Book: Игра в свидания



Игра в свидания

Беверли Брандт

Игра в свидания

Глава 1

Возвращение Лейни Эймс в Нейплз должно было стать одной из тех историй о провинциалке, достигшей небывалых высот, которые показывают по «Оксижен» или «Холлмарк» и которые заставляют телезрителей сожалеть о том, что они не владеют акциями компании «Клинекс», выпускающей бумажные носовые платки.

Она мысленно репетировала свое возвращение, вновь и вновь прокручивая его в голове, словно любимый эпизод из сериала.

Сцена первая. Черный лимузин медленно выплывает из аэропорта и подъезжает к старому, обшарпанному отцовскому дому, который соседствует с такими же лачугами. Дети в лохмотьях, играющие на улице, замирают и восторженно наблюдают, как из машины появляются длинные стройные ноги. Красные туфли на шпильках со звонким цокотом опускаются на тротуар. Шофер с поклоном подает руку единственной пассажирке. Камера фокусируется на ее французском маникюре. В лучах солнца поблескивает бриллиант в пять каратов. Режиссер назвал бы эту сцену «Триумфальное возвращение Лейни».

Хватит, пора в реальность.

Лейни постучала по приборной панели своего семилетнего автомобиля с откидывающимся верхом, но датчик уровня топлива показывал «Пусто». Все, что ей удалось нажить за эти годы в Сиэтле, уместилось в крохотном багажнике машины. Сам автомобиль был куплен в кредит, а Лейни на три месяца опаздывала с очередной выплатой. Недалек тот день, когда ее настигнет инспектор и отберет даже это.

Проезжая мимо «Макдоналдса» на углу Саншайн-Паркуэй и Мейн-стрит, Лейни взмолилась, чтобы у нее не закончился бензин. Если удастся доползти до отцовского дома, никто никогда не узнает, как низко она пала.

Лейни сжала кулаки, чтобы не видеть ногтей с облупившимся лаком. В последний раз она делала маникюр месяц назад. Денег на салон и услуги профессионала у нее не было. Акриловые ногти она содрала сама с помощью пинцета и кусачек, и теперь всем были видны ее истончившиеся, изуродованные ногти.

– Со временем будет лучше, – пробормотала она себе под нос, в глубине души понимая, что имеет в виду не только плачевное состояние ногтей.

Когда Лейни решилась впервые за пятнадцать лет поехать на встречу выпускников, она не предполагала, что будет возвращаться домой с уязвленным самолюбием и пустым бензобаком.

Откинув волосы, она повернула налево – прочь от Мексиканского залива и вилл миллионеров – и поехала к дому отца. Теперь, когда заходящее солнце не слепило глаза, она перестала щуриться. Лейни уже и забыла, какое здесь, на юго-западе Флориды, яркое солнце – даже темные очки не спасают.

А в Сиэтле таких проблем не было.

Можно было по пальцам пересчитать дни в году, когда погодные условия позволяли откинуть верх машины и не включать подогрев сидений. Машина была совершенно непрактичной. Она знала это, еще когда покупала ее. Но все равно подписала договор.

Она снова постучала по приборной панели. Впереди показался указатель, обозначавший съезд в ее микрорайон. Кто-то назвал этот жилой массив с бесконечными рядами одинаковых домов «Ивовой дорогой». Лейни не знала почему. Здесь на пять миль вокруг не было ни одной ивы.

Зато был указатель. Стоял там же, где и всегда. Вокруг него валялись белые булыжники, и по обе стороны росли чахлые кусты. Лейни не удержалась и закатила глаза при виде этого зрелища.

В Нейплзе к престижным микрорайонам вели величественные съезды – кирпичная стена, часть которой была обложена красивой плиткой с изящной надписью, и искусная подсветка, оживляющая растущие вокруг густые заросли гибискуса и бугенвиллеи. На некоторых стенах даже имелись фонтанчики и белые цапли, которые грациозно пили из этих фонтанчиков.

А у «Ивовой дороги» всего этого не было.

Естественно, мало кто назвал бы этот жилой массив престижным.

Лейни с отвращением фыркнула и повернула на главную улицу микрорайона.

Вон он. Третий слева. С облупившейся бледно-зеленой краской на входной двери и сорняками, почти полностью оккупировавшими клумбы.

Лейни сильнее сжала руль и зажмурилась, но продолжала видеть дом, словно его выжгли на сетчатке.

Она открыла глаза и с удивлением обнаружила, что мысленно молится о еще одном галлоне бензина. О чем угодно, что помогло бы ей убраться отсюда. До лучших времен.

В ответ на это двигатель машины зачихал.

«Мечтай-мечтай», – фыркнула Лейни. Она давным-давно поняла, что кто-то там наверху имеет на нее зуб. С чего бы это судьбе поворачиваться к ней лицом сейчас, когда жизнь стала хуже некуда?

Она съехала на обочину возле отцовского дома и, нажав на тормоз, поморщилась, так как машина днищем заскребла по кромке асфальта, потом снова поморщилась, так как дверь отцовского дома распахнулась, причем гораздо быстрее, чем она переключила рукоятку коробки передач на «паркинг».

Кто не спрятался…

– Лейни! Ты доехала! – закричала ее старшая сестра Триш, как будто сомневалась в способностях Лейни самостоятельно добраться до дома.

Хотя ничего сложного в том, чтобы выбраться на южное направление по шоссе 1–5, затем поехать на восток по шоссе 1-10, а затем у Таллахасси свернуть на шоссе 75, не было. Два поворота. Один налево. Другой направо. Вот и все, что требовалось.

– Ага. Вот я. – Лейни пыталась изобразить энтузиазм, но слова звучали вяло, отражая соответствующее состояние ее души.

Она взялась за ключ зажигания и заколебалась. Еще не поздно. Можно развернуться и уже через десять минут быть на федеральной трассе.

Если бы у нее не кончился бензин и она не сидела бы на брюхе…

Вздохнув, Лейни выключила двигатель. Приехали. Конец пути.

– Как же я рада видеть тебя, – говорила Триш, пока Лейни смирялась с судьбой.

За эти годы ее некогда шикарная старшая сестра – единокровная, поправила себя Лейни – превратилась в полную тетку. Когда Лейни с отцом переехали в Нейплз – Лейни тогда училась в младших классах, – двадцатишестилетняя Триш казалась ужасно крутой. Она работала учительницей в школе «Голден галф», жила в собственной квартире и ездила на старинном «мустанге» с откидывающимся верхом. К тому же Триш могла покупать пиво. Более того, она покупала пиво Лейни в тех редких случаях, когда младшая сестра просила об этом. Все это здорово возвышало Лейни в глазах ее друзей.

И вот сейчас, пятнадцать лет спустя, Триш – мать четырнадцатилетнего сына и одиннадцатилетней дочери. Живет на той же улице, что и отец, продолжает работать в той же школе (теперь уже в должности классного руководителя) и состоит в браке с мужчиной, с которым начала встречаться в ту зиму, когда Лейни приехала в город.

Мило, но совсем не круто, это уж точно.

– Это весь твой багаж? – спросила Триш, озабоченно глядя на заднее сиденье машины.

– Остальные свои вещи я оставила дома в камере хранения. Я подумала, что пусть все побудет там, пока я решу, куда поеду потом, – без запинки солгала Лейни. Зачем Триш знать, что пришлось продать все, иначе не хватало денег на дорогу в Нейплз. Пусть лучше верит в сказку, будто приезд сюда – это всего лишь пролог к новой главе в жизни ее младшей сестры.

«Я еду домой, чтобы прикинуть, как распорядиться своей жизнью» – именно такую сказку Лейни и рассказала своим родственникам. Они еще не догадались, что это означало: «Я потеряла работу, банк запретил мне жить в заложенном доме, муж бросил меня и оставил мне кучу долгов, которые я не в силах заплатить».

– Что ж, отлично. Если что понадобится, можешь одолжить у меня. Думаю, сегодня вечером мы можем поужинать в «Ритце». Тебе всегда там нравилось. Папа просил передать тебе, что очень сожалеет, но сегодня вечером он вынужден работать. Я знаю, что ему не терпится увидеться с тобой.

Как же! Папе не терпится поработать, вот и все. Наверное, хорошо жить в Тришвилле, где родители воспринимают детей как нечто большее, чем докучливую обязанность.

Лейни открыла крохотный багажник, затем распахнула водительскую дверцу. Спустив ноги, она сквозь тонкую подошву изношенных теннисных туфель ощутила, как нагрета земля.

И вздохнула, когда последний кадр ее выдуманной сцены исчез под давлением убогой действительности.

Не будет ни шофера, ни красных туфель, ни уличных мальчишек, с восторгом глазеющих, как из черного длинного лимузина появляется неземное видение.

Нет и стройных ног – Лейни была так поглощена расставанием со своим имуществом, что позабыла о шейпинге. Что уж говорить о французском маникюре. А сапфировое кольцо Лейни заложила в отчаянной попытке спастись от суда по делам о несостоятельности.

Но самое главное, не будет и встречи выпускников. Во всяком случае, с ее участием.

Лейни захлопнула дверь машины и повернулась. Солнечные лучи отразились от зеркала заднего вида и ударили ей в лицо. Она зажмурилась, поэтому не увидела в зеркале свое усталое отражение.

Нет, она не может предстать перед одноклассниками такой же неудачницей, как и пятнадцать лет назад.

Глава 2

Ужин в «Ритце».

В школьные годы «Ритц» был пределом ее мечтаний. Все популярные мальчишки водили туда своих девушек. Ужин в «Ритце» неизменно ассоциировался с мужчинами в смокингах и женщинами в бриллиантах. Конечно, Лейни знала, что большинство постояльцев гостиницы так не одеваются. И все же, войдя вслед за Триш в величественный холл, она полной грудью вдохнула сочившийся из каждого уголка запах успеха.

В хорошие годы – еще в те времена, когда термин «начинающая компания» еще не стал ругательством – Лейни и Тед часто ужинали в лучших отелях Сиэтла. Они даже по воскресеньям ходили на «бранч» в знаменитый зал Георга в «Фермонт олимпик» на Университетской.

Но хотя у Лейни было достаточно денег, чтобы заплатить за еду, она всегда чувствовала себя в этой среде чужой. Она все время ждала, что другие посетители будут показывать на нее и шептать, что ей здесь не место. Как будто она сама об этом не знает. Лейни провела рукой по волосам. Она уложила их час назад, но во влажном воздухе Флориды они быстро встанут дыбом. Если ей не удастся сохранить прическу, через час она будет похожа на одного из тех чихуахуа, что продаются в зоомагазинах.

Затем она поправила белые шелковые брюки, поборов желание вытащить стринги из попы. Красота требует жертв. Это были самые дорогие из ее брюк – на летней распродаже в «Нордстроме» она заплатила за них более двух сотен, – и ей меньше всего хотелось испортить свой вид выставленным на обозрение нижним бельем. К брюкам она надела оранжевый шелковый топ и оранжево-желтую блузку с узором. Наряд дополняли босоножки с такого же цвета стразами. Лейни потратила массу времени на то, чтобы найти подходящие босоножки, и сейчас она радовалась, что не продала их за жалкие пять баксов.

Тогда предлагаемая цена возмутила Лейни до глубины души, но она была в таком отчаянном положении, что готова была взять деньги. Однако в последний момент она выхватила у тетки босоножки и, сдавшись под натиском любопытствующих соседей, которые тянули лапы к ее вещам, от нижнего белья до мерных чашек, сгребла все в одну кучу и криками прогнала прочь зевак.

Говорят, что о человеке многое может рассказать то, как он ведет себя под чьим-то давлением.

Лейни не хотелось думать, какие выводы можно было сделать о ней в тот день.

Она вновь и вновь переживала эту сцену в своих кошмарах, и ей казалось – хотя не очень-то хотелось признаваться в этом, – что в тот день она даже брызгала слюной. И наверняка плевалась.

Лейни тряхнула головой, пытаясь отогнать воспоминания о том жутком дне, расправила плечи и вздернула подбородок. Они вошли в ресторан и остановились перед метрдотелем. Интересно, он может по одному взгляду определить, что она разорена?

Вряд ли. Одета она правильно. Волосы уложены и блестят. А благодаря зубной пасте десятилетней давности, тюбик с которой она отыскала в глубине комода в своей старой ванной, дыхание у нее свежее.

И ничто не указывает на то, как она изнурена.

Во всяком случае, она на это надеется.

Лейни с достоинством кивнула метрдотелю, когда тот окинул ее беглым взглядом. Проверяет, не оскорбит ли она постоянных клиентов, решила она.

Удостоверившись, что посетительницы хотя и не стоят особого внимания, но одеты вполне прилично, мэтр слегка наклонил голову и произнес:

– Вам сюда, дамы.

Устраиваясь за столиком на двоих в ресторане «Ритц», Лейни чувствовала себя так же неловко и такой же чужой, как и пятнадцать лет назад.

– Я буду омара, – объявила Триш, даже не заглянув в меню.

«А я выпью целую бутылку шардоне», – подумала Лейни. Но тут она посмотрела в меню и поняла, что денег не хватит даже на бокал вина, не говоря уже о бутылке.

– Овощи на гриле выглядят вполне заманчиво, – пробормотала Лейни.

Это блюдо выглядело заманчиво, потому что было самым дешевым. К тому же, если она возьмет овощи, у нее будет предлог не заказывать салат. Или десерт. Все, кто ест на ужин баклажаны и кускус с манкой, должны быть обязательно помешаны на здоровом образе жизни и даже не мечтать о том, чтобы заказать – Лейни перевернула страницу и едва не впала в экстаз от разнообразия аппетитных десертов – лаймовый чизкейк, посыпанный молотым орехом макадамия, залитый шоколадной глазурью и украшенный шапкой из взбитых сливок, горячий хлебный пудинг с Заварным кремом на амаретто и свежей черникой…

Сглотнув слюну, Лейни поспешно отодвинула от себя меню.

Во всяком случае, хлеб здесь бесплатный. Им она и наестся.

Когда подошел официант, Триш заказала бокал вина, салат «Цезарь» и омара. Лейни так хотелось шардоне, что у нее дрожали руки, однако она собрала свою волю в кулак и заказала овощи на гриле и воду. С ломтиком лимона.

М-да, негусто.

Посмеиваясь над собой, Лейни откинулась на спинку стула и заставила себя расслабиться. После долгого путешествия было странно снова оказаться среди людей. Целых семь дней она провела в одиночестве, в обществе своих мыслей.

Естественно, эти попутчики приводили ее в ужас.

– Ну как, ты рада, что вернулась домой? – спросила Триш, глядя на сестру сияющими голубыми глазами.

В тысячный раз Лейни подивилась тому, какие они разные со старшей сестрой. Триш светловолосая, голубоглазая и вся мягкая, без острых углов, – типичная счастливая сорокалетняя мать двоих детей. Лейни же на пять дюймов выше сестры, темноволосая и кареглазая. Никто никогда не назвал бы ее худой, но и пухлой тоже. Она скорее… что-то среднее.

Посредственность.

Несколько лет она обманывала себя, думая, что на самом деле представляет собой нечто большее, чем посредственность, но это заблуждение было временным, как замок из сахарной ваты, который тает при первых каплях дождя.

Лейни изобразила на лице бодрую полуулыбку.

– Да, мне очень хочется какое-то время пожить спокойно и решить, что делать дальше, – солгала она.

– Наверное, приятно, когда на тебя сваливаются деньги от опционов. Можешь делать что угодно. – Триш вздохнула и окинула Лейни взглядом, в котором читалась скорее радость за сестру, чем сожаление: «А почему на месте сестры не оказалась я?» Лейни считала, что Триш не способна испытывать такие уродливые эмоции, как зависть.

Наверное, это она унаследовала по материнской линии.

– Да, приятно. – Интересно, спросила себя Лейни, сколько еще она сможет растягивать губы в этой фальшивой улыбке, прежде чем сломается.

Ложь первая: она сказала Триш и отцу, что начинающая компания, на которую она до изнеможения трудилась в Сиэтле, была продана одной частной компании, и они скоро разбогатеют на опционах.

Правда: компания обанкротилась, но за год до этого она попросила всех согласиться на пятидесятипроцентное сокращение зарплаты, а потом выписала чеки только за два последних месяца.

Ложь вторая: она сообщила родственникам, что Тед, ее муж, с которым она прожила три года, решил записаться в Корпус мира и помогать голодающим детям Африки. Да, они охладели друг к другу, но после развода остались друзьями.

Правда: Тед, будучи маниакальным игроком, набрал кредитов почти на четверть миллиона. В настоящий момент его разыскивают за подделку чеков, а развели их заочно.

Ложь третья: она устала работать программистом и приехала в Нейплз, чтобы «найти себя» и понять, какая карьера ее привлекает.

Правда: она так и не получила диплом программиста и в конечном итоге стала работать системным администратором. На этой работе платили неплохо, но программистом она могла бы заработать значительно больше. Хуже всего, единственное, на что она могла рассчитывать, это была работа. Когда и на работе разладилось, Лейни впала в такую глубокую депрессию, что даже не хотела по утрам вылезать из постели. К тому моменту, когда к ней вернулись силы хотя бы для того, чтобы принимать по утрам душ, ее жизнь уже опала, как суфле.

Она приехала в Нейплз не потому, что хотела этого. У нее не было ни гроша, и ей просто некуда было ехать.

Лейни почувствовала, как к глазам подбираются слезы, и поморгала, а потом взяла стакан с водой и ломтиком (бесплатным) лимона.

«Эх, жалость к себе. Моя давняя подруга».



Лейни уже собралась сделать глоток, когда сзади неожиданно кто-то толкнул ее стул. Запотевший стакан упал на стол с таким стуком, что все посетители ресторана перестали жевать и оглянулись.

– Извините, – прозвучал низкий мужской голос, и тяжелая теплая рука легла ей на плечо.

Лейни не шевелясь смотрела, как вода со стола течет на ее белые брюки. Мысли куда-то улетучились: она понимала, нужно что-то сделать, чтобы это прекратить, но не знала, что именно.

К тому же какой смысл теперь суетиться?

Еще одна маленькая неприятность вдобавок к череде крупных.

Мужчина схватил салфетку. Затем, словно зажимая рану, приложил ее к краю стола, чтобы остановить воду.

– Все будет в порядке. Скажите, как вас зовут, и я оплачу ваш счет в химчистке, – сказал он.

Лейни подняла на него глаза. Надо же, он думает, будто ее жизнь можно так просто исправить. Она бы истерически расхохоталась, если бы не задохнулась, когда их взгляды встретились.

Это был один из тех моментов, о которых пишут в глянцевых журналах или в романах. Он был… поразителен. Красив. Темно-карие глаза. Густые каштановые волосы упали ему на лоб, когда он наклонился, чтобы остановить водопад. И пахло от него потрясающе. Как будто он только что принял душ и прыснул на себя каким-то пряным одеколоном.

А она… она продолжала сидеть неподвижно, словно глупая кукла. Парализованная неожиданной мыслью, что смотрит на него так, как смотрит на мужчину влюбленная женщина. Она давно не испытывала никаких эмоций, кроме отчаяния, поэтому сейчас чувствовала себя, как после удара в живот.

– Извините, мистер Данфорт. Я обо всем позабочусь.

Лейни очнулась и заморгала. Она обнаружила, что официант уже спешит к их столику со стопкой чистых салфеток.

«Скажи что-нибудь», – велела она самой себе, когда молчание затянулось.

Лейни открыла рот и наконец промямлила что-то вроде «все в порядке, ведь это всего лишь вода».

Мужчина подмигнул ей и сказал:

– Отлично. Обещаю, больше такое не повторится.

Он отошел в сторону, уступив место официанту. Он так и не настоял, чтобы она назвала свое имя, и не взял ее номер телефона. Лейни расстроилась, хотя всячески отказывалась признавать это. Она приказала себе наслаждаться едой и перестать прислушиваться к тому, о чем говорят этот мужчина и его довольно молодая и довольно привлекательная, этого Лейни не могла не отметить, спутница. Всю оставшуюся часть ужина она размышляла о том, как бы предложить Триш разделить счет и платить каждой за себя. И даже в этом случае Лейни придется молить банковских богов о том, чтобы за перерасход в двадцать пять баксов они не наслали на нее судебных исполнителей для изъятия карточки.

Хотя что значит один камешек в целой горе ее долгов?

Когда Триш доедала последний кусок своего лаймового чизкейка – Лейни отказалась его даже пробовать, – ей было очень плохо от мысли, что она не может оплатить чек пополам, так зачем делать себе еще хуже, отъедая у сестры крохотные кусочки десерта. Она уже подготовила коротенькую речь о том, что, если Триш не возражает, она оплатит только свой заказ. К сожалению, у нее не было возможности перевести деньги с инвестиционного счета, и она не знает, сколько осталось на карточке, а ведь всем известно, что деньги должны работать и зарабатывать проценты. В общем, не будет ли Триш против заплатить за свой ужин, а она, Лейни, в следующий раз поведет в ресторан всю семью.

Вот так. А ведь еще надо постараться, чтобы ее слова прозвучали как экспромт, а не как заготовленная речь. Это нелегко.

Поэтому, когда официант замер у их стола с маленькой пухлой книжечкой для чеков в руке и спросил: «Дамы, что еще я могу сделать для вас?» – Лейни испугалась, что Триш сейчас предложит оплатить чек пополам, и поспешила выступить со своей речью, но неожиданно поперхнулась лимонной косточкой.

Не замечая, что сестра задыхается, Триш принялась рыться в своей огромной, похожей на хозяйственную сумке из искусственной кожи. По локоть запустив в нее руки, сестра гоняла из угла в угол пачки жвачки, канцелярские принадлежности, блокноты, наполовину использованные тюбики с гигиенической помадой, супербольшой флакон с пастилками для улучшения пищеварения, тюбик неоспорина, коробку с пластырями всех возможных размеров, разнообразные предметы женской гигиены, мобильник, КПК, бумажные носовые платки в таком количестве, что ими можно было бы высушить Мексиканский залив, два батончика из овсяных хлопьев с малиной и бутерброд с арахисовым маслом, который она забыла выбросить на прошлой неделе, – и все ради того, чтобы найти кошелек, который куда-то делся.

– Просто не верится. Наверное, дети, эти маленькие воришки, опять не положили его в сумку, после того как вычистили его, – с виноватым видом проговорила Триш и расстроенно вздохнула. – Я собиралась угостить тебя ужином по случаю твоего приезда, но, видимо, сегодня придется расплачиваться тебе. Обещаю, ужин за мной.

Кровь отхлынула от лица Лейни, когда она мысленно подсчитала, во сколько обошелся заказ Триш.

Два бокала вина – восемнадцать долларов.

Салат «Цезарь» – восемь с половиной.

Омар «Термидор» – сорок пять баксов.

Десерт – двенадцать долларов.

У Лейни перехватило дыхание, и она вдруг обнаружила, что в отчаянии оглядывается по сторонам в поисках выхода. Может, им удастся тихонько ускользнуть, не заплатив? Вот если бы спровадить Триш в дамскую комнату… тогда Лейни встретила бы ее в холле, сказала бы, что расплатилась, и они успели бы сбежать.

Или, может, сделать вид, что она является постояльцем отеля, и записать счет на какой-нибудь номер? А вдруг она назовет несуществующий номер? А вдруг официант проверит имя по списку постояльцев?

Нет, придется действовать по плану А.

– Конечно, никаких проблем, – сказала Лейни, надеясь, что Триш не заметила, как у нее дрожит голос. – Не хочешь перед уходом сходить в туалет?

– О нет, все в порядке. Сейчас допью вино, и можно идти.

Лейни едва сдержалась, чтобы не завыть и не забиться головой о стол. Ну почему, почему, почему обстоятельства всегда складываются против нее?

Она не может потратить еще одну сотню баксов со своей кредитки. Там и так огромный перерасход. Двадцать долларов, возможно, и проскочили бы, но только не сотня.

И что теперь?

Она не может признаться после такого количества вранья об обстоятельствах своего возвращения. Но ведь должен же быть выход.

Обратившись к своим мозгам за гениальной идеей и не получив ее, Лейни решила сделать то, что сделал бы любой в подобной ситуации, – бежать в туалет. Она резко вскочила, при этом ее стул задел стул мистера Большая Шишка.

Пробормотав извинения, Лейни устремилась к двери. Она была так погружена в свои проблемы, что не услышала его ответ. Продолжая сосредоточенно размышлять, она толкнула дверь и прошла в роскошный туалет с мраморным полом.

Итак, говорила она себе, не глядя на свое отражение в зеркале над рядом раковин, надо решать проблему логически.

Она не может оплатить ужин по своей карточке. Если она отдаст ее официанту, тот через минуту вернется и разрежет карточку на глазах у них с Триш. Можно дать ему другие карточки, но что сказать Триш? У нее нет для этого правдоподобного объяснения. На всех ее карточках перерасход. По любой из них может быть отказано в авторизации, она выставит себя еще большей неудачницей, если попросит официанта вернуться к кассе и попробовать еще раз.

Итак, если она не может рассчитаться по счету, какой у нее есть выбор?

Можно поговорить с менеджером. Объяснить ситуацию. Попросить придумать какой-нибудь выход. Например, что она в счет оплаты перемоет всю посуду или что-нибудь в том же роде. Разве не так поступают в кино? Но что, если он (или она) откажет? Тогда ей не останется ничего другого, как сказать Триш, что у нее нет денег. Брр.

Может, все же стоит признаться? Что такого, если Триш узнает правду, если все они поймут, что, несмотря на все старания пробиться в жизни, она осталась жалкой, низкой… Нет. Стоп.

Она не жалкая. Она не низкая. И до недавнего времени тому имелись все доказательства. У нее была правильная машина, правильный дом, правильный адрес в правильном городе. Правильные одежда, туфли, стрижка. Маникюр и педикюр. Все то, что показывает обществу, что Элейн Эймс – личность.

И она намерена все это вернуть. Просто нужно немного времени, чтобы снова встать на ноги; нужен какой-то период, когда никто не будет жалеть ее и сочувственно смотреть на нее как на неудачницу.

Лейни оперлась на холодный мрамор и посмотрела на себя в зеркало.

– Ты не неудачница, – сказала она, вздергивая подбородок.

Слова эхом разнеслись по пустому помещению, но не помогли решить проблему со счетом.

Она вздохнула и отвернулась от зеркала.

Ладно. Как еще люди увиливают от оплаты по счету? Теперь уже нельзя вернуться в зал и пожаловаться на некачественную еду. Ей не хотелось признавать, что она – да, она знает, что это невежливо и даже немного омерзительно – ждала, когда Триш отвернется, чтобы вымазать хлебом ее тарелку, пока ее не унес официант. А что ей делать? Она ничего не ела с Гейнсвилля, да и там она подкрепилась лишь жареной картошкой, оставшейся с прошлого вечера.

Значит, делать вид, будто она недовольна едой, нельзя.

В результате остается только один вариант: старый трюк с «мухой в супе». Только в ее случае это должна быть муха в воде.

Впервые за много дней Лейни ощутила, как внутри ее загорелась крохотная искорка надежды. В конце концов, разве трудно найти таракана во Флориде?

Глава 3

Лейни облазила все кабинки, но, очевидно, в «Ритц» туалет был объявлен зоной без тараканов. Она не нашла ни одного паука или даже клочка паутины. Ни жука, ни долгоножки. Даже жалкого комара не нашла.

Проклятие!

В поисках насекомых Лейни заглянула под раковины, но тут услышала, что дверь туалета открылась, и, быстро выпрямившись, приняла беззаботный вид и стала поправлять волосы. Та самая молодая красавица, что сидела за столом с мистером Большая Шишка, процо-кала красными туфлями на шпильках, которые очень подходили к сцене из «Триумфального возвращения Лейни».

Девушка – ей было не больше двадцати – дружелюбно поздоровалась и прошла к кабинке. Лейни буркнула что-то в ответ – ее голова была занята только мыслями о том, что игра окончена. И вообще идея была дурацкой. Ну что бы она сделала, если бы нашла таракана? Взяла бы за мохнатую лапку и принесла в зал, надеясь, что никто ничего не заметит?

М-да, этот план не назовешь хорошим.

Лейни уже была готова сдаться и рассказать Триш правду. Или какую-нибудь смягченную версию правды. Например, что все ее активы связаны (это была в некотором роде правда, так как они были связаны на банковских счетах других людей), или что у нее украли кошелек (это было полной неправдой, но ведь можно оставить его здесь, в туалете, а вдруг кто-нибудь возьмет… им от этого будет только польза), или…

Эй, секундочку. А последняя идея не так уж плоха. Можно выбросить кошелек в корзину для использованной бумаги и сказать, что его украли.

Великолепная идея.

Лейни поспешно расстегнула сумочку и вытащила кошелек. Там лежали кредитки, карточки участника программ учета налетанных миль, дисконтная карточка «Варнс и Нобл», карточка дисконтной программы «AAA» с закончившимся сроком действия и водительские права. Она собиралась вытащить права, но услышав звук спускаемой воды, поняла, что времени нет.

Испытывая определенные сомнения, Лейни бросила кошелек в отверстие, под которым стояла большая плетеная корзина. Очевидно, обычные мусорные ведра были недостаточно хороши для постоянных клиентов «Ритца». Убедив себя, что поступила правильно, Лейни вышла из туалета и направилась в зал, где ее сестра увлеченно беседовала с людьми за соседним столиком. Лейни решила, что это родители кого-то из учеников сестры.

Она отодвинула свой стул и уже собралась сесть, когда краем глаза заметила кое-что и застыла как каменная.

Нет, это был не таракан.

Это было… кое-что получше.

Лейни скосила глаза вправо. Потом влево. Потом опять вправо.

Затем не задумываясь незаметно дернула рукой и столкнула с соседнего стола чек – вместе с сияющей золотой карточкой, лежавшей поверх него, – на пол под стол.

Мысленно повторяя себе, что поступает нехорошо, она все же села, ногой подтолкнула счет подальше под стол и, наклонившись, сделала вид, будто подбирает салфетку. Ощутив между пальцами гладкий пластик карточки, она сжала ее, на мгновений прикрыла глаза и стала молить богов кредиток о прощении за то, что собирается совершить.

«Свидетель мне Бог, я больше никогда не буду голодать», – мысленно поклялась она, выпрямляясь и крепко сжимая в руке золотую карточку. Нет-нет. Не тот фильм.

Лейни потрясла головой и подкорректировала обещание. Бог ей свидетель, она компенсирует затраты этому – она посмотрела на золотой «Американ экспресс» – Джексону Данфорту-третьему. Да, она вернет ему деньги, чего бы ей это ни стоило. Хотя, если судить по имени, он и не заметит исчезновения лишней сотни баксов…

Сунув карту в черный футляр для чеков, Лейни поймала взгляд официанта и многозначительно посмотрела на стол. Если официант вернет карточку до того, как мистер Большая Шишка и его малолетняя приятельница вернутся из туалета, никто и не узнает, что она сделала. Кроме нее самой, естественно. Лейни заставила себя улыбнуться, когда Триш представила ее паре за соседним столиком. Они оживленно поболтали о погоде в Сиэтле и сравнили ее с погодой в Южной Флориде. Все со смехом пришли к выводу, что, да, лето во Флориде жаркое, и что, да, на северо-западном побережье Тихого океана очень часто идут дожди. А потом наконец-то появился официант. Лейни наблюдала одновременно и за ним, и за входом в ресторан.

Она обнаружила, что надеется на нечто, на что никогда не надеялась. «Пожалуйста, пусть у него заест молнию», – взмолилась она и поморщилась. Господи, как же низко она пала! Разве мало того, что она – на время, мысленно добавила Лейни – украла у бедняги карточку? Нет, ей хочется, чтобы Он получил телесные увечья.

«Тогда пусть он подольше посушит руки».

Лейни едва не подпрыгивала, глядя на неспешную походку официанта. «Быстрее!» – хотелось ей крикнуть, но она сдержалась.

– Большое спасибо, мисс…

Официант взвизгнул, когда Лейни вскочила со стула и выхватила у него папку как раз в тот момент, когда он стал раскрывать ее, чтобы прочитать имя на кредитке. Проклятие, времени мало.

– Пожалуйста, – ровным голосом ответила Лейни, не обращая внимания на удивленные взгляды сестры и официанта.

Она поставила на чеке размашистую подпись, щедро добавила целых двадцать процентов чаевых и подсчитала общую сумму, чтобы знать, сколько нужно будет вернуть, когда позволит ее материальное положение.

Затем незаметно вернула кредитку на место. Она снова наклонилась и выпрямилась, и на этот раз под салфеткой у нее был чек мистера Данфорта – она собиралась небрежно бросить его на стол и сходить в туалет за кошельком. Зачем оставлять его там, если проблема с оплатой решена.

Кто знал, что преступная жизнь связана с частыми походами в туалет?

– Извини, мне снова нужно в дамскую комнату. Что-то мне нехорошо от козьего сыра, – сказала она сестре, прижимая руку к животу и делая такое же лицо, как в рекламе эспумизана.

– Дать тебе тамс? – спросила Триш и нырнула в свою огромную сумку.

– Нет, спасибо. Я… гм, встретимся в холле через минуту, – сказала Лейни.

Она отодвинула стул и встала, прижимая к себе салфетку с чеком, повернулась и увидела, что мистер Данфорт со своей спутницей уже рядом. Надо было срочно избавляться от чека, пока он ничего не заметил, поэтому она неуклюже попятилась и бросила все – салфетку и чек – на его стул. Путь гадает, как он там оказался, зато не застигнет ее с уликой в руке.

Лейни перебросила ремешок сумки через плечо и разгладила брюки.

Гордо вскинув голову, не оглядываясь, она пошла к выходу. Если ей удастся выудить кошелек и уйти, этот кошмарный вечер можно будет считать оконченным.

Тяжелая деревянная дверь даже не скрипнула, когда Лейни потянула ее на себя. Она осторожно переступила порог, как будто ожидала внезапного нападения. Убедившись, что в туалете царит тишина, она сделала еще один шаг, потом еще один и приблизилась к корзине, в которую бросила свой кошелек.

Морщась от отвращения, она заглянула внутрь.

Каждый раз, когда кажется, что ниже пасть нельзя… она падает ниже.

Год назад ничто не заставило бы ее рыться в мусорной корзине. Даже если бы она уронила стодолларовую банкноту, она все равно не полезла бы туда.

Это, решила Лейни, наказание за уверенность – пусть и кратковременную, – что она заслужила такую хорошую жизнь.

Теперь плакать поздно. Она пережила удар и теперь должна жить с последствиями.

Лейни закрыла глаза – ей было противно смотреть на то, что она собиралась сделать – и сунула руку в мусорную корзину.

– Там только бумажные полотенца, – пробормотала она самой себе, пытаясь нашарить кошелек.



В какое-то мгновение ей показалось, что она нащупала кожу кошелька, но потом стало ясно, что это обычный мусор, и она оттолкнула его. Закусив нижнюю губу и приподнявшись на цыпочки, она запустила руку поглубже.

Вот он. Это его уголок. Еще чуть-чуть.

Ее пальцы сомкнулись на кожаном кошельке именно в тот момент, когда дверь туалета открылась. Она поспешно выпрямилась и отскочила, однако при этом ударилась рукой о диспенсер для жидкого мыла.

И сразу стало ясно, что она оказалась недостаточно проворной, потому что позади прозвучал знакомый голос:

– Чем это ты тут занимаешься?


У сестры какие-то проблемы.

Триш Миллер покосилась на женщину, сидевшую на пассажирском сиденье. Да, она знает Лейни не так хорошо, как хотелось бы. Но откуда взяться близости в отношениях с человеком, который живет по другую сторону континента и наведывается раз в несколько лет? К тому же их никогда не связывали прочные сестринские узы. Они даже выросли отдельно и познакомились, когда Триш уже было за двадцать. Общим у них был только отец, и судя по тому, что Триш наблюдала в течение многих лет, у ее младшей единокровной сестры имелись какие-то нерешенные проблемы с ним, в результате чего оба осторожно кружили вокруг друг друга, стоило им оказаться в одной комнате.

Триш ощущала странную смесь угрызений совести и благодарности, когда размышляла о тех различных условиях, в которых выросли они с Лейни. Ее мать забеременела от красивого моряка, стоявшего в Джексонвилле – не имело значения, что он окончил школу только потому, что спал со своей учительницей английского. Та имела определенное влияние на других учителей и смогла обеспечить ему необходимое количество проходных баллов для получения аттестата. Не имело значения и то, что он записался в ВМФ коком, полагая, что если отправится в кругосветное путешествие за счет государства, то не надо будет много думать. Он не предполагал, что может полюбить службу или что ему понравится быть коком. Он также не предполагал, что обрюхатит первую встречную девушку по приходе во Флориду.

Мама Триш этого тоже не предполагала. Но когда симптомы беременности стали очевидными, Линда Ли Мабри сделала то, что считала наилучшим для своего ребенка. Она заявила Карлу Эймсу, что не выйдет за него.

Родители Линды Ли поступили совсем не так, как в историях о дочери, которая принесла в подоле. Они не прогнали ее из дома, и не принуждали выйти за нелюбимого, и даже не пытались выдать малыша за собственную ошибку середины жизни. Вместо всего этого они радостно встретили появление на свет своей внучки, игнорируя многозначительные взгляды соседей, с которыми встречались в церкви и в магазине. Вскоре «позор» их дочери был забыт.

Пять лет спустя Линда Ли вышла замуж и родила еще двоих детей, мальчишек. Отчим относился к Триш не иначе, как к благословению, то есть так же, как ее мать и дед с бабкой. За это Триш была благодарна.

У Лейни все было не так хорошо, хотя никто из семейства Триш не знал всей истории. Однако это не мешало им строить предположения.

Знали же они только то, что Карл Эймс очень долго прослужил во флоте, и его даже не повысили до офицера четвертого класса. Из Джексонвилля он перебрался в Виргиния-Бич, потом в Сан-Диего, потом в Бремертон, Вашингтон, где снова обрюхатил местную девушку. Но та в отличие от Линды Ли ответила «да», когда Карл предложил ей «все исправить» и выйти за него. В то время Карлу было двадцать восемь – достаточный возраст, чтобы научиться пользоваться презервативом. Однако он, очевидно, не знал о последствиях незащищенного секса. А как еще можно объяснить то, что Карл еще до тридцати ухитрился стать отцом двоих нежеланных детей?

Судя по тому, что удалось разузнать Триш, Карл Эймс не проявил снисходительности и не взял на себя ответственность за зачатие другой дочери, однако, когда у шестилетней Лейни умерла мама, он не пытался сбагрить ее своим родителям или кому-то еще. Правда, это не может служить большим утешением, если ты вообще нежеланный ребенок, – Карл без колебаний заявил об этом своей младшей дочери вскоре после смерти ее матери.

Триш свернула на дорогу, ведшую в ее жилой массив. Она хорошо помнила – и очень живо, как будто события произошли всего неделю назад – первое Рождество после приезда Карла и Лейни в Нейплз. В тот год Триш и ее нынешний муж Алан только начали встречаться. Утро Рождества они провели с его родителями, середину дня – с ее матерью и родителями матери. Когда они с Аланом, распаковав многочисленные подарки, сытые и довольные, лежали в обнимку на диване, мать из кухни позвала Триш и предложила ей навестить отца. «В конце концов, сегодня Рождество», – сказала Линда Ли.

И Триш, которая много лет переписывалась с Карлом и в течение двадцати пяти лет исправно получала от него открытки на день рождения и Рождество, отправленные из таких далеких мест, как Гуам и Калифорния, согласилась.

Триш опять покосилась на младшую сестру и обнаружила, что на глаза навернулись слезы. Ее сердце сжималось каждый раз, когда она вспоминала тот день. Вот она входит в дом Карла с завернутой в подарочную бумагу банкой «Эмонд рока», этим рождественским подарком для той части семьи, которой она не знала; как останавливается в крохотной, два на четыре фута, полутемной прихожей с полом, покрытым линолеумом; как они с Карлом смущенно поздравляют друг друга с Рождеством. Тогда Триш потрясло, как дом Карла отличался от ее собственного. В доме мамы было светло и шумно, везде была разбросана мишура, потому что ее младшие братья считали забавным швырять мишурой в собаку, когда та, охваченная праздничным возбуждением, галопом проносилась мимо. Елка была такой огромной, что отчиму пришлось обрезать верхушку, чтобы поставить ее, и поэтому она напоминала дерево, вросшее в чердак. А запахи! Триш специально выходила в патио и возвращалась в дом, чтобы еще раз во всю силу легких вдохнуть аромат жареной индейки и яблочного пирога. Оглядывая дом отца и гадая, куда делась сестра, она делала все возможное, чтобы не выдать свое смятение.

Лейни не оказалось и в гостиной, где стояла жалкая чахлая елочка.

Триш поставила банку на шаткий стол в столовой.

– Кажется, твоей елке не хватает воды, – сказала она. – У тебя есть кувшин?

Она разрывалась между желанием поскорее покинуть этот ужасный дом и потребностью хоть немного обустроить его.

– Есть. Присаживайся, – пригласил Карл.

Триш села на краешек дивана, обитого искусственной кожей. Совершенно непрактично для южной Флориды. На нем нельзя было сидеть летом, потому что голые ноги потели и прилипали к коже.

– Привет, Триш. Как дела?

Она подняла голову и обнаружила свою темноволосую, темноглазую сестру в темном коридоре. Лейни наблюдала за Триш.

Настороженно.

Это слово само по себе всплыло в сознании Триш. Да, это слово лучше всего характеризует Лейни. Настороженно. Как черепаха, которая высовывает голову из панциря и которая готова в любую секунду, если возникнет опасность, спрятать ее внутрь.

Триш заставила себя успокоиться. Если они примут друг друга в штыки, им никогда не удастся стать подругами.

Она похлопала по дивану рядом с собой.

– Замечательно. Посиди со мной.

Взгляд Лейни метнулся к кухне, где гремел посудой отец, потом опять на Триш.

– Ладно, – сказала она.

Одежда Лейни удивила Триш. Ее родные готовились к празднику – оделись не официально, когда одежда мешает расслабиться после сытного обеда, а нарядно, чтобы просто чувствовать себя красивыми. Лейни же была в старых джинсах с дырой над коленкой. Она теребила эту дырку все время, пока сидела рядом с сестрой. Лейни была босиком, ногти на ее ногах были неухоженными и даже ненакрашенными. Безразмерная тенниска грязноватого желто-коричневого цвета полностью скрывала ее фигуру. Нельзя было понять, толстая она или худая. Ее длинные темные волосы были неряшливо собраны в высокий хвост, как будто она не удосужилась расчесать их, прежде чем стягивать резинкой. И она все время смотрела в пол. Молчание затянулось – его нарушали только звуки из кухни, где что-то упало, а потом послышалось отцовское чертыханье.

Триш прокашлялась и облизнула губы. Она пожалела, что не захватила новый клубничный блеск для губ, который сегодня утром обнаружила в своем подарочном чулке, но тут же почувствовала угрызения совести. Теперь она сожалела, что не захватила некоторые из своих новых сокровищ, чтобы поделиться ими с Лейни, Судя по отсутствию мишуры, обрывков подарочной бумаги и лент, ее младшая сестра не получила сегодня никакого подарка.

– Гм, а вы уже посмотрели свои подарки? – спросила она, мысленно молясь о том, чтобы Лейни получила хоть что-то.

Лейни опять сунула палец в дырку на джинсах.

– Ага. Я получила… это… Духи. Маникюрный набор. – Она на мгновение подняла глаза, чтобы тут же опустить их долу. – Новые джинсы. Они не моего размера, но папа говорит, что их можно обменять.

– Если хочешь, я схожу с тобой, – встрепенулась Триш. Ей всегда нравилось ходить по магазинам.

Почему-то Лейни покраснела.

– Н-н-нет. Все нормально, – быстро проговорила она, и Триш нахмурилась. Почему это сестра не хочет, чтобы она пошла с ней в магазин?

– Но почему? Я знаю отличные молодежные магазины, – с жаром сказала она, решив, что Лейни считает ее очень старой. Она и сама в шестнадцать считала древними всех, кому за двадцать, поэтому не могла осуждать Лейни.

– Я люблю ходить по магазинам одна, – уперлась Лейни, не желая, чтобы сестра узнала, что отец купил ей одежду в «Гудвилле».

«Ладно, пусть так». Триш пожала плечами и почти встала с дешевого дивана. Зачем стараться наладить отношения, если Лейни не ценит этого. Она недавно в городе, и Триш могла бы показать лучшие тусовочные места и магазины, но если помощь не нужна, ее дело. Ей самой трудности не нужны. У нее есть работа, друзья, любимый молодой человек и замечательная семья, у нее много дел, причем интересных.

А у Лейни нет ничего.

Эта мысль ошарашила Триш, ей показалось, что ее ударили в грудь. Ведь здесь на нее смотрят как на взрослую. Может, готовность Лейни защищаться объясняется просто тем, что она обычный антисоциальный подросток.

Триш глубоко вздохнула и снова села на диван.

– Знаешь, если хочешь, чтобы я показала тебе город, я с радостью. Ведь у тебя есть мой домашний телефон?

Лейни кивнула.

– Отлично. А… вы с папой уже ели? – спросила Триш.

– Нет. Мы собираемся в ресторан. У нас на работе устраивается рождественский ужин, и родственники сотрудников могут участвовать за полцены, – сказал Карл, входя в комнату. В руке он держал треснувшую мерную чашку с водой.

«Он так и не нашел кувшин».

– Хочешь пойти? Папа будет работать, – добавила Лейни, и у Триш сжалось сердце, когда она без труда увидела в глазах сестры надежду.

Триш скрыла свое неудовольствие. Разве можно предположить, что она захочет есть всякую муру на фуршете в качестве «подарка» от администрации ресторана своим сотрудникам за работу в Рождество? Разве можно предположить, что ради этого она откажется от домашней еды в обществе мамы и остальных родственников? Сложная дилемма.

– Гм, не смогу, – ответила она. – Я должна ужинать со своими. Между прочим, меня уже ждут. Так что я пойду. Мама убьет меня, если я задержусь и ее индейка подсохнет. – Она сопроводила свои слова беззаботным смехом.

Правда же заключалась в том, что ей не терпелось выбраться из этой угнетающей атмосферы, из этого мрачного дома с почти увядшей елкой и неловкой тишиной.

И только потом, когда она полушутя-полусерьезно грозила одному из своих братьев смертью, если тот хотя бы подумает о том, чтобы бросить в нее пюре, ей пришло в голову, что нужно было пригласить Лейни на ужин. Мама не возражала против еще одного едока. Как всегда, у них дома готовили много. Можно было вообще накормить небольшой округ. Но тогда Триш подумала – а сейчас спросила себя, не придумала ли она это разумное объяснение, чтобы смягчить собственную вину, – что если бы Лейни сама этого хотела, ей достаточно было попросить.

Глава 4

У Лейни кончился шампунь, но она не хотела одалживать его у отца. В прошлый свой приезд ей нужно было срочно постричься и покраситься, и она выбрала один из салонов на популярной среди туристов улице Нейплза, на Саншайн-Паркуэй. Заплатив почти двести долларов за мелирование и укладку, она раскошелилась еще и на флакон шампуня за двадцать долларов, кондиционер и блеск для волос. Когда она по невнимательности оставила чек рядом со своими покупками на кухонном столе, отец ухитрился выставить ее полной идиоткой за то, что она потратила такие деньги на волосы.

– В «Уолмарте» на эти деньги я мог бы накупить десяток таких «два в одном», – заявил он, качая головой с таким видом, будто считает ее безмозглой курицей.

– Я могу это себе позволить. – Лейни пыталась не обращать внимания, но чувствовала, что с каждой секундой все больше и больше сутулится.

– Глупо вот так разбазаривать деньги. Ты должна их копить.

От нее потребовалось нечеловеческое усилие, чтобы разжать зубы и ответить ему. Он не налоговый инспектор, поэтому нечего совать нос в ее дела. Она бы очень удивилась, узнав, что он накопил больше тысячи баксов, и это при том, что он не потратил ни цента на обучение своих дочерей в колледже.

– К тому же мне не нравится та зеленая бурда, что ты покупаешь. От нее волосам один вред, – добавила она.

С этими словами – победить его в споре было невозможно – она схватила свои покупки и чек, навлекший на нее столько неприятностей, и заперлась в маленькой ванной, уверенная, что уж здесь отец никогда ее не побеспокоит.

Так что после той ссоры Лейни просто не могла просить у него «ту зеленую бурду», которой он пользовался. Отодвигая в сторону ярко-желтую занавеску, она решила, что помоет голову обмылком, который валялся на краю ванны.

Она заперла дверь и включила воду, и для этого ей не понадобилось сделать ни шагу. Каждый раз, возвращаясь в дом отца, она поражалась тому, насколько мала эта ванная. Представители ее поколения предпочитали жить в тех микрорайонах, где дом площадью менее трех тысяч квадратных футов[1] по стандартам риелторов считался «милым бунгало». Эта ванная была едва ли больше гардеробной при спальне и вызывала у Лейни клаустрофобию. Стянув через голову тенниску, которую использовала в качестве ночной рубашки, она бросила ее на уродливый унитаз телесного цвета.

Лейни очень спешила и надеялась, что шум воды, текущей по трубам, не разбудит отца. Она понимала, что рано или поздно все равно придется увидеться с ним – вероятно, сегодня после обеда, перед его уходом на работу, – но утром видеться с ним совершенно не хотелось.

Ей хватило вчерашнего общения с Триш. И если сестра действительно была рада встрече, то отца ее приезд в Нейплз не обрадует, хотя и не расстроит. Скорее всего ему все равно. Да, она может какое-то время пользоваться своей старой ванной. Похоже, это не доставит ему никаких неудобств.

Выйдя из ванны и выключив воду, Лейни не стала слишком усердно вытирать полотенцем волосы, чтобы не запутать их.

Она часто гадала, через сколько отец, если она вдруг исчезнет, заметит это. Хотя она сама не лучше. Она ведь тоже не считала нужным звонить ему каждый день.

Сделав из полотенца тюрбан на голове, Лейни сухой махровой салфеткой протерла запотевшее зеркало. Почему здесь, в Нейплзе, она чувствует себя шестнадцатилетней? Почему она не может хоть раз вести себя как уверенный в себе и успешный взрослый человек?

Вернее, как бывший уверенный в себе и успешный взрослый человек. А ведь она когда-то была именно такой.

Лейни вздохнула и достала из дорожного несессера баночку с увлажняющим кремом. Она не чувствует себя такой уж уверенной и успешной, но ведь именно поэтому она в полдевятого утра предпочла вылезти из кровати, принять душ и накраситься, чем валяться в постели и прятаться под одеялом. Надо найти работу. Любую. Сегодня.

Она сказала отцу и Триш, что ищет работу, чтобы не облениться и не разучиться рано вставать, пока думает, как дальше строить свою карьеру. Все это полная ложь, естественно. Ей нужна работа, потому что нужно платить по счетам. Сейчас.

Наложив макияж и выдрав щеткой только половину волос, Лейни тихо открыла дверь и выглянула в коридор. Она замерла, вслушиваясь в гудение кондиционера под потолком, пока не убедилась, что отец все еще спит в своей спальне. Затем она на цыпочках прошла в комнату, в которой ночевала во время всех своих приездов, и закрыла за собой дверь.

Это была стандартная по размерам комната с не такой уж маленькой гардеробной. Обстановка включала двуспальную кровать и комод" с пятью ящиками, в котором Лейни в детстве хранила свои вещи. Еще вчера она сложила в комод скудные пожитки, привезенные из Сиэтла. Открыв дверцу, Лейни сморщилась, потому что раздался громкий скрип петель.

– Интересно, WD-40 отчистит их от ржавчины? – вслух спросила она себя. Если верить отцу, то можно построить Тадж-Махал, имея в своем распоряжении только клейкую ленту и WD-40.

Лейни достала из чемодана две связки вешалок из химчистки с одеждой, накрытой полиэтиленовой пленкой, и повесила их на металлическую перекладину в гардеробной. Ей удалось уберечь от гаражной распродажи примерно две дюжины своих самых любимых нарядов, и сейчас, глядя на них, она ощутила приступ щемящей тоски. Когда-то ее одежда занимала три из четырех гардеробных в их с Тедом доме с четырьмя спальнями и тремя ванными комнатами. У нее были слаксы от Энн Тейлор, юбки и блузки из «Нордстрома», вышитые джинсы и прикольные крохотные маечки от Джи Джилл. Теперь все это исчезло, стало жертвой безжалостной чистки, которую она устроила, чтобы раздобыть денег и оплатить перевозку и хранение кое-каких своих вещей.

Лейни сняла с одежды пленку и погладила каждую вещь по очереди. Проведя ревизию своих нарядов, она остановилась на черных брюках и черно-белой полосатой рубашке с молнией впереди. Она знала, что этот костюм ей идет. Она надела черные сапоги с десятисантиметровыми каблуками, в которых ей было настолько удобно, что она могла бы в них драться или танцевать на столе, в зависимости от настроения, и дополнила свой туалет маленькой черной сумочкой с серебряной пряжкой – с этой сумочкой она наотрез отказалась расставаться.

Одевшись, Лейни выскользнула из спальни и на цыпочках, чтобы не стучать каблуками, прошла на кухню. Если бы у нее были деньги, она бы ушла из дома сразу и прямиком отправилась бы в ближайший «Старбакс», чтобы выпить тройной «Венти американо». Но так как она на мели, придется пить то, что есть у отца. Еще одной ценностью, которую Лейни сберегла из прошлого, была машина для приготовления эспрессо, подарок Триш на день рождения. К сожалению – увы, – у нее не было кофейных зерен, чтобы приготовить себе чашечку свежего кофе.

Лейни с трудом удержалась, чтобы брезгливо не поморщиться, когда, открыв дверцу шкафа, обнаружила, что у отца имеется только «Максвелл Хаус». Молотый.

Бр-р.

Даже не в зернах.

Вот когда она отвинтила крышку и понюхала, вот тогда ее передернуло. Это пить нельзя. Тем более после стольких лет обитания в городе, где машины для приготовления эспрессо стоят буквально на каждом углу, где каждая чашка кофе готовится по заказу и из свежежареных зерен.

– В холодильнике есть кое-что из твоих любимых деликатесов. Все это купила твоя сестра, когда я рассказал ей, что ты приезжаешь домой.

Лейни так и застыла с открытой банкой в руке.

Ну почему она не ушла две минуты назад?

Она сделала глубокий, успокаивающий вдох, втягивая в себя запах кофе и наполняя себя отвагой. А потом повернулась к отцу:

– Привет, папа. Как ты? – Она попыталась бодро улыбнуться и очень надеялась, что ее улыбка не напоминает гримасу.

Отец выглядел… как всегда. Огромным. Устрашающим. Он был на целых полфута выше ее, несмотря на ее десятисантиметровые каблуки. Его темные волосы поредели, и плешь на макушке стала больше. Лет десять назад он прошел через период потолстения и набрал значительный вес в талии, но все же ему удалось – Лейни не знала, как он решился на это или что подвигнуло его – за несколько лет сбросить набранные килограммы.

– Замечательно. Ты хорошо добралась? – спросил он.

Лейни кивнула:

– Да. Без проблем. – Если не считать, что у нее кончился бензин, мысленно добавила она.

Отец открыл дверцу холодильника, вытащил коричневый пакет и протянул ей. Лейни успела заметить эмблему местного поставщика высококлассного кофе и пожалела о том, что Триш нет рядом, а то она бухнулась бы перед ней на колени и поблагодарила бы. Если она будет бережливой, пакета хватит на целых две недели – то есть до первой зарплаты, если, конечно, удастся найти работу в ближайшие несколько дней.

Лейни потянулась за джезвой.

– Что-то ты сегодня рано. Обычно, когда приезжаешь домой, ты спишь до полудня.

Лейни скрипнула зубами.

– Обычно в Нейшгз я прибываю самолетом, и мои внутренние часы отстают от местных на три часа, – напомнила она ему. Как и всегда напоминала, когда он высказывался насчет ее позднего вставания.

Отец что-то проворчал, и Лейни машинально поставила джезву на место. Теперь ей совсем не хочется кофе. Хочется уйти. Поскорее.

– Ладно, оставлю это на потом, – весело объявила она и сунула пакет в холодильник между фунтом масла и наполовину пустой коробкой резаного шпината.

– Ты куда собираешься? – поинтересовался отец, доставая из шкафа «Максвелл Хаус».

Лейни моргнула, потом еще раз. Она не предполагала, что столкнется с ним утром, поэтому еще не придумала легенду.

– Гм, я завтракаю с подругой, а затем думаю походить по магазинам, – солгала она.

– О! Ты по приезде возобновила отношения со своими старыми школьными подругами?

Ну почему, черт побери, отец запомнил именно это. О встрече выпускников она упоминала вскользь. Тогда почему он счел это событие настолько важным, чтобы сохранить в памяти, хотя не помнит, какую школу она окончила или как называется компания, в которой она работала последние шесть лет?

– Нет. Это бывшая коллега, она случайно оказалась в Нейплзе на этой неделе. По делу. – Ага! С каждой минутой ложь дается ей все легче и легче.

– Ты наденешь вот это? Будь осторожна – как бы тебе не вывихнуть ноги. – Он многозначительно изогнул брови, глядя на сапоги, которые Лейни оставила на стуле в столовой.

Интересно, спросила она себя, чтобы он сделал, если бы она закричала так, чтобы кровь застыла в жилах, и прижала бы руки к щекам так же, как персонаж с картины Эдварда Мунка «Крик»?

– Уверена, все будет в порядке. Не знаю, когда вернусь. Как я понимаю, ты сегодня вечером работаешь?

Лейни перекинула через плечо ремешок сумочки, сняла сапоги со стула и положила их на пол, при этом она обратила внимание на то, что отец заменил грязно-серый линолеум на новый с модным рисунком терраццо.[2] Совершая эти действия, она не переставала думать о том, что ее возвращение домой вполне может совпасть с началом отцовских сборов на работу.

– Да. Я все еще работаю по графику с пяти до полуночи, – ответил он.

Ценная информация. Лейни не знала, где будет работать, но у нее к новой должности было одно не обсуждаемое и категорическое требование: ее не должно быть дома с восьми до пяти, пока там находится отец.

Глава 5

Лейни с беспечным видом прислонилась к палисандру с сиреневыми, как в книгах Доктора Сеуса, цветами и попыталась притвориться, что у нее а) не отваливаются ноги, после того как она на десятисантиметровых каблуках преодолела полмили, и б) что она не пытается вынудить мужчину, пьющего чай с молоком (это была всего лишь догадка, просто он принадлежал к тому типу, что пьет чай с молоком), уйти из кафе и забыть на столике газету. И что ей не хочется, чтобы он оставил недопитый кофе. Ароматы, доносившиеся из «Старбакса» на Саншайн-Паркуэй, сводили ее с ума. Если бы мужик оставил свой кофе… Гм, она не уверена, что смогла бы совладать с собой.

И ведь это правда. Она помешана на кофе. Пятнадцать лет в Сиэтле сделали свое дело. Желание мужчины задержаться в кафе было сильнее, чем способность Лейни делать внушения, поэтому он продолжал пить кофе и листать газету. Лейни же оставалось только стоять у дерева и пялиться на него.

Еще через минуту она сдалась. Мужчина с места не сдвинется. Лейни поняла это не по скрытым физическим склонностям, а потому, что он только что раскрыл фунтовую упаковку лимонного пирога, чтобы съесть его со своим латте.

Вздохнув, Лейни тяжело опустилась на скамейку рядом с палисандром и вытерла пот над верхней губой. Был конец апреля, а жара стояла под тридцать. Лейни не мучилась от жары, ей всегда казалось забавным, что все говорят о том, как жарко летом во Флориде, хотя – в Нейплзе, во всяком случае – температура никогда не поднималась выше тридцати пяти. Да, с середины мая до конца сентября становится очень влажно, но то же самое можно сказать и о Нью-Йорке с Бостоном, и о большинстве городов на Среднем Западе. Зато в середине августа здесь никогда не холодает до шестнадцати. Единственное, что ее не устраивает в юго-западной Флориде, – это ураганы. Но с этим ничего не поделаешь. В настоящий момент погода была идеальной. С Мексиканского залива дул легкий бриз, что в значительной степени уменьшало влажность. В небе лениво плыли похожие на ватные шарики облака.

В такие моменты Лейни задавалась вопросом, существуют ли на свете более красивые места.

Откинувшись на побитую дождями и ветрами деревянную спинку, она любовалась двух– и трехэтажными золотистого цвета офисными зданиями с коваными балкончиками и тяжелыми ящиками с бугенвиллеями и импатиенсом. Неподалеку журчал фонтан, разбрызгивая воду на тротуар. Возле образовавшейся лужицы останавливались поболтать местные жители, выгуливавшие собак. Пока люди разговаривали, их питомцы лакали воду. Пешеходы представляли собой смесь туристов в кроссовках и канадских пенсионеров, зимовавших во Флориде. Эта смесь была приправлена несколькими местными видными членами общества, из которых буквально сочились бриллианты и платиновые кредитки.

Солнце слепило глаза, и Лейни прищурилась. Она ненавидела искать работу. Ненавидела собеседования с дурацкими вопросами кадровиков. Особенно в Сиэтле, с их майкрософтовским менталитетом и всякими штучками вроде «Почему крышки люков круглые?». Мало того что от кандидата требуют перечислить свои сильные и слабые стороны. Если кандидат достаточно сообразительный, он может использовать это к своей выгоде, ответив: «Моя величайшая слабость заключается в том, что я так погружаюсь в поставленную передо мной задачу, что иногда забываю поесть. Однажды я так увлекся, стремясь дойти до цели, что моим коллегам пришлось через капельницу вливать мне питательный раствор. Вот так я отдаю себя работе». Все это должно быть сказано с самой смиренной улыбкой. Лейни считала, что только больному человеку могла прийти в голову идея расспрашивать соискателей об идиотских вещах, не имеющих никакого отношения к работе, которую им предстоит выполнять. По ее мнению, знать, почему крышки люков круглые, должны только а) те, кто производит эти чертовы штуковины, и б) те, кто работает в канализации.

Однако, как ни противна ей процедура собеседования, через нее все же придется пройти.

Если бы она была в Сиэтле, можно было бы позвонить кое-каким знакомым, которые помогли бы ей устроиться на работу без этой бодяги с собеседованием. До выселения она подумывала о том, чтобы пойти этим путем. Но после того как она лишилась дома, в ней что-то надломилось. Вылезти по утрам из кровати стало проблемой, телефон превратился в досадную помеху, придумать, как разумно распорядиться стремительно тающими финансами, было невозможно.

Как всегда перед лицом кризиса, Лейни уходила в себя.

Ей очень не хотелось признаваться в своей уязвимости, однако ей пришлось – еще тогда, когда она не утратила надежды – обратиться за помощью к тому, кто считался ее другом.

«Я живу одна в огромном доме. Если тебе понадобится помощь, можешь пожить у меня», – заявила ее бывшая начальница Сара, когда они однажды вечером встретились в баре и Лейни рассказала ей лишь о части того, что ей предстоит.

После получения от банка уведомления о лишении права на выкуп заложенного имущества Лейни хоть и с неохотой, но позвонила Саре. Она никогда не любила злоупотреблять добротой своих друзей, просто у нее не было выбора.

С самого начала она поняла, что что-то не так. Во-первых, Сара выразила недовольство тем, что Лейни взяла с собой свою больную пятнадцатилетнюю кошку. Лейни заверила, что Киттикет приучена ходить в лоток и что они поживут у нее не больше недели, может, двух, но это не убедило Сару. Лейни не знала, что та ожидала. Ей было известно, что у Лейни есть кошка. Что, по ее мнению, должна была сделать Лейни? Ведь она взяла кошку котенком.

Проблема, сказала ей Сара, в том, что ее бесценный породистый «гималаец» с приплюснутым носом целый день просидел на холодильнике, так как его не устроила перспектива делить свой дворец площадью в пять тысяч квадратных футов[3] с другой кошкой. Лейни не знала, что на это ответить. Для выселения банк выбрал редкую в климатической истории Сиэтла неделю, когда столбик термометра подскочил аж до отметки в тридцать семь градусов, а в доме Сары – как и в большинстве домов запада штата Вашингтон – не было кондиционера. Лейни не могла запереть свою кошку на целый день в гостевой на втором этаже. Бедняжка умерла бы через час.

Она попросила Сару приютить их хотя бы на один день – посмотреть, смогут ли поладить животные. Сара неохотно согласилась… однако предварительно блокировала верхний этаж, чтобы ее избалованный любимец мог спокойно провести хотя бы ночь.

Все было бы замечательно, если бы наверху не было так жарко. Несмотря на открытое окно и два вентилятора, направленных на нее, Лейни думала, что зажарится. Убедившись, что у Киттикет достаточно воды, она забылась тревожным сном… и проснулась в два ночи от жуткого ощущения, что случилось непоправимое.

К сожалению, так и оказалось.

Одна оконная сетка вывалилась из паза, когда Киттикет посреди ночи решила побродить и запрыгнула на подоконник, чтобы оглядеть окрестности. И сетка, и кошка рухнули вниз на каменную дорожку с девятиметровой высоты.

При падении хрупкие, изуродованные артритом кости кошки сломались, и когда плачущая Лейни привезла ее в ветеринарную лечебницу, врачи с сочувствием объявили ей, что лучше немедленно избавить кошку от страданий.

Вот в ту ночь Лейни рассталась с надеждой.

Расставание с мужем расстроило ее, потеря работы разочаровала, выселение из дома опустошило, а смерть любимой кошки причинила невыносимую боль.

Лейни покинула ветлечебницу и остаток ночи провела в зоне отдыха, на заднем сиденье своей машины. Она откинула верх в надежде, что насильники и убийцы, обитавшие, как утверждали городские легенды, во всех зонах отдыха, поутру набросятся на нее и спасут от мучений.

Однако никто не побеспокоил ее. Ни в ту ночь, ни в следующую. И ни в следующую.

Лейни так и не поняла, что в конечном итоге заставило ее уехать из зоны отдыха. Она даже не знала, сколько времени там провела. Просто в один из дней ее стукнуло, что жизнь в машине – пусть даже и в «мерседесе» – это не то, к чему она стремится. Она также не могла бы сказать, что заставило ее позвонить отцу и сообщить, что она собирается в Нейплз. Единственное, что она помнила, это как однажды, проснувшись, увидела семейство из пяти человек, которое брело к туалетам, и с какой-то сверхъестественной ясностью поняла, что нужно уезжать из Сиэтла. Что она больше не выдержит здесь ни единого дня.

Поэтому ближе к вечеру она приехала в дом Сары, поднялась на верхний этаж, выбила наружу другую москитную сетку, собрала свои пожитки и не оглядываясь уехала.

Возможно, она могла бы остаться, попросить подругу помочь ей найти работу иди какое-нибудь дешевое жилье. Но ей было тяжело смотреть в глаза человеку, который знал, как неудачно сложилась ее жизнь.

В Нейплзе, во всяком случае, она может прятать свои неудачи под фальшивой маской успеха.

Даже поиски работы не так уж страшны. В конце концов, в крахе компании, в которой она работала, ее вины нет. В наши дни почти половина работающих людей прошли через нечто подобное. Так что она может приступить к поискам.

Лейни козырьком приставила руку ко лбу и посмотрела в конец улицы. Саншайн-Паркуэй изобиловала магазинчиками с мороженым, кафе, обувными бутиками, галереями искусств, риелторскими конторами и офисами страховых агентов, и ни на одном из этих учреждений не висело объявление «Требуются работники».

Нет. Так было бы слишком просто. Такие вещи с ней никогда не слу…

Лейни поморгала.

А что это там, в окне того офиса напротив?

Неужели… Лейни наклонилась вперед и пристально вгляделась в черно-белое прямоугольное объявление.

Да. Оно. Буквы уже выгорели на солнце, но ей все равно удалось прочитать «Требуется работник».

Она встала и огляделась по сторонам, прежде чем перейти на противоположную сторону. В этот утренний час автомобильное движение было слабым: большинство сотрудников жило либо в квартирах, расположенных на вторых и третьих этажах над офисами, либо в гостиницах на берегу, от которых до работы было всего несколько минут пешком.

На мгновение замерев у двери, Лейни заглянула внутрь через витринное окно, на котором черными буквами было написано: «Правила свиданий: как дойти до помолвки».

Гм. Что у них за бизнес? Может, служба знакомств? Что ж, это здорово. Лейни это не волновало, главное, чтобы оплата была почасовой и не требовалось раздеваться.

Хотя по поводу второго пункта можно было бы поторговаться…

Она открыла дверь и поморщилась, когда створка ударилась в колокольчики и по помещению разнесся громкий звон. Сидевшая за застекленной конторкой слева брюнетка с вьющимися волосами подняла голову и улыбнулась.

– Доброе утро, – сказала она. – Могу я вам чем-нибудь помочь?

Лейни сделала глубокий вдох и улыбнулась в ответ.

– Да. Я здесь по поводу объявления, – проговорила она, указывая на витрину, полускрытую спущенными жалюзи.

Брюнетка сначала наморщила лоб, потом нахмурилась. Она встала и наклонилась над стеклом, которое отделяло конторку от остального помещения.

– Чтоб мне провалиться. Никогда раньше его не замечала.

Лейни разочарованно сглотнула. Зря она рассчитывала, что все будет так просто.

– Означает ли это, что у вас нет вакансии? – спросила она, желая убедиться.

Брюнетка оценивающе оглядела ее. Лейни не отвела взгляда. Ведь ничего постыдного в том, что она ищет работу, нет, не так ли? И пришла она сюда на своих двоих, а не приползла на карачках. Хм! Она бы вообще не зашла к ним, если бы не объявление в витрине.

Лейни вздернула подбородок и сжала кулаки.

– Подождите здесь. Я скоро вернусь, – сказала брюнетка и пошла по коридору, предоставив Лейни бороться с настоятельным желанием убежать прочь.

Однако она не убежала.

Вместо этого она заставила себя разжать кулаки. Ногти оставили на ладонях крохотные полукруглые следы.

Если бы она не так нуждалась в деньгах… В общем, если бы она была в другом положении, она не оказалась бы в Нейплзе, так что нечего продолжать эту логическую цепочку. Она здесь, и ей нужна работа, поэтому надо делать, что сказано, стоять и ждать, когда эта женщина вернется.

Вскоре Лейни услышала голоса в коридоре. Через мгновение голоса зазвучали громче, и в помещение вошла брюнетка в сопровождении невысокой, стильной женщины неопределенного возраста.

– Здравствуйте, – тепло поздоровалась женщина и протянула загорелую руку. – Я Лиллиан Брайсон. Мэдди сказала, что вы ищете работу.

Лейни представилась и пожала Лиллиан руку. Через мгновение ее уже вели по коридору, и вскоре она оказалась в уютном кабинете.

– Присаживайтесь. Хотите что-нибудь выпить?

Лейни села.

– Нет, спасибо. Ничего не надо.

– Вы уверены? Я только что сварила свежий кофе.

– Вот от кофе не откажусь. – От одной мысли о кофе у Лейни потекли слюнки.

– Замечательно, – сказала Лиллиан, причем сказала это так, будто главная цель ее жизни заключалась в том, чтобы уговорить всех, кто заходит в этот кабинет, что-нибудь выпить.

Она налила кофе в две кружки и, – предварительно спросив, добавлять ли сливки или сахар, протянула одну из них Лейни.

– Чем вы занимаетесь? – поинтересовалась Лиллиан, садясь на стул напротив Лейни.

– Я много чем занималась. В школе работала в ресторане быстрого питания, в колледже заведовала компьютерным классом, но в последние годы я работала системным администратором.

– У вас есть диплом об окончании колледжа?

Лейни улыбнулась, чтобы не показать, как сильно она ненавидит этот вопрос.

– Нет. Я училась в Вашингтонском университете несколько лет – шесть, если быть точной, – постигла многие науки, но диплом так и не получила.

«Пожалуйста, не спрашивай почему», – взмолилась Лейни и глотнула еще не успевшего остыть кофе. Дело в том, что у нее нет для этого разумного объяснения. Вероятно, она просто не сумела сосредоточиться, вычленить главное и получить диплом. Вместо этого она продолжала и продолжала учиться на последнем курсе, пока всем – в том числе и ей – не стало ясно, что университет она так и не закончит. Тогда она сдалась и пошла работать в страховую компанию в Сиэтле. Эта работа высосала из нее почти все соки, пока она ее не бросила. Затем она перешла в компанию, которая и доделала то, что не успела сделать страховая.

– И что же привело вас в Нейплз? – спросила Лиллиан, и Лейни облегченно выдохнула, счастливая, что ее избавили от необходимости отвечать на вопрос, которого она ужасно боялась.

– Думаю, я оказалась в том периоде, когда жизнь требует радикальных перемен. Когда нужно испытать что-то новое. К тому же у меня здесь живет семья, поэтому…

Лиллиан улыбнулась.

– Поэтому вы здесь.

– Да. Я здесь. – В ее голосе непроизвольно прозвучала тоска, и она очень надеялась, что Лиллиан не заметила этого.

– Итак, – произнесла хозяйка «Правил свиданий» после паузы, которая была и не длинной, и не короткой. – Боюсь, у меня нет для вас работы. Я понимаю, что мне давно нужно было снять с витрины это объявление – оно висит тут с тех пор, как я купила этот офис. Я просто решила, что будет забавно, если оно останется, раз уж так давно висит. Честно говоря, вы первая, кто увидел его и пришел искать работу.

Ха, разве ей не повезло?

Лейни крепко стиснула зубы – Господи, она сточит их до десен, если не сдержится – и попыталась сглотнуть унижение. Ей было противно чувствовать себя дурой, противно думать, что эта женщина и та брюнетка за конторкой смеются над ней.

Она поставила кружку на столик рядом со своим стулом и уже хотела подняться, но слова Лиллиан остановили ее:

– Но насколько я помню, хозяин соседнего офиса что-то говорил о том, что хочет нанять сотрудника. Давайте я ему позвоню?

Лейни сжала ладони коленями.

– Я была бы вам очень благодарна.

– А вы идите к нему. Я позвоню и скажу, что вы уже в пути. Это соседняя дверь, «Бесстрашные сыщики». Спросите Джека.

Лейни не нуждалась в понуканиях. Если Лиллиан Брайсон хочет помочь ей с работой, не важно, по какой причине, она этому только рада.

– Отлично. Спасибо, – поблагодарила она.

Прижимая сумочку к груди, Лейни быстрым шагом вышла из офиса на залитую ярким солнцем улицу. За соседней дверью – именно там, где сказала Лиллиан – находились «Бесстрашные сыщики». Лейни знала, что нужно выждать несколько минут, чтобы дать Лиллиан время на звонок Джеку, но… не смогла.

Она набрала в грудь побольше воздуха и распахнула дверь офиса.

Сумочка выскользнула из ее рук, когда она увидела мужчину, который сидел за огромным письменным столом и держал у уха телефонную трубку.

– Да, – сказал он. – Она пришла. Зовут Лейни Эймс? – Наступила пауза, затем мужчина из ресторана – Джексон Данфорт-третий – пронзил Лейни внимательным взглядом и сказал:

– Интересно, правда? Кажется, мы с мисс Эймс уже знакомы.

Глава 6

Джек Данфорт не видел, как прошлым вечером в «Ритце» эта женщина своровала его кредитку, однако, когда он вместе со своей единокровной сестрой вернулся к столику, инстинкт предупредил его, что что-то произошло. Звонок в банк подтвердил подозрения: как выяснилось, он невольно угостил ужином дам за соседним столиком.

Конечно, Джек мог себе это позволить, только он предпочитал знать имена своих спутниц, прежде чем раскошеливаться на дорогие яства. Поэтому, обнаружив, что заплачено за четыре персоны вместо двух, Джек призвал на помощь свои исключительные детективные таланты и на обратном пути остановился возле столика соседей этих двух дам и спросил у них – а он видел, как те оживленно беседовали с любительницами поживиться за чужой счет, – знают ли они их имена.

Триш Миллер. Так звали привлекательную блондинку. Она работает учительницей в школе «Голден галф». Имени брюнетки они не помнили, но выяснить это было несложно. Она приходилась сестрой Триш Миллер и недавно приехала в Нейплз из Сиэтла.

«Плевое дело», – подумал Джек.

В то утро он как раз собирался начать свое расследование в отношении местонахождения сестры миз Миллер, когда зазвонил телефон.

А потом в его логове появилась сама подозреваемая.

Он бы с радостью воскликнул: «Хорошо бы, чтобы все дела были такими простыми!» – но на самом деле… они были значительно проще. Он главным образом выслеживал гуляющих налево супругов или проверял анкетные данные по просьбе кого-нибудь из своих малочисленных клиентов. С точки зрения криминальной обстановки Нейплз не сильно привлекал нарушителей закона.

К счастью, Джек не нуждался в деньгах, поэтому ему не надо было шантажировать своих клиентов, как это делали многие частные детективы.

– Итак, Лейни Эймс. – Джек медленно положил телефон на стол, откинулся на спинку кресла и закинул руки за голову.

Ее уличили, и она знала это.

Джек прочитал это в ее огромных карих глазах так же легко, как если бы она держала перед собой табличку со словами «Я мошенница»; написанными большими красными буквами.

Ему было очень интересно, как она будет выпутываться из положения, но пока она только косилась на дверь позади себя. Неожиданно в кабинет ворвался его единокровный брат-тире-секретарь-тире-младший следователь-практикант и завопил:

– Получилось!

Джек и Лейни одновременно повернулись к нему.

– Вот, послушай! – сказал Дункан, взмахивая листком желтой разлинованной бумаги:

Женушка отшила?

А в душе надлом?

Что жена гуляет,

Чувствуешь нутром?

Горевать не надо.

Унынью скажем «нет».

«Бесстрашные» узнают

Причины ваших бед.

Вы только позвоните.

Звоните нам сейчас,

И камеры покажут,

Как баба дурит вас.

Дункан выжидательно улыбнулся, но Джек довольно долго молчал. Наконец он прокашлялся и кивнул:

– Здорово.

– Вам не кажется, что последняя строчка несколько… э-э… грубовато? – спросила Лейни.

Дункан и Джек уставились на нее.

– Вас никогда не обманывали, а? – Дункан грустно покачал головой, словно сожалел об этом.

Лейни почувствовала, как начали гореть щеки.

– Вообще-то обманывали, – призналась она. – Вы правы. Звучит совсем не грубо. Думаю, вы не будете менять «бабу» на «шалаву»?

Дункан нахмурился и опустил взгляд на листок. У него между бровями залегла глубокая складка.

– Гм, тогда размер нарушится, – задумчиво пробормотал он и вдруг, не сказав ни слова, стремительно вышел.

– Это займет его еще на час. – Джек встал, эффектным жестом вытащил из кармана ключи и запер дверь, а потом обернулся к Лейни и добавил:

– И это хорошо. Потому что у нас будет достаточно времени для беседы.

Лейни сглотнула. Пока она пятилась, в ее голове крутилась фраза: «Бежать некуда, малышка. И спрятаться негде».

Натолкнувшись на стул, Лейни села. Она не понимала, почему сидя чувствует себя в большей безопасности. Наверное, потому что ее спина была защищена.

Судя по поведению Джека Данфорта, он знает о вчерашнем. Если так, почему он прямо не обвинит ее в краже кредитки? Может, ему нравится смотреть, как она корчится от стыда? Может, он из тех, кто в детстве отрывал крьиья бабочкам и с помощью лупы поджаривал муравьев на асфальте?

Сейчас Лейни понимала, как чувствовали себя те муравьи.

Она вздохнула.

– Здесь действительно жарко, или это меня бросило в жар? – издала она дрожащий смешок и тут же пожалела, что не смолчала. Джек принялся медленно оглядывать ее, причем его взгляд проследовал от каблуков ее чертовых сапог до кончиков волос, по пути задерживаясь на тех или иных интересных местах.

– Скорее последнее, – глухим голосом ответил он.

Лейни будто завороженная смотрела, как он разворачивает стул, садится на него верхом и складывает на спинке загорелые руки. Его движения были плавными и четкими, словно он долго практиковался в этом.

Боже, и ведь у него здорово получается.

Лейни опять сглотнула, стараясь не замечать, как его бедра обхватывают спинку стула.

Лейни затрясла головой, чтобы избавиться от непрошеных мыслей. Она здесь не ради того, чтобы думать о бедрах и о том, что между ними, или о том – о Господи, – как же она завидует этой спинке. Она здесьрадиработы. И если он знает о ее мелкой краже и жаждет вернуть свои деньги… Ей тем более надо получить работу.

И тут же ей в голову пришла интригующая – и даже немного волнующая – идея. Можно предложить ему, гм, альтернативные формы компенсации. Естественно, погашать долги не очень приятно, если только не делать это «альтернативными способами», которые Лейни уже живо представляла.

Неожиданно ей стало еще жарче, и она принялась обмахиваться рукой.

– Я пришла ради работы. Лиллиан Брайсон из соседнего офиса сказала, что у вас есть место для меня. Я очень трудолюбивая. И на меня можно положиться, – заверила она Джека.

Ну, если не считать периодических приступов воровства. Надо отдать Лейни должное, она покраснела.

– Гм.

– Я еще и организованная. И умею работать на компьютере. – От напряжения Лейни подалась вперед. – Я могу автоматизировать любой процесс. Выписку инвойсов для клиентов, обработку платежей, массовые рассылки, месячные отчеты. Все, что угодно.

Джек склонил голову набок и прикрыл глаза, поэтому Лейни не поняла, о чем он думает. К тому же она не была специалистом по чтению выражений лица.

Так как Джек сразу ее не вышвырнул, она решила, что можно продолжать самовосхваление.

– Я работала с базами данных, хотя строить их не умею. Ой, еще я делала множество макетов брошюр. И даже писала текст. – Кажется, она упомянула все, чем занималась на последнем месте работы. Там всегда не хватало персонала, и сотрудники могли в один день разрабатывать бухгалтерскую систему, а в другой мыть туалеты.

– Гм, – снова произнес Джек.

Он ничего не говорил, и Лейни приказала себе не волноваться. Она изобразила на лице искреннюю улыбку и притворилась, будто ее не смущает затянувшееся молчание.

– А почему вы ходите работать здесь? – наконец спросил он.

Лейни только сейчас сообразила, что все это время сидела не дыша, и решила для разнообразия сказать правду.

– Ну, – начала она, – я могла бы скормить вам обычную лабуду, которой потчуют на собеседованиях, и заявить, что слышала много хорошего о вашей фирме, что меня привлекают возможности, которые открываются передо мной, но если честно, я только что переехала в Нейплз и никогда раньше не слышала о «Бесстрашных сыщиках», и мне… мне… – Лейни замолчала, робко посмотрела на Джека и призналась:

– Мне нужны деньги. Конечно, я не испытываю недостатка в предложениях, – поспешно добавила она, – я просто… В общем, я согласна на любую работу, если мне ее предложат сейчас.

Она стойко выдержала пристальный взгляд Джека, но в конце своей жалобной речи опустила голову и вдруг заинтересовалась узором вытертого бежевого ковра.

Джек отодвинул кресло и встал, но Лейни отказывалась смотреть на него, даже когда мыски его коричневых мокасин появились в дюйме от ее ног.

– Ладно, – сказал он. – Вы получите работу.

Взгляд Лейни медленно заскользил вверх, от мокасин, по поношенным джинсам, по цветастой рубашке, которая так и кричала: «"Томми Багама". Стопроцентный шелк», к темным волоскам, видневшимся в раскрытом вороте. Остановился взгляд на карих глазах Джека.

«Почему?» – хотела спросить Лейни, но не хватило духу.

Ей очень была нужна эта работа – ради денег, ради возможности сбегать от отца, ради надежды, что, возможно – только возможно, – ее жизнь наладится и ей удастся скрыть от всех, какая она неудачница. Она прикрыла глаза и глубоко вздохнула.

– Спасибо, – прошептала она. – Это так много…

– Эврика! Нашел! – завопил тот же самый молодой человек, что прервал их в прошлый раз.

Он помахал мятым листком бумаги, выставил его перед собой и зачитал:

Женушка отшила?

А в душе надлом?

Что жена гуляет,

Чувствуешь нутром?

Горевать не надо.

Унынью скажем «нет».

«Бесстрашные» узнают

Причины ваших бед.

Вы только позвоните.

Звоните нам сейчас.

Шалавины проделки

Заснимем мы для вас.

Джек хмыкнул, Лейни же, у которой возникло ощущение, что сквозь темные тучи, нависавшие над ней последний год, пробился слабенький лучик солнечного света, от души расхохоталась. А потом ей показалось совершенно естественным захлопать в ладоши.

– Браво! – воскликнула она, и молодой человек поклонился.

Джек закатил глаза.

– Не хвалите его, – проворчал он, возвращаясь к своему столу и садясь в кожаное кресло.

Однако хорошее настроение Лейни не так-то просто было испортить.

– А мне понравилось. Для чего это? – поинтересовалась она, игнорируя предупреждение Джека.

Джек опередил молодого человека с ответом:

– Это мой брат Дункан. Он помешан на «Детективном агентстве "Лунный свет"». В прошлом месяце он сходил с ума от «Частного детектива Магнума» – именно поэтому я ношу эту дурацкую цветастую рубашку. Он купил их мне целую дюжину, но, кажется, они стати размножаться в шкафу. Сейчас их уже целая сотня, а ни одной нормальной рубашки я найти не могу. Перед «Магнумом» был «Мальтийский сокол». Мне с трудом удалось отучить его повторять «Я не против разумного количества неприятностей» и дико хохотать, как Питер Лорре. Одним словом, умоляю вас, не воодушевляйте его. Мне меньше всего хочется, чтобы он приволок сюда одну из своих сестер, одетую в такой же идиотский, как у Агнесс Дипесто, наряд, и чтобы она отвечала на телефонные звонки своими дурацкими стишками.

– Ты меня без ножа режешь, – сказал Дункан, прижимая руку к сердцу.

– Прекрати, – предупредил его Джек.

– В чем дело? Что происходит? – спросила Лейни.

– Герберт Виола. Он изображает из себя Герберта Виолу.

– О чем вы говорите? – не поняла Лейни.

– О предмете вожделения Агнесс Дипесто. В третьем сезоне он становится ее задушевным другом, – ответил Дункан.

– Послушайте, Джек, если это вас утешит, я сомневаюсь, что стихотворение Дункана сработает, – попыталась умилостивить босса Лейни.

– Да? И почему же? – осведомился он.

– Потому, – ответила она, с заговорщицким видом подмигивая брату Джека, – что «Лунный свет» не показывали по кабельному телевидению. «Шалавины проделки» никогда бы не прошли цензуру.

Глава 7

Лейни отперла дверь отцовского дома запасным ключом, который ей передала Триш. После ухода из «Бесстрашных сыщиков» ее день был длинным и скучным. Возвращаться домой до того, как отец уйдет на смену, она не хотела. Еще одна встреча с ним вызовет у нее желание выпить, а денег на то, чтобы инвестировать их в собственный алкоголизм, нет. Делать ей было абсолютно нечего, поэтому она сидела на скамейке, наблюдая за туристами.

– Начинаешь жалеть об отсутствии хобби, – пробормотала Лейни, толкая дверь.

У нее никогда не было хобби. Она начала работать полный день еще в школе и, как только ощутила прелесть быть нужной, увеличила нагрузку до такой степени, что времени свободного просто не осталось. Она часто шутила, что была бы рада найти себе хобби… если бы за него хорошо платили.

Она признавала, что ее отношение к спорту вообще основывалось на собственной неспортивности, но какой в этом толк? Гольф, в частности, раздражал ее. Какой-то он бестолковый. Если хочешь, чтобы шарик оказался в лунке, почему не поднять и не бросить туда? Зачем тратить часы на то, чтобы бить по нему крохотной клюшкой? И только не надо утверждать, что гольф дает хорошую физическую нагрузку. Она знала практически все о карах для гольфа. Не говоря уже о сумках, которые были специально разработаны так, чтобы в течение всей игры упаковка выпивки оставалась холодной.

Лейни прошла в свою спальню и бросила сумочку на комод. Сейчас 17.30, как показывают часы на прикроватной тумбочке.

17.30.

Лейни вздохнула и повалилась на кровать.

Еще целых шесть часов до сна. Чем занять себя?

Она села и стала снимать сапоги, медленно расстегивая молнии, а затем небрежно бросила их к двери гардеробной и посмотрела на часы.

17.32.

М-да, вечер будет долгим.

Можно убить полчаса на приготовление еды. Весь день она ничего не ела.

Лейни была на полпути к кухне, когда зазвонил телефон. Нахмурившись, она посмотрела на черную трубку, стоявшую в зарядке рядом с шоколадно-коричневым кожаным – отец всегда был неравнодушен к коже – диваном в гостиной.

Взять?

Звонят наверняка не ей.

А может, ей? Может, у Джека появилось по-настоящему интересное дело, и он хочет, чтобы его новый сотрудник приступил к расследованию? Вот было бы здорово! Даже полдня не проработала, а уже показывает высший класс.

– Алло, – сказала Лейни, горя желанием бежать в какой-нибудь роскошный особняк, где застали обманутую молодую жену над окровавленными трупами ее мужа и его красивого любовника-гея, или в убогий бар, где, по слухам, в тайной комнате местная «шишка» встретится с колумбийским поставщиком наркотиков, или…

– Привет, Лейни. Это Триш. Вот вам и роскошный особняк.

Лейни села в качалку и поздоровалась с сестрой, стараясь подавить нотки разочарования в голосе.

Они поговорили о том, как провели день – Лейни не сказала, что нашла работу, чтобы ни у кого и мысли не возникло, в каком отчаянном положении она оказалась, – и Триш перешла к сути.

– Послушай, – начала она, – скоро ко мне придут подруги на девичник. Алан работает допоздна, дети вернутся домой через несколько часов. Мы отлично проведем вечер, посидим у бассейна и позагораем. Ты к нам присоединишься? Это экспромт, никакого повода нет. Каждая принесет с собой бутылку вина, я открою пару упаковок чипсов. Будет здорово.

Лейни подумала о том, что ей предстоит долгий, унылый вечер, и пожалела, что не может ответить «да». Она бы с радостью пошла к Триш. Единственная проблема: у нее нет бутылки вина, и денег, чтобы ее купить, тоже нет. Да и у отца вряд ли найдется бутылка. Отец вино не пьет.

А что, если прийти с пустыми рукам? Противно, конечно, но ведь Триш ничего не скажет?

Следующие слова сестры убили эту мысль в зародыше:

– Дело в том, что у меня мало шардоне – так всегда бывает, когда готовишь вечеринку в последнюю минуту, – а дел полно, ношусь, как курица с отрубленной головой. Я не успеваю забежать в магазин. Можешь зайти сама? Естественно, деньги я тебе отдам.

И что на это ответить?

«Могу ли я получить деньги вперед, потому что я на мели?»

Лейни принялась раскачиваться.

– Извини, Триш, но у меня другие планы, – солгала она. Затем, чтобы Триш не попросила ее сходить в магазин до ухода, она к предыдущей лжи добавила новую:

– Мне уже пора бежать. Через пару минут за мной заедет моя давняя подруга, – это объяснит, почему машина Лейни стоит у дома, если Триш случайно заметит ее, проезжая мимо, – и мы собираемся поужинать в ресторане где-нибудь на Вандербилт-Бич.

– Ох. – Триш была искренне разочарована, но Лейни не знала, чем именно – тем, что придется выставлять на стол собственное вино, или тем, что Лейни не придет на вечеринку.

– В следующий раз, когда будешь устраивать девичник, не забудь про меня, – попросила Лейни. Она действительно с радостью пошла бы к сестре.

– Конечно. Обязательно, – ответила Триш. – Ладно, не буду тебя задерживать.

– Приятно провести вечер.

– Спасибо, и тебе тоже.

Триш положила трубку, а Лейни еще долго сидела и смотрела на телефон. Что-то мучило ее, какая-то наполовину сформировавшаяся мысль крутилась в голове, и она знала, что эта мысль жизненно важна, но никак не могла ухватить ее. И чем упорнее Лейни пыталась поймать ее, тем расплывчатее становились ее очертания, пока она не исчезла совсем.

Лейни со вздохом воткнула трубку в зарядку.

Плохо дело. Если кто-то хотел что-то сказать ей, нужно было посылать более сильный сигнал.

У Лейни заурчало в животе, и она не удержалась от улыбки. Может, это они – голодные спазмы, – а не какие-то сигналы из космоса, которые не могут пробиться в ее черепную коробку?

Она встала и пошла на кухню. Отец отремонтировал ее три или четыре года назад. Он не напичкал ее современной техникой и аксессуарами, и в этом не было ничего удивительного. Он мало работал поваром – именно поваром, а не шефом – в ресторане, где трудился уже почти семнадцать лет. К тому же зачем суетиться и впихивать на кухню модную духовку, навороченный холодильник или развешивать над крохотным островком-прилавочком в центре кастрюли из анодированного алюминия? Отец всегда говорил, что с него достаточно готовки на других людей на работе. Дома любой мужчина – или женщина – должен быть самим собой. Этот принцип действовал еще с тех пор, когда Лейни была ребенком, и, судя по тому, какой стала кухня – вполне приемлемой и при этом профессиональной, – ничего не изменилось.

К счастью, кладовка у отца была забита до упора. А Лейни была такой голодной! Так, берем банку помидоров и, возможно, сырный сандвич. Затем Лейни открыла холодильник. О-о! Мускатная тыква и сыр маскарпоне. Она приготовит потрясающие равиоли с мускатной тыквой, сыром маскарпоне и шалфеем. Это одно из лучших блюд, она в жизни не ела ничего вкуснее. Нет, это займет слишком много времени.

Лейни открыла морозилку.

Стейк.

И не просто стейк, а самое настоящее филе-миньон, обернутое в бекон.

Лейни сглотнула слюну.

Да. Она медленно разморозит его в микроволновке, чтобы оно осталось сырым. Потом приправит чесночной солью и перцем, бросит на сковородку и будет жарить в крохотном количестве "масла.

Мм… А еще она поджарит немного грибов. Ей всегда нравились жареные грибы, а у раковины в корзинке, кажется, лежат роскошные портобелло.

Через несколько минут мясо уже размораживалось, а грибы жарились на комнатном гриле, который Лейни сначала не заметила, так как он был прикрыт метаяли-ческой крышкой. Она вдохнула запах грибов и приложила руку к животу, пытаясь унять урчание.

– Подожди немного, скоро тебе будет хорошо, – обратилась она к нему, предвкушая вкус мяса прямо с гриля, хрустящего бекона, грибов и…

Проклятие!

По дорожке к дому отца шла Триш.

Лейни распахнула дверцу микроволновки, чтобы остановить ее, и бросила беспомощный взгляд на жарящиеся грибы. Выключив гриль, она схватила тарелку, которую приготовила для стейка и поставила на прилавок.

Времени на поиски щипцов или другой какой-нибудь утвари, которой можно было бы подцепить грибы и снять их с гриля, не было, поэтому Лейни стала хватать их руками и, обжигаясь, перекидывать на тарелку.

Затем, услышав, как поворачивается ключ в замочной скважине, Лейни бросилась к двери.

Дверь открывается внутрь и закрывает обзор той части дома, где затаилась Лейни. Если ей удастся проскользнуть в коридор, который идет к ее спальне, она свободна.

Дверная ручка повернулась.

Лейни прижала тарелку с грибами к груди и метнулась в коридор.

Входная дверь открылась.

Лейни вжалась в стену, ее сердце стучало со скоростью тысяча ударов в секунду.

Триш вошла в прихожую и остановилась. Ее нос сразу учуял запах, которого в доме быть не могло.

Лейни не желала упускать удобный случай. Она бесшумно прокралась к открытой двери в спальню. Шаг. Еще один.

Триш тоже не стояла на месте, она устремилась – хвала Господу – прямиком на кухню.

Лейни поспешила к двери в гардеробную, по дороге прихватив свою сумочку, которая лежала на комоде и попалась бы на глаза любому, кто заглянул бы в комнату. А Лейни знала наверняка, что Триш обязательно заглянет.

С недожаренными грибами и сумочкой Лейни спряталась в гардеробной и забилась в самый темный угол. Устроившись позади висевшего на вешалке чехла для одежды, аккуратно прикрыла за собой дверь. В гардеробной висели кое-какие вещи. Вчера она сдвинула их в сторону, чтобы освободить место для своей одежды. Вчера она даже не взглянула на них. Лейни решила, что это вещи отца, которым не хватило места в его комнате.

Делать было нечего – оставалось дождаться, когда Триш сделает свои дела и уйдет. Лейни решила выяснить, что же находится в чехле для одежды. А вдруг там отцовский светло-голубой смокинг и рубашка с оборочками, которые висят здесь с семидесятых? Если так, его можно продать за вполне хорошие деньги в магазине винтажной одежды.

Представив, как ее высокий, с пивным брюшком отец пытается натянуть на себя такой смокинг, она улыбнулась. Насколько она помнит, где-то в этих коробках среди прочих снимков есть его фотография в этом смокинге.

Лейни поставила тарелку на тумбочку и развернула чехол прозрачной стороной к себе. В полумраке гардеробной что-либо разобрать было трудно, но она все же разглядела, что вещь в чехле – не светло-голубая.

Нет. Там скорее что-то… красное. Глубокого красного цвета, как бургундское.

Гм… Лейни стало любопытно. Что же это такое?

Она позабыла о своем любопытстве, когда услышала шаги в коридоре, и выпустила из рук чехол. Он качнулся, и крючок вешалки звякнул по перекладине.

Шаги остановились у двери в спальню.

– Лейни? Лейни, ты здесь? – громко позвала Триш. Лейни затаила дыхание.

– Лейни? – снова позвала Триш.

У Лейни уже начала кружиться голова, но она все не решалась дышать. Как объяснить сестре, почему она спряталась в гардеробной? Здесь не поможет никакая ложь, даже если бы у нее на придумывание этой лжи было несколько дней, а не несколько секунд.

Если Триш откроет дверь гардеробной, ей останется только все выложить начистоту. Поэтому она сидела и притворялась, будто ее вообще не существует.

Опять послышались шаги – на этот раз они удалялись по коридору. Но Лейни все равно не рискнула наполнить легкие столь желанным воздухом. Она вдохнула полной грудью только тогда, когда услышала, как Триш пробормотала: «Откуда этот запах?» – и закрыла за собой входную дверь.

Фу-у. Ее едва не застукали.

Лейни еще некоторое время просидела в гардеробной, проверяя, не вернется ли Триш, а потом выскочила в комнату.

Она прикидывала, что делать дальше, и страх в ней боролся с голодом. Если готовить стейк, то надо быть на кухне, а вдруг Триш вернется? Нет. Нельзя рисковать. Придется ограничиться миской каши, которую можно съесть рядом со своим укрытием.

Лейни осторожно выглянула в коридор. Через расположенное рядом с входной дверью боковое окно с серым стеклом лился пыльный солнечный свет и образовывал прямоугольник на полу гостиной. Царила полная тишина, такая, какая бывает в пустом доме.

Косясь на входную дверь, Лейни проскочила на кухню. Она чувствовала себя тайным агентом. Ее задача – захватить кашу и целой и невредимой вернуться в штаб-квартиру.

Эту задачу она выполнила за несколько минут.

Она села на кровать и поставила на колени миску с крученой пшеничной соломкой, в которую добавила буквально щепотку сахара и немного обезжиренного молока. Ее тело было напряжено, слух обострился, она постоянно прислушивалась, не раздастся ли шум, отличный от обычных поскрипываний и покряхтываний старого дома. Покончив с едой, Лейни поставила пустую миску на комод и дала себе слово вернуться на кухню позже.

Но мысль, что ночью остатки каши на стенках миски могут привлечь тараканов, заставила ее рискнуть и совершить еще один поход на кухню. Когда и эта миссия была успешно завершена, Лейни опять уселась на кровать и уныло уставилась на часы, стоявшие на тумбочке.

Всего лишь 18:13. Чем же заняться?

Лейни осмотрелась в поисках идеи, и ее взгляд наткнулся на все еще открытую дверь гардеробной.

Ага, тайна чехла для одежды. На его исследование у нее уйдет… сколько? Может, минут пять?

Лейни принесла чехол из гардеробной, бросила на кровать и расстегнула молнию. Содержимое чехла открылось ее взору, и кровь отхлынула от щек.

Воспоминания, унизительные воспоминания, которые она так старалась забыть, обрушились на нее водопадом.

Ну почему отец все это сохранил? Что это – невинная случайность или изощренный способ напомнить ей, что она все такая же неудачница, как и пятнадцать лет назад?

Глава 8

Лейни не отрываясь смотрела на красное платье с тоненькими, как спагетти, бретельками и юбкой с бисерной бахромой. Бирка так и осталась на правом боку. Платье стоило ей двадцать пять часов работы по минимальной ставке в «Макдонаддсе». Просить отца подбросить деньжат она не могла ни под каким предлогом. Если бы попросила, он обязательно поинтересовался бы, встречается ли она с мальчиками, и на это ей пришлось бы ответить: «Нет. Во всяком случае, пока».

Она увидела это платье за два месяца до школьного бала и поняла, что должна купить его. В редком приливе оптимизма она убедила себя, что – обязательно – кто-нибудь пригласит ее. Она была не дурой. Она знала, что один мальчик, по которому она сходила с ума с тех пор, как переехала в Нейплз, не будет тем самым «кем-нибудь», и предполагала, что им может оказаться этот недоносок Майк из класса по естествознанию или Чад из компьютерного. Да, ее считали тупицей… и слишком упитанной… но и они не подходили для свиты королевы бала.

Чем ближе был день, тем быстрее улетучивался оптимизм Лейни.

Наконец за неделю до бала она сдалась. Ей была невыносима мысль, что в такой знаменательный вечер придется просидеть дома, поэтому она добровольно вышла в вечернюю смену. Один из ее коллег, уже год как закончивший школу, узнав, что ее не пригласили на бал, сам предложил сопровождать ее, но Лейни вежливо отказалась. Она решила, что гораздо лучше делать вид, будто предпочитаешь работать в этот день, чем иметь кавалера, который согласился сопровождать тебя из жалости.

Она ошиблась.

Надо было идти, с кавалером или без. Она пятнадцать лет жалела о своем решении, и сейчас вид так и не надеванного платья наполнил ее душу невероятной грустью.

В тот вечер в «Макдоналдсе» было относительно спокойно, поэтому у Лейни было, достаточно времени обдумать тот факт, что она одета в заляпанную кетчупом синюю униформу, в то время как другие ее сверстницы наряжены в воздушные бальные платья. Что она моет пол, а другие девочки кружатся в танце. Она крепилась – действительно крепилась изо всех сил, – но за десять минут до полуночи силы иссякли. Ресторан закрывался в двенадцать, и она уже считала секунды до того момента, когда запрут двери. Ей не терпелось остаться одной и погрузиться в глубокую жалость к самой себе, предварительно запасшись остатками мягкого мороженого и галлоном карамельной подливки. Однако у судьбы были другие планы.

Без десяти двенадцать двери распахнулись, и в ресторан ввалилась галдящая и хохочущая толпа ее одноклассников, уставших от чопорной атмосферы и ищущих настоящих развлечений. Когда они подвалили к прилавку, она ощутила запах перегара. Ребята, работавшие у гриля, начали ворчать. Вся их работа по чистке оборудования перед закрытием пошла прахом. Их безупречно отдраенные грили очень скоро будут забрызганы маслом от десятка биг-тейсти и еще пары-тройки биг-маков.

Высыпав коробку замороженной картошки фри в горячее масло, Лейни стала принимать заказы. Она смаргивала слезы, когда красивые девчонки в дорогих платьях заказывали бургеры, картошку, мороженое и диетическую колу. Наконец через восемь минут, которые показались ей вечностью, все заказы были розданы, и в зале воцарилась тишина. Компания высыпала наружу и расположилась на террасе. Радуясь, что ребята не сели внутри, у нее на глазах, Лейни собралась запереть ресторан, и тут произошло это.

Двери открылись, и в зал вошел Блейн Харпер, ее любовь. Она сходила с ума по Блейну с тех пор, как переехала в Нейплз.

Все началось на биологии, когда их вдвоем поставили препарировать кошку. Лейни знала, что не сможет сделать это, однако она также знала, что отец не напишет учительнице записку с просьбой освободить ее от задания. Только в старших классах она осмелела настолько, что стала писать записки сама. Трудно объяснить, почему ей раньше не пришло в голову, что препо-давательский состав школы не будет посылать записки на графологическую экспертизу.

Однако она отклонилась от темы. Вкратце ее любовь к Блейну зарождалась следующим образом:

Лейни: «Я не могу разрезать кошку». Блейн: «Не переживай. Я сам». Лейни: «Спасибо».

Блейн (своему лучшему другу Тиму): «Эй, ты, в брюхе у этой кошки недоеденная птица».

Да, то была любовь с первого взгляда.

Когда в тот вечер Блейн вошел в ресторан, Лейни решила, что видит сон. Он был один и шел прямо к ней. В ее глупой, забитой романтикой голове уже возникла картина, как он опускается на одно колено, протягивает руку и говорит, что был дураком, потому что не пригласил ее на бал. Естественно, если бы Блейн опустился на колено, она бы просто не увидела его за прилавком. Это лишний раз доказывает, насколько непрактичны фантазии.

А Блейн всего лишь заглянул Лейни в глаза, облизнул свои сочные, полные губы… и заказал два мак-чикена, две большие картошки, ванильный коктейль и диетическую колу.

И тут Шей Монро – ведущая танцовщица из группы поддержки Шей Монро с идеальной кожей и богатыми родителями – вышла из-за того угла, где были туалеты, и встала рядом с Блейном. Когда Блейн обнял ее за плечи и чмокнул в ухо, у Лейни так сжалось сердце, что она едва не умерла.

Нет в жизни счастья. Пока в кипящем масле жарилась курица, Лейни целых пять минут слушала, как милуются Блейн и Шей. Она наблюдала за ними от коктейльной машины и мысленно просила, чтобы эти двое присоединились к остальным. Но они продолжали стоять у прилавка, красивые, счастливые. Шей была одета в шуршащее бледно-розовое платье с низким вырезом, который открывал практически всю ложбинку между грудями, а Блейн – ее, Лейни, Блейн – в черный смокинг с дерзким кушаком в черно-розовый горох.

Застыв словно каменная у машины для коктейлей, Лейни увидела, как Блейн нежно намотал на палец локон Шей и слегка дернул. Шей закинула голову, и Блейн поцеловал ее в шею, затем в плечо, а потом спрятал лицо в ложбинке.

Лейни перевела взгляд на собственную грудь. Новые форменные майки с низким вырезом отлично смотрелись на девушках с пышной грудью. На плоскогрудой Лейни эта майка никак не смотрелась.

Когда курица была положена на подогретую булочку, Лейни поспешно сорвалась с места в стремлении поскорее выпроводить Блейна и Шей из ресторана.

Именно тогда и случилась катастрофа.

Позже, в тысячный раз прокручивая в мозгу тот кошмарный эпизод, Лейни поняла, что, наверное, уронила на пол кубик льда, когда наливала коку для Шей, а потом лед растаял, и образовалась лужица. Она наступила в лужицу, ее нога заскользила, и она стала падать. Чтобы сохранить равновесие, она попыталась за что-нибудь ухватиться, но под руку ей попался только рычаг коктейльной машины. Машина заработала – это она издала тот пукающий звук, так бывало, когда в шланги попадал воздух, – и на падающую Лейни вылился клубничный коктейль.

Лейни слышала хохот Блейна и Шей. Хохотали и другие ребята, которые к этому моменту уже вошли в зал. Ситуация была ужасной, хуже она могла бы стать, только если бы с Лейни неожиданно свалилась одежда.

К счастью, этого не произошло. Во всяком случае, так думала Лейни. Вообще-то она не могла со всей определенностью сказать, что было дальше. Единственное, что она помнила, – это хохот ребят и собственное бегство. Она вбежала в холодильную комнату, села на ведро с рассолом и ревела, пока не ощутила полное опустошение. Когда она вышла в зал, там уже никого не было.

Она не сомневалась, что как только доберется до дома, тут же выбросит это платье – то самое, которое сейчас лежит на кровати рядом с чистой и отглаженной униформой «Макдоналдса» – в мусорное ведро.

Глава 9

Что обычно носят частные детективы?

Лейни перебирала свою одежду, упорно игнорируя чехол, который прошлым вечером запихнула в дальний угол гардеробной. Сегодня утром ей есть о чем подумать, так что нечего черпать плохие воспоминания.

Черт, если бы ей нравилось черпать плохие воспоминания, она могла бы подцепить парочку недавних. Зачем возвращаться на пятнадцать лет назад, когда достаточно и пятнадцати дней.

Лейни тряхнула головой и вздохнула, но тут же испугалась, что своим громким вздохом разбудила отца.

Вернемся к одежде.

Вчера на Джеке были поношенные джинсы и гавайская рубашка, а на Дункане – недорогие на первый взгляд серые слаксы в тонкую полоску и белая рубашка с закатанными рукавами.

Лейни остановилась на черной юбке, черных сапогах до колена с более практичными, чем у тех, что были на ней вчера, каблуками и красной блузке с прямоугольным вырезом, который не выглядел ни консервативным, ни вызывающим. Она будет элегантной и даже немного отпадной, как Дженнифер Гарнер в «Кличке», но не очень сексуальной. Здесь не Голливуд, в конце концов.

Хотя жители южной Флориды никогда не отличались плохим вкусом в одежде. Скупостью – да. А вот плохим вкусом – нет.

Но сейчас речь идет о работе. Лейни хотела, чтобы ее воспринимали всерьез, поэтому от ложбинки, за которую в школьные годы она бы продала душу, оставила самый минимум.

Лейни прихватила сумочку и заранее упакованный пакет с сандвичем и виноградом и вышла из дома. Бросив тоскливый взгляд на свою машину, она решительным шагом двинулась к центру.

Она бы очень удивилась, если бы машина завелась и тем более проехала бы милю.

К счастью, летняя жара еще не накрыла город. Это заблуждение, что во Флориде всегда жарко. В это время года здесь по ночам довольно прохладно, иногда температура даже опускается почти до двадцати градусов. Это, конечно, не холод, но и не иссушающая жара. Что означает, что в это время года ее дорога в центр будет приятной – в августе она превратилась бы в кошмар.

Лейни прибыла в офис «Бесстрашных сыщиков» без четверти девять и с удивлением обнаружила, что дверь заперта. Ладонями защитив глаза от яркого света, она заглянула в окно, но не увидела внутри никаких признаков жизни.

Гм…

Озадаченная, Лейни хмуро смотрела на дверь.

Да, на двери белым написано, что офис работает с 9.00 до 17.00, выходные суббота и воскресенье.

Она недавно приехала из Сиэтла, где никто не работает с девяти до пяти.

Северо-запад тихоокеанского побережья – это голубая мечта трудоголика.

Лейни не знала, почему так. Может, дело в погоде, такой мерзкой большую часть года, что приятнее сидеть внутри и работать. Или в «Майкрософте», где каждый час, проработанный сверх обязательных восьми, вознаграждался сотней тысяч долларов в виде опциона. – во всяком случае, вначале, до того как реальность и цены на акции высокотехнологичных компаний столкнулись в лобовую. Не исключено, что свою роль сыграл «эффект "Боинга"». Авиационный гигант, на который работало огромное количество людей в западной части штата Вашингтон, славился периодами временного увольнения. Люди стали думать, что, работая по девяносто часов в неделю, они смогут сохранить свое место, и это послужило началом тенденции.

Какова бы ни была причина, отношение Сиэтла к работе сильно отличалось от отношения южной Флориды, где теплая солнечная погода и красивые пляжи превращали каждый день (ну, пока не наступало лето, когда от жары хочется спрятаться в помещении и включить кондиционер на полную мощность) в желанный отгул.

Конечно, жителей Флориды нельзя назвать лентяями. Просто работа не является для них смыслом жизни.

И все же Лейни испытала сильное облегчение, когда из черного седана «БМВ» вылез Джек. Позвякивая ключами, он направился к офису.

Что ей сказать? Она провела здесь всего лишь день. Ее трансформация из трудоголика в гармоничного сотрудника еще не запустилась.

– Доброе утро, – поздоровалась Лейни, горя желанием попасть внутрь и приступить к работе.

Джек уронил ключи и уставился на нее. Его глаза были воспалены, волосы торчали в разные стороны, как будто он не причесался. Наклонившись, он поднял ключи.

– Вы меня испугали, – сказал он, пытаясь одной рукой удержать стакан кофе и журнал, а другой отпереть дверь.

Лейни готова была предложить ему помощь, но не хотела показаться назойливой.

– Извините.

Джек что-то буркнул в ответ, а потом удивил ее тем, что придержал дверь и пропустил вперед. В офисе он сгрузил свою поклажу на стол, за которым сидел вчера утром.

Лейни постояла у конторки, а потом, неуклюже переваливаясь с ноги на ногу, вышла на середину офиса. Он напоминал ей приемную. В такую обычно приходят продлить водительские права обитатели городка с населением менее десяти тысяч. Здесь были и крохотный стол, и хромированные стулья с виниловыми сиденьями вдоль стены – вероятно, предполагалось, что это комната ожидания, – и конторка, такая, за которой стоит сотрудник и, обращаясь к толпе из одного человека, безжизненным голосом восклицает: «Номер двадцать шесть. Двадцать шесть. У кого-нибудь есть номер двадцать шесть?» Позади конторки стояло четыре стола с крышками из ДСП и металлическими боковинами. У дальней стены Лейни увидела несколько металлических картотек по четыре ящика в каждой, а между ними – обязательный фикус в терракотовом горшке и дверь, которая, по всей видимости, вела на кухню. Ковровое покрытие было стандартным, бежевым, пригодным как для внутренних, так и для внешних помещений, по девяносто девять центов за квадратный метр.

В общем, при виде всего этого на ум приходило одно слово – убого.

Однако сам Джек выглядел как человек с деньгами, так что, возможно, бизнес приносил ему большой доход, и он просто не видел смысла вкладываться в шикарный офис.

Лейни снова окинула взглядом помещение.

Да. Наверняка дело обстоит именно так.

Если приглядеться, то у офиса есть свой стиль. Отсутствие дорогих пород дерева и бронзы как бы говорит: «Мы нуждаемся в вас, поэтому знайте, что мы будем трудиться изо всех сил для вас».

– Куда можно положить обед? – спросила Лейни, когда стало ясно, что Джек не собирается проводить для нее официальную церемонию вступления в должность.

Пока Лейни оглядывалась, Джек рылся в верхнем ящике стола. Он вытащил оттуда огромный флакон аспирина и теперь таращился на него, как будто пытался открыть взглядом.

– Ой, извините. Там, на кухне, есть холодильник, – ответил он, махнув рукой в сторону двери.

– Спасибо.

Лейни сжалилась над ним и по дороге остановилась у его стола и отвинтила у флакона крышку и только после этого отправилась в непрезентабельную кухню с желтым линолеумом на полу, карточным столом, складными стульями и кофеваркой, которая когда-то была белой, а сейчас приобрела цвет горячего шоколада.

Положив в холодильник свой обед, Лейни вернулась в приемную. Как выяснилось, два из четырех столов были никем не заняты, поэтому она выбрала тот, что стоял напротив стола Джека и находился ближе всех к входной двери.

– Ничего, если я займу этот стол? – осведомилась она.

Выдвинув верхний ящик, Лейни с удовлетворением обнаружила, что он пуст и чист.

– Конечно, – пробормотал Джек.

Лейни хотелось спросить у него, не заработался ли он вчера допоздна, но она боялась показаться назойливой. Лучше сохранять официальные отношения, пока она не разберется во внутренних течениях в компании.

Лейни положила сумочку в нижний левый ящик стола и включила компьютер – по привычке. Она не знала, понадобится ли он ей в первый день, однако чувствовала себя увереннее, когда из монитора лился голубоватый свет.

Короткое путешествие на кухню, которая одновременно служила кладовкой, за канцелярскими принадлежностями и обратно к столу, чтобы аккуратно разложить их по ящикам, – вот и все, больше делать ей было нечего.

– Итак, – сказала Лейни, – я готова приступить к работе.

Джек уставился на нее с таким видом, будто не понял, что она имеет в виду.

«Ого! У него, кажется, сильное похмелье». Джек прокашлялся.

– Ясно. К работе. Гм… Дайте мне пятнадцать минут, ладно?

Лейни разложила на столе пять синих ручек так, чтобы все колпачки были в одну линию.

– Конечно, – ответила она, хотя и не имела представления, чем занять себя в эти пятнадцать минут. Может… полазить по Интернету и поискать какую-нибудь информацию для частных сыщиков?

Она повернулась к монитору и нахмурилась. Компьютер не спросил у нее имя и пароль. Это плохо. А доступ в Сеть защищен?

Лейни взяла одну из выстроенных в ряд ручек и сняла колпачок. Затем на первой странице разлинованного блокнота, на верхней строчке, написала заглавными буквами: «СДЕЛАТЬ». Пункт первый: защитить базу данных «Бесстрашных сыщиков» от несанкционированного доступа. Это несложно. Она научилась этому еще в старших классах.

Когда Лейни подняла голову, обнаружилось, что ее новый босс куда-то исчез. От нечего делать она снова обратилась к компьютеру и принялась за работу.

А Джек находился в офисе Лиллиан Брайсон. Он сидел в мягком объемном красном кресле и прижимал руку к пульсирующей голове.

– Ну почему я продолжаю этим заниматься? – спросил он.

Лиллиан, сидевшая напротив, фыркнула и посмотрела на него, как смотрят на ребенка, у которого «коленка бо-бо».

– Успокойся, Джек, – сказала она. – Все будет хорошо. Вот увидишь.

Джек покосился на Лиллиан. Опять она строит свои матримониальные планы, это точно. Именно поэтому она вчера подослала к нему Элейн (иначе именуемую Лейни) Эймс. Никак не угомонится. Это тянется уже много лет. И нельзя не восхищаться такой настойчивостью. За последние три года она направила в «Бесстрашные сыщики» не менее сотни женщин под разными предлогами: кто-то якобы искал работу, кто-то хотел нанять частного детектива, чтобы проследить за любовником или помочь снять котенка с дерева. Лиллиан всеми силами способствовала тому, чтобы кто-нибудь из них заарканил Джека.

Как будто он нуждался в ее помощи.

Он никогда не говорил ей об этом, но на самом деле вел счет многообещающим девицам, подосланным Лиллиан. Вчера утром он уже был готов подвести под списком черту, когда в офис вошла Лейни Эймс.

И Джек, которому всегда удавалось развернуть девиц Лиллиан прочь, вдруг обнаружил, что впервые действует в соответствии с ее планом.

Чем же Лейни отличалась от других? vНу во-первых, никто прежде не крал у него кредитку, а потом не являлся к нему наниматься на работу.

А Джек был падок на загадки.

Еще он был падок на несчастных. В тот момент, когда он увидел выражение глаз Лейни Эймс, он поймался на крючок, как самый простой окунь.

Однако теперь у него на шее висел сотрудник, в котором не было никакой надобности. Иногда у Джека возникало ощущение, что в его зарплатной ведомости перечислена половина Нейплза. Виртуально вся его семья состояла у него в штате. Кроме единокровного брата Дункана, который работал (Джек придавал довольно широкий смысл этому слову) вместе с ним в «Бесстрашных», у него числились еще единокровная сестра № 1 (Лиза) – его «экономка», которая в жизни ни разу не мыла туалеты; единокровная сестра № 2 (Ким) – его «кухарка», которая не смогла бы сварить яйцо и которая забивала его холодильник только пивом и чизкейками из «Чизкейк фэктори»; единокровная сестра № 3 (Эми) – его «выгуливатель собак», которая, кажется, не понимала, ЧТО У НЕГО НЕТ СОБАКИ; и его единокровный брат № 3 (Трент) – у которого пятнадцатого и тридцатого числа каждого месяца, когда он приходил за зарплатой, хотя бы хватало порядочности не делать вид, будто он приносит пользу.

Единственный из родственников с отцовской стороны, кто не получал у него ежемесячную зарплату, был его старший единокровный брат, о существовании которого он узнал, когда тому было пятнадцать, которого тоже звали Джексоном Данфортом – третьим (это долгая история) и который отказывался брать хоть цент из огромного трастового фонда, унаследованного Джеком от деда и бабки. Нет, Джексону не нужны были центы. Ему нужен был весь фонд. Но суды постановили, что их дед и бабка имели право отдать свои деньги любому по своему выбору. Черт, они могли бы завещать все свои сотни миллионов Ордену любителей лабрадоров[4] при условии, что их признали бы в здравом уме. А они действительно были в здравом уме. И еще они были непреклонны в своем желании, чтобы ни один пенс из их денег не достался «никчемному» (их определение) сыну. Обеспечить это после их смерти можно было единственным способом: передать финансовые ресурсы Джеку, который и выплачивал деньги своим единокровным братьям и сестрам в том размере (довольно щедром, надо добавить), в каком считал нужным.

Если бы Джексон не был бы таким дерьмом, Джек, возможно, и жалел бы его. Он действительно жалел остальных детей Джей-Ди и поэтому позволял им пользоваться его добротой, когда они приходили за зарплатой, когда жили в его доме, когда вешали на него свои проблемы. Вчера поздно ночью к нему заявился Трент. Он был в жутком состоянии после еще одной драки с их отцом. Это привело еще к одному столкновению между Джеком, Джей-Ди и полицией Нейплза ранним утром. В результате Джек чувствовал себя настолько измочаленным, что плохо соображал, когда последний объект его благотворительности попросил дать ей задание.

Джек закрыл глаза и застонал.

Только склоки сегодня утром ему не хватало.

– Неужели ты не можешь поручить ей систематизировать свою картотеку? – поинтересовалась Лилли-ан. – Или автоматизировать выписку счетов? Или перевести всю картотеку из «Ролодекса» в «Аутлук»?

Джек снова посмотрел на нее.

– Картотека отлично работает. Нам повезет, если одновременно у нас появятся два клиента, поэтому выписка счетов не проблема. И мой «Блэкберри» отлично синхронизируется с компьютером и переносит контакты в «Аутлук».

– Гм… – произнесла Лиллиан, нахмурившись. Вдруг ее лицо прояснилось. – Ничего, ты что-нибудь придумаешь.

– Ха, спасибо за помощь, – пробормотал Джек. Зря он надеялся, что Лиллиан поможет ему выбраться из передряги, в которую сама его и втянула.

Больше ничего он сделать не может. Пятнадцать минут истекли. Придется возвращаться и говорить Лейни правду – они в ней не нуждаются. «Бесстрашные сыщики» медленно умирали еще семь лет назад, когда Джек купил их у отца своего школьного приятеля, а он, если быть честным, не прикладывал практически никаких усилий к тому, чтобы удержать их на плаву.

Он никогда не думал, что этот бизнес может приносить деньги. В Нейплзе не было особой потребности в частных сыщиках. Но владение бизнесом давало ему замечательную возможность снижать налоги… и обеспечивало, во всяком случае, одного из его родственников работой.

Открывая дверь своего офиса, Джек ожидал увидеть, что Лейни от скуки либо подпиливает ногти, либо разбирает сумку, либо ест свой обед. Но обнаружив, что она сидит за компьютером, а рядом с ней лежит открытая книга, которая по объему могла бы соперничать с «Войной и миром», он нахмурился.

– Чем вы занимаетесь? – спросил он.

Лейни не повернула головы и продолжала смотреть в монитор.

– Ставлю защиту, – ответила она. – Сейчас до вашей информации может добраться любой пятнадцатилетний гик, если у него есть беспроводной доступ в Сеть и несколько минут свободного времени.

Заинтересовавшись против собственной воли, Джек оперся руками о свой стол и внимательно посмотрел на Лейни. Сегодня утром он был поглощен проблемами брата и мучился от недосыпания, поэтому упустил из виду тот факт, что от нее очень приятно пахло, когда она наклонилась к нему, чтобы открыть флакон аспирина, прежде чем плавной походкой удалиться на кухню в своих шокирующе сексуальных сапогах.

Джек прокашлялся.

– Но у нас мало данных, выложенных в Сети, – признался он.

– Да, я заметила. Это следующий пункт в моем списке, – рассеянно проговорила Лейни. Ее пальцы летали по клавиатуре, а она сосредоточенно смотрела в монитор.

– Прошу прощения? – Ладно, уже хорошо, что не надо придумывать ей задания, но чего она добивается?

– Автоматизация. Это ключ к тому, чтобы в наши дни не утонуть в заказах, – сказала Лейни.

«Ага, и отсутствие клиентов тут роли не играет», – подумал Джек.

– Я уже проверила, что есть «софт» для частных детективных фирм. Только я еще не определила, какой из них лучше. – Она рассмеялась, и Джек тоже рассмеялся, потому что ему показалось, что от него этого ждут. – Уверена, вы захотите участвовать в разработке требований для вендора и определении критериев для подбора «софта». Нам нужно начать анализ с конечного пользователя, а дальше я смогу пойти сама.

Гм. Джеку стало интересно, что это за иностранный язык, на котором говорит Лейни.

– А конечный пользователь нуждается в анализе?

– Угу. Ой, вам не надо беспокоиться, что я буду в процессе учитывать скалабильность. Когда «Бесстрашные сыщики» станут глобальной компанией, вы будете только рады этому.

Глава 10

Глобальной? Да их и местной назвать нельзя.

Джек готов был признать, что появление на сцене Дункана не привело к резкому всплеску ажиотажа вокруг компании. Как и вчера, сегодня его младший брат разгуливал в дешевом костюме, который выглядел так, будто пролежал в сундуке с восьмидесятых. Джек вздохнул и покачал головой. Дункан меняет свой гардероб после выхода на экраны каждого нового детективного сериала. Он просто одержим ими.

– У тебя нет ничего из одежды нынешнего века? – спросил Джек.

– У меня? А вода водит? А пара парит? – Дункан широко развел руки. Он радовался, что у него есть возможность начать день с цитаты из «Лунного света», – это было видно по его довольной ухмылке.

Джек снова вздохнул.

– Жду не дождусь, когда ты перекинешься на «Ремингтон Стил». Там Пирс Броснан был хотя бы хорошо одет.

– Насколько я помню, Брюс Уиллис тоже, – сказала Лейни, отрываясь от компьютера.

Отлично. Ведь она должна поддержать разговор, чтобы влиться в коллектив?

– Знаю, но я не главный герой сериала. Главный герой – это Джек. Я на второстепенных ролях, и все сотрудники без имен, которые обожали Дэвида Эддисона и ненавидели Мэдди Хейс, носили дешевые костюмы, – сказал Дункан, пожимая плечами и отходя к своему столу, стоявшему в дальнем конце офиса.

– Вы действительно думаете, что они ненавидели ее? – спросила Лейни, покусывая кончик ручки.

– Ну, в первых двух сезонах она несколько раз увольняла их, – ответил Дункан. – Но я согласен, что они смягчились по отношению к ней уже к той серии, когда…

– Стоп! – закричал Джек. – Займитесь делом, вы. – Он указал на Лейни, которая смотрела на него расширенными от изумления глазами. Этого нельзя допускать. С него достаточно Дункана. Не хватало еще, чтобы они оба атаковали его всей этой мурой из «Лунного света». Джек сурово посмотрел на Дункана:

– И ты. Разве тебе не пора сбегать за кофе?

Дункан снял дешевый пиджак и закатал рукава.

– Боже! Да что с тобой такое сегодня? – спросил он.

Джек большим и указательным пальцами потер переносицу.

– Извини. Я всю ночь не спал.

– Да, я слышал. – Было заметно, что Дункан обиделся. Он сник и с унылым видом побрел к своему столу.

Джеку захотелось подбодрить его. То, что их отец – последнее ничтожество, еще не значит, что они сами должны становиться такими же.

Однако он знал, что лучший способ утешить Дункана – это вернуться к обычной рутине. Следовательно, ему еще восемь часов предстоит терпеть выступления в стиле Брюса Уиллиса от его одержимого детективными сериалами братца.

– Кстати, скажи, Дункан, – поинтересовался Джек, подходя к своему столу. – А вода действительно водит?

Дункан обратил на него взгляд своих карих глаз и несколько раз моргнул, прежде чем напыщенно произнес:

– Благодарствую, – а потом ответил:

– Думаю, да.

– Отлично. Мне не известно, парит ли пара, зато я знаю, что сейчас мне нужна хорошая доза кофеина. И сегодня твоя очередь бежать в «Старбакс». Возьми мне латте с дополнительным эспрессо, ладно? – Джек вытащил из бумажника десятидолларовую купюру и протянул Дункану, а потом спросил у Лейни:

– Вам что-нибудь принести? Я угощаю.

До этой минуты Лейни с интересом наблюдала за ними, но когда они заговорили о кофе, она почувствовала неловкость и уставилась в монитор.

– Нет, спасибо, – пробормотала она.

Дункан многозначительно изогнул бровь, но Джек не знал, в чем дело, поэтому в ответ лишь пожал плечами.

Когда Дункан вернулся с двумя порциями латте и булочками для завтрака, Джек уже успел забыть о странном поведении Лейни.

И именно по этой причине он не заметил, как час спустя она тоскливым взглядом проводила наполовину полный стакан, который он выбросил в мусор. Откуда ему было знать, что наша помешанная на кофе героиня отказалась присоединиться к утреннему забегу в «Старбакс», потому что опасалась, что наступит ее очередь бежать за кофе, а она не сможет признаться своим новым коллегам, что у нее нет денег.

– Пора заканчивать.

Джек откинулся на спинку, зевнул и потянулся.

Лейни совершила большую ошибку, оторвавшись от анализа программного обеспечения и подняв взгляд именно в тот момент, когда его черная тенниска приподнялась над поясом джинсов и обнажила загорелый живот с темными курчавыми волосками вокруг пупка.

– Лейни, вы слышите меня? – окликнул ее Джек. – Кстати, давайте на ты.

Ей пришлось отвести взгляд, чтобы он не разглядел примитивную похоть, которая, как ей казалось, отразилась в ее глазах.

– Гм, я не устала. В самом деле, я с удовольствием поработаю.

– Нет, в этом нет надобности. Мы спокойно прожили семь лет без защиты и без «софта» для систематизации документов, проживем и еще один день, – сказал Джек.

Ему легко говорить. Ему не грозит перспектива провести в одиночестве унылый вечер.

Или грозит?

Лейни подняла голову и внимательно посмотрела на него. Признаков наличия жены не было – ни кольца, ни свадебного фото в рамочке на столе, но мысль, что у Джека нет возлюбленной, казалась нелепой. Он красив, имеет свой бизнес, выглядит вполне преуспевающим, обладает хорошим чувством юмора и очень мил в общении.

Так что с ним не так?

Может, он ест на обед маленьких детей или крыс? Тайно фетиширует женские трусики?

– Что ты на меня так смотришь? – поинтересовался Джек.

Лейни заставила себя стереть улыбку с лица.

– Как? – с невинным видом осведомилась она.

– Так, будто гадаешь, что у меня под одеждой, – ответил он.

Ого! Да он мастерски читал мысли!

– Я ни о чем таком не гадаю, – солгала Лейни. В приемную из кухни выглянул Дункан.

– Эй, ребята, а вы уже хорошо освоили «Лунный свет». Такой диалог вполне мог бы состояться между Мэдди и Дэвидом.

Джек вздохнул.

– Мы не играем роли.

– Ты меня не проведешь, – заявил Дункан.

– Да тебя способен провести даже комар с лоботомией, – с серьезной миной сказала Лейни.

Пока Дункан и Джек ходили на обед, она порылась в Интернете и наковыряла несколько цитат из популярных в восьмидесятые сериалов, а потом с нетерпением ждала возможности ввернуть «комара с лоботомией», который попался ей на глаза первым.

Джек и Дункан уставились на нее и долго не отводили взгляды, потом Дункан подошел к ней и похлопал по спине.

– Давай возьмем ее, – сказал он Джеку, как будто она была бездомной кошкой, случайно забредшей к ним с улицы. Что, по сути, было правдой.

Лейни улыбнулась. Просто не смогла удержаться от улыбки. Впервые за много месяцев она почувствовала, что нравится людям. Пусть даже бестолковому младшему брату Джека, одержимому детективными сериалами и одевающемуся в дешевые костюмы. Все равно приятно, что ее шутку оценили.

Лейни подняла вверх ярко-желтую пластмассовую папку.

– Я распечатала кое-что с сайта фанов. Тут есть немало забавного. – Последние слова были обращены к Джеку, который закатил глаза.

– Ты добралась до серии «Укрощение мегеры»? – восторженно спросил Дункан.

Лейни открыла папку и просмотрела несколько страниц, прежде чем нашла нужное.

– «Пожалуйста, сэр, да, сэр, осмелюсь сказать, я сказал».

Дункан загикал и захлопал в ладоши, потом наклонился через ее плечо и стал читать:

– «Да, сэр, вы сказали, вы сказали?»

– «Да, я сказал, но почему вы просите? Не отрицайте, что я сказал, что мы можем продвигаться вперед. Предпримем попытку, и не исключено, что я буду дома еще до полудня».

– «Ура этому дню и вашим словам, простите мою выходку, но мне есть что сказать».

– «Тогда без проволочек начинайте, я сказал!» – со смехом закончила Лейни.

– Что за бред вы несете? – Сокрушенно качая головой, Джек провел рукой по волосам, в результате чего его челка встала дыбом.

– Я не вполне поняла, – призналась Лейни.

– Это было бы смешнее в контексте, – согласился Дункан. – Слушай, а давай…

– Нет! Ни за что! – оборвал его Джек.

– Что? – хором спросили Дункан и Лейни.

– Никаких костюмов. Никаких «Укрощений мегер» и подражаний актерскому составу «Лунного света». Никаких шекспировских страстей в офисе не будет. Вы поняли?

Дункан и Лейни переглянулись и пожали плечами.

– Ладно, – ответили они в один голос.

– Я серьезно, – предупредил Джек.

– Мы поняли, Мэдди. Ой, то есть Джек, – поспешно извинилась Лейни, когда Джек сердито взглянул на нее.

– Замечательно, – сказал он.

– Замечательно, – повторила Лейни.

– Отлично, – сказал Дункан.

– Отлично, – сказал Джек и вдруг с грохотом задвинул ящик своего стола. – Просто не верится. Вы двое подловили меня, – пробормотал он.

Лейни увидела, как Дункан за спиной брата поднял большой палец.

– Я все видел, – заявил Джек, а затем отрыл дверь и вытянул руку в сторону улицы. – Будете продолжать сводить меня с ума завтра. А сейчас убирайтесь прочь и наслаждайтесь вечером.

Лейни почувствовала, как радостное настроение улетучилось, словно воздух из шарика. Ей понравилось работать. Всегда нравилось. И хотя слабенький голосок внутри ее хитро заявлял, что она работает, только чтобы заполнить пустоту, образовавшуюся в жизни, Лейни упорно игнорировала его. Работа помогала ей чувствовать свою значимость. И что в этом плохого?

Что ж, Джек требует, чтобы она уходила из офиса в пять, однако это не значит, что он может помешать ей работать.

Лейни взяла со стола новый разлинованный блокнот и вместе с сумочкой сунула его под мышку. Сегодня вечером она запишет свои соображения по маркетинговому плану. Джек и Дункан, вероятно, работают над делами, но… Гм, Дункан провел огромное количество времени, бегая на кухню и обратно, или в «Старбакс» за кофе, или что-то сосредоточенно печатая. Может, если бы он взял на себя расследование еще нескольких дел, у него не осталось бы времени на безделье?

Хотя надо признать, «Лунный свет» он цитировал довольно смешно…

– А вода водит? А пары парят? – еле слышно проговорила Лейни, проходя мимо Джека.

– До свидания, – решительно заявил он, закрывая за ними дверь.

– Пока, – попрощалась Лейни, рассеянно помахала рукой и пошла по улице.

– Эй!

Голос Джека заставил Лейни остановиться. Она обернулась:

– Да?

– Где твоя машина?

– Здесь так красиво в это время года, что я решила пройтись пешком. Знаешь ли, физическая нагрузка не помешает, – ответила Лейни.

Да, как будто ей так нужна эта нагрузка. Она уже и так похудела на двадцать фунтов с тех пор, как у нее начались неприятности. Неожиданно Лейни сообразила, что сейчас весит меньше, чем в старших классах.

Джек нахмурился:

– Уверена? Я был бы рад подвезти тебя.

Лейни поспешила отказаться от его предложения:

– Не надо. Я действительно с удовольствием прогуляюсь.

Трудно представить, что он подумает об обшарпанном доме ее отца. Скорее всего что она именно та, кто есть на самом деле, – девушка из низов. Она упорно и долго трудилась, чтобы не быть такой, поэтому нельзя допускать, чтобы Джек видел эту сторону ее жизни.

Вот когда она получит первую зарплату, то приедет на работу на своей машинке с откидным верхом и докажет ему, что она тоже кое-что значит. А пока ему не надо знать о ней больше, чем она решила показать.

Еще раз помахав рукой, Лейни повернулась и пошла вперед. Джек не стал ее останавливать. Он смотрел ей вслед и думал, что эти каблуки прикончат ее раньше, чем она доберется до дома своего отца. Во всяком случае, он предполагал, что она живет у отца. Она написала адрес в анкете, которую заполнила по его просьбе, и он решил, что вряд ли она уже нашла для себя постоянное жилье. Поддавшись собственному любопытству – это хорошее качество для частного детектива, подумал Джек, – он съездил к дому сестры Лейни, а затем достаточно долго наблюдал за домом ее отца, чтобы разглядеть номерной знак на припаркованном рядом симпатичном «мерседесе».

Итак, он знает, что у нее есть машина, и ему известно, где она живет. Одного не понял Джек: как он с такой легкостью определил, что Лейни солгала насчет своего желания прогуляться.

Глава 11

Сеть защищена? Да.

План по внедрению нового «софта» закончен? Да.

Система выставления счетов автоматизирована? Да.

Рекламный бюджет одобрен? Да.

Клиенты повалили в большом количестве? Нет.

Лейни пригладила волосы и с непонимающим видом уставилась в монитор. Она разработала всю инфраструктуру, а телефоны не разрываются от звонков. Они вообще молчат.

Возможно, не так уж и плохо. Особенно если учесть, что последний стишок Дункана заканчивался «гулящим козлом».

И все же она ничего не понимает. Две недели – с учетом выходных, когда она брала блокнот с собой на пляж, чтобы не сидеть дома с отцом – Лейни составляла планы, автоматизировала каждодневные процедуры, покупала новое программное обеспечение, которое должно было помочь им вести бизнес.

И где же этот бизнес?

Джек не нанял бы ее, если бы не было много работы. Ни один здравомыслящий бизнесмен не будет понапрасну раздувать штат. В последующем это приводит к увольнениям, судебным искам и огромным выходным пособиям.

Наверное, она что-то упустила.

Пора бы понять, что именно.

– Джек, ты уделишь мне минутку своего времени? – спросила она.

– Бери две, они маленькие, – пробормотал Джек, не отрываясь от нового номера еженедельника.

– Нет, я серьезно, – сказала Лейни.

Джек закрыл журнал.

– Конечно, Лейни. Что такое?

– Видишь ли, прошла неделя, а я никак не пойму…

– Чего не поймешь?

– Где клиенты? Телефонные звонки? Дела?

– Клиенты? Звонки? Дела? – повторил Джек.

– Да.

– Гм. У нас есть клиенты. И телефонные звонки. И дела.

– Где? – спросила Лейни, оглядывая пустую приемную, молчащий телефон и наполовину пустую картотеку.

– Что – где? – Джек уже давно гадал, когда Лейни сообразит, что он в ней не нуждается, а «Бесстрашные сыщики» не могут оплачивать работу одного сотрудника, что уж говорить о трех.

Как ни грустно, «Бесстрашные» занимались исключительно благотворительностью.

Джек понимал, что вряд ли Лейни понравится, если ее будут воспринимать как объект благотворительности, поэтому и тянул время.

– Ты знаешь, что «где», – заявила Лейни, взглядом давая понять, чтобы он не морочил ей голову.

– А это правильно с точки зрения грамматики? Ты знаешь где что? – Джек опять тянул время, пытаясь придумать, что говорить дальше.

– Хватит, Джек. Что происходит? Грамматика волнует тебя не больше, чем меня, – она огляделась, прежде чем закончить, – пупочный узел.

Джек с деланным удивлением изогнул брови.

– Как, а тебя не волнует твой пупочный узел? Разве ты не слышала, как важно ухаживать за пупком? Ты же не хочешь, чтобы через него проникла инфекция. Последствия могут быть непоправимыми.

– Джек, – окликнула его Лейни, и он понял, что хватит шутить. Ну не умеет он тянуть время.

– Ладно. Извини. Забавно, что именно сегодня ты заговорила о наших клиентах. Завтра утром, гм, к нам придет новый. Видишь запись в моем календаре? – Джек показал свой мобильник, прекрасно понимая, что дисплей слишком мал, чтобы она могла хоть что-то там рассмотреть.

А вот встреча на завтрашнее утро действительно была назначена. С его единокровной сестрой Лизой. Которая собиралась просить у него денег, в этом он не сомневался.

Но Лейни знать об этом не надо.

Она упорно трудилась всю эту неделю, поэтому ему не хотелось разочаровывать ее и говорить, что усилия затрачены впустую. Она казалась такой… серьезной, так стремилась, чтобы ее старания привели к практическому результату (ее термин, не его). Пару раз Джек пытался сказать ей, что нужно успокоиться и получать удовольствие от работы (но при этом не поощрять Дункана в его идиотстве), но она воспринимала свои обязанности серьезно, и Джек просто не счел возможным разубеждать ее.

Он знал, что рано или поздно наступит решающий момент.

И вот сейчас ему придется сказать ей, что нет никаких дел, никаких клиентов, никаких телефонных звон-коз и ничто не сможет изменить ситуацию.

Он уже открыл рот, чтобы выложить ей правду, но тут Лейни воскликнула:

– Вот здорово! Мое первое дело! Я так рада. Ведь я буду участвовать в расследовании, да? Ты не против, если я помогу?

И что ему делать? Разрушить все ее надежды, прихлопнуть их, как мухобойкой муху?

Лейни улыбалась ему и была полна неукротимой радости, ее карие глаза сияли. В очередной раз Джек подивился тому, как она хорошеет, когда улыбается, и понял, что не может уничтожить эту улыбку.

Очень скоро она поймет, что клиент ненастоящий. И он не в силах помешать неизбежному. В конце концов, не может же он придумывать дела ради…

Джек моргнул.

Нет, не может.

Или может?

Глава 12

– Итак, ты знаешь, что тебе делать? – спросил Джек. Сидевшая на пассажирском сиденье Лиза – ей уже исполнилось двадцать пять, но Джек все еще воспринимал ее прелестной трехлетней малышкой, такой он впервые увидел ее, ему тогда было пятнадцать – шумно вздохнула и повернулась к нему:

– Да, Джек. Полагаю, я вполне способна запомнить инструкции, которые ты дал мне всего две минуты назад.

– Извини, Лиза. Все из-за светлых волос. Я все время недооцениваю твой могучий интеллект, – пошутил Джек.

Его единокровная сестра, которая на этой неделе превратилась в блондинку, сердито покосилась на него.

– Очень смешно. Послушай, я все поняла. Войти, сочинить историю о том, что якобы мне сегодня надо проследить за своим гулящим мужем на вечеринке в загородном клубе и что будто бы я случайно узнала, что тебя пригласили на эту вечеринку еще месяц назад, а потом отдать тебе вот эту пачку денег, что ты только что передал мне.

– Точно.

– А что, если я решу зажать деньги? – поинтересовалась Лиза.

– Тогда ты больше никогда не получишь от меня ни цента, – ответила Джек.

– Это жестоко. – Судя по голосу, Лиза не верила, что он действительно так поступит.

Джек тоже в этом сомневался.

Да, он старший из всех детей, брошенных Джексоном Данфортом-вторым, но не единственный. Он хотя бы унаследовал деньги, причем очень больше. Что до его единокровных братьев и сестер, то родственные связи с Джей-Ди принесли им только душевные страдания.

– Когда возникает такая необходимость, я могу быть жадным, – сказал Джек.

– Ага.

Джек не стал комментировать и продолжил:

– Сегодня утром я отправил Дункана с поручением в Майами, так что можешь не опасаться, он тебя разоблачит. Просто… знаешь… постарайся, чтобы твой рассказ прозвучал правдоподобно. – Джек сделал жест, очень похожий на жест театрального режиссера, дающего указание актерам на сцене.

Когда на губах Лизы появилась улыбка, к нему в душу закралось нехорошее предчувствие.

– Все сделаю. Что еще?

– Ничего. Сделай все это как можно скорее. И не давай определенных ответов, если Лейни будет задавать вопросы, – добавил Джек.

– Конечно. – Лиза дернула изящным плечиком.

Она сделает практически все, если Джек ей за это заплатит. Он один из тех редких альтруистов, которые готовы отдать последние деньги для спасения заболевшего родственника. К счастью для нее, деньги у него не последние, а она не будет церемониться с ним, когда у нее появится нужда в этих деньгах. И дело вовсе не в том, что она такая хитрая. Просто Джек точно знает, что делает, и если он решит, что легкие деньги ведут ее к неприятностям, то без колебаний перекроет поток наличных.

Именно поэтому Лиза старалась не попадать в неприятности – во всяком случае, в такие, о которых мог узнать ее старший брат.

Лукаво улыбнувшись, она похлопала по своей сумочке, где рядом с золотой картой и помадой «Ланком» за сорок долларов лежал чек Джека на пять тысяч.

Жаль, что не у всех такие братья, как Джек.

– Увидимся через пятнадцать минут, – сказала Лиза, открывая тяжелую дверь «бумера», чтобы новая сотрудница Джека не увидела, как она вылезает из машины перед офисом.

Ей было интересно, для чего Джек все это затеял, но эта мысль задержалась в ее голове ненадолго. Через две секунды Лиза переключилась на более важные проблемы – например, теперь, когда ее финансы пополнились, кто из друзей составит ей компанию в поездке на Флорида-Киз.

Лейни была так взбудоражена предстоящей встречей со своим первым клиентом, что пришла в офис почти на полчаса раньше. Так как Джек отказался давать ей ключ («Если я дам тебе ключ, подозреваю, ты вообще никогда отсюда не уйдешь», – сказал он, когда она подняла эту тему), ей больше ничего не оставалось, как ждать. И ходить взад-вперед.

Ей не терпелось опробовать новое программное обеспечение. Вводишь данные – и бац! – они уже и на личной страничке клиента, и сопутствующих записях, и в системе биллинга времени и затрат. Ей до смерти хотелось проверить, будет ли эта программа работать в офисе так же хорошо, как в тестовом режиме.

Она говорила, что обожает автоматизацию?

Лейни часто оглядывалась назад, на свою жизнь, и сожалела о том, что не стала Ай-Ти-специалистом, как планировала, когда поступала в Вашингтонский университет. Пятнадцать лет назад она в нужное время оказалась в нужном месте и могла бы разбогатеть на компьютерном буме. Но вместо этого принялась метаться из стороны в сторону и так часто меняла специализацию, что совсем потеряла из виду конечную цель и все бросила. Сменив пару мест, она снова оказалась в нужном месте… а потом наблюдала, как молодые фирмы города рушатся одна за другой. Ее компания продержалась чуть дольше других. Главным образом благодаря сотрудникам, которые откликнулись на просьбу руководства и пожертвовали часть своей зарплаты. Они все видели, как богатеют миллионеры «Майкрософта», и оставались ослепленными этими образами благосостояния на много лет дольше, чем следовало.

Лейни потрясла головой, прогоняя неприятные воспоминания.

Все это уже в прошлом. Ей предстоит строить новую жизнь в новом городе и в новой сфере. Она намерена отпустить прошлое и доказать самой себе и всем, что способна добиться успеха.

У нее есть желание, талант…

– Эй, Лейни, хочешь капуччино? Бариста все перепутал и сварил мне лишнюю порцию.

У Лейни рот наполнился слюной. Она подняла голову и увидела Дункана. Тот протягивал ей картонную подставку для стаканов.

У нее есть желание и талант, а вот кофеина не хватает.

– Гм, конечно. Только если эта порция лишняя, – добавила Лейни. Если Дункан за нее не платил, значит, она не обязана будет покупать ему кофе, так? Лейни сглотнула слюну.

– Да, бери. – Дункан еще ближе поднес к ней подставку, и Лейни пришлось сдержаться, чтобы не схватить стакан с жадностью белки, обезумевшей при виде жареного орешка.

– Спасибо, – поблагодарила она, с наслаждением вдыхая аромат.

В приятном молчании они ждали Джека. Лейни так увлеклась смакованием кофе, что не заметила, как омрачилось лицо Джека, когда тот подъехал к офису и вылез из машины.

– Что ты здесь делаешь? Я думал, ты едешь в Майами, – осведомился он. Почему-то в это утро он был настроен недружелюбно.

– Сегодня на федеральной трассе случилась серьезная авария, и я решил выждать несколько часов, пока не расчистят дорогу. Но могу выехать прямо сейчас, если хочешь. – Дункан устремил на Джека взгляд побитого щенка.

– Нет, я не хочу, чтобы ты застрял в пробке. – Джек вздохнул и посмотрел куда-то позади Дункана. Создавалось впечатление, будто он что-то ищет. Лейни обернулась, но ничего не увидела. – Может, принесешь мне кофе?

Дункан протянул ему картонную подставку:

– Уже принес.

Джек открыл дверь офиса. Лейни готова была поклясться: когда она проходила мимо него, он почти неслышно пробормотал: «Естественно, принес».

Затем, прежде чем Дункан успел скинуть с себя свой ужасный синий пиджак, Джек спросил:

– Могу я перекинуться с тобой парой слов?

Лейни едва удержалась, чтобы не сказать: «Да хоть десятком. Их у нас тут много».

Качая головой и удивляясь тому, с какой легкостью она включилась в их подшучивание, Лейни открыла нижний ящик своего стола и бросила туда сумочку. Джек ухватил Дункана за локоть и повел на кухню для разговора, но они успели сделать лишь несколько шагов, прежде чем на пороге офиса возникла потрясающая блондинка среднего роста. Она на мгновение застыла в театральной позе, вынула изо рта сигарету, выпустила клуб дыма и объявила:

– Я думаю, что мой муж, эта грязная крыса, обманывает меня. Но чтобы взять его за яйца, мне нужны фотографии, причем много. Вы готовы взяться за работу?

Весь эффект испортил Дункан, который удивленно проговорил: «Лиза?» – а потом взвизгнул, как будто ему больно наступили на ногу. От неожиданности незнакомка ахнула и поперхнулась сигаретным дымом.

– Принеси ей воды, – попросил Джек, обращаясь к Лейни и игнорируя тот факт, что он находится ближе к кухне, чем она. – Сейчас, – сказала Лейни, задумчиво хмурясь. Тут что-то происходит, но неясно, что именно. Доставая с полки синюю кофейную чашку (она заказала новые, с логотипом «Бесстрашных сыщиков», и вчера их только доставили), она слышала в приемной оживленное перешептывание, как будто там шуршало лапами полчище атакующих мышей.

Налив в чашку воды из кулера, Лейни подкралась к двери в надежде подслушать. Она наклонилась вперед, убрала волосы с правого уха… и едва не подпрыгнула, когда из-за двери появилась физиономия Джека.

– Спасибо, – сказал он, забирая у нее чашку и подмигивая ей.

Лейни сразу поняла, что он знал о том, что она подслушивает. Или по крайней мере пытается.

– Пожалуйста. – Лейни разгладила ладонью черную юбку и вышла из кухни с таким видом, будто ничего не случилось. Краешком глаза она заметила Дункана, который почему-то старательно прятался за монитором. Его обычно бледное лицо приобрело красноватый оттенок.

Гм. В чем дело?

Лейни забыла о Дункане и о странном цвете его кожи, когда Джек взял ее под локоть и повел к своему столу. От его прикосновения у нее по спине побежали мурашки, каждый нерв натянулся как струна.

– Меня зовут Джек Данфорт, а это мой партнер Лейни Эймс, – сказал Джек, не подозревая о том, что творится с его партнером.

– Лиза Эйчлен. – Стройная как статуэтка блондинка протянула ему руку так, словно ожидала, что он ее поцелует.

Джек решительно развернул ее руку и пожал.

Дункан издал странный звук, как будто задыхался, но когда Лейни повернулась к нему, он уже успел спрятаться за монитором, поэтому она не поняла, что с ним. Она пожала руку миссис Эйчлен и жестом указала на стулья, стоявшие перед столом Джека, приглашая ее присесть.

– Итак, изложите нам свое дело, – предложил Джек.

– Обязательно. Оно касается моего мужа. Боба. Боба Эйчлена.

Дункан опять издал странный звук. Джек покашлял – вероятно, подумала Лейни, предупреждая Дункана, чтобы тот сидел тихо. Разве он не понимает, что у них клиент? Самый настоящий кристально честный клиент?

Лейни сосредоточила свое внимание на миссис Эйчлен.

– Продолжайте.

– Ну, как я уже сказала, мне кажется, он обманывает меня. Он вообще перестал замечать меня. Вы же женщина. Вы понимаете, что я имею в виду, – обратилась клиентка к Лейни и похлопала ее по руке изящной ручкой с идеальным маникюром.

Лейни закашлялась, чувствуя, как начинают гореть щеки.

– Гм. Да. Конечно, – пробормотала она. Нет, она не будет смотреть на Джека, пока они обсуждают важные для женщин вопросы. Ни за что.

– Но я не собираюсь сидеть сложа руки. Я не позволю ему взваливать все на меня. – Миссис Эйчлен выглядела разъяренной. – У меня шестеро детей, о них надо заботиться. А как же их будущее? Разве Боба оно не волнует?

– Шестеро детей? – изумилась Лейни. Бедняжка. А выглядит молоденькой.

– Шестеро детей? – переспросил Джек, бросая на клиентку странный взгляд.

– Ладно, не шесть. Только один, но временами я чувствую себя так, будто их шестеро. Вы же понимаете, что я имею в виду, – сказала она, снова похлопывая Лейни по руке.

– Э-э… нет, не понимаю. У меня нет детей.

– Плохо. Дети – это благодать. – Лиза Эйчлен улыбнулась блаженной улыбкой, и в это мгновение Дункан с громким стуком свалился со стула.

– Извините меня, мне надо… бежать, – пробормотал он, выбираясь из-под стола.

Его лицо было таким красным, что Лейни испугалась за него. Он выскочил на улицу с такой скоростью, будто им выстрелили из гигантской рогатки.

Лейни покачала головой. Да что с ним такое сегодня?

– Так вы хотите, чтобы мы проследили за вашим мужем, так? И попытались сделать фотографии? Кажется, вы что-то говорили насчет приема, который устраивается сегодня вечером? В загородном клубе. Вы думаете, именно там ваш муж назначил свидание своей пассии?

– Своей пасс… – кому?

Джек раздраженно потер левый висок.

– Своей пассии. Своей подруге, – пояснил он.

– А-а… Да, – кивнула миссис Эйчлен.

– И вы говорили, что принесли деньги, чтобы оплатить наши услуги. Пять тысяч долларов, если не ошибаюсь?

– Нуда, но…

– Отлично, – перебил ее Джек. – Я запишу вашу контактную информацию, и вы можете идти.

Лейни ошеломленно уставилась на Джека. Зачем он выставляет их клиента? Во-первых, у них нет никаких срочных дел, а во-вторых, с клиентами так не обращаются, выпихивая их за дверь.

Но может, такая манера общения характерна для всего детективного бизнеса?

Лейни пожала плечами. Надо спросить об этом у Джека после ухода миссис Эйчлен. А пока будем сидеть тихо и не станем мешать ему.

Глава 13

О чем он только думал?

К пяти часам боль в висках стала адской, и Джеку казалось, что его мозги вот-вот вылезут наружу через уши. Так всегда случается с теми, кто действует, повинуясь порыву. Младшие сестры с больным чувством юмора – надо же, Боб Эйчлен! – портят тебе всю картину и отправляют все твои благие намерения в ад.

Как там в поговорке? «Благими намерениями вымощена дорога в ад».

Да. В ад. Именно там он и окажется, если Лейни узнает, что это не настоящее дело, а дурацкий розыгрыш.

Это его наказание за попытку быть добрым. Надо было думать раньше. А нет ли поговорки и на этот случай?

Возможно, так и надо, чтобы добрые парни в конечном итоге оказывались на дороге в ад. Или погибали на адской трассе. Да. Вероятно, такова их судьба.

Но теперь ничего не изменишь, ему только и остается, что действовать по Лизиной легенде и ехать в загородный клуб. Кто знает? Может, все обернется не так уж плохо. Хотя бы еда будет вполне сносной. А выпивка бесплатной.

Да и повод для приема хороший – кажется, «Спасение ламантинов». Все эти поводы давно смешались у него в голове. Темой приема может быть и «Спасение пантер», и «Спасение черепах», и «Спасение жителей Флориды, которые все еще отказываются сделать пластическую операцию». К концу приема он получит чек в обмен на благотворительный взнос, и этот чек очень порадует его бухгалтера.

Но сначала надо съездить домой и переодеться.

– Ты точно не хочешь, чтобы я заехал за тобой? – спросил он у Лейни, когда та достала из ящика стола свою сумочку.

– Нет, – ответила она, и при этом ее взгляд дернулся куда-то влево, – встретимся там. Так нам легче будет следить за мистером Эйчленом. Кто первый увидит, что он уходит, тот и последует за ним.

Логичный ответ, и если бы Джек нутром не чувствовал, что она лжет, он накинул бы ей очки за скрупулезность. Однако он предпочел не выяснять, зачем она говорит неправду, и еще раз уточнил, что они встречаются в семь на парковке у клуба.

– Да, и дай мне номер своего мобильника. На всякий случай, – сказал он, приготовившись записывать.

Лейни замерла у двери. Если бы она не стояла к Джеку спиной, он наверняка увидел бы, как ее взгляд снова съехал влево, когда она заговорила:

– На днях уронила его в отцовский бассейн и жду замену. Так что пока со мной связаться нельзя.

Джек постучал ручкой по столу. Ладно. Наверняка есть какое-то объяснение, которое свяжет все разрозненные концы, но пока оно ему неизвестно.

– Сходила бы и купила новый в «Спринте» дальше по улице. За счет компании. Ведь мобильник нужен тебе для работы.

– Отлично. Спасибо, – рассеянно пробормотала Лейни, выходя из офиса.

Джек внимательно наблюдал за ней, пока она не скрылась из виду, но Лейни была слишком занята предстоящим делом, чтобы это заметить. Она была так взволнована, что едва не скакала от радости.

Наконец-то ей предстоит вести настоящее расследование! И работать под прикрытием в роли подружки Джека. Вряд ли кто-нибудь поверил бы, что Джек пригласил ее с собой, если бы знал, кто она на самом деле. Поэтому она полдня придумывала себе биографию – окончила частную школу в Калифорнии, семья успешно занимается производством миндаля и апельсинов на западном побережье. На тот случай, если кто-то видел ее в офисе «Бесстрашных», была заготовлена сказка о том, что их с Джеком матери были школьными подругами и что она воспользовалась старыми связями и заполучила у него работу после переезда в Нейплз. Ради развлечения. Нет, деньги тут совсем ни при чем. Последнее надо говорить с закатыванием глаз и смешком, чтобы показать своему собеседнику – ей не надо зарабатывать себе на жизнь.

Реакция Джека на эту сказку удивила Лейни.

– А почему мы не можем сказать, что ты моя подружка? – спросил Джек после того, как Лейни в подробностях распечатала свое фальшивое прошлое и передала ему листок.

Лейни расхохоталась:

– Ты шутишь?

Он посмотрел на нее как на умалишенную:

– Нет.

– Да никто не поверит, что ты пригласил меня на свидание. Только не меня. Я типичная сотрудница, – терпеливо пояснила Лейни.

– И что в этом плохого?

– Ничего. Просто во мне нет ничего, что нужно тебе. В смысле потенциальной возлюбленной. – Лейни вдруг почувствовала себя неловко от этого разговора. – Послушай, Джек, я думаю, что не…

– Все в порядке, ты отлично выглядишь, – перебил ее Джек с улыбкой, от которой у Лейни замерло сердце.

Боже, он так красив, когда… Нет. Стоп. Джек Данфорт из другой весовой категории. И вообще из другого вида спорта. И даже с другого континента.

Лейни помотала головой:

– Джек, сосредоточься. Эта история делает правдоподобным мое прикрытие. Я считаю, мы обязаны придерживаться ее.

– Ладно, – без дальнейших возражений согласился Джек.

– Ладно?

Он пожал плечами.

– Хорошо.

– Хорошо.

На том и порешили. Лейни вернулась к установке бухгалтерской программы, которая должна была автоматически создавать отчет о прибылях и убытках, а Джек вернулся… к тому, чем занимался весь день.

Лейни свернула на улицу, ведшую к дому отца, и взбила волосы на затылке. Вечера становятся жаркими.

Слава Богу, скоро она получит первую зарплату и сможет ездить на работу на машине.

И тут до нее дошло… Как же она доберется до загородного клуба? Пешком слишком далеко, тем более на каблуках.

Можно ли рассчитывать, что у «мерседеса» хватит остатков бензина, чтобы отвезти ее туда и обратно?

Покусывая нижнюю губу, Лейни отперла дверь и вошла в отцовский дом.

Это ей наказание за гордыню, за то, что она не захотела, чтобы Джек увидел, где она живет. Наверняка он уже догадался, что они вращаются в разных социальных кругах. Тогда ему незачем видеть доказательство того, как далеки они друг от друга.

Забавно, когда была на вершине своего положения – имела очаровательный домик и деньги, чтобы платить по счетам и ездить в отпуск, – происхождение не имело для нее значения. Ей казалось, что это прошлое не ее, что оно так же нереально, как та сказка, которую она сочинила для сегодняшнего вечера. Жаль, что ее прошлое нельзя переписать с такой же легкостью.

Если бы это было возможно… Эх, но откуда бы она начала переписывать? С того момента, как вышла замуж за Теда? Нет, еще раньше. С работы в той обреченной компании? Нет, еще раньше. Со смены специализации в колледже? Нет. С того вечера, как она не пошла на школьный бал? Нет. С пятого после смерти матери переезда? Нет. С ее зачатия?

Лейни закрыла глаза и подставила лицо под струю холодного воздуха, шедшего от вентилятора на потолке.

Да. Наконец она подошла к источнику всех проблем.

Ее мама была так несчастна в роли жены и матери, что в конечном итоге убила себя. А ее отец? Сейчас он стал другим, но в первые годы после смерти матери он не упускал ни единой возможности напомнить ей, что не планировал иметь детей и что совсем не обрадовался, когда ему на плечи взвалили ее.

Вероятно, он надеялся, что ее мать бросит его и уйдет, прихватив Лейни с собой, как когда-то поступила мама Триш.

Пристойное и добродетельное расставание. Он бы ежемесячно высылал чек, но при этом позаботился о том, чтобы мама Лейни уяснила: дочь – это ее проблема, а он и так проявляет героизм, помогая ей расплачиваться за ее же ошибки.

Лейни заставила себя открыть глаза и разжать кулаки.

– Хватит, – велела она самой себе.

Когда она поймет, что дорога воспоминаний очень похожа на минное поле?

Хватит думать с точки зрения жертвы. Пора действовать с опережением событий и прогнозировать ситуацию.

А это значит, что ей надо придумать, как добраться до загородного клуба. И как же? Денег на такси нет, а если бы и были, Джек наверняка – она уже достаточно хорошо его знает, чтобы не сомневаться в этом – настоял бы на том, чтобы отвезти ее домой после приема. Придется самой садиться за руль.

Можно одолжить машину у Триш, но как объяснить сестре, почему она не берет свой «мерседес»?

Лейни посмотрела в кухонное окно. Нет, на небе ни облачка. Погода в качестве предлога не подойдет.

Что остается?

Ничего.

Лейни вздохнула. Жаль, что она не волшебница. А то она взмахнула бы волшебной палочкой и – вуаля! – наколдовала бы из воздуха галлон бензина.

Размышляя над планом, Лейни поставила локти на кухонный стол рядом с раковиной и подперла ладонями подбородок. Думалось тяжело, потому что ее отвлекал подросток на улице, пытавшийся завести отцовский садовый пылесос.

«Типичный тинейджер», – решила Лейни, качая головой. Мальчишка одной рукой поддерживал штаны, а другой старался удержать пылесос. Ну почему, черт побери, нельзя купить штаны, которые не сваливались бы с тощей задницы? Неужели у этого поколения такие огромные пенисы, что они помещаются только в штаны с мотней до колен?

Лейни закатила глаза и вдруг от души расхохоталась, когда пылесос выскочил из руки мальчишки. Пытаясь поймать пылесос, мальчишка машинально отпустил штаны, и они, свалившись вниз, выставили на обозрение соседей очаровательные трусы с физиономией Спанч Боба.

Лейни вытерла выступившие от смеха слезы и повернулась к окну спиной. Вдруг, когда тарахтение садового пылесоса стихло, она шлепнула себя по лбу.

Вот оно! У ее отца в гараже наверняка есть какой-нибудь агрегат, который работает на бензине. Если ей повезет – на это мало надежды, но она не совсем законченный пессимист, – у него, возможно, найдется лишняя канистра… с бензином!

Лейни поспешила в гараж и включила верхний свет. В гараже царил беспорядок, но грязи не было. Она медленно шла мимо старых велосипедов, на которых многие годы уже никто не ездил, дрелей, шуруповертов и прочих электроинструментов и приспособлений, разыскивая хоть что-нибудь, что могло бы работать на бензине.

Ее сердце замерло, когда она увидела красную пластмассовую канистру для бензина, и упало, когда она, приподняв канистру, поняла, что там пусто.

Что ж, замечательно: У отца есть газонокосилка. Лейни открыла бак, принюхалась и улыбнулась, обнаружив, что он полон.

Эге-ге! Скоро поедем! Осталось только решить, как перелить бензин из косилки в машину. Косилка слишком тяжела, чтобы ее можно было бы поднять и просто вылить из нее топливо.

Лейни почесала затылок и огляделась по сторонам в поисках решения. И решение пришло, когда она увидела зеленый садовый шланг. Однажды она ездила на каникулы к своей однокласснице, у которой родители жили на западе штата Вашингтон и владели фермой. Как-то утром – так рано, что для Лейни это было совсем не утро – они отправились устанавливать ирригационные рукава. Когда подружка показала Лейни, как это делается, оказалось, что задача несложная. Достаточно было рукой создать вакуум в рукаве, чтобы вода поднялась по нему и по ирригационным каналам потекла на поле. Если рукой создать вакуум не получалось, нужно было ртом высосать воздух из рукава, но при этом существовала опасность наглотаться грязной воды, если вовремя не оторваться от рукава и не опустить его вниз.

Наверняка она не растеряла приобретенные навыки. Это как езда на велосипеде – один раз научишься и навсегда.

Когда Лейни открыла дверь гаража, чтобы затолкать в него свою машину, она мысленно произнесла три ненавистных слова: «Справлюсь ли я?»

Глава 14

Триш Миллер волновалась за сестру, но каждый раз получала резкий отпор, когда пыталась сблизиться с ней. На приглашения поужинать она получала отказ, ее предложения походить с Лейни по магазинам отклонялись, а когда она навещала сестру, та казалась взвинченной. Она ведет себя совсем не так, как человек, вернувшийся домой.

Она ведет себя, как… Триш нахмурилась, в уголках ее глаз появились морщинки. Так себя ведут подростки в той самой школе, где она работает классным руководителем. Они замкнуты, все время настороже. Если у них возникает проблема, окружающие их взрослые узнают от этом последними.

У некоторых, естественно, есть умение встречать жизненные неприятности в лобовую. А у большинства, к сожалению, нет. Они топчутся вокруг проблемы, не доверяя своим родителям и тем самым лишая их возможности помочь. Помощь же друзей и приятелей чаще всего только осложняет ситуацию.

Триш пыталась обсудить этот вопрос с сестрой, спрашивала, все ли в порядке, но Лейни делала вид, будто ничего не случилось. Если так, где она пропадает и почему никому не рассказывает, чем занимается целый день?

Отец не знает, где Лейни проводит время. Триш это известно, потому что она спрашивала у него.

Пусть их отец временами бывает резким, и вряд ли Лейни бskо радостно расти в его обществе, но ее судьба на самом деле волнует его. Он просто не знает, как обращаться с теми, кто плачет или нуждается в чем-то, что он не может дать. Его тоже волнует Лейни, однако он решил, что будет действовать по отношению к ней так же, как всегда, – оставит ее в покое, пока она не попросит о помощи.

Триш сомневалась, что это правильный подход. И абсолютно неправильный в отношении трудных подростков, с которыми она имела дело ежедневно.

Однако она предполагала, что отец знает Лейни лучше.

Во всяком случае, надеялась на это.

Беспокойство грызло Триш, когда она накладывала картофельное пюре поверх молотого мяса, чтобы потом все это залить грибным соусом и запечь в духовке. Детям нравилась ее запеканка, хотя, как и она, они предпочли бы съесть макароны с сыром, а от всего остального отказаться.

В последнее время ее муж Алан превратился в сноба в плане еды и стал воротить нос от таких основополагающих блюд, как картофельная запеканка или хот-доги, обернутые в покупное тесто «Пиллсбери». Вот что с человеком делает успех. Слишком частые обеды в дорогих ресторанах – и вкус меняется.

Триш не сомневалась: неделя работы в школе и обедов в буфете сделали бы его прежним.

Однако она не могла утверждать, что ей хочется, чтобы он стал прежним. С тех пор как у Алана появилось отвращение к ее готовке, он стал чаще предлагать сходить в ресторан.

Триш была только «за».

К счастью, сегодня Алан работает допоздна, поэтому ей не грозит выслушивать комментарии по поводу того, что «она кормит его пищей, от которой забиваются артерии».

Триш оглядела лоток, который практически до краев был заполнен рубленым мясом (или, вернее, его политически корректным родственником – молотым филе), картошкой и сыром. Для троих более чем достаточно. Может, Лейни захочет присоединиться к ним? Она видела, как сестра полчаса назад пришла домой.

Интересно, какой предлог она придумает, чтобы не прийти на ужин в четверг вечером?

Триш взяла трубку и набрала номер отца. После шести гудков Лейни так и не ответила, и она нажала отбой.

Да что ж такое с ее сестрой?

У папы есть определитель номера, поэтому Лейни знала, что звонит она. Тогда почему не ответила? Забеспокоившись, Триш снова набрала отцовский номер и ждала до тех пор, пока не включился автоответчик.

Ну дела! Она пойдет туда и выяснит.

– Привет, ма. Где еда? – спросил Лукас, опуская ей на плечо тяжелую полумужскую-гхолумальчишескую руку и едва не придавливая ее.

В четырнадцать Лукас был ласковым и доброжелательным и имел склонность к дурацким шуткам – главным образом на тему поноса и неприличных звуков. Триш ежевечерне молилась о том, чтобы он никогда не менялся, чтобы он никогда не превратился в угрюмого и непокорного подростка, подверженного смене настроения, то есть чтобы его миновала та стадия, через которую проходит так много детей.

Если он останется таким до конца девятого класса, значит, ее труды увенчались успехом. Восьмой и девятый классы самые сложные как для мальчиков, так и для девочек. По какой-то причине – скорее всего из-за гормонов – за эти два года милые, абсолютно нормальные дети превращаются в сумасшедших. Некоторые никогда не возвращаются в прежнее состояние. К счастью, большинство опять становятся нормальными.

– Будет готова через полчаса, – ответила Триш, смаргивая слезы, которые всегда наворачивались у нее на глаза, когда речь заходила о детях. – Я хотела пригласить к нам тетю Лейни, но она не берет трубку. Ты не мог бы сходить к ней и попробовать притащить ее к нам. Не в буквальном смысле, естественно, – добавила она на всякий случай.

Лукас пожал плечами и схватил пригоршню тертого сыра, который был приготовлен для запеканки.

– Ладно. Ты же знаешь, что я действительно могу, – с улыбкой сказал он и, подражая Гансу и Францу из «Субботнего вечера в прямом эфире», который Триш и Алан разрешили ему смотреть по телевизору, воздел вверх сжатые в кулаки руки.

Триш рассмеялась. Какой же он недотепа.

– Спасибо, – поблагодарила она и принялась посыпать запеканку тертым сыром.

Через десять минут Лукас не вернулся, и благостное настроение Триш улетучилось. Почему он не зашел и не передал, что сказала Лейни?

Она вытерла руки полотенцем на котором сушился латук для только что сделанного салата, и прошла в гостиную, где на диване свернулась клубочком Хитер и читала книжку.

– Эй, детка, ты видела своего брата? – спросила она. Хитер устремила на нее отсутствующий взгляд – она всегда будто выныривала из другого мира, когда ее отрывали от чтения.

– Кажется, он поднялся в свою комнату, – ответила девочка.

Триш поспешила к застланной ковром лестнице. Десять лет назад, когда Алан получил первое серьезное повышение, они перестроили дом и сначала добавили еще тысячу квадратных футов[5] к первому этажу, а потом сделали пристройку и ко второму. Триш никогда не мечтала о дорогой машине или драгоценностях (хотя и не отказалась бы от них), а вот уютный дом имел для нее большое значение. Она хотела, чтобы было достаточно места для ночующих друзей и родственников, чтобы в доме имелись просторная кухня и общая комната, где взрослые могли бы смотреть Суперкубок, пока дети тусуются на втором этаже – при этом все помещения должны быть расположены в пределах крика и одновременно достаточно далеко друг от друга, чтобы включенные у детей телевизор или компьютер с играми не раздражали и зрослых и не заставляли их орать: «Сделай потише!»

Комната Лукаса находилась в левом коридоре, последняя справа.

Триш постучала – она не гнушалась подслушивать, но поддерживала у детей иллюзию уединенности, – подождала, когда сын откликнется, и только после этого открыла дверь. Она не обратила внимания на беспорядок – есть битвы, в которые не стоит ввязываться, – но встревожилась, обнаружив, что сын сидит за письменным столом уронив голову на руки.

– Лукас, в чем дело? – спросила Триш.

В ней тут же ожили материнско-защитные инстинкты. Неужели Лейни сказала что-то такое, что обидело его? Как она могла? Триш считала свою сестру немного… холодной, но к детям она всегда была очень добра. Более чем добра. Даже нежна. И щедра. Никогда не забывала о днях рождения или праздниках.

Может, надо успокоиться и не делать поспешных выводов?

Триш взяла себя в руки и села на кровать, предварительно отодвинув в сторону ворох одежды сомнительной чистоты.

Лукас молчал довольно долго. Наконец он поднял голову и повернулся к матери.

– Не знаю, должен ли я рассказывать тебе это, – проговорил он.

Было видно, что рассказать очень хочется.

Гм… Может, он застал Лейни в тот момент, когда она выходила из душа или что-нибудь в этом роде? Это, конечно, плохо, но зато объясняет, почему она не брала трубку.

– Если ты не расскажешь, кому-нибудь будет от этого плохо? – спросила Триш.

Если это просто ситуация с душем, Лейни и Лукас разберутся сами. В любой семье могут возникнуть нескромные ситуации, о которых другим знать не надо.

– Наверное, да, – ответил Лукас. Проклятие! Триш потерла подбородок.

– Тогда ты должен рассказать.

Лукас кивнул, но продолжал молчать. Наконец, когда Триш уже готова была проявить настойчивость, быстро проговорил:

– Я застукал тетю Лейни, когда она нюхала бензин в гараже деда Карла.

Глава 15

Лейни с усмешкой посмотрела на свое отражение в зеркале заднего вида. Она была очень довольна собой – ведь удалось же ей перелить бензин из отцовской самоходной газонокосилки в ее «мерседес», не пролив – и не проглотив – ни капли. Времени на это ушло больше, чем она ожидала, поэтому пришлось срочно бежать в душ, а потом в спешке краситься и сушить волосы. Сейчас на ней было черное платье с запахом, которое она решила надеть, перебрав свой скудный гардероб.

Это было очень красивое платье, а его этикетку нестыдно было бы показать любому, и Лейни нравилось, как оно распахивается на коленях при ходьбе. Она не надела колготки, надеясь, что тренд «голых ног» все еще и силе, обула остроносые лодочки с не очень высокими каблуками.

Еще раз проверив макияж в зеркале заднего вида, Лейни въехала в ворота загородного клуба. Она была готова к тому, что в любой момент к ней подбежит охранник и велит убираться прочь, потому что ей здесь не место.

– Как будто я и так этого не знаю, – пробормотала она, проезжая мимо парковщиков в дальний угол стоянки, где возле своего черного седана стоял Джек.

– Минута в минуту, – одобрительно сказал он, когда Лейни выключила двигатель и бросила ключи в забавную, хоть и дешевенькую коктейльную сумочку в форме пианино, которую она спасла от гаражной распродажи.

Джек открыл дверцу, и Лейни, ощущая себя немного Золушкой, вылезла из машины. Она никогда не бывала в загородных клубах, так почему бы не позволить себе хоть на один вечер почувствовать себя принцессой?

– Дай приколю, – сказал Джек, показывая ей черную брошку в форме цветка.

– Что это?

– Скрытая камера. На тот случай, если мы застукаем наш объект на месте преступления. Когда захочешь сделать снимок, нажми на верхний лепесток.

– Ладно, – кивнула Лейни и неловко выставила вперед левое плечо, чтобы Джек мог приколоть брошку к платью.

Он справился за несколько секунд и отступил на шаг, чтобы полюбоваться делом своих рук.

– Ловко ты, – сказала Лейни, гадая, действительно ли он на мгновение прикоснулся к ее груди или это ей привиделось.

– Большая практика, – с лукавой усмешкой заявил Джек.

– Не сомневаюсь, – еле слышно пробормотала Лейни.

Девушка, с которой он был в «Ритце» в тот вечер, когда она впервые увидела его, была очень юной, так что никого бы не удивило, если бы их следующее свидание состоялось на школьном балу.

Джек догадался, о чем она думает, и его усмешка стала еще шире.

– Ты готова? – спросил он, не комментируя свое умение прикалывать брошки к дамским корсажам.

Лейни поправила полы платья и убедилась, что они надежно соединены на бедрах. Один раз кивнув, она сделала глубокий вдох и расправила плечи.

– Готова, – объявила она.

Джек взял ее под руку и повел прочь со стоянки.

– Вперед, в логово льва!

Его рука была твердой и теплой, и Лейни пришлось побороть желание придвинуться к нему поближе. Джексон Данфорт-третий не в ее лиге, напомнила она себе. Далеко не в ее. Он попечитель дебютанток и особняков на побережье залива, у него пожизненное членство в попечительском совете Художественного музея. А она… ничто. Бродяга без корней, неудачница, которая приползла в Нейплз после того, как мрачное небо Сиэтла – и роковой экономический спад в высоких технологиях – наконец-то доконали ее.

Нет, она не из тех, на кого Джек может обратить внимание. Как, наверное, он смеялся бы, если б узнал, что она на одно короткое мгновение вообразила, будто он ш интересовался ею!

Лейни мысленно фыркнула и сосредоточилась на том, что привело их сегодня вечером в шикарный загородный клуб.

– У тебя есть фото нашего объекта? – спросила она, когда Джек кивнул одетому в смокинг лакею, который исполнял роль живой пружины для массивной деревянной двери, открывавшей доступ в кирпичное здание.

По холлу с мраморным полом громким эхом разнесся стук каблучков Лейни, и ей показалось, что она не идет, а топает как лошадь. Ее попытка облегчить поступь не увенчалась успехом. Стук сопровождал их, даже когда они свернули за угол и оказались в заполненном людьми бальном зале.

Джек остановился в дверях и, сжав руку Лейни, подтянул ее к себе. Их толкали другие пары, заходившие в зал. Быстро оглядевшись по сторонам, Джек наклонился к ней и заговорил на ухо. Лейни потребовалась вся ее сила воли, чтобы не затрепетать, когда она кожей ощутила его теплое дыхание.

– Он здесь. Это парень с неудачным именем Боб Эйчлен, – объявил Джек.

– Тогда чего же мы медлим? Так и будем стоять здесь и ждать, когда можно будет поймать Боба Эйчлена на том, что ему делать не следовало бы?

Джек закашлялся и прикрыл рот ладонью. Лейни посмотрела на него и забеспокоилась: его лицо вдруг стало пунцовым.

Решив, что он поперхнулся, она постучала его по спине и спросила:

– Как ты?

– Замечательно, – сумел произнести Джек между двумя приступами кашля.

Пока Джек приходил в себя, Лейни изучала их объект – мужчину среднего роста со светло-каштановыми волосами, которому на вид было лет тридцать пять и который почему-то показался ей знакомым. Только они не могли, быть знакомы, потому что она бы наверняка запомнила человека с таким именем. Такие имена не забываются.

Мистер Эйчлен казался абсолютно безобидным, но Лейни знала, что от таких можно ждать всякой гадости. Они могут быть разного телосложения и роста и выглядят обычными людьми, что и удивляет всех – как будто па преступления способны только уродцы.

– Так на что обращать внимание? – спросила Лейни, когда Джек перевел дух.

– Я еще точно не знаю, – ответил он. – Просто последим за ним и поглядим, что из этого выйдет.

Лейни покосилась на него – вот сейчас он точно шутит. Но прежде чем она успела возмутиться по этому поводу, перед ними возник официант в смокинге и выставил перед ними поднос с восхитительно пахнувшими деликатесами.

– Пирожок с крабами? – предложил он.

Лейни сглотнула океан слюны, которая заполнила весь рот, как только она ощутила божественный аромат. Джек не стал противиться искушению, сгреб горсть пирожков и стал по два закидывать в рот, как поп-корн. Последний он предложил Лейни. Она уже хотела было отказаться, но он ловко сунул деликатес ей в рот. Лейн и ощутила, как на языке стала таять солоноватая масляная начинка.

От восторга она прикрыла глаза. Господи, до чего же вкусно!

– Тебе известно, сколько калорий в одном пирожке? – осведомилась она, придя в себя после испытанного наслаждения, которое было очень близко к оргазму.

Джек оглядел ее с головы до ног и ответил:

– А какая тебе разница? Ты шикарно выглядишь. Да еще бы! Безденежная диета явно пошла ей на пользу, хотя в другие времена ей приходилось бороться за то, чтобы лишние десять фунтов не превратились в лишние двадцать. Трудно представить, как бы она выглядела, если бы ее диета включала крабовые пирожки, филе-миньон в соусе «Рокфор» и тарталетки с лаймом, которые были в сегодняшнем меню.

Эта мысль заставила Лейни поежиться. Не надо особых усилий, чтобы представить, какой бы она стала, прибавив несколько фунтов, потому что она боролась с лишним весом со старших классов. Она знала, что значит быть непривлекательной, что значит, когда красивые люди тебя не замечают, что значит чувствовать, что ты не существуешь – и для себя самой, и для них.

Неожиданно ее затошнило от привкуса масла, оставшегося на языке. Ей вдруг показалось, что вместо крохотного пирожка она слопала целый пирог или целую коробку пончиков.

Проведя ладонями по бокам, Лейни мысленно сгребла всех этих червей сомнения из прошлого в одну большую липкую кучу. Там им и место. А в ее жизни им места нет. Она умная и привлекательная женщина, знающий специалист – она не унылый толстый подросток, у которого напрочь отсутствует чувство собственного достоинства.

Эх, вот бы найти способ избавиться от этого подростка раз и навсегда…

– Лейни, ты слышала, что я сказал?

Джек ткнул ее в плечо. Лейни вернулась в реальность, сопроводив свое возвращение невнятным возгласом:

– А?

– Я сказал: нам нужно смешаться с толпой. Чтобы выяснить, кто еще присутствует на этой вечеринке, чтобы последить за Бобом и узнать, не передавал ли он кому-нибудь любовные записки.

– Ладно, – проговорила Лейни.

Джек подтолкнул ее вперед, и они прошли в зал. Через секунду, будто по волшебству, в ее руке появился бокал с шампанским. Лейни не стала раздумывать над тем, как он там оказался, и сделала глоток.

Джек представил ее знакомой паре – Сильвии и Полу Ньюман (не тому Полу Ньюману, но Джек, кажется, был знаком и с ним), – и Лейни, краем глаза наблюдая за Бобом Эйчленом, завела с ними светскую беседу.

Она сделала еще один глоток. Джек увидел знакомых и пошел их поприветствовать, Ньюманы незаметно исчезли. Лейни знала, что на приемах нужно «нырять в толпу» и общаться с другими гостями – связи и знакомства имеют решающее значение для развития такого бизнеса, как их, – однако она не умела сплетничать и пудрить мозги, это всегда было ее слабой стороной.

Привалившись к стене, Лейни наблюдала, как участники приема целуются в щечку или хлопают друг друга по спине. Темы разговоров везде были одинаковыми – только подумайте, сезон ураганов уже близко; кажется, с каждым годом лето наступает все раньше и раньше; как хорошо, что туристический сезон закончился и машин стало значительно меньше; мне все труднее и труднее найти место на парковке перед моим любимым магазином. Бла-бла-бла.

Лейни прислушивалась к этой пустой болтовне и между делом выглядывала в толпе Джека. Неожиданно она резко оттолкнулась от стены и случайно пролила немного шампанского на платье.

– Проклятие! – пробормотала она, ладонью вытерла пятно и поставила бокал на поднос, который проносил мимо официант.

Боб Эйчлен исчез.

В последний раз, когда она его видела, он беседовал с блондинкой и рукой указывая на дверь. Может, он отправился на свидание?

Времени на то, чтобы искать Джека в толпе гостей, не было, и Лейни поспешила в холл. Она ловко маневрировала между группками из трех-четырех человек, но один раз не заметила официанта, несшего поднос с закусками, которые пахли просто восхитительно, и едва не столкнулась с ним.

Избежав катастрофы – м-да, вот было бы смешно, если бы ее платье украсили кусочки курицы «сатэй» на шпажках, а с волос капал арахисовый соус! – Лейни ворвалась в холл и в последний момент увидела, как Боб скрылся за углом. Поскальзываясь на мраморном полу, она побежала за ним. Ее рука метнулась к черной брошке в виде цветка, которую перед приемом приколол к ее платью Джек.

При мысли, что сейчас она застукает Боба Эйчлена за чем-нибудь недозволенным, в ее душе поднималось радостное возбуждение. Это ее первое дело, а она уже следит за объектом и готовится заснять его со спущенными штанами. Образно говоря.

Продолжая радостно улыбаться и держа палец на затворе фотокамеры, Лейни повернула за угол. И, ахнув, замахала руками, пытаясь замедлить свое продвижение вперед, – как выяснилось, коридор резко обрывался в пяти футах от угла, за который завернул Боб.

Остановившись, Лейни сердито уставилась на темную филенчатую дверь.

Боб Эйчлен пошел в мужской туалет.

И у нее нет возможности узнать, один он там или нет. Может, он там вместе с блондинкой. Ведь не впервой общественный туалет используют для того, чтобы уединиться с партнером.

Проклятие! Надо было разыскать Джека, прежде чем бежать за объектом. И что теперь делать?

Лейни в задумчивости принялась грызть ноготь большого пальца.

Войти в мужской туалет она не может. Ее вышвырнут из загородного клуба, и это очень сильно повредит их бизнесу.

Но как еще выяснить, один там Боб или нет? А что, если именно в этот момент он вставляет блондинке свой «эйчлен»?

Оглядевшись по сторонам и убедившись, что рядом никого нет, Лейни сделала единственное, что ей пришло в голову: приложила ухо к двери в надежде услышать, что происходит в туалете.

Услышала она только шум спускаемой воды.

Отлично. Это означает, что Боб…

Лейни едва не поперхнулась вдохом, когда услышала шаги, которые приближались к мужскому туалету.

Что делать?

Она в панике огляделась.

В небольшой нише стояла статуя мужчины в натуральную величину с фиговым листочком, прикрывавшим его внушительное «хозяйство». Рядом со статуей стоял столик со свежими цветами. Столик был слишком низким, чтобы под ним можно было спрятаться, поэтому Лейни сделала единственно возможное – юркнула за статую и, пригнувшись, примостилась между ее гладкой, упругой попкой и стеной. Она успела вовремя, потому что в следующее мгновение из-за угла вышел темноволосый мужчина и направился в мужской туалет.

– Фу-у, едва не попалась, – прошептала Лейни каменной спине статуи и с облегчением прикрыла глаза.

Хватит. Она и так слишком долго околачивается у мужского туалета, кто-то может решить, что она извра-щенка. Нет, она вернется в зал и разыщет Джека. Впредь пусть сам решает проблемы подобного рода.

Лейни закатила глаза, представив, как нелепо она выглядит под мраморной задницей статуи. Может, ее сексуальную жизнь и нельзя назвать насыщенной, но и пустой она не была, поэтому ей никогда не приходило в голову в отчаянии обращать свои восторги на неодушевленные предметы.

Надо выбираться отсюда, пока ее не заметили за статуей.

Только… когда Лейни стала выбираться, она почувствовала, что ее что-то удерживает за талию.

Черт. Наверное, завязки платья за что-то зацепились.

На то, чтобы повернуться, места не было, поэтому Лейни втянула в себя живот. Однако это ничего не дало. Она оказалась в ловушке.

Она с громким вздохом закрыла глаза и лбом прижалась к левой ягодице статуи. Мрамор приятно холодил разгоряченную кожу.

Великолепно. Просто великолепно.

Лейни не открыла глаза, когда дверь туалета распахнулась и оттуда вышли Боб Эйчлен и темноволосый мужчина. Темой их беседы была одна из трех, столь популярных на сегодняшнем приеме: надвигающийся сезон ураганов.

Когда мужские голоса стихли, Лейни открыла глаза и подвинулась вправо, чтобы определить размеры бедствия. Ей удалось увидеть, что завязки ее платья действительно за что-то зацепились, и этим чем-то были пальцы правой руки статуи. Создавалось впечатление, будто статуя на секунду ожила и ради шутки ухватила ее за платье. Лейни никогда не говорила об этом вслух, но втайне подозревала, что статуи оживают, когда люди их не видят.

Каким-то образом ей удалось вытащить левую руку, и она, обхватив статую, стала тянуться к правой руке каменного красавца. По пути она пальцами задела фиговый листок и тут же, будто обжегшись, отдернула руку, потому что из ниоткуда прозвучал веселый мужской голос:

– Чуть вверх и влево, и вы кое-кого оччччень осчастливите.

Глава 16

Лейни выглянула из-за статуи и увидела смеющегося Джека.

– Он был тверд, как камень, еще до того как я прикоснулась к нему.

– Знаю, что он чувствует, – заявил Джек, многозначительно изгибая бровь.

– Помоги мне выбраться отсюда. Платье за что-то зацепилось.

– Кстати, а что ты здесь делаешь? Или мне не следует задавать такие вопросы?

Стараясь не краснеть, Лейни убрала руку с округлой ягодицы статуи.

– Потом расскажу. А сейчас я крайне нуждаюсь в твоей помощи.

Ей было неприятно, что Джек застал ее в таком положении.

– Ладно. Потерпи секунду, – сказал он, в задумчивости глядя на статую.

Лейни терпеливо ждала, пока он найдет блестящее решение проблемы. Наконец он произнес:

– Похоже, ты здорово запуталась.

– Да, я уже сама догадалась об этом, – сердито проговорила Лейни.

– Вот. Думаю, тебе придется его снять.

– Что? – возмутилась она.

– Как только ты ослабишь натяжение, нам, возможно, удастся распутать их, – сказал Джек.

– Возможно? Джек пожал плечами:

– Ты же знаешь, никогда нельзя ничего гарантировать.

– Тебе легко говорить. Это не ты устраиваешь стриптиз в загородном клубе, – пробормотала Лейни, расстегивая молнию на боку.

Чтобы снять с себя платье, ей придется извиваться и всем телом тереться о зад статуи. А Джек будет смотреть.

Прелестно.

Наверное, ее долгий тяжелый вздох был слышен аж в Майами.

Хорошо еще, что на ней красивое белье, подумала Лейни, поднимая над головой руку и хватаясь за платье. Ей удалось подтянуть его только до носа – сзади что-то не пускало, – но подол задрался до середины бедер.

– Помоги мне! – Ее сердитый взгляд не остановил Джека, который просто трясся от хохота.

Ублюдок.

– Извини, – сказал он, хотя никакого сожаления в его голосе не слышалось.

Чтобы помочь Лейни, он сунул руку за статую, но гак и не смог дотянуться до платья.

– Ухватись за его талию, – предложила Лейни, видя, как рука Джека маячит в шести дюймах от ее плеча.

Джек отступил на шаг и хмуро уставился на статую.

– Я не буду обнимать его. Он гей. Лейни фыркнула.

– Это даже не «он». Это «оно». И если ты мне не поможешь, я проторчу здесь всю ночь.

Джек колебался, и Лейни с пренебрежением покачала головой. Все они такие, эти мужики!

– Давай, Джек. Хватит ребячиться.

– Прекрасно. Но ты мне за это заплатишь, – пробормотал он и обхватил статую за талию.

Чтобы дотянуться до Лейни, ему пришлось прижаться к каменному торсу красавца, и мраморный сосок впился ему в щеку. Он так сильно закинул голову, что едва не вывихнул шею, и Лейни прикусила губу, чтобы не расхохотаться.

Наконец Джек ухватился за правое плечо платья.

– Готово. Вылезай, – приказал он.

Лейни стала вылезать. Старалась изо всех сил. Но добилась лишь того, что горловина поднялась от носа до ушей.

– Нужно тянуть обеими руками, – проговорила она из платья.

Настала очередь Джека громко вздыхать. История перестает быть забавной. Он оглянулся, проверяя, нет ли кого поблизости. Затем, скривившись, сунул за статую другую руку.

– Лейни, это тебе дорого обойдется, – проговорил он в грудь статуи, хватаясь за другое плечо платья и принимаясь тянуть его вверх, в то время как Лейни вывинчивалась из него.

– Дай мне шанс. Ведь это не ты стоишь полураздетым перед дверью мужского туалета. – Голос Лейни прозвучал глухо.

Ладно. Он даст ей шанс. И все же…

Ему в голову пришла одна идея, и он, желая взглянуть на Лейни, сунул голову статуе под мышку. И в следующее мгновение забыл, что хотел сказать, так как увидел ее практический голой, только в черных шелковых трусиках и таком же бюстгальтере. В этот момент голова Лейни появилась из платья.

– Потрясающе, – прошептал он прежде, чем здравый смысл успел остановить его.

Лейни ужасно хотелось прикрыться руками, но она передумала. Зачем? Трусики и бюстгальтер прикрывают гораздо больше, чем могли бы прикрыть руки. «Притворись, будто ты в купальнике», – мысленно приказала она себе и выбралась из-за статуи.

Если ей не удастся высвободить платье до того, как кто-нибудь пройдет…

– Закрой рот, – велела она Джеку, который продолжал пялиться на нее так, будто никогда в жизни не видел женщину в нижнем белье.

Ха! Как же. Джек Данфорт – один из самых желанных холостяков Нейплза. Лейни не сомневалась, что он видел множество женщин – в белье и без – каждую неделю. Что означало, что ему нечего пялиться на нее и пора приниматься за платье, пока их обоих не выволокли из клуба за уши.

Лейни склонилась над правой рукой статуи и принялась распутывать завязки. Она чувствовала тепло тела Джека, но старалась игнорировать его. А он тем временем успел прийти в себя и стоял с беспечным видом, как ни в чем не бывало.

– Я понял, как ты сможешь расплатиться… – начал Джек и замолчал.

В холле явственно зазвучал стук шпилек по мраморному полу.

Лейни в отчаянии посмотрела на него, и их взгляды встретились.

Черт. Сюда идут.

Не выпуская завязки, Лейни сжала руку в кулак и потянула, пытаясь высвободить платье. Джек быстро скинул с себя пиджак.

– Вот, – сказал он, – накинь и встань позади меня. Я тебя прикрою.

Лейни в последней надежде еще раз дернула, и платье высвободилось. Только вот шаги были совсем рядом. Времени же на то, чтобы вывернуть платье на лицевую сторону и надеть его, не оставалось. Поэтому она поспешно накинула пиджак и запахнула полы, а Джек загородил ее собой.

Лейни снова почувствовала себя в ловушке, только теперь она была между стеной и сильной, мускулистой спиной живого человека. И от этого человека исходил божественный аромат.

Лейни всей грудью вдохнула этот запах и едва не зашлась от восторга. Боже, как же он пахнет! Наверное, он прыснул одеколоном и на шею, туда, где заканчиваются волосы.

Искушение приподняться на цыпочках и уткнуться носом ему в шею было так велико, что Лейни, дабы не совершить ничего, о чем потом можно пожалеть, отдернула голову. Однако она забыла, что позади стена, отделанная панелями красного дерева. Удар получился на удивление громким.

– Ой, – тихо простонала она, потирая затылок.

– Ш-ш, – прошептал Джек таким тоном, будто она сделала это специально.

Кто-то из гостей остановился на повороте, и Джек, попятившись еще чуть-чуть, буквально придавил Лейни к стене.

О, какая мука! Упругие ягодицы Джека вжимались в ее бедра, а ее грудь прижималась к его спине. И еще его запах – он окутывал ее. Он проникал в ноздри и отсекал обычный воздух. Лейни пыталась взять себя в руки. Это же простой одеколон! Ведь она давно заметила, что от Джека очень хорошо пахнет.

Только он никогда не был так близко. Сочетание жара, запаха и – ладно-ладно, она не будет отрицать – чистой животной похоти сводило ее с ума.

Лейни пошевелилась. Интересно, Джек заметит, если она «случайно» проведет рукой по его ягодицам и слегка сожмет их? Ох, как же ей нравится упругая мужская задница! В последние годы, когда мужики стали носить мешковатые штаны, ее одержимость ими не находит утоления. Никогда не узнаешь, какая задница у парня, пока… ну, пока он не повернется к тебе спиной, а тогда уже может быть поздно высказывать критические замечания в адрес «товара».

И то, что у Джека потрясающая задница, абсолютно естественно. У него все потрясающее – внешность, обеспеченная семья, ровные и белые зубы.

О чем еще может мечтать…

– Эй, Джек Данфорт! Я тебя везде ищу, – раздался женский голос.

Лейни тут же узнала голос и окаменела, все мысли о Джеке, о его красивой заднице и о его запахе тут же разбежались в разные стороны, как крысы, почуявшие в переулке кошку.

Шей Монро – одно воспоминание о давней сопернице вызывало у Лейни желание съежиться – вращалась в иных финансовых кругах, чем Джек, но и бедной се назвать было нельзя. Так что можно было предположить, что когда-нибудь она неминуемо окажется на том же светском приеме, что и Джек.

Но почему именно на сегодняшнем?!

И почему именно сейчас?!

Лейни уже поняла почему. Потому что сила, управлявшая ее жизнью, наделена больным чувством юмора. Она поняла это еще в семнадцать, в ужасный вечер, когда она позабыла, что бывает и хуже… и хуже стало.

Лейни закрыла глаза. Нет, она не будет сейчас вспоминать тот вечер. Ситуация и так критическая – так зачем снова вытаскивать на свет болезненные воспоминания.

Нет, она должна придумать, как надеть платье до того, как Шей догадается, что Джек не один. Не может же она в одном нижнем белье встретиться лицом к лицу со своим демоном.

Хотя белье на ней хорошее…

Лейни помотала головой. Это не имеет значения. Надо одеться. Следовательно, Джек должен отодвинуться, чтобы дать ей немного места. Она слегла ткнула его в спину, давая понять, чтобы он продвинулся вперед, но он лишь сильнее навалился на нее.

– Шей, рад снова видеть тебя, – сказал он, как показалось Лейни, с искренним удовольствием.

Поморщившись, она уткнулась ему в спину между лопатками. Абсолютно естественно, что он рад видеть такую, как Шей.

Потому что она до одури совершенна.

У кого в старших классах не было такой одноклассницы? Которая переставала носить одежду от Келвина Кляйна, едва в моду входил «Гесс»? Которая узнавала, что вьющиеся волосы выходят из моды, одновременно с женской частью актерского состава «Мелроуз-плейс», распрямляла свои кудри и ходила с прямыми блестящими волосами? Одноклассницы, о которой грезили все мальчишки – и «ботаники», и красавцы?

Для Лейни такой одноклассницей была Шей Монро. Шей, с пышными светлыми волосами, новенькими и стильными нарядами и стройным телом, красоту которого подчеркивала очаровательно красно-белая школьная форма.

Шей, которой никогда не приходилось работать после уроков, чтобы оплатить автомобильную страховку. Шей, которой никогда не покупали новогодние подарки в «Гудвилле». Шей, чья семья владела сетью ресторанов быстрого питания и из доходов от них оплачивала ее невидимые ортодонтические скобки, покупала ей дорогую одежду, ежегодно отправляла ее с веселой компанией на каникулы в лагерь на Мауи и оплачивала ее образование в «Лиге плюща».[6]

Да, тогда, в школе, у Шей Монро все это было. Н если Лейни права в своих догадках, через пятнадцать лет после выпуска у Шей Монро все это имеется. Но хуже другое: через пятнадцать лет после выпуска Лейни все еще чувствует себя придурочной старшеклассницей, сходившей с ума от парня Шей и опозорившейся в выпускной вечер.

Брр! Лейни поморщилась. Больше она такого позора не допустит.

Лейни расправила плечи и навалилась на Джека, заставляя его шагнуть вперед. Проигнорировав его неодобрительное покашливание, она принялась искать подол платья.

– Так ты говоришь, что везде искала меня! – спросил Джек, как будто не было ничего необычного в том, что они стоят перед мужским туалетом и ведут светскую беседу.

– Да, – настороженно ответила Шей.

Лейни представила, как Шей хмурится, и ее лоб прорезает тоненькая, почти невидимая линия. В отличие от нормальных людей этой суке, наверное, даже не нужен ботокс.

– Позади тебя кто-то есть? – спросила Шей.

У Лейни расширились глаза, когда она поняла, что Шей вот-вот заглянет Джеку за спину. В отчаянии она сунула голову в вырез и одернула платье, при этом пиджак Джека упал на пол. Затем она одной рукой оперлась о стену, с беспечным видом откинулась назад и ногой загнала пиджак в угол. Именно в этот момент в поле ее зрения появилась голова Шей с идеально уложенными волосами.

Шей окинула Лейни взглядом кристально чистых голубых глаз.

– Вы кто? – поинтересовалась она.

Прежде чем Лейни успела ответить, Джек повернулся. На его лице появилось странное выражение, когда он увидел Лейни. Сначала она решила, что он, вероятно, удивлен тем, что она ухитрилась одеться у него за спиной, но, оглядев себя, едва не застонала в полный голос.

Платье было надето наизнанку. Естественно. Вероятность надеть его правильно была пятьдесят процентов, а это означало, что у подонка, управляющего ее жизнью, есть точно такая же вероятность выставить ее полной дурой.

– Премного благодарна, – тихо процедила она. Джек странно посмотрел на нее, но не спросил, что она имеет в виду. Напротив, он, к удивлению Лейни, обнял ее за плечи и сказал:

– Это Лейни Эймс, моя близкая знакомая.

– Твоя близкая знакомая? – Взгляд Шей метался от Лейни к Джеку и обратно.

– Ну, не совсем. Мы работаем вместе. Наши матери были подругами, – поспешила вмешаться Лейни, хотя ей и следовало бы держать рот на замке и позволить Шей думать, будто у них с Джеком действительно близкие отношения. Ведь сознание, что неуклюжей дурнушке удалось захапать самого завидного холостяка Нейплза, поубавило бы у нее спеси.

Только когда Шей протянула руку и представилась, Лейни сообразила, что та не догадывается, кто она на самом деле.

Естественно, Лейни не собиралась напоминать ей о том, как плавала в коктейльном море в тот злополучный вечер.

Она изобразила искреннюю улыбку и слабо пожала руку Шей.

– Рада познакомиться с вами, – сказала она.

– Гм, – рассеянно произнесла Шей, а потом опять обратила свое внимание на Джека.

Лейни успокоилась, решив, что Шей уже забыла о ней, однако в следующее мгновение все волосы на ее теле встали дыбом, потому что Шей, отбросив за спину прядь густых светлых волос, вытащила из сумочки бумажку, помахала ею перед Джеком и сказала:

– Я вот почему искала тебя. Сегодня утром я увидела твое объявление в «Нейплз уикли». Никогда не знала, что ты – частный сыщик. – Еще одна густая прядь была перекинута за спину. – В общем, я хочу, чтобы ты узнал как можно больше об этом человеке, Блейне Харпере. Докторе Блейне Харпере. Он приехал сюда на встречу выпускников. И я собираюсь во что бы то ни стало снова заарканить его.

Глава 17

Блейн Харпер вернулся в Нейплз?

Последние двенадцать часов Лейни только об этом и думала. Она заснула с этой мыслью и утром, когда зазвонил будильник, проснулась с ней.

Ожидая, когда прибудет Джек со своей традиционной связкой позвякивающих ключей и примется, как обычно, жонглировать стопкой почты и стаканом кофе, она присела на скамейку у офиса и попыталась избавиться от того, что сдавливало грудь и мешало дышать.

Она убеждала себя, что не знает, почему ее так взволновал тот факт, что Шейн Монро решила воспользоваться встречей выпускников и вернуть себе Блейна. Только это было ложью. А взволновал ее этот факт потому, что она знала: Шей добьется успеха.

Такие женщины, как Шей, всегда добиваются поставленных целей.

Лейни закрыла глаза и представила, как Шей, опираясь изящной ручкой с идеальным маникюром на руку Блейна, грациозно выскальзывает с заднего сиденья черного удлиненного лимузина, как ее красные шпильки с легким стуком опускаются на тротуар, а все одноклассники, замерев, с восторгом наблюдают за ней.

Нет. Это несправедливо. На ее месте должна быть Лейни, это она должна поражать своих одноклассников сногсшибательным нарядом, спутником сказочной красоты и удачно прожитой жизнью.

Снова Шей Монро своровала мечту Лейни.

– Ты собираешься сидеть здесь до завтра? – спросил Джек.

Лейни заставила себя открыть глаза.

– Не слышала, как ты подъехал.

– Сегодня я включил режим невидимки, – сказал он, кивая в сторону черной машины с откидным верхом, не той, на которой он приезжал вчера вечером.

– Он отлично работает.

Джек улыбнулся и привалился к двери, как будто не торопился войти внутрь. Но Лейни нужно было чем-то занять себя, отвлечься от разбитых грез, поэтому она поспешила к своему компьютеру, включила его и открыла дело, над которым они начали работать вчера.

– Как перебросить с нее фотографии? – спросила она, протягивая Джеку брошку, которую сегодня утром отколола от платья.

Джек взял брошку и сел за свой стол.

– У меня есть кабель, через который она подключается к компьютеру. Сейчас все быстренько скачаем.

– Сомневаюсь, что там есть что-нибудь, кроме снимка, где Боб на приеме разговаривает с какой-то женщиной. Может, тебе удастся идентифицировать ее. Это даст нам хоть какую-то ниточку.

Издав нечленораздельный звук, Джек повернулся к компьютеру. Заняться Лейни было-нечем, поэтому она просто ждала. К счастью, в офис вошел Дункан, Как всегда, он был настроен на коротенькую комедийную интермедию.

– Доброе утро, Дункан, – поздоровалась Лейни.

– Действительно, доброе, миз Эймс, – ответил Дункан, – и так будет до 12.03, когда утро закончится. Как я понимаю, так происходит испокон веку.

Лейни хихикнула. Дункана можно было бы принять за душевнобольного, но задорный блеск карих глаз и поношенный костюм делали его забавным.

Он остановился у стола Джека.

– Между прочим, я взял это сегодня утром в кофейне. Решил, что тебе может быть интересно.

Джек перестал кликать мышкой и взял брошюру, брошенную Дунканом на столешницу.

– Семинар Доктора Диета? Ты что-то хочешь мне этим сказать? – осведомился он, многозначительно изгибая бровь.

– Естественно, нет, босс, – ответил Дункан. – Вы бодры, как жаворонок. Здоровы, как лошадь. Жестки, как… гм, как храповик.

– Храповик? А разве храповик жесткий? – осведомилась Лейни.

– Естественно. Ты когда-нибудь видела мягкий храповик? – спросил Дункан.

– Нет, с тех пор как была изобретена виагра, – парировала Лейни.

– Молодчина. – Дункан взглядом дал ей понять, что потрясен ее способностью импровизировать, и Лейни вынуждена была признать, что горда этим.

– Спасибо.

Джек, сидевший в другом конце помещения, закатил глаза.

– Итак… К чему эта брошюра?

– Да, вернемся к делам. Времени на дурачества нет. Это, мой дорогой братец, объявление о том, что сегодня во второй половине дня в «Ритн-Карлтоне» состоится семинар, который будет вести не кто-нибудь, а сам Доктор Диета, – сообщил Дункан.

– И зачем мне этот семинар?

– Разве ты сегодня утром не говорил мне, что у нас новое дело?

– Говорил. То есть нет. Я не говорил тебе… О, к черту! Ты понимаешь, что я имею в виду.

Джек спрятался за монитором, а Дункан с торжествующим видом посмотрел на Лейни, как бы говоря: «Ха, я победил!»

После этого он сжалился над братом и пояснил:

– Доктор Диета не кто иной, как Блейн Харпер, тот самый человек, которого хочет найти наша новая клиентка.

Лейни ошеломленно захлопала глазами. Что? Блейн Харпер – гуру по диетам?

Ей до смерти хотелось узнать побольше, однако она ни под каким видом не могла показать Джеку и Дункану свой повышенный интерес. Поэтому она развернула монитор так, чтобы никому не было видно, что именно у нее открыто, и в поисковой строке «Гугл» набрала «Блейн Харпер».

Сайт Доктора Диета оказался первым в списке. Прежде чем нажать на ссылку, Лейни выглянула из-за монитора и убедилась, что ее коллеги заняты собственными делами. Дункан уже успел удалиться на кухню, где по обыкновению проводил большую часть дня, а Джек, отодвинув брошюру, кликал мышкой. Так что Лейни вернулась к монитору и отправилась в плавание по сайту.

Она едва не заорала, когда мужской голос произнес:

– «Вы боретесь с лишним весом? Доктор Диета вам поможет!»

Уроды!

Лейни наугад била по клавишам, пока мужчина не заткнулся. Она ненавидела сайты с этими мерзкими звуковыми клипами.

– Как я вижу, ты сразу взялась за новое дело? – не отрываясь от своего компьютера, сказал Джек.

Лейни потерла лоб.

– Просто делаю свою работу, – пробормотала она. Джек что-то буркнул в ответ. Лейни убедилась, что динамики выключены, и вернулась к сайту. Закрыв флеш-версию заставки – это тоже ей не нравилось на сайтах, после первого посещения такие заставки начинали действовать на нервы, – она зашла на главную страницу.

Первое, что она увидела, было улыбающееся лицо Блейна Харпера. Кажется, он стал еще красивее, чем в старших классах.

Лейни подавила вздох сожаления, с виноватым видом огляделась по сторонам, чтобы проверить, не наблюдают ли за ней, и только после этого прикоснулась пальцами к волевому подбородку Блейна. Его волосы стали темнее, чем раньше, светлый тон превратился в смесь каштанового и золотистого. Глаза, прежде карие, стали зеленоватыми, нос, сломанный во время последнего футбольного сезона, был слегка искривлен.

Лейни прижала палец к ямочке на подбородке – именно об этом она мечтала в старших классах – и непроизвольно вскрикнула, когда пролетевший через комнату прямоугольный пакет из плотной фольги ударился ей в грудь.

– Протри свой монитор, а то на нем остаются следы от пальцев, – сказал Джек.

Лейни потерла грудь.

– Больно, – недовольно произнесла она, хотя больно не было.

– Хочешь, чтобы я полечил больное место поцелуем? – с готовностью предложил Джек.

– Нет. Уверена, все заживет само.

– Мой метод эффективнее, чем метод Доктора Диеты, чей сайт ты с таким интересом изучаешь.

Нахмурившись, она нажала кнопку «Уменьшить» и огляделась, чтобы выяснить, как Джеку удалось узнать, чем она занимается.

– Я не… то есть… откуда ты… у нас здесь есть камера?

Она встала и принялась рыться на столе, проверяя, нет ли там шпионского оборудования. Джек усмехался и не мешал ей. Получив свою утреннюю порцию веселья, он наконец встал, потянулся и сказал:

– Лейни, там ничего нет. Я просто попал в точку в своей догадке.

Лейни сердито посмотрела на него.

– Больше ты со мной ни в какую точку не попадешь, – пробурчала она.

– Да ладно тебе. Я просто пошутил. Она села.

– Замечательно.

– Но ведь ты действительно искала в Сети этого парня, верно? – спросил Джек, двумя пальцами беря со стола брошюру.

– И что из этого?

Джек пожал плечами и улыбнулся – и эта дьявольская улыбка заставила Лейни на мгновение забыть о том, что Джек Данфорт ни за что, именно ни за что, не стал бы флиртовать с ней, – а затем сказал:

– Не забудь протереть монитор, когда закончишь.

– Р-р-р.

– Ты рычишь на меня? – Джек со своей умопомрачительной улыбкой привалился к ее столу, и Лейни отказывалась замечать, как джинсы плотно обтягивают его бедра – слава Богу, Джек Данфорт не носит мешковатые штаны, – или как тенниска подчеркивает рельефную мускулатуру его плоского живота, или как короткие рукава задираются вверх над самой широкой частью бицепсов, и вид этих рук вызывает у нее желание…

Она заставила себя отвести взгляд.

– Не беспокойся, я только попыталась, – заявила Лейни, мило улыбаясь.

– Обычно я предпочитаю переходить от рычания к битью, а кусание оставляю для третьего свидания. Но если ты хочешь сразу перейти к третьей…

Стоп. Она слегка перешла границы.

– Джек, постарайся быть серьезным, а?

Он хмыкнул и оттолкнулся от ее стола, что наполнило душу Лейни противоречивой смесью сожаления и облегчения.

– Как хочешь. Когда закончишь с этим козлом по диетам, подходи и взгляни на свои вчерашние снимки. Они очень… гм, информативные.

Лейни отодвинула кресло.

– Это Доктор Диета, а не козел по диетам, – заявила она.

Джек дернул плечом, как бы говоря: «Какая разница».

– Мы можем добиться большего, если не будем блуждать по Интернету. Почему бы нам не сгонять в «Ритц» и не оценить его вживую?

– Что ты имеешь в виду?

– А то, что давай сходим на семинар. И выясним, из-за чего весь этот переполох. А если ничего не раздобудем, то хотя бы пообедаем. У них потрясающие овощи на гриле. А ради лаймового чизкейка можно пойти даже на воровство, – добавил он, глядя в сторону.

Лейни замерла. Она чувствовала себя волком, который только что наступил в капкан и знает, что если он поднимет лапу, капкан захлопнется.

– Отличная идея! – закричал из кухни Дункан. – Когда выступаем?

Джек улыбнулся Лейни с таким видом, будто был самим дьяволом, а она только что наклеила на свою душу этикетку с большой скидкой.

Зазвонил телефон, и Лейни едва не снесла Джека, стремясь первой схватить трубку и спастись от неизбежной дискуссии на тему, почему она в тот вечер взяла его кредитку и почему он принял ее на работу. Ей просто не хотелось знать ответы на эти вопросы.

– «Бесстрашные сыщики», – сказала она в трубку, оборвав настойчивые трели телефона.

– Алло? Лейни? Это Мэдди Кейс. Из соседнего офиса. Лиллиан нужно проверить одну анкету, она надеется, что у вас получится. Информация готова, так что пришлите за ней Дункана.

– Я сама зайду, – сказала Лейни, мысленно благодаря за столь неожиданное вмешательство.

Она повесила трубку и поспешила к двери, на ходу бросив, что вернется через минуту. И если одна минута превратится в тридцать… что ж, «Правила свиданий» их клиент. Куда ей деваться?

Глава 18

Наверное, она все принимает слишком близко к сердцу.

Потирая подбородок, Триш еще раз перечитала информационный бюллетень министерства юстиции США по токсикомании.

Там были перечислены восемь признаков: состояние опьянения или дезориентации; пятна краски или других веществ на лице, руках или одежде; припрятанные пустые емкости из-под краски или растворителей и куски ткани, смоченные в жидких химических составах; замедленная речь; сильный химический запах, исходящий от дыхания или одежды; тошнота или отсутствие аппетита; красный нос или выделения из носа; язвы вокруг носа или рта.

Триш заметила какой-нибудь из этих признаков?

Нет.

Постойте-ка!

В тот вечер, когда приехала Лейни и они пошли ужинать в «Ритц», сестра почти ничего не ела. Даже когда Триш предложила ей кусочек своего десерта, Лейни от него отказалась. А ведь она любит сладкое.

Если задуматься, Лейни отклонила все приглашения Триш на ужин. К тому же она страшно худа. Потеряла почти двадцать фунтов с тех пор, как они виделись в последний раз.

Может, этому есть другое объяснение?

Например… гм…

Триш хмуро уставилась в монитор своего компьютера, где появилось напоминание. Через пять минут у нее встреча с Майком Спенсером, начальником научного департамента и одним из лучших учителей старших классов. У него есть кое-какие идеи насчет того, как снова увлечь мальчишек учебой.

Триш распечатала информационный бюллетень и поклялась себе пристально наблюдать за сестрой, чтобы выяснить, есть ли у Лейни признаки токсикомании.

Триш была уверена в одном. Если сестре понадобится помощь, она получит ее…

– Никогда не предлагайте помощь.

Слова Лиллиан Брайсон разнеслись по коридору и приемной, и Лейни вопросительно посмотрела на секретаря «Правил свиданий».

– Она ведет занятие, – прошептала Мэдди, кивая в сторону дальней части офиса.

Лейни и сама поняла, откуда доносится голос.

– О чем это она? – тоже шепотом спросила она.

– Правило номер четыре. Если мужчина просит у тебя номер телефона, а потом начинает растерянно оглядываться по сторонам с таким видом, будто не может найти, чем его записать, не помогай ему. Суть в том, что ты должна заставить его потрудиться ради получения номера. В противном случае он не будет воспринимать тебя как женщину, которую нужно добиваться. Лейни поморщилась:

– Ой, да ладно. Все это не работает, верно? Мэдди пожала плечами:

– Не знаю. Боюсь пробовать. В настоящий момент мне в жизни мужчина нужен меньше всего.

«Мне тоже», – подумала Лейни. Хотя мысль о том, чтобы после пятнадцатилетнего перерыва прийти на встречу выпускников под ручку с Блейном Харпером, была довольно привлекательна…

Лейни взяла приготовленную Мэдди папку и еще на минуту задержалась у стола. Вот будет фурор! Если ей удастся каким-нибудь образом обратить на себя внимание Блейна Харпера, прежде чем в него вцепится Шей Монро. И если ей каким-то чудом удастся сделать так, чтобы он сам пригласил ее на бал – ой, то есть на встречу.

Ведь тогда все будут смотреть на Лейни Эймс по-другому, верно?

Не как на законченную неудачницу.

Не как на дуру, зря растратившую последние пятнадцать лет.

Наконец, как на важную персону.

Лейни вздохнула и покачала головой. Да. Как на Спящую красавицу, которая сегодня утром проснулась и сбросила с себя волшебные чары.

Ей никогда ничего не давалось легко. Она никогда не получала то, что хотела. Если кто-нибудь решил бы написать эпитафию на ее могиле, эти слова подошли бы как нельзя лучше.

Да-да. Бедняжка.

Она мысленно закатила глаза. Хватит ныть. Пора возвращаться к работе и надеяться, что Джек позабыл о том, что она стащила его кредитку, чтобы расплатиться за ужин в «Ритце».

Э-эх… Этому случиться не суждено.

Расправив плечи, Лейни прошла в офис «Бесстрашных сыщиков».

Молить о прощении. Такой должна быть стратегия. Если Джек решит наказать ее за этот крохотный, малюсенький проступок, она рухнет перед ним на колени и будет умолять простить. Пообещает вернуть ему деньги из первой же зарплаты, если он не уволит ее. Ей очень нужна эта работа, и – к собственному изумлению, осознала Лейни – она ей нравится. Ей никогда прежде не доводилось работать в такой… несерьезной обстановке.

Она здесь уже неделю, и ни один человек не ушел из офиса в слезах.

Никто не опоздал на детский школьный спектакль (ладно, ни у кого из них нет детей, но все же). Никто в пятнадцатый раз не перенес визит к стоматологу из-за неожиданно нарисовавшейся срочной встречи. Никто не просиживал до двух ночи, чтобы успеть доделать все к сроку, и не вставал в половине четвертого, чтобы успеть на утренний авиарейс.

Все это было… мило.

– Готова? Я готов, – сказал Дункан, когда Лейни положила на его стол папку с анкетными данными.

– Готова. А ты? – рассеянно спросила она. у Джека.

– Дорогая, я уже родился готовым, – ответил Джек. Обняв одной рукой Дункана, а другой Лейни, он добавит:

– Пошли, ребята. Мы отправляемся к Волшебнику. К Волшебнику из страны Вес. То есть потери веса.

Лейни не удержалась и улыбнулась. Хотя все в ее жизни шло наперекосяк, работа у них, кажется, спорилась, и это радовало.

Глава 19

За обедом Лейни так наелась, что теперь, когда они с Джеком и Дунканом спускались по лестнице в бальный зал «Ритца», с трудом несла свое пузо.

Во всем был виноват Джек. Она собиралась заказать самый маленький салат и стакан воды со льдом, несмотря на то что Джек предупредил, что платит за обед. Вернее, это Дункан дал ей понять, что платить будет Джек.

– Он всегда платит, – заверил он ее, заказывая себе горячее из морепродуктов, салат «Айсберг» и картошку фри. И еще коку.

– Я буду есть ваш картофельный салат, – сказала Лейни официанту.

Джек посмотрел на нее поверх меню:

– Ты, случайно, не из тех дамочек, которые вечно сидят на диете, а?

Лейни взглянула на цены, проставленные в меню справа от блюд. Самым дешевым был сандвич, и стоил он двенадцать девяносто пять. Ее салат был в два раза дешевле.

– Нет, я просто не люблю плотно обедать, – солгала она.

Правда же заключалась в том, что она практически не завтракала, и обед был для нее главной едой. Но она и так уже попользовалась его щедростью, поэтому ограничится салатом.

– Как хочешь, – сказал Джек и заказал суп из омара, курицу «панини» с чипсами из батата, горячее из групера и два чая со льдом. – Если что-нибудь останется, сможешь доесть, – сказал он, когда официант удалился.

И Лейни сморгнула внезапно навернувшиеся слезы. Эти слезы снова навернулись, когда Джек пододвинул к ней плошку с восхитительно пахнущим супом и сказал:

– Тебе надо попробовать. Он замечательный.

Он оказался прав. Суп действительно был замечательным.

Как и лаймовый чизкейк, и шоколадный тертл-пай,[7] который они разделили на троих.

Лейни прижала руку к переполненному животу и застонала.

– Просто не верится, что мы после такого сытного обеда идем на семинар по диетам. Участники почувствуют, что от нас пахнет шоколадом, и начнется маленький бунт. Нам запретят впредь появляться на семинарах Доктора Диеты.

Джек рассмеялся и дружески обнял ее за плечи.

– Держись рядом со мной, детка. Я тебя прикрою.

Лейни улыбнулась ему, и в это мгновение все изменилось.

Это не было слабым проблеском эмоций или чем-то таким, что распознаешь позже, когда обдумаешь ситуацию и проанализируешь ее со всех точек зрения. Нет.

Это был удар молнии. Сопровождаемый раскатом грома. Удар по затылку чугунной сковородой. С точно такой же россыпью искр, как в мультике.

В ту же секунду Джек перестал смеяться. С его щек исчезли ямочки, а глаза потемнели. Воздух вокруг них застыл, как будто обоих накрыло невидимым покрывалом. Пространство между ними вдруг насытилось электричеством.

Джек поднес руку к ее рту. И медленно – Лейни таяла от восторга, впитывая в себя каждую секунду ожидания – большим пальцем провел по нижней губе.

Лейни чувствовала, что вот-вот рухнет на пол, ощутив на его пальце вкус… соли. И шоколада.

Божественно.

– У тебя шоколад остался на губах. Пришлось стереть его, чтобы участники семинара на тебя не набросились. – Он снова улыбался. Вернее, это была полуулыбка. А вот выражение глаз стало другим. Он смотрел на нее, как будто ему ужасно хочется… Что?

Поцеловать ее?

Нет, скорее проглотить.

Лейни поежилась.

На нее никто никогда так не смотрел, и она не могла сказать, нравится ей это или нет.

Черт, кого она обманывает? Нравится, точно нравится. Просто ей трудно поверить в это.

Лейни облизнула губы и, опасаясь, что сейчас вспыхнет факелом прямо здесь, в холле «Ритц», отступила. Подальше от источника жара. Так поступил бы любой здравомыслящий человек, который не хочет сгореть.

Она вытерла рукой лоб. Сколько же раз надо напоминать себе, что Джексон Данфорт-третий не для нее?

Да, может, ему будет интересно какое-то время поиграть со своей наемной сотрудницей, но она-то не принадлежит к тому сорту женщин, с которыми мужчины его типа завязывают длительные отношения. Кроме того, если честно, ее сердце не настроено на то, чтобы играть в игры Джека. Она не настолько глупа, чтобы думать, будто Блейн Харпер увидит ее и тут же влюбится, однако с Блейном ее отношения не будут обречены на неудачу.

С Джеком же все закончится потерей работы – или, что еще хуже, разбитым сердцем, – когда он наиграется и вернется в свой круг.

Лейни сделала еще один шаг назад и натолкнулась на Дункана, который таращился на двух обитательниц гостиницы, одетых в одинаковые бикини и направлявшихся в бассейн, и поэтому пропустил маленький спектакль Джека.

Лейни схватила Дункана за руку, развернула его спиной к красавицам в бикини и потащила за собой, не решаясь оглянуться и проверить, идет ли за ними Джек.

– В этой симпатичной маленькой таблеточке – тайна постоянного похудания.

Бывший король школьных балов и капитан школьной футбольной команды ходил взад-вперед перед переполненным залом. Он был энергичен, как герой информационного ролика. И еще он был просто хорош, вынуждена была признать Лейни. Он обладал харизмой и был увлечен тем продуктом, который продавал, хотя Лейни подозревала, что он увлечен скорее самими продажами, чем продуктом как таковым.

– Я мог бы продемонстрировать вам множество слож-ных диаграмм и графиков, в научных терминах разъяснить, как работает наш лекарственный препарат CR-252, но думаю, вас не интересует сложная лекция по биологии.

– Не хочет забивать наши милые головки реальной информацией, – еле слышно проговорил Джек.

Лейни боялась смотреть на стоявшего рядом с ней мужчину, она все еще чувствовала исходивший от него жар.

– Ш-ш, – прошептала она в ответ.

– Давайте, я проведу быструю демонстрацию, покажу вам, как работает CR-252. Вы могли бы подойти ко мне?

Лейни стала оглядываться, пытаясь понять, к кому он обращается. Ведь у дверей стояли только они.

Вдруг она все поняла и, замерев, устремила взгляд на лектора.

Блейн коротко рассмеялся:

– Да-да, вы. В черно-белом топе.

– Сейчас будет что-то интересное. – Дункан удовлетворенно потер руки.

А Джек сложил руки на груди.

– Ага. Иди, Лейни.

Лейни судорожно сглотнула. Все, приехали. Сейчас она окажется в непосредственной близости от Блейна Харпера и сможет прикоснуться к нему. Интересно, он выбрал ее, потому что узнал через пятнадцать лет?

Нет. Наверняка нет.

Она медленно прошла по проходу, оставленному между рядами складных стульев, на которых расположилась состоявшая главным образом из женщин аудитория Доктора Диеты, и по ступенькам слева поднялась на сцену к Блейну.

– Ну вот, это было несложно, правда? – Он улыбнулся и взял ее за руку.

Лейни ожидала, что сейчас, в футе от мужчины, по которому она сходила с ума более десяти лет назад, она что-нибудь почувствует – или ее пронзит разряд электрического тока, или между ними пробежит искра. Вот. Она кое-что почувствовала. Разве это… Она прикрыла рот свободной рукой, чтобы скрыть отрыжку.

Это все лаймовый чизкейк.

– Как вас зовут, мисс? – спросил Блейн, выводя ее на середину сцены.

– Л-лейни. Лейни Эймс, – ответила Лейни.

От ламп над сценой исходил такой жар, что она вспотела. Она обвела взглядом аудиторию и с удивлением обнаружила, что в зале практически нет толстых, что люди по своей комплекции варьируются от тощих до полноватых. Зачем им чудо? Пара походов в ближайший спортзал быстро сделают свое дело.

– Рад познакомиться. – Блейн пожал ей руку и выпустил ее. – Надеюсь, вы сделаете мне одолжение? Я хотел бы показать этим замечательным людям, как работает CR-252.

Лейни взглянула на Джека, который продолжал стоять на том же месте, привалившись к стене, и тут же осадила себя. Она не нуждается в его разрешении.

Лейни посмотрела на Блейна и улыбнулась ему своей самой чарующей улыбкой.

– Конечно. Буду рада.

– Замечательно! – Блейн захлопал в ладоши и в это мгновение очень напомнил ребенка, который сделал первый шаг. Затем он обратился к аудитории:

– Итак, вo-первых, я хочу, чтобы вы заверили этих милых людей в том, что я не плачу вам за рекламу моего продукта. Это так?

– Это так, – подтвердила Лейни.

– И до этого дня мы никогда не встречались.

– Э-э… Это правда, что мы не знаем друг друга, – сказала Лейни.

Что? Это действительно правда! Пусть это и не совсем точный ответ на его вопрос, но вот она стоит здесь, рядом со своей школьной любовью, и он одобрительно кивает и улыбается ей – а пятнадцать лет назад этих двух вещей добиться от него было невозможно. Лейни решила, что имеет право на некоторую дерзость.

– Отлично. Я хочу, чтобы вы, мисс Лейни Эймс из… Как вы говорите, откуда вы?

– Мм, я ничего не говорила. Я недавно переехала в Нейгагз из Сиэтла, – сказала Лейни.

– Из Сиэтла. Это замечательный город. И Нейплз, конечно, тоже. – Он улыбнулся аудитории, давая понять, что не отдает предпочтение ни одному из городов.

– Верно, – согласилась Лейни.

– Итак, Лейни, я хочу, чтобы вы сделали следующее. Это несложно. – Произнося все это, Блейн отошел к боковому краю сцены, где молодая брюнетка с хвостом и наушниками на голове держала тарелку с серебряной крышкой. Блейн взял у нее тарелку и вернулся к Лейни. – Я хочу, чтобы вы сняли крышку и рассказали аудитории, что унюхали.

Лейни колебалась. Какого черта…

Блейн рассмеялся и посмотрел на слушателей:

– Наверное, она думает, что у меня там кролик.

– Было бы страшнее, если бы там оказалась крыса, – выпалила Лейни.

– О, не надо беспокоиться. В этом-то и смысл упражнения, так что никто не уйдет отсюда с мыслью, что они унюхали крысу.

– Трам-та-ра-рам. – Лейни изобразила барабанную дробь и обратилась к публике:

– Он Доктор, и у него есть чувство юмора. Как я вижу, у него на пальце нет кольца. Эй, незамужние, да что с вами такое? Вы плохо справляетесь со своей работой.

– Поверьте, у вас все отлично получается. – Блейн улыбнулся аудитории, всем своим видом показывая, как велико его терпение, и аудитория рассмеялась.

Когда же он снова посмотрел на Лейни, рекламная улыбка на его лице уступила место настоящей. Впервые с той минуты, как Лейни поднялась на сцену, она почувствовала, будто у нее в животе затрепетали крылышками тысячи бабочек. И виноват в этом был отнюдь не лаймовый чизкейк.

– Хватит дурачиться. Итак, Лейни, вы окажете мне честь? – Блейн снова поднес к ней тарелку, и на этот раз Лейни не колебалась.

Просунув указательный палец в кольцо на крышке, она подняла ее. В ноздри ударил восхитительный аромат свежеиспеченного хлеба. Несмотря на то что она была сыта, рот наполнился слюной.

– Ммм… Хлеб. Как же он вкусно пахнет! – без всяких подсказок проговорила она.

– Именно так! – Блейн помахал кулаком. – Это и делает CR-252 таким эффективным. Видите ли, исследования показали, – что люди с избыточным весом склонны есть тогда, когда они совсем не голодны, потому что нос говорит им: «А там что-то вкусненькое!»

Он постучал пальцем Лейни по носу, когда произносил слово «нос», и она успела заметить, какие ухоженные у него руки.

– CR-252 блокирует стимуляцию рецепторов, отвечающих за обоняние, и вы едите только тогда, когда организм требует еды. Вы перестаете быть рабом собственного обоняния! Вы едите меньше и – при этом не чувствуя себя обделенными, не изматывая себя сложными диетами и не изнуряя себя физическими упражнениями – худеете!

Блейн снова повернулся к Лейни, поставил тарелку с теплым хлебом на стоявший рядом стул, с соседнего стула взял стакан с водой и бело-зеленый флакон с тем, что, как догадалась Лейни, и было чудодейственными таблетками.

– Лейни, могу я попросить вас о еще одном одолжении? Вы не против?

– Нет, конечно, – ответила Лейни.

Вблизи Блейн выглядел довольно милым. Его кожа не была такой гладкой, как на снимке на сайте. Вживую он выглядел более… настоящим. Что, подумала она, вполне естественно.

– Вы согласны принять одну таблетку? Подействует моментально. Обещаю, больно не будет.

– Да, я уже это слышала, – с невозмутимым видом заявила Лейни и лукаво посмотрела на аудиторию, которая ответила ей добродушным смехом.

Блейн хмыкнул и протянул ей белую капсулу и стакан воды. Лейни пожала плечами. Почему бы не попробовать? Какой от нее вред?

Она положила в рот капсулу и запила ее половиной воды.

– Все, – сказала она, возвращая стакан Блейну.

Блейн поставил стакан на стул рядом с флаконом, затем взял тарелку с хлебом и сунул ее Лейни под нос.

– Что вы чувствуете сейчас? – спросил он.

Лейни принюхалась. Гм. Она наклонилась ниже и снова принюхалась.

– Ничего, – ответила она. – Я ничего не чувствую.

– И ведь вам уже не хочется съесть этот хлеб, верно? У вас нет желания отломить кусочек и намазать его подсоленным маслом, которое имеет сто калорий на чайную ложку и сто процентов жира, ведь так?

– Так, – призналась Лейни, но не добавила при этом, что у нее не было этого желания и до приема таблетки.

– Вот так, дамы и господа, – объявил Блейн, указывая на Лейни обеими руками. – Нужно ли вам еще какое-то доказательство того, что CR-252 работает? У вас есть подтверждение, что оно будет работать и у вас.

Аудитория зааплодировала, Блейн поклонился и с улыбкой повернулся к Лейни, взял ее за руку и, вытащив к краю сцены, заставил поклониться.

– Было очень весело, – почти не двигая губами, прошептала она.

Блейн прикрыл микрофон, прикрепленный к вороту шелковой рубашки.

– Через час у меня еще одно шоу. Хочешь повторить?

Лейни ошеломленно уставилась на него: Он что, серьезно?

– Нет, шучу, – рассмеялся Блейн. – Я на это пойти не могу. В зале может оказаться человек, побывавший на прошлых шоу, и тогда за это они разорвут меня на куски.

Ну вот. Конечно, он говорил несерьезно. Лейни с трудом удалось сохранить улыбку на лице.

– Но было весело. Наверное, это лучшее шоу. Ты была потрясающей. – Блейн через ее плечо посмотрел на покидающих зал зрителей. Кто-то из них прямиком шел к торговым стендам, расставленным по периметру зала, а кто-то направлялся к сцене. – Послушай, у меня не так уж много времени. И это вполне нормально. Все хотят познакомиться со мной. Задать вопросы. Ну, ты понимаешь. – Он пожал плечами ив следующее мгновение поразил Лейни тем, что взял ее за руку. – Некоторое время я пробуду в городе. Вообще-то я родом из Нейплза, – с пренебрежительным хмыканьем добавил он. – Как бы то ни было, я веду к тому, что ты дашь мне свой телефон? То есть номер телефона? Я бы с радостью позвонил тебе, Лейни Эймс из Сиэтла.

Глава 20

Она не дала ему свой телефон.

Лейни застонала и стала биться головой о приборную панель «БМВ» Джека. Ее школьная любовь – тот, кто мог бы восстановить ее авторитет в глазах одноклассников, – попросил у нее телефон. А она его не дала.

Вместо этого она воспользовалась правилом свиданий номер четыре Лиллиан Брайсон. Зачем? Она не знала. И дело было не в том, что она верила в подобные вещи. Свидания не являются игрой. Для них не существует правил. Нелепо даже думать, что они есть. Однако по какой-то причине, когда Блейн попросил у нее номер телефона, у нее в голове всплыла фраза: «Заставьте его потрудиться ради этого». Поэтому, вместо того чтобы продиктовать семь простых цифр, она подмигнула ему (о, кажется, она была самим олицетворением дерзости) и сказала: «Я работаю в «Бесстрашных сыщиках». Номер есть в телефонном справочнике».

А потом, едва не взвыв, потому что ее охватывал ужас от сделанного, она повернулась и пошла прочь.

Не удостоверившись, что он услышал ее, не проверив, что он правильно записал название и не убедившись, что он вообще его записал.

Лейни снова стукнулась лбом о приборную панель.

Какая же она идиотка!

– Гм, я, знаешь ли, не люблю лезть в чужие дела, но ты не могла бы мне хотя бы намекнуть, в чем дело? Если ты продолжишь в том же духе, ты пробьешь мне панель.

– Разве у тебя нет страховки? – пробурчала Лейни.

– Она все равно не покроет ущерб от умышленных действий преступно настроенного сумасшедшего, – парировал Джек.

Лейни вздохнула и спрятала лицо в ладонях. У нее был шанс – маленький, крохотный – вернуть свою жизнь на прямую дорогу, а она упустила его! Да что же с ней такое?

Неудивительно, что судьба так жестока с ней. Каждый раз Лейни разбрасывается ее подарками.

– А-а-а… – застонала Лейни. Стон получился приглушенным.

– Хорошо, что она больше не бьется головой о панель, – заметил Дункан с заднего сиденья.

– Да, но теперь она воет и скрежещет зубами, – сказал Джек, останавливая машину перед дверью офиса. Выключив двигатель, он повернулся к Лейни:

– Хватит. Я хотел бы получить кое-какие ответы.

– Делавэр, все вышесказанное, тридцать два градуса,[8] – проговорила она сквозь пальцы.

– Очень смешно.

– Действительно смешно. Эта женщина создана для меня. Могу я ее заполучить? – спросил Дункан.

– Тебе ничего не надо скопировать? – осведомился Джек.

– Нет. – Дункан подался вперед и положил локти на спинки передних сидений.

– А позвонить кому-нибудь?

– Не-а.

– Не боишься, что придется заполнять анкету безработного? – пригрозил Джек.

– Слушаю, босс! Уже ухожу. – Вылезая из машины, Дункан насвистывал какую-то песенку.

– Я все равно тебе ничего не скажу, – предупредила Лейни. – Это личное. – Ну вот, теперь он подумает, что это как-то связано с ее гормональным фоном или чем-то в этом роде. Мужчины не любят говорить о таких вещах.

– Гм. Ладно… – Джек помолчал. Было очевидно, что ему неловко. – Не знаю, что происходит, но… если я могу тебе помочь… Или вдруг тебе захочется поговорить. В общем, я хочу, чтобы ты знала, что я рядом. Чтобы помочь. Как друг.

Ну и ну. Речь Джека так удивила Лейни, что она даже отняла руки от лица.

– Как друг? – переспросила она.

Он прокашлялся и расслабил ворот рубашки, вероятно, забыв, что ворот и так расстегнут.

– Да. Как друг. А почему нет? То, что я подписываю зарплатную ведомость, не означает, что мы не можем быть друзьями, верно?

Лейни закивала:

– Естественно. Сейчас же двадцать первый век.

– Ну вот. Ведь в двадцать первом веке мужчина и женщина могут быть друзьями, правильно?

– Конечно, – пробормотала Лейни.

– Разве не эту мысль хотела донести героиня Мэг Райан в «Когда Гарри встретил Салли»?

Гм. Куда их заведет этот разговор?

– Наверное.

– Но еще там был Билли Кристал со своей теорией, что мужчина и женщина не могут быть друзьями, потому что мужчина будет неизбежно думать о сексе и разрушит дружбу.

– Слушай, а ты не хочешь заставить меня говорить с забавным акцентом или еще как-то, а? – спросила Лейни, косясь на него.

– Нет, – рассеянно ответил Джек. – То есть если ты сама не захочешь. Но я не думаю…

– Что не думаешь?

– Так, ничего.

– Что? – продолжала настаивать Лейни.

Неожиданно Джек одарил ее озорной улыбкой, и Лейни, отпрянув, ударилась головой о боковое окно.

– Ты хочешь раздеться и выяснить, смогу ли я определить, делаешь ли ты то же самое, что делала Мэг Райан в гастрономе? Это наверняка поможет проверить теорию, можем мы быть друзьями или нет.

Лейни закатила глаза. Нет, она не будет изображать оргазм в машине Джека. Или где-либо еще.

– Джек, будь серьезным.

– Серьезным? Лейни, я просто сделал тебе предложение. Если я стану еще более серьезным, им придется переставить нас на полку с эротикой.

– Джек, – предупредила Лейни.

– Лейни, – усмехнулся Джек. – Извини. Зато ты повеселела.

Открывая дверцу машины, Лейни поняла, что он прав. Только она ему об этом не скажет. Чтобы он не возгордился.

– Тебе кто-нибудь говорил, что ты отличный парень? – поинтересовалась она, когда они вошли в офис.

– Мне? Нет, черт возьми. И я не отличный. У меня глаза в струпьях. И поросль в пупке. Разве ты не видела сценарий?

– Зато поросль дорогая, верно? Джек усмехнулся.

– Именно.

Господи, как же он красив, когда вот так вот улыбается. И еще красивее, когда наклоняется и целует ее в кончик носа, а потом говорит:

– Ты мне нравишься, Лейни. Я рад, что ты с нами.

Лейни судорожно сглотнула. Ого. Что она сейчас почувствовала? Неужели ее замерзшее сердце стало оттаивать?

Она попятилась и наткнулась на свой стол.

– Я тоже рада, что я с вами. То есть работаю. У меня куча дел. Ой! У меня так и не получилось взглянуть на снимки, что я сделала вчера.

Джек привалился к собственному столу, при этом джинсы обтянули его мускулистые бедра. Сложив руки на груди, он довольно долго наблюдал за ней.

– Я перешлю их тебе по почте в понедельник утром. А почему бы нам не закончить на сегодня? Ведь уже вечер пятницы. Уверен, у тебя есть какие-то планы, да и у меня тоже.

Лейни попыталась скрыть отчаяние, когда посмотрела на часы. Только четверть пятого. Пока еще рано ехать домой. Ей стало жутко при мысли, что ее ожидает восемь часов пустоты.

– Я не прочь поработать, – сказала она.

– Да ладно тебе, иди. – Джек махнул рукой в сторону двери и вдруг выпрямился. – Кажется, приехала моя знакомая. Ну вот, мы оба можем приступить к вечерним развлечениям.

Дверь распахнулась, и в офис вошла сногсшибательная женщина с блестящими каштановыми волосами до пояса и узкими – Лейни в жизни не видела таких – бедрами. У нее были необычные глаза цвета миндаля, ослепительная улыбка и скулы, за которые любая модель отдала бы душу – или хотя бы наимоднейшую сумочку от известного дизайнера. Мерцающее красное платье плотно облегало ее и подчеркивало все изгибы тела.

Короче, она была ожившим кошмаром любой женщины.

– Джек, дорогой. Ты еще не готов? – Она надула губки, с недовольным видом оглядывая его джинсы и тенниску.

– Мы едем в Майами. – Джек обнял женщину за узенькие и в то же время идеально гладкие и загорелые плечи.

Ну естественно. В пятницу вечером все население южного побережья расползается по клубам.

Лейни затолкала внутрь завистливого зверя, который так и норовил вылезти из ее рта, как та тварь в «Чужих». Она знала, что такие женщины, как эта, действительно существуют на свете – а как иначе без них модные дизайнеры смогли бы удержаться на плаву? – но никогда прежде не видела их вживую.

Только что она прекрасно себя чувствовала от того, что снова влезла в «тощий» десятый размер.

А теперь уже не чувствует.

Она откинула с лица свои волосы – тусклые, жидкие и мышиного цвета, если сравнивать с волосами незнакомки – и поспешно спрятала руки за спину, сообразив, что у нее ногти в жутком состоянии. А пятки! После переезда во Флориду она перестала носить дома обувь, и кожа на пятках стала напоминать фанеру.

Лейни трудно было допустить, что у женщины, которая сейчас обнимала Джека за талию, когда-либо бывали волдыри на пальцах ног или заусенцы на пальцах рук, что ей когда-либо приходилось бороться с сухими, треснувшими пятками. Ее кожа никогда бы не посмела в той или иной форме взбунтоваться против хозяйки.

Выдавив из себя неуверенную улыбку, Лейни прошла к двери мимо идеальной пары. Она будет вызывать в памяти эту картину каждый раз, когда подумает, что поддразнивание Джека несет в себе нечто большее, чем жалость к ней.

А это именно жалость. И ничто иное.

Глава 21

– Никогда не догадаешься, что она сделала. Ну давай. Попробуй отгадать.

Джек рассеянно потер правое ухо, которое саднило после получаса выслушиваний жалоб единокровной сестры Эми.

– Поцарапала тебя? Дернула за волосы? Выхватила нож?

По салону разнесся вздох Эми.

– Нет. Так сделала бы мама Лизы, а не моя.

Его отец, Джей-Ди-младший, имел семь детей, причем от разных женщин. На трех из них он был женат, на четырех – нет.

Джек с нетерпением ждал появления номера восьмого. Он на сто процентов был уверен, что номер восемь обязательно будет. Его дорогому папочке в прошлом году исполнилось шестьдесят пять, и Джек прикинул, что тот будет палить из своей «пушки» как минимум еще лет десять. А может, и все двадцать.

Черт. Ведь это означает, что могут появиться номера восемь, девять, десять и даже одиннадцать. Зная папочку, нетрудно предположить, что ему захочется дострелять до дюжины.

Именно поэтому родители Джека Данфорта-второго основали фонд, с помощью которого перепрыгнули через поколение. Они умерли десять лет назад, но еще задолго до своей смерти разглядели дорожку, по которой пошел их ребенок, и сделали все, чтобы накопленное ими состояние не было разодрано на куски и роздано в качестве пособия по безработице всем женщинам, попавшим в сети их сыночка.

Джек уже не сердился на своего отца. Джей-Ди был просто… Джей-Ди.

Лживым, гулящим, ленивым, никчемным бездельником, который изредка спал с хорошими женщинами, а потом разбивал им жизнь, бросая их и уходя прочь. Иногда он спал со склочными бабами и тоже разбивал им жизнь, бросая их и уходя прочь.

Мать Джека относилась к первой категории. А мать его единокровного брата к этой категории не относилась. Не относились к ней и матери Дункана, Лизы и Трента.

Матери же Эми и Ким были не так ух плохи. Во всяком случае, так считал Джек, хотя сегодня вечером отношение Эми к родительнице было предвзятым.

Иногда Джеку начинало казаться, что его жизнь скорее похожа на сериалы «Даллас» или «Династия», чем на «Лунный свет». Однако надо отдать должное Дункану и Лейни. Они изо всех сил стараются процитировать хоть одну шутку за день из этого сериала.

– Ладно. Сдаюсь. Что она сделала?

Мать Эми не одобрила сегодняшний наряд дочери, и Эми обиделась на форму, в которой та выразила свое неудовольствие.

– Она попыталась наложить на меня проклятие какой-то старой китаянки. Сказала, что хорошая дочь должна слушаться свою мать.

– Разве твоя мама не вьетнамка? – уточнил Джек.

– И что из этого? Ты же понимаешь, что я имею в виду. Она использует весь этот вздор «страны отцов» каждый раз, когда хочет заставить меня поступить по-своему. А я не буду. Я американка. Я никогда не была во Вьетнаме. Она что, хочет, чтобы я одевалась, как для выхода на рисовое поле? Я видела фильмы. Эта одежда уродлива. Откуда они ее берут? Из мешков шьют?

Джек подавил смех. Только поощрять Эми в ее возмущении нельзя – это было бы ошибкой.

– А ты спрашивала у мамы, что у нее на уме? Вряд ли она рассчитывает, что ты наденешь нечто в этом роде.

Между прочим, Джек не встречал женщин, умевших одеваться красивее, чем Мей. Вероятно, она просто хотела, чтобы ее дочь, похожая на мать как две капли воды, не носила платья, которые давали всем понять, что девушка предпочитает бразильскую, а не традиционную эпиляцию зоны бикини.

– Нет. Я ушла как раз в тот момент, когда она накладывала на меня какое-то заклинание. Наверное, все кончится тем, что у меня в ванне будут плавать лягушки или появится что-нибудь в этом роде.

Джек хмыкнул и повернул зеркало заднего вида так, чтобы заходящее солнце не слепило глаза. До Майами, где у Джека была назначена встреча с подрядчиками, чтобы обсудить переоборудование принадлежавшего ему многоквартирного дома в отель. Он знал, что Эми нравится Майами с его праздными обитателями и вечеринками до утра, поэтому и пригласил ее с собой на выходные.

Сколько бы он ни ворчал на своих единокровных братьев и сестер, он все равно любил их. Ну, кроме Джексона. Джексон сделал так, что полюбить его было трудно. И все же они были семьей. Сумасшедшей, расшатанной, такой, как показано в фильме «Оптом дешевле», но все же семьей.

– Так что за проблемы с твоей новой сотрудницей? – спросила Эми, ворвавшись в его размышления о Джей-Ди и его разношерстном потомстве.

– С Лейни? С ней никаких проблем нет. А почему ты спрашиваешь? – Джек бросил быстрый взгляд на сестру и опять сосредоточил свое внимание на дороге.

Эми была настолько эгоистична, что не замечала никого, кроме себя. Поэтому Джека удивило, что она не забыла о коротком пребывании Лейни в ее мире.

– Она нравится Дункану. Он говорит, что и тебе тоже. Говорит, что чувствует, как между вами происходит химическая реакция.

– Дункану следует быть поосторожнее в своих высказываниях. Его должность не особо-то и значимая.

Эми ткнула его крохотным, но костлявым кулачком.

– Хватит грозить, что уволишь Дункана. Мы все знаем, что ты никогда этого не сделаешь.

Она права. Все это знают.

– Да, мне нравится Лейни, – сказал Джек, меняя тему. – У нее отличное чувство юмора, несмотря на неудачи, которые преследовали ее в последнее время. И она очень ответственная, чего я не могу сказать ни о ком из моих сотрудников.

Эми отреагировала на его замечание равнодушным пожатием плеч.

– Кое у кого из нас нет надобности в ответственности. Кое-кто из нас родился везучим.

– Когда ты упадешь с пьедестала, на который ты себя сама водрузила, будет больно. Падение будет долгим, а приземление, уверяю тебя, паршивым.

– Ой, да что ты об этом знаешь? Ведь именно ты контролируешь всю наличность. Даже если бы тебе дали под зад, ты бы все равно не узнал, что такое жесткое приземление.

Как же. Джек немало знал о том, каково это – падать лицом вниз, когда весь мир, фигурально выражаясь, наблюдает за тобой. Именно поэтому, покопавшись в прошлом Лейни, он перестал смотреть на нее как на привлекательную и полную тайн женщину, у которой хватило наглости стянуть его кредитку в тот вечер в «Ритце».

Между прочим, у него уже не раз возникала мысль, что у них с Лейни Эймс гораздо больше общего, чем ей может показаться.

Еще один пятничный вечер в одиночестве.

Лейни стояла на террасе, освещенной заходящим солнцем, и смотрела на дверь отцовского дома. Затем она перевела взгляд на дом сестры.

Триш и Алан вложили немалые средства в перестройку своего дома, и, как впервые обратила внимание Лейни, они были в этом не единственные. Большинство домов квартала тоже подверглось косметическому ремонту. Кне-которым – как и дому сестры и зятя – пристроили второй этаж. Другие – в том числе и дом отца – оставили в прежней конфигурации, зато им обновили крышу и покрасили свежей краской, а в их садах поработал профес-сионатьный ландшафтный дизайнер.

Окрестности выглядели не такими обшарпанными, какими она запомнила их со школьных времен. Но когда же все так изменилось? Ведь за пятнадцать лет она не раз приезжала сюда. Почему же не замечала эти метаморфозы раньше?

Лейни пожала плечами. Какая разница? Она рада, что теперь отец и сестра живут в более благопристойном окружении, однако это нисколько не умаляет ее одиночества.

Грустно вздохнув, Лейни вставила ключ в замок и отперла дверь. Ее встретил поток освежающе-прохладного воздуха. Пройдя внутрь, она поморщилась.

– Кажется, пахнет бензином, – пробормотала она, закрывая за собой дверь.

Наверное, оставила открытой крышку бензобака газонокосилки, решила она, но, открыв дверь гаража, поняла, что запах идет не оттуда. Тогда она обошла дом, пытаясь определить источник запаха. Она уже подумывала, что все это ей почудилось… пока не открыла дверь в свою комнату.

Лейни зажала нос. Фу. От этой вони можно лишиться нескольких сотен тысяч клеток головного мозга.

Она поспешно открыла оба окна, чтобы проветрить комнату, а затем подняла крышку плетеной корзины. Ей в нос ударила волна бензиновой вони, и она быстро захлопнула крышку.

Черт. Наверное, вчера вечером она пролила на себя бензин, когда переливала его из косилки в машину.

– Отправляйся-ка ты в стирку, – сказала Лейни, поднимая корзину.

В подсобке она переложила содержимое корзины – белое, темное и цветное – в машину. Придется прокрутить все раза два, чтобы запах ушел. Тогда сначала нужно поставить быстрый цикл.

Покончив с этим, Лейни вернулась в свою комнату, чтобы переодеться, но, переступив порог, заметила, что теперь в воздухе появился другой запах, который прежде перебивался запахом бензина.

Брезгливо морщась, она принялась вынюхивать все углы. На этот раз вонь привела ее к гардеробной. Она остановилась перед жалюзийными дверцами, взялась за ручки из потемневшей бронзы и еще раз потянула носом.

Да. Запах идет оттуда.

Распахнув дверцы, Лейни заглянула внутрь. Ее одежда висит слева, как и висела, туфли расставлены на полу под штангой. Если не допустить, что ее вещи сгнили в жарком и влажном климате Флориды, то непонятно, откуда воняет. Ведь она моется каждый день. Несет свои вещи в химчистку сразу, как только появляется намек на несвежесть. Сыплет тальк в туфли, чтобы он впитывал влагу.

Лейни подалась вперед и еще раз принюхалась.

Нет, пахнет не ее одежда.

Она наклонилась вниз и принюхалась.

Нет, и обувь не пахнет.

Стараясь не смотреть на чехол, содержимое которого вызвало столько неприятных воспоминаний, она прошла в правую часть гардеробной. Здесь больше ничего, кроме чехла, не висело, и она в поисках вони присела на корточки.

На полу стояло несколько старых обувных коробок. Лейни подняла крышку с ближайшей и нахмурилась. Что это такое?

Она подтащила коробку поближе к свету.

Там лежали бумаги и пожелтевшие фотографии. Взяв верхний листок, она прочитала выцветшую надпись.

Ее табель успеваемости за первый класс.

Лейни прищурилась. Где они тогда жили? В каком-то городке для военных моряков в Калифорнии, если она правильно помнит.

Она посмотрела на дату. Девятое декабря. Конец первой четверти первого класса.

Лейни не знала, как сейчас оценивают успеваемость, но в ее школе – во всяком случае, в те годы – вся деятельность ученика оценивалась как «удовлетворительная» или «неудовлетворительная». Не было оценок, выпускных вечеров для шестилеток, вызубривших алфавит и научившихся завязывать шнурки ради того, чтобы их перевели во второй класс.

Читая табель, Лейни не смогла сдержать улыбки. Замечания учительницы выглядели такими важными.

«У Элейн имеются сложности с концентрацией внимания».

«У Элейн временами возникают проблемы с умением владеть собой».

Она получила «удовлетворительно» по всем дисциплинам, в том числе и по чистописанию. Лейни рассмеялась: ведь она была левшой и писала коряво, пока не сообразила по-другому держать руку; после этого она перестала размазывать все, что только что написала.

Лейни перевернула табель, и улыбка тут же исчезла с ее лица. К обратной стороне табеля была прикреплена записка, написанная тем же почерком. И адресована она была отцу.

«Уважаемый мистер Эймс, – говорилось в записке, – я боролась против характеристики, данной успеваемости Элейн, потому что девочка, пришедшая в мой класс в сентябре, к настоящему моменту стала совсем другой. В начале учебного года Элейн была сообразительным, жизнерадостным ребенком, который был добр к своим одноклассникам и всегда стремился прийти на помощь, но в котором изредка проявлялась властность, когда не получалось добиться своего. Однако в последнее время она стала угрюмой и замкнутой, почти перестала участвовать в работе класса и отвечать, когда ее вызывают к доске. Очевидно, неожиданная и трагическая смерть вашей супруги, случившаяся в октябре…»

Лейни перестала читать и отшвырнула табель, как будто он неожиданно превратился в шипящую и кусающуюся кошку.

Закрыв обувную коробку, она задвинула ее на место и настороженно оглядела остальные. С одной стороны, ей было интересно узнать, что в них. С другой – ей больше не хотелось неприятных сюрпризов.

Она приняла решение в пользу первого варианта – ведь надо же, в конце концов, найти источник этой вони. Если он в одной из коробок, ей придется выбросить ее. В противном случае спать в комнате будет невозможно. Лейни слегка выдвинула следующую коробку и с любопытством приподняла крышку. Здесь было полно лент – зеленых, красных, синих. Они выглядели безвредными, поэтому она пододвинула коробку к себе. – Четвертое место в беге парами среди пятых классов, – хмыкнув, пробормотала она, копаясь в дурацких лентах.

Это был худший кошмар старательного ученика. Она уже и забыла, как в те годы школы пытались повысить самооценку своих учеников и раздавали им ленты за все, от девятого места в ходьбе на руках и ногах в сидячей позе до участия в конкурсе на знание орфографии среди третьих классов.

Убедившись, что в коробке нет ничего плохого, Лейни и закрыла ее и задвинула на место.

Затем она заглянула в последнюю коробку и опять нахмурилась. Здесь лежали фотографии – более поздние, чем в первой коробке, поэтому они еще не успели сильно потускнеть. Она уже начала подтаскивать короб-ку к себе, как краем глаза заметила тарелку на тумбочке в самом углу.

О черт! Лейни стукнула себя ладонью по лбу. Это же грибы, которые она так и не дожарила в тот вечер, когда Триш пригласила ее на импровизированную вечеринку. Брр, как же они мерзко пахнут!

Скривившись, она двумя пальцами взяла тарелку.

Вот он, источник вони.

Стараясь не вдыхать запах, Лейни отнесла тарелку на кухню и подставила ее под струю воды, но грибы, казалось, приклеились к керамической поверхности. Тогда она набрала воды в кружку и поставила ее в микроволновку на две минуты, а потом вылила горячую воду в тарелку. Решив подождать, когда грибы размокнут, Лейни поставила кружку рядом с тарелкой, включила стиральную машину на второй круг и вернулась в свою комнату.

Она вытащила коробку из гардеробной и перенесла на кровать. Скинув туфли и устроившись на покрывале, она принялась выяснять, какие воспоминания там хранятся.

Фотографии напоминали прокручиваемую в обратной последовательности историю друзей, которых она когда-то знала, и мест, где она когда-то жила. Лейни не могла сказать наверняка, она собирала эту коробку, или кто-то другой нашел снимки после ее отъезда и сложил в коробку. Кстати, а почему она не взяла их с собой в Сиэтл?

Наверное, потому, что после многочисленных переездов уяснила, что на новом месте начинается новая жизнь с новыми друзьями. Кого-то это, возможно, привлекало, но Лейни нет.

Кто-то, возможно, любит кочевую жизнь, но не она.

Она уже и забыла, как больно было расставаться с друзьями.

Сморгнув слезы, Лейни посмотрела на фотографию, где она была снята четырнадцатилетней. Почему-то она стала полнеть между тринадцатью и четырнадцатью, и продолжалось это до тех пор, пока ей не исполнилось девятнадцать. Но и тогда никто не назвал бы ее стройной или изящной, хотя она и избавилась от тех самых излишков, которые стала набирать, будучи подростком. А может… это не было такой уж неожиданностью? Лейни еще раз взглянула на снимок. Эта девочка, на-i юловину Лейни, наполовину совершенно незнакомый человек, выглядела грустной. Четырнадцать.

Значит, в тот год она пошла в девятый. Может, они снова переехали? Лейни без всяких подсчетов могла ответить утвердительно. Ведь они постоянно куда-то переезжали.

Она напрягла память. Четырнадцатый день рождения. Шестое августа.

Да. В то лето они переехали, и все дети в округе рассказывали ей, как ужасна, по слухам, та школа в рабочем районе. Она плохо помнила тот переезд – уже тогда она поняла всю прелесть умения забывать. Чем быстрее ты забудешь своих друзей из последнего города, тем менее болезненным будет расставание.

Зато она хорошо помнила, что соседские дети оказались правы. Школа была ужасной.

Десятиклассники терроризировали младших детей, отлавливали их в коридоре, ведшем к буфету, и прижимали к стене. Они осыпали их оскорблениями, инстинк-тивно чувствуя, какая колкость причинит больше боли. Прийти в женский туалет можно было только в противогазе – так там было накурено. Дорога домой на автобусе вообще была пыткой. Одна самая крутая десятиклассница избрала новенькую – Лейни Эймс объектом своих издевательств. Никто не хотел сидеть рядом с ней из страха попасть Рите под горячую руку. А это означало, что Лейни приходилось в одиночестве терпеть Ритины тычки острым карандашом и обидные замечания насчет ее полноты, одежды, волос и всего прочего.

Смысла обсуждать эту тему с отцом не было. Однажды она попыталась – он тогда услышал, как она плачет, и спросил, в чем дело.

«Ну, ты ешь слишком много для девочки», – заявил он, когда она пожаловалась, что Рита обозвала ее жирной. Естественно, она ела много. Она была одиноким ребенком, которому не к кому обратиться за утешением. Поэтому ее лучшими друзьями стали тосты с корицей и толстым слоем масла.

Лейни вернула снимок в коробку и начала перебирать остальные фотографии, пока не нашла ту, которая заставила ее улыбнуться. Она была сделана в Нейплзе через несколько месяцев после переезда. Этот переезд оказался не таким тяжелым, как предыдущие, возможно, потому, что рядом была Триш, которая помогла ей в переходный период. Конечно, первый день в новой школе был очень тяжелым, но Лейни чувствовала себя спокойнее оттого, что знала хоть кого-то в городе.

У Лейни заурчало в животе, и она поняла, что голодна. С чего бы это? Разве можно проголодаться после такого обеда, что был сегодня?

Очевидно, ее желудку чужда логика. Он требует еды. Лейни взяла стопку верхних фотографий и пошла на кухню. Прежде чем приступить к готовке, она переки нула вещи из стиральной машины в сушилку.

Открыв холодильник, Лейни прикинула, что можно съесть. Она не была очень уж голодна. Ей просто хотелось перекусить, пожевать что-нибудь вкусненькое, пока она будет рассматривать оставшиеся фотографии.

– Ой, кажется, это крем-брюле! – Ее желудок заурчал в предвкушении.

Она очень любила этот нежный крем с яичным привкусом и теплой хрустящей карамельной корочкой. Наверное, отец вчера купил его в ресторане.

Лейни вытащила одну формочку и поднесла к носу. Вероятно, действие волшебных таблеток Блейна было недолгим, потому что она явственно ощутила аромат крем-брюле, хотя это был просто крем, без брюле.

Это легко исправить. Кажется, в ящике, рядом с вафельницей, она видела специальную горелку.

Лейни посыпала крем сахаром и поставила формочку рядом с тостером, а потом принялась искать горелку. У нее была такая же в Сиэтле. Заправляешь ее газом, нажимаешь на запал и – вуаля! – через минуту сахар поджарен.

Посмеиваясь, Лейни достала горелку из ящика. Свою она продала за пятнадцать баксов (исходная цена $39.95) на той самой адской гаражной распродаже. Тогда она решила, что кулинарная горелка ей не нужна. Можно достичь точно такого же эффекта, если поджаривать присыпанный сахаром десерт в духовке. Однако при этом нагревается сам крем, а сахар не пла-иится. К тому же с горелкой проще, можно контролировать процесс. А в духовке поймать момент сложно – то сахар еще не начал плавиться, то он уже сгорел. Бе-е.

Нет ничего противнее резкого привкуса пережаренного сахара на нежнейшем креме.

Лейни повернула форсунку горелки, чтобы открыть доступ газа, и несколько раз нажала на запал.

Гм. Огонь не загорался.

Она достала из ящика коробок спичек, зажгла одну и поднесла ее к дырочке в горелке, откуда по идее должен идти газ.

Не добившись результатов, Лейни задула спичку и бросила ее в мусор, а потом закрутила форсунку. К счастью, в ящике рядом со спичками она видела маленькую белую канистру с красной надписью.

Мысленно благодаря отца за запасливость, Лейни вытащила из горелки емкость для газа и просто из любопытства понюхала ее, проверяя, пустая она или нет.

Она так и не поняла, зачем это сделала и что заставило ее поднять голову. Наверное, это было ощущение, что за ней наблюдают. Или, вероятно, у нее затекла шея, и ей захотелось потянуться. Что бы это ни было, Лейни подняла голову именно в тот момент… и выронила канистру с газом, упершись взглядом в лицо Триш, которая подглядывала за ней в окно.

Глава 22

– Чумовые выходные, – пробормотала Лейни, повернув на Саншайн-Паркуэй и поспешив к офису.

Вечером в пятницу она наконец-то рассказала Триш о своей новой работе, отчего та пришла в восторг. Однако каждый раз, когда Лейни поворачивалась, ей казалось, что кто-то из членов семьи следит за ней. Как будто они боятся, что она утащит семейное серебро или что-нибудь в этом роде.

– Не понимаю, что они нервничают. У нас же нет фамильных ценностей, чтобы их можно было бы своровать.

– Простите?

Лейни подняла взгляд и обнаружила, что едва не налетела на мужчину.

– Ой, извините, – сказала она.

– Все в порядке, – ответил ей мужчина и спросил:

– Вы здесь работаете?

– Где? В «Бесстрашных сыщиках»?

Она оглядела незнакомца. Потенциальный клиент? Не исключено. Он был одет в синие брюки и белую рубашку с вышитым на правой стороне груди именем «Дейв».

– Да, – подтвердил мужчина.

– Да, работаю.

О-о! Круто! Ее первый собственный клиент! Плохо, что у нее нет ключа от офиса, чтобы впустить его. Вот было бы здорово составить досье на ее первого клиента с помощью новой программы, которую…

– Отлично. Тогда оставлю это вам, – сказал мужчина.

Он открыл задние дверцы небольшого грузовичка, стоявшего у тротуара, и вытащил оттуда потрясающий букет. Там были и белые розы, и розовые герберы, и еще какие-то алые цветы, названия которых Лейни не знала. Все это разноцветье изящно перемежалось зеленым.

– Какая красота! – воскликнула она и подумала, что в выходные Джек, вероятно, произвел неизгладимое впечатление на свою милашку и, стремясь добить се, решил послать ей цветы.

Все верно. Она провела выходные под бдительным оком своих родственников, а Джек развлекался со своей красоткой в Майами. Это лишний раз доказывает, как далеки друг от друга их миры.

– Ты заказала для меня цветы? Как мило. Извини, но у меня для тебя ничего нет. У нас годовщина? Я всегда забываю подобные вещи, – съехидничал Джек, поставив машину на то же место, с которого только что уехая грузовичок, привезший цветы.

Лейни закатила глаза.

– С какой стати мне дарить тебе цветы? Ты же даже ни разу не угостил меня ужином.

– Это не совсем так, – с ухмылкой заявил Джек, выбравшись из машины и нажав на кнопку центрального замка.

У Лейни хватило такта покраснеть, однако ее лицо было скрыто букетом, поэтому Джек этого не заметил.

– В общем, эти цветы не от меня.

Джек отпер дверь офиса, открыл ее и пропустил вперед Лейни. Лейни поставила тяжелую корзину на стол и повернулась, чтобы идти к своему столу, но обнаружила, что путь ей преграждает Джек.

Сегодня утром он выглядел счастливым. Умиротворенным. Не было ни покрасневших глаз, ни суровых складок вокруг рта. А с чего этому быть? Ведь последние два дня он бродил по пляжу и занимался сексом с фантастической красоты представительницей женского пола, с которой уехал в пятницу вечером, потом ел в роскошных ресторанах и опять занимался сексом…

– Похоже, ты отлично провел выходные. Каково это – иметь в близких знакомых «Мисс Хиппи-2005»? – Эти слова вырвались у Лейни непроизвольно. Эй, ревность-злодейка!

Джек прижал руку к сердцу и устремил на Лейни страдальческий взгляд.

– Ой как больно!

– Как же.

– Между прочим, она «Мисс Хиппи-2006». Я знаю, я не такой, каким выгляжу, но я не считаю для себя возможным опускаться до прошлогодней модели!

Лейни покачала головой, гадая, чем такие молоденькие привлекают Джека. Однако она тут же осадила себя и отругала за наивность. Его привлекают бедра без цел-люлита. Плоские животы. Возможно, еще языки с пирсингом. Да, пусть ей за тридцать, но она знает, для чего хорош пирсинг языка. Вероятно, такому парню, как Джек, простой минет наскучил. Как допустимый. Как пройденный этап. Наверное, он настолько сладострастен, что ничего, кроме гомосексуального секса, одежды из латекса и использования кнута, возбудить его не может.

Если бы не ревность, она бы, возможно, пожалела его. Вздохнув, Лейни обошла своего начальника. «Хватит думать о том, чего не можешь иметь», – сурово приказала она самой себе.

– Я шучу. Эми моя сестра. Ну, единокровная, – понравился Джек. – Но даже если бы она не была моей сестрой, я бы никогда не стал близко знакомиться с женщиной такого типа. Она слишком дикая. А мне нужна более приземленная. Такая, которая выдержала удары судьбы и встала после них на ноги, которая понимает, что жизнь не всегда легка.

Лейни затаила дыхание, вслушиваясь в слова Джека. Она спиной чувствовала его взгляд, ощущала, как между ними тянется соединяющая нить.

Ну зачем он говорит ей такое? Или может быть, чтобы он…

– Доброе утро, ребята, – приветствовал всех Дункан, входя в офис и не замечая царившей в нем напряженной атмосферы.

– Тебе когда-нибудь говорили, что опаздывать нехорошо? – осведомился Джек.

– Нет. Взгляни на себя.

Лейни поежилась. Она все еще была под действием слов Джека. Повернувшись, она обнаружила, что он смотрит на нее, и в его глазах отражается нечто, чему трудно было дать определение.

Она облизнула нижнюю губу. Почему у нее вдруг пересохло во рту?

Джек проследил за ее языком, и его глаза потемнели. Он шагнул к ней и сильной рукой стал нежно гладить ее по предплечью.

– Лейни, – начал он.

– Эй, красивые цветы. От кого они? – спросил Дункан, обходя стол Джека, чтобы добраться до своего.

– Ты согласна…

Лейни подалась вперед. «Да», – хотелось закричать ей, хотя вопрос она так и не услышала.

– Лейни, а ведь это тебе, – перебил Джека Дункан.

«Задай вопрос», – молча молила она, игнорируя своего недогадливого коллегу. Ей было плевать на цветы. Что хотел сказать Джек?

– Ой, а ты, кажется, произвела на парня неизгладимое впечатление. Он не только прислал цветы, он еще обещает позвонить тебе сегодня. Через два часа. Прикинь: хочет пригласить тебя на свидание.

Джек стиснул зубы и, прищурившись, посмотрел на Лейни.

«Прошу тебя, задай вопрос», – продолжала мысленно молить Лейни.

– От кого цветы? – не поворачивая головы, спросил Джек.

– От Блейна Харпера, – ответил Дункан. – Кажется, у меня появился соперник, который тоже борется за внимание нашей маленькой Лейни. Доктор Диета запал на нее. Мило, правда?

Джек опустил руку и отступил.

– Ага. Это… мило, – согласился он.

Лейни прикрыла глаза. В ее душе царил сумбур. Разве это не то, о чем она мечтала? Блейн Харпер – известный, красивый и теперь богатый – заинтересовался ею. Именно ею. Элейн Эймс. Изгоем. Бывшей неуклюжей толстухой. Женщиной, чья жизнь – сплошная череда неприятностей.

По идее ей надо бы радоваться. Правило Лиллиан Брайсон сработало. Благодаря ее совету Лейни удалось завладеть вниманием Блейна. Нет гарантии, что он предложит сопровождать ее на встречу выпускников и тем самым даст ей шанс исполнить заветное желание – поразить своих одноклассников. Однако сейчас, во всяком случае, вероятность подобного развития событий не исключается.

Тогда почему ее вдруг охватило разочарование?

Глава 23

После пятнадцати минут уныния Лейни решила прекратить страдать и воспользоваться благоприятной возможностью на полную катушку. Блейн Харпер позвонит между половиной двенадцатого и двенадцатью, а она не представляет, как ей с ним себя вести.

Поболтать о том о сем?

Кокетливо похихикать?

А что, если он не пригласит ее на свидание? Поднять эту тему самой?

Лейни постукивала ручкой по папке, лежавшей перед ней на столе. Нужна помощь. Но кого спросить?

Естественно, не Джека. И не Дункана. Одна мысль об обсуждении этого вопроса с ними вызвала у нее смех. Можно обратиться к Триш, но Лейни сомневалась, что та поможет. Ее сестра замужем почти пятнадцать лет. Что ей известно о правилах нынешней игры в свидания?

Нет. Лиллиан Брайсон – единственная, к кому можно обратиться. Но у нее нет денег, чтобы заплатить Лиллиан за совет.

Только иного выбора нет. Что ж, придется снова заняться подслушиванием.

Кто знает? В пятницу это помогло. Может, и сегодня удастся что-нибудь подслушать?

Лейни нахмурилась и снова постучала ручкой по папке. Какой бы предлог придумать, чтобы пойти туда? На прошлой неделе в офис Лиллиан ее привел случай.

Ну, не только случай, но и заказ на проверку анкетных данных, поправилась Лейни.

И встрепенулась. Вот оно! Анкетные данные.

Взяв папку со стола, она встала.

– Я отнесу результаты проверки в «Правила свиданий», – объявила она.

Джек оторвался от компьютера и поднял голову:

– Проверку еще не проводили. Я жду ответа от кредитного бюро.

– О! – Лейни села. Прищурилась. Задумалась на мгновение. И опять встала. – Ладно, тогда я сбегаю за кофе, – сказала она. Они не увидят, как она зайдет в «Правила свиданий»… если только не будут следить за ней.

– Отлично. Мне мокко, ладно? – рассеянно попросил Джек, возвращаясь к работе.

– А мне карамельное маккиато. С дополнительной порцией сливок! – заорал из кухни Дункан.

Ого! У нее нет денег.

Но им об этом говорить нельзя.

И что же делать?

Лейни вздохнула. Что ж, сама виновата. Давно надо было понять, что ее ложь всегда растет как снежный ком, пока не превращается в лавину, которая и накрывает ее.

Она помотала головой и взяла сумочку. Нужно что-то придумать. Но прежде нужно выяснить, как быть с Блейном.

Лейни вышла на залитую теплым весенним солнцем улицу. Мимо неторопливо проехала пара на велосипедах, большая коричневая бабочка села на красивый желтый цветок, свесившийся с кашпо. В южной Флориде властвовала весна, и все вокруг сияло яркими красками. Даже деревья принарядились в красное, алое и оранжевое.

В Сиэтле же деревья цвели тремя цветами: белым, бледно-розовым или бледно-желтым. Поэтому Лейни было непривычно видеть такую яркую палитру после долгих лет, проведенных на северо-западном побережье.

Однако этим утром она не собиралась классифицировать различия между северным и южным климатом, поэтому быстро подошла к соседнему офису, огляделась по сторонам, чтобы убедиться, не наблюдают ли за ней Джек и Дункан, открыла дверь и проскользнула внутрь.

Лейни ожидала, что ее встретит секретарь «Правил свиданий», и была приятно удивлена, обнаружив, что приемная пуста.

Класс! Все может оказаться проще, чем предполагалось.

Лейни на цыпочках прошла по коридору, остановившись у кабинета Лиллиан, вжалась спиной в стену и заглянула внутрь. Она слышала голоса, доносившиеся из учебной комнаты в конце коридора, и надеялась послушать несколько минут. Ведь ей всего-то и нужно, что один маленький совет, который поможет ей почувствовать себя увереннее при общении с Елейном.

Убедившись, что в кабинете никого нет, Лейни двинулась дальше по коридору.

Она воровато огляделась по сторонам и приложила ухо к двери.

– …ответьте мне, почему вы не должны соглашаться на свидание, на которое вас пригласили менее чем за двое суток? – услышала она голос Лиллиан.

– Потому что не хотим быть для него легкой добычей? – ответила какая-то женщина.

– Это одна из причин.

– Не хотим, чтобы он подумал, что ты сидишь у окошка и ждешь его звонка? – высказала предположение еще одна.

– Верно. Но самое главное другое: вы не должны сидеть у окошка и ждать его звонка, – сказала Лиллиан. – Ваша жизнь должна быть достаточно наполненной, чтобы у вас имелись дела на ближайшие сорок восемь часов, пусть даже в эти дела включена уборка дома или личное время. Мужчина не должен быть приоритетом номер один в вашей жизни. В противном случае вы дадите ему слишком много власти, и я гарантирую, что он сделает вас несчастной.

Лейни хмыкнула. Вот уж точно, мужчины способны сделать женщину несчастной, даже если они не являются приоритетом номер один. Тед это отлично доказал.

Эх, только ей-то что от этого? Это ей не поможет…

– Лейни? Что ты здесь делаешь?

Лейни так резко повернулась, что стукнулась головой о дверь.

– Мэдди. Привет. Что я здесь делаю? – Да. Именно. Что она здесь делает? – Э-э… – Ну, давай думай.

Лейни потерла ухо, судорожно подыскивая какое-нибудь удобоваримое объяснение. Ее взгляд скользнул по двери с надписью «Туалет» на другой стороне коридора, и она прекратила тереть ухо и улыбнулась.

Мысленно извиняясь перед Дунканом за то, что подставляет его, она сказала:

– Я вот тут решила воспользоваться вашим туалетом. Дункан пошел в наш десять минут назад. С последним номером еженедельника «Спай – Пи-Ай» под мышкой. – Она многозначительно посмотрела на Мэдди. Они обе женщины. Они знаю, что это значит. Но на всякий случай Лейни добавила: – В ближайший час попасть туда будет непросто, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Мэдди сморщила носик.

– Понимаю. Ходи в наш, когда понадобится. Не завидую тебе, сочувствую, что приходится пользоваться одним туалетом с двумя мужиками.

Вообще-то Джек и Дункан были не так уж плохи, поэтому Лейни почувствовала угрызения совести. Угрызения были слабоваты для того, чтобы отказаться от своих слов, но все же достаточно сильные, чтобы мучиться, пока она, поблагодарив Мэдди, претворяла в жизнь свою ложь.

– Почему Лейни так долго ходит за кофе? – пробурчал Джек, вынимая из шкафа чашку и хлопая дверцей.

– У кого-то тут вдруг испортилось настроение, – заметил Дункан из-за журнала.

Он обожал еженедельник «Спай – Пи-Ай уикли». И истории о том, как настоящие детективы – главным образом бывшие копы или закаленные в боях военные – борются с растратчиками или похитителями. И имеют потрясающие «игрушки».

Дункан изучил характеристики последнего миниатюрного водонепроницаемого инфракрасного светодиодного осветителя усиленной мощности с радиусом действия девяносто футов и вздохнул.

Ну почему у них нет такого?

Он знал почему. Потому, что у них нет настоящего детективного агентства.

Потому что Джеку безразлично, есть у них дела или нет. Он купил «Бесстрашных сыщиков», только чтобы выручить из беды отца своего друга, а потом ему, кажется, просто понравилось иметь офис в центре города.

Эта контора – а также должность Дункана, должность Ким, должность Эми и должность Лизы, а теперь и должность Лейни – простая благотворительность, нечто, чем Джек занимается из жалости.

Хотя Лейни пока этого не поняла. Нужно отдать ей должное. Она пытается вдохнуть жизнь в эту контору, превратить это болото в настоящий бизнес.

Дункан при всей своей одержимости детективными сериалами был отнюдь не идиотом. Он заметил, как его старший брат смотрит на Лейни, когда она этого не видит. Между ними точно что-то происходит.

– Кажется, ты ведешь себя как медведь, у которого из-под носа украли мед, вовсе не из-за кофе.

– О чем ты говоришь? – осведомился Джек, с грохотом ставя чашку на стол, в результате чего часть воды выплеснулась через край.

– Я говорю, что мне кажется, что кто-то очень расстроился из-за того, что кое-кто получил цветы от кое-кого, но не от тебя.

– Верно. Именно так, Дункан. Никогда в жизни не встречал людей, которые умели бы складывать два и два быстрее тебя, – со всем возможным пренебрежением заявил Джек.

– Ну что мне на это сказать? Математика всегда была моей сильной стороной, – съязвил Дункан.

Игнорируя раздраженное бурчание Джека, он снова углубился в журнал и стал мечтать о том, как в один прекрасный день станет настоящим частным сыщиком.

– Вот и еще одна неприятность, в которую ты себя сама втянула, – пробормотала Лейни, понимая, что в последнее время она что-то слишком часто стала разговаривать сама с собой.

При наличии двух заказов на кофе и полного отсутствия денег это было единственным решением проблемы.

Переступая порог отцовского дома, она молилась о том, чтобы отец еще спал. На сегодня ее запас лжи сильно истощился, а ей еще предстоит объяснить, зачем она принесла в офис кофе-машину, когда рядом есть отличная кофейня «Старбакс».

И еще ей предстоит впустую израсходовать драгоценное топливо. Она ни под каким видом не потащит эту кофе-машину на себе целых полмили. И не только потому, что этот агрегат тяжелый. Просто она слишком сильно задержалась, и Джек наверняка заметил ее отсутствие.

Лейни очень надеялась, что он не будет снова уговаривать ее купить мобильник, чтобы всегда быть на связи. Она не может тратить ни цента из своей зарплаты, потому что должна внести деньги за машину. К тому же неизвестно, когда Джек возместит ей расходы на телефон.

Лейни поморщилась, когда ее каблуки застучали по кафельному полу. Она на мгновение застыла, прислушиваясь и проверяя, не услышал ли отец этот звук.

Убедившись, что в доме царит тишина, она облегченно вздохнула.

Итак, берем кофе-машину и кофейные зерна из холодильника и бежим из дома.

Лейни на цыпочках прошла в кухню. Она взяла кофе-машину под мышку и выдернула штепсель из розетки, хваля себя за то, что не забыла это сделать. Вот было бы забавно, если бы она вспомнила об этом на полдороге к двери, когда провод натянулся бы.

Намотав шнур на руку, чтобы не наступить на него, она подошла к холодильнику и медленно потянула за ручку дверцы.

«Только бы ничего не вывалилось», – мысленно молилась она.

Ее молитва была услышана.

Дверца с тихим шелестом открылась, и Лейни осторожно вытащила пакет с кофейными зернами, стоявший между коробкой нарезанного шпината и завернутым в упаковочную бумагу куском мяса.

После этого она отпустила дверцу и услышала, как та закрылась с глухим чмоканьем.

«Осталась самая малость», – сказала себе Лейни и на цыпочках пошла к входной двери.

Наконец она оказалась снаружи. Вскоре кофе-машина и пакет с зернами уже лежали на пассажирском сиденье.

С трудом сдерживая ликование, Лейни села за руль. Она будет в офисе через десять минут и приготовит такое же латте, как…

Ой.

Латте. Мокка. Карамельное маккиато.

Понадобится молоко. И шоколадный сироп. И карамель.

И дополнительная порция сливок.

Удвоенное «ой». Со взбитыми сливками.

Лейни уперлась лбом в руль. Нельзя сделать простой кофе. Это не понравится Дункану и Джеку. Они отправят ее в «Старбакс», и она уже не сможет отвертеться. Придется признаться в том, что у нее нет денег, а ей меньше всего этого хочется. Особенно Джеку. Между ними и так огромная, как Большой Каньон, пропасть. У нее нет желания еще больше ее углублять.

– Итак, возвращаемся в дом, – сказала она своему отражению в зеркале заднего вида. При других обстоятельствах она бы посмеялась над собой. – Подразделение, выступаем немедленно, – объявила она, изображая из себя командира разведывательной спецгруппы.

Ладно. В этом все же есть что-то забавное.

Тяжело вздохнув, Лейни вылезла из машины. Вот и еще одна неприятность, которую она сама себе устроила.

Ей повезло хотя бы в том, что отец отличается запасливостью. Она быстро нагрузилась пакетом молока, мягкой бутылкой шоколадного соуса «Хершиз» и банкой карамельного соуса. Так, теперь нужно позаботиться о взбитых сливках.

Она открыла холодильник и стала искать баллон с уже готовыми сливками, но нашла только картонный пакет с жидкими. Затаив дыхание, она еще раз оглядела полки, надеясь все же отыскать что-нибудь типа «Альпенгурт». Но удача, по всей видимости, отвернулась от нее. Лейни закрыла дверцу.

Что ж, придется смириться. Значит, Дункан не получит взбитые сливки к своему карамельному маккиа-то. Переживет. Добавим ему в напиток жидкие сливки, так что будет пить его без пенки.

Лейни вернулась к машине и сложила на пассажирское сиденье все, что ей удалось раздобыть. По дороге к водительской дверце она вдруг остановилась. Подождите-ка. Кажется, у отца есть специальная взбивалка для сливок, из нержавейки, такая, в которую наливаешь сливки, нажимаешь на рычаг, и внутрь впрыскивается какой-то газ и превращает сливки в пену? Не ее ли она видела в кладовке рядом с банкой консервированной тыквы?

Лейни оглянулась на дом. Рискнуть?

Если она не рискнет, велика ли вероятность, что Джек и Дункан отправят ее в магазин за взбитыми сливками?

Да. Велика.

Лучше уж напороться на отца, чем провалить все дело из-за такой малости.

Лейни в третий раз на цыпочках прошла на кухню. Открыла дверь кладовки, та противно заскрипела. Протянула руку. Обхватила пальцами холодную металлическую штуковину. Взяла ее. Закрыла дверцу, которая опять скрипнула.

Затем Лейни повернулась и, с вороватым видом пряча взбивалку за спиной, стала пробираться к входной двери… Она так и не заметила, что все это время отец наблюдал за ней.

Глава 24

К возвращению в офис Лейни заготовила ложь.

Якобы за пятнадцать лет в Сиэтле она превратилась в кофейного сноба. И теперь даже «Старбакс» для нее плох.

Отлично.

На самомделе она любила «Старбакс». Когда у нее появятся деньги и возможность тратить четыре доллара за стакан, она придумает новую ложь, чтобы опровергнуть эту. Может, она скажет, что вынуждена опустить планку, так как адекватной замены здесь просто не найти.

Мысленно пожимая плечами, Лейни сгребла в охапку кофе-машину и остальные припасы, привезенные из отцовского дома.

В общем, она что-нибудь придумает. Кажется, она быстро превращается в специалиста по вранью.

Не исключено, что это пригодится в ее работе частным сыщиком.

Точно. Может, стоит подумать о том, чтобы организовать курсы обучения вранью без отрыва от работы?

– Извините, что задержалась, – сказала Лейни, толкая входную дверь и заходя в офис.

Джек бросил на нее непонятный взгляд, а Дункан встал из-за стола и помог ей отнести все на кухню.

– Зачем все это? – поинтересовался он.

Лейни выдала ему сказку о том, что предпочитает кофе собственного приготовления, и Дункан безропотно проглотил эту историю. Через считанные минуты у Лейни уже кипело молоко, варился кофе и взбивались сливки.

Она вышла из кухни и поставила Джеку на стол чашку с его мокко.

– Надеюсь, тебе понравится, – сказала она и с удивлением обнаружила, что ей это действительно важно.

Джек что-то буркнул, даже не оторвавшись от монитора.

– Ну, если не хочешь… – Лейни уже собралась забрать чашку, но замерла, когда Джек устремил на нее испепеляющий взгляд.

– Очень даже хочу, – вкрадчиво произнес он.

Лейни попыталась рассмеяться, но почему-то сдавило горло и смех получился больше похожим на карканье.

– Я имела в виду мокко.

– А я нет.

– И что же ты имел в виду? – спросила она. Какой-то он сегодня странный.

– Я…

Джек чертыхнулся, потому что на его столе зазвонил телефон, потом он чертыхнулся еще раз, так как взглянул на определитель номера.

– Будет лучше, если трубку возьмешь ты, – заявил он.

– Почему? – Лейни сложила руки на груди и нахмурилась. Она сыта этим по горло. Если Джек хочет что-то ей сказать, он мог бы…

– Это Блейн. И не забудь поблагодарить его за цветы. Лейни раздраженно фыркнула.

– Обязательно, – пообещала она, быстро подошла к своему столу и подняла трубку прежде, чем включился автоответчик.

– Привет, Лейни. Это Блейн. Блейн Харпер, – сказал он со смешком, как будто считал, что она может его забыть.

А Лейни, чувствовавшая себя Донной Рид в «Этой замечательной жизни», когда та говорит по телефону, а Джимми Стюарт весь так и сочится ревностью, неискренне рассмеялась и ответила:

– Да, Блейн, привет. Как ты?

И точно так же, как в фильме, она практически не слышала, что Блейн – тот самый человек, с которым у нее были все шансы закрутить роман – говорит.

Казалось, она не может отвести взгляд от Джека, смотревшего на нее с нескрываемой враждебностью.

– Что? Гм, да, замечательно. А ты? – рассеянно произнесла она то, что выглядело вполне уместным в сложившейся ситуации.

Блейн что-то ответил, но Лейни не знала, что именно.

– Ах, да… э-э… Они очень красивые. Спасибо. Джек отодвинул стул с такой силой, что он с громким стуком ударился о шкаф с картотекой.

– Нет-нет, все замечательно. Что? Сегодня вечером?

Лейни покачала головой и повернулась спиной к Джеку. Нужно сосредоточиться на разговоре. Ведь тот, о ком она мечтала, Блейн, а не Джек. Джек недостижим. Он вне пределов ее досягаемости.

Да, возможно, они обратили друг на друга внимание, но на этом все закончится. Как только страсть будет удовлетворена, ничего не останется. И к этому моменту она упустит свой шанс с Елейном, шанс реабилитироваться и доказать раз и навсегда, что она не неудачница.

– Нет, сегодня не могу, – солгала Лейни.

У нее в ушах звучал совет Брайсон. Один совет уже помог. Пожалуйста, пусть и другой поможет, молила Лейни.

– Нет, и не завтра. Боюсь, мне придется задержаться на работе. Важное дело, понимаешь ли, – сказала она тихо, чтобы Джек не услышал ее и не поймал на лжи.

Лейни зажмурилась. «Ну давай. Спроси еще раз».

– Ох, – разочарованно произнес Блейн. – Плохо. У меня очень плотный график. Вся неделя расписана до конца, а в субботу утром я уезжаю из города.

Лейни изо всех сил сжала трубку, и ей стало страшно, что пластмасса под ее пальцами рассыплется. Ей до смерти хотелось изменить свой ответ, сказать Блейну, что она пересмотрит свой график и подладится по его расписание, но Лиллиан говорила с такой убежденностью…

– В общем… – начал Блейн после неловкого молчания.

Лейни уже отрыла рот, чтобы объявить ему об изменениях в своем графике и о том, что – только представь! – ей неожиданно удалось освободить сегодняшний вечер.

– Как насчет среды? Думаю, я смог бы кое-что передвинуть и освободить вечер.

Она едва не зарыдала от облегчения.

– Давай. В среду было бы замечательно.

– Отлично. Где встретимся? В семь удобно? У тебя есть предложения?

Лейни открыла глаза и обнаружила, что Джек сердито таращится на нее. Она так и не поняла, какой бес подсказал ей сделать то, что она сделала в следующее мгновение – устремила на Джека твердый взгляд и ответила Блейну:

– В «Ритце» есть изумительный ресторан. Думаю, это стало бы идеальным местом для нашего первого свидания.

– Разве у тебя нет работы? – раздраженно осведомился Джек, когда Дункан последовал за ним на улицу.

– У меня? А дым дымит? А пол полит?

– Не начинай, – предупредил его Джек. – Сегодня я не в настроении.

– Почему? Потому, что тебе приходится сражаться за внимание Лейни? Джек, дружище, ты смотришь на это абсолютно неправильно.

Джек остановился посреди тротуара и положил палец на кнопку центрального замка. Он очень жалел, что не может затыкать братца с той же легкостью, с какой отпирает и запирает машину.

Ему нужно было срочно бежать оттуда. Он больше не мог слушать, как Лейни любезничает с этим спецом по похудательным таблеткам. Ведь это он, Джек, должен был прислать Лейни цветы! Почему он об этом не подумал?

Он плохо разбирался в таких вещах, и всегда понимал, как правильно поступить, только когда уже было поздно.

Надо придумать, как спасти Лейни от когтей Блейна Харпера. Но что для этого требуется?

– Мы едем обедать? – спросил Дункан с пассажирского сиденья машины Джека, В этот момент он напоминал веселого щенка, которому не терпится покататься.

Джек хмуро посмотрел на него. Обед с Дунканом ситуацию не исправит. В этом нет никакого сомнения. Он бросил ключи Дункану:

– Езжай сам. У меня есть дела.

Джек проигнорировал восторженный вопль брата – он редко разрешал кому-нибудь, и особенно Дункану, не отличавшемуся осторожностью, управлять своей машиной. Но сейчас у него чрезвычайные обстоятельства.

Он направился к «Правилам свиданий». Лиллиан Брайсон наверняка знает, что делать.

Разве мало ее лекций он подслушал через тонкую стенку в кухне «Бесстрашных»? Он уже знает о том, что нельзя соглашаться на свидание, назначенное менее чем за двое суток, что нельзя заниматься сексом в. первый месяц после знакомства, что первым всегда должен звонить мужчина. Черт, можно было бы подумать, что за последние семь лет он чему-то научился и исправил свою ситуацию со свиданиями. Оказывается, нет. Он редко ходит на свидания.

Фортели папаши почти не оставили у него иллюзий насчет романтических отношений. А когда воспринимаешь свидание как нечто утомительное, неудивительно, что ничего не получается.

Однако к Лейни у него были совсем другие чувства. Она нравилась ему, причем совсем не так, как другие женщины. Он понимал, что это звучит глупо, но с той самой минуты, как она вошла в его офис, он понял, что она та самая.

А значит, он не будет сидеть сложа руки и не допустит, чтобы Доктор Диета заполучил ее. Без борьбы.

Джек резко распахнул дверь «Правил свиданий» и тем самым испугал Мэдди, которая уставилась на него расширившимися от удивления глазами.

– Я хочу видеть Лиллиан. Она здесь? – спросил Джек.

Даже если Лиллиан нет, он все равно не примет отрицательный ответ. Ему нужна помощь, причем немедленно.

– Конечно, Джек. Проходите, – ответила Мэдди.

Джек коротко кивнул и пошел по коридору к кабинету Лиллиан. Лиллиан находилась в процессе поедания чего-то, что очень напоминало сандвич с индейкой, и Джек застал ее в тот момент, когда она несла сандвич ко рту.

– Извини, что врываюсь. Мне нужен совет, – заявил он, закрывая за собой дверь кабинета.

– Вот так сюрприз. Чем я могу тебе помочь? – спросила Лиллиан, запивая сандвич водой.

– Я встретил кое-кого, кто мне действительно нравится, но боюсь, что совершу ошибку, если буду тянуть и не поговорю с ней. А сейчас на сцене появился еще один мужчина, и я не знаю, что сделать, чтоб убрать его с дороги.

Лиллиан спрятала остатки сандвича в пластмассовую коробочку.

– Понятно, – проговорила она. – Значит, эта женщина не знает о твоих чувствах?

Джек почесал затылок.

– Она знает, что нравится мне. То есть должна знать по идее. И она… В общем, мне кажется, что и я ей нравлюсь. – Господи, это же детский лепет, а не слова взрослого мужчины.

– Ты уже поговорил с этой женщиной, не так ли? – слегка нахмурившись, уточнила Лиллиан.

– Естественно, поговорил.

– Это хорошо. – В голосе Лиллиан послышалось облегчение.

– То есть у нас еще не было свидания. Настоящего. Джек прикрыл глаза и потер виски. Неудивительно, что он несет чушь. Потому что он идиот. Он ведет себя, как Дэвид Эддисон в этом дурацком сериале «Лунный свет». Он носится со своими чувствами к Лейни, но при этом даже не рассказал ей, что именно чувствует. Ничего странного, что она отправилась на свидание с Елейном Харпером. У этого Доктора Диеты хватило смелости пригласить ее.

– Э-э… – начала Лиллиан.

Джек поднял руку, призывая ее к молчанию.

– Верно. Я вижу проблему. Я должен пригласить ее на свидание, показать, какой я отличный парень. Произвести на нее впечатление. Очаровать ее. Запереть ее в золотую клетку, чтобы никто не смог добраться до нее.

– Джек…

– Я шучу, – вздохнул Джек. – Она встречается с ним в среду. Я слышал, как они договаривались. Я должен встретиться с ней до среды и сделать так, чтобы она сравнивала все остальные свидания с нашим. К сожалению, она знает это правило про двое суток.

– Знает?

– Ага.

– А как ты об этом узнал? Джек указал пальцем влево.

– Тонкие стены, – пояснил он. – А…

– Так что мне делать? Если я приглашу ее на сегодня или на завтра, она решит, что нужно ответить отказом.

– Лги, – сказала Лиллиан.

– Лгать? – Джек удивленно захлопал глазами. Неужели она только что это сказала? Она, замечательная Лиллиан Брайсон?

Лиллиан встала, обошла стол, остановилась рядом с Джеком и окинула его сочувствующим взглядом.

– Да. Лги. Обманывай. Не отбивай ее, но делай все, чтобы произвести на нее впечатление до того, как она встретится с этим парнем в среду. В противном случае он окажется первым, кто установит стандарты. Если эта женщина действительно так важна для тебя, тебе придется придумать, как вытащить ее на свидание.

– Ладно, – сказал Джек, немного озадаченный жестоким – «пленных не брать» – подходом Лиллиан к вопросу свиданий.

– Ладно.

– Отлично.

– Отлично. – Лиллиан усмехнулась. – Я рассказала тебе, как заставить ее полюбить тебя. А теперь вперед!

Глава 25

– Ну, в этом нет ничего криминального, – сказала Лейни, разглядывая фотографии, которые они сделали на прошлой неделе в загородном клубе.

Утром Джек перебросил их с камеры на компьютер и переслал ей по электронной почте. Лейни и не подозревала, что сделала несколько снимков, когда пряталась за статуей. На фотографиях запечатлелась попа каменного красавца с ямочками над ягодицами и щель между ягодицами, причем в нескольких видах, да в таких, что они могли бы вызвать зависть у любого.

Лейни нахмурилась, когда дошла до снимка, который отличался от предыдущих. Вместо холодного серого мрамора на фотографии было много розового с проблесками черного. Она нажала кнопку, чтобы увеличить изображение, потом уменьшила его, пытаясь понять, что же там такое.

Наконец до нее дошло. Прижимая ладонь к пылающей щеке, она стерла снимок.

Это была ложбинка между грудями. Точнее, ее ложбинка. Наверное, камера развернулась, когда она натягивала на себя платье.

– Похоже, ты на пути к тому, чтобы стать первоклассным частным сыщиком, – пробормотала она, глядя на предыдущий снимок.

Гм. Подождите-ка. На нем есть еще кое-что, кроме мраморной попы статуи. Вон там, слева.

Лейни выделила заинтересовавшую ее зону и увеличила ее.

Что это? Похоже на мужскую руку, которая держит пакетик, наполненный чем-то белым.

Вероятно, она щелкнула камерой в тот момент, когда Боб и другой мужчина выходили из туалета. Лейни вывела на монитор еще одну фотографию. Увеличив ее, она увидела туфли мужчин – у одного были коричневые, у другого черные. Да, верно. Наверняка это было в тот момент, когда они выходили из туалета.

Лейни открыла еще одну фотографию и увидела на ней отблеск зеленого цвета. Деньги. Переходят из одной руки в другую.

Так что же было в том пакетике?

У Лейни расширились глаза. О Господи! Лиза Эйчлен думает, что муж обманывает ее – что вполне вероятно, – но похоже, что он, ко всему прочему, еще покупает или продает наркотики.

Ужас какой!

Миссис Эйчлен рассказывать о наркотиках нельзя. Пока не будет доказательств.

Нужно вернуться к этому делу и установить круглосуточное наблюдение.

Во всяком случае, так советовал еженедельник «Спай – Пи-Ай уикли», когда Лейни по электронной почте обратилась в раздел «Спросите эксперта»…

Первым делом ей следует позвонить миссис Эйчлен и выяснить, где ее муж проведет вечер, чтобы проследить за ним. В деле наверняка есть телефон Лизы, а также сведения о месте работы Боба, поэтому можно организовать слежку и на завтра.

Лейни щелкнула мышкой по иконке новой программы и ввела свой логин и пароль. У нее имелся полный доступ ко всем делам, так что файл по Лизе Эйчлен открылся без проблем.

Она нахмурилась, обнаружив, как небрежно Джек провел опрос клиентки. Он не записал, где работает Боб. Не собрал информацию о том, где тот проводит свободное время. Что ж, придется исправлять ошибки.

Лейни набрала номер телефона, который Джек занес в файл Лизы.

– Компания «Большой буксир», эвакуаторы, – после второго гудка ответил мужской голос.

Что-о? Она еще раз проверила телефонный номер. Да. Набрано правильно. Лейни прокашлялась.

– Э-э… там нет, случайно, Лизы Эйчлен? – спросила она.

– Милочка, не морочь мне голову. – Судя по тону, мужчина собирался повесить трубку.

– Нет, подождите. А Боба?

– Боб Эйчлен? – Лейни представила, как изменилось лицо мужчины, когда она задала свой вопрос.

На том конце провода послышался такой тяжелый вздох, что у Лейни волосы встали дыбом.

– Послушай, детка, здесь нет ничьих членов, понятно? И у меня не работает холодильник. Сколько тебе, четырнадцать?

– Нет, подождите, – взмолилась Лейни. – Я все объясню.

– Ага. Объясняй кому-нибудь другому. У меня нет времени.

Лейни уставилась на трубку, из которой доносились короткие гудки. Она ожидала от разговора совсем другого. Что же им делать? Наверное, Джек неправильно записал номер. Теперь они не могут связаться с миссис Эйчлен. И нет возможности…

Стойте.

Кажется, первое правило частного сыска «Никогда не сдаваться»?

Так как в ближайшие два дня заняться Лейни было нечем, она решила бросить все силы на работу. Сначала нужно разыскать Лизу Эйчлен. Интересно, насколько это сложно?

– С твоей сестрой что-то происходит.

Триш вздохнула и убрала за ухо светлую прядь.

– Почему ты так думаешь? – спросила она.

Ей не хотелось рассказывать о своих подозрениях. Пока она во всем не убедится. У Лейни с отцом сложились непростые отношения. И Триш понимала, что они только усложнятся, если она выскажет свои подозрения, не подкрепленные фактами.

Итак, был тот случай с бензином, свидетелем которого стал Лукас. Еще один в пятницу вечером, когда она зашла к Лейни и увидела в раковине чай из грибов.

А когда подошла к двери, то явственно ощутила химический запах.

Потом застала свою сестру, когда та нюхала газ.

У Триш поникли плечи.

Из двадцати или около того признаков, перечисленных на сайте министерства юстиции, у Лейни она заметила три. Обычно «нюхачи» не пользуются грибами, однако скорее всего особой разницы между использованием для балдежа домашней химии и настоящих наркотиков типа галлюциногенных грибов, ЛСД, героина нет.

Ох. Ужас-то какой.

Чем все это закончится? Исколотое и избитое тело Лейни найдут в канаве? А вдруг она начнет придумывать различные способы, чтобы раздобыть денег на наркотики? Онанашлаработу в сыскном агентстве, но всем известно, что наркоманы долго на одном месте не задерживаются. Может… О нет. Может, именно это и заставило ее младшую сестренку переехать в Нейплз. Она потеряла работу, лишилась дома в Сиэтле, потому что не могла избавиться от пагубного пристрастия? Может, она приехала сюда не для того, чтобы начать новую жизнь, как она всех уверяет, а просто потому, что ей некуда было ехать?

Триш сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Возможно, всему этому есть и другое объяснение. Возможно, такое же убийственное, как и открывшиеся факты…

– Она взяла мою взбивалку для сливок, – сказал Карл, врываясь в мысли Триш. – Дело не в том, что мне жалко. Просто это… странно. Сегодня утром, пока я спал, она на цыпочках прошла в дом. Я проснулся и услышал, как она шарит на кухне. Я встал и хотел пожелать ей доброго утра, но увидел, как она, будто воровка, тащит, пряча за спиной, взбивалку. Триш, я ничего не понимаю. Может, из-за климата в Сиэтле она повредилась головой?

Триш сморгнула слезы и мысленно поставила галку против еще одного вещества, перечисленного на сайте министерства юстиции. Закись азота. Используется чаще, чем другие газы. Его легко раздобыть – барабанная дробь, пожалуйста! – во взбивалках для сливок.

Другого объяснения просто нет. Лейни – токсикоманка.

– Сожалею, папа, но вынуждена расстроить тебя. Я тоже чувствовала, что творится что-то не то, но… В общем, сейчас я полностью уверена. – Она набрала в грудь побольше воздуха и выпалила: – Лейни нужна наша помощь. Она токсикоманка.

Глава 26

Боба Эйчлеыа в Нейплзе нет.

Между прочим, в Нейплзе вообще нет Эйчленов. И в окрестностях, если верить телефонной книге. И что же делать?

Лейни осторожно выглянула из-за монитора и букета, стоявшего на ее столе. Джек вернулся в офис примерно час назад, его настроение явно улучшилось.

Босс даже принес ей сандвич, который она и съела, то и дело бросая на него подозрительные взгляды. Откуда такая забота да еще после того, как он едва не оторвал ей голову?

Не важно. У нее есть дела.

Только вот бы узнать, как эти дела решить…

Лейни открыла рот, собираясь попросить Джека о помощи, но тут зазвонил телефон.

Она посмотрела на определитель и нахмурилась. Школа «Голден галф». Что им понадобилось?

– «Бесстрашные сыщики», Лейни Эймс у телефона, – сказала она.

– Привет, Лейни, это… э-э… Триш, – неуверенно произнесла ее старшая сестра.

– Ой, привет. Как ты?

– Нормально. А ты?

– Замечательно, спасибо. – Все, закончили с обязательными вопросами и ответами.

– Вот и хорошо. Гм. Прости, что отрываю тебя от работы…

– Ничего страшного, – сказала Лейни, с удивлением обнаруживая, что действительно не видит в этом ничего страшного.

Обычно она ненавидела, когда ей звонили на работу по всяким личным вопросам, потому что она была очень загружена и знала: каждая минута, потраченная на посторонние дела, выльется потом в лишние часы работы. Как, оказывается, приятно иметь работу, которая не выматывает всю душу.

– Вот и хорошо, – проговорила Триш, и Лейни подумала, что нужно подарить старшей сестрице словарь современного языка.

– Да. Мы это уже поняли, – пошутила Лейни, но, вероятно, до Триш шутка не дошла, потому что та отреагировала бесстрастным «гм», а потом, помолчав, добавила: – Послушай, я хотела узнать, сможешь ли ты вырваться ко мне на полчасика. Мне нужно кое-что обсудить с тобой. Ну, не при отце и не при детях. В общем, чтобы нам никто не мешал.

Лейни раскрыла свой ежедневник. И что в него смотреть? Он пуст. Никаких дел. Ни на сегодня. Ни на завтра. Вся неделя свободна.

– Подожди секунду, – попросила она и прикрыла ладонью микрофон. – Эй, Джек, ты не возражаешь, если я уйду на часок? Я зачем-то понадобилась сестре.

– А ты вернешься? – спросил он зачем-то. – Да.

– Тогда иди. Думаю, я смогу удержать ситуацию под контролем до твоего возвращения.

Они одновременно обвели взглядом пустой офис и переглянулись. И грустно улыбнулись друг другу.

– Я буду у тебя через пятнадцать минут, – сказала Лейни сестре, Триш ответила на это «Вот и хорошо», что не вызвало ни малейшего удивления.

Лейни достала сумочку из нижнего ящика стола и вытащила оттуда ключи, но потом решила, что можно пройти пешком. Погода стояла великолепная – столбик термометра поднялся не выше двадцати семи градусов, влажность была не очень высокой, с залива дул приятный ветерок. После стольких дней вынужденных прогулок пешком до работы Лейни вдруг обнаружила, что это физическое упражнение ей нравится.

– Скоро вернусь, – бросила она Джеку и поспешила к двери.

– А я останусь. Я буду там, где находятся все достойные работники, – заявил Джек, на что Лейни хмыкнула.

Через пятнадцать минут она уже была у школы. По периметру территории шла изгородь из рабицы. Лейни не знала, для чего она: чтобы удерживать детей внутри или не впускать внутрь? Парковка была забита машинами – от дорогих иномарок до седанов средней ценовой категории. Нейплз – богатый город, но даже в богатых городах есть обычные люди. Кроме того, большинство богатых детей – таких как Джек Данфорт-тре-тий – ходят в частную школу «Галфсайд», а туда на «тойотах» и «хондах» не ездят.

Завернув на стоянку, Лейни на мгновение остановилась, чтобы оглядеть школу, которую сама когда-то окончила. Все было так же, как пятнадцать лет назад. Правда, вокруг школы появилось несколько новых зданий. Главное здание сияло на солнце своей белой штукатуркой, а красная крыша придавала ему испанский колорит. Игровые площадки были хорошо оборудованы, трава на лужайке была сочной и яркой благодаря ежедневному поливу.

Лейни ожидала, что вот-вот на нее нахлынут неприятные чувства, но вместо этого вдруг вспомнила, какое облегчение испытала, оказавшись в школе, в которой ее не мучают. А она-то об этом совсем забыла. Нет, она не обзавелась близкими друзьями, но зато школьные дни проходили в мире и покое.

Несмотря на безответную любовь к Блейну Харперу.

Улыбнувшись, Лейни направилась к крыльцу.

Неожиданно краем глаза она заметила какое-то движение справа и застыла как громом пораженная.

Там был Боб Эйчлен.

Поддавшись импульсу, она спряталась между машинами, чтобы он ее не заметил. Ей с трудом верилось в такую удачу. Кто бы мог подумать, что она встретит свой объект именно здесь, в школе?

Лейни выглянула из-за капота машины. Боб фальшиво насвистывал, в руках он держал охапку чего-то – кажется, бумаг, издали Лейни разобрать не смогла. Надо бы подобраться поближе.

Черт! Почему она не захватила камеру?

Пробежав через два ряда машин, Лейни прижалась спиной к сине-зеленому «мерседесу» и замерла. Боб шел через тот же ряд.

Фыо. Он совсем близко.

Лейни встала на четвереньки и, заглянув под машину, увидела, что Боб остановился около старого серебристого «крайслера». Она услышала звяканье ключей, потом звук открывшейся и закрывшейся двери. Затем послышались шаги.

Ага, Боб положил свою поклажу в машину и теперь идет обратно.

Лейни ахнула. Еще секунда, и он увидит ее!

За мгновение до того, как его белые теннисные туфли появились у машины, Лейни заползла под огромный «лендкрузер». В такой можно было бы загрузить целую армию для вторжения в Канаду.

Лейни вжалась носом в асфальт и затаила дыхание, когда теннисные туфли прошли мимо.

Наконец шаги затихли. Лейни поежилась. Работа частного сыщика гораздо опаснее, чем она предполагала.

Она выкатилась из-под «лендкрузера».

А теперь проверим, что Боб выгрузил в машину. Если она ничего не выяснит, то хотя бы запишет номер и потом пробьет его по базе. Вот здорово! У нее появилась ниточка.

Лейни выглянула из-за машины. Боб шел к школе, руки его были пусты.

Что он здесь делает? Покупает наркоту? Торгует ею?

Сегодня старшеклассники предрасположены к наркотикам гораздо сильнее, чем пятнадцать лет назад. Страшно подумать, сколько из них начинает с курения анаши, чтобы быстро расслабиться, а потом втягивается все глубже и глубже.

Лейни грустно покачала головой. Если Боб продает наркоту детям, она сделает все возможное, чтобы его арестовали. Это гораздо серьезнее, чем обман молоденькой жены. На кон поставлена жизнь детей.

Лейни перебежала к «крайслеру». Она не спускала глаз с Боба и хотела убедиться, что он никуда не свернул.

Заглянув в машину, она грозно прищурилась. На сиденье под коричневой папкой и несколькими стопками желтой бумаги лежало что-то белое.

Лейни перевела взгляд на Боба, который к этому моменту уже разговаривал с темноволосым мальчиком лет пятнадцати-шестнадцати. Она вскрикнула, когда увидела, что мальчик полез в карман и достал зеленую купюру.

Боже мой! Она является свидетелем сделки. Самой настоящей продажи наркотиков.

Лейни опять обругала себя за то, что не захватила камеру. Проклятие! Эх, жаль, что нельзя все это заснять.

Боб и мальчик пошли к школе.

Лейни не знала, что делать. Отловить мальчишку? Он крупнее ее, зато на ее стороне злость и эффект внезапности. Однако она читала, что главная задача частного детектива – собрать улики, не так ли? Она не может сдать Боба полиции только на основании нескольких нечетких фотографий, на которых кто-то кому-то передает деньги. Ей нужно нечто большее, если она хочет, чтобы ему предъявили обвинение.

В любом случае никогда не позволит ему торговать тем, что лежит у него в машине.

Лейни осторожно потянула за дверную ручку «крайслера», мысленно молясь о том, чтобы Боб не запер машину и… не включил сигнализацию. Хотя все равно никто не обратит внимания. В последнее время людей так достали ее вопли, что никто даже не смотрит, чья машина «кричит». Только от неожиданности можно получить сердечный приступ.

Лейни облегченно выдохнула, когда дверь тихо щелкнула и открылась без всяких воплей.

Пока она рукой шарила по сиденью, пытаясь нащупать пакет с чем-то белым, она все время ожидала, что кто-то вдруг выпрыгнет из-за спинки и схватит ее за руку.

Но никто не выпрыгнул.

Лейни даже не удосужилась захлопнуть дверь. Что такого, если горящий в салоне свет посадит аккумулятор? Это меньшее из наказаний, которые заслужил этот ублюдок.

Сунув пакет под мышку, Лейни со всей возможной скоростью понеслась прочь от «крайслера». Оказавшись на безопасном расстоянии от него, она огляделась и убедилась, что никто за ней не наблюдает. Затем, точно так же как сотни копов в многочисленных сериалах, она надорвала пакет, лизнула мизинец, сунула его внутрь и вытащила. Теперь на мизинце был белый порошок. Лейни понюхала его, но ничего не учуяла. Тогда она попробовала порошок на вкус. Вернее, просто попробовала, потому что вкуса у порошка не было. Почти. Имелся какой-то солоноватый привкус, но не такой, как у соли. Очень… слабый. И какой-то химический.

Она сплюнула, чтобы не проглотить эту гадость.

Она отнесет это в полицию. Там проанализируют его.

Лейни вспомнила, что опаздывает на встречу с сестрой, и стала засовывать пакет в сумочку. Когда она сдавливала его, из пакета поднялось облако пудры. Она вдохнула его и закашлялась. Утрамбовав пакет, Лейни побежала к лестнице, ведшей к входной двери.

Все гораздо хуже, чем она думала.

Триш старалась не смотреть на пятйо от белого порошка на блузке сестры. Это кокаин? Ей, как классному руководителю старших классов, следовало бы больше знать, как выглядит этот наркотик. Только она не знает. Она видела влияние наркотиков – изменение в поведении, резкие смены настроения, ухудшение успеваемости, – но никогда не видела сами наркотики.

Она не может сказать наверняка, что белый порошок на блузке Лейни – это кокаин, однако подозрение у нее отнюдь не смутное.

– Так о чем ты хотела со мной поговорить? – спросила Лейни, пододвигая стул к столу Триш.

Триш только что поговорила с подругой из Тампы, у которой было значительно больше опыта в решении проблемы наркомании. Та предупредила Триш, что с сестрой нельзя говорить обвиняющим или осуждающим тоном. Лучше, сказала подруга, если наркоман будет знать, что ты готова помочь ему избавиться от зависимости. Однако при этом нужно: дать понять, что тебе известно о его проблеме и что ты не позволишь ему скрываться от общества.

Триш встала и обошла стол. Вероятно, разговор пойдет легче, если она поведет его как задушевную беседу, а не будет отчитывать сестру, будто провинившегося ученика.

Триш села рядом с Лейни и повернулась к ней лицом.

– Кажется, с твоего приезда домой у нас так и не было возможности поговорить, – начала она.

– Ничего страшного. Я знаю, что семья отнимает у тебя все время.

– Но ты тоже моя семья, – сказала Триш, накрывая ладонью руку Лейни.

– Конечно. Я не имела в виду, что ты забыла обо мне.

– А ты чувствуешь себя заброшенной? – В этом вся проблема? Лейни потянуло на наркотики от одиночества?

– Вовсе нет. Я… В общем, я хотела бы сказать, что абсолютно счастлива, но ведь так не бывает, правда? – Лейни коротко рассмеялась, но для Триш ее смех прозвучал горестно.

– Значит, – подалась вперед Триш, – ты несчастна. Хочешь об этом поговорить?

Лейни бросила на сестру странный взгляд.

– Да нет. Слушай, о чем ты хотела поговорить? Мне кажется, я чего-то не понимаю.

– И часто у тебя возникают такие ощущения? Будто ты чего-то не понимаешь, что ты неадекватна? – Бедная сестричка. Одинокая. Несчастная. С низкой самооценкой. Неудивительно, что она пытается найти утешение в токсикомании.

– А разве не у всех когда-нибудь возникают такие ощущения? – удивилась Лейни.

– Да, конечно. И есть надежные способы справиться с таким состоянием. Физические упражнения. Аффирмации. Хобби. Общение с теми, кого любишь.

– Естественно. Иначе я продолжала бы заниматься тем, чем занимаюсь с шестнадцати лет, и рано закончила бы свою жизнь в могиле.

Лейни рассмеялась, но Триш не отреагировала на ее шутку. «Заниматься тем, чем занимаюсь с шестнадцати лет»? Значит, зависимость Лейни длится так долго? Если это действительно так, одной беседой не обойтись, чтобы вернуть сестру на путь выздоровления. Лейни понадобится помощь профессионала.

На это знаний Триш не хватит. Надо обращаться к специалистам.

Глава 27

Странный получился разговор.

Лейни озадаченно покачала головой. Она так и не поняла, зачем Триш понадобилась эта встреча и о чем вообще шла речь. И почему разговор вдруг так резко закончился.

Она всего лишь пошутила насчет того, что рано свела бы себя в могилу, а Триш неожиданно позеленела.

Может, сестра больна? Или… Подождите-ка. Вдруг она беременна? И задает эти странные вопросы о душевном состоянии Лейни из-за опасений, что она позавидует сестре. Ведь та рожает уже третьего ребенка, а Лейни не может найти себе даже спутника для встречи выпускников?

Это вполне вероятно.

Лейни закатила глаза. Конечно, она не завидует. Ее радует мысль о еще одном маленьком племяннике или племяннице. И хорошо, что это произойдет именно сейчас, когда она живет в Нейплзе. Наконец у нее появится возможность проводить с малышом больше времени, а не одну-две недели в году, как раньше.

Ну и вздор лезет в голову сестре. Если бы Триш сообщила ей эту новость, она бы успокоила ее. Надо бы зайти к ней и…

– О, хорошо, что ты вернулась. Мне нужно, чтобы завтра вечером ты вместе со. мной приняла участие в одной секретной операции по одному делу. Я заеду за тобой в половине восьмого. Надень что-нибудь нарядное, – добавил Джек.

Лейни замерла как вкопанная, и входная дверь, закрываясь, хорошенько наподдала ей сзади.

Что?

– По делу? У нас новое дело?

– Да. Пока тебя не было, пришел клиент, – солгал Джек.

Не было никакого клиента. И никакого дела. И секретной операции тоже. Просто это лучшее, что он смог придумать, чтобы вытащить Лейни на свидание до среды, то есть до ее встречи с Доктором Диетой. Джек уже успел уяснить, что Лейни никогда не откажется ни от каких мероприятий, связанных с работой.

Нет, она не трудоголик.

Просто она… увлечена.

И еще у нее непростая ситуация. Складывается впечатление, будто она живет только работой. Не было бы работы, не было бы ничего.

– Ты записал все данные? Забыла тебе сказать: ты, кажется, неправильно записал номер Лизы Эйчлен. Я пыталась дозвониться до нее, но попала в компанию по эвакуаторам. Мне ответил какой-то дядька, и он был весьма недоволен моим звонком.

Джек покашлял, чтобы скрыть улыбку. Неудивительно, что тот возмутился.

Слова Лейни напомнили ему, что нужно придумать, как наказать сестрицу за ее дурацкую шутку. Плохо, что дела никакого нет…

– Кстати, тебе нужно взглянуть кое на что. Я застукала мистера Эйчлена за продажей вот этого на школьном дворе. Возможно, не конкретно этого. Но он взял деньги у ученика, а вот это было спрятано в машине. Думаю, у нас на крючке наркодилер.

Лейни хлопнула на стол пакет, и Джек с открытым ртом уставился на облачко белого порошка, поднявшееся вверх.

Не может быть.

Какова вероятность? Он выбрал того парня на роль Лизиного мужа-обманщика наугад из толпы гостей в загородном клубе. А Лейни, не имеющей никаких сыскных навыков, удалось поймать его на продаже наркотиков?

Джек потер лоб.

Он догадывался, что сказала бы его мама. Она сказала бы, что это его наказание за ложь, пусть даже он лгал из благих намерений.

А теперь получается, что он, сам того не ведая, загнал Лейни в самый центр наркомафии.

Тут Джека осенило.

– Здорово, но мы не можем связаться с миссис Эйчлен. В общем, положение безвыходное.

– Оно было бы безвыходным, если бы не вот это, – заявила Лейни, выкладывая перед ним листок бумаги с номером машины.

Прелестно.

– Ну… Гм… Отличная работа. Передадим эту информацию полиции.

– Эй, что там у вас? – спросил Дункан, выходя из кухни и указывая на пакет с белым порошком.

– Кокаин. Во всяком случае, я так думаю, – ответила Лейни, опередив Джека. У Дункана расширились глаза.

– Не может быть. Нельзя держать его здесь. Это противозаконно.

– Знаю. Не вчера родилась.

– Это верно. Я вчера обедал с ней. Если бы она не родилась, я бы заметил, – сказал Джек.

Лейни пренебрежительно хмыкнула.

– Шутка хорошая, но ты ошибаешься. Вчера было воскресенье. Я обедала с сестрой и ее семьей, а не с тобой.

– Тогда заметили бы они, – поправился Джек.

– Это нечестно. Вы, ребята, забираете лучшие цитаты, а ведь «Лунный свет» – это моя идея, – проворчал Дункан.

– Извини, – хором проговорили Лейни и Джек.

– Просто не верится, что Лейни при первом же расследовании удалось отловить наркодилера. Я гоняюсь за ними годами, а в качестве доказательства получаю парочку засвеченных снимков.

– Позволь напомнить тебе, Дункан, что не делает одно дело детектива.

– А тебе, Джек, позволь напомнить, что я терпеть не могу, когда ты говоришь задом наперед!

– Вот. Тебе лучше? – осведомился Джек.

– Да. Спасибо, – удовлетворенно хмыкнул Дункан.

– Мы можем вернуться к делу?

– Без проблем.

– Итак, я отношу этот пакет в полицию и оставляю его на их попечение, – сказал Джек.

– А как же номер машины? Разве мы не можем пробить его? – спросила Лейни, явно разочарованная тем, что дело переходит к полиции. – Ведь мы не можем без улик доказать, что Боб – наркодилер? Как они узнают, что кокаин его?

– Мы еще не знаем, кокаин ли это; – напомнил Джек.

– Кстати, ты попробовала? – спросил Дункан.

– Попробовала, но откуда мне знать, какой вкус у кокаина?

Джек нарочито громко вздохнул.

– Вы оба слишком много смотрите телевизор. Никогда нельзя что-то пробовать, если не знаешь, что это такое. Вдруг это яд.

Дункан и Лейни пристально уставились на пакет.

– А зачем наркодилеру таскать с собой яд? – осведомился Дункан.

– Мы не знаем, наркодилер тот парень или нет, – сказал Джек.

– Верно. Поэтому, я считаю, нам нужно выяснить, на кого зарегистрирована машина, и выследить его. Скорее всего зовут его вовсе не Боб Эйчлен. И вполне вероятно, что женщина, приходившая к нам на прошлой неделе, – не его жена. Может, эту бедняжку Боб, или как там его, подсадил на наркоту. Может, она хотела, чтобы мы выяснили, является ли он наркодилером, и поймали с поличным. Чтобы избавить других от тех страданий, что пришлось пережить ей, – сказала Лейни.

Джек повернулся к Дункану:

– У нее буйная фантазия.

– И то правда.

Джек снова повернулся к Лейни:

– Может, тебе стоит подумать о карьере писательницы.

– Нет. Ты когда-нибудь видел, чтобы писателей награждали «Эмми»? – спросила Лейни и сама же ответила: – Нет, потому что их награждают за неделю до телетрансляции на какой-нибудь заштатной церемонии и вручают ключницу или музыкальный центр. А вся слава достается актерам.

– Точно. – Джек и Дункан одновременно кивнули, затем Джек прокашлялся и вернул всех к главной теме:

– Как бы то ни было, у нас нет полномочий преследовать наркодилеров. Или потенциальных наркодилеров, – добавил он, почувствовав, что Лейни собралась возразить. – Это дело полиции. И я передаю информацию им.

– Ладно, – буркнула Лейни.

– Наверное, это разумно. У нас даже нет пушек, – мрачно проговорил Дункан.

– Для окружающих это гораздо безопаснее, – еле слышно пробормотал Джек. Надо же, Дункан с пушкой. Он поежился. Одна мысль вызывала у него дрожь. – Эй, ребята, хотите выпить пивка после моего возвращения? Думаю, сегодня мы хорошо потрудились и заслужили награду.

– А множители множатся? – спросил Дункан.

– А куры курят? – в тон ему спросила Лейни.

– Ребята, если вы не прекратите, нам придется отчислять авторские гонорары с повторных исполнений, – заметил Джек.

– Хорошо, – согласилась Лейни и сморщилась. – Но без этого так скучно.

– Нужно написать собственный сценарий. – Это были последние слова Дункана, которые услышал Джек, направляясь к входу.

Точно. Только этого не хватало. Остроумные реплики от вспомогательного персонала.

– Ой, привет, Джек. Извини, я тебя не видела. Джек машинально выставил перед собой руки, чтобы притормозить Мэдди Кейс, секретаршу «Правил свиданий», которая вылетела на улицу из соседней двери.

– Все в порядке, – успокоил он ее. – Все целы и невредимы.

– Я очень спешу. Можешь передать это Лейни? – спросила Мэдди.

Джек взял у нее полиэтиленовую сумку и заглянул внутрь. Там сказалась баночка с освежителем воздуха. Разукрашенная цветочками. Он терпеть не мог подобные вещи. Эти освежители не забивали неприятные запахи, а, напротив, усиливали и преобразовывали их, окутывая человека «ароматом» пропахшей гарденией мокрой псины или приправленной жасмином тухлой рыбы.

Мерзость.

– Зачем это? – спросил он и с удивлением увидел, как Мэдди покраснела.

– Она знает, – ответила Мэдди. Джек пожал плечами:

– Ладно, передам. Кстати, я сам заброшу его ей в машину, чтобы потом не забыть.

Серебристая машины Лейни – верх откинут, но дверцы заперты – была припаркована в нескольких футах. Мэдди поспешила прочь, а Джек достал из сумки баночку и бросил на пол под пассажирское сиденье, чтобы ее не стащили. Затем он положил в сумку пакет с кокаином/ядом/чем-то еще и листок с номером автомобиля.

Выбросив из головы освежитель воздуха, Джек понес улики в полицейский участок.

Он шел и улыбался. Ему удалось не только лишить их потенциально опасного дела, но и выудить у Лейни согласие провести с ним сегодняшний и завтрашний вечер.

К черту правило двух суток!

К черту все правила свиданий! Хорошо, что он не верит во всю эту чушь. Он верит в другое: если люди предназначены друг для друга, они обязательно встретятся. Не важно где. Не важно как.

Он сейчас должен доказать Лейни, как хорошо они подходят друг другу.

«И это, – думал Джек, с улыбкой открывая дверь участка, – может оказаться очень приятным занятием».

Глава 28

На следующее утро Триш дождалась, когда сестра повернет за угол, и только после этого вышла из своего дома. Она переделала свой график так, чтобы успеть поговорить с отцом наедине.

Для них обоих это будет нелегкий разговор, но они должны помочь Лейни.

Она сунула под мышку папку с распечаткой бюллетеня с сайта министерства юстиции, а также списком местных лечебных учреждений и контактами врача, которому позвонила вчера во второй половине дня.

Бедняжка Лейни. Следующие несколько недель станут для нее тяжелым испытанием.

Проходя мимо машины сестры, Триш порадовалась, что Лейни нечасто садится за руль. Химические вещества, которые нюхает сестра, могли ослабить ее способность…

Что это?

На полу под сиденьем Триш заметила яркую баночку. Освежитель воздуха.

Вздохнув, она открыла папку. Вот здесь. В конце второй страницы.

«Нитриты используются главным образом для расширения сексуального опыта, чем для достижения эйфории. Циклогексила нитрит встречается в…»

Освежителях воздуха для жилых помещений.

Вчера вечером Лейни вернулась домой позже обычного. Наверное, была в компании, надышалась, а потом…

Нет. Не будем об этом. Триш трудно представить, что может сотворить с сестрой ее низкая самооценка. Ощущение никчемности способно лишить Лейни возможности установить для себя границы дозволенного. Если кто-нибудь предложит ей сделать что-либо, что вызывает у нее неловкость, она просто отмахнется от этой неловкости, убедит себя в том, что ее мнение не имеет значения, и сделает это.

Триш сталкивается с подобным на каждом шагу.

Просто не верится, что она прозевала эти самые признаки в собственной сестре.

С тяжелым сердцем Триш проделала недолгий путь к дому отца и позвонила в дверь. Она не решилась оставить сообщение на автоответчике. Его могла прослушать сестра. Ей не хотелось будить отца, но… ведь он как-никак отец Лейни. Он обязан заботиться о благополучии дочери.

– Триш, почему ты не на работе? Что-то случилось? – спросил Карл Эймс, открывая дверь и сонно глядя на старшую дочь.

– Да, папа, случилось. Сожалею, что разбудила тебя, но нам надо поговорить. Вчера я проконсультировалась с врачом насчет Лейни, и мы оба пришли к мнению…

– К какому мнению вы пришли? – проговорил Карл, впуская дочь в дом.

Триш набрала в грудь побольше воздуха и, протянув отцу папку, сказала:

– Настала пора для насильственного вмешательства.

Впервые за много месяцев Лейни чувствовала, что ее жизнь идет в правильном направлении. После переезда в Нейплз отношения с сестрой стали ближе. Общество отца уже не так настораживает. Работа хорошая, конечно, хотелось бы, чтобы дел было побольше. Но скоро так и будет. Только сегодня утром Джек одобрил ее маркетинговый план – план, который, по ее прогнозам, уже за первый месяц принесет им минимум двадцать новых клиентов. Кстати, о Джеке…

Опершись подбородком на руку, Лейни украдкой взглянула на своего начальника. До чего же он привлекателен. Она прикрыла глаза и попыталась прогнать из головы эту мысль. Предполагается, что она должна ценить их рабочие отношения. Это единственное, что связывает их сейчас и будет связывать в дальнейшем.

А ведь он бросал на нее страстные взгляды и отпускал двусмысленные замечания в ее адрес. И что из этого?

Он ни разу напрямик не сказал ей, что хочет, чтобы она стала для него чем-то большим, чем наемный работник. И это хорошо. Иначе пришлось бы отшить его, а потом переживать из-за последствий.

Работа – это работа, а свидания – это свидания, и будет лучше для всех, если они не пересекутся.

Что-то она сегодня увлеклась ц принялась ставить телегу впереди лошади. Да, не исключено, что Джек хочет переспать с ней (честно говоря, она совсем не против), но это не значит, что он хочет встречаться с ней. Свидания – это другое. Свидания предполагают знакомство с родственниками, общение с друзьями, познавание друг друга. Она же не принадлежит к тому типу женщин, с кем Джек пошел бы на все это.

Что тоже хорошо, ибо ее взгляды устремлены на другого.

На Блейна Харпера.

Лейни ожидала, что сейчас она мечтательно вздохнет, но не вышло.

Нахмурившись, она посмотрела на букет. Что с ней такое?'На завтрашний вечер у нее назначено свидание с Блейном Харпером – доктором Блейном Харпером. Это именно то, о чем она мечтала со, школы. Он – ее входной билет в город крутых.

Тогда почему она не радуется?

– Не надо хмуриться. Иначе тебе придется потратить целое состояние на ботокс, чтобы убрать со лба морщины, – сказал Джек из-за компьютера.

Лейни возмущенно оглянулась. Как он узнал, что она хмурится?

– Дункан передал мне по информационным потокам, – ответил Джек на незаданный вопрос.

Лейни выглянула из-за букета и обнаружила, что Дункан застенчиво улыбается ей.

– Прекращай. И убери с лица эту дурацкую улыбку.

– Да у меня нет более умной улыбки, – заявил Дункан.

– Ладно. Кстати, тебе никогда не говорили, что пялиться нехорошо?

– А что мне оставалось? Я посмотрел туда, а там ты.

– Естественно, я здесь. Где еще мне быть?

– Что-то я не догоняю, – сказал Дункан.

Лейни посмотрела на Джека. Джек посмотрел на Лейни.

– Мы это давно уже поняли, – хором проговорили они.

– Это же проще пареной репы, – сказала Лейни.

– Это действительно очень легко, – добавил Джек. – А мне нравится, когда надо потрудиться.

– По Лиллиан Брайсон, это делает тебя типичным мужчиной, – пробормотала Лейни.

– Что… – начал Джек, но прежде чем он сформулировал свой вопрос, дверь распахнулась и в офис вплыла Шей Монро. Она была на трехдюймовых каблуках, и ее окутывало облако дорогих духов.

Лейни казалось, что она слышит, как в голове Шей играет победный марш.

– Привет, Джек, – певуче произнесла Шей и небрежно кивнула Лейни и Дункану. – И подчиненному персоналу тоже.

Лейни и Дункан ошеломленно переглянулись. Подчиненный персона!? Разве Шей не понимает, что они – такие же полноправные члены команды?

Лейни решила, что после такого оскорбления ничто не мешает ей подслушать разговор Шей с Джеком. Она даже не стала делать вид, будто чем-то занята.

– Я получила твое сообщение. Ты закончил расследование по Блейну Харперу? – спросила Шей, без приглашения усаживаясь напротив Джека.

Она скрестила длинные стройные ноги, обтянутые шелковыми брюками. Она проделала все это с чрезвычайной плавностью и изяществом – у Лейни так никогда бы не получилось.

Посмотрим правде в глаза. Одним женщинам это дано, однако Лейни не принадлежит к их числу. Проклятие, она не может даже накрасить ногти, не изуродовав их. Она стирает свое белье в машине. И сушит в сушилке. И на ее полотенцесушителе не висят изящные кружевные трусики. Она даже не умеет укладывать волосы. Другим женщинам достаточно пары движений, и – вуаля! – у них на голове потрясающий «французский твист», прихваченный заколкой в виде бабочки.

Но Лейни это не дано.

И дело вовсе не в том, что у нее мальчишеские ухватки. Нет. В ней нет ничего спортивного.

Ни грамма. Ни капли. Ноль.

Это нечестно. Ее нельзя причислить ни к женствен– / ным, ни к спортивным. Она вообще не знает, где ее место. Так и хочется, чтобы кто-нибудь наклеил на нее этикетку, чтобы знать, к кому прибиваться…

– Да. Я собрал всю необходимую информацию по доктору Блейну Харперу, – ворвался в ее мысли голос Джека.

Лейни подалась вперед, чтобы лучше слышать. Она не меньше Шей горела желанием узнать, что такого Джек нарыл о бывшем короле школьного бала.

– Во-первых, он действительно доктор. Он получил образование в каком-то медицинском учебном заведении на Карибах, поэтому мне не очень хочется доверять ему свою селезенку. Впрочем, чтобы закончить это учреждение, ему все же пришлось сдавать квалификационный экзамен по биологии, так что здесь все законно.

– Замечательно, – проворковала Шей.

Лейни нахмурилась и, прижав палец к горлу, жестом показала, что ее от этого сейчас стошнит.

– Ботокс, Лейни, – сказал Джек, бросая на нее быстрый взгляд.

Лейни сердито посмотрела на Дункана. Чтоб он провалился со своим мгновенным обменом сообщениями.

Шей игнорировала все, что не имело к ней отношения.

– А что насчет его финансового положения?

– Надежное, – ответил Джек. – У него здесь, в Нейплзе, дом на Интракосталуотервей и кондоминиум в Колорадо. У него очень высокий кредитный рейтинг – я редко с таким сталкивался. Его компания «Доктор Диета, Инк.» является открытым акционерным обществом, поэтому для меня не составило труда заполучить годовой отчет. Я не бухгалтер, но компания показалась мне более чем успешной. Копию я подшил к своему отчету. – Джек передал Шей соединенные скрепкой листы.

– Это просто здорово. Ты успел вовремя. Наш оргкомитет по встрече выпускников собирается через пару часов, и доктор Харпер согласился поучаствовать в его работе. Вместо того чтобы ждать до вечера субботы, я начну действовать сегодня.

Шей хихикнула, и Лейни с трудом удержалась, чтобы опять не изобразить тошноту.

Информация, которую заполучил Джек, была и плохой, и хорошей. Прелесть ее заключалась в том, что теперь, когда она под руку с Блейном придет на встречу, все будут знать, какой он успешный – не говоря уже о том, какой он состоятельный. Эта мысль очень привлекала Лейни. К сожалению, она привлекала и Шей.

При этом Шей со знаменитым доктором связывали былые отношения, которые можно оживить, а у Лейни не было ничего, кроме нее самой.

И этого было мало. Ей нужна помощь. Помощь профессионала. И она знает, где ее получить.

Она достала сумочку из ящика стола и повесила ее на плечо.

– Вернусь примерно через час, – объявила она и поспешно вышла.

У нее нет денег, чтобы заплатить Лиллиан Брайсон, но ее положение настолько отчаянное, что можно открыть правду. Она скажет Лиллиан, что сейчас на мели и заплатит за ее услуги на следующей неделе, после зарплаты. Людям из «мерседеса» придется подождать очередной выплаты.

Есть более важные вещи.

Ведь «мерседес» с откидным верхом – всего лишь машина. А на кону – ее будущее.

Лейни влетела в «Правила свиданий» и испугала Мэдди, громко заявив:

– Мне нужно видеть Лиллиан? Она не занята? Даже если она и занята, Лейни не потерпит отказа.

Ей нужна помощь, причем немедленно.

– Конечно, Лейни. Проходи, – ответила Мэдди.

Кротко кивнув, Лейни устремилась к кабинету. Лиллиан она застала в тот момент, когда та ела нечто, похожее на сандвич с индейкой.

– Извините, что врываюсь, но мне нужен совет, – сказала она, переступая порог и плотно закрывая за собой дверь.

– Почему-то меня это не удивляет. Итак… Чем я могу помочь? – спросила Лиллиан, запив сандвич водой.

– Есть мужчина, на которого я очень хочу произвести впечатление, но существует еще одна женщина, и я не знаю, как мне ее оттолкнуть, – надеюсь, вы понимаете, о чем я.

Лиллиан завернула остатки сандвича в прозрачную пленку.

– Гм-гм, – задумчиво произнесла она и замолчала. – А этот мужчина знает о ваших чувствах?

Лейни почесала в затылке.

– Не уверена. Ну, он мне, что ли, нравится. И… Думаю, и я ему нравлюсь. – Боже, то за чушь она несет.

– Вы разговаривали с этим мужчиной, да? – спросила Лиллиан, слегка хмурясь.

– Естественно.

– Это хорошо. – В голосе Лиллиан слышалось облегчение.

– Но у нас с ним не было свидания. Во всяком случае, официального.

Лейни прикрыла глаза и потерла виски. Неудивительно, что она несет полную чушь. Потому что она дура. Ведет себя, как Дэвид Эддисон в «Лунном свете», носится со своими чувствами к Блейну, хотя сама не знает, чего хочет. Неудивительно, что Шей победит. Она не мечется из стороны в сторону, тайно изнывая по мужчине, которого ей никогда не заполучить.

– Гм… – начала Лиллиан. Лейни остановила ее, подняв руку.

– Все ясно. Я вижу проблему. Чтобы добиться желаемого, я должна показать ему, что я – большое достижение. Очаровать его. С помощью женских уловок завлечь его и сделать так, чтобы он никогда не посмотрел ни на одну женщину.

– Лейни…

– Я шучу, – вздохнула Лейни. – Но другая женщина сегодня вечером собирается вступить в игру. Значит, мне нужно добраться до него раньше, чтобы именно мое лицо он увидел перед сном последним. К сожалению, я знаю о правиле двух суток и увижусь с ним только завтра вечером.

– Знаете о правиле?

– Гм.

– Откуда?

Лейни указала себе за спину.

– У вас тонкие двери, – ответила она.

– А-а…

– Так что мне делать? Если я встречусь с ним сегодня, он решит, что я легкая добыча.

– Лгите, – сказала Лиллиан.

– Лгать? – Лейни удивленно заморгала. Неужели Лиллиан сказала это? Милая и добрая Лиллиан Брайсон?

Лиллиан встала, обошла стол, встала рядом с Лейни и окинула ее материнским взглядом.

– Да. Лгите. Обманывайте. Не крадите, но делайте все, чтобы произвести впечатление на этого мужчину до того, как он выйдет в свет с той, другой женщиной. В противном случае именно она будет устанавливать нормы. Если этот мужчина так важен для вас, вы придумаете, как опередить ее и завладеть его вниманием.

– Ладно. – Лейни была озадачена столь безжалостным – «пленных не брать» – подходом Лиллиан.

– Ладно.

– Хорошо.

– Хорошо. – Лиллиан усмехнулась. – Я рассказала вам, как заставить его полюбить вас. Вперед.

Глава 29

Настала пора брать судьбу в свои руки. Если Шей Монро первая завладеет Блейном, игра будет окончательно проиграна.

Но что предпринять?

Теоретически Лейни может прийти на собрание оргкомитета. Ведь это и ее встреча. Но никто, кажется, не помнит ее, что Лейни вполне устраивает, а значит, этот вариант отпадает.

Остается одно: подкараулить Блейна у школы и попытаться перехватить его до собрания. Даже если не удастся уговорить его не идти на собрание, у нее, во всяком случае, будет возможность закрепить в его мозгу благоприятное впечатление о себе до того, как он встретится со сногсшибательной блондинкой и «любовью всей своей жизни» – Шей Монро.

План, естественно, не шикарный, но ничего лучшего за такое короткое время Лейни придумать не смогла.

Через час после своего визита к Лиллиан Брайсон она сказала Джеку, что у нее есть важное дело и что, так как уже почти пять, в офис она не вернется. Джек странно посмотрел на нее, но возражать не стал, только напомнил, что им предстоит слежка и он заедет за ней в семь.

– Ой. Хорошо. Я и забыла об этом. О новом деле, – проговорила Лейни, забрасывая ремешок сумочки на плечо и небрежно забирая крохотную видеокамеру, которую Джек оставил на столе Дункана.

– Вот именно. Думаю, сегодня вечером мы совершим прорыв, – заявил Джек.

– Ладно. Буду ждать.

– До встречи в семь, – сказал он на прощание.

– Мм… – рассеянно промычала Лейни.

Ее мысли были уже заняты Блейном и тем, как вскружить ему голову. Первым делом надо придумать подходящий предлог, объясняющий, почему она слоняется у школы. Это несложно. Можно сказать, что она расследует дело. Вряд ли он что-то заподозрит.

Направляясь к школе, Лейни репетировала удивленное выражение лица и должную долю изумления во фразе: «Ой, Блейн Харпер! Что ты здесь делаешь?» Она еще не решила, что лучше – выдать заготовленную ложь или сымпровизировать на месте. Кажется, в последнее время она стала профессионалом: и в том и в другом.

Лейни криво усмехнулась, повернув на парковку. В это время дня машин было мало – в школе оставались только учителя, работавшие сверхурочно, и ученики, занятые на общественной работе. Лейни огляделась в поисках какого-нибудь укрытия, откуда было бы видно крыльцо, и остановилась за разросшимся кустом гибискуса с темно-желтыми цветами, который рос сбоку от главного здания. Когда она увидит, что Блейн заехал на парковку, то выйдет из-за куста и сделает вид, будто только что вышла из школы через одну из боковых дверей.

Идеально.

Остается лишь ждать.

Лейни встала так, чтобы ветки гибискуса не упирались ей в спину. Воздух был неподвижен, влажность поднялась до небывалых высот – впервые за все время с ее переезда в Нейплз. Очень скоро на город обрушится летний зной. Обычно температура не поднимается выше тридцати двух градусов, но повышенная влажность делает жару невыносимой. Стоя за кустом и ожидая появления Блейна, Лейни буквально ощущала, как во влажном воздухе ее волосы закручиваются в колечки. Еще месяц – и она будет обливаться потом через полчаса после выхода на улицу.

Хорошо еще, что жители Флориды не дурачат людей в отличие от обитателей юго-запада, которые про свой климат, жаркий, как в жерле вулкана, говорят: «О, но жара-то сухая». Ха, сорок шесть градусов – это много. Сухих или влажных, все равно. Все, что выше тридцати, невыносимо для человеческого организма.

Интересно, почему так, думала Лейни. Если температура человеческого тела тридцать семь градусов, почему нам некомфортно при температуре воздуха около тридцати восьми?

Лейни была вынуждена отложить в сторону этот трудный вопрос, так как за углом послышались голоса. Она нырнула в куст и поморщилась, когда в спину впилась ветка.

Лейни замерла, молясь, чтобы прохожий – кто бы это ни был – не посмотрел в ее сторону.

Как ни удивительно, ее мольба была услышана. Еще более удивительным было то, что она узнала одного из прохожих. Это был Боб. И его сопровождал юноша на вид лет семнадцати-восемнадцати. Тело юноши являло собой образец боди-арта и, кроме прочих изображений, включало вытатуированную вокруг шеи колючую проволоку и три окровавленных кинжала, воткнутых в правый бицепс.

«Явно не председатель студкомитета», – подумала Лейни.

Она не разобрала, о чем они говорят, и мысленно заметила, что надо попросить Джека купить антенный усилитель вроде тех, что она видела в любимом журнале Дункана. Усилитель очень пригодится, если агентство намерено расширить фронт своих работ. Наличие аудиозаписей по объектам поможет определиться с их мотивами.

Однако сейчас из всего арсенала подслушивающих устройств у Лейни были только уши, поэтому она пробралась вперед в надежде разобрать хоть что-то из того, что говорят Боб и его татуированный спутник.

Боб последовал за юношей к припаркованному белому минивэну.

Пригнувшись, Лейни наблюдала за ними через сплетение ветвей гибискуса. Когда Боб передал юноше пачку денег, она прикрыла ладонью рот, чтобы не вскрикнуть. Великий Боже! Он опять торгует наркотиками!

Открыв сумочку, Лейни поспешно достала камеру.

– Пожалуйста, помоги мне заснять это, – шепотом взмолилась она, нажимая на кнопку затвора.

Вот оно. Улика, которая пригодится полиции и поможет надолго упрятать Боба в тюрьму.

Не пересчитав деньги, юноша сунул их в передний карман потертых мешковатых штанов. Совершенно очевидно, что это не первая их с Бобом сделка – ведь парень доверяет Бобу и не пересчитывает деньги.

Боб открыл заднюю дверцу минивэна и заглянул внутрь. Судя по всему, он осматривал товар. Выпрямившись, он кивнул и, шагнув в сторону, уступил место парню. Тот достал из багажника две простые картонные коробки. Боб закрыл дверцу, и они пошли обратно. Лейни похолодела.

На этот раз они срезали путь и прошли по газону, да так близко от нее, что она смогла сосчитать капли крови, капавшие с татуированных кинжалов. Их было десять. Что это значит? Что он убил десятерых? Разве это не признак принадлежности к банде?

Они скрылись за углом.

Лейни в задумчивости покусывала нижнюю губу. И что ей теперь делать? Да, она пришла сюда ради Блейна, но разве поймать с поличным наркодилера не важнее?

Вопрос, на который легко ответить.

Естественно, важнее.

Лейни выбралась из-за куста. Надо проследить за Бобом и его подельником и выяснить, где у них тайник. Если она этого не сделает, то полиция никогда ничего не узнает.

Выйдя из укрытия, Лейни пошла по следу. Остановившись на углу, она выглянула и увидела, как закрылась какая-то дверь.

Наверное, они вошли внутрь.

Лейни овладела смесь страха и охотничьего азарта. Она поежилась. Предстоит настоящая слежка, а она чувствует себя абсолютно неподготовленной. Если они заметят ее, ей будет нечем защититься, кроме пары английских булавок и шариковой ручки – не очень-то серьезное оружие для борьбы с преступностью.

Но с другой стороны, нельзя дать им уйти. Поэтому Лейни глубоко вдохнула, расправила плечи и устремилась вперед.

Петли заскрипели, когда она медленно открыла дверь и заглянула внутрь. После яркого солнечного света глаза не сразу привыкли к полумраку. Неожиданно она услышала шаги и поспешила спрятаться.

Лейни притаилась за стеклянным шкафом, заполненным призами и прочими памятными вещами – такие есть у каждой школы. Она попыталась прикинуть, у какого процента детей есть шанс увидеть здесь свои имена. Менее чем у одного, решила она. Шаги удалились, и она осмелилась выглянуть из-за шкафа. Боб и его спутник с коробками скрылись за другой дверью.

Набравшись храбрости, Лейни на цыпочках пошла по коридору.

Приблизившись к той самой двери, она услышала гул голосов. Впрочем, ее сердце стучало так громко, что она не разобрала ни единого слова. Она приложила руку к груди и, еще на несколько дюймов придвинувшись к двери, заглянула в щелочку. Помещение напоминало большую кладовку и в противоположной стене имело еще одну дверь.

– Оставим коробки здесь. Тут они в безопасности. Ключи есть только у меня и еще у пары человек, – услышала она голос Боба.

Лейни осенило. У него есть ключи! Это означает только то, что он работает в школе.

Ситуация хуже, чем онадумала. У него беспрепятственный доступ к детям. Все верно. Организовать разветвленную сеть в школе можно только изнутри, не так ли?

Лейни ожидал еще один сюрприз, когда Боб хлопнул парня по спине и сказал:

– Отлично. Теперь, когда дело сделано, можешь предстать перед оргкомитетом. Готов? У нас с Шей Монро был конфиденциальный разговор, ее очень интересуют твои услуги. Кто знает, а вдруг когда-нибудь ты построишь целую империю вместе с людьми, с которыми сегодня познакомишься.

Лейни опешила.

Что? Шей Монро в сговоре с этой парочкой?

Если так… Нет, не может быть.

Лейни зажмурилась, пытаясь погасить надежду, вспыхнувшую в ее душе. Если Шей вовлечена в эту преступную организацию и Лейни разоблачит ее, она станет героиней в глазах всех, в том числе и Блейна Харпера.

И возможно, после стольких лет забвения она, Лейни Эймс, будет звездой.

Глава 30

После ухода Лейни Джек выждал примерно две с половиной минуты и, повернувшись к Дункану, спросил:

– Как ты думаешь, а не стоит ли за ней проследить?

– Я? А… кошки… гм. – Дункан нахмурился. – Я не в теме.

Джек вздохнул.

– Простого «да» или «нет» было бы достаточно.

– Да, но это было бы не так весело.

– А у меня нет времени сидеть и ждать, когда ты выдашь что-то веселое. Я иду за Лейни.

Джек достал ключи от машины, вышел на улицу и сел в машину. Он совсем не удивился, когда к нему присоединился Дункан. Убедившись, что пассажир пристегнут, Джек еще раз посмотрел на брата и вдруг обнаружил, что тот натягивает светлый парик.

– Зачем тебе это? – поинтересовался он. Дункан надел темные очки.

– Ну, мы же не хотим, чтобы она узнала нас, правда?

– Ты думаешь, парик обманет ее?

– Кто знает. На свете масса бестолковых.

– И один такой находится здесь, – пробурчал Джек, на что Дункан лишь пожал плечами.

Оглядев напоследок брата, Джек отъехал от бордюра. Он видел Лейни, которая шла по тротуару ярдах в ста впереди. К счастью, это Флорида, так что можно следовать за ней со скоростью улитки – скоростью, которая всего на десять миль ниже предельно допустимой. Никто не гудел ему и не сгонял с полосы, просто водители испытывали определенное удивление, когда, обгоняя его, обнаруживали, что за рулем не дряхлый старик.

Джек проследил за Лейни до школы «Голден галф», а когда она повернула на парковку и направилась к зд нию, медленно поехал вдоль ограды.

Он не мог представить, какие дела у нее вдруг возникли в школе. Честно говоря, он вообще сомневался, что она пришла сюда по делу. От ее предлога зашкалило датчик вранья.

К тому же ему было любопытно, и да, он определенно не хотел, чтобы она приближалась к Блейну Харпе-ру до того, как он сам сегодня вечером выведет ее в свет и навсегда лишит желания смотреть на других мужчин, – Джек намеревался разрешать Лейни врать только при одном условии: у него будет возможность разузнать правду.

– Ладно, гигант мысли, пошли, – сказал он брату, объехав школьное здание и найдя место для машины на заднем дворе.

– Слушаюсь, босс. – Дункан поплотнее натянул парик и вылез из машины, а затем добавил: – Я тут придумал еще парочку. А винт винтит? А собаки собачатся? А…

Чтобы сохранить остатки здравого смысла, Джек перестал его слушать и сосредоточился на звуке собственных шагов.

Лейни проскользнула в кладовку сразу после ухода Боба и его подельника. Она успела заснять на камеру и эту парочку, и их коробки, хотя сомневалась, что снимки, сделанные в темном помещении, получатся.

Она приблизилась к коробкам и вдруг услышала за противоположной дверью голоса и смех. В щель между дверью и косяком было видно, как помещение вдруг осветилось вспышкой света, потом наступила темнота, потом опять вспыхнул свет. Она прижала ухо к двери и услышала обрывки разговора – голос Боба, смех, голос Шей, а потом глухой рокот, в котором безошибочно узнавался голос Блейна.

Лейни привалилась спиной к двери и набрала в грудь побольше воздуха. Вот он. Ее шанс наверстать упущенное и реабилитироваться.

Обдумывая следующий шаг, она устремила взгляд на верхнюю коробку. Нужно, чтобы все выглядело внушительно. Эффектно. Незабываемо.

Не желая выставлять себя дурой, Лейни решила сначала проверить, что в коробках. Она достала из сумочки английскую булавку иразрезалаею упаковочный скотч.

Сунув руку внутрь, Лейни достала/непрозрачный полиэтиленовый пакет с чем-то сыпучим и внимательно оглядела его. Да. Это действительно наркотики.

Она удовлетворенно кивнула и взяла коробку, которая оказалась на удивление легкой. Затем открыла дверь и переступила порог.

Увиденное ошеломило ее. Ее сердце на мгновение остановилось, а затем бешено застучало.

Она находилась в актовом зале. Вдоль трех стен тянулись ряды для зрителей, довольно большая площадь в центре оставалась свободной. У четвертой стены располагалась сцена, над которой висел гигантский экран. Тяжелый красный занавес был раздвинут. Вспышки света шли именно от экрана, на котором появлялись и исчезали фотографии.

Великолепно! Она сможет подключить свою камеру к компьютеру, управляющему слайд-шоу, и показать всем, какой Боб проходимец.

Прижимая коробку к груди, Лейни обошла зал по кругу. В темноте ее не заметили, и она молилась, чтобы все оставались в неведении, пока она не подготовится.

Каким-то чудом ей удалось беспрепятственно добраться до сцены. Никто ее не остановил. Все увлеченно обсуждали, какая мелодия должна сопровождать коронацию короля и королевы бала. Блейн предложил «Мы победители» группы «Куин», но кто-то из членов оргкомитета справедливо возразил, что песня была написана в 1977 году, и предложил подыскать что-нибудь их года выпуска.

Лейни не прислушивалась к спору, зато живо представила, как они с Елейном в коронах стоят на сцене, оркестр играет «Повеяло молодостью», а зал им рукоплещет, и у нее задрожали коленки. Она близка к тому, чтобы это видение стало реальностью. Впервые она предстанет не в качестве комического персонажа, а в качестве главной героини – той, кто раскроет преступление, поймает преступника и сделает все это легко и изящно. Ее настоящее будет разительно отличаться от прошлого, когда все ее действия заканчивались неудачей… и выглядели неуклюже.

Лейни поставила коробку на сцену, поднялась по лесенке и быстро спряталась за занавесом. Они ожидала, что кто-нибудь из ее бывших одноклассников поднимет тревогу, но ничего такого не произошло.

Все продолжали обсуждать мелодии для коронации, и Лейни облегченно вздохнула.

Она наклонилась к ноутбуку, который был подсоединен к проектору, стоявшему в центре сцены, подключила камеру и, нажав нужные клавиши, загрузила свои снимки в слайд-шоу.

Хорошо, что она когда-то была сисадмином. Это определенно дает ей немалые преимущества.

Итак, все готово. Настало время для сокрушительного финала.

Глава 31

– Что, черт побери, она делает? – пробормотал Джек, заглядывая в темный зал и наблюдая затем, как Лейни забралась на сцену и исчезла.

– Не имею ни малейшего представления, – ответил стоявший позади него Дункан.

– Это понятно. А вот у меня представлений масса. Могу поделиться, – предложил Джек. – У меня такое ощущение, что Лейни собирается совершить какую-то глупость. Надо ее остановить.

– И как же?

Джек схватил младшего брата за грудки, ногой распахнул дверь и впихнул его в зал.

– Устрой переполох, – велел он. И ударил по выключателю.

Двадцать пар глаз неожиданно заморгали, ослепленные неожиданно вспыхнувшим светом.

– Эй! Вам никто не давал права врываться сюда! – возмутился мужчина в джинсах и вязаной жилетке, надетой поверх тенниски.

– Да? Скажите об этом автору, – буркнул Дункан. Тем временем Джек пробрался к сцене. Он понимал, что нужно успеть перехватить Лейни до того, как она совершит глупость. Он не знал, откуда у него такая уверенность, он просто чувствовал это нутром, как начало простуды.

– Дамы и господа, среди вас находится преступник, – объявила Лейни, когда Джек ступил на лестницу, ведущую на сцену.

– Лейни, не надо, – сказал он.

Она с удивлением посмотрела на него:

– Что ты здесь делаешь?

Джек поднялся наверх, перепрыгивая через две ступеньки.

– Извините за вмешательство, ребята, – обратился он к членам оргкомитета, которые переключили свое внимание с Дункана на сцену.

– Я раздобыла еще улики, чтобы обличить Боба, – прошептала Лейни и, прежде чем Джек успел ей помешать, указала на мужчину в жилетке и громко объявила:

– Этот человек продает детям кокаин. И один из вас проявляет интерес к его деятельности. Как тебе не стыдно! – Прищурившись, Лейни посмотрела на Шей, которая абсолютно искренне недоумевала.

Члены оргкомитета принялись взбудораженно переговариваться.

– Лейни, это не очень хорошая идея. – Джек схватил ее за руку.

– Напротив. Смотри, – громко сказала она, указывая на экран позади них. – У меня есть снимки.

Джек обернулся. Да, она действительно сфотографировала Боба – или как там его – стоящим у мини-вэна в обществе татуированного юноши. На следующем снимке эти двое шли к школе с коробками.

– Это ничего не доказывает, – прошептал Джек.

– Лейни? Что происходит? – спросил Блейн Харпер, тоже поднявшись на сцену.

– Эй, а ты не из тех подчиненных, что работает под Джеком? – осведомилась Шей.

– Меня зовут Лейни. Лейни Эймс, – сказала Лейни, возмущенная тем, что Шей даже не запомнила ее имя. Затем она повернулась к Блейну и улыбнулась. – И я действительно работаю с Джеком, который является владельцем «Бесстрашных сыщиков». Мы следили за вот этим человеком, – она указала на Боба, – и мы… вообще-то я… я выяснила, что он торгует наркотиками. Причем не только в этой школе. Еще и в загородном клубе – у нас есть снимки.

– Что вы несете? – Боб тоже поднялся на сцену. На экран он даже не взглянул.

Дункан с видом довольного щенка, которому пообещали угощение, потрусил к сцене.

Дурные предчувствия Джека усиливались с каждой минутой.

– Лейни, давай уйдем отсюда, – предложил он.

– Нет. У меня есть доказательства. Вот. – Она подняла вверх полиэтиленовый пакет.

– Что это? – спросил Блейн.

– Наркотики, – ответила Лейни.

– Конфетти, – одновременно с ней сказал Боб. Лейни скептически оглядела его.

– Ладно, конфетти. Значит, теперь наркотики на вашем сленге называются так?

Боб выхватил у нее пакет и разорвал его. Белые конфетти разлетелись во все стороны, осыпав с ног до головы Лейни и Блейна, попали даже на Шей. Несколько штук опустились Джеку на ресницы, и он поспешно сморгнул их.

– Ну, – в отчаянии огляделась Лейни. – Может, наркотики, похожие на конфетти. Кажется, я видела такое в «Место преступления: Майами»? Или в «Законе и порядке»?

Джек вгляделся в кусочек бумаги, приклеившийся к пальцу. Старые добрые конфетти. Не было никаких сомнений в том, что это именно конфетти.

– Ой, а что это? – спросил Дункан, и все повернулись к нему.

Копаясь в коробке, он сдвинул в сторону пакеты с конфетти и обнаружил под ними несколько баллончиков.

– Ага! – торжествующе произнесла Лейни, подскакивая к Дункану. – Значит, вот где наркотики. А конфетти Боб использовал для прикрытия. Как кофе, чтобы полицейская собака не могла их унюхать.

– Кто такой Боб? – поинтересовался мужчина в жилетке.

– Ты, – ответила Лейни, озадаченная его вопросом.

– Я не Боб.

– Нет, ты Боб, – настаивала она.

– Послушайте, если бы я был Бобом, я бы, наверное, первый об этом узнал?

– Тогда кто вы? – спросил Джек.

– Я Майк Спенсер. Преподаватель. Я окончил школу пятнадцать лет назад и сейчас работаю в комитете по организации встречи выпускников.

– Ты Майк Спенсер? – От изумления у Лейни отвисла челюсть.

Джек поспешил закрыть ей рот, чтобы туда не залетели конфетти, все еще кружившие в воздухе.

– Да. И что из этого?

– Мы вместе учились в классе по естествознанию, – сказала Лейни.

– Ты кто? – спросил он.

Но Лейни не успела ответить. Позади нее послышалось шипение. Она повернулась и машинально подняла руки, чтобы защититься от откуда-то взявшегося золотистого тумана.

– Это аэрозольная краска. Для лозунгов, которые мы готовим к субботе, – пояснил Боб-Майк. Впрочем, после того как Дункан убрал палец с распылителя и виновато посмотрел на Лейни, никакие объяснения уже были не нужны. – Я не хотел приносить их в зал, потому что… Ну, потому что все знают, что произойдет, если до них доберутся старшеклассники. Все закончится тем, что они будут выглядеть, как… э-э… вот так. – Он указал на Лейни.

Лейни спрятала лицо в ладонях, но это только усугубило ситуацию – золотистая краска размазалась по щекам.

– 0-о-о… – застонала она.

– Стой-ка. Кажется, я вспомнила тебя, – сказала Шей.

– Естественно, вспомнила. Мое положение уже ничего не могло ухудшить, только это, – пробормотала Лейни.

– Ты та девчонка из «Макдоналдса». Та, которая в день школьного бала вывалила на себя коктейль. – Шей положила руку на локоть Блейну и продолжила развивать тему: – Помнишь? Мы пошли за содовой, чтобы смешать ее с водкой, которую купил Тим. Эта девчонка поскользнулась и, чтобы не упасть, ухватилась за рычаг коктейль-ной машины. Но она все равно упала на пол, и ее залило коктейлем. Мы еще несколько недель смеялись над этим.

Ого.

Джек оглядел Лейни. Поражение сломило ее, она сникла. Лейни посмотрела на Джека, и он увидел в ее глазах отчаяние также ясно, как пятна золотистой краски на щеках. Он шагнул к ней, намереваясь увести отсюда до того, как положение станет еще ужаснее, однако недооценил глубину человеческой жестокости. Шей Монро хмыкнула и заявила:

– Ты совсем не изменилась с тех пор.

Глава 32

Джек поглядывал на Лейни рядом с собой и гадал, возможно ли, чтобы человеческое существо по желанию могло канугь в небытие. Он опасался, что если такое возможно, то Лейни обязательно исчезнет.

– Спасибо, что довез до дома. – В тишине салона ее голос звучал чуть громче шепота.

– Пожалуйста. – Джек не знал, что еще сказать.

– Представляю, как я выглядела бы, идя по улицам Нейплза в пятнах золотой краски.

Джек все еще не знал, что сказать. Он промолчал и лишь заботливо отстегнул пассажирский ремень. Лейни тоже молчала.

Раздавленная.

Ему было больно видеть ее такой. Да, она ошиблась. Но она не единственная, кто совершал ошибки.

– Все будет хорошо, – наконец проговорил Джек, всей душой желая, чтобы эти слова подбодрили ее, и при этом отлично понимая, что она даже не слушает его. – Это была честная ошибка. Обычная сода очень похожа на кокаин. Откуда мы могли знать, что Боб, то есть Майк, раздает пакеты с этой штукой ученикам для участия в научной выставке? Или что он собирает деньги для помощи детям неимущих семей? Или что он пытается помочь этому татуированному выпускнику устроиться веб-дизайнером и для этого хочет познакомить его с остальными членами оргкомитета?

Лейни уткнулась лицом в ладони и застонала. Она не делала попыток выйти из машины, хотя они уже десять минут стояли возле любимого розового куста ее отца.

Может, родственники помогут ей? Джек знал, что у него не очень-то получается.

Он вылез из машины и обошел ее, затем открыл пассажирскую дверь, но Лейни продолжала сидеть. Вид у нее был несчастный. Если здесь ей будет лучше, подумал Джек, он с радостью построит дом вокруг машины.

Однако это не решение проблемы. Нужно, чтобы люди – те, кому она дорога – сами разъяснили ей, что ничего страшного не произошло и жизнь на этом не кончается. Она ему дорога, и он только что сказал ей это, но одного его голоса мало. Она должна услышать все это от родственников.

Наклонившись, Джек подхватил Лейни и вынес из машины.

Она была слишком подавлена горем, чтобы протестовать. Честно говоря, она даже не заметила, как крепко Джек прижимает ее к груди и как вкусно от него пахнет.

Э-э, нет. Ложь. Заметила. И сама прижалась к нему, уткнувшись носом ему в шею и мечтая остаться у него на руках навсегда. Было так хорошо. Спокойно. Уютно. Во всяком случае, ей. Можно представить, как у него завтра будут болеть руки и спина.

– Можешь поставить меня на землю. Я пойду сама, – сказала она.

Джек остановился и улыбнулся.

– Не лишай меня удовольствия. Мне нравится. Она продолжала бы настаивать… если бы у нее на то хватило силы воли. Но воли не хватило. Лейни позволила Джеку донести ее до двери отцовского дома. Хорошо хоть отец на работе и больше никто не станет свидетелем пережитого ею унижения.

Она уже собиралась попросить Джека спустить ее на крыльцо, чтобы достать ключи, как дверь вдруг сама распахнулась.

– Лейни, что случилось? – спросила Триш. Она была крайне удивлена, увидев свою сестру на руках у мужчины.

Прежде чем Лейни или Джек успели ответить, Триш расплакалась.

– Я знала, что это произойдет! Надо было давно принять меры! Зря я не хотела вмешиваться. Клянусь, я не знала, что все зашло так далеко. Она отключилась? О, какое счастье, что кто-то нашел ее и принес домой. Не беспокойся, Лейни. Мы тебе поможем.

Джек поставил Лейни на пол, и они переглянулись. Лейни пожала плечами. Она тоже не понимала, что происходит.

Рыдания Триш стали громче, слезы текли ручьем.

– Триш, о чем ты? – спросила Лейни и опешила, когда сестра бросилась ей на шею и крепко обняла.

– О твоей проблеме с наркотиками. Мы знаем, что ты токсикоманка. Что ты нюхаешь бензин, бутан, окись азота, нитриты в освежителях воздуха. А теперь вот это. Краску в аэрозолях. На сайте министерства юстиции говорится, что золотая краска очень популярна среди токсикоманов. Я должна была это предвидеть.

Джек ободряюще обнял Лейни за плечи, и они прошли в дом. Она очень хотела, чтобы он ушел, однако опасалась, что упадет, едва Джек уберет руку.

– Лейни, мы любим тебя. Мы поможем тебе справиться с проблемой, – сказал отец.

У Лейни отвисла челюсть, когда она вошла в гостиную и обнаружила там все семейство в сборе.

– Мы любим тебя, Лейни, – сказал Лукас.

– Мы не хотим, чтобы ты болела, – добавила Хитер.

– Это доктор Корбел. Она специализируется на таких случаях, как у тебя, – представила Триш женщину в расшитых джинсах и симпатичном розовом топике.

– Рада познакомиться с вами, Лейни. Вам очень повезло. Ваши родственники очень переживают за вас. Мы специально организовали эту встречу, чтобы вы увидели, как все любят вас и желают вам добра. Вы должны поверить мне на слово: ваша жизнь изменится к лучшему, как только вы избавитесь от своей тяги к наркотикам, хотя, возможно, вам это будет нелегко.

Неужели она попала в параллельный мир? Лейни прижала руку ко лбу.

– Разве ты не должен быть на работе? – спросила она у отца, лишь бы что-то сказать.

– Я взял отгул. Здоровье моей дочери гораздо важнее нескольких часов работы в ресторане, – ответил тот и положил руку ей на предплечье.

Лейни уставилась на его смуглую руку. Отец никогда не отличался нежностью. Он ни разу не обнял ее. Не сказал, что любит. Черт, он вряд ли помнил о ее существовании!

Лейни помотала головой. Да, наверное, она действительно в параллельном мире. Все это очень напоминает эпизод из «Лунного света», когда Мэдди встречает своего ангела-хранителя и узнает, что случится с Агнес, и Гербертом, и Дэвидом, если она закроет детективное агентство «Голубая луна».

Только это не сериал. Это ее жизнь.

И в этой жизни отсутствует здравый смысл.

– Мы действительно очень вам благодарны за то, что вы благополучно доставили Лейни домой, – обратилась Триш к Джеку, который не шевельнулся с того момента, как началась эта фантасмагория. – Вы, очевидно, очень добрый человек. Большинство оставили бы ее там, где она валялась. Или, что еще хуже, вызвали бы полицию.

– Мм… – начал Джек.

Лейни почувствовала, как в нем закипает возмущение, и поняла, что больше не вынесет.

– Хватит! – требовательным тоном заявила она, выворачиваясь из-под уютной и надежной руки Джека. – Я ничего не понимаю.

– Чего ты не понимаешь? – удивилась Триш. Лейни обвела рукой всех. Отца. Племянника и племянницу. Зятя. Врачиху.

– Ничего. Что, черт побери, происходит? Вперед выступил отец. Взял ее за руки.

– Лейни, детка, я очень сожалею. Но мы не можем допустить, чтобы ты продолжала в том же духе.

К ним подошла Триш и положила руку Лейни на плечо. И, к ужасу Лейни, добавила:

– Мы осуществляем насильственное вмешательство, чтобы помочь тебе слезть с наркотиков.

Глава 33

Она – полная неудачница.

Едва узнав, что готовится встреча выпускников, Лейни принялась с нетерпением ждать поездки в Нейплз.

Как сильно все изменилось за полгода.

Она сидела на краю своей кровати и невидящим взглядом смотрела на порванное приглашение.

В том первом письме просили принести с собой фотографии и краткий рассказ о том, кто чем занимается, и Лейни сразу же записалась к профессиональному фотографу. Она потратила массу времени, заполняя анкету, чтобы все поняли, каких успехов добилась неуклюжая и толстая Лейни Эймс.

Только никаких успехов она не добилась.

Это видно невооруженным глазом.

Целый час она сдирала с лица и рук золотистую краску, но мелкие пятнышки все же остались. Все ее богатство можно запихнуть в багажник машины. После чудовищного провала Джек обязательно уволит ее, можно не сомневаться. И она останется без работы. Без денег. Ни с чем.

Но хуже всего то, что ее семья решила, будто она – наркоманка.

С трудом уговорив Джека уйти – разве мало он насмотрелся на ее унижение? – Лейни все объяснила.

А это означало, что ей наконец-то пришлось признаться во всем. Она рассказала о «жестокой расправе» на работе. И об одержимости Теда азартными играми. И о горе долгов. И о лишении права на выкуп заложенного дома.

Она даже рассказала о жуткой гаражной распродаже.

Самое ужасное было потом, когда она все выложила. Родственники смотрели на нее, и по их лицам было ясно, что они не верят ей.

– Может, после всего этого кого-то и потянуло бы на наркотики, – пробормотала Лейни и оторвала взгляд от разорванного приглашения на встречу выпускников.

Раздался стук в дверь.

– Да? – со вздохом откликнулась Лейни, недовольная тем, что ее не могут оставить в покое.

В комнату заглянул отец.

– Можно войти?

– Это же твой дом, – пожала плечами Лейни.

– Да, но это твоя комната, – сказал Карл.

Лейни оглядела голые стены, пустой комод, покрывало неопределенного цвета – в этой комнате не было ничего, что носило бы отпечаток ее личности.

– Гм.

Отец воспринял это как приглашение войти. Несколько мгновений он смущенно топтался на пороге, а потом спросил, указывая на кровать:

– Ты не против, если я присяду?

Лейни передвинулась к изголовью.

– Ради Бога.

Отец сел и стал нервно перебирать пальцами. Лейни какое-то время молчала, но потом не выдержала.

– Почему ты не делал ремонт в этой комнате? – прокашлявшись, спросила она.

Карл хмуро посмотрел на нее:

– Ну, потому что это твоя комната. Я не хотел делать то, что могло бы тебе не понравиться.

– Моя комната?

На этот раз плечами пожал Карл:

– Естественно. Ну, с тех пор как я живу здесь, она твоя.

– Но ведь я редко приезжала сюда. Проводила в ней лишь несколько дней в году, – удивилась Лейни.

– Знаю, просто я всегда хотел, чтобы ты знала: тебя здесь ждут. У тебя есть дом, место, куда всегда можно приехать. Я знаю, что у тебя никогда не было этого ощущения, когда ты росла.

Действительно. Не было. Лейни была потрясена тем, что отец признал это. А еще она была потрясена тем, что он как-то пытался изменить ситуацию, хотя она и не поняла его намерений. Она думала… Если честно, она думала, что он не захотел тратить деньги на ремонт комнаты, которой пользовалась только она.

Лейни закусила нижнюю губу и сморгнула слезы.

– Ну, в общем, я ценю это, – сказала она и добавила:

– Особенно сейчас.

– М-да. – Карл огляделся, избегая встречаться взглядом с Лейни. – Кстати, об этом. Прости, что мы все неправильно поняли. Если бы мы знали, как плохо обстоят дела…

– Знаю, – перебила его Лейни.

– Я вот что хочу сказать. Надеюсь, ты знаешь, что всегда можешь обратиться ко мне за помощью. Может, я не лучший отец на свете – между прочим, я знаю, что не лучший, – но я люблю тебя и сделаю для тебя все, что в моих силах. Ты ведь знаешь это, да?

Когда отец повернулся к ней и обнял, Лейни расплакалась.

«Нет, – хотелось ей ответить. – Откуда я мoгy знать, что ты любишь меня, если ты никогда этого не говорил?»

Однако она уже начала понимать, что в некотором роде проблема заключается в ней самой. Чувствуя свою неполноценность, она искала необходимую уверенность снаружи – уверенность в том, что она чего-то стоит, что она любима. Что она что-то значит.

Она уже не ребенок. Пора перестать искать эту самую уверенность там, где ее нет, и найти в собственном сердце.

Плохо, что это так непросто.

Лейни хлюпнула носом и вытерла глаза. В дверь опять постучали, и в комнату заглянула Триш.

– Простите, что прерываю вас, – сказала она, – но там кое-кто спрашивает Лейни.

Лейни судорожно вздохнула. Ну кто это может быть?

Она тыльной стороной ладони вытерла мокрую щеку. Свидание с Елейном назначено на завтрашний вечер, к тому же вряд ли оно теперь состоится.

И Джек это быть не может. Да, сегодня вечером они собирались работать, но наверняка теперь он не захочет…

– Привет, Лейни. Ты готова? – спросил Джек, когда Лейни вышла к нему.

Он, как всегда, выглядел великолепно. Что до Лейни, то она знала, что вид у нее ужасный. Она не высушила феном волосы после душа, и сейчас они закрутились колечками. Еще она не накрасилась, только намазала лицо увлажняющим кремом, и все.

И одета она была в белые шорты и голубую тенниску. В общем, если она к чему и подготовилась, так это ко сну.

Джек же был в темно-серых слаксах, черных мокасинах и шелковой рубашке. Гладкая ткань так и манила Лейни прикоснуться к ней.

– Не могу поверить, что ты хочешь иметь со мной дело после всего этого. Боюсь, сегодня я не в состоянии работать. Может, возьмешь себе в помощь Дункана? – спросила Лейни, проходя в гостиную.

Она пригладила волосы, хотя знала, что это бесполезно. Что это ничего не изменит. Она в жутком виде. Ей поможет только капитальный ремонт.

– Да нет никакой работы, – вдруг заявил Джек, проходя вслед за ней.

Лейни удивленно захлопала глазами.

– Как это?

– Так. Нет работы. Я хотел хитростью вытащить тебя на свидание, – весело пояснил Джек.

Опешив, Лейни села на диван. Если бы дивана на месте не оказалось, она бы плюхнулась на пол.

– Хитростью?

– Да. Хитростью. То есть уловкой. Обманом.

– Джек, я знаю, что значит это слово.

Джек сел рядом с ней и, лукаво улыбнувшись, заправил ей за ухо прядь волос.

– Отлично. Значит, ты хорошо играешь в скрэббл. Тебе нравятся настольные игры?

– Игры?

– Да. Игры. Во множественном числе. Это тоже существительное. Означает…

– Все, поняла. Ну, не знаю. Я давно не бросала кубики.

– Ага, я тоже, – радостно признался Джек. Джек неторопливо гладил ее за ухом, и она ощутила, как внутри ее медленно разливается тепло.

– Ты? А я думала, ты спец. Из тех, кто выигрывает всегда и во всем.

Пальцы Джека замерли.

– Ты шутишь, да? – спросил он.

– Нет. – Лейни неэлегантно хлюпнула носом. – У тебя все получается само собой. Ты богат, красив. Наверное, ты был… ну, не знаю… капитаном школьной теннисной команды. Тебя назвали «Самым перспективным». И выбрали королем бала. Ты чертовски совершенен. Единственное, я не понимаю, зачем тебе сдалась я.

Проклятие! Зачем она это сказала? Джек не может не видеть, какие они разные. Так почему бы ей просто не разрешить ему гладить ее и флиртовать с ней? Да, они не созданы для того, чтобы пойти по жизни рука об руку, однако это не значит, что она не может позволить себе несколько часов удовольствия. Правильно?

А может… может, это инстинкт самосохранения.

Джек принадлежит к тому типу мужчин, в которых ей ничего не стоит влюбиться по уши. Он привлекателен. Добр. С ним весело.

Он богат.

О чем еще можно мечтать?

И все же есть одна закавыка. Он слишком совершенен. Ей нечего предложить ему. Черт, ей и самой себе нечего предложить.

– Пошли со мной.

Это звучало отнюдь не как просьба.

Джек схватил Лейни за руку, сдернул с дивана и, как куклу, потащил за собой к входной двери, бросив изумленной Триш, что они скоро вернутся. От удивления Лейни даже не стала напоминать Джеку, что она босиком.

Он все равно не остановился бы.

– Залезай. – Джек довольно грубо пихнул ее на пассажирское сиденье.

– Я уже пристегнулась, – поспешила сообщить ему Лейни, пока он, сев за руль и включив двигатель, не отдал очередной приказ.

В ответ Джек что-то буркнул, затем вырулил на дорогу и поехал к городу.

– Ты не будешь возражать, если я спрошу, куда мы едем? – осведомилась Лейни.

– В школу, – коротко ответил Джек.

– Вот уж не надо. Я сыта школой по горло, – проговорила Лейни и очень удивилась, услышав от Джека: «Я тоже».

Они доехали до «Годден галф» менее чем за десять минут. Джек остановил машину на пустой парковке, выключил зажигание и замер, глядя на оштукатуренное здание, словно оценивая противника.

– Что мы здесь делаем? – наконец спросила Лейни.

– Вносим ясность.

Джек медленно вылез из машины. После короткого колебания Лейни последовала его примеру.

Она не хотела заходить в здание. После сегодняшнего все воспоминания о школе причиняли ей еще больше страданий.

К удивлению, Джек взял ее за руку. Его ладонь была сильной и теплой. А рука твердой.

Лейни уперлась, но Джек потащил ее за собой к зданию.

– А что, если заперто? – поинтересовалась Лейни.

– Что-нибудь придумаю, – ответил он. Она поверила.

Однако им не пришлось прибегать к кардинальным мерам. Вторая дверь из тех, что проверил Джек, была незаперта.

Коридор выглядел еще мрачнее, чем днем. Несколько горевших лампочек отбрасывали на пол круги призрачного серого света. Шаги – шлепки босых ног Лейни и резкий стук мокасин Джека – гулко отдавались в тишине.

Возле шкафа с наградами Джек остановился.

– Я окончил школу на четыре года раньше тебя, – вдруг сообщил он.

– Вот как?

– Да.

– Но этого не может быть. Все богатые дети учатся в частных школах.

– Я учился в «Годден галф» только в девятом классе, – сказал Джек. – А потом перешел в подготовительную «Галфсайд».

Лейни нахмурилась. А почему, черт побери, родители не отдали его в частную школу?

– Это долгая история, – сказал Джек, как будто прочитав ее мысли.

Он оглядел шкаф с наградами, взял Лейни за руку и повел в опустевший актовый зал.

– Возвращаемся на место преступления, – проговорила Лейни, но Джек проигнорировал ее замечание.

Не понимая, чего он добивается, она села в одно из кресел.

– Я вырос в бедности, – храбро заявил Джек.

– Ясно. И кто, по-твоему, шутит? – Лейни попыталась встать, но мрачный взгляд Джека пригвоздил ее к месту.

– Мой отец – первостатейный негодяй. Он соврал моей матери насчет… в общем, всего.

Джек принялся ходить взад-вперед. Пять шагов в одну сторону. Разворот. Пять шагов в другую. Разворот.

– Мама работала официанткой в одном кафе в центре, когда познакомилась с отцом. Со славным парнем Джей-Ди. – Он запустил пальцы в густую шевелюру. Волосы взлохматились и встали дыбом. Лейни не нравилось видеть его таким. Прежде он никогда не был столь… взволнован. – История стара как мир. Он сказал, что любит ее, она забеременела от него. Он придумал какую-то ложь, почему не может жениться на ней – якобы он приехал в Нейплз с друзьями на лето и теперь должен возвращаться в университете Айову. – Джек мрачно усмехнулся. – Он сказал ей, что у него на иждивении шесть братьев и сестер и, чтобы содержать их, он должен получить хорошее место после окончания, что все они живут у какого-то древнего родственника на ферме на среднем западе, и что если Джей-Ди не будет хорошо зарабатывать, они все окажутся на улице. Все это, естественно, было ложью, но мама-то этого не знала. Она была молода. И любила. И превращалась в полную дурочку, когда дело касалось моего отца.

– Ты не обязан рассказывать мне все это, – тихо проговорила Лейни. Да, ей было интересно, однако она не хотела видеть, как Джек страдает.

Джек сел в кресло рядом с ней и положил локти на подлокотники.

– Я нравлюсь тебе? – спросил он. У Лейни едва не отвисла челюсть.

– Господи, да, – не раздумывая выпалила она.

– Но ты считаешь, что мы принадлежим к разным мирам, правильно?

Ого. А он мастерски читает чужие мысли.

– Ну, думаю, тебе придется признать, что мы вращаемся в разных социальных кругах. Ты согласен со мной?

– Нет, не согласен. Поэтому-то и рассказываю тебе все это. Ты видишь только фасад… имидж… и думаешь, будто знаешь меня. Это твоя главная ошибка, Лейни. Ведь именно поэтому ты стащила мою кредитку в тот вечер, верно? Ты не хотела признаваться своей сестре, что у тебя нет денег. Ты хотела, чтобы она воспринимала тебя не такой, какая ты есть на самом деле, и решила, будто этого можно добиться, если изображать из себя человека, который никогда не сталкивался с жизненными проблемами.

– Я очень сожалею о том случае. Я действительно собиралась вернуть тебе деньги, – смущенно проговорила Лейни.

Джек фыркнул.

– Речь не о деньгах.

Лейни некоторое время молчала. Джек тоже. Наконец она повернулась к нему и накрыла его руку своей.

– Ты прав. В том… почему я взяла твою карточку. В том, что я не хотела, чтобы моя семья – и все вокруг – знали, что я неудачница.

– Да какая ты неудачница, Лейни? Твоя компания обанкротилась. Твой бывший муж наделал долгов, о которых ты не знала, а потом сбежал. Где тут твои неудачи?

Лейни отдернула руку, будто обжегшись.

– Ты все знаешь? – в ужасе прошептала она. Джек закатил глаза.

– Может, я и не лучший частный сыщик на планете, но я же не полный профан. Пара телефонных звонков и проверка кредитоспособности рассказали мне очень многое.

– А почему ты ничего не говорил?

– О чем? Что я знаю обо всем? А зачем что-то говорить? Для меня это не важно. Ты отлично работала. Ты нравилась мне. И Дункану нравилась, – добавил он со слабой улыбкой на губах.

Лейни обратила внимание, что он говорит в прошедшем времени. Означает ли это, что больше она ему не нравится? Естественно, она не вправе винить его после всего, что случилось сегодня.

– Дело в том, Лейни, что я не смотрю на все эти внешние аспекты. Да, ты прошла через тяжелые испытания и лишилась дома, у тебя не очень новая машина, ты не всегда в состоянии платить по счетам, но я не считаю, что от этого ты стала хуже. То, что мне повезло и у меня появилась куча денег, не сделало меня лучше тебя или кого-то другого. Кстати, я потратил массу времени, чтобы донести эту мысль до своей сестры Эми…

Лейни сложила перед собой руки и задумалась над словами Джека. Верно, с деньгами или без, она всегда оставалась прежней. Хотя когда у нее были деньги, ей не приходилось лгать. Или воровать. Или… В общем, ясно, что он имеет в виду.

– Но вернемся к моему отцу. Вкратце история такова: он сбежал от моей матери, когда та была на третьем месяце. Вероятно, решил, что она найдет врача и сделает нелегальный аборт и что вряд ли они столкнутся. Даже если она никогда не переедет в другой город, вероятность, что они встретятся, мала. Хотя я не уверен, что он все это обдумывал. Только мама аборт не сделала. У нее родился я, и она верно ждала, когда же Джей-Ди напишет ей, закончит университет и пошлет за ней. Со временем она поняла, что ее обманули. Однако она была не из тех, кто предается унынию, и растила меня здесь, в Нейплзе, на свою скудную зарплату. Дела у нас шли отлично, пока у нее не обнаружили рак. Тогда мне было четырнадцать. – Лейни поморщилась. Она поняла, о чем пойдет речь дальше. – У мамы не было родственников, но она не могла допустить, чтобы обо мне заботилось государство, и решила не полагаться на случай. Пусть Джей-Ди обманул ее, но он оставался моим отцом. Он был ее последней надеждой. Только она не знала, как его найти. К счастью, отец одного моего друга владел частным сыскным бюро. Он назвал маме ставки, и они заключили договор, – позже Джек узнал, что отец приятеля провел расследование практически бесплатно; именно в этом и заключалась одна из причин, по которой он купил «Бесстрашных сыщиков» за сумму, раз в десять превышающую рыночную стоимость, – и оба были шокированы, когда выяснилось, что все это время мой отец жил в Нейплзе. И еще что он богат. Чертовски, до неприличия богат.

Вернее, не он, а его родители. И его родители не пришли в восторг, когда узнали, что у них есть внук, о котором их единственный сын ничего им не рассказал. Уже потом стало известно, что я не единственный, – с тоской добавил Джек. – В тот год, когда умерла мама, я переехал к Мими и Папа. Именно тогда я и перешел в другую школу. А до этого учился здесь, в «Голден галф».

Лейни качала головой, думая о том, о чем он не рассказал. Она знала, каково это – лишиться матери. Чувствовать себя одиноким. Не знать братьев и сестер. Взрослеть, не имея достаточно денег. Переходить из школы в школу в середине учебного года…

О Господи!

Между ней и Джеком нет никакой разницы.

Кресло скрипнуло, когда Джек встал и подал Лейни руку.

– Пошли, – сказал он. – Я хочу тебе кое-что показать.

Глава 34

Джексон Данфорт-третий оказался отщепенцем. Изгоем. В общем, тем, кто не принадлежит к узкому кругу избранных.

Когда-то он был обычным прыщавым мальчишкой с уродливой стрижкой, неуклюжим и большеголовым.

– Вот, – сказал Джек, когда они повернулись к шкафу с наградами. – Я был в шахматной команде, когда мы выиграли чемпионат штата. Я проиграл первый матч, но остальные ребята сыграли хорошо. – Он нажал кнопку на брелоке, висевшем на автомобильных ключах, и узенький луч света упал на поблекшую фотографию, которая стояла в дальнем углу на нижней полке.

Выпрямившись, Лейни взяла его под локоть и прижалась к нему.

– Не верится, что ты играл в шахматы. Джек пожал плечами и слабо улыбнулся ей.

– Это был единственный кружок, который могла оплачивать моя мама. К тому же все остальные кружки меня не интересовали.

– Никогда ничем таким не занималась. Просто работала, – сказала Лейни. – Наверное, поэтому сейчас для меня работа так важна. Это единственное, что повышало мою самооценку.

– Да, но от мамы я узнал, что даже самая хорошая работа не платит тебе взаимностью. Она проработала в той чертовой кофейне почти пятнадцать лет, а когда заболела, они просто уволили ее.

– Ужас какой, – проговорила Лейни, пожимая Джеку руку.

– Теперь они уже не работают. – Голос Джека прозвучал жестко – Лейни никогда не слышала у него таких интонаций, – и эта самая жесткость навела ее на мысль, что он имеет к этому непосредственное отношение.

Хорошо. Может, хоть какая-то справедливость на свете существует.

Джек обнял ее за плечи, притянул к себе и поцеловал в макушку. Неожиданно он отодвинул ее от себя и прижал к холодной стене.

– Джек, что ты делаешь? – удивилась Лейни.

– Я вдруг подумал, что никогда не целовался в школе. Лейни было очень трудно в это поверить, особенно когда губы Джека завладели ее губами. Ее будто пронзило молнией. Казалось, в этом заряде собралось все то электричество, которое постоянно витало в воздухе между ними. Джек раздвинул ей колени и прижался к ней, и Лейни животом ощутила явные свидетельства его нарастающего желания.

С тихим стоном она обняла его за шею и запустила пальцы в густые волосы. Джек языком нашел ее язык, и она ощутила острый прилив страсти.

– Джек, так нельзя, – слабо запротестовала Лейни, когда он оторвался от нее.

– Почему? – спросил Джек, проводя сильными ладонями по ее телу. – Не беспокойся, я не буду трепаться в раздевалке.

Лейни рассмеялась.

– Знаешь, я всегда хотела узнать, каково это – быть плохой девчонкой.

– Поверь мне, – сказал Джек, обхватывая ее за попку, – это здорово.

Лейни понимала, что нарушает одно из правил Лиллиан Брайсон – между прочим, правило № 1, гласящее: «Никогда не спите с мужчиной на первом свидании». Но все правила вылетели из головы, едва к ней прикоснулся Джек.

Стремясь еще сильнее разжечь в нем страсть, Лейни принялась медленно расстегивать ему брюки. Джек застонал, когда она провела большим пальцем по члену.

Отстранившись на мгновение, он, пока брюки не упали на пол, достал из заднего кармана какой-то маленький пакетик из фольги, а потом стал жадно целовать Лейни в шею и одновременно снимать с нее трусики.

Покончив с этим, он, слегка касаясь, провел рукой по нежной коже ее живота, а потом просунул палец ей между ног и терзал ее, пока она не стала извиваться, желая большего.

Лейни вырвала из его руки презерватив и поспешно разорвала упаковку, жаждая поскорее ощутить Джека внутри себя.

Немедленно.

Хмыкнув, Джек ласково прикусил ей мочку.

– Думаю, Лейни Эймс, в старших классах из тебя получилась бы отличная плохая девчонка.

Однако желание шутить отпало, когдаЛейни, смущенно улыбнувшись, принялась надевать презерватив. И делала она это так медленно, что Джек едва не кончил. Верно. Из нее получилась бы отличная плохая девчонка.

Но сейчас она еще лучше.

Джек вошел в нее. Ее дыхание участилось, и это прозвучало для него сладостной музыкой. Боже, до чего же хорошо.

Только долго он не выдержит…

Лейни обхватила его ногами за талию и откинулась назад. Несколько мгновений – и она забилась в экстазе. Джек последовал за ней. Все его мысли и чувства потонули в мощной волне оргазма. Их стоны эхом отдались в пустом коридоре.

Наконец они замерли, изможденные. Джек подтянул Лейни к себе и сказал:

– Мы оба заслужили пятерки за это.

Глава 35

– Вот так.

Лейни взяла зеркало на ручке, поданное старшей сестрой, и поднесла к лицу.

– Ой, Триш, как красиво! – восторженно выдохнула она.

В отличие от Лейни Триш умела делать прически. Она заколола волосы сестры хрустальными заколками в форме бабочек, а свободные пряди накрутила и сделала из них длинные спиральки.

– Я похожа на кинозвезду, – сказала Лейни, широко улыбаясь.

– Точно. Ты выглядишь потрясающе, – согласилась Триш, отступая на шаг, чтобы оглядеть всю картину.

На Лейни было то самое красное платье, которое отец хранил все эти годы. Благодаря ее депрессии и тому, что в девятнадцать случилось чудо и ее детская полнота вдруг куда-то исчезла, платье село как влитое. Она взглянула на свои ноги и еще раз убедилась, что розовый лак, которым Триш покрасила ей ногти, смотрится великолепно. Роскошные красные босоножки от Стюарта Вайцманса Триш одолжила у подруги, имевшей такой же размер, что и Лейни.

– Ты точно не хочешь, чтобы я пошла с тобой? – спросила Триш, озабоченно хмурясь.

Лейни на минуту задумалась.

Сегодня она идет на встречу выпускников.

Одна.

Нервничает ли она? Черт, еще как.

Она все еще разорена. Все еще разведена. Все еще является жертвой жестокой волны увольнений и живет у своего отца.

Но если все это имеет значение для ее бывших одноклассников, что с того? Через несколько часов, выпив и потанцевав, она вернется домой. И если продолжит общаться с кем-нибудь из прежних подружек – подружек, которых интересует ее внутреннее содержание, а не количество денег на ее счете, – то от этого будет только лучше.

Ей не нужна помощь, чтобы выдержать этот вечер. Ее жизнь не зависит от сегодняшней встречи. Она отлично справится, что бы ни случилось.

Впрочем, это не означает, что она спокойно отнеслась к исчезновению Джека после их вечернего путешествия в школу… Ей очень хотелось пригласить его с собой на сегодняшнюю встречу, но когда Дункан сказал, что брату пришлось срочно поехать в Майами по каким-то делам, она струсила. Она не виделась с ним с того вечера и не решалась ему позвонить.

Кроме того, разве не он сам должен был бы позвонить ей? Разве не об этом говорилось в одном из правил Лиллиан Брайсон – правиле № 6: «Никогда не звони ему»?

Вот она и не позвонила.

И нет ничего страшного в том, что она идет на встречу одна. Будет забавно. А если нет, она просто уйдет.

– Уверена, но все равно спасибо за предложение. И вообще спасибо за все. За прическу, за ногти, за босоножки. Ты так много сделала для меня, – сказала Лейни сестре.

– Пожалуйста. А теперь тебе пора. Нельзя пропустить момент, когда начнут выбирать короля и королеву.

Лейни хмыкнула и встала.

– Точно.

Достав ключи из крохотной кокгейльной сумочки, которую одолжила ей Триш, она пошла к машине. Верх уже был поднят – одной минуты во влажном воздухе достаточно, чтобы разрушить чудесную работу Триш. С полным баком бензина – в пятницу Дункан отдал ей первый чек с зарплатой – Лейни без проблем добралась до школы.

Сегодня парковка была заполнена самыми разнообразными машинами, от дорогих седанов и внедорожников до старых минивэнов й пикапов. Выключив двигатель, Лейни еще посидела, собираясь с духом. Неожиданно ее внимание привлекло какое-то движение справа. Повернувшись, она увидела, что в соседней машине тоже сидит женщина и пристально смотрит на ярко освещенное здание школы. В этот момент женщина тоже повернула голову.

И Лейни, будто в зеркале, увидела себя – такое же встревоженное выражение лица.

Она улыбнулась, и женщина улыбнулась в ответ.

Лейни открыла дверцу и вылезла из машины. Женщина последовала ее примеру.

– Привет, – поздоровалась Лейни.

– Привет. Я Дженис Эрли. Раньше была Дженис Айзак, но недавно развелась.

– Я тоже. Лейни Эймс. Вернее, Элеин Эймс, – сказала Лейни, протягивая руку.

К тому моменту, когда Лейни, и Дженис дошли до актового зала, они успели выяснить, что в одном семестре у обеих четвертым уроком была ненавистная физкультура, что обе занимались общественной работой и обе недавно переехали в Нейплз.

Когда они надевали бирки с именами, Дженис попросила позвонить ей, если у Лейни когда-нибудь возникнет желание пообедать вместе.

В общем, все оказалось гораздо проще.

Никто не просил показать выписку со счета. Никто не спрашивал, на какой машине она ездит. Никто не интересовался, сколько стоят позаимствованные босоножки.

Улыбаясь, Лейни взяла бокал пунша и отошла к креслам. Оргкомитет проделал потрясающую работу. Под потолком медленно вращался огромный зеркальный шар, и в его тысячах граней отражались фотографии, на которых была запечатлена их школьная жизнь. Как и обещал Боб-Майк, учитель естествознания, с помощью красной и золотой аэрозольных красок они сделали десяток приветственных лозунгов.

Оркестр играл плохо – а что еще можно было ожидать? – но зато он играл мелодии, в которых Лейни узнавала те…

– Ты меня обманула.

Лейни резко обернулась, при этом бисеринки на юбке звякнули. Она возблагодарила всех пуншевых богов за то, что не облилась пуншем.

– Блейн, – пролепетала она.

Глупо, конечно, получилось – ведь он и так знает, как его зовут.

– Лейни, – произнес он с насмешливой улыбкой. На его квадратном подбородке четко обозначилась ямочка.

– Прости. Я решила… В общем, после того что случилось на собрании оргкомитета, я решила, что ты не захочешь видеть меня, – сказала Лейни.

– Почему?

– Гм, ну, я опозорилась перед твоими друзьями.

– Они не мои друзья. Все эти годы я с ними почти не общался.

Блейн поставил одну ногу на перекладину поднятого кресла. Лейни с удивлением отметила, что он отлично выглядит в черном смокинге и темно-синем галстуке-бабочке, только удивление было вызвано отнюдь не его внешним видом. Просто она вдруг поняла, что ее совсем не тянет к Блейну. И нет никакого разочарования из-за того, что ее мечта прибыть на встречу выпускников под руку с бывшим королем школы не исполнилась.

– Я почти не сомневалась, что как только ты увидишь Шей, между вами снова вспыхнет былое чувство.

Блейн коротко рассмеялся.

– Ты шутишь, да?

– Нет. – Потягивая пунш, Лейни отыскала взглядом роскошную блондинку в темно-синем платье. Шей стояла в центре зала, окруженная мужчинами. – Она красивая, успешная…

– И патологически самовлюбленная. Лейни усмехнулась.

– И это тоже.

– Еще пятнадцать лет назад я понял, что ценность человека не зависит от того, во что он одет.

– Наверное, я учусь медленнее. Я пришла к такому же выводу совсем недавно, – проговорила она в бокал с пуншем.

– Как бы то ни было, я пригласил тебя. А не Шей. И очень расстроился, когда ты не пришла.

Лейни положила ладонь ему на руку.

– Прости меня, пожалуйста. Я действительно думала, что наше свидание не состоится после того, как я выставила себя полной дурой.

Блейн сжал пальцы Лейни. Они стояли так, и Лейни смотрела на него, впервые видя не Блейна Харпера, капитана футбольной команды, или Блейна Харпера, короля школьного бала, или Блейна Харпера, преуспевающего Доктора Диету, а просто Блейна Харпера. Настоящего Блейна Харпера.

И понимая, насколько поверхностной в своих суждениях она была. Он нужен был ей не сам по себе, а чтобы показать всем: смотрите, меня, Лейни Эймс, выбрал Блейн Харпер. Но сейчас она не нуждается в том, чтобы он освещал ее своим сиянием и тем самым делал особенной.

Она и так особенная.

Сама по себе.

Такая, какая есть.

– Все в порядке, – со вздохом проговорил Блейн и выпустил ее руку. – Теперь я вижу, что твое сердце принадлежит другому.

Лейни сглотнула комок в горле, допила пунш и поставила бокал на подлокотник.

– Вот как? – спросила она. – И кому?

– Судя по убийственному взгляду того парня, я бы сказал, что ему.

Лейни обернулась, и время остановилось для нее. Это был Джек. Его черный смокинг выглядел пятнистым из-за отблесков зеркального шара, красный галстук съехал набок, как будто он завязывал его второпях.

И взгляд его карих глаз действительно был убийственным, но за гневом Лейни сумела разглядеть в них страх.

Она улыбнулась:

– Вот здорово. Я рада, что ты пришел.

Они молча смотрели друг на друга, словно два смущенных подростка, которые влюбились друг в друга с первого взгляда, но не знают, что сказать. Наконец Джек нежно убрал прядь волос с ее лица.

– Я всегда буду рядом с тобой, Лейни. И если ты получила от этой встречи, что хотела, и готова уйти, я хотел бы отвезти тебя в одно место.

Черный седан медленно отъехал от школы и вскоре остановился у недавно отремонтированного ресторана быстрого питания. Хорошо одетые дети в игровой комнате не глазели на то, как из машины появились длинные стройные ноги. Красные туфли на десятисантиметровых шпильках опустились на тротуар. Свет фонаря упал на ногти с французским маникюром. Когда Лейни выбралась из машины Джека, хрустальные бабочки засверкали в лунном свете.

Джек подал ей руку, и они пошли к зданию со знакомым логотипом.

Когда Джек открыл дверь, Лейни испытала целую гамму чувств. Она вспомнила о ребятах, с которыми здесь подружилась; вспомнила, как весело они работали рука об руку, и поэтому долгие смены не казались утомительными; вспомнила аппетитный запах только что приготовленной картошки фри и гамбургеров, жарящихся на гриле; вспомнила, как дети с воплями носились по игровой комнате; вспомнила почти забытые звонки, по которым она определяла, что все в порядке; вспомнила приглушенную музыку, которая крутилась в ресторане день за днем.

Джек протянул руку.

– Мисс Эймс, позвольте пригласить вас на танец, – сказал он.

Лейни вложила свою руку в его и улыбнулась:

– С радостью, мистер Данфорт.

Сотрудники ресторана хлопали им и подбадривали радостными возгласами. Неожиданно Лейни заметила грустную девушку, которая пряталась за коктейльной машиной. Ей захотелось немедленно подойти и сказать, что все обязательно будет хорошо.

Но этой девушке предстоит пройти собственный путь. Поэтому Лейни осталась в объятиях своей судьбы. Она с наслаждением вдыхала аромат Джека, а он кружил ее по залу, и она наконец-то чувствовала себя счастливой, так как поняла: в жизненной игре нет победителей и побежденных. Есть только игроки, и они делают все возможное, чтобы выиграть с теми картами, что им сданы.

Примечания

1

Около 280 кв. м.

2

Мозаичный пол.

3

Около 470 кв. м.

4

Орден был образован в 2003 году. Его членами являются те, кто взял в дом семилетнего или более старого лабрадора или ретривера у Общества по спасению лабрадоров и ретриверов.

5

Примерно 92 кв. м.

6

Американский колледж

7

Мусс из шоколадного мороженого с карамелыо и грецким орехом между двумя слоями тонкого теста.

8

Цитата из «Детективного агентства "Лунный свет"».


home | my bookshelf | | Игра в свидания |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу