Book: Дядя Митя - Айболит



Дядя Митя - Айболит

Анатолий Новиков

ДЯДЯ МИТЯ — АЙБОЛИТ

НЕМНОГО ИСТОРИИ

В середине лета ветеринарный врач Дмитрий Сергеевич Донников переставлял в своем доме тяжелую и легкую мебель. Новая планировка вещей отнимала порядочно времени. Однако доктор не сердился. Мало того, ветеринар включил радио и во весь голос напевал веселую русскую народную песню «Посею лебеду на берегу» — вместе с самодеятельным хором из города Туринска.

Накануне Дмитрий Сергеевич получил важную телеграмму. Брат сообщал, что высылает в гости своего сына — племянника дяди Мити — Сашу Донникова, и извинялся за внезапность. Доктору, правда, поначалу пришлось помаяться с расшифровкой текста. Видимо, на телетайпном аппарате провалилась одна буква и не действовал механизм, разделяющий слова. Текст сильно смахивал на древнеславянское письмо. Ведь в то время люди писали без знаков препинания и разбивок предложений на слова.

Загадочный набор слов срочной телеграммы сообщал:

«ДОРОГОЙМОТЯТЧКЗАВТРАРЕЙСОМЩ001ПРОЛЕТАЕТСЫНТЧКОЗВОНОЗПТЧТОНЕООЖОДАННОЗПТПОТОМОБЪЯСНЮТЧКОБНОМАЮОЗОВСЕХСОЛТЧКОВАН».

Что всего-навсего предупреждало о приезде племянника.

Закончив перетасовывать мебель, дядя Митя замолчал, хотя по радио хор еще дружно пел, и внимательно огляделся.

В большой и светлой комнате, которую доктор решил отдать Саше, находились старинный буфет с резными львами на дверцах, хмурый шкаф и железная кровать, заправленная армейским одеялом. Дядя Митя хотел, чтобы племянник почувствовал себя в настоящей деревне с ее вековой обстановкой. Доктор набил матрац свежим душистым сеном, чтобы мальчику всегда казалось во сне, будто он плывет на возу под звездами.

Дядя Митя подумал еще и прикрепил над кроватью морской барометр, который в городской жизни был вещью абсолютно бесполезной. Но в деревне без барометра жить трудно, потому что главное в сельской жизни — погода. И ритм работы в деревне — по погоде чаще всего, а не по расписанию.

Барометр показывал на «СУХО». От ожидания встречи с мальчиком, показаний прибора и от необыкновенной солнечности день казался еще прекраснее.

Дом, где проживал ветеринарный доктор, поднимался на северном конце улицы, на возвышенности. Односельчане так и называли горушку — Докторская.

С горы хорошо и подробно было видно село — центральная усадьба колхоза. Хозяйство носило гордое название «Красноармеец». Организовали коммуну-товарищество много лет тому назад крестьяне, возвратившиеся с фронтов гражданской войны и пожелавшие сообща сеять хлеб и разводить добрый скот.

Со временем из маленького товарищества по обработке земли хозяйство превратилось в большой и богатый колхоз. Одних только коров на фермах стояло пять тысяч. Выращивали здесь на конных дворах еще и породистых лошадей — орловских рысаков и русских тяжеловозов.

За здоровьем беспокойного тысячеголового стада следили ветеринарные врачи. Дядя Митя был у них главным.

Еще только начиналось утро, а озабоченный доктор Донников уже успел побывать на скотных дворах и фермах. Всюду ему докладывали о том, что случилось или не случилось минувшей ночью со здоровьем животных.

Домой доктор заскочил ненадолго — позавтракать и поразмыслить, как с племянником жить будут.

Тем временем под окнами докторского дома шастала вечно голодная коза по кличке Клеопатра Вторая и объедала молодые побеги. Именно она с горы просматривала село бдительно и с пристрастием. Коза обожала порядок, любое нарушение его извещалось пожарным блеяньем. Следила она попутно и за тем, чтобы вдруг не объявился поблизости вечный ее гонитель — прораб Честноганцев. Строитель гонял животное как Сидорову козу. Клеопатра сильно обижалась на это. Ведь у нее был хозяин — старый и лукавый Хирон.

Честноганцев повсюду рассказывал о козе Клеопатре странные истории и домыслы. Например, что однажды весной, испытывая очередной приступ голода, коза сожрала, точно домашнюю лапшу, керамические водопроводные трубы, хотя деревенские жители считали, что все это враки.

Трубы те долгое время покоились около правления колхоза без всякого движения. Загадочной ночью, когда они исчезли, Клеопатру приметил близ места преступления гражданин Честноганцев.

Прораб всенародно обвинил козу в съедении водопроводных труб. Заодно он намекнул селянам, что три больших листа кровельного железа, пропавшие такой же темной ночью год назад, — тоже на совести Клеопатры.

— Самая зловредная и ехидная особь — вот мой сказ! — утверждал прораб слушателям.

Честноганцев так сильно махал руками, что с него слетела соломенная шляпа. Ее отнесло ветром к козе. Клеопатра немедленно принялась жевать головной убор.

— Стой, подлое жвачное! — бросился прораб к козе.

Клеопатра кенгуриными прыжками унеслась к реке.

Мужики, посмеиваясь, втолковывали Честноганцеву, что за одну ночь даже более крупное и прожорливое животное не съест столько строительного материала. Прораб Честноганцев в доказательство совал мужикам под нос маленькие земляные орехи, просыпанные козой на протяжении чуть ли не километра.

— Глина, замешанная даже на пшеничной соломе, не очень козам по вкусу, — объяснял Честноганцеву дедушка Хирон, бывший глиняных дел мастер. — Разве что в охотку единожды в год допускают в рацион питания. Но лично я не видел.

— Африку же съели! — пугал доверчивых мужиков прораб, побывавший в турпоездке. — Подчистую подмели растительность и дерн на знойном севере — от Египта до Марокко. А трубы для них — семечки!

Земляки подробности про гибель африканской природы знали и примолкли. Но дед Хирон, бывший кавалерист, ехидно рубанул, что думал:

— Точно такие же трубы, гражданин Честноганцев, в теплице твоей прижились, а железо на гараже красуется. Ты бы стройматериалы поостерег, а то, не ровен час, тля их скушает!


Дядя Митя - Айболит

Клеопатра очень любила бродить и пастись близ докторского особняка., хотя трава там росла нисколько не вкуснее, чем на лесных еланках-полянках. Объяснялось все просто: паслась коза там потому, что по-своему — по-козьи — привязалась к ветеринарному врачу. Доктор, даже когда козье семейство сжевало все окрестные ягодники, всегда относился к животным дружелюбно и приветливо, угощал разными вкусными вещами. И еще. Дядя Митя не однажды спасал Клеопатру и ее козлят от разных напастей и бед. Например, когда прораб Честноганцев обнаружил пропажу кровельного железа, он бегал за козой с палкой по всей деревне. И у Клеопатры пропало молоко. Спас ее козлят дядя Митя. Доктор ежедневно доставлял семейству теплое парное молоко и поил малышей из бутылочки, на конец которой надевал обыкновенную резиновую соску.

В это лето подросшие и окрепшие козлята ходуном ходили по селу, резвились по косогорам и близлежащим колкам, а вечером бежали домой так, что пыль стояла коромыслом.

И был случай, когда козленка укусила ядовитая гадюка. Неизвестно, как повернулось бы дело, не окажись рядом доброго ветеринара. Дядя Митя немедленно унес малыша в колхозную амбулаторию. Там промыл и прижег место укуса, ввел сыворотку-противоядие. Козленок проблеять от страха не успел, — доктор отпустил его к маме Клеопатре.

Ветеринарный доктор Дмитрий Сергеевич Донников был человеком, чрезвычайно нужным для Клеопатры и ее козлят, да и для всех остальных колхозных животных. Главное, он по-настоящему любил больших и маленьких своих пациентов.

В колхозе «Красноармеец» быки, коровы и лошади болели редко. Конечно, вовсе не потому, что были слеплены из особого вещества. Все зависело от людей — от самоотверженности ветеринарных врачей и фельдшеров колхоза. Когда вдруг на фермах начиналась эпидемия гриппа — а животные тоже страдают от него, — дядя Митя и его помощники дневали и ночевали в амбулатории.

Но сначала надо познакомиться с поселком.

Село называется Кордон и примостилось на одном из отрогов древних Уральских гор — как раз между городами Соликамск и Верхний Тагил.

Старые и новые избы, бывшая каменная церковь на берегу пруда, силосные башни — все пряталось от верховых резких ветров в глубокой ложбине, невесть откуда взявшейся на том гребне. Однако известно, что у каждого уральского хребта и кряжа столько неожиданных секретов, если порыться и снаружи горы и в ее недрах.

Старики поговаривают, что над здешними горами «заваривается» погода для всех соседних областей — зарождаются и иссякают ливневые и обложные дожди, зимами набирает силу крутая, неумолимая метель, а ветер отправляется колесить по дорогам и бездорожью.

В ясный летний день высокое небо синеет на тысячи километров. Зато именно над местным хребтом обязательно маячат два-три дежурных облака. Издали они похожи на белошелковые парашюты, медленно плывущие в тишине и прохладе.

Погода, разумеется, интересовала всех граждан — особенно агрономов, строителей и стариков. Но самое удивительное заключалось вовсе не в погоде вокруг деревни.

Поражало людей другое.

Зимними и летними ночами над селом Кордон таинственным и непонятным образом менялись местами, а то и вовсе на время исчезали с неба звезды и даже целые созвездия. В безоблачные прозрачные ночи темный деревенский пруд отчетливо отражал странную путаницу на Северном звездном небе. Но так как астрономов-любителей в селе не было, то о новом явлении никто не знал, кроме местных жителей, — даже передача «Очевидное — невероятное».

В небе над всякой русской деревней — над ее избами, амбарами, банями, магазинами и почтовыми отделениями — обычно всегда по-домашнему располагается и зависает какая-нибудь красивая оранжевая или голубая звезда или целое дружное созвездие. Устраивалось себе удобно и светило ночами.

Над деревней Кордон, куда постоянно приезжали из города художники, светила Гидра — легкомысленное и игривое созвездие. Она была настолько легкомысленной, что, играя и забывшись, однажды опрокинула печную трубу на крыше избы. Изба принадлежала художнику Артему Просекову.

Художник целыми днями бродил с этюдником по высоким овсяным полям, угольно-зеленым лесам, переходил болота и прозрачные кварцевые ручьи — выискивал красивые места и писал картины. К вечеру он возвращался и, поев и отдохнув, не спеша принимался достраивать свою мастерскую. Печки в том доме не было, однако художник решил восстановить свергнутую нечистой силой трубу, а иначе домик гляделся очень нежилым.

Мастер Просеков втащил по лесенке на крышу кирпичи и раствор, старинный кованый дымник-натрубие и принялся за дело.

Уже сильно стемнело, когда Просеков выложил первый ряд трубы. Но только он стал поднимать второй ряд, как почувствовал: кто-то пощекотал его сзади. Художник с детства страшно боялся щекотки. Он гневно обернулся и остолбенел — если, конечно, можно остолбенеть, сидя верхом на коньке двухскатной крыши.


Дядя Митя - Айболит

В свете ярко-зеркальной луны Артем Просеков увидел лучистый, резвящийся от избытка веселья хвост Гидры — метлу из серебряных паутинок, от которых тянуло зимним холодком.

Художник попытался схватить серебристый хвост созвездия. Но Гидра оказалась проворнее; Мастер промахнулся и, потеряв равновесие, упал с крыши в заросли чертополоха и жгучей крапивы.

Хорошо еще, что Артем Просеков, не имея времени и средств, собрал обычную деревенскую баньку — по два шага в длину и ширину Летом художник спасал в баньке голову, высунув наружу ноги в резиновых сапогах, — чтобы комары их не отъели. Зато осенними и зимними ночами Артем прятал в своем гнезде ноги, голову же, прикрыв толстой бородищей, выставлял наружу. Находчивость всегда выручала русского художника.

Пытаясь изловить хвост созвездия, Просеков падал с крыши еще не раз. Никто бы и не узнал об этих ночных полетах, если бы их не увидел бездомный гончий пес по кличке Милорд, с кроткими умными глазами.

Еще совсем недавно у пса Милорда был хозяин. Это случилось в то время, когда многие люди, даже не любившие животных, покупали, продавали и перепродавали собак, выгуливали их в ущерб семье и здоровью, гордились друг перед другом псовыми родословными. В генеалогическом списке Милорда черным по белому было написано, что он — потомок русской гончей. А русская гончая — одна из самых знаменитых пород подружейных собак — умело и легко находит по старым и свежим следам лису и зайца, волка и барсука, росомаху и кабала, имеет крепкие, проворные ноги, тонкий нюх и звонкий голос.

Прежний хозяин как будто любил Милорда. Он часто ласкал и купал его в ванной с ароматным французским шампунем, отчего шерсть у собаки становилась мягкой и шелковистой.

— Вязкий ты мой! — хвалил хозяин после удачной охоты и, почесывал Милорда за ушами. Так ведь было за что славить пса!

«Вязкий» на языке охотников означает настойчивость в преследовании дичи или зверя. Настойчивости Милорда завидовали все гончие.

— Паратный ты мой! — умилялся хозяин.

Так оценивают охотники быстроту, с какой собака преследует зверя.

— Полазистый ты мой! — радовался счастливый хозяин.

Ну, а что такое полазить, особенно там, где нельзя, знает каждый мальчишка. Милорд ловко разыскивал зверя или птицу в цепких, непроходимых зарослях и чащобах.

Но настало время — и хозяин выгнал на улицу своего вязкого, паратного, полазистого друга. Милорд не то что постарел или нюх потерял. Вовсе нет. Хозяину просто приглянулся тогда пес другой модной породы — красный ирландский сеттер, без устали круживший в травах. Он купил сеттера и стал большим любителем охоты на пернатую дичь.

А Милорда он посадил на списанный «газик» и отвез подальше от города. Это «подальше» как раз оказалось недалеко от деревни Кордон. Хозяин правильно решил, что породистого пса легко обнаружат в лесу и возьмут к себе деревенские охотники, которые любят всех собак одинаково и независимо от моды. Только по деревням можно увидеть такое множество довольных жизнью, но смешанных по породе и смешных по экстерьеру собак — дворняжек, полупуделей, водолазолаек, таксолаек и прочего народа. Первую таежную ночь Милорд провел под стволом большой рухнувшей березы. От нечего делать гончак изучал звездную россыпь над головой, понимая, что в лесу дополнительное знание природы может здорово пригодиться. Чаще всего грустные глаза пса останавливались на созвездии Гончих Собак.

«В лесу так в лесу, — невесело размышлял пес, успокаиваясь при виде родного созвездия. — Вон и на небе даже народ живет, и ничего. В конце концов, бывший хозяин показал истинное свое лицо, характер и натуру, А ведь как долго притворялся отзывчивым и бескорыстным другом. Хорошо, что мы наконец распрощались. И как это я раньше не замечал его притворства и хитрости? Поначалу моему владельцу достаточно было за сезон добыть лишь одного зайца. А потом даже трех русаков в сутки стало мало! Нет, хозяина с подобным аппетитом мне было бы не прокормить. Из-за таких охотников, как бывший хозяин-друг, многих птиц, зверей и бабочек люди в конце концов взяли под защиту, запретили на них охоту и отлов да поименно вписали в охранную Красную книгу…»

Так, серьезно размышляя, Милорд бездомными ночами неторопливо кочевал в окрестностях Кордона. Навестить селение, однако, он не имел желания, потому что находился в большой обиде на человечество из-за одного человека.

И одичал бы гончак в большом лесу, но у него сильно, до глухого воя, разболелась лапа. А поранил пес ногу, когда из последних сил мчался за «газиком», не веря еще до конца, что хозяин бросил его насовсем.

Первое время спасало от невзгод то, что Милорд родился не только думающей собакой, но и восприимчивой к шутке и даже к иронии. Веселый нрав пес получил в наследство от родителя, а чувство иронии — от огромного количества невероятных охотничьих историй и баек, прослушанных в доме бывшего хозяина.



КАМЫШОВАЯ МУХА

Однажды утром, сильно прихрамывая на раненую лапу, Милорд все же отправился в Кордон. Обходя дозором собачьи присутственные места, пес очутился на горе около громоздкого, выкрашенного в синий цвет строения.

— Вот те на! — вдруг послышался насмешливый голос над его висячим ухом. — Лопни сто моих глаз, открытых наукой, если это не породистый гончий пес со смешной фамилией Милордов!

Милорд гордо поднял морду и увидел лишь пустое высокое крыльцо. Ступеньки вели к обитой кожей двери. В центре двери белела табличка

«ВЕТЕРИНАРНАЯ АМБУЛАТОРИЯ. ПРИЕМ ПОСТРАДАВШИХ И ВЫЗОВ ВРАЧА В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ СУТОК».

Гончий пес, недоумевая, еще раз оглядел избу сверху донизу, обнюхал все углы и даже сунул морду под крыльцо. Не обнаружив хозяина насмешливого голоса, Милорд сильно озадачился.

— Чего таращишься, пегий? — дружелюбно осведомился тот же невидимый голос.

Звук голоса напоминал нудный вой ветра в полой камышовой дудке, но проскальзывали в нем и железные нотки.

— Может быть, дружище, ты и видишь меня одним из своих чудных глаз, — хмуро отозвался Милорд, — да вот я тебя обоими не разгляжу!

Гончаку очень не нравилось беседовать с духом или незримой тенью, но и тут он сохранял большую выдержку и такт, не срываясь на лай.

— Тогда познакомимся ближе — я не гордая! — предложил хозяин трубчатого голоса.

Не успел Милорд мигнуть — на кончик его холодного носа встала на стоянку — припарковалась — нудная особа с крыльями.

— Большая камышовая муха! — непринужденно представилась особа. — Можешь называть меня Фаиной, хотя по-настоящему я Фаина Рептильевна.

— Первый раз о такой слышу! — изумился гончак, разглядывая необыкновенную летающую особу. — А ведь всю энциклопедию Брема просмотрел внимательно.

— И не мог слышать, дружок, — наставительно сказала большая камышовая муха. — Я родилась много позднее уважаемого профессора Брема. Вполне естественно, что мое появление на свет еще не отмечено в ученых трудах и книгах. Однако я летаю, значит, существую.

«Обыкновенное комнатное назойливое насекомое, — думал Милорд, расхаживая по двору с мухой на носу. — Только, может быть, несколько крупнее и нахальнее. Били, стало быть, ее мало, наши комнатные мухи много пугливее».

— И кроме всего прочего я — волшебница! — вдруг открылась ни с того ни с сего Фаина Рептильевна, вроде пожаловалась. — Превращаю, бесплатно, один вид зверей и птиц в другой. Могу, к примеру, барсука превратить в ужа, гусеницу-многоножку — в дятла. Но только на час. А потом все опять становятся похожими на себя.

— Неинтересное занятие! — прямо высказался пес. — На белом свете есть дела поинтереснее.

— Глупое домашнее животное! — обиделась камышовая муха. — А еще жил в прихожей у культурного человека! Чудесами я занимаюсь в свободное от работы время. Но это тоже работа. Я наказываю тех, кто обижает слабых и маленьких. Правда, иногда перепадает ленивым и упрямым. А вот сотворить зло не могу, если бы даже и пожелала. Все мои достоинства начинаются с корня. И корень тот — «добро».

«Ну и ну! — подумал ошеломленный гончак. — Какие такие качества живут в мушиной душе?»

— Я добробрюзжащая, — продолжала камышовая муха. — Доброжелательная… Добросердечная… Добронравная…

— Сочувствую, уважаемая, — наконец опомнился пес. — Однако я добрый час разговаривал с тобой на отвлеченные темы, а добром так и не выяснил, что ты делаешь.

Камышовая муха взлетела с собачьего носа и бешено закружилась в воздухе. Она вращала жесткими прозрачными крыльями быстрее, чем крутятся лопасти мощного вертолета, и при этом пронзительно трубила и ликовала на всю окрестность.

— Я — санитар! — протрубила муха, насладившись полетом и произведенным, как она считала, впечатлением. — Я — лучший ветеринарный лекарь колхозного стада! Мы исцеляем колхозных и личных животных: лошадей, коров, гусей, коз, баранов, индюков и даже ослов. Мы лечим и ничейных породистых и обычных собак и кошек!

— Позвольте полюбопытствовать, кто это — «мы»? — смиренно поинтересовался гончий пес, сильно озадаченный таким резким поворотом дела.

— Главный ветеринарный врач колхоза Дмитрий Сергеевич Донников да я! — объявила изумленному Милорду муха, пуще прежнего засуетилась в воздухе — живой пропеллер — и пропала с собачьих глаз.

Милорд похромал к калитке — надо было поискать на улице чего-нибудь съестного. Но в это время Дверь ветеринарной амбулатории шумно распахнулась, и на выскобленном до белизны крыльце появился высокий человек с добрым лицом и живыми добрыми глазами. Пес решил немного подождать во дворе.

Оценить доброту человека Милорд мог с первого взгляда, мог определить даже ее степень и силу. Искусству понимать все оттенки доброты и недоброты гончак научился, ежедневно общаясь с бывшим хозяином, его семьей и разным охотничьим людом.

Добрый человек на крыльце ветеринарного пункта внушал Милорду доверие, а если еще откровеннее — симпатию.

— Фаина! — негромко позвал человек в белом халате и в шапочке, всматриваясь в заросли репейника во дворе и в тучи мух над ними. — Лети сюда, голубушка, дело приспело важное!

— Слыхал, Милордов? — уколола пса с высоты камышовая муха. — Утро еще только началось, а я уже — нарасхват. У доктора без меня ни одно доброе дело не начинается.

Фаина свечой взвилась к верхушкам тополей, облетела двор и опустилась на большой синий крест, нанесенный на белом, как снег, круге. Этот знак скорой ветеринарной помощи придавал серьезность и солидность потертой кожаной сумке доктора Донникова. Камышовая муха с первого дня службы в амбулатории превратила походную сумку ветеринара в место своей стоянки, а если точнее — висянки. Здесь Фаина выслушивала разные лекарские приказы, отсюда она уносилась по ветеринарной надобности в ближние и дальние концы хозяйства.

— Доброе утро, Дмитрий Сергеевич! — поздоровалась муха, пританцовывая на тонких ножках.

— Здравствуй, дорогая Фаина! — ответил Дмитрий Сергеевич, довольный свежим утром, исполнительной помощницей, а также порядком на животноводческих фермах. — Дело вот какое. В аптеке совсем не осталось сухого тысячелистника. А ведь сейчас самая пора готовить телятам из лекарственных трав богатырские настои, кисели, желе да на зиму запасти их побольше. Травы в лесах нынче в рост человека вымахали, а лекарственные еще выше.


Дядя Митя - Айболит

— Сейчас же облечу луга и поляны! — пообещала, взволнованная поручением, камышовая муха. — Я знаю, где большие плантации тысячелистника, шалфея, девясила высокого, ромашки лекарственной, щавеля конского… Это мы мигом, только собраться и отправиться… Это мы умеючи…

— Фаина! — укоризненно напомнил доктор. — Поменьше слов. Короткий ответ — лучший ответ.

— Что делать, если я крайне доброболтливая? — слегка порозовела от смущения камышовая муха. — Доброразговорчивая… Доброответная…

— Надо приготовить, Фая, ведро лекарственного киселя, — начал было говорить доктор, но его неожиданно перебил Милорд.

— И сварить бульон мясной… очень даже лекарственный, — вырвалось у пса откуда-то из глубины голодного тела. — Из лекарственных костей…

— Это чей такой красивый гончак? — только теперь дядя Митя заметил собаку, виновато опустившую голову, и легко сбежал по ступеням. — Заплутал, бедняга? Откуда ты взялся, такой породистый и поджарый?

Дмитрий Сергеевич погладил собаку и машинально, но внимательно, по профессиональной привычке ветеринарных врачей, осмотрел ей глаза, уши, пощупал нос.

— Так чей же ты, песик-твердоносик? — повторил ветеринарный доктор вопрос.

Не многие знают, что настоящие ветеринарные врачи быстро находят общий язык с животными. По крайней мере, эти доктора хорошо понимают, о чем думают дикие звери и птицы, домашний скот и в каком они настроении. Тут иной раз разговор вовсе не обязателен.

К некоторому нашему огорчению, звери и птицы тоже отлично разбираются в людях и живо отделяют злого от доброго. Они сворачивают с пути человека с ружьем и чуть ли не садятся на плечи безоружному.

Милорд — а это тотчас приметила камышовая муха — сразу разгадал в докторе Донникове не только хорошего специалиста, но и настоящего друга животных. Но он был псом скромным и не решался с ходу сблизиться с человеком, которому обитатели лесов, полей и колхозных ферм смело вверяют свое здоровье и жизнь.

— Больно об этом жужжать, но ведь иначе никто не расскажет! — камышовая муха пришла на помощь гончаку. — Этого гончего пса, которого зовут высокомерным иностранным именем Милордов, хозяин три дня тому назад бросил одного в лесу и кости одной не оставил.

— Ах, какой негодяй! — в сильном негодовании воскликнул доктор. — Значит, расспросы отставить! Отведи его, Фаинька, на кухню и досыта накорми. И если благородный Милорд не возражает, пусть остается у нас — покуда не надоест. А мне пора на службу.

— Накормлю, накормлю и обед вам сготовлю! — камышовая муха нисколько не удивилась гостеприимству доктора. — Только хотела бы знать, извините за добролюбопытство, где вас искать в случае чего. Люди будут спрашивать.

— Сейчас отправлюсь на конный двор — жеребят поглядеть надо. Вот и лакомство захватил, — подробно объяснил доктор Донников. — А потом, Фая, побегу на аэродром. Сегодня прилетает племянник Саша. Надеюсь, что вы примете мальчика в свою серьезную и дружную компанию.

— Значит, обед готовить на четверых? — по-хозяйски подсчитала Фаина Рептильевна.

— Лучше на пять персон, — попросил доктор. — Вдруг Ганя-чистильщица объявится.

— Конечно, дело не в птице, — сказала экономная муха. — Но только я знаю, что птица должна сама себя летом прокормить.

В нашу историю нечаянно вмешалась черная галка. Правда, она — птица эпизодическая. Но мы обязаны рассказать о ее дружбе с колхозным ветеринаром.

ГАНЯ-ЧИСТИЛЬЩИЦА

Все звери и птицы в округе знали и любили ветеринарного доктора Донникова. Они передавали потомству живописные легенды о необыкновенной доброте и мастерстве ветеринара. Кое о чем сороки, подглядев за доктором, по тайге разнесли, кое-что от домашнего и колхозного скота было узнано. Во всяком случае, окрестная живность не только уважала колхозного ветеринара, но по-своему старалась отблагодарить его за чуткость и заботу.

Чувство благодарности — одно из самых древних и сильных чувств. Конечно, при том условии, что живые существа сознательно не истребляют его в себе и в детях. Но этого разумная природа пока не допускает.

Взять, к примеру, еще не нашумевшую в газетах и в мультфильмах историю с черной галкой по кличке Ганя.

Однажды во дворе ветеринарной амбулатории разыгрался стремительный воздушный бой. Как и в любой драке, одна воюющая сторона была права, другая — нет. Но обе они в данной ситуации считали себя правыми…

Мирная галка, примостившись на ветке столетнего тополя, прикидывала, в какую сторону от гнезда полететь за зелеными гусеницами и жуками.

А много выше тополя парил под облаками в теплом воздушном потоке канюк — добровольный охранник полей и лесов. Пернатый хищник высматривал себе на завтрак зазевавшуюся полевую мышь, суслика или другого грызуна общественного хлебного каравая.

Канюк прилетел издалека. Не отыскав жертвы на своей территории, он залетел в чужие владения и жалобно канючил. В природе многие земные и небесные хищники, впрочем, как и некоторые люди, наделены заманивающими голосами — слезными, жалобными, просящими.

В снежных горах Тянь-Шаня из зарослей сизой ежевики и невыносимо пахучей мяты порой раздается слабый голос теленка. Но не спешите на помощь. Так, по-телячьи, мычит и снежный барс-ирбис.

Клекот голодного орла напоминает деликатное покашливание пожилого человека. А неутомимый в поисках добычи канюк — он же сарыч, — забравшись с утра пораньше под спасительные облака, влагой которых он промывает острые свои глаза, посылает к земле длинные крики — вечную жалобу на горькую судьбу.

И вдруг чужой канюк в маскировочном оперении десантника пал на добычливое крыло и сшибся с черной дворовой галкой. Полетели в стороны пух и перья. Хотя канюк был сильнее, близость родного гнезда и ненависть к разбойнику/ сарычу удесятерили силы галки.

В разгар драки канюк вдруг сложил крылья и тяжело рухнул вниз — будто за новой добычей. На самом деле ястреб спасался в дворовых травах от позора. Через несколько секунд он уже уходил к далеким лесам.

Черная галка пыталась взмыть к спасенному гнезду. Но вдруг тоже, трепеща всем телом и разбросав веером крыла, заскользила вниз и глухо ударилась о землю.

На птичье счастье, ветеринар дядя Митя оказался дома. Он сидел на сосновом пеньке близ гаража и отбивал литовку. Приближался сенокос — праздничная и нелегкая сельская работа. Дядя Митя в эту пору всегда помогал хозяйству косить травы. Он любил спелые душистые луга и заросшие крапивой и кипреем неудобицы, гудевшие от горячего сока. Травы на них, кажется, падают в изнеможении еще до того, как острое жало косы их стебли заденет. А между прямых валков травы дружно суетится весело-озабоченное, с песнями и смехом, колхозное человечество.

Сказать по правде, доктор помогал запасать сено дедушке Хирону для Клеопатры и ее отчаянных сынов. Кроме козы старик держал еще корову. Между делом дядя Митя успевал нарезать на зиму козьему семейству еще и сотни три березовых веников. Доктор знал о великой силе веточного корма: зимой, получив на завтрак две пары березовых веников, корова и коза производили в себе очень ценное и вкусное витаминное молоко. Бывший печник Хирон в эту пору сильно крепчал здоровьем, потому как пил молоко в значительных количествах.

Дядя Митя видел воздушный бой, разгоревшийся над двором ветамбулатории. Он поспешил к упавшей галке. Наружный осмотр птицы не выявил никаких серьезных повреждений. Не было и следов крови. Дядя Митя сразу повеселел — будто был виноват в чем-то перед мирной птицей и теперь прощен.


Дядя Митя - Айболит

Он поспешил с оглушенной галкой в гараж. Там у него стоял тяжелый мотоцикл «Урал». Доктор смахнул с деревянного верстака гайки, болты, кольца. Положив птицу на бок, он очистил клюв от земли, расправил ей крылья. Рядом с птицей доктор насыпал хлебных крошек, накрошил соленого сала и вяленого ерша.

Минут через пять черная галка шевельнулась, вскочила на ноги. Быстро повертев головой, она уставила на доктора блестящий бдительный глаз, встряхнулась и вдруг ворчливо заметила:

— Убирай — не убирай — никакого тебе порядка на рабочих местах! Привет мастерам машинного двора!

— Здравствуй, галка Ганя! — отвечал, не удивившись подозрительным птичьим выкрикам, дядя Митя. — Хорошо, что пришла в себя. Поклюй теперь маленько!

Доктор догадался, что в молодости черная галка обитала при ремонтной мастерской, наслушалась много слов, и ее нисколько не испугал вид гаражного беспорядка.

Дядя Митя принес птице воды и ушел на покос.

Вечером его ждал не совсем обычный, но приятный сюрприз.

Гараж-мастерская сияла образцовым, можно сказать, корабельным порядком и чистотой. Это Ганя, отдышавшись, убрала помещение. Все шайбочки, винты, гайки, старые резиновые шланги, штуцеры, спицы птица аккуратно снесла в один угол, и помещение стало таким опрятным, будто его вымыли.

Дядя Митя стоял и хлопал от изумления глазами. Разумеется, доктор слыхал, что сороки, вороны и галки не совсем равнодушны к блестящим и загадочным вещам — обязательно утащат в гнездо для досмотра. Гнезда в гараже, конечно, не оказалось. Тогда галка определила всю ненужную оснастку и ненужные детали в одно место.

Аккуратная птица встретила ветеринара знакомыми бодрыми призывами:

— Привет мастерам машинного двора! Ура! Ганя — молоток! Машина любит ласку — чистоту и смазку! Сэкономить ГСМ нам поможет ЭВМ! Не уверен — не обгоняй! Ура!

Доктор Донников, конечно, не отказался бы от такой помощницы в гараже. Однако он отпустил птицу на волю, потому что считал себя не вправе эксплуатировать живое существо.

Но галка, благодарная человеку за спасение и участие, принялась теперь ежедневно заботиться о порядке на ветеринарном дворе. Каждое утро участок вокруг дома был так чист, будто его всю ночь скреб и отшаркивал взвод дворников. Завидя доктора, черная галка кричала ему с тополя: «Убирай — не убирай — никакого тебе порядка! Привет мастерам машинного двора! На первый-второй рассчитайсь! Ура!»

— Спасибо за службу! — отвечал на то дядя Митя и всегда угощал птицу чем-нибудь вкусным.

— Вот, Фая, учись, — говорил, вздыхая, доктор своей помощнице. — Такая же чистота и порядок должны быть у нас в комнатах. Многие болезни животных, птиц, а также человеческие недуги можно победить самым простым лекарством — образцовой чистотой. Главное снадобье любого ветеринарного врача — чистый воздух, чистая вода и яркое солнце. Чаще надо проветриваться, Фая!



НАЧКОН ЖУКОВ ПРОСИТ СОВЕТА

Доктор Донников шел по дороге к ферме. Прыгая через лужи и канавы, он осторожно придерживал руками тяжелую сумку. В ней лежала масса интересных и нужных вещей, пригодных на все случаи ветеринарной жизни. Тут был безыгольный шприц-пистолет, хранились разнообразные скальпели и пинцеты, зажимы, резиновые жгуты, ножи для зачистки копытного рога, банки со всевозможными мазями, растворами и порошками, флаконы со сладкими и кислыми витаминными настойками.

Дядя Митя давно уже не пользовался обычным шприцем при работе с животными. Конечно, укол для быка, у которого толстая кожа, не то что для человека.

И все же безыгольный пистолет делал свое дело много быстрее и безболезненно. Некоторые животные вообще ничего не ощущали при операции.

Безыгольный пистолет дядя Митя получил в Москве на ВДНХ страны за отличную работу в колхозе. Инструмент этот — давняя мечта колхозных ветеринарных врачей. Он почти ничем не отличается по внешнему виду от настоящего пистолета, покрытого никелем, с мощным стволом и насечкой на рукояти. Но вместо патрона с пороховым зарядом ветеринарное оружие заряжают капсулой с лекарством или витаминным раствором. Человек нажимает спусковое устройство — выстрел. Струя из капсулы, с огромной скоростью вылетая из ствола, пронизывает кожу любой толщины, даже такую, как у слона, бегемота или носорога.

Правда, на конной ферме нынче не требовалось ни пистолета, ни лекарства. Доктор спешил к жеребятам. Они родились весной и вскоре же сильно заболели. Доктор ухаживал за ними: выпаивал им молоко, грел большими лампами, готовил витаминный корм. Теперь, как он знал по опыту, самое тяжелое осталось позади.

А началось-то с пустяка вроде — замаялись жеребята болями в животе. Но это вовсе не безобидная болезнь. Чаще всего и телята, и жеребята, и поросята страдают от болезней живота. У дяди Мити на этот случай есть в запасе верное народное средство. Средство это — разнообразные настои лекарственных, или, как говорят в народе, целебных трав. Доктор самолично готовил такой настой для жеребят, сам поил их, добавляя в молоко матери. У тех животных, кому давали напиток из трав, боли проходили дня за три.

Для выздоравливающих, но еще слабых жеребят доктор прихватил бутылку «живой воды». Наверное, это была та самая живая вода, о которой упоминается в старых русских сказках. Несколько глотков «живой воды» — и возвращаются к больным силы, бодрость и здоровье, и кажется, что солнце начинает светить много ярче и теплей.

Доктор шагал и, время от времени поглядывая на небо, чему-то усмехался. Это было тем более удивительно, что серьезному, занятому человеку просто некогда бывает глядеть в пустое небо. Да и что такого особого можно увидеть днем? Но, верно, колхозный лекарь и исцелитель дядя Митя видел то, чего не замечали обычные люди.

Дмитрий Сергеевич Донников действительно думал о том, что происходит сейчас там, за тысячи в тысячи километров, в молчаливом непроницаемом космосе. Думал о предстоящей встрече во дворе ветеринарной амбулатории нынешней или завтрашней ночью. И то, о чем он замечтался, было ни на что не похоже, не встречалось еще в обычной жизни.

Интересно, что же или кто навещал ветеринарного доктора глубокими, сонными ночами? Привидение или инопланетяне?


Начкон Жуков поджидал дядю Митю у ворот конной фермы. Главный специалист по выращиванию, разведению и обучению лошадей — от крестьянской работы до бегов на отечественных и западных ипподромах — в обычной жизни именовался начконом — начальником конной части. В этом названии слышались отзвуки прошлых времен, когда конница решала все и на поле боя, и в мирной жизни, пусть в мирной жизни она и называлась просто — тягловая сила. Тогда начкон был значительной фигурой на конных заводах и фермах страны.

— Ну, как там малыши? — еще издали поинтересовался дядя Митя, потому что ему было всегда приятно поговорить с начконом о лошадях.

Начкон Жуков, загнав на время улыбку под пушистые, с сильной проседью усы, отвечал вежливым густым басом:

— Заботами вашими, Дмитрий Сергеевич, — прекрасно. Да вы сами посмотрите. Жеребятки — огонь и молния! Сейчас резвятся в леваде, вихреногие, застоялись в болезни-то!

Дядя Митя с начконом прошли в конюшню. По обеим сторонам прохода тянулись денники, а в простенках висели тяжелые кожаные уздечки, недоуздки, вожжи, потники и седла.

Денник — это дощатая или кирпичная комната для лошади, с крепким деревянным полом, с кормовым стойлом и поилкой. Кони обычно живут в денниках зимами. Летом конский косяк перегоняют на дальние пастбища, а в конюшне остаются рабочие лошади, малыши да рысаки, которых наездники готовят к спортивным состязаниям. На кормовых столах желтели горки овса и краснела крупная морковь. Конюхи разносили охапки душистого сена. Но носить было не трудно, потому что в конюшне сейчас стояло всего два десятка лошадей. Остальные кони гуляли на вольных выпасах далеко от Кордона.

Поговаривали, что иногда ночами в конюшне слышалось многоголосое мелодичное ржание стоящих взаперти коней. Оно проникало сквозь дверные и оконные щели и заполняло окрестности. И в ответ неслось ржание с дальних травяных холмов: вольные кони успокаивали товарищей, и в гривах их сверкали под мягким сиянием луны капли росы, на копытах плавилась от бешеного дробного бега желтая глина.

Дядя Митя и начкон скоро очутились у левады — большого ровного луга, огражденного березовыми жердями.

Два жеребенка, завидя знакомых людей, тотчас заскакали по большому кругу левады. Порой они тормозили на полном ходу, кидались вбок и назад и смешно трясли головами с нежной гривой. Но в них все яснее видели специалисты будущих рысаков.

— Радуются, малые, как вас заметили, — пояснил, отмахиваясь от слепней, начкон.

— Давно жеребята на прогулке? — спросил доктор, любуясь молодыми рысаками.

— Да с утра самого, — ответил пышноусый начкон Жуков. — Сводил их, как приказали, уже и в «солнечную баню». До чего полюбились лошадкам эти самые бани — ну, век не додумался бы!

«Бани» — это выкрашенные черной краской бочки с водой, поднятые высоко вверх. Черный цвет быстро вбирает солнечные лучи, и резервуары с водой постепенно нагреваются. В жаркую погоду коней обливают теплой водой. Такой душ, массирующий кожу, укрепляет здоровье и нервы лошадей. Кони — животные нервные, чуткие. Работать с ними могут только сильные и ласковые люди, притом гораздые на выдумку.

Начкон Жуков приблизился к ограде и, смешно надувая толстые щеки, засвистел. Таким тихим сигналом наездники обычно подманивают к себе лошадь.

— Те-ткле, те-ткле, — и дядя Митя подзывал жеребят каким-то птичьим заговором. — Не бойтесь, серенькие, подходите. Имеется для вас сладкое на десерт!

Правда, серенькие и не думали пугаться. Им, видно, надоело бегать по кругу, и они внезапно очутились перед людьми. В зеркальных черных глазах маленьких лошадок четко и выпукло отразились крошечные фигуры людей, крошечные конюшни и постройки, крошечный лес на горизонте с крошечными круглыми облаками над ним.

— Вот, получите, братья-кролики! — доктор Донников вынул из необъятной своей сумки заветную бутыль, свинтил с нее пробку и налил золотисто-коричневую жидкость в широкое ведерко, которое предусмотрительно подставил начкон товарищ Жуков.

Долго уговаривать жеребят выпить волшебного снадобья не пришлось. Их мягкие губы распробовали содержимое, и малыши по очереди с огромным наслаждением вмиг высосали эту настойку — только свист стоял. Когда кони пьют воду, слышится резкий струящийся звук.

— Мои бы внуки так лекарства хлестали с присвистом! — пожелал начкон Жуков, в профиль, кстати сказать, очень похожий на легендарного маршала Буденного. — Научи, Дмитрий Сергеевич, старика, как это делается.

— Тут, товарищ Жуков Василий Макарович, никакого такого особого секрета нет, — отказался от личной славы ветеринарный доктор. — Не пугай ребятишек слишком часто лекарствами — вот и все волшебство. Сам, поди, снадобья нынешние не пользуешь, только древние, что бабки твои готовили. И вообще, самое полезное лекарство — воздух, солнце, и вода, и солдатская еда!


Дядя Митя - Айболит

Жеребята, покончив с настойкой, просили еще, чмокая губами. Но Дядя Митя предупредил животных сразу:

— Хорошего, ребятки, помаленьку! Ну, теперь бегайте и скачите!

— Через несколько денечков Жеребят можно в косяк отогнать, — залюбовался легким широким бегом начкон Жуков с толстыми усами и серыми, в масть рысаков, добрыми глазами.

Недобрым людям не просто работать и ладить с лошадьми. И трусливым тоже. Не выдержат они чистоты и благородства, исходящих от коней.

Начкон товарищ Жуков, верно, не задумывался над тем, добрый он или не очень. Он всегда желал быть просто человеком и всю жизнь старался честно работать.

— Вот какой случай был на моей памяти, — вспоминал Василий Макарович, когда возвращались с фермы. — Числился на ферме конюхом один человек. Фамилия у него, кажись, была Пуприков — не лошадиная фамилия. Как напьется этот самый хитрован Пуприков, так лошадей поколачивает, конечно, незаметно от людей. Трезвый заявится на конюшню — только ругается грубыми словами, как нынешний некультурный футбольный болельщик. Значит, забрел этот человек к чистокровному жеребцу Кивачу и стал подобным манером над животным изгаляться. Кивач, не будь ослом, ухватил конюха за воротник куртки, выскочил из конюшни с добычей и прижал башкой к стене. Мужик, глядим, захрипел — горло ему передавило. С трудом, доложу, его оторвали от коня и, можно сказать, спасли ему скверную его жизнь.

— Лошадь за себя постоит, товарищ Жуков Василий Макарович! — задумчиво отвечал ветеринарный доктор. — А многим людям еще не хватает отцовской выдержки и материнской любви при общении с ними, хотя в стране ведется большая разъяснительная кампания по этому поводу.

— Тебе, брат, больше всех уважения-то в колхозе! — с пониманием уточнил начкон Жуков. — Как здоровые животные либо птицы — мы их обряжаем, водимся. Ну а худо стало и болезнь одолевает — быстрее их к тебе, ветеринару. И что любопытно: очень доверяют тебе лошадки, и я бы сказал, что любят.

СЕАНС ЛЕЧЕНИЯ

— Дорогой Милорд! — протрубила, влетев в дом, гостеприимная камышовая муха. — Входи, как в собственную конуру, располагайся без смущения, ты в жилище друзей.

— Лапы у меня грязные, — замялся пес у порога. — На коврах могут следы остаться.

— Высохнут следы, — успокоила муха. — А потом, у дяди Мити ковров сроду не водилось.

Милорд долго и тщательно очищал лапы о жесткий коврик на крыльце и только после этого осторожно вошел в помещение ветеринарной амбулатории.

Колхозная ветамбулатория состояла из четырех комнат. В них располагались темные старинные шкафы со стеклянными полками. На полках длинными рядами были выставлены загадочные склянки, хитроумной формы баночки, змеевидные трубки, ланцеты, пинцеты и множество других серебристых инструментов, которые применяются при лечении животных Все это местный доктор Айболит — дядя Митя — хранил за закрытыми дверцами. Однако больше всего в шкафах, отметил Милорд, хранилось коробок и пакетов с волшебными и обычными мазями, исцеляющими от многих рал и болезней, с разноцветными порошками, пахучими настойками.

Камышовая муха покрутилась на кухне, напевая под острый нос любимую песню про Муху-цокотуху, потом крикнула:

— Милордик! Суточные щи будешь?

— Не отказался бы, — признался гончак. — Я, Фаина, со вчерашней недели голодный!

— Вот и прибегай через сутки! — пошутила муха.

— На тебя, Фая, грех обижаться, — сдержал гнев гончак. — Это у тебя головокружение от успеха. Бывает, что это проходит, но у иных тянется всю жизнь.

— Ой, какие мы обидчивые! — протянула камышовая муха, однако ей стало стыдно за глупую и бестактную шутку. — Это у меня автоматически выскочило. Я ведь люблю шутки и розыгрыши. Я ведь остроумная особа. Я ведь…

— Здесь кто-то мясные щи обещал, — перебил ее пес. — С того времени как раз сутки проскочили.

— Кушай, Милорд, поживее, — пригласила Фаина, наливая похлебку с мозговой костью в тарелку. — Ты не откажешься сбегать со мной в лес? Предстоит работа по поиску трав.

Милорд с удовольствием похлебал варева, попросил добавки и в два силовых приема размолол сахарную кость.

— Молодец, Милорд, сразу видно хорошего работника! — похвалила летающая кухарка.

— А как ты догадалась об этом? — потупился польщенный словами хозяйки гончак.

— Кто за столом силен, тот в лесу и в поле сдюжит! — подсказала муха. — Так дядя Митя говорит.

— И слова умные, и щи добрые! — поблагодарил гончий пес. — Таких вкусных щей, признаться, я у прежнего хозяина не едал. Там все больше сервелат и другие твердые колбасы давали. Я их, по правде сказать, не любил, а отказаться не смел.

— Ну-с, за дело! — сказала камышовая муха. — Но прежде ты должен обнюхать и осмотреть лекарственные травы, которые нужны ветеринарному доктору.

Она торжественно повела Милорда в особую кладовую с большой дубовой дверью. В полутемном помещении стоял сильный аромат хорошо просушенного сена.

С крючьев и гвоздей, вбитых в стены, свисали длинные жгуты и пучки трав, кореньев, гроздья цветов и соцветий.

— Полагаю, что ты, как животное, немного разбираешься в нашей флоре и фауне, в живой природе то есть, — скучно начала лекцию камышовая муха, — Бывал в лесу на экскурсиях?

— На каких еще экскурсиях? — завопил гончак, — Я в лесу вырос! Все избегал вдоль и поперек!

— Хорошо! — терпеливо прогудела камышовая муха, — Но ты знаешь, что почти все травы — лекарственные? К примеру, крапива. Она ведь растет не только для того, чтобы ожечь кого-нибудь или засорять деревенские и городские сады и огороды.

— Про крапиву не нуди, Фая! — взмолился пегий пес. — Я ее столько выкушал! Если подсчитать — так целое поле, честное песье слово!

— В каком виде? — муха так и скакала вокруг, так и завьюживала.

— В разнообразном, — отчитался Милорд. — В сыром, толченом и вареном. Прокрученную через мясорубку вместе с мясом…

— Отсохни правое крыло, тебе еще не все известно про удивительные свойства этого растения! — уверяла камышовая наставница и сверлила собаку каждым из ста глаз.

— Всего никто не знает! — красиво защитился гончак. — Ну, чего я не слышал о крапиве?

Милордова голова шла кругом от возбуждающих крепких травяных запахов. Гончаку казалось, что они с собеседницей стали заговариваться.

А камышовая Фаина, шустро бегая по сухим стеблям, говорила, и говорила что-то аптечное.

— Ты бы, Фая, не частила! — помотал ушастой головой пес. — Не успеваю слова, переваривать. И откуда ты про всякие там витамины и целебные свойства нахваталась? От дяди Мити?

— Люблю послушать, но особенно — поговорить, — с наслаждением призналась камышовая муха. — Я очень эрудированная муха. Я ведь могу на равных общаться даже с умным человеком.

— А что такое «эрудированный» — смышленый, что ли? — застеснялся своего невежества Милорд.

— Даже не верится, что ты жил у культурного хозяина, — с преувеличенной досадой укорила муха. — Эрудированный — значит знающий все на свете!

— Завидую, — уныло протянул Милорд и уныло развесил уши чуть ли не до пола. — Везде-то ты летала, все-то ты видела своими ста глазами. Мой хозяин со мной говорил только об охоте и учил брать добычу, а сам, скажу по секрету, не читал ничего, кроме кулинарной газеты.

— О бывшем хозяине — больше ни полслова, — остановила гончего пса Фаина. — Ты служил ему лишь орудием наживы.

— Мне сразу показалось, что дядя Митя совсем другой человек, — вздохнул Милорд. — Он не оставит собаку в лесу. Тапочки домашние, верно, сам себе принесет и за обыкновенной палкой не заставит десятки раз в час бросаться в ледяную воду.

— Разумеется, не заставит и все по дому сам делает! — согласилась довольная муха. — Дядя Митя мне книжки с картинками вслух читает и про целебные растения подробно рассказывает. Однажды мы даже в город ездили — в зоопарк. Директор зоопарка попросил дядю Митю слону помочь — у того железка в хоботе застряла. И дядя Митя вытаскивал гвоздь, а я летала рядом, готовая в любую секунду броситься на помощь доктору — слон-то был в ярости от боли…

Вдруг камышовая муха запнулась на полуслове и заботливо спросила:

— А что это у тебя с лапой? Почему хромаешь?

— Пустяки, — не сознался, мотая головой, Милорд. — Это барсук хватанул, когда я его в лесной норе застал и хотел проветрить на улице.

— Для кого, может, и пустяки, — профессионально засуетилась камышовая муха, — а для меня — занятие. Лапу твою сейчас мигом излечим… Это мы умеючи… Это мы в два неболевых приема… Не зря ведь в ветеринарных кругах меня называют добронавязывающей мухой!

Обхватив шестью ножками кряжистую бутыль с латинской этикеткой, муха, выпучив сто глаз от натуги, налила в фарфоровую чашу жидкость и скомандовала:

— Немедленно опускай лапу в этот раствор — боль как рукой снимет!

— Не болит у меня ничего! — пес сильно сомневался в том, что муха поможет избавиться от страданий.

— Не упрямься, пегий! Клади лапу в чашку! Для профилактики заражения! — кричала, испытывая врачевательный азарт, камышовая исцелительница. — Живее, больной!

Милорд невольно подчинился и с отвращением опустил лапу в едкую жидкость.

СЕЛЬСКИЙ ПРИВЕТ ПЛЕМЯННИКУ

Все, что ни делал в своей долгой жизни Саша Донников, происходило в первый раз.

В прошлом году он впервые пошел в первый класс. Нынешней весной впервые закончил его. Осенью должен был в первый раз пойти во второй класс. И так далее.

Нынешним летом он самостоятельно склеил бумажного змея и запустил его под самые облака, Тогда же впервые сильно огорчился — змееныш сорвался с привязи и усвистал за горизонт, махнув, правда, на прощанье хвостом.

Летом он впервые отправился с отцом на рыбалку, ел уху, приготовленную на костре с дымком.

Первый раз он сунул любознательный восьмилетний палец в непонятный серый кокон — он напоминал миниатюрный снаряд — под крышей сарая в коллективном саду, и его впервые в жизни ужалила оса. Палец сам раздулся до размеров кокона и болел так, будто его пронзила насквозь ужасная стрела.

Но Саша Донников рос смышленым мальчишкой и не расстраивался всерьез, если на пути познания мира возникало препятствие. Ну, например, такое, как больное ужаливание хитрого насекомого.

Мальчик догадывался, что познание мира и природы проходит не только через радость и наслаждение.

В общем, Саша слыл человеком неплохим. Только родители знали, что был он непробужденным.

Непробужденным к окружающему живому миру.

Городские голуби и вороны не могли дать ему ясного представления о красоте высокого и низкого птичьего полета. Они только подпрыгивали и изредка перелетали за угощением.

Толстые и ленивые собаки всех пород, которых водили по аллеям и тротуарам хмурые настороженные женщины, могли догнать разве что черепаху. Жирная собачья рысь даже отдаленно не напоминала стремительный псовый гонный бег по опушкам леса, мерзлому кочковатому лугу, пушистому, ослепительно голубому снегу.

Родители серьезно беспокоились за Сашу. Вот почему решено было отправить мальчика в деревню, к дяде Мите, потому что доктор мог развеять эту непробужденность и холодность к природе, к животным — ко всему прекрасному, без любви к которому человек глуп и нем.

Так получилось — и дядю Митю Саша должен был увидеть первый раз в жизни.

Родители собрали Саше чемодан с одеждой и обувью. Они дали телеграмму в Кордон. Потом посадили Сашу в самолет, поцеловав на прощанье сто пятьдесят три раза.

Самолет назывался АН-2. Впереди у него ввинчивался в синеву неба пропеллер, смешивая воздух для праздничных радуг. В кабине сидели два совсем молодых пилота, держась за один рычаг. Только левый летчик делал это правой рукой, а правый летчик — левой.

В гудящем тесном салоне лежали в углу бумажные почтовые мешки и пачки свежих газет. На железных скамейках, пристегнувшись широкими брезентовыми ремнями, примостились человек двенадцать. И все они глядела вниз, на покинутую планету.

Саша тоже стал глядеть вниз. С высоты в несколько сот метров отчетливо различалась черно-зеленая тайга, белые пятна озер, болотные провалы. Так одинаково промелькнули все триста километров.

Потом самолет пошел на снижение и посадку. И, проткнув клювом кудрявое облако, приземлился на сельском аэродроме — ровном заброшенном выгоне.

Саша сошел на землю по железной стремянке после всех пассажиров. В толпе встречающих он тотчас заметил дядю Митю. Доктор очень походил на брата. А может быть, наоборот. Дядя Митя стоял с большой сумкой на боку, в резиновых сапогах и махал рукой.

Около него пристроилась крупная спортивная коза со скрученной в сердцах бородой и тоже внимательно прощупывала глазами пассажиров, точно таможенник на посту.

Неизвестно, о чем она думала или гадала, но ей, видимо, понравилась сказочная картина выхода людей из брюха горячего зеленого шмеля, выпавшего из облаков. Она бы еще больше обрадовалась, выскочи из человечков такие же винтовые горячие шмели. И так далее. Так восторженно глядит ребенок на появление из просторной яркой матрешки других, таких же нарядных и блестящих, но уменьшающихся в росте.

— Здравствуй, Саша! Привет, племянник! — кричал дядя Митя — папин брат.

Потом доктор Донников без промедления и раскачки подхватил мальчика на руки и поднес к небесам. Потом опустил на землю, хотя, признаться, Саше хотелось еще пару раз взлететь повыше на сильных руках дяди.

Стоявшая рядом коза приветственно блеяла, внося лепту в общий хор. Неожиданно для пассажиров она просунула свою бородатую голову между ног мальчика и тоже попыталась в диком восторге подбросить его, видимо, под самые облака.

Саша потерял равновесие. Уронив дорожный чемоданчик, он рухнул на крутую спину козы. Довольное животное резво поскакало в родную деревню — мимо остолбеневших пассажиров, мимо изумленного начальника аэропорта в синей форменной фуражке.

За козой с невинным седоком мчался дядя Митя, придерживая локтем большую сумку с синим крестом на белом фоне и размахивая Сашиным чемоданчиком.

— Прыгай, Саша! — кричал он, вытягивая шею. — Не истязай козу! Слезай, кому говорю!

— Эй, на такси, попутчика не прихватите? — кричали озорные и шустрые на язык деревенские мальчишки.

Мальчишки шли с рыбалки с полными куканами рыбы.

— Немедленно прыгай! — приказал дядя Митя, почти настигнув оторопевшего от гонки Сашу.

Но тут прыткая коза развернулась к березовой рощице. Саша приземлился на дорогу. Когда он поднялся, одежда, волосы и лицо его были белыми от пыли, точно обсыпанные мукой.

— Ну как, не ушибся? — дядя Митя осмотрел ошарашенного племянника, стряхивая с одежды седой налет.

— Освежился! — Саша был под впечатлением безумной, невероятной скачки на мелкожующем рогатом. — Я, дядя, не знал до сих пор, что козы — такие сильные и умные, а главное, заботливые животные.

Сколько живу, а подобного не наблюдал! — дядя Митя огляделся по сторонам, точно ожидая подтверждения своим словам от земляков и пассажиров АН-2 рейса Щ-001. — Вот тебе и деревенское крещение, парень!

И тут все стали смеяться и вспоминать разные забавные истории. Коза, выставив из кустов лукавую узкую морду, блеяла на всю округу.

Так, почти фантастическим образом, городской житель второклассник Саша Донников въехал в село с пограничным названием Кордон. А к деревенским потешным историям прибавилась еще одна.

Лишь недоверчивый к слухам маленький печник дед Хирон, уже много лет болтавшийся без дела, то есть без приглашения сложить в доме печь либо плиту, по причине всеобщей газификации, мрачно покачал головой и объявил:

— Не к добру это, земляки! Не к добру! Видать, завтра град сыпанет и огурцы с сельдереем начисто побьет!

— Ты, дедушко, загодя не боись, — укоротили старика умные земляки. — Об эту пору града вовек не бывало! Огурцы же твои растут под стеклом в теплице.

— Помяните мои слова! — упрямился дед. — Возьмите, к примеру, год минувший. Коза моя, Клеопатра, пожарника из инспекции с крыльца сбоднула — и что? На другой день силосная башня рухнула. В одночасье обвалилась.

— Так то, дедушко Хирон, строители виноваты! — закричали деревенские люди, защищая истину. — Об том лучше прораба Честноганцева попытать — он начальствовал при сооружении колхозной силосной башни.

— А по мне — так знак был свыше! — заплетал чертовщину бывший печник, а ныне пенсионер районного значения.


Дядя Митя - Айболит

Саша еще не знал, что лошадям, так же как и людям, необходим лечащий врач. Вроде участкового врача в городском районе.

Незнание происходило, конечно, от того что коней и других животных городской мальчик видел только в кино да в зоопарке. Лошади в кинофильмах смотрелись резвыми, упитанными и жизнерадостными. И все лошади очень быстро бегали, потому что всадники на них или кого-то догоняли, или от кого-то убегали.

Во всех кинофильмах про гражданскую войну кони несли отважных всадников, как правило, под сплошным пулеметным огнем, всадники врубались в цепи врагов и побеждали их.

Мальчики и девочки, сидя в кинозалах, страшно переживали за наших кавалеристов.

Но в боях убивали и ранили не только людей, но и коней. Бойцов отправляли в госпитали. А раненых и искалеченных лошадей лечили ветеринарные врачи.

Дядя Митя, когда был маленьким, тоже часто смотрел кинофильмы, где лошади вскидывались на бегу и падали вместе со всадниками под пулями и снарядами. И ему одинаково жалко было всех. Обычно то, что случалось дальше с лошадью, не показывали, может быть, потому, что считали: маленькому зрителю будет неинтересно и скучно.

А маленький Митя страдал в просмотровом зале. Всякий раз, когда мальчик видел рухнувшую на скаку лошадь, он сжимал кулаки и давал слово стать доктором животных. Он хотел лечить всех раненых и покалеченных коней на свете, всех собак и кошек, всех голубей, черепах и осьминогов.

Ребята во дворе называли его «доктором Айболитиком», но когда что-то случалось с их любимыми голубями, собаками или кроликами, показывали их Мите. Уже тогда он много знал о жизни, поведении и болезнях животных и птиц, а лучшими взрослыми друзьями его были ветеринары из лечебницы, что размешалась в конце улицы. У них он пропадал все свободное время.

Мальчик Митя был не только впечатлительным. Он всегда добивался того, чего хотел, упрямо шел к цели.

После школы он поступил в институт, где учили будущих ветеринарных врачей. А после его окончания, без всякого сожаления о городских удобствах и суете, поехал в село. Молодой доктор Айболит — теперь уже безо всяких кавычек доктор — поселился в Кордоне.

В колхозе «Красноармеец» дядя Митя проработал лет пятнадцать — честно служил своей детской мечте. За этот долгий срок он вылечил десять тысяч коней, коров и бычков и принял на белый свет сотни новорожденных.

А однажды дядя Митя помог раненному браконьером лосенку. Тот, обессиленный и измученный погоней, случайно забежал на ферму, колхоза — у людей же и просил помощи. И не ошибся: выходил его доктор и отпустил в тайгу.

Обо всех этих интересных вещах и делах Саша узнал от дяди Мити. Они сидели за обеденным столом, ели сизые ягоды голубики, запивая их топлеными золотистыми сливками.

Дядя Митя был точной копией брата. Такие же сильные руки, крепкий подбородок и вечно смеющиеся глаза, такой же высокий: шагая по квартире, он уклонялся от люстры, точно боксер на ринге от встречного удара. Но в отличие от Сашиного отца, дядя Митя был много спокойнее. Удивительными были и его мягкие движения, неотпугивающие, точно приученные к работе с осторожными животными.

Саша поначалу слушал внимательно, как и подобает воспитанному мальчику. Но разве усидишь на месте и сосредоточишься на беседе, когда хочется на улицу, где было мало машин и не было светофоров, ярких рекламных вывесок и плакатов.

За окнами докторского дома разворачивалась сказочная картина.

Недалеко от палисадника высилась средневековая деревянная крепость, сложенная из могучих стволов кедра, с узкими окнами-бойницами — точная копия сторожевых острогов земли Сибирской. Казалось, что только стемнеет во дворе, как в бойницах задвигаются воины и послышится острый звон металла о металл.

Но дядя Митя объяснил, что это вовсе не крепость, а бывшая мельница. И сейчас там хранят овес и семена трав.

За мельницей, вплотную присоседившись к лесу, белели свежей известкой низкие корпуса ферм с шиферными крышами. Около ферм в огороженных левадах бегали вороные, серые, игреневые, каурые, чалые, соловые жеребята. Одни из них блестели, как черные угольные шары, другие были оранжевыми — под цвет костюмов космонавтов.

За фермами поднимался густо-зеленый лес с земляничными полянами, пахучими барсучьими норами, потаенными грибными просеками, шумными сорочьими гнездами и сыпучими каменными тропами ночной росомахи. Правда, Саша еще не знал об этом.

— Завтра, Сашок, останешься дома один, — вдруг сказал дядя Митя. — Не совсем, правда, один — будут у тебя друзья-животные. У меня утром на ферме много работы.

— Завтра, по-моему, выходной, — уточнил Саша. — Можно поспать побольше. Или в лес меня сводить — я в тайге не бывал.

— В деревне приходится работать и в выходные, и в праздники. Так, как в городах на заводах с непрерывным производством, — объяснил доктор. — Ты ведь и в воскресенье пьешь молоко, ешь булку с маслом? Коровы дают молоко каждый день, и каждый пень дояркам приходится их доить, кормить, ветеринарам — следить за здоровьем, осматривать их.

— И болеют коровы часто? — заинтересовался Саша.

— В том-то все и дело, — отвечал дядя Митя, закончив завтрак и разворачивая газету «Большая ветеринарная вестница», — что стадо колхоза здоровое и крепкое.

— Тогда мне вовсе непонятно; зачем вставать с солнцем и идти на ферму, если нечего делать? — пристал к доктору Саша, который привык к городскому укладу жизни, где все или почти все было понятно, объяснимо и разумно устроено.

— Затем, парень, чтобы успеть: доктор должен быть на ферме раньше болезни, — объяснил дядя Митя и добавил: — Наша первая обязанность, помимо лечения, конечно, наблюдать, как животное ходит, как ест, какое у него настроение. Короче говоря, — профилактика!

— Про… чего? — мальчик споткнулся на незнакомом слове.

— Предупреждение болезни, — дядя Митя отложил газету, решив поговорить с мальчиком как со взрослым.

— Дошло! — воскликнул понятливый мальчик. — Доктор дает коровам и лошадям витамины и лекарства разные. А узнать о болезни легко. Мы ведь тоже мало едим, хмурые и вялые, когда болеем. И собаки становятся такими, когда болеют, я замечал.

— Ну вот видишь, как просто, — сказал дядя Митя. — Только мне не нравится, что очень скоро все уловил.

— Почему? — обиделся Саша. — Мама говорит, что я схватываю все на лету.

— Кажется мне, что ты частенько прихварываешь, племянник, если запросто толкуешь о лекарствах и витаминах. Ну, ничего. На свежем воздухе и парном молоке ты станешь крепким, как колосок.

— А заниматься чем придется? — спросил Саша на всякий случай, потому что вовсе не собирался что-нибудь делать, а имел желание все это жаркое кордонное лето отдыхать и блаженствовать без надзора и приказаний старших.

— Осваивай пока местность и пространство вокруг дома, — туманно пообещал дядя Митя, вновь принимаясь за чтение.

И в этой неопределенности мальчику послышались отзвуки загадочного дела.

Сашка Донников вообще обожал всякие загадки природы и технические головоломки. Тем более что они заполняли мир мальчика так густо и основательно, как головастики заселяют каждый метр доброго стоячего пруда. Однако отыскивать загадки способен лишь тот человек, который с детства умеет присматриваться к миру и к природе.

ВРЕД САМОЛЕЧЕНИЯ

В тот самый миг, когда Саше почудилось в словах доктора обещание скорого приключения, в соседней комнате раздался страшный грохот и визг.

Большая камышовая муха, не посоветовавшись с дядей Митей, плеснула в чашу скипидар вместо зеленки. А скипидар — это такая, если бы знали, едкая и жгучая жидкость. Несколько лишних капель — и можно взвиться от боли до самого потолка, а может, и еще выше с широко раскрытыми на мир глазами.

В амбулатории потолок был. Поэтому Милорд метался по комнатам как угорелый, отчаянно выл, сокрушая на дороге домашнюю и ветеринарную утварь.

— Сколько-раз-предупреждать-Фаина-Рептильевна-чтобы-вы-не-брали-лекарства-без-разрешения-не-лечили-никого-без-моего-совета! — размеренно говорил дядя Митя слегка пристыженной и испуганной лаем и стонами собаки камышовой мухе. — Мы-лечим-живые-существа! Нельзя-работать-на-ощупь-кустар-но-точно-неграмотная-знахарка!

— Хотела, как лучше! — заартачилась вдруг Фаина. — На ошибках учатся! Кто не ошибается, тот ничего не делает!

— Пока-у-тебя-нет-специального-образования-и-опыта-ты-обязана-делать-только-так-как-велит-врач! — прервал помощницу доктор Донников, успокаивая и поглаживая Милорда, который сразу затих в руках волшебника.

— Больше никогда-никогда не буду! — пропищала камышовая муха. — Игрун, дядя Митя, попутал!

— Кто сразу повинился, того и простить лучше сразу, — улыбнулся доктор. — Теперь покажи Милорду бочку с дождевой водой во дворе. Пусть хорошенько прополощет лапу. Потом я окажу первую неотложную помощь на ваших глазах.

— Я бы сказала, вторую помощь, — пыталась пошутить камышовая муха, но доктор сразу стал серьезным и так взглянул на нее, что Фая пулей вылетела из дома.

— Какой прекрасный разведчик лекарственных и целебных трав наша Фаина, — словно бы ничего сверхъестественного не произошло, сказал дядя Митя. — Но иногда ведет себя несерьезно. За ней глаз да глаз нужен.

В продолжение всего разговора Саша, растворив рот, ошеломленно глядел то на доктора, то на возмущенно жужжавшую муху.

Кто из школьных друзей и дворовых приятелей поверил бы, что он вот так запросто, почти по-семейному, видел говорящую на чистом русском языке муху, да еще камышовую! Да притом эта самая муха лезла не в свое дело! Ну кто поверил бы?!

Пока мальчик сильно и молча удивлялся, приплелся, оставляя мокрые следы, Милорд. Правда, выглядел он повеселевшим.

Дядя Митя достал из шкафа баночку с мазью и пакет стерильно чистого бинта.

— Не поможешь, Сашок? — спросил он. — Разверни конец бинта.

Доктор взял больную лапу собаки, внимательно осмотрел. Потом наполнил маленькую ложечку густой мазью из той банки, приложил на больное место, стертое до крови, и накрыл все это марлевым тампоном.

— Теперь наложи на рану конец бинта, прижми покрепче и обматывай, — подсказывал доктор мальчику, гордому, конечно, от оказанного ему доверия. — Не спеши… Главное в нашем деле — аккуратность и выдержка.

— А больно Милорду не будет? — опасливо заметил Саша.

— Я скажу сам, когда будет невмоготу! — невозмутимо вмешался в человеческий разговор пегий гончак, дружелюбно глядя на Сашу. — Наворачивай, мальчик, повязку, как старшие советуют!

У Саши чуть бинт не выпал из вздрогнувших рук. Да и как тут было оставаться спокойным? Сначала доброгудящая муха жужжала всякую чепуху. А теперь еще и собака заговорила!

Чудеса, однако, только начинались. Все потому, что у нас, на Урале, нет деревни, даже самой неказистой и маленькой, в которой бы не случилось за столетие пары-другой вселенских чудес или, на худой конец, происшествий.

Пока же Саша Донников в комнате ветеринарной амбулатории безо всякого потустороннего вмешательства и волшебства первый раз в жизни оказал первую ветеринарную помощь собаке. И это было так приятно — лечить животное! Никогда раньше Саша не испытывал подобного чувства.

По совету доктора мальчик разрезал конец бинта вдоль и завязал полоски на узелок, чтобы повязка крепче сидела на месте. В общем, делал он то, что должен уметь каждый большой и маленький гражданин — оказать помощь пострадавшему.

— Ну, а теперь, я думаю, Милорду не помешает немного снотворного, — кончив операцию, сказал дядя Митя. — Начнет носиться на радостях — повязку собьет. Фаинька, где у нас пакет номер 8-А0? Достань таблетку, пожалуйста!

Камышовая муха шустро сгоняла на тайную полку одного из шкафов. Достав таблетку, она растерла ее шестью ножками, насыпала в мензурку с совершенно чистой водой.

Милорд в один прием вылакал раствор и тут же захрапел на полосатом тюфячке.

Первой деревенской ночью в доме дяди Мити Саше снились странные сны и картинки. То появился большой дружный хор камышовых мух, то встревал Милорд, со всех ног убегающий от кролика. Уже под самое утро прибыла спортивная коза Клеопатра. Вместо рогов на голове у нее торчало рулевое колесо от «МАЗа», а на потных боках были выстрижены черно-белые таксомоторные шашечки.

Но даже сквозь здоровый сон слышалось, как вставал и выходил, чуть скрипнув дверью, дядя Митя. Во дворе кто-то шаркался в сорок тысяч ног и скулил часто и нездешне. Звук был такой, будто по кромке осенних речных берегов раскалывался на мелкие хрустальные осколки сентябрьский ледок.

ФАИНА ДЕМОНСТРИРУЕТ НОМЕР

Саша проснулся от запаха хлебов. Ветер разносил по утренним улицам неправдоподобно вкусный аромат свежеиспеченного калача, пирога и шаньги. В комнате уже никого не было.

Вот она свобода — никто не стоит над душой, требуя встать, умыться, попить, съесть. Мальчик поел самостоятельно и отправился на пруд, который начинался на краю села. Водоем этот был искусственным, рукотворным, как и большинство городских, горнозаводских и деревенских прудов на Урале.

Зеркало пруда отливало серебром. Берега охотно и густо заросли елью и березой. Когда-то в старину узкая и; прыткая речка Решетка, протекавшая через село, была; заволочена цепким настырным кустарником. Мужики перегородили речку земляной плотиной и бревенчатой запрудой. Вода заполнила широкую долину, затопила кустарник и поднялась до столетних елей, чернеющих на взгорье.

Из самой деревни пруд просматривался далеко. А от него село еле просвечивало сквозь прибрежные заросли. Даже высокая колокольня и пожарная башня обозначились лишь макушками.

Саше было не до колоколен. Прямо на него плыла настоящая дикая утка. Да не одна, а с крошечными утятами! Птицы тихо и облачно скользили по ослепительной воде и отражались зеркально там, где в озерко вдавалась песчаная коса, поросшая камышом, болотным аиром и чем попало.

Мальчик тотчас погрузился в тяжелое раздумье. Было от чего сосредоточиться.

В кармане мальчика покоилась расчехленная боевая рогатка. Сработал вещь дворовый хулиганчик-притворяшка Петька Трыжкин по кличке Челнок. Заработал он странное прозвище потому, что всегда успевал сунуться; туда, куда его не просили, сделать то, чего от него не ожидали и не хотели, наболтать то, чего вовсе не было и не могло быть.

Рогулина была вырезана из старой витой березы. Резина у рогатки растягивалась, как стальная пружина, и метала снаряд со страшной скоростью.

Петька попросил перед самым отъездом испытать оружие в полевых условиях на всех режимах. Саша никогда не стрелял из рогатки. Сказать по правде, такого желания у него и не возникало. Во дворе он машинально сунул ее в карман и забыл, но теперь, при виде близкой дичи, в нем проснулся охотник.

Почему-то не приходило в голову, что он может убить утенка или утку-мать наповал или сильно поранить. Все хорошие слова, которые говорили ему взрослые в школе и дома, вылетели из него.

Наступил полдень. В эту пору солнце срединного лета метит человеку в макушку, тело отбрасывает самую короткую и безобидную тень — в полтора шага, но иногда и в двенадцать часов пополудни настигают человека нехорошие мысли. Саша начал охоту на утиное семейство.

Мальчик подошел к камышам и спрятался за старую дырявую лодку. Лодка дремала на горячем песке кверху днищем. С этого наблюдательного пункта открывалась ясная перспектива водной местности.

Тихая, неколебимая ветерком вода доверчиво отражала высокие облака, лес по берегам и редкую, озабоченную кормежкой птенцов птицу, пересекавшую акваторию — водную поверхность — пруда.

То было обманчивое спокойствие, характерное для чуткой уральской погоды. Прудовая жизнь кишела насыщенно и ярко, как восточный базар в праздничные торговые дни.

В густой вязкой прибрежной ряске возились мощные лягушки, похожие на древнеримских гладиаторов перед выходом на смертельную арену.

Мелкие рачки, рассыпавшись солдатским строем, очищали илистое дно.

Изредка проплывал немой уж, гибкий на поворотах, точно курьерский поезд.

Блестящие водомерки на непромокаемых ножках в тысячный раз за день измеряли поверхность пруда вдоль и поперек, но так как делали они все это в страшной спешке, можно было ожидать, что им еще много раз придется перемерять расстояния. Так суетливый человек портит свою жизнь частыми бросками из крайности в другую.

Но вот из-за ближней куртины осоки выкатилось утиное семейство. Впереди прокладывала путь Старая Утка, за ней изо всех сил работали лапками малыши.

Непробужденный пока к чужой жизни Саша вложил в кожаный чехол оружия свинцовую пулю типа «парадокс». Когда утка поравнялась с лодкой, мальчик, как во сне, движимый чужой волей, прицелился и, сильно натянув резину, метнул тяжелый снаряд в птицу. Пуля просвистела перед самым утиным клювом. Утка резко крякнула. Утята мгновенно скрылись в тесных камышах.

Старая Утка не улетела, как полагал Саша, а неожиданно бросилась на мальчика. Поднявшись на крыло, она налетела на растерянного охотника и сильно ударила его клювом, окатив мелкими брызгами.

И тут Саша почувствовал легкое головокружение. Головки камыша стремительно рванулись ввысь, стебли распухали с невероятной быстротой. Лодка увеличилась до размеров кашалота, и от нее пошел удушливый запах смолы и вара.

— Загадочное явление природы! — воскликнул удивленный Саша. — Почему так быстро растут вещи и предметы?

Он посмотрел вверх. Концы камыша и рогоза с коричневыми зрелыми шишечками упирались в небо. Небо было не больше куска синего рафинада. И не камыш его окружал, а непроходимый лес, непонятно как выросший здесь за одну секунду.

Черная, зловещая, уродливая тень закрыла солнце и с металлическим воем и скрежетом спикировала на мальчика.

Саша, не медля, юркнул в отверстие на сломанном дереве фантастического леса. Что-то тяжелое и липкое обволокло мальчика с головы до ног. Существо, стрекоча и воя, точно испорченная сирена, подскочило к дуплу.

Один желтый глаз уставился на Сашу и глядел неподвижно, не моргая — пугал и гипнотизировал. Мальчик ткнул рогаткой в глаз летающего чудища — на всякий случай. Чудище отскочило и заверещало у кустов шиповника, на которых нежно розовели душистые цветы величиной с подсолнечник.

Размахивая рогаткой, Саша выскочил из укрытия вслед за неопознанным летающим объектом и остановился пораженный.

Перед ним стояла на шести полусогнутых ногах стоглавая камышовая муха!

Наконец-то Саша разглядел вблизи любимицу и помощницу дяди Мити. Спина у мухи была панцирная, разрисованная серыми квадратиками, брюхо — желтое, похожее даже формой на перезрелую ферганскую дыню, крылья прозрачные с блестками речной слюды. Хобот у мухи раздваивался. В этой подвижной клешне извивалась гусеница-референталия, А в общем, насекомое походило на плоский дирижабль перед отбытием в стратосферу.

— Это чьи проделки, камышовое чучело? — закричал, а на самом деле пропищал Саша, подступая к мухе. — За такие шутки в гербарий сажают, предварительно высушив!

— Пойман с поличным! — кротко пояснила камышовая муха, точно не узнавая городского племянника своего хозяина. — Не суетись, гномик!

— Ошалела, что ли? — еще громче закричал-запищал мальчик. — Разуй пошире хотя бы один из твоих хваленых глаз! Я племянник дяди Мити Саша Донников, а ты смела уменьшить меня до размера суслика!

— У дяди Мити не может быть таких племянников, которые стреляют в Старую Утку! — совершенно справедливо заметила камышовая муха, будто не узнавая маленького задиру. — Почему ты, негодник, сделал это?

— Да я и сам не знаю, по правде говоря, — искренне ответил Саша. — Наверное, просто так.

— Случай тяжелый, — иронически сказала муха Фаина. — От нечего делать ты способен поднять руку на живое существо. Или тебя мама учила этому?

— При чем здесь мама? — обиделся Саша за свою добрую и ласковую маму.

— Ты же чуть не убил маму, пусть и утиную!

— А я к природе и ее обитателям непробужденный! — нагло заявил Саша. — Все взрослые так думают про меня!

— Пора бы самому за себя думать и отвечать! — душевному волнению Фаины не было предела, и она жужжала над головой сокращенного во много раз мальчика, как гром на грозовом небе. — Это же надо додуматься — творить зло просто так! Другие хоть из жадности делают это, по испорченности духа и нудности характера. Вон, гляди есть один такой!


Дядя Митя - Айболит

Саша оглянулся. Вот так театр! Недалеко от него бегал среди высокой травы еще один маленький обозленный и испуганный человечек. Он топорщил редкие усы и размахивал портфелем, вереща стеклянным голосом:

— Я прошу снисхождения, лесная фея! У меня десять благодарностей за прежнюю хорошую работу! Я больше не буду! Я оступился в последний раз! О, горе, горе! Я уже пятый день без обеда, а сейчас меня жена разыскивает по всему селу!

— Трубы вернешь колхозу? — гаркнула камышовая муха. — Сотрешь с Клеопатры позорное пятно?

— Верну, верну, голубушка ты моя, и сотру немедленно! — вскинулся человечек. — Я теперь знаю, что от твоих зорких глаз ничего не скроешь!

— Атуа-а! — крикнула непонятное слово Фаина. — Атуа-а!

Человечек мгновенно вытянулся во весь свой настоящий рост. Выросла его кепочка, выросло тело с брюшком сытого удава, вырос и разбух служебный портфель.

Бывший карлик подбежал к ближайшей сосне, встал к ней спиной и, сделав отметку на коре, измерил рост.

— Опять ты отняла у меня кровные три сантиметра! — чуть не плача, пожаловался он.

— Давала срок неделю, но ты так и не принес кровельное железо назад, — терпеливо объяснила муха. — Обманул ты меня, Честноганцев!

— За то время, как попал тебе в лапы, я стал короче, чем был, на целых двенадцать сантиметров! — зарыдал человек с восточными усами. — Жена не успевает укорачивать мне брюки!

— Если дело и дальше так пойдет, то тебе скоро брюки не понадобятся, — пригрозила сурово муха. — Или будешь носить кукольные штанишки.

— Что ты, фея! — испугался человек и стал оправдываться. — Все верну, что когда-то брал. Правда, сразу вернуть будет нелегко и не по силам, риск большой. Но мне не хочется превращаться в гнома! Горе мне, горе горькое!

Со словами обещания и отчаяния человек с портфелем растворился в жарком, воздухе, точно его не было здесь мгновение назад с криками, усами и беспокойством.

— Кто это? — спросил Саша, с неподдельным любопытством глядевший на происшедшую сцену.

— Прораб Честноганцев. Местный похититель общественной собственности. Последний жулик деревни, — пояснила камышовая муха. — В пятый раз обещает исправиться и не выполняет слова. Я с ним просто доброзамучилась.

— Он берет, потому что жадный. Да делает все со злым умыслом, — определил смышленый мальчик. — А я — просто так и заслужил такое же наказание! Несправедливо!

— Очень хорошо! — будто бы похвалила, сощурив в усмешке половину глаз, камышовая муха. — Теперь просто так соверши хотя бы два добрых поступка и вновь станешь большим. Да увидишь, что сделать доброе дело куда труднее, чем отвратительное и жестокое. Только после добрых поступков я никому не расскажу о нападении на Старую Утку дяде Мите.

— Что мне сделать? — спросил непробужденный к природе мальчик, которому надоело быть низеньким и беспомощным даже перед обыкновенными насекомыми. — Кроме меня, здесь нет никого, кто бы нуждался в помощи!

— Посмотри внимательно вокруг! — подсказала камышовая муха.

И Саша первый раз в жизни внимательно вгляделся в мир, окружавший его, тем более что мир этот заметно вырос пять минут тому назад.

И в густых непроходимых зарослях камыша, и в кустах черемухи, краснотала и багульника, и в огромном сосновом бору летали, гудели, ползали, посвистывали, грызли, шумно вздыхали, роились, стучали, постанывали, кормились, прятались, охотились, вылезали из нор и щелей на белый свет и запасали пищу на зиму большое множество жуков, бабочек, стрекоз, гусениц, червей, птиц, насекомых летающих, мышей, ежей, зверьков.

Вот на большой черной от давней сырости сосне, совсем не прячась от постороннего взгляда, беспокойно металась белка с бельчатами. Иногда она замирала на секунду и грустно глядела вниз. Даже в шумном пыльном зоопарке, отметил про себя Саша, в вечном пустом колесе, зверек выглядит куда счастливее и резвее.

— На первый раз помоги белке, — подтолкнула на добрый поступок камышовая благотворительница. — Долгие дожди и ливни затопили ее дупло. А это не только дупло — настоящий склад с грибами, сушеными ягодами, желудями и прочими съестными припасами.

Саша отличался находчивостью в трудных и неожиданных ситуациях. В общем, эта черта свойственна большинству мальчишек, где бы они ни проживали. Мальчик выбрал из прибрежной воды длинные, крепкие на разрыв стебли, похожие на морские водоросли, и сплел из них надежную веревку и вместительную корзинку. Теперь надо было подняться к белке — муха поняла.

— Оседлай меня, Саша, — разрешила камышовая муха, видя, как умело и сноровисто действует мальчик. — Спорим на что хочешь, но ты никогда бы не подумал, что когда-нибудь полетишь на такой доброй и красивой мухе, как я, да притом за полцены. Держись крепче, стартуем строго вертикально! И пригнись, а то сдует ненароком!

Они взвились вверх, потом на крутом вираже снизились к той сосне, где горевала белка с малышами. Камышовая муха зависла над глубоким дуплом, как настоящий вертолет, жужжа и разворачивая по ветру хвостовую свою часть.

Мальчик, прицелившись и изловчившись, метнул в бездну дупла корзинку. Он черпал плавающие на воде орехи, грибы, ягоды, потом подтягивал корзину к себе, до сухого сука, где ждала белка. Вода выливалась сквозь щели, а запасы провианта со дна черпалки; беличье семейство уносило к сухому солнечному холму, чтобы просушить его.

— Не ме-шшш-шшш-шайте работать, детки! — просила разгоряченная муха бельчат, которые колесом крутились вокруг дупла и быстро-быстро цокали.

Очень скоро на холме выросла приличная груда съестного. Саша понял, что белка с малышами почти готова к зиме и не пропадет морозной суровой порой — вон сколько лежало белых грибов. А белый гриб содержит столько белка, сколько добрый кусок мяса. Но самое главное, что труды белки-мамы за половину лета не пропали даром.

— Шабаш! Баста! — остановила работу камышовая муха сразу почти на двух языках, когда выловили последний подберезовик. — Всё. Первое доброе и бескорыстное дело на твоем сельском счету, любезный Саша!

И, глядя на повеселевших белок, Саша сам вдруг захотел сделать что-нибудь нужное, полезное и доброе не только для белки, но даже для змеи или хриплой вороны, которая сидела на вершине ели и прочищала глотку пиратским жутким карканьем, — то, что делал для всех животных каждый день дядя Митя.

Держась берега пруда и повторяя его очертания, муха тем временем уже летела дальше.

— Дым! — крикнул Саша, который в качестве летчика-наблюдателя осматривал лесные пространства. — Вижу большой черный дым у просеки!

Камышовая муха живо развернулась в сторону опасности и пошла на снижение. Над горящей просекой она стала планировать, стараясь пробиться сквозь дымовую завесу и увидеть, что горит.

Дым окутал кустарники и большой конусный муравейник. Рыжие муравьи, несмотря на удушье и угрозу их жизни, бегали вокруг своего жилища организованно, деловито, без паники. Они спасали яички и провиант, заготовленный и уложенный в подземных складах-лабиринтах на все случаи сезонной жизни. Огонь преследовал насекомых буквально по пятам.

Казалось, что пройдет всего несколько минут и всему муравьиному городу грозит неминуемая гибель и разорение.

— Скажи им, — крикнул Саша Фаине, — скажи на муроязыке, чтобы рыли и гребли землю и делали завал из глины вокруг муравейника! Тогда огонь не пройдет!

Муха, знавшая новомуравьиное наречие, ловко передала то, что сказал мальчик. Соскочив с доброго вьючного насекомого, Саша подхватил узловатый сук и стал яростно копать им землю вокруг поселения. Десятки тысяч муравьев захватывали свежую глину челюстями и насыпали высокий вал. Насыпь росла на глазах, огонь беспомощно и зло бился о бесплодную негорючую глину и угасал.

Вскоре лесной пожар потушили. И только синий едкий дым еще долго скитался над травами, болотинами и лесными оврагами.

После тяжелой опасной работы камышовая муха присела на заднюю пару ножек, подмигнула мальчику парой из ста глаз и объявила несколько торжественно:

— Ты, Саша, спасал от верной гибели не только мурашей-трудовиков — помогал тушить лесной пожар. Значит, уберег от смерти тысячи птиц и зверей. Ты поступил как настоящий ветеринарный работник и просто порядочный человек. Поэтому прощаю тебя от имени Старой Утки — будь большим, как прежде!

Саша почувствовал тяжелую земную силу и неземное ускорение. Он стремительно вырос вверх и вширь — точно бамбук на сказочной земле или необыкновенное тесто на чудесных дрожжах.

Мальчик стал прежним силачом, который по утрам надевал ботинки тридцать третьего размера и таскал в школу ранец весом в пять килограммов!

Мускулы, бывшие еще недавно кукольно маленькими, болели. Саша прыгал по поляне, кувыркался, вставал на руки и ходил колесом, приводя муху, которая уже не казалась большой и страшной, в спортивное изумление.

М-да… За этим, казалось бы, легкомысленным, занятием и застукал его гончий пес Милорд.

ВЕЛИКАЯ СИЛА ТРАВНИКА

Милорд выставил из кустов озабоченную розыскную голову и нелюбезно поинтересовался:

— Развлекаемся на свежем воздухе, малыши? А я тут с ног сбился по поручению, все заросли обнюхал!

— Бедные твои ноги! — насмешливо поддела камышовая муха. — Верно, привыкли к городскому асфальту и травы не переносят?

— Нога не болит? — сразу же поинтересовался Саша, который был вообще человеком любознательным, а что касалось его лично — то втройне пытливым.

Но здесь уже к личному интересу его примешивался профессиональный — ведь это он помогал накладывать на собачью лапу повязку.

На собачьей лапе бинта уже не было. Да и рана затянулась, как на собаке. Вот какие чудесные мази были в волшебных шкафах доктора Донникова.

— Дядя Митя — замечательный собачий доктор! — с бывшим щенячьим восторгом выпалил Милорд. — Утром проснулся, а от раны ни следа, ни шрама. Бегаю легко, как на крыльях.

— Вот видишь, песик! — упрекнула муха. — А ты еще сопротивлялся, когда тебе хотели помочь. А дядя Митя, к твоему сведению, не собачий доктор. Он ветеринарный врач для всех животных и птиц — всеобщий. Этому искусству он учился непрерывно пять тысяч дней и ночей!

— Столько не живут! — смутилась желтая бабочка-однодневка, которая случайно села на ухо гончаку и все, разумеется, слушала с неподдельным интересом.

— Что значит «всеобщий»! — возмутился породистый Милорд и смахнул однодневку с длинного уха. — Насколько я понимаю, дядя Митя — ветеринарный врач колхоза. А «всеобщий» — значит ничей. Вот ты, Фаинька, — ничья, хотя и прикидываешься камышовой. И я — ничей. А Саша — родственник доктора.

— Все мы сейчас родные дяди Мити! — примирил Саша друзей.

— Доктору Дмитрию Сергеевичу Донникову я помощница и приятельница! — не могла успокоиться добробрюзжащая камышовая муха. — Трудно ему без моего проворства: Фаина, принеси то, подай се, запиши, найди! И я буду служить доктору до пенсии!

— Смогу ли я помочь дяде в лечебном деле, не знаю, — вырвалось у Саши. — Но поискать вместе с экспедицией Фай лечебной травки — это я пожалуйста!

Мальчик Саша родился искателем. Он любил искать что угодно, где угодно и сколько угодно долго и безо всякого вознаграждения, без находок то есть. Но ему страшно везло на такие штуки.

Выйдет на улицу — обязательно вернется с находкой. Дома у него специальный уголок находок оборудован. Здесь хранились подлинные серебряные часы с боем и кашлем, сработанные до изобретения телевизора, толстый нож с двадцатью лезвиями, штопорами, сверлами и прочими предметами, друзы горного хрусталя, бронзовая медаль с двуглавым орлом, сотни значков, авторучек, карандашей, фонарь «летучая мышь», с которым давным-давно расстались проводники товарных составов. Здесь нашли последний приют водолазный шлем, пустой кожаный кошелек и старый железнодорожный семафор.

А однажды мальчик нашел целую лошадь. Она, уже чуть живая, лежала в поле, полузасыпанная парным навозом и землей. Саша кинулся к отцу, и они вместе с соседями откопали ту лошадь. Но тогда он еще был непробужденным к природе и смотрел на коня как на очередную находку, хотя и с жалостью к животному и с отвращением к мучителю.

Правда, все эти вещи Саша не считал только своим богатством. Тем более что мать всегда говорила: лучше два раза потерять, чем один раз найти. Мальчик показывал находки друзьям, менял их и раздаривал направо и налево.

Но что значило его бескорыстие, если какая-то неизвестная популярной науке муха камышовая, пусть слегка и волшебная, просто так, за здорово живешь, служит в ветеринарной амбулатории у дяди Мити! Помогает даром — на пользу колхоза!

Он должен доказать, что ничем не хуже этой самой мухи.

Милорд поддержал Сашу.

— Мы с Сашей тоже будем искать травы, — напрямик высказался гончак. — Между прочим, я настоящая поисковая собака. И, простите за цирковой слог, собака выдрессированная!

— Ладно, друзья мои! — милостиво согласилась камышовая муха, скучавшая всегда в поисках без друзей и компаньонов. — Мне только остается выдрессировать обоих: научить запоминать и отличать лечебные травы.

— Обожаю учиться! — с готовностью отозвался Милорд! — Особенно у людей умных. А то случалось в моей собачьей жизни и такое: учителей много, а учиться не у кого.

— Тут без обмана! — с гордостью отчиталась камышовая муха. — Может быть, в чем другом я пока мало смыслю, но не в травах. У меня высшее образование по ядовитым, целебным и кормовым травам!

Конечно, камышовая муха уловила в песьих словах об учителях какой-то скрытый намек, но не поняла его, поэтому продолжала без паузы:

— Дядя Митя мною очень доволен. Он так и говорит: «Без тебя, Фаина Рептильевна, я как безрук». Я и впрямь доброкрылая, доброрукая. Я чувствую, где растут добрые травы, нужные доктору…

— Может быть, сразу и приступим к делу! — перебил ее деловой Саша. — Начнем с растений на этой земляничной поляне.

— Ветеринарам, животноводам нужно точно знать: какие растения вызывают отравления животных и птиц, — строгим голосом начала камышовая муха. — Назову самый распространенный вид — молочай огородный.

— Не может быть! — воскликнул Саша. — Мы его много раз уничтожали в коллективном саду голыми руками, и никто не отравился!

— Это потому, что вы моете руки перед едой, — пошуршав круглыми крыльями, недовольно ответила муха. — И не кушаете молочай ни в каком виде. А корова или теленок пучок-другой сжуют в охотку — и конец!

— Кому — молочаю?

— Молоку, — растолковала камышовая муха. — Пропадет у коровы молоко. Таким горьким становится, что ни человек не выпьет, ни кошка в рот не возьмет.

— Я бы кошек только и поил горьким молоком из чистого молочая, — не согласился с выводами рассказчицы гончий пес. — Отвыкли бы припрашивать молоко да сметану. Тут, бывало, пулей скачешь по глубокому снегу весь день за одну лишь заячью ножку. А кошка мышей не ловит — какие мыши на пятом этаже и выше? — и молоко переводит на одно бессмысленное мурлыканье. Нет, я бы давал кошкам горькое молоко!

Милорд в поисках молочая кружил по поляне. Саша сидел на березовом кряже. Муха вещала сверху, как уличный громкоговоритель, описывая замысловатые круги и сердясь на беспокойных учеников. Поляна плотно заросла яркими и скромными цветами, травами и земляникой.

— Прошу обратить внимание на эти желтые цветы! — тормошила будущих помощников камышовая муха, выполняя фигуру высшего пилотажа. — Обыкновенная пижма. Запомните, друзья мои, что большинства животных пижма — ядовита в виде!

— А что, бывает пижма маринованная? — любознательность Милорда не имела предела.

— До этого пока не додумались, — успокоила камышовая муха. — А вот в сено высушенное растение может попасть, и в значительных дозах. Летом ведь косари все лесные полянки обкашивают и подчищают.

— Фаинька, давай про ядовитые растения пожужжи! — попросил Саша. — У меня возникла мысль создать ядовитый гербарий, то есть из ядовитых трав. Зимой ребятам из класса покажу и объясню.

— Под самым песьим носом стоит высокое растение с мелкими цветами, собранными в белесовато-зеленые соцветия, — шпарила Фаина без заминки. — Это вех ядовитый.

— Ой! — встрепенулся гончак и высунул язык до земли. — Я только что нюхал и лизал его! Я отравлен! Караул!

— Ничего, не смертно, как говорят в нашей деревне! — успокоила Фаина. — А ты все подряд не лижи!

— Меня к нему потянуло, я кашляю! — ни с того ни с сего вспылил пес. — Может быть, я не знаю названий растений, зато природа в нас другое вложила!

— По-моему, недовложила, — пробормотал уж, наблюдавший за друзьями из травы.

— Что это в тебя вложила щедрая природа? — не удержался Саша, спорщик отчаянный, да и какой второклассник примет на веру сообщение собаки.

— Мы, собаки, жуем при болезни именно ту траву, которая помогает вылечиться! — радостно объявил Милорд.

— Поехали дальше, — поторопил Саша. — Мы только метр поляны обследовали.

— Лютик едкий! — протрубила муха, подлетая к следующему цветку. — Ну, а раз едкий, то в корм не пригодный. А это омег пятнистый. У него небольшие белые соцветия, ствол в красных крапинках, точно ржавчина выступила. Эти растения вредны коровам, особенно молодым животным. — Посверкивая прозрачными крыльями, многоглазая Фаина спикировала на следующее растение.

— Реликт Урала — хвощ полевой! — кричала, надрываясь, муха с такой гордостью, будто сама сохранила для человечества древние хвощи. — На планете еще не было людей, а хвощи уже царствовали повсюду! Они росли еще до появления наших предков — обезьян!

— Один серьезный человек рассказывал, что обезьян на земле не было, а собаки уже размножались, — тише, чем обычно, но с внутренним достоинством и благородством признался Милорд.

Муха захохотала и свалилась с вершины хвоща, не успев расправить крылья.

— Уморил, пегий! — смеялась муха. — Собаки прежде обезьян по земле забегали — это надо же додуматься! Плохо ты знаешь историю жизни на планете.

— Ты бы, Фая, стала много умнее и доброжелательнее, узнай несколько историй из собачьей жизни, — с обидой заметил гончак. — А ты о происхождении всеобщей жизни заговорила!

СПАСЕНИЕ ЛЕСНЫХ САНИТАРОВ

— Внимание, друзья! Смотрите! — остановил ученый спор Саша.

Мальчик встал на колени около груды валежника и внимательно осматривал землю.

— Муравьиная тропа, — со знанием дела определил Милорд. — Только что-то не видно лесных тружеников. Уснули, что ли? Рано еще. Может, выходной у них?

— Вот я и гляжу — куда подевались муравьи? — забеспокоился мальчик. — Дом их цел, а обитателей не заметно.

Камышовая муха, опустив хоботок, пробежала несколько десятков метров по едва заметной тропе с озабоченным видом кроссмена. Вернулась скоро и очень удрученная.

— Плохо дело, — объявила приятелям. — Тропа, да и местность вокруг муравейника, заражена крошечными болезненосными личинками.

— Чьи личинки? — удивился Саша.

— Их разносят коровы, которые пасутся поблизости. Не колхозные коровы, а из личных хозяйств.

— Надо немедленно предупредить дядю Митю, он знает, как помочь муравьям! — загорячился деятельный пес. — Местность объявим карантинной.

— Что ты имеешь в виду? — с подозрением к чужому слову осведомился мальчик.

— Сорок дней — так переводится «карантин» с латинского языка, если верить словарям. Запрещали сорок дней передвигать скот, покупать его и продавать, — объяснила за гончака начитанная Фаина. — Дядя Митя устанавливает такой запрет по хозяйству. Это для того, чтобы разные вирусы и микробы не попадали с одной фермы на другую, ну и чтобы человек тоже не стал переносчиком инфекции.

— Пока мы будем искать доктора, коровы заразят все поляны, муравейники и маленькие трудолюбивые насекомые погибнут! — басил Милорд.

Пес очень уважал лесных санитаров. Своим неутомимым равномерным бегом они напоминали ему движение охотничьей собаки за добычей.

— Нет дела, с которым бы не справились ветеринары! — успокоила гончака камышовая муха. — А мы с вами, друзья, — юные ветеринары! И мы спасем муравейник! Оградим его и часть тропы жердями! Ведь еще ни одна корова не перелезла, за всю жизнь через высокую ограду.

Предложение Фаины было простым и легким — как все талантливое.

Камышовая Фаина распоряжалась на весь лес, как дежурный на военном полигоне. Она носилась над поляной на бреющем полете.

— Вот еще большой муравейник! — навела муха на новую цель юных друзей ветеринарии.

Около высокого городка суетились бойкие лесные граждане. Они тащили в дом сочные мучнистые травы, медовые цветы, вяленые тушки насекомых, грибные крошки и все, что годилось для укрепления и строительства жилища.

Муравьев недаром называют санитарами леса. Они защищают деревья и кустарники от вредных жучков, тли, ржавчины, гусениц. Муравьи-трудяги уничтожают вредителей и уносят в подземные амбары остатки всего живого и разный сор.

Верно, это и есть самые маленькие на земле ветеринарные помощники. Ведь вольно или невольно всю жизнь они спасают землю от гнили, а значит, уничтожают болезни.

Саша прочесывал лес во всех направлениях. Сухие березовые и осиновые лесины он волок к муравейнику. Милорд тоже не отставал от мальчика — сказывалась охотничья тренировка.

Скоро близ колонии насекомых выросла большая куча жердей, пригодных для частокола.

— Шабаш! — зычно крикнула камышовая муха, прикинув на самый точный из своих ста глаз объем собранной древесины. — Приступим к сооружению изгороди!

— Мне никогда еще не приходилось строить или сооружать, — вслух пожалел Саша. — Ломать ломал, а гвоздя не вбил.

— Отсчитай, Саша, от центра муравейника двенадцать шагов, — попросила Фаина. — И в том месте воткни первый кол.

Муха отдавала распоряжения неторопливо, буднично, будто всю жизнь трудилась в укрепрайонах и на сооружениях оград и заслонов в таежной местности.

Саша исполнял приказания бегом. Первый кол он вогнал с помощью Милорда по пояс в землю. Потом отсчитал двенадцать шагов в другую сторону, и там оставили кол…

Через час друзья дышали уже тяжело, а Саша вспотел. Конечно, и Милорд бы вспотел, будь у него потовые железы, но пес охлаждался при помощи высунутого языка. Зато вокруг муравьиного района вырос высокий надежный частокол. Грубая схема его такова. Колья стояли кругом метрах в пяти-шести от центра колонии насекомых. Между ними можно было протиснуться только собаке.

В общем, муравейник походил на старинное пограничное село, обнесенное от набегов лихих людишек высокими крепостными стенами.

— Шабаш! — повторила шипящее слово Фая, нацеливаясь отдохнуть на высоком тыне. — Эх, видел бы дядя Митя, как мы работали! Честное мушиное слово, похвалил бы на радостях! Хотя, по правде сказать, не за похвалу же затеяли дело!

По дороге домой добровольцы обнаружили и обнесли изгородью еще три муравьиных жилища, а значит, спасли насекомых от вредных для них личинок, которых растаскивали по пастбищам отдельные коровы.

А муравьи в долгу ни у кого еще не оставались. Они сохранят в чистоте десятки гектаров леса.

НУЖЕН РУБИДИЕВЫЙ КОРЕНЬ

Поначалу дядя Митя хотел поругать помощников за поздний приход. Ведь на дворе было темно, хоть глаз выколи. Однако когда приятели рассказали доктору о муравейниках, тот изменил решение. Конечно, прежде всего он порадовался за Сашу. Никакой он, оказывается, не непробужденный к природе — обычный мальчишка. Просто взрослые не смогли понять его и оттого сами оказались непробужденными. А у взрослых эта болезнь труднее поддается лечению. Но — не о взрослых речь.

Доктор выставил на стол ведро топленых сливок, метровую сковороду жаренной с мясом и грибами картошки и теплые душистые хлебы, которые испекли на старой кордоновской пекарне.

— Молодцы, что спасли муравейники! — похвалил дядя Митя, с удовольствием наблюдая за дружным ужином и согласным аппетитом проголодавшихся друзей. — А особенно рад, что заметили опасность, приняли решение, сделали дело и никого не спросили, никого не ожидали в помощь! Со временем из вас выйдет большой толк. Саша житель города, а какой добрый пример для крестьян подал. После сенокоса наши деревенские все до единого лесные и полевые муравейники оградят — это уж точно.

— Мне бы самому сроду не догадаться, — отвечал красный от похвалы мальчик. — Это Фая воодушевила! Она у вас, дядя Митя, такая предприимчивая и добробашковитая!

— Такая уж родилась, — отступила перед скромностью камышовая добродетельница. — Коли возьмусь за какое дело серьезное — берегись! Завтра, как обещала, разведаю в тайге самую большую плантацию тысячелистника. А с такими ловкими помощниками, как Саша и Милорд, соберем, высушим и доставим на фермы столько травы, что на зимовку хватит. Сами не справимся — пионеров позовем, юннатов мобилизуем!

После ужина доктор Донников подсел к приятелям. Он поскреб пальцем подбородок, точно раздумывая, но потом все же решился сказать:

— Слышали ли вы, товарищи мои, когда-нибудь о рубидиевом корне?

— Травник большой листала сто тысяч раз — нет такого растения! — немедленно ввязалась в диспут камышовая муха, охочая до чтения научно-популярной литературы, и в сильном замешательстве забегала по столу. — Читала про золотой корень, слышала про черный корень. Калгановый корень сама подкапываю… А вот о рубидиевом наука молчит.

— Вся соль в том, — продолжал доктор, — что растение мало известно даже тибетским долгожителям. Конечно, я не имею права раскрыть назначение его, но мне нужен именно этот редкий корешок.

— Битым носом чую тайну! — засветился от радости Милорд, и его бока задрожали слегка от предвкушения волшебства, потому что для него жить — значило разгадывать природные тайны, намерения, повадки и следы.

— Может быть, здесь сокрыта тайна, может быть, — как-то неопределенно сказал дядя Митя, пряча улыбку в добрых глазах. — Но одно очевидно. Рубидиевый корень растет только в нашем районе и больше нигде на свете. Хотя на земном шаре растет многое, чего у нас нет и никогда не будет.

— Раз надо — достанем и рубидиевый корень! — горячо заверила дядю Митю камышовая муха. — Нам бы только знать поточнее — какой он из себя?

— Это единственное среди растений, имеющее зеленые цветы, — шепотом сказал дядя Митя. — Зеленые, как глаза кузнечика, как незрелые семена крыжовника, как малахитовая крупа. А растет оно на старых медных выработках.

— Да пахнет оно как? — вмешался гончий пес. — Чем пахнет — вот главное.

Добрый Милорд, как и большинство собак, с трудом отличал синий цвет от зеленого, красный от оранжевого, а если и случится, что нечаянно определит, то все равно молчал — он не знал названий цветов. Гончая собака больше доверяет чутью.

— Не знаю, какой запах у этого растения, — честно признался доктор. — Ибо не только не нюхал, но и не видел его в живом виде. Мне про него дедушка Хирон шепнул. Тот раза два находил растение с зелеными цветами, но не трогал — незачем было.

— Все-таки маловато примет, — насмотревшийся по телевидению двадцатисерийных детективов Саша переводил беседу ближе к практике. — Нужны высота, места размножения, почва…

— Растение это удивительное, — продолжал дядя Митя. — Светло-серое, покрыто чешуйками. При повреждении стебля выступают капли голубой смолы, а все живое на сто шагов вокруг густо синеет — будто вечер наступил. Но самое чудесное не в том. Если смоляной каплей смазать рану или ожог, то больное место заживет мгновенно.

— Живая смола! — крикнул мальчик.

— Да, так ее именовали в старинных русских врачебных книгах, — подтвердил доктор. — Но тогдашние лекари и знахари не знали самого невероятного свойства голубой смолы.

— Какого, дядя Митя? — приятели тесно прижались к доктору и глядели на него, ожидая открытия тайны, так умоляюще, что доктор не выдержал.

— Смола рубидиевого корня не замерзает при очень низких температурах, — понизив голос, сообщил колхозный ветеринар. — От самых крепких морозов, по земным, конечно, понятиям, она не густеет и не твердеет. Смоле не страшен абсолютный холод космоса!

— Так это — космическое лекарство! — у мальчика сильно заколотилось сердце от поразившей его догадки.

— Может быть, вернее, так и есть, — согласился дядя Митя. — Однако, друзья мои, все это храните в тайне. Иначе лекарство потеряет свои качества и станет обычной смолой, годной разве что на приготовление витаминных настоек. Врачебный секрет хранят так надежно, как военную тайну!

Друзья благоговейно молчали.

— Ну, а сейчас, милая Фая, труби, как в военном городке, сигнал «отбой», — поднялся дядя Митя. — Утро у нас будет ранним, как в армии. Приказ один: отыскать рубидиевый корень.

ТАИНСТВЕННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ

Дмитрий Сергеевич Донников проснулся в час ночи по местному времени. В комнате слышалось ровное дыхание мальчика, редкие тяжелые всхлипы гончего пса, петляющего даже во сне по заячьим следам. В темном верхнем углу посвистывала муха, видевшая свои камышовые сны: что другое, а поспать она обожала.

За приоткрытым окном было тихо и темно. Так темно, будто мир затопили черные чернила.


Дядя Митя - Айболит

Стараясь не разбудить племянника, доктор на цыпочках пробрался к порогу и, отворив дверь на улицу, шагнул на высокое крыльцо.

Удивительно, как мрачно и темно было на земле и в селе и как ярко блистало и лучилось звездное небо!

С бесконечно далекого Северного неба тянулись к теплой черной земле неяркие и мощные белесые полосы, размытые к краям. А по обеим сторонам тех звездных дымов стояли, как стражи, крупные обнаженные звезды и созвездия. Казалось, что к прогретой планете Земля с далеких льдистых и песчаных планет проложены сумрачные потайные тропы. Но ведь тропы издавна пробивали люди и звери, пресмыкающиеся и земноводные, свои пути тропили в воздушном океане птицы, в морях — головоногие, чтобы ходить и пробираться с места на место.

По звездным тропам тоже начиналось движение. Но это было известно немногим. На Земле о том знал только доктор Донников.

К нему, обычному колхозному ветеринарному врачу, с некоторых пор зачастили, прилетая и приползая с далеких созвездий и планет, загадочные существа.

Началось это паломничество в уральскую деревню так.

Однажды дядя Митя возвращался с конной фермы поздно. Было темно, точно на глаза надели шоры. Тучи навечно обложили небо. Сеял мелкий сверхнудный дождь, стараясь попасть за шиворот. Оскальзываясь и теряя равновесие вместе с миром, Дмитрий Сергеевич наконец добрался до амбулатории.

Нащупав холодное железное кольцо, доктор отворил калитку. В первое же мгновение он почувствовал необычное состояние. В густых зарослях палисадника кто-то прятался и поджидал хозяина. Из самой гущи обнаженных осенними ветрами студеных ветвей и стволов пробивалось едва заметное свечение.

Дяде Мите почудилось даже, будто в зарослях скрывался от преследователей или сам подстерегал добычу чудовищный светлячок размером с крокодила.

Доктор Донников был настолько смел, отважен и добр, что подумал прежде всего не о себе и о своих страхах. Дядя Митя понял: то существо, что пряталось в кустах возле дома, нуждалось в его помощи. А доктор Донников никогда не заставлял ждать пациентов, и особенно потому, что они не могли пожаловаться. Так поступают все ветеринары.

Дядя Митя шагнул в глубину двора, раздвинул кусты. Удивленный возглас чуть не вырвался из его сильной груди.

Прямо на него, не отрываясь, смотрела гранеными агатовыми глазами необычная ящерица.

Необычной для земных обитателей была ее окраска. Голубовато-серебристые пластины кожи испускали мягкие завораживающие волны света. Эти чужие волны быстро и охотно всасывала осенняя мгла. Такое же свечение и голубое мерцание исходило из треугольных застывших глаз гигантского пресмыкающегося. В длину оно достигало метров пяти, в высоту — полутора.

Доктор Донников, разумеется, несколько оробел от такой неожиданной встречи, но виду не показал. Вернее сказать, он не столько испугался, сколько его ошеломило появление доисторического чудовища в мокром тесном палисаднике колхозной ветамбулатории. Ни на земле, ни на море — дядя Митя хорошо знал это по книгам и телепередаче «В мире животных» — никто не встречал такой гигантской светлячковой ящерицы.

«Значит, — молнией пронеслось в голове у дяди Мити, и он быстро взглянул на небо, — оно — космическое пресмыкающееся? Оно оттуда!!!»

В то самое мгновение плотные тучи прорвало — и по спине доктора пробежал жуткий холодок. В небе на месте созвездия Ящерицы зияла черная дыра! Рядом с этим темным пятном по-прежнему мерцали звездочки, болтались без дела туманные кометы и энергичные болиды, переливаясь в тонких кварцевых лучиках, как искрится твердый снег под светом январской луны.

Вдруг ящерица отворила ротовое отверстие. В черном провале обнажились просвеченные насквозь голубые зубные нагромождения.

— Вы совершенно правы, доктор Донников! — стальным голосом проворковало чудовище и оглушительно чихнуло. — Я приползла из созвездия Ящерицы. По «Астрономии» мое родовое гнездо находится между Андромедой, Лисицей и Пегасом.

Ящерица вновь оглушительно чихнула, и на разных концах села взбесились собаки.

— Будьте здоровы, доктор Донников! — сказала Ящерица, отдышавшись.

— Благодарю вас, — ответил удивленный дядя Митя. — Но я пока здоров… То есть так мне кажется…

— У нас на небе так принято, — пояснила незнакомка, не обращая внимания на последние слова доктора. — Больной желает здоровому быть здоровым, потому что больному лучше знать, как хорошо и приятно быть здоровым.

— Наверное, пришлось долго добираться? — слегка пошутил дядя Митя, пробуя наладить контакт с космической бегуньей. — Надо было Пегаса оседлать. Он доскакал бы быстрее!

— Ничего, — сухо отвечала Ящерица, туго реагируя на шутку, — я на велосипеде с пятой космической скоростью. А Пегас плох. Приболел в последний месяц — вот почему я здесь. Мы на небе по-соседски заботимся друг о друге, впрочем, как и вы.

— Тогда простите за неуместную шутку, — извинился сконфуженный доктор. — Не мог я знать о болезни вашего друга!

— Не надо извинений, милый доктор Донников! — проворковала Ящерица и снова чихнула резко и сильно.

— Мне кажется, вы не совсем здоровы, — осторожно поставил диагноз дядя Митя, который, конечно, никогда не ставил диагнозы космическим животным и мог на первых порах ошибиться. — Быть может, во время перелета вас продули космические сквозняки. Вполне вероятно, что вы пересекли путь блуждающих вирусов гриппа и подцепили их пару-другую триллионов.

— Да я здорова, не беспокойтесь, — учтиво, как на выпускном балу, отвечала Ящерица и моргнула в первый раз за встречу. — Вы очень добры, доктор, мы в вас не ошиблись. Но я чихаю очень часто вовсе не от простуды. Я чихаю от пыли, запахов, испарений, которыми перенасыщена ваша земля. Мы давным-давно отвыкли от таких обонятельных острых ощущений.

— Тогда прошу в дом, хотя к прежним запахам добавится еще аптечный, — пригласил дядя Митя пришелицу. — Попьем горячего чая с вареньем и бубликами.

— Большое Яшерицыно спасибо! — поблагодарило созвездие и проворно проскочило в отворенную дверь. — Только, пожалуйста, не слишком горячего чая — я от кипятка слабею и растуманиваюсь. Да и отвыкла, прямо скажу, от горячего.

Дяде Мите пришлось сдвинуть вместе семь стульев, чтобы Ящерица смогла уместиться хоть как-нибудь за столом и самоваром. Незнакомка все время отворачивалась от самовара, но все равно чихала — пар донимал.

— Ну, рассказывайте, Ящерица, что стряслось с доброй старой лошадью по имени Пегас, — начал доктор заполнять первую в истории человечества историю болезни пациента из космоса, предварительно выложив на стол запас конфет, пряников, изюма и варенья. — Должен сказать, что для моей практики это дело новое. Не часто, знаете ли, бываешь в космосе, и наоборот, не балуют и нас посещением. Ко мне направляют самых что ни на есть земных и знакомых животных.

— Не переживайте, доктор, мы — такие же животные и птицы, правда, небесные. Живем лишь в совершенно других условиях и крайне редко болеем. Один или два раза лет так примерно в миллион — надоедать не будем. Иногда, доктор, поверьте, хочется от скуки прихворнуть, да трудно. Воздух у нас чистый. Стерильно чистый. Шумов, извините, никаких. По вашим понятиям, по земным то есть, мы даже не живем, а светимся и размышляем о надоевшей бесконечности однообразной жизни. Я, разумеется, говорю только за себя.

— Но я слышал, что там, в космосе… нет воздуха! — осторожно выведывал Дмитрий Сергеевич.

— Враки, доктор! — Ящерица бесшумно поерзала на сиденьях и проворчала: — Чего-чего, а воздуха у нас хоть отбавляй — на Земле столько нет! Правда, не все из нас дышат, как вы на Земле, кислородом или его смесью. На небе кто какую смесь хочет, такую и получит.

— Мы, по-моему, несколько отвлеклись от главного, — деликатно напомнил доктор. — Так что же приключилось с Пегасом, этим никогда не унывающим конем?

— Доктор, не поверите, одолел гнус! — свистящим шепотом, точно паровоз пар отработанный выпускал, проговорила Ящерица и лихо опрокинула в ротовое отверстие фарфоровый молочник. — Откуда ни возьмись наскочил вдруг к нам космический гнус. Думаю, и у вас на Земле хватает такого добра, но в космосе это непереносимо долго может затянуться. Это мелкие противные тупые вредители! Как они любят роиться вокруг всякого здорового животного и мучить его — проклятые кровососы! В своей небесной области и дальше мы никогда не встречались с гнусом и не знаем, как с ним бороться. Помогите, доктор! На вас вся надежда!

— Да про меня вы откуда узнали? — успел наконец спросить пораженный длинной речью ветеринар. — Всю жизнь работал на фермах и никуда дальше областного центра не выезжал.

— Доктор Донников, мы давно наблюдаем за вами! — ласково заворковала Ящерица. — И все звезды и созвездия сошлись в одном: добрее и безотказнее человека мы не встречали пока. Есть врачи опытнее вас, есть моложе, старше, но добрее, милостивее к животным — нет! За вас проголосовали все тела Северного неба при одном воздержавшемся — Альдебаране. Но это, скажу по секрету, вообще подозрительный тип, помесь какая-то странная.

— А вас, Ящерица, гнус не беспокоит? — поинтересовался, уже приступая к поиску средств против насекомых, доктор. — Хорошо бы заиметь пару экземпляров, чтобы определить, к какому виду относятся те кровососущие или Пегасососущие.

— Не смешите, доктор! — разгорячилась Ящерица. — Я им не по зубам, вернее, не по хоботкам! На мне роговой панцирь! А вот бедняга Пегас совсем изнемог от этих тварей! У него же обычная лошадиная кожа. Взываю к вам, доктор Донников, помогите!

Дядя Митя в глубоком раздумье заходил по комнате. Конечно, он не хотел, чтобы милосердная Ящерица вернулась в мировое, отведенное ей пространство с пустыми лапами. Жалко было и Пегаса, Но что мог сделать рядовой колхозный врач, если все известные ему мази, растворы и аэрозоли были испытаны только на животных и птицах нашей Земли? Ведь совсем неизвестно, как отразится на небесных существах тяжелое земное снадобье.

— Да хорошо отразится, замечательно! — ответила на мысли дяди Мити проницательная Ящерица, посвечивая голубыми боками и лапами. — Всю ответственность берем на себя. За так называемые последствия! Мы народ серьезный и привыкли отвечать за свои поступки!

— Ну хорошо, уговорила! — наконец согласился дядя Митя, удивляясь тому, что происходило в доме. — Ради Пегаса рискну! Дам безо всякого рецепта три флакона с жидким креолином. На одного Пегаса достаточно, а там поглядим.

— Доктор, я встала бы перед вами на колени, но у меня их, к сожалению, нет! — воскликнула бойкая космическая посетительница и соскользнула со стульев. — Огромное, космическое спасибо. А если позволите, мы назовем вашим добрым именем самую плодородную, теплую и живую планету — планета Доктора Донникова!

— Этого только не хватало! — рассердился дядя Митя. — Категорически запрещаю рекламировать мое имя и трепать его в бесконечности!

— Ясно, — сказала Ящерица. — Но вы не объяснили, как пользоваться флаконами. А мы совершенно неграмотны в ветеринарном ремесле, точнее, в искусстве!

— Насколько понимаю звездно-кочевую жизнь, у Пегаса должно быть какое-нибудь стойло из звездного вещества, — дядя Митя неуклюже примерял земную конюшню к космической. — Пусть легкорукая и быстроногая Андромеда, добрая соседка ваша, опрыскает Пегаса в стойле два раза от головы до ног, и мучения коня прекратятся.

— Добрый доктор! — сказала Ящерица, собираясь в обратную дорогу. — Даже не знаю, как выразить чувство любви и уважения к вам и через вас — ко всему прекрасному человечеству!

— Я не закончил, — остановил дядя Митя Ящерицу. — Вы знаете место обитания космического гнуса?

— Как не знать, доктор! — воскликнула своим странным голосом гонец созвездия. — Свили, проклятые, гнездо прямо за конюшней Пегаса. Там у нас звездная свалка.

— Очень удачно! — оживился дядя Митя. — Третьим флаконом полейте то место. Не жалейте раствора. Мне кажется, что после этого космические кровососущие забудут дорогу не только к Пегасу, но и ко всему небу!

Только перед самым рассветом доктор Донников проводил Ящерицу. Он даже помог ей взобраться на смутную космическую дорожку, невидимую, конечно, для обыкновенного человеческого глаза.

— Простите, Ящерица, — вдруг спросил стартующую пришелицу врач. — А чем обыкновенно занимается на небе Пегас?

— Да все тем же и балуется, — отвечала та. — Мерцает и ржет, ржет и мерцает!

Доктор Донников махал рукой, покуда неуклюжая тень ящерицы не растворилась в пронумерованных и разлинованных учеными космических пространствах. Но блестящая голубая туника пресмыкающегося долго еще мерещилась ему в сырой утренней дымке. Да на глаза почему-то навернулась слеза.

В соседнем дворе кричали петухи и блеяла Клеопатра. Пора было идти на ферму.

НА ПРИЕМ К ВОЛШЕБНИКУ

Скоро наступили ночи повального сошествия. Космические гости спешили к дяде Мите гурьбой.

Ящерица и Андромеда так ловко обработали бедного Пегаса, что гнус испарился в космическое мгновенье — не знаем, сколько это тянулось по земному времени.

Пегас резвился, как в дни далекого жеребячества. Замечалось это с Земли по особо сильному сиянию созвездия.

Соседи летающей лошади, обитатели космических далей и глубин, слышали, как конь, вытянув губы, ржал что-то благодарственное на Землю. Ржание неслось на Урал, к деревне Кордон. Но слышали его лишь кони. Деревенский табун внезапно застывал на месте, кони вытягивали шеи и прядали ушами. Потом поднималось такое ржание, что несчастный табунщик убегал со страху в лес.

Ржали кони в Кордоне и в Волынах, ржали в Михайловке и в Ключиках. Теперь им призывно откликались разбросанные по полуночным туманным лугам косяки и табуны со всего района, области и России. Погонщики не могли понять, в чем причина беспокойного неурочного ржания.

И только дядя Митя не видел в том ничего удивительного. Может быть, день Коня наступил, успокаивал он специалистов, много они сделали для страны, а теперь пусть порадуются, что растет конский табун и отправляются, как встарь, во многих местах ребята в ночное.

Вскоре к дяде Мите прибыла Лисица. Самая что ни на есть огневка обыкновенная. По крайней, мере, внешне схожая. Только ее мех, в отличие от шубы зимней лисицы, испускал теплое рыжее сияние.

Доктор заметил в ночном окне пламенеющий шар над близким лесом. Через несколько секунд шаровая молния приблизилась к амбулатории и впорхнула в окно.

— Извините, дорогой доктор, что без предупреждения! — пропела Лисица, мягко опускаясь на пол. — Не помешаю? Я к вам по неотложному и сезонному делу!

Лиса, распустив пушистый хвост, заколобродила по комнате. Кончив немыслимые пируэты, она спросила:

— Вы ничего особенного не заметили, доктор?

— Я не совсем понимаю, — пробормотал ветеринар, который в продолжение акробатических этюдов ошеломленно вертел головой. — Насколько мне показалось, вы демонстрировали что-то?

— Ах, доктор! — Лисица на секунду прикрыла узкие длинные глазки. — Если бы вы видели меня раньше! Сейчас я уже не такая красивая, пластичная и грациозная!

— Да отчего же? — нетерпеливо прервал болтовню сонный доктор.

— Стыдно сказать, но мой дивный космический мех линяет! — тут же призналась Лисица. — Но как я раньше сверкала! Мною любовались все люди Земли. Моряки и пираты не сводили с меня влюбленных глаз и астрономических навигационных приборов, звездочеты забывали про свои дела, охотники приносили в жертву часть добычи. Люди смеялись и говорили друг другу, что в Северном небе не сыскать, хоть ослепни, ничего красивее созвездия огненной Лисицы.

И вдруг, добрый доктор, меня перестали замечать. Люди отвернулись от меня — это ужасно и сумрачно! Люди стали ориентироваться в пути по другим звездам и созвездиям, потому что я потускнела и затуманилась. Не космические опустошительные вихри, не толщи туч и облаков виноваты в беде — мех стал портиться! Ах, как ужасно я страдаю!

— Вы хотите, чтобы я вернул меху прежний молодой блеск и сияние? — наконец догадался доктор Донников.

— Да, да, чудный доктор! Помогите мне, и я вновь завоюю веселое внимание и любовь моряков и прочих землян!

Лисица, распустив пламенеющий хвост, взвилась к потолку и закружилась с необыкновенной скоростью и грацией. То были волшебные полеты, которые не видел еще ни один человек Земли. Движения огневки были так осторожны и мягки, что ни один листок не качнулся на древесной пальме, стоявшей в уютной кадке.

— Я знаю, как помочь! — сказал восхищенный дядя Митя. — Только не двигайтесь, а то у меня голова кругом пошла, будто я сам под потолком!

— Ради вас, доктор, я бы могла не только это, — польстила Лисица. — Но мне тесно в комнате!

— Я пропишу вам щадящую диету, — объяснил дядя Митя. — И если будете питаться так, как говорю, то скоро мех будет прекраснее прежнего.

— Я вся внимание и послушание! — ласковая Лисица прыгнула доктору на колени.

— Запоминайте, Лисица! — сказал дядя Митя, перебирая мех плутовки. — Вам надо съедать за завтраком и обедом одну длинную свежую рыбу. Есть в звездных океанах рыба?

— Сколько угодно, доктор! — воскликнула обрадованная Лисица. — В созвездии Рыб у меня много настоящих друзей. Они постараются к каждой трапезе вылавливать мне самую нежную, самую свежую, самую морскую рыбу!

— Сырой свежий минтай два раза в день и один раз в неделю — кусок хорошо прожаренного луфаря или тунца.

— Доктор, честно сказать, я ненавижу жареную рыбу! — закапризничала рыжая просительница. — Можно заменить ее на конфеты «Танцующие хариусы» или «Привет крокодилам»?

— Начинается, — дядя Митя покачал седеющей головой. — От конфет и сладкого мех вылезает местами, а прекрасные лисьи зубы выпадут в два счета.

— Не пугайте, доктор! — опомнилась огневка. — Буду есть жареное и даже пережаренное.

— Кроме того, каждый вторник и пятницу пейте натощак литр молока, лучше парного, — посоветовал ветеринар. — Молоко-то вы, надеюсь, любите?

— Обожаю, доктор! — промурлыкала Лисица. — Млечный Путь — постоянное место прогулок. Вы знаете, сколько там разлито молока!

Дядя Митя вышел в сени, погремел посудой и скоро вернулся с большой чашкой молока.

— Какой вы внимательный! — пропела Лисица, а надо сказать, что все эти обращения к собеседнику она подслушала в разговорах, в частных беседах на городских улицах.

Доктор Донников написал рецепт, а Лисица залпом проглотила молоко.

— Вот, возьмите, — дядя Митя протянул бумажку. — Выучите наизусть. Времени, думаю, у вас на это хватит. Советую, Лисица, и другим пушным зверям придерживаться такой диеты.

— Кстати, доктор, — Лисица задержалась у окна, — Почем нынче лисий мех на рынке?

— Не знаю! — Дядя Митя сокрушенно развел руками. — Мехами не интересуюсь, обхожусь без них всю жизнь!

— Не обижайтесь, доктор! — с космическим жаром воскликнула огневка. — Только хочется, чтобы добрые земляне не убивали лисиц из-за прекрасного меха. Поверьте, на живом зверьке мех куда прекраснее, чем на девушке Мальвине из колбасного отдела магазина! Душа плачет, когда слышу с Земли команду: ОХОТА НА ЛИС! ОХОТА НА ЛИС!

Дядя Митя громко рассмеялся и разъяснил небесной жительнице:

— Дорогая Лисица, так называется спортивная радиоигра! В лесу прячется человек с радиосигналом, а другие его ищут!

— Батюшки! И это все? — Лисица огненным столбом стояла в черном окне. — Прощайте, милый доктор! Мы не забудем ваших советов и доброты! Я буду сиять вам с особой теплотой и нежностью — больше бедной Лисице отблагодарить нечем. Я расскажу друзьям о космическом ветеринаре дяде Мите как о самом великодушном человеке вашей планеты! Прощайте!

Огненный шар выплыл во двор, пронесся над тайгой и пропал вдали.

ЕДИНОРОГ НЕ ВЫБИРАЕТ ДОРОГ

Одним прекрасным утром во двор ветеринарной амбулатории завернул дедушка Хирон. Несмотря на одуряющую жару, он был в меховой шапке, надвинутой на глаза. Бывший умелый печник держал в руках дорожный указатель на длинном шесте.

— Чем прикажешь удружить, дедушка? — воскликнул, выйдя на крыльцо и щурясь от солнца, ветеринар. — Собака приболела? Так отпустите на пару деньков в тайгу!

Но дед Хирон таинственно огляделся и, приблизив лицо, зашептал скороговоркой:

— Тут, Дмитрий Сергеевич, нечистая сила объявилась! Людям боюсь сказать — вконец засмеют старого почетного специалиста по печам и думо… тьфу, дымоходам!

Старик выговаривал слова, сильно волнуясь и разматывая полотно, в которое замотал указатель.

— Да уже, кажется, перевелась эта сила в нашей области. — Дядя Митя посторонился, пропуская Хирона. — Забредайте, дедушка, в избу, рассказывайте по порядку.

— Все рассказать, так Кордон добрые люди не только обходить — облетать станут на дельтапланах за сто верст! — уже с порога напугал дедушка. Шапки старик не снял, чего ни разу не случалось с ним, а одним глазом кольнул из-под нее доктора. — Думаешь, зря махину эту придорожную пучил аж с околицы? Ты только глянь!

Дед решительно сдернул покрывало и отпрянул. Прямо на доктора глянула щетинистая голова с маленькими сливовыми глазками и огромным рогом на лбу. По обе стороны от головы были нарисованы цифры «1000».

— Во страхолюдина затесалась! — указал дед перстом и затрясся от возмущения. — Привидение, не иначе, образ пещерный! Обудни возвращаюсь из лесу, там у меня колоды пчелиные, а на дорожном щите харя эта курносая!

— Обычный дорожный указатель, требующий от водителей внимания на протяжении двух километров пути, — пояснил дядя Митя. — В том месте скот дорогу переходит.

— Оно еще и требует! — пуще прежнего вознегодовал дед Хирон и стащил шапку с мокрой лысины. — Оно, может, в лесах наших расплодилось в достатке, а ты, доктор ветеринарный, страж колхозного стада, и знать об том не знаешь!

— Не расплодилось, думаю, чудище в тайге, дедушка! — успокоил дядя Митя. — Климат уральский больно суров для такого зверя. Ведь тут изображен единорог мифический, теплолюбивый.

— Ну и трижды рожа отпетая! — выдохнул наконец дедушка Хирон, не без боязни трогая нарисованную голову. — На него живого наскочишь в темени — ноги-руки отнимутся! Я Клеопатре как сунул для пробы оказатель этот с рожей африканской — она сразу набок подломилась. Эдаким рогом цистерну железнодорожную запросто пропорешь! Ты только Фаине секрет не доверь — раззвонит по всему свету сельскому. Я-то знаю, парень, что насекомка Фая говорящая!

— Ладно, — согласился доктор, повеселевший после такого жуткого сообщения. — Только ведь на указателе раньше корова была намалевана.

— Про корову и мне ведомо! — воскликнул с досадой дедушка Хирон. — А кто же после чудище пристроил?

— Сейчас прежний портрет восстановим! — успокоил деда доктор. — Где-то у меня есть черная краска, мы ею телят метим при рождении!

Он взял кисть и нарисовал на круглом щите симпатичную корову.

— Вылитая моя Черемуха! — узнал, возрадовавшись, дед.

Старик немного потоптался, точно собираясь с силами, потом спросил неожиданно:

— Что-эт, Дмитрий Сергеевич, за страхолюдина у тебя в огороде намедни топталась с трубой какой-то на башке?

— И что там топталось? — весело-испуганно переспросил дядя Митя. — Вы, дедушка, видели, так скажите, не скрывайте!

— Специального подгляда не было, — тянул в сторону хитрый печник. — Маюсь ночами бессонницей, вдруг слышу: Клеопатра закричала изо всех козьих сил. Я бросился во двор. Батюшки-светы! Будто мамонт какой на огороде вырос из ледникового периода. Потом взвился, окаянный живот, к самым звездам!

— Нехорошо, дедушка! — посмеиваясь неизвестно чему, ответил дядя Митя. — Ты же знаешь, что мамонты не летают!

— Так-то оно так, кто спорит с наукой, — гнул свое глиняных дел мастер. — Да только стартовала мамонта с твоего участка, как с иродрома какого секретного! Вот эта голова и выхлестнулась с земли, какая на оказателе нарисована была. А может, сосед дорогой, гости к тебе ночные зачастили? Ты ведь у нас знаменитый ветеринарный врач — в России такого не сыскать!

— Так вы меня, дедушка Хирон, и в колдуны запишете! — дядя Митя укладывал вещи в походную кожаную сумку. — Напрасно. Мы, ветеринарные врачи и фельдшеры, всегда против ворожбы и колдовства боролись!

— Тогда я побег, раз боролись! — дед Хирон устремился к дверям. — Мешать борьбе справедливой не стану, голубь! Но ты не прояснил меня, а вдруг тот гибрид у нас картошку вытопчет?

…Дедушка Хирон говорил чистую правду. Посещение состоялось. Надо сказать, что дядя Митя ожидал очередного пациента с неба, разглядывая ночной свод, строил догадки — кто навестит его в свой черед?

Ждать-то ждал, но не такого же!

Сначала вокруг дома потемнело наглухо. Следом в палисаднике послышался долгий треск сучьев, кустов и тяжелые, виноватые вздохи. Похоже было, что рядом с амбулаторией опустился вместительный дырявый дирижабль и медленно покачивался с боку на бок.

Не медля ни минуты, дядя Митя схватил сумку-аптечку и бросился из комнаты. Доктор опасался, что падение с неба огромного, неразумного, может быть, по деревенским масштабам, тела приметят любознательные и дотошные односельчане — как объяснишь потом людям эти визиты? Тот же прораб Честноганцев немедленно объявит по местному радиоузлу, что у него похитили бульдозер или экскаватор граждане с неопознанного блуждающего объекта, да вдобавок покажет следы.

От шума проснулась камышовая муха. Включив на полную мощь жужжалку, она вылетела за дядей Митей. И тут же круто спикировала вниз, ослабнув крылами.

Да и было от чего вздрогнуть и ослабеть!

Посреди двора возвышался мощной горой Единорог! Осторожно переступая мощными короткими ногами, Единорог ждал хозяина дома. Лобовая штука его торчала высоко над крышей дома, и конец ее терялся в кромке нижних облаков.

Дядя Митя осторожно кашлянул и поглядел на небо. Там, как ему показалось, ободряюще мерцали созвездия Ящерицы, Пегаса, Лисицы и Ориона — мужика сильного, с палицей в правой руке. Дядя Митя перевел дух.

— Тысяча космических извинений, доктор Донников, за примятые кустики — малость не рассчитал! — низко-низко пробасил Единорог. — Но я столько слышал о вашем искусстве и доброте, что не выдержал — на пару часов покинул звездное стойло. Как ни толста, как ни груба моя кожа, но не могу больше выносить этих мучений! Не могу, доктор! — глубоко вздохнул, переводя дыхание, Единорог.

Дядя Митя сбежал с крыльца и подошел ближе.

— На что жалуетесь, больной? — по привычке всех докторов мира осведомился колхозный ветеринар.

— Да не жалуюсь я ни на кого, доктор, — басовито отозвался Единорог. — Привычки такой не приобрел.

— Прошу прощения, — понял доктор. — Что же вас беспокоит?

— Кость роговая, доктор, отросла за тысячелетия! — признался Единорог и горько зарыдал. — Не могу стоять, не в силах ходить!

— М-да! — покачал головой дядя Митя. — Запустили вы болезнь, конечности прямо заплыли!

Из глаз Единорога ручьями текли слезы.

— Не плачьте, Единорог! — попросила осмелевшая муха Фаина. — Дом затопите!

— С операцией медлить не будем! — решил доктор, сбрасывая с плеча сумку милосердия. — Надо же когда-нибудь и Единорогов научиться стричь… Посвети-ка, Фая…

— Не тратьте, пожалуйста, электричество! — остановил муху Единорог. — Сейчас включусь в мировое свечение. Отключился ради маскировки, чтоб спящих не разбудить.

Столбы-ноги Единорога засветились: сначала, как запятые молодого поджарого месяца, по ободку копыт, потом засияли полными лунами!

Это было настоящее чудо — четыре огромные луны светили с Земли на небо впервые за всю историю Млечного Пути.

При этом свете было хорошо видно, что толстые ноги Единорога обросли мозолями, а оплывший рог потерял свою воинственную форму.

Дядя Митя вынул из сумки острый изогнутый нож, потом клещи, похожие на кузнечные, и принялся за дело. Мозольные стружки разлетались искрами из-под ножа и тотчас темнели. Фаина сгоняла по хребту до хвоста животного. Когда она вернулась, доктор управлялся с мозолями задней пары ног.

Наконец Дмитрий Сергеевич выпрямился и вытер со лба пот.

— Операция прошла успешно! — доложил он и пощупал рог Единорога. — Да, эта косточка будет покрепче гранита.

— Звездное вещество пополам с хитоном, — с сочувственным вздохом признался тот. — Доктор, я чувствую величайшее облегчение. Кажется, что с меня только что срубили тяжелые свинцовые цепи. Можно чуточку попрыгать?

— Валяйте, — засмеялся дядя Митя. — Только дом не сверните!

Прыгающий Единорог напоминал большой аэростат.

— В следующий раз, Единорог, обращайтесь к врачу вовремя! — посоветовала летающая ветеринарная сестра милосердия. — Отрастить мозоли и костный рог легко, а прооперировать носорога или лошадь Пржевальского трудно. Ведь мы так устаем на основной работе!

— Большое спасибо! — темпераментно поблагодарило звездное животное. — Сейчас я, кажется, легче бабочки. И боли в ногах нет.

— Заворачивайте на огонек в следующий звездный сезон! — пригласил дядя Митя. — Только, прошу, предупредите заранее. А то в селе испугаете кого-нибудь.

Единорог потоптался на месте, повертел щетинистой головой.

— Позвольте же, славный представитель человечества, сделать небольшой подарок! — Единорог жарко задышал, приблизил голову к лицу доктора. — С невероятным наслаждением облечу ради вас вокруг вашей маленькой планеты, на которой живут такие добрые люди и… мухи!

— Согласны! — восторженно завопила камышовая муха. — Дмитрий Сергеевич, соглашайтесь, другого раза не будет!

Дядя Митя уже ничему не удивлялся. Он спокойно и деловито поинтересовался:

— Где наш отсек, дружище?

— Внутри рога, — пригласил Единорог, — там хватит места для человека и мелкого насекомого.

Единорог наклонил голову и уперся рогом в землю. Доктор, с акробатической ловкостью пролез в тесное отверстие носа и очутился внутри живого космического корабля. Следом за ним шустро проникла в: корабельный отсек Фаина Рептильевна.

Внутри пустотелого рога сверкали пластины, черного и белого цветов. Как на настоящем орбитальном корабле, темнел иллюминатор овальной формы. Только вместо стекла была вставлена истонченная прозрачная роговая пластинка.

Единорог слегка присел на задние ноги, оттолкнулся от теплой Земли и поднялся в воздух.

Дядя Митя увидел в иллюминаторе деда Хирона с выпученными от изумления глазами. Бывший печник замер на полуосвещенном крыльце избы. Около него примостилась, задрав бороду, Клеопатра и по-козьему силилась понять происходящее.

Единорог поднимался все выше и выше. Кордон раскрылся упавшей картой, мигая пунктирными огнями. По проселку от Кордона ходко двигался к далеким березнякам табун.

Плотный конский, косяк вбегал в облако предутреннего тумана, и рождалась волшебная картина. Казалось, что кони плыли по белому озеру, вытянув гривастые головы и шумно фыркая. Впереди табуна скакал сам начкон товарищ Жуков. Он так увлекся работой, что даже не поглядел вверх, когда над табуном скользнуло черное облако.

Путешественники летели над ночной страной. Они миновали славный город Пермь со знаменитым конным заводом орловских рысаков, пролетели Горький. Москва встретила их разливами огней. И дядя Митя подумал, что на следующий год возьмет Сашу в столицу и покажет ему и Красную площадь, и красный Кремль, и Красную Пресню.

Но пока он думал, Единорог в полной тишине проскочил Берлин и Лондон. Над Атлантическим океаном астронавты нагнали вчерашнее солнце. Единорог изменил орбиту — снизился, чтобы доктор увидел морские корабли с флагами и трубами, густо-зеленые острова, яхты с отчаянными мореплавателями. Пролетели быстро Ньюфаундленд и Лабрадор, пронеслись над Тихоокеанским побережьем Канады и Алеутскими островами.

И — здравствуй, Отчизна!

Единорог нырнул в темное, сумрачное, но уже предутреннее пространство милой Сибири.

Вдруг тишину неба разорвали восторженные крики, вылетавшие из носорожьей трубы в космические дали.

— Сенсация! — надрывалась камышовая муха. — Муха в космосе! Первая муха на околоземной орбите!

— К сожалению, Фая, ты не первая, — огорошил помощницу доктор Донников. — В свое время в космосе побывали дрозофилы, или мушки плодовые.

В эту секунду большое животное мягко приземлилось на околице Кордона. Небесное кругопланетное путешествие завершилось.

— Ближе доставить не могу, — извинился Единорог, когда ветеринары покинули свой отсек и вступили на мокрую от росы землю. — Как пить дать, усекут! Тогда надо свозить по орбите всю деревню, а у меня жесткий распорядок вечности. Прощайте, друзья животных! Я расскажу собратьям по космосу о чудесном исцелителе. Как-нибудь мы назовем самую новую, самую сверхмощную звезду звездой доктора Донникова, а новое созвездие — созвездием Ветеринара!

— Может быть, носится там еще какая безымянная планетка? — запросила огорченная муха. — Не буду спорить, если назовете ее Фая!

Единорог уже завис над Луной, маскируясь в теневой ее части.

Он торопился в мировое сообщество звезд, в пространство, еще не ставшее человеческим общежитием, но населенное небесными телами с человеческими именами.

УРОКИ ВРАЧЕВАНИЯ

На другое утро Саше не удалось пойти с приятелями за чудо-корнем.

С рассветом прискакал на взмыленной лошади Конец.

— Беда, Дмитрий Сергеевич! Коровы третьего гурта отравились! Пастух думал, что соль каменная, а то — супер-в-корень его-фосфат окаянный!

— Собирайся, живо! — приказал дядя Митя. — Надо спасать животных.

Обстановка складывалась боевая, сложная. Дядя Митя не просил — приказывал. Однако Саша не обижался. Сказать по правде, даже обрадовался — брали-то его на настоящее дело. В считанные секунды мальчик был готов. Поднимая тучи пыли, ветеринарный «газик» помчался к озеру. Там с вечера стоял гурт дойных коров.

Картина, представшая перед ветеринаром, не казалась ужасной, как о том вещал гонец. Саша просто видел стадо, самое грустное на всем белом свете. Печальный пастух суетился близ грустных коров и грустно хлопал себя по печальному брезентовому плащу.

Не слушая объяснений, дядя Митя крикнул:

— Где-нибудь поблизости есть ведра?

— Как не быть! — с грустной готовностью ответил виноватый специалист кнута. — Которые для дойки — под навесом сложены.

— Саша, гони коров в воду! — распорядился доктор. — Потом давай за ведрами — неси на берег!

Мальчик вместе с пастухом сбил в кучу больное стадо. Потом таскали на песчаную отмель большие оцинкованные ведра. Потом дружно наполняли ведра озерной водой. Дядя Митя бросал в ведра антиотравин — готовил специальный раствор для коров, Саша, по приказанию доктора, размешивал в ведрах по горсти обычной поваренной соли. Это для того, чтобы пойло было вкуснее, иначе коровы пить не станут.

Пока напоили весь гурт, умаялись. Но не прошло и четырех часов, а многие животные уже щипали траву, как будто ничего не произошло. А одна пестрая, как подсолнух, корова ринулась, выставив рога, к пустым ведрам и с великим грохотом покидала их в воду.

Опасность массового отравления миновала. Животным, которые наелись минерального удобрения до отвала и отравились сильнее других, дядя Митя сделал уколы. И на этом операция по спасению гурта закончилась.

Дядя Митя после работы пил в вагончике студеную воду, а пастух тем временем прикрыл бесхозное удобрение листами толя.

— Волка губит жадность, — объяснил Айболит. — А коров — отсутствие чутья на отраву.

— У животных нет чутья на яды? — сильно удивился Саша.

— Есть, но не на всякие, — ответил Дмитрий Сергеевич Донников. — Животные, Саша, особенно коровы, привыкли верить человеку за тысячелетия совместной жизни. Вот не отогнал пастух гурта от минеральной подкормки — стали его лизать. А минеральное удобрение крепко на соль каменную смахивает. Коровы, особенно дойные, соль на земле ищут.

НОВОРОЖДЕННЫЕ РЕКОРДСМЕНКИ

Только пошли от вагончика доярок к селу, догнала лекарей заведующая молочнотоварной фермой; Очень озабоченная.

— По вас, Дмитрий Сергеевич! — зачастила тетя Никитина. — Майка разродиться не может! Мучается, бедная, страдает!

Майка — лучшая корова колхоза. Майка — общая любимица селян и художников. Художникам она нравилась за красивые формы и тихий нрав: корову можно было рисовать и в жару на солнцепеке — она терпела.

Крестьяне любили Майку просто за то, что она полезное, нужное животное, но гордились тем, что она была чемпионом породы.

Среди животных — немало чемпионов. Среди рысистых лошадей есть чемпионы по резвости. С выдающегося барана настригают столько «золотого руна», что его разом хватит на двадцать костюмов, двадцать рубашек и двадцать пар варежек.

Разумеется, солидная Майка не носилась с ураганной скоростью по полям и с нее не состригали шерсть. Майка была чемпионкой по молочным удоям. Вот почему дядя Митя следил за ней с особым вниманием.

Корова черно-пестрой породы родом с Урала давала каждый день сто двадцать литров молока. Морем этого молока можно было бы напоить роту молодых солдат. Если разлить дневной удой по стаканам и поставить на общий стол — какой крик тотчас поднялся бы! Ведь за тем столом уместилось бы шестьсот мальчишек и девчонок — два детских сада или одна городская школа!

Летом селяне ожидали большого события. Майка-чемпионка должна была отелиться. Народ хотел, чтобы корова родила сразу две телочки. И чтобы те пошли в маму и тоже со временем стали молочными чемпионами.

Селяне ждали события — и вдруг такая новость!

Дядя Митя тотчас побежал за тетей Никитиной. Саша помчался за ними.

Майка страдала в густом березовом подлеске, куда можно было пробраться с трудом. Когда приходит срок рожать, коровы забираются в глухие места — привычка, сохранившаяся, верно, от далеких предков.

Первой обнаружил Майку пастух Мефодьев. Старик оставил стадо и пошел к Майке, чтобы забрать новорожденного и отнести на ферму к доктору. Но корова лишь тяжело вздыхала, стонала, и в потемневших ее глазах дрожал перевернутый от боли зеленый и синий летний мир.

Дядя Митя мельком поглядел на животное и засучил рукава. А Саша скинул рубашку и отгонял насекомых, облепивших корову. Наконец Майка громко промычала, бока ее разом опали, а мир в глазах еще разок перекувырнулся и встал на ноги — как надо.


Дядя Митя - Айболит

Около коровы на мягкой травяной подстилке появились, два большеголовых малыша. Они глядели, на мир и соображали, что теперь делать. Земля так уж устроена, что на ней все живое что-нибудь делает.

Теперь Саша не дожидался приглашения. По примеру доктора он придвинул теленка и дал корове облизать его. Потом насухо вытер своего малыша полотенцем, которое подала тетя Никитина. Потом напоил телят сцеженным молозивом — первым и очень целебным коровьим молоком.

Тетя Никитина суетилась около коровы и радостно восклицала:

— Скажите, пожалуйста, как по заказу: двойня! И какие славные!

А пастух дед Мефодьев, чтобы скрыть волнение от присутствия новой жизни, задымил цигарку и приговаривал со слезой:

— Провались я на ровном месте — станут малые чемпионами породы, раз доктор Донников принял их на свет. Провались я на месте!

На этом самом месте он вдруг и провалился. Там; где он только что топтался, зияла дыра, а из ямы валил едкий табачный дым.

Селяне кинулись спасать деда, разумеется, с шутками и смехом, а он отряхнулся от земли и вспомнил:

— Помнится, здесь шурфы до Отечественной били — золотишко, искали!

И все торжественно пошли к ферме. Дядя Митя нес первого теленка, а тетя Никитина и Саша — второго. За людьми шла гордая Майка. Она была совершенно спокойна за малышей, которых опекал колхозный ветеринар дядя Митя.

ПОИСК ЧУДО-КОРНЯ

— Берем на всякий случай походную аптечку! — заявил Саша приятелям.

После хорошей ветеринарной практики мальчик действовал неспешно, уверенно, повторяя в жестах дядю Митю и чувствуя большое уважение к животному миру.

Милорд гонял по двору обиженного петуха. Фаина, прислонившись к стене, задумчиво перебирала ножками — прикидывала маршрут поиска.

Все трое отправлялись на поиски рубидиевого корня. Об этом пронюхала Клеопатра. Настырная коза напросилась в сообщники, якобы для того, чтобы в охотку полакомиться лыком.

— Сань! — гаркнула муха свежим походным голосом. — Не забыл йод захватить?

— Все тут есть в нашей аптечке! — мальчик стукнул по тугой сумке. — Бинты, резиновые жгуты для того, кто ногу в пути сломает или будет ранен, нашатырный спирт — если кто сознание потеряет или отравится.

— С ума сойти! — испугалась муха. — Мы что, ребята, в бой идем?

— Витаминов захвати побольше! — оставив наконец петуха, крикнул сладкоежка Милорд. — Вдруг заплутаем, и без витаминов никак нельзя!

Солнце привычно поднималось над Кордоном. Из леса надвигались на ходоков запахи березового разомлевшего листа, сосновой смолы и липового меда.

— Куда, ветеринары, путь держите? — живо поинтересовался художник Просеков, который в последнее время построил-таки на избушке чудную трубу и сильно повеселел.

Мастер живописных дел замаскировался в тени кустов и умело срисовывал на большое полотно сельские виды.

— А хватит ли места на холсте, чтобы изобразить ветеринарную амбулаторию? — Саша заглянул через плечо художника. — Мы вам березовый гриб-чагу из лесу принесем. Эта штука, говорят, сильно творчество стимулирует!

Вошли в густой лес и, обшаривая местность, много говорили о загадочном.

— Возьмите, к примеру, меня! — изумленно шелестела вверху камышовая муха. — Зачем, спрашивается, мне столько ног, если я большую часть жизни летаю и планирую? Чудовищно и загадочно! Вот у человека две ноги — он ходит, изредка бегает. У собаки уже четыре ноги — она и носится, как чумная. А у меня три пары ног! Должна, казалось бы, колесом по планете катиться, — летаю!

— С сороконожкой вы пара, — съязвил нечаянно Милорд. — Она с десятью парами ног тоже пулей носится по земле.

Неожиданно Фаина взвилась к верхушкам елей, зависла над деревьями, потом сообщила:

— Стоп, друзья! Вижу поляну тысячелистника!

Саша, как и условились перед научной экспедицией, тотчас достал из планшета ручку и блокнот.

— Записывай! — скомандовала, прицелившись, Фаина. — Квартальный столб на пересечении просек. Лесной квартал 49—150—21–22.

— Батюшки псовые, что делается! — Милорд даже задохнулся от зависти. — Насекомое по-военному излагает и не споткнется!

— Спокойно, милорды! — крикнула Фаина. — Пиши, Саша! Сто три метра от пикета строго на север!

— Как ты узнала? — вновь поразился Милорд, и умная морда пса сморщилась. — Вроде летала, а не скакала!

— Я считала каждые три шага Саши! — точно ворожила с синего неба камышовая разведчица. — После каждой сотни загибала ножку. У меня сейчас поджаты три с половиной ноги. Три шага Саши равны метру.

— Фая, обучи! — терзаясь от невежества, попросил Милорд. — Неуч я в этом деле, хотя, наверное, тысячи километров пробегал на охотах.

— Тебе главное в жизни, — засекретилась муха, — нюх не терять.

— Фая у нас чистый топограф! — восхитился Саша энциклопедически образованной мухой.

— Да меня дядя Митя научил! — призналась Фаина. — Он в армии не доктором был — топографом. Да не только меня, многих в деревне научил на местности ориентироваться.

— Скажи еще что-нибудь топографическое! — взмолился гончак.

— Высота предмета во столько раз больше нашего роста, — отбарабанила камышовая муха, — во сколько раз тень от предмета больше, вернее, длиннее нашей! Тень от Саши укладывается в тень вот этой березы двадцать раз. Рост Саши — один метр двадцать сантиметров. Значит, береза — высотой около двадцати пяти метров.

За разговорами не забывали о главном — искали плантации с лечебными травами и наносили координаты на карту. Только в двух таежных кварталах обнаружили поляны со зверобоем, конским щавелем, крапивой, но особенно много росло тут шиповника перед цветением.

Каждый из приятелей хотел обнаружить первым таинственный корень. Травники забирались в самые глухие и сырые овраги и ямы, но растение не обнаруживали.

— Ты, Клеопатра, все подряд не грызи! — Пес неодобрительно покосился на козу. — Вас, травоядных, до зелени только допусти — мигом под корешок подчистите! Вероятно, какая-нибудь из твоих подружек извела заветное растение.

Клеопатра, озадаченная грубым намеком, скрылась в кустах. Шурша ветками, она кружила вблизи от группы.

И вдруг раздался громкий треск. Из малинника с невиданной сноровкой вырвалась коза. Следом на поляну выдвинулся медведь. Зверь уставился на друзей маленькими бессмысленными глазками.

— Бежим! — закричал мальчик.

Но Милорд, отвлекая хищника и спасая человека, отважно кинулся вперед. Медведь взмахнул когтистой лапой, намереваясь одним ударом разделаться со смельчаком, но вдруг заревел, схватившись за голову. То камышовая муха пулей врезалась ему в глаз. Заварилась обычная для таежной жизни свара. Клеопатра, не замеченная зверем, обогнула хищника, разбежалась и всадила ему в спину пару острых рожек.

Вконец разобиженный мишка дико завопил, и несдобровать бы юным ветеринарам, если бы…

— Фая! — крикнул Саша. — Покажи, на что ты способна!

Что-то ослепительно-светлое и легкое, как молния, стремительно упало сверху. Вокруг бешеного зверя замкнулось несколько красноватых пульсирующих колец, вертевшихся с неземной скоростью. Яростный медведь оказался в ловушке. Он не мог шагнуть или взмахнуть лапой, натыкаясь на прочную стену. Наконец зверь поднял голову и заревел беспомощно и обиженно.

Прошла томительная минута. И вдруг медведь быстро уменьшился в размерах — превратился в маленькое мохнатое, гудящее, как разбуженный шмель, существо. Оно потешно скакало на мохнатых лапках и размахивало игрушечными конечностями.


Дядя Митя - Айболит

— Новый вид животного — гуденожка! — назвал Саша бывшего медведя, который носился между травинками.

Золотисто-огненные кольца внезапно разорвались, превратившись в смерч, и растаяли в голубом безмолвии без звука и без запаха.

И тут приятели заметили, что медведь зацепил гончака когтями. Капли собачьей крови алели на широких листьях мяты.

Дяди Мити рядом не было. Но Саша уже знал, что надо сделать, чтобы помочь гончаку. Мальчик быстро распотрошил аптечку, промыл рану дистиллированной водой, очищенной от примесей и солей, прижег больное место спиртом — Милорд подпрыгнул до макушки березы. Обработанную и обеззараженную простым и надежным способом рану мальчик присыпал стрептоцидом и крепко забинтовал. Конечно же, в душе он немного гордился. Но это была гордость заслуженная.

— Вот это я понимаю! — уважительно, как равного в ветеринарных делах, похвалила камышовая муха. — Из тебя выйдет толковый доктор.

Саша изловил в густой траве мини-медведя, подержал на ладони и посадил на ветку.

— Пусть отдохнет, пока из тайги не выберемся! — решила камышовая волшебница. — Потом верну ему прежние габариты и вес.

Клеопатра, давно жевавшая лесные дары, вдруг призывно проблеяла. Друзья бросились к ней, чуя неладное. Но мелкожующее животное стояло спокойно, задрав легкомысленную бородку.

— Насилу отыскала, — скромно произнесла Клеопатра. — Вот он, куст рубидиевый!

В скромной, но гордой позе, в смиренных словах проглядывала укоризна собачьему нюху, человеческой наблюдательности и ста поисковым глазам мухи.

Это был действительно редчайший куст! Стараясь не повредить растение, приятели бережно выкопали три корневых отростка. Длинные, извилистые, они напоминали псов, бегущих за добычей, как корень женьшеня похож на фигуру человека. Правда, поначалу в горячке на это не обратили внимания. Сходство приметил лишь Милорд, но по своей нечеловеческой скромности промолчал.

В высоком небе мигали первые звезды, когда поисковая группа вернулась в село. Дядя Митя встретил ее на пороге дома с фонарем и рюкзаком — отправлялся на поиски друзей, встревоженный опозданием. Но когда увидел, что они принесли из леса, перестал сердиться и долго хвалил приятелей. Конечно, про медведя ему не сказали.

ПО СЛЕДУ ГОНЧИХ СОБАК

Накануне той ночи дядя Митя повел себя странно. Во-первых, велел помощникам спать сразу же после обеда, чего ни разу не заставлял. Во-вторых, попросил владельцев собак собрать деревенскую стаю на прививку. Уже с раннего утра во дворе амбулатории раздавался лай, пыль столбом висела. Но после обеда в селе стало так тихо, будто все до единой собаки уснули.

А ночью… Звездной ночью, остро пахнувшей зеленью, дядя Митя разбудил своих жильцов.

— Подъем, помощник! — тормошил доктор разоспавшегося мальчика. — Чудо проспишь!

На крыльце амбулатории скакал и прыгал Милорд, будто у него не четыре лапы, а сорок четыре пружины, спрятанные в ногах, раскрутились разом.

А по двору… По всему двору молча и стремительно носились десятки собак со светящейся шерстью. Все они подозрительно сильно походили на Милорда.

— Да наша, наша порода! — развеял сомнения радостный Милорд. — Гончие псы! Прямиком из космоса, а ни на грамм усталости. Вот что, значит выучка!

— Не может быть! — протер Саша сонные глаза. — Живые небесные собаки. Глазам своим не верю!

— В практике ветеринарных врачей может всякое случиться! — раздался из темноты глуховатый голос дяди Мити. — Забегают же в большие и шумные города дикие звери! А тут никаких препятствий — падай с неба, и никто тебя не остановит.

— Мне дружок один предложение соблазнительное сделал, — насупясь, признался Милорд. — Это, значит… в созвездие махнуть со стаей.

— Улететь? — огорчился Саша, которому было очень жаль потерять нового друга с добрым сердцем и решительным характером. — Ты там, Милордик, жить не сможешь, замерзнешь.

— Заскучаешь без нас! — сурово напомнила камышовая муха. — Я иногда спорила с тобой, но ведь не со зла! Я за правду горой стояла!

— Спасибо, дорогие мои, за хорошие слова! — отозвался пес. — Тому гончаку я так и заявил: успею к вам в свое время. А главное, что привык к вам, к дяде Мите. Я буду служить при ветеринарной амбулатории до конца своих дней!

Из темноты вынырнул спешащий доктор.

— Саша, — сразу же прояснил ситуацию дядя Митя, — нам надо до утра обработать это ослепительное общество. У огненных псов за тысячелетия притупилось чутье. А гончак без нюха хуже болонки. Я приготовил мазь из рубидиевого корня.

И закипела работа во дворе. Дядя Митя подзывал пациента, будто ему каждый день приходилось заниматься собаками космоса, заученным ловким движением раскрывал челюсти, а Саша бросал в светящиеся изнутри пасти ложку рубидиевой массы.

Собаки из пыльного космоса глотали волшебную кашу совершенно так же, как наши дворовые иди породистые псы, — не пережевывая.

И прыгали, мешая друг другу и повизгивая.

Пришлось Милорду наводить железную дисциплину среди собратьев.

В животном мире порядок и организованность все еще держатся на силовом равенстве — случайном и ненавязчивом.

Поэтому сначала рубидиевый корень получил вожак звездной стаи. Это был огромный рыжий гончак, ростом с годовалого бычка.

Саша с волнением поднес ложку к широкой пасти пса. Целебная каша ухнула в горло с таким звуком, как пустое ведро падает в глубокий колодец.

Но, проглотив порцию, вожак вдруг попросил нежным голосом, так не вязавшимся с его крупным дородным телом:

— Еще ложечка будет для хорошей собаки?

— Всё поровну! — отказал было Саша, потому что собачья очередь растянулась до калитки, но дядя Митя разрешил:

— Дай вожаку две большие ложки: у вожака нюх должен быть раза в два острее, чем у обычного гончака.

— Не знаю, как насчет чутья, — ввязалась в разговор скучающая Фаина. — А рот у него точно раза в два больше нормального.

Нюх у псов после приема лекарства, становился острым. Они чуяли метеориты еще до появления их в земной атмосфере, до того, как красная вспышка взрезала густую, до черноты, синь окрестностей Кордона.

— А теперь, Милорд, ты отведай! — предложил дядя Митя. — Тогда станешь лучшей гончей собакой на Урале и во всем собачьем обществе.

Только успел Саша влить псу снадобья, как из-за забора раздался вредный голос деда Хирона:

— Тогда, Дмитрий Сергеевич, выдели и моей козе чуток. Клеопатра часто по лесу шныряет, нюх ей особый нужен — от волков тикать!

— Берите, дедушка! — протянул Саша посуду. — Только козу не пускайте сюда — собаки у нас дикие!

Но Гончие псы уже покидали ветеринарный двор, стартуя с места и вытягиваясь в огненный клин — острием в черное небо.

Дядя Митя, Саша и дедушка Хирон махали на прощание руками, а Милорд лаял отрывисто и низко, точно подавал непонятные людям сигналы в далекое и родное созвездие.

— Вот и все, друзья! — наконец произнес дядя Митя. — Пора спать. А за помощь всем спасибо!

— Ну и ловок ты, Дмитрий Сергеевич! — хлопнул себя по коленке дедушка Хирон. — С самого неба пациентов принимаешь. Излечил прорву животин и ни гугу! Гляди, прознает про то начальство — влетит за совместительство!

— Теперь-то долго никого не будет, — отозвался дядя Митя. — В космосе спокойная ветеринарная обстановка, как Гончие псы доложили. А лучше, дедуля, в дом войди, раз бессонница мает, чаю попьем.

— Как не зайти, коли человек добрый! — с готовностью принял предложение бессонный дед. — Заодно погляжу, может, печь тебе переложить надо, бесплатно-то лучше получается! Еще удумал в помощники к тебе записаться, раз на печи ныне спрос мал. Примешь старого Хирона?


Дядя Митя - Айболит

Долго гудел старик на кухне, рассказывая о жизни дяде Мите, но Саша не слышал. Он крепко спал на душистом матраце, но потом проснулся — пора было приниматься за работу.

Саша надел белый халат и такую же шапочку, перекинул через плечо кожаную сумку с крестом милосердия и полетел от планеты к планете, от созвездия к созвездию: к Малой и Большой Медведицам, к Дельфину и Жирафу, к Лебедю и Льву…

Ему казалось, что он летел вслед давней мечте, туда, где ждали его быстрокрылые птицы и быстроногие звери, рассеянные по галактикам необъятной Вселенной.

А еще Саша был спокоен за земных обитателей лесов, гор и рек, потому что на Земле оставался с помощниками дядя Митя, научивший его главному искусству — любви и сострадания к живому.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК

И опять наступило хлопотливое деревенское утро, без которого Саше уже трудно было представить свою жизнь. Как у самостоятельных и временно одиноких мужчин, завтрак их был прост до глазуньи, молока и сотового меда. Мед не возбранялось брать руками и немедленно отправлять в рот, не сильно беспокоясь о правилах поведения за столом. Зато тело тотчас наполнялось сладостью и благовонием цветоносного лета.

— Выкладывай, что намерен делать днем, — поинтересовался дядя Митя у мальчика.

— Точно не знаю! — жизнерадостно отвечал Саша, никогда не живший по распорядку. — К жеребятам хотел сходить на ферму да на рысаков поглядеть, как бегают с качалками (так называют легкие беговые тележки). А что, вместе пойдем?

— Как раз сегодня вряд ли получится, — слегка огорчил племянника доктор. — Меня выбрали в районную комиссию, занятую ответственным делом. Мы будем работать в соседнем районе. Видно, придется и заночевать там.

— А эта самая комиссия как-нибудь без вас не обойдется? — выпытывал мальчик.

Уж так ему хотелось сбегать на конную ферму вместе с дядей Митей. Саша тайком от дяди припрятал сотовый мед для жеребят. Правда, он не знал — едят ли лошади мед.

— Никак нет, — отвечал дядя Митя по-военному и, глядя на огорченного мальчика, потрепал его по плечу. — Там без ветеринарного специалиста нельзя. Да и вопрос решается государственный!

Был бы вопрос несерьезным, не вызвали бы дядю Митю! Саше уже не требовалось особых и длинных разъяснений, что дяди Митина работа самая важная в колхозе. Да и во всем этом горно-таежном кордонном крае и за его синими пределами невозможно и немыслимо сделать что-то путное без ветеринарного врача.

Ну, во-первых, Саша обратил внимание, как, впрочем, обратил бы каждый нормальный человек, что ветеринарная служба носит название государственной службы. Об этом было написано на дверной табличке ветеринарной амбулатории. И от этого пахнущего, седой стариной определения исходили таинственная сила и крепость.

Люди, подобные дяде Мите, отвечали за здоровье миллионного стада крупного и мелкого скота — богатства любой страны.

А во-вторых, служба эта была и есть по природе самая что ни на есть человеческая, хотя ее специалисты отвечают за здоровье и сохранность животных. Но ведь наши «меньшие братья», как называют в народе коров, лошадей, собак, ослов, дятлов, свиней и всякую дикую, полудикую и домашнюю живность, не могут взять да и сказать нам о своих болезнях и недомоганиях. Поэтому в ветеринарные отряды идут добрые и чуткие люди с большим сердцем и ловкими руками.

А в-третьих… Тут история особая. В семье Саши, как и во всех порядочных семьях, не особо ценилось благополучие. То есть ценилось, конечно, но по самому низкому тарифу, по дешевке, прямо скажем, Не было его, ну и ладненько. Ценились по-настоящему лишь честность, доброта и сердечность. Слово «благополучие» в разговорах старших приобретало странный — иронический оттенок.

Вдруг — как снег на голову! Саша узнал от камышовой мухи, что дядя Митя награжден орденом Трудового Красного Знамени. И за что? За благополучие.

— Так что это в конце концов значит? — спросил Саша.

— А то, — отвечала добрознающая муха, — что в хозяйстве уже много-много лет не болели ни животные, ни птицы и все большое совхозное стадо свободно от всяких болезней.

Потом муха долго объясняла мальчику, что суть работы ветеринарного врача — создавать благополучие. А это благополучие не имело ничего общего со стремлением разбогатеть и сытно жить.

За ветеринарное благополучие награды получать почетно.

— Леса вокруг деревни полны грибов, — дядя Митя предлагал Саше выгодное для обеих сторон решение. — Там вас боровики и маслята крепко заждались. Грибница — вещь не только полезная, но и вкусная. Фая будет связной между вами и мной. Наладим сообщение, вроде голубиной почтовой связи. Обеспечишь надежную связь, Фаина Рептильевна?

— Я тут с прорабом Честноганцевым завязла по уши! — в сердцах выпалила муха. — Он у меня опять в карликах бегает. Нашкодил, опять клянется, что «исправится и больше не будет». Но связь, дядя Митя, обеспечу! Конечно, жаль, что в авторитетную комиссию меня не взяли. Я ведь страсть как уважаю делать разные замечания и указания…

Но тут все засобирались по намеченным путям. Только Саша, вспомнив, снова пристал к доктору:

— Дядя Митя, а чем все-таки занимается эта комиссия?

— Это еще лет сто назад началось. У крестьян коровы странно болели. Случай загадочный. И на пастбище коровы день-деньской, и зимой их сытно кормят. Но в один прекрасный день они вдруг начинают быстро и непонятно от чего худеть. А какое молоко от тощих коров?

— Тощее, — заметила камышовая муха. — Синее.

— Мы взяли на пробу землю с тех пастбищ и полей, — продолжал дядя Митя. — А пробы отправили в химическую лабораторию. И секрет сразу раскрылся. Местная земля оказалась бедна на микроэлементы, особенно на медь и кобальт. Теперь нетрудно догадаться, почему животные здесь рано или поздно заболевали. Сейчас на фермах доярки добавляют животным в мучную кашу эти химические вещества. И болезнь исчезает напрочь. Люди из комиссии должны сделать окончательные выводы и дать тамошним крестьянам дельные практические советы, как обогатить землю, а через нее — луга и пастбища.

С этими учеными словами доктор влез на тяжелый, но надежный в сельской местности мотоцикл «Урал» с коляской. Машина выпустила облачко синеватого газа и скоро исчезла из вида.

ДИКАЯ СОБАКА ДИНГО И ДРУГИЕ СОБАКИ

Каждый день в лесных чащах происходят трагедии, драмы и комедии местного характера. Да что говорить о глухой тайге — случаются они и в пригородных рощах, где нет ни медведей, ни волков, ни куниц, ни ястребов.

Чуть зазевалась рыжая белка у людской кормушки — враз налетит из схрона дурной кот Базилио или изловит легкомысленный человек на минутную потеху.

Бродячие кошки и собаки несут в пригородной зоне бдительный контроль за лесными пришельцами, ловко охотятся за ними. Особенно обожают бывшие нубийские, сиамские, сибирские коты полакомиться птенцами. В первое свое лето на земле птенцы живут без всякого чувства опасности — главного чувства животных неприрученных.

Попросили как-то здешние художники дядю Митю рассказать, растолковать по-научному, почему бродит множество собак в городах и близ городов. На все вопросы ветеринарный врач Донников отвечал ясно. Первым делом, это доктор так сказал, первым делом, конечно, люди сами виноваты. Пораспускали котособаковладельцы бывших четвероногих друзей, когда те наскучили. Котособаки, понятное дело, оголодали на воле. Стали они приспосабливаться к новым условиям жизни. От голода животные быстро вписываются в совершенно незнакомую местность — в ландшафт то есть. А скоро начинают охотиться так успешно, как будто именно в здешних местах они родились и прожили сотню-другую лет.

В пригородных, и в горно-поселковых чащах и кущах попутной дичи нет — кого ловить собакам и кошкам? Вот и хватают котособаки под азартную руку, то есть лапу, всякую полезную живность. Опустошение лесов от живого — беда и опасность для людей нешуточная. А болезни? Именно бродяги — брошенные четвероногие — переносят на себе вирусы и микробы от поселка к поселку, от леса к лесу, от больных к здоровым.

Раньше за бродячих собак и кошек отвечала ветеринарная служба. Городские и сельские Айболиты, заводили порядок в окрестностях поселений: отлавливали «бродяг», кормили и лечили.

Нынче такие обязанности выполняют местные коммунальные службы. Да, видно, не справляются пока.

Об этом дядя Митя поведал художникам. Они во время рассказа рисовали в блокнотах портрет доктора — на всякий случай. Доктор не захотел кончить просветительскую беседу словами, о том, что собака — друг настоящего человека, сказал проще.

— Старики, — попросил дядя Митя. — Коли надумаете завести дома кошку, собаку или крокодила — не бросайте их на произвол судьбы до конца дней! Договорились? А заболеют — везите ко мне или вызывайте меня в город. Обязательно приеду!

Художники, конечно, расчувствовались, а один даже прослезился. И все дали обещание, что собак и другую живность бросать не станут ни при каких обстоятельствах.

Обо всем этом думал молодой живописец Артем Просеков. Мастер стоял на лесной поляне перед большим холстом.

На картине, которую заканчивал художник, под совершенно голубым небом с чистейшими белыми облаками качался на слегка расставленных ногах теленок в нежной черно-белой «рубашке».

Маленький теленок стоял на земном шаре. Он заслонял собой весь дивный сельский мир: зеленые замшевые поля, синие реки, озабоченные летней страдой деревни. В его глазах светилась радость от ожидания встречи с добрым человеком: человек должен был взять на себя все заботы о нем — кормить, поить и охранять от болезней.

Некоторые говорят, что это не так, что древнее человека на Земле лишь корова. Она словно бы и родилась раньше для того, чтобы выкормить и обогреть человека, помочь ему стать сильным, умным, добрым.

Теленок тоже появился на свет с этим знанием. А художнику была неведома мудрость малыша, и он пытался разгадать выражение его глаз: уж не научилось ли животное мыслить рядом с человеком?

В километре от художника с его мыслями, картиной и бородой шныряли по кустам в поисках съедобных грибов и ягод Саша и Милорд. Саша набрал целую корзину грибов и пел на весь лес:

Ой, лети, лети, моя машина!

Ой, сколько много крутится колес!

Ой, какая чудная картина,

Когда по рельсам мчится паровоз!

Естественно, что на соседнем участке степенно паслась коза Клеопатра с козлятами. Оставаться с дедом Хироном ей было скучно. Да и что это была за коза, если бы в разгар лета не накормила своих ребят сочным мелколесьем?

А в это же время в тайге шастали три друга-приятеля — три собаки: Шелудивый, Кабздох и Приблудный. Имена, прямо скажем, не очень красивые, но на городских свалках сходило.

Приятели тенью пробрались к поляне, где так замечательно расположилось козье семейство.

Собаки выскочили из укрытия — оскалились, глаза горят в азарте, шерсть, сильно побитая паразитами, вздыбилась.

В жестокий момент коллективной охоты псы потеряли все хорошее, что раньше усвоили от человека за тысячелетия совместного общения, забыли о порядочности в отношении к домашним животным, о выдержке и такте. Словом, в них немедленно проснулся голодный хищник.

Вожак стаи Шелудивый тотчас прыгнул на спину Клеопатре, как старшей и наиболее опасной для них особе. Но, чуткая к псовым с еще доскифской и до-греческой поры, коза вовремя развернулась на согласных копытцах, готовая встретить врага.

В последний миг, паря в воздухе, Шелудивый отчаянно рванулся в сторону. Но бедный пес не успел: Клеопатра достала его острыми, как шпага, рогами и откинула далеко в кусты. Пес взвыл и поскакал в глубь бора зализывать раны и страдать от позора.

Трусливые Кабздох и Приблудный ждали, когда вожак переломит козе хребет, чтобы мигом растащить тушу. Но вот Шелудивый сам попал в переплет. Делать было нечего — собаки бросились вперед. Однако старшему сыну Клеопатры исполнилось три года. Это был настоящий уральский козел (по кличке Арнольд) с привычными для потасовки рогами. По примеру матери козы он выдвинул вперед рога. Псы, наученные первой неудачей, пытались зажать его с двух сторон, но в следующее мгновенье Кабздох был отброшен резким ударом. Приблудный успел зацепить козла клыками, вырвав из бедра кусок мяса. Он примерился еще разок, но разъяренная, как тигрица, Клеопатра стрелой мчалась на собак, мотая головой с такой скоростью, что казалась двуглавой и четырехрогой.

Псы струсили и отпрянули к кустам, намереваясь напасть снова. Ведь еще два совершенно маленьких козленка затаились между матерью и старшим братом. Дело принимало скверный оборот.

Художник Просеков услыхал собачий визг совсем рядом с собой. Поначалу он не обратил на то особого внимания — мало ли взвизгиваний и тявканья раздается в наших дремучих лесах.

Вдруг сквозь злобный псовый лай послышалось низкое боевое блеяние. Мастер понял, что творится неладное.

Схватив большую дубину и уронив впопыхах этюдник, Просеков ринулся на шум. Не успел маэстро пробежать несколько шагов, как из кустов вывалилась, чуть не сбив его с ног, скулящая собака, похожая на волка. То был Шелудивый.

По кровавому следу Артем Просеков выскочил на поляну. Он чуть было не опоздал: оба пса готовились к решающему прыжку. Мастер, размахивая дубиной, разогнал собак. И тут, точно ожидая человеческой помощи, Арнольд рухнул в траву.

Из глубокой раны животного шла кровь, и художник в растерянности огляделся. Надо сказать, что этот взрослый человек не умел лечить животных, Он даже не знал, как остановить кровь. Впрочем, этого не умеют еще многие большие и маленькие граждане.

АРНОЛЬД В НАДЕЖНЫХ РУКАХ

— Внимание, Саша, тише! — крикнул Милорд, подняв морду и пошевелив ушами. — Клеопатра где-то вопит!

— Померещилось, — беспечно ответил Саша. — Это, наверное, комары гудят.

— Нет, это… Клеопатра сражается с моими, одичавшими родственниками! — еще громче забасил гончак, убедившись в своей правоте.

Они помчались по лесной тропинке. Сначала им попался опрокинутый этюдник Артема Просекова и нарисованный теленок. А еще через несколько минут мальчик и Милорд вылетели на поляну, где художник беспомощно склонился над раненым животным.

— Разыщите дядю Митю! — торопливо сказал Просеков, завидя юных ветеринаров. — Арнольд потерял много крови. Боюсь, что не выживет!

— Надо раненого в ветеринарную амбулаторию! — быстро приказал мальчик, приняв решение и сразу повзрослев. — Понесем на руках!

— А я и на спине могу товарища нести! — предложил услуги добрый и жалостливый Милорд — ему хотелось спасать козла вместе со всеми.

И все побежали назад, в деревню. Перед этим Саша снял с себя рубашку и крепко перевязал бедро животному, чтобы приостановить кровь. И несли его осторожно, почти на вытянутых руках, хотя было тяжело и неудобно. Пот залил бородатое лицо художника и бледное лицо мальчика. Даже Милорд вывалил язык на всю длину, и бока его вздымались и опадали от частого дыхания. Бежала за ними коза с сынами.

Раненый козленок иногда чуть слышно постанывал, совсем как человек. Глаза его были темны и безучастны.

Наконец показалось село, пустынное, как и всегда днем в пору страды. Саша мигом открыл дверь, и художник внес Арнольда в Дом спасения животных. Клеопатра печально замерла у крыльца. Печаль и тайная её тревога объяснялась тем, что дядя Митя не показывался на горизонте.

Козла надо было спасать — помощь требовалась срочная.

— Милорд! Давай за доктором! — попросил мальчик.

Он написал записку и сунул Милорду в зубы. В письме говорилось: «Дядя Митя! Требуется помощь! Это случилось не со мной! С Арнольдом! Все равно очень жалко, и я его пока полечу самостоятельно, потому что ждать нельзя! Поторопитесь! Саша Донников».

— Надо что-то делать! — напомнил художник, хотя было ясно и без этого. — Измучилось животное совсем!

— Начнем операцию! — произнес мальчик. — Будем делать, как в книге написано!

— По науке сверимся! — художник стащил с полки толстую книгу в зеленой обложке.

Но Саша не стал дожидаться. Один раз, когда дядя Митя делал операцию, мальчик подавал ему инструменты.

Саша взял ножницы и выстриг вокруг раны большое пространство, чтобы грязная шерсть не попала в рану.

Потом он тщательно промыл кипяченой водой рану, пока кровь не остановилась.

— Держите больного крепче, чтобы не упал со стола! — сказал Саша и выскочил во двор.

Художник и Милорд не знали, что и подумать. Но Саша вернулся скоро. Он принес с собой полную сумку репейных листьев — лопухов.

Лопухи обладают особым секретом. Они убивают микробов и паразитов, которые тотчас заводятся на любой ране, — и рана быстро заживает. Кто не знает об этом свойстве — попробуйте испытайте.

Саша долго промывал репейные листья Потом прокрутил их через мясорубку. Получилась темно-зеленая кашица, наподобие зеленой сметаны.

Вот эту кашицу из листьев Саша наложил на рану и крепко-накрепко перебинтовал.

Он действовал так точно и ловко, что Арнольд даже не пошевелился во время операции, а художник Просеков не сдержал удивления и одобрительно сказал:

— Ты, Саша, работал красиво, как настоящий художник ветеринарного дела!

— А чья школа? — раздался знакомый голос камышовой мухи, которая только влетела в комнату и сразу все поняла. — Моя и дяди Митина, хотя надо признать, что ученик попался способный!

А потом бережно отнесли Арнольда в козлятник к деду Хирону, который долго сокрушался и стонал, будто не козленку, а ему бродячие собаки нанесли глубокую рану.

— Вы, дедушка, не убивайтесь, — утешил старика Саша. — Я за вашим животным до полного выздоровления следить буду. Я ему сейчас антибиотики приготовлю на всякий случай, только подожду дядю Митю. Без него никак нельзя!

— Тут главное витамин! — не согласился дедушка, который по душевной простоте не очень уважал химические лекарства, а все напирал на витамин, подозревая его не только в растениях, но и в воде, и в камне, и в воздухе. — А ты еще молод, чтобы уяснить это в полную силу. Но, однако, ты молодец! Я было огневался, как услыхал, что малец моего Арнольда по болезни лечит, а сейчас вижу — молодец парень! Ох и молодец!

— Я тоже сегодня молодцом! — похвасталась Фаина, когда все уселись на высокое ветеринарное крыльцо, ожидая дядю Митю и Милорда. — Закончила перевоспитание трудного прораба Честноганцева. Он вообще-то был трудным подростком, и на него махнули рукой в свое время. Потом он стал трудным студентом, трудным строителем и вообще трудным человеком. Долго же мне пришлось с ним биться, думала — не одолею. Но добротерпение помогло.

Тут появились взволнованный дядя Митя и запыхавшийся Милорд. Бросив мотоцикл на улице, доктор и юная компания пошли глядеть Арнольда. Дядя Митя проверил повязку, пощупал у животного пульс, велел деду Хирону не беспокоить раненого и оставить на время одного в помещении.

— Завтра Саша зайдет утром, проверит, как протекает процесс, — сказал он дедушке Хирону. — Он и сделает все, что нужно. Через недельку Арнольд забудет о ране.

— Значит, животное своему новому фельдшеру доверяешь? — сощурился в хитрой улыбке бывший печник. — А ничего, ладный паренек у тебя, хотя, конечно, молод для фельдшера.

А вечером пили чай. Дядя Митя рассказывал неторопливо, что они делали в том хозяйстве, где раньше коровы худели, и как всех удивил прораб Честноганцев. Сначала районное начальство подумало, что тот в бреду. Прораб влез на трибуну и стал кричать, что больше так не может жить и сокращаться, что настырная муха хочет превратить его в карлика. Позднее, на колхозной сходке, при всем честном народе, прораб обещал быть кристально честным, а козе Клеопатре, которую всегда обижал зря, — построить козлятник из личного лесоматериала и покрыть его белым шифером за свой счет. И тут все стали хлопать ему, а потом бросились обнимать и целовать, точно он совершил геройский поступок.

— Не верю я этому представителю человеческого рода! — в сердцах признался Милорд, вспомнив о нераскаявшемся хозяине.

— Вот и зря! — убежденно сказал дядя Митя. — Лично я не знаю человека, который рано или поздно не раскаялся бы в плохом.

Тут раздался грохот за домом. А потом прибежал дедушка Хирон в смятении ужасном и закричал с порога:

— Ко мне воры нагрянули! Строения рушат!

И все, конечно, помчались во двор к бывшему печнику так быстро, как могли. Только дядя Митя, хотя и бежал со всеми вместе и даже впереди, знал, что никакие это не воры-грабители, потому что их в деревне отродясь не водилось.

Но ветхие строения, в которых помещалась живность деда, и впрямь развалились, как по мановению волшебной палочки, и груда досок и балок возвышалась на ночном дворе.

— Люди добрые! — сокрушался дедушка Хирон. — Гляньте на это столпотворение.

— Я знаю, кто это сделал! — перекрывая шум, крикнула камышовая муха. — Гражданин Честноганцев, выходи к народу! Не прячься! Все равно тебя вижу!

— Вот тебе и осознал! — огорчился дядя Митя, который всегда переживал за чужие плохие дела, как за собственные. — Выходите из укрытия, Честноганцев!

Действительно, за деревянными щитами притаился взъерошенный прораб. Но как только к нему обратились, он тотчас вышел и стал тихо оправдываться:

— Нечаянно получилось, товарищи! Только до угловой сваи дотронулся — враз все рухнуло. Но я же хотел как лучше, чтобы бесшумно было и как бы подарочно…

— Это как понять? — завопил бывший печник. — Это ты из моей Клеопатры хотел себе подарок сделать? Животную замыслил увести?!

— Никого не думал уводить! — защищался Честноганцев в сильном волнении. — Я, товарищи, хотел один, как обещал на сходе, домик выстроить для Клеопатры с потомством. Чтоб, значит, зимой ей тепло было.

— Дак ночью почему, вражий ты сын! — домогался дедушка, смекнувши уже о выгоде предприятия. — Днем ведь виднее!

— Привык я ночью, — чуть слышно отвечал прораб. — Все для себя в это время работал. А теперь вот и для других хочу!

— Ну, что я говорил? — обратился к собравшимся дядя Митя, и даже ночью было видно, что доктор доволен поворотом событий. — Человек доброе дело затеял, а мы накинулись!

— А Клеопатра, где и козлята? — спохватился Саша, который чуть было не забыл про спасенного Арнольда. — Там перевязанное животное лежало!

— А я их всех пока у себя дома пристроил, — смутился Честноганцев. — У меня места много, а живности никакой не держу! Мне бы вот такую муху раньше встретить — скольких бы ошибок и падений избежал! Подумать только, я ведь всегда к мухам относился с ненавистью или недоверием. Фаина Рептильевна, разрешите, я вам улей построю отдельный?

— Ну уж нет, — отрезала камышовая добронаставница. — Давайте за козлятник приниматься!

И все стали строить хоромы для козы Клеопатры, геройски отразившей наскоки голодного врага, и каждый делал то, на что был горазд.

Дядя Митя и дедушка Хирон укладывали толстые сосновые брусья на старый, но каменный фундамент. Окрыленный прораб Честноганцев прорезал бензопилой двери и окна, в стенах и покрикивал на плотников, чтобы мха не жалели, а побольше в щели забивали. Он беспокоился, чтобы коза зимой не поморозилась по небрежности строителей. Саша с Милордом оттаскивали и подтаскивали всякий нужный инструмент, пиломатериалы, обрезь.

Фаина Рептильевна взяла на себя руководство ночным строительством. У нее было три пары рук, то есть ног, поэтому дело пошло шустро.

А потом прибежал на шум художник Артем Просеков и заявил, что сделает резные наличники на окнах, пусть это и козий дом.

— Красота, она и козе приятна, как ласковое обращение и слово! — оправдался мастер.

Он сложил рупором ладони и стал выкликать со звездного неба вредную подружку:

— Гидрушка! Посвети-ка нам тут!..

И перед очарованными плотниками явился длинный светящийся хвост, похожий на хвост кометы, если стоять от него в двух шагах. Ослепительного света не было, но стало видно, как днем.

Дружными усилиями к утру козлятник поставила, натаскали туда соломы. Затем Честноганцев сбегал к себе и привел козье семейство. Увидев новые хоромы, Клеопатра заблеяла на округу — благодарила за нечаянную радость.

Для раненого Арнольда отгородили специальный угол. Саша принес и рассыпал здесь три больших ведра свежих опилок — чтобы козлу удобнее было лежать и выздоравливать. Вроде эти сосновые опилки, подсказал Честноганцев, какое-то время выделяют, фитонциды — летучие вещества, напрочь истребляющие разного рода микробы, плесень и грибки.

Арнольд был крайне доволен вниманием и по-своему благодарил мальчика.

— Я лишний, а вернее, нелишний раз убедился, что ты не веришь сказкам, которые распространяют о нас некоторые зловредные люди.

— Это насчет огорода? — немедленно полюбопытствовала Фаина Рептильевна. — Враки, конечно!

И так далее. О многом еще переговорили и долго спать не шли.

Один художник Просеков молчал. Он притащил этюдник и рисовал всю бригаду при свете согласной Гидры.

КОНЕЦ ИСТОРИИ

Вот и кончились для Саши сельские каникулы. Пора было лететь домой — родители возвратились.

И собрались на знакомом зеленом аэродроме дружной ветеринарной семьей, кстати, неплохо поработавшей за эти недели по спасению животных Кордона и его окрестностей.

Провожал Сашу дядя Митя. Совсем нетрудно угадать, что за ними увязались и пегий гончий пес Милорд, и камышовая кудесница Фая, и беспокойная коза Клеопатра с потомством.

— Это тебе от колхоза за помощь! — сказал дядя Митя на прощанье. — Будешь вспоминать Кордон. Может быть, захочешь приехать на следующее лето. На фермах колхоза найдется еще много настоящего дела для тебя! А если будет охота и желание, зачислим в ветеринарные помощники как настоящего специалиста. Будешь и зарплату получать — ты ведь станешь через год почти взрослым парнем. — С этими словами колхозный доктор Айболит протянул мальчику большую кожаную сумку с крестом милосердия.


Дядя Митя - Айболит

— Приеду обязательно! — пылко пообещал Саша. — Вот увидите. Дома мне будет грустно без вас… А можно приехать и на зимние каникулы?

— Только не на козе, — ввернула ехидная Фаина.


Но еще до зимы Саше выпал случай показать свое ветеринарное мастерство, то, чему он научился у дяди Мити. Произошло это немного спустя, когда мальчик пошел в школу.

Тогда в город приехал Новый цирк. Круглые тумбы для объявлений, зеленые аккуратные заборы и кирпично-красные брандмауэры городских зданий запестрели цветными афишами и программами. Люди в городе сразу стали как будто веселее и беспечнее и смеялись чаще обычного. Народ валом валил на остроумные веселые представления цирковой труппы. Те, кто побывал на зрелище, с восхищением рассказывали обо всем увиденном знакомым.

В Новом цирке многое действительно было новым. Никогда еще жители города не видели эквилибристов на маневровом тепловозе, искусных жонглеров метеоритами, гимнастов на слонах и славного бегемота-шпалоглотателя.

Два клоуна за неделю «вымыли» все печали и горести из города. Клоуны привезли необычайную программу. Впервые в истории на арене цирка вместе с людьми выступали дрессированные бройлерные куры.

Саша, конечно же, не мог упустить такой редкий случай. Вместе с приятелями он нетерпеливо дожидался дня Посещения зрелища. И наконец тот день настал.

В воскресный полдень 22 сентября мальчик сидел во втором ряду партера. Сказать «сидел» — слишком слабо. Мальчик парил над залом, от радости не ощущая тела.

Представление было волшебным и чудесным, каким оно и должно быть. Номера менялись стремительно и красочно, как стекла в калейдоскопе.

И вот настал момент «коронного» номера. На круглую освещенную арену выбежали, отчаянно хохоча, клоуны в маленьких шляпках и длинных башмаках. Толстый Витек и худой Сим вертелись в хороводе птиц и спорили, кто из них ловчее.

— Мужчина должен быть толстым, но проворным! — кричал Витек.

Он бегал кругами за курами, падал и не мог схватить ни одну. А Сим гипнотизировал птиц движением руки. Он брал курицу на руки, потом укладывал на арену, вытянув и слегка повернув ей голову, и птица лежала неподвижно.

Потом они будили птичье стадо, и начинались чудеса другие. Куры взлетали под самый купол и планировали над креслами и зрителями, совершенно забыв о том, что курица — не птица. Они плавали в бассейне нисколько не хуже уток и гусей. Парами играли в настольный теннис, посылая друг другу звонкие целлулоидные шарики ударами крыльев.

И вдруг в середине представления самая красивая белая и большая птица рухнула и вытянулась на ковре. Сим захохотал, как будто это и должно было произойти по программе. Витек унес бройлера за кулисы. А Сим бегал проворно, острил, но Саша догадывался, что клоун растерян.

Неведомая, но упрямая сила подняла Сашу из кресла и перенесла в служебное помещение цирка. В одной из комнат мальчик заметил встревоженного Витька и еще нескольких акробатов, силачей, гимнастов. Только врача не было. Оказалось, что птица накануне объелась, по недосмотру, арахисовыми орехами, и ее мучило удушье. Люди суетились, ощупывали птицу и говорили о ветеринаре.

Послали за доктором, который должен был по договору с дирекцией лечить заболевших зверей и птиц-артистов. Но гонцы скоро возвратились и сообщали, что доктор исчез, будто бы вызвали его по срочному делу. Витек с красным лицом бегал с курицей на руках, рыдал и проклинал арахисовые орехи. Казалось, красивую птицу ожидал ужасный конец. Никто не мог ничего дельного посоветовать несчастному клоуну.

Саша вышел на середину комнаты. Оглядев артистов, он вдруг громко сказал:

— Надо спасать птицу! Разрешите — я сделаю операцию!

Люди зашумели еще сильнее, замахали руками, тесня мальчика из помещения. Но Витек поднял руку и, дождавшись, когда шум поутих, заявил:

— А я верю мальчику! Я чувствую, что мальчик сможет сделать то, о чем просит! И мы с Симом доверяем ему жизнь нашего лучшего птичьего артиста!

Всех удалили из комнаты. Униформисты подготовили стол для операции, накрыли его белым полотном, принесли саквояж пропавшего ветеринара с хирургическими инструментами.

Саша натянул на руки резиновые перчатки. Он протер спиртом птице снаружи шею, предварительно удалив перья. Потом взял скальпель и аккуратно и ловко рассек куриное горлышко. Мальчик промыл птице зоб и горло, освободив их от содержимого. Потом, не медля ни мгновения, зашил горло обычной иголкой с суровой ниткой. Обработанное место он густо смазал йодом.

Мальчик казался спокойным и деловитым. Но операция потребовала от него истинного мужества и отваги. Да и как иначе! Ведь он решился на самостоятельную операцию.

Прошло несколько минут в тяжелом молчании. Слезы в больших раскрашенных глазах Витька застыли, боясь выкатиться и побеспокоить больную птицу. Тут прибежал, закончив номер, и Сим с опрокинутым лицом.

В это самое время бройлер вскочил и резво, предварительно отряхнувшись, побежал между ног любопытных и любознательных циркачей. На Сашу бройлер и не поглядел, хотя, конечно, он не знал, что его оперировали и что мальчик был главным хирургом. Артисты радостно закричали, засмеялись, стали аплодировать, будто бы Саша сделал фокус. Потом силачи подхватили его на руки и стали качать.

— А ну-ка, погодите! — закричали в один голос Витек и Сим. — Мы желаем отблагодарить маленького Айболита!

И они подарили Саше большой билет со своими автографами. По такому билету мальчик мог ходить на все представления клоунов в любом городе страны, разумеется, бесплатно.

— Не давайте птице есть до утра, — прощаясь, предупредил Саша, который, конечно, обрадовался такому щедрому подарку клоунов, но даже в радости не забыл дать полезный совет.

И опять в Новом цирке начались выступления птиц и клоунов. Зрители, глядя на самого большого бройлера, и не подозревали, что курица перенесла сложную операцию и что делал ее хирург — мальчик Саша Донников.

ВМЕСТО ПРОЩАЛЬНЫХ СЛОВ

Удивительна все же эта неприметная страна — уральская деревня Кордон.

Живут здесь сметливые, справедливые и сильные люди: хлеборобы, животноводы, механизаторы, строители. И ветеринарные врачи, такие, как дядя Митя, и начконы, подобные товарищу Жукову.

Крестьяне выращивают хлеба и кормовые травы, корни и клубни, ухаживают за лошадьми и коровами, овцами и птицей, облагораживают поля и сенокосы, пашню и бросовые земли, собирают урожай. Ветеринарные специалисты следят за здоровьем и крепостью животных, а если надо — лечат их.

Самое удивительное, этого даже в старых сказках не встретишь, — что в нашей горно-таежной области с суровой погодой и капризным климатищем селяне собирают богатые, впрямь южные, урожаи ячменя, ржи, пшеницы и картофеля, получают от чистопородных классных дойных стад море молока, выращивают ценных, известных на весь мир животных и птиц.

Конечно, есть там чудеса и попроще, как и в любой деревне. Даже не чудеса, а так — наклонности.

В том же Кордоне люди видели, кроме известной нам камышовой доброискательницы, стеблееда зигзагообразного, гуденожку мохнатую, луковичную мышь, которая питается шелухой, турбинокрылую ворону. О каждом из них можно рассказывать часами и писать стихами.

Вдруг стал известным в области бык Гаврилов тагильской породы. Этот мог свободно перемещаться в воздухе, хотя весил около тысячи килограммов — с такой силой притягивала его к себе Земля.

Как-то бык Гаврилов вздумал прогуляться по скотному двору. Накануне прошелестел дождь, и на земле сверкали большие лужи. Чтобы не мочить копыт, бык пару раз перелетел через выбоины и ямы. Эту невероятную картину углядели из окна правления члены очередной комиссии.

— Быки не летают, так же как собаки не разговаривают! — авторитетно заявил первый член комиссии, когда Гаврилов завис над колдобиной. — То доказано абсолютно всеми научными и исследовательскими учреждениями.

Думаете, председатель правления колхоза товарищ Петугин тут же заспорил, загорячился? Совсем наоборот, как и подобает рассудительному хозяину.

Петугин рывком распахнул окно и ласково позвал:

— Гаврилов! Можно чуть поближе?

И чудо повторилось для недоверчивых гостей.

Бык слегка набычился, красиво опустив к земле мощную голову с короткими волосами римских императоров, сосредоточился — и полетел над невозмутимыми дворовыми сооружениями.

— Жвачное летит! Как же так?! — ахнула вразнобой авторитетная комиссия. — Вразрез с последними достижениями по скотоводству!

— То для Гаврилова пустяки. Он и порхать умеет, если, конечно, в настроении пребывает! — разъяснил приезжим довольный председатель колхоза Петугин, сверкнув белоснежными зубами человека, отродясь не курившего табаку. — Наш Гаврилов сам по себе сосредоточиваться научился, без подсказки. А это для полетов — главное, все же остальное — дело техники.

— Но летающий бык — это, простите, не полезное животное, — попробовал возразить председателю недоверчивый член комиссии. — Это, извиняюсь, уже животное мифическое, сказочное, и бесполезное для народного хозяйства!

— А не скажите! — живо перебил его председатель Петугин. — Мы с доктором Донниковым, нашим ветеринарным врачом, мечтаем получить от него потомство чисто летающее. Представляете, сколько мы на одних только перевозках скота сэкономим денег! Миллионы!

— Уже начата работа по выведению быколетов? — заинтересовался любознательный член комиссии.

— Все это — в недалеком будущем, — просто объяснял товарищ Петугин. — А насчет того, что Гаврилов наш не волшебный, не мифический, так это не трудно проверить. Вчера, резвясь, он зачем-то бульдозер через себя перекинул — такое сказочным животным не под силу!

— Голубчик, скажите, пожалуйста, что это за энтузиаст бычьих перелетов доктор Донников? — настоятельно интересовался недоверчивый член комиссии.

— Дядю Митю у нас называют доктором Айболитом! — с удовольствием растолковывал председатель. — Это мастер из мастеров ветеринарного дела. Он что угодно сделает с животными, они ему крепко доверяют!

— Но ведь никакого доктора Айболита в жизни не было! — вскричал член комиссии. — Это все выдумки Корнея Ивановича Чуковского!

— Для кого не было, а для кого и сейчас есть! — в один голос проговорили Милорд, Клеопатра и камышовая муха Фаина, войдя в помещение. — Вон он сам — на ферму торопится!

— Ну, это меняет дело! — непонятно сказал недоверчивый.

Вот такие события разворачивались совсем недавно в уральской деревушке Кордон, принимая самые неожиданные направления.

Но обо всех сразу и не расскажешь…

Художник М. М. Кошелева

Дядя Митя - Айболит

home | my bookshelf | | Дядя Митя - Айболит |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу