Book: Особенности национальной рыбалки



Особенности национальной рыбалки

Александр Владимирович Рогожкин

Особенности национальной рыбалки


Литературная обработка К. Б. Елгешина

Шёл ливень. Да такой, что пирс и пришвартованные корабли еле просматривались сквозь сплошную стену воды. Казалось, что небо сознательно смешалось с землёй, стараясь ввести в заблуждение тех немногих, кто рискнул покинуть домашний уют.

Одинокий матросик пролетел мимо. Именно пролетел, как ангел или дух, ибо ливень не только смешал землю с небом, но и поглотил все звуки в мире, кроме собственного неистового рёва. В общем, пролетел матросик мимо сержанта Семёнова и пропал, стёртый потоками воды. А самому милиционеру хотелось отделить воду от тверди, чтобы хоть немного оглядеться вокруг, понять, где он находится… Но такое не под силу и высшим милицейским чинам, а Семёнов пусть и был наделён определённой властью, но носил скромные погоны сержанта. Это был ещё совсем молодой, — видно, недавно из армии — приземистый крепыш в подчёркнуто ухоженной форме. Он вздохнул, осознав своё бессилие перед стихией, и пошёл вперёд, пока не уткнулся в борт своего милицейского автомобиля. Втиснулся в салон, мгновенно залив сиденье стекаюшей с форменного брезентового дождевика водой.

— База вызывает Орла. Орёл, отвечайте… — бубнил в микрофон рации егерь Кузьмич, устроившийся на переднем сиденье. В одной руке он держал микрофон рации, в другой — открытую и уже початую бутылку водки с весёлым названием «Урожай». — Заснул он там, что ли! Орёл! Ты где?

Эфирные помехи, и ничего человеческого в ответ.

— Водку, наверное, твой Орёл кушает, — повернулся к Семёнову Кузьмич. — Под тёплой крышей и в приятной компании.

Егерь, долговязый мужичонка в длиннополом брезентовом плаще и мятой фуражке с форменной кокардой, вздохнул и приложился к бутылке под неодобрительным взглядом милиционера.

— Сам его попросил подежурить, — вступился за коллегу Семёнов. — В такую погоду хороший хозяин и собаку не выгонит на улицу…

Кузьмич многозначительно посмотрел на сержанта:

— Так то собаку… — и снова в рацию: — Орёл, дальнозоркий ты наш! Отзовись! Ответь Кузьмичу!..


…За сплошной пеленой дождя шоссе еле просматривалось.

Сергей Олегович совсем ничего не видел перед собой — только судорожное и бесполезное движение дворников на лобовом стекле машины. Он почти вслепую вёл свой «форд», уткнувшись лицом в лобовое стекло и всматриваясь в тёмную пелену перед капотом. Неожиданно на подъёме мотор чихнул, автомобиль остановился и плавно покатился назад. Сергей Олегович достал из кармана сотовый телефон, набрал номер:

— Михалыч, я заглох… На подъёме заглох… Придётся меня на тросе тащить…

— Что там опять? — спросил генерала Иволгина Лёва Соловейчик, услышав в трубке знакомый голос.

Он удобно расположился в кресле рядом с этим солидным мужчиной, который и без формы выглядел настоящим генералом: плотного телосложения, но без заметного, как обычно бывает, брюшка, коротко стриженный, с маленькими умными глазами под густыми бровями. Говорил он только по существу: односложно и всегда значимо. Иволгин аккуратно вёл свой джип и, казалось, совсем не обращал внимания на разбушевавшуюся стихию.

— Сергей встал… — как само собой разумеющееся пояснил генерал и сказал в трубку: — Готовь трос…

Он изменил курс машины, направив её к пострадавшему.

Тем временем Сергей Олегович вздохнул и вышел, как нырнул, наружу из своего, так некстати заглохшего «форда». Он сразу промок до нитки, словно на него кто-то сверху вылил несколько вёдер воды. Суетливо обежав машину, он достал из багажника буксировочный трос. Увязал конец под передним бампером.

Ждать под проливным дождём ему пришлось недолго.

Из потоков воды, стеной обрушивающихся с неба, показались задние габаритные огни автомобиля; он бросился к ним, поскользнулся и выронил конец троса. Чертыхаясь, стал искать его.

Из дождя выплыла фигура Лёвы Соловейчика, юркого худого мужика с большим носом и редкими курчавыми волосами.

— Давай! Чего копаешься? — поторопил он, приплясывая под бойкими струями.

Сергей Олегович наконец нашёл мокрый кончик — протянул. Лёва побежал вязать его.


Сергей Олегович забрался в промозглый салон «форда». С его светлого костюма цвета «сафари» ручьями стекала вода. Он пригладил на голове мокрый рыжий бобрик, двумя сырыми пальцами достал из одного среди многочисленных карманов жилетки свою «мобилу» и набрал номер на телефонной трубке:

— Михалыч! Я готов — можно трогать…

В ответ послышалось лишь невнятное бормотание и эфирные помехи.


В салоне просторного генеральского джипа чисто и сухо, витают лёгкие облачка сигарного дыма.

— Ничего не слышу… — сказал в трубку генерал. — Не волнуйся, дотащим.

— Готово! — плюхнулся рядом Соловейчик. — Ну, погодка!

Иволгин оглянулся — горы вещей закрывали заднее стекло.

— Разобрал бы вещи — ничего не видно, — посетовал он.

— Нормально, поехали, — успокоил его Лёва. — И так опаздываем.

Машина, мощно взревев мотором, плавно тронулась. Лёва приоткрыл дверь и посмотрел, как натянулся трос.

— Потащили родимую… — прокомментировал он.


Сергей Олегович всматривался вперёд — трос плавно натянулся, но его машина почему-то осталась стоять на месте. Мимо, громко стуча копытами по мокрому асфальту и размахивая громадным выменем, пронеслась корова и скрылась в пелене дождя вслед за габаритными огнями джипа.

Сергей Олегович пребывал в растерянности лишь несколько секунд.

— Михалыч! Михалыч! Вы не меня потащили… Я на месте остался!.. На месте стою!.. — заорал он в телефонную трубку.

— Понял… Не волнуйся! — ответил ему Лёва. — Слышно плохо! Почти ничего не понять! Отбой!

— Серёга просит набрать ход, — передал он генералу, — говорит, на месте стоит.

— И так хорошо идём, — посмотрел на спидометр Иволгин: стрелка дрожала где-то у отметки пятьдесят километров в час. — Ну, можно, конечно, и быстрее.

Он добавил газа, стрелка медленно пошла вперёд…


Кузьмич продолжал вызывать по рации «Орла».

— Отвечай, Орёл! Кузьмич вызывает Орла… Орёл!

В естественном шуме эфира возникли звуки, имеющие явно искусственную природу:

— Генерал… машина… корова…

— Какая корова? — выхватил микрофон Семёнов. — Орёл! Генерал проехал?.. Орёл, мы тебя не поняли — какая корова?

— Проехал… ш-ш-ш… минут назад… ш-ш-ш… с… ш-ш-ш… коровой…

Слово «корова» опять прорвалось в эфир очень чётко.

— Это генерал тебе в подарок корову везёт, — высказал предположение Семёнов. — Ты же свою так и не поймал…

— Зачем мне корова? — посмотрел в окно Кузьмич.

— Лучше, конечно, страуса или обезьяну, — выдержав недолгую паузу, отозвался Семёнов. — Сейчас модно держать странных животных. А с коровой — без изыска, тривиально… Вон, наш участковый Кирюхин поимел коалу. Собирается эвкалипты разводить на своём участке: они, коалы, очень листья эвкалиптов любят. Кирюхин попробовал эвкалиптовой настойкой пропитывать наши отечественные берёзовые, так тот — ни в какую! Теперь вот эвкалипты посадил.

— На Руси, слава Богу, дураков лет на сто припасено, — прервал фантазии сержанта егерь и вновь приложился к бутылке.

Милиционер косо посмотрел на Кузьмича, но тот сохранял вид серьёзный и невозмутимый. Семёнов ничего не ответил.


Ливень, как это часто бывает в таких местах, упал последней стеной вниз и умер. Моментально открылся мир, даже солнце осторожно стало поглядывать на землю.

Кузьмич и Семёнов выбрались из машины. Вокруг было чисто и светло, Вдоль пирса стояли военные корабли, рядом бродили бравые матросы, весело кружили чайки, и витал особый запах флотского борща.

— Едут! — первым заметил Семёнов. — Точно, корову тащат. Я думал — шутка или не расслышали…

В ворота КПП въехал джип. За ним на длинной верёвке бежала корова. Машина тормознула неподалёку от милицейского «уазика», за ней остановилась и корова. Она тяжело дышала.

Из машины выбрались Лёва Соловейчик и генерал Иволгин. Обнялись по-мужски с Кузьмичом, дружно похлопывая друг друга по спинам.

— Ну, как тут? — поинтересовался Соловейчик.

— Судак отошёл, зато лох гуляет! — заорав от перевозбуждения, пояснил ситуацию Кузьмич. — Рыбалка будет — заглядение!.. Зря вы её волокли, — он посмотрел на животное за спинами гостей.

— Почему зря? — удивился Лёва. — Не бросать же на дороге?

— Конечно, бросать не надо, — согласился с ним Семёнов. — Жалко. Как её зовут?

— «Форд», — ответил Соловейчик.

— Оригинально, — после некоторой паузы сказал Семёнов. — У нас так старшину Василюка звали, он носил тёмные рубашки, потому что справедливо полагал, что их надо реже стирать…

Лёва наконец обернулся… и замер. Вслед за ним обернулся и генерал.

— Да… — многозначительно произнёс Иволгин, разглядывая животное. — Мистика… То-то, я смотрю, нас на поворотах в сторону заносило.

— А где «форд»? Где наш Серёга?! — растерянно спросил у коровы Соловейчик.

Животное молчало, тяжело дыша.

— Где машина? — Соловейчик шагнул к корове. — Где наш «форд», скотина?! Ты что тут делаешь?!

— Лёва, осторожнее! — предупредил Кузьмич. — Они очень ловко копытом бьют.

— Она за нами километров двадцать отмахала, у неё сил на удар уже нет, — сказал Соловейчик, но к корове не стал подходить. Та подозрительно жевала толстыми губами, явно готовясь к чему-то.

К ним стали подтягиваться моряки. Рассматривали животное. Кто-то принёс хлеба и ведро воды. Корова стала жадно пить.

К пирсу подкатили с ревушими сиренами и включёнными мигалками две машины ГАИ. Передняя тянула на сцепке «форд», задняя замыкала кавалькаду. Первым из патрульной машины вышел человек тщедушной наружности в строгом светлом костюме и большой летней шляпе, в руке он держал мятый портфель. Из «форда» показался Сергей Олегович.

— Прокурор приехал, — кивнул на человека в штатском сержант. — Он у нас в районе новый. Принципиальный.

— Серёга! — рванулся к машине Соловейчик.

— Стоять! — приказал Иволгин. — Семёнов, пошли.

Генерал в сопровождении сержанта двинулся к представителям Госавтоинспекции и местной прокуратуры. Те молча стояли у машин — неприступные и строгие, как и закон, который они блюли.

— Ты верёвки перепутал, когда страховку вязал, — зашипел Сергей Олегович, подходя к Лёве и Кузьмичу. — Привет, Кузьмич…

— Я, что мне дали, то и привязал… Ты сам конец подал… — попытался пойти в наступление Соловейчик.

— Ливень-то какой был? Ничего не видно, что там на конце привязано… — оправдывался Сергей Олегович. — Верёвка она и есть верёвка, а что к ней привязано, мне некогда было проверять. Я на тебя понадеялся…

— Кончайте спорить, — строго посмотрел на них Кузьмич. — Лучше накрывайте — чувствую, к этому дело идёт…


Сидели в тени деревьев, наслаждаясь необъяснимой тишиной вечера. Водная гладь пламенела в последних лучах солнца. На брезенте было накрыто: всё, как положено.

— Ну, за разум! — провозгласил Иволгин.

Звон стекла соединённых стаканов нарушил тишину вечера.

— В смысле? — не понял прокурор Чердынцев тоста.

На него посмотрели как на больного.

— В смысле — да здравствует разум, да сгинет маразм! — серьёзно пояснил Лёва.

Против этого прокурор не возражал. Выпил.

Рядом над углями жарился шашлык из белорыбицы. Чуть в стороне кормилась корова, вяло отгоняя хвостом мух. Спецтранспорт остывал под кронами деревьев.

— Можно сказать, что эта корова поставила рекорд скорости. Генерал шёл никак не менее пятидесяти километров в час, — говорил Семёнов. — Жалко, официально не зафиксировали для Гиннесса. То есть зарегистрировали, но протокол по взаимному соглашению сторон уничтожили. А так бы в Книгу рекордов попали…

— Я новый протокол составлю, — пообещал прокурор. — Для Книги рекордов… У меня по одному делу сейчас кандидат биологических наук проходит, он свидетелем будет. Пора нашему району на международный уровень выходить. Отстоять честь Отчизны.

— Ну, за Родину! — вновь провозгласил тост Ииолгин.

Все молча и торжественно поддержали генерала. Даже строгий прокурор Чердынцев. Задумались, глядя в даль необъятных водных просторов. На Родину.

— Хочу выпить за сопли… — неожиданно проникновенно, со слезой в голосе, сказал прокурор и, видя, что собравшиеся у костерка его не поняли, пояснил: — Деревня моя… родная… между двух речек стояла… Большая и Малая Сопля назывались…


Баркас легко рассекал водную гладь. Было ещё светло тем призрачным маревом белых ночей, которые погружают природу в самосозерцание и приводят души к умиротворению и покою.

Кузьмич стоял за штурвалом. Рядом лежал прокурор Чердынцев и сладко спал. Егерь неодобрительно смотрел на него:

— Не наш человек прокурор. «Слишком много пьёте!» — передразнил он его. — А сам… Две по сто и осетринка… Зря его на рыбалку взяли. Весь праздник поломает. Говорит: «Слышал, что вы на кордоне своём чудеса творите, такой сервис и условия быта, каких и на фешенебельных курортах нет». Во сибарит! Сервис ему подавай! Я действительно знатно отстроился на кордоне, увидите — ахнете. Пирс зимой поставил, технику прикупил. Беседку для наблюдения и любования луной выстроил…

— Эта беседки начали строить в конце периода Хэйан, с развитием нового стиля в архитектуре под названием «синдэн-дзукури», что было обусловлено интересом к миру чувств человека, — объяснил генерал, важно попыхивая сигарой.

— Какой, какой стиль?.. — заинтересованно переспросил Лёва.

— Синдэн-дзукури… Это по-японски…

— Не знаю, как у них, а у меня за луной наблюдать душевно, — сказал егерь. — Полное отторжение от бреда нашего…

— Всё-то тебя, Кузьмич, в восточную мистику тянет, — на свежий воздух вылез на палубу баркаса Сергей Олегович. — Ты бы лучше по-нашему, по-российски, занимался медитацией.

— Если по-нашему — никакого здоровья не хватит, — возразил после некоторого раздумья егерь.

Прокурор зашевелился, попытался приподняться:

— Дом тринадцать, квартира три, два звонка… зовут Люся…

— Тот не лих, кто во хмелю тих, — неодобрительно посмотрел егерь на Чердынцева. — С чего его развезло так? Вот до него был прокурор — наш человек! — из полведра через край до дна, а потом ещё лекции в клубе читал о культуре отдыха и о вреде алкоголизма.

— Кузьмич, не нарушай покоя, — попросил Соловейчик, указывая на красоты проплывающей мимо природы.

— Во-во! Рули внимательно, а то ещё заплутаем в темноте, — посоветовал Сергей. — Я уже ни черта не понимаю, куда плывём. Скоро совсем стемнеет…

— По звёздам пойдём… — ответил Кузьмич. — Два пальца левее от Алголя…

— Какого Алголя? — не понял Сергей Олегович.

— Это звезда в созвездии Персея, — пояснил генерал. — Вон она, еле виднеется. Там вот — Полярная звезда, выше — Кассиопея, в левой стороне — Алголь.

Баркас резко повело в сторону. Соловейчик бросился к рулю — тело Кузьмича плавно сползло вниз, он уже лежал рядом с прокурором. Раздался солидный храп.

— Кузьмич! — стал тормошить егеря Лёва. Тело того безвольно моталось, не отзываясь ни на какие призывы. — Готов. Он ещё жаловался, что, пока нас ждал, весь на нервы изошёл…

— На другое он изошёл, — проворчал Сергей, берясь за штурвал баркаса. — На какой Алкоголь править надо? «Два пальца левее»…

— Алголь. Алголь вон там, — показал Соловейчик. — Правильно, Михалыч?

Генерал что-то буркнул.

Сергей Олегович посмотрел на звезду Алголь. Вытянул руку:

— Лёва, а пальцы как надо ставить — вертикально или горизонтально? Если даже по вертикали, то у Кузьмича толще будут. Как бы нам с курса не сбиться…

Лёва поднял безвольную руку егеря, примерил два пальца по вертикали от еле заметной звезды.

— Туда правь! — показал Соловейчик в темноту.

— Лёва, ты уверен? — засомневался мнительный Сергей Олегович.

Соловейчик посмотрел вперёд — вдалеке замерцал сначала один огонёк, потом другой.

— Да точно — его это кордон! Он мне ещё на Новый год открытку прислал с видом — похоже очень… Правь на огни!


Деревянный настил пирса под ярким светом мощных прожекторов сверкал чистотой гладко строганных досок. Рядом стоял аккуратный сарай, на его стене висело несколько спасательных кругов.

Баркас тихо выплыл из мёртвенной мглы белой ночи, мягко стукнулся о сваи пирса. Сергей Олегович выскочил первым, привязал канат.

Встречали их три здоровенных раскормленных кота. Сидели вальяжно на пирсе и смотрели на прибывших сонными сытыми глазами.

— А ничего! Кузьмич не врал, смотри, как всё толково и чистенько… — огляделся вокруг Сергей Олегович.

На склоне пологого холма приветливо светились окна дома. К строению прямо от пирса вела заботливо ухоженная дорожка.

— Кузьмич, приехали! — пытался растолкать егеря Соловейчик. — Домой приехали! Серёга, помоги, — попросил он, потеряв надежду разбудить хозяина.



— Вещи пока можно в сарай выгрузить, — посоветовал генерал. — Я к дому, а вы тут сами разберитесь.

Иволгин пошёл на огни строений, прихватив с собой два рюкзака. У входа в дом он огляделся, задумался…

— Что-то не так… — подумал вслух генерал и вошёл внутрь.

Сергей Олегович вздохнул, оглядев забитый грузом баркас.

— Лёва, давай в сарай всё сгрузим. Потом разберёмся, кого куда, — сказал он, открывая створки дверей строения.

Включил свет — в сарайчике стояли новые водные мотоциклы, лодочные моторы. Всё сверкало чистотой, кругом царил порядок.

— На самом деле — Кузьмич обрастает сервисом, — заметил Лёва, осматривая технику, — Я уж подумал, что пули отливает. Молодец, не хуже, чем…

— Где? — поинтересовался Сергей Олегович. Он завозился в баркасе, перебирая груз. — Господи! Это-то зачем? И в таком количестве!

Соловейчик посмотрел — под брезентом, который отогнул Сергей Олегович, располагались коробки с водкой.

— Пять, десять… Шестнадцать коробок!.. — сосчитал Соловейчик.

Посмотрел на Серёжу. Тот под внимательным и строгим взглядом засмущался:

— Я Кузьмичу позвонил, говорю, много не бери — всё же отдыхать едем. Не больше шестнадцати. Но я имел в виду, конечно, бутылок, но никак не коробок… Лёва, неужели ты думаешь, что я ему мог такое посоветовать! — указал он на коробки.

— Будем надеяться, что он купил всё это не для нас, — сделал вывод Соловейчик.

— Конечно, у него же и другие бывают… Вон прокурор приехал, может, ещё кто соберётся отдохнуть, — живо поддержал версию Сергей Олегович.

— Кузьмич, зачем столько водки?! — склонился над телом егеря Лёва. — Тебя сколько просили взять?

— Сколько заказали — столько и есть, — чётко проговорил егерь, не открывая очей своих. — Я не враг своему здоровью. Культурно отдыхать умею. Чарка вина прибавит ума.

— Сомневаюсь… — прокомментировал Соловейчик.

Кузьмич в ответ засопел с удвоенной силой.

Лёва и Сергей Олегович переглянулись, стали молча сносить в сарайчик коробки с водкой.


Когда они внесли тело Кузьмича в дом, генерал, сидя за столом напротив круглолицего, немного растерянного человека, провозглашал очередной тост:

— Ну, за молчание! За солидное мужское молчание…

Кузьмича положили на диван. Лёва и Сергей огляделись — вокруг чисто и очень уютно, в европейском духе. Даже камин был. Резная мебель, всюду — некрашеное дерево, за углом — пологая лестница вела на второй этаж. Стояло пианино. И даже коврики на полу лежали…

— Всё время молчит, — показал генерал на своего улыбающегося собеседника. — Видно, Кузьмич своих сотрудников держит в ежовых рукавидах.

Румяному молчуну было где-то под пятьдесят. Одет он был скорее по-городскому, чем по-деревенски. Подойдя к телу Кузьмича и по-прежнему не произнося ни слова, он стал снимать с него дождевик. Затем заботливо положил ему под голову подушку. Снял сапоги. Это последнее действие, вероятно, и разбудило егеря — он открыл глаза и огляделся вокруг.

— Уважает… Вон как ухаживает, — умильно наблюдал за происходящим Соловейчик. — Любит, наверное…

— Кузьмич, как твоего сотрудника звать? А то он всё молчит и молчит… — поинтересовался генерал.

— Он не мой, — проговорил егерь, поглядев на суетливого человека и снова погрузившись в сон.

— Я так и понял, что немой, — вздохнул генерал. — Бывает, что же делать. Для мужика это плохо, но не так, как для женщины. Для них, женщин, это трагедия. У них же всё общение на словах построено. Мы ведь и без слов можем общаться. О своём, о мужском. Мы ведь поймём друг друга, а?

Генерал улыбнулся, потёр щёку, непроизвольно провёл тыльной стороной руки по горлу:

— Побриться бы не мешало…

Он поскрёб щетину вокруг кадыка — сотрудник тут же понял, заулыбался и наполнил рюмки. Иволгин с удивлением посмотрел на него.

— Михалыч, ты горло своё почесал, а он подумал, что выпить собираешься, — подсказал Соловейчик. — Ты уж впредь с жестами осторожнее…

— Не будем обижать, — решил Иволгин, поднимая рюмку. — Ну, за понимание.

Сотрудник кивнул головой, улыбнулся.

— Всё понимает… — одобрительно заметил Сергей Олегович, рассматривая странного помощника Кузьмича. Он широко зевнул и спросил его: — Слушай, где тут можно поспать и помыться?

Жестами он попытался всё это показать, для убедительности даже засопел, как егерь. «Спать и мыться». Второе действие Сергей Олегович изобразил активным почёсыванием тела. Сотрудник сочувственно посмотрел на него и жестом попросил следовать за ним.

— Чистенько… — огляделся вокруг Соловейчик, оставшись наедине с генералом в обширной столовой. — Молодец, Кузьмич…

* * *

Сотрудник затащил Сергея Олеговича на второй этаж, провёл в комнату, где стояло несколько удобных кроватей. Он протянул ему таблетку, повторил жест сна. Затем указал на стакан с водой — последовало активное почёсывание тела. Сергей Олегович с сомнением взирал на предложенный набор. Но сотрудник настаивал. Сам опустил таблетку в стакан, поднёс к губам. Сергей Олегович посмотрел на него, вздохнул и послушно отпил один глоток — пол ушёл из-под ног, он полетел куда-то. Сотрудник еле успел подхватить его на руки и понёс, как ребёнка, на кровать…


Лёва втащил в комнату тело прокурора. Положил на соседний угловой диванчик, рядом с Кузьмичом. Устало присел напротив сотрудника.

Соловейчик машинально почесал горло — тут же рюмка его была наполнена.

— Это я случайно, — стол оправдываться перед сотрудником Лёва. — Машинально поскоблил горло… Я приехал ловить рыбу. Отдохнуть и поймать большую рыбу…

Соловейчик для убедительности отчаянно жестикулировал, даже показал, какую рыбу он желает поймать. Сотрудник понимающе кивнул. Удалился и принёс большой бокал, который и наполнил привезённой рыбаками водкой.

Лёва тяжело вздохнул, взглянул на ёмкость, затем на внимательного и заботливого сотрудника — тот с интересом наблюдал за ним.

— Только я такие тосты, как генерал, не умею говорить, — признался Лёва. Приподнял бокал, легко склонил голову, подумал и залпом выпил. За что и заслужил одобрительное похлопывание по плечу и увидел поднятый вверх большой палец руки.

Соловейчик уже ласково глянул на сотрудника.

— А ты ничего, соображаешь. Ну, плесни ещё, да и себе накапай, — предложил он.

Хотя жесты не сопровождали его слова, он был прекрасно понят.


Генерал Иволгин подошёл к окну мансарды — внизу влажно блестела тропинка к пирсу. Сам причал в сероватом утреннем мареве плавно растворялся в зеркале воды. Было необыкновенно тихо и тепло.

От сарайчика на пирсе пробежал к дому Соловейчик, его шаги гулко раздавались в тишине утра. Он нёс в руках очередную коробку с водкой.

Заметил генерала.

— Михалыч! — остановился Лёва внизу. — Михалыч, сейчас червей накопаем и пойдём на зорьку. Спускайся вниз — мы завтракать собрались.

Лёва поудобнее перехватил коробку, нежно пропело стекло.

Иволгин вздохнул и прикрыл окно.

Кузьмич неожиданно проснулся: прямо в нос ему упирались прокурорские носки. Он с шумом втянул в себя воздух, поморщился брезгливо и поднялся с диванчика. Вышел на поляну перед домом, огляделся…

— Где это я?.. — прошептал он с ужасом и закричал во всю глотку: — Лёва! Посмотри, Лёва!..

Соловейчик не отзывался. Кузьмич махнул рукой и отправился на прежнее место — досыпать.


Кузьмич и Лёва завтракали. На диване, где прежде спал егерь, теперь лежал, пьяно сопя во сне, сотрудник.

— У тебя хлеб есть? — спросил Лёва, осматривая стол. Не только хлеба, но и ничего другого, кроме бутылок, не было.

— Там… где-нибудь… — вяло откликнулся Кузьмич.

— Где это там?! Ты что, Кузьмич? — возмутился Лёва.

— Ну, там… Это… На кухне посмотри, — уныло посоветовал егерь.


Соловейчик послушно направился на кухню. В ней царили чистота и порядок. Холодильник был пуст. В шкафчиках ничего не было, Лёва нашёл только пачку кофе.

Он посмотрел на часы — 3 часа утра.

— Кузьмич, придётся в посёлок за хлебом сгонять! — крикнул Лёва.


Сергей Олегович лежал на широком постели, сложив руки на груди. В длинной ночной рубашке и вязаном колпаке. Его поза очень напоминала покойника.

Соловейчик взглянул на странный наряд, толкнул:

— Серёга, тебе что на завтрак брать?

Молчание.

— Серёжа, как ты?.. — встревожился Лёва, глядя на неподвижное тело приятеля. Тот был бледен и, казалось, совсем не дышал…

Лёва склонился над телом, протянул руку и поднёс её ко рту Сергея Олеговича. Ничего не лоняв, дотянулся пальцами до левого уха, пощупал пульс — тот был на месте — и только тогда успокоился:

— Спит…

Соловейчик заметил на столе среди часов, носового платка, зажигалки — богатое портмоне с вензелем SOS.

— Серёжа, я у тебя денег немного возьму? На хлеб… — еше раз толкнул он Сергея Олеговича.

Снова молчание. Приняв это за знак согласия, Лёва сгрёб портмоне со стола и заглянул внутрь. Там была стопка долларов, немного рублей и кредитная пластиковая карта VISA.

— Я сейчас!.. — пообещал Лёва и выбежал из спальни, забрав портмоне.


— Лёва! Ты скоро?! — Кузьмич уже стоял на крыльце. Заметив генерала на пирсе, у лодочного сарая, он крикнул ему, объясняя столь ранний подъём:

— Михалыч, мы быстро — за хлебушком и обратно.


Генерал смотрел, как егерь и Соловейчик усаживаются в джип, Взревел мотор. Машина странно дёрнулась, затем вылетела на дорогу, оставив после себя клубы дыма.

Иволгин взглянул на часы — 3 часа 15 минут — и продолжил осмотр водных мотоциклов.


Через лес шла ровная асфальтированная дорога. Машина мчалась легко.

— Хорошая дорога, — произнёс Кузьмич. Он сидел за рулём.

— Научились делать, — согласился Лёва.

Соловейчик приложился к прихваченной с собой бутылке водки. Сделав слишком большой глоток, он поперхнулся от неожиданности. Начал надсадно кашлять.

— Кузьмич, похлопай! — судорожно, сквозь кашель, попросил он.

Кузьмич оторвал руки от руля и несколько раз хлопнул в ладоши. Соловейчик дико посмотрел на егеря. Кашель, как ни странно, прошёл сразу же после хлопков…

Они въехали в посёлок. Одноэтажные аккуратные строения утопали в зелени. Влажное шоссе пело под широкими колёсами джипа.

Кузьмич притормозил у припаркованного автомобиля.

— Мужики! — выглянул Лёва. — Где тут магазин? Хлебушка хочется купить.

Те, увешанные тяжёлыми цепями и радиотелефонами, оглядели странную парочку, особенно Кузьмича в егерской фуражке с кокардой. Но после того, как Лёва так оглушительно икнул, что руки их непроизвольно дёрнулись к просторным пиджакам, указали:

— Туда езжай — там заправка, а при ней лавка…

— Спаси… — Лёва вновь икнул, — …бо! — Мужики вновь нервно дёрнулись.

Джип умчался.


Прокурор Чердынцев проснулся и попытался приподнять голову, что стоило ему неимоверных усилий. На голове у него по-прежнему сидела мятая шляпа, а руки сжимали мятый портфель, Рядом с ним валетом лежал незнакомый мужчина. Это был не рассчитавший своих сил сотрудник. Прокурор внимательно рассмотрел его — нет, раньше не видел. На столе стояла бутылка водки. От одного взгляда на неё прокурора судорожно передёрнуло.

Он вышел на крыльцо — по зеркальной глади воды носился на водном мотоцикле Иволгин. Больше ничего знакомого Чердынцев не обнаружил.


Подъезжая к заправке, они увидели огни магазинчика. Кузьмич лихо затормозил, подогнал машину поближе к входу.

Осматривали традиционный набор продуктов на стендах.

— Странно: спиртного нет… — заметил Лёва и вновь оглушительно икнул, привлекая к себе внимание продавщиц.

— Пардон… — галантно склонил голову Соловейчик. В ответ получил заученные понимающие улыбки.

— Это же для автомобилистов магазин, — объяснил егерь. — За рулём пить нельзя…

— Что, и хлебушек есть за рулём тоже нельзя? Гляди, его нет нигде!

Лёва попытался ещё что-то сказать, но новый приступ икоты поглотил его фразу. Егерь посмотрел на него и положил в корзинку, которую он катил перед собой, пару бутылок воды.

Протянул на кассе портмоне с вензелем SOS. Продавщица достала кредитную карточку VISA, ловко протащила её через аппарат. Улыбнулась.

— Вы любите ловить рыбу?

Лёва улыбнулся и икнул так громко, что продавщица вздрогнула:

— Ловить?

Кузьмич потащил его на выход:

— Лёва, ты сначала выпей водички, а потом начинай знакомиться.


Прокурор, не обнаружив в доме туалета, выскочил на воздух, оглядел окрестности и забрался в заросли каких-то растений. Зашёл за сарайчик, где и решил остановиться…

Место было тихое и укромное. Прокурор даже замычал от удовольствия и облегчения. Закрыл глаза. Вдруг, сквозь шум струи, он расслышал чьи-то шаги, Чердынцев поднял голову — прямо перед ним стояла особа женского пола в большой соломенной шляпе и лёгком летнем платьице. Ростом она была, пожалуй, выше прокурора на целую голову… И весила раза в полтора больше. Незнакомка с удивлением взирала на Чердынцева.

Он быстро повернулся к ней спиной.

— Извините, — пролепетал он. — Не нашёл туалета. Ничего, что я к вам спиной стою? — он осторожно оглянулся — незнакомка оставалась на месте. Смотрела. Выражение её лица было отрешённым; казалось, она чего-то ждала. А может, просто удивлялась тому, как долго прокурор писает…

Чердынцев и сам удивился — выход жидкости никак не прекращался. Нужно было заполнять паузу…

— Вечер добрый… или утро? — растерялся Чердынцев.

Прелестное создание улыбнулось в ответ.

Он оглядел её крепкое, пышущее здоровьем тело. Чердынцев судорожно сглотнул.

Наконец смог повернуться к незнакомке лицом. Она, продолжая улыбаться, протянула руку… Неожиданно для себя прокурор галантно поцеловал ей ручку. Это было принято без излишнего жеманства. Чердынцев запихнул неразлучный с ним портфель под мышку, освободившейся рукой обнял даму и звонко чмокнул. Звук лихо прокатился над гладью воды. Прокурор осмелел — он уткнулся лицом в могучую упругую грудь и жарко зашептал:

— Вы верите в любовь с первого взгляда? — молчание и виноватая улыбка в ответ. Он понял это по-своему. — Я тоже не очень верю… Сначала надо убедиться в своих чувствах, разобраться в них, а затем уже принимать решения… — прокурор профессионально осматривался — сарай подходил для задуманного, двери его были приветливо распахнуты…

— Я сейчас… за шампанским, чтобы веселее было, — быстро протараторил он, вталкивая незнакомку в темноту сарая.

Закрыв дверь, он предупредил:

— Не волнуйтесь, я скоро…

Подумал и для надёжности набросил солидный замок. Ключ от замка повесил рядом на стенку, на видное место, — чтобы не потерялся. Потом он бодро побежал к дому в полной уверенности, что теперь-то незнакомка никуда не денется.

* * *

Генерал Иволгин посмотрел на спящего сотрудника, заботливо прикрыл его пледом. Оглядел гостиную.

Сел за пианино, стал наигрывать то ли мелодию Фредерика Шопена, то ли просто фантазировал — нот не было. Скоро он откинулся от инструмента, задумался…

— Что же так неуклюже всё?.. — задал риторический вопрос генерал.


С лестницы спустился Сергей Олегович. В длинной ночной сорочке и колпаке. Глаза закрыты.

— Простите, где здесь туалет? — спросил он, не открывая глаз.

— Не знаю, — признался Иволгин.

— Спасибо, — с закрытыми глазами пошёл на крыльцо. В дверях его чуть не сбил прокурор. — Где тут туалет?..

— Везде! Только далеко не отходи… крапивы много… — прокурор ворвался в помещение.

— Шампанское есть? — спросил он. — Срочно нужно шампанское.

— Водка есть. Кузьмич не держит шампанского, — ответил Иволгин. Прокурор метнулся на кухню, затем наверх по лестнице.

— Кто ж на рыбалке шампанское пьёт? — вопросил пустоту генерал.

* * *

Стояли невдалеке от АЗС. Рядом располагался красочный рекламный щит, на котором дива неземной красоты держала в руке бутылку воды, предлагая всему миру последовать её примеру. Лёва послушно пил воду. Останавливался, прислушиваясь к своему организму, — икота не отпускала.

— Не нравится мне здесь, — оглядел тихую улочку егерь. — Не то что-то… Чистенько слишком и тихо… Девчонки!

По улице вышагивали две длинноногие дивы, потенциальные фотомодели с утомлёнными жизнью лицами.

— На рыбалку не хотите? — встрял Лёва. — Сейчас на природе хорошо… Посидим, рыбку половим. Поболтаем…

Девицы внимательно осмотрели друзей, но, после того как Лёва в очередной раз не выдержал и икнул, всё поняли:

— Сейчас, только червяков накопаем и сапоги резиновые купим… — девицы пошли дальше.

— Ты молчал бы, Лёва! — попросил Кузьмич. — Своим рёвом икотным всех пугаешь…


Чердынцев заглянул в комнату, где спал Сергей Олегович, — шампанского не было. Вытер пот со лба. Заметил стакан с недопитой водой. Понюхал, потом выпил… качнулся и мягко повалился на кровать…


Машина мчалась по шоссе. Лёва опорожнял очередную бугылку.

Егерь огляделся:



— Ты не помнишь, откуда мы приехали?

— Ну ты даёшь! Это же твои родные места… — вновь икнул, — и ты меня спрашиваешь — где мы! Вон — менты стоят… Они всё знают.

Менты сами остановили их машину. Один из них с приветливым строгим лицом подошёл к окошку водителя.

— У вас не пристёгнуты ремни безопасности… — сказал на финском языке блюститель порядка.

— Форму новую ввели? — спросил Соловейчик, разглядывая необычный наряд милиционера. — Послушай, как к нему домой проехать? — показал он на Кузьмича.

Теперь громко икнул егерь — милиционер отшатнулся — даже не столько от звука, сколько от запаха.

— На тринадцатый кордон, — пояснил егерь. — Кузьмич.

Милиционер машинально пожал протянугую ему руку, затем и Лёва представился, ему тоже вежливо пожали руку.

— Так как нам до дома добраться? — настаивал Соловейчик. — За хлебом поехали и заплутали… Он же не привык к вам в посёлок ездить, всё больше по лесам и воде, на дикой природе… — объяснял Лёва, показывая на Кузьмича. — Давно вам форму ввели?

Милиционер внимательно слушал. Что-то быстро заговорил на непонятном языке. Соловейчик улавливал только слова «водка» и «авто».

— Карел? — перебил его Лёва. — Наверное, недавно служишь? Семёнова знаешь, сержанта? Свяжись с ним по рации…

Милиционер вновь стал что-то говорить, показывая в сторону своей машины. Для убедительности он изобразил жестами, какими зигзагами шёл джип. Видимо, блюститель порядка хотел дать понять, что Кузьмич ехал в состоянии крайнего опьянения и просил его пройти к своему автомобилю для сдачи теста на алкоголь и реакцию…

— Ага, направо, потом налево… — не поняв чужого языка, кивнул Лёва. — Кузьмич, запомнил? Спасибо, родной! Но русский язык учи — пригодится… Поехали, Кузьмич!

Джип лихо помчался вперёд.

Милиционер растерянно смотрел вслед.

— Виллэ, что случилось? — по-фински крикнул от машины напарник «милиционера».

— Эти русские совсем обнаглели! — после недолгого размышления ответил на таком же чистейшем финском Виллэ. — Разъезжают пьяные, как у себя дома…


Мчались на предельной скорости по узкой дороге. Соловейчик оглянулся — погони за ними не было. Впереди показался кемпинг. Обычный в общем-то… Только устроен по западным стандартам: современного дизайна здание, множество фирменных блестящих машин на аккуратно размеченной стоянке… Какие-то пёстрые флажки, рекламные щиты. Рыбаки переглянулись — они всё поняли…

— Я ещё на пирсе почувствовал — что-то не то, — сказал Лёва Кузьмичу. — Чисто слишком. Аккуратно, всё не по-нашему… И ностальгия… Всё такое же — вода, деревья, а на Родину тянет…

— Почувствовал он ещё на пирсе, — проворчал егерь. — А в магазине кто с девицами заигрывал?

— Это машинально, по инерции, — оправдывался Лёва, — Как думаешь, мы в Финляндии или Швеции? Наверное, в Финляндии — плыли не очень долго…

— Думаю, нам бежать надо. Тихо, пока не поймали, — сказал Кузьмич. — Одна только проблема — генерал…

— Да, с ним сложности могут возникнуть, — задумался Лёва, — Он вполне может на принцип пойти…

Остановили машину у дома, который при утреннем свете выглядел несколько иначе.

Лёва осмотрел строение, попытался прочитать табличку перед входом на непонятном языке:

— Вроде здесь останавливались?


— Хорошо!.. — донёсся с воды голос Иволгина. Генерал плавал вдали от пирса, оставляя за собой клубы сигарного дыма, как дредноут в море.

— Здесь! — Кузьмич рванулся в дом.

Промчались мимо спящего сотрудника наверх.

Сергей Олегович продолжал безмятежно спать в длинной ночной рубахе и колпаке. Рядом предавался сну прокурор Чердынцев. Лёва стал тормошить их:

— Серёга, вставай! Прокурор, подъём! Мы оказались за кордоном! Линять надо быстро и тихо!

Прокурор молчал, сладко причмокивая губами. Сергей Олегович начинал пробуждаться.

— Давай поднимай его. Хоть одного в чувство приведём… — Кузьмич подхватил тело под руки.

Лёва помог затащить его в ванную комнату. Включили холодную воду и поместили Сергея Олеговича, прямо в ночнушке и колпаке, под струи душа — на раздевание было жалко тратить время. Он, не открывая глаз, молча пытался выползти из-под воды, но Лёва строго следил за его движениями, не давая перебраться на сухое.

— Серёга, мы за кордоном! Нарушили границу! — говорил Лёва.

— Нас в тюрьму могут упрятать! — пояснил Кузьмич. — Тогда не скоро рыбку половишь…

— Когда уходим? Ночью? — очнувшись от сна, ветревоженно спросил Сергей Олегович, стоя под струями воды.

— Сейчас надо уходить, до ночи можем не продержаться, — посоветовал Лёва.

— Господи! Угораздило меня! — Сергей Олегович оглядел свой странный костюм. — Кто это меня так нарядил? Наверное, твой, Кузьмич, сотрудничек расстарался?

Он попытался шагнуть — его качнуло, Кузьмич и Лёва еле успели поддержать его.

— Сволочь сотрудник таблетку подсунул — до сих пор в сон бросает… — пожаловался Сергей.

Помогли выбраться из ванной, стали вытирать полотенцем.

— Это всё ты — на Алголь иди! Два пальца левее — не промахнётесь! Куда ты нас завёл?! — смотрел на Лёву Сергей Олегович. Потом перевёл взгляд на егеря: — Половили рыбку! Спасибо!

— За штурвалом стоял ты… — напомнил Лёва. — И кончай крайнего искать — надо ноги делать…

— А Михалыч? — посмотрел на них Сергей Олегович. — Вы же его знаете — он упёртый.

— Серёжа, что ты говорил насчёт таблеток сонных? — спросил Лёва.


Кузьмич, Лёва и Сергей Олегович сидели на пирсе и ждали генерала, который плавал с неизменной сигарой в зубах совсем рядом. На стуле посапывал прокурор Чердынцев, заботливо помещённый в тень солнцезащитного зонта.

— Михалыч, — не выдержал Лёва, — вредно так долго в воде находиться — можно заболеть…

— Все болезни — от бескультурья, — плескался генерал, не собираясь выходить из воды. — Вода — колыбель разумной жизни. Я просто возвращаюсь к истокам бытия… получая от этого несказанное удовольствие…


— Если он будет пребывать в своей колыбели ещё некоторое время, мы остаток жизни проведём на нарах… — Сергей Олегович нервно посмотрел на часы.

— У них тюрьмы — комфортабельные. Бананы дают на обед, — успокоил его Лёва. — Спортом можешь заниматься, читать книжки…

— Спасибо, я и дома могу бананы кушать и книжки читать… — проговорил Сергей Олегович. На его глаза навернулись слёзы. — Домой хочу, на Родину…

— Не трави душу и улыбайся — генерал подплывает, — зашипел Кузьмич.

Вся троица стала трогательно улыбаться, глядя на Иволгина, который наконец-то решил выбраться на сушу. Тот, отфыркиваясь словно морж, вылез на пирс. Плавки у него, как и всё остальное, оказались тоже защитного цвета с маскировочными разводами.

— Михалыч, — елейным голосом произнёс Лёва, — надоело здесь. Давай на старый кордон рванём? Там как-то привычнее…

— Здесь тоже неплохо, — возразил генерал, вытирая своё крепкое тело полотенцем. — Меня сначала тоже тоска грызла, теперь ничего — отпустило. Главное — без дела не сидеть. Сейчас рыбу ловить будем…

Троица переглянулась.

— Таблетки… — прошептал Лена.

Сергей Олегович разжал ладонь — показывая горсть приготовленных сонных таблеток.


Сидели на пирсе, смотрели на неподвижные поплавки. Солнце поднималось всё выше и выше. По воде расходились круги — рыба гуляла.

На пирсе стоял белоснежный пластиковый стол с чашками и бокалами. Электрический чайник приятно булькал. Рядом в тени посапывал прокурор.

— Нет здесь рыбы, ушла в тихие места. У старого кордона — тихо, очень тихо… — проговорил Кузьмич, поглядывая на генерала. — Михалыч, чайку ещё не выпьешь? А то только зря глаза мозолим на поплавках — нет тут рыбы…

Послышался шорох за спиной, они все разом оглянулись: из камышей выполз здоровенный кот, он нагло волок в зубах крупную рыбину. Злобным, затуманенным охотой взглядом, посмотрел на рыбаков, потащил добычу дальше.

— Есть рыба, просто ловить её надо уметь, — констатировал генерал.

Вздохнули и снова уставились на свои неподвижные поплавки.

— Ты сколько таблеток бросил? — тихо спросил Лёва у Сергея Олеговича.

— Две штуки.

— Мало… Он здоровый, — покосился Лёва на Иволгина. — Ещё добавь, чтобы наверняка свалился…

— Кузьмич, а где твоя беседка для наблюдения за луной? — спросил Иволгин. — Утром всё обошёл — не мог найти.

— Там… — неопределённо показал куда-то в сторону егерь, — Потом покажу…

Сергей Олегович достал три таблетки, подумал и добавил еше одну. Осторожно опустил их в кружку генерала.


«Сотрудник» вышел на крыльцо дома, посмотрел на четыре неподвижные фигурки на пирсе. Выбрал себе удочку с простой леской и незамысловатым крючком.


Поплавок легко дёрнулся и осторожно лёг на воду. Плавно пошёл в сторону…

— Подсекай! — зашипел Кузьмич.

— Рано ещё… — голос Сергея Олеговича.

— Давай! Уйдёт! — волновался Кузьмич.

Поплавок уверенно стал погружаться — рывок, леска натянулась, заходила в разные стороны. Блеснул на солнце широкий бок рыбины. Умелые руки приподняли ей голову, заставляя глотнуть воздуха, затем подтащили к пирсу.

Забился в сачке крупный лещ.

Это довольный «сотрудник» выташил свою добычу, улыбнулся рыбакам и пошёл к дому.

— Повезло… Случайно! — прокомментировал Кузьмич. — Рыбы здесь мало, практически нет.

Генерал промолчал.

— Михалыч, ну что мы сидим, как пришитые к этому пирсу! — не выдержал Сергей Олегович. — Ты хоть бы чайку попил! Времени-то уже сколько!

Иволгин молча выпил чай. Посмотрел на часы:

— Ну, пора внести разнообразие в отдых.

— Сейчас возьмёт… — зашептал Сергей Олегович. — Третий бокал выдул… семь таблеток.

— Чего же его не берёт? Ты таблетки не перепугал? — подозрительно покосился на него Лёва.

Иволгин стал выводить из сарая водный мотоцикл.

Сергей Олегович взял кружку генерала, понюхал, затем осторожно попробовал.

— Ну, чего? — посмотрел на него Лёва. — Те таблетки?..

Глаза Сергея Олеговича прикрылись, он мягко опрокинулся в сторону.

— Чего это с ним? Сморило? — посмотрел на спящего Иволгин.

— На солнышке перегрелся, в сон кинуло. — Лёва оттащил тело в тень зонта, поближе к прокурору.

Иволгин включил мотор мотоцикла, лихо развернулся и быстро начал удаляться от берега.

— Ничего его не берёт! — возмутился Лёва.

— Может, у него иммунитет. Кто знает, что им в армии делают, может, кодируют от отравления, — Кузьмич и Лёва сели на край пирса, наблюдая за сложными фигурами, которые проделывал Иволгин на водном мотоцикле.


Они терпеливо ждали, свесив ножки…

Солнце припекало. Его лучи слепили и нагоняли сон. Глаза Кузьмича и Лёвы непроизвольно закрылись, тела синхронно качнулись вперёд — чуть не упали вниз, но каким-то необъяснимым чувством вновь обрели неустойчивое равновесие.

Егерь очнулся от летнего полуденного дурмана — по воде носился мотоцикл с Иволгиным, выписывая немыслимые виражи.

— Лёва, а если он заснёт? — спросил егерь.

— Хорошо, этого и ждём, — сонно ответил Соловейчик.

— Если он сейчас заснёт, на ходу? — уточнил Кузьмич.

— В баркас давай! — моментально очнулся Лёва. Посмотрел на генерала и странные метания мотоцикла по глади воды. — Он спит уже!

Баркас неторопливо отошёл от пирса, скорость у него была, не в пример водному мотоциклу, маленькой.

— Он по кругу ходит! Подействовали таблетки! — проорал Лёва. — Ближе подходи!

Мотоцикл странно вильнул и пошёл на баркас, Кузьмич в последний момент вырулил в сторону, избежав столкновения. Схватил канат:

— Сейчас мы его соструним!

Генерал промчался у самого борта.

Егерь ловко набросил петлю — его выдернуло из баркаса и поволокло за водным мотоциклом.

Тяжесть тела егеря замедлила ход машины — мотоцикл почти застыл на месте, стал медленно погружаться в воду.

— Лёва! Меня спасай! — заорал егерь, видя, что Соловейчик бросился на помощь генералу. — Михалыч плавать умеет! Меня спасай!

Соловейчик бросил мотоцикл с Иволгиным, подплыл к егерю. Затолкнул его в баркас. Затем общими усилиями втянули туда же и генерала.

— Тяжёлый… — еле отдышался Лёва, глядя на спящего Иволгина.


«Сотрудник» наблюдал с веранды за странными действиями на воде.

Увидел, как подтаскивают к сараю водные мотоциклы. Вздохнул, заполнил в амбарной книге ещё одну строчку, сосчитал столбик цифр, затем достал из портмоне с вензелем SOS кредитную карту…


Лёва и Кузьмич поспешно грузили в баркас вещи. Подхватили Сергея Олеговича, занесли и его. Положили рядом с Иволгиным и прокурором Чердынцевым.

От дома бежал «сотрудник», что-то крича и размахивая руками.

— Быстрее! — Лёва стал отвязывать швартовый канат, руки не слушались.

«Сотрудник» добежал, радостно улыбаясь, протянул Лёве портмоне с вензелем SOS.

— Спасибо. До свидания, — на довольно сносном русском произнёс он.

— Прощай и извини, если что не так… — отозвался Кузьмич, отталкиваясь от пирса. Заработал движок — баркас неспешно отошёл от берега.

«Сотрудник» посмотрел им вслед и направился закрывать сарай с моторами и водными мотоциклами.


Берег уже стал скрываться за горизонтом. Баркас качало на мелкой волне. Соловейчик ежесекундно оглядывался.

— Как думаешь, мы уже в нейтральных водах? — спросил он егеря.

— Откуда я знаю, — отозвался Кузьмич. — Тут всё рядом. Вон Ленин по льду за считанные минуты добежал до Финляндии. А мой баркас идёт пошибче…

— Ты хотя бы знаешь, куда правишь? Думаю, что Ленин знал, когда бегал к финнам, — сказал Лёва.

— По солнцу, конечно, сложнее ориентироваться, чем по звёздам, — осмотрел егерь водную гладь вокруг баркаса.

— Мы уже один раз шли по твоим звёздам, — зашипел Соловейчик. — Как бы теперь в Африку не попасть!

Баркас качнуло на очередной волне. Сергей Олегович открыл глаза и огляделся: всё на месте, генерал спит, рядом посапывает прокурор.

— Вырвались? Долго ещё ехать? — спросил он. — А где водка?! Где водка?!! Шестнадцать коробок! Водки! Нашей! Родной! Чухонцу оставили!!!

Рёв его перекрывал мерное постукивание движка и далеко разносился по водной глади.


«Сотрудник» сидел на стульчике в проёме дверей сарая и смотрел на коробки с водкой. В руке он держал бутылку. Шевеля губами, прочитал надпись — «УРОЖАЙ». Довольно захихикал. Взял одну бутылку и побежал к жене, которая сидела на лавочке у дома и что-то неторопливо вязала.

— Смотри, что нам осталось от русских гостей! — радостно сообщил он, показывая на бутылку. — Целых пятнадцать коробок!

— Юсси, эти русские — контрабандисты, ты тоже стал контрабандистом? — спросила она.

— Нет, Сарра, я остался владельцем маленького отеля. У нас мало водки, а скоро начнётся сезон и будет много туристов… — весело возразил Юсси. — Они не контрабандисты. Просто они щедрые люди и оставили нам эту водку.

— Ты не знаешь русских. Я их помню, хотя и была маленькая… — вздохнула Сарра. — Водку они никогда не забудут…

* * *

— Вы, как последние ослы, оставили водку! Шестнадцать коробок водки! — надрывался Сергей Олегович. — Вы ничего не забыли! Даже снасти! А водку оставили!!!

— Серёжа, мы что, за сотню вёрст водку сюда приехали пить? — спокойно спросил Соловейчик.

— Конечно, нет, — подумав, согласился с ним Сергей Олегович.

— Зачем мы приехали? — не отставал Лёва.

— Ловить рыбу… — вспомнил Сергей.

— Вот и лови рыбу! А о водке — ни слова!!! — заорал Лёва. — У меня у самого душа болит и ноет, как вспомню, что и сколько мы там бросили!!!

— Лёва, не волнуйся. Чёрт с ней, с водкой, ещё купим… — стал успокаивать его Сергей Олегович. — Приехали на рыбалку, вот и будем рыбку ловить…

Он достал спиннинг, забросил блесну, собираясь ловить «на дорожку». Благо, незначительная скорость баркаса позволяла делать это, да и снасти у Сергея Олеговича были солидные, для морской ловли.

Напряжённо молчали, старались не смотреть друг на друга.

Сергей Олегович снял свои модные кроссовки — пошевелил пальцами ног, испытывая неземное блаженство.

— На такой скорости на блесну не возьмёт. Да и леска у тебя для наших мест толстовата, — заметил Кузьмич, нарушая молчание.

Он посмотрел в сторону Сергея Олеговича — на корме пусто, только сиротливо стоят кроссовки, неожиданно разлучённые с хозяином…

— Серёжа? — тихо позвал Кузьмич, глядя на одинокую обувь.


Сергей Олегович мужественно боролся со стихией. Он судорожно вращал ручку спиннинговой катушки, пока не оказался у бревна, за комель которого и зацепилась блесна. Брёвна такие ещё называют «топляк»; плавают они почти вертикально — набухший тяжёлый низ ствола притапливается, и на поверхности остаётся только верхний срез.

На него и забрался Сергей Олегович, как на насест. Место не очень удобное, но сидеть было можно. Огляделся вокруг — сплошная водная стихия. Только для разнообразия вверху облака плывут и чайки летают.

— Помогите! — на всякий случай прокричал он в пустоту.

* * *

Неожиданно в обступившей со всех сторон тишине раздалось пиликанье. Сергей Олегович сначала не понял, откуда доносится звук, но потом его озарило: он достал из внутреннего кармана жилетки сотовый телефон. Удивительно — аппарат работал. Он осторожно приложил трубку к уху…

— Зайка?.. Ты! — обрадованно сказал Сергей Олегович в трубку. — Здравствуй, милая… У меня всё нормально, то есть не совсем всё. Понимаешь, я оказался в воде, на бревне… Какие шутки! Вокруг вода — а я сижу на бревне!.. Нет, я не сам забрался… Подожди, долго рассказывать. Ты телефон службы спасения не знаешь?.. Тогда узнай и сообщи им, что я сижу на бревне в нейтральных водах. Вероятно, рядом с Финляндией… Почему не можешь?.. Где? А что ты делаешь на Кипре?.. Отдыхаешь?! Я тут среди воды на бревне сижу, а ты изволишь отдыхать!.. А!.. — связь прервали. — Алло!.. Как деньги кончились?! Не отключайте меня, я на бревне сижу! Робот чёртов!.. Сволочи!

Сергею Олеговичу до слёз стало обидно за людей, которые в торопливой своей жизни не пытаются выслушать других. Чтобы успокоиться, стал бросать блесну…

* * *

Кузьмич стоял на носу баркаса и зорко всматривался в даль.

— Вон! Кто-то на воде сидит! — закричал он. — Туда правь!

Подплыли к Сергею Олеговичу, тот, сидя на срезе бревна, спокойно смотрел на них. В руках он держал спиннинг, на конце которого висел судак, не очень крупный, но такой, которого и показать не стыдно.

— Серёжа, всё нормально? — осторожно спросил Соловейчик.

Они аккуратно сняли беднягу с бревна. Лёва стянул с его носа солнечные очки — вокруг белого пятна, оставшегося от них, краснела сгоревшая на солнцепёке кожа. Неожиданно Сергей Олегович наморщил свой обгоревший лоб и заплакал.

— Нервный стресс, — пояснил Кузьмич, — Это пройдёт… Серёжа, ты спасён. Всё самое плохое — позади. И о водке не горюй, её теперь — хоть залейся!

— Зайка, жена моя… — выдавил сквозь слёзы Сергей Олегович, — на Кипре… уехала… отдыхать…

Лёва многозначительно посмотрел на Кузьмича, показал пальцем у виска — «поехала крыша».

— Не принимай близко к сердцу, — успокоил его Кузьмич, — моя вот тоже, восемь лет назад отправилась в театр на «Парсифаля», потом открытку из Катманду прислала: не ищи, мол, меня, я нашла своё счастье и истинное призвание». Кипр — не Колыма, вернётся.

Сергей Олегович посмотрел на Кузьмича и успокоился.

— Судака ты классного взял, — похвалил его Соловейчик.

Сергей согласился с ним. Стал надевать поджидавшие его возвращения кроссовки.


Они потихоньку плыли вперёд. Вдруг призрачный холодный свет поглотил всё пространство вокруг баркаса.

Это пограничный катер, ревя сиреной и сверкая прожекторами, шёл, буравя воду, к ним. Лёва и Кузьмич что-то кричали, размахивали руками, но в жутком рёве тонули все звуки.

— Заглушить двигатель! Команде оставаться на своих местах! Вы нарушили водную границу России! — донёсся до них голос через мощные усилители. — Не двигаться! При попытке сопротивления — открываем огонь!

— Мы свои! — орал Кузьмич, руки его были подняты. — Свои! Кузьмич я!

Катер подошёл ближе.

— Лёва, посвети на моё лицо, меня тут все знают, — попросил егерь, не решаясь опустить руки.

— Как я тебе посвечу — у меня руки заняты, — Соловейчик кивнул на поднятые свои.

Только Сергей Олегович безучастно сидел на корме, да Иволгин с прокурором посапывали, заботливо укрытые спальником.

— С нами генерал и прокурор! Мы потерялись! — кричал егерь.

— Расставить ноги на ширину плеч! — раздался приказ с катера.

Рыбаки послушно подчинились.

— Приступаем к утренней зарядке!..

На баркасе удивлённо переглянулись.

— Кузьмич, не поверю, чтобы ты потерялся! — на борту пограничного катера появилась фигура сержанта Семёнова. — Да ещё в трёх шагах от кордона, Я вас уже пять часов разыскиваю! Приехал отдохнуть — вас нет! Уж волноваться стал — не случилось ли чего? Да вы руки-то опустите, я ж пошутил!.. Пришлось к погранцам обратиться за помощью…

— Всё нормально! — успокоил их егерь. — Ходили по шхерам. Места показывал наши… живописные… Генерал с прокурором так устали от впечатлений, что заснули…

— Места красивые, впечатлений — море, — подтвердил Лёва.

— Точно — или сети ставили, или динамитом рыбу глушили… — прошептал Семёнов мичману, стоявшему рядом с ним у борта. — Кузьмич всегда, когда врать начинает, про красоты говорит…

Мичман кивнул, соглашаясь с сержантом: подозрительно вели себя рыбаки.


Пограничный катер проревел на прощание и пошёл дальше, оставив их на берегу. Пирс немного покосился и был довольно шатким. Дорожка к строению вела кривая и поросшая крупными лопухами. Около сарая горела одинокая лампочка. Но всё равно было уютно и тихо. Дом он и есть родной дом.

Семёнов помог Сергею Олеговичу поддержать генерала, тот, хотя и самостоятельно передвигав ногами, глаз не открывал.

— Хорошо сморило, — прокряхтел Семёнов. — Отдохнули, видно, славно? У нас места — уникальные… Я вот других не понимаю, едут на Кипр, например, ещё куда, а у нас… Ты чего?

Сергей Олегович застыл, глядя куда-то вдаль. На глаза навернулись слёзы.

Семёнов проследил его взгляд: взору открывались места очень живописные. Он посмотрел на Сергея:

— Понимаю, меня тоже за душу берёт…

Так и стояли втроём, пока Лёва разгружал баркас, любуясь природой. Только у Иволгина были глаза закрыты — генерал спал.


Чтобы не разбивать компанию, за стол пришлось посадить спящего Иволгина. Рядом, на плетёный диванчик, положили прокурора. Стол накрыли на веранде, выстроенной в стиле китайской пагоды. Она находилась над самым обрывом — внизу тихо плескалась вода. Вокруг разноцветных бумажных китайских фонариков, развешенных под крутой, крытой черепицей крышей, летали мошки и мотыльки. Небо было светлое, безоблачное.

Веранду Кузьмич построил славно, с любовью… С домом она соединялась пешеходным мостиком, который витиевато вился над обрывом. Лёгкий ветерок нежно дул с воды… Было так хорошо, как только и может быть на рыбалке.

На столе — закуска в китайских чашках без ручек: лапша с овощами. Рядом — палочки для еды.

— Замечательно, — окинул взором сервировку Лёва.

— Надо генерала будить, — предложил Семёнов. — Тост нужен…

— Не надо будить, — произнёс Лёва.

— Почему? — удивился сержант. — Зачем же он тут сидит?

— Водка пропала… — вздохнул Соловейчик. — Утонула, — посмотрел на Кузьмича.

— Вся?! — ахнул Семёнов.

— Вся, — мрачно подтвердил Лёва. — Тостов сегодня не будет.

— Где? — после паузы, которой хватило милиционеру для осознания трагедии, прошептал Семёнов.

— Там, — неопределённо махнул рукой Кузьмич. — Далеко…

— Надо водолазов подключить, они достанут, — подсказал Семёнов. — Весной ящик коньяка со сходен уронили, когда день рождения начальника тыла праздновали, так они даже в этой мути, что у военного пирса, отыскали и подняли… Там глубоко?

— Глубоко, — задумчиво ответил егерь. — Очень.

— Всё равно достанут, — был уверен Семёнов. — Если узнают, что и сколько утопили — достанут!

Кузьмич и Лёва молча переглянулись.

— Что, так и будем вздыхать? — нарушил уже начавшее затягиваться молчание егерь.

Все обернулись к Семёнову. Милиционер вздохнул, придвинул к себе портфель — достал из его глубин бутылку. Кузьмич пристально посмотрел на него, Семёнов опять вздохнул — и извлёк из портфеля ещё одну бутылку. Теперь можно было жить…

— Я, конечно, не умею, как генерал, говорить тосты, поэтому… — Лёва замер со стаканом в руке. — …поэтому скажу… — Он помолчал несколько секунд. — Ну… вы поняли.

Все поняли — сдвинули бокалы…

— Да! — неожиданно проговорил Иволгин с закрытыми глазами. — Ну, за единение…

— Да, за единение с природой, — согласился Семёнов со спящим генералом. — За наше единство…

Все согласились и выпили.

Это послужило сигналом к общей беседе. Кажется, и говорить не о чем, но только душа, искушённая особенностями рыбалки, заражённая её скромным таинством, способна понять всю прелесть незамысловатой речи, которая, как наркотик, будоражит душу, заставляя пульсировать кровь в жилах, и подогревает истинных поклонников этого отдыха мчаться чёрт знает куда, мёрзнуть и мокнуть, ради странного состояния — рыбалки.

— Вот такой лох, на шесть с половиной, икры в нём было — две литровые банки…

— На червя, обычного червя взяла… Еле вытащил — удилище в дугу, думал — лопнет…

— Свечу фонарём — стоит этакое бревно, именно бревно, больше лодки, я беру весло, вот так беру — и как!..

— Три часа ничего, ни одной поклёвки, а потом, минут за десять, половина лодки отборнейшей краснопёрки…

— Вот такой ходит и ходит, а у меня даже сачка нет! Я его голыми руками за хвост, за плеск, если по-нашему, хвать! Как он забился…

— Она не любит рыбу ловить… Дома осталась. Звоню, — оказывается, на Кипр уехала… Без меня…


Можно долго описывать общий разговор, но, наверно, многим он будет неясен, это беседа профессионалов, которые понимают друг друга по одной реплике.

Хорошо было у егеря — уютно.


Вечер незаметно сменился блёклым замершим рассветом.

Иволгин проснулся в кресле. Тут же, ещё толком не раскрыв глаз, прикурил остаток сигары, зажатый в уголке рта.

Пустил струю дыма, с удивлением оглядел веранду и следы пиршества на столе. Рядом на маленьком диванчике спали Семёнов и прокурор Чердынцев. Спали валетом.

Иволгин даже склонился над ними, чтобы удостовериться, что это именно они. Заглянул в комнаты — в полумраке часы пробили четыре раза.

Генерал спустился по лестнице, осмотрел дом снаружи — чуть в стороне располагалась обещанная беседка для наблюдения за луной. Это был изяшный навес в восточном стиле, перед которым тянулся тёмный лакированный настил из досок. Там сидел Кузьмич. В небе висела огромная полная луна.

Иволгин осторожно подошёл и устроился рядом. Егерь даже не шелохнулся — смотрел вверх, на луну, которая ярко светила с небес. Блестели лаковые доски настила. Рядом были валуны, украшенные тщательно подобранными сортами мха. Чуть дальше — маленькие пруды…

Генерал посмотрел на егеря, тихонько кашлянул.

— Кузьмич, мы, кажется, в другом месте были? — почти шёпотом спросил он, чтобы не мешать наслаждению егеря.

— Были… — ответил Кузьмич. — Теперь здесь…

— Ничего не помню… — признался генерал.

Егерь запрокинул голову и, не мигая, смотрел на спутник Земли.

— Если долго смотреть на луну можно стать идиотом, — сказал Иволгин. — Это у нас в Средней Азии так говорили. Примета такая, — пояснил он.

Кузьмич продолжал любоваться небесным спутником. Иволгин вздохнул и отправился дальше. На пирсе он заметил одинокую фигуру Сергея Олеговича.


Сергей Олегович сидел и смотрел вдаль. Тело его ритмично раскачивалось, губы бормотали:

— Зайка… Кипр… Что ты нашла в этом Кипре… Зайка?.. Кипр. Жёлтые скалы жадно лижут волны Эгейского моря, помнит которое роскошное тело Зойки, что, как ожившая статуя Геры, мастером ловким из цельного древа сработана была, древа, что выросло на щедрых склонах Ливана, родины многих славных героев… — он запутался в гекзаметре своей песни-поэмы…

Внизу что-то плеснуло.

Сергей Олегович склонил голову, всматриваясь в странное волнение воды, будто под ней кто-то есть. Затем лёг на доски и свесился вниз…

— Кто здесь? — прошептал он.

Лёгкая рябь прошла по тёмной поверхности воды. Послышался чей-то тихий смех — словно колокольчик прозвенел…

Сергей Олегович ещё ниже склонился, чтобы лучше рассмотреть, что происходит под водой.

Плеск — светлое тело взмыло. Холодные руки обвили его шею, а на устах чьи-то губы звонко запечатлели ледяной поцелуй.

Сергей Олегович еле урпел схватиться руками за края пирса, чтобы не упасть. Он смог заметить только белое девичье тело да крупный хвост, который ударил по поверхности воды, и незнакомка скрылась в тёмной глубине…

Сергей Олегович растерянно сел, огляделся — всё в окружающем его мире оставалось на своих местах. Он потрогал свои губы — снял рыбью чешуйку. Стал рассматривать её. Вновь склонился над темнотой воды под пирсом:

— Эй, простите, пожалуйста… — тут он задумался, не зная, как назвать русалку, если это была русалка.

Растерянно выпрямился. Ещё раз коснулся губ и улыбнулся…

Первый луч солнца вырвался из-за деревьев — мир проснулся, и сегодня это раньше птиц почувствовал Сергей Олегович.

* * *

Все сидели на веранде. Завтракали, не очень ловко орудуя палочками вместо привычных вилок. На столе в мисках лежала немудрёная еда.


У веранды остановился прокурор Чердынцев. Он растерянно оглядывался:

— Кузьмич, вчера сарайчик был?.. — спросил он. — Вокруг ещё трава высокая росла…

— Зачем он тебе? — вяло отозвался егерь. — У меня много всяких строений… А туалет там и там, — широко обвёл он рукой вокруг.

— Мне бы тот сарайчик… — прокурор поднялся на веранду, сел за общий стол, тут же налил водки, выпил. Оглядел окрестности. — Был же сарайчик?..

— Погода отличная… — заметил Иволгин.

— Ничего не понимаю… — пробормотал прокурор. — Привиделось, что ли? Я много вчера выпил?

— Чернее государевой шляпы, — подтвердил егерь.

— Это бывает, — заметил Семёнов. — Мне вот тоже иногда кажется, что сотенная купюра в кителе в верхнем кармашке была, а найти не могу…

Он машинально залез в кармашек и достал оттуда сотенную.

— О! — изумился сержант. — Снова появилась…

— Кончайте о мистике, сейчас на рыбу пойдём, — оборвал их Кузьмич.

— А мне можно с вами? — попросил Чердынцев. — Я ещё ни разу не ловил рыбу. По-настоящему, с профессионалами…

— Можно, — милостиво согласился Лёва, — Червей только подкопай… Начинать надо с простейших способов ловли: сначала на червя, потом переходить на блесны, затем… затем другие виды.

— Динамит, например, электроудочка? — строго посмотрел Семёнов.

— Мы этим не промышляем, у нас спортивная ловля, — вступился егерь.

— Кузьмич, — придвинулся к егерю Сергей Олегович, — у тебя тут русалки водятся? Или ещё кто, может, наяды?

— У меня тут много такого есть, что недоступно обычному разуму, — с чувством превосходства ответил егерь. — И баб много всяких шастает. Места-то знатные…

Сергей Олегович успокоился.


Чердынцев вонзил штык лопаты в целинную землю — перевернул первый пласт — чистый чернозём. Червей нет.

— Давай дальше копай! Тут их много! — прокричал от дома Кузьмич.

Прокурор стал копать.

Иволгин остановился рядом с Кузьмичом. Стали смотреть, как прокурор рьяно лопатит поле.

— Руки всё не доходят… — кивнул на поле егерь. — Я там ещё в прошлом году хотел сою посадить… Или гаолян…


На ловлю вышли на двух моторках.

Чердынцев попал в компанию к Лёве и Сергею Олеговичу. Около мыса разошлись.

— На гряду идите — там в полдень окунь берёт хорошо! — прокричал напоследок Кузьмич.

Заглушили мотор. Ещё какое-то время шли по инерции. Лёва внимательно всматривался в очертания берега, наконец определил — здесь. Бросили якоря.

Чердынцев смотрел, как приготовляют удилища.

— А мне на что ловить? — решился спросить он.

— Вон — донка, — небрежно мотнул головой Лёва.

— Эта? — Чердынцев вертел в руках комок толстой лески со множеством узлов. — А как ей пользоваться?

— Насаживаешь на крючки червяков, забрасываешь в воду и ждёшь. Когда будет подёргивать — вытаскиваешь. Понятно? — Лёва забросил свою снасть, уделив ей всё внимание.

— Червяка на крючок… — возился в ворохе путаной лески прокурор, — и за борт…

Достал большое оцинкованное ведро с тремя сиротливыми червями.

— Это что, всё? — кивнул на ведро Сергей Олегович.

— Почти всё поле прокопал — только их нашёл… — пожаловался Чердынцев, мучаясь с путаной леской.

Сергей Олегович сжалился над ним. Распутал леску, насадил червяка.

— Вот груз. Размахнулся — и забросил, — показал он. Груз плюхнулся в нескольких метрах от лодки. — Натянул леску, чтобы пальцем чувствовать струну — и ждёшь…

Протянул конец лески прокурору.

— Спасибо… — Чердынцев стал напряжённо всматриваться туда, где скрылась леска.

Лёва с Сергеем переглянулись — «чайник»!..

Вскоре леска у прокурора ослабла, завилась кольцами, уходя куда-то под лодку.

— Вытащи и перебрось, — посоветовал Лёва.

Чердынцев стал вытягивать леску.

— Не идёт. Наверное, зацепилась за что-то… — пожаловался он.

— Сильней тяни, она крепкая, — посоветовал Лёва, даже не глядя в его сторону.

Раздался плеск. Чердынцев втащил в лодку окуня. Очень большого.

— Как его звать? — спросил он, глядя на прыгающего по дну лодки красавца. — То есть — это кто?

— Окунь, — мрачно посмотрел Сергей Олегович на счастливого прокурора.

— Окунь! Это окунь! Он большой? — запел Чердынцев.

— Крупный, — мрачно подтвердил Лёва.

— Огромный окунь! — возился с крючком прокурор. — Здоровый и тяжёлый… Сейчас мы еше крупнее поймаем…

Лёва вновь переглянулся с Сергеем — «дуракам везёт»…

— Еше тяжелее… и ещё красивее… Лёва, червя снова надо на крючок?

— Да, червя — на крючок. Донку — в воду, — отмахнулся от него Лёва.

Прокурор привстал, раскрутил груз — бросил.

— А-А-А!!! — вдруг за спинами Соловейчика и Сергея Олеговича раздался дикий крик. Они разом испуганно вздрогнули.

Это истошно вопил Чердынцев.

Посмотрев на прокурора, они тоже закричали.

На большом пальце Чердынцева извивался червь на крючке, а сам крючок проходил сквозь палец прокурора…


Под руки прокурора вывели на берег — ноги у того подгибались от слабости. Леска от донки вилась за ним по берегу. Как только он смотрел на свой палец с червём — глаза закатывались, Чердынцев терял сознание и способность самостоятельно двигаться.

— Ну что ты уставился?! — закричал Лёва на Сергея Олеговича. — Режь давай!

Тот оторвал глаза от залитого кровью пальца, вынул из поясного чехла большой и красивый охотничий нож и осторожно перерезал леску.

Прокурор постанывал, стараясь не смотреть на свой палец. Его усадили на ступеньки крыльца.

— Не волнуйся, что-нибудь придумаем… — успокаивал Лёва. — Как это тебя угораздило?

— Я первый раз на рыбалке… — признался прокурор. — На лодке выехал тоже впервые…

— Да… Новое поколение выбирает иное… — только и сказал Соловейчик.

— Нет ничего! Даже водки нет! — выскочил из дома Сергей Олегович.

Он побежал к милицейской машине. В салоне отыскал пыльную аптечку. Внутри оказались три засохших бутерброда и вялый огурец. Лежал также и стакан с пожелтевшим стеклом.

— Ну, Семёнов! — прокомментировал Сергей.

— В больницу надо везти! — решил Лёва. — Может, палец в банку с водой опустить? Чтобы червяк не умер, — пояснил он, — а то трупный яд в ранку попасть может…

— Давайте быстрее! Делайте что-нибудь! — потребовал прокурор.

Чердынцева погрузили в салон машины, он всё время стонал.


С работающей сиреной и включённой мигалкой машина резко притормозила у одноэтажного строения поселковой больницы.

Аккуратно повели стонущего прокурора к дверям. Кисть с насаженным червяком и обрывком лески была опущена в полную воды трёхлитровую банку.

Прошли по пустому коридору.

— Кто-нибудь! Помогите! — позвал Сергей Олегович.

Он подёргал ручки нескольких дверей. В одном кабинете сидела за столом девица в белом халате. Стол был завален плюшками и пирожками: девица пила чай.

— Что у вас? — строго спросила она набитым выпечкой ртом. — Раненый?

— Вот… — Лёва поднял банку, в которой мариновалась рука прокурора, демонстрируя большой палец с крючком и червём. — Нужна помощь.

Медсестра, пережёвывая, с удивлением вглядывалась в содержимое банки. Червяк извивался, мешая обзору, и, по всей видимости, чувствовал себя гораздо лучше, чем прокурор. Через несколько секунд медсестра всё хорошо рассмотрела… Девица судорожно сглотнула и грохнулась на пол в глубоком обмороке.


Чердынцев лежал на одной кушетке, подняв раненую руку вверх. На другой лежала медсестра, которую приводили в чувство Лёва н Сергей Олегович при помощи флакончика с нашатырным спиртом.

Глаза медсестры приоткрылись. Она посмотрела на окружавших её мужчин, повернулась к лежащему прокурору — глаза у неё тут же стали закатываться.

— Мне плохо… — пролепетала она.

— Кто же операцию будет делать? — спросил Лёва, поднося ей флакончик с нашатырём.

— Я с червяками возиться не буду! — твёрдо заявила девица. — Мужика ишите. Меня от них тошнит и дурно делается. От червей.


Помещение совсем не походило на операционную. Это была авторемонтная мастерская. Все уселись за железным промасленным верстаком, на который выставили привезённую водку. Распоряжался здесь местный автослесарь, который быстро сервировал стол мутными стаканами и солёными огурцами.

Первый стакан наполнили водкой доверху. Слесарь поднёс его Чердынцеву.

— Анестезия, — пояснил он.

Остальным, включая и себя, налил не по целому.

Выпили, похрустели огурчиками. Затем слесарь подошёл к Чердынцеву и стал осматривать палец.

— Насквозь прошёл. Хорошо, что кончик снаружи… — заключил он. — Удачно насадил, — успокоил он прокурора. — Червя тревожить не будем, так откусим… Достань там инструмент…

Лёва порылся в ящике с инструментом и выбрал пассатижи. Он взял ветошь, плеснул на неё из бутылки с водкой и тщательно протёр их.

— Это лишнее… У меня всё стерильно… — не одобрил его действия слесарь.

Чердынцев старался не смотреть, как проходит операция. Он прикрыл глаза, ожидая боли, но, к своей радости, ничего такого не почувствовал… Так, дёрнуло что-то в пальце — и отпустило. Почти как укол: ждёшь его и боишься, а сам процесс не замечаешь…

— Всё! — выпрямился слесарь. — На, держи на память.

Чердынцев вертел перед глазами перекушенный крючок.

— Спасибо, — тепло произнёс прокурор.

— Спасибо не булькает, — многозначительно откликнулся слесарь.

Лёва достал ещё бутылку.

— За успешную операцию, — торжественно произнёс он.

— Это что! — отмахнулся слесарь. — Моему свояку блесна вот сюда попала… — слесарь показал на пах, — главное, сам себя подцепил… Все думали, что он и мужиком уже никогда не будет, но ничего — всё как у всех — жена и любовница… Хотя, я понимаю, вам не сам крючок, а то, что на нём было, трудности и неудобства создавало… Ты в водке палец подержи — продезинфицировать надо — неизвестно же, может, червь тот больной был.

Чердынцев недоверчиво глянул на слесаря, но палец всё же погрузил в свой стакан.

— Ну, за операцию, — вновь провозгласил тост Лёва, подражая генералу.

— А мне что? Это пить? — показал свой стакан прокурор.

Прооперированный палец всё ещё находился в жидкости…

— Можешь и это, если не брезгуешь, — философски заметил слесарь, громко хрустя огурчиком. — Я лично очень к этому чувствителен. Когда вы червя этого в пальце принесли — меня чуть не стошнило…


Генерал Иволгин руководил обшей работой по приготовлению пельменей.

Стол на веранде был покрыт белой материей, на которой и раскатывали тесто, лепили пельмени…

— Если бы рыбу поймали, то и не мучились сейчас, — прошептал Семёнов егерю.

Кузьмич ничего не ответил — лепил очередной пельмень. Он был весь перепачкан мукой, — впрочем, как и милиционер.

— Пельмени — всему голова! — вещал Иволгин. — Пища на первый взгляд непритязательная, но очень полезная. Тут главное соблюсти пропорции, особенно это относится к тесту, тогда их, пельменей, можно съесть до сотни без последствий для организма и здоровья…

Из леска выехала милицейская машина.

— Моя… — удивился Семёнов.

Из салона, покачиваясь, вышли Лёва и Сергей Олегович, следом прокурор со своим неизменным портфелем под мышкой. Палец его руки был тщательно забинтован.

— Как у вас? — заорал Чердынцев. — Я вот такого красавца поймал! Окуня! — показал он немыслимые размеры рыбы.

— Нет рыбы… — егерь мрачно лепил пельмени. — Погода меняется — клёва нет. Теперь только варварским способом — на динамит или сетью — её взять можно…

Егерь оглядел прибывшую троицу — ребята были уже крепко хорошие.

— Чего празднуем? — поинтересовался Кузьмич.


На широкий стол поставили большую ароматную миску с пельменями. Все сидели и ждали традиционного генеральского тоста.

— Ну, за палец! — провозгласил Иволгин.

— Это правильно, я бы больше сказал — верно! — добавил прокурор. — Пойдём ещё на рыбалку? Палец почти не болит. Мне очень понравилось, я даже не подозревал такого азарта…

— Потом, — решил Иволгин. — Нужно норму выполнить по пельменям.

— С этими пельменями мы надолго засели, — тихо вздохнул егерь.

Лёва и Семёнов переглянулись.


С веранды доносилась тихая песня про чёрного ворона, который не устаёт виться над седою головой…

Сергей Олегович лежал на мостках пирса, наклонившись к воде и заглядывая в тёмную глубину.

От дома отъехала милицейская машина. Тихо и осторожно, без включённых мигалок и сирены…

— Эй!.. — осторожно позвал он. Тишина. Усмехнулся: надо же, какая ерунда может в голову прийти!

Под мостками плеснуло, след плывущего под водой тела потянулся к ближайшим камышам у берега. Сергей Олегович отпрянул, растерянно оглянулся на веранду — там в полном разгаре шло гулянье. Он быстро побежал к камышовым зарослям. Пробрался через путаницу стеблей.

— Эй! Простите, вы здесь? — осторожно спросил он.


Над камышинками поднялась чудная девичья головка. На Сергея Олеговича внимательно посмотрели серые глаза. Как ни с гранно, но волосы были не зелёного цвета, а скорее песочного. Они лишь чуть-чуть прикрывали удивительно красивой формы грудь.

— Здравствуйте! Меня Серёжей зовут… — подсевшим голосом представился он.

Его молча разглядывали.

— Вы меня не бойтесь… А вам хвост не мешает… на берегу не мешает?

Обладательница серых глаз прыснула и прошелестела через камыши к деревянной будке. Та стояла на сваях в мелководье, и вели к ней хлипкие мостки. Хлопнула дверь. Сергей Олегович странно улыбнулся. Улыбка получилась до слащавости романтическая…


— Серёга, ты чего? — окликнул с веранды Кузьмич Сергея Олеговича.

Тот судорожно собирал по окрестностям букет полевых цветов.

Кузьмич стоял в облаке мучной пыли: процесс лепки пельменей продолжался. Не было только Семёнова и Лёвы.

Сергей Олегович ничего не ответил, нетерпеливо отмахнулся.

С букетом цветов он помчался к будке. Проскрипел по шатким доскам настила.

Перевёл дыхание, пригладил волосы. Вежливо постучал в дверь. Тишина. Постучал ещё раз, потом приоткрыл дверцу, заглянул в темноту проёма…

— Это снова я… Не хочу показаться назойливым, но вы меня сразили на месте… — он протянул букет цветов в проём двери. — Я раньше даже предположить не мог, что существуют подобные…


От страшного грохота все вскочили на веранде. Внизу будка на мгновение ярко осветилась, посыпались искры, вверх поднимались клубы разогретого пара, был слышен истошный вопль.

Свет на веранде мигнул и погас.

— Трансформатор полетел! — заключил Кузьмич.


Сергея Олеговича оттащили от дощатой трансформаторной будки. В руке он сжимал обгоревший остов букета.

— Ерунда, — успокоил всех Кузьмич, — у меня тут небольшое напряжение. — Надо будку перенести в другое место, а то всё время с туалетом пугают или с пляжной кабинкой… Сезона не было, чтобы пару-тройку не жахнуло…

— Наяда… глаза серые… я же с самыми чистыми намерениями… а меня так ударить! Нехорошо!.. Нехорошо! — лёжа на траве, вещал пострадавший.

— О чём это он? — не понял Кузьмич. — Серёга, ты о чём?

— Такая красивая и глаза добрые… Я вежливо, с букетом, без низменных мыслей, с чисто профессиональным интересом, а меня так грубо! А ещё русалка!

— Серёжа, ты меня огорчаешь, — склонился над ним генерал. — Скажи, за каким… ты полез в трансформаторную будку? Тут и надпись есть: «Не лезь — ударит!» А ты — как ребёнок маленький… Хорошо, что в резиновых сапогах был…

— Михалыч, там русалка, а может, наяда… от меня жена ушла на Кипр, а она меня поцеловала… — начал историю своего мартиролога Сергей Олегович.

— Какая она, русалка? — заинтересованно спросил прокурор. — Улыбалась? — он попытался изобразить, как улыбалась.

— Улыбалась и смеялась… а потом ударила… — бормотал Сергей Олегович.

Генерал помог ему подняться, повёл к дому.

— С тех пор как мы его с бревна сняли, он явно не в себе, — тихо сказал Лёве Кузьмич. — Ему какие-то русалки мерещатся, у меня всё допытывался — много ли их тут…

— И как, много? — заинтересовался прокурор.

Кузьмич подозрительно посмотрел на него, но по его глазам было не понятно, шутит или нет.

— Ты — материалист? — осторожно спросил егерь.

— Раньше был… насильственным материалистом, — признался Чердынцев. — Так что, это не считается…

— Я-то им давно не являюсь. Понимаешь, постоянное общение с природой, с прекрасным, позволяет иначе, шире, посмотреть на мир…

— Кузьмич, короче?

— Ты можешь смеяться, — вздохнул егерь, — но они есть. Я понимаю, в это трудно поверить, но существуют…

Чердынцев замер, глядя на Куэьмича.

— Ты не веришь? — усмехнулся егерь.

Прокурор помотал головой, но почему-то попросил:

— Познакомь, Кузьмич? Хотя бы с одной…

* * *

Из леса выскочил милицейский «УАЗ». Почти одновременно над хозяйством Кузьмича появился военный вертолёт. Он стал осторожно снижаться. Семёнов остановил машину прямо у воды, быстро выскочил наружу. В руке он держал рацию.

— К приёму готов! — заорал он, перекрикивая шум вертолёта.

С неба в воду упала одна коробка, потом вторая…

— Готово! — крикнул в рацию Семёнов. — Спасибо!..

Он залез в лодку и, быстро размахивая вёслами, поплыл доставать плавающий неподалёку груз. Через несколько минут коробки уже стояли на белом от муки столе. Семёнов рьяно распечатывал посылку вертолётчиков. Он доставал из коробки какие-то упаковки и торжественно выкладывал их на стол.

— Что это такое?! — на веранде раздался грозный голос Иволгина.

— Пельмени, — после секундного размышления сказал сержант.

— Это равиоли! — показал надпись на упаковках Иволгин.

На столе перед генералом лежала огромная груда готового полуфабриката. Он своим командирским чутьём почувствовал некий «пельменный заговор»…

— Но они же — пельмени, — поддержал милиционера Соловейчик.

— Да. Но всё же — равиоли… — стоял на своём генерал.

— Но главное — пельмени, — упорствовал Лёва. — А потом уже всё остальное. Ведь — пельмени?!

— Пельмени, — вынужден был признаться генерал.

— Молодец, Семёнов! — похвалил егерь, присаживаясь рядом с милиционером. — Если бы не ты — мы бы до утра их лепили… без отдыха.


Луна была до неприличия огромной. Висела на ясном небе, и казалось, что именно от неё так светло вокруг.

Генерал Иволгин и егерь Кузьмич сидели в беседке для любования луной и задумчиво взирали на небесное светило. Молчали. Они наслаждались разлитой в природе гармонией.

На веранде дома затихало застолье. Бумажные китайские фонарики, помахивая ленточками, проливали красный свет на белую скатерть стола, вокруг слабых огоньков вились ночные мотыльки.

Сергей Олегович задумчиво смотрел на воду.

Семёнов с прокурором спали прямо на веранде, валетом разместившись на диванчике.

Донёсся дальний звук поезда, а может быть, и не поезда… Просто — звук из другого мира.


Корабли, большие и маленькие, выстроились вдоль пирса. Большие противолодочные крейсера, ракетные крейсера, плавучий госпиталь, дизельные подводные лодки, десантные корабли, танкеры, посыльные катера, рейдовые катера, малые ракетные катера…

Пахло металлом и морем. Пронзительно кричали чайки, а прямо у тралов кораблей спали большие рыжие собаки.

Кузьмич, идя по пирсу, среди обилия серых корпусов подбирал нужное ему; следом с рыболовными снастями шёл Соловейчик. Замыкал шествие Сергей Олегович, который нёс в руке компактный автомобильный холодильник. Внутри него что-то позвякивало.

Егерь остановил свой выбор на малом ракетном катере. Малым он называется вовсе не из-за размеров, а потому что меньше, чем тяжёлый крейсер или авианосец.

— Этот… — осмотрел катер Кузьмич. Решительно вступил на трал. Следом потянулись остальные, задевая рыболовными снастями за поручни.


Семёнова разбудило солнце. Жутко и нестерпимо больно палило голову.

Прокурор Чердынцев копал поле за домом — искал червей.

Семёнов добрался до стола, взял одну открытую бутылку и зашипел от боли — стекло раскалилось на солнце. Тогда он ухватил бутылку полотенцем, вылил всё, что в ней осталось, в стакан.

Долго выдыхал воздух, готовя свой организм к приёму.

Чердынцев упорно вскапывал огород. Иногда нагибался, руками разминая комья земли…

Семёнов в последний раз выдохнул, как ныряльщик перед погружением в неизведанные глубины, опрокинул стакан…


Кузьмич, Лёва и Сергей Олегович сидели в тесной каюте капитана катера за небольшим металлическим столиком, на котором стояла початая бутылка водки. Сергею Олеговичу даже места не хватило: полулежал на койке командира. Хозяин каюты — капитан-лейтенант, крепко сложенный мужик с наголо обритой головой тридцати с небольшим лет — поставил пустой стакан на стол.

— Ну как? — спросил Кузьмич.

— Хороша чертовка!.. — похвалил капитан-лейтенант.

— Я не о водке, я о нашем деле, — поморщился егерь.

— Ладно, показывай, где груз оставили, — капитан-лейтенант достал карту и развернул её на столе.

— Вот в этом районе, — очертил пространство на карте Кузьмич.

Офицер долго смотрел на обозначенное место, поднял ясные глаза на егеря.

— Это же за границей… — тихо проговорил он.

— Неужели? — Кузьмич склонился над картой, изучая её.

— Ну, если и заграница… — начал Соловейчик.

— Да вы с ума сошли, мазуты береговые! — взревел капитан-лейтенант.

— Быстро слетаем, погрузимся — и назад, — предложил Кузьмич.

— Ты хотя бы представляешь, где живёшь? В какой стране? — внимательно посмотрел на егеря офицер.

— Конечно… Лёва! — откликнулся тот.

Соловейчик повозился в принесённом с собой холодильнике и выставил на стол ещё две бутылки.

* * *

Семёнов прошёлся по пирсу. Постоял, глядя, как плещется в заливе генерал.

— Залезай, вода — чудо как хороша!.. — позвал Михалыч, отфыркиваясь.

Семёнов потрогал воду рукой — холодная.

— У человека должен быть постоянный контакт с водой. Я не говорю о вульгарном потреблении жидкости, это естественно, но главное — это контакт, соприкосновение с большим объёмом воды нашего тела, это как приобщение к материнскому лону природы, нашей прародительницы… — витийствовал генерал.

Семёнов смотрел на него, нестерпимо-болезненные для глаз и головы блики от воды туманили сознание, Иволгин нырнул, а милиционер поплёлся в тень.

— …Я бы сказал — вышли мы все из воды… — вынырнул генерал, — и должны вернуться в эту среду. Я чувсгвую себя здесь дома, для другого дом — насыщенная солями морская или океанская среда…

Иволгин заметил, что Семёнова на пирсе нет, сидит только здоровый кот и внимательно слушает его.


На кораблях отбиди склянки. Сигнальная труба на тяжёлом крейсере чисто пропела, выбрасывая звуки в раскалённый воздух.

В кубрике было душно. Не помогал и раскрытый иллюминатор. Все уже сидели, скинув с себя верхнюю одежду.

— Так только дилетанты могут рассуждать — «сгоняем туда и обратно»! — возмущался капитан-лейтенант. — Это же не такси, это боевой корабль! Я могу авианосец на дно пустить… если повезёт, конечно… А вы мне про какие-то коробки! У меня не гужевой транспорт, это — флот!

— Понимаем… — наполнил стаканы Лёва, — Потому и обратились к профессионалу… Ты же — профессионал?

— Двенадцать лет на флоте, — вздохнул капитан-лейтенант.

— Вот, значит, знаешь, как такие операции проводить! — поднял стакан Лёва.

Чокнулись и выпили.

— То, что вы мне предлагаете, называется диверсия! Понимаете? Во всех цивилизованных странах это называется именно так — диверсионная операция.

— Терминологию мы не будем оспаривать. Ты подумай, мы же тебя не торопим. Спешить нам некуда, — Кузьмич выставил на стол ещё две бутылки.

Капитан-лейтенант задумался, глядя на них. На бутылки.

* * *

Семёнов обогнул дом. Прошёл мимо сарая, дверь приоткрыта — в глубине разбирает ящики прокурор Чердынцев.

— Совсем не тот сарайчик… — бормотал он.

— Семёнов, — заметил он милиционера, — ты знаешь, что это такое? — показал он на содержимое одного из ящиков.

Семёнов не знал.

— Пластит! Интересно, откуда он у Кузьмича?.. Кажется, у нас в районе информация о пропаже пластита не проходила… Мощная вещь!..

Семёнов безразлично пожал плечами.

— А вот это ШРЗ. Шнуровой заряд. Такой протянуть в воде — рвануть — много рыбы будет… — объяснил сержанту предназначение содержимого другого ящика прокурор Чердынцев.

Семёнов внимательно и строго глянул на него.

— Я же не для себя, для всех! Ребята приедут — а мы им рыбу! — начал оправдываться прокурор.

— Это противозаконно! Браконьерство! — строго посмотрел на него Семёнов.

Прокурор молча согласился с ним.

— Поэтому идти надо дальше, за остров… — предложил сержант, — там тихо и никто не заметит.


Семёнов с Чердынцевым на вёслах потихоньку отвели баркас Кузьмича от пирса, чтобы не побеспокоить генерала.

Иволгин сидел на веранде и читал книгу: «Это не просто спорт или отдых — это состояние души, отдохновение от забот и тревог житейских. Разве виноваты мы, что родились в России? И требуется нам иногда самая малость, чтобы не потерять почву под ногами, ощущение Родины…» — генерал прервал чтение.

Сощурясь, он вгляделся в залитый солнцем силуэт судёнышка. Ему показалось, что на борту находились прокурор с милиционером.

Иволгин снова вслух продолжил чтение: «…ощущение Родины, мира: тихая речка, лесное маленькое озеро и немудрёные снасти…»

Рядом с генералом сидел кот и внимательно слушал.


Страсти в узком кубрике командира ракетного катера накалились до предела, как и обычная температура, — пот со всех лил градом.

— …Поставишь дымовую завесу — никто и не увидит! Перебрасываем груз — и домой! — убеждал капитан-лейтенанта Кузьмич.

— Какие вы умные! Что же вы строевым шагом не ходите и тельник не носите, если всё знаете, мазуты штатские?! — возразил офицер.

— Где туг воды можно испить? — приподнялся с койки Сергей Олегович. Его качнуло.

— Налево по коридору — там автомат стоит. Кнопку нажмёшь — вода пойдёт, — объяснил капитан-лейтенант. — Китель мой накинь — всё же боевой корабль…

Сергей Олегович набросил китель на голое тело, выбрался в узкий коридорчик. Стал искать аппарат с водой.

По трапу скатился матрос:

— Товарищ капитан-лейтенант, разрешите доложить! Пакет из штаба! Приказано вскрыть в означенное на конверте время! Распишитесь.

Сергей машинально расписался в журнале.

— Разрешите идти?

— Идите… — неуверенно проговорил Сергей Олегович.

— Есть! — матрос отдал честь, ловко развернулся и взлетел по трапу, как дух вознёсся.

Сергей Олегович запоздало приложил руку к виску, да и то к пустой голове. Потом глянул на конверт: тот был прошит ниткой и запечатан сургучом.


Семёнов осторожно работал вёслами. Чердынцев с кормы опускал за борт шнуровой заряд — безобидные колбаски динамита сложились на дно озера. Милиционер и прокурор были в оранжевых спасательных жилетах.

— Глубина тут не очень большая, — рассуждал Семёнов, — после взрыва на поверхность всплывает около десяти — двенадцати процентов рыбы, остальная на дне остаётся. Наша задача — как можно быстрее собрать всю рыбу с поверхности, пока она в себя не пришла…

— Всё… — прокурор выпрямился. Оглядел пространство вокруг лодки — тихая водная гладь — и ни души.

Семёнов протянул спички.

— Поджигаю — сразу же отплываем. Метров на двадцать, чтобы не задело, — проинструктировал Чердынцев.

— Помню… — кивнул Семёнов.

Зашипел бикфордов шнур. Стали отгребать.

— А течение — на нас или от нас? — спросил прокурор, глядя на спичку, которую он бросил в воду. Спичка обгоняла лодку…

— Греби! Накроет! — заорал он.

Налегли на вёсла, торопясь отплыть подальше. Гребли так быстро, что сбивались, баркас начало крутить…

Взрывы выбрали направление удаляющегося баркаса.

На нём продолжали отчаянно грести, надеясь уйти из-под вздымающихся столбов воды, которые настигали их… Пока взрыв не подбросил баркас в воздух, в самое небо…

Голубое небо — ласковое и родное.

Семёнов посмотрел по сторонам. Рядом в спасательном жилете покачивался на мелкой волне прокурор Чердынцев. Удивительно — но шляпа всё ещё сидела на его голове. Портфель, конечно же, тоже оказался при нём. Вокруг плавала мелкая рыбёшка.

— Прокурор!.. Жив?.. — милиционер подплыл к нему.

В спасательном жилете плыть было не очень удобно. Голову поддерживал тугой надувной воротник (чтобы вода не попадала в рот, если человек находится в бессознательном состоянии). Чердынцев открыл глаза:

— Кто с меня снял ботинки?..

— Взрывом, наверное, — предположил Семёнов. — Как ты?

— Ничего… ногам вот только мокро… А где баркас?

— Утонул… Кузьмич расстроится — любил он его. Что делать будем?

— Может, к берегу поплывём? — предложил Чердынцев.

— Где он, берег? — вздохнул Семёнов. — Хорошо, что летом произошло… Осенью или весной в считанные минуты околели бы. Если сбитого лётчика во времена второй мировой войны на Балтике не вытаскивали из воды в течение двадцати минут, он до смерти замерзал… Если раньше — то иногда отогревали и возвращали к жизни. Лучший способ — две женщины с двух сторон. Им лучше всего удавалось отогреть…

В небе летали чайки.

— Многие, кого вытаскивали из воды, были без глаз — чайки выклевывали, — продолжал вспоминать Семёнов. — Глаза блестят на свету, вот они и клюют их. Птицы очень чутко реагируют на блестящие предметы…

— Ты веселее историй не знаешь?! — взорвался Чердынцев. — Чушь какую-то несёшь!

Посмотрел на птиц и на всякий случай закрыл глаза.

— Меня Володей звать… — не открывая глаз, представился прокурор и неуклюже протянул милиционеру ладонь лодочкой.

— Сергей… — Они пожали друг другу руки, плавно покачиваясь на пологой волне среди мелкой рыбёшки.

Чайки осмелели и стали таскать глушённую рыбу рядом с прокурором и сержантом.


Капитан-лейтенант прочитал на секретном пакете: «вскрыть в шесть часов ноль пять минут».

— Так, сколько вы водки оставили на… сопредельной территории? — спросил он.

— Шестнадцать… коробок, — признался егерь.

— Сколько?!

— Шестнадцать… точнее, пятнадцать осталось — уточнил Лёва.

— Это же будет… — сосчитал капитан-лейтенант, — Так бы сразу и говорили, а то — оставили там малость! Точнее место можешь показать? — склонился он над картой. — Туг нужно скрытно подойти, лучше на лодке подводной…

— На «Малютке»? — поинтересовался егерь.

— Ты откуда про них знаешь — это же государственная тайна?

— В прошлом году на острова за ягодой на ней ходили, — напомнил Кузьмич.

— Точно… — кивнул капитан-лейтенант. — Глубины позволяют подойти к берегу… Лучше это делать под утро, когда туман стоит…

Глаза у Сергея Олеговича закрылись; последнее, что он ещё увидел, были три склонённые над столом фигуры…


Припекало. Солнечные зайчики весело плясали на поверхности. Чайки подобрали всю рыбу и теперь нагло сидели на воде рядом с пострадавшими. Чего-то ждали.

— У тебя дети есть, Володя? — поинтересовался Семёнов.

— Нет… — после некоторого раздумья ответил прокурор.

— Тебе сколько лет?

— Двадцать семь. Будет… — Володя покосился на Семёнова.

— Будет? И не пожил совсем… — вздохнул сержант.

— Ты это о чём? Кончай! Прекрати душу травить!

— Извини, нужно смотреть в лицо реальности. Открыто встречать опасность… — милиционер развернулся. Замер.

Чердынцев тоже посмотрел назад — рядом с ними покачивался тёмный рогатый шар. Мина!

Они отчаянно заработали руками и ногам и, стараясь отплыть подальше. Мина не отставала — шла за ними по течению.

— Долго не выдержим… — высказал предположение Семёнов. — Её взрывами, вероятно, со дна подняло или с якоря сорвало…

Прокурор оглянулся — мина не отставала. Мерно покачиваясь на волне, следовала за ними…


Ракетный катер, ревя турбинами и оставляя за собой белоснежные буруны, отошёл от пирса.

Пронзительный гонг боевой тревоги разбудил Сергея Олеговича. Он, озираясь, сел на койке, вспоминая, как мог оказаться в этом маленьком помещении. На верхней полке лежал Кузьмич. Соловейчик спал на шинели у стола.

— Вы чего здесь делаете? — зашёл в каюту озабоченный капитан-лейтенант. Сейчас он был при полной форме. На поясе болталась кобура с пистолетом. — Я же говорил — мазут на берег! У нас учения начались… Кузьмич, ты пакет из штаба не видел?

— Секретный? — сладко зевнул егерь. — Лёва его вскрыть хотел… Спроси у него…

— Нужен мне ваш пакет, как ежу футболка… — привстал Лёва. — Серёга его принёс… Ом и расписался в получении. Голова трещит… Что мы, как люди, культурно не можем посидеть, поговорить, обязательно это нужно… Кстати, у тебя этого не осталось?..

— В нём же план моих действий! У нас учения с боевыми стрельбами! Куда я стрелять должен? — возмутился капитан-лейтенант. — Где пакет?!

— Во заладил — где пакет, где пакет! — сполз Кузьмич вниз. — У тебя ничего нет? Сейчас здоровье поправим и начнём искать… Здесь он должен быть — мы никуда не выходили.

— Я уже в нужный квадрат через двадцать минут приду, а что в нём делать, не знаю!.. — пожаловался капитан-лейтенант, но достал из шкафчика огромную флягу с прозрачной жидкостью…


Семёнов и Чердынцев, устав уплывать от мины, теперь просто лежали рядом с ней. Время от времени они отталкивали мину от себя, стараясь не задевать за рожки.

— Хотя это — ерунда. Сила удара по детонатору у морских мин должна быть очень велика, — рассуждал Семёнов, — иначе простой шторм или случайная рыба могли бы все мины подорвать…

На горизонте показались зыбкие очертания судна.

— Эй! Мы здесь! — заорал Володя.

Семёнов достал из кармашка жилета свисток — пронзительные трели понеслись над водой.

Чердынцев, глядя на него, тоже стал свистеть в свой сигнальный свисток.

Их не слышали и не замечали. Они свистели и свистели, пока не устали.

Семёнов прислушался:

— Интересно… У нас свистки а разных тональностях работают.

— Ну и что? — не понял прокурор.

— Можем мелодию простую исполнить. «Болеро», например. Можем что-нибудь из современных авторов, если классика не нравится… Володя, ты как? Я «битлов» люблю.

Прокурор оглядел открытое лицо милиционера Семёнова:

— Серёжа, ты идиот?

— Я что, похож на идиота? — после недолгого размышления уточнил Семёнов.

— Похож, — моментально отозвался Чердынцев.


— Время поджимает! Пакет уже вскрывать нужно! — торопил капитан-лейтенант. Каюту уже переворошили основательно. — Господи! Угораздило меня связаться с вами, мазутами!

— Найдём! Он тут должен быть… — успокаивал его Кузьмич.

Сергею Олеговичу стало муторно.

— Где тут вода? — поинтересовался он.

— Тут вокруг вода! — заорал капитан-лейтенант. — Крышка! Абордажный лом с хреном во все дыры! Мазуты жидкие под солидолом!

— Не волнуйся, всё будет нормально, даже хорошо… — бормотал Кузьмич, разливая по новой из почти опустевшей бутыли.


Сергей Олегович выбрался из каюты. Прошёл по тёмному коридору. По крутому трапу поднялся наверх — светлая рубка. Огляделся — в нише стоял пустой стакан. Рядом, как и положено, две кнопки; надписи гласили — «С газом» и «Без газа».

Сергей Олегович протёр стакан, поставил его на место. Задумался, какой водички выпить… Решил — нажал кнопку «Без газа». Где-то наверху прогрохотало, корабль качнуло. Вода не пошла.

Тогда Сергей Олегович нажал на кнопку «С газом». Снова прогрохотало и качнуло…

Крылатая ракета, оставляя за собой тёмный след от порохового ускорителя, пошла от катера в небо…

— Мать твою! Краб мазутный! — ворвался в рубку капитан-лейтенант. — Ты чего наделал?!

Следом за ним показались Кузьмич и Лёва.

— Водички хотел попить… — указал на кнопки Сергей Олегович. — Только они не работают… Нет воды.

— О-О-О!!! — простонал офицер и, сжимая кулаки, пошёл на Сергея Олеговича.

— Ты чего?! — набросились на него Кузьмич и Лёва, стараясь успокоить.

— Кто привёл его?! — орал капитан-лейтенант. — Откуда на моём корабле оказалась эта мазутная помесь павиана с килькой!

Мужик он был здоровый, волочил за собой и Лёву и Кузьмича. В рубку вбежал мичман. Ничего не понял, глядя на возню.

— Капитан, ушли ракеты? — поинтересовался он.

Этот вопрос как-то отрезвил капитан-лейтенанта. Тот подумал и посоветовал:

— Сходи и посмотри.

— Почему я! Как что — так я! Может, они на палубе тихо себе лежат, а совсем не улетели… — мичман заметил, как меняется лицо у капитана, отпрянул в сторону. — Есть проверить! Старшина Пуртов! Проверить визуально — ушли ли ракеты!

— Матрос Конопкин! Салага, проверь — улетели сардельки или на палубе дымятся! — донёсся голос, вероятно, старшины.

— Почему я?.. — голос, вероятно, матроса Конопкина.

— Стрельбы были? — поинтересовался Кузьмич. — Я давно хотел посмотреть, как ракеты летают. Как отстрелялись?

— Вот у него спроси, как он отстрелялся! — кивнул на Сергея Олеговича капитан-лейтенант.

— Кнопки, я думал, для воды, — оправдывался Сергей Олегович. — И написано же: «С газом» и «Без газа». Стакан стоит. Зачем путать людей?

— Что вы понимаете в военно-морском юморе, мазуты береговые!

— Капитан! Ушли ракеты! — радостно доложил мичман.

Капитан-лейтенант побледнел и выбежал из рубки.

— Чего-то я на самом деле не понимаю их юмор, — признался Сергей Олегович. — Специфический очень…


Над головой прокурора и сержанта что-то с рёвом пронеслось, оставляя тёмный след. Затем ещё что-то…

На горизонте с небольшим интервалом рвануло.

— Что это? — попытался рассмотреть Семёнов.

— Что с нами будет?.. — пребывал в прострации Чердынцев.

— Вроде ракеты прошли? — забеспокоился сержант.

Прокурора ничего не интересовало — он полностью потерял вкус к жизни.


Капитан-лейтенант закрылся в гальюне. Достал табельное оружие, передёрнул решительно затвор пистолета. Подумал… Расстегнул брюки — на пол упал пакет. Секретный пакет из штаба. Слёзы затуманили его глаза.

— Боже мой!.. Почему?! — вырвалось из глубин его задубевшей в море души.

В дверь забарабанили:

— Товарищ капитан-лейтенант! На связи командующий флотом! Вас требуют!..

Капитан-лейтенант подумал, поставил пистолет на предохранитель и вышел.


Огромная махина корабля, тяжело присевшего под грузом ракет, орудийных установок и антенн, мощно рассекала волны.

На командном пункте большого противолодочного корабля наблюдалось обилие приборов и офицеров.

Вице-адмирал, моложавый и подтянутый, быстро сообщил в трубку:

— Говорит командующий учениями. Отличная работа, товарищ капитан третьего ранга… Нет, я не ошибся — именно капитан третьего ранга. Спасибо за стрельбы и удачи в службе! — Затем оглядел участников штаба учений: — Вот, учитесь, товарищи! Две цели двумя ракетами… Что у нас с минным тралением?..


Кузьмич и Лёва смотрели, как капитан-лейтенант медленно опустил трубку.

— Ну что?

— Мне кап-три дали… — тихо ответил он. — Наверное, куда-то попали… — покосился на Сергея Олеговича.

— А то! Я бы удивился, если бы мимо пошли! — расцвёл Кузьмич. — У нас Серёга, знаешь, как из ружья на охоте садит! А тут — ракета!

Капитан третьего ранга, пока ещё в погонах капитан-лейтенанта, отложил в сторону злополучный пакет из штаба.

— Приказ — идём на базу! — отдал он команду по внутренней связи.

— Звание обмыть надо. Да и стрельбы наши тоже… — напомнил Кузьмич. — Что ты говорил насчёт «Малютки»?

— По левому борту в трёх кабельтовых — человек за бортом! — донеслось из динамика. — Точнее, два человека…


Володя Чердынцев болтался на волнах в ярком оранжевом жилете и слушал свисток Семёнова.

У милиционера оказался неплохой слух. Над тишиной водной глади разносились звуки «Let it be» (Lennon and McCartney) в аранжировке сержанта Семёнова.

Рядом покачивалась в такт музыки пузатая рогастая мина.

Убаюканный музыкой, прокурор даже не заметил, как подошёл к ним на малых оборотах ракетный катер.

— Семёнов! Не свисти, денег не будет!.. — заорал милиционеру Кузьмич.

— Осторожно! Здесь мина! — закричали в ответ Семёнов и Чердынцев.

— Это учебная… — успокоил их мичман, перевешиваясь через борт корабля к потерпевшим крушение. — Потерял кто-то, наверное. Вы что тут делаете, в районе военных боевых стрельб?!

— Рыбу ловили, — объяснил прокурор. — Кузьмич! Лёва! Серёженька! — заметил он на палубе знакомые лица. — Спасены! Спасены!

С борта им спустили штормовой трап, помогли подняться на палубу.

— Как вы здесь оказались? — подозрительно спросил Кузьмич.

— Долгая история, — вздохнул Семёнов. — Кузьмич, ты мужественный человек?

— Ну, — неопределённо ответил егерь, — присутствует…

— Тогда, я думаю, ты с честью встретишь это известие — твой баркас затонул… — сообщил сержант.

— Учебную мину уничтожить! — раздался над кораблём приказ по трансляции.

Зенитная пушка вертанула башней, клюнула к воде дулом и выпустила по мине несколько снарядов. Раздался страшный взрыв.

— Не учебная… — удивлённо почесал в затылке мичман, глядя, как на месте взрыва расходятся большие пенные круги.


Генерал Иволгин прошёл по опустевшему и тихому дому. Сигарный дым плавно относило к воде. Посмотрел на многочисленные фотографии в рамках. Везде был Кузьмич: то со страусом, то с бизоном, то на фоне каких-то обезьян…

— Странно… — задумался генерал, — а он мне об этом никогда не рассказывал…

В темноте дома работал телевизор — какой-то иностранный канал показывал криминальную хронику.

Быстрый дикторский текст сопровождался резкими монтажными кадрами. План дома. Пирс, заполненный полицейскими и детективами. Сарай, где полицейский демонстрирует корреспондентам и репортёрам коробки с водкой. Хозяин гостиницы Юсси в наручниках. Он что-то объясняет — жесты очень выразительные. Плачущая Сарра. Снова штабеля коробок с водкой и комментарий репортёра, сообщившего, что это самая крупная партия конфискованного спиртного, нелегально ввезённого в страну за последние три года.

Но Иволгин этого не видел, он стоял на веранде и любовался природой.


В стороне от скопления боевых кораблей, у довольно невзрачных одноэтажных строений располагалась база секретных подводных лодок. Непосвящённый человек прошёл бы в двух шагах от такой лодки, точнее — её рубки, торчащей среди ржавеющих груд металлолома на кладбище кораблей. Основная часть лодки была скрыта под водой, и никто даже не подумал бы, что перед ним — страшное оружие.

— Вот самый главный диверсант. Специалист по тайным операциям, — представил невзрачного мужчину в линялой майке командир ракетного катера. На его кителе уже были погоны капитана третьего ранга.

— Витя, — отрекомендовался главный диверсант. У него были роскошные чёрные усы, лысая, как бильярдный шар, голова и круглые ленноновские очки в стальной оправе. — Чего у вас?


Семёнов сидел на крылечке маленького домика и лениво наблюдал за полётом чаек над водой и переговорами Кузьмича, Лёвы, Сергея Олеговича и морского офицера с каким-то маленьким мужчиной. Судя по жестам, беседа выходила непростой, горячей.

В полумраке строения работал телевизор, перед экраном замер Чердынцев — показывали криминальные новости: сарай с коробками водки, знакомый дом и знакомого «сотрудника» в наручниках…

— Значит, не привиделось… — сглотнул прокурор.

Семёнов продолжал лениво наблюдать за переговорами.

Маленький мужчина всё порывался скрыться в каком-то люке, расположенном на трубе, торчащей из воды. Кузьмич не пускал его, что-то доказывая.

— Опять какую-то авантюру затевают, — прокомментировал происходящее Семёнов.

— Семёнов, — вышел на крыльцо растерянный прокурор, — у тебя есть контакты с Финской Республикой?

— Есть. Только частного характера, — вспомнил сержант. — Финн один, писатель… Я его на охоту водил, на… на лося… А что нужно?

— Нужно сарай один открыть, — вздохнул Чердынцев. — Срочно. Третий день пошёл уже…

— Какой третий день? — не понял Семёнов.

Подбежал Кузьмич. Красный и довольный.

— Согласился. На профессиональную гордость пришлось надавить, а то — ни в какую! — сообщил он, заталкивая в карманы несколько бутылок водки. — Через пару часов уходим. А ты, Семёнов, что хочешь делай, а баркас мой со дна поднимай! Утром, даст Бог, вернёмся…

Семёнов смотрел, как Лёва, Сергей Олегович, а следом Кузьмич скрываются в странной трубе. Вздохнул:

— Надо с водолазами идти договариваться…

— Сначала в Финляндию позвони писателю своему, пусть дверь в сарайчике откроет, — напомнил прокурор. — Господи, три дня!..


Иволгин ловил рыбу рядом с пирсом, в камышах. Лодка тихо покачивалась на мелкой зыби.

— …Водка — уникальнейшее изобретение нашего народа! Это даже не просто крепкий напиток в ряду других, это национальность и, я бы сказал, народность, это то, что всех нас объединяет и сдерживает от окончательного распада… Естественно, если потреблять этот напиток с соответствующей культурой и разумностью…

Иволгин отпил молока.

На корме сидел кот и внимательно наблюдал за генералом — всё дно лодки устилала рыба. Кот слушал.

— …В нашей водке используется природная мягкая вода, что наряду со ржаным зерном придаёт ей особый, исключительный вкус. Если в других мировых крепких напитках используют дистилляцию, кипячение, то у нас — чистую фильтрованную воду, потому наша водка выгодно отличается от других напитков. Например, французский фрамбуаз или итальянская граппа и цинар, я уж не говорю о ромах — от лучшего кубинского до худшего с Гаити…

Вокруг тишина и покой — как и должно быть на настоящей рыбалке…


Сергей Олегович и Лёва стояли в трюме лодки и растерянно оглядывались по сторонам.

— Странно, что она «Малюткой» называется… — поразился Сергей Олегович, оказавшись внутри субмарины.

— Это же флот! Специально так называют, чтобы запутать противника и других любопытных, — пояснил Кузьмич.

Перед ними открывался лабиринт проходов и помещений. Внутри лодка была совсем не маленькая, даже наоборот…

— Внимание! — крикнул Витя. — Вы находитесь на борту подводного корабля, это вам не прогулочный катер! Руками ничего не трогать, ни на какие кнопки не нажимать! — он выразительно глянул на Сергея Олеговича. — Не курить! Находиться только там, где я скажу! Ваше место тут — сесть и пристегнуть ремни. Глупых вопросов не задавать! Вопросы есть?

Сергей Олегович решил не задавать вопроса, а потерпеть.

— Через пять минут — погружение… — объявил Витя.

— Кузьмич, ты уже на ней плавал? — не выдержал Сергей Олегович.

— Довелось ходить… — ответил егерь.

— А где тут туалет?

— Внимание! Команде занять свои места! Пристегнуть ремни!

Сергей Олегович быстро сел, стал возиться с ремнями.

— Зачем ремни, Кузьмич? — спросил он. — Мы что — взлетать собираемся?

— Ремни — чтобы такие, как ты, на месте сидели, а не ползали по туалетам! — зашипел Лёва Соловейчик. — Спустишь воду, а это может быть… всё, что угодно!..

Лодку качнуло. Корпус вибрировал. Сергей Олегович посмотрел наверх — тонкие струйки воды просачивались сквозь обшивку…

— Лёва! — толкнул он Соловейчика в бок, показывая на водяные струйки.

— Погрузились… — вздохнул Лёва.


Рейдово-водолазный катер неторопливо рассекал волны залива.

Иволгин стоял на капитанском мостике. Рядом — крепко сбитый капитан. Курили сигары.

Семёнов с прокурором располагались на носу, внимательно всматривались в даль.

— Не волнуйся, он человек исполнительный. Найдёт твой сарайчик и дверь откроет, — успокаивал Чердынцева милиционер. — Только зачем, не понимаю…

— Нужно, — вздохнул Чердынцев.

— Кажется, там?.. — показал на линию горизонта Семёнов.

— По-моему — там… — совершенно в другую сторону указал Чердынцев.

— Какие-нибудь приметы запомнили?! — крикнул им сверху капитан.

— Там вокруг вода, много чаек и мина плавала… — объяснил прокурор.

Капитан печально глянул на них.


Витя приник к окулярам перископа. Медленно поворачивал ручки. Рядом терпеливо замер Кузьмич.

— Глянь, может это… — освободил место Витя.

Кузьмич припал к прибору…

Строения на склоне в перекрестье разметки, деревянный пирс, лодочный сарай…

— Нет, не то… Дом более солидный был и сарай в жёлтый цвет окрашен… — сообщил егерь.

Сергей Олегович, послушно пристёгнутый ремнями, прислушивался к их разговору.

— Тогда сюда пойдём, — сделал отметку в лоции Витя. — Тут есть нечто похожее…

* * *

Белоснежный катер стоял около уютной бухты. Вечерело. Два финских любителя рыбной ловли сидели на палубе в удобных креслах, пили пиво и смотрели на поплавки…

Совсем рядом, между катером и берегом, прошёл перископ, направленный в сторону берега.

— Наверное, русские, — высказал предположение один из финнов.

— Да, наверное… опять заблудились, — лениво посмотрел вслед перископу второй рыболов.


Катер замедлил ход.

— Здесь! — крикнул Семёнов.

Якорь с грохотом ушёл под воду.

— Сейчас отдохнём и пойдём искать ваш баркас! — спустился с мостика капитан. — Иван! Неси!

Люк открылся, и Иван поставил на палубу коробку с водкой.

— Господи… — вздохнул прокурор.


— Вроде наш… — егерь уступил место у перископа Лёве. Тот приник к окулярам.

Дом, сарай, пирс — тихо и пусто…

— Этот… Вон и коты сидят. Крайний, здоровый, я его узнал — он рыбу таскал… — согласился Соловейчик.

— Какую рыбу? — спросил Витя, облачаясь в лёгкий водолазный костюм.

— Да какая тут рыба! Разве у них есть рыба! Ты ко мне на кордон приезжай — вот у меня рыба! Такую ты никогда не видел! — посоветовал Кузьмич. Он тоже был затянут в водолазный костюм.

— Так. Мы — на задание. Старшим остаётся… У тебя какое звание? — спросил он у Соловейчика.

— Майор, убойный отдел… — отрапортовал тот.

— Значит, за старшего остаётся Лёва, — проинструктировал Витя. — Руками ничего не трогать. Этого не расстёгивать — пусть сидит. Спокойнее будет… — кивнул он на Серёжу.

Пристёгнутый Сергей Олегович печально вздохнул, но промолчал.

Витя и егерь скрылись за люком. Провернулось колесо затвора-замка.

— Лёва, а туалет у них есть? — спросил Сергей.

— На флоте туалет называется гальюном. Потерпи, пожалуйста… — Лёва наблюдал через перископ за берегом.

Заметил две человеческие фигурки на пирсе у сарая. Они встали и пошли в сторону по берегу…

Соловейчик повернул перископ — увидел у одинокого сарайчика ещё одного человека. Свет от фонарика высветил на мгновение лицо гостя…

— Раймо! — ахнул Лёва. — Что он тут делает?

— Лёва, мне в гальюн нужно… — по-прежнему бубнил Сергей Олегович. — У меня воля кончается терпеть.

— Да погоди ты со своим сортиром! — Соловейчик наблюдал в перископ за берегом.


Иволгин стоял у кормы катера и смотрел вниз, куда уходили шланг воздухоподачи, телефонный кабель и страховочный трос.

— Нет, наш не металлический был. Дерево. Ищи дальше… — говорил в ларингофон сержант Семёнов.

— Течение сильное, — смотрел на воду Иволгин. — Его, баркас, могло вниз оттащить…

— Посмотри дальше, по течению… его оттащить могло, — посоветовал милиционер водолазу. — Приметы особые?..

— Я к уключине наручные часы прицепил, — вспомнил Чердынцев. — С металлическим браслетом…

— На уключине — часы с металлическим браслетом., А что ещё нужно?! Баркас как баркас! Их что — там очень много?.. Не можешь наш выбрать?! — вероятно, ответом из-под воды Семёнов не был доволен.


Над тёмной поверхностью воды показались две головы в матовых резиновых шлемах. Осмотрелись. Гихо выбрались на пирс, правда, Кузьмичу не удалось сделать это совершенно бесшумно.

Оставляя мокрые следы на полированных досках настила, подошли к дверям сарая.

— Чего это? — удивился Кузьмич.

Двери сарая были оклеены какими-то лентами. Сорвал их — распахнул створки…

— Солидно! — осмотрел коробки с водкой Витя. — Мотоциклы тоже берём?

— Только наше, — кивнул на коробки Кузьмич.


— Там какие-то типы ходят… — сообщил Кузьмичу Соловейчик, принимая через люк коробку с водкой. — К сарайчику пошли. А у сарая, кажется, я Раймо видел, Кузьмич…

— У тебя, Лёва, галлюцинации! Откуда ему здесь взяться? — не поверил егерь. — Давай быстрее шевелись!

Лёва принял очередную коробку, поставил её рядом с Сергеем Олеговичем. Тот затих, глядя, как вокруг него выстраивается баррикада из коробок.

* * *

Раймо посветил фонарём на навесной замок, прислушался — за дверью сарайчика тихо. Он вытянул дужку замка, собираясь открыть дверь…

— Стоять! Руки вверх! — грозно крикнули за его спиной.

В лучах мощных фонарей он послушно поднял руки, оглянулся — к нему подошли двое полицейских.

— Мне позвонили мои друзья и попросили открыть этот сарай — стал объяснять своё присутствие здесь Раймо. — Только открыть дверь…

Один из полицейских подошёл к сараю и распахнул дверцу, посветил внутрь — на пороге стояла растрёпанная женщина со злым лицом. В руке она держала занесённую для удара лопату…

— Здравствуйте, — сказал Раймо. — Меня просили открыть дверь сарая…

Женщина в последний момент изменила направление удара — Раймо рухнул на землю… Последнее, что он ещё видел, была удаляющаяся в темноте фигурка женщины — та что-то истошно кричала…


С берега раздался пронзительный женский крик. Было непонятно, кто кричит. Витя замер с коробкой водки:

— Что это?

Кузьмич не успел ответить — с берега ударили нестерпимо ярким светом лучи прожекторов. В воздух взлетели ракеты. Послышались грозные команды на непонятном языке…

К ним бежали полицейские.

Витя рванул егеря, успев что-то бросить на пирс, — они с шумом свалились в воду…


— Засекли! — воскликнул Лёва, глядя на берег в перископ: у сарая что-то вспыхнуло, стало расползаться облако дыма…

— Что там? — заволновался Сергей Олегович.

На берегу мелькали фигурки. Кто-то светил фонарями в воду у пирса. Взлетали ракеты.

У дома замигали огни полицейских машин.

— Засада была… — решил Соловейчик.

От берега отчалили два катера с прожекторами на рубках. Светили вокруг пирса, затем пошли дальше, на открытую воду…

Соловейчик повернул перископ — прямо перед собой увидел чьи-то ноги на пирсе. Ботинки явно принадлежали полицейскому.

— Как его опустить?! — Лёва стал возиться с ручками — перископ пошёл вверх… Потом стал поворачиваться.

Лёва посмотрел в окуляры и отшатнулся: совсем рядом, очень крупно, было молодое и крайне удивлённое лицо финского полицейского, с которым он разговаривал на шоссе в посёлке…

Соловейчик всё не мог укротить перископ — тот или вращался вокруг оси, или поднимался вверх.

— Лёва, тебе помочь? — спросил Сергей Олегович. — Скажи, что делать надо?!

— Молчи! — Соловейчик приник к перископу: очень крупно руки, верёвка… довольное лицо полицейского…

— Вяжут нас, — прохрипел Лёва.


Полицейский ещё раз прихватил канатом перископ, затянул узел потуже. Побежал вязать конец каната к пирсу…


Люк распахнулся — ввалились Витя и Кузьмич. В руках диверсант нёс мокрую коробку с водкой.

— Последняя… — он бросил её к остальным.

Диверсант оттолкнул Лёву от перископа. Осмотрелся…

— Так!.. — многозначительно произнёс он. — Просто так Витька не возьмёте!

— Может, нам лучше добровольно сдаться?.. — спросил Сергей Олегович. — Мы же ничего не сделали плохого… Скажем, гуляли — заблудились…

— Заткнись, балласт! — Витя опустил перископ. Сел за штурвал. — Не писай в рюмку… и не из таких передряг уходили!

— Вот это очень хочется, — вздохнул Сергей Олегович. — Неужели на такой сложной лодке нет туалета? Куда вы по нужде ходите?

— Потерпи, — попросил Лёва.


Наверху безуспешно пытались удержать перископ. Верёвка натянулась — почти вертикально ушла под воду. Двое здоровых полицейских потянули за неё…

Вдруг верёвка дрогнула, напряглась как струна. Пирс дрогнул. Полицейский схватил ещё один канат, набросил новую петлю на торчащий перископ…

Второй полицейский пришёл на помощь.

Раймо, держась руками за голову, подошёл к пирсу, растерянно посмотрел, ничего не понимая в происходящем.


— Теперь — поехали! — сам себе скомандовал Витя, давя на какие-то рычажки. Корпус лодки задрожал…

— Ушли? — поинтересовался Сергей Олегович. — Теперь можно в туалет?

— Серёжа, потерпи… — отмахнулся Кузьмич. — Все терпят — один ты не можешь…

Сергей Олегович тяжко вздохнул и стал терпеть дальше.


Канаты звенели от напряжения. Пирс мелко дрожал. Мужественные полицейские с финским упорством вязали новые узлы…


Диверсант Витек смотрел на стрелки приборов. Ещё сильнее надавил на рычаги рулей.

Корпус лодки вибрировал. Мотор надсадно гудел на высоких тонах.

— Витя, что делать будем? — не выдержал Кузьмич.

— Бороться, — просто ответил диверсант.

— Господи! Съездили на рыбалку! — простонал Сергей Олегович. — Половили рыбку…

— Горючее на исходе! — посмотрел на приборы Витек. — Лей водку в баки, иначе не уйдём!

— Что?! — не понял егерь. — С ума сошёл?! Это же водка!

— Она что — на водке работает? — не понял Лёва.

— На всём, что горит, — ответил Витя. — Лей, говорю!

— Жалко… — пробормотал Лёва. — Столько трудов затратили…

— Лёва! Лей её! — взмолился Сергей Олегович. — Лучше без водки на воле, чем в тюрьме с водкой!

Этот довод убедил и Кузьмича — он стал доставать бутылки с водкой и выливать их в бак…

Витек оглянулся, затем повернул какой-то рычажок на своём пульте — корпус подводной лодки завибрировал ещё сильнее…


Сильный рывок повалил полицейских на пирсе. Из-под воды, куда уходили натянутые канаты, показались белые буруны.

Раймо растерянно сел на доски, рядом со столиком. Осторожно потрогал свою голову.

Полицейские закричали — послышался треск. Часть пирса стала медленно отрываться от берега, пока не отошла совсем.

Полицейские ловко и быстро прыгнули на остаток пирса, задержавшийся у берега. Раймо смотрел, как часть пирса, на которой сидел он, быстро удаляется от берега. На берегу что-то кричали ему вслед.

Полицейский катер рванулся следом, но быстро отстал; скорость, с которой двигался по воде кусок пирса, была сумасшедшей. Раймо вздохнул и пересел на стул, под скромную тень зонтика.


Мерно покачивался на зыбкой волне водолазный катер. Лениво висели над мачтой чайки.

— Какой ящик?.. — переспросил Семёнов в ларингофон.

— У нас ящик деревянный был на баркасе? — спросил он Чердынцева. — Он ящик на дне нашёл…

— Был какой-то, — вспомнил прокурор. — На корме стоял…

— Был ящик… — сообщил на дно Семёнов. — А баркаса рядом с ящиком нет?.. Ладно, поднимай хотя бы ящик этот…

Сержант вздохнул.

У трапа из воды пошли пузыри воздуха, следом показался блестящий водолазный шлем. Чердынцев и матрос помогли поднять на палубу ящик, потом и самого водолаза…

— Дно илистое, — сообщил капитан катера, он же и водолаз, когда с него стащили шлем. — Течение сильное. Я на ящик ваш случайно наткнулся, ногой зацепил, — объяснил он.

— Старинной работы погребец, — рассматривал поднятый со дна ящик генерал.

— Такого у нас не было, — рассмотрел находку прокурор.

Иволгин просунул в щель дерева нож — крышка с трудом поднялась — в песке, полностью забившем внутреннее пространство ящика, лежали пузатые бутылки. Горлышки были залиты сургучом.

Генерал достал одну из бутылок, очистил стекло от песка и ила, прочёл: «Gaston de Lagrange. 1804.»

— Что это? — не понял прокурор.

— Год провозглашения Наполеона императором Франции, — вспомнил сержант Семёнов. — До этого года он был простым пожизненным консулом…

— Я спрашиваю, что это… в бутылках? — уточнил Чердынцев.

— Коньяк, — сказал Иволгин. — Гастон де Лагранж. Французский. Почти двести лет…

— Я такой никогда не пробовал, — признался капитан катера. — Двести лет… Это какая выдержка? Звёздочек не хватит со всех погон на нашей базе…

Остальные промолчали — так что не известно, может, кто и пробовал.

Иволгин всматривался в даль. Затем взял бинокль — по воде быстро двигался странный предмет. Плот или настил. Солнцезащитные зонты, пара столиков, за одним из которых сидел человек…

— Никогда такого не видел… — вывел генерал.

— Я тоже… — вздохнул Семёнов. — Такой коньяк — раритетный, можно сказать, — только на мировых аукционах купить можно.

— Интересно, сколько он сейчас стоит? — поинтересовался Чердынцев.

— Очень много… — вздохнул сержант. — Нам никогда не купить.

— Зачем покупать? — удивился капитан. — Вот он!


Кузьмич вылил очередную бутылку.

— Всё! Хотел бы я взглянуть на того конструктора, который такие двигатели выдумывает! — пробормотал егерь.

Соловейчик тяжко вздохнул. Подошёл к перископу, посмотрел в окуляры.

— Кузьмич, посмотри! Ты мне не верил… — уступил он место егерю.

Тот посмотрел:

— Раймо…

Финн сидел за столиком на куске пирса. Невозмутимый и спокойный.

— Витя, всплываем, — попросил Кузьмич. — Мы за собой часть Финляндии буксируем вместе с гражданином…


Вечер окружал водолазный катер и часть пирса со столиками и разноцветными зонтами. А может, была уже ночь — так как и ночью в наших широтах в это время года очень светло.

На пирсе расположились почти все — Иволгин, Раймо, Соловейчик, Кузьмич, Сергей Олегович, был и бесстрашный диверсант Витя, капитан третьего ранга, со своим мичманом, капитан водолазного катера, слесарь-хирург… Много народа вместила уютная площадка пирса — точнее, часть бывшего пирса.

Осторожно разлили по рюмкам коньяк.

— Я вот о чём хочу сказать — поднялся прокурор Чердынцев. — Случай свёл нас всех вместе, ходили бы мы рядом, жили тихо, даже и не подозревали о существовании друг друга, вот… а тут случай такой. Я очень рад, что так всё случилось». — он осторожно покосился в сторону Раймо. — Да. Рад, что мы все вместе… поэтому хочу поднять этот… эту рюмку со старым коньком, чтобы мы все помнили это время, чтобы нам было всегда так хорошо… хочу также…

— Ну, — не выдержал и встал Иволгин, — за рыбалку!

Все дружно откликнулись на этот тост.

— Ты оставайся у меня, — говорил Раймо Кузьмич, — я тебе нашу рыбалку покажу. Ты такой рыбалки больше нигде не увидишь…

— У нас в Финляндии тоже очень хорошая рыбалка, — ответил по-фински гость.

— О чём ты говоришь! Сидите и смотрите тупо на свои поплавки, — усмехнулся егерь. — А у нас весело, посидеть можно, поговорить, ну и вообще… отдохнуть душой.

— Душевный коньяк, мягкий, — похвалил Иволгин напиток. — Хорошо отдохнули… Давно у меня такой рыбалки не было…

С ним молча согласились.

Говорить не хотелось. Сидели на плавно покачивающейся части финского пирса среди тихой, родной для всех природы и молчали…

Очень хорошо было.

Особенности национальной рыбалки

home | my bookshelf | | Особенности национальной рыбалки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу