Book: Голос дороги



Крушина Светлана Викторовна

Голос дороги

Часть 1


1

Грэму Соло решительно не везло на морские путешествия. Переплывать океан ему приходилось трижды: первый раз в качестве пленника, второй — беглеца, третий — наемного гребца на веслах. И ни один из способов не пришелся ему по душе.

В последнем путешествии он едва не сорвал спину и заработал кровавые мозоли на ладонях, хотя наивно полагал, что его руки ничем уже не проймешь. Именно эта наивная уверенность в своих силах сыграла с ним злую шутку, когда капитан корабля, идущего из Наи в Истрию, предложил отработать проезд гребцом. У него не доставало нескольких человек в команде, а у Грэма не хватало денег оплатить место в пассажирской каюте. И он, как дурак обрадовавшись выгодной сделке, согласился и ударил с капитаном по рукам. И пожалел о согласии даже раньше, чем стер в кровь ладони: половина команды оказалась истрийскими каторжниками с клеймеными лбами. Но идти на попятный было поздно, и весь путь он только молча скрипел зубами, не смея даже вмешаться, когда офицеры начинали охаживать клейменых кнутами…

Ему полегчало, только когда он сошел по трапу в каратский порт и окунулся в обычное для крупного портового города бурление жизни. Карат был вторым по величине городом после Ифрании, ежедневно его порт принимал десятки кораблей со всех сторон света, их трюмы были наполнены разнообразными товарами; в городе строились и открывали лавки самые богатые истрийские купцы; в трущобы стекались тысячи авантюристов и проходимцев всех мастей. Последние особенно любили Карат за сложную паутину улочек и переулков, в которых было так легко затеряться, и за отсутствие поблизости королевских гвардейцев, очень уж суровых в обращении с подозрительными личностями. Минут десять Грэм стоял на месте, щуря глаза от яркого солнца и наслаждаясь ощущением твердой земли под ногами и отсутствием поблизости офицеров с кнутами. Будь он сентиментальнее или религиознее, он, пожалуй, повалился бы на колени и возблагодарил Эфферда за счастливое избавление. Но порт — не самое подходящее место для благодарных молитв. За десять минут его толкнули уже раз сто, хотя он старательно придерживал ножны, чтобы за них не цеплялись.

Чуть приволакивая правую ногу, он пошел прочь от причала. В Карате он был впервые, и знал только, что где-то неподалеку, в портовом квартале, есть таверна под названием «Жемчужница». Почему такое название, ведомо было только Двенадцати и, вероятно, самому трактирщику: дело в том, что в Истрии жемчуг не добывали.

Портовый шум и суета остались позади, начались узкие извилистые улочки, полные оборванных личностей. Грэм чувствовал на себе внимательные и жадные взгляды и для острастки держал руку на рукояти меча. Никто не осмелился к нему приблизиться. Трущобные жители были наглые, как крысы, но и такие же трусливые; наглости их хватало только чтобы напасть на безоружного.

Улочки петляли и завязывались узлами, и вскоре Грэм понял, что безнадежно заблудился. Он досадливо закусил губу и остановился. Спросить бы дорогу, да не у кого. Оборванцы вряд ли знают всеобщий, а он не знает истрийского… Впрочем, почему бы не попробовать. Он огляделся, и словно в ответ на его мысли от стены отлепился некто в глубоком капюшоне, надвинутом на самые глаза. Приблизился вкрадчивым, скользящим шагом и жалобно заканючил, а что — не разобрать ни слова.

— Я не понимаю, — сказал Грэм на всякий случай и заметил, что грязные скрюченные пальцы оборванца тянутся к его левой руке, а точнее, к серебряному кольцу на мизинце. — Что тебе нужно? — он пригляделся и увидел, что пальцы на второй, опущенной вниз руке подозрительной личности выделывают замысловатые движения, чем-то схожие с магическими фигурами, но слишком уж быстро сменяющие друг друга. Грэм подождал несколько секунд, внимательно наблюдая за танцующими грязными пальцами, потом качнул головой, и его собственные пальцы быстро задвигались.

"Я не у дел, брат, — сказали они. — Не беспокойся и скажи другим, что от меня не будет неприятностей".

Капюшон кивнул, и оборванец хотел было утечь на место, но Грэм ухватил его за полу истрепанного плаща. Его пальцы продолжили танец: для этой безмолвной беседы не существовало языковых барьеров.

"Я ищу трактир «Жемчужница», не мог бы ты показать мне дорогу, брат?"

"Конечно, брат. Идем со мной".

Грэм последовал приглашению, на ходу размышляя о причудах господина Случая: первый же человек, заговоривший с ним в дальнем королевстве, оказался собратом по гильдии. Впрочем, он сам напрашивался на такие встречи, быть может, вовсе и не случайные, открыто нося на пальце цеховое кольцо. Это могло сильно облегчить жизнь. А могло и все испортить…

Проводник вскоре остановился у неприглядного здания, зажатого между двумя деревянными домишками. Над дверью Грэм увидел грубо намалеванную вывеску, но не смог разобрать, что же хотел изобразить неведомый художник. Он повернулся поблагодарить проводника, но тот уже исчез, и улица была пуста. Грэм пожал плечами, толкнул дверь и вошел в трактир.

У его удивлению, трактирная зала выглядела пристойно. Правда, ее обстановка имитировала внутренние помещения корабля, и это вновь напомнило о неприятном морском путешествии. Грэм поморщился, разглядывая муляжи рыб и нечто, живо напоминавшее своим видом засушенные водоросли — вся эта красота висела по стенам. Народу в зале было немного: в основном моряки, и Грэм заметил и двух-трех мещан. Все вели себя тихо и пристойно, все были трезвы. Появление нового гостя вызвало слабый интерес, кое-кто на него обернулся, но и только.

Грэм прошел, к стойке, откуда на него мрачно взирал тучный трактирщик. Перед ним на тарелке горкой лежали волокна вяленой рыбы, и трактирщик одно за другим кидал их в рот — так на родине Грэма лузгали подсолнух.

— Добрый день, хозяин, — сказал он на всеобщем, втайне опасаясь, что его и здесь не поймут. К тому же его произношение оставляло желать лучшего, он сильно растягивал гласные. Но его поняли.

— А разрешение на меч у тебя есть? — хмуро спросил трактирщик вместо приветствия. — А то живо стражу позову.

— Есть, — ответил Грэм и в доказательство потянул из-за ворота храмовые бирки — их у него было две: от Рондры и от Фекса.

— То-то. А то ходят тут всякие… Ты, вроде, нездешний?

— Нездешний. Я ищу одного человека. Говорят, он часто здесь бывает.

Трактирщик вовсе насупился.

— Не знаю, не знаю. Здесь много кто бывает.

Грэм положил на стойку серебряную монету и накрыл ее ладонью. Толстяк посмотрел на его руку, потом на его лицо и чуть смягчился.

— Послушай, парень. Вечерами здесь набито под завязку. И швали всякой полно, и нобили, бывает, заходят. Может, и знакомца твоего видел.

— Невысокий, черноволосый парень, лет тридцати. Южанин. Зовут его Брайан Эрк.

Услышав имя, трактирщик почему-то вдруг снова набычился и принял неприступный вид.

— Тебя кто послал? — спросил он нелюбезно и даже с угрозой.

— Не понимаю, — удивился Грэм.

— У тебя что, дело какое к нему?

— Нет…

— А кто тебе сказал, что он сюда заходит?

Недоумевая, Грэм назвал имя. Толстяк помолчал, пожевал губами, потом сказал неохотно:

— Эрка тут нет.

— Я вижу. Но когда его можно застать?

— Не знаю. Он не каждый день заходит.

— А где можно его найти?

— А Безымянный его знает. Попробуй зайти завтра, или послезавтра. Вечером. Может, повезет, застанешь.

— А в чем, собственно, дело? — спросил Грэм. — Почему такая таинственность?

— Тебе лучше знать, — буркнул трактирщик и выразительно посмотрел на руку, под которой пряталась монета. Грэм убрал ладонь, и монета исчезла со стойки. — Это все, что я могу сказать.

Грэм нахмурился и отвернулся от стойки в тот самый момент, когда дверь в залу распахнулась, и на пороге показался невысокий и тонкий человечек. Он приветственно махнул рукой и танцующим шагом двинулся между столами. По походке сразу стало ясно, что это девушка. Грэм удивленно приподнял брови — не каждый день увидишь в портовом кабаке девушку, одетую парнем, — и тут его потянул за рукав трактирщик.

— Эй, парень, — вполголоса сказал он, наклоняясь через стойку. — Я правда не знаю, где найти Эрка, но вот она, скорее всего, знает. Спроси у нее. Может, она согласится сказать.

— Спасибо, — сказал Грэм и пошел наперерез загадочной девушке. Она была небольшого росточка, и макушкой едва доставала ему до подмышки. На вид он дал ей лет восемнадцать, не больше. У нее было миленькое лукавое личико и типичная внешность уроженки Истрийского архипелага: белая кожа, темные волосы, черные глаза. Волосы были заплетены в две косы, а на лбу ровно острижены по брови. Ее нарядный черный кафтанчик и белую блузу с кружевными воланами шил очень хороший портной, а на мягкие сапожки пошла отлично выделанная кожа. Девушка шла через залу, улыбаясь, кивая и отвечая на многочисленные приветствия. Ее здесь, очевидно, очень хорошо знали. Заметив маневр Грэма, она остановилась в ожидании, пока он подойдет ближе. С любопытством осмотрела его с головы до ног и сказала что-то на истрийском.

— Не понимаю.

— Тем хуже для тебя, — усмехнулась девушка, тут же перейдя на всеобщий.

Он пожал плечами.

— Ничего, как-нибудь устроюсь.

— Верю! — она продолжала не слишком вежливо его разглядывать. Особенно ее заинтересовала его длинная светлая коса, заплетенная в четыре пряди. — Ты из Наи, да? Угадала? вы все разговариваете, как будто заикаетесь, и волосы так чудно убираете.

— И многих наинцев ты видела?

— Немногих, но вы все на одно лицо. А тебе чего, собственно, нужно?

— Говорят, ты знаешь Брайана Эрка…

Этот вопрос почему-то очень ее развеселил. В черных глазах запрыгали лукавые бесенята. Грэм начал беспокоиться: ему не нравилась странная загадочная атмосфера, которая сгущалась вокруг Брайана прямо на глазах.

— Допустим, знаю. А тебе-то что за дело?

— Я его ищу.

— О! многие ищут Брайана, и отнюдь не для того, чтобы угостить его пивом! А что такое, он опять связался с кем не надо?

— Что-то я тебя не понимаю…

— Ладно. Давай начнем сначала. Ты вообще кто такой?

— Меня зовут Грэм Соло, если ты об имени.

— Это не наиское имя, — заметила девушка.

— Медейское.

— Все равно никогда о тебе не слышала.

И она двинулась вперед с явным намерением обойти Грэма и продолжить путь. Но он, разозленный и раздосадованный, снова заступил ей дорогу.

— Ну, чего тебе? — спросила она нетерпеливо, как будто только что его заметила. За происходящим из-за стойки с любопытством наблюдал трактирщик, сдерживая улыбку только большим усилием воли. А вот провести бы тебя мордой по стойке! — зло подумал Грэм и тут же заставил взять себя в руки.

— Постой, — сказал он нахальной девчонке. — Давай поговорим.

— Ладно. Только угости меня завтраком.

Грэм чуть не поперхнулся от такой наглости. Интересно, в Истрии все девицы такие?

— Уговорила, — сказал он. Денег у него было немного, но на завтрак в обществе юной нахалки должно было хватить. Да он и сам не отказался бы перекусить. Они расположились за свободным столом, и к ним подошла принять заказ щекастая румяная девушка.

— Мне, пожалуйста, свинину на ребрышках, пирожки и молоко, — ослепительно улыбнулась нахалка.

— Вот это аппетит, — восхитился Грэм, подумал и заказал пиво и яичницу.

— Пиво с утра? — съехидничала его дама. Он не удостоил ее ответом. — Значит, тебя Грэмом зовут. Так себе имечко, скажу я тебе. Хоть и медейское.

— А твоего я, между прочим, вообще до сих пор не слышал.

— А? — удивилась она. — Тебе разве не сказали?

— Стал бы я спрашивать?

— Ах, как нехорошо! Разве можно так поступать с человеком? — и она погрозила кулачком в сторону стойки, за которой чему-то радостно склабился трактирщик. Грэм начал подозревать, что судьба свела его с сумасшедшей. — Человек должен знать, с кем связывается… Меня Илис зовут. Удовлетворен? Тогда продолжим. Ты давно в Истрии?

— Сегодня приплыл.

— С материка?

— Угу.

— Ух ты! И долго добирался? Или ты телепортом?

— Две недели.

— И все на корабле? Ужасно долго, я бы не вытерпела. А Брайана ты откуда знаешь? — Илис уже с аппетитом обгрызала ребрышки, ничуть не стесняясь говорить с набитым ртом. Грэм удивлялся ей все сильнее. Ее изысканный костюм совсем не вязался с простецкими манерами.

— Оттуда и знаю. Из Наи.

— Расскажи.

— Тебе полную или краткую версию?

— Краткую, — милостиво разрешила Илис.

Грэму очень хотелось взять и встряхнуть ее, но он снова велел себе успокоиться и стал рассказывать. Илис кивала.

— Похоже на правду, — согласилась она и задумалась. Грэм ждал.

Илис ела пирожки; он на нее смотрел и думал, что дико устал после долгого плавания, и больше всего ему сейчас хочется где-нибудь прилечь. Все тело ныло. Наконец Илис доела свои пирожки, облизнулась, и взгляд ее прояснился.

— Ну ладно, — сказала она. — С тобой разобрались. Ладно, так и быть, скажу тебе, как найти Брайана. Слушай.

И она вперила взгляд в потолок и пустилась в долгие и путанные объяснения, от которых было мало толку человеку, впервые посетившему Карат. Грэм даже не стал слушать, просто дождался, когда она замолкнет, и сказал:

— Лучше ты меня проводи.

— Зачем? — возмутилась Илис, отлепила взгляд от потолка и вперила его в Грэма. — Ты что, меня не слушал?

— Нет.

— Но я вовсе не хочу идти к Браю! Я с ним уже сегодня виделась, хватит уже.

— Услуга за услугу. Я тебя накормил, рассказал много такого, чего тебе знать не следует, теперь твоя очередь быть любезной.

— Ну ты и хам!

— Я? — изумился Грэм.

— Если я с тобой пойду, много шуму будет, — завздыхала Илис. — Правда, правда.

— Ничего, я переживу.

— И возьмешь на свою совесть мою преждевременную гибель?

— Даже буду носить цветы на твою могилку.

— И откуда ты такой на мою голову взялся? — посетовала Илис. Она еще повздыхала, но Грэм не сводил с нее требовательного взгляда, и она сдалась. — Ладно. Пойдем.

Грэм быстро положил на стол деньги и поднялся. Встала и Илис. Душераздирающе вздыхая, она покрутилась на месте, одергивая свой кафтанчик.

— Пойдем, — повторила она и устремилась к выходу.

Грэм последовал за ней, в дверях обернулся и увидел, что хозяин смотрит им вслед с немалым удивлением.

Илис неслась стрелой, так что ее едва не заносило на поворотах. Грэм, при своем немаленьком росте и размашистом шаге, едва за ней поспевал, у него не оставалось времени даже поразмыслить над странностями новой знакомой, а их все прибавлялось. Темные личности, нищие и оборванцы, очень уж радостно и охотно приветствовали Илис, она отвечала им улыбками и кивками, иногда бросая фразы типа: "Привет!" и "Как дела?". Жизненная энергия била из нее ключом.

На ходу она еще и успевала говорить с Грэмом.

— Ты в Карат надолго?

— Не знаю, как получится. А что?

— Да ничего. Просто если останешься у Брайана, мы с тобой будем часто видеться. Да и вообще меня тут многие знают, так что если будут неприятности, ссылайся лучше на меня, а не на Брайана, его тут не все любят.

— А тебя, значит, все? — язвительно спросил Грэм. Самодовольства он не любил.

— Те, кто знают, — ничуть не смутилась Илис.

— И Брайан тоже?

— В глубине души — конечно… — хихикнула Илис. — А то стал бы он меня терпеть.

— А какие же неприятности у меня тут могут возникнуть?

— Мало ли. Ночное братство, например, конкуренции очень не любит.

— Что? — от неожиданности Грэм остановился.

— Кольцо сними, дурень!

— Ты разве знаешь?..

Ответом ему был ехидный смешок. Пораженный, он начал «проговаривать» пальцами уставное приветствие равного по положению.

"Не надрывайся, — так же пальцами ответила Илис. — Я тебя понимаю".

"Ты из братства?"

— Да нет же, охота была с вами путаться, — вслух сказала Илис. — Но язык ваш знаю. Я вообще много чего знаю, привыкай. Это во-первых. Во-вторых, молчать я тоже умею. Ну, пойдем, чего встал! — она схватила Грэма за руку и потащила за собой. На ходу она рассуждала: — Или ты специально кольцо оставил? Это напрасно. Братья чужаков не любят, вышибут из города в момент.

— Кольцо же на левой руке!

— И что?

— Ты столько всего знаешь, а это — нет? я не у дел.

— Тогда и сними его совсем. Не знаю, как там у вас, а здесь без разницы, на левой или на правой.

Грэм промолчал.

Вскоре они выбрались из портовых трущоб, потянулись ремесленные кварталы. Каратские работяги жили вперемежку, не разбиваясь на слободки. Илис начала понемногу замедлять шаг, и скоро остановилась у небольшого деревянного дома за невысокой оградой. Калитка была прикрыта, но не заперта. Во дворе двое детей — мальчик и девочка лет семи, оба рыжие, лохматые и сильно похожие друг на друга, — терзали огромную флегматичную собаку. Та лениво порыкивала, не делая никаких попыток уйти, даже когда ее таскали за уши и хвост. На гостей она даже не посмотрела. Дети визжали от восторга. Илис заулыбалась.



— Ну и бандиты у Брайана подрастают, — сказала она с удовольствием и крикнула через забор: — Лал! Поди-ка на минутку!

Рыжий мальчишка с некоторой неохотой отвлекся от своего важного занятия и вприпрыжку понесся через двор к калитке. Илис быстро сказала Грэму:

— Я Брайана позову, ты дальше сам разбирайся, а то мне жить еще не надоело. Лал! Где твой отец? Дома или в мастерской?

— Дома! — важно ответил пацан, демонстрируя в улыбке отсутствие нескольких зубов.

— Позови-ка его. Видишь, гость пришел.

Мальчишка кивнул и убежал в дом. Сестра проводила его озадаченным взглядом, бросила третировать собаку и ушла за ним. Собака не стала терять времени: встала, отряхнулась и ушла в будку. Грэм подумал, что двойняшки достанут ее там без труда, если захотят.

— Ну, я побегу, — сказала Илис. — Еще увидимся.

Она махнула рукой и легкой походкой понеслась по улице, и уже через полминуты скрылась за поворотом. Грэм проводил ее взглядом. За что ее не любил Брайан, можно было догадаться — Брайан не выносил болтунов и насмешников, к категории которых Илис явно принадлежала. Но за что он не любил ее столь сильно, что она опасалась за свою жизнь — вот это было непонятно. Да, Брайан был нетерпим, но все же не настолько, чтобы учинить насилие над молоденькой девушкой, почти ребенком. Впрочем, Илис могла и преувеличивать…

Как бы то ни было, исчезла она вовремя. Во дворе появился невысокий мужчина с гладко зачесанными черными волосами, в простой холщовой рубахе с закатанными рукавами, открывающими смуглые сильные руки.

— Где эта паршивка? — вопросил он пространство, едва ли заметив гостя.

— Если ты об Илис, она ушла, — сказал Грэм на наи. Он все еще стоял за заборчиком, не решаясь войти во двор, поскольку не знал, как отнесется к вторжению собака. — Здесь только я.

Взгляд темных, чуть раскосых глаз Брайана уперся в него.

— А ты, Безымянный тебя побери, кто такой? — вопросил он.

— Вот не думал, что у тебя такая короткая память, Брай.

Брайан смотрел, недоуменно хмурясь. Его-то Грэм узнал без труда: восемь лет назад Брайану было двадцать четыре года, а за такое время и в таком возрасте люди меняются не очень сильно. Грэм же, когда они виделись в последний раз, был тоненьким, несколько нескладным подростком, а с тех пор он вымахал, как жердь и возвышался над Брайаном на целую голову.

— Грэм? — неуверенно спросил Брайан.

— Я.

— Не может быть! не может, Борон меня побери, быть! — Брайан распахнул калитку, шагнул к Грэму и схватил его за плечи, с жадностью вглядываясь в его лицо. — Вот уж не чаял тебя здесь увидеть! Ты же уехал с отцом! Ты… ты в таком виде… Что случилось?

— В двух словах не расскажешь, Брай.

— Конечно. Пойдем в дом! — заторопился Брайан. Он пошел было к дому, и вдруг спохватился, снова обернулся к Грэму и сжал его руки, крест накрест, в традиционном наинском рукопожатии. — Клянусь Тса, я так рад тебя видеть, Грэм! Ну, пойдем, пойдем, поздороваешься с Анастейжией. Она с ума сойдет от радости, когда тебя увидит.

Обстановка внутри дома была очень простой, без претензий, но все было разумно, к месту, аккуратно и чисто. Чувствовалась женская рука. Мимо с воплями и визгом пронеслись два рыжих вихря, и Брайан сказал с гордостью:

— Мои наследнички: Лал и Джем, редкостные бандиты, все в меня.

— Судя по волосам, они все-таки пошли в Нэсти, — улыбнулся Грэм.

— Уверяю тебя, только волосами. Ну, не повезло, что же делать… Нэсти! Иди сюда, у нас гость! — крикнул Брайан.

— Не могу, Брай, я вся в муке! — отозвался из глубины дома женский голос.

— Ерунда, иди скорее. Садись, Грэм.

Но сесть Грэм не успел. В комнату вошла невысокая, тоненькая молодая женщина с пышными рыжими волосами, узлом закрученными на затылке. Она на ходу вытирала обсыпанные мукой руки о передник, и вид у нее был сердитый и смущенный одновременно. Увидев высоченного Грэма, торчащего посреди комнаты, как шест, она присела в неглубоком книксене и быстро сказала:

— Простите, сударь, за мой вид; не знаю, что это вздумалось Брайану…

Грэм чуть не рассмеялся: манеры у Анастейжии остались такими же изысканными, и они до нелепости не подходили к этому дому и этой обстановке. Да и кто бы мог подумать, что он увидит Анастейжию, собственноручно месящую тесто!..

— Здравствуй, Нэсти, — сказал он. — Ты тоже меня не узнаешь?

Она быстро его оглядела, на секунду задержав взгляд на мече. Потом впилась пристальным взглядом в лицо и вдруг всплеснула руками:

— Грэм! Ой, Грэм, это по правде ты! — и завизжала от восторга, как девчонка. Грэм засмеялся, подхватил ее на руки и несколько раз крутанул по комнате. Она показалась ему легкой, как пушинка, да и доставала ему теперь только до плеча. — Ах ты, маленький бродяга!

— Не такой уж и маленький, — заметил Брайан.

— Да, правда. Ты так вырос! Как же ты нас нашел?

— Я все расскажу, но это долго.

— Конечно! Ты, наверное, устал с дороги. Брай, нагрей воды, Грэму нужно умыться. А я займусь обедом.

Брайн беспрекословно повиновался. В дверях он обернулся и подмигнул Грэму: держись, мол.

— Пойдем, Грэм, — позвала Анастейжия. — Посидишь со мной, я тебе местечко у печки освобожу. А то ты на ногах едва стоишь.

На кухне она усадила его на стул, а сама принялась за тесто, из которого лепила маленькие пирожки. У нее выходило очень ловко. Грэм отцепил меч и положил его на пол вместе с заплечным мешком и пыльным плащом. С наслаждением вытянул длинные ноги. Он любил сидеть на кухне, это всегда было его любимое место в доме. Здесь всегда горел огонь, вкусно пахло, хлопотали женщины.

— Я уж и не чаяла увидеться, — весело говорила тем временем Анастейжия, укладывая пирожки на противень (Грэм сразу вспомнил пирожки, которые с таким аппетитом уплетала Илис, и у него забурчало в животе). — Сколько нас носило по миру, пока не приехали в Карат — лучше и не вспоминать. Кто мог представить, что нас занесет так далеко от Наи? Да и тебе, кажется, на месте не сиделось? Не утерпел дома, да?

— В клетке оказалось не так уж и хорошо, — вздохнул Грэм. — А вас я едва отыскал. Два года за вами шел.

— Если б мы только знали, весточку бы оставили… Прости.

— Да, ерунда. Я же нашел вас… Послушай, Нэсти, а кто такая Илис?

Анастейжия предплечьем отвела с лица волосы.

— Разве ты ее знаешь?

— Она меня сюда и привела. Познакомились сегодня… Кто она?

— Точно не знаю, — замялась Анастейжия. — Брайан тебе лучше про нее объяснит, если только захочет: он ее недолюбливает. Вообще она странная девушка.

— И впрямь, странная.

В тепле его разморило, и он начал клевать носом. Видя это, Анастейжия примолкла и дальше занималась делами молча. Грэм уже почти задремал, когда появился Брайан и заявил, что горячая вода ждет его. Они вышли во внутренний двор. Еще не совсем очнувшись от дремоты, Грэм скинул рубаху и опрокинул на голову целое ведро воды.

— Что это? — неживым голосом вдруг спросил Брайан. Грэм утер воду с лица и увидел, что Брайан смотрит ему на грудь, и щека его дергается. Грэм с грохотом поставил ведро и отвернулся, пряча выжженное на груди клеймо, но Брайан схватил его за плечи и заставил посмотреть в лицо. Оба побледнели.

— Что это такое? — требовательно повторил Брайан. — Каторжное клеймо?

— Сам все видишь.

— Ты с каторги бежал?

— Да. Я…

— Можешь не говорить, ни о чем спрашивать я не собираюсь, — резко остановил его Брайан. — Я ничего не видел.

— Спасибо, Брай.

Брайан молча бросил ему полотенце.

В доме уже был накрыт стол. Обед прошел шумно; двойняшки, несмотря на постоянные одергивания матери, не желали вести себя тихо и пристойно. Гость вызывал острое их любопытство, они так и ели его глазами и то и дело начинали приставать с вопросами. Грэм отвечал им что-то, уже едва ворочая языком. Сразу после обеда Анастейжия выгнала из дома детей и постелила ему на широкой лавке в большой комнате. Он с радостью принял приглашение отдохнуть. Наконец-то можно было снять одежду и выспаться по-людски: чаще-то всего приходилось спать не раздеваясь. В одной рубашке он забрался под одеяло и сразу же уснул. Несколько раз в комнату заходила Анастейжия: то приносила его дорожную сумки и меч, то по своим делам, — но он ее не слышал.


2

Разбудили Грэма приглушенные женские голоса и смешки, и звяканье чашек. Он открыл глаза и приподнялся на локте. За столом сидели Анастейжия и Илис, они пили чай и беседовали. Грэму захотелось потрясти головой и протереть глаза: ему кажется или Илис действительно спокойно сидит в доме Брайана, и ее никто не гонит взашей? Но тут же он решил, что объясняться это может очень просто: скорее всего, Брайана просто нет дома.

Над чашечками поднимался ароматный пар, девушки осторожно прихлебывали из них, вполголоса беседовали и то и дело прыскали от смеха, прикрывая рты ладошками. Илис сегодня была в шелковой черной блузе. Ее кафтан валялся на сундуке поверх меча Грэма. Такой наряд позволял видеть пару метательных ножей, засунутых за пояс. Вполне вероятно, еще одна пара, а то и две, скрывались в сапогах или где-нибудь еще.

Решив, что подглядывать дальше неприлично, Грэм кашлянул и сел на скамье, ничуть не смущенный своим неглиже: всю стыдливость из него давно уже выбили. Девушки повернулись к нему и хором сказали:

— Доброе утро! — причем Илис вдруг покраснела и отвернулась, а Анастейжия добавила виновато: — Мы тебя разбудили, да?

— Вовсе нет. Доброе утро, сударыня, — обратился Грэм к Илис, которая быстро справилась со смущением и как ни в чем не бывало глазела на него. — А что, сегодня больше ничто не угрожает вашей жизни?

— Да мне и вчера ничто вроде не угрожало, — удивилась та. — Или ты про Брайана? Если да, то его дома нет, и он не знает, что я у него в гостях. Кстати, — она порылась в мешочке, висящем на поясе, достала оттуда несколько медных монет и положила их на стол. — Ты забыл вчера взять сдачу. Матиус просил передать тебе деньги, ты произвел на него впечатление.

— Интересно, чем, — буркнул Грэм и принялся натягивать штаны.

— Чай будешь? — спросила Анастейжия и тут же, не ожидаясь ответа, встала и ушла на кухню, откуда вернулась с чашкой, полной горячей жидкости. — Посиди с нами.

— С удовольствием, — сказал Грэм и пошел на кухню умыться.

Когда он вернулся, приглаживая влажные волосы, Илис как раз заканчивала повествование о какой-то заварушке, в которой она, по ее словам, принимала самое непосредственное участие.

— …И тогда я протиснулась мимо этих дуболомов, — тараторила она, и в глазах ее прыгали вчерашние озорные огоньки, — и слиняла, потому что скоро кое до кого дошло, что значительную часть разрушений учинила я. Потом за мной целый месяц гонялись, — гордо заявила она. Видно, этот факт приводил ее в восторг. Грэма же привел в восторг ее словарный запас, присущий, скорее, сестричке из Сумеречной гильдии, нежели барышне из приличного общества.

Анастейжия взирала на Илис с крайним неодобрением.

— Ты бы все-таки поосторожнее, Лисси. Конечно, я понимаю, что у тебя везде знакомые, но неужели обязательно лезть во все заварушки?

— Ты совсем как Эльга, — заявила Илис. — Она тоже постоянно делает мне внушения и говорит, что я должна быть осторожной. Но я осторожна! Вы себе просто не представляете, насколько я осторожна. А что касается заварушек, то мне, согласись, есть с кого брать пример — твой драгоценный Брайан кого хочешь испортит.

Анастейжия хлопнула ладонью по столу и в отчаянии посмотрела на Грэма, который тем временем уселся напротив нее за стол и молча пил чай.

— Эта девчонка когда-нибудь свернет себе шею, — сказала она. — Просто удивляюсь, как она до сих пор жива.

Илис сделала большие глаза.

— Все дело в моем исключительном обаянии. Никто не может устоять. Даже Грэм и тот проникся, — последовала очаровательная улыбка в его сторону. Грэм не удержался и фыркнул. Вот бесенок!

— Ты представляешь, — продолжала Илис, повернувшись к Анастейжии, — вчера он был так любезен, что угостил меня обедом… или это был завтрак? Впрочем, неважно. И своей учтивостью впечатлил даже Матиуса, а на него трудно произвести впечатление.

— Наверное, она доняла тебя вчера, — извиняющимся тоном сказала Анастейжия. Грэм неопределенно пожал плечами.

— А кстати, — оживилась вдруг Илис. — Откуда ты знаешь парня, который направил тебя сюда искать Брайана, а?

Она-то откуда знает? — удивился сначала Грэм, а потом подумал, что, наверное, ей сказал хозяин «Жемчужницы»… тот самый Матиус. Обсуждать при Анастейжии эту тему не хотелось, и поэтому он буркнул:

— Подумай сама. Я, кажется, объяснил тебе кое-что вчера.

— Извините, что вмешиваюсь, — робко сказала Анастейжия, — но вы про кого?

— Ты его не знаешь, — отмахнулась Илис. — А вот мне интересно, откуда его знает Грэм. В принципе, конечно, могу и сама догадаться… Ну ладно, пойду я. Всем привет, Брайану — в особенности. Пусть не сердится, это вредно для здоровья.

Илис поднялась, грациозно подхватила с сундука свой кафтанчик и переместилась к двери.

— Спасибо за чай, очень вкусный, — сказала она оттуда. — Привет малышам!

Она прощально взмахнула рукой и исчезла.

— О боги! — вздохнула Анастейжия. — Это не человек, а комета. Право, неудивительно, что Брайан на нее рычит — она кого хочешь из себя выведет.

— Вчера она уверяла, что ее все любят, — заметил Грэм.

— Ты знаешь, как ни странно, но это чистая правда, — Анастейжия подперла подбородок рукой. — Ее, в самом деле, все любят, и, мало того, все о ней заботятся. И это — несмотря на ее поразительное умение подстраивать пакости всем и каждому. У нее просто талант создавать людям проблемы и впутывать их в неприятности, но попробуй ее кто обидеть — тут все трущобы встанут на ее защиту. И Брайан, я думаю, не исключение. Хоть он на нее орет и грозится размазать по стенкам, по правде-то, он ни за что пальцем ее не тронет, и будет вытаскивать изо всех трудностей, ею же и созданных. Да еще и найдет сотню оправданий своим поступкам… Ну ладно, надо заниматься делами, а то скоро дети встанут и начнется кавардак. И завтрак нужно приготовить.

Она решительно поднялась, поправила платье и потянулась.

— Просто удивительно, до чего быстро я привыкла рано вставать. В Наи меня раньше полудня невозможно было из кровати вытащить — а теперь…

— Не жалеешь?

— О чем? О том, что вышла замуж за Брайана? Конечно, нет.

— А где он, кстати?

— В мастерской, неподалеку. Они рано начинают, у них сейчас работы много.

Брайан уходил рано и возвращался поздно, так что большая часть домашней работы ложилась на хрупкую Анастейжию или откладывалась до воскресенья. Грэм решил, что так дело не пойдет, и настойчиво предложил свою помощь. Анастейжия отпиралась недолго, потому что успеть все одной ей было действительно тяжело. Лал и Джем помогали по мере сил, но много ли могут семилетние дети? Так что еще до завтрака Грэм отправился рубить дрова, а после завтрака к нему присоединился Лал, которому было поручено собирать щепки. К своему занятию он отнесся со всей серьезностью, что, впрочем, отнюдь не мешало ему задавать гостю серьезные, «мужские» вопросы. Грэм старался отвечать обстоятельно, мальчишка ему нравился.

Однако, одновременно говорить и махать топором было трудновато.

— А можно посмотреть твой меч? — Лал долго ходил вокруг да около, но наконец решился спросить.

— Можно, — согласился Грэм. — Только тащи его сюда, а если мама будет спрашивать, скажи, что я разрешил.

Радостный Лал ускакал, а через пару минут вернулся, волоча за собой ножны с мечом. Он плюхнулся у забора на траву, положил меч себе на колени и спросил, уставив на Грэма просящие зеленые глаза:

— А можно его вынуть?

Тот кивнул, отложил топор и присел рядом на корточки. Лал благоговейно вытащил меч из ножен и стал его рассматривать с понимающим видом. Меч был отличным оружием. Достался он Грэму не слишком честным путем, но хуже от этого, конечно, не стал. Легкий клинок, покрытый тонкой узорной гравировкой, был отлично сбалансирован, а рукоять была обмотана полосками из выделанной кожи, чтобы не скользила в руке. Грэм понимал, что такое замечательное оружие не соответствует его мастерству и должно бы принадлежать более достойному воину. Впрочем, расстаться с мечом у него не хватало духу.

Лал с трудом оторвался от узоров на клинке и спросил:

— А почему у папы нет меча?

— Думается, твой папа неплохо улаживает свои дела и без меча, — улыбнулся Грэм.

— Разве с мечом не проще?

— Не всегда.

Лал не поверил. Он приподнялся и попытался взмахнуть мечом, но тот был для него тяжеловат, и он чуть не заехал себе по ноге.

— Осторожнее, — предупредил Грэм. — А то синяков себе понаставишь.

— Синяки — ерунда, — заявил Лал гордо и еще раз взмахнул мечом. Получалось у него не очень хорошо и он, самокритично сообщив, что не умеет, сказал Грэму: — Теперь ты.



Тот колебался недолго. Занятия с мечом всегда доставляли ему радость, а на корабле он был совершенно лишен возможности поупражняться.

— Только ты отойди подальше.

Грэм вышел на середину дворика. Тело его пело в предвкушении радости, забылась даже ноющая боль в плечах и содранные ладони. Он легко, будто играючи, прокрутил несколько «восьмерок», показал веерную защиту (с одним мечом она, конечно, выглядела не так эффектно, как с двумя) и сделал несколько выпадов. Лал смотрел на него восхищенными глазами.

— Я тоже хочу так! — заявил он. — Научишь меня?

— И не думай! — послышался голос Анастейжии. Оказывается, она стояла в дверях и наблюдала за фехтовальными упражнениями Грэма.

— Ну, ма-ам! — возмущенно завопил Лал.

— Мама права. Тебе подрасти немного надо, — сказал Грэм и со смущенной улыбкой посмотрел на Анастейжию. — Извини. Я вроде ничего тут не порушил — во всяком случае, пытался.

— Ты так красиво движешься, — улыбнулась и она. — С тобой кто-то занимался?

— Да. Отец.

С потухшей улыбкой Грэм отвернулся и вернул меч в ножны.

— Что с тобой? — удивилась Анастейжия.

— Его убили.

Она ахнула.

— Как это могло произойти?

Он довольно долго молчал, глядя в землю, а когда обернулся, во дворике не было ни Анастейжии, ни Лала.


Позже, убедившись, что дел для него пока нет, Грэм отправился в город. Меч он оставил дома, чтобы не привлекать внимания стражи.

Денег у него не осталось, а сидеть на шее у Брайана и его семейства он считал непозволительным. А потому решил поискать временную работу, для которой не требовалось особых знаний и умений. Он мог бы наняться в охрану, но очень уж хотелось хотя бы ненадолго почувствовать себя обычным человеком, который знать ничего не знает об оружии.

Каратские улочки складывались в бесконечный лабиринт, в котором ничего не стоило заблудиться. Сейчас Грэму очень пригодилась бы помощь Илис — девчонка наверняка отлично знала город и его окрестности. Грэм пожалел, что не подумал об этом раньше и не попросил Илис побыть его проводником на первых порах. Почему-то ему казалось, что она не откажется.

Через некоторое время Грэм понял, что приближается к центру. Улицы становились шире, дома — выше и богаче. Попадались даже двухэтажные здания, построенные из белого камня, слишком хорошо знакомого Грэму. Такой камень добывали в Самистре, и он очень ценился во всех королевствах. Грэм знал о его достоинствах все, но жить в доме, построенном из такого камня, не согласился бы и под угрозой смертной казни. Камень, впрочем, был красив, как и дома, из него построенные. Грэм до того засмотрелся на один из них, украшенный резными колоннами, что не сразу понял, в чем дело, когда его сильно толкнули. Ругнувшись, он повернулся — и тут же сам поспешил отступить к краю улицы. Посредине ее, расталкивая народ, продвигалась группа вооруженных солдат в полных доспехах. Действовали они очень решительно, покрикивая: "Дорогу! Дорогу! Пошел прочь! Дорогу!". Они не перетрудились — народ как-то очень охотно расступался в стороны и почтительно кланялся. Грэм кланяться не спешил, за что заработал свирепый взгляд одного из солдат. Зато он увидел, из-за кого поднялась вся кутерьма.

По освободившейся улице ехали несколько всадников. Все, кроме одного, были в роскошных доспехах — явно не боевых, — и при оружии. Сбруя на их скакунах, выступавших горделиво, изгибая высокие шеи, поражала богатством выделки. Тот, который не носил доспехов, отличался особенно высокомерным видом. Молодой вельможа лет двадцати пяти восседал на вороном коне, глядя поверх голов; почему-то он показался Грэму похожим на Илис, хотя его заостренное книзу лицо было убийственно серьезным. Он был весь в черном, а на груди сверкал и переливался всеми цветами радуги огромный медальон. Вероятно, он указывал на принадлежность владельца к какому-то знатному дому. Грэм, правда, не разбирался в истрийской геральдике, да и не мог со своего места разглядеть медальон в подробностях.

Взгляд молодого человека в черном привычно скользил по спинам согбенных в поклоне горожан, и вдруг наткнулся на Грэма, который по-прежнему стоял прямо. Грэм приготовился к скандалу, но вельможа только очень пристально посмотрел на него, словно запоминая, приподнял тонкие брови — и жестом остановил двоих солдат, бросившихся было к Грэму. Тот удивился и решил-таки слегка поклониться. И еще сильнее удивился, получив в ответ небрежный кивок — причем, поколебавшись, кивнули и свитские, — после чего вельможа вроде бы потерял к нему интерес и отвернулся.

Процессия скрылась за поворотом, народ кругом разгибал спины и двигался дальше, кто куда шел. Грэм тоже продолжил путь, раздумывая, что же могла значить произошедшая сцена. Нет сомнений, молодой человек — нобиль очень знатного рода, хорошо известный в Карате, а может, и во всей Истрии. Вельможа, привыкший к тому, что простые смертные оказывают ему почести. И Грэм никак не мог понять, что означал столь пристальный взгляд молодого человека и все эти ответные приветствия — небрежные, но все-таки! Впрочем, через минуту его посетила мысль, настолько неожиданная, что он даже приостановился и закусил губу. Этот «черный» нобиль мог знать его отца! А их внешнее сходство еще никто не оспаривал… Мысль нелепая, ведь от Истрии до Наи тысячи миль морского пространства, но что еще можно предположить?..


Грэм ходил до вечера, но не нашел для себя никакой работы. Истрийцы оказались очень недоверчивым народом, никто не хотел связываться с чужаком, который даже языка не знал. Только прорабу на одной из строек было все равно, кто таков Грэм и откуда он взялся — лишь бы работал на совесть. Но, как назло, ему нужен был каменотес, а Грэму очень не хотелось браться за эту работу, хоть он хорошо ее знал. Его так и передергивало, стоило только представить, что снова придется глотать каменную пыль. Однако, он не стал пока отказываться и попросил времени на раздумье. Прораб согласился подождать, только просил не очень затягивать с ответом.


Вечером Грэм рискнул поведать Брайану историю своего побега из отцовского дома. Как он и опасался, немедленно последовал вопрос:

— А что случилось с твоим отцом? Нэсти сказала, что его убили…

— Это так.

— Не хочешь рассказать? — Брайан осторожно заглянул ему в лицо. Они сидели во внутреннем дворике, прямо на теплой утоптанной земле, привалившись спинами к стене дома. Грэм лопатками ощущал приятное, по-настоящему домашнее тепло нагретого за день дерева. Но внутри него стыл холод.

— Не знаю, — сказал он, помедлив. — Видишь ли, в том, что он погиб, есть и моя вина. Раньше я думал, что если поделюсь этим с кем-нибудь, станет легче. Но это не так. Мне от самого себя тошно, такой я был кретин.

— В пятнадцать лет позволительно свалять дурака…

— Ох, нет, Брай. Такое ни в каком возрасте непозволительно. Я и на каторгу-то из-за своей дури да спеси угодил… и поделом. Если уж совсем по справедливости, так мне следовало бы там и сдохнуть.

Брайан молчал. Грэм понимал, что его раздирает от любопытства, но он помнит обещание ни о чем не спрашивать. Да Грэму и самому не хотелось говорить об отце, бередить рану. Нужно было сменить тему. И Грэм спросил о том, что его весьма интересовало:

— Брай, а кто такая Илис? Почему вокруг нее и вокруг тебя такая таинственность?

Брайан медлил так долго, что Грэм уже вовсе не надеялся ничего услышать, но, наконец, выдавил крайне неохотно:

— Прости, Грэм, но я не могу об этом говорить. Эта тайна касается не только меня.

— Значит, все-таки тайна…

— И не советую приставать с этим к Илис. Вообще не советую ей надоедать, это небезопасно.

— Ее метательные ножи, конечно, впечатляют, — удивился Грэм. — Но чтоб настолько плохо все было?..

Брайан пристально на него посмотрел, но ничего не ответил. Что ж, подумал Грэм, мы квиты. У каждого — своя тайна.

Но во что же впутался Брайан? В какие влез интриги? К какой тайне может быть причастен простой плотник?

— Знаешь, Грэм… — спустя минуту или две снова заговорил Брайан. — Я, конечно, обещал не упоминать об этом, но мне очень не по себе с тех пор, как я увидел это клеймо. Когда же ты успел?

— Да вскоре после того, как удрал от отца, — очень неохотно сказал Грэм.

— За что же можно сослать на каторгу шестнадцатилетнего мальчика? — напряженным голосом спросил Брайан.

— За убийство, например.

Брайан судорожно вздохнул и схватил его за руку.

— Грэм…

— Ладно, слушай. Это паскудная история, но лучше, наверное, тебе знать, кого ты пустил в дом.


3

История, собственно, началась в Карнелине, и начало ее Брайан уже знал.

Грэм почти не помнил свою мать, она умерла, когда ему было восемь лет. Он помнил только, что она была совсем юной, и часто плакала. Об его отце она почти ничего не рассказывала, и Грэм знал только, что носит его фамилию, хотя мать не была за ним замужем. Она придавала этому очень большое значение: чтобы у ее сына была фамилия. Может быть, она еще на что-то надеялась.

Слишком рано Грэм начал задумываться, где достать денег или хлеба, чтобы не умереть с голоду. Они жили подаянием, а еще мать отдавалась мужчинам за деньги. И что это были за мужчины! Шваль, рвань подзаборная. Опуститься сильнее было просто невозможно. Мать хоть и отправляла сына на улицу, когда приводила в свой угол очередного дружка, но Грэм многое понимал и тогда. (Повзрослев, он только однажды побывал в храме Рахьи, и после этого исполнился глубочайшим отвращением к самой идее продажной любви. Овладевая храмовой шлюхой, он вспомнил вдруг о матери, и ему стало так противно, что он едва не убежал — но все-таки довел дело до конца, и от этого отнюдь не стал уважать себя больше. Приятели вовсю подшучивали над ним, когда он наотрез отказывался идти с ними "к девочкам", а он отмалчивался и думал про себя, что лучше облачится в храмовый балахон и до конца жизни будет соблюдать целибат, чем еще раз прикоснется к служительнице Рахьи. Лучше уж никакой любви, чем такая. У его матери было хотя бы извинение: она отдавала себя на поругание ради сына, — и когда Грэм вспоминал ее, ему было за нее и стыдно, и больно одновременно.)

Матери платили медью, а иногда — побоями. Однажды кто-то из дружков исколотил ее так сильно, что она уже не оправилась и вскоре умерла. Грэм остался один.

Еще много лет спустя он думал, что у него нет родных. Однако, у его матери были и родители, и два брата, и сестра; имелся у них и титул, и деньги, и свой дом там же, в Карнелине. За связь с его отцом они прокляли его мать и выгнали ее из дома, и позволили ей нищенствовать и медленно умирать. Но все это Грэм узнал гораздо, гораздо позже.

Когда умерла мать, никто из соседей не захотел взять к себе сироту. Да Грэм ни к кому и не пошел бы. Он знал, что и так не пропадет: мало ли в городе бездомных мальчишек и девчонок — воришек и попрошаек? Со многими из них Грэм водил знакомства и раньше; а вскоре прибился к одной из ребячьих компаний, состоявшей из десятка мальчишек от семи до двенадцати лет. Верховодил у них не самый старший, но самый сообразительный, паренек по имени Роджер — сущее дитя улиц. Вначале они с Грэмом поладили и даже подружились, и вскоре все тонкие операции они придумывали и проворачивали вдвоем. Изобретательный Роджер был головой, а Грэм — руками: он был еще маленький и легко пролезал туда, куда не могли попасть остальные.

Но шло время, и все чаще изобретательность Роджера оборачивается изощренной и зачастую совершенно ненужной жестокостью. Казалось, он просто получает удовольствие, причиняя боль. От его жестокости страдали и члены их маленькой группки, и мальчишки из других компаний, случайно попавшие в поле зрения Роджера. Он постоянно выдумывал какие-то облавы на «конкурентов», хотя те давно поняли, что с ним лучше не связываться и обходили его территорию за лигу.

Кое-кто пытался спорить с Роджером, но он расправлялся с недовольными очень просто — с помощью кулаков. Кулаки же у него было тяжелые, и колотил он нещадно. Некоторое время Грэм молча наблюдал, как меняются порядки в их компании, но наконец не выдержал и высказал все, что думает о Роджере и его жестоких забавах. Роджер объяснил ему, что он неправ, и после этого «разговора» Грэм несколько дней отлеживался, а потом еще пару недель щеголял синяками самых изысканных цветов. Впрочем, с ним Роджер обошелся необычайно мягко, у Грэма даже зубы все уцелели.

После этого происшествия они не разговаривали и друг к другу не лезли. Грэм игнорировал все внутренние дела компании и ни в чем не участвовал. Роджер делал вид, что не замечает его показного самоустранения. Он надеялся на скорое примирение.

Грэм мучился сомнениями. Он бы ушел из банды (а их компания уже превратилась в настоящую банду), но знал, что в этом случае станет легкой добычей для остальных уличных компашек. Перебежчиков не любили, одиночки были обречены на гибель. Вовсе уйти из города было страшно. В Карнелине Грэм провел всю жизнь, и только здесь мог надеяться выжить.

И все-таки он решил рискнуть — смотреть на злобные забавы Роджера он большене мог. Ему исполнилось тринадцать, и он считал себя вполне взрослым. Он пока не знал, как сообщить о своем намерении приятелям, но однажды подвернулся подходящий случай открыто выказать Роджеру неповиновение.

Роджер мечтал очистить окрестности от конкурентов, и медленно, но верно добивался исполнения своих замыслов. Честолюбия у него было впору главнокомандующему армии королевства, а не уличному воришке. Он решил организовать очередную облаву, и немедля приступил к делу. Грэм оказался в сложном положении: участвовать в облавах было противно, но и прятаться от Роджера казалось унизительным. Ситуация разрешилась сама собой. Болтаясь по улицам, Грэм в каком-то закоулке наткнулся на своих приятелей во главе с Роджером, зажавших в углу мальчишку из соседнего района. Мальчишке было лет тринадцать, он был насмерть перепуган, и не зря — ничего хорошего при соотношении сил пятеро против одного его не ожидало. Проще всего было пройти мимо, сделав вид, что ничего не происходит, но у Грэма настал в жизни период (первый, но не последний), когда в душе его неожиданно взыграли благородные чувства. К тому же ему хотелось, фигурально выражаясь, прищемить нос Роджеру. И Грэм вмешался, выступив на стороне жертвы.

Все понимали, что дело тут не только и не столько в пойманном мальчишке. Поэтому жертва, получив пару пинков для ускорения, была отпущена с миром. Всеобщее внимание переключилось на Грэма, и тот без особого удивления обнаружил, что окружают уже его. К драке он был готов, хотя и не рассчитывал отделаться на этот раз парой синяков. И сначала он очень удивился, когда понял, что бить его не собираются. Но вскоре понял — почему. У Роджера появилась хитроумная идея. Он знал, что мальчишку, изгнанного из шайки, остальные компании к себе не примут, а начнут травлю. Строптивцу, решил он, хорошо бы на своей шкуре испытать, что значит стать дичью — такой урок будет гораздо нагляднее примитивного избиения. Намаявшись, строптивец вернется с повинной, над ним можно будет еще немного поиздеваться, потом даровать прошение, и все станет по-прежнему. Но Роджер не учел двух обстоятельств. Первым был упрямый характер строптивца. Казалось бы, за пять лет Роджер мог бы хорошенько изучить приятеля, но он был слишком упоен собственной гениальностью и забывал о мелочах, которые, тем не менее, портили весь его великолепный. Вторым обстоятельством был Брайан, но его не учитывал и Грэм, поскольку никто еще не знал, что они должны в ближайшее время встретиться.

Беседовали бывшие приятели недолго. Роджер заявил, что ему надоели штучки Соло, и если тот хочет держаться коллектива, то пусть поумерит свой пыл непокорства и делает, что ему говорят, а если он будет и дальше так выпендриваться, пусть катится к Безымянному. В ответ Грэм высказал все, что он думает о самозваном главаре шайки. Далее последовал короткий, но весьма шумный разговор. Без рукоприкладства, впрочем. Грэму велели убираться подальше и впредь не появляться в районе под угрозой физической расправы, и Роджер с компанией гордо удалился. Грэм понял: ему следует немедленно бежать и искать укрытие.

Следующие несколько недель ему пришлось ох как худо, на него открыли охоту все шайки. Компанию Роджера не любили, и не в последнюю очередь — за жестокость и немалые амбиции предводителя. Когда же стало известно, что один из членов группы изгнан, все очень обрадовались. Никто и не подумал принять изгоя к себе, зато все начали устраивать облавы и хвастаться друг перед другом, что изловят жертву первыми. Они не могли навредить Роджеру лично, но рады были отыграться хотя бы на одном из членов ненавистной компании.

Пришла пора сматываться из Карнелина, но Грэм все еще медлил. Здесь он вырос, здесь была могила его матери — он не мог просто так уйти. Он метался по городу, не зная, куда приткнуться. Узнавали его в два счета, спасибо белым волосам. Но надежды Роджера не оправдались: у него даже и мысли не возникло, что можно вернуться к приятелям. Однажды, в полном отчаянии, он решился на самоубийственный поступок. Он попросился в другую компанию, понадеявшись на снисхождение: именно к этой шайке принадлежал мальчишка, за которого он однажды заступился. Много лет спустя он так и не мог понять, каким чудом ему удалось улизнуть невредимым. После такого негостеприимного приема он больше ни к кому уже не совался.

Грэм держался до последнего, но наконец понял, что погибнет, если останется. И он уже собрался бежать из Карнелина, но не успел. Точнее, ему не дали. Сколько ни крутись по городу, отыскивая укромные местечки, все равно один против многих долго не протянешь. Его поймали. Засада была организована почти профессионально, и он попался, просто не мог не попасться. И место было идеальное — глухая подворотня, где никто не мог помешать расправе.

Противников было человек десять, и они накинулись всей кучей. Его сразу же сбили с ног, и сопротивляться было просто немыслимо, удары сыпались со всех сторон. Он уже почти потерял сознание, когда мальчишки вдруг кинулись врассыпную. Грэм хотел было подняться, но бок пронзила жгучая боль, и он снова повалился на землю. Сильно болела и кружилась голова, тошнило. Скорчившись на земле, он скорее почувствовал, чем увидел, как над ним склоняется какой-то человек. Человек что-то говорил, а может, спрашивал, но слов Грэм не разбирал. Уже на грани потери сознания, он вдруг понял, как его подняли и понесли куда-то. Тогда он окончательно провалился во тьму.

Спасителем его оказался Брайан, который шел мимо и услышал подозрительную возню и пыхтение. Кто другой прошел бы себе мимо, сделав вид, будто ничего не заметил. Но ему до всего в жизни было дело. Он свернул в подворотню, и тут уж увидел и прыснувших в стороны «охотников», и распластанного по земле избитого мальчишку.

Очнувшись и разлепив глаза, Грэм увидел над собой темное плоское лицо Брайана и услышал его сочувственный вопрос: "За что же тебя так дружки отделали, парень?". Он не ответил и отвернулся, недоумевая, кто этот человек и что ему нужно.

Брайан был бедный плотник, круглый сирота, как и Грэм, живущий только тем, что приносила ему работа в мастерской. Происхождение его было покрыто мраком тайны, но в его жилах явно текла южная горячая кровь; и внешность, и характер его с полной очевидностью это подтверждали. Тщеславия в Брайане было достаточно, чтобы полюбить Анастейжию, дочь карнелинского банкира, которая — о чудо! — отвечала ему взаимностью. Помимо тщеславия, в его характере имелось еще немало неприятных черт, в том числе — бешеная вспыльчивость, через которую он постоянно страдал. Внешне он выглядел суровым и недобрым человеком, но сердце его было гораздо мягче, чем могло показаться с первого взгляда.

Он принес избитого найденыша в свой бедный дом и взялся его выхаживать. Анастейжия, навещавшая возлюбленного каждый день, тоже не пожелала оставаться в стороне. Она нашла лекаря, который осмотрел Грэма и установил наличие переломов правой ноги и двух ребер. И порадовал внимавшего ему с тревогой Брайана сообщением, что мальчик, вероятно, останется хромым на всю жизнь. Анастейжия едва не расплакалась и стала умолять лекаря сделать все возможное для излечения Грэма, чем страшно удивила последнего. Он силился и не мог понять, почему совершенно чужие люди так о нем заботятся; он слишком привык во всем полагаться только на себя. Поначалу Анастейжии, да и Брайану тяжко с ним приходилось: разговорить его было невозможно, на вопросы он почти не отвечал, только огрызался и щетинился. Всякую заботу о себе он воспринимал чуть ли не как личное оскорбление. Возможно, он вел себя неблагодарно, но он ведь и не просил никого о помощи! В тогдашнем мрачном состоянии духа он скорее с благодарностью принял бы смерть, а не излечение.

К его счастью, Брайан и Анастейжия обладали просто безграничным запасом терпения и спокойно сносили его поведение. Наткнувшись на стену угрюмого молчания, они просто перестали задавать вопросы. Девушка теперь, оставаясь с Грэмом и хлопоча по хозяйству, вела беседы вроде как сама с собой, и он невольно прислушивался. Брайан же вообще говорил мало.

Но дни шли, и Грэм все реже рычал на своих спасителей. Он понял (не без внутренней паники), что привязывается к молчаливому, вспыльчивому и мрачноватому Брайану и его красноволосой юной подружке. Анастейжия ему начинала нравиться — веселая и подвижная, она во время своих приходов озаряла весь дом подобно солнышку. Прислушиваясь к разговорам, Грэм начинал понимать всю сложность отношений молодой пары. Брайан был влюблен, влюблен безнадежно, поскольку понимал, что никакого будущего у них нет. Отец Анастейжии, банкир, был влиятельным человеком, и уж конечно он не позволил бы единственной дочери (у него было еще трое детей, но все — сыновья) выйти замуж за бедного плотника. Впрочем, пока ни он, ни мать даже не подозревали о влюбленности дочери, а все ее отлучки из дому, если уж они очень сильно бросались в глаза, покрывал ее старший брат, человек на редкость демократичный. Он был посвящен в тайну сестренки и не возражал против ее отношений с Брайаном, только помочь ничем не мог. Безнадежность положения сводила Брайана с ума. Анастейжия же, по причине юных лет, редко заглядывала в будущее больше чем на два-три дня, и поэтому всегда была в хорошем настроении.

Через месяц Грэм все еще не вставал с постели, но уже разговаривал — правда, в час по чайной ложке. Брайану удалось-таки вызнать, из-за чего началась драка, в которой он так пострадал. За этим рассказом последовали и другие. Грэм размяк настолько, что даже рассказал ему о матери…

Брайан, конечно, догадывался, что подобранный им бездомный мальчишка — воришка и проходимец. Другой бы задумался, стоит ли оставлять в доме такой «подарок», но Брайан все решил сразу. Он заявил Грэму, что больше отпустит его шататься по улицам. "Жить будешь у меня", — сказал он, как припечатал. Грэм хотел было заспорить, из одного только принципа, но вдруг понял, что возражения не принимаются. Их просто не услышат. Об этом ему со всей ясностью дали понять темные сумрачные глаза Брайана.

Впрочем, уйти Грэм все равно пока не смог бы, даже если бы очень сильно захотел. Ходить он начал только еще через месяц, сильно хромая, шипя от боли и опираясь на палку, сделанную для него новым другом. Проковыляв по дому пару дней, Грэм отчетливо понял, что лекарь был прав — от хромоты ему не избавиться. Ноге досталось крепко. Осознание своей будто бы ущербности повергло его в такую меланхолию, что Брайану пришлось все начинать сначала и потратить целый месяц, чтобы только вызвать на разговор. Все это время Грэм ходил мрачный как туча, пытался что-то делать по дому и жутко злился, когда его уговаривали отдохнуть. В конце концов Анастейжия поняла, что лучше позволить ему чем-нибудь заняться, и стала давать ему несложные поручения.

Скоро Грэм ходил уже без палки, хотя и сильно хромал. Это его невероятно злило. До сих пор в его жизни главными в жизни были ловкость и быстрота, а теперь он стал медлителен и неуклюж. Он не знал, куда деть себя, и умница Анастейжия придумала занять его чтением. Она принесла из дома и как бы между прочим подсунула ему роскошно изданную книгу. А когда услышала, что он не умеет читать, очень убедительно удивилась. "Хочешь, я тебя научу?" — спросила она, невинно улыбаясь. "Хочу", — бухнул он.

Учить его оказалось невероятно сложно. Если бы не железное терпение и кротость Анастейжии, она отказалась бы от этой затеи. Когда у Грэма что-нибудь не получалось, он начинал злился, психовал и бросал занятия на некоторое время. Анастейжия спокойно пережидала его вспышки раздражительности и снова принималась за объяснения, потому что дикое упрямство заставляло Грэма снова и снова возвращаться к незаконченному делу. К тому же он никогда раньше не видел книг, да еще рукописных, и был очарован этой удивительной вещью. Он все время думал, сколько времени потрачено на ее переписывание, и никак не мог понять, кому это могло понадобиться…

В благодарность он тоже попробовал кое-чему научить Анастейжию, и показал ей несколько фокусов и забавных трюков, которые умели проделывать все его знакомые мальчишки. Девушка пришла в восторг, но повторить фокусы ей не удалось — все падало у нее из рук, и она путалась в пальцах. Впрочем, она не огорчалась, и они весело провели время.

Потом Грэм начал помогать Брайану в мастерской, куда его удалось пристроить, и время на чтение у него больше не оставалось. В мастерской ему, пожалуй, и понравилось бы, если бы не мастер, который гонял работников, не жалея, и вообще отличался дурным нравом. Но и в мастерской Грэм долго не задержался, поскольку скоро встретил своего отца, а Брайану пришлось срочно уезжать из Наи.


Грэм стал замечать, что Брайан глядит мрачнее обычного, а Анастейжия нет-нет, да и пригорюнится. Это было на них не похоже, и Грэм стал исподволь расспрашивать друга. Брайан отмалчивался, что его поначалу обижало, а потом начало тревожить. К этому времени — а прошло уже более полугода, — он привязался к молодому человеку, как к старшему брату (хотя ни за что в этом не признался бы), и все его горести принимал близко к сердцу. Грэм попробовал было подступиться с расспросами к Анастейжии, но она только грустно улыбалась.

Терпением он никогда не отличался, и играть в молчанку ему быстро надоело. И он решил взять Брайана измором. Тот отговаривался какой-то ерундой, но когда Грэм психанул — мол, что за свинство, имеет он право знать, что происходит или нет? — неохотно сдался. Беда, им грозившая, на первый взгляд, была не слишком серьезной: их связь с Анастейжией могла вот-вот раскрыться. Сначала Грэм пожал плечами: ничего нового он не услышал. Но тут Брайан добавил, что Анастейжия ждет ребенка, и Грэм все понял. Строгие родители наверняка заинтересуются, от кого понесла их дорогая дочь, не состоящая по молодости лет в законном браке. Выяснив, от кого, они уж конечно не обрадуются. Брайану грозило обвинение в совращении благочестивой девицы и заточение в крепость, а то и смертная казнь. Неизвестно, что сталось бы с Анастейжией после этого но, скорее всего, ее спешно выдали бы за кого-нибудь замуж, чтобы прикрыть грех. У девушки, впрочем, из головы не выходила история матери Грэма, и она заранее терзалась, представляя подобную судьбу для себя и своего нерожденного еще ребенка. Ее родители, пожалуй, способны были бы проклясть ее и выгнать из дома, выкажи она непокорство.

Брайан, скрутив в себе тоску, судорожно обдумывал возможные варианты выхода из сложной ситуации. Но пока лучшее, что пришло ему в голову, это вместе с Анастейжией покинуть Наи и бежать куда-нибудь подальше, может быть, даже в Истрию.

В это-то время Грэм наткнулся вдруг на своего отца — или, вернее, тот на него сам наткнулся.


Грэм сопровождал Анастейжию на рынок; она отправилась покупать продукты для Брайана. Грэм помогал нести корзины и приглядывал, чтобы не утащили кошелек, — сам-то он отлично знал, как это делается, и мог уследить. Впрочем, воришки даже не пытались к ним подобраться, поскольку Грэма еще хорошо помнили и бывшие друзья, и нынешние недруги. (Поправившись, он уже не раз выходил на улицу и, конечно, встречал старых знакомых, в том числе и Роджера. При случайных встречах он, как решил заранее, делал вид, будто их не знает. Мальчишки тоже проходили мимо, отворачиваясь. Один только Роджер выказал удивление, когда встретил Грэма — охромевшего, озлобленного, но ничуть не испуганного, — но только кивнул и тут же растворился в толпе. Больше они не виделись.)

На обратном пути им встретился вельможа верхом на вороном коне. Неизвестно, что ему понадобилось на рынке, но народ расступался перед ним, кланяясь и глазея. Возможно, он просто срезал дорогу, и короткий путь проходил как раз через рынок. Грэму не было дела ни до вельможи, ни до причин, побудивших его поехать через рынок; его внимание было приковано к великолепному черному жеребцу, поэтому он не поднимал голову и не мог видеть, с каким удивлением его разглядывает всадник. Зато Анастейжия смотрела на нобиля, не отрываясь, и не могла поверить глазам: у мужчины было узкое смуглое лицо и грачиный профиль, совсем как у Грэма, только глаза были черные, а не синие.

Нобиль, несомненно, тоже заметил и оценил сходство. Он резко натянул поводья, и вороной заржал, норовя встать на дыбы. Чтобы избежать его копыт, Грэм шарахнулся в сторону, корзина соскользнула у него с руки, перевернулась — и овощи посыпались на мостовую. Грэм, ругаясь сквозь зубы, на четвереньках бросился собирать их. Вельможа спрыгнул с седла и в растерянности встал над ним.

— Чтоб тебе провалиться, болван! — в сердцах сказал Грэм, не поднимая головы. — Можно, наверное, смотреть, куда прешь!

— Простите, я не хотел пугать вашего слугу, — помявшись, обратился вельможа к растерявшейся Анастейжии. И опустился на корточки рядом с Грэмом, чтобы помочь.

— Слуга? — вскинулся Грэм, чья мальчишеская гордость, в то время чрезмерная, была задета.

— Он не слуга, — пролепетала Анастейжия.

— Простите, — повторил вельможа. А Грэм уже вовсе забыл и про картошку, и про цветную капусту, и про оскорбление — как завороженный, он разглядывал лицо вельможи. Оно казалось страшно знакомым, только он никак не мог сообразить, где его видел, и это выводило его из себя.

— Как тебя зовут, мальчик? — спросил нобиль.

— Как назвали, так и зовут, — огрызнулся Грэм, стряхнув оцепенение, и выпрямился во весь рост. Те овощи, которые он не успел подобрать, все равно погибли в рыночной толчее, под ногами прохожих.

Вельможа тоже встал и отряхнул замшевые перчатки. В прорезях на пальцах сверкнули перстни.

— Мне хотелось бы поговорить с тобой, — мягко и почти кротко сказал он. — Это можно?

— Мне еще корзины отнести надо, — нелюбезно возразил Грэм и потянул за рукав Анастейжию, глаза которой так и прыгали изумленно с его лица на лицо незнакомца. — Пойдем, что ли…

Но вельможа, ведя коня под уздцы, двинулся за ними.

— Я мог бы помочь.

— Сам справлюсь.

— Простите его, сударь, — виновато вставила Анастейжия.

— За что? — одновременно сказали вельможа и Грэм, два длинноносых грачиных профиля оборотились друг к другу, и Анастейжия восхищенно ахнула. Сходство было поразительное, за исключением цвета глаз и волос: у мужчины волосы были очень светлые, но все же не совсем белые, как у Грэма. И косу он не носил — по последней моде, распространившейся среди знати, пряди были обрезаны по плечи и завиты на концах.

— Я виноват, что не представился первым, — сказал нобиль. — Князь Морган Соло, к вашим услугам.

— Ой, — сказала Анастейжия, а ошарашенный звучным титулом Грэм негромко, но отчетливо представился:

— Меня зовут Грэм Соло.

— Не может быть… — прошептал князь, жадно его разглядывая. Грэм, в свою очередь, не мог отвести от князя взгляд. Неужели это его отец? Вот этот красивый вельможа, высокородный князь?.. (Высокородный ублюдок, который погубил твою несчастную мать! — злобно добавил внутренний голос, но Грэм цыкнул на него, и он примолк).

— Как зовут твою мать? — очень тихо спросил князь.

— Она умерла много лет назад, сударь, — резко ответил Грэм. Он не знал, как вести себя, в его душе боролись самые противоречивые чувства.

У князя вытянулось лицо.

— Но как ее звали?

— А какое вам дело до этого?

— Умоляю, мальчик, скажи!

— Грэм! — шепнула Анастейжия, тронутая страдальчески нетерпеливыми нотками в голосе князя. Грэм еще помялся, кривя губы, и, наконец, выдавил имя, глядя себе под ноги. И ощутил прикосновение прохладной замши к лицу — князь взял его за подбородок и мягко принудил приподнять голову. Грэм хотел было сбить его руку, но серьезный и пристальный взгляд черных глаз остановил его.

— Я твой отец, мальчик.


Князь дошел с ними до самого дома. Избавиться от него было невозможно, да никто особенно и не пытался. Грэм мрачно соображал, что теперь делать и как себя вести. Он неохотно согласился продолжить разговор в присутствии Брайана, хотя понятия не имел, о чем они станут говорить. Ему ничего не нужно было от этого изящного светского человека.

Обманувшись богатым платьем Анастейжии, князь был ошеломлен представшей перед ним бедностью. Он остановился как вкопанный, и Грэму пришлось едва не силой забрать у него из рук поводья, которые он и обмотал вокруг нижней ветки дерева в палисаднике.

— Ты живешь здесь? — обратился князь к Грэму.

— Да. Пойдемте в дом.

Но они не успели подняться на крыльцо — во двор вышел Брайан, весьма удивленный визитом богатого гостя. Грэм метнул в него озадаченный взгляд: почему не в мастерской? Но Брайан смотрел только на князя, и его чуть раскосые глаза округлились и стали похожи на виноградины. Князь тоже смотрел на него, но иначе. Требовательно. Он явно ждал, когда Брайан назовет свое имя. Ясное дело, подумал Грэм, привык, чтобы простолюдины оказывали ему всяческий почет и уважение.

Брайан поклонился вежливо, но с достоинством. Князь ответил кивком… и все-таки заговорил первым.

— Извиняюсь за вторжение, сударь, но не могли бы мы поговорить?

Преодолев изумление, Брайан пригласил гостя войти. Он усадил князя на стул в своей единственной комнате, сам уселся напротив. Грэм с самым безразличным видом ушел на кухню разбирать корзины. Анастейжия и рада была бы остаться в комнате, но ее не приглашали; впрочем, она утешила себя тем, что на кухне прекрасно слышно каждое слово.

Князь представился. Брайан тоже назвал свое имя, с интересом и некоторой робостью разглядывая гостя. Впервые его дом почтил визитом такой важный господин, в облике и манерах которого чувствовалось столько врожденного изящества.

— Кем вы приходитесь мальчику? — спросил князь, выдержав приличную случаю паузу.

— Официально или по существу?

— По-всякому.

— Официально — никем. По существу, он мне как брат, — серьезно сказал Брайан, и Грэм, который внимательно прислушивался к разговору, замер. В носу у него защипало. Брат! — повторил он про себя.

— И давно мальчик у вас живет?

— Меньше года.

— Вы знаете, что произошло с его матерью?

— Она умерла несколько лет назад, и с тех пор Грэм жил на улице.

— Я знал его мать когда-то, — очень тихо сказал князь. — Я тогда был молод, а Джессика — так и вовсе почти девочкой. Я был женат, но не мог устоять перед ее красотой. И мне казалось, будто она отвечает мне взаимностью.

— Ваша нестойкость дорого ей стоила, — резковато заметил Брайан. Несмотря на все почтение к знатному вельможе, но ничего не мог поделать ни со своим горячим нравом, ни с острым языком.

— Да, слишком дорого. Но… Я ничего не знал об этом. Не знал даже, что она ждет ребенка, а уж таких последствий и вовсе не мог предвидеть… Если бы она только сообщила мне…

— Никто не думает о последствиях, — пробурчал Брайан, но в его мрачном тоне проскользнула нотка сочувствия. — Так вы считаете, князь, что Грэм — ваш сын?

— Да.

— Вы так в этом уверены?

— Вы будете отрицать наше сходство?

— Его сложно отрицать.

— Вот видите. И все прочее сходится, — князь помолчал. — У меня нет наследника, и едва ли будет, так что я хотел бы, чтобы мальчик поехал со мной.

Грэм на кухне не знал, куда деваться. Он то краснел, то бледнел под счастливым взглядом Анастейжии. Когда тебе на голову ни с того, ни с сего сваливается папаша-князь с претензиями, есть о чем задуматься и от чего прийти в смятение. Особенно, если этот папаша сразу собирается сделать тебя наследником.

— Что ты так на меня смотришь? — яростно прошипел Грэм.

— Ох, я так рада за тебя, Грэм!

— Нечему радоваться! — остудил ее восторг Грэм и уселся на корточки, прислонившись спиной к стене рядом с дверью. Он ничего не видел, зато все отлично слышал.

— Грэм — незаконнорожденный, — продолжал князь, — но я официально его признаю. С этим не будет никаких затруднений.

— Чего вы хотите от меня? — напрямую спросил Брайан.

— Чтобы вы, как опекун мальчика, выразили свое согласие или несогласие…

— Но я не опекун. Вам лучше поговорить с самим Грэмом и спросить согласие у него.

— Не могли бы вы, в таком случае, позвать его?

— Грэм! Поди сюда, малыш.

Грэм не двигался.

— Ну, что же ты? — прошептала Анастейжия.

— Не нужен мне никакой отец, — яростно прошептал Грэм.

— Хотя бы поговори с ним!

Он только дернул плечом, и тут же вскочил. В дверях кухни показался Брайан.

— Ты здесь? А чего не откликаешься? Пойдем в комнату, князь хочет поговорить с тобой.

Из-под нависших растрепанных волос Грэм недобро глянул на него, на Анастежию — и шагнул в комнату. Застыл на пороге. Брайан подошел сзади и мягко взял его за плечи.

— Ты ведь все слышал, малыш?

— Слышал.

— Что скажешь? — князь плавно соскользнул со стула и приблизился к Грэму. — Если поедешь со мной, у тебя будет титул, замок и земли. И семья.

— Семья у меня есть, — Грэм мотнул головой и шагнул вперед, освобождаясь от рук Брайана. — Что до остального, я вам очень благодарен, князь, но…

— Пожалуйста! — быстро прервал князь. — Если хочешь отказаться, не говори сейчас «нет». Подумай.

Противоречивые чувства захлестнули Грэма. Этот богатый, красивый вельможа предлагал ему новую жизнь… но ведь он же погубил его мать… которая, однако, в глубине души надеялась именно на такой исход, иначе с чего бы она настаивала, чтобы Грэм носил фамилию князя?.. В совершенном отчаянии он обернулся на Брайана, но тот смотрел в сторону.

— Хорошо, я подумаю… — обессилено сказал Грэм.

Князь просиял лицом.

— Только, пожалуйста, не очень долго, ожидание будет для меня мучительно… Если решишь согласиться, ищи меня в "Трех яблоках", я снял там комнату. А если позволит любезный хозяин, — он чуть повернул голову к Брайану, — то я и сам зайду через день или два. И, Грэм… заходи и просто так, если вдруг захочешь поговорить…

С этими словами князь попрощался и уехал. Только тогда, наконец, Брайан ответил на вопрошающий, отчаянный взгляд Грэма, да и то — лицо у него было непонятное. С кухни, едва за князем закрылась дверь, прибежала сияющая Анастейжия. Грэм посмотрел на них по очереди и понял, что закипает.

— Ну, чего? — вопросил он в пространство. — Чего вы так на меня смотрите?

— Рассматриваю получше, — объяснил Брайан. — Ваше сиятельство…

— Да иди ты знаешь куда?! — заорал Грэм. — Нужен мне этот папаша-князь, как собаке пятая нога! Пошел бы он к Борону со своим наследством! Думаешь, мне так уж охота быть княжеским бастардом?! Я…

— Да чего ты шумишь? Тебя же никто не вынуждает решать немедленно. А вообще мне кажется, что у тебя есть… должны быть причины согласиться.

— Брай, ты серьезно? — только и спросил Грэм, пораженный предательством друга.

— Конечно. Я рад за тебя, малыш.

— Да иди ты…

Он резко развернулся и выбежал из дома. Нужно было хорошенько все обдумать.


Грэм долго сидел в какой-то подворотне, в стороне от толчеи и людских глаз, и думал, думал, думал… Его смущала и злила позиция Брайана, безоглядно принявшего сторону князя. Если бы он сказал что-нибудь вроде: "Да зачем тебе нужен этот титул и прочее?.." — Грэм знал бы, что делать.

Впрочем, легко было догадаться, почему Брайан повел себя именно так. Он по горло утопал в собственных бедах, и был просто не в силах думать еще и о Грэме. Поэтому посоветовал поступить так, как было проще… во всяком случае, проще для него.

Грэм вернулся домой только к ночи; Брайан еще не ложился. Мрачный как туча, он сидел за столом, уронив голову на руки.

— Нагулялся?

— Ты меня ждешь? — спросил Грэм насуплено. Ему немедленно стало стыдно, но виду он подать не хотел.

— И тебя тоже… Слушай, малыш. У нас неприятности.

— Знаю…

— Да нет, не те, — с досадой вздохнул Брайан. — Новые. Меня из мастерской выгнали.

— За что?

Брайан промолчал, но и так было все ясно. Нрав у Брайана был тяжелый и взрывной; чуть что не по нему, он мог, не задумываясь, пустить в ход кулаки. Уже несколько раз он сцеплялся с мастером, и вот, видно, терпение у того иссякло.

— И что же теперь?

— Не знаю. Наверное, придется все-таки хватать в охапку Нэсти и бежать из Карнелина. Другого выхода я не вижу.

— Понятно… А Нэсти-то что говорит?..

— Она еще ничего не знает. Но вряд ли она станет спорить…

— Еще бы, куда ей деваться-то, — мрачно заметил Грэм, подумав про себя, что о нем самом и речи не идет.

— Это точно, деваться ей некуда. Вот уж не думал, что влипну в такую историю, да еще и ее за собой утащу! Если б знать заранее!

Вид у него был такой, словно он с удовольствием треснулся бы головой об стену, если бы это хоть чем-то могло помочь, и Грэм от души ему посочувствовал.

— И кто меня дергал за язык! — продолжал сокрушаться Брайан, имея в виду происшествие в мастерской. — Двенадцать и Спящий, какой же я кретин… Ну, ладно. Уже ночь на дворе, не пора ли тебе спать?

— А тебе?

— И мне тоже. Завтра придется объяснять с Нэсти, а это, знаешь… Как представлю ее глаза… бр-р-р…

Грэм промолчал, прошел в свой угол и улегся спать. Улечься улегся, но так и не заснул, и пролежал всю ночь, слушая, как ворочается в своей постели Брайан.


Разговор влюбленных состоялся на следующий день, без него. Когда пришла Нэсти, он нарочно встал и ушел во двор. О чем бы они ни договорились, его это уже никак не касалось — для себя он уже все решил. Спустя некоторое время Брайан позвал его и виновато сообщил, что они хотят уехать из Карнелина и пожениться тайком, без благословления родителей. Грэм кивнул внешне вполне равнодушно и спросил, когда они собираются ехать. До конца недели, ответил Брайан. Грэм снова кивнул и ушел обратно во двор. Он слышал недоуменный голос Анастейжии: "Что это с ним, Брай?", — но не стал оборачиваться. Пусть Брайан объясняется, если охота.

До вечера Грэм старался не попадаться на глаза ни Брайану, ни Анастейжии, до того тошно ему было. Внутри все рвалось, стоило подумать о грядущей разлуке. Однако он поклялся, что Брайан ничего не знает о его мучениях. У него есть Анастейжия, вот пусть и радуется ее любви и не думает о названном брате.

Как стемнело, Грэм выскользнул из дома и отправился в "Три яблока". По дороге его прихватил дождь, и пока он добрался до места, с него лило ручьями. Дверь трактира, по позднему времени и непогоде, оказалась заперта, и Грэм колотил в нее с минуту, прежде чем на пороге показался хозяин. Он сунул прямо в лицо мальчику фонарь и недовольно сморщился.

— Чего тебе надо, попрошайка?

— Я хочу видеть князя Соло, — стуча зубами, ответил насквозь продрогший Грэм.

Хозяин расхохотался.

— А может, тебе короля позвать? Убирайся! Нечего тебе здесь делать. Милостыню мы не подаем.

Грэм не был бы собой, если б промолчал в ответ на оскорбление — уж ругаться-то он, уличный мальчишка, умел виртуозно. И выдал сейчас такое, что трактирщик побагровел от гнева и попытался схватить его за шиворот. Грэм отскочил, злобно рассмеявшись, и вдруг из глубины залы послышался звучный низкий голос:

— В чем там дело, Дол?

Это был голос князя.

— Ничего особенного, ваша светлость! — подобострастно крикнул трактирщик, оборачиваясь в залу. — Просто один нищий негодник посмел вас спрашивать, но я его сейчас…

Он осекся на полуслове — князь уже стоял у двери. Небрежно и почти грубо он оттолкнул трактирщика, потом схватил Грэма за плечи и затащил в залу.

— Горячее вино и полотенца ко мне в комнату, быстро, — резко приказал он. Хозяин смотрел круглыми глазами. — Если мальчик подхватит лихорадку, ты за это ответишь, понятно?

Князь увлек дрожащего Грэма вверх по лестнице в свою комнату; усадил у камина и закутал в меховой, очевидно очень дорогой плащ. Сам сел рядом на стул и встревожено заглянул мальчику в лицо.

— Что случилось, Грэм? — тихо спросил он.

— Ничего.

— В самом деле? — с сомнением спросил князь. Грэм, сжав губы, молчал. — Ну, отогревайся пока.

В дверь постучали. Князь открыл ее; это пришла девушка с полотенцами и вином.

— Вытирайся, — сказал князь, протягивая Грэму нагретые полотенца. Тот сбросил плащ, мокрую рубаху и стал вытирать волосы и тело; его все еще трясло от холода. Князь снова закутал его в плащ и сунул в руки кружку с горячим вином. — Пей, быстрее согреешься.

Грэм раньше не пил вина, к тому же горячего, и его быстро разморило. Он так и задремал в кресле, пригревшись.

Проснулся он от какого-то шума. Была уже поздняя ночь. Приоткрыв глаза и обернувшись к двери, он увидел следующую картину: в дверях стоял Брайан с совершенно бешеными глазами; за его спиной маячил полураздетый хозяин и подобострастно что-то лопотал. Князь стоял недалеко от дверей, сложив руки на груди, в одной шелковой рубашке, такой тонкой, что она казалась мокрой, и бриджах, и отрешенно разглядывал пришельцев. Когда жалобы хозяина достигли своего апогея, он наконец открыл рот и спросил:

— В чем дело, Брайан? Уйди, Дол, все в порядке, я поговорю с этим человеком.

Хозяин исчез. Брайан же зло глянул на князя и спросил сквозь зубы без всякого почтения:

— Грэм у вас?

— Да, — ответил князь и указал на кресло. — Он вам ничего не сказал?

Брайан вихрем пронесся через комнату и сгреб Грэма в охапку вместе с плащом.

— Кто же так делает? — вопросил он негромко. — Грэм, малыш, что же ты ничего не сказал, а?

Грэм, зажатый в железных объятиях Брайана, не мог даже пошевелиться, и только уткнулся лбом ему в плечо. Вся обида, терзавшая его с утра, исчезла, как ее и не было.

— Прости, Брай.

Брайан тихо засмеялся и поднял взгляд на князя, который стоял спокойно в уголке, невозмутимо наблюдая эту почти семейную сцену. Встретившись глазами с Брайаном, он чуть улыбнулся.

— Я правильно понял, что он ушел, никого не предупредив?

— Именно так. Весь день ходил, как в воду опущенный, а потом смотрю — исчез куда-то. Ночь уже, а его все нет. Ну, я и пошел его искать, потом подумал, что, небось, к вам он пошел… Грэм, ты, никак, обиделся?

— Конечно, нет, — сказал Грэм. У него вдруг стало очень легко на душе.

Его клонило в сон после выпитого вина и всех волнений, и Брайан, заметив это, отпустил его. Грэм снова погрузился в дремоту, сквозь сон отметив, что Брайан остался, и между ним и князем завязался негромкий разговор. Так он и уснул.


Утром Грэм обнаружил, что лежит в постели, укрытый все тем же плащом. Он приподнялся и огляделся. Князя в комнате не было, зато в кресле, в котором вчера сидел он сам, мирно дремал Брайан, откинув голову на высокую спинку. Грэм вылез из-под плаща и, зябко ежась, поискал взглядом рубашку, которую вчера снял и кинул на пол у камина. Рубашки не было, но на лавке рядом с кроватью обнаружился полный набор одежды, подобранной специально для него: темно-серый камзол, шелковая белая рубашка, замшевые штаны и сапоги. Все было прекрасно сшито и стоило немалых денег. Грэм полюбовался одеждой, робко погладил пальцами ласковую замшу и нежный гладкий шелк. Одеться в это было немыслимо.

На комоде стоял кувшин с теплой водой, небольшой таз и прочие туалетные принадлежности. Грэм плеснул водой в лицо и пригладил влажными пальцами нечесаную белую шевелюру.

Зашевелился, просыпаясь, Брайан. Он потянулся, повернулся, увидел Грэма и улыбнулся ему:

— Выспался?

— Угу. Так ты не ушел вчера?

— Как видишь. Хотел с тобой попрощаться… или ты все-таки вернешься?

— Нет, — сказал Грэм. — Теперь-то к чему… А где… его светлость?

— Не знаю. Собирался вроде утром по делам, по каким — не сказал. Обещал тебе сюрприз… Ты почему не одеваешься?

Грэм бросил мрачный взгляд на приготовленную одежду и спросил:

— Вы о чем с ним говорили?

— Много о чем. В основном о тебе. Кажется, он хороший человек, Грэм.

Грэм пожал плечами. Может, он и хороший человек, но он — нобиль. И этим все сказано.

— …Мне пора, — виновато сказал Брайан.

Прощание было недолгим. Они крепко сплелись руками в двойном пожатии; Брайан не удержался и прижал к себе Грэма.

— Ну, будь счастлив, малыш, — прошептал ему в ухо. — Думаю, мы еще обязательно увидимся.

— Я найду тебя, — ответил Грэм.


Князь вернулся вскоре после того, как ушел Брайан. Несмотря на ранний час и бессонную ночь, он был свеж и элегантен в темном дорожном платье. Тщательно расчесанные светлые волосы локонами спадали на плечи; от него пахло изысканными духами. Грэм подумал, что рядом с ним даже Анастейжия — которая была для него пределом изысканности и изящества — покажется простой деревенской девчонкой.

Князь стянул перчатки и небрежно бросил их через всю комнату на стол.

— Доброе утро, Грэм, — сказал он. — Все хорошо? Вчера ты здорово промок.

— Все хорошо, ваша светлость.

— Отлично. Брайан уже ушел? Жаль. А ты почему не одет?

— Я не нашел свою рубашку.

— Тебе приготовили одежду. Ты разве не видел?

— Видел.

— И что же?

— Ваша светлость, я бы предпочел свои вещи.

— Вот как? Боюсь, их уже выбросили… — слегка растерялся князь. — А чем плоха эта одежда?

— Не по мне она.

— Грэм, — очень серьезно сказал князь, подходя. — Ты — мой сын. А значит, ты — княжич. Понимаешь?

— Я еще не княжич. По крайней мере, не чувствую себя им, — не уступал Грэм. — Пока я не… — он хотел сказать "не хочу", но передумал, — не могу это надеть.

Князь вздохнул.

— Конечно. Я все понимаю, Грэм. Еще слишком мало времени прошло, ты не привык. Но ты обязательно привыкнешь. Ты мой сын, и других сыновей у меня нет. Да если б даже были, какая разница?.. Наша встреча — это невероятная удача! Я даже и не предполагал… — князь говорил несколько путано, он заметно волновался.

— Вы с такой готовностью объявили меня сыном… — сумрачно сказал Грэм. — Но вы ведь даже не знаете, что я такое, чем занимался до того, как встретил Брайана.

— Знаю. Он все рассказал.

— Знаете? — не поверил Грэм. — И готовы принять в семью уличного вора?.. да если б не Брайан, я запросто мог бы очистить на рынке ваши карманы!

Князь рассмеялся и хотел взъерошить ему волосы, но Грэм никому не позволял таких вольностей и резко отстранился.

— Прости, — смутился князь. — Видишь ли, Грэм… Твое прошлое не имеет значения. Не важно, кем ты был, а важно, что из тебя получится. И это уже моя забота… Конечно, ты и сам должен захотеть измениться. Если ты хочешь, поедем со мной.

Но ведь с таким намерением я сюда и пришел, хотел было сказать Грэм, но вдруг его словно ледяной водой окатило. Он подумал о княгине, и сердце его тяжко и быстро застучало.

— Можно спросить вас, князь? — тяжело выговорил он, потупив глаза.

— Конечно, спрашивай.

— Ваша супруга… Она… она знает о моей матери?

— Нет, о Джессике я никогда ей не рассказывал. Теперь, конечно, расскажу. Тебе, однако, нечего бояться, — добавил князь, угадав его невысказанные мысли. — Княгиня — добрая женщина. Она полюбит тебя.

Твои бы слова да Двенадцати в уши, подумал Грэм. Ха-ха! Какая это женщина с готовностью примет мужнина ублюдка?

— Так что же, Грэм? — князь наклонился, заглядывая ему в лицо. — Хочешь со мной поехать?

Что ж, подумал Грэм, теперь в любом случае поздно отступать.

— Хочу, — сказал он.

— Я рад. В таком случае, едем сегодня же. Все дела в Карнелине я закончил. Ты ведь уже попрощался с Брайаном?

— Попрощался.

— Тогда я пошлю кого-нибудь, чтобы нашли твою старую рубашку. А если не найдут, то пусть поищут что-нибудь другое, попроще. Хорошо? Потом мы позавтракаем, и будем выезжать. Ты умеешь ездить верхом?

— Нет, ваша светлость.

— Ну, это ничего. Ты быстро научишься, это несложно. Я подыскал подходящую лошадку, тебе понравится…

Дальше все закрутилось. Князь распоряжался людьми, словно все они были его личными слугами. В один миг нашли и новую рубашку для Грэма (простую, полотняную, взамен нарядной шелковой), и принесли завтрак, и сообщили, что лошади оседланы и готовы к выезду.

В еде князь оказался на удивление непритязателен. Ему принесли самый простой завтрак — мясо, хлеб, сыр. Вино, правда, он приказал подать самое лучшее. Грэм, впрочем, все равно не мог оценить его достоинств, поскольку вина раньше не пил и не разбирался в нем. К тому же, князь велел для него разбавить вино водой, пояснив, что он еще слишком юн, чтобы пить неразбавленное.

Когда с завтраком было покончено, князь надел перевязь с мечами (у него их было два), накинул плащ, и вместе с Грэмом они спустились во двор. Там уже ждали слуги с оседланными лошадьми — вороным князя и гнедой кобылкой для Грэма. Лошадка была хороша, и он в восхищении уставился на нее.

— Нравится? — спросил князь.

Грэм кивнул. Он понял, о каком сюрпризе говорил Брайан.

— Хорошо. Что ж, тебя подсадить или сам сначала попробуешь?

— Я сам.

Он запрыгнул в седло с первой попытки, только слегка поморщился, когда неудачно оперся на сломанную ногу, которая временами еще побаливала. Гнедая стояла смирно, косила на него большим влажным глазом. Грэм поерзал в седле, приноравливаясь. Князь посмотрел на него с одобрением, потом сам взлетел в седло.

— Поедем неспешно, чтобы ты мог привыкнуть. Если устанешь, говори сразу. С непривычки может тяжело показаться.

Князь тронул шпорами коня и медленно выехал со двора, Грэм пристроился рядом. Так и началось их двухдневное путешествие в княжеский замок, который находился почти на южной границе Наи. Грэма даже охватило предвкушение чего-то светлого, каких-то радостных перемен, хотя и грустно было расставаться с Брайаном и Анастейжией. Казалось, все плохое осталось позади. Если бы только Грэм знал, как ошибался, он ни за что на свете не поддался бы на уговоры князя.


5

Наутро Грэм пошел вместе с Брайаном в мастерскую, чтобы узнать, нет ли какой работы. Мастеру он не понравился, и неудивительно: Грэм прекрасно понимал, что его внешность производит на людей неприятное впечатление. Ему заявили, что работники не нужны. К этому Грэм было готов, а потому не особенно огорчился. Он вежливо попрощался с мастером и пошел дальше.

К полудню стало ясно, что придется соглашаться на работу каменотеса. Очень не хотелось, но Грэм усилием воли задавил неприятные воспоминания, запретил себе вообще думать о Самистрянских каменоломнях и отправился на стройку. Прораб, с которым он разговаривал накануне, ничуть не удивился. Словно с самого начала знал, что другой работы Грэму не сыскать.

Некоторое время они беседовали, присев на сложенные стопкой обтесанные белые плиты. Истриец — его звали Михал, — спрашивал, знаком ли Грэм с этой работой, и где работал раньше. Грэм отвечал уклончиво, говорить о прошлом очень не хотелось, хотя он и понимал, что само умалчивание может вызвать подозрения. Но сомнения Михала, если они и были, развеялись, когда они немного поговорили на «профессиональные» темы. Грэм поразил истрийца знанием всяких тонкостей, буквально вбитых в него кнутом за два года; тот предложил довольно высокую плату и сказал, что он может приступать к работе хоть прямо сейчас. Грэм согласился.

Он быстро познакомился с рабочими. Все, кроме него, были истрийцы, причем местные, из Карата. Большинство из них с некоторым недоверием, но без враждебности отнеслись к пришельцу. Грэм особенно ни с кем не разговаривал, а молча занялся делом.

Перебирая знакомые инструменты, он тщетно пытался успокоиться. Наверное, эти воспоминания никогда не дадут ему жить спокойно. Разумом он сознавал, что кошмар закончился, и он сам себе хозяин, но тело никак не желало этого признавать, и он всей спиной чувствовал ходящего позади надсмотрщика с тяжелой плетью. Он знал, что никакого надсмотрщика нет, но все равно напрягался в ожидании удара. Просто мания какая-то, с отчаянием думал Грэм, унимая ходуном ходящие руки. Как, оказывается, легко меня запугать, да к тому же запугать до дрожи! Стоит только пару раз огреть кнутом — и готово… Эта мысль его разозлила, и он постепенно стал успокаиваться. Минут через пять он уже удивлялся, что это на него нашло. Истерика, прямо как у девицы… Фу, стыд какой. Он даже покраснел и пониже опустил голову, чтобы никто не заметил.

Михал, когда проходил мимо, каждый раз ненадолго задерживался и словно бы невзначай, но очень внимательно наблюдал за его работой. Грэм усмехался про себя. Истриец проверял его, но придраться, это он мог сказать без ложной скромности, было совершенно не к чему.

— Ловко у тебя выходит, — похвалил Михал уже перед окончанием работ. — Так и не расскажешь, где учился-то?

Грэм ответил в том духе, что было это давно и неправда, а потому и говорить не о чем. Да и какая разница?

— Да никакой, просто интересно, — невозмутимо ответил Михал. — Останешься до конца работ-то? А то, если хочешь, могу в артель тебя взять.

— Спасибо, не надо, — отказался Грэм, мысленно содрогнувшись. — Я вообще-то надолго здесь задерживаться не собираюсь.

— Жаль. Ну, как знаешь.


На обратном пути — уже темнело, — Грэм встретил Илис. Она на полном ходу выскочила из-за угла, и Грэм едва успел отшагнуть в сторону и крепко ухватить ее за плечо, иначе она, пожалуй, с разгону влетела бы в него. Грэм развернул ее к себе лицом и даже испугался: вид у нее был странно отсутствующий — взгляд обращен внутрь себя, губы плотно сжаты. Она смотрела прямо на него, но, кажется, его не видела. Он осторожно встряхнул ее за плечи.

— Куда это вы, сударыня, торопитесь? Осторожнее надо. Что случилось?

— А? — рассеянно спросила Илис, и взгляд ее прояснился. — Грэм? Ты?

— Да, это я. С тобой все хорошо?

— Все просто отлично. Ты к Брайану? Я с тобой.

— Э?

— Оглох, что ли? — нетерпеливо спросила Илис. — Я же ясно сказала — хочу зайти к Брайану. Нужно с ним поговорить.

— Правда? — усомнился Грэм.

— Да. Мне нужно его увидеть. Очень.

— Ну… пойдем.

Илис ужасно торопилась и казалась встревоженной. Она даже не разговаривала, уйдя глубоко в свои мысли. Грэм тоже молчал и размышлял, что же такое могло случиться, если Брайан оказался востребован, да еще так срочно, да еще и сопровождение понадобилось? Кажется, здесь начинались тайны, в которые его не сочли нужным посвятить.

Илис все вертела головой по сторонам, будто искала кого-то. И вдруг метнулась за угол, настойчиво потянув за собой Грэма.

— В чем дело? — зашипел он недовольно.

Илис толкнула его к стене и осторожно высунула нос за угол.

— Выгляни, только тихонько…

— Еще учить меня будешь, — буркнул Грэм и выглянул за угол.

Ничего особенного он не увидел. Впрочем… Это был рабочий, мастеровой район, знать здесь не появлялась, и, однако же, среди прохожих он увидел двоих, которые явно не принадлежали к низкому сословию. Они даже не старались скрывать свою чужеродность: из-под плащей блестели кольчуги, на поясах висели мечи. Нобили? Но зачем тогда доспехи? Городская стража? Нет, не похоже… Может быть, гвардейцы?

— Видишь эту парочку? — возбужденно зашептала Илис ему в самое ухо. — Ну, которые в кольчугах, и выглядят так, будто ошиблись улицей?

— Ну, вижу. А что?

— Мы ни в коем случае не должны попасться им на глаза, — непререкаемым тоном заявила она. — Слышишь? Ни в коем случае!

— Да кто они такие? — раздраженно спросил Грэм, медленно закипая. — Что у вас тут за игры, в конце концов?

Илис прищурила глаза и отчеканила:

— Это не игры. Делай, что я говорю, а то и тебе не поздоровится. У тебя оружие есть?

— С собой? Нет.

— Очень плохо, — она опять высунулась за угол. — Ушли вроде… Пойдем-ка лучше другим путем.

— Можешь ты объяснить, в чем дело?

Илис ничего не ответила и только мученически вздохнула. Грэм, который терпеть не мог, когда его водили за нос, изо всех сил боролся с желанием схватить невыносимую девчонку за шкирку и вытрясти из нее объяснения. Останавливали его только слова Брайана: "…не советую ей надоедать, это небезопасно". Брайан, человек не робкий, не стал бы пугать понапрасну. Что-то такое скрывалось за лукавой девчоночьей мордашкой Илис…

Она повела его кружным путем, и к дому они неожиданно вышли со стороны заднего двора. Илис почему-то пренебрегла нормальной калиткой и вознамерилась перелезть через забор, над которым едва-едва возвышалась ее макушка. Грэм мрачно и с подозрением наблюдал, как она примеряется к препятствию, потом поинтересовался:

— А с парадного входа — никак нельзя?

— Никак, — отрезала Илис. — Ты, если хочешь, иди. А я тут как-нибудь…

Грэм представил, как они будут лезть через забор, и что скажут хозяева, если выглянут в окошко и увидят эти гимнастические упражнения. Пожалуй, они подумают, что у неожиданных гостей не все в порядке с головой. Он вздохнул, взял Илис за руку и потащил ее к калитке со словами: "Хватит дурака валять". Илис изо всех сил уперлась каблуками в землю и зашипела не хуже кошки:

— Дурень безмозглый, отпусти!

Грэм не внял, и в ту же секунду обнаружил, что в ребра ему упирается кинжал — маленький, но очень острый. Пока упирается только кончиком, но явно намекает на большее. Получить удар кинжалом между ребер Грэму не очень хотелось; он разжал пальцы и отступил. Кинжал немедленно куда-то исчез, а Илис, развернувшись на пятке, очень ловко и даже профессионально маханула через забор. Грэм только головой покачал. Мало того, что ей известен язык Сумеречного братства…

Когда он, обогнув дом, зашел с фасада, Илис во дворе не было, а из дома доносился приглушенный голос Брайана, который грозился прибить Илис на месте и призывал в свидетели всех богов, включая Борона и Безымянного. Грэм с минуту постоял у двери, заслушавшись (ругался Брайан всегда отменно), потом толкнул ее и зашел в прихожую.

Теперь сквозь рык хозяина пробивался очень спокойный и размеренный, но почти неслышный голос Илис. Навстречу Грэму выглянула Анастейжия.

— Слышишь, что творится? — спросила она. — К нам Илис пробралась, теперь Брай буйствует.

— Да, мы с ней вместе пришли. Она, наверное, в окно влезла.

— Почему в окно?!

— Не знаю. Она себя как-то странно ведет…

Тем временем голос Брайана почти совсем смолк. Теперь Илис что-то быстро внушала ему вполголоса. Грэм понадеялся, что его пригласят присутствовать при беседе Илис и Брайана, тогда, может, для него хоть что-нибудь прояснилось бы. Но, увы, он услышал, как хлопнула задняя дверь — хозяин дома и Илис удалились для разговора с глазу на глаз.

— Наверное, опять что-то случилось, — озабоченно сказала Анастейжия. — Илис не пришла бы просто так, когда Брайан дома. Да еще и нарочно для беседы с ним. Помню, он как-то целую неделю ее искал, а она пряталась… Ох и злой же он тогда был…

Грэм был разочарован и изнывал от любопытства, но делать было нечего. Следующий час он провел с Анастейжией и детьми. Он отдал ей деньги, и какое-то время разговор крутился вокруг его сегодняшних занятий, потом болтали о всяких пустяках. Не обошлось и без Лала. Мальчишка был жаден до новых впечатлений, и вдруг подвернулся папин друг, который где только не побывал! Грэм поведал пару душераздирающих историй про первобытные леса Самистра (истории эти, конечно, были выдуманы от начала и до конца), и заслужил за свои старания восхищенный взгляд Лала и его сестренки, и осуждающий — Анастейжии. Она не одобряла неумеренной страсти сына к приключениям, совсем, по-видимому, забыв, как сама восемь лет назад сломя голову бежала из родного дома навстречу неизвестности.

Наконец, со двора вернулись Брайан и Илис, оба необычайно серьезные.

Девушка молча прошла через комнату к выходу, но остановилась в дверях и обернулась к Эрку.

— Так не забудь, Брай.

— Я когда-нибудь забывал свои обещания? — мрачно спросил Брайан. — Но все-таки, Лисси, лучше тебе сейчас на улице не показываться. Может, поживешь у меня?

У Анастейжии лицо так и вытянулось от изумления. Илис глянула на нее, усмехнулась и покачала головой.

— Нет, Брай, лучше не надо. Пока все еще не настолько плохо, да и боюсь я, что ты пожалеешь о своем гостеприимном предложении и придушишь меня во сне.

— Нужно мне было тебя душить, — заворчал Брайан. — Себе дороже! Да тебя еще и попробуй придушить, просочишься сквозь пальцы… Так точно не останешься?

— Не-а.

— Ну, смотри. Сама дойдешь? Или проводить?

— Сама как-нибудь… О! — она отыскала взглядом Грэма, улыбнулась ему, и в глазах ее заплясали искорки. — Грэм! А может, побудешь моим телохранителем? Я бы заплатила.

Он не понял, смеется она или серьезно, но ответил на всякий случай:

— Я не нанимаюсь.

— Ну, ну.

Еще одна лукавая улыбка — и Илис исчезла за дверью. Уйти она почему-то решила традиционным путем.

Грэм молча смотрел на Брайана, надеясь получить объяснения, а тот мрачно сверлил взглядом пол у себя под ногами.

— Брай, что случилось? — спросила Анастейжия.

— Пока еще ничего, — поднял голову Брайан. — По крайней мере, я на это надеюсь…

— Но ты предложил Илис пожить у нас…

— Ее присутствие в доме я переживу легче, чем если… — он оборвал себя и посмотрел на Грэма. — Ты, наверное, ничего не понимаешь? Это, знаешь ли, прекрасно… Я вот понимаю кое-что, и, скажу честно, мне нехорошо. И, Грэм, если Илис еще раз предложит тебе побыть ее личным охранником, ни за что не соглашайся, если шкура дорога.

— Так она всерьез спрашивала?

— А кто ее знает. Может, и всерьез.

— Ей и впрямь нужна охрана?

— Боюсь, что да, — очень серьезно сказал Брайан.


В тот вечер, и в последующие дни никаких объяснений Грэм так и не получил. Он пробовал осторожно расспрашивать, но Брайан отмалчивался или переводил разговор на другую тему, а Анастейжия и сама ничего не знала и терялась в догадках. Получить объяснения от Илис нечего было и думать. Впрочем, Грэм ее и не видел. В конце концов, он решил выкинуть эти тайны из головы: не объясняют, значит, не его дело. Для себя он сделал выводы, что за Илис кто-то охотится. Что она натворила и кто, собственно, ее ищет, — этого он не знал, да и, честно говоря, уже не стремился узнать, потому что твердо решил последовать совету Брайана и не впутываться. Брайан иногда бывал очень благоразумным.

Но стоило смириться со своей непричастностью, как сюрпризы посыпались один за другим.

Был самый разгар рабочего дня; Грэм сидел в стороне и возился с каменной плитой, когда его окликнули. Он поднял голову и увидел Михала, а с ним — еще двоих. Почему-то он сразу подумал, что это те самые люди, от которых несколько дней назад пряталась Илис. Во всяком случае, они тоже были в доспехах и при оружии. Теперь он разглядел, что это — не простые солдаты, а офицеры, с нашивками в виде серебряной ящерицы на правом плече. Оба с любопытством смотрели на него, и он медленно встал, размышляя, что за нелегкая принесла их сюда. Михала, судя по выражению его лица, занимал тот же вопрос.

— Грэм, — сказал он растеряно. — Господа офицеры хотят видеть тебя.

— Чем могу быть полезен? — не особо любезно спросил Грэм.

— Господин Соло, — полувопросительно проговорил старший офицер, который носил небольшую бородку. Грэм кивнул, мысленно сделав «зарубку»: обращение «господин» ему не понравилось. Никто не стал бы без веской причины именовать так босого оборванца в холщовой рубахе и подвернутых до колен штанах, с ног до головы покрытого каменной пылью.

— Соблаговолите последовать за нами.

— А в чем, собственно, дело? Вы кто такие?

Офицеры переглянулись. Потом тот, что с бородкой, сказал неприязненно:

— Господин Соло, нам приказано сопроводить вас к одной особе, которая желает с вами беседовать. Все объяснения будут даны на месте.

— Что еще за особа? Не могла, что ли, сама явиться? — Грэм понимал, что зарывается, но поделать с собой он ничего не мог. Его несло. Очень редко в последний год, но такое с ним случалось. — А если я откажусь?

Офицер с бородкой словно невзначай коснулся пальцами рукояти меча.

— У нас приказ.

Грэм искоса посмотрел на Михала — флегматичный истриец, кажется, уже сильно жалел, что взял на работу подозрительного чужеземца.

— Так я под арестом?

— Пока — нет.

Грэм отметил про себя это «пока» и решил не распалять страсти.

— Ладно, пойдемте. Только дайте, что ли, немного почиститься. Не могу же я идти в таком виде… Прости, Михал, придется мне, как видно, отлучиться ненадолго.

Михал кивнул. Выглядел он бледновато. Грэм отошел со строительной площадки туда, где стояли бочки с водой (офицеры потащились за ним как приклеенные), кое-как смыл с себя каменную крошку и обулся.

— Господа, я готов.

— Прошу следовать за нами, — с приглашающим жестом сказал офицер с бородкой.

Но Грэму пришлось идти вовсе не за ними, а между ними, как будто они боялись, что он улизнет по дороге. Грэм чувствовал себя как преступник под конвоем, хотя его не связывали и особо указали на то, что он не под арестом. Но больше его беспокоила неотвязная мысль о том, что за особа жаждет его видеть, и по какому поводу. И еще: почему-то они пробирались задворками. Минут через пять он не выдержал-таки и спросил, куда его ведут. Офицеры не ответили. Ну и ладно, подумал он и не стал больше ничего спрашивать, сжал упрямо губы.

Шли они недолго и остановились перед задней дверью богатого дома. Грэм мысленно почесал в затылке. Все это ему не нравилось. Он с тоской вспомнил про собственный меч, лежащий сейчас спокойненько в сундуке, дома у Брайана. Вот и догулялся по городу без оружия…

Старший офицер тем временем отпер дверь, словно к себе домой пришел, и слегка подтолкнул Грэма:

— Заходите, господин Соло, не стесняйтесь.

Грэм вошел и огляделся. Обстановка была богатой и даже роскошной, в этом он окончательно убедился, когда офицеры повели через коридоры и комнаты вглубь дома. Полы были застелены коврами, да не какими-нибудь, а медейскими. Повсюду полно безделушек, каждая из которых, по профессиональным прикидкам Грэма, стоила немалых денег. Парчовые и бархатные занавесы на окнах; стены, обитые узорчатым шелком и атласом, мебель из красного и черного дерева… Путь завершился в небольшой комнатке, служившей, судя по обстановке, кабинетом. Здесь имелся секретер, несколько кресел, обитых красным бархатом (какая торжественная пошлость, подумал Грэм), и стол из темного дерева с инкрустацией. На столе стояла запечатанная непрозрачная бутыль без всяких меток и несколько стеклянных, вероятно очень дорогих, кубков. Окон в комнате, на первый взгляд, не было, но откуда-то сверху лился свет. С любопытством задрав голову, Грэм разглядел-таки несколько небольших полукруглых окошек под самым потолком.

Предложив ему сесть и подождать, младший офицер ушел; старший остался и с безразличным видом опустился в кресло у секретера. Грэм последовал его примеру, — правда, с некоторой опаской, так как опасался испачкать кресло своей грязной одеждой. При этом он не переставал ломать голову, в чей же дом попал. Терзался он недолго. Послышались шаги (причем вовсе не с той стороны, куда ушел младший офицер), откинулся гобелен с вышитыми на нем крылатыми созданиями, и как будто прямо сквозь стену в комнату вошел тот самый черноволосый молодой человек, на чей выезд Грэм наткнулся около недели назад и с кем обменялся приветствиями. Он едва не онемел от изумления, но все же встал и слегка поклонился. Молодой человек кивнул и жестом предложил сесть, а сам занял кресло, которое уступил старший офицер. Грэм отметил, что когда брюнет сел, оба офицера остались стоять… а ему позволили сесть. Это ему не очень понравилось.

Молодой нобиль закинул ногу на ногу и уставился на Грэма холодноватыми черными глазами.

— Рад видеть вас, господин Соло, — сказал он на всеобщем. Голос у него оказался тихий и холодный, как шипение змеи — а может, так только казалось из-за истрийского акцента. — Надеюсь, мои люди не переусердствовали и не доставили вам никаких неудобств?

— Пожалуй, нет, — не сразу ответил Грэм. — Они вели себя… э-э-э… очень вежливо. Хотя и не представились. Как и вы, впрочем.

— Гм, — брюнет шевельнул длинной тонкой бровью. — Я — Крэст Авнери, — (прозвучало это, как если бы он заявил: "Я — Бог-Солнце"). — Этот господин, — он кивнул на офицера с бородкой, — тан Паулюс. А этот господин — капитан Таю.

Фамилия Авнери показалась Грэму знакомой, однако его смутила интонация и то, что нобиль не назвал своего титула. Все это было по меньше мере странно. Авнери смотрел с ожиданием, как будто Грэм, услышав его имя, должен был что-то сказать или сделать.

— Что до моего имени, оно вам, кажется, известно, — осторожно проговорил Грэм. — Хотя я не припоминаю, чтобы мы раньше встречались, господин Авнери.

Кажется, обращение «господин» нобилю не понравилось — он чуть-чуть скривился, словно съел лимон. Грэм понял, что разочаровал собеседника. Но чего же он ждал?

— Жаль, что у вас такая слабая память. Мы уже встречались раньше… князь.

Князь?! Грэм сумел сдержаться, и только его пальцы судорожно сжались на подлокотниках кресла. Однако, Авнери это заметил и тонко улыбнулся.

— О, вы удивились? Нет, правда, жаль, что вы меня не помните. Видите ли, я был знаком с вашим отцом, бывал в его замке в Ваандерхелме, и мельком видел вас. Было это, если не ошибаюсь, около шести лет назад. Вы тогда были еще почти мальчик… С тех пор вы, правда, сильно изменились, но все же ваше сходство с отцом осталось потрясающим. А уж вашего отца, однажды увидев, забыть невозможно.

— Ах вот как, — с трудом выговорил Грэм.

— Признаться, я сильно удивился, увидев вас в Карате, да еще в таком виде…

— …я здесь инкогнито…

— …но потом мне сообщили кое-что о ваших обстоятельствах, и все встало на свои места.

Авнери замолк и снова уставился на него выжидательно. Какие же именно обстоятельства ему сообщили? Грэм пристально взглянул ему в глаза — истриец был само спокойствие, сама безмятежность. Но он определенно что-то знал и собирался свои знания использовать. Грэм поморщился: он терпеть не мог интриги и тайны, никогда не участвовал ни в каких в закулисных играх, и поэтому некоторые в гильдии считали его простаком. Однако он просто предпочитал прямой путь извилистому. Пошел напрямую и теперь.

— Можно узнать, чего вы от меня хотите, господин Авнери?

— Ничего особенного, князь. Я только хотел просить вас об одной услуге.

— Я весь внимание.

— Князь, — (Авнери повторял этот титул прямо-таки с наслаждением, заметив, как каждый раз чуть вздрагивают пальцы собеседника; Грэм сдерживался изо всех сил, но ничего не мог с собой поделать, короткое слово хлестало его как кнут). — Князь, знаете ли вы девушку по имени Илис Маккин?

Такого вопроса Грэм никак не ожидал. Оставалось только надеяться, что он ничем не выдал удивления. Впрочем, в нем все еще вздрагивало после упоминания отца, и если его лицо все-таки изменилось, это можно было приписать не улегшемуся волнению.

Одного мгновения ему хватило, чтобы решить: Крэсту Авнери он про свое знакомство с Илис говорить не будет. Пусть он не знал точно, в чем тут дело, но Илис была ему гораздо симпатичнее, чем этот скользкий истриец.

— Не припоминаю девушки с таким именем… Я, знаете ли, здесь недавно, и еще никого не знаю…

— О, да у вас, в самом деле, такая короткая память, князь? Советую вам напрячься и припомнить. Тан Паулюс утверждает, будто видел вас вместе.

Грэму стало неуютно. Появилось ощущение опасности, которое отозвалось мурашками по спине. Самое время было сорваться с места и убежать, потому что обстановка накалялась. Но он заставил себя смотреть прямо в лицо Авнери:

— Думаю, господин тан ошибся.

— Едва ли, — сквозь зубы отозвался тан, но Крэст остановил его жестом.

— Не хотите ли вина? — предложил он. — У меня здесь есть отличное вино из Самистра…

При упоминании Самистра Грэма чуть было привычно не перекорежило. Что это, тщательно рассчитанный удар или случайное попадание?

— Благодарю вас, господин Авнери, но я, пожалуй, откажусь.

Крэст слегка пожал плечами.

— Жаль, вы много теряете. Великолепный вкус, уверяю вас… — повинуясь его жесту, капитан Таю поднялся, распечатал бутыль и наполнил вином стеклянный кубок. Почтительно склонившись, подал его Авнери. Тот пригубил вино и блаженно прикрыл глаза. Нет, решил Грэм, это все-таки рассчитанный удар. Он знал, что заденет меня… Он играет со мной.

— Может быть, — проговорил Крэст, не открывая глаз, — вы просто не знаете, что ее имя — Илис Маккин? Она могла не представиться, или назваться иначе…

— Не понимаю, о чем вы вообще говорите, господин Авнери. С какой девушкой господин тан мог меня мог увидеть?

Крэст отставил кубок и быстро повернулся к секретеру. Открыв ящик, выдернул из него листок бумаги, который и протянул Грэму. Тот взял его, взглянул и без особого удивления обнаружил карандашный портрет Илис. Неплохой портрет. Правда, запечатлена она была в более юном возрасте, но сходство было несомненным. Стараясь сохранять скучающее выражение лица, Грэм повертел в руках рисунок и вернул его Крэсту.

— Мне совершенно незнакомо это лицо, — сказал он. — Никогда не видел эту девушку. Если бы видел, то, несомненно, запомнил бы.

Черные глаза Крэста опасно блеснули.

— Мы уже выяснили, что у вас плохая память, князь. Вас с Илис видели буквально несколько дней назад.

— Может быть, господин тан перепутал?

Крэст иронично улыбнулся.

— Кого перепутал, вас? Вы, наверное, издеваетесь?

Грэм криво улыбнулся в ответ. Ощущение опасности нарастало, но он отчетливо проговорил:

— Я уже сказал, что никогда не видел эту девушку и не слышал этого имени. Повторять не собираюсь. Вы понимаете меня?

— Понимаю. Но и вы постарайтесь понять меня, — температура голоса Крэста, и без того холодноватого, вдруг ощутимо понизилась. — Возможно, вы просто не знаете, что представляет собой эта девушка. Так вот, Илис очень, очень опасна. В чем именно ее опасность — не ваше дело, просто поверьте и примите к сведению. Я знаю, что вы лжете, я знаю, что именно вас видели с ней вместе. И этот факт можно истолковать двояко: либо вы просто неправильно понимаете сущность Илис и считаете ее обычной невинной девушкой, а меня — злодеем, либо вы сознательно укрываете и покрываете ее. А это уже — государственное преступление.

— Слушайте, господин Авнери, кто бы вы там ни были, — потерял терпение Грэм. — Про государственное преступление вы мне тут не говорите. Я не истрийский подданный. А что касается обвинения меня во лжи — это, знаете ли, оскорбление. Вы не смеете утверждать, что я лгу. Мне безразлично, кто такая ваша Илис и что она из себя представляет. Но одно то, что вы гоняетесь за беззащитной девушкой, поверьте, не вызывает симпатии к вам, — он поднялся, давая понять, что визит окончен. — Позвольте откланяться, господин Авнери.

Крэст Авнери смотрел на него снизу вверх, прищурив глаза.

— Подумайте хорошенько, князь. Может, вам показалось, что мы хотим причинить Илис вред? Уверяю вас, это не так. Мы просто хотим обезопасить общество, да и ее саму от себя самой.

— Если я увижу ее, дам вам знать, — сказал Грэм. — Извольте проводить меня до двери.

— Ну, ну. Еще раз говорю — подумайте. Вспомните, что вас с нетерпением ждут на каторге…

Грэм внутренне вздрогнул и сжался.

— Что вы имеете в виду?

— Только то, что без труда могу устроить вам встречу со старыми товарищами, — Крэст улыбнулся, не разжимая губ. — Они будут очень рады видеть вас, не так ли? Но в моих силах так же устроить вам и помилование… Хотите?

— Идите вы к Борону! — резко сказал Грэм. Теперь он понял, к чему были все эти намеки. — Не знаю, о чем вы, но вы не по адресу со своими предложениями. Кажется, вы все-таки с кем-то меня спутали.

— Ну, ну, — опять сказал Крэст. — Очень жаль, что вы так упрямитесь. Что ж, еще увидимся, я думаю. Капитан Таю, проводите, пожалуйста, его светлость до дверей.

Грэм перевел дыхание. Он никак не ожидал, что его так быстро отпустят, и приготовился уходить с боем… (Впрочем, какой мог быть бой? Он, безоружный, против двух мечников? А сколько еще солдат в доме?) Но у Крэста, вероятно, имелся свой расчет. В любом случае, нужно было держать ухо востро, и на обратном пути через запутанный лабиринт комнат и коридоров Грэм ежесекундно ожидал подвоха. Но шли они тем же путем, что и в кабинет, и когда добрались, наконец, до двери, он вздохнул с облегчением. Обошлось на этот раз.

Они вежливо раскланялись с капитаном Таю, словно и не было никаких намеков на неприглядное прошлое Грэма и никаких угроз, и дверь аккуратно прикрылась. Грэм с минуту постоял рядом, прислонившись к стене и размышляя, что теперь делать. Нужно было как можно скорее поговорить с Брайаном. Теперь-то он не отвертится, придется все рассказывать.

Наводить людей Крэста на дом друга не хотелось, но там, в сундуке, лежал его меч, а Грэму резко расхотелось ходить по улицам безоружным. Хочешь — не хочешь, придется рискнуть. Он решил дождаться темноты и потом последовать примеру Илис — в том смысле, чтобы в обход людных улиц забраться в дом с черного хода.


6

После разговора с Авнери пришлось вернуться на стройку, чтобы забрать кое-какие свои вещи. Михал, напуганный явлением офицеров, смотрел волком и обращался с Грэмом уже далеко не так дружелюбно. Рассудив, что со спокойной трудовой жизнью покончено, Грэм как ни в чем не бывало сообщил ему, что от места отказывается — и ушел, не вдаваясь в объяснения. Впрочем, никто и не пытался его расспрашивать. Михал, кажется, был даже рад от него избавиться.

До темноты Грэм кружил по улицам, то и дело оглядываясь, словно пуганый зверь — не следит ли кто. Не заметив никого подозрительного, он немного успокоился и свернул, наконец, к дому Брайана.

Он перебрался через забор и, пригнувшись на всякий случай, пересек двор и осторожно постучал в темное окно.

Послышался шорох, окно открылось, и показался Брайан со свечой в руке.

— Кто тут? — спросил он тревожно.

— Это я, — сказал Грэм, распрямляясь во весь рост.

— А почему не через дверь? — опешил Брайан. — Никак от Илис заразился?

— Сейчас объясню…

Брайан вгляделся в его хмурое лицо и сам помрачнел:

— Что-то случилось?

— Случилось. Отойди от окна, нечего тут светиться.

Брайан отпрянул. Грэм бесшумно перемахнул через подоконник и встал рядом с ним.

— Ого, — сказал Брайан, окидывая его отнюдь не восхищенным взглядом. — Где это ты так навострился?

— Неважно. Брай, мне и впрямь очень нужно с тобой поговорить. И непременно сейчас, потому что позже, чую, придется брать руки в ноги и тикать из Карата. А может быть, и из Истрии.

Брайан — честная и прямая душа! — тут же закаменел лицом. Все-таки откровенный рассказ Грэма — о котором тот уже жалел, — произвел на него сильное впечатление.

— Что ты натворил?

— Я — ничего. Где мы можем поговорить?

— Пожалуй, здесь, — Брайан, помедлив, закрыл дверь в большую комнату, потом затворил оконные рамы. — Нэсти и ребята уже спят…

— Хорошо, — Грэм уселся на пол под окном. — Потуши свечу, нечего сообщать всем желающим, что мы тут.

Брайан послушался, и комната погрузилась в темноту. Грэм подождал, привыкая, и через несколько секунд уже довольно отчетливо начал различать силуэты мебели и коренастую фигуру Брайана, застывшего около стола.

Рассказ много времени не занял. Брайан слушал молча, пока Грэм не упомянул имя Крэста и не спросил, кто это такой.

— Крэст Авнери? — потрясенно проговорил Брайан. — Это же истрийский принц, дурья твоя башка! Наследник престола!

— Ну конечно же! — простонал Грэм и в наказание за собственную глупость пару раз приложился затылком о стену. — Конечно же, Авнери! Ах я болван! Как я мог забыть?

Теперь стало понятно, чего от него ждал Крэст и почему так болезненно отозвался на обращение «господин», тогда когда полагалось именовать его хотя бы «милордом». Он ожидал от сына князя Соло большей почтительности… или, по крайней мере, лучшей памяти.

— Брай, ты ведь знаешь, зачем истрийскому принцу Илис? — горячо зашептал Грэм. — Знаешь, да? Брай, не молчи, это очень важно! Ведь мне угрожали возвращением на каторгу лишь за то, что я будто бы укрываю Илис! И обещали помилование, если я соглашусь сотрудничать и признаюсь, что знаю ее! Брай, это не шутки — помилование для пожизненного каторжника! Ты хоть понимаешь, что это такое?

— Понимаю, — сдавленным голосом сказал Брайан, не глядя на него.

— Так вот я хочу знать, за что мне предлагают такой, Безымянный меня побери, королевский подарок! И почему я должен покрывать эту девчонку, вместо того чтобы воспользоваться чудесной возможностью начать новую жизнь?

— Ты ничего такого не должен…

Брайан протянул вперед руку, словно был вовсе не у себя дома, сделал несколько неуверенных шагов к окну и уселся рядом с Грэмом. Сжал его плечо. Грэм, изо всех сил пытаясь совладать с внутренней дрожью, напряженно смотрел на него.

— Непонятно, — задумчиво сказал Брайан, — почему Авнери соблазнял тебя помилованием вместо того, чтобы приказать схватить тебя и препроводить в пыточный дом. И почему он отпустил тебя?

— Это мне и самому интересно, — сказал Грэм. — Может быть, Авнери надеялся послать за мной шпика… Так что же, по-твоему, нужно было рассказать, что я и впрямь знаю Илис?

— Решай сам. Если тебе нужно это помилование, и если ты считаешь, что Авнери честен…

Грэм изумленно втянул воздух сквозь зубы.

— Не могу поверить! Ты предлагаешь продать ему Илис за помилование?

— Ничего я не предлагаю. Видишь ли, если бы даже ты согласился сотрудничать и выложил бы все, что знаешь про Илис, это ничем не помогло бы Авнери…

— То есть как?

— А вот так, — Брайан чуть улыбнулся, но улыбка вышла хмурой. — Во-первых, ты не знаешь, где ее можно найти. Во-вторых, я и сам сейчас не знаю. Сегодня приходила Эльга — это девушка, у которой живет Илис, — и сказала, что Илис пропала. Она не появлялась дома уже два дня. Когда ты начал рассказывать, я уже грешил было на этого Крэста, но теперь ясно, что это не его рук дело. Похоже, девчонка опять вляпалась в историю.

— Она не может просто гулять где-нибудь?

— А Безымянный ее знает…

С минуту они молчали.

— Знаешь что, Грэм, — заговорил Брайан, — ты, пожалуй, уезжай поскорее из Карата. Уезжай и забудь про Илис. А я попробую ее отыскать и отослать куда-нибудь. Нельзя, чтобы она попала к Авнери.

— Просто уехать? — переспросил Грэм. Внезапно ему вспомнились надменное холодное лицо Крэста, его многозначительные взгляды, расплывчатые угрозы — и внутри вскипела веселая злость. — Ну уж нет! — сказал он, вскидывая голову. — Я уеду, но возьму Илис с собой, вот что.

Брайан, кажется, не на шутку перепугался.

— Что ты! Это опасно! Тебя уже зацепило самым краешком, а ты ведь даже ничего не знаешь! Хочешь еще?

— Не представляю, что может быть хуже возвращения на каторгу, которым грозил Крэст.

— Компания Илис.

Грэм фыркнул было, но понял вдруг, что Брайан говорит вполне серьезно. Да что же такое происходит?

— Брай, да скажи, наконец, внятно, кто она такая?

Помявшись, Брайан обреченно вздохнул:

— Магичка она…

— Ма…гичка? Двенадцать и Безымянный!..

Проглотить это оказалось сложнее, чем сообщение о принадлежности Крэста к правящей семье. Магичка! Ничего себе! Грэм покрылся холодным потом, представив, что могла сделать Илис, реши он серьезно применить силу, когда утаскивал ее от забора. Что там кинжалы! Это просто детские игрушки по сравнению с магией!

— Что, проняло? — мрачно спросил Брайан. — А я предупреждал…

— Неужто Илис — настоящая храмовая магичка? Но ведь ей… сколько? Восемнадцать? Девятнадцать? Она уже прошла посвящение?

— Да нет, не прошла. Кажется, она вообще толком не училась. У нее просто дар — не развитый, стихийный.

— Ах вот что…

Теперь стало почти понятно, почему Илис так интересует правящую семью Истрии. Необученный, не умеющий управлять своими способностями магик — это не фунт изюму. Он способен такого нагородить… Потом десяток обученных, «официальных» не разгребут.

— По… — Грэм откашлялся — горло неожиданно пересохло. — Почему она не в храме и не в башне?

— Да потому, что не хочет она быть официальной магичкой. Понимаешь, на этом-то все и завязано. Ее родители тоже этого не хотели, почему и отправили ее подальше от дома. Вроде как спрятали…

— Понятно… — пробормотал Грэм. — Значит, если Илис все-таки попадется Крэсту — башня или костер, одно из двух?

— Скорее, костер. Без обучения толку от нее в башне не будет, а учить ее никто уже не станет — поздно…

— Брай, а ты-то каким боком влез в эту историю?

— В свое время меня попросили присмотреть за Илис.

— Тебя?!

— Ну, не только меня. Эльгу тоже… еще кое-кого.

— Да как это получилось-то?

— Долго рассказывать, — отрезал Брайан. — И неинтересно. Скажу только, что тот парень, который направил тебя сюда, тоже имеет отношение к делу Илис.

— Так мы же виделись в Лигии!

— Ну и что? А раньше он жил в Истрии.

— А Нэсти знает… насчет дара?..

— Конечно, нет, — с негодованием сказал Брайан. — Не хватало еще ее в это безобразие впутывать. Я уже жалею, что и тебе-то рассказал. Видел бы ты сейчас свою физиономию… Небось, больше не станешь напрашиваться в провожатые к Илис?

— Нет, я от своих слов не отказываюсь. Если я сказал, что смогу ее увезти… Но, послушай, тебе-то ведь тоже опасно оставаться в Карате!

— Если из Карата исчезнет Илис, мне ничто не будет угрожать. Главное, не говори никому заранее, куда поедешь… Впрочем, для начала Илис нужно еще отыскать. Не знаю, просто гуляет ли она или попала в переплет, но я за нее беспокоюсь…

— Я займусь этим.

— Уверен? Грэм, все-таки мне кажется, ты не совсем понимаешь, во что собираешься впутаться… зачем тебе чужие неприятности?

— Чужие? Но ты не чужой мне, Брай.

— Причем здесь я? Это не столько мои неприятности, сколько Илис…

Грэм усмехнулся.

— Она вроде тоже ничего девчонка. А этот надутый индюк Авнери угрожал мне… очень я не люблю, когда мне угрожают. Поверь, Брай, я сделаю все, чтобы Илис не попала к нему в руки. А кстати, не знаешь, кто ее родители? Может, за ее спасение от Авнери предусмотрена награда, а?

— Какая награда? Забудь! Я вообще ничего о ее родителях не знаю, за все время знакомства она ни полсловечка о них не сказала. Можешь, конечно, поспрашивать, но не думаю, что она будет с тобой откровенничать…

— Жаль… Ну, тогда дай мне какие-нибудь наводки, откуда можно начать поиски. «Жемчужница» — это раз. Илис там часто бывает, правильно? Потом — Эльга. Где она живет?..

Обширность каратских связей Илис поражала воображение — и это еще Брайан не знал всех ее знакомых! Грэм искренне восторгался девчонкой. Интересно было бы еще узнать, водится ли она с кем-нибудь из Сумеречных братьев, но Грэм решил, что выяснит это самостоятельно, без помощи друга, которому ни к чему было знать о его связи с храмом Фекса. Впрочем, ведь понимала же Илис воровской язык, а значит, скорее всего, в братстве у нее были хорошие приятели…

— Начни, пожалуй, с Эльги, — посоветовал Брайан, сообщив Грэму все, что знал о знакомствах беглой магички. — Вдруг Лисси уже домой вернулась. Маловероятно, но все-таки… Или вдруг Эльга знает, куда она могла податься.

— Хорошо, — сказал Грэм. — И, пожалуй, лучше мне уйти уже сейчас. Мало ли что случится… боюсь, люди Крэста все-таки за мной следили.

— Но ведь ночь… — растерялся Брайан. — Куда ты пойдешь? Подожди хотя бы до утра.

— Э, за меня не беспокойся, не пропаду. Вот только меч бы забрать…

— Он в комнате, Нэсти его в сундук убрала. Но там дети спят, не разбудить бы…

— Я сам возьму, — сказал Грэм, вставая.

— Свечу зажечь?

— Не надо.

— Как же ты в темноте?

— Все, что нужно, я вижу.

Грэм умел быть бесшумным. Словно тень, не нарушив тишину ни единым шорохом, он пересек комнату, отыскал в сундуке меч, сумку и плащ, и вернулся к Брайану. Тот, словно не веря глазам, коснулся его руки.

— Как у тебя это получилось? Я ничего не слышал!

— А ты и не должен был.

— Значит, я не ошибся… — едва слышно проговорил Брайан, прикрыв глаза. — И это кольцо — из храма Фекса. Так ли?

— Брай! — сказал пораженный Грэм. — И давно ты это понял?

— Почти с самого начала.

— А чего же молчал?

Брайан пожал плечами. Он по-прежнему не смотрел на Грэма.

— А что я мог сказать после того, как увидел клеймо и услышал твой рассказ? И потом, ты носишь кольцо открыто, и я подумал, что тебе все равно, поймет кто-нибудь или нет…

— Нет, мне не все равно, — возразил Грэм.

— Значит, ты в Сумеречном братстве?.. И давно?

— Давно, Брай. Старые привычки — самые стойкие.

— Это не оправдание, — мрачно сказал Брайан и полыхнул на него глазами.

— Знаю…

Больше говорить было не о чем. Брайан стоял мрачный, как туча, и, вероятно, в который уже раз за истекшую неделю пытался переварить тот факт, что его названный брат стал бродягой, вором и успел побывать на каторге. Грэм ничем не мог ему помочь. Все слова, которые имели хоть какой-то смысл, он уже сказал. И он просто тихо открыл окно; с улицы в комнату ворвался прохладный ночной воздух. Начинался дождь. Грэм накинул плащ, надвинул капюшон, вспрыгнул на подоконник и повернулся к Брайану, припав на одно колено.

— Ну, до свидания, Брай, очень рад был тебя увидеть. Передавай привет Нэсти и детишкам. И прости, если не оправдал твоих надежд. Видишь, ничего путевого из меня не получилось…

Брайан тяжело вздохнул, но все же поднял на него взгляд и сказал с искренним сожалением:

— До свидания, Грэм, беспокойный ты человек. Прости, что впутал тебя.

— Да ты не волнуйся.

Грэм легко спрыгнул на землю, но во дворике ему пришлось снова обернуться на приглушенный голос Брайана:

— Грэм! Я надеюсь, мы еще увидимся?

— Конечно. В любом случае, я пошлю тебе весточку, когда — и если, — буду уезжать.

— Хорошо. Не попадайся!

Грэм тихо засмеялся и перемахнул через забор.

Остаток ночи он провел в подворотне, прикорнув у стенки, где было посуше. Дождь разошелся не шутку. Славно было бы снять комнату в постоялом дворе, заказать горячий ужин и вино, забраться в теплую постель… Но об этом можно было только мечтать. Денег на подобную роскошь у него не хватило бы. Спал он вполглаза и вполуха — город большой, тут уж не зевай, а то вмиг останешься без денег и без вещичек, и никто не будет разбираться, свой ты, из братства, или нет. Требуй потом правосудия… у воров же.

Под утро дождь кончился, но Грэм успел порядком продрогнуть, хотя и кутался в плащ. Он был очень рад возможность согреться ходьбой. Поминутно оглядываясь, нет ли за ним «хвоста», Грэм отправился искать дом Эльги.

Поиски привели его в район, сплошь застроенный двух-, а то и трехэтажными особняками. Они не могли похвастать какими-то архитектурными изысками, но выглядели вполне достойно и солидно. Почти везде в первых этажах располагались лавки; так, в доме, где жила Эльга, в витрине были выставлены конфетные коробки, красиво перевязанные бантами. Странно, подумал Грэм, усмехнувшись, что Илис еще убегает куда-то от такой сладкой жизни…

Было еще довольно рано, и лавки не начали работать. Вероятно, днем эта улица наполнялась народом, но пока она была пустынна. Грэм отбросил с лица капюшон, пригладил волосы и постучал молоточком в дверь. Почти сразу послышались легкие шаги, и у него мелькнула уже безумная мысль, что на порог выйдет сама Илис. И тогда можно будет схватить ее в охапку… или нет, в охапку не надо, а то вдруг у нее от волнения случится магический прорыв… лучше вежливо взять под руку и увезти из Карата.

Увы. В дверях появилась вовсе не Илис, а молодая женщина лет двадцати шести, худенькая и довольно симпатичная, с такими густыми и темными ресницами, что трудно было даже определить цвет глаз. Ее приятное лицо немного портили упрямо сжатые губы. Одета она была нарядно и по моде, однако, в туалете ее замечалась некоторая незаконченность, словно она только что встала и еще не успела привести себя в порядок. На Грэма, промокшего, небритого и с покрасневшими от усталости глазами, она смотрела с интересом, но без удивления или подозрения. Может быть, привыкла, что к Илис всякие ходят. Подавив зевок, она спросила без тени смущения:

— Что вам угодно, сударь?

— Могу я видеть Эльгу Мэй?

— Это я.

— Я пришел от Брайана, — пояснил Грэм.

— А! Что-то случилось?

— Да кроме того, что Илис пропала, вроде ничего. Я, видите ли, ее ищу. Она не появлялась?

Удивительно, но Эльга даже не спросила ни его имени, ни почему его интересует Илис. Она просто покачала головой и спросила:

— А кто вас попросил ее найти? Брайан?

Грэм кивнул.

— Нет, Илис здесь нет. Она ушла… сейчас скажу… два дня назад, утром, и до сих пор не вернулась. Я не очень беспокоюсь, случается, что ее не бывает дома несколько дней, но все-таки…

— Так вы не знаете, куда она пошла?

— Чего не знаю, того не знаю. Она никогда не говорит, куда уходит… Очень самостоятельная девушка, видите ли. Даже слишком.

Грэм поблагодарил и откланялся.


Два дня, о которых упомянула Эльга Мэй, стали точкой отсчета. Выйдя в то утро раз из дома, Илис как будто растворилась в воздухе. Она не заходила пообедать в любимые таверны, не заглядывала в лавки, чтобы почесать языком с торговками, не шаталась по ярмарочным рядам. Все ее знакомые пребывали в недоумении, поскольку привыкли ежедневно созерцать ее в самых различных местах Карата.

В середине дня Грэм завернул в какую-то таверну, чтобы перекусить. Его денег хватило только на скромный обед. Не особенно беспокоясь о том, что будет есть завтра, — Грэм сидел, жевал и думал, куда теперь податься. Он уже понял, что Брайан был прав, и Илис попала в историю. В нехорошую историю. И самое главное — в тот день, когда она пропала, ее уже никто из знакомых не видел. Значит, исчезла она, не успев уйти далеко от дома.

Грэм знал, что улицы никогда не бывают пустыми, даже если таковыми кажутся. Всегда поблизости затаится нищий, или бродяжка, вообще кто-нибудь из сумеречной братии. Значит, без визита в местный храм Фекса не обойтись. И придется идти сегодня же, чтобы не терять лишний день. Потому что, хотя и ловки сумеречные братья, но и им требуется время, чтобы разузнать что-либо.

Покончив с обедом, он расплатился и вышел обратно на улицу. Огляделся — нет ли кого-нибудь подозрительного. У забора отирался какой-то тип в непонятной засаленной хламиде, на нищего он не походил. Грэм задумался на секунду, не шпик ли это, засомневался, потом решил, что даже если и шпик, Безымянный с ним.

Пока он бродил по городу в поисках Илис, на глаза ему попались самое меньше три храма Фекса. Расположение каждого он хорошенько запомнил, и теперь направлялся в ближайший. По дороге он то и дело оборачивался, его не отпускало ощущение, будто за ним следят. То ли Крэст решил-таки наверстать упущенное, то ли у него начались галлюцинации на почве личности в хламиде. Он не увидел никого, кто шел бы следом… вот только не единожды за углом мерещилась чья-то тень. В конце концов Грэм плюнул и больше не оглядывался. Ощущение преследования не проходило.

Примерно через полчаса он вышел к храму, который помещался в обычном доме, отличном от прочих только барельефом над входом. На барельефе была изображена бегущая лиса, символ Фекса. Внутри, как и во всех храмах в дневное время и в будний день, было безлюдно. В глубине небольшого прохладного помещения располагался алтарь. Грэм никогда не мог понять, зачем он нужен: Фекс (покровитель не только ночного и не вполне законопослушного люда, но и почтенных купцов) не принимал никаких подношений, кроме денег и других материальных ценностей. Деньги и драгоценности складывали не на алтарь, а в специальные открытые сундучки, стоящие по сторонам от него. Все дары периодически из них изымались. Куда они исчезали, знали, пожалуй, только храмовники.

Всю стену за алтарем занимал огромный барельеф, опять же с лисой. По сторонам от него были два прохода, занавешенные тяжелыми красными портьерами. Из-за левой появился служитель Фекса, старик лет шестидесяти, с седой щетиной на впалых щеках и с таким острым взглядом, что, казалось, вместо глаз у него вставлены кусочки бритвы. Взглядом и лицами, вовсе не благообразными и смиренными, служители Фекса отличались от всех остальных служителей Двенадцати. О том, что это все же храмовник, а не забредший с улицы посетитель, говорил только серый длинный балахон с откинутым капюшоном. Больше никаких знаков отличия не полагалось.

Грэм приблизился к старику и опустился на одно колено. В других храмах принято было целовать храмовникам руку, но Фекс не одобрял такого выражения подобострастия.

— Что Фекс может сделать для тебя? — спросил старик, и его негромкий голос эхом пронесся по пустому залу.

— Мне нужна помощь, — прошептал Грэм, меж тем как его пальцы почти незаметно для глаз заплясали в сложном ритуальном приветствии.

Старик внимательно на него посмотрел и жестом велел подняться.

— Какого рода помощь?

— Нужно найти человека. Девушку.

— Пойдем.

Храмовник повел Грэма за портьеру, за которой начинался длинный пустой коридор. Однообразие серых стен оживлялось только скромными бронзовыми светильниками. Снаружи храм выглядел небольшим, но внутри оказалось неожиданно много пространства. Коридоры были закручены так, что Крэст Авнери со своим лабиринтом комнат заплакал бы от зависти.

Несколько раз они спускались по недлинным, но довольно крутым лестницам — тайные комнаты располагались под землей. Сюда не было доступа простым прихожанам, но на Грэма эти ограничения не распространялись благодаря кольцу, которое он носил на мизинце. В братстве он состоял не первый год, и даже занимал далеко не последнее место в сложной воровской иерархии.

— Ты не из Истрии, — с утвердительной интонацией сказал старик, не оборачиваясь.

— Это так.

— Ты из Наи, — продолжил храмовник. Грэм согласно наклонил голову. — И как там идут дела?

— Как всегда. Король Наи весьма привержен традициям.

— Иногда это — благо. Сюда.

Откинув еще одну плотную занавесу, которой заканчивался коридор, они попали в небольшую сумрачную комнату, очень скудно обставленную. Сначала Грэму показалось, что в ней вовсе никого нет, но потом он заметил на диване у стены человека. Это был здоровенный длинноволосый парень лет тридцати, совершенно разбойничьего вида. Он устроился очень вольготно и не озаботился хотя бы снять сапоги перед тем, как плюхнуться на диван. При появлении храмовника и Грэма он даже не приподнялся, только голову повернул.

— Это еще что такое? — поинтересовался он, увидев Грэма.

— Рэд, — резко сказал старик. — Нашему брату нужна помощь.

— И? — лениво спросил детина по имени Рэд. — Я-то здесь причем?

— А вот ты ему и поможешь.

— Почему я? — вопросил Рэд воздух и с душераздирающим стоном сел. Храмовник не ответил. Рэд поскреб пальцами в нечесаной шевелюре и посмотрел на Грэма. — Ну, что там у тебя?

Грэм оглянулся на старика. Тот кивнул и удалился за занавес. Грэм поискал взглядом, куда бы сесть, но единственный пригодный для этой цели предмет мебели был занят Рэдом. Тогда Грэм уселся прямо на пол и скрестил ноги.

— Ты откуда взялся? — спросил Рэд. — Я тебя не знаю.

— Я тебя, представь, тоже.

— А! северянин с материка! Правильно?

— Ты очень проницателен, — согласился Грэм, хотя проницательностью здесь даже не пахло: только глухой не определил бы по говору его происхождение.

— А то! Итак, меня зовут Рэд, если ты еще не понял.

— Я — Грэм.

— Прекрасно. Так что тебе надобно?

— Я ищу человека. Девушку. Она исчезла недалеко от своего дома… предположительно. Мне нужно знать, видел ли кто-нибудь, что с ней произошло.

— Невеста, что ли, сбежала? — с усмешкой поинтересовался Рэд. — Впрочем, какая разница… Можешь ее описать? Где ее в последний раз видели? — спросил он уже совершенно другим, деловым тоном.

Грэм описал район, где жила Эльга, Рэд покивал. Потом Грэм описал Илис как мог подробно. Рэд тут же уставился на него задумчивым взглядом и спросил:

— Эту девицу, случайно, не Илис зовут?

— Илис… — удивился Грэм. — А ты ее знаешь?

— Немного. В Карате, сдается мне, нет никого, кто бы ее не знал.

— Она не из…

— Нет. Не из братства… Так она что, пропала?

— Стал бы я ее искать, если бы нет.

— Ну, пропала, так и Безымянный бы с ней, — хохотнул Рэд беззаботно. — Спорю, все вздохнули с облегчением, от нее одно беспокойство. Брось, не связывайся с этим.

— Так ты поможешь или нет? — упрямо спросил Грэм, не вняв предупреждению.

Рэд сморщился, как будто съел клопа.

— Будь моя воля… Ладно. Помогу, конечно, коли старший велел, — с тяжким вздохом Рэд поднялся с дивана и потянулся так, что кости захрустели. — И какая нелегкая тебя принесла, а? Отдохнуть человеку не дадут… Только придется тебе, парень, подождать, за пять минут я не обернусь. Посидишь тут?

Так, подумал Грэм, во внутренние покои меня пускать, значит, не хотят. Не доверяют, что ли? Считают, что делать мне там нечего? В принципе, да, нечего, но хотя бы из вежливости могли найти комнату поудобнее и предложить гостю из Наи достойный отдых.

Когда Рэд, бурча что-то себе под нос, удалился, Грэм занял его место на диване. Он не сомневался, что ждать придется долго. Шутка ли, разыскать братьев, выяснить, кто был в нужном месте в нужное время, расспросить, не видел ли кто Илис… Не быстрое это дело.

На диване было, несомненно, удобнее, чем на сырой земле в подворотне, и Грэм, не выспавшийся ночью, задремал. Он всегда свято соблюдал первое правило всех бродяг — спать, как только появляется возможность делать это с удобством.


Когда зашуршал отодвигаемый занавес, Грэм проснулся и открыл глаза. В комнату шумно ввалился Рэд, еще более встрепанный, чем перед уходом.

— Радуйся! — громогласно заявил он. Заспанный Грэм сел на диване, растирая лицо. — Видели твою Илис. И как раз в тот день, когда она пропала. Утром. И недалеко от того дома, который ты указал. Похоже, ее действительно перехватили почти у дверей.

— Перехватили? — переспросил Грэм. После дневного сна голова плохо соображала, была тяжелой. Спать хотелось еще больше. — Кто?

— Какие-то двое парней.

— Это были офицеры?

— Да ну, какие офицеры. Так, дикие какие-то… Оба нездешние. Один — по виду — типичный охотник за головами, разбойничья морда. Узнаешь сразу: башка брита наголо, только на затылке длинный хвост, черный такой. Здоровенный малый, выше тебя, пожалуй; на щеке, вот так, — Рэд провел пальцем по своей щеке от края рта до уха, — шрам, еще довольно свежий. Ходит с двумя мечами. Внешность приметная, не пропустишь.

— Хорошо. А второй?

— Зачем тебе второй-то? Этого, по-моему, за глаза хватит.

Грэм был с ним согласен, но все же спросил:

— А если они разделились?

— Едва ли, — скептически сказал Рэд. — Кроме того, их уже сегодня видели вместе.

— Где?

— Недалеко от Карата, в деревушке одной. Есть там корчма, называется "Медная корона".

— Девушка была с ними?

— Вот это неизвестно. Может, уже и не с ними. Ребята говорят, упиралась она маленько, вроде как идти не хотела.

— Понятно, — сказал Грэм и встал. — Спасибо за помощь, Рэд.

— Да не за что, — буркнул тот. — А ты что, прямо сейчас идти собрался? Ночь на дворе.

— Что ж поделать. Как, ты сказал, называется эта деревушка?

— А я не говорил… Деревня эта — Ште.

— Как-как? Ште? Ну и названьице…

— Какое есть. Может, сопровождение нужно дотуда, а? Мест, небось, не знаешь?

— Не знаю. Так что, если проводишь, не откажусь.

Рэд повздыхал, словно и не рад был, что напросился. Окинул взглядом Грэма, заметил его меч и словно споткнулся.

— Неплохое оружие для вора, а? — спросил он. Грэм холодно улыбнулся. — Умеешь с ним обращаться-то?

— Тебе показать?

— Не, поверю на слово. Пойдем.


7

По дороге Грэм решил, что преследование ему все-таки не мерещится. К сожалению, в темноте было толком не разглядеть, так что он пока помалкивал и надеялся, что преследователь нервничает не меньше, поскольку ему темнота тоже должна мешать. Но выглянула луна, Грэм знаком попросил Рэда остановиться и прислушался. В ночной тишине отчетливо слышались шаги. Из краткого разговора на языке жестов Грэм понял, что Рэд тоже их слышит.

— Знаешь, кто это? — спросил Рэд пальцами.

Грэм покачал головой и отпрянул к стене; Рэд последовал его примеру и скрылся на противоположной стороне улицы. Шаги приближались. Грэм очень осторожно и медленно вытащил из ножен меч, опустил клинок, чтобы не отблескивал в лучах луны. Из-за угла показалась темная фигура, закутанная то ли в плащ, то ли в балахон, и остановилась посреди улицы в нескольких шагах от Грэма. Он затаил дыхание, размышляя, как поступить, и не словить ли шпика, чтобы задать несколько вопросов.

Его сомнения разрешил Рэд, который решил действовать самостоятельно. Что-то пролетело, поблескивая, в воздухе, темная фигура метнулась в сторону, и блестящий предмет упал в нескольких шагах от Грэма, срекошетив от стены. Грэм бросился к темной фигуре, откидывая плащ за спину и мысленно проклиная Рэда, не умеющего нормально метнуть нож. И вдруг сообразил: кривые руки Рэда тут ни при чем, нож обязательно попал бы в цель, если бы темный тип не увернулся — в темноте, ориентируясь лишь на звук! Грэм искренне восхитился мастерством неизвестного.

Шпик заметил Грэма и резко вскинул руку, в которой что-то блеснуло. Грэм инстинктивно отпрянул в сторону, и вовремя. В каком-то дюйме от лица прошелестел небольшой блестящий предмет, вроде ориона. Грэм выругался в голос и одним прыжком подскочил к темной фигуре, краем глаза замечая, как откуда-то сбоку появился Рэд. Шпик сунул руку за пазуху, но сделать ничего не успел, поскольку Грэм, перехватив клинок, двинул рукоятью меча ему по зубам, а потом пнул в живот. Убивать шпика он не хотел, но пнул от души, так, что шпик отлетел к стене, ударился об нее и замер. Грэм подошел поближе и осторожно наклонился — не убил ли? Шпик неровно и тяжко дышал, со свистом и всхлипываниями втягивая воздух сквозь зубы. Пока он еще не совсем пришел в себя, Грэм присел на корточки и быстро обшарил его одежду. Под руку попались орионы, — их он отбросил подальше, поскольку пользоваться не умел, — и кинжал, который тут же поменял хозяина.

— Ну, чего тут? — приглушенно спросил Рэд, наклоняясь над ними. — Пришлепнул его?

— Не, — отозвался Грэм, с интересом наблюдая за эволюциями шпика, дыхание которого постепенно выравнивалось. — Сейчас оклемается. Эй, ты, выродок, — позвал он, решив, что шпик отдышался достаточно и может уже говорить. — Ты почти за честными людьми за полночь шляешься?

Шпик зашевелился и попытался отползти, но Грэм придавил его коленом.

— Кто тебя послал? Отвечай! — потребовал он и приставил меч к горлу шпика. Тот молча смотрел из-под прикрытых век, глаза его в лунном свете лихорадочно блестели. — Кто приказал следить за мной? Отвечай, а то, клянусь, отправлю твою душу к Борону!

Угроза не произвела на шпика никакого действия, он продолжал молчать и только пыхтел и ерзал под острым коленом Грэма.

— Да что ты с ним возишься? Прирежь его, и вся недолга, — кровожадно посоветовал Рэд.

— Не-е, пусть сначала скажет, кто его за мной навострил. А если будет молчать, я ему пальцы по одному отрежу, — пообещал Грэм. Продолжая одной рукой удерживать меч у горла шпика, второй он полез под плащ и вынул новоприобретенный кинжал, который и прижал к мизинцу левой руки соперника. Он всерьез сомневался, что сможет отрезать палец у беззащитного человека, но шпик-то об этом не знал. — Посмотрим, как ты тогда будешь швырять свои орионы в честных людей, если я тебе пальчики-то отхвачу.

— Меня послал милорд Авнери, — прохрипел вдруг шпик. — Милорд Крэст Авнери…

— Ах вот как! А скажи-ка, друг любезный, ты один такой за мной по пятам ходишь или есть еще кто-нибудь?

— Не… не знаю.

— Врешь! Не можешь не знать, — Грэм сильнее надавил на кинжал, так что выступила кровь.

— Господин… — жалобно заканючил шпик. — Отпустите меня… я не буду больше следить за вами… только не убивайте…

— Ага, как же, не будешь, — усмехнулся Грэм. — А про Авнери забыл? Он по головке тебя, думаю, не погладит, а?

Он не ожидал от обездвиженного и перепуганного шпика никаких неприятностей, и, как оказалось, зря. Шпик вдруг очень ловко высвободил руку и стремительным движением швырнул что-то ему в лицо. В голове вспыхнул обжигающий огонь, Грэм повалился навзничь, и через несколько секунд думал только о том, как сдержать рвущийся из груди нечеловеческий вой. Глаза невыносимо жгло, Грэм скорчился на мостовой и уже ничего не видел и не слышал. Очень хотелось выцарапать самому себе глаза. Казалось, так будет милосерднее.

…Когда боль немного отпустила, и вернулась способность мыслить разумно, Грэм понял, лежит на земле. Из-под плотно сомкнутых век ручьем текли слезы. Грэм попытался открыть глаза, это оказалось слишком больно, и он, не разжимая век, поднялся на колени. В ушах звенело, голова пульсировала болью, которая вспыхивала с новой силой при малейшем движении.

— Очухался? — послышался рядом голос Рэда. — Чего он тебе в глаза сыпанул? Ты так орал, что я уж думал, он тебя прирезал…

Да уж, мрачно подумал Грэм, лучше бы прирезал. Он хотел спросить, громко ли кричал, но удержался.

— А он сбежал, — сообщил Рэд. — Думал его догнать, но он так прытко несся… мне не угнаться за ним было. Ты как, нормально? Глаза целы?

— Вроде да… жжет только, сил нет… — едва выговорил Грэм.

— Надо было сразу его прирезать, — осуждающе сказал Рэд. — А то теперь ищи-свищи… Как ты с Авнери-то умудрился спутаться?

— Так получилось… Слушай, помолчи минутку, дай в себя придти…

Рэд тактично умолк. Грэм, стоя на коленях с закрытыми глазами, слышал его шаги — он ходил туда-сюда. А где мой меч? — спохватился Грэм. Кажется, я его выронил, когда эта сволочь сыпанула мне в глаза свой порошок… Не утащил бы!

— Рэд! — позвал он. — Посмотри, мой меч должен быть где-то поблизости…

Шаги Рэда послушно протопали в сторону. Некоторое время он возился неподалеку, раздалось приглушенное звяканье, и Грэм ощутил прикосновение холодной стали к руке. Он схватился за рукоять.

— Спасибо.

— Да не за что. Хорошо, что этот выродок не уволок его с собой. Жаль было бы потерять такую вещь… Тебе как, получше?

Грэм снова попытался открыть глаза. Их все еще сильно жгло, и слезы текли, как будто он резал лук. Много лука. И очень ядовитого. Грэм сунул меч в ножны и поднялся на ноги. Голова от движения опять взорвалась болью. Его шатнуло, и Рэд ухватил его за плечо.

— Я в порядке, — сказал Грэм, освобождаясь.

— Уверен? Может, посидишь еще немного, оклемаешься?

— Все в порядке, — повторил Грэм. — Не будем терять времени.


8

До Ште добрались к рассвету. Жжение в глазах прекратилось, и Грэм чувствовал себя почти хорошо, если отвлечься от нудной головной боли. Рэд, правда, утверждал, будто глаза у него красные, как у кролика, но хорошо хоть, что вообще на месте остались.

Дома в Ште напоминали больше городские особняки, чем обычные деревенские халупы. Даже крыши были крыты шифером, а не соломой. Местечко было приятное и живописное. Дома вперемежку с деревьями и хозяйственными постройками полукольцом обступали большой пруд, заросший водными лилиями. Двухэтажная корчма "Медная корона" стояла у самой воды и выглядела привлекательно и вполне респектабельно. Каратская «Жемчужница» рядом с ней смотрелась бы дешевым притоном.

— Ну, вот и пришли, — заявил Рэд, остановившись на берегу пруда напротив "Медной короны". — Дальше сам справишься или с тобой пойти?

— Сам как-нибудь.

— И то хорошо. А то, сдается мне, с тобой ходить — только неприятности на свою шею искать. Хватит с меня на сегодня, — без тени смущения сказал Рэд.

— Спасибо за компанию, — улыбнулся Грэм.

— Пожалуйста. Ну, пойду я. Заглядывай, если что, у нас всегда гостям рады, — ухмыльнулся Рэд, подумал и добавил. — Да поможет тебе Фекс во всех начинаниях.

— Надеюсь, что поможет.

Он подождал, пока Рэд скроется за деревьями, потом перевел взгляд на "Медную корону". Было еще очень рано, заря только занималась, и никаких признаков жизни вокруг корчмы не наблюдалось. Грэм решил, что корчмарь перебьется, если его потревожат с утра, и направился к "Медной короне".

В обширной зале корчмы было пусто, если не считать слуги — мальчишки лет двенадцати, который мыл полы. Особого усердия он не проявлял, и заметно обрадовался, когда Грэм заговорил с ним и спросил о друге, с которым будто бы условился встретиться сегодня или завтра. Мальчишка клюнул на наживку и поинтересовался, как выглядит друг. Грэм описал внешность парня, которого видели с Илис. Мальчишка охотно ответил, что да, есть тут такой, позавчера поздно вечером приехал. Откуда? Да, кажется, из Карата. С ним был еще один парень, на вид совершенный простец, даже непонятно, что у этих двоих общего. И еще с ними была девушка, глазастая такая, симпатичная, но очень уж хмурая. Она поднялась в комнату и с тех пор не выходила. А парни спускаются в залу, время от времени, по очереди. На того, который со шрамом, смотреть жутко… да нет, не в лице дело, просто он, похоже, из тех, кому дорогу лучше не переходить…

Мальчишка еще долго болтал бы, но Грэм его прервал. Ему уже все было ясно, к тому же звонкий голос мальчика усиливал головную боль. Покопавшись в тощем кошельке, Грэм нашел несколько медных монет — последние деньги, — и бросил их мальчишке, присовокупив просьбу не говорить ничего его «друзьям» — чтобы, мол, сюрприз получился. Мальчишка охотно пообещал молчать, поблагодарил за монеты, тут же спрятал их и вернулся к работе. Грэм осмотрелся, подыскивая укромный уголок, из которого хорошо просматривалась бы зала, и остановил выбор на месте у камина.

Зала начинала заполняться. Появился корчмарь, бросил на Грэма неприветливый взгляд, но ничего не сказал и занялся своими делами. Народу пока было не очень много. Сверху спустились несколько человек — вероятно, путники, остановившиеся на ночлег; заглянули двое местных — позавтракать. Грэм пристально осматривал каждого, кто входил в залу, но при этом старался не привлекать внимания к себе.

Прошло около часа, и в залу, наконец, спустился высокий плечистый молодой человек. Его голова была выбрита, и только с макушки свешивалась почти до пояса длинная прядь черных густых волос, перехваченная серебряным кольцом. На бледном лице резко выделялся грубый, красный шрам, тянувшийся от угла рта к уху через правую щеку. Он приподнимал угол рта, отчего казалось, будто на губах застыла кривая усмешка. Странно, но он нисколько не уродовал лицо, которое, несмотря на резкие черты, отличалось своеобразной, диковатой красотой. Лучше всего были глаза: большие, черные как виноградины, они яростно сверкали из-под густых бровей. Одет парень был не по-здешнему: в шерстяную безрукавку, ярко-синие шелковые штаны-шаровары и низкие мягкие сапоги. Талию охватывал широкий синий шарф или кушак, а за спиной висели в ножнах два изогнутых меча. Предплечья прикрывали изукрашенные чернью наручи.

Разглядев его, Грэм вздрогнул и подался вперед, с трудом сдержав удивленное восклицание. Несомненно, Рэд говорил именно об этом человеке. Но Грэму и в страшном сне не могло присниться, что охотник за головами, поймавший Илис, окажется его старинным приятелем Роджером.

С их последней встречи прошло восемь лет, Роджер сильно вытянулся и раздался в плечах вдвое против себя прежнего, обзавелся уродливым шрамом, и все-таки Грэм легко узнал его.

На минуту он даже про Илис позабыл — так его поразило невероятное совпадение.

Роджер, тем временем, заговорил с корчмарем. Беседовали они довольно долго, затем Роджер развернулся и направился к выходу. Грэм усилием воли заставил себя собраться, встряхнулся и пошел за ним. У конюшен он догнал знакомца и позвал охрипшим от волнения голосом:

— Роджер!

Тот обернулся и застыл на месте, вперив в него бешеный взгляд. Ему потребовалось гораздо меньше времени, нежели Брайану, чтобы опознать Грэма.

— Двенадцать и Безымянный! — выдохнул он пораженно. — Это ты!

— Помнишь еще меня? — Грэм подошел поближе.

Роджер ощупывал его жадным горячим взглядом и, кажется, с трудом удерживался от того, чтобы со всей силы хлопнуть его по плечу.

— Да я тебя до гроба не забуду, бездельник. Ты что здесь забыл?

— Могу задать тебе тот же вопрос.

— Такой же хам, как и был! — захохотал Роджер. — Будь добр, отвечай первым. В конце концов, это ведь я тебе нужен, а не ты мне.

— С чего ты взял?

— А стал бы ты со мной разговаривать, когда б не так. Ха, только не ври, что в тебе внезапно пробудились воспоминания о днях юности!

— Это правда, я тебя искал, — признался Грэм. — Только я не знал, что это ты.

— То есть как?

— Видишь ли, это длинная история.

— Хочешь сказать, что здесь неподходящее место для долгого разговора? Что ж, ты прав. Может, пойдем и попьем пивка? Заодно покалякаем.

Грэм заколебался. Пить с Роджером в его планы не входило. Вдруг придется с ним драться?..

— Просто посидим, — решил он. — Без всякого пива. Я на мели, понимаешь ли.

— Я угощаю, — расщедрился Роджер.

— Иди ты…

— Все такой же гордый? Не ерепенься. Не умрешь же ты, если я тебя угощу. Не будь ребенком, Грэм.

— Нет, Роджер, пить с тобой я не стану. И дело тут не только в деньгах, — упрямо сказал Грэм. — Пойдем, посидим в зале, если хочешь.

— Слушай, как ты живешь с такой кучей принципов, а? Это ж рехнуться можно.

— Живу, не жалуюсь…

Роджер вдруг осклабился.

— Важное, видать, у тебя ко мне дело. Ну, Борон с тобой, пойдем.


Роджер заказал пива себе и Грэму, но Грэм своей кружки не коснулся.

— Ты чем занимаешься? — полюбопытствовал Роджер, кидая в рот кусочек вяленого мяса.

— Все тем же.

— Брешешь! Тебя же увез с собой какой-то приграничный князек. Признал тебя своим щенком.

— Ты разве знаешь эту историю? — слегка удивился Грэм.

— Э, я много чего знаю — работа такая. Ну так как? Неужто тебе дали пинка под зад и снова выставили за ворота?

— Не твое дело!

— Ладно, ладно, не ори. Так ты в братстве? — спросил Роджер, бросив быстрый взгляд на кольцо Грэма.

— Это тебя тоже не касается

— Ух, какой суровый. Ну, а вот я завязал. Скучно по чужим карманам лазить!..

— Людей ловить веселее? — ядовито поинтересовался Грэм.

— Представь себе, намного. Мне нравится, да и доход больше. Ты-то вон, судя по твоему виду, не особенно разбогател.

— Да и ты тоже.

— У меня еще все впереди. Ты даже вообразить не можешь, сколько людей разыскивают других людей и готовы платить тем, кто им помогает в поисках.

— Да уж наверное много, — кивнул Грэм.

Пиво в корчме подавали хорошее, крепкое, а Роджер пил его без меры, и вскоре его повело. Из него так и хлынул поток воспоминаний, так что Грэм узнал много интересного как о событиях восьми- и десятилетней давности, касающихся их обоих, так и о более поздних происшествиях. Роджер даже начал было объяснять, почему он ходит в столь экзотической одежде, но язык у него уже порядком заплетался, и Грэм понял только, что он долго жил где-то далеко на юге, где цивилизацией вовсе не пахло. Потом он взялся выспрашивать у Грэма, откуда на него свалился такой богатый и знатный родитель, куда они уехали и почему сейчас Грэм не в своем замке. Потом он разглядел меч Грэма и долго и занудно повторял с вариациями что-то вроде: "Бастард! По себе и меч нашел?". Почему-то его это очень забавляло. Грэм отмалчивался. Пьяного Роджера он никогда не видел, и теперь наслаждался зрелищем.

Впрочем, не забывал и о деле. Пока Роджер болтал, Грэм обдумывал план действий. Будь это кто другой, он попробовал бы забрать Илис силой, но поединка с Роджером хотелось бы избежать. Грэм понимал, что бывшего приятеля ему не одолеть: независимо от того, хорошо или плохо тот сражался на мечах, Грэм просто проиграл бы ему в силе. Впрочем, судя по легкости и плавности движений Роджера (не утерянной даже после изрядного количества выпитого пива), со своей парой мечей обращаться он умел. И Грэм решил начать рискованную игру, поставив на хорошо известную ему жадность бывшего приятеля…

В какой-то момент он заметил, что вокруг них образовалась пустота. Немногие посетители, бывшие в зале, предпочли пересесть за дальние столы. Грэм не знал точно, отпугивает ли их Роджер — своей экзотической внешностью, — или он сам — своими красными глазами и помятой физиономией, — но решил, что довольно уже пугать народ, пора заняться делом, пока кто-нибудь не позвал стражу. К тому же, Роджер уже не контролировал силу и громкость своего голоса.

Вклинившись посреди очередной тирады, Грэм через стол крепко ухватил его за запястье и выпалил:

— Я слышал, ты здесь с девушкой.

Глаза Роджера вспыхнули, и стало ясно, что он вовсе не так пьян, как могло показаться.

— Ах вот зачем ты меня искал? Из-за девчонки? Тоже хочешь награду за нее получить?

— Ага.

Роджер расхохотался, и скамья под ним заходила ходуном.

— Ну, так я и знал! Нюхом чуял, что ты неспроста тут появился. Но, сообщаю с прискорбием, ты опоздал. Девчонка — моя, и ты ее не получишь.

— Да я вовсе не собирался предъявлять на нее права…

— А чего же тогда?

— У меня есть одно предложение…

— Как интересно! — снова расхохотался Роджер. — Желающих заполучить девчонку, кажется, прибывает. Скоро можно будет устраивать аукцион.

— Ты не понял. Лично я не собираюсь ее покупать: ни к чему мне она, да и денег у меня нет.

— Тогда о чем ты толкуешь?

— Ты слышал о касотских магических школах?

Несколько минут они молча изучали друг друга. Роджер колебался и смотрел с подозрением, пытаясь понять, что известно собеседнику про магические способности Илис. Тем же вопросом задавался и Грэм. Он бил наугад и боялся промазать.

— На материке я давненько не был, — неохотно выговорил, наконец, Роджер, и Грэм перевел дыхание.

— Касотские магики теперь в горе, — объяснил Грэм. Голова болела все сильнее, но он старался не морщиться и говорить убежденно. — Император отыскивает их где только можно и обучает в школах. Говорят, у него теперь целая армия из магиков. Денег он не жалеет, хорошо за них платит. Он понимает, какая это сила.

— Это тоже "говорят"? — презрительно спросил Роджер. — Сорока на хвосте принесла?

— Я только что с материка, был и в Касот, пока ты лазал по джунглям. Что тебе обещали за Илис? Две, три тысячи? Император заплатит впятеро больше.

— Почему я должен верить тебе, Соло?

— Можешь не верить, — согласился Грэм. — Я только хотел предложить тебе долю в этом деле.

— Везти Илис на материк… — задумчиво сказал Роджер. — Слишком уж далеко. К чему канителиться, если можно сбыть ее прямо тут?

А кстати, спохватился Грэм, для кого он разыскивал Илис? Уж не для Авнери ли?

— Роджер, а кто твой заказчик?

— Неважно. Важно, что он рядом и платит живые деньги. А твои магики… — Роджер презрительно сплюнул.

— Боишься рискнуть?

— Не уверен, стоит ли овчинка выделки.

Уж очень осторожный он стал, поразился Грэм. На себя не похож.

— Прикинь, посчитай, — предложил он. — Считать-то ты умеешь?

— Заткнись, — бросил Роджер. Взгляд его застыл, как стекло. И впрямь, он взялся что-то просчитывать в уме, а Грэм задался вопросом, успеет ли отскочить, если Роджер вздумает рубануть его сразу двумя мечами. — Сколько ты хочешь взять себе, Соло? — очнулся вдруг Роджер.

— Сорок процентов, — Грэм не стал жадничать. Внутри он ликовал.

— А как же третий?

— А нужен ли нам третий?

Они обменялись хищными улыбками.

— Ладно, — сказал Роджер. — Давай попробуем поработать вместе. По рукам?

Он протянул через стол руку, и Грэм крепко сжал ее, с трудом веря в происходящее. Разве он думал, что когда-нибудь снова придется довериться Роджеру? А все из-за какой-то девчонки, которую он даже и не знает толком. И из-за нескольких слов Брайана, который даже ни о чем и не просил.

— А теперь самое время двинуть отсюда, — сказал Роджер, и, поймав вопросительный взгляд Грэма, пояснил: — Скоро придет заказчик. Мы уговорились встретиться сегодня, и мне совершенно не хочется объяснять ему, почему я передумал.

— Где девчонка?

— Наверху, с Сэмом. Пойдем, надо забрать ее и тепло попрощаться с моим приятелем, — Роджер ухмыльнулся.

Он бросил на стол несколько серебряных монет и поднялся. Грэм встал следом, и они прошли на лестницу, ведущую на второй этаж. Роджер шел ровным, твердым шагом, будто и не пил; и Грэм порадовался, что удалось избежать драки.

Корчмарь, глядя им в спины, вздохнул с облегчением.

Комната Роджера находилась почти в конце коридора. Здесь было темновато, но Грэм разглядел, что крепкая дверь сделана из хорошего дерева, а стены обшиты дубовыми панелями — такой достаток водился не во всех городских заведениях. Помедлив, Роджер выстучал на двери сложный ритмический рисунок. В комнате было тихо, Роджер беспокойно переступил с ноги на ногу и постучал погромче. Никаких признаков жизни. Роджер пнул дверь ногой, выругался и повернулся к Грэму.

— Надеюсь, это не твои штучки? — свирепо спросил он. — Может, ты пудрил мне мозги, а в это время твои дружки забрались через окно?

— А может, твой приятель просто уснул?

— Если так, он — труп. Но мне-то как внутрь попасть? Дверь, что ли, выбивать?

— У тебя разве нет ключа? — удивился Грэм.

— Нет. Оставил его Сэму, велел запереться и открывать только мне.

— И замок вскрыть ты не можешь?

— Чем, пальцем? — взъярился Роджер.

— Ну, Роджер, ты меня удивляешь… Отойди-ка, — Грэм достал из-под плаща трофейный кинжал и пригнулся к замку. — Проследи, чтобы сюда никто не поднялся.

— Что ты хочешь сделать?

— А ты как думаешь? Отойди, я сказал, не заслоняй свет.

Замок оказался простенький и открылся за несколько секунд. Роджер ринулся в дверь, словно от этого зависела его жизнь. Едва он зашел в комнату, как тут же заорал диким голосом:

— Древние боги и Безымянный! Что здесь случилось?

Заинтригованный, Грэм заглянул через его плечо, ожидая обнаружить, по меньшей мере, реки крови и растерзанный труп. Но то, что он увидел, его немного разочаровало, хотя это было больше в духе Илис. Если он правильно понимал дух Илис.

Сначала ему показалось, что в комнате никого нет, потом он заметил на полу человека, который не подавал никаких признаков жизни — то ли спал, то ли был мертв, то ли без сознания. Беспорядка в комнате не наблюдалось, только рядом со стулом валялись веревки. Окно было распахнуто.

Грэм оттер в сторону застывшего в дверях Роджера, зашел в комнату и присел на корточки рядом с лежащим человеком. Это был светловолосый парень лет двадцати шести, совершенный простец, как и сказал мальчишка-слуга. Он дышал, но был без сознания. Грэм быстро оглядел его, но не нашел никаких ран.

— Как она, интересно, развязалась? — вопросил Роджер, подходя к стулу. — Этого просто не могло быть!

Действительно, интересно, подумал Грэм, рассмотрев веревку. Только, похоже, Илис вовсе не развязывалась, все узлы на веревке были нетронутыми. Хорошие узлы, крепкие, очень профессионально завязанные. И надрезов на веревке нет, совершенно целая.

— Может, ее твой приятель освободил? А потом она его чем-то ударила и убежала через окно.

Впрочем, он сразу же сообразил, что такого быть не могло. Чтобы освободить Илис, пришлось бы распутывать узлы или даже разрубать их.

— Все может быть, если он лишился ума, — мрачно сказал Роджер. Он подошел к окну и выглянул из него, словно ожидая увидеть внизу Илис. — Я бы ему голову оторвал тогда, и он это знает… Эх, зачем я только с ним связался?!

— Не хочешь привести его в чувство и спросить, что случилось?

— Какая теперь разница, что случилось? Меня другое занимает — где теперь искать девчонку? — далее последовало несколько слов на незнакомом гортанном языке, которые, судя по интонации, были страшными ругательствами. — Вот как она вниз слезла? — Роджер снова по пояс высунулся на улицу. — Выпрыгнула, что ли?

— Тебя не предупреждали, что у нее случаются выплески магической энергии?

— Ага, у нее произошел выплеск энергии, и она вылетела в окно. Как птичка.

— Не исключено. Да здесь не так уж высоко.

Грэм снова вернулся к поверженному приятелю Роджера и попытался привести его в чувство. Бесполезно. Он ровно и спокойно дышал, но ни на что не отзывался. Да, подумал Грэм, не похоже, что Илис приложила его чем-то. Скорее, усыпила… Но как? Магией?

Он оставил парня, устроился на стуле и стал с любопытством наблюдать за Роджером, который беспорядочно метался по комнате, что-то выискивая. Вскоре его хождения стали более осмысленными: он собирал свои вещи. Впрочем, не только свои. Безо всякого смущения он вывернул карманы несчастливого приятеля и вытащил оттуда все, что счел полезным. В первую очередь, конечно, деньги.

— Давай сматываться, — бросил Роджер Грэму, запихивая в дорожную сумку всякую мелочь. — Она не должна далеко уйти. Или ты теперь сам по себе?

— Нет, Роджер, я с тобой, — встал Грэм.

— Ты верхом?

— Нет.

— Возьмешь коня Сэма.

— Собираешься бросить его здесь?

Роджер бросил беглый взгляд на бывшего приятеля. На его лице не отразилось ни малейшего сочувствия.

— Не тащить же его с собой. Пусть здесь полежит. И потом, мы ведь все равно хотели с ним попрощаться.

Грэм смолчал. Хорошо хоть, не прирезал бесчувственного человека.

Роджер наклонился над Сэмом, еще раз пошарил у него по одежде и вытащил ключ. Выйдя в коридор, он тщательно запер дверь, а ключ сунул за пазуху

— Не хочешь вернуть его хозяину? — поинтересовался Грэм.

— Еще чего.

Они быстро спустились по лестнице и ступили в зал в тот самый момент, когда с улицы туда входили трое. При виде этих людей Роджер тихо зарычал, выругался, и руки его потянулись к мечам; у Грэма же перехватило дыхание.

Это были милорд Крэст Авнери собственной персоной, тан Паулюс и капитан Таю.


9

Далее начиналась часть истории, Брайану не известная.

В два дня пути Грэм успел немного узнать своего новоявленного отца. На первый взгляд князь производил впечатление человека мягкого и изнеженного, особенно бросалась в глаза его любовь к изысканной одежде и духам. Но только на первый взгляд. В нем имелся некий стальной стержень, который не сразу замечался за внешней обходительностью и изящными манерами. Временами князь был жестким, иногда — суровым, и почти всегда при общении с людьми в нем появлялась природная властность, которая, как ни странно, не отталкивала, а придавала ему еще большее обаяние.

Многие важные решения князь принимал с налета, некоторые поступки его выглядели странными и легкомысленными. Иногда Грэму казалось, что князь вообще не думает перед тем, как сделать что-нибудь. Или обдумывает все настолько быстро, что никто не успевает этого заметить.

Князь был хорошо воспитан и очень образован, что встречалось редко среди наинских вельмож его возраста. Он много знал, и его знания не ограничивались обычным набором, обладая которым, человек в дворянской среде уже считался ученым. Широта его познаний была более характерна для служителя Гесинды, всю жизнь корпевшего над книгами, чем для нобиля. Было не очень ясно, где он приобрел столь исчерпывающие познания в различных науках, и главное — когда, поскольку довольно много времени он провел в путешествиях. Князь не только изъездил весь материк, но бывал и в Истрии, и в Самистре, и в далеких южных странах, о которых простой обыватель имел довольно смутное понятие, и все сведения о которых в основном поступали в виде полумифических рассказов, больше похожих на сказки.

Еще князь был очень богат. Он сорил деньгами, и покупал всегда все самое лучшее, не интересуясь ценой. Чаевые, которые он оставлял людям, прислуживающим ему во время путешествия, были даже чересчур щедрыми, на взгляд Грэма. Нищим он бросал серебряные монеты! Грэм про себя удивлялся, как он еще не разорился при подобном расточительстве. Он смотрел на это богатство и пытался представить, что станет его наследником, получит когда-нибудь все эти деньги в свое распоряжение. И тогда его начинало мутить… Это был первый звоночек, которому Грэм не придал значения.

Слушая рассказы князя о далеких странах и загадочных предметах, о существовании которых доныне даже не подозревал, Грэм невольно подпадал под его обаяние. Рассказчиком князь был отменным, и всегда умел заинтересовать слушателя так, что невозможно было отвлечься от его историй. Грэм же рассказывал о себе мало, и вообще предпочитал молчать; а князь никогда не донимал его расспросами.

Истории о заморских чудесах он чередовал с рассказами о своем замке и его обитателях, подготавливая Грэма к встрече с новой семьей.

Княгиня Мираль Соло, по его словам, была самая красивая и добрая женщина на всем белом свете. Князь очень любил супругу и ревностно хранил ее душевный покой, не посвящая ее ни в какие свои дела. В его поездках княгиня никогда его не сопровождала, если только речь не шла о бале или приеме у соседей. Конечно же, она ничего не знала о любовных похождениях князя в Карнелине пятнадцатилетней давности, но он настолько верил в ее доброту (или притворялся, что верит), что совершенно искренне рассчитывал своим признанием не только не навлечь на собственную голову черные тучи супружеского гнева, но найти прощение и понимание. Грэм же рассчитывал на худшее.

Все свое время княгиня отдавала воспитанию двоих дочерей: Нинели исполнилось семнадцать, Гате — шестнадцать лет. Нинель была настоящей юной леди, изящной и воспитанной. Летом она вернулась из храмовой школы, где провела два года, обучаясь всему, что должна знать и уметь молодая девушка ее круга. Говорил о ней князь без особого энтузиазма, и Грэм сразу представил себе этакую чопорную зануду. О младшей, Гате, князь рассказывал с гораздо большей теплотой. Ее норов, пожалуй, больше подошел бы дворовому мальчишке, нежели юной княжне. Несколько лет назад Гату тоже пытались отправить в храм, но ничего из этого не вышло. Через полгода ее со скандалом оттуда выставили за поведение, недостойное юной девушки. "Вашей дочери следовало бы родиться мужчиной!" — в отчаянии заявила старшая наставница. От Гатиных выходок стонали и воспитанницы, и настоятельницы. В конце концов, сочли за благо отправить ее домой, и Гата первая обрадовалась этому решению. Теперь она жила дома и стала совсем неуправляемой: целыми днями носилась по холмам и лесам на своем жеребце, а за книги или вышивальные пяльцы ее было не засадить.

Жила в замке и мать князя, престарелая княгиня Катрина Соло. Она была больна, немощна и почти не выходила из своей комнаты. От нее неприятностей Грэм ожидал на порядок меньше, чем от всех остальных. Князь, однако, утверждал, что она добрейшая женщина. Но, если верить его словам, все его родные были добрейшими, исполненными милосердия людьми, готовыми с распростертыми объятиями встретить незаконнорожденного наследника…

Больше никакой родни у князя не имелось. Еще в замке жили слуги, но их было немного: нескольких горничных, повариха, экономка, учителя княжон (они, впрочем, не жили постоянно в доме), конюх и еще кто-то по мелочи. Для княжеского дома это было более чем скромно.

Чем ближе они подъезжали к замку, тем отчетливее Грэм ощущал, как в нем понемногу нарастает паника. Его мучили дурные предчувствия, и благодушные увещевания князя вовсе не успокаивали. Грэм никак не мог решить, то ли князь непозволительно беспечен, то ли слишком верит в добродетели своей жены. Ведь он собирался притащить домой некоего уличного мальчишку и спокойно и без всякого смущения заявить супруге: прости, дорогая, я четырнадцать лет назад согрешил и совершенно случайно на днях узнал, что у меня есть сын от другой женщины. Прошу любить и жаловать. Что ж, что незаконный, я хочу его наследником земель и титула сделать… Дочки все равно не наследуют… Занавес. Ответную тираду княгини Грэм предпочитал до поры, до времени не представлять даже в общих чертах.


По пути им пришлось заехать в два города, и повсюду князь встречал знакомых. Все они пристально и не слишком вежливо принимались разглядывать Грэма, и его это невероятно злило. Видя его неудовольствие, тактичный князь всякий раз уводил разговор в сторону, отвлекая внимание собеседников от мальчика.

На третий день они пересекли границу земель князя, слева и справа потянулись поля. Люди, которые встречались им на дороге — крестьяне ли, арендаторы ли или небогатые нобили-соседи, — все почтительно кланялись. Наверное, князь — хороший лендлорд, решил Грэм, иначе его не встречали бы с таким дружелюбием и уважением. И все эти люди с простодушным любопытством разглядывали Грэма и на всякий случай кланялись ему так же, как своему лендлорду.

К полудню поля по сторонам дороги снова сменились лесом. Вскоре, однако, Грэм понял, что это не лес, а парк, только очень запущенный. Приглядевшись, можно было заметить некоторую упорядоченность планировки, точнее, следы ее. Кое-где даже виднелись остатки покосившейся кованой ограды, почти целиком скрытой вьющимися растениями. Парком очень давно никто не занимался, и он зарос настолько, что по дикости вовсе не уступал окрестным лесам, и уже совершенно непонятно было, как он планировался изначально. Грэм очень удивился тому, что князь, придающий такое значение внешнему виду вещей, безобразно запустил собственный парк.

Потом из-за верхушек раскидистых деревьев показалась крыша княжеского замка. Выглядел он несколько странно. Две его боковые башенки казались снятыми с двух разных по стилю строений; очень пестро смотрелись и остальные части замка. Казалось, строитель просто брал приглянувшиеся части различных зданий и складывал их, как ребенок — кубики.

Поймав недоуменный взгляд Грэма, князь слегка улыбнулся и пояснил:

— Этот дом строили несколько поколений моих… наших предков. Каждый добавлял что-то свое, только вот я еще руку не приложил. В результате получился этакое чудовище от архитектуры. Но внутри довольно уютно, честное слово.

— Он и снаружи ничего, — серьезно сказал Грэм.

— Рад это слышать, — кивнул князь. — Давай-ка заедем с тобой в конюшни. Уверен, что там мы найдем Гату. Мне хочется, чтобы вы сразу познакомились.

Они въехали в небольшой внутренний двор, по периметру которого располагались службы. Князь остановился около конюшен и спешился. Грэм оставался в седле. Навстречу князю из конюшни вышли двое: мужчина средних лет, в простой коричневой одежде, и высокий гибкий паренек, голубоглазый и смуглый, одетый тоже очень просто. Голову его покрывала довольно уродливая фетровая шапка. Грэм сначала подумал, что этот парнишка — помощник конюха, но потом усомнился. Очень уж нахально он улыбался.

Старший мужчина почтительно приветствовал князя, принял у него поводья и подошел к Грэму, с любопытством на него глядя. Тот ответил мрачным взглядом и лихо спрыгнул на землю — но поврежденная нога подвела, и он припал к земле, едва не ткнувшись носом. Парнишка в фетровой шапке захохотал, и его смех ожог Грэма, словно на него выплеснули ведро ледяной воды. Забыв о боли, полный намерений немедленно отвесить насмешнику полновесную плюху, он вскочил на ноги, но князь встал между ним и нахальным пареньком, схватил обоих за плечи.

— Гата, как тебе не стыдно, — сурово проговорил он. — Немедленно извинись перед Грэмом.

Грэм так и уставился на обидчика. А тот стянул с головы шапку, и по плечам рассыпались белокурые волосы, слишком длинные для парня. Теперь стало яснее ясного, что это девушка, и Грэм удивился своей слепоте. Лицом девушка походила на князя, не так сильно, как Грэм, но сходство было отчетливым благодаря характерному профилю. На взгляд Грэма, фамильный грачиный нос, который на мужском лице выглядел более или менее терпимо, тонкое девичье личико портил ужасно — если бы не эта черта, девушку можно было бы назвать красавицей.

— Прости, — глядя Грэму в глаза, она, словно мужчина, непринужденно протянула ему руку. — Я не хотела тебя обидеть.

Грэм, поколебавшись, принял узкую сухую ладонь, которая оказалась ничуть не менее шершавой, чем его собственная.

— Так-то лучше, — сказал князь. — Но ты, милая моя, совершенно уже одичала. Не довольно ли с тебя конюшен?

В его голосе, впрочем, не слышалось особого огорчения.

— Ну не дома же сидеть, — пожала плечами княжна. — Там со скуки и загнуться недолго.

— Гата! Что за выражения?

Гата только плечами пожала и снова повернулась к Грэму, вперила в него полный любопытства взгляд. Тот сначала смутился, но быстро разозлился на себя и с вызовом вскинул голову. Гата фыркнула.

— А кого это ты с собой привез, папа? — поинтересовалась она без малейшего почтения.

— Это твой брат, Гата, — серьезно сказал князь.

— Бра-ат? — протянула княжна, и еще раз окинула взглядом Грэма с головы до ног. Ему показалось, что сейчас она еще и вокруг обойдет, чтобы получше рассмотреть. — Откуда же это у меня брат взялся? Да еще и такой взрослый? А, папа? Грехи молодости? Или вы с мамой прятали его где-нибудь?

Грэм вспыхнул.

— Гата, — одернул князь. — Не неси чепухи.

— А что такое? — удивилась княжна. — Я просто пытаюсь выяснить, чему я обязана столь радостным событием. Согласись, не каждый день узнаешь, что у тебя есть взрослый брат.

— Его матерью была другая женщина, не твоя мама, — очень спокойно сказал князь. Грэм только дивился его выдержке. Сам он не знал, куда деваться, и, пожалуй, убежал бы, если бы князь не сжимал крепко его плечо.

— Согрешил, значит, — безмятежно улыбнулась Гата. — Незаконный сын? Ну, ну. То-то мама обрадуется. Да не дуйся ты, — повернулась она с дружелюбной усмешкой к Грэму. — Все в порядке. Я не ожидала от папочки подобного, но, раз уж ты есть, и раз ты здесь — добро пожаловать. Я рада тебя видеть, кем бы ни была твоя матушка. Хоть один мальчишка появится в доме…

— Моя мать была порядочной женщиной, — не выдержал Грэм.

— А я разве что-то другое сказала? — удивилась Гата. — Значит, тебя зовут Грэм…

— Да.

— Надеюсь, ты не такой зануда, как моя старшая сестричка?

— Довольно болтовни, Гата, — прервал князь. — Грэм устал, мы ехали несколько дней, и теперь ему нужен отдых. Пойдем в дом.

— Не хочу. Что я там забыла? Опять выслушивать нотации? Я уже побеседовала сегодня с сестричкой, хватит с меня.

— Гата, — князь немного повысил голос, и девушка сразу сникла.

— Хорошо, — покорно сказала она. — Пойдем, — и не удержалась-таки от шпильки: — Боишься один маме на глаза показаться?

Князь ничего не ответил на ехидное замечание дочери, только стиснул зубы. Все-таки предстоящее объяснение не очень-то его радовало.

Они вошли через черный ход в узкий темный коридор. И князь, и Гата чувствовали себя здесь довольно уверено. Как видно, им нередко случалось пользоваться входом для слуг. За коридор оказался еще один, а из него князь со своими отпрысками попали на просторную кухню, где возилась у плиты немолодая полная женщина. Увидев гостей, она всплеснула руками:

— Ваша светлость! Когда это вы вернулись? Госпожа Гата! Что же это вы творите, а? Зачем вы здесь оказались, я вас спрашиваю?

— Тихо, Укон! — засмеялся князь. — Я вернулся только что и решил пойти коротким путем.

— Почему-то всегда у вас короткий путь проходит через кухню, — проворчала Укон. — А уж княжна-то! Вы-то что здесь забыли? Вот пожалуюсь ее светлости госпоже княгине, посмотрю тогда, как запоете…

— Не ворчи, Укон, — сказал князь.

Еще несколько комнат, коридоров, и вдруг совершенно неожиданно перед ними распахнулись двери большой гостиной. Грэм растеряно закрутил головой. В богатых домах ему бывать не довелось, и гостиная, выдержанная в синих и голубых тонах, произвела на него сильное впечатление. Одна стена представляла собой огромное окно, выходящее на длинную террасу. Вплотную к террасе подступали деревья, и их ветви почти касались резных перил.

Засмотревшись по сторонам, Грэм не сразу заметил двух женщин, которые сидели в креслах рядом со стеной-окном, с рукоделием на коленях. А заметив, почувствовал, как тело сковывает свинцовая тяжесть, и язык немеет от волнения.

Княгине Мирали было около сорока лет. Она сразу поразила Грэма своей красотой: высокая и все еще стройная, с ослепительно белой кожей и темными волнистыми волосами, гладко зачесанными и закрученными на затылке в тяжелый узел, она была достойной парой супругу. Одета она была в строгое, закрытое темно-серое платье, украшенное желтоватыми старинными кружевами. Старшая княжна очень походила на мать, даже прическу носила такую же, но ее красоту портили строго поджатые тонкие губы и постное выражение лица. Выглядела она жуткой занудой, и Грэму совсем не понравилась. Впечатления не исправляло даже кокетливое шелковое платье цвета топленого молока.

— Морган! — княгиня убрала с колен рукоделие и приподнялась. — Ты наконец-то вернулся! Я уже начинала волноваться.

— Пришлось задержаться, — мягко сказал князь, взял ее за плечи и поцеловал в лоб. — Здравствуй, Мираль, здравствуй, Нинель.

Старшая княжна кивнула. Взглядом, который при самой большой фантазии нельзя было назвать дружелюбным, она сверлила Грэма. Тот старался сохранять невозмутимое выражение лица, но нервы его были на пределе. Немного ободряли дружелюбные взгляды младшей княжны, — она улыбалась ему из кресла, куда уселась, перекинув ноги через подлокотник. В своей простой мужской одежде и в более чем свободной позе она еще меньше подходила этой чопорной гостиной, чем Грэм.

— Кто этот мальчик? — проговорила княгиня своим слабым тихим голосом, заметив наконец Грэма. Тот сумрачно ей поклонился.

— Это мой сын Грэм, — тихо, но отчетливо ответил князь.

Взгляд старшей княжны стал откровенно враждебным. Гата тихо улыбалась, болтая ногами, и наслаждалась ситуацией.

— Сын? — переспросила княгиня. Выражение ее лица не предвещало ничего хорошего. Для супруга или для неожиданно появившегося пасынка, было непонятно, но возможно, для них обоих. — Очень интересно.

— Я тебе все объясню, — поспешно сказал князь.

— Надеюсь. Но немного позже. Сейчас нужно распорядиться насчет обеда и комнаты для мальчика. Ты, Грэм, располагайся пока здесь. Отдыхай.

С этими словами княгиня томно выплыла из гостиной. За ней, так и не произнеся ни слова, последовала Нинель.

— Боги, как смешно, — хихикнула Гата.

Князь бросил на нее неожиданно свирепый взгляд.

— Не понимаю, что тут смешного. Грэм, ты пока садись.

Грэм осторожно опустился в одно из кресел, на самый краешек. Чувствовал он себя неважно. Все произошедшее за последние несколько дней казалось дурным сном, и очень хотелось надеяться, что скоро он проснется в доме Брайана.

— Ты в порядке? — спросил князь, почти падая в кресло напротив. Вид у него был немного виноватый.

— Конечно, сударь, — сдержанно ответил Грэм.

— Думаю, они просто удивлены.

— Конечно, — повторил Грэм, глядя в сторону.

Гата снова хихикнула.

— Тебе смешинка в рот попала? — сухо осведомился князь.

— Просто не могу спокойно смотреть на физиономию Нинели, — заливаясь смехом, пояснила Гата. — Нет, правда!

Она так заразительно смеялась, что князь невольно улыбнулся, и даже Грэм не мог сохранять серьезное выражение лица.

— Вот ты уже киснешь, — обратилась к нему Гата, — а я терплю ее почти шестнадцать лет. По-моему, большей зануды, чем Нинель, на свете нет. И кто только захочет взять ее в жены? Вот уж не позавидую ее мужу!

— Подумай лучше о себе! Тебя вообще никто замуж не возьмет, если будешь себя так вести! — предупредил князь.

— Очень надо! Грэм! — она привстала в кресле. — Хочешь, я покажу своего сокола?

— Гата, угомонись! — со смехом воскликнул князь. — Еще успеешь все показать.

Гата приготовилась возражать, но в комнату вернулась княгиня.

— Обед будет подан через полчаса, — сказала она очень спокойным размеренным голосом. — Гата, будь добра переодеться. Не кривись. Я хочу, чтобы ты хотя бы иногда выглядела прилично. Прошу тебя, поторопись. Грэм, тебе тоже нужно переодеться. Элис проводит тебя в спальню и принесет теплую воду, умоешься с дороги. Морган, тебя это тоже касается.

— Хорошо, — сказал князь и поднялся. — Пойдем, Грэм.

За ними увязалась Гата, неохотно покинувшая свое кресло. Она пристроилась сбоку от Грэма и собралась было засыпать его градом вопросов, но, к его счастью, они вышли в обширный холл, в глубине которого виднелась широкая лестница. Там их ждала молодая женщина в простом синем платье и с волосами, убранными под платок. Без лишних вопросов она увела Грэма наверх, в приготовленную для него спальню.

Комната произвела на Грэма гнетущее впечатление. Для спальни она была слишком велика, а размеры кровати попросту привели его в ужас. На ней могли улечься, пожалуй, десять человек, причем как вдоль, так и поперек. Как же на ней спать? задумался Грэм, разглядывая ее.

Элис напомнила ему о себе, приказным тоном велев раздеться и заявив, что "эти тряпки" нужно сжечь. У нее наготове была уже чистая новая одежда. Грэм умылся и стал одеваться. К счастью, на рубашке не было ни кружев, ни воланов, чего он втайне боялся, насмотревшись на туалеты князя. Штаны тоже были простого кроя, хотя и сшиты из хорошей замши. Высокие сапоги из мягкой кожи были очень хороши, и очень понравились Грэму, который никогда раньше сапог не носил. Элис тщательно расчесала его волосы и заплела их в косу. Когда, наконец, она подвела его к зеркалу, то он сначала не узнал себя в отражении. Разве это он, этот высокий и стройный юноша в ослепительно белой рубашке, с гладко убранными волосами? Грэм разглядывал себя, приоткрыв рот от удивления.

— Вот теперь вы выглядите вполне прилично, — удовлетворенно сказала Элис и повела его в столовую.

Там его ожидал сюрприз. Вокруг стола со скучающим видом уже слонялась Гата, которую он не сразу узнал. Она была в платье, с убранными волосами, и с жемчужным ожерельем на шее. При его появлении она заметно оживилась и, в свою очередь, с веселым удивлением уставилась на него.

— С ума сойти! — сказала она. — Я-то думала, ты совсем дикарь, а ты, гляди-ка, какой! Хорошо Элис постаралась — и впрямь княжич!

— Над тобой тоже кто-то хорошо поработал, — огрызнулся Грэм.

Гата расхохоталась:

— А ты молодец! Ты, главное, не теряйся, и все будет хорошо. Думаю, мы с тобой подружимся. А на Нинель просто внимания не обращай, она всегда такая. Видишь ли, с ее воспитанием в храме перестарались… я это вовремя поняла, и сбежала оттуда. Точнее, — она усмехнулась, — меня выгнали. К счастью.

Вошли князь с княгиней, а за ними — Нинель. Князь выглядел угнетенным, а княгиня — бледноватой. Вероятно, между ними уже произошло объяснение.

Старая княгиня, слава богам, за столом не появилась.

Этот обед стал настоящим испытанием для Грэма. Среди прекрасно воспитанных новоявленных родственников, с изяществом орудовавших столовыми приборами, он чувствовал себя неотесанным чурбаном. Он никогда в жизни не ел, пользуясь ножом и вилкой, не имел ни малейшего понятия о том, для чего предназначены многочисленные столовые приборы, и как вообще управляться с поданными блюдами. Все его моральные силы уходили на то, чтобы сохранять спокойное выражение лица и не краснеть. Он почти ничего не съел, извинился, сослался на усталость и сбежал в приготовленную для него комнату, где запер дверь, бросился ничком на кровать и предался мрачным размышлениям.


10

— Назад! — яростно зашипел Роджер. Он первый шарахнулся обратно на темную лестницу и нетерпеливо съездил по шее Грэма, который от неожиданности замешкался. Рука у Роджера была тяжелая, чувствительный тычок едва не сбил Грэма с ног.

— Ошалел, что ли? — зашипел тот.

— Ни к чему, чтобы нас увидели эти типы, — бросил Роджер. Он поднялся на несколько ступенек, прижимаясь спиной к стене. — Давай сюда.

— Откуда ты их знаешь?

— Да это же тот самый парень, с которым у меня договор насчет девчонки, — свистящим шепотом объяснил Роджер.

— Быстро сработано… — пробормотал удивленный Грэм. Это надо же, еще позавчера Авнери добивался от него признания в знакомстве с Илис, а сегодня уже приезжает за ней в Ште. — Когда вы успели спеться?

— Тебе число, месяц и день недели назвать? Какая разница? Мы договорились встретиться сегодня здесь, но часом позже… Эй! А ты его, что ли, тоже знаешь?

— Немного. Долго объяснять. Что ты собираешься делать?

— Ну, поскольку девчонки у меня нет, а этот тип может подумать, будто я накручиваю цену, предлагаю линять через черный ход. Или, на худой конец, в окошко. Как эта барышня.

— Нет, — возразил Грэм. — Не годится. Во-первых, тогда он обязательно подумает, что ты именно накручиваешь цену, и поэтому скрылся в неизвестном направлении. Во-вторых, едва ли их тут всего трое. С ними, по крайней мере, охрана. А если он знает о девчонке что-то такое, чего не знаем мы, то наверняка притащил с собой целый вооруженный отряд. Нас повяжут.

— Пусть попробуют, — кровожадно сказал Роджер.

— Не дури. Вдвоем мы ничего не сделаем.

— Трусишь?

— Стараюсь быть благоразумным.

Роджер презрительно скривился, но все же спросил:

— И что ты предлагаешь?

— Выйти к ним. Поговорить. А дальше действовать по обстоятельствам.

Роджер метнул в него быстрый взгляд из-под нависших бровей.

— И не делать резких движений, — быстро добавил Грэм.

— Гхм… Ну, ладно, — сказал Роджер. — Только погоди минуту. Я все-таки хочу проверить пути к отступлению.

Бросив на пол свою дорожную сумку, он бесшумно исчез под лестницей. Грэм ждал, застыв на полутемной лестнице. Роджер быстро вернулся, мрачный как туча.

— Клянусь Рондрой, ты был прав, — заявил он. — Здесь полно народу, все при оружии. Не понимаю, чего они ждут от этого ребенка? Чего они так боятся? Это же всего-навсего малахольная девчонка со способностями магика!

— Будем надеяться, что они просто перестраховываются, — мрачно сказал Грэм и выглянул в зал.

Крэст и компания уже пристроились за одним из столов. Они ничего не стали заказывать и только цепко поглядывали по сторонам. Вся эта охота на Илис начала вызывать у Грэма глубокое чувство тревоги. У него появилось подозрение, что никогда еще он не влипал так, как влип сейчас. А ведь речь шла действительно всего-навсего о восемнадцатилетней девушке! И тем не менее — оцепленное здание корчмы… истрийский принц… охотники за людьми…

— Ну, пойдем… — обреченно вздохнул Роджер.

Они вошли в зал. Их заметили сразу, на лице Крэста мелькнуло немалое удивление, но очень быстро оно было подавлено. Авнери умел держать себя в руках. Его спутники не были так сдержаны, они чуть не ели глазами Грэма, спокойно шествующего плечом к плечу с Роджером.

Правда, спокоен Грэм был только внешне. Сердце его сильно билось, а мысль напряженно работала, отыскивая выход из очень неприятной ситуации. Сильнее всего Грэм боялся, как бы Крэст не притащил с собой магиков.

Зато Роджер был, как всегда, нагл и самоуверен. Безо всяких приглашений и церемоний он уселся напротив Крэста, игнорируя его спутников, и фривольно развалился на скамье, вытянув ноги. Однако позу он выбрал такую, чтобы ничто не мешало ему свободно выдернуть из ножен мечи.

— Очень интересно, — сказал Крэст, прищурившись. — Я и не знал, что вы сотрудничаете.

— Сегодня утром мы тоже этого не знали, — нагло сообщил Роджер.

Ну, теперь держись, тревожно подумал Грэм.

— Что же вы… господин Соло, — обратился Крэст к Грэму с отеческой укоризной, — позавчера уверяли меня, будто не знаете даже имени Илис Маккин, а сегодня я встречаю вас здесь, в обществе человека, которого я просил разыскать эту девушку? Как же это так? Значит, вы меня обманули?

— Я и не подозревал, что Роджер имеет какое-то отношение к Илис Маккин, — ответил Грэм.

— За идиота меня держите? — резко спросил Крэст. Уже никакой укоризны в его тоне не было, в голосе гневно звенела сталь. — Впрочем, теперь это безразлично. Роджер! Ты сообщал, что девчонка у тебя.

— Ага, — согласился Роджер.

— Где она? Я желаю получить ее немедленно.

— Где? Вот уж понятия не имею.

— Что такое? — вскинул брови Крэст. Он как-то плавно повел рукой, и капитан Таю немедленно выскочил из-за стола и понесся во двор. Грэм понял, что его самые дурные предчувствия вот-вот сбудутся. — Не хочешь ли ты сказать, Роджер, — продолжил Крэст зловещим тоном, — что обманул меня?

— Нет. Еще сегодня утром она была у меня.

— И что же случилось? Роджер, я должен из тебя слова клещами вытягивать?

Роджер только раскрыл рот, чтобы дать пояснения, как к их столу подошел быстро обернувшийся капитан Таю в сопровождении еще пятерых мужчин. Четверо были молодцы как на подбор, словно из королевской гвардии, в доспехах и при оружии. Пятый был без доспехов и без оружия, но угрозы от него исходило на порядок больше, чем от солдат. Повинуясь кивку Крэста, он вскинул руку со странно сложенными пальцами и что-то резко сказал, почти выдохнул. Это же магик! запоздало сообразил Грэм, и тут же его как будто хватили обухом по голове. От могучего ментального удара Грэм даже покачнулся — для его головы на сегодня это был перебор. Он скрипнул зубами и, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, что было сил вцепился в скамью.

Роджеру досталось не меньше, его посеревшее лицо покрылось капельками пота. Падать он, правда, не собирался, но глаза у него стали совсем шальные.

Краем сознания Грэм отметил, что весь народ из залы куда-то подевался. До этой демонстрации силы кое-кто из самых смелых оставался, теперь же сбежали последние, в том числе корчмарь. Связываться с магиками не хотел никто.

— Теперь говори, — велел Крэст Роджеру. — Учти, если захочешь соврать, у тебя это не получится. Где Илис?

— Не знаю, — ответил Роджер. Голос у него был странный, словно после сильной попойки.

— Что случилось?

— Не знаю. Я оставил ее на полчаса в комнате со своим напарником. Когда вернулся, ее уже не было. Напарник до сих пор без сознания. Веревки, которыми девчонка была привязана, целы, даже узлы не тронуты. Окно раскрыто. Девчонки как и не было.

— Безымянный! — прошипел Крэст. — Она опять улизнула! Пусть Борон заберет душу твоего придурка-дружка! Князь! — он повернулся к Грэму. — Теперь вы. Вы знаете Илис Маккин?

Грэм почувствовал, что слова исходят из него как будто и без его участия, язык тоже двигался сам по себе и был толстым и неповоротливым. Он попытался сопротивляться, но его бедная голова отозвалась дикой болью на малейшее мысленное усилие, и Грэм отступился. Решил, что поплывет по течению, а там будь что будет.

— Да, — выдавил он.

— Хорошо знаете?

— Нет.

— Тан Паулюс действительно видел вас с ней вместе?

— Да.

— Значит, вы мне лгали?

— Да.

— Прекрасно! Пожалуй, все же следовало вас арестовать. Это еще не поздно сделать, но… я, пожалуй, не буду. Дам вам возможность исправиться. Обоим. Попробуйте еще раз найти Илис. Если найдете и приведете ее ко мне — на этот раз безо всяких фокусов, — я вас прощу. И помилование вам, князь, как я и обещал, будет устроено. Ну, а Роджеру я заплачу обещанную сумму. Если же вы не приведете ко мне Илис, учтите — лучше вам оказаться подальше от Истрии, когда мое терпение иссякнет. Потому что тогда вы будете объявлены в розыск вместе с ней.

Крэст величественно поднялся, вслед за ним вскочил тан. Авнери еще раз кивнул своему магику, тот снова взмахнул рукой, и на Грэма с Роджером обрушился второй ментальный удар. Как на него отозвался приятель, Грэм уже не видел. Перед его глазами все закружилось, к горлу подступила тошнота, и он провалился во тьму.


Грэм открыл глаза и увидел над собой бревенчатый потолок. Голова болела. Казалось, в ней обосновалась, по меньшей мере, дюжина молотобойцев. Некоторое время Грэм пытался вспомнить, где же он находится, но ничего не придумал, кроме того, что, кажется, лежит на кровати. Тогда он попробовал приподняться, осторожно покрутил головой и понял, что действительно лежит на одной из разоренных, незаправленных кроватей в комнате Роджера. Сам Роджер, пригорюнившись и упершись локтями в колени, сидел на стуле, рядом с которым все еще валялись веревки с целехонькими узлами. Заметив, что Грэм пришел в себя, он очень мрачно констатировал, не поднимая головы:

— Он назвал тебя князем.

— И? — Грэм осторожно сел на кровати. Интересно, сколько времени Роджер вот так ждал, чтобы задать этот, несомненно важный, вопрос?..

— Это прозвище?

— Это титул, — обречено сказал Грэм. Выкручиваться сил у него не было.

— Твой?! — вскинулся Роджер. — Ты шутишь?

— Я не в том состоянии, чтобы шутить.

— Ну да, — Роджер опять сник. — Вообще-то, конечно… тот тип, с которым ты уехал…

— Ты не о том думаешь. Лучше подумай, что теперь делать.

— Я как раз тебя ждал, чтобы обсудить. Хилый ты какой-то, даже не ожидал, что ты так запросто свалишься.

— Просто сегодня ночью я уже получил по голове…

— Ночью-то тебя кто?

— Да Авнери наслал… Он еще позавчера насчет Илис пытал.

— Авнери этот — сволочь, — зло сказал Роджер. — С ним по-хорошему, а он…

— Это еще что… Ты бы слышал, чем он мне грозил.

— Чем? — оживился Роджер. — Кстати, что за помилование он тебе обещал?

Вместо ответа Грэм распахнул на груди рубаху и показал клеймо. Раз уж они вместе попали в переделку, пусть знает. У Роджера вытянулось лицо.

— Эк тебя, — выдохнул он. — Это что ж получается: мало того, что по дурости связался с беглой магичкой, так еще и с беглым каторжником теперь спутался… Слушай, может, сдать тебя страже? Все какой ни есть гонорар получу. Ведь за беглых тоже вознаграждение полагается?

— Полагается. Только сначала от меня получишь, — хмуро пообещал Грэм.

— Прикидываешь, как бить меня будешь? — радостно спросил Роджер, правильно оценив блеск его глаз. — Не побьешь. Слаб ты против меня, дитя. Да ладно, не заводись, это я так… Нам теперь вместе надо держаться. И для начала придумать, что теперь делать. Шуточки Авнери мне очень не нравятся.

Грэм потер лицо.

— Твои шуточки мне тоже не нравятся… А думать я сейчас не могу. Извини уж.

— Что, так плохо?

— Ага. Поспать бы сейчас…

— Вообще-то, лучше поторопиться, — скептически сказал Роджер. — Кто знает, как далеко ускачет Илис, с ее-то выкрутасами. Мы и так два часа потеряли, пока ты трупом валялся… Кстати, моего приятеля ребятишки Авнери с собой забрали. Они, когда ты грохнулся, все тут обнюхали.

Грэм вздохнул.

— Родж, а ты вообще уверен, что хочешь искать девчонку?

Роджер с подозрением на него уставился.

— Чего?

— Может, ну ее к Борону? Понимаю, ты угробил на нее уйму времени, но раз уж такое закрутилось…

— Не понимаю, что ты хочешь сказать?

— Давай уедем из Карата. Без Илис. Просто подальше от этого Авнери.

— Как же он тебя запугал, — задумчиво сказал Роджер, разглядывая Грэма. — В штаны еще не наложил, а? Дитя, мне просто стыдно за тебя, — потом он решил прекратить ерничать, заметив, что его оскорбления просто не достигают цели. — Вообще-то, над этим надо подумать.

— Вот именно — подумать. А я пока посплю, — Грэм стянул сапоги и откинулся обратно на подушки. — Может, голова пройдет…

— Ладно, — неохотно согласился Роджер. — Дрыхни уж до вечера, а как стемнеет, уходим. Но что-то я тебя не понимаю, Грэм. Несколько часов назад ты убеждал меня тащить девчонку в Касот, вместо того, чтобы тихо-мирно сдать ее на руки Авнери здесь, и плевать тебе было на ее магические способности и на то, что она может учинить по дороге. А теперь вдруг ты паникуешь.

— Да не в Илис дело. Понимаешь, я с Авнери не хочу связываться.

— Почему? Он же тебе помилование обещал.

— Со своим помилованием он может идти к Безымянному…

— Ничего себе! такими предложениями не разбрасываются!

— Слушай, Родж, не жужжи, — сказал Грэм, натянув на себя одеяло и уткнувшись носом в подушку. — Дай поспать. Если повезет, найдем Илис по дороге в порт, а тогда можешь делать с ней, что хочешь. Хоть зажарить на обед и съесть. Хотя лично я все же отвез бы ее в Касот.

На самом-то деле, он уже сильно сомневался, что хочет продолжать знакомство с Илис. Куда безопаснее и спокойнее было бы отказаться от этого дела и уехать из Истрии без нее. А она и сама сможет за себя постоять, если уж сумела сбежать от Роджера. Нехорошо нарушать данное слово, но инстинкты самосохранения были сильнее. И на каторгу ох как не хотелось.


Вечером его грубо растолкал Роджер, несколько раз тряхнув на плечо. Еще бы пинка отвесил… Грэм поморщился и открыл глаза. В комнате было почти темно, но он заметил прямо над своим лицом длинный хвост черных волос Роджера. Слишком уже велик был соблазн… Грэм высвободил одну руку и стремительным движением схватил Роджера за хвост, наматывая волосы на кулак. Реакция у Роджера была прекрасная, но в темноте он видел очевидно хуже Грэма: он отшатнулся, но немного опоздал. Грэм сильно потянул его за волосы, вынуждая пригнуться, Роджер зашипел от боли и припал на одно колено. В таком положении было проще простого вытянуть у него из-за спины свободной рукой меч и пресечь все его попытки вырваться. Закаменев, Роджер издал тихое горловое рычание.

— Добрый вечер, — улыбнулся Грэм. — Не дергайся, а то нос отрежу. Очень неудобная прическа, по-моему. А меч ничего себе. Острый. Может, волосы тебе укоротить?

— Свои космы остриги, — прорычал Роджер. — Отпусти волосы, сволочь.

Подумав, что не стоит доводить его до последнего градуса бешенства, Грэм стряхнул с руки хвост, выскользнул из-под одеяла и занял оборонительную позицию, выставив перед собой меч. На всякий случай.

— Что за шутки? — зарычал взбешенный Роджер, стремительно распрямляясь.

— Маленькая демонстрация силы, — пояснил Грэм. Чувствовал он себя неплохо. — Ради самоутверждения. А то кто-то заявлял, что справится со мной одной левой?

— Сволочь ты все-таки, — выдохнул Роджер. — Отдай меч.

Грэм спрыгнул с кровати и рукоятью вперед протянул меч.

— Неплохо сработано, — признал Роджер. — Очень неплохо. Только как-то уж слишком… по-воровски. Исподтишка.

— Только не ври, что сам всегда сражаешься по-честному, — присев на кровать, Грэм принялся натягивать сапоги. — Ну, что ты решил?

— Уходим отсюда и возвращаемся в Карат. Если девчонка еще на острове, она должна быть там. Попробуем ее найти. Если находим — увозим в Касот. Если не получится, уезжаем без нее. Идет?

— А как же Авнери?

— После того, что он устроил сегодня? Было настоящим свинством притащить с собой магика и натравить его на нас! Он мне не доверяет, так почему же я должен верить ему? А? Так что скажешь? Годится мой план?

— Годится.

— Тогда пошли.

— Слушай, Родж, — спросил Грэм уже по лестнице, — а как тебе вообще показалась Илис?

— Забавная, — помедлив, признался Роджер. — Правда, забавная. Если бы не это дело, я бы, пожалуй, сказал, что она славная девчонка.

Так Грэм и думал. Если бы не объявленная охота на Илис, глядишь, они с Роджером еще и подружились бы. Все-таки, они были очень схожи по духу. А может, еще все впереди. Кто знает, как дело повернется.


Лошади у Роджера и его бывшего напарника были что надо, словно из княжеских конюшен.

— Краденые? — поинтересовался Грэм.

— Конечно, нет, — Роджер возмутился, словно всю жизнь был законопослушным горожанином. — Они честно куплены. За честные деньги. Я — честный охотник, а не какой-нибудь там…

— Вор, — закончил Грэм. — Понимаю. Ты весь из себя такой честный, прямо приятно посмотреть. Куда уж нам до вас… Но коняшки хороши.

К середине ночи они уже были в Карате. Некоторое время они препирались со стражниками, которые не хотели пускать их в город, но у Роджера обнаружился поразительный дар убеждать людей. Заодно он разузнал, не проходила ли через ворота некая девушка сегодня днем или ночью. Нет, ответили стражники, ночью точно никого не было, вы первые, а днем другие ребята дежурили. Так что наверняка ничего сказать не можем.

— Очень жаль, — пробормотал Роджер, проезжая ворота. — Хотелось бы точно знать, в городе она или нет.

— Это было бы слишком просто, — заметил Грэм.

— И неинтересно, — подхватил Роджер.


11

К концу недели Грэм убедился, что Илис в Карате нет. Он снова по кругу обошел всех ее знакомых (исключив Брайана), заглянул в храм Фекса, чтобы порасспросить Рэда, но никто девчонку не видел и ничего о ней не слышал. Роджер (который, как оказалось, в Истрии чувствовал себя как дома, по-истрийски разговаривал весьма бегло и даже, если бы не платье и дикая прическа, вполне мог бы сойти за уроженца здешних мест) искал по своим каналам, но тоже безуспешно.

Грэму уже казалось, что охота ведется не на Илис, а на него — уж очень жесткий темп поисков они с Роджером взяли. Они уже не помнили, когда в последний раз высыпались и ели досыта. От недосыпа и постоянного нервного напряжения Грэм начал тупеть; все чаще закрадывались мысли: а зачем ему все это нужно? Бросить бы все и уехать куда глаза глядят… Такое безразличие ко всему на него накатывало, когда он бежал с каменоломен и долго неприкаянно бродил по лесам и полям, не зная, куда приткнуться, потому что всего боялся…

Роджер начинал терять терпение, и, чуть что, выходил из себя. Все чаще он обещал Илис невыносимые муки в случае, если она попадет, наконец, к нему в руки, — а фантазия у него была богатая. Грэму даже жалко становилось бедную девушку.

Пора было бежать из Истрии, пока горе-охотники не навлекли на себя королевский гнев Крэста Авнери, и не свалились от нервного и физического истощения. Грэм попытался внушить приятелю эту мысль. Внушать пришлось долго, потому что неутомимый Роджер всерьез разозлился, и без Илис уезжать не хотел ни в какую. Но к концу недели под давлением аргументов совершенно замученного Грэма он вынужден был согласиться, что пора попрощаться с гостеприимным Каратом и уматывать на материк, пока Крэст Авнери не потерял терпение.

Напоследок, раз уж все равно нужно было искать корабль до материка, решили еще раз прочесать порт. С утра Грэм и Роджер разбежались в разные стороны, договорившись встретиться после захода солнца у доков, где были свалены огромные ящики, предназначенные для погрузки. Грэм искренне надеялся, что это его последний день в Карате. Все здесь его успело изрядно утомить. Вот только о Брайане я совсем забыл, с раскаянием думал Грэм, пробираясь сквозь плотную толпу, запрудившую территорию порта. Да и как не забыть, при такой-то жизни… Нужно будет известить его, пожалуй.

День выдался крайне неудачный: Грэм не нашел ни корабля до материка, где согласились бы взять пассажиров, ни Илис, ни хотя бы следов ее. Все было бесполезно. В сгущающихся сумерках, злой и уставший, он добрался до составленных длинными рядами штабелей ящиков, и уселся на землю. Начинал накрапывать холодный дождик, и он надвинул на лицо капюшон и опустил голову на руки, проклиная день, когда увидел Илис, и заодно свою собачью жизнь. Досталось и Роджеру, который возмутительно опаздывал.

Продолжая цедить сквозь зубы ругательства, Грэм принялся растирать ногу, уже несколько дней нывшую от сырости, холода и бесконечной беготни. Далеко не сразу он заметил, что не один. Только услышав над головой чье-то деликатное покашливание, он вскочил; рука его сама собой потянулась к мечу. Перед ним стоял некто невысокого роста, в плаще с капюшоном, надвинутым до подбородка.

— Что, ножки болят? — поинтересовался знакомый ехидный голос из-под капюшона, и Грэм уронил руку.

— Илис!

— Ага, это я, — Илис подошла ближе, сдвинув капюшон, и на Грэма взглянули знакомые черные глаза. Очень веселые глаза, вовсе не такие, каким положено быть глазам у затравленного человека, на которого серьезно охотятся. — Не ждал?

— Не ждал, — признался Грэм, размышляя, видела она его с Роджером или нет, и если видела, то чего теперь ждать. — Я тебя уже вторую неделю ищу.

— Зачем? — удивилась Илис. — Впрочем, какая разница, раз наши цели совпадают: ты искал меня, я — тебя.

— А ты-то зачем меня искала?

— Сегодня я видела тебя в порту. Кажется, ты хотел найти корабль до материка. Уезжаешь?

— Собирался.

— Чудесно. В таком случае, я еду с тобой.

— Э?

— Чего непонятно? Мне тоже надо на материк, — нетерпеливо объяснила Илис. — Тамошних мест я не знаю, а ты — знаешь, так почему бы нам не поехать вместе?

— Вот это наглость, — растеряно сказал Грэм.

Очень довольная собой, Илис рассмеялась… и тут же замолкла, насторожившись.

— Слышишь? — прошептала она. — Кто-то идет.

Роджер! понял Грэм. Сейчас начнется.

И впрямь, из-за штабеля ящиков показался насквозь промокший Роджер. Заметив, что Грэм не один, он остановился на полушаге.

— Это еще кто? — удивился он, и руки его потянулись к мечам. Но он разглядел собеседницу Грэма и рассмеялся. — Илис! На ловца и зверь бежит! Как ты ее приманил, Грэм?

Илис, запертая в узком проходе между ящиками, отскочила в сторону и оказалась между Грэмом и Роджером.

— Роджер! Давно не виделись! — прошипела она и повернулась к Грэму. — Когда это вы спелись? Вот уж не ожидала от тебя!

Илис стояла спиной к Роджеру, и он этим воспользовался: мягкими шагами подкрался к ней ближе, медленно вытягивая из ножен мечи. Но Илис стремительно обернулась, глаза ее сузились, и она взмахнула рукой, как будто бросала нож. Дальше произошло нечто очень странное: Роджер отлетел в сторону, спиной врезался в штабель ящиков с такой силой, что тот пошатнулся, угрожая обрушиться, — и грохнулся на четвереньки на землю, согнувшись и судорожно ловя ртом воздух. Из носа рекой полилась кровь. Илис быстро развернулась в сторону Грэма, и тот напрягся, приготовившись, что и его сейчас будут размазывать по ящикам.

— Успокойся, Илис, — быстро сказал он, отступая.

— Успокоиться? Я, в отличие от некоторых, спокойна! — заявила Илис. — Объясни, как это следует понимать: ты заодно с Роджером или он заодно с тобой?

— В данный момент, скорее, он со мной.

— "В данный момент", да еще и «скорее»! Не виляй! Ты кому хотел меня продать? Не делай удивленных глаз! Уж если ты здесь вместе с Роджером, значит, знаешь, что я такое.

— Знаю. Меня Брайан просил по возможности увезти тебя из Истрии.

— Брайан? Очень интересно! А этот-то зачем припутался? — она кивнула в сторону Роджера, который судорожно рвал ртом воздух.

— Мы хотели отвезти тебя на материк… Илис, позволь мне подойти к нему, иначе он задохнется или захлебнется кровью.

Илис метнула быстрый взгляд на Роджера.

— Вряд ли! Он живучий. Впрочем, нос я, кажется, ему сломала, очень жаль… Стой, где стоишь! — крикнула она Грэму, и тот снова замер. — Откуда ты вообще этого недоноска знаешь?

— Роджер мой старый друг, мы вместе росли.

— Хорошие у тебя друзья. Своеобразные, — скептически заметила Илис. — Особенно интересно он сочетается с Брайаном. Так что делать будем? Разойдемся в разные стороны? Но учти, здесь только один корабль до материка берет пассажиров, и с капитаном уже договорилась я, ты опоздал.

— Илис, мы можем уплыть вместе…

— Вместе — это ты и я? Или и этот ненормальный тоже?

— И он тоже. Ему здесь нельзя оставаться, если ты уплывешь.

— Ага, значит, у него были на меня какие-то планы!

— Конечно, были.

— И как же я могу ему доверять? Где гарантия, что не сдаст меня при первом же удобном случае?

— Хочешь, я за него поручусь?

Илис расхохоталась.

— Ты за него поручишься? А тебе-то доверять можно?

— Ты же сама пришла ко мне.

— Пришла… Потому что ничего не знала.

Грэм снова посмотрел на Роджера. Тот, наконец, смог сделать вдох, и уже поднялся на колени, одной рукой придерживаясь за ящики, а второй зажимая кровоточащий нос.

— Илис, — сказал он очень невнятно, задыхаясь, и очевидно через силу. — Ты мне нос сломала, зараза.

— А нечего было на меня с оружием кидаться, — огрызнулась Илис. — Ты еще легко отделался, Роджер. Сейчас я добрая. Попадись ты мне под руку раньше…

— Придушу, — невнятно прохрипел Роджер и закашлялся.

— Подымись сначала! И скажи спасибо, что по ящикам не размазала… Осталось бы от тебя одно мокрое место!

Роджер прохрипел что-то неприличное и попытался встать на ноги. Он все еще зажимал рукой нос, и кровь, не унимаясь, текла сквозь пальцы. Вот ведь неугомонный! подумал Грэм. Не хватало еще, чтобы Илис снова по нему ударила, для острастки. Грэм мысленно вознес молитву Фексу, отодвинул Илис в сторону, подошел к Роджеру и схватил его за плечи. И очень вовремя, потому что тот уже собирался падать.

— Остынь, — сказал Грэм. Он заглянул ему в глаза и ужаснулся: они были совершенно безумные. — Остынь и сядь, ты сейчас упадешь.

— Не упаду, — заплетающимся языком сказал Роджер и мешком осел на землю. Подобрал под себя ноги и наклонился вперед, упершись руками в грязь. — Тошнит, — сообщил он.

— Еще бы, — буркнул Грэм. Он опустился рядом с Роджером на корточки и хмуро посмотрел на Илис. Та наблюдала за ними с немалым интересом и без всякого сочувствия. — Ну и что ты натворила? Что теперь делать?

Илис пожала плечами.

— Оставим его здесь.

— А шла бы ты лесом, — огрызнулся Грэм. Совет, конечно, был хорош, и неделю назад он с удовольствием воспользовался бы им. Но сейчас — уже нет.

— Да зачем он тебе? — разочарованно завопила Илис. — Он же псих! И псих опасный.

— Тебе не понять, — отрезал Грэм. Особенной любви к Роджеру он не испытывал, но сейчас Илис раздражала его сильнее.

— Возможно. Ну, ладно, будь по-твоему. Только учти, что корабль уходит утром, и капитан ждать не станет. Если твой приятель не оклемается до утра, я поплыву одна, понятно? Или мы поплывем вдвоем, если ты решишься с ним расстаться.

— Илис, в этот раз ты от меня не уйдешь, — свирепо пообещал Роджер, выпрямляясь.

— Посмотрим, — безмятежно сказала Илис.

Роджер снова закашлялся, так, словно у него легкие выворачивались наизнанку, потом сплюнул кровью.

— Давайте лучше решим, где переночевать, — сказал не на шутку встревоженный Грэм. — Дождь, по-моему, усиливается, я промок, замерз и хочу спать. Роджеру еще нужно отчиститься… и, кстати, нужно остановить кровь. Илис, ты можешь что-нибудь сделать?

— Я? Я не лекарь.

— А своими… особыми способностями?

— Смеешься? Могу только добить, чтобы не мучался, — хихикнула Илис.

— Понятно. Ну а можешь хотя бы подсказать, где можно устроиться на ночь так, чтобы не вызвать лишних вопросов?

С минуту Илис размышляла, потом не очень охотно сказала:

— Есть тут одно местечко… Не слишком шикарное, конечно, но надежное. И не очень далеко.

— Веди. Только помоги сначала поднять Роджера, я один его не утащу.

— Ага, а он меня придушит. Вот еще!

— Оба — без фокусов! — повысил голос Грэм. — Хватит! По крайней мере, на сегодня. Вы меня достали. Роджер, понятно?

— Как скажешь, — неожиданно покорно согласился Роджер.

— Илис?

— А я — что? Он первый начал.

— Илис! — рявкнул Грэм.

— Ладушки.

Общими усилиями он помогли Роджеру подняться и тихонько пошли между ящиками. Роджер шел неуверенно, ноги у него подкашивались, он хрипло дышал. Его рука ощутимо давила на плечо Грэма, и тот задумался, каково приходится тоненькой Илис, которая поддерживала Роджера с другой стороны. Впрочем, она не жаловалась.

— Вот еще что, — вспомнила вдруг Илис. — Капитан нас даром не повезет, нужны деньги. У меня их нет, сразу говорю.

— У меня есть, — ответил Грэм.

Пока их с Роджером носило по Карату и его окрестностям, ему пришлось не раз прибегнуть к профессиональным умениям. Разумеется, он помнил, что сказал собрату, с которым разговаривал в день прибытия. И сожалел, что пришлось обманывать своих же, но куда было деваться? Внешность у него была заметная, и его узнавали, когда он пару раз пересекался с местными коллегами по цеху — то ли Рэд его описал, то ли собрат, показавший дорогу к «Жемчужнице». К счастью, все закончилось бескровно и почти благополучно. Конечно, упрекали за обман, и приходилось объясняться. До сих пор его отпускали с миром.

Зато он был при деньгах.

— Как хорошо иметь знакомых, у которых всегда есть деньги, — радостно сказала Илис.

— Хорошо иметь друзей-воров, — буркнул Роджер. — Да здравствует Ночная гильдия.

— Да восславится Фекс, — хихикнула Илис.

— А ну, замолкните, — холодно сказал Грэм.


Илис привела их в омерзительный притон, полный какой-то опустившейся, не похожей на людей рвани. Грэм хотя и провел большую часть своей жизни на улице, и то никогда не бывал в заведениях подобного рода. Ну, почти никогда. Он был неприхотлив, но брезглив, и такие места неизменно вызывали у него отвращение.

Сейчас, однако, было не до чистоплотности. С помощью Илис (которая то и дело морщила нос), они нашли относительно свободное и чистое местечко в углу у стены, где и расположились прямо на полу. Илис убежала и через минуту вернулась вместе со скрюченной мерзкой старушенцией. Грэм удивленно посмотрел на них, и Илис велела приготовить серебро. "За услуги нужно заплатить", — пояснила она.

— Какие еще услуги? — возмутился Грэм. — Надеюсь, ты не сводничеством занимаешься? Ну, так эта красотка не в моем вкусе… и Роджеру, думаю, она тоже не понравится.

— Во дурак, — беззлобно отозвалась Илис. — Сиди и помалкивай… раз уж ничего умного сказать не можешь.

Грэм проглотил ее хамство и молча полез за деньгами.

Старушенция тем временем склонилась над Роджером и начала что-то делать с его лицом. Роджер молчал терпел, хотя его так и передергивало от ее прикосновений. Минут через пять кровь, наконец, остановилась. Старушенция достала какие-то тряпки и стала обтирать лицо Роджера, потом поколдовала еще над его носом (он зашипел от боли сквозь зубы). Наконец, она потребовала плату, и, получив серебро, удалилась. Все вздохнули с облегчением.

— Теперь — спать, — заявила Илис. — Завтра вставать рано, учтите, мальчики, — и добавила непререкаемым тоном: — Грэм, дай мне твой плащ.

— Зачем?

— Мой весь мокрый. Не спать же мне на голом полу?

— А мой сухой, что ли? — возразил Грэм, но плащ дал. Наглости Илис противостоять было невозможно. — Под дождем мы вместе были.

— Твой все равно суше, — без тени смущения Илис расстелила на полу плащ Грэма и свернулась на нем клубочком, а сверху накрылась своим. — Спокойной ночи.

Грэм только головой покачал и опустился на колени рядом с Роджером. Тот полулежал, облокотившись на стену. Внимательно изучив его при тусклом свете масляной лампы, которую притащила Илис, он пришел к выводу, что красоты в лице приятеля значительно поубавилось — его безупречно-классический профиль был теперь сильно подпорчен.

— Что, плохо? — спросил Роджер, поймав его взгляд.

— Нос тебе здорово на бок свернуло.

— Спасибо за радостную весть. Впрочем, чего и ждать было… Вот ведь мерзавка, — Роджер покосился на мирно сопящую Илис. — Уверен, что не хочешь отдать ее Авнери? Кажется, мы с ней еще наплачемся.

— Возможно. И все же ты потише, вдруг она не спит…

— Ну и что? Уж наверное, она рассчитывает, что ты за нее заступишься. Ведь в конечном счете она тебе поверила. Поверила… Безымянный! Я ведь тоже почти поверил, Соло, когда ты плел про касотских магиков. А ты, значит, собирался просто отпустить Илис на все четыре стороны?

Грэм поразился его чуткому слуху. Корчась от боли, истекая кровью и задыхаясь, Роджер сумел расслышать, о чем они с Илис разговаривали!..

— Я не знал, что ты слышишь.

— А если бы знал? Подумать только, столько нервов, денег и времени потрачено, чтобы найти и увезти на материк постороннюю девчонку! Ради этого ты даже моей компанией не побрезговал! А ведь я тебя, считай, подставил… отдал на растерзание. Не понимаю!

— Да я сам не понимаю. Ну а ты… теперь, когда знаешь? Что будешь делать? Позволишь Илис уйти?

Роджер повертелся, устраиваясь поудобнее.

— Интересный вопрос. Пожалуй, ничего я пока делать не буду. Хотя и стоило тебя проучить, чтобы не врал. Доедем до материка вместе, а там — как получится. Кому повезет. Ты, конечно, парень ничего, но, как говорится, дружба дружбой, а служба, сам понимаешь, службой… Наша дружба закончится по ту сторону океана, предупреждаю сразу, чтобы не устраивал истерик и не произносил патетических речей (а это, я знаю, ты можешь). Учти, я просто так от денег не откажусь. Не для того я угробил на эту девчонку несколько месяцев жизни, чтобы просто помахать ей ручкой.

— Понимаю, — кивнул Грэм, оценив откровенность Роджера. — Значит, пусть победит сильнейший?.. Правда, мы учитываем планов самой Илис, а ее не так уж просто к чему-нибудь принудить.

— Это точно, — согласился Роджер. — Эх, хотел бы я знать, как же она все-таки сбежала от Сэма? Кстати, а как ты ее сегодня отыскал?

— Да она сама меня нашла. Пока мы охотились на нее, она искала меня.

— Зачем?

— Ей нужен был проводник по западным королевствам. А еще раньше она предлагала мне стать ее телохранителем. Я, правда, не понял, всерьез или нет.

— Телохранителем? Тебя? Странный выбор, — Роджер потер шрам и на минуту задумался. — Послушай, Грэм, я все никак не пойму, кто она такая?

— Дикая магичка.

— Это я знаю. Но одного этого мало, чтобы за ней гонялся наследный принц Истрии. Опять же, почему ее просто не приказали убить? Смотри, что получается: дурная бездомная девчонка, без родственников, и с магическими способностями. Способности, кажется, немаленькие, — Роджер поморщился и зашипел от боли. — В ее поимке заинтересован лично наследный принц Истрии, он даже нанимает охотника, то есть меня, причем приказывает взять ее живой. Вопрос — зачем принцу живая Илис? Магиков в Истрии вроде бы хватает, и даже, я бы сказал, с излишком. Все официальные, все сидят в башнях и иногда выводятся в свет нобилями. Все прекрасно. Новые магики, что ни день, поступают в школы, так что трудностей с пополнением рядов нет. Одна Илис погоды не сделает. Так почему же она до сих пор жива? Почему мне не приказано ее убить? Вот чего я не понимаю. Кто она такая? Любимая дочь Гесинды?

— Может быть, у нее знатные родители.

— Насколько знатные? Принц, Грэм, вот что меня смущает. В этом деле замешан принц.

— Как знать, вдруг он приходится ей братом, — усмехнулся Грэм. Идея была интересная. Забавная идея.

— Не удивлюсь, если так, — мрачно кивнул Роджер.

— Ты что, серьезно? — удивился Грэм и взглянул в глаза приятеля. Тот не улыбался.

— А почему бы нет? Ты не заметил, как они похожи.

— Вы с Илис тоже похожи.

Роджер расхохотался, но смех перешел в рычание от боли; он закашлялся.

— А что? — продолжал Грэм. — Волосы и глаза черные, кожа белая… Да в Истрии половина населения подходит под это описание. Может, даже больше.

— Ладно, ну ее к Безымянному, эту Илис, не могу больше про нее. И вообще, у меня голова кружится, — Роджер бросил под голову свою сумку и сполз в лежачее положение.

— Лучше тебе поспать.

— Ага.

Грэм не стал ложиться. Он тоже очень устал, но спать в этом подозрительном месте не хотел. Того и гляди, проснешься раздетый и разутый… если вообще проснешься. К тому же, здесь было так грязно, что Грэм не мог без содроганий думать о том, чтобы лечь на пол.

— А ты чего? — спросил Роджер.

— Посижу пока. Что-то мне этот гадюшник не нравится… Как ты думаешь, могла Илис прятаться здесь, пока мы ее искали?

— Запросто. Здесь никто никого не видит. Все как будто мертвые. Впрочем, в этих местах всегда так. Ты-то не пробовал никогда?

— Чего? — не понял Грэм.

— Ну, не знаю, что именно у них тут в ходу… гашиш, опий…

— Нет, — поперхнулся Грэм. — Я — нет.

— А я пробовал, когда был на юге. Интересные ощущения, но мне не понравилось. Слишком расслабляешься, и потом, когда видишь всю эту гадость…

— А Илис? Думаешь, она тоже…

— Конечно, нет, — фыркнул Роджер. — Просто здесь очень удобно прятаться. Не знаю, почему мы не догадались поискать в таких местечках? А, Безымянный, мы опять про Илис, чтоб ее бесы взяли!

— Смотри, не задуши ее во сне.

— Не задушу, она денег стоит…

Грэм мрачно улыбнулся, а сам невесело подумал, что скорее ему самому следует опасаться за свою жизнь. С Роджера станется избавиться от «конкурента».

Роджер уже спал так же сладко, как Илис. Грэм все сидел, и в голову ему лезли самые разные мысли. Например, о лошадях, которые все еще томились в конюшнях. Оставлять их в Карате было жалко, продавать — тоже, да и времени не оставалось. Еще он думал о Брайане, которого не видел уже больше недели. Нужно было как-то послать ему весточку, и на этот счет у Грэма мелькнула одна мысль. Он бесшумно, чтобы не потревожить мирно спящих спутников, поднялся, и медленно пошел по полутемной комнате, тщательно выбирая место, куда наступить. Его невольно передергивало. Почти каждый клочок пола был занят, везде лежали и сидели оборванные, грязные, изможденные люди, действительно похожие на мертвецов. Грэм пробирался среди них, ища взглядом хотя бы одно осмысленное лицо, и недоумение его росло. Как Илис вообще нашла подобное место? Она не имела с ним ничего общего, грязь, царившая повсюду здесь, к ней не липла. Что же могло ее сюда привести в первый раз, если не тяга к дурманящему зелью? Любопытство? Или она действительно была малахольной, блаженной дурочкой и попросту не понимала, что за дела здесь творятся?

Грэм уже собрался поворачивать назад, но вдруг встретился взглядом с чьими-то блестящими глазами. Открытыми, живыми и не тусклыми! Он пригляделся и увидел в темном углу ребенка лет восьми. Грэм вздрогнул и стал подбираться к нему поближе. Это оказался мальчик, черноволосый и большеглазый, одетый в серые лохмотья. Он сидел, поджав под себя ноги, на куче тряпья, и молча смотрел на Грэма. Личико у него было худое и грязное, но вполне смышленое. Грэм присел рядом с ним на корточки, и мальчик поднял прозрачные серые глаза.

— Привет, — прошептал Грэм. — Тебя как зовут?

— Кит, — охотно ответил мальчик. — А тебя?

— Грэм. Ты что здесь делаешь, малыш?

Более неподходящего для ребенка места Грэм даже не мог себе представить.

— Я с мамой.

— А где твоя мама?

Мальчик молча кивнул в сторону, где на полу лежала женщина, еще молодая, но крайне изможденная, и с серым, отупевшим лицом. Глаза ее были закрыты, она неровно дышала. Грэм закусил губу и прошептал:

— Двенадцать и Безымянный, женщина, что же ты творишь?

— Ты с кем разговариваешь? — живо спросил мальчик.

— Ничего, малыш, это я так. Можешь мне помочь?

— А как?

Грэм без разбору выгреб из кошелька пригоршню монет и высыпал их в подставленную ладошку. Мальчик от изумления даже рот приоткрыл.

— Это же куча денег! — сказал он восхищенно. — И это все мне?

— Послушай, — мягко сказал Грэм. — Знаешь, как найти улицу Кленов? (мальчик кивнул) Хорошо. Там живет человек по имени Брайан Эрк. Найди его и скажи, что тебя послал Грэм, что все хорошо, и что Грэм уплывает на материк вместе с Илис. Запомнишь?

— Угу.

— Ничего не перепутаешь?

— Не-а.

На всякий случай Грэм попросил Кита повторить послание. Тот отбарабанил без запинки. Грэм потрепал мальчика по волосам и встал.

— Спасибо, господин! — донесся из угла шепот.

Грэм молча развернулся и пошел обратно, сжимая кулаки так, что ногти впились в кожу. Почти ничего перед собой не видя, он пробрался в «свой» угол. Опустился на прежнее место, с трудом разжал кулаки и от души долбанулся затылком об стену. Легче не стало.

— Ты чего это? — сонно спросила Илис. Она приподнялась и, сощурившись, несколько секунд изучала его. — Что случилось? Ты весь белый.

— Ничего не случилось, спи.

— Нет, что-то случилось. Я же вижу.

— Здесь ребенок.

— Ну и? А-а-а… — она поняла. — Не бери в голову. Ничего не поделаешь. Думаешь, он тут один?

— Да все я понимаю! Только от этого не легче…

— Грэм, — очень серьезно сказал Илис. — Мне кажется, что при твоем ремесле и твоем образе жизни тебе не следует быть таким… э… чувствительным.

— При чем здесь мое ремесло? — хмуро спросил Грэм.

— Ложился бы ты спать, — посоветовала Илис, — пока кого-нибудь еще не разбудил. Ложись, а? Хочешь, я подвинусь, а то грязно…

— Что о нас подумают?

— А что о нас подумают? Это, знаешь ли, их проблемы. Или тебе что-то от меня нужно?

— Нет. Прости. Я дурак.

Илис хихикнула и откинула плащ, которым накрывалась, и Грэм улегся рядом. Здесь было тепло, и он только сейчас понял, что до сих пор не может согреться, так он замерз за день. Он положил вместо подушки свою сумку, и сразу же уснул.


12

Илис растолкала обоих своих спутников еще до рассвета. Ей пришлось поднимать их чуть ли не пинками, поскольку ни Роджер, ни Грэм не выспались, и вставать не хотели. Роджеру было еще нехорошо после вчерашних событий, его мутило. Под глазами лежали черные тени, а нос сильно распух.

— Подъем, поторопитесь, сони! А то корабль без нас уйдет! — увещевала Илис, свежая и бодрая, как после недельного отдыха на морском побережье. — Нечего было вчера за полночь трепаться, спали бы лучше! А то как дети, честное слово…

— Илис, иди к Безымянному! — не очень внятно прорычал Роджер. — Ты вообще помолчала бы лучше. Не знаю, почему я еще ничего с тобой не сделал?

Доброе утро! хмуро подумал Грэм, поднимаясь. Привыкай, дружок, сказал он себе, так теперь будет начинаться каждый день. О боги!

Он ощупал все карманы и специально проверил кошелек. Вроде все цело, все на месте.

— Роджер! — не унималась Илис. — А расскажи-ка, за сколько ты хотел продать меня Крэсту? Жутко интересно знать, как дорого он ценит меня… и свое собственное спокойствие.

Роджер неприятно улыбнулся.

— Очень дорого. Можешь собой гордиться, дитя.

— А сам-то! — Илис оскорбилась намеком на ее возраст. — На себя посмотри!

Грэм решил, что пора вмешаться.

— А ну, тихо! — сказал он. — Как вы мне оба надоели!

— И это только начало, — радостно сообщила Илис. — Одумайся, пока не поздно.

— В каком смысле: одумайся? Хочешь, чтобы я оставил тебя наедине с Роджером?

— Ни за что! — Илис испугано расширила глаза. — Если честно, я предпочла бы остаться наедине с тобой.

— Даже не мечтай.

— Жаль… — скуксилась было Илис, но тут же воспрянула, и глаза ее снова заблестели. — О! Между прочим, Грэм, а тебе сколько Крэст обещал?

— Моя награда не выражается в денежном эквиваленте. Илис, когда отходит наш корабль?

— Часа через два. Времени хватает, но учтите, что придется еще убеждать капитана взять на борт это чудовище, — она кивнула на Роджера. — Насчет третьего пассажира я не договаривалась.

— Ничего, переживет и третьего. И лошадей тоже — мы берем их с собой.

— С ума сошел?! — завопила Илис, перебудив почти всех соседей. — Какие лошади?! Может, еще и слона возьмешь?! Да он и нас-то на корабль не пустит!

— Мне тоже не хочется оставлять здесь коняшек, — вмешался Роджер.

— Мне-то что, — Илис сбавила тон. — Только, чует мое сердце, поплыву я одна. А вы со своими коняшками можете оставаться в Карате. Составите компанию бедняжке Крэсту.

— Я поговорю с капитаном сам, — заявил Роджер.

Илис окинула его оценивающим взглядом. Смотрела долго, минуты две, особенно внимательно рассматривая распухший нос. Роджер улыбался. Грэм любовался на них обоих и думал, что это надо запечатлеть на холсте.

— Думаю, ты его уговоришь, — вынесла вердикт Илис. — Уговоришь даже и на слона. Да что слон! Он и дракона согласится везти, только чтобы от тебя отвязаться.

— Спасибо за комплимент, — буркнул Роджер. Теперь уже улыбалась Илис.

— Закончили? — осведомился Грэм. — Прекрасно. Илис, ты ведь так и не сказала, куда идет твой корабль. Надеюсь, не в Медею?

— Нет, в Лигию. А чем тебя не устраивает Медея?

— Там вообще-то воюют уже с полгода… Так, я иду за лошадьми, встречаемся у причала через полтора часа. Илис, что это за корабль и как называется?

— "Белая птица", истрийский торговец. О подробностях не спрашивай, в кораблях я не разбираюсь.

— Ладно, отыщем.

Грэм пошел было к выходу, но Илис его окликнула:

— Плащ-то забери!

С большим сомнением Грэм осмотрел поднятый с пола плащ. Надевать его не хотелось. И до сегодняшней ночи он был далеко не новый, но хотя бы чистый.

— Спасибо за заботу, Илис, но я, пожалуй, без него обойдусь. Лучше куплю себе новый. Кстати, Роджер, тебе тоже что-нибудь придумать бы…

Роджер критически осмотрел себя. Действительно, спреди его безрукавка была залита засохшей кровью.

— Найди мне куртку. Только безо всяких заклепок, и удобную.

— Может, к тебе портного привести? Уж что будет, извини. Времени у меня немного. Все? Больше никому ничего не надо?

— Принеси мне, — затараторила Илис, сладко улыбаясь, — отрез муслина — только, пожалуйста, не в цветочек, а гладкого, понятно? — потом еще кружева в тон, кулек яблок, и…

— Понятно, — холодно сказал Грэм. — Заказы больше не принимаются. Илис, уймись. Все, увидимся через два часа.

Илис одарила его лучезарной улыбкой.

Выйдя на улицу, Грэм вздохнул с большим облегчением. Он вообще легко уставал от людей, а эта парочка успела всего лишь за один вечер и одно утро донять его так, что появился великий соблазн оставить их здесь, а самому податься в бега одному. Сейчас ему плевать было, что без него Роджер и Илис могут подраться и убить друг друга.

Грэм помотал головой, закончил мечтать и начал думать о деле. До него только сейчас дошло, что время еще очень раннее, и все лавки закрыты. Придется будить хозяев, а это лишний шум, и вряд ли к нему отнесутся с пониманием…

Шуму действительно получилось много, даже неприятно было вспоминать. Однако Грэм разжился теплым плащом для себя и курткой для Роджера, а еще взял накидку для Илис — на случай, если ей еще когда-нибудь захочется использовать его плащ в качестве подстилки.

Когда он покинул конюшни, в седле своего чалого, с намотанным на запястье поводом второго жеребца, стало уже совсем светло, и город просыпался. По улицам Грэм несся галопом, стараясь не прислушиваться к проклятиям, которые неслись ему вслед. Пару раз он чуть было не сшиб кого-то, и уже в порту конь едва не затоптал двоих матросов. Таких ругательств, что посыпались на его голову, Грэм никогда в жизни не слышал.

Причал он нашел быстро — еще издалека увидел Илис и Роджера в компании с рослым бородатым мужчиной. Надо же, подумал он с удивлением, они-таки не поубивали друг друга. И даже, кажется, не подрались.

Илис о чем-то жарко спорила с бородачом. Грэм на всем скаку подлетел к ним, рывком натянул поводья, почти заставив коня встать на дыбы, и спрыгнул на мокрые доски причала.

— Где тебя носит? — накинулась на него Илис. — Ты знаешь, сколько времени?

— Понятия не имею, — отозвался Грэм. — Все в порядке?

— Этот шальной тоже с вами? — недружелюбно поинтересовался бородач.

— Ага! — радостно сообщила Илис. — Тот самый, о котором я вчера говорила.

— Мало мне девки на борту, так еще и два головореза. Илис, где ты их таких находишь, а? Эх, кажется, зря я согласился… А это, значит, те самые лошадки?

— Ага.

— И куда я их дену?! — возмутился бородач, покосившись на Роджера. Судя по его виду и очень безнадежному тону, говорил он эту фразу уже не первый раз.

— Куда хочешь. Хоть к мачте подвесь, мне все равно.

— Я лучше тебя к мачте подвешу, и этих молодчиков заодно! Не повезу я лошадей.

— Мы вроде договорились, — подал голос Роджер. Говорил он медленно, словно выплевывал слова. — Забыл уже?

— Изуверы, — печально сказал бородач. — Илис, это нехорошо с твоей стороны. Сначала ты говоришь об одном парне, потом притаскиваешь второго, а потом с невинным лицом сообщаешь, что тебе еще и лошади нужны.

— Мне — не нужны. Лошади их.

— Да мне-то какая разница? Тебе не кажется, что это нечестно?

— Не-а.

— У-у-у, зараза! Так, короче. Раз такие дела, я подниму плату, понятно? Тридцать золотых с вас и ваших коняшек. И ты, — капитан ткнул пальцем в Грэма, — сядешь на весла. Понятно?

— На весла? — Грэм быстро обернулся к Илис. — Ты не говорила, что это весельное судно!

— Я же сказала, что не разбираюсь в них, разве нет? А что, какие-то трудности? — невинно спросила Илис.

— Никаких, — деревянным голосом сказал Грэм. Бородач, прищурившись, глядел на него.

— Приходилось грести, а?

— Приходилось.

— Так-так… — сказал бородач, и глаза его совсем нехорошо сузились. — Так-так… а скажи-ка, парень…

Но тут очень кстати вмешалась Илис, спасая Грэма от неприятных расспросов:

— А почему только он? Чего Роджера на весла не посадишь? Не хочешь лишать меня компании?

Бородач окинул оценивающим взглядом рельефную мускулатуру Роджера, полюбовался на его лицо и покачал головой.

— Денька через три. Пока что парень, кажется, к делу непригоден. Кто его так отделал?

— Я, — скромно сказала Илис, за что и получила испепеляющий взгляд Роджера.

Бородач поперхнулся и ничего не сказал. Только махнул рукой, чтобы заводили лошадей.


Бородач звался Берек, и был он капитаном "Белой птицы". После того, как лошадей разместили в трюме, он любезно предложил Илис размещаться в его каюте — и бессовестная девчонка, разумеется, с охотой воспользовалась его приглашение. Вслед за ней потащился и злорадствующий Роджер, прихватив свертки с одеждой и оружием.

Грэм вместе с капитаном поднялся на палубу. К счастью, на "Белой птице" не оказалось каторжников, прикованных цепями к лавкам, и у Грэма от сердца отлегло. Не хотелось ему провести еще две недели среди подневольных гребцов, под свист офицерских плетей.

Капитан, который весьма пристально вглядывался в его лицо, вдруг остановился и придержал за плечо Грэма.

— Скажи лучше сразу, парень: ты ведь каторжный, да? не зря же тебя так перекосило, когда про весла услышал. Приходилось и ошейник носить, и плетей отведать, а?

— С чего ты взял? — тихо спросил Грэм. Мышцы его непроизвольно напряглись, но он заставил себя расслабиться. Впрочем, Береку, пальцы которого сжимали его плечо, было достаточно этого краткого мига, чтобы понять.

— Таких, как ты, я насквозь вижу, — усмехнулся он. — Да не дергайся, не выдам. У меня на "Белой птице" вашего брата — половина команды. И беглые, и отпущенные. Отпущенных-то меньше, конечно… Ты, гляжу, больно молод — небось, беглый? Ну, молчи, коли не хочешь отвечать. Скажи только: Илис знает, что ты за птица?

— Нет.

— А и знала бы, не испугалась бы… Она такая девка, ей все нипочем. Только ты гляди у меня: обидишь ее, хоть пальцем тронешь — и стражников звать не буду, собственноручно вмиг на рее вздерну. Ясно?

— Ясно.

— А я ей все-таки скажу, чтоб ухо востро держала. От лихого человека всякого ждать можно.

Грэм взглянул ему прямо в глаза, но промолчал.

— Ага! — сказал Берек. — Не отнекиваешься. Значит, моя правда. А приятель твой — такой же клейменный?

— Нет, — прогнусил Роджер, неслышно подкравшийся сзади. Капитан вздрогнул и обернулся. — Я таких клейменных обычно ловлю. Да вот с этим накладочка вышла.

— О чем разговор? — следом за Роджером, далеко не так бесшумно, подлетела Илис, и с разбега повисла у капитана на плечах. — Чего это вы все с такими похоронными лицами?

— Пойдем-ка, девочка, — Берек обхватил ее за пояс, и она животом повисла у него на руке, как ребенок — что немедленно привело ее в полный восторг. — Кое-что сказать тебе нужно. А ты устраивайся, — он кивнул Грэму и удалился, унося хихикающую Илис подмышкой.

— Что, раскусил тебя старик? — усмехаясь, спросил Роджер. Грэм молча сунул ему свой меч.

— Возьми. Пусть у тебя побудет. Мне он пока не понадобится.

Не глядя на приятеля, он пробрался на свое место на скамье и уселся между двумя крепкими парнями, которые поглядывали на него с нескрываемым любопытством.

Стягивая сапоги и наблюдая за приготовлениями гребцов, Грэм немного позавидовал Роджеру, который, по крайней мере, на несколько дней был избавлен от тяжелой работы и мог быть гостем капитана. Хорошо бы, он еще присматривал бы при этом за Илис… Грэма очень интересовало, как поведет себя Илис на корабле, где она оказалась единственной девушкой. С ее стороны было бы умно вообще не выходить из каюты на протяжении всего плавания. Но вряд ли она согласилась бы удалиться в добровольное заточение, и Грэм ожидал неприятностей. Его тревожило, что если Илис навлечет на себя беду, он и вмешаться-то не сумеет. Только попробуй, уйди с места, вмиг соседним веслом или череп проломят, или нос в кровь разобьют, или зубы вышибут. А потом еще капитан или офицеры от себя добавят… Оставалось положиться на Роджера, хотя надежда на него была слабая, как бы сам скандал не затеял…

Долго беспокоиться по этому поводу ему не пришлось: гребцам велели браться за весла, и "Белая птица" неспешно и с достоинством покинула каратский порт.


Часть 2


1

Следующие три недели плаванья ничуть не походили на увеселительную прогулку. Центром внимания оказалась Илис, которая очень умело вносила в тихое морское путешествие элемент паники. На месте ей не сиделось, и она целыми днями лазала по кораблю, забираясь в самые неожиданные места и провоцируя офицеров и матросов на некорректные поступки.

Сначала было еще не очень страшно, поскольку за ней неотступно ходил Роджер. Обычно получалось так: Илис находила очередную жертву и начинала ее обрабатывать; Роджер пытался оттащить ее от жертвы, Илис переносила внимание на него, и начинался обмен «любезностями». Роджер быстро зверел, Илис веселела и истекала змеиным ядом, бывшая жертва впадала в ярость и пыталась унять уже обоих. Обычно из этого ничего не получалось: с Роджером обойтись невежливо не позволяла его комплекция и агрессивность, с Илис — ее ловкость. Вместо того, чтобы успокоиться, они начинали донимать жертву уже вдвоем.

Об их забавах Грэм узнал от капитана Берека. Сам он не уходил с палубы, и ел, и спал там, и почти не видел своих спутников. В этом плавании ветер не слишком охотно наполнял паруса "Белой птицы", и чаще, чем хотелось бы Грэму, приходилось браться за весла. Он так уставал, что в свободные часы предпочитал полежать под навесом, дав, наконец, отдых натруженной спине и рукам; и не испытывал ни малейшей потребности в общении с кем-либо.

Однажды вечером, когда гребцы отдыхали, Грэм сидел у борта и бинтовал чистыми тряпками заново стертые в кровь ладони. Капитана Берека он заметил только тогда, когда тот, перебравшись через лавки, присел рядом с ним на корточки. Вид у него был смущенный. Грэм, крайне удивленный, покосился на него, но заговаривать первым не стал. Ждал, делая вид, что более всего на свете его занимают собственные руки и повязки на них.

— Слушай, парень, — помолчав, вполголоса сказал капитан. — У нас проблема.

— Правда? И какая же?

Капитан, вздохнув, принялся сетовать на Илис и Роджера: мол, доведут своими выходками команду до белого каления, и очень скоро. Жаловался он долго, видно, накопилось в душе, и при этом очень смущался из-за того, что не мог сам разрешить дело. Грэму, наконец, надоело слушать, он оторвался от повязок и поднял глаза на капитана.

— Все это очень грустно, но что я могу сделать?

— Уйми их, парень, а?

Грэм страшно удивился.

— С чего ты решил, что я смогу их унять?

— Ты вроде бы у них старшой…

— Я?!

— А разве нет?

Грэм только рассмеялся. Что можно было на это ответить?

— И все-таки… — капитан мрачнел на глазах. — Поговори с ними, тебя они, может, и послушают. Ты, по крайней мере, не такой сумасшедший, как они. Особо поговори с Илис, она всех замучила. Да еще приятель ваш за ней таскается, и, чуть что, распускает руки. Уже кое-кто от него огреб.

— Что же, вы сами справиться не можете?

— Да меня Илис не слушает! А к дружку твоему так и вовсе не подступишься… Понимаешь, очень хотелось бы обойтись без рукоприкладства. Потому что, если начать, такое потянется — как бы смертоубийства не случилось.

— Жаль тебя разочаровывать, — сказал Грэм, опять утыкаясь носом в свои тряпки. — Но говорить я с ними не стану — бесполезно. А вот лучше отправь-ка ты Роджера сюда, на палубу, пускай разомнется. Если у него достает сил таскаться за Илис, то и здесь ничего с ним не случится. А она, глядишь, и не рискнет в одиночку бродить по кораблю.

Капитан поскреб в бороде и задумался.

— Считаешь, это поможет? — спросил он с сомнением. Грэм пожал плечами.

— Ничего другого предложить не могу.

Капитан шумно вздохнул, словно опечаленный кит, и ушел ни с чем. Однако к словам Грэма прислушался, и на следующий же день отправил Роджера к гребцам. Тот явился, ругаясь так громко и так выразительно, что гребцы заслушались его руганью, словно песней. Грэму стало смешно, хотя смеяться было нечему. Роджер разозлился не на шутку.

Ничего хорошего из затеи разлучить его с Илис не вышло. Девчонка продолжала гулять по кораблю, теперь уже одна, и напрашиваться на неприятности. Офицеры хором стенали от ее выходок. Пару раз она находила приключения на свою голову — матросы пытались прижать ее в темных углах. Заканчивались поползновения плачевно… разумеется, не для Илис, которая очень ловко обращалась с кинжалами, так что кое-кто ходил с забинтованными частями тела, иногда довольно неожиданными.

С Роджером дела обстояли еще хуже. Он, видимо, решил, что слишком тихо вел себя в Карате, и теперь спешил наверстать упущенное. Когда все нормальные люди отдыхали, он искал себе неприятностей. Чаще всего в лице Илис, а если той не оказывалось поблизости, он принимался задирать кого-нибудь из команды. Похоже, без хорошей потасовки жизнь была ему не в радость. Несколько раз Грэм едва успевал гасить намечавшиеся драки, правда, после этого его чуть не покалечил разъяренный Роджер. Хорошо, что его мечи лежали в каюте капитана, иначе пролилась бы кровь. Однажды Грэм не успел заблаговременно вмешаться, и пришлось разнимать уже дерущихся; в свалке ему едва не выбили глаз и чувствительно приложили затылком о фальшборт. Пока он приходил в себя, с некоторым опозданием подоспели помощники капитана, которые и разогнали драчунов плетками с узлами на каждом из семи хвостов. Оружие это было весьма эффективное, если уметь им пользоваться. Офицеры умели. Однако они не стали разбираться, кто прав, кто виноват, и поэтому досталось всем. В том числе и Грэму, который некстати подвернулся под руку.

После того случая к капитану Береку явилась делегация от матросов с требованием выкинуть Роджера за борт. Офицеры, как ни странно, их поддержали. Капитан схватился за голову: как-никак, Роджер заплатил за проезд деньги, а выкидывать за борт пассажиров никак не годится. Он, как мог, старался урезонить своих людей, а Грэм в то же самое время пытался навести порядок среди матросов. Честно говоря, в глубине души он был солидарен с ними, и с удовольствием избавился бы от Роджера, но что-то мешало ему спокойно отойти в сторону и отдать приятеля на растерзание команде. Ему пришлось призвать на помощь все свое красноречие и все свое мужество, потому что противостоять толпе в одиночку оказалось трудно и страшно; если бы потребовалось, он бы и кулаки в ход пустил, хотя понимал, что это уже совсем крайний случай: у каждого матроса имелся, по крайней мере, нож, а он был вовсе безоружен. И все же ему удалось добиться кое-каких успехов и без насилия… То есть, удалось бы, если б не Илис. Он уже готов был вздохнуть с облегчением и вытереть со лба холодный пот, как вдруг нелегкая вынесла на палубу Илис, заинтересовавшуюся шумом. Ей бы выглянуть, посмотреть, в чем дело, да и исчезнуть незаметно. Но тогда Илис не была бы собой. Она решила внести свою лепту, с невинным видом выдала несколько едких реплик из своего репертуара, и — снова понеслось. Она умудрилась зацепить сразу всех. Притихший было Роджер снова взбесился, а команда решила, что за борт неплохо бы выкинуть заодно и Илис. Тут Грэму и пришел бы конец, но на помощь ему подоспел капитан Берек со своими офицерами, очень вовремя призванными к покорности, и подавил назревающий бунт грубой силой.

Когда бурю, наконец, усмирили, Роджера заперли в каюте одного из офицеров, а Илис под угрозой повешения на мачте запретили покидать каюту капитана. Убедившись, что жертв не будет, Грэм вернулся на свое место отдышаться. Спустя минут пять к нему подошел капитан, бледный от злости и нервной встряски, и сел рядом.

— Ну, парень, нервы у тебя стальные, — сказал он.

— Ага, стальные, — усмехнулся Грэм и протянул к нему дрожащие руки. — Чуть в штаны не наложил.

— Ха! Не прибедняйся. Всем бы моим людям такую выдержку. Смотрел я на тебя и диву давался. Тебя, парень, в землю можно вколотить по маковку, но согнуть — это вряд ли… Чего смеешься? Не так, что ли?

— Не так, — сказал Грэм, вспомнив, в каком состоянии он был после гибели отца. Его тогда не то что согнули — узлом завязали, никакой воли в нем не оставалось.

Капитан недоверчиво покачал головой.

— Все-таки у Лисси невероятное чутье на людей, — продолжил он. — Если уж она выбрала тебя в защитники, значит, увидела в тебе что-то этакое… Знаешь, я ведь сказал ей, что ты каторжанин.

— И что она?

— А ничего. Какая, говорит, мне разница, мало ли за что можно на каторгу угодить. Во как, — капитан Берек воздел заскорузлый палец, помолчал и вдруг сказал: — А хочешь, переселяйся ко мне в каюту. Здесь тебе теперь жизни не будет.

— Спасибо за предложение, — удивился Грэм. — Но лучше я здесь останусь.

— Почему? Не боишься, парни над тобой расправу учинят?

— Не боюсь. К тому же, компания Илис меня не очень прельщает.

— По-моему, уж лучше потерпеть ее немного, чем быть порванным на части.

— Меня — не порвут, — усмехнулся Грэм, разглядывая свои руки. Дрожь потихоньку проходила. — Не сдюжат. Что до Илис, то лучше пусть не попадается мне на глаза. Боюсь, я с собой не совладаю.

— Ага, — согласился капитан Берек. — Я тоже с удовольствием ей врезал бы. Знал я, конечно, что она та еще зараза, приходилось общаться раньше, но такого даже от нее не ожидал… Ну, ладно, — капитан похлопал Грэма по плечу и поднялся. — Отдыхай.


Несмотря на свою браваду перед капитаном Береком, несколько дней Грэм все же провел в напряжении, ожидая расправы со стороны бывших товарищей. Он держался с подчеркнуто безразличным видом, но на самом деле каждую минуту ждал удара. Все шло к тому, что однажды ему устроят «темную»: матросы перестали с ним разговаривать, поворачивались спиной и плевали вслед, когда он проходил мимо. Однако, этим все и ограничилось. Грэм так и не понял, почему его не отлупили. Не испугались же капитана?

— Все-таки смелый ты парень, — заметил однажды тот, поглядев, как Грэм, с каменным лицом, ходит среди гребцов. — Может, потому тебя и не трогают. Слушай, а иди ко мне в помощники, а?

Предложение было неожиданным, Грэм с удивлением воззрился на Берека и нервно рассмеялся.

— К тебе в помощники? Шутишь? Да какой из меня моряк? Я же ничего не смыслю в морском деле.

— Неважно, научишься.

— Нет, я, правда, не хочу. На земле мне куда уютнее. А скажи лучше, капитан, а как Роджер поживает?

— А чего с ним будет? — скривился капитан. — Сидит себе под арестом. Сначала буянил, потом вроде успокоился. Будем надеяться, больше никаких штук не выкинет. Ну и сволочь же он! Прости, парень, он, вроде как, твой приятель, но другой такой твари я в жизни не видел!

— Да уж, Роджера приятным человеком не назовешь, — согласился Грэм. — А поговорить с ним можно?

— Соскучился, что ли?

— Обсудить кое-что нужно.

На самом деле, обсуждать Грэм ничего не собирался, а хотел только убедиться, что Роджер вернулся в нормальное состояние.

— Не советовал бы к нему соваться. Впрочем, дело твое — пойдем.

На двери каюты, где сидел Роджер, висел большой тяжелый замок. За дверью было тихо.

— Ты там осторожнее, — с опаской предупредил капитан, отпирая дверь. Он как будто собирался запускать Грэма в клетку с медведем-шатуном. — Имей в виду, дверь я запру. Захочешь выйти — покричи, я тебя выпущу, понятно?

Дверь он приоткрыл ровно настолько, чтобы в нее смог протиснуться Грэм, и тут же захлопнул ее снова.

Каюта была тесной и темной, с низким потолком, так что Грэму пришлось слегка пригнуть голову. У дальней стены был подвешен гамак, в котором расслабленно, задрав кверху ноги, валялся Роджер. Впрочем, при виде гостя он тут же подобрался и соскочил на пол. Выглядел он неплохо, значительно лучше, чем в начале путешествия. Опухоль почти спала, и хотя теперь было ясно видно, как сильно свернуло набок нос, лицо у него стало почти нормальное. Скаля в усмешке великолепные зубы, Роджер мягкими кошачьими шагами приблизился к Грэму.

— Не понимаю, что смешного, — заметил тот.

— Да, в общем, ничего, — легким тоном отозвался Роджер. — Просто радуюсь, что ты еще жив. Слава Эфферду! Я уж тебя похоронил.

— С чего бы?

— После твоего храброго выступления трудно было рассчитывать увидеть тебя в добром здравии. Кстати, приношу свою благодарность, за то, что спас мою шкуру, — с издевкой поклонился Роджер. — Ну и за Илис тоже. Ты сам-то как, не очень пострадал?

— Ценю твою заботу, Роджи. Как видишь, я цел и невредим.

— И весь в душевных травмах, — хохотнул Роджер. Он подошел вплотную и оперся руками о дверь по обе стороны от Грэма, так что его лицо оказалось прямо у того перед глазами. — Наверное, услышал в свой адрес много лестных слов? Скажи-ка, зачем тебе вообще нужно было влезать? Тебя же теперь ненавидят еще сильнее, чем меня.

Грэм пожал плечами. Глаза Роджера очень уж ярко, почти лихорадочно блестели из-под сведенных густых бровей, и это ему не понравилось.

— Меня прямо убило твое благородство, — продолжал ерничать Ролжер. — Ты только подумай: если бы меня выкинули за борт, у тебя стало бы одной проблемой меньше!

— Мне кажется, ты не в себе, — немного помедлив, сказал Грэм.

— Конечно, я не в себе, — согласился Роджер зло. — Как я могу быть в себе, если меня заперли тут, как скотину? — он в ярости долбанул кулаками по двери. Грэм скосил глаза и заметил, что костяшки пальцев у него ободраны до крови — видно, стены каюты изрядно пострадали за эти дни от его несдержанности. — А что, Илис тоже под арестом?

— Можно сказать и так. Капитан велел ей не высовывать нос на палубу.

— Ты ее видел?

— Нет. А что? Уже соскучился по ней?

Взгляд Роджера буквально обжег его яростью; бледное, покрытое бисеринками пота лицо придвинулось вплотную. Грэм почувствовал на своей щеке рваное, горячечное дыхание и хотел было отстраниться — но Роджер буквально прижал его к двери всем своим весом.

— Слушай, Соло, ты должен меня выпустить, — зарычал он.

— Даже не думай — тебя убьют.

— Не убьют, кишка тонка. В конце концов, сколько можно сидеть здесь, словно под арестом.

— Не «словно», а именно под арестом, Роджер.

— Так не выпустишь?

— Нет.

— Славно. А позволь спросить, как ты сам намерен отсюда выйти? Небось, кто-нибудь дожидается тебя по ту сторону с ключом и дубиной наготове? А что, если я выйду вместе с тобой?

— Нет, Роджер.

— Да какого хрена?! — заорал Роджер. — Пусть меня убьют, твое-то какое дело?!

Грэм уже сильно жалел, что пришел. Он попытался было оттолкнуть от себя Роджера, но ничего не вышло — сдвинуть с места тушу весом в двести пятьдесят фунтов было не так-то просто. Роджера же его потуги только раззадорили. В следующую секунду жесткая рука сомкнулась на его горле; Грэм обхватил ее запястье и попробовал отодрать от себя, но свободной рукой Роджер тут же двинул его в живот. На какое-то время боль и нехватка воздуха заставили его забыть обо всем на свете.

— Давай же, кричи, зови на помощь! — рявкнул Роджер ему в ухо. — А то шею тебе сверну!

— Сворачивай, — едва слышно прохрипел Грэм.

Роджер заглянул ему в глаза и скривился.

— Вот упрямец!

— Просто я хочу, чтобы ты живым добрался до материка, — прошептал Грэм. Говорить становилось все труднее, но он заставлял себя.

— Зачем?! Ты же меня ненавидишь, Соло.

— Тебе не понять…

— Это точно, — согласился Роджер. — А может, тебе просто нравится играть в мученика? А?

Грэм не ответил. Перед глазами все плыло, ясно было, что еще немного — и он лишится чувств от недостатка воздуха. Видимо, Роджер тоже это понял, поскольку хватка его заметно ослабла. Грэм с наслаждением хватанул ртом воздух.

— Эй, там, за дверью! — заорал вдруг Роджер. — Или давай открывай замок, или вместо Соло получишь хладный труп! Я не шучу!

— Почем ты знаешь, не все ли им равно, живой я или нет…

— Не держи меня за идиота! Ключи есть только у офицеров, а они все за тебя… Ну, где ты там! — снова рявкнул Роджер. — Считаю до пяти. Раз…

— Грэм? — послышался за дверью неуверенный голос капитана, и Роджер торжествующе захохотал.

— Открывай давай!

— Отойди от двери! — как мог громко сказал Грэм и захрипел — сильные пальцы вновь стиснули его горло.

— С-сволочь, — прошипел Роджер. — Какая же ты сволочь! Как я тебя ненавижу! — он отвернулся и проорал: — Два!

Грэм, вцепившись в его запястье, силился ослабить хватку, но руки Роджера были как будто выкованы из стали. С минуту они молча боролись, и Грэм явно проигрывал. За дверью было тихо.

И вдруг Роджер отпустил его горло.

— Ловко ты их приручил, — сказал он неожиданно мирно. — И чем только взял, аристократ поганый! Ух, так и размазал бы по стенке твою морду! — и в подтверждение своих слов он что есть сил ударил Грэма по лицу раскрытой ладонью, так что тот пребольно приложился затылком об дверь; потом вдруг отвернулся и ушел в дальний конец каюты. Грэм обессилено приник спиной и затылком к двери. Из носа на рубаху закапало алым, и он поспешно запрокинул голову.

— Убирайся! — злобно рыкнул Роджер, не оборачиваясь. — И побыстрее. Пока я не передумал.

— Дай слово, что не пойдешь за мной следом, — хрипло сказал Грэм.

— Убирайся! — повторил Роджер.

— Капитан! Можно открывать.

— Точно?

— Говорю тебе, открывай.

За дверью зазвенели ключами.

— Вот что, — заговорил вновь Роджер глухо. — Ты там присмотри за Илис. Уж очень она любит в истории влипать.

— А… — только и сказал Грэм. Ничего больше он сказать и спросить не успел, потому что дверь приоткрылась, и он буквально вывалился из каюты в объятия капитана Берека, на котором лица не было.

— Цел? — взволнованно спросил он, хватая Грэма за плечи.

Тот отодвинулся, поспешно зажимая кровоточащий нос.

— Цел. Запирай быстрее.

— Что у вас там такое было?

— Немножко поговорили. Роджер… он слегка не в себе. Точнее, совершенно вне себя.

— Может, высадить его по пути? — озабоченно сказал капитан. — В Самистре, например…

— Да разве он согласится сойти? Ладно, капитан, не бери в голову, как-нибудь обойдется.

В глубине души Грэм не слишком на это надеялся. Он сильно жалел, что решил заключить договор с Роджером вместо того, чтобы просто попробовать отобрать у него Илис силой.


2

В свое первое утро в отцовском замке Грэм спросонья не сразу сумел понять, где он находится, и что его разбудило. Кровать — огромная, с пологом, с немыслимым количеством подушек, с пуховым одеялом, — была ему незнакома. Потребовалось время, чтобы вспомнить: он в княжеском замке. Следом пришло понимание, отчего он проснулся: в носу невыносимо свербело, и он громко чихнул. Кто-то довольно захихикал; Грэм приподнялся и увидел, что на краю кровати сидит Гата, одетая в мужское платье, с убранными под шапочку волосами. В пальцах она крутила травинку, которой и щекотала Грэму нос.

— Ты как сюда попала? — спросил он сиплым со сна голосом. Он сел в кровати и обнаружил, что полностью одет, и даже сапоги вчера не снял. — Я же запер дверь.

— В комнатах есть еще и окна, — снова хихикнула Гата.

— Второй же этаж, — Грэм невольно покосился на окно. Оно было открыто, и оттуда тянуло влажной утренней прохладой.

— И что? Ну, ты долго еще собираешься спать?

— А что? — спросил Грэм, снова мрачнея. Он вспомнил вчерашний день, и настроение начало стремительно портиться.

— Чего сразу нос повесил? — ехидно спросила Гата. — Еще зареви… как девчонка, честное слово.

— А шла бы ты!..

— Вот, так гораздо лучше. Ну что… братец. Нет, ты, в самом деле — мой брат?

— Его светлость… хм… говорит так.

— Его светлость? — Гата округлила глаза. — Это ты про отца? Лучше отвыкай. Он страшно этого не любит. И давно он тебя… обнаружил?

— С неделю назад.

— Понятно… Н-да, мой… то есть наш папа — человек стремительных решений. Он, наверное, так сразу тебя и огорошил?

— Угу.

— Это в его духе. Он сначала делает, а потом думает. Если вообще, конечно, думает.

— Мне тоже так показалось, — робко заметил Грэм.

Гата хохотнула.

— Не стесняйся. Папа любит критику. А где ты жил раньше?

— В Карнелине.

— И ничегошеньки не знал о своем отце?

— Нет.

— Разве мать не рассказывала?

— Нет.

— А где она теперь? Папа снова ее бросил?

— Моя мать умерла много лет назад, — очень сухо сказал Грэм.

— Прости, — смутилась Гата. — Так ты остался совсем один? Как же ты жил?

— По-разному, — отрезал Грэм. — Еще вопросы есть? Если нет, то объяснись, пожалуйста, зачем пожаловала, да еще и через окно?

— Какой ты грубиян… Я хотела, вообще-то, окрестности тебе показать. Как ты насчет этого?

В замешательстве Грэм еще раз посмотрел за окно. Судя по мутной мгле за ним, было еще очень рано, рассвет только-только занимался.

— Чего косишься? Ты, никак, собирался спать до полудня? Уже барских привычек нахватался?

Грэм вспыхнул и вскочил на ноги.

— Пойдем.

— То-то же! — обрадовалась Гата и тоже встала. — Только давай выйдем через дверь, а то ночью дождь был, листва мокрая, одежда вся насквозь. И тс-с-с, тихо, а то все еще спят.

До завтрака Гата успела провести Грэма по дому и службам, где ей было знакомо все до последнего гвоздика. Начала она со своей комнаты, которая походила не на спальню юной девушки, но на пристанище мужчины, помешанного на охоте. Глядя по сторонам, Грэм засомневался, прибирались ли здесь хоть когда-нибудь. На разоренной кровати валялись предметы одежды, — исключительно мужской, охотничьей и дорожной. В самых неожиданных местах можно было увидеть самые неожиданные предметы: лошадиную сбрую, охотничью перчатку, разнообразное оружие и другие столь же интересные вещи. В углу на шестке сидел сокол с колпачком, надетым на голову, — тот самый, которого Гата хотела показать вчера. Это был ее любимец. Она посадила его на руку, предварительно надев перчатку, осторожно гладила его перышки, и горделиво спрашивала: "Хорош, правда?". Грэм соглашался, гордая птица ему нравилась, хотя он и не понимал, зачем держать сокола в комнате. Гата пообещала, что скоро они вместе поедут на охоту, и тогда она покажет, на что способна ее птичка.

Прочие комнаты в замке были не такие интересные, как спальня княжны, зато более роскошные. Чувствовалось, впрочем, что их обстановкой занимался человек с большим вкусом. Вчера Грэм видел гостиную и столовую, теперь Гата показала еще несколько жилых комнат наподобие, но надолго они нигде не задерживались.

Затем Гата повела его в хозяйственные помещения. Миновав несколько дверей, они попали в кухню, где у плиты уже хлопотала Укон.

— Госпожа Гата! — тут же закричала она. — Опять вы туточки! Медом тут, что ли, намазано? Да и час-то ранний, чего вам не спится?

— Дай чего-нибудь перекусить, — не обращая на крики никакого внимания, Гата уселась на стул и привольно вытянула ноги. — Мы с Грэмом хотели пойти погулять.

— Скоро завтрак, тогда и покушаете, — сердито отозвалась Укон. — И идите себе гуляйте, сколько душе угодно!

— А я не хочу завтракать со всеми, — капризно сказала Гата. — Что за наказание! Укон, ну дай же хоть пирожок! Я знаю, у тебя есть, — она огляделась по сторонам, заметила на столе блюдо, накрытое чистым полотенцем, и потянулась к нему. Кухарка проворно хлопнула ее по ладони.

— И не думайте! Хватит вам кусочничать. Пора бы вспомнить, что вы княжна. А то ходите, словно мальчишка, простолюдин какой-нибудь. Стыдно!

— Жадина, — грустно сказала Гата. — Пойдем, Грэм.

Во дворе она снова оживилась, а в конюшнях совсем повеселела. В списке ее привязанностей лошади стояли на втором месте после сокола. Она немного поболтала с конюхом, а потом пошла в обход конюшни, подолгу беседуя с лошадьми и угощая каждую кусочком сахара. Тут же принялась знакомить Грэма с ними, описывая их характер и нрав.

К завтраку все же пришлось вернуться в дом. Гата шла в столовую, как на собственные похороны. Грэму тоже было невесело. Оживившись во время прогулки с княжной, он снова замкнулся в себе.

Князь в это утро был не в духе. Накануне он поведал супруге историю своих отношений с матерью Грэма, и на его голову обрушилась настоящая буря. Выглядел он обессиленным. Он устало улыбнулся Грэму, спросил, как прошла ночь. Услышав: "Все в порядке, ваша светлость", — встретился глазами с младшей дочерью, улыбнулся еще более устало и сказал: "Вот и хорошо, осваивайся. Гата тебе все покажет". После чего попытался потрепать Грэма по волосам, но тот снова увернулся. Князь посмотрел недоуменно и даже обиженно, и Грэм почти пожалел о своем поступке.

Княгиня выразила удовольствие по поводу присутствия младшей дочки на семейной трапезе, а Грэму не сказала ни слова, только холодно кивнула. По-видимому, она еще не решила, как вести себя с почти взрослым пасынком. Старшая же княжна прошла мимо Грэма, словно он был пустым местом. Если во время завтрака ее взгляд случайно падал на новоявленного брата, ее красивое лицо принимало такое надменное и брезгливое выражение, что у Грэма кусок застревал в горле. Никогда в жизни он еще не был так унижен. Князь, вероятно, прекрасно понимал его чувства и все пытался поймать его взгляд. Но Грэм на него не смотрел. Уставившись в тарелку, он размышлял, что же теперь делать. Мириться с таким обращением было тошно. А надежда, что все еще наладится, тускнела с каждой минутой.


Всю следующую неделю Грэм провел в обществе Гаты, которая искренне радовалась его появлению в замке. В семье она была как неродная: с матерью вечно пререкалась, а над сестрой подшучивала, иногда довольно зло. Ласкова она была только с отцом и со слугами.

Вместо того, чтобы сидеть в гостиной вместе с матерью и сестрой, она уходила на кухню, где часами болтала с Укон, таская у нее с противня пирожки и булочки. Или хихикала в людской с Элис и другими служанками. Или запросто болтала с конюхом Никласом, получая шутливые оплеухи за дерзость. Слуги ее любили, а поскольку теперь с ней все время был Грэм, они привечали и его. Да и он был гораздо ближе к ним, чем к своим новоявленным родичам, и по воспитанию и по духу.

Вместе с сестрой он облазил весь парк и обнаружил несколько весьма приятных мест, где можно было уединиться, в том числе — прекрасный пруд, заросший камышом. Вода в нем была очень странная, серебристая и непрозрачная, и больше всего походила на ртуть. Гата утверждала, что это самое лучшее место в парке.

Любимым же ее местом в службах были конюшни, где она могла проводить целые дни, пока ее не прогонял конюх или не вытаскивал буквально за уши отец. Она любила лошадей, ей нравилось ухаживать за ними, а еще больше нравилось скакать верхом по лесам и полям, иногда — со своим соколом. Раньше она чаще уезжала на конные прогулки одна, изредка с отцом, а теперь ее охотно сопровождал Грэм. Всадницей Гата была отчаянной, при этом дикие скачки сопровождались не менее дикими воплями, которые разносились далеко по полям.

Бывало и так, что она с утра уезжала на рыбалку к какому-нибудь озеру и пропадала там до ночи, а то и до следующего утра. А то ночь напролет гуляла с деревенской молодежью, совершенно забыв о разнице в положении. Деревенские парни, глядевшие на нее восхищенными глазами, тоже про это забывали. Особенно восхищенные глаза были у сына деревенского кузнеца, высокого красивого малого лет двадцати. Гата была с ним ласкова, но отец парня лупил его нещадно всем, что попадало под руку, чтобы выкинул дурь из головы и не пялил глаза на знатную девушку.

Кое-кто из деревенских приятелей Гаты пробовал дразнить Грэма ублюдком, но он отловил обидчиков по одному и отлупил жестоко, как принято было среди уличной шпаны. После этого деревенские ребята его зауважали и дразнить перестали. Иногда Грэм даже думал, что гораздо более пристало ему жить где-нибудь в деревне, а не в княжеском замке. Только вот крестьянским трудом он никогда не занимался, и вряд ли сумел бы вытянуть эту лямку.

Со временем он стал все реже заглядывать домой, и даже есть норовил на кухне, со слугами. Загнать же домой Гату, особенно на уроки, которые давал ее сестре приходящий учитель, было почти невозможно. Сначала нужно было ее отыскать, а мало кто знал, где она пропадает. Поведение младшей дочери выводило княгиню из себя. В те редкие минуты, когда, наконец, в ее поле зрения оказывалась Гата, она читала дочери длинные нотации воспитательного характера, ставя в пример старшую сестру и напоминая, что и Гата — тоже княжна. На Гату ее выговоры не производили ни малейшего впечатления, и она ничего не меняла в своих привычках. Да и отец ее не упрекал, ему даже нравился ее неуправляемый характер. Он нередко высказывал вслух сожаления, что она родилась не мальчишкой. Его только утешало, что объявившийся сын оказался таким же шальным, как и любимая дочь, и что его младшие отпрыски пришлись друг другу по нраву.


Однако, привольная жизнь Грэма быстро закончилась. Князь решил, что мальчик достаточно освоился в новой семье, и пора приступать к делам. Под делами подразумевалось образование юного княжича. Для него пригласили еще одного учителя, помимо того, что ходил заниматься с Нинелью и с Гатой. И вместо того, чтобы вольной птицей носиться по полям и лесам, Грэм вынужден был сидеть в классе за книгами. Учили его чтению и письму, математике, истории, философии, поэзии, и — самое главное! — хорошим манерам. Нетерпеливый, порывистый характер Грэма снова дал о себе знать. При каждой неудаче он начинал злиться и ругаться площадными словами, приводя в ужас своего наставника. Науки ему не нравились, особенно философия, в которой он не понимал ни слова. На уроках он большую часть времени смотрел за окно, а не в книгу, вспоминая, как хорошо было на воле с Гатой. Впрочем, погода скоро испортилась, так что он лишился и этого маленького удовольствия. Да и Гате стало неинтересно гулять одной по холоду, и она слонялась по дому, огрызаясь на замечания матери и доводя своего учителя до белого каления.

Но из этого положения вскоре нашелся выход: Гата и Грэм додумались вместе сбегать с уроков. Они прятались в службах, а потом уходили на кухню и сидели там, путаясь под руками у Укон. Та ворчала, но не прогоняла их, и иногда даже подсовывала что-нибудь вкусненькое. Только на кухне Грэм и чувствовал себя дома. В семействе же Соло вокруг него сгустилась нехорошая атмосфера. Княгиня очевидно его невзлюбила, особенно после того, как князь официально объявил его наследником титула и состояния. Она не вела себя как злая мачеха из сказок, но едва разговаривала с Грэмом, и в этих редких случаях просто замораживала голосом и взглядом. Стоя перед ней, он изнемогал от желания перенестись на край света, чтобы оказаться подальше от княгини; уши так и горели от непонятного стыда. Ему казалось — с ним разговаривает ледяная фигура, высеченная из айсберга. Задетый ее холодностью, он начинал дерзить и задирать подбородок; такое поведение только усиливало неприязнь княгини. С каждым разом ее голос становился все холоднее и холоднее; казалось, она вот-вот начнет покрываться инеем. Грэм ничего не мог сделать, не мог растопить этот лед. Ему оставалось только избегать мачехи.

Нинель тоже его невзлюбила. Она даже не старалась скрыть презрительного отношения к незаконнорожденному брату, напротив — никогда не упускала случая это презрение продемонстрировать. Мало-помалу, Грэм ее возненавидел. Он не спускал Нинель ни одной ее язвительной реплики, всегда огрызался и дерзил. Не раз и не два в таких перепалках Нинель совершенно теряла самообладание, начинала кричать и называла Грэма бастардом и ублюдком, не зная оскорблений страшнее. Если при этих «беседах» присутствовала Гата, она никогда не оставалась в стороне, вступалась за брата, и скандал разрастался до безобразных размеров. Кончалось все обычно вмешательством князя, который успокаивал и разгонял всех троих по разным углам.

Неприятность вышла и со старой княгиней. Теперь, когда Грэм почти все время проводил дома, он не мог по-прежнему избегать ее. В один прекрасный день княгиня столкнулась с ним в коридоре и пожелала узнать, что за мальчик появился в замке. Грэм попытался было объясниться, но старушка, кажется, его не поняла, и только впала в сильное беспокойство. В тот же день она обратилась за разъяснениями к невестке и сыну. Княгиня Мираль охотно обрисовала ей ситуацию, сопроводив рассказ ядовитыми комментариями. Старая княгиня так разволновалась, что на неделю слегла в постель.

Князю тошно было видеть пренебрежение, которым щедро одаривают его сына княгиня и Нинель, и его беспокоил нараставший разлад в семье. Грэм ждал, что со дня на день у него лопнет терпение, и он, чтобы сохранить мир, велит сыну проваливать из дома куда глаза глядят. Но он плохо знал князя. Тот не только не попросил его покинуть замок, но, напротив, с каждым днем все сильнее к нему привязывался и проявлял все больше внимания. Его отношения с женой и дочерью начали портиться, но он делал вид, будто все в порядке. Чтобы проводить с Грэмом больше времени, князь пожелал лично обучать его некоторым наукам, в том числе — искусству боя на мечах.

Учителем князь был превосходным. Обладая железным терпением, он спокойно сносил обычные для Грэма вспышки злости и раздражительности. Впрочем, теперь они стали реже, поскольку Грэм помешался на фехтовании и готов был целыми днями не вылезать из тренировочного зала. Он влюбился в танцы с мечами и верил, что никогда не видел ничего прекраснее.

У князя были два меча, и он владел ими виртуозно. Несмотря на свой возраст, — а ему было уже сорок пять, — он оставался гибким и грациозным, в его поджаром теле не было ни грамма лишнего веса. Грэм пошел в отца не только лицом, телом он был так же худ и гибок, да и ловкости ему было не занимать. Вот только сломанная нога его подводила. Он по-прежнему прихрамывал, а в плохую погоду и после больших физических нагрузок нога начинала немилосердно болеть. Вскоре Грэм довольно сносно владел мечом, но князь и Гата — тоже большая любительница фехтования — запросто загоняли его в угол. Больная нога мешала ему двигаться, и он страшно на себя злился. Сжав зубы, он учился не замечать боль, и дело стало подвигаться лучше. К исходу зимы Грэм уже довольно легко брал верх над Гатой, хотя против князя выстоять еще не мог.

Зимние вечера князь проводил в кабинете, среди хозяйственных книг. Управляющего он не держал. Грэм начал приходить к нему, ища компании более дружелюбной, нежели исходящая злобой Нинель или исполненная ледяной неприязни княгиня, — и князь откровенно радовался его приходам. Князь работал с бумагами, а Грэм устраивался в большом кресле перед камином и предавался праздным мыслям; оба были вполне довольны молчаливым обществом друг друга. Первое время они только изредка обменивались короткими фразами, потом князь начал незаметно, понемногу, вводить Грэма в дела, как бы невзначай прося помочь в чем-либо. Грэм не отказывался и подсаживался к столу… Они начинали обсуждать дела, и все чаще обмен деловыми замечаниями перерастал в пространные беседы на самые разные темы. Грэм, как и во время короткого путешествия из Карнелина в Ваандерхельм, слушал князя с всевозрастающей жадностью, и вскоре полюбил звук его голоса, полюбил его самого… и незаметно для себя простил ему смерть матери. Неосознанно он начал перенимать манеры князя, его интонации и выражение лица. Он все с большей охотой читал книги, которые рекомендовал князь; ему нравились те же вина и блюда. Князь все замечал, но помалкивал, затаив радость глубоко в сердце. Он уже понял, как нужно обращаться с Грэмом, чтобы не оттолкнуть его от себя.

Одно только не давалось Грэму: несмотря на возросшую близость, он не мог назвать князя отцом. Но и говорить ему «сударь» или "ваша светлость" тоже стало неловко, и Грэм старался избегать такого рода обращений.

Так и прошла зима — в уроках, занятиях с оружием, вечерних беседах с князем, посиделках с Гатой на кухне, в стычках с Нинелью и пикировках с княгиней. Ненависть между Грэмом и старшей княжной становилась все более явной, и наконец он начал прятаться от нее, чтобы не оказаться наедине. Надменность Нинели бесила его невероятно, и он боялся однажды потерять над собой контроль и сорваться.

Весной князь переписал завещание в пользу сына, и всякая надежда на примирение со старшей сестрой окончательно исчезла.

Грэм должен был унаследовать за отцом титул, земли и состояние, за исключением той части, что была назначена в приданое княжнам. Однако сумма приданого, хотя и весьма значительная, терялась на фоне неимоверных размеров основной доли наследства. Отдельно был прописан пункт о втором, малом поместье, которое переходило во владения Грэма уже по достижении им шестнадцатилетия. Тем самым князь надеялся оградить сына от дальнейших нападок со стороны княгини и Нинели; однако он просчитался. Поместье это, как после узнал Грэм, раньше было назначено в приданое для Нинели. Вместо него князь назначил дочери большую сумму в золоте, но родных это отнюдь не смягчило.

Грэм находил, что князь обошелся с дочерьми нечестно. Гата, правда, выглядела не слишком огорченной, но впоследствии, полагал Грэм, когда дело дойдет до свадьбы, она может сильно пожалеть, что не принесла мужу приданого побогаче. Но сделать уже ничего было нельзя.

На несколько дней Грэм заперся в комнате и попытался осознать себя наследником огромного состояния. Было ему очень нехорошо. Из самовольного заточения его почти силой вытащил князь — затем только, чтобы сообщить, что пришла пора княжичу выезжать в свет.

К этому времени Грэм из уличного сорванца превратился в воспитанного, изящного и со вкусом одетого юношу с холодноватым спокойным взглядом. В его образовании зияли еще огромные пробелы, но он научился их скрывать. Оказалось, это не так уж трудно, главное, как он уяснил для себя, поменьше разговаривать. Из-за молчаливости и холодного взгляда он мог показаться высокомерным и надменным, на самом же деле он просто страшно смущался и изо всех сил пытался этого не показать.

Когда он впервые попал в многочисленное общество высокородных нобилей, приятелей и друзей отца, то ощутил себя главным блюдом на княжеском столе. На него смотрели как на диковинку, только что не подходили поближе, чтобы пощупать. По отношению к нему вельможи вели себя не очень-то воспитанно, они шептались за его спиной и почти тыкали в него пальцами. Его бесила такая бесцеремонность; когда какой-нибудь разряженный в пух и прах нобиль подходил к нему и заводил вежливую беседу, он едва удерживался от грубости, потому что буквально минуту назад этот же человек бессовестно глазел на него и шептался с какой-нибудь дамой. Впрочем, оскорблений и насмешек он в свой адрес не слышал. Его историю сочли скорее забавной, нежели неприличной, и все в один голос поздравляли князя с нежданным-негаданным появлением наследника.

Шло время. Грэму быстро надоели приемы, охоты и балы, но избежать участия во всех этих светских мероприятиях он не видел никакой возможности — положение обязывало. Гате тоже приходилось выезжать в свет, где она отчаянно скучала. Разве только на охоту она ездила с удовольствием. Грэм без особого удивления узнал, что в своем кругу она считается лучшей охотницей, причем не только среди женщин.

Утомившись светской жизнью, Грэм стал равнодушен и к тому, какое впечатление он производит в обществе. Он поставил себя так, что вскоре прослыл невыносимым гордецом, дерзким и острым на язык. Такая репутация, впрочем, вовсе не отпугивала от него барышень моложе пятнадцати лет, которые так и таяли при его появлении. Это, в свою очередь, поставило в интересное положение родителей этих барышень. С одной стороны, они считали юного княжича высокомерным выскочкой, с другой же, они не могли не принимать во внимание весьма внушительное количество нулей в сумме его предполагаемого наследства. Матримониальные планы, которые строились вокруг особы Грэма, очень его развлекали. Ложной скромностью он не страдал; знал, какое впечатление производит на молоденьких дурочек его необычная внешность, и с тем большим удовольствием доводил бедняжек до слез своими язвительными колкостями — ни одна из этих девушек его нисколько не привлекала. Князь, спохватившись, попытался было поставить его на место, но Грэм уже вошел во вкус. Он бросал вызов всему свету.

И все-таки в возрасте пятнадцати с половиной лет он вдруг осознал, что становится жуткой сволочью, и если так пойдет дальше, то он превратится в человека того типа, какой сам больше всего ненавидит. Пора было остановиться, иначе он перестал бы уважать себя. Взять себя в руки после года абсолютной свободы оказалось нелегко, и для начала он сам поместил себя под домашний арест и перестал ездить на приемы. Он засел в отцовской библиотеке, чем страшно удивил князя и учителя, знающих о его нелюбви к чтению. Но он сам счел, что книги — единственная альтернатива его теперешним занятиям и единственное, что сможет удержать его от окончательного превращения в великосветского хама. В библиотеке ведь не было людей, которым можно нагрубить, а были одни только молчаливые книги.

Полгода Грэм просидел в библиотеке безвылазно. Он глотал книги одну за другой, и думал, как жить дальше и как себя вести. Если он примет роль богатого наследника, общества нобилей не избежать, а там его снова понесет. Да и атмосфера в замке становилась вовсе уже невыносимой, даже княгиня начала открыто выказывать неприязнь. Грэм начинал попросту задыхаться в нарядных гостиных Ваандерхельма.

Последней каплей стало столкновение с Виктором, женихом Нинели. Этот надменный юноша терпеть не мог Грэма, прекрасно зная, что из-за этого выскочки из рук Нинели уплыла изрядная часть приданого; Грэм платил ему сторицей. Виктор при каждом удобном случае принимался задирать княжича; а тот, хотя и дал себе слово больше не хамить, просто не мог сдержаться и промолчать, хоть на куски его режь. Он еще мог бы снести оскорбления в свой адрес, но когда Виктор, глумясь, начинал поливать грязью его мать, он зверел. В два месяца юноши довели друг друга до такой степени раздражения, что в один прекрасный день сошлись на мечах прямо в большой зале замка. На шум прибежала Нинель; перепугавшись, она бросилась за отцом. Тот немедля пришел и только с трудом сумел разнять разъяренных юношей, успевших уже поранить друг друга. У Грэма на левой руке красовался глубокий кровоточащий порез, а Виктор был ранен в бедро. К счастью, легко.

Впервые за все время князь изругал Грэма, после чего перевязал рану и отправил сына в комнату, чтобы он хорошенько подумал над своим поведением. Грэм честно думал весь оставшийся день, потом всю ночь и весь следующий день, а на следующую ночь, решив, что хватит с него унижений, ушел в чем был, не думая о надвигающейся зиме. Из вещей он взял только оружие и несколько безделушек, подаренных отцом (расстаться с ними оказалось выше его сил). Прощаться он ни с кем не стал, даже с князем, хотя сердце мучительно сжималось. Ночью Грэм выбрался в окно своей комнаты, и к утру покинул владения князя. Измученный быстрой ходьбой, он свалился без сил на опушке осеннего леса, прямо на мерзлую траву, покрытую инеем. И долго лежал на спине, пытаясь отдышаться и глотая неудержимо текущие по лицу слезы, которые даже не старался утереть.

С этой ночи и началась вторая часть бездомной жизни Грэма.

Первым делом он постарался уйти подальше и поскорее от владений отца. И найти место, где он мог бы добывать себе пропитание, и где его не отыскали бы. Он, правда, не думал, что его станут искать всерьез, и полагал, что все обитателя замка после его ухода вздохнут с облегчением. Поразмыслив, он решил отправиться на юг, в Медею, где тогда еще не было войны. Граница Наи и Медеи проходила в какой-нибудь сотне миль южнее Ваандерхельма, однако следовало поторопиться: зима уже была на носу, и Грэму пришлось бы солоно, если бы она застала его в пути. Это он понимал.

Проплакав всю ночь и замерзнув до полусмерти, поутру Грэм направился на юг. Поначалу он еще таился и старался не показываться на глаза людям, но вскоре голод заставил забыть об осторожности. Октябрьский лес не так щедр, как августовский, но найти в нем пропитание можно; только вот Грэм не знал ничего о том, как выжить в условиях дикой природы. В грибах и ягодах он не разбирался, а охотиться не мог, потому что не взял с собой лук. Через два дня, наголодавшись, он рискнул приблизиться к глухому лесному хутору и пустил в дело свои прежние навыки, от которых его так долго и старательно отучал Брайан — говоря попросту, украл немного еды.

Через неделю, когда выпал первый снег, он был в Медее. Весь дворянский лоск с него уже слетел, и теперь это был просто осунувшийся, оголодавший бродячий мальчишка. Его одежда, впрочем, еще не успела износиться и могла выдать своего владельца, так же как и меч. Были при Грэме и кое-какие дорогие безделушки: перстень-печатка со знаком князей Соло (подарок отца на пятнадцатилетие), и тонкая золотая цепочка на шее. Эти вещи можно было задорого продать, но Грэм не решался. Во-первых, ему было жаль с ними расставаться, особенно с перстнем, а во-вторых, его могли обвинить в воровстве, ибо откуда еще у бродяжки могло оказаться золото?

Зимы в Наи, как и на севере Медеи, были суровые и начинались уже в октябре. Снег падал и падал, и через два дня все вокруг было завалено сугробами. Грэм стучал зубами от холода и уже серьезно собирался замерзнуть насмерть. Особенно тяжело приходилось ночью, а еще Грэм очень боялся встретить волков. Он знал, что от стаи ему не отбиться.

Заприметив однажды между деревьями отблеск костра, Грэм пошел прямо на огонь. Он едва держался на ногах и думал только о том, что может найти там тепло; а что за люди разожгли костер среди зимнего леса, ему и дела не было. На поляне вокруг огня он увидел веселую компанию человек из десяти; они громко разговаривали и пили вино, передавая друг другу по кругу мех. Люди эти очень удивились, когда из леса к ним вышел парень, посиневший от холода, с запавшими щеками и голодными дикими глазами. Грэма засыпали вопросами, но он не мог выговорить ни слова; тогда его закутали в попону, усадили у костра и принялись отпаивать горячим вином и откармливать хлебом и мясом. Он с благодарностью принял и пищу, и тепло; когда он отогрелся и утолил голод, один из мужчин проводил его в землянку, вырытую тут же, под поляной, и устроенную так искусно, что ее ни за что нельзя было заметить, даже если пройти прямо по ней. Грэм так устал, что без единой мысли повалился на подстилку на земляном утоптанном полу и уснул. Проснулся он оттого, что чьи-то руки шарили по его одежде. Он потянулся к поясу, но не нашел ни кинжала, ни меча. Тогда он ударил просто кулаком — наугад, потому как в землянке было темно, хоть глаз коли, — и попал по чьему-то лицу. Скинув с себя обмякшего воришку, Грэм успел встать, но на него накинулись сразу несколько человек, повалили на спину и прижали к земле. К его горлу приставили клинок, а к лицу поднесли горящий факел. И то, и другое, держал мужчина лет тридцати, с роскошной гривой черных волос. Взбешенный Грэм, не выбирая выражений, высказал все, что думает о людях, которые сначала привечают гостя, а после беззастенчиво его грабят, попирая все законы гостеприимства. Черноволосый мужчина засмеялся и ткнул его под подбородок кончиком его собственного кинжала.

— Ух ты, какой храбрый птенчик! А взять-то с тебя и нечего, кроме гонора… Что же с тобой делать?

— Примите меня к себе, — нахально сказал Грэм, глядя в глаза черноволосому. Он уже понял, кто эти люди и почему они отсиживаются в лесной землянке.

— Принять к себе? А ты кто такой будешь, птенчик, и как тебя сюда занесло?

— Отпустите меня, я все расскажу…

Черноволосый расхохотался и убрал кинжал. Грэма отпустили и позволили сесть, правда, накрепко связали ему руки за спиной. Грэм тут же сочинил историю, не слишком далеко отступившую от правды; рассказал, что он незаконный сын одного вельможи, "на всякий случай" жил при отце, потом у вельможи появился законный наследник, и его попросили со двора. Он ничем не рисковал: практика с воспитанием незаконных сыновей "про запас" была весьма распространена среди не имевших наследников нобилей.

— А звать-то тебя как? — спросил черноволосый, и Грэм понял, что вопрос о принятии его в лесную шайку решен положительно.

Черноволосого мужчину звали Тило, он был родом из Касот и, как самый старший, возглавлял пестрое сообщество, состоявшее, помимо него, из семерых парней и двух девушек. Как они собрались вместе, Грэм никогда не узнал, да его это и не интересовало. Его приняли в компанию легко и без оглядки — как видно, почуяли родственную душу.

Зимой новые товарищи Грэма пробавлялись тем, что совершали короткие набеги на близлежащие деревеньки и отлавливали проезжающих через лес путников. Зверств особых не чинили и людей почти не убивали — за всю зиму зарезали пятерых. Грэм никогда еще не сталкивался с убийством, но с удивлением обнаружил, что вид кровавой расправы нисколько его не трогает; после побега из отцовского замка в нем как-то разом погасли все чувства, как будто на покрытой инеем поляне он выплакал саму душу. Все вокруг стало ему безразлично. Однако же, через некоторые внутренние запреты он по-прежнему не мог переступить. Так, он равнодушно глядел, как его товарищи убивают ни в чем не повинных крестьян, но сам он еще не был готов убить. Однажды в деревушке случилась стычка со стражниками, и пришлось драться. Грэм тоже взялся за меч, но исхитрился никого не убить, а только виртуозно разоружил троих противников. Его самого, правда, серьезно ранили в бедро, и из деревни его, истекающего кровью, уносили на руках.

— Почему ты не убил их, дурень? — накинулся на него Тило после, когда опасность миновала. — Из-за тебя мог погибнуть кто-нибудь из наших! Ручки боишься замарать? Ты не думай — если попадемся, угодишь на виселицу вместе со всеми, твое чистоплюйство ни от чего тебя не убережет!

— Оставь его в покое, Тило! — вмешалась Рита, добровольно взявшая на себя обязанности сиделки при раненом. — Ведь все обошлось же… А в следующий раз Грэм будет решительнее. Правда, ведь, Грэм? — промурлыкала она, умильно заглядывая ему в лицо. Грэм промолчал и отвернулся.

Рита вызывала в нем смешанное чувство изумления и гадливости. Этой касотской девчонке было всего пятнадцать, но она успела побывать в постели у каждого парня в шайке; для полноты коллекции ей не хватало только Грэма, которого она добивалась с такой настойчивостью и откровенностью, что он только диву давался. Но именно ее настойчивость и откровенность его и отталкивали. Он еще не знал женщин, он желал и ждал тайны… но, насмотревшись на кокетливых и манерных дворяночек, а после — на Риту, начинал уже думать, что никакой тайны не существует… или же Анастейжия — единственная на свете девушка, которой эта тайна все-таки ведома.

Пока Грэм оставался в постели и залечивал рану, Рита успела ему надоесть хуже горькой редьки, и он, позабыв про гордость, попросил Тило убрать ее куда-нибудь от него.

— Она настолько плохая сиделка? — спросил Тило.

— Не в этом дело.

— Ты совсем ее не хочешь?

Грэм отчаянно покраснел, и Тило понимающе усмехнулся.

— Ладно. Скажу ей, чтобы не приставала к тебе больше.

Он сдержал обещание, а Рита крепко обиделась на Грэма и за следующий месяц не сказала ему ни слова, чему он был невероятно рад. Правда, потом все началось сызнова.


С наступлением весны и приходом тепла банда оживилась. Снег больше не мешал передвижениям, и область набегов расширилась. Лесная компания терроризировала окрестные деревни, нисколько не беспокоясь об облавах, хотя причины для беспокойства имелись веские — властям надоели разбойничьи забавы, и за головы Тило и его подопечных назначили вознаграждение. Но даже это не смогло заставить Грэма задуматься над тем, что же он делает. Разгульная жизнь, не требующая соблюдения никаких приличий, захватила его полностью и подчинила себе.

Однажды банда Тило заглянула в деревню Теплые Берега. Деревня была большая, богатая, а еще в ней имелась замечательная таверна, которая и была целью лихой компании. Ребята засиделись в лесу, им хотелось цивилизации и пива. Приезжали они в Теплые Берега не впервой, местные их знали и вели себя соответственно, то есть старались не перечить. Они знали, что если разбойников не задирать и не грубить им, они только пошалят немного и уйдут.

А еще местные прекрасно знали, что в этот раз лесных ребяток поджидает засада.

С хохотом и криками компания пронеслась галопом по центральной улице, едва не затоптав нескольких человек, и ссыпалась с седел около таверны. Все были верхом, на великолепных конях. Одеты все были пестро и богато: не бандиты, а молодые нобили на отдыхе.

Громко переговариваясь, они ввалились в таверну. Грэм шел следом за Тило; перешагнув порог, он мельком оглядел полупустую залу и вдруг шарахнулся назад, едва не сбив с ног Риту и касотца Гуго.

— Сдурел, что ли? — сердито крикнул Гуго.

— Я, пожалуй, не пойду с вами, — хрипло сказал Грэм. — Лучше погуляю.

— В одиночку? — Гуго захохотал, обнял его за плечи и потащил в залу. — Совсем рехнулся, друг? Да что с тобой? Никак призрака увидел?

— Пусти-и-и! — зашипел Грэм яростно, дергаясь к двери, но Гуго был сильнее и не отпускал.

От накатившего страха спина покрылась холодным потом, а сердце колотилось в горле. Грэм смотрел и не мог оторвать взгляд от мужчины в темном дорожном плаще — тот сидел, склонив светловолосую голову над тарелкой, и ел вяло и явно без всякого удовольствия. Мне кажется, спрашивал себя Грэм, или он и впрямь постарел и осунулся?.. С жадностью он вглядывался в дорогое лицо — и больше всего на свете боялся, что черные глаза поднимутся от стола и отыщут в зале — его…

И они таки поднялись. Князь, отвлеченный от своих мыслей громкими голосами новых посетителей, выпрямился и повел рассеянным взглядом по зале. Грэм встретился с ним глазами и обмер. Только не подай виду, что знаешь меня! — умолял он мысленно. Но князь уже поднимался, и лицо его просветлело.

— Грэм!

Парни разом замолкли и повернулись к нему. Тило внимательно поглядел на князя, потом на побелевшего Грэма, и решительно обнял юношу за плечи.

— Грэм, мальчик мой! — повторил князь, как будто ничего не заметив.

— Что это за хрыч? — громко спросил Тило.

Грэм с трудом разомкнул губы.

— Не знаю… Наверное, он меня с кем-то спутал.

— Спутал тебя?! — Гуго расхохотался, а Рита, вперив в князя нахальный взгляд широко открытых карих глаз, подошла к нему вплотную и поинтересовалась:

— Ты кто такой, дядечка? И чего тебе надо от нашего Грэма?

В черных глазах князя впервые промелькнула тревога.

— Что происходит, Грэм? Кто эти люди?

— Уходите, — сказал Грэм. — Уходите отсюда, и быстрее. Ребята, пропустите его. Пусть он уйдет.

Парни уже плотно обступили князя, оттерев в сторону Риту.

— Уйде-ет? — протянул Тило, нехорошо улыбаясь. — Нет, он не уйдет, пока не скажет, что ему, в самом деле, от тебя надо.

— Грэм, — очень тихо сказал князь. — Неужели ты заодно с этими людьми? Не может быть, чтобы ты…

— Что такое? — возмутился кто-то из парней. — Чем это мы не хороши для него?

— Ребята! — осенило вдруг Тило. — Да это же его папаша! Вы только гляньте на их рожи!

— И правда! — воскликнул Гуго под аккомпанемент удивленных возгласов остальных. — Две капли воды!

Грэм взглянул князю в глаза и зажмурился. В истории, которую он рассказал Тило, князь был выставлен не в лучшем свете.

— Тило, — сказал он, открыв глаза. — Отпусти его. Пусть он уйдет.

— А чего ты так о нем беспокоишься? — скривился Тило. — Ну да ладно, пусть будет по-твоему. Он может убираться, только пусть сначала вывернет карманы. Оружие, кстати, тоже пусть отдаст. Тогда я его отпущу. Ну?

Князь смотрел мимо него, пытаясь поймать взгляд Грэма, но тот отвернулся.

— Хорошо, — сказал князь. — Можете забрать все. Но только один я не уйду. Грэм, пойдем со мной. Не знаю, как ты сошелся с этими людьми, но тебе среди них не место.

Парни захохотали.

— Нет, — ответил Грэм. — Я с вами не пойду. Мое место именно здесь, а не… у вас.

— Какая трогательная сцена, — вмешался Тило. — Слушай, князь, тебе уже сказано — вали отсюда… пока я добрый.

— Грэм, прошу тебя, пойдем.

— Ты разве не слышал, что он сказал? Не хочет он с тобой идти!

Князь молча шагнул к Грэму, и в ту же секунду с легким шелестом из ножен вылетело десять клинков — и все они были направлены в сторону князя.

— Прекратите! — крикнул Грэм, сам не зная, к кому обращается — к отцу или приятелям.

Тило, не глядя, толкнул его в сторону.

— Уйди, без тебя разберемся.

— Тило!

Грэм рванулся к князю, но Тило легко перехватил его одной рукой и с силой отшвырнул прочь, так что юноша не устоял на ногах и повалился на пол. Еще прежде, чем он поднялся, князь выхватил оба своих меча — и на него разом бросились трое. Грэм закричал и вскочил на ноги, но кто-то заступил ему дорогу; кто именно, он не разглядел, он уже не различал лиц. Оставалось только одно. Грэм обнажил меч и ринулся на приятелей, пытаясь прорваться к князю. Его встретили три клинка; удары посыпались со всех сторон, и Грэм закрутился, как уж на сковородке — большую часть атак он просто не успевал отбить, оставалось только уклоняться. Князь вдруг пошатнулся и упал, — Грэм только чудом увидел это и почти потерял голову; в эту же минуту в таверну ворвались солдаты (Двенадцать знают, почему именно этот момент офицер счел благоприятным для перехвата; быть может, кто-то сообщил ему, что бандиты передрались между собой?). Бывшие приятели Грэма бросились врассыпную, а он рванулся к князю и упал рядом с ним на колени.

Князь был жив, но на его груди расплывалось кровавое пятно, дыхание было затрудненным, а изо рта шла кровь. Грэм, стискивая зубы, чтобы не расплакаться, наклонился над ним. Князь смотрел перед собой стеклянными глазами. Когда над ним оказалось лицо Грэма, взгляд его немного прояснился, и князь проговорил, с трудом переводя дыхание после каждого слова:

— Грэм… мальчик мой… что же случилось?.. Почему?..

— Молчи, — только и смог выговорить Грэм, не замечая, что впервые в жизни говорит князю «ты». Его трясло от сдерживаемых рыданий. — Пожалуйста, молчи.

— Я искал тебя… кто же знал… что так… мой сын…

— Прости меня… — выдохнул Грэм сквозь стиснутые зубы. — Прости… отец…

Князь улыбнулся окровавленными губами и стиснул холодными пальцами руку Грэма. И замер.


Когда подошли солдаты, он все еще стоял на коленях рядом с телом князя, с остановившимся взглядом, сам словно мертвый. Одной рукой он сжимал ладонь князя, а второй стискивал рукоять окровавленного меча (весьма красноречивая картина — так впоследствии сочли судьи). Он не сопротивлялся, даже когда ему стали заламывать за спину руки.

Что было дальше, он помнил плохо. Его протащили через всю деревню, едва ли не волоком, потому что ослабшие ноги подгибались. Потом были допросы — он молчал, глядя в стену, и не реагировал ни на окрики, ни на угрозы, ни даже на побои. Ему было все равно, пусть хоть насмерть забьют. Поскольку он ничего не отрицал — хотя и не подтверждал тоже, — на него повесили убийство князя, тем более, что все приятели (те, которые остались живы) дружно показывали на него. Судьи, правда, сначала сомневались, что это его рук дело: сходство юноши с убитым слишком уж бросалось в глаза. Но все свидетели — в основном жители Теплых Берегов, — и вся банда в один голос утверждали, что он тоже состоял в шайке, и был ничем не лучше остальных. Масла в огонь подлил Гуго, который вспомнил историю, рассказанную Грэмом, и поведал ее на одном из допросов. Картина в головах у судей сложилась самая живописная, и долго раздумывать они не стали.

Грэма ждала пожизненная каторга, но тогда он не смог оценить всей прелести приговора. Он стоял на коленях перед возвышением, на котором разместились судьи, и опустив голову, тупо рассматривал свои закованные в кандалы руки и пытался сообразить, где же это он успел ободрать в кровь кулаки. И почему саднит правая щека, опухшая и стесанная, словно его провезли лицом по камням. Он не помнил ничего, что могло бы привести к таким последствиям.

Сразу после суда его прилюдно клеймили каленым железом как разбойника и убийцу. Он и бровью не повел, когда повторно зачитали приговор, и встрепенулся только, когда к его груди прижали раскаленное железо. Запах горелого мяса и резкая боль ненадолго отрезвили его, и все-таки он не издал ни звука, только зрачки стали как булавочные головки и вздулись желваки на скулах. Потом его загнали на корабль, идущий в Самистр с партией таких же, как он, кандальников.

Эту историю Грэм и рассказал в Карате Брайану шесть лет спустя. О том, что было после, он никому никогда не рассказывал.


3

После разговора с Роджером Грэм подумывал, не проведать ли заодно и Илис, но все-таки решил, что сумасшествия с него, пожалуй, довольно. И просто расспросил о самочувствии Илис капитана. Тот поведал, что девчонка сидит тихая и мирная, вроде даже погруженная в меланхолию, и не пытается ничего нехорошего выкинуть. Грэм только подивился такой покладистости Илис, а паче всего — неожиданному приступу меланхолии. Раньше за ней вроде бы такого не замечалось. Впрочем, подумал Грэм, что я о ней знаю? Может, у нее приступы активного буйства перемежаются приступами печали. Всякое бывает…

Слегка успокоенный, Грэм вернулся к себе на весла в наивной надежде, что теперь им все-таки удастся доплыть до Лигии без неприятностей. Оба возмутителя спокойствия были изолированы, и ничто больше не нарушало размеренную жизнь команды. Большая часть пути была уже пройдена, до берегов материка оставалось плыть дней шесть или семь.

Только вот не знал он, что в данный момент корабль идет недалеко от берегов Самистра, иначе его спокойствие сильно пошатнулось бы. Здешние воды кишели пиратами, которые поставляли рабочую силу в обширные каменоломни и рудники Самистра. С их точки зрения, любой проплывающий корабль был ничем иным, как большим бесхозным контейнером с рабочими, которых можно было выгодно продать, и оставалось только прибрать этот контейнер к рукам.

По пути из Истрии на материк было почти невозможно обойти эти опасные места, если только не делать очень большой крюк. Все капитаны, решившие рискнуть, усердно молились Эфферду, чтобы их пронесло, пока не покидали опасную территорию.

Берек решил рискнуть.

В прошлый раз, когда Грэм плыл из Наи, корабль прошел гораздо севернее Самистра. А вот "Белую птицу" несло прямо в пекло, только он об этом пока не знал. Если бы знал, то не поленился бы уговорить капитана Берека сделать тот самый большой крюк и пройти стороной.

Началось все с того, что на горизонте показался корабль, который, как скоро обнаружилось, на всех парусах несся прямо на истрийское судно. Офицеры встревожились, а когда неизвестный корабль подошел настолько близко, что стало возможным рассмотреть его флаг, живо загнали всех гребцов на весла и быстро изменили курс. Встречный корабль шел под одноцветным черным флагом. Такой флаг был только у пиратов.

Однако было ясно, как день, что истрийцам от самистрян не уйти. Пиратский корабль мчался с бешеной скоростью, без труда нагоняя "Белую птицу" истрийцев, с явным намерением брать их на абордаж. Вооружение на "Белой птице" было слабенькое, да и развернуться они не успевали. Пираты же подошли настолько близко, что стали видны их мощные баллисты. Однако, стрелять они не собирались, а вместо этого шустро подгребали к истрийцам бортом с абордажными мостиками наготове. Капитан понял, что боя не избежать, и велел гребцам бросать весла и вооружаться.

Грэм, немедля, рванул в капитанскую каюту за своим мечом, а по дороге подумал, что надо бы выпустить Роджера, чье умение драться теперь очень пригодилось бы. Оставалось только надеяться, что он достаточно нормален и не выкинет какой-нибудь фокус.

Грэм ворвался в каюту Берека и с порога рявкнул Илис, которая печально сидела над расстеленной на столе картой:

— Илис, быстро, помоги найти наше оружие! — и сам распахнул крышку ближайшего сундука.

— А что случилось? — слегка удивилась Илис. Она не двинулась с места и только перевела взгляд с карты на Грэма. Вид у нее был заинтересованный, но не обеспокоенный. — Опять Роджер взбесился?

— Хуже, — ответил Грэм. Он отыскал свой меч и теперь торопливо пристегивал его к поясу, за который уже засунул кинжал. — На нас напали.

— Кто напал? — оживилась Илис.

— Пираты. Безымянный, где мечи Роджера?

— Зачем они тебе? Своего не хватает? Э! Ты что, его выпустить собираешься?

— Ага. О, вот они.

Илис вскочила из-за стола.

— Он же опять буянить начнет!

— Сейчас ему будет не до того. Если только не хочет попасть в рудники.

— Ты сказал — пираты? — задумчиво спросила Илис. — Интересно… Ни разу живых пиратов не видела.

— Тебе же будет лучше, если и не увидишь… живых. Сиди тут и не высовывайся.

— Так ты здесь, что ли?.. — осенило вдруг Илис. — А…

— Бэ, — ответил он и выскочил на палубу.

Веселье начиналось. За фальшборт уже зацепились крючьями, и пока их пытались снять, к истрийцам по мостику перебирались первые гости. На пиратской стороне рядом с мостиком стоял разряженный тип, который весело орал что-то на всеобщем языке с сильным шипящим самистрянским акцентом. Грэм прислушался и ругнулся сквозь зубы.

— Аллё! — надрывался тип. — Капитан! Эгей! Давай порешим все миром! Вели своим людям сдаться без боя, и я оставлю им жизнь! Обещаю!

— Как же, — буркнул Грэм и побежал к каюте, в которой сидел Роджер.

До него донеслась громкая тирада Берека, обращенная к разряженному типу. Его ответ был гораздо длиннее и эмоционально насыщеннее, чем фраза Грэма, и гораздо неприличнее.

Замок все так же висел на двери. Вряд ли кто помнил сейчас о Роджере, неразберихи на борту и без него хватало. Грэм, опять ругнувшись на наи, бросил мечи приятеля на пол, вытащил кинжал и склонился к замку. Едва он наклонил голову, в дверь, на том уровне, где только что были его глаза, воткнулся арбалетный болт. Значит, мирные переговоры отменялись.

Пока Грэм ковырялся в замке, ему пришла в голову мысль, что сейчас с другой стороны двери может стоять Роджер с чем-нибудь тяжеленьким наготове, ожидая гостей. Он-то не знает, что произошло, и кто к нему идет, тоже не знает.

— Роджер! — заорал Грэм в дверь. — Роджи! Слышишь меня?!..

— Слышу, — отозвался Роджер сразу, как будто нарочно его ждал. — Чего еще стряслось?

— Сейчас сам увидишь… Подожди, я дверь открою… только не кидайся на меня, хорошо?

Через секунду дверь распахнулась, и на пороге возник Роджер. Он удивленно уставился на Грэма, потом увидел царящий на палубе хаос и улыбнулся — или, вернее, оскалился.

— Славно! — сказал он. — Просто здорово! Надеюсь, ты прихватил мои мечи?!

Грэм ногой подтолкнул к нему перевязь, отметив про себя, что его шальной приятель просто в восторге от увиденного. Роджер наклонился, выхватил из ножен мечи, не утруждая себя надеванием перевязи, еще раз обвел взглядом поле битвы, ухмыльнулся и спросил:

— А где Илис?

— В капитанской каюте. Я велел ей не высовываться, — отозвался Грэм, не слишком удивившись вопросу. Чего-то подобного он и ожидал после недавней беседы.

— Хорошо, — кивнул Роджер, закрутил мечи и шагнул в гущу схватки.


Никогда раньше Грэм не дрался на корабельной палубе и очень надеялся, что впредь этот опыт не повторится. Такие пляски были не для него — с его-то ногой, на которую никогда нельзя было положиться. Ему пришлось бы совсем туго, если бы рядом не обнаружился вдруг Роджер, который очень грамотно и надежно прикрывал его спину. Это открытие поразило Грэма. Скоро они дрались спиной к спине, и выходило совсем неплохо. Роджер управлялся со своими изогнутыми длинными мечами так, словно они были продолжением рук.

Становилось жарко. Пираты поняли, что сдаваться им просто так никто не намерен, и теперь били на поражение, рассчитывая забрать хотя бы груз. В дело снова вступили самистрянские арбалетчики, и люди падали один за другим. Грэм старался не обращать внимания на густо сыпавшиеся болты и стрелы, поскольку сделать с ними он все равно ничего не мог, а проблем и без того хватало. Если бы не Роджер, его уже два или три раза убили бы. Роджер успевал перехватывать удары, предназначенные не только ему, но и Грэму. Останемся живы, думал Грэм, обязательно спасибо скажу. Вот уж не предполагал, в самом деле…

Грэм как раз отбивался от бородатого малого весьма кровожадного вида, когда Роджер, взявший на себя сразу двоих, вдруг заорал во всю глотку: "Илис!!!". Озадаченный, Грэм хотел осмотреться, но настырный противник не давал ни секунды передышки. Лишь краем глаза он отметил, что Роджер рубанул одного из своих противников по лицу, второго ткнул в живот, и рванул куда-то в сторону. Грэм приглушенно выругался, извернулся и рубанул бородача по плечу. Выдернул меч и огляделся. По всей палубе кипели бои. Кто одерживает верх, было непонятно, да его это сейчас и не волновало. Он искал взглядом Роджера. Тот нашелся около мачты, с ним была Илис; кажется, они ругались. Нашли время, с досадой подумал Грэм. И зачем только девчонка полезла на палубу? сказано же ей было ясно — не высовываться… Не пойти ли к ним, подумал Грэм, наблюдая, как Роджер пытается схватить Илис за плечи и потрясти, — и тут на его голову обрушился мощный удар, в глазах потемнело, ноги подкосились, и он без звука рухнул на палубу.


Дальше некоторое время Грэм воспринимал окружающую реальность рывками, поскольку неоднократно терял сознание и приходил в себя.

Когда в голове немного прояснилось в первый раз, он понял, что лежит на чем-то жестком и влажном, причем лежит очень неудобно. Носом он почти упирался в пол. Голова болела, особенно сильно ломило за ухом. Сквозь туман, застилающий сознание, он подумал, что это уже просто какая-то нехорошая тенденция намечается, уж слишком часто в последнее время его голове достается. Как бы не стать после всех этих травм таким же, как Роджер, которого однозначно в детстве роняли головой вниз.

Что-то тяжелое придавило его к полу, и Грэм вдруг понял, что ему связывают руки. Он попытался стряхнуть с себя наглеца, но тот, кто водрузился на его спине, сидел крепко и отпускать не собирался. Мало того, чья-то рука схватила Грэма за волосы и дернула, запрокидывая голову, а потом к горлу прикоснулось нечто холодное и острое. В ухо ему прошипели что-то по-самистрянски. Всех слов он не разобрал, но несомненно это была угроза. Он ответил на том же языке, бросив одну из немногих фраз, которые знал. Фраза была, конечно, неприличная. За это получил болезненный тычок между лопаток, потом, не отпуская волосы, его ткнули лицом в пол, и он снова потерял сознание.

Очнувшись во второй раз, он обнаружил, что его тащат, подхватив под мышки, двое здоровых парней. Ноги его при этом волочились по полу, руки были скручены за спиной. Грэм покрутил головой, отчего его сразу сильно замутило, и обнаружил, что находится все еще на корабле, только вот на каком, он не понял. От тряски кружилась голова, он закрыл глаза и попробовал сосредоточиться и подумать, как ему выкручиваться из неприятной ситуации. Думать было трудно, к тому же его очень сильно дернули, и он опять провалился в темноту.

Дальше было еще хуже. Грэм снова лежал, или, точнее говоря, полулежал, больно упираясь во что-то локтями. Руки были притиснуты так, что он их почти не чувствовал. Над ним, расставив ноги и нагнувшись, стоял бородатый тип, который пытался разжать ему зубы кинжалом и влить в рот какую-то жидкость из стеклянной бутылочки. Грэм обалдел от такой наглости, стиснул челюсти и рванулся всем телом. Перед глазами опять все поплыло, зато он обнаружил, что ноги все еще свободны. Он незамедлительно воспользовался этим, а также замешательством бородатого типа, который не ожидал, что пленник придет в сознание, и двинул его коленом в пах. Бородач взвыл и осел на пол, а Грэм попытался встать. Увы, они с бородачом были здесь отнюдь не наедине. Грэм успел подняться на колени, но тут подскочил еще какой-то человек и от души лягнул его в бок. Он снова повалился на пол и схлопотал еще один болезненный удар в пах. На некоторое время его перестало интересовать происходящее вокруг. Пока он корчился, его крепко схватили за руки сразу двое, силой подняв с пола и поставив на колени, а третий поднес к его губам ту же бутылочку, из которой его пытался напоить бородач. Этот человек обратился к нему на самистрянском языке, и смысл его слов сводился к тому, что не надо упрямиться и лучше выпить пойло добровольно. Задыхаясь, Грэм выдавил несколько самистрянских же нелицеприятных словечек — на это его скудных познаний хватало. Тогда его пребольно схватили за нос. Деваться было некуда — Грэм рванул воздух ртом, и тут же ему прямо в горло влили жидкость из бутылочки. На вкус она оказалась отвратительно тошнотворной и страшно жгучей. Грэм закашлялся, его тут же отпустили и кинули на пол. Жидкость протекала в желудок, казалось, сжигая все на своем пути, потом Грэму показалось, что сейчас его вывернет наизнанку, он замычал от боли сквозь стиснутые зубы, и в очередной раз сознание померкло.

В чувство его привели шлепками по щекам. Он открыл глаза и увидел, что находится в небольшом помещении. Судя по обстановке, это была капитанская каюта, но не на истрийском корабле. Его рывком заставили подняться на ноги. С двух сторон его держали под руки, а еще кто-то, вцепившись в волосы, оттягивал голову Грэма назад. Его снова мутило, ноги подкашивались; накатило странное безразличие. Ничего не хотелось. В каюте было очень тесно. Помимо Грэма, здесь присутствовали еще несколько человек с "Белой птицы", все молодые мужчины из гребцов. Их также поддерживали под руки, взгляды у всех были мутные. Еще Грэм увидел разряженного типа, который в начале боя весело предлагал истрийцам сдаться. Сейчас он внимательно рассматривал всех пленников по очереди, переговаривая о чем-то с их стражами. Когда очередь дошла до Грэма, последовало такое же пристальное разглядывание. Вдруг разряженный резко рванул рубаху на груди Грэма, разрывая ее. Несколько секунд полюбовавшись на клеймо, пират пристально взглянул ему в глаза; Грэм ответил безмятежным взглядом. Ничто на свете не могло его взволновать. Капитан, насмотревшись, бросил несколько слов на самистрянском охране Грэма; из его тирады было понятно, что за этим парнем следует присматривать хорошенько, так как он может быть очень опасен. После осмотра пленников вывели из каюты. Истрийцы брели, еле шевеля ногами. Всех отвели вниз, в трюм, и побросали там. В трюме оказалось полным-полно народу, среди которого Грэм узнал еще нескольких человек с "Белой птицы".

После Грэм тщетно прикидывал, сколько же времени он провел в отчаянной борьбе с навязчивым чувством deja vu: ему снова было шестнадцать лет, и он снова был в темном вонючем трюме корабля, идущего в Самистр. Правда, в этот раз ему не хотелось биться головой об стену и выть от отчаяния и горя, но только потому, что он вовсе ничего не соображал. Одурманили его крепко. Он был в сознании, но реальность спокойно и плавно скользила мимо. Вскоре начались галлюцинации: он вдруг увидел, как над ним склонился Роджер, забрызганный чем-то красным, и начал что-то очень громко говорить. Делать ему здесь было нечего, тем более свободному и не связанному, и Грэм пришел к однозначному выводу, что ему мерещится. Однако же он попытался заговорить с мороком. Увы, язык ему не повиновался, перекатываясь во рту бесполезным обрубком мяса. Тогда Роджер будто бы схватил его за плечи и начал трясти. То есть Грэм это понял умом, но ничего не почувствовал.

Последовал еще один провал в памяти, и вдруг он как-то очень резко, рывком начал соображать. И очень удивился, когда понял, что воздух, которым он дышит, вовсе не затхлый и неподвижный, как в корабельном трюме, а холодный и свежий, морской. Что лицо его обдувает резкий холодный ветер, а над головой — не низкий потолок, а высокое прозрачное осеннее небо. Что он лежит навзничь на раскачивающейся поверхности, и руки и ноги у него свободны. Он понял, что ничего не понимает, и попытался приподняться. Голову за ухом ломило, все тело болело, словно его сплошь покрывали синяки. Подняться сразу не получилось, и он, зашипев, снова опрокинулся на спину. Над ним появилось улыбающееся лицо Илис, и захотелось протереть глаза. Он подумал, что ему продолжает мерещиться, и Илис — такая же галлюцинация, как Роджер до этого.

— Очухался? — весело осведомилась галлюцинация, и улыбка ее стала еще шире, хотя это и казалось невозможным. — Доброе утро! Наконец-то ты зашевелился!

— Илис… — пробормотал Грэм. Язык его уже слушался, и это было хорошо.

— Помнит! — почему-то обрадовалась Илис. — Ну, слава Перайне! Лежи, не двигайся… Как голова, болит? Ну, это ничего. Тебя, как-никак, по ней треснули… Ты свое имя помнишь?

— Разумеется, помню. Где я?

— Хватит языком чесать, — послышался голос Роджера. — Ты помалкивай пока, Соло. А ты, Илис, к нему не приставай.

— А я и не пристаю, — огрызнулась Илис, и ее голова убралась. — Я просто осведомляюсь о самочувствии.

Вместо нее Грэм увидел Роджера. Тот весело скалился, по лицу его были размазаны красные, уже немного подсохшие, полосы.

— Живой? — спросил он. — Ух, ну ты и чудной был! Как кукла. Я ору, трясу тебя, а ты смотришь сквозь меня и не отвечаешь.

— Роджер! — завопила откуда-то Илис. — Сам же говорил не приставать! А ну, кыш!

— Помалкивай, мелочь! — рявкнул Роджер в сторону. — А то сейчас как двину веслом, и память у тебя отшибет! Будешь тихой, как морковка…

Значит, с ними все в порядке, раз препираются как ни в чем не бывало, подумал Грэм. Но что случилось? Где, собственно, самистряне? И где они сами?

— Роджи, — окликнул Грэм приятеля, который приподнялся было. — Подожди. Расскажи хоть, в чем дело-то?

Роджер хохотнул.

— Долго рассказывать. Хватит и того, что мы умыкнули тебя от этих самистрянских уродов. Они накачали всех так, что никто ничего не соображал. Илис говорит, что от этой гадости может и память отшибить, потому и спрашивала, помнишь ты свое имя или нет. Когда я за тобой спустился, ты вообще никакой был, клянусь Рондрой.

Грэм поморщился и пощупал голову за ухом. Волосы насквозь пропитались кровью и свалялись в колтун.

— А остальные?..

— Что — остальные? Надо было и их тоже, что ли, вытаскивать? В шлюпку они не влезли бы, знаешь ли.

— А меня ты почему вытащил?

С минуту Роджер, кривя губы, молча разглядывал Грэма. Потом нехотя сказал, словно выплюнул:

— Должок за мной был, Соло. Ты нам с Илис все-таки жизнь спас… Теперь мы — квиты. Почти.

Затем он поднялся и куда-то ушел, а Грэм остался лежать, глядя в небо и удивляясь повороту событий. Он пока мало что понял, но поступок Роджера стал для него еще одной неожиданностью. Как и поведение его в схватке на "Белой птице".

Было тихо, только плескалась вода за бортом и скрипели весла в уключинах, да еще Роджер что-то бормотал себе под нос на непонятном языке. Илис было не слышно и не видно.

Скоро Грэм оправился настолько, что смог приподняться, сесть и оглядеться. Он был в маленькой шлюпке, а вокруг до самого горизонта — бесконечный океан. На веслах с мрачным видом сидел Роджер, весь перемазанный в крови и со здоровенной подсохшей ссадиной на лбу. Его мечи в ножнах валялись в ногах, так же как и меч Грэма. На корме, спиной к Роджеру, устроилась Илис, вперив задумчивый взгляд в горизонт. Она выглядела совершенно как обычно. Ну, может, чуточку более тихой.

Было холодно и ветрено, и Грэм продрог до костей. Из одежды на нем оставалась одна рубашка, да и та порванная. Где его плащ, он не помнил. Ни кинжала, ни кошелька, ни сумки в шлюпке тоже не было.

— Роджи, — позвал Грэм. — А что случилось с экипажем? С кораблем?

— Корабль, — отозвался Роджер с некоторым напряжением, ворочая веслами, — думается, утопили. Сняв с него все ценное, конечно. Эх, бедные наши лошадки… Зря мы их в Карате не оставили… — (с кормы тут же послышался вопль Илис: "Ма-альчики, ну я же вам говорила!"). — Что до экипажа… Честно говоря, не знаю, что с ними. Капитана, кажется, убили… Офицеров — тоже. Остальных — кого как. Те, что остались живы, в основном были вместе с тобой.

Грэм немного помолчал. Значит, большая часть истрийцев погибла. Н-да, невесело… И капитан Берек, значит, мертв. Хороший был человек. Да будет Борон добр к его душе.

— А ты-то как ушел?

— Так и ушел. Разевал бы ты рот по сторонам поменьше, тоже не попался бы. На кого ты любовался, кстати?

— На вас с Илис.

— А что, это так интересно?.. Вот уж не думал, — ядовито сказал Роджер. — Ну и чего ты на нас пялился?

— Куда мы плывем? — спросил в ответ Грэм.

— В Самистр. Куда же еще?

Грэм ничего не сказал, только невольно содрогнулся всем телом. Роджер заметил это и ухмыльнулся.

— Не дергайся. До материка мы на этой посудине не дотянем. Далековато, а у нас никаких запасов с собой нет. Илис смотрела у капитана карты и сказала, что до Самистра от того места, где мы находимся, рукой подать. Там сядем на корабль до материка… Да что ты смотришь на меня, как на привидение?

— Боюсь я, — признался Грэм.

— Чего?!

Вместо ответа Грэм раздвинул на груди рубашку, показав клеймо.

— Пфу! — сказал Роджер. — Помнится, ты всегда был осторожным, но теперь, похоже, стал еще и пугливым, как лесная птаха. Как ты среди братьев Фекса-то прижился? Ладно, не дрейфь. Ничего с тобой в Самистре не случится. Одолжу тебе свою куртку, и никто ничего не заметит. Все будет чудесно.

— А если Роджер будет всем улыбаться, то к нам вообще никто не подойдет, — снова вмешалась Илис. — У него улыбка просто обаятельная. Никто не устоит. В смысле, на ногах.

— Придушу, — привычно прошипел Роджер, но уже без обжигающей ненависти. — Не понимаю, дева, почему я не оставил тебя пиратам? И мне легче было бы, и людям неприятностей добавилось бы. Глядишь, корабль потопила бы.

— Наверное, в душе ты очень добрый, — предположила Илис. — И просто не можешь делать людям гадости.

— Веслом огрею, — ровным голосом пообещал Роджер.

— Не дотянешься.

С обреченным стоном Грэм вновь опустился на дно шлюпки.


Он так и не добился от них толкового рассказа, и обстоятельства спасения с самистрянского корабля навсегда остались для него загадкой. Илис, когда он начинал расспрашивать, нервно смеялась и на что-то тонко намекала. На что, он не понял. Роджер мрачно шевелил бровями, неприлично ругался на наи и советовал не лезть не в свое дело. Грэм понял только, что Роджер и Илис сумели благополучно избежать плена. Вместе они забрались на самистрянский корабль, пока он стоял на якоре рядом с полузатопленной "Белой птицей", отыскали Грэма, который пребывал в прострации, и вытащили его из трюма. По пути Роджер устроил маленькую резню — куда же без этого! Потом они нашли шлюпку и угнали ее. Каким чудом им удалось все это провернуть, в голове Грэма не укладывалось. В конце концов, он решил воспринимать это как должное. Похоже, у него в спутниках были два величайших афериста всех времен. И с этим следовало мириться.

Уже в темноте шлюпка причалила к пустынному берегу. Илис утверждала, что это побережье Самистра, и приходилось верить ей на слово, поскольку табличек с подтверждениями тут не имелось.

Стряпать ужин было не из чего, но костер все-таки разожгли, чтобы согреться. На берегу разыскали целую гору плавника и пустили его в дело. Грэма жестоко знобило, и он жался к огню. Он чувствовал себя разбитым и усталым, все тело ломило, а горло саднило, как от ожога или долгого крика. Роджер сидел неподалеку, скрестив ноги, смотрел в костер, и вид у него был необычно задумчивый. Илис устроилась поодаль и любовалась небом. Довольно долго они просидели молча, думая каждый о своем. Грэм боролся с мучительными приступами тошноты и размышлял, чем же его все-таки опоили. В химии и в лекарствах он не разбирался, и даже не мог предположить, какое зелье могло заставить человека настолько размякнуть, да еще и грозило потерей памяти. Память-то осталась при нем, но вот в голове до сих пор стоял туман, а во рту жутко горчило.

— Мальчики! — прервала его размышления Илис. В свете огня ее огромные глазищи сверкали ярче обыкновенного. — Давайте составим план действий на завтра.

— А может, ты помолчишь? — хмуро сказал Роджер. — Честное слово, ты меня утомила.

— А может, ты помолчишь? — огрызнулась Илис. — Ты меня утомил не меньше… однако я до сих пор не превратила тебя в мухомор.

— Кишка тонка. Да и не умеешь ты!

— Я — не умею?! Хочешь, покажу? Ведь жалеть потом будешь! Будешь стоять и даже глазками не похлопаешь…

— Себя лучше во что-нибудь преврати… Во что-нибудь очень молчаливое…

Илис показала ему язык, Роджер скривился, но ничего не сказал. Грэм подумал, что нервы у него не железные, и когда-нибудь эта ругань ему надоест, и он сорвется. И достанется обоим. Пока же он крепился и молча смотрел в огонь.

— Итак, вот что я предлагаю, — начала Илис бодро. — И, по-моему, это самое разумное, что мы можем сделать в наших обстоятельствах. С утречка, как рассветет, идем в город, он тут не очень далеко, миль десять-пятнадцать, к полудню доберемся.

— И все-то ты знаешь, — проворчал Роджер.

— Не нравится? Я, знаешь ли, пока ты отдыхал, карты у капитана посмотрела. И запомнила, — ехидно отозвалась Илис и прищурилась так, что количество бесенят у нее в глазах удвоилось, а то и утроилось. — Интересные это штуки — карты. Очень много можно из них почерпнуть. В частности, я изучила береговую линию Самистра довольно неплохо. И город этот приметила.

— Ты об Ите говоришь? — спросил Грэм.

— Ага. А ты там бывал?

— Приходилось.

— Ух ты, как удачно! Поскольку денег у нас нет, — да и вообще ничего нет, — а нужно много чего… придется тебе, Грэм поработать в Ите по цеховой принадлежности, а мы тем временем поищем корабль до материка.

— Не очень-то мне нравится твой план, — возразил Грэм. — В Ите меня слишком хорошо знают.

— Кто?

— Сумеречная братия. Я же тут начинал…

— Ну и чем это плохо? — искренне удивилась Илис. — Они тебе и помогут еще. По старой памяти.

— По старой памяти они, скорее, сдадут меня страже. Не любят меня здесь, понимаешь? Накрутил по молодости дел.

— По молодости? Ой-ёй. А сейчас ты, вроде, старик?

— Не придуривайся. Скажем так — несколько лет назад. Характер у меня тогда был тот еще…

— Да и сейчас не подарок, — ввернула Илис.

— В общем, сволочью я был порядочной, — не обратил внимания на шпильку Грэм.

— Как Роджер? — невинно спросила Илис.

— Хуже.

Роджер яростно зыркнул на них из-под насупленных бровей; на скулах вспухли желваки. Илис так и покатилась со смеху. Одним прыжком Роджер подскочил к ней, схватил за шиворот и ткнул носом в коленки. Смех Илис, хотя и приглушенный теперь, стал еще заливистее.

— Вы, святоши, — прорычал Роджер, удерживая ее шею. Илис даже не пыталась вырваться и складывалась пополам от неудержимого хохота. — Добрые и безгрешные… Что еще скажете про мой характер? Давайте, не стесняйтесь, я слушаю. Да прекрати ты смеяться, девчонка! — он надавил на шею Илис, и смех перешел в похрюкивание.

— Роджи, хватит, — очень тихо сказал — Дело не в тебе. И не о тебе речь. Отпусти Илис. Тоже, нашел себе соперника.

— Пусть она перестанет смеяться, — потребовал Роджер свирепо.

О боги! вздохнул про себя Грэм. Разве это — взрослые люди? Да это же дети, настоящие дети, причем маленькие. Илис-то ладно, еще не вышла из детского возраста, ей простительно, но этот-то… головорез. Убийца, чтоб его… Ярится из-за детских дразнилок.

— Сейчас перестанет. Сейчас вы оба успокоитесь: дождетесь, когда у меня терпение лопнет, — сказал Грэм все еще тихо, но таким голосом, что даже Илис перестала хрюкать, а Роджер отпустил ее шею. Оба с нескрываемым интересом уставились на него, и он, несмотря на злость, почувствовал, что вот-вот рассмеется. Они смотрели на него словно дети — на взрослого дядю, ожидая от него не меньше чем божественных откровений. — Все, прекратили развлекаться? Можно разговаривать нормально? Прекрасно. Илис, еще раз: мне твой план не нравится. Я не хочу появляться в Ите, это опасно. Если я наткнусь на кого-то из… собратьев… меня просто возьмут под белы ручки и поведут к страже.

— Все так плохо? — хмуро спросил Роджер.

— Боюсь, что да. Так что, пожалуйста, другие предложения.

— Без тебя, кажется, нам денег не раздобыть, — с сомнением сказала Илис. — Я, знаешь, как-то опыта не поднакопила… Если только вот Роджер…

— Я — пас, — отмахнулся тот. — Слишком давно не практиковался, засыплюсь запросто.

— Грэ-э-эм, — елейным голоском протянула Илис. — Ну подумай, а? Может, как-нибудь можно выкрутиться? Ну неужели в Ите нет ни единого человека, которому ты мог бы довериться? Неужели никто не согласится нам помочь? Уж очень далеко идти до другого города, мы так от голода помрем.

Несколько минут Грэм колебался.

— Есть один человек… — наконец, неохотно сказал он. — Надежный… Но уж очень мне не хочется для него… то есть для нее… неприятностей.

— Для нее? — с подозрением спросил Роджер. — Это женщина?

— Девушка. А что?

— Невеста? — осведомилась Илис.

— Нет. Просто… подруга. Хорошая. По крайней мере, мы были… друзьями… года три назад.

— Делили с ней постель, короче, — бесцеремонно заключил Роджер и ухмыльнулся, увидев, как покраснел Грэм. — Ну, чего смущаешься? Чего в этом такого? Дело молодое…

Грэму было неловко. Роджер угадал: с девушкой, на которую он только и мог положиться в этой поганой стране, его когда-то связывали очень близкие отношения.

— Гляди-ка, Илис, покраснел, ровно маков цвет, — засмеялся Роджер. — Деваха-то твоя, она что, тоже из сумеречной братии?..

— Была, — поднял голову Грэм. — Хорошо, поищем ее. Надеюсь, это не выйдет ей боком.

— Значит, мой план все-таки принимается? — осведомилась Илис.

— Возрадуйся, да. А теперь — спать.

Сам он ложиться не спешил. Пытаясь унять мучительную дрожь, он подсел вплотную к огню. Илис по ту сторону от костра закуталась в плащ и свернулась калачиком, как котенок. Роджер не сводил с нее глаз, горящих как-то особенно ярко. Выражение лица у него было странно напряженное, словно он что-то обдумывал.

Когда Илис мирно засопела, Роджер, наконец, оторвался от созерцания ее мордашки и перевел взгляд на Грэма.

— Что, очень плохо? — спросил он вполголоса.

— Терпимо…

— Угу, — Роджер стянул с себя куртку и бросил ее на колени Грэму. На удивленный взгляд того пояснил: — Надень. Я же вижу, как тебя колотит.

— Ты чего это? — удивился Грэм. — Благотворительность вроде бы не в твоем характере…

— Да откуда ты знаешь, что в моем характере, а что — нет? — зло сказал Роджер.

Грэм недоуменно пожал плечами и надел куртку, которая еще хранила тепло тела Роджера. Тот вдруг слабо улыбнулся.

— Слушай, Соло, у тебя братья и сестры есть?

— Две сестры… да и те сводные.

— А у меня нет никого.

— Ты к чему ведешь?

Роджер молча вытащил из ножен меч и, не колеблясь, с силой резанул острием по ладони. Из глубокого пореза немедленно хлынула кровь.

— Ты что делаешь? — опешил Грэм.

Роджер встал весь рост, держа перед собой порезанную руку ладонью вверх. Кровь крупными каплями скатывалась на холодную землю. Сверху вниз Роджер очень пристально посмотрел на сидящего Грэма.

— Будешь моим братом?

Грэм едва сдержал желание покрутить пальцем у виска. Только несколько дней назад этот псих орал ему в лицо о своей ненависти, а теперь предлагает брататься на крови. Впрочем, поступок Роджера вызвал у него противоречивые чувства. Он понял, что не может просто так отказаться. В конце концов, парень сражался за него и вытащил из плена, можно сказать, на своем горбу… Грэм встал и взял из рук Роджера меч. Он чувствовал себя последним идиотом и в то же время ощущал непонятную радость… И вдруг мысль об Илис вспыхнула в его голове, как молния.

— Роджер! — сказал он, не решаясь поднять меч. — А как же Илис? Что мы будем делать с ней… и сами с собой, если?…

— Об этом не беспокойся, — быстро, шепотом сказал Роджер. — Касотцам я ее не продам. Поедем, куда скажешь…

Все это да, подумал изумленный Грэм. Либо он окончательно тронулся рассудком… либо влюбился. Впрочем, в данном случае, когда дело касается Илис, это почти равнозначно.

— Ну? — нетерпеливо спросил Роджер.

И Грэм решился. Он полоснул клинком по раскрытой ладони и посмотрел на Роджера. Что делать дальше, он не знал. Роджер, по-видимому, тоже не очень хорошо представлял себе, как принято поступать в таких случаях, и несколько секунд они просто стояли друг напротив друга. Потом Роджер схватил своей кровоточащей ладонью его порезанную руку. Они стиснули друг другу руки, и их кровь, смешавшись, закапала на землю. Еще несколько минут они молча смотрели в глаза друг другу. Глаза у Роджера были черные, как оникс, а внутри их пылал неугасимый огонь ярости и страсти, граничащей с безумием. Грэм подумал, что все-таки это очень странный человек, и он никогда не сможет до конца его понять. Раньше, в детстве, он мог легко и просто читать в душе Роджера (или же ему так просто казалось), ныне же он ничего не знал о своем приятеле, а теперь — и брате по крови. То есть совсем ничего. И что творится у него внутри, за видимым безумием, навсегда останется загадкой.

— Понятия не имею, что нужно делать дальше, — вдруг сказал Роджер очень серьезно, нарушая патетику момента. — Наверное, мы должны обняться и поцеловаться, и сказать какую-нибудь клятву?

— Не знаю. Кажется, достаточно того, что наша кровь смешалась

— Слава богам! Хорошо, что можно обойтись без всего этого идиотизма. Значит, мы теперь — братья?

— Вроде бы.

Роджер расхохотался и отнял руку.

— Здорово! Что ж, посмотрим, что это такое — иметь брата! Да еще такого, как ты…

— Уже жалеешь? — слабо улыбнулся Грэм.

— Нет. Пока я ни разу не пожалел, что связался с тобой, хотя ты как был чистоплюем, так им и остался… — Роджер задумчиво посмотрел на свою кровоточащую руку и медленно сжал ее в кулак. — Странный ты человек, Соло. И неприятности тебя почему-то очень любят… Ведь именно ты втравил меня в эту историю. Если бы не ты, я бы спокойно передал девчонку Авнери, и был бы сейчас при деньгах… жил бы в свое удовольствие. А ты втянул меня в сомнительную авантюру, в которой я теперь, кстати, все равно уже не вижу смысла…

— Радовался бы лучше, что нашел приключений на свою голову, — усмехнулся Грэм.

— Приключения бывают разные, — возразил Роджер. — И из них лучшие те, в которых не участвуют сумасшедшие девчонки… Слушай, а давай ее здесь бросим. Пока не поздно. Пойдем дальше вдвоем… Чувствую, доведет она меня до сумасшествия.

— Ну, ей недолго придется стараться.

Роджер вдруг наклонил голову и очень странно посмотрел на него исподлобья.

— Слушай, ты и впрямь считаешь меня сумасшедшим?

— Ну, есть немного, — растерялся Грэм.

Роджер серьезно кивнул и сказал:

— Так я и думал… А нету у тебя какой-нибудь тряпки, руки перевязать? Сейчас мы с тобой перемажемся в крови с ног до головы… братец. Ну, чего смотришь? Ты же чем-то руки заматывал, когда греб, так что не жадничай.


4

За костром никто не присматривал, и к утру он погас. Все проснулись замерзшие, голодные и мрачные. Впрочем, нет, не все — у Илис вид был довольно бодрый, словно она отлично выспалась в пуховой постели. Вот ведь неунывающий человек, с завистью подумал Грэм и перевел взгляд на Роджера — тот весь покрылся гусиной кожей. Из чувства справедливости Грэм снял куртку, которую ему вчера отдал приятель, и сразу тоже начал стучать зубами (зато холод заставил забыть о ноющей боли в избитом теле). В остальном, он чувствовал себя неплохо. Действие гадости, которой его опоили, закончилось.

Илис, позевывая, с удивлением смотрела на спутников.

— Вы чего? В сосульки превратитесь, придется мне одной в Лигию плыть.

— Можешь не дожидаться, пока мы замерзнем, а отчаливать прямо сейчас, — утешил ее Роджер. — Никто плакать не будет…

— Ай-яй-яй! А я-то надеялась, что вы меня хоть чуть-чуть любите; надо же, такое разочарование. Эй, ребятки, а чего это у вас руки замотаны? Вы ночью друг друга резали, что ли?..

— Не твое дело, — рыкнул Роджер. Он достал из ножен мечи и закрутил их вокруг себя. — Грэм, не хочешь порубиться немного? Заодно согреемся.

— Давай, — согласился Грэм. Ему было интересно попробовать свои силы в поединке с Роджером.

Сначала Илис молча наблюдала за их приготовлениями, потом все-таки не выдержала:

— Добрые вы сегодня… Чем только всю ночь занимались? По душам, что ли, беседовали? Или лучше этого не знать? Ой, — она вдруг сделала большие глаза. — Неужели вы руки резали, чтобы…

— Илис! — осадил ее Роджер. Несколько танцующих шагов — и ей в грудь уткнулись кончики его мечей. Надо отдать должное Илис — она даже не вздрогнула. — Знаешь, что это такое? Когда эти штуки у меня в руках, я становлюсь очень, очень несдержанным. Запросто можешь лишиться языка. А если у меня еще и рука дрогнет, язык я отрежу вместе с головой. По-моему, будет очень грустно. Не находишь?..

— Не нахожу, — Илис преспокойно отвела мечи в сторону. — Ты еще не видел, как я ножи метаю! А вообще, мальчики, у вас у обоих, по-моему, с головами не все в порядке. Мне просто страшно становится. Может быть, разбежимся, пока не поздно, пока я еще цела, а вы что-то еще соображаете?.. Ну, чего смотришь, как будто съесть меня хочешь? Не целься, я невкусная. Иди вон, у тебя есть уже противник, — она кивнула на Грэма.

— Я бы с удовольствием порубил на куски тебя, — буркнул Роджер и, сдвинув брови, повернулся к Грэму. — Готов?

Через полчаса Грэму стало жарко; вошедший в раж Роджер совершенно его загонял. Грэм не мог сдержать восхищения: Роджер при своем немалом росте и развитой мускулатуре двигался с такой быстротой и грацией, о которых Грэм, худощавый и более легкий, мог только мечтать. Обе руки Роджера работали независимо друг от друга в бешеном темпе. Парировать все удары было просто немыслимо, и Грэму оставалось только увертываться. Он скакал по берегу, уклоняясь от клинков Роджера; некоторые удары, впрочем, он отбивал, но в наступление перейти даже не пытался. Было понятно, что, сойдись он с Роджером в серьезном поединке, ему несдобровать. Сейчас — другое дело: Роджер просто забавлялся и, когда удар грозил серьезным ранением, он удерживал руку, останавливая клинок в каком-нибудь дюйме от тела противника.

Когда они, наконец, закончили, оба взмокли, раскраснелись и тяжело дышали. Грэм с трудом сдерживал желание упереться руками в колени и постоять так, согнувшись. Но очень не хотелось демонстрировать слабость при Роджере.

— Ха! — сказал Роджер, перекидывая свой длинный хвост за спину. Он был очень доволен собой. — Ну, не говорил ли я, что ты дитя против меня? Только и умеешь, что исподтишка бить! Воровские привычки! А в честном бою ты слабак.

— Можешь собой гордиться, — выдохнул Грэм.

— А я и горжусь. Нет, вообще-то у тебя тоже неплохо получается, — снизошел Роджер до похвалы. — Я же видел, как ты дрался на корабле. Но против меня тебе не выстоять… Нога сильно болит? Под конец ты на нее припадать начал.

— Терпимо. Так часто бывает.

— И как ты еще жив?

— Сам удивляюсь.

Роджер задумчиво посмотрел на него.

— Пожалуй, ребята тогда в Карнелине перестаралась с колотушками…

— Они просто не довели дело до конца, — возразил Грэм. — Думаешь, они хотели поколотить меня немного и отпустить? Нет, Роджи, если бы Брайан не помешал, они убили бы меня. Слишком сильно они тебя ненавидели и боялись, а мы ведь с тобой были…

— Друзьями, — закончил Роджер. — Да, пожалуй. Они хотели через тебя досадить мне, но просчитались. На тот момент мне на тебя было плевать…

— Мальчики! — подала вдруг голос Илис. — Все это очень трогательно, но не пора ли отправляться в путь? А то мы просидим здесь до вечера, предаваясь воспоминаниям.

Она была права, конечно, и поэтому обошлось без пререканий, чему Грэм был несказанно рад. Но мирное единодушие продлилось недолго. Ни Роджер, ни Илис не могли молчать больше десяти минут, а как только один из них открывал рот, тут же вмешивался второй, обязательно с ехидными комментариями. Просто согласиться друг с другом или поддержать нормальный разговор они не могли. Грэм некоторое время терпел, даже пытался их утихомирить, потом плюнул, ускорил шаг и ушел вперед, чтобы не слышать их. Он шел и думал о том, как будет разыскивать в Ите Марьяну, и о том, что будет говорить ей, когда найдет… и как она примет его возвращение спустя три с лишним года. Сможет ли она оградить его от праведного гнева местной сумеречной братии? Да и пожелает ли?.. Унизительно было прятаться от опасности за спиной девушки, но тут уж Грэм ничего не мог поделать. Или Марьяна, или лучше вообще не заходить в Иту.


К полудню они стояли перед воротами Иты. Грэм заблаговременно надел куртку Роджера, чтобы скрыть клеймо, и стражники на воротах, хоть и оглядели потрепанную троицу весьма внимательно и пристально, но вопросов все же задавать не стали. По улицам Грэм шел, не поднимая глаз, и каждую секунду ждал, что вот сейчас кто-нибудь его узнает, и начнутся неприятности. Давно он не чувствовал себя настолько не в своей тарелке.

— Куда мы идем? — поинтересовалась Илис, которая — о чудо! — последние полчаса вовсе не раскрывала рта.

— В храм Фекса, — ответил Грэм. — Нам же нужна помощь…

— А еще не помешал бы завтрак. Не знаю, как у вас, мальчики, а у меня внутри уже все ссохлось… Я и не помню, когда ела в последний раз.

— Дойдем до храма — будет тебе и завтрак. Если, конечно, меня сразу не зарежут.

— Да никто тебя в обиду не даст! — радостно пообещала Илис. — Роджер уж наверное заступится.

Роджер ничего не ответил. Он шел молча, напряженный, и внимательно посматривал по сторонам. Тревожное настроение Грэма передалось и ему.

Они уже почти дошли до храма, как вдруг услышали за спиной негромкий окрик: "Соло!". Грэм крутанулся на пятках и увидел человека в длинном плаще с капюшоном, хотя секунду назад на улице вообще никого не было. Человек этот подошел к Грэму и пихнул его в плечо, толкая к стене. В ту же секунду рядом оказался Роджер с обнаженными клинками в руках и Илис с неизбежным любопытством во взоре.

— Ого! — удивленно сказал человек в плаще. В его речи (говорил он на всеобщем языке) почти не слышался самистрянский акцент. — Да ты, я смотрю, телохранителями обзавелся!

— Это еще что за явление природы? — хмуро поинтересовался Роджер.

— Тарнис-Лис, — сказал Грэм, узнавший человека по голосу. — Или Тарнис Тшуул, как угодно.

— Гляди-ка, узнал! — усмехнулся тот и откинул капюшон, открывая острое, хищное лицо, в самом деле напоминающее лисью морду.

— У меня хорошая память.

— Да ну? Будь это так, ты бы помнил, что тебя здесь ждут просто-таки с распростертыми объятиями. И ни за что сюда не сунулся бы. Так что, сдается, память тебе напрочь отшибло, парень.

— Грэм, кто это такой? — нетерпеливо настаивал Роджер.

— Старый друг, — по-лисьи улыбнулся Тарнис. — Вот этого негодяя.

— Грэм?..

— Не друг, — процедил Грэм, холодно глядя на Тарниса. — Знакомый. Подожди, Роджи, не лезь.

— Ну вот, — покачал головой Тарнис. — Так просто отрекаешься от прошлого?

— Чего тебе надо, Лис?

— Мне? Надо? Это я должен у тебя спросить, что ты забыл в Ите. Тебя вроде недвусмысленно просили не возвращаться? Давно на каторге не был, мальчик? Или, может, по веревке соскучился?

— Я случайно здесь оказался.

— Ага, ветром занесло. Что ж, бывает. Ну и куда же ты направляешься? Порт в другой стороне.

— В храм.

— Ты рехнулся, — убежденно сказал Тарнис.

— Мне Марьяну нужно увидеть.

— Марьяна тебе нужна? Так ты, значит, снова за свое? Ее дядюшка тебя так взгреет, мало не покажется.

— Я знаю, — тихо сказал Грэм. — Но мне нужна помощь.

— А! Вот это точно: никто, кроме Марьяны, тебе помогать не станет, — согласился Тарнис. — А что стряслось?

С минуту Грэм колебался, рассказать ли Тарнису суть их проблемы или нет. Едва ли он взялся бы помогать, но мог дать совет.

— Понимаешь, — наконец сказал Грэм, — мы остались без денег… то есть совсем. В городе мне лучше не показываться; если я пересекусь с кем-нибудь из местных… ну, ты сам знаешь, что будет.

— Ясно. И как же вас так угораздило?

— Долго рассказывать, Лис. Так что, отпустишь нас с миром или позовешь братьев?

— Подожди, Грэм, дай подумать. Ты, конечно, сволочь, но мне тебя жалко… — (Грэм скрипнул зубами и заметно покраснел). — С братьями тебе встречаться нельзя, но иначе не найти Марьяну. Вот что — пойдем-ка со мной.

— Куда?

— В безопасное место. Посидишь со своими приятелями, отдохнешь, а я, так и быть, разыщу и приведу к тебе Марьяну. А дальше сам с ней договаривайся. Я мог бы сам дать тебе денег… но не дам.

— Почему ты хочешь помочь мне, Лис?

— Ну, парень, я все-таки учил тебя… Хочу отдать дань прошлому. Считай, что у меня сегодня сентиментальное настроение. Ну, так пойдешь?

— А куда мне деваться? — буркнул Грэм.

— Вот и хорошо. Не познакомишь меня со своими друзьями, кстати?

— Перебьешься…

Тарнис расхохотался и махнул рукой, предлагая следовать за собой.

— Грэм, ты уверен, что этому человеку можно доверять? — зашипел за спиной Грэма Роджер. — Мне он не нравится.

— У нас все равно нет другого выбора…

Роджер в сердцах сплюнул, но смолчал.

Безопасное место Тарниса оказалось двухэтажным домом в богатом квартале. Его интерьер произвел на Грэма сильное впечатление: вся мебель в доме была антикварная и очень дорогая, не говоря уже о безделушках и картинах. Уж не самого ли Тарниса этот дом? — подумал Грэм, но спрашивать не стал. Ему вообще не хотелось ни с кем разговаривать, он чувствовал себя последним идиотом и старательно избегал как требовательного взгляда Роджера, так и насмешливого — Тарниса. Илис, к счастью, не пыталась встретиться с ним глазами, поскольку была занята; она крутила головой по сторонам и все рассматривала, сопровождая комментариями вполголоса.

— Нравится? — поинтересовался у нее Тарнис.

— Ничего. Симпатичный домишко.

— Правда? Я тоже так думаю. Ну, располагайтесь, как вам удобно.

В большой гостиной, обставленной с такой же продуманной роскошью, как и прочие ранее увиденные комнаты, Илис упала в ближайшее кресло.

— Хорошая мебель, — заметила она, улыбаясь как никогда лукаво.

— Рад, что вам понравилось, — слегка поклонился в ее сторону Тарнис. — Ну, Грэм, что ты смотришь букой? Расслабься. Отдыхай, я скоро вернусь.

Тарнис обвел всех внимательным и насмешливым взором и ушел. Роджер тут же уселся, скрестив ноги, рядом с креслом Илис и поднял глаза на Грэма. Тот застыл около камина и с сосредоточенным видом крутил в руках миниатюрную статуэтку.

— Грэм, что происходит? — резко спросил Роджер. — Вчера ты ныл, что в Ите тебя убьют, разрежут на куски, арестуют, а тебя встречают с распростертыми объятиями и обещают доставить нужную девушку в два счета. Я чего-то не понимаю.

— Нам просто повезло, что мы встретили именно Тарниса, а не кого-то другого, — неохотно отозвался Грэм. — Тарнис… он, понимаешь ли… ну, в общем, он же сказал, что отдает дань прошлому… Он… учил меня.

— Чему? — поинтересовалась Илис.

— Всему. И сражаться, и профессиональным всяким тонкостям… Я же только и умел, что на улицах кошельки таскать…

— Значит, первый учитель?

— Можно и так сказать.

— О, как трогательно!

Грэм промолчал.

— Ну, и что мы будем делать? — с мрачным видом спросил Роджер.

— Ждать, — Грэм поставил статуэтку обратно на каминную полку. — Ждать, пока не придет Марьяна… или кто-нибудь еще.

— Почему бы не попросить денег у этого твоего учителя?

— Он же сказал, что не даст.

Илис открыла рот, чтобы что-то сказать, но в комнату бесшумно вошел молодой парень, почти мальчик, одетый как слуга. В руках у него был большой поднос, накрытый серебряной крышкой. Он с поклоном поставил поднос на стол перед креслом Илис, и с поклоном же молча удалился.

— Ух ты! — восхитилась Илис, хлопая глазами на поднос. — Это еще что такое?

— Открой да посмотри, — посоветовал Роджер.

— А может, лучше ты? Вдруг там василиск?

— Илис, не валяй дурака! — рыкнул Роджер, но приподнялся и снял крышку с подноса.

Конечно, никакого василиска на подносе не было, а были там несколько блюд с изысканной закуской, фрукты, три кубка и бутыль с вином (большой, большой был поднос, что уж говорить!).

— Ух ты! — снова сказала Илис. — А виноград-то он откуда взял? По-моему, сейчас не сезон.

— А тебе есть какая-то разница?

— Да нет, просто интересно. А вообще, я так хочу есть, что мне все равно, пусть даже он его наколдовал, этот виноград! Что ж, мальчики, давайте позавтракаем и возблагодарим нашего заботливого хозяина!

С этими словами Илис принялась за еду. К ней присоединился Роджер. Только Грэм по-прежнему стоял у камина и даже не смотрел на них.

— В чем дело, Грэм? — повернулся к нему Роджер. — Приклеился ты к полу, что ли?

Грэм сумрачно посмотрел на него. С каждой минутой настроение у него все сильнее портилось. Предстоящий разговор с Марьяной не радовал, да и странное поведение Тарниса заставляло волноваться. Их отношения с Лисом три года назад были более чем натянутые, и Грэм не мог ожидать хорошего к себе отношения, помня, какой неблагодарной скотиной он был. Теперь ему было не по себе. Пожалуй, он даже чувствовал себя виноватым перед Тарнисом.

— Мне что-то не хочется есть, — неохотно ответил он.

— Уверен? Ты когда ел-то в последний раз?

— Да мне кусок тут в горло не лезет.

— Помрешь с голоду — спасать не будем, — радостно заявила Илис, общипывая несезонный виноград.

— Чувствительный какой… — проворчал Роджер. — Кусок ему, видите ли, в горло не лезет… Что за настроение, я не понимаю?

— Ну и не понимай… — огрызнулся Грэм.

— Слушай, Соло… — начал заводиться Роджер.

— Оставь его в покое, Роджи, — влезла Илис. — Пусть его страдает. Нам больше достанется.

Однако, она уже зовет его «Роджи», с удивлением подумал Грэм. Еще немного, и он будет он будет ласково называть ее «Лисси». Глядишь, и ругаться перестанут.

Пока Илис и Роджер завтракали, переговариваясь вполголоса, она так и стоял у камина, притворяясь, будто внимательно рассматривает несчастную статуэтку. На самом деле он просто прятал лицо, поскольку чувствовал, что поминутно вспыхивает и краснеет. Только услышав легкие шаги, замершие на пороге комнаты, он вернул статуэтку на место и оборотился к двери. Увидел Марьяну и понял, что снова неудержимо краснеет.

Марьяна была невысокая, крепкая и вместе с тем удивительно ладная девушка с круглым скуластым, смуглым лицом и темными блестящими волосами, свободно спадающими на спину. Лицо ее не отличалось особенной красотой, но очень выразительными были большие серые глаза под изогнутыми бровями, которые было бы совершенно справедливо назвать соболиными. Стоя в дверях, Марьяна внимательно изучала Илис, которая расселась в кресле с гроздью винограда в руке, и Роджера, сидящего у ее ног с бокалом вина. Илис дружелюбно улыбалась с набитым ртом. Марьяна очень серьезно кивнула им и только тогда перевела взгляд на Грэма. Тот стоял ни жив, ни мертв.

— Грэм, — сказала она сдавленно.

— Здравствуй, Марьяна, — отозвался Грэм голосом кающегося грешника.

— Грэм! — крикнула Марьяна, подскочила к нему и обхватила за шею. — Грэм, Грэм!

Она хотела его поцеловать, но он осторожно отвел ее руки и, держа за запястья, отстранил от себя.

— Я тоже рад тебя видеть, Марьяна.

— А… — растерянно сказала Марьяна, беззащитно глядя на Грэма, потом перевела взгляд на Илис. — Прости…

— Познакомься с моими друзьями, — быстро сказал Грэм. — Илис. Роджер.

Марьяна кивнула и снова посмотрела на Грэма.

— Зачем ты вернулся? Это опасно.

— Я… ну, в общем, так получилось. Сядем, поговорим?

Он подвел Марьяну к креслу, усадил и сам устроился на подлокотнике. Марьяна смотрела на него, не отрываясь. Глаза у нее были такие… Никто никогда не смотрел на Грэма такими глазами. Неужели она до сих пор меня любит? удивленно и чуть испуганно спросил он себя. Только этого не хватало.

— Ты так изменился, — сказала Марьяна грустно и хотела было погладить его по волосам, но передумала и отняла руку. — Совсем другой стал.

— Какой же я стал? — вспыхнул Грэм.

— Спокойный. Ровный. Раньше ты был… как огонь.

— Спокойный? — фыркнула Илис. — Это он-то?

Грэм бросил на нее мрачный взгляд и снова повернулся к Марьяне, чувствуя, что опять краснеет. Ему было очень неловко. В свое время они были очень близки, но сейчас он никак не мог подобрать нужные слова. Никогда он не стеснялся девушек, а сейчас…

— А вот ты совсем не изменилась.

Марьяна бледно улыбнулась и опустила голову, но тут же снова подняла взгляд, который теперь приобрел уже совсем другое выражение.

— Грэм, — вдруг нетерпеливо сказала она. — Тарнис сказал, что у тебя серьезные неприятности, и тебе нужна помощь. Расскажешь?

Ее деловой тон и сосредоточенный взгляд сразу привели Грэма в себя. Он перестал смущаться и собрался с мыслями. Очень кратко и не вникая в подробности, он рассказал, как они попали в Самистр и в каком положении оказались.

— Так, — сказала Марьяна, выслушав. — Значит, тебе нужны деньги, одежда, провизия и место на корабле до материка?

— Да.

— Немало… Хорошо, Грэм, я все устрою. Но при одном условии.

Грэм встревожился, почуяв осложнения.

— Слушаю…

— Да это очень простое условие, не волнуйся. Я вам помогу, при условии, что поеду с вами.

— Зачем? — поразился Грэм. Он понял, что предчувствия его не обманули, и начинаются непредвиденные сложности.

— А ты не знаешь? И даже не догадываешься?

— Н-нет…

— Болван, — сказал Роджер.

Марьяна и бровью не повела в его сторону. Смотрела она только на Грэма.

— Я не хочу больше терять тебя, Грэм. Хочу быть с тобой. Всегда.

— Пойду-ка я прогуляюсь, — громко заявил Роджер.

Он легко поднялся с пола, сгреб за шиворот Илис, которая отбивалась и явно ничего не понимала, и увел ее в соседнюю комнату, плотно притворив за собой дверь. Грэм проводил их беспомощным взглядом и выругался сквозь зубы. Вот заразы! Что это на Роджера нашло? Подумаешь, какой тактичный… когда не нужно.

Грэм быстро пересел с подлокотника в кресло, которое покинула Илис. Теперь между ним и Марьяной имелась хоть какая-то преграда, и можно было надеяться, что Марьяна не кинется ему на шею с поцелуями. А она, кажется, собиралась.

Марьяна сидела, свободно развалившись и закинув ногу на ногу, — мужской костюм это позволял, — и выжидающе смотрела на Грэма, слегка приоткрыв губы. Грэм же молчал. Что говорить, он не знал. Он не хотел, чтобы Марьяна ехала с ними, но не мог придумать, как обосновать отказ. Молчал он так долго, и вид у него был такой мрачный и усталый, что Марьяна не выдержала.

— Ну так что, Грэм? — жалобно спросила она. — Ч то скажешь?

— И все-таки, почему ты хочешь уехать?

— Я уже сказала! Я так скучала по тебе… Я не хочу больше ломать голову над тем, жив ли ты или нет, что с тобой, где ты и с кем.

— А тебе не все ли равно? — тихо спросил Грэм и сразу же понял, какую глупость сморозил.

— Конечно, нет! — вскинулась Марьяна. — Разве я пришла бы, если бы мне было плевать на тебя? Что я, самоубийца? Да я ни на минуту тебя не забывала! А вот ты, кажется, вовсе обо мне не вспоминал. Так?

— Марьяна… — бессильно сказал Грэм. В хорошую же ловушку он сам себя загнал…

— Я люблю тебя, Грэм, — опустила она глаза. — До сих пор. И ты знаешь это. Должен знать, потому что я уже говорила тебе это… давно. Когда ты еще жил здесь.

— Я помню. Но, Марьяна… я никогда не говорил тебе ничего подобного. И сейчас не скажу.

Грэм понимал, что его слова жестоки. Но лучше уж так, чем продолжать морочить Марьяне голову. Ему было очень неловко, с большим удовольствием он оказался бы сейчас за тысячу миль отсюда. Может быть, даже в каменоломнях. Марьяна была не первой влюбленной в него девушкой, с которой ему приходилось объясняться, но единственной, к которой он чувствовал симпатию, и поэтому не мог обойтись с ней, как со всеми прочими.

Марьяна долго молчала, не поднимая глаз. Грэм подумал, на ее месте он просто встал бы и ушел. Может быть, послал бы собеседника к Борону или еще дальше. Хотя, кто знает… он-то никогда еще не был влюблен.

— Понимаю, — проговорила, наконец, Марьяна. — Ты, как всегда, откровенен. Не бойся, я не обиделась. Я все-все понимаю. Скажи только: у тебя, может быть, есть обязательства перед какой-нибудь девушкой?

— Нет. А почему ты спрашиваешь?

— Просто интересно, — Марьяна усмехнулась и резким движением вскинула голову, отбрасывая волосы со лба. — Ладно, неважно все это. Позволь мне побыть с тобой хотя бы до тех пор, пока мы не приедем на материк! Обещаю, что дальше наши пути разойдутся.

— Но твой дядя…

— К Безымянному дядю! Мне опротивел и он, и его любимый Фекс, и вся Ночная гильдия. Ненавижу это Бороново королевство!

— Ты даже не спрашиваешь, куда мы собрались, — тихо сказал Грэм. Его решимость держать Марьяну от себя подальше неизбежно испарялась.

— А мне все равно, — засмеялась она немного нервно. — Да и тебе, как я понимаю, тоже…

— Но, Марьяна, если я тебя увезу, дорога в Иту мне будет навек заказана. И Тарнис больше уже не вступится.

— Ты что, боишься сумеречных братьев? — недоверчиво спросила Марьяна.

— Просто предпочитаю иметь запасные пути для отступления, если вдруг что случится.

— Ну, сюда тебе в любом случае лучше не отступать. Ну же, Грэм? Когда кончатся твои отговорки? Неужели так трудно поверить, что мне здесь так же худо, как и тебе? Что я так же ненавижу эту страну? Этот город? Ну, Грэм, скажи же! — почти крикнула Марьяна.

— Ну, хорошо, — сдался Грэм. — Но только — до материка. Очень прошу.

— Спасибо, милый! — она вдруг смутилась и даже немного покраснела. Жалобно посмотрела на Грэма. — Прости. Мне не стоило тебя так называть. Но только… пожалуйста… в последний раз… поцелуй меня, а? Обещаю, я больше никогда не вспомню…

Что тут было делать? Грэм подошел к Марьяне, — она жадно запрокинула навстречу ему лицо, — и наклонился. Ее рука потянулась к нему, тонкие пальцы нежно огладили его щеку. Он бережно отвел ее ладонь, нагнулся еще ниже и по-братски поцеловал ее лоб. Большего он сделать не мог, хоть режь его на куски. Марьяна разочарованно вздохнула.

— Какой ты… — с досадой сказала она. — Даже и не поцелуешь как следует… И почему ты такой холодный? Ну ладно, все, молчу. Обещала же, что больше не буду. Давай теперь займемся делом. Хорошо бы составить список тех вещей, которые понадобятся тебе… то есть, нам в путешествии.


5

Когда Грэм сообщал своим спутникам, что Марьяна плывет с ними, он ожидал бурных возражений, но просчитался. Илис даже обрадовалась и заявила, что очень рада появлению в их компании еще одной девушки. "Будет одним благоразумным человеком больше, — заявила она. — А то мне с вами двоими тяжко, знаете ли…". Роджер же повел себя так, словно ничего другого и не ожидал, чем жутко разозлил Грэма. Он многозначительно ухмылялся и всем своим видом показывал — он-то, мол, знает, что Марьяна поедет ними не только до материка, и разговоры о скором расставании — чушь. Грэму очень хотелось дать ему по физиономии, но он сдерживался.

Несколько дней, пока Марьяна занималась сборами, они провели в безделье, пользуясь гостеприимством Тарниса, который предоставил в их распоряжение весь дом целиком. Илис бродила по дому или по городу. Правда, ни разу ей не удалось ускользнуть одной, ее непременно сопровождал Роджер. Илис возмущенно вопила и требовала, чтобы он оставил ее в покое, но он был глух к ее жалобам. Грэм знал, что в городе она не раз пыталась избавиться от непрошенного охранника, но ничего не получилось: попробуй-ка скрыться от профессионального охотника за головами, когда он того не хочет. В Ште, правда, ей посчастливилось улизнуть, но с тех пор Роджер поднабрался опыта в общении с ней и ни за что не допустил бы никакой оплошности. Впрочем, теперь он больше походил на преданного телохранителя, нежели на охотника. Он берег Илис, как зеницу ока, только она никак не могла — или не хотела, — оценить его рвения.

Возвращаясь с прогулок, она произносила пространные монологи о том, какой тухлый и грязные городишко Ита. Но с каждым разом ее критика становилась все менее объективной, монологи — значительно короче, а скоро она впала в нездоровую задумчивость, которая очень не нравилась Грэму.

Пока Роджер и Илис прогуливались по Ите, он коротал время в одиночестве. На улицу он не высовывался: инстинкт самосохранения еще работал, и наткнуться на кого-нибудь из местных коллег по цеху или, что еще хуже, на охотников за беглыми каторжниками, Грэму не улыбалось. Он нашел себе занятие, обнаружив в доме Тарниса неплохую библиотеку. Книги не попадали в его руки с тех пор, как он убежал из отцовского замка, и теперь он опять с удовольствием начал читать. Большинство книг в библиотеке Тарниса, правда, были написаны на самистрянском языке, который Грэм знал очень плохо, на уровне общих фраз и ругательств, но несколько томов оказались на всеобщем. Когда Тарнис, время от времени появлявшийся в доме, наткнулся на Грэма, который сидел перед камином с трудом по метафизике в руках, он очень удивился.

— Вот уж не знал, что ты вообще умеешь читать!

— Ты многого про меня не знаешь, — отозвался Грэм самым своим высокомерным тоном. — Даже и не подозреваешь.

— Ты всегда был непредсказуемым мальчиком, — согласился Тарнис. — Ну и чего интересного вычитал?

— Да есть несколько оригинальных идей, — уклончиво ответил Грэм. — Метафизика — вообще своеобразная штука.

Тарнис удивленно задрал брови и молча удалился. С этого дня он стал появляться гораздо чаще, каждый раз словно нарочно отыскивал Грэма и заводил разговоры на абстрактные философские темы. Грэм, поднаторев в науках о высоких материях во время полугодового затворничества в отцовской библиотеке, без особого труда поддерживал беседу на должном уровне, чем вгонял Тарниса все в большую тоску.

Никакого подвоха Грэм больше не ждал и почти совсем успокоился. Раз Тарнис не сдал его сумеречной братии сразу, беспокоиться было не о чем. К тому же, кажется, Лис проникся симпатией к Илис, с которой каждый вечер вел длинные задушевные беседы за бокалом вина. Грэма беспокоило другое: ему приходилось пользоваться гостеприимством человека, которого он не считал своим другом и которому он ничем не хотел быть обязанным. И еще его волновало, как бы чего плохого не случилось с Марьяной. Если бы кто-нибудь узнал о ее планах, ей не поздоровилось бы.

Но все прошло благополучно. Дней через пять Марьяна сообщила, что все готово к путешествию. Она притащила целый ворох одежды, и Грэм наконец смог прилично одеться. До сих пор он так и ходил в драной рубахе, отказавшись от одежды, предложенной Тарнисом. Нашлись также обновки и для его спутников. Правда, Роджер не пожелал расстаться с шароварами. На ехидный вопрос Илис он не менее ехидно ответил, что слишком сроднился с ними. К тому же, они были единственными в своем роде… в этой части света, по крайней мере.

Деньги и припасы Марьяна приготовила; нашелся и корабль, уходящий через два дня к материку. Правда, шел он не в спокойную Лигию, а в Бергонт, который время от времени лихорадило: местные нобили то и дело затевали небольшие гражданские войны, этакие междусобойчики, благодаря попустительству тамошнего короля. Но это было уже неважно. Грэм хотел только убраться из Самистра на относительно безопасный материк, а куда именно — дело десятое. Грызущееся между собой дворянство его не очень беспокоило. Гораздо больше его тревожила подступающая зима, которая могла помешать быстро уехать из неспокойного Бергонта и перебраться в пограничную Лигию. Зимы там были не столь суровые, как, например, в Наи, но снега могло навалить достаточно для того, чтобы пришлось зимовать прямо там, ожидая весны.

Марьяна предупредила, что в день отплытия будет ждать их в порту. Все были довольны и предвкушали скорое прощание с гостеприимным Самистром в общем и Тарнисом в частности, как вдруг Илис заявила, что никуда плыть не собирается. Все посмотрели на нее, как на сумасшедшую, а Роджер даже потянулся пощупать ее лоб — вдруг у нее жар, и она бредит. Илис уклонилась от его руки и быстро изложила свои соображения. Ей, видите ли, нужно было скрыться из Истрии, а куда — неважно. Из Истрии она исчезла, Самистр — королевство большое, людное, расстояние до него — немалое, к тому же кругом море, так зачем тащиться еще куда-то? В Самистре тоже можно неплохо устроиться. Яснее ясного было, что в Бергонт ей плыть неохота. Тащиться до него еще почти неделю, а уже холодно, и в море неуютно… волны, качка, матросы неприветливые. Да и в Бергонте опять кто-нибудь кого-нибудь режет.

— Тебе же в Ите не понравилось, — заметил Грэм.

Все вчетвером они сидели в гостиной Тарниса, устроившись полукругом перед камином. Настроение у Грэма было даже не очень плохое, несмотря на то, что за окном уже кружился первый снег. Заявление Илис его ничуть не огорчило. Что он обещал Брайану? Да ничего конкретного. Обещал увезти Илис из Истрии. Увез? Увез. И достаточно далеко, чтобы запутать след. Рассуждения ее вполне логичны, и если она решила, что здесь ей будет лучше, чем на материке — ее дело. Силком он ее не потащит, а без нее путь до Бергонта будет куда приятнее.

— Не понравилось, — подтвердила Илис. — А что делать? Войну я тоже не люблю, а она сейчас реально грозит всем западным королевствам.

— У тебя есть знакомые в Самистре, которые при случае тебя поддержат? — спросил Роджер, насупившись.

— Нет, — безмятежно сказала Илис. — Ну и что? У меня их и на материке нет.

— Там есть знакомые у Грэма.

— Ага, в Наи. Туда еще тащиться целый год.

— Ну, допустим, не только в Наи. И будем мы там гораздо раньше, чем через год.

— Ну и что? — упрямо повторила Илис.

— А то, — с нажимом сказал Роджер, — что здесь ты одна не останешься.

— То есть?

— Придется терпеть мою компанию.

— Доброе утро! — вытаращила глаза Илис. — С чего такая забота? Я, вроде бы, тебя в телохранители не нанимала.

— Считай, что сам нанялся.

Несколько минут Илис не могла вымолвить ни слова — редкое, почти невозможное явление. Не меньше ее был озадачен и Грэм. Но ему было страшно интересно, что будет дальше, и он с удовольствием наблюдал за сменой выражений лица Илис: от безмерного удивления до почти панического ужаса, разбавленного, как ни странно, изрядной долей ехидства.

С непроницаемым лицом Роджер вынес удивленно-испытывающий взгляд Илис, не отведя ни на мгновение свои бешеные ониксовые глаза.

— А, — сказала наконец Илис. — А. А-а-а! Мама! Не надо! Роджи, передумай! Прошу тебя. Мне не нужен телохранитель!

— Это ты так думаешь.

— Я жить хочу!

— Вот именно.

— Ты не понял, — по-настоящему заволновалась Илис. — Я боюсь, что моя жизнь окажется гораздо короче, если ты будешь болтаться у меня за спиной.

— Если не я, то кто же будет напоминать тебе, что опасно пользоваться ма… — Роджер вдруг вспомнил, что среди них находится непосвященный человек, и умолк на полуслове, бросив свирепый взгляд на Марьяну.

— В чем дело? — удивилась та.

— Ни в чем, девочка. Илис, ну ты поняла меня, да?

— Грэ-э-э-м! — завопила бедная Илис, сделав большие испуганные глаза. — Скажи ему ты, а?

— Что сказать? — невинно спросил Грэм. Он уже откровенно наслаждался происходящим, и настроение его все улучшалось.

— Грэ-э-э-м!! Но ты-то останешься, чтобы оттаскивать от меня этого ненормального?!

— Остаться в Самистре? Ни за что.

— Так, — зловеще сказала Илис, сощурившись. — Это заговор, да? Роджи, я не понимаю, почему тебя так волнует моя драгоценная персона?

— Лисси, — проникновенно сказал Роджер, и Грэм с трудом удержался от фырканья. — Это очень долго объяснять. Если хочешь, я тебе расскажу как-нибудь потом. Попозже. И не при людях.

— Даже так? — поперхнулась Илис. — Очень интересно. Ладно, ловлю тебя на слове. Грэм! Ты точно уверен, что не хочешь остаться?

— Точно.

— Аргх… Безымянный на ваши головы… — мрачно сказала Илис, подперев подбородок рукой. — Ладно, уговорили. Едем в ваш облезлый Бергонт.

— Умная девочка, — одобрительно сказал Роджер, ухмыляясь от уха до уха, и потрепал совершенно деморализованную Илис по волосам.


Позже, оставшись наедине с Грэмом, Марьяна поинтересовалась, что означала сцена у камина. Объяснить произошедшее было нелегко, даже имея на то охоту — а у Грэма ее вовсе не было, — и он, уткнув нос в книгу, пробурчал что-то в том смысле, что такие перепалки — обычное явление, обращать внимание на них не нужно. Просто Илис с Роджером очень любят друг друга, но всеми силами стараются этого не показать (услышь его объяснение Роджер либо Илис, быть ему или разрубленным на куски, или превращенным в морковку). Стесняются они. Марьяна выслушала его с большим сомнением, но переспрашивать не стала, ушла.

Затем у Грэма состоялась беседа с Роджером, который очень хотел знать, что такого сказала ему подружка, если на нем лица нет. После разговора с Марьяной Грэм, действительно, снова помрачнел, осознав, что теперь число любопытных девушек в их компании увеличилось ровно вдвое. Причем если у Илис любопытство было нейтральное, то у Марьяны — заинтересованное. Хотя она и обещала не напоминать Грэму об их отношениях, скрывать свои чувства она не умела, и все принимала близко к сердцу.

— Не понимаю, почему ты так расстраиваешься, — сказал на это Роджер. — Марьяна — симпатичная девчонка, она тебя очевидно любит, так пользуйся этим! Если такая аппетитная девушка сама вешается тебе на шею, зачем ее отталкивать?

— Тебе этого не понять, — угрюмо огрызнулся Грэм.

— Это точно. Я бы уж не стал терять времени и терзаться угрызениями совести из-за того, что не могу ответить на ее высокие чувства.

— Не сомневаюсь.

— Дурак ты… Даже хуже — принципиальный дурак. Шел бы ты в храмовники, что ли, со своими принципами, — зло бросил Роджер и ушел, оставив Грэма в крайнем замешательстве.

Грэм ожидал еще и третей беседы — с Тарнисом, но, к счастью, обошлось. Лис только поинтересовался, когда и куда они отбывают, и спросил, правда ли, что Марьяна уезжает с ними. Грэм заколебался, стоит ли об этом говорить, но пока он раздумывал, Тарнис сделал какие-то выводы, и, не дождавшись ответа, кивнул и ушел. Сначала Грэм ждал последствий, хотя бы в виде выражения неодобрения со стороны бывшего учителя или вообще от сумеречной братии, а то и визита разгневанного дяди Марьяны, — но ничего не дождался.


Через день они вчетвером уже были на палубе медейского торгового парусника, который направлялся в порт Обооре. Грэм был рад, что, наконец, может ехать обычным пассажиром.

К несчастью, у Марьяны неожиданно началась морская болезнь, и поэтому девушка почти всю дорогу колодой лежала в своей каюте, зеленая, как водоросли. Ей в самом деле было очень плохо, и Грэму пришлось взять на себя роль сиделки. Хотя бы этим он мог отблагодарить Марьяну за все, что она для него сделала. Он почти не поднимался на палубу; ему удавалось подышать воздухом только когда Марьяне становилось получше, и она засыпала. Но было так холодно, что особого желания прогуливаться он не испытывал.

Роджер и Илис в этот раз вели себя необычайно тихо. Даже Роджер никого не задирал и с офицерами разговаривал вежливо. Те, впрочем, все равно от него шарахались, причиной чему была его устрашающая внешность, особенно перекошенный нос.

Наблюдая за ними, Грэм все крепче убеждался, что Роджер пропал. Трудно было сказать, чем Илис так привлекает этого головореза; вероятно, причиной всему была, как ни странно, ее взбалмошность, ехидство, дурной характер и полное пренебрежение к персоне своего добровольного охранника. К тому же Роджера заело, что Илис сумела сперва сбежать от него, а затем в драке взяла над ним верх. Пусть Илис победила с помощью магии, но результат-то был на лицо… и даже на лице.

Роджер проявлял невероятное терпение и даже кротость по отношению к ней. Ехидная Илис издевалась над ним, подшучивала и иронизировала, а он все сносил, только порыкивал, но рук больше не распускал, даже за мечи не хватался. Грэму очень хотелось знать, какие мысли бродят в его бритой голове, и какие чувства зарождаются в душе. Но Роджер, конечно, не спешил ни с кем делиться своими переживаниями.


Наконец, Марьяне стало намного лучше. К ней вернулся аппетит, и она, наконец, стала выходить на палубу. Улучшению ее самочувствия надо было бы радоваться, но Грэм, напротив, впал в тоску, поскольку Марьяна, оправившись, ощутила потребность в собеседнике. Быть может, она с удовольствием поболтала бы и с Илис, но та вечно где-то пропадала, и поток ее красноречия обрушился на Грэма. Марьяна не была такой уж болтушкой, но, поскольку они давно не виделись, у нее накопилось много такого, о чем она хотела бы узнать и о чем хотела бы поведать сама. У Грэма, однако, вовсе не было настроения углубляться в воспоминания, о чем он всеми силами давал ей понять. Увы, Марьяна не могла — или не хотела — его понять и говорила, говорила, говорила. Она успела рассказать, как жила в Ите прошедшие годы, как ей надоела Сумеречная гильдия и постоянный строгий надзор дяди, в последнее время ставший вовсе уж невыносимым, а потом, когда воспоминания ее иссякли, началось самое страшное. Марьяна приступила к расспросам.

— А где ты побывал за это время? Чем занимался?

Они стояли на палубе, облокотившись на поручень, и могли беспрепятственно любоваться зимним морем. Было холодно, но Марьяна утверждала, что совершенно не мерзнет в теплом меховом плаще, и вообще на свежем воздухе чувствует себя гораздо лучше.

— Всем понемножку, — отозвался Грэм, не поворачиваясь. Холодный ветер пробирал до костей, поскольку его одежда была гораздо легче, чем Марьянина.

Думал он совсем о другом. О том, что скоро наступит его двадцать второй день рождения, а значит, исполнится шесть лет с тех пор, как он ушел из отцовского замка. Уже шесть лет…

— То есть?.. — не унималась Марьяна. — Подожди, я вроде бы видела у тебя кольцо, — она взяла Грэма за руку, на мизинце которой блестело серебряное цеховое кольцо, и поднесла его ладонь почти к самым глазам. — Раньше его не было. Серебряное. Уважают тебя собратья, да? Где ты его получил?

— В Наи, — ответил он и не отнял руку.

— Давно?

— Да года полтора, наверное…

— Ты до сих пор официально числишься в гильдии? — Марьяна обхватила его ладонь двумя руками и стала почти неощутимо, очень нежно ее поглаживать.

— Ну… да, наверное. Марьяна, что ты делаешь? — до него, наконец, дошло, что происходит что-то не то.

— Прости, — покаянным голосом сказала Марьяна, но ладонь не отпустила. — У тебя такие холодные руки… Ты замерз?

— Нет, я…

— Когда ты уплывал на материк, — перебила она, словно не слыша, — я думала, я была уверена, что ты не останешься в этой грязи. Ты не такой человек, чтобы путаться с ворами. Я ошиблась, когда привела тебя к Фексу…

— Не понимаю, к чему все эти разговоры, — сказал Грэм и отобрал руку.

— К тому, что незачем тебе оставаться в гильдии. Это не для тебя.

— Двенадцать и Безымянный! — Грэм расхохотался и впервые за весь разговор взглянул на Марьяну. — Уж не хочешь ли ты наставить меня на путь истинный? Ну, так это не удастся. Честная жизнь не по мне. Я свой путь уже выбрал.

— Мой бедный, — прошептала Марьяна, приникая к нему. Грэм попытался отстраниться, но она уцепилась за его одежду, словно утопающий — за спасательный круг. — Мой любимый. Прости, я обещала, что буду молчать и никогда не заговорю о своих чувствах… но я не могу. Я знаю, что умру, если не прикоснусь к тебе. Знаешь, когда ты уплыл, я долго не могла успокоиться. Я думала, что жизнь окончена. Я не знала, жив ты или нет, ведь ты был такой шальной, постоянно искал неприятностей. Я представляла тебя мертвым и без конца плакала; если ты мертв, думала я, тогда и мне лучше умереть. Представляя тебя мысленно с другими девушками, я задыхалась и сходила с ума от ревности. Дядя считал, что все это пустое увлечение, что это пройдет. Я тоже так думала, пока ты был в Ите, поэтому и отпустила тебя с легким сердцем. Если бы я знала, что это не пройдет, ты бы так просто не уехал. Теперь я смотрю на твою подругу… и завидую ей…

— Завидуешь? — удивился Грэм. — А она тут причем?

— Глупый! Разве не видишь, как Роджер на нее смотрит? Ясно как день, что он любит ее.

— А как он на нее смотрит? — как последний дурак, спросил Грэм. Ему-то казалось, что Роджер смотрит на Илис как обычно — с тихой яростью.

— Вот я и говорю — глупый, — вздохнула Марьяна. Она прижалась еще сильнее, обхватила его руками за пояс и все пыталась заглянуть ему в глаза. — Ну неужели в тебе не осталось ни малейшего чувства ко мне? Ни капельки? Грэм, тебе даже не нужно будет ничего делать, я все сама… только позволь мне быть с тобой.

Грэм понял, что еще пара минут, и разговор закончится где-нибудь в укромном уголке. Причем ему и впрямь не придется ничего делать, все сделают за него. По телу уже неудержимо разливался жар, он начинал терять над собой контроль. Он чувствовал горячее тело Марьяны даже через толстый меховой плащ, а она раскраснелась, и руки ее проникли под его одежду. Грэм подумал, что через мгновение не сможет вырваться из ее объятий, и вспомнил слова Роджера, брошенные за пару дней до отплытия из Иты. Марьяна действительно вешалась ему на шею, а он не то чтобы не находил сил, у него просто пропадало желание отталкивать ее.

— Нет, — через силу выдохнул он, когда тело его содрогнулось от острого предвкушения блаженства; пальчики Марьяны добрались-таки туда, куда стремились. Это неожиданно отрезвило его и снова вернуло дар речи. — Нет!.. Прекрати, Марьяна, пожалуйста.

— Почему? — ее дыхание было учащенным. — Тебе же хорошо, я знаю… — пальцы ее и не подумали останавливаться.

— Да хватит же… — прошипел сквозь зубы Грэм, стараясь не застонать. Но сил отстраниться самому или хотя бы отвести руки девушки не было. Он только крепче вцепился в поручень.

— Пойдем со мной… — Марьяна устремилась куда-то в сторону, увлекая его за собой. Повторила: — Позволь мне быть с тобой. Только в этот раз.

Что ж, подумал Грэм, а это даже приятно, когда тебя соблазняют. Остается только послать к Безымянному свои принципы и сдаться на милость победителя.

Это ведь так просто.


— Что, соблазнила тебя все-таки твоя подружка?

Таким вопросом, ухмыляясь, приветствовал Грэма Роджер, когда они встретились утром. Полночи Грэм провел с Марьяной, а потом оставшееся время гулял на палубе и медленно приходил в себя, стуча зубами от холода и жадно вдыхая ледяной воздух, Поначалу, когда он только сбежал, его трясло от смешанного чувства возбуждения и стыда, но к утру он успокоился.

— И тебе доброе утро, — хмуро ответил на своеобразное приветствие Грэм.

— Нет, правда, — не унимался Роджер. — Я видел, как она тебя заманивала, а ты упирался.

— Наверное, было очень интересно смотреть.

— Ну и болван же ты! Просто редкостный. Вот если бы меня девушка так уговаривала, я бы не стал ломаться.

— Роджи, заткнись, — теряя терпение, попросил Грэм. — Илис свернула тебе нос в одну сторону, а я, если не уймешься, могу исправить это и свернуть его в другую. Хочешь?

— О Рондра, какие мы злые. До моего носа тебе не дотянуться — ручки коротки. И не волнуйся ты так… лучше скажи, хорошо было?

Резким движением, без замаха Грэм заехал Роджеру раскрытой ладонью в лицо. Точнее, только собирался заехать, потому что Роджер вдруг оказался за его спиной и от души пнул его под колено. Грэм не удержался на ногах и рухнул на доски палубы, успев сказать только одно короткое, но очень емкое по смыслу слово на наи.

— Вот именно! — Роджер присел рядом на корточки и заглянул ему в лицо. — Никогда не пытайся так сделать, понятно? И хватит изображать из себя оскорбленную невинность, достало уже. Тоже мне, дитятко, красная девица… Святоша, — добавил он с отвращением, поднялся и ушел.

Куда бы деваться с корабля? с тоской подумал Грэм, встав на ноги и перегнувшись через борт. Влюбленные девицы, сумасшедшие побратимы, и все пытаются пнуть, ударить побольнее… В море, что ли, прыгнуть?

— Опять страдаешь? — раздался за спиной жизнерадостный голос Илис. Еще одна, подумал Грэм, не оборачиваясь. Косяком идут. — Роджи довел? Стукнул бы ты его разок для острастки… и мне бы польза была, а то надоел хуже горькой редьки. Ну, что, совсем загрустил?

Грэм только дернул плечом. Но от Илис так просто было не избавиться.

— Хочешь, порадую? — поинтересовалась она у спины Грэма. — Честное слово, тебе понравится.

— Ну, чего тебе? — не выдержал Грэм. — Говори быстрее.

— Там вообще-то земля на горизонте. Скоро будем в Обооре… или как его там? Варварское какое-то названье.

— Слава Эфферду! — выдохнул Грэм и обернулся к ней. — Неужели? Я уж думал, мы никогда не доплывем. Меня уже тошнит от моря, от кораблей… и от вас с Роджером.

— Вот и приноси после этого хорошие новости, — насупилась Илис. — Даже спасибо не скажет… И между прочим, ты не одинок, не надейся. Меня тоже от Роджера тошнит.

— Значит, будем мучиться вместе. Беги, дитя, порадуй и его тоже. Дай я хоть пару часов отдохну от вас ото всех.

Что ж, подумал он, когда Илис убежала, полдела сделано. До материка мы ее довезли. Ну, почти довезли. Только вот что дальше? Надо ее куда-то пристраивать, а куда? Не лишним будет спросить, какие у нее самой-то планы. А то ведь как получается: больше месяца они путешествуют вместе, и до сих пор ни Грэм, ни Роджер не удосужились побеседовать с Илис, поинтересоваться, сама-то она чего хочет, чем намеревается заняться… да вообще ни разу не поговорили по душам. Они так и не узнали, кто она и откуда, как она относится к своим магическим способностям, мешают ли они ей или нет. Нехорошо получилось… Илис, понятно, не начинает разговор первой, но они-то с Роджером могли бы и спросить. А то тащат ее, как груз, не интересуясь ее мнением.

А теперь нужно думать еще и о Марьяне. Грэм сомневался, что, ступив на берег, она попрощается с ними и пойдет своей дорогой. Ведь на материке у нее нет ни одного знакомого! Не может же она уйти в неизвестность. Да Грэм ее и не отпустил бы…

Неожиданно его мысли обратились к поместью, которое должно было перейти к нему по завещанию шесть лет назад. Он ездил туда однажды с отцом. Это было тихое, спокойное место, до ближайшего города — полдня пути верхом. Вот где Илис могла бы пожить, ничего не опасаясь, хотя бы некоторое время. И знакомых в Наи много, можно попросить кого-нибудь присмотреть за ней. Будет жить как деревенская аристократка, лениво и размеренно… а Роджер останется при ней в качестве охранника.

Грэм представил себе это неторопливое, спокойное существование, и ему нестерпимо захотелось самому пожить так хотя бы пару недель. Выспаться, отдохнуть. А ведь ничего неосуществимого нет, подумал он с воодушевлением. Завещание князя никто не отменял, и ныне Грэму принадлежало не только малое поместье, а вообще все княжеское имущество. Полное наследство ему даром было не нужно, но вот небольшой дом… свой дом… Эта неожиданная идея нравилась ему все больше и больше. Загоревшись ею, он решил обсудить ее со спутниками, как только представится возможность.


6

Связь Грэма с реальностью понемногу стала восстанавливаться уже после суда, на корабле, который вез его в Самистр. Медленно, очень медленно он начинал соображать, в какой переплет попал.

Даже десять лет каторжных работ в Самистре означали, в сущности, отсроченную смертную казнь. Мало кому удавалось выйти из каменоломен на своих ногах хотя бы через пять лет. Освободившиеся становились калеками. Смертность на многочисленных рудниках и каменоломнях Самистра была очень высокой, но и рабочей силы поставлялось с избытком. Сюда ссылали особо опасных преступников со всех королевств. Здесь они и умирали лет через пять-шесть.

Грэм осознал, что, вероятнее всего, до двадцати пяти лет не доживет, а вообще-то большой удачей будет дожить и до двадцати. Но пока еще он не испугался. Он был слишком придавлен горем и отчаянием, и никакие чувства не могли сквозь них пробиться. Слишком свежи были воспоминания о гибели отца. Он еще даже не понял, что за смерть князя осудили именно его.

В колонне закованных в цепи людей его притащили на корабль и запихнули в трюм. Он долго сидел там, где его оставили, уставившись невидящим взглядом себе под ноги и опустив голову так, что длинные перепутанные волосы полностью заслонили лицо. Кто-то пытался заговорить с ним, но он ни на что не реагировал, и его оставили в покое. Мысленно он все еще был в Теплых Берегах, рядом с умирающим отцом, который шептал алыми от крови губами: "кто же знал, что так… мой сын". Самым горячим желанием Грэма было умереть там же, в Теплых Берегах и остаться рядом с князем. Только сейчас он понял до конца, как же все-таки любил этого человека, своего отца. И вот, по сути, своими же руками убил его, хотя так просто было сказать: "Конечно, отец, я пойду с тобой", — отвернуться от приятелей… и впрямь уйти с князем. Однако Грэм предпочел остаться в банде, ему важнее было потешить гордость — мол, раз ушел из дома, как можно вернуться?.. Теперь его, в наказание за гордыню, терзало невыносимое чувство вины и горе, глубокое настолько, что он с трудом сдерживал рвущийся из груди крик отчаяния и подступающие к глазам слезы. Почему, думал он, меня не отправили на виселицу? Так было бы милосерднее.

Однако постепенно отупение проходило, Грэм смог отвлечься от горьких мыслей о прошлом и задуматься о настоящем. Первым делом он осмотрел себя и увидел, что на руках и ногах надеты тяжеленные кандалы, скрепленные между собой толстой цепью. Грэм изучил их и понял, что освободиться, даже с его навыками, не получится: замка попросту не было, кандалы были намертво заклепаны (а он и не помнил, когда и кто его заковал). Он осторожно покрутил кистью, и обнаружил, что тесные браслеты кандалов успели натереть до крови саднящую кожу; каждое движение причиняло боль. Пошипев сквозь зубы и выругавшись шепотом, Грэм продолжил осмотр. Никакой специальной одежды преступникам не полагалось, и платье Грэма со дня ареста претерпело сильные изменения. Богатая рубашка из тонкого батиста, отделанная старинными кружевами, превратилась в грязные лохмотья. Хорошая куртка из замши с редким дорогим мехом исчезла, так же как перчатки и сапоги, вместо которых на ногах оказались старые полуразвалившиеся башмаки. Не было на пальцах дорогих перстней, пропали и массивные золотые серьги, под которые Грэм прокалывал уши пару месяцев назад. Обнаружив это, он не слишком огорчился, но тут же привычно схватился за ворот, вспомнив о дареном отцом перстне, который носил на цепочке. Ни перстня, ни цепочки тоже не было, и эта потеря резанула его по сердцу, он даже всхлипнул сквозь сжатые зубы.

Расцарапанные руки все еще были покрыты засохшей кровью, а на теле места живого не было. Кто и где его бил, Грэм не помнил. Он только смутно припоминал, что, когда колонну будущих каторжников перегоняли на корабль, охрана была вооружена кнутами. Их без колебаний пускали в ход, но ему ни разу не досталось. Бить его тогда было не за что. Он не буянил, не противоречил приказам, и вообще вел себя как кукла, послушная чужой воле. По дороге он едва ноги переставлял и постоянно спотыкался. Он упал бы, пожалуй, если бы старший из охранников, видя такое состояние мальчишки, самого младшего в группе каторжников, не приказал идущему рядом с ним человеку поддерживать его под руку. Но это Грэм помнил уже совсем как сквозь туман — жесткую, горячую руку, крепко ухватившую его за локоть.

Воспоминание о человеке, который помогал ему идти, направили размышления в несколько иное русло. Грэм отвлекся от мыслей о собственном неблагополучии и осмотрелся по сторонам. На корабле он был впервые, и первое впечатление оказалось гнетущим. Вместе с ним в трюме находились еще несколько десятков мужчин разных возрастов. Темное, влажное помещение было набито битком, и запах стоял ужасный: пахло кровью, потом, почему-то — протухшей рыбой и еще разнообразной гадостью. Было очень душно. Грэм, вдохнув поглубже, с трудом сдержал приступ рвоты и с ужасом подумал, что такую вонь придется терпеть весь долгий путь до Самистра.

Сам он сидел у стены, почти впритирку с ним сидели еще люди. Везде, куда ни кинь взгляд, можно было увидеть скорчившихся, полуголых, потных людей. Почти все молчали, слышался лишь звон цепей, надрывный кашель, да кто-то неразборчиво бубнил на неизвестном Грэму языке. У всех этих несчастных он увидел клейма, выжженные у кого на груди, как у него, у кого — между лопаток, а у кого и вовсе на лбу. Он вздрогнул, представив, как раскаленное железо прижимается к лицу… и до конца жизни, пусть ты сбежишь, — хотя, имея такую отметину, планировать побег — настоящее безумие! — пусть тебя освободят, что еще менее реально, это клеймо навсегда останется на лице, от него не избавиться…

— Эй, — вдруг тихо, но отчетливо сказал кто-то с ним рядом. — Эй, парень.

Грэм не знал, к нему обращаются или нет, но инстинктивно дернулся на голос, и на расстоянии вытянутой руки увидел парня лет тридцати, с горбатым носом и хмурым прищуром темных глаз. Длинные, почти полностью седые волосы спадали на широкие плечи, прикрытые изодранным в клочья тряпьем. На лбу, уродуя жесткое ястребиное лицо, красовалось клеймо. Сумрачный и темный взгляд молодого человека был устремлен прямо на Грэма.

— Ты… — хрипло выдавил тот и замолк. Голос его не слушался. Он сглотнул и начал снова, старательно выговаривая слова, словно ребенок, который только учится разговаривать. — Ты ко мне обращался?

— Ага, значит, я не ошибся, — сказал седой, внимательно его рассматривая. — А я-то уж думал, что показалось.

— Показалось?..

— Что ты вроде как соображать начал.

— А тебе-то что за дело? — ощетинился Грэм.

— Да никакого, — все так же спокойно сообщил седой. Теперь Грэм заметил в его речи незнакомый акцент. — Просто, не хотелось бы тащить тебя еще и с корабля. Ты, знаешь ли, не легонький.

— А… Так это был ты?.. Ну… спасибо.

— Всегда пожалуйста, — усмехнулся парень. — Только ты погоди благодарить. От смерти под кнутами охранников я тебя, может, и спас, но тебя ждет кое-что похуже. Еще успеешь вспомнить меня недобрым словом.

— Ты-то откуда знаешь?

— Я-то как раз знаю. А вот ты — еще нет. Первый раз идешь.

— Откуда ты знаешь? — тупо повторил Грэм.

— Вижу, — седой немного придвинулся, зазвенев цепями, протянул руку и коснулся пальцами незажившей еще раны на груди Грэма. Руки у парня были загрубевшие и почерневшие от грязи, с обломанными, а то и сорванными ногтями. — Клеймо совсем свежее. Ого! — сказал он, присмотревшись. — Убийство! Разбой! Из молодых, да ранний!

— Я никого не убивал, — хрипло сказал Грэм, впервые отрицая свою вину.

— Да, конечно. Все так говорят. Кого здесь ни спроси, никто ничего плохого не совершил, никто не виновен.

— Я никого не убивал! — повторил Грэм уже громче, поскольку до него, наконец, дошло, кого он, по мнению суда, убил, за кого его отправили на пожизненную каторгу. Кровь бросилась ему в лицо, и он даже не заметил, что на него начали оглядываться отнюдь не дружелюбно.

— Уймись, — сказал седой, ухватив его за плечо твердыми, словно железка, и очень горячими пальцами. Ему пришлось подвинуться почти вплотную, и теперь они с Грэмом оказались лицом к лицу. — Заткнись, идиот. Даже если это правда, какой толк теперь вопить об этом? Невиновность свою раньше надо было доказывать. Теперь приговор никто не отменит. Пойми это, мальчик, и смирись.

— Но я не убивал, — выговорил Грэм помертвевшими губами, едва слышно, и посмотрел в глаза седого безумным взглядом. — Нет. Они ошиблись… Я не мог этого сделать!

— Тихо, парень, — молодой человек сильно встряхнул его, внимательно посмотрел ему в лицо. — Тихо. Без истерик. Слышишь меня? — спросил он, продолжая равномерно встряхивать Грэма, поскольку глаза того оставались безумными, зрачки расширились во всю радужку, а губы побелели почти до синевы. — Да что с тобой?

Он наотмашь, без замаха, хлестнул Грэма ладонью по щеке, и взгляд его, наконец, прояснился. Юноша судорожно вздохнул.

— В чем дело? — спросил седой. — Ну же, парень! Запоздалое раскаяние?

— Нет, я… — Грэм не договорил и уронил голову на скрещенные руки. Шепотом сказал: — Оставь меня в покое.

— Очень ты мне нужен был, — фыркнул седой и замолк, отодвинулся.

Сколько времени Грэм просидел, не поднимая головы, он не знал. Его мысли снова сменили направление, плакать больше не хотелось; горе и отчаяние немного отступили, а их место заняла злость на бывших товарищей по банде и на законотворцев, что вынесли приговор, не потрудившись разобраться в деле. Сильнее всего его жгло то, что отмстить настоящим убийцам отца он не мог. Он не знал точно, что стало с подельниками, но был уверен, что их тоже арестовали, а значит, судьба их ждет такая же незавидная. Грэм встрепенулся было посмотреть, нет ли здесь, в трюме, кого-нибудь из бывших приятелей, но почти сразу сообразил, что в полумраке ничего не разглядит. Поднимая голову, он на мгновение встретился взглядом с седым парнем, который не отрываясь смотрел на него. Грэм ничего не сказал, только недовольно дернул плечом, сжал губы и опять опустил голову на руки.

Он принялся обдумывать, можно ли сбежать с корабля, но его отвлек поднявшийся шум. Грэм снова распрямился, с удивлением обнаружив, что ноги уже затекли, и увидел, что сидящие вокруг люди зашевелились, сползаясь к центру помещения. Там, где с потолка свисал тусклый, чадящий фонарь, был прорезан люк, и теперь в него опускалась огромная, по виду тяжелая, корзина. Грэм предположил, что в ней еда. Непохоже было, чтобы ее собирались делить по справедливости; уж наверное, кусок урвут самые сильные или же те, кто окажется ближе.

Вокруг спустившейся корзины с едой началась свалка, поначалу тихая, но все более ожесточающаяся. Грэм очень хотел есть; но лезть в толпу и толкаться за свой кусок хлеба — или чем кормили преступников, — он не собирался: гордость не позволяла. Равнодушно понаблюдав за усиливающейся толкучкой, он снова уткнулся носом в коленки и невольно стал прислушиваться к возрастающему шуму. Раздавались вскрики, кажется, кого-то уже били. Затем шум стал стихать, а Грэма чувствительно пихнули под ребра. Он распрямился, ища обидчика, и наткнулся взглядом все на того же седого парня. Грэм только раскрыл рот, чтобы поинтересоваться, в чем дело, как тот молча кинул ему на колени кусок хлеба и пару сушеных рыб.

— Что это? — Грэм клацнул от удивления челюстью.

— Совсем плохой, что ли? Ешь.

— Не хочу. Зачем ты?..

— Чтобы не подох раньше времени, — грубо пояснил парень. — Ешь, кому говорят.

— Спасибо, — тихо сказал изумленный Грэм и принялся за еду, сдерживая себя, чтобы с жадностью не накинуться на нее.

Седой парень с нескрываемым интересом наблюдал за тем, как он поглощает хлеб, потом не выдержал и спросил:

— Ты из богатеньких, что ли, будешь?

— С чего ты взял? — чуть не подавился Грэм.

— Не знаю… Так, видно. Ведешь себя как-то не так…

— Как это — не так?

— Ну, не так, как обычный разбойник.

— А как, по-твоему, должен себя вести обычный разбойник? — очень серьезно спросил Грэм.

— Не знаю, но не так, как ты, — усмехнулся седой. — А ты языкастый парнишка. Смотри, как бы не укоротили тебе язычок-то на каторге.

— Руки не дотянутся.

— Дотянутся. Не бросайся в другую крайность, парень. Лучше будь тихим, как мышка.

— Сам-то ты, гляжу, не больно тихий.

— А мне уже терять нечего, — отозвался седой. — У нас в Истрии люди знают, что делают, клеймят не как у вас, а так, чтоб все на виду… Мне уже свобода не светит.

— А мне? — невольно вырвалось у Грэма.

Глаза его собеседника насмешливо сощурились.

— Тебе? Ну, если ты быстро соображаешь, и если удача будет на твоей стороне… И если тебя не засекут до смерти за дерзкий язык раньше, чем подвернется случай… Ну, ты понял меня, да? Но отсюда бежать даже не пробуй.

— Почему?

— Подумай головой, парень. Даже если ты собьешь цепи, то куда потом денешься? Корабль, что ли, захватишь? Кругом — море, на тысячи миль. Подумай об этом.


Много позже Грэм понял, что к жизни его тогда вернул именно тот седой парень, который не переставал теребить его, не позволял утонуть в мрачных мыслях. Звали его, как узнал Грэм вскоре после второго разговора, Клодом. Он был истрийцем и носил на лбу клеймо уже больше десяти лет. Осудили его за убийства и разбой, как и Грэма, только он своих преступлений не отрицал и нисколько не раскаивался. Клод оказался своеобразным человеком: почти треть жизни он провел в цепях, но до сих пор с этим не смирился; долгое время ходил гребцом на галерах, однажды чуть было не утонул, несколько раз переходил из рук в руки, пока в конце концов один капитан не отпустил его на свободу за то, что во время нападения на галеру Клод согласился сражаться за него. Свободная жизнь его длилась недолго, спасибо отметке на лбу. Его поймали охотники за беглыми каторжниками; Клоду нечем было доказать, что он действительно свободный человек, и он снова попал на каторгу, на этот раз в шахту. Он сумел убежать, некоторое время прятался, даже из Самистра уехал, снова был пойман — уже в Наи, и теперь его везли обратно. Терять ему действительно было нечего, надеяться — не на что, поскольку с такой отметиной на лице свободы ему было не видать до конца жизни, и он мог позволить себе роскошь дерзить, грубить и не подчиняться приказам охраны. Ни запугать, ни прельстить чем-либо его было нельзя. Грэм заподозрил, что если бы его засекли насмерть за непослушание, он только спасибо сказал бы, потому что это было предпочтительней жизни в цепях. С другой стороны, мыслей о самоубийстве у Клода тоже не возникало. Он словно собирался продолжать жить, пока может, и себе, и другим назло.

Клод не был склонен к болтовне и историю своих злоключений рассказал весьма сжато. Грэм тоже кое-что поведал о себе, не увлекаясь подробностями и старательно обходя все моменты, касающиеся отца. Он боялся не удержать себя в руках.

Вскоре Грэм обнаружил, что у каторжников, этих отбросов общества, тоже существует своя, и довольно жесткая иерархия, успевшая образоваться за несколько дней пути. Возможно, со временем Грэм сумел бы доказать, что чего-то стоит, но раньше, скорее всего, его просто задавили бы. Однако Клод, дравшийся жестоко и никому не дававший спуску, выручил его и здесь, взяв под свою защиту. Видя, что Клод благоволит мальчишке, не трогали и Грэма, который никак не мог понять, за что удостоился такого внимания.

После случая в первый день плавания Грэм не позволял больше доставать для него еду. В нем снова проснулась задавленная было гордость; не так унизительно было самому включиться в борьбу за выживание, как принимать подарки — как бы не подачки, — пусть и из рук Клода. Имея прикрытый тыл, Грэму удалось поставить на место нескольких зарвавшихся типов, и его стали воспринимать всерьез.

Клод был единственным человеком, с которым Грэм разговаривал на протяжении долгого пути в Самистр. С остальными пришлось познакомиться волей или неволей, но именно разговаривать — долго, часами, как он беседовал только с Брайаном да отцом, не торопясь, медленно роняя фразы — получалось только с Клодом. Вернее, только истрийцу удавалось разговорить его. Содержание этих разговоров Грэм почти не запомнил, за исключением нескольких, особо эмоциональных. Помнил только одно — Клод никогда не утешал его, не говорил ничего вроде: "не дрейфь, все будет хорошо". Он считал так: раз попался — будь добр отвечать за свои поступки; а если есть охота выпутываться, выпутывайся сам. И вообще особого тепла или заботы Грэм от него не видел. Клод всегда и во всем полагался лишь на себя, и ему советовал поступать так же. Он был очень жестким человеком, даже, пожалуй, чересчур жестким, напрочь лишенным сострадания и сочувствия. И все же Грэму было немного легче жить, имея такого товарища. Совсем невмоготу становилось лишь ночью. Спать он почти не мог: мешали цепи, мучила духота и донимали тоскливые мысли. Несколько раз он даже плакал.

Грэм взялся было обдумывать план побега, но скоро понял, что занятие это безнадежное, поскольку убежать с корабля действительно невозможно, а что ждет на самистрянском берегу — неизвестно. Неизвестность по-настоящему страшила его. Впрочем, еще больше он боялся потерять человеческий облик, поскольку условия, в которых находились каторжники, подходили для скота, но не для людей. Клод только посмеивался над ним и говорил, что не нужно бояться стать животным — ведь так намного проще.

— Смотрю я на тебя, — сказал он, — и не могу понять, откуда ты такой взялся. Ты словно не с разбойниками в лесу валандался, а… даже не знаю. Ну, из дому тебя богатый, да еще и знатный папаша выставил, что ли… Нет, я, конечно, верю, что ты и разбоем промышлял, но только уже после. Ну, скажи, прав я? Ты ведь не из простых?

Грэм был несколько обескуражен, поскольку сам-то думал, что хорошие манеры и надменное поведение, свойственное ему, пока он был княжичем, канули в прошлое. Он попытался увести разговор на другую тему, но Клода было не так легко сбить.

— Ты не увиливай. Вот и по увиливанию твоему сразу понятно, что ты не просто какой-нибудь мужлан тупой.

— Да какая разница-то? — хмуро спросил Грэм.

— Теперь-то уже никакой. Теперь, будь ты хоть наследным принцем этого проклятого Самистра — да пожрет Безымянный все это королевство во главе с королем, — жизнь тебе это не облегчит. Мне просто интересно, знаешь ли. Ни разу не говорил с нобилем.

— Да какой я нобиль? — с горечью сказал Грэм, отворачиваясь. — Ты разве не знаешь, что я — вор, разбойник и убийца? И ничего более.

— Одно другому не мешает. Мало, что ли, вельмож окончили жизнь на плахе или на каторге? А тебя, парень, выдает твое поведение. Ну, не умеешь ты скрывать свое воспитание, понимаешь? Как задерешь подбородок, глаза свои наставишь, и нате вам, пожалуйста — гордый потомок древнего рода, хоть парадный портрет рисуй…

Грэм невольно вспыхнул и в упор глянул на Клода. Тот ухмыльнулся.

— Во-во, об этом я и говорю. Видел бы ты сейчас себя со стороны! Тебе дай сейчас меч в руки, сразу зарубишь зарвавшегося хама, чтобы не дерзил. Благородная кровь, ее не скроешь. Так какой у тебя титул, а? Тан? Эрл? Дюк?

— Его величество император Касот, — буркнул Грэм. — Отвяжись.

— Ну, ну. Не хочешь говорить? Ну, на нет и суда нет, — на некоторое время Клод замолчал, но видно, его занимал еще какой-то вопрос, потому что долго молчание не продлилось. — А родители твои живы?

— А какое значение это имеет теперь? — совсем разозлился Грэм.

— Если живы, то чего не откупили тебя от каторги? Или наинские вельможи так легко отправляют своих сыновей на смерть?

— Мои родители мертвы, — очень тихо сказал Грэм вмиг осипшим голосом. — Мать умерла много лет назад, я еще маленьким был… А отец… ну, он погиб в тот день, когда меня арестовали.

— Так вот в чем дело… — задумчиво сказал Клод, пристально глядя на него. — Так из-за этого ты ходил, как в воду опущенный? Понятно…

— Ничего тебе не понятно, — сказал Грэм. — Его убили из-за моей глупости. Из-за меня он погиб. И меня же обвинили в его смерти, и за это отправили сюда.

— Ого. Так себя сослали за убийство отца? Ты, парень, лучше помалкивай об этом, а то туго придется. Отцеубийство — это не шутки. Знаешь, как с тобой обойтись могут?.. Нет? Ну, лучше и не знай дальше и молчи в тряпочку… А суд знал, что убитый — твой отец?

— А я почем знаю, что они знали, а что — нет? Я не помню ничего, понимаешь? Не помню даже, о чем меня спрашивали, в чем обвиняли! Ничего не помню… — повторил Грэм с горечью.

— Но отца ты не убивал?

— Конечно, нет! То есть, своими руками — нет. Но я виноват в его смерти не меньше, чем если бы сам нанес удар.

— Мудрено что-то очень. Толком можешь рассказать, как все было?

Грэм, закусив губы, покачал головой. Еще одно слово об отце — и он снова с головой погрузился бы в пучину отчаяния, а и то расплакался бы. Эта тема еще была запретной. Клод, видимо, его понял и ни о чем больше не спрашивал.


7

Путь в Самистр показался Грэму мучительно долгим, две с половиной недели тянулись, словно целый год. С тех самых пор он возненавидел морские путешествия и ступал на борт корабля только в случае крайней необходимости, даже если знал, что в трюм спускаться не придется.

Наконец, корабль вошел в порт Шанты, крупного города на южном побережье королевства. Группу каторжников выгнали из темного, душного трюма на свет, и первые несколько минут Грэм испытывал лишь безумную радость от того, что оказался на свежем воздухе, под открытым небом, хотя солнечный свет и резал привыкшие к сумраку, слезящиеся глаза. Значительно позже до него стало доходить, что яркое весеннее солнце печет слишком уж нещадно, и вообще такую жару он помнил в Наи только в разгар лета, да и то не каждый год.

— Жарковато, — заметил Клод. Он стоял рядом с Грэмом и щурил темные глаза, а по лицу его блуждала странная полубезумная улыбка.

— Здесь всегда так? — спросил Грэм, который нежился — пока еще нежился! — под лучами непривычно горячего солнца.

— Через месяц будет много хуже. Мы же на южном берегу Самистра, пекло начнется страшное. Ты человек северный, тебе тяжко придется.

— Нас здесь оставят?

— Наверное. Иначе к чему было гнать корабль дальним путем вокруг всего побережья?

Грэм только хотел спросить, откуда Клод знает маршрут корабля, если все время просидел безвылазно в трюме, но не успел. К ним приблизился один из охранников, поигрывая кнутом.

— А ну, тихо! — прикрикнул он. — Что это вы разболтались?! Молчать всем!

Всех кандальников посадили на одну длинную цепь, пропущенную у каждого между скованных рук, так что каждый оказался сцепленным с соседями сзади и спереди. Длинной колонной их погнали по городу, подбадривая ударами кнутов, словно скот. Грэм, с трудом переставляя затекшие ноги, бежал мелкими шагами в общем строю и еще успевал крутить головой по сторонам. Слишком долго он находился в тесном замкнутом помещении, и теперь ему хотелось просто смотреть. Шанта была мало похожа на материковые города. Если в Наи из здешнего белого камня строили только богатые дома, то здесь белыми стенами сверкал каждый третий дом, а вместо привычных взору Грэма деревянных домов горожан среднего достатка и бедноты здесь стояли приземистые, почти плоские мазанки. Здешний же народ не очень отличался от земляков Грэма, разве только тем, что жители Шанты предпочитали носить одежду более светлых тонов и имели более темную кожу, чем люди в Наи.

За колонной будущих каторжников сразу же увязалась ватага мальчишек разного возраста, которые бежали за ними и что-то выкрикивали на своем шипучем языке. Грэм слов не понимал, но полагал, что едва ли это что-то лестное. Несколько мальчишек взялись кидаться в колонну кусками засохшей грязи. А пара прохожих, причем вполне приличного вида, и даже одна юная леди бросили в каторжан камнями, сопровождая свои действия визгливыми выкриками. У Грэма сразу отпала охота любоваться местными красотами.

Грэм был уверен, что всю партию сразу отправят в каменоломни, и очень удивился, узнав, что это еще не решено, и, скорее всего, всех раскидают по разным местам. На первое время каторжников разместили в бараках, окруженных высокой каменной стеной, которую по верху украшало битое стекло. Между бараками по двое и по трое расхаживали охранники.

Грэм и Клод оказались в разных бараках, и Грэму пришлось заново отстаивать свою независимость, теперь уже в одиночку. Выстоять было нелегко. Донимали его все, кому не лень, а однажды даже подкатили с весьма своеобразным предложением, чем он был весьма удивлен. Никто не назвал бы его смазливым или хорошеньким, и видно, соблазнила сластолюбца исключительно его молодость. В благодарность жаждущий ласки предложил оказать ему некоторые услуги в той же, сексуальной области, при описании которых Грэма просто перекорежило. Он наотрез отказался и послал сластолюбца подальше к Безымянному, а потом некоторое время опасался, что соблазнитель попытается взять свое силой. Но то ли такого желания не возникло, то ли просто тот не успел ничего предпринять, и Грэм покинул барак через пару дней без всяких происшествий.

Однажды в бараки пришел некий господин с внушительной охраной и с кучей бумаг, из коих следовало, что господин этот — управляющий одной из королевских каменоломен, и явился за работниками, которых ему должен был предоставить король. Забирать всех без разбора он не согласился, поэтому начальник временной тюрьмы проводил его к баракам и предложил выбирать. Кандальников вывели на улицу, велели раздеться по пояс и поставили перед управляющим в одну шеренгу. Тот медленно пошел вдоль строя, внимательно осматривая людей и временами даже ощупывая. Грэм наблюдал за этой процедурой со смешанным чувством брезгливости и ярости.

Самистрянин указывал пальцем или кивком на приглянувшихся мужчин, тех выводили из строя и отправляли в другой конец площадки перед бараками под бдительный присмотр охраны. Когда очередь дошла до Клода, управляющий не раздумывал долго. Мельком оглядел широкие плечи и мускулистые руки истрийца, кивнул, не задумываясь, и Клода отвели к отобранным уже мужчинам. Грэм заволновался. Он знал, что сумеет выжить и один, без чьей-либо помощи, но перспектива лишиться единственного человека, с которым он мог поговорить, пугала. Поэтому он надеялся, что сам тоже приглянется самистрянину. Совсем мои дела плохи, думал он, если пределом моих мечтаний является участь постепенного самоубийцы в каменоломнях…

Когда самистрянин подошел к Грэму, тот сделал над собой нечеловеческое усилие и покорно опустил глаза, чтобы скрыть их злобный блеск. Боковым зрением он видел, как внимательно рассматривает его самистрянин, вполголоса переговариваясь с начальником тюрьмы на своем шипящем языке. Кажется, Грэм ему не понравился: он был хотя и широкоплеч, но поджар и жилист, и из-за своего своего роста казался худым. Приглушенный диалог продолжался около минуты, после чего самистрянин протянул руку и попытался ощупать Грэма, как проделал уже с несколькими мужчинами. Этого Грэм стерпеть не мог, и резко отпрянул, не позволяя к себе прикоснуться. Поскочивший тут же охранник без лишних слов ударил его в живот древком короткого копья, а когда он согнулся от боли, прошелся еще и по спине. Грэм чудом удержался на ногах и даже нашел в себе силы выпрямиться, скрутив внутри боль и стиснув зубы. Он взглянул прямо в глаза самистрянину, с интересом за ним наблюдавшему, и побелевшими от боли и бешенства губами с трудом выговорил на всеобщем, задыхаясь:

— Не смей трогать меня, собака.

Охранник опять занес было копье, но самистрянин его остановил. Грэма протащили через дворик к группе каторжан, среди которых был и Клод. Грэм буквально упал к нему на руки, едва переводя дыхание.

— Ну и чего ты добился? — вполголоса поинтересовался Клод, наклоняясь. — Только показал, что тебя надо держать на строгом ошейнике?

— Нечего тянуть ко мне руки, — выдохнул Грэм. — Не позволю… — он не договорил — дыхания не хватило.

— Идиот, — грустно сказал Клод. — Тебе долго не жить.


И был он, похоже, прав.

Плетей Грэм отведал чуть ли не в самый первый день. Самистрянского языка он не знал, а потому приказ, адресованный всем, просто проигнорировал. Когда его повторили на всеобщем, Грэм снова не выказал готовности подчиниться, и раздраженный охранник замахнулся на него копьем. Грэм умудрился закованными руками перехватить древко и обложил охранника отборной площадной руганью. Его тут же схватили и высекли так, что первую неделю своего пребывания в каменоломнях он отлеживался на животе. После этого случая близкое знакомство с плетью остудило пыл Грэма приблизительно на полгода.

Вместе с Клодом он попал на каменоломни недалеко от Шанты. Климат здесь был жестокий, и Грэму, привыкшему к северной прохладе, поначалу пришлось худо. Летом уже с утра припекало так, что тяжко было даже неподвижно лежать в тени, имея под рукой кувшин с холодной водой. Каторжниками, понятно, такой роскоши не полагалось, они вкалывали с раннего утра и до поздней ночи, невзирая на погоду. Бывало, после двух-трех часов на солнцепеке, в клубах каменной пыли, перед глазами начинали плыть черные и красные пятна, и Грэму казалось, что он вот-вот упадет без чувств. К счастью, ни разу такого с ним не случилось, но частенько он бывал уже на грани. В сухой сезон под рукой временами не оказывалось даже воды, чтобы плеснуть в лицо. Воды вообще никогда не хватало, и Грэма постоянно мучила жажда. Губы у него пересохли, потрескались, и мелкие трещинки на них постоянно кровоточили. Он чувствовал себя просто сушеным грибом.

К концу лета с него слезло несколько слоев кожи, он загорел почти до черноты, и совершенно диким контрастом смотрелись теперь его белые волосы и брови. К жаре он привыкнуть так и не смог, и с нетерпением ждал осени и зимы. Легче, однако, не стало. Солнце палило уже не так зло, зато зарядили бесконечные дожди, и стало очень душно.

Впрочем, в первые месяцы, когда он еще не успел преобрести репутацию строптивца и неуживчивого человека, было еще не так плохо. Он жил вместе со всеми в бараке, и, хотя цепи не снимали ни во время работы, ни во время отдыха, жизнь была терпимой (только вот понял он это гораздо позже, когда на собственной шкуре испытал, что может быть и много, много хуже). Грэм, правда, изматывался так, что, возвращаясь в барак, заглатывал свою порцию неизменной каши, не чувствуя вкуса, и просто падал замертво. Он даже думать ни о чем не мог, и мысли о побеге как отрезало. Но его хотя бы не били.

Вскоре он, однако, понял, что тупеет и превращается в животное — и тогда его понесло. Даже Клод не мог его удержать. Непокорство и злоязычие Грэма выводили надсмотрщиков из себя; одни собственноручно охаживали его плетью тут же на месте, другие устраивали показательную порку у позорного столба. Товарищи по несчастью вслух называли его сумасшедшим. Надсмотрщики не выносили его на дух и загоняли на самые тяжелые работы, надеясь, что он, наконец, сдохнет. Но Грэм отличался поразительной живучестью и продолжал баламутить воду. Он и сам не знал, чего хочет добиться своими выходками, но сдерживать себя не мог, поскольку совершенно ошалел от жары, полуголодного существования и непосильной работы, а отсутствие иной альтернативы, кроме тупой покорности, приводило его в отчаяние. Клод старался уговорить его вести себя спокойнее, но напрасно. Грэм медленно, но верно убивал себя своими собственными руками, прекрасно это понимал и отчаивался все сильнее. Он сам себя загонял в угол, откуда не будет другого выхода, кроме смерти.

— Тебя убьют, — сказал Клод однажды ночью в очередной раз, когда Грэма очередной же раз высекли и притащили в барак, бросив на подстилку. — Ты это понимаешь?

— Пусть, — процедил тот сквозь зубы.

— Что значит «пусть»? Что ты хочешь доказать? Зачем их доводишь? Сколько тебе лет? Восемнадцать? Девятнадцать?

— Семнадцать. Недавно исполнилось.

— Даже так? — присвистнул Клод. — И что, ты успел уже устать от жизни? Вроде не должен был еще.

— Много ты обо мне знаешь, — огрызнулся Грэм.

— Достаточно, чтобы удивляться, куда девался твой инстинкт самосохранения.

— Ушел погулять.

— Все шутишь? Ну, ну. Смотри, дошутишься.

— Клод, не зуди!.. И так тошно. Будь хоть ты человеком, не трогай меня.

— Что тебе тошно, я и так вижу. Но это не причина, чтобы гробить себя.

— По-другому я не могу…

— А надо мочь. Или старайся выжить с наименьшими потерями: тогда тебя хватит лет на десять, ты двужильный, — или думай, как выбраться отсюда. Но выбирайся поскорее, а то доведешь кого-нибудь из охраны до точки, и тебя засекут насмерть. Хоть это ты понимаешь?

— Да все я понимаю… Только не знаю, как выбраться отсюда, — с тоской сказал Грэм.

— А ты думай больше, — сухо посоветовал Клод. — Может, чего и придумаешь.

— А ты не знаешь?..

— Нет.

Грэм подумал, что если бы Клод и знал какие-нибудь пути к спасению, он все равно не сказал бы. Пусть даже ему самому это и не пригодилось бы. Не такой он был человек.


Оклемавшись, Грэм снова не сумел удержать себя от дерзких выходок и неповиновения, и тогда к нему решили применить новые меры воздействия. Его отправили на самые тяжелые работы, а чтобы окончательно сбить спесь, приковали прямо на месте и посадили на половинный паек. Скудной пищи Грэму и так не хватало, он как раз вступил в тот возраст, когда нужно хорошо и много есть. От голода он вовсе обозлился и почти потерял самоконтроль, да еще до самой весны ему пришлось есть и спать прямо на камнях, не имея никакого укрытия ни от солнца, ни от дождя. Он чувствовал себя и не человеком уже, а наполовину надорвавшейся ломовой лошадью, а потому продолжал выкидывать фокусы. Весной, однако, кто-то из товарищей по несчастью сообщил ему новость, которая надолго отбила у него охоту буянить. Известие это ударило побольнее кнута надсмотрщика: погиб Клод, которого задавило огромной каменной плитой, сорвавшейся с тросов.

Через несколько дней надсмотрщики с удивлением заметили, что самый шальной и неугомонный парень на каторге ведет себя необычно тихо, словно неживой; рта не раскрывает, и взгляд у него какой-то отсутствующий. Это показалось подозрительным, и на всякий случай — вдруг что-то задумал, — его высекли так, что почти месяц он валялся скорее мертвым, чем живым. Прежнее злоязычие к нему не вернулось, зато надсмотрщики успокоились, поняв, что просто у него плохое настроение. Снова встав на ноги, Грэм надолго замкнулся в себе и сосредоточился исключительно на обдумывании плана побега. В это время все валилось у него из рук, и хотя он больше не нарывался на неприятности, его продолжали с прежней регулярностью наказывать — теперь уже за плохую работу.

Грэм не видел ни малейшей возможности для побега, и это приводило его в крайнее отчаяние. Главной трудностью было освободиться от цепей: сбить, подпилить или расклепать их. Ничего этого сделать Грэм не мог, поскольку днем постоянно находился на виду у охраны, не спускавшей с него глаз, а вечером у него отбирали весь инструмент, тщательно все проверяя и пересчитывая. Грэм подумывал о том, чтобы выпросить непригодный уже инструмент у кого-нибудь из соседей, но за просто так никто ничего ему не дал бы, а предложить взамен было нечего.

Не зная, что предпринять, Грэм промаялся еще несколько месяцев. Осенью ему исполнялось восемнадцать лет, но он ощущал себя много старше. Он совсем исхудал, на потерявшем юношескую гладкость лице остались лишь глаза да заострившийся грачиный нос. В высоком, почерневшем от грязи и яростного чужого солнца юноше со свалявшейся белой гривой, с застывшим злым взглядом, с очень точными экономными и короткими движениями (сказывались полтора года жизни в цепях) трудно было узнать даже язвительного и дерзкого разряженного бандита, не говоря уже о юном княжиче. Грэм стал тенью самого себя и чувствовал, что долго при такой жизни не протянет. Силы его были на исходе, к тому же он начал кашлять. Пока еще совсем несильно, но он-то знал, во что перерастет этот безобидный поначалу кашель, и видел, что делается с людьми, которые годами дышат каменной пылью. Все это окончательно утвердило его в мысли, что надо быстрее что-нибудь придумывать. И Грэм, наконец, придумал. Он понял, что есть у него одна вещь, от которой ни один человек в этом пекле не откажется. Вода. Пока не начнутся дожди, без нее будет тяжко, но — куда деваться? Один парень, за которым надзор был не такой строгий, согласился отдать свой старый инструмент, сломанный, но пригодный для того, чтобы подпилить цепи. Ценой стали несколько кружек воды. Грэм страшно рисковал: обнаружь кто подпиленные цепи или утаенный инструмент, его убили бы на месте. Но выбирать не приходилось. Грэм спрятал полученный ключ к свободе между камнями как можно тщательнее, а по ночам доставал его и потихоньку пилил цепь. Он замирал при любом шуме и старался не думать, как будет пробираться мимо многочисленной охраны. Работал он с таким расчетом, чтобы на глаз результаты его труда нельзя было заметить. Последнюю, заключительную операцию он рассчитывал закончить за одну ночь.

Через три дня Грэм лишился последних сил из-за мучительной жажды, у него начался бред; к счастью, парень, давший ему инструмент, увидел его состояние, отказался от платы и почти силком поил его водой.

Ночная работа заняла у Грэма несколько месяцев, хотя он и пилил проклятые цепи, стирая пальцы в кровь. Пришла осень с его восемнадцатым днем рождения, о котором он даже не вспомнил, потому что в это время его долбила лихорадка, и он думал, что в этот раз — все, конец. Он уже разговаривал в бреду с отцом и Клодом и не ждал, что болезнь его отпустит. Но он и впрямь был живучим — или ему просто сказочно везло, — и снова выкарабкался, и с остервенением взялся за дело.

К концу зимы титанический труд был закончен, и однажды ночью Грэм с облегчением отбросил ненужный больше, источенный инструмент, поднялся на ноги и задумался, что делать дальше. Лил дождь, что облегчало его задачу, поскольку охраны было меньше, чем обычно. Он знал, что недалеко находится один из охранников и что его не обойти. Подобрав обрывки цепей, чтобы не тащились за ним и не звенели, Грэм крадучись направился вперед. Он основательно отвык от свободных движений и поэтому двигался мелкими шагами.

Он сумел незамеченным подойти к охраннику со спины, накинул на его шею обрывок цепи и сильно дернул на себя. Бедняга тихо захрипел, хватаясь руками за импровизированную удавку, и повалился на спину. Грэм подхватил его, оттащил в сторону и обыскал. Без малейших угрызений совести он стащил с охранника одежду, оделся и забрал копье и кинжал. Все так же таясь, он стал пробираться дальше. Нужно было до утра покинуть территорию каменоломен. Ему снова чудовищно повезло: он нарвался еще только на одного охранника, к которому тоже подошел со спины и ударил копьем. Когда охранник упал, Грэм безжалостно перерезал еще живому человеку горло кинжалом с таким хладнокровием, словно занимался этим всю жизнь. Остальные посты он благополучно обошел; с трудом, напрягая последние силы, взобрался по скользкому крутому склону, цепляясь за камни и срывая ногти; и к утру уже удалился от каменоломен на приличное расстояние, углубившись в сырой и душный зимой лес. Некоторое время он просто шел, не задумываясь о том, куда попадет. Когда солнце поднялось совсем высоко, он набрел на небольшую мелкую речку и без сил опустился на лежащий на берегу камень.

Нужно было передохнуть и освободиться от кандалов окончательно. Грэм пошарил вокруг себя, нашел довольно увесистый камень с острыми краями и с ожесточением принялся стучать по ненавистным железкам. Процедура эта была долгой, он сильно попортил себе руки, несколько раз заехав острой кромкой не туда, а поскольку бил он изо всех сил, то досталось ему крепко. Но, наконец, он забросил кандалы в ближайшие кусты, обросшие иглами с толщиной с его мизинец, встал и потянулся, впервые за долгие два года. Ощущение было непривычное, словно почти полжизни он таскал на себе тяжкий груз, и наконец-то смог сбросить его.

Он был свободен.

Теперь следовало позаботиться о том, чтобы свободу эту сохранить. Задерживаться на одном месте долго было нельзя. И все же Грэм замешкался: рядом была вода, и он не смог противиться соблазну. Скинув с себя всю одежду, он голышом залез в речку. Вода оказалась неожиданно холодной, почти ледяной, но Грэму было на все плевать, даже если бы он узнал, что здесь водятся какие-нибудь твари вроде крокодилов. Пусть сожрут, только сперва он утолит жажду и отмоется. Он вдоволь напился, блаженствуя; он даже не смог вспомнить, когда в последний раз видел такое количество чистой воды. Напившись, он зачерпнул со дна горсть песку и начал яростно отскребать с себя наросшую за два года грязь. Отросшие по пояс волосы было невозможно отмыть и распутать, а потому, поколебавшись, он взял кинжал и весьма неровно отрезал их чуть выше плеч. Когда он выбрался из воды, с натертой до красноты кожей, чистый и мокрый, то впервые за долгое время почувствовал себя человеком. Не одеваясь, он снова присел на камень и обдумал, куда идти дальше. После недолгих раздумий решил отправиться на северное побережье, а там затеряться в большом городе и попытаться при случае вернуться домой… то есть в Наи.

Грэм заметил мысленную «оговорку», и настроение у него резко испортилось. Что ж, надо помнить, что в Наи у него больше нет дома. И нет никого, кто был бы рад его видеть: Брайан и Нэсти, вероятно, покинули королевство, отец мертв, Клод — тоже. А больше никому нет до него дела. Ну, может быть, Гата волновалась о нем, но это едва ли. Он был один, и никто его не ждал.

Пока Грэм видел перед собой три пути, и все три предполагали скорое прощание с Самистром. Он мог вернуться в поместье, вступить в наследство и зажить аристократом, развлекаясь в свое удовольствие. Наверняка в округе нет ни единого нобиля с таким колоритным прошлым, так что можно будет наслаждаться своей исключительностью и изводить местных девушек. Грэм мысленно нарисовал картину деревенского благоденствия и понял, что оно его не привлекает. Помимо веселой Гаты, в замке еще жили княгиня и Нинель со своим высокомерным женишком (а то уже и мужем), общаться с которыми он не хотел ни за какие титулы и деньги мира.

Можно было вернуться в Карнелин, чтобы начать поиски Брайана и Анастейжии. Уж они-то ему обрадуются… во всяком случае, Грэм на это надеялся. Однако скоро он понял, что слишком сильно изменился, и старые друзья могут попросту его не принять. Да и что он стал бы делать у них теперь, когда в нем кипела злость и ненависть ко всему миру? Поиски нужно было оставить до лучших времен.

Значит, оставался один выход — бродяжничать. Не в Самистре, конечно, где охотников за беглыми каторжниками хоть пруд пруди, а клеймо с груди не смоешь, да и волосы, и синие глаза уж слишком приметные. Что ж, подумал Грэм, стану бродягой. Городов на свете много, богатых людей тоже хватает, глядишь, не обеднеют, — как и местные воришки, — если я у них немного позаимствую.

Тогда он еще понятия не имел о Ночной гильдии и сумеречных братьях.

Все для себя решив, Грэм поднялся с камня и принялся не спеша одеваться. Заодно он внимательно рассмотрел трофейную одежду. Одежда оказалась неплохой. Форменную куртку, правда, густо усеивали нашивки, отдирать которые не было ни сил, ни желания. Грэм здраво рассудил, что в жарком климате куртка ему ни к чему, и без сожалений зашвырнул ее в те же кусты, где уже покоились его цепи. Предварительно он проверил все карманы, но кроме нескольких серебряных монет ничего ценного не нашел.

Из одежды он оставил рубашку из грубого полотна, штаны и неплохие сапоги, которые оказались немного великоваты, пристроил за поясом кинжал. Закатал рукава, напомнив себе, что если он сунется в город или вообще к людям, нужно будет обязательно спустить их обратно, чтобы скрыть полосы, натертые кандалами. Подумав, Грэм взял и копье. Обращаться с ним он умел, хотя и не очень хорошо. Теперь он был готов к своему великому путешествию на север.

Когда он уже совсем было собрался идти, ему в голову пришла некая здравая мысль. Он присел, стащил с ног сапоги и закатал по колено штаны, решив пройти, сколько возможно, по воде, прямо по течению реки. В случае, если на него таки устроят облаву с собаками, это должно было сбить погоню со следа.

Так, сжимая одной рукой короткое копье и держа в другой сапоги, он двинулся по реке, навстречу новой жизни, стараясь не думать о том, что желудок сводит от голода, а в местных растениях и животных он абсолютно не разбирается. Впрочем, вопрос еды его сейчас интересовал меньше всего. Важнее было пройти как можно больше, пока он еще не свалился от усталости.


Часть 3


1

Илис не обманула: на горизонте и впрямь показалась земля. Грэм воспрянул духом, отыскал капитана и спросил, скоро ли корабль войдет в порт. Да часа через два, сообщил капитан с готовностью.

Грэму уже приходилось бывать в Бергонте. Серьезных неприятностей ни от Обооре, ни от королевства в целом он не ждал. Время от времени между нобилями случались стычки, — сказывалась горячая южная кровь, — но все они носили локальный характер. Стоило опасаться разве что особенно агрессивных вельмож, которым могли не понравиться путешественники, проезжающие через их земли без соответствующего разрешения. Но эту проблему Грэм надеялся разрешить на месте.

Пока корабль не вошел в порт Обооре, Грэма никто не беспокоил. Роджер и Илис прогуливались по палубе, Марьяна сидела в каюте и приходила в себя после нечаянной радости. Вспомнив о ночном происшествии, Грэм в который уже раз скрипнул зубами и подумал, что Марьяне-то, наверное, хорошо, а вот ему не очень. Пусть на полночи, но она заполучила в свои объятия любимого человека, Грэм же чувствовал себя последней скотиной, потому что честнее было не уступать ей. Марьяна была единственным человеком в мире, кто мог сказать — и говорил — ему ласковые слова, кто действительно любил его, но радости от этого он не испытывал ни малейшей. Ему было стыдно и больно.

Наверное, я какой-то урод, думал Грэм мрачно. Хорошенькая девушка, которая любит и хочет меня, и открыто признается в этом, готова сделать для меня все на свете, а мне после ночи, проведенной с ней, так плохо, словно я изнасиловал ее или сделал еще что похуже. Даже не так. Словно меня грязью облили. Стыд душит!… И ни малейшей радости, ни малейшей благодарности к Марьяне, лишь презрение к самому себе…

Когда корабль уже подходил к причалу, Грэм вздохнул и отправился искать спутников. Все трое были в каюте и уже собирались выходить. Марьяна встретила Грэма взглядом широко открытых серых глаз, в которых перемешались нежность, любовь, обида и надежда. Он сделал вид, что ничего не заметил, и обратился к Роджеру:

— У вас все готово?

Роджер кивнул и спросил:

— Куда мы пойдем?

— Пока не знаю. Есть у меня одна мысль, которую нужно обсудить, но не здесь. Выйдем в город, найдем подходящее местечко, там и поговорим.

— Как скажешь, — кротко сказал Роджер, словно и не из-за него несколько часов назад Грэм валялся на палубе, и не он задавал нескромные вопросы.

Пять минут спустя, когда они уже наполовину спустились по трапу, Роджер объявил вдруг преувеличенно спокойным тоном:

— Нас встречают.

— Что? — не понял Грэм.

В Обооре у него нашлась бы пара знакомых, но вряд ли они пришли бы встречать его в порт. При условии, что они вообще знали о его появлении в городе.

— Глянь туда.

Грэм посмотрел и остановился как вкопанный. Рука его сама поползла к мечу.

— Не может быть!

— Ой, — сказала Илис.

Рядом с причалом, выделяясь в толпе и даже не пытаясь с ней слиться, красовались вечные спутники Крэста Авнери: собственной персоной капитан Таю и тан Паулюс. Они были в доспехах, при оружии, и держались так, что становилось понятно: они хотели, чтобы их заметили. Портовый люд опасливо обходил их по широкой дуге, стараясь не зацепить.

— Что они тут делают? — вполголоса возмутилась Илис. Вид у нее был крайне удивленный, но не обеспокоенный. Мне бы такую беспечность, подумал Грэм, у которого при виде торжественной встречи екнуло сердце.

— Не понятно, что ли — нас поджидают, — рыкнул Роджер и схватил Грэма за плечо, сильно сдавив его. — Грэм, откуда они узнали, что мы будем здесь? Ты кому говорил, что корабль идет в Обооре?

— В Истрии — никому, — тихо сказал Грэм, взглянув в бешеные глаза побратима, и вдруг невозможная догадка обожгла его. — То есть, Тарнису говорил… Но как…

— Молодец, ничего не скажешь, — зло перебил Роджер. — Язык бы кто тебе подрезал, болтун проклятый! Ну, чего встал? Пойдем уж теперь.

— Что у тебя на уме?

Роджер уже решительно двинулся вниз.

— Для начала послушаем, чего они скажут. А потом — по обстоятельствам. Сам говорил, что перед тем, как лезть в драку, нужно разведать обстановку.

— А ты уверен, что они вообще станут разговаривать?

Роджер промолчал, и Грэм зло сжал губы. Ладно, потом разберутся.

— Что случилось? — встревоженная Марьяна ухватила Грэма за руку и приникла к его плечу.

— Ничего страшного, — отозвался тот, отстраняясь. — Пока, по крайней мере. Тебе ничего не грозит.

— А тебе?

Отвечать Грэм не стал. Он судорожно соображал, мог или не мог Тарнис связаться с Крэстом, и если не он сдал их, — какое он вообще может иметь отношение к Истрии? — то кто тогда?

Едва они ступили на твердую землю, офицеры тут же устремились к ним.

— Без паники, — сквозь зубы сказал Роджер, хотя паниковать никто не собирался.

Илис старалась держаться за его спиной, но испуганной не выглядела. Она просто заняла стратегически выгодную позицию. Марьяна ничего не понимала и жалась к Грэму.

— Как приятно! Какая неожиданная встреча! — воскликнул тан Паулюс, остановившись в нескольких шагах от молодых людей. — Господин Соло, госпожа Маккин, Роджер!… сударыня? — слегка поклонился он Марьяне. На треугольном лице тана, окаймленном короткой русой бородкой, появилась сладкая улыбка. Грубоватое лицо его спутника хранило каменное выражение. Он даже смотрел в другую сторону.

— Не валяйте дурака, господин тан, — резко оборвал Роджер. — Вы ведь ждали нас.

— Раз ты такой догадливый, Роджер, — заговорил капитан Таю, продолжая смотреть в сторону, — то, наверное, нет нужды напоминать наш уговор.

— А разве у нас был какой-то уговор? Не припомню что-то.

— Могу освежить твою память, Роджер, — заявил тан Паулюс. Тон его стал угрожающим, сладкая улыбка с лица исчезла. — А может, господин Соло напомнит?

— Понятия не имею, о чем вы, — отозвался Грэм.

— У вас тоже что-то с памятью случилось? Вы меня разочаровываете. Вы казались мне более благоразумным человеком, господин Соло… Хорошо, я напомню, в чем состоял наш… вернее, ваш уговор с милордом Авнери. Вы обещали доставить ему госпожу Маккин, — заметьте, целую и невредимую! — в обмен на некоторые услуги, которые будут вам оказаны. Так что, сейчас госпожа Маккин пойдет с нами, а вы сможете получить то, что вам было обещано. Вы попытались обмануть милорда Авнери, но мы сделаем вид, что никаких разногласий не было. Мы же цивилизованные люди.

— Никуда госпожа Маккин не пойдет, — заявил Роджер, потянувшись к мечам.

— Нехорошо нарушать обещания, — вроде бы укоризненно сказал тан Паулюс, но эта укоризна звучала еще менее приятно, чем недавний угрожающий тон.

— А я ничего не обещал милорду Авнери.

— Но милорд Авнери выплатил тебе задаток, — напомнил капитан Таю, медленно наливаясь кровью.

— Могу его вернуть. Но госпожу Маккин ни вы, ни ваш милорд не получит, ясно вам?

— Господин Соло? — зашипел капитан.

— Вы слышали, — подтвердил Грэм. — Впрочем, можете спросить у самой госпожи Маккин, хочет ли она пойти с вами.

— Не пущу, — с ненавистью прорычал Роджер.

Все смотрели на Илис. Та стояла с таким видом, словно ее все происходящее не касалось.

— Господин тан, — сказала она светским тоном, улыбаясь самой зубастой из своих улыбок. — Честно говоря, не имею ни малейшего желания с вами идти. Лучше я останусь с этими милыми мальчиками. Мы уже привязались друг к другу, притерлись. И передавайте при случае от меня привет Крэсту, пусть не скучает и не переутомляется. И не волнуется — это ему вредно.

Секунду ни капитан, ни тан не могли произнести ни звука, уставившись на Илис. Они ждали от нее еще каких-то слов, но не дождались, и Паулюс вдруг взорвался.

— Что это за балаган?! — возопил он, налившись кровью, совсем как его спутник-капитан. — Как вы смеете? Я прикажу арестовать вас!

— Кому прикажете? — Роджер усмехнулся, но тут же осекся. Капитан Таю пронзительно свистнул, и из серой портовой толпы вычленились никем до сих пор не замеченные люди в доспехах, числом приблизительно десятка два. Судя по нашивкам на куртках, это были истрийские солдаты.

— Илис, колдуй, — помертвевшим голосом сказал Роджер.

— Нет, — твердо сказала Илис. Она отступила на шаг и зачем-то сунула руку за пазуху. — Не буду.

— Тогда — беги! — заорал Роджер и выдернул из ножен мечи.

Это был самоубийственный поступок, но сделаного не воротишь. Грэм одной фразой на наи сказал приятелю все, что о нем думает, и тоже схватился за меч. Он уже видел, впрочем, что все бесполезно: человек десять солдат поднимали заряженные арбалеты. Илис, едва услышав крик Роджера, рванулась вбок, проскользнула мимо солдат и затерялась в толпе. Грэм был несколько разочарован: вместо того, чтобы разок использовать свои магические силы вопреки принципам и спасти всех четверых, Илис предпочла остаться верной себе и улизнула одна. Что ж, может, так и было правильнее.

Несколько солдат нацелили было в сторону Илис арбалеты, пока она еще не пропала из виду, но тан Паулюс крикнул:

— Девчонку — живой! Не стрелять! Слышите? Этих двоих хоть в решето можете превратить, но девчонка нужна живая!

Несколько человек бросились вдогонку за Илис, но это было бесполезно. Девушка, когда хотела, могла становиться неуловимой.

Краем глаза Грэм заметил, что Марьяна так и стоит, где стояла, хлопая глазами и сильно побледнев, и подосадовал на ее несообразительность. Могла бы догадаться и рвануть вслед за Илис. Теперь же ее могли прихватить просто за компанию, а то и убить. Раз Илис сбежала, церемониться с ними больше не будут.

— Марьяна! — крикнул Грэм, становясь так, чтобы им с приятелем было удобно прикрывать друг друга. Против арбалетов, впрочем, это все равно не годилось. — Марьяна! Умерла ты, что ли?! А ну, исчезни!

— Ни за что! — отчаянно крикнула Марьяна, достала из-за пояса кинжал и шагнула к ним. — Я с вами!

— Вот дурища, — буркнул Роджер, оскалившись, и повернулся через плечо к Грэму. — Не понимаю, чего они ждут.

— А ты думаешь, сейчас они пойдут тебя бить? Много чести будет! Да они запросто утыкают нас болтами. Роджи, ситуация безвыходная. Они не станут подходить к нам, гораздо проще и безопаснее убить нас издалека. Ну, зачем ты схватился за оружие?

— А что, сдаваться надо было? Так, что ли, по-твоему? Не позорься, Соло! А то я начну совсем плохо о тебе думать.

Ситуация была — хуже некуда. Они стояли втроем, прижимаясь спинами друг к другу, выставив бесполезные мечи, а вокруг потихоньку стягивалось кольцо солдат. Народ, до того суетившийся на причале, очень быстро разбежался. Никому не хотелось связываться с солдатами.

— Ну что, доигрались? — заговорил тан Паулюс. — Я вас предупреждал. По-хорошему просил. Теперь ты, Роджер, пойдешь на виселицу, а вы, господин Соло, благодаря вашему благородному происхождению, отправитесь не на каторгу, — можете порадоваться, — а прямой дорогой на плаху. Для вашей подружки тоже местечко найдется…

— Сначала попробуйте взять нас, — хрипло сказал Роджер.

— Вот еще возиться! Лучше сдайтесь сами, или я прикажу вас застрелить. Господин Соло прав, положение у вас безвыходное. Пожалейте хотя бы девушку.

— Сдаться? Чтобы все равно умереть? Ну нет!

— Подумайте получше, — предложил тан Паулюс. Он протянул руку, указывая на одного из арбалетчиков, и сказал: — Не убивать.

Солдат кивнул, поднял арбалет к плечу и выстрелил. Роджер вскинул мечи, но отбить летящий в него болт не сумел, и от сильного удара в плечо даже пошатнулся.

— Сволочь! — зашипел он сквозь зубы, мельком оглядев кровоточащую рану.

— Это только начало, — сообщил тан. — Мы можем убивать вас таким образом очень долго, и о быстрой смерти на виселице тебе, Роджер, останется только мечтать. Еще умолять меня будешь… Девчонку! — скомандовал он.

Грэм толкнул Марьяну, чтобы она оказалась между ним и Роджером. Это спасло их обоих, и следующий болт лишь разрезал ему кожу на виске. Марьяна испуганно пискнула. Геройствовать ее больше не тянуло.

Капитан Таю повернулся к тану и что-то начал быстро говорить по-истрийски. Роджер, который знал язык, слушал с презрительным выражением на лице. Тан, дождавшись окончания речи, сказал несколько резких слов, покачал головой и махнул рукой.

— Давайте, — сказал он, и еще двое солдат подняли арбалеты.

Грэм понял, что сейчас их будут убивать, медленно и постепенно, и деваться им совершенно некуда. Уже несколько раз ему удавалось обмануть неизбежную, казалось бы, смерть, но теперь он ясно видел, что пришел конец. Оставалось только броситься на противника и умереть с мечом в руках, пусть он даже упадет раньше, чем сумеет достать клинком горло ближайшего недруга. А Марьяна… что ж, если они с Роджером будут мертвы, ее, может быть, и пощадят.

Не сговариваясь, они с Роджером одновременно оглянулись через плечо и посмотрели друг другу в глаза. В ту же секунду раздались, один за другим, два негромких щелчка, и еще два болта нашли цель. Стреляли истрийцы так, чтобы наверняка не убить, а только ранить. "Ну, давай", — беззвучно шепнул Роджер; Грэм кивнул ему, и они рванулись вперед. Грэм не видел перед собой ничего, кроме человека в черной одежде с горящей серебром ящерицей на рукаве. Этот человек медленно, очень медленно поднимал на уровень глаз заряженный арбалет. И вот тут, когда он уже сознавал себя покойником, началось то, что потом до конца жизни он не мог позабыть.

Сначала стало очень, очень холодно, словно из южного Бергонта они перенеслись на самый север Наи в разгар лютой зимы. Повисла мертвая тишина, какая бывает лишь перед самыми сильными бурями. Небо, до того затянутое белесыми низкими облаками, потемнело, почти почернело, и Грэм подумал, что впрямь вот-вот грянет буря… но что-то было не так. Что именно, он понял только тогда, когда воздух как-то странно загустел, и стало трудно не только двигаться, но даже дышать, словно и не воздух кругом был, а ледяной вязкий кисель. В ушах нарастал невыносимо мучительный, пронзительный звук, почти на грани слышимости. Борясь с подступающей тошнотой, Грэм с усилием повернул голову на звук и долго не мог поверить в то, что увидел.

В воздухе висела Илис. Именно висела, или даже парИла, раскинув в стороны руки и запрокинув лицо. Ее окружало бледное сияние, а волосы ее, несмотря на наступившее неестественное затишье, развевались, словно она находилась в центре урагана. С трудом оторвав взгляд от невероятного зрелища, Грэм осмотрелся по сторонам. Увиденное ему очень не понравилось. Люди вокруг застыли в неподвижности, словно обратившись в статуи, и только Роджер делал мучительные усилия высвободиться из тисков жутко сгустившегося воздуха. Марьяна, закатив глаза и побледнев до синевы, медленно, гораздо медленнее даже, чем это происходило бы в воде, падала на землю.

Сгустившийся воздух, превратившийся в кисель, начал смещаться все быстрее и быстрее, скучивая тела, словно мокрые тряпки. Каждая частичка тела взорвалась болью, но Грэм не мог даже застонать — так сдавило грудь. Он прилагал нечеловеческие усилия, чтобы освободиться из этих смертельных объятий, но ничего не выходило. В глазах темнело, и подумалось, что Илис совсем сошла с ума, если вместо того, чтобы помочь, решила угробить сразу всех. Не было никаких сомнений в том, что все происходящее — дело рук несносной девчонки. Сами по себе такие вещи происходить никак не могли.

Воздушный кисель, или, вернее, уже желе, закручивался воронкой, словно кто-то перемешивал его огромной ложкой; вместе с ним и сама реальность начала смещаться. Было очень трудно после рассказать или хотя бы вспомнить, в чем именно это выражалось, просто окружающие люди и вещи стали выглядеть совсем не так, как им полагалось выглядеть. Только Илис висела себе в воздухе, все сильнее запрокидывая голову, а пронзительный звук стал громче и походил теперь на оглушительный визг. Почти оглохший, Грэм почувствовал, что неведомая сила размазывает его по совершенно уже затвердевшему воздуху, по глазам вдруг ударила ослепительная вспышка — и он перестал видеть вообще что-либо. С ужасом он подумал, что ослеп, но почти сразу это перестало его волновать. Колдовство Илис продолжало выкручивать и рвать его тело: кости затрещали, сухожилия и мышцы натянулись до предела. От лютого, нечеловеческого холода кожа начала покрываться инеем. Кричать Грэм по-прежнему не мог, приходилось терпеть молча, и рассудок был на самой грани безумия.

И вдруг все закончилось. Стремительно потеплело, воздух приобрел обычную плотность, и его стало можно вдохнуть. Свербящий в мозгу звук резко оборвался. Грэм, уже почти потерявший сознание, перестал биться в жестоких тисках и понял, что падает. Он сильно ударился об землю, но вместо боли ощутил только облегчение и почти наслаждение. И смог, наконец, закричать, выпуская накопившееся напряжение.

Не смотря ни на что, он снова остался жив.

Некоторое время он лежал ничком неподвижно, наслаждаясь спокойствием освобожденного тела и ни о чем не думая, пока вдруг до него не дошло, что вокруг полно истрийцев, всерьез намеревавшихся утыкать его арбалетными болтами, а так же его спутники, которые неизвестно, живы ли. Он заставил себя приподняться и едва не упал снова — от изумления вмиг ослабли руки. Вокруг расстилалась обширная холмистая долина, присыпанная снегом, из которого кое-где торчали черные лапы кустов. Грэм отлично помнил, что был в порту в тот момент, когда стали происходить странные вещи, а какие уж там холмики и кусты? А тут… лишь на горизонте темнело нечто, что могло быть городскими стенами. Но могло и не быть. Кроме того, никаких истрийцев рядом больше не было. Ни тана Паулюса, ни капитана Таю, ни одного солдата. Грэм встревожено огляделся, отыскивая взглядом спутников. В двух шагах от него возился в снегу Роджер, приглушенно стонавший сквозь стиснутые зубы. Лицо у него было серое, искусанные губы сочились кровью, глаза покраснели и глядели еще более безумно, чем всегда. Он очевидно был не в себе, поэтому Грэм пока не стал его окликать. Он поднялся на колени, сдерживая тошноту, и чуть подальше, футах в пятнадцати, увидел Марьяну — она лежала ничком в снегу без признаков жизни. Приглядевшись, он заметил, что она все-таки дышит. Тогда он оглянулся и увидел Илис.

Илис лежала на спине, раскинув крестом руки. Ее темные волосы разметались по снегу, глаза были закрыты, побелевшие губы раздвинулись в странной, страшной улыбке, обнажавшей зубы, из носа тонкой струйкой текла кровь. Дышала она или нет, было непонятно, но Грэму показалось, что нет. Не поднимаясь с колен, он подвинулся к ней, склонился было над беззащитно распростертым телом — и обернулся на хриплый голос Роджера:

— Где мы?

— Не знаю, — ответил Грэм и обернулся. Роджер стоял уже в полный рост, хотя его заметно шатало, и оглядывал окрестности мутным взором.

— Где Илис?

— Здесь, — сказал Грэм и отодвинулся.

Несколько секунд Роджер смотрел на Илис, потом сделал несколько неверных шагов и упал рядом с ней на колени.

— Она жива? — как-то очень беспомощно спросил он, вперив в нее отчаянный взгляд черных глаз.

— Не знаю, — повторил Грэм.

Роджер вздрогнул и наклонился к девушке.

— Илис! — позвал он хрипло.

Она не отзывалась и не шевелилась. Тогда он схватил ее за плечи и принялся трясти:

— Лисси! Лисси!..

Его лицо выражало крайнюю степень отчаяния; Грэм и он не думал, что Роджер способен на такие сильные чувства. Смотреть на него было тяжко, так что Грэм отошел к Марьяне, чтобы узнать, насколько сильно она пострадала. К счастью, она только лишилась чувств. Грэм подстелил плащ, перевернул Марьяну на бок, и, помедлив, вернулся к Роджеру. Ноги едва повиновались ему. Роджер все еще стоял на коленях перед Илис, и его лицо, искаженное ненавистью, отчаянием и горем, испугало Грэма.

— Роджер, — сказал он как мог мягче и положил руку на плечо приятеля. — Не надо. Она мертва.

— Нет, — сказал Роджер сдавленным голосом и снова затряс Илис. — Нет. Лисси!.. Этого не может быть.

— Роджер…

— Отправляйся к Безымянному, Соло! — заорал Роджер, обернувшись к нему и прижимая к себе Илис. Глаза его опасно блестели. — Пошел прочь, пока я тебя не прикончил!

Тут Илис приоткрыла свои огромные ведьминские глазищи и едва слышно сказала:

— Роджер, ну хватит уже орать… И не тряси меня… Я так устала… я спать хочу… — и снова закрыла глаза.

Грэм чуть было не расхохотался. Раз Илис ехидничает, значит, умирать пока не собирается. Роджер тоже явственно просветлел лицом.

— Да восславится Перайна, — прошептал он. Выпустив Илис из объятий, он бережно уложил ее обратно и уткнулся лбом в снег. — Благодарю тебя, милосердная Перайна!

Впервые Грэм слышал, чтобы его приятель-побратим славил богиню-целительницу. Обычно все его мольбы, проклятия и клятвы были обращены к безжалостной богине войны Рондре и к Безымянному, очень редко — к Эфферду или Борону, но уж ни в коем случае не к Перайне. Коленопреклоненный рядом с Илис и славящий Перайну Роджер выглядел странно, и Грэм сначала отвернулся, чтобы не видеть этой душераздирающей картины, а потом решил вернуть его с небес на землю.

— Роджер, — снова позвал он и невольно отпрянул, когда тот резко повернулся и вскинул пылающие прежним яростным огнем глаза. — Понимаю твои чувства, но хочу напомнить, что Илис едва ли будет лучше от лежания на снегу…

— Твоя правда, — согласился Роджер, бережно поднял Илис на руки и встал. Девушка лежала спокойно и даже не дернулась, оказавшись прижатой к широкой груди своего добровольного охранника. Она то ли спала, то ли снова впала в беспамятство. — Но куда идти? Мы даже не знаем, куда нас занесло.

— Там, — Грэм махнул рукой в сторону темнеющего на горизонте сооружения, — вероятно, находится город. Хотя я в этом не уверен. Эх, хотел бы я знать, что случилось, и куда мы попали! Впрочем, после такого светопреставления нам лучше не показываться некоторое время в людных местах, по крайней мере, открыто, а то Илис быстренько отправят на костер.

Про себя он отметил, что обязательно нужно будет поговорить с Илис о ее способностях. Она — или Брайан, — чего-то явно не договаривали. Не мог необученный магик устроить такую мясорубку, какую закрутила Илис (да и вообще, насколько понимал Грэм, мало какой мог). Или ее способности просто экстраординарны, или на самом деле она прошла посвящение, но скрывает это… и в этом случае ее способности тоже далеко не средненькие, насколько Грэм вообще мог судить о способностях в сфере магии. Тогда становится понятным волнение Крэста: посвященный магик безумной силы без присмотра… Магик, через которого прет неуправляемый поток магии…

— Боюсь, слух о сегодняшних событиях быстро разнесется по округе, — сказал Грэм. В голове быстро прояснялось, и боль отпускала, что не могло не радовать. — Так что давайте попробуем отыскать укромное место, где поменьше снега, и пересидим там, пока всем нам не станет лучше. Хорошо бы найти пещеру, но сойдет и каменная гряда, главное, чтобы ветра не было.

— Да уж, спектакль Илис устроила отменный, — согласился Роджер. Его снова шатнуло, и Грэм только сейчас вспомнил о его, — да и о своих заодно, — ранах, которые по-прежнему сочились кровью. Следовало их обработать, и как можно скорее. — Надо уходить, поскольку, сдается, от Обооре мы убрались недостаточно далеко… Как твоя подружка, жива?

— Жива, — ответил Грэм. — И пострадала меньше всех. Она вовремя потеряла сознание.

— Повезло ей. Я-то уж не чаял живым вырываться, Борону вовсю молился. А вот надо же, отпустило. Интересно знать, что она сделала, — сказал Роджер задумчиво и пристально вгляделся в разгладившееся лицо Илис. — Я ведь ни разу так и не спросил, каково это — обладать такой силой…

— Еще спросишь. Ладно, Роджи, надо уже уходить…

— Пойдем. Только подожди секунду, у меня что-то голова кружится, — сказал Роджер и упал.


2

В мясорубке, устроенной Илис, изрядно поломало всех четырех, хотя кому-то досталось больше, а кому-то — меньше. Сама Илис долго не приходила в сознание, а когда очнулась, не смогла идти самостоятельно, настолько она ослабла. Роджеру пришлось нести ее на руках, хотя ему самому было немногим лучше. Чудовищные магические тиски помяли ему ребра, но он молчал до последнего, несмотря на то, что стало больно дышать. Марьяна пришла в себя позже. Она была целехонька, — обошлось даже без синяков, — и вполне уверенно держалась на ногах.

Подходящей пещеры поблизости не нашлось, так что пришлось располагаться на отдых рядом с огромными валунами, торчавшими посреди долины. Камни заслоняли путников от ветра, и снега под ними не было. Грэм и Роджер уложили девушек на землю, закутав их в плащи, наломали веток с окрестных чахлых деревьев и развели небольшой костер, чтобы согреться и немного перекусить. Все их вещи, как ни странно, уцелели и перенеслись за город вместе с ними.

— Мы замерзнем насмерть, — сумрачно сообщил Роджер, ни к кому конкретно не обращаясь. Он протянул руки над огнем и пытался отогреться. Почти вся его теплая одежда перекочевала к Илис, на которую он старался не смотреть, стыдясь недавней вспышки.

— Есть какие-то предложения? — спросил Грэм.

Они уже перевязали свои раны, но до этого успели потерять много крови, и теперь обоим было нехорошо.

— Надо идти в город. Сейчас все-таки не лето, чтобы гулять по диким просторам.

— В город? — переспросил Грэм с сомнением. — Но нас легко узнать. У тебя, да и у меня, слишком заметная внешность, а Илис… ну, ее точно запомнили.

— Придется рискнуть. Иначе мы погибнем.

— Лучше уйти подальше, хотя бы в Лигию. Тогда можно будет и рискнуть… А вообще у меня есть мысль податься в Наи.

— А что там такое, в Наи? — поинтересовалась Илис. Закутанная в теплый плащ по самый нос, она все еще была очень бледна, но глаза ее уже успели наполниться бесенятами.

— Там был мой дом, — просто сказал Грэм. — И я еще надеюсь, что там будет мой дом и в будущем.

— С ума сойти, — сказала Илис. — А я-то думала, что ты совсем безродный…

— Те люди называли тебя "господин", — робко сказала Марьяна. С того момента, как все закрутилось, она еще не раскрывала рта. Произошедшее потрясло ее, и она не знала теперь, что и думать, в ее глазах застыл страх. — Как знатного человека…

— А он и есть знатный человек, — с неожиданной злостью сказал Роджер прежде, чем Грэм сумел его остановить. — Нобиль проклятый. Авантюрист голубых кровей…

— Э? — вытаращила глаза Илис.

— Вот тебе и «э».

— Заткнись! — сказал Грэм и встал, сам не зная зачем.

— Его папаша, между прочим, князь, — продолжал Роджер издевательски. Он тоже поднялся на ноги, безотрывно глядя на Грэма. — В отличие, правда, от мамочки, которая прижила себе сынка от греховной связи…

— Не тронь мою мать! Она была благородной женщиной!

— Ага, пока не спуталась с женатым, и ее не поперли из дома, — на Роджера словно нашло какое-то затмение. — А потом она стала обычной шлюхой, и имели ее все, кто только хотел. Странно, что ты — единственный ублюдок, родившийся у нее.

Задохнувшись от ярости, Грэм рванулся вперед и замахнулся, целясь в лицо. Роджер вполне мог бы уклониться, но не стал, принял удар. Пошатнувшись, отступил на шаг и страшно усмехнулся разбитыми губами. Но Грэму было это мало — он выхватил меч и уткнул его острие в грудь Роджеру.

— Сдурели?! — закричала Илис, приподымаясь.

— Я разве сказал неправду? — спросил Роджер, не обратив на нее никакого внимания. — Все в Карнелине это знали. Или ты будешь отрицать, что ты — бастард? Ну, хочешь, заруби меня.

Грэм тяжело дышал и никак не мог поднять меч. Безоружный Роджер стоял перед ним, разведя руки и скалясь, и его глубоко посаженные глаза безо всякого страха смотрели из-под нависших бровей. Все, что он сказал, было правдой, но Грэм не мог понять, почему он с такой злостью поведал об этом, и почему — именно сейчас.

Но все-таки это была истинная правда. И убить за нее он не мог. Грэм сделал несколько глубоких вдохов, успокаиваясь, потом толкнул меч в ножны и сказал невыразительно:

— Ты прав, Роджер. Все это так.

Он отвернулся и пошел прочь от импровизированного лагеря, ничего перед собой не видя. Отойдя довольно далеко, он наткнулся на большой плоский камень, на который и уселся. Если б можно было остаться здесь навсегда в одиночестве!

Почему они вдруг заговорили о его происхождении, хотя следовало обсудить более важные темы? И почему Роджер с такой беспощадной злостью говорил о его матери? Сам он не думал о ней уже очень давно, и теперь воспоминания причинили неожиданно сильную боль. Даже не сами воспоминания, — своего происхождения он не стыдился, — а удар ниже пояса от Роджера, да еще в момент, когда он меньше всего этого ждал.

Грэм просидел на камне довольно долго, тупо разглядывая мерзлую землю у себя под ногами. Он больше ни о чем не думал. Ничего не хотелось, даже жить, и недавняя радость от того, что он смог остаться в живых, полностью погасла. Из этого состояния его вывел хриплый голос Роджера, откликавший его по имени. Грэм медленно поднял голову и увидел его прямо перед собой.

— Ну?

— Прости, — сказал Роджер.

— За что?

— За то, что наговорил тебе гадостей. Сорвался.

— Но это же все чистая правда, — безразлично сказал Грэм. — Я — бастард, а моя мать попрошайничала и торговала своим телом.

— Ну и что? Совершенно не нужно было говорить про это.

Они с минуту помолчали, потом Грэм решил задать давно занимающий его вопрос:

— Роджер, а кто были твои родители?

— Понятия не имею. Я никогда их не видел.

— Ты не пытался разузнать?

— Нет. Зачем? — Роджер помолчал и спросил: — Ну, долго ты собираешься сидеть здесь? Тебя видно за несколько миль.

— И что?

— Ох, не зли меня, Соло. Честное слово, нам будет легче ужиться, если ты перестанешь изображать из себя страдальца и прикидываться тупицей. А мы теперь крепко повязаны, и друг от друга нам еще долго никуда не деться…

— Повязаны, да… кровью.

— Вот именно. Ну, давай руку… братец.

Грэм усмехнулся и сжал протянутую руку.


Через несколько часов они все еще сидели под прикрытием камней и бездельничали. Все слишком устали, чтобы продолжать путь.

В маленькой компании как будто снова воцарился мир. Они почти не говорили, а если и начинали разговор, то о каком-нибудь пустяке. Что-то удерживало от воспоминаний о пережитом испытании. Марьяна так и вовсе не поднимала глаз и все время жалась к Грэму, не принимая участия в общей беседе. Она ничего не знала о цели путешествия и о способностях Илис, а спрашивать боялась. Грэму было ее жалко. Теперь она тоже оказалась втянутой в неприятности. Наверняка люди запомнили, что она была вместе с сумасшедшей магичкой.

Роджер первым решился заговорить о том, что не отпускало их всех.

— Почему ты отказалась колдовать, когда я велел? — спросил он у Илис. Уже стемнело, но он, начав разговор, подвинулся к костру, и огонь превратил его лицо в багровую маску.

— Вроде бы, я не обязана выполнять твои приказания? — ядовито спросила Илис из темноты. — И потом, я не хотела пользоваться магией. Мне это не нравится.

— А почему колдовала после?

— Думаешь, приятно было смотреть, как вас утыкивают железками? Картина, между прочим, неприглядная. Я надеялась на ваше благоразумие, но вы, как самоубийцы, затеяли драку… Вы загнали себя в такую ловушку, что мне просто не оставалось выхода. Не могла же я просто удрать!

— Илис, а что это было? — спросил Грэм. — Что ты сделала со всеми нами?

— Трудно объяснить… Это был, пожалуй, поток сознания. Все получилось помимо моей воли.

— Ты нас чуть не убила!

— Так ведь не убила же. Хотя риск, конечно, был. Знаешь, очень сложно иметь дело с магией, прущей через тебя, когда ты не можешь ею управлять. Больно, между прочим. Думаешь, мне самой нравится?

— Илис, ты прошла посвящение? — осторожно спросил Грэм.

— Нет. Я, знаешь ли, и без посвящения — очень сильный магик, — с тихой гордостью сказала Илис. — Мне приходится постоянно сдерживать себя, чтобы поток магии не хлынул наружу.

Роджер судорожно вздохнул, поняв, что легко отделался, когда она швыряла его об ящики в Карате.

— Как ты убежала от нас в Ште? — спросил он.

— Тебе все профессиональные секреты выдать? Не скажу.

— Грэм, — заговорила вдруг Марьяна тихо-тихо, почти не слышно, переводя взгляд с одного спутника на другого. — Я правильно понимаю, что Илис — магичка?

— Я не кусаюсь, не пугайся, — дружелюбно сказала Илис.

— Ничего себе, — голосок Марьяны совсем потух. — Лучше бы кусалась… Никогда еще не видела живого магика…

— Лучше бы не видела и дальше, — буркнул Роджер. — Сидела бы себе в Ите! Никаких магиков! И ведь говорили тебе…

Марьяна ничего не ответила, уткнулась лицом в плечо Грэма. Тот тихонько вздохнул, но отодвигаться не стал. Роджер смотрел на Марьяну с непонятным выражением, кривя искусанные губы. Глаза у него были странные.

— Не пугай человека, — укоризненно сказала Илис. — Она от тебя скоро шарахаться будет, Роджи.

— Если от кого тут и надо шарахаться, так только от тебя, — огрызнулся Роджер. — Не кусается она, видите ли… Я и то тебя скоро бояться начну, чего уж о других говорить…

— Вот-вот. А еще спрашиваешь, почему я колдовать отказываюсь.

— Жизнь у магиков не сахар, — согласился Роджер. — Слушай, а зачем за тобой Крэст-то гоняется? Почему просто не велит тебя убить? Разве ему своих магиков не хватает? Ну, чего ты так смотришь? Этот вопрос меня давно занимает, еще с тех пор, как Авнери нанял меня, чтобы я поймал некую сумасшедшую и очень опасную девчонку.

— На который вопрос отвечать в первую очередь? Рассортируй по степени важности, пожалуйста… Хотя нет, не надо, — передумала Илис. — Пожалуй, на все твои вопросы можно дать один единственный ответ… и раз уж у нас сегодня день откровений… Сидишь крепко? Падать не собираешься? Видишь ли, Роджи, Крэст Авнери — мой брат. Двоюродный. Наши отцы — братья.

Повисла мертвая тишина, так что было слышно только потрескивание костра, завывание ветра между камней и хриплое неровное дыхание Роджера. Грэм пытался осознать услышанную новость. Илис, значит, истрийская принцесса! Теперь понятно, почему непокорную, неофициальную магичку просто не приказали, в самом деле, убить, и почему, с другой стороны, не дают ей жить, как ей хочется.

— Проявление у ребенка магических способностей, — заговорила Илис тихо, — всегда горе для родителей. А для знатной семьи вовсе позор. Мои родители, например, чуть не сошли с ума, когда в первый раз случился прорыв. Они попытались это скрыть, но отец Крэста, мой дядя, узнал о проснувшихся способностях, и приказал отправить меня в школу. Я не хотела туда ехать, у меня случилась истерика и второй серьезный прорыв. Мои родители тоже не желали для меня участи вечной пленницы в башне, хотя и позаботились о том, чтобы меня обучили минимуму, для собственной же безопасности. Лет до тринадцати со мной тайно занимался один магик… очень надежный. Потом дядя выразил свое желание уже более категорично, и меня отослали из дома, решили спрятать от него подальше. В Карат меня привез один человек, хороший друг отца. Ты, Грэм, его, кстати, знаешь, он навел тебя на Брайана. Из-за него и Брайан оказался впутан: его, как честного и надежного человека, попросили по возможности присмотреть за мной. Кроме него и еще одного человека никто в Карате не знал о моих способностях. Только о моем происхождении Брайану ничего не сказали. Дядя же обо мне не забыл, и, поскольку ему самому заниматься поисками не пристало, послал по моим следам Крэста, который, надо думать, не пришел от этого поручения в восторг. Мы с ним вообще не очень любим друг друга… Ну вот. А потом Брайан впутал в это дело тебя, Грэм, а Крэст — тебя, Роджи. Честно говоря, я была сильно удивлена, когда увидела вас вместе, а еще больше удивилась, когда узнала, что вы давно знакомы. Кстати, учти, Роджи: Крэст предательств не прощает, и не успокоится, пока не доберется до тебя. Он очень злопамятный.

— Это его трудности, — выдавил Роджер. — А ты, значит, истрийская принцесса?.. Тьфу! Тайны чьего рождения мы сегодня еще узнаем? Может быть, я тоже — принц? Иначе что я забыл в компании высокородных особ? — на его скулах вспухли желваки, он крутанулся на одном колене, отворачиваясь.

Грэм понимал его чувства. Пока он считал Илис такой же бездомной бродяжкой, как он сам, он мог надеяться, несмотря на ее ехидство и пренебрежение. Теперь же, узнав о пропасти, разделявшей их, на что он мог рассчитывать?

— Если уж на то пошло, я не принцесса, — заметила Илис. — Мой официальный титул — княжна… был. Так что мы с тобой, Грэм, почти равны.

— Только я — ублюдок, как тут назвал меня Роджер, — сухо сказал Грэм. — И у меня нет дяди-короля.

— Значит, тебе повезло. Что касается бастарда, на котором ты упорно заостряешь внимание… У каждого свои трудности. Меня вот отправили из дома с наказом обратно не показываться. А вообще, все это неважно, чего вы прицепились к титулам?.. Роджи, что с тобой? Ты расстроился? Извини, если огорчила, но ты сам просил…

— А скажи-ка… княжна… — процедил Роджер сквозь зубы, по-прежнему смотря в сторону. — Ты на самом деле Маккин или все-таки тоже Авнери?

— Авнери, — покаянным тоном сказала Илис. — Маккин — это фамилия моей мамы. Но ты, Роджи, можешь называть меня Лисси.

— Спасибо за одолжение… княжна, — Роджер поднялся на ноги, отвесил поклон в сторону, где полулежала Илис, и сказал: — Пойду прогуляюсь…

Он отошел от костра и тут же растворился в темноте.

— Чего это с ним? — с искренним недоумением спросила Илис.

Грэм промолчал. Он бы мог объяснить, в чем причина резкого озлобления Роджера, но тот, услышав, скорее всего незамедлительно выбил бы ему зубы. И за дело. О таких вещах должны говорить двое, и наедине.

Впрочем, сегодняшнее откровение Илис может навсегда отбить у Роджера охоту говорить о своих чувствах. Если его гордость победит, он скорее язык себе откусит, чем скажет хоть слово.

Главное, подумал Грэм мрачно, чтобы у него не возникло желание броситься на меч. Хотя, если поразмыслить, не из тех он людей, что кончают жизнь самоубийством.

— Давайте спать, — сказал он тихо. — Завтра нам нужно уходить, и лучше, если мы отдохнем как следует.

Сначала он хотел пойти и поискать Роджера, но передумал. Утешать Грэм никогда не умел, да и сомневался, что побратим нуждается в каких-либо утешениях. Можно было запросто угодить под меч.


3

К утру Роджер вернулся. Выглядел он немного усталым, но следов каких-то особенных страданий на его лице не наблюдалось. Илис незамедлительно спросила, где его носило ночью, и он ответил в своей прежней манере, рыкнув, что не ее это дело, и когда-нибудь кто-нибудь укоротит ее длинный не в меру любопытный нос, чтобы не совала его, куда не надо. Илис возразила, что нос у нее вовсе не длинный, а вполне курсносый и миленький. Завязалась обычная перепалка, словно и не было вчера никаких тяжких откровений. Грэм, которого раньше подобные словесные дуэли, не лишенные яда, раздражали и утомляли, теперь вздохнул с облегчением. Всю ночь он проворочался на камнях без сна, мучимый неожиданным беспокойством за Роджера. Если бы пару месяцев, — да чего там, несколько недель назад, — кто-нибудь сказал ему, что его будет волновать судьба и душевное состояние Роджера, он бы просто расхохотался во все горло и ни за что не поверил, а вот поди ж ты… Впрочем, беспокойство за Роджера было не единственной причиной его бессонницы. Дабы сохранить тепло, рядом с ним легли спать девушки; но если Илис, уткнувшись носом ему в плечо, уснула сразу, то Марьяна всю ночь юлой вертелась у него под боком. Грэм не знал уже, куда от нее деваться.

За скромным, если не сказать скудным, завтраком решили-таки идти в Наи. Илис почему-то очень не хотелось на север, но поскольку объективно обосновать свое нежелание она не смогла, а у остальных возражений не нашлось, ее просто поставили перед фактом. Грэм намекнул, что, возможно, в Наи отыщется тихое укрытие, где никто их не побеспокоит, и Роджер неожиданно поддержал его. Илис потребовала подробностей и заявила, что не желает тащиться в дикую даль в какое-то сомнительное укрытие. Роджер начал распаляться от ее упрямства и ядовито вопрошать, с каких пор ее устраивают только наверняка безопасные места и не устраивают всякие остальные. Беседа грозила перерасти в скандал, и Грэму опять пришлось взять на себя роль миротворца. Он с трудом успокоил раздраженного и злого приятеля и подробно объяснил Илис, что дом, про который он говорил — часть его наследства, которая должна была перейти в его собственность еще шесть лет назад. Илис это не удовлетворило. Она продолжала сомневаться и принялась гудеть, что придется тащиться к поверенному, и улаживать кучу формальностей, и неизвестно, сколько это займет времени. Успокоившийся было Роджер снова взъярился и, забыв про опасные способности Илис, вознамерился встряхнуть ее за шкирку, чтобы прервать поток красноречия. Она увернулась, — после вчерашнего происшествия она уже полностью оправилась, — и некоторое время Грэм и Марьяна наблюдали интереснейшее зрелище — охоту на Илис с подручными средствами. Шипящий от боли в груди Роджер озверел, и Грэму лишь с большим трудом удалось его унять.

Всю эту кутерьму непривычная Марьяна созерцала с удивлением и почти благоговейным страхом. На корабле из-за морской болезни ей не удалось понаблюдать за парочкой Роджер-Илис, и теперь их ругань ее поразила и испугала. Кажется, она уже жалела, что решила покинуть Иту, но пока молчала, прячась за Грэмом, как за стеной. Когда все более или менее успокоились, она, правда, робко заикнулась о том, чтобы дальше пойти своей дорогой, как она и обещала в Ите. Грэм этому только обрадовался бы, но после событий в Обооре он чувствовал ответственность за Марьяну, поэтому возразил:

— Теперь лучше нам всем держаться вместе.

Роджер фыркнул, а Марьяна вперила в Грэма взгляд прозрачных серых глаз, светившихся робкой надеждой, и спросила, словно не веря:

— Ты хочешь сказать, что я могу пойти с вами?

— Именно так.

— Спасибо!

— Было бы чему радоваться, — снова фыркнул Роджер. — Путешествие в компании умалишенных — сомнительное удовольствие! Смотри, подруга, сама еще разумом повредишься. Будешь вон как она, — он кивнул на Илис.

— Что-о? — взвилась та. — На себя посмотри, псих!

— А интересно, — вдруг задумчиво сказал Роджер, не обратив внимания на ее вопль, — что скажет твой папаша, Грэм, когда ты вернешься в родные, так сказать, стены после долгих скитаний, да еще и с таким сопровождением?.. Не даст ли тебе пинка за наглость?

— Мой отец, — холодно сказал Грэм, — не скажет уже ничего. Он мертв, Роджи, и будь добр не упоминать его имени впредь.

— Ну, прости, — ничуть не смутился Роджер. — Но другие-то родственники у тебя остались? Или твой па… отец жил бобылем, и других детишек, кроме тебя, у него не было? Что скажет его жена, мать, отец, дочери и сыновья и все остальные?

Грэм скрипнул зубами. Над этим вопросом он уже думал. Едва ли мачеха, старая княгиня и Нинель будут рады снова видеть навязанного им высокомерного выскочку. Что им помешает теперь, когда князя нет в живых, выгнать Грэма вон? Впрочем, кое-что помешает — бумаги, оформленные поверенным князя. Но, боги, как же Грэму не хотелось вступать в наследство! А ведь потребуются еще свидетели, которые удостоверят его личность!.. Вот если бы ему просто позволили пожить в доме, без всего этого крючкотворства, это было бы славно.

— Ну, что ты на это скажешь? — подгонял нетерпеливый Роджер.

— Я скажу, что видно будет.

— Звучит так, словно ты ни в чем не уверен.

— Скажу тебе по секрету, Роджи, я действительно ни в чем не уверен.

— Ничего себе! — возмутилась Илис. — И ты все-таки хочешь тащить нас за Безымянный знает сколько сотен миль, чтобы потом сказать: извините, ребята, ничего не вышло, пошли куда-нибудь еще? Я не согласна!

— Умолкни, — рыкнул на нее Роджер и очень внимательно взглянул в лицо Грэму. — Что, все настолько плохо?

— Ничего особенно хорошего…

— Тогда, действительно, зачем мы потащимся в Наи?

— Там моя сестра, а по ней я, представь себе, соскучился. И потом, мне и впрямь хочется пожить хотя бы несколько месяцев, не перебегая с места на место. А больше я нигде не смогу так устроиться. Можно было еще у Брайана, но в Истрию мне теперь путь заказан…

— Это точно, — снова влезла Илис. — Крэст тебе не только голову отрубит, но еще и четвертовать прикажет. А может, и еще чего придумает. У него фантазия богатая.

— Не знаю, почему мы сразу не отдали тебя ему? — задумчиво вопросил воздух Роджер. — Глядишь, над тобой что-нибудь веселое учинил бы… И нам не пришлось бы от него хорониться.

— У тебя буквально вчера была возможность от меня избавиться, — напомнила Илис. — Чего ж ты ее упустил? Кстати, признайся все-таки, сколько тебе пообещал Крэст, а? Ну, пожалуйста!

— Десять тысяч истрийских крон, — равнодушно сказал Роджер.

Грэм не поверил своим ушам. Сумма была совершенно невозможной. На эти деньги Роджер мог жить в свое удовольствие лет десять, ничего не делая. Он мог бы купить титул вместе с замком! Грэм понял, что был полным идиотом в Карате, заманивая приятеля втрое, а то и вчетверо большей суммой, которую будто бы могли дать касотские магики. Как вообще Роджер согласился на авантюру, когда ему пообещали такие деньги, а Илис уже сидела у него в комнате, связанная?

— Что, неплохо? — спросил Роджер, весьма довольный произведенным впечатлением.

— Мама! Мамочка! — завопила Илис, широко раскрыв глаза. — Что ж ты сразу не сказал?! Да я сама пошла бы к Крэсту! Ничего себе — десять тысяч! Нет, вы как хотите, а я вернусь, пожалуй, в Обооре. Вдруг тану с капитаном повезло, и они живы остались? Пусть мне отдадут деньги, я по доброй воле с ними пойду! Роджи, не понимаю, как ты удержался?

— Я сам не понимаю.

— Ты знал, что получишь столько золота, и все-таки сидел и слушал, как я тебе лапшу на уши вешаю? — хмуро спросил Грэм. — И еще согласился разорвать договор с Крэстом ради каких-то мифических касотских денег?

Роджер взглянул на него неожиданно серьезно.

— Не помню, говорил я когда-нибудь или нет, что в этом идиотском мире тебе одному я могу довериться? Ты, по крайней мере, не будешь бить в спину.

Насчет последнего он, конечно, ошибался, поскольку на счету Грэма было как минимум два человека, убитых именно ударом в спину. Что касается остального, то Грэм просто не знал, что и ответить. Роджер не переставал его удивлять.

— Опять вы о чем-то не о том, — досадливо вздохнула Илис. — Ну, что вы все время отвлекаетесь? Мы, вроде бы, о Наи говорили.

— Так уже все решили, — сверкнул на нее глазами Роджер.

— Как это решили? Я чего-то не поняла. Разве не появились непредвиденные сложности?

— Еще не появились, а только могут появиться. Так что можно о них не беспокоиться.

— Значит, в Наи? — Илис сладко улыбнулась и добавила: — А я еще не говорила, что нам нужно побыстрее отсюда убираться? Вчерашний спектакль аукнулся в магическом диапазоне в радиусе этак сотни две миль, и только слепой магик мог его не увидеть. Так что, если у кого-нибудь из градоправителей есть под рукой магик, и он не против заполучить еще одного, пока бесхозного, сюда наверняка спешат вооруженные отряды…

— Ах ты, зараза! — рявкнул Роджер, и шрам его налился кровью. — Что ж ты целый день молчала! Я тебя своими руками сейчас придушу! Если сюда еще кто явится по твою душу, я им тебя отдам, и еще спасибо скажу!


Конечно, Илис преувеличивала насчет вооруженных отрядов; это у нее был такой своеобразный способ разрядить обстановку и вывести Роджера из сентиментального настроения, совершенно ему не подходящего. Зато она не преувеличивала насчет двухсотмильного радиуса, в котором можно было засечь вчерашнее буйство стихии. Грэм особо спросил об этом несколько позже, и Илис подтвердила. Конечно, не все магики в округе так уж наверняка ее увидели, но вообще-то вчерашнее представление было все равно что огромный фейерверк. Магики, которые в эту минуту занимались какими-либо магическими наблюдениями и изысканиями, Илис несомненно заметили. Но это отнюдь не значило, что они поспешили с докладами к своим патронам: магиков никто не любил, и они тоже, будучи практически узниками в своих башнях, не питали к окружающим особенно теплых чувств, и в основном были людьми замкнутыми. Так что, заметив неподалеку свободного магика, они разве что мысленно поаплодировали бы ему и вернулись к своим делам.

И все-таки, задерживаться было ни к чему.

Зима — не лучшее время для путешествий, особенно если нежелательно показываться в людных местах. Уже к вечеру усталые и замерзшие путники пришли к выводу, что идти дальше пешком невозможно, нужно раздобыть лошадей. Роджер с тихой грустью вспоминал лошадок, взятых из Карата и потерянных при нападении пиратов, и ему же пришла в голову мысль завернуть куда-нибудь на ферму и купить нескольких верховых животных.

— Пешим ходом мы доберемся в Наи только к следующей зиме, если, конечно, прежде не замерзнем, — заявил он.

— А ты куда-то торопишься? — поинтересовалась Илис. Она уже забыла, как возмущалась совсем недавно тем, что до Наи слишком далеко и слишком долго идти. Казалось, она ничуть не устала и даже под конец дня шагала весело и бодро.

— Конечно, тороплюсь — избавиться от тебя. Так что насчет лошадок, Грэм?

Грэм понял, что от него снова ждут решения, и покачал головой. По его мнению, на ферме делать было нечего, подходящих лошадей они там едва ли найдут. Зачем фермеру в хозяйстве верховые лошади, если только он специально их не разводит? Коневодческих же хозяйств поблизости Грэм припомнить не мог.

— И что ты предлагаешь? — хмуро спросил Роджер. — Топать дальше на своих двоих? Я не согласен.

— Ходить пешком полезно, — наставительно сказала Илис, и тут же ей пришлось уворачиваться от его тяжелой оплеухи. — А то растолстеешь, — добавила она уже с безопасного расстояния.

Грэм посмотрел на улыбающуюся Илис, перевел взгляд на зло кривящегося Роджера, потом — на притихшую Марьяну. Девушка, привыкшая к дядиным заботам и спокойной жизни в родном городе, хуже всех переносила тяготы пути и сильно уставала. Она, правда, мужественно молчала и не произнесла ни слова жалобы, но ноги переставляла из последних сил. Было ясно, что долго она не продержится. Но Грэму она все-таки улыбнулась.

— Хорошо, — сказал он, не ответив на улыбку. — Я пойду в город и куплю лошадей. А вы подождете поодаль.

— Идти в город опасно, — нахмурился Роджер.

— Нам нужны лошади или нет? Если нужны, придется рискнуть.

— Будешь красть или покупать? — с невинным видом спросила Илис.

— По обстоятельствам.

— Какой тут ближайший город? — спросил Роджер. — Кроме Обооре, конечно, не возвращаться же назад.

— Ближе всего Лианта. Если пройдем еще пару миль на северо-запад, попадем на дорогу до города.

— Я пойду в город с тобой, — неожиданно сказала Марьяна.

— В этом нет необходимости.

— Ну пожалуйста!

Настойчивым просьбам Марьяны пришлось уступить, и на следующий день они вдвоем с Грэмом отправились в Лианту, оставив Роджера и Илис в небольшом лесочке в стороне от дороги.


На дороге было пусто. Грэм шел молча, говорить не хотелось. В Оборе он совсем было приготовился умереть, и теперь никак не мог снова включиться в течение жизни и сосредоточиться. Он чувствовал постоянную усталость и безразличие ко всему на свете. И раньше-то он говорил мало, а в последние дни его голоса почти не было слышно, хотя его мнение спрашивали по всякому поводу. Если приходилось отвечать, он отвечал односложно и снова замолкал.

— Скажи мне, в чем дело, Грэм, — заговорила вдруг Марьяна, стараясь подладиться под его широкий шаг. — Что случилось?

Он глянул удивленно.

— Ничего не случилось. Все хорошо.

— Нет, вовсе не хорошо. Ты жалеешь, что позволил мне ехать с вами? Я тебе мешаю?

— Не в тебе дело. Не волнуйся.

— А в чем? Ты все время повторяешь "не волнуйся", постоянно меня успокаиваешь, но я не ребенок! Я хотела поговорить наедине, поэтому и напросилась с тобой, — Марьяна забежала вперед и остановила его, обхватив за пояс. — Я поняла, что многого о тебе не знаю. Тебе тяжело, а я не знаю, почему. Поговори со мной. Скажи, что тебя мучает.

— Ничего меня не мучает, — Грэм попытался освободиться от ее объятий, но она не отпускала. — Не тревожься понапрасну.

— Ну вот, опять: "не тревожься"! Почему ты все взваливаешь на себя и отделываешься от остальных своим "не тревожься"?.. Как ты изменился, — с горьким удивлением сказала Марьяна. — Ты был не таким. Может быть, более опасным, но зато более живым. Рядом с тобой я чувствую себя словно рядом с ледяной глыбой… Грэм, ты и впрямь — князь?

— Вроде бы.

— А почему никогда не говорил об этом?

— Зачем? Я никогда не хотел быть князем. И сейчас не хочу.

— Но ты идешь в Наи…

— А мне больше некуда идти. К тому же, Илис там будет в безопасности.

— Вот! Опять! Опять ты думаешь не о себе, а об Илис. И идешь ты в Наи не потому, что тебе так хочется, а потому, что так будет лучше для кого-то другого.

— Марьяна, что ты хочешь сказать? — не выдержал Грэм. — Я делаю то, что считаю нужным. И предпочитаю, когда могу, обходиться без советчиков.

— Вот именно, — вздохнула она.

Грэм вконец разозлился.

— Что — вот именно? Если хочешь сказать что-то, говори яснее. Я не понимаю намеков!

— Не злись, — попросила Марьяна, прильнув к нему.

— Я не злюсь. И вот еще что, Марьяна. То, что между нами было, было очень давно. И больше ничего нет, понятно? Пойми это, прошу тебя.

Марьяна отпрянула, словно он ее ударил. В ее глазах блеснули слезы, и на секунду Грэм пожалел о своих резких словах. Не надо было говорить так, но его терпение уже почти иссякло. Он не любил, когда ему вешались на шею, он и так сносил это слишком долго.

— Да, я поняла. И еще я поняла, что ты стал более жестоким, чем был. Не беспокойся, Грэм, теперь я больше не буду тебе надоедать.

Наверное, надо было что-то сказать, как-то успокоить доведенную до слез Марьяну, но Грэм промолчал. Утешать он умел. Скорее уж, ляпнул бы еще что-нибудь этакое и окончательно испортил бы все дело.

До самых городских ворот они шли в полном молчании. Грэм тщательно спрятал под плащ свою косу, а капюшон надвинул до самого носа. Он не знал, донеслись ли до Лианты известия о происшествии в Обооре, и предпочитал не рисковать.

У ворот их остановили скучающие стражники и с пристрастием расспросили, кто они такие, откуда идут и зачем им нужно в город. Грэм объяснил, что они просто бродяги, наемники, зарабатывающие на хлеб своим мечом, и в город пришли поискать какой-нибудь работы. Стражники выслушали объяснение и равнодушно сказали, что в городе едва ли найдется работа для наемников, своих людей полно и безо всяких приблуд. Но пропустили, только потребовали за проход по две серебряные монеты с человека и поинтересовались, не встречали ли они по дороге компанию из четырех человек. В компании этой, по их словам, были двое молодых парней: высокий и худой с белыми волосами и здоровенный с длинным хвостом на бритой голове, шрамом на щеке и сломанным носом, — и две девушки: одна худенькая, черноволосая и большеглазая, вторая тоже темноволосая и ничем не примечательная. Грэм, вздрогнув и мысленно поздравив себя с тем, что догадался спрятать волосы, ответил, что никого похожего они не видели, а если бы видели, то обязательно запомнили, особенно парней — уж больно внешность заметная, и спросил, что такого натворила эта четверка. Стражник проворчал, что не его это дело, но его товарищ, которому было скучно на посту, сказал, что ходят слухи, будто одна из девушек — беглая магичка, а парни — оба опасные преступники. Всех, кто подходит под это описание, приказано задерживать, отправлять в тюрьму и сообщать об их поимке некоему милорду Авнери в Обооре. В случае сопротивления обоих парней приказано убить на месте, девушек же — не трогать, они должны остаться целыми и невредимыми. Замечательно, подумал Грэм, значит, Крэст все-таки был в Обооре, только почему-то не вышел поприветствовать свою двоюродную сестричку. Что ж, возможно, это спасло ему жизнь. Грэм поблагодарил стражников, безропотно уплатил пошлину и пошел по улице, задумавшись. Похоже, Крэст крепко разозлился, если объявил их с Роджером преступниками и приказал хватать немедленно. Им с Марьяной еще сильно повезло, что стражники оказались столь беспечными и даже не потребовали открыть лица, обманувшись тем, что путников было двое, а не четверо, как ожидалось.

И все-таки, задерживаться в городе долго не стоило, и Грэм сразу поспешил на рынок.


— Надеюсь, ты не собираешься красть лошадей? — спросила Марьяна, промолчавшая весь последний час.

— На рынке? Конечно, нет. Денег у нас достаточно. К тому же, это не мой профиль, — усмехнулся Грэм. — Я, знаешь, не конокрад.

Марьяна кивнула и вдруг сказала:

— А ведь ты даже не спросил, как и где я достала для тебя деньги и все остальное…

Грэм покраснел и еще раз порадовался, что капюшон скрывает лицо. Ему стало стыдно. Просто удивительно, каким самоуверенным болваном я иногда бываю, подумал он с досадой.

— Прости…

— У тебя странный характер, — задумчиво сказала Марьяна. — Иногда тебе плевать на себя, но, кажется, гораздо чаще — на других.

— Если ты не возражаешь, — снова разозлился Грэм, — то давай прекратим обсуждать странности моего характера, и займемся делом.

Выбор лошадей в Лианте оказался не очень богатым, но Грэму удалось найти вполне неплохую четверку и подходящую сбрую. Он так торопился, что даже не стал торговаться и с ходу заплатил цену, назначенную продавцом, чем сильно удивил и огорчил того. Чтобы напрасно не тратить время, он, пока покупал лошадей, отправил Марьяну за провизией, поскольку припасов оставалось немного.

Договорились встретиться на выходе с рынка. Грэм первым был на месте. Марьяна задерживалась, и он начал тревожиться — не случилось ли с ней чего-нибудь? Однако вскоре увидел ее в конце улицы, да не одну, а с каким-то мужчиной, который тащил большую часть купленного. Грэм выругался себе под нос и надвинул капюшон еще глубже. На спутнике Марьяны была форма городской стражи, на поясе висел меч.

— Спасибо за помощь, сударь, дальше мы сами справимся, — сказала девушка, когда они приблизились к Грэму. Марьяна выглядела немного испуганной и заметно нервничала. — Здесь меня ждут.

— Не благодарите, — галантно ответил стражник, оказавшийся молодым парнем лет двадцати пяти. — Я не мог позволить девушке таскать такие тяжести. К тому же, сейчас опасно ходить по городу, да еще и по рынку, одной. Время такое — все, что угодно может случиться.

Парень явно не торопился уходить, глядел на Марьяну, как кот на сметану и не обращал внимания на Грэма. Тот решил напомнить о себе.

— Сударь, кажется, девушка уже поблагодарила вас, — холодно сказал он, наклоняясь в седле. — Дальше мы обойдемся без вашей помощи.

Солдат обратил на Грэма негодующий взгляд больших карих глаз.

— Я не понимаю, сударь, почему вы позволили девушке таскать все эти свертки, — возмущенно заявил он, — а сами сидите в праздности и даже не соизволите сойти с седла, чтобы помочь даме.

Это крайне тяжелый случай, понял Грэм. Хамить сейчас не стоило, но удержаться, имея такой образчик перед глазами, было крайне сложно. Он и не удержался.

— Не суйте нос не в свое дело, сударь. Будьте добры не указывать мне, как поступать. Вы проводили девушку, сделали доброе дело — честь и хвала вам. Ну и идите теперь своей дорогой.

Молодой солдат вспыхнул и схватился за меч.

— Вы оскорбляете меня, сударь!

— И не думаю, — ответил Грэм по-прежнему невозмутимо. — Просто пытаюсь сказать, что в вашей помощи здесь больше не нуждаются.

— Если бы не ваша дама, сударь!.. — солдат повернулся к Марьяне и коротко поклонился. — Жаль, что вам приходится иметь дело с таким неотесанным мужичьем. Прощайте, сударыня.

Молодой человек еще раз поклонился, поцеловал покрасневшей девушке руку и, не удостоив Грэма ни взглядом, отправился туда, откуда появился.

— Где ты его выкопала? Кто этот такой? — накинулся Грэм на Марьяну.

— Не знаю. Он вызвался помочь и так настаивал, что я не могла отказаться. К тому же, он был очень любезен…

— Ага, — зловеще сказал Грэм, спешиваясь и помогая ей разобраться с многочисленными свертками. — Любезен, значит… Ну, так надо было проводить его туда, где нас ждут Роджер с Илис… Чего мелочиться-то…

— Не злись, Грэм. От него действительно было невозможно избавиться… Ох! — вдруг вспомнила Марьяна. — Ты знаешь, что в городе на всех углах развешаны ваши портреты?

— Что? — не поверил Грэм.

— Это правда. Твой, Роджера и Илис. Написано, что вы разыскиваетесь, что девушка нужна живой, вы с Роджером — живыми или мертвыми, и назначена награда… немаленькая. За Илис, правда, намного больше, чем за вас.

— Откуда они взяли наши портреты? — поразился Грэм, застыв с очередной сумкой в руках. — И когда успели? Поверить не могу! Мы же только несколько дней назад были в Обооре!

— Значит, этот… как его… Авнери разослал гонцов по всем окрестным городам. Мы же шли пешком, к тому же медленно.

— Как плохо-то, — пробормотал Грэм, прикрепляя последнюю сумку к седлу. — Значит, нам теперь в город вообще соваться нельзя?

— Если только под капюшонами прятаться…

— Долго не попрячешься, — возразил Грэм, помог девушке забраться в седло и запрыгнул в него сам. — А в города придется заезжать, ничего не поделаешь. Ладно, что-нибудь придумаем. Поехали пока.


Лианту покинули без всяких происшествий, поскольку стража внимательно осматривала только тех, кто входил в город.

Съехали с дороги в лес, где ждали Роджер и Илис. Как ни странно, они даже не пререкались, а, напротив, мирно беседовали. Роджер пребывал в расслабленном состоянии и — о чудо! — улыбался. Илис, похохатывая, что-то рассказывала. Завидев Грэма, восседающего на прекрасном сером жеребце, а рядом с ним — Марьяну верхом на почти таком же, только с белым пятном на лбу, она замолкла, а Роджер приподнялся навстречу, оценивающе осматривая лошадей.

— Неплохо, — сказал он. — Смотрю, вы постарались.

Грэм бросил ему поводья и спешился.

— Пришлось торопиться, но кони и впрямь недурны. И сейчас мы в этом убедимся, потому что нужно побыстрее уезжать, и, по возможности, держаться подальше от людных мест.

— Что-то случилось? — Роджер весь подобрался, взгляд его, минуту назад почти спокойный, стал жестким.

— То, что мы и ожидали. Мы, — а точнее, Илис, — произвели неизгладимое впечатление на жителей Обооре, — объяснил Грэм и быстро пересказал новости из Лианты.

— Крэст всерьез обиделся, — подытожила Илис. — И теперь дело не только в его личных чувствах и в том, что вы двое обманули его доверие: он еще захочет рассчитаться и за своих… приятелей.

— Плохо наше дело? — наполовину вопросительно, наполовину утвердительно произнес Роджер.

— Да уж ничего хорошего. Остается надеяться, что деятельность Крэста распространяется только на Бергонт. Тогда, если мы поторопимся, у нас есть шанс улизнуть. Но если Крэст перекроет границы…

— А он может это сделать? — усомнился Грэм. — Здесь не Истрия, он не у себя дома. Кто позволит ему распоряжаться?

— Поверь, это для него — не помеха. И кто его знает, что он может, а что — нет… — вздохнула Илис. — Вдруг он столкуется со здешним королем. У Крэста есть дар убеждать людей. Разными способами. А мы здорово прищемили ему хвост, он теперь ни перед чем не остановится.

— Значит, и Наи не будет достаточно надежным укрытием, — задумчиво сказал Роджер. — Если будет нужно, он нас и там найдет?

— Ну, если там действительно глушь, некоторую отсрочку мы получим.

— А что потом?

— Потом — будет видно, — жизнерадостно заявила Илис. — Вдруг ему надоест.

— Ты же только что говорила, что он ни перед чем не остановится! И еще раньше говорила, что он злопамятный.

— Всегда должна оставаться надежда на лучшее. Итак, мы едем или будем дальше языками трепать? Холодно вообще-то, — Илис вскочила с камня, на котором сидела, потянулась и придирчиво осмотрела двух лошадей, уздечки которых держал Роджер. — Вот эта мне нравится, — кивнула она на рыжую и выхватила уздечку из рук Роджера, так что тот не успел слова сказать. Под его свирепым взглядом она вскочила в седло и оглядела оттуда своих спутников. — Ну, я вас жду! Вы же не хотите в скором времени оказаться в гостях у моего дорогого двоюродного братца?

Она тронула коня каблуками и не спеша выехала на дорогу, не оглядываясь. Роджер посмотрел ей вслед со смешанным выражением восхищения и злости, запрыгнул в седло оставшейся гнедой и выдохнул:

— Вот плутовка же! О боги, ну почему она княжна!

4

После того, как Грэм освободился от цепей, он довольно долго шел по течению речки. Песчаное поначалу дно скоро стало каменистым, и приходилось ступать осторожно, чтобы не поскользнуться и не порезаться на острых скользких камнях. Течение усиливалось, вода стала совсем ледяной, и ноги закоченели до потери чувствительности. Постепенно река становилась шире и глубже, хотя вода оставалась прозрачной, и когда она дошла Грэму до колен, он решил, что довольно, и вышел на берег. Вскоре он добрался до места, где река обрушивалась небольшим водопадом. Недалеко от него Грэм заметил в прозрачной воде полосатых рыб, совсем непуганых, и сразу вспомнил, что голоден. Минуты две он смотрел, как рыбы играют меж камней, и размышлял, ядовитые они или нет. Но голод пересилил осторожность, и еще через несколько минут у его ног лежали три довольно крупные рыбины, которых он после нескольких попыток все же сумел ударить копьем и вытащить на берег. Костер после ночного дождя разводить было не из чего и нечем, и он рискнул съесть одну рыбу сырой, отрезая от нее куски кинжалом. Очень быстро Грэм проглотил ее, почти не чувствуя вкуса, и уселся рядом с оставшимися двумя, ожидая последствий. Последствия не заставили себя ждать: его стало рвать. Он не понял, оттого ли это, что рыба оказалась несъедобной, или просто истощенный организм не принял непривычную пищу, но рискнул повторить опыт. Отдышавшись и придя в себя, он съел вторую рыбу, уже не так торопливо. В этот раз все было в порядке. На Грэма навалилось давно забытое ощущение сытости, и он уснул прямо тут же, на сырой траве, забыв об осторожности.

К счастью, потеря бдительности не вышла ему боком. Он проспал до середины следующего дня, и его никто не укусил, не удушил, не поймал. Грэм умылся, позавтракал оставшейся рыбиной и отправился дальше. Следующие несколько недель он шел на север. Он не знал, ищут ли его. Вероятнее всего, искали: обычно побеги, да еще и сопровождающиеся убийствами, не оставляли без внимания и стремились поймать беглеца и примерно наказать. Но преследователи, если они были, ни разу не приблизились к нему настолько, чтобы он их заметил.

Жизнь в самистрянском лесу была не мед и не сахар. Каждая трапеза оказалась игрой со смертью, поскольку Грэм никогда не знал, съедобен ли его обед и ужин. Несколько раз он травился: то какими-то плодами, на вид весьма соблазнительными, то рыбой, — однажды очень серьезно, так что несколько дней не мог двинуться с места. Его выворачивало наизнанку, он черными словами проклинал все эти полу-джунгли с непонятными растениями и животными.

На второй неделе пути он выбрел из леса на наезженную дорогу и пошел по обочине, то и дело шарахаясь обратно в лес, едва только улавливал малейшее движение. Большинство путников выглядели купцами, с серьезной охраной при обозах, но видел он и охотников за беглыми. Некоторые были даже с «уловом»: они гнали группу изможденных людей, закованных в кандалы. Эти компании Грэм проводил ненавидящим взглядом, но не высунулся.

Одежда его быстро приходила в негодность, и он все чаще задумывался, что соваться в город в таком обтрепанном виде значит возбуждать совершенно ненужные подозрения. К тому же, на севере весной было все-таки прохладно. Нужно было где-то раздобыть одежду. Грэм ломал голову недолго: подкараулил на дороге одинокого путника и обобрал его, угрожая копьем. Путешественник оказался не робкого десятка, и сперва не испугался, когда из леса неожиданно появился оборванный худой парень с незажившими полосами от кандалов на руках. Он даже попытался было сопротивляться, но Грэм не был настроен шутить. Путешественник заглянул ему в глаза — их выражение было скорее звериным, нежели человеческим, — и именно эти глаза, а не нацеленное в лицо копье, решили дело.

Грэм забрал у бедняги всю одежду и все деньги и оставил его живого, но совершенно голого, на дороге. А сам ускользнул обратно в лес, мысленно поздравив себя с неожиданным проявлением милосердия, совершенно, по его мнению, излишнего.

Наконец, Грэм дошел до северного побережья Самистра, и еще довольно долго бродил между городами, разведывая обстановку и по ночам наведываясь на фермы. От постоянной игры в прятки он испытывал смертельную усталость и начал тупеть. Он был совершенно один, ему некому было довериться или попросить помощи. Долго так продолжаться не могло. Грэм решил пойти в Иту и попытаться добыть место на корабле до материка.

Он сменил одежду и ступил на дорогу, которая вбегала в городские ворота. Ему стоило большого труда держать голову высоко поднятой и не прятать лицо; он настолько привык скрываться от людей и всего бояться, что ему постоянно хотелось пригнуться и забиться куда-нибудь в угол. Но стражников на воротах не заинтересовал совсем молодой парень в добротной, не лишенной изящности одежде (у обобранного им бедняги был хороший вкус). Их даже не удивило, до чего не сочетается с этим нарядом узкое, почерневшее от солнца лицо с ввалившимися щеками и затравленным взглядом.

Итак, Грэм оказался в Ите и вздохнул с облегчением. Теперь нужно было попасть на корабль, а для этого требовались деньги. Наниматься на работу Грэм не собирался — хватит, наработался уже на благо королевства. К тому же, это было небезопасно. Он предпочел вольную воровскую жизнь и неделю или две кантовался в Ите. Большую часть времени проводил на рынках, а ночевал в портовых складах. Он уже набрал порядочную сумму, которой почти хватало на билет до материка.

А потом Грэм налетел на Марьяну. Как говорится, вор на вора наскочил.

Он наметил в толпе очередную жертву: впереди него шла молоденькая темноволосая девчушка, от которой он не ожидал никакого подвоха. Выбрав момент, Грэм приблизился к ней вплотную. Кошелек был уже у него в руках, когда его вдруг крепко ухватили за запястье. Рука была девичья, маленькая, но цепкая; Грэм попытался вырваться и с немалым удивлением понял, что ничего не получается. Девушка быстро повернулась. Он увидел прозрачные серые глаза и почувствовал, что под ребра упирается узкий и явно очень острый предмет.

— Не дергайся, воришка, — проговорила девушка негромко, но отчетливо, на всеобщем языке. Как уж она поняла, что он не знает самистрянского — Двенадцать знают. — Ну-ка, пойдем.

Грэм очень неприлично выругался и грубо ответил:

— Никуда я с тобой не пойду, девка. Отпусти.

Он еще раз рванулся, — терять ему было нечего, — но сзади его ухватили за локти, заламывая руки за спину. Этого еще не хватало, подумал он. Вывернул шею и увидел сзади двоих мужчин, многозначительно на него смотрящих.

— Не дергайся, пташка, — сказал старший. — Пойдем-ка с нами.

Его потащили через толпу, девушка пошла следом. Грэм дергался в крепко державших его руках и пытался сообразить, на кого он нарвался. На местных стражей порядка эта троица не походила.

Мужчины привели его в узкий безлюдный переулок, где дома словно нависали над головами, и прижали к кирпичной стене, для надежности уткнув в живот узкие кинжалы. Девушка встала рядом. Несколько минут все трое бесцеремонно разглядывали Грэма.

— Ну, чего уставились? — не выдержал он. Его смущали не столько царапающие кожу стилеты, сколько эти пронзительные взгляды. — Чего вам от меня надо?

— Ты кто такой? — поинтересовался один из мужчин, помоложе, лет тридцати пяти-тридцати шести, с острым подбородком и хищным взглядом зеленоватых глаз. У него была смуглая кожа и темные, коротко остриженные, — что вообще-то было редкостью, — волосы. Говорил он на всеобщем, слегка пришептывая.

— А тебе-то что?

— Ты, парень, следи за языком. Я так понимаю, ты нездешний, потому как раньше я тебя не видел. А в гостях надо вести себя вежливо, а не хамить и не шуровать на чужих территориях.

— Твой, что ли, город? — зло спросил Грэм. Он начал догадываться, что нарвался на местных воров. Если это впрямь так, то разговор, скорее всего, будет короткий: или его выдворят из города, или просто убьют.

— Может, и мой.

— Купил его?

— Слушай, парень, — не выдержал остролицый. Он слегка надавил на стилет, и Грэм почувствовал, как по животу бегут горячие струйки крови. — Ты прикидываешься болваном, или действительно не знаешь?

— Чего не знаю?

— Ты из братства?

— Из какого еще братства? — искренне удивился Грэм.

— Тарнис, он, наверное, одиночка, — подала голос девушка.

— Даже для одиночки он маловато знает, — покачал головой остролицый, которого назвали Тарнисом. — Скорее всего, вообще самоучка. — Он посмотрел на второго мужчину, лет пятидесяти, седоватого, с прямоугольным лицом и крупным носом. — Что будем с ним делать?

— Что, что… — проворчал седой. — Выпроводить его из города, и все. Нам тут такие деятели не нужны.

— Выпроваживайте, — сплюнул Грэм. — Только на корабль до материка. Иначе я отсюда не уйду.

— Ишь ты, — подивился Тарнис. — Он еще и условия ставить будет. Уйдешь, парень, как миленький уйдешь. Убежишь.

— Размечтался!

— Тогда пеняй на себя.

— Чем я вам помешал-то? Места, что ли, мало? Куска хлеба я вас лишил? Обеднели из-за меня?

— Поговори еще, — заворчал седой. — Тарнис, хорош с ним болтать. Отведи к воротам и дай пинка для ускорения. Пусть летит. И учти, малый, увидят тебя здесь снова — мало не покажется.

Грэм понял, что его действительно прямо сейчас выставят из города, не позволив даже забрать немногочисленные вещи и деньги из тайника на складах. Он вздернул подбородок, вжался в стену и заявил:

— Никуда я не уйду.

— А кто тебя спрашивает? — усмехнулся Тарнис.

И тут снова заговорила девушка, про которую все, казалось, забыли. Она повернулась к седому и начала что-то говорить ему убедительным тоном по-самистрянски, короткими фразами. Седой нахмурил косматые брови, но слушал внимательно, повернув к ней голову (хотя и не спуская одного глаза с Грэма). Тарнис ухмылялся. Грэм неотрывно смотрел на девушку. Он разбирал в среднем одно слово из двадцати, но этого было достаточно, чтобы понять — решается его судьба. К тому же, девушка была симпатичной, смотреть на нее было приятно, да и она на него поглядывала вовсе не с пустым равнодушием.

В ответ на тираду девушки седой резко мотнул головой и решительно сказал по-самистрянски: "Нет, Марьяна." Девушка подошла ближе, взяла его за локоть и принялась увещевать снова. Грэм смотрел на нее, не отрываясь, и чувствовал что-то вроде легкого головокружения. За два года каторги он не видел ни одной женщины, а до этого и сразу после у него как-то не было времени о них подумать. Теперь же перед ним была девушка, настоящая девушка, с длинными волосами и нежной кожей, в настоящем длинном платье, почти такая же, как те юные дворянки, что строили ему глазки в доме его отца. Но тогда девчонки его еще не интересовали, разве только в качестве партнеров на охоте, теперь же… ну, скажем, он был очень рад, что видит эту Марьяну, кто бы она там ни была.

— Хорошо, — вдруг резко сказал на всеобщем языке седой, обрывая поток речи девушки. — Пусть будет по-твоему. Хотя мне это и не нравится, учти, — и он бросил Грэму: — Пойдешь с нами.

Стилеты, как по команде, отодвинулись; руки тоже оказались свободны. Уже это было неплохо, но просто так повиноваться Грэм не желал, хотя и понял, что из города его теперь не выставят. Поэтому он зло спросил:

— Куда это?

— Долго рассказывать. Сказано тебе — пойдем.

— Вот уж нет, — заупрямился Грэм и еще сильнее вжался в стену. — Сначала скажите — куда. Не желаю тащиться за вами, словно овца на веревке.

Седой потерял терпение и вскинул руку, желая ударить Грэма, и тот, оскалившись, стремительно пригнулся. Но тут между ними встала Марьяна.

— Не надо, — негромко сказала она сразу обоим. Повернулась к Грэму и взяла его за руку. На этот раз ее ладонь была не жесткой, а очень мягкой и теплой. Грэм так удивился, что не стал отнимать руку, а девушка все также негромко сказала ему: — Пойдем со мной.

И Грэм послушался.

Вот так, в буквальном смысле за руку, Марьяна и привела его в храм Фекса в Ите. Она же рассказала про Ночную гильдию и сумеречных братьев и предложила вступить в воровской цех. Грэм, долго не раздумывая, согласился.

Седой мужчина, которого звали мастером Арианом, оказался гильдмастером храма Иты — и дядей Марьяны. Ему с первого взгляда не понравился злоязычный молодой чужеземец, но принять Грэма в гильдию все-таки пришлось — мастер Ариан не в силах был отказать в просьбе горячо любимой племяннице, которую растил с детства.

Со временем отношение его к Грэму отнюдь не улучшилось, однако ради племянницы он молчал, сдерживая свои чувства, и только темнел лицом, когда натыкался на юношу в переходах храма или на улицах. Он даже назначил Грэму учителя — им стал Тарнис Тшуул, тот самый зеленоглазый остролицый мужчина, что заламывал ему руки в первый день «знакомства». Тарнис оказался человеком загадочным и лукавым, прозвище Лис ему дали не зря. Он был правой рукой мастера Ариана и лучшим вором в городе. Слава его распространялась далеко за пределы Иты.

В первые же дни Грэм повел себя так, что очень скоро настроил большинство сумеречных братьев против себя. При его появлении только что не плевались. Характер у него изрядно испортился, дерзости и оскорбления так и слетали с языка, он не испытывал ни малейшей благодарности к людям, которые приняли его в свое общество. Он стал жестким и язвительным. Но его терпели, в основном потому, что терпел дядя Марьяны и Тарнис (последний взирал на все выходки Грэма с непонятной полуулыбкой). Если бы не терпимость этих двух людей и не явная симпатия Марьяны, Грэма моментально вышибли бы из гильдии. Он это понимал, но нисколько не расстраивался, поскольку надолго задерживаться в этом милом королевстве не собирался.

По гильдии очень быстро разошелся слух о его недавнем каторжном прошлом. Следы от кандалов трудно было с чем-либо перепутать, а Грэм не пытался их прятать. Он, правда, помалкивал о том, за что попал в каменоломни, да никто и не спрашивал. Подробности пришлось сообщить лишь мастеру Ариану: ему, как главе гильдии, было необходимо знать о своих «подопечных» все. Грэм был уверен, что дальше него эта информация не пошла, мастер Ариан умел держать язык за зубами. Чуть позже о прошлом Грэма узнала и Марьяна. Сумеречные братья нисколько не удивились и не огорчились, обнаружив, что в их ряды затесался бывший каторжник, наверняка находящийся в розыске. Сдавать властям Грэма вроде бы не собирались: во-первых, в меньшей степени, из цеховой солидарности (какой же вор своего собрата-вора сдаст?) и, во-вторых, в гораздо большей степени, опять же из-за молчаливого заступничества мастера Ариана и Тарниса. Стоило, однако, гильдмастеру потерять терпение и только махнуть рукой, как Грэма взяли бы под белы руки и незамедлительно отвели бы в ближайшее святилище Прайоса, в подземные казематы. И цеховая солидарность его не спасла бы. Это Грэм понимал, но кротости это понимание ему не добавляло. Он положил, что если уж все-таки доведет мастера Ариана до точки, то просто сбежит из города, благо порт рядом. В крайнем случае, он решил рискнуть, тайком пробраться в трюм и «зайцем» доехать до материка.

Но немилость гильдмастера Грэму пока не угрожала, и текли дни, заполненные занятиями с Тарнисом. К своему учителю Грэм быстро проникся уважением, хотя так и не смог до конца понять его и ни на грош не доверял (впрочем, он не доверял вообще никому). Тарнис был весьма интересным человеком разнообразных талантов. Он учил Грэма профессиональным премудростям, охотно делился всякими хитростями, видя, что ученик ему достался способный. Пальцы у Грэма всегда были ловкие, и хотя руки и загрубели за два года тяжелой работы, все же они оставались руками аристократа и — как ни странно — вора. Узкие, почти женские ладони, длинные, тонкие и очень гибкие пальцы — это сам по себе был отличный инструмент. Очень скоро Грэм научился виртуозно вскрывать самые сложные замки с помощью отмычек и других подручных предметов, таких как кинжалы, перстни и прочая мелочевка. И приобрел немало полезных навыков помимо этого. Совершенно случайно открылось, что Грэм неплохо фехтует. Тарнис удивился, но не стал задавать лишних вопросов, а предложил позаниматься еще и фехтованием. Грэм всегда любил это занятие и успел соскучиться по звону стали, а потому с радостью согласился. И не зря: от Тарниса, отличного фехтовальщика, он узнал несколько хитрых и действенных приемов.

Все эти милые сердцу Грэма занятия перемежались свиданиями с Марьяной. Сначала они с девушкой лишь случайно сталкивались в переходах храма, здоровались и обменивались взглядами. Со временем взгляды становились все более многозначительными. Марьяна была не единственной девушкой в гильдии, но все остальные относились к Грэму с неприязнью, невзлюбив его за злобность и жестокость. Да и его к ним не тянуло. Почему-то ему приглянулась именно Марьяна. Когда при встречах она робко улыбалась Грэму, тот невольно улыбался в ответ, не подозревая о том, как меняет улыбка его угрюмое худое лицо, и слегка кланялся. Так они раскланивались неделю или две, каждый раз все дольше задерживая взгляды друг на друге, пока однажды Грэм не подошел к Марьяне и не заговорил с ней. Девушка смутилась, но отвечала охотно и почти радостно. Они не обменялись и словом с того дня, когда Грэм пытался стащить у Марьяны кошелек, и вдруг неожиданно быстро разговорились, хотя, казалось, у них не было и не могло быть ничего общего. Марьяна росла в доме своего бездетного дяди, который любил и баловал ее. Хотя она крутилась при храме Фекса и обладала кое-какими навыками, но, в общем, ничем не занималась. Изредка помогала дяде, а в основном бездельничала и читала книги из храмовой библиотеки. Грэм же к своим восемнадцати с половиной годам успел пройти путь от уличного воришки до разбойника и каторжанина. Заботой он избалован не был и к жизни относился с изрядным цинизмом. Он еще не оправился от двухлетнего кошмара и не осознал, что жив и свободен, а поэтому иногда хватал через край в поступках и эмоциях. Марьяна в первом же разговоре заметила, что он какой-то отчаянный и, наверное, не боится ничего, даже смерти. На это Грэм ничего не ответил. Смерти он, действительно, не боялся, но зато боялся многого другого. Например, снова потерять свободу.

С одной только Марьяной Грэм переставал быть жестоким и злоязычным гордецом. С ней он мог разговаривать спокойно и мирно, хотя она без жалоб снесла бы и его злоязычие и резкость (и после действительно сносила). Она принимала Грэма со всеми его недостатками.

Иногда Грэм ловил себя на кое-каких мыслях и чувствах, новых для него. Если бы он мог взглянуть на себя со стороны, то очень удивился бы тому, какими жадными глазами, оказывается, он смотрит на Марьяну. Та, впрочем, от него не отставала, но пока оба не решались ни на какие действия. Во время встреч они просто разговаривали или садились разглядывать богато украшенные гравюрами книги. Им приходилось сидеть близко друг к другу, и каждый раз Грэм испытывал какое-то томление. Судя по розовеющим щекам Марьяны, с ней происходило нечто подобное. Склоняясь над страницами, они иногда касались друг друга, и тогда обоим казалось, что между ними словно проскакивает искра. Между тем, Грэм был уверен, что к любви это томление не имеет ни малейшего отношения. Он просто хотел жить. Жить по максимуму, наверстать упущенные два года.

Как ни удивительно, первой мучающего обоих томления не выдержала Марьяна. Однажды вечером Грэм сидел один в своей спальне, расположенной во внутренних помещениях храма. Он забрался с ногами на кровать, — другой предназначенной для сидения мебели в его скудно обставленной комнатке не было, — и листал "Трактат о слухах", взятый на несколько дней у господина Ариана. Талмуд был скучнейший, читать его при неверном скачущем свете свечи было сплошное мучение, и Грэм даже обрадовался, когда услышал стук в дверь. Обычно он предпочитал одиночество чьему-либо обществу (иногда даже и Марьяниному), но в тот вечер на него нашло странное настроение. Грэм без сожалений отложил книгу и громко сказал: «Входи», почти уверенный, что это пришел Тарнис, на которого тоже что-то накатило. Но в его каморку робко вошла Марьяна, закутанная в роскошный бархатный халат. Никогда раньше она не приходила в его жилище. Она нерешительно остановилась у двери, и, заливаясь краской до ушей, спросила:

— Я не помешала?

— Что-то случилось? — спросил Грэм, соскользнув с кровати.

На опущенном личике девушки плясали тени, темные волосы блестели и переливались в неярком свете, — Грэм глядел на нее, и его охватывал внутренний жар, от которого становилось трудно дышать.

— Ничего не случилось, — ответила Марьяна, мотнув головой. — Просто… мне захотелось придти.

Грэм удивился и отчего-то смутился, а Марьяна вдруг отвела руку, придерживающую на груди халат, и тяжелый бархат мягко соскользнул с плеч. Под халатом на ней не было абсолютно ничего.

Три с половиной года спустя, пересекая занесенную снегом долину Бергонта, Грэм хмуро думал, что, пожалуй, правильнее всего тогда было бы подхватить этот тяжелый халат и накинуть его обратно на плечи Марьяны. Как знать, может, такой поступок положил бы конец их отношениям. Но тогда он и подумать не мог об этом. Перед ним стояла обнаженная девушка, с восхитительным румянцем на щеках и с сияющими глазами, и ничего прекраснее он в жизни не видел. Конечно, он не устоял. И, хотя он впервые лег с девушкой, да и Марьянин опыт был ненамного богаче, эта ночь на годы запомнилась ему как самая прекрасная в жизни.

Эта ночь была первой, но не последней. Дальше события покатились по нарастающей. Обоих охватило любовное безумие, и они норовили уединиться по несколько раз на день, чтобы любить друг друга. Иногда они выбирали довольно неожиданные места, и это придавало остроту встречам. Ни одна женщина за все последующие годы не вызывала такую бурю страстей в душе Грэма, такого острого желания. Марьяну он хотел всегда и везде, но при этом четко понимал, что влечение к ней — чисто плотское. Серьезных отношений он не желал. Постепенно страсть пошла на убыль, Грэм понемногу стал остывать и задумываться о том, что пора ему двигать из Иты. Как-то сразу он заметил и нехорошие взгляды сумеречной братии, и поджатые губы мастера Ариана, и подозрительный прищур зеленых глаз Тарниса. Терпение собратьев было на исходе, и Грэм вдруг ясно это осознал.

А Марьяна, напротив, заходила в своих чувствах все дальше. Было ясно, что Грэм стал для нее гораздо важнее, чем любимый дядя, не говоря уже о друзьях и приятелях. Она безропотно и спокойно сносила все его выходки, никогда ни в чем не упрекала и всегда была с ним очень ласкова. Однажды, когда они, прижавшись друг к другу, лежали, обнаженные, на узкой постели в комнатушке Грэма, Марьяна решилась на признание. Зарывшись лицом в его жесткие, словно лошадиная грива, волосы, она прошептала ему прямо в ухо: "Грэм, я люблю тебя". Грэм ничего не ответил. Сказать то же самое он не мог, это было бы ложью. Сказать что-то еще? Что? "Извини, я тебя не люблю"? Это, по его мнению, было глупо. Поэтому он только подумал, что теперь уж точно пора уезжать из Самистра, пока любовь Марьяны не стала, как бы это сказать, собственнической.

Не дождавшись ответа, девушка только вздохнула и принялась поглаживать изуродованную клеймом грудь Грэма. Ей казалось, что ожог должен до сих пор болеть, и потому притрагивалась к нему всегда очень нежно. Она вообще всегда касалась Грэма осторожно, словно боялась причинить боль. Грэм воспринимал это с досадой, полагая, что не заслуживает такого обращения. И сейчас он отвернулся, соскользнул с кровати и уселся на полу, скрестив ноги.

— Почему ты так добра со мной, Марьяна? Ведь я очень нехороший человек.

— Правда? — промурлыкала Марьяна. Свесив с кровати голову, она щекотала волосами его плечи.

— Тебе не следует любить меня, — настаивал Грэм.

— Нет, — возразила девушка уже серьезно. — Ты на себя наговариваешь.

— Как ты думаешь, за что твой дядя и остальные братья меня не любят?

— Они не знают тебя.

— А ты — знаешь? — спросил Грэм насмешливо. — Нет, Марьяна, они как раз знают. А ты смотришь на мир сквозь розовые стекла.

— Не говори глупостей.

— Я убивал, Марьяна. Убивал людей. Бил в спину, понимаешь?

— Ну и что? Солдаты тоже убивают.

— Но я-то не солдат.

— Тебя вынудили.

— Нет. Никто меня не вынуждал.

— Не понимаю, к чему все это. Хочешь доказать, какой ты плохой? Но я знаю, что это не так.

— Ты ошибаешься, — сказал Грэм, немного помолчал и добавил. — Я скоро уеду.

— Куда? — тихо спросила Марьяна. Она тоже сползла с кровати и села рядом, положив голову ему на плечо.

— Не знаю. Куда-нибудь подальше. Может быть, туда, откуда я попал в Самистр.

— Это далеко?

— Очень.

— Почему ты хочешь уехать? Тебе здесь плохо?

— А ты как думаешь? Сколько можно бояться, что меня найдут и поймают…

— Ты боишься? Этого не может быть.

— Почему? Я такой же человек, как все. Я тоже могу испытывать страх.

— Ты не такой же. Ты лучше. Самый лучший.

— Не говори глупостей, — скривился Грэм.

— Это — не глупости… Когда ты уедешь?

— Скоро. Может быть, через неделю.

— Так скоро… Я буду скучать без тебя.

— Что же делать…

— Останься, Грэм!..

— Чтобы однажды мне воткнули нож в спину? Ну уж нет.

Он боялся, что Марьяна станет уговаривать его, но она только тихонько вздохнула и тесно прижалась к нему, оплела руками его шею, шепнула:

— Тогда — люби меня. Пока ты еще здесь…

Конечно, он сделал так, как она просила. Прямо на полу. И они были вместе до утра.


5

По подсчетам Грэма, дорога в Наи в обход Медеи, где разгорелась война, должна была занять полтора месяца. При этом он не брал в расчет трудности зимнего времени и возможные стычки с бергонстким дворянством и надеялся, что они не застрянут по дороге, пережидая снегопады. Выходило, что в Наи они попадут только к концу зимы — вывод неутешительный. Роджер заметил, как Грэм вдруг помрачнел, и поинтересовался, в чем дело. Грэм изложил свои соображения, надеясь получить совет, но Роджер только плечами пожал и предложил попросить Илис еще раз телепортировать их.

— Смелый, да? — ехидно поинтересовалась Илис. — Уже пришел в себя? Или тебе так понравилось? Если очень хочется, могу повторить на бис, но предупреждаю — мои телепорты направленными не бывают.

— То есть? — не понял Роджер.

— Портал может выкинуть тебя где угодно, в том числе посреди моря, — охотно пояснила Илис, радостно улыбаясь. — Хочешь попробовать?

Пробовать, конечно, никто не захотел.

Путешествие по припорошенным снегом просторам Бергонта оказалось нерадостным. Приходилось объезжать по широкой дуге все города, куда так и просилась городская душа Грэма; к дворянским поместьям тоже не стоило приближаться. Любимым развлечением бергонтских нобилей было воевать друг с другом, а в крайнем случае, задирать проезжающих через их владения путников, если вдруг под рукой не находилось подходящего соседа, готового к сражению. Компании пришлось забраться поглубже в леса, чтобы не нарваться на какого-нибудь хама голубых кровей. Путь их стал весьма извилистым, и Грэм понял, что до границы Бергонта они будут добираться очень долго. Продираться сквозь зимний лес ему не нравилось. Все остальные тоже быстро устали от затянувшегося путешествия. Лошади только чудом не ломали ноги, а люди — шеи, пробираясь по прикрытым снегом, набросанным друг на друга веткам и поваленным стволам. К тому же в лесу было голодно и очень неудобно и холодно спать. Марьяна уже хлюпала носом и чихала, остальные пока держались, но — надолго ли это? Грэм опасался, что Марьяна серьезно разболеется, а никто из их компании не понимал ничего в медицине. Но пока им относительно везло. Марьяна только чихала и вроде бы сильнее заболевать не собралась, нежелательных встреч с аборигенами удавалось избегать. Только припасы таяли прямо на глазах, как ни старались их беречь. И настал день, когда пришлось сделать выбор: умереть с голоду или рискнуть и заехать на одиноко стоящую ферму или, в крайнем случае, в небольшую деревеньку, чтобы купить еды. Что предпочесть, было очевидно.

К счастью, они выехали к поселению, прилепившемуся у самой кромки леса; на расчищенном пятачке стоял от силы пяток домиков. Всей кучей решили туда не идти, чтобы не пугать крестьян и не вызывать подозрений. Долго обсуждали кандидатуры, и в конце концов отправили Грэма и Илис, сочтя их наиболее благообразными изо всей группы.

В деревеньке их встретили не очень-то приветливо. Женщина, отворившая им дверь, смотрела с опаской. Грэм очень вежливо поздоровался и поинтересовался, нельзя ли купить у нее какой-нибудь еды? Крестьянка не очень охотно согласилась продать немного муки, сыра и пару окороков. Она предпочла бы, чтобы гости зашли в какой-нибудь другой дом, но от денег отказаться не могла. Однако, когда Грэм заплатил ей золотой монетой, она стала несколько любезнее и разговорчивее. Илис воспользовалась моментом и попросила рассказать, что происходит в окрестностях. Женщина могла сказать немногое. Деревенька в зимнее время была практически отрезана от всего мира. Что происходило в ближайшем городе, крестьянка не знала, а на вопрос о том, кто может знать что-либо, только пожала плечами: "Может быть, староста знает, но вряд ли. Давно он в город-то не ездил…" Грэм про себя порадовался такой неосведомленности местных крестьян. Это значило, что не по всему королевству идет охота за их четверкой, и при необходимости можно будет найти убежище в деревеньке вроде этой.

Еще женщина поведала, что здешний дюк Дункан с наступлением холодов носа из поместья не кажет, и хорошо-то как стало, спокойно, а то ведь все лето буянил, никак кусок земли не мог поделить с соседом, все поля в округе истоптали. Илис тут же поинтересовалась размерами лена дюка. Полученный ответ Грэма тоже порадовал. Владения были обширные, можно было продвигаться по ним, не опасаясь нарваться на неприятности.

Отъехав от деревеньки, названия которой они даже и не узнали, маленький отряд продолжил свой путь на север, не торопясь пока уезжать с земель дюка Дункана. Здесь и впрямь было очень тихо: никаких вооруженных отрядов, побоищ, даже охотничьих вылазок, столь любезных сердцу нобилей. Видно, здешний дюк и впрямь решил немного передохнуть. Но все хорошее когда-нибудь кончается. Марьяна изо всех сил крепилась, но все-таки заболела по-настоящему. Так крепко, что даже в седле сама держаться не могла, и Грэму пришлось пересадить ее к себе и ехать вдвоем, ведя лошадь девушки за собой. У нее начался жар, и Грэм чувствовал, какая она горячая, и как ее колотит дрожь, видел капельки пота на бледном лбу и пересохшие губы. Больше всего он боялся, что в дороге Марьяна болезнь не одолеет, а это значит, что нужно было выбираться из леса и искать для девушки теплую постель и горячее питье.

С некоторым сожалением они покинули лес, который стал надежным укрывищем, и выехали на пустынную дорогу. Насколько хватало глаз, в обе стороны не было видно ни одного поселения, ни одного человека. В данных обстоятельствах это не слишком обрадовало Грэма, поскольку Марьяна на глазах сгорала, как свеча. К тому же, дорога поворачивала на восток, тогда как им нужно было на север. Но выбирать не приходилось.

Вскоре путешественники наехали на заставу. Дорогу перекрывал небольшой отряд хорошо вооруженных людей, возглавлял их некий рыцарь, у которого на груди красовался герб с изображением ворона. Заставу, как можно было без труда догадаться, устроил здешний дюк, измученный зимней скукой. Господин с вороном, потрясая роскошным плюмажем на шлеме, объявил, что представляет его светлость дюка Дункана, и потребовал назвать имя, звание и причину, по которой путников занесло на земли этого самого дюка. Ни Грэм, ни его спутники не желали называть ни свои имена, ни тем более звания, чем вызвали праведный гнев рыцаря. Им было объявлено, что, раз так, им придется пожаловать в замок его светлости, и его светлость сами будут разбираться с непрошеными гостями. Грэм тут же сменил тон и предложил господину рыцарю сделать вид, что они тут не проезжали. Господин же рыцарь оказался принципиальным и отказался пойти на сделку, и злорадно добавил, что, в связи с беспокойным временем, на проезд через земли его светлости требуется особое разрешение, выданное его светлостью же, а поскольку такового разрешения у господ путников, скорее всего, нет, то извольте заплатить штраф и пожаловать под крышу его светлости. Грэм мысленно прикинул соотношение сил, переглянулся с Роджером и решил, что в драку лезть не стоит. Он попытался все же настоять на своем, но ничего не получилось. Пусть на гербе у господина рыцаря красовался ворон, упрямством он обладал поистине ослиным. Грэм упирал на то, что с ними едет больная девушка, которой нужен уход и покой, но и это не помогло. Рыцарь задавил все его возражения железным аргументом: мол, его светлость будут рады оказать услугу захворавшей даме. Ничего не оставалось, как только подчиниться требованием рыцаря. Грэм, правда, так и не понял, чего же нужно дюку, зачем эта застава. То ли дюку не доставало денег, и он решил пополнить казну таким вот способом, то ли он стосковался по человеческому обществу.

Половина солдат осталась на дороге, а другая половина отправилась вместе с рыцарем сопровождать Грэма и компанию. Грэм снова стал подумывать, не распрощаться ли с настойчивыми вассалами дюка Дункана теперь же же, но отбросил эту мысль. Вооружены солдаты были не в пример лучше, не говоря уже о доспехах.

Поместье дюка оказалось расположенным неподалеку. Дом, выстроенный из сверкающего белого самистрянского камня, выглядел очень внушительно, и являл собой образчик классической архитектуры. Рыцарь, поручив коней заботам молодого конюха, протащил невольных гостей через целую галерею комнат и оставил под присмотром солдат в одной из них, а сам удалился. Грэм, все еще досадуя на себя, решил не очень-то церемониться. Он усадил дремавшую Марьяну в самое глубокое кресло, какое нашлось в комнате, и подвинул его к жарко пылающему камину. Снял плащ и перчатки, широким и весьма аристократическим жестом швырнул их на маленький инкрустированный столик, и уселся в кресло рядом в расслабленной позе. Меч, впрочем, он положил на колени. Илис, посмотрев на него, захихикала и тоже решила расположиться с удобством. Лишь Роджер остался стоять, настороженно оглядываясь.

Через несколько минут состоялось знакомство с дюком Дунканом, молодым человеком лет тридцати, стройным и худощавым, с русыми волосами и тонким, каким-то утомленным лицом. Он явно страдал от скуки и обрадовался неожиданным гостям, как дитя. Дюк Дункан вообще показался Грэму каким-то инфантильным, и его очень уж по-детски непринужденное и шумное поведение не вязалось с короткой русой бородкой и наличием жены. Дюк извинился за бесцеремонность своих вассалов и тут же приказал слугам приготовить для Марьяны (и, конечно, для всех остальных) комнаты, перенести девушку в постель и позаботиться о ней. Похоже было, что его светлость не настроены расстаться с гостями в ближайшее время. И впрямь, когда Грэм выразил благодарность за гостеприимство и намекнул, что им необходимо как можно скорее возобновить путешествие, дюк категорически заявил, что даже слышать не желает о скором расставании, к тому же, зимой на дорогах Бергонта небезопасно и некомфортно, и гости вполне могут погостить у него до весны. Грэм в тихом отчаянии подумал, что влипли они еще хуже, чем если бы оказались в руках Крэста. Улизнуть из замка втихую нечего было и думать: здесь расквартировалась целая армия, скучающая не меньше, чем их повелитель.

Грэм был в исключительно мрачном настроении и вовсе не собирался развлекать хозяина замка, хотя и старался соблюдать элементарные правила вежливости. Когда дюк спросил об именах и титулах гостей, Грэм просто назвал имена, ничего не добавляя и не объясняя. Он понимал, что такая таинственность только раззадорит любопытство, но нужно же было как-то поквитаться с дюком! Да и не рассказывать же, в самом деле, кого занесло к нему в замок.

Поначалу Грэм опасался, что дюк Дункан знавал князя Соло и заметит фамильное сходство. Но, как оказалось, его светлость никогда не видел князя Моргана Соло и даже не слышал о таком, поэтому Грэму разоблачение не грозило.

К великому неудовольствию Грэма, дюк Дункан оказался на редкость болтливым типом. Общество молчаливой супруги и грубых неотесанных солдат его не устраивало, и он постоянно зазывал к себе кого-нибудь из маленького отряда Грэма ради задушевной беседы. Илис охотно и приветливо с ним болтала — нашла, наконец, родственную душу. Роджер, волей-неволей, таскался за ней, но больше помалкивал и изображал из себя неотесанного тупицу. Он раздражался и злился, ему было неловко, поскольку разговор обычно крутился вокруг тем, о которых бродяга-наемник не имел никакого понятия, но он стоически терпел, сохраняя каменное выражение лица. Что касается Грэма, то он всеми силами стремился избежать общества молодого дюка. Пытаясь улизнуть от его внимания, Грэм уходил в парк, или, если удавалось, вовсе на кухню — место, которое он предпочитал всякому другому в любом доме. Слуги принимали его за своего и считали его кем-то вроде охранника Марьяны. А вот Роджера они сторонились, и, кажется, опасались. Что и неудивительно, ведь лицо у него было всегда такое, что лучше не подходи. Ему даже и говорить ничего не нужно было, хватало одного взгляда из-под насупленных бровей.

Однако пару раз Грэм все же попался на глаза дюку, и пришлось в течение часа или двух поддерживать светскую беседу за бокалом вина. Грэм пытался сыграть дурачка, но попытка его с треском провалилась, и дюк сделал вывод, что Грэм если не ровня ему, то, по крайней мере, очень близок по своему социальному положению, но вынужден путешествовать инкогнито. Пожалуй, это было даже забавно: и хозяин, и слуги принимали Грэма за своего.

Сидеть безвылазно в поместье было смертельно скучно. Хорошо хоть, что Марьяна пошла на поправку. Встав с постели, она обнаружила, что ее с Илис принимают за знатных дам, а молодых людей считают их телохранителями, и это очень ее удивило. Из всей четверки она единственная не рвалась продолжить путешествие, посколку тяготы зимней дороги ее очевидно не привлекали, в Наи ничто ее не тянуло, и передышка пришлась ей по душе. Марьяна с удовольствием составляла компанию дюку Дункану и Илис и принимала самое деятельное участие в их прогулках и беседах. После болезни ее невольный страх перед Илис, как перед опасным магом, почему-то сильно уменьшился, и она стала чувствовать себя гораздо свободнее.

Зимние дни шли, складываясь в недели, дюк развлекался, а Грэм начинал понемногу терять терпение. В его планы не входило сидеть в замке дюка Дункана до весны или до тех пор, пока он не соизволит гостей отпустить, и в этом вопросе они с дюком расходилось кардинально. Хозяин не желал расставаться с гостями, хотя уже и Илис неоднократно намекала, что им неплохо было бы продолжить свое путешествие. Его светлость делал вид, будто не слышит или не понимает намеков, и только усиливал охрану, объясняя это тем, что опасается набега кого-нибудь из соседей. Грэм молча скрипел зубами и раздумывал, как же вырваться из гостеприимного гнездышка. Роджер ярился и, встречая Грэма в переходах замка, ругался по-черному и интересовался, сколько еще будет продолжаться это заточение. Дюка Дункана он был готов придушить голыми руками. Грэм был бы рад ответить на его вопрос, если бы знал ответ. Он сам уже начинал отчаянно желать смерти дюку, вознося молитвы сразу Борону и Фексу.

Зима была уже в самом разгаре, окрестности замело сугробами, которые таяли в оттепели и нарастали вновь после метелей. Грэм, разгуливая по зимнему неуютному парку, с тоской думал, что, вероятно, все дороги в округе ныне в таком состоянии, что по ним не проехать. Роджер сыпал проклятьями чаще обычного и ворчал, что теперь, даже если дюк и отпустит их, все равно они никуда уехать не смогут.

Избавление пришло неожиданно.

В одно прекрасное утро в замке появились новые гости в сопровождении того же рыцаря с вороном на груди и нескольких солдат. Непонятно было, однако, кто кого конвоирует, так как гости числом превышали охранников и вооружены были не хуже. Вассалы дюка выглядели растерянными. Все новоприбывшие, кроме одного, были бергонтскими солдатами, причем, судя по нашивкам, элитных подразделений, но это были еще цветочки. Возглавлял же отряд человек с нашивками истрийского офицера. Грэму, который первый увидел процессию, все это не понравилось. Он был уверен, что солдаты явились по их душу, а иначе зачем истрийский офицер? Грэм даже предположить не мог, что предпримет дюк, когда солдаты потребуют выдать его гостей, но рассчитывал на худшее. А потому пропустил солдат вперед себя и, таясь, последовал за ними в дом. Вся компания во главе с рыцарем-вороном направилась прямиком в библиотеку к его светлости, а Грэм побежал искать своих спутников.

Те обнаружились в роскошной оранжерее, гордости дюкессы. Илис и Марьяна сидели под раскидистым не то кустом, не то деревом, и мирно беседовали, а Роджер, как всегда, молча, с каменной физиономией, торчал за их спинами, сложив руки на груди. Жаль было нарушать идиллию, но не терять же времени. Грэм поведал спутникам о явлении в замок истрийского офицера с отрядом солдат и о своих подозрениях. Был организован небольшой и быстрый военный совет, на котором решили прорываться на волю любой ценой.

Но кто же знал, что его светлость отреагирует так быстро. Не успели они еще покинуть оранжерею, как явился слуга и сообщил, что дюк немедленно желает их видеть в библиотеке. "Влипли", — констатировал Роджер, на что слуга вдруг жизнерадостно ответил: "Да, еще его светлость просил передать, что опасности для вас никакой нет". Это уже было интересно.

Дюк сидел в библиотеке один. Выглядел он бледноватым, озадаченным и мрачным, на Илис покосился с явной опаской и с ходу заявил гостям, что с этой минуты они вольны покинуть замок в любой момент, а лично он рекомендует, да что там, приказывает сделать это немедленно. В ответ на недоуменный вопрос Грэма дюк Дункан пояснил, что в замок прибыли солдаты, которые разыскивают группу опасных преступников. Под описание этих преступников тютелька в тютельку, вплоть до шаровар Роджера, подходили любезные гости его светлости. Дюк также сказал, что слышал о странном инциденте, произошедшем несколько недель назад в Обооре, но не связал это происшествие со своими загадочными гостями. А зря. Знай он, с кем имеет дело, ни за что не подарил бы их своим гостеприимством. Теперь же дюк оказался в двусмысленном положении: с одной стороны, он не желал укрывать преступников, поскольку за это могли прижать и его, а с другой, они же были его гостями, и выдать их он тоже не мог, из моральных соображений. Поэтому он объявил военным, что никого в доме нет, а пока недоверчивые солдаты проверяли все закоулки, он и велел Грэму и компании покинуть замок в течение одного часа. Кто бы возражал! Уже через полчаса путники собрали свои вещи и выбрались за ворота парка. Извинений герцог Дункан приносить не стал, да их никто и не ждал.

— Как ни грустно, но придется все-таки ехать через лес, — сообщил Грэм. — И не в Лигию, а в Медею, потому что туда ближе, а мы и так много времени потеряли.

— Там же война, ты сам говорил, — напомнил Роджер.

— А что делать? Военные действия идут в восточной части королевства, а мы, если повезет, сумеем пробраться через тыл. Тем более что выбора у нас особого нет, идти через Лигию — слишком большой крюк.

Некстати вспомнился капитан Берек, поленившийся делать крюк, чтобы миновать самистрянские воды, и поплатившийся за это жизнью. Сразу стало как-то тревожно, но Грэм отогнал эти мысли.

В Медею ехать никому не хотелось, но делать действительно было нечего. Причин для особенной спешки вроде бы не имелось, но длинное зимнее путешествие никого не прельщало. Так что, повздыхав и поворочав, направили свои стопы на северо-восток. И снова забрались в лес, проклиная все на свете. Скорость передвижения сильно уменьшилась, но зато они счастливо разминулись с посланным по их следам отрядом, и уже через неделю, порядком замерзнув, пересекли границу Бергонта и Медеи.


6

Грэм так много думал о многочисленных неприятностях, которые могут обрушиться на отряд, что совершенно извелся. Настроение его ухудшалось на глазах. Первой забеспокоилась Марьяна. Она давно уже, со времени разговора, состоявшегося у стен Лианты, не заговаривала с Грэмом на темы, так или иначе затрагивающие их отношения, ее или его чувства, не пыталась вызвать его на откровенность или еще раз спровоцировать на близость. И все же в ее глазах нет-нет да и мелькало скрытое отчаяние и вместе с тем надежда. Вновь заговорить о том, что происходит с Грэмом, Марьяна решилась, когда компания пересекла почти треть территории Медеи.

Они были настолько измучены дорогой, что решили наплевать на осторожность и хотя бы один раз переночевать, как люди, а потому остановились на ночь в деревенском трактире.

Илис сразу после ужина убежала спать, заявив, что жутко устала. Роджер, вопреки обыкновению, не ушел вслед за ней, а остался за столом, откинувшись к стене и прикрыв глаза; кажется, он задремал. Грэм сидел напротив, глядел на его осунувшееся, заросшее черной щетиной лицо и думал, что путешествие всех измотало, и хорошо бы уже поскорее добраться до места.

— О чем ты думаешь? — спросила Марьяна, дотронувшись до его руки. — У тебя такое лицо…

— О том, что мы все устали… — отвернувшись, ответил Грэм и провел рукой по глазам. Стоило бы последовать примеру Илис и отправиться спать.

— Да… И ты тоже устал. Наверное, больше нас всех…

Интересно, подумал Грэм, как только она решилась заговорить при Роджере на такие темы? Знает же, что тот терпеть не может сентиментальностей. Роджер, впрочем, и бровью не повел. То ли спал в самом деле, то ли притворялся.

Грэм ничего не ответил и пожал плечами.

— Тебе нужно отдохнуть, — продолжала Марьяна. — Ты похудел.

Снова смолчав, Грэм покосился на Роджера.

— Ты стал такой беспокойный. Боишься за Илис? Боишься, что ее схватят?..

Уже давно на Марьяну не находило такое разговорчивое настроение. Грэм поморщился и подумал (уже не в первый раз), что влюбленные девушки — все-таки явление, скорее, неприятное. Одна такая девица и праведника может довести до смертоубийства. А поскольку в последнее время Грэм становился все более раздражительным, он почувствовал, что начинает закипать. Уж он-то точно не был праведником.

— Марьяна, помолчи, — со всей возможной мягкостью (а ее оставалось немного, на самом донышке сердца) попросил он.

— Нет! — заявила Марьяна. — Нет, я не буду молчать. Мне больно на тебя смотреть. Сколько еще это будет продолжаться?..

— Так не смотри, — уже сухо сказал Грэм и резко поднялся. — Извини, Марьяна, но я не хочу сейчас разговаривать. Мы все устали. Иди спать. Пожалуйста.

Марьяна открыла было рот, но взглянула на упрямо сжатые узкие губы, нахмуренные брови, заглянула в холодные синие глаза и грустно опустила голову. Она поняла, что сейчас Грэм действительно с ней разговаривать не станет. А если она начнет настаивать, то, возможно, и вообще никогда больше слова не скажет. Она молча встала и ушла наверх в комнаты. Грэм с вздохом сел обратно на скамью, бросил рядом меч. Он готов был остаться ночевать в зале, лишь бы не оказаться в одной комнате с Марьяной, не встречаться с ней глазами, не слышать ее вопросов. И зачем он только взял ее с собой?

— Наконец-то, — лениво сказал Роджер, по-прежнему не открывая глаз.

— Так ты не спишь?

— Наконец-то ты сказал ей, — повторил Роджер. Он отлепился от стены, потянулся и открыл глаза, сверкнувшие в полутьме зала двумя ониксами. — А то носишься с ней, как с писаной торбой, аж смотреть противно… На редкость прилипчивая девчонка. Не знаю, чего ты с ней так церемонишься.

— Ты же говорил, что когда девушка сама вешается на шею, это хорошо.

— Ну, дословно такого я не говорил. Да и вообще, это уже перебор. Может, оставим ее где-нибудь? Клянусь Рондрой, однажды я не сдержусь и ударю ее.

— Роджи, она помогла нам уехать из Самистра. Я не могу ее бросить неизвестно где.

— Почему — неизвестно где? Пристрой ее в какой-нибудь храм Фекса, где у тебя есть знакомые. Неужели это так сложно?

Мысль была соблазнительная, не единожды Грэм и сам обдумывал такой вариант, но каждый раз отказывался от него. Как бы то ни было, он чувствовал себя ответственным за Марьяну и не мог оставить ее одну в чужой стране, доверив чужим людям. Они втроем были перед ней в долгу, а он — так и вообще дважды.

— Нет, Роджи. Мы не можем так поступить.

— Мы — или ты? — насмешливо скривился Роджер. — Уточни, пожалуйста.

— Ну хорошо. Я. Я не могу так поступить.

— Ну, как хочешь. Тебе же хуже будет. Дождешься, она тебе все нервы вымотает. Ну, да это твое дело… Пойдем спать, что ли? — неожиданно практично закончил Роджер.

Вчетвером они снимали одну комнату, правда, с двумя кроватями. Девушки уже спали, вдвоем в одной постели, вторую тактично оставив парням. Те, правда, еще раньше договорились, что будут спать по очереди. Первым улегся Роджер, а Грэм просидел полночи на стуле у окна, положив меч на колени. Когда сонный Роджер встал, чтобы сменить его, он молча лег и закрыл глаза, рассчитывая провести без сна и вторую половину ночи. Но уже через несколько минут провалился в беспокойный сон, который не отпускал его до утра.

Ничего плохого за ночь не случилось. Грэм рассудил, что и дальше можно ночевать по-людски, под крышей, а не как собака, на голой земле. Впрочем, настроение у него не очень-то улучшилось. Марьяна поняла это с первого взгляда, и потому не решилась продолжать вчерашний разговор. Только грустно опустила ресницы и снова замкнулась в молчании, изредка обмениваясь фразами с Илис. Та, как обычно, проснулась в отличном настроении и первой понеслась в конюшню взглянуть, как поживает ее ненаглядная лошадка. Сна у нее не было ни в одном глазу, и она сразу начала поддразнивать всех, что вот, мол, спать надо ложиться раньше. Впрочем, ни у кого не было настроения с ней болтать, и она скоро утихомирилась. Марьяна грустила, Роджер пребывал в таком состоянии, словно один лишь вид Илис вызывал у него приступы неземной тоски, Грэм тоже молчал. Илис, немного обиженая общим пренебрежением, обозвала их занудами и на некоторое время умолкла.


До центральной части Медеи маленький отряд пересек без приключений, если не считать трудностей, которые всегда неизбежно возникают при зимних переходах. Двигались даже быстрее, чем рассчитывал Грэм, но постепенно скорость передвижения стала уменьшаться. Они продвигались на север, и значит, морозы становились все злее, сугробы — глубже, а дороги — все менее проходимыми. Утешало только, что война в эти края еще не дошла, хотя по расчетам Грэма они приближались к району, где велись боевые действия. Впрочем, по тем же расчетам, они все же должны были благополучно пересечь границу с Наи, не зацепив этот район.

Потом Грэму начало казаться, что все идет как-то уж слишком гладко. На дорогах было до странности пусто. Такому положению дел стоило бы, пожалуй, радоваться, но Грэм не мог загасить в себе разрастающуюся тревогу. В ближайшее время, полагал он, обязательно должно что-то случиться.

Дорога, по которой они ехали, уходила в лес. В лесу она сильно сужалась, зажатая меж высоченных, вплотную подступающих к ней сосен. Деревья стояли настолько тесно, что казалось, будто едешь по горному ущелью. Макушки сосен почти смыкались в вышине, закрывая небо. Места были самые разбойничьи, и Грэм посоветовал всем быть наготове, да и сам ехал, не убирая руки с рукояти меча. Ему здесь все больше и больше не нравилось, а когда дорога принялась вилять, на него накатило острое ощущение опасности. И впрямь: дорога сделала двойной поворот, и впереди показались люди. Они как-то вдруг вышли из леса; уж где они там укрывались, Безымянный знает. Людей было немного, человек пять, но намерения их сомнений не вызывали. Все они были вооружены, кто чем, двое держали заряженные арбалеты.

— Назад! — крикнул Грэм, натягивая поводья и разворачивая лошадь.

Но назад ехать было уже некуда; дорогу перекрыли с двух сторон. За спиной Грэм обнаружил еще несколько человек, тоже разномастно одетых и вооруженных чем попало. Несомненно, это были разбойники, хотя иного рода, нежели Тило и его команда. Прежние приятели Грэма любили щегольскую красивую одежду и хорошее оружие; эти же люди, обросшие, одетые в отрепья, с плохим оружием, походили на нищий сброд. Но не становились от этого менее опасными.

Роджер выругался и схватился за мечи, что было не слишком разумно. Меч против арбалета не имел шансов. Правда, у Илис были метательные ножи, но она не спешила их доставать и сидела спокойно.

— Что вам нужно? — спросил Грэм на всеобщем языке. Ему в голову пришла мысль, что жизнь порой выкидывает забавные штуки: ведь шесть лет назад он сам участвовал в таких вот засадах, обирая путешественников, а теперь оказался в роли жертвы.

— Да ничего особенного, господин хороший, — криво улыбнулся бородатый и патлатый мужик. С арбалетом наготове подошел ближе и хотел было схватить за поводья лошадь Грэма. Но серый жеребец не дал к себе прикоснуться, заржал и отступил назад, потеснив остальных. — Денежки, лошадок… одежку, может, кой-какую… даже оружие ваше забирать не будем, нам оно ни к чему.

— Что, и всего-то? — холодно осведомился Грэм. — Мало просите…

— Ну, пожалуй, девиц ваших позаимствуем, — еще шире заулыбался бородатый. — А то скучно нам без баб-то… Не боитесь, не покалечим…

Краем глаза Грэм заметил, как испуганно дернулась в седле Марьяна. К ней тоже приближался один из разбойников. Зато Илис была сама безмятежность. Она даже улыбалась и нисколько, кажется, не беспокоилась о своей судьбе.

— А шел бы ты к Безымянному, — не выдержал Роджер. Его кобыла, волнуясь, танцевала на месте, и он с трудом ее усмирял.

— Зла мы вам не сделаем… ежели не будете буянить, — сказал в ответ все тот же бородач, поднимая арбалет.

Грэм быстро огляделся. Не похоже, что разбойники умели как следует драться, да и оружие-то у них было плохонькое. В достатке у них имелось только отчаяние и решимость взять свое. Грэм решил, что можно рискнуть. Предупреждать Роджера не было нужды, поскольку было ясно — при первом же резком движении кого-либо из бандитов он полезет в драку.

— Хорошо, — сказал Грэм ровным тоном и притворился, что хочет спешиться. Вынув одну ногу из стремени, носком сапога он с силой ударил бородача в лицо, одновременно вытаскивая меч. Разбойник схватился за разбитую кровоточащую физиономию, выронил арбалет и зашатался, а Грэм рубанул его из седла мечом. В тот же мог второй арбалетчик вскинул свое оружие. Выстрелить он не успел — рухнул с торчащим изо лба ножом. Илис не подвела.

— Молодец, девчонка! — восхищенно заорал Роджер.

Илис, правда, его восторгов не разделяла. Побледнев, она пошатнулась и судорожно вцепилась в луку седла. Вероятно, раньше ей не приходилось убивать. Грэм понял, что теперь она теперь им не помощница, хотя ее помощь ой как пригодилась бы. Пока удалось избавиться только от двоих арбалетчиков, а помимо них оставалось еще человек восемь разбойников, которые вовсе не намеревались убегать. Некоторые из них были вооружены чем-то вроде вил — этакий трезубец на длинном древке. К такому близко не подойдешь…

Роджер, с трудом удерживая на месте лошадь, ударил ближнего к нему разбойника в шею. Действовал он только одним мечом, вторая рука ему была нужна, чтобы как-то управляться с лошадью. Илис, хотя и закусила мучительно губы, но все-таки метнула второй нож и уложила человека с вилами, нацелившегося уже было в Роджера. Марьяна бесцельно топталась на месте. Грэм точно знал, что ее учили драться, но она впервые столкнулась с настоящими врагами и совершенно растерялась. Двое разбойников подбежали к ней и стали стаскивать ее с седла, а она отбивалась голыми руками, напрочь позабыв, что у нее есть кинжал. Грэм в голос выругался и, крикнув Роджеру, чтобы тот прикрыл его, рванулся к девушке. Понадеявшись на приятеля, по сторонам он особенно не смотрел, но успел уложить еще двоих. А вот третьего заметил, только когда бок его прошило острой болью — под ребра и между ребер вонзились зубья вил, которые Грэм приметил ранее. По бедру потекла горячая кровь, в глазах потемнело от боли. Грэм обнаружил, что валился с седла вбок, и из последних сил метнул, словно копье, меч клинком вперед. Он целил в разбойника, вцепившегося в Марьяну, но не увидел, попал или нет, поскольку потерял сознание раньше, чем грянулся об землю.


7

В себя Грэм пришел оттого, что его волоком, рывками тащили куда-то. Раненый бок горел огнем, при каждом новом рывке острая боль отдавалась по всему телу. Мучительно хотелось пить. Грэм заскрипел зубами и, приоткрыв глаза, смутно увидел над собой лицо Роджера.

— Все… целы?.. — с трудом выговорил Грэм.

— Молчи, — с явным напряжением ответил Роджер, и последовал очередной рывок. Грэм не сдержал стона — резкое движение отозвалось в нем такой мучительной болью, словно его еще раз проткнули теми самими вилами, но теперь уже насквозь.

Роджер остановился, выругался и сказал, обращаясь к кому-то, кого Грэм не видел:

— Я не дотащу его. Слышишь? Он умрет, если так продолжать. Надо придумать что-нибудь еще.

— Что именно? — послышался голос Илис. Она присела рядом с Грэмом и наклонилась к нему. Лицо у нее было необычно серьезное. — Роджи, я, правда, не знаю, что делать. Остается только надеяться, что Марьяна приведет кого-нибудь.

Роджер снова выругался, уже гораздо более грубо, и тоже склонился над Грэмом.

— Только не умирай, Соло, — сказал он глухо. — Слышишь? Не вздумай.

Грэм хотел ответить что-нибудь утешительное, но не мог выговорить ни слова. Боль не позволяла отвлекаться на какие-то там слова, она поглотила его целиком. И он просто смотрел в ониксовые глаза Роджера, и взгляд у него был, как у покойника — застывший и ничего не выражающий.

— О, Двенадцать, — выдохнул, оторвавшись от его лица, Роджер. — Кровь все не останавливается…

— Вижу. Рана очень глубокая… Просто чудо, что он еще жив, — отозвалась Илис. — Но мы сделали все, что могли. Роджи, нельзя сидеть здесь и ждать, пока кто-то появится.

— А что делать? Если тащить его так же и дальше, он умрет.

— Он умрет, если мы останемся здесь.

Грэм слышал их голоса как сквозь ватные заглушки и видел их лица как в тумане. Он никак не мог понять, почему не слышно и не видно Марьяну. Напрягши все силы, он выдавил:

— Марьяна…

— Не упоминай этого имени! — яростно зарычал вдруг Роджер. — Я убью эту девку!

— Не сходи с ума, Роджи, — попросила Илис.

— Не сходи с ума? Ты говоришь мне — не сходи с ума? Ну, знаешь… — и опять Роджер выругался. — Илис, ты — магичка. Сделай что-нибудь!

— Да что я могу сделать? — отвела глаза Илис. — Я же не знахарка…

— Все вы хороши, — со злостью сказал Роджер и опустился рядом с Грэмом на колени, в дорожную снежную кашу. — Грэм! Слышишь меня? Ты держись, друг…

Бок болезненно пульсировал, боль застилала мысли, мешала думать и даже дышать. Каждый вдох требовал приложения значительных усилий. Грэму не хотелось ни во что вникать, и он закрыл глаза. Он не верил, что выживет. Сколько раз ему везло, должно же когда-нибудь везение кончиться. Жаль только, если он так и не увидит Гату.


Позже ему рассказали, чем окончился бой. Когда он свалился с седла (меч его, напоследок, все же нашел свою цель), разъяренный Роджер порубил оставшихся в живых разбойников (не без помощи Илис, которая вошла в раж и метала ножи без промаха). Марьяна в сражении никак не участвовала. Она как рухнула на колени рядом с Грэмом, так и не поднималась, хотя и не могла ничем помочь. Когда с разбойниками было покончено, забрызганный кровью Роджер соскочил с седла и подошел узнать, что случилось; и когда узнал, то пожелал встряхнуть Марьяну так, чтоб душа вылетела вон. От рукоприкладства его удержала единственно серьезность раны Грэма; нельзя было терять ни минуты. Первым делом Роджер и Илис перевязали раненого, а зареванную Марьяну, чтобы не мешала, отправили вперед, позвать кого-нибудь на помощь. Было ясно, что с помощью подручных средств дотащить Грэма до лекаря не удастся. Роджер сразу сказал, что с такими ранами долго не живут, и Грэм жив благодаря чуду.

Трогать его с места было нельзя, но и допустить, чтобы он истек кровью и замерз до возвращения Марьяны, Роджер тоже не мог. Из плащей разбойников и веток он соорудил что-то вроде волокуш, на которые уложили Грэма. Илис шла пешком и вела в поводу троих лошадей. Роджер тянул волокуши. Перемещать Грэма подобным образом было, по меньшей мере, жестоко, но другого ничего они придумать не смогли.

Им повезло: Марьяна, скакавшая сломя голову, встретила купца с парой охранников. Ехал он навстречу компании и, выслушав девушку, согласился помочь. Не дело, мол, отказывать на дороге просящим о помощи. Со своим охранником и санями он последовал за Марьяной. Осмотрев рану лежавшего без сознания Грэма, купец очень сильно удивился, как это он еще жив, да при таком способе транспортировки. Грэма перенесли на сани, и все вместе отправились в то самое село, из которого выехал купец несколько часов назад. По его словам, там жила сведущая знахарка. "Боюсь, впрочем, что вашему другу уже не помочь", — добавил купец вполголоса, обращаясь к Роджеру. Тот и сам знал, что, скорее всего, рана смертельна, поэтому встретил его слова относительно спокойно, но их разговор услышала Марьяна… Пришлось ее срочно успокаивать. Нелегкий труд взяла на себя Илис, поскольку Роджер даже смотреть на Марьяну не мог. Шрам его наливался кровью, а щека начинала дергаться, и было ясно, что долго в руках он себя не удержит.

Знахарка Рада, нестарая еще женщина, к которой Роджер и купеческий охранник на руках притащили Грэма, сначала наотрез отказалась лечить: мол, только снадобья зря переведутся, а толку все равно не будет. Умрет парень, странно, что до сих пор еще не умер. Не живут с такими ранами. Роджер, до сих пор сдерживающий себя более или менее успешно, посерел и изменился в лице. Он не стал просить и умолять, это было не в его духе; схватив женщину за воротник, он доходчиво объяснил, что с ней сделает, если она не вылечит его друга. Выглядел он в этот момент, как заверяла после Илис, просто жутко, и ничего удивительного, что знахарка прислушалась к его словам. Она пообещала, что приложит все возможные усилия, и назвала сумму, которую хотела бы получить за лечение в случае благоприятного исхода. Торговаться Роджер не стал.

Рада оставила Грэма у себя, а остальных выставила за порог, предварительно напоив Марьяну какой-то пахучей жидкостью, чтобы успокоилась. Девушка была очень бледной и еле держалась на ногах, ее заметно трясло, но увести из дома знахарки ее удалось с трудом, поскольку она ни в какую не хотела уходить от Грэма. Роджер выволок ее буквально за шиворот, сказав несколько слов, от которых она побледнела еще больше и расплакалась. Ухватив одной рукой Илис, а второй — Марьяну (на которую он старался не смотреть), он отправился по селу искать пристанище. Комнаты нашлись в большом и богатом постоялом дворе.

Больше недели Грэм провел без сознания, в бреду и горячке. Знахарка удивлялась, что он не умирает, но добросовестно ухаживала за ним и молилась Перайне. На поправку он пока не шел, рана гноилась и не заживала, и Рада опасалась заражения крови. На Роджере лица не было. Каждый день он заходил к Раде и с час просиживал у постели Грэма. Он не говорил ни слова, только смотрел в исхудавшее лицо побратима и бессознательно потирал шрам на правой ладони.

Марьяна набилась к Раде с помощницы и потому просиживала с Грэмом подолгу. При этом она старалась не сталкиваться с Роджером ни при каких обстоятельствах. Ей становилось жутко, когда он на ее смотрел — столько ненависти было в его бешеных черных глазах и столько желания убивать. Илис иногда присоединялась к Марьяне, но большую часть времени разгуливала по селу и его окрестностям. Казалось, в ее поведении ничто не переменилось, но внимательный наблюдатель мог бы заметить, что ей тоже невесело. Лукавая улыбка появлялась на ее лице значительно реже, да и рта она почти не открывала.

Когда на десятый день Грэм открыл глаза, все возблагодарили Перайну за поистине чудесное исцеление. До полного выздоровления было еще очень далеко, но Рада заверила, что теперь смерть отступила от ее пациента. Она была очень удивлена живучестью своего подопечного и говорила, что от такой раны умер бы и могучий мужчина, не то что такой мальчишка. Теперь она не подпускала к Грэму никого из его спутников.

Выздоровление затянулось надолго. Грэм, хотя и пришел в себя, все еще был в горячке, постоянно просил пить и чувствовал себя очень слабым. Узнав, сколько дней он пробыл без сознания, сначала не поверил. А когда Рада сообщила, что, скорее всего, до наступления весны он не сможет продолжить свое путешествие, Грэм совсем пал духом. Такая задержка в его планы не входила, и он был готов уже отправить своих спутников в Наи одних. Отговорила его Илис, к которой почему-то благоволила Рада и которая была допущена до постели пациента прежде прочих. Она сообщила об обострении отношений Роджера и Марьяны и добавила, что без Грэма этот клубок не распутается. Да и вообще, как бы дело не дошло до смертоубийства. При таком отношении друг к другу нельзя пускаться в путь, в селе Марьяну тоже оставлять нехорошо… да и, наконец, заявила Илис, вдвоем с Роджером никуда она не поедет. Но задача примирения спутников была сейчас Грэму не по силам, и он только рукой махнул.

Время шло, рана перестала гноиться и постепенно затянулась, оставив вместо себя страшный шрам. Рада наконец дала волю любопытству и спросила, как же это Грэма так угораздило. Грэм, морщась, коротко рассказал. Ни с кем другим он не стал бы говорить об этом, но Рада вытащила его с того света, она была добра к нему и относилась по-матерински, хотя и была старше всего лет на десять. В ее доме он ему было хорошо, и он с сожалением думал о скором расставании. Рада, однако, его не торопила, напротив, уговаривала подождать. Когда он в середине февраля попробовал встать, она пыталась удержать его в постели, но не преуспела. Пошатываясь, он сделал несколько шагов и схватился за стул, чтобы не упасть — так ослаб.

Однако же ему не терпелось продолжить путь, и он упрямо каждый день вставал, преодолевая головокружение и боль, и пытался ходить. И каждый такой поход заканчивался падением. И все-таки он не позволял Раде помогать. Да и не только Раде.

Когда он понемногу начал оправляться, к нему зачастили его спутники. Далеко не всем он был рад; например, Марьяну он предпочел бы вовсе не видеть, хотя, в отличие от Роджера, не винил ее в своем ранении. Ему была неприятна ее откровенная жалость и причитания, а так же умильные взгляды. Она как будто постоянно извинялась. Как бы ему хотелось, чтобы у нее, наконец, все перегорело, и она оставила его в покое. Грэм настолько резко отвергал всякую ее помощь, что становился почти грубым, но и такое обращение Марьяну не смущало. Она все списывала на последствия тяжелой болезни.

Другое дело — Илис. Обычно она предпочитала гулять на воздухе, а не сидеть с выздоравливающим, но Грэму было приятно снова видеть ее в веселом расположении духа. Да и вообще просто видеть ее. Когда она появлялась у Рады, вместе с ней в комнаты врывался свежий ветер, пахнущий весной. Она щебетала без умолку, пересказывая местные новости.

Что касается Роджера, то его выражение радости ограничилось фразой: "Как удачно, что ты все-таки не умер, Соло". Но никто и не ждал от него бурного проявления восторга. Довольно было видеть его просветлевшее лицо в ту минуту, когда, наконец, Грэм вышел во двор без чьей-либо помощи. В остальном же его поведение оставалось обычным: он подошел к Грэму и от души одобрительно хлопнул его по плечу, прекрасно зная, что тот все еще слаб; он только расхохотался, когда от такого проявления дружеских чувств Грэм пошатнулся и едва удержался на ногах. А потом бросил Грэму меч, который подобрал после сражения, вытащив из тела убитого разбойника. И добавил: "Нечего разбрасываться оружием, Соло. Хотя ты, конечно, молодчина".

А была уже весна, и хотя снег еще не стаял, солнце начинало понемногу припекать. Вскоре должна была начаться весенняя распутица. С каждым днем Грэм набирался сил и вскоре он стал в одиночку выбираться на прогулки, преимущественно не по селу, а по его окрестностям, чтобы не вызывать ненужного любопытства местных жителей. Раде не нравилось, что он ходит один, и она настаивала, чтобы его кто-нибудь сопровождал; с поразительным упорством она пыталась послать с ним Марьяну. У нее имелись какие-то свои соображения по поводу их отношений, растущей холодности Грэма к девушке она не видела. Грэм неизменно отвергал всякие предложения сопровождать его на прогулках, видя, что Марьяна ищет случая остаться с ним наедине и объясниться. Объяснений он не желал и потому избегал ее. Он знал, что обижает девушку, но угрызений совести не испытывал. Он готов уже был предложить ей остаться в Медее или в Наи в каком-нибудь из храмов Фекса. Такие мысли посещали его раньше, но теперь становились все отчетливее, а чувство вины, напротив, отступало.

Как-то Роджер набился к нему в компанию во время очередной прогулки и, как ни откручивался Грэм, завел речь о Марьяне. Его и без того ничтожное терпение истощилось, и он разразился в адрес бедной девушки такими злобными эпитетами, что Грэм, привыкший к его ярости, все-таки не удержался от удивленного взгляда. Роджер не стеснялся в выражениях и красочно описал, что случится, если Марьяна и дальше будет маячить у него перед глазами.

— Терпение у меня не железное, — заявил он со злостью, — и ты это прекрасно знаешь. Клянусь Рондрой, мне плевать, что Марьяна — женщина. Боюсь, однажды, когда она вякнет что-нибудь в своем духе, или посмотрит на тебя этим своим коровьим взглядом, я не сдержусь, и одной женщиной в этом мире станет меньше. Понимаешь, что я хочу сказать?..

— Понимаю. Только не понимаю, почему это тебя так волнует. Это мои проблемы, разве нет?..

— Нет. Это не только твои проблемы. Ты не один, как бы тебе того ни хотелось. Мы все связаны, и проблемы у нас общие. Разве не так?..

— Не понимаю. Почему все-таки тебя так волнует, что Марьяна добивается моего внимания?

— Меня волнует не то, что она делает, а то, как она это делает. Если она тебя любит, то выражает свои чувства как-то странно. Ведь это из-за нее тебя едва не убили! Да и вообще дело не в ее чувствах. В тот день любой из нас мог пострадать из-за этой дуры! Если попало именно тебе, так это исключительно из-за твоего проклятого благородства! Я, конечно, понимаю, что она девушка — слабое существо и нежный цветок, и все такое, но ведь от нее вообще нет никакой пользы, она тащится за нами, как гиря, сковывает нас. Она донимает тебя своими чувствами, ты срываешься, и под горячую руку попадем мы с Илис. Не знаю, как тебя, а лично меня такое положение не устраивает. Мне это надоело!

Грэм молча его выслушал. Роджер был совершенно прав, Марьяна и впрямь была мертвым грузом и выводила из себя по меньшей мере двух из четырех участников похода.

— И что ты предлагаешь?.. — спросил Грэм после продолжительного молчания.

— Есть два варианта, — с готовностью ответил Роджер. — Первый: мы прощаемся с твоей ненаглядной подружкой, и двигаем дальше втроем. Второй: разделяемся на пары. Мы с Илис идем… ну, неважно, куда. Где-нибудь да устроимся. А ты, если уж тебя так мучает совесть, оставайся с Марьяной, и чем вы будете заниматься и куда пойдете — уже ваше личное дело. Можешь хоть отвезти ее обратно в Самистр и вернуть в отчий дом, а потом догнать нас. Выбирай. И учти, что вместе с ней я никуда не пойду. Ну, разве что до ближайшего храма Фекса. Или я, или она.

Заявление это было несколько неожиданным. Грэм приготовлся к вспышке ярости, но не думал, что Роджер начнет ставить условия. Пристально взглянув ему в лицо, Грэм понял, что тот взбешен до крайности, еще немного, и сорвется.

— Это все?.. — спросил Грэм. — Все, что ты можешь сказать?..

— Да. А что, недостаточно?.. Я для себя все решил. Теперь решай ты.

Решать было нечего.

— Хорошо, — сказал Грэм. — В Танеле, — это почти на самой границе Медеи, — у меня есть друзья среди сумеречной братии. Я поговорю с ними о Марьяне. Думаю, они не откажутся ее принять.

Роджер явственно просветлел лицом.

— Другое дело! Избавимся от девахи, и тебе легче будет, и мне!

Грэм только вздохнул. Чувствовал он себя последним подлецом.


Но сказать легко, труднее сделать. Еще несколько дней Грэм избегал разговора с Марьяной, и злился, натыкаясь на требовательные взгляды Роджера. Когда он, наконец, собрался с духом для разговора и подошел к Марьяне, она не дала ему и рта раскрыть. Она очень волновалась и говорила быстро, не поднимая глаз; щеки у нее горели. Сначала она долго извинялась, потом, вдохнув поглубже, сообщила о своем желании расстаться с компанией. Говорила она очень решительно, и к Грэму в душу закралось подозрение, что Роджер уже успел ее припугнуть. Уж очень убитый вид был у Марьяны. Он нарочно спросил об этом, но она твердо ответила, что Роджер к ней вовсе не приближался. Грэм так и не понял, врет она или говорит правду.

Конечно, он не стал ее отговаривать, хотя по глазам ее было понятно, что она на это надеется. Он пообещал переговорить с хорошими людьми из братии, которые не откажутся принять ее к себе. Марьяна, окончательно поникнув, тихо поблагодарила и отошла. Грэм посмотрел ей вслед и ощутил непреодолимое желание зарезаться. Последнее время отвращение к себе появлялось все чаще и чаще, и ему снова начинало казаться, что он скоро потеряет к себе уважение. Семь лет назад он вовремя спохватился и сумел вытащить себя из этой трясины, но едва ли смог бы повторить этот подвиг еще раз.


8

В путь тронулись, уже когда начал сходить снег, по самой распутице. Грэм оправился достаточно, чтобы сидеть в седле. Правда, дневные переходы о