Book: Рассказ о двух сестрах



РАССКАЗ О ДВУХ СЕСТРАХ

"A Tale of Two Sisters"


Рассказ о двух сестрах


Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Принять участие в работе Лиги переводчиков http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151

Перевод – Книгоман

Редактирование – Валентина Дмитриевна

Форматирование – Ledu Vera




Глава 1.

Нед Блайдон утомленно вздохнул и, настороженно оглядевшись, выехал из конюшни. Это проделывалось, чтобы избежать трех женщин.

Первой была его сестра – Арабелла Блэквуд, которая имела твердое представлении о том, как должен жить ее брат, о чем неизменно ему сообщала. Мнение, которое Нед последовательно игнорировал в течении последних восьми лет. Бэлла обычно была совершенно очаровательным и разумным человеком, но было такое ощущение, что ее статус замужней женщины давал ей право диктовать ему свое мнение несмотря на то, что он был больше чем на год старше нее, о чем Нед ей неоднократно напоминал.

Следующей была его кузина Эмма, которая была, если это вообще возможно, еще более откровенна. Единственной причиной, по которой она не шла первой в его списке «женщин, которых надо избегать любой ценой», было то, что она скоро ждала рождения ребенка и не могла быстро передвигаться. Если Нед и был плохим человеком, потому что избегал ковыляющую беременную женщину, пусть будет так: его душевное спокойствие того стоило!

Наконец, и ему было стыдно в этом признаться, была Лидия.

Он застонал. Через три дня Лидия Торнтон должна была стать его женой. В ней не было ничего плохого, но время, проведенное с ней, тянулось очень медленно и сопровождалось неловким молчанием.

Это было не тем, что он хотел от брака, но приходилось смириться с тем, что есть.

Он провел предыдущие восемь сезонов в Лондоне и получил репутацию очаровательного повесы. И будучи повесой, гулял и развлекался напропалую, но не до такой степени, чтобы бдительные мамаши держали своих дочерей подальше от него.

Нед сознательно никогда не избегал брака (во всяком случае, последние несколько лет), но в то же время ни разу не встретил женщину, которая разожгла бы его страсть. Желание – да, но не более того, а истинную страсть – никогда!

И, приблизившись к своему тридцатилетию, его рассудок взял верх над надеждами и он решил, что если не может жениться по любви, то надо жениться ради земли.

Жениться на Лидии Торнтон.

Двадцатидвухлетняя блондинка с умными серыми глазами, Лидия была здорова и привлекательна. Ее приданое состояло из двадцати акров плодородной земли, лежащей вдоль границы Мидлвуда, одного из небольших поместий Блайдонов.

Двадцать акров было не много для представителя одного из богатейших семейств, чьи земли были по всему югу Англии, но Мидлвуд был единственной собственностью, которую Нед мог назвать действительно своей. Все остальное принадлежало его отцу, графу, и так будет до тех пор, пока он не умрет, и его титул не перейдет к Неду.

Хотя Нед знал, что графство было его неотъемлемым правом и привилегией, он не спешил стать следующим графом и принять на себя ответственность за состояние семьи. Он был одним из немногих в светском обществе, кто действительно любил своих родителей, и последняя вещь в мире, которую он бы хотел сделать, – это их похоронить.

Его отец, в своей бесконечной мудрости, понимал, что такому человеку как его сын, необходимо иметь что-то свое. Поэтому на свой двадцать четвертый день рождения Нед получил в безраздельную собственность Мидлвуд, одно из не майоратных поместий…

Возможно, там и был самый изящный особняк в стране, и речка с самой лучшей форелью в Англии, но скорее всего Нед так считал потому, что все это принадлежало ему, и он любил там каждый квадратный дюйм.

И когда старшая дочь соседей достигла брачного возраста, их свадьба казалась совершенно логичной и закономерной.

Лидия Торнтон была обворожительна, хорошо воспитана и имела все необходимые достоинства, чтобы стать отличной женой. Все складывалось как нельзя лучше. Но только не для него.

Было бы несправедливо в этом обвинять Лидию. Он все понимал. Когда делал ей предложение. Только не ожидал, что предстоящий брак будет давить его как петля на шее. Хотя, по правде говоря, он совсем не чувствовал себя несчастным, когда на прошлой неделе приехал в Торнтон Хилл на празднование помолвки в кругу семьи, не считая, приблизительно пятидесяти близких друзей.

Было забавно: сколько абсолютно незнакомых людей можно было найти среди гостей. Этого было достаточно, что бы свести человека с ума, и Нед мучался сомнениями, не будет ли он очередным кандидатом в Бедлам к тому времени, как в деревенской церкви огласят их имена и фамильное кольцо не будет прочно сидеть на пальчике у Лидии.

— Нед! Нед!

Этот пронзительный женский голос он знал слишком хорошо.

— Не пытайся сбежать от меня! Я тебя вижу!

Черт побери! Если бы все шло как раньше, то позади нее ковыляла бы Эмма, готовая высказать собственное нравоучение, когда Бэла сделает паузу, чтобы набрать побольше воздуха.

И слава Богу, прибывающая только завтра мать закончила бы ужасающий триумвират.

Неда проняла дрожь.

Он пустил свою лошадь галопом настолько быстрым, насколько это возможно вблизи дома, чтобы никого не подвергать опасности.

— Нед! – Бэлла вопила вопреки этикету, собственному достоинству и побежала ему наперерез, невзирая на безопасность. Зацепившись за торчащий из земли корень на своем пути, она упала.

Нед мученически прикрыл глаза и остановил лошадь. Теперь ему не убежать. Когда он их открыл, Бэла сидела в пыли и выглядела скорее еще более рассерженной и решительной, чем раньше.

— Бэлл! Бэлл!

Нед оглянулся назад и увидел, что его кузина Эмма ковыляет к ним с такой скоростью, которую позволяет ее, напоминающее утиное, тело.

— Все хорошо? — спросила Эмма у Бэлы, прежде чем повернуться к Неду и начать выяснять отношения. – Все в порядке?

Он пристально взглянул на сестру:

— Все в порядке?

— В порядке? – переспросила она.

— А в чем дело?

— И ты еще спрашиваешь? – парировала она, хватаясь за протянутую Эммой руку и, почти заваливая на себя беременную женщину. – Ты избегал меня всю неделю!

— Мы здесь только два дня, Бэла.

— Ну хорошо, но я чувствую себя, как будто неделю!

Нед не мог не согласиться с ней, но промолчал.

Белла нахмурилась, когда он не ответил.

— Ты так и собираешься сидеть на лошади или все-таки слезешь, и мы поговорим как разумные люди?

Нед задумался.

— Это довольно грубо, — вставила Эмма. – сидеть на лошади, когда рядом стоят две леди.

— Вы не леди, — пробурчал он, — вы – наказание!

Он посмотрел на Белл.

— Ты уверена, что не пострадала?

— Да, я уверена – проговорила она, и ее ярко-синие глаза расширились, поняв, что он собирается сделать. – А впрочем, моя лодыжка как-то странно себя чувствует — и закашлялась, как будто это могло помочь доказать подвернутую ногу.

— Отлично – скептически скривишись, сказал Нед, – значит, тебе не нужна помощь.— И пустил свою лошадь вперед.

Может, он и груб, но Белл — его сестра и будет любить его независимо ни от чего. Кроме того, она собиралась поговорить о его предстоящем браке, не смотря на то, что это последняя вещь, которую он хотел обсуждать.

Он взял направление на запад, во— первых, потому что это было ближе к основной дороге, а во— вторых: проходило мимо земель, входящих в приданное Лидии, – напоминание того, почему он женится, могло помочь ему утвердиться в этой мысли. Это были прекрасные земли, с плодородными полями, живописными водоемами и небольшим яблочным садом.

«Мне нравятся яблоки» — бормотал себе под нос Нед. «Мне всегда нравились яблоки».

Яблоки были замечательными. Хорошо иметь свой яблоневый сад.

Это почти стоило бракосочетания.

«Пироги» — продолжал он себя уговаривать. «Пироги. Бесконечные пироги и пироги. И яблочный соус»

Яблочный соус был хорошей вещью. Очень хорошей. Если бы он мог сопоставлять яблочный соус со своим браком все время, он бы, может быть даже сохранил свое здравомыслие до следующей недели, по крайней мере он на это надеялся.

Нед пытался определить, как долго он ехал, чтобы достичь земель Лидии. Немногим больше пяти минут, решил он.

— Эй! Эй! Ау!

«О, прекрасно, еще одна женщина», — кисло подумал он.

Нед замедлил движение, пытаясь понять, откуда доносится голос.

— Сюда! Пожалуйста помогите!

Он повернулся вправо, затем назад и понял, почему раньше не увидел девушку. Она сидела на земле, практически сливаясь цветом одежды с окружающими ее травой и кустарниками. Ее банальная коричневая шляпка никогда бы не вызвала фурор в аристократических гостиных, но странным образом ей шла.

— Добрый день! – немного неуверенно проговорила она.

Нед неохотно остановил лошадь и спешился. Он всего лишь хотел немного побыть наедине с самим собой, желательно верхом, но был слишком джентльменом ( несмотря на утверждения своей сестры) и не мог бросить леди в беде.

— Что— то не так? – участливо спросил он

— Боюсь, я подвернула ногу – сказала она и вздрогнула, пытаясь снять ботинок. – Я шла и…

Девушка несколько раз моргнула

— О.

— О?

— Вы – лорд Барвик.

— Совершенно верно.

Ее улыбка стала несколько натянутой:

— А я – сестра Лидии.

* * * *

Шарлотта Торнтон чувствовала себя дурочкой, а она этого очень не любила. Нет, думала она, любой мог попасть в такую ситуацию, но она была очень этим раздражена, поскольку всегда считала, что здравый смысл был самой отличительной ее чертой.

Она вышла на прогулку, торопясь избежать толп довольно раздражающих гостей, которые вторглись в ее дом накануне свадьбы ее старшей сестры. Зачем Лидии понадобилось бракосочетание, засвидетельствованное пятьюдесятью незнакомцами, Шарлотта не поймет никогда. И это не считая тех, кто планировал прибыть в день церемонии.

Но Лидия этого хотела, или, вернее было бы сказать, этого хотела их мать. И , таким образом, теперь их дом был до отказа заполнен, как, впрочем, и дома соседей и все местные гостиницы. Шарлота была не в себе от всего этого. Поэтому, прежде чем кто-нибудь ее успел бы остановить, чтобы попросить помощи в таких важных вопросах как качество шоколада, подаваемое герцогине Эшбурн, она поспешила прокатиться, сознавая, что только в этом будет ее спасение.

Когда она добралась до конюшни, оказалось, что конюхи отдали ее кобылу одному из гостей. Они утверждали, что сделали это по распоряжению ее матери, но это нисколько не улучшило ее подавленное настроение.

Таким образом, она зашагала по садовой дорожке вниз, желая лишь немного покоя и тишины, и оступилась, попав в кроличью нору. Упав, она даже не сразу сообразила, что подвернула ногу. Лишь когда та на глазах стала распухать все больше и больше, стало необходимо срочно снять ботинок, что было нелегко, так как он был плотно затянут черным шнурком.

Единственной радостью в это утро было то, что не шел дождь, хотя с ее удачей в последнее время, не говоря уже о сером небе над головой, можно долго на это не рассчитывать.

Теперь ее спасителем оказался никто иной, как Эдвард Блэйдон, виконт Барвик, который должен через три дня жениться на ее старшей сестре. По мнению Лидии, он был отъявленным повесой и абсолютно бесчувственным человеком – безразличным к нежным чувствам трепетных женщин. Шарлота не понимала, что из себя представляют нежные чувства, и очень сомневалась, что ими обладает, но тем не менее это говорило не в пользу виконта. Такое определение Лидии выставляло его грубым мужланом, почти что хамом. Совсем не тот вид джентльмена, который подходит для спасения девиц в беде.

И он, конечно, был типичным повесой. Шарлота не была такой наивной мечтательницей, как Лидия, но это не означало, что не обращала внимания на такие вещи. Эдвард Блэйдон, Нед, как называла его Лидия, обладал поразительно яркими синими глазами, которые когда— либо знало человеческое лицо. У кого-нибудь еще, они, возможно, казались бы женственными (особенно с греховно-темными длинными ресницами), но Нед Блэйдон был высок и плечист. И любой бы понял, что он более чем мускулист под этим своим пальто и бриджами, даже тот, кто не слишком— то присматривался, как она.

О, ладно, она присматривалась! А как она могла этого избежать? Он возвышался над ней, как какое— то божество, закрыв собой свет.

— Ах, да – сказал он, несколько снисходительно по ее мнению. — Каролина.

Каролина?!! Да, они были представлены друг другу, по меньшей мере, три раза.

— Шарлота, – выплюнула она.

— Шарлота, – поправился он, так улыбаясь, что вызвал в ответ робкую улыбку.

— Каролина тоже есть, — заставило ее сказать чувство справедливости. – Ей пятнадцать.

— И таким образом, слишком молода, чтобы быть самостоятельной, как мне кажется.

Допущение, что она так же слишком молода, заставило зловеще сузиться ее глаза и сказать с нескрываемым сарказмом:

— Вы меня отчитываете?

— Даже и не собирался.

— Поскольку мне не пятнадцать, — сказала она, – я всегда хожу на прогулки одна.

— Я так и подумал.

— Хорошо, не всегда, но очень часто, — призналась она, успокоенная его тоном. – Но, катаюсь, действительно, одна.

— Тогда почему сегодня не верхом? — спросил он, становясь возле нее на колени.

Она почувствовала, как ее губы сжались в неприятную гримасу.

— Кто-то взял мою кобылу.

Его брови удивленно приподнялись.

— Кто-то? – переспросил он.

— Гость – вымученно ответила она.

— Да, — сочувственно сказал он. – Многие из гостей слоняются без дела и скучают.

— Как нашествие саранчи, — пробормотала она, не успев сообразить, что была непростительно груба к человеку, который оказался вовсе и не хамом, каким обрисовала его сестра.

Нашествие саранчи для нее, а для него свадебными гостями, в конце концов.

— Простите,— быстро сказала она, глядя на него с извинением.

— Не извиняйтесь,— ответил он. – Как Вы думаете, почему я выехал на прогулку?

Она моргнула.

— Но это – Ваша свадьба!

— Да, — буркнул он. – Это верно, не так ли?

— Так, — ответила она, делая вид, что воспринимает его вопрос буквально, хотя поняла, что он имеет ввиду что— то совершенно иное.

— Я доверю Вам маленькую тайну, — сказал он, слегка касаясь ее ботинка. – Разрешите?

Она кивнула, стараясь не поскуливать, пока он стаскивал с нее ботинок.

— Свадьбы, — торжественно объявил он, – это все для женщин.

— Подозреваю, что для этого нужен, по крайней мере, еще один человек.

— Совершенно верно, — согласился он, полностью освобождая ее от ботинка. – Но в действительности, что еще нужно делать жениху. Кроме как стоять у алтаря и ответить «да»?

— Он должен сделать предложение.

— Уф— ф, — фыркнул он. – Это только один момент, кроме того, это случается задолго до свадьбы. К тому времени, когда происходит само торжество, это едва вспоминается.

Шарлота знала, что его слова были правдивы. Не то, чтобы ей когда— нибудь делали предложение, но поинтересовавшись у Лидии о том, как виконт предлагал ей руку и сердце, та только вздохнула и , пожав плечами, сказала:

— Я и не помню. Что-то ужасно банальное – я уверена.

Шарлота сочувственно улыбнулась будущему шурину. Лидия никогда хорошо о нем не отзывалась, но в то же время и плохо – тоже. Фактически Шарлота ощущала в нем родство душ. Ведь сбежали же они одновременно в поисках мира и тишины.

— Я не думаю, что у Вас перелом – предположил он, ощупывая ее лодыжку.

— Уверена. Что это не перелом. Завтра уже будет лучше.

— Завтра? – уголок его рта скептически приподнялся. – Думаю, что нет. Пройдет по крайней мере неделя, когда Вы сможете ходить, не испытывая дискомфорт.

— Меньше недели!

— Хорошо, возможно, меньше. Я не врач. Но еще некоторое время Вы все же будете хромать.

Она издала страдальческий вздох.

— Я буду выглядеть потрясающей подружкой невесты! Как Вы думаете?

Нед не понял, что она имела в виду. По правде говоря, он толком не обращал внимания на тонкости организации венчания. Но довольно хорошо мог симулировать интерес. Он вежливо кивал и бормотал что-то определенно не имеющее смысла. Но выражающее заинтересованность. Поэтому он пытался не выглядеть слишком удивленным, когда она воскликнула:

— Теперь мне не придется этого делать!

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами и, ощутимо волнуясь, заявила:

— Я могу это передать Каролине, а сама спрячусь сзади.

— Сзади?

— В церкви, — объяснила она. – А, может, сбоку, мне неважно, где. И, возможно, мне не придется принимать участие в этой несчастной церемонии.

— Я! О…! – ее рука прикрыла рот, а лицо залила краска стыда. – Простите. Это же Ваша «несчастная церемония», не так ли ?

— Столь же несчастная, насколько это возможно себе представить, — сказал он, искренне забавляясь, наблюдая за ее лицом. – Это точно.

— Это все желтое платье, — проворчала она, как— будто это все объясняло.

Он мельком взглянул под поля ее зеленовато— коричневой шляпки, совершенно уверенный, что никогда не поймет логику работы женского ума.

— Прошу прощения?

— Я должна быть в желтом платье. Можно подумать, что мало того, что необходимо пережить эту ужасную церемонию, так еще Лидия выбрала желтый цвет для моего платья подружки невесты.



— Почему церемония ужасная? – спросил Нед, внезапно чувствуя себя довольно напуганным.

— Лидия знает, как ужасно я выгляжу в желтом, — сказала Шарлота, игнорируя его вопрос. – Как жертва чумы. Общество, вероятно, будет с криками ужаса убегать из церкви.

Нед должен был бы чувствовать тревогу от мысли о его свадьбе, превращающейся в повальную истерию, но вместо этого был встревожен фактом, что нашел такую перспективу скорее утешительной.

— Что будет на церемонии? – спросил он снова, напоминая себе, что она так и не ответила на его предыдущий вопрос.

— Вы видели программу?

— Еще нет, — ответил он, начиная думать, что возможно это было его ошибкой.

Она взглянула на него явно с жалостью.

— Вы должны были это сделать, — это было все, что она сказала.

— Мисс Торнтон, — строго проговорил он.

— Это будет очень долго продолжаться, – сказала она. – И будут птицы.

— Птицы? – эхом отозвался он, пытаясь скрыть за кашлем прорывающийся наружу хохот.

Шарлота подождала, пока его лицо примет серьезное вид и с обманчиво— невинным выражением спросила:

— Вы не знали?

Он оказался совершенно не способным сохранять серьезное выражение лица.

Она рассмеялась звонко и заразительно, и неожиданно произнесла:

— А Вы совсем не такой, как Вас описывала Лидия!

Его это заинтриговало:

— Не такой? – спросил он, стараясь не выдавать своей заинтересованности

Она судорожно сглотнула, из чего он сделал вывод, что она сожалеет о невольно вырвавшихся словах. И все же она должна было хоть что— то сказать, и он стал терпеливо ждать, пока она пыталась как— нибудь спасти ситуацию.

— По правде говоря, Лидия особенно и ничего о Вас и не говорила, из чего я и сделала вывод, что Вы слегка высокомерны.

Он сел на траву возле нее. Было очень приятно находится в ее обществе, после постоянной необходимости быть в центре внимания толпы гостей в Торнтон— Хилл.

— И почему же Вы сделали такой вывод?

— Я даже не знаю. Просто предположила, что если бы Вы не были высокомерным, то проводили бы больше времени с Лидией.

Она нахмурилась:

— Ну, в смысле… в …

— В беседах.

— Точно.

Она ослепительно ему улыбнулась, и у Неда перехватило дыхание: Лидия никогда ему так не улыбалась. И что еще хуже – ему это было и не нужно.

А Шарлота Торнтон улыбалась всем своим существом. Улыбка таилась в ее глазах, изгибе губ и, казалось, даже исходила из ее кожи.

Черт, эта улыбка пробудила такие чувства, которые он никогда не должен испытывать к невестке. Он должен немедленно встать, придумать правдоподобную историю того, как он доставит ее домой на своей лошади и на этом закончить их маленькое приключение, потому что нет ничего более предосудительного, чем его возникшее желание к невестке. Ну, ладно, не к невестке, но через пару дней она ею будет

Эта торопливость могла вызвать у нее недоумение, ведь он абсолютно прозрачно намекнул о своем нежелании принимать участие в предсвадебных хлопотах. Не объяснять же, что некоторые его анатомические особенности ведут себя неприлично и становятся слишком очевидными!

Поэтому он решил просто наслаждаться ее компанией. Со дня своего приезда это было первое приятное времяпрепровождение. Черт, она была первым человеком, который не пытался его поздравить, или, как в случае с его сестрой и кузиной, указывать, как ему жить.

Он нашел Шарлоту Торнтон совершенно очаровательной и свою неуместную реакцию на ее улыбку отнес на счет чего— то странного, непонятного, смущающего, но совершенно не причиняющую вреда для продолжения их милого знакомства.

— Право, — продолжала она говорить, явно не обращая внимания на его физиологические изменения. – Если бы Вы побольше общались, то, полагаю, Лидии было бы больше что мне рассказать!

Нед был уверен, что его будущая жена не отличается разговорчивостью, и относил это к ее достоинствам

— Возможно, — сказал он немного резче, чем собирался, — она не болтлива!

— Лидия, — фыркнула Шарлота. – Едва ли. Она всегда мне рассказывает все о….

— О ком?

— Ни о ком, — быстро сказала она, стараясь не встречаться с ним взглядом.

Как бы не хотелось Неду узнать о чем же таком тайном рассказывала Лидия, преданность ее сестры была несомненной. И она не станет выдавать секреты его невесты.

Забавно. Но ему и в голову не приходило, что у такой женщины, как Лидия, могут быть тайны. Она всегда казалась такой… мягкой. Фактически, именно ее мягкость и уступчивость стали для него решающим аргументом в пользу их союза. Если уж он не собирался любить свою жену, то его должен устраивать ее характер.

— Думаете, уже можно возвращаться?

Проследив за ее взглядом в сторону Торнтон-Хилла, Неда охватили сомнения. Он с удовольствием еще остался бы здесь, с Шарлоттой, но предположил, что это будет довольно непристойно дальше оставаться с ней наедине. Кроме того, он уже чувствовал себя менее возбужденным и мог встать, не приводя никого в смущение. Хотя вряд ли такое невинное создание как Шарлота Торнтон знала, что означает выпуклость в его бриджах.

— Сохраним нашу встречу в тайне? – эхом его мыслям спросила она.

Он улыбнулся.

От всего нашествия саранчи.

— О, — ее лицо вытянулось. – Очень сомневаюсь. Мать устраивает сейчас завтрак для леди.

Он широко усмехнулся.

— Превосходно!

— Для Вас, возможно – парировала она. – Вероятно, меня ждут.

— Подружка невесты, — ухмыльнулся он. – Наверняка Вас ждут. Фактически они, наверное, не могут начать без Вас.

— Да ну Вас. Если они достаточно проголодаются, то даже и не заметят, что я уходила.

— Проголодаются? А я думал, что леди едят как птички!

— Это все для мужчин, но когда вы уходите, мы от всей души отдаем должное ветчине и шоколаду!

— Все?

Она заразительно рассмеялась.

— Вы очень милый, — сказала она с улыбкой.

Он наклонился к ней, строя свирепую гримасу.

— Вам разве не говорили, что никогда нельзя называть повес милыми?

— О, никакой Вы не повеса, — произнесла она легкомысленно.

— Это еще почему?

— Вы же женитесь на моей сестре!

Нед пожал плечами.

Повесы тоже женятся в конечном итоге.

— Не на Лидии, — фыркнула она. – Она была бы худшей женой для повесы. Но Вам нечего волноваться, Вы, очевидно, разумный человек.

«Меня еще никогда женщина не называла разумным человеком», — размышлял он.

— Могу уверить Вас, что я под этим подразумеваю наивысшую похвалу, — с нажимом произнесла она.

— Я это понял, — пробормотал он.

— Здравый смысл – это ведь так просто, — сказала она, подтверждая свои слова взмахом руки. – Не могу понять, почему большинство людей им не обладают.

Помимо воли Нед рассмеялся. Эту идею он всецело поддерживал, но никогда не высказывал вслух так просто и определенно.

Она вздохнула.

Ее обреченный вздох проник в самое его сердце.

— Мне лучше всего уже возвращаться, — сказала она, совсем не обрадована такой перспективой.

— Вы же не так давно ушли, - указал он, стремясь продлить беседу.

— Давно, — не согласилась она. – Я ушла час назад. И вы правы, я не смогу избежать завтрака. Мать будет ужасно недовольна моим отсутствием, она вообще в последнее время легко расстраивается, но я не могу так поступить по отношению к Лидии. В конце концов, я подружка невесты!

Он поднялся на ноги и протянул ей свою руку.

— Вы – очень преданная сестра, не так ли?

Она пристально посмотрела на него, словно пытаясь заглянуть ему в душу.

— Я стараюсь, — просто ответила она.

Нед вздрогнул, поскольку подумал о своей сестре, оставшейся сидеть в пыли и взывающей к нему. Вероятно, он должен пойти к ней и принести свои извинения. Она была его единственной родной сестрой, в конце концов.

Но поскольку, возвращаясь назад в Торнтон— Хилл, Шарлота, осторожно поддерживая ногу, сидела сзади него, обвив его талию руками, он не мог думать о Белл

Или о Лидии.


Глава 2.

Завтрак прошел так как и предполагала Шарлота – уныло. Не то чтоб совсем невыносимо. Еда была вкусной, в конце концов, но определенно все остальное было уныло.

Она заполнила свою тарелку ломтиками тонко нарезанной ветчины и куском шоколадного пирога ( она едва ли могла думать, что ее мать это одобрит, но сделала это из— за того, что сказала виконту) и, найдя в углу свободный стул, устроилась там в надежде, что ее никто не побеспокоит. Никто и не собирался, только под конец завтрака Лидия присоединилась к ней.

— Мне нужно с тобой поговорить, – резким шепотом проговорила сестра.

Шарлота оглянулась, сначала вправо, а затем влево, пытаясь понять, к чему такая секретность. Не заметив ничего необычного, она предложила:

— Ну, так говори.

— Не здесь. Наедине.

Шарлота проглотила последний кусочек шоколадного пирога и сказала с иронией:

— Нужно очень постараться, чтобы найти место, где мы сможем поговорить наедине.

Лидия бросила в ее сторону раздраженный взгляд

— Давай встретимся в твоей спальне через пять минут.

Шарлота оглядела собравшееся общество и усомнилось в вероятности этого:

— Ты действительно думаешь, что сможешь отсюда уйти через пять минут? Мать так наслаждается происходящим, что ей вряд ли понравиться твоя идея.

— Я это сделаю, — уверила ее Лидия. – Доверься мне. Ты уже иди, чтобы никто не заметил, что мы уходим вместе.

Это заявление Шарлота не смогла оставить без комментария.

— Действительно, Лидия, — сказала она, – мы ведь сестры. Кто может заметить, что ни одной из нас здесь не будет.

— Мне все равно, — бросила Лидия.

Шарлота решила не спрашивать, что конкретно ей было все равно. Лидия иногда начинала вести себя, как лучшая драматическая актриса Друри— Лейна, и в такие моменты лучше было не интересоваться, что она опять напридумывала в своей голове.

— Хорошо, — сказала она, откладывая пустую тарелку на соседний свободный стул. – Я приду.

— Очень хорошо, — сказала Лидия, украдкой оглядываясь. – И никому ни слова.

— Святые небеса, — пробормотала Шарлотта, несмотря на то, что Лидия уже ушла. – кому я могла бы сказать?


* * * *


— Милорд, — сладко прощебетала Шарлота. – Как приятно Вас здесь встретить.

Нед недоуменно огляделся – ведь всего час назад он сам высадил ее перед домом.

— Это не так уж и удивительно, — он почувствовал необходимость указать.

— Ах. Да, — сказала она. – Прежде наши пути особенно не пересекались, а дважды за один день – в этом есть что-то примечательное.

— Действительно, — сказал он, давая пройти еще одной даме. – Я могу Вас представить моей сестре? Мисс Торнтон, моя сестра леди Блэквуд. Белл, это мисс Шарлота Торнтон. Она – младшая сестра Лидии, – счел нужным объяснить он Белл.

— Мы были представлены, — с нежной улыбкой сказала Белл. – Хотя у нас и не было возможности познакомиться поближе.

— Я с удовольствием бы пообщалась с Вами, леди Блэквуд. – проговорила Шарлота.

— Пожалуйста, зовите меня просто Белл. Мы же через несколько дней станем сестрами.

Она кивнула.

— А я – Шарлотта.

— Я познакомился с Шарлоттой сегодня утром, — счел нужным внести ясность Нед.

— Вы раньше никогда не встречались? – удивленно спросила Белл.

— Нет, конечно, встречались, но никогда близко не общались.

— Я сегодня подвернула ногу, — сказала Шарлотта. – А виконт был необыкновенно любезен и помог мне.

— Как Ваша лодыжка? – спросил Нед. – Вы, действительно, не должны сейчас ходить.

— Не должна, конечно. Я…

— Прихрамываете?

Она виновато ему улыбнулась:

— Да.

— Я доставил мисс домой, — принялся объяснять он сестре, даже не глядя в ее сторону. – И сразу ушел, чтобы не привлекать ничьего внимания.

— Так и было, — вставила Шарлота, — Но мне обязательно нужно было остаться на завтрак.

— Один из конюхов отдал ее лошадь кому-то из гостей. – сказал Нед. – Ты можешь в это поверить?

— Моя мать действительно дала на это разрешение.

— Это до сих пор в силе?

Она кивнула, соглашаясь:

— До сих пор.

Белл уставилась на них.

— Вы понимаете, что заканчиваете предложения друг друга?

— Ничего подобного, — быстро сказала Шарлотта.

— Абсурд, — презрительно бросил Нед.

— Мы просто очень быстро говорили, — сказала Шарлотта.

— Не обращая на тебя внимания, — вставил Нед.

— Но мы не заканчивали друг за другом предложения, — добавила Шарлотта.

— Но вы делали именно это, — продолжала утверждать Белл.

— Я думаю, что Вы ошибаетесь, — пробормотала Шарлотта.

— Думаю, что не ошибаюсь, — ответила Белл. – Но едва ли это имеет значение.

Неловкая тишина, последовавшая за этим заявлением, заставила Шарлоту, слегка прокашлявшись, пробормотать:

— Я вынуждена вас покинуть. Мы договорились с Лидией встретиться в моей комнате.

— Передавайте ей мой поклон, — легко сказал Нед, не понимая, почему она вздрогнула и покраснела, после того, как рассказала о встрече с Лидией.

— Обязательно, — ответила она, покраснев еще больше.

Нед ощущал смутное беспокойство. Неужели Шарлотта солгала о встрече с Лидией наверху? И если так, то почему его это волнует? Что в ней такого, что его беспокоит?

— Позаботьтесь о своей лодыжке, напутствовал он ее. – Держите ее на подушке, когда будете в своей комнате.

— Обязательно, — делая реверанс сказала она. – Спасибо.

С этими словами она, прихрамывая, пошла к себе.

— Любопытно, — сказала Белл, как только Шарлотта свернула за угол и не могла больше их слышать.

— Что любопытно? – поинтересовался Нед.

— Да все это. И это она, Шарлотта.

Он уставился не нее с недоумевающим выражение на лице.

— Белл, я понимаю только английский язык!

Она кивнула в ту сторону, куда ушла Шарлотта:

— Она — та, на которой ты должен жениться!

— О, мой Бог! Белла, не начинай все с начала!

— Я знаю, о чем я говорю!

— Я не знаю ничего, что бы ты еще не сказала!

Она пристально впилась в него взглядом и, украдкой оглянувшись вокруг, предложила:

— Нам надо поговорить, но не здесь.

— Мы нигде не будем об этом говорить!

— Будем, — решительно произнесла она, вталкивая его в соседнюю гостиную.

И как только закрыла дверь, она обрушила на него всю силу своего беспокойства:

— Нед, ты должен выслушать меня. Ты не можешь жениться на Лидии Торнтон! Она не подходит тебе.

— Меня Лидия вполне устраивает! – сухо отрезал он.

— Ты разве не слышишь, о чем говоришь? – вспыхнула она. – Вполне устраивает! Ты не должен жениться на ком-то просто приемлемом! Тебе нужно жениться на ком-то, кто заставит твое сердце петь, на ком-то, кто заставит тебя улыбнуться, когда она заходит в комнату! Доверься мне – я знаю, о чем говорю!

Он действительно верил ей. Белла и ее муж любили друг друга с абсолютной преданностью, которая была настолько явной, что это ощущалось всеми, кто хоть раз видел их вместе. Неду это согревало душу, но он был уверен, что такие чувства ему не грозят.

— Нед, — упорствовала Белл. – Ты даже не слушаешь меня?

— Ну, что ж, — стараясь не выплеснуть на сестру свое испортившееся настроение, сказал он. – Ты говоришь, что мне нужно совершенно другое, и как по твоему я должен поступить за три дня до свадьбы?

Белл недоуменно моргала, но не смогла этим одурачить Неда. Мозг его сестры напряженно работал. Он даже был удивлен, как это еще у нее пар из ушей не пошел. Если и был способ, что-то изменить за три дня до церемонии, то, Нед был в этом твердо убежден, Белл уже его бы нашла. Она так долго молчала, что он уже понадеялся, что на этом их разговор закончиться:

— Если это все, тогда я пойду, — сказал он, отступая к двери.

— Подожди!

Он издал мученический вздох. Напрасно он подумал, что так легко отделается.

— Ты вообще понял, что сказал? – спросила она, положив ему руку на рукав сюртука.

— Нет, — сказал он откровенно надеясь, что на этом все закончится.

— Ты спросил у меня, как можно избежать брака! Ты знаешь, что это означает? Это означает, что ты этого хочешь! – слишком, по его мнению, самодовольно закончила она.

— И ничего такого это не означает! – пытался вывернуться он. – Не все так удачливы, чтобы жениться по любви, Белл. Мне почти тридцать, а я еще не женат. Я не становлюсь моложе, понимаешь?

— Ах, ну да, — рассмеялась она – Тебе осталась два шага до могилы.

— Я женюсь через три дня, – твердо сказал он. – Постарайся привыкнуть к этой мысли.

— Неужели земля этого стоит? – в ее голосе было больше боли, чем могло было бы быть в любом крике. – Двадцать акров, Нед! Двадцать акров за возможность счастливой жизни!

— Я сделаю вид, что не слышал этого, — натянуто произнес он.

— Не пытайся себя обмануть, думая, что для тебя это невозможно, — сказала Белл.

— Если и так, — сказал Нед, возвращаясь к ней. – Действительно ли я так сильно отличаюсь от большей части нашего класса?

— Нет, — согласилась она. – Но такое положение вещей не подходит для тебя. Это не правильно. Это не для тебя.

Он вызывающе взглянул на нее:

— Теперь я могу уйти? На этом наша беседа закончилась?

— Ты достоин лучшего, Нед, — прошептала она. – Ты можешь так не думать, но я это знаю.

Он судорожно проглотил внезапно возникший в сухом и напряженном горле комок. Он знал, что она права, и ненавидел это.

— Я женюсь на Лидии Торнтон, — сказал он, не узнавая собственного голоса.— Я принял это решение несколько месяцев назад и не собираюсь его менять.



Она на мгновение закрыла свои глаза. Когда она их вновь открыла, они были полны печали и слез:

— Ты губишь свою жизнь.

— Нет, — коротко отрезал он, не желая и дальше терпеть это обсуждение. –Что я делаю, так это ухожу отсюда.

Но когда он оказался в холле, то не знал, куда ему идти дальше. Это было чувство, которое он очень часто ощущал в последнее время.


* * * *

— Что тебя так задержало?

Это было первое, что услышала Шарлотта, когда вошла в свою комнату. Лидия уже была там и металась, как тигр в клетке.

— Понимаешь, — примирительно сказала Шарлотта, — я сегодня утром подвернула ногу и не могу быстро идти. И… – тут она остановила себя. Не стоило упоминать при Лидии, что она задержалась, чтобы поговорить с виконтом и его сестрой, поскольку случайно им проговорилась о встрече с Лидией, а та недвусмысленно просила этого не делать.

Не то, что бы Шарлотта думала, что нанесла этим сестре какой-нибудь вред, но Лидия была в одном из своих капризных настроений и ее не стоило еще больше тревожить.

— Тебе плохо? – поинтересовалась Лидия.

— Плохо что?

— Твоя нога?

Шарлотта посмотрела на ногу.

— Не так уж и плохо. Не думаю, что выиграю состязания по ходьбе в ближайшее время, но и в трости не нуждаюсь.

— Это хорошо.

Лидия подошла ближе, и ее глаза, очень похожие на глаза Шарлоты, заблестели от волнения.

— Поскольку мне нужна твоя помощь, было бы неловко, если бы ты пользовалась тростью.

— О чем это ты?

Голос Лидии упал до шепота.

— Я хочу тайно сбежать.

— С виконтом?

— Нет, конечно, дурочка. С Рупертом.

— С Рупертом? – воскликнула Шарлотта.

— Ты не можешь говорить потише? – прошипела Лидия.

— Лидия, ты сошла с ума?

— Я безумно влюбилась!

— В Руперта? – переспросила Шарлотта, не в силах скрыть недоверие в голосе.

Лидия оскорблено вспыхнула:

— Он этого более достоин, чем виконт.

Шарлотта подумала о Руперте Макбэнксе – самовлюбленном зануде с золотыми волосами, который жил по соседству с семьей Торнтонов в течение многих лет. В нем не было ничего плохого или отталкивающего, если вы предпочитаете мечтательный тип мужчин. Мечтатель, говорящий всегда и много. Шарлотта скривилась. Таким человеком и был Руперт. В последний раз, когда они встречались, Шарлотта сымитировала простуду, только чтобы избежать его бесконечных разглагольствований о своей новой поэме. Она пыталась прочитать его творение. Этого требовала элементарная вежливость – ведь они были соседями. Но очень скоро она сдалась, не в силах терпеть его рифмы. «Любовь» у него всегда рифмовалась со словом «кровь» (ну, скажите на милость, где он нашел такие африканские страсти здесь, в Дербишире?). А «ты» так часто со словом «цветы», что она уже хотела схватить его и заорать: « Добавьте хоть немного новых слов!». Но ее попытки делать замечания не принесли значимых результатов, его поэзия все так же вызывала зевоту.

Но Лидии, как замечала Шарлотта, он очень нравился. Она неоднократно слышала ее восторженные замечания, а фразу «блистательная особа» сестра применяла исключительно к Руперту. Задумавшись, Шарлотта поняла, что уже давно должна была понять, что происходит, но, по правде говоря, она считала Макбэнкса настолько смешным и нелепым, что ей трудно было предположить, что кто— то может воспринимать его всерьез и даже влюбиться.

— Лидия, — сказала она со всей серьезностью, — ты не можешь предпочесть Руперта виконту.

— Что ты в этом понимаешь? – парировала Лидия. – Ты даже не знаешь виконта. И, конечно же, — надменно продолжила она, — ты не знаешь Руперта.

— Я знаю, что он пишет кошмарную слезливую поэзию, — пробормотала Шарлотта.

— Что ты сказала? – требовательно спросила Лидия.

— Ничего, — ответила Шарлотта, стремясь избежать бессмысленного спора. – Только то, что у меня сегодня была возможность пообщаться с виконтом и он производит впечатление вполне здравомыслящего человека.

— Он ужасен, — сказала Лидия, бросаясь на кровать Шарлоты.

Шарлотта закатила глаза. Только бы обошлось без истерик.

— В нем нет ничего ужасного! – миролюбиво заявила она.

— Он никогда не читает мне стихов!

Этот факт, как казалось Шарлотте, говорил скорее в пользу виконта.

— И в этом вся проблема? – удивилась она.

— Шарлотта, ты ничего не понимаешь, для этого ты слишком молода.

— Я всего на одиннадцать месяцев младше тебя!

— В годах – возможно, — сказала Лидия с драматическим вздохом. – Но – десятилетия в жизненном опыте.

— Всего одиннадцать месяцев, — Шарлотта уже почти вопила.

Лидия положила руку на сердце.

— Шарлотта, я не хочу с тобой ссориться.

— Тогда не говори глупостей. Ты должна выйти замуж! Через три дня! Всего через три дня! – Шарлотта в отчаянии вскинула руки. – И поэтому ты не можешь тайно сбежать с Рупертом Макбэнксом.

Лидия так внезапно села, что у Шарлоты даже слегка закружилась голова.

— Я могу. – сказала она. – И я сбегу. С твоей помощью или без нее.

— Лидия…

— Если ты мне не поможешь, то мне прийдется попросить Каролину, — предупредила Лидия.

— О, только не это, – застонала Шарлотта. – Во имя всего святого, Лидия, Каролине всего пятнадцать. Несправедливо втягивать ее в такую авантюру!

— Если ты мне не поможешь, у меня не будет другого выхода.

— Лидия! Ну зачем ты приняла предложение виконта, если совсем его не любишь?

Лидия уже было открыла рот, чтобы ответить, но затем затихла и глубоко задумалась. На этот раз она не пыталась ничего изображать. Не было разглагольствований о любви, романтике или нежных чувствах. Глядя на нее, Шарлотта видела свою любимую сестру, так похожую на нее саму, с которой они вместе выросли и повзрослели. Это была та Лидия, которую она хорошо знала.

— Я даже не знаю, — сказала, наконец, она с оттенком сожаления. – Наверное потому что этого все от меня ожидали. Никто и предположить не мог, что я получу предложение от аристократа. Мать с отцом были так польщены вниманием виконта, что ничего другого мне не оставалось. Он умеет понравиться, ты же знаешь!

— Знаю.

У Шарлоты не было никакого личного опыта на брачном аукционе. В отличие от Лидии у нее никогда не было светского сезона в Лондоне. На это в семье просто не было денег. Она к этому и не стремилась. Прожив всю жизнь на юго— востоке Дербишира, она была уверена, что и оставшуюся жизнь проведет тут же. Торнтоны не были на пути в богадельню, но их средств на все не хватало. Отец закладывал имущество, что бы, как любила повторять их мать, «соблюдать приличия» и быть не хуже соседей. Шарлотта с удивлением поняла, что никогда не задумывалась над тем, что им не стоило бы закладывать земли, входящие в приданое Лидии.

Шарлотта и не желала светских сезонов для себя, если единственным путем получить на это средства было распродать всех лошадей из конюшни, чего отец не сделал бы ни при каких обстоятельствах. В этом он, правда, был не одинок, Шарлотта тоже слишком любила свою кобылу, что бы поменять ее на несколько бальных платьев. Кроме того, двадцать один год — не слишком много, чтобы выйти замуж здесь. Она совсем не чувствовала себя старой девой. Как только Лидия выйдет замуж, родители, она была уверена в этом, обратят внимание на устройство ее судьбы. Хотя совершенно не была убеждена, что ей этого хочется.

— И еще, думаю, потому, что он красив, — неохотно уступила Лидия.

«Гораздо привлекательнее Руперта», — подумала Шарлотта, но вслух этого не сказала.

— И он богат, — со вздохом сказала Лидия. – Я не расчетлива…

«Очевидно, что нет, иначе никогда не заинтересовалась бы Рупертом», – пронеслось в сознании Шарлотты.

— …но трудно отказать человеку, который собирается обеспечить приданым и оплатить сезоны младших сестер.

Глаза Шарлоты удивленно расширились:

— Он собирается это сделать?

Лидия кивнула.

— Он не сказал этого прямо, но действительно говорил отцу, что будет поддерживать семью после нашей свадьбы, и что деньги ничего для него не значат. Это значит, что он имел в ввиду и тебя, не так ли? Ты же настолько же Торнтон, как и все мы.

Шарлотта опустилась в кресло. Она понятия не имела, что Лидия приносила себя в жертву ради нее. И ради Каролины и Джорджии, конечно, тоже. Четыре дочери были непосильным бременем для финансового состояния их семьи. И тут ее ошеломил ужасный вопрос. Кто должен платить за все свадебные расходы? Конечно, виконт. Но едва ли можно будет ожидать, что он согласится с этим, если Лидия его бросит. Они и так уже понесли ощутимые потери, так как мать взялась за организацию свадьбы с размахом и заказывала самое дорогое в расчете, что лорд Барвик ей все возместит. Который ничего подобного не сделает, если Лидия бросит его возле алтаря. Боже, в какую же переделку они попали.

— Лидия, — непреклонно заявила Шарлотта, — ты должна выйти за него замуж. Просто обязана.

Она убеждала себя, что настаивает на этом не только ради себя или из желания спасти семью от катастрофы, но и потому что была твердо убеждена, что из двух поклонников Лидии, Нед Блэйдон – лучший выбор. Руперт тоже не плох и не сделал бы ничего во вред Лидии, но он потратил все деньги, которые достались ему в наследство, и не думал ни о чем, кроме метафизики и других высших материях. Его умозаключения довольно часто было трудно слушать без смеха. Нед, с другой стороны, казался солидным и надежным. Прекрасно образованный, он обладал тонким чувством юмора, а когда говорил, его речь отличалась остроумием и интеллектом и всегда заинтересовывала слушателей. В нем было все, что жена может хотеть видеть в муже, во всяком случае, по мнению Шарлотты. Почему Лидия этого не видела, оставалось для Шарлотты загадкой.

— Я не могу этого сделать. – сказала Лидия. – И не должна. Если бы я не любили Руперта, мне бы было это безразлично. Я б могла выйти замуж без любви, если это – единственный вариант для меня. Но это не так. Разве ты не понимаешь? У меня есть выбор. И я выбираю любовь.

— Ты уверена, что любишь Руперта? – с надеждой спросила Шарлотта. Она должна задать этот вопрос, чтобы убедиться, что у сестры не глупое безумное увлечение. А если и так? Лидия была бы не первой и не последней, кто поддался мимолетному чувству и тем самым разрушил всю свою будущую жизнь. Но Шарлоту не заботили несчастья чужих людей, ведь они не были ее родной сестрой.

— Уверена, — прошептала Лидия. – Всем сердцем.

Сердце, - подумала отстраненно Шарлотта и вспомнила, что Руперт обычно рифмовал это слово с «дверцей», а однажды даже с «перцем», хотя звучало это даже более, чем странно.

— И, кроме того, — добавила Лидия, — уже поздно что— либо менять.

— Поздно? – спросила Шарлотта, бросив взгляд на часы.— Для чего поздно?

— Для меня. Я не могу выйти замуж за виконта.

— Не понимаю. Свадьба еще через три дня.

— Я не могу выйти за него, — продолжала упорствовать Лидия.

Шарлотта едва не зарычала:

— Я слышала, что ты сказала!

— Я имела в виду, что действительно не могу за него выйти замуж!

Фраза повисла в воздухе, а затем Шарлотта почувствовала, как— будто что— то в ней взорвалось.

— О, нет, Лидия. Нет. Ты этого не могла сделать!

Но Лидия утвердительно кивнула и подтвердила без малейшего намека на раскаяние:

— Но сделала!

— Как ты могла? – требовательно спросила Шарлотта.

На что Лидия мечтательно вздохнула:

— А как я могла этого не сделать?

— Очень просто, — парировала Шарлотта. – Сказать «нет», например.

— Руперту невозможно отказать, — тихо пробормотала Лидия.

— Наверняка, это не так!

— И никто бы не смог, — довольно улыбаясь, она продолжила, — мне так повезло, что он выбрал меня.

— О, ради Бога, — недоверчиво прошептала Шарлотта.

Она резко встала с кресла, совсем забыв о больной лодыжке, и тут же чуть не закричала от боли.

— И что же ты теперь собираешься делать?

— Выйти замуж за Руперта, конечно, — сказала Лидия с мечтательно затуманенными глазами.

— Это так несправедливо по отношению к виконту, — указала Шарлотта.

— Я знаю, — сказала Лидия с достаточно раскаявшимся выражением на лице. – Но я не знаю, что еще можно сделать. Если я расскажу об этом отцу с матерью, они посадят меня под замок в моей комнате до самой свадьбы.

— Ладно, тогда, если вы собираетесь тайно сбежать, нужно сделать это сегодня вечером. В этой ситуации – чем раньше, тем лучше. Несправедливо бросать бедного человека перед самим венчанием.

— Но я не могу это сделать до пятницы!

— Почему, к дьяволу, нет?

— Руперт еще не будет готов.

— Тогда заставь его, — настаивала Шарлотта. – Если вы не сбежите раньше пятницы, тогда никто ничего не будет знать утром в субботу и все соберутся в церкви, когда обнаружится ваш побег!

— Но у нас нет денег, — принялась объяснять Лидия, — а Руперт не может заставить банк сделать выплату из его фонда раньше пятницы.

— А я и не знала, что у Руперта есть хоть какие-то вклады, — не в силах быть вежливой в такой момент, пробормотала Шарлотта.

— У него их и нет, — спокойно, словно не замечая в этом ничего необычного, подтвердила Лидия. – Но он действительно получает ежеквартальное пособие от своего дяди. А оно будет только в пятницу. Банк в этом не идет ни на какие уступки.

Шарлотта застонала. В этом был смысл. Если бы она отвечала за выдачу Руперту его содержания, то никогда не дала бы его хоть на день раньше первого апреля. Ее голова опустилась на сложенные на коленях руки. Это было ужасно. Она всегда в самой тупиковой ситуации могла взглянуть на проблему под разными углами и найти самое приемлимое решение. Но только не в этот раз. Только одна вещь оставалась без сомнения. Она оказалась перед необходимостью помогать Лидии, как бы неприятно ей это не было. По отношению к виконту было бы верхом несправедливости жениться на Лидии после того как она уже отдала себя Руперту. Он этого не заслуживал, да и Лидия тоже. Как бы то ни было, она была ее сестрой, и Шарлоте хотелось, чтоб она была счастлива. Даже если это означало иметь Руперта Макбэнкса в качестве зятя. Так и не избавившись от ужасного чувства в глубине души, она, тем не менее, решительно подняла голову и спросила:

— Что я должна буду сделать?


Глава 3.

— Ах! Ах! Ах!

— Ей плохо? – послышался доброжелательный женский голос.

Кому он принадлежит, Шарлотта не поняла и не имела даже возможность выяснить, потому что лежала с плотно закрытыми глазами для полной убедительности ее нездоровья.

— Апчхи!

— Я же говорю! – воскликнул Руперт Макбэнкс, так активно встряхивая головой, что его белокурая шевелюра совершенно растрепалась. – Это из— за меня она чихает!

— Апчхи!

— Какой вы добрый, — с утешением в голосе сказала Лидия. – Вы не должны так даже думать.

Шарлотте потребовалась вся ее сила воли, чтобы не взглянуть на сестру с сарказмом. Вместо этого ей пришлось продолжать:

— Апчхи!

— Я знаю, что это из— за меня она чихает. – объявил Руперт. – Только из— за меня. Она начала чихать, как-только я подошел.

— Апчхи!

— Вот видите! – ни к кому не обращаясь, заявил Руперт. – Опять!

— Это весьма… – растягивая слова произнес низкий мужской голос, который мог принадлежать только Неду Блэйдону, – вероятно.

— Она не может быть моим партнером в «Охоте за сокровищами» — сказал Руперт. – Я так не смогу найти ни одного фанта!

— Апчхи! – еще жалостливее чихнула Шарлотта.

— Вы пользовались каким-то экзотическим одеколоном? – спросила у Руперта Лидия. – Или, возможно, новым мылом?

— Совершенно новый одеколон! – воскликнул Руперт с таким выражением, как— будто сделал неизвестное до сих пор науке открытие. – Потрясающий аромат! Конечно же, прямо из Парижа!

— Из Парижа? – восхищенно переспросила Лидия. – Да что Вы говорите!

Шарлотта задалась вопросом: могла ли она хорошенько ущипнуть сестру так, чтобы этого никто не заметил.

— Конечно! – воодушевленно продолжал Руперт, найдя благодарную аудитория для своих рассуждений о новинках моды и гигиены. – Этот новый аромат – восхитительная комбинация сандалового дерева и хурмы.

— Не надо запахов! – воскликнула Шарлотта, пытаясь возвратиться к насущному вопросу. –Мне плохо от этого запаха!

Она даже попыталась прослезиться для большей убедительности своего неприятия запаха хурмы, хотя едва ли была уверена, что та из себя представляет.

Лидия жалобно заглянула Неду в глаза.

— Милорд! – умоляюще произнесла она. – Вы должны поменяться с Рупертом местами в игре! Шарлотта не выдержит целый день в его компании!

Нед вопросительно взглянул на Шарлоту. Она продолжала самозабвенно чихать.

— Разумеется, — сказал он, изящно вытаскивая носовой платок из кармана и протирая лицо. – Она никак не сможет!

Шарлотта снова чихнула, мысленно вознося молитву о прощении, в полной уверенности о необходимости исповедаться в ближайшее воскресенье после службы. И Лидия, да и остальные сестры знали, что не было никого, кто мог бы лучше Шарлотты сымитировать чиханье. У девочек Торнтон это стало неплохой забавой. К счастью, их мать ни о чем не догадывалась, иначе ее бы насторожил внезапный приступ у дочери. Но так как госпожа Торнтон была очень занята гостями или еще чем— то важным, она всего лишь слегка посочувствовала Шарлотте и посоветовала выпить немного воды.

— Так Вы согласны? – еще раз переспросила у Неда Лидия. – А мы с Вами увидимся после игры.

— Конечно, – пробормотал он. – Буду счастлив составить компанию Вашей сестре. Я никогда не мог бы бросить леди в таком бедственном…

— Апчхи!

— …положении.

Шарлотта тут же благодарно улыбнулась ему, радуясь, что хоть что— то можно сделать искренне.

— О, благодарю Вас, милорд. – продолжала Лидия. – Мы тогда сейчас же уйдем. Руперту необходимо срочно отойти подальше от Шарлотты.

— Ах, ну да, — сказал Нед мягко. – Конечно, это необходимо.

Лидия и Руперт быстренько ретировались, оставив Шарлоту наедине с виконтом. Она настороженно посмотрела на него. Нед стоял, прислонившись к стене и сложив перед собой руки. Шарлотта снова чихнула, в этот раз по настоящему. Вполне вероятно, что у нее на самом деле аллергия на Руперта. Святые небеса, он использовал столько одеколона, что его аромат до сих пор висел в воздухе.

Нед приподнял брови.

— Возможно, — предположил он. – Вам станет лучше на свежем воздухе?

— О, да! – нетерпеливо сказала Шарлотта.

Если они выйдут из дома, ей будет на что отвлечься, например, разглядывать деревья или облака, и не придется смотреть в глаза Неду. Поскольку ее мучили смутные сомнения, что он догадывается о маленьком представлении, которое она разыграла. Она говорила Лидии, что не хочет этого делать. Нед Блэйдон не был наивным простаком, чтобы его можно было обвести вокруг пальца. На него не произведут впечатления, убеждала она, ни трепетные взмахи ресницами, ни фальшивые чихания. Однако Лидия настаивала, что ей необходимо остаться наедине с Рупертом, чтобы окончательно договориться о деталях их побега, и поэтому они должны стать партнерами в «Охоте за сокровищами».

Их мать уже составила списки команд и, конечно же, поставила Лидию с ее женихом. А так как Шарлотта оказалась вместе с Рупертом, то Лидия придумала безумный план с аллергией, чтобы обменяться партнерами. Но Шарлотта никогда и не думала, что им удастся одурачить Неда, и, сразу же, как они вышли на улицу и Шарлотта сделала несколько глубоких вздохов свежего весеннего воздуха, он улыбнулся, правда, довольно сухо и спросил:

— Который из Ваших чихов был настоящий?

— Прошу прощения? – стараясь выиграть время, переспросила она.

Он стал разглядывать свои ногти.

— Моя сестра умеет прекрасно имитировать чихание.

— Милорд, уверяю Вас…

— Не стоит этого делать, — сказал он. – Не лгите мне и не заставляйте потерять к вам уважение, мисс Торнтон. Ваше прекрасное представление убедило бы любого, кто близко не знаком с моей сестрой. Или с Вами, я так полагаю.

— Моя мать всегда верила, — пробормотала Шарлотта.

— Вы прекрасно это проделываете, не так ли? – сказал он, и в его голосе послышалась… гордость за нее?

— Отец тоже бы поверил, — добавила она.

— Вы не хотите сказать, для чего все это было проделано?

— Не особенно, — сказала она, используя возможность заключенную в его вопросе не говорить «да» или «нет».

— Как Ваша лодыжка? – спросил он, внезапно меняя тему разговора.

— Уже получше, — ответила она осторожно, не понимая, чем вызвана такая перемена. – Теперь понятно, что я было права – это всего лишь небольшое растяжение.

Он жестом показал по направлению к тропинке, уходящей от дома

— Пойдем? – спросил он.

Она нерешительно кивнула в ответ, понимая, что все равно он не позволит ей улизнуть от своих вопросов. И, конечно же, оказалась права.

— Я должен Вам объяснить кое— что о себе, — сказал он, разглядывая верхушки деревьев в обманчиво— скучающей манере.

— И что же это?

— Я всегда получаю то, что хочу.

— Всегда?

— Практически.

— Я так и думала, — судорожно сглотнула она.

— Правда? – мягко улыбаясь, спросил он.

— Думаю, что даже уверена в этом, — пробормотала она.

— Поэтому, — продолжал он, оставив без комментариев ее утверждение. – Вполне вероятно предположить, что еще до окончания этой «Охоты за сокровищами», в которую так любезно предложила всем поиграть Ваша мать в качестве развлечения, Вы скажите мне, зачем прилагали столько усилий, чтобы мы сегодня стали партнерами.

— Ох, я так и знала, — сказала она, чувствуя себя в дурацком положении.

— Вы? – легко спросил он. – Действительно?

Она действительно знала, что ей некуда деться, но все— таки надеялась найти какой— нибудь выход из своего положения.

— Мы можем сделать все просто, — продолжал он все так же легко, как будто рассуждал о погоде, — и на этом закончим. Или, — добавил он, — можем усложнить, очень усложнить.

— Мы?

— Я

— Я так и думала.

— Да. – сказал он. – Вы готовы во всем признаться?

Она посмотрела ему в глаза.

— Вы всегда так спокойны и убедительны?

— Нет. – ответил он. – Не всегда. Фактически, мне говорили, что у меня взрывной характер.

Он повернулся к ней и улыбнулся.

— Но вообще-то мне удается его сдерживать, и я терял самообладание всего несколько раз.

— Это хорошо.

Он продолжал говорить во все той же рассудительной манере:

— У меня же нет причины выходить из себя сейчас, не так ли? Вы кажетесь такой разумной молодой особой.

— Отлично, — решила ответить она, подозревая, что иначе он захочет привязать ее к дереву, чтобы получить объяснения. – Случившееся не имеет никакого к Вам отношения.

— Неужели?

— В это так трудно поверить?

Он проигнорировал ее сарказм.

— Продолжайте.

— Это все из-за Руперта, — быстро придумала она.

— Макбэнкса? – недоверчиво протянул он.

— Да. Я его не переношу, — что не было отступлением от правды на самом деле. Шарлотта была более чем уверена, что могла бы сойти с ума в его компании. – Перспектива целого дня в его обществе повергла меня в панику. Хотя должна признаться, что я не ожидала предложения Лидии поменяться местами.

Он очень заинтересовался ее предыдущим утверждение.

— Паника, Вы говорите?

Она остановила взгляд на его лице.

— Вам никогда не приходилось проводить с ним по три часа, слушая его рассуждения о своей поэзии, поэтому и не понять моего состояния.

Нед вздрогнул.

— Он пишет стихи?

— И разговаривает только об этом.

Он выглядел огорченным.

— А, когда не это, — продолжала вдохновенно Шарлотта, — то он рассуждает о различных приемах в поэзии и объясняет, почему большинство людей испытывают недостаток интеллекта, чтобы понять тонкости этого возвышенного искусства.

— И так все время?

— Конечно.

Он огорченно закивал головой.

— Должен Вам признаться: я ничего не смыслю в этом.

Шарлотта аж просияла:

— Правда?

— Ну мы же не говорим рифмами в обычной жизни, — сказал он.

— Я думаю так же! – воскликнула она. – Вам может когда-нибудь прийти в голову мысль сказать: « Моя любовь горяча как кровь» ?

— Милостивый Боже, нет, конечно!

Шарлотта рассмеялась.

— Пришло! – внезапно воскликнул он, указывая на верхушку дерева. – Ветви милой ольхи пробуждают в мыслях стихи. Или вот еще. Крона этой сосны вызывает страшные сны.

— О, прошу Вас, не стоит! — сказала она, пытаясь оставаться серьезной, хотя ее так и разбирал смех. – Даже я могла добиться больших успехов.

Он взглянул на нее с дьявольской усмешкой, и Шарлотта внезапно поняла, почему о нем говорили, что он разбил немало сердец в Лондоне. Ей Богу, это несправедливо, чтобы одного человека природа так щедро наградила. Одна его улыбка, и ее сердце бешено забилось.

— Неужели? – усмехался он. – Моя сестра уже пыталась меня в этом победить и я…

— И Вы, что? – подталкивала она его к откровенности, потому что он заколебался. – Проиграли? Она выбрала слишком сложное слово, что бы подобрать к нему рифму?

— Я победил! – заявил он торжествующе. – Написал ей целый сонет с пожеланиями, там было все, ну может быть, кроме смерти. Вы думаете, это было не по— джентльменски?

Шарлотта уже не могла ответить, так как согнулась от хохота.

— Вот так вот, — сказал он, очень довольный собой. – Ну а теперь, когда мы выяснили, что я самый выдающийся поэт на свете, приступим к первому пункту в нашем списке. Что там написано?

Шарлотта взглянула вниз, на свою руку с зажатой в ней запиской.

— Ах, да! – сказала она. – «Охота за сокровищами». Хм, давайте посмотрим. Это явно –перо, хотя я не думаю, что именно это имеется в виду.

Он склонил свою голову к ней, чтобы самому прочитать записку, написанную аккуратным почерком ее матери.

— Тут есть еще подсказки.

— Так. Красный кирпич и цветущие гиацинты – это просто. Я знаю, где они находятся в саду. Два листа писчей бумаги из разных наборов. Желтая лента. Осколок стекла. Осколок стекла? – повторилась она, недоумевая. – Где мы сможем его найти? Я не думаю, что моя мать предполагала, что мы должны разбить окно.

— Я украду очки у своей сестры. – без каких-либо угрызений совести заявил он.

— О, это очень изобретательно! – она взглянула на него с восхищением. – И очень коварно.

— Да, ладно, она же моя сестра, — сказал он и, смущаясь, продолжил, — Я же не желаю ей смерти, хотя без очков она очень плохо видит. Но нужно сделать все для победы. А за счет кого еще можно это сделать, если не за счет родных сестер, согласны?

— Конечно, если это нужно для дела, — ответила Шарлотта.

Она и ее сестры вообще то жили дружно, но всегда норовили подшутить друг над другом или придумать какую-нибудь каверзу. Кража очков, чтобы выиграть «Охоту за сокровищами», — этот поступок вызывал законное уважение у нее.

Она наблюдала за его лицом, поскольку он пристально засмотрелся куда-то вдаль, его мысли были где-то в другом месте. И она не могла не признаться себе, что находит его весьма привлекательным.

С тех пор, как она согласилась помочь Лидии сбежать от него, она чувствовала себя немного виноватой, но только теперь, после общения с ним, она поняла, что поступает просто ужасно.

Она понимала, что виконт не любит ее сестру, и сильно подозревала, что никогда не полюбит. Но он сделал Лидии предложение и хотел видеть своей женой, исходя из собственных причин или пожеланий. И, как и у всех мужчин, у него была гордость. А она, Шарлотта Торнтон, которая считала себя принципиальным и порядочным человеком, делает все, чтобы сокрушить ни в чем не виновного виконта Барвика. Она понимала, что в жизни есть и более тяжелые моменты, чем быть брошенным перед алтарем, но не могла уже думать ни о чем другом. Он будет растоптан. Ему будет причинен непоправимый вред. Он будет разъярен. И, возможно, захочет ее убить. Хуже всего то, что она не знала, как это можно предотвратить. Лидия была ее сестрой. И она должна помочь ей, не так ли? Разве не должна она в первую очередь думать о своей родне? И, кроме того, сегодняшний день доказал, что этот брак не принесет им обоим удовлетворения. Бог мой, Лидия ожидала, что ее избранник будет говорить с ней о поэзии. Шарлотта не думала, что они продержаться больше месяца, прежде чем попытаются убить друг друга.

Но и это еще не все… не вся правда. Нед (когда это она начала думать о нем просто по имени?) не заслуживал второстепенной роли, которую непременно получит в случае их союза. Он мог быть немного своенравным и достаточно высокомерным, но в то же время приятным, милым истинным джентльменом. Поэтому Шарлотта дала в душе себе клятву, что не допустит его фиаско в церкви в субботу утром. Она не могла помешать Лидии и Руперту тайно сбежать, она даже обязана была им помочь, но и должна сделать все от нее зависящее, чтобы Нед не оказался в таком унизительном положении.

Она нервно сглотнула. Это означало, что придется найти его среди ночи после побега Лидии, когда та уже будет достаточно далеко. Будет трудно. Но сделать это необходимо, если она хочет жить в ладу со своей совестью.

— Вы что— то притихли, — заметил он.

Она очнулась от своих размышлений, услышав его голос.

— Да, так. Ничего. Просто задумалась, — быстро откликнулась она, радуясь, что хоть в этом не приходиться лгать.

— Ваша сестра и поэт, кажется, погружены в какой— то разговор, — спокойно произнес он, кивая головой влево.

Шарлотта резко обернулась. Лидия и Руперт были на расстоянии приблизительно тридцати ярдов и оживленно переговаривались. Слава Богу, они были слишком далеко, чтобы их можно было услышать.

— Они близкие друзья, — принялась объяснять Шарлотта, стараясь не покраснеть. – Мы знакомы с Рупертом с детства.

— Это означает, что моя будущая жена – поклонница поэзии?

Шарлотта застенчиво улыбнулась.

— Боюсь, что так, милорд.

Когда он заговорил, в его глазах появился какой— то блеск.

— Означает ли это, что она ожидает, что я буду разговаривать с ней стихами?

— Вполне вероятно, — искренне сочувствуя ему, ответила она.

Он вздохнул.

— Ну что ж. Ни один брак не может быть идеален, — посетовал он. – Идемте же. У нас есть перо и нужно еще украсть очки. Если уж мы участвуем в этой глупой игре, то должны сделать все, что бы выиграть.

Шарлотта распрямила плечи и шагнула вперед.

— Конечно, милорд. Я тоже так считаю.

Они были единодушны. Как странно! Его слова всегда так перекликались с ее чувствами.

Глава 4.

Ночь пятницы была типичным случаем предсвадебной лихорадки, как предположил Нед, хотя с очевидностью и нельзя было сказать, чем она отличалась от таких же ночей в среду и четверг. Пытаясь понять, что с ним происходит, он уединился насколько это возможно в дальнем углу, в одной из гостиных. Праздно держа бокал шампанского и тарелку с тремя клубничками, он задумался: что же все-таки изменилось? Те же люди его окружают, так же вкусны приготовленные на обед блюда. Все было как всегда. Если бы это от него зависело, он бы давно покончил со всей предсвадебной чепухой и просто стал бы перед священником в назначенное время, но никого, по-видимому, не интересовало его мнение, хотя, если быть до конца честным, он и не давал понять, что его это заботит. По правде говоря, ничего подобного не происходило до этой недели, долгой, суетливой недели. Все остальные весело проводили время, как и рассчитывали, были всем довольны, хотя оплачивал за все он. Он вздохнул, вспоминая свою, неосторожно брошенную, фразу: «Конечно, у Лидии должна быть свадьба ее мечты!». Он посмотрел на клубнику в своей тарелке. Всего их было пять, две он уже съел, и они составили весь его ужин. Вероятно, это были самые дорогие ягоды в истории. Не то, чтобы он не мог себе позволить такие траты: он имел вложения и фонды. Проблема была в другом – невеста, получающая свадьбу своей мечты оказалась совсем не женщиной его мечты. Он понял это только теперь, когда слишком поздно что-то менять и не имело никакого значения.

Самое грустное заключалось в том, что до сегодняшнего вечера он даже не понимал, что у него были эти мечты. Как все обернулось. Теперь у него никогда не будет великой любовной страсти, романтики! Меньше чем через двенадцать часов ему придется быть в церкви, как неумолимо показывали стоящие в углу часы.

Он прислонился к стене, чувствуя себя невероятно уставшим и гораздо старше, чем был на самом деле, и стремился как можно скорее покинуть празднества, стараясь, чтобы это не выглядело грубым.

Хотя, по правде говоря, никто, казалось, его не замечал. Гости веселились во всю и не тратили на жениха особого внимания. Или, понял с удивлением Нед, когда оглядел комнату, его невесте, тоже. Где, собственно говоря, Лидия?

Он нахмурился, а затем равнодушно пожал плечами, решая, что это не имеет никакого значения. Они разговаривали раньше, когда танцевали свой обязательный вальс, она была приветлива как всегда и болтала о пустяках. С тех пор он несколько раз замечал ее в толпе, разговаривающей с гостями. По всей вероятности, она отлучилась в дамскую комнату поправить оборку на платье или пощипать щечки или еще что-нибудь сделать, что делают леди, когда их никто не видит.

Он танцевал всегда только в паре с Лидией. Решив нарушить традицию, он решил пригласить на танец Шарлоттту, но, оглядев комнату, понял, что ее тоже нет. Наверное, она ушла вместе с Лидией. Этот факт его почему— то привел в раздражение.

— Нед!

Он с трудом улыбнулся, но потом понял, что этого можно и не делать. Это была всего лишь его сестра, которая тащила за собой, как на буксире, их кузину Эмму сквозь толпу гостей.

— Почему ты здесь стоишь один? – спросила его Белла, едва успев подойти.

— Наслаждаюсь своим обществом.

Он не собирался ее оскорбить, но Белла почему то взяла это на свой счет и недовольно скривилась.

— А где Лидия? – спросила она.

— Понятия не имею, — ответил он абсолютно откровенно. – Вероятно, с Шарлоттой.

— С Шарлоттой?

— Это ее сестра.

— Я знаю, кто такая Шарлотта, — ответила злобно Белла. – Я просто удивлена, что ты …— она покачала своей головой. – Да, ладно, не имеет значения.

В этот момент Эмма решила вступить в беседу:

— Ты собираешься съесть эти клубнички? – спросила она.

Нед протянул ей тарелку.

— Угощайся.

Она поблагодарила его и взяла одну ягоду.

— Ой, я в последние дни все время голодна, — и добавила, – кроме того времени, когда ем.

Нед уставился на нее, как будто она заговорила на древнегреческом, но Белла кивнула с таким видом, как будто все поняла отлично.

— Я быстро насыщаюсь, – объяснила Эмма, сжалившись над его невежеством. – Это потому что… — она нежно погладила его руку. – Ты скоро все сам будешь знать.

Нед представил Лидию беременную его ребенком, и это показалось настолько неправильным, что он даже изменился в лице. Не настолько, что бы мог кто-нибудь посторонний заметить, но ему от этого стало плохо, и он прислонился к стене. И тут его воображение сыграло с ним дурную шутку, и лицо у беременной изменилось. Ею оказалась Шарлотта. И это не казалось ему неправильным! Окончательно потеряв присутствие духа, он резко произнес:

— Мне нужно идти.

— Уже? – с сомнением спросила Бэле. – Ведь только девять часов!

— У меня завтра тяжелый день, — проворчал он.

— Да, думаю тебе нужно отдохнуть, — сказала его сестра. – Лидия уже ушла, а что хорошо для индюшки, хорошо и для индюка.

Он кивнул.

— Если обо мне будут спрашивать…

— Не беспокойся, — успокоила его Белла. – Я придумаю что-нибудь правдоподобное.

Эмма тоже кивнула в знак согласия.

— О, Нед, — сказала Бэла с невероятной нежностью в голосе, чем привлекла его внимание.

Он обернулся.

— Мне очень жаль, — закончила она.

Ее утешение задело его больнее, чем все, что она говорила ему до этого. Он кивнул, понимая, что она, просто любя, хотела оказать ему свою поддержку. Но легче ему от этого не стало. Тогда он заторопился к французскому окну, чтобы выйти во внутренний дворик, намереваясь пройти вокруг дома и зайти с бокового входа на черную лестницу и по ней пройти в свою комнату. Так было вероятнее всего не встретить никого из гостей и избежать ненужных ему сейчас разговоров. Его внимание привлекла тарелка, которую он все еще держал в руке. Он так и не смог доесть так дорого ему доставшуюся клубнику!


* * * *

— Тебе нужно вернуться к гостям, Лидия!

Лидия на это только недовольно тряхнула головой и продолжала запихивать вторую пару ботинок в чемодан. Даже не соизволив взглянуть на Шарлотту, она недовольно проворчала:

— Я не могу. У меня нет времени.

— Ты должна встретиться с Рупертом только в два часа, — сказала Шарлотта. – У тебя есть еще пять часов до этого.

Лидия при этом озабоченно оглядывала свои сумки:

— Это – все?

Шарлотта посмотрела на ее две сумки. Хотя они и не были маленькими, но и не требовали пяти часов на сборы. Она решила зайти с другой стороны.

— Лидия, — сказала она, прилагая все усилия, чтобы звучало убедительно, — ты должна быть внизу. Тебя там будет не хватать.

А затем, когда Лидия сосредоточила свое внимание на двух пеньюарах, явно пытаясь выбрать один из двух, продолжила уже громче:

— Лидия, ты слышишь меня? Там тебя не хватает.

Лидия только пожала плечами.

— Вот и возвращайся туда.

— Но, я же не невеста! – указала Шарлотта, вставая перед сестрой.

Лидия посмотрела сначала на нее, а потом на вещи в своих руках.

— Лавандовый или гвоздичный?

— Лидия…

— Какой выбрать?

Несмотря на то, что момент был явно не подходящий, она все же взглянула.

— Где ты их взяла? – спросила она, думая о собственном нижнем белье только белого цвета.

— Из моего приданного.

— Для свадьбы с виконтом? – в ужасе спросила Шарлотта.

— Ну, конечно, — ответила Лидия, выбирая лавандовый и бросая его в чемодан.

— Лидия, это жестоко!

— Я так не думаю, — сказала Лидия, впервые, как они вошли в комнату, уделяя Шарлотте внимание. – Это практично. И если я собираюсь выйти замуж за Руперта, мне не стоит быть привередливой.

От удивления Шарлотта открыла рот. До этого момента она думала, что Лидия не понимает, с чем ей придется столкнуться в браке с таким транжирой, как Руперт.

— Я не так глупа, как ты думаешь, — сказала Лидия, словно отвечая на несказанные Шарлоттой слова, чем очень ее смутила.

Шарлотта затихла. Затем с извиняющимися нотками в голосе сказала:

— Мне нравиться гвоздичный.

— Правда? – сказала с улыбкой Лидия. – Мне тоже. Я думаю, что возьму оба.

Шарлотта неловко сглотнула, глядя на все увеличивающийся багаж, но все же сказала:

— Ты должна спуститься хотя бы на несколько минут.

Лидия кивнула.

— Ты как всегда права. Я спущусь, как только закончу здесь.

Шарлотта подошла к двери.

— Я сейчас спущусь. Если кто— нибудь о тебе спросит… — она беспомощно развела руками, пытаясь что— нибудь придумать, а затем обреченно взмахнула рукой. – Ладно. Я что— то придумаю.

— Спасибо, — отозвалась Лидия.

Шарлотта на это только кивнула, так как была не в силах уравновесить свои чувства. Она тихо вышла из комнаты и немного постояла, прежде чем спускаться, чтобы взять себя в руки. Идти вниз не хотелось. Она знала, что была неплохой лгуньей, когда это было необходимо, но вовсе не стремилась никого обманывать. А больше всего она не хотела лгать виконту! Ей было бы намного легче, если бы он не был таким хорошим.

Хороший. Это определение вызвало у нее улыбку. Он вряд ли бы захотел, чтоб его так характеризовали. Интригующий, возможно. Опасный, определенно. Дьявольски привлекательный тоже вполне соответствовало. Но нравилось это виконту или нет, а он был хорошим человеком. Хорошим и верным, и совсем не заслуживал судьбы, которую ему уготовила Лидия…

Лидия и …

Шарлотта остановилась и закрыла глаза, пытаясь унять тошноту, подступившую к горлу, из-за пронзившего ее чувства вины. Она не хотела думать о своей собственной роли в его унижении. Пока, по крайней мере. Она должна сосредоточиться на насущных проблемах – как можно благополучнее обставить тайный побег сестры. А затем она могла поступить так, как велит ее совесть, и предупредить виконта, чтобы он…

Шарлотта задрожала, представив себе сцену в церкви. Она не позволит такому произойти. Она…

— Шарлотта?

Ее глаза изумленно распахнулись.

— Милорд! – прохрипела она не в силах поверить, что он стоит перед ней.

Она не хотела видеть его, пока все не закончится, не хотела разговаривать с ним. Она не была уверена, что ее совесть такое выдержит.

— Вы хорошо себя чувствуете? – с искренним беспокойством в голосе спросил он.

— Да, все в порядке, — сказала она, не в силах изобразить улыбку. – Только немного…устала.

— Тогда вам стоит себя представить на месте будущих супругов, — сухо проговорил он.

— Да, — сказала, — я знаю. Это очень тяжело. Я имею в виду, конечно, не невыносимо, но и … хорошо… — она задалась вопросом, произносила ли когда-нибудь белее нескладную фразу. – Я уверена, что это трудно, тем не менее.

Он как-то так странно на нее посмотрел, что она даже поежилась. И пробормотал:

— Вы себе даже представить не можете насколько.

Он протянул ей тарелку:

— Клубники?

Шарлотта отрицательно покачала головой: она была слишком напряжена, чтобы пытаться что-то съесть.

— Куда Вы направляетесь? – поинтересовалась она, главным образом для того, что бы не молчать.

— Наверх. Лидия ушла, и…

— Она переутомилась, — быстро проговорила Шарлотта. Наверняка, он не собирался навестить Лидию, хотя в этом не было бы ничего неприличного, ведь они обручены. Зато, если застанет ее складывающую вещи… — Она пошла, чтобы прилечь, но обещала мне, что скоро спуститься.

Он пожал плечами.

— Она должна поступать так, как ей удобно. Завтра у нас длинный день, и если она хочет отдохнуть, то пусть отдыхает.

Шарлотта кивнула, медленно выдыхая, поскольку поняла, что он не собирается идти наверх и искать Лидию.

А затем она сделала самую большую ошибку в своей жизни.

Она заглянула в его глаза.

Это было странно, потому что по идее она не могла ничего увидеть. Единственная свеча была в настенном подсвечнике далеко позади нее. Она не могла ничего рассмотреть. И тем не менее она увидела его пристальный взгляд, горящий непонятным призрачным огнем. Все окружающее исчезло. Остались лишь они, не в состоянии отвести друг от друга взгляд.


* * * *

Нед специально хотел подняться к себе в комнату по боковой лестнице, чтобы избежать ненужного ему сейчас общения с людьми, но когда он увидел стоящую с закрытыми глазами на лестничной площадке Шарлотту Торнтон, он понял, что она исключение.

И это было не потому, что он испытывал к ней страшащие его самого чувства. Когда его взгляд непроизвольно опускался на ее губы и его внутренности судорожно сжимались, он не знал, что с этим делать, и прекрасно понимал, что не достойно так относиться к своей будущей невестке. Но поделать ничего не мог: при виде нее, стоящей там с закрытыми глазами, она показалась ему единственным источником, чтобы обрести душевное равновесии, якорем в бушующем море его чувств, дающем надежду. Если он только сможет дотронуться до нее, только возьмет за руку – сразу все станет на свои места и образуется.

— Давайте потанцуем? – произнес он, сам удивившись предложению, сорвавшемуся с его губ.

Нед увидел удивление в ее глазах, услышал в мягком вздохе, прервавшем ее дыхание, прежде, чем она переспросила:

— Потанцуем?

— Разрешите Вас пригласить? – спросил он уверенный, что ступил на опасный путь, но не в силах остановиться. – Сейчас, я имею в виду. Я не видел Вас большую часть вечера, и ни разу – танцующей.

— Я была занята. Помогала матери, — объяснила она отстраненно, как будто ее слова не имели ничего общего с мыслями, роящимися в ее голове. – Утрясали последние детали для завтрашнего торжества.

Он кинул.

— Вы должны потанцевать, — сказал он в действительности имея в виду: «Вы должны станцевать со мной».

Он поставил свою тарелку на ступеньку и продолжил:

— Зачем было лечить подвернутую ногу, если, когда она зажила, не проводить время весело?

Она ничего не сказала, только стояла, пристально глядя на него, как будто не могла поверить своим глазам или ушам, или, возможно, сложившейся ситуации.

Звуки музыки были хорошо слышны с первого этажа. Лестница была расположена так, что площадка, на которой она стояли, не просматривалась ни снизу, ни сверху.

— Мы должны потанцевать, — сказал он снова.

Но, доказывая, что у одного из них еще сохранилась способность нормально мыслить, Шарлотта отрицательно покачала головой.

— Нет, — ответила она. – Мне нужно идти.

Он уронил вниз руку, только сейчас заметив, что все время держал ее вытянутой в надежде обнять Шарлотту для того, чтобы повести ее в вальсе.

— Мать будет искать меня, — пробормотала Шарлотта. – А потом мне нужно проведать Лидию.

Он кивнул.

— Затем… — она вопрошающе заглянула в его глаза… но только на мгновение.

На один единственный миг их глаза встретились, но этого было достаточно. И все же она нашла в себе силы продолжить:

— Но я не могу танцевать.

И они оба знали, что она подразумевала: «Я не должна танцевать с Вами»


Глава 5.

Позже, той же ночью, когда Нед находил утешение в стакане бренди в тишине пустой библиотеки, у него не проходило ощущение, что он собирается броситься с моста.

Он, конечно, знал, что собирался вступить в брак без любви. Считал, что смирился с перспективой провести жизнь с нелюбимой женщиной, но только недавно сообразил, что обрекает себя на несчастлевую семейную жизнь до конца своих дней.

И уже ничего не мог с этим поделать.

Возможно, в другое время, в другом месте кто-то мог избежать нежеланного брака за несколько часов до церемонии, но не в 1824 году, и не в Англии.

О чем он думал? Он не любил женщину, на которой собирался жениться, она не любила его, и, по большому счету, он был даже не уверен, что они хорошо знали друг друга.

Он не знал, например, что Лидия была большой поклонницей поэзии, пока Шарлотта не сказала ему во время «Охоты за сокровищами» (которую они, разумеется, выиграли, иначе зачем было участвовать?). Разве это не было одной из тех вещей, которые мужчина должен знать о своей будущей жене? Особенно, если он следовал принципу, не пополнять собственную библиотеку произведениями поэтов. Это заставило его задаться вопросом, а что еще скрывается за мягким спокойным взглядом серых глаз Лидии Торнтон. Как, например, она относится к животным? Или, нравиться ли ей заниматься благотворительностью? Разговаривает ли она на французском? Умеет ли играть на фортепиано? Хорошо ли поет?

Он не знал, почему эти вопросы не волновали его до этой ночи, хотя, несомненно, должны были. Любой разумный человек должен стремиться получше познакомиться со своей будущей женой и знать о ней больше, чем банальное: цвет глаз и волос.

Сидя в темноте и обдумывая свою будущую семейную жизнь, он не мог не признать, что именно это пыталась ему сказать все последнее время Белла. Он вздохнул. Белла – его сестра, но это не означало, что она была не права в своем стремлении оградить его от страданий, а ему, понял он, нужно было к ней внимательнее прислушиваться. Действительно, он совершенно не знал Лидию Торнтон.

Не знал и, тем не менее, собирался жениться, — не смотря ни на что.

Но, подумал он с очередным вздохом, рассматривая полки с книгами, совсем не обязательно, что его брак не удастся. К множеству пар любовь пришла уже после венчания, не так ли? Ну, а если не любовь, так дружба и удовлетворение. Это то, к чему стремился и он, все, что он надеялся получить. И с чем ему теперь придется научиться жить, поскольку и сегодня он знал Лидию не на много лучше, чем неделю или год назад. Зато точно знал, что не сможет ее полюбить так, как мужчина должен любить свою жену.

И была еще Шарлотта.

Шарлотта, на которую, вероятно, он не взглянул бы дважды, если бы они встретились в Лондоне. Шарлотта, которая заставляла его смеяться, с кем он мог себе позволить быть самим собой и не испытывать смущения. И, напомнил он себе с безысходностью, которая станет его сестрой приблизительно через семь часов.

Нед посмотрел на пустой стакан в руке, не понимая, когда же он успел его выпить. Он подумывал уже о том, чтобы еще раз налить себе бренди, когда услышал за дверью какой то звук. Любопытно, а он-то думал, что все уже легли спать, ведь было уже (он взглянул на каминные часы) почти два часа ночи. Прежде чем покинуть общество накануне вечером, он услышал, как господин Торнтон выразил намерение закончить вечеринку пораньше, в немодное время, в одиннадцать часов, заявляя при этом, что хочет, чтобы все гости хорошо отдохнули и выглядели свежими на субботней церемонии.

Нед не потрудился закрыть за собой плотно дверь и теперь заинтересованно всматривался в образовавшуюся щель. Бесшумно подойдя поближе, он решил удовлетворить свое разыгравшееся любопытство относительно того, кто бы это мог быть.

— Шшш.

Определенно голос был женский.

— Тебе нужно было упаковать все эти вещи?

Нед нахмурился. Голос был похож на голос Шарлотты. Он провел так много времени с ней за последние дни, что определенно знал ее голос лучше, чем голос Лидии.

О чем, черт возьми, могла говорить Шарлотта в холле, в середине ночи?

И тут он внезапно почувствовал, словно получил кулаком в солнечное сплетение. У нее есть любовник? Нет, конечно, нет. Шарлотта не могла быть настолько распущена.

— Я не могла уйти с одним только утренним платьем! – прозвучал второй женский голос. – Ты хочешь, чтобы я ушла нищей?

Хмм. Оказывается, что он знал голос Лидии гораздо лучше, чем сам предполагал. Потому, что это был определенно ее голос.

Его пронзила мысль, что надо не думать о том, что здесь делает Шарлотта, а выяснить, почему тут Лидия? И куда это она собралась идти ночью, перед самой их свадьбой?

Он подошел поближе, радуясь, что на небе ярко светила луна и ему не пришлось зажигать свечи в комнате, когда он решил там обосноваться со стаканом. Без свечей не было никаких признаков, что в библиотеке кто— нибудь есть. Если Шарлотта с Лидией не считали нужным поставить его в известность, что куда— то собираются направиться ночью, то и он не обязан сообщать им о своем присутствии.

Наблюдая за лестницей, по которой они спускались, неся каждая по огромному чемодану, он оставался для них невидимым. Единственный свет шел от свечи, которую несла Шарлотта в свободной руке. Лидия была одета в дорожное платье, а Шарлотта, насколько он мог рассмотреть, в своем повседневном наряде неопределенно— серого цвета. Обе были одеты совершенно не соответствующе времени суток.

— Ты уверена, что Руперт будет тебя ждать в конце аллеи? – прошептала Шарлотта.

Нед не расслышал ответа, а может, его и не было, а она только кивнула головой. Шум в его ушах все более нарастал, заглушая все мысли, кроме одной, единственно возможной: Лидия уходила от него, убегала среди ночи, чтобы не быть завтра утром в церкви.

Она тайно сбегала.

С тем слабоумным щеголем, с Макбэнксом!

Пока он здесь сидел и уговаривал себя о неотвратимости предстоящей свадьбы, его застенчивая невеста планировала все это время его бросить.

Он хотел закричать. Он хотел разбить что— нибудь. Он хотел…

Шарлотта. Шарлотта ей помогала.

Его гнев утроился. Как она могла так с ним поступить? Черт побери, они же были друзьями! Друзья. Он знал ее всего несколько дней, но за это время успел хорошо узнать ее, действительно, хорошо. Так он, во всяком случае, думал. Хотя она, предположил он, наверняка, не была к нему настолько расположена, чтобы быть откровенной и сохранять верность. Шарлотта. Его тело напряглось, и каждый мускул налился яростью. Такого он от нее не ожидал. Она должна была понимать, что происходит. Ведь она сама сопровождает Лидию из дому. Или, что будет на следующее утро, когда он один будет стоять перед алтарем под взглядами сотен гостей в ожидании невесты, которая так и не появится?

Девушки медленно спускались, обремененные тяжелым багажом. Лидия отставала, по-видимому, была не так крепка, как Шарлотта, которой удалось слегка опередить сестру. Нед подождал, когда они поравняются с дверным проемом, где он стоял с крепко сжатыми челюстями. И лишь затем заговорил.

— Куда-то собрались? – спросил он, сам пораженный презрительно— протяжным звучанием своего голоса. Он был уверен, что это прозвучит как рев.

Лидия подскочила, а Шарлотта не смогла сдержать крик, когда та уронила чемодан на ее ногу.

Он стоял, опираясь на дверную коробку, сложив руки на груди и стараясь держать, по возможности, себя в руках. Одна небольшая искра, и он мог не выдержать и взорваться.

— Немного поздновато, вы так не думаете? – спросил он, стараясь, чтобы его голос звучал как можно ровнее.

Обе леди Торнтон уставились на него, как кролики на удава, и только дрожали.

— Думаю, что сейчас где-то часа два, — продолжал он. – Можно предположить, что вы к этому времени должны быть в своих ночных одеяниях.

— Все не так, как кажется, — пробормотала Шарлотта.

Он обращался по большей части к Лидии, но не дождался ни звука. От испуга она потеряла дар речи, и, видимо, никак не могла прийти в себя.

Очень хорошо.

Он обернулся к Шарлотте, так как, очевидно, она была более достойным противником.

— Очень интересно, — сказал он, — потому что я не знаю, что мне должно казаться и на что это похоже. Не могли бы Вы мне объяснить?

Шарлотта нервно сглотнула и стала судорожно стискивать руки.

— Хорошо, — сказала она, очевидно, чтобы достаточно прийти в себя. – Хорошо…

— Если бы я был менее разумным человеком, — размышлял он, — мог подумать, что все выглядит так, словно моя любимая невеста тайно сбегает перед нашим венчанием, чего, несомненно, не может быть. Девочки Торнтон не так глупы, чтобы попытаться такое сделать.

Своей речью он заставил их замолчать. Шарлотта только неистово моргала, и он так и видел, как работает ее ум, пытаясь что— нибудь придумать, но так и не найдя ничего подходящего. Лидия только смотрела без всякого выражения на лице.

— Так что, — продолжал он наслаждаться своей патетической речью, — очевидно, Вы не сбегаете, а Вы, — он обернулся к Шарлоте, пронзая ее враждебным взглядом, — очевидно, не помогаете ей. Возможно, Вы могли бы сказать мне, что делаете?

Лидия умоляюще взглянула на Шарлотту.

— Хорошо, собственно, я …

Он пристально наблюдал на ней.

Она подняла на него виноватый взгляд. Его ответный не изменился ни на мгновение.

— Я… Я…

И,тем не менее, они не могли отвести друг от друга глаза.

— Она тайно сбегает, — наконец прошептала Шарлота, и смогла, наконец, опустить глаза.

— Шарлотта, — взвизгнула Лидия и посмотрела на сестру с выражением раздражения и недоверия на лице. – Как ты могла!

— О, святые небеса, Лидия, он очевидно уже и так все знал.

— А может он…

— Настолько глуп, что не понял? – спросил Нед. – Милостивый Боже, неужели Вы собирались выйти замуж за столь темного человека, который не сможет сообразить, что это значит? – и раздраженно махнул рукой.

— Я предупреждала тебя, что это не сработает, — сказала огорченно Шарлотта сестре. – Я говорила, что это неправильно. Я говорила, что неприятностей не оберемся.

Лидия резко обернулась и обратилась к Неду:

— Вы собираетесь побить меня?

Он уставился на нее в шоке. Ничего себе. Теперь ей удалось заставить его замолчать.

— Собираетесь? – повторила она.

— Конечно, нет, — выдавил он. – Хотя, можете быть уверены, если бы когда— то собрался бить женщин, то Вы были бы первой в списке.

Шарлотта схватила Лидию за руку и потащила к лестнице.

— Мы возвращаемся, — сказала она поспешно. – Мне очень жаль. Я сожалею. Мы обе сожалеем.

— И Вы думаете, что этого достаточно? – требовательно спросил он.

Она еще больше побледнела.

— Мы будем готовиться к свадьбе, — сказала она, пытаясь схватить чемоданы. – Я прослежу, чтобы Лидия вовремя появилась в церкви. Вы можете доверять мне.

— Не так быстро, — остановил их его повелительный тон.

У Шарлотты закружилась голова, а в глазах вспыхнуло отчаяние.

— Чего Вы еще хотите? – выкрикнула она. – Я же сказала, что она будет готова. Я же сказала, что она будет в церкви вовремя. Я прослежу за тем, чтобы никто и никогда не узнал, что сегодня тут произошло. Вы не попадете в неловкое положение из— за этого.

— Очень щедро, — сказал он. – Но в свете произошедших событий брак с Лидией утратил для меня всю свою привлекательность.

Рот Лидии оскорблено скривился, и Нед почувствовал отвращение к ее реакции. Что, черт побери, она ожидала?

Его пристальный взгляд остановился на Шарлотте, которая внезапно стала для него поразительно родной и прекрасной в свете единственной свечи, отбрасывающей блики на ее волосы.

— Так чего же Вы хотите? – прошептала она дрожащими губами.

Она смотрела, поскольку не могла отвести взгляд, ее губы манили, а глаза сверкали серебром в свете свечи. Он тогда хотел с ней танцевать. И теперь тоже. Теперь, когда все изменилось, когда между ними уже не стояла Лидия, он мог наконец-то признать то, что хотел больше всего. Его мысли заполнились чувственными и обольстительными образами, и чем-то еще, чему он пока затруднялся дать название.

Он смотрел прямо в ее чарующие серые глаза и сказал:

— Я хочу Вас.

На мгновение воцарилась мертвая тишина. Никто даже не дышал.

Первой оправилась Шарлотта:

— Вы сошли с ума.

На это виконт просто захватил оба чемодана Лидии и поднял их, вроде они были не тяжелее пуха.

— Куда Вы с ними идете? – завопила Лидия, но, достаточно понизив голос иначе, уже кто-нибудь бежал бы по лестнице в волнении, что что-то случилось.

Он шагну к парадной двери, распахнул ее ударом ноги и выбросил чемоданы за порог.

— Уходите, — резко сказал он. – Убирайтесь ко всем чертям!

Глаза у Лидии округлились:

— Вы даете мне уйти?

В ответ он нетерпеливо фыркнул и, шагнув назад, взял ее за руку и поволок к двери.

— Вы действительно думаете, что я захочу жениться на Вас после всего этого? – прошипел он. – А теперь, уходите!

— Но мне идти целых четверть мили до Руперта, — Лидия вертела головой от Неда к сестре. – Шарлотта должна была помочь мне нести чемоданы.

Шарлотта в ужасе наблюдала, как выражение на лице у Неда превратилось в злорадную гримасу:

— Вы – взрослая девушка, — сказа он. – Как-нибудь справитесь.

— Но я не смогу…

— Ради Бога, женщина, — взорвался он, — заставьте Макбэнкса вернуться за ними. Если он Вас так сильно желает, то понесет эти проклятые вещи.

А потом, в то время как Шарлотта наблюдала за этой сценой с открытым ртом, он выставил Лидию за порог и захлопнул за ней дверь.

— Лидия, — только удалось пропищать Шарлотте, прежде чем Нед обратил свое внимание на нее.

— Вы, — только сказал он.

Это было одно слово, но все что она могла при этом думать: «Слава Богу, что не больше!». Но…

— Погодите, — выкрикнула она. – Я должна сказать до свидания своей сестре.

— Вы будете делать то, что я скажу.

Она пронеслась мимо него к двери.

— Мне нужно попрощаться, — сказала она прерывающимся голосом. – Я не знаю, когда мы снова увидимся.

— Очень надеюсь, что не в ближайшее время, — пробормотал себе под нос Нед.

— Пожалуйста, — умоляла Шарлотта. – Я должна…

Он схватил ее за талию, но через мгновение его руки опустились.

— О, ну ладно, — буркнул он. – Идите. У Вас есть тридцать секунд.

Шарлотта не стала спорить. Он был пострадавшей стороной в этой ужасной ситуации, и, несмотря на то, что в гневе был для нее отталкивающим, она думала, что он имеет право так себя вести. Но, что, черт возьми, он имел в виду, когда сказал, что хочет ее?

Ну, хватит. Она не могла теперь об этом думать, ни тогда, когда ее сестра уходила в ночь, ни тогда, когда воспоминание о выражении его лица заставляли ее дрожать. И глаза – синие, неистовые, пылающие, когда он говорил: «Я хочу Вас».

Она выскочила за дверь и побежала по аллее, словно все черти ада гнались за ней. И не была уверена, что это не так.

— Лидия! — отчаянно позвала она, — Лидия! Лидия!

Лидия сидела под деревом и рыдала.

— Лидия! – в ужасе закричала Шарлотта, ускоряя бег. – Что случилось, дорогая?

— Все должно было быть не так, — сквозь рыдания сказала Лидия, глядя на сестру полными от слез глазами.

— Конечно, нет, — согласилась Шарлотта, бросая взгляд к двери. Она была уверена, что когда Нед сказал тридцать секунд, именно это он и имел ввиду. – Но так уж вышло.

Но и на этом Лидия не успокоилась.

— Он должен был меня ждать, — продолжала Лидия. — А когда все открылось, должен был огорчиться.

— Разумеется, он огорчен, — ответила Шарлотта, недоумевая, чем недовольна сестра. Разве она не хотела выйти замуж за Руперта? Разве она этого не добилась? С какой стати она жаловалась?

— Нет, — продолжала, задыхаясь, Лидия, вытирая слезы. – Это должно было случиться после моего побега. Он не должен был о нем знать заранее.

Шарлотта прошипела сквозь зубы:

— Мне очень жаль, Лидия, что так вышло.

— И я не думала, что он обрадуется, когда узнает, что я ух… , что я ух… — снова залилась слезами Лидия.

— Вставай, — дернула ее за руку Шарлотта. Это действительно было слишком. Ее ждал разъяренный виконт, готовый разорвать ее на части, а Лидия еще и жаловалась? – С меня достаточно! – уже просто кипела она. – Если ты не хотела выходить замуж за виконта, нужно было просто не соглашаться на это.

— Я говорила тебе, почему так поступила! Я сделала это ради тебя, и ради Каролины с Джорджией. Он пообещал приданое для вас.

Шарлотта уже оценила жертву, но не была склонна всю жизнь благодарить за это.

— Ладно. Но если ты собиралась тайно бежать, — продолжала она, — то должна была это сделать еще несколько недель назад, пока все не зашло слишком далеко.

— Но в банке сказали…

— Меня не волнует финансовое положение Руперта, — отрезала Шарлотта. – Ты вела себя как избалованный ребенок!

— Не смей со мной так разговаривать! – наконец пришла в себя Лидия, расправляя плечи. – Я все-таки старше тебя!

— Ну, так и поступай соответственно!

— Ну и буду!

С этими словами Лидия решительно схватила оба чемодана и понеслась вперед. Хватило ее шагов на восемь, а затем с воплем: «черт побери» бросила их на землю.

— Что, черт возьми, я туда насовала такого тяжелого, — уперев руки в бедра, вопрошала она, глядя с обиженным видом на багаж.

Внезапно Шарлотта улыбнулась:

— Понятия не имею, — сказала она, беспомощно качая головой.

Лидия мягко улыбнулась ей, как бы желая получить прощения:

— По-видимому, мне нужно все-таки только одно платье.

— Вероятно, — согласилась Шарлотта.

Лидия посмотрела на валяющиеся на земле сумки и вздохнула.

— Их доставят Руперту для тебя, — нежно пообещала Шарлотта.

Лидия обернулась и внимательно посмотрела на сестру.

— Да, так будет лучше, — и улыбнулась.

Шарлота подняла руку и помахала на прощание:

— Будь счастлива!

Но Лидия уже не смотрела на нее. Она с перепуганным видом наблюдала за решительно шагающим от дома Недом.

— Будь осторожна, — успела произнести она, прежде чем раствориться в ночи.

Шарлотта наблюдала за быстро удаляющейся сестрой и глубоко вздохнула, пытаясь подготовиться к неотвратимому сражению. Она уже слышала тяжелые шаги в тишине ночи. Когда она обернулась, он был уже так близко, что она едва не уткнулась носом ему в грудь.

— В дом, — рявкнул он, кивая головой в сторону открытой двери.

— Разве это не может подождать до утра? – спросила она.

Он дал ей значительно больше тридцати секунд, и она понадеялась, что его настроение слегка улучшилось. И зря.

— Я так не думаю, — зловещим тоном произнес он.

— Но…

— Немедленно! – сказал он, хватая ее за локоть.

Но когда он потянул ее к дому, его хватка оказалась на удивление нежной, несмотря на то, что Шарлотта едва за ним поспевала, не в силах приспособиться к его широким шагам. Прежде чем она услышала звук захлопывающийся входной двери, они уже влетели в библиотеку.

— Садитесь, — приказал он, показывая пальцем на ближайшее кресло.

Она сцепила дрожащие руки перед собой и отрицательно покачала головой:

— Я постою, с Вашего позволения.

— Садитесь.

Она села. Не имело смысла пререкаться из-за таких мелочей, когда впереди ожидается настоящая битва.

Он только внимательно на нее посмотрел, и на мгновение ей захотелось, чтобы он закричал, завопил, только бы изменил презрительное выражение на лице. Лунный свет, проникающий через окна, был достаточно сильным, чтобы она могла рассмотреть синее пламя в его глазах, и под этим взглядом почувствовала себя раздавленной и поникшей.

— Милорд? – наконец осмелилась она нарушить гнетущую тишину.

Это, казалось, проняло его.

— У Вас есть какие-нибудь оправдания тому, что сделали? – требовательно спросил он.

Его голос был странно спокоен и мягок, что еще больше пугало. Шарлотта не могла придумать ничего достойного в ответ. Да и предполагала, что он его не ждет. И оказалась права, когда через несколько секунд он продолжил:

— А Вы собирались быть подружкой невесты? Сидеть в церкви на передней скамье и наблюдать, как я стою возле алтаря и жду Лидию?

Она содрогнулась из-за выражения на его лице. Он выглядел разъяренным, но также и обиженным… и очень старался это скрыть.

— Я собиралась сказать Вам, — прошептала она. – Клянусь всеми святыми…

— О, пощадите меня от своих мелодрам, — оборвал он ее, беспокойно шагая по комнате. Казалось, стены разойдутся из страха перед его неистовой энергией.

— Я собиралась сказать Вам, — продолжала настаивать Шарлотта. – Сразу после того, как убедилась бы в благополучном уходе Лидии, я собиралась найти Вас и все рассказать.

Его глаза блеснули.

— Вы собирались прийти в мою комнату? – спросил он.

— Ну… вообще… — пыталась защититься она. – Вы же были здесь, в библиотеке.

— Но Вы то этого не знали.

— Нет, — признала она, – но…

Она не успела договорить, потому что он в мгновение ока оказался рядом и пленил ее, положив руки на ее кресло с двух сторон. Его лицо оказалось прямо напротив ее лица.

— Вы собирались прийти в мою комнату, — повторил он снова. – Это было бы интересно.

Шарлотта ничего не сказала.

— Вы разбудили бы меня? – прошептал он. – Погладили бы по щеке?

Она посмотрела на свои руки. Они дрожали.

— Или, возможно, — сказал он, еще ближе придвигаясь к ней, так что она уже могла чувствовать его дыхание на своих губах, — разбудили бы меня поцелуем?

— Прекратите, — сказала она севшим голосом. – Это Вас не достойно.

Он отдернул ее:

— Вы едва ли имеете право ставить под сомнения чей-либо характер, мисс Торнтон.

— Я собиралась сделать то, что считала правильным, — резко выпрямив спину, сказала она.

— Вы считаете, что это было правильным? – с отвращением, звучащим в каждом слове, переспросил он.

— Согласна, возможно, не совсем, — допустила она. – Но так было лучше всего.

— Лучше всего? – отозвался эхом на ее слова Нед. – Лучше всего оскорбить человека перед сотней людей? Улизнуть среди ночи вместо того, чтобы нести ответственность за свои поступки?

— А что бы Вы сделали на моем месте? – потребовала она ответа.

Нед надолго затих. Затем, что бы восстановить самообладание, отошел к окну и оперся на подоконник.

— В этом мире нет ничего, — сказал он очень серьезно, — чтобы я ценил больше, чем честность.

— И я, — эхом отозвалась она.

Его руки так сильно ухватились за край подоконника, что побелели костяшки пальцев.

— Правда? – спросил он не оборачиваясь, чтобы посмотреть на нее, явно не доверяя своей выдержке. – Тогда как же Вы это объясните?

— Я не понимаю, о чем Вы, — сказала она, глядя на его спину.

— Вы предали меня.

Сначала была только тишина, а затем:

— Прошу прощения?

Он обернулся так резко, что от неожиданности она вжалась в спинку кресла.

— Вы предали меня. Как вы могли так поступить?

— Я помогала своей сестре!

Ее слова прозвучали так громко, что на мгновение он даже замер. Она помогала своей сестре. Конечно, подумал он беспристрастно, а почему он ожидал, что она поступит иначе? Он когда-то помчался сломя голову от самого Оксфорда до Лондона только бы препятствовать тому, чтобы его сестра не совершила ошибку, вступив в поспешный брак. Он больше кого бы то ни было должен понимать преданность своим родным.

— Я очень сожалею, что мы так с Вами поступили, — продолжала с достоинством Шарлотта. – Но Лидия – моя сестра. Я хотела, чтобы она была счастлива.

Почему он думал, что Шарлотта поставит на первое место его интересы? Почему он хотел, чтобы она считала их дружбу более важной, чем свои обязательства перед родной сестрой?

— И хочу Вам сказать, — продолжала она, и ее голос снизился до шепота. – Я никогда бы не позволила, чтобы Вы напрасно ждали в церкви. И… , и…

— И, что?, — спросил он с надрывом и обернулся. Он не знал, почему для него стало так важно видеть ее лицо в этот момент. Это напоминало притяжение. Он должен был видеть ее глаза и знать, что у нее было на сердце, в душе.

— И, я считаю, что вы не подходили друг другу, — сказала она. – Не то, чтобы это оправдывало поведение Лидии или сложившуюся ситуацию, но она не была бы Вам хорошей женой.

Он кивнул, в затем в его голове все встало на свои места и он ощутил такую восхитительную легкость. Им овладело светлое, почти легкомысленное чувство.

— Я знаю, — сказал он, наклоняясь ближе к ней, что бы иметь возможность вдохнуть ее запах. – И именно поэтому я возьму Вас вместо нее в жены.


Глава 6.

Шарлотта в этот момент впервые почувствовала, что значит испытывать непреодолимое желание кого-то задушить.

— Что, — пыталась говорить она, сквозь сведенное судорогой горло, — Вы имеете в виду?

Нед высокомерно приподнял брови.

— Я не понятно выразился?

— Милорд!

— Завтра утром, — заявил он тоном, не терпящим возражений, — мы будем с Вами на нашей свадьбе. Вам еще нужно посмотреть, как на Вас будет сидеть платье Лидии. – Он послал ей злую усмешку. – И не опаздывайте.

Она беспомощно смотрела ему в спину, прежде чем выдавить из себя:

— Я не могу выйти за Вас замуж!

Он медленно оглянулся на нее.

— Это еще почему же? Только не говорите мне, что Вас тоже дожидается некий слабоумный поэт в конце аллеи.

— Нет, но… — она пыталась подыскать нужные слова, чтобы иметь возможность наконец-то закончить эту самую невероятную ночь в ее жизни. – Начнем с того, что были оглашены ваши с Лидией имена.

Он покачал головой.

— Это не важно.

— Для меня – важно. У нас нет лицензии. Если мы поженимся, это будет не законно.

Он беззаботно отмахнулся.

— К утру у меня будет специальная лицензия.

— Где Вы сможете ее достать за несколько оставшихся часов?

Он приблизился к ней на несколько шагов и, удовлетворенно блеснув глазами, заявил:

— К счастью для меня, а так же и для Вас, в чем я совершенно уверен, а Вы скоро поймете, епископ Кентерберийский планирует прибыть на венчание.

Шарлотта почувствовала, что у нее отвисает челюсть.

— Он не даст вам специальную лицензию. Не в такой скандальной ситуации.

— Забавно, — разглагольствовал он. – А я думал, что специальные лицензии существуют именно для таких случаев.

— Это – безумие! Он ни за что не позволит нам пожениться. Не тогда, когда Вы вот-вот должны были обвенчаться с мой сестрой.

Нед только пожал плечами.

— Сделает исключение, потому что мне должен.

Шарлотта осела на край письменного стола отца. Кем должен быть человек, чтобы сам архиепископ Кентерберийский был ему должен? Она, конечно, знала, что семейство Блайдонов имело большой вес в высшем обществе Англии, но не до такой же степени! Это было выше ее понимания.

— Милорд,— сказала она, нервно сжимая и разжимая руки в попытке найти неотразимый аргумент против его безумного плана. Он же разумный человек, как она поняла, общаясь с ним всю прошедшую неделю. Это было то, что привлекло ее к нему и очень понравилось.

— Да? – спросил он, усмехаясь.

— Милорд, — снова сказала она, откашлявшись. – Вы кажетесь человеком, который прислушивается к доводам рассудка.

— Вы не ошибаетесь, — поощрил он, прислонившись к столу, тесно прижавшись к ней. Их бедра были плотно, можно сказать, неприлично тесно прижаты друг к другу.

— Милорд, — опять повторилась она.

— В наших обстоятельствах, — сказал он, уже искренне развлекаясь, — разве не было бы естественней, если бы ты называла меня по имени?

— Право, ну, что Вы, — сказала она.— Если бы мы были женаты, то конечно. Но ведь мы не женаты. — О, Боже, он был непробиваем, как скала. – Возможно, — продолжала она философствовать, — когда-нибудь, поскольку… может быть…

Он коснулся ее подбородка, приподнимая лицо, и заглянул ей в глаза.

— Назовите меня Недом, — мягко попросил он.

— Я не думаю…

— Я уверен.

— Милорд…

— Нед.

— Нед, — наконец согласилась она.

Его губы изогнулись.

— Замечательно.

Он отпустил ее и слегка отодвинулся, а она, наконец, смогла дышать.

— Нед, — сказала она, словно пробуя на вкус его имя. – Я думаю, что тебе нужно сосредоточиться и проанализировать то, что ты предлагаешь. Уверена, ты поймешь всю абсурдность происходящего.

— Действительно? – проговорил он, растягивая слова.

— Мы познакомились только на этой неделе, — сказала она умоляюще. – Ты меня совсем не знаешь.

— Он пожал плечами.

— Я знаю тебя гораздо лучше, чем Лидию, а на ней я собирался жениться.

— И хотел? – прошептала она.

Он придвинулся и взял ее за руку.

— И в половину не на столько, как на тебе, – пробормотал он.

Его губы приоткрылись, но с них не сорвалось ни звука, только мягкий вздох. Он притянул ее еще ближе… ближе…, а затем его рука обняла ее за талию, и она почувствовала все его тело.

— Нед, — с трудом удалось ей прошептать, но он прикрыл ее губы указательным пальцем.

— Шшш, — прошептал он в ответ, — Я хотел сделать это все время.

Его губы нашли ее, и если он и испытывал к ней гнев, то его совершенно не было в его поцелуе, который был нежен, мягок и ласкающим едва ощутимым прикосновением. И все же он захватил ее всю, до самых кончиков пальцев на ногах.

— Тебя уже целовали прежде?

Она отрицательно покачала головой. Его улыбка в ответ была очень самодовольная и очень по-мужски удовлетворенная.

— Чудесно, — сказал он, прежде чем снова приникнуть к ней.

Кроме этого в поцелуе чувствовалось желание, переходящее в потребность. Его рот требовательно, с жадностью прикасался к ней, тогда как руки прижимали ее к его телу все крепче и крепче. Шарлотта ощутила слабость в ногах, когда ее тело таяло в его объятиях. Чтобы не потерять равновесие, она схватилась за его плечи, такие сильные и горячие сквозь тонкую ткань его рубашки. Это, поняла она где-то в глубине своего существа, было желание. Яркое, горячее, непреодолимое желание, а Лидия была дурой, что… Лидия! Милостивый Боже, что она творит?

Шарлотта стала выворачиваться из обнимающих ее рук.

— Мы не должны этого делать! – задыхалась она.

Глаза Неда были затуманены, а его дыхание прерывистым, но, тем не менее, ему удалось взять себя в руки и спросить:

— Почему нет?

— Ты должен жениться на моей сестре!

Он удивленно приподнял бровь.

— Ну, хорошо, — ответила она, смущаясь. – Думаю, что больше не должен.

— Трудно жениться на замужней женщине.

— Право же, — сглотнула она. – Конечно, она еще не замужем.

Он уставился на нее, еще больше приподнимая брови. Это, несчастно подумала Шарлотта, еще более эффективно, чем слова.

— Право же, — пробормотала она. – Конечно. Она не может уже быть замужем.

— Шарлотта.

— Но в скором времени будет…

— Шарлотта, — сказал он снова, но более настойчиво.

— И до этого нужно сохранять привязанность…

— Шарлотта!

Она замолчала.

Его глаза были полны решимости и притягательности, что, возможно, ей не удалось бы отвести взгляд, даже если б в окне танцевали пятеро голых джентльменов.

— Есть три вещи, которые ты должна сейчас узнать, — заговорил он. – Во-первых, мы с тобой здесь одни посреди ночи, во-вторых, я собираюсь на тебе жениться этим же утром…

— Я не уверена…

— Я уверен.

— Я не… — попыталась отставить последнее слово за собой Шарлотта.

Он склонился к ней с дьявольской улыбкой.

— И, в-третьих, я провел все прошедшие дни с чувством вины, потому что, когда ложился спать, мне никогда, ни разу не пришло в голову думать о Лидии.

— Нет? – шепнула она.

Он медленно покачал головой.

— О Лидии – нет.

Ее губы разошлись помимо ее воли в довольной улыбке. И когда он наклонился ближе, обдавая ее своим дыханием, она не могла отвести взгляд.

— Только о тебе.

Ее сердце предательски затрепыхалось.

— Все мои мечты – только о тебе.

— Правда? – она едва дышала.

Его руки обвили ее плечи, и она оказалась глубоко в коконе его нежного объятия.

— Ах, да, — целуя, подтвердил он, — И, как видишь, — продолжил, нежно покусывая ее губы, — я получаю огромное удовольствие, — его язык несмело занял место зубов, — и нет никакой причины, по которой я не должен целовать женщину, на которой планирую жениться через несколько часов. Особенно, если мне повезло оказаться рядом с ней, — глубже проникая в рот, проговорил он очень тихо, — в середине ночи.

Он поцеловал ее снова, его язык, скользнул между ее губами, доставляя невероятное наслаждение.

— Особенно, — бормотал он, и его слова доставляли не меньшее удовольствие, — если я мечтал о ней в течении многих дней.

Нед благоговейно прикоснулся ладонями к ее скулам и слегка отодвинулся, чтобы вглядеться в ее глаза.

— Я думаю, — нежно произнес он, — что ты сокровище.

Ее губы приоткрылись, и язык медленно облизал их, как бы пробуя. Движение было так обольстительно и в тоже время невинно. Она была настолько привлекательна в лунном свете, настолько красива, чего никогда не могла бы достигнуть Лидия. Глаза Шарлотты вспыхивали от радости и возбуждения, что редко встречается среди большинства женщин. Ее улыбка была заразительна, смех звучал, как чистая музыка. Она станет ему прекрасной женой. В его доме, в его сердце, в его постели. Он не знал, почему не понял этого раньше.

Черт, подумал он с юмором, он, вероятно, должен послать дюжину бутылок самого лучшего, ввезенного контрабандой, французского бренди Руперту Макбэнксу. Святые небеса, он должен этому прохвосту свою вечную благодарность. Если бы тот тайно не сбежал с Лидией, то Нед женился бы не на той сестре.

И потратил жизнь, тоскуя о Шарлотте.

Но теперь она здесь, в его объятиях, и она будет его – нет, она уже была его. Она сама еще этого не поняла, но была.

И тут он не мог это остановить, он начал улыбаться. Улыбаться и выглядеть при этом, как он предположил, как идиот, но не мог ничего с этим поделать.

— Что случилось? — осторожно спросила она, по правде сказать, подозревая, что он слегка обезумел.

— Я нахожу, что весьма доволен недавним поворотом событий, — сказал он ей, скользя по ее руками и переплетая их пальцы. – Ты была совершенно права. Лидия мне совершенно не подошла бы. Но ты – другое дело, — он поднял ее руку к губам и поцеловал.

Этот движение он совершал много раз раньше, чтобы потворствовать дамам в их желании почувствовать его романтическую заинтересованность. Но в этот раз все было по-другому. На этот раз заинтересован был он и задержал ее руку возле своих губ не для того, чтобы соблазнить (хотя и для этого тоже), но потому, что любил чувствовать ее, вкус ее кожи под своими губами. Медленно он перевернул ее руку и поцеловал тоненькую синюю жилку в основании ее ладони.

Он хотел ее! О, как он хотел ее! Это жажда была не похожа ни на что из его предыдущего опыта. Она начиналась от самого сердца и распространялась по всему его телу, а не наоборот. И не было ничего, что бы могло его удержать, чтобы не позволить ей от него сбежать.

Он взял ее за другую руку и, так держа ее, он сказал очень тихо и серьезно:

— Я хочу, чтобы ты мне дала слово.

— Ч— ч— что? – прошептала она.

— Я хочу, чтобы ты мне пообещала, что выйдешь за меня замуж завтра утром.

— Нед, я уже говорила…

— Если ты дашь мне слово, — продолжил он, не обращая внимания на ее робкие попытки протеста, — я отпущу тебя спать.

Она немного нервно хихикнула:

— Думаешь, я смогу спать?

Он улыбнулся, довольный ходом ее мыслей.

— Я же знаю тебя, Шарлотта.

— Думаешь?

— Уверен. И я знаю, что твое слово равносильно клятве. Если ты мне пообещаешь, что не будешь предпринимать ничего глупого, ну, вроде побега, то можешь спокойно идти в свою комнату.

— А если не дам?

Ему стало горячо.

— Тогда ты останешься здесь, со мной, в библиотеке. На всю оставшуюся ночь.

Она проглотила внезапно образовавшийся в горле ком.

— Я даю слово, что не стану убегать, — торжественно сказала она. – Но не могу обещать, что выйду за тебя замуж.

Нед обдумывал сложившуюся ситуацию. Он был уверен, что сможет убедить ее выйти замуж за него утром, если бы дело было только в этом. Она и так уже чувствовала себя достаточно виновной в своем пособничестве в бегстве Лидии. Уже это он мог использовать в своих интересах.

— В любом случае, нужно сначала поговорить с моим отцом, — добавила она.

Он позволил их рукам разъединиться, а затем медленно погладил их по всей длине. Сражение было выиграно. Если она считала нужным, чтобы он поговорил утром с ее отцом, то она согласна.

— Увидимся утром, — сказал он, кланяясь.

— Ты меня отпускаешь? – прошептала она.

— У меня твое слово, что ты не убежишь. А в других гарантиях я не нуждаюсь.

Ее рот удивленно приоткрылся, а глаза стали огромными, как блюдца, а на дне плескались совершенно непонятные эмоции. Но это было не плохо, а, можно вполне определенно сказать, что даже хорошо.

— Встретимся здесь в восемь часов, – сказал он. – Ты сможете сделать так, чтобы твой отец тоже пришел?

Она кивнула.

Он еще дальше отошел и отвесил ей еще один поклон.

— Тогда до встречи, миледи.

Когда она открыла рот, чтобы исправить его оплошность – неправильное использование почетного титула – он взял ее за руку и сказал:

— Завтра ты станешь виконтессой. И довольно скоро привыкнешь к такому обращению.

Она заторопилась к двери.

— Я должна выйти незаметно.

— Конечно, — сказал он с иронией, — мы же не хотим быть пойманными вместе посредине ночи. Пошли бы слухи.

Она улыбнулась. Их скандальный брак и так станет предметом разговоров в ближайшие несколько месяцев.

— Иди, — сказал он нежно, — и постарайся заснуть.

Она бросила на него взгляд, ясно говорящий, что даже не надеется заснуть, и ускользнула из комнаты. Он смотрел на пустой дверной проем несколько секунд, а затем прошептал:

— Думай обо мне.


* * * *

К счастью для Шарлотты, ее отец предпочитал ранние завтраки. Поэтому, когда она вошла на следующий день в небольшую комнату для завтраков без четверти восемь, он, как обычно, был там с тарелкой, наполненной беконом и жаренной яичницей.

— Доброе утро, Шарлотта, — он слегка приподнялся в приветствии. — Прекрасный день для свадьбы, не так ли?

— Ох, да, — сказала она, пытаясь, правда безуспешно, улыбнуться.

— Очень разумно с твоей стороны прийти сейчас сюда, чтобы позавтракать. Все остальные собираются с твоей матерью в официальной столовой, но не думаю, что многие поднимутся в этот час с постели.

— Я слышала нескольких человек, когда проходила мимо, — не понимая зачем, сказала она.

— Уфф, — фыркнул он. – Как будто я смог бы нормально поесть среди той возбужденной публики.

— Отец, — сказала она виновато. – Я должна Вам кое-что сказать.

Он посмотрел на нее удивленно.

— Хотя, возможно, я должна только показать Вам это, — сказала она, протягивая письмо Лидии, в котором та объясняла, что сбежала от родителей.

Шарлотта испуганно отшатнулась, когда отец начал читать записку и издал рев смертельно раненого зверя. Но, закончив, все, что он сделал, это спросил шепотом:

— Ты знала об этом?

Больше чем когда-нибудь, Шарлоте захотелось солгать, но она не посмела и только обреченно кивнула головой.

Господин Торнтон не двигался несколько секунд, и единственным доказательством его гнева были побелевшие костяшки пальцев, которыми он ухватился за край стола.

— Виконт в библиотеке, — сказала она, судорожно глотая. Молчание отца внушало страх гораздо больше, чем крик. – Я думаю, он хотел бы поговорить с Вами.

— Он знает, что она сделала?

Шарлотта кивнула.

А затем ее отец произнес несколько слов, которые она никогда не предполагала от него услышать, включая, одно-два, о существовании которых она и не подозревала.

— Мы погибли, — шипел он сквозь проклятья, — совершенно сокрушены. И только твою сестру и тебя нужно за это благодарить.

— Возможно, если Вы поговорите с виконтом… — сказала подавленно Шарлотта. Она никогда не была близка с отцом, но всегда жаждала его одобрения.

Торнтон резко поднялся и бросил свою салфетку на стол. Шарлотта отпрянула у него с дороги, когда он вылетел из комнаты, и последовала за ним, стараясь держаться на почтительном расстоянии. Но когда отец достиг библиотеки, он повернулся к ней и гневно произнес:

— Что ты здесь делаешь? Ты уже сделала достаточно! Марш немедленно в свою комнату и не выходи, пока я не позволю.

— Я считаю, — раздался низкий голос из холла, — она должна остаться.

Шарлотта оглянулась. Нед спускался с последней ступеньки. Выглядел он великолепно в своем свадебном костюме.

Ее отец больно ткнул локтем Шарлотту под ребра и прошипел:

— Ты сказала, что он знает.

— Он знает.

— Тогда почему, черт побери, он так вырядился?

От необходимости отвечать ее избавило приветствие виконта.

— Хью, — сказал он, кивая Торнтону.

— Милорд, — ответил ее отец, удивляя ее. Она считала, что отец давно зовет виконта по имени, но, возможно, его нервное состояние привело к тому, что он счел необходимым проявить большее уважение этим утром.

Нед кивнул головой в сторону библиотеки.

— Пройдемте?

Господин Торнтон двинулся вперед, но Нед его мягко отстранил:

— Сначала Шарлотта.

Шарлотта понимала, что отец умирает от любопытства в сложившейся ситуации, но решил пока его не выказывать. Вместо этого он просто отодвинулся и дал ей пройти. Поскольку она проходила близко к виконту, Нед успел наклониться и пробормотать:

— Интересный выбор платья.

Шарлотта почувствовала, что краснеет. Она надела одно из своих утренних платьев, а не свадебный наряд Лидии, как он велел.

Мгновение спустя они все уже были в библиотеке за плотно закрытой дверью.

— Милорд, — сразу заговорил Торнтон, — позвольте мне сказать, что я ничего не знал…

— Достаточно, — сказал решительно Нед, остановившись в центре комнаты. – У меня нет ни малейшего желания обсуждать поведение Лидии или ее тайное бегство с Макбэнксом.

У господина Торнтона нервно заходил кадык на его мясистой шее.

— Не желаете?

— Естественно, я был возмущен предательством Вашей дочери…

Которой? – задалась вопросом Шарлотта. Прошлой ночью он казался более рассерженным на нее, чем на Лидию.

— …но это не трудно будет исправить.

— Я сделаю все, что Вам угодно, милорд, — поспешил его уверить Торнтон. – Что угодно, если это в моих силах…

— Хорошо, — мягко произнес Нед. – Тогда я беру ее, — он подошел ближе к Шарлотте, — в жены.

На это заявление господин Торнтон только быстро моргнул, а потом недоуменно спросил:

— Шарлотту?

— Совершенно верно. Я не сомневаюсь, что она будет мне лучшей женой, чем могла быть Лидия.

Представив обеих своих дочерей, он спросил снова:

— Шарлотту?

— Да.

Этого оказалось достаточно, чтобы убедить Торнтона.

— Она Ваша, — решительно сказал он, — раз Вы этого хотите.

— Отец, — выкрикнула Шарлотта, не в силах поверить, что он говорит о ней, как— будто она была ничего не стоящим внимания предметом мебели или мешком муки.

— Этим утром мы поженимся, — продолжил Нед. – Я достал специальную лицензию, и в церкви уже все готово к венчанию.

— Замечательно. Просто прекрасно, — с облегчением, заметным в каждом его жесте, сказал Торнтон. – У меня нет никаких возражений, и … эх… соглашение остается прежним?

Лицо у Неда вытянулось под нетерпеливым взглядом ее отца, но все, что он ответил было:

— Конечно.

На этот раз господин Торнтон даже не потрудился скрыть свое облегчение.

— Хорошо, очень хорошо. Я… — прервался он, обратившись к Шарлотте. – Ну чего ты ждешь, девчонка? Тебе нужно еще приготовиться!

— Отец, я…

— Ни слова! Прочь отсюда.

— Я считаю, что Вы должны разговаривать с моей будущей женой более вежливым тоном, — угрожающим голосом произнес Нед.

Господин Тоорнтон оглянулся на него и заморгал в шоке.

— Конечно, конечно, — сказал он. — Теперь она Ваша, так или иначе. Все будет, так как Вы хотите.

— Я думаю, — сказал Нед, — что хочу остаться наедине…

— Разумеется, — согласился Торнтон, хватая Шарлотту за запястье. – Иди. Виконт хочет остаться один.

— Наедине с Шарлоттой, — продолжил Нед.

Торнтон внимательно посмотрел на виконта, затем на Шарлотту, затем снова на Неда.

— Я не думаю, что это – мудрая мысль.

Нед просто выразительно поднял брови.

— Очень много неблагоразумных поступков было совершено в последнее время, не так ли? И думаю, что этот будет наименее неприличным из всех.

— Конечно. Конечно, – с этими словами, Торнтон торопливо покинул комнату.

Нед смотрел, как его избранница наблюдает за уходом отца. Она чувствовала себя беспомощной – это можно было прочесть по ее лицу. И еще, вероятно, преданной. Но отказывался брать на себя вину по этому поводу. Его сердце и его душа знали, что союз с Шарлоттой был абсолютно правильным решением. Он сожалел, что должен был применить жесткость, что бы достигнуть этой цели, хотя Шарлотта все-таки не была невинна в недавнем повороте событий, не так ли?

Нед шагнул к ней и коснулся ее щеки.

— Мне жаль, что для тебя это происходит слишком быстро, – сказал он нежно.

Она никак не откликнулась.

— Уверяю тебя…

— Он даже не спросил меня, — сказала она ломающимся голосом.

Нед придвинул свое лицо ближе, глядя вопросительно в ее глаза.

— Мой отец, — сказала она, сморгнув слезы. – Он даже не спросил меня, чего я хочу. Как-будто меня здесь и вовсе не было.

Нед наблюдал за ее лицом. Как она старалась оставаться сильной и стойкой. Он видел ее храбрость и силу духа и внезапно понял, чего это ей стоило. Шарлотта Торнтон получала свадьбу, подготовленную для ее сестры…

Но, ей-Богу, она получит предложение, достойное нее.

Он опустился на одно колено.

— Милорд, — от неожиданности, пропищала она.

— Шарлотта, — выразительным голосом, произнес он, — я нижайше прошу твоей руки.

— Нижайше? – отозвалась она эхом, глядя на него с сомнением.

Он взял ее руку и поднес ко рту.

— Если ты не скажешь да, — сказал он, — я потрачу годы на мечты о тебе, наилучшей жене.

— Ты рифмовал, — нервно засмеявшись, сказала она.

— Я не специально, уверяю тебя.

А затем она улыбнулась. По-настоящему. Не широкой, сияющей улыбкой, а мягкой, нежной, но от этого, не менее прекрасной. Глядя ей в глаза, он как-будто прозрел. Он любил ее. Любил эту восхитительную женщину и, видит Бог, не может представить свою жизнь без нее.

— Выходи за меня замуж, — сказал он, не скрывая своего нетерпения и желания.

Ее взгляд, рассматривавший до этого что-то на ковре за его спиной, пытливо остановился на его глазах.

— Выходи за меня, — снова повторил он.

— Да, — шепнула она. – Да.


Глава 7

Два часа спустя Шарлотта стала виконтессой. А спустя еще шесть часов она села в карету и сказала до свидание всему, что было знакомо в ее жизни. Нед отвозил ее в Мидлвуд, свое поместье, расположенное всего в пятнадцати милях от ее отчего дома. Он не захотел проводить свою брачную ночь Торнтон-Хилл, как он сам признался, потому что его намерения требовали большего уединения.

Свадьба осталась в памяти Шарлотты большим светлым пятном. Она все еще находилась в растерянности от романтического предложения Неда и была не в состоянии сконцентрироваться на чем-нибудь большем, чем утвердительно ответить на вопрос священника в положенное время. Когда-нибудь, Шарлотта была в этом уверена, она еще услышит обо всех сплетнях, которые ходили между гостями, ожидавшими совершенно другую невесту, идущую к алтарю. Но сегодня, во всяком случае, она не слышала даже шепота.

Они с Недом не разговаривали во время поездки, но тишина в карете была странно уютной и располагающей. Шарлотта была взбудоражена и должна была бы чувствовать себя неловко, но ничего подобного не было. Было что-то в присутствии Неда успокаивающие и умиротворяющее. Ей понравилось быть рядом с ним. Даже если он не разговаривал, хорошо было ощущать его рядом с собой. Странно, что такое сильное чувство возникло в столь короткое время.

Когда она прибыли на место, которое должно отныне стать ее новым домом, Нед взял ее за руку.

— Волнуешься? – спросил он.

— Конечно, – без колебаний ответила она.

Он довольно рассмеялся на всю карету, не обращая внимания на лакея, открывшего дверцу, и, спрыгнув на землю, помог Шарлотте спуститься по лесенке.

— Какое счастье жениться на откровенной жене, — пробормотал он, скользя губами возле ее уха.

Шарлотта нервно вздохнула, пытаясь не обращать внимания на дрожь во всем теле от его нежного шепота.

— Ты хочешь поесть? – спросил Нед, заводя ее во внутрь.

Она отрицательно покачала головой – было невозможно даже думать о еде.

— Хорошо, — сказал он одобрительно. – Я тоже.

Шарлотта озиралась по сторонам, рассматривая внутреннее убранство дома. Это был не слишком большое жилье, но зато чрезвычайно изящное и уютное.

— Ты часто приезжаешь сюда? – спросила она.

— В Мидлвуд?

Она кивнула.

— Я больше времени провожу в Лондоне, — объяснил он. – Но мы можем, если ты захочешь, бывать здесь чаще, чтобы быть поближе к твой семье.

— Я была бы рада – сказала она, прикусывая нижнюю губу, прежде чем добавить, — если тебе так будет удобно.

Он повел ее к лестнице.

— Что случилось с пламенем, на котором я женился? Шарлотта Торнтон, которую я знал, едва ли стала бы спрашивать моего разрешения на что-нибудь.

— Теперь, я стала Шарлоттой Блайдон, — сказала она, — и очень волнуюсь.

Они поднялись по лестнице на второй этаж, и он провел ее в комнату.

— Нет причины для волнения, — успокоил он.

— Совсем ничего нет?

— Ладно, но только совсем чуть-чуть, — согласился он.

— Только чуть-чуть? – с сомнением в голосе, спросила она.

Он кривовато улыбнулся.

— Очень хорошо. Есть много поводов для волнения. Я собираюсь тебе кое— что показать, — плотно закрывая за ними дверь, допустил он, — что для тебя было неизвестно.

Шарлотта помертвела – в суматохе дня ее мать забыла поговорить с ней о супружеских обязанностях жены. Она была дочерью своей страны и очень мало знала о том, что происходит между мужчиной и женщиной за закрытыми дверями спальни. Но сразу же одернула себя, видя восхищение во взгляде мужа.

— Сколько раз тебя целовали? – спросил он, снимая сюртук.

Она моргнула, удивленная его неожиданным вопросом.

— Только однажды, — призналась она.

— Думаю, что мною? – нежно спросил он.

Она кивнула.

— Прекрасно, — сказал он, развязывая галстук.

Она наблюдала, как его пальцы принялись расстегивать пуговицы на рубашке, и пересохшими губами сумела все же спросить:

— А сколько раз тебя целовали?

Он усмехнулся.

— Однажды.

Ее глаза удивленно округлились.

— Как только я тебя поцеловал, — хрипло пояснил он, — то понял, что все остальные не имеют значения.

Это произвело впечатление удара молнии. Воздух в комнате наэлектрилизовался, и Шарлотта стала сомневаться в своей способности крепко стоять на ногах.

— Но, я верю, — пробормотал Нед, одним шагом сокращая расстояние между ними, и взял ее за руки, — что в моей жизни будет не только один поцелуй.

Шарлотте удалось немного прийти в себя.

— Как это случилось? – прошептала она.

Он с любопытством взглянул на нее.

— Что случилось?

— Все это, – сказала она, как будто не могла найти подходящего слова. — Ты. Я. Ты – мой супруг.

Он искренне улыбнулся.

— А я знаю.

Выражение на ее лице стало очень серьезным.

— Я хочу, чтобы ты кое-что узнал.

Он выглядел немного удивленным решительностью, с которой это было сказано.

— Что угодно, — тем не менее спокойно отозвался он.

— Я боролась с этим, — сказала она, осознавая, что наступил очень важный момент. Хотя их союз был скоропалителен, но должен основываться на честности, и она должна рассказать все, что у нее было на сердце. – Когда ты попросил меня, чтобы я заняла место Лидии…

— Не продолжай, — прервал он с неожиданной горячностью.

— Почему?

Его глаза вспыхнули страстным огнем.

— Я не хочу, что бы ты когда— либо чувствовала, что заняла чье— то место. Ты – моя жена. Ты. Шарлотта. Ты – мой единственный выбор, — его руки обвили ее талию и крепко сжали, а голос стал еще более страстным. – Я благодарил Бога весь день за то, что твоя сестра решила, что ей необходима поэзия в жизни.

Шарлотта удивленно уставилась на него. Его слова полились бальзамом на ее бедное любящее сердечко.

— Я хочу, чтоб ты знал, — сказала она снова, испугавшись, что если слишком разомлеет от его признания, то не сможет закончить свое признание. – Я хочу, чтобы ты знал. Я чувствовала каждым дюймом моего сердца, что приняла правильное решение, когда согласилась выйти за тебя замуж. Я не знаю, как и не знаю почему, но думаю, что это имеет значение. Небеса подтвердят, что я ценю превыше всего здравый смысл, но…, но…

Он обнял ее за плечи и крепко прижал к себе.

— Зато я знаю, — прошептал он в ее волосы, — точно знаю.

— Я думаю, что люблю тебя, — прошептала она, уткнувшись в его грудь, чувствуя себя более храброй оттого, что можно не смотреть ему в лицо.

Он замер.

— Что ты сказала?

— Мне очень жаль, — сказала она, чувствуя его реакцию. – Мне не нужно было это говорить. Я не должна была.

Его руки прикоснулись к ее лицу, нежно поглаживая и побуждая посмотреть ему в глаза.

— Что ты сказала? – снова повторил он.

— Я думаю, что люблю тебя, — шепнула она. – Я не уверена. Я никогда прежде никого так не любила, и не знаю точно, что это такое, но…

— Я знаю, — сказал он, переполненным эмоциями голосом. – Я абсолютно уверен. Я люблю тебя, Шарлотта. Я люблю тебя, и я не знаю, чтобы еще мог сделать, чтобы убедить тебя выйти за меня замуж.

С ее губ неожиданно сорвался смешок.

— Ты нашел бы способ убедить меня, — сказала она.

— Совершенно точно. Я бы занялся с тобой любовью прямо в библиотеке твоего отца, если уж на то пошло, — ответил он с коварной улыбкой

— Да, я полагаю, что смог бы, — медленно согласилась она, слегка улыбаясь.

— И уверяю тебя, — сказал он, нежно целуя ее в чувствительное местечко на шее, — был бы очень настойчив и убедителен.

— Нисколько не сомневаюсь, — подтвердила она своим прерывистым дыханием.

— Практически, — продолжал он, в то время как его проворные пальцы расстегивали пуговички сзади на ее платье, — мне, очевидно, придется убеждать тебя сейчас.

Шарлотта задержала дыхание, когда почувствовала прохладный воздух на своей обнаженной спине. В любой момент платье могло соскользнуть с нее, и она останется перед ним нагая. Он был настолько близко, что она почувствовала, как учащенно забилось его сердце и дыхание стало прерывистым.

— Не волнуйся, — шептал он ей на ухо. – Я сделаю все, чтобы тебе было хорошо.

— Я знаю, — отозвалась она с дрожью в голосе, — но не могу не волноваться.

Он обнял ее и расхохотался.

— Ты всегда можешь мне все рассказывать, — сказал он и добавил, — мое сокровище.

— Обещаю быть откровенной всегда, — поклялась она.

Он немного отступил, чтобы снять рубашку, оставляя Шарлотту, судорожно схватившуюся за сползающее платье.

— Ты хочешь, чтоб я ушел? – спросил он спокойно.

Ее глаза пораженно расширились – такого она не ожидала.

— Что бы переодеться перед сном, — объяснил он.

— О, — не могла сообразить она, — о, а, что так положено?

— Так можно, — сказал он, — но совсем не обязательно.

— А как ты хочешь? – шепнула она.

Его глаза загорелись.

— Я хочу сам снять с тебя всю одежду.

Она задрожала.

— А затем я хочу уложить тебя на кровать и любоваться твоей наготой.

Ее сердце ухнуло вниз.

— Ну, а потом, — сказал он, одним движением отбрасывая рубашку и делая решительный шаг к ней, — я думаю, что поцелую каждый дюйм твоего тела.

После этого она и вовсе перестала дышать.

— Если ты, конечно, не возражаешь, – добавил он, призывно улыбаясь.

— Я не возражаю, — сказала она, вновь обретая способность дышать, и смущенно покраснела, сообразив насколько нескромно ее признание.

Но Нед только улыбнулся, а его руки стали медленно спускать лиф ее платья. Шарлотта вздохнула прерывисто, когда ее грудь открылась его жадным глазам и не могла отвести взгляда от его лица, выражавшего восхищение увиденным.

— Ты так красива – благоговейно произнес он.

Его ладони скользнули на ее грудь, лаская чувствительную плоть, и на мгновение в его взгляде появилось что-то похожее на боль. Его глаза широко открылись, и в них появилось выражение, которое Шарлотта никогда прежде не видела. Это было больше чем желание, больше чем плотская страсть.

Он окончательно стянул с нее платье и, взяв ее на руки, понес к кровати. Положив, он отвлекся лишь для того, чтобы снять с нее чулки и туфельки. Быстро сняв с себя остатки одежды, он накрыл ее своим обнаженным тело.

— Ты знаешь, сколько времени я тебя желал? – прошептал Нед, застонав и крепко прижимаясь к ней бедрами. – Ты представляешь?

Губы Шарлотты разошлись, но единственным звуком, который она смогла произнести, было его имя.

Он тяжело дышал, его руки гладили ее вдоль всего тела, от плечей и до округлых бедер, задерживаясь на мягких округлостях ягодиц.

— Я мечтал об этом с того самого момента, как встретил тебя и отчаянно желал, даже понимая, что это невозможно и неправильно. А теперь ты – моя, — бормотал он, покрывая поцелуями ее шею, — моя навсегда.

Он провел дорожку из поцелуев вниз до ключицы, а затем к нежной выпуклости груди. Лаская ее рукой, он задевал сосок, который скоро стал безумно чувствителен. Этот мягкий, розовый соблазн стал для него непреодолим, и он нежно втянул его в рот, остановившись лишь на миг, когда она застонала от удивления, а затем – удовольствия.

Она стонала и, не переставая, судорожно двигалась под ним, стремясь к чему-то чего и сама не понимала. Она была всем, чего он желал и мечтал получить от женщины.

— Скажи мне, чего ты хочешь, — шептал он, лаская языком ее, ставшую такой чувствительной, кожу. Погладив сжавшийся как камешек сосок, он спросил, — Этого?

Она кивнула.

— Этого? – на этот раз он обхватил ее грудь рукой и легонько сжал.

Она снова кивнула, и ее дыхание стало быстрым и прерывистым. Затем, слегка приподнявшись, он стал гладить ее тело между ними, опускаясь все ниже и ниже, пока не достиг развилки между ее бедрами. Погладив ее еще интимнее, он снова спросил:

— Этого?

Все, что она смогла произнести, было:

— О! О! О!

Как же она была прекрасна в этот момент для него. Он проник еще глубже, что бы приготовить ее к своему проникновению. Он так сильно ее хотел, что это стало жизненно необходимой потребностью. Это было больше, чем жажда, глубже, чем желание. Он хотел обладать ею, поглотить ее, прижаться так близко, что бы их души слились в одну. Это, понимал он, вдыхая ее аромат, была любовь. И было не похоже ни на что прежде им испытываемое. Даже больше, чем он надеялся и гораздо больше, чем он мечтал получить.

Это было совершенство. Даже больше. Это было абсолютное безграничное счастье.

Ему было тяжело сдерживаться, но он старался, что бы быть уверенным, что она уже готова принять его. И даже тогда, когда его пальцы увлажнились от ее желания, он хотел быть уверен и поэтому спросил:

— Ты готова?

Она смотрела на него с еле сдерживаемой страстью:

— Да, — прошептала она. – Я хочу… Мне нужно… Я думаю, что нуждаюсь в тебе.

Он не думал, что мог бы хотеть ее еще больше, но ее слова, простые и верные, дали новый горячий толчок в его крови. И все, что он мог сделать — это крепко сжать зубы, чтобы тут же опрометчиво не погрузиться в нее немедленно. Он лег между ее ног и аккуратно выверенными движениями вперед и назад достиг доказательства ее невинности. Он не знал, причинит ли ей боль, но подозревал, что да, но не было никакого способа ее избежать. И так как это казалось глупым предупреждать ее: она только больше разволнуется и напряжется, просто погрузился полностью в нее. Он знал, что должен остановиться, чтобы удостовериться, что она в порядке, но не мог заставить себя прекратить двигаться, как если бы сама его жизнь зависела от этого.

— О, Шарлотта, — стонал он. – Боже мой!

Ее ответом было движение бедер навстречу и хриплый стон. Нед почувствовал, что она вместе с ним переполнена страстью и удовольствием, а боль забыта. Его движения ускорились. Для девственницы было необычно получать от этого радость, как он знал, но, она была его женой, это была его Шарлотта, и он не знал, как бы мог жить, если бы не смог доставить ей удовольствие.

— Нед, — задыхаясь, произнесла она.

От ее красоты у него выступили слезы на глазах. Ее щеки пылали, ее глаза затуманились от получаемого удовольствия. Глядя на нее, он не мог перестать думать: я люблю ее. Он не знал, сколько еще сможет выдержать неистовую потребность своего тела, и поэтому просунул руку между ними и его пальцы нашли самую чувствительную точку ее тела. Она закричала. Он потерял контроль. А затем, как будто в сладострастном танце, они оба напряглись и выгнулись в один и тот же момент. И достигнув кульминации, он почувствовал ее ответный трепет завершения. Движения замедлились, дыхание вырывалось с трудом, когда они утомленные и опустошенные не откинулись на подушки. И невероятно счастливые.

— Я люблю тебя, — шептал он, ощущая необходимость повторять это, даже если его голос заглушался подушкой.

Потом почувствовав в ответ: я тебя люблю, понял, что был услышан. Он приподнялся на локтях, не обращая внимания на еще дрожащие мускулы, чтобы увидеть ее лицо:

— Я сделаю все, что б ты была счастлива, — поклялся он.

Она ответила ему безмятежной улыбкой:

— Ты уже делаешь!

Он думал сказать что-нибудь еще, но не мог найти слов, чтобы выразить то, что было у него на сердце. Он крепко обнял ее и укрыл их обоих одеялом.

— Я люблю тебя, — опять повторил он, смущенный своим желанием повторять это снова и снова.

— Чудесно, — отозвалась она.

Она внезапно повернулась, чтобы быть лицом к нему. Она выглядела так, как будто думала о чем-то невероятном. Он удивленно приподнял бровь.

— Как ты думаешь, — спросила она, — что сейчас делают Руперт и Лидия?

— А я должен об этом думать?

Она шутливо хлопнула ладошкой его по плечу.

— Ладно, — вздохнул он, — если учесть, что Лидия – твоя сестра, и спасла меня от бракосочетания с нелюбимой, я действительно могу о них подумать.

— Так кчто ты думаешь? – продолжала она упорствовать.

— Наверное, то же самое, что и мы, сказал он, — если им повезло.

— Их жизнь будет нелегкой, — серьезно продолжала она. – У Руперта нет и двух пенни, что бы содержать семью.

— О, я не знаю, — сказал Нед , зевая. – Я думаю, что они сами прекрасно разберутся.

— Ты засыпаешь? – спросила Шарлотта, закрывая глаза и удобнее устраиваясь на подушке.

— Мммм.

— Уже?

— Ты – ненасытная любовница, это сказал бы любой, знаешь об этом?

Она улыбнулась, зная, что он не мог это увидеть.

— Неужели это все? – снова спросила она.

— Не задавай много вопросов. И тогда не будешь очень удивляться.

— Я не хочу удивляться. Я хочу все знать.

Он засмеялся.

— Тогда знай, дорогая Шарлотта, что ты вышла замуж за чрезвычайно умного человека!

— Потому что женился на мне? – пробормотала она.

Это был вызов, который он не смог проигнорировать.

— О, да, — сказала он, перекатываясь и оказавшись сверху на ней.

— Очень умный или только немного умный?

— Очень, очень умный, — сказал он решительно. Его тело было истощено предыдущим любовным состязанием, но это не означает, что он больше ни на что не способен.

— Мне кажется, что я нуждаюсь в подтверждении этого ума, — сказала она. – Я о…!

— Достаточно доказательств?

— О!

— О.

— Аххх!


Эпилог.


Неделю спустя.

— Вот, прошу Вас, госпожа Макбэнкс!

Лидия мечтательно улыбнулась, поскольку Руперт принес ее к порогу Портмидов— Холла. Дом был не такой большой, как Торнтон— Хилл, который и сам был не слишком велик, и даже был не их, а только переданный, наконец, им пожилым дядей Руперта. Но по сути это не имело ни малейшего значения. Они были женаты, они любили, и, пока были вместе, не важно, что им приходиться жить в арендованном доме. Кроме того, дядюшка Руперта не вернется из Лондона еще целую неделю.

— Что это? – спросил Руперт.

Лидия проследила за его взглядом и увидела ярко обернутую коробку, стоящую на столе в прихожей.

— Возможно, свадебный подарок? – с надеждой пробормотала она.

Он стрельнул в нее глазами.

— А кто знает, что мы женаты?

— Думаю, что все, кто прибыл на мою свадьбу с лордом Барвиком, — ответила она.

Они уже слышали новость о его венчании с Шарлоттой. Лидия даже боялась представить, какие по этому поводу ходят сплетни.

Внимание Руперта, однако, уже было приковано к коробке. Осторожным движением он вытащил конверт, перевязанный сверху нарядными ленточками, и пытался поддеть сургуч, которым он был запечатан.

— Дорогая вещь, — прокомментировал он. – Отличного качества бумага.

— Открой же, — велела Лидия.

— А я, по-твоему, что делаю?

Она выхватила конверт из его рук.

— Ты слишком медлишь!

С нетерпением она оторвала край и вытащила сложенное письмо. Потом развернула его так, чтобы они смогли прочитать его содержание вместе.

«Этим письмом говорю Вам спасибо!

И обещаю, что банков бояться не надо.

Украв мою невесту, Вы сделали мне одолжение.

Подарив жену и спасение.

В коробке вы найдете французский бренди.

И россыпь самых лучших конфет.

Но настоящий подарок содержится в этой рифме,

Что не даст потонуть вам на денежном рифе.

Есть дом не далее пяти миль пешком.

И вы можете называть его своим и ночью и днем.

И скромный доход, что не даст вам впасть в нужду,

Ведь, сбежав, вы подарили мне жену.

Желаю вам счастья, здоровья и жизни с любимым.

(Моя жена уверяет, что рифмы выглядят мило.)

- Эдвард Блайдон, виконт Барвик.»


Прошла целая минута, прежде, чем Руперт или Лидия смогли заговорить.

— Это очень щедро с его стороны! – промолвила Лидия.

Руперт несколько раз моргнул, прежде чем заговорить.

— Как ты думаешь, почему он написал это в рифме?

— Даже и не могу предположить, — сказала Лидия. – Я и не думала, что он мог так повредиться в уме. – Она сглотнула, и слезы выступили у нее на глазах. – Бедная Шарлотта!

Руперт погладил ее по плечу.

— Твоя сестра – крепкий орешек. Она все переживет.

Лидия кивнула и позволила ему проводить себя в спальню, где быстро забыла, что у нее есть какие бы то ни было родные сестры.


Тем временем в Мидлвуде…

— О, Нед, ты не мог! – Шарлотта испуганно прикрыла ладошкой рот, когда он показал ей копию письма, которое послал Руперту и Лидии.

Он пожал плечами.

— Ничего не смог с собой поделать.

— Это очень щедро! – произнесла она торжественно.

— Да уж, не так ли? – пробормотал он. – Ты должна продемонстрировать мне свою благодарность, ты так не считаешь?

Она сжала губы, чтобы удержаться от смеха.

— Я и понятия не имела, — сказала она, отчаянно пытаясь сохранить серьезное выражение лица, — что ты такой талантливый поэт.

Он небрежно взмахнул рукой

— Рифма не так уж трудна, как только обращаешь на нее внимание.

— О, неужели?

— Конечно.

— Как долго ты … трудился, что бы написать это… эээ… стихотворение? – она посмотрела на листок бумаги и нахмурилась. – Хотя, как мне кажется, ужасно несправедливо по отношению к Шекспиру и Марлоу, это так назвать.

— У Шекспира и Марлоу нет повода меня бояться…

— Да, — пробормотала она, — это уж точно.

— …у меня нет больше планов писать стихи. – закончил Нед

— И за это, — сказала Шарлотта, — мы все искренне тебе благодарны. Но ты так и не ответил на мой вопрос.

Он насмешливо на нее посмотрел.

— А ты его задавала?

— Сколько времени ты потратил, чтобы это написать? – повторила она снова.

— Да так, немного, — отмахнулся он. – Каких то четыре часа.

— Четыре часа? – повторила она за ним, задыхаясь от смеха.

Его глаза весело блеснули.

— Я же хотел, чтобы получилось отлично.

— Ну, конечно!

— Нет ничего, чего бы я не способен был сделать ради тебя!

— Конечно, — сказала она снова.

Это было все, что она могла сказать, потому что он крепко обнял ее и начал целовать шею.

— Как ты думаешь, мы можем перестать говорить о поэзии? – прошептал он.

— Конечно.

Он подталкивал ее к дивану.

— И возможно, я могу порадовать тебя здесь и сейчас?

Она улыбнулась.

— Конечно.

Он отступил. Его лицо стало внезапно очень серьезным и нежным одновременно.

— И ты позволишь мне любить тебя всю жизнь?

Она поцеловала его.

— Конечно!



Внимание! Текст предназначены только для предварительного ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.



home | my bookshelf | | Рассказ о двух сестрах |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 2.3 из 5



Оцените эту книгу