Book: Нехоженая земля



Нехоженая  земля

ДИКИЕ РАВНИНЫ

- Да, я знаю об этой карте. Она была разделена между нами - между Колдунами. Свою часть я подарил Арле Кан, когда она начала собирать коллекцию манускриптов. Вторая хранилась у Каспиэна, третья у Тирэно.

- Я все это уже знаю, - нетерпеливо перебила женщина в черном плаще рассказ высокого длинноволосого и седобородого чародея, - Что это за карта, и почему она так нужна посланцам Агенора?

- Я не знаю, - чародей пожал плечами; его остекленевшие глаза смотрели сквозь темную фигуру женщины, - Возможно, все дело в четвертом фрагменте. Он у Южных Колдунов в стране Нумар.

- В стране Нумар?! - свистящий шепот, в котором прозвучали одновременно изумление, страх и гнев, потряс высокие своды затемненного зала, - Неужели, они едут туда? Я должна их увидеть. Сейчас же!

- Нет ничего проще, госпожа, - заметил чародей, - Прикажи зеркалу.

Женщина в черном хлопнула в ладоши, и покрывало, шурша, упало с высокого узкого зеркала, стоявшего у стены. Его стеклянная поверхность с точностью отражала мрачное убранство зала и стоящих посередине чародея и Темную госпожу.

- Покажи мне их, - тихим и властным скрежещущим голосом потребовала госпожа, - Где посланцы ильраанского регента и мой демон?

Зеркало словно услышало вопрос. Оно помутнело, стало серым, а потом...

Горы отступали постепенно, сначала переходя в серые каменистые предгорья, затем в плоские безлесные холмы, едва поросшие жидкой травой. Наконец, через два дня пути впереди возникла бескрайняя равнина, широкая и открытая. По небу над нею бежали волнистые облака. На ветру колыхались высокие травы зелено-серебристого цвета, словно припорошенные снегом. То здесь, то там поднимались вверх серые волнистые каменные глыбы. Ветер, продувавший равнину насквозь, источил и отшлифовал их бока и придал им причудливые очертания. Они были похожи то на спящих драконов, то на бегущих лошадей, то на человеческие головы, то на странные фигуры, закружившиеся в танце. И все это сливалось в один удивительный вид, дикий, суровый, но прекрасный. Маленький отряд из семи путешественников и дикого черного кота остановился на вершине каменной гряды, чтобы полюбоваться этим видом сверху.

- А Занбаар не такая уж ужасная страна, как о ней рассказывают, - заметил Орн и пустил коня вскачь.

Его великолепный вороной конь легко перепрыгивал через рытвины, камни и овраги. Он унес всадника далеко вперед от всех остальных. Подставив лицо ветру, Орн мчался среди шелестящих серебряных трав и вздымающихся к небу серых скал. Его охватило чувство необыкновенной свободы и сознание того, что мир прекрасен. Ему казалось, что он находится здесь потому, что сам по собственной воле едет туда, куда глаза глядят. И всем остальным, когда они глядели на Орна сверху, на секунду показалось то же самое. Даже Тарилор забыла о своей сдержанности и осторожности. Она хлопнула своего голубого единорога по шее, крикнула ему что-то по-эльфийски и поскакала догонять Орна. Длинноногий единорог быстро догнал черного коня, и Тарилор с Орном несколько минут скакали наперегонки, поочередно обгоняя один другого. Другим путникам было весело и радостно смотреть на то, как они дурачатся, словно дети. Когда эльф и демон вернулись довольные и разрумянившиеся от быстрой скачки, весь отряд, спустившись с каменной гряды, ступил на равнину.

- Новая дверь ждет нас на равнине за Изумрудным лесом, - сказал Вернигор, указывая на северо-восток, - Еще день пути - и мы у цели.

Тарилор достала из своей сумки сафьяновый футляр с картой и расстелила карту прямо на луке седла.

- Мы можем добраться быстрее, если проедем через Южную пущу, мимо королевского охотничьего замка Берганбор, - сказала она.

- Я бы предпочел путь через открытое место по равнине, - заметил Вернигор, и легкая тень омрачила его взгляд, - Но ты права, так действительно быстрее.

- Я же тебе говорил, - Юн, сидевший на лошади за спиной Ильи, перегнулся через его плечо и зашептал ему в ухо, - Его выгнали из ордена Крылатого Льва и из королевских телохранителей!

-"Занбаар - суровый край, до конца не покоренный ни людьми, ни эльфами, ни гномами, ни даже гоблинами и вообще ни одним из народов. Чем дальше на запад, тем непредсказуемее и опаснее становятся его земли и путешествия по ним. Самые обжитые и мирные места в Занбааре находятся на востоке, в близости от Страны Чародеев. Но так издавна сложилось, что страна Занбаар, породившая стольких темных магов, в том числе и самого Умадана, не ладит с Ильрааном. Даже занбаарские короли чувствуют нелюбовь к восточным соседям, и столицу свою Занрабад и королевский замок Аводор возвели они на северных землях, прилегающих к Аладану. " Может, не будем читать дальше? От чтения в седле меня уже укачивает, - с этими словами Юн захлопнул книгу Лина Доруна и убрал ее в торбу, висевшую на плече у Ильи.

- А от поедания чего-либо в седле тебя не укачивает? - спросил Кадо.

- Нет, - надменно вздернув острый носик, ответил юный чародей, - Еда - это святое! Жаль, она бывает только три раза в день.

- А в последнее время и того реже, - грустно усмехнулся Илья.

- Ничего, вот доберемся до Южной пущи и устроим привал, - сказал Нок, - Если наш командир позволит.

Гном резво бежал рядом с серой лошадью, на которой ехали Илья и Юн, держась рукой за стремя. Он пыхтел от усталости и говорил с натугой, но проявлять слабость в присутствии эльфийки, ехавшей впереди на единороге, ни за что не желал. Вернигор также пешком бежал рядом с Кадо, сидящим верхом на рыжей лошади. Но ему это давалось куда легче. Илью удивляла недюжинная выносливость этого худощавого и на вид не очень сильного человека. Занбаргардский кот тоже бежал рысью рядом с лошадьми и единорогом, словно маленькая лошадка. Вот уж кому такое путешествие не доставляло хлопот.

- Нок, может, тебе оседлать кота? - насмешливо посочувствовал гному Орн, видя что с того градом катится пот.

- Гномы не ездят верхом, - гордо пропыхтел Нок, - Гномам этого не надо.

- Тогда мы сейчас останемся без гномов, - заметил Орн, - Мне скучно одному на такой большой лошади. Может, поедешь со мной?

- А-а, ты боишься ехать один? - обрадовался Нок, - Тогда другое дело! Я поеду с тобой, чтобы ты не боялся.

Орн поравнялся с лошадью Ильи и втащил гнома на седло позади себя.

- Главное, чтобы ты сам не боялся, - язвительно заметила Тарилор себе под нос.

- Вернигор, а ты не устал? - заботливо спросил Илья у заклинателя драконов.

- Я привык, - пожал плечами Вернигор.

Пустынная равнина тянулась вокруг, сколько хватало взгляда. Кругом маячили серые камни фантастических очертаний, и не было видно ни души. За целый день пути маленький отряд никого не встретил по дороге. Ближе к вечеру равнина начала спускаться под уклон.

- Скоро мы въедем в долину Серебряной реки. На ее западном берегу стоит замок Берганбор, а на восточном начинается Южная пуща, - сказал Вернигор, и его лицо снова омрачилось, - Южная пуща - это начало Изумрудного леса.

- Замечательно, - сказала Тарилор и хотела ехать быстрее, но Вернигор жестом остановил ее.

- Не спеши, а то твой скакун ноги себе переломает, - сказал он, указывая вперед.

Всадники привстали на стременах и тогда только увидели, о чем говорит Вернигор. Впереди, у них на пути широкое покрывало равнины обрывалось, точно его срезали ножом. Крутой обрыв вел вниз, в долину. Там пейзаж резко менялся. Каменные глыбы исчезли точно по мановению волшебной палочки. Кругом раскинулись луга и холмы, между которыми изгибалась узкая глубокая река. Воды ее в свете солнца отливали серебром. На правом берегу на вершине плоского холма стоял хорошо укрепленный замок с узкими, словно печные трубы, башнями. На самой высокой из них вился по ветру флаг с изображением черного орла, раскинувшего крылья в полете.

- Королевский штандарт, - сказал Юн, приложив руку козырьком ко лбу, чтобы лучше разглядеть замок.

- В замок мы не поедем, - сказал Вернигор, - Мы даже мимо не проедем, потому что нам туда.

Он указал на другой берег реки. Там холмы были покрыты редкими перелесками, которыми начиналась Южная пуща.

- А в замке, наверное, обед, - вздохнул Юн.

- Тебя все равно не приглашали, - строго заметила Тарилор, - Здесь опять будем спускаться пешком, как в долину Семиречья в Ридэле.

- Вот и хорошо, - сказал отдохнувший Нок, - А то так надоела эта лошадь. Если бы мой друг Орн не боялся ехать один, я давно бы уже пешком пошел.

Блеск речной воды, переливавшейся на солнце серебристыми бликами, вскоре погас, скрытый стволами деревьев и кустами орешника, зеленевшими повсюду. Спустившись в долину, путники въехали в перелесок. Редкие группы деревьев постепенно густели и вскоре превратились в непроглядный лес, коим и являлась Южная пуща. Лес был старый и дремучий, но не выглядел враждебно. Сквозь шелестящую под ветром листву проглядывали косые солнечные лучи, в яркой зеленой траве стрекотали насекомые, а на ветвях звонко щебетали невидимые глазу птицы. Проехав по тропинкам Южной пущи примерно милю, путники въехали на поляну, заросшую синими колокольчиками.

- Красота какая, - сказал Нок, - Может, привал сделаем?

- Стоит отдохнуть перед длинным переходом через Изумрудный лес, - согласился с ним Вернигор.

- Хорошо, - кивнула Тарилор, останавливая единорога, - Но недолго.

- Недолго, так недолго, - согласился Кадо, слез с лошади и сразу же нашел на поляне самое удобное место для отдыха, расстелив там одеяло.

Илья и Юн сели на одеяло рядом с ним. Орн пустил своего вороного пастись на травке, а сам присел на пригорке, освещенном солнцем, подставив лицо теплым лучам. Остальные тоже устроились немного отдохнуть. Юн сразу же полез в торбу Ильи, потом в торбу Кадо в поисках съестного и выудил оттуда круглый ржаной хлеб, головку сыра и несколько яблок.

- А надо бы нам пополнить свои запасы, - неодобрительно глядя на скудную еду, заметил он.

- Вот иди и насобирай грибов, - сказал ему Кадо, - А то от вас, чародеев, никакой пользы.

- Действительно, - согласился Илья и посмотрел на Юна с притворной строгостью.

- Ну и пожалуйста, - обиженным голосом заявил чародей, вытащил из торбы миску и пошел в лес.

Илья и Кадо прыснули со смеху, глядя ему вслед.

- За грибами с миской! Надо же до такого додуматься.

Тарилор тем временем развернула на траве карту Колдунов, сложив два треугольных фрагмента зубцами вместе.

- Сначала мы пройдем напрямик через пущу. Потом пару миль по равнине. Затем проедем через Изумрудный лес в восточной его части, и к завтрашнему вечеру, выехав из леса, мы найдем дверь в Аладан, - сказал ей Вернигор, не заглядывая в карту.

- Ты хорошо знаешь эти места, - проследив по карте пальцем маршрут, который назвал Вернигор, сказала эльфийка.

- Да, неплохо, - согласился заклинатель драконов.

- Ой, подосиновики! - раздался из ближайших зарослей обрадованный визг Юна, - Можно сварить грибную лапшу. Еще бы где-то саму лапшу достать.

- Из него не выйдет волшебника, - горестно вздохнул Кадо, - Он думает только о еде.

Не успели все посмеяться над прожорливым чародеем, как из-за деревьев послышался его испуганный крик. Вернигор, Нок и Орн схватились за мечи. Тарилор потянулась к своему луку. В том месте, куда ушел Юн, затрещали ветки кустов, послышался стук быстрых шагов. Из разросшихся кустов можжевельника на поляну выскочил здоровенный вепрь. Кадо непроизвольно обхватил колени руками. Илья не удержался и вскрикнул. Но испуг мальчиков был совершенно напрасен: дикое животное промчалось по поляне мимо путников, даже не взглянув в их сторону. Глаза вепря были налиты страхом. Примяв на своем пути колокольчики, он скрылся в чаще на другом конце поляны. Стоило ему исчезнуть, где-то в глубине пущи послышался протяжный и глубокий звук рога.

- Что это? - удивился Орн.

- Король охотится, - Вернигор снова помрачнел.

- Ой, мои подосиновички! - запричитал Юн, который, испугавшись вепря, уронил миску, полную грибов.

Он нагнулся, чтобы собрать рассыпавшиеся по траве трофеи, но не успел. Ветки снова захрустели и затрещали, и на тропинку прямо перед чародеем на полном скаку выехала всадница. Увидев мальчика, она поспешно придержала коня. Юн отскочил, выронив миску из рук. Великолепный длинноногий иноходец золотистой масти затанцевал на месте, топча лежащие на земле подосиновики.

- Мои грибы пали смертью храбрых, - обреченно вздохнул Юн.

Всадница отвернула коня в сторону и выехала на поляну. Юн поплелся за ней следом, с любопытством ее рассматривая. Дама на золотисто-желтом коне была богато одета. На ней было бархатное платье винного цвета с высокой талией, перетянутое золотым шелковым кушаком, на ногах низкие остроносые сапожки, а на голове шапочка с черными перьями, из-под которой струились и падали на плечи темно-каштановые волосы. Ее красивые тонкие руки были унизаны золотыми кольцами, в ушах блестели жемчужины. Шею дамы обвивал шарф из золотистого газа с вышитыми по нему черными орлами.

- Королева! - шепотом ахнул Юн, по этому шарфу с государственными символами поняв, кто перед ним.

Путники привстали со своих мест при появлении столь важной персоны.

- Ваше величество, - Тарилор почтительно наклонила голову и торопливо пригладила растрепавшиеся на ветру длинные волосы.

- Встреча с вами такая честь для нас, - проговорил Орн и поклонился.

- Кабан... это самое... туда побежал, - добавил Кадо, указывая на другой конец поляны.

Нок тоже поклонился. При этом он забыл, что подбородочный ремешок на его шлеме не застегнут, и когда он наклонил голову, шлем со стуком упал на землю. Но все были так взволнованы встречей с королевой, что этого комичного происшествия никто не заметил. Королева же и вовсе не заметила никого, потому что смотрела только на Вернигора. Илье даже показалось, что и сам Вернигор больше никого не видит. Но это казалось ему лишь несколько секунд, потом королева словно очнулась и обвела всех взглядом. Глаза у нее были большие, темно-карие, а лицо овальное, совсем молодое, с ямочками на щеках.

- Вы заблудились в пуще, господа? - спросила королева нежным мелодичным голосом, обращаясь к Вернигору.

- Нет, мы не заблудились, - Вернигор с почтением склонил голову, но голос его отчего-то прозвучал сухо.

- Вы уверены, что вам не нужна помощь? - обеспокоенно спросила королева.

- Спасибо, королева, мы знаем, куда мы идем, - все также холодно ответил Вернигор, - И помощь нам не нужна.

Глаза королевы, приветливо сиявшие, погасли и подернулись дымкой печали. Тонкие пальцы в золотых перстнях нервно перебирали поводья лошади.

- Скоро ночь, - сказала она с затаенной надеждой в голосе, - Тьма застанет вас в пути. Вы могли бы найти приют в замке Берганбор.

- Спасибо за заботу. Королевский замок нам не по дороге, - сдержанно ответил Вернигор.

Лицо его при этом было мрачно, он стоял, скрестив руки на груди, и глядел на траву под копытами королевиного иноходца. При его последних словах взгляд королевы совсем потемнел.

- Тогда счастливого вам пути, - дрожащим голосом прошептала она, отвернувшись, развернула коня и ускакала в ту сторону, откуда приехала.

Вдали снова затрубил рог. Королевская охота прошла стороной.

- А как же кабан? - с недоумением спросил Кадо.

- Отстань ты от бедной хрюшки. Пусть себе живет, - сказал Илья.

- Да, ты любишь всяких хищников, - усмехнулся Кадо, указывая на кота, который сидел на пригорке рядом с Орном и внимательно смотрел вслед уехавшей королеве.

Вернигор нагнулся, сорвал растоптанный иноходцем колокольчик, повертел его в руках и бросил на землю.

- Привал окончен, пора в путь, - сказал он и выжидательно посмотрел на всех, - Собирайтесь, ночь мы проведем в пути. К рассвету мы должны быть в Изумрудном лесу.

- А могли бы в замке заночевать, - вздохнул Кадо, - Если б кто-то не нагрубил ее величеству.

Вернигор ничего не ответил.

- Ничего себе! - зашептал Юн на ухо Илье, - Неужели он и есть тот самый воин Крылатого Льва, о котором распевали все гимлены?

- Гимлены? - с недоумением переспросил Илья.

- Бродячие певцы, - объяснил чародей, - Они пели балладу, про то, как Кальдиен Занбаарский решил жениться на принцессе из Армаиса и послал за своей невестой отряд из лучших воинов. И один из них в пути влюбился в принцессу, а она в него. А когда они приехали в Занбаар и принцесса вышла замуж за короля, воин ушел из ордена и из королевской охраны.

- Ну, вот видишь, сам ушел! А ты заладил, как попугай: "Выгнали, выгнали"! - вспылил Илья.

Ему почему-то было обидно за Вернигора, к которому, еще не успев его узнать, он успел привязаться. Что-то подсказывало Илье, что Вернигор того стоит.

Путники ушли с поляны колокольчиков и углубились в пущу. Вечерело, под сводами леса сгущались тени, на землю опускалась тишина. Маленькому отряду предстоял ночной переход по Южной пуще и открытой равнине, а затем целый день путешествия по Изумрудному лесу. И только потом путников ожидала дверь в Аладан, страну Северных Колдунов. Они ехали к заветной двери, полные затаенных сомнений. После предательства Западного Колдуна трудно было предсказать, как встретит их его старший брат - Северный Колдун Тирэно. "Мы едем на север и не знаем, что ждет нас впереди," - записал Илья в своем дневнике прямо в седле прежде, чем стемнело.



- Итак, они едут в Аладан, с этим все ясно, - когда зеркало погасло, Ютас снова углубился в изучение колдовских книг, - Твой демон очень ловок, госпожа. Но не слишком ли он сдружился со всеми этими людьми, эльфами и гномами? Долгое время он жил один в зеркале и вот попал в большой мир. Для демона Орн еще очень молод. Ты не боишься, что все эти впечатления вскружат ему голову?

- И он предаст меня, как твой младший брат Каспиэн? - желчно усмехнулась госпожа, - Здесь душно. Может, хочешь выпить воды, Ютас?

Она протянула руку к позолоченному кувшину, стоявшему на столе, и налила из него в узкий кубок прозрачной зеленоватой жидкости. Ютас, казалось, не замечал странного цвета напитка. Он потянулся к кубку и жадно выпил его, словно от этого зависела его жизнь. Глаза чародея приобрели еще более отсутствующее выражение.

- Демона, по крайней мере, не пришлось ничем опаивать, как тебя, или подкупать, как твоего брата, - тихо заметила госпожа и громко обратилась к чародею, - Ну что там с твоими книгами, Колдун? Ты нашел способ, чтобы нам завладеть последним камнем?

- Я наткнулся на упоминание об одном любопытном заклятии, госпожа, - ответил Ютас, - Оно очень древнее и опасное, но его стоит попробовать. Осталось его найти.

Вернигор мог найти дорогу с закрытыми глазами. Наверное, только поэтому путники не заблудились ночью в пуще. Когда далекое солнце медленно поднималось на востоке и бледная заря тронула горизонт, ильраанские путешественники были уже на равнине, отделяющей Южную пущу от Изумрудного леса. Первые робкие лучи рассвета упали на землю, а путники уже подъехали к опушке Изумрудного леса. Название его объяснялось довольно просто: лес, выросший на острых камнях и обломках черных скал, совершенно не имел подлеска, но мощные стволы деревьев снизу доверху были покрыты ровным слоем густого зеленого мха. Поэтому все вокруг казалось изумрудным. Утренняя холодная сырость и прохладный лесной воздух не мешали путникам, всю ночь проведшим в дороге, клевать носами. Илья, Кадо и Орн задремали в седлах. Юн посапывал, положив голову на спину Илье, а Нок умудрялся спать прямо на ходу, из-за чего постоянно натыкался лбом на стволы деревьев и на торчащие из земли камни. Пройдя мили две по неудобной, петляющей между камнями и деревьями тропе, путники взбунтовались и потребовали устроить привал. Двое предводителей отряда согласились с большой неохотой. Вернигор стремился уйти подальше от королевского замка, а Тарилор хотела как можно скорее добраться до двери. Но всем нужен был отдых и поспорить с этим было нельзя. Когда решение о привале было принято, путники добрались до русла глубокого ручья, протекавшего по открытой поляне, на которой в беспорядке были набросаны черно-серые плоские камни.

- Как будто тролли строили себе дом, да не достроили, - заметил Нок, глядя на каменные нагромождения, - Здесь нет троллей?

- Нет, конечно, - усмехнулся Орн, - Может, здесь остановимся?

Илья с Юном и Кадо очень обрадовались его предложению и, не дожидаясь позволения Тарилор, слезли с лошадей.

- Нет, лучше проехать еще немного, - возразила Тарилор.

- А потом еще немного и еще немного, пока копыта не откинем, - проворчал Юн, - Нет уж здесь, так здесь.

- Мне здесь тоже как-то не очень нравится, - заметил Вернигор оглядываясь, - Тихо как-то.

- Так мы же в лесу, - заметил Кадо, деловито расстилая одеяло на низком широком камне, удобном для отдыха.

Орн и Илья, а с ними и кот отправились за хворостом для костра. Нок начал помогать Юну выкладывать из сумок остатки провизии. Тарилор повела лошадей к водопою.

- Вот именно, что в лесу, - задумчиво проговорил Вернигор, - А никаких лесных звуков нет.

- "И вот, когда силы у зла были почти на исходе, и добро вскоре должно было взять верх, Умадан решился поставить на карту все и вызвал Витольда на последний бой. Возле города Мирадор сошлись войска чародеев Ильраана и темных магов-отступников и стали друг против друга в широкой долине. Все чародеи ильраанские, кто был способен держать в руках меч или топор, собрались тогда у стен Мирадора под знаменами с золотым яблоком. Были там и Робур, и Зальда Урлан, и Агенор из Ильрагарда, и Борн из Китара, и другие славные чародеи. А также люди, эльфы и гномы, присоединившиеся к ильраанскому войску. Впереди же всех восседал на коне Витольд с мечом в руках и с непокрытой головой. Когда взошло над холмами бледное солнце, увидели чародеи и их соратники несметную армию темных магов. Сколько могли видеть - глаза колыхалось в долине море латников и конных воинов. А на холме, возвышаясь над всеми, стояли Пятеро. Ростом они превосходили всех, были закованы в доспехи, одеты в длинные плащи, и вид их был прекрасен и ужасен одновременно. Потом расступились они, и вперед вышел высокий и могучий маг в черненом доспехе и капюшоне, скрывающем лицо..." Элиа, ты чего? - Юн бросил читать книгу, увидев, что Илья вдруг начал бледнеть.

- Я... ничего, - Илья вздрогнул и очнулся от странного оцепенения, - Я это видел раньше.

Его большие глаза казались еще больше из-за переполнявшего их потустороннего выражения. Поймав на себе взгляд мальчика, Орн почувствовал, как по спине пробежали мурашки.

- Видел? - переспросил он.

- Во сне, - объяснил Илья, - Когда мы были в замке у Каспиэна. И еще что-то видел, но не могу вспомнить.

- И не стоит, и так страху нагнал, - отмахнулся Орн, - Надо хворосту еще подбросить.

Он встал с камня, на котором сидел, и нечаянно задел рукой талисманницу на груди у Ильи. Илья испуганно вскрикнул.

- Тебе больно? - виновато спросил он и убрал талисманницу под рубашку.

- Конечно, - криво усмехнулся Орн, разглядывая руку, на которой немедленно вздулись волдыри, как от ожога.

- Ну вот, теперь и вторая рука, - заметила Тарилор, - Возьми-ка вот это.

Она достала из своей сумки маленький зеленый флакончик и бросила его демону.

- Это что? - с недоверием глядя на флакон, спросил Орн.

- Конопляное масло от ожогов, - ответила эльфийка.

- Думаешь, поможет от магических ожогов? - с сомнением усмехнулся демон, разглядывая содержимое флакона на свет.

- Это заговоренное масло, - пожала плечами Тарилор, - Его заговорила моя бабушка - Генимар из Разнолесья.

- Родня у тебя похлестче королевской, - насмешливо заметил Орн и положил флакон в карман, - Пойдем, Элиа, поможешь мне.

Орну казалось, словно в ладони застрял наконечник стрелы. Но все же в этот раз боль не была такой мучительно непереносимой, как при первой попытке дотронуться до камня. "Неужели заклятье Гвендаля развеивается? - подумал демон, - Такую боль вполне можно вытерпеть. И камень больше не отбрасывает от себя, как раньше. Значит, пора". Они с Ильей прошли между камнями, наваленными вдоль ручья, и углубились в лес.

Могучие корни деревьев переплетались между собой, точно змеи. Они оплетали черные камни, вгрызались и впивались в них, ища, за что бы зацепиться, ища влагу в земле. Между камнями, как и на стволах деревьев, рос короткий пушистый мох. Шаги на нем были неслышны, и Орн был этому рад. Пропустив Илью вперед, он, осторожно ступая, отошел в сторону от маленькой полянки, где мальчик нашел кучу опавших веток. Пройдя еще дальше в глубь леса, демон нашел маленький родничок, обрамленный торчащими из земли высокими камнями. Два камня лежали плашмя, позволяя приблизиться к роднику и образуя нечто вроде скамейки. Орн присел на нее и заглянул в струящуюся прозрачную воду.

- Пора, - сказал он себе, - Но сначала надо принять собственный облик. Не годится, если мальчишка увидит меня таким, как сейчас. Возьму камень, а Орн, которого все они знали, исчезнет и все.

Орн наклонился к воде и посмотрел на свое дрожащее, расплывающееся отражение.

- Вода, верни, что взяла, - прошептал он, зачерпнул из родника и плеснул себе в лицо.

По лицу и рукам Орна побежали водяные струйки, и от них по коже пошли зеленоватые подтеки. Орн посмотрел на свои кисти и увидел, что кожа на них сморщилась, а на пальцах выросли длинные острые когти. Из воды на Орна смотрело корявое серо-зеленое лицо. Проведя языком по зубам, Орн почувствовал острые клыки.

- Порядок, - усмехнулся он, - Теперь идем к мальчику.

Он встал с каменной скамейки и прислушался. На ветру поскрипывали стволы деревьев, где-то в стороне дробно постукивал дятел. Других звуков слышно не было. В Изумрудном лесу стояла тишина. На родник вдруг упала какая-то тень. Орн вздрогнул и поднял голову. Прямо напротив него на одном из высоких камней сидел кот. Глаза его горели недобрым зеленоватым огнем. Демон посмотрел на кота, и его глаза точно также, по-кошачьи, сощурились и вспыхнули.

- Только попробуй мне помешать, - низким глухим голосом проговорил он, - Я убью мальчишку.

Кот поднял хвост трубой, спрыгнул с камня и убежал в лес. Орну показалось, что на прощание он насмешливо ухмыльнулся. "Это только в сказках Гвендаля коты улыбаются, - успокоил себя демон, - И вообще, хорошо смеется тот, кто смеется последним."

Со стороны полянки послышался голос Ильи:

- Орн, ты где? Я уже столько хвороста набрал, помоги донести!

Орн почему-то не отзывался. Держа в обнимку большущую охапку хвороста, теряя из нее ветки и спотыкаясь о корни деревьев, Илья побрел обратно к роднику.

В глазах рябило от обросших мхом древесных стволов. Ветки росли высоко наверху, и деревья походили на толстые зеленые колонны. Илья осмотрелся и понял, что хотя зашел и не так далеко в лес, но все же не может сам найти дорогу назад.

- Орн, где ты? - еще раз позвал он.

Отозвалось только эхо. Тихо было в лесу. Ветер нашептывал в ветвях деревьев, где-то рядом журчал невидимый глазу родник. От этих негромких звуков клонило в сон. Хотелось присесть, оперевшись спиной о мощный ствол старого дуба, закрыть глаза и задремать. Илья сделал еще несколько шагов по тропинке наугад. Вокруг него была влажная земля, покрытая зеленым ковром мхов, и похожие на драконьи зубы черные камни. Голова вдруг стала тяжелой, а ноги будто налились свинцом и не хотели двигаться. Илье показалось, что кто-то наблюдает за ним, и обволакивающий взгляд нагоняет на него дремоту. Он остановился и встряхнул головой, стараясь взбодриться. Перед глазами все качалось и плыло. Тихие голоса из глубин леса настойчиво шептали: "Спи, ты устал, тебе надо отдохнуть". Ноги подгибались, зеленый мох манил опуститься на него. "Я ехал всю ночь, - подумал Илья, - Неудивительно, что я так устал, и мне надо отдохнуть. Мне очень-очень надо отдохнуть".

- Орн, ты где? - в последний раз позвал он, и голос его прозвучал как еле слышный шепот.

Собранные ветки выскользнули из рук. Илья упал на мягкий влажный мох. На секунду он увидел вдалеке над собой небо в паутине качающихся ветвей, потом веки его отяжелели, он закрыл глаза и провалился в сон.

- Как всегда, отлично сработано, - самодовольно сказал себе Орн, выходя из-за деревьев, когда мальчик под его тяжелым завораживающим взглядом упал на землю и уснул, - А теперь соберись с силами и забери, наконец, то, что так нужно госпоже.

Он подошел к лежащему на мшистой земле Илье и поглядел на него сверху вниз, склонив голову на бок. Мальчик крепко спал, но рука его, словно он чувствовал опасность, крепко сжимала талисманницу.

- Опять ты за свое, - с насмешливой укоризной заметил Орн, - Теперь я понесу твой камень, дружок.

За спиной у Орна хрустнули ветки. Он вздрогнул, обернулся и увидел кота. Тот стоял в двух шагах и пристально смотрел. Орн угрожающе оскалил зубы.

- Стой, где стоишь, животное, - прошипел он, - и никто не пострадает. Не вынуждай меня на крайние меры!

Но кот вовсе и не собирался нападать. Он сел, обвив хвост вокруг лап, и выжидательно уставился на демона.

- Нечего пялиться, - огрызнулся Орн и нагнулся к Илье, - Я не ворую. То есть ворую, но я при исполнении. А это не считается.

Он присел на корточки и взял Илью за запястье, собираясь разжать пальцы его руки, державшие атласный мешочек с колдовским камнем. Над головой вдруг послышалось тихое трепетание крыльев. Орн снова испуганно вздрогнул и поднял голову. На низкой ветке, одиноко торчащей из ствола старого вяза, сидел черный лесной голубь и смотрел на Орна сверху вниз умными и спокойными круглыми глазами.

- А ты чего уставился? - удивился Орн, почувствовав себя неуютно под серьезным и словно бы заинтересованным взглядом птицы, - Кыш отсюда!

Он махнул на голубя рукой, но голубь даже не пошевельнулся, продолжая смотреть. Орн отчего-то смутился.

- Ох, уж мне эти птицы и звери, - недовольно проворчал он, - Я их люблю только жареными, - он оглянулся на кота, который по-прежнему сидел неподалеку, - А кошек вообще не ем. Гадость какая!

Орн с досадой плюнул на тропинку и отошел от спящего мальчика.

- Нет, еще слишком рано, - пробормотал он, - Пусть уж лучше заклятье совсем развеется. Тогда я не стану больше ни с кем церемониться. А пока надо умыться, а то увидит кто - неприятностей не оберешься.

В тишине послышался шелест крыльев. Орн обернулся и увидел, что голубь улетел. Ругаясь себе под нос, сам не зная на что, демон вернулся к роднику и полил себе водою на лицо.

- Вода, возьми, что отдала, - сказал он.

Капли воды, прокатившиеся по лицу, вернули Орну человеческий облик. Утершись ладонью, он взглянул на родник, но вместо собственного отражения увидел вдруг высокую худую фигуру в черном плаще. От неожиданности Орн испуганно вскрикнул и отпрянул от воды.

- Госпожа! - растерянно проговорил он.

- Почему ты не взял мой камень, Орн? - прошипело отражение.

- Потому что у меня и так рука болит, - ответил демон, - Вы думаете, чего ради я тут уродуюсь, как бобик? Чтобы калекой остаться? Пусть заклятье выветрится окончательно. Ждать недолго осталось.

- Я устала ждать, - зашипела госпожа, - Время и так уходит, а тут еще и ты меня задерживаешь!

- Я здесь не при чем, - развел руками Орн, - Я бы взял камень, но мне что-то помешало. Кто-то передал мальчишке свою волшебную силу, чтобы она его защищала. Это, должно быть, Верховный Чародей вмешался и встал между мной и камнем, я уверен. Видели голубя? Это был какой-то непростой голубь!

- Мне не нравятся твои колебания, демон, - холодно и недовольно заметила госпожа, - Уж не пожалел ли ты мальчишку?

- А чего его жалеть? - демон пожал плечами, - Когда зло победит, и ему, и остальным все равно не поздоровится.

- Вот именно, - подтвердила госпожа, - Поэтому в следующий раз, когда представится возможность, не раздумывай. Не разочаровывай меня, Орн, не то я рассержусь. Очень рассержусь.

Вода зарябила и отражение Темной госпожи исчезло.

- Ну вот, получил от начальства нагоняй, - вздохнул Орн и попытался беспечно улыбнуться, но губы у него дрожали, - Ладно, пора будить мальчишку, а то как бы рыжая эльфийка опять чего не заподозрила.

Он вскочил на ноги и громко закричал:

- Элиа, хватит спать! Все давно ждут дрова, а ты разлегся, лентяй!

При звуке его голоса Илья открыл глаза, медленно приподнялся и сел.

- Ох, Орн! Я и вправду заснул. Как это случилось, ума не приложу? - растерянно моргая, проговорил он, убрал со лба взъерошенные волосы и обеспокоенно тронул талисманницу на груди.

Наблюдая за последним движением мальчика, Орн злобно скрипнул зубами.

"Сегодня я замешкался и упустил момент. Я почти лишился доверия госпожи, - подумал он, - Не знаю, почему я это сделал, но чувствую, что это из-за тебя. И ты мне еще заплатишь за эту минуту слабости".

Изображение в зеркале снова померкло. На лице Восточного Колдуна появилась усмешка, полная едкой иронии. Госпожа, стоявшая возле зеркала, кашлянула, чтобы скрыть досаду.

- Ты был отчасти прав, Ютас, - проговорила она после минутного мрачного молчания, - Неужели я даже демону не могу полностью доверять?

Она принялась нервно расхаживать по залу. Каменные плиты пола не стучали под ее ногами, словно по ним ступал бестелесный призрак. Слышно было только, как шуршат ее темные одежды.

- Никому нельзя доверять, - вновь рассерженно пробормотала госпожа.

- Таков удел всех последователей зла, - заметил Ютас, - Добру служат от чистого сердца, злу же из страха, из корысти или от жажды власти. Поэтому ни на кого нельзя полагаться.

- Это не так! - разгневанно выкрикнула госпожа, останавливаясь посреди зала, и чародей вздрогнул от звука ее голоса, - Ты, глупец, мог бы давно догадаться, что я служу силам зла по велению души. Все могут ошибиться, в том числе и демон. Но он знает, что второй ошибки я не прощу. А ты... выпей еще воды, Ютас.

Чародей, точно его влекла непреодолимая сила, сразу же потянулся к кубку с зеленоватой жидкостью. Он осушил кубок до дна, и глаза его еще сильней заволокло стеклянной дымкой.

- Я сама виновата: пустила дело на самотек, - тихим недобрым шепотом прошелестела госпожа, задумчиво скрестив руки на груди, - Теперь я буду тщательней следить за нашими путниками. Я оплела весь Дивный Край невидимой сетью своих шпионов и тайных агентов. Они не дадут посланцам Агенора и шагу ступить без того, чтобы я об этом не знала. Отныне куда бы они ни направились, за ними всюду будут следить внимательные и незаметные глаза.



Она засмеялась довольно и негромко, но эхо в пустынном зале превратило ее тихий злорадный смех в злобный ледяной хохот.

РУЧЕЙ ГАРПИЙ

Из леса вышли в молчании, поделив собраный Ильей хворост пополам. Настроение у демона испортилось. Илья не знал почему, но из деликатности и застенчивости не спрашивал. "Неужели он рассердился, что я заснул? - думал мальчик, - Но я-то не выказываю ему обиду за то, что он бросил меня там одного с кучей веток". В душе Илья чувствовал, что в лесу с ними что-то произошло. Но что же именно случилось, он понять не мог. Он только догадывался, что Орна что-то угнетает. Да и кот, выпрыгнувший из чащи вслед за ними, тоже выглядел хмурым и серьезным. Хотя, с другой стороны, Илья не мог с уверенностью утверждать, что у котов бывает хмурый и серьезный вид. "Вот, кто наверняка знает, в чем дело, - подумал Илья, коснувшись атласного мешочка на шее, - Да, если бы камни могли говорить!"

- Почему так долго? - Тарилор поднялась им навстречу и как всегда была встревожена.

- Элиа уснул, - обычным для него тоном беспечной насмешки ответил Орн, - Еле добудился. А ты подумала, что я людоед и питаюсь маленькими мальчиками?

- Заснул? - Тарилор пропустила последние слова демона мимо ушей, - Что ж, не он один.

Она с неудовольствием покосилась на гнома и Кадо, которые, прижавшись друг к дружке, посапывали в удобном укрытии под большими камнями. Вернигор сидел у костра и, задумавшись, курил трубку. Юн же, больше всех жаловавшийся на усталость, прыгал по камням возле ручья с прытью молодой горной козы, взбираясь на самые высокие уступы. Тарилор подняла голову и посмотрела на солнце, которое уже довольно высоко стояло над верхушками деревьев.

- Ваш хворост нам не понадобится. Костер пора гасить, - сказала она и громко хлопнула в ладоши, чтобы разбудить Кадо и Нока, - Подъем! Понимаю, все устали, но спать не время. Мы должны найти дверь и пора тронуться в путь.

Илья вздохнул и молча высыпал ветки на землю.

- Охо-хо, - сонно вздохнул Нок, открывая глаза.

Кадо зевнул и потянулся. Вернигор пошел отвязывать лошадей.

- Пора, - согласно заметил он, обернувшись к Тарилор, - Мы и так слишком здесь задержались. Я уже говорил, но еще скажу: место здесь не очень подходящее.

- Это почему же? - спросил Юн, подбегая к погасшему костру, - Я бы здесь еще задержался.

Его правая ладонь была полна мелких разноцветных камешков, собранных у воды, а в левой было зажато длинное черное перо, изогнутое и заостренное, словно сабля.

- Где ты это взял? - насторожился Вернигор, увидев перо.

- Да они тут везде валяются, - пожал плечами Юн, - Красивое выйдет оперение для стрел. Надо насобирать побольше.

- Брось, - возразил Вернигор и кинул перо на землю, - Быстро уходим отсюда. Как можно скорее.

- Как тихо, - сказала вдруг Тарилор, прислушавшись, - Совсем тихо. Мне не нравится.

- Мне тоже, - встревоженно ответил Вернигор и повел головой туда-сюда, стараясь уловить хоть какие-то звуки.

Лес вдруг притих, точно перед грозой. Даже ветер в ветвях деревьев замер, и ручей, пенившийся на камнях, казалось, журчал уже не так громко. Гулкая тишина спустилась на землю, и это заметили все.

- А в чем дело-то? - испуганным шепотом спросил Юн.

- Уходим скорее! - не ответив ему, воскликнула Тарилор, устремившись к своему единорогу.

- Нет, - Вернигор остановил ее, положив руку на плечо, - Поздно. Все прячьтесь, они летят!

Он схватил поводья лошадей и завел животных под прикрытие нависающих высоких камней.

- Кто "они"? - в один голос воскликнули Илья, Кадо и Юн.

Издалека в глубокой тишине донесся громкий шелест крыльев, словно по небу летела большая птичья стая, и послышался клекот, похожий на орлиный.

- Гарпии! - вскрикнул Нок.

- Мы забрели на место их водопоя. Это я виноват, не осмотрел все как следует, - сказал Вернигор, - Все спрячьтесь под камнями. Будем надеяться, они утолят жажду и скоро улетят восвояси.

- Ой, мама! - взвизгнул Юн и с такой поспешностью кинулся под прикрытие каменных глыб, что едва не сбил Илью с ног.

Спешно собрав лежавшие у костра одеяла и прочие походные вещи, Нок и Кадо последовали за ним. Орн и Тарилор быстро забрались под каменный навес. Вернигор дернул за руку Илью, который продолжал стоять на открытом месте, глядя в небо над лесом.

- С ума сошел, - рассердилась на мальчика Тарилор и усадила его на землю рядом с собой.

- Настоящие гарпии? - проговорил Илья, явно впавший в столбняк от удивления.

- Ну конечно, - сердито подтвердила Тарилор, - С зубами и с когтями! Ты что хочешь, чтобы они тебя разорвали?

Шум крыльев приближался. В воздухе носились пронзительные хриплые крики. В этих звуках было что-то настолько неприятное и жуткое, что они заставляли путников, съежившись, забиться в пустоты под камнями. В тревожном ожидании все глядели на небо, синевшее за ветвями деревьев. Ясное, освещенное солнцем, оно выглядело угрожающе пустынным.

- Может, пролетят мимо? - с надеждой прошептал Нок.

Словно в ответ на его слова, на землю стремительно упали быстрые большие тени. По желтому кругу солнца пронеслись черные силуэты крылатых фигур.

- Нет, не пролетят, - покачал головой Вернигор.

В то же мгновение небо зарябило от черных крыльев. Гарпии летели беспорядочной большой толпой, не похожей на стаю обычных птиц. Илье они напомнили разбойничью шайку, по какой-то неведомой причине парящую в воздухе. Их блестящее оперение отливало вороной синевой. Размерами гарпии были с горных орлов. У них были большие и сильные лапы с когтями, будто покрытыми черным лаком, и женские лица с красивыми, но искаженными свирепой яростью чертами. Рты их с ярко-красными губами хищно скалились, обнажая белые длинные зубы, похожие на маленькие кинжалы. Сталкиваясь в воздухе, огрызаясь и сердито шипя друг на друга, гарпии стали снижаться к ручью.

- И принесла же нелегкая, - пробормотал Орн, глядя в небо из-за круглого серо-черного камня, нависшего над его головой.

- Тихо! - прошептал Вернигор, приложив палец к губам.

- Ой, моя книга! - вдруг крикнул Юн и выскочил из-под каменного навеса.

У пепелища затушенного костра лежала забытая в спешке книга Лина Доруна "Сказания о временах и народах Дивного Края". Прямо на глазах у кружащих над поляной гарпий Юн бросился к ней.

- Сейчас же вернись! - крикнула Тарилор, но было уже поздно - гарпии заметили маленького чародея.

Над поляной пронесся громкий недовольный клекот и визг, и вся стая устремилась вниз. Юн, добежавший до места стоянки и поднявший с земли книгу, понял, какую ужасную ошибку совершил. Его охватил ужас, и он не мог найти в себе силы сдвинуться с места. Впрочем, бежать и так было уже поздно - до прикрытия каменных уступов было слишком далеко. Прижав книгу к груди, Юн стоял посреди поляны и беспомощно смотрел на мчащихся к нему сверху рассвирепевших гарпий. В его глазах застыл испуг. Никогда еще он не выглядел таким маленьким и беззащитным. Илья рванулся было к нему, но Кадо схватил его за шиворот и оттащил в глубину каменной впадины. Нок схватил свой меч, но Орн толкнул гнома локтем, и он неуклюже упал на спину.

- Не лезьте, вы себя погубите, - сказал мальчику и гному Вернигор, выхватил меч и выскочил из-под камней.

В три прыжка он добежал до остолбеневшего от страха Юна, схватил его и потащил в укрытие. В воздухе поднялся яростный визг, и одна за другой гарпии накинулись на Вернигора и Юна. Защелкали хищные зубы, черные когти норовили вцепиться в тела заклинателя драконов и мальчика. Черные крылья хлестали их по лицам. Юн, очнувшись от столбняка, пронзительно завизжал. Взвалив его на плечо, Вернигор начал рубить мечом налево и направо, отбиваясь от кружащих чудовищ. Несколько голов скатилось на землю, и пернатые туши упали следом, беспомощно болтая лапами. Это привело остальных гарпий в неистовую ярость. Несколько из них кинулись на Вернигора, и двоим удалось вцепиться когтями в его правое плечо и руку. Еще одна оцарапала Юну локоть, порвав клыками куртку.

- Их же убьют! - закричал Илья, не помня себя от ужаса.

- Зловредные эльфы! - выругался Орн и потянулся за своим мечом.

- Сиди, так ты им не поможешь, - остановила его Тарилор, расчехляя лук.

Гарпии вдруг подняли испуганный визг. Нападавшие на Вернигора хищницы метнулись в стороны, когда на них, откуда ни возьмись, кинулось что-то быстрое и черное. Занбаргардский кот выбежал из укрытия и бросился на помощь Вернигору и мальчику. Подпрыгивая и устрашающе рыча, он принялся хватать гарпий за крылья и лапы. Они в ужасе разлетались, но со злобным шипением возвращались обратно. Их было слишком много, чтобы Вернигор и кот могли справиться в одиночку, да еще и с испуганно вопящим на вернигоровом плече Юном в придачу.

Тарилор стала на одно колено, натянула тетиву и прицелилась.

- Сейчас, - проговорила она сквозь зубы, прищурив левый глаз.

Ее стрелы полетели одна за другой точно в цель. В воздухе закружились перья. Черные тяжелые тела полуптиц-полуженщин падали на землю, но оставшиеся в живых с еще большим остервенением накидывались на беззащитных путников на поляне. Чуя кровь, гарпии сладострастно хрипели.

- Да улетайте же, твари! - в бессильной ярости крикнула Тарилор, продолжая стрелять.

- Они не улетят, пока не задерут их насмерть, - пробормотал Нок, снова начиная вытаскивать меч из ножен.

- Погоди, толстячок, - снова остановил его демон и кинулся в глубину впадины.

Там на земле лежал оброненный Вернигором серебряный свисток. Орн поднял его и трижды громко свистнул. Чистый высокий звук пронесся над лесом. Вдруг поднялся ветер, с силой затрепавший ветки деревьев. Послышался шум больших крыльев, тяжело трепыхавшихся в воздухе. Путники, спрятавшиеся под камнями, в один голос обрадованно закричали: над ручьем и поляной высоко в небе кружила Госпожа Толстушка. Ее оранжевая чешуя блестела на солнце, гребень на голове рдел, как пламя. То, что дракониха увидела внизу, ее сильно рассердило. С грозным кличем, достойным боевого дракона, она спикировала вниз на обидчиков своего хозяина. Из широко разинутой драконьей пасти хлынули потоки пламени. В воздухе запахло палеными перьями. Несколько гарпий обратились в визжащие факелы и попадали в ручей. Остальные, растеряв всю свирепость, в испуге заметались над поляной и помчались кто куда, выпустив из когтей свою добычу. В несколько минут хищная стая разлетелась с места неравного сражения. Госпожа Толстушка не стала преследовать гарпий, сочтя их недостойными для себя противниками. Она издала громкий победный крик, от которого задрожала земля в Изумрудном лесу, изловчившись, прямо на лету лизнула Вернигора в нос и умчалась в высокое синее небо, только ее и видели. Все сразу стихло кругом. Земля была усеяна тушами убитых и сожженных гарпий и их осыпавшимися перьями. Вернигор перевел дыхание, снял с плеча крепко зажмурившегося Юна и опустил меч. Кот, храбро стоявший рядом с ним, ощетинившись и оскаля зубы, беспомощно сел на задние лапы и прикрыл круглые желтые глаза. Прятавшиеся за камнями путники со всех ног кинулись к друзьям.

- Ранен? - спросила Тарилор заклинателя драконов, суматошно роясь в своей сумке, - Сейчас перевяжем.

Илья и Кадо схватили Юна и принялись его радостно тормошить.

- Ты жив! - с истерическими нотками в голосе кричал Илья.

- Я уж думал все, чародей ты проклятый! - точно таким же голосом орал Кадо.

- Я тоже! - выкрикнул Юн.

Все трое начали смеяться как ненормальные.

- Ну и побоище! - воскликнул Нок, - Чуть было не задрали вас мерзкие чудища! Какой же ты молодец, Орн, что нашел драконий свисток!

Орн ничего не ответил, продолжая сжимать в руке свисток. Вид у него был слегка ошалелый.

- И все из-за какой-то книги, - строго глядя на Юна, заметила Тарилор, - Слава небесам и Вечерней Звезде, никто не пострадал.

- Не совсем так, - озабоченно нахмурив брови, возразил Вернигор, которому эльфийка перетянула бинтом пораненное плечо.

Радуясь спасению Юна и Вернигора, путники совсем забыли о третьем герое сражения, о занбаргардском коте. Смех и радостные возгласы оборвались. Оглянувшись, все увидели, что кот, еще недавно сидевший у ног Вернигора, неподвижно лежит на земле, закатив глаза.

- Он умер? - вскрикнул Юн, выронив из рук книгу.

По черной шерсти кота струился темно-красный ручеек крови. Илья тихо вскрикнул и кинулся к коту.

- Нет, нет, - дрожащим от испуга голосом пробормотал он, приподнимая голову кота обеими руками, - Не умирай, ты не можешь умереть.

Кот не шевелился. Илья поднял на остальных путников беспомощные глаза, полные слез.

- Помогите же ему кто-нибудь! Тарилор, ты ведь знаешь, как лечить раны?

Эльфийка покачала головой.

- Боюсь, что не так уж хорошо, - смущенно проговорила она.

- Вернигор? Орн? - Илья умоляюще посмотрел на других взрослых, - Нок, может ты?

- Извини, Элиа, - вздохнул гном.

"Я демон, а не лекарь", - чуть было не сказал Орн, и отвернулся. Ему впору было признать правоту Темной госпожи: глаза мальчика действовали на него угнетающе.

Кадо со злостью пнул горку мелких камешков, и она разлетелась в разные стороны.

- Это все из-за меня! Я во всем виноват! - Юн сел на камень, обхватил лохматую голову руками и громко зарыдал.

Вернигор наклонился над котом.

- Еще дышит, - сказал он и осмотрел рану, - Кровь можно остановить, если наложить повязку. Но рана нехорошая, - он достал из-за пояса нож и, не обращая внимания на испуганный возглас Ильи, кончиком ножа вынул из тела кота острый черный коготь и с отвращением бросил его на землю, - Среди гарпий попалась одна армаисская особь с ядом в клыках и когтях. В этом лесу совершенно нет целебных растений, чтобы приготовить противоядие. Рану я прижгу, но яд уже, наверное, проник в кровь.

- Что же делать? - прошептал Илья.

- Есть только одна надежда, - ответил Вернигор, - Поскорей добраться до Северного Колдуна. Если довезем кота живым, чары его вылечат. Сделаем носилки из веток, а то на руках его не поднять, да ему это и не на пользу.

- Носилки, так носилки, - согласился Орн и дернул Нока за рукав кафтана, - Пошли, дружище, поможем храброй зверюге.

- У меня есть бабушкина кровоостанавливающая мазь, - сказала Тарилор с сочувствием, - Может, хоть чуть-чуть поможет?

- Надо постелить на носилки одеяло, чтобы ему было удобней, - сказал Кадо, открывая свою торбу.

Все засуетились, спеша помочь раненому другу. Только Юн стоял неподвижно и все больше и больше бледнел.

- Яд в клыках и когтях? - наконец, задыхаясь, повторил он слова Вернигора, - А меня, между прочим, тоже ранили в локоть. Ох, что-то мне нехорошо!

Он покачнулся и упал в обморок.

ПОПУТНЫЙ ВЕТЕР

Усталость была отброшена, и сон был забыт. Теперь как никогда путникам следовало спешить. С собой они везли сплетенные из ивовых прутьев носилки, на которых лежал раненый кот. Вернигор выбирал самые короткие тропы, самые удобные дороги, какие только знал, и к вечеру маленький отряд выехал из Изумрудного леса на открытую равнину. Вокруг снова поднимались серые каменные громады невиданных очертаний, озаренные красноватым светом солнца, клонящегося к западу. День был наисходе.

- Мы должны ехать все время на северо-восток, - сказала Тарилор, сверившись с картой Колдунов, - Как раз вдоль берега реки.

Неглубокая речушка бежала среди серебристых трав и одиноко стоящих скал на северо-восток, лишь изредка сворачивая в редкий перелесок или маленькую рощицу. В одной из таких рощиц на пути отряда возник каменный мостик, дугой перекинутый через мелководье. У его подножия с одной и с другой стороны сидели по две каменные наяды. Они протягивали друг другу руки, и руки служили мостику перилами.

- Вот так сооружение, - удивленно проговорил Нок, останавливаясь и разглядывая мост, - Зачем здесь этот мост, если река так мелка, что ее можно перейти и ног не замочив?

- Затем, что этот мост и есть наша дверь, - тоном превосходства объяснила Тарилор, - Это видно невооруженным глазом. Хотя, может, ты не согласен, великий знаток дверей?

Нок ничего не ответил, только громко фыркнул. Следуя знаку Тарилор, отряд остановился на берегу возле моста.

- И как входить в эту дверь? - спросил Юн, с недоумением рассматривая наяд, держащихся за руки.

- Думаю, надо пройти под мостом, - сказал Вернигор, - Мы должны ехать так быстро, как только сможем, но если нас в пути свалит усталость, это нас все равно задержит. Поэтому давайте устроим привал до утра. Завтра мы сможем тронуться в путь с новыми силами и ехать быстрее.

- Я согласен! - обрадовался Юн и умоляюще посмотрел на Тарилор.

- Да, отдых нужен, - согласилась эльфийка и спрыгнула с седла, - Но на рассвете мы должны пройти через дверь, не задерживаясь здесь ни минуты.

- Я бы прямо сейчас здесь не задерживался, - заметил Илья, который на протяжении всего пути ехал рядом с носилками, на которых везли кота.

Вернигор ободряюще тронул его за плечо.

- Не переживай. В роще много разных трав. Я поищу что-нибудь, что поможет коту, а ты постарайся выспаться как следует. Отдохнувший ты принесешь ему больше пользы, - сказал он и ушел бродить между деревьями в поисках целебных растений.

Путники устроили привал в тени раскидистого дуба, разожгли костер и расстелили на ночь одеяла. После пережитых волнений все чувствовали себя разбитыми и вскоре заснули. Бодрствовать остался только Нок, который вызвался караулить первую половину ночи.

Всю ночь Илья пролежал рядом с носилками, прислушиваясь, дышит ли кот. Он и сам не мог объяснить, почему так привязался к хищному дикому зверю. Может, потому, что кот так часто приходил на помощь ему и его друзьям в трудную минуту, а может, потому, что и сам кот тоже к нему привязался. Раненый зверь как-то незаметно переполз на край носилок поближе к Илье и положил черную мохнатую голову мальчику на плечо, совсем как человек, ищущий защиты и утешения. На другом плече у Ильи спал Юн, который хоть и был полностью здоров, но нуждался в поддержке не меньше кота. Илье было неудобно лежать всю ночь неподвижно, боясь пошевелиться, но ему было жаль беспокоить друзей, и он терпел. Только ближе к рассвету его сморил недолгий, беспокойный сон. Едва солнечный свет упал на верхушки старых кленов и дубов, путников разбудила Тарилор, дежурившая вторую половину ночи.. Первым, кого увидел Илья, открыв глаза, был Юн. Он сидел на перилах моста, свесив ноги вниз, и с любопытством разглядывал небольшой предмет, который держал в руках. Солнце, пробивавшееся сквозь листву прибрежных ив, золотило взъерошенную голову чародея и заставляло его щурить глаза. Глядя на Юна, Илья вскрикнул от изумления и резко сел, забыв, что на плече у него лежит раненый кот. Предметом, который чародей вертел в руках, была талисманница с колдовским камнем. Мальчик преспокойно рассматривал вышитые на ней узоры и, судя по всему, не чувствовал никакой боли или жжения, исходящих от колдовского камня. Его не отбрасывало в сторону от заклятой Гвендалем частицы Кристалла Знания. Камень вообще не приносил ему никакого физического вреда. Очевидно, заклятье от воров совершенно развеялось. Когда Илья понял это, его вдруг охватил ужас.

- Сейчас же отдай! - крикнул он.

Остальные участники отряда, собравшиеся тем временем у костра, с изумлением и тревогой обернулись на его голос. Быстро переложив кота на носилки, Илья вскочил и бросился на мост.

- Отдай сейчас же! - повторил он и вырвал камень у Юна из рук так резко, что Юн едва не упал в воду.

- Ты что? - пролепетал маленький чародей, испуганно отодвинувшись.

Илья поспешно надел цепочку на шею и только тогда почувствовал себя спокойно.

- Пока он у тебя, ты не в безопасности, - объяснил он и спрятал талисманницу под рубашку.

- А ты? - оторопело глядя на него, спросил Юн.

- А я привык, - ответил Илья.

Получив колдовской камень назад, он смутился из-за устроенной им сцены, и, опустив глаза, вернулся на свое место. Другие путешественники сделали вид, что не заметили случившегося. Только у Орна хищно блеснули непроницаемо-черные глаза. Словно что-то почувствовав, Тарилор бросила на него встревоженный взгляд, но демон притворился, что занят серебряными застежками на своем камзоле.

- Заклятье развеялось, - присев на одеяло рядом с Тарилор, тихо пожаловался Илья.

- Новая напасть, - вздохнула Тарилор, - Теперь кто угодно может забрать камень. Может, пока отдашь его на хранение Вернигору или мне?

- Нет, - покачал головой Илья, - Я же говорил уже - я никому его не отдам, - он вздохнул, - Может, хоть коту лучше стало?

Накануне вечером Вернигор промыл рану на спине кота травяным отваром. Это должно было ее обеззаразить. Но остановить распространение яда отвар не мог. Кот по-прежнему лежал неподвижно и дышал прерывисто и тихо.

- Вот бы знать, как пользоваться камнем, - проговорил Илья, склонившись над носилками и убедившись, что все осталось по-прежнему, - Агенор говорил, что с его помощью можно лечить болезни.

- Мне бы какую-нибудь научную колдовскую литературу, он бы у меня в два счета заработал, - хвастливо заявил Юн, - Но у меня даже учебников с собой нет, к тому же лечебные чары мы еще не проходили.

- Горе-чародей, - вздохнул Кадо, - Не умеешь ничего, так и не похваляйся.

- Должно быть, это очень могущественный камень, раз он может лечить болезни, и вы его так охраняете, - самым невинным тоном предположил Орн, - Это из-за него мы едем к Северному Колдуну?

- Много будешь знать, скоро состаришься, - отрезала Тарилор и пошла седлать единорога.

Все стали собираться в путь.

- Элиа, держись ближе к Вернигору или ко мне. Всегда будь рядом с одним из нас и не отставай ни на шаг, - приказала Тарилор, первая спускаясь к воде.

- Или рядом со мной, - воинственно сжав в руке рукоятку топора, сказал Нок, - Уж я-то сумею тебя защитить!

- Мне тоже можешь доверять, - усмехнулся Орн.

Его голос прозвучал так вкрадчиво, что у Ильи отчего-то пробежали по спине мурашки. "Все же Тарилор в чем-то права, - украдкой бросив взгляд на смуглое лицо Орна, подумал он, - Он очень странный".

Зеленоватые волны лесной реки катились за стеклом. Сквозь них трудно было что-либо разглядеть, кроме солнечных лучей, мелькающих за деревьями. Бегущие струи размывали отражение темноволосого молодого человека в черном, держащего на поводу вороного коня.

- Госпожа, у меня всего несколько минут! Я специально задержался перед дверью последним, чтобы поговорить с вами. Хорошие вести - заклятье от воров спало с колдовского камня.

- Уже! - вскричала госпожа, вскочив с кресла, - Так отними же камень у мальчишки, Орн!

- Чтобы потом нашли меня молодого и красивого с эльфийской стрелой в сердце? - возмутился Орн, склонившийся над речной водой, - Я еще не спятил. Вы долго ждали, госпожа, подождите еще немного. Скоро мы прибудем в Аладан, в гости к Северному Колдуну. Там, в спокойной обстановке, я сделаю то, что не удалось Каспиэну - заберу камень и исчезну.

- А если Тирэно распознает тебя? - с тревогой возразила госпожа.

- Не такие уж умники эти Великие Колдуны, - самонадеянно усмехнулся Орн, - Верьте в меня, о Могущественная госпожа, и я не подведу. Ну, все, я побежал.

Орн потянул своего коня за повод и, нагнувшись, шагнул под арку каменного моста, пересекавшего реку. В ту же секунду он исчез из вида. В зеркале отражался пустынный уголок зеленой рощи, освещенной утренними лучами солнца.

- Свершилось! - глухим голосом воскликнула госпожа и в волнении стиснула бледные руки, - Скоро камень будет моим! Твое древнее заклятие нам не понадобилось, Ютас. Да ты, наверное, его и не искал. Или искал не слишком усердно.

- Ну почему же, - с усмешкой возразил чародей, - Я его нашел. Но это хорошо, что оно нам не понадобилось. С такими заклинаниями надо обращаться осторожно и не прибегать к ним без крайней нужды.

- Ишь, какого страху понагнал, - небрежно усмехнулась госпожа, после разговора с Орном пришедшая в веселое расположение духа, - Хотя бы расскажи, что это за заклинание.

Как ни дика и ни пустынна была страна Занбаар, за дверью ильраанским путешественникам открылся край еще более пустынный. Пройдя под мостом, они вышли из-под каменной полукруглой арки, оставшейся от полуразрушенной сторожевой башни, и оказались в чистом поле. От одного края горизонта до другого вокруг раскинулась голая бесприютная равнина, на которой не видно было ни куста, ни деревца, ни холма, ни речушки. Лишь дикий вереск повсюду колыхался и шелестел на холодном ветру. По небу ползли сизые тяжелые тучи, и нигде не было видно человеческого жилья.

- Ну и где это мы? - поежившись на ветру, спросил Юн, обращаясь к Тарилор.

- Мы в Аладане, в юго-западной его части, - вместо эльфийки ответил Вернигор, - И если судить по солнцу, по направлению ветра, благодаря двери, мы сократили путь на десятки миль. Всего день-другой и мы окажемся у границы нетающих снегов.

- Нетающие снега? - ужаснулся Юн, - Сейчас июнь месяц, скоро Праздник Летнего Солнца. Зачем нам туда надо?

- Там живет Тирэно, - ответила Тарилор, - Нам нужна карта, и мы хотим вылечить кота.

- А тебя с нами вообще никто не звал, - не без злорадства в голосе добавил Кадо.

- Давайте не будем ругаться, - оборвал их Илья; его глаза были нетерпеливо устремлены за горизонт, - Коту нужна помощь. Едем скорее.

Целый день путники ехали по бескрайним вересковым пустошам на север. Пронизывающий ветер дул им навстречу, затрудняя дорогу и словно стремясь помешать. От его резких порывов все продрогли, особенно Илья. Видя, что кот дрожит от холода, он снял свой зеленый эльфийский плащ и завернул в него раненого зверя. Это, впрочем, несильно помогло. С каждой милей пути коту становилось все хуже. Дышал он хрипло и с присвистом, совсем не двигался, от питья отказывался, есть и подавно не мог.

- Не знаю, довезем ли живым, - осмотрев рану, сказал Вернигор эльфийке тихо, чтобы не услышал Илья.

Мальчик продолжал заботиться о коте с тем неизменным упорством, какое обычно дает людям отчаяние. Он всегда следил, чтобы коту было удобно лежать и чтобы он был тепло укрыт, несмотря на то, что сам весь посинел от холода.

Вересковая пустошь плавно шла на подъем. К вечеру путники увидели далеко впереди сглаженные зубцы высоких холмов.

- Вот она, граница, - сказал Вернигор, прикладывая руку козырьком ко лбу, чтобы лучше видеть, - Эти холмы называются Корона Севера. За ними начинаются Снежные Поля.

- И мы там все замерзнем, - обреченно промолвил Юн, - Особенно Элиа, у него даже плаща нет.

- Хватит ныть, - отмахнулся от него Кадо, порылся в своей торбе и достал теплую вязаную фуфайку с высоким воротником, шарф и шапку с меховыми ушами, - Одевай, Элиа.

- Твоя торба, что бездонная? - удивился Илья, одевая фуфайку, а шапку и шарф нахлобучивая на чародея.

- Надо быть готовым ко всему, - пожал плечами Кадо.

- А еды у тебя там нет? - с надеждой спросил Юн.

- К тому, что встречу тебя я не подготовился, - вздохнул Кадо, - Не знал, что на свете есть такая прорва.

- Да, парень, легче тебя убить, чем прокормить, - заметил Нок.

- Хватит разговоров, - одернула их Тарилор, - Солнце садится. Прежде чем стемнеет, мы должны добраться до вершины Короны Севера. Там остановимся на ночлег.

- А стоит ли? - забеспокоился Илья, - Коту не становится лучше. Надо бы еще поспешить.

- Ночью в такой ветер мы не сможем ехать по Снежным Полям, - возразил Вернигор, - Мы собьемся с пути и замерзнем. Утром посветлу мы доберемся до Ледяного озера. Там живет Перевозчик. Он доставит нас на другой берег, а там и до жилища Северного Колдуна рукой подать.

Солнце медленно, но неуклонно исчезало за горизонтом. Но когда путники въехали на холмы, оно снова вынырнуло наверх, озаряя землю последними красноватыми лучами. Холмы были абсолютно голыми - лишь земля да камни. Только кое-где ветер беспощадно трепал жидкие клочки травы. Его ледяные порывы выжимали из глаз слезы, а прощальные лучи заката ложились на бескрайние поля, тянувшиеся по другую сторону холмов. Остановившись на вершине между двумя самыми высокими зубцами, участники отряда с трудом сдержали изумленный крик. Вся земля за холмами была покрыта ровным слоем белого, искрящегося на солнце снега.

- Я же говорил, Снежные Поля, - усмехнулся Вернигор, видя изумление остальных, - Завтра нам предстоит их пересечь. К счастью, лишь малую их часть. Сейчас лучше отдохнуть. Надеюсь, когда мы приедем, Ледяное озеро уже успеет замерзнуть.

- Замерзнуть? - с недоумением переспросил Юн у Ильи, - А как же Перевозчик отвезет нас на другой берег? На оленях что ли?

Ночь путешественники провели на вершине Короны Севера под прикрытием каменных зубцов. На следующее утро путь их лежал через бесконечную снежную равнину. Она раскинулась словно белая скатерть, пустынная и однообразная. Нигде не было видно и следа дороги или тропинки. Направление Вернигор сначала определял по солнцу, проглядывавшему между облаками, а потом, когда ветер усилился и пошел мелкий колючий снег, он повел отряд и вовсе наугад, руководствуясь одному ему понятным чутьем. Перевалило за полдень, и буран усилился. Тарилор забеспокоилась, как бы не сбиться с пути. Юн тихонько хныкал, уткнувшись носом в спину Илье, позади которого он, как обычно, сидел в седле. Нок с трудом переставлял ноги в сугробах, доходивших ему почти до пояса, и Орн опять посадил его на лошадь позади себя. Лошади нервничали, переступая копытами на одном месте и то и дело не хотели идти дальше. Путники начали волноваться. Илья же волновался в основном из-за того, что кот лежал совсем неподвижно, глаза его начали стекленеть, а за воем ветра не было слышно - дышит он или нет. То, что у него самого отмерзли уши, а волосы превратились в ледяные сосульки, он даже не заметил. Вокруг ничего нельзя было разглядеть на расстоянии вытянутой руки. Небо и землю окутала снежная пелена. Чтобы не потерять друг друга среди пурги, путникам приходилось громко перекликаться.

- Приехали! - крикнул вдруг Вернигор, указывая рукой куда-то вперед, - Вон оно, Ледяное озеро!

Было совершенно непонятно, как заклинатель драконов умудрился что-либо увидеть среди кружащихся снежных хлопьев, но все немного приободрились. Даже лошади пошли резвее, потому что впереди начался спуск. Сначала он был едва заметен, потом усилился, и вскоре путники обнаружили, что спускаются с горки. Холодный ветер стихал. Снежная завеса в воздухе начала редеть. Пока отряд спускался, снег улегся, впереди засветлело, и показалась бревенчатая избушка, вокруг которой росли вековые ели, посеребренные инеем. Избушка стояла на берегу озера. Оно уходило за горизонт, и насколько можно было видеть, было почти правильной овальной формы. Воды озера были скованы толстым панцирем льда, присыпанного слоем снега.

- Дом Перевозчика, - указывая на избушку, сказал Вернигор, - Я пойду вперед, договорюсь о переправе.

- О какой переправе? - пробормотал Юн, озябшими губами, - Озеро замерзло, он что не видит!

Вернигор ускорил шаг, направляясь к избушке. Но Перевозчик, должно быть, сам увидел, что к озеру едет отряд путников, потому что уже шел навстречу. Это был пожилой, но крепкий человек с короткой седоватой бородой, одетый в медвежий полушубок, мехом наружу, теплую шапку и высокие шнурованные ботинки эльфийского пошива, удобные для хождения по снегу. Встретившись с Вернигором, они деловито пожали друг другу руки и обменялись несколькими словами. После чего Вернигор махнул рукой остальным, чтобы они подъезжали.

- Добрый день, господа странники, - кивнул Перевозчик с дружелюбной усмешкой, - Вижу, подзамерзли, когда снежок маленько нападал? Отогрейтесь полчасика у моей старухи. А я пока все подготовлю.

- Много ли времени займет дорога? - спросила Тарилор.

- Наст хороший, ветер, - Перевозчик послюнявил палец, - попутный. Если через час выйдем, то озеро пересечем к восходу первой звезды. А если вам денег не жалко, дополнительные паруса поставлю. Тогда часов за шесть доедем, еще засветло.

- Договорились, - кивнула Тарилор, вынула из своей сумки увесистый кожаный мешочек, бренчащий деньгами, и кинула Перевозчику, - Мы очень спешим.

- Оно и понятно, госпожа, - кивнул Перевозчик, пряча за пазуху кошелек, - Пойду подготовлю ладью.

Он вразвалку зашагал по протоптаной в снегу дорожке к озеру. Вернигор повел своих друзей по другой дорожке к дому.

- Ладью? - воскликнул Юн, провожая Перевозчика изумленным взглядом, - Он что в уме повредился? Тарилор, ты зачем дала ему столько денег? Он же не в себе!

- Нет, это я не в себе, - изумленно выдохнул Кадо, глядя в ту сторону, куда ушел Перевозчик.

Илья посмотрел туда же и не поверил своим глазам. По замерзшей глади озера скользил остроносый кораблик под косыми полосатыми парусами. Он направлялся к берегу от небольшого заснеженного островка, очевидно, служившего ему гаванью. На палубе стоял Перевозчик и правил кораблем с помощью руля, похожего на длинный рычаг. Увидев, что путешественники смотрят на него, он помахал рукой.

- Ветер отличный! Доедем - глазом не успеете моргнуть! - крикнул он.

Корабль подошел ближе к берегу. Тогда наконец все увидели, что он передвигается по льду с помощью больших полозьев, легко несущих вперед его деревянный корпус.

- Вот это да! - восхищенно воскликнул Юн, - Санки с парусами!

Путники немного отдохнули в избушке Перевозчика, жена которого накормила их обедом и даже дала Илье в дорогу шарф и рукавицы. Через час Перевозчик объявил, что к переправе все готово и можно трогаться в путь. Путешественники поднялись на палубу, лошадей завели в трюм, где для них было приспособлено небольшое помещение, и ладья отошла от южного берега Ледяного озера. Ехать на полозьях по льду было почти то же, что и плыть по воде на обычном корабле. Ветер свистел, раздувая паруса. Мачты поскрипывали, раскачивались снасти. Мимо проплывали белые просторы Снежных Полей. Всюду, куда ни кинешь взгляд, был только снег да снег, искрившийся на солнце, время от времени выглядывавшем из-за грозных сизых туч. Лишь иногда на дальних берегах возникали, как призрачные великаны, вековые сосны и ели, одетые в снежные шубы. Возникали и исчезали, а вокруг по-прежнему все было белым-бело, даже глаза слезились. Перевозчик ловко управлялся и с рулем, и с парусами в одиночку, он успевал и нужную снасть поправить, и курс держать. Путешественники стояли у борта и смотрели на проплывающие мимо снежные дали.

- И давно вы так перевозите людей? - спросил у Перевозчика любопытный Юн.

- Да уж лет тридцать, - усмехнувшись в усы, ответил тот.

- Это ж почти половина моей жизни! - ахнул Юн, - И не надоело вам?

- Да уж привык, - пожал плечами Перевозчик.

Холодный северный ветер обдувал корпус ладьи, выл в снастях, забирался путникам под одежду. Все быстро продрогли.

- Холодновато так путешествовать, - недовольно заметил Нок, плотнее затягивая ремешок шлема, под которым у него была надета шерстяная шапка, - Когда тепло, по воде, небось, лучше?

- Как сказать, - загадочно усмехнулся Перевозчик.

Ехать по озеру было еще долго, и с холодом пришлось мириться. Чтобы не так зябнуть, Перевозчик закурил трубку. Вернигор, Нок и Орн последовали его примеру. Юн, было, тоже потребовал себе табаку, но получил от Тарилор очередной нагоняй и притих. Эльфийка куталась в свой серебристый плащ с капюшоном, вынося неудобства без единой жалобы. Кадо нашел возле кормовой мачты удобное место, защищенное от ветра широким нижним парусом, и они с Ильей забрались туда. Илья положил к себе на колени кота, закутанного в плащ. Несмотря на то, что эльфийский плащ был очень теплым и защищал от мороза и ветра, кот дрожал не переставая.

- Ему все хуже и хуже, - печально заметил Илья, глядя на проплывающие по небу им навстречу снеговые тучи, - А если Северный Колдун ему не поможет? Или он окажется таким же нечестным человеком, как и его брат?

- Все как-нибудь устроится, не переживай, - ответил Кадо, стараясь говорить как можно уверенней и убедительней.

Прошло несколько часов. Южный берег скрылся за горизонтом. Впереди уже поднимались неясные очертания северной береговой линии, крутой и обрывистой. На высоком берегу росли могучие сосны, заметные издалека.

- За Сосновым бором в конце Старой дороги стоит замок Итлин. Там живет Тирэно, Северный Колдун, - сказал Перевозчик с уважением в голосе, - Вы не к нему ли едете?

- Мы просто проедем мимо, - ответила скрытная Тарилор.

- Оно и понятно, госпожа, - с усмешкой кивнул Перевозчик.

На пути ладьи то тут, то там во льду попадались круглые дыры величиной с колесо большой телеги.

- Это что, проруби для рыбной ловли? - спросил Юн.

- Нет, эти дырки пробил кальмар, который живет в озере, - объяснил Перевозчик, -

Он через них дышит.

- Кальмар? - Юн схватил ртом холодный воздух, точно рыбка, выброшенная из воды, - А зачем ему такие большие дырки? Он что, и сам большой?

- Если вытянет щупальцу, может из дырки достать до палубы, - пожал плечами Перевозчик, - Если лето теплое и вода свободна, выкатываю из трюма гарпунную пушку, а то перетаскает на дно всех пассажиров.

- А ты говорил, по воде лучше, - упрекнул Юн Нока и пригнулся, спрятавшись за бортом, - Нельзя ли ехать побыстрее?

Перевозчик посмеялся в бороду и поставил еще парусов.

Вопреки опасениям Юна остаток пути прошел без приключений и происшествий. Миновало еще два часа, и путники ступили на высокий северный берег. Они вывели лошадей на дорогу, уходящую в густой сосновый лес и постояли немного на краю обрыва, глядя, как кораблик с полосатыми парусами уходит обратно на юг.

- И ведь не боится же человек, что его осьминог слопает! - покачал головой Юн.

- Попадись тебе этот осьминог, ты бы сам его съел, - съязвил Кадо.

- Коту совсем плохо, - побелевшими от холода и испуга губами проговорил тут Илья, поворачиваясь к остальным путникам, - Посмотрите, он не дышит!

Кот, которого Нок и Вернигор несли на носилках, лежал, вытянувшись и бессильно свесив лапы. Глаза его закатились и подернулись пленкой.

- Холодеет, - пробормотал Вернигор, склонившись над котом, - Его надо срочно отвезти в замок Итлин, не то будет поздно.

- Давайте его мне, - сказал Илья.

- Нет, ты не можешь ехать один, - возразила Тарилор, - Ты можешь упасть с лошади или сбиться с дороги. К тому же кот большой и тяжелый. Лучше уж я сама.

- Ты должна оставаться с Элиа, так велел Агенор, - напомнил Кадо, - Я поеду.

- Ты его не довезешь, - возразила эльфийка, - Нужен кто-то сильный.

- Какая разница кто его повезет, лишь бы побыстрее довез! - нетерпеливо воскликнул Илья, - Пока мы спорим, время уходит.

- Ну, раз все равно кто, давайте кота мне, - пожал плечами Орн, - Или мне опять не доверяют?

Тарилор сердито сверкнула на Орна глазами.

- Доверяют, - опередив возражения с ее стороны, сказал Илья, - Забирай кота, Орн, и, пожалуйста, езжай поскорее.

- В лесу много разных тропинок. Не сворачивай с дороги, - сказал Вернигор демону, - Она ведет прямо к замку Тирэно. Езжай, а мы догоним.

Вернигор и Нок приподняли носилки и помогли Орну положить кота на седло.

- Только осторожней, - попросил Илья.

- Довезу как хрустального, - усмехнулся демон и пришпорил коня.

Вороной жеребец помчал его под своды соснового леса. Могучие стволы замелькали по сторонам дороги, ветки качались над головой, роняя снег. Демон держал поводья одной рукой, другой прижимая к себе кота. Зверь лежал поперек седла, перевесившись через локоть Орна.

- Ну, если бы мне кто сказал, что я буду тебя спасать, скверная кошка, - демон удивленно покачал головой, - Я бы не поверил!

Дорога через Сосновый бор оказалась длинной и извилистой. От нее в разные стороны разбегались другие дороги и тропинки. Орн так долго петлял среди сосен, что уже начал думать, что где-то свернул не в ту сторону.

- В дремучем бору и столько разных дорог, - пробормотал он с досадой, - Когда же наконец закончатся эти сосны и я найду замок?

Кот, к которому он обращался, вряд ли слышал слова демона. Он давно уже не подавал признаков жизни. Орн слегка встряхнул его.

- Не вздумай только умереть, я не люблю дохлых кошек.

Впереди на дороге замаячил просвет между деревьями. Орн подхлестнул коня и поскакал еще быстрее. Его вороной конь, сильный и резвый, вскоре вынес его на опушку Соснового бора. Выехав из лесу, Орн увидел, что уже вечереет. Морозный воздух был тих и прозрачен. Солнце ушло далеко на запад, а в небе озаренные его последними лучами таяли сказочно красивые розово-лиловые облака.

- Вот тебе и быстро доехали, - пробормотал обескураженный Орн, потрепав коня по гриве, - Нас с тобой, чернявый, только за смертью посылать.

Но, посмотрев вперед, в ту сторону, куда вела дорога, выходящая из леса, Орн приободрился. Дорога пролегала между двух холмов, поросших сухим вереском и засыпанных снегом. Минуя их, она взбиралась на третий холм, на вершине которого виднелся замок из серого камня. На фоне прозрачно-голубого вечернего неба замок казался огромным жилищем великана. Могучие стены выглядели неприступными, исполинские башни уходили к самым облакам. На их островерхих крышах сверкающими шапками лежал снег. Из снега поднимались шпили с крутящимися по ветру флюгерами в виде трезубцев, на которых были наколоты позолоченные рыбы.

- Кажется, приехали, - обрадованно выдохнул Орн и понадежнее обернул кота плащом Ильи, - Держись, кошкарь, мы уже почти у цели.

Он пришпорил коня и галопом помчался вниз по дороге к холмам, оставляя позади себя шлейф из клубящейся снежной пыли. Студеный ветер гулял на открытых вересковых холмах, не защищенных деревьями. От него у Орна из глаз побежали слезы.

- Ну вот еще, - недовольно проворчал он, вытерев лицо, - Демоны не плачут.

Вихрем промчавшись между холмами, он в мгновение ока преодолел подъем, ведущий к замку и оказался на краю широкого рва. Мост, ведущий к воротам, был поднят. Вороной затанцевал на краю обрыва и нервно заржал. Ров был не только широкий, но и такой глубокий, что его дна нельзя было увидеть.

- Не было печали, мои кузены накачали, - пробормотал Орн, в испуге подняв лошадь на дыбы.

Кроме моста, ведущего к главным воротам, через ров еще был перекинут узенький обледенелый мосточек с тонкими перилами. Он вел к калитке в стене замка. Грозно прикрикнув на упирающегося коня, Орн направил его прямо на мостик. Испуганный конь в одно мгновение перенес его на другую сторону рва, и Орн заколотил кулаком по калитке.

- Эй, откройте! У меня раненый!

- Сейчас, сейчас. Уже, уже, - словно по волшебству откликнулся по другую сторону калитки старческий голос.

В замке заскрежетал ключ, и калитка распахнулась. За ней стоял одетый в шерстяной колпак и меховую душегрейку старый ключник, а из-за его спины выглядывала молоденькая девушка в овчинном полушубке.

- А мы вас видели со стены, господин, - с поклоном молвил ключник, - Видели, как вы скакали из Соснового бора к холмам.

- Потому и мост подняли, - понимающе усмехнулся Орн.

- Времена такие - осторожность кругом нужна, - виновато поклонился ключник.

- Это все дед, - насмешливо фыркнула девушка, кивнув на ключника, - Заладил: "Это демон! Это демон! Люди не ездят так быстро! Это демон на заговоренном коне!"

Она звонко засмеялась. Ключник смутился и снова начал кланяться.

- Глупости какие, - Орн тоже рассмеялся, - Я ехал быстро потому, что мне нужна помощь.

- Ой, мамочки, что за нечисть! - ахнула внучка ключника, увидев на руках у Орна завернутого в плащ кота.

- Это не нечисть, а ценный пушной зверь, - возразил Орн, - И он, того гляди, умрет. Здесь ли живет великий колдун Севера Тирэно? Только он может спасти моего пушистого друга.

- Ну раз ценный пушной зверь, - озадаченно пробормотал ключник, - То Дюранда сейчас сбегает в покои к хозяину.

Он отступил внутрь, давая Орну войти во двор замка.

- Время дорого. Я сам пойду с вашей внучкой, - Орн бросил ключнику поводья, - Позаботьтесь о лошади.

Он взвалил тяжелого кота на плечо и пошел вслед за Дюрандой, не дожидаясь разрешения. Ключник взял вороного коня под уздцы и повел во двор. Конь шел нехотя, нервно всхрапывал и гневно сверкал темными глазами.

- Эй, конюхи, лодыри! - крикнул ключник, - Заберите вы его, не ровен час, лягнет он меня. Будто, и правда, заговоренный демонский конь.

- Итлин на языке Старых Волшебников значит "Замок на вересковых холмах", - сказала Тарилор, когда путешественники выехали из леса, - Так оно и есть.

Уже темнело. Небо очистилось от туч, и на нем видны были первые звезды. В их робком свете перед путниками чернели высокие вересковые холмы, а над ними возвышался темной громадой большой старинный замок.

- А если Орн не успел? - ни к кому не обращаясь, шепотом проговорил Илья.

- Орн не успел? - ухмыльнулся Нок, - Мой друг - парень что надо! Даже не переживай, Элиа, он успел.

Илья благодарно улыбнулся гному. Путники спустились по дороге к вересковым холмам. Когда они въехали на холм, ведущий к замку, то увидели, что подъемный мост опущен, а ворота открыты.

- Орн действительно молодец, - с одобрением заметил Вернигор, - Он предупредил хозяина. Нас уже ждут.

ПОЛОВИНКА И ЦЕЛОЕ

- Это древнее заклинание, которое применяли еще Старые Волшебники. Но даже они не решались прибегать к нему часто. Его накладывали только в исключительных случаях, - перелистывая большую старую книгу, проговорил Ютас, - Оно называется Заклятие Половинки и Целого. С помощью него два предмета или два живых существа могу быть неразрывно связаны воедино, и если их разлучить, они оба погибнут. Мы могли наложить это заклятие на колдовской камень и мальчика, который им владеет. И тогда камень стал бы частью мальчика, а мальчик частью камня. Ты видела, госпожа, как колдовские камни слышат зов друг друга. По мере того, как камень и мальчик срастались бы между собой, этот зов становился бы для Элиа непреодолимым. В конце концов он сам бы начал искать своих собратьев, чтобы соединиться с ними и преодолел бы для этого любые преграды. Он сам пришел бы к тебе, и никто бы его не остановил.

- А мне все равно пришлось бы ждать, - желчно усмехнулась госпожа, - Чтобы я ни делала, к какой хитрости или жестокости ни прибегала бы, мне все равно приходится ждать! Нет, я рада, что ты не стал применять это заклинание.

- Я тоже, - Ютас оперся подбородком о ладони и лукаво усмехнулся, - Потому что в наши дни известна лишь первая половина этого заклинания, лишь наложение заклятья. Как его снять, пожалуй, никому не известно.

- Что значит "пожалуй"? - удивилась госпожа.

Ютас пожал плечами.

- Я думаю, что Верховный Чародей Старых Волшебников обезопасил это заклинание от слишком ретивых собратьев по ремеслу так же, как обезопасил Кристалл Знания, - ответил он, - Он нарочно разделил заклинание на части, чтобы им нельзя было пользоваться в полной мере. Одну часть он оставил на хранение здесь, в Ильраане, и благодаря этому она попала в колдовские книги. А другую часть Верховный Чародей передал тем, кто редко виделся с остальными чародеями и кому более всего он мог доверять. Думаю, что снятие заклятья знают в стране Нумар.

- И знают Слово, - сквозь зубы прошипела госпожа, - Слишком многое знают в стране Нумар! О, почему мои чары там бессильны!

- Есть вещи, которые не в нашей власти, - философски заметил Ютас.

- Это не так! - закричала госпожа, и от ее голоса стены замка Орфина содрогнулись, - Как только я наберу полную силу, как только мои эликсиры, снадобья и травы помогут мне восстановить прежнее могущество, не будет ничего, что было бы не в моей власти. У меня будет такая власть, какая не снилась даже Умадану. Обещаю тебе это, Колдун!

- Скоро Срединный день, Праздник Летнего Солнца, - понимающе кивнул Ютас, - Травы нальются соками. Эликсиры, настоянные на них, обретут невиданную силу.

- Да, Колдун, - подтвердила госпожа, - Хватит ждать, пора действовать.

После целого дня на ледяном ветру в узкой зале Северной башни замка Итлин, где Тирэно принимал гостей из Ильраана, было тепло и уютно. В дальнем конце залы потрескивал огонь в большом камине. На стенах висели медвежьи шкуры. Стрельчатые своды потолка, выложенные из серого камня, поддерживали тонкие колонны, протянувшиеся в два ряда. Между колоннами стоял длинный стол, накрытый бархатной скатертью, и полукресла с высокими, обтянутыми лиловым плюшем спинками. В конце стола стояло большое и тяжелое, украшенное затейливой резьбой, хозяйское кресло. Оно было пусто. Северный Колдун Тирэно стоял у окна, заложив руки за спину, и смотрел вдаль. Высокие узкие окна Северной башни выходили на заснеженные просторы, которым не было видно конца и края. Вдали под звездным небом чернели вершины Ночных гор, укрытые вечными снегами. За горами на дальнем севере безраздельно царила нескончаемая ночь.

- Ваш друг очень вовремя привез сюда кота, - обернувшись к путникам, сидящим у стола, сказал Тирэно, - Час-другой промедления, и я был бы бессилен помочь.

- Но теперь он поправится? - спросил Илья.

- Ему нужно немного времени, чтобы прийти в себя и окрепнуть, - улыбнулся мальчику чародей, - Но вас гнетет еще что-то помимо болезни кота.

Путники один за другим отвели глаза под слишком проницательным взглядом Северного Колдуна. Видя их замешательство, Тирэно не стал настаивать на прямом ответе и лишь усмехнулся своим мыслям. Он отошел от окна и сел в кресло во главе стола. Он был высок и худощав, как его братья. Его длинное одеяние было оторочено мехом куницы, седая борода, спускавшаяся на грудь, была заплетена в косицу, а почти лысую голову прикрывала маленькая островерхая шапочка из синего бархата. Глаза его под нависшими седыми бровями смотрели открыто и вместе с тем загадочно, приветливо и немного лукаво.

- Я получил письмо от Агенора, - подперев рукой подбородок, сказал Тирэно, - и ждал вас гораздо раньше.

- Мы задержались в пути, - уклончиво молвила Тарилор, - Верховному Чародею нужна карта Колдунов. У нас уже есть две части, Агенор надеется, что у вас сохранилась третья, последняя.

- Да, она у меня есть, - кивнул Тирэно так, словно ждал именно такой просьбы от Тарилор, - Ее сейчас принесут. Но дело ведь не только в карте, но и в камне, который везет с собой этот мальчик.

Он пристально взглянул на Илью. Воспоминание о высокой фигуре в темном балахоне, притягивавшей к себе камень, вдруг отчетливо возникло перед внутренним взором Ильи. Он испуганно вжался в спинку кресла и закрыл ладонью талисманницу. Остальные путники, услышав столь прямые и откровенные слова Колдуна, растерялись, и ни у кого не нашлось слов, чтобы ответить. Колдун же продолжал смотреть только на Илью. На его губах появилась мягкая и сочувственная улыбка.

- Ты боишься, что камень отберут у тебя, верно? - сказал он.

- Да, боюсь, - ответил Илья голосом, охрипшим от волнения, которое вызвали у него слова чародея, - Я слаб, а камень, - он не знал, можно ли говорить об этом вслух, и перешел на шепот, - он очень ценен.

- Да, очень, - наклоном головы подтвердил чародей, - Пока ваш кот немного не поправится, вы будете моими гостями в замке Итлин. За это время я придумаю, как помочь тебе, Элиа.

- Столько всего случилось. Можем ли мы тебе верить? - испытующе глядя на Колдуна, сказала Тарилор.

Тирэно улыбнулся ей точно так же, как Илье - мягко и сочувственно.

- Что убедило бы тебя, что мне можно верить? - спросил он.

- Достаточно твоего слова, - сказал Вернигор.

Тирэно посмотрел на заклинателя драконов. Взгляд его стал чуть строже и суровее.

- Слово Колдуна слишком серьезно и могущественно, чтобы пользоваться им по любому поводу, - сказал он, - Но если это важно для вас, считайте, что я дал его. Остальное увидите сами. А вот и так нужная вам карта.

Скрипнула дверь в другом конце узкой залы, вошла девочка и подошла к столу. Она была еще совсем мала, и голова ее едва возвышалась над крышкой стола. На ней было бархатное синее платье с пояском из серебряной тесьмы и остроносые кожаные туфельки. Прямые черные волосы, свободно падавшие по плечам, на лбу были перехвачены наголовной повязкой с вышивкой. Одной рукой девочка бережно несла фарфоровую куклу в пестром платье, в другой держала свернутый пергамент. Личико у девочки было свежее, нежно-розовое, а большие глаза бархатного серого цвета светились изнутри. Лицо Северного Колдуна озарилось ласковой улыбкой.

- Принесла? - спросил он, жестом подзывая девочку к себе.

Девочка на мгновение замешкалась, увидев множество незнакомцев, но потом осмелела и пошла вдоль стола к креслу чародея. Проходя мимо Орна, она вздрогнула и диковато покосилась на него. Но когда демон ей улыбнулся, девочка ответила на улыбку серьезным и вежливым наклоном головы и пошла дальше.

- Это Итэри, дочь нашего пекаря, - сказал Тирэно, усаживая девочку на кресло рядом с собой и забирая у нее пергамент с картой, - Моя ученица. Судьба не наградила меня ни детьми, ни внуками. Итэри - отрада моей старости. Она не чародейка по рождению, но ее способности к волшебству очень велики, а в дальнейшем еще больше разовьются.

- К тому же, она наполовину эльф, - добавила Тарилор, которая заволновалась, стоило девочке появиться в зале.

- Я знал, что ты заметила, - улыбнулся Тирэно и погладил Итэри по голове, - Да, она и вся ее семья - эльфиниты. Итэри продолжит мое дело. Она станет Северной Колдуньей после меня, несмотря на то, что она всего лишь дочь пекаря и не состоит со мной в кровном родстве.

- Так поступали многие волшебники и до Тирэно, - вдруг сказала девочка не по-детски звучным голосом, - Главное не то, каков ученик. Главное то - каков учитель. Не только цель важна, но и средства.

Орну почудилось столько тайного смысла, столько знания в этих словах, что внутри у него похолодело.

- Она всегда такая? - с удивлением проговорил он.

- Нет, не всегда, - улыбнулся Колдун, - Итэри еще совсем дитя. Можешь взять карту, Тарилор. Я уже говорил вам и повторю: будьте как дома. Сейчас вам подадут ужин.

- Хвала Вечерней Звезде! - выдохнул Юн.

Колдун поднялся с кресла и взял Итэри за руку, собираясь уходить.

- Есть еще кое-что, - остановила его Тарилор, - У нас дурные вести о твоих братьях. Каспиэн...

- Его поглотила тьма, - сказала Итэри серьезно и печально, - Его и Ульгит. Они перешли черту и нелегко им будет вернуться, даже если они захотят.

Тирэно молча кивнул головой, печально, но спокойно.

- Так ты знал? - удивилась Тарилор.

- Я догадывался, я чувствовал, - ответил Северный Колдун, - Каспиэн сделал выбор. Но Ютас беспокоит меня куда больше.

- Он исчез, сразу после нашей с ним встречи, - сказала Тарилор, - Его нигде не могут найти.

- И он во тьме, - как эхо отозвалась Итэри, - Тень не забрала его полностью. Его душа взывает о помощи. Сумерки сгущаются над ним, но они еще не победили.

- И что это значит? - спросил Кадо.

- Ютас в беде еще большей, чем Каспиэн, - ответил Тирэно, - Но помочь ему не в вашей власти. Думать об этом буду я, ваша же забота - бесценный камень. Но и о нем вы будете думать завтра. Сейчас отдыхайте.

После разговора в Северной башне прошло несколько дней. Если у путешественников и были сомнения в надежности Тирэно, то они постепенно исчезли. Время в замке Итлин летело незаметно. Илья ухаживал за котом, который быстро поправлялся. Юн рылся в библиотеке в колдовских книгах Тирэно. Вернигор учил Кадо владеть мечом. Нок и Орн бездельничали, играя в шахматы и болтая о пустяках. А Тарилор подолгу о чем-то беседовала с Северным Колдуном. От Тирэно друзья, долго блуждавшие по диким безлюдным краям, узнали новости из Ильраана о том, что Агенор болен, и царица взяла всю тяжесть правления страной на себя. Юну Северный Колдун рассказал, что Арла Кан известила о его побеге из школы ильраанскую царскую стражу и его родителей, и теперь его ищут и те и другие. Илья хотел бы также узнать, что Гвендаль наконец-то вернулся домой, но от него вестей не было. Кот, между тем, чувствовал себя уже совсем хорошо и начал выходить на прогулки по коридорам замка. Дни стояли морозные, но солнечные. Снежные бури умчались далеко за хребты Ночных гор, и с утра до вечера небо над Аладаном было ясным. Илья, Кадо и Юн даже выходили за ворота Итлина кататься на санках с кручи вересковых холмов. В один из таких ясных дней, с утра Тирэно снова позвал своих гостей в залу Северной башни.

- Настало время для вас покинуть Итлин, друзья мои, - сказал он, снова усадив всех за стол, - Время это будет для вас нелегким, ибо раньше вы знали, куда идете, а теперь вам предстоит выбрать дорогу.

- Почему выбрать? - удивился Юн и вопросительно, с недоумением взглянул на Тарилор, - Я думал, мы едем в...

- Карта, - сказала Тарилор и развернула на столе все три собранные путниками пергамента, сложив их вместе так, чтобы вырезанные по краям зубцы сошлись и получилось целое изображение, - Даже собранная воедино она не дает полной картины.

Все склонились над столом. Собранная вместе карта теперь являла собой прямоугольник из трех треугольных частей. На ней подробно были изображены Ильраан, Аладан, Занбаар и другие страны Дивного Края. На последнем треугольнике, который отдал Тарилор Тирэно, нарисован был Армаис и тянущаяся за его южными рубежами широкая полоса Нехоженой земли с горами, реками, долинами и пустынями. В самом низу треугольника на южной границе Нехоженой земли виднелась часть некоего государства или края, от названия которого на карте были видны лишь буквы"...AR". Начало названия выходило за линию обреза пергамента, и прочесть его было нельзя.

- Вот так неожиданность, - проговорил Кадо, - А что же это за буквы "ар"?

- Может быть, "Нумар"? - загадочно усмехнувшись, предположил Тирэно, - Моя часть карты не последняя. Четвертый треугольник у Южных Колдунов.

- Значит, мы едем к ним? - спросил Орн у Тарилор.

- Мы обещали не задавать вопросов, - напомнил ему Нок, - Мне все равно, куда мы едем, я в любом случае должен сопровождать Элиа.

- Я тоже, - с притворным безразличием пожал плечами Орн.

- Никто из вас не обязан ехать дальше, - сказала Тарилор, обращаясь ко всем, - Любой может остаться или выбрать для себя другой путь.

- Меня просили проводить Элиа, - спокойно заметил Вернигор, - Он пока еще не доехал, значит, я останусь.

- О том, чтобы я не поехал, не может быть и речи, - заявил Кадо, - Не забывайте, я в этом деле участвую с самого начала.

- Меня отлупят родители и Арла Кан, если поймают, - виновато потупившись, сказал Юн, - Не прогоняйте меня, мне больше некуда деваться.

- Мы с Орном уже сказали свое слово, - важно промолвил Нок, - Добавить нам нечего.

Кот, гулявший все это время по залу, подошел к столу и сел на пол рядом со стулом Ильи, словно понял, о чем идет речь, и тоже выразил готовность сопровождать мальчика. Глядя на своих гостей, Тирэно улыбнулся.

- Я рад, что в ваших рядах такое единодушие, - проговорил он, - Поговорим же о том, что тебя тревожит, Элиа. Ты волнуешься за сохранность камня, но не хочешь отдать его кому-то более сильному, потому что считаешь своим долгом его беречь. Я много думал о том, как сделать так, чтобы камень был у тебя в безопасности. Можно снова наложить заклятье от воров. Но никто не знает, как долго продлится ваш путь, а заклятье через какое-то время развеется снова. Можно сделать камень невидимым. Но где гарантия того, что тот, кто захочет им завладеть, не сможет его почувствовать, или что ты сам не потеряешь его? Я перебрал много разных средств и, наконец, остановился на одном единственном. Это очень сильное средство, но опасное. Прежде чем я применю его, выслушай, в чем оно состоит, Элиа, и решай, согласен ли ты.

- Я согласен. Главное, чтобы я мог уберечь камень, - сказал Илья, но Колдун жестом велел ему молчать.

- Я могу наложить на тебя и твой камень древнее заклинание Половинки и Целого, - сказал он, - Это сделает тебя и камень одним существом. Тот, кто захочет его отобрать, не рискнет это сделать, потому что без тебя камень будет бесполезен. Но и тебе, случись что, без камня не жить. Это заклятье не развеется со временем, и снять его не сможет ни один чародей, кроме Южного Колдуна, который один владеет тайной снятия. Я же знаю только первую часть заклинания, знаю только, как наложить заклятье. Если же случится так, что и Южный Колдун не знает второй половины, тебе придется носить камень на шее до конца жизни, и ты всегда будешь от него зависеть. Решай, согласен ли ты на такое опасное предприятие?

Вопрошающий взгляд Северного Колдуна, обращенный на Илью, был до того тяжелым и испытующим, что, казалось, пронизывал насквозь, заглядывал в самые глубины души. Илья мог смотреть только на Тирэно, но чувствовал, что и все остальные на него смотрят и ждут его ответа. Это было похоже на тот тяжелый момент выбора в Занбаргардских горах, но в этот раз Илье отчего-то не было так горько и страшно, как тогда. Он совсем ничего не чувствовал, кроме непонятной ему самому легкой грусти и того, что всеобщее внимание опять смущает его.

- Я уже и так пустился в опасное предприятие, - пожав плечами, тихо, застенчиво ответил он, - Не могу же я сказать Гвендалю, что передоверил его поручение на полпути кому-то другому. Так что накладывайте свое заклятье, если оно поможет.

- Погоди, - попросил Кадо, положив руку ему на плечо, - Почему обязательно ты? Может, все-таки кто-то другой, более сильный, более смелый? Ты сам знаешь, что так будет лучше, так зачем упрямиться?

В ответ он получил тот самый строгий взгляд, которого так боялся.

- Мы уже это обсуждали, - сухо проговорил Илья, - Раз я согласен, то и говорить больше не о чем. Когда вы сможете это сделать?

- Начать лучше в полдень, - ответил Тирэно, - Приходи в Западную башню, все будет готово.

- Элиа, Кадо прав, - заколебавшись, промолвила Тарилор.

- Нет, он не прав, - уверенно возразил Илья и не счел нужным добавить что-либо еще.

- Ну, хорошо, - вздохнула эльфийка, - Поступай, как задумал.

- Главное не меняй решений, как коней на переправе, - добавил Вернигор.

- А мы всегда будем рядом и поддержим тебя, - добавил Нок.

- А я все-таки против! - с обидой проговорил Кадо, резко отодвинул стул и вышел из зала, ни с кем не прощаясь.

Илья бросился было за ним, чтобы его вернуть, но Вернигор удержал его, усадил обратно за стол и отрицательно покачал головой.

- Не трогай его, - сказал он, - Кадо просто переживает за тебя, поэтому он на тебя обиделся. Со временем он научится уважать твое решение и успокоится. Ему надо побыть одному и тебе тоже. Ты должен приготовиться.

В холодный ясный полдень солнце высоко стояло на чистом небе. Когда тень на солнечных часах в зимнем саду замка упала на цифру "12", Илья и Северный Колдун ушли в лабораторию в Западной башне. Илья легко принял решение о наложении заклятья, с виду не было похоже, чтобы оно пугало его или тяготило. Но после их с чародеем ухода его друзьям стало тревожно, грустно и тягостно на душе. Все они сидели за столом в зале Северной башни и ждали, сами не зная чего. Тарилор задумалась, подперев рукой щеку. Кот сидел у ее ног. Вернигор молча смотрел на скатерть. Юн глядел в окно и вздыхал. Нок с притворным интересом разглядывал лепнину на колоннах, поддерживающих потолок. Кадо, забившись в угол возле камина, по-прежнему дулся на Илью и на всех вокруг. А Орн расхаживал возле окна, вперед-назад и выглядел очень взволнованным. Так прошел остаток дня, а когда солнце скрылось за горизонтом и стемнело, все поняли, что сегодня они, кажется, не увидят ни чародея, ни Илью. Путешественники разошлись по комнатам, пожелав друг другу спокойной ночи. Но вряд ли кто-то из них спал ночью хорошо. На следующее утро, собравшись к завтраку в трапезной Итлина, все увидели, что Северный Колдун и Илья уже ждут их за столом. Друзья Ильи со страхом ожидали увидеть что угодно, но никаких видимых перемен ни во внешнем облике, ни в поведении Ильи они не заметили. Он был таким же, как и раньше. Талисманница с камнем, висящая на цепочке у него на шее, также не изменилась. Все вздохнули с облегчением и принялись за еду.

- Вам придется проделать слишком длинный и долгий путь, если вы опять не воспользуетесь дверью, - сказал после завтрака Северный Колдун, - В этом я вам тоже помогу. Есть одна дверь, не обозначенная на карте Колдунов, она выведет вас прямо на юг Ильраана, к самой границе с Армаисом. Я вам ее покажу.

- Спасибо, это очень кстати, - поблагодарила Тарилор, - Далеко ли эта дверь от замка?

- Нет, недалеко, - Колдун по своему обыкновению лукаво улыбнулся, - Она прямо в замке, внутри. Дверь достаточно велика, чтобы вы прошли в нее вместе со своими лошадьми. Если вы готовы отправиться в путь, я вас проведу.

Через полчаса путники собрались в дорогу. Закинув походные торбы на плечи, а лошадей держа в поводу, они пошли вслед за Тирэно по длинной галерее, опоясывающей нижний этаж главной башни замка. Чародей привел их в библиотеку и, пройдя ее всю, остановился возле большого дубового шкафа с дверцами, расписанными пейзажами Дивного Края.

- Вот сюда, - сказал он, открывая шкаф.

- Шкаф-дверь! - удивленно воскликнул Илья, - Совсем как в кабинете Профессора. А если Гвендаль что-то напутал, когда возвращался и вместо Разнолесья попал сюда? Он иногда бывает таким рассеянным. Вы точно не видели его?

- Увы, мой юный друг, - развел руками Тирэно, - Но поспешите, времени у вас не так много, как хотелось бы. Близится Срединный день, день Летнего Солнца. Что-то подсказывает мне, что с этого дня отсчет времени пойдет по-другому. Удачи вам на трудной дороге.

Он подождал, пока Нок последним из маленького отряда путешественников войдет в дверь, и закрыл шкаф. В углу библиотеки стояло большое кресло со спинкой, украшенной деревянным изображением гарпии, раскинувшей в полете крылья. Когда шкаф закрылся, в кресле, повернутом сиденьем к стене, послышалось шуршание и возня. Колдун обернулся и увидел, что с кресла на пол слезает Итэри, волоча за собой свою куклу.

- Кукла проголодалась, она еще не завтракала, - пожаловалась девочка Тирэно, опечаленно вздохнула, погладив куклу по голове, и продолжила другим тоном, - Почему ты не рассказал им все до конца? Это бы многого позволило им избежать.

- Возможно, - согласился Тирэно, - Но все не делается так просто. В борьбе Добра и Зла каждый должен пройти именно свой путь и сделать именно свое дело. Ничто не должно быть слишком легко. Иначе все бесполезно.

- Но ты мог хотя бы сказать им про демона, - заметила Итэри.

- И у демона свой путь, - ответил Колдун.

- Ну ладно, хорошо, - нехотя, со вздохом согласилась Итэри, - Но отчего ты промолчал о Слове? Это бы изменило судьбы мира.

- Да, - подтвердил Тирэно, - Но к добру или к худу? Тебе жаль их, меня это радует, мое дитя. Но и у нас с тобой своя роль. И мы вмешаемся ровно настолько, насколько наша роль нам позволяет.

Маленькие губки девочки горько задрожали.

- Я с этим никогда не соглашусь! - со слезами в голосе упрямо воскликнула она, - Когда я вырасту, я буду знать и уметь гораздо больше, чем теперь, и я никогда не соглашусь!

Тирэно нагнулся и вытер слезы, побежавшие по щекам Итэри.

- А это, - сказал он ласково, как ребенку, но в то же время строго, как взрослому, - не нам решать. Пойдем на кухню кормить твою куклу.

Хижина с соломенной крышей, в которой вдруг очутились путники, вместе с лошадьми войдя в просторный шкаф, была полуразвалившейся и заброшенной. Доски пола прогнили, по углам свисала клоками покрытая пылью паутина, мебели не было и в помине. Зато из окна с разбитыми стеклами и сломанными ставнями открывался вид на цветущие луга и зеленые рощи. Из студеной зимы путники внезапно попали в жаркое лето. Травы благоухали на земле, прогретой июньским солнцем. В тени деревьев беспечно щебетали птицы. Ветер подгонял на небе кудрявые барашки облаков и крутил парусиновые крылья мельницы, стоявшей на вершине пологого холма в полумиле от хижины. После мертвенной белизны Снежных Полей и леденящего северного ветра над вересковыми пустошами глаза путников радовались всему, что они видели вокруг.

- Жарко, - снимая шлем и теплую подкладку к нему, проговорил Нок, - Жарко, но хорошо.

Все поснимали теплые вещи, шапки и рукавицы, радуясь теплу.

- Как же красиво! - со счастливым вздохом сказал Кадо, - Может, это и есть страна Нумар?

- Нет, - отрицательно покачал головой Юн, вдруг схватился руками за щеки и завопил, - Нет! Нет! Нет!

Вопль был такой отчаянный, что испугалась даже невозмутимая и сдержанная Тарилор.

- Что с тобой? - встревоженно спросила она.

Юн сполз по стене хижины на пол, продолжая держаться за лицо и горестно качая головой.

- Это никакой не Нумар. Это Зеленодол! - чуть не плача от испуга, объяснил он, - Какой же пакостник, оказывается, этот Северный Колдун. Весь в свою родню. Мы в трех милях от моего дома! Меня здесь все знают как облупленного. Если кто меня увидит, то мамаша с папашей меня сцапают. Что тогда будет, я даже представить себе не могу.

- А я могу, - ухмыльнулся Кадо, впервые после ссоры с Ильей немного развеселившийся, - У меня богатое воображение.

Юн в ответ горько заскулил и захлюпал носом. Вид у него при этом был такой потешный, что никто из его товарищей не смог сдержаться, и все захохотали.

- Ладно, не завывай, как оборотень в полнолуние. Что-нибудь придумаем, - отсмеявшись, сказала Тарилор и развернула карту, - Так, значит, мы в Зеленодоле, вот здесь. Это самый юг Ильраана, вернее юго-восток. До границы с Армаисом миль двадцать. Если идти мимо замка Китар, выйдет короче, но там тебя стерегут твои родители. Значит, мы обогнем Китар с запада и пройдем по Зеленолесью. Это длиннее, но зато тебя никто не увидит. Потом перейдем реку Глантар, и прощай, Страна Чародеев.

- А в Армаисе есть двери? - спросил Юн, сразу перестав плакать.

- Если даже есть, на карте, к сожалению, они не обозначены, - ответила Тарилор, - Армаис мы пересечем из конца в конец с севера на юг. Это небезопасно, но ничего не поделаешь.

- Мы будем выбирать короткие степные дороги, - сказал Вернигор, - А если нам встретятся кочевники, то я уверен, что смогу с ними договориться.

Он говорил, как обычно, просто и негромко, но его слова снова вселили в путников уверенность, что ничего плохого с ними не случится.

- Значит, снова в путь, пока солнце высоко, - сказала Тарилор, - Заночуем в лесу, а реку на границе перейдем завтра на рассвете.

ЧЕРНЫЕ РУИНЫ

Стояла середина июня, лето набирало силу. Наступила пора жарких дней и прозрачных теплых ночей. В Зеленодоле она была особенно прекрасна. Поля пестрели ромашкой и клевером, в лесах, в прохладной тени, благоухал жасмин, зацветал шиповник. Легкий ветерок шевелил листву деревьев, заставляя ее мягко, убаюкивающе шелестеть. Черепичные крыши живописных маленьких деревушек виднелись на холмах в тени старых тополей и каштанов. Стада тучных пятнистых коров бродили по долинам. Путники глядели на мирную красоту этого края с легкой грустью. Им было жаль, что уже на следующее утро они должны были покинуть Зеленодол.

Маленький отряд направился к границе с Армаисом по дороге, проходящей через Зеленолесье, сторонясь людных селений и избегая случайных встреч, чтобы никто из знакомых не узнал Юна и не известил о нем его родителей. К ночи, когда стемнело и до границы оставалась лишь пара миль, путники устроили привал на ночь в лесу. Земля, нагретая за день солнцем, ночью отдавала свое тепло. Поэтому ночлег под открытым небом оказался даже вполне приятным. Разожгли костер, чтобы приготовить ужин из припасов, которые дали в замке Итлин. Из мха и веток соорудили два навеса. Один маленький для Тарилор, другой побольше - для остальных. Вернигор, как обычно, вызвался сторожить. На свежем воздухе все быстро уснули.

Ночь сгустилась над Зеленодолом. Росистый туман над полями серебрился в свете луны. Орн налил воды из фляги в широкую чашку, и лунный круг, глядящий из-за ветвей могучего вяза, появился в чашке дрожащим отблеском. В чаще ухнул филин. Орн прислушался к звукам ночи и, не уловив ничего подозрительного, нагнулся над чашкой и подул на воду. По воде от его дыхания побежала легкая рябь. Когда она улеглась, Орн опять увидел круг луны. Но луна светила не в небе над лесом. Она заглядывала в узкое окошко большого зала темного и мрачного, как подземелье.

- Госпожа, - шепотом позвал Орн, - Вы слышите меня?

- Да, я слышу, Орн, - в чашке появились неясные очертания высокой темной фигуры, окутанной длинным плащом.

При виде этой фигуры Орн помимо собственной воли вздрогнул. Он уже почти забыл насколько безрадостно и пугающе может выглядеть женщина в черном плаще.

- Колдовской камень наконец-то у тебя? - алчно и нетерпеливо прошипела госпожа.

- Все не так просто, - Орн виновато потупился, догадываясь, в какую ярость придет хозяйка от его слов, - В доме Тирэно Элиа каждую ночь охранял Вернигор. А днем я не мог избавиться от гнома, который всюду за мной таскался. Кроме того, там была эта девочка, ученица Колдуна. Она чувствовала, что я не тот, кем кажусь, она могла мне помешать. Я ждал момента, когда все расслабятся и забудут об осторожности, но Северный Колдун меня опередил.

- Ты хочешь сказать, что не забрал камень? - разъяренным шепотом выкрикнула госпожа, - Да за что я еще держу тебя при себе, Орн? Где колдовской камень?

- Там, где и был - у мальчишки, - подавленно вздохнул Орн, чувствуя свою вину, - Северный Колдун знал все о камне, когда мы приехали. Чтобы помешать вам, он наложил на камень Заклинание Половинки и Целого. И теперь мальчика не оторвать от камня, а камень от мальчика. Простите меня, моя госпожа.

- Никогда! - стиснув зубы, прошипела госпожа; ее тонкие пальцы сжались в кулаки и еще больше побелели, а золотая ящерица на запястье хищно сверкнула, - Ты совершаешь одну ошибку за другой. Ты почти месяц путешествуешь вместе с этими проклятыми стражами камня, но так до сих пор и не смог его добыть. Мое терпение лопнуло! Ты умрешь, Орн.

- Не спешите, Торопливейшая госпожа, - с горькой иронией усмехнулся Орн, - Колдун, конечно, добавил вам трудностей, но он не видел колдовские камни, собранные вместе. А я видел. Я видел, как они стремятся друг к другу. Когда мальчик срастется с камнем, он пойдет на зов других камней. Если они будут рядом, он не сможет им сопротивляться. Только поэтому я не стал вмешиваться.

- Хм, а ведь ты говоришь правду, демон, - заметила госпожа, слегка смягчившись, - О том же самом мне говорил и Ютас. Он тоже хотел применить заклинание, но раз его брат это сделал за него, то так тому и быть. Что ни делается, все мне на пользу.

- Но есть и неприятные вести, - сказал демон, - Кажется, я знаю, куда мы едем. Прямо об этом никто не говорит, недоверчивая эльфийка не позволяет мальчишкам и Вернигору даже рта раскрыть. Но Тирэно сделал ряд намеков. По-моему, мы едем в Нумар.

- Проклятье! - воскликнула госпожа, - Силы возвращаются ко мне так медленно. Мне еще нужно некоторое время. Если они увезут камень в Нумар, то и Заклинание Половинки и Целого нам не поможет. Ты должен задержать их Орн во что бы то ни стало до тех пор, пока заклинание полностью не подействует на мальчишку.

- Ваш верный демон знает ответ на эту загадку, - самодовольно усмехнулся Орн, - Маленького чародея ищут родители, а мы сейчас в Зеленодоле, совсем рядом с их замком.

Госпожа весело расхохоталась.

- Ты мастер на всякие пакости! Умница, мой мальчик. Действуй.

Из чашки протянулась худая рука, похожая на облако болотного тумана и похлопала Орна по щеке. Отражение в чашке исчезло, в ней снова блестела луна, и качались ветки старого вяза. Тяжело дыша, Орн прижал ладонь к лицу в том месте, где его коснулась холодная рука госпожи, и почувствовал, что лоб покрылся испариной.

- Чуть было не пропал, - пробормотал он и вылил воду на землю.

В лесу снова ухнул филин. Вокруг все спали. Орн спрятал чашку в торбу Кадо, вернулся под навес и улегся на одеяло рядом с Юном и Ноком. Под дубом у едва тлеющего костра, склонив голову, сидел Вернигор и дремал.

- Проснись, грозный страж, - прошептал Орн одними губами и закрыл глаза, делая вид, что спит.

Вернигор сейчас же вздрогнул и проснулся. С тревогой огляделся он по сторонам, недоумевая, как мог вдруг так крепко заснуть. Не заметив ничего подозрительного, заклинатель драконов подбросил в костер несколько сухих веток и замер, вслушиваясь в тишину ночи. Костер запылал ярче, бросая вокруг багровые отсветы. Подождав немного, Орн перевернулся на бок, осторожно открыл торбу Ильи, лежавшую у мальчика под головой, и тихонько вынул из нее дневник и чернильницу с прикрепленным на цепочке пером. Вырвав из тетради страницу, Орн обмакнул перо в чернильницу, еще раз убедился, что Вернигор ничего не замечает, и в красном свете костра начал писать: "Многоуважаемые господин Дено и госпожа Ирмел, чародеи из Китара! Ваш сын, сбежавший из школы Аструма, в настоящий момент путешествует в сопровождении царского курьера эльфийки Тарилор из Разнолесья и еще нескольких авантюристов, забивших его голову россказнями о приключениях и странствиях. Сейчас он находится в двух шагах от родного дома на Зеленолесском тракте. Если вы хотите вернуть своего мальчика домой, вы должны поспешить, ибо в скором времени он и его сомнительные друзья собираются пересечь границу с Армаисом. А в этой большой стране найти его вам будет нелегко. Удачи вам. С почтением, искренний доброжелатель". Закончив письмо, Орн с большими предосторожностями вернул письменные принадлежности Ильи на место. Потом свернул свое послание трубочкой, выдернул из головы блестящий черный волосок и обвязал им письмо. Он положил письмо на землю и тихо щелкнул пальцами. В ту же секунду в траве завозился черный комочек, и показалась маленькая пернатая головка с хитро блестящими круглыми глазками. Рядом с Орном сидел ворон, на шее у которого висел шнурок с письмом. Демон погладил птицу по голове, взял ее в руки и подкинул. Крылья зашумели в темноте. Вернигор вздрогнул и вскочил на ноги. Он огляделся и прислушался, держа руку на рукояти меча. Орн опять притворился спящим. Убедившись, что никакой угрозы поблизости нет, Вернигор опять вернулся к костру. Орн не сдержал довольной ухмылки. "Вот так-то, глупый человек", - подумал он. По другую сторону костра, напротив Вернигора, спал кот. Орну почудилось, что животное наблюдает за ним желтыми щелочками чуть приоткрытых глаз. Но присмотревшись, он понял, что кот спит. Успокоившись, демон закрыл глаза и тоже задремал.

Когда разговор с демоном был окончен, Ютас подошел к зеркалу и накинул на него темный полог. Госпожа сидела в кресле у окна. Ее взгляд из-под глубокого капюшона был устремлен на лес, шелестящий в темноте за стенами замка. Ветер завывал в кронах вековых деревьев. Волнистые облака пеленой окутывали небо. Лунный свет не проникал на землю, погруженную во мрак, не было видно ни одной звезды.

- Значит, это все-таки случилось, - сказал Ютас, повернувшись к госпоже, - Ты, я вижу, довольна? Я не стал бы радоваться раньше времени. Тирэно, конечно, не мог знать, что колдовские камни почти все собраны тобой и что они будут притягивать последний камень, а с ним и мальчика. Но Северный Колдун никогда не делает того, что могло бы быть на руку силам зла. Даже если он ошибся, тут есть какой-то подвох.

- Какая хорошая ночь, Ютас, - вкрадчивым шепотом отозвалась госпожа, глядя в окно, - Глухая и безлунная. Она создана для темных дел. Что бы там ни придумал Северный Колдун, ему не перехитрить меня. Если камень и мальчик - единое целое, то нужно заполучить их обоих. И я не стану медлить. Я заберу мальчишку вместе с камнем.

- Но как? - развел руками Восточный Колдун, - Он под неусыпной охраной воина Крылатого Льва и эльфа. У твоего демона, сама видишь, ничего не получается.

- Демон пригодится мне для других дел, - усмехнулась госпожа, - Мальчишку доставит мне не он. Думаю, час настал. Пора звать Гортага и его отряд.

- Гортага? - в остекленевших глазах чародея промелькнуло что-то похожее на осмысленное выражение, - Неужели ты отважишься?

- А чего мне бояться? - надменно возвысила голос госпожа, - Я достигла вершин темной магии. Нет никого и ничего на той стороне, что было бы мне неподвластно.

- Но чтобы иметь дело с Гортагом, ему надо что-то отдать, - заметил чародей.

- Я отдам ему тех, кто едет вместе с мальчиком, - пожав плечами, ответила госпожа.

Она встала с кресла. За окном по небу быстро неслись свинцово-сизые облака. Из леса донесся протяжный волчий вой.

- Мне помочь тебе? - спросил Ютас.

- Нет, я справлюсь сама, - покачала головой госпожа, - Поднимается ветер. Самое время.

Была глухая полночь. Буря шумела в лесу, ветер гнул деревья и ломал ветки. С запада шла гроза, и вдалеке уже блестели зарницы, когда на самую высокую башню Орфины взошла темная фигура в плаще с капюшоном. Она остановилась в центре круглой площадки, огороженной полуразвалившимися каменными зубцами, и неподвижно замерла, повернувшись лицом на запад. Ветер яростно трепал складки черной одежды. Фигура вскинула бледные руки, подняла голову к небу, и с шумом бури слились слова на непонятном языке. Ветер стих, и воздух стал прозрачен и неподвижен. Малейший звук был слышен в нем, все шепоты ночи перекликались и растворялись друг в друге.

- Теперь пора, - едва слышно вздохнула госпожа и простерла вперед худые ладони.

Небо было покрыто тучами, кругом стояла густая непроглядная мгла.

- Силы зла, духи мрака, - пошептала госпожа голосом тягучим и обволакивающим, скользким и шипящим, - Страхи ночные, призраки, крадущиеся в тумане! Заклинаю вас тьмой беспросветной, вечной погибелью, пришлите ко мне своего слугу. Пусть придет Ночной ловчий и тени пустоты!

Утром отряд ильраанских путешественников снова был в пути. Зеленолесский тракт, широкая земляная дорога, вел их к южной границе Ильраана через приветливый и светлый лес. Свежий лесной воздух был пропитан влагой и запахами земли и травы. Листья орешника и кустов черемухи покрывала роса. Лучи солнца, пробиваясь сквозь утреннюю дымку, казались золотым дождем. В листве вяза звонко куковала кукушка, на дубу постукивал дятел. Настроение у путников было хорошее. Только Юн был весь как на иголках, то и дело ожидая увидеть кого-то из знакомых или соседей. Через пару часов отряд выехал к деревянному верстовому столбу, стоящему на повороте тракта. Впереди за деревьями послышался свист кнута и блеяние овечьего стада. Путники посторонились, сойдя с дороги в траву, чтобы дать пройти пастуху с овцами. Юн же, всегда с горем пополам сидевший на лошади, вдруг с необычайной ловкостью соскочил с седла и кинулся к кусту боярышника. На бегу он споткнулся о корягу, упал в разросшийся пустырник, да так и остался лежать, притаившись в траве.

- Ловок и скрытен, как лесной эльф, - хмыкнул Кадо.

Кнут еще раз просвистел за высокими тополями, зазвенели овечьи колокольчики, и на дорогу вышло стадо. Волнистая серовато-белая блеющая масса заполнила тракт. Позади шагал пастух, рядом с ним бежала его собака. Дикий кот зашипел и ощетинился, но рыжий вислоухий пес, увидев кошку размером больше него самого, счел за благо смотреть за овцами, а не ввязываться в драку.

- Доброго утречка, господа странники, - с поклоном сказал пастух, - Ну и котик у вас, однако!

- Не бойтесь его, он ручной, - сказал Илья.

- Мой пес тоже домашний, но может и укусить, - с усмешкой заметил пастух, - Недавно в наших местах?

- Мы проездом, - ответила Тарилор, - Как жизнь в Зеленодоле? Все ли спокойно?

- Не жалуемся, - степенно ответил деревенский житель, - Оборотней у нас в Зеленолесье нет, как в других лесах. Вот овец пасу - и все тихо. Чародеи наши китарские, правда, всполошились. Сынишка их непоседливый о прошлом месяце сбежал из школы, и след его простыл. А тут им письмо поутру пришло, что он с какими-то эльфами да людишками приблудными странствует, а сейчас как раз мимо проезжает.

Из травы донесся приглушенный писк. Пастух удивленно покосился на обочину дороги, но Тарилор громко покашляла и отвлекла его внимание.

- Письмо пришло? - спросила она, - От кого же?

- Кто ж знает? - пожал плечами пастух, - Ворон принес и подписи нет. Господин Дено чуть свет собрал своих людей и выехал из замка сына искать. Всех окрестных жителей на ноги поднял. Смотрите, говорит, в оба, кто его увидит, того награжу. Вот все и кинулись по лесам и долам младшего господина Юна искать.

- Да, ну и дела у вас тут, - с притворным сочувствием покачал головой Вернигор, - А далеко ли еще до границы, добрый человек?

- До Глантара мили три лесом, а там, за рекой, и граница, - ответил пастух и взглянул с подозрением, - А не те ли вы путники, с которыми наш чародейчик ехал?

- А вы что его здесь видите, уважаемый? - удивился Вернигор.

- Нет, - слегка сконфузился пастух и поклонился путникам, - Ну, бывайте здоровы, господа.

Стадо исчезло за стволами деревьев, звон колокольчиков и свист кнута стихли вдали, и Юн выполз из травы на дорогу. Вид он имел весьма бледный, к тому же промок, повалявшись на росе.

- Мой папаша охотится за мной! Я пропал! - запричитал он, когда Илья помог ему влезть обратно на спину Серому.

- Этот пастух в первой же деревне расскажет о нас. У нас не больше часа, чтобы скрыться, - сказал Вернигор, - Нельзя идти прямо к реке. Придется сделать крюк, чтобы запутать следы. Поедем на запад в сторону Гремящих ключей и перейдем Глантар в том месте, где заканчивается Зеленолесье. Пастух расскажет, что мы поехали прямо на юг, и в той стороне нас искать не станут.

- Но что за негодяй прислал родителям письмо? - возмущенно воскликнул Юн.

Нок гневно крякнул и сжал рукоять топорика. Орн с преувеличенным интересом рассматривал перстень с серебряной печаткой на указательном пальце своей левой руки. Тарилор с Вернигором многозначительно, понимающе переглянулись.

- Ворон принес, - проговорила эльфийка, - Моина.

- Что ты говоришь? - переспросил Орн.

- Я говорю, что нам хотят помешать, - холодно отозвалась Тарилор, которой всегда не нравилось любое проявление любопытства с его стороны, - За нами следят, по-видимому, и строят козни.

- Надо же! - притворно ужаснулся Орн.

- Боишься? - насмешливо поинтересовалась эльфийка, смерив его презрительным взглядом, - Может, хочешь нас оставить?

- Нет, я же дал клятву спасти жизнь Элиа, - насмешливо возразил Орн.

- Опять вы за свое, - упрекнул их Илья, - Сколько можно препираться?

- Я тут не при чем, - пожал плечами демон, - Она меня не выносит. Что я ни делаю, ей все не по нраву.

- Ты мне не по нраву, - надменно ответила Тарилор и развернула единорога, - Поспешим к Гремящим ключам. Не хватало еще, чтобы нас задержали в пути из-за проделок Юна.

Чародей виновато опустил голову. Тарилор поскакала вперед, Вернигор легко бежал рядом, держась за луку ее седла. Остальные путники последовали за ними. Отряд свернул с тракта в лес, на узкую тропинку. Петляя меж дубов и старых кленов, по оврагам и полянам, она вела на западную опушку Зеленолесья, в долину Гремящих ключей.

Час-другой ушел на блуждание по лесу. Вернигор нарочно выбирал самые глухие места, самые запутанные тропинки.

- На тракте и на тропе остались наши следы, - объяснил он, - Если нас будут искать, то пойдут по ним. Пусть попетляют в чаще, так мы выиграем время.

- Опять из-за меня одни неприятности! - жалобно захныкал Юн.

- Не опять, а снова, - вздохнул Кадо, - Хотели перейти границу на рассвете, теперь уже скоро полдень, а мы все еще в Ильраане.

- Ничего страшного, - ободряюще заметил Вернигор, - В Армаис мы в любом случае попадем. А то, что есть лишняя возможность побыть еще немного на родной стороне, разве это плохо?

- Неизвестно, когда мы вновь попадем сюда, - тихо добавил Нок, а потом сказал еще тише, - И попадем ли?

Слова его, тем не менее, путники расслышали, и всем стало грустно. В молчании продолжили они путь и, какое-то время спустя, выехали на просеку. Прямая широкая дорога уходила на юг к пересечению с Зеленолесским трактом.

- Это Главная дорога, - сказал Вернигор, - Тут она земляная, тут она заканчивается.

Главная дорога, пересекающая всю страну, всегда казалась жителям Ильраана неизменной и бесконечной как вечность. То, что путники увидели место ее окончания, подействовало на них удручающе. Все стали еще печальнее. Маленький отряд переехал через дорогу и снова углубился в чащу. Дальше Вернигор повел всех через лиственничный лес. Дорога пошла в гору и стала совсем неудобной. Кругом были кочки и высокие склоны, покрытые осыпавшимися с лиственниц иголками. На иголках копыта лошадей скользили. У кота разъезжались лапы. Нок, хватавшийся за все подряд кусты и даже за сухие и колючие нижние ветки лиственниц, чтобы не упасть, то и дело спотыкался. В конце концов Орну пришлось сделать вид, что он боится упасть с лошади, он спешился и пошел рядом с гномом, ведя его под руку.

- Если б ты упал, друг, я бы тебя подхватил, - заявил Нок, хлопнув Орна по плечу.

- Конечно, ты же самый могучий и сильный гном на свете, - съехидничала Тарилор.

Косогор, на который взбирались путники, стал уже совсем отвесным. Эльфийке и мальчикам тоже пришлось спешиться.

- Может, мы заблудились? - не выдержал Юн.

- Нет, мы уже пришли, - спокойно возразил Вернигор, указывая вперед.

Путники, наконец, забрались по косогору вверх, и лес закончился. Они стояли на вершине открытого холма над оврагом. Впереди поднимался другой, еще более крутой холм. Его северо-западный склон терялся в зарослях бузины и рябины, на пологий восточный взбиралась дорога, заросшая по краям репейником и лопухами, а южный был песчаный и обрывистый, как стена. Весь песок на склоне был изрыт круглыми лунками, в которых стрижи вили свои гнезда.

- Посмотрите туда, - сказал Илья, оглянувшись назад.

За лесом, милях в пяти к юго-востоку, виднелся замок. Его прямоугольные башни поднимались над верхушками деревьев, а когда ветер раскачивал ветки, можно было разглядеть и его стены. Они были покрыты мелкими камешками разного цвета, вделанными в кладку таким образом, что издали казалось, будто по замку бегут пенные морские волны.

- Китар, мой дом, - вздохнул Юн и заморгал, стряхивая с ресниц слезу, - Ой, какой здесь ветер! Мне даже песок в глаз попал.

- Ты еще можешь вернуться, если хочешь, - мягко сказала ему Тарилор, - Не думаю, что родители так уж сурово тебя накажут.

- Я тоже в детстве сбегал из дома и на личном опыте знаю, что родители больше боятся за детей, чем злятся на них, - добавил Нок, - Отец меня выпорол, конечно, когда поймал, но был очень рад, что я нашелся.

- А потом меня отправят назад в школу, и всю оставшуюся жизнь - лет восемьсот, а то и девятьсот, я просижу над эликсирами, зельями и заклинаниями, - закивал Юн, и глаза его упрямо, сердито сощурились, - А если я плохой чародей? Если это не мое призвание? Окажется, что всю жизнь я занимался не своим делом, и ничего больше в жизни у меня не было. Нет уж, я лучше поеду с вами в это путешествие.

- Ты можешь из него и не вернуться, - заметил Кадо.

- Зато оно у меня будет! - огрызнулся Юн, еще раз оглянулся на башни замка и вытер глаза, - Прости, мамочка, я люблю тебя, но я хочу еще что-то увидеть в мире, кроме волшебства. Ой, ну какой же здесь противный ветер! Поедем отсюда скорее.

Илья и Кадо поочередно с сочувствием похлопали чародея по плечу, и маленький отряд начал спуск с холма. Ветер на вершине действительно был очень сильный, поэтому все сделали вид, что поверили, будто Юн плачет именно из-за него.

Внизу ветер стих. В овраге зеленела пушистая трава и пышно цвели лиловые и белые ирисы. Оказавшись на самом дне оврага, путники увидели, что он представляет собой скорее узкое начало долины, протянувшейся на юг до самого горизонта. Она вся была залита солнцем и заросла цветущими ирисами. Легкий рокот стоял в воздухе над долиной, он походил на беспрестанный шум дождя. То здесь, то там на склонах из земли били прозрачные, сверкающие на солнце струи.

- Гремящие ключи, - прищурив глаза на солнце, сказал Вернигор, - По преданию, двести лет назад во время грозы молния ударила в холм, расколов его на две части. Так появилась долина со священными родниками.

- Почему священными? - спросил Илья.

- Потому что своим появлением они обязаны небесному огню, - объяснил Вернигор, - Благодаря им, эти места очистились.

- От чего? - спросил Илья, глядя на бегущие по зеленым склонам родники.

- Сам увидишь скоро, - уклончиво ответил Вернигор, - Считается большим упущением проезжать здесь и не набрать воды из Гремящих ключей. У нас хоть и мало времени, но нам тоже стоит это сделать. Ты не возражаешь, Тарилор?

- Напротив, я сама хотела это предложить, - ответила эльфийка и первой поехала к роднику.

Путники остановились у одного из ключей, окруженного большими ярко-синими ирисами. Они с удовольствием умылись чистой прохладной водой и наполнили ею фляги. Долина была погружена в покой, из нее не хотелось уходить. Путешественники присели на зеленый дерн возле родника, глядя на залитый солнцем, окутанный легкими тенями пейзаж. Они слушали журчащие голоса священных источников, сливавшиеся в прозрачную радостную мелодию, и на душе у всех снова потеплело. Орн тем временем нарвал букет ирисов и вручил его Тарилор.

- Это вам, сударыня, - с поклоном торжественно объявил он.

- Не подлизывайся, человек, - надменно ответила Тарилор, но цветы все же взяла, сплела из них венок и надела на голову.

- Я знаю, как понравиться девушкам, - самодовольно заметил Орн.

- Только не этой, - усмехнулся Илья, увидев, что Тарилор уже сняла венок и скармливает ирисы своему единорогу.

- Да ну ее к русалкам на дно, - отмахнулся Орн, - Не хочет дружить, ну и не надо. Все равно ей придется меня терпеть, пока я не спасу тебе жизнь.

- Я не хочу, чтобы мне спасали жизнь! - поспешно возразил Илья, - То есть хочу, но я не хочу попадать в такие ситуации, когда ее нужно спасать. И еще я не хочу, чтоб ты уходил от нас.

- Правда? - с удивлением спросил Орн.

Голубые глаза опять смотрели на него в упор. Выносить их взгляд было так тяжело, что Орну даже захотелось прикрыть их рукой.

- Правда, - подтвердил Илья, и на его серьезном худеньком лице появилась застенчивая улыбка.

- Ну тогда спасай себя сам, - справившись с неприятным чувством, Орн весело подмигнул Илье, и они оба засмеялись.

- Нам пора, - сказал Вернигор.

Путники сделали еще по одному, последнему, глотку из священного источника и покинули долину Гремящих ключей.

- Это вам, сударыня, - Юн сорвал здоровенную ветку, усыпанную колючками, и с торжественным поклоном протянул ее Кадо.

- Ах, спасибо, спасибо! - Кадо прижал колючку к сердцу и придурковато захлопал глазами, - Вы такой любезный кавалер! Вам бы еще мозгов чуть-чуть, цены б вам не было.

- Ах, вот ты как? Получай!

Юн сорвал другую колючку и принялся стегать ею Кадо. Кадо не остался в долгу. Пока они бились не на жизнь, а насмерть, Илье приходилось тащить в поводу по круто уходящей вверх дороге и Рыжего и Серого.

- Прекратите сейчас же и помогите Элиа! - строго одернула поединщиков Тарилор.

Выйдя из долины Гремящих ключей, путники взбирались на второй холм по заросшей лопухами и колючими репьями дороге. Дорога была давно нехожена и временами совсем терялась в траве и колючках.

- Что-то мы все на запад и на запад идем, - пробормотал Нок, карабкаясь на холм вслед за лошадью Ильи, - Вроде в Армаис собирались, а сами, такое впечатление, в Занбаар возвращаемся.

- Еще милю и повернем на юг, - успокоил его Вернигор.

- А за одно посмотрим, что там такое, - добавил Юн, который не столько помогал Илье вести лошадь, сколько висел на уздечке, - Когда я был маленький, нам с мальчишками никогда не разрешали в эту сторону ходить.

- Оно и понятно, - хмуро проворчал Нок.

- Почему это? - обернувшись к нему, спросил Кадо.

- Вон почему! - Нок, скорее ползший вверх на четвереньках, чем шедший, приподнялся и указал на что-то находившееся впереди.

Мальчики обернулись и посмотрели на вершину холма. За разросшимися кустами бузины, за дрожащими на ветру рябинами и хлипкими осиновыми деревцами на холме поднимались руины старинного замка. Нагромождения камней, оставшиеся от некогда неприступных стен, запутанные галереи вокруг нижних этажей с обрушившимися потолками, остовы высоких башен с обвалившимися зубцами и пустыми глазницами узких окон - все это было черным-черно, словно замок погубил бушевавший в нем пожар. Сначала Илье и его спутникам показалось, что руины стоят прямо на склоне за деревьями, но когда они поднялись повыше, то увидели, что разрушенный замок находится гораздо дальше. Он чернел мрачным призраком вдали на возвышении. Вокруг него странным образом не выросло ни единой травинки или деревца, только ростки крапивы были видны кое-где в проломах стен. Ветер гулял на руинах, завывая в лабиринтах осыпавшихся строений. Но замок все еще выглядел грозно и воинственно. Его угрюмые черные башни нагоняли ужас. Пустота темных окон манила и отталкивала одновременно.

- Кортран! - прошептала Тарилор, останавливаясь под тревожно шелестящими рябинами и глядя на черные руины, - Замок Умадана. Зачем ты привел нас сюда, заклинатель драконов?

- Мы проедем стороной на юг, к границе, - ответил Вернигор, которого вид развалин тоже неприятно поразил, - Если за нами будет погоня, то сюда они уж точно не поедут.

- Ну, это уж как сказать, - возразил Орн, который при виде руин Кортрана замешкался на склоне и сейчас из зарослей бузины смотрел назад.

Путники выглянули из-за кустов и увидели, что в долину из леса, со склона соседнего холма, спускается кавалькада примерно из двадцати всадников. Во главе ехал худощавый человек в охотничьем костюме и длинном сером плаще. У него были мелкие черты лица и быстрые карие глаза. Волнистые волосы цвета опавших дубовых листьев торчали в беспорядке, падая на плечи. Внешнее сходство предводителя отряда с Юном было так велико, что даже Кадо, никогда не видевший Дено из Китара, сразу догадался, что это он.

- Твой отец! - испуганно заорал Кадо.

Вернигор сразу же зажал рот Юну, потому что тот уже собрался заверещать на всю округу.

- Тихо, - приказал заклинатель драконов, - Они сейчас будут здесь. Быстро к руинам!

- В это нечистое место? - возмутилась Тарилор.

- Там никто не додумается нас искать, - ответил Вернигор, и поскольку путники медлили, опасаясь приближаться к развалинам страшного замка, сам подал пример, бегом бросившись вперед.

Сломя голову все помчались к руинам, подгоняя лошадей. У входа в полуразрушенную трапезную залу путники остановились, не решаясь войти. Черные стены замка угрожающе нависали над ними, словно были против любого вторжения извне. Жилище повелителя темных магов не желало, чтобы непрошеные гости тревожили его покой. Единорог никак не желал переступать через порог и испуганно ржал. Тарилор начала его уговаривать, ласково разговаривая с ним по-эльфийски. Пока остальные робели, кот, злобно ощетинившись, стоял в дверном проеме и смотрел на возвышающиеся над ним руины. Потом вдруг выпустил когти, рыкнул и вошел внутрь.

- Раз кот вошел, значит, и нам можно, - сказал Кадо, потянул Рыжего за уздечку и несмело пошел за котом.

Тарилор, наконец, успокоила единорога и ввела его под обвалившуюся арку входа в трапезную. Остальные последовали за ней. Забравшись внутрь замка, путники вспомнили о подстерегающей их опасности быть пойманными Дено и его людьми и затаились среди развалин. Илья и Кадо завели лошадей в угол подальше от входа. Нок и Орн спрятались за обломком одной из колонн, возвышавшихся в центре трапезной. Вернигор и Тарилор притаились в простенке между окнами, чтобы видеть, когда отец Юна со слугами покажется на вершине холма. А сам виновник происходящего уселся на полу в самом дальнем углу и прижал к себе кота, словно рассчитывал, что тот защитит его от родительского гнева. Все объяснялись друг с другом жестами и старались даже дышать потише.

Трапезная представляла собой мрачный полутемный зал. Ее закопченные стены поднимались высоко вверх к сводчатому потолку, вместо которого теперь зияла дыра, открывающая небо. Пол из черно-красных гранитных плит был засыпан каменной пылью, копотью и обломками стен. Мозаика на сломанных колоннах потрескалась. У одной из стен валялась упавшая с потолка бронзовая люстра. Холодно и пусто было в развалинах.

- Молния, которой приписывают появление Гремящих ключей, ударила в проклятый замок и сожгла его, - тихо проговорил Вернигор.

- Здесь мой отец провел полтора года в подземелье, - прошептала Тарилор, - Срок ничтожный для бессмертных эльфов, но он ему показался вечностью. Он не рассказывал о тех мучениях, которые здесь вынес. Говорил только, что лишь изредка мог видеть солнце, а единственным собеседником его был демон, который жил за зеркалом в лаборатории Умадана, куда отца иногда приводили.

Орн, сидевший на полу за колонной, крепко зажмурился при этих словах.

- Что с тобой? - обеспокоенно спросил его Нок, - Ты так бледен!

- Мне нехорошо, - сдавленным шепотом пожаловался Орн, - Я хочу отсюда уйти.

- Да, нехорошо здесь, - согласился гном, - У меня зуб на зуб не попадает. Где там этот чародей? Скорей бы уж уехал, мы тогда дальше пойдем.

Руины наводили холодный ужас не только на эльфийку и гнома. Остальные тоже чувствовали внутри неприятный скользкий холод. Илья, обнимавший за шею тревожно замершего Серого, вдруг ощутил, как талисманница качнулась под рубашкой, и колдовской камень вздрогнул, толкнув его в грудь. "Он боится, он предупреждает об опасности," - подумал Илья. Черные стены давили на него, и тяжесть эта была нестерпима.

- Едут, - почти с облегчением сказал Вернигор, осторожно выглянув в окно.

Из-за кустов бузины показался отряд чародейской челяди с самим чародеем во главе. Всадники выехали из-под деревьев, увидели перед собой мрачные руины и остановились. Опасливо поглядывая на развалины Кортрана, они посовещались несколько минут и повернули обратно. Дено уезжал последним. Перед тем, как спуститься с холма в долину, он задержался в рябиннике и в последний раз оглянулся на руины, словно догадывался, что его сын находится рядом. Юн тихонько шмыгнул носом.

- Что, все-таки к папочке захотел? - спросил его Кадо.

- Не надейся, я еду с вами, - огрызнулся маленький чародей, - Зря я что ль такого страху тут натерпелся?

Когда преследователи Юна удалились, путники с радостью выбрались из развалин обратно на теплый летний воздух и солнечный свет. Только Орн чуть задержался. Он подошел к стене, на которой сохранилась мозаика с изображением ящерицы, заглотившей свой хвост, и дотронулся до изображения ладонью.

- Дай мне силы, темная сторона, - прошептал он, - Никакие эльфы или люди не могут помешать мне, не могут поселить в моей черной душе чувство вины. Я ни в чем не виноват перед ними. Я слуга другого хозяина.

Глаза его при этом сверкнули из-под полуопущенных век ярко-синим светом. Чувствуя прилив сил, холодной волной разливающийся по жилам, Орн довольно усмехнулся и вышел из трапезной, как ни в чем ни бывало. Остальные путники стояли на холме, подставив лица солнцу, словно тоже хотели пополнить запас сил.

- Теперь в Армаис? - спросил Орн, подходя к Вернигору.

- Да, мы сильно задержались, - кивнул заклинатель драконов.

- Земля дрожит, - пробормотала вдруг Тарилор, - За нами идет кто-то еще.

- Может, еще и царская стража? - испугался Юн.

- Не знаю. Они пока еще далеко, - ответила Тарилор, - Что-то холодно совсем. Давайте уйдем отсюда.

- Давно пора, - согласился Орн.

Сам не зная почему, он тоже почувствовал холодок на коже. Маленький отряд двинулся дальше, держа курс на юг. Разговаривали путники редко, тихими голосами и были очень рады, когда черные руины замка Кортран исчезли за их спинами, слившись с линией горизонта.

НОЧНОЙ ЛОВЧИЙ

Закат полыхал на западном краю неба. Огненно красный солнечный круг опускался за верхушки деревьев на перину из багрово-лиловых облаков. Воздух становился прохладным, на землю ложился туман. Ночь снова опускалась на Дивный Край. Над лесом, окружающим замок Орфина, уже загорались первые звезды. Восточный Колдун Ютас стоял на самой высокой башне, облокотившись о парапет, и смотрел вдаль. Ветер развевал его волосы, шевелил складки и широкие рукава его черного одеяния. Стеклянный взгляд колдуна казался совершенно пустым, в его подернутых дымкой глазах отражались красные отблески вечерней зари. Над лесом пронеслась стая летучих мышей и умчалась вдаль. Одна из мышей отстала от стаи и, делая крыльями короткие резкие взмахи, полетела к Орфине. С громким протяжным писком мышь закружила над башней. Увидев ее, Ютас очнулся от своих раздумий и прислушался к ее крику. Покружив над головой чародея, мышь взмахнула перепончатыми крыльями совсем рядом с его лицом, громко и хрипло крикнув, и улетела вслед за своей стаей на запад, в сторону заката. Ютас спустился с башни по крутой винтовой лестнице, миновал все этажи, все залы и покои и очутился в самом низу, в глубоком сыром подземелье. Он прошел сквозь череду узких темных коридоров и глухих подвалов и вошел в длинный подземный зал, слабо освещенный зеленоватым светом свечей.

- Донесение от твоих шпионов, госпожа, - сказал Ютас, обращаясь к женщине в черном плаще, - Посланцы Агенора перешли реку Глантар западнее Черных Руин в первом часу после полудня и едут по степям северного Армаиса. Китарский чародей Дено не смог их обнаружить и поймать.

Женщина в черном стояла возле жаровни, над которой в большой стеклянной колбе кипел какой-то отвар, и наблюдала, как пузырится тягучая темная жидкость, источая удушливые пары.

- Я всегда знала, что Дено из Китара спесив и глуп, - холодно усмехнулась она, - И он еще называет себя чародеем! Сорвался с места и поехал искать мальчишку, как простой смертный, вместо того, чтобы просто заглянуть в шар. Но все же, благодаря его неумелым стараниям, мои недруги задержались в пути дольше, чем хотели. Ночной ловчий легко догонит их, он и его молчаливые соратники уже в пути.

- Демон сослужил тебе хорошую службу, госпожа, - заметил Ютас, - Ты предупредишь его о Гортаге?

- Он и сам все поймет, - ответила госпожа, склонившись над колбой, - Настой готов, Колдун. Пусть его остудят, процедят и подадут мне к ужину. Пора восстанавливать силы.

Перейдя Глантар вброд, посланники Агенора и их друзья продолжили свой путь по землям Армаиса, последней страны, отделявшей их от таинственных и заброшенных просторов Нехоженой Земли. Места кругом опять раскинулись пустынные. Всюду простиралась ровная, как скатерть, степь, сливавшаяся на горизонте с синим безоблачным небом. Лишь изредка встречались небольшие деревни и поселки. Они были огорожены рвами с водой и высокими частоколами на случай нападения кочевников. В одном из таких поселков Вернигор купил себе молодую и резвую карюю лошадку, посадил в седло позади себя Нока, и теперь уже ничто не задерживало отряд в пути. Дни стояли жаркие, а кругом не было ни деревца, лишь изредка там или здесь попадались заросли колючих кустов с жесткими мелкими листьями. Поэтому ехали в основном по ночам, когда ярко светили звезды и было прохладно, а днем отсыпались и прятались от кочевников, которые два или три раза проезжали совсем близко на своих быстрых полудиких конях. По замыслу Вернигора, отряд должен был добраться до реки Эхора, протекавшей через степные земли Армаиса с севера на юг, и почти всю дорогу придерживаться ее левого берега. На третий день путешественники достигли истоков этой полноводной реки, перешли ее с правого берега на левый и продолжали ехать на юг, следуя течению. Срединный день застиг их в пути на пятые сутки пребывания в Армаисе. Утром, едва взошло солнце, маленький отряд выехал к редколесью - большому пространству, поросшему высокими колючими кустами и тонкими деревцами с жидкой листвой. Группки деревьев с причудливо изогнутыми, переплетенными и скрученными стволами и непролазные заросли серых, высохших на солнце кустов были разбросаны по земле до самого горизонта по обоим берегам реки. Эхора в этом месте делала поворот на восток, образуя петлю, поэтому за редколесьем она терялась из вида.

- Здесь можно сделать привал до вечера, - сказал Вернигор, осмотрев редколесье возле берега, - Кусты и деревья скроют нас от посторонних глаз на этом берегу. А если кто-то задумает напасть на нас, переправившись через реку, мы первыми увидим их, когда они будут спускаться с высокого противоположного берега.

Путники разбили лагерь в редколесье, в неглубокой ложбинке среди деревьев, и отдыхали до вечера. Вернигор купал лошадей в реке. Тарилор занималась осмотром своего лука и подправляла стрелы. Орн и Нок отсыпались, а кот грелся на солнышке, забравшись на верхнюю ветку дерева. Было очень жарко, и Илья с Кадо и Юном отпросились у Тарилор пойти искупаться вверх по течению реки.

- Мы ненадолго, совсем на чуть-чуть, - пообещал Юн, - И наловим рыбы.

- Главное - сами не попадитесь в какие-нибудь сети, - строго заметила эльфийка, - Даю вам не больше часа. Только увидите или услышите что-нибудь подозрительное, сразу же бегите обратно в лагерь.

Разрешение было получено, мальчики пообещали вести себя осторожно и благоразумно и отправились на реку. Когда отряд утром проезжал вдоль берега, Юн заметил в полумиле от теперешней стоянки песчаный пляжик, со всех сторон укрытый от взглядов высоко разросшейся степной полынью и ковылем.

- Это то, что надо, - сказал он, шагая впереди и показывая дорогу, - Искупнемся, полежим на песочке и сразу назад.

- Ты еще рыбы хотел наловить, - напомнил Кадо.

- Ах, рыбы! - спохватился чародей, - Будет и рыба. Я знаю одно заклинание, оно похоже на считалочку, но рыба на него косяками валит. Вот увидите.

- Иду даже не из-за купания, а только чтобы взглянуть на это чудо, - насмешливо заметил Кадо.

- Не веришь, да? - обиделся чародей, - Тебе еще будет стыдно, когда увидишь, что я говорю правду!

- Вы только не утопите там друг друга, - попросил Илья, - А то я плохо плаваю, я не смогу вас вытащить.

- Вон, гляди, плывет жирнющий карась. Давай, действуй.

- Смотри и завидуй, неуч!

Юн взглянул на Кадо взглядом, полным превосходства и подполз ближе к воде. Лежа на животе, он зажмурился, всем своим видом являя крайнюю сосредоточенность, и быстро зашептал:

- Плыви, рыбка, в ручеек и ловись на крючок. Плыви, рыбка, в ручеек и ловись на крючок. Плыви, рыбка, в ручеек и ловись на крючок!

Кадо и Илья наблюдали за ним и за рекой без особой надежды. Послеполуденное солнце припекало, от разогретого песка на берегу исходил жар. На спокойной речной воде играли яркие блики, а теплый воздух звенел голосами насекомых, спрятавшихся в высокой траве. После купания клонило в сон и ни о какой рыбалке думать не хотелось. Мальчики с трудом заставляли себя смотреть на воду слипающимися глазами. Сначала в реке ничего не происходило. Но Юн упрямо повторил свое стихотворное заклинание пять-шесть раз, и по воде вдруг пошли круги. Откуда ни возьмись, возле берега заплескалась рыба. Карпы, караси, лещи плыли прямо к тому месту, где лежали мальчики, словно что-то их манило.

- Ага, я же говорил! - Юн довольно потер руки, - Где твоя удочка, толстый? Просто так ты бы на такую дрянь ничего не поймал, но у тебя есть я, поэтому считай, что тебе повезло.

- Что бы я без тебя делал, благодетель? - усмехнулся Кадо и потянулся за лежащей неподалеку самодельной удочкой из гибкой ветки, веревки и наконечника стрелы, - Ух ты, а ведь и правда работает твой стишок! Да их можно руками ловить!

- Закидывай, а не болтай! - нетерпеливо воскликнул Илья и сам нагнулся, чтобы лучше видеть творящееся в воде рыбное столпотворение.

Сон был позабыт и мальчики оживленно принялись ловить наколдованную Юном рыбу. Она без труда попадалась к Кадо на удочку, словно сама этого хотела. Вскоре на песке лежали, судорожно раскрывая рты, несколько упитанных карпов и маленькая щука.

- Здорово, - лежа на животе, Илья пересчитал улов, - Двенадцать штук! Мы с Гвендалем даже на хорошую наживку столько не ловили так быстро, - вспомнив о Гвендале, Илья вздохнул, - Если бы он сейчас был здесь.

- Он бы колдонул разок, и все наши проблемы с камнем сразу решились бы, - сказал Юн.

- Дело не в этом, - покачал головой Илья, - Мне не нужно его колдовство, мне нужен он сам.

Сказав так, Илья вдруг почувствовал, словно что-то ему мешает. Что-то упиралось ему в грудь и дрожало.

- На рыбу я лег что ли? - удивился он, приподнялся на локтях и увидел талисманницу, висевшую на груди.

Илья не снял ее даже когда купался и теперь видел, что колдовской камень в атласном мешочке раскачивается у него на шее.

- Опять, - проговорил Илья с недоумением, и сердце у него тревожно защемило от нехорошего предчувствия.

- Смотрите-ка! - прошептал Кадо, указывая на воду.

Глубокая вода Эхоры была тиха и прозрачна. Ветер гнал по ней легкую серебристую рябь и делал волнистым и нечетким отражение высокого и обрывистого противоположного берега. Кадо указывал именно на это отражение. В воде кроме речных камышей и высоких серовато-зеленых зарослей полыни отражался идущий вдоль берега вооруженный отряд. Полностью его видно не было, но над колышущимся морем травы мелькали черные рогатые шлемы, тускло блестевшие на солнце темными отсветами. Мальчики подняли головы, глядя на обрыв на той стороне реки. Черные шлемы все еще были видны поверх камышей и запыленной полыни. Они двигались беззвучно и быстро, словно те, кто их носил, не шли, а плыли над землей. Мелькнув еще раз, они исчезли, но оставили после себя недобрую тишину и тягостное чувство растущей тревоги.

- Кто это мог быть? - шепотом спросил Илья, не понимая колдовской ли камень качается у него на груди или его собственное сердце бешено стучит.

- Может, ильраанская стража забралась сюда? - таким же встревоженным шепотом предположил Кадо, - С нами же государственный преступник!

- Очень смешно, - проворчал Юн, глядя на противоположный берег круглыми от испуга глазами, - Это не стража, ребята. Это... это, - он зябко передернул плечами, - Это нелюди какие-то, честное слово! У меня от них мороз по коже. Давайте-ка уйдем отсюда поскорее.

Кадо и Илья и сами чувствовали, что чем скорее они вернутся в лагерь, тем лучше. Мальчики начали спешно одеваться. Одежда липла к мокрой коже, пуговицы в спешке не хотели лезть в петли. Торопливо прихватив с собой плащи и обувь и забыв пойманную рыбу на песке, друзья бегом пустились в обратный путь к месту стоянки через тревожно шелестящие на берегу камыши и колючий кустарник. Всю дорогу они бежали, словно за ними кто-то гнался. Они и сами не могли объяснить, чего боялись, но одно воспоминание о рогатых черных шлемах, бесшумно плывущих среди высокой травы, заставляло кровь леденеть у них в жилах.

- Что-то случилось? - сразу же спросила догадливая Тарилор, когда мальчики, запыхавшись, примчались назад в лагерь, раскрасневшиеся и босые.

- Там, там, - у Юна перехватило дыхание от быстрого бега и он не смог больше ничего сказать.

- Там на другом берегу, выше по течению только что прошли какие-то странные люди, - закончил за него Кадо, - Пешие, но вооруженные, с рогами на шлемах и все в черном. То есть, наверное, все в черном, потому что мы их толком не видели. Они так тихо шли, что шагов не было слышно, но двигались очень быстро. Кажется, они кого-то искали.

- Кажется, они искали нас, - заметил Вернигор, - Мне очень не хочется так думать, но никто другой, кого бы они могли искать, мне на ум не приходит.

Выслушав рассказ Кадо, он заметно встревожился и помрачнел. Сделав знак, чтобы все молчали, Вернигор несколько минут напряженно прислушивался, стараясь уловить какие-либо звуки в теплом и неподвижном степном воздухе.

- Обманчивая тишина, - проговорил он затем, - Сейчас же собираемся и уходим.

- Все так серьезно? - спросил Илья, неприятно пораженный его беспокойством, - Ты что знаешь, кто это?

- Надеюсь, что я ошибаюсь, - уклончиво ответил Вернигор и принялся седлать свою лошадь, - Поторапливайтесь, собирайте вещи, седлайте коней. Раньше мы старались избегать людных мест, но сейчас нам лучше держаться поближе к человеческому жилью. Мы повернем на юго-восток, в Тамбулдур. Это большой торговый поселок на пересечении Южного торгового пути и нескольких других дорог. В Срединный день там открывается большая ярмарка и длится целую неделю. Сейчас там много народу, а нам это как раз и нужно. Если ехать весь оставшийся день и всю ночь, то завтра к полудню мы будем в Тамбулдуре.

- А что потом? - спросила Тарилор, которую такое поведение Вернигора тоже встревожило.

- Потом мы поедем с каким-нибудь купеческим караваном по Южному торговому пути, - ответил Вернигор, - И если повезет, доберемся до Перепутья, где Южный торговый путь поворачивает на восток.

- От Перепутья мы повернем в Лазурные горы? - спросила Тарилор, - Значит, мы заедем по пути в Парладор?

- Если нам повезет, - повторил Вернигор, который с каждой минутой выглядел все более обеспокоенным, - Когда все соберете, нужно прикрыть пепелище от костра дерном и сухими ветками, и вообще уничтожить все следы нашего пребывания здесь.

Так и сделали. Вещи спешно собрали, стоянку замаскировали, и через полчаса все были уже в седлах.

- Мы убегаем? - спросил Илья у заклинателя драконов, когда маленький отряд уже ехал по редколесью на юго-восток.

- В этом нет ничего постыдного, - ответил Вернигор, - Если вы видели тех, о ком я подумал, то лучше убежать.

- Кто же это был? - шепнул сидевший сзади Ильи Юн, перегнувшись через его плечо.

Илья не знал ответа на его вопрос, но сердце у него опять тревожно защемило.

Остаток дня и всю ночь путники ехали на юго-восток. Вернигор настоял, чтобы они мчались во весь опор, так быстро, как только возможно. Поэтому на исходе ночи, маленький отряд уже проехал редколесье и снова оказался посреди бескрайней голой степи. Время от времени Вернигор приказывал всем остановиться, спрыгивал с коня и припадал к земле, слушая, нет ли погони. Во время одной из таких остановок на рассвете путники услышали топот копыт, гулко разносившийся по степи, и увидели на восточном горизонте неясное облачко. Оно росло в предрассветном мареве, быстро приближаясь.

- Кочевники! - воскликнул Орн, и они с Ноком разом схватились за мечи.

- Нет, это не кочевники, - успокаивающе ответила Тарилор, единорог которой заржал и поднялся на дыбы, - Это стадо диких единорогов. Они бегут прямо к нам.

- Тогда отъедем в сторону, - сказал Вернигор, глядя на мчащееся по степи облако пыли, - Единороги никогда не нападают на другие существа, но если попадешься им на пути, они не свернут с дороги.

Путники отъехали, свернув в высокий ковыль. Вскоре мимо них, рассекая воздух, промчалось единорожье стадо. Единороги пронеслись по степи, словно стая облаков. Поджарые, длинноногие, с перламутровыми закрученными рогами во лбу, озаренные первыми лучами солнца, они почти не касались земли. Ветер развевал их длинные гривы, травы не сминались на их пути. Илья с удивлением отметил, что среди сказочных скакунов не было ни одного яркой и необычной масти. Большинство единорогов были серыми, золотисто-песочными или палевыми. Только скакавший впереди вожак, могучий красивый жеребец, был снежно-белым, а в его волнистой гриве и хвосте поблескивали серебристые шерстинки. Единорог Тарилор проводил своих сородичей приветственным ржанием.

- Белый, - с улыбкой глядя им вслед, заметил Вернигор, - Это к счастью.

- А почему не было синих или каких-то еще разноцветных? - спросил Илья.

- Дикие единороги не отличаются яркостью шерсти, - объяснил заклинатель драконов, - Они очень горды, свободолюбивы и плохо подчиняются дрессировке. Поэтому жители Армаиса ловят их совсем маленькими, чтобы они привыкли. Когда единороги вырастают, их объезжают и приучают ходить под седлом. Эти с виду могучие животные на самом деле очень хрупкие. На воле из них выживают лишь самые крепкие, поэтому пойманных единорогов лошадиные кудесники кормят особыми лечебными травами и добавляют в питье целебный отвар, который укрепляет их здоровье, а за одно и окрашивает шерсть. Какой именно окрас может получиться, предсказать невозможно, но чем он ярче и необычнее, тем ценнее и дороже единорог. Армаисцы - непревзойденные охотники на единорогов, но в том, как приручать их и окрашивать им шерсть, мало кто сравнится с эльфами, - он указал на единорога Тарилор, - Сразу видно, что Орландо вырастил эльфийский лошадник.

Тарилор любовно погладила своего скакуна по шее.

- Он у меня красавчик, - с нежностью сказала она.

Встреча с единорогами показалась путникам прекрасным сном. И этот сон вселил в них надежду. Окрыленные радостным чувством, они поскакали дальше.

В полдень, когда путники приехали в Тамбулдур, стояла ужасная жара. Поселок показался им большим и шумным табором бродяг, раскинувшимся в степи. Все ворота в высокой ограде из обожженного глиняного кирпича были открыты для торговцев, жителей соседних деревень и прочего люда, приехавшего на ярмарку. Многие из приезжих расположились не только в поселке, но и прямо в поле под его стенами. Кругом были видны их костры, телеги и пестрые шатры, раскинутые для ночлега.

- Я же говорил, то что нужно, - довольно усмехнулся Вернигор, окинув взглядом ярмарочную сутолоку.

Путники проехали по тесным шумным улицам Тамбулдура в поисках гостиницы, где могли бы остановиться до утра, но все кругом было забито приехавшими на ярмарку. Наконец, в одном постоялом дворе нашлось местечко под навесом в сенном сарае, и путники решили, что на одну недолгую летнюю ночь это место им вполне подойдет. Заодно Вернигор везде расспрашивал о купцах, которые на днях должны отправиться в дорогу по Южному торговому пути, чтобы на завтра путники могли присоединиться к какому-либо каравану. В общем обеденном зале девушка, разносившая кружки с пивом, указала ему на группу людей, сидевших за столом в углу.

- Рамахат и его помощники, - сказала она, - Завтра выезжают в Алзарин с грузом шерсти.

- Это то, что нам надо, - сказал Вернигор своим спутникам, - Я пойду поговорю с ними.

- Алзарин - это столица Армаиса? - спросил Илья.

- Столица на востоке, туда нам не нужно. Но то, что караван проследует по Южному торговому пути до самого Перепутья, нам подходит, - ответил Вернигор, - Осталось только договориться с этим Рамахатом.

Все остались ждать, стоя у входной двери, а Вернигор подошел к столу купцов. Илье эти крепкие люди с острыми бородками и обветренными смуглыми лицами больше напомнили разбойников. Вид у них был скорее воинственный, чем расчетливый. Под свободными длинными одеяниями и плащами они носили кольчужные безрукавки, а к поясу пристегивали узкие изогнутые сабли в кожаных ножнах. Такой облик придали торговцам их путешествия, полные опасности. Они же внушили им осторожность во всем.

- Хотите ехать с нами? - недоверчиво спросил Рамахат, выслушав просьбу Вернигора, и с подозрением окинул пристальным взглядом его друзей, ожидающих у входа, - Мы тебя совсем не знаем. Может, ты лазутчик Иарсула. Его шайка уже несколько недель рыщет по степям, выглядывает караваны пожирнее. Хотя с другой стороны, - купец пожал плечами, - Вы можете оказаться и честными чужестранцами. Если хотите ехать, держитесь в стороне от обоза. Подальше, но чтобы мы могли вас видеть. Замечу что-то подозрительное - пеняйте на себя.

- А если ты заметишь, что нам нужна помощь? - спросил Вернигор.

- У дороги есть закон: "Помоги другому путнику, ведь в другой раз помощь будет нужна тебе", - просто ответил Рамахат, - Мы выезжаем завтра с первыми лучами солнца. Проспите - ждать вас не будем.

- Спасибо, - поблагодарил Вернигор и вернулся к своим друзьям.

- Будем радоваться уже и тому, что нас не прогнали, - сказал он немного погодя, когда ильраанские путешественники вышли на улицу, - Они рискуют собой и товаром. То, что нам разрешили держаться поблизости - уже большой знак доверия.

Обеспечив себе дальнейшее путешествие в обществе многочисленных попутчиков, Илья и его спутники почувствовали себя гораздо спокойнее. Чтобы скоротать остаток дня, они отправились на ярмарку, на единственную в Тамбулдуре площадь, оставив занбаргардского кота сторожить свой сеновал от других приезжих, ищущих ночлега. Торговля в эти дни не кончалась с раннего утра и до темноты. Со всех концов Армаиса в Тамбулдур свозили на продажу все, что только можно: от самодельных украшений до конной упряжи. Путники навидались разных диковинок и просто товаров хороших и не очень. Тарилор купила себе позолоченный гребень для волос. Нок долго торговался за сапожки из мягкой кожи, сшитые по гномьим меркам. Юн, заняв денег на неопределенный срок у Ильи, Кадо и Орна, накупил себе сладостей.

- Может быть, зайдем в оружейную лавку? - предложил Вернигор уже под вечер, - Не мешало бы обновить наш арсенал.

- И то, - согласилась Тарилор, - Мне нужна новая тетива.

- А я хочу купить меч, - сказал Кадо, - Чувствую, он мне скоро понадобится.

- И мне тоже, - вдруг заявил Юн, - Поострее и подлиньше!

Илья ожидал, что Кадо начнет подшучивать над чародеем, который даже иголку не умел держать, но бывший садовник из школы волшебства неожиданно отнесся к его словам совершенно серьезно.

- И тебе меч пригодится, - кивнул он, хлопнув Юна по плечу, - И чем скорее он у тебя будет, тем лучше.

- Уж не хочешь ли ты сказать, что и мне нужен меч? - удивленно воскликнул Илья.

- Нам всем, - ответил Кадо, - А тебе в первую очередь.

Илья не нашелся, что ответить. Воинственность, вдруг проснувшаяся в его друзьях, его встревожила и опечалила. Прямо на его глазах что-то неуловимо изменялось в них и в нем самом. То, к чему он привык, безвозвратно уходило, а на смену приходило что-то новое, незнакомое и недоброе. На секунду Илье показалось, что черная туча надвигается на них, застилая солнечное степное небо.

Нок, шустрый и разбитной, как и всякий гном, долго живший в большом городе, быстро разузнал, где найти лучшего оружейника в Тамбулдуре. Ему указали на деревянный дом у южных ворот, крытый выцветшей на солнце черепицей. Справа к дому была пристроена лавка с камышовой крышей и большими окнами, выходящими на шумную от вопящих торговцев и торгующихся покупателей улицу. Хозяин дома и лавки, седой, загорелый до черноты старик, показал покупателям все виды оружия, какие их интересовали или же могли потом заинтересовать. Тарилор приобрела новые крученые тетивы из пропитанной жиром и воском бычьей кожи. Нок прельстился легким топориком с удобной рукояткой, покрытой красивой резьбой, сглаженной и не мешающей в бою.

- Давайте выберем для вас мечи, - сказал Вернигор мальчикам, - Есть ли что-нибудь для них, хозяин?

- Детские? - усмехнулся оружейник, - Сейчас посмотрим.

Нашлись длинные широкие кинжалы, вполне способные заменить мальчикам мечи. Пока Кадо и Юн воинственно размахивали ими, стоя у окна, Илья смотрел, как Тарилор пробует натянуть на лук новую тетиву. Вставив одну петлю тетивы в выемку на конце лука, она сдвигала другую петлю вниз ко второй выемке. Руки у эльфийки при этом сильно дрожали, прямо таки ходили ходуном, а на лбу напряженно пульсировала синяя жилка.

- Тебе помочь? - обеспокоенно спросил Юн, убирая свой новый меч в ножны.

- Да ты из этого лука и выстрелить не сможешь, не то что его согнуть и тетиву надеть! - рассмеялся Кадо.

Тарилор тем временем надела на лук тетиву, осмотрела свое оружие и осталась всем довольна.

- Я начала учиться стрельбе из лука в пять лет, - серьезно сказала она Юну, - Если ты приступишь к тренировкам прямо сейчас, то еще сможешь наверстать и чему-то научиться. Да и ты тоже, - добавила она, обращаясь к Илье.

- А сколько тебе сейчас? - спросил Илья.

- Четыреста тридцать семь, - пожала плечами Тарилор.

- М-да, - повел бровями Илья, - Я вряд ли научусь стрелять так, как ты.

- Ну что, мы купили все, что хотели? - спросил Вернигор, пополнив свои запасы стрел.

- Элиа, а ты будешь выбирать себе меч? - спросил Юн.

Илья вновь ясно увидел тучу, сгущающуюся над его головой. И ему отчаянно захотелось сделать что-то, что бы помешало ей закрыть солнце, что бы прогнало ее прочь надолго, если не навсегда.

- Нет, - сказал он, - Я подумал над этим и решил. Мне не нужен меч.

Свечи в высоких канделябрах, расставленных по углам, оплыли. Некоторые из них уже превратились в бесформенные огарки, другие догорали. Сырой подземный зал незаметно погружался во мрак.

- Не добавить ли еще свечей, госпожа? - угодливо поклонившись, спросил скелет в рваном саване, свисающем клоками до пола.

- Нет, и так хорошо, - ответила госпожа, сидевшая в кресле с видом глубокой задумчивости.

- Ты любишь тьму, верно? - спросил ее Ютас, сидевший подле нее у стола и растиравший в чашке пестиком сухие травы в порошок.

- Тьма прекрасна, - прошептала госпожа, - Она начало и конец всему. Во тьме зародился мир. Она скрывает недостатки и приукрашивает достоинства. Свет слишком ясно показывает все, что следовало бы спрятать. От него одни страдания. Удивляюсь, почему глупые людишки не понимают этого и так любят солнце.

- Шпионы из Армаиса опять прислали донесение, - сказал Ютас, - Наши подопечные едут на юг по торговой дороге с купеческим караваном.

- С каких это пор они стали держаться людных мест, если раньше всегда искали уединения? - удивилась госпожа, - Неужто почувствовали опасность? - она довольно рассмеялась, - Они встретились с Гортагом в Праздник Летнего Солнца и испытали страх. Я люблю, когда враги боятся, Ютас. Это хорошо.

- Но они разминулись с Гортагом, - заметил чародей, - Вдруг он их не найдет?

- Чтобы Ночной ловчий не нашел свою добычу? - госпожа рассмеялась еще громче, - Они могут прятаться хоть до скончания времен. Он появится тогда, когда этого меньше всего можно ожидать.

На рассвете следующего дня путники выехали из Тамбулдура вместе с караваном Рамахата. Прошло несколько дней. Путники ехали по Южному торговому пути чрез степь, держась немного в стороне от купеческого обоза, но в пределах видимости, как и повелел им хозяин каравана. Рамахат относился к попутчикам все также настороженно, но время от времени присылал своего человека, чтобы узнать, не нужна ли какая-нибудь помощь. Путники ни в чем не имели нужды. Съестных припасов было достаточно, корм для лошадей рос прямо на земле, под ногами, а воду в степи было очень просто добыть. Нужно было лишь выкопать в земле глубокую ямку, которая очень скоро наполнялась подземной влагой, и подождать, пока осядет песок, и вода в ямке станет чистой. Караван из тяжело груженных крытых повозок ехал неспешно, медленно продвигаясь вперед. Но Вернигор настаивал на том, что надо держаться поближе к людям, и путникам ничего другого не оставалось, как только следовать за Рамахатом и его помощниками. Так день за днем постепенно двигались на юг. Ночевали под открытым небом. Вернигор каждую ночь сам сторожил лагерь и жег костер. Спустя неделю, он стал немного спокойнее.

- Возможно, я ошибся, - сказал он Илье однажды во время ночной стоянки, - Или это были не они, или они шли не за нами.

- Ты не расскажешь, кто это был? - спросил Илья.

Вернигор покачал головой. Похоже было, что он не хочет пугать мальчика понапрасну. Стояла глубокая ночь. В прохладном воздухе застыла покойная тишина, в которой был слышен только шелест высокой степной травы на ветру. Ковыль обступал стоянку со всех сторон бескрайним волнующимся морем. Слева от того места, где путники устроили привал, вдалеке неясно маячила стоянка купеческого каравана. Там тоже жгли костры, загородив их шатрами и повозками, чтобы не заметили кочевники. Горящий огонь был далеко виден ночью в степи.

- Ты сторожишь каждую ночь, а днем едешь, - сказал Илья, - Может, сегодня ляжешь спать, а вместо тебя подежурит Нок или Орн?

- Подожду еще немного, - покачал головой Вернигор, - Надо убедиться.

- Тогда я посижу с тобой, - сказал Илья, - Ведь по большему счету - это все из-за меня.

Вернигор улыбнулся и подвинулся, освобождая место на расстеленном плаще рядом с собой. Остальные участники отряда спали, накрывшись плащами и одеялами. Лошади и единорог стоя дремали неподалеку. С неба глядели яркие звезды. Куда более яркие, чем те, что Илья привык видеть в своей прежней жизни, и совсем незнакомые.

- Там, в Москве, я хорошо знал все созвездия, - сказал мальчик, запрокинув вверх голову, - В нашем классе никто не мог найти на небе Малую медведицу и Полярную звезду, а я нашел. А здесь я даже не знаю ни одного названия.

- Смотри, - Вернигор сел ближе и заставил Илью повернуть голову вправо, - Вот там Коромысло. Видишь, дуга и два ведра? От левого ведра поднимись прямо вверх. Два треугольника, соединенные вершинами - это Бабочка. Яркая звезда на правом крыле - Илибус. По ней определяют направление на юг.

- А вот эта? - Илья указал на желтоватую звезду, тускло мерцающую на востоке.

- Рианэль, Обманная звезда, - усмехнулся Вернигор, - Некоторые пытаются по ней добраться на восток, но она видна лишь между полуночью и третьим часом. Тот, кто ей доверился, рискует потерять направление и заблудиться.

- При случае учту, - улыбнулся Илья.

- А где Бумажный змей? - вдруг спросил чей-то голос в тишине.

Илья и Вернигор увидели, что Орн сидит, завернувшись в плащ, и вместе с ними смотрит на небо.

- Это мое любимое созвездие. Я сто раз видел его в книгах на картах, но никогда не мог его найти в небе.

- Посмотри на север, туда, где созвездие Голубя, - сказал Вернигор, - Отмерь два голубиных хвоста вверх и один влево. Видишь?

- Да, это мой Змей, - обрадовался Орн, - Ты великий человек, Вернигор, ты читаешь звезды.

- Мне просто приходится это делать, - пожал плечами заклинатель драконов.

Теперь звезды уже не казались Илье такими чужими. Он знал, что со временем запомнит их все до единой и выберет ту, которая будет ему дороже всех. Он уже нашел ее. Она мерцала прямо над головой ярко голубым светом, нежным и печальным.

- А это что за звезда? - спросил он.

- Альвиан, Вечерняя Звезда, - Вернигор посмотрел туда, куда указывал мальчик, и залюбовался ласковыми голубыми лучами, - Любимое светило эльфов и мечтателей. Думаю, это твоя звезда, Элиа.

- Я тоже так думаю, - не сводя глаз с неба, с задумчивым вздохом ответил мальчик.

Камень в талисманнице у него на груди словно испытывал те же чувства. Он слегка качнулся от вздоха Ильи. Потом вдруг больно толкнул его прямо в грудь. Илья почувствовал, как длинная тень упала ему на лицо, накрывая собой круг света, идущего от костра. В трех шагах от стоянки, словно ниоткуда, из ночного мрака возникла черная фигура воина в рогатом шлеме. Фигура была исполинского роста и в правой руке сжимала огромный меч, отливавший в свете костра темно-синим блеском холодной стали. За спиной воина из темноты бесшумно выступили другие черные силуэты в длинных плащах, развевающихся на ветру. Плавно и беззвучно черный отряд выплыл из мрака и полукружием обступил костер. Широкие плечи и рогатые шлемы закрыли звезды над горизонтом. Медленно с протяжным звоном воины обнажили мечи. Илью сковал обессиливающий ужас. Он не мог пошевельнуться, не мог вскрикнуть, только беспомощно смотрел на приближающиеся огромные тени.

- Они здесь! - тихо воскликнул Вернигор, вскочив и выхватив меч.

- Проклятье! - пробормотал Орн, не сводя глаз с ужасных черных воинов, и вытащил свой меч из ножен, - Все к оружию! Враги здесь!

Но остальные путники спали, словно тяжелый, необоримый сон навалился на них. Илья был этому даже рад. Ему вовсе не хотелось, чтобы Тарилор или Кадо пережили такой же ужас. Воины в рогатых шлемах остановились в стороне от огня. Казалось, они не собираются сразу же нападать. Их предводитель поднял руку, повелевая им не двигаться.

- Ваша храбрость бесполезна. Вам не победить. Отдайте мне мальчика, и я отпущу вас. Может быть, - услышали Илья, Вернигор и Орн тихий голос, спокойный и словно даже печальный.

Он звучал задумчиво и горько и казался шелестом степных трав в ночной тиши. Вместе с ним ледяное дуновение коснулось лица Ильи. Вернигор схватил мальчика за плечи и рывком поставил его на ноги.

- Беги, Элиа! К Рамахату, быстро! - встряхнув Илью, крикнул он и толкнул его вперед.

Илья бросился было бежать, споткнулся и упал. За спиной он услышал, как зазвенели мечи. Илья обернулся и, холодея от ужаса, увидел, что Вернигор сражается с предводителем черного отряда. Он казался совсем маленьким рядом с воином в рогатом шлеме. Гигантские черные тени обступали его, а Орн, замерев от испуга с мечом в руке, не мог двинуться с места. Тому, что случилось дальше, Илья впоследствии не мог найти объяснения, как ни старался. Неведомая сила вдруг подняла его на ноги и толкнула назад, к костру. Он выхватил из пламени горящую головню, и странный крик на незнакомом языке сорвался с его губ. От этого возгласа Орн будто пришел в себя, подбежал к костру, вытащил из него еще одну горящую палку и зашвырнул в толпу черных воинов. Тени в рогатых шлемах разлетелись в разные стороны, избегая прикосновения пламени. Тарилор, а с ней и все остальные проснулись и в испуге повскакивали на ноги.

- Это они! - крикнул Кадо.

- Пора опробовать меч! - воскликнул Юн.

Они выхватили свои короткие мечи и бесстрашно кинулись Вернигору и Орну на выручку. Нок потянулся за топориком, а Тарилор быстро отыскала в темноте колчан и лук. Зажженные стрелы одна за другой прочертили в темноте огненные дорожки. Черные воины кинулись прочь от огня, один за другим исчезая во мраке. Остался лишь их предводитель. Он, казалось, не боялся ни стрел, ни мечей. Двумя сильными взмахами он отбил неумелые удары Юна и Кадо, и мальчики, отброшенные в разные стороны, покатились в траву. В воздухе просвистел топорик Нока. Черный воин легко поймал его, и рукоять сломалась в его сильной руке. Он ударил мечом по мечу Орна, демон отлетел назад и упал на спину. Воин остался один на один с Вернигором. Только заклинатель драконов был равен ему по силам. Их мечи зазвенели, встречаясь друг с другом и высекая искры. Вернигор тяжело дышал, у него на лбу выступил пот. Воин в рогатом шлеме двигался легко и бесшумно, словно тень, не способная уставать. Со стороны казалось, что Вернигор бьется с призраком.

- Ты хорошо дерешься, человек, - тихий голос прозвучал, будто со стороны, - Но тебе не выстоять. Отдай мальчика и сможешь отдохнуть.

- Не дождешься, - стиснув зубы, прорычал Вернигор и ринулся на врага.

Тарилор подожгла в костре еще одну стрелу и прицелилась воину в грудь. Тетива прозвенела, стрела метнулась вперед. Исполин в рогатом шлеме повел левой рукой, и стрела пролетела мимо.

- У вас ничего не выйдет, - прошептал он и неожиданно нанес такой удар, что меч Вернигора сломался, а сам он упал.

Всех охватил сковывающий ледяной ужас. Никто не мог двинуться с места. Огромный сине-стальной меч медленно поднялся вверх и, со свистом рассекая воздух, опустился на голову Вернигора. Но смертельный удар не был нанесен. Между лезвием и заклинателем драконов вдруг пронесся огненный шар. Меч вырвался из руки черного воина и отлетел в сторону. Горящая головня из костра, которую в последний момент бросил Орн, упала и зажгла траву вокруг Вернигора и воина в рогатом шлеме. Вернигор вскочил и схватил обломок своего меча. В свете пламени, взметнувшегося в степи, путники на мгновение увидели пластинчатые доспехи, будто осыпанные сажей, и тусклый блеск рогатого шлема, полностью скрывающего лицо. Черный воин вдруг отпрянул в темноту, словно его и не было. Ветер всколыхнул пыльный ковыль, вместе с ним издалека донесся усталый печальный голос:

- Я вернусь. Вы не можете уйти от меня.

Все было кончено, и путники начали приходить в себя от испуга.

- Ох, - выдохнул Орн и сел на землю возле костра, - Опять, Элиа, я спас не тебя.

Илья со всех ног кинулся к заклинателю драконов.

- Вернигор, ты цел? - крикнул мальчик, бросаясь ему на шею.

- Все в порядке, - сказал Вернигор, - Вот только меч сломался.

- А я, кажется, свой потерял, - заметил Кадо, шаря по траве в потемках.

- Мой на месте! - гордо заявил Юн, со звоном ударив крестовиной о ножны, - Как я их, а? Наши в школе гордились бы мной, если б увидели!

- Спасибо, Орн, - Вернигор протянул демону руку.

- Да, ты успел вовремя, - нехотя похвалила Орна Тарилор, - Я слышала во сне звон оружия, но будто не могла поднять веки.

- И я тоже, - кивнул Нок, - А потом Элиа крикнул что-то, и я проснулся. Как тебе удалось нас разбудить?

- Я сам не знаю, что я такое сказал, - озадаченно развел руками Илья, - И не знаю, как я смог вернуться к костру. Мне было так страшно.

- Ты говорил на языке Старых Волшебников, - сказал Юн, - Мы кое-что проходили в школе. "Ie imaro" означает "Встаньте и деритесь". Откуда ты это знаешь? Гвендаль научил?

- Гвендаль здесь не при чем, - покачал головой Вернигор, - Думаю, это колдовской камень заговорил в тебе, Элиа. А что касается того, почему ты вернулся, - Вернигор лукаво усмехнулся, - По-моему, ты просто недооцениваешь себя.

- А где же кот? - спохватился Нок.

Все всполошились и стали звать кота. В это время со стороны стоянки каравана послышались быстрые шаги, и появился Рамахат и еще несколько человек с саблями наголо.

- Что у вас случилось? - запыхавшись, спросил купец, - Я спал крепко, как никогда, и вдруг меня разбудил ваш дикий кот. Я огляделся и увидел, что все мои люди тоже спят мертвым сном, а потом услышал звон мечей.

- На нас напали, но все уже в порядке, - сказал Вернигор.

- Кочевники? - спросил Рамахат, крепко сжимая саблю и оглядывая горящую степь и уже светлеющий горизонт.

- Нет, не они, - покачал головой Вернигор, - Спасибо тебе за все. Нам придется уйти. Наше присутствие слишком опасно для вас, - он обвел взглядом своих спутников, - Нам придется скакать дни и ночи напролет, чтобы хоть ненадолго оторваться. Нужно как можно скорее доехать до Перепутья и подняться в Лазурные горы. Потому что наша единственная надежда теперь - Парладор.

- Если передумаете, оставайтесь, - сказал Рамахат, уходя и уводя своих людей, - Нас много, мы сумеем защитить вас, если понадобится.

- Лучше позаботьтесь о товаре, - ответил Вернигор.

-Что даже и теперь не скажешь, кто это был? - спросил Орн, когда купец ушел.

Вернигор вздохнул, глядя вдаль поверх горящей травы.

- Это был Ночной ловчий со своими безмолвными тенями, - сказал он.

- Ночной ловчий? - переспросил Илья, - Кто он?

- Охотник темных сил, - мрачно усмехнулся Вернигор, продолжая смотреть вдаль, - Искусный и безжалостный. Ему нужен камень, а значит, ему нужен ты, Элиа. И он не отстанет, пока не добьется своего.

ВИСЯЧИЙ МОСТ

Несколько дней прошли в страхе и тревоге. Оставив караван Рамахата следовать своему пути, Илья и его спутники поехали вперед. Они мчались во весь опор почти без остановок. Теперь уже Вернигор не подгонял их, и Тарилор не торопила. Никто не вспоминал об отдыхе и не жаловался на усталость. Путники боялись остановиться хотя бы на мгновение, потому что за каждым холмом или поворотом дороги, за зарослями колючего кустарника или шелестящим на ветру ковылем они ожидали увидеть тусклый блеск черных доспехов и изгиб рогов на шлемах. Степь на много миль вокруг была открыта глазу и безмятежно спокойна. Даже кочевые разбойники Иарсула, которых так боялись купцы и путешественники, ни разу не показались хотя бы издали. Но тишина и покой казались неверными и пугающими, когда путники думали о том, что где-то позади за ними след в след идет отряд Ночного ловчего. На седьмой день безумной скачки, ранним утром, путники увидели, что степь вокруг них уже не выглядит такой ровной и плоской. Впереди то справа, то слева начали подниматься холмы. Вскоре перед глазами замаячили перелески, и стали встречаться деревушки, не похожие на степные укрепленные поселки.

- Скоро мы выедем к Перепутью, - сказал Вернигор, - Южный торговый путь повернет на восток, в более населенные места, к Алзарину. А мы отправимся на юг в предгорья Лазурных гор.

- Как ты думаешь, мы оторвались от погони? - спросила его Тарилор.

- Надеюсь, - ответил заклинатель драконов, - Нам не мешает отдохнуть. И наши кони, и мы сами валимся с ног. Когда начнутся леса, мы сделаем привал. Если нам действительно удалось оторваться, то направимся прямо к Переходу Баадана. Он выведет нас на южную сторону Лазурных гор, прямо к Нехоженой Земле.

- Значит, в Парладор мы заедем только в самом крайнем случае? - спросила Тарилор и, получив в ответ утвердительный кивок, подавила вздох огорчения; как и все эльфы, она не любила выставлять чувства напоказ.

К полудню маленький отряд проехал Перепутье. Несмотря на гнетущий страх, Илье было любопытно, что же это такое, и он с нетерпением ожидал момента, когда они доедут до места, где Южный торговый путь повернет на восток. Перепутьем, как оказалось, назывался огромный каменный крест, стоящий на пересечении нескольких дорог.

- Почему крест? - удивился Илья.

- Крест всегда ставят на развилках. Это знак солнца, он охраняет путников и освещает все дороги, - ответил Вернигор, - Разве ты не знал?

- В моих краях это совсем другой символ, - усмехнулся Илья, с интересом осмотрев крест, покрытый полустертыми узорами, надписями и рунами, - Но так тоже хорошо.

Следуя сложившемуся в Дивном Крае обычаю, путники поочередно объехали крест, двигаясь по солнцу, чтобы удача не оставляла их в дороге, и поехали дальше на юг.

Пейзаж менялся с каждой минутой. Впереди, откуда ни возьмись, вставали высокие холмы, крутые утесы. Повсюду поднимались леса. Они становились все более густыми, дремучими, и ничто больше уже не напоминало открытые степи, опаленные солнцем и продуваемые сухими жаркими ветрами.

- Скоро мы поднимемся в горы? - спросил Юн, видя, что лошадям и единорогу уже не так легко ехать вперед, - А почему они называются Лазурными?

- Сам сейчас увидишь, - улыбнулась Тарилор.

Чем ближе маленький отряд подъезжал к местам, где прошло ее детство и где сейчас жили ее родители, тем радостнее становилось на душе у эльфийки. Путники проехали по узкой тропе, над которой нависали ветви могучих старых дубов, и выехали на опушку. Там, на возвышении, им открылся вид на горы, освещенные солнцем. Их острые пики устремлялись в небесную синь, а глубокие впадины полны были прозрачными лиловыми тенями. В трещинах серых скал то здесь, то там струились вниз узкие потоки, поднимавшие облака прозрачных студеных брызг. Склоны гор были одеты дремучими хвойными лесами необычного зеленовато-синего оттенка, отчего казались накрытыми волнующейся на ветру лазурной дымкой.

- Это голубые ели? - удивился Илья.

- Сосны, - ответил Вернигор, - Они растут только здесь и больше нигде в Дивном Крае.

- Никогда не видел ничего подобного! - с восхищением проговорил Илья.

- Да, эльфы умеют выбрать вид из окна, - проворчал Нок себе под нос.

Удивительный вид так и манил приблизиться к нему, и, полюбовавшись еще немного панорамой гор издали, путники стали спускаться в ущелье, которое тянулось между двумя горными хребтами. Дорога, проходившая по его дну, поднималась потом на склоны и петляла по ним, уходя на юг и теряясь в голубых сосновых лесах.

В оставшуюся половину дня путники старались проделать как можно больший путь, чтобы еще хоть немного оторваться от возможной погони. Когда начало вечереть, Вернигор объявил, что можно, наконец, сделать привал. Для стоянки путники выбрали место в лесу, где деревья расступались на голых серых камнях перед глубоким провалом. За их ветвями видны были цепи гор и пропасти, окутанные дымкой. Невдалеке, едва слышно журча, стекал вниз по выступам скалы маленький родничок, просочившийся из горных недр наружу. Путники набрали воды, принесли из чащи сухих веток, разожгли костер и приготовили себе ужин. Закат, спрятанный за горами, золотил вершины горных кряжей и красил в малиновый цвет игольчатые ветви и крепкие стволы могучих сосен. Их силуэты четко вырисовывались на фоне бледнеющего чистого неба, и старые деревья казались грозными великанами, замершими на страже Лазурных гор. Покой и тишина разливались в чистом прохладном воздухе, и впервые за последнее время они не казались ни коварными, ни обманчивыми. Путники задышали свободнее и со спокойной душой начали готовиться к ночлегу. Вернигор привязывал на ночь лошадей. Нок и Орн, как обычно, курили трубки и болтали у костра. Юн и Кадо устраивали себе лежанку из сосновых веток и одеял. Тарилор делала для себя навес под можжевеловым кустом. Только Илья сидел в стороне ото всех, у самого края обрыва между корнями высокой сосны и смотрел на солнечный луч, скользивший по зубцам горного хребта на другой стороне пропасти. Он озарял горные цепи робким печальным светом и заставлял вспыхивать огнем снежные шапки самых высоких вершин. Илья глядел на закат, и странное, незнакомое прежде чувство давило ему на грудь. Туманные испарения уже поднимались из провалов и трещин и, проходя сквозь лучи заката, становились то прозрачно-розовыми, то переливчато-золотыми. Предметы каждую секунду меняли свои очертания в зависимости от того, как падал на них гаснущий солнечный свет или сгущающаяся ночная тень. Все представлялось иллюзорным и призрачным, и в этой дымке полусна-полуяви Илье чудились далекие голоса, манящие и зовущие. Они не давали покоя, заставляли тосковать и волноваться неведомо отчего.

- Всем спать, - приказала Тарилор, устроив свою постель, - Я буду сторожить. Во втором часу ты меня сменишь, Орн.

Отдав распоряжение, она заметила, что Илья сидит под деревом у обрыва, обхватив колени руками, и будто не слышит ни ее слов, ни каких-либо других звуков. Сначала эльфийка подумала, что мальчик просто замечтался, как это с ним иногда случалось. Но его глаза выражали такую тоску, что Тарилор поневоле встревожилась.

- Элиа, почему ты не идешь спать? - спросила она, подходя к обрыву и останавливаясь под деревом в нескольких шагах от мальчика, - Ты не заболел?

Илья и сам не знал, что ей ответить. Медленно, будто нехотя, он оторвал взгляд от цепочки гор, темнеющих на фоне неба, и посмотрел на эльфийку.

- Нет, я думаю, что нет, - рассеянно и растерянно проговорил он, уперевшись подбородком в согнутые колени.

- Значит, что-то тебя тревожит? - спросила Тарилор, присев под сосной напротив него, - Если так, лучше сразу расскажи.

Илья пожал плечами.

- Я не знаю, что мне рассказать тебе, - тихо ответил он, - Может, это что-то серьезное, а может, опять просто мои страхи. Но я чувствую, как что-то странное происходит со мной. Какие-то голоса звучат внутри меня. Они все громче и настойчивее. Они зовут, и мне хочется идти.

Илья замолчал, опустив голову. Его маленькая фигурка казалась комочком страха и одиночества, забившимся между корнями дерева. Тарилор подвинулась ближе.

- Может, это лишь фантазия, лишь тревога и испуг, - мягко сказала она, - Ты все решил однажды, так не останавливайся, иди к свету.

- Я так и хочу, - не поднимая головы, ответил Илья, - Помоги мне, не позволяй мне идти туда, куда зовут эти голоса. Не отдавай меня им, если вдруг я сам не смогу сопротивляться. Мне почему-то кажется, что такой момент может наступить, и именно его я больше всего боюсь, а вовсе не козней той черной женщины или опасностей дороги.

Илья поежился, будто от холода. Голос мальчика звучал слишком взволнованно, и Тарилор показалось, что это не просто обычный детский страх. Так же необъяснимо тревожно и тягостно стало на душе и у нее самой. Она села рядом с Ильей и обняла его за плечи.

- Я обещаю, что не отпущу тебя и не позволю тебя забрать, - сказала она, склонив голову мальчика к себе на плечо, - Пока я рядом, пока мы все рядом, тебе нечего бояться. А мы будем рядом всегда. Помни об этом, ладно?

Тарилор взяла Илью за подбородок и заглянула ему в лицо. Глаза эльфийки лучились ласковым светом, от нее исходило тепло. В эту минуту она не была прекрасным нечеловеческим существом, надменным и непостижимым. Сейчас Тарилор была его другом, готовым для него на все. И сам Илья тоже был готов на что угодно ради нее. На глазах выступили слезы, горячие и мокрые. Тарилор вытерла их тонкими пальцами и нежно улыбнулась.

- Не бойся, - сказала она, - Иди спать.

Если бы эльфийка и мальчик не были так взволнованы в эту минуту, то возможно заметили бы, что Орн наблюдает за ними издалека тяжелым мрачным взглядом, не пропуская ни единого слова из их разговора.

- Итак, это началось. Это происходит. Уже.

Была уже вторая половина ночи, время близилось к рассвету. Звезды еще блестели над горными хребтами осколками разбитого хрусталя, но небо уже начало неуловимо светлеть, и на его фоне отчетливо проступали очертания сосен в лесу. На широких ветвях, замерших без ветра, была видна каждая иголочка и каждый сломанный сучок. Орн сменил эльфийку на посту у костра, и как только Тарилор уснула, он убедился, что и остальные тоже спят и ушел к роднику, бьющему из скалы. События вокруг происходили слишком быстро, одно было неожиданнее другого, и демон почувствовал необходимость обдумать свои дальнейшие поступки в уединении. Сидя у родника, он говорил сам с собой и бросал в воду мелкие камешки. Задумавшись, Орн не замечал, что из стекающего по растрескавшимся камням потока на него давно уже пристально смотрят большие глаза, полные горящей черноты.

- Заклинание Половинки и Целого начало действовать? Так это же замечательно, демон! - донесся из-за журчания воды тихий с присвистом шепот.

Орн вздрогнул, выронил из ладони оставшиеся у него камешки и в испуге уставился на родник. Стоило ему повернуть голову, глаза, наблюдавшие за ним из водяных струй, погасли.

- Где вы, госпожа? - испуганно оглядываясь повсюду, спросил Орн.

- Там же, где и всегда, - насмешливо прошептала госпожа, - За зеркалом, Орн.

- Но я вас не вижу, - растерянно заметил Орн.

- Значит, я не хочу быть увиденной, - ответила госпожа, - Заклинание действует, а ты все еще не известил меня об этом.

- Вы и без меня обходитесь, - обиженно передернул плечами Орн, - Шпионы доносят вам о наших передвижениях, вы же посылаете за нами самое ужасное орудие тьмы, какое только можно придумать! Вы недовольны своим слугой? Вы решили от меня избавиться?

- С чего ты взял, Орн? - удивилась госпожа.

- С того, что Ночному ловчему за услуги надо что-нибудь отдать! - сердито прошипел Орн, и его красивое лицо исказилось от гнева и обиды, - Например, нескольких никчемных недемонических существ и одного толкового демона в придачу.

- Тебя я вовсе не собиралась ему отдавать, - возразила госпожа.

- Вы ему это объясните, - раздраженно фыркнул демон, отвернувшись от родника, - Все ясно: жертвуете сторонниками ради высшей темной цели.

- Полно, Орн, не обижайся.

Голос госпожи прозвучал неожиданно мягко, из родника за спиной демона поднялся столб воды, очертаниями похожий на фигуру, закутанную в плащ с капюшоном. Она подошла к Орну сзади и положила ему на плечи прозрачные руки.

- Ты мне нужен. Ты мой первый советник, единственное близкое существо.

- Тогда отзовите Ночного ловчего, - попросил Орн, - Я сам доставлю вам мальчишку.

- Ловчего вернуть нельзя, - возразила водяная фигура, отступила назад и слилась с родником, - Он не уйдет, пока не получит то, зачем пришел. Но если ты попытаешься его опередить, то, не найдя мальчика и камня, он, может быть, отступится.

- Тогда я сделаю это прямо сейчас, - сказал Орн, поднимаясь на ноги.

- Ты не сможешь, - с тихой усмешкой возразила госпожа, - Ты не усыпил своих спутников, и воин Крылатого Льва сейчас проснется. Но у тебя есть время. Ночной ловчий и его верные тени в половине суток пути отсюда. Торопись, они идут по следу.

Шепот в воде стих. Орн вгляделся в предрассветную мглу, глядя туда, где за сводами игольчатых ветвей виднелась стоянка путников. Вернигор едва заметно пошевельнулся под одеялом и замер, должно быть, прислушиваясь.

- Полдня! - пробормотал Орн, - А тут еще он и этот несносный эльф! Как тут успеть?

С рассветом маленький отряд продолжил свой путь по горам. Ехать верхом снова стало трудно, и все шли пешком и вели за собой лошадей, спускаясь вниз с хребта Маралук к подножью горы Беланор. У подошвы этой крутой вершины начиналась дорога к Переходу Баадана. У Орна, как все заметили, был недовольный и хмурый вид. Путники приписали это тому, что он плохо выспался, сторожа лагерь в самую тяжелую для бодрствования половину ночи. Тарилор, которая дежурила первой, тоже выглядела суровой и серьезной. Она будто прислушивалась к чему-то внутри себя и долго молчала.

- Нам следует идти быстрее, - сказала вдруг она, - Я чувствую опасность.

- И я чувствую, - вдруг сказал Орн.

- А ты-то откуда? - удивился Нок, - Неужто правда в твоей семье есть эльфы?

Орн ничего не ответил, но стал еще более хмурым и недовольным. Спуск, который предприняли путники, оказался весьма тяжел. Тропа никак не хотела вести прямо вниз. Она то обрывалась, то петляла в лесу, то проходила по самому краю обрыва, а то начинала подниматься вверх по склону. Таких подъемов путники насчитали пять. Они замедляли продвижение отряда вперед, но другого пути не было, и приходилось с ними мириться. Солнце поднималось над вершинами восточного хребта Ийрулен, когда Илья и его спутники взобрались на последнее возвышение, отделяющее их от прямого схода к горе Беланор. Здесь, на высокой груде круглых белых камней, открывался вид на много миль вокруг. Утесы и леса, снежные шапки и ледники, долины быстрых рек и темные впадины были видны словно с высоты птичьего полета. Путники увидели весь путь, уже проделаный ими в горах и оставленый позади.

- Смотрите! - крикнул Нок, указывая на виднеющееся на севере узкое ущелье, через которое они вошли в Лазурные горы, - Вон там, я вижу их!

Путники обратили взгляды туда, куда указывал гном, и увидели черные точки, медленно, но неуклонно пробирающиеся по ущелью.

- Ночной ловчий и его подручные! - воскликнула Тарилор, - Чуяло же мое сердце!

- И твое тоже, - заметил Нок, хлопнув Орна по плечу.

Демон не ответил, как завороженный глядя на идущий по ущелью черный отряд. Остальные также со страхом наблюдали за идущей за ними погоней.

- Они следуют за нами по пятам, - проговорил Вернигор, - Их отделяет от нас только хребет Маралук. В горах нам не оторваться надолго, мы не успеем дойти к Переходу Баадана. Они догонят нас.

- Свернем на юго-запад и укроемся в Парладоре, - предложила Тарилор.

- Думаешь, эльфы защитят нас от Ночного ловчего? - недоверчиво усмехнулся Нок.

- Думаешь, ты нас защитишь? - враждебно встрепенулась Тарилор.

- Хватит пререканий, - оборвал их Вернигор, - Пора уносить ноги. Спустимся с горы, и я попробую их отвлечь. Возьму с собой лошадей, чтобы было видно по следам, что мы ушли прямо на юг к Переходу Баадана. А ты, Тарилор, веди остальных на юго-запад. Ты ведь хорошо знаешь дорогу в Парладор?

- Найду с закрытыми глазами, - ответила эльфийка.

- Тогда поспешим. Встретимся в Парладоре, в доме Дарфиона, - сказал Вернигор и первым начал спускаться с каменного гребня.

- Но разумно ли это? - встревоженно спросил Илья, - Не ходи один, возьми кого-то еще.

- Один я смогу идти быстрее, даже с лошадьми в поводу, - возразил заклинатель драконов и пошел по тропе вниз.

Илья глядел ему вслед со все растущей тревогой.

- Не спорь с ним, - мягко сказал ему Орн, - Он знает, что делает.

Если бы мальчик в это время смотрел не на Вернигора, а на Орна, то увидел бы, что в глубоких черных глазах демона блестят искорки злорадной коварной усмешки. Когда через десять минут путники спустились с горы в широкую лесистую ложбину, они разделились на две неравных по численности группы. Вернигор, сев верхом на своего коня и взяв с собой лошадь Орна, а также Серого и Рыжего, повернул на юг к подножью горы Беланор. А остальные, ведомые Тарилор, отправились вдоль по лощине на юго-запад и вскоре скрылись в густом сосновом лесу.

Весь день путники шли по лесу на юго-запад, спеша оторваться от погони. Тарилор время от времени прислушивалась к звукам в горах, чтобы определить, не догоняет ли Ночной ловчий их или Вернигора. Но вокруг стояла тишина. Слышны были только крики птиц в небе или журчание водопадов, которое раздваивало горное эхо. Лесная лощина, по которой шли путники, была скрыта от прямых солнечных лучей нависшими над ней обрывистыми склонами гор. Почва под ногами была сырая, на ней росли густые папоротники, их резные листья доходили до пояса, а то и выше. Занбаргардский кот сразу же с головой исчез в зарослях папоротников. Бредя между ними, Нок то и дело проклинал зловредных эльфов. Сочувствуя своему низкорослому приятелю, Орн шел впереди и обрубал ножом наиболее длинные листья. Юн читал на ходу "Сказания о временах и народах Дивного Края", отчего то и дело спотыкался и падал. Кадо и Илье приходилось искать упавшего чародея среди папоротников и поднимать его на ноги. Но отложить чтение до более удобного момента Юн никак не соглашался и продолжал падать. То и дело вытаскивая Юна из папоротников, Илья не заметил, что застежка цепочки, на которой висела талисманница, расстегнулась. К ночи, окутавшей подошвы гор серым густым туманом, стало ясно, что погоня не спешит настигнуть путников на юго-западной дороге. Очевидно, Ночной ловчий и его воины пошли по следам Вернигора к Переходу Баадана. С одной стороны это радовало путников, с другой огорчало, ибо они тревожились за Вернигора, решившегося ради них на столь опасный поступок. После захода солнца путники решились сделать короткий привал, чтобы затем всю ночь провести в дороге.

- Если мы будем идти всю ночь, то уже в десятом часу утра доберемся до Бездонного ущелья рядом с Парладором, - сказала Тарилор.

- А Вернигор? - спросил Илья.

- Он - бывший воин ордена Крылатого Льва. Будем надеяться на его ловкость и силу, - ответила эльфийка.

Не разводя костра, чтобы не обнаружить себя, путники устроили недолгий отдых на поляне под большими соснами среди папоротников. Они наскоро подкрепились только хлебом и сыром и водой из фляжек. Юна такой скудный ужин отчего-то совсем не огорчил. Он все также был занят изучением книги, и, казалось, ничего не замечал вокруг кроме нее.

- Хватит ломать глаза, - строго сказала ему Тарилор, - В темноте все равно ничего не прочесть.

- Очень жаль, - вздохнул чародей.

- Надо же какая вдруг тяга к знаниям! - удивился Кадо, - Что ж ты в школе не остался?

Юн, в другое время крайне обидчивый, на сей раз не сказал ни слова, а только с сожалением закрыл книгу и пошел к Илье взять торбу, чтобы убрать ее туда.

- Тарилор! Ребята! - вдруг пискнул он из темноты, - Идите сюда! Элиа... он, кажется, заболел.

На всем протяжении недолгого привала Илья сидел в стороне под деревом, задумавшись. Когда Юн подошел к нему, чтобы убрать в сумку книгу, то увидел, что Илья сидит, бессильно откинувшись на замшелый ствол дерева, сжав губы и зарыв глаза. Он был очень бледен и с трудом дышал, а на лбу у него блестел холодный пот. Тарилор, Кадо, Орн и Нок подошли к дереву и обступили мальчика со всех сторон.

- Что с ним такое? - воскликнул Юн, обращаясь к Тарилор, - Простыл на сквозняке?

Илья будто не слышал его слов и судорожно кутался в плащ, дрожа, как осиновый лист.

- Похоже на то, - кивнула эльфийка, присела на корточки рядом с Ильей и приложила ладонь к его лбу, - Элиа, ты меня слышишь?

Кот, подошедший последним, сел рядом с мальчиком и потерся головой об его плечо. Внезапно Илья открыл глаза и посмотрел мимо склонившихся над ним друзей невидящим взглядом. Лицо его в темноте казалось совсем белым, а губы посинели.

- Тебе плохо, Элиа? Скажи, что у тебя болит? - испуганно спросил Нок.

Словно не услышав вопроса, Илья запрокинул голову кверху и глухим чужим голосом произнес странные слова, смысла которых никто не понял.

- Опять Старая Речь, - удивленно прошептал Кадо.

- Посмотрите только! - воскликнул Юн, - Его глаза!

Путникам показалось, что ледяные иголки впиваются им в кожу, так испугал их вид Ильи. В темноте, окутавшей лес, они разглядели, что глаза мальчика вдруг стали совершенно неузнаваемыми. У них не было ни белков, ни зрачков. Глазницы Ильи от края до края были налиты темной малахитовой зеленью.

- Камень! - испуганно вскрикнула Тарилор, - Что-то с камнем!

Орн нагнулся к Илье и расстегнул рубашку у него на груди.

- Камня нет, - сказал он, показав всем расстегнутую цепочку от талисманницы.

- Еще полчаса назад он был, я его видел у него на шее, - вспомнил Юн, - Он его потерял где-то здесь поблизости.

Тарилор зажгла факел из веток.

- Все ищите талисманницу, - сказала она, - Если сейчас же не найдем, он умрет.

- Ой, мамочка! - пискнул Юн и побежал в папоротники.

Все рассеялись по поляне с горящими ветками в руках. Темнота окутывала лес. Под сводами сосен повисли клочья сырого тумана. Найти что-либо, а уж тем более маленькую талисманницу среди деревьев и папоротников было невозможно. Путники чувствовали, что их охватывает отчаяние, но продолжали светить факелами и всматриваться в землю у себя под ногами, лихорадочно ощупывая в темноте каждый камешек и каждую травинку. Они перекликались, чтобы дать друг другу знать, как идут поиски, и тем самым хоть немного ободриться. Орн освещал себе путь факелом без особой надежды. Папоротники шелестели в темноте и окатывали одежду холодной росой, ноги увязали во влажной земле и цеплялись за корни, торчащие из травы. "Взял и потерял камень. Этого только не хватало," - с досадой думал демон, блуждая в потемках.

- У меня пока ничего! - услышал он из темноты голос Юна.

- И у меня! - откликнулся Кадо.

- И у меня! И у меня! - почти хором отозвались Нок и Тарилор.

"Ни черта вы не найдете, недемонические существа," - подумал Орн и опустил факел.

Стоя в темноте среди папоротников, он закрыл глаза и напряг внутреннее зрение, стараясь разогнать мрак и увидеть бесценную пропажу. В голове у демона загудело от напряжения, и несколько мгновений спустя, открыв глаза, он вдруг увидел талисманницу с колдовским камнем, лежащую под кустом можжевельника в двух шагах от его правого сапога. Ахнув от радости, Орн бросился к можжевельнику и поднял талисманницу.

- Ну наконец-то ты в моих руках! - счастливо выдохнул Орн и погладил находку дрожащей от волнения рукой, - Дело сделано, госпожа может быть довольна.

Он тихо рассмеялся, но смех вдруг замер у него на губах. Подкинув талисманницу на ладони, Орн почувствовал через гладкий атлас, что камень, лежащий внутри стремительно покрывается глубокими трещинами. Развязав мешочек, демон увидел, что нерушимая частица Кристалла Знания распадается на кусочки. Разлученный с мальчиком, частью которого он теперь являлся, колдовской камень погибал, как и сам Илья.

- Эльфийское проклятье! - выругался Орн, не веря своим глазам, - Вот как действует это заклинание. Камень рассыплется в пыль, если я не верну его мальчишке. Значит, у меня нет выбора.

Зажав талисманницу в кулаке, Орн побежал обратно к месту привала.

- Эй, идите сюда, я нашел! - крикнул он, добежав до сосны, под которой сидел Илья.

Прежде чем остальные успели вернуться, Орн надел талисманницу обратно на цепочку и убрал ее Илье под рубашку. Мальчик сразу стал дышать спокойнее, и щеки его слегка порозовели. Видя, что Илье лучше, Орн и сам почему-то задышал ровнее. Ощупав камень в талисманнице, он заметил, что трещины на его поверхности стали исчезать, и она снова сделалась гладкой.

- Едва успел, - с облегчением вздохнул Орн.

Рядом с мальчиком под деревом сидел кот. Он пристально наблюдал за демоном, и, оглянувшись, Орн увидел обращенный на него кошачий взгляд. В нем Орну почудилась насмешка.

- Думаешь, я поддался жалости и поэтому вернул камень? - спросил Орн у кота, - Не суди о других по себе, животное. Я сделал это, чтобы сохранить камень для госпожи. И теперь Ночной ловчий не отступится от нас. Нравится тебе такой ход событий?

Кот продолжал пристально и, как казалось Орну, насмешливо смотреть. Орн пожал плечами, глядя на бегущих к сосне Тарилор, гнома и мальчиков, и сокрушенно вздохнул.

- Я хотел пожертвовать мальчишкой и спасти вас от Ночного ловчего, глупые недемонические существа. Но теперь - пеняйте на себя, - сказал он.

Когда Илье стало лучше, и он снова мог продолжать путь, отряд двинулся дальше. Теперь путники знали, что опасности нужно ждать не только извне, они сами должны быть очень осмотрительны и осторожны. К рассвету отряд проехал лощину и, выехав из леса, стал подниматься по склону горы. Дорога, петлявшая между камнями и соснами, должна была привести путников в эльфийское княжество Парладор, затерянное высоко в Лазурных горах. Утро было прохладное, камни и стволы деревьев покрывала холодная роса. Туман все еще застилал низины и впадины влажной дымкой, но когда путники поднялись выше по склону, они увидели над зубчатыми вершинами хребта Ийрулен светло-желтый круг солнца и чистое небо, обещающее теплый безветренный день. Тарилор по-прежнему время от времени прислушивалась к звукам в горах, чтобы понять, нет ли погони. Кругом было все также тихо.

- Последний переход по горам - и мы достигнем Бездонного ущелья, - сказала эльфийка, довольная спокойствием, царящим в горах, - Там останется только перейти Висячий мост, спуститься в долину и мы в Парладоре.

- А примут меня ваши эльфы? - с сомнением спросил Нок.

- Ты же со мной, - пожала плечами Тарилор.

- Конечно! Без вас, госпожа, меня бы и на порог не пустили, - проворчал гном себе под нос.

Путники взобрались на склон. Над ним возвышался еще один. Потом следовал второй, а за вторым вырастал третий. Отряд поднимался все выше и выше. Туманные низины и глубокие ущелья давно уже исчезли из вида. Кругом были только горы, синие сосны и небо, которое казалось совсем близким, но оттого не менее бездонным и голубым. В конце концов, тропа, уходившая вверх, привела путников на плоскую вершину, поросшую лесом. Вокруг поднимались ввысь крутые лесистые утесы.

- Нам туда, - сказала Тарилор, указывая в самую глубину леса, - За лесом ущелье.

Путники направились к лесу. Только Орн задержался на мгновение на склоне горы, настороженно прислушиваясь.

- Пойдем побыстрее, - сказал он, догнав Тарилор, - Что-то слишком тихо стало. Не иначе, как за нами погоня.

- Если бы Вернигор не смог отвлечь Ночного ловчего, он и его помощники догнали бы нас еще ночью в лесу, - возразила Тарилор, но велела всем прибавить шаг.

Через полчаса лес закончился, и путники выехали на открытую площадку, тянущуюся до того места, где склон горы обрывался в пропасть. Тарилор повела своих спутников прямо к обрыву. Со всех сторон он был окружен такими же высокими серыми скалами, на склонах которых за камни цеплялись редкие сосны и кусты барбариса. На краю обрыва гулял резкий ветер.

- Это Бездонное ущелье, - сказала Тарилор, останавливаясь и указывая вниз, - Теперь нам нужно на ту сторону.

Голубая туманная дымка клубилась внизу между горами. Как путники ни старались увидеть, что же находится за ней, им это не удавалось. Ветер не мог разогнать мглистый покров облаков. Казалось, что у пропасти в самом деле не было дна.

- Как же мы переберемся через этот ужас? - испуганно попятившись, спросил Юн.

- Вот так, - Тарилор протянула руку над пропастью.

Остальные проследили глазами за ее движением и увидели в белесых клубах облаков и тумана натянутый в воздухе узкий мост из легких бревен с веревочными перилами. Мост раскачивался на ветру. Он был подвешен над пропастью на канатах.

- С ума сошла! - ахнул Юн и спрятался за широкую спину Нока, - Я не пойду по этому ужасному мосту!

- Я же говорила, что мост висячий, - пожала плечами Тарилор.

- Ты не говорила, что он такой висячий! - воскликнул маленький чародей, - И что ущелье такое бездонное. Там же костей не соберешь!

- Тебе уже будет все равно, - "успокоил" его Кадо.

- Я буду держать тебя за руку, - пообещал Юну Нок.

- И упадешь вместе со мной, - язвительно прищурился Юн, - Нет, лучше смерть!

- Хватит ныть, ты уже не маленький, - строго сказала Тарилор, - Ты ведь не испугался в степи, когда на нас напал Ночной ловчий.

- Да уж лучше Ночной ловчий, чем этот мост, - возразил чародей.

Не успел он произнести эти слова, как прямо у его ног в землю вонзилась длинная стрела с черным оперением. Юн отскочил и испуганно вскрикнул. Стрела прилетела со стороны леса. Оглянувшись, путники увидели, что на опушке, как по волшебству, возник отряд воинов в черных пластинчатых доспехах и рогатых шлемах. Впереди всех шел Ночной ловчий с луком в руках. Путники отпрянули к самому краю обрыва.

- Я же говорил - погоня! - воскликнул Орн.

- Значит, Вернигору не удалось их отвлечь, - сказала Тарилор.

- Или они его убили, - сказал Орн, вытаскивая меч из ножен, - Я успел посчитать в прошлый раз: их десятеро. А нас шестеро и кот. Что будем делать?

- Скорее на мост! - крикнула Тарилор, снимая с плеча лук.

Путников не нужно было подгонять. Они со всех ног кинулись к Висячему мосту. Юн первым схватился за веревочные перила. Качаясь на ветру вместе с мостом, все побежали вперед к противоположному краю обрыва. Впереди бежал Юн, забыв свои страхи. За ним Илья, которого Кадо подтолкнул вперед. За Ильей сам Кадо, тянувший за уздечку единорога, не желавшего слушаться никого, кроме хозяйки. За единорогом бежал кот, за котом - гном, за гномом - Орн. Последней была Тарилор, прикрывавшая беглецов стрельбой из лука. Ночной ловчий и воины в рогатых шлемах вышли из леса и приближались к обрыву. Плащи на их широких плечах развевались точно крылья огромных черных нетопырей. Казалось, что они не идут, а летят. Путники добежали до середины моста, когда отряд Ночного ловчего подошел к краю обрыва. Мост казался таким длинным и до другого края обрыва было еще так далеко, а враги были уже так близко. Выбившись из сил, путники остановились и кинули взгляд назад. У начала моста возвышалась могучая фигура в рогатом шлеме. Ночной ловчий стоял, скрестив на груди руки в черных кожаных перчатках, и, казалось, совершенно спокойно наблюдал за бегством путников. Сквозь прорези в его шлеме, полностью скрывающем лицо, не было видно глаз.

- Отдайте мальчика и камень, и, может быть, я сохраню вам жизнь, - проговорил он тихо, но его голос отразился от камней высоких серых утесов и прозвучал точно раскат грома, - Сейчас я велю обрушить мост.

- Тогда точно не получишь ни мальчика, ни камень! - крикнула Тарилор; глаза ее воинственно сверкнули, она достала из колчана новую стрелу с серо-белым оперением, оглянулась на своих друзей и крикнула, - Элиа, садись на единорога и скачи на ту сторону! Мой народ уже близко, приведи помощь!

Кадо схватил Илью за плечи и подтолкнул его в седло. Илья поправил талисманницу на шее и машинально вцепился в поводья.

- Но как я найду эльфов? - растерянно крикнул он.

- Орландо сам найдет дорогу, скачи быстрее! - крикнула эльфийка и выстрелила в высокую фигуру у моста.

Юн кинулся к единорогу и сорвал с плеча Ильи дорожную сумку.

- Оставь мне торбу.

- Зачем она тебе? - удивился Кадо.

- Там книга, - ответил Юн.

- Для чего она тебе сейчас? - воскликнул Илья.

- Нужна, значит, - Юн хлопнул единорога по синегривой шее, - Скачи, скачи скорее!

Илья толкнул единорога пятками, зажмурился и повис у него на шее. Громко заржав, единорог помчался по шаткому мосту вперед. Несколько мгновений - и он был уже на том краю пропасти. Только почувствовав, что под ногами у скакуна твердая земля, Илья смог заставить себя открыть глаза. Но и теперь ему было страшновато. Вокруг все вертелось от дикой скачки. Единорог мчался так, словно на спине у него не было всадника. На всем скаку он влетел в растущую на возвышении кленовую рощу, поднялся на холм и там остановился, взметнувшись на дыбы. Прямо на дороге, как из-под земли появился эльф верхом на белой длинногривой лошади. На нем была зеленая охотничья куртка, за плечами висел лук. Илья, прочитавший много сказок, всегда думал, что эльфы белокуры и голубоглазы, но у этого эльфа глаза были бархатно-серые, а волосы черные и блестящие. Он был так красив, что даже походил на девушку. Длинные волосы со лба и висков были зачесаны назад и сплетены на затылке в косичку, а остальные пряди свободно падали на плечи, и это тоже придавало эльфу сходство с девушкой. Эльф молча, выжидающе и, как показалось Илье, холодно посмотрел на мальчика.

- Там на мосту..., - Илья задыхался и от волнения и испуга не мог связно говорить, - Тарилор и все наши...

Эльф молча кивнул, жестом приказал Илье оставаться на месте и поскакал вниз, к обрыву. Илья развернул единорога и тоже хотел вернуться, но единорог, словно подчиняясь приказу эльфа, буквально прирос к земле. С холма Илье было видно то, что происходило над Бездонным ущельем. Он видел пропасть, окутанную клубами облаков и пара, вздымающиеся вокруг нее утесы, черные фигуры на другой стороне, качающийся на канатах мост и своих друзей на мосту. Он увидел, как Ночной ловчий повелительно поднял руку.

- Пройдите через мост, догоните и заберите мальчишку, - прокатилось по горам гулкое эхо его усталого голоса, и воины в рогатых шлемах ступили на мост.

Тарилор опять выстрелила из лука. Кот, ощетинившись, угрожающе зашипел на врагов, словно это могло их испугать. Кадо, Нок и Орн взялись за оружие. Юн же торопливо листал книгу Лина Доруна, приговаривая:

- Сейчас. Сейчас. Вот уже сейчас.

- Ты что, спятил от страха? - удивился Кадо, сжимавший в руке меч, - Брось ты эту книгу и берись за оружие.

Отряд в рогатых шлемах приближался. Воины уверенно шли по скользящим под ногами тонким бревнышкам, хватаясь за веревочные перила. Вскоре между ними и путниками осталось лишь несколько шагов. Ночной ловчий последним ступил на мост, прошел мимо всех своих приспешников и встал впереди, напротив Тарилор.

- Отойди в сторону, эльф, - тихо и печально проговорил он, - Ты не сможешь сопротивляться.

- А вот посмотрим, - стиснув зубы, ответила Тарилор.

Илья чувствовал, как внутри него растет тяжелый давящий ком. Он дергал поводья и пинал единорога ногами, чтобы ехать вниз, чтобы вернуться, но не мог заставить его и шагу ступить. Внезапно в лесу раздался резкий свист. Возле обрыва на опушке кленовой рощи показался черноволосый эльф верхом на белой лошади. Стрела, которой он целился из лука в Ночного ловчего, была зажжена. Она пролетела мимо Тарилор, точно падающая звезда. Ночной ловчий пригнулся, и стрела со стуком ударилась в рогатый шлем одного из воинов. Он перегнулся через перила, его широкий плащ взметнулся, точно большая черная птица, и воин исчез в дымке облаков, застилающих Бездонное ущелье. Ночной ловчий поднял свой черный лук и выстрелил в эльфа. Эльф уклонился от выстрела, пригнувшись к шее лошади. По ущелью снова пронесся резкий свист, и сейчас же Илья увидел других эльфов. Они возникли на вершинах утесов, окружающих ущелье, точно призраки в зеленых куртках и серебристых плащах. Их было куда больше, чем воинов Ночного ловчего. Илья насчитал около тридцати высоких стройных фигур, вышедших из леса. Эльфы стояли на самом краю пропасти, и каждый из них держал в руках лук, формой похожий на сглаженную букву "М" или на верхнюю губу. Лучники направляли свое оружие вниз, целясь в отряд Ночного ловчего. По ущелью пронесся тихий смех.

- Глупые эльфы, вам меня не одолеть, - сказал Ночной ловчий..

Воины в рогатых шлемах сделали шаг вперед. Тарилор и ее спутники отступили. Эльфы на скалах натянули тетивы, готовясь стрелять.

- Вот! - закричал вдруг Юн, - Вот оно! "И когда встретились лицом к лицу Гортаг по прозвищу Ночной ловчий и Робур, чародей из Армаиса, понял волшебник, что силы тьмы пришли за ним и нет ему спасения, - волнуясь, громко и сбивчиво прочитал он вслух по книге, - Но не испугался чародей. Когда было расстояния между ними в семь шагов..." Так, я стою шестой! - Юн сделал шаг назад, - "... поднял Робур глаза к солнцу и сказал: "Ветры небесные, южные и западные, восточные и северные, придите на мой зов и унесите тьму с глаз моих долой"! И налетели ветры и унесли Ночного ловчего и его молчаливых спутников далеко-далеко.", - дочитав, Юн сунул книгу за пазуху и вцепился в перила моста, - Держитесь! Сейчас начнется!

Стоило ему замолчать, гул послышался за горами, словно бурный поток несся к ущелью, сметая все на своем пути. Дикий ветер поднялся со всех сторон, шумя и завывая. Он гнул к земле деревья и скидывал вниз камни. Буря срывала с кленов листья, и они тучей носились в воздухе, закрывая небо и солнце. Эльфы на вершинах замерли, точно окаменев от ужаса, хотя лица их и были торжественно спокойны. Единорог испуганно заржал и поднялся на дыбы. Илья чувствовал, что сейчас выпадет из седла на землю, но не мог оторвать глаз от пропасти над Бездонным ущельем. Висячий мост закрутило и затрясло в воздухе. Безумный вихрь подхватил воинов в рогатых шлемах и их предводителя. Темными птицами мелькнули они над мостом и исчезли в облачной бездне, упав в пропасть, дна которой не было видно. И в ту же секунду вой ветра стих. Деревья разогнулись, камнепад прекратился. Кленовые листья, кружа, упали на землю. Успокаивая единорога ласковыми словами, Илья со страхом поглядел на мост. Он еще качался, но все шестеро путников, включая кота, были целы и невредимы. Дрожащие, потрясенные, они стояли на мосту, глядя вниз, и не могли поверить своим глазам. Юн, продолжая цепляться за перила, обессиленно сел на бревна, точно ноги отказывались его держать.

- Это ж надо! Получилось, - удивленно пробормотал он.

- Ну и книжица! - удивился Кадо, - А я думал, там просто сказочки всякие. Ну, ты просто голова, чародей!

Он поднял Юна на ноги, обнял и похлопал по плечу. Эльф на белой лошади, замерший на краю обрыва, опять громко свистнул. Эльфийские лучники отступили назад, под прикрытие голубых сосен и исчезли, словно их и не было. Тогда эльф сделал путникам на мосту приглашающий жест и поехал обратно на холм, в кленовую рощу. Проезжая мимо Ильи, он оглянулся в его сторону и весело, лукаво подмигнул. Илья никак не ожидал такого поступка от надменного эльфа, поэтому от удивления просто остолбенел.

СПРЯТАННАЯ ДОЛИНА

Путники перешли Висячий мост и поднялись на холм, в кленовую рощу, где их с нетерпением ждал Илья. Волнения и страхи остались позади, и все почувствовали себя счастливыми и необыкновенно спокойными. Над Лазурными горами снова проглянуло солнце, а на деревьях опять защебетали птицы.

- Ты видел, что произошло? - спросил Кадо у Ильи, когда отряд поднялся на холм. - Юн произнес заклинание из книги, и мы избавились от Ночного ловчего! - воскликнул Нок.

- Все-таки он настоящий чародей, - с уважением сказала Тарилор.

- Как ты до этого додумался? - спросил Илья у Юна.

- Я и сам не знаю, - герой дня совершенно стушевался от восторгов и похвал, сыпавшихся на него со всех сторон, - Просто я читал эту книгу время от времени и понял, что в ней рассказано много разных историй о жизни в Дивном Крае во все времена. А ведь мы не первые, кто встретился с Ночным ловчим, подумал я, и решил поискать, нет ли в книге какого-нибудь рассказа о нем и о том, как его можно одолеть.

- И ведь нашел, - Орн одобрительно хлопнул чародея по плечу.

- Ну да, повезло, - смущенно кивнул Юн, - В этой истории говорилось о том, как Умадан прислал Ночного ловчего за Робуром, чародеем из Армаиса, и как Робур победил его с помощью Заклинания Ветров. Я уже собрался выучить это заклинание и потренироваться, как вдруг Ночной ловчий нас догнал, и у меня не осталось времени. Пришлось читать прямо по книге. Я боялся, что у меня ничего не выйдет. Наверное, я так испугался, что все и получилось.

- В чем - в чем, а в умении пугаться тебе не откажешь, - усмехнулся Кадо.

Илья спрыгнул с седла на землю и пошел рядом с друзьями. Тарилор взяла единорога под уздцы и повела его, шагая впереди всех и показывая дорогу.

- А там не рассказывалось о том, кто такой Ночной ловчий и те, кто был с ним? - спросил Илья у Юна.

- Его воины - это духи умерших солдат-наемников, - рассказал Юн, - При жизни они убивали и грабили мирных жителей, а потом отдали тьме свои души за возможность появляться на земле и снова делать то, к чему их влекла алчность. А сам ловчий - слуга изначального зла. Он был и будет всегда.

- Не будем больше говорить о нем, - сказала Тарилор, - Он больше не потревожит нас, а мы едем в Парладор. Это самое красивое место на земле. За исключением страны Нумар.

Разговаривая, путники шли по широкой тропинке через кленовую рощу.

- Смотрите, кто едет! - воскликнул вдруг Нок, указывая вперед.

На тропинке между деревьями появился Вернигор верхом на своей карей лошади. С радостными криками все кинулись навстречу заклинателю драконов и обступили его.

- Где же ты запропал? - спросил у Вернигора Кадо.

- Мы боялись, что ты погиб, - сказал Илья.

- Я не смог обмануть Ночного ловчего, и все, что мне оставалось делать, как можно скорее добраться до Парладора и привести вам помощь, - ответил Вернигор.

- Значит, ты прислал того эльфа на белой лошади и остальных? - спросил Илья.

- Дарфион, правитель Парладора, послал своих воинов вам на помощь по моей просьбе, - объяснил Вернигор, - Но вы и сами справились.

- Да, Юн победил Ночного ловчего! - с гордостью сообщил Нок.

- Эльфы ценят магию слова, - усмехнулся Вернигор, взъерошив волосы на голове пунцового от смущения великого волшебника, - Думаю, у них господина чародея ждет великолепный прием. Дарфион просил меня встретить вас и проводить. Он ждет.

- А мой отец? - спросила Тарилор.

- Он в отъезде, - ответил заклинатель драконов, - Но твоя мать рада, что ты едешь.

- А где моя лошадь? - строго взглянув на Вернигора, спросил Орн.

- В конюшнях Дарфиона, как и все остальные, - улыбнулся Вернигор.

- Ну тогда ладно, - смягчился демон, - Эльфы умеют ухаживать за лошадьми.

- Ну что, поспешим? - нетерпеливо сказала Тарилор, - Мы ведь уже почти пришли.

- Больше мы не сможем видеть их - Спрятанную долину охраняют защитные чары эльфов, - проговорила госпожа, видя, как изображение горного ущелья в зеркале мутнеет с каждым мгновением и исчезает.

Несколько секунд она просидела, склонив голову на руки, словно в усталой задумчивости, а потом вдруг с разъяренным криком схватила со стола подсвечник и запустила им в зеркало. Стоявший за ее креслом Ютас вздрогнул от испуга. Подсвечник ударился о стену зала рядом с зеркалом и со стуком упал на пол. Госпожа, глухо застонав, снова опустила голову на руки.

- Я думала, Гортаг непобедим! - в отчаянии проговорила она, - И что же я вижу? Какой-то маленький чародей-недоучка расправился с ним с помощью старой книги, полной глупых басен. Это поистине ужасно, Колдун!

- Не так ужасно, как может показаться, - усмехнулся Ютас, положив узкие суховатые ладони на спинку кресла, - Нет зла неуязвимого. И Гортаг уязвим, и победить его можно. Но не так, как это сделал находчивый мальчик. Заклинание Ветров лишь временно устранило Ночного ловчего с дороги посланников Агенора. Теперь ему понадобится долгий срок, чтобы восстановить силы и собрать своих воинов. Но он вернется за добычей в тот час, когда они не будут ждать его.

- Зато мне придется очень долго ждать этого часа! - в приступе злости воскликнула госпожа, - Моего часа! У меня есть только мой демон, да и тот медлит.

Она встала с кресла и принялась вышагивать по залу в нетерпеливом волнении.

- Раз с Гортагом не вышло, - сказала она, наконец остановившись перед окном, выходящим на глухой лес у стен замка, - Придется применить мой второй план.

- У тебя есть и еще план, госпожа? - удивился Ютас.

Госпожа тихо рассмеялась своим холодным и безрадостным смехом.

- Конечно, - с превосходством в голосе ответила она, - Служение злу - это не только знание темной магии, но и умение плести интриги. У меня есть несколько вариантов осуществления моих планов. Второй не так удачен, как первый. Но, может, сработает?

Тарилор была права, идти оставалось недолго. Путники вышли из рощи на склон горы, и внизу, у их ног, им открылась долина. Она была похожа на глубокую чашу, окутанную лазоревой дымкой и озаренную лучами солнца. Со всех сторон по склонам гор в долину низвергались водопады. Их струи переливались на солнце, а в воздухе над долиной стояли легкие облака брызг. Водопады питали сочные луга и кленовые рощи, произраставшие в долине. На самом дне ее чаши стоял город из светло-серого камня. Его высокие островерхие башни, увитые плющом и ломоносом, полукруглые арки ворот, покрытые резьбой и лепниной, легкие мосты, перекинутые через рвы и статуи, поддерживающие портики над входами - все казалось сотворенным из воздуха. Как и любая постройка, над которой трудились руки эльфов.

Стоя наверху, путники несколько минут молча любовались открывшимся видом.

- Какая красота, - сказал наконец Илья, - Кто бы мог подумать, что в горах можно отыскать это место?

- "Парладор" на языке Старых Волшебников и означает "спрятанная долина", - сказала Тарилор, - Не всякий может найти сюда дорогу. Кто-то не отважится, кому-то не позволят защитные чары, наложенные на город. Считайте, что вам повезло, раз вы можете видеть все это да еще спуститься вниз и быть принятыми при дворе князя Парладорского.

- Уж повезло, так повезло, - проворчал Нок, - Эльфы - цари, и видеть их величайшее счастье.

Однако, даже он вскоре забыл свои извечные гномьи обиды на Чудный народ, когда маленький отряд спустился со склона, такое умиротворение внушала долина всем, кто в ней оказывался. Путники прошли по лугам, орошаемым певучими ручьями, миновали тенистые своды рощ и оказались, наконец, вблизи стен города. Ворота были гостеприимно распахнуты им навстречу. Очевидно, эльф на белой лошади, приехавший в город первым, успел предупредить о прибытии гостей, подумал Илья. Еще не доходя до ворот, путники увидели на другом конце долины двух всадников. Они появились на холме, освещенном солнцем, и остановились, глядя на город. Это были два эльфа в дорожной одежде. Один из них при виде ильраанского отряда замахал рукой.

- Гляди-ка, Тарилор, - сказал Вернигор, глядя на всадников прищуренными от солнечного света глазами, - Это же твой отец со своим оруженосцем.

Тарилор уже и сама узнала всадников. Она торопливо бросила поводья единорога Илье и быстрым шагом поднялась на изогнутый мост перед воротами, чтобы лучше видеть вновь прибывших. Один из всадников, опередив спутника, поскакал к ней. Подъехав к воротам и поднявшись на мост, он спрыгнул с седла и подошел к Тарилор. Он был высок ростом, худощав, но крепок в плечах и совсем не похож на эльфа. Об эльфийском происхождении напоминала только форма ушей. У него были короткие черные волосы, темные глаза, широкий лоб, крепкий подбородок и большой нос с горбинкой. Черты лица, не по-эльфийски подвижные и неправильные, тем не менее отличались благородством, а временами вдруг озарялись какой-то необыкновенной красотой. Глядя в это лицо, Тарилор счастливо улыбнулась.

- Ты вернулся, - сказала она.

- Ты тоже, дочь, - с улыбкой сказал высокий эльф и прижал девушку к груди.

Илья не мог поверить своим глазам. Эгмару Ильраанскому, великому ученому и путешественнику, чьи труды и познания во многих областях науки и творчества могли бы составить библиотеку какого-нибудь города, на вид было не больше тридцати-тридцати двух лет. Проявив радость во время первых минут встречи, отец и дочь снова стали по-эльфийски спокойны и сдержанны, улыбаясь друг другу лишь одними глазами.

- А это мои друзья, - сказала Тарилор.

- Добро пожаловать в Спрятанную долину. Здравствуй, Вернигор, давно ты не был у нас, - Эгмар приветливо улыбнулся, окинув взглядом остальных путешественников, и чуть дольше других задержался глазами на лице Ильи, - Ты не родственник Гвендаля?

- Как вы догадались? - удивился Илья.

- Семейное сходство, - усмехнулся эльф, - Ты, наверное, и есть Элиа Рассказчик, о котором сейчас столько говорят?

- Не обо мне, а о книгах, - смущенно возразил Илья, - А вы нигде не встречали Гвендаля?

- Нет, - покачал головой Эгмар, - Пойдемте. Уверен, вас с нетерпением ждет князь.

Он взял под уздцы свою лошадь, обнял Тарилор за плечи и повел к распахнутым воротам. Если бы Илья не был так взволнован разговором о Гвендале, его удивило бы то, что Орн все время держится за спиной Вернигора, подальше от проницательных темных глаз Эгмара.

Предсказание Эгмара оказалось верным. В доме Дарфиона, князя Парладорского, путешественников ждал теплый и радушный прием. Их встретили, как старых друзей, отвели им лучшие покои и пригласили на обед к княжескому столу. Дарфион, суровый муж величественной наружности, был весьма любезен со своими гостями и с интересом расспрашивал их о путешествии и о новостях в других частях света. Две его дочери, Ийнариэль и Нарилен, эльфийки неземной воздушной красоты, все время опекали гостей и были очень приветливы. Особенно с Юном, весть о подвигах которого на Висячем мосту, уже дошла до слуха князя и его семьи. Илья даже боялся, как бы чародей не окосел. По правую руку от Юна сидела Нарилен, а по левую Ийнариэль, и он все никак не мог определиться, в какую сторону ему больше нравится смотреть. Кроме князя и его дочерей, за столом присутствовали также родители Тарилор. Эгмар, старинный друг и советник князя, сидел по правую руку от него. А его жена Лариэль, воспитанница парладорского владыки, знаменитая сочинительница баллад и песен, почитаемая эльфами почти как божество за свой волшебный голос, сидела слева от Дарфиона. Она была такой же рыжеволосой, как дочь, и выглядела лишь немногим старше Тарилор. Ее зрелая цветущая красота восхищала и ослепляла. Сама Тарилор вышла к обеду в наряде, совершенно для нее необычном. Друзья привыкли видеть ее в дорожном или охотничьем костюме, всегда одетую как мужчина. Сейчас же на ней было длинное платье с круглым вырезом и пышной юбкой. Платье было не такое, как у других эльфиек, облаченных в светлые с мерцающим блеском одежды. Оно было сшито из ярко-синего бархата с серебряным шитьем и словно подчеркивало рыжий цвет ее волос, делая его совсем огненным. Волосы Тарилор заплела в нетугую косу, спадавшую на спину, и украсила цветами. При виде такого преображения даже бывалый Вернигор и недолюбливавший эльфов Нок были поражены, а уж мальчики и Орн вовсе приросли к своим стульям от восхищения. Обед прошел в приятной и веселой обстановке. Еды на столе было немного, больше украшений из цветов и цветных ледяных фигурок. Но все почему-то наелись досыта и даже слегка переели. Илья заметил, что всегда осторожная скрытная Тарилор и неразговорчивый Вернигор не скрывают от Дарфиона и Эгмара того, что Илья везет с собой колдовской камень, представляющий большую ценность. Но это Илью не испугало и не встревожило. Сейчас, когда он сидел за столом в светлой зале, за окнами которой переливались на солнце водопады и шумели клены, ему казалось, что все так должно и быть. И остальные, кажется, чувствовали себя так же. Даже Нок забыл свою досаду на эльфов и выглядел вполне счастливым. После обеда Дарфион попросил Лариэль спеть для гостей одну из своих песен. Жена Эгмара взяла в руки лютню и села с нею на низкий подоконник окна, выходящего на долину. Мелодия, которую наигрывали струны, подчиняясь ее тонким пальцам, была грустной и светлой, слова на певучем эльфийском языке - непонятны для многих из слушателей. Но голос нежный и звонкий, глубокий и томный трогал душу и заставлял ее уноситься в неведомые края вместе с журчанием водопадов и дрожанием листьев на ветру, шелестом трав, пением птиц и полетом белых облаков. Сердце сладко сжималось от звуков этого голоса, и на глаза навертывались слезы восторга и нежной печали. Когда Лариэль закончила петь, слушатели с трудом стряхнули с себя очарование ее песни. Илья замер, устремив взгляд куда-то вдаль, за окно. Юн, Кадо и Вернигор не сводили с певицы завороженных глаз. Эльфоненавистник Нок растроганно хлюпал носом. Даже кот, сидевший на полу рядом со стулом Ильи, казалось, был восхищен услышанным. Орн с трудом вернулся от грез к реальности. Пение эльфийки взволновало его даже больше, чем он ожидал. "Осторожнее надо быть, - строго сказал он самому себе, - Помнишь, что отец говорил, когда мать не слышала? Нельзя долго смотреть на эльфиек и слушать их песни. Не то потом больше ни на что не захочешь смотреть и ничего не сможешь слушать. Их чары очень опасны". По просьбе Дарфиона Лариэль спела еще одну песню, после чего гости разошлись, чтобы отдохнуть с дороги.

Вечер спустился незаметно. Закат тихо догорел на вершинах гор, и лишь несколько далеких лучей вычерчивали красным зубчатые контуры заснеженных хребтов на западе. Окно комнаты в башне казалось рамой для пейзажа. Оно смотрело с высоты на бесчисленные серые скалы и острые утесы, которые в сумерках казались сиреневыми и лиловыми. Внизу вся в вечерней дымке плыла долина. Ее неясные плавные очертания уже окутали тени. Тарилор сидела в кресле у окна и смотрела на то, как ночь спускается на Лазурные горы. Рядом с Тарилор на подлокотнике кресла сидела Лариэль и заботливо расчесывала гребнем ее длинные волосы.

- Как долго вы здесь еще пробудете? - спросила Лариэль, так же, как и дочь, устремив взгляд за окно.

- Я бы хотела как можно дольше, - грустно улыбнулась Тарилор, - Но времени не так много. Вернигор торопит, и он прав.

- Ему можно верить, - задумчиво покачала головой Лариэль, - И ему можно вручить судьбу камня.

- О чем это ты? - удивилась Тарилор.

Лариэль не ответила. Она отложила гребень и стала заплетать волосы дочери в косу.

- Что-то не так с одним из твоих спутников, - сказала она затем.

- С Орном? - сразу же догадалась Тарилор.

- Да, - кивнула ее мать, - Я сразу почувствовала, как только он вошел. Его душа несветла и неспокойна.

- Может, он и производит такое впечатление, но знаешь, - неожиданно для себя самой сказала Тарилор, - на самом деле он хороший человек. Он столько раз помогал нам. И в лесу, когда напали гарпии. И в степи, когда пришел Ночной ловчий. Орн гораздо лучше, чем кажется.

- Тебе виднее, - заметила Лариэль, - а я говорю только то, что вижу. Агенор поручил тебе сопровождать мальчика с камнем до конца?

- Нет, я должна была проводить его и Кадо до тех пор, пока их не встретят надежные люди, вызванные на помощь Верховным Чародеем, - ответила Тарилор, - Сейчас Вернигор уже с нами, но я...

- Вернигору можно доверить судьбу камня, - повторила Лариэль, - А ты выполнила все, что от тебя требовалось. Есть и другие дела, требующие твоего участия. Ты нужнее в Ильраане. Царица чародеев одна, без поддержки, без защиты.

- Ты хочешь сказать..., - с удивлением начала Тарилор и не договорила, обернувшись к матери.

Лариэль утвердительно кивнула.

- Свой долг ты выполнила, теперь путешествие твоих друзей продолжится без тебя, - сказала она, - Ты должна вернуться, и ты сама знаешь, что это так.

- Знаю, - огорченно опустив глаза, подтвердила Тарилор, - Но я обещала Элиа, что буду рядом и не оставлю его.

- Ты сказала то, что следовало сказать в нужный момент. То, что от тебя хотели услышать, - мягко ответила Лариэль, - Элиа поймет. Он гораздо сильнее, чем вам всем кажется. И от него зависит больше, чем вы думаете.

Она заплела в косу последнюю прядь рыжих волос и перевязала ее тесемкой.

- Я вижу много бед и лишений на этой дороге, - проговорила она затем с печальным вздохом, - И еще вижу, что сойдя с нее, ты поможешь их избежать. Ты расстроена из-за того, что тебе придется оставить друзей. Но поверь, иногда уйти - тоже значит принести пользу.

- Возможно, ты права, мама, - с грустью ответила Тарилор, - Вернее, ты всегда права. Но все равно мне надо подумать.

Прошло несколько дней в Парладоре, в доме Дарфиона. Они показались Илье и его друзьям дивным сном. Особенно пребывание в долине эльфов повлияло на Орна. Друзья заметили, что день ото дня он становится все печальнее и ищет уединения. Однажды утром Илья встретил его на верхней площадке одной из башен. Увитая диким виноградом и плетистыми розами с ярко-красными душистыми цветами эта площадка была превращена в сад. Здесь, в круглой комнате без крыши с окнами, из которых были видны горы, долина и сбегающие к ней водопады, кругом стояли кадки с лимонными деревьями, а на каменных замшелых стенах висели глиняные горшки с цветами. Илья увидел Орна сидящим у открытого окна на скамейке среди желтых и розовых цветов ослинника. Он смотрел на раскинувшиеся внизу кленовые рощи и утесы и казался подавленным. Мальчику даже показалось, что в глазах у его друга блестят слезы.

- Орн, что с тобой? - обеспокоенно спросил Илья, подойдя к скамейке, - Ты плачешь?

- Кто? Я? - с удивлением обернулся Орн, - Больно нужно.

На щеках у него Илье почудились две прозрачные дорожки, но Орн так быстро опять отвернулся, что Илья не успел ничего толком разглядеть.

- Я немножко расчувствовался, - вздохнул Орн, встав со скамейки и облокотившись о подоконник узкого стрельчатого окна, - Как здесь красиво и спокойно. Там, где я жил раньше, там было... там было совсем не так.

- А где ты жил раньше? - спросил Илья, чувствуя необъяснимую жалость и тревогу, - Ты ни разу не рассказывал.

- И не буду, - покачал головой Орн, - А ты не спрашивай. Я ведь не спрашиваю у тебя, куда мы едем.

- Ну и зря, - заметил Илья, - Я уже говорил Тарилор, вы с Ноком имеете право знать. Мы едем в...

Орн быстро обернулся к мальчику и зажал ему рот ладонью.

- Молчи, - он строго посмотрел на Илью сверху вниз, - Вот что, Элиа, пообещай мне одну вещь. Никогда и ничего мне не рассказывай ни о камне, ни о поездке. Даже если я сам буду тебя просить. Понял?

Он отнял руку от лица мальчика.

- Но почему? - удивленно прошептал Илья.

- Потому, - Орн встретился с ним глазами и отвернулся, - И не смотри так. Это действует на нервы.

Илья опустил глаза, пребывая в растерянности и полнейшем недоумении.

- Ну, хорошо, - прошептал он.

- Умница, - усмехнулся Орн, - А теперь ступай к ребятам. Я посижу еще один.

По-прежнему испытывая тревогу и недоумение, Илья спустился к лестнице, ведущей в нижние комнаты башни. Орн остался один и, насвистывая и глядя в окно, снова вернулся на скамью. Присев на край, он вдруг обнаружил, что на другом краю сидит Эгмар.

- Хорошо здесь, правда? - сказал эльф, бросив взгляд на облака, плывущие над головой, а потом на открывающийся из окна вид, - Этот сад вырастили дочери князя своими руками. Я не мешаю?

- Нет, - покачал головой Орн, украдкой рассматривая собеседника.

В черных волосах Эгмара поблескивали серебряные прядки. Орн помнил время, когда их не было и знал, отчего они появились. "Во всяком случае, это не из-за меня", - отметил он.

- Мальчик ушел. Это даже лучше, - сказал эльф, - Я хотел поговорить с кем-то из старших. Вернигор беседует с князем, я не стал их прерывать. Я пришел сказать. Моя дочь не поедет с вами дальше. Она должна вернуться в Ильраан.

- Вот как? - Орн удивленно приподнял брови, - Я не вмешиваюсь, мое дело сопровождать Элиа, так как я дал слово. Но я думаю, что мы к этому готовы. Хотя, конечно, и огорчены.

Демон отвернулся, чтобы скрыть хитрую усмешку. Эгмар внимательно смотрел на него, словно изучая.

- Мне словно бы знаком ваш голос, - задумчиво проговорил он, - Не встречались ли мы раньше?

- Не думаю, - спокойным ровным голосом ответил Орн, - Я бы не забыл встречи с вами.

- Да, я тоже, - кивнул эльф, - И все же такое чувство, что все это уже было.

- А у меня нет, - пожал плечами Орн.

Между плитами каменного пола в башне прорастала трава. Из нее глядели незабудки. Среди них под лимонной кадкой что-то блестело. Узнав этот блеск, Орн весь похолодел.

- Что это? - глухим голосом тихо вскрикнул он.

Эгмар нагнулся и посмотрел туда, куда указывал демон.

- Это же зеркало моей жены, - усмехнулся он, - Лариэль часто здесь бывает, вот и оставила его. Не могли бы вы подать?

Чувствуя в пальцах сковывающую дрожь, Орн потянулся к кадке с лимонным деревцем и, не глядя, нащупал рядом круглое зеркальце с серебряной ручкой.

- Вот, - он положил зеркало Лариэль на скамейку между собой и Эгмаром и встал, чувствуя в ногах слабость, - Пойду скажу остальным про Тарилор.

- Она и сама с ними потом поговорит, - не замечая тревоги Орна, сказал Эгмар, - Тарилор огорчена, тем, что не едет с вами. Но таков ее долг.

Орн направился к лестнице, с трудом сдерживаясь, чтобы не бежать. "Чуть было я не глянул в это проклятое зеркало, - внутренне содрогаясь, подумал он, - Вот уж правда, где эльфы, там погибель."

Клинок был узкий, тонкий и острый, как осколок стекла. И такой же блестящий. В нем отражались каменные стены круглого дворика, два деревца у ворот конюшни и небесная синева. Взметнувшись кверху, он вспыхнул на солнце и легонько звякнул, ударившись о другой клинок. Отбив первый удар, Эгмар легко повернул рукоять, вовлекая другой меч во вращение, и отбил второй удар.

- Тверже руку, - строго сказал он, поднял меч и отступил назад, защищаясь.

Тарилор с силой нанесла третий удар.

- Вот так, - стиснув зубы, сказала она, сделала резкий выпад, ударила еще раз и сбила Эгмара с ног.

- И это родного отца! - притворно возмутился Эгмар, сидя на каменных квадратах, вымостивших двор.

- Ну, хоть похвали меня, - сказала Тарилор, помогая ему подняться.

- Тверже руку, - спокойно повторил Эгмар, поднял оброненный меч и убрал его в ножны, - Все на сегодня. Я уже стар для таких упражнений.

- Ты прикидываешься старым последние семьдесят лет, - с усмешкой заметила Тарилор, - Не иначе, что-то задумал. Хитришь, как всегда.

Они пошли к крыльцу, ведущему в башню. На ступеньках Тарилор остановилась и взглянула на отца сверху.

- Как ты думаешь, я правда должна ехать в Ильрагард? - спросила она.

- Твоя мать не будет говорить просто так, - пожал плечами Эгмар.

- Ты всегда так осмотрителен и мудр, никогда не говоришь прямо, - рассерженно проговорила Тарилор, - По-моему, мать хочет отослать меня скорее. И ты тоже. Наши решили, что эльфы не должны вмешиваться. Поэтому вы хотите, чтобы я уехала.

Эгмар поднялся по ступенькам, взял Тарилор за локоть и отвел в длинную крытую галерею, тянувшуюся вдоль нижнего этажа.

- Нет, я не считаю так, - серьезно возразил он, усадив дочь на каменное ограждение, - Здесь есть те, кто так думает, но не я. Потому что я видел Кристалл Знания.

- Ты? - ахнула Тарилор, глядя на него с изумлением.

- Да я, - спокойно кивнул ее отец, - Я видел его лишь однажды, но помню этот миг до сих пор. Я был молод тогда, как ты. В создании Кристалла принимал участие мой учитель великий Иридар. Когда Старые Волшебники поняли, что Кристалл Знания не оправдал их надежд на торжество вечной мудрости, и его пришлось уничтожить, Иридар воспринял это как свою личную величайшую ошибку и удалился навсегда.

- Сам Иридар! - прошептала потрясенная Тарилор, - Неужели эльфийские чародеи были одними из создателей Кристалла?

- В те дни люди, волшебники и эльфы больше доверяли друг другу, - вздохнул Эгмар, - Великий Раскол уничтожил единство не только в среде чародеев. Он разобщил народы. Каждый живет теперь в своем маленьком обособленном мире. Так получилось, что ты находишься на стыке этих миров, и тебе непросто. Я не считаю, что эльфы не должны вмешиваться. Хотя мне понятно желание твоей матери защитить тебя.

- А Дарфион? - спросила Тарилор, - Что он думает?

- Не сразу и не легко, но он согласился со мной, - ответил Эгмар, - Жизнь опять меняется, дочь. Я только что вернулся из поездки. В Дивном Крае неспокойно. В лесах плодятся оборотни, с запада в Занбаргардские горы стекаются полчища гоблинов и троллей, движимые чьей-то злобной волей. Не исключено, что снова будет война. Что же касается тебя, тебе самой решать, где тебе лучше находиться, и кто более нуждается в твоей заботе - царица или мальчик.

- А что думаешь ты? - спросила Тарилор.

- Я, как и Лариэль, хотел бы уберечь тебя, но, - Эгмар мягко улыбнулся и повторил, - тебе решать.

РАЗЛУКА

Еще несколько дней прошли в блаженной праздности. Но всему на свете рано или поздно приходит конец, и вот однажды утром путники собрались покинуть Парладор. Теперь их было семеро, ибо они знали, что Тарилор дальше с ними не поедет. Расставание прошло легко, так как сама Тарилор не пожелала его продлевать и попрощалась со всеми еще вечером накануне отъезда. Утром же с путниками простился сам Дарфион. Князь вышел во двор проводить своих гостей.

- Вы идете на Нехоженую Землю, - сказал он, обращаясь к Вернигору как к старшему в отряде, - На этот путь решится не каждый. Будьте осторожны: тот, кто воюет с драконом, должен опасаться, как бы самому не стать драконом. Ибо не только вы глядите во тьму, но и тьма смотрит внутрь вас. Мой народ и я желаем вам удачи.

- А мы благодарим вас за гостеприимство, - с поклоном ответил Вернигор.

- Вы хотели пройти через Переход Баадана, - добавил Дарфион, - Есть другая, более короткая дорога - через Багряные Врата. Агалад вас проводит.

Дороги в Нехоженой Земле были неторные и почти не приспособленные для путешествий верхом, поэтому лошадей решено было оставить в Парладоре. Путники вскинули на плечи дорожные сумки и низко поклонились князю. Дарфион внимательно окинул их взглядом, чуть дольше задержавшись глазами на Илье, и также низко и уважительно поклонился в ответ.

- Да будет с вами светлый Альвиан, - сказал он и вернулся в замок.

Когда путники поднялись на холм, покидая долину, им в последний раз открылся город из серого камня и дом Дарфиона. На башне они увидели Тарилор. Она стояла рядом с дочерьми князя и своей матерью и смотрела им вслед. На сей раз она специально надела платье из малинового шелка, чтобы ее было видно издалека. Путники помахали ей на прощание и двинулись дальше. Вскоре высокие вершины и скалистые утесы скрыли от них Спрятанную долину и город эльфов. Дорога, которую указал путникам старый знакомый Ильи, черноволосый эльф на белой лошади, вилась между горами, то поднимаясь к вершинам, то спускаясь вниз. Обрывистые склоны вставали повсюду, закрывая небо, и казалось, что пробраться вперед между ними невозможно.

- Пришли, - вдруг сказал Агалад, ехавший впереди, приподнялся на стременах и указал вперед.

Прямо на пути у отряда горы расступались, и открывался длинный проход. Он вел под каменную арку, точно переброшенную с одного склона на другой руками каких-то древних великанов. Под аркой справа и слева на камне были вырезаны сидящие на задних лапах сенмурвы в шлемах с перьями. Следом за этой аркой впереди поднималась другая, третья, четвертая, и образовывался целый коридор. Скалы вокруг были из гранита, имеющего то красноватый, то розовый, то бордовый оттенок. Утреннее солнце ложилось на камни, и в его свете длинный коридор, охраняемый каменными сенмурвами, казался багровым, как закат в пасмурный день. Показывая дорогу, Агалад первым проехал под арку. Багряные Врата спускались далеко вниз и вели к последним уступам Лазурных гор. Когда коридор закончился, путники и Агалад вышли к нагромождениям острых серых камней. За ними начиналась широкая безлесная равнина. Солнце озаряло неясным блеском туманную дымку, скрывавшую ее. Пелена над равниной качалась, и ветер изредка отдергивал край облачной завесы и позволял видеть то каменную гряду, то тропинку на серой растрескавшейся земле, то одинокое старое дерево.

- Нехоженая Земля, - сказал Агалад, остановив свою лошадь на подъеме каменной гряды, - Я возвращаюсь.

Он наклонил голову, прощаясь со всеми, и повернул обратно к Багряным Вратам. Проезжая мимо Ильи, эльф опять вдруг лукаво подмигнул. Илья помахал ему рукой и смотрел вслед, пока он и его лошадь не исчезли под первой аркой из красного гранита. Тогда Илья обернулся и вместе с остальными посмотрел вниз. Вернигор достал карту, оставленную ему Тарилор.

- Пустоты Погибели, Сонные топи, лес Забвения, названия этих мест звучат обнадеживающе, - глядя в карту, усмехнулся он, - А то, что я слышал о них, воодушевляет еще больше. Но думать так, значит, оставаться дома. Поэтому смелее вперед.

Его спутники не без тревоги внимали его словам и всматривались в туман, клубящийся на равнине. Внезапно поднялся резкий ветер и разогнал мглистую завесу. Перед глазами путников предстал освещенный солнцем пейзаж, полный суровой дикой красоты. Земля, лишь кое-где покрытая травой, бесконечные каменные пустоши и одиноко стоящие могучие деревья, с ветвей которых свешивался длинный седой мох - так выглядели первые мили Нехоженой Земли, на которую путникам предстояло ступить.

- Не вижу ни чудищ, ни голодных драконов, ни гоблинов, - сказал Вернигор, всматриваясь вдаль, - Не так страшно, как можно было бы ожидать.

- Ну, так пойдем, пока тут не поплохело, - предложил Орн.

Держась за выступы камней, путники стали спускаться вниз, к равнине.

Солнце стояло высоко, и вскоре стало довольно жарко. Путники быстро шли на юг, придерживаясь маршрута, который выбрал Вернигор. Заклинатель драконов собирался к вечеру привести своих друзей на берега Трясины, в Болотный город.

- Его жители, жаболюды, как я слышал, дружелюбный и мирный народец, живущий по берегам болот, - рассказал Вернигор остальным, - У них мы сможем найти пристанище на ночь и узнать обстановку в здешних краях. А на рассвете продолжим путь через каменные пустоши, а после - через лес Забвения.

- Ну, как скажешь, - пропыхтел Нок, которого сильно припекало солнце в теплом кафтане, - В болоте, наверное, не жарко.

- А что они едят эти жаболюды? Надеюсь, не тину и не траву? - сказал Юн.

- Комариков, как лягушки, - съехидничал Кадо.

Несмотря на жару, идти было не так уж затруднительно. В Парладоре все путешественники переобулись в эльфийские ботинки с ребристой подошвой и шнурованными высокими голенищами. Они были очень удобны для ходьбы, и ноги в них совершенно не уставали. Можно было даже думать на ходу не о трудностях пути, а о том, о чем больше всего думалось. А думалось всем путешественникам об одном и том же.

- Вы видели, как она вырядилась? - сердито сжав крепкие кулачки, спросил Нок, - В малиновые шелка! Рада, небось, что отделалась от нас. А я тоже рад. Отлично обойдемся и без нее, - он тяжело вздохнул и с сердцем добавил, - Без красавицы нашей!

- Бывало, после всяких ужасов посмотришь на нее, и сердце радуется, - грустно подхватил Юн, - А теперь не на толстого же мне смотреть!

- Не скули, и без тебя тошно, - отмахнулся от него Кадо.

- И с кем я теперь буду ругаться? - печально заметил Орн.

- Со мной, - заботливо предложил Нок.

- Что ты, друг, - покачал головой демон, - Разве ж у меня язык повернется? А вот она знала столько обидных слов и так умела посмотреть, что хоть вешайся.

- Да, нам будет ее не хватать, - вздохнул Вернигор, а кот, бежавший рядом с ним, скорбно замурлыкал.

- Перестаньте так говорить, словно она умерла, - не выдержал Илья, - Мы ее еще увидим, - он вопросительно взглянул на Вернигора, - Ведь увидим когда-нибудь?

Вернигор положил руку мальчику на плечо.

- Надеюсь, - ответил он.

За печальными разговорами путники одолели несколько миль дороги, пролегавшей по кочкам и колдобинам каменных пустошей. Вернигор, ориентируясь по солнцу, вел их на юго-запад, немного уклоняясь от основного направления.

- Мы не сможем пройти, если будем двигаться прямо на юг, - объяснил он, - Трясина сама по себе достаточно опасна, а дальше к югу она переходит в Сонные топи. Я слышал, это страшное место. Поэтому мы его обойдем через лес Забвения и снова вернемся на каменную пустошь.

После полудня местность начала меняться. Серовато-белые камни, нагретые, солнцем стали попадаться все реже. Почва под ногами сделалась мягче, а потом и вовсе зачавкала от влаги. Кочки норовили опуститься под воду, стоило только на них наступить, а одинокие деревья собирались в купы тонких низкорослых ракит и жидкого кустарника. Жара стала еще нестерпимее из-за стоящего в воздухе влажного марева; над лужицами воды, появлявшимися там и тут, кружили облачка жужжащей мошкары. Путники все дружно промочили ноги (а кот лапы) и взмокли от духоты. Еще через пару миль, на протяжение которых Юн жалобно причитал и всхлипывал, на пути стали попадаться округлые холмы, поросшие осокой. А когда солнце почти спустилось к западному краю болот, один из таких холмов вдруг оказался городом. Он был огорожен высоким частоколом со сторожевыми башнями из острых кольев и казался слепленным из глины и болотной грязи. Куполообразные крыши домов были крыты камышом и осокой, на них вертелись флюгера, изображавшие рыбок и лягушат. Сами дома с круглыми окошками имели грязновато-зеленый или буро-коричневый цвет и местами были покрыты ряской. Во рву, окружающем город, цвели желтые кувшинки, и это придавало оборонительным сооружениям вовсе не воинственный вид. Подъемный мост через ров был опущен. По нему у ворот прохаживались двое стражников с копьями, одетые в шлемы и кольчуги.

- Ну и завел ты нас! - недовольно воскликнул Юн, обращаясь к Вернигору, - Замечательное местечко - город и тот сплошное болото. А жители тут...

Он повнимательнее посмотрел на стражников и чуть не лишился дара речи. Остальные были удивлены не меньше. Подойдя поближе, они смогли разглядеть лица воинов, стороживших мост. Из-под куполообразных шлемов с сетчатыми бармицами выглядывали круглые зеленоватые лица, покрытые бородавками, с большими ртами, двумя дырочками вместо носа и круглыми глазами на выкате. Руки воинов, сжимавшие древки копий, были такими же зелеными, как их лица, и перепончатыми. Ростом воины были на голову выше Нока.

- Лягушки! - ахнул Илья, глядя на них.

- Вот-вот заквакают и ускачут, - добавил Кадо.

- Я и говорю, город - болото, а жители - жабы, - с досадой прихлопнув у себя на носу комара, сказал Юн.

- Жаболюды, - поправил Вернигор, - Будьте вежливы, мы же идем в гости.

Когда путники ступили на мост и поравнялись со стражей, люди-лягушки скрестили копья на их пути. Но задав несколько вопросов, быстро пропустили чужеземцев за частокол. Насколько Илья мог заметить, копья охранники держали как-то неумело. Должно быть, Вернигор был прав: жаболюды были мирным народом, и носить доспехи им было не с руки. Поэтому охрана у ворот скорее всего была чистой формальностью.

Звонко пели комары. Чистая искорка первой звезды дрожала, отражаясь в зеленовато-зеркальной глади пруда. Пруд был правильной овальной формы, берега его были обсажены декоративным мхом и осокой с листьями разного цвета и формы. На воде покачивались розовато-белые лилии. Таких прудов и прудиков на улицах Болотного города было великое множество. Жаболюды очень любили живописные водоемчики и устраивали их везде, где только могли. На кукольных улочках тут и там журчали фонтанчики, или струились ручейки в искусственных руслах из разноцветных камней. Через ручейки были перекинуты мостики, под ними то и дело сновали узкие остроносые лодочки с катающимися жаболюдами и жаболюдками. Возле одного такого моста, неподалеку от пруда с лилиями, стояла гостиница "Танцующий комар". В ней останавливались те немногие смелые чужестранцы, которые рисковали ступить на дикие просторы Нехоженой Земли, поэтому она была чуть ли не единственным зданием в Болотном городе, построенным не по жаболюдским, а по общепринятым меркам. Потолки в гостинице были высокие, кровати в комнатах большие, а стулья в общем зале нескольких размеров - для людей и эльфов, для гномов, для самих жаболюдов и так далее. Но тем не менее внутри все равно было сыровато и слегка темно. Постояльцы, впрочем, не жаловались, ибо все неудобства искупались дружелюбием и гостеприимством хозяина гостиницы и жителей Болотного города. Потому посетители "Танцующего комара" охотно сидели в общем зале у круглых столов на перевернутых бочках, служащих стульями, пили пиво и болтали между собой и с приветливыми, словоохотливыми жаболюдами. В зале, освещенном лишь фонариками из болотных гнилушек, сгущался уютный полумрак, из раскрытых круглых окон доносилось пение лягушек в пруду под мостом. Погруженные в приятную полудрему или занятые интересной беседой посетители долго не хотели уходить. Но не всем приезжим такая обстановка была по душе. В дальнем углу сидел красивый молодой человек, одетый во все черное, и что-то недовольно бормотал себе под нос, уставившись в большую кружку с пивом. Такая картина в "Танцующем комаре" никого не удивляла, особенно ближе к вечеру. Но если бы кто-то из случайных посетителей или завсегдатаев "Комара" мог услышать то, о чем говорил странный незнакомец, он нашел бы повод для удивления и даже испуга.

- Вот, посмотрите, о Будущая Повелительница Мира, куда занесла меня моя верная служба, - недовольно блестя черными, как сажа, глазами, говорил молодой человек, - Трясина! Кругом жабы! Даже пиво отдает тиной! Я скачу, как последняя лягушка, вокруг мальчика и его камня, а все как было, так и есть!

- Ты слишком много выпил, у тебя припадок пьяного пессимизма, мой дорогой демон, - ответил ему из-под пивной пены тихий голос.

- Тут и трезвый впадешь в отчаяние, - с досадой заметил молодой человек, окончательно уткнувшись в кружку, - Я столько страху натерпелся с этим вашим Ночным ловчим, а чародейчик победил его одним махом!

- Он его не победил, а лишь временно обезвредил, - возразил голос из кружки, - И сейчас, когда у меня появился другой план, он может вернуться в самый неподходящий момент, чтобы забрать то, что считает своим. Тогда Гортаг будет только мешать.

- Тогда скажите мне, как его остановить, - проговорил молодой человек, - Вы ведь знаете, как это делается?

- Конечно, - холодно усмехнулся голос, - Гортаг считается бессмертным, никто не знает, как с ним совладать, но на самом деле справиться с ним очень просто. Надо лишь снять с него шлем. Ночной ловчий не переживет, если увидят его лицо, и его воинство тоже тотчас же обратится в прах.

- И всего-то! - ахнул молодой человек, - О, Премудрейшая госпожа, никто, кроме вас, и не додумался бы до этого. Если что, буду иметь ввиду. Но вы сказали, у вас снова есть план?

- Я очень жду, что он сработает, - вкрадчиво молвил голос в кружке, - Все зависит от тебя, мой хитрец. Сдуй или выпей эту проклятую пену, я тебя за ней не вижу!

- Соскучились, - усмехнулся молодой человек и сделал глоток из кружки, - Так что я должен сделать, госпожа?

В кружке появился неясный силуэт угрожающих очертаний.

- Когда вы пойдете через болото к лесу Забвения, сделай так, чтобы Элиа оказался один в лесу, - прошипел темный силуэт, - Уведи остальных.

- Нашлите туман на болото, а все остальное я сделаю без труда, - пожал плечами молодой человек, - Но учтите, что Вернигор в любом случае останется с мальчиком. Он всегда рядом с ним - и днем, и ночью.

- Ничего, воин Крылатого Льва мне не помеха, - ответил тихий голос, - Главное, чтобы воинственный гном, верный кот и преданные мальчишки были как можно дальше.

- Все сделаю, - кивнул молодой человек, - А что вы задумали, если не секрет?

Темная фигура в кружке запрокинула голову и тихо, торжествующе рассмеялась.

- В лесу Забвения Элиа будет ждать засада.

- Засада? - переспросил Ютас, накрывая волшебное зеркало покрывалом.

- Засада, - со злорадным смешком подтвердила госпожа, сидевшая в нише окна, полускрытая тенью, - Западня. И вскоре мы увидим того, кто ее для меня устроит.

И в самом деле, за дверью на лестнице скоро послышался шум, дверь отворилась, и в зал вошли два гоблина в длинных кольчугах. С собой они тащили упирающегося третьего. Он был одет во все темное, оборван и запылен, точно бродяга или разбойник.

- Наконец-то вы его нашли, - тоном нетерпеливого недовольства молвила госпожа, выступив из тени.

- Вот он, - гоблины толкнули своего собрата, и он упал на пол, - Довольно сильно упрямился. Очень непочтительно высказывался по отношению к вам, госпожа.

Госпожа насмешливо фыркнула.

- Оставьте нас, - сказала она, сделав рукой повелительный жест.

Гоблины с поклонами вышли за дверь. Госпожа прошла на середину зала и остановилась, глядя на пленника, все еще лежащего на полу лицом вниз.

- А ты встань, - приказала она.

Гоблин, кряхтя, поднялся и отряхнул свою грязную одежду. На его сером угловатом и худом лице с торчащей бородкой и загнутым крючковатым носом остро поблескивали маленькие хитрые глазки, в которых не было страха, лишь только интерес. Госпожа, скрестив бледные руки на груди, наблюдала за ним.

- Значит, ты Артоф, атаман шайки разбойников, - произнесла она наконец.

- Был раньше, пока моих ребят не перебили почти всех в занбаргардском ущелье, - ответил гоблин и с досадой плюнул на пол, - Я пустился в бега, потом нашел себе новых сотоварищей и уж хотел приняться за старое, но тут ваши прихвостни меня схватили и доставили сюда.

- Ты знаешь, кто я? - надменно вскинув голову, спросила госпожа.

- Ну, еще бы, - усмехнулся гоблин, - Слухами полнится Дивный Край.

- Будешь служить мне? - спросила госпожа.

- Если хорошо заплатите, - пожал плечами гоблин.

- Ах, вот как? - холодно удивилась госпожа, - А если я сейчас превращу тебя в кучку пепла за твою дерзость?

- Стоит ли так расстраиваться, - цинично усмехнулся разбойник, - Когда зло победит, все так или иначе будут вам служить.

- Кругом сплошная алчность, Ютас, - с притворным огорчением развела руками госпожа, обращаясь к чародею, который сидел у стола и молча наблюдал за этой сценой, - А я-то хотела дать ему возможность отомстить за гибель его людей.

- Отомстить? - хрипло вскричал гоблин, - В том бою я потерял двух кузенов и большую часть своих людей. О, я бы все отдал, чтобы отомстить тем негодяям, на которых нас натравил Каспиэн! Они казались, глупыми овцами, легкой добычей, а сами напустили на нас дракона. Если я и в самом деле смогу отомстить, я готов служить тебе бесплатно.

- Ты сможешь, - подтвердила госпожа, - Именно для этого я и послала за тобой. Те путники, которые перебили твой отряд, охраняют одну ценную вещь, которая для них важнее всего на свете. Вещь эта находится у мальчика с голубыми глазами. Ты отомстишь им сполна, если заберешь с собой мальчика и драгоценность и передашь их обоих в мои руки. Именно этого они больше всего боятся.

- Это все для твоей выгоды, - недовольно заметил разбойник, - А я жажду крови этих негодяев. Особенно того на драконе.

- Ты сможешь пролить его кровь без ущерба для себя, - ответила госпожа, - Я знаю, ты собрал новый отряд и начинаешь свой промысел в Нехоженых Землях, как раз недалеко от того места, где сейчас находятся твои и мои враги. Я хочу, чтобы ты и твои молодцы встретили заклинателя драконов и мальчика в лесу Забвения. Они будут одни. Заклинателя ты сможешь убить, а мальчика отдашь мне. Такая месть тебя устроит, Артоф?

- Вполне! - гоблин мстительно расхохотался, - Значит, они сейчас совсем близко от меня и проедут через лес Забвения? Да мне только этого и надо! Мои ребята подстерегут этого парня и мальчишку, и им мало не покажется. Сначала разделаюсь с любителем драконов, а уж потом доберусь и до остальных. Вот только как бы он опять не подул в свой драконий свисток.

- Об этом у меня есть кому позаботиться, - усмехнулась госпожа, - Но только помни: мальчик пострадать не должен. Если хоть волос упадет с его головы, ты не успеешь пожалеть, что родился на свет.

Голос госпожи при последних словах звучал безмятежно спокойно. Но было в нем нечто такое, от чего циничная ухмылка сползла с лица Артофа.

- Будь спокойна, Темная госпожа, я все сделаю, как ты велишь, - проговорил он слегка дрогнувшим голосом, - Но как я попаду обратно в такой короткий срок? Меня везли сюда несколько недель.

- У меня есть тайная дверь в Нехоженые Земли, - ответила госпожа, - Через нее ты в один миг попадешь прямехонько туда, куда надо. Мальчика доставь в замок Марал на берегу реки Лигрейны. Туда за ним прибудут мои слуги.

- Конечно, - поклонился гоблин, ощутив невольный трепет перед госпожой, - Я часто бываю в замке. Место самое подходящее для того, чтобы держать пленника.

- Вот и хорошо, - кивнула госпожа, - Иди, мои слуги доставят тебя к двери. Времени на подготовку у тебя до завтрашнего полудня. И, - она сделала зловещую паузу, - не вздумай меня обмануть.

Утром, когда Вернигор, Нок, Юн, Кадо и Илья в сопровождении кота спустились из своих комнат в гостинице "Танцующий комар" в общий зал, они увидели, что Орн сидит за столом в углу там же, где они оставили его вчера вечером. Склонившись головой на руки, он, казалось, спал.

- Ничего себе картина! - удивился Кадо.

- Кто бы мог подумать, что Орн такой любитель пображничать ночь напролет? - проговорил Юн, - Тарилор бы не позволила ему так напиваться.

- Мой друг Орн не пьяница, - обиделся Нок, - У всех бывают разные обстоятельства.

- Может, у него что-то случилось, - согласился Илья.

- Это у тебя что-то случилось еще в Ильраане, но ты же не сидишь с пивом всю ночь, - заметил Юн.

- Надо же каким вы стали моралистом, господин чародей, - покачал головой Вернигор, - Ступайте-ка и ждите у входа, мальчики. А ты, Нок, расплатись по счету с хозяином.

Илья вместе с котом, Кадо и Юн вышли из общего зала на улицу и остались ждать у дверей. Нок подошел к хозяину, толстому и добродушному жаболюду. Сам Вернигор подошел к столу, за которым дремал Орн, и положил демону руку на плечо.

- Эй, приятель, уже утро. Пора бы и в путь, - сказал он.

- Ах, это ты, - Орн поднял голову и, сонно щурясь, посмотрел на Вернигора, - А я задремал сегодня вечером.

- Вчера, - возразил Вернигор, - Сегодня уже утро. Нехорошо, что мальчики видят тебя таким.

- Нет, нет, я не пил, - затряс головой Орн, - Я просто призадумался. Элиа испытывал страх перед будущим. Знаешь, и я не железный. Меня тревожит наше путешествие. Особенно теперь, когда от нас ушла Тарилор. С эльфом, предчувствующим опасность, все же было спокойнее. Или я просто по ней скучаю?

- Не тревожься, наше будущее в наших руках, и мы еще покажем неприятностям, на что мы способны, - ободряюще сказал Вернигор, взял Орна за руку выше локтя и поднял его на ноги, - Пора идти. Ты в состоянии?

- Да, конечно, - кивнул Орн и посмотрел на Вернигора с благодарностью, - Я тебе еще не говорил, что ты настоящий друг?

- А я тебя еще не благодарил за то, что ты дважды спас меня от смерти? - спросил его Вернигор.

Они улыбнулись друг другу, коротко по-мужски обнялись, хлопнули друг друга по плечу и вышли на улицу к ожидавшим их мальчикам, коту и гному. Заклинатель драконов при этом не обратил внимания на то, что хмель сошел с Орна неожиданно быстро. Когда путники шли к воротам через город, озаренный косыми лучами раннего солнца, Вернигор не заметил, что цепочка на его шее расстегнута, и серебряный драконий свисток исчез. Не заметил он этого и потом, когда маленький отряд вышел за городские стены и двинулся на юго-запад через заболоченные луга. Впереди ждал лес Забвения.

Идти было тяжеловато. Ноги вязли в мягкой и влажной земле. Воздух был тяжелым, душным и наполненным испарениями болот. Низкое утреннее солнце едва виднелось за поросшими осокой холмами. Болотный город остался позади, как и Трясина, и вскоре почва стала тверже, но землю застилал холодный утренний туман. Его молочно-белая дымка клубилась в воздухе, разливалась вокруг и с каждой минутой становилась гуще и гуще, как по волшебству.

- Какое безобразие! - возмутился Юн, оступившись и упав на землю, - Мало того, что комары грызут, так их теперь еще и в тумане не видно.

Туман все густел, закрывая горизонт. Башни Болотного города, поначалу видневшиеся далеко позади за холмами, окончательно исчезли. Непроглядная пелена окутала равнину, и вскоре нельзя было разглядеть ничего дальше собственной вытянутой руки. А потом уже и пальцев на руке стало не видно.

- Вернигор, отдал бы ты мне карту, - попросил Нок, - Ты, случись что, всегда сам найдешь дорогу и Элиа с собой поведешь. А мы можем и заблудиться, если вдруг отстанем от тебя.

- Хорошо, - согласился с гномом Вернигор и передал ему сафьяновый футляр с картой Колдунов, - Но мы не должны терять друг друга из виду.

- Легко сказать! - фыркнул Кадо, - Ничего ж не видно.

- Будем переговариваться, - ответил заклинатель драконов, - А ты, Элиа, держись поближе ко мне.

Он взял Илью за руку, чтобы ни на минуту не оставлять мальчика одного. Илья шел, держась за руку Вернигора, а рядом почти невидимый в тумане шагал Орн. Илья вдруг почувствовал его руку на своем плече.

- Элиа, я не хочу, чтобы ты думал обо мне плохо, - тихо проговорил Орн.

- Я и не думаю, - удивился его словам Илья, - Что опять с тобой?

Он обернулся, но Орн уже пропал в тумане. Так же, как и все остальные. Слышны были только их голоса.

- Эй, я здесь! - услышал Илья голос Нока.

- И я, - отозвался Юн.

- Я тоже, - откликнулся Орн.

- И я. Ты где, Элиа? - позвал Кадо, а кот громко замяукал.

Вернигор и Илья ответили. Так продолжалось около часа. Путники перекликались в тумане и шли за Вернигором, старавшимся не потерять направление на юго-запад. Когда туман начал редеть, из него показался высокий, но пологий холм, а на нем темные очертания стволов могучих дубов, вязов и елей. Вернигор и Илья вышли к опушке дикого леса. Оглядевшись, они поняли, что остались одни.

- Как же так? - в изумлении воскликнул Илья, - Они же все время были рядом!

- Причуды тумана, - хмуро заметил Вернигор, - Он застилает глаза и искажает звуки.

- Как же быть? - растерянно спросил Илья, - Мы же их потеряли.

- Они найдутся, - успокоил его Вернигор, оглядывая лесную опушку, - У них есть карта. Наш Нок воинствен и храбр, а Орн очень толковый парень. Они догонят нас, либо пройдут по дороге чуть восточнее леса Забвения, и мы встретимся на другой опушке.

- А почему мы сразу не пошли по дороге? - спросил Илья.

- Чтобы срезать путь. Дорога в страну Нумар, судя по карте, окружена труднопроходимыми горами. Надо успеть перебраться через них до начала осенних дождей и зимних холодов, - объяснил Вернигор, - Лето в разгаре и надо спешить.

- Ты прав, конечно, - Илья вздохнул, - Но мне совершенно не нравится этот лес.

Разговаривая, Вернигор и мальчик поднялись на холм и вошли в чащу. Лес и в самом деле выглядел угрожающе. Угрюмые черные стволы деревьев были покрыты длинным седоватым мхом, с ветвей свисала паутина. Землю под деревьями устилал ковер из прошлогодней палой листвы, приглушавший звуки шагов в и без того тихом и настороженно замершем лесу.

- Мы пройдем самым краем, не будем углубляться в чащу, - снова успокоил мальчика Вернигор, - Идем, задерживаться здесь не стоит.

Осмотревшись и прислушавшись, он выбрал одну из немногочисленных тропинок, уходящую на восток. Из-за облака вдруг вынырнуло яркое солнце, поднявшееся над восточным горизонтом, и идти стало веселее. Лучи проникали сквозь кроны деревьев и превращали паутину на ветвях в золотое кружево. Неподалеку послышалось тихое журчание родника.

- Раз уж срезать путь не получилось, может, остановимся на минутку умыться? - спросил Илья с улыбкой, - Становится так жарко.

Не дожидаясь позволения, он сошел с тропинки. Родник струился совсем рядом, под разбитым молнией старым вязом. Вокруг родника росли высокие папоротники, защищая его от солнца. Илья повесил свою торбу на сук дерева и склонился над водой. Над головой зашуршали птичьи крылья. Илья оглянулся и увидел, что к роднику прилетел черный лесной голубь. Он сел на мох рядом с ногами мальчика и стал без страха пить, черпая клювиком воду. Илья зачерпнул холодной влаги в ладонь и протянул ее птице, отчего-то чувствуя полную уверенность, что голубь не испугается его. Он не ошибся: голубь попил из его руки и только тогда улетел. Илья долго еще чувствовал на себе взгляд его не по-птичьи серьезных глаз.

- Элиа, ты где там? Не уходи далеко, - услышал он с тропинки голос Вернигора.

- Иду! - крикнул он, надевая на плечо торбу.

Выходя обратно на дорогу, он заметил, что колдовской камень у него на шее едва ощутимо качнулся из стороны в сторону.

ЗАПАДНЯ

Солнце поднималось все выше, уничтожая последние остатки сырости и тумана. Вернигор шел быстрым широким шагом, Илья старался не отставать. Лес выглядел все более диким и заброшенным. Иногда на пути попадались обломки статуй, вырезанных из серого камня, или остатки каких-то строений, украшенные искусной и красивой, но уже тронутой временем резьбой. Они выглядывали из чащи, полуприсыпанные листьями, заросшие бурьяном, и вызывали чувство удивления и жалости.

- Когда-то здесь жили эльфы, - глядя на эти руины, догадался Вернигор, - А потом по какой-то причине ушли. Поэтому, должно быть, лес называется лесом Забвения. Вместе с эльфами из этих мест ушла душа.

- Когда они уходят, так всегда и бывает, - горько вздохнул Илья.

- Ты переживаешь из-за нее, - понимающе кивнул Вернигор, - Так должно было случиться - ее позвал долг. Я тоже знал одну девушку, которая обещала остаться со мной, но не осталась.

Глаза его на мгновение потемнели от воспоминаний.

- Но это было совсем другое, - осторожно заметил Илья.

- Нет, одно и то же, - покачал головой Вернигор, даже не удивившись, что Илье известна его история, - Когда тот, кто нужен, уходит от тебя, всегда тяжело. Но это проходит. Кроме того, я надеюсь, мы встретимся с ней.

Он улыбнулся Илье, и Илья улыбнулся в ответ.

- Я тоже надеюсь на лучшее. Главное пройти поскорее через этот лес, - сказал он, - Хорошо бы остальные пошли другой дорогой.

- Не стоит раньше времени паниковать, - заметил Вернигор.

- Я не такой храбрый, как ты, - виновато улыбнулся Илья.

- Не наговаривай на себя, - ответил Вернигор.

- Камень у меня дрожит, - сказал Илья, выпустив цепочку с талисманницей из-под одежды.

- Это потому, что ты дрожишь, - усмехнулся заклинатель драконов и вдруг увидел, как талисманница, висящая теперь поверх куртки, качнулась из стороны в сторону.

Вернигор взял мальчика за руку, заставляя остановиться, и прислушался. Стояла тишь. В лучах солнца, проникающих сквозь кроны дубов, кружились пылинки. Под легкими порывами ветра дрожали листья. Вернигору почудилось, что он слышит гулкий топот ног по влажной земле. Звук этот пронесся мимолетно и погас в воздухе, но чувство тревоги осталось.

- Давай свернем с этой дороги, - сказал он и повел мальчика по другой, более узкой и укромной тропинке.

Они свернули направо и вышли на бугристую открытую поляну, кое-где поросшую боярышником. Посередине ее наискосок пересекало русло пересохшего ручья. Над ним изгибался каменный мостик с разрушенными перилами. Вернигор и Илья быстро перешли этот мостик, стараясь скорее миновать открытое место, и уже собрались войти в лес, как Вернигор вдруг снова увидел, что колдовской камень раскачивается на цепочке. Илья схватил его за руку и не по-детски сильно до боли сжал запястье. Глаза его полыхнули темно-зеленым огнем, и он произнес низким чужим голосом:

- Oine!

Вернигор знал лишь несколько фраз из Старой речи. Как раз это слово он слышал, оно означало "берегись". Вернигор взял мальчика за плечи и слегка потряс.

- Что с тобой, Элиа?

Илья растерянно огляделся по сторонам.

- Не знаю, - слабым голосом ответил он, - Это камень, а я...

Громкий топот множества ног прервал его слова. Он раздался впереди, прямо перед Вернигором и мальчиком. Илья тоненько вскрикнул от испуга и отступил назад. На поляну выбежали гоблины. Вновь, как и в первый раз, они текли вперед черно-серым ручьем, сверкая на солнце шлемами и короткими мечами, и лица их опять были безобразны и свирепы. Но сейчас их было гораздо больше.

- Бежим! - воскликнул Илья, хватая Вернигора за рукав.

- Поздно, - возразил Вернигор, бросил свою торбу на землю и медленно вынул из ножен заново откованный эльфами меч, - Спрячься в лесу, Элиа. Беги через мост.

- Нет, нет, - затряс головой Илья, в ужасе глядя на толпу низкорослых злобных существ, спешащих им навстречу.

Выйдя из леса, гоблины сгрудились в кучу и остановились, глядя на Вернигора с мальчиком и готовясь к нападению. Они напоминали хищных животных перед прыжком.

- Беги через мост, - повелительно приказал Вернигор, не сводя глаз с гоблинов, - Брось сумку, она тяжелая и помешает тебе.

Подчиняясь властным звукам его голоса, Илья снял с плеча торбу и вдруг увидел, что из нее торчит гладкая рукоять с блестящей крестовиной, украшенной чеканкой. Илья точно помнил, что еще минуту назад ее там не было.

- Это же меч Кадо! - воскликнул он, доставая оружие из сумки, - Откуда же он?

- Брось ты его, - с досадой покачал головой Вернигор, - Ты все равно не умеешь им пользоваться.

Илья крепко сжал рукоятку обеими руками.

- Нет, - с упрямой решимостью повторил он и встал рядом с Вернигором.

- Держись чуть позади, отбивай удары и старайся не открываться, - вздохнул Вернигор, видя, что его не переубедить, повернулся к гоблинам и, холодно прищурив глаза, спросил, - Ну, кто первый?

Один из гоблинов, шедший впереди, поднял руку в кожаной перчатке. Лес потряс хриплый воинственный крик, вырвавшийся из нескольких десятков глоток, и гоблины ринулись вперед, вопя и потрясая оружием. Ужас объял Илью и пригвоздил его к месту. Судорожно сжимая меч, он стоял и смотрел, как Вернигор мчится навстречу черно-серой орущей массе. Поравнявшись с первым из гоблинов, он занес над ним меч. Они сшиблись и принялись рубиться что было сил. Мечи звенели, от них летели искры. Вернигор отбил несколько ударов гоблина и рубанул мечом поперек его туловища. Илья зажмурился, хватая ртом воздух. Но и с закрытыми глазами он слышал звон мечей и хриплые крики. Гоблины падали один за другим. Вернигор легко уворачивался от их ударов. Он видел, что противников слишком много - около тридцати и знал, что одержать победу в неравном бою невозможно. Но можно было уменьшить число нападавших, и тогда они с мальчиком могут спастись бегством. При таких обстоятельствах это будет не трусостью, а благоразумием. Поэтому Вернигор рубил и колол, нанося удары налево и направо. Раньше он был одним из лучших воинов ордена Крылатого Льва. Те, кто был знаком с солдатами ордена знали, что "бывших" среди них не бывает. Тренированное тело Вернигора само совершало все многократно отработанные движения, реагируя на выпады и удары врагов прежде, чем мозг успевал о них подумать. На его лице застыло немного жестокое, но сосредоточенное выражение, как у человека, занятого привычной работой. Несмотря на выступивший на лбу пот, Вернигор дышал легко и размеренно, был совершенно спокоен и не испытывал страха. А гоблины слишком громко визжали от ярости, слишком разгневанно, слепо и наудачу наносили удары своими короткими острыми мечами. И оттого гора тел у ног заклинателя драконов росла. Вот их осталось двадцать, вот уже пятнадцать. Еще несколько, и можно будет перебежать мост, скрыться в чаще и оторваться от погони. Илья стоял и в беспомощном ужасе смотрел, как один единственный человек, возвышаясь над морем ревущих от злости гоблинов, отбивается ото всех сразу. То пригибаясь, то делая выпад, то уходя от удара в пируэт, то срубая мечом голову в тускло блестящем шлеме, и сам не получая при этом ни царапины, Вернигор казался непобедимым. И вдруг колдовской камень с невероятной силой ударил Илью в грудь, а сердце его болезненно сжалось. Из-за дерева появился гоблин в очень знакомых доспехах. Поверх кожаной куртки на нем сверкал железный нагрудник, а со шлема на кривой нос спускалась железная пластинка. Гоблин неторопливо поднял руки. В руках у него был арбалет. Вернигор продолжал хладнокровно сражаться. Краем глаза он видел, что Илья стоит в отдалении и сможет по его сигналу быстро побежать в сторону моста. Осталось нанести еще несколько смертельных ударов, и все будет кончено. Еще несколько. Вернигор не сразу понял, что за свист раздался в воздухе. Он догадался об этом только тогда, когда звук оборвался, и тупая боль обожгла его тело. Продолжая рубиться с тремя противниками сразу, он мимоходом взглянул вниз и увидел, что из груди слева от сердца торчит стрела с черным оперением. Ничего, пустяки, такое случалось с ним и раньше. Рана, конечно, немного ослабит его, и нужно будет теперь уворачиваться от выстрелов, но он уже почти закончил. Уже почти. Вторая вспышка боли сбила его с ног. Вторая стрела торчала ниже первой. Стоя на коленях, Вернигор отбил направленный на него меч, и подрубил гоблина под колени одним резким мощным ударом. Все, пора уходить. С усилием он поднялся на ноги. Пот бежал по лицу еще быстрее, чем раньше, заливая глаза. Но он видел арбалетчика, стоящего под деревом. Если бы гоблинов было чуть поменьше или людей с ним чуть побольше, он смог бы снять с плеча лук. А так у него не было времени. К тому же он чувствовал, как кровь струится из ран, унося быстроту движений и скорость реакций. Пора бежать отсюда. Вернигор отступил, прикрываясь мечом, и оглянулся назад.

- Элиа, беги в лес!

Третья стрела просвистела неожиданно и вонзилась рядом со второй. Вернигор снова упал на колени. Все мускулы дрожали словно от озноба, и он тщетно пытался заставить свое тело снова подняться. Гоблинов вокруг него осталось всего только четверо, и они стояли рядом, тяжело дыша и не решаясь подойти. Даже стоя на коленях, утыканный стрелами, Вернигор внушал ужас. Только бы подняться. Тогда они с Элиа еще смогут уйти. Гоблин с арбалетом сделал несколько шагов вперед. Его бугристое худое лицо исказила холодная усмешка, полная торжества. Он взмахнул рукой, и из леса вышел еще один отряд почти такой же большой, как и первый. Вернигор почувствовал в груди толчок - это дрогнуло его сердце. Но вслед за минутным отчаянием он испытал прилив обжигающей ярости и оперся на меч, чтобы встать. Ноги не послушались, и он снова упал на колени. Гоблин тихо злорадно рассмеялся и пошел ему навстречу. И тогда Вернигор услышал за спиной хриплый крик, полный горя и ярости. Илья, держа меч перед собой, кинулся на арбалетчика. Пробежав мимо Вернигора, мальчик с силой рубанул гоблина по шее. Удар получился неловкий. Меч плашмя коснулся шеи арбалетчика и скользнул вниз. Гоблин ударил Илью кулаком в лицо и сбил его с ног. Гоблины, прибежавшие из леса, набросились на мальчика, вырвали у него из рук меч и потащили прочь, через мост в чащу. Вернигор видел это и не мог сдвинуться с места. Он стоял на коленях, обливаясь холодным обморочным потом, дрожа всем телом, а гоблины бежали мимо него через мост в лес, словно мимо пустого места. Вернигор видел, как двое из них несут с собой бесчувственного Илью, и понимал, что уже не сможет им помешать. Кровь струилась из ран, покидая его тело, а вместе с ней уходили силы и жизнь. Бессильная злость и отчаяние охватили Вернигора. Повиснув на рукояти меча, воткнутого в землю, он смотрел вниз на залитую кровью траву. Солнце пробивалось сверху сквозь листву и слепило ему глаза. Этот свет становился все ярче и нестерпимее. Рядом Вернигор услышал тяжелые шаги. Гоблин с арбалетом остановился напротив него.

- Помнишь меня, человек? - с гаденькой усмешкой спросил он, вынул из ножен меч, острием приподнял лицо Вернигора за подбородок и заглянул ему в глаза своими маленькими острыми глазками, - Не летать тебе больше на драконе.

"Свисток!", - с радостью последней надежды вспомнил Вернигор, с усилием опустил глаза и посмотрел на свою куртку. Цепочка, на которой висел драконий свиток была расстегнута, свисток исчез. Вернигор заскрипел зубами и холодно посмотрел гоблину в глаза. Да, кажется, он узнал его. Вероятно, это был один из разбойников, напавших на ильраанских путешественников в Занбаргардских горах. Но для Вернигора это уже не имело значения. Свет солнца уже превратился в багровое зарево, застилавшее весь мир, он думал о стране Нумар, в которую он так и не довез колдовской камень, о мальчике, которого так и не смог защитить, и сердце его сжималось от тоски. Гоблин поднял меч, и перед глазами у Вернигора все прояснилось. На секунду он увидел ясные и яркие картины. Эрию в том самом платье, в котором она была одета, когда он встретил ее в лесу на поляне колокольчиков. Тарилор верхом на единороге. И Орна, летящего по небу верхом на госпоже Толстушке. "Вот и все, моя королева," - подумал Вернигор. И наступила темнота.

Все то время, пока путники шли в тумане, они явственно и отчетливо слышали голоса друг друга и были уверены, что Илья и Вернигор идут рядом. Поэтому, когда туманная дымка начала рассеиваться от ветра, и обнаружилось, что участников отряда осталось пятеро, включая кота, ни один из них не смог поверить своим глазам.

- В чем дело? - опешил Нок, останавливаясь, - Я же только что говорил с Вернигором.

- Чудеса в решете! - ахнул Юн, оглядевшись, - На несколько миль вокруг нас никого не видно.

- Не чудеса, а бесовщина, - встревоженно озираясь, возразил Кадо, - Как же это могло случиться? Элиа! Элиа, ты где?

Его испуганный голос разнесся по пустынной равнине. Вокруг были только холмы, поросшие осокой и каменистые бугры, между которыми петляла земляная дорога, уходившая на юг.

- Элиа! - снова позвал Кадо.

- Что ты так кричишь? - недовольно поморщился Орн, на которого тревога мальчика за друга произвела неприятное и печальное впечатление, - Они найдутся. Мы просто немного разминулись в тумане, это бывает.

- Но мы всегда были вместе, - не мог успокоиться Кадо, - А теперь я его потерял!

- Ты его не потерял, - с досадой возразил Орн, - С ним Вернигор. Ничего с ними не случится. Они или догонят нас по этой дороге, или пойдут через лес и будут ждать нас в Кленовой ложбине на опушке по ту сторону леса.

Говоря так, он старался не смотреть на своих спутников. Ему показалось, что кот, шедший рядом, с подозрением за ним наблюдает.

- Не переживай, - сказал Юн, успокоенный словами демона, и хлопнул Кадо по плечу, - Орн, а ты сам-то сумеешь найти по карте дорогу в Кленовую ложбину?

- Конечно, сумеет, - уверенно заявил Нок, - А если даже нет, не стоит паниковать. С вами путешествует самый сообразительный и находчивый в мире гном!

- Это уж точно, - усмехнулся Орн, - Разверни-ка эту карту, друг. Посмотрим, куда мы забрели и как быстрее добраться до нужного места.

Нок открыл сафьяновый футляр и расстелил карту на круглом придорожном камне.

- Вот мы где, - авторитетно заявил он, ткнув пальцем в пергамент с изображением Нехоженой Земли, - Эта дорога огибает лес Забвения. Она длиннее, чем дорога через лес, но если мы прибавим шагу, то, может, даже и обгоним Вернигора и Элиа. То-то они удивятся, когда увидят, что мы пришли вперед них.

"Пока девочка шла по длинной дороге, волк шел по короткой", - горько усмехнулся про себя Орн, вспомнив еще одну сказку, рассказанную Гвендалем.

- Ну, тогда идем, - сказал он, - Веди нас, мудрый гном.

Нок убрал карту обратно в футляр. Определившись, куда им идти, путники приободрились и зашагали по дороге, вьющейся между холмами и камнями. Солнце уже стояло высоко и снова жарко припекало, как вчера. Через час Орн вдруг насторожился и остановился, чутко прислушиваясь к пустынной тишине.

- За нами кто-то гонится, - сказал он, наконец, - Я слышу стук копыт.

На следующий день после того, как Илья и его друзья покинули Парладор, Тарилор тоже засобиралась в дорогу. Она простилась с отцом и с князем Дарфионом, собрала вещи в дорожную сумку, снова оделась в мышиного цвета мужской наряд, накинула серебристый плащ и сколола длинные волосы на затылке, чтобы не мешали. Оседлав единорога, она вывела его из конюшни во двор замка и там попрощалась с Лариэль, которая вышла к воротам проводить дочь в дорогу. Было раннее утро, серебристый туман лежал на лугах у стен Парладора. В кленовых рощах щебетали малиновки.

- Ты что-то невесела, - мягко заметила Лариэль, видя складку, прорезавшую чистый лоб дочери, - Ты переживаешь из-за того, что тебе пришлось оставить Элиа. Но ты сама понимаешь, что так будет лучше и для тебя, и для него, и для дела, которому вы оба служите.

- Да, я понимаю, - кивнула Тарилор и нагнулась в седле, чтобы поцеловать мать, - Я напишу.

- Да светит тебе Альвиан во тьме, детка, - с нежностью улыбнулась Лариэль и помахала рукой.

Переехав мост надо рвом и поднявшись на холм, Тарилор еще раз оглянулась и посмотрела на мать в серебристо-белом платье, стоящую у ворот. Развернув единорога, она поехала через холмы к выходу из долины. Там, где водопады и рощи оставались позади, а эльфийский город исчезал из вида лежал на земле большой потрескавшийся белый камень. Возле него сходились несколько дорог, ведущих во все стороны Дивного Края. Одна из них вела на север, на другую сторону Лазурных гор, в Армаис. Туда и предстояло отправиться Тарилор, чтобы вернуться в Ильраан к ожидающей ее царице. Тарилор сразу же выбрала эту дорогу, но возле камня остановилась и помедлила. От камня на дорогу падала длинная синеватая тень. Тарилор задержалась в тени и оглянулась через плечо.

- Может, так и будет лучше, мама, но я так не хочу, - сказала она, поправила колчан со стрелами, висящий на плече, и повернула на другую дорогу, ведущую в прямо противоположную сторону - на юг.

- Ты кое-что забыла, дочь, - вдруг услышала Тарилор голос совсем рядом.

Она испуганно встрепенулась в седле. На дорогу упала еще одна тень. Эгмар стоял на вершине камня и с лукавой улыбкой смотрел на Тарилор сверху вниз. В руках он держал узкий длинный меч в кожаных ножнах, украшенных металлическими фигурными накладками.

Тарилор спрыгнула с седла, подошла к камню и взяла меч из протянутых рук отца.

- Ты думаешь, я поступаю правильно? - спросила она, вынув меч из ножен и посмотрев, как солнце играет на его тонком остром, как стекло, клинке.

- Время покажет, - пожал плечами Эгмар, - Не забудь: тверже руку.

Тарилор убрала меч в ножны, перекинула его перевязь через плечо и кивнула головой.

- Ну, поезжай, - вздохнул Эгмар, - А мне еще объясняться с твоей матерью.

- Ты ее успокоишь, - улыбнулась Тарилор, - Она всегда слушала тебя. Ведь как-то же ты убедил ее выйти за тебя замуж.

- Это мой большой секрет, - усмехнулся ее отец.

Его высокая фигура на белом камне еще долго была видна, четко вырисовываясь на фоне неба, а потом исчезла за поворотом. Тарилор поскакала туда, где Багряные Врата открывали путь к диким просторам Нехоженой Земли. На душе у нее было легко и весело. Она надеялась, что скоро догонит своих друзей, и они снова будут все вместе. На этот раз до конца.

Вначале путники решили, что стук копыт померещился Орну. Пустынная дорога навевала самые разные тревоги, и почудиться могло что угодно. Но прошло некоторое время, а чуткий слух демона по-прежнему улавливал все тот же звук, приближающийся и приближающийся к маленькому отряду.

- Может, это Элиа и Вернигор где-нибудь раздобыли лошадей и едут за нами? - с надеждой предположил Кадо.

- Или опять погоня, состоящая из каких-то ужасных существ! - дрожа, как осиновый лист, высказал не такую радужную догадку Юн.

- Если так, мы не струсим и примем бой! - воинственно приосанился Нок.

- Не стоит, - возразил Орн, - Без Тарилор и Вернигора нам придется нелегко. Я, конечно, знаю, что ты великий воин, мой дорогой гном. Значит, ты знаешь, что такое военная хитрость. Лучше мы спрячемся за какой-нибудь холм или камень и поглядим, кто проедет по дороге. А тогда уж решим, показываться ему на глаза или нет.

- Вот это мне нравится, вот это слова умного человека. А тебе бы, Нок, только в драку кидаться, - сказал Юн и сразу же нашел подходящее место за холмом, чтобы спрятаться.

Остальные путники присоединились к нему и затаились среди осинника, росшего под холмом.

- А может, тебе показалось? - шепотом спросил Нок у Орна, глядя на дорогу из-за листвы, - Я вот, например, ничего не слышу.

- Подождем, - пожал плечами Орн.

Ждать пришлось недолго. Стук копыт, до сих пор слышавшийся только Орну, вскоре услышали все. Он громко разнесся вокруг, и на одном из холмов, поднимавшихся по обочинам дороги, появился силуэт всадника. Или вернее всадницы на длинногривом единороге с голубой шерстью. Приостановив единорога на скаку, всадница оглядывала раскинувшуюся перед ней пустынную местность, словно пыталась кого-то разглядеть. Она была необыкновенно хороша собой, ветер развевал пряди ее ярко-рыжих волос, открывая острые эльфийские уши. Путники, прятавшиеся в своем укрытии, не могли поверить глазам. Сначала им показалось, что они видят волшебный сон, а потом, забыв об осторожности, они с радостными криками выбежали из-за холма. Увидев их, всадница на мгновение остолбенела, а потом глаза ее обрадованно засияли.

- Я столько миль проскакала, сломя голову! Наконец-то я вас нагнала. Здравствуй, котенок, - она погладила подбежавшего к ней занбаргардского кота и поцеловала его в мохнатый лоб.

- Тарилор! Ты приехала! - Юн и Кадо сами повисли у эльфийки на шее.

- Вижу, вы решили вернуться, госпожа. Неужели соскучились по нам, недостойным? - из последних сил стараясь выглядеть обиженным, сердито пропыхтел Нок.

- Толстячок! - Тарилор потрепала его по одной щеке и чмокнула в другую.

Гном разрумянился и довольно улыбнулся в бороду, сразу же сменив гнев на милость.

- Здравствуй, Орн, - забыв про былые подозрения, Тарилор на радостях обняла и демона.

- С возвращением, - пробормотал Орн смутившись.

Внутри у него что-то тревожно сжалось. "Вот так же я обнял Вернигора, прикинувшись другом. Сейчас она все почувствует. Она не может не почувствовать," - подумал демон, и радость встречи приобрела для него горький осадок.

Словно угадав его мысли, Тарилор обвела удивленным взглядом уменьшившийся на двух человек отряд.

- А где Элиа? И где Вернигор? - спросила она.

- Они от нас отстали в тумане, - виновато пожав плечами, объяснил Юн, - Или мы от них. Вернигор хотел, чтобы мы прошли через лес Забвения и срезали путь, но мы заплутали и пошли длинной дорогой. А они с Элиа, наверное, сейчас идут по короткой.

- Так я и знала! - всплеснула руками Тарилор, - Ни на минуту нельзя вас оставить без присмотра. Я прямо чувствовала, что должна ехать вслед за вами. И ведь не ошиблась!

- Ну не сердись, - сконфуженно проговорил Нок, - Ты бы видела, какой был туман! А потом исчез как не бывало. Вернигор же воин Крылатого Льва. Думаешь, он испугается один в лесу?

- И потом у него есть свисток для дракона, - добавил Юн.

При этих словах маленького чародея Орн поник головой. Серебряный свисток для приманивания дракона лежал у него в кармане. На протяжении всего пути, демон сжимал его в руке или крутил в пальцах. И когда в тумане говорил на разные голоса, сбивая всех с пути, и потом, когда отстав от Вернигора и Ильи, путники вышли на окольную дорогу. Поэтому Орн точно знал, что случилось с Вернигором и мальчиком в лесу Забвения и был уверен, что свисток им не поможет. "А может, еще не поздно? - спросил он себя, - Нет, все уже кончено. Но я потом хотя бы смогу сказать, что я попытался все исправить."

- Что с тобой, Орн? - в глазах Тарилор, обращенных на него, опять промелькнули огоньки сомнений.

- Этого не может быть, - с притворной растерянностью проговорил Орн и вынул из кармана свисток, - Вернигор забыл его в гостинице "Танцующий комар", а я забыл ему отдать. А если с ними в лесу что-то случилось, и Вернигор не смог позвать дракона?

Тарилор несколько мгновений молча смотрела на свисток, и глаза ее все больше темнели.

- Я чую беду, - наконец, прошептала она.

- И я, - подхватил Кадо, - Я же говорил, я не должен был оставлять Элиа одного!

- Мы должны пойти в лес! - храбро воскликнул Нок.

- Где их там искать, дубина? - возразил Юн и схватился за щеки, - Ох, что же будет?

- Все будет в порядке, - решительно заявил Орн, - Вы втроем подождете здесь, Тарилор поедет в лес верхом. А я вызову дракона и полечу на нем. Сверху, надеюсь, мне удастся их разглядеть.

- Может, ничего там с ними не случилось? - с робкой надеждой спросил Юн.

- Может, и не случилось, - Тарилор снова села в седло, - А ты не упадешь с дракона, Орн?

- Надо будет, не упаду, - ответил демон и поднес к губам свисток.

- Какой ты храбрый, - с уважением сказал Нок.

По равнине пролетела высокая серебристая трель, и сразу же поднялся ветер.

- Вон, летит! - крикнул Юн, указывая рукой на восток.

В небе на горизонте показалась небольшая тучка. Она быстро приближалась и вскоре превратилась в летящую госпожу Толстушку.

- Ну, не будем терять времени, - сказал Орн, который один из всех знал, что времени, возможно, совсем не осталось.

Продолжая дуть в свисток, он пошел навстречу летящему дракону, попутно повторяя про себя слова какого-то заклинания. Только, когда дракониха приземлилась в нескольких шагах от него, демон понял, что произносит охранное заклинание, не позволяющее зеркалу Алаоры видеть его, а значит, и хозяйке узнать, что происходит. "Это в первый и последний раз, - сказал Орн себе, садясь на спину госпожи Толстушки, - Я постоянно сам себе мешаю. Каждый раз лгу и им, и госпоже. Это не к добру. Не знаю, в чем дело, но я во всем разберусь и больше этого не допущу. Даже нечестные дела надо делать честно".

Первое, что Илья увидел, были звезды. Они мягко мерцали прямо над головой на ночном небе, окутанном легкой дымкой, и потому темно-сером, а не черном. Первой мыслью Ильи была не мысль о колдовском камне. Он и так знал, что если бы камня у него не было, он бы уже умер. Первым делом Илья подумал о Вернигоре. Жив ли он, и если жив, то где он? Илья помнил, при каких обстоятельствах он видел заклинателя драконов в последний раз и боялся, что уже вряд ли увидит его снова. От этой мысли на сердце наваливалась тяжесть. Первым ощущением Ильи была боль в висках и холод. Боль была следствием удара, нанесенного ему в лицо гоблином с арбалетом. А холод исходил ото всюду. Илья приподнялся, сел и огляделся. Он лежал на охапке соломы в каменном каземате. Каземат с высоким потолком был круглым, как колодец, в нем было несколько окон тоже круглых и без стекол. Звезды на небе были видны через арку дверного проема, не имевшего двери. Илья ощупал свои руки и ноги и понял, что не связан. Сначала он удивился беспечности тех, кто посадил его в такую ненадежную темницу, даже не связав. Но стоило ему выйти наружу, и он понял, что это вовсе не беспечность. Ни привязывать, ни запирать его не было нужды. Сделав несколько шагов, Илья обнаружил, что находится на круглой площадке на самой верхушке каменной башни. Площадка была огорожена лишь низким парапетом из острых треугольных камней, по ней свободно гулял ветер, завывая в вышине. Илья лег на пол площадки, держась руками за зубцы, и посмотрел вниз, пытаясь определить, высока ли башня, но не увидел земли. У подножия башни клубился туман. Неясные огни горели поблизости, справа и слева угадывались силуэты других башен, таких же высоких и мрачных. "Где же я? - подумал Илья с тревогой и недоумением, - Неужели я в плену у Моины?" По коже пошел озноб страха. Илья нащупал на груди талисманницу и крепко сжал ее в ладони.

- Лучше уж я сброшу с башни этот камень и расстанусь с ним, чем меня заставят его отдать, - вспомнив Вернигора, утыканного стрелами, с неведомой ему прежде злостью решил Илья, - Сделаю так, и будь что будет!

Он вернулся в каземат и в мрачной решимости опустился обратно на солому. Стоило ему сесть на тощую подстилку, как он почувствовал, что задел ногой, что-то мягкое.

- Ты что обалдел? - сонным голосом возмутилось это "что-то", - Чего толкаешься?

Забыв всю свою храбрость и решимость, Илья испуганно вскрикнул и попятился. Раньше в темноте он не разглядел, что в каземате находится еще один человек. Теперь, когда глаза привыкли, он увидел, что на подстилке, зарывшись в солому, лежит молодой человек в поношенной серой дорожной одежде с пепельно-русыми взъерошенными волосами. Приподнявшись на локте, молодой человек сердито смотрел на Илью и был явно недоволен его появлением.

- Вы спали? - смутился Илья, - Извините.

- Чего уж тут извиняться, юноша, - сердито проворчал молодой человек, - Ведь уже разбудил! Откуда ты здесь взялся на мою голову?

- Думаю, что я в плену, - вздохнул Илья, - Только не знаю, где и у кого. Я ударил гоблина мечом, а потом я ничего не помню.

- Ну ты даешь! - удивился молодой человек и сел, - Попер с мечом на гоблина с твоей-то хиленькой реакцией и слабым телосложением. Видать, сила духа у тебя будь здоров. Сила духа в бою - это очень важно, так нас учили еще в детстве. Меня зовут Виго. Гоблины взяли меня в плен к югу отсюда, когда я возвращался в Занбаар по приказу короля Кальдиена.

- А я Элиа, - представился Илья, - Значит, мы у гоблинов? А я боялся худшего.

- Куда ж хуже? - удивился Виго, - Замок Марал - неприступная твердыня, в которой хозяйничают разбойники. Тебя, небось, ради выкупа поймали?

- Не совсем, - уклончиво ответил Илья, - Ты служишь королю Занбаара?

- Да, - Виго гордо вскинул голову, словно это король ему служит, и закатал рукав своей одежды.

Прищурив глаза в темноте, на предплечье молодого человека Илья разглядел знакомую татуировку - лев с крыльями, поднявшийся на дыбы.

- Ты воин Крылатого Льва, - с уважением проговорил Илья.

Виго горделиво кивнул, довольный произведенным впечатлением. Илья хотел было спросить, не знаком ли его товарищ по несчастью с Вернигором, но вдруг увидел в дальней стене каземата дверь. Она была приоткрыта.

- Дверь не заперта! - Илья вскочил на ноги и кинулся к двери, - Что же ты не сбежал?

- Ты тоже не сбежишь, - кисло усмехнулся Виго, - Она потому и не заперта, что через нее не выбраться. Дверь ведет вниз, прямехонько в подземные лабиринты под замком, из которых не найти выхода никому, кроме хозяина Марала. Так что, мы в западне.

БАШНЯ

Рюадар стоял в овальной комнате с высоким потолком и узкими окнами, выходящими на запад. За окнами виднелось полускрытое дымкой небо в светлых звездах и земля, укутанная туманом и темнотой. Раньше эта комната служила прежним хозяевам замка библиотекой. Но гоблинам никогда не были нужны книги и тому подобные глупости, поэтому теперь по стенам было развешано оружие и охотничьи трофеи. В проеме между окнами жарко пылал камин, к одной из стен были прикреплены два факела. Свет от них падал на пластинчатые доспехи хозяина Марала, его остроконечный шлем и на висящее между факелами круглое зеркало в узорчатой раме из черного дерева. Рюадар, не отрываясь, смотрел в зеркало, а из зеркала на него взирала высокая худая женщина, вся закутанная в черное. Ее лицо скрывал глубокий капюшон плаща. Ни выражения этого лица, ни глаз разглядеть было нельзя. Слышен был только голос женщины, шипящий и вкрадчивый. Рюадар не сознался бы в этом никому из своих слуг и дружинников, но от этого голоса у него по спине бежали мурашки.

- Так что же, ты порадуешь меня, отважный Рюадар из Марала? - спросила женщина в черном, которую Рюадар привык называть госпожой.

- И да и нет, - стараясь сохранять внешнее спокойствие перед лицом внушающей ужас хозяйки, пожал плечами гоблин, - Вести разнообразные, госпожа.

- Где мальчик? - нетерпеливо перебила черная женщина в зеркале, - Он в замке?

- Да, госпожа. Он в Черной башне, - поспешно закивал Рюадар, - Но вот ваш посланник Артоф, боюсь, вы его больше не увидите. Он очень хотел отомстить человеку с драконом. И ему это почти удалось: он смертельно ранил человека и уже собирался его добить, как вдруг появился тот самый дракон и спалил Артофа вместе с половиной его отряда. А потом примчался эльф на единороге и перестрелял из лука еще половину. В результате спаслись лишь мои люди, которым непосредственно было поручено схватить мальчика и доставить его в Марал.

- Значит, Артоф пал в бою? - госпожа в зеркале издала короткий равнодушный смешок, - Не велика потеря. Но тобой и твоими людьми я очень довольна, Рюадар. Вы получите новую магическую поддержку для своего оружия и пополнение из Занбаргардских гор.

- Есть еще неприятность, госпожа, похуже смерти Артофа, - смущенно глядя в пол, добавил Рюадар, - Когда дракон садился на землю в лесу Забвения, он ударил хвостом и разрушил мостик через сухой ручей.

- Дверь уничтожена? - возмущенно воскликнула госпожа, - Да это неслыханно! Ну да ничего, это лишь отсрочит мою встречу с нужной мне вещью, но не более. Мои гонцы прибудут за мальчишкой чуть позже, чем я рассчитывала, а до тех пор пусть он побудет в замке. Береги его пуще глаза, ты отвечаешь за него головой.

Гоблин поклонился.

- Хорошо, госпожа. Есть у меня и приятный сюрприз. Мои гоблины взяли в плен воина Крылатого Льва, возвращавшегося из похода на юг. Он ехал обратно в Занбаар, чтобы исполнить какое-то важное поручение короля Кальдиена. Возможно, он тебе пригодится.

- Возможно, - кивнула госпожа, - Ты слишком умен для гоблина, Рюадар. Выжми из воина все, что он знает о планах Кальдиена. Этот хитрец-король может помешать моим замыслам. Когда воин заговорит, убей его. И жди моих гонцов.

Рюадар низко поклонился, а когда выпрямился, Темная госпожа исчезла из зеркала. Гоблин со злостью сплюнул на пол. Проклятая ведьма! Артоф погиб, а ей хоть бы что. Так бы могло быть и с ним самим. О, если бы только она не внушала такой непреодолимый, обессиливающий ужас! Как трудно противостоять той, один взгляд на которую, кажется, отнимает полжизни. Рюадар подошел к камину и снял с грубо выложенной из камня каминной полки колокольчик. Он позвонил, и вошли два гоблина.

- Давайте-ка сюда этого человека из Занбаара. Пора ему побеседовать со мной, - сказал Рюадар.

Нестерпимо яркий свет бил в глаза, даже сквозь опущенные веки и причинял боль во всем теле. Вернигор сразу понял, что не умер. И свет, и боль были знаками жизни. Он заставил себя приоткрыть один глаз и увидел, что лежит на широкой постели с витыми дубовыми столбиками по углам, укрытый одеялом и весь перебинтованный. "Я думал, после таких ранений не выживают", - хотел сказать Вернигор, но не смог пошевелить языком. У постели сидел кто-то в светло-коричневой куртке с блестящими пуговицами, печально склонив кудрявую лохматую голову. Щурясь от яркого солнца, льющегося в узкое окно комнаты, Вернигор с трудом узнал Юна.

- Он очнулся! - вдруг вскочив, заорал маленький чародей, - Он смотрит на меня! Правда, одним глазом, но смотрит! Тарилор! Орн! Нок! Кадо! Ко-от!

В ушах у Вернигора зазвенело от этих воплей, и он был даже рад тому, что Юн выбежал из комнаты. Не успел он выскочить за дверь, как в противоположной стене открылась другая дверь, и быстро вошел Кадо.

- Хвала солнцу и звездам! - обрадовался он, едва взглянув на Вернигора, - Просто чудеса в решете: еще вечером выглядел совсем как покойник, а с утра уже открыл глаза.

Вернигор в самом деле чувствовал, что прежние силы возвращаются к нему, и даже мог приказать им, чтобы они возвращались быстрее. Собрав волю в кулак, он открыл второй глаз и сел.

- Где Элиа? - первым делом спросил он.

По простому открытому лицу Кадо пробежала тень.

- Его взяли в плен гоблины, которые чуть не убили тебя, - тихо проговорил мальчик, - Он за рекой, в замке Марал.

- Как я спасся? - это был второй вопрос, интересовавший Вернигора.

- К нам вернулась Тарилор, и Орн вовремя вспомнил, что ты забыл свой драконий свисток. Он вызвал госпожу Толстушку и полетел в лес. Как раз, чтобы успеть тебя выручить из беды, - объяснил Кадо и с горечью добавил, - Но Элиа он и Тарилор спасти не успели.

Вернигор болезненно поморщился при последних словах мальчика, но не дал чувству вины уложить себя обратно на подушки.

- Ты сказал, он за рекой, - напомнил Вернигор, - А где сейчас мы?

- Замок Меир-на-Трясинках, - ответил Кадо, - Это за лесом Забвения, милях в пяти к югу. Когда Орн и Тарилор подобрали тебя в лесу, нам на помощь пришли жаболюды, которые живут на берегу Лигрейны - Буйной реки. И мы отвезли тебя в Меир, к графу Кваге. Он знает всякие болотные травы и заживляющие отвары да еще пришептывает над ними всякие знахарские заклинания. Это Квага так быстро тебя вылечил своими волшебными средствами. И еще он сказал, что в тебе сидит сила, которая не даст убить тебя так просто, как любого другого смертного. Это правда?

Вернигор торопливо кивнул.

- Далеко ли замок Марал? - спросил он.

- На другом берегу Буйной, - ответил Кадо, - В нем хозяйничают гоблины под началом некоего Рюадара, отъявленного бандита. Они контролируют южный берег, а жаболюды графа Кваги - северный. Два замка стоят почти друг против друга. Марал видно даже с этой башни.

- Покажи, - приказал Вернигор и еще одним усилием воли заставил себя приподняться и спустить ноги с постели.

- Нет, тебе надо лежать! - испугался Кадо, - У тебя такие раны, вдруг они откроются!

- Я должен видеть замок Марал, - повторил Вернигор, оперевшись о спинку стоявшего у постели кресла, и встал, - Помоги мне выйти на башню сейчас же.

- Сумасшедший, - пробормотал Кадо, но послушно подставил свое плечо.

С его помощью Вернигор прошел по комнате. Яркий солнечный свет уже не резал глаза. Жизнь постепенно возвращалась к Вернигору. Возвращалась слабостью и дрожью в мышцах и головокружением, ноющей болью в свежих ранах, но Вернигор старался превозмочь немощь своего тела. Он должен был исправить свою ошибку, должен был помочь Элиа, который так надеялся на него и потому попал в беду. Для этого надо было срочно начать действовать. Поддерживая Вернигора, Кадо провел его по комнате мимо узкого окна к третьей двери. Оказалось, что комната, в которой поместили Вернигора, находится на самом верху одной из башен замка Меир. Две двери вели из нее во внутренние покои, а третья выходила прямо на полукруглую каменную площадку на верхушке башни. Она была огорожена высоким надежным парапетом из серого тесаного камня. Кадо подвел Вернигора поближе к парапету, чтобы он мог сверху осмотреть окрестности. Свежий ветер с реки ударил Вернигору в лицо. Щуря глаза на солнце, он посмотрел вокруг. Серовато-коричневые стены и закругленные башни замка Меир выглядели так, словно были слеплены из глины. Но тем не менее замок жаболюдского сеньора производил впечатление надежной твердыни. Прямо к его стенам со всех сторон подступало вязкое мокрое болото, окруженное торфяниками, а за ним к югу простиралась безрадостная равнина с мелкими холмиками, поросшими жидким лесом из низеньких искривленных деревьев. Среди редколесья виднелась бежавшая с востока на запад широкая река. Ее темные, маслянисто-тягучие воды переливались на солнце, выдавая мощное быстрое течение. Прямо за рекой, чуть наискосок и влево поднимался укрепленный замок с прямоугольными башнями, окруженными острыми зубцами. Его стены были сложены из огромных черно-серых валунов, бойницы смотрели узкими черными щелями, словно злобные глаза великана. Замок казался неприступным. С юга, востока и запада его окружал двойной глубокий ров, а с севера прямо под стенами струились волны реки. Рядом с замком они пенились, рябили, шипели и закручивались в водовороты, готовые затянуть в себя все, что им попадется.

- Что это? - глядя на бушующую у замка реку, Вернигор невольно почувствовал легкий холодок внутри.

- Стремнина. Марал нарочно воздвигнут в таком месте, где переправа через Буйную реку невозможна. Это делает его неприступным, - услышал он позади себя спокойный, добродушный и слегка квакающий голос.

- А вот и наш хозяин, граф Квага, - сказал Кадо.

Вернигор обернулся и увидел стоящего у раскрытой двери в комнату представительного немолодого жаболюда в дорогом темно-красном одеянии, шитом золотом и серебром. На поясе его длинного кафтана с широкими рукавами висел в кожаных ножнах короткий широкий меч. Позади графа стояли Орн, Нок и Тарилор. Из-за их спин выглядывали Юн и занбаргардский кот. Вид у Нока был обрадованный, у Орна слегка смущенный, а у Тарилор очень рассерженный.

- Тебе, видимо, жить надоело? - грозно подбоченившись, вместо приветствия спросила она, - Немедленно ложись обратно в кровать.

Вернигору ничего не оставалось делать, как подчиниться приказанию эльфийки. Этого ему совершенно не хотелось, но нужно было срочно восстановить силы. Он с сожалением бросил взгляд на замок за рекой и вернулся в комнату вместе с друзьями и графом Квагой. Стоило ему покинуть башню, на самой дальней и самой высокой из башен замка Марал появилась маленькая фигурка в зеленом плаще. Несколько мгновений она была видна на башне, потом потерялась из вида.

Остаток ночи прошел в тревоге и ожидании чего-то страшного. За Виго явились гоблины и уволокли его вниз. Илья сидел на соломе и больше всего боялся, что уже никогда не увидит единственного человека, находившегося с ним в башне. Колдовской камень в талисманнице тревожно толкался на груди, точно повторяя биение его сердца. Настало утро, и гоблины вернули Виго обратно. Если, забирая, они увели его, то, возвращая, принесли. Принесли и бросили на солому. Виго упал лицом вниз и некоторое время лежал молча и неподвижно, только прерывисто, тяжело дышал. Когда он приподнялся над соломенной подстилкой, выглядел он так, словно его пытали. Илья раньше никогда не видел человека, которого пытали, но почему-то сразу догадался, что с Виго случилось именно это.

- Что они там с тобой делали? - испуганно прошептал он.

- Ничего хорошего, - с кривой усмешкой ответил Виго и перевернулся на спину, - Ладно, отлежусь. И не такое бывало.

- Но зачем они тебя мучили? - спросил Илья.

- Хотели знать, зачем и куда я ездил по поручению короля, - безразлично глядя в потолок, ответил Виго.

Под окном возле самой двери Илья нашел кувшин с небольшим количеством воды. Он смочил в воде носовой платок и сделал что-то вроде компресса на лоб Виго. Поможет ли это ему чем-нибудь, он не знал, но просто сидеть и смотреть на измученного человека было выше его сил.

- Ты бы лучше рассказал им все, - предложил Илья, вытирая платком лицо Виго.

- Ну, во-первых, ни за что. Не на того напали, - гордо мотнув головой, заявил Виго, - А, во-вторых, пока я молчу, я жив. Одного не понимаю, - страдальчески наморщив лоб, добавил он, - Зачем они схватили тебя? Неужели ради выкупа? Богатым ты не выглядишь.

- Деньги у меня есть, - Илья вспомнил свои доходы от издания книг, - Но я им нужен не для этого. Думаю, им нужна одна вещь, которую мне отдали на хранение.

Он все еще не решался говорить прямо, но Виго вызывал у него почти такое же доверие, как и Вернигор, и Илья был близок к тому, чтобы рассказать все.

- Что ж они у тебя ее не отнимут? - удивился Виго.

- Нельзя, - пожав плечами, грустно и загадочно улыбнулся Илья, - Я и эта вещь - единое целое. Если ее разлучат со мной, она погибнет.

Виго приподнялся на локте и заглянул Илье в лицо.

- Значит, она всегда при тебе?

Илья дотронулся до талисманницы на шее. Виго сразу понял его жест и пристально уставился на зеленый атласный мешочек на цепочке. Он протянул руку и ощупал содержимое талисманницы.

- Твердое, как камень, - проговорил он с удивлением, и голос его вдруг превратился в удивленный шепот, - Камень! Неужели ты тот самый, которого ждут?

Виго отодвинулся от Ильи, словно вдруг испугался его и поглядел так, будто видел впервые. Глаза его, при свете дня оказавшиеся светло-зелеными, изумленно расширились и взволнованно блестели. От его слов, сказанных трепетным шепотом, по спине у Ильи побежали мурашки.

- Ждут где? - таким же шепотом спросил он.

Виго еще отодвинулся и быстро отвел глаза.

- Нигде, - поспешно проговорил он, - Возможно, я ошибся, принял тебя за другого.

Внезапная догадка озарила ум Ильи. Он почувствовал, как камень на груди подскочил, точно уловив эту мысль.

- Нумар! - прерывающимся от волнения голосом, прошептал Илья, - Ты ведь ездил на юг, правда?

Виго уставился на соломенную подстилку, но в глазах его блеснуло что-то, подтверждающее слова Ильи безо всякого ответа.

- Мне не следует говорить, куда я ездил, - уклончиво сказал воин Крылатого Льва, - Я гоблинам не сказал, думаешь, скажу тебе?

- Ладно, я не настаиваю, - вздохнул Илья, видя, что добиться от Виго прямого ответа невозможно, - Но скажи хотя бы, мне есть на что надеяться?

Виго ничего не ответил, но его молчание было очень красноречиво и убедило Илью лучше всяких уверений и обещаний. При мысли о том, что цель его опасного путешествия не призрачна, что она уже совсем близка, Илью охватило небывалое волнение. "Какой же я глупый. Мне ничего толком не сказали. Я в плену. И тем не менее придумал то, во что хочется верить, - сказал он самому себе, чтобы успокоиться, - Что страна Нумар существует, и что я туда доберусь." Илья встал с соломы и вышел на башенную площадку. Дул резкий ветер, но утро было солнечным, и туман, застилавший все вокруг, исчез. Стоя на башне, Илья увидел неприступные стены, окружающие замок Марал, угрюмое безрадостное редколесье вокруг него и быструю полноводную реку, огибающую северную стену замка. За рекой тянулось дымящееся испарениями болото, а из него вставал, ярко освещенный солнцем другой замок. На его круглых башнях развевались треугольные флаги болотного и зеленого цвета, он казался обмазанным мокрой глиной. Прищурив глаза, Илья смог разглядеть на стенах часовых. Это были низкорослые существа, но не гоблины, а жаболюды. Одетые в шлемы и доспехи, вооруженные мечами, копьями, они тем не менее не выглядели воинственными. Их вид отчего-то внушил Илье надежду и успокоение.

За ужином созвали военный совет. На этом настоял Вернигор, которому не терпелось начать действовать. Граф Квага распорядился подать ужин в башне, в комнате Вернигора. Еда была обильно и щедро приготовлена, но слегка отдавала болотной тиной. Даже вечно голодный Юн ел морщась. Перед ужином Орн поднялся в небо верхом на госпоже Толстушке, которая уже признавала его за своего, и облетел на ней замок Марал и окрестности. Гоблины на башнях Марала попытались обстреливать дракониху из арбалетов, но она лихо увертывалась от их стрел и, пару раз дохнув огнем, спалила нескольких из них.

- К замку просто так не подойти, - сообщил Орн за ужином, - С трех сторон его неусыпно сторожат гоблины, окружают глубокие рвы и высокие стены, а с четвертой стороны Стремнина не подпустит никого. Гоблины даже не охраняют северную стену - в этом нет нужды. Мосты же и переправы через Буйную в менее опасных местах под их контролем .

- Я уже говорил, Марал построен очень удачно, - кивнул граф Квага, - И для светлого мира большая потеря то, что он перешел в руки врагов.

- Значит, он не всегда принадлежал гоблинам? - спросил Юн.

- Нет, были времена, когда в этих краях жили вместе жаболюды, гномы, эльфы и люди, - печально глядя поверх его головы, ответил Квага, - Замок был построен людьми. Но они не смогли удержать его, как эльфы не смогли удержать лес Забвения. Нечисть явилась с запада, сползлась из глубин Нехоженых Земель, которые сами словно плодят существ, живущих во мраке. Они наступали, отвоевывая себе все больше и больше места, пока не остановились у Буйной реки. И вот уже полвека мы удерживаем их в этих границах. Нам тяжело, жаболюды не воины, но другого выхода у нас нет, - он бросил взгляд на Вернигора, сидящего на кровати и закутанного в плед, - Если ты хочешь взять Марал штурмом, чтобы спасти своего друга, воин Крылатого Льва, забудь об этом. Мы много раз пытались до тебя, но всегда терпели неудачи и теряли жизни своих соплеменников.

- Значит, вы не станете помогать? - хмуро спросил Вернигор.

- В этом нет, - покачал головой Квага, - Но если ты придумаешь что-то более разумное...

- Что интересно? - пожал плечами Орн, - Как забрать Элиа из замка? И там ли он еще?

- Слишком много вопросов, - вздохнул жаболюдский граф, - Но на последний из них я знаю точный ответ. Мальчик в замке, обращаются с ним бережнее, чем с кем-либо из пленников. Сейчас он в Черной башне, но Рюадар, хозяин Марала и предводитель гоблинов, ожидает каких-то гонцов, которым он должен передать мальчика.

Тарилор и Вернигор обменялись многозначительными и полными тревоги взглядами.

- Откуда вы все это знаете? - удивился Кадо.

- У меня есть верный осведомитель в Марале, - объяснил Квага, - Он очень рискует, но именно поэтому на него можно положиться. Утром он прислал голубя, и я точно знаю - ваш друг в замке.

- Надо как-то пробраться в эту Черную башню, - сказал Кадо, разделявший нетерпение Вернигора и его желание скорее спасти Илью.

- Как ты себе это представляешь? - поинтересовалась Тарилор и тяжко призадумалась, опершись подбородком на руки, - Может, подкупить стражу?

- Может... - начал Нок.

- Может, попробовать все-таки напасть на замок и подключить к делу дракона? - перебив его, предложил Кадо.

- Ваш дракон не боевой, - покачал головой граф Квага, - Почтовым драконом гоблинов в укрепленном замке не одолеть. Черная башня, в которой держат мальчика, неприступна. Пробраться в нее можно только через подземелья, проходящие под Маралом.

- Может... - снова начал Нок.

- Может, вам дождаться, пока гоблины повезут мальчика в другое место и напасть на них вне стен Марала? - не обращая внимания на его слова, продолжил граф.

- Может... - опять жалобно пискнул Нок.

- Может получится, - оживился Вернигор, - Вы дадите нам в помощь своих людей, граф?

- Мне многое не позволено знать, - со значением заметил граф Квага, - Но насколько я понял, судьба этого юноши важна для Дивного Края. Конечно, я дам вам помощь, хотя это и будет опасно.

- Может... - устало сделал еще одну попытку Нок.

- Может, за Элиа придут и заберут его из замка через дверь, - возразила Тарилор, - Тогда ваш план нам не пригодится.

- А мне нравится, - не согласился Кадо, - Лучше уж такой план, чем никакого.

- Может... - умоляюще сложил ладошки Нок.

- Может, придумаете другой план? - трусовато предложил Юн, - Чтоб не надо было ни на кого нападать и ни с кем сражаться?

- Может, может! - неожиданно рявкнул Нок, ударив кулаком по столу, - Может, вы все заткнетесь и дадите мне сказать? Может, мы сделаем подкоп под Марал и ночью проберемся внутрь?

Все замолчали, как громом пораженные, и уставились на гнома. Даже занбаргардский кот, лакавший молоко у окошка, обернулся и воззрился на него.

- Что плохой план? - съежившись под всеобщими взглядами, испугался Нок.

- Отличный план! - обрадовался граф Квага, - Самый безопасный способ, какой только можно придумать. У меня в библиотеке сохранились старинные чертежи Марала. По ним можно рассчитать, где рыть.

- Возможно, это сработает, - согласился Вернигор, которому идея гнома тоже пришлась по душе.

- И не надо ни с кем драться! - с облегчением добавил Юн.

- Чертежи - это хорошо, - одобрил Нок, - Найдите их, граф, и соберите ваших подданных. Я поищу среди них толковых ребят, которые помогут мне копать. Времени в обрез, подкоп надо сделать быстро.

- Ты просто гений! - ахнула Тарилор, всплеснув руками, - Как тебе это в голову пришло?

- Я не гений, я гном, - с гордостью ответил Нок, - Мы знаем толк в таких делах. Там, где нельзя добраться поверху, можно пройти низом.

- Если у нас все получится, я больше слова дурного о гномах не скажу, - пообещала Тарилор, - Иди и немедленно займись набором землекопов.

- Нам надо вырыть тоннель прямо в подземелья Черной башни, - сказал Вернигор, - Граф, ваш осведомитель в замке может узнать для вас план подземных ходов в Марале?

- Это старые ходы, они тоже есть на чертежах. Скоро вы их увидите, - пообещал Квага и ушел в библиотеку.

Все воодушевились и даже заулыбались впервые за сегодняшний день. Вошла Фрагонетта, жена старшего сына Кваги, симпатичная пухленькая жаболюдочка, и принесла лечебный настой для Вернигора. Заклинатель драконов, не моргнув глазом, залпом выпил неприятно пахнущую гнилью темную микстуру графа Кваги.

- Подкоп - это отличная идея, и будем надеяться, что мы проберемся в Марал незамеченными. Но надо приготовиться и к тому, что нам придется пробиваться в Черную башню с боем, - сказал он, потянувшись к своему мечу, висящему в ножнах на спинке стула, - Поэтому позаботьтесь об оружии.

- А в состоянии ли ты сейчас сражаться? - обеспокоенно спросила Тарилор, - Может, тебе лучше подождать нас здесь?

- Исключено, я иду с вами, - твердо ответил Вернигор.

- Даже самые быстрые землекопы выроют ход не раньше завтрашней ночи. Вернигор так быстро поправляется, благодаря микстурам и мазям графа Кваги, что к этому времени будет здоров, - заверил эльфийку Нок, - Главное - начать рыть уже сегодня. Пойду, займусь набором команды. Эх, мне бы парочку гномов вместо этих лягушек!

Он ушел.

- Значит, придется вооружаться, - вздохнул Юн, - Ладно, не зря же я таскаю с собой этот меч.

- А свой я нашел в сумке у Элиа, когда подобрал ее в лесу, - с удивлением проговорил Кадо, - Как он оказался там?

- Неизвестно, - отозвался Вернигор, - Но думаю, все дело в болезни Верховного Чародея, о которой нам рассказывал Северный Колдун Тирэно. Возможно, Агенор ослаб оттого, что передал нам свою силу для защиты. Меч, вдруг оказавшийся у Элиа в сумке в минуту опасности, может быть одним из ее проявлений.

- Подкоп, чертежи подземных ходов, помощники-жаболюды, магическая защита - это все замечательно, - сказал тут до сих пор молчавший Орн, - Но как мы переправимся через реку и подойдем к крепостным стенам, чтобы начать рыть? Об этом вы подумали?

Уже пятьдесят лет Стремнина разделяла две крепости на противоположных берегах Буйной реки. И жаболюды и гоблины привыкли к противостоянию. Оно было не в пользу неумелого в ратном деле болотного народца. Люди-лягушки ежедневно оборонялись от набегов врагов-соседей. Все свои силы они тратили на то, чтобы не допустить темные полчища гоблинов на последний относительно спокойный клочок Нехоженой Земли, отделяющий дикие просторы от мира людей, чародеев и эльфов. Но сегодня произошло нечто странное - жаболюды напали первыми. Под вечер, когда солнце медленно катилось к горизонту, а над болотами и торфяниками вставал туман, наползая на редколесье, со стороны замка Меир в небе вдруг появился дракон. Он перелетел через реку над Стремниной и закружил над Маралом, сверкая огненно-красной чешуей. Часовые на башнях всполошились и нацелили на непрошеного гостя свои арбалеты. Дракон был не один, у него на спине сидел всадник. Он что-то нашептывал чудовищу на ухо, и оно, пролетая низко над башнями, несколько раз выдохнуло фонтаны пламени. Несколько часовых превратились в живые факелы, а дракон со своим седоком улетел обратно за реку.

- Это случилось из-за мальчишки, - понял Рюадар, наблюдавший за появлением дракона из окна Оружейного зала.

- Вы думаете, хозяин? - грубым резким голосом переспросил Денабар, его правая рука.

- И тебе иногда советую так делать, - с раздражением ответил Рюадар.

Его соплеменники делились на два типа. Одни, как и он сам, были злобны, изворотливы и коварны, другие также были злобны, но непроходимо тупы. Денабар относился к последним, поэтому Рюадар всегда раздражался, разговаривая с ним, и советовался с помощником только тогда, когда речь заходила об очередном разбое или набеге. В делах более тонких Рюадар полагался на себя самого. Раньше, в Занбаргарде, он мог положиться на Урдальфа, но прошел уже не один десяток лет, как Урдальф попал в плен к хитроумному ильраанскому чародею по имени Гвендаль, и с тех пор от него не было ни слуху, ни духу. Но сейчас Рюадар и без сообразительного Урдальфа понял, что начинается нечто особенное, если даже неуклюжие вояки жаболюды отважились направить к Маралу дракона, хотя и всего лишь почтового, а циничный занбаргардский разбойник Артоф и неизвестный воин Крылатого Льва сражались друг с другом насмерть из-за какого-то ребенка.

- Вели привести этого мальчишку сюда, - испытывая безотчетное волнение, приказал Рюадар, - Я хочу на него посмотреть получше.

- Может, не стоит? Вы и так его видели, когда его притащили из леса. Нам ведь велено его стеречь пуще глаза, так пусть он и сидит в Черной башне, - Денабар, словно почувствовал ту же смутную тревогу, до того разумно он вдруг заговорил.

- Никуда он не денется, - отрезал Рюадар; он понимал, что на сей раз его помощник неожиданно прав, но они будто поменялись местами, и предводитель гоблинов вдруг забыл о рассудительности, - Приведи его, я хочу посмотреть, что в нем такого особенного, если из-за него такой переполох.

Приказание было исполнено немедленно, и мальчика вскоре притащили из Черной башни в Оружейный зал. Ему завязали глаза, чтобы он не видел дороги через подземные лабиринты. Когда два безобразных остроносых гоблина втолкнули мальчика в зал и сняли с его лица повязку, Рюадар был разочарован. Перед ним, съежившись от испуга и щуря глаза в темноте, стоял обыкновенный человеческий ребенок, худенький, дрожащий и напуганный. Странно было, что из-за него госпожа шла на такие затраты и жертвы.

- Выйди на свет, маленький человек, - грубо приказал Рюадар.

Мальчик робко подчинился, вступив в полосу света, падающего на пол из узкого окна. У него было худое, покрытое дорожным загаром лицо, в черных растрепанных волосах застряли соломинки от подстилки из каземата. В Оружейном зале не было холодно, но мальчик зябко кутался в зеленый помятый плащ и глядел вниз, на выложенный квадратными плитами пол. Зрелище он представлял жалкое, и Рюадар презрительно скривил тонкие бледные губы.

- Вот, значит, ты каков, бесценное сокровище, - насмешливо проговорил он, - За что интересно госпожа так ценит тебя?

- Госпожа? - еле слышным шепотом повторил мальчик, и Рюадару показалось, что он сейчас упадет от ужаса, - Значит, и вправду это она велела тебе схватить меня?

- Велела, - со злорадным смешком подтвердил Рюадар, видя испуг мальчика, - Только вот не знаю зачем ей такой жалкий слизняк, как ты.

- И когда ты отдашь меня ей? - еще тише прошептал мальчик, весь дрожа.

- Как только прибудут ее посланники, чтобы забрать тебя, - пожал плечами Рюадар, испытывая все большее и большее разочарование.

- Путь, должно быть, неблизкий? - осторожно спросил мальчик, и в его голосе появилась робкая надежда.

Рюадар презрительно рассмеялся.

- Думаешь, твои дружки с драконом спасут тебя? Не рассчитывай. Никакому дракону не разрушить Марал, и никому не одолеть госпожу.

- В любом случае твоя госпожа не получит то, что ей нужно, - сказал мальчик вроде бы тем же тихим и испуганным голосом, но когда он вдруг поднял вверх глаза, ответные слова застряли у Рюадара в горле.

Было что-то такое в этих больших голубых глазах, что у гоблина внутри все сжалось. "Нет, он действительно не так прост, - с замиранием сердца подумал гоблин, - Прав мой глупый помощничек Денабар: надо отправить его обратно в Черную башню. Там надежнее". В душе он понимал, что происходящее гораздо серьезнее, чем он может себе вообразить. И ему очень вдруг захотелось узнать, что бы сказал по этому поводу Урдальф, если бы был рядом.

Вопрос, так некстати заданный Орном, всех просто ошеломил. Былое воодушевление, вызванное находчивым предложением Нока, сразу поугасло. Лица у оставшихся в комнате участников военного совета озадаченно вытянулись.

- И правда, как же мы начнем рыть подкоп, если не сможем даже переправиться через реку? - растерянно проговорил Юн, запихнул себе в рот оставшиеся на столе недоеденные крендельки с повидлом бурого болотного цвета и огорченно прошамкал, - А мне так нравилась эта идея!

- А мне нравилась любая идея, с помощью которой можно помочь Элиа, - с горечью сказал Кадо, - Может, граф Квага подскажет нам тихое место для переправы?

- Переправы на несколько миль вокруг под надзором гоблинов Рюадара, я сам видел, - возразил Орн.

- Если бы мы могли переправить землекопов к замку прямо через Стремнину, - задумчиво проговорил Вернигор, - С северной стороны Марал не охраняется. Мы подожгли бы торфяники, устроили бы дымовую завесу и под покровом темноты никто бы не увидел Нока и его рабочих.

- Тебя в лесу по голове не ударили, мечтатель? - поинтересовался Юн, наливая себе компот, настоенный на кувшинках, - Ты видел, какие жуткие водовороты бурлят на Стремнине? Пытаться переплыть там реку - верная смерть!

- А если заговорить воду? - спросила вдруг Тарилор, словно обращаясь к самой себе, - Ненадолго, пока лодки с землекопами будут переправляться через реку. Одна я не смогу, но если научить чародея нашим заклинаниям, то вдвоем у нас может получиться.

- Что ты там бормочешь? - насторожился Юн, отодвинув от себя компот, - Каким это вашим заклинаниям? Чтобы получить разрешение на применение эльфийской магии, чародей должен защитить по ней диплом и пройти практику. Я не хочу нарушать закон.

- Ты его все время нарушаешь, - с усмешкой возразил Кадо, - Вспомни-ка, кто превратил меня в чайник без моего согласия? Кто сбежал из школы? Если это поможет нам выручить друга из беды, ты выучишь эльфийские заклинания.

- Поджечь торфяники, заговорить Стремнину, переправиться через нее прямо под неохраняемую северную стену и вырыть подкоп, руководствуясь чертежами Марала, - Вернигор приподнялся с подушек, и глаза его зажглись воодушевлением, - Вот это уже совсем похоже на настоящий хороший план! А ты сможешь утихомирить реку, Тарилор?

- Магия слова у нас в крови, - с достоинством ответила Тарилор, - Главное, чтобы Юн справился. Нужна большая внутренняя сила и вера для таких заклинаний. У эльфов она есть...

- И у чародеев тоже! - перебил ее Юн, вскочил со стула и гордо уперся руками в бока, - Ты забыла, кто победил Ночного ловчего, детка? Я определенно великий чародей, и раз я с вами, значит, дело в шляпе. Пошли учиться, время не ждет!

Итак, все было решено. Когда остатки ужина были съедены, Вернигор попросил оставить его в башне одного, чтобы все окончательно обдумать. Через час он снова собрал своих друзей и объявил им, что план полностью готов. Граф Квага отыскал в библиотеке старинные свитки с чертежами замка Марал, Нок набрал из графской челяди двадцатерых самых выносливых и расторопных жаболюдов для подземных работ. Втроем с Вернигором они обсудили наиболее удобное место для подкопа. Вернигор выпил очередную порцию противного лечебного настоя, принесенную Фрагонеттой, и почувствовал себя почти совсем хорошо. Возможно, не настой, а надежда на успех придавала ему силы. Он изучил чертежи Марала и обозначил на них карандашом маршрут, по которому ему и его друзьям предстояло пройти через темные подземелья, чтобы пробраться к Илье в Черную башню. Ходы на чертежах были запутанные и извилистые, они сплетались друг с другом, точно змеи. Но это не пугало Вернигора.

- Главное верить в успех, - сказал он, - Темнеет. Как только появится первая звезда, начнем.

- Первым будет Альвиан, - заметила Тарилор, взглянув из окна на небо, - Он принесет нам удачу.

Весь остаток вечера она тренировалась с Юном в произнесении заклинания, останавливающего воду. Остальные тоже не теряли времени. Когда небо потемнело и над горизонтом появился голубой хрусталик Вечерней звезды, к осуществлению смелого плана все было готово. В ракитовых кустах на берегу Буйной, под южной стеной замка, были спрятаны узкие остроносые лодки. Рядом с ними ждали жаболюды во главе с Ноком с кирками и лопатами. На другом берегу реки в сумерках были видны огни на башнях Марала. Его высокие стены чернели на фоне неба. По стенам прохаживались часовые, но северная стена была пуста. Темнота сгустилась, и на берег Буйной спустился Вернигор, а с ним остальные участники отряда и граф Квага. Вернигор, до сих пор передвигавшийся при поддержке Кадо или слуг графа, на этот раз шел самостоятельно и первым спустился к реке. Прищурив глаза, он несколько минут вглядывался в угрюмо чернеющий противоположный берег, прислушивался к реву Стремнины.

- Пора, - сказал он, наконец, - Я подожгу торф, а ты, Тарилор, и ты, Юн, будьте готовы заговорить воду. Нок, как только увидишь, что река стала спокойнее, отчаливай со своими людьми.

- Я дам сигнал, когда мы переправимся на тот берег, - кивнул Нок.

Вернигор снял с плеча лук и вдел в тетиву стрелу. Ее наконечник был обмотан паклей. Граф Квага поднес к наконечнику горящую лучинку, пакля вспыхнула, и Вернигор выстрелил по направлению к болотам. Стрела огненной точкой пронеслась в темноте и исчезла. Все ждали. Некоторое время спустя воздух наполнился запахом гари, и по болотам заструилась белесая дымка. Все по-прежнему ждали в ночной тишине, глядя издалека, как в торфяниках разгорается пожар. Прошло примерно три четверти часа, дымка заволакивала болота, редколесье и речные берега. Ее серая пелена поднималась к небу. Вскоре башни Марала и его стены исчезли в дыму, превратившись в неясные очертания. Запах гари становился едким, щекотал ноздри и пощипывал во рту. Юн закашлялся. Тарилор зажала ему рот ладонью.

- Теперь наша очередь, - прошептала она, - Готовься, чародей. Я буду говорить вслух, а ты должен повторять мои слова про себя. Я буду голосом, а ты внутренней силой.

Она приблизилась к берегу и встала над бурлящей стремниной, окутанной сизым дымом пожара. Юн подошел к воде вслед за ней и опасливо остановился чуть позади. Он выглядел взволнованным и старался смотреть прямо перед собой.

- Готов? Начнем, - прошептала Тарилор и вскинула руки, словно в повелительном жесте.

Над рекой и двумя замками на ее берегах, над струящимся ввысь серым маревом, окутавшим землю, поплыло протяжное тихое пение на нежном и резком одновременно, звучном языке. Тарилор произносила слова заклинания, безотрывно глядя на ревущую водную пучину, словно взглядом приказывала ей подчиниться. Юн же напротив крепко зажмурил глаза и беззвучно шевелил губами. Остальные следили за ними и за рекой, затаив дыхание. Поначалу Стремнина не только не хотела слушаться Тарилор и маленького чародея, но как будто даже наоборот взбунтовалась против эльфийских чар и взревела еще громче. Поднялись высокие волны. Они обдавали эльфийку и мальчика брызгами и грозили смыть и утащить на дно. Но Тарилор не сдвинулась с места. Она продолжала повторять напевные слова на своем родном языке, а Юн по-прежнему проговаривал их про себя, и кипящая вода стала стихать. Ее рев звучал все глуше, волны начали спадать и сглаживаться. Пенные водовороты, грозившие неминуемой гибелью, исчезли. И вот уже у стен Марала струила воды спокойная широкая река. Нок поднял вверх руку, призывая жаболюдов слушаться его.

- Вперед, - приказал он и первым подтолкнул свою лодку к воде.

Жаболюды, опытные гребцы и лодочники, ловко и проворно спустили лодки на воду.

- Крикну совой, когда будем на том берегу, - сказал Нок Вернигору, усаживаясь на носу первой лодки, - А когда все будет готово, пришлю лягушку с письмом.

Огней не зажигали, чтобы не привлекать внимания стражи Марала. Легкий плеск весел был едва слышен в темноте. Вскоре четыре лодки с пятью пассажирами в каждой плавно растаяли в дыме горящих торфяников. Тарилор еще раз повторила заклинание и замолчала, напряженно вглядываясь в темноту и дым, застилающий землю, небо и воду. Ее друзья и граф Квага также стояли и ждали. Через десять минут, показавшихся очень долгими, в тишине раздался резкий крик совы. И сейчас же воды Стремнины вспенились и хлынули еще более мощным и свирепым потоком, чем раньше. Тарилор отскочила от берега.

- По крайней мере, они успели переправиться, - с невольным трепетом глядя на воду, сказала она.

- А что теперь делать нам? - спросил у Вернигора Кадо, который, если судить по взгляду, каким он провожал уплывшие лодки с жаболюдами и Ноком, сам хотел бы отправиться на другой берег и принять участие в рытье подземного хода.

- Пока только ждать, - ответил Вернигор и жестом призвал остальных вернуться обратно в Меир.

Кадо вздохнул с досадой. Вернувшись в замок, он поднялся на башню, в которой граф Квага поместил Вернигора, и полночи просидел на полукруглой каменной площадке, откуда был виден замок Марал. Рядом с ним, не отходя ни на шаг, сидел занбаргардский кот. Стояла глухая тишина, нарушаемая лишь шумом воды на Стремнине. Горько и удушливо пахло гарью с болот. Торфяники дымились, и дым скрывал от взгляда крепость гоблинов на другом берегу. Но Кадо продолжал вглядываться в душное серое марево. И временами ему казалось, что он видит вздымающуюся к самому небу Черную башню, а на самом верху маленькую фигурку, смотрящую вдаль. Холмы за рекой и редколесье окутывал дым, но Кадо с надеждой думал о том, что где-то там, внизу, укрытые от враждебных взглядов плотной завесой, копошатся в земле упорные жаболюды под командованием деловитого и шустрого Нока. Они что есть сил машут лопатами и кирками и роют спасительный подземный ход.

И ночь, и утро, и день прошли в томительной неизвестности. Илья не находил себе места, не зная, что будет с ним дальше и что случилось с его друзьями. Вчера на закате он видел над стенами Марала огненно-красного дракона, как две капли воды похожего на госпожу Толстушку. Но кто сидел у него на спине, разглядеть так и не смог. Дракон мелькнул в вышине, как призрак надежды, и скрылся за рекой, в той стороне, где стоял жаболюдский замок. Илья остался один на один со своими тревогами, и со все теми же голосами, что по-прежнему звали его на пороге сумерек. Они звучали все более явственно и временами так властно, что Илье казалось, что ему станет легче, если он спрыгнет с крепостной стены и последует за этим непреодолимым зовом. Он сдерживал и успокаивал себя тем, что ухаживал за Виго, который, хоть и храбрился, но чувствовал себя плохо. Илья заметил, что воину Крылатого Льва лучше, когда он сидит рядом, положив руку ему на лоб. Мальчик понимал, что дело не в нем, а в колдовском камне, который являлся его частью, и частью которого стал он сам. "Колдовские камни способны исцелять страждущих от болезни", - вспомнил он слова Агенора. Где-то сейчас был седовласый Верховный Чародей? Как дела у царицы? И вернулся ли Гвендаль? Последний вопрос больше всего тревожил Илью. Иногда ему начинало казаться, что он больше не увидит неугомонного чародея, но он отгонял от себя эти мысли. Сидя рядом с Виго на соломе, Илья старался вообще ни о чем не думать. Особенно о том, что темная наследница Умадана хочет забрать его. Он не знал, когда ее гонцы приедут в Марал, и с замиранием сердца прислушивался к каждому звуку, доносящемуся из-за незапертой двери в башню. Ни за ним, ни за Виго предводитель гоблинов больше пока не посылал. Лишь однажды в каземат вошел совсем низкорослый и худой гоблин, одетый как слуга, а не как воин, и принес скудную еду - кувшин с водой и несколько ломтей хлеба. Илья, никогда не страдавший хорошим аппетитом, почти весь хлеб отдал Виго, который, несмотря на слабость и раны, ел, как голодный волк. В томительном и полном страха ожидании наступил вечер. Илья и Виго сидели в темноте на соломенной подстилке и смотрели на небо сквозь дверной проем в каземате. Весь день окрестности Марала заполнял едкий серый дым. Горели торфяники на болотах вокруг Буйной реки, а к ночи на землю пал и сырой холодный туман. Странные пугающие звуки чудились в нем. Из глубин земли где-то под башнями замка раздавались стук да звон. Железный лязг сотрясал землю, словно в ее недрах ворочалось чудовище со стальной чешуей и металлическими когтями.

- Когда меня вели туда и обратно, я приподнял повязку. В подземельях всюду огни. Я видел печи и кузни, - рассказал Виго, - Гоблины куют там оружие и доспехи, да столько, что хватит на целую армию.

- Может, кто-то и собирает армию, - поежившись не то от холода, не то от страха, предположил Илья.

- Я должен рассказать об этом королю Кальдиену, - встревоженно заметил Виго, - Нам надо как-то выбраться отсюда.

- Отсюда путь только вниз, - пожал плечами Илья, - Нам остается спуститься - больше ничего.

- Ты не испугаешься? - с сомнением спросил Виго.

- Я не могу уже слушать эти голоса внутри себя, - опустив голову, тихо проговорил Илья, так что Виго его не расслышал, и добавил громче, - Если ты сможешь идти, то я пойду. Мне нельзя оставаться, за мной скоро придут.

Виго вдруг сильно вздрогнул и резко поднялся с подстилки.

- Кажется, за кем-то из нас уже идут, - прошептал он, обернувшись к двери, ведущей в подземелья, - Я слышу шаги!

Илья прислушался. Его ухо тоже уловило тихие шорохи где-то внизу. Шорохи медленно, но настойчиво приближались, словно кто-то крадучись поднимался по лестнице в полной темноте. С бьющимся в горле сердцем Илья вскочил, попятился и прижался к холодной стене башни.

- Виго, это за мной! Если они меня заберут, случится беда, не только со мной, но и со всеми, - задыхаясь от испуга, проговорил он, - Пожалуйста, не отдавай меня!

- Да, я знаю, что тебя нельзя отдавать, - взволнованно кивнул Виго. Он приподнялся, подтянувшись на руках, встал с подстилки, шатаясь, подошел к стене. Потом поднял с пола выпавший из стены камень и встал за дверью.

- Когда они войдут, я ударю кого-нибудь из них, а ты беги вниз в подземелье и прячься, - прошептал он, - Больше придумать нам нечего.

Илья кивнул. В глазах у него было темно от страха. При мысли о том, что придется спускаться в подземный лабиринт, полный гоблинов, у него подгибались ноги. Но другого выхода не оставалось. Илья понимал, что не может попасть в руки страшной женщины в черном и тем отдать ей колдовской камень. Попытка спастись была совсем безнадежной, но он решился на нее.

От напряжения и страха минута ожидания показалась ужасным часом, полным самых жутких тревог. Тихие шаги на лестнице звучали все ближе и ближе, они поднимались на башню. Илья и Виго старались не дышать, вслушиваясь в едва уловимый звук за дверью. Ждать было невыносимо тяжело, Илья даже хотел бы, чтобы из-за двери наконец показалось какое-нибудь ужасное чудовище, и ожидание закончилось. Еще секунда - и он закричал бы, не выдержав неизвестности. Но дверь тихонько скрипнула, и послышались мягкие осторожные шаги. Виго примерился к гоблинскому невысокому росту, чтобы ударить камнем, но ударить было некого. В башню никто не вошел. Вернее не вошел никто на двух ногах. Чуть ниже, чем направил свою руку Виго, зажглись в темноте два круглых желтых глаза. Виго едва не вскрикнул от неожиданности, увидев, что в каземат, крадучись, вошел огромный хищный кот черной масти и уверенно направился прямо к Илье. Тот, кто вошел за ним следом, молниеносно схватил Виго за запястье, вывернул ему руку и вырвал из нее камень. Виго прерывисто вздохнул, подавляя крик боли, толкнул нападавшего к стене и прижал локтем его горло, не давая ни шевельнуться, ни вздохнуть. Его противник быстро выхватил из рукава маленький острый кинжал и приставил к шее Виго под подбородком. Сам он при этом тоже подавил болезненный крик, словно и он был ранен.

- Не дергайся, - прошептал он удивительно знакомым голосом, - Где мальчик?

Лунный луч прорвался из-за завесы дыма и тумана в окно каземата и упал на лицо незнакомца. Виго увидел коротко остриженную круглую голову и худое загорелое лицо с резкими чертами.

- Вернигор! - ахнул он, забыв о кинжале у своей шеи.

Свет луны упал и на его лицо тоже.

- Виго? - бывший товарищ по оружию опустил кинжал и вгляделся в темноту в глубине каземата, - Элиа, ты здесь?

Илья тем временем обнимал и гладил кота. Оставив мохнатого друга, он бросился к Вернигору.

- Ты жив! Вы пришли за мной! - воскликнул он, не помня себя от радости.

- Тихо, - Вернигор сделал предупреждающий жест, - Нам надо спешить. Остальные ждут нас внизу.

- Вы взяли замок штурмом? - удивился Виго.

- Нет, мы вырыли подкоп, - усмехнулся Вернигор, - Если ты с нами, то вперед. С минуты на минуту гоблины могут заметить наше присутствие, и тогда придется туго. Но в любом случае мальчика нужно вывести из замка.

- Мне бы какое-нибудь оружие, хоть дубинку, - вздохнул Виго.

Кроме кинжала Вернигор был вооружен луком за плечами и двумя мечами, перевязи которых скрещивались на груди. Он достал один меч из ножен и протянул Виго.

- Так-то лучше, - одобрительно сказал воин Крылатого Льва, - И где ж ты нашел себе такую кошку?

- Потом, - отмахнулся Вернигор и выглянул за дверь, - Орн, как там?

- Тихо, - послышался из-за двери едва различимый шепот, - Скорей выводи его.

- Орн! - обрадовался Илья.

- Тихо, - повторил Вернигор, - Ступайте за мной как можно неслышнее. Я проведу вас наружу тем же путем, что мы пробрались внутрь. Придется пройти через лабиринт под самым носом у полчища гоблинов.

- Как же ты нашел дорогу? - спросил Виго.

- Помогли старые чертежи Марала и друзья, - ответил Вернигор и первым шагнул за дверь.

Виго подтолкнул Илью к двери вслед за Вернигором, сам, держа меч наготове, последовал за ним. Последним башню покинул кот, словно прикрывавший отступление беглецов. Стоило им шагнуть за порог, их сразу окутала непроглядная тьма. Звуки в ней слышались глухо и пугающе. Узкая винтовая лестница с истертыми каменными ступенями вела, казалось, в зияющую черную бездну. Снизу веяло сыростью и холодом. Звон и стук, слышавшийся наверху в башне, доносился теперь еще явственнее. Долетали голоса и резкие выкрики.

- Вперед, смелее, - прошептал Вернигор, спускаясь по лестнице.

Илья сделал несколько шагов и наткнулся на кого-то высокого и худощавого. В темноте блеснули непроницаемо-черные глаза.

- Орн, - догадался Илья.

- Я, дружище, - усмехнулся Орн, - Твой камень при тебе?

Его рука в темноте нащупала цепочку на шее у Ильи. Илья непроизвольно хлопнул Орна по ладони.

- Со мной, - сухо проговорил он, - Если бы я его потерял, то уже умер бы.

- Вот и хорошо, - обрадовался Орн и взял Илью за руку, - Пойдем. Ты даже не представляешь, кто ждет тебя у выхода из лабиринта.

В кромешной тьме спуск из башни в подземелье показался вечностью. Наконец, глаза начали привыкать к отсутствию света, и Илья стал различать смутные очертания высоких полукруглых сводов. Кое-где выложенные грубым камнем, кое-где земляные, они были покрыты мхом и сочились влагой. Это были мрачные запутанные подземные ходы замка Марал. Стоило беглецам и Вернигору с котом и Орном пройти всего чуть-чуть под мрачными сводами подземелья, как сразу же стало видно, что оно обитаемо. Стук железа о железо зазвучал громко и отчетливо, со всех сторон из темноты доносились голоса гоблинов, деловито переговаривавшихся друг с другом. Вернигор жестом велел своим спутникам спрятаться за одну из каменных колонн, поддерживавших свод. Темнота здесь и там была подсвечена огнями факелов и красноватым светом печей и кузнечных горнов. Было душно и дымно. Кругом кипела работа. Гоблинов здесь было видимо-невидимо. Виго оказался прав: в глубоких подземельях замка ковалось оружие, изготавливались доспехи. Кузнецы в кожаных фартуках постукивали молотами о короткие лезвия мечей. По углам были свалены в кучу тускло поблескивавшие панцирные доспехи гоблинских размеров. Кочегары топили торфом большие печи, бросая лопату за лопатой в раскаленные докрасна топки. Их обнаженные до пояса тела и потные лица были покрыты копотью и осыпавшейся с потолка землей и озарены дрожащим красным светом. От этого их вид был еще более свирепым и безобразным.

- Они же увидят нас! - шепотом вскрикнул Илья.

Орн зажал ему рот ладонью, а Вернигор огляделся в поисках чего-то или кого-то. В ту же секунду из-за соседней колонны вынырнул темный комочек.

- Я вас уже давно жду, - услышал Илья торопливый испуганный шепот, - Сейчас я проведу вас обратно. Но не до конца. Когда до выхода останется совсем немного, мне придется поднять тревогу, иначе меня заподозрят.

Отсвет пламени озарил лицо и фигуру говорившего, и Илья с удивлением узнал гоблина-слугу, приносившего в башню еду и воду.

- Мы так и договаривались, Гордиф, - кивнул Вернигор, - Проведи нас до последнего поворота незамеченными, а там уж зови хоть всех сразу.

Гоблин кивнул в ответ и тихонько, мелкими осторожными шажками, пошел вперед. Вернигор двинулся за ним, остальные присоединились к нему. Гордиф хорошо знал подземелье и выбирал укромные запутанные ходы, по которым беглецы могли проскользнуть мимо гоблинов незамеченными. С замиранием сердца они проходили совсем рядом с работниками Рюадара. Они слышали подземных оружейников, но не видели их, и сами оставались невидимыми. Илье было страшно до дрожи в коленках, но рядом неслышно ступал занбаргардский кот, за руку его держал Орн, позади шел Виго, а впереди Вернигор, и Илья надеялся, что спасение уже близко. Узкий темный проход загибался то влево, то вправо, уходя все дальше и дальше от кузниц Марала. Наконец, голоса и шум работ стали стихать. Потянуло свежестью, и впереди замаячил смутный свет, похожий на дневной. Илья знал, что сейчас ночь и сделал вывод, свет просто исходит от выхода на поверхность. Беглецы дошли до поворота вправо.

- Ну, мне пора, - сказал Гордиф с поклоном, - Скажите графу Кваге, что он может на меня рассчитывать и передайте привет его дочери Ланетте.

- Удачи тебе, - поклонился Вернигор.

- Спасибо за все, - добавил Илья.

- Береги себя, мальчик с талисманницей, - ответил Гордиф и побежал назад по коридору.

- Измена! Измена! Пленники бежали! - услышали вскоре беглецы его голос вдалеке.

- Бегом на выход, - приказал Вернигор и все бросились бежать навстречу неясному свету.

Никто из беглецов не ожидал, что гоблины откликнутся на крик Гордифа так быстро. Стоило его голосу смолкнуть в конце тоннеля, как из глубины подземелий донеслись хриплые яростные возгласы и шум. В темноте заметались факелы, зашевелились неясные тени. Зная о необыкновенном проворстве гоблинов, Вернигор и остальные со всех ног кинулись вперед. Проход вдруг стал узким. Сверху сыпалась земля. Беглецы оказались в том самом подземном ходе, который выкопали за сутки землекопы под командованием Нока. Ход проходил прямо под северной стеной Марала и вел на берег Буйной реки к Стремнине. Он был узким и извилистым, выбраться из него оказалось нелегко. Приходилось карабкаться, с трудом протискиваться вперед, то и дело падая. Но когда Илья споткнулся в темноте совсем рядом с выходом, его вдруг подхватили чьи-то руки и вытащили наружу.

- С возвращением, приятель, - услышал Илья голос Нока и в ту же секунду попал в объятия маленького крепыша; гном похлопал его по спине, - Наконец-то мы снова все вместе.

Стряхивая с лица и волос осыпавшуюся землю, Илья жадно вдыхал ночной воздух. Он оказался сырым и полным гари от торфяников. Свет, который беглецы видели в подземелье, оказался лишь клочком мутного затуманенного неба над редколесьем и рекой. Справа над их головами нависала черная громада крепостной стены. Все вокруг было скрыто серым душным маревом торфяного пожара. Но в тот момент, когда Вернигор вывел Илью и остальных на поверхность, порыв ветра разогнал завесу тумана и гари, и в просвете показались звезды над горизонтом. Ярко-голубой хрусталик Альвиана мелькнул над башнями Марала и исчез за дымными клубами, которые разошлись, казалось, лишь для того, чтобы показать Илье его любимую звезду, и сгустились снова.

- Все вместе? - повторил Илья слова гнома.

Вокруг Нока стояли кольцом вооруженные, одетые в доспехи жаболюды, готовые в случае необходимости прикрыть отход беглецов. Рядом с Ильей находились Вернигор, Виго и Орн с котом. Стоило Илье подать голос, как из-за поросшей осокой кочки с радостными воплями выскочили Юн и Кадо и бросились его обнимать. От счастья снова видеть их у Ильи на глаза навернулись слезы, хотя он и опасался, что его на радостях задушат.

- Ура! Наконец-то! - заорал Юн.

- Хвала Вечерней звезде, ты на свободе! - воскликнул Кадо, - Прости, что я тебя оставил. Обещаю, больше я никогда не отпущу тебя одного.

- Чего вы разгалделись? - тихо, но резко окрикнул их сердитый голос, - Хотите, чтобы услышала стража на стенах?

Услышав этот голос, Илья не поверил своим ушам.

- Тарилор! - выдохнул он, высвобождаясь из объятий друзей, и попытался вглядеться в туманную дымку, чтобы убедиться, что голос не почудился ему.

Эльфийка выступила из темноты, закутанная в серебристый плащ, с лицом полускрытым глубоким остроконечным капюшоном. Ее глаз было не видно, но от нее будто исходили тепло и свет.

- Я же говорила, что не оставлю тебя, - сказала она, и в ее голосе Илье послышалась ласковая улыбка, - Теперь поспешим. За нами погоня.

Из-под земли громко доносились суетливые и злобные крики гоблинов. Они были уже совсем близко. Илья огляделся в поисках пути к спасению. Прямо у стены замка берег обрывался, и об него с ревом и шипением билась вода. Рядом с бушующей рекой на берегу стояли четыре узкие, остроносые лодки.

- Как же мы поплывем? - растерялся Илья.

- О, мы с Тарилор все устроили, - важно заявил Юн, - Мы заговорили реку, когда плыли сюда, заговорим и сейчас, когда поплывем обратно в замок Меир, - он опасливо покосился на чернеющий лаз подземного хода, - Только бы эти твари не вылезли прямо сейчас и не схватили нас!

Словно услышав его слова, наружу с громкими воплями один за другим стали протискиваться гоблины, вооруженные мечами, с горящими факелами в руках. Они лезли из-под земли, легко просачиваясь сквозь узкий проход, точно быстрые тени.

- К лодкам! - крикнул Вернигор, - Тарилор, Юн, читайте заклинание!

Сам он вместе с Виго остался у стен Марала с отрядом жаболюдов, чтобы задержать преследователей. Два воина Крылатого Льва встали с мечами в руках спиной к спине, прикрывая друг друга. В темноте зазвенели клинки, раздались воинственные возгласы и хриплые вопли раненых гоблинов. Все остальные кинулись к берегу. Орн, Нок, и Кадо торопливо сталкивали лодки в воду, не дожидаясь, пока эльфийские заклинания Тарилор и Юна усмирят Стремнину. Эльфийка и чародей едва успели проговорить нужные слова, прежде чем бурный поток потопил хрупкие суденышки. Волны в последний раз колыхнулись и стихли. Вода побежала ровно и гладко, словно в русле лесного ручья.

- Скорее отплываем, - скомандовал Нок.

Кот запрыгнул в первую лодку. Орн, Кадо и Нок последовали за ним. Юн проворно уселся на корме. Тарилор встала на носу, продолжая шептать заклинание. Илья нерешительно переступил через борт, оглядываясь назад, туда, где у стены продолжалось сражение.

- Вернигор! - встревоженно позвал он.

После того, что случилось в лесу Забвения, Илья боялся снова разлучиться с заклинателем драконов.

- Скорее, Вернигор, пора уходить! - крикнул Нок, берясь за весла.

- Уходим, - приказал Вернигор жаболюдам.

Отбив очередную атаку гоблинов, подданные графа Кваги пустились наутек к лодкам. Виго и Вернигор побежали вслед за ними. Жаболюды с лягушачьей прытью попрыгали в лодки и отчалили от берега. Гоблины помчались за ними, но тщетно - через мгновение лодки были уже на середине реки. Черно-серая толпа с ревом и визгом бесновалась на краю берега. Вслед беглецам полетели стрелы. Стоя на корме своей лодки, Вернигор пустил несколько стрел в ответ и, судя по крикам в темноте, не промахнулся. Тарилор по-прежнему стояла на носу первой лодки и повторяла заклинание. Ее тонкая фигурка застыла от напряжения.

- Гребите скорее, - торопливо прошептала она, - Река прогневалась, она противится, долго нам с Юном ее не удержать.

Нок, Кадо, Орн и жаболюдские гребцы налегли на весла, и в тумане показался противоположный берег. Сидя на узенькой деревянной скамейке рядом с Кадо, Илья увидел, что гоблины бегут по берегу и тащат на плечах к воде длинную узкую лодку. Они спустили ее на воду, и лодка быстро поплыла вперед, подчиняясь сильным взмахам весел гоблинских гребцов.

- Все равно не догоните, мерзавцы! - упрямо сжав зубы, проговорил Нок и воинственно приосанился, - А догоните, так я вам покажу, где раки зимуют!

Оптимизм гнома разделяли не все. Длинная лодка, в которой сидело около двадцати гоблинов, быстро догоняла лодки беглецов. Она добралась уже до середины реки, и по свирепым лицам гоблинов было видно, что они собираются продолжить погоню на другом берегу. До замка Меир было почти полмили по суше, и гоблины могли догнать Илью и его друзей прежде, чем надежные крепостные стены скрыли бы их от погони. Лодки ударились носами о берег и беглецы один за другим попрыгали на землю.

- Орн, Нок, Виго, мы останемся вместе с жаболюдами и задержим их, - с тревогой глядя на приближающуюся погоню, сказал Вернигор, - Тарилор, ты уведешь Элиа и остальных.

- Это лишнее, - возразила Тарилор, - Им не доплыть сюда. Я больше не могу сдерживать реку.

- И я, - сказал Юн и перестал беззвучно шевелить губами, как делал до сих пор.

- Заберите лодки, если не хотите их потерять, - сказала эльфийка жаболюдам.

Люди-лягушки торопливо втащили лодки на берег. Волны на реке начали подниматься выше. По воде побежали белые буруны.

- Ой, что сейчас будет! - прошептал Юн, как завороженный глядя на Стремнину.

Все замерли на берегу, в ужасе ожидая того, что должно был произойти. На землю вдруг пала тяжелая устрашающая тишь. Лодка гоблинов прошла уже две трети расстояния от одного берега до другого. Внезапно вода вокруг нее закипела и запенилась. Во все стороны полетели брызги. Стремнина, разозленная так долго сковывавшим ее заклинанием, взбунтовалась и обрушила свой гнев на гоблинов, на беду попавших в ее власть. Оказавшись среди яростно хлещущих волн, гоблинские гребцы попытались провести лодку к берегу, но их усилия были напрасны. Черный водоворот подхватил лодку, закрутил ее, перевернул и унес прочь. Рев Стремнины заглушил крики гоблинов, а туман и дым с торфяников упали на воду и скрыли ужасную картину от глаз Ильи и его спутников. Несколько мгновений спустя, на реку, торфяные болота и редколесье снова опустилась тишина, в которой слышен был лишь шум злобной реки, получившей наконец свободу.

- Ужасно, - пробормотал Илья, зябко поежившись от пробравшего его вдруг озноба.

- Пойдем, - Вернигор мягко, но настойчиво положил руку ему на плечо, - Тебе надо отдохнуть после всех переживаний. В замке Меир тебя ждет королевский прием. Граф Квага очень хочет познакомиться с тобой.

- Он знает? - шепотом спросил Илья.

- Подозревает, - ответил Вернигор, - Здесь, на Нехоженой Земле известно больше, чем в Ильраане или в Занбааре. Не знаю как, но думаю, что весть о тебе уже разнеслась тут повсюду. Это большая ответственность. Ты справишься с ней?

- Только что ты говорил об отдыхе, - со вздохом заметил Илья, - Этот разговор мне нравился больше. Думаю, нам всем надо отдохнуть. А ответственность... Я не хотел этой ответственности, не хочу и сейчас. Но если нужно, значит, я с ней справлюсь.

Он сказал это совсем негромко, но почему-то ему показалось, что к его словам прислушивались все, даже жаболюды. И все их услышали. И всем стало спокойнее.

СОННЫЕ ТОПИ

На следующий день Илья проспал до полудня на мягкой кровати в одной из комнат замка Меир. Его никто не будил. Во-первых, жалели, во-вторых, остальные тоже спали. Волнения трех последних дней вымотали всех. Проснувшись в середине дня, Илья увидел, что пожар на торфяниках идет на убыль, и в окна комнаты проглядывает кусочек чистого неба. У кровати, на маленьком столике с ножками в виде сидящих лягушек, стоял поднос с завтраком. Илья накинулся на еду с непривычным для него аппетитом, хотя и знал, что пища жаболюдов имеет привкус болотной воды. Поев, он оглядел комнату. На спинке стула висел его зеленый эльфийский плащ. Он был выстиран заботливыми, хозяйственными жаболюдами, как и вся одежда, но вид у него был уже не тот, что в самом начале, когда Кадо подарил его Илье. Плащ поизносился в дороге, местами побурел, а кое-где выцвел. Он выглядел, как одежда бывалого странника. Илья накинул его на плечи, защелкнул застежку в виде серебряного лука со стрелой и увидел свое отражение в зеркале на стене. На него смотрел совсем взрослый подросток, худой, с лицом, покрытым дорожным загаром. Короткие волосы отросли и кольцами падали на лоб и шею и выглядели еще более растрепанными, чем всегда. Илья был удивлен, насколько чужим выглядело его собственное лицо. И взгляд был тоже чужой - серьезный и непередаваемо печальный. Глаза, обычно голубые и яркие в черных ресницах, теперь временами отливали зеленью. "Человек-камень", - с грустной усмешкой подумал Илья, поправил талисманницу на шее и вышел из комнаты. Пройдя по совершенно незнакомым комнатам и коридорам, он тем не менее без труда нашел Круглый зал, главные покои Меира. Должно быть, все переходы в замке сходились именно в этой комнате - с высоким потолком, резной тяжелой мебелью и круглыми окнами, свет из которых падал на устланный свежесрезанным камышом пол через цветные зелено-желтые стекла. За дубовым круглым столом сидели Вернигор, хозяин замка граф Квага и Тарилор. Перед ними стояли кружки с травяным чаем, и лежала развернутая карта Колдунов.

- Карта подробная, но старая, очень старая, - изучающе глядя на пергамент с зубчатыми краями, проговорил Квага в тот момент, когда Илья вошел в зал, - Многое изменилось с тех пор, когда эта карта была составлена. Земли и поселения никуда не делись, но проходить по ним стало небезопасно. Вернее, еще более опасно. Гоблины, вурдалаки, волки-оборотни, тролли и прочая нечисть, название которой и придумать невозможно, заполонила Нехоженую Землю. Идти на юг без проводника - чистое безумие. Да и с проводником тоже.

- Но мы должны это сделать, - возразил Вернигор, - С проводником или без. Если вы знаете безопасный путь, граф, скажите нам.

- Безопасный? - почтенный жаболюд с усмешкой покачал головой, - Уж скорее менее опасный, чем другие, если выбирать, какая из напастей, поджидающих в дороге, хуже остальных, а какая чуть лучше. Я могу предложить вам только один более или менее верный путь на юг. К востоку отсюда недалеко от того же истока, что и Буйная, берет свое начало другая река. Ладрона на языке жаболюдов означает "полноводная". Ниже по течению она широка и быстра, но спокойна. Ладрона течет на юг, и по ней вы доберетесь до Лунных гор на границе Нехоженой Земли. Есть только одно но...- он указал зеленоватым пальцем на карту.

Вернигор и Тарилор, склонившиеся над пергаментом, подняли головы и переглянулись.

- Чтобы добраться до Ладроны, надо пройти через Сонные топи, - хором сказали они.

- Чтобы добраться до безопасной дороги, нужно пройти по гиблым местам, - подтвердил Квага, - Я не могу обещать наверняка, что у вас все получится, но если вы решитесь на это, я дам вам проводника через топи и пошлю лягушку с письмом к соседям-жаболюдам, живущим на правом берегу Ладроны, чтобы вас встретили и приготовили для вас челны поудобнее.

Сказав так, граф Квага замолчал, давая Вернигору и эльфийке возможность посовещаться.

- Эта затея никуда не годится, - решительно тряхнула рыжей головой Тарилор, - Чистой воды сумасшествие.

- Добраться на юг по воде - просто замечательно, - возразил Вернигор, - После побега Элиа из Марала на суше за нами будет охотиться вся гоблинская рать.

- А на болоте мы все утонем, - заметила Тарилор.

- Необязательно, - не согласился Вернигор, - Если мы успешно минуем Сонные топи, то на сплав по реке уйдет гораздо меньше времени, чем на путешествие по обычной дороге. Нам стоит рискнуть.

- Ну, вы обсудите все стороны этого дела, а я распоряжусь об обеде, - добродушно усмехнулся Квага, с минуту послушав их препирательства, и заметил Илью, стоявшего у дверей и слушавшего разговор, - А, Элиа, проходи, располагайся. Сейчас мы будем обедать.

- Я только что позавтракал, - улыбнулся Илья, вспоминая поднос со множеством кушаний.

- А, ты проснулся, - обрадовалась Тарилор, - Послушай только, что говорит этот неразумный человек! Он предлагает идти прямо в гиблое болото. Разве так можно?

Илья смущенно пожал плечами.

- По-моему, он прав, - сказал он, - Если, конечно, вы захотите знать мое мнение, то нам следует рискнуть и пойти через Сонные топи. По реке действительно безопаснее добираться, чем по суше. И потом, другого выхода ведь нет.

Тарилор обескураженно развела руками.

- Ну, если так говоришь ты, - сказала она, но посмотрела при этом не на Илью, а на камень у него на шее.

"Я стал другим, и они стали относиться ко мне иначе", - подумал Илья и не смог решить, хорошо это или плохо.

С графом Квагой и его гостеприимным замком путники простились на ночь глядя. Чтобы не быть замеченными гоблинами из Марала, они вышли из Меира и отправились в дорогу с наступлением сумерек. На сей раз все без исключения пустились в путь пешком. Болото не было подходящим местом для всадников, и своего единорога Орландо Тарилор оставила на попечение конюхов графа Кваги. Прощаясь, жаболюды никого из гостей не отпустили без подарков. Ноку подарили круглый, богато изукрашенный агатом и сердоликом, покрытый чеканкой жаболюдский шлем с удобным подбородочным ремешком, очень ему подходивший. Хозяйственный Кадо получил новую, красивую дорожную сумку, куда более вместительную, чем прежняя. Вернигору достался красивый и теплый темно-синий плащ. Юну граф Квага лично вручил рецепт своего волшебного лечебного зелья. Тарилор восхищенные ее красотой жаболюды преподнесли круглое зеркальце в серебряной оправе с резной ручкой из кости. Орн получил новую трубку. Виго - меч жаболюдской работы взамен отобранного гоблинами оружия. Кота одарили искусно плетеным из кожи ошейником, который он принял только из вежливости. А Илье досталось позолоченное перо для написания его новых книг. Как обнаружилось, в библиотеке Меира имелось несколько его произведений. Обходя стороной еще дымящиеся торфяники, путники вышли к Росстани - ровному месту с твердой почвой среди болот, посередине которого лежал в окружении мелких камней большой и неровный серо-белый валун. Тут ильраанских путников должен был встретить проводник, посланный графом Квагой, тут же они простились с Виго, путь которого лежал на север, обратно в обжитые земли.

- Я охотно пошел бы с вами, тем более, что знаю дорогу, - сказал Виго, - Но приказ короля призывает меня в Занбаар, - он поклонился путникам на прощание, пожал руку Вернигору и отвел его в сторону, - Прощай, брат. Может быть, еще увидимся. Мне рассказать в Занбааре, что с тобой все в порядке?

- Нет, - спокойным голосом возразил Вернигор, - Ты меня не видел.

- Это довольно жестоко, - заметил Виго, - Она ведь переживает.

- Это правильно, - нисколько не изменившимся тоном ответил Вернигор, - Не стоит продолжать то, что закончится ничем. Мы с тобой не встречались и ничего этого не было.

Виго пожал плечами.

- Ну, как знаешь, - вздохнул он, - Удачи тебе, - он последний раз повернулся к спутникам Вернигора, - Удачи всем вам. Элиа, надеюсь, у тебя все будет хорошо.

- Береги себя, - ответил Илья.

Виго накинул капюшон своего короткого, как у эльфов, серого плаща на голову и свернул на одну из болотных тропинок, уходящих на север, к лесу Забвения, Трясине и Болотному городу. Его фигура, идущая уверенной походкой через Трясинки, вскоре затерялась в ночном тумане. Путники остались одни. Стало совсем темно. Над болотами стелился дым с торфяников. Похожие на танцующих призраков поднимались туманные испарения. Неподалеку протяжно прокричала выпь. За облаками, бегущими по небу, несколько раз промелькнул месяц, который поднялся уже довольно высоко, а проводника, обещанного жаболюдским графом все не было. В ожидании путники нервно переминались с ноги на ногу.

- Да что же нам всю ночь ждать? - c досадой проговорила Тарилор, отгоняя от лица жужжащих комаров.

- Может, он испугался и не захотел нас вести, и нам придется лезть в эти страшные топи одним? - предположил Юн, как всегда думавший о худшем.

- Не думаю, что граф обратился бы за помощью к трусу, - возразил Нок и хотел еще что-то добавить, но вдруг испуганно вздрогнул и указал на большой камень, лежащий в середине Росстани.

Все с удивлением и некоторым испугом увидели, что, прислонившись к камню спиной, стоит фигура в плаще цвета болотной тины. Голова ее была накрыта капюшоном, и лица не было видно. Фигура эта, казалось, неслышно выросла прямо из тумана.

- Это вы те путники, которых надо провести через Сонные топи? - спросила фигура негромким спокойным голосом.

- А это вы проводник, которого мы ждем? - как всегда недоверчиво и настороженно спросила Тарилор.

Фигура кивнула и откинула с лица капюшон. Все разинули рты от удивления. Перед ними стояла девушка на вид чуть постарше Тарилор. У нее были слегка раскосые глаза цвета зеленоватой болотной воды, свежий и смугловатый цвет лица и тонкий профиль. По плечам спускались прямые и блестящие черные волосы, перехваченные на лбу повязкой из сплетенных кожаных шнурков, а на ярких губах играла дерзкая улыбка. Одета она была как мужчина, и веяло от нее почти мужской силой и отвагой, хотя и была она хрупкой красавицей.

- Женщина! - возмутился Нок, - Граф Квага нам подсунул проводника-женщину. Такого я от него не ожидал.

- Меня зовут Ината, - усмехнулась черноволосая красавица, ничуть не смутившись от слов гнома, - И если вы хотите побыстрее пересечь Сонные топи, нам надо сейчас же тронуться в путь. К рассвету следует быть подальше от замка Марал и от гоблинов.

- Ты ведь знаешь, что делаешь? - спросил ее Вернигор.

Ината молча, уверенно кивнула.

- Держитесь за мною след в след, - сказала она, - И будьте настороже. Сонные топи не зря называют сонными. Стоит только лишь слегка погрузиться в дрему, как трясина проглотит тебя. Она чувствует усталость и страх, они питают ее.

Снова надев капюшон на голову, Ината свернула на едва различимую в темноте тропку, ведущую на восток. Вернигор пошел за ней, стараясь наступать на ее следы. За ним пошел Орн, за Орном Тарилор и Нок, недоверчиво ворчавший себе под нос. За Ноком шел Илья, впереди которого шел Кадо, а позади кот, словно охраняя его с обеих сторон. И наконец, последним робко продвигался вперед Юн, то и дело вздрагивая от страха.

Всю ночь путники шли медленно и осторожно. Поднимаясь выше щиколотки, змеились ручейки тумана, и было совсем не видно, куда именно наступать на уходящую из-под ног землю, чтобы не провалиться по пояс в болотную жижу. А трясина становилась все глубже. Она хлюпала под подошвами высоких эльфийских ботинок, разливалась лужицами грязной воды и временами издавала странные звуки. Точно невидимый великан болезненно стонал и вздыхал где-то рядом. Рассвело, но веселее от этого не стало. Вокруг глазу не за что было зацепиться - ни куста, ни цветочка. Лишь холмы, покрытые остролистой осокой, поднимались иногда слева или справа, появлялись кое-где беспорядочные нагромождения выщербленных камней, заросшие мхом, да выплывало из тумана чахлое деревце с тонкими ветвями, похожее на больного старика с растопыренными тощими руками. Болото казалось бескрайним. Ината, уверенно шедшая впереди, словно нарочно вела путников прямо в глубь самой топкой трясины, в самые гиблые места. Она шла молча, не оборачиваясь и не проверяя, не отстали ли ее спутники. Вернигор и остальные видели лишь ее спину в буро-зеленом плаще.

- Эй, послушай, - окликнул ее Вернигор, шедший за ней, - Мы не спросили, сколько займет переход по Сонным топям?

- И не спрашивайте, - не оборачиваясь, ответила Ината, - Нельзя ответить определенно. Если назвать точный срок, можно прогневить болота, и тогда, кто сможет поручиться, что переход вообще состоится?

- Ой, мамочки, мамочки, - горестно вздохнул Юн.

Остальные путники тоже были напуганы ее словами, но промолчали. Гневить зеленую бездну под собственными ногами не хотелось никому. Поэтому все пошли, куда глаза глядят, доверившись Инате, которая одна знала, куда следует держать путь. С торфяников все еще несло гарью и копотью. Сверху припекало солнце, не видимое в болотном мареве. Вокруг роились облачка мошкары. За полдень стало совсем жарко и душно. Вода во фляжках быстро закончилась, а болотная вода, смешанная с грязью и тиной, для питья была непригодна. К тому же после ночи, проведенной в дороге, очень хотелось спать. Глаза слипались прямо на ходу. Нок по своему обыкновению задремал, продолжая идти, и, свесив голову в новеньком жаболюдском шлеме, тихо захрапел. Стоило ему во сне упасть на колени, как до сей минуты твердая и надежная на вид тропа стала медленно расступаться под ним и с тихим чавканьем затягивать его ноги внутрь себя, словно собиралась его съесть. Шедший позади него Кадо испуганно вскрикнул. Тарилор, легко шагавшая впереди гнома, обернулась и попыталась вытащить его за плечи. Но чем больше она старалась, тем больше топь затягивала Нока. Болото ни за что не хотело отдавать добычу. Видя, что Нок погрузился в трясину уже по пояс, Вернигор, Орн Илья и Кадо тоже кинулись на помощь. Все вместе они вытащили гнома из болота. Ината все это время спокойно наблюдала за происходящим.

- Вот поэтому топи и называют Сонными, - невозмутимо заметила она, - Здесь нельзя спать, иначе ты погиб, - И трястись от страха нельзя, - добавила она, взглянув на Юна, который стоял, зажмурившись, и клацал зубами, - Гляди, твои ноги уже затягивает, парень.

- Ай, ай! - заорал Юн и запрыгал, как козленок, по кочкам.

- Вам здесь тяжело с непривычки, - сказала Ината, оглядев растерянных путников, - Продержитесь еще час. Мы выйдем на твердое место к Колодцу Фей. Там можно будет отдохнуть и напиться чистой воды. Но потом - снова долгий тяжелый путь.

Час показался самым долгим часом на свете. По прошествии его впереди показалась круглая лужайка, похожая на лужайку у Росстани. Но вместо камня в середине нее стоял круглый колодец, сложенный из серого камня, поросшего длинным мхом.

- Вода! Вода! - завопил Юн и, обогнав всех, первым кинулся к деревянному ведерку, привязанному на цепи к колодцу.

- Когда-то здесь была густая роща, которой покровительствовали феи, - рассказала Ината, - Это было так давно, что никто не помнит, как они здесь жили и почему оставили эти места. Остался только колодец да легенда.

Вода в колодце оказалась прохладной и чистой. Все с удовольствием напились и умылись.

- Я наберу воды во фляги и догоню вас, - сказал Орн, когда все отдохнули и снова собрались в путь.

- Ты у нас вечный водонос, - поддела его Тарилор, - Раз так любишь ходить за водой, то так тому и быть. Только не отставай слишком.

- Мне приятно, что ты обо мне волнуешься, госпожа, - не остался в долгу Орн, забирая у всех фляги, - Обычно эльфов не заботит судьба простых смертных.

Тарилор не удостоила его ответом и первой храбро ступила на тропу. Довольный тем, что поле битвы осталось за ним, Орн погрузил ведерко в колодец.. Когда он стал его вытягивать, тонкая, но сильная рука взялась за цепь и потянула ее наверх.

- Помощь мне не нужна, - сказал Орн, встретившись с Инатой глазами.

- Нельзя оставаться одному надолго, - заметила Ината, - Никогда не знаешь, что случится здесь через пять минут.

- Ты же остаешься, - с усмешкой ответил Орн, - Почему ты бродишь здесь? Может, скрываешься от закона?

- Какой закон на Нехоженой Земле? - усмехнулась Ината, вытягивая ведро из колодца, - Я не брожу здесь, я здесь живу. Топи - мой дом.

При этих словах по ее красивым чертам пробежала волна, исказившая ее лицо. На минуту сквозь красоту девушки проступило нечто безобразное и пугающее, а глаза ее хищно вспыхнули. Орн выпустил из рук цепь.

- Болотный демон! - тихо вскрикнул он, бросил взгляд на уходящих по тропке путников и невольно схватился за меч, висящий у пояса.

Ината негромко, но звонко рассмеялась.

- Даже им не стоит меня бояться, - она тоже бросила взгляд на спутников Орна и лукаво посмотрела на него самого, - А уж тем более тебе, брат.

Орн вздрогнул под ее понимающим взглядом.

- Я не брат тебе! - грубо отрезал он.

- Брось, - Ината откинула на спину капюшон и встряхнула пышными волосами, - Я вижу тебя насквозь, демон зеркала. Я не причиню тебе вреда и им тоже. Наливай воду и пойдем.

Орн подавленно и смущенно опустил глаза и взялся за фляжки.

- Не понимаю, почему ты, создание тьмы, помогаешь графу Кваге и провожаешь нас, - сказал он, разливая воду.

- Я тоже не понимаю, почему ты, создание тьмы, путешествуешь с ними, существами светлого мира, - усмехнулась Ината, - И не спрашиваю. Но на твой вопрос я отвечу. Мои болота - это мои болота. Жаболюды знают это, и мы всегда ладили. И мне совсем не хочется, чтобы тут гуляли толпы оборотней или гоблинов. Тут буду гулять только я и та нечисть, к которой я привыкла. Поэтому я проведу мальчика с талисманницей на шее туда, куда он захочет. Ладно, наполняй скорее свои фляги и догоняй. Ты не пропадешь, а их нельзя оставлять без присмотра.

Она запахнула полы плаща и пошла вперед по тропинке вслед за свернувшими за каменную горку путниками.

- Все-то ты знаешь о мальчике и о талисманнице, болотная тварь, - проворчал Орн себе под нос, - Надо же какие вы в Нехоженых Землях сведущие! А мне ничего не говорят. Даже обидно.

Наливая воду во фляжки, Орн то и дело бросал тревожные взгляды на колодец. Он чувствовал, как колодец тянет его к себе. Тянет со страшной силой. Он знал, почему это происходит, но все же внутри у него все оборвалось, когда вода в колодце забурлила, и из глубины раздался глухой голос:

- Орн, где ты? Ответь мне!

- Я не понимаю, отчего зеркало не показывает все эти дни! - с досадой воскликнула госпожа, сдернув полог и, убедившись, что гладкая поверхность стекла мутна и туманна, - Что за колдовство мешает мне видеть? Если бы не мои шпионы в Нехоженой Земле, я бы не знала, что там происходит.

- Ну и как тебе то, что там происходит? - с язвительной усмешкой спросил Ютас, стоявший у камина и смотревший на пляшущий в нем огонь.

- Не зли меня, Колдун! - выкрикнула госпожа, - И пусть принесут мне кровь летучей мыши. Нужно снять наложенное кем-то заклятие и заставить это стекло снова служить мне.

- То, что тебе нужно здесь, - сказал Ютас, снял с полки кувшин с высоким узким горлышком, закрытый крышкой, и налил из него в кубок тягучую темную жидкость, - Может, стоит спросить у Орна, почему зеркало не показывает?

- Вечно ты со своими подозрениями, проклятый ворчливый старик, - недовольно ответила госпожа, - Я разберусь со всеми в свой черед. Но сначала с этим.

Она взяла из рук чародея кубок и выплеснула его на зеркало. Гладкая зеркальная поверхность окрасилась кровью. По ней потекли темно-красные струйки.

- Падите, чары. Явись, отражение, - властно потребовала госпожа, кровавые ручейки начали бледнеть и исчезли, а в зеркале появилось отражение ее высокой черной фигуры, - Покажи мне Марал и Рюадара, стекло.

В зеркале закружился вихрь из облаков и тумана. Когда он рассеялся, появилось отражение библиотеки в замке Марал и Рюадар, стоящий перед своим зеркалом.

- Госпожа, - с поклоном пролепетал гоблин, его голос дрожал от нескрываемого страха.

- Значит, мои гонцы вернутся ко мне ни с чем. Ты упустил мальчишку, - холодно проговорила госпожа.

- Вы уже все знаете, - ничуть не удивился гоблин и поник головой, - Да, я не справился. Они оказались хитрее и проворнее. Я умру?

- Нет, - с холодной усмешкой покачала головой госпожа, - Я не прощаю промахов, но на сей раз ты будешь жить и продолжишь делать то, что я повелела тебе делать. Но тебе придется каждым своим вздохом доказать мне свое право на жизнь. И всю эту жизнь я заберу, отныне она полностью принадлежит мне.

Гоблин пошатнулся и упал перед зеркалом на колени.

- Я сделаю все, госпожа! - выдохнул он, весь дрожа от страха и от радости, - Располагайте мной. Я ваш.

- То-то же, - госпожа хлопнула в ладоши, и зеркало замутилось, - А теперь покажи мне Орна.

Темная фигура в водном круге была далеко внизу. По ней время от времени бежала рябь. Орн склонился низко над колодцем, чтобы лучше ее видеть.

- Прежде чем вы что-то скажете, госпожа, я признаюсь, - поспешно проговорил демон, - Это сделал я. Я вывел из строя зеркало и забыл вернуть его в прежнее состояние.

- Ты? - темная колдунья на мгновение лишилась дара речи, - Да как же ты посмел?!

- Сам не знаю, - растерянно прошептал Орн, - Что-то происходит со мной. Что-то происходит вокруг меня. Каждый раз, когда я хочу сделать то, что от меня требуется, я словно натыкаюсь на невидимую стену, которая мешает мне. Она окружает мальчика и камень. Это Агенор, теперь я уверен. Он передал Элиа свою силу, чтобы защитить его. То вдруг появляется черный голубь, который почему-то приводит меня в полную растерянность. То Юн находит заклинание против Ночного ловчего. То в сумке у Элиа обнаруживается меч. То гоблины не убивают Вернигора в лесу, потому что я сам им помешал.

- Это ты прилетел на драконе? - изумленно прошептала госпожа.

- Я, - Орн с виноватым вздохом опустил голову, - Но я не виноват. Существуют какие-то силы, которые противятся вашей злой воле. Они могущественны и всячески мешают мне. Задета моя гордость, моя верность темной стороне под сомнением. Придумайте же что-нибудь, госпожа, чтобы все наконец получилось!

- Уже придумала, мой демон, - усмехнулась госпожа, - Как донесли мои соглядатаи, Вернигор хочет, чтобы вы спустились по Ладроне до Лунных гор. Отправляйся в этот путь вместе с ними. И ничего не предпринимай, пока вы не окажетесь по ту сторону гор. На южных склонах, в лесу у Двурогой горы есть дверь в дупле старого дуба. Она ведет в Маргодран. Туда ты доставишь мальчика и камень. И там будешь ждать меня.

- Понял, все исполню, - Орн поклонился отражению в колодце.

- До тех пор же береги Элиа, как зеницу ока. И помни - я рядом, - донеслось из глубины, - Я - везде.

Темная фигура исчезла.

- Маргодран, - повторил Орн, - Что ж, так тому и быть. Я дождусь своего часа. Я сделаю это, и все будет кончено.

Он забрал фляжки с водой, бросил последний взгляд на колодец и пошел догонять остальных.

- Агенор! - гневно прорычала госпожа, словно это имя было ругательством, - Оказывается, этот старый негодяй может быть опасен почти как Гвендаль. Он, видите ли, болен! Знаем мы, что это за болезнь. Но меня этим не остановишь, я добьюсь своего. Ты отправишься в Маргодран и встретишь демона, когда он принесет мое сокровище.

- Только не трать силы по пустякам, не разбрасывайся, - проговорил Ютас, по-прежнему глядя на огонь в камине, - Ты слишком увлеклась погоней за камнем, словно в нем одном все дело.

- А разве не так? - спросила госпожа.

- Конечно, так, - кивнул Восточный Колдун и, оторвав взгляд от огня, повернул голову к ней, - Но если ты и в самом деле хочешь полной власти, надо мыслить шире. Пора подкрепить силу колдовских камней силой оружия. Пора собирать армию.

Госпожа торжествующе рассмеялась своим холодным и безрадостным смехом.

- Почему ты решил, что я не подумала об этом? - спросила она, - Все это время я не медлила. В Занбаргардские горы стекаются толпы гоблинов и троллей. В подземельях Марала куется оружие. В лесах Дивного Края множатся оборотни. В глубине Нехоженых Земель плодятся чудовища, подвластные только мне одной, и ждут моего приказа. Я соберу небывалую по численности армию, сильную и не знающую жалости.

- И куда ты поведешь ее? - спросил Колдун.

- Ты знаешь сам, старый хитрец, - насмешливо фыркнула госпожа, - Власть у того, кто правит Страной Чародеев. Я нападу внезапно и со всех сторон. Захвачу крепости в Аладане, в Занбааре, в Ридэле и в Армаисе, закрою все границы. Я создам вокруг Ильраана настоящее кольцо тьмы.

Переход по Сонным топям с каждой минутой становился все труднее. Три дня и три ночи шли путники вслед за Инатой по таким местам, где, казалось, пройти было вовсе невозможно. Вода поднималась до пояса, болотная жижа и грязь затягивали выше колена. Туманы сбивали с пути и духота кружила голову. Кто-нибудь то и дело проваливался и тонул, и остальные едва успевали его вытащить. Ноку пришлось нести кота на плече, Орну тащить Кадо, а Вернигор сразу на обоих плечах нес Илью и Юна, потому что топь становилась так глубока, что ни кот, ни мальчики уже не могли идти сами. Нигде уже не было видно ни лягушек, ни комаров, ни даже чахлых и низкорослых деревьев. Самый воздух болота нес в себе погибель. Едкие испарения трясины нагоняли гибельный сон, заставляли головы тяжелеть и глаза слипаться. Путникам казалось, что топь следит за ними недобрым и жадным взглядом, ожидая минуты слабости, когда можно будет утащить их в свои зловонные темные глубины. Временами путешественниками овладевало отчаяние, им казалось, что этому мучительному и страшному пути не будет конца. Но к рассвету четвертого дня Ината вывела их на заболоченный, но зеленый луг, где брали начало две могучие реки. Они расходились в разные стороны пока еще тоненькими ручейками. Один быстро струился на запад, второй плавно убегал на юг.

- Исток Ладроны и Лигрейны, - сказала Ината, указывая на пробивающиеся из земли ручейки, - Завтра мы выйдем к большой воде.

- Значит, топи кончились? - обрадованно воскликнул Юн.

- Повезло вам, - ответила Ината.

Сонные топи отступили, остались далеко позади. Путники шли вдоль русла спокойного ручья всю ночь и все следующее утро. К середине дня Ината вывела их на то место, где Полноводная набирала всю свою силу и текла среди пологих берегов по лугам, сосновым и кипарисовым лесам широкая и мирная.

- Дальше я не пойду, - сказала Ината, - Пусть будет с вами солнце и звезда Альвиан. Желаю вам удачи, особенно некоторым из вас.

Она со значением посмотрела на Орна, накинула капюшон плаща на голову и пошла обратной дорогой в сторону Сонных топей.

- А ты ей понравился, - заметил любопытный и наблюдательный Юн.

- Не выдумывай, - сухо возразила Тарилор, - Кому он может нравиться?

- Может, кому-то и нравлюсь, - обиделся Орн.

- Не все же такие самовлюбленные и надменные, как эльфы, - заступился за демона Нок.

- Хватит, - строго перебил их Вернигор, - Ниже по течению на этом берегу стоит жаболюдский поселок. Граф Квага послал туда весть, и там нас ждут лодки.

- А обед нас там ждет? - с надеждой спросил Юн.

- Возможно, - усмехнулся Вернигор, - Чем быстрее доберемся, тем быстрее об этом узнаем.

- Тогда бегом! - воскликнул Юн и припустился бежать по берегу.

Поселок показался впереди на укрепленном частоколом речном обрыве ближе к четвертому часу после полудня. Как и обещал граф Квага, путников там уже ожидали, и приняли как добрых старых друзей. Остаток дня они провели в поселке, отдыхая и набираясь сил после Сонных топей. На следующее утро еще не сошел прохладный туман с реки, и солнце не поднялось над зубчатой кромкой соснового леса, а путники сели в узкие изогнутые жаболюдские лодки, взяли в руки весла и поплыли вниз по течению. Как видно было из карты Колдунов, Ладрона должна была привести их прямо в предгорья Лунных гор, за которыми на карте виднелся маленький краешек страны с названием, кончавшимся на буквы "АР".

АНОГЕР


Еще три дня ушло на сплав по Полноводной реке на юг. Погода на исходе августа стояла сухая и ясная. Утра уже становились не по-летнему прохладными, но дни были по-прежнему солнечными, а ночи тихими и звездными. За все три дня никто не встретился ильраанским путешественникам, никто их не потревожил. Нехоженая Земля проплывала мимо, заброшенная и пустынная, но прекрасная в своей дикой первозданной силе и красоте. Быстрым течением три лодки, в которых сидели путники, плавно несло вдоль по реке. Следуя распоряжениям Вернигора, ехавшего в первой из лодок, Тарилор и Орн, правившие остальными, старались держаться середины реки. Берега были так далеко друг от друга, что были видны лишь синеватыми полосками слева и справа. Но чем ниже спускались лодки по течению, тем больше сужалось русло. Берега становились все выше, все круче, все каменистее. Спокойные равнины закончились, впереди стеной вставали Лунные горы. Их склоны видны были издали и переливались в лучах солнца оттенками лунного серебра. У их подошв колыхались кипарисовые и дубовые рощи, а на вершинах сиял белизной нетающий снег. На четвертый день пути Ладрону зажали с обеих сторон крутые горные склоны. Она текла, бурля и пенясь, между высоких и отвесных каменных стен, словно в коридоре, над которым виднелось голубое небо. Кое-где на стенах росли, цепляясь корнями за скалы, высокие стройные сосны, кое-где каменную поверхность украшали странные росписи или выбитые на граните и базальте фигуры людей небольшого роста, растений и животных.

- Следы былой жизни, когда-то здесь были поселения гномов, - заметил Вернигор, обращаясь к Илье и Кадо, сидевшим с ним в одной лодке, и развернул карту, - Через тридцать миль река срывается со скалы вниз, превращаясь в водопад. Пора нам сойти на берег. Пройдем по левому берегу Тропой Оленей. Она выведет нас на южные склоны, к Двурогой горе.

Через двадцать минут впереди показался высокий каменный мост над рекой. На правом берегу от воды к нему вели ступеньки, вырубленные в горе. Постройки выглядели мощными, но старыми и запущенными.

- Здесь и выйдем, - обрадовался Вернигор.

Путники причалили к каменной лестнице, оставили лодки на площадке рядом с ней. Потом поднялись по лестнице на мост и перешли по нему на левый берег. Вокруг вздымались лесистые склоны, под деревьями росли высокие густые папоротники.

- Опять лезть куда-то, - вздохнул Юн, - Тяжело же это - спасать мир.

- Тебя с нами никто не звал, спаситель, - напомнил Кадо.

Юн показал ему язык и больше жаловаться не стал. Все пошли за Вернигором. Он разобрался в карте и знал верную дорогу на юг.


Дальше идти становилось все труднее. Подъем вывел путников на Оленью тропу, а она вилась по краю обрыва над самой пропастью, потом поднималась все выше и выше. Леса остались позади. Кругом виднелись лишь голые нагромождения камней, сероватые и пепельные, точно покрытые льдом и инеем, узкие проходы между ними, да бездонные провалы пропастей, на дне которых клубился туман. Солнце озаряло пустынную картину, создавая причудливую игру света на серебристых, будто замерзших склонах гор. Они казались застывшей стаей облаков или скоплением утренней дымки. А далеко внизу зеленым плюшевым покрывалом колыхались леса и сверкали прохладными струями сбегающие вниз водопады. После нескольких часов утомительного подъема путники вышли на голый круто уходящий вверх склон, на котором Оленья тропа поднималась высоко между двумя рядами острых камней и терялась на вершине среди бесформенных серых глыб. С правой стороны склон обрывался в пропасть. По ее краю шел узенький каменный карниз и открывался вид на длинную цепь гор, уходящую на юго-восток. Горы были накрыты снежными капюшонами. Их вершины искрились на солнце, а массивные основания скрывала тень, которую они бросали друг на друга. Те, что были вблизи, казались темно-синими, находившиеся чуть дальше - серо-сизыми, а самые далекие выглядели бледно-голубыми, их окутывала дымка дальнего расстояния. Одна гора, находившаяся прямо напротив путников по другую сторону пропасти, стояла несколько особняком от других и поражала своей мощью и величием. На ее высоких склонах не было видно снега, а над притупленной верхушкой курился легкий дымок.

- Гора-Огонь, - сказал Вернигор, глядя на нее.

- Очень подходящая гора, - заявил Нок, - Если я правильно разглядел карту, по ее западному склону, не поднимаясь особенно высоко, мы могли бы быстро добраться до южной стороны Лунных гор и выйти к Двурогой горе.

- Могли бы, если бы это не было так опасно, - ответил Вернигор, - Эта гора не любит незваных гостей. Она дрожит и сотрясается от гнева, когда на ее склон ступает нога чужака, и выбрасывает на поверхность фонтаны огня, кипятка и горячего пара. Нам не пройти по ней без того, чтобы наши жизни не подверглись бы опасности. Поэтому мы пойдем в обход по Оленьей тропе. Она долгая и тяжелая, но более безопасная.

- Ерунда, - возразил Нок, - Гномы не боятся всяких там фонтанов огня и кипятка! Я бы запросто провел вас по Горе-Огонь. У меня чутье настоящего горняка.

- И самомнение настоящего болвана, - добавила Тарилор, забыв, что обещала не говорить дурно о гномах.

Нок весь побагровел от обиды и уже хотел ответить что-либо грубое, но разговор был внезапно прерван шумом, доносившимся с вершины склона, на который взбиралась Оленья тропа. Далеко вверху послышался неясный тревожный гул, похожий на шум горного обвала. Он все время нарастал и приближался.

- Камнепад! - воскликнул Вернигор, - Быстро в укрытие.

Все кинулись к высоким острым камням, торчащим по краям тропы, и спрятались за ними. Гул все приближался. По тропе стали скатываться вниз мелкие камешки. Вскоре стало похоже, что гул напоминает шум громких шагов, словно целая толпа дружно шагала вниз по склону. Сквозь щели между камнями Илья и его друзья увидели, что по тропе, с трудом протискиваясь в узкий проход, огромными шагами спускаются мощные рыжие великаны, одетые в железные нагрудники и рогатые шлемы. Их спутанные волосы торчали во все стороны и горели на солнце, как медь, бороды были заплетены в косички, лица имели тупое и свирепое выражение. За поясом у каждого великана было по короткому, но громадному на вид мечу, а в руке по дюжей дубинке или булаве с шипами. Огромных воинов было несметное множество, они двигались вперед длинной колонной, и прошло около получаса, пока ее хвост сначала показался, а потом исчез далеко внизу. Долго еще земля дрожала и стонала под тяжелой поступью страшного войска. Но, наконец, все стихло, деревья перестали качаться, ветки больше не трещали, с Оленьей тропы вниз осыпался последний камень. Проводив ушедшее войско глазами, путники не могли прийти в себя от изумления и испуга.

- Тролли, - проговорил Вернигор, - Они идут на север.

- Готовится вторжение в Дивный Край, - помрачнев, сказала Тарилор, - Мой отец был прав - вот-вот начнется война.

- Нам надо спешить, - ответил ей Вернигор, - Отпущенное нам время истекает. Поднимайтесь наверх, друзья, и будьте настороже. Если по горам разгуливают тролли, нам надо быть тихими, как мыши. Юн, влезь-ка на камень и посмотри вперед, свободна ли дорога, нет ли засады.

Кадо подсадил маленького чародея, он вскарабкался на самый высокий каменный зубец, торчащий на краю тропы, и, вытянув шею, посмотрел вперед.

- У меня две новости - хорошая и плохая, - сообщил он, стоя на камне высоко над головами остальных, - Хорошая - засады нет. Плохая - дороги тоже нет. После троллей ее завалило огромными глыбами.

Вернигор сам взобрался на каменный зубец и, встав рядом с Юном, посмотрел наверх. Его лицо омрачилось.

- Понадобится месяц, чтобы расчистить такой завал, и две недели, чтобы через него перебраться, - сказал он, спрыгнул вниз и снял с камня Юна.

Остальные путники выслушали его в полной растерянности.

- И куда же мы пойдем? - спросил Орн, - Нам ведь необходимо выйти к Двурогой горе.

- На карте, наверняка, есть и другой обходной путь, - предположила Тарилор.

- Который займет месяца два-три, - пренебрежительно фыркнул Нок.

- Но мы должны перебраться через горы, - возразил Илья.

- Да, мы же видели троллей, - добавил Кадо, - А сколько еще всякой нечисти собирается, чтобы двинуться на север?

- А мы здесь застряли! - Юн всхлипнул, готовясь пустить горькую слезу.

Кот сел на каменный бугорок и растерянно почесал правой лапой за ухом.

- Только не паниковать, - решительно заявил Нок, - Я же говорил вам, есть отличный выход из положения. Пойдем по Горе-Огонь.

- Это мне не нравится, - нахмурился Вернигор.

- И мне, - заметила Тарилор.

- И мне, - согласился Орн.

- А уж как мне не нравится! - боязливо поежился Юн.

- Но есть ли выбор? - спросил Илья.

Все переглянулись, и один за другим направились к узкому карнизу, тянущемуся вдоль обрыва и спускающемуся в пропасть к подножию горной цепи. Илья с удивлением отметил, что ему никто и ничего не возразил. "Опять", - скорее грустно, чем обрадованно подумал он.


Спуск оказался еще более долгим и утомительным, чем подъем, а вскоре пришлось опять подниматься. На острых, как драконьи зубы, уступах, по которым путники карабкались наверх, не росло совершенно ничего. Склоны Горы-Огонь были голыми и безжизненными. Не имея возможности ухватиться за траву или куст, путники цеплялись пальцами за камни и трещины в породе.

- Посмотрите! - сказал Юн, всегда и везде глазевший по сторонам, когда путешественники забрались достаточно высоко.

Все обернулись туда, куда указывал чародей. Пропасть, по дну которой они только что прошли, и склоны соседних гор были видны, как на ладони. Тропа Оленей тянулась вверх и вниз, петляла между камней и утесов, точно серая лента, затем терялась в лесах. По ней далеко внизу быстро двигалась серая масса, похожая на безудержный горный обвал. Поднимая клубы пыли, она направлялась к берегам Ладроны, в ту сторону, откуда прибыл маленький отряд ильраанских путников.

- Проклятые тролли, - проворчал Нок, глядя на серый поток.

Его спутники проводили уходящий на север отряд троллей взглядами, полными тревоги. Вид горных страшилищ произвел на всех без исключения тягостное впечатление. Но еще страшней была Гора-Огонь. Как и предсказывал Вернигор, она была путникам не рада. Чем выше поднимались они, тем враждебнее вела себя гора. Едкий горячий пар окутывал ее склоны, обрывистые и грозящие ежеминутным падением в бездну. Со всех сторон слышалось тихое, злобное шипение, готовое обернуться всплеском огня или обжигающим водяным столбом. При каждом шаге путники ощущали тревожное дрожание под ногами. Гора словно тряслась от ярости, не желая вторжения незнакомцев. То и дело вздрагивая и озираясь, готовые ко всему, путники поднялись на северный склон.

- Ну, теперь веди нас, Нок, - сказал Вернигор, когда маленький отряд остановился на узкой площадке, с которой уходила вверх извилистая тропа.

- Зря ты ему доверился, - фыркнула Тарилор, - Заведет он нас туда, где и гномы не рылись.

Нок громко презрительно крякнул и отвернулся от эльфийки.

- Нельзя ли побольше оптимизма? - попросил Юн, - Мне и так страшно.

- Не время и не место ссориться и бояться, - неодобрительно заметил Вернигор, - До вечера мы должны преодолеть как можно большее расстояние и, если не удастся перейти гору, надо найти безопасное место для ночлега. Пойдем.

- Не слушайте вы эту. Я знаю, куда вас веду, - проворчал Нок и пошел вверх по тропе.

Остальные пошли за ним. Нельзя было сказать, что они очень надеялись на горняцкое чутье гнома, но другого выхода у них не было. В трудном подъеме прошел час. С каждой минутой этого часа становилось все более жарко. Камни на склонах горы нагревались от внутреннего жара. Занбаргардский кот начал жалобно мяукать, обжигая себе лапы.

- Надо было попросить у эльфов ботинки и для кота, - заметил Орн, - А так придется тащить на себе эту тяжелую скотину.

Стоило ему взвалить кота на плечи, как прямо перед ним из трещины в камне ударил сноп огня. Орн отскочил назад, оступился и покатился вниз вместе с котом. Все остальные с испуганными возгласами бросились за ними, но остановить падение демона и кота было уже невозможно - Орн съехал по обрывистому склону прямо в пропасть. Оцепенев от ужаса, Илья, Кадо и Юн, бежавшие впереди, увидели, как Орн и кот скрылись за выступом на самом краю обрыва. Все вокруг заволокло дымом, режущим глаза и выжимающим слезы.

- Орн! - изо всех сил закричал Илья, вскочив на камень и пытаясь что-либо увидеть поверх завесы дыма.

Эхо тысячекратно повторило его полный отчаяния крик, но ответа не последовало.

- Орн, - дрожащим голосом повторил Юн и тоже не получил ответа.

- Орн! - позвал Кадо.

- Орн! - громко крикнул Вернигор.

Вокруг стояла тишина. В недрах Горы-Огонь слышался сдержанный гул, камни под ногами путников тревожно дрожали.

- Ой! - проговорил Нок, хватаясь за голову, - Ой-ой-ой!

- Они погибли! - бледнея, прошептала Тарилор, - Все ты, проклятый гном!

- Я попросил бы гномов не обижать, - строго произнес чей-то незнакомый звонкий голос совсем рядом, - И проявить побольше благодарности к тем, кто ловит за шиворот всяких олухов, падающих с обрыва, и их больших тяжелых кошек.

Услышав чужой голос, все, кроме невооруженного Ильи, схватились за мечи.

- Ну вот, они за железки схватились, - укоризненно произнес все тот же голос, - Какие невежливые прохожие!

- Кто это еще там кричит в дыму? - воинственно воскликнул Юн, дрожавший от страха, чтобы себя подбодрить, - Будь мужчиной и покажись!

- Как хочешь, - согласился голос, - Но учти, храбрец, нас много.

- Много? - пролепетал чародей, дрожащей рукой вцепившись в рукоять меча, - И оглянулся на Вернигора, - Может, успеем убежать?

- Ты что не слышал, у них Орн и кот? - напомнил Илья и наугад обратился к голосу, - Вы сказали, что спасли наших друзей. Если так, то нам с вами незачем ссориться. Покажитесь нам, пожалуйста, и верните их нам.

- Вот это другое дело, - одобрительно заметил голос, - Люблю культурное обращение. Мы выходим, ведите себя прилично.

- Мы не сделаем ничего дурного, - пообещал Вернигор и снял руку с рукоятки своего меча, показав свободные ладони.

Остальные настороженно и нехотя, но последовали его примеру. Дым постепенно рассеивался, за его пеленой послышались шаги нескольких пар ног. Когда едкая дымовая завеса спала, путники с радостью увидели чуть ниже на склоне Орна и занбаргардского кота. Они стояли целые и невредимые в окружении невысоких крепких бородачей, одетых в вязаные шапки с наушниками, запыленные и грязные штаны и фуфайки и громоздкие ботинки на толстой подошве. С перепачканных лиц низкорослых созданий на путников смотрели пытливые любопытные глаза, в длинных усах скрывались лукавые улыбки.

- Свои, - с облегчением вздохнул Нок.

- Получайте своих лоботрясов, - сказал крепко сбитый даже для гнома обладатель звонкого голоса и короткой светлой бороды и подтолкнул Орна вперед, - Вам бы дома сидеть. Чего ради вы сунулись в такое место?

- Не может быть! - Нок, обрадовавшийся сородичам, при виде предводителя страшно разволновался, - Это ты, Флок?

- Нок! - ахнул светловолосый гном, вплеснув короткими ручками, - А я-то думаю, что за чистенький городской гном? Нок, дружище!

Гномы кинулись друг к дружке и обнялись, переваливаясь с боку на бок, точно два медвежонка. Смотреть на них со стороны было очень смешно, и Илья улыбнулся. Остальные, видя, что новая встреча не грозит никакой опасностью, тоже начали улыбаться.

- А мы-то думали, куда ж ты запропал, - сказал Нок, хлопнув своего знакомого по плечу.

- А я, вот видишь, здесь обосновался, на краю света, - усмехнулся Флок, - Ты, я слышал, отошел от профессии, книжками торгуешь? А я все по старинке, да по традиции - в горе роблю. Здешний повелитель Тарадок ценит дельных работящих гномов, вот я и прижился. Невесту тут нашел - классная девчонка! Ну а ты как здесь, да еще с людьми, да, - он с опаской покосился на Тарилор, - с эльфами?

- Это Тарилор, дочь Эгмара. Она своя в доску, - великодушно молвил Нок, забыв недавно нанесенные оскорбления, - Мы идем на юг.

- Дочь Эгмара? - в голосе лунногорского гнома прозвучало уважение к названному имени, - На юг? - его взгляд упал на Кадо, и он заметил у него на шее медальон с четырехлистником, - О...

Остальные гномы тоже стояли с потрясенными лицами и с удивлением разглядывали путников.

- Ну раз так, то, во-первых, здесь вы не пройдете - слишком опасно, - оправившись от удивления, сказал Флок, - а, во-вторых, вам надо заглянуть к нам. Гномы не каждого пускают в Диноель, но тебе мы верим, Нок, да и король Тарадок захочет вас увидеть.

- Вы сможете провести нас на южную сторону Лунных гор? - спросил Вернигор.

- Запросто, - кивнул Флок.

- Тогда идем, - сразу же согласился Вернигор.


"Я ведь попал в настоящую сказку. С эльфами, с гномами, со всяким волшебством. Никто в Москве не поверил бы мне, если бы я рассказал об этом. А здесь все кажется таким обычным, словно так и надо, - подумал Илья почему-то именно сейчас, когда гномы повели его вместе с друзьями в самые недра Лунных гор, в страну гномов Диноель. Но хотя все вокруг и казалось невероятным, больше всего Илью удивило в сказке то, что спускаться в подземное королевство гномов пришлось на лифте. Именно на грузовой лифт был похож механизм, с помощью которого широкая деревянная платформа съезжала вниз по глубокой темной шахте и везла по очереди гномов, а потом Флока с путешественниками. Флок велел своим рудокопам спуститься первыми, чтобы предупредить обитателей подземной гномьей страны и короля о прибытии гостей с севера. Когда же лифт спустил вниз Илью и его спутников, они увидели длинный коридор, вырубленный в камне и спускающийся все ниже и ниже. Вход в него загораживала решетчатая дверь. Флок достал из кармана своей рабочей фуфайки большой ключ с острыми бороздками и отпер ее. При входе в коридор на каменной стене висела полка, а на ней лежали металлические защитные каски.

- Надевайте, - распорядился Флок, и сам надел этот шахтерский головной убор.

Гости последовали его примеру, все, кроме Нока, на голове которого красовался надежный жаболюдский шлем. Флок снял с полки и зажег фонарь и пошел вперед, освещая дорогу. Путники пошли за ним по коридору. Они спускались по запутанным переходам, пересекавшимся друг с другом и освещенным висящими на стене фонарями и торчащими факелами. Сами они давно бы заблудились в сложных переплетениях подземных ходов, сходившихся и расходившихся во всех направлениях, но Флок хорошо знал дорогу, и вскоре ведомые им путники вышли туда, где в конце коридора маячил свет. Узкие каменные стены расступились, и открылась пещера исполинских размеров. Она тянулась вперед, назад, вправо и влево, поднималась вверх, сколько хватал глаз. Своды ее подпирали вырезанные из базальта витые колонны, верхушки которых терялись в полумраке. Всюду горели фонари, факелы и масляные светильники, придавая пещере вид города, украшенного к празднику иллюминацией. По сути, это и был город, город гномов. Со всех сторон в несколько ярусов одни над другими находились дома-пещеры, вырубленные в толще породы. Их окошки тоже светились в полумраке уютным желтым светом. На каждом из ярусов вдоль домов тянулись гранитные тротуары, образуя улицы, связанные между собою лестницами, по которым можно было спуститься или подняться на другой ярус. В воздухе висел гул голосов. По улицам расхаживали гномы. Их было видимо-невидимо, все они спешили по делам, энергично сновали взад-вперед, вверх-вниз. Город от этого движения был похож на муравейник. Флок оглядел представшее перед ним и ильраанскими путешественниками зрелище с восхищением и гордостью.

- Добро пожаловать в Диссаойю - Горный город, столицу подземного королевства Диноель, - торжественно объявил он.

К путникам подошел степенный гном в богатой одежде и с поклоном проговорил:

- Тарадок, повелитель лунногорских гномов просит гостей с севера пожаловать в его подземные чертоги и разделить с ним вечернюю трапезу.

- Мы с благодарностью принимаем приглашение, - вежливо ответил за всех Вернигор.

- Я провожу, - сказал придворный гном и важно устремился вперед.

- Помни, ты обещал провести нас на южную сторону, - напомнил Вернигор Флоку перед тем, как последовать за посланцем короля.

- Сказал - сделаю, - кивнул Флок, - Еще увидимся и обо всем поговорим, а пока идите к королю. До скорого, Нок.

Путники попрощались со знакомым Нока и пошли за гномом из королевской свиты по широким улицам подземного города. Величие и размах Диссаойи поражали суровой и грубоватой красотой. Но когда Илья и его друзья добрались до порога королевского дворца, они поняли, что настоящего величия они еще не видели. Широкая лестница со множеством ступеней поднималась до самого потолка и, казалось, упиралась прямо в каменный свод. Когда путники вместе с придворным гномом поднялись по ней до самого верха, они увидели огромные ворота из лакированного дуба, покрытые резьбой и инкрустированные бирюзой и гранатами. Ворота были так велики, что в них свободно бы проехал отряд великанов на конях. Пятеро стражников в превосходно сделанных кольчужных доспехах стояли возле каждой створки ворот, сжимая в руках длинные копья. Стоило придворному гному и ильраанским путешественникам ступить на последнюю, самую верхнюю ступеньку, ворота словно по волшебству распахнулись внутрь, и яркий свет хлынул из них, слепя глаза. Замирая от изумления и восторга, путники вступили в длинный, ярко озаренный сотнями масляных плошек, коридор. По сторонам коридора стояли гномы-стражники со скрещенными алебардами, и алебарды их выпрямлялись и открывали путь вперед, стоило только путникам поравняться с ними. В конце коридора виднелись еще одни ворота, такие же огромные и еще богаче украшенные. Они были открыты и вели в длинный пиршественный зал с накрытым дубовым столом, ломившимся от яств. За столом сидели важные бородатые гномы - богато одетые министры и увешанные оружием военачальники. Во главе стола сидел старый седовласый гном с длинной бородой в синем бархатном одеянии, шитом серебром и отороченном мехом. На его серебристо-белой голове поблескивал золотой обруч, украшенный рубинами и изумрудами. Это был король Диноеля Тарадок. При виде гостей он поднялся со своего высокого резного кресла и приветственно улыбнулся.

- Добро пожаловать, господа с севера, - сказал он, - Мы нечасто принимаем у себя представителей других народов, да еще прибывших издалека. Будьте гостями за нашим столом.

Польщенные королевской любезностью и дружеским приемом путники молча поклонились и заняли предложенные места за столом. Королевский пир был в разгаре. Стол был заставлен серебряными блюдами с жареным мясом и другими простыми, но обильными кушаньями. Рекой лилось пиво. Нок, почувствовавший себя как дома, окончательно размяк и счастливо улыбался. Остальные тоже были рады гостеприимству и чувствовали себя ничуть не хуже, чем Нок.


На королевском пиру путники наелись досыта и даже сверх того (Особенно прожорливый Юн.), а когда остальные приближенные гномьего монарха разошлись, Тарадок пожелал остаться с гостями наедине.

- Я не стану задавать лишних вопросов, ибо чувствую, что вы не расположены на них отвечать, - сказал он, когда с ним за столом в трапезной остались лишь Илья и его друзья, - Но, думаю, что и без ваших ответов знаю, почему вы направляетесь на юг.

- Столь почтенному и доблестному мужу, как вы, мы все можем рассказать без утайки, - возразила Тарилор.

- Да, хотелось бы и нам послушать, - тут же подхватил Орн.

- Ценю твое доверие, дочь Эгмара, - остановил эльфийку Тарадок, - Но пусть несказанное останется несказанным, если мы и так понимаем друг друга. Я задержал вас подле себя лишь затем, чтобы сказать, что путь ваш опасен, а цель еще опаснее, и если вам нужна будет помощь гномьего народа, она будет вам дана по первому вашему слову.

- Спасибо, ваше величество, - с поклоном ответил Вернигор, тронутый благородным предложением короля, - Помощь гномов вскоре понадобится и не только нам, но, видимо, и всему Дивному Краю.

- Да, я знаю, - кивнул Тарадок, - Мы видим, как темные силы текут на север широкой рекой. Гномы всегда стояли на светлой стороне и готовы предложить силу своего оружия ильраанским чародеям, как и раньше, если будет необходимость. Но мы надеемся, что вы достигнете своей цели, и в том не будет нужды.

- А откуда вы знаете о нашей цели? - спросил Илья, и сам удивился, что у него хватило смелости заговорить со столь величественной, хотя и малорослой персоной.

- Так случилось, что мы, гномы, стояли у истоков истории, давшей начало вашему пути, - ответил старый гном, внимательно посмотрев в лицо Илье и на талисманницу на его шее, - То, что происходит сейчас, начиналось здесь много-много лет назад.

- Здесь? - удивился Илья.

- Я покажу вам, - король гномов поднялся из-за стола, взял в руки факел и жестом предложил гостям следовать за собой.


Длинный коридор вел из дворцовых чертогов в подземные глубины. Был он темен и пуст, судя по пыли, слоями лежавшей на гладком гранитном полу, сюда нечасто ступала нога гномов. Тарадок шел по коридору, держа горящий факел в поднятой руке и освещая путь. Его богатая королевская мантия скользила по полу позади него. Путники, шедшие следом за королем гномов, были подавлены мрачностью и запущенностью подземелья. Они не знали, что за зрелище должно будет открыться их глазам, обменивались встревоженными взглядами и тихо перешептывались.

- Как это ему не страшно здесь ходить? - одними губами проговорил Юн, держась поближе к Илье.

- Потому что он король! - с уважением ответил Нок.

- Но что же он нам покажет? - прошептал Кадо.

- Это касается нашего путешествия, он же сказал, - шепотом отозвался Орн, - Наконец-то, хоть что-то будет известно.

- Король не скажет лишнего, - возразила ему Тарилор.

- И мы обещали не спрашивать, - добавил Нок.

- Только мы двое и не знаем, в чем дело, - недовольно заметил Орн, - Даже кот и то, по-моему, в курсе.

- Легко же ты забываешь свои обещания, - заметил Вернигор.

- Нет, он прав, - возразил Илья, - Они с Ноком так много сделали и столько пережили. Если даже вы с Тарилор против, я все равно должен им все рассказать.

- Да мы уже и сами в принципе догадались, - сказал Нок, - Король прав, пусть несказанное останется несказанным, если мы и так понимаем друг друга.

На этом разговор завершился и устроил всех, кроме Орна, недовольно отвернувшегося ото всех. Путь продолжили в молчании. Король Тарадок за все время не промолвил ни слова, и его гости тоже молчали, с волнением ожидая увидеть, то, что он хотел показать им. Узкий каменный коридор постепенно расширялся и светлел. Наконец, король гномов и путники оказались у входа в просторную пещеру.

- Вот и пришли, - сказал Тарадок, входя первым и высоко поднимая факел.

В этом не было нужды. Евда луч света попал внутрь пещеры, искры от него заиграли на сталактитах и сталагмитах, поднимающихся от пола и свисающих с потолка. Пещера озарилась, словно огнями цветных фонариков, мерцающих во всех концах, и в этом радужном свете открылись ее стены, блестящие вкраплениями серебра и высокий куполообразный потолок. Путники на миг замерли от восхищения. Место, в которое привел их Тарадок, походило на величественный царский чертог, созданный самой природой, и само пребывание в нем вселяло трепет и волнение. Король гномов тоже явно был взволнован, хотя и не вид великолепной пещеры растревожил его. Держа факел перед собой, Тарадок устремился в дальний конец пещеры. Там, на стене, виднелась каменная мозаика, явно не природного происхождения. Она была создана чьими-то искусными руками и изображала саму пещеру, в которой находилась. Под куполообразным потолком пещеры, среди сталактитов и сталагмитов, видны были фигуры почтенных длиннобородых людей в свободных мантиях, расшитых звездами и светилами. Позы их были полны величия, а лица суровы и торжественны. Это были чародеи из Ильраана. Они собрались вокруг большого квадратного камня, похожего на алтарь. На нем полыхал яркий сноп света, переливаясь всеми цветами радуги. Мозаика была сделана столь подробно, точно это была картина, написанная на холсте красками. Вокруг нее по контуру вилась позолоченная надпись, выполненная непонятными символами.

- Вот оно, - останавливаясь в нескольких шагах от мозаики, промолвил Тарадок, - То, что заставило вас тронуться в путь, случилось на этом самом месте столетия назад. Здесь, в королевстве Диноель, в этой самой пещере, Старые Волшебники практиковались в постижении вершин магии, и здесь они впервые составили Кристалл Знания.

- Старые Волшебники? - озадаченно проговорил Нок, - Кристалл Знания? Так все гораздо серьезнее, чем я предполагал! - он с изумлением уставился на Илью, - У тебя на шее - это Он и есть?

- Нет, это только часть его, колдовской камень, - невзирая на предупреждающие взгляды Тарилор, ответил Илья.

- Да, Кристалл Знания, по замыслу Старых Волшебников, состоял из семи частей, семи цветов радуги, семи граней познания, - объяснил король Тарадок, - Они объединили вместе науку и искусство, войну и труд, жизнь и смерть и ко всему этому добавили то, что придает существованию смысл - надежду. Об этом рассказывают наши летописи. Секрет значения каждого из камней давно утерян, но я смею думать, что этот камень как раз и отвечает за последнюю составляющую. Недаром вокруг него разгораются страсти.

- Страсти? - переспросил Нок.

- А ты не заметил? - усмехнулась Тарилор.

- Темные силы охотятся за ним, - объяснил Илья, - И мы едем в...

- Ничего больше не говори, - перебил Нок, - Я понял: не моего ума это дело. Я еду с тобой ради тебя, а не ради камня. Мне так наказал Себастьян, и я с ним согласен.

- Спасибо, Нок, - тронутый простодушной преданностью гнома Илья благодарно сжал его руку.

- Ты не удивлен? - с подозрением спросила Тарилор Орна, за которым все время наблюдала.

- Как видишь, нет, - пожал плечами демон, - Я давно уже прочел обо всем в книге, которую возят с собой Элиа и Юн, и ждал только подтверждения своим догадкам.

- Надо же, какой умный! - фыркнула эльфийка.

- Да уж не глупей тебя! - огрызнулся Орн.

- А что это за узор по краям? - спросил любопытный Юн, тем временем изучавший изображение на мозаике.

- Это надпись, а не узор, - насмешливо возразил Кадо, - На языке Старых Волшебников. Уж мог бы и догадаться, великий чародей.

- Если ты такой догадливый, то прочти ее, - не остался в долгу Юн.

- Вряд ли кто-то может прочесть эту надпись, - заметил Тарадок, - Старая Речь почти забыта. Мы, гномы Лунногорья, чьи предки были союзниками Старых Волшебников, давно утеряли секрет их языка и не знаем содержания надписи. Нам лишь известно из летописей, что это заклинание, соединяющее камни в Кристалле. Но произнести или перевести его мы не можем.

Слушая его, путники, как завороженные, смотрели на мозаику и опоясывающую ее надпись. Илья же подошел вплотную к стене, провел ладонью по золотым буквам и без труда прочел:

Семь камней,

Семь частей

Семи разных областей

Он соединит в одно,

И станет белое черно,

И станет черное бело,

И мир прозрачен как стекло.

Станет все ему подвластно.

Оранжевый, желтый, лиловый,

После - синий и бирюзовый,

А с ними зеленый и красный 

Все молчали, в изумлении слушая его.

- Вот это да! - наконец, выдохнул Юн.

- Это камень, сам бы я не смог, - смутился Илья.

Вернигор и Тарилор обменялись многозначительными и печальными взглядами. Взгляд Тарадока тоже задержался на мальчике.

- Вы не хотели задерживаться в пути, друзья, и я не задержу вас, - наконец, молвил он, - Воспользуйтесь гостеприимством гномов на эту ночь, а утром начальник наших рудокопов Флок проведет вас безопасным и коротким путем на южную сторону Лунных гор. Но прежде, чем вы уйдете, я хотел бы сделать Элиа подарок.

- Подарок? - с удивлением переспросил Илья.

Подобное внимание к собственной персоне по-прежнему смущало его. Тарадок улыбнулся в седую бороду.

- Ты сам выберешь его, а мои слуги лишь отведут тебя в то место, где ты сможешь это сделать, - сказал он.

- Его одного? - насторожилась Тарилор.

- Не волнуйся, госпожа, никто здесь не причинит ему зла, - сказал король гномов, - Ты можешь смело отпустить его одного.

- Но только со мной, - решительно добавил Кадо, - Мы с самого начала вместе, и так будет и дальше.

- Ну, хорошо, - усмехнулся гном, - Тебе тоже можно пойти с Элиа.


Коридоры, по которым Флок в сопровождении двух своих рудокопов повел Илью и Кадо, на этот раз были еще запутаннее и спускались еще глубже в горные недра. Так глубоко, что стало жарко.

- Что же это за подарок, за которым нужно идти так далеко? - с удивлением спросил Кадо, отирая рукавом пот со лба.

Переходы становились все уже и темнее. Иной раз в каменных стенах чернели совсем узкие лазы, уходящие в никуда, теряющиеся в темноте. Город гномов, королевские покои и пещера с мозаикой остались далеко позади.

- В самом деле, куда мы идем? - спросил Илья.

- К Оружейнику из Черной горы, - с трепетом в голосе ответил Флок, а лица его рудокопов тоже стали взволнованно-торжественными.

- Рассказывай, - недоверчиво фыркнул Кадо, - Про оружейного мастера из Черной горы мне еще в шестилетнем возрасте сказки сказывали. Его не существует.

- Очень даже существует, - обиженно возразил гном, - Скоро сам увидишь.

- Тогда ему, наверное, тысяча лет, - усмехнулся Кадо, - Потому что легенда о нем ходит по Дивному Краю столетиями.

- Это оттого, что черногорских оружейников было несколько. Целая династия, точно у королей или царей, - объяснил Флок, - Они веками передавали свои секреты друг другу. Сначала были рабами темных сил, как многие западные гномы. Но потом, когда Диадок Великий начал освободительную войну и принес свободу занбаарским гномьим племенам, черногорские оружейники тоже освободились и ушли с Диадоком на юг. Они осели в Лунногорье и жили здесь скрытно и втайне, выбрав самые глубинные пещеры. Туда мы и идем.

- Значит, король хочет подарить мне что-нибудь, изготовленное Оружейником из Черной горы? - спросил Илья.

- Тут такое дело, что подарок сам тебя выберет, - сказал Флок, - То, что выходит из-под молота Оружейника, само знает, к кому в руки стоит идти. Скоро увидишь.

- Да уж, - недоверчиво пробормотал Кадо себе под нос, но в его голосе слышалась затаенная робость.

Это чувство охватывало обоих мальчиков все больше по мере того, как они вместе с гномами приближались к далекой пещере, где жил таинственный Оружейник. Сами гномы тоже слегка оробели, и когда впереди показались ступеньки, круто ведущие вверх, рудокопы Флока остановились и почтительно попятились назад.

- Ждите тут, - приказал им Флок и, набравшись решимости, первым перешагнул нижнюю ступеньку, - Пойдемте, юные господа. Я был здесь всего два раза по приказу короля. Ну и сердитый он, этот Оружейник! Ворчал даже на Тарадока.

- Ты его боишься? - с сочувствием спросил Илья, которому тоже было не по себе.

Гном обернулся к мальчикам, поднимавшимся по лестнице вслед за ним.

- Честно сказать - да, - прошептал он, - Суровый он и вообще... Сами увидите.

Когда лестница закончилась, показался еще один коридор. В конце него виднелась арка. За ней все скрывалось в клубах дыма и пара, слышались удары молота о наковальню и шипение раскаленного металла.

- Пришли, - еще тише прошептал Флок.

- Опять идешь, проклятая землеройка? - загремел голос из-за дымовой завесы, - Путь гости короля войдут сюда, а сам даже не показывайся мне на глаза!

- Как скажешь, - пролепетал Флок, пропуская Илью и Кадо вперед.

Как заметили мальчики, он был даже рад, что ему не надо входить в подземную кузню.


Задымленная пещера, в которую робко вошли Илья и Кадо, вся была пронизана лучами света, исходящими от кузнечного горна. В этом таинственном красновато-золотистом свете фигура кузнеца у наковальни казалась огромной, как и падающая от нее на стену пещеры гигантская тень. Но когда друзья подошли ближе, они увидели низенького коренастого гнома в кожаном фартуке с короткой волнистой бородой и волосами, перехваченными на лбу кожаным ремешком. Он стоял, скрестив на груди могучие натруженные руки, и внимательно, с прищуром, разглядывал вошедших мальчиков маленькими умными глазами. Было в Оружейнике что-то такое, что Илья и Кадо сразу же почтительно ему поклонились.

- Ну, входите, гости из Страны Чародеев, - усмехнулся Оружейник, ответив на поклон, - Значит, пришли за подарком?

- Ну да, - пробормотал Кадо, потому что Илья словно язык проглотил, - А откуда вы знаете, что мы из Страны Чародеев и что мы пришли за подарком?

- Король просто так никому не показал бы дороги сюда и не прислал бы эту настырную землеройку, - кузнец с досадой покосился на входную арку, за которой ждал Флок, - А то, откуда вы пришли...

Он бросил взгляд на котел, стоящий в углу пещеры. Илья посмотрел туда же и не поверил своим глазам. Вода в котле отражала то трапезный зал во дворце короля Тарадока, то улицы Диссаойи, то подножие Горы-Огонь. Кадо, глядя на это чудо, даже разинул рот. Видя удивление мальчиков, Оружейник усмехнулся.

- Я живу здесь в тишине и не жду гостей. Но должен же я знать, что в мире происходит, - сказал он, - Ну, что ж, Элиа Рассказчик, будет тебе королевский подарок, именно тот, который нужен.

- А вы знаете, что мне нужно? - удивился Илья, потому что и сам этого не знал.

Оружейник загадочно повел мохнатыми бровями.

- Я сразу понял, как только тебя увидел, что тебе нужен меч, - сказал он, - Раньше в этом не было надобности, но теперь время пришло. Ты и сам еще об этом не знаешь, но он уже ждет тебя.

Он вышел в другую арку в дальнем конце пещеры и вскоре вернулся с предметом, завернутым в кусок шелка. Тонкая ткань странно смотрелась в его загрубевших от работы больших ладонях.

- Вот, взгляни-ка, - сказал Оружейник, разворачивая шелк, - Я ковал этот меч для эльфийской принцессы из Дальноземья. То есть я так думал, что кую его для нее, пока не увидел тебя. Тогда я понял, это твой меч. Его зовут Аногер - Луч Зари.

Шелк соскользнул на пол, и в дымном полумраке остро сверкнул зеркальный прямой клинок. Илья не слишком умело взял его в руки, подняв на уровень собственных глаз, и посмотрел на свет. Был он тонок и легок и лучился серебром. Витая рукоять легла в ладони, точно давно к ним привыкла. Крестовину украшали выбитые на ней узоры из сплетенных веток и листьев. Такого красивого меча Илья не видел никогда. Даже меч Орна не мог сравниться с Аногером. Кадо осторожно провел по краю лезвия пальцем и восхищенно прищелкнул языком.

- Действительно, королевский подарок, - сказал он.

- А как же принцесса? - спросил Илья, все еще не смея поверить, что это чудное сокровище теперь принадлежит ему.

- А принцесса подождет, - усмехнулся Оружейник, - Владей бережно и люби его, и он ответит тем же. Сейчас выберу подходящие ножны.

Он ушел в другой угол пещеры, туда, где находился настоящий склад уже готового оружия.

- Кстати, откуда у пригожего черноглазого молодца, который пришел с вами меч по имени Черная Молния? - спросил он оттуда, - Этот меч выковал мой прапрадед для демона Одельгара.

- Понятия не имеем, - пожал плечами Кадо, - Может, кто-то из его предков убил демона, а меч взял себе?

- Значит, это был великий воин, - с недоверчивой усмешкой заметил Оружейник и принес для меча красивые ножны с чеканкой и позолотой, - А это тебе, нумарец. Лучше, чем твой охотничий нож.

Он протянул Кадо изящной работы изогнутый кинжальчик с серебряной ручкой, украшенной мелкими топазами.

- Я ильраанец, - возразил Кадо, принимая кинжал и рассматривая его.

- А это тогда что? - спросил кузнец, указывая на медальон с четырехлистником на шее у мальчика, - Если не знаешь точно, так не говори. Подожди, пока узнаешь.

- Да, хотелось бы узнать, - вздохнул Кадо, - Спасибо за подарки.

- Не благодарите, - сказал Оружейник прежде, чем Илья успел сказать то же самое, - Вы получили эти дары потому, что для них пришло время. И король гномов об этом знает. Надеюсь, будет вам от них польза. Теперь идите, надоело мне разговаривать с вами, хочу побыть один. Эй, землеройка, забирай своих королевских гостей!

Он отвернулся от мальчиков и направился к наковальне, скрывшись в клубах дыма.

- Чего он все время обзывается? - с досадой проговорил Флок, когда мальчики вышли из пещеры, - И слово-то какое обидное придумал - землеройка.

Он опасливо покосился назад, не слышит ли кузнец, и повел Илью и Кадо обратной дорогой в Диссаойю. Когда мальчики и гном спускались по лестнице вниз, они снова услышали ритмичный стук молота о наковальню.



ОТСТУПНИК

Ночь путники провели в доме у Флока. Мальчики и кот спали как убитые, а вот взрослым пришлось не совсем удобно, поскольку в доме не оказалось кроватей нужной длины. Что же касается Нока, то он вместе с Флоком всю ночь просидел в каком-то трактире за кружкой пива, болтая о том - о сем, и утром постоянно потягивался и зевал. О том, что наступило утро, путники узнали только потому, что из шахты вернулась очередная смена гномов, и за окнами на улице послышался дружный стук шагов и развеселая шахтерская песня. Выглянув из окна, Илья увидел толпу чумазых гномов в касках, усталых, но довольных, идущих вверх по центральному проспекту, на который смотрели окна всех домов в Диссаойе. Только горняки прошли мимо, дверь отворилась, и вернулись Флок с Ноком.

- Собирайтесь, пора! - объявил Флок, - Если вы хотите скорее перебраться на южные склоны, то самое время.

- Ага, - сказал Нок и громко зевнул.

После плотного завтрака путники покинули гостеприимный Горный город и по запутанным переходам, темным подземельям отправились вслед за Флоком. Гном привел их к огромной трещине, края которой разделяла бездонная пропасть. Дна ее не было видно в темноте, но из глубины прорывался красный дрожащий свет и поднимались горячие пары. Вернигор лег на край обрыва и посмотрел вниз.

- Кипящая лава, - проговорил он, поднявшись, - И ты хочешь, чтобы мы перебрались через нее по этому?

Он указал на хлипкий мостик, маячивший в темноте над пропастью.

- Ну да, - подтвердил Флок, как нечто само собой разумеющееся.

Все попятились от края.

- Да пусть меня лучше тролли затопчут! - пискнул Юн.

- Тс, не накаркай, - испуганно оглянулся Флок, - Тролли - это вам не игрушки! А мост вполне надежный, и мы в два счета по нему переедем.

- Переедем? - удивилась Тарилор.

Вместо ответа Флок сунул два пальца в рот и свистнул. Из темноты послышался грохот и лязг. Он доносился из тоннеля, проделанного в отвесной каменной стене слева от моста. В тоннеле появились два больших круглых огня, точно два глаза какого-то подземного чудища. Все вздрогнули от неожиданности. Илья, Кадо и Юн невольно прижались друг к другу. Но когда чудище показалось из тоннеля, путники посмеялись над своим испугом: оно оказалось цепочкой из пяти шахтерских вагончиков для перевозки руды с двумя круглыми фонарями, горящими впереди. Управляла этим поездом с помощью железного рычага маленькая пухленькая девушка в теплой душегрейке и остроконечной шапочке-колпаке, отороченной мехом.

- Пами, моя невеста, - с гордостью выговорил Флок, когда вагончики остановились возле моста, - Она мастерица этим управлять. Настоящая подруга шахтера!

Пухленькая гномиха молча приветливо улыбнулась путникам. Свет фонарей падал на ее круглое личико. Оно было покрыто мелкими золотистыми веснушками.

- Садитесь по двое, - пригласил Флок, забираясь в последний вагончик, в то время как Пами сидела в первом, - Элиа, ты поедешь со мной.

- А ты уверен, что эта колымага проедет по мосту? - с беспокойством спросил Юн.

- Так не в первый раз, - пожал плечами гном.

Скрепя сердце все расселись по вагончикам. Вернигор занял место в переднем, рядом с невестой Флока. В следующем устроились Орн и кот, который как обычно присматривал за демоном, не очень ему доверяя. Юн забрался в один вагончик с Тарилор и испуганно повис на ее руке. Нок и Кадо поехали вместе.

- Добро пожаловать на аттракцион "Гномьи горки". Все держитесь, - звонко объявила Пами и повернула рычаг.

Вагончики вздрогнули и помчались вниз к мосту, набирая скорость. Только подъезжая к самому краю пропасти, все увидели, что мост не просто мост, а узкоколейная железная дорога, и перебраться по нему на другой край можно только в вагончиках. Никто даже не успел испугаться, настолько быстро поезд проскочил через мост. Дальше он поехал еще быстрее, только ветер свистел в ушах.

- Лучший способ передвижения, - довольно сказал Флок Илье, когда вагончики въехали в другой тоннель и понеслись сквозь темноту, - Глазом не моргнете, как мы приедем.

- Здорово, - согласился Илья.

Путешествовать таким образом оказалось очень приятно. Во-первых, быстрая езда сама по себе доставляла удовольствие, а, во-вторых, что тоже было немаловажно, если даже кто-нибудь и захотел бы сейчас напасть на путников, он бы просто не смог их догнать. Рельсы убегали вперед, то опускаясь вниз, то взлетая на буграх, как настоящий аттракцион в парке развлечений, так что дух захватывало.

- А мы успеем затормозить? - спросил Илья.

- Пами знает, что делает, - уверенно заявил Флок, - Как она тебе, а?

- Ну, она, - Илья призадумался, стараясь подобрать сравнение, - Она похожа на сдобную булочку.

Флок засмеялся, решив, что это отличный комплимент.

- А ты знаешь толк в женщинах, - заметил он, по-приятельски толкнув смутившегося Илью локтем в бок, - Ну, ты ведь писатель. Я читал одну твою книгу об эльфах. Ты не собираешься написать что-нибудь из жизни гномов?

- Может, и напишу, - пожал плечами Илья.

Тут все испуганно вскрикнули, потому что впереди рельсы загибались вверх и образовывали петлю, как на "Американских горках".

- А это зачем? - ахнул Илья.

- Для интереса, - рассмеялся Флок.

- А если вагоны упадут сверху? - спросил Илья, в ужасе глядя на приближающуюся петлю.

- Не успеют - скорость большая, - возразил Флок, - Сам только держись, чтобы не выпасть.

- Ой, мама! - завопил Юн впереди, - Остановите, я выйду!

Но остановить поезд было невозможно. Он стрелой промчался по петле. Перед глазами у Ильи все завертелось, тяжесть тела навалилась на шею и голову, а через секунду вагончики снова ехали по ровным рельсам. Флок довольно рассмеялся.

- Эх, здорово! Правда, Нок? - крикнул он.

- Обалдеть! - весело откликнулся его ильраанский друг, - Давно я так не катался!

- Сумасшедшие, - проворчала Тарилор себе под нос.

Таких петель на оставшемся участке железной дороги встретилось еще штук пять. В конце концов путники к ним привыкли, и всем даже понравилось. Под конец дорога стала понижаться, рельсы покатились вниз, и в конце тоннеля показался ярко-белый квадрат. Не доезжая до него, поезд вдруг затормозил. Рельсы закончились тупиком, дальше тянулась дорожка, выходящая на поверхность.

- Приехали, - объявил Флок и погрустнел, - Дальше вы пойдете сами, а мы с Пами возвращаемся домой.

Нок тоже опечалился.

- Прощай, друг, - сказал он, - Может, на обратном пути мы снова заглянем. Вот только я не знаю, когда это будет.

Они снова обнялись, качаясь из стороны в сторону, как цирковые медведи. Путники выбрались из вагончиков и поклонились на прощание гному и его невесте.

- Счастливо вам, ребята, - сказал Флок, перебравшись в первый вагон к Пами.

Они помахали маленькими ладошками на прощание и укатили. Стук колес на стыках рельсов долго слышался в глубинах подземелья. Когда он затих, путники пошли вперед к светлому квадрату выхода. Через четверть часа они выбрались на поверхность сквозь огромную арку, вырубленную в склоне горы. Все пространство над горами заливало голубое небо. Поднималось еще неяркое розовато-желтое солнце. Вершины гор были окутаны облаками. Повсюду лежали белые каменные глыбы, похожие на куски льда или на застывшие бурные потоки. Вдали, за последними отрогами гор, на юг уходила окутанная утренним туманом лесистая равнина.

- Отлично добрались, - заметил Вернигор, развернув карту, - Мы у самого подножия Двурогой горы. Один переход - и уже завтра мы спустимся на равнину. А там близко граница.

Он указал на вздымающуюся совсем рядом синеватую гору, на верху которой торчали два зубца, одетые снегом. Путники смотрели по сторонам, и привычный мир, утопающий в ярком свете, казался им сном после пребывания в подземном царстве среди гномьих чудес.

- К этому надо снова привыкнуть, - заметил Кадо, и все с ним согласились.

Не так просты оказались Лунные горы. Они будто мстили путникам за то, что тем так легко удалось одолеть их. Двурогая гора была на редкость упрямой вершиной. Сначала путники легко добрались до ее подножья, перейдя пропасть по высокой и плоской каменной гряде, казавшейся мостом, построенным в стародавние времена могучими великанами. Но потом выяснилось, что тропы, пролегающие по северной стороне раздвоенной вершины, труднопроходимы и опасны. Иные из них обрывались в пропасти, а иные исчезали под грудами камней, наваленных то ли вследствие горного обвала, то ли из-за недавнего марша армии троллей. Так что, выбирая удобный и безопасный путь, участники маленького отряда выбились из сил. Вечерело, а проход на южную сторону еще не был найден. Кругом поднимались сосны, и солнце, склоняясь на запад, уже скрывалось за их острыми верхушками.

- Думаю, ты переоценил наши силы, - сказала Тарилор, обращаясь к Вернигору, который упорно вел отряд вперед, стремясь покинуть горы до наступления темноты, - Хорошо уже и то, что мы добрались до Двурогой так быстро. Переход по вершинам занял бы не меньше пяти дней, а мы управились за два - проехали все горы насквозь. Вон, где мы были.

Она указала назад. Там, вдалеке, на фоне розовеющего от заката неба струился неясный дымок, исходящий из жерла Горы-Огонь.

- Тем не менее нам не следует проводить еще одну ночь в горах, - встревоженно заметил Вернигор, - В этих местах полным-полно гоблинов и троллей.

- Как-нибудь спрячемся, - пожал плечами Юн, - Давайте уж остановимся, ладно? Ужас как охота поспать и поесть.

Другие участники отряда поддержали чародея, и Вернигор был вынужден пойти на уступки. Было решено пройти еще пару миль и остановиться, как только найдется подходящее место для привала. Надеясь на скорый отдых, все начали с остервенением карабкаться на высокий отвесный склон. Чем ближе к южной стороне подходили путники, тем больше менялось поведение Орна. Он стал молчалив, в глазах его появилась неотвратимая мрачная решимость, понятная только ему одному. Но когда его спрашивали, что с ним такое, он пожимал плечами и улыбался приветливо, как никогда раньше. Со всеми он вел себя на редкость любезно, особенно с Тарилор, и только Илья временами вздрагивал и оборачивался в его сторону. Ему казалось, что Орн украдкой бросает на него долгие и алчные взгляды. Объяснения этому мальчик не находил и наконец решил, что ему просто показалось. Желанный привал, наконец, замаячил перед взорами утомленных путников. Они преодолели отвесный склон и взобрались на ровную, понижающуюся в южную сторону площадку. Кругом росли вековые сосны, могучие старые дубы тянули к небу зеленые ветви. Все вокруг было скрыто от случайных взглядов, и можно было расположиться на ночлег.

- Сегодня я дальше не пойду, - объявил Юн и улегся на жидкой травке между корнями старой сосны.

- Мы все-таки одолели этот переход. Дальнейший спуск не займет много времени, значит, можно заночевать здесь, - сжалился над своими спутниками Вернигор и снял с плеча дорожную сумку.

Все вздохнули с облегчением и начали выискивать удобное местечко для отдыха. Вернигор и Нок отправились высматривать какую-нибудь дичь на ужин.

- Чего разлегся, пошли за хворостом, - сказал Юну Кадо и легонько толкнул его ногой.

- Без грубости! - встрепенулся чародей и поманил к себе кота, - Пошли, киса, ты будешь защищать меня от этого бывшего чайника.

Втроем они направились за хворостом для костра.

- Не уходите далеко, - предостерегающе крикнула Тарилор.

Стоило отряду расположиться на ночлег, она разволновалась, сама не зная отчего. Взволнованно выглядел и Орн. Он обошел место привала, внимательно разглядывая деревья вокруг. Недалеко от поляны, где остановились путники, начиналась узкая балка, заросшая лесом. Взгляд Орна остановился на огромном дереве, росшем в балке и выделявшемся даже среди своих могучих собратьев. Это был дуб исполинских размеров с круглым дуплом в середине ствола. Он стоял особняком, окруженный высокими папоротниками, возле мшистого склона горы и был виден издалека.

- Что ты там увидел? - спросила Тарилор, видя, что Орн не сводит с дерева глаз.

- Ягоды, земляника, - объяснил демон, - Они в таких местах обычно растут повсюду. И спелые, должно быть.

- Я наберу, - предложил Илья.

- Ты не должен уходить один, - строго напомнила Тарилор.

- Что ты к нему пристала? - с досадой проговорил Орн, - Шагу не даешь ступить. Если так за него боишься, иди с ним и тоже собирай. Все какая-то польза от тебя.

- Не указывай мне, - холодно ответила эльфийка и достала из своей сумки походную кружку, - Если хочешь ягод, пойдем вместе, Элиа.

С кружками в руках эльфийка и мальчик направились в балку. Проходя под высокими соснами, обрамлявшими поляну, Тарилор задержалась и недоверчиво оглянулась на Орна. Он уселся на землю под сосной и, достав из торбы подаренную жаболюдами трубку, с беспечным видом закурил. Тарилор еще несколько секунд смотрела, как он пускает вверх клубы дыма, потом догнала Илью, и ее стройная фигурка в мужской куртке мышиного цвета исчезла за деревьями.

- Тебя только не хватало, скверный эльф! - пробормотал Орн сквозь зубы, - Ну, тем хуже для тебя. Пора, госпожа ждет.

Он оглянулся, убедившись, что остался один, вскочил и отшвырнул трубку. Потом

провел ладонью по лицу и повернулся на каблуках. В ту же секунду его лицо позеленело и сморщилось, на руках выросли острые когти, а глаза полыхнули злобным огнем. Демон выхватил меч из ножен и быстрыми шагами направился в балку.

- Наконец, я сделаю это! - прорычал он с яростью, - Сделаю и успокоюсь. Раз и навсегда!

Ягод было так много, что у Ильи и Тарилор глаза разбежались. Орн не ошибся: спелая земляника росла во всех концах балки. Даже под резными листьями папоротника виднелись красные пятнышки.

- Вот это да! - воскликнул Илья, - Наш обжора-чародей до смерти обрадуется.

- Начни собирать с этого конца, а я пойду вперед, - предложила Тарилор.

Мысль набрать побольше ягод захватила и ее. Они разошлись в разные стороны и, сидя на корточках, принялись торопливо обрывать землянички в свои кружки. Кружки быстро наполнялись. Илья так увлекся, что даже не заметил, как у входа в балку под деревьями появилась высокая фигура в черном с блестящим обнаженным мечом. Тарилор вздрогнула, ощутив толчок сердца внутри себя, и обернулась. Она увидела устрашающе безобразное существо с мечом, отвратительное лицо которого было искажено яростью.

- Элиа, беги! - крикнула эльфийка, но чудовище протянула вперед руку, и мальчик закрыл глаза и упал на траву, точно скованный внезапным сном.

- Не мешай мне, - низким глухим голосом прорычало чудовище, и его глаза испепеляюще уставились на Тарилор, - Отдай мальчишку!

Тарилор отбросила кружку с ягодами и выхватила меч. С яростным криком она кинулась на ужасного чужака, высоко подняв клинок. Но безобразный незнакомец легко отразил смертельный удар, и мечи угрожающе звякнули, ударившись друг о друга. Противники отскочили в стороны, держа оружие наготове. Не давая Тарилор опомниться, Орн ударил еще раз, но она увернулась и отбила удар. Тяжело дыша от ярости, они снова бросились в бой. Спелые земляничные ягоды лопались и смешивались с землей под их ногами. Илья, охваченный зачарованным сном, неподвижно лежал у корней старого дуба, выронив кружку с земляникой. Ягоды рассыпались по его плащу и зеленому мху вокруг. Одолеть эльфийку оказалось делом нелегким. Она носилась, как молния, размахивая мечом, а лицо ее в пылу схватки казалось почти таким же свирепым, как у демона. Орн понимал, что она не подпустит его к мальчику, а на звон оружия скоро прибегут остальные. Пора было закончить поединок в свою пользу. Оттолкнув Тарилор ударом ноги, он отскочил назад и сильно рубанул мечом воздух, стремясь снести девушке голову. Тарилор, защищаясь, выставила вперед свой меч. Мечи столкнулись крестовинами. Удар был настолько силен, что по горам прокатился звон, а от мечей полетели искры. Тарилор не устояла на ногах и отлетела назад, упав на спину. Она ударилась затылком о корни дерева и осталась лежать неподвижно. Орн издал короткое торжествующее рычание и, все еще тяжело дыша, занес меч над ее головой.

- Умри, наконец, заносчивый эльф, - проговорил он с досадой, сквозь зубы.

Девушка лежала на зеленом кудрявом мху с закрытыми глазами, будто спала. Никогда еще она не выглядела такой спокойной и в то же время такой незащищенной и слабой. Демон медлил опустить меч. В ветвях над головой эльфийки он услышал шум птичьих крыльев. Даже не оборачиваясь, он понял, что на дерево опустился черный лесной голубь и, подняв голову, встретился взглядом с умными круглыми глазами птицы.

- Так и быть, оставь ее себе, Верховный Чародей, - усмехнулся демон и убрал меч в ножны, - Прощай, ты была мне как сестра.

Он нагнулся и бережно убрал с лица Тарилор прядь рыжих волос, потом подошел к Илье.

- А я возьму то, что нужно мне, и все будут довольны, - добавил он.

Склонившись над мальчиком, Орн сам не зная зачем, быстро расстегнул цепочку талисманницы и бросил талисманницу с колдовским камнем на траву. Потом подхватил Илью на руки и вошел в огромное черное дупло.

Взвалив бесчувственного мальчика на плечо, Орн произнес тайное слово, и перед глазами у него все завертелось в бешеном вихре. Но лишь на мгновение. В следующий миг он уже входил сквозь узкую высокую арку в зал пустынного мрачного замка-крепости. Зал был длинным, его перегораживали три ряда колонн, похожих на обгоревшие черные свечи. Стены и пол были облицованы черным гранитом и блестели, точно зеркало в темноте. Высокие окна, забранные решетками, смотрели на унылый опустошенный пейзаж - всюду бесконечные обрывистые горы, похожие на зубы огромного чудовища, острые, как ножи, камни. Замок стоял на вершине горы, уходившей далеко за облака. За окнами с восточной стороны виднелась часть недавно построенной крепостной стены. Она была так высока и крепка, что ни одна на свете армия не могла бы взять ее приступом, ни одна метательная машина не пробила бы в ней брешь. Лишь горные орлы могли долететь до верхушек ее зубцов, а по дну защитного рва, окружавшего стену, шипя и булькая, разливалась горячая лава. Угрожающее величие этих гор и этих стен подавляло, и Орн отвернулся от окон. Он оглядел пустой зал, тянувшийся далеко вперед. Мебели в зале не было, он был обновлен и отделан совсем недавно.

- Добро пожаловать в Маргодран, колыбель темной магии, - сказал Орн, похлопав по спине висящего у него на плече Илью.

Илья тихонько застонал, но не пошевелился.

- Ты принес, что было велено?

В другом конце зала между колоннами возникла фигура человека в черной мантии с серебряной цепью на шее. На цепи качалась фигурка ящерицы.

- Как видишь, чародей, - усмехнулся демон, по-хозяйски снимая Илью с плеча и беря на руки.

- Наконец-то, - глаза Восточного Колдуна алчно сверкнули, он быстрыми шагами направился из дальнего конца навстречу Орну, - Госпожа сама прибудет скоро сюда, чтобы наконец забрать себе то, за чем она так долго охотилась. Подожди! Что это с ним?

Колдун остановился посреди зала, не дойдя до демона и мальчика нескольких шагов. Он с удивлением и тревогой указывал на Илью. Орн посмотрел мальчику в лицо и увидел, что на его щеках и вокруг глаз пролегли глубокие зеленоватые тени, а сами глаза, приоткрывшись, смотрят на него ничего не понимающими темно-зелеными глазницами.

- Камень! - в притворном испуге воскликнул Орн и принялся осматривать одежду Ильи, - Цепочка расстегнулась, и камень куда-то упал!

- Что еще за напасть! - возмутился чародей, - Где же может быть камень?

- Он остался в лесу в Лунных горах, - опечаленно закачал головой Орн, быстро взвалил мальчика на плечо и потащил обратно к двери, - Я сейчас найду его и вернусь.

- Оставь мальчика здесь, - крикнул вдогонку Ютас.

- Не могу, они должны быть вместе, не то камень будет уничтожен, - возразил Орн, ныряя под арку, - Их надо срочно соединить опять. Жди, я скоренько!

Он снова шепнул тайное слово и вмиг оказался опять в лесистой балке. Убедившись, что погони нет, Орн опустил Илью на мох, прикатил отколовшийся от горы огромный камень и с нечеловеческой силой поднял и загнал его в дупло дерева.

- Так я и вернусь к тебе, старый дурак! - пробормотал он себе под нос, шаря взглядом по траве в поисках колдовского камня, - Не знаю, зачем я это сделал, но я рад, что я это сделал.

Он наконец нашел выброшенную им самим талисманницу с колдовским камнем и быстро положил ее на грудь Илье, который лежал на земле без движения и уже начинал задыхаться. Тарилор лежала под деревом там, где он ее оставил. Она по-прежнему была без сознания. В двух шагах валялся ее меч. На ветке над ее головой сидел черный голубь и выжидающе глядел на Орна. Орн обеспокоенно наклонился над девушкой.

- Ведь не убил же я тебя? - он присел рядом с эльфийкой на корточки и принялся хлопать ее по щекам, - Очнись, ну очнись же!

Голубь вспорхнул с веки. Тень от его крыла скользнула по лицу Тарилор, и она болезненно застонала, задвигав бровями. Потом порывисто села и схватилась за меч, дико озираясь. Ее глаза были полны злости и ужаса.

- Орн? - увидев склоненное к ней знакомое обеспокоенное лицо, эльфийка вздохнула с облегчением и опустила меч, - Это ты, - она снова вздрогнула и огляделась, - А где Элиа?

- Здесь, - Орн указал на мальчика, уже начавшего дышать ровнее, - Он чуть не потерял камень и ему стало плохо.

- А где тот, ужасный? - прошептала Тарилор с дрожью в голосе.

- Ужасный? - голос у Орна тоже дрогнул, но от обиды.

- Тут было чудовище, оно хотело забрать у меня мальчика, - вновь невольно берясь за меч, объяснила Тарилор.

"Чудовище! - мысленно возмутился Орн, - Что ты понимаешь в мужской красоте, девчонка четырехсотлетняя! Очень даже симпатичный демон в самом расцвете молодости".

- Чудовище больше не придет, - мягко сказал он вслух.

- Ты его убил? - с испугом и уважением глядя на Орна, спросила Тарилор.

- Не совсем так, - Орн на секунду призадумался, подыскивая правдоподобное объяснение, - Скажем, я объяснил ему, чего ему на самом деле надо, и оно решило оставить нас всех в покое.

Тарилор положила меч на траву рядом с собой и схватилась за голову.

- Ох, Орн, как же я напугалась!

- Я тоже, - сказал Илья, приподнявшись со мшистой земли под дубом, и подполз поближе к эльфийке и Орну, - Мне показалось, что я умер и попал в какой-то черный чертог, холодный и пустой. Я думал, что уже больше не увижу вас.

- Глупости, - успокаивающе улыбнулся Орн, глядя на них обоих, таких напуганных и растерянных, и внутри него вдруг словно что-то лопнуло; ему показалось, что обрушилась плотина, и его заливают странные незнакомые чувства.

От них было трудно дышать и в то же время стало легко и спокойно на душе. Орн обнял эльфийку и мальчика, прижал их пушистые головы к своему лицу.

- Теперь все будет хорошо, - твердо сказал он, - Вы мне верите?

- Конечно, - хором ответили они.

Послышался хруст веток, и в балку со всех ног вбежали Вернигор, Нок и Юн с Кадо в сопровождении кота. Вид у всех, включая кота, был встревоженный и выражал готовность сразу же кинуться в драку.

- Мы слышали звон оружия. В чем дело? - сказал Вернигор, потрясая мечом.

- Уже ни в чем, - мягко улыбнувшись, ответил за всех Илья.

- С тобой правда все в порядке? - забеспокоился Кадо, увидев зеленоватую бледность на его лице.

- Теперь да, - кивнул Илья.

- А чего это вы тут обнимаетесь? - удивился Юн.

- Значит, так надо, - съехидничал Орн, взял Илью и Тарилор за руки и поднял их на ноги.

- На нас напали, но теперь все действительно в порядке, - сказал Илья обеспокоенным друзьям.

В его улыбке и во взгляде, и в голосе было столько успокоения, что оно странным образом умиротворяюще подействовало на всех остальных. И никто больше не задавал никаких вопросов. Думая обо всем случившемся, Орн был этому только рад.

Тарилор в красках расписала всем остальным нападение таинственного злодея, благодаря чему Орн узнал много нового о себе. Выслушав рассказ эльфийки о драматичных событиях в балке, Вернигор решил, что отряд должен сменить место стоянки. Охотясь, они с Ноком набрели на небольшой ручей, текущий во впадине, надежно спрятанной от посторонних глаз, и на берегу этого ручья вполне можно было скоротать ночь перед последним спуском с гор. Орну не слишком понравилась близость воды, но ничего убедительного он возразить не мог, и путники перенесли свой лагерь во впадину. Едва они успели расположиться на ночлег, как наступила ночь. Она опустилась внезапно, окутывая небо тучами и погружая все в непроглядный мрак. Орн, вызвавшийся сторожить лагерь первым, догадывался, что это не просто темнота и не просто тучи. Но если на сердце у него было неспокойно, то он ничем этого не выдал. Едва остальные путники задремали, Орн вынул мешочек с сонным порошком, погрузил своих друзей в волшебный сон и начал ждать, сидя в стороне на камне. Ждать пришлось недолго. Не прошло и часа после того, как другие путники заснули, заколдованные демоном, когда вода в ручье, мирно журчавшая между камнями, вдруг начала бурлить, точно кипяток. Прозрачные волны потемнели, стали густо-черными, как смола, и начали выходить из берегов. Орн с тяжелым сердцем наблюдал за этими превращениями.

- Что все это значит, Орн? Почему ты это сделал, отвечай? - прогремел в темноте гулкий с присвистом голос.

Черная вода перестала бурлить, застыла, и на ее глади появилось отражение зала в Орфине, посреди которого, скрестив бледные руки на груди, стояла госпожа. Орн повернулся к отражению лицом.

- То и значит, - пожав плечами, с притворным безразличием ответил он, - Я передумал. Я больше не служу вам.

- Это что бунт, Орн? - спросила госпожа с удивлением и гневом, - Ты, видно, перегрелся на солнце. Сейчас же забирай мальчишку и возвращайся, пока не стало слишком поздно для тебя!

Орн поднялся с камня и встал у ручья напротив госпожи.

- Не грозите. Я не вернусь, - холодно проговорил он сквозь крепко сжатые зубы, - Я остаюсь с ними, а вы поступайте как знаете.

- Ты просто дурак, Орн, - расхохоталась госпожа в ответ на его слова, - Ты что всерьез решил, что можешь стать хорошим? А что скажут твои дружки, когда узнают, кто ты? Они отвернутся от тебя.

- А может, и не отвернутся, - не слишком уверенно, но все же с вызовом возразил Орн, - Не знаю, смогу ли я стать хорошим, но вам придется обойтись без меня. Меня уже тошнит от вас!

Госпожа покачала головой, закутанной в капюшон.

- Брось, мальчик, - почти ласково сказала она, - Ты сам знаешь, что твое место на темной стороне. И у тебя нет никого, кроме меня. Только Умадан и я всегда заботились о тебе.

- Заботились? - воскликнул Орн, - Держали взаперти за зеркалом целые столетия! Сначала он, потом ты. И ни разу не спросили, а хочу ли я этого? Вам это не приходило в голову, а если и приходило, то вас не заботило. Я же был вашим рабом.

- Я думала, между нами существует душевная связь и понимание как между близкими существами, - нерешительно проговорила госпожа, ошарашенная такой отповедью демона, - Я верила тебе, Орн.

- Вздор! - Орн презрительно расхохотался, - Ты и самой себе не веришь. Ты сама и есть демон, мрачное чудовище. Всю мою жизнь ты меня мучила. И ты всерьез думала, что я могу быть к тебе привязан, что я люблю тебя? Да ты спятила, ведьма!

- Не зли меня, мальчишка! - разозлилась госпожа, и голос ее зазвенел, точно стекло, в которое попала молния, - Я даю тебе последний шанс: или вернись сам и доставь ко мне Элиа с колдовским камнем, или ты умрешь!

- Спешу и падаю, - саркастически усмехнулся Орн, - А что ты скажешь вот на это?

По его красивому лицу пробежала волна, на миг сделавшая его уродливым и страшным. Он резко выкинул вперед левую руку, и пучок зеленых молний ударил в зеркальную темную поверхность воды. Ручей заволновался, поднялся огромный столб брызг, а когда вода утихла, то снова стала прозрачной и мирно потекла среди камней. Зловещее отражение исчезло. Орн сел на камень и опустил голову на руку. Он чувствовал себя опустошенным, его лихорадило от давно копившейся обиды и ярости. Посидев на камне всего секунду, он вскочил, подбежал к ручью и пнул воду ногой.

- Все, живи без меня и без проклятого зеркала! - выкрикнул Орн, глядя в ничего не отражающие в темноте струи, потом перевел дух и немного успокоился, - Теперь я за одно и бездомный. От моего замка за стеклом ничего не осталось. Вот и отлично. Теперь я, наконец, могу делать то, что захочу.

Он посмотрел на спящих чуть в стороне Илью, Вернигора и остальных. Ему было немного страшно, но он чувствовал себя счастливым.

Сноп зеленого света ударил в зеркало Алаоры, и оно с грохотом разлетелось на куски. Осколки дождем посыпались на пол. Каждый из них отражал черный зал, тусклые свечи и склонившуюся над остатками зеркала фигуру в черном плаще.

- Вдребезги! Бесценное зеркало погибло, - пробормотала госпожа, пытаясь собрать с пола осколки, - Ну вот, еще и порезалась!

Голос ее досадливо и визгливо задрожал. Она приподняла худую ладонь, по которой медленно струилась тонкая струйка крови. В темноте ее кровь казалась черной.

- Из-за этого ты плачешь? - насмешливо поинтересовался Ютас, подходя к госпоже и склоняясь над ней, - Или из-за того, что твой демон предал тебя?

- Я не плачу, старый идиот! - гневно рявкнула госпожа, подавила судорожный вздох и продолжила, стиснув зубы, - Я же говорила, все светлые чувства не ведут ни к чему хорошему. Он дорого заплатит мне за все. Отступникам нет снисхождения и жалости. Шпионы донесли мне - Ночной ловчий вернулся. Гортаг уже в Лунных горах. Он идет по следу гонцов Агенора, и скоро они встретятся лицом к лицу.

- Но ты неосмотрительно рассказала Орну, как победить Гортага, - напомнил Ютас.

- Но и Гортаг знает, как победить зеркального демона, - злорадно усмехнулась госпожа, - Они оба подвели меня. Пусть встретятся и умрут.

МОСТЫ В НУМАР

Ночь прошла спокойно, а утром чуть только рассвело, Вернигор поднял всех. Путники подняли на плечи дорожные сумки и пошли вниз по тропе, петляющей по южному склону Двурогой горы. Если карта Колдунов не лгала, им оставалось лишь спуститься в долину и проехать лесом до реки. А за ней начиналась загадочная страна, от названия которой на карте видны были лишь две последние буквы. Поросшая густым лесом долина в рассветной дымке, пронизанной солнечными лучами, была уже совсем близко. Но спуск с горы оказался тяжелым и еще более опасным, чем подъем. Едва путники вышли на тропу, погода испортилась. Налетел ветер и тревожно зашептал, и загудел в верхушках деревьев. С запада примчались черные тучи, закрыли небо и солнце. Внезапно началась гроза, страшней которой путники еще не видели. Снова стало темно, будто ночь и не кончалась. В сизо-черных разрывах туч засверкали молнии, яростно загремел гром, а шум ветра походил на дикие завывания. Сквозь этот вой путникам почудился голос, завораживающий и ужасный. Он гневно повторял непонятные слова, заставляя мрак сгущаться, ветер выть, деревья гнуться к земле и трещать ломаясь. Путники брели по тропе, прорываясь сквозь встречный ветер, пригибаясь под его порывами и цепляясь за камни.

- Такая погода нам совсем не кстати, - заметил Вернигор, говоря очень громко, чтобы перекричать ветер, - Если сейчас начнется дождь, с гор могут сойти грязевые потоки. Они снесут нас и увлекут за собой в пропасть. Надо найти укрытие и переждать.

- Нет, - возразила Тарилор, - Такой ветер того гляди обрушит на нас камнепад. Надо спуститься на равнину как можно скорее.

Она упрямо шла вперед, завернувшись в плащ и надев на голову капюшон. Илья, Кадо и Юн изо всех сил старались идти позади нее, держась друг за друга, чтобы не упасть. Вернигор тащил на руках кота, который не мог идти сам из-за сильного ветра. Орн и Нок шли позади остальных.

- Мне все равно, спрячемся мы или будем спускаться дальше, - сказал Юн на ухо Илье, потому что по-другому услышать его голос в вое бури и грохоте грозы было невозможно, - Я в любом случае боюсь.

Илья хотел сказать ему что-нибудь обнадеживающее, но говорить уже не было сил, к тому же он и сам боялся. Им обоим оставалось только цепляться за Кадо, самого сильного из всех троих. Тропа стала совсем обрывистой, огибая высокое дерево, она круто спускалась вниз. Когда путники подошли к опасному спуску, сверху хлынул ледяной дождь.

- Надо спрятаться и переждать! - крикнул Вернигор, оборачиваясь к остальным.

- Нет, я чувствую, что надо идти вперед, - возразила Тарилор.

- Смотрите! - воскликнул тут Нок, указывая пальцем на небо.

Все подняли головы и посмотрели вверх. Огромная туча сгустилась над Лунными горами и застилала полнеба. Она была подобна черной птице, простершей крылья на восток и запад. Вместо перьев ее в крыльях сверкали молнии. В том месте, где мрак грозы был всего гуще и беспросветнее, путники увидели или, может быть, подумали, что увидели два огромных глаза, сверкающих гневом и пустотой. Эти ненавидящие глаза пристально смотрели на них и, казалось, жгли взглядом.

- Что это? - испуганно воскликнул Кадо.

- Силы зла, охотящиеся за камнем, - крикнул Вернигор, - У них не получилось вчера в балке забрать Элиа. За это они наслали на нас грозу.

- Надо бежать! - воскликнула Тарилор, - Не то будет поздно.

Уговаривать остальных ей было не надо. Испепеляющий взгляд, следящий из-за туч и замогильный голос, твердящий заклинания, вселили такой ужас в сердца ильраанских путешественников, что они бросились бежать по почти отвесно спускающейся вниз тропе, забыв, что могут переломать себе ноги. Они мчались, поскальзываясь, падая, скатываясь вниз по мокрой грязи, ушибались и царапались о камни, а сверху на них смотрели ужасные пустые глаза, и ветер продолжал разносить слова темных заклятий. Не помня себя от страха, путники спустились, наконец, со склона Двурогой горы и оказались в редком ельнике, росшем у подножия. Здесь перепачканные, вымокшие под дождем, они, наконец, перевели дух, спрятавшись под зонтиком раскидистой ели. Как оказалось, Тарилор была права, и путники вовремя сошли на равнину. Стоило им очутиться в лесу, как сверху донесся оглушительный грохот. Молния ударила в скалу, и похожий на стремительный поток обвал заполнил тропу грудами серых каменных обломков, сметающих все на своем пути. Глядя на это ужасное зрелище, Илья и Кадо с Юном зажмурились от страха.

- Она бушует потому, что не добилась своего. Это бессильная злоба. Пошумит и успокоится, - глядя на то, как камнепад разбивает в щепки стволы могучих деревьев, сказал Орн.

- Откуда ты знаешь, что это "она"? - с подозрением спросила Тарилор.

- Голос в облаках, кажется, женский, - пожал плечами демон.

- Переждем бурю здесь, а после тронемся в путь, - сказал Вернигор, - Будем надеяться, что деревья в лесу не начнут падать на наши головы.

Буря неистовствовала еще целый час, круша все вокруг. Злобные глаза из-за туч безотрывно следили за путниками, прижавшимися к стволу старой ели. Но затем гроза вдруг стихла так же внезапно, как и началась. Тучи умчались на запад, ветер умолк, постепенно дождь прекратился, и выглянуло солнышко. Капли на иголках елей и стебельках травы засияли в его лучах, проникающих под своды леса. После грозы небо, проглянувшее из-за туч, показалось ярче, чем всегда, а воздух был свеж и прозрачен. У всех постепенно отлегло от сердца. Продрогшие и грязные, но успокоившиеся участники маленького отряда продолжили свой путь. Сверившись с картой Колдунов, Вернигор повел их через леса на юг к реке Калумад. Если бы путники подольше задержались под старой елью, они увидели бы, что после обвала по горной тропе, легко перепрыгивая с камня на камень, бесшумно шагает вниз некто в рогатом шлеме, доспехах из вороненой стали и черном вьющемся по ветру плаще.


Лес, поначалу казавшийся угрюмым и недружелюбным, обладал мрачной, но величественной красотой. Ветки деревьев сплетались над головами путников, образовывая зеленый шатер, сквозь который едва проникали лучи солнца. Они пронзали тень, озаряя все кругом причудливым иллюзорным светом. То здесь, то там выступали из полумрака стволы столетних деревьев, которые невозможно было обхватить руками. С деревьев свисали длинные клочья седоватого мха. В иных местах стволы обвивали ползучие стебли диких роз с бутонами, отливавшими алым бархатом. Вокруг них жужжали золотистые пчелы, собирая мед, а время от времени мимо путников проносились ярко-лиловые бабочки с почти птичьим размахом крыльев. Папоротники радовали глаз изумрудной зеленью, а мхи под ногами цвели мелкими и густыми белыми цветами. После страшной грозы глаза путников радовались красоте и покою этого нетронутого края. Тем временем в часе пути от них на их собственные следы наступала нога в подкованных железом сапогах, а полы черного плаща задевали цветущие мхи, заставляя белые цветы вянуть от мертвящего прикосновения. Следуя все время на юг, путники вышли из лесной чащи на широкий берег реки. Он был засыпан белым песком и простирался вправо и влево до самого горизонта. Вода, синяя и мерцающая, тонкой линией виднелась впереди прямо перед глазами путников. В голубом небе носились чайки.

- Может, это море? - глядя на катящиеся на берег волны, спросил Юн.

- Нет, это река Калумад, - возразил Вернигор, сверяясь с картой, - Несколько миль на восток - и мы увидим пять мостов, ведущих на тот берег. Но сначала нам надо дойти до Двух камней. Там начинается дорога к мостам.

- И мы придем... ну, туда, куда мы идем? - спросил Кадо.

- Виго дал понять, что это так, - кивнул Вернигор, - Пойдем быстрее, тогда узнаем.

- И там мы будем в безопасности. Ведь туда не проникают никакие злые чары, - сказал Илья.

- Тогда пошли быстрее, - сказал Юн, - Я даже не буду обедать.

Привал решено было отложить, и отряд продолжил путь вдоль берега на восток. Пограничная земля казалась спокойной, погруженной в легкую дрему. Не за горами был теплый августовский вечер. Солнце грело последними яркими лучами белый песчаный берег, река роняла на него трепетные блики от воды, и уже ложились на песок длинные фиолетово-голубые тени. Идти по берегу было легко и приятно. Путники сознавали, что это, возможно, последние шаги их трудного и опасного пути. Возможно, там за пятью мостами кончатся все заботы и тревоги. Поэтому они очень обрадовались, когда впереди показалась круглая лужайка, а на ней, два высоких каменных столба. Они были прямоугольной формы и четко вырисовывались на фоне неба. Их грани, полустертые временем и ветрами, были покрыты рунами, прочесть которые было практически невозможно, такими старыми они были. Между столбами петлей изгибалась широкая, но поросшая травой дорога. Сразу было видно, что по ней мало кто проходил, хотя раньше она была оживленной.

- Полпути уже пройдено, - удовлетворенно заметил Вернигор, - Осталось совсем чуть-чуть.

Все ответили на его слова довольными улыбками и устремились к Двум камням. Юн, Илья и Кадо побежали первыми. Прежде чем идти дальше, им хотелось рассмотреть рисунки и символы на камнях. Не успели мальчики добежать до каменных столбов, как холодный порыв ветра налетел на берег с севера, и солнце ушло за облако. Между двумя белыми глыбами выросла черная фигура. Длинный плащ развевался на ветру. Тускло блеснул черный рогатый шлем, скрывающий лицо. В его прорезях не видно было глаз, в них зияла темнота. У всех, кто увидел этот молчаливый призрак, стоящий у дороги, вырвался дружный крик ужаса. Илья, Кадо и Юн отпрянули назад.

- Я же говорил, что вернусь, - услышали путники тихий усталый голос, слышный будто издалека, - Отдайте мне то, что я хочу, и я отпущу вас с миром. Может быть.

- Ты один, а нас много, - как можно более храбро проговорил Кадо, хватаясь за рукоять своего меча, будто утопающий за соломинку.

- Вы знаете прекрасно, один я стою целой армии, - равнодушно заметил Ночной ловчий, положив руку в кожаной перчатке на рукоять меча, висевшего у него на поясе, - Бесполезно противиться. Отдайте мне мальчика и камень. Я жду, пока солнце не выйдет из-за облаков.

Все волей-неволей посмотрели на небо. Краешек лилово-серого облака, за которым пряталось солнце, был уже озарен ярким золотистым светом. Еще несколько мгновений, и солнце должно было выплыть наружу в полном блеске. Илья почувствовал, как внутри все похолодело. Он отступил еще на шаг, взявшись за Аногер, висевший сбоку под плащом. Все молчали. В этот миг солнце вынырнуло и озарило поляну и песок вокруг.

- Так вы решились, слабые живые существа? - с холодной горечью спросил Ночной ловчий.

Тарилор упрямо наклонила голову, достала из ножен меч и молча выступила вперед, закрыв Илью от глаз Гортага. Вернигор шагнул и встал рядом с ней. Нок и Орн встали справа от Вернигора. Кадо и Юн подошли к Илье, встав по правую и по левую руку от него и тоже обнажили свои мечи. Кот, ощетинившись и скаля зубы, вышел вперед прямо перед Ильей и позади Тарилор.

- Глупцы, - невесело усмехнулся Ночной ловчий, - Ваши жизни теперь принадлежат мне.

С железным скрежетом тяжелый черный меч выскользнул из ножен и ослепляюще сверкнул на солнце. Путники не успели опомниться, как Ночной ловчий оказался прямо перед ними. Его плащ взвился вверх, закрывая солнечный свет, а меч обрушился на головы стоявших впереди. Тремя сокрушительными ударами, Гортаг отшвырнул в сторону Тарилор. Эльфийка беспомощно упала на траву. Нок с громким воинственным кличем бросился на врага, но был оглушен мощным ударом по шлему. Ударом ноги Гортаг отшвырнул прочь кота. Меч Вернигора был в состоянии противостоять Ночному ловчему, но недолго. Черный клинок вонзился в плечо заклинателя драконов, и Вернигор упал на колени, зажимая ладонью кровоточащую рану.

- Бегите в лес! - крикнул он мальчикам.

Илья, Кадо и Юн с ужасом попятились от надвигающейся на них черной тени. Мечи опустились в их руках, и они уже готовы были бросить их и обратиться в паническое бегство, не разбирая дороги. На пути у Ночного ловчего вдруг возник Орн с высоко поднятым мечом. Лезвие Черной молнии было почти таким же черным, как меч Гортага, но излучало глубокий голубой свет. Такой же свет излучали густо-черные глаза демона, когда он без страха смотрел на Ночного ловчего.

- Убирайся, - устало проговорил Гортаг, возвышаясь над Орном черной громадой.

- Сам поди прочь, отродье тьмы, - ответил Орн, не двигаясь с места.

И лежащая на земле Тарилор, и очнувшийся гном, и кот, и раненый Вернигор, и оцепеневшие от ужаса мальчики, все, замерев, смотрели на то, как Орн и Ночной ловчий стоят друг против друга.

- Ты и сам отродье тьмы, - мрачно усмехнулся Гортаг, - Ты пожалеешь, что встал у меня на пути.

Сильным уверенным движением он обрушил меч на голову Орна. Орн увернулся от меча Гортага и сделал выпад. Гортаг отбил его. Сталь зазвенела, блестя на солнце. Удары посыпались градом с обеих сторон. Противники закружили между камнями. Всех, кто смотрел на этот поединок, бросало то в жар, то в холод.

- Надо помочь ему! - крикнул Юн и, бросившись сзади к Ночному ловчему, рубанул мечом его плащ.

Гортаг быстро перехватил меч одной рукой, взмахнул другой, и маленький чародей покатился по траве.

- Когда я разделаюсь с тобой, они тоже умрут все до одного, - пообещал охотник тьмы Орну, - Ты напрасно разозлил меня.

Меч его просвистел в воздухе и разрезал черный камзол на плече у демона. Орн едва успел выставить свой меч ребром и отразить удар. Они обменялись еще несколькими ударами, кружа между каменными столбами. Ночной ловчий еще не восстановил равновесие после выпада, когда Орн сделал обманное движение и неожиданно опустил Черную молнию на голову Гортага. От этого удара Ночной ловчий зашатался, и на мгновение отвел в сторону оружие. В ту же секунду Орн подскочил к нему, дернул за черный загнутый рог, сорвал шлем с головы Гортага и бросил на траву. У всех вырвался тихий стон изумления и ужаса. Под шлемом не было ничего, лишь только облако темного зловонного дыма вырвалось наружу и растаяло в воздухе. Ночной ловчий зашатался. Его вороненые доспехи заскрежетали и покрылись ржавчиной и трещинами. Казалось, его давно мертвое тело стремительно распадается на части. Затаив дыхание, все следили за гибелью Ночного ловчего. Его шлем лежал у его ног, меч выпал из разжавшихся пальцев и упал туда же. Отступив на шаг, Орн опустил Черную молнию и с облегчением перевел дух. Внезапно Ночной ловчий вскинул правую руку и махнул ею в сторону сидящей на земле Тарилор. В ту же секунду из ее торбы вылетело круглое жаболюдское зеркало и оказалось в его ладони. Оно ярко блеснуло в последних лучах солнца перед лицом Орна. Прежде чем Орн успел закрыть глаза, он обжегся о собственный взгляд, увиденный в зеркале. Внутри у него все болезненно оборвалось и похолодело. Ночной ловчий выронил зеркало на траву и рассыпался ржавой пылью. Все кинулись к Орну. Никто не мог понять, отчего по его лицу разливается серая бледность. А Орн стоял и чувствовал, как по телу пробегает слабость, и холод поднимается по ногам. Он взглянул вниз и увидел, что серый камень одевает его, поднимаясь все выше и выше. Остальные путники с ужасом увидели, как лицо его исказилось, и красивый молодой человек обратился в чудовище с морщинистой зеленоватой кожей и острыми клыками во рту. Камень одел Орна уже до пояса. Яркий солнечный свет слепил ему глаза.

- Вот и все, - растерянно прошептал он, глядя на друзей, - Я очень вас всех полюбил, - его гаснущий взгляд задержался на Тарилор, - Особенно тебя, рыжий эльф.

В ту же секунду камень укрыл его с ног до головы, и на том месте, где стоял Орн, появилась громоздкая серая глыба в человеческий рост. Ледяное молчание сковало уста путников. Никто не мог ни двинуться с места, ни вымолвить что-либо, настолько все были потрясены и тем, что Орн был демоном, и его гибелью. Все стояли, точно сами обратились в камни, и глядели на серый валун, освещенный лучами заката.

- Орн, дружище, да что же это? - воскликнул тут Нок.

Его узорчатый шлем громко стукнул о камень, и гном, уткнувшись в серый валун головой, громко зарыдал. При виде его слез, Кадо и Юн кинулись друг другу на шею и тоже заплакали. Вернигор впервые за все время пути выглядел совершенно растерянным. Его глаза дико блуждали по сторонам. Илья стоял, глядя в землю, и неподъемная тяжесть давила ему на грудь, пригибала его плечи. Она была так велика, что даже заплакать было нельзя, и от этого было только больнее. Перед глазами все кружилось, и происходящее казалось нелепым сном. Чтобы убедиться, что не спит, Илья взглянул на Тарилор. Она стояла спиной ко всем и глядела на солнце, клонящееся на запад. Эльфы не выносят зрелища слез и не любят бурных проявлений эмоций. Поэтому Илья очень удивился, когда увидел, как по щеке эльфийки быстро прокатилась искрящаяся жемчужинка и исчезла, оставив прозрачную дорожку.

- Значит, он был демоном и обманул всех нас? - растерянно прошептала Тарилор.

- Но он погиб ради нас, - тихо ответил Вернигор, стараясь не смотреть на серый камень, стоящий рядом с двумя другими, - Нам нужно идти вперед. Если мы не дойдем, получится, что он потерял свою жизнь зря.

Когда первый порыв горя прошел, путников ждало еще одно потрясение. На сей раз что-то случилось с занбаргардским котом. Его вдруг подхватил бешеный вихрь и завертел, точно веретено. Маленький смерч закружился на дороге между камнями, во все стороны от него полетели клочья черной шерсти. Путники, остолбенев от ужаса, наблюдали за новым свалившимся на них несчастьем. Когда вихрь утих, а кошачья шерсть разлетелась по ветру, кота больше не было. Вместо него на дороге стоял высокий худощавый молодой человек с волнистыми черными волосами, голубыми глазами и румянцем во всю щеку. Одет он был не по-здешнему, обут тоже странно и стряхивал с себя черные кошачьи волоски. Увидев его, Илья чуть не лишился рассудка от радости.

- Гвендаль! - не помня себя от счастья, Илья кинулся на шею молодому человеку.

Прижавшись лицом к его рубашке в черно-красную клеточку, Илья не знал плакать ему или смеяться.

- Илюшка! - счастливо улыбнулся чародей, обнимая племянника, - Свиделись наконец!

- Свиделись? - Илья поднял голову и удивленно посмотрел на него снизу вверх, - Но ты ведь все время был здесь, рядом со мной? Как же так вышло?

- Так и вышло, - со вздохом пожал плечами нашедшийся чародей, - Я хотел рассказать Верховному Чародею о грозящей беде, но темная ведьма Моина захватила меня и спрятала в темницу в зеркале Алаоры. Она хотела знать, как много мне известно о Кристалле Знания и колдовских камнях. Когда она поняла, что я ничего не скажу, то велела своему верному демону Орну избавиться от меня. Орн вначале хотел меня убить, но потом пожалел и превратил в дикого кота с условием, что заклятие спадет лишь после его смерти. Он был по-своему неплох, как я понял уже после, - вздохнул Гвендаль, не глядя на серый камень, и продолжил рассказ, - До того, как я попал в плен к Моине, я тоже хотел отправиться в Нумар за советом и помощью. Через дверь в Разнолесье я добрался бы в мгновение ока.

- Через дверь в Разнолесье? - удивилась Тарилор, - Но ведь она ведет в другой мир.

- Не только, - покачал головой Гвендаль, - Дуб в лесу - это Дверь дверей, одна из немногих уцелевших со времен Старых Волшебников. С помощью нее можно попасть в любое место в Дивном Крае, надо лишь знать нужные слова. Но будучи котом, я не мог осуществить задуманное, и мне осталось лишь присоединиться к вам и разделить с вами все опасности более долгого пути.

- Если бы не это, то мы никуда не поехали бы и...- Тарилор не закончила фразы, а только горько покачала головой.

- И мы не встретили бы Орна, и он остался бы жив, - договорил за нее Вернигор, - И ни мы, ни он сам не узнали бы, какой он на самом деле. Да и все мы, возможно никогда бы не встретились друг с другом.

- Неизвестно, что было бы лучше для нас всех, - заметил Гвендаль, - Случилось все так, как случилось, и уже поздно гадать, "что было бы, если бы". А сейчас пойдемте отсюда.

Он взял Илью за плечи и повел вперед по дороге. Остальные пошли за ними прочь от поляны, на которой остались стоять три камня.


Вечерело, дорога тянулась вдоль берега, а мостов, обозначенных на карте Колдунов, все не было видно. Глядя на волны, набегающие на берег и бескрайнюю синюю поверхность воды, исчезающую за линией горизонта, путники уже были согласны поверить в догадку Юна, что перед ними не река, а море. Усталые от долгой дороги и переживаний, они еле брели вниз по течению реки. Глаза их слипались, хотелось спать. И вот, когда солнце уже совсем склонилось к горизонту, и на землю начали наползать лилово-сизые сумерки, а от реки поднялся туман, впереди, в этом тумане, путешественники увидели силуэты высоких мостов, перекинутых над водою. Они склонялись над рекой ажурными арками один за другим. Начало каждого из них было хорошо видно в розовом свете заката, а дальний конец исчезал в тумане и терялся за горизонтом, как и другой берег Калумада. Об их мощные высокие опоры с плеском разбивались волны могучей реки, и являли они собой зрелище до того величественное и вместе с тем прекрасное, что все остановились и задержали дыхание, любуясь ими.

- Раз, два, три, четыре, пять, - быстро сосчитал Юн, до сих пор дремавший на ходу, повиснув на плече у Нока, - Те самые, да?

- Они, - с восхищением кивнул гном, - Столько всего повидал, но не думал, что увижу такую красоту. Неужто, дальше будет еще лучше?

- Наверное, - прошептал Кадо.

Вид мостов, исчезающих в тумане неизвестной земли, поверг его в невероятное волнение, причину которого он и сам не смог бы объяснить.

- Скоро ночь. Переправимся сейчас? - спросила Тарилор.

- Нам надо перейти границу, - кивнул Гвендаль, - Там мы будем в безопасности.

Он первым пошел по дороге к мостам. Остальные нерешительно устремились за ним.

- И мы вот так просто войдем в Нумар? - недоверчиво спросил Юн.

- А ты как хотел? - усмехнулся Вернигор, хлопнул его по плечу и подтолкнул вперед, - Идем, чародей, мы же давно к этому стремились.

По высоким каменным ступеням путники поднялись на мост. Вся постройка моста казалась воздушной, будто выточенной из кости и украшенной перламутром. Серебристый туман окутывал квадратные плиты и резные перила, не позволяя увидеть то, что находилось на другом конце моста. Илья поднялся последним, когда все остальные уже были наверху. По спине его пробегал холодок. Он слышал позади себя настойчивый хор голосов, зовущих его остаться. Голоса были слышны громко и требовательно, как никогда. Они гневались и умоляли, они не пускали вперед, от них кружилась голова. Илья остановился в начале моста и взялся за перила, глядя, как его друзья один за другим уходят вперед и погружаются в туман. Он уже знал, что не пойдет с ними, не может, не должен, но отпускать их было так тяжело. Кадо шел последним. Его спину уже лизал туман, когда он вдруг вздрогнул и обернулся.

- Элиа, в чем дело? - удивился он, возвращаясь обратно, - Ты устал, может, заболел? Чего не идешь?

В глазах друга были доверие и забота. Илья почувствовал, что его решимость начинает таять, как туман на мосту. Он отступил на шаг назад и достал из ножен меч.

- Не подходи, - попросил он, выставляя меч впереди себя.

- Ты что! - Кадо отшатнулся, не веря своим глазам.

- Я не пойду с вами, - покачал головой Илья, - Я должен вернуться. Так надо.

- Вернуться? - в изумлении переспросил Кадо, - Да ты не в себе. Это камни, да? Они совсем околдовали тебя. Я позову Гвендаля, он тебе поможет.

- Нет, не смей! - воскликнул Илья, - Камни здесь не при чем. Они зовут меня, но я сам ухожу. Все это время я был лишь походной сумкой, футляром для драгоценной ноши. Я делал то, что от меня хотели, и шел туда, куда меня вели. Но время настало на что-то решаться самому. Я это понял, когда Орн погиб. Госпожа Моина хочет последний камень, я его принесу.

- Ты с ума сошел! - ахнул Кадо и шагнул вперед, но Аногер уперся ему в грудь.

- Я знаю, где ее искать. На западе в Острозубых скалах есть замок Маргодран, настоящая обитель зла. Его построил Аватрас - самый ужасный из темных магов. Об этом говорится в книге Лина Доруна на триста четвертой странице. Я был там, Орн перенес меня туда через дверь в лесу у Двурогой горы, - продолжая держать меч перед собой, сказал Илья, - Я приду туда, встречусь с госпожой, и тогда мы поглядим, обещаю тебе!

- Ну а как же я? - растерянно спросил Кадо, - Мы же всегда были вместе.

- Мы и будем вместе, - ответил Илья, - Просто каждый там, где он должен быть. Отправляйся в Нумар с остальными. Узнайте тайну Слова, узнайте, как разделить меня и камень. На вас вся моя надежда.

Он говорил взволнованно, но уверенно. Глаза его в наплывающем тумане отливали малахитовым блеском. У Кадо опустились руки.

- Но как же...

- Так нужно, - мягко проговорил Илья, опуская меч.

- Ты не можешь знать наверняка, что так нужно! - рассердился Кадо.

- Я не знаю, я чувствую, - по-детски простодушно возразил Илья, - Ты присматривай за Гвендалем, пожалуйста. Он хоть и чародей, а такой непутевый.

С этими словами, Илья отступил назад, и туман накрыл его с головой. Меч в его руке блеснул серебряной иголкой и погас.

- Нет, подожди! - крикнул Кадо, но ему никто не ответил.

У Кадо подогнулись ноги. Он опустился на колени. Никогда еще не было ему так страшно и так горько. Он закрыл лицо ладонью и заплакал. Клубы тумана переливались на мосту последними отблесками закатных лучей и лазоревыми тенями. Мост убегал вперед в неведомую страну, хранящую ответы на все вопросы. Кадо не сразу заставил себя подняться. Но ему нужно было идти вперед одному и догонять своих друзей.


КОНЕЦ  ВТОРОЙ  КНИГИ.




home | my bookshelf | | Нехоженая земля |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу