Book: Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)



Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Нагару Танигава

Скука Харухи Судзумии

(перевод с японского)

Харухи Судзумия — 3

Пролог

Знаменательные дни основания «Бригады SOS», где, похоже, я предавался меланхолии побольше, чем Судзумия Харухи, были, если мне не изменяет память, ранней весной, а события, связанные с нашим самодельным фильмом, в ходе которых вздыхать приходилось мне, а отнюдь не Харухи произошли, когда по календарю была осень.

Шесть месяцев шли, как им и полагается, и в эти полгода с летними каникулами посередке Харухи просто не могла сидеть, сложа руки, позволяя времени уходить впустую, и, разумеется, не стоит и говорить, что нас то и дело насильно втягивали в абсурдные, бессмысленные события, или даже не события, а просто случаи и происшествия.

Что ни говори, время года есть время года. Подобно насекомым, которые вылезают отовсюду там и сям с повышением температуры воздуха, вылезают отовсюду и всяческие придумки в голове Харухи, а уж коли они вылезли, мы должны что-то с этими придумками делать, а это, в свою очередь, значит — жди различных нелепостей, — вот уж, действительно, есть от чего почесать в затылке, да?

Не знаю точно, что думают Коидзуми, Нагато и Асахина, но, по крайней мере, судя по симптомам, определяемым мной самим, несмотря на то, что параметры моих жизненных и физических сил поддерживаются на достаточном уровне, я чувствую, что каждый раз оказываюсь в шкуре какого-то маленького круглого животного, отъевшегося на будущее настолько, что уже не в силах двинутся с места, а под конец мне не остается ничего, кроме как кубарем скатиться с верхушки холма.

Может, я и сейчас набираю обороты.

Как бы то ни было, если не занимать содержимое головы Харухи всяческими приятными пустяками, то она начинает выдумывать такое, примечательной особенностью чего является свойство сулить другим людям сплошные неприятности. Успокоиться и ничего не делать — такая ситуация для нее, похоже, абсолютно невыносима. Если ничего не происходит — эта начнет искать приключений на свою голову. По моему опыту, стоит Харухи что ляпнуть — не видать нам спокойствия и умиротворения. Да и впоследствии, вероятно, тоже. Что за фокусы, а?

Плохо ли, хорошо ли, но скуку она ненавидит. Такова Судзумия Харухи.

Таким образом, хотелось бы, наконец, дать долгожданное представление о том, как «Бригада SOS» и так, и сяк боролась со скукой в эти полгода, когда меланхолия переходила во вздохи. Почему «наконец» и чего тут «долгожданного», мне и самому непонятно, но, думаю, если я об этом расскажу, боком мне это не выйдет, а если хотя бы один человек разделит со мной те трудноописуемые чувства, которые мне пришлось испытать, я буду вполне удовлетворен.

Ну что ж… Начну, наверное, с того дурацкого бейсбольного турнира.

Скука Харухи Судзумии

Однажды в штабе «Бригады Судзумии Харухи, Основанной во имя Сверхоживления мира» или, сокращенно, «Бригады SOS» (а на самом деле, до сих пор в комнате литературного кружка), Харухи с энтузиазмом капитана бейсбольной команды, которому по жребию выпало произнести традиционную клятву честности игры, произносимую на открытии Высшей Школьной лиги по бейсболу, объявила:

— Мы участвуем в турнире по бейсболу!

Произошло это одним июньским днем после школы. С того похожего для меня на кошмарный сон происшествия минуло уже две недели, но из-за того, что сконцентрироваться на учебе я все еще был не в состоянии, кошмар этот воплотился в реальности в виде оценок четвертных контрольных, выставляемых в начале лета.

Однако, Харухи, которая, как ни приглядывайся, все уроки прослушала вполуха, со своими результатами вошла в десятку лучших по школе. Если в этом мире есть бог, в людях он не разбирается совершенно и абсолютно безволен, это уж точно.

…Ладно, это все не важно. Сейчас куда большей проблемой является то, что только что огласила Харухи.

Ну, что на этот раз?

Обвел глазами лица остальной троицы, находящейся в комнате.

Первая, на кого я взглянул, была старшеклассница с детским, как у ученицы средней школы, личиком — Асахина Микуру. Если к ее спине прикрепить белые крылья, то, кажется, в любой момент могла бы оторваться от земли и вернутся на небеса — настолько она неотразимо прелестна. Без этого милого личика и хрупкой миниатюрной фигурки она также неотразимо шикарна — это я знаю.

По определенным причинам в настоящий момент школьной униформы на Асахине не было и облачена она была легкий розовый халатик медсестры. Приоткрыв прекрасные губки, она смотрела на Харухи. Нет, она не студентка медицинского колледжа и косплейной манией тоже не страдает, этот образ медсестры — просто приказ. Костюм, наверняка снова приобретенный через какой-нибудь сомнительный сайт в Интернете, был принесен Харухи и принудительно натянут на Асахину. На вопрос «Зачем, какое значение у всего этого?», который может возникнуть у других людей, ответ, наверное, будет таким: — Хе, да никакое!

Некогда Харухи приказным тоном заявила Асахине: «Отныне, находясь в этой комнате, надевай на себя такую одежду! Возражения не принимаются!», и та, прошептав только «В… вот это?..» — со слезами на глазах, покорно подчинилась. С тех пор временами она выглядела настолько мило и трогательно, что ее хотелось обнять, однако этого я пока еще не сделал. Могу поклясться.

Да, кстати, недели две назад ее стандартной формой был костюм горничной, но теперь он висел на вешалке в углу комнаты. На мой вкус, подходит он ей больше и выглядит она в нем куда прелестней, поэтому хотелось бы думать, что вскоре Асахина к нему вернется. Наверное, уж Асахина-то могла бы откликнуться на такую просьбу. С грустью и смущением… Да, было бы отлично.

И вот, медсестричка-Асахина, заслышав слова Харухи о бейсболе, произнесла:

— Э?.. — подала она милый голосок, похожий на сладкое пение канарейки, затем снова замолчав. Абсолютно неудивительная реакция.

Я перевел взгляд на лицо другой девушки, находящейся в комнате.

Рост у нее был примерно тот же самый, что и у Асахины, а вот ощущение от ее присутствия — как от хвоща по сравнению с подсолнухом. Нагато Юки, как обычно, ко всему безучастная, с толстенным фолиантом, от страниц которого она не отрывалась ни на секунду. Раз в несколько десятков секунд ее палец перелистывал страницу, давая знать, что его обладательница жива. Разговаривает она, пожалуй, чуть больше волнистого попугайчика, научившегося говорить по-японски, а двигается меньше впавшего в зимнюю спячку хомяка. Что есть она, что нет — без разницы, и нечего даже тратить чрезмерные усилия, чтобы ее описывать. В общем, она, как и мы с Харухи, учится в десятом классе и является единственным представителем литературного кружка, за которым, по сути, и закреплена эта комната. Мы же, в смысле, «Бригада SOS» — попросту эту комнату снимаем, а на деле, паразитируем, сделав это место своей штаб-квартирой. Разумеется, разрешение школы на это получено не было — нашу заявку Школьный Совет проигнорировал.

— …

От невозмутимой Нагато мои глаза скользнули к правильному, вечно улыбающемуся лицу Коидзуми Ицуки, сидящего рядом с ней. Он с веселым видом бросил на меня ответный взгляд. Раздражает он меня, а чем — не пойму, уж он-то мне без разницы даже больше, чем Нагато. Этот «Загадочный Новичок»… впрочем, «загадочным» его просто окрестила Харухи… поправил рукой челку, и на его до отвращения красивом лице расплылась улыбка. Встретившись со мной взглядом, он пожал плечами, отчего мне захотелось хорошенько ему двинуть. Он что, напрашивается, что ли?

— В чем, говоришь, участвуем? — так как никто не отреагировал, переспрашивать у Харухи, как обычно, поневоле пришлось мне. И почему это меня все за переводчика Харухи считают? Да беспокойней работы и не придумаешь!

— Вот.

С выражением триумфа на лице Харухи протянула мне флаер. Боковым зрением заметив, как содрогнулась фигурка Асахины, у которой с флаерами были связаны не самые приятные воспоминания, я вслух прочитал:

— «Приглашаем принять участие в регулярном девятом городском любительском турнире по бейсболу».

Какой-то чемпионат для определения лучшей бейсбольной команды города или вроде того. Организуется администрацией, проводится каждый год и, видимо, имеет долгую и славную историю.

— Хм…, — промычал я и поднял голову. Сияющее, довольное лицо Харухи светилось улыбкой до ушей на критически близком ко мне расстоянии. Я невольно отступил на полшага назад.

— Так кто там в этом турнире участвует? Я уже знаю, но все же уточнил.

— Мы, понятное дело! — категорически подтвердила Харухи.

— «Мы» — это ты имеешь в виду меня, Асахину-сан, Нагато и Коидзуми?

— Ну разумеется!

— А что насчет наших собственных планов?

— Нужно еще четыре человека — для полной команды!

Как обычно, что ее не устраивает, то она и не слышит. Тут мне пришла в голову мысль:

— Эй, а ты правила бейсбола-то знаешь?

— Конечно знаю! Более или менее. Кидай, отбивай, бегай, подкатывайся и блокируй — вот и все дела! Я ж в секции бейсбола была какое-то время — вот все и освоила!

— «Какое-то время» — это сколько дней?

— С часок протянула, наверное. Там совсем не интересно было, и я оттуда сразу слиняла.

И зачем тогда понадобилось втягивать в этот «совсем не интересный» турнир еще и нас? В ответ на сей абсолютно естественный вопрос, Харухи сказала следующее:

— Это наш шанс заявить о своем существовании на всю страну! Если победим — имя «Бригады SOS» может стать известным всем и каждому! Отличная возможность!

Да я только за то, что имя нашей «Бригады» еще кому-то станет известным, уже прощения попросить хочу! Да и что потом дальше делать? И в чем эта «отличная возможность»?

Я был полностью сбит с толку, Асахина тоже пребывала в растерянности. Коидзуми пробормотал: «Да, действительно», — хотя и он, судя по лицу, подрастерялся. Была ли озадачена Нагато? Вероятно, весь разговор она пропустила мимо ушей, и ее как всегда бесстрастное лицо напоминало застывший фарфор.

— Хорошая идея, да? Микуру-тян?

Внезапно потревоженная Асахина была захвачена врасплох:

— Э?.. Эээ? Нннно…

— Да, что такое? Маневром аллигатора, подбирающегося к олененку на водопое, Харухи зашла за спину Асахины и обхватила сзади крохотную фигурку привставшей было медсестрички.

— Кяяя! Чччч… Чттто тттакое?!..

— Так, Микуру-тян, у нас приказы лидера обсуждению не подлежат! Неподчинение — тяжкое преступление! Если есть какие-то вопросы — выслушаю на совещании!

Совещание? Это она о своем сольном выступлении, посвященному втягиванию нас в очередную бессмысленную авантюру?

Харухи все сильнее оплетала извивающуюся Асахину своими змееподобными руками.

— Вот и ладненько, да? Чтобы ты знала, наша цель — победа! Даже одно поражение неприемлемо! Проигрывать я ненавижу!

— Увааа…

Асахина с красным лицом, испуганно тараща глаза, дрожала как осиновый лист. Харухи, взяв Асахину в плотный тройной захват и легонько покусывая ее за ухо, покосилась на мое лицо, на котором, вероятно, отразилось выражение зависти.

— Ну вот и хорошо!

Да какая разница, что бы мы ни говорили, ты ведь все равно слушать это не будешь.

— А почему бы и нет? — согласился Коидзуми.

Эээй! Кончай уже на все соглашаться! Можешь ты хоть разок с ней поспорить!?

— Ну, я пошла в секцию бейсбола за амуницией.

С энергией небольшого торнадо Харухи вылетела из комнаты. Освобожденная Асахина измождено обмякла на стуле, а Коидзуми поделился своими мыслями:

— Хорошо, что это не операция по захвату пришельцев или поход в поисках каких-нибудь Неопознанных Таинственных Животных, верно? Бейсбол вряд ли может быть как-то связан со сверхъестественными явлениями, которых мы опасаемся.

— Мда уж. В этот раз я дал ему себя убедить. Пока Харухи занимается бейсболом, вряд ли начнет болтать о надобности в пришельцах, путешественниках во времени и экстрасенсах. Если вместо того, чтобы слоняться по городу и искать любые паранормальности из разряда То-Не-Знаю-Что (а в этом и заключается главное занятие «Бригады SOS»), мы поразвлечемся с битой и мячиком, думаю, будет всяко лучше. Вон, и Асахина тоже кивает.

В результате стрелы наших умозаключений попали в «молоко», и ладно бы только в мишень не попали, так нет — пробили насквозь стену, на которой эта мишень висела и вылетели с другой стороны. Однако осознаю я это чуть позже.

Короче, я думаю, так — пусть не бейсбол, глаз ее упасть мог на все, что угодно. Для начала, нашему кружку под скромным названием «Бригада SOS», который и до кружка-то не дотягивает и даже школой не признается, старт дала именно Харухи, и он сам по себе уже является продуктом ее немудреной выдумки. С его официальным названием — «Бригада Судзумии Харухи Основанная во имя Сверхоживления мира» — бессмысленно длиннющим, да еще и ужасающе хвастливым, он просто-напросто в высшей степени абстрактен. После того, как мое предложение чуть подкорректировать название было с негодованием отвергнуто как малодушное и недостойное, других возможностей для переименования не представляется.

Когда я как-то спросил, а чем мы, собственно, собираемся заниматься, Харухи с видом рядового, пленившего неприятельского генерала, ответствовала:

— Искать пришельцев, путешественников во времени и экстрасенсов и развлекаться с ними!

Вот каковы были слова, с которыми Судзумия Харухи, чье имя и так с самого начала весьма эксцентричным образом прогремело на всю школу, окончательно вошла в сонм чудаков.

Знаете, такое поведение — как ворона, которая тащит все блестящее, или как кошка, мгновенно бросающаяся на что-то маленькое и копошащееся, стоит ей только его завидеть, ну, или как люди, которые бегут за инсектицидом, заметив на кухне таракана. Вот и у нее, углядит что-то привлекательное — гандбол, футбол или там, плюньбол, — тут же объявит: «Вот это!». Наверное, стоит порадоваться, что турнир нам предстоит не по регби. По сравнению с бейсболом людей понадобилось бы побольше.

В общем, Харухи просто скучала.

Не знаю, каков был процесс переговоров, но вернулась Харухи, неся в охапке полный набор бейсбольных принадлежностей. Внутри картонной коробки, которая вполне могла предназначаться для маленькой бездомной собачки, оказались девять потрепанных перчаток, ржавая, во вмятинах металлическая бита и несколько грязных бейсбольных мячей.

— Стоп, — сказал я и еще раз глянул на флаер. — Турнир любительский, на нем мячом для софтбола играют! Зачем ты настоящие бейсбольные мячи принесла?

— Ну, мяч ведь — он мяч и есть. Это ж одно и то же! Если битой ударить — улетит, никуда не денется!

Я в бейсбол играл только в младших классах на школьном дворе, но разницу между софтбольным и бейсбольным мячом понял хорошо. Попадание бейсбольным — намного больнее.

— А если ни в кого не попадать, то все и в порядке будет! — сказала Харухи с видом «чего это ты волнуешься — не понимаю».

Я сдался.

— И когда матчи?

— В это воскресенье.

— Что, послезавтра? Как-то слишком скоро…

— А я уже нас зарегистрировала. Успокойся, название команды — «Бригада SOS», тут все в порядке.

Я почувствовал, что из меня выкачали все силы.

— …И где ты собираешься других людей в команду набирать?

— Да можно кого угодно, кому делать нечего нахватать!

Это она, видимо, серьезно. За исключением одного человека, всех людей, на которых упал взгляд Харухи, обычными назвать нельзя. Единственное исключение тут я, и знакомиться с людьми, которые еще больше усложнят мое существование, я не собираюсь.

— Понятно. Ты тут поуспокойся, а набором в команду займусь я. Для начала…

В моей голове всплыли образы парней из класса 10-Д. Те, кто пойдет, стоит только мне их позвать… Да, наверное, Куникида и Танигути.

На мое предложение Харухи ответила:

— Да, это сойдет.

«Это» — так она о своих собственных одноклассниках.

— Получше, чем ничего.

Остальные, стоит только произнести имя Судзумии Харухи, наверняка разбегутся. Так… что делать с остальными двумя?..

— Ммм…, - скромно подняла руку Асахина. — Я могла бы позвать кое-кого из знакомых…

— Ага, подходит, — незамедлительно ответила Харухи.

По-видимому, сойдет кто угодно. Ну, ты и не понимаешь ничего, потому тебе, наверное, и все равно, а вот меня это слегка волнует. Знакомый Асахины? А из когда и из откуда этот знакомый?

Наверное, заметив немой вопрос на моем лице:

— Все в порядке. Это… в классе познакомились, — добавила Асахина, попытавшись вернуть мне душевное спокойствие.

Теперь настал черед Коидзуми:

— Тогда и я мог бы пригласить друга. Я как раз знаю одного человека, который нами интересуется…

Я заткнул его прежде, чем он успел что-либо подобное сказать. Обойдемся как-нибудь без твоих приятелей, эти-то точно будут чудиками.

— Я что-нибудь придумаю.

Если сойдет кто угодно, у меня тоже знакомые найдутся. Харухи великодушно кивнула.



— Ну, а теперь — тренировка! Тре-ни-ров-ка!

Мда, исходя из всего разговора, этого следовало ожидать.

— Начинаем сейчас!

Сейчас? И где?

— На спортивной площадке.

Со стороны открытого настежь окна доносились крики спортсменов из бейсбольной секции.

Кстати говоря, — надеюсь, ничего, что я так вдруг, — но кроме меня, каждого из четырех человек в этой комнате по разным причинам нельзя назвать обычным. Единственная, кто никак не осознает собственную сущность — это Харухи, остальные же трое, хотя их об этом никто не просил, рассказали мне о своей истинной природе и заставили это осознать. Если положение моего здравого смысла считать районом планеты Земля, то эти трое должны вращаться где-то за пределами орбиты Плутона, настолько невозможны были их россказни. Однако появившийся в конце прошлого месяца практический опыт заставил меня признать их объяснения весьма похожими на правду. Знать ее я хоть и не желал, но с тех пор как я был зачислен в подчинение Харухи, все мои надежды и желания, прямо скажем, мало кого интересовали. Если сказать в двух словах, то Асахина, Нагато и Коидзуми появились в нашей школе потому, что здесь есть Харухи, и все они испытывают к ней жгучий интерес. А вот мне она кажется обычной высокомерной от природы девицей. Только думаю так один только я, да и то моя уверенность в последнее время слегка колеблется. В одном могу поклясться — с головой моей ничего не случилось. Скорее уж, с миром.

И вот, вместе с этими, каждым на свой лад ненормальными, я стою посреди пыльной спортивной площадки.

Изгнанные с поля спортсмены бейсбольной секции смотрели на нас тягостным взглядом. Разумеется — ни с того ни с сего заявляется какая-то чудная ватага, которой заправляет размахивающая битой во все стороны и вопящая что-то непонятное девчонка в матроске и, пока все в шоке, оккупирует отведенное бейсболистам место на спортивной площадке; да еще эта девчонка, пока никто ничего не сообразил, принимается командовать, чтобы они за мячами бегали. Пожалуй, есть от чего так глядеть. Кроме всего этого, одеты мы были в обычную школьную форму за исключением затесавшейся в наши ряды медсестры.

— Для начала, тысяча тренировочных ударов!

Точно в соответствии с уведомлением Харухи, на нас, выстроившихся в рад рядом с позицией питчера, обрушился град мячей.[1]

— Кяя!..

Асахина, закрыв голову перчаткой, припала к земле, а я бесстрашно противостоял белым мячам, грозившим попасть в нее. Удары Харухи представляли собой убийственной мощи беглый огонь. Да уж, чем бы эта девчонка ни занималась, пощады от нее не жди!

Коидзуми, как всегда сияя улыбкой, справлялся с ударами с немалым наслаждением:

— Даа, давненько! Какое ностальгическое чувство!

Непринужденно отступив, он поймал очередной мяч, пущенный безумным ударом Харухи, и продемонстрировал мне белозубую улыбку. Если у тебя все так великолепно складывается, может, прикроешь Асахину?

Нагато стояла навытяжку, глядя прямо перед собой. Такая мелочь, как летящие в нее мячи ее просто не волновали — она просто стояла. Если мяч пролетал в паре миллиметров, ее перчатка даже не двигалась. Время от времени она, будто радиоуправляемая модель, медленно поднимала левую руку с перчаткой, ловила несущейся непосредственно в нее прямым курсом мяч, который тут же со стуком падал на землю. Давай поживей! Или следует похвалить ее за отличный глазомер?

Наверное, зря я волновался за остальных. Твердый и тяжелый как камень мяч, запущенный крученым ударом, задев мою перчатку, полетел низом и попал в коленку Асахины. Провал.

— Кяяя!.. — вскрикнула медсестричка-Асахина. — Бооольненькооо….

Она начала всхлипывать. Смотреть на это я больше не мог.

— Прикройте меня! — бросил я Нагато и Коидзуми и, поддерживая Асахину, эвакуировал ее с линии фронта.

— Эй! Куда это вы пошли? Кён! Микуру-тян! А ну вернитесь!

— Игрок травмирован!


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Отмахнувшись от приказа Харухи, я, держа Асахину за руку, повел ее в школьный медкабинет. Там для ее костюма куда более подходящее место, чем запыленная комната кружка или спортплощадка.

Асахина, беспрестанно вытирающая рукой слезы на глазах, похоже, только в коридоре заметила, что идет рука об руку не с кем-нибудь, а со мной.

— Кяя!

С настолько милым криком, что его хотелось записать, она шарахнулась в сторону, а затем, подняв на меня слегка покрасневшее лицо, сказала:

— Кён-кун, нельзя, если ты будешь слишком близко ко мне… то опять…

Ну и что опять? Я пожал плечами.

— Асахина-сан, можно уже идти домой. Харухи я скажу, что ты повредила ногу и на полное восстановление уйдет два дня.

— Но…

— Все будет хорошо. Это Харухи виновата, и тебе переживать совсем нет нужды, — сказал я, помахав ей рукой.

Асахина потупилась, а затем, взглянула на меня снизу вверх. Заплаканные глаза увеличили ее соблазнительность в два раза.

— Спасибо.

Послав мне милую улыбку, от которой могло бы перехватить дыхание, Асахина, оглядываясь, будто с сожалением, ушла. Не могла бы и Харухи следовать таким отличным примерам? Думаю, было бы весьма неплохо.

Когда я вернулся на поле, тренировка все еще продолжалась. К моему изумлению, оборонялись теперь игроки из бейсбольной секции, а Коидзуми и Нагато без дела стояли у ограждающей сетки.

Коидзуми весело мне улыбнулся:

— О, с возвращением!

— Чего она теперь делает?

— Что видишь. Похоже, мы для нее слишком слабы, так что теперь вот так.

Сейчас была тренировка ударов по углам поля. Мячи летали в точности в тех направлениях, куда объявляла Харухи.

От нечего делать, мы стояли и отдавали должное ее бесконечным успешным ударам, пока, наконец, эта сумасшедшая не опустила биту и удовлетворенно утерла пот со лба. Коидзуми весело сказал:

— Удивительно! Действительно ровно тысяча ударов!

— Удивительнее то, что ты это все считал!

— …

Нагато молча развернулась, я тоже последовал ее примеру.

— Эй, — окликнул я миниатюрную фигурку в матроске. — Ты можешь сделать дождь в день матча? Такой ливень, чтобы игру отменили.

— Это не невозможно, — равнодушно продолжая идти, ответила Нагато, — но не рекомендуется.

— Почему?

— Фальсификация локальной информационной составляющей окружающей среды может повлечь побочные эффекты для экосистемы планеты.

— Побочные эффекты? И на какой срок?

— От нескольких сотен до десяти тысяч лет.

Уж больно много.

— Ну, тогда лучше не делать.

— Хорошо.

Кивнув на пять миллиметров, Нагато продолжила движение.

Обернувшись, я увидел, как Харухи, стояла в школьной униформе на позиции питчера и готовилась бросать мяч.

Два дня спустя. Воскресенье. Восемь часов утра.

Мы собрались на городском стадионе. Бейсбольных площадок там насчитывалось две, а рядом с ними находились дорожки и снаряды для занятий легкой атлетикой. Игра первого круга продлится пять иннингов.[2] Лучшая четверка определится к вечеру, а полуфиналы и финал состоятся в следующее воскресенье; турнир, таким образом, займет две недели. Команд была целая куча, но полностью в школьных спортивных костюмах были только мы, остальные же участники были в основном в подходящей бейсбольной униформе. Это к теме отношения не имеет, но сейчас я впервые увидел Нагато в чем-то другом, помимо школьной формы.

Позже я узнал, что этот бейсбольный турнир имеет славную историю (девятый по счету, все-таки), и был сам по себе весьма престижным. Если так, лучше бы Харухи завернули еще на стадии регистрации.

Кстати говоря, звонки Танигути и Куникиде завершились быстрым согласием обоих. При этом Танигути явно имел виды на Асахину и Нагато, а Куникида согласился со словами: «Звучит заманчиво». Хорошо, что они такие простодушные.

Человеком, которого на подмогу привела Асахина, оказалась старшеклассница по имени Цуруя. Только увидев меня, сия бойкая особа с волосами, длинными, как раньше у Харухи:

— Так это ты, значит, Кён-кун? Я о тебе от Микуру ух как часто слышала! Хм… Умм… — затараторила она, этими словами почему-то заставив Асахину занервничать. И что там говорится насчет меня?

Тем временем Харухи взирала на четвертого игрока, приведенного мной.

— Кён, подойди-ка на минутку.

Харухи железной хваткой схватила меня и потащила в сторону палатки организаторов турнира.

— Ты о чем, вообще, думаешь? И это вот в бейсбол играть будет, что ли?

«Это вот» — не слишком ли грубо, а? Какая бы ни была, она моя сестренка, знаешь ли!

— Пятый класс начальной школы, десять лет — как она сама сказала! Да такой милый и скромный ребенок твоей родней и быть не может! Ладно, самое главное-то! Была бы это Детская бейсбольная лига — хорошо, но это ж взрослый турнир!

Сестренку я с собой привел совсем не просто так, а в результате хитроумных умозаключений. Я подумал так: чего ради я должен в долгожданное воскресенье вставать ни свет, ни заря и тащиться на какие-то там соревнования? Да, мой сегодняшний приход вызван обстоятельствами непреодолимой силы, но пусть хотя бы, это совершенно мне не интересное занятие побыстрее закончится. Абсолютно естественная психологическая реакция. Короче говоря, быстрее проиграем — быстрее разойдемся по домам. Даже и без моей сестренки, с такой командой поражение в первом же круге нам обеспечено. Шансы ничтожно малы — ведь командует нами не кто-нибудь, а Судзумия Харухи. Однако в случае незапланированной победы, чувствую, не миновать проблем, посему для гарантированного поражения необходим решающий фактор. А вот если в нашем составе будет младшеклассница — проиграем уже однозначно. Победа будет просто безумием.

Конечно, толком ничего сказать Харухи я не мог, но, в конце концов, мозги мои — это мозги вполне обычные и заурядные.

— Хм, ладно, — Харухи фыркнула и отвернулась. — Будет им фора. Слишком уверенная победа — тоже не слишком хорошо.

Похоже, она всерьез рассчитывает победить. И как же, интересно?

— Кстати, еще позиции на поле и очередность бьющих не определены. Что на этот счет?

— Я уже все продумала.

Лицо Харухи воссияло торжеством — она достала из кармана листок бумаги. Всех членов команды она узнала только сегодня, и как она могла что-то решить?

— Если определим так, возражений наверняка не будет.

На бумаге были начерчены восемь линий. А вот и второй лист. Выглядит как лотерея, или это мне только кажется?

— Ты о чем? Конечно лотереей и определим! Один лист для атаки, другой для защиты. Я вот буду питчером и первым бьющим.

— …Так все что ты придумала — вот это?

— А чего не так? И не надо лицо такое делать! Недоволен чем-то? Нормальный демократичный способ. В Древней Греции даже на выборах жребий тянули, между прочим!

Вот не надо равнять политическую систему Древней Греции с тактикой современной бейсбольной команды. Тем более, себя любимую-то ты определила куда хотела. И где здесь демократия?

…А, ладно. По крайней мере, быстрее проиграем. Как я узнал, по правилам турнира, если разрыв в счете достигнет десяти очков, матч сразу автоматически будет считается проигранным. Пойду-ка я, лучше, соберу вещички для похода домой — в первом круге нашим соперником будет фаворит, команда с лучшей защитой в последних трех турнирах.

«Пираты Камигахары», бейсбольный клуб местного университета — команда со всех сторон мощная и опытная. Серьезный соперник, каждый их игрок был настроен на победу. Понять это можно было уже по предматчевой разминке. Громко крича и подсказывая, они отрабатывали взаимодействие на поле и пробежки. Настоящая команда. Честно сказать, соперник, наводящий дрожь. Подумалось даже, что мы не туда попали, и потребовалось оглядеться вокруг, чтобы вспомнить о том, что мы участвуем в бейсбольном турнире и находимся на обычном городском стадионе.

Хоть я и полагал, что проиграть было бы неплохо, но мною постепенно овладевало желание сбежать от реальности куда подальше. Команда наша была настолько жалкой, что хотелось извиниться перед противниками.

Пока я разрабатывал план дезертирства перед лицом превосходящих сил неприятеля, Харухи выстроила нас в ряд:

— Слушаем план операции! Всем делать, как я скажу! — начальственным тоном произнесла она.

— Так, сначала во что бы то ни стало, добираемся до базы! Добираемся — захватываем базу до третьего мяча! Если страйк — отбиваем, если бол — пропускаем![3] Просто, да? По моим расчетам, в каждом иннинге мы можем набирать минимум по три очка.

Да, по расчетам мозгов Харухи оно, наверное, так и есть, но вот откуда, интересно, берутся основания для такой уверенности? Да, разумеется, ниоткуда они не берутся. Просто-напросто, передо мной — физическое воплощение беспричинной самоуверенности. Но разве не таких людей в мире называют идиотами? А она ведь не просто идиотка, она — высшее звено в пищевой цепи идиотизма, королева всех идиотов!

Разрешите огласить стартовый состав команды «Бригада SOS», определенный волей бога лотерей.

Номер первый, питчер — Судзумия Харухи, номер второй, райтфилдер — Асахина Микуру, номер третий, центрфилдер — Нагато Юки, номер четвертый, вторая база — я, номер пятый, лефтфилдер — моя сестренка, номер шестой, кетчер[4] — Коидзуми Ицуки, номер седьмой, первая база — Куникида, номер восьмой, третья база — Цуруя, номер девятый, шортстоп[5] — Танигути.

Вот и все. Ни запасных, ни тренеров, ни болельщиков.

После того, как команды, выстроившись друг перед другом, поприветствовали друг друга, Харухи не медля отправилась к дому.[6] Напрочь забыв о существовании шлемов, мы взяли их напрокат в организаторском комитете. Пожалуй, из нашего собственного имущества с нами были только несколько принесенных Харухи желтых рупоров.

Харухи пальцем поправила шлем, встала в стойку, держа в руках упертую из бейсбольной секции металлическую биту, и бесстрашно улыбнулась. Как только судья крикнул «Начали!», питчер противника размахнулся… Первый мяч. Бамс! Раздался резкий металлический звук — белый мяч полетел далеко вперед, просвистел над головой центрфилдера, и ударился об ограждение. К тому времени как мяч возвратили в игровое поле, Харухи уже достигла второй базы.

Ничего удивительного, Харухи и не такое может. Асахина и Коидзуми мое мнение, похоже, разделяли, а у Нагато такой эмоции как удивление, наверное, и вовсе нет. Однако другие члены команды, помимо нас четырех, были потрясены и смотрели на принимающую победные позы Харухи во все глаза. А уж о соперниках и говорить нечего.

— Питчер у них никуда не годится! Давайте все за мной! — остервенело прокричала Харухи.

Мда, результат будет прямо противоположным. Кажется, теперь девчонкам нашим пощады уже не будет.

Асахина, наш второй по очереди бьющий, в огромном шлеме нахлобученным на голову, трясясь, встала в дом.

— Рада с вами познакоми…ииии!..

Не успела она закончить, как мимо нее пронесся запущенный по высокой траектории мяч. Вот гады! Метить прямо в Асахину я им не позволю! Держите меня семеро!

Последующие два мяча Асахина, обернувшись статуей, также пропустила мимо себя. Услышав от судьи в свой адрес «Аут!»,[7] она, будто выдохнув с облегчением, вернулась на скамейку.

— Эй! Ты чего не отбиваешь?!

Что бы Харухи ни кричала, можно смело пропустить это мимо ушей. Главное, с Асахиной все в порядке.

— …

На очереди номер третий, Нагато. Волоча биту за собой, Нагато в молчании прошествовала на свою позицию.

— …

Оставив без внимания все три мяча, она быстро выбыла из игры и в том же молчании проследовала к нам. Следующим должен был идти я.

— …

Вручив мне из рук в руки биту и шлем, она села на скамейку, снова вернувшись к кукольноподобному состоянию.

Назойливые крики Харухи мне уже надоели. Ошибкой было ожидать многого от Асахины и Нагато.

— Кён! Надо отбивать во что бы то ни стало! Ты последний!

Не стоит возлагать большие надежды на последнего бьющего, выбранного путем жребия.

Взяв пример с Нагато, я молча встал в стойку.

Первый мяч я пропустил. Он был невероятно, фантастически быстрым. Даже был слышен свист разрезаемого им воздуха. Не знаю, с какой скоростью он летел, я его даже не увидел — только успел подумать, что сейчас мяч бросят, как он уже оказался в перчатке кетчера. И вот такую подачу Харухи отбила?

Второй мяч. Я попробовал ударить. Металлическая бита лишь попусту потревожила воздух. Промах. Даже не задел. Даже не коснулся.

Третий мяч. Ого! Мяч отклонился. Это и называется крученой подачей? Если бы я его пропустил, был бы стопроцентный бол, но… Как говорится, «зэ энд». Три страйк-аута,[8] смена позиций.

— Болван!

Пока игроки противников шли к своей скамейке, стоящая между центром и лефтфилдером Харухи, размахивая руками, орала благим матом. Ни стыда, ни совести.

В защитных построениях наших, скажем прямо, дыр было не меньше, чем в муравейнике.

Особенно ужасна была защита во внешнем поле. Асахина справа и моя сестренка слева ловить мячи будут не раньше чем рак на горе свистнет — это было ясно уже по разминке. Поэтому если мяч летел направо, то со второй базы мне, а если налево, то шорт-стопу Танигути — надо было со всех ног бежать за ним. Выбора у нас не было. Асахина, замечая, что мяч летит на нее, как подкошенная валилась на землю, прикрывая голову перчаткой, а сестренка хоть и гонялась за мячиком с неподдельным восторгом, но мяч после ее бросков отлетал едва ли на три метра.



Нагато, наш центрфилдер, ловила мячи безупречно, но мячи в ее зоне такого внимания не удостаивались. Кроме того, движения у нее были убийственно медленными, поэтому если мяч летел в хоть чуть-чуть стороне, пара баз были у соперника уже в кармане.

…Давайте быстрее проиграем и пойдем домой. Вот это было бы хорошо.

— Собрались! Покажем им! — в одиночку издала командный клич Харухи.

Не стоит и говорить, что защитное обмундирование и перчатка у нашего кетчера Коидзуми были также взяты в долг.

Первый бьющий противников кивнул главному судье и встал в дом. Харухи метнула первую подачу по верхней траектории. Страйк.

Скорость, сила, точность — придраться не к чему, великолепный страйк. Прямо по центру, но подача была так мощна, что у бьющего даже бита не шелохнулась.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Конечно же, остальные члены «Бригады SOS», включая меня, удивлены не были. Даже если бы эту девчонку вызвали в сборную Японии по футболу, удивляться было бы нечему. С Харухи возможно все.

Однако первый бьющий противников об этом не подозревал и должного почтения не испытывал. Второй мяч для него также стал сюрпризом и на него он никак не отреагировал, махнув битой только на третьем. Увы, мимо. Страйк-аут. Видимо, мяч слегка отклонился от траектории прямо на глазах у бьющего. Прямо как характер Харухи. Невезуха.

Посоветовавшись с выбывшим первым бьющим, второй перехватил биту подальше от конца и встал в стойку. Итог: два фола,[9] страйк — мимо. Снова страйк-аут.

Тут я заволновался. Что, так до последнего иннинга пойдет, что ли? Ага, вот я понимаю — настоящий бьющий. Мощная, прямо по прямой подача Харухи все-таки была отбита. Оно и понятно, если постоянно подавать так бесхитростно — рано или поздно попадут.

Мяч пронесся высоко над головой Нагато, продолжавшей стоять, не шелохнувшись, и, улетев за стадион, исчез вдали.

С лицом Медеи, преданной Ясоном, Харухи наблюдала, как игрок противников пробегал круг до дома.

Как бы то ни было, мы на одно очко позади.

Удар четвертого бьющего позволил ему пробежать две базы, пятый из-за ошибки Куникиды пробежал одну; шестой мастерским ударом на правую сторону принес команде второе очко, а у седьмого мяч улетел прямиком на третью базу, где его живо подхватила Цуруя, тут же стрелой бросившая мяч на первую базу, послав соперника в аут. Наконец-то, смена позиций.

Первый иннинг закончился со счетом 2:0. Неожиданно ожесточенная борьба. Это героическое сопротивление только все усложняет, набирайте быстрее десять очков и мы пойдем по домам.

Наши бьющие с пятого по седьмой номер — моя сестренка, Коидзуми и Куникида, — как и положено, были один за другим быстро отправлены в аут и мы, не успев толком отдохнуть, снова приступили к защите.

Противник, видимо, заметил нашу слабость в обороне на внешнем поле и, само собой, все мячи по высокой дуге отправлялись туда. Всякий раз мы с Танигути со всех ног неслись назад за мячом, но КПД наших действий был всего порядка десяти процентов, к тому же это чрезвычайно выматывало. Впрочем, ради возможности избавить Асахину от бед — сущие пустяки. Ведь даже с испуганно вытаращенными глазами она все равно остается безумно милой. В итоге в этот раз команда противников набрала пять очков. 7:0. Осталось три. В следующем иннинге все может закончится.

Третий иннинг. Мы в нападении. У Цуруи, забравшей длинные волосы сзади в хвост, шли сплошные фолы. Реакция у нее была что надо, но когда наконец-то взмывший вверх мяч приземлился прямиком в перчатку кетчера, она, легонько постучав себя битой по шлему, сказала:

— Тяжеловасто! Тут только битой махать запыхаешься. Наблюдая за всем этим, Харухи морщила лоб, будто о чем-то раздумывая. По всей вероятности, ни о чем хорошем.

— Хм. Как я и думала, это нам просто необходимо…, - она нахмурилась и медленно прошла к судье. — Мы на минутку! Затем она схватила за шиворот Асахину, мирно сидевшую на скамейке с рупором.

— Кяя!..

Выдернув маленькую фигурку в спортивной форме, Харухи вместе с ней исчезла за трибуной. А еще вместе с сумкой, которая была у нее в руке, и что в этой сумке содержится, вскоре станет ясно.

— Нннее… Судзумия-сан!.. Не нааа…

Вместе с милыми криками Асахины…

— Давай быстрей снимай! Переодевайся! …доносился и властный голос Харухи. Опять.

Итак, когда Асахина появилась снова, на ней был наряд, который подходил ситуации как никакой другой. Яркая бело-голубая майка, мини-юбка в складку и желтые помпоны в руках. Великолепная девушка-болельщица. Откуда Харухи костюм взяла? Загадка.

— Красивенно…, - беззаботно протянул Куникида.

— Микуру! Я тя пофоткаю, ладно? — Цуруя хихикая достала фотоаппарат.

Кстати говоря, Харухи была одета так же. «Могла бы и одна одеться…», — такие мысли мне, конечно, в голову не пришли, ведь Асахина в образе болельщицы была прелестна до одурения!

— Конский хвост, что ли, завязать?..

Харухи собрала сзади волосы Асахины, но заметив мой взгляд, по-утиному вытянула вперед губы. Коняшка, тпру!

— Ну, теперь болеем!

— Ээээ… Чччттто?..

— А вот что!

Харухи подошла к Асахине сзади, взяла ее изящные бледные ручки и принялась водить ими вверх и вниз. Феерический танец. Харухи оглушительно громко прошептала прямо в ухо Асахины: «Кричи! Кричи давай!»

— Кхиии!.. Ребята, отбивайте пожааалуйстааа! Вперед, очень вас прошууу!.. — тоненьким фальцетом закричала Асахина.

Очевидно, по крайней мере Танигути, следующий отбивающий, был заряжен на борьбу. Он с напускной развязностью подошел к дому. Впрочем, сколько ни кричи, подачу питчера ему вряд ли отбить.

Разумеется, вскоре Танигути уныло вернулся на скамейку.

— Черт, так и не попал.

Дальше снова пошла отбивать Харухи. Как была, в костюме болельщицы.

Ранее главным раздражителем для глаз были Харухи и Асахина в костюмах девочек-зайчиков, но теперь эстафету сногсшибательности подхватили девочки-болельщицы.

Неприятель, не зная, на что глядеть, был абсолютно дезориентирован. Асахина была великолепна целиком и полностью, Харухи — великолепна целиком и полностью за исключением характера. Лицом и фигурой.

Питчер был выбит из колеи и подал кое-как. Эту возможность Харухи не упустила, снова отбив мяч по центру далеко за вторую базу. Пока игроки противника в смятении разбирались с мячом, она уже достигала третьей базы, и когда Харухи в подкате летела к ней, глаза третьего бейсмена смотрели совсем не туда, куда нужно.

Следующим бьющим шла еще одна девочка-болельщица, причем затмевающая по своей обольстительности Харухи. Биту робко подняла Асахина. Под взглядами множества парней (в том числе и меня), личико ее смущенно алело. Красота! Питчер, как казалось, был в раздрае настолько, что не мог даже бросить мяч, но даже так Асахине его не отбить. Пусть даже мяч зависнет прямо перед ней.

— Ай!

Если махать битой с закрытыми глазами, как в данном случае, вряд ли во что бы то ни было попадешь.

Вслед за тем, как Асахина доигралась и до второго пропущенного страйка, стоящая на третьей базе Харухи принялась размахивать обеими руками. Что там она делает?

— Похоже, подает условные знаки, — невозмутимо пояснил Коидзуми.

— А мы что, о каких-то знаках договаривались?

— Нет. Однако полагаю, в данной ситуации пригодным на взгляд Судзумии-сан выбором будет, по всей вероятности, сквиз.[10]

— Сквиз при двух аутах? Нашему бессменному командиру что, власти мало — решила еще покомандовать?

— Предполагаю, ей вполне могла прийти в голову мысль, что так как шансы отбить мяч у Асахины-сан практически равны нулю, возможность применения настолько невероятного сквиза может сбить соперника с толку. Игроки могут допустить ошибку, может быть даже такую, после которой даже у Асахины-сан получится попасть по мячу.

— Слишком уж очевидно.

Все бейсмены противника, уже сделали шаг вперед и были готовы в случае чего бежать за отскочившим мячом. Судя по всему, никаких проблем жесты Харухи для них не создали. Она совершенно явно изображала удар «бантом».

Как и ожидалось, сквиз окончился неудачей. Для начала, очевидно, что Асахина даже не знала, что это такое, поэтому пока вопросительно вертела головой и смотрела на отчаянные жесты Харухи, изображающей сквиз, прозевала третий мяч. Три аута, смена позиций. Асахина удрученно поплелась к скамейке с видом щенка, готового получить наказание от хозяина. Харухи подозвала ее к себе:

— Микуру-тян, подойди-ка сюда на секундочку, держи себя в руках.

— Уваа….

Харухи обеими руками ухватила дрожащие щечки Асахины и растянула их в стороны:

— Это наказание, на-ка-за-ни-е! Пускай все видят, какое смешное у тебя лицо!

— Айяя… Уииих…

Я стукнул Харухи рупором по голове.

— Дура! Это все твои знаки заковыристые! На все готова, лишь бы самой очко набрать.

Но тут…

Бип-бип-бип! Коидзуми достал из кармана сотовый телефон и, посмотрев на жидкокристаллический экранчик, поднял одну бровь. Асахина, с удивленным лицом приложив руку к левому уху, уставилась куда-то вдаль. Нагато подняла глаза вертикально вверх.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Перед тем как разойтись по защитным позициям, Коидзуми подозвал меня к себе:

— У нас возникли неприятности.

Даже слушать ничего не желаю, но говори уж, если начал.

— Начала зарождаться закрытая реальность. Масштабы такие, которых еще не было и расширяется с невероятной скоростью.

Серый мир, с которым и я успел познакомиться. Как можно забыть? Из-за этого сумрачного пространства я получил душевную травму, с которой мне теперь жить всю жизнь.

Коидзуми не переставал улыбаться:

— В общем, так. Закрытые реальности возникают в результате неосознанного стресса Судзумии-сан, а сейчас она как раз чрезвычайно угнетена. Исходя из этого и возникает закрытая реальность, а если ее настроение не улучшится, расширение будет продолжаться, как и разрушительная деятельность «Аватаров», с которыми ты также хорошо знаком. Вот так обстоят дела.

— …То есть, из-за того, что мы проигрываем, у Харухи крыша едет, да так, что она даже эти дурацкие пространства творит?

— Очевидно, так.

— Она что, дите малое?

Коидзуми ничего на это не ответил, лишь улыбнувшись. Я вздохнул.

— Вот ведь чушь, а…

Коидзуми посмотрел на меня и сказал:

— К чему теперь это говорить? Это случается с каждым, и здесь, главным образом, касается тебя. Случайность. Всему виной очередность бьющих, мы ведь определяли ее жребием?

— Ну да, жребием. И что?

— В результате ты стал четвертым бьющим.

— И меня это никак не радует.

— Радуешься ты или, наоборот, испытываешь давление — Судзумии-сан это все равно. Важен сам факт того, что ты стал четвертым бьющим. В этом и весь вопрос.

— А можно попонятнее?

— Легко. Четвертым бьющим ты стал, потому что так пожелала Судзумия-сан. Это не простое совпадение. Она задумала, чтобы ты им стал и сейчас чувствует разочарование оттого, что ты совершенно не оправдываешь ее ожиданий.

— Ну уж извините.

— Хм, я тоже обеспокоен. Пока душевное состояние Судзумии-сан будет ухудшаться, закрытая реальность также будет расти.

— …И что мне делать?

— Пожалуйста, отбивай подачи. Желательно, подальше, а лучше всего — хоум-ран![11] Да посильнее. Как насчет удара прямо по центру в игровое табло? Договорились?

— Хватит чушь пороть. Я хоум-раны только в компьютерных играх делаю, а отбить мяч по такой траектории просто невозможно.

— В общем, хотелось бы, чтобы ты что-нибудь сделал, такова наша общая настоятельная просьба.

Просить можете сколько угодно, великий бейсболист во мне не проснется, и суперприемов в запасе у меня нет, так что все бесполезно.

— Приложи все силы, чтобы игра не кончилась автоматической победой в этом иннинге. Если игра закончится сейчас, это также будет значить и конец для всего мира. Нужно во что бы то ни стало не допустить, чтобы соперник набрал больше двух очков, — сказал Коидзуми с легкомысленным выражением лица, не слишком подходящим сказанным им словам.

Продолжение третьего иннинга. Харухи, все в том же костюме встала на позицию питчера. Само собой разумеется, Асахина в костюме болельщицы была на правой стороне поля.

Харухи, открывая всеобщему взору обнаженные руки и ноги, метала мощные подачи, никак не меняющиеся от того, были у противника игроки на базах или не было. Отбитый первым бьющим мяч полетел по центру, на удивление точнехонько в Нагато — аут, однако на высокую свечу второго она внимания не обратила, и пока добиралась до мяча, приземлившегося между центром и левой стороной поля, бьющий уже бежал к третьей базе. Подачи вошедшей в раж Харухи были по-прежнему грозным оружием, но все они отбивались, так как запускала она их прямо по центру. Фавориты они и есть фавориты. Затем, удачно отбив мяч и из-за дырявых рук Куникиды были легко заработаны два очка. Положение у нас было отчаянным. Игроки противника уже стояли на первой и второй базах, Еще одно очко и матч будет завершен, и неизвестно, что станет с миром.

Бамс! Белый мяч полетел ввысь, отклоняясь в правую сторону. В зоне его падения тряслась от страха Асахина. Времени размышлять не было — в который уже раз я со всех ног ринулся к правой стороне поля. Должен успеть!

Я нырнул за ним что было сил… ловлю! Ударившись о самый кончик перчатки, мяч скатился внутрь.

— Ух!

Я со всех сил кинул мяч Танигути, стоящему на второй базе. Два игрока противника, посчитав, что мяч улетел далеко, уже бежали к базам. Танигути поймал мяч и заступил на базу — два аута одним махом!

Как-то продержались. Ох и устал я.

— Хорошая игра!

Чувствуя на себе восхищенный взгляд Асахины, и приняв опрометчивые ободряющие удары перчатками по голове от Танигути, Куникиды, сестренки и Цуруи, я показал в ответ знак виктории и кинул взгляд в сторону Харухи. Она с хмурым лицом смотрела на табло (а на самом деле, переносную школьную доску).

Я сел на скамейку и накинул на голову полотенцем. Ко мне подошел Коидзуми:

— Продолжим разговор?

Что-то не хочется.

— Есть решение по аналогии. Когда в тот раз ты с Судзумией-сан попал в тот мир, как вам удалось вернуться?

Не заставляй меня это вспоминать!

— Если воспользоваться тем же методом, возможно, ситуация улучшится.

— Не пойдет!

Коидзуми сдавленно засмеялся. Эй, ты, бесишь уже!

— Так и думал, что ты это скажешь. Тогда, придется защищаться до последнего и брать измором, ведь нас устроит только победа. У меня есть замечательная идея. Думаю, должно сработать, в конце концов, наши с ней интересы должны совпадать.

Коидзуми улыбнулся и направился к стоявшей без движения в зоне разминки Нагато. Затем сей субъект наклонился к ее уху и что-то прошептал, слегка растрепав дыханием короткие волосы. Тут Нагато быстро повернулась и бесстрастно воззрилась на меня. Это что, был кивок? Голова, будто поддерживаемая леской, как у марионетки, еле заметно дернулась вверх-вниз, и кукла отправилась в путь к зоне бьющего. Взглянув влево, я увидел, как за Нагато внимательно наблюдает уже Асахина.

— Нагато-сан… все-таки…, - сказала она со слегка побледневшим лицом, что заставило меня забеспокоиться.

— Что она сделала?

— Нагато-сан, похоже, читает заклятья.

— Заклятья? Это еще что?

— Ммм… Закрытая информация.

Асахина виновато опустила голову. Да нет, все нормально. Если закрытая информация — ничего не поделаешь, так? Эх, похоже, сейчас опять начнут твориться какие-то нереальности.

Знаком я с заклятьями Нагато.

Одним жарким майским вечером это было. Если бы тогда Нагато не вторглась в класс, я, несомненно, сейчас бы мирно почивал под могильной плитой. В тот раз Нагато тоже скороговоркой бормотала что-то наподобие каких-то заклятий и предотвратила покушение на меня. Кстати говоря, тогда Нагато еще носила очки.

А сейчас что она планирует делать?

Тут же это стало ясно.

Взмах битой — хоум-ран!

Мяч, с высокой скоростью пущенный питчером после удара Нагато, в котором на первый взгляд и силы-то достаточной не было, взмыл высоко в небо и исчез из вида за ограждением стадиона.

Я повернулся к нашей команде. Коидзуми с элегантной улыбкой кивнул мне, лицо Асахины слегка побледнело, но удивленной она не выглядела, а сестренка с Цуруей простодушно закричали: «Крутооо!..»

У остальных же просто попадали челюсти. У противников, разумеется, тоже.

Харухи прибежала, подпрыгивая от радости, к дому, где Нагато с отсутствующим видом завершила свой круг по игровому квадрату и, похлопывая ее по шлему, сказала:

— Отлично! И где столько сил взяла?!

Далее она, схватившись за тонкую ручку Нагато, принялась ее сгибать и разгибать. Та стояла молча и не сопротивлялась.

Затем Нагато подошла к скамейке.

— Вот, — она указала на старую бейсбольную биту, передавая ее мне. — Модификация атрибутивной информации.

— Что это? — спросил я. Нагато некоторое время безотрывно смотрела на меня.

— Режим самонаведения.

Ограничившись этими словами, она возвратилась на скамейку, села в уголке и, достав из-под ног толстую книгу, уставилась в нее.

Счет 9:1. Кажется, этот иннинг будет последним.

Судя по лицу питчера, тот еще не восстановился после шока, но мяч мне метнул, на мой взгляд, все же весьма неслабый.

Тут я и понял, что значили слова Нагато.

— Уух!..

Бита двинулась сама по себе, потащив за собой мои плечи и руки. Бамс!

Я думал, что это будет обычный удар, но мяч, будто подхваченный ветром, устремился ввысь, перелетел ограждение и долетел до соседнего второго бейсбольного поля. Хоум-ран. Действительно, «режим самонаведения».

Я отшвырнул биту, ставшую теперь шедевром инженерной мысли, оснащенным устройствами автонаведения и автоусиления, и побежал.

Минуя вторую базу, я поднял голову и встретился взглядом с Харухи, поднявшей обе руки над головой. Она сразу же отвернулась. Могла бы и вон, как моя сестренка или Цуруя порадоваться. Порадуйся, что ли, как, вон, моя сестренка с Цуруей. Увидел я и изумленных Танигути с Куникидой, и молчащих Асахину, Коидзуми и Нагато. Девятка игроков противника пребывала в шоке.

Не могу передать, как я перед ними извиняюсь, но этому шоку еще предстоит продолжаться.

Следующей к позиции бьющего на нетвердых шагах подошла моя сестренка. Из-за того, что шлем был ей слишком велик и закрывал пол-лица, равновесие она тоже держала с трудом. Мое заранее заготовленное секретное оружие могучим ударом запулило первый же мяч далеко за пределы ограждения. Очередной хоум-ран.

Сколько же будет продолжаться этот театр абсурда? Всему же есть предел! Чтобы малявка-пятиклассница сделала хоум-ран на мяче, пущенным студентом университета со скоростью километров 130 в час (по моим расчетам) — в реальности это попросту немыслимо!

— Здорово!

Харухи в реальности происходящего не сомневалась ни капли. Кружась с моей сестренкой, завершившей круг до дома, она счастливо улыбалась.

— Невероятный талант! Тебя ждет блестящее будущее! Ты и в Высшую Лигу попасть сможешь!

Сестренка весело визжала, вертясь вместе с Харухи. Ну, что тут сказать… Счет 9:3.

Я сидел на скамейке, обхватив руками голову.

Бомбардировка хоум-ранами продолжалась. Сейчас счет был 9:7. Семь хоум-ранов подряд в одном иннинге. Наверное, мы войдем в историю турнира с рекордным их количеством.

Мощно послав мяч ввысь, на скамейку вернулся Танигути:

— Я в бейсбольную секцию решил записаться. Если уж у меня такие способности, то и Высшая Школьная Лига по бейсболу для меня не предел. Мне даже показалось, будто бита сама по мячу ударила!

Стоявший рядом с ним Куникида был не менее высокого мнения о себе:

— Ага, точно!

Все оживленно переговаривались, Цуруя, похлопывая напряженную Асахину по плечу, громко смеялась. Как же повезло, что они настолько легковерные.

— Вперед, собрались! — сказала Харухи, потрясая над головой битой. Разве эти слова не питчеру больше подходят?

Снова раздалось металлическое «бамс!», слышать которое я уже устал, и мяч ударился о табло на дальнем конце поля.

9:8. К этому времени у противника сменилось уже три питчера. Вряд ли они хотели, чтобы их жалели, но удержаться я не мог. Бедняги.

Асахина, Нагато и я в свою очередь совершили по хоум-рану. Теперь счет был в нашу пользу — 9:11. Одиннадцать хоум-ранов подряд. Я начал подумывать, что если это дело не прекратить, может произойти что-то страшное. Было чувство, что взоры не только наших игроков, но и игроков противника приковывались к нашей бите. Может, они решили, что она волшебная? Впрочем, не так уж это далеко от истины.

Перед тем как передать биту сестренке, я подошел к Нагато, сидевшей с книгой на краешке скамейки:

— Все, хватит, — сказал я.

В противоположность своей нормальной скорости — раз в секунд десять, Нагато необычно часто заморгала.

— Ясно, — ответила она, коснулась пальцами рукоятки биты и что-то скороговоркой пробормотала. Что именно, я не расслышал, а если бы и расслышал — все равно ничего бы не понял.

Затем Нагато убрала руку и, не говоря ни слова, села на скамейку, снова раскрыв книгу.

Охо-хо…

Подходы моей сестренки, Коидзуми и Куникиды закончились последовательными страйк-аутами всех троих, будто хоум-ранов до того и не происходило. А их и не было — сплошное жульничество.

Кстати, забыл сказать: у матчей был временной лимит. На играх первого круга — девяносто минут. Таково было вполне разумное решение организаторов, которым надо было успеть провести все запланированные на день матчи. Значит, следующего ининга не будет, и если мы сейчас выстоим, то победим.

Ну как? Будем побеждать?

— Должны побеждать! — ответил Коидзуми. — По сообщению моих товарищей, благодаря нашим усилиям, расширение закрытой реальности приостановилось. Но, несмотря на это, «Аватары» все еще там, и с этим нужно что-то делать. Тем не менее, остановка расширения закрытой реальности — большое подспорье для нас.

Однако если течение матча изменится — победе можно помахать ручкой. Каким от этого станет настроение Харухи — на воображение такого образа у меня уже не было сил.

— У меня есть предложение.

Коидзуми обнажив в улыбке зубы, белые настолько, что захотелось отправить его сниматься в рекламе зубной пасты, шепотом изложил мне суть своего предложения.

— Ты серьезно?

— Весьма! Это единственный способ отстоять победный счет.

И снова. Охо-хо…

Мы запросили у судьи возможность поменять позиции на поле.

Кетчером вместо Коидзуми будет Нагато, Коидзуми переходит в центр, а я заменяю Харухи на позиции питчера, где сейчас и нахожусь.

Когда Коидзуми попросил Харухи поменяться, она сначала поворчала, но услышав, что замещать ее буду я, с задумчивым лицом сказала:

— …Ну, ладно! Но если твои подачи отобьют — будешь всю команду обедом угощать! — и отправилась на вторую базу.

Так как Нагато просто стояла на месте и кроме хлопанья глазами не делала ничего, надевать на нее щитки и маску пришлось нам с Коидзуми. Это нормально, что наш кетчер будет в такой прострации?

Нагато прошествовала к зоне дома и села на корточки позади нее.

Итак, матч продолжился. Времени уже не было, я даже не мог размяться. Придется мне впервые в жизни стать питчером, причем безо всяких к тому предисловий.

Для начала попробуем просто бросить. Бац!

Абы как брошенный мяч, впечатался в перчатку Нагато. Бол.

— Давай серьезней!

Это кричала Харухи. Я серьезен как никогда! В этот раз попробуем закрутить…

Вторая подача. Мне хотелось еще немножко подурачить бьющего, но тянуть время уже было нельзя. Бита дернулась по направлению к моему неказисто запущенному мячу. Черт! Как нарочно прямо на биту… Бац!

— Страйк! — громко крикнул судья.

Промахнулся, потому и страйк. Однако бьющий с ничего не понимающим лицом смотрел на перчатку Нагато.

Понимаю его чувства. Прекрасно понимаю. Если еле летящий мяч прямо перед самой битой меняет траекторию и ныряет вниз на тридцать сантиметров — кто угодно растеряется.

— …

Все так же сидя, Нагато слегка двинула запястьем, возвращая мне мяч. Получив его, я снова изготовился к броску.

Сколько ни бросай — все летит еле-еле. Вот и третий идет куда-то совсем не туда… вернее, должен был, потому что через несколько метров мяч совершил маневр, не подчиняющийся законам ни инерции, ни гравитации, ни аэродинамики и, резко ускорившись, влетел в перчатку Нагато.

Бац! Хрупкая фигурка Нагато дрогнула.

Бьющий выпучил глаза, и даже судья на некоторое время утратил дар речи. Наконец он неуверенным голосом произнес:

— …Второй страйк!

Мы так хлопот не оберемся, надо прикрывать лавочку поскорее.

Бросал я уже соответственно — не целясь и не вкладывая никаких сил. Если бьющий пропускал мяч — он обязательно влетал в страйк, если пытался ударить — менял направление, даже не задев биты.

Весь секрет был в Нагато, шепчущей что-то себе под нос всякий раз как я бросал мяч. А так как секрет этот очень секретный, подробностей его я не знаю. Может быть, было как тогда, когда она спасала мою жизнь и переделывала школьную аудиторию, или опять что-то сделала с битой, как. Какие-нибудь информационные операции.

Благодаря этому на моей стороне будто играл вентилятор. Самый ценный игрок матча — несомненно, Нагато Юки.

Очень скоро наши противники получили два аута. Третий бьющий также уже имел два промаха. А это ничего, что я так запросто превратился в оплот обороны? Простите, «Пираты Камигахары».

Я, не напрягаясь, подал мяч последнему бьющему, стоявшему с абсолютно белым лицом.

Корректировка траектории, цель — зона страйка. Бьющий со всей силы махнул битой. Корректировка траектории, уход вправо-вниз. Бита разрезала воздух. Три страйк-аута. Фууу… Наконец-то закончили… или нет.

— !

Мяч прыгал по направлению к сетке за спиной кетчера. Видимо, перекрутившись и срикошетив от перчатки Нагато, «Волшебный мяч» (как я его окрестил) скакнул за ее спину и покатился в угол площадки.

Из-за этой ошибки бьющий может занять базу. Он ухватился за последний шанс и сорвался с места. Нагато продолжала с перчаткой в руке сидеть на корточках, не обращая ни на что внимания.

— Нагато! Подбери и брось мяч!

Отрешенно посмотрев на меня, Нагато медленно встала, повернулась и двинулась вслед за катящимся мячом. Топ-топ… Топ-топ… Бьющий уже миновал первую базу и бежал ко второй.

— Быстрее! — Харухи стояла на второй базе и размахивала перчаткой.

Наконец нагнав мяч, Нагато подняла его и стала пристально разглядывать, будто он был яйцом морской черепахи. Потом она взглянула на меня.

— Вторая база! — я указал на место за своей спиной, откуда слышались вопли Харухи. В ответ Нагато на пару миллиметров кивнула.

Пиу! Рядом с моим ухом просвистел белый лазерный луч, унеся с собой несколько волос с головы. Этот лазерный луч я опознал как мяч, пущенный Нагато едва заметным движением запястья. Мяч влетел в перчатку Харухи, сорвал ее с руки и уже в перчатке полетел дальше в центр поля, благодаря чему и был виден.

Харухи во все глаза смотрела на уносящуюся вдаль перчатку, еще недавно бывшую у нее на руке, что же до бьющего — то он в ужасе повалился на землю прямо перед второй базой.

Коидзуми, подобрал перчатку, вынул из нее мяч, после чего с всегдашней улыбкой на лице подошел к все еще лежавшему лицом вниз бьющему, осалил[12] его и извинился:

— Прошу прощения. Нам немного недостает здравого смысла.

«Что, к этим „с недостатком здравого смысла“ ты и меня причисляешь, что ли?» — подумал я и глубоко вздохнул.

Матч окончен.

«Пираты Камигахары» рыдали как дети. Не могу сказать точно, по какой причине, но может, из-за выволочки, которую им устроят старшие курсы или из-за обиды на то, что они умудрились проиграть любительской команде школьников, состоящей в основном из девчонок, к тому же, с затесавшейся среди них пятиклассницей. Пожалуй, и то, и другое.

Харухи, напротив, не обращая никакого внимания на горе побежденных, выглядела солнечней некуда. Она улыбнулась той самой улыбкой, как в тот день, когда задумала основать «Бригаду SOS»:

— Выиграем этот турнир, а потом вперед — к летнему этапу Высшей Школьной Лиги! Национальный Чемпионат для нас не предел! — провозгласила она весьма серьезным тоном.

Заинтересованно выглядел только Танигути. Меня, прошу покорнейше, избавьте от этого, и Школьная Федерация бейсбола, думаю, мое мнение бы разделила.

— Благодарю за помощь, — Коидзуми незаметно появился рядом. — Кстати, что дальше? Матч второго круга?

Я потряс головой и сказал:

— Если снова будем проигрывать, Харухи опять расстроится, верно? Придется побеждать, а значит, понадобится помощь Нагато. Дальше игнорировать законы физики — это уж слишком, так что, снимемся с соревнований.

— Да, хороший вариант. Честно говоря, я должен поскорее помочь своим товарищам ликвидировать закрытую реальность. Не хватает рабочих рук, чтобы справляться с «Аватарами».

— Передавай от меня привет. И синим ребятам тоже.

— Передам. Кстати сказать, в этот раз я кое-что понял — Судзумии-сан нельзя давать ни минуты свободного времени. Этот вопрос обещает стать актуальным предметом для изучения.

Откланявшись, Коидзуми отправился в палатку организаторов заявлять об отказе от участия в турнире.

Все-таки оставил меня одного разбираться. Ну что ж, делать нечего.

Я похлопал Харухи по спине. В это время она заставляла Асахину танцевать за компанию с ней канкан.

— Чего? Тоже станцевать хочешь?

— Разговор есть.

Я повел Харухи за пределы поля. Она на удивление послушно подчинилась.

— Сюда посмотри, — я указал на сгрудившихся у скамейки «Пиратов Камихигары». — Тебе их не жалко?

— С чего это?

— Возможно, ради этого дня они работали на тренировках до седьмого пота. Они как-никак четырехкратные чемпионы. Представляешь, какой груз на них давил?

— И что?

— Среди них некоторые от горя даже на скамейке сидеть не могут, слезы глотают. Вон, смотри — за ограждением стоит парнишка с короткой стрижкой. Не жалко? Он больше не выйдет на поле!

— Ну и?

— Давай выйдем из турнира, — просто сказал я.

— Ты же достаточно повеселилась? Я — уже на год вперед. Может, перекусим где-нибудь да поболтаем? Честно говоря, у меня уже руки и ноги отнимаются.

Это было правдой. Из-за постоянной беготни туда-сюда по всему полю я был измотан физически и эмоционально.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Харухи, до того ликующая, надулась как пеликан и молча подняла на меня глаза. Только я начал волноваться, как…

— А тебя устроит?

Еще как устроит! Асахина, Коидзуми и, наверное, Нагато тоже придерживаются того же мнения. Сестренка сейчас усиленно тренируется, но за одну конфетку она биту забросит куда подальше.

— Хмпф!

Харухи, смотря то на меня, то на спортивную площадку, некоторое время размышляла, а может, делала вид. Затем она улыбнулась:

— Ну, ладно! Есть охота, пойдем пообедаем. Думаю, бейсбол — очень примитивный вид спорта. Не думала, что мы так легко победим!

Вот как?

Я не стал возражать и просто пожал плечами.

Когда капитану противника сказали о том, что мы передаем им право перейти в следующий круг, он благодарил нас со слезами на глазах. Глядя на него, я снова почувствовал вину. Потому что победу мы натуральным образом украли жульничеством — бессмысленным и беспощадным.

Я уже собирался побыстрее уйти, когда капитан подозвал меня к себе и прошептал на ухо:

— Скажи, за сколько вы бы свою биту продали?

Итак, сейчас мы все, за исключением Коидзуми, сидели в углу небольшого ресторанчика и обедали.

Моя сестренка окончательно сдружилась с Харухи и Асахиной и сидя между ними, кромсала ножом гамбургер. Танигути с Куникидой серьезно обсуждали возможность вступить в школьную бейсбольную секцию. Ну, пусть делают что хотят. Внимание Цуруи, видимо, на сей раз перекинулось на Нагато: «Так это ты — Нагато Юки-тян? Я о тебе от Микуру ух как часто слышала!» — попыталась она завязать с ней беседу, но та предпочла возможность продолжить в молчании есть сандвич, напрочь Цурую проигнорировав.

Заказал каждый от души, не мелочась. Оно, конечно, так и должно быть, платить-то за все придется мне.

Торжественным тоном, будто объявляя о важном открытии, это во всеуслышание огласила Харухи. Абсолютно не понимаю, как и откуда в ее голове берутся такие мысли. Так как за ходом ее мыслительной деятельности проследить невозможно, я уже не удивляюсь. Протестовать я не стал — больно много хлопот, и при всем при этом даже пришел в благостное расположение духа.

Потому что некоторым образом мои доходы пополнились незапланированной, но более чем солидной суммой, лежавшей в моем кармане.

От всей души хочу поблагодарить и пожелать удачи «Пиратам Камигахары».


Через несколько дней.

В самый обычный день после уроков мы, как всегда, собрались в комнате кружка.

Попивая приготовленный горничной-Асахиной чай, я играл с Коидзуми в «Отелло». Нагато сидела сбоку и была поглощена чтением огромной, напоминавшей словарь, философской книги, которую, видимо, взяла из библиотеки. Кстати, нарядилась Асахина сегодня по моему специальному требованию. Все же, лучше, чтоб тебя обслуживала горничная, чем медсестра, правда? И вот — Асахина с подносом в руках и улыбкой на лице наблюдала за нашим сражением.

Обычная сцена — время будто застыло для нас.

Такое течение времени — величественное и спокойное как река Хуанхэ, нарушила, как обычно, Судзумия Харухи.

— Простите, опоздала! — с никому не нужными извинениями влетела она к нам, подобно порыву ледяного зимнего ветра.

Ее лицо с улыбкой во всю его ширину не предвещало ничего хорошего. Как только появляется такая улыбка, я почему-то превращаюсь в старую усталую развалину. О, этот безумный, безумный, безумный мир…

Как и ожидалось, Харухи сморозила очередную глупость:

— Что лучше?

Я опустил на доску черную фишку и перевернул две белых фишки Коидзуми:

— Лучше что?

— Вот!

Я неохотно взял из рук Харухи два листа бумаги. Это снова были флаеры. Я пробежал взглядом по листам. Один извещал о проведении турнира по соккеру,[13] другой — по американскому футболу. От всей души проклинаю того работника, кто все это напечатал!

— Я, на самом деле, не в бейсбольном, а в каком-нибудь из этих двух соревнований планировала участвовать, да бейсбол раньше начинался. Ну, Кён, что лучше?

Я в мрачных думах оглядел комнату. Коидзуми со снисходительной улыбкой вертел в пальцах фишку от «Отелло», Асахина со слезами на глазах отчаянно мотала головой, Нагато, все так же уткнувшись книгу, перелистнула пальцем страницу.

— Да, а сколькими людьми в эти футболы играют? Тех, что на бейсболе были, хватит?

Я смотрел на светящееся улыбкой лицо Харухи и размышлял, в какой игре можно обойтись меньшим количеством игроков.

Рапсодия бамбуковых листьев

Май был невероятно жарким, но и сейчас, в июле, жара стояла ничуть не меньшая. Кроме того, исключительно высокая влажность также не способствовала повышению моего индекса удовлетворенности внешней средой. Обшарпанное здание школы никакого отношения к вершинам технологии типа кондиционеров не имело. Не думаю, что архитектор здания вообще имел представление о понятии «благоустройство», и аудитория 10-Д больше напоминала прихожую адского пекла.

Ко всему прочему, эта первая неделя июля непосредственно предшествовала триместровым экзаменам, поэтому мое хорошее настроение блуждало сейчас где-то в районе Бразилии и возвращаться не собиралось.

Оценки мои были ужасны, и если так будет продолжаться дальше, то трудно даже сказать, насколько плачевны будут для меня результаты. Определенно, все это из-за того, что я проводил слишком много времени с «Бригадой SOS» и не мог уделять достаточно внимания учебе. Мне не особо-то хотелось заниматься разной ерундой и то, что с этой весны бесцельные метания из стороны в сторону всякий раз, стоило только Харухи о чем-либо заикнуться, стало для меня своего рода правилом, которое я уже возненавидел. А уж за то, что я мало-помалу к этому привыкаю я уже начал ненавидеть себя.

Дело было на перемене, заходящее солнце лучами озаряло класс. С места сзади прямо мне в спину ткнулся острый кончик механического карандаша:

— Ты знаешь, какой сегодня день? — спросила меня Судзумия Харухи с видом дошколенка, которого вечером ждет новогодняя елка. Всякий раз, как на ее лице появлялось такое выражение, это было явным сигналом того, что она замыслила что-то недоброе. Секунды три я изображал раздумья:

— Твой день рождения?

— Нет!

— День рождения Асахины-сан?

— Не — а!

— День рождения Коидзуми или Нагато.

— Да откуда мне знать их дни рождения?!

— Кстати, мой день рождения…

— Да кого это волнует! Эй, ты действительно не знаешь, какой важный сегодня день?

Да что бы ты ни говорила, на мой взгляд — обычный жаркий день.

— Ну, а какое сегодня число?

— Седьмое июля. …Так, ты что, о Танабате говоришь, что ли?[14]

— Ну конечно! Танабата! Та-на-ба-та! Если ты японец, как можно о нем забыть?

Вообще-то, этот праздник пришел из Китая. К тому же, если считать по лунному календарю, то настоящая Танабата должна быть в следующем месяце.

Харухи помахала перед моим лицом карандашом.

— От Красного моря и до нас — это же все Азия!

Ага, открыла Америку.

— На отборочных играх к Чемпионату Мира мы же в одной группе играем, разве нет! К тому же, что июль, что август — все едино! Лето оно и есть лето!

А, ну да, конечно.

— Да ладно! Танабату надо как следует отпраздновать! К этому празднику я решила отнестись со всей ответственностью!

Вообще-то мне кажется, что есть и другие вещи, к которым следует относиться со всей ответственностью. Да, и какая такая чрезвычайная надобность объявлять мне об этом? Мне-то какое дело до того, чем ты там собираешься заниматься.

— Вместе будет веселей! Начиная с этого года, мы будем устраивать на Танабату нечто грандиозное!

— Говори за себя.

Не смотря на эти слова, глядя на воодушевленное лицо Харухи, я понимал, что возражать ей будет глупостью.

Как только урок японского языка закончился и прозвенел звонок, возвещающий окончание учебного дня, Харухи тотчас же вылетела из класса.

— Жди меня в клубной комнате! Домой не уходить! — бросила она мне напоследок.

В комнату кружка я собирался зайти и без этих слов. Там находилась та, чей дивный образ я желал бы лицезреть хотя бы раз в день. Моя единственная.

На втором этаже в корпусе культуры и искусств находилась комната литературного кружка, где размещалась, а точнее, где паразитировала «Бригада SOS». Прочие участники кружка уже собрались там.

— О, привет, — со светлой улыбкой на лице поприветствовала меня Асахина Микуру. Она — оплот моего душевного равновесия. Если бы ее не было, «Бригада SOS» была бы такой же средней паршивости штукой, как пресный рис без грамма приправы.

С июля Асахина перешла на летний вариант костюма горничной, невесть откуда притащенный Харухи. «Ой… Большое спасибо», — с чрезвычайно серьезным видом поблагодарила ее тогда Асахина. Сегодня, как и всегда, официальная горничная «Бригады SOS» преданно налила мне рисовый чай. Отхлебывая его из чашки, я окинул взглядом комнату.

— Ну, как дела? — кивнул мне Коидзуми Ицуки, оторвавшись от шахматной доски на столе и задачника, который он держал в руке.

— Дела мои не в порядке с тех самых пор, как я перешел в старшую школу.

На прошлой неделе Коидзуми сказал, что играть в «Отелло» ему надоело и принес с собой шахматы. К сожалению, ни я, ни кто-либо еще играть не умели, так что ему приходилось играть самому с собой и с грустью ставить мат себе же. Экзамены были все ближе, но выглядел он спокойней некуда.

— Я нельзя сказать, чтобы спокоен. Это своего рода гимнастика ума в перерывах между учебой. С каждой решенной задачей улучшается циркуляция крови в головном мозге. Как насчет партии?

Нет уж, неохота мне добавлять себе поводов для размышлений еще и сверх установленного. Если держать в памяти такие глупости, из нее вылетят все английские слова, которые я как-никак держать там обязан.

— Жалко. Может, в следующий раз принести «Монополию», или сыграть в «Морской бой»? Так, чтобы все могли участвовать? Что лучше, как думаешь?

Все лучше. И все хуже. Здесь у нас не Общество настольных игр, а «Бригада SOS». Кстати говоря, для меня наша деятельность до сих пор загадка и что с этим делать мне тоже непонятно, а узнавать специально даже не хочется. Меньше знаешь — крепче спишь. Следовательно, что делать — меня не волнует. Вот такая безупречная логика.

Коидзуми пожал плечами, вернулся к шахматному задачнику, а потом поднял черного коня и передвинул его на новое место.

Сбоку от Коидзуми, с лицом, бедным на выражение даже по сравнению со второсортным роботом, сидела, не отрываясь от книги, Нагато Юки. Увлечение этой молчаливой нелюдимой пришелицы, наконец, перешло от переводных романов к оригинальным изданиям. Сейчас она читала нечто, даже название чего, написанное на обложке старинным шрифтом, вроде того, какой можно встретить в древних магических фолиантах, я бы не смог прочитать. Не иначе, какой-нибудь древнеэтрусский. Нагато, пожалуй, и клинопись спокойно разберет, уж не сомневаюсь.

Я выдвинул складной стул и сел. В ту же секунду Асахина поставила передо мной чашку. И так жарко, а тут еще горячий чай… — такие слова ни за что не могли прийти мне в голову, и я с благодарностью отхлебнул напиток из чашки. Хмм… горячей и быть не может.

В углу комнаты крутился притащенный откуда-то Харухи вентилятор, производя эффекта не больше, чем вода, выплеснутая на раскаленные камни. Если уж на то пошло, могла бы свистнуть и служебный кондиционер из учительской.

Я отвел взгляд от шелестящих на ветерке страниц учебника по английскому, откинулся на спинку стула и изо всех сил потянулся.

В любом случае, вернувшись домой, за учебу я бы все равно не сел, поэтому попытался позаниматься после уроков в нашей комнате. Впрочем, где учебник не листай, если уж неохота — тут ничего не попишешь. В том, чтобы делать то, что делать вовсе не хочется, ничего хорошего быть не может ни с физической, ни с духовной стороны. А без таких усилий и образ жизни здоровей будет. Точно, хватит с меня. Я отодвинул карандаш, закрыл учебник и решил взглянуть на свой успокоитель. Успокоитель, способный исцелить мое пойманное в клетку пессимизма сердце, сидел напротив меня в образе горничной и решал задачи по математике.

То с серьезным видом глядя в учебник и строча что-то в тетрадке, то уныло размышляя, то озаряясь лицом, будто что-то придумав и снова берясь за карандаш… — да это была она, Асахина Микуру.

Как же даже от одного взгляда на нее может полегчать! Моя душа наполнилась такой нежностью, что прямо сейчас мог бы раздать на милостыню все свои деньги до последней монетки. Не замечая моего взгляда, Асахина продолжала усердно корпеть над математикой. Каждое ее движение пробуждало улыбку, да я и действительно уже улыбался вовсю. Это все равно, что наблюдать за маленьким тюлененком!

Наши глаза встретились.

— Ай, чч…. что такое? Я что-то не то сделала?

Асахина принялась лихорадочно приводить себя в порядок. Зрелище это было не менее милым, и только я собрался произнести что-либо подходящее как…

— Та-дам!

Дверь звучно распахнулась и внутрь ввалилась нарушительница спокойствия.

— Простите, припозднилась!

Можешь не извиняться, никто тебя не ждал.

В комнату вломилась Харухи, неся на плече толстенный стебель бамбука. Бамбук был свежим и полным жизни, на нем еще росли свежие зеленые листья. Ну и зачем ты это сюда притащила? Поделки мастерить?

Харухи гордо выпятила грудь и ответила:

— Будем вешать сюда тандзаку[15] с желаниями, понятно?

Чегоо? Зачем?

— Да, в общем, низачем, просто давненько хотела. Каждый загадает желание. К тому же сегодня Танабата!

…Как всегда, никакого смысла не оказалось.

— Откуда ты его притащила?

— Из бамбуковой рощи за школой.

Да там же чья-то частная земля! Ты, бамбуковый вор!

— Да ладно, ерунда! У всех бамбуковых деревьев корни под землей связаны, если одного стебля не будет, ничего не случится. Если бы я ростки взяла — вот тогда это, может, и было бы преступлением. К тому же, меня там комарье закусало, чешется все. Микуру-тян, намажь-ка мне спину кремом!

— А… да-да!

Асахина с аптечкой в руках мерными шажочками засеменила к ней, прямо как медсестра-практикантка. Выдавив из тюбика мазь, она просунула руку под матроску нагнувшейся вперед Харухи.

— Чуть правее… нет, слишком. Ага, здесь.

Харухи зажмурилась от удовольствия, как котенок, которому чесали шейку. Затем она прислонила бамбук к окну, встала на командирский стол и, вытащив невесть откуда взявшиеся у нее тандзаку, жизнеутверждающе улыбнулась:

— Ну, теперь пишите желания!

Нагато неуловимым движением приподняла голову, Коидзуми натянуто улыбнулся, а Асахина широко раскрыла глаза. То есть, эта палка, в смысле, бамбук, получается?.. Харухи соскочила со стола, подол ее юбки взметнулся вверх.

— Однако есть некоторые условия.

— Какие?

— Кён, ты знаешь, кто исполняет желания на Танабату?

— Кажется, Орихиме и Хикобоси?

— Верно в десятку. А знаешь, к каким звездам относятся Орихиме и Хикобоси?

— Неа.

— Кажется, Вега и Альтаир? — немедленно отозвался Коидзуми.

— Точно! Восемьдесят пять очков! Именно они! Короче, тандзаку с желаниями надо направлять именно к этим звездам! Понятно?

Да что ты хочешь сказать? И, кстати, кому достались оставшиеся пятнадцать очков?

— Кхем, — не понять с чего, важно начала Харухи. — Объясняю. Во-первых, превысить скорость света невозможно. Это следует из Теории относительности.

И с чего это вдруг ты об этом речь завела? Харухи достала из кармана юбки тетрадный листок и, периодически поглядывая в него, продекламировала:

— К вашему сведению, расстояния между Землей и Вегой с Альтаиром составляет соответственно около двадцати пяти и шестнадцати световых лет. А значит, посланная с Земли информация доберется до каждой из звезд за двадцать пять и шестнадцать лет. Ну?

И что с того? Кстати говоря, ты что, эти сведения специально разыскала?

— Значит, чтобы каждый из богов прочел наши желания, потребуется именно столько времени, понятно? Вот через столько желания и исполнятся! Так что надо писать то, что может осуществиться в будущем через двадцать пять или шестнадцать лет! А вот желания вроде «хочу себе к Рождеству клевого парня» не подойдут! — размахивая руками, убеждала Харухи.

— Так, стой. Если путешествие в один конец займет двадцать пять лет, обратный путь, получается, займет столько же. Значит, желания исполнятся через пятьдесят лет и через тридцать два года?

— Ну, это же боги — что-нибудь да придумают! Раз в год-то! Летняя скидка в пятьдесят процентов!

А, ну, если так, то Теорией относительности, конечно, можно пренебречь.

— Ну, теперь всем понятно? Тандзаку будут двух видов — один для Веги, другой для Альтаира. Так что, пишите, что бы вы хотели, чтоб исполнилось через двадцать пять и шестнадцать лет.

Это просто полная чепуха. И сколько ж наглости надо набраться, чтобы загадывать сразу по два желания? К тому же, откуда нам знать, что мы будем делать через двадцать пять и шестнадцать лет? И чего желать? Пожалуй, самое лучшее — пусть без сбоев и крушений функционируют пенсионная и кредитная системы. Впрочем, если отправить такие желания, то Орихиме и Хикобоси будет весьма хлопотно. Они встретиться-то только раз в год могут. «Может, обратитесь с этим к вашим политикам?» — я б на их месте так и сказал бы.

Всегда этой девчонке приходят в голову всевозможные глупости. Что-то вроде белой дыры у нее в голове, что ли? Образ ее мыслей что, действительно откуда-то из космоса?

— Ну, я бы так не сказал, — встал на сторону Харухи Коидзуми и тихим голосом, чтобы слышно было только мне, добавил. — Конечно, слова и поступки Судзумии-сан эксцентричны, но, очевидно, что такое здравый смысл она очень хорошо понимает.

Коидзуми со своей всегдашней яркой улыбкой продолжил:

— Если бы ее мышление было ненормально, этот мир не был бы столь стабилен, а должен был бы представлять собой весьма странное место, подчиняющееся довольно необычным законам.

— Откуда тебе об этом знать? — спросил я.

— Судзумия-сан желает, чтобы весь мир стал необычней, а также обладает достаточной силой, чтобы этот мир перестроить. Ты и сам должен это знать.

Да уж знаю. Хотя и есть некоторые сомнения.

— Однако к настоящему времени мир еще не лишился своих оснований, а значит, здравый смысл она ценит выше собственных желаний.

— Возможно, пример и детский, — сделал вступление Коидзуми, — но, допустим, она захотела бы, чтобы Санта Клаус существовал на самом деле. Однако с точки зрения здравого смысла Санта существовать не может. Никем не замеченным проникнуть в запертый дом поздно ночью, оставить подарок и исчезнуть — по крайней мере, в современной Японии подобная сцена невозможна. Да и откуда Санта Клаусу знать, чего хочет каждый ребенок? Опять же, возникает вопрос недостатка времени для того, чтобы обойти дома всех детей в мире за одну ночь. Это физически невозможно.

Да кто вообще будет всерьез раздумывать над такими вопросами?

— Вот именно. Поэтому Санта Клауса и не существует.

На спор меня подбивало то, что принимать сторону Харухи мне было неприятно, поэтому я задал ему вопрос:

— Если все так, то, как и в случае с Сантой, не может существовать и пришельцев, путешественников во времени и экстрасенсов, разве нет? Что ж ты тогда тут делаешь?

— Для Судзумии-сан, очевидно, этот присущий ей здравый смысл, своего рода заноза. Им и отвергаются ее помыслы о мире, где сверхъестественные явления происходили бы чаще.

Но, в конце концов, недостаток здравого смысла все же перевешивает, так?

— Именно желания, которые она не сумела подавить и привели к появлению существ вроде меня, Асахины-сан и Нагато-сан, а также к наделению меня необычными способностями. Насчет тебя я, правда, не очень хорошо понимаю…

Не понимаешь и ладно. По крайней мере, у меня есть уверенность в том, что я, в отличие от тебя, обычный человек.

Вот только счастье это мое или беда, пока неизвестно.

— Эй, там! Хватит шушукаться! У нас серьезный разговор!

Наши с Коидзуми перешептывания вконец достали Харухи и она прикрикнула на нас, послав в нашу сторону гневный взгляд. Пришлось взять у Харухи карандаши с тандзаку и усесться за стол.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Харухи, напевая что-то себе под нос, водила ручкой, Нагато сидела без движения и глядела на тандзаку, а на лице Асахины отражалось затруднение, будто она решала задачу про волка, козу и капусту. Коидзуми, произнеся «Ну и дела…», склонил голову. Эй, ребята, чего тут серьезно раздумывать-то? Написать что-нибудь более-менее подходящее — вот и все.

…И уж, конечно, не надо говорить мне, что написанное и вправду исполнится!

Я, крутя в пальцах карандаш, огляделся по сторонам. Срубленный Харухи бамбук высовывался из настежь открытого окна, листьями свешиваясь наружу. Время от времени их тревожил случайный ветерок, и листья нарушали тишину свежим и спокойным шелестом.

— Ну, закончили?

Я обернулся на голос Харухи. На столе перед ней лежали тандзаку, на которых было написано следующее:

«Пусть мир вертится вокруг меня!»

«Хочу, чтобы Земля вращалась в обратном направлении»

Такое мог бы написать избалованный непослушный ребенок. Ладно бы это была шутка, но выражение лица Харухи, прикреплявшей свои тандзаку к бамбуковым листьям, было серьезней некуда.

Асахина милым аккуратным почерком вывела:

«Пожалуйста, пусть я научусь хорошо шить»

«Пожалуйста, пусть я научусь хорошо готовить»

Желания Асахины были воистину прелестны. Прикрепив тандзаку, она соединила ладошки, будто молясь на них. По-моему, она что-то не так поняла.

В тандзаку Нагато не было ничего интересного, и состоял ее текст из написанных каллиграфическим, как в прописях, почерком скучных слов вроде «гармония» и «модернизация».

Коидзуми от Нагато ушел недалеко, неожиданно ударившись в литературщину и разродившись цветастостями типа «спокойствие и благоденствие» и «процветание и благополучие».

Что написал я? У меня все было просто. Это же будет через двадцать пять и шестнадцать лет — я тогда уже буду взрослым дядькой и, наверное, желать должен буду следующего:

«Хочу денег»

«Хочу дом с садом, где можно будет мыть собаку»

— Фу, как по-обывательски, — поглядев на прикрепленные мной тандзаку, прокомментировала Харухи, будто бы неприятно поразившись. Вот уж ее удивления мне только и не хватало! По сравнению с вращением Земли задом наперед, это куда как большее подспорье в жизни.

— Ну, ладно! Ребята, хорошенько запомните все, что записали! Первый пункт — через шестнадцать лет! Посоревнуемся — чье желание исполнит Хикобоси!

— Ах… да-да.

Поглядывая, как Асахина с серьезным видом кивает головой, я устроился на своем обычном месте. Нагато, когда я глянул на нее, к тому времени уже вернулась к чтению.

Харухи выставила длинный бамбуковый стебель за окно, закрепила, а затем, подтащив к окну стул, уселась и сейчас, опершись локтем о подоконник, смотрела на небо. Профиль ее почему-то выражал огорчение, и я даже немного растерялся. Сплошные перепады настроения. А ведь совсем недавно кричала и вопила.

Я открыл учебник, намереваясь снова готовиться к экзаменам, и принялся заучивать виды относительных местоимений.

— …Шестнадцать лет… Долго… — тихонько пробормотала сзади Харухи.

Нагато молча читала свою иностранную книгу, Коидзуми продолжал играть сам с собой в шахматы, а я зубрил английский. Все это время Харухи сидела у окна и глядела в небо. Молчит, сидит неподвижно — загляденье, хоть картину рисуй. Поначалу я подумал, что она решила следовать примеру Нагато, однако такая Харухи — весьма зловещий знак. Видимо, задумывает сейчас очередные проблемы на наши головы.

Тем не менее, весь оставшийся день Харухи пребывала в непонятном упадке. Время от времени она поднимала взор к небесам и испускала глубокий вздох. Мне становилось все более жутко. Буря после затишья страшна. Наверняка император Сутоку первые два-три дня после изгнания в Сануки чувствовал себя так же.[16]

«Шорх» — я поднял глаза на звук шуршащей бумаги. Асахина, сидевшая прямо напротив меня и игравшая в гляделки с задачником, приложив указательный палец к губам и подмигивая правым глазом, придвинула мне тандзаку. Затем, глянув мельком в сторону Харухи, она быстро убрала руку и опустила голову вниз с видом успешно напроказничавшей маленькой шалуньи.

Полностью сознавая, что становлюсь соучастником преступления, я спешно накрыл тандзаку ладонью, придвинул к себе и прочел написанные маленькими буковками слова:

«Пожалуйста, не останешься ли в комнате, когда все разойдутся? Микуру»

Разумеется, я именно так и сделаю.

— На сегодня все, — сказала Харухи, быстро взяла портфель и вышла из комнаты. Да уж, не в настроении. Всегдашний тоннами сжирающий бензин грузовик сегодня превратился в автомобильчик на солнечных батареях. Что ж, достойно похвалы. Удачный у меня сегодня день.

— Ну, я тоже удаляюсь.

Коидзуми сложил шахматную доску и поднялся, а затем, кивнув нам с Асахиной, вышел из литературной комнаты.

Нагато с громким хлопком закрыла книгу. О, и ты за ним? Только я исполнился к ней чувством благодарности, Нагато бесшумно, словно кошка, подошла ко мне.

— Вот, — она протянула мне листок бумаги. Еще один тандзаку. «Нет, простите, доставкой по Млечному Пути мы не занимаемся», — думал я, разглядывая листок.

На нем были нарисованы странные геометрические узоры. Это еще что? Какой-нибудь шумерский? Боюсь, это даже с помощью шифровальной машины «Энигма» не разгадать.

Пока я, нахмурив брови, внимательно изучал то ли рисунки, то ли буквы, состоящие из кружков, треугольников и волнистых линий, Нагато уже отвернулась, собрала портфель и быстро вышла из комнаты.

А, ладно. Я запихал тандзаку в карман брюк и обернулся к ждавшей меня Асахине.

— Ээ… Ммм… Есть одно место, куда бы мне хотелось с тобой пойти…

Приглашение, да не от кого-нибудь, а от Асахины! Да если я откажусь, меня постигнет кара небесная! Скажи она мне — я в плавильную печь спрыгну!

— Хорошо, куда пойдем?

— Это… мм… в три года назад.

Я спросил «куда», а мне в ответ — «когда»… Нет, так не пойдет. Впрочем… Три года назад. «Опять?» — подумал я, и мне стало ужасно интересно. В конце концов, Асахина ведь утверждает, что она из будущего, но так как она такая милая, я постоянно об этом забываю. Но — три года назад? Мы попадем туда? То есть, получается, это будет путешествие во времени.

— Д… да.

— Ну, я, может, и согласился бы, но зачем я там понадобился? Что там делать?

— Это… Ммм… узнаешь, когда попадем туда… наверное.

В смысле?

Наверное, некоторые сомнения отразились и на моем лице. Асахина как будто в замешательстве всплеснула руками и принялась умолять меня со слезами на глазах:

— Пожалуйста! Прошу, ничего не спрашивай, просто согласись! Иначе я… мм… у меня будут проблемы.

— Ну… ладно, хорошо.

— Правда? Спасибо!

Асахина запрыгала от счастья и на радостях схватила меня за руки. Да радость Асахины — это и моя радость тоже! Ха-ха-ха.

Если подумать, когда Асахина призналась, что она, якобы из будущего, ясных доказательств она не предъявила. Спасибо, появилась взрослая Асахина — тогда, разумеется, я полностью поверил, но вероятность, что все это был какой-то хитрый трюк, все равно остается. А тут — такой шанс подкрепить теорию практикой!

— Ну, и где машина времени?

Я-то думал, что мы можем залезть во что-нибудь типа выдвижного ящика стола, но в ответ услышал, что никаких таких хитроумных приспособлений нет. Ну и как же тогда сделать такой скачок во времени? Асахина, смущенно покрутив пальчиком подол передника, ответила:

— Прямо отсюда.

Э? Отсюда? Я оглядел обезлюдевшую комнату. Мы были только вдвоем.

— Да. Сядь на стул. Не закроешь ли глаза? Расслабь плечи.

Я покорно подчинился. Навряд ли меня ждет удар сзади.

— Кён-кун…, - донесся сзади до моих ушей голос Асахины. Легкий вздох. — Прости…

В момент, когда я, повинуясь плохому предчувствию, собирался открыть глаза, на меня обрушилась внезапная тьма. Мое сознание будто кто-то вырубил. Прежде, чем отключиться, я успел подумать, что лучше бы мне было на это не соглашаться.

Когда я пришел в себя, картинка перед моими глазами была повернута на 90 градусов. Все, что должно было стоять, оказалось лежащим на боку, и когда я увидел, что уличные фонари растут слева направо, то подумал что, видимо, тоже лежу. Одновременно с этим я ощутил, под левой щекой что-то очень теплое.

— Ох, ты очнулся? — произнес ангельский голосок. Теперь я проснулся окончательно. А что это такое ерзает у меня под левым ухом?

— Мм… если ты не поднимешь голову, то у меня…

Асахина, казалось, была в затруднении. Я поднялся и огляделся, пытаясь понять, где я.

Скамейка в парке, ночь.

Да что такое? Видно, я спал у Асахины на коленях. А так как спал, то, следовательно, ничего об этом и не помнил. Вот жалость.

— Ноги ужас как затекли, — Асахина, смущенно улыбаясь, потупила взор. Не знаю, где она могла переодеться, но вместо костюма горничной на ней была матроска Северной старшей школы. С вечера до полуночи времени сменить одежду у нее было предостаточно, но сколько же я спал? Или даже так — почему я спал?

— Не хочу, чтобы ты узнал способ путешествия во времени. Эээ… ммм… потому что это закрытая информация. Ты сердишься?

Нет, совсем нет. Была бы это Харухи, ох и поколотил бы я ее, ну а если Асахина — все в порядке.

Короче говоря, недавно я сидел на стуле в клубной комнате с закрытыми глазами, и вдруг — оказался в ночном парке. К тому же, есть у меня некоторые воспоминания касательно этого парка — сюда меня однажды просила прийти Нагато. Это что, Мекка для всевозможных загадочных личностей?

Я почесал голову. Первым делом я хотел кое-что уточнить:

— Какое это время?

Асахина, тихонько сидевшая рядом со мной на скамейке, ответила:

— Три года назад от отправной точки. Седьмое июля, около девяти вечера.

— Да?

— Да, — ее лицо посерьезнело.

Мда, слишком просто я сюда попал. Однако, не так я наивен, чтобы сразу проглатывать наживку, которую мне скармливают. Надо как-нибудь это подтвердить. Позвонить, что ли, в службу точного времени?

Только я собрался сказать об этом Асахине, как на мое левое плечо внезапно легла какая-то тяжесть. Хм. На нем лежала голова притомившейся Асахины. Это что, своего рода декларация о намерениях?

— Асахина-сан?

Нет ответа.

— Ээээ…

— Хсс…

Хсс?

Я повернул голову на 85 градусов и увидел Асахину, с закрытыми глазами посапывающую через полусомкнутые губки. Чего-чего?

Шорох…

Кусты позади меня неестественно закачались. Мое сердце учащенно забилось. Чего-чего??

— Точно заснула?

С этими словами из темных кустов вышла… снова Асахина.

— Кён-кун, добрый вечер.

Это была Асахина в своей сногсшибательной версии — на несколько лет старше Асахины, спящей у меня на плече и взрослее во всех местах. Она осталась такой же милой, а вот шика у нее прибавилось по полной программе. В общем, красотка. Однажды я ее уже встречал, и, как и в прошлый раз, надеты на ней были белая блузка и идеально подходящая темно-синяя мини-юбка в обтяжку. И вот эта Асахина подошла прямо к нам.

— Хи-хи. Если так смотреть, — сказала взрослая версия Асахины, легонько трепля щечки Асахины-спящей-красавицы, — совсем как ребенок.

Старшая Асахина протянула руку и ностальгически погладила матроску младшей.

— Значит, вот какой я тогда была?..

Ощущая на своей руке мягкое дыхание младшей Асахины, и не смея пошевелиться, я ошеломленно глядел вверх на Асахину-старшую.

— Ее обязанностью было доставить тебя сюда, но с этого момента направлять тебя буду я.

Чувствуя себя настоящим идиотом, я обратился к обольстительной взрослой Асахине, с улыбкой смотрящей на меня:

— Ээээ… это как так…

— Не могу объяснить подробно, это запрещено. Я всего лишь обращаюсь к тебе с просьбой.

Я повернул голову к Асахине, посапывающей на моем плече.

— Я ее усыпила, так как она не должна меня видеть.

— Почему?

— Потому что когда я была на ее месте, я себя не встречала.

Понятное непонятное объяснение. Очаровательная Асахина подмигнула мне и сказала:

— Если пройти по этим железнодорожным путям на юг, там будет школа, обычная муниципальная средняя школа. Помоги человеку возле ворот этой школы. Отправляйся прямо сейчас, хорошо? И, прости, не понесешь ли вот эту меня у себя на спине? Не думаю, что будет очень тяжело.

Такие слова походили на речь деревенского жителя из какой-нибудь компьютерной RPG. И какую же награду я за это получу?

— Награду?.. Мм… нуу…

Взрослая Асахина задумалась, изящным жестом постукивая пальцем по подбородку, а затем улыбнулась.

— Я ничего не могу тебе дать, но ты можешь поцеловать вон ту спящую меня. Но только пока я сплю.

Великолепный квест мне попался! Уже потираю руки! Личико спящей Асахины было таким прелестным, с ним так много всего хотелось сделать, но…

— Как-то это…

И настроение, и обстановка — все шло вразрез с моими принципами. Мда, вот в таких-то ситуациях мой характер и становится из рационального занудным.

— Пора. Я уже ухожу.

То есть, в этот раз в качестве подсказки будет только это?

— А, пожалуйста, сохрани от меня в секрете то, что я была здесь. Обещаешь? Давай в знак этого сцепим мизинцы.

Я машинально сцепил свой палец с мизинцем старшей Асахины. Может, постоим так с минутку?

— Прощай, Кён-кун. Пока, — сказала старшая Асахина и ушла в темноту, мгновенно пропав из вида. В этот раз как-то слишком просто она убежала.

— Так-так…, — сказал я самому себе. Когда же я прошлый раз встречался со взрослой Асахиной? По-моему, по сравнению с прошлым разом, когда она давала мне ту странную подсказку, она почти не изменилась. Может, это была Асахина из еще более раннего времени? Не понимаю. Да и как тут поймешь? Но что ясно, так это то, что таким образом я могу повстречать и других Асахин из самых разных времен.

Нельзя сказать, что Асахина, которую я тащил на спине, была легкой, но и тяжестью такой вес назвать язык не поворачивался, хотя, естественно, шаг мой был медленней, чем обычно. Ангельское личико и звук легкого посапывания рядом с ухом были настоящей сладостной пыткой. Мерное дыхание Асахины невыносимо щекотало мне шею.

Избегая взглядов прохожих (хотя избегать, в общем-то, было некого), я шагал в направлении, указанном старшей Асахиной. По этой захолустной дороге я терпеливо шел минут десять. Наконец, повернув за угол, я увидел пункт назначения.

Восточная средняя школа, знакомая мне в качестве альма-матер Танигути и Харухи. И, кстати говоря, около школьных ворот стояла, приникнув к ним, также знакомая мне личность. Эту маленькую фигурку, собирающуюся перелезать через железную ограду, я не узнать не мог.

— Эй!

Окликнув, я засомневался. Откуда мне знать, кто это? Сам удивляюсь. Видна только спина, рост на порядок ниже, прямые темные волосы сосем не такие длинные.

Наверное, это из-за того, что никто другой, кто мог бы глубокой ночью, перебравшись через ворота, проникнуть на территорию школы, просто не пришел мне в голову.

— Чего надо?

Тут, наконец, я ощутил, что переместился в прошлое на три года назад. Все всерьез, похоже, я действительно нахожусь в прошлом.

Лицо человека, уцепившегося за ворота и обернувшегося на меня, было, несомненно, моложе лица хорошо известной мне командующей «Бригады SOS». Однако нет сомнений — эти глаза блестели так же, как и глаза Харухи. Пусть на ее мальчишеской фигурке и были футболка и шорты, но впечатление она производила такое же. Сейчас, три года назад, Судзумия Харухи — ученица седьмого класса средней школы. Это ей просила меня помочь Асахина?

— Ты кто такой? Маньяк? Похититель? Выглядишь подозрительно.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Улица лишь слегка была освещена туманным бледным светом уличных фонарей. О деталях выражения лица Харухи можно было только догадываться, но ясно было, что она смотрела на меня с подозрением. Да кто тут подозрительней? Девчонка, пробирающаяся на территорию школы посреди ночи или я, слоняющийся со спящей девушкой на спине? Как-то даже и размышлять над этим не хочется.

— А ты-то сама что делаешь?

— А что, непонятно? Незаконное проникновение!

Могла бы и не объявлять так прямо о своих преступных деяниях, должен же быть предел наглости!

— Как удачно! Я тебя не знаю, но если не занят, помоги немного! Иначе полицию вызову.

Вообще-то, полицию хочу вызвать я. Хотя, с другой стороны, я ведь дал обещание Асахине. А вообще, как это так? Я уже даже в прошлое переместился, и что, Судзумия Харухи и здесь ко мне как приклеенная будет?

Харухи спрыгнула за другую сторону ворот и открыла висячий замок, фиксировавший засов. Эй, а ключ у тебя откуда?

— Выкрала, как возможность представилась. Легче легкого!

Отличный карманник растет. Харухи медленно раздвинула металлические ворота и поманила меня рукой. Перехватив поудобнее Асахину, я двинулся за девочкой, которая была на полголовы ниже себя самой через три года.

Сразу за воротами школы располагалась спортивная площадка, а само здание возвышалось напротив. Харухи зашагала по диагонали через лежавший во тьме стадион.

Хорошо, что было темно — так вряд ли будут четко видны наши с Асахиной лица. Поэтому через три года Харухи и не придет в голову, что она уже встречалась с нами, когда была в седьмом классе средней школы. Если бы не это, проблем было бы не избежать.

Харухи прошла прямо в угол стадиона, и вывела нас к обратной стороне склада спортинвентаря. Там была ржавая тележка с прикрепленным к ней механизмом для разметки, и валялись несколько мешков с известкой.

— Вытащила вечером со склада и спрятала тут! Классная идея, да?

Харухи гордо погрузила мешок с известкой, который был чуть ли не одного с ней веса, на тележку и взялась за ручки. С тележкой она обращалась неуверенно, совсем по-детски. Седьмой класс — дети они и есть дети.

Я осторожно опустил продолжавшую спать Асахину и усадил ее, прислонив к стене склада. Побудь пока здесь, пожалуйста.

— Давай я! Дай ее сюда, а сама следи, чтоб ровно было.

А не зря ли я продемонстрировал такую готовность помочь? Харухи, дай ей волю, в состоянии даже сломанного-переломанного робота заставить работать, а меня же она гоняла и в хвост, и в гриву. Характер ее, что раньше, что сейчас — никаких изменений не претерпел. Наверное, для внутренней сути человека и три года маловато чтобы повзрослеть.

— Черти как я говорю. Эй, ты. Должна же я отойти подальше и контролировать, правильно ли чертишь. А! Вон там криво! Да ты что творишь?!

Да, вот так, не моргнув глазом, покрикивать и командовать старшеклассником, которого ты знать не знал и видеть не видывал — это действительно похоже на Харухи. Я при первой встрече с такой семиклашкой подумал бы, что что-то с ней явно не так. Если бы это произошло до встречи с Нагато, Асахиной и Коидзуми.

В течение минут тридцати я метался по площадке, чертя линии направо и налево, повинуясь инструкциям Харухи. За все это время в школу на ночное дежурство не пришел ни один учитель, и не было ни единой патрульной машины, приехавшей сюда по звонку соседей.

Неужто, это загадочное послание, которое, как говорил Танигути, однажды появилось на спортплощадке, рисовал ни кто иной, как я сам?

Пока я в молчании глядел на получившийся рисунок, стоивший мне таких стараний, сбоку подошла Харухи и отобрала у меня тележку. Добавляя последние штрихи, она спросила:

— Эй, слушай. Как по-твоему, пришельцы существуют?

Вот так вот вдруг.

— Наверное, бывают.

Я вспомнил лицо Нагато.

— А путешественники во времени?

— Если бы существовали, ничего странного в этом не было.

Я и сам сейчас путешественник во времени.

— А экстрасенсы?

— Да их, наверно, просто пруд пруди.

Мне представилось бесчисленное множество красных светящихся точек.

— А люди из параллельных миров?

— С этими еще не знаком.

— Хм…

Харухи оттолкнула тележку и рукавом футболки вытерла измазанное известкой лицо.

— Ну, хватит.

Я почувствовал беспокойство. Я ведь не сказал что-нибудь не то? Харухи посмотрела на меня снизу вверх:

— Это же форма Северной старшей школы?

— Ну да.

— Тебя как зовут?

— Джон Смит.

— …Ты что, дурак?

— Позволь уж укрыться за псевдонимом.

— А это что за девчонка?

— А, это моя сестра. У нее приступ сонной болезни. Это хроническое. Отрубиться может когда и где угодно, вот и нес на себе.

— Хм.

Харухи с недоверчивым выражением лица прикусила нижнюю губу и отвернулась. Сменим-ка тему:

— Кстати, а зачем все это?

— А что, не видно? Это сообщение.

— Кому? Что, неужели Орихиме и Хикобоси?

Харухи, кажется, удивилась:

— А ты откуда знаешь?

— …Ну, сегодня же Танабата. Вспомнил одного человека, который делал что-то подобное.

— Даа? Хочу с ним познакомиться! Этот человек из Северной старшей школы?

— Ну да.

Что сейчас, что тогда, единственная, кому такое придет в голову — это ты.

— Хм… Северная старшая, значит…, - пробормотала Харухи, будто в раздумьях. Некоторое время она молчала, как будто ее тяжелым камнем придавили, а потом резко развернулась на пятках.

— Я домой. Задача выполнена. Пока.

И ушла прочь. Что, и слова благодарности не скажешь? Крайне не вежливо, хотя, конечно, вполне в духе Харухи. Ко всему прочему, она даже и не представилась. Впрочем, мне этот вариант, в любом случае, пригодился даже больше.

Вечно сидеть здесь было невозможно, так что я решил разбудить Асахину. Но перед этим я вернул брошенные Харухи тележку и известку, обратно за склад.

Личико Асахины, спавшей как котенок, выглядело настолько мило, что меня так и тянуло позволить себе какую-нибудь шалость, но я все-таки сдержался и легонько потряс ее за плечи.

— Мм… а?.. Э?..

Открыв глаза, Асахина некоторое время беспомощно озиралась вокруг.

— Эээ?! — воскликнула она и тут же вскочила. — Ккк… как это здесь? Что мы тут? Сколько сейчас?

Ну и что тут сказать? Пока я копался в своей голове в поисках ответов, Асахина вдруг вскрикнула «Ай!» и покачнулась. Даже в темноте было видно, как ее лицо бледнеет все больше и больше.

— TPDD нет… Пропал!..

Казалось, Асахина вот-вот заплачет, и вскоре она действительно по-настоящему разрыдалась. Утирая ладошками залитое слезами лицо, она выглядела как маленькая девочка, потерявшаяся на улице, но сейчас было не время приходить в умиление.

— Что такое TPDD?

— (Хлюп). …Это относится к запрещенным сведениям… Что-то вроде машины времени. С помощью этого мы попали в это время… а его нигде нет. А без него мы не можем вернуться обратно!..

— Так. А почему его нет?

— Не знаю… Он не мог пропасть… и пропал…

Я вспомнил, как еще одна Асахина притрагивалась к телу этой.

— Кто-нибудь придет на помощь…

— Это невозможно… (хлюп)

Утирая слезы, Асахина стала мне что-то объяснять. Из-за того, что на временной плоскости заранее предустановленные события уже определены, то если бы TPDD существовал, он бы наверняка был у нее, а то, что его нет, значит это предустановленное событие и поэтому его «отсутствие» — уже определенное предустановление… ну, или как-то так. Ну и что это значит?

— Короче говоря, что выходит?

— (Хлюп), (хлюп). Короче говоря, все останется так. Мы застряли в этой временной плоскости трехлетней давности и не можем вернуться обратно в наше пространство-время.

«Дело пахнет керосином!», — эхом зазвучало у меня в голове. Еще одного напряга мне только не хватало. Взрослая Асахина о такой ситуации не предупреждала. Наверное, именно она забрала этот TPDD и устроила нам такую жизнь. Логично предположить, что Асахина-старшая именно ради этого и переместилась в прошлое, типа, предопределенный факт — для Асахины из более далекого будущего так было предустановлено.

Я отвернулся от всхлипывающей Асахины и оглядел спортивную площадку с задуманными Харухи и воспроизведенными мной загадочными изгибающимися линиями. Завтра впервые увидевшим их учителям и ученикам Восточной средней школы, такая картина, пожалуй, покажется весьма жуткой. Очень надеюсь, что это не ругательства в адрес каких-нибудь пришельцев… Только я об этом подумал, как на меня снизошло озарение.

Повсюду было темно, школьный двор освещал лишь тусклый свет уличных фонарей, а нарисованные линии так или иначе целиком разглядеть было нельзя, пока не отойдешь подальше.

Потому я заметил это только сейчас.

Я порылся в кармане и вытащил полученный от Нагато тандзаку. На нем был загадочный геометрический рисунок.

— Может, что и выйдет, — сказал я. Асахина посмотрела на меня заплаканными глазами, а я продолжал рассматривать тандзаку.

Узор на нем был тем же самым, как и только что намалеванное Харухи и мной послание небесам.

Спешно покинув Восточную среднюю школу, мы остановились перед роскошным жилым комплексом неподалеку от станции.

— Здесь… Нагато-сан?

— Ага. Я не спрашивал, с какого времени она находится на Земле, но сейчас, три года назад, уж она-то уже должна быть в этом мире… наверное.

Стоя перед входом в здание, я нажал на кнопку вызова квартиры 708. Раздался писк — кто-то действительно подошел к интеркому. Чувствуя через рукав тепло руки дрожащей Асахины, я заговорил в микрофон:

— Это дом Нагато Юки-сан?

— …, - отозвался интерком.

— Мм… не знаю, как сказать…

— …

— Я знакомый Судзумии Харухи… вы меня понимаете?

По ту сторону линии воцарилась ледяная атмосфера. Молчание. И затем:

— Входите.

«Кланг» — замок двери открылся. Я вместе с перепуганной Асахиной вошел в лифт. Поднявшись на седьмой этаж, мы направились к квартире 708, в которой я уже однажды побывал. Я нажал кнопку звонка, и дверь сразу же медленно отворилась.

За ней стояла Нагато Юки. Я испытал чувство потери реальности — действительно ли мы с Асахиной переместились в прошлое?

Нагато не изменилась ни капли, поэтому такие мысли и пришли мне в голову. Аккуратная матроска Северной старшей школы, бесстрастные глаза, взиравшие на меня, облик, по которому нельзя было даже сказать, есть ли у этого тела температура — все было точь-в-точь как у Нагато, которую я знаю. Однако было то, что отсутствовало у последней Нагато, но присутствовало у той, что стояла перед моими глазами. Очки, которые носила Нагато, когда я с ней в первый раз повстречался.

Очки, уже однажды незаметно исчезнувшие с этого лица, очки, которые Нагато когда-то прежде носила, вновь красовались у нее на носу.

— Привет! — я вскинул руку и приветливо улыбнулся. Нагато, как обычно, не проявила никаких эмоций, Асахина дрожала, спрятавшись у меня за спиной.

— Можно войти?

— …

Нагато молча отошла вглубь квартиры. Истолковав это как «да», я и Асахина решились войти. Сняв обувь, мы прошли в гостиную: комната была так же уныла, какой будет через три года. Мне ничего не оставалось, как встать перед Нагато и попытаться объяснить, в чем дело. Так, с чего бы начать?.. С дня, церемонии поступления в школу, когда я повстречался с Харухи?.. Если так, долгая выйдет история.

Я, опуская и сокращая некоторые эпизоды, вкратце пересказал все от начала до конца. Затратил я на это минут пять, и все это время бесстрастный взгляд продолжал сверлить меня сквозь очки. Получилось краткое содержание сказания о Харухи, хотя сути всего я и сам не знал.

— …Ну, вот так. Та ты, которая три года спустя, дала мне эту штуку.

Нагато немигающим взглядом уставившись на тандзаку, который я ей дал, заскользила пальцами по таинственным знакам, будто считывая штрих-код.

— Понятно, — Нагато коротко кивнула.

Что, правда? Нет, подожди, меня вдруг по-настоящему обеспокоило еще кое-что.

Я в напряженных раздумьях побарабанил рукой по лбу.

— Значит, я уже давно был знаком с Нагато, но три года назад… с сегодняшней… в общем, с тобой сейчас. Получается, ты повстречалась с нами впервые именно сегодня?!

Я и сам толком не понял, что сморозил. Однако, Нагато, сверкая дужками очков, ответила. Спокойно и равнодушно.

— Да.

— Так получается…

— Выполнение запроса на доступ к памяти корреспондирующего иновременного изотопа. Реверсивные границы трансгрессии данных конкатенации зон временных плоскостей загружены.

Ни слова не понял.

— Я в плоскости времени на расстоянии трех лет от настоящего времени, и я в данный момент — одна и та же личность.

Как это? Ну, наверное, так и есть… Но не может же быть, чтобы у Нагато через три года поделилась памятью с Нагато три года назад.

— Выполняется в данный момент.

Как?

— Синхронизация.

Нет, все равно не понимаю.

Ничего не ответив, Нагато медленно сняла очки. Два бесстрастных глаза посмотрели на меня, моргнули. Вот, это уже действительно знакомое мне лицо девушки-книгочейки — Нагато Юки, которую я помню.

— Почему на тебе форма Северной старшей? Ты уже учишься?

— Нет, сейчас я в режиме ожидания.

— Ожидания… и что, ты будешь так еще три года?

— Да.

— Как-то это…

Ничего себе терпение. Скучно, наверное? Однако Нагато качнула головой и сказала:

— Это мои обязанности.

Ее ясные глаза смотрели прямо на меня.

— Перемещаться во времени можно не единственным способом, — ровным голосом сообщила Нагато. — TPDD — это лишь устройство для управления пространством-временем. Неточное и примитивное. Существует много других теорий процесса перемещения в пространственно временном континууме.

Асахина снова крепко вцепилась в мою руку.

— Мм… каким образом?..

— Перемещение посредством TPDD органически-информационных тел допустимо, но вызывает помехи. Для нас это не совершенно.

«Для нас» это ты, видно, про информационные мыслесущности?

— На… Нагато-сан, вы мм… можете перемещаться во времени в совершенной форме?

— Форма не важна. Достаточно тождественности информации в обоих направлениях.

Шляться туда-сюда между настоящим, прошлым и будущим, так?

Ну, если Асахина так может, то и Нагато, пожалуй, тоже. Сил у нее, наверное, вагон и еще таких же размеров тележка. Я, кстати говоря, действительно начинаю сомневаться — разве может Асахина не знать самых простых вещей, даже в сравнении с Нагато и Коидзуми?

— Ну, нам подходит и ладно.

Я вклинился в беседу Асахины и Нагато, сейчас не лучшее время для лекций по теории путешествий во времени. Вопрос в том, как нам с Асахиной вернуться в три года спустя.

Нагато снова коротко кивнула:

— Это возможно.

Затем она встала и открыла раздвижную дверь в соседнюю с гостиной комнату.

— Здесь.

Комната в японском стиле, пол застелен татами, и кроме них в комнате не было ничего. Как уныло, впрочем, похоже на Нагато — чего еще от нее ждать. Ладно, и что нам тут делать? Может, у нее здесь машина времени спрятана? Только мне пришел в голову этот вопрос, как Нагато, достав из стенного шкафа футон, принялась его стелить. Футон был на двоих.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

— Неужели ты думаешь… Что, нам здесь спать?..

Нагато, продолжая держать в руках одеяло, повернулась ко мне. В ее глазах, напоминавших аметисты, отражались наши с Асахиной фигуры.

— Да.

— Здесь? С Асахиной-сан? Вдвоем?

— Да.

Я бросил в сторону быстрый взгляд и увидел сжавшуюся, краснеющую на глазах Асахину.

Ну, так оно и должно было быть.

Но Нагато не обратила на это никакого внимания:

— Спите.

Какая прямота, однако.

— Это только сон.

Мда… вот так так. Мы с Асахиной непроизвольно обменялись взглядами. Она снова покраснела, а я пожал плечами. Придется положиться на Нагато — если она говорит, что надо спать, ну, значит, будем спать. Если мы проснемся и окажемся в своем прежнем мире, что ж — тем даже проще.

Нагато щелкнула выключателем света и что-то пробормотала. «Не спокойной же ночи она нам желает?» — успел подумать я, но тут лампа моргнула и погасла.

Ну, спать так спать. Я закутался в одеяло.

В то же мгновение свет опять включился. Флуоресцентная лампа немного помигала, пока освещение стабилизировалось. А? Что такое — недомогание какое-то… За окном было то же самое ночное небо, что и раньше.

Я приподнялся, Асахина тоже присела, вцепившись обеими руками в край одеяла.

На ее прекрасном детском личике отражалось замешательство, она вопросительно глянула на меня, но я, конечно, ничего ей ответить не мог.

Нагато стояла там же, где и раньше, держа руку на выключателе света.

Мне показалось, что лицо Нагато было не совсем обычным — на нем как будто отразилось какое-то чувство. Я внимательно присмотрелся к ее бледному лицу — казалось, она хочет что-то сообщить, но не может ничего сказать из-за какого-то конфликта. Если бы я не был приучен к ее абсолютной невозмутимости уже долгое время, вряд ли даже смог различить такую мельчайшую эмоцию. Впрочем, не могу поручиться, что это не было игрой моего воображения.

Рядом со мной раздался звук вздоха. Я повернул голову и увидел, как Асахина, с шумным звуком втянув в себя воздух, нажимала что-то на цифровых наручных часиках на правой руке.

— Э? Да… Как? Неужели?..

Я рассеянно смотрел на ее руку. Неужто, это и есть тот самый TPDD?

— Нет, это простые радио-электронные часы.

Те, что по радиоволнам получают сведения о стандартном времени и автоматически подстраиваются под него? Асахина радостно улыбнулась:

— Слава богу. Мы вернулись. Наше время отправления было 7 июля… в девять тридцать вечера. Ох, слава тебе, господи…

Голос ее был полон неподдельного облегчения.

Стоявшая у двери Нагато была той самой Нагато. Если классифицировать ее на ту, что «в очках» и ту, что «уже не в очках», перед нами, несомненно, была вторая, чуть-чуть оттаявшая Нагато Юки. Столкнувшись с ней три года назад, я это понял. По сравнению с той, которую я встретил в комнате литературного кружка, куда меня притащила Харухи, в Нагато перед моими глазами, абсолютно точно произошли изменения. Хотя, наверное, такие, что и она сама их не замечала.

— Но как?

Нагато невозмутимо ответила ошеломленной Асахине:

— Заморозка текучих ассоциированных данных внутри выбранной точки пространства времени, остановка заморозки в искомом пространственно-временном континууме соответствующей точки.

Сделав паузу после этих, имевших мало общего с японским языком слов, она добавила:

— Происходит в данный момент.

Ноги попытавшейся встать Асахины, будто ватные, подкосились, и она упала на колени.

— Не может быть… невероятно… Нагато-сан…

Нагато молчала.

— Что это значит? — спросил я.

— Нагато-сан… остановила время. Наверное, наше время в этой комнате, на три года. А затем, сегодня, сняла заморозку со времени, да?..

— Да, — подтвердила Нагато.

— Просто не могу поверить — вот так останавливать время… ой-ой-ой…

Сидящая на коленях Асахина глубоко вздохнула.

«Похоже, мы действительно благополучно вернулись на три года вперед», — подумал я. Взглянув на реакцию Асахины, это можно было утверждать точно — она не из тех, кто может притворяться. Ладно, обратно в свое время мы вернулись, но остановить время… ну, допустим и это. Я сейчас такой широты взглядов и личного опыта достиг, что произойдет чего — меня любой чепухой убедить можно. Так что ладно, все в порядке… хотя…

Я ведь не первый раз нахожусь дома у Нагато. Я уже был здесь с месяц назад, когда она сама меня приглашала. Но в тот раз мы сидели в гостиной, в другую комнату не заходили, и я даже о существовании ее не знал. Значит… Ээээ! Короче, и что тогда получается?

Я посмотрел на Нагато. Нагато смотрела на меня.

…То есть, когда я был здесь в первый раз и слушал всю ту бредятину на радиоволновом языке, там, в соседней комнате спал другой «я»?

Вот черт, а ведь так и получается!

— Да, — произнесла Нагато. У меня закружилась голова.

— …Эй, так что же… так ты тогда, выходит, обо всем знала? И обо мне, и о сегодняшнем происшествии?

— Да.

С моей точки зрения впервые я встретил Нагато, когда Харухи задумала основать «Бригаду SOS» — на деревьях тогда зеленела молодая листва. Однако еще раньше, на Танабату три года назад, Нагато уже встречалась со мной. Для меня это случилось только что, но на самом деле прошло целых три года! Кажется, я потихоньку схожу с ума.

Мы с Асахиной на пару впали в ступор. Я всегда думал, что Нагато способна на многое, но об остановке времени я и помыслить не мог! Да ей просто нет равных!

— Это не так, — опровергла меня Нагато. — Это был особый случай. Чрезвычайные обстоятельства. Аварийный режим. Исключение. Только по сверхзначимым поводам.

«Сверхзначимый повод» — это о нас, получается.

— Спасибо, Нагато, — я поспешно поблагодарил ее. Ничего больше я все равно сделать не мог.

— Не стоит.

Нагато без грамма любезности, холодно кивнула, а затем протянула мне тандзаку с геометрическим узором. Я взял его и заметил, что бумага ощутимо износилась, как будто действительно пролежала целых три года.

— Кстати, а что это за узоры? Может, прочтешь, что здесь написано? — мимоходом задал я вопрос. Мне и в голову не приходило, что кто-то может действительно прочесть нарисованную Харухи ерунду, потому это должно было стать простой шуткой.

— «Я здесь», — ответила Нагато. Я был захвачен врасплох.

— Так на нем написано.

Я порядочно растерялся.

— А эти иероглифы, знаки то есть… случаем… пришельцы какие-нибудь в качестве языка не используют, а?..

На это Нагато ничего не ответила.

Покинув дом Нагато, мы с Асахиной шли под усеянным звездами ночным небом.

— Асахина-сан, так зачем мне было отправляться в прошлое?

Асахина напряженно о чем-то задумалась, а затем, наконец, подняв голову, очень тихо проговорила:

— Прости. Я… мм… на самом деле… мм… точно не знаю… Я просто… рядовой сотрудник… нет, оперативник… нет, что-то вроде стажера…

— Однако все же именно ты рядом с Харухи.

— Да, но просто то, что Судзумия Харухи затащит меня к себе, никому даже в голову не приходило, — немножко раздраженно ответила она. Асахина, с таким лицом ты все равно прелестна!

— Я всего лишь следую приказам моих… кураторов… начальников. Поэтому даже я сама не знаю, зачем я что-то делаю.

Глядя на смущенную Асахину, я подумал, а не является ли этим куратором взрослая версия самой Асахины? Доказательств нет. Но так как из путешественников во времени мне знакомы только нормальная Асахина да она, что еще остается?

— Ясно, — пробормотал я, задумчиво наклонив голову.

И все равно непонятно. Если взрослая Асахина появилась, чтобы дать мне подсказку, то она должна была знать, что с нами произойдет. Но, похоже, она ничего не сказала об этом даже здешней Асахине. И как это понимать?

— Эх…

Вздыхай, не вздыхай — если уж Асахине ничего не понятно, то мне и подавно. Нагато сказала, что процессы путешествия во времени бывают всякие, ну или что-то вроде того и, наверное, у путешественников во времени тоже какие-то свои правила и законы на этот счет есть. И кто-нибудь когда-нибудь мне это объяснит. Когда все уляжется.

Я расстался с Асахиной около станции. Она несколько раз поклонилась мне, казалось, ей было жалко уходить. Я тоже было, двинулся домой, но тут до меня наконец-то дошло, что портфель мой остался в клубной комнате.

Следующий день. Восьмое июля. Для моего сознания, несомненно, это был следующий день, физически, однако, для тела моего поход в школу будет первым за три года. Прибыв в школу налегке, я для начала зашел в комнату кружка и, захватив портфель, отправился в класс. Асахина, похоже, пришла раньше меня, потому что ее портфеля уже не было.

В классе уже сидела Харухи и с таким же достойным ободрения выражением лица, что и вчера, смотрела за окно. Как будто готовилась считать пришельцев, когда те будут приземлятся.

— Что случилось? Со вчерашнего дня какая-то меланхолия. Грибов ядовитых случайно не ела? — поприветствовал я ее, усаживаясь на место. Харухи будто намеренно вздохнула.

— Да ничего. Грустные воспоминания. Танабата сейчас — вот и вспомнилось.

У меня по спине поползли мурашки. И что это за?.. Уточнять я не стал.

— Понятно.

Харухи снова продолжила наблюдать за облаками. Я пожал плечами. Не собираюсь я играть с огнем, любой здравомыслящий человек поступил бы точно так же.

После школы комната литературного кружка снова превратилась в штаб-квартиру «Бригады SOS».

Харухи, оставив приказ «Бамбук уберите. Он свое отслужил, больше не нужен», сразу ушла. Ее повязка с надписью «Командир» одиноко валялась на столе. Мда, а завтра снова станет сумасшедшей девчонкой, и будет предлагать нам заняться очередными глупостями. Такой она человек.

Асахины тоже не было. В комнате находились только Нагато Юки, да сидели за шахматной доской мы с Коидзуми. Я капитулировал перед миссионерским пылом Коидзуми, и он вкратце рассказал мне о правилах.

Я интуитивно предположил, что на самом деле шахматы Коидзуми принес из-за того, что в «Отелло» играть для него было сложно. Впрочем, как и в случае с «Отелло», играл Коидзуми ужасающе слабо.

Взяв его пешку конем, я бросил взгляд на Нагато, которая с неизменно отсутствующим выражением лица с величайшим интересом смотрела на доску.

— Слушай, Нагато, я все-таки никак не пойму. Асахина точно из будущего?

Нагато медленно наклонила голову:

— Да.

— И все же, отправляться в прошлое, возвращаться в будущее — как-то это нелогично, мне кажется…

Так оно и есть. Если бы между прошлым и будущим не было связи… если мы переместились на три года назад в прошлое, заснули там и так очутились обратно в настоящем, то наше «сейчас» и мир «вчера», из которого мы переместились, должны отличаться! Однако в результате я некстати навел Харухи на мысль — и, похоже, что именно это заставило Харухи искать в Северной старшей все сверхъестественное… да, вполне возможно. Наверное, если бы я не отправился на три года в прошлое, ничего бы и не было. А значит, что между прошлым и будущим связь все же есть, что противоречит тому, что я раньше слышал из объяснений Асахины.

До такого и я додумаюсь!

— Непротиворечивые постулаты теории множеств не могут являться доказательством ее собственной непротиворечивости, — равнодушно произнесла Нагато, придав лицу едва заметное выражение того, что такого объяснения должно быть вполне достаточно. Для тебя может и достаточно, а вот для меня — ни черта не понятно! Нагато подняла глаза на меня:

— Потом поймешь.

Сказав так, она вернулась на свое обычное место и возобновила чтение. Зато теперь раскрыл рот Коидзуми:

— Вот так вот! Сейчас твоя ладья ставит шах моему королю. Даа, проблема… Куда же нам бежать?

С этими словами Коидзуми взял черного короля и… опустил его в нагрудный карман. Затем он, как фокусник, развел ладони.

— Итак, было ли в этом действии какое-либо противоречие?

Держа пальцами белую ладью, я думал, что втягиваться ни в эти дурацкие дзэнские диалоги, ни в абстрактные мудрствования, чтобы потешить собственное тщеславие, я не собираюсь. Поэтому ничего говорить и не буду.

Так или иначе… Уж Харухи-то точно кажется огромным комом противоречий, да и наш мир тоже.

— К тому же, в нашем случае король особой ценности не представляет. Гораздо важнее королева.

Я поставил белую ладью на клетку, с которой исчез черный король. Вилка на королеву и коня.

— …Не знаю, что там дальше произойдет, но желательно, чтоб голова при этом не сильно напрягалась.

Нагато промолчала, а Коидзуми улыбнулся:

— Думаю, самое лучшее — спокойствие и благополучие. Или для тебя лучше, чтобы что-то случилось?

Я фыркнул и записал под своим именем в турнирной таблице плюсик.

Мистический знак

Как и ожидалось, в период итоговых экзаменов Харухи исцелилась от меланхолии и снова начала делать все, что ей вздумается. Что же до меня, то, видимо, высвобожденная таким образом печаль, будто передавшись по эстафете, расцвела во мне пышным цветом. С каждым полученным бланком контрольной работы состояние вообще резко ухудшается, правда? Разделить со мной меланхолию мог разве что Танигути — в то время я и мой товарищ по оружию летели тандемом на сверхнизкой высоте получаемых нами оценок и отчаянно молились, чтобы не врезаться в землю. Человек — просто мыслящее животное, которому хочется, чтобы существовал тот, кто как минимум так же туп, как и он сам. Это позволяет чувствовать себя относительно спокойно, хотя если судить объективно, причин для спокойствия нет никаких.

На месте позади меня контрольные писала Харухи, у которой почему-то всегда оставалось время на то, чтобы минут за тридцать до конца экзамена уже похрапывать, разлегшись на парте.

Бесит.

На период экзаменов деятельность всех кружков и секций приостанавливается и должна была вновь возобновиться только сегодня, однако «Бригада SOS» почему-то, хотя об этом ее никто и не просил, работает 7 дней в неделю 365 дней в году, продолжая действовать и вчера, и позавчера. Судя по всему, школьные порядки на занятия типа наших не распространяются. Что неудивительно — мы с самого начала пошли неверным курсом, а так как наша загадочная группа и кружком-то не является, то и вопросов здесь никаких быть не может. Таковы уже порядки Харухи.

Вот и на днях то же самое. Стоило мне, наконец, собрать в кулак всю свою волю к учебе, как Харухи тут же схватила меня за рукав и утащила за собой в клубную комнату.

— Посмотри-ка на это! — Харухи указала на монитор компьютера, захваченного некоторое время назад у другого кружка.

Делать нечего — я посмотрел. Какие-то каракули непонятного назначения, открытые в графическом редакторе. Выглядит так, будто в круге лежит в стельку пьяный червяк — то ли картинка, то ли буквы, то ли пиктограмма какая-то. Рисовал, наверное, какой-то детсадовец.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

— Что это? — прямо спросил я.

Харухи тут же недовольно вытянула губы в утиный клюв:

— А что, не понятно?

— Не понятно. Вообще никак. В сравнении с этим даже вчерашний экзамен по новейшей истории понятней.

— Да о чем ты говоришь? Экзамен? Экзамен легче легкого был! Его бы и сестренка твоя на «отлично» сдала!

Эти слова меня сильно задели.

— Это — моя эмблема «Бригады SOS»! — сообщила Харухи. Ее лицо светилось гордостью, будто она только что завершила грандиозную работу.

— Эмблема?

— Да, эмблема.

— Это? А я вижу только схему походки возвращающегося домой под утро пьяного офисного клерка, уже тысячу лет мечтающего о повышении и работающего без выходных в течение двух месяцев.

— Посмотри получше! Вот — в самом центре ведь написано — «Бригада SOS».

Не могу признать, что ничего не вижу, но не могу не сказать, что и не вижу настолько, чтобы с уверенностью говорить, есть там что-то или нет. Интересно, сколько раз в этой фразе я использовал отрицание? Считать самому мне неохота, поэтому если у кого есть время — можете посчитать сами.

— Больше всего времени как раз у тебя. И все равно к экзаменам ничего не учишь.

До недавнего времени желания работать у меня было хоть отбавляй, но сейчас я вынужден согласиться.

— Я хочу поместить ее на главную страницу сайта «Бригады SOS».

Да, действительно, есть такое дело. На сайте, правда, кроме главной страницы и нет ничего.

— Число посетителей не увеличивается! Это недопустимо! И загадочные письма на электронную почту не идут. А все из-за тебя. Я-то хотела привлечь людей эротическими фотографиями Микуру-тян!

Картинки со страстной горничной-Асахиной — мои, и показывать их кому бы то ни было я не собираюсь. Есть в мире вещи, которые просто так за деньги не купишь.

— Сайт-то ты сделал, да только он дурацкий какой-то! Ничего веселого! Вот я подумала — может, поместить туда что-то вроде символа «Бригады SOS»?

Убери его из сети с концами, да побыстрей. Мне жалко тех людей, кто по ошибке на него зашел. Информации на сайте нет никакой, потому даже обновлять там нечего. Все что есть — это надпись «Добро пожаловать на сайт „Бригады SOS!“», адрес электронной почты да счетчик посещений, который и до сотни пока не дошел, причем я уверен, что 90 % из них сделаны самой Харухи.

Наблюдая, как Харухи открывает наш самодельный сайт в окне браузера, я спросил:

— А почему ты журнал не ведешь? Это же обязанности руководителя — писать планы и отчеты. Капитан космического корабля, например, ведет бортовой журнал…

— Не, да ну его!

Ну, я вот тоже особо заморачиваться не желаю. Если описать один день, проведенный нами тут, то кроме таких вещей как, например, какую книгу читала Нагато, победы над Коидзуми в «крестики-нолики», какой милой снова была Асахина, или как Харухи сидела, не раскрывая рта, — и писать больше не о чем. Об этом писать неинтересно, да и читать, думаю, тоже, а я не буду делать то, что никому удовольствия не доставит.

— Ладно, Кён, повесь этот логотип на самом верху странички.

— Сама и сделай.

— А я не знаю как.

— Ну так учись. Будешь все на других перекладывать, так ничего знать и не будешь!

— Я — руководитель, а работа руководителя — приказывать! К тому же, если все буду делать я, то вам заниматься будет нечем. Думай и ты головой хоть иногда. Будешь делать только то, что говорят — далеко не уйдешь.

Так мне делать то, что ты говоришь или нет? Скажи простым и ясным японским языком.

— Надо — делай. Ты меня своей софистикой не запутаешь. Скажи лучше спасибо, что у тебя свободного времени — как у древних греков до нашей эры. Быстрей давай!

От голоса Харухи, надоедливого, как карканье ворон на рассвете, у меня уже болели уши, поэтому я, скрепя сердце, запустил редактор веб-страниц, открыл напоминавший детские каракули шедевр Мастера, подогнал размер, вставил на страничку и в таком виде загрузил на сервер.

Для проверки я обновил страничку. Да, похоже, никому не нужная эмблема «Бригады SOS» оставит свой след в сетевом мире. Я взглянул на счетчик посещений. Как и думал — цифра все еще была двузначной. Хорошо, если никто кроме Харухи этой странички не увидит. Не хочу, чтобы кто-то узнал, что такой дурацкий сайт — моих рук дело.

Таким занятием и подводится черта под окончанием первого этапа периода моей меланхолии. С завтрашнего дня начинался краткий миг покоя, называемый экзаменационным перерывом — период подготовки, продолжающийся до летних каникул, а также время для учителей раскрашивать красными ручками мои контрольные работы.

Черт, бесит!

Я хоть и чувствовал себя препаршиво, но от нечего делать направил свои ноги к комнате литературного кружка, превратившуюся в штаб «Бригады SOS». Хотя бы один взгляд на Асахину должен подарить мне спокойствие.

Нагато молча читает, Коидзуми с тупой ухмылкой игрет сам с собой в сёги,[17] Асахина хлопочет в костюме горничной, Харухи болтает всякую чушь, кричит, орет, а я со скрежетом зубовным все это выслушиваю — таковы были в последнее время наши основные занятия.

Ничего не происходило, и мне уже казалось, что так было с самого начала.

В подавленном состоянии я постучал в дверь, ожидая услышать щебечущий голосок Асахины, но из-за двери прозвучало:

— Входите!

Это был беззаботный голос Харухи, и когда я вошел — ее одну и увидел. Восседая за командирским столом, она что-то делала на компьютере, путем шантажа перешедшем в наши руки от Компьютерного клуба.

— Хм… тут только ты?

— Вообще-то, еще Юки!

Разумеется, Нагато, подобно предмету интерьера, как обычно сидела с раскрытой книгой в углу стола. Она ведь вроде приложения к комнате, ее можно и не считать. Нагато и в «Бригаду SOS» вступать была не обязана, формально она — участник литературного кружка. Но думаю, надо все же поправиться:

— Хм… тут только ты и Нагато?

— Ну да, а есть какие-то претензии? Ну так говори — я же все-таки тут руководитель.

Если составлять только один список моих к тебе претензий, пришлось бы мелким почерком лист формата А4 с обеих сторон исписать!

— Да это мне разочаровываться надо! Ты постучал в дверь — я подумала что это наверняка клиенты пришли. Больше меня с толку так не сбивай!

Я просто-напросто беспокоюсь, как бы не застать Асахину во время переодевания. Она же такая мила в своей беспечности, что постоянно забывает запирать дверь.

Кстати, а что за клиенты? Какие такие клиенты сюда могут прийти?

Харухи с презрением посмотрела на меня:

— Эй, ты! Не помнишь уже?

Я непроизвольно вздрогнул. А ну как заговорит сейчас о Танабате три года назад?..

— Сам же сделал! И даже без моего разрешения!

О чем это?

— Об объявлении, которое ты повесил в школе на доске для информации!

Ааа, это? Я вздохнул с облегчением.

Чтобы заставить Школьный Совет так или иначе зарегистрировать «Бригаду SOS», мной был изготовлен вымышленный план деятельности нашего кружка. Рассудив, что кружок по поиску всего необычного вряд ли будет одобрен, я представил нас как центр консультаций по всевозможным проблемам и передал заявку в Школьный Совет. Закончилось все неутешительно — комитет по клубной деятельности покрутил в наш адрес пальцем у виска.

Однако я дошел до того, что все же своими руками сделал объявление о нас. Уже не помню точно, что я там написал, вроде, что-то типа «Приходите со своими проблемами к нам» — и, чтобы не потратить работу впустую, повесил его на информационной доске. В любом случае, даже если кто это объявление и увидит, вряд ли найдется кто-то настолько двинутый, чтобы пойти обсуждать свои проблемы к «Бригаде SOS». Расчет мой, похоже, был верным — к этому моменту клиентов у нас не появилось, что есть очень хорошо.

Но если Харухи об этом помнит, получается, она действительно ждет, что к нам кто-то придет? Скоро уже расходиться по домам, но, кажется, лучше бы мне было сегодня вообще здесь не показываться. Если к нам придет ученик с действительно необычной проблемой — хлопот не оберешься.

Пока я раздумывал над этой дилеммой, Харухи гоняя по кругу мышку, сказала:

— Ну вот… посмотри сюда! Что-то странное. Может, с компьютером что случилось?

Я заглянул Харухи через плечо. Дисплей показывал страничку «Бригады SOS» — вряд ли с особым желанием. Правда, от сделанной мною она несколько отличалась. Эмблема, собственноручно намалеванная Харухи, выглядела будто бы искаженной, а счетчик посещений вообще исчез. Я обновил страничку — то же самое. Изображение необычно искажалось, будто покрывшись причудливой мозаикой из пикселей.

— Это не компьютер. Видимо, что-то случилось с файлами на сервере.

Всех тонкостей Интернета я не знаю, но уж это понять в состоянии. На копии странички, находящейся на компьютере, все отображалось нормально.

— И с какого момента так?

— Хм. Я несколько последних дней только почту проверяла и на сайт не заходила, а сейчас посмотрела — а оно вон как. А куда пожаловаться можно?

Жаловаться совсем не обязательно, исправить все несложно. Я взялся за отобранную у Харухи мышку и заменил файл странички на сервере файлом с компьютера под тем же именем.

Обновляем…

— Э?..

Страничка все равно была неправильной. Я несколько раз повторил — результат тот же. Кажется, у компьютера на меня возникла аллергическая реакция.

— Ерунда какая-то, да? А может, это, я слышала, как их там называют… хакеры или крякеры?

— Вряд ли, — возразил я. Сложно представить, что найдется человек, который от нечего делать будет взламывать сайт, который не видит никто и откуда даже ссылок нет. Наверное, какая-то ошибка.

— Возмутительно! Может, это кибертеррористический акт против «Бригады SOS»? И кто это может быть? Найду — без суда и следствия приговорю к месяцу общественных работ!

Я отвел взгляд от кипятившейся Харухи и перевел его на Нагато, как будто одетую в камуфляжную форму под цвета окружающего пространства. Может, она что-нибудь сделает? Я вполне могу представить себе Нагато, лихо управляющейся с компьютером, хотя и не видел, чтобы она к нему близко подходила. Нет, надо даже сказать, что кроме как за чтением книг я ее ни за чем другим почти и не видел.

Тут раздался стук в дверь.

— Входите!

В ответ дверь открылась, и в проеме показался Коидзуми. Как всегда, с бодрой и блестящей до рези в глазах улыбкой.

— Как необычно! Асахины-сан еще нет?

— Она же старше на год, у нее должны быть дополнительные экзамены.

Мы, десятиклассники, в этот последний день триместра освободились рано. Можно было бы поскорее пойти домой, и с чего это все мы сюда норовим заглянуть? Что у меня, друзей было мало? Да, Харухи, а почему ты на Коидзуми за стук в дверь не накинулась?

Коидзуми положил портфель на стол, достал из шкафа доску для игры в китайские шашки и вопросительно поднял на меня взгляд, приглашая к игре. Я мотнул головой. Коидзуми пожал плечами и принялся играть сам с собой.

Вот бы сейчас отведать чая от Асахины…

Тук-тук.

Снова стук в дверь. В это время я, усаженный за командирский стол, бился с FTP-клиентом, а Харухи стояла за моей спиной, время от времени выдавая бестолковые идеи, взбредавшие ей в голову, да еще и требуя от меня что-то на эти ценные указания отвечать.

В общем, стук в дверь стал для меня своего рода спасительным звоном колоколов.

— Входите! — снова громко объявила Харухи.

Дверь открылась. Судя по всему, должна быть очередь Асахины.

— Эээ… простите пожалуйста, я задержалась.

Скромно извинившись, в дверях бескрылым ангелом действительно появилась Асахина.

— Все это время были тесты…

Рассыпавшись в совсем не обязательных извинениях, она, будто в сомнениях, задержалась у двери. Затем, продолжая стоять в проходе, она нерешительно произнесла:

— Ммм… вот…

Наши взгляды сосредоточились на Асахине. Заметив, что на нее глядит даже Нагато, она, чуть не споткнувшись, отступила назад, но, собравшись с духом, продолжила:

— Э… Ммм… Я привела посетителя.

Посетителя звали Кимидори Эмили — одиннадцатиклассница, скромная и опрятная.

Сейчас она сидела и, не поднимая глаз, смотрела на поверхность приготовленного Асахиной чая. Рядом с ней, словно сопровождающая, на стуле разместилась сама Асахина, конечно, горничной не переодевшаяся. Жалко.

— Итак, — напыщенно сказала Харухи с лицом журналиста, берущего интервью, крутя в руке ручку и поглядывая на двух девушек напротив словно на боевые порядки противника, — Ты хочешь, чтобы мы, «Бригада SOS», нашли твоего пропавшего парня?


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Харухи поместила ручку на верхнюю губу и скрестила руки, будто о чем-то задумавшись. Впрочем, я-то знал — она с трудом пытается не рассмеяться.

Ну как так? Не смотря на весь мой оптимизм по поводу невозможности того, чтобы кто-то к нам пришел — клиент номер один, возжелавший обсудить свои проблемы взял и явился. Харухи сейчас наверняка готова прыгать от радости.

— Да, — ответила Кимидори, не отрывая взгляда от чашки с чаем.

Я, Нагато и Коидзуми наблюдали за развитием ситуации сбоку, Харухи сидела прямо напротив парочки одиннадцатиклассниц.

— Хм… — картинно протянула она и обменялась со мной взглядом.

Я был зол на самого себя. Зачем нужно было делать это объявление? Что там было написано? «Приходите со своими проблемами к нам — мы поможем там, где не может помочь никто другой» — или что-то типа того. Но неужели найдется такой ученик, который воспримет это всерьез? Да как такое обычному человеку в голову взбрести может?

Как бы то ни было, всерьез нас восприняла Кимидори или нет, прочитав объявление, она, видимо, ошибочно приняла «Бригаду SOS» за консультационный центр или агентство по чрезвычайным поручениям. Да, очевидно, она поняла все слишком буквально. Вот, вспомнил — нашими целями и задачами в той фиктивной заявке я выдвинул «предоставление консультаций по любым проблемам, с которыми сталкиваются ученики и активное участие в общественных мероприятиях». На этот момент ни к чему вышеперечисленному «Бригада SOS» отношения не имела. За исключением вторжения на бейсбольный турнир на нашем счету не было ровным счетом ничего.

Получается, случайно увидев объявление, Кимидори узнала о нашем существовании, спросила о нас у учащейся в параллельном классе Асахины и явилась с ней сюда. Да, похоже, так все и было.

Итак, в чем же проблема?

— Он уже несколько дней не ходит в школу, — сказала Кимидори, не встречаясь ни с кем взглядом и уставившись на край чайной чашки. — Он не пришел даже на контрольные, хотя и так почти не пропускает занятия. Это слишком странно.

— По телефону звонила? — спросила Харухи. Видимо, чтобы все-таки не рассмеяться, она принялась грызть кончик ручки.

— Да, но он не отвечает на звонки ни на мобильный, ни на домашний. Я ходила к его дому — дверь была заперта и никто мне не открыл.

— Хм… Так-так-так…

Человек, радующийся чужому горю никчемен — это факт, но от Харухи исходила аура настолько прекрасного настроения, что она, казалось, в любой момент запоет. Таким образом, она — человек абсолютно ни на что не годный. Что и требовалось доказать.

— Он живет один?

Кимидори разговаривала со своим чаем. Наверное, такой у нее характер — не может она смотреть другим в глаза.

— Я слышала, что его родители уехали в другую страну. Я не знаю, как с ними связаться.

— Хм. В другую страну? Не в Канаду случайно? — спросила Харухи.

— Нет. Если я правильно помню, в Гондурас.

— Ага. Гондурас, значит? Понятно.

И что тебе понятно? Сомневаюсь, что ты знаешь, где эта страна находится! Хм… кажется, где-то ниже Мексики.

— Непохоже, что он находится своей квартире. В окнах темно, даже вечером. Я очень волнуюсь.

Кимидори говорила будто делано безразлично, закрыв обеими руками лицо. Харухи поводила губами из стороны в сторону.

— Мда. Представляю себе твое состояние.

Наглая ложь. Ты даже близко себе не можешь представлять состояние влюбленной девушки.

— Хорошо, что ты пришла именно к «Бригаде SOS». Кстати, а что послужило толчком к этому?

— Он часто говорил о вашем кружке, поэтому я о вас и вспомнила.

— Да? А кто твой парень?

В ответ Кимидори произнесла имя. Мне показалось, что где-то я его уже слышал, но знакомо оно мне не было. Харухи тоже нахмурила брови:

— И кто это такой?

Голосом, похожим на легкое дуновение ветерка, Кимидори сказала:

— Он говорил, что «Бригада SOS» находится с ним по соседству.

— По соседству?

Харухи устремила взор в потолок. Кимидори, ухитряясь не встречаться ни с кем глазами, обвела взглядом меня, вопросительно наклонившего голову, Асахину, затем Коидзуми и Нагато, и снова уставилась на чашку с чаем.

— Он — староста Компьютерного клуба, — сказала она.

Совсем забыл. Так это тот самый бедный староста? Да, тот самый староста Компьютерного клуба, чьи сексуальные домогательства к Асахине (против его воли) были сфотографированы Харухи, и которого она заставила отдать новейшую модель компьютера (опять же, против его воли), да еще и со слезами на глазах проводить к нам сеть. Впрочем, нуждается ли он в чьей-либо жалости? Наличие такой подружки — вполне хорошее воздаяние за пережитое. Интересно, где сейчас пылится тот фотоаппарат?..

— Да, хорошо! — с легкостью согласилась Харухи. — Мы что-нибудь придумаем! Тебе повезло, Кимидори-сан! Ты — наш первый клиент и по такому случаю мы уладим твою проблему бесплатно!

Если со школьников деньги брать — что же это за кружок такой? Однако действительно ли здесь есть проблема? Может, этот староста просто хикикомори[18] стал? Не знаю правда, что его не устраивает, с такой-то подружкой как Кимидори. Думаю, его вполне можно и в покое оставить — само пройдет.

Разумеется, вслух я этого не сказал. Кимидори, оставила адрес старосты на листочке бумаги и походкой материализовавшегося привидения покинула клубную комнату. Я подождал, пока вернется из коридора провожавшая ее Асахина и произнес:

— Эй, а ничего, что ты так легко на это подписалась? А что будем делать, если проблему решить не сможем?

Харухи однако, пребывала в распрекрасном настроении и, вращая в пальцах ручку, ответила:

— Да все сделаем! У него просто весенний авитаминоз, депрессия из-за экзаменов — вот он и заперся у себя дома! Зайдем к нему, настучим по башке пару-тройку раз, вытащим на улицу — вот и всего делов! Легче легкого!

Похоже, она серьезно так считает. Впрочем, я тоже.

Я спросил у Асахины, наливавшей очередную чашку чая:

— Вы с Кимидори-сан близкие друзья?

— Ммм… Нет, Я с ней до этого ни разу не разговаривала. Наши классы находятся по соседству и я ее видела только на совместных лекциях.

Может, лучше бы ей, чем идти к нам на консультацию, обратиться к учителям или в полицию? Или, может, она уже обращалась, да ничего не вышло — вот она и заговорила с Асахиной? Да, думаю, так и есть.

Мы спокойно пили чай и ни о чем не волновались. Харухи была воодушевлена необычайно, видимо, мысля себе одну решенную грандиозную задачу за другой. Сокрушения по поводу того, что первый триместр почти закончился звучали в ее устах как призыв к скорейшей подготовке Второго Плана По Раздаче Листовок.

Нагато с громким хлопком закрыла книгу и мы, выражаясь словами Харухи, приступили к расследованию.

Местом жительства старосты была однокомнатная квартирка в одном из домов под съемное жилье. Судя по расположению дома, населять его должны были в основном студенты. Трехэтажное здание — ни хорошее, ни плохое, покрашенное так, что нельзя было сказать, новое оно или ни старое. Выглядело оно чрезвычайно обычно и заурядно.

С зажатым в руке листочком с написанным адресом Харухи шагала вверх по лестнице, а мы трое молча следовали за ней.

— Вроде здесь.

Харухи сверилась с табличкой с именем, висевшей рядом с железной дверью. Написанное там совпадало с именем, сообщенным Кимидори.

— Как бы нам ее открыть?

Подергав дверную ручку, Харухи нажала кнопку домофона. Вообще-то, правильней был бы обратный порядок.

— Может, заберемся с другой стороны через балкон? Разобьем стекло да и попадем внутрь.

Остается только молится, что это было шуткой. Комната находится на третьем этаже, да и мы не банда малолетних воров-домушников. Я на рецидив идти не хочу!

— Так… Пойдем возьмем ключи у управляющего. Скажем, что мы его друзья и волнуемся за него!

Ага, прикидываться другом — твой конек. Однако, что — староста, даже живя один, девушке своей ключа не дал? Да это же все равно, что ботву от баклажанов собирать, а сами баклажаны выбрасывать!

Клац.

Я обернулся на звук — Нагато в молчании взялась ручку двери.

— …

Словно залитые жидким гелием глаза Нагато были направлены прямо на меня.

Она медленно потянула дверь, и перед нами предстал вход в квартиру. Почему-то у меня возникло ощущение, что затхлый воздух комнаты враждебен холодному ветерку, который проник туда вместе с нами…

— Ух!

Харухи в удивлении раскрыла глаза и разинула рот.

— Открыта была? А я и не заметила. Ну и хорошо! Ладно, пошли. Он наверняка где-нибудь под кроватью прячется, так что вместе его вытягивать будем. В случае ожесточенного сопротивления можно его убить — голову макнем в воск и доставим ее клиенту.

Похоже, ни капли вины за отнятый компьютер она за собой не чувствовала. В Саломею поиграть вряд ли получится — голову положить не на что.[19]

Мы, затаив дыхание, зашли внутрь. Перед нашими глазами предстала одна единственная безлюдная комната. Не было даже ни единого таракана. Харухи заглянула в ванную, под кровать, но ни единого намека на человеческое присутствие не было. Размер помещения был не больше одной с четвертью гостевой комнаты Нагато, но если сравнивать его с той унылой и пустынной квартирой, то уровень жизни старосты был в четыре раза выше. Вплотную друг с другом стояли книжный шкаф с гардеробом и небольшой обеденный столик с компьютером. Открыв окно и осмотрев балкон, можно было убедиться, что кроме стиральной машины там ничего нет.

— Странно…

Подпрыгивая на кровати, Харухи качала головой из стороны в сторону.

— А я думала, он лежит где-нибудь в углу, свернувшись калачиком. Что он, в магазин ушел? Кён, ты знаешь какие-нибудь места, куда хикикомори ходят?

Значит, компьютерный староста — хикикомори? А может, он путешествует по просторам Южной и Центральной Америки? Или действительно скрывается? Мда, прежде чем идти сюда, надо было спросить у его классного руководителя или одноклассников.

Я оглядел выстроившиеся на полках книги по компьютерной тематике. Внезапно кто-то сзади потянул меня за рубашку.

— …

На меня снизу вверх невозмутимо смотрела Нагато. Ее подбородок слегка задергался. Что-то хочешь сказать?

— Нам лучше уйти, — раздался тихий шепот.

Да, это был впервые услышанный мной за день голос Нагато. Харухи и Асахина ничего не замечали, лишь только Коидзуми наклонился к моему уху:

— Я придерживаюсь того же мнения.

Не надо такого серьезного тона. Брр! Коидзуми смягчил выражение лица и улыбнулся одними губами:

— Я ощущаю в этом месте странный дискомфорт. Мне знакомо похожее ощущение. Схоже, но в то же время фундаментально отличное…

Харухи не особо церемонясь открыла холодильник. «Обнаружены вараби-моти![20] Только вчера срок годности закончился! Все равно пропадает, так что налетаем!» — болтала она, открывая упаковку и заставляя дрожащую Асахину снять первую пробу со сластей сомнительной свежести.

Я в свою очередь тоже понизил голос:

— Схоже с чем?

— С закрытой реальностью. Запах этой комнаты точно такой же, как и там. «Запах» — просто метафора, может, точнее будет сказать, «на ощупь»… в общем, это ощущение находится за пределами пяти чувств.

«Ты что, экстрасенс?» — чуть было не съязвил я по привычке, но сдержался. Он ведь, в конце концов, действительно экстрасенс.

Нагато снова, едва сотрясая воздух звуковыми колебаниями, прошептала:

— Наличествует дислокация измерений. Осуществляется смена фаз.

Понятненько.

Это я тоже хотел произнести вслух, но если уж Нагато заговорила тоном, будто мы в засаду попали, то мне лучше застыть на месте да помалкивать. Охо-хо…

В любом случае, видно, надо нам выбираться отсюда, да побыстрее. Кивнув Коидзуми и Нагато, я повернулся к Харухи, которая в это время расправлялась с вараби-моти.

Когда мы покинули квартиру, Харухи, сославшись на пустой желудок, распустила нашу команду и в одиночестве отправилась домой. Задание Кимидори было мигом забыто. «Рано или поздно дело как-нибудь да уладится», — с этим безответственным заявлением все раздумья по этому поводу прекратились, улетучившись в воздух.

Похоже, ей стало скучно.

Харухи была не единственной, кто еще не обедал, но я сделал вид, что тоже отправился домой, а сам, отойдя недалеко, через десять минут нервного ожидания снова вернулся к дому старосты.

Остальная троица в полном составе уже была там и ждала меня. Ходячая инопланетная энциклопедия и пройдоха-экстрасенс сомнительного происхождения стояли с всезнающим видом, но Асахина не могла не задать вопрос:

— Ммм… что случилось? Собраться снова, чтобы Судзумия-сан не заметила…

Она беспомощно посмотрела на меня. Я взглянул на Нагато и Коидзуми и мои волнения усилились. Похоже, больше всех меня ждала именно Асахина. По крайней мере, мне хочется так думать.

— Эти двое беспокоятся насчет той комнаты, где мы были, — ответил я. — Так?

Два лица — с улыбкой и без — синхронно кивнули.

— Думаю, мы все поймем, если зайдем туда еще раз. Да, Нагато-сан?

Не говоря ни слова, Нагато двинулась вперед. Мы последовали за ней. Бесшумно поднявшись по лестнице, Нагато беззвучно открыла дверь в квартиру старосты и, так же бесшумно сняв обувь, вошла в комнату.

Когда в ней очутились целых четыре человека, и без того не слишком просторная квартирка оказалась заполненной под завязку.

— В пределах этой комнаты, — начала Нагато, — в режиме предельных условий происходит автономное локальное неэрозийное слияние с чуждым пространственным измерением.

Я немного подождал, но других пояснений не последовало. Если тебе говорят фразы из слов, будто случайно подсмотренных в каком-нибудь словаре, без самого словаря делать все равно нечего.

— По моим ощущениям, это очень похоже на закрытую реальность. Однако она не вызвана Судзумией-сан, у нее совсем другой аромат, — произнес Коидзуми, как будто дополняя Нагато.

Ну и парочка. Может, вам поближе познакомится? Заодно научишь Нагато еще чему-нибудь, кроме чтения.

— Благодарю за тему для раздумий на досуге. Впрочем, у нас есть то, что нужно сделать прямо сейчас. Нагато-сан, исчезновение старосты произошло из-за этого аномального пространства?

— Да.

Нагато подняла руку и провела рукой в воздухе перед собой.

Нехорошее предчувствие поднялось по моему позвоночнику и дало сигнал мозгу. Наверное, мне стоило крикнуть: «Стой!». Однако перед тем как я произнес это слово, Нагато со скоростью кассеты, крутящейся раз в двадцать быстрее обычного, что-то пробормотала, и тотчас же комната перед моими глазами стала мигать и изменяться.

— Кяяя!?

Асахина бросилась ко мне и вцепилась обеими руками в мое левое плечо. Наслаждаться этим ощущением у меня, впрочем, времени не было — я отчаянно пытался определить свое собственное местонахождение.

Так… Я только что находился в тесной однокомнатной квартирке старосты, никак не в этом диком месте! Огромная равнина, покрытая желтоватым туманом, не было видно даже линии горизонта. Кто, кто переместил меня сюда?

— Инородный код проанализирован. Здесь находится место дублирования основного пространства. Фазовая лакуна, — пояснила Нагато.

Мда, уж если кто на это способен — так это она. Ну а поддержать с ней разговор мог разве только Коидзуми:

— Очевидно, это не закрытая реальность Судзумии-сан.

— Квазиобъект. Однако к части данных реальности примешивается информационный мусор, источником которого является Судзумия Харухи.

— И в какой степени?

— Незначительной. Она стала всего лишь триггером.

— Понятно. Вот значит, как.

Мы на пару с Асахиной в разговоре участия не принимали. Меня ничего не заботило, я, скорее, даже был рад. Впрочем, если нас вернут обратно в наш мир, я буду рад еще больше.

Прижавшись ко мне, Асахина боязливо озиралась по сторонам. Не похоже, чтобы она ожидала очутиться в подобном месте. Как и я, также вертевший головой из стороны в сторону. Дышать можно, но не будет ли вреда от этого желтого тумана? Сквозь носки ступням ясно чувствовался прохладный пол. Пол это был или земля, но желтоватая плоскость простиралась повсюду, куда хватало глаз. И это в комнате размером в шесть татами помещается такая равнинища? Другое пространственное измерение. Ну, так и думал, что рано или поздно что-то такое случится. Я был само спокойствие.

— Староста Компьютерного клуба находится здесь?

— Очевидно, так. Это пространство возникло в его комнате, и он оказался запертым внутри.

— Ну и где он? Вроде, не видно нигде.

Коидзуми улыбнулся и взглянул на Нагато. Это что, знак был какой-то? Нагато снова подняла руку…

— Стой!

В этот раз успел. Я обратился к застывшей Нагато:

— Не скажешь ли, что ты собираешься делать? Я хотя бы морально приготовиться хочу!

— Ничего, — ответила она стеклянным голосом, сжала пальцы наклоненной градусов на семьдесят пять руки в кулак, снова вытянула, но на этот раз только указательный палец, а затем произнесла лишь одно слово. — Объект.

Я повернулся в сторону, куда указывала пальцем Нагато:

— Ээээ… — непроизвольно вырвалось у меня.

Желтый туман медленно закручивался. Его частицы одна за одной собирались вместе и образовывали воронку. Я почувствовал себя вирусом, забравшимся в человеческое тело, и ни с того ни сего представил себе, что этот желтый вихрь вполне может играть роль лейкоцита. Надежду мне давала только теплая рука Асахины.

— Я чувствую очевидную враждебность.

В ленивом голосе Коидзуми не чувствовалось никакого напряжения, а Нагато, продолжавшая будто заклинивший робот стоять с вытянутой рукой, никакой реакции не подавала. Это, однако, меня не успокоило. Уж они-то как-нибудь о себе позаботятся, а вот я — нет. Асахина тоже вряд ли — она пряталась за моей спиной. На такой случай неплохо было бы иметь какой-нибудь футуристический артефакт, вообще-то. У тебя лучевого ружья нет случайно?

— Брать с собой оружие — строжайше запрещено. Это опасно, — проговорила дрожащим голосом Асахина.

Ну, оно и понятно. «Этой» Асахине даже дай оружие — толку не будет, да она его и забудет где-нибудь в электричке. Может, когда она повзрослеет, от нее и можно ждать небольшого улучшения, хотя если вспомнить, «та» Асахина тоже порядком рассеянна. Наверное, такая безалаберность у нее врожденная.

Тем временем туман постепенно приобретал ясные очертания. Может, и на этот счет есть какая-нибудь теория. Осознавать я ничего не желал, но все же постепенно начал понимать, форму чего принимают клубы тумана.

— …Э…

Испугана была только Асахина. Конечно, внешний вид его привлекательным не назовешь, но и в городе его встретишь редко. Я так и вообще сталкивался с ними последний раз несколько лет назад под полом бабушкиного деревенского дома.

Вы ведь знаете такое насекомое — пещерный сверчок?

Если не знаете, хотелось бы мне показать вам картину, которая предстала передо мной. Вы бы с ним детально и очень хорошо ознакомились.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Потому что, в общем, длиной этот сверчок был метра три.

— Это еще что за? — спросил я.

— Очевидно, сверчок, — ответил Коидзуми.

— Это понятно. Я в детском саду известным специалистом по насекомым был. Даже знал отличия полевого сверчка от лесного, хотя и не видел их никогда. Но это-то что такое?

— Создатель этой реальности, — проронила Нагато.

— Он?

— Да.

— Неужели и это дело рук Харухи?

— Источник другой, но процесс запущен ею.

Я хотел спросить, что это значит, но заметил, что Нагато все еще продолжает добросовестно выполнять мою команду.

— …Можно уже двигаться.

— Хорошо.

Нагато незамедлительно опустила руку, продолжая наблюдать за материализующимся гигантским сверчком. Жучина приобрела коричневый цвет и стояла сейчас в нескольких метрах от нас.

— Ох! Видимо, и мои способности тоже действуют здесь, хотя и не полностью.

Коидзуми держал в руке красную сферу размером с небольшой мяч. Я ее уже кое-где видел и снова видеть ее мне что-то не хочется. Она будто появилась из его ладони.

— Мои силы здесь — десятая часть от действующих в закрытой реальности. Кроме того, видимо, здесь я не могу преображаться.

Коидзуми с намозолившей уже глаза улыбкой зачем-то повернулся к Нагато:

— Полагаешь, этого будет достаточно?

— …

Ноль реакции. Тогда спросил я:

— Нагато, а какая настоящая сущность этого жука? И где староста?

— Подвид информационной жизненной формы. Для поддержания своего существования использует структуры головного мозга школьника.

Коидзуми побарабанил пальцами по лбу. Казалось, он сконцентрировался и обдумывал какую-то мысль. Наконец, он поднял голову и произнес:

— То есть, староста внутри этого гигантского сверчка?

— Так.

— Этот сверчок, значит… воплощение его страхов? Если его уничтожить, разрушится и другая реальность. Или я не прав?

— Прав.

— Хорошо, что модель оказалась легкой для понимания. Что ж, тогда все просто.

Значит, если бы модель легкой для понимания не была, просто бы, видимо, не было? А можно сказать так, чтобы было понятно нам с Асахиной?

— А есть ли у нас на это время?

Можешь не говорить и не лыбиться! Сделай что-нибудь с этим красным шаром, а потом сделай что-нибудь с вцепившейся в меня Асахиной! А то если так дальше пойдет, что-нибудь сделаю уже я!

— Кяяя…

Асахина не просто дрожала, она просто-таки не давала мне двинуться с места. Это что, чтобы я не сбежал, что ли?

— Полагаю, в этом нет необходимости. Почему-то у меня есть уверенность, что все закончится быстро. Будет забавнее, чем охота на Аватаров.

Закончивший материализацию сверчок был готов в любой момент броситься на нас. Интересно, на сколько метров он может прыгнуть?.. Нет, проверять как-то даже совсем не хочется.

Я резко сказал:

— Да сделай уже что-нибудь!

— Есть!

Коидзуми подбросил рубиновый шар и ударил по нему, будто выполняя волейбольную подачу. Красная сфера с необыкновенной точностью врезалась прямиком в монстрообразного сверчка. Раздался звук как при взрыве бумажного пакета. Атака была абсолютно идиотской, но и противник был ей под стать. Я уже приготовился к контратаке, но сверчок не стал сбегать, скакать и угрожающе реветь, а продолжал недвижно стоять.

— Все кончено?

На этот вопрос, заданный Коидзуми, Нагато утвердительно кивнула. Да уж, действительно, быстренько разделали.

Гигантский сверчок стал рассеиваться до изначального тумана, все более и более теряя очертания. Окружающая нас желтая дымка тоже стала исчезать, как и ощущение прохлады под ногами.

Будто в качестве компенсации, перед нами появился парень в привычной для нас школьной форме. Это был лежавший на спине староста Компьютерного общества.

Казалось, он свалился со стула, стоявшего рядом с компьютером. Глаза его были закрыты, но вроде бы он был жив. Коидзуми нагнулся к нему сбоку, пощупал запястье, а потом кивнул мне.

Мы снова оказались в однокомнатной квартирке старосты. Интересно, и куда же подевалось та громадная равнина?

Ну, как бы то ни было, хорошо, что все так закончилось. Хватит мне этих серо-желтых бескрайне-ограниченных миров.

— Это произошло около восьмисот миллионов лет назад, — начала Нагато, и, если растолочь и выпарить ее по-космически загадочные радиоволно-абракадаброобразные объяснения, получится следующее.

В пермский или триасовый период, когда «оно» упало на Землю, не существовало ничего, куда ему можно было бы вселиться. Лишившись основ своей жизни, «оно», ради самосохранения, впало в спячку до момента, пока на планете не накопится информационная база, достаточная для его существования.

— На Земле средств для этого не было. Произошло торможение жизненных функций, сон.

Наконец, на планете появились люди и создали компьютерные сети. Эта безыскусная (как сказала Нагато) цифровая структура, хоть и несовершенная, годилась в качестве питательной среды. Этого не было достаточно, и «оно» держалось в полупробужденном состоянии. Однако произошло событие, заставившее его проснуться — детонатор, запущенный в сеть и сыгравший роль будильника. Он нес в себе информацию, которую невозможно измерить обычными числовыми величинами. Данные, не существующие в нашем мире, данные из другого мира. Для существа это был как раз тот объект, которого «оно» так ждало.

Здесь Нагато прервалась, подошла к домашнему компьютеру старосты и подключилась к нашей страничке. На мониторе отразилась искаженная эмблема «Бригады SOS».

— Инициатором, дверью стал знак, нарисованный Судзумией Харухи.

— …В этой эмблеме, получается — что-то вроде призывающей магии, что ли?

— Да, — Нагато кивнула головой. — Если привести герб «Бригады SOS» к земным стандартам измерения, он будет нести в себе около четырехсот тридцати шести терабайт информации.

Быть такого не может. Да здесь и десяти килобайт нет, в картинке этой! Однако Нагато спокойно продолжила:

— Он не удовлетворяет ни одному виду единиц измерения на Земле.

— Просто невероятно! Чтобы наугад нарисованный символ в точности удовлетворял таким условиям — несомненно, это Судзумия-сан. Астрономические величины для нее ничто!

Коидзуми был восхищен не на шутку. Я же был не на шутку испуган. Вы спросите, что же здесь страшного?

По существу, все затеи Харухи являются простыми случайными мыслями, пришедшими ей в голову. Так было с организацией «Бригады SOS» и отбором участников, например, Асахина была подходящей кандидатурой для девочки-талисмана, Коидзуми — новичком из другой школы, ну а Нагато была с самого начала. Только вот Асахина оказалась путешественницей во времени, Коидзуми — экстрасенсом, а Нагато — псевдо-пришельцем. Что-то как-то слишком. По правде, Коидзуми говорит, что все это не случайно, а потому что, мол, Харухи так пожелала, ну, и другую подобную чушь. Я уже понемногу начинаю в это верить, но только этого все равно быть не может. Потому что сам я — самый простой, обычный человек. Это, по-моему, уже достаточный контраргумент. Но по теории Коидзуми, странно будет, если во мне тоже нет какого-нибудь дурацкого скрытого феномена. Впрочем, будет ли?..

А что если у всех бессмысленных действий Харухи на самом деле есть двойное дно? О котором она и сама не знает — как с посланием пришельцам с помощью знаков, которые случайно пришли ей в голову? Будто кот, гуляющий по клавиатуре и выдавший в итоге осмысленное сочинение. Какова вероятность такого исхода?

Судзумия Харухи — несносная девчонка, легко разрушающая преграды из статистики и вероятностей, бессознательно находящая единственно верный путь. Пускай уж лучше она заставила меня присоединиться к «Бригаде SOS», считая меня за мальчика на побегушках. Да, пусть уж так! Это куда как лучше, чем если я окажусь ходячим свихнутым знаком вопроса. Что во мне может быть такого? А то, о чем и я не знаю — непонятная необъяснимая сила или мое происхождение.

Потому-то меня и выбрали? Из-за секрета, о котором я сам не догадываюсь? А что, есть что-то такое?

Вот чего я боюсь.

Кто я такой?

Я пожал плечами, пытаясь изобразить Коидзуми. Охо-хо… Вот ведь… Да, свою собственную роль лучше всех понимаю именно я сам. В двух словах, я — совесть «Бригады SOS». Здесь ошибки быть не может. От остальных трех участников я отличаюсь. В «Бригаде SOS» я ради того, чтобы уговорить Харухи заняться полезными школьными делами. Заставить ее свернуть внезаконную деятельность и объявить самороспуск — таковы мои обязанности. Если хорошенько подумать, это — самый короткий путь к гармонии во всем мире. Нет, самый прямой путь.

Чем подстраивать мир под мысли Харухи, не проще ли изменить ее собственный внутренний мир? Да и беспокойства это никому не причинит.

К тому же, если бы я так не воодушевил ее, скорее всего, и никакой «Бригады SOS» бы не было. Но тут уж, как бы сказать… раз на раз не приходится. Как бы объяснить? Когда что-то случится, и что мне делать — я ведь тоже ничего не знаю.

Ладно, отложим это на потом.

— И все-таки, что же из себя представлял этот сверчок?

Если немедленно не спрошу, вряд ли мой монолог закончится. Нагато ответила, попутно, видимо, выдохнув углекислый газ:

— Информационная форма жизни.

— Родня твоего начальства?

— Ветвь, отделившаяся в далеком прошлом. Происхождение идентично, но эволюция шла другим путем, вымерли.

Ну, здесь-то выжили, значит. Уж на Земле могло в зимнюю спячку и не впадать. Вот где-нибудь в районе Нептуна — милости просим. Там зимы такие — могло бы и не проснуться.

Интернет стал рассадником демонов, подумать только… Тут кое-что пришло мне в голову и я обратился к обладательнице хрупкой фигурки, в изнеможении усевшейся на пол:

— Асахина-сан, а до каких границ дойдет развитие компьютерных технологий в будущем?

— Ммм…

Едва раскрыв рот, Асахина замолчала. Наверняка это запрещено, так что я ничего особенного услышать от нее и не ожидал, но ответ пришел с другой стороны.

— Подобные примитивные информационные технологии должны выйти из употребления, — сказала Нагато, нарушив мои ожидания. Она указала на компьютер. — Органическая форма жизни уровня земного человечества может без труда создать систему, не зависящую от носителей информации.

Нагато скользнула взглядом вбок. Находящаяся там Асахина побледнела.

И как это?

— Ну… это…

Не в силах ответить, Асахина уставилась в пол.

— Не могу сказать…

И, чуть не плача:

— У меня нет полномочий ни подтверждать, ни опровергать это. Простите.

Да нет, что ты, не стоит извиняться! Нет, серьезно, я даже не думаю, что на самом деле хочу это знать… Эй, Коидзуми, чего это у тебя вид такой разочарованный?

Я пришел на выручку Асахине и сменил тему разговора. Хм… как же так?

— Есть тут кое-что странное.

Дождавшись, когда все обратят на меня внимание, я продолжил:

— Я же был вместе с Харухи, когда она показывала свою идиотскую картинку, но ничего не произошло! И когда Харухи закончила картинку, почему оно не появилось?

Мне ответил Коидзуми:

— Потому что наша комната сама по себе уже давно представляет собой иное пространство. Столько различных элементов и силовых полей вступали во взаимодействие и нейтрализовывались — так что все как раз в порядке вещей. Можно назвать это состоянием сверхплотности — пространство уже забито до предела, поэтому ни для чего другого места попросту нет.

Ну и что это значит? То есть, комната литературного кружка представляет собой адский котел? А я этого даже не заметил?

— Потому что обычные люди не обладают такой повышенной чувствительностью. Ну, думаю, вреда от этого не будет. Наверное.

Охо-хо… Лучше бы у меня была понижена чувствительность к летней жаре, а то умом тронуться или бродить в поисках веревки, чтоб повеситься, я не согласен!

— Не волнуйся, все будет в порядке. Чтобы этого не произошло, я, Нагато-сан и Асахина-сан работаем не покладая рук.

А разве все происходит как раз не потому, что ваша троица работает, не покладая рук, а?

Коидзуми улыбнулся, неопределенно покачал головой и развел ладони.

Я снова взглянул на экран монитора. Смотря на искаженную эмблему «Бригады SOS», я почему-то почувствовал беспокойство. Взяв мышку, я промотал страничку вниз.

— Ох!

Там находился счетчик посещений. С какой-то стати он вновь появился, да еще и с подскочившим до небес числом заходов на страничку. Последний раз на нем и трехзначного числа не было, сейчас же счетчик нашего сайта отражал единицы, десятки, сотни, тысячи… откуда ни возьмись появились почти три тысячи посещений! Это еще что? Он до этого скромничал, что ли?

— Повсюду было размещено множество гиперссылок, — спокойно пояснила Нагато, — так эта информационная форма жизни размножается. Очень примитивно. Информация дублируется в память увидевших сайт людей и запускает программу построения изолированной пространственной области. Для этого необходимо как можно большее количество людей.

— То есть, с увидевшими сайт людьми… почти тремя тысячами, произойдет то же самое, что и со старостой?

— Нет. Информационные данные знака повреждены. Число увидевших изначальную информационную составляющую не столь велико.

Наверное, благодаря тому, что, сервер вышел из строя.

— И сколько же олухов кликают куда ни попадя по всякой гадости?

— Восемь. Из них пятеро учеников Северной старшей школы.

Значит, еще восемь человек оказались затянуты в такую же грязно-желтую пространственную ловушку. И не со сверчком, а с другой, как сказал Коидзуми, «моделью», контролирующей это пространство. Мда… придется, что ли, идти на выручку? Коидзуми спросил у Нагато их адреса (я уже не удивлялся, откуда они были ей известны), кажется, и Асахина тоже собиралась с ними. Что ж, в таком случае, мне надо пойти. Больше всех виновата, конечно, Харухи, но в сеть эту магическую загогулину выложил все-таки я, так что нужно загладить свою вину.

Хотя бы ради того, чтобы проснуться в хорошем настроении. Даже если не брать в расчет жертв из Северной старшей, чтобы вызволить остальных трех, придется, видимо, путешествовать на Синкансэне.[21]

Ну что ж.

Вот такое начало каникул. Следующим актом будут летние каникулы, которых придется дожидаться в нашей комнате.

Когда я сообщил Харухи, что староста благополучно вернулся в школу, та лишь невнятно пробормотала: «Хмм… Ну надо же», — и вылетела из класса, наверное, перекусить, благо время как раз было обеденное. Коидзуми и Асахина так и не появились.

Кстати говоря, задуманная Харухи эмблема «Бригады SOS» была переделана Нагато и возвращена на место. В этот раз загрузка прошла нормально, с чего бы это, интересно? Теперь на нее можно глядеть сколько влезет. От каракулей Харухи она почти не отличалась, но если хорошенько присмотреться, можно было понять, что написано там было следующее — «Бригада ZOZ». Эта разница и была гранью, отделяющей простое от необыкновенного.

А теперь мораль: вот что бывает, когда кликаешь по всяким непонятным ссылкам.

Раздумывая над этим, я бессмысленно смотрел на Нагато, читавшую какую-то техническую книжищу с кучей цифровых таблиц.

За этим занятием мне и пришла в голову шальная мысль. Я ведь не знаю, когда она заметила эту нарисованную Харухи картинку. Может, это именно Нагато повредила файлы?

Да и кроме того, есть еще кое-что насчет втянувшей нас во все это Кимидори. Некоторое время назад я наведывался в Компьютерный клуб, и никакой девушки у старосты не оказалось. Он сам мне так и сказал. Выглядел он здоровым, правда, страдал амнезией касательно нескольких последних дней. Никаких признав лжи я не заметил — услышав от меня имя Кимидори, староста просто изумленно раскрыл рот. Вряд ли он настолько хороший актер, чтобы сыграть так натурально.

Подозрительно все это.

Действительно ли Кимидори пришла к «Бригаде SOS» ради того, чтобы дать нам это поручение? Если прикинуть, слишком уж хорошо все по времени сложилось. Харухи малюет свою картину, я помещаю эмблему на сайт, нескольких очевидцев затягивает в другое измерение информационная жизненная форма, к нам приходит Кимидори и мы выслушиваем ее рассказ, идем к дому старосты и там, наконец, кое-как все дело улаживаем.

Сценарий так и просится к экранизации, причем ниточки все ведут к Нагато. А уж тому, что Всемогущий Инопланетный Терминал каким-то образом мог повоздействовать на Кимидори в целях вовлечения нас посредством ее в очередную авантюру, думаю, вряд ли кто-то из нас удивится.

Может, приведя к нам клиента, Нагато хотела хотя бы чуть-чуть развеять скуку Харухи? С проблемами такого масштаба она могла бы справится и в одиночку, не привлекая нас. Ведь так оно всегда и происходит? Никому не говоря ни слова, находясь в тени, она тихо устраняет возможные проблемы до их непосредственного появления, разве нет?

Залетевший в открытое окно ветерок взъерошил волосы Нагато и странички ее книги. Белые пальчики медленно разгладили листы, бледное лицо вновь склонилось вниз, одними глазами пробегая по строчкам текста.

Или может, привлечь нас было собственным желанием Нагато? Созданный пришельцами органический андроид, коротающий год за годом в унылой пустой квартире. Может, отсутствие чувств — только поверхностный взгляд, а на самом деле они есть и у нее? Может, и ей грустно одной?


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Синдром далёкого острова

Я был ошеломлен настолько, что даже забыл о боли в плече. Не в силах подняться, я лежал на животе, потрясенно глядя перед собой. Не мог пошевелиться я из-за чрезмерной тяжести у себя на спине — Коидзуми, видимо, тоже не удержался на ногах. Но это меня совсем не волновало. С размаху влетев со мной в комнату вслед за выбитой дверью, он наверняка был шокирован не меньше моего. Сползай с меня… быстро… черт… Я никак не мог собраться с мыслями — в таком я был ужасе.

Этого не может быть. Как так могло случиться? Должно быть, это чей-то дурацкий розыгрыш и сейчас все засмеются и скажут об этом! Ну же!

За окном мелькнула яркая вспышка, а через несколько секунд мои уши сотряс оглушительный раскат грома. Со вчерашнего дня над всем островом продолжалась жестокая буря.

— …Что…

Послышался стон. Это был голос Аракавы-сана, который тоже принимал участие в нашей совместной атаке на дверь комнаты.

Наконец, Коидзуми слез с меня. Я перевернулся на бок и приподнялся.

Перед моими глазами вновь предстала сцена, в которую невозможно было поверить.

На ковре перед дверью в позе, в которой только что был и я, лежал человек. Это был мужчина в самом расцвете сил, хозяин особняка, который утром не спустился к нам в столовую. Я сразу узнал его — на нем была та же одежда, что и прошлым вечером, когда он попрощался с нами в гостиной и поднялся наверх. В разгар лета здесь, на далеком острове, из раза в раз деловой костюм надевал только он — владелец особняка да и всего острова, наниматель стонущего Аракавы-сана — Тамару Кейти.

Кейти лежал с застывшим выражением изумления на лице. Не двигая ни единым мускулом. Потому что, по всей видимости, он был мертв.

Почему я так решил? Ответ, наверное, очевидный. Что там торчало у него из груди? Да, это была ручка ножа для чистки фруктов, которые подавали за ужином.

Могу поручиться, внизу, под рукоятью находится металлическое лезвие. Потому что не может ручка просто так взять и встать вертикально на груди у человека, лежащего без движения с отрытыми глазами и ртом, а следовательно, она в тело Кейти воткнута.

Думаю, любой человек умрет, получив прямой удар в сердце.

В таком состоянии и пребывал Кейти в настоящий момент.

— Кяяя…

Со стороны выбитой двери донесся испуганный вскрик. Я оглянулся. Асахина закрывала руками лицо. Пошатнувшись, она отступила назад, где ее поддержала за плечо всегда и везде невозмутимая Нагато. Мельком глянув на меня, она, будто глубоко задумавшись, опустила голову.

Разумеется, кроме всех вышеперечисленных, с нами не мог не находится еще кое-кто.

— Кён, он что…

Харухи, кажется, тоже была потрясена. Высунув голову из-за спины Асахины, она смотрела на почившего вечным сном Кейти глазами кошки, всматривающейся в темноту.

— … Мертвый?

Произнесла она это необычно тихим и взволнованным голосом. Я обернулся что-то сказать и увидел Коидзуми, на лице которого вместо обычной улыбки появилось мрачное выражение. В коридоре мелькнуло и лицо горничной Мори-сан.

Среди нас отсутствовал только один человек, бывший в доме до вчерашнего вечера.

Не было младшего брата Кейти, Тамару Ютаки.

Лежащий без звука внутри запертой комнаты хозяин дома, пропавший человек — да что все это вообще значит?

— Кён… — вновь заговорила Харухи. Мне даже показалось, что в любой момент она готова броситься ко мне на грудь, настолько непривычно было видеть на ее лице такое тревожное выражение.

Вспышка молнии вновь осветила комнату. Буря свирепствовала со вчерашнего дня. В унисон с раскатами грома о берег разбивались штормовые волны.

Далекий остров. Шторм. И хозяин дома, заколотый ножом и лежащий внутри запертой комнаты.

Такая мысль просто не могла не прийти мне в голову.

Так! Эй, Харухи! Это ты что ли все устроила, а?

А теперь вернемся назад, к моменту, который послужил началом попадания «Бригады SOS» в такую неприятную ситуевину.

Летние каникулы еще не начались, и вот, однажды…

………

……


Был самый разгар лета, середина июля. Солнце, как и всегда, палило так, что его хотелось отправить в отпуск.

Я, как обычно, находился в заменяющей нам штаб-квартиру комнате литературного кружка и пил приготовленный Асахиной чай. Кое-как оправившись от результатов триместровых тестов, я теперь размышлял над неизбежно ждущими меня дополнительными занятиями, так что расслабиться в любом случае не получалось никак. В такие моменты лучше всего было бы сбежать от реальности куда подальше.

К тому времени я как раз разработал несколько теорией о том, что вся окружающая меня реальность всего-навсего выдумка и сейчас был в процессе нелегкого выбора между ними.

— Ммм… Что-то случилось?

Очнувшись от грез о том, чтобы за день до дополнительных занятий к нам высадились кровожадные инопланетяне и захватили парламент, я оглянулся.

— У тебя такое лицо хмурое… Что, чай невкусный?..

— Нет, совсем нет, — ответил я. Божественный нектар, как и всегда, хотя чай и из самых дешевых!

— Вот и хорошо…

Асахина, одетая в летний костюм горничной, тихонько с облегчением вздохнула. В ответ на ее умиротворенную улыбку я также улыбнулся. Твоя радость — моя радость тоже! Никакая живая вода не может сравниться с улыбкой Асахины, вот она — настоящая панацея. Мой разум стал чище родниковой воды, а в голове будто разлился божественный хор ангельских голосов…

Только я, почувствовав себя святым Франциском, уже собрался проповедовать малым пташкам, как пришлось прерваться. И вовсе не из-за того, что для меня стало проблемой подыскать подходящую метафору, а потому, что в думы мои вторгся кое-чей надоедливый, нарочито бодрый голос.

— Привет! Ну, у кого как с тестами?

Коидзуми, крутанув стоящую на столе рулетку для игры в «Монополию», спросил как раз то, о чем мог бы и не упоминать. Благодаря этому я вторично спустился, а точнее, пулей вернулся с небес на землю, оставив часть своего сознания витать где-то в районе планетарной орбиты. Что, не мог присесть да и поиграть тихонько сам с собой в «Монополию»? Посмотри вон, на Нагато — сидит в уголке, читает, — тише воды, ниже травы!

Нагато действительно сидела на стуле, раскрыв перед собой огромную, напоминающую энциклопедию книгу и со стеклянным лицом скользила взглядом по странице, будто бы совсем и не дыша. Она хоть вроде как существо и цифровое, однако принимать аналоговую информацию ей, похоже, тоже весьма по душе, интересно, почему?

— …

Итак, у бригады выдалось свободное время.

Уроки были сокращенными и закончились, когда было еще практически утро. Чего ж тогда вы все здесь собрались? Я, впрочем, тоже, но уж у меня-то есть веская причина! Если я не буду выпивать в день по чашке чая от Асахины — стану живым трупом. А так я только на выходных абстинентным синдромом страдаю.

Это шутка такая. Можете со мной не согласиться, но уж если я что и узнал за время учебы в старшей школе, так это то, что есть люди, которых лучше об этом сразу предупреждать. За последние несколько месяцев я усвоил это как дважды два, потому и говорю. Лучше сразу провести границу между шуткой и тем, что взаправду. Если нет — добро пожаловать к неприятностям.

Вот как сейчас со мной.

Я открыл портфель, достал вызволенную из неволи магазинного прилавка булочку с мясом и принялся есть ее вприкуску с чаем.

Обратный отсчет до наступления летних каникул уже стартовал, должна же у нас быть причина, чтобы стянуться сюда, будто стая бродячих кошек под окно! Причин, однако, не было. Можно сказать, верны себе — организованная без всяких на то оснований «Бригада SOS» с самого начала такой и была. Можно даже сказать, что как раз отсутствие оснований и было тем самым основанием. Будь для того другие причины — только хуже было бы. Раз уж ничего кроме различной бредятины мы не выделываем, пускай уж смысл у всего этого отсутствует напрочь — может, хоть голова болеть меньше будет. Думать в нашем случае вовсе даже не обязательно.

— Я, наверное, тоже пока поем…

Асахина сметливо приготовила чай для себя, достала премилую коробочку для бенто и села за стол напротив меня.

— Насчет меня не беспокойтесь, я поел в столовой, — предупредил Коидзуми, о котором никто беспокоиться и не собирался. У Нагато же, видимо, аппетит полностью компенсировался жаждой чтения.

Асахина, поклевывая рис, поверх которого овощами был выложен смайлик, спросила:

— А где Судзумия-сан? Задерживается?

Меня можешь не спрашивать. Может, где в окрестностях кузнечиков ловит — лето ведь.

За меня ответил Коидзуми:

— Я с ней виделся в столовой. Аппетит ее достоин восхищения! Не могу даже представить, сколько же калорий получится, если посчитать все ею съеденное!

Я заниматься подобными вычислениями не собираюсь. Если уж на то пошло, может хоть до ужина в столовой засесть.

— Ну, уж это вряд ли. Кажется, она хочет сделать сегодня важное сообщение.

Не понимаю, как ты можешь быть таким беззаботным. Не было еще случаев, когда ее важные сообщения были бы хоть мало-мальски ценными. У тебя память что, меньше чем у дискеты пятидюймовой?

— Кстати, а откуда тебе-то об этом известно?

Коидзуми с плутоватым выражением лица ответил:

— Хм, откуда?.. Я, конечно, могу сказать, но, вероятно, Судзумия-сан захочет рассказать об этом сама. Если я забегу вперед, могу испортить ей все удовольствие, что может стать немалой проблемой. Так что я, пожалуй, помолчу.

— Да я об этом и слышать не хочу.

— Вот как?

— Ага. Ты ведь тут тонко намекнул, что эта идиотка снова планирует нечто идиотическое, так? Не знаю, сколько бы еще я смог бы беречь свое душевное спокойствие, но сейчас ему точно пришел конец!

Я бы так и продолжал, но тут дверь с грохотом открылась.

— Вот! Я смотрю, все в сборе!

Глаза Харухи сияли как спектроскопы.

— Как вы знаете, сегодня у нас важное собрание! Если бы кто позже меня пришел, я б тому красную карточку с последующей дисквалификацией до конца жизни показала бы. Но я вижу, у вас уже зарождается командный дух! Очень хорошо!

Не стоит и говорить, что о сем судьбоносном собрании я и слыхом не слыхивал.

— Ты, наверное, так спешила, — попытался съязвить я.

— А? Знаешь, как можно хорошо поесть в столовой? Прийти прямо перед закрытием! Тогда все остатки тебе как добавку дадут! Но тут важно с временем подгадать — чтобы совсем все не распродали. Да, денек сегодня был что надо!

— Да что ты?

Я в столовой гость чрезвычайно редкий, так что в благодарность за такую бесценную информацию ничего кроме этого сказать не смог.

Харухи подпрыгнула и с размаху приземлилась пятой точкой на командирский стол.

— Ну, ладно. Это все ерунда.

— Да ты сама об этом и заговорила.

Пропустив мои слова мимо ушей, Харухи обратилась к аккуратно орудовавшей палочками Асахине:

— Микуру-тян! Лето у нас значит что?..

— Эээммм… — с набитым ртом промямлила Асахина и быстро проглотила кусочек, очевидно, ей же самой и приготовленной закуски. — Лето?.. Ммм… Может, день Обон?..[22]

От такого ужасающе старомодного ответа Харухи часто заморгала.

— Динабон? Это еще что? Вроде динозавра какого-то, что ли? Не, не то. Есть же слово, которое первым приходит в голову, когда слышишь «лето»?

Чего?

Харухи тоном, которым объясняют нечто само собой разумеющееся, сказала:

— Летние каникулы. Ка-ни-ку-лы! Что ж еще может быть-то?

И далее, тем же самым тоном:

— Так, а каникулы у нас значат что?

Вторая попытка. Харухи, посматривая на наручные часы, изображала звук тиканья — «тик-так, тик-так».

Асахина была вынуждена вторично погрузиться в нелегкие раздумья.

— Эээ… Ммм… Море…

— Вот, вот! Совсем близко! А море у нас значит что?..

Да что это такое? Мы что, в ассоциации играем?

Асахина, обхватила голову руками и скособочила надетый на ней чепчик.

— Море… Море… Мммм… Сасими?[23]

— Да нет же! Какое это вообще имеет отношение к лету? На летних каникулах мы должны пойти в поход — вот что я хочу сказать!

Я смотрел на улыбку Коидзуми все более и более злобно. Значит, вот это важное сообщение ты имел в виду, что ли, а?

— Поход?

Все вопросы Харухи пресекла в зародыше.

— Ага, поход!

Для нормальных кружков это, может, и подойдет, но в нашем-то случае что будет? Неужто заставит нас лазить по горам да ущельям в поисках Неопознанных Загадочных Существ, наукой не открытых по причине своего отсутствия?

Оглядев по очереди Асахину, Коидзуми и Нагато и их лица, соответственно — удивленное, улыбающееся и никакое, я произнес:

— Поход… И какой?

— Поход «Бригады SOS»!

— И для чего?

— Для похода!

А?

Поход в поход.

А это не из того же разряда, что и «больная головная боль», «грустная трагедия» и «пережаренная жареная рыба»?

— Ну и ладно! В нашем случае цель и средства полностью совпадают! К тому же, что, головная боль и не боль уже? Что это, удовольствие, что ли? Вот так-то!

Мда, должно быть, так и образуются в языке новые диалекты. Ладно, главная проблема сейчас — поход.

— И куда собираемся идти?

— На остров. Далекий остров в далеком море. И слово «далеко» тут не просто так!

Не слышал я, чтоб нам на каникулы задавали «Пятнадцатилетнего капитана» Жюля Верна. Это что ж читать надо, чтобы до такого додуматься?

— Я долго думала над подходящим местом, — со счастливым лицом продолжала Харухи. — Никак решить не могла — в море, или все же в горы пойти? Сначала думала, лучше в горы, но сидеть в доме, отрезанными в метель от цивилизации только зимой же можно.

Можно, например, в Гренландию съездить… Нет, весь вопрос в том — зачем мы вообще должны этим заниматься!

— Специально пойти в горы, чтобы там застрять?

— Ну да! Без этого же не интересно. Ну да забудем о горах и снеге, зимний поход оставим про запас. Летом — морской! Вот так! Вперед — на остров!

«Заклинило ее с островом этим, что ли», — подумал я, но возражать мне было неохота. Возражать все равно бессмысленно, да и морская прогулка, учитывая жаркие летние деньки, — звучит весьма притягательно. Кстати, на острове этом пляж-то должен быть?

— А то! Конечно — все в наличии! Коидзуми-кун!

— Хм, да, думаю есть. Естественный природный пляж — без спасателей и продавцов поп-корна.

Я вопросительно уставился на кивающего Коидзуми. А ты-то чего влезаешь?

— Ну, понимаешь…

Объяснение Коидзуми было прервано Харухи.

— Да потому что место для похода им и предложено!

Запустив руку в ящичек парты, Харухи пошерудила внутри и извлекла оттуда еще одну нарукавную повязку. Написав на ней фломастером «Вице-командир», она вручила ее Коидзуми.

— Принимай. За заслуги ты производишься в вице-командиры «Бригады SOS»!

— Буду носить с честью.

С почтением приняв повязку, Коидзуми скользнул по мне взглядом и подмигнул. Хочу сказать, что зависти во мне не было ни капли. Кому вообще нужна эта тряпка?

— В общем, так! Нас ждет великолепный четырехдневный тур! Всем быть в хорошем настроении!

Лицо Харухи говорило о том, что разговор окончен, а возможные вопросы сняты. Ну уж нет!

— Эй, подожди-ка!

Я шагнул вперед, дабы показать, что представляю также интересы Асахины и Нагато.

— Где этот остров? Коидзуми предложил? А с чего он нас приглашает?

Этот Загадочный Новичок, как определила его Харухи — тип весьма подозрительный, а «Корпорация» его вообще подозрительна сверх всякой меры! Может, нас хотят затащить в какую-нибудь секретную лабораторию да провести над Харухи с Нагато вивисекцию?

— Один мой далекий родственник — человек весьма богатый, — Коидзуми мягко улыбнулся. — Он настолько богат, что смог купить необитаемый остров и построить там виллу. Она уже практически достроена — он разослал приглашения на новоселье, но среди знакомых желающих специально ради этого ехать в такую даль не нашлось, поэтому он стал искать гостей среди родственников и, наконец, дошел до меня.

Итак, таинственный остров? Мне вспомнилась давным-давно прочитанная история о Робинзоне Крузо.

— Да нет, просто небольшой необитаемый остров. У нас летние каникулы, почему бы заодно не отправиться туда всей бригадой и не повеселиться? Хозяин будет нам очень рад.

— Вот именно! — воскликнула Харухи.

На ее лице всплыла улыбка из тех, что так часто приводили нас в замешательство.

— Остров! Да еще и вилла на нем! Уникальный случай! Кому еще поехать как не нам! Для летнего похода «Бригады SOS» ничего лучше и быть не может!

— С чего это? — спросил я. — Что общего имеет остров с виллой с твоими любимыми Поисками Всего Необыкновенного?

Однако Харухи уже погрузилась в мир своих собственных фантазий.

— Остров, затерянный в океане! И вилла! Коидзуми-кун, этот твой родственник знает толк в жизни! Чувствую, мы с ним сойдемся!

Если учесть, что все без исключения люди, с которыми Харухи сходится, чудики каких мало, то хозяин острова тоже наверняка с прибабахом. Это если с ним действительно удастся сойтись.

Не знаю, слышала ли объявление Харухи Нагато, но Асахина отложила еду и выглядела слегка напуганной.

— Да в порядке все, Микуру-тян! Сасими там наешься до отвала! Ведь так?

— Устроим, — ответствовал Коидзуми.

— Вот видишь!

Харухи снова извлекла из ящичка нарукавную повязку. Да сколько она их наготовила?

— Вперед, к острову! Наверняка нас там ждет куча всего интересного! Моя роль определена!

С этими словами она снова принялась за надпись на повязке. Вскоре моим глазам предстали два грубо выведенных слова: «Великий Сыщик».

— А не скажешь ли, что ты там затеваешь?

— Да ничего, — последовал невинный ответ.

Полностью удовлетворенная сделанным важным сообщением, Харухи испарилась, Асахина и Нагато тоже покинули комнату и отправились по домам. Задержались лишь мы с Коидзуми.

Коидзуми, наматывая на палец длинную прядь челки, сказал:

— Нет, действительно. Даже если бы я ничего не предложил, Судзумия-сан все равно планировала куда-то отправиться. Или ты поездке на море предпочел бы лазить по горам в поисках дварфов?

— Что это — дварфы?.. Нет, ладно, даже не объясняй. И так понятно.

— Дня три назад я случайно наткнулся на Судзумию-сан в книжном магазине у станции. Она усердно изучала карту Японии. А еще в ее руках был раскрытый спец-выпуск какого-то оккультного журнала, посвященный загадочным существам.

Поход в поисках Неопознанных Загадочных Существ? А вот это звучит уже совсем не привлекательно. С Харухи станется открыть что-нибудь действительно ужасающее.

— Вот видишь. Судзумия-сан была всерьез настроена что-либо такое изловить. Полагаю, первым ее кандидатом были горы Хиба. И мне пришла в голову мысль, не будет ли в таком случае для нас счастливым общим знаменателем принятие на пляже солнечных ванн? По крайней мере, на это можно рассчитывать.

Да как вообще на это можно рассчитывать? Хотя, конечно, разница между лазаньем по горам под палящим солнцем и наслаждением видом наших девчонок в купальниках — как между адом и утопией.

— Решающим фактором стало то, что остров необитаем. Я имею в виду closed circle.

Я, разумеется, решил уточнить. Если что не понимаешь, честный вопрос — самое лучшее.

— Что такое «closed circle»?

Сарказма в Коидзуми не было ни капли. То, что со стороны можно было принять за саркастическую улыбку, для меня было выражением лица, которое я и так хорошо знал.

— А, перевести? — продолжая улыбаться, Коидзуми добавил. — Можно сказать, «закрытая реальность».

Не знаю, что забавного нашел Коидзуми в выражении моего лица, но он, захихикав, пояснил:

— Шучу-шучу. «Closed circle[24]» — это детективный термин. Означает положение изоляции от внешних контактов.

Давай на понятном языке.

— Ситуация, в которую попадают действующие лица в классических детективных сюжетах. Скажем, как если бы мы отправились зимой в горы кататься на лыжах.

Ага, Харухи говорила о том же самом.

— Вполне можно остановиться там на ночевку, однако что если нас застигнет жестокая метель?

Прогноз погоды надо смотреть, прежде чем идти куда-то.

— Это уже серьезно. Снег отрезает путь нам и, соответственно, никто не может добраться до дома, где мы остановились.

Ну, что-нибудь придумаем.

— Так как ничего сделать нельзя — создается замкнутость, «тесный круг». Далее в такой ситуации что-то случается. Наиболее популярно убийство. Перед нами готовая сцена! Ни преступник, ни другие люди не могут покинуть дом, никто извне также появиться не может. Я уже не говорю об абсурде типа нагрянувшей полиции. Определить убийцу с помощью новейших достижений криминалистики — в этом ведь нет совершенно ничего интересного.

Ну вот, опять. О чем он вообще болтает?

— О, прошу прощения. В общих чертах, в планах Судзумии-сан — оказаться в ситуации, подобной этой.

Поэтому — остров?

— Точно, далекий остров. По каким-либо причинам оказаться изолированными на острове далеко в океане и стать свидетелями, скажем, серийных убийств — об этом можно только мечтать, разве нет? Метель в горах или океанский шторм — готовая постановка для «тесного круга», да и вмешательство полиции исключено — этим можно просто гордиться!

— Не нравится мне, что ты как-то странно весел.

Градус у Харухи и так летом зашкаливает, думаю, не стоит тебе потакать ее самодурству. И совсем я не мечу на твое место вице-командира!

— Потому что, по правде, я тоже любитель подобных постановок.

Играть словами на тему любителей и их вкусов я был не в настроении и сказать мог только одно: лично мне это совсем не нравится.

Однако Коидзуми в свою очередь моим вкусам тоже внимания не уделил и, будто зачитывая диссертацию, продолжал:

— Для примера возьмем известных детективов. В целом в жизни средний человек крайне редко сталкивается с таинственными убийствами, если, конечно, рассматривать жизнь в обычных рамках.

— Ну да.

— Однако в детективных романах известные сыщики почему-то сталкиваются с таинственными происшествиями раз за разом, снова и снова. В чем же причина этого?

— Потому что если так не будет, то и писать будет не о чем.

— Несомненно, совершенно верно. Все эти происшествия — выдумка, фикция, существующая лишь в нереальном мире. Однако в нашем случае они переходят в разряд мета-фиктивных, вероятностных явлений, так как Судзумия-сан, очевидно, намеревается погрузиться в мир этих фикций.

В общем, ради этого «Бригада SOS» ей и создавалась.

— Чтобы столкнуться с подобным нереальным фантастическим событием необходимо отправится в подходящее для этого место. Потому что сыщики в романах, поступая так, оказывались в такие события втянуты. Другими словами, необходимо стать им непосредственным свидетелем. Чтобы инцидент произошел даже помимо желания, нужно иметь родственника или знакомого в полиции, или чтобы сам главный герой был полицейским, ну, или ждать, пока о вас напишут серию романов.

А ведь и правда. Нагато, насколько я знаю, любит фантастику, ты — тайны и детективы. Следовательно, Харухи тоже это нравится.

— Когда хочешь сделать из человека сыщика, первым делом надо поставить его в неожиданные условия, при которых необходимо найти точное решение.

— Но не произойдет же эта неожиданность сама собой.

Коидзуми кивнул.

— Ну да. Реальность не похожа на роман. Возможность того, что в нашей школе произойдет загадочное убийство, ничтожно мала. Однако в этом случае можно отправиться в более подходящее место. Наверняка Судзумия-сан так и подумала.

«Вот что называется, „поставить телегу впереди лошади“» — всплыла у меня в голове пословица.

— Так местом похода и стал далекий остров. Не знаю уж, почему, но в общественном сознании такие места являются наиболее подходящими декорациями для убийства.

И где ж ты такое общество нашел. Малая народность какая-то, должно быть.

— Другими словами, таинственные события происходят там, где появляются великие сыщики. И это не просто случайность. У тех, кого называют великими сыщиками, есть необъяснимая сила самим притягивать к себе загадочные происшествия. Выходит именно так. Не преступление приводит к появлению сыщика, наоборот, преступление происходит как раз потому, что в этом месте появляется сыщик!

Я посмотрел на Коидзуми глазами нечаянно придавленного ногой трепанга.

— Ты это серьезно?

— Я всегда стараюсь быть весьма серьезным. Если я и говорю о великих сыщиках и «тесном круге», это не значит, что я так на самом деле считаю. Я всего лишь пробовал проследить ход мыслей Судзумии-сан. Если коротко, она хочет попробовать себя в роли сыщика. Это и является целью похода.

И каким же образом она собирается стать сыщиком? Ну, разве только совместить эту роль с ролью преступника — это у нее, пожалуй, получится, да.

— Вот я и подумал, что такой вариант будет лучше охоты на дварфов или поисков йети. Я всего лишь сообщил Судзумии-сан, что мой знакомый построил на далеком необитаемом острове дом и приглашает к себе. Разумеется, никаких убийств там не ожидается. Мной, по крайней мере.

Коидзуми снова продемонстрировал раздражающе лучезарную улыбку. Ты еще плечами сейчас пожми!

— Это всего лишь небольшое развлечение для Судзумии-сан. Кто знает, что она выдумает ради того, чтобы развеять скуку, если мы ничего не сделаем? Посему с нашей стороны надо постараться заблаговременно подготовить направление сюжета, хотя бы в общих чертах, что мы и делаем.

— С нашей стороны?

Будто пытаясь избавить меня от удрученности, Коидзуми добавил:

— Этот вопрос не имеет отношения к «Корпорации». Правда, на всякий случай я все же сделал доклад. Хоть я и экстрасенс, но все же остаюсь просто старшеклассником. Что плохого может быть в походе, это так похоже на школьную жизнь. Разве не начинает учащенно биться сердце в предвкушении поездки в компании близких друзей?

С Харухи и в простой поездке сердце скачет будь здоров… Будь это обычная поездка к горячим источникам или к морскому пляжу — еще ладно, но тут-то — остров! Она еще пару тайфунов вызовет — с нее станется.

…Хм, а вот до того, чтобы вызвать пару убийств она вряд ли дойдет, какое бы безумство на нее ни нашло. Иначе на месте Северной Старшей уже давно была бы гора трупов. Сделав вид, будто в голову мне пришло что-то важное, я погрузился в размышления.

Лето, море и четыре дня. Белый песок и жаркие солнечные лучи… Что ж, в таком случае даже на нынешнюю жару можно будет не обращать внимания. Солнце, жги на полную!

Все, с этого момента надо начинать морально готовиться к явлению Асахины в купальнике!

Благодаря щедрости хозяина особняка брать с собой деньги на постой нам было не нужно. Насчет еды тоже можно было не волноваться и единственные наши затраты состояли в покупке билетов на паром туда и обратно.

Итак, мы собрались у причала и с нетерпением ждали посадки на корабль.

Харухи, по всему было видно, просто жаждала отправиться поскорее. Торжественная школьная церемония, посвященная окончанию первого триместра, прошла вчера, а значит, сегодня был первый день летних каникул. Для Коидзуми и его родственника подходило любое время, но наш стремительный отъезд, разумеется, как нельзя лучше отражал сумасбродный нрав Харухи. А ведь хотел я спокойно коротать деньки без необходимости лицезреть ее каждый день, но разве ж Судзумия Харухи такое позволит? Что и требовалось доказать.

— Как же давно я на корабле не плавала!

В криво сидящих на носу солнечных очках, Харухи с края причала смотрела на свинцового цвета море. Позволяя легкому бризу играть с ее темными волосами, она стояла во главе очереди к трапу.

— Какой огромный корабль! И как он плывет — вот чудо-то! — взглянув на корпус судна, в восхищении воскликнула Асахина, державшая обеими руками сумку. В белом летнем платьице и плетеной соломенной шляпе она выглядела просто прелестно. Тесемки шляпки были аккуратно завязаны под подбородком на бантик — да, это так похоже на Асахину, ей так идет! Детские глаза ее сверкали так, будто перед ней был не старый паром, а древняя тростниковая лодка, выкопанная археологами. Кто знает, может, в ее времени корабли уже по воде и не плавают…

— …

Стоявшая позади нее с ничего не выражающим лицом Нагато от нечего делать рассматривала название судоходной компании, написанное на носу корабля. Удивительно, но школьную форму на этот раз она одевать не стала. В платье в клетку без рукавов, с желто-зеленым зонтиком от солнца в руке она, казалось, даже тень отбрасывает бледнее обычной. Будто девочка, после долгой болезни только-только выписавшаяся из госпиталя. Я даже почувствовал желание купить где-нибудь камеру и запечатлеть ее на фотографии — загнал бы потом кадры втридорога Танигути.

— Погода просто отличная! Можно сказать, идеальная для плавания, хотя и плывем мы вторым классом, — сказал Коидзуми.

— Сойдет.

Обиталищем нашим должна была быть не особо шикарная кают-компания. Сколько бы часов плавание ни продолжалось, до отдельных апартаментов нам еще лет десять расти. К тому же, это, в конце концов, обычная школьная поездка.

По сути говоря, проблема состоит в том, что поездка-то наша слишком пустяковая. Поход ради похода — к чему это? Вряд ли такое мероприятие даже смысл имеет. Разве такими клубными походами не учитель-куратор должен руководить? У «Бригады SOS» такого не наблюдалось. Наверное, это потому что мы — просто кружок, который даже школой не зарегистрирован, и его появление наоборот было бы удивительно. Хотя без куратора в Северной Старшей наш кружок так и не признают, шестое чувство подсказывает мне, что если даже таковой и найдется, Харухи он совершенно точно нужен не будет. Будь оно ей надо — давно бы кого-нибудь привела и заставила. То же, что со всеми нами было.

Пока я широко зевал, сбоку ко мне подошла Асахина. С глазами, округлившимися еще более чем обычно, она спросила:

— А как такой большой корабль может плавать?

Как? Ну, из-за плавучести — как еще-то? Во времени Асахины там что, уроки физики не проводятся?

— Ааа… Вот как… Плавучесть. Да, понимаю… Вот что значит, под маяком темно[25]

Не знаю, что она там поняла, но сейчас Асахина стояла передо мной и кивала самой себе с видом Архимеда, только что выскочившего из ванной с криком «Эврика!»

Ладно, попробую-ка спросить… От простого вопроса вряд ли будет вред.

— Хм… Асахина-сан, корабли будущего перемещаются какими-то более продвинутыми способами?

— Ммм… Думаешь, я могу тебе сказать?

В ответ я покачал головой. Нет, совсем не думаю. Слегка сменив тон, я сделал второй заход.

— Ну, моря-то у вас должны быть.

Асахина, слегка поправив поля шляпы, наклонила голову.

— Да, есть. Конечно, моря есть.

— Ну вот и отлично.

Не знаю уж, в каком будущем — близком ли, далеком ли, но стать безжизненной пустыней Земле не грозит. И это главное. Хорошо бы им еще и почище стать по сравнению с нынешними.

Я хотел было выудить из гостьи из будущего еще полезной информации, но…

— Кён! Микуру-тян! Что вы там копаетесь? Пора уже! — возвестил начало посадки голос Харухи.

Кстати говоря, к месту встречи я опоздал. Утром, только собравшись выходить из дома, я обнаружил, что моя спортивная сумка чересчур тяжела. С недоумением открыв ее, я обнаружил внутри вместо одежды и туалетных принадлежностей свою сестренку. Из-за того, что вчера я по неосторожности проговорился о нашем с Харухи и остальными путешествии, она начала обиженно вопить: «Я тоже еду!», в результате чего мне пришлось почти два часа ее успокаивать. Однако она, видимо, разработала план контрабандного вывоза. Вытурив ее из сумки, я начал допрос о месте сокрытия содержимого. Пока я взывал к совести сестренки, воспользовавшейся законным правом хранить молчание, подлизывался и ругался, время было безнадежно упущено. Никаких подарков ты от меня больше не получишь! Хотя бы потому, что все мои деньги были быстро конвертированы в угощение для всей «Бригады SOS» в кафе на борту парома.

Заняв диспозицию в углу кают-компании второго класса, личный состав «Бригады SOS», наслаждаясь купленными на мои деньги корабельными обедами, завел оживленный разговор.

Болтали, правда, в основном только Харухи и Коидзуми.

— А сколько еще добираться?

— Путешествие на этом пароме займет около шести часов. По плану на пристани нас будут ждать знакомые, оттуда на частном катере — еще минут тридцать до острова и особняка, которые нас ждут не дождутся. Я тоже там ни разу не был, поэтому не знаю точно, где все находится.

— Это ж наверняка должен быть необычный дом! Ты знаешь имя проектировщика? — спросила Харухи дрожащим голосом, будто взятым из какой-нибудь театральной постановки.

— Я не расспрашивал настолько подробно. Но кажется, говорилось что-то насчет обращения к некому известному архитектору.

— Вот класс! Не могу дождаться!

— Надеюсь, твои ожидания оправдаются, но так как я не смог предварительно со всем ознакомиться, то не могу и быть во всем абсолютно уверенным. Однако дом, построенный владельцем необитаемого острова — сам по себе должен быть уникален. Хорошо, если так будет, верно? — сказал Коидзуми.

Вот уж не хочется мне, чтоб так было, что бы он там ни говорил. Если строить дом согласно желаниям Харухи, выйдет такое, что может напроектировать разве только Антонио Гауди[26] после трех дней беспробудного пьянства. Не думаю, что мне захотелось бы остановиться в такой чуднОй домине, обычная гостиница в традиционном стиле получше будет. Чистый японский стиль — как жареные водоросли и сырое яйцо на завтрак. А если особняк еще наподобие родового замка окажется, Харухи что, разойдется настолько, что сама убийцей станет и устроит пару-тройку таинственных смертей, чтоб про него молва пошла?

— Остров! Особняк! Ничего более подходящего для летнего похода «Бригады SOS» просто быть не может! С ним летние каникулы пройдут просто великолепно!

Пока Харухи пребывает на седьмом небе от счастья, нам остается только молчать.

Кроме как покачиваться вместе с кораблем на волнах делать нам было нечего, поэтому мы последовали предложению Коидзуми и некоторое время развлекались игрой в «Ведьму». В итоге проигравшемуся в пух и прах Коидзуми пришлось покупать на всех по банке сока. Получив свой, я в молчании его выпил.

И все-таки я не могу отделаться от безотчетного беспокойства по поводу этих острова и особняка, лежащих у нас на пути. Не выходят они у меня из головы, и кажется, предчувствия мои разделяет и Асахина.

Осушив в два глотка свою банку сока, Харухи сказала:

— Микуру-тян, чего-то у тебя вид неважный. Морская болезнь?

— Нет… это… Да, может быть.

— Нет, так не пойдет! Вышла бы на свежий морской воздух, прогулялась по палубе — мигом в себя придешь! Ну, пошли-пошли.

С этими словами она взялась за руку Асахины и, улыбаясь во все тридцать два зуба, произнесла:

— Да можешь не волноваться! За борт я ведь тебя не сброшу. Хм. А может, оно бы и неплохо было бы? Внезапное исчезновение пассажирки с борта корабля…

— Кяяя…

Харухи похлопала замершую Асахину по плечу.

— Шучу я! Шу-чу! Так будет совсем не интересно. Зачем же такие крайности-то? Пусть лучше корабль столкнется с айсбергом или будет атакован гигантским кальмаром!

Надо будет сходить посмотреть, где находятся спасательные шлюпки. Не думаю, что посреди лета какой-нибудь айсберг доберется до прибрежных вод Японии, а вот появление неизвестного морского чудовища весьма вероятно. Наверное, в ответ на мой взгляд, говоривший, что в случае чего мы на него рассчитываем, Коидзуми улыбнулся. Нагато продолжала смотреть в стену.

Харухи, не переставая, болтала сама с собой.

— Я уверена, на острове обязательно что-то да произойдет! Коидзуми-кун, ведь так и будет?

— Сложно сказать, что нас ждет, — дипломатично ответил Коидзуми, — но я тоже надеюсь на приятное путешествие.

После этих характерных для себя малоискренних слов, он туманно улыбнулся. Хотя такое выражение лица для него самое обычное, я попытался проникнуть взглядом сквозь эту маску улыбки на лице пройдохи-экстрасенса, но сразу же бросил. Его лицо — что у Нагато. Прочитать по нему что-либо невозможно. Нет, действительно, пускай он хоть чуть-чуть ярче проявляет обычные человеческие эмоции. Но пусть не так ярко, как Харухи.

Харухи схватила Асахину и под аккомпанемент насвистываемой себе под нос бессмыслицы собственного сочинения, потащила ее за собой. Та испуганно озиралась по сторонам и по виду явно хотела, чтобы я пошел с ними, но я, не желая портить Харухи настроение, резко отвернулся, будто желая застать врасплох воображаемую слежку.

Сколько бы раз Харухи ни собиралась сбрасывать Асахину за борт, за секунду до этого ее обязательно должны спасти. Я помолился об этом, устремив свой взор в потолок, а затем, подложив под голову сумку, прилег. Раннее утро как никак, можно немного и поспать.

Во сне моем, кажется, творилось что-то фантастическое, однако прежде чем я успел закрепить его в памяти, меня разбудили. Разбужен я был командными воплями Харухи.

— Сколько спать можно, совсем что ли сдурел? Быстро вставай! Ты вообще серьезно к походу относишься или как? Уже на корабле так себя ведешь, а дальше что будет, а?

Кажется, пока я спал, мы прибыли к месту пересадки. Я почувствовал, что совершил неисправимую ошибку.

— Первые шаги — чрезвычайно важны! Тебе что, силы духа не хватает, чтобы веселиться? Посмотри вон, на всех. Да у них глаза так и сияют энтузиазмом!

Харухи указывала на троих своих подчиненных, послушно стоявших с багажом в руках и готовых к высадке на берег.

Тот из них, который улыбается постоянно, произнес:

— Ну-ну, Судзумия-сан. Он просто набирался сил ради самого похода! Вполне возможно, он как раз размышляет, как уже сегодня заставить нас веселиться по полной.

Выслушивая надоедливые подначивания Коидзуми, я оглядел роботическое лицо Нагато, никаким энтузиазмом ниоткуда не сиявшее, и милые, как у маленького зверька, глаза Асахины.

— Уже приехали, что ли? — пробормотал я.

Оп. Облом подкрался незаметно. Как так можно поступать с летними каникулами? Все мои воспоминания о сегодняшнем дне — игра в «Ведьму»! А как же время поговорить вдвоем, стоя на свежем морском ветерке? Мне захотелось схватить самого себя, вырубившегося несколько часов назад, за грудки и дать хорошего пинка.

Вот так, спросонья, я открывал для себя новые границы самокритики.

Щелк!

В глаза мне ударила вспышка света.

Обернувшись на звук, я увидел Асахину с фотокамерой в руках. Очаровательно улыбка осветила невинное ангельское личико.

— Хи-хи! А я сняла как ты просыпаешься!

Лицо ее было похоже на мордашку нашалившей дошкольницы.

— И как ты спал тоже засняла! Хорошо спал?

Тут я оживился. Зачем Асахине исподтишка меня фотографировать? Не может же быть, чтоб ей так хотелось иметь у себя мое фото? Не для того же, чтобы поместить ее в красивую рамочку, поставить перед подушкой и желать спокойной ночи? Ну и ладно.

Нет, только попроси — я сколько угодно фоток обеспечу. Даже презентовал бы альбом, валяющийся где-то дома — не проблема.

Однако пока я собирался выступить с этим предложением, Асахина передала камеру в руки Харухи.

— Кён, а чего это ты тут разулыбался так? Хватит уже, а то совсем по идиотски выглядишь.

Харухи сложила камеру в свой багаж, выглядя так, будто сделав сенсационный снимок с места преступления, размышляла, в какую бы газету его повыгодней пристроить.

— В этот раз временно исполняющим обязанности оператора я назначила Микуру-тян. Это вам не просто фотки ради забавы, а важнейшие документальные материалы, которые мы оставим потомкам в память о «Бригаде SOS»! Но раз уж она щелкает напропалую все, что ей только угодно безо всякого смысла, то я беру это дело в свои руки.

Мда, и какую же ценность представляют документальные материалы с изображением моего заспанного лица?

— У тебя никого настроя на поход нету, и выставление фотографий твоей тупой физиономии во время сна на всеобще обозрение будет тебе уроком на будущее! Понял? Как вообще подчиненный может храпеть себе спокойно, когда командир на ногах? Это входит в прямое противоречие с моралью, дисциплиной и внутренним распорядком бригады!

Харухи уставилась на меня с лицом, по которому даже нельзя было определить, сердится она или смеется. Похоже, даже поинтересуйся я, когда это мы обзавелись собственным внутренним распорядком — все будет бесполезно. Но в любом случае, под рукой его нет, так что придется плыть по течению.

— Ну, ладно. То есть, если не хочу, чтобы мне все лицо разрисовали, ложиться позже тебя, так? А взамен, если проснусь раньше тебя, можно будет тебе усы нарисовать?[27]

— Чего это еще? И ты собираешься таким детством заниматься? К твоему сведению, чувства у меня обострены до предела, могу и во сне долбануть в ответ — мало не покажется! В общем, такая тупость, со стороны подчиненного карается смертной казнью!

Знаешь, Харухи, а сейчас развитых стран, где бы смертная казнь применялась, уже и нет почти. Что на этот счет думаешь?

— А чего это я должна критиковать уголовное право других стран? Их проблемы — сами пусть и думают. А у нас впереди — чудесный остров!

Молясь, как бы еще чего впереди у нас не было, я взялся за сумку.

Корабль слегка затрясло, наверное, мы готовились причалить к пристани. Другие пассажиры тоже один за другим потянулись к выходу.

— Чудесный остров…

И что же мы увидим? Надеюсь, остров хотя бы не появился внезапно из воды, чтобы затем также внезапно под воду уйти?

— Все будет в порядке.

Коидзуми, будто догадавшись, о чем я думаю, кивнул.

— Обычный отдаленный остров. Ни монстров, ни сумасшедших ученых на нем нет. Гарантирую.

Гарантии этого типа особого доверия не заслуживают. Я без слов вопросительно взглянул на бледное лицо Нагато.

— …

Нагато также ответила мне тишиной. Ну, если с монстрами все же придется расправляться, она должна помочь. Я рассчитываю на тебя.

Корабль тряхануло еще раз.

— Кяя…

Асахина, потеряв равновесие, зашаталась, но была спокойно удержана Нагато.

На пристани нас встречали дворецкий и горничная.

— Приветствую, Аракава-сан, давно не виделись, — бодро произнес Коидзуми, подняв руку. — И Мори-сан тоже. Спасибо, что встретили, и извиняюсь за беспокойство.

Затем Коидзуми обернулся к нам, в ошеломлении стоявшим рядом, величавым, будто рассчитанным на зрителей театра жестом развел руки в стороны и расплылся в улыбке, раза в четыре шире обычной.

— Позвольте вас познакомить с управляющими особняка, любезно предоставленным в наше распоряжение — Аракава-сан и Мори-сан. Они — дворецкий и горничная, ну полагаю, это вы и так уже поняли.

Ясно дело поняли. Я взглянул на двух персонажей, которые еще раз вежливо поклонились. Казалось, что вместе с их поклоном должны раздаться аплодисменты.

— С нетерпением ожидали вашего прибытия. Аракава, дворецкий.

Пожилой, седовласый, с роскошными усами джентльмен в безупречном черном костюме-тройке снова поклонился, приветствуя нас.

— Мори Соно, прислуживаю по дому. Приятно с вами познакомиться.

Девушка рядом с ним также поклонилась, опустив голову практически на тот же угол, что и дворецкий, а затем, через тот же самый промежуток времени, что и он, подняла глаза на нас, поневоле заставив засомневаться, а не отрепетирована ли эта сцена заранее немалое количество раз.

Понятно, что Аракава-сан был человеком в годах, но назвать его точный возраст было затруднительно, что же до горничной Мори Соно, то определение ее возраста на первый взгляд никаких проблем не вызывало. Судя по виду, она была почти что нашей ровесницей, но может, она специально примолодилась с помощью косметики, или же у нее просто такое особенное лицо?

— Дворецкий и горничная? — пробормотала Харухи, будто захваченная этим известием врасплох, но и я чувствовал себя так же. Вот уж не знал, что такие профессии впрямь существуют в Японии. Я-то думал, что они уже давным-давно превратились в древние окаменелости, оставшись лишь в качестве теоретических понятий.

Впрочем, двое, стоявшие за Коидзуми в склоненных позах, действительно выглядели как дворецкий и горничная. И подходило им это настолько, что услышав их приветствие, можно было бы сразу сказать: «Как-как, дворецкий и горничная? А, ну да, конечно». Особенно, конечно, касаемо горничной… Мори-сан, кажется. Уж она-то горничной была, с какой стороны ни посмотри. А все из-за ее наряда. Наблюдая почти каждый день Асахину, за это я мог поручиться смело. К тому же, костюмы Аракавы и Мори-сан не были подарком от Харухи ее игрищ ради, одеты так они были явно по своей профессиональной надобности.

— Ох…

Это обескуражено вздохнула Асахина, изумленно таращившаяся на стоящую перед нами пару… ну, точнее сказать, на Мори-сан. Она была на 50 % удивлена и на 30 % ошарашена. Чем были оставшиеся двадцать процентов? Думаю, чем-то вроде зависти, ну, или же, после всех своих переодеваний по велению Харухи, вид настоящей горничной не мог не вызвать у нее восхищения.

В то же время Нагато, не изменившись в лице ни на йоту, глазами, похожими на обсидиановые наконечники стрел эпохи палеолита, сверлила двух представителей ископаемых профессий.

— Итак, дамы и господа, — обратился к нам Аракава звучным тенором оперного певца, — прошу приготовиться к посадке на корабль. Путь до острова, где вас ожидает хозяин, займет около часа. Прошу прощения за неудобства, вызванные удаленностью острова.

Они с Мори-сан снова поклонились. У меня так и чесался язык сказать им, что мы не знаменитости никакие и не VIP-персоны, и такой учтивости нам совсем не требуется. Или Коидзуми наш принц или дворянин какой? Я-то думал, что он просто «кое-где кое-когда экстрасенс», неужто, когда он домой приходит, к нему иначе чем «господин» не обращаются?

— Да без проблем! — ворвался в мои уши голос Харухи, мигом развеяв знаки вопроса, крутившиеся в моей голове. Обернувшись, я увидел на лице Харухи улыбку продюсера, выбившего из спонсора-олуха гигантское финансирование своей дешевой любительской киношки.

Ух…

— Вот это я понимаю — остров! Да сколько угодно часов — все равно отправляемся, а уж один час — и говорить нечего! Остров далеко в море — как раз то, что надо! Кён, Микуру-тян, ну и вы тоже давайте порадуйтесь! Остров, особняк, и даже чуднЫе дворецкий с горничной в придачу! Да таких островов во всей Японии от силы штуки две!

Штуки две, значит?

— Ой… да… Просто класснооо…

Даже если не учитывать Асахину, вынужденную монотонно промямлить сию фразу, то называть человека, стоящего прямо перед твоими глазами «чуднЫм» — да это верх бесцеремонности. Впрочем, судя по тому, что обозванная таким образом пара только стояла и улыбалась, может, они и вправду чуднЫе?

Хотя, уж если что и чуднО, так это наше положение. Уж по части чудесатости «Бригала SOS» и так впереди планеты всей, так что лучше бы нам миновать путь, который может привести Харухи к состоянию экстаза.

Я взглянул на Коидзуми, что-то обсуждавшего с Аракавой, на Мори-сан, чинно стоявшей, сложив руки на поясе, а затем перевел взгляд на морской горизонт. Мирный ветерок тихо подгонял небольшие волны, на небе не было ни облачка. Тайфуна вряд ли стоит ждать.

Сможем ли мы снова благополучно ступить на большую землю?

Холодное лицо Нагато выглядело обнадеживающе. Обнадеживающе бесчувственно.

Аракава и Мори-сан повели нас к причалу неподалеку от парома. Я уже представлял себе небольшую моторную лодку, однако мы остановились перед мерно покачивающимся на волнах круизным катером, будто сошедшим с фотографий Средиземного моря. Выглядел он настолько шикарно, что мне даже не пришло в голову спрашивать о его стоимости и, взойдя на борт, меня одолело чувство, что нам надо непременно поймать марлиня.[28]

Сам виноват, отвлекся. Не буду упоминать Харухи, смело впрыгнувшую на борт, но глядя на Асахину и Нагато, взошедших на борт под руки с Коидзуми, мне оставалось только издать беззвучный стон, так мне хотелось оказаться на его месте. Но поздно, времени не воротишь.

Пройдя внутрь кабины, мы даже не успели удивиться тому, что там делает уютная гостиная, как катер мягко двинулся вперед. За штурвалом находился Аракава, видимо, у него и права на управление катером имелись.

Между прочим, Мори-сан села прямо напротив меня и, мило улыбнувшись, словно превратилась в судовой инвентарь. Отчаянно рискованный у нее стиль, просто дух захватывает! По сравнению с нарядом Асахины, который на нее напяливала Харухи, это платье, пожалуй, даже слишком облегающее. Впрочем, в деталях профессии горничных и иже с ними я не разбираюсь, увы.

Успокоиться не мог не только я, но и Асахина. Она продолжала, хлопая глазами, в волнении смотреть на костюм Мори-сан. Должно быть, узрев настоящую горничную во плоти, старалась набраться опыта, чтобы потом применять его на практике в литературной комнате. Как же она серьезна, даже в такой необычной обстановке…

Нагато, уставившись в точку прямо напротив себя, замерла, а Коидзуми, пребывая в абсолютно невозмутимом настроении, ободряюще улыбался.

— Хороший катер, не правда ли? Не выйти ли нам как-нибудь порыбачить? — предложил он, не известно к кому обращаясь.

Перейдем к Харухи…

— Так, а как дом называется?

— Простите…

— Ну, «Дом Черной Смерти», «Прибежище Отступников», «Замок Повешенных», «Поместье Знамений» — название типа такого у него есть?

— Нет, ничего подобного.

— А спрятанные ловушки и тайные ходы, или чтоб архитектор загадочной смертью помер, или комната, в которой все останавливающиеся на ночь умирают, или зловещие ритуалы какие проводятся — есть такое?

— Прошу прощения, нет.

— Хм, а хозяин постоянно носит маску, или у него есть сестры, которые вдруг куда-то исчезают без следа?

— Нет, — сделав паузу, дворецкий добавил. — В настоящее время такого нет.

— Ну что ж, тогда такое вполне может быть!

— Может быть и так.

Этот дворецкий что, ей еще и поддакивает?

Вот такую беседу и имела Харухи с Аракавой, забравшись к нему в кабину пока катер отплывал от причала. Судя по обрывкам фраз, доносившихся до моих ушей через шум волн и рокот двигателя, она возлагала на находящийся на острове особняк большие надежды. И все же, почему ей так нужны такие странные места вроде этого богом забытого островка? Что за девчонка! Наплавайся всласть, наешься до отвала, расслабься в кругу друзей и в отличном настроении возвратись домой — этого тебе должно хватить с избытком! По крайней мере, я так думаю. Об одном этом и молюсь.

Хотя, может быть уже и поздно.

Уж то, что вместе с нами будут дворецкий и горничная, я мог представить еще меньше чем нападение голубой акулы в городском бассейне, поэтому хозяин, не снимающий маску или еще один подозрительно ведущий себя гость, уже не смогут меня удивить. Коидзуми, может, известишь, каков будет следующий сюрприз?

— Ооо! Вижу! Вон там — это особняк?

— Да, это вилла.

Восторженный рев Харухи ударил мне в уши, обернувшись для моей души раскатами грома.

Вилла эта выглядела вполне обычно.

Солнце медленно клонилось к закату, но до наступления вечера время еще оставалось; казалось, что, будучи весь день озаренным лучами света, сейчас сияет само здание. Так или иначе, вилла, как ее ни назови, существовала будто сама по себе, не имея ко мне никакого отношения.

Выросшее на вершине утеса строение было построено богачом ради спокойного летнего времяпрепровождения и всем своим видом не оставляла для того никаких сомнений. Никакой реконструкции средневекового европейского замка или увитых плющом кирпичных стен, никаких высоченных башен, и уж тем более, никаких скрытых ловушек, как в убежищах ниндзя.

Харухи, как и предполагалось, скривившись, будто вместо мясной котлеты откусила кусок горькой луковицы, разглядывала виллу (или, выражаясь ее же словами, «особняк»).

— Хм, а это не совсем то, на что я рассчитывала. Внешний вид — элемент важный, интересно, тот, кто его проектировал, особняки—то видел хоть раз в своей жизни?

Встав рядом с Харухи, я наслаждался видом приближающегося острова. Она же меня, кстати, наверх и вытащила.

— Ну, что думаешь? Да вот про это, Кён! Остров посреди океана, а вот такая самая обычная штука на нем построена. Так дело не годится, правда?

Что думаю? А то, что нет ничего хорошего в том, чтобы иметь виллу в таком месте. Чтобы в магазин и обратно смотаться — один час на катере требуется. Если ночью проголодаешься — куда идти? Автоматы по продаже напитков тоже тут вряд ли есть.

— Да я об атмосфере говорю! Я-то была уверена, что нас ждет таинственный особняк, а тут всего-навсего дача какая-то! Мы сюда не развлекаться в загородной резиденции богатея приехали!

Я смахнул волосы Харухи, которые развевались на ветру и щекотали мне щеки.

— А что не так — это же поход? Ты какую-то спец-тренировку хотела? Подделку под приключенческие романы? Планируешь высаживаться на необитаемом острове?

— А это неплохо! Включу исследование острова в наши планы! Может, новый вид животных каких откроем.

О нет, глаза Харухи по моей вине заблестели еще больше! Только прошу, Остров, не выкинь с нами какой-нибудь фокус!

Пока я посылал мысленный призыв, вперив глаза в зеленую растительность, Коидзуми произнес:

— Кажется, острова в этом районе поднялись из воды из-за извержения подземного вулкана, произошедшего здесь в древности. Кроме новых видов животных нам могут попасться и оставшиеся здесь древние керамические изделия. Древние японские мореплаватели волне могли делать здесь остановку. Чувствуете, какая романтика?

Не вижу никакой романтики в древних мореплавателях и только что отстроенной вилле, но уж от поиска дварфов и копания в земле прошу меня избавить. Может, разделимся на две группы? Харухи с Коидзуми могут дальше искать приключений на свою голову, а я с Асахиной и Нагато буду балдеть на пляже. А что, отличная идея.

— Там кто-то есть!

Харухи показывала на тоже только что выстроенный, с иголочки, маленький причал. Похоже, специально для этого катера, никаких других лодок не видать. Стоявший на причале человек поднял руки и замахал нам. По виду вроде парень.

Харухи замахала в ответ.

— Коидзуми-кун, это хозяин особняка? Такой молодой?

Коидзуми, тоже махая человеку на берегу, ответил:

— Нет, это не он, еще один гость кроме нас. Кажется, младший брат владельца. До этого я встречался с ним только один раз.

— Коидзуми, — вмешался я. — А раньше ты мог сказать? Впервые слышу, что приглашен еще кто-то кроме нас!

— Я тоже только об этом узнал, — ответил как ни в чем не бывало Коидзуми. — Но волноваться нечего, он очень приятный человек, как и владелец особняка, Тамару Кейти-сан.

Интересный он человек, этот Тамару Кейти — построить себе летнюю резиденцию в такой дали. Коидзуми он какой-то дальний родственник, кузен матери или что-то вроде того. Точно я не понял, но он вроде как нажил свое состояние в сфере биотехнологий и живет сейчас в свое удовольствие. Да уж, денег у него действительно куры не клюют, если уж ему в голову пришла мысль отгрохать тут дом.

Катер стал сбрасывать скорость, подходя к причалу и наконец, приблизился настолько, что мы могли разглядеть лицо встречавшего нас человека. Выглядел он очень молодо, не старше двадцати лет. Да, похоже, действительно младший брат Тамару Кейти.

Дворецкий Аракава, горничная Мори-сан. Не забудем о гвозде программы, самом Тамару Кейти.

Итак, действующие лица в сборе?

С самого утра мы несколько часов качались по волнам, поэтому неудивительно, что и сейчас казалось, что земля под ногами ходит ходуном.

Юноша на берегу с веселой улыбкой поприветствовал нас, благополучно ступивших на твердую землю.

— Привет, Ицуки-кун! Давно не виделись!

— Да, Ютака-сан, благодарю за то, что встретил.

Не помню, чтобы он когда-то проявлял такое рвение, однако Коидзуми стал по очереди представлять нас друг другу.

— Эту милую девушку зовут Судзумия Харухи-сан, одна из немногих моих друзей. Всегда открыта, дружелюбна и великодушна, эх, хотелось бы и мне научиться ее энергичности!

И что это за рекомендации? Меня прошиб пот. Харухи, эй! Вот волк в овечьей шкуре! Еще и кланяется! Тебе что, качка все мозги отшибла?

Однако Харухи с ослепительно улыбкой, от которой темнело в глазах, ответствовала:

— Судзумия Харухи, рада знакомству. Коидзуми-кун — обязательный участник моей брига… кружка. На остров нас пригласил тоже Коидзуми-кун, также он — моя опора и поддержка, вице-бригади… вице-президент. Кхм, да.

Проигнорировав ледяное бешенство в моих глазах, Коидзуми перешел к другим участникам, изрекая по ходу:

— Это — Асахина Микуру-сан. Как можно легко заметить, прелестный цветок школы и мой старший товарищ. Одной ее улыбки достаточно, чтобы на земле воцарились мир и спокойствие.

Или вот:

— Нагато Юки-сан. Не будет преувеличением сказать, настоящий кладезь знаний, мне недоступных. Немногословна, но в этом, опять-таки, есть свой шарм.

Таким образом Коидзуми дал всем подобные, весьма панибратские характеристики, и, конечно, я тоже не избежал участи стать жертвой полных пафоса фраз, произнесенных хорошо поставленным тоном работника городского ЗАГСа.

На лице Ютаки появилась улыбка, не оставляющая никаких сомнений в их родственных с Коидзуми отношениях.

— Весьма рад нашему знакомству. Меня зовут Тамару Ютака, сейчас пытаюсь оказывать посильную помощь брату в его фирме. Ицуки-кун много о вас рассказывал. Я очень волновался, что ему приходится срочно сменить школу, но очень рад, что ему удалось найти таких хороших друзей.

— Дамы и господа…

Сзади донесся звучный голос Аракавы. Обернувшись, я увидел несущего тяжелые сумки дворецкого, вместе с Мори-сан сходящего с катера на берег.

— Здесь очень жарко, не будет ли вам удобнее продолжить беседу внутри виллы?

Ютака согласно кивнул.

— Пожалуй, да. Да и брат вас уже ждет. Я помогу нести ваш багаж.

— О, не стоит, мы справимся. Помоги лучше Аракаве-сану — он закупил очень много продуктов.

В ответ на улыбку Коидзуми улыбнулся и Ютака.

— Это хорошо!

Итак, после благополучного завершения первого действия мы с Коидзуми во главе процессии направились к вершине утеса, где и находилась вилла.

Если подумать, именно с этого момента во мне и поселилось какое-то странное чувство.

Хотя, впрочем, все это только отговорки.

Наконец, после тяжелого пути наверх, напоминавшего восхождение на гору Фудзи, мы оказались перед виллой. Прошу прощения у Харухи, но на особняк или замок она действительно никак не тянула. Вилла она и есть вилла.

Белесого цвета дом, хоть и трехэтажный, но казался низким, может быть, из-за того, что был непомерно широким. Интересно, сколько же в нем комнат? Здесь, наверное, две футбольные команды спокойно разместиться могут. Под участок для него наверняка немало деревьев под корень срубили, но как сюда все строительные материалы-то доставили? Наверное, целую военную операцию пришлось провернуть. Не понимаю я этих богачей.

— Пожалуйста, сюда.

Коидзуми, видимо, понабравшись манер у дворецкого, пригласил нас к холлу, перед которым мы выстроились в ряд. По всему видать, сейчас мы и встретимся с хозяином особняка. Напряжение достигло апогея.

Харухи, будто нетерпеливая лошадь на скачках, выступила вперед. Душа ее была полна неясных надежд, что было видно по то и дело облизывающему губы кончику языка. Асахина поправила прическу, заботясь о том, что бы произвести хорошее первое впечатление, а Нагато, как обычно, просто стояла с будто отлитым из фарфора лицом, на котором не было ни капельки пота.

Коидзуми еще раз оглянулся на нас и, легко улыбаясь, нажал на кнопку интеркома.

Дождавшись ответа, он произнес слова приветствия.

Через несколько десятков секунд ожидания дверь медленно отворилась.

Разумеется, стоявший перед нами человек не носил ни железной маски, ни солнечных очков, ни мотоциклетного шлема; он не стал на нас нападать или пытаться напугать нас замогильным голосом. Короче говоря, обычный мужик.

— Добро пожаловать!

Не знаю, каким богачом или нуворишем был этот Тамару Кейти-сан, но сейчас он стоял, в приглашающем жесте вытянув в сторону руку, в обычной тенниске и бриджах.

— А я уж заждался! Ицуки-кун, друзья, сказать по правде, место здесь ужасно скучное, за три дня вам наверняка тут все надоест. За исключением Ютаки откликнулся на приглашение только Ицуки. Ого…

Взгляд Кейти-сана мимоходом скользнул по мне, и зафиксировался по очереди на Асахине, Харухи, и Нагато.

— Вот это да. А подруги у тебя одна краше другой! Ицуки-кун, я, конечно, слышал разные слухи, и вот, убеждаюсь в их правдивости — настоящие красавицы! С ними наш скучный островок расцветет всеми цветами радуги! Великолепно!

Харухи улыбнулась, Асахина поклонилась, Нагато не двинулась ни на миллиметр — три отличных друг от друга реакции. Однако сейчас они смотрели на оказавшего радушный прием Кейти-сана как на учителя музыки, заявившегося ни с того ни сего на урок истории. Наконец, Харухи выступила вперед.

— Добрый день, большое спасибо за приглашение. Благодарим вас от всего нашего сердца. Мы чрезвычайно благодарны вам за возможность остановиться в таком роскошном особняке и от лица всех выражаю вам нашу признательность.

Сказано это было четким и громким голосом, каким читают вслух написанный текст, к тому же, на октаву выше. Неужели она собирается строить из себя невинную девочку все это время? Лучше бы сбросить эту притворную маску прежде чем она обнажит клыки во всей красе.

Может, Тамару Кейти-сан тоже так думал?

— Так Судзумия-сан — ты, значит? Кхм, по слухам, я тебя совсем другой представлял. Ицуки-кун говорил, ты тоже более… хм… как ты там говорил, Ицуки-кун?

Коидзуми, однако, нимало не смутился:

— Открытая, так? Да, помню, именно так и говорил.

— Ах, ну да, что-то такое. Да-да, открытая девушка, так.

— Ммм?

Харухи с легкостью отбросила маску невинной овечки и с улыбкой, какую она показывала только в комнате кружка, и которой от нее было не дождаться в классе, заявила:

— Приятно с вами познакомиться! Так, в этом особняке какие-нибудь странные случаи происходили? И еще, есть ли тут какие-то страшные легенды об острове или людях на нем? Мне это очень интересно!

Что, вот так, едва познакомившись, и будешь рассказывать о своих ненормальных наклонностях? Может показаться, что ты кровно заинтересована в том, чтобы хозяина к стенке припереть. А если нас выгонят, что делать будем?

Впрочем, Тамару Кейти ответил на это великодушной улыбкой.

— Я очень хорошо понимаю твой интерес, но пока никаких происшествий не случалось. Дом ведь построен только несколько дней назад. Истории острова я и сам не знаю, но ничего плохого о нем не слышал. Он же был необитаем.

Гостеприимным жестом он указал рукой внутрь дома.

— Проходите пожалуйста, будьте как дома. Обувь можете не снимать. Наверное, лучше сперва проводить вас в ваши комнаты. На самом деле, я хотел, чтобы с домом вас ознакомил Аракава, но он еще, видно, занимается багажом, поэтому роль гида на себя возьму я.

С этими словами Кейти-сан повел нас за собой.

Я было хотел предложить начертить план дома и всех его комнат, но по причине полного отсутствия художественного таланта, что выяснилось еще в начальных классах, предпочел от этих слов воздержаться. Если коротко, то мы разбили лагерь в комнатах на втором этаже, спальня Кейти-сана и гостевая комната Ютаки-сана находились на третьем. Наверное, так и должно быть, они ведь близкие родственники. На первом же этаже размещались маленькие комнатки дворецкого Аракавы и Мори-сан.

Ну, короче говоря, так.

— А у дома название какое-нибудь есть?

В ответ на вопрос Харухи Кейти-сан улыбнулся.

— Я об этом и не думал. Но если у тебя есть подходящее на примете, я слушаю.

— Да? Как, например, насчет «Дома Страданий» или «Особняка Ужаса»? И еще каждую комнату назвать можно! «Комната Крови», например или «Зал Проклятий».

— О, неплохо. Надо в следующий раз подготовить таблички для дверей.

Не хотелось бы мне спать в комнате, от одного названия которой может кошмар присниться.

Мы прошли через коридор и поднялись по шикарной деревянной лестнице на второй этаж. Двери комнат были выстроены в ряд вдоль стен, как в гостинице.

— Размером комнаты почти не отличаются, есть на одного, есть на двоих. Можете выбирать любую понравившуюся.

Итак, что делать? Я-то не против делить комнату, но нас ведь пятеро, а это значит, что если мы разобьемся по парам, один все равно останется. Думаю, это, как ни крути, будет Нагато. С другой стороны, если я сейчас во всеуслышание предложу кое-кому свое соседство, Нагато это, конечно, вряд ли взволнует, однако мой конец будет мгновенным — от удара Харухи с разворота.

— Хм, полагаю, всех устаивают отдельные комнаты? — высказал предложение Коидзуми. — В любом случае, находиться в комнатах мы будем только во время сна. Ходить друг к другу в гости никто не запрещает. Кстати, а как насчет ключей?

— Разумеется! — кивнул Тамару Кейти. — Лежат в тумбочках. Замок не закрывается автоматически, так что даже если уйдете и забудете ключи, дверь не захлопнется. Прошу только, не потеряйте.

Мне-то ключи вообще не нужны. Буду спать — дверь пусть хоть нараспашку будет. Может, когда все уснут, ко мне Асахина прокрадется по каким-то своим причинам… К тому же, ничего ценного у меня с собой нет, да и вряд ли найдется тот, кто специально покусится на преступление при таких-то условиях — это ж проще чем отнять конфетку у младенца. Ну а если такое все же произойдет, вором, несомненно, будет Харухи.

— Ну, пойду взгляну, как там дела у Аракавы. Можете свободно погулять вокруг, не стесняйтесь. Не поленитесь посмотреть, где находится запасной выход, хорошо?

После этих слов Кейти-сан направился на нижний этаж.

Впечатление от Тамару Кейти-сана Харухи описала следующим образом:

— Совсем не подозрительный и это как раз и подозрительно!

— А если бы он был с виду подозрительный, то что?

— Значит так оно и есть! Тогда уж точно подозрительный!

То есть, для этой девчонки ничего неподозрительного в мире попросту не существует. Интересный критерий для Международной Организации Стандартизации. В будущем в рекламную фирму можешь наняться — будет занятие в жизни.

Наобум распределившись по комнатам и оставив там багаж, мы собрались в двухместной комнате, которую для себя любимой отвела Харухи. Что ж, реквизировать в собственное пользование большую комнату, предназначенную для двоих — вполне в духе Харухи. Такие качества как скромность и деликатность для ее характера в высшей степени не свойственны.

Девчонки втроем уселись на кровать, я забрался на тумбочку, а Коидзуми, спокойно сложив руки на груди, прислонился у стены.

— Знаю! — раздался внезапно вопль Харухи. Мой вопросный рефлекс как обычно сработал исправно:

— Что?

— Преступника!

Лицо произнесшей эти слова Харухи было исполнено святой убежденностью в собственной правоте.

Я с неохотой взялся представлять позицию оставшейся троицы.

— Какой преступник? Еще пока и не произошло ничего. Мы же только приехали.

— Интуиция подсказывает мне, что преступник — хозяин! Наверное. Первой его целью будет Микуру-тян.

— Кяяя…

Кажется, Асахина не на шутку испугалась. Задрожав, как крольчонок, заслышавший звук воздуха, разрезаемого крыльями ястреба, она схватилась за юбку сидевшей рядом с ней Нагато. Та, не произнеся ни слова, смотрела в пустоту перед собой.

— …

— Да какой еще преступник? — снова спросил я. — То есть, какое преступление ты хочешь приписать Кейти-сану?

— Да откуда я знаю? По глазам видно, что замышляет что-то! Интуиция меня никогда не подводит! Рано или поздно нас обязательно затянет в какое-то удивительное происшествие!

Если это будет удивительная вечеринка — то ладно, но Харухи, думаю, если и связывает свои надежды с уютными посиделками а-ля День рождения, то только если они перейдут в зловещий триллер.

Давайте пофантазируем. Сбросив маску гостеприимного хохяина, Кейти-сан впадает в безумие и с огромным мясницким ножом накидывается на своих гостей… Скажем, гуляя по лесу, он наткнулся на древний дольмен и неосторожно побудил запечатанный в нем злой дух, который вселился в него и заставляет на нас напасть…

Я поднял руку, передавая очередь реплики воображаемому собеседнику, и ответил сам себе:

— Что за идиотизм?

Что бы ни было, знакомые Коидзуми до такого не дойдут. Не кретины же сплошь там, в Организации его собрались — должны были предварительно изучить обстановку. Коидзуми вон, как всегда улыбается без остановки, дворецкий Аракава, Мори-сан и Ютака-сан тоже на обитателей фильма ужасов не похожи совершенно. Главное, чтобы все в задуманный Харухи сюжет не вылился в кровавое насилие, так?

Ну, если что и случится, то максимум, пара-тройка серийных убийств. Впрочем, не похоже, что к тому все идет. Погода за окном преотличная, никакого штормового предупреждения не объявляли, а значит и замкнутой системы на острове не выйдет.

К тому же, какова бы ни была Харухи, вряд ли она может желать чьей-либо смерти, даже в глубине души. В противном же случае, отведенные на меня, и без того небольшие запасы ее терпения уже должны вот-вот иссякнуть — так и паду бессмысленной жертвой за компанию с кем-то.

Совершенно не заметив моих опасений, Харухи невинным голоском сказала:

— Сначала — купаться! Идем к морю — кроме как купаться делать-то и нечего совсем! Заплывем все далеко в море и устроим соревнование — кого первого течением унесет!

Оно, может, и неплохо будет, но только если прямо за нами будет двигаться отряд спасателей наготове.

Однако, что — мы только прибыли, и уже действовать? Неужели совсем не хочешь отдохнуть хоть немного от этой морской поездки? Да, Харухи-то, может, и не устала, но не стоит же мерить все по своим меркам и вперед паровоза рваться.

— И чего ты там бормочешь? Солнце на месте не встанет, даже если Аполлону жертву принести! Идем, пока солнце не зашло, что зря время терять!

Харухи распростертыми руками обхватила Асахину и Нагато за шеи.

— Кяя!.. — вытаращила глаза Асахина.

— … - промолчала Нагато.

— Все — за купальниками! Купальники! Переодеваемся и встречаемся в холле. Хе-хе! Купальники для них я сама выбирала! Ждешь не дождешься, да, Кён?

С выражением лица, «я твои мысли насквозь вижу!», Харухи с недобрым намеком осклабилась.

— Еще как.

Я упрямо выпятил грудь. Я, по большому счету, затем и приехал, и отказаться от своей цели меня никто не заставит.

— Коидзуми-кун, пляж целиком в нашем полном распоряжении?

— Ммм… да. Может, вы все же ограничитесь собиранием ракушек? Этот берег абсолютно не изучен. Должен сказать, течение здесь очень быстрое, и далеко в море вам лучше не заходить. Так что если слова об этом соревновании были серьезно…

— Да ну ты что! Шутка это была, шутка! А то Микуру-тян затянет в Куросио[29] и пойдет она на корм тунцам! Ну, всем понятно? Смотрите, не увлекайтесь и далеко не заплывайте! Всем держаться в поле моего зрения!

А это нормально — поручить приглядывать за всеми самой из нас всех увлекающейся, Харухи? Тут как раз мне нужно прийти на подмогу. По крайней мере, надо следить чтобы Асахина не пропала с моих глаз больше чем на две секунды.

— Эй! Кён!

Указательный палец Харухи ткнулся в кончик моего носа.

— Хватит тут в облаках витать! Для тебя самое лучшее сейчас — рожу кислую скорчить! Потому что фотоаппарат я тебе не дам!

Харухи нагло рассмеялась мне в лицо. Ну вот, всегда так.

— Ну, идем!

В общем, пришли.

Побережье моря было сплошь покрыто песком. Солнце уже клонилось к горизонту, но тепло его лучей полностью соответствовало жаркому лету. Набегающие волны омывали берег, а по лазурному небу тихо плыли белые облака, напоминавшие хлопья сахарной ваты. Соленый морской бриз ерошил нам волосы, легонько волнуя морскую гладь.

То, что нам назвали пляжем, хоть и было таковым, но на деле оказалось просто берегом затерянного в морской дали острова. Если и заберется кто в такое место, наверное, это могут быть только иностранные туристы, надутые туристической компанией. Не стоит и говорить, кроме нас пятерых в округе, куда хватало глаз, не было ни души. Даже ни единой чайки.

Исходя из этого, видом девчонок в купальниках с Харухи во главе могли наслаждать разве что моллюски, усеявшие торчащие из воды камни. Это если исключить меня и Коидзуми.

Расстелив в тени пляжного зонта коврик, я стал с блаженной улыбкой наблюдать за смущенными движениями Асахины. Харухи сзади быстро сгребла ее в охапку.

— Микуру-тян! Поплавать в море сейчас самое оно будет! Ну, пошли! Под солнцем жариться для здоровья тоже не очень!

— Нет, я позагораю чуть-чуть…

Не обратив внимания на возражения, Харухи с бледной фигуркой Асахины под мышкой понеслась к морю. Нырок!

— Ай!.. Соленая!

Удивленная таким собой разумеющимся фактом Асахина была тут же окачена фонтаном водяных брызг.

Тем временем Нагато…

— …

Усевшись на коврик, как была, в купальнике, принялась за чтение книги в мягкой обложке.

— Каждый получает удовольствие по-своему! — надув пляжный мяч, Коидзуми улыбнулся мне. — Свободное время надо проводить как хочется! Иначе не получиться восстановить силы. Может быть, и насладимся тремя днями такой спокойной походной жизни?

А разве кто-то кроме Харухи проводит время как хочется? Совсем не думаю, что сейчас Асахина наслаждается спокойной походной жизнью.

— Эй, Кён! Коидзуми-кун! Идите тоже к нам!

На нас обрушился напоминавший вой сирены голос Харухи. Я встал. Если признаться, не совсем без охоты. Харухи можно оставить в стороне, а вот быть рядом с Асахиной — моя заветная мечта. Приняв пас от Коидзуми, я с надутым мячом в руках зашагал вперед по раскаленному песку.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Вернулись мы в дом хорошенько уставшими. К тому времени, как мы приняли ванну и отдохнули в своих комнатах, на небе появились первые звезды, а Мори-сан пригласила нас в столовую.

Ужин в тот вечер был воистину царским. Вряд ли это было как-то особенно связано с особыми пожеланиями Асахины, но перед каждым из нас стояло блюдо с сасими на любой вкус. Из-за одного этого я, к такой роскоши не привыкший, непроизвольно принял подобающую случаю позу. И это все бесплатно? Это правда?

— Разумеется? — на лице Тамару Кейти отобразилась улыбка. — Считайте это наградой за долгий путь сюда. Ох и скучно мне тут, знаете. Вообще-то, я с людьми разборчив, но друзья Ицуки-куна для меня всегда желанные гости!

В отличии от нашей первой встречи, Кейти-сан почему-то был сейчас при полном параде — темный костюм и галстук, завязанный виндзорским узлом. К столу были поданы блюда как японской, так и европейской кухни: что-то вроде карпаччо или манье или просто тушеное, но ножом и вилкой пользовался только Кейти-сан, причем весьма ловко, мы же были вынуждены взять палочки.

— Обалденно вкусно! А кто готовил? — спросила Харухи, не отрываясь от еды и показывая аппетит, достойный чемпиона по поеданию на скорость.

— Аракава у нас также и за шеф-повара. Неплохо, правда? — ответил Кейти-сан.

— Хочу его обязательно поблагодарить! Позовете его потом, — Харухи напустила на себя важный вид гурмана, направляющегося отобедать в первоклассный ресторан.

Я обвел глазами набивающую рот и в восхищении округлившую глаза Асахину, Нагато, бравшую все новую и новую порцию, чего от нее совсем нельзя было ожидать, весело болтавших Коидзуми и Ютаку.

— Можно что-нибудь выпить?

Мори-сан, исполнявшая в костюме горничной обязанности официантки, улыбнулась и протянула мне высокую и узкую бутылку. Похоже, это было вино. Хм, предлагать спиртное несовершеннолетним… Но я все же решил попросить налить на пробу. Вина я раньше не пил ни разу, но, в конце концов, нужно же человеку иметь хоть капельку авантюризма! К тому же, не в моих душевных силах отказать Мори-сан, когда она так очаровательно улыбается.

— Э, а чего это одному Кёну-то? Я тоже хочу!

В полном соответствии с требованием Харухи, бокалы с вином оказались в руках у каждого.

Вот тогда, видимо, кошмар и начался.

В тот день я открыл для себя, что Асахина не имеет никакого иммунитета к алкоголю, Нагато, оказывается, ужасающая выпивоха, а наклюкавшаяся Харухи — ходячий пьяный дебош.

Что до меня, то я, видно, тоже потерял чувство меры, и память моя весьма фрагментарна, но то, как Харухи под конец хлебала прямо из бутылки, никому ее не отдавая и, постукивая ей по голове Кейти-сана, истошно вопила: «Неее, ты — лучше всех! За то, что нас позвал, я тебе Микуру-тян оставлю! Сделайте из нее настоящую горничную! А то она ващщще никуда не годится!..», — это я помню. А может, и не было такого.

Настоящая горничная — Мори-сан — выстраивала одну за другой бутылки как кегли в боулинге и проворно чистила нам на десерт лежавшие в корзинке яблоки и груши. Наша версия горничной — Асахина — к тому времени с раскрасневшимся лицом лежала, распростершись на столе.

Нагато опустошала наливаемые бокалы один за другим. Понятия не имею, что могло происходить с алкоголем в ее организме, но внешне спиртное на нее не действовало никак. Бутылки она пропускала через себя, словно кит морскую воду.

Ютака с обеспокоенным лицом спросил:

— С ней правда все будет в порядке?

Воспоминание о его взволнованном тоне каким-то образом удержалось на краю моей памяти.

В тот вечер я пребывал в абсолютно бессознательном состоянии и добраться до кровати смог только с помощью Коидзуми. Так мне потом с ироничной улыбочкой рассказал он сам. Кроме того, похоже, что мы на пару с Харухи вели себя самым бесстыдным образом, хотя, так как в любом случае воспоминаний об этом у меня не осталось, то я притворился, что ничего не слышал и думать об этом себе запретил. Будем считать это очередной шуткой Коидзуми.

Тем более что на следующий день произошло кое-какое малозначительное событие.

Утром второго дня на остров внезапно пришел шторм.

Косые струи дождя били в стены здания, слышался зловещий звук завывающего ветра, а лес неподалеку от дома шумел так, будто в нем завелись чудовища.

— Вот невезуха. Только приехали — а тут тайфун, — пробормотала Харухи, глядя в окно. Мы находились в ее комнате и обсуждали, чем сегодня будем заниматься.

Завтрак уже прошел. Кейти-сана за столом не было. Аракава объяснил нам, что хозяин любит поспать и почти никогда не встает раньше полудня.

Харухи повернулась к нам:

— Ну, теперь это действительно далекий остров, охваченный штормом. Такое, может быть, всего раз в жизни и бывает! Что-то вполне может произойти! Происшествие какое-нибудь.

Асахину после вчерашнего слегка покачивало, а глаза ее неуверенно бегали из стороны в сторону, на лицах же Коидзуми и Нагато присутствовало обычное дежурное выражение.

На бывшем еще вчера таким спокойным море сейчас разыгрывался ужасный шторм. О том, чтобы выйти на катере нечего было и помышлять. Если и послезавтра будет также, мы, хочешь не хочешь, окажемся запертыми на острове, в полном соответствии с планом Харухи. Неужто, все-таки «closed circle»?

Коидзуми, чтобы успокоить нас, с улыбкой произнес:

— Думаю, тайфун пройдет быстро, и до послезавтра все успокоится. Исчезнет также внезапно, как и появился.

Ага, и прогноз погоды то же говорит. Только вот вчера в нем ни о каком тайфуне даже не упоминалось! И из чьей же башки этот тайфун вылез?

— Случайность, — Коидзуми не терял присутствия духа. — Обычное природное явление. Летом так и бывает, разве нет? Раз в год откуда ни возьмись, приходит буря, которой никто и не ждал.

— Я-то хотела сегодня устроить экспедицию по острову, придется ее отложить, — с досадой в голосе сказала Харухи. — Ну, делать нечего. Будем развлекаться здесь.

Казалось, все мысли о походе из головы Харухи как ветром сдуло, и их место полностью заняли развлечения. Ну, оно и к лучшему. У меня нет никакого желания переться на другой конец острова и высматривать, не выбросит ли на берег тело какой-нибудь гигантской животины.

Коидзуми высказал предложение:

— Здесь должна быть игровая комната. Можно попросить Кейти-сана воспользоваться ей. Что лучше — маджонг или бильярд? Можно взять даже стол для настольного тенниса.

Харухи согласно кивнула:

— Тогда устроим турнир по пинг-понгу — первый Чемпионат «Бригады SOS»! Играем по круговой системе. А кто будет на последнем месте — угощает всех соком на корабле. Халтура не пройдет!

Игровая комната располагалась на цокольном этаже дома. В просторном помещении стоял столик для игры в маджонг, бильярд, рулетка и даже стол для баккара.[30]

— Ну как? — с невинной улыбочкой спросил Коидзуми, раздвигая стол для настольного тенниса, стоявший сложенным у стены.

После того как Харухи в ожесточенной схватке со мной одержала победу в турнире по пинг-понгу, был тут же дан старт соревнованиям по маджонгу. Кроме Коидзуми правил среди нас не знал никто, поэтому учиться пришлось по ходу игры. Позже к нам присоединились Тамару Кейти и Ютака, внеся в игру порядочное оживление. Харухи правила явно уразумела не до конца, собирая наборы костей на свой собственный сумасбродный вкус — «Разноцветные сироты верхом на драконе», «Без пяти минут благословение» или «Несметные горы сокровищ майя»[31] и тому подобные бесподобные комбинации, разумеется, раз за разом нас обыгрывая. Ну, ладно, хоть посмеяться можно, так что пускай. Играем-то все равно без ставок.

— Победа! Я собрала кредит!

— Судзумия-сан, это называется «лимит».

Я украдкой вздохнул. Наверное, лучше мыслить позитивно и просто наслаждаться поездкой. Пока выхода монстра из глубин моря или появления из леса островных аборигенов ожидать не стоит. В конечном счете, это же одинокий остров посреди моря — всяким аномальностям досюда так просто не добраться.

Думая так, я решил успокоиться. Тамару Кейти, Ютака, дворецкий Аракава и Мори-сан — пусть они и знакомые Коидзуми, но выглядят вполне обычными людьми. Для того, чтобы запустить цепь невероятных событий такие персонажи вряд ли годятся.

«И пусть так и будет», — таковы были мои мысли.

Однако отдел предварительных заказов небесной канцелярии сработал плохо. А может быть, по приказу начальства мои заказы к рассмотрению не принимаются.

Происшествие случилось на третий день утром.

Весь второй день мы провели за едой и играми. Вечером, когда погода стала еще хуже, будто заново просмотренная видеокассета повторилась вчерашняя вечеринка. Нас следующий день я проснулся с чудовищной головной болью. Если бы Коидзуми не разбудил нас, думаю, я, Харухи и Асахина так бы и спали дальше мертвецким сном.

Я раскрыл шторы. И на третий день ливень с ураганом не унимались.

— Интересно, сможем мы завтра домой вернуться?..

Умывшись под струей холодной воды, я привел голову в порядок до такой степени, чтоб идти прямо, и осторожно, чтобы не свалиться, спустился с лестницы.

За столом с такими же помятыми лицами как у меня сидели Харухи и Асахина, а также Нагато и Коидзуми — их вид ничем от обычного не отличался.

Тамару Кейти и Ютака еще не пришли. Видимо, за два дня похмелья они дошли до своего предела. В моей памяти воскресла картина того, как Харухи стучала сверху ладонью по бутылке, чтобы последние капли упали в и без того полные до краев стаканы. Она и в обычном-то состоянии невыносима, а уж под мухой буйство Харухи достигало поистине чудовищных масштабов, усиливая мою головную боль в два раза. Все, спиртного я больше ни капли в рот не возьму.

— Не, я с вином завязываю! — на лице Харухи отразились воспоминания о прошлой ночи. — Почему-то я не помню ничего, что было после вчерашнего ужина. Это совсем ни в какие ворота не лезет. Время, получается, просто зазря пропало. Все, больше не напиваюсь, сегодня — безалкогольный день!

Наверное, за столь решительную позицию по недопустимости для школьников напиваться в стельку, мне следует Харухи похвалить. Но, знаете, из-за того, что сонная Асахина подшофе выглядела так притягательно, я не мог не подумать, что в меру оно было бы совсем не так уж плохо.

— Ну, так, наверное, и сделаем.

Коидзуми тут же подхалимски кивнул головой в знак согласия и сказал Мори-сан, выкатившей тележку с завтраком:

— Сегодня вечером, пожалуйста, никакого спиртного. Только безалкогольные напитки.

— Слушаюсь.

Мори-сан вежливо поклонилась и стала расставлять на столе тарелки с яйцами и беконом.

Даже когда мы закончили завтракать, Тамару Кейти и Ютака все еще не появились. Ну, пускай Кейти-сан просыпается поздно, но Ютака-то почему не идет?..

— Уважаемые гости…

К нам подошли Аракава и Мори-сан. На всегда невозмутимом лице дворецкого в этот раз отражалась некоторая растерянность. Меня посетило плохое предчувствие.

— Что случилось? — обратился к ним Коидзуми.

— Какая-то проблема?

— Да, — ответил Аракава. — Наверное, это можно назвать проблемой. Мори только что была в комнате господина Ютаки…

Мори-сан кивнула, подтверждая слова дворецкого:

— Так как комната не была закрыта на ключ, я позволила себе зайти, но господина Ютаки там не было, — прозвучал звонкий, словно колокольчик голос. Смотря прямо на расстеленную на столе скатерть, она продолжала. — Комната нетронута, на кровати нет ни складки, будто на ней никто не спал.

— Кроме того, я попробовал связаться с хозяином по внутридомовой связи, но ответа нет.

После этих слов Аракавы Харухи убрала руки от стакана с апельсиновым соком.

— Это еще что. Ютака-сан пропал, а Кейти-сан не отвечает?

— В точности так, — подтвердил Аракава.

— А в комнату Кейти-сана можно зайти? Есть запасной ключ?

— У меня есть ключи от всех комнат, кроме комнаты хозяина. Запасной ключ он носит с собой — в комнате много деловых бумаг.

Плохое предчувствие уже обернулось черной тучей и уже на треть закрыло собой мое сердце. Владелец особняка, не выходящий из своей комнаты, его брат, испарившийся неизвестно куда…

Аракава слегка поклонился:

— Сейчас я намереваюсь идти к комнате хозяина и я был бы признателен, если бы вы пошли вместе со мной. Надеюсь, я ошибаюсь, но у меня плохое предчувствие.

Харухи кинула в мою сторону быстрый взгляд. И что она хочет сказать?

— Хорошо, идем, — Коидзуми быстро поднялся.

— Возможно, он заболел и не в состоянии открыть дверь. Может быть, придется ее взломать.

Харухи вскочила со стула:

— Кён, идем! У меня дурное предчувствие. Юки и Микуру-тян тоже!

В этот момент лицо Харухи было неожиданно серьезным.

Коротко о том, что было дальше.

Поднявшись на третий этаж, мы стали стучать в дверь спальни Кейти-сана, но никакого ответа не дождались. Коидзуми повертел ручку, но комната была закрыта на ключ. Пройти дальше массивной дубовой двери перед нами мы не могли.

По пути мы заглянули также и в комнату Ютаки, и, как и сказала Мори-сан, на кровати не было ни складочки — судя по всему, никто не провел здесь ни единой ночи. Да куда он делся? Может, они вдвоем заперлись в комнате Кейти-сана?

— Дверь закрыта на ключ изнутри, а значит, внутри кто-то есть, — Коидзуми в задумчивости стал барабанить пальцами по подбородку, а затем неожиданно напряженным голосом произнес: — У нас единственный выход — мы должны выбить дверь. Дорога может быть каждая секунда!

Мы друг за другом, как регбисты, встали перед дверью и стали раз за разом ломиться в дверь. Втроем — я, Коидзуми и Аракава. Думаю, Нагато справилась бы с этим одним мановением пальца, но пользоваться своим жульническим волшебством на виду у всех она, конечно, не могла.

Итак, женская половина «Бригады SOS» в количестве трех человек плюс горничная Мори-сан стояла и смотрела, как мы втроем раз за разом решительно ломились в дверь. Кости в моем плече уже были готовы взвыть от боли, когда…

…Дверь с треском слетела с петель.

Влекомые инерцией, я, Коидзуми и Аракава лавиной ввалились внутрь комнаты и…

И здесь мы возвращаемся к начальной сцене. Мы наконец-то нагнали расписание и теперь следуем вперед в реальном времени.

………

……


После того как воспоминания обо всем этом пронеслись в моей памяти, я поднялся с пола. Я отвел взгляд от Кейти-сана, лежащего навзничь с ножом в груди и уставился на отлетевшую дверь. Особняк совсем новый, даже ручка блестит… нет, что это, какой смысл сейчас об этом думать!

Аракава нагнулся над лежащим телом, пощупал пульс на шее, а затем взглянул на нас:

— Он мертв.

Возможно, это было проявлением его профессиональных качеств, но голос его был очень спокоен.

— Кяяя… Иииии…

Асахина, стоявшая в коридоре, упала на колени и испуганно сжалась. Ну, оно и понятно. Я тоже сейчас так сделать не прочь. Утешает разве что только ничего не выражающее лицо Нагато.

— Дела принимают скверный оборот.

Коидзуми подошел к Кейти-сану и встал напротив Аракавы. Присев на корточки, он осторожно убрал руку лежавшего Кейти-сана и медленно расстегнул его пиджак.

На белой рубашке под ним виднелось темно-красное пятно неопределенной формы.

— Вот как?

Тон его был недоверчивым. Я тоже все видел. В нагрудном кармане рубашки лежала записная книжка. Нож вошел сверху, прошил пиджак, прошел сквозь нее и уже потом достиг тела. Человек, совершивший это, должен обладать недюжинной физической силой. Вряд ли это может быть делом рук наших девчонок. Хотя нет, Харухи со своей силищей на это вполне способна.

Коидзуми полным скорби голосом произнес:

— Лучше всего ничего здесь не трогать. Давайте уйдем отсюда.

— Микуру-тян, ты в порядке?

Чтоб Харухи так беспокоилась? Асахина, похоже, в обмороке. Она тяжело осела на пол рядом с тонкими ножками Нагато и как будто в изнеможении прикрыла глаза.

— Юки, давай отнесем Микуру-тян в мою комнату. Бери ее за руку!

Наверное, то, что Харухи говорит такие для себя необычно рациональные вещи, показывает, насколько она испугана. Ведомая под руки Нагато и Харухи, Асахина направилась к лестнице.

Проводив их взглядом, я огляделся.

Дворецкий Аракава с лицом, полным горечи, молитвенно свел ладони над телом лежащего хозяина, а Мори-сан закрыла лицо руками. Ютаки нигде не было. Снаружи — буря.

— Что ж, — обратился ко мне Коидзуми, — над создавшимся положением следует поразмыслить.

— Что?

Тут на лице Коидзуми внезапно вновь появилась улыбка.

— Разве не понял? Эта ситуация — настоящий «тесный круг».

Это и так уже давно понятно.

— На первый взгляд здесь произошло убийство.

Ну да, на самоубийство как-то непохоже.

— Кроме того, комната была заперта на ключ изнутри.

Я обвел взглядом закрытые окна.

— Проникнуть и выйти из комнаты невозможно. Как же нападавший совершил преступление и ушел?

У убийцы это и спроси.

— Разумеется, — согласился Коидзуми. — Нужно расспросить о том, что здесь произошло Ютаку-сана.

Коидзуми поручил Аракаве связаться с полицией, а затем вновь повернулся ко мне.

— Проверь, пожалуйста, как дела в комнате Судзумии-сан… Я тоже скоро туда подойду.

Да, так, наверное, будет лучше всего. Здесь я все равно ничего не могу сделать.

Я постучал в дверь.

— Кто там?

— Это я.

В щелке слегка приоткрытой двери показалось лицо Харухи. Оно почему-то выглядело растерянным.

— Где Коидзуми-кун?

— Сейчас придет.

На двуспальной кровати лежала Асахина. Ее спящее лицо было таким, что мне его хотелось поцеловать, хоть я и никакой не принц. Однако судя по бледному виду, она находилась сейчас в глубоком обмороке, так что делать нечего.

Нагато сидела на стуле рядом с ней с лицом бедной родственницы. Да, вот так и надо — прошу, не отходи от Асахины ни на шаг.

— Ну, что думаешь?

Кажется, вопрос Харухи адресовался мне.

— В смысле?

— Кейти-сан. Это убийство?

Если посмотреть на ситуацию объективно, можно, пожалуй, доискаться до истины. Попробуем так и сделать. Когда мы выбили запертую дверь и влетели внутрь, там на полу лежал владелец особняка, из груди которого торчала рукоятка ножа. Убийство в запертой комнате на далеком острове посреди бушующего моря. Как-то это слишком.

— Наверное, так и есть.

Спустя несколько секунд после моего ответа Харухи глубоко вздохнула.

— Хм…

Харухи, легонько потирая лоб, присела на свою кровать.

— Не может быть… Как такое могло случиться? Я об этом думала, но не могло же это на самом деле произойти, — бормотала она.

Да уж, «не может быть». Ты же об этом так страстно мечтала, разве нет?

— Но я же не думала, что все будет на самом деле!

Харухи обиженно надулась, но почти сразу же выражение ее лица изменилось. Похоже, она просто не знает, как на все реагировать. Не радуется — хоть это хорошо. Неохота мне стать второй жертвой.

Я взглянул на ангельское личико спящей Асахины:

— Как ее состояние?

— Да все в порядке. Просто в обмороке. Такая милая реакция — я просто в восторге. Как раз подходит Микуру-тян. Уж получше, чем истерику подымать, — несколько рассеянно сказала Харухи.

Убийство в запертой комнате на далеком острове посреди бушующего моря. И какова же вероятность такого происшествия? Мы же, все-таки, «Бригада SOS», а не Общество изучения таинственных явлений или Кружок любителей детективов. Хотя, конечно, создавалась «Бригада SOS» ради поисков всего необыкновенного и удивительного, так что окружающая обстановка должна быть как раз тем, что надо, однако столкнуться с этим в реальности — совсем другой коленкор.

Неужели и на сей раз все произошло только потому, что Харухи этого пожелала?

— Хмм… Как же все плохо сложилось.

Встав с кровати, Харухи принялась бродить по комнате из стороны в сторону.

Нет, правда, мне это напоминало поведение растерянного малолетнего озорника, первоапрельская шутка которого обернулась правдой. Как если бы на деревьях взаправду выросли пирожные, и пошел земляничный дождь. Вот и мне тоже не особо уютно.

Да, и что же нам делать?

Если бы можно было, хотелось бы мне тоже заснуть сейчас рядом с Асахиной. Впрочем, убегай от реальности или не убегай — выхода все равно нет. Необходимо как-то урегулировать проблему. Интересно, а что планирует делать Коидзуми?

— Да, действительно — нечего сидеть, сложа руки!

Действительно ли, или нет, но Харухи, решительно заявив это, встала передо мной, с серьезным и дерзким видом смотря прямо на меня.

— Надо кое-что проверить. Кён, идем со мной.

Не хочу я уходить и оставлять Асахину в таком виде.

— Не беспокойся, Юки же будет здесь! Юки, закройся на ключ и не открывай, кто бы ни пришел. Понятно?

Нагато с абсолютно неподвижным лицом смотрела на нас с Харухи.

— Понятно, — раздался в ответ ее монотонный голос.

Глаза ее на момент встретились с моими, и Нагато едва заметно, так, чтобы только я это понял, кивнула… так мне показалось.

Хм, может, пожалуй, и нет для нас с Харухи никакой опасности. Если случится еще что-либо необычное, Нагато сидеть и молчать не будет. Так я и решил думать, вспомнив недавнее происшествие в комнате старосты компьютерного клуба.

— Ну, идем, Кён!

Схватив меня за запястье, Харухи вышла из комнаты и твердо зашагала по коридору.

— И куда мы идем?

— В комнату Кейти-сана! Тогда времени все осмотреть не было, поэтому нужно проверить еще раз.

Вспомнив лежащего на полу с воткнутым в грудь ножом Кейти-сана и липкое пятно на его белой рубашке, я заколебался. Сцена не из тех, что хочется увидеть еще раз.

Шагая вперед, Харухи продолжала:

— Кроме того, мы не знаем, где находится Ютака-сан. Вполне возможно, он еще внутри дома. Значит…

Вот расшумелась. Если Ютака никак не причастен к убийству, странно, что он не показывается. А если его нет — для этого могут быть только два исхода.

Харухи даже на лестнице продолжала тащить меня за руку. Я сказал:

— Либо Ютака-сан — преступник, и уже покинул здание, либо он — еще одна жертва… вроде так.

— Ну да! Но если Ютака-сан не преступник, отсюда следует не особо приятный вывод!

— Кто бы преступником ни был, приятного в этом все равно мало…

Харухи скосила на меня глаза.

— Хм, Кён. За исключением братьев Тамару, в этом особняке находятся лишь Аракава, Мори-сан да еще мы впятером. Получается, преступник — кто-то из нас, так? Я совершенно не хочу подозревать собственную бригаду и отправлять вас в полицейский участок!

Голос ее звучал чрезвычайно серьезно.

Она что, действительно волнуется, нет ли среди нас убийцы? Такой исход я в расчет совершенно не брал. Насчет Асахины даже думать нечего, Нагато бы проделала все половчее, Коидзуми… Кстати, лучше всех Тамару Кейти знал именно Коидзуми. Он же вроде как его родственник. Уж по сравнению с нами, точно самый близкий…

— Ну нет, — я постучал себя по голове. Коидзуми же не идиот. Специально совершать такое, чтобы свести ситуацию к «тесному кругу» — не может же у него настолько крыша поехать.

А вот для Харухи додуматься до такого — вполне так в порядке вещей.

На третьем этаже в почетном карауле перед комнатой Кейти-сана стоял Аракава.

— Я связался с полицией, и до ее приезда мне сказали никого сюда не пускать.

Он учтиво поклонился. Выбитая нами дверь в комнату лежала там же, где мы ее оставили, за спиной Аракавы были видны только кончики пальцев Кейти-сана.

— И когда она будет, полиция?

На этот вопрос Харухи Аракава вежливо ответил:

— Как только закончится шторм. Согласно прогнозу, улучшение погоды ожидается завтра после полудня, поэтому, думаю, они будут здесь к этому времени.

— Хм.

Харухи то и дело бросала внутрь комнаты нетерпеливые взгляды.

— Хочу кое-что у вас спросить.

— Да, что вам угодно?

— Между Кейти-саном и Ютакой-саном были напряженные отношения?

Учтивое выражение лица Аракавы слегка изменилось.

— Откровенно говоря, не знаю. Я работаю здесь всего неделю.

— Неделю? — хором воскликнули мы с Харухи.

Дворецкий спокойно кивнул.

— Именно так. Работа дворецкого обычно постоянна, однако я был нанят временно. Мой контракт рассчитан только на две недели этого лета.

— То есть, как эту виллу построили, а раньше вы у Кейти-сана не работали?

— Именно так.

Значит, Аракава нанят дворецким только на две недели, которые Кейти-сан проведет на острове. В смысле, провел бы.

Харухи спросила как раз то, что интересовало и меня:

— А Мори-сан? Она что, тоже нанята горничной на время?

— Вынужден сказать, она тоже приехала сюда по временному контракту.

Вот это сильно! Итак, Кейти-сан нанял дворецкого и горничную только ради летних каникул. Как тратить деньги — это, конечно, его дело, но все равно, дворецкий и горничная…

В глубине моей души поселился червь сомнения. Я решил пойти у него на поводу и внимательно оглядел лицо дворецкого Аракавы. Выглядел он всего лишь серьезным пожилым джентльменом. Может, так оно и есть, или все же?..

Ничего не сказав, я велел червячку замолчать. Потом, когда он в следующий раз проснется, скормлю ему еще какие-нибудь мысли.

— Точно, вот оно что. Значит, и у слуг командировки бывают. Весьма ценная информация!

И в чем же ее ценность? Харухи, будто поняв что-то, закивала:

— В комнату мы не войдем, ничего не поделать. Идем дальше!

Снова взяв меня за руку, Харухи потащила меня за собой.

— Куда на этот раз?

— Наружу. Проверим, не исчез ли катер.

Не особо-то мне хочется идти в тайфун на прогулку с Харухи.

— Я, знаешь ли, ничему не верю, пока собственными глазами не увижу! К информации с чужих слов часто примешивается разный мусор. Правда ведь, Кён? Самое важное — непосредственный опыт, а непроверенную информацию следует с самого начала воспринимать как сомнительную!

Ну, может и так. В определенном смысле эта точка зрения — самая верная, правда, в этом случае приходится сомневаться во всем, что ты непосредственно не видел и не испытал.

Пока я раздумывал над проблемой достоверности источников информации, Харухи дотащила меня до первого этажа, где нас встретила Мори-сан.

— Вы желаете выйти? — спросила она у нас.

— Ага. Хотим посмотреть, на месте ли катер, — ответила Харухи.

— Я думаю, что нет.

— Как так?

Слегка улыбнувшись, Мори-сан ответила:

— Прошлой ночью я встретила господина Ютаку. Он куда-то очень торопился и шел по направлению к выходу.

Мы с Харухи переглянулись.

— То есть, Ютака-сан угнал катер и покинул на нем остров?

Мори-сан снова изогнула губы в легкой улыбке.

— Он просто прошел через коридор. Как он выходил, я не видела, но больше я господина Ютаку не встречала.

— В котором часу это было? — спросила Харухи.

— Думаю, около часа ночи.

Тогда мы уже напились и дрыхли мертвым сном.

Можно ли считать, что в это время Кейти-сан уже железно лежал на полу, пребывая в довольно незавидном положении?

Открыв дверь, мы мгновенно попали под град дождевых капель больше напоминавших ружейную дробь. Изо всех сил нажимая на дверь, на которую с другой стороны давил поток ураганного ветра, мы протиснулись наружу и уже через несколько секунд вымокли с головы до ног. Лучше было бы сразу выходить в плавках и купальнике.

Сплошь затянутое свинцовыми облаками небо, серое, покуда хватало глаз, напомнило закрытую реальность, где мы недавно были. Такой монохромный мир никогда не сможет мне понравиться.

— Идем!

Ее вымокшие волосы и одежда липли к телу, но Харухи решительно шла сквозь стену ливня. Я тоже вынужден был следовать за ней — рука Харухи все еще крепко сжимала мою.

Обдуваемые всеми ветрами, как из ведра поливаемые ливнем, мы мало-помалу шли до места, откуда можно было разглядеть причал. Если на секунду зазеваться, можно было легко упасть со скалы вниз. Даже я хорошенько прочувствовал всю опасность, грозившую нам. Скорее всего, невольной жертвой собственной неуклюжести окажусь именно я, поэтому моя рука сильнее сжала ладонь Харухи. Думаю, если упасть за компанию с ней, мои шансы выжить резко повысятся.


Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского)

Наконец мы достигли обзорной площадки.

— Видишь, Кён?

В ответ на еле различимый сквозь порывы ветра голос Харухи я кивнул.

— Ага.

Причал был почти затоплен, лишь только гигантские волны одна за другой разбивались о берег.

— Лодки нет! Если ее не смыло волнами, кто-то сел в нее и уплыл!

Наш единственный способ выбраться с острова, роскошный круизный катер, сколько бы ни искали его взглядом в море, исчез.

Теперь все.

Вот мы и изолированы от всего мира на далеком острове.

Когда мы, возвратившись все тем же черепашьим ходом, наконец, открыли дверь дома, на нас сухого места не оставалось.

— Пожалуйста, возьмите.

Расторопная Мори-сан уже ждала нас с банными полотенцами наготове. Сдержанным тоном она спросила:

— Вы что-то выяснили?

— Все как я и говорила.

Харухи, промокавшая волосы полотенцем, была явно разочарована.

— Катера нет, но когда он исчез — мы точно не знаем.

Может быть, это было обычным выражением лица Мори-сан, но она все так же продолжала улыбаться светлой лучезарной улыбкой. Хотя убийство Кейти-сана и взволновало ее в некоторой степени, но за спокойствием на лице и профессионализму этого совсем не было заметно. Впрочем, может, это вполне обычно — дело ведь все же касалось лишь временного работодателя, нанявшего ее на пару недель.

Извинившись перед Мори-сан за то, что залили водой всю прихожую, мы с Харухи отправились по своим комнатам, чтобы переодеться.

— Заходи потом ко мне, — сказала Харухи, пока мы поднимались по лестнице. — В такое время всем лучше держаться вместе. Я не успокоюсь, пока не буду видеть всю бригаду перед собой. Чего доброго…

Только начав фразу, Харухи закрыла рот. Я тоже сообразил, что она хотела сказать, поэтому переспрашивать не стал и от комментариев также воздержался.

Когда мы поднялись на второй этаж, там нас уже ждал Коидзуми.

— Мое вам искреннее уважение, — он со всегдашней улыбкой оглядел нас. Мы находились прямо перед комнатой Харухи.

— Что случилось?

В ответ на вопрос Харухи Коидзуми вновь, на этот раз, иронично улыбнулся и пожал плечами.

— Только что хотел зайти в комнату Судзумии-сан, однако Нагато-сан меня не пускает.

— Как так?

— Ну…

Харухи постучала в дверь.

— Юки, это я! Открой, пожалуйста!

Спустя пару секунд молчания, голос Нагато из-за двери проинформировал нас:

— Мне сказали не открывать, кто бы ни пришел.

Похоже, Асахина все еще была без сознания. Харухи, наматывая на палец конец полотенца, перекинутого через шею, произнесла в ответ:

— Уже все, Юки. Можно открывать.

— Однако это будет противоречить приказу не открывать дверь, кто бы ни пришел.

Харухи ошеломленно уставилась на меня, а затем снова перевела взгляд на дверь.

— Эээ, Юки. «Кто бы ни пришел» — это же кто-нибудь, кроме нас! Кроме меня, Кёна и Коидзуми-куна. Мы ведь все из «Бригады SOS»!

— Об этом сказано не было. То, что мне было сказано я поняла как не отрывать никому, кого бы это ни касалось.

Размеренный голос Нагато был похож на голос оракула, доносящего до нас веление богини.

— Эй, Нагато, — тут вмешался я. Да что тут, зал ожидания, что ли, в самом деле? — Приказ Харухи больше не действителен! Я его отменяю, если так тебе подходит. Ну, все, открой, пожалуйста.

Нагато, находящаяся за дверью, взяла театральную паузу в несколько секунд, очевидно, думая. Затем раздался звук поворачиваемого в замке ключа, и дверь стала медленно открываться.

— ……

Нагато, скользнув по нам взглядом, безмолвно отступила внутрь комнаты.

— Ну наконец-то! Юки, гибче надо быть! Такие вещи же само собой разумеются!

Сказав Коидзуми подождать, пока она не переоденется, Харухи зашла в свою комнату. Мне тоже отчаянно хотелось переодеться в сухое. Ладно, разделимся ненадолго. Я сказал Коидзуми:

— Сейчас буду.

Шагая, я размышлял.

Может, это пререкание было для Нагато своего рода шуткой? Непонятная, несмешная и неказистая шутка.

Нагато, прошу, если ни выражение лица, ни голос у тебя не меняется, то кроме как думать, что ты всегда серьезна ничего и не остается! Когда шутишь — можно хотя бы улыбочку на лице изобразить! Если уж на то пошло, улыбайся безо всякого смысла — как Коидзуми. Так будет намного лучше.

Сейчас, правда, неподходящее время для улыбок.

Сняв мокрую одежду вплоть до белья, я переоделся и снова вышел в коридор. Коидзуми на месте уже не было. Я подошел к комнате Харухи и постучался.

— Это я.

Дверь мне открыл Коидзуми. Только я переступил порог, и дверь за мной закрылась, как он начал:

— Значит, катер исчез…

Коидзуми стоял, слегка привалившись к стене.

Харухи сидела на кровати, скрестив по-турецки ноги. По ее угрюмому лицу было не похоже, что она рада сложившейся ситуации.

— Пропал, да Кён?

— Ага.

— Очевидно, кто-то его угнал, — сказал Коидзуми. — Впрочем, больше нет смысла говорить «кто-то». Это был Ютака-сан.

— Откуда ты знаешь? — спросил я.

— Больше некому, — спокойно пояснил Коидзуми. — Кроме нас на остров никто не приглашен, а из гостей отсутствует только Ютака-сан. Разве не очевидно, что именно он угнал катер?

Вкрадчивым тоном Коидзуми продолжил:

— То есть, убийца — Ютака-сан. Думаю, скорее всего, он сбежал ночью.

Это согласуется с нетронутой кроватью и свидетельством Мори-сан.

Харухи рассказала Коидзуми о нашем недавнем разговоре с горничной.

— Браво, Судзумия-сан! Значит, вы уже добыли эти сведения?

В ответ на такое лизоблюдство я издал плохо скрываемый стон.

— Ютака-сан так спешил, словно чего-то боялся, причем таким его видели в последний раз. Аракава-сан также это подтверждает.

А как насчет выхода на катере ночью в открытое море в шторм? По-моему, чистой воды самоубийство.

— А разве у него был выбор? Скажем, он бежал с места преступления в состоянии аффекта.

— Ютака-сан умеет водить катер?

— Подтвердить это нельзя, но вывод напрашивается сам собой. Катер ведь все-таки пропал.

— Минутку! — Харухи подняла руку и взяла слово. — А ключ от комнаты Кейти-сана? Кто запер дверь? Тоже, значит, Ютака-сан?

— Нет, не думаю, — Коидзуми мягко выразил несогласие. — Согласно словам Аракавы-сана, оба ключа, включая запасной, были у Кейти-сана. Я проверил — все ключи находились в комнате.

— Может, он сделал дубликат? — ляпнул я первое, что пришло в голову.

Однако Коидзуми и на этот раз покачал головой:

— Ютака-сан также впервые посетил виллу. Не думаю, что у него было время сделать дубликат.

Коидзуми в непонимании развел руками.

В комнате повисло молчание. Словно напоминая о случившемся, воздух сотрясали лишь диссонирующие звуки завывающего ветра и ливня, щедро поливавшего остров.

Мы с Харухи молчали, не зная, что сказать. Неожиданно тишину прервал Коидзуми:

— Однако, если Ютака-сан совершил преступление ночью, возникает одна странность.

— Какая? — откликнулась Харухи.

— Когда я дотронулся до Кейти-сана, его кожа была совсем теплой. Словно прямо только что был жив.

Внезапно Коидзуми улыбнулся и обратился к молчаливой сиделке Асахины:

— Нагато-сан, какова была температура Кейти-сана, когда мы его обнаружили?

— Тридцать шесть целых и три десятых градуса, — без промедления ответила Нагато.

Стоп, Нагато. Откуда тебе знать, если ты до него даже не дотрагивалась? К тому же, ответила ты так быстро, словно только этого вопроса и ждала… ничего такого, я, понятно, говорить не стал.

Но сейчас единственной, у кого могли возникнуть сомнения, могла быть только Харухи. Она, впрочем, кажется, о чем-то глубоко задумалась — настолько, что даже головой перестала вертеть.

— Но это ведь практически нормальная температура… Когда же произошло убийство?

— Когда жизненные функции человека останавливаются, температура тела понижается со скоростью примерно один градус в час. Отсюда значит, что предположительное время смерти Кейти-сана — в пределах часа до того времени как мы его обнаружили.

— Погоди, Коидзуми, — здесь я, наконец, решился на реплику, — но ведь Ютака-сан скрылся ночью, так?

— Ммм, так, нам сообщили.

— И предположительное время смерти, значит, в пределах часа?

— Очевидно, так и есть.

Я сжал пальцами виски и принялся усиленно их массировать.

— То есть, Ютака-сан вышел посреди бури из дома, где-то скрывался, а утром вернулся, пырнул Кейти-сана и сбежал на катере?

— Нет, не так, — разом отверг эту теорию Коидзуми.

— Возьмем за время смерти максимальный промежуток в один час до того момента, как мы обнаружили тело. К этому времени мы все уже проснулись и собрались в столовой, но никто из нас ничего подозрительного не слышал, не говоря уж о том, чтобы встретить Ютаку-сана.

— А что тогда? — угрюмо спросила Харухи. Скрестив руки, она напряженно смотрела на нас с Коидзуми. И нечего на меня так коситься! Если у тебя есть вопросы, вон — адресуй их нашему бригадному смайлу!

Но слово взял Коидзуми. Непринужденным тоном приятельской беседы он произнес:

— Никакого нападения не было, это следует назвать скорее несчастным случаем.

Однако если судить по твоему жизнерадостному тону, ничего несчастного, вроде как и не произошло.

— Скорее всего, удар ножом совершил именно Ютака-сан. Без этого причина его побега становится совершенно непонятной.

Ага, вот оно как, значит.

— Каковы были обстоятельства и мотив, да и был ли он, неизвестно, однако Ютака-сан ударил Кейти-сана ножом. Возможно, держа его за спиной, он подошел к Кейти-сану, а затем внезапно нанес удар. Времени защититься у Кейти-сана не было, удар был нанесен безо всякого сопротивления.

Говоришь так, будто сам все видел.

— Однако лезвие не достигло сердца. Я даже сомневаюсь, что нож дошел до кожи. Думаю, нож, вонзенный в грудь Кейти-сана, проткнул только лежавший в его нагрудном кармане блокнот.

— Э? То есть, как это? — спросила Харухи, нахмурив брови. — И что тогда? Кейти-сан ведь умер! Его убил кто-то другой?

— Никто его не убивал. Убийцы просто не было. Кейти-сан умер в результате несчастного случая.

— А Ютака-сан? Почему он сбежал?

— Потому что подумал, что убил, — спокойно ответил Коидзуми, подняв вверх указательный палец. Он что, сам в Великие Сыщики метит, что ли?

— Моя версия такова. Прошлой ночью Ютака-сан зашел в комнату Кейти-сана с намерением его убить и ударил его ножом. Однако лезвие сдержал лежавший в кармане блокнот и смертельным ранение не было.

«Чего он опять завел?» — подумал я. Ладно, потом спрошу.

— И здесь начинаются странности. Кейти-сану показалось, что нож вонзился в его тело на самом деле! Очевидно, удар был очень силен, хотя нож всего лишь проткнул блокнот. Вдобавок, увидев рукоятку, торчавшую груди, можно предположить, что он испытал настоящий шок.

Кажется, я начинаю понимать, к чему клонит Коидзуми. Стоп-стоп-стоп, неужели…

— Потрясенный этим Кейти-сан упал в обморок. В таких случаях человек подает на бок или на спину.

Коидзуми перевел дух и продолжил:

— Увидев это, Ютака-сан тоже подумал, что убил его. Его вывод очевиден — бежать! Скорее всего, преступление не было преднамеренным, а произошло под влиянием эмоционального порыва, поэтому Ютака-сан и сбежал в спешке посреди ночи, в самый разгар шторма.

— Что? Но тогда…

Коидзуми прервал фразу начавшей было говорить Харухи:

— Позвольте закончить. Теперь о том, что произошло после того как Кейти-сан потерял сознание. До самого утра он пролежал без чувств. До того самого момента, когда мы, обеспокоенные тем, что он не спускается вниз, не постучали в дверь его комнаты.

То есть, он тогда был жив?..

— Услышав стук, он пришел в себя, поднялся и подошел к двери. Однако по утрам он чувствует себя плохо и сознание его, очевидно, было затуманено. Подойдя к двери, он внезапно вспомнил!

— Что? — на вопрос Харухи Коидзуми ответил улыбкой.

— Что брат хотел его убить! Он опустил глаза, увидел нож и, подумав, что это вернулся Ютака-сан, автоматически запер дверь!

Потеряв всякое терпение, я прервал его:

— То есть, поэтому дверь и оказалась закрытой?

— Боюсь, что так. Пролежав без сознания, Кейти-сан потерял чувство времени и подумал, что это снова вернулся Ютака-сан, например, чтобы удостовериться в его смерти. Когда я дергал ручку, дверь уже была заперта.

— А зачем было убийце стучать в дверь?

— Сознание Кейти-сана в тот момент было затуманено, он принял решение, руководствуясь первой пришедшей в голову мыслью.

Как-то все за уши притянуто.

— Итак, заперев дверь, Кейти-сан отступил назад, очевидно, инстинктивно почувствовав опасность. И именно в тот момент произошла трагедия.

Коидзуми покачал головой, будто иллюстрируя этим жестом свои слова.

— Кейти-сан оступился и упал. Очевидно, именно так все и было.

Коидзуми наклонился вперед, изображая падение.

— В результате нож, который был всего лишь воткнут в блокнот, после удара о пол с силой вошел в грудь Кейти-сана. Лезвие вошло точно в сердце, что и привело к смерти…

Кинув взгляд на нас с Харухи, по-дурацки разинувших рты, Коидзуми с нажимом сказал:

— Именно такова вся правда.

Как это?

Что вот так глупо Кейти-сан и погиб? Вот так все и произошло? Ладно, нож так попал, но что Ютака-сан уже и не в состоянии определить, умер человек или нет?

Только я в сомнении наклонил голову, чтобы вступить в спор…

— Нет!

От оглушительного крика Харухи я от неожиданности подпрыгнул.

— Коидзуми-кун, но ведь…

Только начав говорить, Харухи замерла. На лице ее отражался испуг, что же ее так испугало? Не могла же она согласиться с Коидзуми?..

Глаза Харухи были устремлены на меня. Встретившись взглядом со мной, она спешно отвела его в сторону, сделав вид, что на самом деле смотрела на Коидзуми, а затем, зачем-то переведя взгляд на потолок, сказала:

— Нннет… Ничего. Да, наверняка так все и было. Как же…

Пробормотав еще что-то невнятное, она замолчала.

Асахина продолжала спать, а Нагато пустыми глазами сверлила Коидзуми.

На том мы закончили и решили пойти по своим комнатам. По словам Коидзуми, полиция должна прибыть как только закончится шторм, а до того нам лучше было собрать багаж.

Убив время в своей комнате, я вышел в коридор с намерением высказать кое-кому одно соображение.

— Да, что такое?

Коидзуми отвлекся от складывания футболки и поднял на меня улыбающееся лицо.

— Есть разговор.

Причина посетить комнату Коидзуми у меня была одна.

— Я с тобой не согласен.

А как иначе? В рассуждениях Коидзуми был один пункт, который объяснить было нельзя. Критический изъян.

— По твоем объяснении труп должен был бы лежать лицом вниз. Но Кейти-сан упал на спину. Что ты на это скажешь?

Сидевший на кровати Коидзуми поднялся на ноги и встал напротив меня.

С неизменной улыбкой он как ни в чем не бывало произнес:

— Причина проста. Мои рассуждения на самом деле были ложью.

Я тоже остался спокойным.

— Да, так и есть. В такую чушь поверить может разве только Асахина. Если спросить Нагато, она наверняка расскажет всю правду, но будет, можно сказать, запрещенным приемом, а это мне не нравится. Ну, рассказывай, что ты по-настоящему об этом думаешь.

Расплывшись в еще более широкой улыбке, Коидзуми разразился тихим, но резким для ушей смехом.

— Ну что ж, слушай. Все, о чем я говорил — правда, за вычетом лишь концовки.

Я молчал.

— Итак, Кейти-сан с воткнутым в грудь ножом подошел к двери… до этого момента все правильно. И то, что он сам автоматически запер дверь — тоже. А вот дальше все было уже по-другому.

Коидзуми жестом предложил мне сесть на стул, но я его проигнорировал.

— Ты, наверное, должен уже понять. Что, по-твоему, мне следовало говорить?

— Ну, продолжай.

Коидзуми пожал плечами.

— Мы стали пытаться выбить дверь. Если быть точным, это были я, ты и Аракава-сан. Наконец, дверь с силой вылетела вовнутрь.

Я продолжал молчать.

— К чему это привело — ты уже наверняка понял. Выбитая дверь ударила стоявшего рядом с дверью Кейти-сана в грудь. И в нож, который торчал из груди, тоже.

Я представил себе эту сцену.

— Нож вонзился глубоко в грудь Кейти-сана, что привело к его смерти.

Коидзуми снова сел на кровать и заинтересованным взглядом посмотрел на меня.

— То есть, убийцы… — Коидзуми с тихим смешком закончил, — я, ты и Аракава-сан.

Я смотрел на Коидзуми. Было бы передо мной зеркало, я наверняка увидел бы в нем холод в собственных глазах. Не обращая внимания на мое состояние, Коидзуми продолжал:

— Как ты заметил, Судзумия-сан тоже об этом догадалась. Поэтому она и замолчала тогда посреди фразы. Не стала изобличать нас. Может быть, пытается защитить своих друзей.

Коидзуми вполне можно было поверить. Однако я все еще не был убежден. Я еще не впал в маразм, чтобы дать запудрить себе мозги второй по счету бредовой гипотезой.

— Хм, — я фыркнул и снова уставился на Коидзуми. — Извини, я тебе не верю.

— Что ты имеешь ввиду?

— Хочешь прикрыть грубую выдумку еще одним правдоподобным объяснением? Я на такую дешевку не куплюсь.

Ну разве я не крут? Что ж, продолжу.

— Давай-ка подумаем. Начнем с главного — с убийства, согласен? Оно попросту не могло произойти в столь благоприятных для того условиях — это невозможно.

В этот раз уже молчал Коидзуми, предоставив мне возможность продолжать.

— Тайфун мог быть случайным или вызванным Харухи — это абсолютно не имеет значения. Весь вопрос в том, в результате чего в доме появился труп!

Выкроив момент, я облизнул губы кончиком языка.

— Ты можешь настаивать на своем сколько угодно — мол, так произошло, потому что этого пожелала Харухи. Однако что бы ты ни говорил, смерти Харухи никому не желает. Для того, чтобы это понять, достаточно просто взглянуть на нее. А значит, инцидент этот вызван не ею. Понимаешь? И то, что с этим происшествием столкнулись именно мы — тоже не случайность.

— Хм, — произнес Коидзуми. — И что же?

— Это происшествие… а вернее сказать, путешествие — летний поход «Бригады SOS». Настоящим преступником ведь являешься ты. Или я не прав?

Улыбающееся лицо Коидзуми застыло на несколько секунд, будто его застигли врасплох. И все же…

Из горла Коидзуми стал вырываться сдавленный смех.

— Все, сдаюсь! Как ты догадался?

Коидзуми взглянул на меня. Взгляд его был в точности таким же, каким он обычно бывал в комнате кружка.

У меня голова, знаешь, тоже не для того чтобы шапку носить. Я, испытывая известное облегчение, начал:

— Помнишь, ты спросил у Нагато про температуру тела?

— И что?

— Именно основываясь на температуре ты подверг сомнению время смерти.

— Да, так и было.

— Нагато очень удобно использовать. Ты ведь тоже знаешь — она всегда говорит то, о чем ее спрашивают. Тебе надо было спросить у нее не о температуре, а о примерном времени смерти. Даже не о примерном — она бы могла сказать время смерти с точностью до секунды.

— Да, действительно.

— Но если бы ты спросил о времени смерти, Нагато бы ответила, что никакой смерти не было! Кроме того, больше ты Кейти-сана «телом» не называл.

— Всего лишь хотелось придерживаться духа фэйр-плэй.[32]

— Еще не все! То, что надо было — я увидел, несмотря ни на что. Внутренняя сторона двери в комнату Кейти-сана! По твоим словам, она должна была сильно ударить рукоятку ножа. Настолько сильно, чтобы войти глубоко в грудь. Будь так, на двери обязательно должна была остаться хотя бы маленькая вмятина. Однако ее не было. Даже ни царапины — дверь была совершенно гладкой!

— Исключительная наблюдательность.

— И еще кое-что. Насчет дворецкого Аракавы и Мори-сан. С момента как они прибыли сюда не прошло и недели. Неделю назад их наняли и они приехали на остров. Помнишь этот разговор?

— Да. А что, в этом есть что-то странное?

— Есть, еще как есть! Странно было твое поведение. Припомни первый день, когда мы только плыли к острову. Паром пристал к причалу и там нас встречали Аракава и Мори-сан. И каковы же были твои слова?

— Итак, что же я сказал?

— Ты сказал «давно не виделись». Странно, правда? С чего бы тебе говорить так? Ты говорил, что на острове тоже в первый раз. Значит, с ними ты должен был встречался также впервые. Зачем же приветствовать их так, будто вы уже встречались? Какой в этом смысл?

Коидзуми захихикал.

Хихиканье — знак согласия. Поняв, что я выдохся, Коидзуми заговорил сам:

— Да, верно. Это происшествие было подготовлено заранее. Небольшая пьеска. Но я и не думал, что ты сможешь ее распознать.

— Не надо меня недооценивать.

— О, прошу прощения. Тем не менее, вынужден признать, что для меня это сюрприз. Я хотел рано или поздно признаться сам, но чтобы все всплыло так быстро…

— Значит, Кейти-сан, Мори-сан и остальные — твои сообщники? Думаю, члены этой вашей «Корпорации», так?

— Да, именно. Для новичков они сыграли свои роли безупречно, правда?

Нож в груди — бутафорский, кровавое пятно — просто краска, разумеется, Кейти-сан только притворялся мертвым, а исчезнувший Ютака — всего лишь уплыл на катере на противоположную сторону острова.

Коидзуми спокойно выложил мне всю правду.

— И зачем вы это задумали?

— Ради того, чтобы развеять скуку Судзумии-сан. Ну, еще ради снижения нагрузки на нас.

— То есть?

— Я же говорил тебе! В общем, чтобы Судзумии-сан не пришла в голову какая-нибудь нелепость, нужно предварительно предложить ей какое-то развлечение. Не находишь — на определенное время голова Судзумии-сан занята случившимся событием?

Харухи, кажется, и вправду взбрело в голову, что мы — убийцы. И это по-твоему хорошо?

После происшествия она стала до странности тихой. Будто задумывает что. Не нравится мне это.

— Что ж, скорректируем план, — сказал Коидзуми. — Согласно первоначальному замыслу, когда паром причалит к большой земле, нас бы встречали оба брата Тамару, а также Аракава-сан и Мори-сан, с которыми мы бы вместе посмеялись над этой шуткой. Конечно же, ни о какой «Корпорации» речи не будет, они так же останутся моими родственниками.

Вот уж сюрприз бы был.

Я вздохнул. Шуточка вполне в стиле Харухи — ей должно понравиться, ну а если она все-таки не на шутку разозлится, тебе ее и усмирять. Потому что я сбегу куда подальше.

Коидзуми подмигнул мне и улыбнулся:

— Да, дело серьезное! Надо бы извиниться. Пойти что ли, и вместе с Кейти-саном встать на колени? Он, наверное, устал уже исполнять роль хладного трупа.

Я молча перевел взгляд на окно.

Как же поступит Харухи?.. Впадет в ярость от того, что ее так надули или оценит оригинальность идеи и зайдется от смеха? Что бы ни было, но нынешнее ее неясное настроение наверняка станет более понятным и предсказуемым. Коидзуми с ироничной улыбкой продолжал:

— У нас были даже люди на роли полицейских и экспертов. Такие планы идут насмарку… Я даже не предполагал, что все закончится так просто и банально. По правде сказать, даже обыск всего здания был запланирован… Вот незадача.

Потому что продумать только это оказалось недостаточно.

Я смотрел на тучи в небе и размышлял, какая же погода нас ожидает через несколько часов.

Коидзуми своего звания вице-командира в итоге так и не лишился. Тайфун испарился так быстро, будто его и не было, все время обратного плавания на голубом небе светило яркое солнце, Харухи была довольнее некуда и продолжалось это до того момента как у здания железнодорожной станции личный состав бригады не был распущен по домам. Хорошо, что голова у Харухи устроена так, что шутка для нее — повод лишь для веселья.

В порядке извинений Кодзуми был вынужден покупать в корабельном магазинчике бенто и соки на всех. Чертовски дешево отделался, я вам скажу.

Нагато, по всей видимости знавшая обо всем с самого начала, скромно от реакции воздержалась, а очнувшаяся от обморока Асахина некоторое время премило дулась, что-то ворча себе под нос. Впрочем, когда перед ней, склонив головы предстали Коидзуми вместе с братьями Тамару, Мори-сан и дворецким Аракавой, она, воскликнув: «Ой, нет, все хорошо! Я совсем не волновалась», — настолько смутилась, что принялась извиняться сама.

— Зимой мы на тебя тоже рассчитываем, Коидзуми-кун! Задумай сценарий еще похлеще чем в этот раз! В следующий раз мы в горы пойдем и там нас обязательно должен застигнуть буран. И чтоб обязательно особняк был, а то разозлюсь по-настоящему! Вот так, я уже жду не дождусь!

— Эээ… И что же мне сделать?

Неуверенно улыбнувшись, словно зеленый гитлерюгендовец, которого под конец Второй Мировой войны фюрер лично поставил командовать взводом и послал на фронт с заданием пленить неприятельского генерала, Коидзуми повернулся ко мне, явно прося помощи.

Смотря на него так, будто он был защитником, нанесшим неожиданный удар по своим воротам на последней минуте заканчивавшегося ничьей матча, я, произнес то, чего говорить и не собирался:

— Да, я тоже надеюсь на тебя, Коидзуми.

Или, по крайней мере, надеюсь, что смогу предугадать еще одну идиотскую выходку.

Как бы то ни было, все это ради того, чтобы заскучавшая Харухи не выдала что-нибудь настолько нескучное, от чего покой нам будет только сниться.

От автора

Я точно не уверен, но вообще-то приписывать в конце книги пару страничек «от автора» — это уже само собой разумеется, вроде как солнце встает на востоке, а заходит на западе. Кроме того, мне говорят только то, что писать я могу в каком угодно объеме, типа «что хочу, то и ворочу». Тем не менее я отложу это на другой раз, а сейчас специально напишу для каждого рассказа, собранного в книге свои авторские заметки — просто для того, чтобы заполнить страницу.

Если описывать общее впечатление, оно обязательно выльется в переливание из пустого в порожнее глубокомысленных мыслей типа «год летит быстро, а два месяца — еще быстрее», и тому подобных избитых истин, так что я откажусь от этого до следующего раза, хотя то, что сейчас последует — тоже нудятина еще та. Ну, к ней и перехожу.

«Скука Харухи Судзумии».

Рассказ, чье название дало имя всей книге, и на страницах которого «Бригада SOS» появляется впервые. Ну, они и понятно — в журнале «Sneaker» он напечатался месяца за два до выхода книги «Меланхолия Харухи Судзумии».

Один человек все беспокоился, будет ли нормально издать сиквел раньше оригинальной истории. Человеком этим, которого такой пустяк вывел из равновесия, был, конечно же, я, но так как ни у кого никаких вопросов по этому поводу не возникло, я и успокоился. Однако нашелся другой повод: писал я его очень быстро и как одержимый, так что пришлось волноваться уже на этот счет — все ли там в порядке. В конечном счете никто ничего ни хорошего, ни плохого не высказал или, по крайней мере до моих ушей это не дошло, так что я мог утешать себя, что, вроде бы прошло все неплохо.

Кстати говоря, за всю свою жизнь я, кажется, и в десяти бейсбольных матчах не сыграл. Не стоит и говорить, что второго бейсмена, у которого любой мяч валился из рук, иначе чем «дыркой» и не называли. Знаете, сейчас понял, что, в памяти у меня даже ни одного моего удара битой по мячу не отложилось. Кошмар, конечно, хотя и поздновато ужасаться.

«Рапсодия бамбуковых листьев».

Предварительным названием этого рассказа было «Замешательство Асахины Микуру». Однако чтобы его не приняли за книгу из другой серии, названию пришлось сменить вид. В то время я и не думал о продолжении этой короткой истории. Ясно помню, что когда увидел ее напечатанной в журнале, очень удивился, увидев на последней странице надпись «продолжение следует».

«Раз есть гостья из будущего, почему бы не быть истории про путешествие во времени?» — так думал я пока писал, но этот эпизод вполне может стать чем-то, предваряющим последующие события… ну, по крайней мере такие мысли иногда приходят мне в голову.

«Мистический знак».

Так получилось, что с этим рассказом я установил личный рекорд по быстроте претворения идеи в готовый текст. Я просто приговаривал про себя: «Так, чем бы бригаде заняться?..», смотрю — а оно уже все и готово. Где-то с этого времени я начал подумывать, не назвать ли всю серию «Вперед, Нагато-сан!», но в этом случае история бы зашла в тупик, так что я отказался от этой мысли. Но знаете, она ведь пожалуй, самый активный персонаж. Сам жду, что же будет дальше. Нет, серьезно, ты уж постарайся, Нагато-сан! Кстати, что делать с очками? Может, пусть лучше будут?

Роль президента компьютерного клуба я хочу сделать еще чуть побольше, но сейчас это все просто на уровне неясных мыслей, так что не знаю, как все будет.

«Синдром далекого острова».

По правде сказать, я стал писать этот рассказ еще до «Мистического знака» и напечатан он должен был быть раньше него, но в процессе написания он почему-то становился все длиннее и длиннее, так что превратился в своего рода бонус. Я весьма горжусь тем, что бонус этот в сборнике занимает больше всего страниц, но, так или иначе, он слишком короткий для целой книги и слишком длинный для рассказа. Мне еще предстоит над этим подумать. Я постоянно размышляю, как бы мне сделать получше, но вообще-то, оглядываясь на прошлые годы жизни, не могу вспомнить ни единого раза, когда бы все получилось как мне хочется, если одними мыслями и ограничиваться. Именно по этим причинам мой мозг уже принимает вид амебы.

Может, есть кто-нибудь, кто обеспечит мне чудесный отдых на далеком острове с недельку? Думаю, с ролью безмолвного статиста я вполне справлюсь. Проспать весь день можно?


Итак, я смог выпустить свою третью книгу. Скажу, что это произошло только благодаря всем вам. Мне очень хочется написать здесь красивым почерком все ваши имена, фамилии и прозвища, но число моих читателей, к моему удивлению, так велико, что я никак не смогу записать всех, как бы ни старался, а не упомянуть кого-то было бы обидно, поэтому я низко кланяюсь и благодарю вас от всей души.

Ну, а сейчас пока, еще свидимся.

Примечания

1

Во время тренировочных ударов бьющий сам подбрасывает мяч перед собой.

2

Иннинг — период бейсбольного матча, во время которой команды по разу играют в защите и нападении.

3

Бол — мяч, поданный питчером вне зоны страйка (между коленями и грудью бьющего) и не пораженный битой отбивающего. В случае четырёх болов бьющий автоматически занимает первую базу.

4

Кетчер — игрок, находящийся за домом, принимающий мяч поданный питчером.

5

Шорт-стоп — игрок, находящийся между 2-й и 3-й базой.

6

Дом — нижний угол игрового квадрата, где находятся кетчер и бьющий.

7

Аут — ситуация (или команда судьи), означающая, что игрок нападения в данном иннинге выведен из игры.

8

Страйк-аут — получение бьющим трех страйков (когда бьющий махнул битой (бита пересекла переднюю линию дома) и не попал по мячу).

9

Фол — удар, после которого мяч выходит за боковую линию. Считается как страйк, если у питчера меньше 2-х страйков.

10

Сквиз — тактический прием в бейсболе, при котором бьющий использует удар «бантом» (bunt), подставляя биту под мяч. Небольшой отскок мяча может позволить игроку на третьей базе добежать до «дома» и заработать очко.

11

Хоум-ран — удар, при котором мяч пролетает все поле и уходит за его пределы. Все игроки на базах, включая бьющего, свободно совершают круг до «дома» и приносят команде очки, равные своему количеству.

12

Осаливание — игрок считается осаленным, если противник тронул его рукой с ловушкой и мячом или же свободной рукой, осаленный игрок нападения выбывает в аут.

13

Соккер (англ. soccer) — одно из названий футбола, придуманное для того, чтобы отличать его от других игр с ножным мячом, таких как, например регби. Используется в основном в США, где «настоящим» футболом считают естественно футбол американский.

14

Танабата (яп. 七夕 танабата, седьмой вечер) — японский праздник. Однажды Танабата (звезда Вега в созвездии Лиры, с яп. переводится «ткачиха») сидела за ткацким станком, увидела и влюбилась в прекрасного юношу-пастуха Хикобоси (звезда Альтаир в созвездии Орла). Танабата и Хикобоси так сильно влюбились друг в друга, что забыли обо всем на свете — Танабата перестала ткать, а бык Хикобоси бродил без присмотра. Бог Неба разгневался и повелел, чтобы Небесная Река (Млечный Путь) разделил влюбленных. Только один раз в год на седьмую ночь седьмого месяца они могли встречаться. В этот день у домов выставляют бамбуковые шесты с листьями, украшенные цветной бумагой, карточками со стихами. Традиционно Танабата отмечается ежегодно 7 июля.

15

Тандзаку — небольшие полоски тонкой цветной бумаги, По обычаю, во время праздника Танабата на них пишут свои пожелания к богам (иногда в стихотворной форме) и развешивают на бамбуковых ветках.

16

Император Сутоку был изгнан в провинцию Сануки в 1156 г., не сумев подавить восстание, но так и не был казнён.

17

Сёги — японские шахматы.

18

Хикикомори — человек, изолировавший себя от общества, нигде не работает и может годами не покидать своей квартиры.

19

Саломея — иудейская принцесса. Известна своим мастерством танца, который очаровал царя Ирода так, что он согласился выполнить любое ее желание. Саломея потребовала убить пророка Иоанна Крестителя, и ей была принесена на блюде его голова.

20

Вараби-моти — кусочки прозрачного теста, приготовленного из растения вараби (разновидности японского папоротника). Подаются со сладкой соевой мукой кинако и сиропом из жженого сахара куромицу.

21

«Синкансэ́н» (яп. 新幹線, «новая магистраль») — высокоскоростная сеть железных дорог в Японии, предназначенная для перевозки пассажиров между крупными городами страны. Принадлежит компании Japan Railways. Первая линия была открыта между Осакой и Токио в 1964 году.

22

Обон (яп. お盆) или Бон (яп. 盆) — японский трехдневный праздник поминовения усопших. Согласно традиции считается, что в это время года души усопших возвращаются к живым и посещают своих родных. Нередко его называют Праздником фонарей, потому что с наступлением темноты они вывешиваются родными — дабы души усопших могли найти дорогу домой. В различных районах Японии Обон проводится либо с 13 по 15 июля либо с 13 по 15 августа.

23

Саси́ми или саши́ми (яп. 刺身) — блюдо национальной японской кухни.

24

Похоже Коидзуми не намерен исправлять невежество Кёна в английском языке. Closed circle (анг.) — узкий/замкнутый/тесный круг, круг избранных.

25

Буквальный перевод японской пословицы «то: дай мото кураси».

26

Антонио Гауди (полное имя: Анто́нио Пла́сид Гильем Гауди́-и-Корне́т, кат. Antoni Plàcid Guillem Gaudí i Cornet; 1852–1926 г.г.) — выдающийся каталонский архитектор, работавший в стиле «неоготика» и «модерн». Гауди известен своими причудливо-фантастическими зданиями, похожие на вылепленные руками без единой прямой линии замки из песка. Большинство его работ находятся в Испании и являются местными достопримечательностями, некоторые — включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

27

Одно из любимых развлечений японских подростков (и не только подростков) — нарисовать или написать на лице человека неосторожно заснувшего в «неподобающем» месте, например в классе, что-нибудь смешное или непристойное, в лучшем случае — нарисовать усы.

P.S. В тексте, буквально: «То есть, если не хочу, чтобы мне все лицо разрисовали, ложиться РАНЬШЕ тебя, так? А взамен, если проснусь ПОЗЖЕ тебя, можно будет тебе усы нарисовать?» Ради логики исправил на свой страх и риск (прим. переводчика).

28

Марлинь — вид крупной рыбы; именно марлиня поймал герой рассказа «Старик и море» Эрнеста Хэмингуэя.

29

Куросио (Куро-Сио, яп. 黒潮 — «тёмное течение»; иногда Японское течение) — тёплое течение у южных и восточных берегов Японии.

30

Баккара — вид карточной игры, для которой желательно наличие специального стола с размеченными полями для ставок.

31

Свободные бредовые вариации названий настоящих лимитов в маджонг: «тринадцать сирот», «благословение», «спрятанное сокровище».

32

Fair Play (англ. «честная игра») — этических кодекс, регламентирующий правила поведения противников в профессиональном спорте. Принципы фэйр-плэй предполагают спортивное поведение, уважение к противнику, решениям судей и отрицают победу любой ценой. Подробнее о фэйр-плэй здесь: http://ru.wikipedia.org/wiki/Fair_Play


home | my bookshelf | | Скука Харухи Судзумии (Перевод с японского) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу