

4

Наутро я с трудом оторвал от подушки голову, осторожно взял её двумя руками и бережно понес к телефону.

Я слушал гудки, морщился и приговаривал:

— Телефон, Ленка. Возьми трубку, Ленка.

Наконец она откликнулась:

— Алле. Детекгивное агентство эм-дэ-дэ. Я вас слушаю.

Я доложил, что сегодня не приеду — разумеется, у меня дела, после чего пошёл на кухню и припал к крану с холодной водой. Этот кран снился мне всю ночь, и всю ночь я решал проблему, как его открыть, не нарушив пломбу.

Приведя свой внутренний мир в относительный порядок, я позвонил Петровичу.

— А-а, здорово, Эдуардыч! Ну как, поправляешься?

— Водой отпиваюсь.

— Все верно, старик. Кто не знает вкуса водки, тот не знает вкуса воды. Старинная морская мудрость.

Голос Петровича звучал бодро, как будто не его я вчера тащил под руку до такси. Хотя, возможно, Петрович будет утверждать, что все было как раз наоборот.

— А я на работу собираюсь, — продолжал Петрович. — К двенадцати поеду. Тёмные очки надену и поеду.

— А очки зачем? — не понял я.

— Ты, Эдуардыч, в зеркало сегодня смотрел? Нет? Вот и правильно, не смотри как можно дольше. Темные очки отбивают запах, Эдуардыч, ещё одна морская мудрость.

Я хмыкнул.

— Ее, конечно же, адмирал Пиночет придумал. Что, Петрович, погружение продолжается?

— Погружение не кончается, старик. Вот ты, наверное, теперь считаешь, что на флоте только и делают, что пьют?

— Да нет, Петрович, с этим всё ясно. Я бы тоже не стал вспоминать, как сидел в кресле и ручкой в носу ковырял. Или по джунглям с автоматом бы бегал, или громил коррумпированные отделения милиции.

— Ну, суть ты ухватил верно. А вопросы возникли?

— Возникли. Ты про фокус с водкой в контейнере действительно не знал?

— Да не знал, конечно! И не догадался бы ни за что. Век живи — век учись… А-а, вот ты к чему, Эдуардыч…

Именно к этому. После вчерашнего общения я еще больше склонился к версии Чарика. И Петрович здесь ни при чем. Если эти ребята смогли отжать ведро водки, и, наверное, не одно, из железного контейнера, то они вполне способны выжать несколько тонн баксов из нескольких тысяч тонн риса на очередном фокусе, которого Петрович не знал.

И вдруг я испугался. Испугался до озноба и мурашек. Сейчас Петрович скажет: «А ведь ты прав, старик, не надо тебе никуда ехать…»

— Может, ты и прав, старик. И дай Бог, чтобы ты был прав. Но лучше в этом убедиться наверняка, согласен?

— Конечно, согласен, Петрович! — подтвердил я несколько бурно. — Вот только для полноты погружения не хватает ещё одной истории.

— Это какой ещё? — не понял Петрович.

— А что там у тебя все-таки было с джинсами?

Петрович долго молчал. Потом очень натурально развеселился:

— Это в Гаване, что ли? Ну да, в Гаване! Я тогда в первый раз на Кубу попал. Совсем еще пацаном был, только после училища… Поехали мы на пляж. Ох, Эдуардыч, ты не представляешь, что такое пляж на Кубе! Пальмы, море, какие девочки! Ну, пока я там по сторонам глазами хлопал, у меня джинсы и спёрли. Пришлось так вот, в рубашке и плавках, возвращаться. А на пароходе ещё и первак накинулся: «Вам доверили нести лицо штурмана советского флота, а вы — в таком виде! Что подумают кубинские товарищи?!» А я ответил, что они мне больше не товарищи, так тот вообще на пену изошёл… Ну, ты силён, старик! И где раскопал-то?

— Не бери в голову, Петрович. У нас тоже свои фокусы имеются. Когда отправление?

— Завтра начнем тебе документы делать. Потом визирование продвинем. Как ответ придет, покупаем билет, и лети, Эдуардыч, флаг тебе в руки…

* * *

Во время посадки я ещё раз напряг мозги, что же я забыл сделать перед отъездом.

Ну дверь, свет и газ в квартире — точно не забыл, четырежды возвращался, проверял… Машину в гараж поставил, закрыл… «Мойдодыр» закрыл, все выключил, ствол Чарику сдал, Лизке кулаком погрозил… Наташке позвонил, сказал, что еду сопровождать груз. В общем-то, даже и не наврал совсем… Ленку к Костику пристроил. Она, зараза, так обрадовалась, как будто освободилась досрочно из половецкого плена… Сому маску привезти из Африки пообещал. Ему взбрело в голову рядом с зеркалом в прихожей африканскую маску повесить, да пострашнее. Хотя, зачем ему маска, мог бы сам рядом с зеркалом повеситься… Петровичу… Ох, чёрт, я же обещал Петровичу взять с собой книжку, название ещё какое-то зловещее, что-то вроде Коза Ностра. Ну да, правильно, «Морское дело». Забыл, ну надо же!

Наш самолёт, совершающий рейс Амстердам — Карачи, приземлился в аэропорту Карачи, как и договаривались. Почетный караул из совсем неплохих и на удивление не жадных стюардесс последний раз дружно сверкнул улыбками, и вся наша европейская толпа выплеснулась из самолета в душную Азию.

Я уверенно прошёл паспортный и таможенный контроли — не зря минувшей ночью стайка улыбчивых участливых голландцев водила меня за руку битый час в огромном, как целый город, амстердамском аэропорту. Следуя за остальными пассажирами, я миновал небольшой вестибюль и вышел наружу.

* * *

Петрович говорил, что меня должны встретить. Какой-то то ли доносчик, то ли перебежчик, как-то он у них интересно называется. Но на выходе, кроме суетливых таксистов, за версту отдающих фундаментализмом, и одинокого демонстранта с плакатиком никого не было.

Я остановился, поставил чемодан, закурил.

Демонстрант посмотрел на мою сигарету голодным взглядом и двинулся ко мне. Я с лёгкой досадой сунул руку в карман, достал упакованное в целлофан пирожное, оставшееся от воздушного обеда, и подал его вместе с сигаретой аборигену.

Он почтительно принял дары и сунул мне под нос свой плакатик, на котором жирными чёрными буквами было написано. «Streltsov».

Пока я, с удивлением исследовал надпись, он смел пирожное, закурил и представился:

— Эджент.

Агент, вспомнил я, вот как обозначил его Петрович, и на всякий случай уточнил:

— Джеймсу Бонду не родственник?

Он охотно и заразительно засмеялся. Отсмеявшись, протянул руку:

— Махмуд Мохаммад аль Махмуд.

Я улыбнулся и тоже протянул руку.

— Виктор Стрельцов… Да, старик, не долго же твой папа чесал тюбетейку, когда придумывал тебе название.

Он хлопнул меня по плечу, залопотал и повёл к старенькой «тойоте», приткнувшейся в двадцати метрах от выхода.

Усевшись за руль, агент почесался спиной о спинку кресла, поскрёб себе грудь, живот и всё остальное, а по завершении ритуала включил зажигание и ткнул коротким пальцем в кнопку магнитофона. Кабину наполнил мягкий шум мотора и удивительно мелодичный, пронизанный тоской женский голос.

— О'кей, Виктор Стрелтсов?

— О'кей, трижды Махмуд.

Мы поехали.

Голос наливался слезами, распухал еле сдерживаемыми рыданиями и замирал в покорной безысходности. Это была, наверное, очень молодая и красивая девушка, которую разлучили с любимым и увезли в чужие края.

Махмуду песня нравилась. Он покачивал головой и старательно подпевал.

А азиатская девушка страдала. И это неудивительно, если внимательно посмотреть по сторонам.

Какого черта я вообще здесь делаю?!! Почему, вместо того, чтобы поехать с Наташей совсем в другую сторону, я оказался в мире гаремов, паранджей и пыльных лукавых моджахедов? Что я раскопаю на этом пароходе, если даже после погружения не могу отличить кортик от клотика и из всех премудростей и тонкостей Морского Дела умею только квасить, да и то не все подряд?

Надо же так вляпаться! Р-р-р-ро-мантика…

«А-а-ай, баран, аи, баран, баран, баран…» — нежно упрекала кого-то певица. Или как-то очень похоже.

Махмуд о чем-то меня спросил. Причем спросил, видимо, давно, потому что уже пару перекрестков проехал молча и не отрывая от меня выжидающего взгляда.

Мы мчались в очень плотном потоке по городу, отвергающему правила движения, как нечто чужеродное, и я поспешил вернуть внимание водителя к дороге.

— О'кей, о'кей, Махмуд ибн Махмуд!

Он кивнул, улыбнулся, но по-прежнему смотрел на меня. Я ткнул пальцем в лобовое стекло и напомнил:

— Карачи!

— Карачи, Карачи, — охотно согласился Махмуд, бросил руль и, размахивая руками, стал рассказывать мне про Карачи.

* * *

Стараниями российских косметологов «Дядя Теймур» помолодел, посветлел и смотрелся игрушечкой. И только вблизи, когда «тойота», развернувшись в десяти сантиметрах от края причала, стала у трапа, я заметил выпирающие из-под краски швы многочисленных пластических операций.

Я вышел, оглядел уходящий ввысь борт и снова, как и в Бич-отеле, почувствовал в ушах шуршащий накат далекого прибоя.

Мы поднялись наверх и прошли к капитану. Махмуд передал мои документы, хлопнул меня по плечу на прощание и убежденно сказал:

— Вэри гуд симэн! Вэри гуд спикин инглиш!

Это было последнее, что я услышал о себе хорошее…

Часть вторая

1

— Мудак! Мудак!!! Майна! Майна, мудак! Майна — это вниз, мудак! Ну и мудак…

Я сидел в кабине крана, а в полутора метрах от меня угрожающим маятником раскачивалась большая пачка кое-как застропленных бамбуковых матов. Маты описывали в воздухе сплющенную восьмерку, ощетинившуюся острыми как бритвы щепками, и неотвратимо приближались к открытой кабине. Я совершенно ошалел от криков, дёрганья рукояток и собственной беспомощности, поэтому уже ничего не делал, только наблюдал за медленно увеличивающейся амплитудой.

Это вовсе не означает, что я действительно мудак. Я и сам знаю, что майна — это вниз, а не поперёк. Но, как только я пытался давать эту проклятую майну, амплитуда начинала быстро возрастать, а резко сбросить груз на голову орущего боцмана не позволяла одна-единственная рабочая скорость старенького крана. Конечно, я что-то сделал не так, когда переносил все это с борта на борт, оттого оно и раскачалось. Ну а чего орать-то — может быть, я раньше на кранах не сидел, а работал только на грузовых стрелах.

Правда, даже такому убедительному доводу после моего недельного пребывания на «Дяде Теймуре» уже никто не поверит. Тем более, боцман. Он с первого же дня придирался ко мне, а сейчас придирается особенно.

Неделя реальной судовой жизни разительно отличалась от того, что я услышал при погружении. Ночью я считал мешки с рисом, днем перетаскивал с места на место сотни бамбуковых матов, а оставшееся в сутках время спал и видел не далекие острова с пальмами, а те же мелькающие мешки и маты, маты, маты… И вообще я начинаю подозревать, что моряки сами придумали, а может, где-то подслушали слово «романтика», чтобы замаскировать свои собственные отклонения. Вот только непонятно, как сюда занесло нормального человека, вроде меня.

Раскусили меня довольно быстро, на следующий день после приезда, хотя я до сих пор не знаю, на чем я прокололся. Капитан со старпомом пять минут расспрашивали меня на мостике о предыдущей деятельности. Я отвечал, как учил Петрович, и вроде бы отвечал уверенно и грамотно, даже когда они несли какую-то ахинею на полурусском языке. Когда придет моя очередь задавать вопросы, я буду более понятен и конкретен.

Экзамен закончился на тех самых английских командах, о которых предупреждал Петрович. О них спросил капитан, а я не посмел признаться, что ступил на борт без мафиозного самоучителя «Морское дело». Сказал, что знаю «спасибо», «хорошо» и «прямо руль!», остальное надеюсь выучить в ближайшее время.

Капитан махнул рукой.

— И кого только присылают! — процедил он сквозь зубы и обратился к старпому: — Ладно, пусть идет к боцману. А с выходом в море по вечерам будет с Осликом приобщаться.

Чёрт бы побрал этого Петровича! Уж хотя бы про ослика мог предупредить!

Я стрельнул глазами с капитана на старпома, но не заметил насмешки и понадеялся, что мне, как отстающему, выделят индивидуального ослика.

Они тоже переглянулись, но ничего не ответили.

С мостика я пошёл прямо к боцману, ну и началось…

На второй день я почувствовал себя последним лохом, которого одурачили экзотическими сказочками и продали в рабство. На третий день я почувствовал, что мне глубоко наплевать, чем занимается старпом, и кто, кроме меня, будет ходить к ослику. На четвертый день я ничего не чувствовал, кроме желания спать. И только в предпоследний день стоянки произошло событие, хоть как-то подтверждающее байки из склепа старых кашалотов.

На нас наехала чёрная таможня.

О надвигающемся шмоне нас предупредил по УКВ-связи стоявший по носу одессит. Его уже вовсю копала целая рота — кто-то из русских продал на территории порта две бутьшки водки местным душманам. На одессите пока не нашли ни продавца, ни источник, а других русских, кроме него и «Дяди Теймура», в порту не было.

Предупреждение пришло вовремя, поэтому водки на «Дяде Теймуре» таможенники тоже не нашли, но оставили после себя полную разруху и забрали моториста Кольку, в которого ткнул худым корявым пальцем добропорядочный и лояльный покупатель.

Тот же одессит подсказал капитану номер телефона российского консульства, хотя и очень сомневался в успехе. И действительно, в российском консульстве на звонок отреагировали очень раздраженно. Мотивация была простая и не подлежала дискуссиям: им там больше делать нечего, как бегать по полицейским участкам, и, вообще, коли мы тут прикрылись мальтийским флагом, то пусть мальтийский консул нами и занимается.

В мальтийское консульство капитан звонить, конечно, не стал и отложил решение вопроса до утра.

Утром все разрешилось самым неожиданным образом: Кольку доставил прямо к трапу на шикарном «мерседесе» мальтийский консул.

Консул как консул: нормальный веселый парень. В ожидании капитана он безрезультатно пытался рассказать нам об операции по освобождению заложника на шести-семи языках, называя Кольку то Аль-Капоне, то Галилеем, видимо, за упорную отрицаловку. Вопрос боцмана, заданный при помощи яростной жестикуляции и форсированной мимики, консул все же понял и очень серьезно показал на флажок, укрепленный на «мерседесе», и на красное полотнище, свисающее с флагштока «Дяди Теймура». То же самое он сказал и подошедшему капитану: мы не должны чувствовать себя бесправными и покинутыми, так как экипаж и судно находятся под защитой государства Мальта. Не знаю, как отнесся к этому заявлению капитан, но боцман велел мне на ночной вахте постирать, заштопать и погладить мальтийский флаг, а утром сам с почтением водрузил его на соответствующее место.

* * *

Дверь приоткрылась, и в кабину боком протиснулся Валентин — матрос на все руки, не то что некоторые.

— Ну-ка, Витек, подвинься!

Я вжался в угол, уступая ему сиденье.

— Смотри, Валя, измажешься.

Он ухватился за ручки манипуляторов, обернулся ко мне и неожиданно улыбнулся.

— Ничего, отстираюсь. Я только из города прибыл. Боцман так орёт — от проходной слышно. Ну, думаю, наверное Витек на кран залез. — Он покачал головой, снова заулыбался и добавил: — Такую шубу классную жене отхватил!

Через несколько минут укрощенная бамбуковая кипа мягко улеглась на палубу.

— Нок должен за гаком бежать, а не наоборот, — пояснил Валентин свои действия, высунулся из кабины и крикнул замолчавшему было боцману: — А ты не ори!

Боцман поднял голову и повторил все, что он обо мне думает, а я тоже самое подумал об ноке с гаком.

* * *

Потом был отход, и была отшвартовка, о которой я даже вспоминать не хочу. На меня все опять орали, и даже Валентин забыл про шубу, а я старательно отдавал, набивал, травил и контрофорил, хотя и не представлял себе значение этих операций. И всё же, несмотря на то что моими усилиями пароход отошёл от причала, после швартовки боцман заявил, что я вообще мудак по самое колено и что он завтра же посадит меня на шарошку.

Ему не надо было об этом говорить. Ни про колено, ни про какую-то шарошку. Мое терпение, подорванное бессонной стоянкой, лопнуло, и я, глядя ему в глаза, веско сказал:

— Смотри, как бы я не посадил тебя на бром-брым-брамсель, старик.

Мне он ничего не ответил, но доложил всем заинтересованным лицам, что Стрельцов-то, оказывается, в самом деле моряк, только работал раньше на паруснике, потому и такой мудак.

В тот же вечер я учился рулить на вахте у третьего штурмана Саши. Сашина фамилия была Ослиг, и, видимо, поэтому он ко всему происходящему относился пессимистически. Он поведал мне кучу интересных историй о столкновениях из-за ошибок рулевых, и горящие заживо в плавающей нефти люди были наименее душераздирающим из последствий.

А ещё Ослик знал все видимые созвездия и мог запросто показать на небе и назвать по имени около сотни звезд. Тут он нашел во мне благодарного слушателя. Мой интерес усилило то, что руль был забыт и переключен на автоматическое управление. Саша сначала недоверчиво, а потом обрадованно стал тыкать пальцем, как указкой, в небо.

— А это — Луна, — произнес он совершенно серьёзно.

Я усмехнулся и отвернулся, чтобы его не обидеть, и мой взгляд упал на тёмную палубу. Я заметил шевеление, какое-то подобие движущейся тени. Больше я ничего не смог увидеть, как ни вглядывался.

— Саша, сейчас на палубе кто-нибудь работает? — спросил я.

Ослик оторвался от звезд и насупился.

— Мне показалось, кто-то прошёл, — добавил я смущённым тоном.

— В такой темноте нельзя работать, — обиженно ответил Ослик. — Можно упасть и сломать ногу. Или напороться на бамбуковую палку, и тогда начнётся заражение.

Он замолчал, и мне ничего не оставалось, как вернуться на руль. Рулил я недолго. Вскоре нас с Осликом сменил второй штурман, которого все звали Кит Китыч, хотя по судовой роли он значился как Андрей Павлович.

Все это очень подозрительно…

Засыпая, я решил следующим вечером порасспросить Ослика о старпоме, но не знал, как увязать эту щекотливую тему со звездами.

А наутро на нас обрушился ураган. И хотя боцман утверждал, что урагану этому всего четыре балла, вечером мне было не до расспросов. Я обессиленно висел на руле, а Саша по причине отсутствия звезд взахлеб рассказывал мне о своем другом увлечении: японских стихах «хайку», в которых в три строки надо уложить какой-нибудь вселенский смысл. Я его не перебивал, я просто боялся открыть рот, и Саша охотно декламировал:

— Капля ударилась о стекло, и вскоре

Теплый дождь смыл её

Робкое прикосновенье…

Может быть, в другой обстановке я бы принял участие в обсуждении этих стилистических извращений. Но я был полностью сосредоточен на симптомах морской болезни и промолчал.

— Или вот ещё:

Солнечно-синее море за горизонтом

Переливается в солнечно-синее небо…

Тут уж я не выдержал и, по-моему, эффектно и вполне философски завершил Сашину «хайку»:

— Да затрахайся все оно в доску!

В этот вечер наши мировоззрения не совпали. Но все же обиженный Ослик признал мою причину уважительной и отпустил меня с вахты досрочно. Я уполз на бак, самое раскачиваемое место на судне, и сидел там, скорчившись у центрального клюза. Море швыряло мне в лицо пригоршни пены, и я отвечал ему тем же…

* * *

Через день я чувствовал себя гораздо лучше и отработал нормально, но вечером всё-таки пробрался на бак. Для самоутверждения.

Ветер стихал, и море готовилось к отдыху. Оно еще ворочалось в своем тысячемильном ложе, из которого так настойчиво пыталось выпрыгнуть два дня назад, но постепенно успокаивалось, вытягивалось, затихало, сменив яростный вой на сонное бормотанье. В разрывах туч появились звезды, и где-то у горизонта матовым облаком расплывалось пятно луны.

Я тоже отдыхал. Просто сидел, наслаждаясь тёплым дыханием Аравийского моря и оклёмывался от суматошной стоянки, от тяжелого похмелья морской болезни, от обилия новых впечатлений. Вообще-то, здесь не так уж и плохо.

Я не сразу понял, что изменилось в черном воздухе, слабо подсвеченном зашторенными иллюминаторами надстройки, и, только окончательно стряхнув с себя задумчивое оцепенение, сообразил: по палубе через бамбуковые завалы пробирался человек.

Отшатнувшись от борта, я перепрыгнул через бухту каната и присел. Теперь я отчетливо видел два силуэта, осторожно продвигающиеся в мою сторону.

Слабо звякнул металл — приотворилась железная дверь. Двое проскользнули внутрь. В этом помещении их могло интересовать только одно: лаз в трюм. Меня лаз интересовал постольку-поскольку, но крадущиеся люди всколыхнули далекие-далекие воспоминания о тех временах, когда я был не матросом первого класса, а всего лишь рядовым частным детективом.

Я последовал за ними.

В помещении тускло горела лампа. Я подошёл к откинутой крышке люка и, заглянув в трюм, услышал глухие голоса. Я подождал, и когда голоса отдалились, нырнул вниз.

Метрах в трех от лаза лежали ровные ряды мешков. Я спрыгнул на мешки, упал и сразу отполз в сторону от просвета. Меня не заметили и не услышали. Две неясные тени, очерченные слабым светом фонарика, переговариваясь, копошились в углу.

Колькин голос я сразу узнал. Попозже узнал и второго. Это был тоже моторист, то ли Славик, то ли Владик, но обычно его звали Хомутом.

— Ну чего ты там нашёл?

— Да не ухватиться никак! Её на качке прижало, наверное, расклинилась, зараза. Сюда посвети!

— Ты за один бок потяни, попробуй… Сейчас помогу.

— А если соскочит?

Они были слишком увлечены своей таинственной проблемой, поэтому я встал, перешел на другой борт и подтянулся поближе к сцене.

В кругу света от фонаря появился большой чёрный пластиковый мешок. В нём явно находилась коробка — я видел торчащие натянувшие пластик углы даже без бинокля.

В коробке как-то очень душевно звякнуло.

— Осторожно, ты что, Хомут! — вскрикнул Колька, забыв о конспирации. — Я из-за этой водки чуть в яму со змеями не угодил. Хорошо ещё, что спрятать успели.

— Да кончай ты, ничего с ней не сделается! Дальше пакета не убежит. А через десять дней в Кейптауне ещё купим.

— Ладно, пошли…

Они подхватили мешок и двинулись к освещенному квадрату лаза, а я скептически покивал им вслед. Один—ноль в пользу Чарика.

Надо было выждать минут пять, и я полез в карман за сигаретами. Ни сигарет, ни зажигалки я не обнаружил — оставил на баке. Хорошо хоть, доморощенные бутлегеры не закрыли за собой крышку люка. И хорошо, что они прятали здесь водку, а не наркоту, иначе мне пришлось бы раскрыться, и я бы окончательно потерял возможность узнать, что значит: посадить на шарошку.

Внезапно на меня обрушилась темнота, абсолютно черная и молчаливая. Я рванулся туда, где только что светился выход, ударился коленом, запнулся и упал на мешки. Я хотел громко выругаться, но сдержался. Темнота настойчиво призывала к тишине. И в тишине я услышал шаги. Кто-то, осторожно ступая, шел по мешкам. Шел ко мне.

Мне трудно судить, насколько я храбрый. При свете дня я бы не побоялся столкнуться нос к носу с очень диким и очень мертвым носорогом в джунглях или с живым белым медведем в зоопарке. Но, когда кто-то ко мне подкрадывается с нехорошими намерениями в полной темноте, мне, как правило, становится страшновато.

Человек споткнулся и задержал шаг. Я дважды перекатился через спину в сторону борта и уперся плечом в выступающий шпангоут. Легкая дрожь покинула конечности, перелилась в желудок и там начала постепенно перевариваться.

Он такой же слепой, как и я! И идёт он не ко мне, а в мою сторону. Он даже не подозревает, что я лежу совсем рядом, прикинувшись мешком с рисом, и если я сейчас вскочу и хрипло гавкну, ему это может показаться настолько забавным, что он будет смеяться до конца жизни. Но я не буду этого делать, потому что этот очередной искатель кладов очень меня интересует.

Со стороны люка раздались беспечные шаги, и в трюме суматошно запрыгал жёлтый луч. По трапу спускался Хомут, а на спине у него дергался подвешенный через плечо включённый фонарь.

Я успел разглядеть скрюченную фигуру, застывшую у борта метрах в четырех впереди меня. Черный человек отвалил мешок в сторону и замер на корточках, когда по нему полоснул луч света. Это продолжалось не более секунды, и я не мог с уверенностью сказать, что там сидел старпом или кто-то другой, исключая меня, Хомута и Кольку, который спрыгнул на мешки вслед за товарищем.

Инициатором возвращения был явно не Колька.

— Да где ты его сейчас найдёшь, Хомут? — ныл он. — Давай завтра поищем.

— А завтра здесь что, солнце взойдёт? — резонно возразил Хомут, шаря лучом у себя под ногами. — Да он меня завтра убьёт!

— А мы завтра люстру у электромеханика возьмём. Сразу найдём, а? — уговаривал Колька.

— Я ж тебе говорю, меня второй механик убьёт. Ты же знаешь, Колян, это — последний ключ на одиннадцать. Сам ведь новый набор гвинейцам двинул.

— Да ладно тебе! — огрызнулся Колька. — Пиво-то вместе пили. Ты точно помнишь, что в ту сторону не ходил?

Луч резво скакнул через весь трюм, уперся в шпангоут в полуметре от моей головы и скользнул по борту.

— Не, не ходил…

Таинственный незнакомец исчез. Препирания Кольки с Хомутом и шуршание воды о борт заглушили звуки его поспешного отступления.

Я во все глаза смотрел в сторону лаза и вроде бы различил движущееся пятно. Или показалось? Нет, не показалось — выбираясь из трюма, человек оставил после себя слабый, но отчетливый звук.

Хомут направил фонарь на трап и спросил:

— Ты слышал?

— Да стукнуло что-то, — беспечно ответил Колька, помолчал и неуверенно добавил: — Хомут, а ты свет, когда уходил, не выключал?

— Ты что, Колян, я же первый вышел.

— И я не выключал… Может, лампочка перегорела?

Похоже, они тоже не очень любят темноту. Если сейчас вскочить и хрипло гавкнуть…

— Да вон же твой ключ, Хомутяра! Прямо под ногами лежит! Ты куда смотрел-то?

Контрабандисты овладели наконец-то никелированным ключом на одиннадцать стоимостью в одну хомутовскую жизнь и торопливо покинули помещение. Я снова оказался в темноте.

Надо что-то делать. Можно, конечно, затаиться и ждать, когда снова раздадутся еле слышные шаги, но… Что дальше? Даже если таинственный старатель щёлкнет зажигалкой, мне вряд ли удастся его рассмотреть, а тем более узнать, что он ищет или прячет. Хватать же с поличным, не зная содержания поличного, тоже не годится — можно запросто оказаться в дурацком положении, да еще и получить, причем совершенно справедливо, какой-нибудь железякой по голове.

Я встал на четвереньки и пополз вперёд, считая мешки. Одиннадцатый мешок взгорбился под моими руками. Я ухватил его за торчащий вверх угол и с усилием потянул в сторону.

Под мешком ничего не было. В смысле: ничего интересного. Толстая сепарационная бумага отделяла следующий ряд, и под ней прощупывался точно такой же мешок с рисом.

У меня даже промелькнула мысль, что сейчас в трюме вспыхнет яркий свет, и двадцать глоток будут ржать на разные голоса, предвещая стремительный закат моей морской карьеры. Я оперся рукой о следующий мешок, чтобы встать на ноги, и почувствовал его неровность. Этот мешок тоже строптиво топорщился из ровного ряда.

К счастью, мне не пришлось переворачивать полтрюма. Под третьим мешком я обнаружил пустоту. Две короткие доски, покрытые листом бумаги, не давали верхнему мешку провалиться в яму глубиной в два ряда. На дне тайника лежал плотный целлофановый пакет.

Я замер, стараясь распознать шаги раньше, чем получить по затылку. В трюме стояла тишина. Я подхватил пакет и осторожно направился к выходу.

Луна прорвалась сквозь пелену облаков и после темноты трюма казалась чуть ли не прожектором. Добравшись до бака, я укрылся за брашпилем и поджёг зажигалкой край пакета.

Возможно, это была сода или какой-нибудь новый стиральный порошок, но выглядел он, как самая заурядная наркота. Мои знания на этот счет простирались не дальше сцен из видеофильмов, и даже если бы у меня из носа торчала стеклянная трубочка, я не рискнул бы судить о химическом составе и количестве порций. Порошка было много, и пах он неважно.

Ну что ж… Десять — ноль в пользу Петровича плюс убедительная победа стахановца Стрельцова, завершившего пятилетку в четыре дня. И пусть кто-нибудь попробует сказать, что я не приложил к этому никаких усилий. Достаточно вспомнить отшвартовку и качку в Аравийском море. Косвенные улики подтвердились вещественными доказательствами, а хватать старпома и его помощников, если таковые имеются, не входит в мои обязанности. С ними разберется дядя Теймур. Я же прямо сейчас выполню свою задачу: уберегу мальтийского «Дядю Теймура» от крупных, судя по размеру пакета, неприятностей. Через неделю большой «Боинг» отвезет меня домой, и я буду любоваться морским пейзажем, глядя в экран телевизора, а не в центральный клюз на баке.

Громкий всплеск, донесшийся снизу, прервал мои размышления. Я бросился к фальшборту и выглянул наружу, прислушиваясь.

Что-то мелькнуло в фосфоресцирующей волне, расходящейся от форштевня, и вдруг гладкое, отливающее вороненым металлом тело взметнулось из воды, пролетело пару метров над поверхностью и гулко шлепнулось, подняв веер искрящихся брызг.

От неожиданности я отшатнулся, но потом перегнулся через планширь и тихо свистнул. Дельфин выпрыгнул из буруна перед форштевнем, сделал свечку, крутанулся вокруг своей оси и громко фыркнул. Я не видел его морду, я мог различить только блестящее серое тело, но мне показалось, что дельфин смеется.

Я снова засвистел.

К сожалению, наша перекличка продолжалась недолго. После пятого прыжка дельфин вильнул в сторону от судна и исчез в темноте. Я вздохнул, размахнулся и бросил пакет в море.

— Смотри, не вздумай попробовать это, старик, — сказал я во тьму.

Впрочем, я ведь могу и не улетать из Южной Африки, а остаться на «Дяде Теймуре» до следующего порта.

2

Ночью на Кольку было совершено нападение. Нападавший неожиданно выскочил из-за кормового крана, когда Колька поднимался по трапу. Колька выронил ведро со смазкой, поскользнулся и съехал по ступенькам вниз, получив сильные ушибы.

Происшествие бурно обсуждалось за завтраком, после чего участники дискуссии двинулись на корму.

Нападавший не пытался скрыться и, похоже, совсем не признавал себя виновным. Он сидел на планшире у флагштока, втянув голову в плечи и прищурив глаз, снисходительно посматривал на боцмана, произносящего обвинительную речь.

При установлении личности агрессора мнения авторитетов разделились. Валентин сказал, что это — фрегат. Старший моторист Сергеич утверждал, что это — самый настоящий марабу. Боцман пару раз назвал его бакланом, а все остальные разы… ну, в общем, как меня. Мне же птица очень напоминала пеликана, только не белого, а грязно-коричневого, но я не относился к авторитетам и поэтому помалкивал.

Боцман стоял в метре от баклана и яростно жестикулировал, распаляясь все больше и больше. Я позавидовал выдержке обвиняемого, но ненадолго. Когда боцман снова упомянул про колено, баклан коротко, без замаха отправил боцмана в нокдаун, ткнув его своим полуметровым долотом прямо в лоб, после чего растянул мешок от уха до уха в издевательской улыбке и закрыл второй глаз.

Тут он, конечно, дач маху. Подбодряемый криками зрителей боцман взвился с палубы, схватил опешившего противника за клюв и свободной рукой быстро и ловко набил ему морду. Крутанув пару раз баклана над головой, боцман швырнул его в море и победным движением вытер кровь со лба. Баклан спланировал на воду, громко крякнул и, втянув голову в плечи, закачался на волне.

Получив необходимую медицинскую помощь, боцман трижды заходил к Кольке, демонстрируя перевязанную голову, и наконец после обеда они прочно засели в Колькиной каюте.

Рано утром на Колькиной вахте вырубился главный двигатель, а сам Колька куда-то запропастился. Первым его хватился боцман. Спустившись в пять утра в машинное отделение и никого там не обнаружив, он обошёл все низшие каюты с тщательностью и бесцеремонностью человека, мучимого похмельем. Около шести захлопали двери мотористов — старший механик поднимал свою команду для аварийного ремонта главного двигателя. Он тоже искал Кольку до и после завтрака и грозился убить. В девять Кольку искали уже всем экипажем, искали всерьёз и не нашли.

* * *

«Дядя Теймур» застыл, погруженный в разогретый до лёгкой дымки ментоловый сироп Индийского океана. Мы с Олежкой, молодым и шустрым матросиком, который тоже недолюбливает боцмана, во всем подражает Валентину, а меня за глаза зовет таксистом, вооружились биноклями и по десятому разу обшаривали вспыхивающую бликами воду.

На мостике шла разборка. Капитан распределял вину. Уже досталось старпому, который неизвестно куда смотрел, старшему механику за то, что в машине не вахты, а черт знает что, Ослику за то, что Ослиг. Меня в этот раз не задело.

Больше всех досталось третьему механику Генычу. На него и так уже наорала вся машинная команда, которой предстояла тяжёлая и бессрочная пахота по разборке главного двигателя, а стармех вообще орал беспрерывно.

— Я не знаю, как это могло случиться, — устало оправдывался третий механик. — Я же вам говорю, что работал у сепаратора и не мог слышать сигнала. Его и в центральном посту еле-еле слышно, вот, у деда спросите. В начале вахты смазочное масло поступало нормально, я проверял. А Николай у генератора убирался. Я его, как вахту приняли, больше и не видел.

— Как же вы допустили его до вахты? — спросил капитан. — Разве вы не видели, что он в нетрезвом состоянии?

Геныч не ответил. Он и так прекрасно понимал, что остался стрелочником, хотя сам и не совершил никакого нарушения.

Старший механик, видимо, почувствовал перегиб и прохрипел:

— Ладно, пусть идёт в машину. Там сейчас каждая пара рук на счету.

Старпом оторвался от радара, проводил третьего механика сочувствующим взглядом и крикнул:

— Что-нибудь видите, Стрельцов?

Я опустил бинокль, обернулся и отрицательно покачал головой.

* * *

Насколько я понимал происходящее, никто и не ожидал, что мы с Олегом увидим Кольку. С пяти утра, когда боцман не смог найти Кольку ни в каюте, ни в машине, до полной остановки судно прошло не менее двадцати миль. Поэтому наше наблюдение, как и тревога «Человек за бортом!», были совершенно излишними мероприятиями, вызванными скорее беспомощностью, чем здравым смыслом. После тревоги должен следовать маневр с выходом на обратный курс, а этот маневр был как раз невозможен из-за поломки двигателя. Я слышал, как старпом отговаривал капитана спускать шлюпку для поиска, и Олег тоже глубокомысленно заметил на крыле, что для шлюпки десять — двенадцать миль — это предел. Билет в один конец.

Предшествовавшие события я не понимал, хотя и был одним из наиболее посвящённых.

Петрович оказался прав, но Чарику я тоже по-прежнему верил. И пусть Чарик ошибся с наркотой, но убийство — это совсем другой уровень, и здесь не те люди. Во всяком случае, мне хотелось в это верить.

Позавчера вечером мне как-то в голову не пришло, что если старпом или кто-то из группы поддержки свяжут исчезновение пакета с наркотой с пребыванием в трюме Кольки и Хомута, то они предъявят одному из них счет. Причем, судя по объему пакета, счет немалый. Об этом я тоже подумал только сегодня утром, когда исчезновение Кольки еще не было воспринято всерьез. До меня вдруг дошло, что, окрылённый успехом, я швырнул за борт несколько сотен тысяч долларов, и нехорошие предчувствия зашевелились где-то в районе копчика. И, может быть, не только у меня, потому что боцман рассказал очередную поучительную историю, как на каком-то пароходе нечестно поделили спирт, и в результате оскорблённая повариха сиганула за борт в шестибалльную волну в Бискайском заливе. Потом её спасали в течение четырёх часов пять пароходов. Спас, конечно, боцман.

Когда мы с Олегом прибыли по тревоге на мостик, я успел лишь мельком взглянуть на старпома, получил бинокль и отправился на крыло. Старпом был деловит, хмур и возбужден, но не более того. Валить его на палубу и крутить ему руки в тот момент я не решился.

Всё бы было предельно ясно, если бы не авария с двигателем, которая путала мне все карты. Несмотря на свой мизерный опыт в мореплавании, я был уверен или почти уверен, что старпом не мог перекрыть подачу масла на цилиндры, хотя это произошло во время его вахты. Во-первых, маловероятно, что он знал, где находятся эти клапаны. Во-вторых, появление старпома в машинном отделении — это событие, которое ему было бы очень затруднительно объяснить, если бы кто-нибудь увидел.

С другой стороны, у него может быть сообщник, который не переводит деньги в банк. Этот сообщник выкинул Кольку за борт и перекрыл клапаны… но зачем? Искать иголку в десяти тысячах тонн риса можно и год, и два, и десять. Даже таксисты понимают, что гораздо проще попытаться договориться. Так какой же ему смысл ломать машину и застревать посреди океана на очень неопределенный срок? Никакого, как и любому из нас.

Вот тут-то и можно все валить на бедного Кольку, который пришел на вахту в сильном подпитии и смыслом не обладал. Валить безоговорочно, особенно, если не знать о событиях, происшедших в трюме полтора дня назад. Круг замкнулся.

— Вижу судно! — крикнул Олежка с другого крыла.

Генералитет рванулся туда. Я постоял, ожидая распоряжений в свой адрес, потом последовал за ними.

Мне не удалось как следует рассмотреть темный силуэт, появившийся на горизонте, — старпом забрал бинокль. Но он тоже не успел — бинокль перехватил капитан. Старпом сунулся было к Олежке, но капитан скомандовал, не оборачиваясь:

— Иди, вызывай, чиф!

Старпом вернулся в рубку, снял трубку УКВ-связи и заговорил по-английски. Он вызывал около часа. За это время неизвестное суденышко приблизилось достаточно, чтобы его можно было хорошо разглядеть без бинокля, и легло в дрейф в четырех с половиной милях. Мы подняли флаг «Оскар», означающий «Человек за бортом», выпустили три красные ракеты, но так и не получили ответа.

Потом на крыло поднялся Ослик.

— Между прочим, — заявил он грустно, — восточное побережье Африки от Сомали до Мозамбика объявлено зоной международного пиратства.

— Идите вызывайте, Ослик! — рявкнул капитан, — Чиф, отдай ему трубку!

Саша обиженно моргнул и двинулся в рубку, скорбно кивая головой.

— И вот еще что, — крикнул емувслед капитан, — Чиф, распиши на ночные вахты по два матроса. Пусть делают обход по судну. Ослик, выдайте им аварийные рации и ракетницу.

— Между прочим, — донеслось из рубки, — современные пираты вооружены автоматическим стрелковым оружием.

Капитан протяжно выдохнул и решительным шагом направился в рубку, чтобы взвалить на спину печального Ослика все, что накопилось за сегодняшний день.

* * *

Я медленно продирался сквозь бамбуковые завалы, направляясь на корму. Мы с Валей договорились встретиться у малярной кладовой для совместного перекура.

Ночные обходы неплохо способствуют напряжённой работе мысли, концентрации внимания и развитию интуиции. Без этих качеств можно запросто провалиться между матов, нахватав очень болезненных заноз, или даже остаться без глаза. Кроме того, я опять не выспался, и, может быть, из-за этого неожиданно подумал, что не успел я приступить к спасению «Дяди Теймура» от неприятностей, как мой подопечный оказался в ситуации близкой к критической.

Старший механик запросил минимум пять дней для ремонта, причем без всяких гарантий. У него что-то треснуло и потекло на пяти цилиндрах из девяти. Капитан ответил, что уложиться надо в три дня, потому что у Мадагаскара начинает раскручиваться тропический циклон, и если он двинется на север…

Пауза была достаточно зловещей, чтобы дать волю воображению, но дед не проникся экзотикой и привел целую кучу прозаично-технических аргументов. Они поторговались минут пять, потом привычно решили, что надо работать, а там видно будет.

С заходом солнца подступила ещё одна проблема. Непонятное суденышко, которое болталось по правому борту, растворилось в сумерках, так и не отозвавшись и не выставив положенных огней, проявив тем самым свою воровскую сущность. Поэтому обходы начались с наступлением темноты, и нам с Валей вместо заслуженного отдыха пришлось ходить два часа до полуночи и потом снова заступить на вахту с четырех до восьми утра.

С потерей Кольки, похоже, смирились, и — от беспомощности, и от нависших серьёзных проблем, которым он, возможно, был причиной. Во всяком случае, за ужином никто не сказал ни слова ни про него, ни про работу, ни про женщин. Молчал даже боцман, хотя ему это давалось нелегко.

У меня было что сказать, но я не стал и убеждал себя, что поступил правильно. Аргументы те же, ничего нового я не придумал: мне могли просто не поверить. Какие-то черные тени, мешок с опиумом для народа, и, вообще, как он оказался в трюме, этот Стрельцов, и что он, вообще, за темная лошадка? А если Кольку все-таки убили, то я совершенно однозначно стал бы кандидатом номер два. Если предположить; что старпом действует не один, мне осталось бы только запереться в каюте до Кейптауна, отказавшись от воды, пищи и оклада в семьсот пятьдесят долларов.

Наконец я пробился сквозь бамбуковые джунгли и, приблизившись к надстройке, решил, что Валя подождет несколько лишних минут, ничего с ним не сделается, а я пока поднимусь на мостик и проверю, там ли старпом.

Изобличить старпома на этот раз мне не удалось. Он был на месте, стоял на крыле, облокотившись на ветроотбойник, и смотрел куда-то. Услышав шаги на трапе, он обернулся и безразлично проговорил:

— А, это ты, Стрельцов. Чего тебе?

— Валентина ищу, — ответил я. — Он не заходил?

— Да минут пять как ушел. Чаю попил и ушел. Кажется, на корму. Если хочешь, можешь тоже чаю выпить.

«Я с наркомафией не пью», — подумал я, но отказался вежливо, в лучших традициях полковника Исаева. Старпом не настаивал, и я удалился, помахивая слабо потрескивающей рацией.

* * *

Спускаясь по трапу на палубу полуюта, я смотрел в сторону кормы, и мне показалось, что там метнулась какая-то тень. Я задержался на секунду, вглядываясь в темноту, и крикнул:

— Валя, я иду!

Валя не ответил, и я направился на корму, тускло освещённую одной-единственной заляпанной краской лампочкой.

На корме никого не было. Я удивился, но не очень, решив, что Валентин пошел мне навстречу по другому борту.

Я полез в карман за сигаретой и замер, снова почувствовав движение у неосвещенной переборки. Ведь Валя теоретически запросто может быть тем самым неизвестным номером вторым, и вполне возможно, что пять минут назад они с чифом за чашкой чаю решили отправить меня вслед за Колькой. Хотя я, кажется, не давал пока для этого никакого повода, и вообще, Валентин мне симпатичен, когда не прячется в темном углу.

Я настороженно повернул голову, но все же улыбнулся и сказал:

— Валя, когда я пугаюсь, то веду себя непредсказуемо. Лучше давай просто покурим. Выходи.

От переборки оторвалась тень, и на свет послушно вышел натуральный негрила, одетый в черную майку и черные шорты, длинный как жердь и такой же худой, настолько худой, что кадык на шее казался бицепсом. Негр радостно улыбался, как будто я напомнил ему сытые времена, когда он безмятежно покачивался в тени хлебного дерева с большим свежесорванным батоном в руке, заботливо обвитый хвостами родителей. Он прекрасно гармонировал с окружающей ночью, отличаясь от нее только зубами и глазами, которые насмешливо блеснули на свету.

Одновременно с глазами матово блеснул ствол, нацеленный мне в живот.

— Гоу! — раздался голос сзади, и толчок в спину придал нужное направление.

Я оглянулся.

Этот был тоже черный и худой, но маленький и злобный. Правда, все его недостатки компенсировала огромная пушка, которую он с трудом удерживал на весу двумя руками.

— Гоу!

Я сделал два шага по направлению к длинному. Он показал пистолетом на рацию, болтающую у меня на руке, и скомандовал:

— Гив!

Я отдал.

Он покрутил её в руках и швырнул за борт. А ведь дядя Теймур заплатил за неё деньги.

— Даун!

Я проследил за очередным движением пистолета и увидел ботинки, ноги, а затем и всего Валентина. Он лежал на палубе лицом вниз, сцепив руки на затылке.

— Даун!

Я медленно улегся рядом. Если так пойдет дальше, я в совершенстве овладею английским.

Происходящее казалось абсолютно нереальным и по каким-то признакам смахивало на балаганное представление с обезьянками. Может быть, потому, что при погружении никто не упомянул о пиратах и о средствах борьбы с ними. Одно я знал твердо: эти ребята не из команды старпома.

— Я не мог тебя предупредить, Витёк, — виновато зашептал Валентин. — Этот длинный прямо надо мной стоял. И пистолет в затылок воткнул. Чего делать-то будем?

— Не знаю, — так же шепотом ответил я. — Посмотрим. Не лежать же так все пять дней, пока дедушка машину не починит. А ракетница у тебя?

— Да нет, длинный забрал, посмеялся и выбросил. Она ведь даже незаряженная была.

Наверное, длинный решил избавить пароход от всех бесполезных предметов. Моя рация тоже была с напрочь севшей батареей.

Между тем пираты коротко посовещались, и вскоре мы услышали осторожные, удаляющиеся к надстройке шаги.

Я повернулся на бок. Длинный присел на корточки и наблюдал за нами.

— Гуд! — сказал он.

— Действительно, гуд, — согласился я. — Лучше не бывает… Валя, остался один. Второй в надстройку пошел. Не сожрёт он там кого-нибудь, а?

— Сожрать — не сожрёт, а у мастера сейф выгребет, это и наверняка, — ответил Валентин, поворачиваясь. — Там, внизу, еще двое, с автоматом, кажется. Я точно не разглядел. Я крюк на планшире заметил, ну и выглянул за борт. А внизу лодка. А длинный ещё раньше залез, он меня и положил. Потом и второй забрался.

— А что в сейфе?

— Да что там, в сейфе! Зарплату нам в Карачи выдали. Там, наверное, и тысячи не наберётся. Ну ещё мастера вытряхнет, конечно.

Я снова покосился на длинного. Он всем телом подался в нашу сторону и напряженно прислушивался к разговору.

— Смотри, подслушивает, нехороший человек.

Длинный протянул руку и подергал Валю за ботинок.

— Полониа? Булгар?

Он помолчал немного, видимо, вспоминая политическую карту мира, затем с отчетливой надеждой спросил:

— Руссия?

— Руссия, Руссия, — пробурчал Валя.

Улыбка длинного прожектором осветила корму.

— Руссия! — восторженно воскликнул он. — Здорово-корефан-как-дела-нормально! Эй-товарифщ-давай-давай-работай-сябака!

Валентин убрал руки с затылка и перевернулся на спину.

— Даккар? — спросил он с удивлением.

— Даккар, Даккар, май френд! — радостно подтвердил длинный.

Валя тоже хмуро усмехнулся.

— Даккар порт? Один баба — десять рыба?

Прожектор погас. Длинный насупился, вытянул вперед указательный палец и укоризненно закачал им из стороны в сторону.

— Ни-и-ету, корефан, — протянул он обиженно. — Десять риба — нету баба. Один баба — корьобка риба.

Я решил было, что переговоры зашли в тупик, но Валя так же протянул руку и так же закачал пальцем.

— Нету, корефан. Коробка рыба — десять-баба.

Моё мнение по столь щекотливому вопросу никто не спросил, и мне ничего не оставалось, как ждать и надеяться, что увлеченный торговлей корефан подойдет поближе. Я даже прикинул сектор, в котором можно будет предпринять какие-то действия, и улегся на бок, оперевшись на руку, но длинный неожиданно отошел к борту и что-то весело прокричал про Руссию.

Я с изумлением взглянул на Валю.

— Это что тут у вас за совместное предприятие образовалось?

Он снова усмехнулся и сел.

— Я до армии два года рыбу ловил. В Даккаре наша база была — самая крупная на Западном побережье, а может, и во всей Атлантике. Там такая торговля шла, что ты, в полный рост! Мы им — рыбу, бронзу, они нам — маски, фрукты, бренди. Даже девок водили. У них тогда весь порт по-русски лопотал: «Здорово, корефан» или «Меня зовут Федя».

Он упёрся рукой в палубу, чтобы встать, но длинный молнией метнулся в нашу сторону.

— Даун! — крикнул он и толкнул Валю ногой в плечо.

Вероятно, Валентин все-таки чем-то нарушил неписанный кодекс корефанов и «товарифщей», но и сам длинный, торопясь восстановить статус-кво, совершенно забыл о технике безопасности пиратов и сутенеров. Он оказался в запретном секторе, и я махнул ногой, очерчивая широкую дугу, и уверенно подсек ему опорную ногу.

Длинный горестно всплеснул ногами, высоко подбросил голые пятки, воззвав к равнодушным звездам, плашмя рухнул на палубу, всхлипнул и обмяк. Я привстал на колени и оттянул ему веко, но зрачка в положенном месте не обнаружил.

— Нету корефан, — доложил я Вале результат осмотра.

— Ну сейчас начнётся… — зловеще протянул он.

Пистолет отлетел к борту, и если внизу слышали удар тела о палубу, можно было нарваться на очередь. Но у меня возникла идея, и я кинулся к малярке.

— Валя, растворитель!

Валентин въехал сразу, и моя мысль ему понравилась.

— Подожди, Витек, дай я…

Он ухватился за задрайки, нажал на дверь коленом и одновременно дернул задрайки вверх. Железная дверь бесшумно открылась.

Мы выволокли тридцатилитровую пластиковую канистру с растворителем и подтащили поближе к борту.

— Давай на счёт «три»!

Испуганный крик снизу и глухой удар поставили нас в известность, что мы не промахнулись. Следом всколыхнулся резкий запах ацетона.

Я осторожно выглянул за борт.

Эксцессов не предвиделось. Пираты были достаточно опытны — они не только не собирались стрелять, но и успели провести срочную эвакуацию. В небольшой лодке осталась лопнувшая пополам канистра и родной автомат Калашникова. Я попытался разглядеть в воде головы, но не смог.

Пока я соображал, насколько быстро испарится растворитель, Валя довёл мою идею до совершенства. Он подтянулся к линии фронта с самодельной бомбой, состоящей из консервной банки, солярки, обрывка ветоши и двух гаек для веса. Щелкнул зажигалкой.

— Ноу, товарифщ! — донеслось из темноты.

— Тамбовский гну тебе товарифщ. Нашли, придурки, кого грабить, — про бормотал я себе под нос.

Банка ударилась о сиденье, подпрыгнула, перевернулась, и тут же лодка вспыхнула ярким костром, осветив две кучерявые головы, шарахнувшиеся в сторону от протянувшихся по воде узеньких ручейков пламени. Лопнул пропиленовый трос, его обрывок повис вдоль борта, роняя в воду горящие капли, и плавучий костер начал медленно дрейфовать под корму.

— Корефаны подберут, — сказал я, поднимая пистолет. — Они, наверное, где-то неподалеку болтаются.

В ответ грохнула автоматная очередь. «Калаш» устроил землякам короткий прощальный салют, послав в темноту веер пуль.

Мы переглянулись и, не говоря ни слова, бегом кинулись в надстройку.

К капитанской каюте мы подоспели вовремя. Маленький грабитель аккуратно затворял за собой дверь. Он обернулся на наши торопливые шаги и слишком долго решал, какой рукой ему выхватить торчавший из съезжающих штанов пистолет. Задача была не из легких: для этого ему надо было бросить или «дипломат» с деньгами, или сумку с видеокамерой. Он так и не смог расстаться с добычей. Валя с размаху всадил ему кулак чуть повыше пистолета. Он скрючился, выпустил «дипломат» и заверещал так горестно, жалобно и пронзительно, что я на секунду опешил. В следующую секунду сумка полетела в Валентина, и мощный удар головой в живот снес меня с ног.

Злобный малыш, придерживая рукой штаны, бросился бегом по коридору. Валя кинулся за ним, почти наступая на черные пятки. Я, согнувшись дугой, заковылял следом. Открывая наружную дверь, незадачливый флибустьер все же выронил пистолет, но поднимать не стал. Добежав до борта, он махнул через ограждения, и громкий всплеск известил нас о благополучном завершении операции.

Огромный пистолет оказался незаряжен, иначе маленькому пирату пришлось бы возить его на тележке. Поколебавшись, я швырнул его вслед за владельцем. Длинный корефан к налёту подготовился более серьезно. Обойма в его пушке была почти полная.

Мы вернулись на корму. Корефан не стал дожидаться положенных пыток и суда Линча. Вместо него по корме прохаживался настороженный старпом, поглядывая на догорающую лодку.

Потом зазвенел сигнал общесудовой тревоги, громыхнул капитанским голосом динамик, и на корму потянулся полусонный народ.

3

После завтрака капитан попросил всех задержаться в столовой на десять минут.

Действительно, поговорить было о чем. Матрос первого класса Стрельцов, над которым еще недавно все посмеивались и считали почему-то таксистом, а боцман — тот вообще… так вот, этот самый Стрельцов спас «Дядю Теймура» от иноземных захватчиков. Более того, разбитые наголову пираты разнесут по всей Африке весть о том, что, во-первых, русские по-прежнему сильны, во-вторых, у них по-прежнему нечего брать, и, в-третьих, требовать у них за одну бабу коробку рыбы — это свинство, которое чревато жестоким мордобитием и потерей флота. Ну а в целом мы, конечно, против любых проявлений апартеида и расизма.

Капитан встал, кашлянул и посмотрел на меня. Я скромно опустил голову.

Суть выступления сводилось к следующему. Мало того, что пароход оказался в критической ситуации в связи с аварией главного двигателя. Мало того, что мы уже потеряли одного человека. Так еще этот совершенно безответственный Стрельцов бездумно рисковал не только своей жизнью и жизнью товарища, но и жизнями остальных членов экипажа. О возвращённых «дипломате» и видеокамере не было сказано ни слова, как и об исчезнувшем с горизонта воровском суденышке.

Аплодировать капитану стоя здесь было не принято. Вместо этого старший моторист Сергеич молча похлопал меня по плечу, а боцман громко пообещал удержать из моей и так небольшой зарплаты стоимость канистры с растворителем и рации.

Я отправился спать.

В шестнадцать меня подняли на вахту, и я снова наматывал круги на палубе, стараясь никому не попадаться на глаза. Но на смене вахт старпом вдруг вспомнил, что меня хотел видеть капитан. Мне показалось, что он меня уже сегодня видел, но я послушно спустился палубой ниже и постучал в капитанскую каюту.

— Разрешите?

— Заходите, Стрельцов.

Капитан пошарил под столом и подал мне литровую бутылку виски. От неожиданности я чуть не рубанул: «Служу Советскому Союзу!», тем более что по морским меркам эта награда запросто тянула на медаль «За отвагу» или даже на орден Дружбы народов.

— Вы — неплохой моряк, Стрельцов. Вот только опыта маловато. А действовали вы все-таки опрометчиво.

Конечно, будь у меня побольше опыта, я бы договорился с корефаном по-хорошему и, может быть, даже принял под командование его корыто, чтобы сеять ужас среди владельцев видеокамер.

— Да, вот ещё… — вспомнил капитан, — Чиф сказал, что вы у них пистолет отобрали. Принесите, пусть у меня в сейфе лежит… Кстати, все хотел у вас спросить, я в первый раз не очень понял… Вы на каких судах раньше работали?

— На парусниках, — проскрипел я в ответ и выскочил из каюты.

* * *

Этим вечером до меня неожиданно дошло, что с момента моего появления на «Дяде Теймуре» я незаметно для себя преследовал еще одну цель. И только сейчас, сидя на диване в боцманской каюте между молчаливым Валей и не очень разговорчивым Олежкой, я понял, что все время пытался влиться равноправным членом в эту не совсем понятную, снисходительно-насмешливую, а порой довольно ехидную семью. Кажется, сегодня это мне удалось.

Хотя к боцману я влился без особого желания и только вместе с виски. Он подкараулил меня, когда я спустился на нашу палубу от капитана, и радушно распахнул дверь.

— Вот молодец, Витька! А у меня как раз колбаска с завтрака осталась.

Я заколебался, но в коридоре щёлкнула ещё одна отворившаяся дверь, высунулся из каюты Хомут.

— Заходи, старичок, — махнул я ему. — И ребят позови.

Народу собралось немного. Поначалу сидели тихо, о Кольке и об аварии старательно не вспоминали, поэтому разговор в основном вился вокруг ночных событий. Потом Хомут принес еще одну, и под нее мы обсудили проблему международного пиратства. А когда вплотную подошли к столь деликатному вопросу, как стоимость женщин в различных африканских, латиноамериканских и азиатских портах, водка закончилась.

Боцман разочаровано потряс бутылку, посмотрел сквозь нее на свет и подозрительно спросил:

— Витька, он тебе только одну дал?

Я кивнул:

— Только одну.

— Точно?

— Точно!

— Так сходи ещё попроси. Я тут как раз один случай вспомнил…

— Как это — попроси? — удивился я.

— Как-как… Придумай что-нибудь… Скажи, что разбил, пока нес.

— Нет, я не пойду. Неудобно как-то. Да и ночь уже…

— А-а, — с досадой отмахнулся боцман, — наберут на флот… Хомут, у тебя ничего не осталось?

— У меня не осталось, — задумчиво протянул Хомут и сделал достаточно многозначительную паузу, чтобы все поняли: безвыходных положений не бывает.

— Ну не томи!

— У Кольки должно остаться, — сказал Хомут, не глядя ни на кого из нас. — Только его каюту дед еще вчера запер, а ключ старпому отдал.

Боцман выдвинул ящик стола, порылся в груде всяких полезных и бесполезных железок и достал ключ.

— На, вездеходом попробуй. Чего ж ей теперь пропадать, что ли? И Кольку помянем. Правильно, мужики?

Мы вроде как нехотя согласились.

Хомут отсутствовал недолго. Он вернулся без водки и поэтому выглядел очень подавленным.

— Ты что, открыть не смог? — возмутился боцман. — Ну, наберут на флот!

— Я-то смог, — тихо ответил Хомут. — И не только я. Там у него в каюте все перерыто.

Мы повскакивали со стульев и почти бегом направились к трапу.

Дверь оставалась открытой, и заходить внутрь не было никакой надобности. И так ясно, что каюта подверглась торопливому обыску. Вывернутые ящики, разбросанная одежда и взгорбившийся матрац.

— А водка на месте? — спросил боцман.

— Я не смотрел, — ответил Хомут.

— Так посмотри!

Хомут вошел в каюту, перешагнул через открытый чемодан и потянул дверцу рундука.

— Да вон в коробке три бутылки стоят.

— Деньги искали, — уверенно заявил Олежка и задумчиво добавил: — У нас в этом контракте такого еще не было.

— Нет, не деньги, — сказал я. — Искали что-то крупное. Если бы искали деньги, то все вещи в чемодане просмотрели бы. А так — только разворошили.

Я повернулся к Хомуту и наткнулся на его подозрительный взгляд.

— Да, воровства у нас еще не было, — произнес он значительно.

— Ладно, закрываем, — хмуро пробормотал боцман. — Завтра доложу капитану — пусть разбирается, чего как.

Он запер дверь.

— Все, мужики, банкет закончен.

Повар Андрей, которого все почему-то уважительно называли шефом, разочарованно вздохнул:

— А я отварного мяса нарезал… Ладно, пойду убирать.

Он посмотрел на нас с надеждой, ожидая возражений, но не дождался и пошел по коридору в сторону камбуза.

Я остановился у трапа, пропуская вниз боцмана, Олежку и Валентина, придержал Хомута за руку и тихо сказал:

— Хомут, будь осторожен.

— Ты сам будь осторожен! — зло крикнул он. — Мне-то чего?

Внизу стояли боцман с Олежкой и глядели на нас.

— Ничего. Просто будь, и все.

Он вырвал руку и ушел.

Я спустился по трапу вниз.

— Ты чего? — спросил боцман.

Я пожал плечами, и боцман рассказал поучительную историю, как у него в каком-то полузабытом году подрались два матроса и обоих списали на берег. Один сидел на биче, пока совсем не спился, а другому повезло ещё меньше. Он устроился на завод и работает там до сих пор.

Я сделал вид, что осознал. Они двинулись по каютам, а я свернул в свой коридор на правом борту, где жили только мы с Сергеичем.

Я подошел к двери, взялся за ручку и задумался.

Хомут воспринял мое предостережение как-то неправильно. Как будто я его оскорбил или заподозрил в чем-то. Или он меня заподозрил?

Ах ты щенок! Да он же явно намекал, что кроме меня больше некому залезать в Колькину каюту. У них, видите ли, раньше такого не было! Можно подумать, что вахтенные мотористы раньше здесь вываливались за борт строго по графику. Да в порядочных домах за такие намеки просто морду бьют!

Я с трудом подавил возмущение. Нет, шумную разборку устраивать ни к чему, а вот прояснить вопрос, наверное, надо.

Я отпустил ручку и пошел назад к трапу. Поднявшись, я сразу увидел Андрея. Он, покачиваясь и сжимая голову руками, мелкими шагами передвигался в мою сторону. Я удивился, что его так развезло. Видимо, на камбузе работала плита, и в духоте он быстро созрел.

— Давай помогу, старик, — крикнул я.

Он непонимающе поглядел на меня, оторвал одну руку от головы и протянул в мою сторону запачканную кровью ладонь. Я кинулся к нему.

— Что? Что случилось, Андрюха?

— Убили, суки, — обречённо прошептал он и сполз по переборке на палубу.

* * *

Воскресил я его не очень быстро — удар был довольно сильным. На затылке вспухла огромная шишка, и под разорванной кожей бушевал какой-то капилляр, заливая волосы кровью.

На камбузе была аптечка, и я заглянул туда. Кроме аптечки, я обнаружил валявшуюся на полу деревянную скалку и распахнутые дверцы шкафов по всему периметру помещения. Опять обыск.

Я вылил на Андрея по полбутылки перекиси и йода. Когда кровь остановилась, помазал сверху мазью от ожогов и за неимением нашатыря сунул ему под нос бутылочку с остатками йода. Он долго нюхал, потом открыл глаза и потрогал голову.

— Это не ты пошутил? — спросил он вполне серьёзно.

— Сейчас схожу за скалкой и так пошучу! — ответил я вполне серьезно.

Андрей постепенно отошел от шока, но ничего интересного не вспомнил. Он открыл холодильник, наклонился и получил по голове. Когда очнулся, обнаружил кровь и решил, что это — конец. Когда очнулся во второй раз, увидел меня и решил, что это я пошутил.

К Хомуту идти расхотелось. Он, конечно, уже спит богатырским сном, тем более что скоро ему заступать на вахту. Я проводил Андрея, который продолжал недоверчиво коситься в мою сторону, видимо, ожидая признания, и отправился спать.

* * *

Этот шотландский «Баллантайн», обклеенный медалями не хуже портрета Брежнева, оказался той еще гадостью. Неудивительно, что капиталисты так мало пьют и так много разбавляют. А потом начинают плести интриги, пытаясь добраться до богатейших в мире запасов водки, и при этом делают невинный вид, будто их интересуют всего лишь нефть, газ и редкоземельные металлы.

Мой организм вяло боролся с иноземной интервенцией, поэтому сразу уснуть не удалось, и я переключился с ликёро-водочных проблем на насущные.

Судя по всему, старпом всерьез ударился в поиски. Колькину каюту он обшарил, скорее всего, ночью, пока мы с Валентином бродили по палубе. А может, еще раньше, И на камбуз он забрался не зря. Андрей, Колька и Хомут частенько собирались по вечерам за картами, дулись в «кинга» и в «тысячу», и боцман периодически упрекал Андрея за то, что он носит на посиделки общественный сыр и ветчину.

Наверное, когда Андрей зашел на камбуз, старпом был уже там. Время он выбрал удачное, тихое, но внеплановое появление шефа его напугало, и он, не задумываясь, применил скалку, чтобы не отвечать на вопросы по поводу распахнутых шкафчиков. Похоже, он не очень любит своих коллег. А это значит, что в ближайшее время, если не сегодня ночью, он навестит каюту Хомута. Хомута передвинули на утреннюю вахту, которую раньше стоял Колька. Возможно, сам старпом и подал дедушке эту идею. Как это ни печально, но сегодня эту же вахту придётся отстоять и мне, спрятавшись где-нибудь поблизости от хомутовской каюты.

Я зажёг лампочку над головой и, взяв часы, выставил будильник на четыре утра и тяжко вздохнул. Завтра мне опять попадет от проживающего за переборкой Сергеича. Сергеич спал очень чутко, и, бывало, по ночам спускался в машину и находил там какие-нибудь незакрепленные железяки, хотя, казалось бы, все звуки мощно перекрывал шум работающего двигателя. Мне уже не раз приходилось выслушивать его укоризненные наезды за незапертую дверцу рундука или за звенящую чайную ложку в стакане.

Мучимый глубоким раскаянием, я зарылся в подушку…

Я проснулся не от будильника. Это был какой-то другой, непонятный звук. Я сел на койку, свесив ноги, и потянулся за часами. Без десяти четыре.

Пароход слегка покачивало, и я на всякий случай проверил дверцу рундука, потом взял сигареты со стола, сел на диван и закурил.

За переборкой заворочался, заскрипел койкой Сергеич. Я замер, хотя был уверен, что двигался бесшумно и совсем негромко курил. Сергеич вышел в коридор и, укоризненно шаркая, направился к туалету.

Теперь можно спокойно умыться. Я подошёл к раковине и нажал на кнопку выключателя.

Вспыхнула лампа, осветив в зеркале заспанное лицо, и одновременно грянули выстрелы. Они донеслись откуда-то извне и сверху, приглушенные переборками и шорохом прохладного воздуха, струившегося из кондиционера. Но в том, что это именно выстрелы, не было никакого сомнения.

Я метнулся к столу, громыхнув стулом, мимолетно подумал о своевременно отсутствующем Сергеиче и выдвинул ящик.

Пистолета на месте не было.

Снова раздались выстрелы. Я выбежал из каюты и кинулся наверх.

Выскочив из надстройки на тёмный ботдек, я сразу наткнулся на Хомута. Сноп света, прорвавшись наружу сквозь распахнутую дверь, на мгновение осветил его и матово блеснул в тёмной лужице, растекающейся по деревянной палубе.

Дверь захлопнулась, и света не стало.

Хомут, скорчившись, лежал у трапа, упираясь головой в нижнюю ступеньку. Я подхватил его под локоть, и его рука безвольно откинулась вдоль тела. Я провёл ладонью по животу и груди и приложил руку к шее, нащупывая сонную артерию.

Та-а-ак… Вот, значит, как всё сдвинулось. Напрасно я понадеялся, что все рассосется само собой, и бросил дело на полпути. Не рассосалось. Два человека погибли, даже не поняв за что. И неизвестно, остановится ли на этом старпом. Нет, он у меня точно остановится, хочет он того или нет.

Я снял с пожарного щита короткий, но увесистый пожарный топорик и осторожно двинулся вверх по трапу.

Старпом на достигнутом не остановился. На крыле, навалившись спиной на пеленгатор, сидел Кит Китыч. Он запрокинул голову и широко раскрытыми удивленными глазами смотрел на мерцающие звёзды, то появляющиеся, то исчезающие в разрывах облаков.

Та-а-ак… Сколько там оставалось патронов? Шесть? Восемь? Не знаю, не считал. Но теперь осталось немного. На пятнадцать человек не хватит.

Дверь в рубку была открыта настежь. Из неё напористо шел воздух — значит, противоположная дверь тоже открыта. Возможно, старпом выбежал через неё и минут через десять появится на мостике, придумав какие-нибудь оправдания своего отсутствия.

Я прижался спиной к переборке, шагнул к зияющему темнотой проему и заглянул внутрь.

Ветер ударил в уши свистом и шелестом бумага. Больше никаких звуков внутри я не разобрал. Зато внизу, на ботдеке, хлопнула дверь, потом раздались голоса, отчетливый испуганный крик: «Сюда!» — и неуверенные шаги по трапу.

Я обернулся и закричал:

— Это старпом! Будьте осторожны! Он вооружён!

На трапе замерли. Рубка тоже не ответила на разоблачение канонадой, и я решился; Раскачавшись, я оттолкнулся рукой от косяка, прыгнул внутрь и сразу отскочил от проема в темный угол, до которого не долетали зеленые всполохи экрана радара. По мне никто не стрелял, и я рванулся к противоположной двери.

Я споткнулся где-то на середине и, падая, понял, что споткнулся об ещё одно лежащее тело.

Я выронил топор и успел подставить руки под лицо. Растянувшись на палубе во весь рост, я услышал, как отворилась дверь в штурманскую, и через пару секунд по глазам полоснул заливший рубку свет. Я зажмурился, сел, потирая ушибленную грудь, и открыл глаза.

Меня о чём-то спросили, но я не ответил. Я ошарашенно смотрел на вытянувшегося у моих ног человека. Я видел кровь на полу, видел небольшое, аккуратное входное отверстие чуть пониже основания черепа и еще одно на рубашке между лопатками и не верил, что это действительно он.

Кто-то потряс меня за плечо.

— Вставай!

Я начал, подниматься и, выпрямившись, обнаружил перед собой очень пожилого, бледного как мел мужчину с трясущимися губами.

— Что… Что происходит… Что это такое, Стрельцов? — спросил он совсем не капитанским голосом.

— Это с-старпом… — сказал я и только сейчас понял, что глупо не верить своим глазам, и на полу в рубке лежит мёртвый старпом, застреленный из того же пистолета, из которого застрелили Хомута и Кит Китыча.

Я обвёл глазами ребят, толпившихся в рубке, виновато пожал плечами и повторил:

— Это старпом.

Окружающее пространство неожиданно сжалось. С десяток разгорячённых тел навалились со всех сторон, заламывая руки, выкручивая голову и чувствительно саданув пару раз по и так уже ушибленным ребрам. Я не сопротивлялся, терпеливо ожидая, когда они закончат. После той шутки, которую отмочил со мной старпом, меня трудно, было чем-либо удивить.

Кто-то схватил меня за волосы и оттянул голову назад, кто-то завел под подбородок рукоятку топорика.

— Пусть только дернётся!

Гулявший по рубке ветер подхватил и унёс запахи крови, пота и адреналина. Дыхание выравнивалось, глаза приобретали осмысленное выражение, и деревянная рукоятка уже не так сильно давила на кадык.

Я скосил глаза на капитана.

— Борис Иванович, это не я. Я только прибежал первым, вот и все.

Но он не смотрел на меня, он по-прежнему не отрывал налитых ужасом глаз от распростертого на полу тела.

За капитана зло ответил Олежка:

— А Хомуту вчера вечером не ты угрожал? Мы с боцманом всё слышали!

— Я не угрожал. Я предупредил его, чтобы был осторожен…

— А меня он даже не предупредил. Просто по башке дал, и всё. И в ящиках рылся, — возмущённо выкрикнул Андрей.

— Я не… — Тут я понял, что отвечать всем сразу — дело бесполезное, и, задумавшись на секунду, снова обратился к капитану: — Мне пришло в голову, что при похожих обстоятельствах в прошлый раз пропал Николай. А Хомуту… ну то есть Славику, как раз на ночную вахту заступать… Вот я и сказал ему: «Будь осторожен».

Мои слова прозвучали как-то очень уж неубедительно, я сам это почувствовал и окинул взглядом толпившихся на мостике ребят. Мне не верили, тяжело дышали и смотрели на руки, густо заляпанные засохшей кровью. Капитан наконец повернулся ко мне.

— Пистолет был у вас, Стрельцов, хотя я сказал, чтобы вы принесли его мне. Где он, Стрельцов?

— Его у меня украли.

— Украли… А почему вы оказались здесь первым? Вы что, не спали?

— Ну я проснулся, закурил и услышал выстрелы. После этого побежал наверх и наткнулся на Хомута.

— А вот Иван Сергеич говорит, что вы ушли из каюты еще до того, как прозвучали выстрелы. Он слышал, как вы закрывали дверь.

Сергеич, не глядя на меня, хмуро кивнул.

Я отвесил челюсть, но закрыл рот, когда рукоятка впилась мне в горло.

В рубку вошёл боцман и обменялся многозначительным взглядом с капитаном.

— Всё готово.

Капитан уже окончательно пришёл в себя, одёрнул майку на животе, распрямил плечи и сразу стал выше ростом.

— Данной мне властью я вас арестовываю, Стрельцов. И не советую сопротивляться. Не надо дразнить людей — вам же хуже будет.

— Подождите…

Я оглядел своих ещё совсем недавних товарищей, готовых решительно подтвердить, что мне будет хуже. В рубке собрался весь экипаж. Их было много, но они были совершенно беззащитны против одного, который находился здесь же. Стоял у всех на виду и вместе с тем оставался невидимкой.

— Подождите! Борис Иванович, я должен признаться, я действительно не моряк. Я выполняю поручение вашего судовладельца. Он… Он заподозрил хищение груза и считает, что этим занимается… занимался ваш старший помощник. Теперь он убит, значит, эти подозрения обоснованны, и, значит, он занимался этим не один. Второй остался среди нас. Он вооружен и опасен для всех. Вы можете позвонить прямо сейчас хоть дяде Теймуру, хоть вашему менеджеру, или кто он там, Петровичу. Они подтвердят мои слова. У меня есть их домашние телефоны, если хотите…

Эффекта разорвавшейся бомбы не получилось. Капитан хотел презрительно усмехнуться, но не стал и, кривясь, процедил сквозь зубы:

— Они подтвердят, как же! Ведь вам абсолютно неизвестно, что мы ни с кем больше не можем связаться.

Я попытался повернуть голову, и мне предоставили такую возможность. Спутниковый телефон-телефакс, гордость обоих дядей Теймуров и примазавшегося к ним Петровича, зиял дырой в разбитом корпусе, из которой вываливалась электронная каша.

Я опять опоздал.

— Да врёт он, сволочь! — убеждённо гаркнул боцман. — Ишь, чего выдумал: поручение судовладельца. Врёт, как Троцкий мерин!

Конечно, я врал, хотя и не до такой степени. Но если я скажу правду, мне все равно не поверят во всяком случае сейчас и следующая пуля будет точно моей, без всякого шанса защититься и, скорее всего, этой же ночью. А я хотел бы дожить до утра и что-нибудь придумать. Поэтому я продолжал врать:

— Я говорю правду…

— Там разберёмся, — хмуро подвел итог капитан и указал подбородком на выход. — Уведите.

Никто не зарыдал мне вслед.

4

Оставшись один в пустой разгромленной каюте, когда-то бывшей четырёхместным кубриком для практикантов, я сразу почувствовал качку. В каюте было душно и тускло, не работал кондиционер, не текла вода из крана, а из самой раковины отвратительно пахло чем-то кислым и нежилым. Основное освещение тоже не работало, и только маленькая лампочка у старой, обшарпанной гладильной доски отозвалась на мои неуверенные попытки скупым светом. Два иллюминатора были закрыты и, конечно, добросовестно обжаты — мне сразу бросились в глаза свежие царапины на потемневших латунных задрайках. Три пустые койки и поролоновый матрац с выжженной серединой, небрежно брошенный на четвертую. Короче говоря, наспех организованная КПЗ без малейших удобств и элементарной параши. Надо будет пожаловаться на боцмана в Совет Европы.

За иллюминатором начало сереть. Я расправил матрац, аккуратно улегся на бок, стараясь не касаться грязной обугленной дыры, долго пытался приткнуть куда-нибудь перепачканные засохшей кровью руки и наконец, плюнув на личную гигиену, сунул их под голову.

Ночь закончилась, но светлее от этого не стало. Наоборот, ночь закончилась трагически и абсолютно непонятно. Поэтому, как я ни старался, уснуть не удавалось, и в качестве альтернативы я попытался поразмыслить.

Что же всё-таки происходит?

Ещё час назад я совершенно ясно представлял себе задачу и совершенно напрасно считал ее выполненной. Ещё час назад я знал противника и совершенно напрасно считал его обезвреженным. Теперь у меня нет другой задачи кроме как выжить, и уберечь других. От кого? От вооруженного, готового на все убийцы, которым может оказаться любой из оставшихся тринадцати.

Кто он? Не знаю. После того как он перестал быть старпомом, я о нем ничего не знаю. Он остался в тени, воплотился в черноту трюма, в мягкий звук шагов по мешкам, в шуршание ветра в залитой кровью рубке. Какую цель он преследует, убив сообщника? Не поверил, что груз пропал, или поверил и, испугавшись, решил избавиться от ниточки, связывающей его с заказчиком?

Вопросы метались в голове, переплетались и наслаивались друг на друга, не вызывая ни ответов, ни даже предположений. Голова шла кругом, кружился «Дядя Теймур», кружились закаменевшие, угрюмые лица ребят, кружились звезды в застывших глазах Кит Китыча, и старпом неподвижно лежал на полу в рубке…

…В двери повернулся ключ, я проснулся и сел.

В приотворенную дверь заглянул Олежка. Он хлестнул меня настороженным взглядом, наклонился, доставил на пол тарелку с макаронами по-флотски и пластиковую бутылку с водой. Бутылка сразу упала и покатилась по палубе.

— Иди, жри, — буркнул он, выпрямляясь.

— Подожди, Олежка. — Я потряс тяжёлой головой, соображая, о чем мне надо его спросить.

— Какой я тебе Олежка, сволочь! Да будь моя воля, я бы тебя здесь и сжёг, как крысу! — прохрипел он с ненавистью и хлопнул дверью.

Та-а-ак…

Жрать я не стал из принципа, а есть почему-то не хотелось. «Дядя Теймур» уже не просто качался на волне, он метался из стороны в сторону, сотрясаясь и хрипя от тяжёлых ударов. По стеклу иллюминатора бежали струи воды, и за ними не было ничего, кроме кипящей пены.

Каюта тоже ходила ходуном. С трудом преодолевая головокружение, я встал и погнался за бутылкой. Я догнал ее у умывальника, открыл и процедил сквозь зубы два маленьких глоточка. Воодушевленная тарелка с макаронами по-флотски тоже двинулась в мою сторону, сначала нерешительно, а потом все быстрее и быстрее. Я подхватил её и отправил в раковину. Спасибо, но флотом я сыт по горло.

* * *

Та-а-ак… Кажется, я поторопился подчиниться Верховному Главнокомандующему в надежде, что утро вечера мудренее и утром меня выпустят за недостатком улик. Ведь у меня была вполне реальная возможность освободиться. Когда ночью мы гурьбой спускались по узкому трапу, моим конвоирам пришлось перегруппироваться, и сделали они это далеко не лучшим образом. Они отпустили мои руки, а третий механик Геныч, продолжавший зачем-то фиксировать мою голову рукояткой топора, согнулся в три погибели и почти повис у меня на плечах. Мне достаточно было просто перехватить его руки и резко наклониться, чтобы Геныч, в общем-то неплохой парень, полетел вниз и снес спускающихся впереди неплохих парней Олежку и Дениса. Потом я бы спрыгнул к тому самому пожарному щиту, на котором оставался еще один топор, а также железный ломик, очень удобный в ближнем бою.

Но я ничего предпринимать не стал — я все же надеялся, что к утру они остынут, отойдут от запаха крови и ужаса потери и подумают о реабилитации Стрельцова, то ли парусника, то ли детектива, но вроде бы тоже неплохого парня.

Не вышло. О реабилитации никто и не вспомнил, как будто в помине не было Двадцатого съезда, а судя по Олежкиным высказываниям и по дырявому матрацу, неплохим парнем меня здесь совсем не считают.

Это неожиданное открытие меня ужасно огорчило. Мне стало обидно, тошно и душно, и я снова улегся на койку.

А почему, собственно? Почему, обнаружив перерытый Колькин чемодан, Хомут заподозрил меня в воровстве? Почему Сергеич сказал, что я выходил из каюты? Почему вчера меня только арестовали, а сегодня уже собираются сжечь? Почему шеф, получив по башке, тоже заподозрил меня? Неужели на парусниках в самом деле работают настолько отвратительные люди? Но я там и не работал. Может быть, имеет смысл разузнать, кто, кроме меня, раньше работал на паруснике? Неплохая идея…

Я снова уснул и снова проснулся от щелчка поворачивающегося ключа в замке. По топтанию у двери и невнятным проклятиям я понял, что опять пришел Олежка, и, не оборачиваясь, сказал:

— Передай Сергеичу, что я слышал, как он ходил ночью в туалет. И когда раздались первые выстрелы, он сидел там.

Он опять стал ругаться:

— Что ты мне тут вкручиваешь, сволочь?! Деньги уже нашли, понял, подонок? Мог бы и подальше спрятать.

Я рывком соскочил с койки, а он метнулся за дверь и успел ее захлопнуть.

— Какие деньги, Олежка? Когда нашли?

Ключ колотился в замке и никак не хотел поворачиваться.

— Колькины деньги, вот какие! Две с половиной тысячи! У тебя под матрацем, понял?!

Замок наконец щёлкнул, и Олежка уверенно добавил:

— Подонок!

— Когда нашли?

Он не ответил и пошёл по коридору.

Я подскочил к двери, поскользнувшись на тарелке с бутербродами, грохнул в дверь кулаком и закричал:

— Когда нашли?

В ответ я услышал только какофонию хрипа, свиста и всхлипа; её издавал пляшущий среди волн неуправляемый «Дядя Теймур».

Я пнул бутерброд и яростно заходил по каюте.

Хватит взывать к справедливости! Надо что-то делать. В конце концов, преступления — это моя специализация. Я уже заявил об этом во всеуслышание и сразу заработал две с половиной тысячи Колькиных денег. Вчера вечером под матрацем ничего не было, я бы увидел, когда перестилал простыни. Значит, злодей понял, что теперь я — его основной соперник.

Кто — он? Никто. Ни намеков, ни подозрений. Сергеич почему-то сказал неправду, это пока для меня самое непонятное. Он не мог слышать, как я выходил, и не мог перепутать с кем-то. В нашем коридоре мы живем только вдвоем среди пустых кают.

Но когда стреляли в Хомута, Сергеич сидел в туалете. Теоретически он, конечно, мог хлопнуть дверью и на цыпочках рвануть наверх, забыв о предпенсионном возрасте, одышке и животе. Или пробраться туда по канализационным трубам. Практически — очень сомнительно. Он совсем не подходит на роль хладнокровного убийцы и наркотовоза, или как их там называют… А кто подходит? Никто. Круг замкнулся.

Бутерброд с намертво приклеенной тонкой пластинкой сыра снова попался мне под ноги, и я пинком загнал его в другой угол.

Кто — не он? Я! Сюда же, в свою компанию непричастных, я безоговорочно принимаю Андрея. Он не смог бы так сильно шарахнуть себя по затылку, даже если бы и захотел. А еще он много времени проводил с Хомутом и Колькой, почти все вечера. За это и получил по кумполу. Возможно, его каюту тоже обшарили.

Ещё — Олежка, Валентин и боцман, они разошлись по каютам на моих глазах и не успели бы вернуться незамеченными и заехать шефу по башке. Кроме того, если бы боцман выбросил Кольку за борт, он не стал бы искать его рано утром и тем более ломать двигатель. Гораздо естественнее уйти от места преступления как можно дальше, а уже потом поднимать тревогу.

Итак, четверо отпали наверняка. Пойдем дальше…

Застрелить трёх безоружных и ничего не подозревающих человек с небольшого расстояния мог любой. Выпихнуть Кольку за борт — тоже, в зависимости от обстоятельств. А вот перекрыть клапана в машине — тут можно отбросить капитана и Ослика по тем же причинам, что и старпома. Теперь остаются механики — люди вечно хмурые, непонятные, постоянно спрашивающие: «Как там погода впереди?» Что само по себе подозрительно — какая им разница, если они не вылезают из машинного отделения? Кстати, они оттуда не вылезают именно из-за аварии, так что ломать двигатель механикам вроде бы и ни к чему.

Кто ещё? Сергеич и Денис. Денису незачем по вечерам бить Андрея по голове, чтобы обыскать камбуз. Он может сделать это без крови и в рабочее время. Сергеич сидел в туалете, и это — железное алиби. Но почему он сказал, что я выходил из каюты?

Ладно, об этом потом… Кто остаётся? Остаюсь я. У меня нет алиби, я не работаю в машинном отделении, и я достаточно лоховат, чтобы перепутать главный двигатель с рукомойником и перекрыть клапана. А еще я везде, где не надо, появляюсь первым, и мои руки по локоть в крови самым натуральным образом. Что и требовалось доказать. Просто удивительно, почему я до сих пор не болтаюсь на рее.

Снаружи раздался негромкий стук в дверь, и невнятный голос позвал:

— Стрельцов… Эй, Стрельцов…

Я узнал Олежку.

— Чего?

— Как только тебя заперли, сразу пошли искать в твоей каюте. И сразу нашли деньги. Под матрацем.

— Кто предложил?

— Боцман. Ему вроде бы капитан приказал.

— А кто под матрац залез?

— Я. Это Колькины деньги, ты понял?

— Понял. Открой дверь, Олежка, поговорим. Хочу тебя спросить кой о чём…

Он молча потоптался у двери, потом сказал:

— У меня ключа нет. Я у боцмана беру.

Кажется, врет. Но уже не грубит, и это неплохо.

— Спроси у Валентина, может, у него вездеход есть?

— Валентина в машину отправили. Они с Сергеичем пополам вахты стоят. Больше некому, сам знаешь…

— Знаю… Выпускать меня не собираются?

Он неуверенно вздохнул.

— Нет пока… Ну ладно, я пошел?..

В его голосе явно прозвучал вопрос, но я промолчал, и он ушел.

Кто и когда успел подложить мне деньги? Наверное, пока меня вели вниз, в арестантскую каюту. Там набился полный коридор народа, но, конечно, не все. Рядом были Олег с боцманом, Денис, электромеханик, остальных я не зафиксировал — я был слишком подавлен и растерян, чтобы вглядываться в ненавидящие лица, ища сочувствия. Убийца быстро обернулся, он знал, где лежат Колькины деньги — значит, это он обыскивал Колькину каюту, а не старпом. Умозаключение, конечно, гениальное, но оно мне ничего не даёт.

Чарик сказал, что это не те люди, и мне ничего не остается, как придерживаться этой аксиомы. Убийца теперь один, он убрал своего сообщника, который мог проговориться, кто убил Кольку, Хомута и Кит Китыча. Все это очень и очень хрупко, шатко и призрачно, но хоть как-то объясняет события. Не проясняется лишь главный вопрос: кто он? Но это можно прояснить. Необходимо всего лишь, чтобы мне поверили, выпустили и ответили на вопросы: кто где был и кто кого видел в течение трех вечеров в этом маленьком тесном мирке? Возможно, убийца это понимает и попытается ещё как-нибудь меня скомпрометировать. Или…

Дальнейшее развитие моих рассуждений мне совсем не понравилось. Я заметался по каюте и вскоре нашел то, что нужно. С нижней стороны гладильной доски была закреплена на шарнире длинная металлическая труба, служившая упором. Я без труда вырвал ее вместе с шурупами.

Первым делом я отдраил иллюминатор. Сквозь тонкую щелочку, появившуюся между обоймой и уплотнительной резиной, в каюту ворвались грохот волн и свист свежего воздуха.

Я долго стоял у иллюминатора и дышал, чувствуя, как с каждым вдохом качка уходит из тела, и наконец нехотя оторвался от этого занятия и пошел баррикадировать дверь.

Заткнув трубу за ручку, я улёгся на грязный прожженный матрац с устойчивой надеждой, что завтра добьюсь амнистии. Если Олежка перестал исходить ненавистью, то он уже успел переговорить с Сергеичем и засомневался. Отчего бы не засомневаться и другим? Во всяком случае я буду орать, стучать в дверь трубой и требовать пересмотра дела.

С мыслью о воле, где работает кондиционер, течёт вода из крана и матрац покрывается относительно чистой простыней, я уснул.

* * *

Я рывком сел на койке, затряс головой, форсируя возвращение в действительность. Где-то рядом была опасность, очень близко, в двух шагах, и я пытался разглядеть ее при тусклом свете лампочки, горевшей над умывальником. Я потянулся к трубе, расклиненной в ручке двери, и тут наконец сообразил, что опасность затаилась там, за дверью.

Сквозь замочную скважину просачивались лишь ниточки света.

Ключ в замке очень аккуратно повернулся. Раздался легкий щелчок, и отверстие замочной скважины снова вспыхнуло желтым овалом. Но дверная ручка не шелохнулась. Стоявший за дверью не пытался нажать ее или подергать. Потом зашелестели и смолкли шаги. Ночной посетитель, отперев замок, ушёл. Или сделал вид, что ушёл.

Я потянул на себя трубу, освободив ручку. Не удалось это сделать бесшумно, но, пока я в каюте, можно не бояться прицельного выстрела. А вот стоит выскочить в коридор…

Он может стрелять с того места, где коридор делает поворот, с каких-нибудь пяти метров, потом за две секунды проскочит мимо моей законной каюты и каюты Сергеича на трап. Через три секунды он будет наверху, через пять секунд выскочит из надстройки наружу, через две минуты смешается с перепуганными коллегами, недоуменно столпившимися у тела насильника, убийцы и негодяя Стрельцова.

Не выйдет, старичок! С ребятами с парусников такие номера не проходят.

Я не успел придумать ответного хода, достойного парусного флота. Гром грянул с противоположного коридора, и я, подхватив трубу, вылетел из каюты.

Я добежал до поворота и услышал стук шагов палубой выше. Шаги удалялись в корму, к выходу из надстройки. Он торопился и поэтому шумел. Мои расчеты оправдались — я не успел проскочить и половину трапа, ведущего наверх, когда хлопнула наружная дверь. Он ушёл.

Поднявшись по трапу, я свернул налево и ещё раз налево и остановился у каюты Хомута. Дверь была распахнута настежь. Пороховой дым тянулся в вентиляционное отверстие в подволоке. На диване, откинувшись на спину, умирал Олежка. Его открытые глаза стекленели, а из разорванной шеи фонтаном хлестала кровь. На столе стояло чайное блюдце, заваленное окурками.

Кто-то прошаркал тапками по линолеуму, миновал поворот и, задержавшись на секунду, шарахнулся обратно.

— Это он! — раздался крик.

Я с трудом отвернулся и побежал. Уже у самого выхода на открытую палубу я ещё раз услышал предостерегающий крик, кажется, Дениса:

— Это он!

Открылась и снова захлопнулась чья-то дверь. Я, не оглядываясь, выскочил из надстройки.

5

Остаток ночи я провел на свободе. Свобода была без душа и белых простыней, а по количеству сажи мое новое пристанище равнялось нескольким десяткам прожженных матрацев. Зато сколько угодно свежего сырого воздуха и серое, затянутое низкими тучами небо над головой.

Ветер стихал и заходил под корму, сбивая и сглаживая гребни волн. «Дядя Теймур» уже не метался из стороны в сторону и не ухал от ударов, только устало переваливался с борта на борт.

Выбежав из надстройки, я не стал искать убийцу — это было бесполезное занятие. Я не сомневался, что через пять-десять минут он будет стоять у каюты Хомута вместе с остальными. Потом кто-нибудь обнаружит, что клетка пуста и людоед Стрельцов непостижимым образом ускользнул, чтобы сделать свое страшное дело.

Кто — он? Олежка все-таки выследил его, устроив засаду в каюте Хомута, но убийца сумел его разубедить или заставил сомневаться. Подожди, Олежка, сейчас я тебе все объясню, или что-то в этом роде. Потом — бегом вниз, на противоположный коридор, поворот ключа, потом — бегом назад, остановился, выстрелил, убедился и бегом из надстройки. Все рассчитано буквально до секунды.

За мной, конечно, не гнались. Вряд ли нормальному человеку придет в голову искать в темноте вооружённого пистолетом преступника. Сам я не боялся быть застреленным. Пока я жив, убийца вне подозрений и может продолжать свое дело легко и доверительно. Так что я, скорее всего, буду последним из десяти негритят; Но и он будет последним, к тому времени и патроны закончатся. Хотя на это надежда слабая — он вполне может действовать топориком или гаечным ключом. Ничего не подозревающие товарищи охотно подставят свои затылки.

Сначала я хотел спрятаться в одном из трюмов, но кто-то догадался включить прожектора палубного освещения, и я передумал. Петляя по внешним палубам надстройки, я поднялся к трубе и с удивлением обнаружил узкий железный трап, ведущий наверх. Наверху оказалась небольшая площадка, густо усеянная сажей, теплая от выхлопных газов, идущих от генератора. А я-то думал, что труба — она и есть труба, и в нее можно провалиться почти до самого киля, оставив после себя густой черный дым, если провалиться в галошах.

Я был слишком возбуждён, грязен и сыр, чтобы лечь и уснуть. К тому же в последние сутки на пароходе возникла нехорошая тенденция: стоило мне лечь спать, как кого-то убивали и валили ответственность на меня.

С трубы открывался великолепный круговой обзор на все открытые палубы. Я встал на колени и, высунув голову наружу через низкое ограждение, порадовался, что не пошел на главную палубу. Волны разворошили бамбуковые маты, и теперь там топорщились непроходимые джунгли, отбрасывая резкие причудливые тени.

Что-то шевельнулось внизу, и я перевёл взгляд. На крыло мостика вышел человек, но кто именно, я разобрать не смог. Он подошёл к ветроотбойнику и поднял руку. Постояв так с минуту, опустил руку и вернулся в рубку. Возможно, это был сигнал, но мне так и не удалось разглядеть принимающего, да и не верилось, что кто-нибудь рискнёт туда пробраться через острые зубья торчащих бамбуковых прутьев.

* * *

Я скатился по трапу, обошёл трубу и подкрался к двери рубки с противоположного крыла. Дверь была приоткрыта, из штурманской сквозь занавеску падала полоса приглушенного света.

У радара стоял Ослик. Одной рукой он держался за поручень, другой задумчиво тыкал в кнопки, отзывавшиеся слабым писком.

Прикинув расстояние, я проскользнул в дверь и шагнул к нему, фиксируя взглядом руки. Он шарахнулся назад, но сзади была стена, и он вжался спиной в угол, прикрывая руками грудь. Он смотрел на меня перепуганно-обиженными глазами и, кажется, совсем не собирался стрелять.

— Это ты, Стрельцов? — спросил он дрожащим голосом.

Вопрос был абсолютно излишним, и я оставил его без внимания. Это был я, и Ослик знал об этом.

— Что ты здесь делаешь, Саша? Ведь твоя вахта закончилась ещё три часа назад.

Мой вопрос тоже показался Ослику излишним.

— Ты… зачем пришёл?

В его голосе было столько ужаса, что я вывернул карманы шорт и протянул вперёд раскрытые ладони.

— Я не охочусь на морских осликов, Саша. Так что ты здесь делаешь?

Он не поверил и тяжело вздохнул.

— Я стою на вахте.

— На какой вахте, Саша?! Ты что, с луны свалился? Вон с той, которая на небе.

— Между прочим, — заявил он с петушиными нотками обреченного вызова, — вахта на судне должна нестись беспрерывно.

Я усмехнулся.

— А чего руками на крыле махал? Улететь пытался?

Ослик опять почему-то испугался и нехотя ответил:

— Ветер замерял.

— Ну, и как ветер? Слабеет?

— Слабеет, — прошелестел он еле слышно. — Зачем ты убиваешь людей, Стрельцов?

И этот туда же! А ведь я искренне интересовался звездами и бесплатно подсказал ему универсальную строчку, которой можно завершить любую «хайку», и даже есть шанс стать лауреатом международного конкурса хаикуистов.

Я долго смотрел ему в глаза. Он морщился, ежился, терся спиной о стену, но глаз не опускал.

Я покачал головой.

— А если бы тебя об этом спросили, Саша, как бы ты ответил?

— Я никого не убивал, Стрельцов.

Я снова усмехнулся, хотя мне было совсем не до смеха, и снова посмотрел в его пионерски честные испуганные глаза.

— Я надеюсь, что ты никого не убивал, Саша, даже мух и червячков. Но ведь спросить тебя все равно могут, правда?

Он уставился в радар и молчал, а я очень хотел, чтобы он ответил.

Ослик почувствовал мое ожидание и сказал растерянно:

— Я не знаю.

— Вот и я не знаю, Саша. Ладно, ты мне вот что скажи… Сергеич про меня вчера ничего не говорил? Ну, например, что он ошибся, и я не выходил из каюты перед тем, как застрелили Хомута?

— Я не знаю. Я его вчера не видел…

— А сейчас он разве не на вахте?

— Нет. После того, как Олега… В общем, Сергеич не пошёл на вахту. Он у боцмана в каюте сидит, пьют, наверное. В машине сейчас Валентин вахту стоит, он мне звонил недавно. А Сергеич сказал, что больше на вахту не пойдет — боится…

— Значит, ни он, ни Олег про меня вчера ничего не говорили?

Ослик попытался соображать, преодолевая страх и недоверие, но ничего хорошего из этого не получилось.

— Ты… Ты хочешь его убить, Стрельцов?

Мне опять пришлось смотреть ему прямо в глаза.

— Понимаешь, Саша, если вы с Валентином не боитесь убийцу, значит, убийцей вполне может быть кто-то из вас. А если учесть, что у Валентина абсолютное, стопроцентное алиби, то остаёшься ты. Вот мы и вернулись к вопросу. Зачем ты убиваешь людей, Ослик?

Он снова начал вжиматься в угол, и я махнул рукой.

— Ладно, это я так. В целях юридического просвещения трудящихся… Ты мне вот еще что скажи. У старпома были с кем-нибудь особые отношения? Я имею в виду не сексуальные, а доверительные. Может, он с кем-то шептался или говорил непонятными терминами. Не так, как вы все тут говорите, а по-другому как-нибудь?

Я с надеждой ожидал, пока Ослик переварит мой бред. Он так и не переварил, и мне ничего не оставалось, как завершить встречу.

— Ладно… Я у тебя бутылку с водой забираю. И ещё, ты палубное освещение выключи пока и тревогу не поднимай, пусть народ поспит. А я пойду дальше в прятки играть.

Ослик послушно выключил прожекторы и настороженно повернулся ко мне.

— И последнее. Ты бы лучше шёл в каюту, Саша. А то придет вот так же какой-нибудь более приятный собеседник, и останутся от Ослика рожки да ножки.

Я шагнул к двери.

— Между прочим, — нерешительно проговорил он мне вслед, — у нас появился крен.

Я обернулся и с удивлением взглянул на Ослика.

— Ну и что? Ведь нас качает уже вторые сутки. Конечно, будет крен.

— У нас появился постоянный крен, Стрельцов. И, по-моему, крен понемногу увеличивается. Похоже, мы берём воду:

— Саша, ты можешь говорить по-русски? Мы тонем, что ли?

Он жалобно посмотрел на меня и вздохнул.

— Я не знаю. В прошлом рейсе мы заделывали течь в первом трюме. А в этот раз нас очень сильно било… Я не знаю точно, надо делать замеры. Но, по-моему, мы берем воду.

— А отдать назад мы её не можем?

— Осушительный насос работает уже два часа. Крен не уменьшается. Сейчас пойду докладывать капитану.

Он замолчал и виновато опустил голову. Осознав намек, я ушёл.

* * *

Конечно, я обманул доверчивого Ослика. Если ему всё-таки вздумается поднять тревогу, пусть меня ищут по трюмам. А я буду хихикать наверху. А еще через пару дней я буду хихикать постоянно, да и остальные, по-видимому, тоже. А один из нас будет ходить и, хихикая, постреливать из пистолета.

Один из нас… Не я, не Валя, не боцман, не Андрей, не Сергеич. И не Ослик. У Ослика нет алиби, но это — не он. Не может человек так притворяться, иначе ему место в Голливуде или, на худой конец, в Кремле, а не на старом тонущем пароходе… Неужели «Дядя Теймур» действительно тонет? Значит, вскоре на трубу залезет куча народу. Куда же мне тогда деваться?

Та-а-ак… Надо спешить… Не Ослик, не Валя, не Сергеич… Почему Сергеич сказал, что я выходил? Как он мог слышать стук двери, если я не стучал, а кроме нас на коридоре никто не живет? Чёрт побери, элементарно! Значит, кто-то выходил из нежилой каюты. И если Сергеич заподозрил меня, то эта каюта справа от моей. Ну конечно, я ведь тоже проснулся тогда от какого-то стука.

Я ринулся вниз.

Заскочив в надстройку с полуюта, я замер у камбуза, прислушиваясь и переводя дыхание, потом осторожно двинулся дальше. Мне удалось, не производя лишнего шума, спуститься по трапу на свою палубу и так же бесшумно открыть дверь соседней каюты.

Свет, падавший из коридора, выхватил пустую койку, толстый слой пыли на фанере, полу и покрытой рваным дерматином длинной подушке от дивана, валявшейся у рундука.

Я вошел, затворил дверь и щелкнул зажигалкой. Дерматин тускло отсвечивал в колеблющемся пламени, и разглядеть на нем какие-либо следы я не смог. Тогда я открыл рундук, встал на угол койки и заглянул на верхнюю полку.

Здесь явно что-то лежало недавно. Пыль была размазана, а новая еще не наросла. А что из себя представляло это что-то, совсем нетрудно догадаться.

Конечно, вытащив у меня из ящика пистолет, убийца не стал разгуливать с ним по коридорам. Под майкой пистолет не спрячешь, а под шортами он привлечет еще больше внимания, чем в руках. Он спрятал пистолет в пустой каюте, чтобы без всякого риска забрать его ночью, когда никто не видит. Это опять же мог сделать каждый, пока я был на вахте. Кроме Сергеича — он бы спрятал в своей каюте.

Я тяжело вздохнул. Сюда убийца уже не вернется. А у меня подозреваемых не убавилось.

С противоположного борта донёсся шум работающего дизель-генератора и затих. Кто-то вышел из машинного отделения, хлопнул железной дверью и затопал по трапу. Это мог быть Валентин, который почему-то меня совсем не боится. Или это мог быть убийца, и тогда ещё одним членом экипажа стало меньше…

Это был Валя. Я проводил его до ботдека, следуя в пределах одного поворота. На ботдеке он забрался в шлюпку и стал снимать чехол.

Я перешёл на другой борт и направился к своему логову.

Забравшись на трубу, я понял, почему Валя так безбоязненно разгуливает по пустым темным палубам. Ослик снова включил палубное освещение и теперь, наверное, прилепив нос к иллюминатору, ответственно стоял на шухере, пока Валентин готовил шлюпку. Надо же, как просто новичок может надуть профессионалов.

Начало светлеть. «Дядя Теймур» раскачивался все плавнее и реже, и сейчас я тоже почувствовал, что судно тяжело заваливается на правый борт. И еще я почувствовал страшную усталость, зуд и озноб во всём теле. Я улёгся на разогретую выхлопными газами платформу и закрыл глаза.

* * *

Частые выстрелы слились в одну короткую очередь. Я вскинулся и скатился к ограждению, тряся чугунной головой и соображая, где я.

Прямо подо мной снова затрещали выстрелы. Я окончательно проснулся, встал на колени и посмотрел вниз.

Стрелял шлюпочный двигатель. Рядом с ним с кривым стартером в руке стоял запыхавшийся Геныч. Другой рукой он утирал пот со лба, оставляя на лице жирные черные полосы. Дедушка тоже находился в шлюпке и давал Генычу какие-то ценные указания.

Бледно-жёлтое расплывчатое солнце просвечивало сквозь облачную пелену совсем невысоко над горизонтом. Кажется, я проспал около часа, не больше.

Я перевёл взгляд на палубу и увидел, что там вовсю кипит работа. Ребята как попало стропили маты, выдергивали их краном и валили за борт. Вдоль трюмов змеился уже очищенный узкий проход, а у самой надстройки стоял громоздкий погружной насос. Значит, мы всё-таки тонем.

Два механика накинули строп на гак и дружно замахали руками Валентину, высунувшемуся из кабины крана. Железный трос натянулся, захрустели, ломаясь, прутья, бамбуковая копна стронулась с места, качнулась и повисла. В это время набежавшая шальная волна приподняла нос «Дяди Теймура». Пароход послушно кивнул и ухнул на правый борт.

Я повис на вмиг посиневших от натуги пальцах, вцепившись в ограждение. Горизонт взметнулся под каким-то немыслимым углом, покачался и нехотя пополз назад. Волна прорвалась через фальшборт на главную палубу, окатив моряков и уничтожив плоды их работы. Трое упали на маты, но вроде бы отделались только царапинами на руках и ногах.

«Дядя Теймур» снова замер с креном на правый борт градусов в двадцать.

На крыло мостика боком вышел капитан. Держась одной рукой за косяк и упираясь ногой в машинный телеграф, он глянул поверх ветроотбойника и громко скомандовал:

— Боцман! Прекращайте! Всем на шлюпочную палубу.

Все обернулись к капитану, и в этот миг на палубе появилось новое действующее лицо.

Длинная нескладная фигура выросла на матах у первого трюма. Человек несся к надстройке, отчаянно балансируя, и кричал:

— Вотэр! Вотэр, товарифщ!

Если это была явка с повинной, то время для неё корефан выбрал самое неподходящее.

— Это он! — снова раздался обличительный крик, что будил по ночам видавших виды мужиков и заставлял их дрожать за запертыми дверьми кают.

На этот раз прятаться им было некуда, и они дружно ринулись в атаку.

Из-за станины крана выскочил Денис и решительно нырнул корефану под ноги. Корефан проехался животом по матам, свалился на палубу, и там его настиг кувалдоподобный кулак Сергеича. Следом подоспели вечно хмурые механики.

Корефан издал пронзительный душераздирающий вой. Парни отшатнулись в сторону, и капитан закричал с крыла:

— Хватит! Ребята, пожалуйста, хватит!

Конечно, негр обманул. Ведь только у меня и у Вали был достаточный опыт укрощения корефанов, вступивших на тропу войны. Но Валя сидел в кабине крана, а я — на трубе, и никто не пригласил нас поучаствовать в экзекуции.

Через секунду корефан уже стоял на ногах. Он вихрем взметнулся с палубы на крышку трюма, оттуда перепрыгнул на застропленную кипу матов, упирающуюся в фальшборт. Вероятно, он собирался бежать назад, к первому трюму, осознав, что ему не будет ни прощения, ни пощады.

Маты качнулись и поехали в сторону. Опора ушла из-под ног, негр взмахнул длинными руками, вытянул далеко вперед шею, но стрелка суммарного вектора действующих сил неумолимо показывала за борт. И корефан подчинился законам гравитации. Он долго и медленно падал, и так же долго и медленно набегала волна. Потом все ускорилось, волна подхватила тело и швырнула о борт, а когда, шипя и пенясь, отступила, корефана уже не было на поверхности, и только брошенный с мостика круг с буйком одиноко дрейфовал под корму.

Народ на палубе постепенно приходил в себя. Трель авральной сигнализации подстегнула этот процесс, и голос капитана, усиленный динамиками внутрисудовой трансляции, положил начало переосмыслению минувших событий. И только сейчас я окончательно понял, что «Дядя Теймур» обречен.

— Шлюпочная тревога! Экипажу собраться у шлюпки номер один! Матросу Стрельцову срочно подняться на шлюпочную палубу к шлюпке правого борта!

Подниматься выше трубы было некуда, а спускаться к повинившимся товарищам я не спешил. Реабилитация хороша, когда она посмертна, реабилитация при жизни влечет за собой множество проблем и неотвязный глубокомысленный шепот за спиной: «А может, и не зря его тогда…»

— Виктору Стрельцову срочно подняться на шлюпочную палубу!

Конечно же, недальновидный корефан не стал прыгать за борт после того, как мы с Валентином ушли в надстройку, оставив его валяться на корме. В отличие от своего «товарифща» по гоп-стопу, он не мог не заметить догорающие останки абордажной лодки, а на скорую помощь корефанов, оставшихся на борту воровского суденышка, он почему-то не рассчитывал.

* * *

Одиннадцать человек собрались на шлюпочной палубе в спасательных жилетах, и капитан сам обходил строй, хотя по расписанию это должен был делать Ослик. Кстати, а где Ослик?

— Виктору Стрельцову срочно подняться на шлюпочную палубу! Мы все ждем тебя, Виктор! Мы нашли его! Мы нашли убийцу!

Вот и Ослик. Ему тоже больше не хочется верить, что убийца — один из нас, и что он сейчас сядет вместе со всеми в шлюпку и без пистолета будет выглядеть совершенно обычно и невинно. А потом вместе со всеми будет сокрушенно обсуждать мрачную и запутанную историю, как Колька спьяну угробил двигатель и выпрыгнул за борт, а какой-то негритос ни за что ни про что застрелил четверых человек, а пятого огрел по башке из-за куска колбасы. Погружение продолжается. И только я знаю о спрятанном в пустой каюте пистолете, я знаю о наркотиках, я знаю, что их искали все это время…

Их искали… Не только по каютам и уж, конечно, не на камбузе. Только теперь я понял, где их должны были искать. И еще, теперь я, кажется, знаю, кто — он…

Я посмотрел на шлюпочную палубу. Они стояли там все, вместе с Осликом. Убийца находился среди них, и пистолета при нем, конечно, не было.

Я торопливо перемахнул через ограждение и спустился вниз.

В надстройке царил полумрак и стояла оглушающая тишина. Коридоры слабо подсвечивались лампами аварийного освещения. Одна лампа горела прямо напротив нужной мне каюты.

Дверь была незаперта. Скорее всего, ее не запирали на замок и прошлой ночью. Ему ведь некого бояться.

Я откинул матрац. Потом выдвинул левый ящик стола, открыл тумбу справа. Пистолет лежал в верхнем ящике, прикрытый журналом. Раньше я убийцу вычислить никак не мог. Да и минуту назад все улики были косвенные. И сейчас — тоже. Кроме пистолета.

Аккуратно затворив за собой дверь, я направился в свою каюту.

За две недели пребывания на «Дяде Теймуре» я так и не успел с ней сродниться. На стоянке я добирался сюда с единственной мыслью о сне, с выходом падал на койку, подкошенный морской болезнью, а потом меня переселили в камеру. И все-таки я с сожалением окинул взглядом свое временное пристанище неудавшегося лимитчика. В шлюпке мне достанется гораздо меньшая площадь.

Сполоснув руки и лицо под замирающей струйкой воды, я переоделся, сунул в карман Наташ кину фотографию, кое-какие документы, а за пояс — пистолет. Наверное, сейчас не лучшее время для судебного разбирательства, все равно в шлюпку сядем все. А процесс начнется несколько позже.

Топот торопливых шагов на трапе напомнил мне, что пароход тонет и двенадцать человек ждут меня у готовой к спуску шлюпки. Кто-то спустился на нашу палубу и свернул на противоположный коридор.

Я вышел из каюты, повесил спасательный жилет на дверную ручку и пошёл на звук чужих шагов.

Он оставил дверь отворённой и сидел на диване, откинув назад голову и свесив руки вдоль тела. Сначала он даже показался мне неживым, и я отшатнулся к переборке, давая дорогу тусклому свету из коридора. Его глаза блеснули из-под полуприкрытых век. Он выпрямился, открыл дверцу, и его рука устремилась внутрь стола.

Я шагнул вперёд и с силой ударил ногой по дверце. Он негромко охнул и, выдернув кисть, прижал ее к груди.

— Ты не это ищешь, Валя? — спросил я, вынимая из-за спины пистолет.

Я не хотел, чтобы Валя был убийцей. Лучше бы им остался корефан. Тем более что это он напал на Андрея на камбузе. Возможно, если бы корефан грыз сухой рис, не выходя из трюма, все бы прояснилось гораздо раньше. Но он уже где-то слыхал о существовании хлеба и жареных котлет и рискнул на вылазку. Он выбрал не самое подходящее время, и то же самое можно сказать об Андрее, подставившем свой затылок под скалку. И тогда Валино стопроцентное алиби умножилось на ноль.

Тайник в трюме был подготовлен заранее. Вряд ли кто-нибудь из машинной команды стал бы прятать в трюме серьезную контрабанду, и Колька с Хомутом — не исключение. Визит чёрной таможни застал их врасплох, поэтому они не успели подготовить место у себя в машинном отделении и спрятали водку в первую попавшуюся щель между мешками. По той же причине искать пакет с пропавшей наркотой убийца должен был в машине, а не в трюмах. Но он не мог этого сделать, пока там шла круглосуточная работа. И вот сегодня ночью, сразу после гибели Олега, в машине появился Валя.

Валя все время был в стороне от событий. Но только Валя умел бесшумно открывать стальные задрайки дверей и люков, и только матрос смог бы так быстро и уверенно передвигаться по темному трюму. И, пожалуй, только Вале мог поверить Олежка, сидящий ночью в засаде.

За те двое суток, что я не видел Валю вблизи, он заметно изменился. Небритые щеки ввалились и посерели от недосыпа, руки сбиты в кровь от откручивания сотен гаек и черные от мазута, а взор безумно сосредоточенный.

В том коротком промежутке остановившегося времени, когда мы молча смотрели друг на друга, я увидел в его глазах их всех пятерых, вычеркнутых из судовой роли и из списка живых. Я подумал, что вот так же он смотрел на каждого из них, и теперь он неотрывно смотрел на меня, а я хотел, чтобы он отвернулся. И я с силой ударил его рукой с зажатым пистолетом в лицо, раз, другой, третий…

Брызнула кровь из разъехавшейся щеки, вспухли губы, и что-то захрустело во рту, но Валентин не пытался защищаться. После каждого удара его глаза находили мои, словно спрашивая: «Ну а дальше-то что?»

Я остановился.

— А дальше пусть они решают. Твои товарищи. Пошли!

Валентин потряс головой, пошевелил нижней челюстью и сплюнул под стол. Потом вытер рукавом подбородок, с которого капала кровь, и еле внятно прошепелявил:

— Шлюпка… Шлюпка ушла.

Я уставился на него, не веря, а когда поверил, рванул наверх.

Крен намного увеличился. Шлюпка болталась за кормой, ее сильно раскачивало на зыби и сносило течением гораздо быстрее, чем накренившийся пароход. Меня увидели, закричали, замахали руками. Что кричали, я не услышал, как не услышал и тарахтения двигателя.

Расстояние не превышало ста метров, но прыгать за борт без жилета я не решился. Лучше подождать — может, им удастся завестись, и они подойдут поближе.

Я махнул в ответ, но им уже было не до меня. Сорвавшись с очередного гребня, шлюпка зачерпнула бортом воду и ощетинилась веслами. Я видел, как ребята натужно откидываются назад, разворачивая шлюпку носом на волну. Наконец им это удалось, шлюпка выровнялась, но расстояние между ней и «Дядей Теймуром» за это время выросло.

Я вернулся к Валентину. Он по-прежнему сидел на диване и прижимал к щеке полотенце.

— Капитан не хотел отходить без тебя, — глухо проговорил он. — Я сказал, что найду тебя и мы спустим плот, а потом они нас подберут. А ждать всё равно опасно было — шлюпку о борт могло раздолбать. Они и отошли.

— Ясно… А ты к этому времени уже и сахарку в бензобак подсыпал?

Валентин кивнул:

— Стекловаты…

— Значит, из-за меня ты рискуешь жизнью? Не настрелялся, сука?

Он снова уставился мне в глаза.

— Нет, не из-за тебя. Ты всё равно не выживешь. А мне надо кое-что найти.

— Ты убил их из-за этого?

— Да, — ответил он, не задумываясь и не запинаясь, и мне снова захотелось его ударить прямо по глазам.

Но я сдержался. Я хотел все прояснить до конца.

— Та-а-ак… Значит, ты хочешь найти кое-что и спастись? А как же я, Валя? Ведь я не дам тебе спастись. Со мной или без меня, но ты останешься здесь, Валя, это хоть ты понимаешь?

— Понимаю, — просто ответил он. — Мне и не надо спасаться. Мне надо только найти.

И, увидев, что я наконец осознал, он откинулся на спинку дивана и уставился в потолок.

6

Кто сказал, что для того, чтобы оказаться в космосе, нужно развить огромную скорость и затратить колоссальную энергию? Ничего подобного! Я свободно парю себе среди звезд в прохладной расслабленной невесомости, ничего не затрачивая и не потребляя. Кроме того, я прекрасно обхожусь без космического корабля и скафандра, поэтому ничто не мешает мне просто вытянуть руку и потрогать вон ту красную звездочку в созвездии Ориона. Еще можно ухватиться за ручку Большого Ковша, но, если эта ручка вдруг окажется шеей Большой Медведицы, потом неприятностей не оберешься. Да и воды в этом ковше все равно нет…

Чёрт побери, до чего же хочется пить!

Валентин сказал, что если меня не подберут в течение суток, я не выживу. Он, конечно, опытный моряк и в таких делах разбирается, но я тяну уже почти полтора отпущенных срока, и ничего, живой, вот только воды нет и не предвидится.

Он отложил на время поиски, кое-как выполз из машинного отделения и добрался до мостика, чтобы меня проводить. Я отказался от помощи и, вообще, попросил его не подходить ко мне ближе чем на десять шагов, чтобы не нервировать меня понапрасну. «Дядя Теймур» уже почти лежал на борту, и я торопился.

Я сделал все, как в инструкции: сбросил, привязал, дернул. Плот раскрылся, и я обернулся к Валентину.

Всё уже было решено и сказано: я уходил, он оставался, и прощаться нам было не обязательно. Но покинуть судно и прыгнуть в маленький неустойчивый плотик, кувыркающийся на волнах, оказалось не так-то просто, и я тянул время.

— Ты не выживешь, — сказал он.

«Ты не найдёшь», — хотел сказать я, но промолчал.

Я летал, как на качелях, то вздымаясь на гребень, то проваливаясь в пропасть между сжимающихся водяных стен. Вскоре плот перевернулся, и я бесцельно метался внутри, пока не вспомнил инструкцию и, обвязавшись веревкой, не полез наружу переворачивать плот обратно. Первый раз было страшно, потом — привычно.

Когда плот наконец с гулким шлепком лег на днище и я в очередной раз взлетел наверх, «Дяди Теймура» уже не было. Что-то черное мелькнуло среди волн, раздался громкий болезненный вздох, из воды ударил высокий воздушный гейзер.

Вечером и ночью меня переворачивало раз десять, а может, и двадцать — честно говоря, я не считал. Я снова и снова лез в воду, хватался за леера, плот падал на меня, жилет прижимало к днищу, но я с упрямством старого морского муравья снова и снова выбирался на поверхность.

К утру прошел ливень и сгладил зыбь. Я вертелся под струями, размазывая по телу соль и грязь, а когда дождь закончился, я запоздало подумал об инструкции и обнаружил, что во время подъемов-переворотов из плота смыло почти весь запас пресной воды. Осталось всего три запаянных пакетика. Сразу пересохло горло и захотелось пить.

Весь день я спал и даже во сне чувствовал, как снаружи раскаляется солнце. Проснувшись после захода, я с удовлетворением провозгласил, что сутки уже прошли, меня не нашли, а я все еще живу, и вот вам всем!

Это событие надо было отметить. Я раздавил последний пакет с водой, после чего спустил воздух из стоек и выбрался прямо в черное, усеянное крупными звездами небо…

* * *

Лучше бы дядя Теймур согласился с Чариком и отстал от старпома. Тем более что старпом не имел ни к Валентину, ни к пакету в трюме никакого отношения. Он тихо и мирно разрабатывал свою собственную жилу, ту самую «водку из контейнера», о которой Петрович не знал. Одесситы подобные фокусы проделывали и до него, и многоопытный Валя тоже об этом когда-то слыхал, во всяком случае, он догадывался о старпомовском бизнесе и поделился своими догадками со мной.

Тысячи долларов, оказывается, элементарно отжимались из тех самых бамбуковых матов, которые громоздились на палубе и проклинались на разные лады всем экипажем. Эти маты являлись обязательной сепарацией при погрузке в портах Западной Африки, и их стоимость входила в запланированные стивидорные расходы. А по санитарным правилам порта Карачи перед погрузкой риса бамбуковые маты должны были уничтожаться на берегу. При этом старпом прекрасно знал, что в том же Дакаре, например, местные воротилы за один мат платят от пяти до семи долларов. Поэтому он отстегивал непритязательным пакистанским властям кое-какой бакшиш и потом увозил около двух тысяч уже сожжённых, то есть ничьих, матов в Западную Африку.

Это был ответ на единственный вопрос, который я задал Валентину после того, как он закончил повествование о своем собственном неудавшемся деле.

Валя сказал, что он не хотел. Просто так получилось. Он не хотел обложиться с ног до головы красивыми исполнительными отличницами боевой и политической подготовки — ему хватало собственной жены. Он не собирался ни на Фиджи, ни на Мальдивы — он там побывал. И он не хотел жить в мраморном дворце — ему бы вполне хватило отдельной двухкомнатной квартиры за какие-то двадцать тысяч долларов, которые ему никогда не накопить, несмотря на вздохи жены и вопросительно-недоуменные взгляды взрослеющих в коммуналке детей.

Они встретились в одной из шубно-курточных лавок Карачи. Обычный парень, только без суеты и без огромной клетчатой сумки с «молнией». Такие тысячами снуют по всему третьему миру, вливая деньги в чужую экономику за неимением своей собственной.

Привет — привет. Толя — Валя. Откуда, земляк? Из Питера? Здорово! Моряк? Да что ты?! И куда плаваешь? В Африку? Ну-ну… Канары? Ну, уже получше… А давай-ка, братишка, по пиву? Есть тут одна нора, я угощаю…

В норе брат Толя узнал про жилищный статус брата Вали и очень расстроился.

— Да, брат, так не годится, — посочувствовал он. — Ты — мужик и должен семью обеспечить.

Брат Толя напрасно так убивался. Валентин уже сообразил, почем пиво, и ждал предложений. Правда, рассчитывал он не на наркотики, а на дешёвую лас-пальмасовскую электронику или что-то в этом духе. Но стоимость фрахта в шестнадцать тысяч долларов наличными при доставке отмела все сомнения.

Они заехали ещё в одну нору, где Толя вручил Валентину пакет и абсолютно излишне посоветовал завернуть его в шубу, а потом хорошенько спрятать. Они договорились, что Толя сам встретит судно в Лас-Пальмасе, получит товар и произведет расчет, и расстались так же душевно, как и встретились.

С того дня в Валиной жизни появилась отдельная квартира. Он уже распределял комнаты, делал ремонт и покупал мебель. И вдруг все исчезло в мгновение ока, остался только пустой развороченный тайник.

Валя сказал, что он не хотел никого убивать. Если бы Колька с Хомутом вернули ему пакет, он бы даже накинул им по сотке за бдительность.

Он спустился ночью в машину во время Колькиной вахты и наблюдал за ним какое-то время. Колька возился у динамки, потом с ведром грязной ветоши направился на корму.

Там у них и произошло объяснение. Колька отпирался и пытался уйти. Валя сгрёб его в охапку, наклонил через леера и для острастки дёрнул за ногу. Он только хотел попугать, чтобы Колька сознался и отдал пакет. Но Колька задергался, вырвался из рук и полетел вниз.

Это был конец. Конец квартире, работе, свободе и вообще конец всему. Но в первую очередь Валентин бросился к кругу, висевшему у бассейна. И остановился. Потом бросился на мостик, чтобы объявить тревогу, и остановился. И наконец он побежал в машину.

Почему он решил застопорить двигатель, он не объяснил. А в общем, объяснять было нечего. Скорее всего, он понял, что, если Кольку не найдут, у него остаётся надежда. Но одновременно он не хотел стать убийцей и давал Кольке пусть мизерный, но шанс выжить. Единственным, что Валя пояснил по этому поводу, было то, что он перепутал клапана подачи топлива и подачи масла и заклинил двигатель нечаянно.

Дальше настала очередь Хомута. Валя догадывался, что Хомут тоже будет упорствовать, и решил попугать его при помощи пистолета. Но Хомут сразу понял, что случилось с его закадычным другом, и с криками бросился на мостик. На крик выбежал Кит Китыч, и Валя стал стрелять. Он взлетел по трапу, в дверях столкнулся со старпомом. Тот развернулся и пытался убежать, но успел сделать лишь пять-шесть шагов.

Завалив ещё трёх человек, Валя стал соображать гораздо быстрее. Ему предстояли упорные и кропотливые поиски, и любой неосмотрительный шаг мог вызвать подозрения. А тут боцману с Олежкой показалось, будто я ругался с Хомутом, да и Сергеич сказал свое веское, но ненужное слово. И Валя решил закрепить впечатление. Когда он искал пакет в Колькиной каюте, он обнаружил деньги, но оставил их на месте. После стрельбы, когда меня конвоировали в место лишения свободы. Колькины деньги перекочевали в мою каюту.

Фокус удался на славу, и Валя продолжал импровизировать. Открыв ночью дверь в каюту Хомута, он совсем не ожидал застать там сонного Олежку, но сообразил, что он там делает. Олег вскинулся, и Валя, приложив палец к губам, тихо проговорил:

— Никуда не уходи. Он придет минут через пять. Я пока спрячусь в коридоре.

Подозрение вспыхнуло в глазах Олега и погасло, а Валя уже знал, что ему придется убить ещё одного. Когда извлекал пистолет, он сообразил, как можно окончательно утопить меня. Он правильно рассчитал, что, даже если я проснусь от щелчка в замке, я не выскочу в коридор под пули. Я не выскочил, и Валя всё успел.

Он не хотел никого убивать, он только хотел найти. И, если бы пароход не дал течь, он бы обязательно нашёл. А может, ещё успеет найти…

— У тебя уехала крыша, Валя, — сказал я ему. — И уехала она не сейчас, а ещё тогда, когда Колька падал в воду.

Я посмотрел на него, ожидая возражений. Он наставил на меня ничего не выражающий глаз. Второй был закрыт огромной опухолью, свисавшей с брови, и тоже ничего не выражал.

— Я знаю, — только вздохнул он. — А у тебя бы не уехала?

Я не ответил. И еще я не сказал ему, что пакета с квартирой нет на «Дяде Теймуре». Пусть ищет. Иначе он будет просто сидеть и ждать, когда перевернётся пароход.

* * *

…До чего же хочется пить!

Я слизываю росу с гладкой прорезиненной материи плота, но это не помогает. Хочется пить, а не лизать, пить много, долго и с восхищением.

Я парю среди звезд и думаю только о воде, чтобы не отвечать на вопросы. Потому что вместе с жаждой меня терзает не менее шершавое чувство вины. Я ведь тоже не хотел никого убивать, я только хотел найти…

Утром взойдёт жаркое южное солнце и начнёт облизывать меня, освобождая от влаги, как я облизываю плот. Так что отвечать на вопросы все равно придется, но не себе самому, а в другой, не столь благожелательной и терпимой аудитории. Там на скамейках для зрителей сидят Олежка, Колька и Хомут, старпом со вторым, да и корефан примостился где-нибудь с краю. Они будут смотреть на меня и ждать ответа. И Валя перестанет искать и подтянется в самый неподходящий момент, чтобы ткнуть в меня расцарапанным пальцем и заявить, что, если бы не я, мы все остались бы живы…

* * *

Я не знаю, как положено отвечать в здании суда. Вот если бы я встретил судью здесь, посреди черного неба, без парика и мантии, окутанного мерцающей пелериной звезд, я бы искренне сказал ему: «Старик, я тебя не понимаю. И не надо на меня коситься — ты сам дал мне такой непонятливый разум. Я хотел как лучше, но почему, когда хочешь как лучше, получается как всегда? Или это „как всегда“ и есть „как лучше“? И лучше для тебя или для нас?»

* * *

А что я такого сказал? Даже и не сказал, а только подумал. Но звёздные россыпи укоризненно качнулись и отпрянули ввысь, а я снова вернулся на плот, мягко покачивающийся где-то на левом краю Индийского океана. И все же две крупные желтые звезды не оставили меня в одиночестве и продолжали медленно перемещаться у самой линии горизонта.

* * *

Я протёр глаза и полез под тент. Нащупал гладкую пластмассовую трубку, отвинтил крышку и вынул ракету. Отвел руку в сторону и дернул за веревочку. Всё как в инструкции.

Воздух с шипением разорвался, и через пару секунд в чёрном небе распустился яркий красный цветок. Две жёлтые звезды выстроились одна над другой. Под ними вспыхнул и истошно заметался по воде луч прожектора.

— Спасибо, старик…


Апрель — август 1999


home | my bookshelf | | Стирка в морской воде |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу