Book: 'Что вы сделали с нами'



Горбовский Александр

'Что вы сделали с нами'

АЛЕКСАНДР ГОРБОВСКИЙ

"Что вы сделали с нами?"

Я увидел его, едва выйдя на лесную поляну, шагах в десяти от себя. Это был динозавр. Огромный и гордый, он восседал на траве и вопросительно смотрел ка меня.

Я не успел ни испугаться, нк удивиться.

- Подойди ближе, - сказал он.

Я подошел. Я понимал, что, если я не испугался в первую минуту, делать это сейчас уже глупо.

- Вы правда динозавр? - несколько наивно спросил я.

- Конечно, нет, - ухмыльнулся он. - Разве не видно, я - кошка. А может, коза? Ме-е-е! - заблеял он вдруг страшным голосом.

Я оценил его чувство юмора и вежливо улыбнулся.

- Вы меня неправильно поняли...

- Говори мне "ты", - перебил он.

Мне показалось это несколько фамильярным, но я не стал спорить.

Голос у него был совершенно нечеловеческий. Он исходил из его пасти, как из рупора старого граммофона с сопением, присвистами и хрипом.

Кивнув своей непропорционально маленькой головой, он предложил мне сесть. Так началось наше знакомство. Оно состоялось километрах в тридцати от Москвы, неподалеку от дачи, которую я снимал.

- Скажи мне, - заговорил он, не дав мне ни освоиться, ни оглядеться, скажи мне, как давно вы, люди, населяете Землю?

Это был не тот вопрос, на который можно было бы ответить односложно. Потому что хомо сапиенс - это одно, кроманьонцы или неандертальцы - другое, а австралопитек - третье. Он терпеливо выслушал меня. Помолчал. А потом спросил:

- А что вы сделали с нами?

С динозаврами?

МЫ? С динозаврами? Только теперь я заметил, как он стар. Казалось, он даже дышал с трудом, так тяжело и аритмично вздымались бока его огромного тела.

Я объяснил, что динозавры исчезли с Земли десятки миллионов лет до того, как на ней появился человек. Мы их не трогали. Они вымерли сами.

- Вымерли? Отчего?

Я еще раз оказался в затруднении. Есть несколько гипотез, сказал я. Может, в этом повинны климатические условия? Правда, изменение климата не совпадает с периодом гибели динозавров. Возможно, их убило резкое повышение радиоактивности или вспышка на Солнце. Но почему тогда уцелели другие виды? А может, они не выдержали конкуренции с млекопитающими...

Так каждое предположение опровергало себя же. Я не был уверен, что внес какую-то ясность, и поэтому замолчал.

У него была морщинистая шея, по ней ходил какой-то комок, а на морде было такое выражение, что я не мог понять - силится ли он улыбнуться или сейчас заплачет.

- Послушай, - наклонился он ко мне, - Я должен узнать это. Я должен знать, отчего они погибли.

Из его пасти на меня пахнуло теплым коровьим запахом. Я вспомнил, что динозавры травоядные, и исполнился к нему еще большей жалости.

- Я постараюсь, - пообещал я, - я посмотрю литературу.

- Пожалуйста, мне это очень важно.

Это был очень вежливый динозавр. И тогда я решился задать ему вопрос, который вертелся у меня все время... Как он попал сюда и что делает в этом подмосковном лесу?

- Я очень долго добирался сюда, - начал он медленно, словно не зная, как еще объяснить мне свое появление. - Скажи, а вы, люди, конечно, знали, что динозавры - разумные существа?

Несколько пристыженно я признался, что нет, не знали.

И здесь я услышал, как он смеется. При этом он откидывал голову назад и разевал большую, похожую на кожаный кошелек пасть.

Я не разделял его веселья, потому что мне стало обидно. Как могли мы догадаться об этом! Если бы до Нac дошли хоть какие-нибудь материальные следы. Скажем, скребок. Или наконечник стрелы.

- А ты думаешь, через семьдесят миллионов лет останутся какиенибудь следы от вашей цивилизации? - усмехнулся он. - От ваших библиотек, ваших автомобилей или картин? Если тогда Землю будет населять какая-нибудь другая разумная раса, вы будете для нее такими же ископаемыми животными, как для вас мы или саблезубый тигр...

И я представил себе царство кошек. Почему-то именно кошек.

И то, как будут они объяснять исчезновение человека. Во-первых, он был совершенно неприспособлен к жизни. Он не был даже покрыт шерстью. А во-вторых, не умел ловить мышей. Рассуждения с позиций своего биологического вида. Так муравьи считали бы, что невозможна цивилизация помимо муравейника. Впрочем, разве мы, люди, рассуждаем иначе?

И тогда, словно поняв мои раздумья, заговорил он:

- Возможен иной разум. Для него не нужны ни скребки, ни наконечники для стрел...

Такой была цивилизация динозавров. Он рассказал мне о ней.

Они обитали среди первозданных лесов и первобытных болот. Но сами они не ощущали свой мир ни первобытным, ни первозданным.

Для них он был так же стар и древен, как наш представляется нам.

Они не нуждались в жилищах, и им не нужны были орудия труда.

Они могли воздействовать на мир, минуя различные приспособления.

Это достигалось простым усилием воли. Чтобы доставить мне удовольствие, он поднял взглядом большое бревно и отшвырнул его в дальний конец поляны. Их эволюция продолжалась миллет. Это была эволюция не машин, не механизмов и не предметов, как в человеческой цивилизации, а самих существ, составлявших ее. Со временем они смогли развивать в себе психическую энергию чудовищной силы. Энергию, посредством которой можно было воздействовать не только на предметы, но и на себя самих. Не удивительно, что настало время, когда пространство вне Земли стало доступно им.

Теперь я начинал понимать, что это за странная капсула, огромным муравьиным яйцом белевшая в кустах. Очевидно, он прилетел оттуда, с какой-нибудь из отдаленных систем, которых, возможно, нет даже на наших звездных картах.

Прилетел на Землю, чтобы увидеть, что в доме его предков давно уже поселились другие:

- Я обязательно узнаю, отчего погибли динозавры, - повторил я. - Я поеду в библиотеку...

Он кивнул и несколько секунд молча смотрел на меня.

- Я буду ждать тебя послезавтра.

И, наклонив взглядом большую дубовую ветку, принялся задумчиво общипывать с нее губами листья. Короткие передние лапы Оеспомощно, как пристегнутые, болтались у него на груди.

Только собравшись уходить, я заметил тонкую радужную пленку, словно окружавшую то место, где находились мы.

- Ничего, - пояснил он. - Это искривление пространства...

И приподнял край, давая мне проход. Теперь я понял, почему, идя по лесу, никто не мог видеть его.

К сожалению, ни через день, ни через неделю мне так и не удалось сообщить ему ничего определенного. Работы, посвященные этой проблеме, носили слишком описательный и частный характер. По сути дела, они ничего не могли добавить к тому, о чем я уже сказал.

- Я должен узнать, - возразил он печально. - Видно, тебе самому придется заняться этим...

Сейчас уже третий год, как я возглавляю одну из экспедиций.

Мы ведем раскопки в Монголии и Средней Азии, там, где раскинулись знаменитые "кладбища динозавров". Когда меня спрашивают о результатах, я уклончиво отвечаю, что до окончательного решения еще далеко, но что некий просвет, которого не было раньше, уже наметился.

Динозавр по-прежнему живет под Москвой. Вернувшись с раскопок, я часто бываю у него. Мы обсуждаем научные проблемы и смотрим телевизор, который я подарил ему.

Динозавру нравится смотреть телевизор, и вообще в своем замкнутом пространстве он чувствует себя вполне сносно. Говорит он гораздо лучше, чем в первый раз, и, если у меня будет свободное время, я собираюсь научить его читать.

Тогда, уезжая, я буду оставлять ему по чемодану книг, чтобы он не скучал. Потому что, когда я возвращаюсь, он так радуется мне, что у меня сжимается сердце.




home | my bookshelf | | 'Что вы сделали с нами' |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу