Book: Истинная леди



Истинная леди

Кэтрин Грейл

Истинная леди

Посвящается Дейву Гриллу, любви всей моей жизни, мужчине, неизменно приводившему и приводящему меня в любовный трепет и пережившему великое множество моих экспериментов.

Глава 1

– Вот ты где, глупый мальчишка! Неужели ты думаешь, мы поверим, что ты все это время томился в йоркширской глуши?

Морщась от скрипучего голоса, Джеффри Ратберн, граф Тэллис пытался увернуться от игривых ударов веера, которым дама назойливо хлопала его по руке. Не успел он прибыть на бал, устроенный его матерью, как настырная леди вместе с дочерью буквально зажала его в угол между лестницей и массивной колонной.

– Простите, – произнес он нараспев тоном человека, не желавшего скрывать досаду, – боюсь вас разочаровать, но я был...

– Ходят слухи, что вы шпионили для министерства внутренних дел, – проворковала дочь этой дамы. Ее одутловатое лицо имело нездоровый оттенок. К несчастью, она до сих пор не научилась разговаривать, не брызгая при этом слюной. – Это так романтично, – прощебетала она, хлопая ресницами.

– Глупости, Онора, – оборвала ее мать. – Его сиятельство, несомненно, предавался мужским забавам.

Дочь надула толстые губы, мгновенно напомнив йоркширскую овцу.

– О, – выдохнула Онора, лукаво подмигнув. – Матушка мне все растолковала о мужских нуждах. Уверена, что я поняла все правильно. Совершенно.

Борясь с искушением ответить ядовитой остротой, Джеффри едва не проглотил собственный язык, а посему на минуту лишился дара речи. С трудом овладев собой, он растянул губы в подобии улыбки.

– Не сомневаюсь, вы отнесетесь с пониманием к моему естественному желанию поздравить матушку с днем рождения. – Стараясь быть вежливым, он поклонился и начал протискиваться сквозь толпу, напоминающую стихийное бедствие и состоявшую из матерей, страждущих как-нибудь пристроить своих дочек, и девиц, исполненных отчаянных надежд и безнадежного отчаяния.

Если бы граф заранее знал о намерении матери пропустить его сквозь строй оголтелых мамаш и истосковавшихся девиц, то предпочел бы явиться на бал не в новом, с иголочки, по последней моде вечернем костюме, а с кольцом в ноздре и седлом на спине.

Теперь он не мог поверить, что всего каких-нибудь два дня назад рвался в Лондон всем сердцем!

Пытаясь сохранить добродушное настроение, Джеффри упорно прокладывал путь сквозь женскую орду, туда, где царила его величественная мать. Она выглядела, как всегда, элегантно: ее серебристые волосы были подняты кверху и заколоты гребешками из слоновой кости, гармонировавшими с кремовой отделкой бордового наряда.

– С днем рождения, мама, – улыбнулся граф, слегка коснувшись губами ее щеки.

– Джеффри! – воскликнула она, поворачиваясь к сыну всем корпусом, чтобы получше его разглядеть. – Ты все-таки приехал!

– Как видишь, матушка. – Граф поклонился.

– Что-то голос у тебя невеселый, милый. Но ты ведь не станешь портить мне праздник из-за того, что я решила в этом году устроить торжества чуточку более пышными, чем обычно? Сейчас, когда это корсиканское чудовище[1] рыщет по континенту, немного веселья нам, пожалуй, не помешает.

– Как это патриотично с твоей стороны, – съязвил граф.

– Ты на меня сердишься? – обеспокоилась ее сиятельство, смерив сына долгим взглядом.

Он вздохнул, зная, что мать не изменить. Добиться от нее сокращения расходов не стоило даже и пытаться. Светская дама до мозга костей, она отличалась удивительной беззаботностью, в чем отчасти и состоял секрет ее очарования. Поддавшись ее обаянию, Джеффри улыбнулся. Причин для огорчений не было. Впервые за долгое время они снова были на плаву, вынырнув наконец из пучины финансового краха. И если матушка решила справить день рождения с большей помпой, чем позволяли их возможности, то, вероятно, это следовало расценивать как знамение грядущего успеха.

После пяти лет упорного труда благосостояние Тэллисов заметно возросло, и наметившийся положительный процесс продолжал набирать силу.

Вспомнив об этом, Джеффри позволил себе слегка расслабиться. Он обвел зал глазами, отметив попутно дорогие оранжерейные цветы, полный оркестр и изысканные закуски на буфете.

– Нет, матушка, я не сержусь. – Граф поспешил успокоить ее светлость. Как ни странно, но он и в самом деле не испытывал досады. – Сказать по правде, – продолжал он, и на губах его заиграла дерзкая улыбка, – у меня у самого праздничное настроение.

– Отлично, – кивнула его мать и взяла со столика изящный хрустальный бокал. – У меня есть для тебя чудесные новости. – Взяв сына под руку, она увлекла его к окну. По ее возбужденному взгляду было нетрудно догадаться, что она сгорает от нетерпения поделиться с ним какими-то добрыми вестями.

– Попробую отгадать. – Граф легонько потянул мать за спираль локона, специально выпущенного из элегантной прически. – Ты нашла эликсир жизни и стала на двадцать лет моложе, – прошептал он, наклонившись к ее уху. – Но это не секрет, моя дорогая, потому что больше тридцати тебе и так ни за что не дашь.

– Глупый мальчишка, – укоризненно произнесла миледи, краснея до корней седых волос, – на, лучше выпей. – Она вручила сыну хрустальный бокал, и он послушно пригубил напиток, впервые за пять лет ощутив вкус отменного шампанского. – Я хотела рассказать тебе о Софи, – выпалила мать скороговоркой. – Через четыре недели она выйдет замуж за майора Уиклиффа!

Джеффри едва не поперхнулся, и шампанское во рту почему-то сразу приобрело кислый привкус. Он медленно опустил бокал.

– Что ты сказала?!

– Разве это не замечательно? Мы объявим о помолвке прямо сегодня. – Она улыбалась, лицо ее светилось радостью. – По правде говоря, они уже тайно обвенчались, но официальное бракосочетание состоится через месяц.

Неужели его сестра вышла замуж?

– Клянусь Богом, я уже начала терять надежду, – тараторила ее сиятельство. – Я просто вне себя от счастья.

Джеффри тоже был рад за сестру. Ей потребовалось целых пять бальных сезонов, чтобы наконец встретить свою любовь. Софи заслужила право на счастье. Все уже давно поставили на ней крест и пришли к выводу, что ей суждено остаться в старых девах. Да и она сама без конца ему твердила, что никогда не выйдет замуж. А однажды предложила Джеффри воспользоваться ее приданым, чтобы он купил еще одно стадо овец.

И видит Бог, он не смог отказаться!

Через четыре недели состоится ее свадьба. Но где же взять деньги, чтобы вернуть сестре долг?

– Выпей еще, Джеффри! Ты что-то бледный. Но он ничего не слышал.

– Почему бы им не подождать до следующего года? – Если бы у него имелось в запасе несколько месяцев, возможно, он сумел бы наскрести хотя бы часть суммы. – Зачем жениться столь скоропалительно? – пробурчал себе под нос граф. – Мне нужно время, чтобы найти деньги.

Его тирада повисла в воздухе, оставшись без ответа. Затянувшееся молчание матери насторожило его.

– Мама?

– Они не могут ждать, Джеффри. Софи... – Она торопливо оглянулась по сторонам, чтобы удостовериться, что их никто не услышит, и прошептала: – Она в интересном положении.

Джеффри изумленно уставился на мать. Софи беременна? Женщина, которую он окрестил Снежной королевой, ждет ребенка? От праведного негодования в жилах его закипела кровь. Ну, он ей покажет...

– Они любят друг друга, Джеффри.

– Но...

– Джеффри Лоренс Томас Ратберн, я благословляю этот брак, – тоном, не терпящим возражений, отчеканила его мать. – Если ты вздумаешь причинить боль сестре или майору Уиклиффу, клянусь, я тебе этого не прощу!

Пораженный твердой решимостью, прозвучавшей в голосе матери, Джеффри уставился на нее расширенными от удивления глазами. Ничуть не меньше удивило его и то, что она назвала его полным именем. Он уже и не помнил, когда такое было в последний раз.

– Ты хочешь, чтобы они поженились? – спросил он, овладев наконец собой.

– Да.

– А Софи?

– Она на седьмом небе от счастья.

По глазам матери Джеффри догадался, что все уже решено. Свадьба его сестры, хочет он того или нет, состоится. Через четыре недели.

– Тогда, насколько я понимаю, от меня требуется лишь вернуть ей приданое, – пробурчал он, допивая шампанское. От несправедливости судьбы у него защипало в глазах. Всего четыре недели! Но как за столь короткий срок собрать причитавшуюся Софи часть наследства?

– У нас его нет, ты хочешь сказать? – донесся до него тихий вопрос матери, в котором прозвучала обреченность.

Хотя мать и притворялась, что ничего не знает и ничем не интересуется, кроме светской жизни, на самом деле она не была ни глупой, ни слепой и прекрасно оценивала состояние их финансов.

– Нет, – подтвердил граф еле слышно. – У нас его нет.

– Что ж. – Ее сиятельство, протянув руку за вторым бокалом шампанского, едва не силой вручила его сыну. – Полагаю, что майор Уиклифф женится на ней и без...

– Нет! – взорвался Джеффри. Его громкий голос привлек внимание нескольких любопытных гостей. – Каким нужно быть человеком, чтобы польститься на долю сестры? – заговорил он гораздо тише.

– Но она сама настояла на этом!

– Я не должен был идти у нее на поводу!

– Но содеянного не исправишь. Ты поступил правильно. Софи ни в чем тебя не винит.

– Проклятие, мама! – Джеффри нервно провел рукой по волосам. – Ведь это ее деньги!

– Поговори с Уиклиффом. Я уверена, он тебя поймет.

– Сомневаюсь. Уиклифф нуждается в деньгах не меньше нас. – Его пальцы судорожно стиснули хрустальный бокал. – Это деньги Софи, и она должна получить их во что бы то ни стало. – Джеффри не представлял, где раздобудет требуемую сумму. Единственное, что он мог сделать, – продать все, что удалось с таким трудом заработать. Но у него слишком мало времени. Если ему удастся собрать необходимые средства за четыре недели, они снова окажутся у разбитого корыта, как и пять лет назад, и их уже ничто не спасет... кроме богатой невесты.

О Господи! Граф в отчаянии огляделся по сторонам. Его взгляд то и дело натыкался на сверкающие драгоценности и дорогие наряды приглашенных на торжество молодых особ. И вдруг он все понял.

– Святые небеса! Мама, ты что, устроила смотрины богатых наследниц?

– Я подозревала, что ты отнесешься к этому без энтузиазма. – Мать вздохнула, подтвердив его худшие опасения. – Мужчины всегда так щепетильны в делах, которые хоть как-то затрагивают их честь.

Джеффри счел разумным промолчать, решив, что язвительная перепалка им не поможет.

– Посмотри, все они жаждут твоих знаков внимания, – сказала ее сиятельство, кивнув на юных представительниц высшего общества. Сын послушно проследил за ее взглядом.

– Не сомневаюсь, что любая из них побежит к алтарю по первому же моему зову. – Безвыходность положения придала его словам оттенок горечи. Все эти годы он трудился, не разгибая спины только ради того, чтобы избавить себя от необходимости жениться по расчету. И что же теперь? Он чувствовал себя ничуть не лучше своих овец, согнанных на сельскую ярмарку.

– Пойдем, дорогой. – Мать потащила сына на другой конец бального зала. – Я хочу тебя познакомить с одной молодой особой.

Джеффри позволил себя увлечь, но с каждым мгновением его шаги теряли легкость и замедлялись. Пять лет назад он уже проходил через это, когда пытался снискать благосклонность одной богатой наследницы родительского состояния. Его попытка потерпела фиаско. Поначалу все складывалось великолепно. Ему удалось добиться руки восхитительной Аманды Уиндем и привести ее к алтарю. Только на самом деле Аманду звали Джиллиан Эймз, и она была без памяти влюблена в Стивена Конли, пятого графа Мейвенфорда. Джеффри решил покориться судьбе и, безропотно отступив в сторону, отрекся от брачных обязательств, дав Джиллиан возможность соединить судьбу с тем, кого она по-настоящему любила.

Подарок, полученный от Мейвенфорда в знак благодарности, позволил Джеффри вздохнуть свободнее и привести в порядок свои дела. Пять лет изнурительного труда ушли у него на то, чтобы погасить все долги. И вот теперь, чтобы вернуть сестре ее часть наследства, он вынужден расплачиваться собственным именем.

То есть жениться на богатой невесте.

Впервые за долгое время граф ощутил прилив необузданной ярости. Он злился на алчных мамаш, навязывавших ему своих дочерей ради обретения вожделенного титула. Он злился на отца, промотавшего все их состояние за карточным столом. Но больше всего он злился на себя самого.

Джеффри не без оснований считал себя человеком умным, своего рода финансовым гением и мечтал посвящать длинные дни стрижке овец, а длинные ночи – изучению возможностей увеличить свой капитал.

Эти мысли не давали ему покоя и скреблись кошками на сердце, пока он послушно следовал за матерью. Поравнявшись с дверью, он уперся и идти дальше отказался.

– Нет.

– Что? – Мать тоже остановилась и удивленно посмотрела на него.

– Я сказал – нет.

– Что – нет, милый?

– С меня хватит шампанского, танцев и пресных девиц.

– Но...

– Я устал, мама, и не расположен шутить, выдавливая улыбки из перепуганных юных наследниц.

– Но...

– Нет.

От пристального материнского взгляда не укрылись признаки усталости и озабоченности, тонкими линиями избороздивших его черты. Он был на грани своих физических возможностей. Ей следовало бы это понять.

– Очень хорошо, дорогой, – вздохнула она, соглашаясь, и улыбка сбежала с ее губ. – Не лучше ли тебе в таком случае подняться наверх и выпить бренди? Думаю, музыкальная комната вполне подойдет для этого.

Теплая волна благодарности согрела сердце Джеффри, и он улыбнулся. По крайней мере он получил отсрочку. Чмокнув мать в щеку, он проворно нырнул в боковой коридор и стрелой взлетел по лестнице.

Ему нужно подумать. Составить план действий.

Всего четыре недели!

Оказавшись наверху, Джеффри торопливо плеснул себе бренди, залпом его выпил, глубоко вздохнул и ослабил галстук. Теперь предстояло решить, что делать дальше. Но ответ он, похоже, знал. Все аспекты состояния Тэллисов – вернее, его отсутствия – были ему известны. Тем не менее он усердно искал выход, перебирая в памяти поголовье овец и каждый акр земли. Размышления надежды не вселяли. Если он обеспечит Софи приданым, платить по закладной будет нечем.

Оставалось найти богатую невесту.

Но заставить себя пойти на это он не мог. Пока не мог. Для него это означало добровольно сунуть голову в петлю.

Снова наполнив бокал живительным эликсиром, граф бросил взгляд на открытое окно.

Сначала он увидел нечто похожее на ногу, затем на руку, опиравшуюся на подоконник.

В окне второго этажа показалась девушка. Святые небеса! Неужели ради него они готовы идти на штурм?

Зрелище вызвало у Джеффри противоречивые чувства: ему хотелось истерично расхохотаться, а в следующую секунду он готов был пуститься наутек. Неужели желание женщин затащить его под венец не знает границ?

Подобно человеку, искушаемому соблазном тревожить больной зуб, Джеффри с любопытством уставился на отважную незнакомку. Оголенная ножка была прехорошенькой, имела красивую форму и сияла в лунном свете перламутровой белизной.

Снизу доносился приглушенный гул голосов гостей матери, хищно круживших по бальному залу в поисках ее сына. С фатализмом обреченного граф понял, что бежать ему некуда. Придется остаться на месте и насладиться спектаклем.

Он тихо опустился на диван, с удовольствием наблюдая за девушкой, бочком пытавшейся влезть в узкое окошко. Джеффри видел ее светлые с рыжеватым оттенком кудри, выбившиеся из элегантной прически, слышал мягкое шуршание белого шелка. Но в следующее мгновение он ошарашенно замер, увидев такое, что заставило его нервно открыть глаза, – в окне показался плотно обтянутый блестящей материей круглый зад.

Это продолжалось какие-то секунды, но Джеффри знал, что и этих мгновений ему хватит, чтобы подсмотренная сцена навеки запечатлелась в его памяти. Таинственная незнакомка продемонстрировала ему достаточно прелестей, чтобы воспламенить его воображение. Наконец, протиснувшись в окно, девушка спрыгнула на пол. Белый шелк с тихим шорохом как ни в чем не бывало закрыл ее ноги. Она стояла к Джеффри спиной.

– Пожалуйста, выньте из волос веточку, – лениво проговорил он. – Она портит все впечатление.

Девушка вскрикнула и круто развернулась к нему. Ее глаза от испуга стали похожи на два блюдца.

Возможно ли это? Она что, не ожидала здесь кого-то увидеть? Джеффри отогнал эту мысль как маловероятную.

Для чего ей приспичило карабкаться вверх по стене, если не для встречи с ним?

– Поздравляю вас с изобретательностью, – ухмыльнулся он. Шутливый тон скрыл испытываемую им горечь. – Считайте, что вам удалось меня заинтриговать.

Девушка нахмурилась, и на лбу ее пролегли морщинки, придавшие лицу задумчивое выражение.

– Благодарю вас, – прозвучало в ответ. Судя по интонации, она была озадачена, если не сказать ошеломлена. – Меня вообще считают довольно сообразительной.

– Не могу не согласиться. Вы так умны, что мне не терпится услышать продолжение. – Он наклонился, и зажег свечу.



– Нет!

Но было слишком поздно. Фитиль разгорелся, и мягкое сияние пламени, разогнав тьму, облило золотом интерьер и в нем мужчину с женщиной.

Перед ним стояло восхитительное создание. Правда, незнакомка выглядела чуть старше, чем ему показалось сначала. В неярком свете свечи ее глаза под необыкновенно длинными ресницами напоминали голубые озера. Ее губы были похожи на темно-красные бутоны. Такие губы бывают у женщин после... после страстного поцелуя.

Джеффри был почти уверен, что она только что с кем-то целовалась. При этой мысли он заледенел. Незнакомке на вид можно было дать лет двадцать или двадцать один. Размышляя над возрастом таинственной гостьи, Джеффри продолжал бесстыдно ее рассматривать, исследуя взглядом изысканные линии модного покроя платья, высокую грудь и обворожительно тонкую талию. Все остальное скрывала широкая юбка. Но ему не составило труда оживить перед мысленным взором картинку с молочно-кремовым бедром и стройной ножкой. Джеффри еще долго мог бы предаваться воспоминаниям, если бы постукивание этой стройной ножки не отвлекло его от столь приятного занятия.

– Прошу меня простить, прекрасное видение, за столь беспардонное разглядывание. Но поверьте, мне не так уж часто предоставляется возможность лицезреть женщину, отважно бросившую вызов самой матери-природе.

– Значит, у вас нет сестры, – сделала неожиданный вывод незнакомка.

Джеффри едва не расхохотался, вообразив, как его сестра, чопорная и холодная Софи, взбирается по приставной лестнице или карабкается по дереву. Это зрелище было из области фантастики.

– Отчего же? У меня есть сестра. Только она – пример несокрушимой благопристойности. – Он улыбнулся. – Но моему сердцу гораздо милее девушки, усыпанные листьями. – Джеффри жестом указал на застрявшие в ее прическе желтые и оранжевые листочки.

Ахнув, она принялась суетливо шарить в волосах в поисках компрометирующих улик. Не в силах сдержать саркастическую ухмылку, Джеффри поднялся с дивана и подошел к ней.

– Пожалуйста, позвольте мне.

Он действовал осторожно, чтобы не испортить ее элегантной прически, не торопясь выуживая из золотистых прядей листья, тронутые красками осени. Джеффри не мог не отметить, какими удивительно мягкими и шелковистыми были ее волосы. Внезапно, поддавшись порыву, он вынул из прически две заколки.

– Мой Бог! – воскликнул граф с фальшивым сожалением, когда освобожденные из плена кудри рассыпались по плечам. – Какой я неловкий. – Не в силах противиться желанию, он с восторженным возгласом погрузил руки в буйное великолепие волос.

Но к огорчению Джеффри, незнакомка резко отпрянула, лишив его возможности насладиться удовольствием.

– Черт возьми! Вот так всегда!

Граф с улыбкой наблюдал за ее бесплодными стараниями вернуть прическе первоначальный вид, и ему стоило немалых усилий сдержать смех. Искушаемый соблазном вынуть остальные заколки, он предусмотрительно отодвинулся от нее на безопасное расстояние и, вспомнив о бренди, взял свой бокал.

– Идите сюда, прекрасное видение, я хочу вас угостить.

– Я потеряла веер! – пожаловалась незнакомка, пропустив его приглашение мимо ушей. Ее глаза растерянно блуждали по полу в надежде обнаружить потерю. Когда же поиски не увенчались успехом, она подбежала к окну и, перегнувшись через подоконник, выглянула в ночь. Джеффри подумал, что должен что-то сказать, чтобы остановить таинственную гостью, иначе она соскользнет вниз, чтобы продолжить поиски в саду.

Он приблизился к ней и, взяв за тонкую руку, отвел подальше от окна. Только теперь Джеффри сообразил, что окно расположено довольно высоко, а ближайшее дерево – на расстоянии рискованного шага.

– Пожалуйста, позвольте представиться. Я Джеффри Ратберн, сын хозяйки бала.

– Граф? – В голосе девушки прозвучал благоговейный страх. Она подалась вперед, чтобы получше его рассмотреть.

– Он самый. – Джеффри отпустил ее руку и галантно поклонился.

Незнакомка присела в неловком реверансе, и он расплылся в широкой улыбке.

– Добрый вечер, милорд, – пролепетала она и с надеждой устремила взгляд на распахнутое окно.

Намерения ее не вызывали сомнений. Судя по всему, она была решительно настроена найти потерянный веер, чего бы ей это ни стоило. Джеффри торопливо налил бренди во второй бокал.

– Прошу вас. Мне почему-то вдруг стало бесконечно одиноко. Не выпьете ли со мной?

Она колебалась, казалось, целую вечность. Затаив дыхание, Джеффри ждал ее ответа. Конечно, с его стороны было не совсем вежливо пытаться удержать молодую леди подле себя. Ему бы следовало предложить ей воспользоваться дверью и спуститься в бальный зал более привычным способом. Но он сгорал от желания узнать причину столь экстравагантного поведения, а потому не мог ее отпустить. В конце концов таинственная незнакомка могла оказаться обычной воровкой, рассчитывавшей обобрать гостей его матери. Он должен был добиться от нее вразумительного ответа.

– Ну же, решайтесь, – повторил он настойчиво. – От одного бокала не будет никакого вреда. – Он вопросительно вскинул брови, мысленно взывая к ее авантюрному духу.

– Я хочу снова взобраться на дерево. Он едва не лишился дара речи.

– Чтобы найти веер? – решил уточнить граф.

– Веер? – Она нахмурилась. – Вот еще! Глупости! – Она улыбнулась. – Конечно, нет. Мне просто нужно подумать.

– Вы имеете обыкновение думать, сидя на деревьях?

– Как правило, да. Дома у меня на дереве есть чудесная будочка. Вероятно, поэтому у меня и появилась такая привычка. Тетушка Уин считает ее странной и просит не делать этого в Лондоне. Но я иногда не в силах себя перебороть. – Могучий дуб за окном снова притянул ее взгляд. – Впрочем, я почти уверена, что на этот раз тетушка Уин меня бы поняла. Правда, мое белое платье при свете луны слишком бросается в глаза. Хотя тетя Уин обычно довольно снисходительно относится к моим так называемым своеобразным привычкам, она не раз предупреждала меня, что другие вряд ли поймут и простят мне эти слабости.

Джеффри кивнул, убаюканный размеренными звуками ее мелодичного голоса. Она произносила слова, будто читала по нотам, с почти педантичной точностью, хотя ее мысли порой разбредались. Но в целом течение ее плавной речи, особенно в сочетании с лунным светом и бренди, гипнотизировало его, унося мечтами в заоблачные выси, куда по собственной воле он никогда не рискнул бы вознестись.

– Дело вот в чем, – продолжала она. – Увидев открытое окно, я решила, что это вполне подходящее место для размышлений.

Услышав это, Джеффри помрачнел.

– Так вы не меня искали? – проговорил он обиженно.

– Я и не знала, что в комнате кто-то есть. Мне, пожалуй, стоит вернуться на дерево. – Незнакомка решительно направилась к окну и, приподняв юбки, приготовилась влезть на подоконник.

– Нет!

Она застыла, глаза ее расширились от удивления. Джеффри тем временем лихорадочно искал предлог, который позволил бы ему удержать незнакомку.

– Я... м-м... я не могу позволить вам уйти. Вы можете упасть...

– Я никогда не падаю!

– Но это не исключено.

– Не тревожьтесь, милорд. Хотя вынуждена признаться, что однажды я действительно упала. Отец сказал, что я сильно ушиблась. Я даже сломала руку, но через несколько недель она зажила. По правде говоря, временное заточение в четырех стенах заставило меня заняться учебой. Так что, в конечном счете, падение пошло мне на пользу.

Не зная, что ответить, он промолчал. Воспользовавшись паузой, она ловко вскарабкалась на подоконник.

– Нет! Подумайте хотя бы о моей матери.

– О графине? – Незнакомка насупилась.

– Ну да, – не унимался Джеффри, радуясь, что нашел подходящий предлог. – Как вам известно, сегодня у нее день рождения. И если вы разобьетесь, она ужасно расстроится.

– С чего вы взяли, что мое падение огорчит вашу матушку? – Лоб ее прорезали морщинки.

– Трудно сказать. – Граф пожал плечами, и на губах его заиграла улыбка. – Но я уверен, что так и будет. По этой причине я, как ее сын, настаиваю, чтобы вы воздержались от своей затеи снова влезать на дерево. Во всяком случае, до конца бала.

Тяжело вздохнув, незнакомка легко спрыгнула на пол.

– Очень хорошо. Тогда скажите на милость, где я могу спокойно подумать?

– Почему бы не здесь? Обещаю, что буду вести себя тихо.

– Обещаете? – Прищурившись, она недоверчиво посмотрела на него.

Он кивнул и сжал губы, чтобы скрыть улыбку, и после минутного колебания вручил ей бокал с бренди. Она приняла его, но пить не стала и, оглядев комнату, устроилась в мягком кресле, а Джеффри вновь уселся на диван.

К несчастью, несмотря на обещание, он обнаружил, что ему чрезвычайно затруднительно хранить молчание в присутствии этого странного существа. Она сидела, опустив глаза и машинально перебирая локоны, одолеваемая, по-видимому, какими-то мыслями. То и дело из груди ее вырывался тяжелый вздох. Ее тело при этом вибрировало, все глубже вжимаясь в кресло.

Минут через десять терпение Джеффри иссякло.

– Не лучше ли вам поразмышлять вслух? – предложил он. Она, вздрогнув, посмотрела на него.

– Вы обещали молчать, – пожурила она графа.

– Я не ожидал, что от вас будет столько шума. Она вскинула голову, озадаченная его замечанием.

– Вы все время вздыхаете. И довольно громко. Я удивлен, что внизу вас не слышат. – Джеффри старался сдержать смех.

Она вдруг улыбнулась, и лицо ее осветилось.

– Не пытайтесь меня отвлечь, милорд.

– И не собирался.

Незнакомка снова вздохнула и закрыла глаза с темными густыми ресницами.

– Все это ерунда. Тетушка сказала бы, что во всем виновата я сама.

– Выпейте, ангел. – Джеффри дотронулся до ее руки. – А потом расскажите мне, что случилось.

Она открыла глаза и послушно сделала глоток.

– Я и впрямь виновата, милорд, – начала она, и в голосе ее прозвенели нотки раскаяния. – Господь наказал меня неутолимым любопытством. А может статься, – добавила незнакомка еле слышно, – все дело в моем безволии. Именно из-за этого я постоянно попадаю во всякие переделки.

Джеффри прищурился. Только сейчас он обратил внимание, что руки его гостьи, сжимавшие бокал, слегка дрожат, а хриплый шепот не имеет ничего общего с женским кокетством, а скорее свидетельствует об искреннем огорчении.

Он мысленно выругал себя за глупость и почему-то вспомнил пламенеющий, как после поцелуя, цвет ее губ. Молодая леди совсем не походила на охотницу, стремившуюся загнать свою жертву в угол, казалось, она сама была жертвой, искавшей спасения от чего-то или кого-то. И наконец Джеффри пришел к мысли, что на балу к ней кто-то приставал.

Ощутив, как в нем поднимается гнев, он мысленно поклялся отомстить за беззащитное создание, сидевшее напротив него. Этот странный, столь не свойственный ему порыв не вызвал у него удивления, наоборот, он выглядел вполне естественно. Но сначала надлежало выяснить, что все-таки произошло на самом деле, и сделать это следовало как можно тактичнее.

– Меня считают надежным человеком, – тихо произнес Джеффри, завладевая маленькой ручкой, хотя прикасаться к ней в его намерения не входило. Он только хотел выведать имя дурно воспитанного джентльмена. Все получилось как-то само собой, и вот теперь он поймал себя на том, что ласкает ее бархатистую кожу. – Расскажите мне все по порядку.

Склонив голову набок, она некоторое время смотрела на их сплетенные пальцы, словно пыталась оценить испытываемые ею ощущения. Вдруг, внезапно вскочив на ноги и вырвав руку, она начала нервно ходить по комнате.

– Вы знаете Эльвину Морроу? Она должна в следующем месяце обвенчаться с бароном Гейзе.

Джеффри недоуменно заморгал и задумался о важности заданного вопроса. Не было ли это со стороны собеседницы уловкой отвлечь его от главного?

– Я только недавно вернулся в Лондон, так что многого еще не знаю.

Она небрежно пожала плечами. Платье, мерцавшее в мягком свете свечи, при этом движении обрисовало ее грудь, вызвав у графа непристойные мысли.

– Не важно. Она моя ближайшая подруга. Ей сделал предложение один граф, но она его отвергла из-за немецкого барона.

Джеффри хранил молчание, пожирая глазами лицо своей странной гостьи. До сего момента он и не подозревал, насколько выразительной и красноречивой может быть мимика человека.

– Вчера мы с ней немного пооткровенничали, – рассказывала она. – Я поинтересовалась причиной ее выбора. Ее мать категорически настаивает на более знатном женихе. Вы меня понимаете?

Девушка подняла на него глаза, и Джеффри кивнул, молча приглашая продолжить повествование.

– Она сказала, что любит барона, и при этом многозначительно вздыхала, ахала, охала, закатывала глаза и прочее. Поэтому ее слова сомнений у меня не вызвали.

– Что ж, поздравьте ее от меня с удачным выбором.

Незнакомка взглянула на графа с подозрением, уловив в его голосе насмешку.

– Вы подвергаете ее любовь сомнению?

– Поскольку я никого из них не знаю, то и судить не берусь.

Она снова пожала плечами, и его взгляд вновь непроизвольно застыл на подвижной линии ее декольте.

– Я ей тоже не поверила. Я спросила ее, откуда она знает, что любит барона. И... – Тут она осеклась и, насупившись, уткнулась в бокал с бренди. – Эльвина сказала, что его поцелуи приводят ее в трепет. – Даже при неярком пламени свечи Джеффри увидел, как щеки ее покрылись румянцем. – Естественно, я решила, что все это чушь. – Она опять пожала плечами. – Но я все же порылась в отцовской библиотеке, в частности в греческой любовной лирике. – Она вскинула ресницы и посмотрела на него сумрачным взглядом. – А вам известно, что в литературе имеются сотни ссылок на всевозможные физические реакции?

Джеффри вытаращил глаза, не зная, как реагировать на это заявление.

– Я... мне кажется, я знаком с некоторыми из них. Она кивнула, как будто выражая этим удовлетворение уровнем его интеллекта. Меряя комнату шагами, незнакомка продолжила рассказ:

– Видите ли, до сего времени я ни с кем не целовалась. Родные Гарри и мои родители обо всем договорились, как только мы появились на свет. Я имею в виду – соединить наши состояния и все такое. Но мне не давала покоя мысль, что будет, если... если...

– Если он вас поцелует? Приведет ли это вас в трепет? – закончил Джеффри мысль своей гостьи сухим, как солома, тоном.

– Меня разбирало любопытство, – призналась она виновато и, покачав головой, уткнулась в бокал с бренди.

– Ангел, надеюсь, он не причинил вам боли? Может быть, мне вызвать доктора? – спросил граф, стараясь говорить учтивым тоном, хотя на самом деле его душил гнев.

– О нет! – поспешно воскликнула она и прикусила губу, словно хотела скрыть усмешку. – Если только для Гарри, то есть лорда Бертона. Кажется, я ударила его слишком сильно. Может, даже... сломала ему нос. – Она замолчала и снова сделала глоток бренди. – По иронии судьбы он сам научил меня драться. Мы вместе росли.

Джеффри не знал, что и сказать. Желая утешить незнакомку, он заставил ее поделиться с ним своей бедой. В результате выяснилось, что посторонняя помощь не требуется. Она прекрасно справилась с чрезмерно ретивым кавалером сама. И довольно лихо – пустив в ход кулаки. У графа отлегло от сердца.

– Прошу вас, расскажите, как все было, – заговорил он участливо.

– Мы гуляли по саду, – начала объяснять его гостья и легонько коснулась губ рукой, как будто проверяя их состояние. – Потом я попросила его меня поцеловать. – Она помрачнела. – Представьте, он даже не дал мне возможности объяснить, зачем мне это нужно... – Она замолчала и взглянула на Джеффри. – И он меня поцеловал!

Джеффри удивленно вскинул брови. Чувство справедливости требовало встать на защиту незнакомого лорда Бертона, каким бы неуклюжим кавалером он ни оказался.

– Но вы же сами этого хотели!

– Конечно, я попросила его поцеловать меня. Но не так же... не так...

– Горячо?

– Не так слюняво!

Хорошо, что Джеффри уже успел поставить бокал с бренди на столик иначе непременно расплескал бы его.

– Мне показалось, что к моим губам прижалась мокрая рыба, – пожаловалась она. – А потом, когда он положил руки... – Она пальчиком показала на корсаж платья. – Я не удержалась и ударила его. – Она бросила на графа лукавый взгляд, и ее рот тронула ехидная ухмылка. – Кажется, я сбила его с ног.

– Не сомневаюсь, что он заслужил то, что получил, – обронил Джеффри, живо представив себе эту сцену. Ему внезапно стало очень радостно, и это удивило и озадачило его.

– О нет. – Незнакомка покачала головой, и в глазах ее отразилось искреннее раскаяние. – Я ведь сама напросилась на это. Гарри не виноват в том, что опыт оказался таким... – Она наморщила свой хорошенький точеный носик. – Таким отталкивающим. Понимаете, милорд, если это то, что предшествует браку, то, боюсь, подобное испытание я не перенесу. – Плеснув себе еще немного бренди, она сделала небольшой глоток. – Я не нашла в этом ничего приятного. – Дерево за окном снова притянуло ее взгляд. Его листья в лунном свете бесшумно подрагивали. – Теперь вы, надеюсь, понимаете, зачем мне понадобилось дерево?



Джеффри улыбнулся, позабавленный ходом мыслей своей гостьи. Впрочем, он вполне уразумел суть проблемы. Бедняжка вовсе не подверглась гнусному нападению насильника. А излишне прыткому лорду Бертону предстоит еще многому научиться в обращении со слабым полом. Неосторожные действия парня, не сумевшего сделать приятным первый поцелуй, привели к тому, что несчастная малышка с ужасом представила, как будет всю жизнь мучиться и терпеть его домогательства.

Пока Джеффри размышлял над этой ситуацией, ему в голову пришла дерзкая мысль, отозвавшаяся приливом крови к чреслам. Ввиду того, что незнакомка была прехорошенькой и, пожалуй, излишне любопытной, он мог бы попробовать ни много ни мало доказать ей, что Гарри не является типичным представителем сильной половины человечества. Разве не этому учат учителя верховой езды – сразу вновь вскочить на лошадь, только что тебя сбросившую?

– Я бы не стал делать скоропалительные выводы о браке, – изрек Джеффри, стараясь говорить ровным голосом, хотя от пульсировавшей в висках крови у него звенело в ушах. Он боялся выдать личную заинтересованность. – Один поцелуй, к тому же не очень удачный, еще ни о чем не говорит. Есть немало мужчин... э-э... менее слюнявых и более опытных. Уверен, что найти того, кто заставил бы вас трепетать, совсем не так уж трудно.

На губах графа заиграла улыбка человека, выпившего слишком много спиртного и разгоряченного присутствием красивой девушки, беспечно обратившейся к нему за советом по поводу поцелуев. Она ответила ему тем же, изящно изогнув уголки прелестного ротика. Его слова заставили ее призадуматься и зажгли в голубых глазах огонек любопытства.

– А знаете, вы совершенно правы! – заявила она вдруг и кивнула. – Один-единственный поцелуй не может оправдать решение всю жизнь хранить целомудрие.

– Господи, конечно же, нет!

– Не сомневаюсь, что найдутся джентльмены, способные проявить в аналогичной ситуации больше сноровки. – Она вскинула голову и обвела Джеффри взглядом, обдавшим его горячей волной чувственного томления.

– Десятки, – подтвердил граф внезапно охрипшим голосом.

– По правде говоря, мы с Гарри не помолвлены. Просто между нашими семьями существует негласная договоренность. Знаете, моя тетушка не пожалела денег на этот сезон, лишь бы я получила возможность познакомиться с другими респектабельными джентльменами.

Она поднесла бокал к губам. Джеффри напряженно смотрел, как она прижала изящный ротик к стеклянному краю и слегка раздвинула губы, пропуская внутрь тонкую струйку темного напитка.

– Я тоже отношусь к числу респектабельных джентльменов, – заметил он, не сводя взгляда с ее влажных губ. – И умею хорошо целоваться.

– Правда, милорд? – В ее глазах в пламени свечи вспыхнули огоньки заинтересованности.

– Истинная правда.

– А дамы трепещут, когда вы их целуете?

Джеффри поставил бокал с бренди на стол, вполне осознавая непристойный характер их беседы. Но в данный момент его куда больше занимали розоватое сияние ее кожи, размеренный ритм, с каким вздымалась и опускалась ее высокая грудь, манящий изгиб ее полуоткрытого алого рта.

– Мне как-то не приходило в голову их расспрашивать, – ответил он, силясь казаться равнодушным. – Почему бы нам не провести эксперимент?

– Как? – изумилась она. – Я подумала о том же. Именно это и подтолкнуло меня к Га...

– Забудьте о Гарри, – прервал ее Джеффри. – Постарайтесь сосредоточиться на своих ощущениях.

Незнакомка решительно поставила бокал на стол.

– Отличное предложение, милорд. Пожалуйста, встаньте.

– Прошу прощения? – Он недоуменно моргнул.

– Встаньте. Гарри целовал меня стоя. Мне кажется, что для чистоты эксперимента мы должны воспроизвести ситуацию как можно точнее.

Джеффри тупо уставился на свой бокал. Почему-то он почувствовал себя обманутым.

– Прошу прощения? – повторил он.

– Но вы же хотите узнать, трепещут ли ваши дамы, когда вы их целуете, разве нет?

Джеффри, оторвав взгляд от бренди, медленно перевел его на девушку. Его мысли вдруг утратили стремительность, и ему стало скучно. Внезапно он посочувствовал неизвестному Гарри.

– Ну да, – произнес он вяло. – Вроде да.

– Обещаю, что поделюсь с вами впечатлениями.

Он усмехнулся, немало подивившись, что незнакомка отнеслась к его предложению с таким неподдельным энтузиазмом. Однако честь требовала от него объяснить ей некоторые детали ее плана.

– Вы, надеюсь, осознаете, что это неприлично?

– Глупости, милорд! Это всего лишь эксперимент.

Он кивнул, удовлетворенный ответом. «Это всего лишь эксперимент», – сказал он себе для очистки совести. Для процветания науки он обязан исполнить свой долг. Джеффри поднялся, вытянувшись в струнку.

– Вы хотите, чтобы я стоял?

– Да. Вот сюда, пожалуйста. – Она предложила ему встать слева от нее. Он послушно ступил на указанное место. Его мышцы от предвкушения одеревенели.

– Не забудьте дотронуться до моего корсажа, – напомнила экспериментаторша.

– Приложу максимум усилий.

– Впрочем, если вы не хотите, так и не надо, – разрешила она, остановив на графе пристальный взгляд, явно сконфуженная сухостью его тона. – Не смею настаивать. Вы и так безгранично любезны.

– Я попробую себя заставить. В интересах науки. – Джеффри расплылся в улыбке.

В ответ она одарила его не менее счастливой улыбкой.

– Отлично, милорд. Я была уверена, что вы достойный напарник. Можете начинать, – скомандовала она и подняла голову.

Взглянув в ее запрокинутое лицо, Джеффри испытал странное чувство падения в глубокий омут мерцающих голубых глаз. Их темнеющая пучина притягивала и засасывала.

– Милорд?

– Меня зовут Джеффри.

– Джеффри. – Его имя, выпорхнувшее из медовых уст, согрело между ними воздух, вызвав у него легкое головокружение.

Она еще выше подняла подбородок, приблизив к нему свои губы. Но он не спешил. Вместо того чтобы поцеловать ее сразу, он медленно обвел пальцем овал ее лица, любуясь изящной линией скул и длинными ресницами. Его медлительность озадачила исследовательницу, и она от удивления приоткрыла рот, недоумевая, почему он не торопится.

– Гарри ничего этого не делал, – пролепетала она, и Джеффри с удовлетворением отметил в ее голосе грудные нотки, свидетельствующие, что его старания не пропали даром. Он довольно усмехнулся.

– Приношу извинения.

Но свою тактику он не изменил. Его палец скользнул по ее лбу, вниз по переносице, обвел нежную линию Пламенеющего бутона губ. Ее теплое дыхание соблазнительно щекотало его кожу. Едва касаясь, он провел пальцем по ее губам, воспаленным от чересчур пылкого поцелуя нетерпеливого Гарри.

Едва Джеффри почувствовал, что она затаила дыхание и обмякла, как выдержка ему изменила. Его решимость действовать нежно, чтобы не напугать ее, рухнула под натиском жаркой волны, исходившей от прильнувшего к нему тела. Резко, почти грубо он впился в ее губы поцелуем. Темные и пухлые, они были полны тайных обещаний и пахли бренди, которое они пили вместе. В своей неискушенности она была милой, сладкой и пленительной, а ее реакция – искренней и непосредственной.

Джеффри еще крепче прижал ее к себе, приглашая расслабиться и подчиниться его воле. Он целовал ее так, словно боялся не успеть завладеть ею сполна, до конца исследовать и испробовать. Она отвечала ему с готовностью, послушная каждому его движению. Она училась и копировала, принося в свои действия собственную, уникальную неповторимость.

Такой поцелуй не мог не возбудить желание, и Джеффри чуть не утратил над собой контроль. Только приглушенные звуки оркестра, возобновившего игру, удержали его от необратимого падения. Огромным усилием воли он заставил себя оторваться от дивного источника наслаждения. Ошеломленный пронзившей его острой болью потери, он тяжело и прерывисто дышал.

И только мысль, что он не одинок в своих переживаниях, немного его успокаивала. Незнакомка едва держалась на ногах. В ее изумленных глазах, подернутых дымкой желания, полыхал костер. Ее жаркие губы манили его вернуться к их запретной бездне.

– Ангел, – прохрипел Джеффри, – думаю, нам лучше отправить тебя назад в твое небесное царство.

– Что? – Она недоуменно захлопала ресницами. Похоже, ей стоило большого труда вернуться к реальности.

Джеффри улыбнулся. Мужская гордость вовремя подоспела на помощь и помогла восстановить привычное самообладание, пошатнувшееся вследствие этого эксперимента.

– Я спросил, как прошел опыт. Удачно? – В ответе он не нуждался. Ему просто хотелось поддразнить ее. По ее лицу и так все было ясно.

Пытаясь сосредоточиться и собрать разбежавшиеся мысли, она расправила плечи и разгладила складки на юбке.

– Я пришла к выводу, что вы правы, милорд. Мне определенно необходимо провести дополнительные исследования по этому вопросу, прежде чем давать обет целомудрия. – Внезапно она помрачнела и бросила на графа укоризненный взгляд. – Тем более что вы забыли дотронуться до моего корсажа.

Сначала Джеффри ошарашенно вытаращил глаза. Когда же до него дошла нелепость ситуации, его охватил приступ безудержного смеха. Да, с ней не соскучишься. Она стояла перед ним холодная и сдержанная, ничем не отличаясь от большинства матрон, собравшихся на балу у его матери. Но он знал, какой огонь бушует за невозмутимой наружностью. Мужчина, которому выпадет счастье сделать ее своей женой, будет испытывать вечный экстаз. Конечно, при условии, что сумеет обнаружить в ней этот неиссякаемый источник наслаждения.

Джеффри убрал со лба незнакомки выбившуюся из прически прядь волос.

– Вы меня почти соблазнили, моя дорогая. Но теперь, мне кажется, я должен пригласить вашу... тетушку.

Она кивнула, но в глазах ее промелькнуло искреннее разочарование.

– Миссис Уинифред Хибберт. Вы найдете ее в кругу почтенных дам.

– А как ваше имя?

– О! – Ее щеки окрасил румянец смущения. – Меня зовут Каролина Вудли. Мой отец – барон Альберт Вудли.

– Очень рад с вами познакомиться, мисс Вудли. Джеффри склонился в галантном поклоне. – А теперь я, пожалуй, приведу вашу тетушку.

Позже, когда умолкли звуки оркестра, доигравшего последний танец, когда догорели свечи и двери бального зала закрылись, Джеффри еще раз пережил изысканные моменты их поцелуя. Он стоял в темной спальне, любуясь нежной розой утренней зари, когда ему вспомнились слова Каролины: «Мне определенно необходимо провести дополнительные исследования по этому вопросу».

Дополнительные исследования? Чего – поцелуя? Не может быть, чтобы она говорила это всерьез.

А вдруг...

Глава 2

Его поцелуй был подобен чудесному шоколаду с богатой вкусовой гаммой, мягкий и пьянящий. Нет, он скорее напоминал горячие печеные яблоки с острой, обжигающей рот приправой. Нет, он был как...овечий навоз.

Каролина часто заморгала и вернулась в реальность. Перед ней стоял молодой мужчина среднего роста, служивший у них управляющим, и вопросительно смотрел на нее.

– Прошу прощения, мистер Росс. Боюсь, я не слышала, что вы сказали.

– Ничего страшного, – ответил он, краснея от ее прямого взгляда. – Возможно, будет лучше, если я сам займусь деталями.

Каролина колебалась, разрываясь между обязательствами, которые взвалила на себя в отцовском имении, и острым желанием перепоручить все дела этому милому молодому служащему.

– Право, не знаю. Вы думаете...

Но договорить она не успела. Дверь библиотеки распахнулась, и на пороге возникла величавая красавица, облаченная в наряд темно-вишневого цвета.

– Ты еще не закончила, Каро? Мы с минуты на минуту ждем визитеров.

Каролина оторвала взгляд от бумаг на столе и, посмотрев на тетушку, ласково улыбнулась.

– Кого мы ждем, тетя Уин?

– Полагаю, Гарри... – сообщила прелестная женщина после некоторого замешательства. Ее пальцы нервно теребили кончик кружевного воротника.

– В данный момент я с ним не в лучших отношениях. Если он придет, скажи, что мне нездоровится.

– Вы что, поскандалили? – Лицо тетушки омрачилось. – Твой отец ужасно огорчится. Что касается меня, то не могу сказать, что я удивлена.

– Я бы не назвала это скандалом... – Каролина замолчала, прикидывая, как бы поделикатнее охарактеризовать ситуацию. Нет, на Гарри она не сердилась. Просто он оказался чересчур напористым. Проблема состояла в том, что стоило ей подумать о нем, как в голову тут же лезли воспоминания о его слюнявом поцелуе, на смену которым тотчас приходили размышления о другом, более приятном и восхитительном опыте, полученном чуть позже. Здесь рассудок Каролины отказывался ей подчиняться, занятый мыслями о джентльмене, занимавшем ее ум вот уже целых двенадцать часов!

Она не желала встречаться со своим почти женихом, поскольку все это время не могла забыть чудесные ощущения, пережитые ею с другим мужчиной.

Каролина вздохнула и виновато взглянула на мистера Росса.

– Каро? Ты меня слышишь? – раздался голос тетушки. Отбросив приличия во имя мира и спокойствия, она подняла голову вверх и крикнула:

– Твои химикаты еще не прибыли, папа! Но я уверена, что их скоро доставят.

– Что? – донесся приглушенный расстоянием вопрос.

– Еще не получены! – прокричала она снова.

– Может быть, мисс Вудли, мне прийти в другой раз? – вкрадчиво спросил служащий со свойственным ему прононсом.

Взгляд Каролины упал на заваленный бумагами стол.

– Нет, ни в коем случае! – испугалась она. – Прошу вас, мистер Росс, еще минутку терпения. Мне нужно сосредоточиться. – Она многозначительно посмотрела на тетку, все еще стоявшую в дверях со сложенными на пышной груди руками. – Может быть, ты проверишь, все ли готово, тетя Уин? А если кто-нибудь придет; позови меня.

Тетушка Уин выразительно фыркнула, разрушив все представления о хороших манерах. Каролина решила проявить твердость.

– Мне нужно уделить мистеру Россу еще полчаса, может быть, час.

Каролина порывисто встала и направилась к тете, намереваясь вежливо выпроводить ее из комнаты. Когда это не помогло, она прибегла к силе и почти грубо вытолкала упрямую женщину в коридор.

– Мне кажется, Каро, – проворчала дама с презрительной усмешкой, – что ты проводишь здесь чересчур много времени. Полагаю, что мистер Росс должен...

– Тетя Уин, пожалуйста! – взмолилась Каролина и глубоко вдохнула. Холл был совсем не подходящим местом для проведения дискуссий, но порой ей приходилось быть со своей родственницей весьма прямолинейной. – Ты должна понять, что только благодаря умелому руководству мистера Росса мы...

– Каро! Я вынужден послать лакея, – раздался нетерпеливый голос отца.

– Папа, неужели нельзя не кричать так...

– Важно в первую очередь установить приоритеты, – продолжала тетка.

– Ладно, Каро, я сделаю все сам.

– Папа!

– Каролина, ты меня не слушаешь!

– Тетя..

– Каро!

– Мисс Вудли...

Каролина со вздохом закрыла глаза, мечтая очутиться в молчаливой гуще зеленой кроны стоящего рядом с домом вяза. Мысленно она уже перенеслась в свое любимое убежище, но в этот момент родной отец врезался в нее с разбегу.

– Прошу прощения, моя дорогая. – Проворные жилистые руки подхватили ее и помогли обрести равновесие.

– Папа...

– Мне некогда, дорогая. Спешу! – Его лицо расплылось в широкой улыбке, и он нежно поцеловал дочь в лоб, после чего нахлобучил шляпу на седую голову. Высокий, но сутулый и взъерошенный, ее отец производил впечатление низкорослого, приземистого человека. Вечно лохматый, с ниспадающими на глаза прядями, он выглядел неряшливо, тем более что постоянно щеголял в грязных рубашках и порой даже в панталонах с прожженными дырами. Зато его сюртуки отличались безукоризненной элегантностью и чистотой. Объяснялось это просто: он забывал их надевать.

Вот и сейчас, собираясь выйти из дома, он проявил обычную рассеянность.

– Папа! Ты не одет...

– Мисс Вудли, – перебил Росс, вышедший в холл за остальными. – Ваш отец подписал патентные документы, которые я вам дал? Вы же знаете, что без его подписи я не могу ничего сделать.

– Конечно, мистер Росс. Папа...

Но договорить ей опять не удалось. На этот раз, Каролину перебил громкий стук в парадную дверь. Томсон, их старый дворецкий, весьма обрадовавшись столь редкому событию, не теряя времени, бросился к входу и с прытью, удивительной для своих шестидесяти лет, распахнул дверь. Каролина уже открыла было рот, чтобы попенять пожилому слуге, но тут ее взгляд замер на госте.

На крыльце стоял граф Тэллис. Элегантный, в бриджах для верховой езды и облегающем сюртуке из темно-коричневого тонкого сукна, он держал в руке маленький букетик белых роз. Увидев столпотворение, царившее в холле, он удивленно вскинул бровь.

Каролина зарделась и замерла на месте. Решимость враз оставила ее, когда она воочию увидела объект своих тайных мечтаний. Что касается тетушки Уин, то она подобных трудностей явно не испытывала.

– Вот видишь! Посетитель...

Каролина, сгорая от стыда, простонала в ответ что-то невразумительное.

– А ты все еще в этом ужасном наряде и с чернильными пятнами на пальцах!

Даже не удосужившись проверить истинность брошенного ей обвинения, она торопливо спрятала руки за спину и сделала попытку восстановить видимость внешних приличий.

– Томсон, – начала она, – будьте любезны...

– Добрый день, сэр, – перебил ее отец и хотел было прошмыгнуть мимо графа. – Вы должны меня извинить. Я ухожу...

– Папа!

– Но, Альберт! – поддержала племянницу тетка.

– Я выкопаю его из-под земли, но выясню, почему он задерживает мои химикаты, – обронил отец через плечо и шагнул за порог, щурясь от ярких солнечных лучей.

– Вот и славно! – воскликнула тетушка Уин. Создавшаяся ситуация, похоже, вывела ее из себя, и она взяла бразды правления в свои руки.

– Томсон, графа – в гостиную, – приказала она. – Каролина, переодеваться. Мистер Росс – на выход.

Но внимание Каролины все еще занимал ее рассеянный отец, сбегавший по ступенькам крыльца.

– Папа, ты одет неподобающим образом! – крикнула она безнадежно в спину удалявшегося старика.

– Он сам виноват, – фыркнула тетка и учтиво кивнула графу: – Милорд...

Отец Каролины, на радость родне, не остался глух к отчаянному призыву дочери. Он замер на полпути и, оглядев себя со всех сторон, залился громким добродушным смехом. Присутствие духа никогда его не покидало. Каролина ценила эту черту отцовского характера больше всего. Но сейчас эта выходка показалась ей неуместной и вульгарной. Она едва удержалась от желания состроить брезгливую гримасу.

– Господи! Боже мой! – пробормотал отец, всплескивая руками. – Ты права, моя девочка. Я не могу идти по улице в одной рубашке. – Он снова прошмыгнул мимо графа, заставив того вжаться в стенку.

– Папа, – простонала Каролина. На столике для шляп она обнаружила отцовские очки и, схватив их, протянула старику. – Вот, возьми. Может быть, они помогут тебе избежать всевозможных неприятностей.

– О да. – Отец послушно водрузил очки на нос. – Эти распроклятые штуковины вечно куда-то пропадают. Теперь что... – добавил он, уставившись на графа.

– Мисс Вудли, – перебил его молодой управляющий тоном, не терпящим возражений. Его настойчивость с каждой минутой делалась все более назойливой. – Патентные документы? Ваш отец...

– Господи, да! – спохватилась Каролина и, развернувшись, схватила отца за руку, прежде чем тот успел взлететь вверх по лестнице. – Папа! Ты подписал?..

– Оставь это, Каролина, – вступила в разговор молчавшая до сих пор тетка. – Мистер Росс, приходите завтра утром.

– Но... – Молодой управляющий побледнел.

– Но... – попыталась поддержать его Каролина, поворачиваясь к тете.

– Тихо! – прикрикнула тетушка Уин.

Каролина зажмурилась, предчувствуя приближение бури. Тетка в гневе была страшна. Каролина бросила отчаянный взгляд на графа. Тот, как и дворецкий, от души наслаждался этим зрелищем и не проявлял желания удалиться в гостиную.

– Утром, мистер Росс, – повторила тетка властно и кивком дала понять ему, что дискуссия окончена. Потом она любезно улыбнулась графу и жестом пригласила его пройти с ней в гостиную.

В опустевшем холле остались двое: Каролина и Росс, пребывающий на грани нервного срыва.

– Мне очень жаль, мистер Росс, – начала она, пытаясь утешить расстроенного служащего. – Боюсь, нам придется перенести разговор на утро.

– Пожалуйста, мисс Вудли, пусть ваш отец подпишет патентные документы, – пробормотал он дрожащим голосом. – Я ничего не смогу сделать без его одобрения.

– Я понимаю. Как насчет...

– Каролина!

Услышав за спиной сердитое шипение, Каролина и Росс вздрогнули от неожиданности.

– Тетя Уин! – И как только она умудрилась так быстро и незаметно выскользнуть из гостиной?

– У тебя посетитель, дорогая девочка. Поднимись немедленно к себе и переоденься, – приказала тетушка и, грозно сверкнув глазами, обратилась к несчастному служащему: – Всего хорошего, мистер Росс!

– Но, тетя Уин, я должна поговорить...

– Не сейчас.

Каролина опустила голову и ссутулилась, подчиняясь неизбежному. Никакие аргументы не убедят тетку, что семейные финансы важнее визитов титулованных особ. Но лишенная выбора, она сдалась без дальнейшего сопротивления.

– Слушаю и повинуюсь, тетя Уин. Великодушная дама царственно склонила голову и, чеканя слова, отдала очередные распоряжения:

– Томсон, чай. Каролина, у тебя ровно пять минут. Не забудь. – После чего она важно выплыла из коридора и исчезла за дверью гостиной.

Каролине пришлось прикусить язык и смирить гордыню. Чтобы восстановить самообладание и безмятежный вид, она сделала несколько глубоких вдохов и подумала, что тетка напрасно тратила слова, напоминая ей о присутствии важной персоны. Как можно было забыть красавчика графа, ожидавшего ее в гостиной, и его ужасно довольное выражение лица? «

– Вы сможете просмотреть цифры до завтрашнего утра? – услышала Каролина голос Росса снова перебивший ее мысли о неотразимом графе.

– Да. – Она устало и рассеянно потерла висок, где зарождались первые признаки пульсирующей боли. – Приходите к девяти. К этому времени я подготовлю все бумаги.

– Отлично. – Он коротко кивнув, уверенной поступью вышел из дома. Однако его исполненный достоинства уход остался Каролиной незамеченным. Она уже неслась вверх по лестнице, и ее мысли вновь витали вокруг неожиданного гостя.

Боже, какое мнение сложилось у него о ней и ее семье! И угораздило же его выбрать для визита самое неподходящее время, когда все они столпились в тесном холле, устроив там самый настоящий бедлам! Впрочем, в их доме всегда так было. В их семье только ее мать умела поддерживать порядок. Что касается Каролины, то до сего момента она не считала это обязательным. В деревне каждый делал то, что ему заблагорассудится. Но здесь, в Лондоне, да еще в присутствии графа...

Господи! Каролина рассеянно теребила волосы, с ужасом вспоминая веселое выражение его лица, удивленно изогнутую бровь и серые, светящиеся лукавством глаза. В мечтах она всегда видела себя воплощенным совершенством. Холодной, уравновешенной, элегантной – под стать его сдержанной утонченности. Она представляла, как посмотрит ему в глаза, как ощутит прикосновение его сильных рук и как эти руки обнимут ее до неприличия крепко.

Эта сцена преследовала Каролину с той минуты, как она увидела графа, входящего в бальный зал. Это было еще до того, как Гарри предложил ей прогуляться по ночному саду. Если бы она отвергла предложение лорда Бертона, то ее представили бы графу как скромную девочку, опекаемую тетушкой, милой, респектабельной леди, способной поддержать светскую беседу. Но нет, она не отказала Гарри и в результате появилась перед его сиятельством задом наперед, когда протискивалась в узкое окошко второго этажа.

Можно ли вообразить более унизительную ситуацию?

Предаваясь этим горьким размышлениям, Каролина, юркнув в свою комнату, торопливо стащила с себя старое платье и принялась усердно тереть пальцы в надежде смыть следы чернил. Она решила с этой минуты стать эталоном совершенства. Абсолютным, полным, восхитительным, с умеренным налетом утонченности, приправленной врожденным добрым нравом.

Но о чем она будет с графом разговаривать? Каролина снова забеспокоилась. Специалистом в области светской болтовни она себя не считала. К счастью, появление в комнате горничной прервало поток ее беспорядочных мыслей.

– Вы звонили, мисс?

– Энни, подыщи мне платье. Что-нибудь миленькое.

– Слушаюсь, мисс.

К слову сказать, Энни обладала хорошим вкусом и никогда не ошибалась в выборе наряда для своей хозяйки. На этот раз бедняжке предстояло найти что-то подходящее для дамы с синими пальцами. Когда старания Каролины отмыть пальцы не увенчались успехом, от дальнейших истязаний живой плоти она отказалась. Придется либо скромно сложить руки на коленях, либо держать их за спиной.

Пока горничная помогала Каролине облачиться в прекрасное платье из бледно-голубого шелка, та ломала голову над перечнем тем для разговора. Благодаря отцу она отлично разбиралась в научной методологии и химических исследованиях. Но для непринужденной беседы это явно не годилось. С аналогичным успехом она могла бы водрузить над головой знамя с надписью: «Синий чулок».

Может, стоило обсудить с графом последние слухи о герцоге Камберленде, обвиняемом в убийстве своего камердинера? Но нет, молодым леди не пристало не то, что рассуждать, но даже знать о столь гнусных вещах! К тому же ей совсем не хотелось давать графу повод думать, что ее посещают подобные непристойные мысли.

Не лучше ли поговорить о билле, принятом в парламенте. Нет, чересчур политизированная тема.

Или о последней любовнице лорда Уайтли? Это непристойно.

О театре? Он может заключить, что она напрашивается на приглашение.

Тогда о чем? Матушка могла бы подсказать, подумала Каролина с грустью. Она никогда за словом в карман не лезла. Пока не сошла с ума.

И тут идеальная тема для беседы вдруг сама собой всплыла в голове. Ходили слухи, что леди Эстер Стенхоп собиралась отплыть на Ближний Восток. Вот достойный предмет для разговора с графом. Новость вызывала в обществе определенный резонанс и могла сделать беседу серьезной, содержательной и не слишком заумной. Каро облегченно вздохнула.

А на тот случай, если его сиятельство не проявит интереса к леди Стенхоп, у нее в запасе есть билль о реформе.

Спрятав руки за спину и мысленно прокручивая в голове темы для разговора, Каролина выплыла из комнаты и направилась к лестнице. Она покажет себя с самой лучшей стороны, ему не к чему будет придраться, и день пройдет без сучка, без задоринки. Жизнь обещала быть прекрасной и удивительной.

Если бы только ей удалось продержаться ближайшие тридцать минут, не ляпнув какую-нибудь глупость и не выступая в роли лектора перед научной аудиторией и, Боже упаси, не допуская никаких плотских, нечестивых мыслей. Никаких плотских, нечестивых мыслей, твердила про себя Каролина, спускаясь по лестнице. В этом состоял корень зла, погубивший ее мать и ставший причиной ее помешательства. И ни слова о поцелуях.

Никаких мыслей о поцелуях.

– Ее всегда занимали научные исследования, но чтобы дойти до такого... – донесся до нее голос тетки.

Каролина подкралась к двери гостиной и прислушалась. От удивления у нее даже приоткрылся рот. Он не мог. Не осмелился бы рассказать тетке об эксперименте с поцелуем. А вдруг?

– Зачем моей милой Каро понадобилось бы вытворять такое? – продолжала тетя Уин, чеканя слова.

Не в силах переносить пытку, Каролина с шумом ворвалась в гостиную и, яростно сверкая глазами, обвела комнату взглядом в поисках графа.

– Как вы могли? А я считала вас джентльменом!

– В чем дело, Каролина? – ахнула тетушка. Ее пухлая рука в испуге прижалась к груди. – Что за манеры? Честное слово, не знаю, что его сиятельство о тебе подумает.

– Уверена, что его сиятельство уже подробно изложил все, что он обо мне думает! – выпалила она и, наконец обнаружив объект поиска, пронзила его гневным взглядом.

Граф вольготно восседал в любимом кресле отца. От неожиданности Каролина оторопела, и ее глаза недоуменно расширились.

Большое кожаное кресло занимало в гостиной почетное место. Граф в нем смотрелся как хозяин. Хотя кресло было довольно большим, человек, его оккупировавший, чувствовал себя в нем комфортно и уютно. Каролина ощущала исходившую от него мужскую силу и крепость мускулатуры худощавого тела. Интересно, что, сидя в кресле, он не подавлял ее своей значительностью, а скорее вызывал чувство покоя и даже домашнего уюта.

Вкупе с мерцающим блеском глаз и лукавым видом он представлял собой завораживающее зрелище. Даже изящная чашка, рискованно балансировавшая на подлокотнике, и та казалась на своем месте. Если бы Каролина была на пятнадцать лет моложе, она не преминула бы вскарабкаться гостю на колени. Хотя и в двадцать один год она испытывала то же самое искушение, но уже по совсем другой причине.

В это мгновение все ее мысли куда-то улетучились, уступив место одному жгучему желанию: оказаться в его объятиях и снова забыться в бесстыдном поцелуе. Судя по откровенно сластолюбивой улыбке гостя, он догадался о ее потаенных мыслях.

Каролина покраснела от пяток до корней волос. С трудом оторвав взгляд от неотразимого графа, она посмотрела на тетку.

– Нет, правда, тетя Уин, я могу объяснить...

– Объяснить что? – промурлыкал за ее спиной граф. – Мы обсуждали ваше девичье пристрастие к взрывчатым веществам.

– Прошу прощения? – Каро, ошеломленная, повернулась к нему.

– Совершенно верно, – согласилась тетушка, наливая себе чаю. – Я рассказывала его сиятельству, как ты помогала отцу в его артиллерийских опытах. Тогда вся округа на несколько месяцев оглохла.

Граф хмыкнул, оценив это замечание по достоинству. Каролина же молча таращилась на них.

– Артиллерийские опыты? – пробормотала она.

– Ну да, – подтвердил он с преувеличенным простодушием. – О чем же еще, по-вашему, могли мы говорить? – Однако по его вероломной усмешке Каролина безошибочно поняла, что граф прекрасно знает, о чем она подумала. И о чем мечтала. И чего страстно хотела с первого мгновения, как очутилась в его объятиях накануне вечером.

– Каро, дорогая, ты будешь пить чай?

Каролина нервно засуетилась, чтобы скрыть овладевшее ею смущение, но тут вспомнила о своих испачканных чернилами пальцах.

– О нет. Спасибо, тетя Уин. – Судорожно глотнув, она торопливо ретировалась к дивану, где долго возилась, устраиваясь и аккуратно расправляя складки юбки, чтобы никто не догадался, что она просто хочет спрятать руки.

– К сожалению, отец Каро привил ей излишнюю любовь к наукам, – продолжала Уинифред, сверля племянницу укоризненным взглядом. – Это нынче не в моде. Бог знает, куда нас заведут ее эксперименты...

– Насколько мне известно, последняя пассия лорда Уайтли – хорошенькая белокурая актриса. – Слова вылетели изо рта Каролины, прежде чем она успела что-либо сообразить. Страстно желая сменить предмет обсуждения, она долго примеривалась к своему подготовленному списку тем для разговора и наконец выбрала самую скандальную из них.

Тетушка в ужасе ахнула, и ее возглас эхом разнесся в мертвой тишине гостиной.

– Т-т-о есть, – произнесла Каролина, запинаясь, – я хотела спросить, не слышали ли вы о леди Эстер Стенхоп?

– Неужели леди Стенхоп стала любовницей лорда Уайтли? – спросил граф с искрящимися от смеха глазами и подался вперед, изображая повышенное внимание.

– О нет! – выпалила Каролина.

– А-а-а, – протянул он. – Тогда она наверняка дебютировала на театральной сцене. Я ничуть не удивлен. Она всегда испытывала склонность к драме.

Каролина побледнела. Господи, что она болтает? Ведь она едва не погубила репутацию бедной женщины.

– Ну что вы. Сомневаюсь, чтобы она пошла в актрисы.

– Неужели вы имели в виду Уайтли? Не может быть! С его комплекцией другим актерам на сцене стало бы слишком тесно.

– О нет... Я имела в виду совсем другое...

– Только представьте этого толстяка в роли Гамлета с его трясущимся, как студень, животом и трещащим по швам корсетом. Уверен, никто и не услышит, как он произнесет: «Вы-ыть или не вы-ыть?» – Граф с ухмылкой изобразил манеру лорда искажать слова и для полноты картины театрально всплеснул руками.

Он произнес знаменитую фразу с такой забавной модуляцией, что дамы прыснули со смеху, забыв об оплошности Каролины. К счастью, это разрядило обстановку, и Каро смогла наконец расслабиться и собраться с мыслями. Теперь она почувствовала себя гораздо увереннее.

– По правде говоря, я не слышала, чтобы лорд Уайтли решился попробовать себя в роли Гамлета или в какой-либо другой.

– О, вы меня успокоили. Уайтли, несмотря на свои мелкие грешки, довольно милый старикашка. Я бы ни за что не пожелал ему подобной пытки, а еще меньше – его зрителям.

Губы Каролины вопреки ее воле и желанию держаться холодно и чопорно расползлись в широкой улыбке. Джеффри, похоже, доставляло удовольствие шутить, и его озорной настрой оказался весьма заразительным.

– Я хотела сказать... – начала она снова, но осеклась, вдруг увидев в его руке какое-то изделие из слоновой кости. – Мой веер! – воскликнула она радостно.

– Ну-ну! – ответил он с ироничной усмешкой, – Какое странное совпадение! А ведь я пришел сюда специально, чтобы сказать вам то же самое. – С этими словами граф поднял веер над головой. – Мой веер! Вернее, ваш. – Он наклонился вперед, протягивая ей изящную безделушку. – Один из слуг обнаружил его сегодня утром, и я догадался... что он ваш.

Лицо Каролины запылало. Граф мог бы уточнить, что веер обнаружил в кустарнике один из его садовников. Она скорее всего выронила его, когда изо всей силы стукнула Гарри по носу.

– Благодарю вас, милорд. – Она потянулась к нему с намерением взять у него веер, но не успела, потому что он стремительно поднялся и шагнул к ней, и ладонь ее вместо веера сомкнулась вокруг его руки, оказавшейся неожиданно большой – если сравнивать с ее маленькой ладошкой.

Как ни странно, но рука человека способна поведать о нем многое. У джентльменов ладони были, как правило, мягкими, женственными, изнеженными, в то время как у графа рука была большой и жесткой. Каролина ощутила, как под ее пальцами заиграли его твердые и гибкие сухожилия, как запульсировала под кожей скрытая сила.

Он разжал пальцы, и веер теперь лежал на его ладони. Пальцы Каролины скользнули по грубым мозолям, образовавшимся вследствие тяжелой работы. И она поняла, что ее первое впечатление о графе было верным. Его сиятельство тратил время не только на карточные игры и светскую болтовню.

Каролина осмелилась поднять на него глаза и, прикусив губу, внимательно посмотрела на графа. Она уже успела заметить идеальную красоту его мускулистых ног и теперь восхищалась шириной его плеч, не нуждавшихся в ватной подбивке. Не было на графе и пояса, чтобы затянуть и без того узкую талию. И Каро вдруг осознала, что, несмотря на внешнюю вялость движений и ленивые жесты, свойственные джентльменам, в его теле бурлила скрытая сила.

Судя по всему, граф не относился к числу изнеженных денди, а был человеком, привыкшим к труду. Это делало его в глазах Каролины еще привлекательнее и будоражило воображение. Он тоже смотрел на нее, и на губах его играла задорная и в то же время понимающая улыбка, словно лицо девушки было для него открытой книгой.

Каролина шумно выдохнула и уже в который раз покрылась пунцовым румянцем.

– С-спасибо, милорд, – пролепетала она и стиснула веер так, будто он был для нее спасительной соломинкой, от которой зависела ее жизнь. Она потупилась, и ее взгляд упал на синие от чернил пальцы. – О Господи! – смущенно простонала она и быстро спрятала руки за спину. В его темно-серых глазах, как в туманной ночи, плясали искорки далекого огня. – Я... я...

– Каро! Куда ты, черт подери, запропастилась? Услышав взволнованный голос отца, донесшийся из холла, Каролина вздрогнула и резко повернулась к двери.

– Я в гостиной, папа, – отозвалась она.

– Каро, – повторил он, врываясь в комнату. Седые волосы всклокоченным облаком обрамляли его лицо. – У нас какие-то финансовые проблемы с химиком. Он говорит, что уже несколько месяцев не получает от нас денег. Конечно, я попытался убедить его, что это несусветная чушь, но он не поверил ни одному моему слову...

– Альберт! – сердито перебила его тетка Каролины. – Разве ты не видишь, что у нас гость?

– Конечно, вижу, Уинифред. Но это важно! – Старик бросился к дочери и схватил ее за руку. – Идем, Каро! Ты должна немедленно что-то предпринять. Мне для сегодняшних опытов позарез нужен магний.

Каролина вздохнула, потому что, знала, что отец ни за что не отстанет. Визит очаровательного графа грозил обернуться катастрофой. При сложившихся обстоятельствах от нее требовалось только одно – не терять самообладания.

Хуже уж точно не будет.

– Ладно, папа, – вздохнула Каролина, стараясь держать себя в руках, тем более что отец нетерпеливо вился рядом. Она встала и повернулась к графу: – Прошу прощения, но, похоже, отец нуждается в моей помощи. Спасибо, что вернули мне веер.

Хотя Каролина адресовала свои слова непосредственно графу, смотреть ему в глаза она не осмелилась, опасаясь увидеть в них осуждение или, того хуже, сочувствие. Она знала, что ее отца считали в обществе эксцентричным – в лучшем случае или слегка чокнутым – в худшем, и боялась найти в глазах его сиятельства подтверждение этого суждения. За какие-нибудь двадцать четыре часа мнение графа стало значить для нее гораздо больше, чем ей хотелось себе в этом признаться. Потупившись и сохраняя бесстрастное выражение лица, она выскользнула из гостиной.

Джеффри молча наблюдал, как, грациозно качнув бедрами, Каролина Вудли выпорхнула из комнаты и дверь закрылась за ней, лишив его возможности любоваться этой очаровательной девушкой. Его мысли смешались. И только услышав громкий вздох миссис Хибберт, граф оторвал взгляд от двери.

– Что-то не так, миссис Хибберт? – спросил он, повернувшись к леди, и черты его лица заострились, приняв настороженное выражение.

Он вдруг со всей ясностью осознал, что светская дама, оказавшись в своей стихии, способна вызвать панику у любого, даже самого храброго из мужчин. Как и его мать, миссис Хибберт как будто ничего не знала и не хотела знать, кроме модных журналов, но в какой-то неуловимый момент выражение полного идиотизма вдруг бесследно исчезало с ее лица. И похоже, с миссис Хибберт только что это и произошло.

Джеффри поймал на себе ее испытующий взгляд. Тетушка Каролины изучала его, оценивала, и ее проворный ум стремительно обрабатывал полученную информацию. Джеффри стало не по себе, и он уже подыскивал благовидный предлог, чтобы поскорее покинуть этот дом. Но тут светская львица заговорила, и граф понял, что опоздал.

– Знаете, милорд, а ведь я знакома с вашей матушкой уже много лет, – неожиданно изрекла она.

– Да, мне это известно, – кивнул Джеффри. – Вы с матушкой вместе ходили в школу. Уверен, она будет счастлива в самое ближайшее время нанести вам визит. Но, боюсь, я должен ид...

– Правда, мы сблизились с ней по-настоящему не так давно, – продолжала хозяйка дома, как ни в чем не бывало. – Вероятно, именно по этой причине мне кажется, милорд, что мы с вами очень хорошо знакомы, хотя встречаемся редко.

Джеффри похолодел и осторожно поставил чашку на стол, не выдав ни единым жестом своих эмоций.

– Прошу меня извинить, миссис Хибберт, но, к сожалению, у меня назначена встреча...

– Так вот, поскольку мы с вашей матушкой близки, я думаю, что могу быть с вами откровенной и рассчитывать на вашу порядочность.

Он догадывался, чего от него ждут, и ответил прежде, чем успел подумать.

– Смею вас уверить, сударыня, меня считают исключительно порядочным человеком. – С этими словами Джеффри поднялся и выразительно посмотрел на дверь.

– Вот и хорошо. Тогда, может быть, мы перейдем наконец к сути проблемы? – невозмутимо продолжала тетушка.

Он замер. Задавать вопросы ему не хотелось. Проявить любопытство – значит собственноручно подписать себе смертный приговор. От матери Джеффри знал, что миссис Хибберт отличалась невероятной навязчивостью» Судя по вступлению, их разговор обещал вылиться в безудержный словесный поток, не сдерживаемый общепринятыми рамками светской беседы. Его мать находила миссис Хибберт «освежающе правдивой», хотя, что конкретно она имела в виду, он затруднялся сказать. Кроме всего прочего, мать просила сына относиться к семейству Хибберт с великодушным снисхождением.

Но с другой стороны, его матушка не заставляла его торчать в гостях, давая возможность миссис Хибберт втравить его в какую-то одной ей известную авантюру. Следовательно, Джеффри мог бы спокойно уйти, не подвергаясь угрызениям совести. Дверь находилась всего в трех шагах. Спасение было рядом. Он еще мог ретироваться. Он был в этом уверен.

Джеффри так бы и поступил, если бы вопрос не касался Каролины. Проблемы сватовства и хитроумные замыслы женщины, пусть даже лучшей подруги его матери, графа ничуть не волновали, пока речь не зашла о крошке Вудли. И теперь графу стало очень любопытно узнать, что же замышляет тетка Каролины.

А посему, приготовившись к самому худшему, Джеффри расправил плечи и внимательно посмотрел на миссис Хибберт.

– Проблемы? – переспросил он. Вытягивать из этой дамы слова ему не пришлось.

– Все дело в Каролине, – заговорила она хорошо поставленным сценическим голосом и испустила драматический вздох, которому позавидовала бы любая актриса.

– Она прелестная девушка, – вставил граф, надеясь, что комплимент позволит обойтись без душещипательных деталей грядущей драмы.

Но его надежды не оправдались. Похвала сделала речь тетушки еще более экспансивной, а возмущение – более откровенным.

– Ну да, все дело в ней! – сердито воскликнула миссис Хибберт. – Но именно это и усугубляет ситуацию! – Не в силах усидеть на месте, она вскочила с дивана и принялась мерить шагами комнату, размахивая широкими юбками. – Можете себе представить, ведь мы до ужина теперь с ней не увидимся! Но и тогда мне придется применить силу, чтобы оторвать ее от отца и заставить одеться для бала у леди Кэслри.

Джеффри тяжело вздохнул. Он понял, что попался в ловко расставленную ловушку. Он снова сел в кресло, приготовившись к долгому разговору.

– Каролина помогает отцу в его опытах?

– Да, – кивнула миссис Хибберт. – Но этого мало. Она ведет наше хозяйство, занимается финансами и управляет поместьем в Эссексе.

У графа даже дух захватило. Его мнение об уме Каролины в одно мгновение подскочило до самой высокой отметки.

– Это потрясающе! – искренне восхитился он. Джеффри, как никто другой, знал, как трудно в таком юном возрасте нести на своих плечах бремя столь тяжелой ответственности.

– Вот и я о том же! – Тетушка нервно всплеснула руками, словно ее собеседник только, что изрек непреложную истину. – Вы уловили самую суть проблемы.

Джеффри потребовалось некоторое усилие, чтобы сохранить учтивый тон и светское выражение лица.

– Я вижу в ней красивую женщину, которая улыбается реже, чем ей положено.

– И вы опять правы, милорд! – Миссис Хибберт, повернувшись к графу, впилась в него негодующим взглядом. – Она красива, мила и имеет скромное приданое. У нее есть все, что гарантирует ей в ближайшем сезоне успех, я бы даже добавила: головокружительный успех.

Джеффри промолчал, обдумывая многочисленные достоинства Каролины.

– Но этой весной, милорд, она потерпела полное фиаско! На нее никто даже ни разу не взглянул! А малый сезон вот-вот закончится, не успеешь и глазом моргнуть.

– Но...

– Она очень стеснительная, милорд.

На этот раз справиться с эмоциями граф не сумел, и его брови изумленно взметнулись вверх. Слово «стеснительная» вовсе не подходило к женщине, которая накануне ночью отважно проводила опыты с поцелуями. Он скорее назвал бы ее вызывающей, боевой, дерзкой, может быть, даже отважной.

– Мне кажется, вы слегка утрируете ситуацию, – вежливо ответил граф, вспоминая, как он страстно обнимал Каролину.

– Нет, нет и нет! – возразила миссис Хибберт, и щеки ее залил румянец. – Я много размышляла на эту тему, милорд. Когда Каролина смущается, она заводит разговор о науке, или политике, или о других, еще менее подобающих девушке предметах. Надо же такое придумать: любовница лорда Уайтли! – Тетушка решительным шагом направилась к дивану и, тяжело плюхнувшись на подушки, взяла чашку с маем и сделала несколько громких глотков. Только после этого она продолжила свое повествование, подпустив в голос больше драматизма: – Но это еще не самое страшное, милорд. – Она понизила голос и заговорила, придав словам трагическую окраску: – Порой она устраивает эксперименты, и тогда только одному Богу известно, чем все это может обернуться.

Вот в этом Джеффри был с ней полностью согласен. Один из таких экспериментов толкнул ее в его объятия, из-за чего он всю ночь потом не смог сомкнуть глаз. Он с содроганием представил, чем мог бы завершиться ее эксперимент, захоти она провести его с джентльменом, менее сдержанным, чем он. При этой мысли граф помрачнел и тупо уставился на изящную фарфоровую чашку в руках миссис Хибберт.

– Я понимаю ваши трудности, – наконец вымолвил он и сочувственно посмотрел на свою собеседницу. – Но мне не совсем ясно, какую роль в данном вопросе вы отводите мне. Что я могу сделать, чтобы исправить создавшееся положение?

Леди вдруг снова сорвалась с места и заметалась по комнате, виляя пышными бедрами и подметая юбками пол.

– Я вижу в вас друга. Друга, которому могу довериться. Но главное – вы друг Каролины.

Джеффри промолчал, предоставляя возможность миссис Хибберт рассказать наконец о роли, которую она отвела ему в своем замысле. Но про себя он уже давно все решил. Ему это не нужно. У него и без Каролины забот хватает. Да, она – само очарование, и, будь она богатой невестой, он бы и сам придумал, как завоевать ее расположение. Но поскольку похвастаться богатым приданым она не может, ему придется положить беседе конец. Чем скорее, тем лучше. Пока он не погряз в чужих проблемах с головой.

– Каролине нужен кто-то, – продолжала любящая тетушка, – кто сумел бы научить ее радоваться жизни, посещать балы и получать от них удовольствие.

– Кто отнял бы ее от отца, вы хотите сказать? – решил уточнить он.

– Вот именно! – Понятливость графа привела даму в восторг. Она даже захлопала в ладоши, и в ее глазах зажглись ликующие огоньки.

– Нет.

Миссис Хибберт не сразу осмыслила ответ графа. Когда же суть сказанного все же дошла до нее, она изменилась в лице.

– Но...

– Вы просите меня стать кавалером Каролины. Хотите, чтобы я научил ее...

– Относиться к жизни не так по-деловому, – подсказала тетушка, еще не оправившаяся от шока. – Я бы ни за что не обратилась к вам, если бы мы с вашей матушкой не были все эти годы в столь близких отношениях. Я просто в отчаянии. Нужно срочно что-то делать. Каролина чересчур серьезная девушка.

Про себя Джеффри подумал, что Каролина меньше всего нуждается в поощрении легкомысленного поведения, но не сказал об этом ее тетке, а лишь покачал головой.

– Насколько я могу судить, Каролина вполне счастлива и всем довольна...

– Вовсе нет! Ей необходим кавалер, который выгодно бы отличался от этого ужасного Гарри.

Оторвав взгляд от изящных пальцев миссис Хибберт, Джеффри посмотрел ей в глаза. Он уже довольно много слышал об этом пресловутом Гарри, но пока еще не имел чести с ним познакомиться. Придется исправить эту оплошность, и как можно скорее.

– Вы считаете лорда Бертона недостойным человеком?

– Боже милостивый! Гарри – образец благопристойности. Он честный, высоконравственный и имеет родовитых предков.

– Тогда я не понимаю, в чем трудность, – нахмурился Джеффри.

Дама уперла руки в бока и посмотрела на графа так, словно ее собеседник был полным идиотом.

– Гарри – невыносимый зануда, – со вздохом сказала она. – С ним умрешь от скуки. Они с Каролиной – два сапога пара. Своей неразговорчивостью они способны заткнуть за пояс глиняного болвана.

– Понятно, – протянул граф и попытался сопоставить нарисованный тетушкой образ Каролины с той, которую он знал.

– Ничего вам не понятно, – возразила миссис Хибберт, слегка пожимая плечами. – Гарри позволит Каролине делать все, что ей заблагорассудится, лишь бы она не трогала его лошадей. Она начнет с малого, но рано или поздно грянет гром, и их жизнь закончится катастрофой.

Джеффри приподнял брови, ожидая дальнейших откровений. И миссис Хибберт его не разочаровала. Она прижала руки к горлу и испустила еще один драматический стон.

– Рано или поздно Каролина пойдет по стопам своего отца. Она будет денно и нощно торчать в лаборатории, измазанная по локоть неизвестно в какой дряни. А потом в один прекрасный день взорвет дом ко всем чертям!

Джеффри кивнул. Этот портрет больше соответствовал его представлению о Каролине.

– Разве это не проблема, милорд? Она способна на гораздо большее и могла бы добиться значительного успеха, если бы захотела попытаться. Но сначала она должна понять, что в жизни существуют и другие интересные вещи, кроме химикатов и бухгалтерских книг.

Поцелуи, к примеру? Ворвавшись в его сознание вспышкой молнии, эта мысль вызвала у него неуместное сладострастное томление, но Джеффри тут же овладел собой и отогнал наваждение. Настало время положить конец этому фарсу. Но обеспечить себе отступление он мог только прямолинейным признанием. Граф решительно расправил плечи и выпрямил спину, хотя продолжал сидеть в кресле.

– Я не женюсь на Каролине, – заявил он, чеканя слова.

– О чем вы, граф? – Миссис Хибберт уставилась на него в изумлении, открыв рот. – Уверяю вас, милорд, у меня и в мыслях не было ничего подобного. – Она говорила с искренней убежденностью, но промелькнувшее в ее глазах не менее искреннее разочарование свидетельствовало об обратном. Она все же надеялась, что сумеет их сосватать.

– Ваша забота о племяннице делает вам честь, миссис Хибберт, – сказал граф. – Но боюсь, вам придется подыскать другую жертву для вашей несравненной Каролины.

– Значит, вы ищете богатую невесту, – тихо проговорила тетя Уин, и это замечание помешало графу тут же устремиться к двери.

Первым его побуждением было возразить собеседнице, но солгать у него не повернулся язык.

– Надеюсь, я могу рассчитывать на вашу порядочность, миссис Хибберт? – спросил он, стараясь говорить ровным голосом, и многозначительно посмотрел на нее.

– Конечно, можете, – бросила она возмущенно и приосанилась, вытянувшись во весь свой внушительный рост. – Я не причиню зла семье моей дорогой подруги.

– Прошу прощения. – Граф поклонился. – Я не хотел вас обидеть.

Но его вежливые извинения миссис Хибберт пропустила мимо ушей, досадливо махнув рукой и напомнив этим жестом его мать. Все помыслы ее было сосредоточены на племяннице.

– У Каролины достаточно средств, – сообщила она. – Возможно, вы могли бы...

– Этого слишком мало.

Миссис Хибберт замолчала, погрузившись в глубокое раздумье, о чем свидетельствовало сосредоточенное выражение ее лица. О ее мыслях Джеффри мог только догадываться. Внезапно лицо ее прояснилось, и она посмотрела на него с мольбой, словно он был той самой спасительной соломинкой, за которую хватается утопающий.

– Может, тогда вы познакомите ее с каким-нибудь достойным господином? С каким-нибудь умным человеком, который бы снисходительно отнесся к ее научным изысканиям и постепенно привил бы ей другие интересы, более подобающие молодой девушке?

Джеффри сложил на груди руки, чтобы скрыть замешательство. Он не испытывал такой растерянности со дня смерти своего отца. С одной стороны, в нем давно уже назрело желание как можно скорее покинуть этот дом. С другой стороны, Каролина действительно нуждалась в помощи, поскольку ее тетка за два сезона так и не сумела добиться нужных результатов.

– К сожалению, я недавно вернулся в Лондон, – начал он, – и круг моих знакомых весьма ограничен.

– Но вы отсутствовали не так уж долго. Кроме того, вы человек общительный и наверняка знаете кого-то... – Голос миссис Хибберт оборвался на оптимистичной ноте.

Джеффри задумчиво почесал подбородок. Естественно, кое-кого из молодых джентльменов он знал. Взять, к примеру, Перри Фэрфакса, хотя, правда, он пройдоха, каких свет не видывал. Или Джонатана Ладлоу. Оба они были довольно безобидны и, похоже, уже перебесились настолько, чтобы заняться поиском жены. Каждый из них имел солидное состояние и вполне соответствовал запросам миссис Хибберт, предъявляемым к предполагаемому жениху племянницы. Но сумеют ли они справиться с Каролиной, учитывая ее неординарные взгляды и увлечения?

Станут ли они смотреть на это сквозь пальцы?

Ответить с ходу на этот вопрос Джеффри не мог, ему требовалось время для размышлений. Он посмотрел на миссис Хибберт. Морщинки у ее глаз выдавали волнение и озабоченность. Тревога за судьбу племянницы не лучшим образом отражалась на внешности этой еще красивой женщины.

– Вы единственный, кто мог бы с ней справиться, – нарушила она молчание с настойчивостью человека, не желающего сдаваться. Хотя Джеффри сознавал, что им пытаются манипулировать, он услышал в ее голосе вопль отчаяния. Она всем сердцем хотела помочь Каролине и делала для этого все, что могла.

– Но у вас ведь наверняка есть родственники, и они могли бы выводить Каролину в свет... – неуверенно проговорил граф. Впрочем, ответ был известен ему заранее.

– Ни души! – Тетушка скорбно покачала головой. – Кроме вас, мне абсолютно не на кого надеяться.

Ну что ж, придется согласиться. Вращаясь в свете и обладая здравым смыслом, он, несомненно, сможет дать правильную оценку потенциальным кавалерам Каролины. Но гораздо важнее другое. Он был единственным, если не считать бестолкового Гарри, кто знал о том, какой эксперимент затеяла эта неугомонная девица.

– Ладно, – сдался наконец Джеффри, несмотря на тысячу раздиравших его сомнений. – Обещаю, что в течение ближайших четырех дней вывезу Каролину в парк. Позаботьтесь одеть ее в самый шикарный наряд.

– О, не знаю, как и благодарить вас, ваше сиятельство! – Миссис Хибберт радостно всплеснула руками и нерешительно приблизилась к нему. – Я знала, что смогу на вас рассчитывать. Я подготовлю ее наилучшим образом, не беспокойтесь.

Не зная, куда деваться от обрушившегося на него урагана признательности, граф засобирался домой. Ему нестерпимо захотелось отвязаться от напористой дамы. Теперь, пообещав оказать содействие, ему оставалось только гадать, какой катастрофой все это для него закончится.

– Не нужно меня благодарить, – попытался он урезонить экспансивную леди. – Во всяком случае, до тех пор, пока мы благополучно не выдадим вашу племянницу замуж.

Поставив в разговоре точку, Джеффри распрощался и торопливо покинул дом, словно опасался, что за ним снарядят погоню.

Глава 3

Стремительно взбежав на крыльцо материнского особняка, граф первым делом отправился в гостиную, где обшарил буфет в поисках бренди. Но его поиски успехом не увенчались. Учитывая их стесненные обстоятельства, мать Джеффри предпочитала почаще ходить в гости. Там ее потчевали напитками из других буфетов и яствами с других столов.

Рассерженный граф сердито уставился на пустые полки, которые, по его разумению, должны были бы ломиться от бутылок с лучшим в мире французским коньяком. Пока был жив его отец, так все и было. В лондонском доме Тэллисов лучший французский коньяк никогда не переводился, потому что отец любил его больше других напитков.

Но городской дом давно был продан с молотка. Его мать теперь проживала с единственной служанкой в небольшом, скудно обставленном особняке, расположенном отнюдь не в фешенебельном районе. И из напитков здесь подавали только лимонад.

Сердито захлопнув дверцы не оправдавшего его надежд шкафчика, Джеффри, тяжело ступая, двинулся в дальнюю комнату, где устроил себе кабинет, водрузив на щербатый стол конторку. Но не дошел, столкнувшись, едва не сбив ее с ног, с матерью, спускавшейся по лестнице. Судя по платью для улицы, она куда-то собралась.

– Джеффри?

– Мама! – Граф подхватил ее под руку, чтобы она не упала. – Прошу прощения. Я не знал, что ты дома. – Когда бедняжка обрела равновесие, сын в знак приветствия чмокнул ее в щеку. – Ты выглядишь прелестно. – Он не льстил. Его слова соответствовали действительности. Красивая, респектабельная, а главное – веселая, леди Тэллис ничем не напоминала бесцветное, тоскливое создание его юности. Глядя на нее, он вдруг подумал, что женитьба на богатой наследнице будет не столь большой жертвой с его стороны, если это позволит матери сохранить улыбку. Она больше всех пострадала от беспутного образа жизни своего мужа. При мысли, что он мог бы обеспечить матери безоблачное, счастливое будущее, у Джеффри заметно потеплело на сердце.

– Джеффри, что-то ты бледный. Что стряслось? – Красивое лицо ее тронула тень печали, и беспечное выражение уступило место озабоченности.

– Ничего, – торопливо заверил он мать и, чтобы развеять ее подозрения, широко улыбнулся. – Просто меня обескураживает свалившаяся на мою голову задача.

– Брось, дорогой. Уверена, что в этом сезоне ты найдешь себе девушку, которая придется тебе по душе. – В глазах матери заплясали лукавые огоньки, и она наклонилась к сыну. – Может статься, ты даже влюбишься.

– Пожалуйста, мама, – простонал он шутливо. – Я не в том возрасте, чтобы верить в сказки. – Мать раскрыла было рот, чтобы высказать на этот счет свое мнение, вероятно, по-женски оптимистичное, что-то вроде родственных душ и благословения свыше, но сын жестом остановил ее. – Послушай, если хочешь мне помочь, ответь на один вопрос.

– О! – удивилась мать, воспрянув духом, и радостно всплеснула руками. – Неужели ты уже нашел кого-то? Хочешь, чтобы я навела справки?

Подавив досаду, Джеффри взял руку миледи и, положив ее на свой локоть с присущей ему галантностью, сопроводил в гостиную к их единственному, изрядно потертому дивану. Она наградила сына любящей улыбкой, но он тут же ее огорошил:

– Я никого не нашел, мама. Я просто хотел расспросить тебя о твоей подруге, миссис Хибберт.

– О миссис Хибберт? Или о ее прелестной Каролине? – спросила мать, внимательно глядя на него. – Насколько мне известно, у Каролины солидное приданое.

– Насколько солидное? – спросил он, удивляясь, что мысль о женитьбе на этой девушке не вызывает в нем спазмов ужаса. Но его надежды оказались преждевременными, поскольку лицо матери вдруг потускнело.

– Думаю, все же недостаточно солидное. Кроме того, – добавила она с театральным вздохом, – у меня есть сомнения по поводу ее здравомыслия.

– Правда? – Джеффри прикинулся равнодушным, боясь выдать свою заинтересованность. Возможно, странное поведение Каролины как раз и проистекало из странностей ее ума. Как он и ожидал, мать охотно пустилась в пространные объяснения.

– Даниэла, мать Каролины, была известной личностью. Красивая, жизнерадостная. Ее все обожали. Но она по уши влюбилась в этого книжного червя мистера Вудли и сбежала с ним. Тогда никто не мог понять почему. Мы все решили, что всему виной пагубная страсть.

Джеффри кивнул, хотя пока еще не мог сообразить, какое отношение эта давняя история имела к Каролине. Однако он решил не перебивать матушку, предоставив ей возможность поделиться своими воспоминаниями. Ласково улыбнувшись, он попросил продолжить рассказ.

– Ну так вот, – снова заговорила она, – Даниэла в Лондон больше не вернулась, но она писала письма. Длинные письма о том, как ужасна ее жизнь в деревне. Конечно, порой к ним наезжали гости, но в целом там была смертная тоска. Ее муж не отличался красноречием и не умел поддержать светской беседы.

Вспомнив эксцентричного отца Каролины, Джеффри ничуть не усомнился в отсутствии у того талантов блистать на сельских вечеринках.

– Но Даниэла еще до свадьбы должна была понять, что ее ждет. Если только... его увлечение химией не было симптомом его ненормальности.

– Увлечение химией? – удивилась мать. – Что ты имеешь в виду?

– Мистер Вудли. Отец Каролины.

– О нет, Джеффри. – Внезапный смех матери наполнил комнату мелодичными трелями. – С отцом ее все в порядке. Проблемы с ее матерью, сестрой Уинифред. Похоже, бушевавшие в ней страсти свели ее с ума. Даниэла то и дело убегала из дома. Сначала с этим мистером Вудли. Потом... – мать наклонилась вперед, чтобы поделиться скандальным секретом, – с цыганом!

– Но почему? – Джеффри отпрянул, потрясенный этим сообщением.

– Всему виной ее безумие, конечно. Как иначе можно объяснить ее поведение?

– Давно это началось?

– Уже давно. Каролине было около девяти лет. Девять? Джеффри передернуло. Потерять мать, да еще при столь компрометирующих обстоятельствах – какое тяжкое испытание для девочки. Особенно в столь нежном возрасте, когда она, безусловно, понимала смысл происходящего, но была слишком мала, чтобы что-то изменить.

– И что стало с матерью?

– Она умерла! У таких, как она, конец всегда известен. Она скончалась, полагаю, от какой-то цыганской болезни несколько лет спустя. Тело ее обнаружили на ступеньках их дома. Бедная судомойка чуть не сошла с ума от ужаса. А потом – похороны. Тихие, без лишнего шума, но разговоров в городе хватило на несколько недель.

При мысли об этом Джеффри пронзила боль, и сердце сжалось от жалости к маленькой Каролине, вторично подвергшейся суровому испытанию.

– Как ты, наверное, уже понял, – его мать грустно вздохнула, – Каролине ничего другого не оставалось, как изображать из себя «синий чулок», чтобы доказать окружающим, что она не унаследовала от матери ее характер. Но похоже, она выбрала неверный путь. В какой-то степени это то же самое, что отказаться от черного цвета в пользу темно-коричневого. Оба они слишком мрачные и не могут способствовать удачному замужеству.

Джеффри кивнул, удивившись, что не только понял слова матери, но и оценил ее чувства. Каролина, безусловно, не могла не посвятить себя науке. Она стремилась опровергнуть мнение, что ею, как и матерью, руководят импульсивные всплески эмоций. Но ее страстная натура требовала самовыражения хоть в чем-то. И вот она решила устроить эксперименты с поцелуями.

Джеффри помрачнел, опечаленный мыслью о том, что психика Каролины наверняка отличается неустойчивостью. Девушка и впрямь производила впечатление необычной, но, как правило, всем умным женщинам присваивали подобное определение. Однако теперь, когда он многое узнал о семье Каролины, он должен был бы поздравить ее с определенными достижениями. Она обладала достойными светскими манерами, и клеймо «синего чулка» к ней, пожалуй, не подходило. Ничего худого в ее поведении он не усматривал, если не считать некоторой нервозности в присутствии знати. Но этот недостаток, по мнению Джеффри, был легко устраним с приобретением опыта и при мудром руководстве.

Короче говоря, ее нужно было как можно чаще выводить в свет, чтобы она могла привыкнуть и чувствовать себя более уверенно. Как только она перестанет ощущать неловкость в обществе, ее другие интересы – в частности, экстравагантные опыты с поцелуями – исчезнут сами по себе.

– Спасибо, ты рассказала мне все, что я хотел узнать. – Граф нежно поцеловал мать в щеку.

Мать зарделась от проявления сыновних чувств, но это не отвлекло ее от переживаний по поводу его будущего.

– Что означает этот внезапный интерес к Каролине? Граф небрежно пожал плечами, стараясь казаться равнодушным.

– По просьбе тетушки, – ответил он и, покосившись на мать, добавил: – Взывая к вашей многолетней дружбе, она попросила меня поухаживать за ее племянницей.

– Ну вот, она в своем репертуаре: перекладывает свои проблемы на чужие плечи. – Мать озабоченно закивала. – Разве я тебя не предупреждала? Но я не могу не посочувствовать бедняжке Уинифред. Они с Даниэлой всегда были чересчур эмоциональными и подчинялись велению сердца, а не разума. А теперь Уин из кожи вон лезет, лишь бы помочь девушке, хотя у самой нет ни денег, ни таланта позаботиться о собственной персоне. Все это очень грустно. Пожалуйста, пообещай им помочь.

– Я уже согласился, но только из любви к тебе, – солгал Джеффри.

На самом же деле он дал согласие лишь потому, что миссис Хибберт пребывала в полном отчаянии, а он не мог отказать женщине, попавшей в бедственное положение. Все же в его голове промелькнула мысль проводить побольше времени с заинтриговавшей его молодой особой. Однако, сочтя это нелепым, Джеффри немедленно отогнал ее прочь. Обремененный заботами, он просто не мог тратить время даже на самых соблазнительных женщин – если только они не обладали не менее соблазнительным состоянием.

– О, Джеффри! – Вздох матери привел графа в чувство. – Ты всегда был таким добрым мальчиком. Уверена, что Уинифред оценит твой подвиг. – Она нежно потрепала сына по щеке. – Но постарайся при этом не отвлекаться от главной цели. Охота за богатой наследницей – дело не из легких...

– Я вполне отдаю себе отчет, на что иду, мама, – перебил он ее нравоучительную тираду. – И не нужно мне напоминать о моих обязательствах по отношению к нашей семье.

Мать, погрустнев, надолго замолчала, обдумывая ответ. Объяснить причину ее внезапной грусти он не пытался.

– Нет, – произнесла она наконец. – Я не уверена, что ты вполне отдаешь себе в этом отчет. – С этими словами она надела перчатки и, махнув сыну рукой, вышла из гостиной. Джеффри проводил мать взглядом. Ее последнее заявление и неожиданная смена настроения его озадачили. Но куда больше его удивила необъяснимая тоска, сжавшая вдруг его сердце.

На бал к Кэслри Каролина в тот вечер не поехала. Как не поехала она и на другой день на раут к Уинстонам, пропустив подряд еще четыре увеселительных сборища. Она разрывалась между деловыми встречами с мистером Россом и экспериментами отца, и у нее не оставалось ни времени, ни сил мучиться в круговерти светских развлечений или хотя бы думать о них.

Она ожидала, что тетушка взбунтуется. Тетя Уин была большой мастерицей делать жизнь племянницы невыносимой и добиваться таким образом своих целей. Однако в этот раз тетя вопреки ожиданиям Каро не сетовала и не возмущалась. Лишь однажды она обмолвилась, что в скором времени состоится выезд, принять участие в котором племянница просто обязана. Вдаваться в подробности тетка не стала и только уточнила, что одеться нужно будет понаряднее. Получив отсрочку, Каролина вздохнула с облегчением и от дополнительных вопросов воздержалась.

Итак, после трех с половиной дней добровольного затворничества она наконец решилась покинуть свою раковину.

Чтобы встретиться с Гарри.

После их злополучного поцелуя этот джентльмен наведывался к ней ежедневно. Но она упорно отказывалась его принимать. До сегодняшнего дня. Решение встретиться с ним она приняла ранним утром, сидя на дереве, что росло под ее окном. Теперь все представлялось ей столь очевидным, что Каролина недоумевала, почему не додумалась до этого раньше.

Рано или поздно они должны были с Гарри пожениться, и с ее стороны было бы несправедливо не дать ему еще одну возможность попробовать вызвать в ней какие-нибудь чувства. Может быть, первая попытка была неудачной по объективным причинам? Придя к такому заключению, Каролина послала своему кавалеру записку с просьбой явиться ровно в три часа пополудни, когда ее отец погрузится в серию послеобеденных экспериментов. О тете она тоже позаботилась, устроив небольшую катастрофу, потребовавшую немедленного визита миссис Хибберт к модистке, гарантировавшего ее отсутствие в течение не менее двух часов.

Таким образом, у Гарри будет предостаточно времени, чтобы повергнуть ее в трепет.

Каролина ожидала его с нетерпением.

Зная, что подготовка – это половина успеха любого предприятия, она приложила немало усилий, чтобы выглядеть как можно лучше. Поскольку Гарри, насколько ей было известно, рьяно придерживался условностей, Каролина для своего наряда не могла выбрать никакой другой цвет, кроме белого. Хотя ей минул двадцать один год, она все еще считалась дебютанткой и была обязана носить исключительно белое. Это ограничение тем не менее не помешало ей выбрать самое прилегающее платье, подчеркивающее ее весьма скромные формы. Темно-бордовые нити, вплетенные в белое полотно ткани, создавали весьма кокетливый рисунок. В нем она выглядела идеально пристойной. И пристойно пленительной.

Если Гарри дано привести ее в трепет, то Каролина хотела бы оказать ему максимальное содействие в этом деле.

Без пяти минут три Каролина во всеоружии светской обольстительницы спускалась по лестнице с твердым намерением провести очередной научный эксперимент. Она устроилась в гостиной на кушетке, изрядно помучившись с ногами, пока не определила для них единственно верное положение, напоминавшее позу греческих богинь. Прилегающее платье, правда, не было слишком открытым, но, во всяком случае, подчеркивало ее фигуру.

К тому моменту, когда явился Гарри, опоздав на семь минут, Каролина уже четыре минуты как не чувствовала своих затекших ног. Но она не роптала, тем более что молодой джентльмен ворвался в гостиную с радующим душу энтузиазмом. Она встретила его ослепительной улыбкой и с удовлетворением отметила, что нанесенный ею на днях удар почти не отразился на цвете его носа.

– Каролина, слава Богу, с тобой все в порядке!

– Здравствуй... – поздоровалась она, стараясь придать голосу томную хрипотцу. Но все ее усилия соблазнить его не имели успеха. Быстро подскочив к Каролине, Гарри попытался стащить ее с кушетки.

– Ты столько дней отказывалась меня принимать, что я подумал, уж не захворала ли ты.

– Нет...

– Ты выглядишь чудесно. Такая красивая.

– Спасибо...

– А как тебе нравится мой новый жилет? – Он отпустил ее руки, которые сжимал до этого в горячем приветствии, и слегка повернулся, подставляя грудь солнечным лучам, пробивавшимся в окно. – Я только вчера его получил.

– Что? Ах, это...

– Какого черта ты разлеглась на кушетке? Каролина вздохнула. Ее попытка обольщения явно не удалась. Годы общения с отцом научили ее распознавать в мужчинах признаки отрешенности от внешнего мира, когда, занятые собой, они теряли способность реагировать на женские уловки. Однако неудача ее не обескуражила. Мужчины, насколько она могла судить, нуждались в прямолинейном подходе. Вернее, в прямых действиях. Помня об этом, она опустила ноги на пол, решив применить другую тактику.

– Какой красивый жилет, – ответила она, едва не застонав от боли, когда кровь прихлынула к онемевшим ногам. – Он такой... такой геометрический. – Каролина равнодушно оглядела довольно невзрачную, выдержанную в серебристо-серых тонах обновку Гарри, после чего окинула критическим взглядом всю его не вызывавшую вдохновения фигуру. По правде говоря, он навевал на нее отчаянную скуку. Странно, почему она раньше этого не замечала?

Его грудь и плечи не отличались шириной, и мышцы под одеждой не бугрились. Волосы у него были какого-то неопределенного землисто-бурого цвета, а лицо – очень юным и глуповатым. Главной достопримечательностью его лица были глаза – большие, выпуклые и... водянистые.

Нельзя сказать, что физические параметры имели для Каролины существенное значение. Глядя на старого друга, она неожиданно для себя обнаружила, что он похож – во всяком случае, внешне – на лягушку. Это обескураживающее открытие смутило Каролину.

Она скромно сложила руки на коленях и, потупившись, попыталась осмыслить свое открытие.

– О, Гарри, я... – начала она, лихорадочно соображая, что же она хочет сказать.

– Замолчи, любимая. Это я должен молить тебя о прощении за то, что как ужасно обошелся с тобой на балу у Тэллисов. Все это время меня мучили жуткие угрызения совести. – Он опустился перед ней на колени и в простодушном порыве схватил ее руки. – Не знаю, что на меня нашло. Клянусь, любовь моя, я больше никогда не позволю себе ничего подобного.

Каролина подняла на Гарри глаза и улыбнулась. Его искренние слова растопили ее сердце.

– Все в порядке, Гарри. Но я как раз хочу повторения. Здесь и сейчас. Я даже нашла повод выпроводить тетю Уин из дома, чтобы дать тебе возможность сделать еще одну попытку.

Гарри, открыв рот, в ужасе отшатнулся от нее.

– Но...

– Я тогда просто очень испугалась. Уверена, что, если мы попробуем снова, ты заставишь меня трепетать. Наверное, тогда все так получилось, потому что ты слишком быстро положил руку мне на корсаж. – Каролина нахмурила брови. – Постарайся сейчас этого не делать. – Она поднялась и потянула его за собой. – Встань вот здесь, как тогда, – попросила она, но, к ее величайшему изумлению, Гарри не тронулся с места.

– О чем ты толкуешь? – Он встал с пола, оказавшись, на ее удивление, вовсе не таким высоким, как ей казалось раньше. Вернее, он был таким же, как и прежде, но по какой-то причине она хотела думать, что он более рослый. Вроде графа.

– Умоляю, Гарри, не упирайся, – попросила она нетерпеливо, отгоняя мысли о графе. – Ты же знаешь, как серьезно я отношусь к научным исследованиям. Нужно подготовить все заранее, чтобы получить соответствующий резу...

– Научные исследования! – Гарри сжал кулаки, лицо его покраснело от гнева. – Не хочешь ли ты сказать, что проводила в тот раз один из своих дурацких опытов?

Каро возмущенно уперла руки в бока. Она допускала, что ее действия могли озадачить Джеффри. Ведь он был едва с ней знаком. Но Гарри знал ее всю жизнь! Подобного упрямства от друга детства она не ожидала.

– Гарри, пожалуйста, поцелуй меня сию же минуту! Я должна знать, почувствую трепет или нет...

– Предпочту воздержаться! – бросил он ей в лицо.

– Но...

– Иди к черту, женщина! Как будто у меня нет других проблем!

– Но...

– Никаких «но», Каролина! Я, между прочим, мужчина...

– Конечно. Это очевидно...

– Пять дней назад я из-за тебя опростоволосился...

– Я знаю. Но я поняла почему. Если бы ты не трогал...

– К черту твои дурацкие объяснения! – Внезапно он ее оттолкнул и, чтобы выпустить пар, заметался по комнате.

– Я вел себя как последний идиот! Задел твою девичью скромность, обидел тебя!

– Нет...

– Как раз да! Мне на следующий день сообщил об этом Тэллис. Еще он сказал, что ты была страшно расстроена.

– Граф с тобой разговаривал? – Каролина недоверчиво посмотрела на него.

– Конечно. Он сказал, что ты была сама не своя.

– Но это неправда!

– Я ответил ему то же самое. Но думаешь, он меня послушал? Как бы не так. – Гарри потрогал свой припухший нос. – Проклятие, Каро! Зачем ты всем разболтала, что я к тебе приставал?

– Я ничего подобного не говорила.

– Что подумают люди? Даже Матильда взялась меня, поучать и заявила, что в делах такого рода нужно проявлять больше осторожности.

Каролина похолодела.

– Кто эта Матильда? – спросила она упавшим голосом. Гарри покраснели вновь начал мерить шагами комнату.

Его шея приобрела цвет поспевающих вишен.

– М-м... не важно. Проблема в том, что мне не стоило тебя целовать. Жена не должна вести себя подобным образом. От нее этого не ждут. Мало того, что ты сама меня спровоцировала, так я еще получил нагоняй!

Каролина молча наблюдала, как его шея быстро наливалась все более густым багрянцем.

– Но сейчас все позади, – продолжал он, вскинув подбородок. – Можешь быть спокойна, я не прикоснусь к тебе и пальцем до самой нашей первой брачной ночи.

– Но я хочу, чтобы ты поцеловал меня!

– Чепуха! – возмутился он. С каждым словом его голос набирал силу. – Ты сама не понимаешь, о чем говоришь.

Каролина прикусила губу и наклонила голову. Она пыталась придумать, как заставить его выполнить ее просьбу.

– Обещаю, что больше не поддамся эмоциям.

Гарри проглотил образовавшийся в горле комок. Она видела, как поднялся и опустился его кадык. Теперь перед ней стоял ее прежний Гарри, друг детских дней, каким она его знала.

– Ты... ты не можешь этого знать, Каро. Я... мои поцелуи способны кого угодно вывести из равновесия.

– Конечно, милый. – Она усмехнулась, заметив, что его решимость начала слабеть. – Но я хочу убедиться...

– Черт возьми, Каро! – перебил ее Гарри и нервно затряс головой. – Я не собираюсь это обсуждать! Я ни за что не повторю это, и я не хочу рисковать твоим уважением, так же как не хочу снова обрушить на свою голову гнев Тэллиса.

Каролина опять ничего не ответила. Лицо Гарри окрасилось в цвет спелых вишен, а широко раскрытые глаза, казалось, вот-вот выпрыгнут из орбит. Она видела его таким и раньше и по опыту знала, что никакие увещевания не поколеблют его решения. Когда Гарри раздувался, как сейчас, добиться от него взаимопонимания было не менее бессмысленной затеей, чем попытка достучаться до сердца греческой статуи.

– Ну что ж, – произнесла она, ловко сменив тактику. Сдаваться она не собиралась и твердо решила добиться своего, даже если для этого придется идти окольными путями. – Скажи, зачем ты хочешь на мне жениться.

Гарри растерянно заморгал, очевидно, не веря, что победа далась ему с такой легкостью. Но когда он осознал суть вопроса, лицо его потемнело от ярости.

– Проклятие, Каро! Что с тобой сегодня? Я тебя что-то не пойму.

– Проклятие, Гарри! – передразнила его Каролина и вздохнула, теряя терпение. – Ты сегодня ужасно несговорчивый.

Некоторое время они молча метали друг на друга гневные взгляды. Тишину, как водится, первым нарушил Гарри.

– Господи, Каро! – начал он, ероша волосы привычным жестом. – С девушками на эту тему не говорят.

– Но раньше это не служило нам помехой, – парировала она. – Так скажи мне, Гарри, почему ты хочешь взять меня в жены?

– Ты знаешь почему, – вздохнул он, переминаясь с ноги на ногу, и неловко пожал плечами. На мгновение он даже показался ей моложе своих лет. – Ну хотя бы потому, что ты лучше меня разбираешься в хозяйственных делах.

Каролина внезапно шагнула к нему, протянув руки, чтобы прикоснуться к старому другу, как она делала это много раз в детстве, когда ей было с ним хорошо.

– Но разве ты не хочешь узнать, Гарри, ждет ли нас настоящая любовь?

Он неожиданно нахмурился и сразу как-то повзрослел. Морщинки, прорезавшие его лоб, сделали Гарри похожим на своего отца. И сразу знакомые с детства черты лица друга исчезли, и Каролине показалось, что она видит перед собой мужчину средних лет, а не двадцатидвухлетнего юношу.

– Я считал тебя слишком умной для подобной девчачьей чепухи. Это все твоя тетка! Это она вдалбливает тебе в голову всякие глупости.

Каролина окаменела.

– Гарри, я люблю свою тетю Уин. И прошу тебя запомнить это раз и навсегда, если ты хочешь на мне жениться, – процедила она ледяным тоном под стать холоду, вдруг сковавшему ее сердце.

Темные глаза Гарри округлились.

– Я догадывался, что ты питаешь к ней слабость. Она, бесспорно, очаровательное создание. Но боюсь, как бы твоя любовь к этой рехнувшейся старой перечнице не затмила твой разум. Не забывай, кто ты.

Каролина не сразу поняла, что Гарри имел в виду. Но по выражению его глаз она догадалась, что ничего приятного за его словами не стояло. Однако ей вдруг захотелось услышать это от него самого.

– Так кто же я, Гарри?

Он вздохнул, и на его лице отразилось сожаление. Он снова знакомым жестом взъерошил волосы.

– Пожалуйста, не заставляй меня произносить эти слова вслух.

– Нет уж, скажи! – Каролина не желала отступать.

– Скажу. Но помни, я тебя предупреждал. – Желая смягчить удар, Гарри взял руку Каролины. – Ты «синий чулок», – проговорил он со вздохом. Она поморщилась и хотела отнять руку, но он не позволил. – Но я знаю тебя всю жизнь и смирился с этим. Мне кажется, мы с тобой сумеем поладить. Я ведь никогда не мешал тебе забавляться твоими химикатами, правда?

– Ты не можешь мне что-то запрещать, – возразила Каролина.

– Это правда. Но так будет и после нашей свадьбы. Я хочу подчеркнуть, что вообще не собираюсь тебя перевоспитывать. Ты даже сможешь использовать для своих дел одну из комнат прислуги.

– Но...

– Более того, – перебил он Каролину и, поймав ее взгляд, продолжил: – Я все знаю о твоей матери.

Каролина скривилась и попыталась освободиться из его крепкой хватки, но опять безуспешно.

– Я не имею к ней никакого отношения. Я похожа на отца. Ты сам постоянно твердил мне об этом.

– Может, да, – произнес он нараспев. – А может, и нет. Ты слишком много времени просиживаешь на деревьях.

– Моя мать никогда этого не делала.

– Верно, – согласился он, кивнув. – Но это выглядит довольно странно.

– Вот как? – тихо отозвалась она. – Но доктора утверждают, что помешательство наступает в результате расстройства ума. Я же, как тебе известно, занимаюсь наукой, что требует логического и ясного мышления.

– Это справедливо только для мужчин, – упрямо возразил Гарри со свойственным ему высокомерием. – Наука вредна для женского рассудка и способствует его расстройству.

– Вздор! – Каролина могла бы наговорить ему кучу грубостей, но гневный взгляд Гарри и каменное выражение его лица остановили ее.

– Мой отец имеет на сей счет весьма определенное мнение. – Он сделал выразительную паузу, чтобы показать невесте, что с неодобрением относится к их спору.

Каролина оцепенело отвела взгляд в сторону, но не потому, что испугалась его сердитого вида. По опыту она знала, что всякий раз, когда Гарри начинал цитировать отца, переубедить его в чем-либо становилось невозможно. Но несмотря на смиренную позу и скромно потупленный взор, она была полна решимости отстаивать свою точку зрения до конца.

– Все мои опыты тщательно спланированы, обоснованы и документированы, – проговорила она, наконец вырвав у него свою руку.

– В этом-то все и дело! – воскликнул Гарри со злорадством. – Женщины опытов вообще не ставят, как бы тщательно спланированы они ни были. И если бы я захотел, мне не составило бы труда собрать доказательства твоего безумия. Для этого потребовалось бы только составить список твоих интересов.

– Гарри... – Но прежде чем она успела его остановить, он начал перечислять ее прегрешения, что делал множество раз и раньше.

– Во-первых, те опыты по стрельбе.

На этот упрек Каролина уже отвечала ему неоднократно. Она терпеливо скрестила на груди руки и, яростно сверкая глазами, впилась взглядом ему в лицо.

– Их ставил мой отец.

– Исследования овечьего мыла...

– Их продолжил мой отец.

– Но ведь начала их ты, не так ли?

Она прикусила язык – возразить ей нечего. Гарри был прав.

– Однажды ты показала мне математическую статью, подтверждающую существование воображаемых чисел.

– И вовсе они не воображаемые, – взвилась Каролина, почувствовав себя глубоко уязвленной. – А чрезвычайно точные.

Он насмешливо фыркнул.

– Ты хотела изобрести машину для дойки коров.

– А ты видел руки Салли? Грубые и в мозолях? Я просто хотела помочь ей, – попыталась она защититься.

– Ты едва не убила скотину.

– Гарри... – взмолилась она, но он поднял указательный палец, и ей пришлось замолчать. Было ясно, что слушать ее он не намерен. Все ее доводы не имеют смысла.

– Где они, Каролина?

Ее глаза от изумления расширились, но потом она посмотрела на него чересчур невинным взглядом.

– Что – где?

– Твои нелепые писульки?

– Это не писульки, а записи, Гарри! – выпалила она, еле сдерживая закипающее негодование. – Научные наблюдения. Факты. Заметки. – Тетрадь она спрятала за кушетку, чтобы можно было сразу по свежим следам изложить впечатления от поцелуя Гарри. При условии, конечно, что он снизойдет до поцелуя.

– Ты никогда с ними не расстаешься. И вечно строчишь в своей тетради, как какой-нибудь одержимый монах. Каро...

– Перестань! Перестань! – Из глаз ее брызнули слезы. Впервые за долгое время Гарри одержал над ней верх. Он наотрез отказывался понимать ее. Каролина сделала глубокий, прерывистый вдох, стараясь успокоиться. – Я в своем уме, – твердо заявила она, предпринимая еще одну попытку помочь ему увидеть правду. Посмотрев на него исподлобья, она заметила, что выражение его лица смягчилось.

– Я не хотел тебя обидеть, ты же знаешь, – произнес он примирительно. – Просто весь этот набор: эксперименты, исследования, писульки – все это выглядит чудовищно странно. Ты бы лучше училась играть на фортепиано или вышивать накидки для кресел, а не углублялась в геометрическую природу грязи.

– Геологическую природу, Гарри, – вздохнула она устало. Ответ сорвался с языка сам собой, как это получалось у нее сотни раз, стоило Гарри затронуть больную тему. – И чтобы ты знал, это весьма важно для выращивания урожая.

– Может, ты и права, – прозвучало в ответ. – А может, и нет. Я стараюсь растолковать тебе, что готов взять тебя в жены при том условии, что твое странное поведение не усугубится. – Он даже приподнялся на цыпочках, чтобы посмотреть на нее сверху вниз, потому что они были почти одного роста. – Каро, ты должна мне довериться и позволить руководить тобой. Ты ведь даже не леди. Ты «синий чулок» из семейки со странностями. Но с другой стороны, ты моя милая и дорогая сумасшедшая девочка, наделенная талантом и светлой головой для успешного занятия овцеводством.

Сердце Каро смягчилось. По крайней мере, один ее талант получил должную оценку. А то эти яростные споры заставили ее уже усомниться, будет ли ей доверено ведение хозяйства после свадьбы.

– Так ты позволишь мне вести наши общие дела и управлять собственностью?

– Если захочешь, – пожал плечами Гарри.

– Конечно, захочу.

– Только по всем важным вопросам тебе придется советоваться со мной.

– Естественно, – поддакнула она, зная заранее, что она сама будет решать, что важно, а что нет. Подобный расклад Каролину устраивал идеально.

– Думаю, мы отлично поладим, – подытожил Гарри с довольной улыбкой.

– Отлично поладим, – эхом отозвалась она, но на душе почему-то стало скверно. Гарри был готов пойти на любые уступки. Он разрешил ей заниматься ведением хозяйства и даже обещал выделить комнату для химических опытов, так что при необходимости она сможет помогать отцу. Он знал о скандале, связанном с ее матерью. Каролина же научилась бороться с его склонностью к выспренности. Учитывая все это, она ожидала, что и в будущем ничто не нарушит плавного течения ее жизни. Чего еще можно желать? Стоило признать, что большинство леди не имели и половины того, что предлагал ей Гарри.

– Так что, Каро, мы пришли к соглашению?

– Разумеется, Гарри. – Она сладко улыбнулась, стараясь придать лицу теплое выражение. – Но... не мог бы ты меня поцеловать? – попросила она с неподдельной печалью в голосе. – Только один разочек. Чтобы я успокоилась.

Он тяжело вздохнул, вынужденный поступиться своими принципами.

– Ладно, так и быть. Только потом не держи дверь на засове.

– Не буду. Обещаю. – Улыбка озарила ее лицо, а по телу прошла сладкая дрожь восторга. Неужели в руках Гарри она наконец затрепещет?

– Очень хорошо. Иди сюда. – Он притянул ее за плечи, и Каролина охотно повиновалась в надежде очутиться в его объятиях. Но ее надеждам не суждено было сбыться.

Едва она смежила в предвкушении ресницы, как ощутила на лбу прикосновение его губ. Легкое и сухое в отличие от того злополучного раза. В следующее мгновение он уже отодвинулся. – Ну вот, котенок. Пока все, до брачного ложа.

С этими словами Гарри удалился.

Джеффри стоял в дверях салона и наблюдал за ней. Она не шевелилась и зачарованно смотрела в окно, словно ждала божественного откровения. Если бы Джеффри не видел легкого колыхания платья на ее груди, то мог бы легко принять ее за фарфоровое изваяние, по ошибке оставленное в полумраке гостиной.

Одета она была нарядно и красиво: во все белое с едва заметными бордовыми нитями, притягивавшими глаза мужчин туда, куда не следовало бы им смотреть. У графа невольно возник вопрос, кто занимался ее гардеробом. Представить Каролину, думающую о тряпках, он не мог. Бесконечные часы, затраченные на изучение образцов тканей и примерку платьев довели бы ее до белого каления. Она бы нетерпеливо топала ножкой, снедаемая думами об отцовских опытах, теткином доме и... поцелуях.

Эта мысль подтолкнула графа к действиям. Тихо притворив за собой дверь, он прошел в комнату и, стараясь шагать бесшумно, направился к Каролине, любуясь игрой солнечных бликов в ее волосах. Когда он впервые увидел ее той ночью на балу у матери, ему почудилось, что ее волосы были цвета спелой пшеницы или густого золотого меда. Но сейчас, озаренные послеобеденным солнцем, ее белокурые локоны казались совсем светлыми, словно сами источали сияние.

Каролина представлялась ему небесным созданием. И только выражение сосредоточенности на ее лице и отсутствие крыльев слегка портили общее впечатление.

– Почему вы такая серьезная, Каролина? Надеюсь, ваш мистер Росс не проигрался на бирже?

– О, милорд, я и не подозревала о вашем присутствии. – Она вздрогнула, а голубые глаза ее испуганно распахнулись.

– Знаю, – мягко сказал он. Ее простодушная, открытая реакция радовала и удивляла графа. По выражению лица Каролины можно было без труда угадать ее чувства и мысли. – Надеюсь, мое присутствие не стало для вас неприятным сюрпризом. – И только когда ее губы расплылись в искренней улыбке, он понял, насколько важен для него ее ответ.

– Ничуть! Напротив, я как раз думала о вас.

– Правда? – Джеффри взял ее за руку и потянул к ближайшему дивану.

– Я пришла к выводу, что из всех моих знакомых вы единственный, кто в состоянии понять, что произошло. – Она оживилась, личико ее лучилось радостью. Граф облокотился на спинку дивана, получая удовольствие от одного ее созерцания.

Как можно устоять перед чарами этого прелестного создания?

– Тогда расскажите, что случилось, – попросил он с нажимом.

– Вам когда-нибудь доводилось сталкиваться с чем-то, до такой степени потрясающим, что у вас захватывало дух?

– О да, – протянул он, и его взгляд замер сначала на ее зардевшихся щеках, а потом на ярко-голубых глазах. – Страсть мне знакома, и я довольно хорошо в ней разбираюсь.

– Нет, милорд. – Она вспыхнула от столь откровенно сексуального намека, и ее щеки запылали ярким огнем. – Я имела в виду страсть ума, – пояснила Каролина, не поднимая глаз.

– Понимаю. – В его голове возникла картинка из детства, когда он был маленьким мальчиком и забавлялся с корабликом, своей самой, любимой игрушкой. Он был просто помешан на кораблях и море и даже изучал чертежи судов, разложив их в детской на полу. Но потом, когда отец проиграл последний участок их плодородных земель, Джеффри, чтобы выжить, был вынужден заняться овцеводством. – Прошу прощения, – произнес он, стараясь смягчить невольные нотки горечи в голосе. – Боюсь, самая большая моя страсть относится к фасону моего сюртука.

– Чепуха, милорд! Вероятно, вы все еще в поиске. Джеффри отвел от нее взгляд. Сочувствие, промелькнувшее в ее глазах, окрасило их в цвет дождевого потока.

– Я тоже, – продолжала она, – всю жизнь ломаю голову, дано ли мне испытать такую страсть. У моей матери ничего подобного не было. И... – Ему показалось, что голос ее дрогнул.

– Ваша мать была несчастна? – спросил граф, едва скрывая любопытство, и взглянул Каролине в лицо.

– Да, – ответила она тихо. Хотя Каролина избегала на него смотреть, он видел по ее глазам, что она старается тщательно подбирать слова. – Я считаю, что она была глубоко несчастна. Она умерла много лет назад. – Тут лицо Каролины внезапно прояснилось, и она повернулась к Джеффри. – Но мой отец, он не несчастлив. Напротив, радость бьет в нем ключом, стоит ему завести разговор о химикатах. А тетя Уин, когда не строит из себя светскую даму, проявляет гениальные познания в области ботаники. В Хедли к ней приходят советоваться даже садовники. Что касается меня...

Ее голос осекся, и она съежилась. Тонкие, едва видимые морщинки, вдруг обозначившиеся на ее лице, свидетельствовали о глубоком разочаровании. Он столько раз замечал их, глядя на собственное отражение в зеркале, что безошибочно распознавал их и у других.

– Вероятно, вы чересчур обременены хозяйственными заботами вашего отца, чтобы думать о высоких материях, – закончил он за нее.

– Вот именно. Я знала, что вы меня поймете! – Открытая улыбка Каролины вознаградила его за проницательность.

Ему захотелось взять ее руки, и он наклонился вперед, но вовремя остановился, посчитав жест чересчур фамильярным.

– А вы уже нашли объект для вашей страсти?

– О да, – горячо подтвердила Каролина, озаряясь радостью. – И не могу представить ничего более пленительного.

– Весьма рад, – отозвался граф. Он испытал истинное облегчение, поскольку надеялся, что увлечение Каролины заставит ее забыть об экспериментах с поцелуями, которые любой другой мог бы неправильно истолковать. – Расскажите, что именно пробуждает в вас интеллектуальные фантазии.

– Как что? Конечно же, плотская сторона взаимоотношений людей. И это вы виновны в пробуждении моего интереса!

Только железная выучка и самоконтроль позволили графу сохранить выдержку и не выдать своего изумления. Каролина в упор смотрела на него. Ее лицо отражало пылавший в ней огонь научного рвения, а глаза умоляли разделить с ней ее неподдельный восторг. И он не осмелился разочаровать Каролину. Тем более что любые возражения только укрепили бы ее решимость.

– Плотская... сторона?

– Взаимоотношений людей, – подсказала Каролина. – Совершенно верно.

– Но... – Он глубоко вздохнул. – Для чего?

– Вообще-то идея принадлежит вам. Я только расширила поле исследований. – Она наклонилась к нему и понизила голос, словно хотела пощадить его чувства. – Я понимаю, что поцелуи сами по себе уже представляют тему для научного трактата. Но меня, честно говоря, куда больше интересует более широкий аспект проблемы. Весь спектр отношений, так сказать, и как это взаимосвязано с сердцем.

Джеффри не понял и половины произнесенных ею слов. В его ушах все еще звучало утверждение, что вдохновителем этой абсурдной идеи оказался он сам.

– Прошу вас, Каролина, не сваливайте это на меня.

– Глупости! – воскликнула она. В ее глазах плясали шаловливые огоньки, наводившие бог весть на какие мысли. – Не скромничайте.

– Но... но... – Он запнулся, отчаянно пытаясь найти способ ее разубедить.

– Я очень надеюсь, что вы не станете меня самодовольно отчитывать. Обещаю быть чрезвычайно благоразумной. А эта тема меня просто завораживает.

– Самодовольно? Это вы обо мне? – Графа называли по-всякому, но даже мать никогда не рискнула бы обвинить его в самодовольстве. От этого заявления он почувствовал себя уязвленным.

– Хорошо, – ответила Каролина, по-видимому, даже обрадованная его обидой. – Я и правда настроена весьма решительно. Знаете, человеческое тело давно вызывало у меня глубокий интерес.

– Я и не догадывался об этом.

– Ну да. Я часто ассистирую нашему хирургу в Хедли, но резать и зашивать мне не доставляет удовольствия. Я, знаете ли, скорее исследователь, как и мой отец, – подчеркнула Каролина.

– Понятно. – Усиленно напрягая мозги, Джеффри сумел призвать на помощь свой вдруг ослабевший интеллект. У этой девушки явные проблемы с психикой. К несчастью, наделенная природным умом и смекалкой, она сможет эффективно скрывать этот недостаток от окружающих. Чтобы ее родным не пришлось в недалеком будущем упрятать ее в лечебницу, он должен найти способ, как спасти бедняжку от себя самой. Джеффри боялся, что, ввергнутая в пучину катастроф, она потом во всем обвинит его. Он должен был предупредить фатальный исход. Но чтобы его старания увенчались успехом, ему необходимо собрать дополнительную информацию.

Он откинулся на спинку дивана, выдавив простодушную улыбку. В его голове блеснула гениальная идея, но для ее удачного претворения в жизнь требовалось время, чтобы все хорошенько обдумать. Тут его взгляд случайно упал на часы, и он нашел предлог, как оттянуть время.

– Каролина, может быть, вы попросите подать нам чаю? А пока суд да дело, мы обсудим ваши планы.

– Я знала, что смогу на вас рассчитывать, милорд. – Она от восторга захлопала в ладоши. – Это вы перед другими можете прикидываться светским щеголем, но меня вам не обмануть. Я сразу разглядела в вас недюжинный ум.

Озарив его милой улыбкой, Каролина приказала сервировать чай, а Джеффри охватило смутное беспокойство. Кроме матери, в Лондоне никого не интересовало, что скрывалось за его франтоватой наружностью. Его дорогих, сшитых на заказ костюмов и знатной родословной уже было достаточно для того, чтобы свести с ума большинство невест города. Фактически он сам создал этот образ и стремился ему соответствовать. Модные наследницы богатых состояний с предубеждением взирают на мужчин, которые не желают ограничивать свою жизнь рамками светского водоворота.

Но Каролина быстро разглядела, что прячется за его самоуверенным обликом. Хотя ему следовало бы это предвидеть. Она была прирожденным исследователем, с колыбели привыкшим вести наблюдения и не спешить с выводами. Рядом с ней, решил он, нужно держать ухо востро и всегда быть начеку. Иначе она может выбрать его в качестве объекта изучения, и тогда одному только Богу известно, в какой кошмар превратится его жизнь.

– Скажите, Каролина, вы уже составили план исследований?

Она сдвинула брови, размышляя над его вопросом. В этот момент дверь открылась, и в комнату вплыл пожилой дворецкий с подносом. Он передвигался с такой медлительностью, что казалось, бедняге понадобится целая неделя, чтобы пересечь комнату. Однако Каролина, не отличавшаяся терпением, ждать не стала. Она проворно вскочила на ноги и бросилась старику на помощь. Взяв поднос из его рук, она нежно, почти по-матерински ему улыбнулась.

– Спасибо, Томсон. Почему бы тебе не пойти отдохнуть немного? Я вижу, у тебя снова обострился артрит.

Слуга с трудом поклонился, хрустнув суставами, и, повернувшись, все так же медленно отправился в обратный путь.

Каролина покачала головой. Время шло, и ее лицо снова приняло озабоченное выражение. Когда дворецкий избавил их наконец от своего присутствия, оставив, правда, дверь приоткрытой, она протянула графу чашку с чаем.

– Представьте, он думает, что может меня провести. Джеффри удивленно вскинул бровь.

– Томсон. Он слишком болен, чтобы служить дворецким. Невооруженным глазом видно, что артрит его доконал. Уверена, что в Эссексе со мной и отцом ему было бы куда лучше. Но тетя Уин не желает и слышать об этом. Она просто физически не может без него обходиться, и мне никак не удается заставить ее нанять другого слугу. А мне бесконечно больно смотреть, как он старается скрывать свою болезнь.

Скрывать свою болезнь? Боже милостивый, да он даже не удосужился прикрыть за собой дверь. Если этот Томсон не был домашним шпионом и не разыгрывал бессилие с единственной целью всегда находиться в пределах слышимости, то тогда сам Джеффри был слеп, глух и нем.

Впрочем, похоже, Каролине было свойственно неверно трактовать события. Сопоставляя факты, она по простоте душевной делала в корне неправильные выводы. И эта девушка собиралась заняться исследованием физических отношений между людьми! У Джеффри от этих мыслей голова шла кругом.

– Ну да, – пробормотал он. – Но мы говорили о вашем новом... м-м... научном интересе.

Она улыбнулась и, обдумав ответ, оживилась.

– Я приняла это решение только что. Меня эта идея осенила, когда ушел Гарри.

– Гарри? Что еще натворил этот криворукий балбес?

– Хм-м, – буркнула Каролина в чашку с чаем и с нарочитым стуком поставила ее на стол. – Я хотела его поцеловать. По правде говоря, я специально выпроводила тетку из дома, чтобы спокойно с ним встретиться.

Джеффри подавил необъяснимый прилив ревности, вызванный ее признанием. Ему нестерпимо захотелось заковать Каролину в кандалы. И прямо сейчас. Пусть другие ломают из-за нее голову. Но если этот нелепый Гарри не сумел...

– Он отказал мне.

– Что?

– Вот и я о том же подумала! – ответила она, приняв удивление графа за возмущение. – Он сказал, что его поцелуй задел мою девичью скромность, поэтому он не станет больше рисковать из опасения меня обидеть. – Каролина сделала красноречивую паузу и метнула на Джеффри сердитый взгляд. – Еще он сказал мне, что вы просили его воздержаться от этого. Но, милорд, вовсе не стоило делать из мухи слона! Вы оба отлично знаете, что у меня нет времени на всякие там девичьи ужимки. – Она вздернула подбородок, всем своим видом приглашая графа согласиться с отсутствующим Гарри. – Я ученый.

– Это ваше утверждение, – услышала она бесстрастный ответ графа.

– Вы смеетесь надо мной, милорд? – Каролина, надувшись, мрачно сверлила его пристальным взглядом, чересчур проницательным для молодой и далеко не глупой особы.

– Да, – признался он чистосердечно. – Раскаиваюсь и прошу вас продолжить.

Она еще некоторое время изучала лицо графа, по-видимому, взвешивая его слова, потом пожала плечами и, словно стряхнув с себя тяжкое бремя, с новой страстью углубилась в подробности.

– Но как только Гарри ушел, я поняла, что никакие его увещевания и доводы не заставят меня изменить моему делу.

Джеффри прищурил глаза, уловив в ее откровении отчетливые нотки вызова. Интересно, что именно сказал ей этот дурень?

– Я намерена досконально изучить, как взаимодействуют ум, сердце и тело, вызывая различные чувственные ощущения...

– Насчет лорда Бертона...

Но Каролина настолько увлеклась собственными планами, что не слышала графа и как ни в чем не бывало продолжала размышлять вслух:

– Возьмем хотя бы тот первый поцелуй Гарри в саду. Я тогда порядком испугалась. Он был слишком нетерпелив и напорист.. Я оказалась не готова к такому стремительному натиску, вследствие чего все мои ощущения свелись к отвращению.

Она замолчала и отхлебнула из чашки. Откровенность Каролины до такой степени поразила Джеффри, что он лишился дара речи.

– Вы, в свою очередь, целовали меня неторопливо. – Она застенчиво посмотрела на него. – Вы помните, как коснулись моего лица?

– Э-э... да. – Господи милостивый, неужели она думает, что он способен такое забыть?

– Тот факт, что вы не сразу... впились мне в губы, дал мне возможность расслабиться и подготовиться к предстоящим ощущениям. В результате я получила... м-м... довольно приятный опыт. – Она сложила губы бантиком и провела пальцами вдоль их изысканной линии. – Еще меня мучит один вопрос: если бы вы не касались моего лица, был бы эффект таким же приятным? Вы меня подготовили, и я знала, чего ожидать. Если бы мы с Гарри сначала заглянули друг другу в глаза, то, возможно, поцелуй доставил бы мне больше удовольствия.

Джеффри растерянно моргнул. Одному Господу известно, как ей удалось втянуть его в подобную беседу.

– Вижу, вы все обстоятельно проанализировали.

– О да. Я даже сделала записи...

– Записи?

Его вопрос, похоже, оскорбил ее.

– Точная регистрация полученных данных – важная составляющая моих научных изысканий. Отец всегда ведет записи в двух экземплярах. – Она улыбнулась. – Вернее, за него это делаю я под его диктовку. Потом я привожу записи в порядок. – Она гордо выпрямилась. – Знаете, он находит мою работу неоценимой.

– Даже не сомневаюсь, – искренне заверил Джеффри Каролину. – Но ваши исследования...

– Свои опыты я уже классифицировала и внесла в каталог. – Она жестом указала на стопку бумаги на соседнем столике. Листки были исписаны убористым почерком и снабжены подробными таблицами. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, насколько аккуратно и скрупулезно все было сделано. – У меня есть перекрестные ссылки по каждому пункту, – продолжала она, – включая скорость поцелуя, вызываемые физические ощущения и другие побочные эффекты вроде прикосновения к моему лицу. Я присвоила каждому номер, подсчитала общее количество и соответственно дала оценку. – Она наклонилась к собеседнику, ее глаза радостно блестели. – Должна вам признаться, что ваш поцелуй удостоен наивысшего балла. Но предупреждаю – единичный пример статистической достоверностью не обладает.

– Э-э... вероятно, нет, – поддакнул он, пораженный широтой размаха, какую приобрела ее новая страсть. Однако мысли графа все еще крутились вокруг этого растяпы Гарри. – Вы должны рассказать мне, – заговорил Джеффри, откашлявшись, – что именно подвигло вас на подобные действия. Когда вас осенила эта идея? Только сегодня? Что или кто спровоцировал это? Что вам говорил лорд Бертон?

– Гарри, – она вздохнула, – был, как всегда, напыщен. Но я знаю его с детства, так что мне не привыкать.

– Но может быть, он это как-то прокомментировал?

– Как же вы не понимаете, милорд! – Она беспомощно всплеснула руками, пропустив его вопрос мимо ушей. – Если бы мне удалось составить формулу, раскрывающую точную взаимосвязь между сердцем и телом, брак перестал бы оставаться тайной за семью печатями. Нетрудно догадаться, какие преимущества это сулит обществу. Тогда девушкам не пришлось бы мучиться, ломая голову над вопросом, любят ли они по-настоящему. Достаточно было бы свериться с картами и таблицами.

Несмотря на полную нелепость гипотезы Каролины, ее концепция заинтересовала Джеффри.

– Что ж, это было бы весьма полезно, – согласился он, не лукавя. – Каролина, вам не кажется, что любовь и страсть не поддаются числовому измерению?

– Безусловно, исследование всегда будет носить субъективный характер. Каждому индивиду придется давать логическую, свободную от эмоциональной окраски оценку физическим реакциям своего организма. Но есть же общие моменты. В литературе, скажем, говорится о жгучем чувстве, о полноте и даже степени влажности поцелуя!

Джеффри едва не поперхнулся, восприняв чересчур эмоционально перечисленные девушкой характеристики.

– Вы изучали литературу? – выдавил он. Его голос прозвучал неестественно высоко.

– Не слишком глубоко. Уверена, что на данную тему написано гораздо больше, чем мне было дозволено ознакомиться.

Граф посчитал это за счастье и мысленно поблагодарил Всевышнего. Не дай Бог ей добраться до библиотеки его приятеля Мейвенфорда. У него имелось по крайней мере два тома стихов, которые ни при каких обстоятельствах нельзя было показывать девушкам.

Джеффри нужно было собраться с мыслями, хотя после услышанного это давалось ему с большим трудом. Первым делом ему предстояло выяснить, насколько серьезными были намерения Каролины относительно проведения этих исследований.

– Вы поставили перед собой довольно амбициозную цель, – начал он осторожно. – И как же собираетесь ее осуществить?

Вопрос графа заставил Каролину задуматься.

– На эту тему я много размышляла, – сообщила она, сделав большой глоток чаю. – Тема и впрямь обширна. Работы более чем достаточно. Я надеялась, что... – Она бросила на него робкий взгляд. – Возможно, вы сумеете посоветовать мне, как лучше начать.

– Что ж, – протянул он, довольный предоставленной возможностью высказать ей свои соображения. – Я бы порекомендовал начать сначала.

– Разумеется, – кивнула Каролина, не спуская с него внимательных глаз.

– Я знаю женщин, которые утверждают, что приходят в трепет уже тогда, когда мужчины, здороваясь, целуют им руки. Даже перчатки не служат помехой.

– Правда? – ахнула Каролина, заинтригованная ходом мыслей графа.

– О да. Я уверен, что вам нужно начинать именно с этого. Спешить некуда. Набирайте наблюдения, делайте обстоятельные записи.

– Конечно! – В голосе ее прозвучала досада. Как мог он усомниться в этом?

– Посвятите сезон изучению эффекта, оказываемого на вас разными джентльменами, целующими вам руку, – продолжил Джеффри с нажимом. Ему было важно убедиться, что Каролина его понимает.

– Сквозь перчатку?

– Естественно. Потом, когда сезон завершится, вы сможете перейти к следующему этапу. – К этому времени, полагал граф, она благополучно выйдет замуж и станет женщиной. Но главную надежду он возлагал на то, что ему больше не придется нести ответственность за это несносное создание.

– Папа всегда говорит, что начало – всему голова и от него зависит успех любого предприятия, – пробормотала Каро себе под нос.

– Основательность – вот ключ к любому научному свершению, – изрек Джеффри с усмешкой. Он не ожпдал, что сможет с такой легкостью манипулировать Каролиной. Он видел, что ее снедает всепоглощающая страсть к научным исследованиям, что само по себе было необычно для женщины из благородного сословия. Но на беду, никто не удосужился направить любознательный ум и научные порывы на более достойные объекты. Однако, учитывая известные ему факты и обстоятельства из ее детства, он особенно не удивлялся. Он тоже рос практически без присмотра и должного наставничества. К счастью для него, стесненное финансовое положение семьи направляло его интересы в нужное русло. Глядя на Каролину, он невольно задумался, что с ним стало бы и куда бы завели его собственные страсти и интересы, имей он хоть немного денег для их удовлетворения.

Кто знает, может быть, он просадил бы состояние, конструируя и строя никому не нужные корабли? Но скорее всего он обрел бы покой на морском дне, обследуя подводные пещеры или изучая фантастические морские существа. Однако ничему этому не суждено было осуществиться. В результате он вырос и не мог назвать практически ни одного человека, кто имел хотя бы отдаленное представление о его мечтах и устремлениях.

По этой причине Каролина вызывала в нем родственные чувства. Джеффри восхищала ее решимость продолжать изыскания, ни перед чем не останавливаясь и не оглядываясь на соседей, чье мнение ее ничуть не волновало. Более того, несмотря на полную бесполезность ее научных интересов, он не хотел бы становиться у нее на дороге и запрещать делать то, что ее увлекало. Он ни за что не пожелал бы ей переживать моменты сожаления или мучительной боли, которым порой был подвержен сам. А пока он ставил перед собой цель дать ей возможность благополучно заняться первым этапом ее исследований – поцелуями через перчатку и обычными прикосновениями, оставив все остальное на откуп ее мужу, кто бы ни был этот чертов счастливчик.

Мысль о будущем супруге Каролины почему-то обозлила Джеффри, и он решительным жестом опрокинул в себя остатки чаю, пожалев, что это всего лишь чай, а не что-нибудь покрепче. Но это длилось всего мгновение. К тому моменту, когда Джеффри поставил чашку на блюдце, он уже взял под контроль поток своих своенравных мыслей.

– Итак, решено, – твердо сказал он. – Вы целиком и полностью сосредоточите внимание на поцелуях руки через перчатку. Затем, когда вы поймете, что набрали достаточно материала, перейдете к танцам.

– К танцам? – Каролина заерзала, словно эта перспектива ее напугала.

– О да. Вам разве не доводилось испытывать волнение перед началом танца?

– Возможно... – Лицо ее омрачилось.

– Вам просто необходимо исследовать это состояние. Это то, что предшествует трепету. Я в этом абсолютно уверен.

– Если вы полагаете, что так будет лучше... – Каролина нерешительно кивнула.

– Абсолютно уверен. – С этими словами Джеффри наклонился вперед, перестав изображать научного руководителя, и взял собеседницу за руку. – Но вам не следует забывать и об отдыхе и прочих радостях жизни. Не все же время проводить в научных изысканиях.

Она перевела взгляд на их сплетенные пальцы, и ее лицо погрустнело.

– Но ученый должен быть всегда начеку и не позволять мыслям разбредаться. В этом состоит проклятие его существования.

Джеффри нежно сжал ее ладонь, наслаждаясь прикосновением к ее тонким пальцам.

– Вы когда-нибудь пробовали просто жить и не вести никаких записей? Ни о чем не думать и не анализировать?

– Конечно, пробовала. – Каролина подняла к графу лицо, ее глаза были широко распахнуты. – Но в таких случаях я неминуемо засыпала.

Сохранить хладнокровие графу позволило только одно счастливое обстоятельство: в этот момент дверь гостиной распахнулась, и в комнату ворвалась тетушка Уин.

Глава 4

У миссис Хибберт лицо пылало от быстрой ходьбы и крайнего смущения.

– О, милорд. Я так сожалею. Я ужасно сожалею. Каролина торопливо вскочила с места, недоумевая, по какому поводу ее тетя извиняется, но та, отмахнувшись от нее, продолжала трещать:

– Я должна была находиться дома. У меня и в мыслях не было куда-то уходить. Но неожиданно я получила весьма странную записку от своей модистки. – Тут дама сделала выразительную паузу и строго посмотрела на свою племянницу. В эту минуту Каролина вдруг заметила, что чашка у его сиятельства пуста, и поспешила ее наполнить. Однако, к несчастью, ее маневр не обманул ни тетку, ни графа. И тогда она села и напустила на себя самый невинный вид.

Тетушка прожгла виновницу взглядом, обещавшим скорое возмездие, в то время как милорд и пальцем не пошевелил, чтобы помочь Каролине выйти из неловкого положения, и к чашке с чаем не притронулся. Вместо этого он сощурил глаза и уставился на нее. Его взгляд был пронзительным и... извиняющимся? Он как будто в чем-то раскаивался. Но в чем?

– Как бы там ни было, – продолжала тетка, не дождавшись от племянницы ни слова, – я уже вернулась, и, Каролина... Ах, как божественно ты выглядишь! – Бурное выражение восторга тетушки Уин застало Каролину врасплох, и она даже немного испугалась. К столь открытому восхищению она не привыкла. – Так ты знала о визите его сиятельства?

– Н-нет! – Каролина перевела взгляд на графа, стараясь разгадать причину странного поведения тетки. – Заходил Гарри и...

– Умоляю, только не говори, что ты с ним помирилась! – воскликнула миссис Хибберт со свойственным ей драматизмом. – Не сейчас, когда его сиятельство специально пожаловал, чтобы познакомить тебя с некоторыми достойными господами.

Каролина захлопала ресницами. Теперь все стало на свои места, и ситуация более или менее прояснилась. Ее лоб прорезали морщины. Скорее всего она сделала неверный вывод. Джеффри пришел, чтобы просто ее повидать, а не вследствие какого-то гнусного сговора с теткой.

– Ты, должно быть, ошибаешься... – начала Каролина.

– Глупости! – перебила ее миссис Хибберт. – Теперь вставай и быстро надевай шляпку. Граф повезет тебя на прогулку в парк.

Прежде Каролина всегда мужественно воспринимала действительность. Даже когда ее безумная мать бросила их и сбежала с цыганом. Но сейчас, читая правду на смущенном лице Джеффри, она нуждалась в дополнительных разъяснениях. Упрямство побуждало ее задать вопрос, чтобы услышать ужасную истину.

– Неужели, милорд, вы пришли сегодня сюда не потому, что хотели меня увидеть, а потому, что договорились об этом с тетей?

Хотя Каролина адресовала свой вопрос графу, ответ на него она получила от Уинифред.

– Умоляю тебя, Каролина, – взмолилась та и попытапась поднять племянницу с дивана. – У графа безупречная репутация, и его покровительство будет иметь для тебя чудесные последствия. Надеюсь, ты окажешься благодарной. – Завершив тираду, миссис Хибберт смерила племянницу суровым взглядом.

В этот момент в разговор вступил граф. Каролина даже не заметила, как он встал с кресла и оттеснил ее тетю. Он ласково взял Каролину за руку и помог ей подняться. Его нежное прикосновение не оставило Каролину равнодушной.

– Конечно, я пришел к тебе, Каролина. Несколько дней назад я договорился об этом с твоей тетушкой. Но я бы и так пришел. Только, может статься, не сегодня, а в какой-нибудь другой день. Я бы обязательно пришел. – Голос его звучал завораживающе. Его слова и кроткое выражение лица затронули ее душу и подействовали успокаивающе. Каролина растаяла, и ее сопротивление было сломлено прежде, чем она успела рассердиться.

Все же она хотела узнать, что именно задумали граф и ее тетка.

– Значит, о сегодняшнем визите вы договорились с тетей Уин?

Джеффри ответил не сразу. Каролина почувствовала, как его пальцы, державшие ее руку, слегка напряглись, потом внезапно разжались, отпустив ее. Потеря его живого тепла стала для нее дыханием леденящего холода.

– Да, – подтвердил граф ровным голосом.

– И вы намерены познакомить меня с другими джентльменами?

Она видела, как дрогнули его губы; но ответ прозвучат не менее бесстрастно: – Да.

– Но с какой целью? – Каролина смотрела на него широко распахнутыми глазами. Джеффри нахмурился, сбитый с толку ее вопросом. Его замешательство ее удивило. Вопрос представлялся ей вполне логичным.

– Зачем вам нужно играть роль моего сопровождающего? – Когда она повторила вопрос, в его глазах промелькнуло нечто, похожее на испуг, который он не сумел скрыть. Но в следующее мгновение едва уловимые приметы страха исчезли, сменившись победной улыбкой и нарочито небрежным пожатием плеч.

– Я так хочу.

Каролина сложила на груди руки и гордо выпрямилась.

– Не очень хороший ответ, милорд.

– Что? – Ее слова озадачили графа.

Каролина слишком долго общалась с Гарри, чтобы не заметить, что граф что-то недоговаривает. Она шагнула к нему и, не сводя с него глаз, решительно пошла в наступление:

– Но ведь вы, согласно вашему же признанию, денди, которого не интересует ничто, кроме покроя собственного сюртука. Зачем вам утруждать себя заботой обо мне?

– Послушай, Каролина, – сердито обратилась к племяннице миссис Хибберт. – Нельзя ли быть просто благодарной и оставить все как есть? Почему ты вечно пытаешься докопаться до какой-то истины?

Хотя Джеффри не произнес ни слова, Каролина нутром чуяла, что он горячо поддерживает мнение тетушки. Но ее это не смутило.

– Зачем знакомить меня с другими господами? – не унималась она.

От досады на точеных скулах Джеффри заиграли желваки. Но Каролина смотрела на него в упор и только слегка повела бровью. Пауза затягивалась, и ему пришлось ответить.

– Потому что я намерен сделать вас известной! – выпалил он, как говорят люди под дулом пистолета. По его тону было видно, что он с трудом сдерживает гнев.

Стоявшая рядом тетушка Уин, ахнув от удивления, рассыпалась в благодарностях.

– О, милорд, вы так добры. Как нам отплатить вам? Мне и в голову не приходило, что вы хотите...

Каролина укоризненно покачала головой. Сознание собственной правоты еще больше ее распалило.

– Но зачем? – повторила она настойчиво и подивилась, почему эта сцена отзывалась в ее сердце такой болью. Джеффри хочет сделать ее известной. Ей следовало бы прыгать от радости. Но вместо этого она ощущала внутри себя пустоту, словно у нее отняли что-то важное. – Зачем вы это делаете?

Граф отошел в сторону. Его движения были неровными, почти резкими. И вдруг он круто повернулся к ней, и Каролина увидела перед собой светского хлыща.

– Я делаю это, Каролина, потому, что мне так захотелось. Других объяснений нет и быть не может. – Он высокомерно выгнул брови, предоставив ей возможность продолжить словесную дуэль.

И она этой возможности не упустила.

– Я отказываюсь в этом участвовать.

– Что? – задохнулась миссис Хибберт. – Ты не можешь так поступить! – Но прежде чем добрая женщина смогла развить свою мысль дальше, Каролина метнула на любимую тетку яростный взгляд.

– Успокойся, тетя Уин. Тебя это не касается.

– Не касается...

– Это не тебя собираются водить по ярмарке, как откормленную гусыню. Это не над тобой будут смеяться и не тебя будут жалеть, обзывая «синим чулком».

– Никто ничего подобного не скажет! – Слова Джеффри прозвучали, как клятва, яростная и пылкая. Сомневаться не приходилось – он говорил искренне, от всего сердца. Но Каролина знала, что он не всесилен.

– Уже сказали, – тихо проговорила она, вспомнив свой недавний разговор с Гарри.

– И хуже того, мне не по душе светская толпа. – Она вскинула подбородок, чтобы не дать пролиться слезам. Каролина не могла позволить себе проявить слабость на людях.

Джеффри шагнул к ней и протянул руку, чтобы утешить, но она отшатнулась от него и повернулась к нему спиной.

– Больше никто ничего не скажет, – услышала она у своего плеча его торжественное обещание.

– Клянусь!

Каролина еще выше подняла подбородок, стараясь придать своей осанке больше царственности, хотя знала, что скорее походит на упрямого ребенка.

– Они ничего не скажут потому, что я не дам им повода. – Она повернулась к тетке.

– Все! Я сыта по горло светской кутерьмой. Я возвращаюсь в Хедли.

– В Хедли! – испуганно взвизгнула дама. – Но за кого ты выйдешь замуж?

– Ни за кого! – гордо бросила Каролина и, исполненная достоинства, двинулась к двери с единственным намерением немедленно собрать чемоданы. Но голос Джеффри заставил ее замереть на полпути:

– В таком случае вы не ученый.

Его слова попали в цель. Она медленно повернулась и уставилась на графа немигающим взглядом. От его оскорбительного тона ее начало трясти.

–»Что вы хотите этим сказать? – Злые слова вылетели из нее, как пули.

– Сможете ли вы в Хедли удовлетворить свой новый научный интерес? – равнодушно спросил граф, слегка поведя бровью.

Раздосадованная, она прикусила губу. Хедли была маленькой деревушкой, где ни один твой шаг не оставался незамеченным. Она не могла купить книгу, чтобы ее название не стало известно всем от мала до велика, начиная викарием и кончая подпаском. Она не сможет заниматься исследованиями физической стороны человеческих отношений, не превратив деревню в жужжащий улей скандала.

– Вы правы, – призналась она со вздохом.

– Это значит, что до конца малого сезона вы никуда не уедете?

Каролина видела, как тетка в ожидании ответа затаила дыхание, но пока не была готова идти на попятную.

– Вы так и не ответили на мой вопрос, милорд. Зачем вы делаете это для меня? – Она не спускала с него настороженных глаз, и Джеффри понял, что она не отстанет, пока не услышит правдивый ответ. Она наблюдала, как нарастало его беспокойство под ее немигающим взглядом, но отступать не собиралась.

В конце концов граф сдался и, подойдя к Каролине, взял ее руки. Это был импульсивный порыв, и она даже усомнилась, сознавал ли он, что делает. Ей было приятно ощущать мягкое тепло его рук, легкие, трепетные касания его пальцев, гладивших ее ладони. Каролина даже приказала себе непременно запомнить все эти переживания, вызванные его прикосновениями, и занести в тетрадь. Граф был прав, когда говорил, что порой одного привычного жеста достаточно, чтобы повергнуть человека в трепет.

– Вы не ошиблись, Каролина, отметив, что я денди до мозга костей, которого заботит лишь покрой его сюртука. Но кроме всего прочего, я граф, который должен жениться на богатой наследнице. – Он отвел глаза в сторону, но его взгляд, словно притянутый магнитом, вновь замер на ее лице. – Я был так близок к решению своих проблем. Я даже думал, что мне все удалось. До настоящего момента. – Он пожал плечами и отступил назад, отпустив ее руки, ставшие вдруг голыми и беззащитными. – Я опять оказался в затруднительном положении, по уши в долгах и обязательствах и должен держать ответ перед кредиторами и семьей. Однако, несмотря на столь печальные обстоятельства, я сделал приятное открытие: на свете есть одна вещь, которая получается у меня лучше всего.

– Какая именно? – спросила она так тихо, что ее вопрос скорее походил на выдох.

– Мне чрезвычайно хорошо удается делать молодых дам популярными.

– Вы этим уже занимались? – нахмурилась Каролина.

– Один раз, – обронил он грустно. – Она... она удачно после этого вышла замуж.

Каролина почему-то испытала острый приступ ревности. Неведомое раньше чувство испугало ее. А потому она отреагировала слишком резко на его признание.

– Вы хотите, чтобы и я достигла не менее головокружительных высот в обществе?

Граф обратил к ней взгляд серых глаз. Такого цвета бывает серебристый клен в разгар летней поры.

– Я хочу, чтобы ты была счастлива. Неужели ты и в самом деле искренне веришь, будто можешь обрести счастье с лордом Бертоном?

Каролина поежилась. В ее памяти были еще слишком свежи неприятные воспоминания об их последнем с Гарри разговоре, после которого она почувствовала себя униженной.

– Н-не... не знаю, – увильнула она от прямого ответа.

– Тогда останься до конца сезона и позволь мне представить тебя моим друзьям. Кто знает, что может произойти...

Каролина вздохнула, признавшись себе, что ее перехитрили. Если уж говорить начистоту, она поняла, что проиграла, еще в тот момент, когда граф взял ее руки. Стоило ему к ней прикоснуться, как от ее воли и решимости не осталось и следа, и она готова была покорно выполнить любые его прихоти. Вероятно, она унаследовала от матери куда больше черт характера, чем предполагала раньше. Эмоции неизменно брали верх над ее разумом и отвлекали от главного всякий раз, когда она имела дело с красивым мужчиной.

От этой ужасной мысли ей отчаянно захотелось убежать куда-нибудь подальше. Но здравый смысл вовремя пришел на помощь. Сегодня Джеффри не взывал к ее эмоциям. Он не рассыпался в комплиментах и не демонстрировал открыто радости или восторга. Он был сдержан, последователен и приводил логичные доводы. Поэтому если она хочет удовлетворить свой научный интерес, то должна остаться в Лондоне. А остаться в Лондоне – значит продолжить вращение в светской толпе.

Но сама затея сделать ее популярной... Это просто нелепо. Каролина была в этом уверена.

Словно прочитав ее мысли, граф хмуро сдвинул брови и выпрямился, сразу став выше ростом.

– Ты считаешь, что мне это не по силам?

Она повела плечами, боясь его обидеть, хотя не сомневалась, что никто не в состоянии выполнить подобное.

– Некоторые цели не по зубам даже самым волевым и настойчивым, – мягко сказала она.

– Считай это моим экспериментом, Каролина. – Граф рассмеялся, и в его смехе прозвенела горечь. – В конце концов ты не можешь отказать мне в праве на научные изыскания, тем более сейчас, когда открыла в себе новую исследовательскую страсть.

Он выбрал верную тактику, и она сработала. Каролина действительно не могла отказать ему, как не могла бы воспрепятствовать научным устремлениям любого человека, какими бы глупыми они ни выглядели. Склонив голову набок, она размышляла над словами графа, одновременно следя взглядом за солнечными бликами, игравшими в его каштановых волосах.

– Если вы намерены сделать меня популярной, – проговорила она рассудительно, – нам придется проводить много времени вместе.

– Боюсь, что да, – подтвердил он с улыбкой, и на его лице появилось странное выражение удовольствия и страха.

– Вам придется водить меня на всякие модные сборища.

– Не забудьте также о поездках, – не преминула вставить свое слово молчавшая до сих пор тетушка. – По меньшей мере дважды в неделю ты должна будешь появляться в парке.

– Безусловно, – согласился граф.

Тем временем мысли Каролины уже витали вокруг собственных исследовательских интересов. Ситуация складывалась для нее наилучшим образом. Предложенный Джеффри план позволит ей удовлетворить не только ее научные изыскания, но и даст возможность продолжить начатые исследования. Она сможет досконально изучить странный эффект, оказываемый на нее Джеффри, и выяснить, вызвано ли ее слабоволие его поцелуем или же в ней играет дурная материнская кровь. Кроме того, пребывание в Лондоне сулило ей широкие перспективы – она могла бы сравнить графа с другими джентльменами. Побывав в объятиях Джеффри и Гарри, она сделала вывод, что поцелуи отличаются друг от друга не меньше, чем сами мужчины. Ей было исключительно важно определить свою реакцию на каждого из них.

Если повезет, то к концу месяца она сможет набрать достаточно материала, чтобы выдвинуть рабочую гипотезу.

Лицо Каролины осветилось широкой улыбкой, а сердце и душа исполнились восторгом научного рвения.

– Очень хорошо, милорд! Я с благодарностью принимаю ваше предложение сделать меня популярной в свете. Пойду надену шляпку.

С этими словами Каролина выпорхнула из комнаты. Тетушка последовала за ней, изрыгая по пути массу глупых советов на тему, как привлечь внимание молодых щеголей.

Джеффри наблюдал за уходом женщин с чувством, которое можно было назвать паникой. Что он наделал? Каролина собиралась уехать в Хедли и навеки исчезла бы из его жизни. В деревенской глуши она, естественно, не смогла бы устраивать эксперименты, касающиеся физических взаимоотношений людей. Там она наверняка вышла бы замуж за своего бестолкового лорда Бертона и вела бы жизнь, не менее увлекательную, чем... овцеводство.

Джеффри вздохнул и рухнул в стоявшее рядом кресло. Вот и ответ. Овцеводство – оплот его семейного благополучия. Оно кормило и одевало их, давало его матери возможность вращаться в высшем свете, без которого она не представляла своего существования. Но главным было то, что овцеводство спасало их от долговой тюрьмы.

Но такая судьба для нее хуже смерти.

Он не мог обречь Каролину на подобное будущее. Во всяком случае, не с этим самовлюбленным Гарри в качестве ее спутника жизни. Пообещав сделать девушку популярной, он фактически дал слово подыскать ей достойного мужа. Господи милостивый, неужели он стал таким же скудоумным, как и овцы из его стада?

Джеффри обвел комнату взглядом. Не обнаружив того, что искал, он позвонил в колокольчик и громко попросил появившегося дворецкого принести ему графин с бренди.

– Милорд! Какой приятный сюрприз!

Каролина повернулась к обладательнице пронзительного голоса, увидев, что Джеффри здоровается с леди и ее дочерью.

– Добрый день, леди Бредлоу. Вы, вероятно, знакомы с мисс Каролиной Вудли?

Каролина кивнула и приветливо улыбнулась в ответ на ледяной взгляд матроны, ехавшей в роскошной карете.

– Да, конечно, – буркнула она и, тут же забыв о существовании Каролины, повернулась к молодой особе, сидевшей рядом с ней. – Позвольте представить мою дочь Пруденс.

– Весьма рад, – учтиво улыбнулся граф.

Каролина едва успела разглядеть в полумраке кареты девицу, облаченную в наряд неудачного оттенка кирпичного цвета, как граф тронул лошадей и они покатили дальше.

Они ехали по Гайд-парку. День стоял изумительный. Дрожащая листва на деревьях поражала взгляд яркими красками осени. Глядя на это чудо, Каролина умирала от желания оказаться в гуще калейдоскопа красок. Но вместо этого она была вынуждена чопорно сидеть в не слишком удобном графском ландо и прятать в складках юбки испачканные чернилами пальцы. Вокруг в каретах, верхом на лошадях и пешком прогуливался лондонский бомонд, глазея друг на друга с любопытством посетителей королевского зверинца. Каролина ощущала себя самозванкой. И только участливое присутствие Джеффри и его добродушное подшучивание помогали ей держаться достойно. Уже дважды он касался ее руки, желая приободрить и успокоить. Каролина даже начала чувствовать себя почти комфортно. Может статься, светская круговерть все же придется ей по нраву.

– Лорд Тэллис, – услышали они чей-то скрипучий голос. – Какой приятный сюрприз! Вы не знакомы с моей племянницей мисс Кимберли Карвер?

– Добрый день, баронесса, – ответил Джеффри бархатным голосом, от звуков которого у Каролины разлилась по телу сладкая дрожь. – Позвольте представить вам создание, которое заставило меня вылезти из моей берлоги: мисс Каролина Вудли.

Каролина вздрогнула и, ощутив на себе теплый взгляд графа, покраснела. Господи, чего он добивается, практически в открытую заявив о своем романтическом интересе к ней? И кому? Самой злостной сплетнице бомонда! Не пройдет и часа, как досужие языки начнут перемывать им косточки.

– Мисс Вудли? – Судя по тону баронессы, дама была поражена в не меньшей степени. – Клянусь всеми святыми, вы выглядите сегодня элегантно.

– Спасибо, баронесса, – поблагодарила Каролина, подивившись ровной интонации собственного голоса.

– Вы очень любезны. А ваша шляпка просто прелесть...

– Моя дорогая, простите меня, – громко оборвала ее баронесса. – К сожалению, вынуждена сказать, что вам стоит избегать носить белые платья. – Она наклонилась вперед, обдав Каролину зловонным дыханием. – Белый цвет смотрится весьма странно на особе ваших лет. На ум невольно приходит сравнение с... – Она многозначительно замолчала и перевела взгляд на свою молоденькую племянницу, темноволосую красавицу в девственно-белом наряде.

Это оскорбление, как часто случается, не стоило и выеденного яйца, но его нанесли в самый неподходящий момент, когда Каролина расслабилась и уже почти поверила, что может быть модной, красивой и желанной. Улыбка Джеффри, его непосредственная манера держаться действовали на нее успокаивающе и вселяли надежду, что его эксперимент в конечном итоге может принести успех.

Но ядовитое замечание баронессы испортило радужное настроение, вернуло Каролину на землю и напомнило, что далеко не все мечты осуществляются. Она вдруг четко осознала, что, по мнению окружающих, уже не юная девушка, и кровь отхлынула от ее лица. По сравнению с юной Кимберли она, вероятно, смотрелась как глупая кривляка. К тому же сопутствовавшая ей слава «синего чулка» делала всю эту затею бессмысленной.

С таким трудом обретенная уверенность тут же покинула Каролину, сменившись противной мыслью, что даже Джеффри не под силу сделать ее модной невестой. Подавив вздох, Каролина в ответ на колкость выдавила улыбку и уже собиралась вежливо поблагодарить даму за совет, каким бы недоброжелательным он ни был, но Джеффри ее опередил.

– Если вы не против, баронесса, мы вас покинем. – Его голос дрожал от гнева. Реакция графа поразила Каролину до глубины души. Она не представляла, что его сиятельство способен прийти в такую ярость.

Вероятно, баронесса тоже это почувствовала. Она побледнела, лицо ее приобрело землистый оттенок.

– Милорд!

– Позвольте мне выразить сожаление по поводу бала в честь дебюта вашей племянницы. Боюсь, что не смогу удостоить его своим присутствием. Моя мать, сестра и лорд Уиклифф также пришлют свои извинения. Да, чуть не забыл, граф Мейвенфорд и его прелестная жена тоже будут, по всей видимости, заняты. – На губах Джеффри играла вежливая улыбка, но глаза источали ледяной холод.

– Милорд! – ахнула баронесса, и ее прямая как палка спина вдруг сгорбилась, словно под невероятной тяжестью, и бедняга обхватила себя руками.

– А теперь простите нас. – Джеффри повернулся к невоспитанной даме спиной и тронул поводья. Вскоре Гайд-парк и модная, разодетая толпа остались позади.

Каролина молча разглядывала его сжатые кулаки и суровую линию сердито стиснутого рта. Только когда парк с его суетой скрылся из виду и они оказались на немноголюдной улочке, она осмелилась нарушить молчание.

– Не переживайте, милорд, – произнесла она участливо. – У каждого ученого время от времени бывают неудачные эксперименты. С моим отцом это случалось сотни раз. Уверена, что тетушка рассказала вам о его артиллерийских испытаниях. – Каролина искоса взглянула на графа, желая узнать, произвела ли ее попытка поднять его настроение должный эффект. Но то, что она увидела, повергло ее в ужас. Он еще больше нахмурился, и черты его лица вновь исказились от ярости.

– Что за чушь ты несешь?

– Я... я... баронесса... – пролепетала она, заикаясь. – Сплетники никогда не устанут говорить обо мне скверные вещи, и если не в лицо, то за моей спиной уж обязательно.

– Ошибаешься, Каролина. – Мрачное выражение на лице графа сменилось мягкой улыбкой.

– Эта карга теперь из кожи вылезет, расхваливая тебя на всех углах.

– Но почему?

– Она надеется – и совершенно напрасно, должен добавить, – что я прощу ее выходку и приду на бал в честь ее племянницы.

Каролина понимающе кивнула, признав, что графу удалось переманить баронессу на их сторону. К сожалению, она знала множество других светских львиц, сладить с которыми не так-то просто. И чем больше будет расти ее популярность, тем больше гадостей о ней станут говорить за ее спиной. Кроме того, ее родословная была запятнана понятием гораздо страшнее, чем «синий чулок».

– Все будет гораздо труднее, чем вы предполагали, – тихо пробормотала она.

– Что? – спросил Джеффри, сосредоточив взгляд на дороге, чтобы не задеть опрокинутую тележку. Но она уже знала, что он остро ощущает ее присутствие и, вероятно, горько об этом сожалеет.

– Я отдаю себе отчет, насколько трудно быть покровителем «синего чулка», – пояснила она. Он повел плечами, но ничего не ответил, тем более что Каролина такой возможности ему не предоставила.

– Вы можете отступиться от своего обещания, милорд. Я хорошо понимаю, как тягостно быть вежливым со скудоумными брюзгами и высокомерными мамашами. Давайте признаем, что ваш эксперимент провалился, и с миром разойдемся.

Граф вдруг резко натянул поводья, лошади встали на дыбы, и Каролина повалилась на бок.

– Джеффри! – вскрикнула она, схватившись за край сиденья.

Но граф, к счастью, мастерски владел хлыстом и, легко усмирив лошадей, остановил экипаж возле пустынной аллеи. Некоторое время он сидел, сжав кулаки и прерывисто дыша.

Каролина затаилась и стала ждать, что. последует дальше. Ее нервы были напряжены, грудь часто вздымалась. Успокоившись, она исподлобья покосилась на него.

– Никогда больше этого не делай. – Сказанные тихо слова прозвучали громкой барабанной дробью.

– Чего – этого?

– Не говори о себе как об эксперименте. – Суровый тон графа заставил ее поежиться. Он разговаривал с ней так, словно она покусилась на жизнь его единственного ребенка. А между тем, обращаясь к плохо воспитанной баронессе, он хотя бы сохранял видимость любезности.

– Но я ведь не себя имела в виду, говоря об эксперименте! – Она прикусила губу, стараясь разгадать смысл странной реакции графа. – А только нелепую попытку сделать меня популярной. Оказывается, это ужасно унизительно плясать под их дудку.

– Повернувшись к графу, она обреченно посмотрела на него. – Я знаю, что вам это омерзительно в такой же степени, как и мне.

– Напротив. – Граф взглянул на Каролину, изогнув в циничной насмешке темно-каштановую бровь.

– Я нахожу чрезвычайно забавным дразнить старых сплетниц. К тому же они даже не подозревают, насколько точны в своей оценке наших перспектив.

Она покачала головой, отказываясь верить, что ему доставляет удовольствие сражаться с хамством, столь распространенным среди светских дам.

– Для своего возраста вы слишком циничны, милорд. Граф горько хмыкнул. Но его глаза заметно потеплели и суровые черты смягчились.

– Ответь, Каролина, что ты собиралась сказать баронессе? Той, что съязвила по поводу цвета твоего платья?

Она пожала плечами, не желая вспоминать о неприятном инциденте.

– Не знаю. Что-то вежливое.

– Уж не хотела ли ты ее поблагодарить? Ведь она подчеркнула твой возраст из самых гнусных побуждений.

– Я бы ничего не выиграла, отплатив ей тем же, милорд.

– Согласен. – Джеффри импульсивно коснулся выбившейся из-под шляпки прядки ее светлых волос. – Ты истинная леди, Каролина. Леди, не теряющая выдержки и собственного достоинства ни при каких обстоятельствах. И мне очень приятно исполнять роль твоего сопровождающего. И вдвойне приятно оттого, что у меня есть возможность показать всему свету, какой должна быть настоящая леди.

– Отпустив ее локон, он провел пальцем вниз по щеке Каролины, оставляя на ней горячий след, пока палец не замер на ее нижней губе и осторожно не потрогал бархатистую поверхность. Каролину обжег, приковав к месту, его затуманенный взгляд, полыхнувший далеким пожаром.

– Ты была сегодня выше всяких похвал.

У нее вдруг пересохло во рту, и она непроизвольно облизала губы, при этом случайно задев его палец. Его кожа оказалась грубой, мозолистой, но в то же время пленительной. Разбираемая любопытством, она снова высунула язычок и осторожно проверила правильность первоначального ощущения.

– Каролина, – пророкотал граф, в его голосе слышалось предостережение. Но она, заинтригованная, не придала этому значения. Он впился в нее взглядом. Его зрачки расширились, придав глазам непроницаемо черный цвет.

На это утро у Каролины был запланирован экспериментальный поцелуй с Гарри. Но теперь ей до смерти хотелось, чтобы ее поцеловал Джеффри. Она подалась вперед и слегка запрокинула лицо. Граф, слегка надавив пальцем на губу, заставил ее приоткрыть рот.

И в следующее мгновение он склонился к ней. Их губы встретились, и ее окатила огненная волна. Его горячий рот крепко прижался к ее рту, а язык скользнул внутрь. Взяв в ладонь ее лицо, Джеффри привлек ее к себе...

Каролина копировала каждое его движение, усердно перенимая опыт и в то же время стараясь запомнить ощущения, молниями пронзавшие ее тело. В следующий момент она почувствовала, как его вторая ладонь раскаленным клеймом обожгла ее ребра и медленно поползла вверх. Она всхлипнула, хотя и не поняла почему.

– Эй вы, послушайте! Чевой-то вы тут вытворяете? При звуке грубого голоса, раздавшегося рядом с коляской, Джеффри резко отпрянул от Каролины. Его лицо пылало, а потемневший взгляд сердито уставился на притормозившего возле них извозчика. Она испуганно ахнула, осознав, что они целовались при свете дня и на открытом месте! Робко оглядевшись, она с облегчением отметила, что они находились вдали от модной светской толпы и вокруг никого не было, если не считать нескольких уличных мальчишек и потревожившего их возницы. Сделав свое дело, он теперь чинно удалялся.

Как только городской экипаж скрылся из виду, Джеффри, не проронив ни слова, тронул поводья и пустил лошадей рысью. Каролина тоже хранила молчание и, воспользовавшись паузой, пыталась собраться с мыслями. Но это оказалось не так-то просто, и прошло какое-то время, прежде чем она вспомнила о необходимости методично рассортировать в памяти полученные от поцелуя впечатления. Но даже после этого ее мысли все еще были далеки от точного языка науки и скорее походили на поэтические излияния, нежели на исследовательскую работу.

– Я очень сожалею, Каролина. Прошу меня простить. Я поступил опрометчиво.

Она вздрогнула, испуганная его неожиданным раскаянием, и посмотрела на графа. Джеффри сидел ссутулившись, словно пытался спрятаться от чего-то, ей непонятного. Его серые глаза были все еще темными, но теперь уже от переполнявшей его вины.

– Почему? – спросила она.

Каролина видела, как у него на щеках заходили желваки.

– Я едва не погубил тебя, – произнес он с трудом. – Я вел себя неосмотрительно.

– Но нас никто не видел. – Она улыбнулась, уверенная, что у него нет причин для тревоги.

– Мы не можем знать этого наверняка.

– Но почему же? Можем. Если нас кто-то видел, то начнут злословить. – Каролина ласково дотронулась до его руки.

– Это то, что...

– А если начнут злословить, мы объясним, что занимались наукой, исследованиями. Вы же знаете, «то я собираюсь написать на эту тему трактат.

Громкий стон вырвался из груди графа.

– Но я опубликую его, естественно, под псевдонимом. О! – вдруг ахнула Каролина. – Вы ведь почти положили руку на мой корсаж. Как это здорово, что вы вспомнили. – Благодарная, она прильнула к нему.

– Каролина! – взмолился Джеффри, потеряв терпение. Но она и бровью не повела. Это так характерно для мужчин суетиться по поводу глупых светских условностей, когда речь идет о науке.

Однако не исключалась возможность, что она неверно истолковала ситуацию. Каролина озабоченно посмотрела на графа. Он ведь мог расстроиться совсем по другой причине. Она снова взглянула на него, пытаясь по его профилю догадаться, о чем он думает. Джеффри сосредоточенно правил лошадьми, умело маневрируя на узких улицах. По выражению его лица трудно было понять, о чем он размышляет. Но ничего хорошего его размышления явно не предвещали. Как ей хотелось заставить его улыбнуться!

– Милорд, – начала она. – Джеффри! Мне только что пришло в голову, что женщина в поцелуе играет не последнюю роль.

– Каролина!

– Нет-нет, не перебивайте меня. Я хочу разобраться. – Она сглотнула слюну. – Не бойтесь задеть мои чувства. Я, в конце концов, ученый, и это входит в сферу моих научных интересов. – Она смутилась, произнося эту фразу, но желание узнать его мнение было сильнее. – Может быть, я делала что-то не так? Может быть, это я виновата в том, что у Гарри не получилось повергнуть меня в трепет. Потому что... – Она вдруг осеклась, осененная догадкой: что, если Джеффри рассердился, потому что она испортила его поцелуй? Ни одному мужчине не хочется выглядеть дураком. Особенно в столь щепетильных делах, как поцелуи.

– Если что-то вам не понравилось, то это всецело моя вина. Если бы вы объяснили мне, что нужно делать... – На этой полной ожидания ноте ее голос наконец оборвался.

Джеффри слегка натянул поводья, заставив лошадей перейти с рыси на шаг. Улицу с обеих сторон затеняли высокие деревья, безмятежно шуршащие осенней листвой. Но Каролине было не до их увядающей красы. Сжавшись, она со страхом ожидала ответа Джеффри. Он медлил.

– Каролина, – наконец произнес граф бесконечно грустным тоном. – У меня нет к тебе никаких претензий. Наоборот, ты можешь стать стандартом, по которому я буду выбирать свою будущую жену.

Она поморщилась. Вспыхнувший было в ней свет погас, сменившись удивлением.

– Стандартом? Но разве в поцелуях бывают стандарты? Его губы тронула едва заметная улыбка.

– Стандарты есть во всем. Не только в поцелуях. И ты установила планку очень высоко. Боюсь, что мало кто в состоянии с тобой сравниться.

Джеффри только что сделал ей комплимент. И Каролина не сомневалась, что он говорил искренне. Его слова шли от самого сердца. Его честный, все еще пылавший огнем взгляд укрепил ее в этой уверенности. И все равно по неясной причине у нее на душе стало холодно.

– Однако ведущим критерием для вас всегда будут деньги.

– Да. – Он отвернулся, вновь сосредоточившись на лошадях. – К сожалению, это истинная правда.

Каролина накрыла своей ладошкой его руку.

– А женщина, которой вы покровительствовали до меня... Она подходила под ваши стандарты? Она была настоящей леди?

Каролина почувствовала, как он напрягся, и нехотя убрала руку.

– Да. Джиллиан – настоящая леди, – ответил он, не задумываясь на удивление бесстрастным тоном.

Каролина с любопытством разглядывала графа. От ее любознательного взгляда не ускользнуло, что его плечи поникли, а руки, державшие поводья, напряглись. По этим признакам она заключила, что разговор о Джиллиан пробуждает в нем болезненные воспоминания, и это испортило ей настроение.

– Вы, должно быть, ее очень любили, – догадалась она наконец.

Она ожидала, что он разразится характерным язвительным смехом, но ошиблась. Он даже, не пошевелился, продолжая сидеть неподвижно, как высеченная из гранита статуя.

– Нет, я не любил ее, – сообщил Джеффри. – Во всяком случае, не так, как Стивен.

– Но откуда вам это знать? – удивилась Каролина. Граф повернулся к ней, и она огорченно заметила, что огонь в его глазах погас. Он взирал на нее сурово и холодно.

– Потому что я не хотел, получив ее, навлечь на себя неприятности. – Джеффри сделал паузу. – Запомни это, Каролина. Я могу рисковать ради кого бы то ни было только до определенного предела. Даже если речь идет о тебе.

В следующую минуту ландо свернуло на улочку, где жила ее тетка, и остановилось перед их домом. Минуту спустя они стояли на крыльце. Он склонился над ее рукой и, попрощавшись, уехал.

Глава 5

Сидя за старым дубовым столом, Джеффри сердито сверлил взглядом мистера Джереми Олтитона, своего адвоката.

– Вы в этом уверены? – спросил он. – Других нет? – Он повертел в руках тонкую стопку листочков бумаги с подробным описанием девиц на выданье, их семей и капиталов.

Список был удручающе коротким.

– Нет, милорд. – Адвокат покачал головой. – Мы с вашей матушкой' проработали вопрос с исключительным тщанием.

– Не сомневаюсь, – буркнул Джеффри, раскладывая перед собой пасьянс из исписанных листков. Их было всего пять. Пять девушек. К сожалению, если бы все пятеро поднатужились и напрягли мозги, то даже их совместные усилия не произвели бы на свет ни одной оригинальной мысли.

Сгорая от нетерпения доставить графу удовольствие, Олтитон наклонился к нему и высоким от переполнявшего его энтузиазма голосом произнес:

– Обратите внимание, я оценил каждое приданое в зависимости от того, насколько хорошо оно дополняет ваши собственные владения. Естественно, я отдал предпочтение собственности, которую можно легко, продать и обратить в наличность.

– Естественно, – пробормотал Джеффри, скользя пальцем по длинному списку достоинств каждой кандидатки. Все они пели и играли на музыкальных инструментах. Одна даже умела рисовать. Другая увлекалась вышиванием. – А умеет ли кто-то из них читать? – задал он волновавший его вопрос.

– Милорд?

– Умеют ли они читать? – Джеффри оторвал взгляд от бумаг. – Не только письма, но и книги?

– Уверен, все они хорошо начитаны в области классической литературы. Мисс Дейнз, к примеру, с удовольствием читает романы...

– А как насчет научных трудов? Академических изданий?

– Милорд. – Мистер Олтитон нервно поерзал. – Это было бы в высшей степени необычно.

– А писать? Писать они умеют? – Джеффри вскочил на ноги. Его резкие слова раздались в тиши кабинета подобно выстрелам.

– Писать? – пискнул адвокат, изменившись в лице. Его энтузиазм таял с каждой секундой. – Не сомневаюсь, что свою корреспонденцию...

– Меня интересуют не глупые письма на светские темы, – буркнул Джеффри, прохаживаясь вдоль стола, – а интеллектуальные исследования, биологические или химические, опыты и тому подобные вещи.

– Милорд, я, кажется, понял! – радостно воскликнул адвокат, и его лицо просияло. – Вы желаете знать, не была ли одна из названных дам замешана в каком-нибудь скандале? – Он энергично затряс головой. – Ваша матушка была бы в курсе. Хотите знать, достаточно ли обстоятельно я провел поиск на предмет их мелких грешков? Что ж. – Он с воодушевлением хлопнул в ладоши. – Позвольте мне вас успокоить! Ни у одной из этих дам нет необычных интересов и пристрастий. Любая из них может стать идеальной графиней Тэллис. Все в совершенстве знают этикет. Обладают нравственной и физической чистотой. Это само собой разумеется. Каждая по-своему мила. Они всегда аккуратны, безупречны. Не позволяют себе ничего лишнего. Никогда.

Джеффри не ответил. У него почему-то защемило в груди, и ему стало трудно дышать. Он стоял, сунув руки в карманы, и теребил обнаруженную в одном из швов дырочку, не в состоянии вымолвить ни слова, в то время как его адвокат продолжал монотонно бубнить:

– Я уверен, ваше сиятельство, что вы будете счастливы с любой из этих барышень.

Джеффри изогнул бровь дугой, и в следующую секунду его охватила ярость.

– Не хотите ли вы сказать, что я могу жениться на любой из них?

– Разумеется, милорд.

– Все равно на какой? Все девицы до такой степени похожи друг на друга, что взаимозаменяемы?

– Совершенно верно, милорд, – просиял мистер Олтитон.

– Убирайтесь вон! – крикнул граф.

Молодой адвокат, насмерть перепуганный, со сдавленным криком вскочил на ноги.

Джеффри смерил его долгим взглядом и, сдерживая соблазн вцепиться ему в горло, закрыл глаза, чтобы успокоиться. Потом со стоном отвращения отвернулся к окну.

– Уходите, Джереми, я устал от всего этого.

По характерному шороху Джеффри догадался, что адвокат суетливо собирает бумаги. Но вместо того чтобы молча удалиться, он начал невнятно бормотать извинения:

– Прошу прощения, милорд, если я вас обидел. Но вы сами сказали, что нуждаетесь в подробной информации. И требования вашей матушки тоже носили весьма определенный характер.

Джеффри еще сильнее вжался лбом в стекло, надеясь, что холод избавит его виски от пульсирующей боли.

– Вы отлично поработали, Джереми. Я просто не в духе.

– Конечно, милорд, конечно. Если захотите обсудить эту тему позже, дайте мне знать, милорд, я всегда к вашим услугам.

– Заверяю вас, Джереми. – Джеффри не смог сдержать горькой усмешки. – Даже если все пять дам выстроятся передо мной в ряд и священник будет стоять наготове, я больше не вернусь к обсуждению этого вопроса. – С этими словами он посмотрел на адвоката с неприязнью. – А сейчас я предлагаю вам удалиться, пока у меня не нашелся другой повод выместить на вас свое дурное настроение.

– Конечно, милорд. – Адвокат кивнул, и его кадык нервно дернулся, выдав волнение. – Как пожелаете. Мы больше к этому вопросу не вернемся. Во всяком случае, я. Ни за что. Буду молчать, смею вас заверить. Я...

– До свидания, Джереми, – устало перебил его граф. – Приходите в четверг с вашими соображениями насчет наиболее выгодной продажи рудников.

– Разумеется, – с облегчением произнес Олтитон, и черты его лица прояснились. – Я приду ровно в девять. Обещаю, что приложу максимум усилий...

Договорить ему Джеффри не дал и с громким стуком захлопнул дверь библиотеки, едва не ударив беднягу по склоненной в поклоне голове. Исторгнув поток ругательств, граф рухнул в кресло и уставился в грязное окно.

Почему так происходит, что наиболее яркий интеллект встречается у наиболее экстравагантных личностей? Его адвокат был на редкость умен. Однако, к сожалению, недюжинные умственные способности меркли перед заячьей робостью этого человека. Малейшие признаки несдержанности со стороны Джеффри приводили Джереми в трепет. В первый год их совместной работы все реакции Джереми на замечания графа сводились в основном к его испуганным взглядам. Позже произошли некоторые перемены к лучшему: у парня, слава Богу, перестал дергаться глаз. И на том спасибо.

Интересно, подумал Джеффри, как бы поступил на его месте Джереми, если бы ему самому пришлось выбирать себе богатую невесту. Наверное, он бы постарался поразить девушку анализом стратегии комплексных инвестиций, чтобы ей, чего доброго, не взбрело в голову его поцеловать. Хотя это маловероятно. Скорее всего его избранница окажется слеплена из такого же теста и будет столь же умна, как и ее избранник.

В общем, Джеффри пришел к выводу, что мисс Вудли могла бы стать идеальной парой для юного мистера Олтитона, впрочем, как и он для нее.

Тяжело вздохнув, Джеффри сгреб со стола бумаги и швырнул их в камин. Беспомощно закружившись в горячем воздухе, ставшие ненужными листки с тихим шорохом опустились на решетку. Господи, что стало с его жизнью? Еще неделю назад его финансовое положение представлялось более или менее стабильным. Инвестиции начали наконец приносить прибыль.

Жизнь вошла в нормальную колею, и впереди маячило светлое будущее.

Бывали минуты, когда граф даже подумывал о покупке судна. Пока небольшого. Чтобы в редкие перерывы между стрижкой овец и инспекцией рудников научиться управлять парусами. Но никогда в жизни его не посещало желание стать свахой. Он и представить себе не мог, что когда-нибудь ему придется рассматривать женщин с точки зрения весомости их приданого или оценивать мужчин по их невинным шалостям.

И что же? Мало того, что он обещал подыскать мисс Вудли достойного жениха, так еще взялся изучать списки богатых девиц на выданье с перечнем их состояний. В то время как все его мысли крутились вокруг чего-то совершенно иного. Вокруг чего-то скандального и непристойного. Вокруг одного злосчастного поцелуя. Чем, интересно, обернется для него его последний импульсивный поступок, выведший его из равновесия и напрочь лишивший покоя? После первого поцелуя на балу у матери Каролина Вудли занимала все его мысли. Про себя граф окрестил ее странным созданием. Красивая женщина, помешанная на научных исследованиях. Уже одно это разжигало его любопытство.

Однако ему следовало бы помнить, что в его жизни нет места для подобных странных созданий, какими бы красивыми они ни были. Его жизнь состояла из подсчета овечьего поголовья, рудниковых акций и аккуратно разнесенных колонок с цифрами прибыли и затрат. И все же он нанес Каролине визит. Да, но ведь только для того, чтобы вернуть ей потерянный веер!

Это было бы полбеды, если бы ему не пришлось покидать дом Вудли связанным легкомысленным обязательством найти ей мужа! С другой стороны, он утешал себя тем, что обещание сделать эту странную Каролину популярной в светских кругах соответствовало его авантюрному характеру. Для него это была всего лишь игра, которая должна была помочь ему найти богатую невесту.

Естественно, ему пришлось вывезти Каролину в свет. Она сияла рядом с ним, как бриллиант чистой воды, каким, собственно, и была, и озаряла светом своей драгоценной чистоты презренную чопорность бомонда.

И совершенно неожиданно Джеффри подпал под власть ее чар. Ему не нужно было бросать в ее сторону притворные влюбленные взгляды. Он и без того не мог оторвать от нее глаз. Ему не нужно было искать благовидный предлог, чтобы к ней прикоснуться. Его пальцы сами тянулись к прелестному овалу ее лица, не в силах справиться с соблазном погладить обольстительную шелковистость кожи, обвести изысканную линию красивых губ, приоткрыть сладкий ротик, чтобы утолить ненасытную жажду.

В ту минуту он даже не задумался о том, где находится, совершенно забыв, что сидит в открытом экипаже в центре города средь бела дня. Его ангел-хранитель, должно быть, задремал и не смог шепнуть своему подопечному о чести или хотя бы приличии. Он даже не удосужился напомнить Джеффри о главном недостатке Каролины – отсутствии наследства! По правде говоря, не появись кеб, неизвестно, чем бы все это закончилось.

И прикосновение к ее корсажу было бы невинной шалостью по сравнению с тем, что могло бы произойти.

О Господи, судя по всему, он вовсе лишился рассудка. Что это на него нашло? Как посмел он с ней так поступить? Он играл с Каролиной, поставив на карту ее репутацию. Ведь он знал, что никогда не сможет на ней жениться. Она в списке богатых невест не числится. Джеффри повторил эти слова вслух, чтобы удостовериться, что их смысл дошел до его ослабевшего сознания:

– Она не из богатых наследниц.

Единственным выходом для него было найти Каролине приличного джентльмена, чтобы благополучно выдать ее замуж, до того как он потеряет голову и окончательно утратит над собой контроль.

– Мисс Вудли, позвольте представить вам лордов Хиллмана и Пауэлла. Джентльмены, это мисс Вудли. – Джеффри усилием воли заставил себя сохранить бесстрастное выражение лица, когда очередная мужская голова склонилась над рукой Каролины.

Его план сработал. Их прогулка по Гайд-парку пять дней назад и пристальный интерес с его стороны на протяжении последующих вечеров заинтриговали мужскую часть высшего общества. Джентльмены выползали из своих нор, чтобы быть представленными новой восходящей звезде. Всех интересовало, каким секретным оружием обладала эта Каролина Вудли, неприметный «синий чулок», постоянно подпиравший раньше стенки, если смогла привлечь внимание знатного графа Тэллиса? Мужчины из кожи вон лезли, лишь бы выяснить это.

К счастью, их злосчастный поцелуй последствий не имел и на растущей популярности Каролины не отразился. Что касается его настроения, то, чем больше увеличивалась толпа джентльменов вокруг Каролины, тем больше мрачнел Джеффри. Он обнаружил, что ему необыкновенно легко изображать из себя ревнивого кавалера. Он первый открыл за безмятежным фасадом ее пленительный ум, но теперь оказался вне пределов ее окружения.

К тому же он не мог, не имел права свести на нет результаты собственных трудов. Его внимание к девушке придавало ей дополнительное очарование, противостоять которому другие мужчины оказались бессильны.

Одетая в тот вечер в белое платье с тонкой золотой нитью, Каролина походила то ли на принцессу, то ли на ангела. Как никогда красивая, она становилась еще краше, когда ее глаза смеялись при виде замешательства того или иного молодого щеголя.

Джеффри со всей ясностью видел, что Каролина отлично вписалась в общество и чувствовала себя в своей стихии, чем вызывала у него почти отеческую гордость. Но к несчастью, в ее стихии для него места не было. Выругавшись себе под нос, он раздраженно озирался по сторонам в поисках утешения. Ему нужно было срочно отвлечься, иначе его скверное настроение скоро начнет отпугивать от нее этих противных сосунков.

К счастью для графа, последние дни весьма благоприятно отразились не только на положении Каролины, но и на его собственном, позволяя и ему вкушать сладкие плоды своего труда. Лениво оглядывая зал, он то и дело ловил на себе кокетливые, жадные либо откровенно оценивающие взгляды юных барышень и даже зрелых матрон. Для извращенного женского ума нет ничего милее вызова. Уже одно появление графа в обществе об руку с «синим чулком» было своего рода белой перчаткой, брошенной в лицо признанным светским красавицам. Он интриговал их воображение. И женщины делали все, что было в их власти, лишь бы его заинтересовать. Никто из них, похоже, и не заметил, что три бала подряд он был в одном и том же костюме.

Найти богатую невесту гораздо легче, если основную часть работы выполняют сами женщины.

Джеффри оглянулся на Каролину. Она беседовала с Перри Фэрфаксом. Из долетавших до его слуха обрывков разговора он понял, что они увлеченно болтали об овцах – ни много ни мало! Что ж, Перри особой смекалкой и умом никогда не отличался. Граф пожал плечами. Ну что ж, все же овцы были более удачной темой для разговора, чем последняя пассия лорда Уайтли. Каролина, по мнению графа, держалась безукоризненно и непринужденно. Она не заикалась, не краснела и не совершала разных глупостей, которые у нее случались в его присутствии.

А что, если она не угомонилась и продолжает свои опыты? Неприятная мысль, мелькнув в голове, заставила Джеффри встревоженно поежиться. Может, именно этим она и занималась? А вдруг она не ограничилась поцелуями руки? Граф даже покачал головой, стремясь убедить себя в абсурдности этой мысли. Он надеялся, что из-за обилия балов и раутов у нее не остается времени на всякие научные изыскания. А новая манера держаться могла быть вызвана повышенным вниманием мужчин, ловивших каждое ее слово.

За спиной Каролины Джеффри заметил миссис Хибберт. Бедную тетку явно терзали противоречивые чувства: гордость за свою племянницу, с одной стороны, и нарастающее беспокойство по поводу ее будущего – с другой. Желая поддержать тетушку, граф ободряюще ей улыбнулся.

Каролина блистала на балу. Он достиг своей цели, а остальное зависело от нее. Теперь он мог бы спокойно заняться устройством собственной судьбы. Джеффри вздохнул, чтобы отделаться от внезапно нахлынувшей грусти.

Господи, как же он ненавидел эту ярмарку невест!

С натянутой улыбкой он повернулся к Каролине, чтобы сказать, что отлучается, но не смог к ней подступиться. Ее окружала плотная толпа поклонников, а пробиваться сквозь их строй у него не было ни малейшего желания. Ограничившись вежливым поклоном ее тетке, граф направил стопы к ближайшей наследнице отцовского состояния.

Интересно, под каким номером она значилась в рекомендованном Джереми списке? Кажется, под номером три. К счастью, эта девица оказалась блондинкой. С недавних пор Джеффри по непонятной причине начал отдавать предпочтение белокурым дамам.

Уход графа не остался не замеченным Каролиной. Глядя ему вслед, она испытала одновременно тревогу и облегчение. Тревога ее была вполне объяснима. Несколько последних дней он ходил за ней по пятам, и Каролина привыкла к его ненавязчивому присутствию, внушавшему ей уверенность в собственных силах. Он, как никто другой, умел поднять ей настроение, даже если находился на другом конце зала. Что касается облегчения, то бдительное око графа не позволяло ей расслабиться, поэтому, оставшись без присмотра, она вздохнула свободнее. Каролина знала, что в глубине души Джеффри не одобряет ее интереса к изучению физической стороны человеческих отношений. Пока он находился поблизости, ей приходилось вести себя исключительно прилично. Это стало тяжким испытанием для ее терпения, но Каролина сознавала, что присутствие графа лишало полученные ею данные достоверности.

По неясной причине, в которой ей еще предстояло разобраться, граф вызывал у нее весьма необычные ощущения. Одного его взгляда или легкого прикосновения хватало, чтобы воспламенилась ее кровь и участилось дыхание. В то же время его отсутствие нелегким бременем ложилось на ее плечи, и минуты тянулись медленно, превращаясь в вечность.

А заниматься научными исследованиями в таком состоянии было нелегко. Каролина исписала почти тридцать страниц убористым почерком, подробно излагая переполнявшие ее эмоции при одной только мысли о Джеффри.

Она знала, что научно-исследовательская работа будет неполной без проведения сравнений. Как она уже говорила графу, один поцелуй – вернее, два – не является достоверным научным материалом. Поэтому, несмотря на большой интерес к продолжению поцелуев с Джеффри, логика требовала от Каролины оставаться верной своим принципам. Это означало расширение исследовательского поля. Однако, чтобы исключить влияние, оказываемое на нее Джеффри, Каролине нужно было выбрать момент, когда она расстанется с графом.

Пребывая в смятенных чувствах, она с нетерпением и страхом ожидала минуты, когда граф наконец выйдет на охоту за богатым приданым. И когда это свершилось, Каролину пронзила острая тоска, с которой она никак не могла справиться. Краем глаза она наблюдала, как он приближается к красивой блондинке. Через мгновение граф склонился над ее рукой, счастливица ослепительно улыбнулась и разразилась непринужденным смехом.

У Каролины засосало под ложечкой. Она не могла спокойно смотреть, как он приносит себя в жертву на алтарь финансового благополучия. Но она прекрасно знала, что от нее ничего не зависит и никакие увещевания не заставят его свернуть с намеченного курса. Фамильная честь была для графа превыше всего. Что ж, пусть он идет своим путем, а она пойдет своим.

В конце концов, ей предстоит начать научные изыскания.

Склонив голову набок, Каролина принялась внимательно разглядывать окружавших ее молодых денди, пока не остановила выбор на наиболее перспективном объекте для исследований.

– Перри! – позвала она, яростно обмахиваясь веером. – Здесь невыносимо жарко. Не соблаговолите ли вы прогуляться со мной по саду?

Как и следовало ожидать, Фэрфакс проворно подскочил к ней и предложил руку.

– О, благодарю вас, – пролепетала она чуть слышно. – Но не будете ли вы любезны встать с другой стороны? Вы мне понадобитесь там, когда мы начнем наш... э-э... впрочем, не важно. Да, вот так просто отлично.

Ласково улыбнувшись своему кавалеру, она позволила вывести себя в сад.

Последующие часы Джеффри отчаянно страдал от скуки, раздражения и осознания необходимости продолжать в том же духе, танцуя с юными обладательницами большого капитала. До свадьбы Софи оставалось меньше трех недель. За это время Джеффри должен был жениться, чтобы вернуть сестре ее приданое.

При мысли о том, на что он себя обрекает, Джеффри содрогался, но его честь требовала самопожертвования.

Увлекшись парадом потенциальных невест, он только после подачи закусок заметил, что происходит нечто странное. Каролина периодически куда-то исчезала. Сначала Джеффри решил, что ему показалось, но после непродолжительного и внимательного наблюдения он понял, что не ошибся. Сделанное открытие заставило его не на шутку встревожиться.

Закончив танец с джентльменом, Каролина отказывалась от второго тура, предпочитая прогулку с ним на свежем воздухе. Сначала Джеффри предположил, что ей просто жарко и она отправилась за лимонадом. Один раз она скрылась со своим партнером в игральной комнате. Но дальнейшее наблюдение показало, что к началу следующего танца она неизменно возвращается, чтобы с его завершением снова исчезнуть.

Господи Боже мой, что эта плутовка делает? Неужели она ставит свои дурацкие опыты? Но ведь они договорились, что Каролина ограничится лишь поцелуями руки. Он достаточно ясно выразился: руки. Конечно, если она посчитает нужным, ей не возбранялось расширить исследовательское поле до танцев.

И куда только запропастилась ее тетка? Быстро распрощавшись с очередной претенденткой на титул графини, Джеффри бросился на поиски Каролины или хотя бы миссис Хибберт. Тетушка довольно скоро сыскалась. Она сидела в компании его матери и без умолку тараторила. Граф решил не тратить времени на любезности.

– Где Каролина? – обрушился он на миссис Хибберт, грубо прервав мирное течение беседы.

– Джеффри? – возмутилась его мать. – Йоркшир, похоже, напрочь испортил твои манеры.

Но он не обратил на родительницу внимания, сверля немигающим взглядом ее подругу.

– Э-э... Я не совсем в курсе, милорд, – пробормотала та заикаясь и повернула к нему лицо с расширенными от изумления глазами. – Должно быть, танцует.

– Нет, она не танцует. – Джеффри стал мрачнее тучи. – Так вы не знаете, куда она подевалась?

На лбу миссис Хибберт пролегли глубокие морщинки, когда она напряженно вгляделась в танцующие в центре зала пары.

– Среди танцующих определенно нет.

– Я уже сказал вам об этом, – прорычал Джеффри, недоумевая, почему самообладание изменяет ему в последнее время столь часто.

– Тогда она, вероятно, пошла за лимонадом или заглянула в игральную комнату.

– Я думаю, – заявил граф сурово, – что она завлекает молодых людей в сад.

– Джеффри, прошу тебя, – оборвала его мать. – Твой намек выходит за рамки приличий.

– Все эти дни вы были весьма любезны, оказывая знаки внимания моей племяннице, – начала миссис Хибберт сухим тоном. На ее лице застыла маска негодования. – Но я вынуждена вам напомнить, что она вполне благоразумная девочка. И вам должно быть хорошо известно, что фривольность танцев ей не по душе. Вероятно, она куда-нибудь удалилась, чтобы в спокойной обстановке перекинуться словом с одним из своих кавалеров. Вряд ли она станет завлекать кого-нибудь в сад.

– Но... – возразил Джеффри.

– В вашей заботе я не нуждаюсь, милорд, – холодно объявила миссис Хибберт.

Джеффри метал в сторону обеих женщин громы и молнии, они, в свою очередь, смотрели на него растерянно и осуждающе. Только тут его осенило, что обе они скорее всего ни о чем не подозревают. Они не имели никакого представления об изобретательности дьявольского ума Каролины. А если имели, то в любом случае не знали о ее последних научных изысканиях.

Исторгнув тихое проклятие, Джеффри развернулся и пошел прочь. Видно, расхлебывать эту кашу придется ему. У него не поворачивался язык рассказать милой миссис Хибберт, что ее племянница далеко не ангел, а потому ему ничего другого не оставалось, как попытаться самому призвать к порядку своенравную Каролину.

Правда, для начала требовалось ее разыскать. Но где? Садик за домом леди Бедфорд изобиловал тайными уголками и уединенными местами для секретных любовных встреч. Именно этим и привлекала графа эта загородная резиденция. Он надеялся на балу выманить какую-нибудь прелестную богачку в сад, под луну. При мысли, что Каролина проделывала то же самое с другими джентльменами, в нем все бурлило от праведного гнева.

За пять минут поисков ему попалось на глаза немалое число дам и джентльменов, занятых отнюдь не благородными делами. От ярости кровь в его жилах начала закипать.

Где же Каролина?

– Но, сэр! Вы делаете все не так, как надо... Уф...

Он ее нашел! В этом не было сомнения. Ни одна леди не стала бы возмущаться непристойным поведением кавалера в столь... интеллектуальной манере. Джеффри остановился и прислушался, определяя, откуда доносится звук, потом ринулся в кусты.

То, что открылось его взору, было сродни ночному кошмару. Каролина находилась в объятиях здоровенного детины. На глазах у графа человек, называвший себя джентльменом, проворно расстегнул на ней корсаж и опрокинул на землю.

– В самом деле, сэр, это вовсе не... ой!

Не мешкая ни секунды, Джеффри оторвал нахала от Каролины и стремительным броском отшвырнул к ближайшему дереву.

– Что?..

Размахиваясь для удара, граф успел рассмотреть толстые губы на красном лице. Мужчина рухнул как подкошенный.

Джеффри быстро повернулся к Каролине, опасаясь, как бы она не исчезла. Но она сидела на земле с открытым ртом и безмолвно таращилась на его кулак.

– Хороший удар, – похвалила она, переводя дух. Сила его удара, видно, произвела на нее неотразимое впечатление. – Но в этом не было необходимости.

– Не было необходимости? – Граф не поверил своим ушам. – Еще секунда, и он размазал бы тебя по земле, как последнюю шлюху. – При мысли об этом у него болезненно сжалось сердце.

– Чепуха, милорд, – возразила Каролина, неловко поднимаясь на ноги. – Я не так уж беззащитна. Просто мне не хотелось применять столь радикальные меры против одного из ближайших приятелей моего отца.

– Радикальные меры? – удивился граф и ошарашенно уставился на нее.

Она, потупившись, отряхивала юбку, потом подняла глаза на графа.

– Я имею в виду удар в пах, способный вызвать стойкое нарушение детородной функции.

Джеффри растерянно моргнул, недоумевая, почему она не благодарит его за спасение.

– Я и не догадывался, что ты так хорошо подготовлена в области самообороны, – сухо заметил он.

– О да. Гарри учил меня этому. Он не хотел, чтобы кто-нибудь воспользовался моей невинностью.

Джеффри схватил ее за руку, норовя оттащить прочь.

– Тогда скажи на милость, чего ты дожидалась? Тебе следовало ударить его сразу, едва он начал приставать.

Каролина захлопала ресницами.

– Но я еще не успела провести, опыт, – пояснила она, склонив голову набок.

Осознав, что его худшие опасения оправдались, граф от досады заскрежетал зубами.

– Неужели ты продолжаешь проводить свои злосчастные опыты?

– Конечно, – подтвердила она, вскидывая подбородок и всем своим видом демонстрируя, что его сомнения на этот счет глубоко ее задели.

– Мне казалось, ты обещала ограничиться исследованием поцелуев руки.

– Я с этим уже справилась, – ответила Каролина.

– Невозможно, – усомнился Джеффри и непроизвольно сжал кулаки. – Ты не могла набрать... э-э... – Что за дурацкие слова она раньше употребляла?

– Статистически достоверные данные?

– Да!

– Отчего же? Я это делала. – Ее большие голубые глаза смотрели на него с вызовом. – Мою руку целовало значительное число мужчин, милорд. И мне это страшно наскучило.

Оспаривать этот факт граф не стал. Он и сам находил это чрезвычайно утомительным.

– Но ведь ты собиралась приступить к изучению влияния танцев... то есть момента, непосредственно предшествующего очередному туру?

– Да, – вздохнула Каролина, и на ее лице появилось виноватое выражение. – Я знаю, что вы считаете этот момент особенно привлекательным, но, должна признаться, меня он ничуть не трогает. Но, быть может, – она оживилась, и в ее голосе прозвенела нотка надежды, – вы сами изучите эту область? Я бы с радостью послушала ваши выводы по окончании исследований.

Джеффри вытаращил глаза. Неужели она всерьез думает, что он займется подобной чепухой? Он отбросил эту идею как смехотворную и вернулся к более животрепещущей теме.

– Когда тебе пришло в голову сравнивать поцелуи? – Едва Джеффри произнес это, как его посетила ужасная мысль, заставившая испугаться по-настоящему. У него даже перехватило горло. – Ты, полагаю, сравниваешь только поцелуи, не так ли? Ничего больше? – Ему совсем не хотелось размышлять над тем, в какие дали мог занести Каролину ее пытливый ум.

– Исключительно поцелуи, милорд. – С этими словами она вытащила из кармана платья листок бумаги и одарила графа озорной улыбкой. – За сегодняшний вечер я достигла значительного прогресса!

Не долго думая, Джеффри выдернул у нее из рук листок.

– Не сейчас, – проворчал он с укором и снова попытался оттащить ее в сторону.

Но она мешкала, глядя на записку алчным взглядом, потом перевела взор на распростертую фигуру своего последнего «испытуемого».

– Может, нам стоит подвинуть мистера Лутса? Ему не совсем удобно лежать.

Джеффри повернулся в сторону незадачливого кавалера и на некоторое время задержал на нем взгляд, чтобы удостовериться, что тот не умер, а всего лишь получил нокаут. Заметив ритмичные движения грудной клетки негодяя, граф утратил всякий интерес к его удобствам.

– Забудь о нем, – небрежно обронил Джеффри и потащил Каролину к дому.

– Но он один из ближайших друзей моего отца. – Она уперлась и ни за что не желала уходить. – Они вместе состоят в Химическом обществе.

– Ты, случайно, не влюблена в него? – поинтересовался Джеффри, пытаясь скрыть страх, и выжидательно прищурился.

– В мистера Лутса? Конечно, нет, – ответила она не задумываясь. – Это исключено. Особенно после того, что было... – Она хмуро посмотрела на поверженного здоровяка. – Он ни за что не желал делать, что ему говорят.

– Что?!

– Я использовала его с целью сравнения, – продолжала Каролина, словно не слышала вопроса графа. – Кроме лакея моей тетки, Луге – единственный нетитулованный джентльмен, удовлетворяющий всем требованиям моего исследования. Но поскольку он гораздо старше меня по возрасту и вполне респектабельный господин, я решила, что стоит включить его в число испытуемых.

Джеффри стиснул запястье Каролины, но задал следующий вопрос тихо, потому что знал, что если позволит себе говорить в полный голос, то сорвется на крик:

– Ты целовала лакея? В губы?

– О да. – Каролина лукаво улыбнулась. – Он был самым молодым из моих знакомых. Я полагала, что юность – это то, что требуется для достижения некоторых физических эффектов. Юношей отличает горячность. А горячность мне еще не приходилось встречать. Впрочем, – добавила она угрюмо, – мистер Лутс тоже проявил горячность, хотя уже довольно стар. Ему, если не ошибаюсь, за сорок.

– Проклятие! – Это единственное, что мог сказать граф. Она робко посмотрела на Джеффри.

– Вы тоже относитесь к моим поклонникам в возрасте, хотя, правда, немного моложе мистера Лутса. Но я бы не назвала ваш поцелуй горячим. Скорее он был... – Она умолкла, стараясь подыскать подходящее слово. – Опытным. Вы в поцелуях человек довольно опытный, правда?

– Мой опыт, как ты изволила выразиться, тебя абсолютно не касается, – буркнул граф, расправляя плечи.

Каролина надулась, ее алая пухлая нижняя губка непроизвольно притянула его взгляд, хотя в нем еще все кипело от ярости.

– Очень хорошо, – промолвила она и смиренно вздохнула. – Если вы не хотите больше помогать мне в моих исследованиях, то это, бесспорно, ваше право. Но благодарности от меня не дождетесь, – бросила она и многозначительно кивнула в сторону обездвиженного Лутса. – В другой раз попрошу вас приберечь свое вмешательство для более подходящего случая. Из-за вас мне придется забраковать весь опыт с мистером Лутсом. – С этими словами плутовка ловко вырвала у графа из рук свой листок и, аккуратно сложив его, сунула в карман.

Джеффри округлил глаза, пораженный ее поведением.

– Приберечь мое вмешательство! Господи милостивый, женщина...

– Я уже устала вам твердить, что держала ситуацию под контролем. Мистер Лутс слегка переусердствовал. Уверена, что, прояви я чуть больше строгости, он бы успокоился и мы смогли бы довести эксперимент до конца. Но теперь я сомневаюсь, что мне удастся убедить его меня поцеловать. Даже если бы он был в сознании, постоянный страх перед вашим кулаком испортил бы весь процесс. – Она испустила тяжкий вздох. – Вы проявили в этом деле неоправданный энтузиазм.

– Прошу меня великодушно простить, что встал на пути вашей науки, – пробурчал Джеффри, потом решительно потащил Каролину по темной тропинке, ведущей в глубь сада, где собирался вбить в голову упрямой девицы хоть немного здравого смысла.

Он выбрал укромное местечко у стены под раскидистым кустом белой акации, куда почти не долетали звуки голосов. Лунный свет едва пробивался сквозь густую листву. Яркие желтые листочки золотым дождем осыпали волосы Каролины.

Она выглядела удивительно красивой. В ее глазах плясали серебряные отблески лунного сияния. Ковер из листьев под ногами и пряные осенние запахи дополняли картину. Большую идиллию трудно было представить. Но охваченному яростью Джеффри было не до полыхающего на ее щеках румянца и мечтательного выражения глаз.

– Это то место, куда я приводила своих кавалеров, – сообщила Каролина. – Здесь так романтично. – Она внезапно помрачнела. – Хотя окружающая обстановка интересует джентльменов куда меньше, чем меня.

Упоминание Каролины о «своих кавалерах» быстро вернуло Джеффри к реальности. Отступив на шаг, он расправил сюртук и сделал глубокий вдох.

– Ты не можешь больше продолжать эту чушь, Каролина! – Но...

– Нет, – перебил он ее, – ты не можешь целоваться со всеми мужчинами подряд.

– Но я и не целуюсь со всеми подряд!

– Ну да. Ты выбираешь из них наиболее респектабельных, – угрюмо констатировал граф.

– Вовсе нет! – оскорбленно вскричала она. – Я выбираю только тех, кто может помочь мне в моих исследованиях.

Джеффри так и не понял, что могло заинтересовать Каролину в дородном мистере Лутсе. Он уже собирался потребовать от нее подробных объяснений своего идиотского поведения, когда золотой листок с дерева, кружась, опустился на нежную округлость ее правой груди. Джеффри инстинктивно смахнул листок, случайно коснувшись теплой плоти. А потом его рука вдруг зависла над ее грудью, объятая трепетом.

От этого небрежного прикосновения Каролина вскрикнула. И он почувствовал, как горячая кровь опалила кончики его пальцев. Джеффри отдернул руку. Внезапная потеря контроля над собой разозлила его, .

– Ты не можешь продолжать в том же духе, – безапелляционно заявил он, сам не зная, кому адресует эти слова. – Это безнравственно, неприлично и жестоко!

Услышав его суровый тон, Каролина поморщилась. Но отступать она не собиралась.

– Безнравственно? Неприлично и жестоко?! – повторила она.

Граф кивнул. Именно это он и имел в виду.

– А как прикажете понимать ваш флирт с богатыми наследницами ради обеспечения сестры приданым?

Он побледнел. Каролина нанесла точно рассчитанный удар. Его действия были не более благородными, чем ее. Правда, в глазах общества его поведение заслуживало меньшего порицания. И все равно Джеффри был исполнен решимости положить конец нелепым исследованиям Каролины. Нужно только постараться убедить ее в том, что леди не должна так себя вести.

– Послушай, – проговорил он примирительно, – ты подвергаешь себя опасности. Подумай о своей репутации, Каролина, и о реакции тетушки, если она узнает о твоих проделках. – От его слов она побледнела, но Джеффри продолжал гнуть свою линию: – Рано или поздно ты нарвешься на мужчину, который захочет получить больше, чем ты сможешь дать. Что ты будешь делать тогда?

Она на минуту задумалась, прикусив губу.

– Но научный поиск всегда сопряжен с опасностью, милорд, – изрекла Каролина глубокомысленно. Джеффри громко застонал, раздосадованный ее упрямством. Чтобы граф ее не перебил, Каролина приложила к его губам палец. – Но я согласна, ситуация действительно двусмысленная. Я как раз собиралась обсудить с вами этот вопрос.

Джеффри мотнул головой, освободившись из плена ее губ.

– Каролина, – процедил он сквозь зубы. – О чем ты говоришь?

– О вашей любовнице, милорд.

Джеффри словно обдали ледяной водой. Он опешил и даже лишился дара речи.

– Что? – выдавил он наконец.

– Я говорю о вашей любовнице. Полагаю, она у вас есть?

– Ну да... – пробормотал он. Почему он говорит с ней на эту тему? – Что?..

– Вы правы. Я выбрала крайне неудачный способ проведения исследований. Хотя чувствую, что в состоянии справиться с любой ситуацией. Правда, не исключена возможность, что с каким-нибудь упитанным господином мне будет справиться не просто. Особенно если к этому добавить... энтузиазм.

– Как с мистером Лутсом?

Теперь побледнела она, и Джеффри пожалел, что напомнил ей о печальном инциденте с этим верзилой.

– Должна признаться, что целоваться с ним было все равно что подвергнуться стрижке.

– Не понял?

– Представьте, как чувствуют себя несчастные барашки в руках кого-то, кто в мгновение ока лишает их теплой шубки. Слава Богу, что мистер Лутс оказался менее ловок, чем люди, которых я нанимаю стричь овец.

– Слава Богу, – согласился Джеффри. Представленная картина заставила его похолодеть от ужаса. Он очень надеялся, что полученный опыт научил ее уму-разуму и впредь она проявит больше благоразумия.

– Ну да, – продолжала Каролина, покрываясь румянцем. – Это и еще тот факт, что я, несомненно, повторяю уже проведенные кем-то исследования.

– Уверяю тебя, Каролина, твои научные разработки лежат вне сферы интересов других людей.

– Может, вы и правы. – Она улыбнулась ему, явно испытав облегчение. – Но я же не могу ходить и целовать каждого встречного! У меня уйдут годы на получение статистически достоверных результатов.

У Джеффри отлегло от сердца. Похоже, он добился чего хотел и Каролина вняла голосу разума.

– Следовательно, мне стоит опросить дам, набравших за свою жизнь достаточно опыта в целовании разных мужчин.

– С моей любовницей ты разговаривать не будешь, – довел граф мысль Каролины до логического завершения.

– Очень хорошо, – вздохнула она смиренно, словно знала его ответ заранее. – Тогда мне придется нанести визит в дом терпимости.

– Об этом не может быть и речи! – прорычал Джеффри. От его крика Каролина поморщилась. – Господи, Каролина, ты же такая умная! Неужели ты не понимаешь, что играешь с огнем? Ты ставишь на карту собственную репутацию, – сказал Джеффри, понизив голос, хотя внутри у него все клокотало.

– Конечно, я сознаю...

– Сколько мужчин ты поцеловала сегодня?

Прежде чем ответить, она вынула свою записку и, пробежав ее глазами, доложила:

– Четверых, но...

– Четверых? Господи всемогущий! Завтра от твоей репутации не останется камня на камне!

– Ерунда. Каждый из них поклялся хранить это в тайне. Кроме мистера Лутса, разумеется. Но, боюсь, он вряд ли захочет обсуждать с кем-либо наш злополучный инцидент. – Джеффри поймал на себе ее сердитый взгляд.

– Нельзя быть такой наивной, – выпалил он, мрачнея.

– Не хотите ли вы сказать, что они все равно будут обсуждать это между собой? – В глазах ее засветился неподдельный ужас. – Но они клялись честью!

Понимая тщетность своих усилий, Джеффри вздохнул. Каролине не дано понять желание молодого щеголя похвастаться своими подвигами на любовном фронте перед приятелями.

– Кого ты целовала, Каролина? Я поговорю с каждым из них.

Она с раздражением отмахнулась от листка акации, кружившегося у нее перед носом.

– Вот и отлично. Но, знаете, это еще больше укрепляет меня в решимости побеседовать с вашей любовницей. Как выясняется, вам, мужчинам, нельзя доверять честь дамы.

Джеффри улыбнулся. Явный успех: две уступки за один вечер! Похоже, он научился обращаться с этой неукротимой леди.

– Назови мне их имена, Каролина, – тихо попросил он.

Она спокойно зачитала имена из своей записки. Мысленно представив себе этих людей, Джеффри облегченно вздохнул. Каролина по крайней мере отнеслась разумно к выбору своих жертв, за исключением, пожалуй, мистера Лутса. Большинство из них были людьми чести и порочить ее не станут.

Репутация ее не пострадает. Во всяком случае, не сегодня.

Теперь графу предстояло разобраться с ее нездоровым интересом к его любовнице. Никогда и ни под каким предлогом не позволит он Каролине подойти к своей бывшей пассии ближе чем на полмили. Неизвестно, какой вред способна причинить ей прямолинейная Луиза. Несмотря на ум и логичность мышления, Каролина еще не была готова постигнуть отдельные моменты физической стороны отношений между мужчиной и женщиной.

– Ну и отлично, – кивнул Джеффри, когда она спрятала свою записку. – Я поговорю с ними сегодня же. А пока предлагаю тебе остаться здесь, а я отыщу твою тетку. – Улыбнувшись, граф выудил из ее прически несколько застрявших в волосах листков акации. – По твоему виду можно подумать, что тебя катали по траве.

Лицо Каролины осветила ответная улыбка, и она легким движением руки смахнула золотистые листья с его головы. Ее воздушные, нежные прикосновения обострили его чувства и распалили душу.

– Этим-то и плохи акации и романтическая обстановка в целом. Они приносят беспорядок.

Джеффри взял ее руку, прекрасно понимая, что его самообладание имеет границы. Но тем не менее он поднес тонкие пальчики к губам и поцеловал.

– Каролина, а как целовали тебя те господа? Грубо... – Он запнулся, затрудняясь сформулировать вопрос. – Или они были сдержанны в своих знаках внимания?

Она наблюдала за своей рукой как загипнотизированная, не в силах оторвать взгляда от его губ. Ему тоже было несказанно приятно чувствовать на губах тепло ее руки, затянутой в белую перчатку. Потом, когда он начал расстегивать и стаскивать эту перчатку, его удовольствие переросло в истинное блаженство при виде того, как расширились ее глаза.

– Каролина, – тихо попросил он, – расскажи, как у тебя было с другими джентльменами.

Она нахмурилась, и выражение сосредоточенности омрачило ее прелестные черты.

– Никак, – вздохнула она скорбно. – Никакого трепета.

Он снял с нее перчатку и с улыбкой погладил ее нежную кожу. Она не смогла сдержать стона, и у Джеффри кровь закипела в жилах.

– А теперь? Теперь ты ощущаешь трепет?

– О да, – прошептала Каролина. Вдруг ее ресницы дрогнули, и она подняла на него глаза, в которых он уловил отблеск ее невинного желания. – А ты положишь мне руку на корсаж? – спросила она.

Вообще-то таких намерений у графа не было. Напротив, он был решительно настроен оставить ее одну и отправиться на розыски тети Уин. Каролина, одна в темном саду, была большим соблазном для любого мужчины. И все же, не в силах совладать с собой, он ласкал ее руку, медленно приближаясь к локтю. Тепло ее обнаженной кожи обжигало его пальцы. Поднимаясь вверх по руке, он случайно задел ее грудь, и прерывистое дыхание Каролины защекотало его губы. Удивляясь самому себе, Джеффри, вместо того чтобы отдернуть руку, накрыл ладонью нежную округлость и провел пальцем по ее твердой вершине.

Она перестала дышать и слегка подалась вперед, словно приглашая его продолжить ласки. Джеффри послушно внял ее молчаливой мольбе. Его вторая ладонь последовала примеру первой, и из груди его вырвался стон, когда он нащупал сквозь ткань платья ее соски.

Каролина, закрыв глаза, прильнула к нему. Мысли Джеффри смешались, и он перестал что-либо соображать. Голос рассудка, взывавший к его сознанию, остался неуслышанным и умолк за ненадобностью.

Он склонился над ней в непреодолимом желании припасть к пульсирующей на ее шее жилке, оставляя языком длинные влажные следы вдоль линии ее подбородка, а затем стал нежно покусывать мочку ее уха. Дрожь, пронзившая ее, вошла в его тело.

Джеффри еще крепче сжал ее в своих объятиях, его рот блуждал в поисках ее сладких губ. Достигнув вожделенной цели, он поцеловал Каролину, решительно и глубоко вторгаясь в распахнутую бездну, мечтая об иных глубинах.

Все это время его руки продолжали ласкать ее грудь, вытворяя с ней все, о чем он мечтал в последние дни, и чутко реагируя на ее малейшие движения. Она билась и извивалась в его руках, а ее тихие стоны безошибочно подсказывали ему, что именно доставляет ей наибольшее наслаждение. И их желания оказались сходными.

– Я приношу свои извинения за поведение Джеффри. Сказывается напряжение сезона, вы меня понимаете. А это, как известно, толкает мужчин на необдуманные поступки.

Джеффри замер. Голос матери вернул его с небес на землю.

– Я вас очень хорошо понимаю, – раздался в ответ голос миссис Хибберт. – Даже мой милый Аласдэр начинает болтать на балах всякие нелепицы. Он терпеть не может все эти светские приемы. Готов пуститься на любую хитрость, лишь бы его оставили в покое.

Услышав голос тетки, Каролина окаменела в объятиях Джеффри.

– Ну что ж, – продолжала его мать, стоявшая за соседним кустом, – по крайней мере мы удостоверились, что Джеффри ошибался. Ваша Каролина слишком целомудренна, чтобы находиться здесь. – Миледи сделала ударение на последнем слове, словно желая закончить на этом разговор.

Джеффри поймал испуганный взгляд Каролины, напряженно всматривавшейся в темные заросли. Судя по приближающимся голосам, дамы должны были выйти из кустов с минуты на минуту. Только тут Джеффри осознал, что все еще стискивает грудь Каролины. Окинув ее придирчивым взглядом, он сразу заметил предательски пламенеющие и опухшие от поцелуев губы. И хотя в целом одежда Каролины – пожалуй, кроме перчатки – была в безукоризненном порядке и не вызывала подозрений, одного взгляда было достаточно, чтобы понять, чем она тут занималась.

Проклиная себя за медлительность и сожалея о том, что все так внезапно закончилось, граф поспешно отпрянул. Тело его налилось свинцом, а ноги сделались ватными. Сердце колотилось в груди набатным колоколом, призывая Джеффри вернуться к тому блаженству, которое он только что испытал.

Но и Каролина тоже, похоже, понимала, что в таком виде ей не стоит показываться тетушке на глаза. Дрожащей рукой она подобрала с земли перчатку и неловко ее натянула. А дамы, стоя по ту сторону живой изгороди, продолжали вести неторопливую беседу, словно сидели за столом в гостиной, попивая чай.

– Мужчины иногда ведут себя весьма противоречиво, причем без всяких причин. Их трудно бывает понять, – изрекла его мать. – То они возбуждены, то холодны как лед, то их выводят из себя любые пустяки. К примеру, когда Джеффри был ребенком...

От досады Джеффри закрыл глаза, отчаянно желая провалиться сквозь землю. Минуту назад он думал, что нет ничего ужаснее, чем быть застигнутым в момент непристойных поползновений. Но слушать, как тебе перемывают кости и подвергают обсуждению детские шалости, – это было выше его сил. Он покосился на Каролину. За исключением мелких листочков, осыпавших ее при каждом дуновении ветерка, ее туалет и прическа находились в идеальном порядке. Разговор, невольными свидетелями которого они стали, поглотил ее целиком, и она с нетерпением ждала продолжения рассказа.

Джеффри хотелось закричать и рвануться сквозь живую изгородь или сломя голову броситься в противоположную сторону. Словом, сделать что угодно, чтобы заставить матушку замолчать. И тут ему на помощь пришло само провидение.

Пробили часы, возвещавшие о наступлении полуночи и приглашавшие гостей на ужин.

Никогда Джеффри так не радовался бою часов. Мать осеклась буквально на полуслове.

– О! – воскликнула она. – Я просто умираю от голода. Вы идете?

Миссис Хибберт, должно быть, согласилась, поскольку Джеффри услышал удаляющиеся шаги и шелест шелковых юбок. Дамы, по всей видимости, двинулись в обратную сторону.

– Я даже не сомневаюсь, что Каролина уже сидит за столом, как примерная девочка.

В ночном воздухе звонким колокольчиком прозвучал смех его матери.

– Я всегда подозревала, что овцеводство в один прекрасный день сведет моего сына с ума. Я днем и ночью молюсь об одном – чтобы он нашел себе наконец богатую невесту. – Вскоре ее голос утонул в гомоне парочек, спешивших на ужин.

Только теперь Джеффри смог вздохнуть. Он смущенно посмотрел на Каролину. Хотя она держалась непринужденно, в глазах ее еще вспыхивали всполохи недавней страсти, туманившей ее взор. Блуждая по его лицу, взгляд ее застыл на его губах, и она отважно приняла вызов. До сих пор она не проронила ни слова, и в крови графа все еще горело желание заключить ее в пылкие объятия.

Но это было бы безрассудством.

– Каролина, – проговорил он хрипло, – этому нужно положить конец.

Джеффри и сам толком не знал, что имел в виду – ее глупый эксперимент или их поцелуи. Однако она, кажется, все поняла и кивнула, слегка отодвинувшись от него.

– Вот и отлично, – улыбнулся он и заставил себя от нее отстраниться. – Я пойду разыщу твою тетушку и скажу, что ты неважно себя чувствуешь и хочешь поехать домой. Здесь где-то есть скамейка. Посидишь там, пока я не вернусь?

Каролина снова молча кивнула. Она, похоже, никак не могла собраться с мыслями. Но вот она расправила плечи, и в глазах ее блеснуло лукавство.

– У меня будет время сделать записи.

Джеффри вздохнул. Ну что ж, по крайней мере она больше не наделает глупостей. Поскольку гости торопливо стекались к столу, ее никто не должен был увидеть. Но даже если увидят, он объяснит, что она просто вышла в сад подышать свежим воздухом.

Репутация Каролины не пострадает. Однако оставалось поставить еще одну точку над i.

– Кстати, Каролина, ты интересовалась моей любовницей. Так вот, прошлой зимой она умерла. От оспы. – Джеффри повел плечами и мстительно добавил: – Такое случается иногда, когда целуешься с кем попало.

– Извини, Джеффри, – уныло произнесла она после долгого молчания.

Граф удовлетворенно хмыкнул, поздравив себя с удачной ложью, и пошел к дому, продираясь сквозь густой кустарник.

– Полагаю, теперь мне придется довольствоваться наблюдением за парочками в ночном саду, – услышал он ее голос.

Он мгновенно повернулся, но Каролина уже исчезла. Тихо выругавшись, Джеффри двинулся на поиски ее тетки. Надо поскорее выдать Каролину замуж, иначе, отвергая ее, он превратит свою жизнь в сущий ад.

Только посадив ее в карету и убедившись, что громоздкий экипаж тронулся с места, взяв курс на Лондон, Джеффри вспомнил ее слова: «Тогда мне придется нанести визит в дом терпимости».

Дом терпимости? Нет, она не осмелится.

Но сердце подсказывало ему, что Каролина слов на ветер не бросает и своими научными интересами не поступится.

Глава 6

Каролина задумчиво крутила в пальцах перо, но в чернила его не макала.

Джеффри трогал ее грудь. Трепет, вызванный его прикосновениями, разжег в ней огонь. И теперь она недоумевала, как это листья вокруг них не охватило пламенем. Вчерашняя сцена все еще стояла у нее перед глазами, и она снова и снова переживала испытанное в те минуты трепетное состояние.

И это определенно служило оправданием дальнейших исследований.

Каролина честно призналась себе, что поцелуи Джеффри для продолжения первого этапа исследований ей больше не потребуются. Она помнила мельчайшие подробности, каждый нюанс его прикосновений во время первых двух поцелуев. Мысленно она неоднократно проигрывала их в памяти, днем и ночью мечтая о повторении.

Каролина помнила о нем все. Даже когда они препирались и его глаза сверкали от гнева. Память свято хранила все их беседы, эмоции и ощущения, которые пронзали их жаркие перепалки. И эти воспоминания затмевали все остальное, связанное с ее опытом, приобретенным с другими мужчинами. Даже их поцелуи не оставили у нее столь ярких впечатлений.

По сравнению с графом все прочие джентльмены казались серыми и скучными.

В этом-то состояла главная трудность. Каролина затеяла все эти опыты, чтобы установить взаимосвязь между рассудком и сердцем, и обнаружила, что на самом деле таковой не существует.

Взять, к примеру, Перри Фэрфакса. Он был любезен, очарователен и удивительно образован в области овцеводства. Он ей очень нравился, и она ожидала, что и его поцелуи ей тоже понравятся. Однако, к сожалению, все свелось к пресному, сухому прикосновению губ, ставшему для нее вместо трепетного переживания истинным испытанием терпения.

Еще она целовалась с лордом Хиллманом. Весьма почтенного возраста, он был самым старшим из ее кавалеров. Но озорные искорки, плясавшие в его глазах, свидетельствовали, что мужские забавы ему отнюдь не чужды. Каролину поразила почти научная точность и проницательность высказываний лорда по поводу своего приятеля, и она ожидала, что и поцелуй старца будет таким же научным, холодным и отвлеченным, с аккуратным выполнением всех предписанных движений. Она опять ошиблась. Его поцелуй по горячности и страстности уступал разве что поцелую юного лакея. Он согрел ее, но не вызвал трепета.

Остальные джентльмены, включая мистера Лутса, только запутали ее и вообще не оправдали ожиданий. Мистер Лутс, близкий друг ее отца и человек, увлеченный химией, должен был бы, по ее мнению, продемонстрировать более нежный и научный подход или хотя бы постараться вызвать у нее приятные ощущения. Но результат оказался еще более удручающим, чем при поцелуях с Гарри. Его суетливые движения и полное неподчинение ее желаниям страшно раздосадовали Каролину. Хотя при участившихся за последние дни встречах он всегда был милым и предупредительным.

Короче говоря, Каролина пришла к выводу, что вся ее затея безнадежна. Она все чаще склонялась к мысли, что должна поговорить с женщиной, имеющей более солидный опыт в данной области. Следовательно, необходимо разыскать любовницу Джеффри. Почему ей понадобилась именно эта женщина, оставалось тайной за семью печатями даже для нее самой. Она решила, что раз знаки внимания со стороны графа вызывают у нее наиболее яркую реакцию души и тела, то и в дальнейшем следует сосредоточиться на изучении эффекта именно его поцелуев. Значит, нужна женщина, имевшая опыт поцелуев не только с Джеффри, но и со значительным числом других мужчин.

Конечно, можно было бы найти женщин, целовавшихся с графом, среди представительниц бомонда, но проще и безопаснее отыскать его любовницу.

В заявление Джеффри, что его дама сердца скончалась от оспы, Каролина нисколько не поверила. Она слишком хорошо знала, что мужчины склонны яростно отрицать наличие у них дам для любовных утех. Оспа наверняка была просто выдумкой. Оставалось лишь вычислить его любовницу и установить ее местожительство. С этим вопросом Каролина решила обратиться к тете Уин, которая, похоже, знала все обо всех.

Только сделать это нужно очень осторожно.

– Тетя Уин, – позвала Каролина, врываясь в комнату тетки.

– Господи всемилостивый, Каролина! – испугалась миссис Хибберт, роняя вышивку.

– Я думала, ты поехала кататься с лордом Пауэллом.

– Я уже устала от всей этой светской суеты, – поморщилась Каролина, покачав головой, и опустилась на диван рядом с тетушкой. – Я послала ему записку с просьбой не обижаться и отложить поездку на завтра.

Тетя Уин, как и следовало ожидать, нахмурилась. Однако сказать ей было нечего. Она слишком хорошо знала свою племянницу. Каролина отменила бы свидание, даже если бы не поставила себе цель заняться розыском любовницы Джеффри. Пустопорожняя болтовня и бессмысленные улыбки наводили на нее тоску и вызывали головную боль.

– Он отнесся к тому с пониманием, тетя Уин. Надеюсь, я его не отпугнула.

– Хорошо, но я должна напомнить, что тебе следует быть более покладистой.

Каролина пропустила замечание тетки мимо ушей, не желая выслушивать очередную нотацию. Она лишь наклонилась и, подняв с пола упавшую вышивку, громко восхитилась прелестным рисунком:

– Довольно мило. Это твой садик в Хедли?

– Брось, Каролина, не хитри. Ты же знаешь, меня не проведешь. Давай лучше выкладывай, что у тебя на уме. – Хотя в словах тетки прозвучал явный укор, тон был добродушный, даже материнский.

Каролина покраснела. Она не ожидала, что ее хитрость раскусят так быстро.

– Ничего особенного, – отмахнулась она. – Я хотела спросить, у всех ли джентльменов есть любовницы.

– Господи, об этом не принято говорить вообще! Каролина пожала плечами, избегая смотреть тетке в глаза.

– Я знаю. Мне просто любопытно. Например, у лорда Тэллиса есть любовница?

Миссис Хибберт ответила не сразу. Сверля племянницу изучающим взглядом, она со вздохом спросила:

– Надеюсь, ты в него не влюбилась?

Каролина промолчала и потупилась, напустив на себя несчастный вид. Развязать тетке язык и заставить выложить все сплетни можно лишь одним способом – внушить мысль, что племянница проявляет к джентльмену романтический интерес. А информация, как любит говаривать ее тетушка, – лучший способ снять шоры с глаз доверчивого человека.

– Видишь ли, он ищет богатую невесту. Он...

– ...никогда на мне не женится. Ты уже это говорила. – Каролина испустила еще один тяжкий вздох, изображая безнадежную грусть. – А что, если он меня любит?

– Тогда бы у него не было любовницы, – резонно ответила тетка.

Каролина с трудом сдержала улыбку. Ее план сработал!

– Так у него есть любовница?

– Конечно. У всех джентльменов есть любовницы. Правда, я слышала, что он дал ей отставку.

– Отставку?

– Бросил ее, дорогая, скорее всего из-за недостатка средств. Содержание любовницы весьма недешево.

Каролина постаралась сохранить на лице мечтательное выражение, чтобы тетушка не заметила, как ее обрадовало это известие.

– Тогда, может, он все же меня полюбит?

– Я слышала, что время от времени он наведывается к какой-то даме, с нажимом произнесла миссис Хибберт.

– Может, они старые друзья...

Тетушка уколола иголкой палец и, тихо чертыхнувшись, отложила вышивку. После чего повернулась к племяннице.

– Я думала, что ты, Каролина, гораздо умнее! Луиза Флетчер и лорд Тэллис – не друзья. Женщины, подобные ей, друзей не имеют. Они имеют покровителей.

Каролина кивнула и с надеждой спросила:

– Может, теперь Луизе покровительствует кто-то другой? Может, Джеффри к ней больше не ходит?

– Чепуха! – рассердилась тетя Уин. – Она танцовщица. – Голос ее дрогнул от возмущения. – Уверяю тебя, Каролина, лорд Тэллис продолжает регулярно ее навещать и никаких нежных чувств к тебе не питает. Я говорю это, – добавила она, смягчившись, – только для того, чтобы ты не обольщалась на его счет. Ты никогда не заставишь его пойти с тобой под венец. – Ее лицо приняло озабоченное выражение. – Повторяю, он ищет богатую невесту.

Каролина кивнула. Но прыгать от радости почему-то ей не хотелось. Она узнала все, что намеревалась, но по непонятной причине слова тетушки ее огорчили, и от приподнятого настроения не осталось и следа.

– С тобой все в порядке, детка?

– Конечно, тетя Уин. – Каролина встряхнулась, отгоняя мрачные мысли.

– Знаешь, милая, вчера вечером на балу у Бедфордов Джеффри сделал весьма странное заявление. – Тетушка многозначительно помолчала. – Он сказал, что ты завлекаешь молодых джентльменов в сад, чтобы с ними целоваться. А теперь ты расспрашиваешь меня о его любовнице. Надеюсь, ты ничего предосудительного не замышляешь?

Чересчур пристальный взгляд тети заставил Каролину отвести глаза. Что могла она ей ответить?

– Конечно, нет! – солгала она, надеясь, что достаточно правдоподобно изобразила смущение. Она театрально округлила глаза и приняла самый невинный вид. Но обмануть тетку было не так-то просто. Сложив на груди руки, она нахмурилась. Каролина в страхе прикусила губу.

– Ты проявляешь к нему какое-то нездоровое любопытство, – покачала головой миссис Хибберт.

– Папа говорит, что любопытство – одно из наиболее замечательных качеств ученого, – парировала Каролина.

– Тоже мне, нашла специалиста по светским манерам! – фыркнула тетушка. – Ладно, дорогая, – добавила она с глубоким вздохом, – так что ты хочешь узнать?

– Ты о чем?

– Насколько я понимаю, ты пытаешься в чем-то разобраться, но боишься огорчить меня расспросами, или что-то в этом духе. Обещаю тебе, что отнесусь ко всему спокойно. Спрашивай, я постараюсь как можно полнее удовлетворить твое любопытство.

У Каролины от смущения запылали щеки. Ей было довольно просто признаться в своей научной страсти лорду Тэллису, но раскрыться она не решалась. Она знала, что, обладая в целом передовыми взглядами, тетушка Уин вряд ли с одобрением отнесется к желанию племянницы нанести визит графской любовнице ради удовлетворения научного интереса к физической стороне взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Поэтому Каролине нужно было срочно придумать какое-то объяснение, пока тетка не заподозрила неладное.

– Дело в том, – начала она медленно, – что меня интересует лорд Тэллис. В частности... дама, которой он благоволит.

Тетя Уин не пошевелилась. Она не вздрогнула и не проявила вообще никаких эмоций. Только выражение внезапной настороженности сковало ее черты, что весьма заинтриговало Каролину. Сомневаться не приходилось – она нащупала верную тему.

– Но ведь ты не думаешь, – проговорила наконец опешившая тетушка и отрывисто рассмеялась, – что Аманда Уиндем была любовницей Джеффри?

Аманда? Каролина задумалась. Она была уверена, что граф называл свою даму Джиллиан.

– А ты не ошиблась...

– Конечно, нет. Я уверена! – выпалила тетка. Поспешность, с какой она ответила, свидетельствовала о том, что она ни в чем не была уверена.

Каролина вздохнула.

– Было бы хорошо, если бы ты мне все рассказала. Рано или поздно я буду вынуждена узнать правду.

– Ты хочешь сказать, что желаешь узнать правду? Каролина пожала плечами, подтверждая тем самым худшие опасения тетушки.

– За кого она вышла замуж? И что с ней случилось потом?

Тетя Уин рассеянно взяла в руки вышивку, но об иголке с ниткой, похоже, забыла.

– В том-то вся и штука, – вздохнула она, – что никто ничего не знает.

Каролина вопросительно сдвинула брови.

– Что это значит – никто не знает?

– То и значит. Представь, сегодня мисс Уиндем – любимица общества. А завтра исчезает. Уезжает в неизвестном направлении. Ее родные говорили, будто она вышла замуж за какого-то господина из Шотландии и они эмигрировали в Канаду.

– Ты уверена, тетя, что мы имеем в виду одну и ту же даму? Если... Аманда была, как ты выражаешься... популярна, тогда зачем Джеффри понадобилось вывозить ее в свет?

– Потому что до этого ее никто не знал. – Тетушка Уин взяла серебряные нитки и принялась их распутывать. – Только благодаря графу Тэллису она приобрела известность. Все со дня на день ждали объявления об их помолвке. Предполагалось, что их бракосочетание станет гвоздем сезона.

– А что же случилось? – Каролина затаила дыхание. Неужели Джеффри однажды чуть было не женился? Он утверждал, что не хочет навлечь на себя неприятности из-за женщины, и в то же время он был готов пойти на это?

Тетушка Уин с рассеянным видом продолжала перебирать нитки.

– Ничего не случилось. Она исчезла. И лорд Тэллис тоже. Мы все решили, что они сбежали. Но через какое-то время он вернулся в Лондон, оставаясь по-прежнему холостяком, а она бесследно исчезла. Говорили, будто она сбежала с другим мужчиной, о котором никто никогда не слышал. Потом в довершение всего ее опекун, граф Мейвенфорд, также нашел себе жену и тоже куда-то уехал. – Тетушка наклонилась к племяннице и прошептала: – Ходят слухи, что эта женщина – незаконнорожденная. Она с мужем уехала в продолжительное свадебное путешествие, а потому никто так и не узнал, что же произошло на самом деле. – Она подняла голову и, сверкнув глазами, многозначительно добавила: – Они вернулись совсем недавно. И представь, оказалось, что лорд Мейвенфорд и есть ее муж! Он, конечно, пресекает любые скандальные пересуды и очень нежно относится к своей жене.

Каролина нахмурилась и уткнулась взглядом в ладони, пытаясь сопоставить разрозненные факты.

– А разве не могло все так и произойти, как об этом говорят? – спросила она равнодушно, стараясь не выдать своей заинтересованности. – Может, эта Аманда без памяти влюбилась в своего опекуна и сбежала с ним в Канаду?

Миссис Хибберт покачала головой, раздосадованная наивностью племянницы.

– Она была гвоздем сезона, воспитанницей графа, имела приличное приданое. Зачем ей нужно было куда-то сбегать, если она могла отлично устроиться в Лондоне?

Каролина недоуменно пожала плечами. Она тоже ломала над этим голову и никак не могла взять в толк, как можно было бросить такого человека, как Джеффри.

– Да, с хорошим приданым позволительны всякие причуды. Что же касается нас... – Тетушка вздохнула, уронив несколько цветных ниток. – Нам приходится довольствоваться малым.

Это мудрое наблюдение тети ошеломило Каролину.

– Но, тетя Уин, я думала, ты хочешь, чтобы я нашла свое счастье...

– Конечно, Каролина. – От удивления брови миссис Хибберт взлетели вверх. – Я и вправду хочу, чтобы ты была счастлива, насколько это возможно при сложившихся обстоятельствах.

– Но Гарри...

– Мне кажется, он не сделает тебя счастливой. Держи его про запас. Он неплохой, но не лучший твой выбор. – Она выразительно посмотрела на племянницу. – Учти это. Он запасной вариант. Дождись хотя бы конца сезона.

Каролина рассеянно кивнула, хотя этот жест не имел ничего общего с ее мыслями. Она ожидала получить от тетки ответы на все свои вопросы, а в результате получила сумбурные и противоречивые сведения, породившие новые вопросы.

– Тетя Уин.

– Хм-м? – отозвалась тетушка, занятая вдеванием нитки в иголку.

– Ты, я вижу, не хочешь говорить... об Аманде Уиндем. Почему?

– Потому что многое мне и самой неизвестно, – ответила дама со вздохом и уронила руки на колени. – А ты, я знаю, терпеть не можешь загадки.

– Но...

– Ты, похоже, собираешься вогнать его сиятельство в гроб своими расспросами. Поверь, обсуждать эту тему лорд Тэллис вряд ли пожелает. Если он и в самом деле сбежал с мисс Уиндем, то, вероятно, у них во время бракосочетания стряслось что-то ужасное. Какой же мужчина захочет болтать об этом? С другой стороны, если они не убегали, то приставать к нему по этому поводу будет все равно что ворошить старые сплетни. Мне бы не. хотелось, чтобы он думал, будто мы с тобой сплетницы.

Каролина хранила молчание. Получается, что на интересующую ее тему наложено табу. Хотя Джеффри напрямую не отказался говорить об Аманде – или Джиллиан, или как там ее, – но было ясно, что обсуждение этого вопроса радости ему не доставит. Каролина не смела настаивать и вытягивать из него сведения, воспоминания о которых причиняли ему боль.

– Я не стану приставать к нему с этим, тетя Уин.

– Вот и хорошо. Он и так оказывает нам огромную услугу, выводя тебя в свет. Своим ненасытным любопытством ты только все испортишь.

Миссис Хибберт позвонила в колокольчик, чтобы принесли чай. Пока престарелый Томсон с убийственной медлительностью сервировал столик, дамы сидели, погрузившись в свои мысли. Когда дворецкий наконец удалился, Каролина повернулась к тетушке.

– Ты упомянула Стивена Конли...

– Графа Мейвенфорда.

– Да... – Каролина вдруг замолчала и рассеянно взяла булочку. – Так все-таки как зовут его жену?

– Джиллиан. А что?

– Ничего. – Каролина отвела взгляд, надеясь, что тетка не заметит охватившего ее возбуждения. Итак, первая загадка разгадана! Одна женщина внезапно исчезает, а ее место так же внезапно занимает другая, ставшая женой Стивена Конли.

Хотя все это выглядит абсурдным, но... Аманда и Джиллиан, похоже, одно и то же лицо. Для чего все это? И почему она – как там ее? – бросила Джеффри? Вопросы, вопросы, вопросы, думала Каролина с легкой дрожью восторга. Она нашла новое направление для своих исследований и непочатый источник информации для изучения.

– Каролина, о чем ты задумалась?

– Ни о чем. Просто мне бы хотелось встретиться с графиней.

– Как и всем, но, Каро... – Тетушка прищурилась. На этот раз, как, впрочем, и всегда, невинный вид племянницы ее не одурачил.

– Интересно, где отец? Он уже должен был вернуться с заседания Химического общества. Как ты считаешь, он не мог с мистером Лутсом снова отправиться в тот ужасный клуб? – Каролина решила, что довольно ловко сменила тему разговора. Тем более что отец и его новый приятель мистер Лутс доставляли тетушке массу беспокойства. После злополучного инцидента в саду Бедфордов Каролина тоже невольно стала заинтересованным лицом. Она не испытывала ни малейшего желания встречаться с Лутсом слишком часто, а отец как нарочно тащил его в дом при любом случае. К сожалению, эта весьма благодарная тема не нашла отклика в душе ее тети.

– Что происходит, Каролина?

– Что? – Каролина захлопала ресницами, удивившись странному вопросу.

– Я знаю, что тебе претит быть на виду, как ты выражаешься. Тебя не привлекают светская болтовня, танцы и даже карты. Тогда почему ты позволяешь лорду Тэллису за тобой ухаживать? Да еще эти странные расспросы! Может, ты и правда в него влюбилась?

У Каролины потемнело в глазах. Влюбилась? В Джеффри? Да, его поцелуи приводят ее в трепет, а каждое прикосновение зажигает в крови настоящий пожар. Более того, Каролина воспламенялась при одной мысли о нем. Но ей предстоит провести еще массу исследований, прежде чем она сумеет облечь свои чувства к нему в слова. Стоило ей подумать об этом, как ее охватило трепетное возбуждение, но она решительно отмела прочь несвоевременные эмоции.

– Нет, тетя, – ответила она ровным голосом. – Я в него не влюбилась.

– Ну и отлично. – Тетя кивнула, хотя выражение ее лица осталось пасмурным. – Все равно он никогда на тебе не женится.

– Да, – сухо согласилась Каролина. – Он тоже мне об этом твердит. Постоянно.

– Однако ответь: почему ты принимаешь его ухаживания? Каролина вздохнула. Тетиному упорству можно было позавидовать. Она ни за что от нее не отстанет, пока не вытянет всю правду – об экспериментах с поцелуями и прочем. Каролина решила ограничиться полуправдой и надеялась, что этого окажется достаточно.

Сделать признание ей было трудно, и, сжимая в руках чашку, она опустила глаза.

– Если хочешь знать, я ставлю на нем эксперимент.

– Что?! – От громогласного восклицания миссис Хибберт задребезжали чашки на столике.

Каролина от испуга уронила на стол чашку и посмотрела на тетку с негодованием.

– Он меня интригует. Он притворяется беспечным, легкомысленным бездельником, но я то знаю, что ему приходится несладко и он не чурается тяжелой работы. Он утверждает, что ищет богатую невесту, и все же тратит время на меня, вместо того чтобы ублажать девиц, которые могли бы составить ему достойную партию. Все это очень странно, и я хочу докопаться до истины.

– Господи, Каролина, но почему ты не можешь прямо признаться, что он тебе нравится? Что тебе весело и приятно в его обществе?

Каролина насупилась и в раздражении раскрошила воздушное пирожное.

– Потому что, – произнесла она с напускным хладнокровием, – это не имеет никакого отношения к делу. Да, он мне нравится. Но он интересует меня скорее как загадка. А ты ведь знаешь, что я люблю их отгадывать.

Тетушка Уин вздохнула, издав звук, больше похожий на стон, и с материнской нежностью погладила племянницу по щеке.

– Каро, дорогая, жизнь – не эксперимент. Нужно уметь просто радоваться жизни, а не заниматься ее препарированием.

– Я живу...

– Ты постоянно что-то изучаешь. Совсем как твой отец. А твоя мать любила жизнь. Ты помнишь, как все было...

– До того как она заболела? – перебила Каролина тетку. – Нет, тетя Уин, не помню. – Она видела, как от ее холодного ответа глаза тетушки расширились, но развивать тему не стала. Желая избежать дальнейшего разговора, Каролина порывисто встала, но Уинифред оказалась проворнее и успела схватить ее за руку.

– Твоя мать не была сумасшедшей! – горячо возразила она, и ее слова эхом разнеслись по небольшой комнате.

Каролина недоверчиво изогнула брови.

– Ты бы предпочла, чтобы я считала ее бессердечной? Жестокой? Или, может, извращенкой, бросившей семью, которая ее обожала?

Пальцы тети, только что клещами стискивавшие руку Каролины, вдруг разжались.

– Неужели ты не помнишь, какой она была одинокой? Ты должна понимать, что она причинила тебе боль непреднамеренно.

– Она была психически нездорова, тетя Уин. И сбежала с цыганом, потому что повредилась в уме.

– А знаешь, ты могла бы стать такой, как она. У вас много общего, – произнесла миссис Хибберт сентиментально.

Ни один мускул не дрогнул на лице Каролины, хотя услышанное сковало льдом ее сердце. Ей вовсе не хотелось, чтобы тетка видела, как глубоко задела своим неосторожным заявлением чувства племянницы. Она покачала головой.

– У меня нет ничего от моей матери. Ничего, – заявила Каролина с достоинством, потом спокойно собрала чашки и тихо вышла из комнаты.

Уинифред Хибберт остолбенело наблюдала за царственным уходом племянницы. Ее прямая как доска спина и высоко вскинутая голова, несмотря на поднос с посудой в руках, придавали ей сходство с королевой, покидавшей придворных.

События, похоже, вышли из-под контроля и приняли нежелательный оборот. Но невзирая на весь свой жизненный опыт, Уинифред пока не знала, хорошо это или плохо. За последние недели Каролина изменилась в лучшую сторону. Она повеселела, стала чаще улыбаться, и смех ее больше не звучал натянуто. Если это чудо сотворила с ней влюбленность в лорда Тэллиса, то что станет с бедняжкой, когда он наконец найдет себе богатую невесту?

Ситуация и вправду была не из легких. Возникал вопрос: что делать?

Наконец Уинифред приняла решение. Она позвонила в колокольчик. Томсон, как всегда, появился мгновенно, вероятно, по своему обыкновению подслушивал у дверей. Уинифред не упрекала его в этом, потому что его любопытство давало ей единственную возможность быть в курсе непредсказуемых действий племянницы. Но даже старый дворецкий ничего не знал о ее новом увлечении.

Уинифред покачала головой. Все же есть один человек, кто, по ее мнению, должен знать, что происходит, и она твердо настроилась поговорить с ним немедленно. Ей нужны были ответы на все вопросы, и ждать она не собиралась.

– Томсон, – обратилась она к дворецкому, направляясь к письменному столу. – Мне нужен лакей, чтобы отнести записку лорду Тэллису. Посыльный должен быть сообразительным и настойчивым. У тебя есть кто-нибудь на примете?

Старик поклонился, и кости его дружно хрустнули.

– Да, мадам. Все будет исполнено сию же минуту.

– Очень на это надеюсь, – проворчала Уинифред. Разговор с графом откладывать нельзя. Он должен быть в курсе того, что вытворяет Каролина.

Каролина робко поднялась по ступенькам дома, где жила мисс Флетчер. Достать адрес, зная имя дамы и род ее занятий, было проще простого. Однако теперь, стоя перед заветной дверью всего полчаса спустя после беседы с теткой, Каролина боялась встречи с любовницей Джеффри.

Какая она? Наверное, миниатюрная, с длинными ногами и ослепительной улыбкой. В балете она появлялась в образе греческой девы, что предполагало наличие длинных белокурых локонов и гибкого стана. Короче говоря, танцовщица скорее всего обладала конституцией, прямо противоположной ее собственной долговязой и полногрудой фигуре. От одной мысли, что Джеффри целовал мисс Флетчер так же, как целовал ее, Каролина содрогнулась.

Все же, поскольку она рискнула пуститься во все тяжкие, лишь бы сюда добраться, следовало завершить начатое. Сказав «а», следовало сказать «б». К тому же у нее накопилось столько вопросов относительно поцелуев, что только мисс Флетчер могла ей помочь.

Собрав волю в кулак, Каролина твердой рукой, но с трепещущим сердцем постучала в дверь.

На стук ответили сразу, но не лакей или слуга и даже не горничная. На пороге стояло миловидное создание с россыпью веснушек на щеках, непокорной копной рыжих кудрей, ниспадавших вдоль спины, и пышной грудью.

– О-ля-ля! – пропела девушка. – Я не тебя ждала.

– Прошу меня извинить, – ответила Каролина, покраснев от смущения. – Мне нужна мисс Луиза Флетчер.

– Это я, – прощебетала девушка и пружинистой походкой направилась в глубь дома.

Каролина, прикрыв за собой дверь, последовала за ней, с интересом разглядывая странную хозяйку. На танцовщице был бледно-зеленый пеньюар. Едва прикрывая бедра, он оставлял обнаженными длинные ноги с развитой мускулатурой, жившие, казалось, собственной жизнью. Девушка не просто шла, она подпрыгивала и пританцовывала. Ее тело находилось в постоянном движении, и это зрелище было одновременно завораживающим и утомительным.

– Я как раз заканчиваю завтракать, милочка, потому что поздно встала. Хочешь составить мне компанию?

– Хм... нет, спасибо. – Каролина прошла за хозяйкой в роскошную гостиную с обоями густого зеленого цвета, разбавленного пятнами желтой, синей и красной мебели, яркими цветами разбросанной по всему пространству комнаты. Каролине почудилось, будто она стоит на цветочной лужайке, ограниченной четырьмя стенами. Мисс Флетчер на редкость органично вписывалась в этот живописный интерьер.

– Какая красивая комната! – искренне восхитилась Каролина. Свободная и непринужденная манера танцовщицы вести себя с незнакомыми людьми невольно к ней располагала.

– Я обожаю яркие краски. А ты?

– О да. Так, значит, вы танцуете? Каждый вечер? И только то, что вам нравится?

– Как бы не так, милочка. – Хозяйка звонко рассмеялась. – Я танцую то, что мне велят. Это здесь мне никто не указчик. – Луиза окинула Каролину оценивающим взглядом. – А ты из благородных, – промолвила она наконец. – Как пить дать, ты тот самый «синий чулок» Джеффри?

Каролина покраснела. Неужели Джеффри о ней рассказывал? Она не знала, что и думать. Интересно, что именно он говорил своей любовнице?

– Я... как...

– Брось, не бери в голову. Я знаю все светские новости. В последнее время ты произвела настоящий фурор. – И она по-свойски подмигнула Каролине.

– Джеффри вам обо мне рассказывал? – Каролина выдавила подобие улыбки.

– Солнышко, да ты у всех на устах.

– Но...

– Но сокровенным он ни с кем не делится.

У Каролины внутри все оборвалось, и душа ушла в пятки.

– Так, значит, вы его любовница? – спросила она грустно.

– Господи, солнышко, Джеффри уже давно сюда носу не кажет. Я была его подарком на месяц, – поведала она, понизив голос, – от друзей, в день совершеннолетия. Но у него никогда не водились деньжата, и он не мог меня содержать. Правда, он мне очень нравится, и я позволяю ему навещать меня, когда ему вздумается. Но он не появлялся здесь уже давно. Очень давно.

– Но вы все же были его любовницей? Какое-то время? – Каролина не понимала, зачем ей так важно знать это, но почему-то этот вопрос ее безмерно мучил, и она проявила излишнюю настойчивость.

Луиза слегка подалась вперед, и ее пышные волосы волнами заструились по плечам, создавая иллюзию движения, хотя сама она стояла на месте.

– Я нравлюсь джентльменам, потому что во мне энергия бьет ключом. Во всяком случае, так говорил Джеффри. Неуемная энергия. Он даже окрестил меня Леди Попрыгунья. – Она рассмеялась, и ее мелодичный смех наполнил комнату веселым перезвоном колокольчиков. – С тебя этого довольно? – Она схватила Каролину за руку и потащила к желтому дивану. – Ну что, солнышко, теперь, когда ты знаешь, что он уж много лет сюда не заглядывал, твоя душенька спокойна?

Каролина улыбнулась. У нее и правда гора с плеч свалилась, хотя в данную минуту ей совсем не хотелось выяснять причину. Главное, напряжение ее отпустило, она расслабилась и могла приступать к расспросам.

– По правде говоря, мисс Флетчер...

– Луиза, дорогая моя.

– Очень хорошо, Луиза. Я перейду прямо к делу. Я провожу научные исследования. – Каролина вскинула подбородок. – В области поцелуев.

Луиза стояла, поставив ногу на диван. Услышав слова гостьи, она ошеломленно вытаращила на нее глаза.

– Поцелуев?

– Да. Меня интересует, существует ли взаимосвязь между телом и рассудком при возникновении определенных... хм... внутреннего трепета.

Луиза нахмурилась, и ее великолепное тело впервые за все время застыло как изваяние.

– Иди ты! – только и сумела она сказать.

– Вы можете что-нибудь припомнить относительно поцелуев Джеффри?

– Конечно, могу! – Танцовщица сняла ногу с дивана и снова начала порхать по комнате. – Он всегда был очень нежным.

Каролина почувствовала, как кровь прилила к ее щекам, и потупилась, уставившись на руки.

– А вы, вы испытывали трепет? По сравнению с другими господами. Он... то есть вам это нравилось?..

Луиза внезапно остановилась и, повернув к Каролине просветлевшее лицо, вновь разразилась заливистым смехом, оборвав говорившую на полуслове.

– Святые угодники, милочка, уж не хочешь ли ты знать, какой он в постели?

– Э... нет... – пролепетала Каролина, бледнея. – Я...

Но хозяйка снова не дала гостье договорить, неожиданно оказавшись перед ней, ловко перепрыгнув через кофейный столик.

– Чтоб мне пусто было! Жаль, что другие дамы до этого не додумались. Тогда джентльмены не таскались бы сюда косяками.

– Но...

– А теперь не робей, – снова перебила ее танцовщица. – Как я понимаю, нужно быть «синим чулком», чтобы стремиться что-то узнать и чему-то научиться. Идем, милая. – С этими словами миниатюрная девушка с неожиданной силой схватила Каролину за руку и стащила с дивана. – Пошли ко мне в будуар, и я поделюсь с тобой всем, что нужно знать, чтобы ублажить его сиятельство. Я знаю столько всяких премудростей!

– Премудростей? – Каролина хотела отказаться. Беседа, по ее мнению, вышла из-под контроля. Но последнее замечание Луизы возбудило ее любопытство, и она передумала. – А что, есть много «всяких премудростей»? И вы испробовали их на многих мужчинах? То есть, я хотела спросить, вы многих целовали?

– Половину всех лондонских денди. А что касается премудростей, – продолжила она и подмигнула, – так, кроме них, есть еще всевозможные чудные штучки.

– Штучки! Я даже не подозревала! – удивилась Каролина, внезапно обрадовавшись своему решению сюда наведаться. Она испытывала искреннюю симпатию к этой неуемной танцовщице, хотя та была гораздо старше ее по возрасту. Однако с ней было удивительно легко и приятно. Общительная, жизнерадостная, она вызывала симпатию, но главное, обладала бездной информации и была готова с радостью ею поделиться.

Каролина решила, что пробудет с Луизой до вечера и научится всему, чему только можно научиться. Если же она усвоит не весь арсенал знаний своей новой знакомой, то будет ходить к ней до тех пор, пока до конца не удовлетворит свой интерес.

С этой счастливой мыслью Каролина проследовала за хозяйкой дома в обитый бархатом будуар.

Глава 7

– И что же вы ей рассказали? – Джеффри нервно вскочил с места.

Миссис Хибберт остановила на нем холодный взгляд.

– О вашей любовнице, конечно. Я подумала, что это лучший способ заставить ее в вас разочароваться. Господи, Джеффри, она говорит, что изучает вас! А теперь позвольте мне спросить, что вы такое вытворяете, если смогли до такой степени вскружить девочке голову?

– Я?

– Запомните. – Миссис Хибберт вскинула подбородок. – Если вы будет продолжать в том же духе, мне придется в скором времени потребовать от вас исполнения долга чести.

– Я убью ее, вот что я исполню. Где эта возмутительная девчонка?

– Успокойтесь, граф. – Миссис Хибберт встала, вытянувшись во весь свой внушительный рост. – Она отправилась всего-навсего в публичную библиотеку, – произнесла тетушка царственным тоном.

– В публичную библиотеку? Ну да, именно в библиотеку, куда же еще? – проворчал Джеффри с нескрываемой иронией. – Прошу меня извинить.

– Ни в коем случае!

– Тогда, боюсь, я поступлю не совсем вежливо. Всего доброго. – С этими словами Джеффри развернулся и решительным шагом устремился к двери. – Тэллис!

Но его уже и след простыл. Граф спешил к своей карете, чтобы незамедлительно отправиться в Мейфэр, к Луизе, навстречу новым бедствиям.

Господи, ему следовало сразу догадаться, что день пойдет кувырком. Отвратительным было уже то, что из клуба его вызвал лакей миссис Хибберт, огромный детина. Верзила с убийственной вежливостью дал Джеффри понять, что если граф по доброй воле тотчас же не прибудет в дом тетки Каролины, то его доставят туда силой. Джеффри пришлось подчиниться.

Едва успел он предстать перед грозной дамой, как та устроила ему настоящую головомойку, а потом допрос с пристрастием, требуя объяснений по поводу Каролины. В первые минуты, когда на Джеффри обрушился поток претензий, ему даже показалось, что он вернулся в детство. Он чувствовал себя пятилетним мальчуганом в коротких штанишках, которого мать сурово отчитывала за то, что он играл в солдатики в шкафу среди ее платьев.

Он уже почти овладел ситуацией, но в эту минуту миссис Хибберт огорошила его известием о том, что ее племянница знает о Луизе. Он в тысячный раз проклинал себя за легкомыслие. Он должен был предвидеть, что Каролина просто так не сдастся. Библиотека, так он и поверил!

Крошка как пить дать помчалась к Луизе и бог весть чему там училась.

Джеффри нетерпеливо погонял лошадей.

Чего он только в дороге не передумал! Изрядно переволновавшись, он вскоре очутился на месте. Ворвавшись в дом, он застал зрелище, которое не могло ему присниться даже в кошмарном сне.

Растянувшись на кровати его бывшей любовницы, Каролина и Луиза сосали леденцы и с непринужденностью старинных подруг делились откровениями.

«Господи, – понял он, холодея, – я обречен».

– Добрый день, ваше сиятельство, – поздоровалась Луиза как ни в чем не бывало. В полупрозрачном пеньюаре, она даже не удосужилась подняться с постели или хотя бы сменить вальяжную позу и только шаловливо помахала графу рукой. – Я скучать ей не давала, правда, моя голубка?

– О, Джеффри! – радостно воскликнула Каролина. – Так интересно мне еще никогда не было. – Она кивнула на разбросанные по одеялу всевозможные дамские штучки, включая коротенькую ночную сорочку из тонкой, просвечивающей ткани, которую она взяла в руки, чтобы показать гостю. Джеффри не составило большого труда представить Каролину в столь вызывающем наряде, и тело его с ужасающей быстротой отреагировало на пленительный образ, возникший перед его мысленным взором. Не подозревая о его состоянии, Каролина простодушно продолжала свое занятие, Луиза обстоятельно мне все объяснила. Я даже не предполагала, как это все важно.

– Проклятие!

– О, не волнуйся. – Луиза откинулась назад и лениво задрала над головой длинную ногу. Гибкость всегда была одним из ее выдающихся достоинств. Но Джеффри лишь яростно заскрежетал зубами, боясь сорваться, особенно после того как плутовка выглянула из-за колена и кокетливо ему подмигнула. – Она только хотела узнать, что доставляет тебе наибольшее удовольствие.

– Это неправда! – возмутилась Каролина, и ее щеки залил пунцовый румянец. – Я просто хотела, чтобы Луиза сравнила твои поцелуи с поцелуями других джентльменов. Ну, а эти сравнения повлекли за собой другие... – Она замолчала, и на лице появилось выражение ученой задумчивости.

У Джеффри по спине пробежал холодок, когда в его сознание закралась тревожная мысль, что этот неуемный ум и его самого подвергал детальному препарированию, исследованию и классификации. И он совсем не был уверен в том, насколько почетным оказалось отведенное ему место.

Чувствуя себя униженным и растерянным, он ощутил приступ бешеной ярости. Он стремительно пересек комнату и схватил Каролину за руку, норовя сдернуть ее с постели.

– С меня довольно! Я сию же секунду отвезу тебя домой! Если у твоей тетки осталась хоть капля разума, она немедленно спровадит тебя на Южный полюс.

– Джеффри! – Слух графа пронзил негодующий возглас обеих женщин. Но их горячий протест не произвел на него никакого впечатления, и он продолжал тащить Каролину за руку.

– Джеффри, – повторила она тихо, но отчетливо. В голосе ее прозвучала скрытая угроза. – Немедленно отпусти меня.

– Я отпущу тебя только тогда, когда мы будем у вас дома и я передам тебя твоей тетке, а сам наконец успокоюсь. Господи, ты даже не представляешь, какому риску себя подвергла, явившись сюда! Твоя репутация под угрозой!

– О нет, – вмешалась Луиза. – Ее ни одна собака не видела. Она пришла, закутанная в плащ с головы до пят.

Джеффри устремил, на танцовщицу свирепый взгляд, и она испуганно замолчала.

– Есть вещи, – отчеканил он, обращаясь к Каролине, – которые не пристало совершать настоящей леди. В том числе коротать послеобеденные часы в обществе танцовщицы.

Ему наконец удалось заставить ее встать на ноги, но она оказалась упрямее, чем он предполагал. Упершись пятками в пол, она пронзила его испепеляющим взглядом. И только прилив собственного бешенства, не уступающего яростному темпераменту Каролины, помог Джеффри противостоять обрушившемуся на него натиску.

– Я не леди! – бросила она в лицо графу. – Я «синий чулок». И если я сказала, что хочу провести день в беседе с новой приятельницей, то будет по-моему, черт подери!

– Никогда, черт подери! – прорычал он в ответ.

– Господи, как ты похож на Гарри! – поморщилась Каролина и, внезапно вырвавшись из его цепкой хватки, повернулась к Луизе: – Луиза, ты знаешь много мужчин, кто бы попытался словами убедить женщину в своей правоте? Или они способны только бушевать и пускать в ход силу и угрозы, желая добиться от нас послушания?

– Как бы не так, мисс. Десять минут назад я бы ответила, что его сиятельство не из их числа. – Она покосилась на графа. – Но похоже, я в нем ошиблась. – В ее глазах заплясали искорки неподдельного веселья. – Не в каждом театре увидишь такое зрелище.

– Каролина, хватит с меня этих глупостей! – рявкнул Джеффри. Его властный тон заставлял подчиняться самых упрямых баранов и делал покорными даже людей. Известно, что и его мать, попадая под горячую руку сына, вытягивалась перед ним в струнку.

Но Каролина не дрогнула.

– В таком случае ступай, мне надо поговорить с Луизой, – заявила она, спокойно выдержав всплеск его ярости.

– Каролина! – проревел Джеффри, теряя самообладание, и как клещами стиснул ее руку. Конечно, ударить ее он не посмел бы, но кровь в его жилах бурлила, как магма в жерле вулкана, и искала выхода. Джеффри с трудом превозмог себя, чтобы не отыграться на ослепительно ярких диванах и креслах Луизы.

Но, поймав взгляд Каролины, он увидел, что в глазах ее пылает гнев. Боже, да она сжала кулачки, словно собиралась дать ему физический отпор, хотя была меньше и слабее и, естественно, не могла мериться силой с мужчиной! Она не собиралась сдаваться, даже если бы он пригрозил стереть ее в порошок.

Ну что за женщина! В тот момент он не знал, чего хочет больше: поцеловать ее или задушить. И только своевременное вмешательство Луизы спасло ситуацию.

– Чтоб мне пусто было! Она только хотела выяснить, как это делается. Почему бы тебе не показать ей?

От ее слов Джеффри опешил и недоуменно заморгал. Показать ей! Какое скандальное, безответственное и непристойное предложение! Показать ей?

– Давай, не дрейфь! – не унималась Луиза. – Это единственный способ положить конец ее любопытству.

Положить конец ее любопытству... Однако несмотря на ярость, одурманившую его, эта мысль почему-то не показалась ему такой уж кощунственной. Они стояли нос к носу, и только каких-то два дюйма разделяли их губы. Он приблизился еще, в одно мгновение сократив между ними расстояние до минимума.

И тут Джеффри почувствовал, что очутился в сладком плену целомудренной чувственности Каролины. Ее рот приоткрылся, а тело обмякло, и вся она стала покорной и податливой, как шоколадная конфета, таившая в тепле. Он провел рукой по горячей коже ее щеки до границы струящегося шелка волос. Вторая его рука скользнула вниз по гибкой спине, и он притиснул Каролину к себе.

Из груди ее вырвался томный вздох, эхом отозвавшийся в его сердце. Никогда прежде не испытывал он такого желания, такого голода, такого... трепета.

– О Боже, – простонал он, целуя ее.

Вдруг раздался стук в дверь, следом за которым с улицы донесся хриплый голос пьяного в стельку мужчины:

– Луиза!

– Чтоб мне провалиться, если это не Ральф!

Джеффри похолодел. С трудом оторвавшись от Каролины, но не выпуская ее из объятий, он вопросительно посмотрел на Луизу поверх прекрасной белокурой головки.

– Ральф? Барон Ральф Олдин?

– Ага, – кивнула танцовщица, и ее темные глаза расширились. – Никого лучше его нет. У него денег куры не клюют, и в городе он появляется всего несколько раз в месяц.

– Вот проклятие!

– И то правда. Он никогда не умел держать язык за зубами. Меньше всего хотелось Джеффри услышать от Луизы подтверждение своих худших опасений. Но он взял себя в руки и укротил бушевавшее в нем любовное томление.

– Отвлеки его, – хмуро бросил он лежавшей на кровати Луизе. – Мы выйдем через заднюю дверь.

– Это тебе не Букингемский дворец! Здесь нет черного хода.

– Луиза! – снова позвал с улицы пьяный барон. – Отвори, милая, твой сержант явился не запылился и при оружии!

– Иди ты! – чертыхнулась Луиза под нос и громко добавила: – Иду, любимый! Дай мне минуточку, чтобы привести себя в порядок.

Джеффри снова выругался, однако результат был тот же. Каролина в отличие от них молчала и только еще теснее прильнула к графу. Ее сладкая плоть давно занимала все его помыслы и служила источником вожделения. Джеффри продолжал сжимать ее в объятиях, не в силах расстаться с ней хоть на секунду.

– Где твой плащ? – наконец спросил он, стараясь не вдыхать нежный лавандовый аромат ее волос.

– Я принесу. – Луиза проворно, выскользнула из спальни и спустилась в гостиную.

Джеффри кивнул и взглянул на Каролину. Ее взор оставался затуманенным, она как будто продолжала витать в облаках, а на губах играла обольстительная улыбка. Кремовая кожа окрасилась трепетным румянцем. От нее исходили почти осязаемые волны девичьей непорочности.

– Каролина?

– Хм-м?

– Ты должна притвориться... шлюхой. Если мы хотим, чтобы гость Луизы не обратил на тебя внимания, нужно, чтобы все выглядело естественно. Тогда он тебя не запомнит.

– Очень хорошо, Джеффри, – промурлыкала она.

Граф, хмуро сдвинув брови, всматривался в лицо Каролины. Она выглядела безмятежной. И неотразимо красивой. Ее глаза мерцали каким-то звездным блеском. Она смотрела на него спокойно и доверчиво, словно видела перед собой рыцаря в сверкающих доспехах и не сомневалась, что он не даст ей погибнуть.

– Господи, какая ты прелесть.

– Правда? – спросила она, и от удивления и радости ее глаза засверкали еще ярче.

– Правда, – ответил он и целомудренно чмокнул ее в носик. Однако ее пухлые губы были совсем близко, а призывно запрокинутая голова манила Джеффри к себе. Неудивительно, что он даже не заметил, как опять погрузился в экстаз нового поцелуя.

– Чтоб мне пусто было! – произнесла Луиза со вздохом, вернувшись из гостиной. – Вы двое еще хуже, чем его милость барон под дверью, хотя он пьяный, как свинья, надравшаяся рома.

С улицы послышались громкие звуки нестройного пения.

– Джеффри – Каролина взглянула на графа с плутовскими искорками в глазах.– А ты не мог бы сейчас дотронуться до моего корсажа? Видишь ли, мне не хватает этого для полноты ощущений и более точного понимания того, что мне поведала Луиза.

Он беспомощно застонал, не уверенный, стоит ли уточнять, что именно узнала Каролина от его бывшей любовницы. Однако его тело, подогреваемое жадным любопытством, непроизвольно напряглось.

– Ну же, милая, – обратилась Луиза к Каролине, – надень плащ и завернись поплотнее.

Но Каролину вопрос собственной безопасности, похоже, ничуть не волновал. Тогда Джеффри, не желая испытывать на прочность свой здравый рассудок и надежность репутации Каролины, взял инициативу в свои руки и, отодвинув ее от себя, поспешно укутал в просторную накидку из серой шерсти, оставив снаружи только нос.

– Вперед, Джеффри! Я знаю, что делать, – говорила Луиза, подталкивая парочку к двери. – Смотри не подкачай, все должно выглядеть естественно. – С этими словами танцовщица кокетливо ему подмигнула.

В этот момент из глубины складок серой материи до слуха Джеффри донесся какой-то странный сдавленный звук, заставивший его насторожиться. А что, если Каролина подведет? Вероятно, только сейчас до нее наконец дошло, в какую ситуацию они оба попали и чем это им грозит. Как бы с ней не случилась истерика! Такого исхода он боялся больше всего. Дрожащими пальцами Джеффри торопливо распахнул капюшон и увидел, что Каролину сотрясают приступы беззвучного хохота.

Должно быть, заметив выражение озабоченности на лице графа, она приподнялась на цыпочки и горячо прошептала ему на ухо:

– Луиза сказала, что прикосновение к корсажу – это только начало, за которым скрывается нечто большее. Ты ведь не подкачаешь, правда? В конце концов, все должно выглядеть правдоподобно.

Джеффри вытаращил глаза, не в состоянии понять, шутит она или говорит серьезно. Однако особого значения это не имело. В данной ситуации ему было не до смеха. Поскольку выбирать не приходилось, следовало разыграть все как по нотам.

– Отличное предложение, моя дорогая, – произнес он с абсолютной серьезностью. – Я просто счастлив, что ты мне об этом напомнила.

– Никогда еще наука не доставляла мне столько удовольствия, – прошептала Каролина и с простодушной кокетливостью прильнула к нему.

– Тебе это нравится больше, чем артиллерийские испытания? – осведомился он вдруг охрипшим голосом.

– Гораздо! – послышался ее оживленный ответ.

На этом их разговор оборвался, поскольку Джеффри наклонился, чтобы прижаться к ее губам, но она содрогалась от конвульсивных приступов смеха. Ее пример оказался заразительным, и он тоже расхохотался. Вскоре они оба судорожно всхлипывали от смеха, а Луиза стояла рядом, осуждающе качая головой.

– Тоже мне благородные! – В ее голосе прозвенело отвращение, смешанное с завистью. – Похоже, вы оба рехнулись.

С этими словами Луиза натянула Каролине на голову капюшон и вытолкала парочку за дверь, одновременно втащив в комнату подгулявшего барона. Продолжая хохотать, Джеффри и Каролина даже не заметили, взглянул ли барон в их сторону и понял ли, с кем встретился в доме своей содержанки.

По пути домой Каролина хранила молчание. Насмеявшись вволю, она теперь погрузилась в раздумья. За окном мелькали лондонские улицы, но она ничего не видела.

Да, она испытала трепет. Ни одна клеточка ее тела не осталась безучастной. Она трепетала, горела, томилась, изнывала. Еще они вместе смеялись, и это были самые чудесные мгновения на свете. Ей, вероятно, понадобится не меньше страницы, чтобы подробно изложить на бумаге все эти невероятные ощущения.

Более того, она и сейчас еще трепетала. Они сидели с Джеффри в ландо, тесно прижавшись друг к другу бедрами, и Каролина ни о чем другом не могла думать. Ее пронизывала восхитительная дрожь.

Сомнений не оставалось – она влюбилась в Джеффри. И вероятно, давно, хотя осознала это со всей ясностью только теперь.

Эта дивная мысль переполнила ее сердце радостью. Она была так счастлива, что ей хотелось горланить что есть мочи песни, танцевать на крышах и, забыв обо всем, немедленно во весь голос заявить о своем открытии всему миру.

Но существовало одно «но». Джеффри не мог на ней жениться. Она это знала. Он искал богатую невесту, и ничто не могло заставить его отказаться от намеченной цели. Потому что женитьба для графа Тэллиса была вопросом чести.

Каролина тяжело вздохнула, одолеваемая мрачными и весьма далекими от науки размышлениями, и тут Джеффри задал ей вопрос, окончательно выбивший ее из колеи:

– Луиза говорила правду? Ты и в самом деле приходила к ней, чтобы узнать, как... как доставить мне удовольствие?

Застигнутая врасплох, Каролина судорожно сглотнула, не зная, что сказать.

– Н-нет, – пролепетала она. – Я пришла к ней, просто чтобы услышать мнение другой женщины о твоих поцелуях. Понимаешь, мне это нужно для моих исследований.

– Ясно, – сухо отозвался граф и стегнул лошадей.

– У Луизы сложилось неверное впечатление, – продолжала Каролина. А может, и верное, подумала она. Теперь, осознав природу собственных чувств, она допускала мысль, что Луиза, вероятно, разбиралась в подобных вещах гораздо лучше, чем можно было вообразить. Нужно будет обсудить с ней эту проблему.

– Ты больше не будешь появляться в доме Луизы! Никогда и ни при каких обстоятельствах.

Каролина вздрогнула, поразившись проницательности графа. Он как будто прочитал ее мысли.

– Я... я питаю к ней симпатию. Она такая доброжелательная.

– Не сомневаюсь, – прозвучал ироничный ответ. – Но это недопустимо. Если тебя видел кто-нибудь или узнал барон, то этот неосторожный шаг будет иметь для тебя катастрофические последствия. Твоя репутация будет погублена навеки. Мне придется же... – Он вдруг запнулся, как будто слова застряли у него в горле, как это бывает, когда человека охватывают сильные чувства.

– Жениться на мне? – закончила она его фразу бесстрастным голосом. – Но ведь ты сам не веришь, что такое может случиться. В мое оправдание мы могли бы придумать целый ряд причин, побудивших меня нанести Луизе визит.

– Не смеши меня. Она... Она не совсем подходящая компания для благородной дамы, – возразил Джеффри упрямо, не желая слушать ее логичные доводы.

– Но я «синий чулок», ведущий научные изыскания! – возразила она с жаром. Джеффри бессильно застонал. – Ладно, – оборвала она его стенания, – если ты не хочешь посвящать в это дело других, что нам мешает сказать, будто я занималась благотворительностью? Тетя Уин часто навещает сирых и убогих в районе Хедли. Она приносит им еду, одежду и оказывает другую посильную помощь. Почему я не могла сделать то же для Луизы?

– Что, интересно, могла бы ты дать Луизе? – Джеффри искоса взглянул на нее. – Учитывая ее нынешнего покровителя, готов поклясться, что у нее денег больше, чем у тебя. – Он покачал головой. – Ничего у тебя не получится, Каролина. Если все выйдет наружу, если тебя все же кто-нибудь видел, то ответственность за случившееся целиком и полностью ляжет на меня. И я буду обязан на тебе жениться.

– Так велит тебе твое чувство долга? – с интересом спросила она, размышляя над его словами. Наличие у графа чести она под сомнение не ставила. Этого, по ее мнению, у него было в избытке. Каролину беспокоило другое: неужели они не смогут придумать какой-нибудь выход, если случится худшее? А может, Джеффри втайне искал повод, который бы вынудил его на ней жениться? При этой мысли сердце Каролины едва не выпрыгнуло из груди. Как бы ей хотелось, чтобы это соответствовало действительности!

Взглянув на графа украдкой, она заметила, как напряглись его руки, державшие поводья, как глубокие скорбные складки прорезали его лоб.

– Я не могу жениться на тебе, Каролина, – произнес он бесцветным голосом. – Я должен думать о своей семье. И не проси меня выбирать между моей честью и семьей... – Он замолчал, явно обуреваемый какими-то эмоциями, объяснить которые ей не захотел.

Но Каролина не могла позволить Джеффри уйти от ответа. Особенно сейчас, когда это было так же важно для него, как и для нее. Она должна была понять ход его рассуждений.

– Послушай, Джеффри, – начала она упрямо. – Не можешь ли ты объяснить мне кое-что? Я не из бедных. За мной дают хорошее приданое. Неужели ваши дела столь скверны?

– У меня нет приданого для сестры. Я его потратил. Каролина захлопала ресницами. Никогда бы в жизни она не подумала, что Джеффри мог совершить нечто до такой степени некрасивое. Наверное, у него имелись для этого весомые причины. Он не относился к числу людей, способных на поступки, которые считал безнравственными.

– Наши финансы пошли на поправку. Только очень медленно. С огромными долгами отца и рентой наше положение все равно оставалось шатким. Нам нужно было хоть немного наличности, чтобы пополнить поголовье овец и произвести кое-какие ремонтные работы. А также сделать хотя бы пару инвестиций.

– И тогда ты воспользовался долей сестры? – Этот поступок никак не вязался с образом Джеффри, которого Каролина знала.

Он кивнул:

– Моя сестра клялась, что никогда не выйдет замуж. Она настоятельно просила меня пустить в ход ее часть собственности. Говорила, что недвижимость ей совсем не нужна.

– И ты ее продал?

– С намерением выкупить в ближайшие пять лет. Я не собирался навсегда лишать ее наследства. Это ее деньги, ее собственность. Но она настаивала. И мать тоже. А поскольку за сестрой никто не ухаживал, я...

– Ты сдался.

– Да, но, на беду, она влюбилась, и менее чем через три недели состоится ее свадьба, – сообщил граф со вздохом. – Фактически они уже тайно обвенчались. Но приданое я обязан передать сестре, когда состоится официальное бракосочетание.

– А разве нельзя продать часть нового стада? – спросила Каролина, участливо подаваясь вперед. Деловая сторона ее характера взяла верх над эмоциями.

– Я купил овец по очень высокой цене, Каро, – вздохнул Джеффри, и она поняла, что это признание дорого ему стоило. – Если бы у меня в запасе имелось хотя бы несколько месяцев! Может, по истечении некоторого времени цены и подрастут. Я не ожидал, что они так резко пойдут вниз.

– Но скоро начнется сезон стрижки, – напомнила Каролина. – Доход от нее...

– Все равно этого будет недостаточно, – перебил ее Джеффри. – Если только я не уморю голодом своих работников. К тому же ты знаешь, что до этого еще далеко. А у меня осталось всего три недели. Да еще рента... – Он умолк и покачал головой. – Если бы я мог предвидеть все заранее, то по крайней мере не стал бы вкладывать средства в модернизацию рудников. Не стал бы покупать столько скота. Я бы ничего этого не делал.

– А так ли нужно это приданое твоей сестре? – спросила Каролина после некоторого колебания и прикусила губу, заранее предвидя, что ее вопрос Джеффри не понравится. Но не задать его она не могла.

– Это ее деньги! – вспылил Джеффри и, тяжело вздохнув, еще глубже вжался в сиденье. – Конечно, они ей нужны. Ее муж не сможет обеспечить сестре образ жизни, к которому она привыкла. Они намерены путешествовать, а это стоит дорого. И она... – Джеффри сделал паузу и перехватил поводья. – Она хрупкого здоровья. Им нужны средства, чтобы ни в чем себе не отказывать и не бедствовать.

Это замечание графа Каролина оставила без комментариев. Похоже, ему просто требовалось излить перед ней душу, поделиться своей бедой, не страшась услышать слова осуждения.

– Я трудился не разгибая спины, Каро. И совсем не ожидал, что когда-нибудь вернусь к тому, что было пять лет назад. Когда я должен был срочно жениться на богатой невесте.

– Когда сбежал с Джиллиан Эймз?

Джеффри оцепенел и, резко натянув поводья, остановил ландо прямо посреди дороги. Каролина предвидела, что он удивится, но не до такой же степени.

– Кто тебе рассказал об этом? – осведомился он сурово, повернувшись к Каролине и сверля ее пронзительным взглядом.

– Никто. Я сама догадалась.

– Конечно, – буркнул он и, понурив плечи, снова тронул лошадей.

Каролина видела, что граф не хочет обсуждать эту тему, но не могла оставить ее открытой. Ей важно было во всем разобраться.

– Как далеко вы зашли, когда лорд Мейвенфорд вас нагнал?

Она не была уверена, что граф удовлетворит ее любопытство. Однако, когда он все же ответил, Каролина пожалела об этом.

– Стивен примчался через десять минут после того, как нас объявили мужем и женой.

Услышав эту сногсшибательную новость, Каролина едва не лишилась сознания. Как? Неужели Джеффри был женат на той женщине?

– Но...

– Мы вышли из часовни и только успели дойти до обеденного зала. Но этого времени хватило нам обоим, чтобы одуматься.

– Раз вы были женаты...

– Два графа всегда могут между собой договориться, Каролина. А Стивен и Джиллиан так любили друг друга. – В голосе Джеффри прозвучала горечь. Его огорчение немало озадачило Каролину, хотя она не понимала почему, ведь причин сердиться у него было предостаточно. Если бы он женился на Джиллиан, то не оказался бы теперь в столь безвыходном положении и ему не пришлось бы во второй раз охотиться за богатой наследницей, чтобы вернуть сестре ее долю родительского состояния. Если в ближайшее время он не найдет деньги, то предстанет в глазах общества растратчиком приданого сестры. Но это было еще не самое страшное. Худшим злом было то, что он взвалил на свои плечи ответственность за постороннюю женщину. Мало того, что она проводила сомнительные эксперименты с поцелуями, так еще наведалась к его бывшей любовнице для откровенного разговора.

Джеффри стал для Каролины лучом света. Беззаботный светский лев, он придавал ей силы и вносил радость в ее жизнь. С ним ей было легко и весело. Теперь же, когда она узнала о его трудностях, он стал ей еще дороже. Уязвимость Джеффри вызывала у Каролины естественное желание помочь, утешить, как, это умеют делать только женщины.

Но они находились в открытой коляске на одной из центральных лондонских улиц, поэтому ей пришлось ограничиться лишь дружеским прикосновением к его руке. Простой, безыскусный жест был призван выразить всю глубину ее сострадания. Для Каролины он значил гораздо больше, и легкое прикосновение к его руке отозвалось дрожью в ее теле.

Каролину словно обожгло огнем, и она почувствовала, как в жилах закипает кровь. Ей стало трудно дышать, и все мысли куда-то испарились, кроме одной: найти укромное местечко, где бы они могли снова слиться в страстном поцелуе. Искоса посмотрев на Джеффри, она заметила, как вспыхнули его глаза. Этот пламенеющий от вожделения взгляд и смятенные черты подсказали Каролине, что и он мечтает о том же.

– Джеффри...

– Мы должны с этим покончить, Каролина. Эта... это направление исследований, как ты говоришь, оно погубит тебя.

– Но...

– Никаких «но»! Я не могу постоянно вызволять тебя из неловких ситуаций.

Каролина видела перед собой четкий профиль графа и непоколебимую решимость на его лице. Судя по всему, он не сомневался, что вправе диктовать ей условия. Но она придерживалась иного мнения.

Нет, он жестоко ошибается, мысленно сказала она себе и сложила на груди руки. Страсть, бурлившая в ее крови, сменилась приступом ярости.

– Знаешь, когда ты говоришь таким тоном, то очень напоминаешь мне Гарри. – Каролина заметила, как Джеффри поморщился, и весьма этому обрадовалась. Цель была достигнута. – И я дословно повторю тебе все, что сказала ему. Я намерена продолжать исследования, которые считаю необходимыми, и от своих планов не отступлюсь. И попрошу больше к этому вопросу не возвращаться.

Закончив гневную тираду, она гордо уселась к Джеффри спиной, насколько позволяло тесное пространство графского ландо, давая ему понять, что тема дальнейшему обсуждению не подлежит. И в этот момент Джеффри резко натянул поводья, и коляска, едва не опрокинувшись, круто свернула за угол.

– Джеффри! – вскричала Каролина, не на шутку испугавшись.

Но он даже не удосужился на нее взглянуть, всецело сосредоточив внимание на управлении лошадьми. Они мчались по многолюдным улочкам, но Джеффри, несмотря ни на что, скорости не сбавлял.

– Что ты делаешь?! – воскликнула Каролина с негодованием.

– Хочу отвезти тебя в одно укромное место, где, надеюсь, сумею вдолбить в твою голову хоть каплю здравого смысла.

Глава 8

Вскоре они прибыли к небольшому дому в респектабельном, хотя и не престижном районе города. Особняк, как ни странно, выглядел веселым и ухоженным. Гораздо более веселым, чем спутник Каролины.

– Ты здесь живешь? – поинтересовалась она.

Он не ответил, а лишь угрюмо кивнул, слегка дернув подбородком. Поддерживать с Каролиной разговор Джеффри почему-то упрямо отказывался и за весь путь не проронил ни слова, если не считать загадочной фразы о намерении вдолбить в ее голову хоть немного здравого смысла. Продолжая упрямо хранить молчание, он обогнул дом и въехал во внутренний двор, остановившись у конюшни.

Джеффри спрыгнул на землю и, повязав рабочий передник, начал распрягать лошадей. О Каролине он даже не вспомнил, предоставив ей возможность самостоятельно выбираться из кареты. Закончив распрягать лошадей, он поставил ландо под навес, и Каролина невольно залюбовалась его сильной и гибкой фигурой.

Прошло минут десять, и она, не выдержав, шагнула к нему, но его сердитый взгляд пригвоздил ее к месту.

– Ни слова, – проворчал он. – Пока мы не будем внутри, где нам никто не помешает.

Каролина обиженно поджала губы. А Джеффри взял ее за руку и повел в дом.

Подойдя к задней двери, он отпер замок, и Каролина оказалась в скудно обставленной прихожей. Принять ее плащ было некому, поскольку дворецкий навстречу не вышел. Не заметила Каролина и присутствия лакея или горничной. Дом казался вымершим.

– Матушка с горничной отправились в Стаффордшир, чтобы помочь Софи. Правда, об этом никто не знает, – сказал Джеффри. Перехватив растерянный взгляд гостьи, он догадался, о чем она подумала. – А других слуг у нас нет.

Каролина понимающе кивнула, получив новое подтверждение бедственного состояния графской семьи.

– Софи больна? – спросила она, снимая накидку.

– Вовсе нет. – Губы Джеффри, дрогнув, сложились в горестную ухмылку. – Просто ее деликатное положение беспокоит матушку. К тому же подготовка к свадьбе и предстоящему путешествию в Индию отняла у нее много сил. Но женская логика мне не всегда понятна. Мать почему-то считает, что все поверят, если она притворится больной. Софи всегда отличалась независимым характером и в помощи не нуждалась, поэтому матушка решила, что ее внезапный отъезд к дочери может показаться кому-то странным.

Каролина нахмурилась, пытаясь вникнуть в смысл загадочного заявления Джеффри. Размышляя об этом, она не спускала с его лица испытующего взгляда. Наконец ее осенила догадка.

– Так Софи в интересном положении? Вот почему нельзя отложить ее свадьбу?

Он кивнул. Выражение его лица по-прежнему оставалось угрюмым.

– Я к чему клоню. В настоящий момент ты здесь, чтобы навестить мою якобы больную мать. Так что твоей репутации ничто не угрожает.

– Но ты же знаешь, что меня совершенно не заботит... – начала она.

– Я знаю! – вспылил он, прежде чем она успела завершить свою мысль. – В этом-то и проблема! Никакая наука, никакие эксперименты не стоят твоей репутации, Каролина. Как ты не уразумеешь эту простую истину? Ты можешь погубить себя в одночасье. Навеки! Что ты тогда будешь делать? Как сумеешь после этого жить?

– Я ученый! – воскликнула она. – А ученые занимаются наукой и проводят эксперименты. – Бестолковость графа ее поражала.

– В области физических взаимоотношений человека? – усмехнулся Джеффри.

Каролина метнула в него испепеляющий взгляд. От ярости у нее застучало в висках.

– Мне это интересно, – отчеканила она громко и твердо. – И всегда было интересно...

– Почему сбежала твоя мать?

Каролина замерла, и у нее перехватило горло. Запнувшись на полуслове, она вытаращила глаза. Когда же она снова обрела способность дышать, у нее из груди вырвался громкий стон.

– Каролина?

– Это не имеет к ней никакого отношения, – наконец выдавила она из себя.

– Правда? – усомнился Джеффри. – Неужели тебе не хотелось бы узнать, почему она бросила тебя и отца ради какого-то цыгана? Разве это... – Он сделал неопределенный жест в сторону, где располагался Мейфэр. – Разве это твое исследование не вызвано желанием узнать, почему страсть может до такой степени овладеть женщиной, что она готова бросить дом и семью?

Лицо Каролины исказила гримаса отвращения. Слова Джеффри рвали ее сердце на части. Она отшатнулась от него, но он крепко схватил ее за плечи и заставил посмотреть себе в глаза. Его взгляд был непреклонным, безжалостным.

– Каролина...

– Ты ничего не знаешь о моей матери! – выкрикнула она, не давая ему закончить начатой фразы.

– А мне было бы интересно, – заметил он ровным голосом. – Я бы на твоем месте обязательно докопался до правды, чего бы мне это ни стоило. Я бы из кожи вон вылез, расспросил бы всех и каждого, перечитал бы все записки и письма, только бы узнать истину. Что могло заставить мать бросить свою семью?

Каролина нахмурилась и вопросительно посмотрела на Джеффри. И вдруг она поняла.

– Твой отец. Ты хотел бы узнать о своем отце? Почему он сторонился своей семьи?

– Как раз это мне известно. – Джеффри горько рассмеялся и опустил руки. – Распутство, карты и городская жизнь намного привлекательнее овцеводства. – Он бросил на Каролину взгляд исподлобья. – Полагаю, и ты начинаешь это сознавать.

Кровь ударила Каролине в лицо и разлилась по щекам горячим румянцем. Лондон, безусловно, прельщал ее гораздо больше Хедли. И все же... Она посмотрела на Джеффри, и у нее участился пульс при одной только мысли о его присутствии. Она видела его, знала, что он рядом, что к нему можно прикоснуться, стоит только протянуть руку.

Но рассудок не позволял ей этого сделать. Все ее помыслы были сосредоточены на прошлом графа. Как удалось ему уродиться столь не похожим на своего отца?

– Ты сам долгое время сторонился Лондона. Разводил овец, занимался финансами. Ты не был... – Она запнулась, подыскивая подходящее слово. – Разве ты не способен поддаться искушению? – Каролина остановила на нем внимательный взгляд. – Почему?

Выражение его лица смягчилось; и он провел пальцем по ее щеке. Эта мимолетная ласка раскаленным, железом обожгла ее кожу. Палец, скользнув вниз, замер на ее нижней губе.

– Отчего же? Я уже поддался искушению, – проговорил он вдруг хриплым голосом. – Но я знаю и другое.

– Что? – Одинокое слово сорвалось с ее губ еле слышным дыханием, но он услышал его.

Джеффри приблизился к ней вплотную и убрал палец. Она судорожно втянула в себя воздух. Без его тепла она почувствовала себя осиротевшей. Но это продолжалось считанные мгновения, потому что в следующий момент его рука как бы случайно сомкнулась вокруг ее левой груди. Слегка приподняв упругую плоть, он большим пальцем потер ее затвердевший сосок.

– Что это мимолетно. Она покачала головой.

– Нет, – прошептала Каролина, и ее глаза сами собой закрылись. – Это восхитительно.

– Да, – согласился Джеффри. – Восхитительно. Чудесно. – В его голосе прозвучал благоговейный восторг, однако в следующий миг он вдруг отпрянул, отпустив ее. – А потом все кончается.

Неожиданно лишившись его поддержки, Каролина покачнулась, но тут же схватила его за руки и пристально вгляделась в темноту его серых глаз. В них она прочитала неутолимое желание. И хотя его лицо сохраняло бесстрастное выражение, она ощутила, как дрожь сначала пронзила его тело, а затем перекинулась на нее.

– Не всегда кончается, – прошептала Каролина, не понимая, то ли она ему приказывает, то ли умоляет.

Впрочем, это было не важно. Граф все равно ее отверг, отстранив от себя. И только его пальцы, задержавшиеся на ее руке, подсказали ей, что он поступил вопреки своему желанию.

– Кончено, – тихо повторил он.

– Я тебе не верю, – возразила Каролина и подивилась непоколебимой уверенности в своем голосе. В висках у нее стучало, и громкий стук крови барабанной дробью заглушал мысли и толкал в его объятия, придавая силу ее словам. – Я перецеловала немало мужчин, Джеффри. Я исписала десятки страниц. – Она открыла сумочку и, достав оттуда листки с записями, швырнула их к его ногам. – Каждый поцелуй по-своему сладок...

– Каролина, – простонал Джеффри. – Ты не можешь...

– Каждый, кроме твоего, – перебила юна его. Потом она храбро шагнула в его объятия и, приподнявшись на цыпочки, слегка коснулась губами его рта. Он стоял замерев и не пошевелился даже тогда, когда она погладила его упрямо сжатые кулаки. – Их поцелуи были сладкими, но они не вызывали во мне трепета. А вот твои... – Она опасливо высунула язычок и игриво провела им вдоль линии его сердито стиснутого рта, копируя то, что он однажды проделывал с ней. – Я мечтаю о твоих поцелуях день и ночь. Я перебираю их в памяти днем, сидя за рабочим столом. Ночью, лежа в постели, я представляю тебя рядом с собой. – Каролина взяла его кулаки и поднесла к лицу. Целуя его пальцы, она принялась нежно, но настойчиво разжимать их, пока они не расслабились. Тогда она приложила его раскрытые ладони к своей груди. – Твои прикосновения, Джеффри, совсем другие. И я хочу знать, почему это так.

– Нет, – услышала она короткое слово, вырвавшееся из его уст подобно стону. В этом стоне звучали отказ и мольба. Он попытался освободиться, но она его не отпускала, а лишь еще сильнее прижала его руки к своей груди. Она прильнула к нему всем телом и, снова привстав на цыпочки, притянула к себе его голову.

– Покажи мне, Джеффри. Пожалуйста.

Он продолжал сопротивляться, стараясь удержать ее на расстоянии. Но Каролина видела, что ее просьба поколебала его волю и смягчила сердце. Неожиданно он молча склонился к ней и взял в рот ее губы. Порывистость его жеста была красноречивее любых слов.

Губы ее раскрылись в ожидании сладостной пытки. Страсть, с какой Джеффри поцеловал ее, потрясла Каролину. Раньше между ними существовала дистанция, словно какая-то часть его противилась их союзу. Но теперь невидимая стена рухнула, и они слились в жарком поцелуе. Каролина отдалась в его власть и, наслаждаясь каждым мигом их единения, упивалась чудесными ощущениями.

Его пальцы теребили ее набухшие соски. Впервые их бедра плотно соприкасались, и сквозь ткань его панталон она ощущала жар и стальную крепость его напряженной плоти. Ничего подобного прежде ей испытывать не доводилось. Ее поразили размеры того, что в нее упиралось.

Когда Джеффри оторвался от ее рта и, нежно покусывая, принялся покрывать поцелуями ее щеки и шею, спускаясь все ниже, Каролина вообще перестала что-либо соображать. Она даже не заметила, как проворные пальцы расстегнули на ней платье и оно перестало стеснять ее грудь. Потом зубами он стянул платье вниз с ее плеч, и ее руки оказались прижатыми к телу.

– Не шевелись, – услышала она бархатный голос, тихие раскаты которого отозвались эхом в каждой клеточке ее существа, сделав ноги ватными и непослушными.

Платье Каролины теперь держалось на талии, сковав наручниками ее кисти. Нежно подталкивая Каролину, Джеффри довел ее до дивана и помог сесть, после чего стянул с нее сорочку. Не успела она и глазом моргнуть, как предстала его жадному взору по пояс обнаженной.

– Ты необыкновенно красива, Каролина, – прошептал Джеффри благоговейно, обдавая ее кожу жарким дыханием. – Не позволяй никому думать о тебе иначе.

Первым ее желанием было заявить, что его оценка ее красоты субъективна, но она не посмела. Выражение его лица, нескрываемая, всепоглощающая страсть, горевшая в его глазах, трепетная нежность, с какой он к ней прикасался, заставили ее промолчать. Все это выразительнее любых слов говорило о том, что для него не было никого краше ее в целом мире.

– Спасибо, – пролепетала она чуть дыша. Но он не слушал ее, потому что снова обрушил на нее поток огненных ласк.

До этого момента Каролина думала, что уже все познала. Она считала, что полученный опыт, состоявший из нескольких поглаживаний и поцелуев, позволяет представить те ощущения, которые возникнут, когда мужчина дотронется до ее обнаженной кожи. Но она ошибалась. Когда Джеффри легонько провел ладонью по ее набухшему соску, она едва не свалилась с дивана. Но граф успел удержать ее и не дать упасть. Он опустился перед ней на колени и, раздвинув ее бедра, начал покрывать поцелуями ее вздрагивающий живот, потом, поднимаясь все выше, добрался до холмика ее груди и, скользя по нему губами, достиг нежной розовой вершины, которую взял в рот и втянул в себя.

Восхитительно! Это слово разорвало тьму ее сознания вспышкой ослепительной молнии. Каролина от удовольствия застонала, однако ее трезвый ум не преминул заострить внимание на удивительных впечатлениях: легком покалывании его отросшей за день щетины, прохладном дыхании на влажной от его поцелуев коже, энергичных движениях языка. Но это были ощущения, которые относились к категории внешних.

Гораздо больший интерес и восторг вызывали у неутомимой исследовательницы процессы, происходившие в ней самой. На каждое прикосновение графа ее организм отвечал бешеным стуком сердца. Ноги ее от сладкой истомы, разлившейся по телу, ослабели и дрожали. Послушная его воле, она все шире раздвигала бедра, поддаваясь его напору. Внизу живота, в глубине ее недр пульсировало лоно, прежде никогда не напоминавшее о своем существовании. От ласк Джеффри оно занялось огнем, раскрылось и истекало соком.

Каролине отчаянно захотелось прикоснуться к Джеффри, но ее руки, скованные платьем, не давали ей проявить инициативу.

– Сними рубашку, – прошептала она.

Но он, похоже, ее не слышал, а уж тем более не замечал, что она не может пошевелить руками. Тогда Каролина предприняла решительные действия. Платье, затрещав по швам, порвалось, и руки ее вырвались на свободу. Не колеблясь, она вцепилась в его одежду и неловкими пальцами стала торопливо расстегивать пуговицы.

Джеффри пришел ей на помощь и проворно завершил начатый ею труд. Сюртук, галстук и рубашка полетели на пол. Каролина тем временем стянула с себя платье и отбросила его ногой. Настала очередь чулок. Но граф решил сам заняться этим. Поглаживая чувствительную кожу, он стаскивал с ее ног тонкую ткань, вынуждая Каролину раскрываться еще шире.

Она подняла на него глаза. Мускулистый торс, гладкая золотистая кожа. Широкая грудь без малейших признаков жира восхищала скульптурной красотой форм. Не устояв перед соблазном, Каролина провела рукой по восхитительному телу. Бугры мышц тотчас пришли в движение, и по коже, как по водной глади, побежали волны.

– Адонис, – прошептала она восторженно и, увидев удивление, промелькнувшее в его потемневших глазах, пояснила: – Я как-то видела картину с изображением Адониса. Гарри сказал, что в жизни таких мужчин не бывает. Но он ошибался. – Каролина улыбнулась, продолжая с упоением ласкать горячий шелк его кожи. – Ты мой Адонис.

Джеффри запечатлел поцелуй на внутренней поверхности ее бедра. Взглянув на него, она только теперь осознала, в каком положении оказалась. Она сидела перед ним совершенно нагая, раздвинув ноги, в то время как граф стоял перед ней на коленях. Она не помнила, чтобы когда-нибудь принимала такую позу даже наедине с собой. Но стыда Каролина не испытывала, а только радость свершавшегося с ней чуда. Джеффри продолжал осыпать ее поцелуями.

– Я покажу тебе, – бормотал он между поцелуями. – Ты узнаешь, что ощущают женщины. И удовлетворишь свое любопытство.

Каролина догадывалась, что за этим должно последовать. Луиза ничего от нее не утаила, обрисовав все в подробностях. Каролина решительно взялась за пуговицы его панталон, но успела расстегнуть только две, когда Джеффри перехватил ее руки и твердо отвел в сторону.

– Я не стану лишать тебя девственности, Каролина. Я не могу тебя обесчестить.

Она отпрянула. Это холодное заявление испугало ее. Пока Джеффри не произнес этих слов, она не вполне отдавала себе отчет в том, что могло сейчас произойти и чего, собственно, она от него добивалась.

– Я хочу этого, – прошептала она, обращаясь скорее к самой себе, нежели к нему. – Я хочу знать. – Она заглянула ему в глаза, всем своим видом демонстрируя решительный настрой тела и души. – Я хочу испытать все до конца. – Тут она вдруг резко выпрямилась, словно озаренная какой-то догадкой. – А ты? Может быть, ты не хочешь... меня?

От ее слов лицо Джеффри неожиданно исказила гримаса боли, затмив полыхавший в его глазах огонь неутолимой страсти. Его реакция очень удивила Каролину.

– Я хочу тебя, – произнес он охрипшим голосом, потом взял ее колени и развел их в стороны. – Я хочу зарыться в тебя так глубоко, чтобы нас больше ничто не разлучало. – Он поднял на нее взгляд, и она увидела, как сжались его челюсти, выдавая крайнее напряжение. – Но я не сделаю этого. Я просто не имею права.

Каролина захотела встать, но Джеффри ей не .позволил. Внезапно он припал к ней лицом в самом интимном из поцелуев. Последовавший взрыв ощущений, пронзивших ее тело, заставил Каролину выкрикнуть его имя.

Всего несколько минут назад она еще пыталась рассортировать и сохранить в памяти все, что с ней происходило, чтобы потом на досуге подвергнуть свои переживания скрупулезному анализу. Но эмоции захлестнули ее целиком, не оставив бесчувственным ни одного уголка. Ее разум, тело и душа утонули в океане ощущений трепеща от нарастающего возбуждения. Она почувствовала, как мужские пальцы раскрыли ее еще шире, а горячий язык обнаружил какое-то удивительное, невероятное место, о существовании которого она и не подозревала, и теперь исполнял там какой-то шаманский танец.

Потом Джеффри слегка повернул Каролину на диване и поднял ее ногу, прижав ее торсом. Она оказалась всецело в его власти и в следующий момент ощутила вторжение в святая святых. Он погрузил в нее палец, но не глубоко. Она дернулась и забилась в его руках, мечтая о продолжении. Сгоравшую от страсти Каролину пронзила дрожь, и она крепко обхватила его ногами. В этот момент к первому пальцу присоединился второй.

И вдруг она напряглась, и в следующий момент все было кончено. Ее тело сотрясли конвульсии, и она закричала. Она не понимала, что происходит, но постепенно сознание ее прояснилось. Наконец она пришла в себя и обнаружила, что лежит на полу в объятиях Джеффри, прижимаясь – как давно мечтала – нагая к его обнаженному телу.

– Джеффри, – прошептала она с благоговейным трепетом.

– Отдохни немного. – Джеффри покачал головой и поцеловал ее в лоб.

Она повиновалась, смежила ресницы и только теперь ощутила во всем теле странную усталость. И все же этого ей было мало. Пока пальцы ласкали и гладили грудь графа, ее неугомонный ум возобновил свою работу, размышляя и удивляясь.

– Думаю, теперь я поняла, – пробормотала она.

– Хорошо, – прозвучало в ответ. Но от внимания Каролины не ускользнула сдержанность тона Джеффри и то, что его мышцы от ее легких прикосновений вздрагивали и сокращались.

– Вот, оказывается, почему сбежала моя мать, – высказала Каролина свою догадку. – Ради этого ощущения.

– Да, – спокойно подтвердил он ее предположение. Несмотря на испытываемый восторг, чувство опустошенности вызывало в Каролине неясный внутренний разлад.

И вдруг настал момент озарения, и она все поняла.

Джеффри. Не испытав удовлетворения, он в отличие от нее был напряжен и замкнут, в то время как она вся распахнулась ему навстречу и не скрывала ни чувств, ни мыслей, ни даже своей наготы. Что до него, то он как будто не принимал в этом участия, и их опять разделяла невидимая стена. Вероятно, по этой причине он держался теперь натянуто и по этой причине называл опыт мимолетным. Потому что, несмотря на его активное содействие, она пережила эти упоительные минуты в одиночестве, тогда как он оставался сторонним наблюдателем.

Вернувшись в мыслях к своей матери, к своим родителям, она вдруг без труда смогла провести четкую параллель.

Восхищаясь отцом, она тем не менее сознавала, что, поглощенный работой, он существовал в своем обособленном мире. В мире науки. В исследованиях. Он был занят только собой. Скорее всего и в минуты интимной близости ее мать оставалась в одиночестве.

Тетя Уин не раз говорила, что ее мать была очень одинока. Глядя теперь на Джеффри, Каролина не могла не признать справедливость ее слов. Рядом с матерью не было никого, с кем она могла бы разделить свои душевные переживания, кто проявил бы интерес к ее жизни. Это в конечном счете и толкнуло ее на побег. Так и Джеффри жил в одиночестве и, прикрываясь честью, отсутствием средств и долгом перед семьей, не подпускал к себе никого ближе, чем на пушечный выстрел. Он сделал широкий жест, подарив ей этот незабываемый миг, но разделить его с ней отказался. По этой причине полного удовлетворения он не получил.

Каролина заглянула ему в лицо.

– Джеффри... – начала она.

– Да? – Лежа рядом с Каролиной, он по-прежнему оставался напряженным, а его душа и сердце были скрыты за семью печатями.

– Скажи, у тебя с другими женщинами всегда этим заканчивалось?

Он ответил не сразу, видимо, размышляя.

– В общем, да.

Каролина уже догадалась, почему он ответил уклончиво. Но в данную минуту ее занимал другой вопрос.

– А ты делился своими чувствами с Луизой? Ты с ней разговаривал?

Джеффри приподнялся на локте и посмотрел ей в глаза, озадаченный ходом ее мыслей.

– Я уже много лет не общаюсь с Луизой.

– И у тебя больше никого не было? В поместье, к примеру?

Она видела, как его губы сложились в ироничную ухмылку.

– Кроме тебя, никого. Многие годы я не держал в руках ничего, кроме бухгалтерских книг, и ничем не занимался, кроме овцеводства и модернизации рудников. – Он нежно чмокнул ее в лоб. – Теперь ты довольна?

Она покачала головой и ласково провела рукой по его точеным скулам.

– Нет, Джеффри, ничуть. Напротив, мне грустно. Мне это напоминает маму.

– Уверяю тебя, – протянул он, и в глазах его мелькнула искорка удивления, – я умом еще не тронулся.

Его слова задели ее, но она предпочла подавить обиду.

– Может, и мама была вполне здорова, – сказала она с горечью. – Знаешь, я однажды видела ее. С цыганом. Они вдвоем гуляли в поле.

– Они смеялись? Выглядели счастливыми? – спросил он цинично.

Каролина покачала головой, и ее волосы рассыпались по его плечу.

– Нет. Напротив, мне показалось, что они ведут какой-то весьма серьезный разговор. А может, и нет. Не знаю. Но я очень хорошо помню, как он смотрел на нее. Когда она говорила, он слушал ее, держа за руку и не спуская с нее восторженных глаз. А потом, когда говорил он, она замирала и внимала ему с не меньшим интересом. Они как будто находились друг с другом в полной гармонии, и между ними не существовало никаких преград.

Она покачала головой, силясь подобрать подходящие слова.

– Не знаю, как это объяснить, но прежде мне никогда не доводилось видеть, чтобы люди так общались. Отец, Гарри, да и тетушка Уин наговорят кучу всего, а потом норовят улизнуть. Даже когда семья собирается за столом, меня не покидает чувство одиночества. Каждый сам по себе. Глядя на мать и ее... – Каролина на минуту запнулась, не в состоянии произнести это слово вслух. – Вспоминая мать и ее любовника-цыгана, я могу с уверенностью утверждать, что и за едой они не ощущали себя одинокими. У нее был он, а у него – она. Более того, я считаю, что, и находясь с ним в разлуке – до того, как она сбежала, – в мыслях она не расставалась с ним.

Каролина взглянула на Джеффри, чтобы убедиться, что он понимает суть волновавшей ее проблемы. То, что она увидела, поразило и испугало ее. На его лице застыло выражение бесконечной тоски, быстро сменившееся задумчивостью. Он тяжело вздохнул.

– Нет, – прошептал Джеффри, – я не думаю, что твоя мать была сумасшедшей. Более того, если то, что ты мне рассказала, правда, то из всех вас она была самой здравомыслящей.

Каролина кивнула:

– Я тоже склоняюсь к этому мнению.

Джеффри нежно провел рукой по ее щеке, потом рассеянно взял прядь ее волос и намотал на палец.

– А меня ты тоже находишь одержимым тобой?

Каролина опустила голову. В глазах от внезапно подступивших слез защипало. Теперь она знала правду. Как бы она его ни любила, душу перед ней он не раскроет. Еще она понимала, что он никого не сможет полюбить до тех пор, пока не отважится выбраться из раковины, пока будет связан по рукам и ногам чувством долга.

И тогда она приняла решение. Оно не было продиктовано мимолетным капризом или сластолюбивыми мечтами, а явилось результатом кропотливой работы ее неугомонного ума. Каролина подумала, что должна постараться убедить его оставить пока свою честь в покое. Но она понимала, что успеха сразу не добьется. Он нее требовались терпение и такт. К сожалению, она не знала нужных слов. С другой стороны, слова мало что значат. А вот поступки...

Каролина посмотрела на графа и увидела обострившиеся черты и плотно стиснутые челюсти. Она опустила глаза, и ее взгляд, скользнув по его голой груди, застыл на вздыбленных панталонах. Значит, Джеффри все еще желал ее. Хотел обладать ею. Но честь заставляла его держать себя в рамках условностей и не позволяла лишить ее невинности.

Она занервничала, хорошо сознавая, какому риску подвергает себя, отваживаясь на столь смелый поступок. Если она заставит Джеффри забыть о чести, то он, расценив это как предательство, может не простить ей ее поведения, и, лишившись девственности, она потеряет и любимого мужчину.

Но игра стоила свеч. Ради Джеффри она готова была рискнуть, даже если в результате она с ним расстанется.

Если бы она могла показать ему хотя бы раз, что это значит – разделить с человеком минуты подлинного счастья, если бы могла дать ему возможность ощутить всю ту полноту чувств, которую только что испытала сама, тогда, может статься, он вновь обрел бы способность любить. Она мечтала только об одном – чтобы он ее полюбил, но если он не сможет...

От этой мысли Каролина похолодела, но все равно решила провести свой план в жизнь. Если Джеффри не полюбит ее, тогда, может быть, он найдет любовь в другом месте? Разве это не стоило того, что она собиралась ему предложить? Даже если речь шла о ее целомудрии?

– Ты что-то притихла, – услышала она негромкий голос графа.

– Я думаю, – ответила она.

Она видела, как его губы дрогнули в улыбке.

– Умоляю тебя, только не это! Каждый раз, когда ты начинаешь думать, для меня все заканчивается...

– ...чем-то, о чем ты потом сожалеешь? – подсказала она. Он погладил ее по щеке. Его лицо вдруг приобрело страдальческое выражение.

– Нет, – прошептал Джеффри. – Я никогда не сожалею о времени, проведенном с тобой.

Его слова развеяли последнюю тень сомнения, вселив в Каролину уверенность в правильности принятого решения. Он ни о чем не сожалел: ни о том, что тратил на нее время, ни о том, что разбирался с ее проблемами, ни о том, что ухаживал за ней. Он даже не сожалел о том, что дал понять ей, что такое физическая любовь. А она? Станет ли она сожалеть о том, что поделилась с ним тем, чему научилась? Ответ напрашивался сам собой: нет. Никогда.

Теперь ничто не могло заставить Каролину отступить от задуманного. Исполненная решимости, она встала на колени.

– Каролина?

– Я хочу это видеть, – твердо сказала она и провела рукой по его груди вниз.

– Что? – Джеффри перехватил ее руку, скользнувшую вниз по животу.

Она заглянула в его испуганные глаза.

– Луиза сказала, что есть вещи, которые я могу делать, не подвергая опасности свою невинность.

Он издал странный звук, похожий то ли на ироничный смех, то ли на стон.

– Каролина, милая, есть предел даже моему самообладанию.

– Доверься мне, – попросила она и потянулась к нему, чтобы поцеловать его упрямый подбородок. – Закрой глаза. И ни о чем не думай.

Приподнявшись, она нечаянно задела грудью его обнаженный торс, и ее окатил новый вал огня. Это легкое прикосновение не оставило равнодушным и Джеффри. Он вздрогнул, как обожженный раскаленным железом, и не смог устоять от искушения дотронуться до нее. В нем происходила внутренняя борьба. Каролина поняла это по его судорожным, неуверенным движениям. Пылкость, с какой он прикоснулся к ней сначала, вдруг исчезла, и рука безвольно упала. Но глаза его оставались крепко зажмуренными. Он застонал.

– Я не обесчещу тебя, – прошептал Джеффри.

– Я знаю, – отозвалась она, стараясь его успокоить, и попыталась осторожно освободить пальцы из его железных тисков. – Ты не способен на это. – Каролина снова принялась покрывать нежными, легкими поцелуями твердую линию его сжатого рта, а ее рука в это время медленно скользила вниз по его голой груди, пока не достигла границы, где начиналась одежда.

Она с радостью заметила, что Джеффри перестал сопротивляться и покорился неизбежному. Напряжение его покинуло. Он расслабился и отвечал на ее ласки, как прежде, легкими, дразнящими касаниями. Когда она справилась с пуговицами, он приподнял бедра, позволив ей стянуть с него панталоны.

Теперь она могла посмотреть на него. Открыто. Ученым взглядом.

С жадностью.

От него веяло жаром. Но больше всего ее поразил размер. Она не ожидала, что он так велик. Восхитительно велик.

– Каролина, не...

Она увидела, что он открыл глаза, и ее лицо осветила улыбка.

– Я так хочу и от своего не отступлюсь, – твердо заявила она. – А теперь закрой глаза. Я не могу это делать, когда смотришь на меня.

Он нехотя повиновался, хотя черты его лица выдавали неуверенность. Но Каролину это не волновало. Она прикоснулась к нему. Сначала осторожно, а потом более смело. И ощутила его шелковистую кожу, все складочки и выпуклости. Она видела, как под ее пальцами он поднимается вверх.

Эта часть его тела гипнотизировала ее. Ничуть не меньше Каролину захватывали звуки, издаваемые графом. По тяжелому дыханию или низкому, грудному стону она без труда определяла, что доставляло Джеффри наибольшее удовольствие. Она с радостью наблюдала, как, подвластные ее движениям, сокращались мышцы его живота и качались его бедра, подталкивая его к ней.

Вспомнив уроки Луизы, Каролина приняла более удобную позу, подвинувшись ближе к исследуемому объекту. Она разнообразила свои ласки, чередуя легкие и жесткие прикосновения, устанавливая ритм, в котором, казалось, пульсировала не только ее кровь, но и кровь Джеффри.

Вскоре Каролина вошла в раж, возбудившись не меньше, чем граф. Ее дыхание участилось, соски набухли. Когда Джеффри взял ее грудь и сжал пальцами твердый розовый бутон, она вскрикнула от восторга. Однако она не забыла при этом про свою работу, все более увлекаясь нарастающим ритмом.

Он со стоном произнес ее имя, и она в упоении закрыла глаза. Судя по всему, настал тот миг, о котором она мечтала. Если верить Луизе, то он был близок к экстазу. Ей почти ничего не нужно было делать, потому что он сам терся о сжимавшую его ладонь. Наблюдая за ним, она испытывала странное, восхитительное чувство.

Каролина тоже была готова. Он мял и терзал ее грудь, и от его огненных ласк ее тело пылало. Внизу живота появилась сладкая истома. Ее женское естество изнывало и жаждало принять его в себя.

И она сделала это без колебаний. Одним быстрым движением она оседлала его и, прежде чем он успел опомниться, резко опустилась вниз. Джеффри изумленно распахнул глаза, но было уже поздно. Он вошел в нее идеально, и ничего более прекрасного она никогда не испытывала.

Все получилось лучше, чем она ожидала. И боль от разрушенного барьера невинности оказалась менее острой.

Мгновение соития было волшебным.

– Каролина! – Джеффри резко сел и схватил ее за плечи, норовя стащить с себя. Но она его не отпустила, а, напротив, с еще большей страстью предалась новым ощущениям. Откинув голову назад, она погружала его в себя все глубже, чувствуя, как раздвигается ее лоно.

– Раздели это со мной, – только и смогла она выговорить, испытывая необыкновенное чувство полноты. Сердце и тело ее распирало от любви к этому человеку. Теперь он был в ней, и ничего другого она не хотела. Все свершилось. Ее сердце и душа распахнулись ему навстречу, и Каролина заглянула Джеффри в глаза, мысленно умоляя его осознать значимость момента и пережить вместе с ней неповторимость этих потрясающих минут.

– О Господи! – простонал он.

По его интонации Каролина не смогла понять, выражал ли этот возглас ужас или восторг.

Луиза не рассказывала ей, что делать дальше, но Каролина как будто знала это всегда. Она сначала покачала бедрами, наслаждаясь ощущениями, возникшими от его присутствия в ее теле, потом слегка приподнялась и снова опустилась.

Джеффри задержал дыхание и конвульсивно сжал ее руки. Каролина продолжала двигаться. Она не могла оставаться в покое, словно боялась упустить какое-нибудь пусть даже самое незначительное ощущение, внимая малейшим движениям его тела.

– Ты не должна была этого делать, – произнес он в перерыве между стонами.

Она сладко улыбнулась и наклонилась к нему, чтобы его поцеловать.

– Напротив, должна была.

Он сжал ее груди в то мгновение, когда она прильнула к его рту. Его поцелуй был пылким, нетерпеливым и знойным. Но еще больше обрадовало ее то, что он взял инициативу в свои руки и начал проникать в нее все глубже и смелее.

«Посмотри на меня, – мысленно попросила Каролина, ощутив прилив новой волны. – Будь со мной». Подстроившись под его ритм, она стремительно опускалась на него, когда он взлетал ей навстречу. Ее тело объяла трепетная дрожь, а разум покинул привычные пределы.

Это был миг истинной полноты свершения. Они были вместе. Они принадлежали друг другу, слившись воедино.

Она взглянула на Джеффри. Его напряженное тело, жадная порывистость движений свидетельствовали о том, что он больше себя не сдерживал. Вдруг он открыл глаза. Их взгляды встретились. И тогда она увидела, как расширились его зрачки, когда он осознал случившееся. Он заглянул ей прямо в распахнутую душу и узрел там любовь.

И Каролина увидела в его душе то же самое.

В них обоих была любовь.

Любовь их окружала.

Любовь и была ими.

И тогда с последним качком его бедер Каролина почувствовала, как ее снова пронзила дрожь. Ее сознание расщепилось, но теперь она не была одинока. С ней был он. Их крики слились вместе. Их тела стали одним. И впервые в жизни Каролина ощутила в своем сердце покой. Потому что Джеффри был рядом.

– Наконец-то, – прошептала она, упав на него обессиленная, – я поняла.

Но понял ли он?

Джеффри пошевелился. В нем боролись противоречивые чувства. Он поймал себя на том, что улыбается. И это было удивительно. Более того, он испытывал покой – нравственный и физический. Это новое состояние души было столь редким для него, что казалось нереальным.. Оно было сродни умиротворению, и ничего более прекрасного он не знал. И теперь удивлялся, почему раньше к этому не стремился.

Но тут им овладели другие, менее радужные мысли, омрачившие розовую ауру высшего блаженства. Прижавшись к его боку, лежало теплое нагое тело, и шелк волос восхитительным облаком покрывал его руку и плечо.

«Каролина...» – произнес он мысленно ее имя, и вдруг широко улыбнулся. Он повернулся к ней, чтобы поцеловать. И только тут понял, что случилось.

Они, оказывается, лежали на полу. На полу в гостиной. Но тело его сиятельства отдыхать на такой твердой поверхности не привыкло, вследствие чего он испытывал определенный дискомфорт. Повернувшись на бок, он сдавленно застонал. На левом бедре красовался свежий синяк.

В этот ужасный момент он окончательно пришел в себя. Кровоподтек освежил в памяти недавние события, и он вспомнил, чем они тут занимались и откуда появился синяк. Как Каролина его оседлала, и чем это закончилось...

Она его оседлала!

И он лишил ее невинности.

Обесчестил!

– Джеффри! С тобой все в порядке?

Он приподнялся, чтобы взглянуть в ее прекрасные голубые глаза, и увидел перед собой женщину со следами еще не угасшей страсти. Ее длинные ноги эротично скользили вдоль его мускулистых ног, и он ощущал шелковистость ее чудесной кожи. Но это было еще не все. Он чувствовал наливающуюся тяжесть нового приступа вожделения.

– О Боже! – застонал Джеффри и торопливо вскочил. Его движения были резкими, нервными, неосторожными. Если бы она вовремя не отодвинулась, то, откатываясь в сторону, наверняка ударилась бы об пол.

– Джеффри? – Ошеломленная, Каролина смотрела на него широко раскрытыми глазами. Он видел, как страх непонимания исказил ее черты и она прикусила губу.

Этот жест приковал его взор к ее рту, и его сознание снова наводнили воспоминания. Он целовал эти губы. Его взгляд скользнул вниз... Что они наделали!

– О Господи! – простонал он в который раз и с трудом оторвал взор от роскошного тела. Нужно было заставить себя сосредоточиться на чем-то другом. На чем угодно.

Тут он увидел свою одежду и лихорадочно схватил се, стремясь не только прикрыть наготу, но и отвлечься от греховных мыслей о Каролине. В голове все смешалось в попытке найти какое-то оправдание или выход.

– Я не должен был... – бормотал он, запинаясь. – Мы не должны были... Но... Ты... Я... Но я не могу!

– Но мы сделали это, Джеффри, – перебила его Каролина, и лицо ее озарилось радостью. – И я теперь все поняла. Всю жизнь я задавалась вопросом почему она ушла? Как смогла она бросить меня? Оставить отца и меня. – Каролина широко улыбнулась и посмотрела на Джеффри. – И вот теперь я поняла. Из-за этого и ради этого!

– Нет! – Он опустил голову, пытаясь собраться с мыслями.

– Да. Во имя любви. О, Джеффри, то, что мы сделали, то, что мы пережили вместе, это была любовь. Я люблю тебя.

Он резко вскинул голову, словно его ударили.

– Каролина, – начал он, хотя даже приблизительно не представлял себе, что собирается сказать.

– Как моя мать была влюблена в цыгана, так и я влюблена в тебя. Как и она, я готова пойти на любой риск. – Каролина встала на колени. – Ради тебя я готова бросить все и всех.

Он застонал. Этот глубокий, грудной звук выражал всю полноту его переживаний.

– Ты не можешь...

Она широко улыбнулась.

– Конечно, нет. В этом нет нужды. Но моя мать не могла поступить иначе. И я теперь знаю причину. – Она легко вскочила на ноги. – О, Джеффри, я так благодарна тебе.

Он закрыл лицо руками, чтобы хоть немного успокоить боль, разрывавшую его грудь, хоть чуть-чуть облегчить невыносимую муку.

– Нет! – испугался Джеффри. – Не подходи ко мне!

– Но почему, глупенький? – Каролина рассмеялась. – Я ведь люблю тебя.]

Когда, терзаемый угрызениями совести, он снова застонал, Каролина подошла к нему и убрала ладони с его лица. Джеффри не сопротивлялся. Его руки безвольно повисли вдоль тела. Он неуверенно поднял на Каролину глаза, чтобы посмотреть, как восприняла она крушение своих надежд.

– Неужели ты не понимаешь? – с болью спросил он. – Я не могу из-за тебя пустить все коту под хвост. Это только погубит нас всех и ни к чему хорошему не приведет. – Он схватил ее за руки, словно боялся, что иначе не сможет ее убедить. – Каролина, ты не можешь меня любить!

– Но я люблю! – воскликнула она радостно и, отняв у него одну руку, прежде чем он успел что-то сказать, прижала пальцы к его губам. – Я не жду, что ты женишься на мне. Ты достаточно ясно объяснил мне свое положение. Я просто хотела, чтобы ты знал, что я тебя люблю. Я сама этого не ожидала. Но после мамы ты единственный, с кем мне хорошо, кто смог заставить меня смеяться. Благодаря тебе я забыла, что я «синий чулок», у которого нет никакого будущего, кроме химических опытов и разведения овец. – Закончив тираду, Каролина оторвала пальцы от его рта и нежно поцеловала его в губы. – Я знаю, что ты не хотел лишать меня невинности. Свершившееся целиком и полностью лежит на моей совести. – Она мечтательно воздела руки к небу и закружилась по комнате. – Зато я теперь счастлива! – пропела она. – Благодаря тебе.

Джеффри озадаченно наблюдал, как она вальсировала по гостиной, окутанная сияющей аурой радости. У него от боли сжалось сердце. Вина, стыд, позор подобно змеям свились в один клубок и точили его душу.

С другой стороны, хотя это было довольно странно, он не мог не видеть, что доставил Каролине огромное счастье. И сознание этого не позволяло ему сожалеть о содеянном. Она танцевала и беспечно смеялась. Милая, красивая девушка действительно смеялась!

– Я не понимаю, – развел он руками.

– Не может быть! Все ты понимаешь! – воскликнула она и, кружась, приблизилась к Джеффри, чтобы взять его руки. – Ты это тоже почувствовал. Мне точно известно, что почувствовал. Ты разделил тот миг со мной. Ты тоже меня любил! – Она хотела его поцеловать. Эта женщина была самым невероятным, самым удивительным созданием из всех, кого он знал. Она собиралась поцеловать его, мужчину, который только что обесчестил ее и погубил ее репутацию.

Этого Джеффри не смог вынести. Он заключил ее в объятия, привлек к себе, с удовольствием вдохнув пьянящий запах ее тела.

– О Господи, Каролина, я не знаю, что думать. Я не знаю, что делать.

Она в ответ улыбнулась. Даже не видя ее лица, он не сомневался, что его выражение было шаловливым, а хитрая улыбка полна женского лукавства. Плутовка, несомненно, изобрела какой-то план, о котором никакой мужчина не смог бы догадаться. Впрочем, допытываться Джеффри не стал, сомневаясь, что хочет о нем знать. Но она не удержалась и тут же поделилась с ним своим тайным замыслом.

– Я знаю, что ты не можешь на мне жениться, – объявила она весело. – До тех пор, пока у меня не будет солидного состояния.

Джеффри вздохнул. Его имя вдруг превратилось в тяжелый жернов на шее, и он физически ощутил этот неимоверный груз. Бремя долга давило на плечи, пригибало к земле, и он еще крепче стиснул Каролину в объятиях, словно стремясь защитить от грядущих невзгод.

– У тебя нет недостатка в поклонниках. Десятки мужчин готовы броситься к твоим ногам прямо сейчас. Но после того, что случилось сегодня... – Внезапно образовавшийся в горле комок не позволил Джеффри договорить. Он замолчал и сделал судорожное глотательное движение. – Я хотел сказать, после того как я тебя обесчестил...

– Но ты вовсе меня не обесчестил!

Граф дал ей понять, что хочет сказать что-то еще.

– Я найду тебе мужа. Такого, кто даст тебе гораздо больше, нежели химические опыты и овцы. Клянусь.

Каролина подняла к нему лицо. Оно лучилось счастливой улыбкой, а в глазах сиял неугасимый свет настоящей любви.

– Но я уже сама нашла его! – сообщила она. – Теперь мне остается сделать состояние, чтобы я могла выйти за него – то есть за тебя – замуж.

Джеффри оторопело замер, лишившись в одночасье способности соображать, и недоуменно уставился на нее.

– Сделать состояние?

– Ну да, глупыш, – кивнула она. Ослепительная улыбка стала еще шире. – Иначе как еще мы сможем пожениться?

Джеффри продолжал изумленно таращиться на Каролину. Его ум отказывался воспринимать смысл произнесенных ею слов. Она собиралась сделать состояние? Она же не могла всерьез говорить такие вещи? Но Каролина держалась спокойно и непринужденно. Ее глаза горели решимостью. Сомнений не оставалось – она была настроена серьезно и действительно поставила перед собой цель стать богатой.

– Проклятие!

Глава 9

У Джеффри голова шла кругом. Во-первых, она сказала, что любит его. Но ее признание не стало для него неожиданностью. Их недавняя встреча... то, что между ними было... он ничего подобного прежде не испытывал. Джеффри не мог подобрать слов, чтобы описать фантастические ощущения, пережитые в минуты близости с Каролиной. А ведь это был ее первый опыт.

После всего этого она, конечно, решила, что любит его. По мнению Джеффри, это был вполне естественный вывод, к которому могла прийти девушка из благородного сословия. Но на самом деле она заблуждалась. Даже он, опытный мужчина, и то боролся с искушением поддаться опасному обману.

Это не было любовью, и она должна это понять.

– Каролина, я знаю, что случившееся между нами было...

– Прекрасным?

– О да! – Он улыбнулся.

Каролина просияла. Пленительные ямочки на ее щеках придали ее лицу шаловливое выражение.

– Я тоже так думаю. И я даже знаю почему.

– Потому что у тебя это было впервые. – С этими словами Джеффри взял с дивана сорочку Каролины и протянул ей. Обнаженная, она была слишком обольстительна. Ее нагота отвлекала его, не позволяя логически мыслить. Ему стоило большого труда не поддаться соблазну и не взять в ладони ее полные груди, призывно подрагивавшие при каждом движении.

– Пожалуйста, оденься. Твоя тетка, наверное, уже давно тебя хватилась.

Каролина выглянула в окно. Сквозь полупрозрачную ткань занавесок она увидела серые силуэты лондонских зданий. Свет уходящего дня быстро отступал перед наступавшими сумерками.

– О да... конечно. – Каролина торопливо натянула сорочку. – Но знаешь, в первый раз не всегда получается так замечательно, – донесся до Джеффри из-под тонкой ткани сорочки ее приглушенный голос. – Луиза мне говорила...

– Прошу тебя, только не вмешивай в это Луизу! Каролина высунула голову и уставилась на Джеффри, собиравшего по комнате разбросанные предметы ее туалета.

– Но она утверждала это со всей определенностью! Она сказала, что в первый раз всегда очень больно, конечно, если девушка не влюблена. – На губах Каролины блеснула улыбка, – А я, представь, почти не помню этого неприятного момента. Все было просто потрясающе. Боль... она ничто!

Он испустил громкий вздох, когда наконец уразумел, что заставило ее прийти к ложному умозаключению.

– Опытный мужчина...

– Ну да... вроде тебя, – ввернула Каролина, хотя по выражению ее лица он догадался, что этот факт ее не особенно радовал.

– Ты права. Опытный мужчина способен сделать первый акт любви приятным для обеих сторон.

Она покачала головой, и ее кудри пленительными волнами рассыпались по плечам.

– Но ты ничего не делал, Джеффри. Если помнишь, это я...

– Я помню, – перебил он ее. Разве мог он забыть такое? – Но к этому событию ты была подготовлена заранее. А это, моя дорогая, целиком и полностью моя заслуга.

– Значит, ты считаешь, что мы не влюблены друг в друга? – вдруг спросила она с вызовом и, подобрав волосы, принялась укладывать их в прическу.

У Джеффри болезненно сжалось сердце, но его ответ прозвучал категорично: – Да.

– И ты не думаешь, что нам необыкновенно приятно целоваться потому, что мы без ума друг от друга?

– Да, – процедил он сквозь зубы.

– И тебе не кажется...

– Не кажется! – Джеффри грубо оборвал ее, даже не дослушав до конца. Его душил гнев, объяснить происхождение которого он не брался, хотя и понимал, что ведет себя недостойно. По какой-то причине он не мог контролировать свои эмоции. Он порывисто схватил рубашку и, путаясь в пуговицах, начал сердито их застегивать. – Я бы женился на тебе, Каролина... – заявил он резко.

Краем глаза он заметил, как расправились плечи Каролины и мечтательное выражение озарило ее лицо.

– О, Джеффри...

– Я бы женился, но не могу. Я твердил тебе об этом с самого начала. Если мы с матерью в ближайшее время не найдем выход, нас ждет долговая тюрьма. Я могу пережить это, но она для таких испытаний уже стара. Да и здоровье у нее неважное.

Граф видел, как мечтательная радость на лице Каролины сменилась стальной решимостью, и это его насторожило.

– Я понимаю, – кивнула она. – Поэтому я должна срочно где-то отыскать деньги.

Джеффри в отчаянии сжал кулаки.

– По-твоему, деньги валяются под ногами и остается только их поднять. Так не бывает.

– У меня все получится, – сообщила она со счастливой улыбкой. От досады Джеффри заскрипел зубами. Но она не позволила ему вставить ни слова. – Я не собираюсь их искать на капустных грядках, как не рассчитываю обнаружить и зарытый в саду клад. Будь благоразумным, Джеффри. – В глазах ее плясали радостные огоньки.

Ему ничего не оставалось, как таращиться на нее в немом оцепенении. Плутовка над ним потешалась! Каролина Вудли, самая серьезная женщина из всех, кого он знал, его разыгрывала! Все же его мучил вопрос: была ли в ее словах хоть капля правды?

– Каролина...

– У меня есть кое-какие вложения, Джеффри. До сих пор я занималась ими не целенаправленно, а лишь когда позволяло время. Теперь же я намерена посвятить свою жизнь тому чтобы накопить побольше денег и стать твоей невестой с приданым.

Заявление Каролины заставило графа задуматься.

– Все не так просто, Каролина. Ты не можешь вложить деньги сегодня и уже завтра получить двойную прибыль.

– Я знаю. Но думаю, это не займет много времени... Каролина не уставала удивлять графа. Но прежде чем он успел что-либо возразить, ее теплая ладонь накрыла его руку. Джеффри обдала горячая волна желания, напомнив о событиях последнего часа, когда он держал ее в объятиях, кроткую и податливую, и ее восхитительное тело находилось всецело в его власти, томясь в предвкушении.

– Каролина...

– Не волнуйся. Я руковожу отцовским поместьем с двенадцатилетнего возраста. Я знаю, что делать.

Джеффри отодвинулся, обуреваемый желанием притянуть ее к себе, обнять, уложить в постель и утонуть в ней, забыться, отбросив все заботы, включая новый безумный план Каролины. Но он не мог позволить себе этого. Не смел, ибо знал, к чему это приведет. Все началось с легкого прикосновения, а чем закончилось?.. Общаться с ней нужно было на ее языке, взывая к разуму и научному мышлению. Только железная логика сможет убедить Каролину.

– Дорогая, – начал Джеффри, тщательно взвешивая каждое слово. – Вести домашнее хозяйство, содержать имение – это одно, а делать правильные инвестиции – это совсем другое. Малейшая ошибка – и ты в одно мгновение потеряешь все. Необходимо научиться своевременно распознавать, какое вложение будет надежным, а какое может в одночасье привести тебя к банкротству. Это не всегда удается даже самым талантливым инвесторам.

Улыбнувшись, она умильно сморщила хорошенький носик.

– Я все это знаю, Джеффри. Я не ребенок.

– Но...

– Кроме того, я хочу, чтобы ты помог мне в этом. Судя по всему, ты и есть талантливый инвестор.

Он хмыкнул.

– Если бы это было так, я бы не нуждался в богатой невесте.

– Ерунда. Ты рассчитался по отцовским долгам. Ты начал выкупать родовые земли. А твои капиталовложения в рудники, вероятно, начнут в скором времени приносить прибыль. Если бы сейчас тебе не пришлось срочно изыскивать средства, чтобы возместить сестре стоимость ее приданого, то у тебя не было бы особых проблем. В данном вопросе все упирается во время. Время – твой главный соперник. У Джеффри от удивления расширились глаза.

– Откуда ты все это знаешь? Каролина пожала плечами.

– Я спрашивала тетю Уин, которая, в свою очередь, разговаривала с твоей матерью, а та, по всей видимости, с твоим управляющим. В четверг мы вместе пили чай.

– Шпионы, – пробурчал Джеффри. – Шпионы в моем собственном доме!

– Глупости, – возразила Каролина. – Кстати, я совершенно согласна с твоей матушкой. Тебе не стоит так убиваться из-за доли сестры.

– Мои обязательства перед сестрой тебя ни в коей мере не касаются! – огрызнулся Джеффри.

– Почему же? Напротив. Ты пустил в дело ее часть наследства и по этой причине вынужден искать себе богатую невесту. Хотя, полагаю, было бы проще отдать сестре и ее мужу причитающуюся им часть имущества...

– Они собираются жить в Индии, Каролина. Трудно представить, как они погрузят на корабль несколько сот овец.

– Да, ты прав. – Она нахмурилась. – А продавать скот сейчас не время?

– Нет.

Каролина подняла на него рассеянный взгляд, ее лоб прорезали морщинки.

– А нельзя ли отдать им соответствующее количество рудниковых акций?

Он покачал головой:

– Согласно договору с моими финансистами, я единственный, кто имеет право контролировать капитал. Я не могу продавать акции.

– Хм-м. Таким образом, мы вернулись к началу. Значит, я права, мне придется самой сколотить себе достойное состояние.

– Каролина...

– Замолчи! Ты еще хуже, чем тетя Уин. Ты сомневаешься в моих способностях.

– Это не так, – заметил он серьезно и взял ее руки в свои. – Если это может сделать любой, то и тебе, я думаю, это по силам. Но, Каролина, риск слишком велик. Ты можешь потерять все до последнего пенни.

– Тьфу!

– Тьфу? Для тебя это тьфу? – Задохнувшись от негодования, Джеффри замолчал и сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. – Ладно. Послушай. Я могу назвать тебе имя хорошего бухгалтера, адвоката, может быть, даже делового человека, кто специализируется...

– Но ты же собирался мне помочь.

– В этом и состоит моя помощь, – начал он.

– Я имела в виду твое личное участие.

Джеффри заскрипел зубами. Он догадывался, что ему прядется туго, но чтобы так... Каролина думала, что влюблена в него, в то время как любой болван мог видеть, что она... Она – что? Что она еще не созрела, чтобы разбираться в своих чувствах? Однако он лучше кого бы то ни было знал, что Каролина отлично понимает, чего хочет и что делает. И если она что-то втемяшила себе в голову, то ни за что не отступится, чего бы ей это ни стоило. Причем своих целей она добивалась самыми немыслимыми способами.

Джеффри взглянул на Каролину. В волосах ее играли розовые отблески вечерней зари, проникавшие в комнату с улицы. Поймав его взгляд, она улыбнулась. От этой улыбки ему захотелось забыть обо всех проблемах. Она была очень молода и наивна и только еще училась распознавать страсть. Она его не любит, внушал себе Джеффри. Она любит то состояние, которое пережила при его участии. Он отвел глаза, во рту пересохло, и сердце сжалось от боли.

– Я... я думаю, что мне стоит всецело сосредоточиться на своих делах.

– Вот как? – Она потупила взор, стараясь не смотреть на графа.

– Каролина, я, наверное, не совсем точно выразился. Просто...

– Я понимаю, – тихо сказала она. – Ты еще не готов признаться себе, что любишь меня. Ты не готов открыть свое сердце любви. И по этой причине пытаешься сейчас сбежать.

– Я никуда не сбегаю! – прорычал Джеффри и внезапно замолчал, прижав пальцы к вискам, стараясь понять, что с ним происходит. Все ведь так просто! Разрушать женские надежды всегда было нелегко, но он не раз справлялся с этим с абсолютным спокойствием. Однако сейчас он был не в состоянии контролировать свои эмоции. – Каролина, – начал он, нарочно стараясь придать своим словами суровость, – твоя тетушка попросила меня помочь сделать тебя популярной в свете. Мне это удалось. Но я должен сосредоточиться на...

– Так это моя тетя попросила тебя об этом? А я была уверена, что это исключительно твоя идея.

Джеффри помрачнел, лихорадочно соображая, как исправить положение. Он-то думал, что Каролина уже знает об этом. Она должна была знать. Но одного взгляда на ее погрустневшее лицо было достаточно, чтобы понять, как он ошибался.

– Это и правда была моя идея. Хотя она просила...

– А мне казалось, что ты делал это по своей воле, – задумчиво проговорила она.

– Разумеется, я тоже этого хотел. – Джеффри шагнул к ней. – Я и сейчас хочу...

– Неправда! Ты пошел на это только потому, что моя тетя и твоя мать – близкие подруги. Они, несомненно, сыграли на твоем чувстве долга и ответственности. Не последнюю роль в этом они отвели и твоим рыцарским замашкам. О, Джеффри. – Ее глаза блеснули странным влажным блеском. – Мне так хотелось увидеть в тебе своего рыцаря.

– Господи, Каролина, – произнес он со вздохом. – Я далеко не герой. И совсем не рыцарь.

– Это правда, – согласилась она с улыбкой. – Ты просто напыщенный, властный и надменный мужчина и не можешь быть истинным героем. Но я люблю тебя и таким. И если ты готов подождать всего несколько недель, я стану богатой невестой, и мы сможем пожениться.

Джеффри лишился дара речи. Эта дерзкая, своевольная и пленительная женщина кого угодно могла поставить в тупик. После минутного замешательства из всех мыслей, вертевшихся у него в голове, он выбрал одну и облек ее в самую грубую форму.

– Я не женюсь на тебе! – отрезал он.

Каролина захлопала длинными ресницами. От обиды ее глаза стали большими и беззащитными.

– Но почему нет? Даже если я стану достаточно богатой...

– У тебя ничего не получится! – Он отошел к камину и сердито уставился на холодную решетку. – За столь короткий срок это невозможно! – Джеффри замолчал, стараясь привести в порядок свои мысли. Никогда прежде не испытывал он такой обреченности. Она захлестывала его, подавляла способность соображать и не давала возможности изречь ни единого путного слова. Но он должен был объяснить ей все, чтобы между ними не оставалось недомолвок. – Я не могу жениться на тебе, Каролина.

– Ты меня любишь?

В ответ Джеффри только вздохнул, не зная, что сказать.

– Не имеет значения... – нашелся он наконец, надеясь, что благополучно выкрутился.

– Как раз наоборот.

– Не имеет значения! – Джеффри оторвал взгляд от каминной решетки и посмотрел на Каролину. Ему стоило большого труда не поддаться очарованию ее мягких губ, больших голубых глаз и сладкого, соблазнительного аромата лавандовых духов. – Я не могу жениться на тебе. Однако я могу назвать тебе имя превосходного делового человека, возможно, бухгалтера...

– Не нужно.

– Что?

– Не нужно. – Каролина вскинула подбородок. Этот жест, ставший Джеффри уже таким знакомым, всегда немного пугал его. – Они захотят умерить мой пыл и расстроить мои планы. Но я не в том положении, чтобы осторожничать. Я люблю.

– Каролина! – Господи милостивый, неужели никто и ничто не в состоянии образумить эту своенравную девицу?

– Единственный человек, кому я позволю диктовать мне свою волю – иногда! – это ты.

– Но это глупо, – предпринял он еще одну попытку урезонить ее.

– Это любовь. А теперь мне пора домой. У меня много дел. Сделать состояние – это нелегкий труд, тут надо подумать.

Что мог он ответить ей на это? Было ясно, что слушать его она не станет. Ни сейчас, ни, вероятно, потом. При сложившихся обстоятельствах от Джеффри только требовалось отвезти ее домой и впредь избегать с ней встреч. Может быть, это отвлечет ее или поможет обратить внимание на кого-то другого. Как знать, возможно, не встречаясь с ним, она влюбится в кого-нибудь по-настоящему.

Именно так он и поступит, решил про себя Джеффри с содроганием. Он обязан навсегда уйти из ее жизни. Твердо и безжалостно.

Он машинально пнул ногой горстку золы на полу. С Каролиной все кончено. И теперь он испытает облегчение. Но этого не произошло. Напротив, его захлестнуло чувство утраты, какой-то вселенской пустоты. Но это к лучшему. Он должен проявить волю. Она еще сможет найти свое счастье. Только он должен держаться от нее подальше.

– Я не изменю решения, Каролина. Что бы ни случилось, я не приду тебе на помощь.

– В этом не будет необходимости. Обещаю, – прозвучало в ответ.

Помолчав немного, Джеффри повернулся к ней. Поймав ее взгляд, он с несокрушимой уверенностью произнес:

– Отныне я буду держаться от тебя в стороне. Я не буду с тобой ни танцевать, ни разговаривать. Возможно, я даже не буду появляться на одних с тобой раутах. Ты должна это знать. Это единственный способ для тебя избавиться от твоей глупой влюбленности.

Он ожидал, что она обидится или по крайней мере устроит сцену. Хотя бы маленькую. Чтобы показать, что не только не понимает его намерения, но и категорически не согласна с ними.

Но он ошибся. Ему давно следовало бы знать, что Каролина никогда не делает того, чего от нее ожидают.

Она улыбнулась.

– Ты тоже, Джеффри, не увидишь меня. Я буду очень занята.

В ответ он только вытаращил глаза. Сказать на это ему было нечего. Тяжело вздохнув, Джеффри показал в сторону двери:

– Пойду запрягать лошадей, чтобы отвезти тебя к тете.

Каролина молча кивнула. Весь вид ее говорил о непоколебимом намерении добиться поставленной цели. Но прежде чем граф вышел из комнаты, она быстро собрала разбросанные по полу листки с записями своих впечатлений о поцелуях, и сунула ему в руку, погладив его пальцы.

Что она от него хочет на этот раз?

– Каролина?

– Пожалуйста, выбрось это.

– Твои записки? Каро...

– Я узнала, Джеффри, что жизнь дана для того, чтобы жить. Не анализировать ее и не наблюдать со стороны. И в ней нет места для таких глупостей, как наука. – Она сделала паузу и, поймав его взгляд, со значением добавила: – Или честь.

У Джеффри от растерянности перехватило горло. Он не знал ни что ответить, ни как отреагировать. Его захлестнула волна противоречивых эмоций, грозя выплеснуться наружу. Он не мог, не имел права открыть ей душу из страха перед тем, что потеряет, в случае если хоть чем-то выдаст свои переживания. Каролина совершила безрассудный поступок, когда, оседлав его, пожертвовала всем во имя того, что считала любовью. Некоторое время назад он тоже рисковал всем, когда согласился использовать приданое сестры для того, чтобы поправить финансовое положение Тэллисов. Позже, поддавшись сиюминутному порыву, он поцеловал Каролину, когда на балу его матери она влезла в музыкальную комнату. Так один безрассудный поступок повлек за собой цепочку событий, в результате чего в его жизнь вошла эта женщина, а вместе с ней – хаос, из которого он теперь не мог выбраться.

Опасаясь последствий, грозящих ему в случае, если он сделает неверный шаг, Джеффри не мог себе позволить хоть на секунду выпустить ситуацию из-под контроля. По этой причине он ничего не ответил Каролине и не взял из ее руки листки. Никому не нужные, они рассыпались по полу белыми лепестками растраченного понапрасну времени.

Но не успел Джеффри переступить порог комнаты, как его одолели новые раздумья. Она была самым странным и непонятным существом из всех, кого он знал. Она была способна заставить его потерять голову, мгновенно воспламенив его своей редкой сексуальностью. Но в следующий миг она внезапно превращалась в деловую женщину со всеми своими дикими экспериментами и еще более нелепыми финансовыми затеями.

Понять ее он был не в силах. Единственное, что ему оставалось, – это воздеть руки к небу и признать, что она ему не по зубам. Он больше не мог держать в узде стихийное бедствие, имя которому было Каролина Вудли. И слава Богу, что он снял с себя все обязательства перед ней.

Он умыл руки. Он сказал ей без обиняков, что их свадьба никогда не состоится. И что же сделала она? Улыбнулась в ответ и пообещала сколотить состояние.

Видит Бог, Джеффри почти поверил, что она добьется своей цели. Но если это случится, ему придется на ней жениться. А этого он вовсе не хотел.

Разве?

Джеффри и сам не знал, чего он хочет. И эта неопределенность бесила его еще больше. Безрассудство! Вот куда она его толкала – к безрассудству! И вдруг он понял, чего страстно желает, – немедленно оказаться в «Бруксе», любимом клубе отца. Доставив Каролину в дом ее тетки, он оттуда прямиком отправится в «Брукс». В клубе он займет любимое отцовское кресло и велит принести ему колоду карт.

Домой Каролина приехала, настроенная, очень решительно. Она ни секунды не сомневалась, что в течение нескольких недель сумеет заработать кучу денег. В конце концов, мужчины каждую ночь выигрывали и проигрывали в клубах тысячи фунтов. Неужели сделать деньги на бирже или в других финансовых операциях труднее? Это та же самая игра, только с более предсказуемыми результатами, чем случайная удача за карточным столом.

От нее требовалось одно – сделать соответствующие капиталовложения.

Что касается заявления Джеффри, что он на ней не женится, даже если она разбогатеет, то Каролина относила это на счет издержек мужской гордости. Мужчины терпеть не могут, когда женщина оказывается сообразительнее их. Джеффри же, насколько ей было известно, кроме рыцарских качеств, страдал избытком мужской спесивости.

Вечером того же дня должен был состояться бал у леди Кистлер. Там Каролина и попытается переубедить упрямца. Однако ее планам не суждено было сбыться. Граф на бал не явился.

Как не явился он и на другой день на раут к баронессе Шульц. Однажды Каролине все же почти удалось поймать его в доме леди Шиммон, пригласившей знать поразвлечься карточными играми. Но, увидев Каролину, граф тотчас откланялся.

Увертки мужчин, к которым они прибегали во имя защиты своей гордости, сводили Каролину с ума. Неужели он не видит, что она его любит? Конечно, видит, уверяла она себя.

Но сам Джеффри ни разу не сказал, что любит ее.

Только сейчас, стоя у окна в доме леди Шиммон и наблюдая за отъездом Джеффри, Каролина впервые испытала сомнение. Да нет, он, конечно, любит ее. Как она могла сомневаться в этом, видя устремленный на нее голодный взгляд? Просто из благородных порывов он отступил в сторону, давая ей возможность найти счастье с другим мужчиной. Он любит ее, но не может пренебречь своими обязательствами перед семьей. Только и всего.

Каролина расправила плечи и приосанилась. Эта мысль окончательно утвердила ее в стремлении добиться успеха в своем финансовом предприятии.

Все последующие дни она пропадала в библиотеке, уединяясь с мистером Россом. Не имело смысла посещать балы, на которых не было шанса встретить Джеффри. Чтобы не терять времени даром, она всецело посвятила себя разработке планов по улучшению своего материального положения.

Прошло почти три недели. В очередной раз пригласив к себе мистера Росса, она заперлась с ним в библиотеке и посмотрела на озабоченного молодого поверенного встревоженным взглядом. Впервые в жизни она вынуждена была признать, что, похоже, переоценила свои силы.

– Неужели они все поломали? – спросила она с дрожью в голосе. – Но я вложила в эти ткацкие станки все до последнего пенни. Машины должны были увеличить производительность их труда в четыре раза!

Мистер Росс потупил взор.

– Да, мисс, – вздохнул он. – Но в этом как раз и заключалась проблема. Когда нам все же удалось убедить рабочих использовать машины, выяснилось, что станки работают очень хорошо, и людей это испугало – они решили, что теперь им угрожает безработица.

– Но станки могли бы в четыре раза повысить производительность их труда! Вы только посмотрите на эти цифры, мистер Росс. – Каролина подвинула к нему листок бумаги, исписанный аккуратными столбцами цифр. – Согласно моим данным, я должна была получить свою первую прибыль...

Поверенный нервно поправил очки.

– Они боялись за свои рабочие места, мисс. Да вдобавок запасов сырья не хватило бы на то, чтобы продолжать производство ткани прежними темпами. Они знали об этом.

Каролина покачала головой – сказать ей было нечего. Она сожалела о том, что не предугадала реакции своих рабочих.

– Но я же собиралась сделать дополнительные закупки шерсти!

– Не имеет значения, мисс. Луддитов это все равно не остановило бы.

Она оторопело смотрела на сидевшего напротив нее управляющего, отказываясь верить в случившееся. Неужели все кончено?

– Значит, они уничтожили все?

– Да, – подтвердил он грустно.

Каролина недоуменно хлопала ресницами. Она слышала слова, но, казалось, не понимала их смысла.

– Ведь я вложила в эти машины все до последнего пенни! – повторяла она вот уже в сотый раз за этот вечер.

– Да, мисс.

– А сейчас мы должны заплатить по закладной на имение. У нас есть что-нибудь?..

– Нет, мисс.

– Что с другими капиталовложениями?

– Ни одно пока не принесло дохода. – Росс развел руками. – Для большинства еще слишком рано. Простите меня, мисс, но я полагаю, что вам пора подумать о продаже.

У Каролины от ужаса екнуло сердце.

– Продавать? Что? Овец? Вудли-Мэнор? У меня ничего не осталось, кроме сломанных станков и пустой фабрики.

Мистер Росс имел привычку то и дело заламывать руки и теребить пальцы. Это зрелище стало для Каролины столь привычным, что она даже никогда не предлагала ему чая, сомневаясь, что у него найдется свободная минутка, чтобы взять чашку.

Но теперь впервые за много недель его руки лежали неподвижно. Они не шевелились, и от этого непривычного спокойствия у нее по спине побежали холодные мурашки.

– Я проработал различные варианты, – начал Росс осторожно. – И среди них нет ни одного, который мог бы вас удовлетворить. – Он протянул Каролине листок, покрытый колонками его расчетов, и искоса взглянул на нее.

– Вы думаете, кредитор согласится отсрочить выплату? – спросила Каролина с надеждой.

Росс покачал головой.

– Я уже обращался к нему с этой просьбой. Он... хм... не из числа сговорчивых людей. Вам не следовало брать этот кредит. Во всяком случае, не под такие... – Росс смущенно замолчал.

Каролина нетерпеливо мотнула головой, не желая выслушивать от своего поверенного, «что было бы, если бы». Какой же она была дурой! Она с таким упорством стремилась заработать деньги, что поставила на карту все – и все потеряла!

Взглянув на цифры мистера Росса, она тут же отвела взгляд и уставилась в окно, не в состоянии больше выносить этой муки. На улице стоял серый осенний день, вполне соответствовавший ее мрачному настроению.

– Это были совсем новые станки, последние разработки. Они должны были бы мечтать опробовать их в деле и первыми начать на них работать. Первыми соприкоснуться с будущим.

Поверенный вежливо хранил молчание, ожидая, когда хозяйка выговорится. Но она уже мысленно перенеслась к высокому вязу, росшему за домом. Если вытянуть шею, то дерево можно увидеть из окна библиотеки. Каролина закрыла глаза, представив, что находится в гуще его ветвей и слушает успокаивающий шелест листвы...

– Кхе!

Тишину неожиданно нарушил резкий звук: Росс откашлялся. Она с трудом сдержалась, чтобы не поморщиться. Из опыта она знала, что желание прочистить горло у него наступало тогда, когда возникала необходимость сообщить неприятное известие. Каролина прикусила губу. Она не была уверена, что готова к новым испытаниям. Ей снова нестерпимо захотелось спрятаться на дереве, но бегством от действительности горю не поможешь.

Она заставила себя открыть глаза и остановила на своем помощнике немигающий взгляд.

– Продолжайте, мистер Росс, выкладывайте, что там у вас. Я должна знать все.

– Вы, вероятно, понимаете, что если своевременно не внесете деньги по закладной, то Вудли-Мэнор, включая все движимое имущество, перейдет в собственность кредитора.

На глазах Каролины выступили слезы. Если такое случится, они с отцом станут бездомными. Им некуда будет пойти, не на что будет жить. Тетя Уин не может их содержать. Она и так значительно поиздержалась, оплачивая расходы Каролины на балы и рауты в этом сезоне. Добрая тетушка сама едва сводит концы с концами.

– Вы не думали насчет вашего приданого? – спросил мистер Росс неестественно высоким голосом. – Если бы вы могли им распоряжаться, то причитающуюся вам часть недвижимости можно было бы продать или заложить и взять деньги под залог.

Она горестно покачала головой:

– Я не могу воспользоваться своим имуществом. Это неотчуждаемые земли. Только мой муж вправе совершать с ними какие-либо действия.

Росс подался вперед и с участием посмотрел на нее.

– А есть джентльмен, который хотел бы на вас жениться? Мысли Каролины тотчас перенеслись к Джеффри. Если бы все складывалось удачно, то она могла бы в скором времени разбогатеть. – Я...

– Дело в том, что если бы вы могли выйти замуж до истечения срока погашения задолженности, – перебил ее поверенный, – то все проблемы были бы решены. Стоимость вашей собственности позволяет покрыть три кредитных платежа.

– Три платежа, – откликнулась Каролина слабым эхом. В ее планы входило избавить Джеффри от его долгов, а не обременять новыми. Обратиться к нему в такой ситуации она, естественно, не могла.

– Нет, мистер Росс, этот вариант невозможен.

– Неужели ваше сердце до сих пор не сделало выбора? К горлу Каролины подступили рыдания. Но она сумела взять себя в руки и не выдать своей боли. Не могла же она дать волю слезам в присутствии своего поверенного.

– Нет. У меня никого нет.

– Что ж... может, немного погодя все изменится.

При этом странном заявлении Каролина нахмурилась и, подняв на Росса глаза, впервые за все время пристально на него посмотрела. Он казался бледнее обычного. У него был смущенный и какой-то виноватый вид, и вел он себя беспокойно: обливался потом, ерзал на стуле и раз пятнадцать вынимал из кармана часы.

И в эту минуту в библиотечной тиши при свете серого осеннего дня Каролина услышала далекий стук в парадную дверь. Мистер Росс с видимым облегчением вздохнул. Каролина прищурила глаза и вопросительно на него посмотрела.

– Что вы затеяли, мистер Росс? – холодно спросила она. От неприятного предчувствия у нее засосало под ложечкой.

Он отвел взгляд.

– Должно быть, вам неизвестно, но один из ближайших друзей вашей семьи также пользуется моими услугами.

Каролина удивленно изогнула бровь, но от комментариев воздержалась.

– Он... э-э-э... весьма великодушный господин. – Лицо мистера Росса окрасилось в пурпурный цвет. – Я сознаю, что для человека моего положения поступил крайне бестактно, раскрыв подробности состояния ваших финансовых дел другому...

Каролина в ужасе зажмурилась. Она и подумать боялась, какие еще беды могут на нее обрушиться.

– Кому, мистер Росс?

– Только мистеру Лутсу, мисс. Он проявил максимум сочувствия. Вообще я посчитал это подарком судьбы, когда он высказал настойчивое желание прийти сюда сегодня пополудни. Хотя я умолял его дождаться трех часов. – Из холла донесся внушительный бой дедушкиных часов, пробивших три раза. – Я должен был сначала ознакомить вас с ситуацией.

Каролина не знала, что сказать. Эта идея представлялась ей абсурдной. Несносный мистер Лутс был в курсе приключившегося с ней несчастья и нагрянул, чтобы...

Голова у Каролины пошла кругом от обуревавших ее мыслей. Господи всемилостивый, для чего он сюда явился?

– Дорогая Каролина! – Дверь библиотеки распахнулась, и в комнату ворвался мистер Лутс собственной персоной, массивный и шумный. За ним вплыла тетушка Уин, величавая и холодная, хотя ее зеленые глаза метали яростные громы и молнии.

– Мистер Лутс! В это время дня не наносят визитов, да еще в такой манере. Боюсь, я должна потребовать...

– Умерьте ваше волнение, миссис Хибберт, – остановил ее мистер Лутс и поднял руку, давая понять, что разговор окончен. – Каролина знает о причине моего прихода, и, осмелюсь заметить, мое появление здесь облегчает ситуацию, в какой она оказалась, и освобождает ее от бремени, лежащего на ее хрупких плечах.

– Мистер Лутс, умоляю вас, – вмешался Росс, повышая голос с каждым произнесенным словом. – У меня не было времени обсудить вопрос детально...

– Пожалуйста, Росс, помолчите. Сейчас мы в ваших услугах не нуждаемся. Вы уже ознакомили меня в общих чертах с положением дел. Обговорить подробности брачного контракта мы можем позже.

– Брачного контракта? – удивилась тетя Уин. – Каролина, немедленно объясни мне, что происходит!

Но Каролина не могла не только что-либо объяснить, но даже перестала соображать. Ее привычный мир перевернулся, и земля закачалась под ногами. Чувствуя, что теряет равновесие, она судорожно пыталась найти точку опоры. Брак? С мистером Лутсом? Как могло такое случиться?

Тетя Уин и мистер Лутс громко спорили, поминутно обращаясь к Каролине, попеременно то требуя от нее ответа, то угрожая. Но она оставалась безучастна к их воплям, потому что ничего не понимала. Пустые звуки пролетали мимо, как никчемные обломки, уносимые быстрой водой.

Ей было необходимо сосредоточиться и поразмыслить. В этом бушующем мире ей нужен был якорь.

Джеффри.

Вызвав в памяти образ Джеффри, она не желала отпускать его. Но она не могла разрешить себе думать о нем сейчас, сознавая, что постигший ее финансовый крах будет служить непреодолимым препятствием на пути их воссоединения. Мечтая всей душой о встрече с Джеффри, Каролина тем не менее послать за ним не отважилась. Слишком неловко она себя чувствовала, тем более что граф предупреждал, что не придет на помощь. Что бы ни случилось.

Прежде чем говорить с ним, она должна была попытаться сама хоть как-то исправить положение.

Но сначала ей нужно было в спокойной обстановке перевести дух.

С этими мыслями Каролина встала. Она уже знала, куда отправится.

– Простите меня, тетя Уин, господа, но мне нужно выйти.

– Но, мисс Вудли, – начал мистер Росс. – Мы должны так много...

– Послушай, девочка, – пророкотал мистер Лутс. – Я пришел сделать тебе предложение. Ты не можешь вот так просто взять и уйти...

– В самом деле, Каролина, – подхватила тетя Уин, – ты не можешь...

Присутствующие убеждали Каролину остаться, но она оставалась глуха к их увещеваниям. Звуки их голосов едва достигали ее сознания, не говоря уже о значении обращенных к ней слов. Она устремилась к задней двери, чтобы оказаться наконец в саду, где гордо возносил свою крону в небо огромный вяз. И вот, когда до спасения оставалось лишь несколько шагов, до ее ушей долетел приказ, сразу вернувший ей присутствие духа.

– Томсон, – скомандовала тетка, – отправьте записку лорду Тэллису с просьбой почтить нас своим присутствием. Немедленно.

Глава 10

Джеффри никак не мог объехать слишком широкую перегруженную телегу, медленно тащившуюся впереди. Он тихо выругался. Второй раз за этот день. Потому что второй раз за короткое время его приглашали в дом Хиббертов. И снова за ним прибыл этот огромный детина, их лакей. Оба раза приглашение звучало, как приказ короля, адресованный своему вассалу, или странствующему рыцарю, на которого возлагались последние надежды.

Он не сомневался, что вызов был связан с чем-то серьезным и не мог служить дружественным приглашением скоротать вместе вечерок.

В последние несколько недель его не оставляли предчувствия неминуемой катастрофы. Все началось с того дня, когда Каролина объявила ему о своем намерении сколотить состояние.

Он всячески старался отвлечь ее мысли от собственной персоны и не попадаться ей на глаза, осторожно высовывая из-за дверей голову, как какая-нибудь черепаха, боясь, как бы она его не заметила. Он направлял к ней всех достойных молодых джентльменов Англии, каких только знал. Тех, кто помоложе, он заставлял с ней танцевать, а тех, кто постарше, – вести с Каролиной беседы. Он даже убедил Дерборо присылать ей ежедневно маленькие букетики цветов.

Ничто не помогало.

Так прошла неделя, после чего Каролина вдруг перестала появляться в свете.

Он мог бы радоваться. Эксперименты с поцелуями она прекратила. Не возобновила она и своих визитов к Луизе. Он взял с бывшей содержанки слово, что та немедленно пошлет за ним, если Каролина вдруг у нее появится. Он даже заплатил предприимчивой танцовщице деньги, в которых сам всегда испытывал нужду, дабы наверняка заручиться ее лояльностью.

Но и это не принесло никаких результатов.

Джеффри с уверенностью знал одно – Каролина упорно двигалась навстречу неминуемому краху, и ничто не могло ее спасти.

Но теперь, похоже, период ожидания закончился. Получив вежливую записку от ее тетушки с просьбой немедленно явиться в дом Хиббертов, Джеффри понял, что гром грянул. Он до сих пор сжимал смятый листок в кулаке. Снова выругавшись, он свернул в переулок, надеясь обогнать дурацкую телегу, не дававшую ему проехать.

Выехав из клуба сразу, как только получил записку, граф потратил на дорогу к дому Хиббертов двадцать пять минут. Это был неплохой результат для расстояния, которое ему пришлось преодолеть, если учесть все трудности, встречающиеся на его пути. Тем не менее миссис Хибберт, встретившая его в холле, выглядела недовольной и, когда он отдал шляпу и перчатки ее скрюченному артритом дворецкому, не преминула его упрекнуть:

– Давно пора, лорд Тэллис. Пока вас не было, я сделала все от меня зависящее, но, поверьте, любому терпению есть предел. Так вот, свой я полностью исчерпала и больше не в состоянии это выносить.

Она кипела от возмущения. Такой возбужденной Джеффри ее никогда еще не видел. Он ни на шутку встревожился, хотя старался держаться непринужденно, когда склонился над ее рукой.

– Я приехал, как только смог. Как можно...

Но тетушка не дала ему закончить фразу, перебив нетерпеливым жестом, прежде чем он успел отпустить ее пальцы.

– Я попыталась выпроводить его, но он отказался, – прошипела она, указывая на лестницу. – Томсону всегда удавалось избавиться от него, когда он приходил не вовремя, но на этот раз он просто не желает уходить, и все тут. Говорит, что должен сначала во что бы то ни стало просмотреть какие-то ее документы.

– О ком речь?

– Слава Богу, Альберт вернулся, – вдруг затараторила миссис Хибберт, пропустив мимо ушей вопрос графа. – Они теперь наверху, обсуждают его последние опыты.

Джеффри помрачнел и от дурных предчувствий заскрежетал зубами.

– Кто наверху и где Каролина?

– Как кто? Мистер Лутс, конечно. Более грубого и беспардонного мужлана я еще не встречала.

Джеффри не составило особого труда припомнить названного господина. Ведь именно его поверг он наземь одним ударом, когда некоторое время назад тот бесстыдно приставал к Каролине в саду.

– А где Каролина? И что он сделал?

Но миссис Хибберт его не слушала. Прохаживаясь по холлу и не стесняясь присутствия Томсона, она запальчиво продолжала свою обличительную речь:

– Я целиком и полностью возлагаю вину за случившееся на вас! Если бы вы были хоть чуточку внимательнее, то ничего подобного не произошло бы. – Она сделала выразительную паузу, чтобы смерить Джеффри негодующим взглядом. – Подумать только – брак! Я не представляю, как этому воспрепятствовать. Он говорит, что другого выхода нет. Я послала также за Гарри, но, Джеффри, я не «в состоянии уразуметь, что здесь творится!

На лице ее читалась растерянность. Ее причитания и жестикуляция становились с каждой минутой все экспансивнее. Ее взволнованный вид напугал Джеффри и заставил сделать то, что в другом случае он никогда бы себе не позволил. Схватив миссис Хибберт за плечи, он встряхнул ее. Не слишком сильно, но ощутимо, чтобы она пришла в себя и перестала нести бессвязную чушь.

– Где Каролина? Он что, обидел ее?

Миссис Хибберт, захлопав ресницами, остановила на Джеффри пристальный взгляд, потом кивнула, словно увидела в его глазах нечто такое, что послужило ей успокоением. Когда она снова заговорила, ее речь стала более вразумительной.

– Каролина на своем любимом дереве. Я не знаю, что там у них стряслось. Мне известно только, что мистер Росс сидит в библиотеке и нервно заламывает руки и что за всем этим стоит этот мерзкий мистер Лутс.

Джеффри бросил взгляд в сторону лестницы, раздумывая, куда двинуться в первую очередь. Как ни велико было его желание услышать правду от пресловутого Лутса, побуждение найти Каролину оказалось сильнее.

– На каком она дереве?

– В саду.

Джеффри устремился к двери, но миссис Хибберт поймала его за руку.

– Вы хотите, чтобы я задержала мистера Лутса? Он покачал головой:

– Я могу и сам его потом найти. Но пожалуйста, не спускайте глаз с мистера Росса.

Уинифред хотела что-то сказать, но он уже открывал дверь, ведущую в сад. Садом называлась небольшая полоска травы шириной в два шага с высаженными на ней цветами. Но главной его достопримечательностью был ввинченный в небо огромный вяз в великолепном убранстве осенних листьев. Вдоль ствола свисала крепкая веревочная лестница, терявшаяся в густой кроне.

Джеффри, не колеблясь, направился к дереву и, задрав голову, всмотрелся в плотное сплетение ветвей. Но ничего не увидел, кроме буйной палитры осенних красок и какой-то темной платформы.

– Каролина?

– Я здесь, – раздался приглушенный голос.

– Это Джеффри.

– Я знаю.

– Я бы хотел поговорить с тобой, если ты не возражаешь. Он замолчал в ожидании ответа. С каждой секундой, по мере того как пауза затягивалась, его волнение усиливалось. Наконец она отозвалась.

– Я буду рада побеседовать с тобой, – донесся до него вежливый ответ.

Джеффри вздохнул.

– Каролина, не будешь ли ты любезна спуститься вниз? А то я боюсь свернуть себе шею.

Снова последовало долгое молчание.

– Мне не хочется. Но ты можешь ко мне присоединиться. Здесь очень красиво. И спокойно.

Обдумав эти аргументы, Джеффри понял, что альтернативы нет. Вернее, одна все же была – он мог уйти. Но это в его намерения не входило. Он должен был сначала увидеть Каролину и убедиться, что она в добром здравии. Конечно, он мог бы остаться под деревом и дождаться, когда она спустится вниз. Но, зная Каролину, он понимал, что можно проторчать в саду до конца недели.

Таким образом, его выбор был предопределен.

Вздохнув, он сбросил сюртук. Затем Джеффри Ратберн, граф Тэллис, светский щеголь, зрелый человек, полез на огромное и довольно грязное дерево. Нимало не заботясь о своих дорогих ботфортах, он, правда, очень старался не запачкать темно-желтые панталоны. Еще одна дыра – и их можно будет смело выкинуть.

Наличие лестницы значительно облегчало подъем, но ему не хотелось думать, как она умудрялась справляться с подобной задачей в платье. Протиснувшись в небольшую прорезь в платформе, он быстро огляделся. И первое, что он увидел, – обширный участок кремовой кожи, просвечивавший сквозь дыру в когда-то белом платье Каролины. Открывшееся зрелище его смутило и в то же время доставило истинное удовольствие. У неб были удивительно стройные лодыжки и безукоризненной формы икры, не говоря уже о пленительной красоте молочно-белых бедер. Он не мог оторвать от нее взгляд.

Боже, как удивительно красива была эта женщина! Во время первой встречи она показалась ему худощавой, но это впечатление оказалось ошибочным. Она была гармонично сложена, с тончайшей талией, казавшейся еще тоньше по сравнению с высокой полной грудью. Подобное тело с ярко выраженными формами в положенных местах не оставляло равнодушным ни одного мужчину, хотя в этом сезоне такие формы были не в моде. Джеффри грезил о ее теле с первого дня их знакомства.

Стараясь не думать на эту тему, он ступил на толстые доски платформы и, разогнувшись, тут же стукнулся головой о ветку.

– О! Прошу, присаживайся! – воскликнула Каролина. – Тетя Уин построила это для меня, когда я была еще ребенком. Она не знала, что я буду залезать сюда, даже когда вырасту.

– Она явно не учла твой характер, – пробурчал Джеффри, прижавшись спиной к стволу. Он отдышался и, оглядевшись, залюбовался солнечным лучом, пробивавшимся сквозь красочный калейдоскоп осенней листвы. Каролина в своем платье была похожа на дриаду или фею осени. Эта белая кожа, золотые волосы и лицо...

Но подобные романтические мысли тотчас улетучились, как только взгляд Джеффри упал на грязные разводы на ее щеке, свидетельствовавшие о том, что она плакала.

– Каролина? – Хм?

– С тобой все в порядке?

– Здесь красиво, правда? В ясные дни я часто удираю сюда, когда тетя Уин не видит. А в Хедли у меня на дереве есть очаровательный домик.

Джеффри кивнул. Ему не хотелось прерывать плавного течения ее речи. Слушая, он молча наблюдал за ней. В его представлении Каролина была сгустком энергии и интеллекта, пребывавшим в вечном движении и поиске. В ее мозгу постоянно роились неординарные мысли, толкавшие ее на фантастические поступки и создававшие ей дополнительные трудности. Теперь она впервые предстала перед ним в состоянии относительного покоя. Она даже не шевелилась, если не считать легкого колыхания грудной клетки при каждом вдохе. Взгляд ее широко распахнутых глаз был рассеян, но не потому, что ее одолевали тягостные мысли, скорее наоборот. Умиротворенная и отрешенная от житейских тревог, она наслаждалась красотой окружавших ее листьев, солнца и голубого неба.

Никогда не видел Джеффри более красивой и неотразимой девушки. Никогда не хотелось ему так страстно обладать ею. Чтобы не поддаться искушению привлечь ее к себе, нужно было переключить внимание на что-то другое, и граф попытался вовлечь ее в разговор.

– Что случилось, Каролина? – спросил он тихо, наполнив звуком своего голоса лиственную беседку.

Каролина промолчала, давая понять, что не желает обсуждать свои проблемы. Но Джеффри проявил настойчивость.

– Все же ты должна рассказать мне. Твоя тетушка во всем винит меня.

Каролина заерзала и посмотрела на пего.

– Она всерьез так не считает.

– Отчего же? – возразил Джеффри; – Она уже говорила мне об этом. Она сказала, что если бы я был более внимательным, то этого не произошло бы. Как видишь, я должен понять, в чем дело, если хочу защититься от нападок, – добавил он насмешливо, пытаясь вызвать у нее ответную улыбку. – По правде говоря, я боюсь за свою жизнь.

Каролина затрясла головой. В глазах ее блеснули слезы.

– Она ошибается. Это я во всем виновата. Я все испортила, все погубила, и никто не остановил меня.

Она выглядела такой несчастной с мокрыми от слез ресницами, что Джеффри не устоял и привлек ее к себе, горя желанием ощутить тепло ее тела, хотя в тесном сплетении ветвей сделать это было весьма затруднительно. Но слишком велика была его потребность к ней прикоснуться. Каролина, похоже, испытывала то же самое.

Джеффри для устойчивости уперся ногами в платформу и подтянул Каролину к себе. Она доверчиво прижалась к нему, и от этого безыскусного жеста у него в жилах кровь забурлила. В следующее мгновение она уже стояла между его расставленных ног, и ее голова покоилась на его груди. Джеффри ожидал, что она разрыдается. Все известные ему женщины выбирали для слез самые неподходящие моменты. Как это ни странно, но сейчас слезы не пугали графа. Напротив, он готов был ее утешить и сыграть роль человека, которому бедняжка могла излить свои печали.

– Джеффри?

Он зарылся лицом в ее волосы, ощущая кожей их прохладный мягкий шелк, и с наслаждением вдохнул сладкий лавандовый аромат.

– Все хорошо, Каролина. Можешь поплакать. Я не против.

При этих словах она вдруг подняла к нему лицо, и в ее широко открытых глазах промелькнуло удивление.

– Поплакать? Я собиралась у тебя спросить, не хочешь ли ты купить фабрику? Или, может, ты знаешь кого-то, кто хотел бы?

Джеффри, нахмурив брови, всмотрелся в ее лицо.

– Что?

– У меня есть фабрика. Ты не знаешь кого-нибудь, кто хотел бы ее купить?

– Конечно, – сдержанно произнес он, подивившись силе внезапно охватившего его гнева. – Дерборо еще вчера обмолвился, что испытывает острую нужду в новой фабрике. Этаком идеальном дополнении к модно повязанному галстуку.

Каролина от изумления вытаращила глаза, но тут же опустила их, уставившись на свои ладони, прижатые к его груди.

– Ты сердишься?

– Каролина, что ты опять натворила?

Она промолчала и только плотнее прильнула к нему. Он наслаждался этой упоительной пыткой, и ему пришлось стиснуть зубы, чтобы подавить невольный стон. Каролина посмотрела вниз и, заметив его сапоги, отступила в сторону.

– Я, похоже, испортила твои ботфорты.

Она ловко сменила тему разговора, но Джеффри решил на этот раз ей не перечить. Он наклонился и приподнял ногу, чтобы рассмотреть нанесенный ущерб.

– Какая жалость!

– Почему ты их не снял? Он усмехнулся:

– Боялся, что матушка будет против. Или твоя тетка. А также слуги и соседи, живущие с вами по соседству. Граф должен соответствовать определенным стандартам, каких бы жертв ему это ни стоило. – Джеффри произнес эту тираду нарочито надменным тоном. И его уловка сработала. Он почувствовал, как она затряслась от сдавленного смеха.

– Вот почему я люблю тебя, Джеффри. Ты умеешь меня развеселить.

Он улыбнулся и не устоял от соблазна поцеловать ее в макушку. Теперь она больше не выглядела удрученной и, похоже, могла взглянуть своей проблеме в лицо.

– Так что стряслось, Каролина?

– Я купила ткацкую фабрику.

– Я это уже понял, – осторожно проговорил он.

– Я взяла кредит. Огромный кредит под залог Вудли-Мэнор.

От осенившей его догадки у Джеффри кровь застыла в жилах. Неужели она потеряла свой дом? Так быстро? Не может быть!

– Расскажи мне все по порядку. Она судорожно вздохнула.

– На эти деньги я купила фабрику и много станков. Много замечательных машин, с помощью которых рабочие могли бы производить ткань в четыре раза быстрее, чем раньше.

– О Боже, – простонал Джеффри, уже осознавший весь драматизм сложившейся ситуации.

– Но луддиты их сломали. Все, до последней машины. Мистер Росс сказал, что они боялись потерять работу, когда безработных и так пруд пруди...

– Они испугались?

– Да.

Джеффри не верил собственным ушам. Как могла она проявить такую беспечность! Правда, он не подумал, что речь шла о Каролине. А Каролина была способна на все. Для нее полумер не существовало. Она не знала, что такое осторожность или здравый смысл.

– Сколько ты потеряла? – спросил Джеффри. Но он узнал ответ еще до того, как услышал его. Ее тело напряглось, как тетива лука. Ужас выдал ее прежде, чем она успела ответить.

– Джеффри, они даже не попытались испытать их в работе! А теперь настало время рассчитываться по долговым распискам, да плюс еще разные хозяйственные платежи. – Она смотрела на него снизу вверх, и в пятнах света, пробивавшегося сквозь листву, на лице ее читалась глубокая обида и растерянность. – Они не дали мне ни единого шанса!

– Господи Боже мой, Каролина, – только и смог выговорить граф, чувствуя, как земля уходит у него из-под ног. – Еще и трех недель не прошло. Даже ты не смогла бы уничтожить все свое состояние за столь короткое время.

– Я не все потеряла, – сказала она, и осторожная улыбка, заигравшая на ее губах, подлила масла в огонь, потихоньку разгоравшийся в его крови. – Мои другие инвестиции непременно принесут прибыль. Только мистер Росс говорит, что ожидать поступлений в скором будущем не стоит.

Джеффри перевел дух и мысленно вознес хвалу Господу. Каролина пока не стала полным банкротом.

– Во что еще ты вложила деньги?

– Не беспокойся. Это вполне надежные проекты. По спине Джеффри снова поползли мурашки.

– И все-таки, Каролина, я хочу знать.

Она ослепительно улыбнулась, хотя улыбка показалась Джеффри фальшивой.

– Все они носят научный характер. Ты же знаешь, я покровительствую наукам.

– Знаю, – согласился граф сухо. В его душе стремительно нарастала тревога. – Во что еще ты вложила деньги? – повторил он настойчиво.

– Будучи сама ученым, я считаю, что в состоянии определить правильность своих инвестиций. Да будет вашему сиятельству известно, что я способна оценить достоинства проекта уже тогда, когда другие этого еще не видят.

Джеффри от страха похолодел.

– Каролина!

– Они могут кому-то показаться странными...

– Каролина!

– В подводный корабль.

Джеффри сначала потрясенно охнул, потом изрек известную истину:

– Корабли, насколько мне известно, должны держаться на поверхности воды.

Она сердито насупила брови.

– Но это совершенно новый тип кораблей!

– Недостатка в затонувших судах никогда не было.

Она замерла, но через секунду гордо вскинула подбородок, и ее волосы задели его шею. Но на подобную мелочь она не обратила внимания.

– Я вижу, это направление научного прогресса тебя не волнует! – возмутилась она.

Джеффри от досады скрипнул зубами.

– Во что еще ты вложила деньги? – сдерживая раздражение, спросил он.

Каролина медлила с ответом и только нервно покусывала губу.

– В Леонардо да Винчи, – наконец промямлила она. Джеффри недоуменно моргнул, решив, что ослышался.

– Каролина, так ведь он вот уж много лет как умер.

– Мне это известно! – выпалила она. – Но он оставил после себя кое-какие рисунки, чертежи... – Голос ее прервался.

Джеффри зажмурил глаза, не уверенный, что хочет услышать продолжение.

– Ну, и что же это?

– Летательный аппарат.

На этот раз самообладание изменило графу, и он громко застонал. Каролина, как ребенок, просаживала деньги на игрушки, захватившие ее воображение. Оставалось только удивляться, как это она и ее отец до сих пор не разорились.

Джеффри растерянно потер висок, внезапно ощутив приступ пульсирующей боли.

– Что-нибудь еще? – обреченно спросил он. Каролина пожала плечами, вызвав в нем яростный всплеск эмоций, только усугубивший его взвинченное состояние.

– Все остальное – это бессрочные контракты с разными учеными. Я обеспечиваю их фондами, а они... – Она сделала паузу и облизнула рот. Став влажными, ее полные губы полыхали в розовом свете рубиновым огнем. – Они обещали делиться со мной прибылью, полученной от внедрения их изобретений.

– Боже мой! – взвился от негодования граф. Невозможно было представить себе что-нибудь более соблазнительное и привлекательное для проходимцев и шарлатанов всех рангов и мастей, чем подобный договор. Но он заставил себя сохранять хладнокровие. Каролина неплохо разбиралась в людях, во всяком случае, он очень на это надеялся. В конце концов, может, ей повезло? Может статься, эти ученые действительно разрабатывали какие-то стоящие научные открытия. – 'И над чем же работают эти уважаемые господа?

– Они проводят опыты с лягушками и другими мертвыми животными.

Джеффри едва не расхохотался. Чтобы сдержать смех, он стиснул зубы. Желание разразиться гомерическим хохотом было непреодолимым, но он не мог позволить себе эту вольность. И дело было не в том, что он боялся оскорбить Каролину. Его страшило другое: поддавшись однажды этому желанию, он будет не в состоянии противостоять ему в будущем. И мать упрячет его в лечебницу, откуда он не выберется до конца своих дней.

– Джеффри? – позвала Каролина. – С тобой все в порядке? Ты стал красный, как рак.

– В самом деле? – спросил он, справившись со смехом. – Вероятно, мне как раз электрического шока и не хватает.

Каролина бросила на него хмурый взгляд. На ее лице появилось странное выражение озабоченности и обиды.

– Наука – это будущее человечества, Джеффри. Электричество – это важное открытие с безграничными возможностями!

– Расскажи об этом лягушкам, над которыми ты издеваешься.

– Джеффри, это несправедливо! – Каролина откинула голову, чтобы заглянуть ему в глаза, потому что их тела все еще тесно соприкасались. – Ведь опыты проводятся над мертвыми лягушками! Ты не представляешь, как трудно достать здесь, в Лондоне, необходимые виды мертвых животных. Порой приходится доставлять их из Хедли.

– Даже не сомневаюсь. – Джеффри вздохнул. Все это было бы смешно, если бы положение Каролины и ее отца не было настолько плачевным. – Скажи, этот твой мистер Росс, это он давал тебе советы по поводу инвестиций?

– О нет! – возразила она. – В большинстве случаев он всеми силами отговаривал меня от этих вложений.

Что ж, это облегчало судьбу молодого человека. Хвала ему и честь!

– Тогда понятно, почему он такой дерганый. Каролина снова прикусила губу и отвела взгляд.

– Обычно он гораздо спокойнее. Только в последнее время почему-то нервничает. Наверное, ему неловко оттого, что он рассказал мистеру Лутсу о моих делах.

– Что?! – Сообщение Каролины ошеломило графа. Он едва не свалился вместе с ней с дерева. Господи, судя по поступкам, мальчишка просто желторотый птенец. У него мозгов что у малого дитяти. Допустить такую ошибку... Джеффри вздохнул. Похоже на то, что один слепец доверился другому. Неудивительно, что Каролина натворила столько глупостей. Ведь рядом с ней не было никого, кто мог бы дать ей дельный совет, помочь разобраться, направить на верный путь. Бедная девочка с безумной отвагой ринулась очертя голову в авантюру, из которой нет выхода...

Джеффри даже боялся думать, что может произойти с ней в ближайшем будущем.

– И что же мистер Росс тебе предлагает? Каролина вздохнула. Лицо ее было печальным.

– Он говорит, что я должна выйти замуж. Если мой муж продаст недвижимость, составляющую мое приданое, то мы сможем погасить все долги и сохранить за собой право выкупа заложенного имущества. И оттянуть таким образом время. С этой целью и пришел сюда мистер Лутс.

Пожар, пылавший в груди Джеффри, вдруг превратился в холодное пепелище.

– Ты собираешься выйти замуж за Лутса? – прозвучал тихий вопрос. – Чтобы получить право распоряжаться приданым?

Это предположение возмутило Каролину, и она резко оттолкнула графа. Он больно ударился головой о ствол дерева и порвал галстук, зацепившись за сухой сучок.

– Какой ты олух! Конечно, нет! Как у тебя повернулся язык сказать такое! Я выйду... – Она вдруг спохватилась и, глотнув, продолжила более спокойным тоном: – Я хотела поговорить с Гарри. Продажа моего приданого погасит только часть долга. Но у его семьи достаточно средств, чтобы покрыть все остальные долги. В таком случае папа сохранит за собой Вудли-Мэнор. А отсутствия нескольких акров земли и части поголовья овец он даже не заметит. – Голос Каролины дрогнул, хотя взгляд остался твердым.

– Наверное, кое-что ты все же можешь спасти, – произнес Джеффри.

Каролина, покачав головой, повернулась к нему. В ее глазах было столько любви и надежды, что Джеффри подумал, что не забудет это выражение до конца своих дней.

– Если только ты что-нибудь не придумаешь. Может, ты знаешь кого-нибудь, кто захотел бы на мне жениться?

Он закрыл глаза, с трудом сдерживаясь, чтобы не произнести слова, которые повторял себе последние три недели. Все это время, пока они не виделись, он безумно тосковал по Каролине. Никогда прежде не испытывал он ни такого томления, ни такой страсти. Она снилась ему ночью, он мечтал о ней днем. Ему до боли в сердце хотелось к ней прикоснуться, ощутить тепло ее тела. Но быть с ней рядом – это значило потерять здравый смысл. Он никогда не знал, чего от нее ожидать, не мог предугадать, какой она будет, что выкинет в следующую минуту, но она заставляла его смеяться, чего не случалось с ним уже много лет. Она помогла ему понять, что жизнь прекрасна, и помогла забыть о бремени и условностях высшего света.

Он очень хотел на ней жениться. Хотел провести всю оставшуюся жизнь, ломая голову над загадкой ее непредсказуемого ума.

Но он не мог себе этого позволить.

Он должен был думать о своей семье, о своей чести. От него зависят его сестра и мать. Он не мог, не смел строить свое счастье за их счет. Возможно, раньше у них могло бы что-то получиться. Он даже обсуждал этот вопрос со своим адвокатом. Но теперь, когда Каролина наделала столько долгов, их брак означал бы крах не только для его семьи, но и для нее тоже. Пойти на это он не мог.

– Каро... – начал Джеффри.

– Не важно, – раздался еле слышный шепот. – Я понимаю. К тому же, – нарочито весело защебетала она, – я уже давно скучаю по Хедли. А теперь я туда вернусь и навсегда останусь в этой глуши.

Она старалась держаться мужественно, но бившая ее дрожь выдавала ее с головой. Он видел, как страшила ее подобная перспектива. Она любила Лондон, любила свободу, которую давал многолюдный город. Здесь она могла незаметно наносить визиты женщинам с сомнительной репутацией, целовать мужчин в саду и вытворять другие возмутительные вещи, ради которых и родилась на свет. Но игра закончилась, и, оставшись без денег, она уже не может больше потворствовать своим капризам. Как и Джеффри, ей приходилось думать не только о себе, но и о счастье своих близких. Их брак мог бы обернуться для их семей катастрофой.

Джеффри закрыл глаза и привлек ее к себе, вновь окунув лицо в шелковую копну ее волос. И сразу его захлестнул аромат лаванды. Не в силах больше сдерживать себя, он приподнял ее подбородок и поцеловал со всей страстью, на какую был способен. Снедаемая огнем полыхавшего в ней пожара, она ответила на его ласку с не меньшим энтузиазмом, противопоставив его голоду собственную жажду.

– Джеффри... – Его имя прозвучало то ли как удивление, то ли как мольба. Но в вырвавшемся из ее горла звуке не было ни отвращения, ни страха. Его сердце отозвалось на ее призыв глухими, мощными ударами. Теперь он снова мог ее целовать, ласкать, любить.

Она любила его. Джеффри в этом больше не сомневался. Ее любовь не была детской фантазией, порожденной похотью, которая остывает в разлуке или, того хуже, легко и быстро находит замену и утешение. Каролина была зрелой женщиной, которая предлагала ему себя открыто, без страха, без оглядки.

Когда вся значимость этого открытия дошла до его сознания, Джеффри ощутил благоговейный трепет. Она любила его. И за это он ее боготворил.

Он покрывал поцелуями ее красивую шею и осыпал нежными ласками роскошную грудь. Он зарылся лицом в благоуханное тело, а она дрожала и билась в сладострастном экстазе. И после того, как он наконец испил всю сладость ее плоти, она распахнулась ему навстречу, еле слышно прошептав его имя.

Джеффри жаждал обладать ею. Приподняв ее юбки, он гладил ее длинные ноги, сгорая от непреодолимого желания утонуть в ее теплой глубине. Он почувствовал на себе ее руку и по немой мольбе догадался, что она хочет того же. Но на этот раз все будет по-другому. Он не станет искать плотского удовлетворения. Раз Каролина никогда не будет ему принадлежать, он не позволит себе обращаться с ней подобным образом.

Закрыв ей рот поцелуем, он уложил ее на платформу и раздвинул ее ноги. И снова он почувствовал на себе ее руку и едва не поддался искушению уступить неутолимой жажде и ее настойчивости, но сумел вовремя себя сдержать. Джеффри решил удовлетворить ее страсть другим способом.

Он погрузил пальцы в дрожавшее от вожделения лоно, и Каролина закричала, но его поцелуй заглушил ее крик. Он ласкал ее самозабвенно, ловя ртом громкие стоны.

Испустив последний радостный вопль, она замерла. Пережитые ею минуты блаженства послужили для Джеффри высшей наградой. Зачарованный чудным зрелищем, он едва не разрыдался, нежно сжимая ее в своих объятиях.

Вскоре дыхание ее успокоилось, пылающие щеки побледнели, а опухшие от поцелуев губы восстановили естественный цвет. Она обняла его и поцеловала, вложив в поцелуй всю свою безмерную любовь.

– Джеффри, – прошептала она.

– Ш-ш, – прозвучало в ответ. Он покрывал поцелуями ее волосы, лоб, глаза, нос, губы.

– А ты?..

– Я удовлетворен, – солгал он. Без нее ему никогда не испытать ни счастья, ни удовлетворения. И все же он ничего не мог изменить. Если он пойдет на поводу у своей страсти, то завтра они оба станут нищими. Но хуже было другое...

– В долговой тюрьме мужчин и женщин держат порознь, – пробормотал он, оторвавшись от сладкого рта. – Даже там мы не сможем быть вместе.

Каролина кивнула, и он ощутил соленый вкус ее слез. Она не хуже его понимала, что было поставлено на карту.

– Тогда хотя бы скажи, что ты меня любишь, – попросила она. – Только один раз. Клянусь, я никогда больше не попрошу тебя об этом.

Но он не ответил. Не мог. Он просто смотрел на нее, стараясь навсегда запечатлеть в памяти дорогие черты, начиная от мечтательных голубых глаз и кончая совершенным изгибом алых губ. Но она не позволила ему отделаться молчанием.

– Джеффри? – повторила Каролина свой вопрос. – Ты меня любишь?

Он стиснул зубы, зная ответ и ненавидя его. Да, он любит ее. Он полюбил ее в тот момент, когда она протиснулась в окно музыкальной комнаты, продемонстрировав ему свой прелестный зад. Он любил ее эксперименты с поцелуями и ее стремление приносить ему радость. Он любил в ней все, включая глупую привычку скрываться на деревьях.

Но Джеффри не мог признаться в этом Каролине. Он уговаривал себя, что она еще сможет найти свое счастье с Гарри. И только по этой причине он должен был нанести ей жестокий удар, разрушить ее хрупкую любовь, не оставив ей даже надежды. Он должен был сделать это. Это был единственный достойный выход из их безвыходного положения.

Честь, которую он ценил выше всего на свете, подсказала ему ответ. И он солгал:

– Прости, Каролина. Я не люблю тебя. И никогда не полюблю.

Глава 11

Каролину била дрожь.

В ее зеленом тайнике, где она провела в одиночестве уже много часов, стало прохладно. Вечерами в Лондоне бывало довольно свежо. Поцелуи Джеффри бесследно растаяли, и защитное тепло его объятий давно остыло.

Его последние слова, обращенные к ней, были: «Мне очень жаль». После этого он спустился вниз и исчез в доме. Сначала она подумала, что он сразу уедет, чтобы не откладывая заняться поисками богатой невесты. Между ними все было кончено. Он поставил точку в своих отношениях с «синим чулком», нарушившим спокойное течение его размеренной жизни. Однако, когда солнце скрылось за горизонтом, в библиотеке кто-то зажег лампу. Она заметила это, потому что какой-то мужчина подошел к окну и долго стоял там, вглядываясь в густую листву ее вяза.

Это был Джеффри. Без сюртука, со спутанными волосами, он потирал виски, словно хотел избавиться от нудной головной боли. Даже его галстук, это накрахмаленное чудо, стойко переносившее ее самые горькие рыдания, представлял плачевное зрелище и болтался на его шее, как недоваренная лапша. Граф выглядел взъерошенным, утомленным и бесконечно милым.

Он не бросил ее.

Не ушел, а остался с мистером Россом в надежде придумать хоть что-то для ее спасения.

Она должна была бы спуститься вниз, присоединиться к ним и постараться помочь, чем только может. Но впервые за двадцать один год своей жизни Каролина была вынуждена признать, что потерпела поражение. В этой области, судя по всему, Джеффри был подготовлен гораздо лучше ее и в ее подсказках не нуждался. Вот если бы речь шла об овцеводстве, тогда она могла бы дать ему совет. Но поскольку вопрос касался ткацкого производства в экономически отсталом Стаффордшире – предприятия, которое она с треском провалила, – ее вмешательство не требовалось. С этими мыслями Каролина сжалась в комок в своем убежище, в успокоительной колыбели ветвей своего любимого дерева.

Но теперь ей почему-то стало скучно и одиноко. И еще она поняла, что настала пора снова начать борьбу за свое будущее. За себя и Джеффри. Проведя с ним потрясающий час в зеленой гуще своей гавани, она пришла к выводу, что с Джеффри никто не может сравниться.

Что до брошенных им слов, будто он ее не любит и никогда не полюбит, то, что с него взять? Мужчины довольно часто ошибаются, особенно если речь идет о сердечных делах. Он повел себя глупо, и она обязательно скажет ему об этом.

С какой стати он стал бы сидеть с мистером Россом, если не ради того, чтобы найти способ, как им быть вместе? А для этого он должен ее любить.

Просто обязан.

Размышляя над этим, Каролина рассеянно терзала в руках яркий оранжевый листок. Однако она не могла не видеть и другого. Ее финансовая неудача вкупе с прямолинейным заявлением Джеффри давала богатую пищу для размышлений, заставляя ее сомневаться в собственном здравомыслии и правильности оценок.

А вдруг это правда? Вдруг он ее не любит?

Нет, заявила она себе твердо. Он любит ее. Любит.

Однако зерно сомнения не только укоренилось в ее душе, но и дало всходы. По этой причине она и предпочла скрываться от посторонних глаз.

– Каролина! Господи, девочка, это уже выходит за пределы всех мыслимых рамок! Невыносимый мистер Лутс уже час как откланялся. Пора бы тебе спуститься на землю.

Вздохнув, Каролина развела ветки в стороны и высунулась на зов тетки. Та стояла внизу, закутавшись в теплую шаль, но ветер безжалостно трепал ее собранные в замысловатую прическу волосы.

– Да, тетя Уин, я сейчас спущусь.

– Вот и хорошо. Я хочу, чтобы ты наконец мне все объяснила, дорогая девочка. Ты слышишь – все!

Каролина кивнула. У нее не было сил спорить с тетей. Она спускалась очень осторожно, боясь окончательно испортить и без того пострадавшее муслиновое платье.

– Ты не выйдешь замуж за этого сморчка, Каролина. Я ни за что не соглашусь на это. – Пронзительный голос миссис Хибберт, сорвавшейся на крик, вспорол вечернюю мглу.

– О каком сморчке идет речь?

– Не дерзи! – вспылила тетушка. – Я имею в виду мистера Лутса. Мне безразлично, что думает по этому поводу твой отец, но я ни за что не дам своего согласия.

– Не волнуйся, тетя.

– Я ему прямо так и заявила, а он погладил меня по голове и сказал, чтобы я была хорошей девочкой. Можешь себе представить?

Я – хорошая девочка! Какая наглость!

Каролина представила и поежилась.

– Я не могу допустить, чтобы этот мужчина вошел в нашу семью. Он... жаба!

Каролина спрыгнула на землю.

– Тетя Уин, что я слышу? Что за выражения? – Она удивленно вскинула брови.

Дама грозно вытянулась во весь свой внушительный рост.

– Я не желаю потворствовать столь вызывающему поведению!

– Конечно, тетя Уин, – ответила Каролина без колебаний, чтобы успокоить распалившуюся родственницу, хотя ее мысли были заняты совсем другим. Освещенное окно библиотеки, где работал Джеффри, притягивало ее взор.

– Тетя...

– Да? – Тетушка в это время заботливо укутывала плечи племянницы своей шалью.

– Скажи, лорд Тэллис способен на ложь?

Миссис Хибберт оторопело застыла и, повернув Каролину к себе, заглянула ей в лицо.

– Не думаю. Джеффри – самый достойный из всех молодых джентльменов. А почему ты спрашиваешь?

Каролина устремила взгляд в библиотечное окно. Порыв холодного ветра пробрал ее до костей, и у нее застучали зубы.

– Но он мог бы солгать, правда? Если бы решил, что его ложь послужит для спасения кого-то? Чтобы будущее не казалось таким уж беспросветным?

– Для спасения кого-то – от чего? – Миссис Хибберт нахмурилась и потащила племянницу к кухонной двери. – Думаю, он мог бы солгать, если бы попал в плен к Наполеону.

Представив Джеффри на войне, Каролина содрогнулась. Тетушка настойчиво тянула племянницу к дому. Но Каролина едва переставляла ноги, занятая размышлениями о человеке, сидевшем за ее рабочим столом. Подойдя к дому, она ясно увидела в окне его широкие плечи и голову, склонившуюся над столбцами цифр мистера Росса, заострившиеся черты его худощавого лица в мерцающем свете лампы.

Но времени разглядывать Джеффри у Каролины не было. Тетя нетерпеливо схватила ее за плечи и легонько встряхнула. По ее решительному виду Каролина поняла, что от ответа не отвертеться.

– И что же этот мальчишка тебе сказал?

Каролина взглянула тете в глаза в надежде найти в них столь необходимую ей сейчас поддержку. Ей было бесконечно трудно произнести эти слова, и ее голос был тихим, когда она высказала то, чего боялась больше всего на свете.

– Он сказал, что не любит меня. И никогда не сможет полюбить.

Тетя Уин прищелкнула языком.

– О Господи! А что ты сказала ему?

– Я назвала его напыщенным болваном.

В глазах старшей из женщин сверкнуло удовлетворение, но озабоченное выражение не сошло с ее строгого лица.

– И что случилось потом?

Каролина украдкой смахнула слезу, сделав вид, что откидывает упавшую на глаза прядь волос.

– Потом он поцеловал меня в лоб и ушел. Ах, тетя, почему он солгал?

Миссис Хибберт ответила не сразу, сначала она помогла племяннице поправить прическу. Ее прикосновения были нежными, материнскими, успокаивающими.

– А ты думаешь, что он тебя любит?

– Я... – Каролина запнулась. Образовавшийся в горле комок помешал ей договорить. Но она быстро овладела собой и расправила плечи. Она хотела знать правду. Любую, какой бы горькой она ни была. – Тетя Уин, ты просила Джеффри за мной поухаживать? Ввести в общество, сделать популярной?

Уинифред побледнела. Ее замешательство было самым лучшим ответом.

– Каро, дорогая...

– Не надо, не извиняйся. Я тебя не осуждаю.

– Дело в том, что...

– Ты искренне желала мне добра, – перебила ее Каролина, и к глазам ее вновь подступили слезы, но, переборов себя, она продолжила: – Джеффри, естественно, не мог отказать близкой подруге своей матери. Я все это отлично понимаю.

Но она солгала. Она уже ничего не понимала. Неужели Джеффри ухаживал за ней и играл роль ее кавалера лишь из чувства долга? Неужели он был с ней только из желания угодить своей матери и ее тете? А может, она все же ему нравится, может, он все же ее любит?

И уж конечно, он целовался с ней не по обязанности. Но что она вообще знала о поцелуях? Мужчины и до него пытались с ней заигрывать и допускать вольности, но они точно ее не любили. По словам тети, мужчины никогда своего не упустят. Подчиняясь неписаному закону, даже самые благородные из них стремятся украдкой сорвать у женщины поцелуй, а может, и два.

Возможно, Джеффри поступал, как все, и ничем от других не отличался. Единственная разница состояла в том, что она отвечала на его поцелуи. Более того, она спровоцировала его и на другие действия.

Неужели ее предположение верно? Каролина остановилась и тоскливо посмотрела на дерево. То, что произошло между ними там, служило лишь еще одним подтверждением ее ужасной догадки. Несколько недель назад она обманным путем заставила его лишить ее невинности. Теперь, когда непоправимое уже случилось и пути назад не было, она думала, что он охотно продолжит их отношения. Но Джеффри от нее отказался. Она приложила максимум усилий, лишь бы увлечь его, лишь бы он разделил с ней минуты блаженства, но он отказался!

Мог ли влюбленный мужчина устоять перед таким соблазном?

– Каролина! – услышала она резкий голос тетки, по всей видимости, обращавшейся к ней уже не в первый раз.

Часто моргая в надежде скрыть слезы, Каролина перевела взгляд на тетю и спокойно, как ей показалось, спросила:

– Что, тетушка?

Дама нахмурила брови и испустила тяжелый вздох.

– Идем в дом. Скоро ужин, а тебе еще нужно переодеться. Мы поговорим обо всем позже.

Каролина молча повиновалась. Не сговариваясь, женщины обошли библиотеку стороной и поднялись в комнату Каролины. Ей захотелось принять ванну, понежиться в ней подольше и все хорошенько обдумать. Но не успела она переступить порог спальни, как в парадную дверь громко постучали. Резкий звук гулким эхом разнесся по всему дому.

– О Господи! – простонала миссис Хибберт. – Должно быть, это Гарри.

Каролина вскинула на нее удивленный взгляд.

– Гарри? С какой стати? Что ему здесь делать? Тетушка Уин плотнее закуталась в шаль.

– Когда появился этот противный Лутс, я так расстроилась, что...

– Неужели ты его позвала? Тетя Уин! Что, по-твоему, я должна ему сказать?

– Что мешает тебе его принять? – Уинифред в отчаянии заломила руки. – Я позвала его, подумав, что ты захочешь его видеть.

– Гарри – самый последний человек...

– Подожди. – Тетушка жестом остановила ее. Судя по ее виду, у нее появилась какая-то интересная мысль, потому что она вела себя довольно странно. Уинифред не мерила шагами комнату, не заламывала рук, не совершала других, свойственных ей телодвижений, а просто стояла, не шевелясь, сосредоточенно сдвинув брови. – А как насчет других джентльменов из круга твоих знакомых? – спросила она вдруг. – Может, кто-то из них хоть чуточку тебя интересует?

Прикусив губу, Каролина задумалась, поочередно припоминая всех господ, с кем она познакомилась в последние месяцы. Многие из них действительно вызывали ее любопытство, особенно те, кого она встретила благодаря Джеффри. Они были забавными, очаровательными или просто милыми. Ей нравилось с ними общаться, но никто из них не тронул ее сердца так, как Джеффри.

Со многими из них Каролина целовалась и по этой причине в правильности своих выводов не сомневалась.

– Пожалуй, нет, тетушка.

– Тогда мы снова возвращаемся к тому, с чего начали: к Гарри и Джеффри. Но я даже представить не могу этого ужасного...

– Не беспокойся, тетя Уин. За мистера Лутса я не выйду. Уинифред удовлетворенно кивнула:

– Вот и хорошо. Остается узнать, любит ли тебя Джеффри. – Изогнув бровь дугой, она посмотрела на племянницу. – Думаю, я правильно поняла – ты бы приняла предложение графа, если бы он попросил твоей руки?

Каролина покраснела. Она столько раз молила Бога наделить тетушку здравым смыслом, но даже в самых безумных мечтах не смела надеяться, что ее тетя способна подойти к проблеме так серьезно. А Уинифред тем временем спокойно и методично анализировала возможности Каролины, прикидывая в уме план дальнейших действий.

Сказать по правде, здравомыслие тетушки придало Каролине сил. Все надежды воскресли. Наконец, у нее появился близкий человек, который мог руководить ею, в то время как собственная беспристрастность навсегда ей изменила. Каролина вздернула подбородок.

– Да, тетя, я люблю его. – Она произнесла эти слова твердым голосом, без тени сомнения. Она любит Джеффри, и точка. Никто и ничто не сможет заставить ее разлюбить.

– Очень хорошо. – Миссис Хибберт поджала губы. – Правда, я не могу признать твой выбор благоразумным. С его-то плачевным состоянием финансов. Но ты никогда не искала легких путей. – Каролина хотела было возразить, но тетка продолжала свои рассуждения: – Нам следует выяснить, как относится к тебе граф. Впрочем, мы уже об этом говорили.

Каролина согласно кивнула. Этот вопрос волновал ее больше всего на свете, и она могла обсуждать его бесконечно.

– Самый лучший способ сделать это – вывести на сцену Гарри.

Каролина изумленно захлопала ресницами. Это не совсем соответствовало научному подходу, к которому она привыкла.

– Что ты хочешь сказать этим, тетя?

– Нужно, чтобы Гарри в присутствии Джеффри сделал тебе предложение! – Тетушка остановила на племяннице проницательный взгляд. – Скажи-ка мне вот еще что: правильно ли я поняла, что твое финансовое положение на сегодняшний день, мягко говоря, оставляет желать лучшего?

У Каролины засосало под ложечкой. Как ни было ей трудно произнести это слово, но она все же его произнесла: – Да.

– Что ж, в таком случае Гарри непременно проявит свой неприятный характер. Если Джеффри в самом деле тебя любит, то придумает какой-нибудь хитроумный способ, как избавить тебя от этого зануды.

У Каролины во рту пересохло – она не смела надеяться на чудо.

– Ты полагаешь, он сделает мне предложение?

– Или застрелит Гарри на дуэли. Тогда волей неволей ему придется на тебе жениться, дабы твоя репутация не пострадала, – продолжала тетушка оживленно. – И вам, безусловно, придется уехать на континент, но, думаю, тебе там понравится. – Тетушка широко улыбнулась. – Как бы там ни было, ты останешься с Джеффри.

Каролина даже разинула рот от удивления и не мигая смотрела на тетку. Как можно всерьез говорить о подобных вещах? Джеффри – и дуэль? Не говоря уже о трагической участи, отведенной бедному Гарри. От одной этой мысли у нее мурашки поползли по коже.

– Тетя Уин...

– Постарайся сделать так, чтобы Гарри держался с тобой самодовольно и напыщенно. Когда его заносит у меня всегда возникает желание отвесить ему подзатыльник. Уверена, что и на Джеффри это подействует так же. – Тетя немного помолчала: – Я прикажу Томсону проводить Гарри в библиотеку, чтобы он путался у них под ногами. К тому времени, когда мы с тобой спустимся вниз, Джеффри ради собственного спокойствия уже будет готов всадить ему пулю в лоб.

Каролина нервно теребила юбку. Она знала, что тетка бывает иногда чересчур прямолинейна и даже грубовата, но такой откровенной кровожадности она от нее не ожидала.

– Прошу тебя, тетя! Я не способна на такое коварство. Миссис Хибберт стремительно пересекла спальню и заключила Каролину в объятия.

– Я знаю, милая. А зачем, по-твоему, у тебя есть я? Впервые в жизни я наконец почувствовала себя матерью.

– Но...

– И пожалуйста, не забудь прикинуться кроткой. Мужчинам нравится покровительствовать беззащитным женщинам.

Каролина растерянно воззрилась на тетушку.

– Но ты же постоянно твердишь, что терпеть не можешь жеманных девиц!

Миссис Хибберт уперла руки в бока.

– Ты совершенно права. Но я не мужчина. Как ты думаешь, зачем женщины изображают из себя дурочек? Чтобы доставить удовольствие этим болванам, которых мы называем джентльменами.

– Но...

– Помолчи и положись на меня. – С этими словами Уинифред распахнула дверцы ее платяного шкафа.

– А теперь нам нужно подыскать для тебя платье, которое заставило бы Гарри возмутиться, а Джеффри – сжимать кулаки.

– Тетя Уин! – потрясенно вскричала Каролина, и щеки ее залил горячий румянец.

Но коварная дама только хмыкнула.

– Каро, ты, если не ошибаюсь, выросла в деревне. Наверняка ты видела, как два оленя-самца дерутся из-за самки.

Каролина опустила голову. Молодым дамам, даже «синим чулкам», не положено было знать о подобных вещах.

– Вообще-то, – уклончиво ответила она, – я проводила много времени с отцом, помогая ему в химических опытах.

Тетя пожала плечами и принялась изучать содержимое шкафа, нетерпеливо перебирая платья.

– Тогда баранов. Хряков. Лягушек, в конце концов! Впрочем, это все не важно, дорогая. Тебе сегодня представится возможность воочию увидеть двух мужчин, скрестивших шпаги. Поверь мне, более комичного зрелища в жизни не бывает. – Оторвавшись от своего занятия, тетка повернулась к Каролине и широко улыбнулась. – Мне очень нравится быть женщиной. Это дает уникальную возможность лицезреть причуды мужской породы. Будь внимательной и присматривайся ко всему. С годами это тебе ой как пригодится. – Она ласково привлекла Каролину к пышной груди. – Иди сюда и помоги мне подыскать для тебя подходящий наряд.

Каролине пришлось согласиться. Собственного плана у нее не было, и она решила на этот раз всецело довериться тетушке. Единственное, на что она была сейчас способна, это оказать помощь в выборе своего туалета.

После непродолжительных раздумий дамы остановились на платье из атласа насыщенного бирюзового цвета. До сих пор Каролина его не надевала, приберегая до того-дня, когда ей будет позволено сменить белый цвет на любой другой. Платье, мерцавшее в сиянии свечи подобно драгоценному камню, красиво облегало изысканные формы Каролины и издавало при каждом ее движении нежное шуршание. Взглянув на себя в зеркало, Каролина с трудом поверила, что видит там собственное отражение.

– Знаешь, тетя, это уже чересчур! Как бы с Гарри не случился удар.

– Этого я и добиваюсь. – Миссис Хибберт с довольным видом кивнула. – А теперь пошли. Нам нужно ответить на ряд вопросов.

Прикусив губу, Каролина сделала глубокий вдох, что было непростой задачей в столь обтягивающем платье. Она чувствовала себя необычно, словно оказалась в чужом теле. Ее представление о себе не вязалось с тем чувственным образом неотразимой красавицы, который она увидела в зеркале. И, безусловно, у нее не было призвания к интригам или обману. Она была безмолвным призраком, сторонним наблюдателем, не имевшим ни малейшего отношения к странным событиям, которые должны были развернуться на ее глазах.

Пребывая в состоянии легкого шока, она выплыла в коридор и с пленительной грацией направилась к лестнице. На губах ее играла таинственная, слегка злорадная улыбка.

У Джеффри болели глаза, словно в них попал песок. Боль не проходила даже тогда, когда он опускал веки. Однако эти неприятные ощущения были цветочками по сравнению с пульсирующей болью, раздиравшей виски. Он не мог разрешить финансовые вопросы собственной семьи. Но это? Это больше походило на распутывание узла с завязанными глазами да еще при помощи одной руки!

Кто, интересно, обучал эту девицу бухгалтерии?

Скорее всего никто. Его ставили в тупик маленькие аккуратные столбцы и строчки с непонятными буквами, не имевшими смысла. Вроде: Mg, Са, Fe2. Что это означает? Но это был сущий пустяк по сравнению со списком инвестиций, в котором подводные корабли и летательные аппараты представлялись наименьшим злом. Самое ужасное, что в этом списке были имена мужчин и женщин, которым она неизвестно зачем отдавала деньги и при этом считала подобные поступки не благотворительностью, а вложением капитала.

Джеффри вздохнул и потер усталые глаза. Он, безусловно, мог бы попробовать разобраться с головоломкой ее финансов, мог бы привести их хотя бы в относительный порядок, если бы не этот напыщенный индюк Гарри. Этот идиот постоянно путался у него под ногами и совал нос в дела, в которых ни черта не смыслил, и назойливо зудел над ухом, как какой-нибудь навязчивый шмель.

Вдруг Джеффри замер и, затаив дыхание, прислушался. Гарри, только что бубнивший что-то о своих собаках, тоже почему-то замолчал, словно проглотил язык.

Комната погрузилась в мертвую тишину.

Она была здесь.

Джеффри распрямился и расправил плечи. Этот лавандовый запах он узнал бы из тысячи. По странной тишине, воцарившейся в библиотеке, он догадался, что с ее появлением что-то изменилось.

Джеффри повернулся, его глаза округлились, а сам он предпринял безуспешную попытку встать.

Каролина была голой! Нет, голой она, конечно, не была, но было бы лучше, если бы была. Она предстала перед ним в платье, откровенно подчеркивавшем все ее прелести: высокую божественную грудь, узкую талию, а юбка, ниспадая элегантными волнами, обрисовывала длинные, красивые ноги. Господи, он давно знал, что под белыми одеждами скрывается тело, способное свести мужчину с ума, но не мог даже представить, что когда-нибудь увидит Каролину в наряде, способном столь откровенно выставить напоказ ее обольстительные формы.

Джеффри оторопело созерцал эту красоту. Кинув косой взгляд на других мужчин, находившихся в библиотеке, он увидел, что и они тоже испытывают сходные чувства. Бедный мистер Росс стоял, разинув рот, и откровенно пожирал Каролину взглядом, полным немого обожания, смешанного с вожделением, что столь типично для юнцов его возраста.

Что касается Гарри, то вид Каролины привел его в ярость.

– Господи, Каролина! – вскричал он, побагровев от праведного негодования. – Ты что, не в своем уме? Немедленно поднимись наверх и надень платье, более соответствующее твоему возрасту.

Джеффри даже поежился, увидев, как затвердело от этих слов лицо Каролины. Судя по всему, его высказывание, мягко говоря, пришлось ей не по душе. Уверенный, что Каролина немедленно даст отпор этому надменному ослу, Джеффри расслабился и скрестил на груди руки, приготовившись насладиться предстоящим спектаклем, но его ожидания не оправдались.

– Конечно, Гарри, – покорно сказала она. – Я сию минуту переоденусь.

Ее ответ настолько поразил Джеффри, что он едва не упал со стула. Озадаченный ее поведением, он изумленно уставился на удивительное видение. Перед ним, бесспорно, была Каролина. Она по-прежнему была той дерзкой, несгибаемой женщины, которая с некоторых пор занимала все его мысли. Но сейчас по причине, которую он не мог себе объяснить, она круто изменила свое поведение. Каролина стояла, смиренно опустив руки и глядя в пол, как провинившийся ребенок.

Джеффри покосился на Гарри, чтобы узнать, как тот воспринял неожиданную кротость Каролины, и едва не рассмеялся. Лорд Бертон от удивления вытаращил глаза. Похоже, эта хитрюга хорошо знала, как следует приводить в чувство подобных зануд. Однако заносчивый щенок вскоре оправился от шока, громко лязгнув зубами, сомкнул челюсти и напыжился еще сильнее, желая придать себе недостающую значительность.

– Очень хорошо, Каро. Пожалуйста, одевайся впредь более скромно. Я же просил тебя не слушать тетку. Она оказывает на тебя дурное влияние.

– Да, Гарри. – Самозванка в обличье Каролины безвольно повернулась, чтобы выйти, но тетушка была начеку и тут же преградила ей дорогу. Взяв племянницу за руку, она легонько подтолкнула ее вперед.

– К сожалению, дорогая, – проворковала она довольным тоном, – на эти условности у тебя нет времени. У нас гости. Уверена, они понимают...

– Напротив, я ровным счетом ничего не понимаю, миссис Хибберт! – взвился Гарри. Победа над Каролиной придала ему уверенности.

– Что ж, я на это и не рассчитывала, – обронила тетка как бы между прочим и сделала шаг вперед. – Но если вы наберетесь терпения, Каролина вам все объяснит. Да, дорогая? – Вдруг она взмахнула рукой и небрежно сбросила со стола бухгалтерские книги и бумаги. Такой откровенной хитрости Джеффри еще не видел.

– О Господи! – воскликнула она в притворном ужасе. – Каролина, дорогая, пожалуйста, собери все это.

Каролина все еще маячила в дверном проеме, чувствуя себя очень неловко. Рассыпанные по полу предметы были от нее далеко, да и присутствующие здесь джентльмены вполне могли бы сделать это сами. И она, с трудом сдерживаясь, бросила на тетку сердитый взгляд.

– Но, тетя Уин...

– Пожалуйста, собери бумаги, Каролина.

– Пожалуйста, позвольте мне, – пропищал неестественно высоким голосом мистер Росс. Он шустро вскочил на ноги, но миссис Хибберт грубо усадила его на место. Джеффри видел, как бедный парень поморщился, испытав на своем плече силу дамской ручки. Но к его чести следует сказать, что бедняга не произнес ни звука.

Джеффри, хмуря лоб, пытался уразуметь тайный смысл этого маленького спектакля. Но просветление наступило лишь в тот момент, когда Каролина послушно опустилась на колени и принялась собирать разбросанные бумаги. При виде этого зрелища во рту у него пересохло.

Платье Каролины по моде того времени имело глубокий вырез, причем настолько глубокий, что, когда она наклонилась, ее восхитительная грудь предстала его взгляду во всей своей ослепительной красе. Он, правда, уже имел счастье лицезреть ее раньше. Он даже прикасался к этим волшебным частям ее тела, и не просто прикасался, но и вытворял с ними самые невообразимые вещи. Однако открывшаяся его глазам картина поразила его подобно удару молнии. При каждом движении Каролины ее роскошные формы эротично колыхались. Сияя в свете свечей кремовой кожей, они то вжимались в корсаж при вдохе, то опадали при выдохе так, что он видел их темно-розовые вершины.

Джеффри не волновало, что умная тетушка все это специально подстроила. Им безраздельно владела только одна мысль. Он был готов отдать все, лишь бы снова ощутить в своих руках эту мягкую, податливую плоть. Целовать ее, ласкать, теребить языком...

– Господи, – проворчал Гарри. – Каролина, ты что, совсем стыд потеряла? – Он, судя по всему, прекрасно понимал, что происходит, хотя имел не самую выгодную точку для наблюдения.

Каролина подняла на тетку вопросительный взгляд. Она выглядела растерянной. Джеффри едва не застонал. Она, кажется, даже и не подозревала, что творилось в этот миг с мужчинами. Ее мысли были сосредоточены на бухгалтерских книгах и бумагах, которые она собирала, скрупулезно расправляя и раскладывая в должном порядке листочки, испещренные колонками цифр.

Всего несколько часов назад он сжимал ее в своих объятиях. Он так хотел обладать ею тогда, словно от этого зависела его жизнь. Он и сейчас сгорал от страсти.

– Вставай, Каро! – прорычал Гарри. – Порой ты проявляешь удивительную тупость.

Джеффри заметил выражение отчаяния, промелькнувшее на лице Каролины. Другая женщина на ее месте заплакала бы от обиды, а она лишь на мгновение смежила ресницы, темной тенью полоснувшие по ее бледным щекам, и больше ни единым жестом не выдала своих эмоций. Она открыла глаза и поднялась. Ее движения были безыскусными и грациозными. Каролина держалась так, будто заслужила эту грубость.

При мысли об этом Джеффри охватила ярость, и он стиснул кулаки, мечтая проучить напыщенного осла. Но он не мог этого сделать. Во всяком случае, сейчас. Не придумав ничего лучше, Джеффри перегнулся через стол и, пригвоздив Гарри к месту немигающим взглядом, прошипел:

– Я был бы вам очень признателен, если бы вы обращались с дамами в этой комнате с должным почтением. – Его тихий голос прозвучал угрожающе и произвел должный эффект.

В комнате воцарилась мертвая тишина. На мгновение.

Гарри, не обладая большим умом, решил высказать свое мнение:

– А я буду вам весьма признателен, если вы не будете ни во что встревать. Я вообще не понимаю, почему вы без конца суете нос в дела моей невесты. И поверьте, мне это действует на нервы. Впредь я больше не потерплю вашего вмешательства.

Джеффри почувствовал, как внутри закипает гнев. Его мышцы напряглись, а сжатые кулаки сами взмыли вверх. Он огляделся, оценивая обстановку. Сейчас он выскочит из-за стола и как следует взгреет Гарри.

Но Каролина опередила его, быстро встав между ними. Задрав подбородок, она смерила лорда Бертона сердитым взглядом.

– Я тебе не невеста, Гарри, – сказала она.

До слуха Джеффри донесся разочарованный вздох миссис Хибберт.

– Мы, конечно, не объявляли о помолвке, – взорвался Гарри, – но...

– Но надеюсь, – продолжила Каролина, – ты от меня откажешься, после того как я кое-что тебе скажу.

В комнате вновь повисла тишина. Но из-за оглушительного шума в ушах Джеффри не услышал бы даже грохота пронесшейся под окном кареты. Нет, она не может признаться в этом Гарри! Не может! Кроме Гарри, здесь ведь еще находятся миссис Хибберт и мистер Росс. Ведь не станет же она им всем докладывать, чем они занимались на этом распроклятом дереве! Или что делали у него дома. Она не способна на это.

А вдруг?

Ее репутация будет навеки испорчена! И ему придется жениться на ней. Его совесть и честь потребуют от него именно этого.

Шум в ушах стих так же быстро, как и возник. Долг превыше всего, обреченно подумал Джеффри. Он будет вынужден на ней жениться.

И вдруг тяжелый груз, все это время пригибавший его к земле, свалился с плеч, и он почувствовал необыкновенную легкость во всем теле. Мысль, что он женится на Каролине, почему-то его обрадовала, и впервые за много лет он понял, что это и есть счастье. Джеффри едва не рассмеялся.

– Я совершила одну глупость, Гарри, – снова заговорила Каролина. И хотя она произнесла эти слова тихим голосом, они прозвучали как набат.

У Джеффри губы расползлись в улыбке.

– Я вложила деньги в фабрику и все потеряла до последнего пенни. Единственный способ для меня выжить – выйти замуж. Я знаю, что ты мечтал разводить лошадей и рассчитывал в связи с этим на мое приданое. Но теперь я должна погасить им свои долги. – Каролина опустила глаза, сделав вид, что рассматривает руки, и у Джеффри от ее несчастного вида защемило сердце. Он знал, что она таким образом пытается скрыть слезы. – Мне очень жаль, – прошептала она чуть слышно.

Джеффри сник. Каролина не раскрыла их секрет, и он не обязан на ней жениться. Сразу забыв о правилах хорошего тона, он тяжело рухнул на стул, хотя дамы в комнате стояли.

Она ничего им не сказала.

И он не должен на ней жениться.

И снова Джеффри ощутил, как на его плечи навалилась непомерная тяжесть. I

– Все, Каролина? – спросил Гарри с нажимом. – В фабрику?

Она кивнула.

Джеффри было бы легче, если бы она притворялась. Она была никудышной обманщицей, и ее ложь он мог распознать за милю. Он видел, как страдала Каролина из-за постигшей ее неудачи, как мучилась из-за того, что не сумела стать его богатой избранницей, к чему так настойчиво стремилась.

А как он хотел, чтобы она стала его женой!

Но она все потеряла и теперь должна была расхлебывать кашу, которую сама же и заварила. Глядя на нее, нетрудно было понять, каких усилий ей стойло сохранять самообладание. Пока Гарри собирался с мыслями, Каролина ждала его ответа, распрямив спину и гордо откинув голову. В эту минуту Джеффри больше всего на свете хотелось подойти к ней, заключить в объятия и расцеловать, заставив забыть обо всех горестях и печалях. Но он не имел права вмешиваться. Этот миг принадлежал лорду Бертону. Сейчас Гарри предстояло заложить основы фундамента, на котором будут строиться их будущие супружеские отношения. Джеффри должен был оставаться в стороне и молчать, хотя испытываемые им душевные муки толкали его на активные действия.

Борясь с раздираемыми его сомнениями, он сцепил пальцы и положил руки на колени. «Ты не будешь в это вмешиваться, – приказал он себе. – Ты будешь только наблюдать».

Раздраженно хлопая по ладони перчатками, Гарри нервно мерил комнату шагами.

– Взбалмошная, «синий чулок», да к тому же бедная как церковная мышь! Меня в деревне поднимут на смех, не говоря уже о Лондоне.

Джеффри, услышав это, поморщился. Он видел, как напряглась Каролина. «Бери с нее пример, – приказал он себе. – Молчи. Она лучше тебя знает, как держаться с этим напыщенным ослом. По крайней мере с ним она не попадет в долговую тюрьму».

– Вот что происходит, когда позволяешь женщине заниматься мужскими делами, – продолжал Гарри. – Подумать только – фабрика! Одному Господу известно, на какие еще сумасбродные проекты ты выкинула свои деньги.

Джеффри сжал зубы. Всего несколько часов назад он сам бросил Каролине в лицо похожее обвинение. Но выслушивать то же самое из уст какого-то надутого болвана... Нет, это уже слишком! Он не понимал, как Каролина могла выносить эту пытку.

Что касается его терпения, то оно было уже на пределе.

– Мне следовало бы спохватиться раньше. Зато теперь я знаю, что в будущем не должен спускать с тебя глаз. Отныне ты без меня не потратишь ни единого пенни.

Каролина вскинула подбородок.

– Но это были инвестиции, Гарри, – возразила она тихим, но твердым голосом. – К овцеводству это не относится. Ты же знаешь, что в этом вопросе никто лучше меня не разбирается.

Лорд Бертон остановился перед Каролиной.

– Ничего этого, моя девочка, я не знаю, – прошипел он. – Я ровным счетом ничего не знаю. Ну и дела! Интересно, что скажет по этому поводу мой отец? Страшно представить! – Он совершил по комнате еще один круг. – Нам лучше поскорее пожениться, пока он не приказал мне послать тебя на все четыре стороны.

Каролина побледнела. Но что послужило причиной ее испуга – страх перед будущим свекром или необходимость связать себя узами брака с этим напыщенным хлыщом, – определить было трудно.

– Так ты... ты все еще хочешь на мне жениться?

– Видишь ли, Каро, я не могу бросить тебя в такую минуту. Я обещал, и чтоб мне провалиться, если это для тебя не лучший выход. – Метнув в нее еще одну молнию, он круто повернулся. – И прошу тебя не забывать об этом.

– Да, конечно, – ответила она рассеянно, едва шевеля губами.

Джеффри задумчиво смотрел на Каролину, очень ясно представляя ее будущее. Она уже сейчас выглядела как человек, потерпевший поражение. Ее плечи поникли, а пальцы нервно сжимались и разжимались у пояса. Она сразу осунулась, потускнела, словно жизненные силы внезапно ее покинули. Ее вызывающий наряд стал теперь неуместным и сейчас, казалось, существовал отдельно от своей хозяйки. Его пышный блеск лишь подчеркивал ее отчаяние.

Что станет с ней через пять лет? Через десять? Через двадцать? Каролина не относилась к числу женщин, кто наслаждается мелочными обидами и склоками. «Она не станет вымещать зло на других, нет, она скорее замкнется, уйдет в себя, отгородившись от внешнего мира защитной стеной, и будет тихо умирать от удушающей боли, пока не превратится в иссохшую старуху, утратив все приметы той яркой личности, какой была раньше. Ее ждала участь блеклого, безвольного, безропотного создания, и одна мысль об этом приводила Джеффри в ярость.

И тут словно в ответ на его мысли в разговор вступила миссис Хибберт. Ее громкий, четкий голос, обращенный к нему, был проникнут надеждой:

– Есть ли другой путь, Джеффри? Наверняка вы могли бы предложить Каролине какой-нибудь выход.

Он почти уже произнес эти слова. Он едва недоделал ей предложение. Любой вариант был бы для Каролины лучше, чем этот Гарри и уготованная ей судьба, если они поженятся.

Но в этот момент Джеффри вспомнил о долговой тюрьме. Он однажды побывал там, много лет назад, когда расплачивался с отцовскими долгами. Он видел там и женщин. Они содержались в отдельном отсеке. Жены, матери и дочери, доведенные до глубокой нищеты, в омерзительно грязном тряпье. Одни попали туда за карточные долги, другие – в силу обстоятельств, от них не зависящих, третьи не могли рассчитаться с кредиторами. Но все они несли на себе печать безысходности. Особенно его отец, вид которого потряс его до глубины души.

В свете считали, что его отец сломал шею, упав с лошади. Но Джеффри догадывался, что на самом деле все обстояло не так просто. По его глубокому убеждению, отец, измученный каким-то недугом, подхваченным в тюрьме, отправился на верховую прогулку с заранее намеченной целью покончить жизнь самоубийством. Совершая тот головокружительный прыжок, он наверняка знал, что свалится с лошади, и, возможно, надеялся упасть в реку. Купание в холодной воде в его ослабленном состоянии неминуемо закончилось бы воспалением легких. К счастью, Господь проявил милость и избавил беднягу от такой участи. В результате граф сломал шею.

Разве мог Джеффри допустить, чтобы Каролина испытала в будущем нечто подобное? Он не смог бы жить спокойно, зная, что сам довел ее до этого. С Гарри она, по крайней мере, избежит этой незавидной судьбы. Став женой лорда Бертона, она даже получит титул. С ним ей не придется умирать с голоду, и оголтелые кредиторы не будут ломиться в ее дом.

– Джеффри? – повторила миссис Хибберт. – Вам нечего предложить в качестве альтернативы?

Джеффри поднял голову, но вместо открытого навстречу надежде лица и прекрасных, исполненных ожидания глаз он увидел седую, изможденную женщину в долговой тюрьме.

– Я... – Слова застряли в горле, не давая ему дышать. – Я...

– Выходите за меня! – Все вздрогнули, даже Джеффри, когда мистер Росс сорвался с места и упал на колени у ног Каролины. – Будьте моей женой!

Джеффри помрачнел. У мальчишки от напряжения и овладевших им эмоций просто сдали нервы. Но его никто не остановил, когда он схватил Каролину за руку и, сжимая ее пальцы, бормотал пылкие слова любви.

– Я боялся говорить об этом раньше, мисс Вудли, но вы не представляете, как сильно я вас обожаю. Все эти годы я днем и ночью думал и мечтал о вас.

Гарри застонал.

– Да, я знаю, вы были для меня недостижимы. Но, мисс Вудли, я хорошо зарабатываю. Мистер Луге платит мне довольно приличное жалованье. У нас могли бы быть дети.

Миссис Хибберт ахнула.

– Я усердно копил деньги. Я...

– Замолчи, щенок! – рявкнул Гарри.

Мистер Росс замолчал на полуслове, забыв закрыть рот. Его взгляд, как у перепуганного насмерть кролика, метался между Гарри и Каролиной. Лицо лорда Бертона раздулось и покраснело от гнева, а Каролина выглядела ошарашенной.

Гарри решительно шагнул к нему.

– Убирайся отсюда, подхалим! Она моя невеста!

Джеффри ожидал, что молодой поверенный, поджав хвост, бросится наутек, как и подобает трусливым грызунам. Но он всех удивил. Выпрямившись и расправив плечи, он с достоинством выдержал наскок джентльмена, слегка превосходившего его годами и комплекцией, и после секундной паузы изрек:

– Она не обязана выходить за вас замуж, если не захочет. Я в отличие от вас высоко ценю ее совершенства.

«Гип-гип ура!» – с горечью подумал Джеффри. Мистер Росс обратил к Каролине свои большие» честные, глаза, светившиеся неподдельным чувством.

– Я буду боготворить вас, мисс Вудли. Вы будете ходить в золоте, я буду целовать ваши ноги, я...

– О Господи! – громко простонала миссис Хибберт и рухнула как подкошенная на соседнюю кушетку. Джеффри видел, как затряслись ее плечи, но не мог сказать отчего – то ли от истерики, то ли от сентиментальных переживаний, к которым, как он заметил, она была предрасположена.

– Глупости! Чушь! – завопил Гарри с новой силой. Но мистер Росс и ухом не повел, продолжая говорить вещи, разившие театральщиной. Эта сцена могла бы иметь ошеломляющий успех на подмостках лучших лондонских театров.

Поверженная в шок этим спектаклем, Каролина стояла не шевелясь, как маленький островок спокойствия и благоразумия в этом океане безумства. Ее не трогали ни трясущаяся челюсть, ни взрыв бурных эмоций Гарри, ни пылкие признания Росса. Выражение ее лица, устремленного на Джеффри, сказало ему больше любых слов.

Она любит его.

Он понял это, когда они сидели на ее дереве. Но сейчас это открытие с новой силой потрясло его душу и заставило смириться.

Она его любит. Она любит его со всей глубиной и зрелостью молодой девушки. Она любит его со всей страстью женщины, предложившей ему свое сердце, – женщины, с детства занимавшейся хозяйством отца, женщины, которой хватило отваги исследовать страсть и брак с научным рвением, достойным лучшего применения. Она так сильно его любит, что готова пройти через любые, самые абсурдные испытания в надежде услышать от него предложение руки и сердца. Наконец-то он понял это.

Она его любит.

Но он не мог ответить ей взаимностью, не ввергнув оба их семейства в пучину нищеты. Он не имел на это морального права. В этом не было ни логики, ни смысла. Но самое главное, это противоречило его понятию чести, что бы там ни говорило ему сердце.

По этой причине он поступил так, как был обязан поступить. Так, как требовала его честь.

Пока мистер Росс, домогаясь Каролины, все еще стоял перед ней на коленях, а Гарри, возбужденно размахивая руками, неистовствовал, распаляясь с каждой минутой все сильнее, Джеффри схватил шляпу и, не прощаясь, ушел.

Глава 12

Джеффри хочет купить ее фабрику.

Каролина недоуменно смотрела на письмо, испещренное аккуратными рядами крохотных букв, черневших на девственно белоснежном фоне листа, переданного ей его деловым помощником. Она едва не разрыдалась от пронзившей ее нестерпимой боли.

Он хочет купить ее фабрику.

Но он не хочет на ней жениться!

В последнее время ходили упорные слухи о его скором союзе с красивой темноволосой богачкой, у которой был один изъян – женщина отличалась редкостной молчаливостью. Досужие языки сравнивали ее неразговорчивость со скудностью содержимого его кошелька, в связи с чем считали их отличной парой.

Каролина не могла об этом думать и не хотела об этом слышать, отказываясь воспринимать окружающий мир. Она жила как во сне, ничего не понимая и ни о чем не думая, кроме одного неизбежного события.

Завтра она обвенчается. С Гарри.

И теперь она ждала его прихода. Ждать оставалось меньше часа. Они собирались уехать в Шотландию. А потому предстоящая женитьба Джеффри на болезненно застенчивой невесте с приданым ее почти не волновала, так как он все равно теперь для нее недостижим.

Она будет навечно скована брачными узами с Гарри.

Каролина знала, что сердце бедного мистера Росса разбито. Она не имела права погубить жизнь этого юноши, так как считала, что его влюбленность скоро пройдет. С трудом ей удалось убедить его переключиться на поиски покупателя причитающейся ей части имущества.

А пока она ждала прихода Гарри.

Каролина положила письмо на стол и отошла к окну. Жадным взглядом впилась она в свой любимый вяз, с грустью сознавая, что отныне не сможет искать утешения в его зеленой кроне. Гарри никогда не поощрял ее пристрастие к лазанью по деревьям. Как только они обвенчаются, она из уважения к его чувствам не станет больше прятаться среди сплетенных ветвей.

К тому же, пережив на этом дереве блаженные минуты с Джеффри, она не представляла, как сумеет оказаться в своем тихом убежище, не погрузившись в воспоминания. А воспоминания вызовут сожаление.

Она придвинулась к окну и задела ногой приготовленный саквояж, вернувший ее к реальности. Хоть одно утешение – впереди ее ждал побег. Каролина вздохнула. Побег всегда был ее тайной мечтой. Стремительный рывок по просторам Англии во тьме глубокой ночи, бок о бок с возлюбленным, сжимающим ее в своих крепких объятиях. От одной мысли об этом у нее поползли по спине мурашки.

Ей следовало бы ощущать трепетный восторг.

Но Гарри выбрал для отъезда полдень. Они планировали ехать в Шотландию не спеша и сделать остановку в Хедли. Они позаботились и о соблюдении всех приличий, решив взять с собой в качестве наперсницы тетушку Уин. Конечно, если грозная дама когда-нибудь вернется of своей модистки, где уже пропадала, кажется, целую вечность.

И конечно же, Джеффри она больше не увидит.

Каролина приникла лбом к оконной раме, чувствуя, как от гнета тяжких мыслей у нее подкашиваются ноги. Подумав, что стоит напоследок еще раз полюбоваться своим деревом, она посмотрела наверх и оторопела, увидев среди листвы нечто странное.

Сапог?

Каролина всмотрелась, прижавшись лбом к стеклу. Сердце отозвалось в груди тяжелыми, гулкими ударами. Там, на ее дереве, что-то было. И это «что-то» определенно напоминало мужской сапог. Неужели кто-то забрался в ее убежище? Кто бы это мог быть? Джеффри?

Каролина пулей вылетела в сад и перевела дух, только когда очутилась у ствола вяза. И вдруг она услышала мужской голос. Глубокий и низкий, с такой же властной, как у Джеффри, интонацией, голос тем не менее не принадлежал мужчине, которого Каролина любила.

В следующее мгновение она поняла, что человек на дереве был не один.

– Софи, – говорил незнакомец. – Не думаю, что это хорошая идея. Особенно в твоем положении.

– О, Энтони, не будь таким занудой. Я знаю, что тебе это нравится ничуть не меньше, чем мне.

Острая боль разочарования пронзила сердце Каролины, и она от досады прикусила губу. Это был не Джеффри, как она надеялась, а всего лишь слуги, устроившие в ее убежище свидание. Слезы затуманили ее взор. Она сердито смахнула их рукой и вслушалась в происходивший над ее головой разговор.

– Но в твоем деликатном положении... – настойчиво повторил мужчина.

– Замолчи, – нетерпеливо перебила его женщина, хотя Каролина могла бы поклясться, что в словах незнакомки прозвучало озорство. – Это наше с тобой последнее дерево в Англии, и я хочу насладиться им в полной мере.

– Но...

Парочка умолкла, вероятно, увлекшись занятием, которым всего несколько дней назад предавалась там она сам вместе с Джеффри. Некоторое время слышен был лишь шелест листвы. Когда же раздался тихий возглас радости, вырвавшийся из груди женщины, Каролина чуть не разрыдалась. Она-то думала, что покорилась судьбе, что безропотно уедет с Гарри и забудет о любимом, не проронив ни слезинки.

Она все время напоминала себе, что несет ответственность перед отцом, Гарри и, самое главное, перед будущими детьми. Она не могла бросить их на произвол судьбы, не могла обречь на долговую тюрьму. Однако, стоя под деревом и прислушиваясь к звукам, доносившимся сверху, Каролина вдруг поняла, что чуть не совершила чудовищную ошибку.

Она не могла выйти замуж за Гарри, даже если это была единственная возможность не попасть в тюрьму. Она не имела права связывать с ним свою судьбу и обещать любить, почитать и подчиняться, потому что на самом деле любила и почитала другого и не имела ни малейшего желания подчиняться Гарри.

Ей нужно было срочно найти какой-то выход.

Размышляя на эту тему, Каролина начала подниматься по веревочной лестнице. Всецело поглощенная мыслями о том, как стать женой Джеффри, она забыла обо всем. И вспомнила о парочке на дереве только тогда, когда ударилась головой о твердое мужское бедро.

– Ox! – вскрикнула она.

– Что за дьявол! – выругался мужчина.

– Смотри, Энтони, у нас гостья, – улыбнулась женщина и наклонилась, чтобы разглядеть Каролину. – Добрый день, – поздоровалась она. – Вы, должно быть, мисс Вудли?

– Д-добрый день, – ответила Каролина растерянно. Что делать дальше, она не знала.

– Софи, пожалуйста, – простонал мужчина, пытаясь стащить свою жену с колен.

– Энтони! – проговорила жена с напускной укоризной. Каролина наблюдала за парочкой со смешанным чувством растерянности и зависти. Растерянность ее была вызвана в первую очередь их видом. Эти двое на прислугу из соседних домов совсем не походили. Их дорогие, элегантные наряды свидетельствовали о благородном происхождении. Каролина не могла им не завидовать, потому что мужчина и женщина были, судя по всему, влюблены друг в друга. Это было ясно по той нежности, что сквозила во взгляде мужчины, даже когда он хмурился. Хотя мужчина явно чувствовал себя неловко из-за ситуации, в какой оказался, тем не менее он не выпустил из рук золотых локонов своей дамы, словно прикасаться к ней было для него так же естественно, как дышать. А его подруга просто светилась от счастья.

Каролина даже не сомневалась, что эти двое, когда целовались, непременно испытывали трепет. Она уже собиралась спросить их об этом, когда женщина опередила ее.

– Пожалуйста, поднимитесь, – пригласила она и отодвинулась подальше от лестницы. – Энтони, тебе следует потесниться, – бросила она мужу и снова обратилась к Каролине: – Я должна извиниться за то, что вторглась в ваши владения. Но мама сказала, что вы считаете это дерево самым благословенным местом во всем Лондоне, и я не могла устоять против соблазна и не прийти сюда.

– Ваша мать? – отозвалась Каролина недоуменно. Внешность женщины казалась ей очень знакомой, но возможности вспомнить у Каролины не было, так как ее собеседница продолжала тараторить.

– Вообще-то мы пришли сюда специально, чтобы поговорить с вами. Но я так хотела увидеть ваше дерево, что первым делом побежала к нему. А теперь, когда вы здесь, все складывается наилучшим образом.

– Софи! – воскликнул мужчина. – Будь благоразумной. Мы же не можем обсуждать это на дереве.

– Но почему? – удивилась она и оттолкнула ноги мужа, чтобы освободить место для Каролины. – Мама сказала, что со слов миссис Хибберт знает, что это любимый уголок мисс Вудли. И я ее вполне понимаю. – Она выразительно посмотрела на Каролину. – Скажите, вы не против, что мы сюда вторглись? Клянусь, более чудного места не сыщешь во всем Лондоне.

Каролина молча пожала плечами. Несмотря на странную ситуацию, она вполне овладела собой. Более того, эта неугомонная дама уже успела завоевать ее расположение.

– С чего мне быть против? – улыбнулась она. – Вы здесь. Я здесь. Не вижу причин для конфликта.

Софи окинула мужа торжествующим взглядом, как только Каролина очутилась рядом с ними на платформе.

– Ну, а теперь, когда мы все так мило устроились, – заговорила она, – настало время познакомиться.

Только тут Каролина сообразила, с кем имеет дело. Хотя имена мужчины и женщины ровным счетом ничего для Каролины не значили, рассмотрев даму поближе, она узнала знакомые черты. Разве можно было не заметить ямочек на ее щеках, высоких скул и, самое главное, веселого блеска в глазах?

– Вы, должно быть, Софи Ратберн, – предположила Каролина, осененная догадкой. Однако, вспомнив характеристику, данную Джеффри сестре, она удивленно округлила глаза. – Джеффри утверждал, что вы воплощение английской чопорности и вам в голову не пришло бы лазить по деревьям. – Каролина недоуменно сдвинула брови. – Но вы здесь.

– Дело в том, – объявила Софи, небрежно пожав плечами, – что мой брат, похоже, плохо разбирается в людях. – Она наклонилась к Каролине и добавила: – Я очень рассчитываю, что вы скажете ему об этом.

– Но...

– А я майор Энтони Уиклифф, – представился джентльмен, прежде чем Каролина успела что-то сказать. – К вашим услугам. – Он вежливо поклонился. Несмотря на тесноту, этот жест получился у майора вполне элегантным.

– А вы, как я понимаю, – продолжила Софи со счастливой улыбкой, – мисс Каролина Вудли, женщина, из-за которой мой братец отправился в «Брукс» играть в карты.

Услышанное повергло Каролину в шок. До сих пор Джеффри горячо осуждал азартные игры и тех, кто делал большие ставки. Образ графа не вязался в представлении Каролины с подобного рода занятием. Но быть может, он отважился на это, чтобы самому сделать состояние и не жениться на богачке? От этой мысли у Каролины потеплело на сердце.

– Знаете, я должна была бы вас возненавидеть, – продолжала ворковать Софи, и по веселому тону ее голоса Каролина поняла, что сестра Джеффри никаких враждебных чувств к ней не испытывает. – По правде говоря, я, наверное, должна была бы сбросить вас с дерева за то, что вы заставляете моего брата так страдать. Но после некоторого размышления я пришла к выводу, что он, вероятно, это заслужил. Он всегда был ужасно несносен, всегда стремился мной помыкать. Так что я скорее должна благодарить вас за то, что вы позволили нам сравнять счет.

Смутно понимая смысл слов Софи, Каролина покачала головой.

– Боюсь, я здесь ни при чем... – Внезапно она замолчала. Надежда вспыхнула в ней с новой силой. – Вы говорите, он страдает?

Софи кивнула, и ее улыбка стала еще шире.

– Очень на это похоже. Во всяком случае, так утверждает мама. У меня пока не было возможности с ним поговорить. – Она бросила на майора взгляд, и в ее глазах заплясали плутовские искорки. Но Каролина не обратила на это внимания, потому что сомнение вновь овладело ею, обдав сердце холодом.

– Но если вы его не видели, – задумчиво пробормотала она, – то не можете знать наверняка, что он по мне тоскует.

– Как раз это я точно знаю! Кто же еще, как не вы, мог повергнуть Джеффри в такое уныние? Я видела другую женщину. Она слишком невзрачна, чтобы из-за нее так убиваться. Единственное, на что она способна, так это нагнать на человека сон.

– Софи! – укоризненно произнес майор.

– Но это правда! – отозвалась она. – Ты сам мне это говорил. Так вот, я решила, что если виновница подавленного состояния Джеффри – не женщина-мумия, значит, это мисс Вудли.

Каролина не верила своим ушам, не смея надеяться, что Софи говорит серьезно. Слишком тяжело дались ей последние дни, и теперь .она боялась поверить.

– Мне трудно представить, что я...

– Должно быть, это ради вас он пытается выиграть в карты состояние, – предположила Софи.

– Нет. Это из-за вашего приданого...

– Чепуха, – отмахнулась Софи. – Значит, вы и есть та женщина, что украла сердце моего брата!

Причудливая логика мышления собеседницы заставила Каролину нахмуриться.

– Честно говоря, леди Софи...

– Зовите меня просто Софи. В конце концов мы скоро станем родственницами.

Эти слова вызвали у Каролины небывалый прилив радости, и у нее перехватило дыхание. Но в следующий момент рассудок взял верх над эмоциями и вернул ее к реальности. Она не могла позволить себе принимать желаемое за действительное.

– Как женщина, занимающаяся наукой, должна вам сказать, что ваш образ мыслей лишен логики.

Софи подалась вперед и, понизив голос, проговорила:

– Боюсь, логике отводят чересчур большое место, даже в науке. У меня к вам есть только один вопрос: вы его любите?

– Что? – Каролина вытаращила глаза.

В этот момент в разговор вмешался майор Уиклифф. Его низкий голос внес в беседу нотку здравомыслия.

– Софи, прошу тебя. Разве ты не видишь, что привела бедную девушку в замешательство?

– Сестра Джеффри уперла руки в бока и метнула в мужа сердитый взгляд.

– Я задала простой вопрос, Энтони. Любит ли она его? – Софи посмотрела Каролине прямо в глаза, чем окончательно ее смутила. – Ты любишь его?

Каролина почувствовала себя бесконечно несчастной.

– Конечно, я люблю его. Но я должна выйти замуж за Гарри, то есть за лорда Бертона. По этой причине я и пришла сегодня к своему дереву, чтобы попробовать найти выход из этого положения.

– Какого положения? – удивилась Софи. – Нет никакого положения, зато есть двое упрямцев, которые не желают признать, что безумно любят друг друга. – Завершив свою мысль, она взбила юбку, бросая лукавые взгляды на майора. – Поверь мне, Каролина, проще сдаться сейчас, чем продолжать упорствовать. Все равно конец будет один и тот же... – Она сделала выразительную паузу, и глаза ее полыхнули откровенной страстью. – И я категорически советую вам приблизить этот конечный результат.

Каролина и сама видела, что для Софи и ее майора любовь была и впрямь счастливым событием. Но, к сожалению, ее собственная ситуация была иной. Тем более что Джеффри не желал признаться, что любит ее. К тому же над ним тяготело бремя семейных долгов.

– Может быть, – заговорил майор, и тихие раскаты его низкого голоса подействовали на Каролину успокаивающе, мы перейдем непосредственно к делу? – Он повернулся к Каролине, лицо его светилось добротой. – Я хочу попросить вас передать Тэллису то, что я сейчас скажу, если вы не возражаете. Каролина рассеянно потянулась к листку, трепетавшему возле ее ладони, и начала методично его рвать на кусочки.

– Не будет ли лучше, если вы сами поговорите с ним? – возразила она мягко. – Я не уверена, что он захочет меня видеть.

– Что ж, – вмешалась Софи, – тогда тебе нужно придумать способ, как заставить его обратить на тебя внимание. Может, стоит для этой цели напиться?

– Софи!

В глазах Софи мерцали лукавые огоньки.

– Для меня это сработало.

Майор откашлялся и, бросив укоризненный взгляд на жену, снова повернулся к Каролине.

– Я хочу, чтобы вы передали Джеффри, что мы с Софи недавно обвенчались.

– Обвенчались! – потрясенно воскликнула Каролина. Значит, теперь Джеффри придется выложить сестре приданое немедленно, подумала она с ужасом.

– Да, – подтвердила Софи, не заметив ее огорчения. – Мы совершили самый романтический в жизни побег в Шотландию и обвенчались в Гретна-Грин. – Она наклонилась к Каролине и с видом заговорщицы прошептала: – Я всегда об этом мечтала.

– Я тоже, – также шепотом ответила Каролина.

«Ах, вот оно что, – подумала она, – значит, официального бракосочетания еще не было? И у Джеффри еще есть время?» Она вздохнула с облегчением.

– Темная карета. Мелькающие за окном деревья. Напряжение и восторг. Все это не может не привести к наиболее восхитительным...

– О да, – перебил майор, багровея. – Но продолжим.

– Что я и собиралась сделать, – кокетливо улыбнулась молодая жена.

– Софи!

– Вы хотели, чтобы я передала какое-то сообщение, – напомнила Каролина. От болтовни молодоженов у нее уже голова шла кругом.

– Сообщение, – повторил майор и взглядом приказал Софи замолчать. – Пожалуйста, передайте графу, что мы с Софи срочно уезжаем в Индию...

– Энтони только что получил туда назначение, – перебила майора его жена. – Приказ о назначении уже пришел, так что мы не можем остаться в Лондоне до официальной церемонии, запланированной матерью.

– Мне бы тоже очень хотелось посмотреть Индию, – грустно заметила Каролина. – Я читала, что это одно из самых красивых мест на земле.

Глаза Софи мечтательно блеснули.

– Я всегда хотела путешествовать. По правде говоря, по этой причине я и вышла замуж за Энтони.

– Вот как? – переспросила Каролина, ни на минуту не поверив в правдивость ее слов.

– Дамы! Нельзя ли не отвлекаться от темы?

Обе женщины удивленно повернулись к майору, и Софи первой нарушила возникшую паузу:

– Я полагала, что мы как раз и обсуждаем тему нашего отъезда в Индию.

– Завтра, – добавил майор. Судя по интонации, с какой он произнес это слово, он вложил в него какой-то скрытый смысл.

– Завтра? – повторила Каролина. Значение сказанного не сразу дошло до ее сознания. – Завтра! – Если они уезжают завтра, то Джеффри должен вернуть приданое Софи уже сегодня! – Но Джеффри не в состоянии изыскать средства так быстро!

Софи захлопала в ладоши.

– Я рада, что ты так быстро все поняла.

– Я... – Каролина замолчала, не зная, что сказать, кроме того, что она ничего не понимает.

– Вероятно, мне нужно выразиться яснее, – сказал майор и сурово взглянул на жену, вновь призывая ее к молчанию. – Насколько мне известно, Джеффри во что бы то ни стало хочет вернуть Софи ее приданое, хотя моя жена к этому не стремится.

Каролина порывисто повернулась к даме, едва не соскользнув с края платформы.

– Вы не хотите получить назад ваше приданое? Софи пожала плечами.

– Я отдала его Джеффри, пообещав, что не выйду замуж. Он не виноват, что я оказалась столь ветреным созданием.

– Но... – Только тут до сознания Каролины начал доходить смысл сказанного. – Джеффри говорит, что честь требует...

– Я знаю, – кивнула Софи со вздохом. – В делах подобного рода мужчины становятся невыносимо скучными. – Она метнула на мужа колючий взгляд, хотя глаза ее светились любовью. – Возьмем, к примеру, Энтони...

– Поэтому, – перебил ее майор, судя по всему, решивший пресекать в корне все попытки своей половины делиться сокровенным. – Я бы хотел, чтобы Джеффри оставил приданое Софи у себя.

– До нашего возвращения из Индии, – добавила Софи.

– Которое произойдет не ранее чем через два года, – уточнил майор.

– Или позже, – закончила их диалог Софи. Каролина изумленно переводила взгляд с одного на другую.

– Через два года? Так ведь это целая вечность. – Она вдруг почувствовала, что теряет равновесие, и, чтобы не упасть, схватилась за первую попавшуюся ветку. – Это значит, что он может жениться на ком хочет!

– Именно так! – подтвердил майор.

– Не зря матушка считает тебя очень умной, – не удержалась Софи от похвалы. – Но нужно объявить об этом Джеффри немедленно, пока он не проиграл в карты последние деньги.

– Конечно... – пробормотала Каролина. Ее мысли разбегались. Теперь, когда Джеффри был свободен, ей предстояло найти способ покрыть собственные долги, избавиться от Гарри и убедить Джеффри не посылать приданое Софи в Индию.

Что могло быть легче?

– Что ж, Софи, – изрек майор с видом человека, страшно довольного собой, – раз мы с этим покончили, то можем спокойно предаться радостям медового месяца.

Лицо Софи просияло, а на щеках появились обворожительные ямочки.

– Как я уже говорила, – обратилась она к Каролине, – я настойчиво рекомендую тебе прислушаться к голосу сердца. Результат превзойдет все ожидания. – С этими словами Софи сползла с колен мужа, и они приготовились к спуску с дерева.

– Подождите! – попросила Каролина, останавливая Софи, прежде чем та успела поставить ногу на веревочную лестницу. – У меня есть к вам один вопрос.

– Да?

– Вы. испытываете трепет, когда майор Уиклифф вас целует? Каролина не задумывалась, насколько странным может показаться ее вопрос, до тех пор пока он не сорвался с ее языка. К счастью, Софи отнеслась к нему с пониманием. В глазах ее появилось мечтательное выражение, а взгляд, исполненный нежности, призывно замер на лице мужа.

– Это больше чем трепет, – прозвучало в ответ, и на губах ее заиграла счастливая улыбка. – Я бы назвала это некоей могучей силой, способной свести человека с ума.

Каролина спустилась с дерева вскоре после ухода Софи и майора Уиклиффа. Прежде чем встречаться с Джеффри, ей нужно было многое обдумать. Но в первую очередь надлежало объясниться с Гарри. Он должен был появиться в доме ее тетки с минуты на минуту, и она решила доверить ему право разорвать их помолвку.

Хоть бы он поскорее явился, думала Каролина с раздражением, сидя в ожидании у окна. Ей не терпелось как можно быстрее покончить хотя бы с этой малоприятной частью своего плана.

В этот момент словно в ответ на ее молитвы из-за угла вынырнул закрытый экипаж лорда Бертона. Его стильную карету она бы узнала из тысячи других. Среди подобных средств передвижения она выделялась бордовым гербом, украшенным золотым и серебряным орнаментом. Каролина находила экипаж ужасно вычурным, но он отлично подчеркивал сущность лорда Бертона.

По правилам этикета она должна была дождаться, когда джентльмен войдет в дом, но возбуждение не давало ей оставаться на месте. Кроме того, тетушка Уин вот-вот вернется от модистки, а присутствие третьих лиц было для Каролины нежелательным. Она бы предпочла поговорить с Гарри наедине.

Послав Томсону мимолетную улыбку, она выскочила на улицу и, легонько стукнув в дверцу кареты, проворно скрылась внутри.

И лишь когда ее глаза привыкли к сумраку кареты, Каролина осознала, что натворила.

Джеффри тасовал колоду, ощущая кончиками пальцев знакомое движение карт. Этот процесс действовал на него успокаивающе. Впервые в жизни ему стало понятно пристрастие отца к азартным играм.

Игра в карты, оставаясь актом отчаяния, одновременно служила для него своего рода утешением. К тому же ему удивительно везло. За последние три дня он выиграл в пикет, вист и мушку. Если удача ему не изменит, то в ближайшем будущем граф может выиграть небольшое состояние.

Однако для этого у него не было главного – времени.

Каролина, насколько ему было известно, должна была уже уехать с лордом Бертоном в Шотландию. О ее намерениях он знал от матери и даже был знаком с деталями маршрута. Матушка, по всей видимости, до сих пор лелеяла надежду, что он все же свяжет свою судьбу с неукротимой мисс Вудли.

Но за неимением средств он не мог оправдать ее надежд. Ведь от него требовалось не только вернуть приданое Софи, но и погасить долги Каролины.

Джеффри продолжал тасовать колоду. Шорох и звучные шлепки карт ласкали его слух. Ему отчаянно хотелось забыться и изгнать из памяти заливистый смех Каролины, ее улыбку, тепло ее тела, прижавшегося к нему в страстном порыве.

Но над своей памятью он был не властен. Ни бренди, ни карты, ни улыбки дам – ничто не могло затмить яркие воспоминания.

– Сколько ты выиграл?

Услышав знакомый голос, Джеффри поднял голову.

– Мейвенфорд! Господи, а я думал, что ты навеки похоронил себя в Йорке! Что заставило тебя вернуться в Лондон? – удивленно воскликнул он.

– Не что, а кто. Один несносный болван, – услышал Джеффри сердитый ответ, хотя лицо его друга светилось дружеским участием, а на губах играла улыбка. – Я слышал, ты снова охотишься за богатой невестой, – хмыкнул Мейвенфорд, усаживаясь напротив Джеффри.

Граф Тэллис молча пожал плечами. Он сознавал, что потерпел неудачу. А потому он вовсе не хотел обнажать кровоточащие раны перед своим другом – человеком, который украл у него невесту, Джиллиан Эймз.

Мейвенфорд наклонился и нахмурился, увидев помятый галстук друга, покрасневшие глаза на осунувшемся лице.

– Ну, – протянул граф Мейвенфорд и взял в руки карты. – Не хочешь ли сыграть?

– Я не буду играть с тобой, Стивен. Мейвенфорда это не смутило. Он ловко перетасовал колоду и быстро раздал карты для пикета.

– Почему?

– Потому что я хочу выиграть, а с тобой это не получится. Стивен расплылся в улыбке.

– А ты попробуй. Полтыщи за очко?

Джеффри чуть не поперхнулся бренди и изумленно уставился на друга. Пять сотен фунтов за очко? Да он шутит! Но одного взгляда на Стивена оказалось достаточно, чтобы понять, что он настроен весьма серьезно.

– Ты сошел с ума! – ахнул Джеффри.

Стивен поднял глаза, и Джеффри готов был поклясться, что уловил в них насмешку.

– Может быть. Джиллиан снова толстеет, и у меня легкомысленное настроение. – На этот раз Джеффри был уверен – Стивен и вправду улыбался.

Джеффри помрачнел, почувствовав необъяснимую тоску при мысли о чужом семейном счастье. Значит, Джиллиан опять ждет ребенка? Судя по виду Мейвенфорда, их отношения складывались отлично.

– Ну же, решайся! – Голос Стивена вернул Джеффри к реальности. – Так ты играешь или нет? Бери карты.

Джеффри взглянул на карты скорее по привычке, чем осмысленно. И только когда выложил половину карт, спохватился, поняв, на какую невероятную ставку согласился. Пять сотен фунтов за очко – такая ставка была достойна его отца в расцвете его картежной карьеры. Господи, подумал Джеффри с содроганием, сейчас он может проиграть все!

– Знаешь, что интересно? – спросил Стивен, делая ужасно неосмотрительный ход. – Я знаю одного человека. У него есть друзья, соратники, которые ему доверяют, но, что самое главное, есть люди, которые чувствуют себя перед ним в неоплатном долгу...

Джеффри вскинул взгляд на своего партнера. Стивен играл из рук вон плохо, но его, похоже, это ничуть не заботило.

– Послушай, Мейвенфорд, может нам лучше отложить партию – предложил Джеффри. – У тебя мысли заняты неизвестно чем.

– Глупости, старина, не обращай внимания. Джеффри пожал плечами, хотя его терзало чувство вины.

Он никак не мог понять, что творилось со Стивеном. Был ли он очень рассеян или претворял в жизнь некий хитроумный план? В какой-то момент он заподозрил, что граф проигрывает ему специально, но тут же прогнал эту мысль. Стивен был до мозга костей джентльменом. Намеренный проигрыш равносилен жульничеству. Ни один джентльмен не рискнул бы запятнать свою честь подобным поступком.

– В продолжение темы, – вновь заговорил Стивен, небрежно отбросив в сторону козырную карту. – Меня поражает, что человек, имеющий столько друзей, так демонстративно их игнорирует, словно они не более чем навоз, прилипший к его сапогам. – Мейвенфорд в упор посмотрел на Джеффри. Под этим холодным пристальным взглядом Тэллис невольно поежился. – Я считаю подобное поведение просто глупым. Повторяю, очень глупым.

Джеффри угрюмо сдвинул брови. Странная речь Стивена отвлекала его от игры, не позволяя сосредоточиться.

– Неверный ход, Джеффри, – протянул граф лениво. – Может, стоит на этом закончить, если тебе не до этого? – Джеффри с облегчением вздохнул, ухватившись за достойный способ выйти из игры. Он сложил свои карты, однако Стивен его остановил: – Но ведь ты согласился играть, поэтому будет не совсем корректно закончить партию прямо сейчас. – Стивен в упор посмотрел на него, и опять его взгляд заставил Джеффри поежиться. – Так джентльмены не поступают.

Джеффри с трудом сглотнул образовавшийся в горле комок. Он согласился играть и теперь не мог идти на попятную. Он взял свои карты и приготовился завершить игру.

– Возможно, – продолжал Стивен, раздавая карты, – все дело в молодой леди, из-за которой ты забыл нас?

Граф поморщился. У него не было желания обсуждать за карточным столом Каролину.

– Я слышал, она довольно эксцентричное создание, – проговорил Стивен.

Джеффри сбросил оставшиеся карты. К его радости, партия для него пока складывалась удачно.

– Мисс Вудли, к твоему сведению, вовсе не эксцентричная, – возразил он, пронзив друга не менее холодным взглядом. – Я бы попросил тебя запомнить это на будущее. Иначе можешь считать, что нашей дружбе пришел конец.

Стивен изогнул бровь дугой.

– Вудли? – задумчиво повторил он. – Я вообще-то говорил о другой бедняжке. Умоляю меня простить.

Джеффри насупился. Мейвенфорд, разумеется, имел в виду именно Каролину. Не мог же он перепутать! А Стивен уже снова сдавал карты.

Но Джеффри уже был не в состоянии играть. Он был смущен и расстроен. С глубоким вздохом он отодвинул свой стул и встал.

– Прими мои извинения, Стивен, но, боюсь, я не в силах продолжать.

– Брось, все ты можешь.

– Мейвенфорд...

– Сядь. – Но...

– Я не освобождал тебя от нашего договора.

Джеффри, к сожалению, даже не понял, кто из них выигрывал. Раздумывая над странными речами Мейвенфорда, он забыл вести счет очкам. А если вспомнить о величине ставки, с его стороны это был весьма опрометчивый поступок.

– Стивен...

– Я отпущу тебя при одном условии.

Джеффри напрягся. Он высоко ценил интеллект графа Мейвенфорда и вовсе не был уверен, что сумел бы одержать победу в словесном поединке с ним.

Он со вздохом вернулся на место.

– Ладно, Мейвенфорд. Так что это за условие?

– Ответь мне на один вопрос. Ты ее любишь?

Граф изумленно вытаращил глаза, пораженный прямотой вопроса. Он знал Стивена много лет, но после женитьбы тот сильно изменился: стал проще и раскованнее. Но никогда он не позволял себе бесцеремонного вторжения в личную жизнь своих друзей.

– Стивен?

– Ты любишь ее?

Джеффри затряс головой, пытаясь прийти в себя.

– Люблю – кого?

Стивен лишь слегка приподнял бровь, и Джеффри сразу отвернулся. Ему было чрезвычайно трудно ответить, тем более что ситуация сложилась безвыходная. Каролина уже ехала в Шотландию, а Джеффри был обречен связать себя брачными узами с застенчивой богачкой.

– Ну как? – прозвучал тихий, но настойчивый голос Стивена.

Джеффри покачал головой. Руки его сжались в кулаки.

– Ты любишь ее, – ответил за него Стийен. – Признайся, Джеффри. Важно сказать эти слова вслух.

Джеффри поднял на него взгляд: судя по всему, Стивен от него не отстанет. Он будет терзать его до тех пор, пока не услышит ответ.

– Да, черт возьми! Да, я люблю ее.

– Кого?

– Каролину! – Ее имя, сорвавшись с языка, отозвалось в нем острой болью, но Джеффри все же выдавил из себя фразу: – Я люблю Каролину.

Стивен вдруг как-то расслабился и с удовлетворенным вздохом откинулся на спинку стула.

– Тогда не будь идиотом и женись на ней.

– Я не могу! – выпалил Джеффри. – Я должен вернуть Софи приданое, а у Каролины куча долгов. Если я на ней женюсь, мы все угодим в долговую тюрьму.

– Что ж, раз ты коснулся этой темы, полагаю, ты пожелаешь рассчитаться по нашему обязательству.

– Что?

– Я говорю об игре в пикет. Пять сотен фунтов за очко, если не ошибаюсь. – С невозмутимым спокойствием Стивен извлек из кармана чековую книжку и выписал счет на огромную сумму. – Тебе этого хватит, чтобы покрыть срочные долги?

Джеффри остолбенел. Наконец, придя в себя, он решительно расправил плечи и уставился на друга мрачным взглядом.

– Я не могу принять этого.

– Почему? Это долг чести. Уверяю тебя, Джеффри, что ради тебя я готов на все, кроме одного – отказаться от выплаты долга чести.

– Но ты смошенничал! – Только бросив это суровое обвинение в лицо другу, Джеффри заметил, что они привлекают к себе всеобщее внимание. В зале играли в карты еще около десятка человек, и все они украдкой наблюдали за их спором. Джеффри понизил голос до шепота: – Ты специально проиграл мне. Это жульничество!

Стивен хладнокровно пожал плечами, хотя, случись нечто подобное пять лет назад, им бы пришлось на рассвете сойтись у барьера.

– Знаешь, Джиллиан научила меня одной чрезвычайно полезной вещи. Иногда обман, как-то сказала она, единственное средство преодолеть непреодолимые препятствия.

Джеффри беспокойно заерзал на стуле.

– Ты уже и так проявил доброту. Пять лет назад...

– Пять лет назад ты сделал для меня самый дорогой подарок на свете. Ты позволил мне взять в жены женщину, которую я любил больше жизни. Теперь я просто хочу ответить тебе тем же.

Джеффри молча уставился на банковский чек. Невзрачный белый листок на темно-зеленом сукне карточного стола. Он не мог его взять. Это было слишком... бесчестно.

– Это всего лишь гордость, Джеффри, – тихо сказал Стивен.

Граф Тэллис посмотрел на друга тоскливым взглядом.

– Гордость – это все, что у меня осталось, Стивен. Деньги, уважение, даже тяжкий труд – все преходяще. Кроме чести. Что у меня еще есть, кроме чести?

Банковский чек на столе притягивал взгляд Джеффри. Маленький белый листок искушал его. Чтобы стать его обладателем, достаточно было только взять его. Но он не мог. Если он это сделает, то лишится последнего, что было у него, – самоуважения.

В этот момент раздался тихий, но настойчивый голос Мейвенфорда:

– Что она дает тебе, Джеффри? Что ты приобретешь, если откажешься от нее?

Перед мысленным взором Джеффри всплыл образ Каролины. Вот она задумчиво смотрит на него, сидя в музыкальной комнате в тот первый, памятный вечер их встречи. Вот она отстаивает свои научные теории. Затем он вспомнил ее печальной, страстной, смущенной, разгневанной. Он любил Каролину. Он обожал ее во всех проявлениях ее сложного характера.

Но главной была не ее красота, даже не ее непокорный дух, а то, как он чувствовал себя, находясь рядом с ней. С ней он был оживленным, деятельным и... счастливым. Она доводила его до безумия, а раньше, когда он не знал ее, его жизнь была бесцветной и тусклой, Она с ним спорила, заставляла думать, вовлекала в необычные ситуации и опыты, дарила ему радость. Ни с кем никогда не было ему так хорошо, как с этим «синим чулком».

– Так что она тебе дает, Джеффри? – повторил Стивен вопрос.

– Себя.

– А эта девушка стоит твоей чести?

Джеффри поднял голову, потрясенный внезапным чудом осознания истины.

– Она стоит всего, что у меня есть, и даже больше.

– Тогда возьми чек и женись на ней.

Разве это возможно? Неужели чудо свершилось? Неужели он и вправду нашел ответ? Не для решения своих финансовых проблем, но для заполнения той пустоты, что в последнее время так нещадно терзала его сердце?

Все еще колеблясь, он протянул руку и взял белый листок бумаги. Он смотрел на чек и ощущал его жесткие края, видел черные буквы.

Джеффри думал, что с потерей чести, которую он ценил превыше всего на свете, ощутит необыкновенную тяжесть на душе, но ничего подобного не случилось. Напротив. Ему стало так удивительно легко, что он мог бы воспарить в небо. Горести последних недель в один миг исчезли. Усталость, боль и тоска испарились, и осталось только одно: он может жениться на Каролине.

Он может на ней жениться!

Он вскинул на Стивена признательный взгляд.

– Ты прав. Я дурак, – услышал он свой счастливый голос.

Лицо Стивена расплылось в широкой улыбке.

– Благодари Бога, что у тебя есть друзья, способные указать тебе на ошибки.

Джеффри рассмеялся и, вскочив с места, хлопнул друга по плечу.

– Хочешь быть моим шафером?

– Я с радостью... – Но закончить фразу Стивену не удалось, так как громкий шум привлек их внимание. Из коридора доносились возмущенные возгласы.

– Интересно, что... – Джеффри осекся, словно внезапно лишился дара речи, и застыл, как громом пораженный, изумленно глядя на дверь.

В святая святых, в мужской клуб «Брукс», ворвалась Джиллиан, графиня Мейвенфорд.

Глава 13

Джеффри стал свидетелем невиданного зрелища – появления в «Бруксе» женщины, слышал сердитые голоса джентльменов, осуждавших небывалую дерзость. Но для него все это не имело значения. Джиллиан выглядела прелестно. Она всегда была красавицей, даже когда одевалась не по моде. Теперь она к тому же светилась от счастья. Загнанное выражение исчезло из ее глаз, а тело волновало взгляд роскошными формами. Она в буквальном смысле расцвела, и Джеффри был искренне рад за нее.

Правда, его радость была бы более полной, если бы он встретил ее за пределами мужской святыни.

– Ах, вот вы где! – воскликнула она. – А я боялась, что мне придется обыскивать весь клуб.

– Джиллиан! – взорвался молчавший до сих пор Стивен. – Даме не подобает посещать клуб для мужчин!

Она повернулась к мужу, и ласковая улыбка осветила ее лицо. – Тогда впиши это в список того, что мне не следует делать, Стивен. Я пришла, чтобы поговорить с Джеффри.

– Но...

– Может, мы продолжим разговор на улице? – предложил Джеффри. Он кивнул привратнику и без промедления получил обе шляпы – свою и Стивена. Минуту спустя все очутились за дверьми заведения, хотя Мейвенфорд и его жена продолжали трещать, как две сороки.

– Не могу поверить, – кипятился Стивен, когда маленькая компания достигла парадной лестницы, – что у тебя хватило наглости ворваться в «Брукс»!

– Повторяю, это очень важно. Джеффри... – Джиллиан повернулась к графу Тэллису. – Я только что ездила в гости к мисс Вудли.

Джеффри едва не свалился со ступенек. Джиллиан и Каролина вместе? Наверное, он сошел с ума! Нетрудно себе вообразить, какую интригу эти дамы могли затеять и о чем договориться.

– Господи, – простонал он. – И о чем же вы разговаривали?

– Ни о чем. – Джиллиан приблизилась к нему вплотную. – Джеффри, ее похитили.

– Что? – Каролину похитили? От этой мысли у него кровь застыла в жилах, но, вспомнив о ее плане, он вздохнул с облегчением.

– Нет-нет, – отмахнулся Джеффри, стараясь успокоить разволновавшееся сердце. – Она уехала с лордом Бертоном. Мне нужно их догнать.

– Да нет же! – Джиллиан нервно вцепилась Джеффри в локоть. – Ты не понял. Я была у лорда Бертона. Томсон дал мне его адрес.

– Джиллиан, ты хочешь сказать, что навещала мужчину? – потрясенно воскликнул Стивен. Граф с каждой секундой все сильнее кипел от негодования.

– И очень хорошо, что я это сделала, – ответила его жена, не уступая мужу в темпераменте. – Он лежал на полу с шишкой на голове размером с гусиное яйцо.

Джеффри чуть не потерял сознание, когда холодный ужас сковал его сердце.

– Лорд Бертон лежал на полу?

– Да, – кивнула Джиллиан, поворачиваясь к Джеффри. – Я поехала туда, чтобы узнать, куда они отправились. Я думала, что смогу что-нибудь выведать у его дворецкого или лакея. – Тут она вдруг замолчала и, прищурившись, посмотрела на Джеффри. – Ты ведь любишь ее, правда? И хочешь на ней жениться?

Джеффри заскрежетал зубами.

– Да! Но расскажи мне о Гарри. Кто его ударил?

– Он пробормотал что-то вроде бутс, хутс или...

– Лутс?

Джиллиан наморщила лоб.

– Возможно. Лорд Бертон был не в состоянии членораздельно что-то сказать. Я помогла ему добраться до постели и тотчас примчалась сюда. Кто этот мистер Лутс?

Джеффри вспомнился вечер, когда Каролина проводила эксперименты с поцелуями. В его памяти всплыл эпизод, когда он обнаружил ее в объятиях этого грубого мужлана. Вероятно, тогда он огрел негодяя недостаточно сильно. На этот раз нужно постараться сделать это более добросовестно. Перед мысленным взором Джеффри возникла сцена мщения. От гнева внутри у него все клокотало, и он даже не слышал обращенных к нему слов Джиллиан.

– Джеффри! Кто этот мистер Лутс? С чего ему нападать на бедного Бертона? И кто мог похитить мисс Вудли? – повторяла она настойчиво.

Признаки явного беспокойства в ее голосе были лишь слабым эхом набата тревоги, звучавшего в его голове. Он обвел глазами улицу в поисках своей лошади. Сколько же времени прошло с тех пор?

– Томсон заметил, в какую сторону они направились? – спросил Джеффри графиню, пребывая в крайнем смятении.

Джиллиан кивнула:

– Дворецкий думает, что они двинулись в сторону Большой северной дороги, но наверняка он не знает.

– Скорее всего в Шотландию, – процедил Джеффри зло. Стивен повернул жену к себе.

– Ты, похоже, сумела как следует расспросить этого мистера Томсона. Он надежен?

– Абсолютно, – ответил за нее Джеффри. – Он наш семейный шпион.

Стивен нахмурился.

– Но зачем мистеру Лутсу, если это действительно был он, понадобилось похищать мисс Вудли?

Джеффри взглянул на друга. От предчувствия беды у него подкашивались ноги.

– Я уверен, что это был он, за что и поплатится.

И тут Джеффри увидел своего жеребца. Его как раз выводили из конюшни. Он бросился было к нему, но Стивен схватил его за руку.

– Что ты собираешься делать?

На лице графа появилась зловещая гримаса, а в голосе, когда он заговорил, прозвучала угроза.

– Я хочу найти их, убить похитителя и жениться на Каролине.

– Джеффри! – испуганно воскликнула Джиллиан, но тут вмешался ее муж.

– Отлично, – одобрил Стивен. – Я последую за тобой сразу, как только буду готов.

– Мы последуем за ним, – поправила его жена, остановив на нем твердый взгляд.

– Исключено!

– Ты не можешь меня не взять, ведь я была тем человеком, который...

Но чем закончилась супружеская перепалка, Джеффри уже не слышал. Он мчался во весь опор к границе, думая лишь о том, как спасти Каролину.

Каролина тупо пялилась на бесформенную тушу Лутса и старалась не думать о боли в голове и мерзком ощущении в животе, от которого ее мутило.

Но поскольку ей это плохо удавалось, она снова закрыла глаза и сосредоточилась на том, что с ней случилось. Она лежала на боку на бархатных подушках сиденья ритмично подрагивавшего экипажа Гарри. До ее слуха доносился стремительный стук лошадиных подков. Судя по всему, они куда-то неслись на бешеной скорости.

Но что она здесь делает? Да еще с мистером Лутсом?

Каролина упорно пыталась собрать воедино отрывочные воспоминания о том, что с ней произошло. В памяти всплыл разговор с четой Уиклифф на ее дереве, в результате которого она приняла немедленное решение выйти замуж за Джеффри, чего бы ей это ни стоило. Потом...

Карета!

Каролина нахмурилась. А потом был платок, прижатый к ее лицу, и странный запах. Сладкий до приторности, почти обжигающий. Эфир!

Теперь она вспомнила. Она поднялась в экипаж с намерением поговорить с Гарри, но вместо него, к своему удивлению, обнаружила там мистера Лутса. Тот, не дав ей сказать ни слова, прижал к ее лицу смоченный эфиром платок.

Каролина едва не застонала. Более нелепой ситуации нельзя было представить. Как же она сообщит Джеффри, что они могут пожениться, если мистер Лутс увозит ее в неизвестном направлении?

Не найдя ответа на этот вопрос, она решила выяснить что сможет у своего спутника. В конце концов, Лутс – лучший друг ее отца и член Химического общества. Нужно воззвать к его совести, и все будет хорошо. Ведь он ученый.

С тихим стоном она приняла вертикальное положение и от подступившей к горлу тошноты стиснула зубы.

– Моя дорогая, вижу, ты пришла в себя. Пожалуйста, будь осторожна. Нам не стоит портить чудный интерьер кареты бедного лорда Бертона.

Предметы перед ее глазами кружились и расплывались, и Каролина зажмурилась, чтобы остановить этот бешеный танец. Наконец придя в себя, она вздернула подбородок и уставилась на сидевшего напротив джентльмена. Обычно таким взглядом она смотрела на своего отца, когда по какой-то причине тот делался чересчур бестолковым.

– Мистер Лутс, как приятно видеть вас снова, но, боюсь, ваши методы не слишком деликатны.

– Чепуха, моя девочка, – ответил тот беззлобно. – Это самый надежный метод из всех.

– Не могу с вами согласиться! – В этот миг карету подбросило на ухабе, и последнее слово Каролина простонала.

Чтобы не упасть, она вцепилась в сиденье. А Лутс, как всегда, оставался невозмутимым и благодушным, и Каролина впервые почувствовала, что ее терпение на исходе.

Однако она понимала, что должна сохранять хладнокровие. В конце концов, она имела дело с ученым, и логика будет служить ей путеводным маяком. Для начала следует сформулировать свои претензии. Она снова одарила Лутса сияющей улыбкой.

– Прошу вас объяснить мне ваши намерения и причину этой безумной скачки.

– Конечно, моя дорогая. Я тебя спасаю. Каролина нахмурилась.

– Но от чего вы меня спасаете?

Мистер Лутс, наклонившись, похлопал ее по колену.

– От финансового затруднения, детка. Или ты уже забыла?

– Ничего я не забыла, – выпалила она в сердцах и прикусила губу. Горячиться смысла не имело. – Благодарю вас за участие, но я свою проблему уже решила.

Мистер Лутс посмотрел на Каролину, и его глаза распахнулись от удивления.

– Правда?

– Истинная правда. Майор Уиклифф не нуждается в приданом Софи, а это значит, что я смогу погасить мои долги. – Она помрачнела, представив себе это. – Конечно, денег хватит всего на три взноса. В декабре нам придется довольно тяжко. – Каролина сделала паузу. – Ничего, – вздохнула она, пожав плечами, – я придумаю какой-нибудь выход. – Она опять улыбнулась своему спутнику. – Так что, как видите, необходимости в вашем смелом поступке нет. Велите вознице возвращаться в Лондон. – Она с облегчением откинулась на спинку сиденья, ожидая, что Лутс бросится исполнять ее пожелание.

Но, к ее ужасу, мистер Лутс в ответ на ее слова рассмеялся и вновь похлопал ее по колену.

– Ах, моя дорогая. Ты прелесть. А теперь расслабься и положись на меня.

– Но я не хочу на вас полагаться! – возразила она с негодованием и едва не топнула ногой. – Я вполне владею ситуацией.

– Не сомневаюсь, – согласился он, снисходительно улыбнувшись. Но не сдвинулся с места.

Тогда Каролина решила, что должна сама сделать это. Она привстала и хотела было стукнуть кулаком в потолок кареты, чтобы привлечь внимание возницы. Но не успела она поднять руку, как Лутс грубо толкнул ее на место.

– Мистер Лутс! – возмущенно воскликнула она. – Я не...

– Замолчи!

– Но, мистер Лутс...

– Я сказал, замолчи! – рявкнул Лутс и для пущей убедительности отвесил ей оплеуху. Боли Каролина не почувствовала. Во время стрижки овец она получала и более ощутимые удары. Однако сейчас испытанное унижение ожгло ее раскаленным железом. Она смерила Лутса презрительным взглядом. Его мясистое лицо побагровело, а глаза сузились, превратившись в крохотные бусинки. С содроганием в душе Каролина осознала, что Лутс может ударить ее снова и на этот раз так легко она не отделается.

Она опустила голову.

– Но вы же человек науки, – произнесла она тихо, пытаясь сопоставить образ сидевшего перед ней мужчины с только что высказанной мыслью.

– Я человек, признающий хорошие патенты.

– Я не понимаю...

Лутс вздохнул, давая понять, что устал от ее вопросов.

– Твой отец, девочка, вложил все свои патенты в твое приданое.

Каролина покачала головой и причмокнула языком, как делала всякий раз, когда тетушка Уин выводила ее из себя.

– У моего отца нет никаких патентов. Я уже больше месяца бьюсь над тем, чтобы заставить его подписать бумаги.

Мистер Лутс внезапно расхохотался, громко и безжалостно. Каролина едва не заткнула уши, чтобы не слышать его смеха. Она чувствовала себя оскорбленной.

– Вот что происходит, – пророкотал он, – когда доверяешь женщине распоряжаться деньгами.

– Но...

– Несколько лет назад он взял ряд патентов на свои формулы. Тогда я предложил ему добавить их к твоему приданому. Он передал все мне, а я отнес их вашему поверенному.

– Но мистер Росс...

– Мистер Росс – болван. Он о них и не подозревает. – Довольный собственной сообразительностью, Лутс обнажил зубы в широкой ухмылке. – Я задумал все это уже давно. Патенты – неотъемлемая часть твоего приданого. А теперь мы едем в Гретна-Грин, в Шотландию, чтобы там обвенчаться.

Его слова вызвали у Каролины приступ ярости. Большую нелепость трудно было себе представить.

– Я не соглашусь, мистер Лутс! У меня нет ни малейшего желания выходить за вас замуж. – Кипя от возмущения, она сложила на груди руки.

Он наклонился над ней, и его крошечные глазки угрожающе сверкнули.

– Никуда ты не денешься, детка. Иначе я убью тебя прямо здесь и подделаю подписи. И патенты в любом случае станут моими, а уж я найду им достойное применение!

Каролина вытаращила на него глаза. Мистер Лутс впервые предстал перед ней в своем истинном свете. Она видела, что он готов привести угрозу в исполнение. Судя по всему, он относился к числу людей, кто для достижения своих целей не гнушается никакими средствами. Вероятно, он вынашивал этот план много лет, возможно, с тех самых пор, как вступил в Химическое общество.

Каролина покачала головой, не в состоянии постичь проявления столь извращенного ума. Притворяясь, что интересуется химией, этот человек воспользовался дружбой и доверием ее отца, чтобы найти способ разбогатеть. Оказывается, наука его ничуть не интересовала. Он просто хотел сорвать солидный куш.

Каролина презрительно задрала вверх подбородок и уставилась гневным взглядом на сидевшего напротив негодяя.

– Вы, сэр, не ученый, – наконец изрекла она самое обидное оскорбление, какое только могло прийти ей на ум, вложив в эти слова всю силу своего негодования.

Карету наполнил его надменный смех, и Каролина оскорбленно замолчала.

На следующей остановке, когда у постоялого двора они меняли лошадей, Каролина попробовала сбежать. Дождавшись, когда Лутс отвлекся, она попыталась выскочить из кареты. Однако стоило ей шевельнуться, как он толкнул ее, и она упала на сиденье.

Каролина испробовала все средства, какие только могла придумать. Сначала она сослалась на необходимость воспользоваться отхожим местом, но он кивнул на горшок, стоящий в углу кареты. Тогда она прикинулась больной, но при ее отменном здоровье Лутсу не составило труда уличить Каролину в притворстве. Она даже сделала попытку выпрыгнуть из кареты на ходу, но он был начеку и не позволил ей этого.

В конце концов она решила дождаться, когда Лутс уснет. Погрузившись в молчание, она нетерпеливо стала ждать, когда он начнет клевать носом. А похититель спать явно не собирался, он был бодр и активен. Его поросячьи глазки бдительно следили за ней, ловя любое ее движение.

От хороших манер Лутса не осталось и следа. Теперь он обращался к Каролине только в приказном тоне. Ей ничего другого не оставалось, как безропотно подчиняться и молить Бога о том, чтобы он представил ей удобную возможность для побега.

Сидя в полумраке кареты, Каролина напряженно ломала голову, обдумывая побег. Однако ее мысли постоянно возвращались к Джеффри. О Гарри она почти не вспоминала, потому что знала, что с ним случилось. Лутс, не скрывая удовольствия, подробно описал, как он расправился с ее бывшим женихом. Каролина не вспоминала сейчас ни о Софи, ни о майоре Уиклиффе, ни даже о тетушке Уин. Ее вовсе не беспокоило, что подумает тетка, когда, вернувшись от модистки, не обнаружит племянницы дома.

И только один Джеффри не шел у нее из головы. Его не было рядом с ней, потому что он отказался от нее. И ей пришлось признаться себе, что он не сможет спасти ее от этого противного Лутса. И тем не менее она лелеяла в сердце дорогой образ и утешалась любовью к нему.

Она надеялась, что рано или поздно сумеет сбежать и отправится к нему. Что непременно найдет способ, как выпутаться из передряги.

Стояла ночь, и моросил мелкий дождь, но Лутс остановил карету только в одиннадцатом часу. Обычно, пока им меняли лошадей, Лутс и Каролина оставались в экипаже, испепеляя друг друга гневными взглядами. На этот раз Лутс схватил Каролину за руку и вытащил из кареты.

– Мы будем здесь ночевать, – сообщил он холодным тоном.

– Хорошо, – отозвалась Каролина, решив, что потихоньку сбежит, когда он уснет. – Я смертельно устала, – добавила она, надеясь убедить Лутса, что будет спать всю ночь как убитая.

– Сожалею, но сегодня ночью тебе отдыхать не придется. В Шотландию мы приедем самое раннее завтра, а сегодня я намерен обесчестить тебя.

Каролина застыла, пораженная, около двери в гостиницу.

– Обесчестить меня?

Она услышала, как устало вздохнул, глядя на нее, мистер Лутс, словно ему досаждал неугомонный ребенок.

– Призови на помощь логику, дорогая. Если этот молокосос Гарри нас настигнет, он вряд ли пожелает заполучить использованную вещь. Так что после ужина – в постель, моя девочка. И никакого нытья, иначе мне придется провозиться с тобой всю ночь.

Каролина изумленно уставилась на Лутса. Он предлагает ей призвать на помощь логику, в то время как похитил ее из-за каких-то паршивых патентов? Она покачала головой. Нет, постичь его «логику» она была не в силах.

– Может быть, – предложила она дружелюбно, – нам продолжать путь в Шотландию? – В пути ей не придется опасаться его посягательств на ее честь. Во всяком случае, она на это надеялась.

Каролина повернула назад, но Лутс снова схватил ее за руку и потащил к двери. Ей пришлось смириться.

– Сюда, дорогая, – улыбнулся он.

В дверях гостиницы их встретил хозяин и, подобострастно кланяясь и расшаркиваясь, проводил гостей в отведенные им покои. Каролине достаточно было мельком взглянуть на подхалима, чтобы понять, что помощи от него она не дождется. Хозяин даже не удостоил ее ни единым взглядом!

Судя по всему, похититель продумал все детали и был уверен в своей победе. Каролина пала духом. Похоже, ей отсюда не вырваться.

Проводив их в комнату, хозяин гостиницы оставил своих постояльцев наедине. Каролина осмотрелась. Комната была хоть и маленькой, но уютной. В камине весело пылал огонь. Она подошла к огню, протянув к нему озябшие руки. Но пламя не могло растопить лед, сковавший ее сердце, и она дрожала от страха. Все это время она ни на минуту не переставала обдумывать всевозможные варианты побега.

Пока ничего дельного в голову ей не приходило. В комнате даже не было окна. А глядя на дородного мистера Лутса, загородившего узкую дверь, о побеге можно было и не помышлять. Обстановка в комнате состояла из громоздкой мебели, использовать которую в качестве оружия не представлялось возможным. Но Каролина надежды не теряла. Она обязательно что-нибудь придумает.

– Иди, моя дорогая, поешь, – позвал ее Лутс, приглашая к роскошному столу, заранее накрытому хозяином заведения. – Сегодня ночью силы тебе понадобятся.

Сдержав желание сказать ему что-нибудь резкое, Каролина подошла к столу. К ее немалому удивлению, еда выглядела аппетитно и источала умопомрачительные запахи. В животе у нее заурчало. Она без колебания взяла тарелку, решив, что на голодный желудок ничего толкового все равно не придумаешь.

Как только Каролина села на стул, Лутс склонился над ней и покровительственно похлопал ее по руке.

– Я не собираюсь убивать тебя, но будет лучше, если мы заранее обо всем договоримся. Ты должна мне безоговорочно подчиняться.

Каролина открыла было рот, чтобы возразить, но он предупреждающе поднял вверх палец.

– Очень скоро, моя дорогая, ты к этому привыкнешь. А что касается сегодняшней ночи, – добавил он, пожимая плечами, – все не так уж плохо. Возможно, тебе это даже понравится.

– Я в этом сомневаюсь, – сухо заметила она.

Лутс игриво потрепал ее по подбородку и приступил к еде.

Каролина последовала его примеру. И тут неожиданно она поняла, как надо действовать. План был хорош и должен был сработать. Для начала следовало усыпить бдительность Лутса и поднять ему настроение.

В соответствии с задуманным Каролина решила держаться дружелюбно. Она улыбнулась и спросила:

– Я хочу, мистер Лутс, задать вам один вопрос. Что вы собираетесь сделать с отцовскими патентами?

Он поднял голову и хмуро посмотрел на нее. Жирный кусок говядины застыл на полпути ко рту.

Каролина прикусила губу. Похоже, мистер Лутс предпочитал поглощать пищу в тишине. Она опустила взгляд в тарелку и молча стала есть, приказав себе не поднимать головы и держаться поскромнее.

Мистер Лутс упорно молчал. По мере того как пустела бутылка с вином, он начал оживляться. После ужина он подобрел и повеселел.

Вскоре у него развязался язык, и он добродушно поделился с Каролиной своими планами относительно патентов ее отца.

– Все очень просто, моя девочка, – начал он, – возьмем, к примеру, состав для очистки...

Каролина сразу избрала верную тактику – не перебивать – и смотрела на него, затаив дыхание. Сначала она только изображала любопытство, а потом и в самом деле прониклась искренним интересом. Она слушала и поражалась собственной некомпетентности и необразованности. Она и не подозревала, что ее отец изобрел средство для очистки овечьей шерсти от грязи и уничтожения блох. Она, конечно же, знала, что отец экспериментировал со взрывчатыми веществами, оказывается, он к тому же разработал для них стабилизирующие составы и усовершенствовал состав клея для металлов.

Она, так же как и отец, интересовалась эффектом некоторых химических соединений. Но ей никогда не приходило в голову, что результаты его опытов, понятных только посвященным, могли иметь прикладное значение.

Мистер Лутс, судя по всему, провел много времени, размышляя на эту тему. Впервые за все время Каролина оценила ум своего похитителя. Неудивительно, что он был богат. А с патентами ее отца он мог стать одним из богатейших людей страны.

– Ну и что ты скажешь на это, дорогая? – спросил он с добродушной ухмылкой, рассказав о том, кому собирается продать усовершенствованный клей ее отца.

– Потрясающе! – восхищенно воскликнула Каролина. – Я бы ни за что не додумалась до такого.

– Благодаря этому, моя девочка, – заявил он с жаром, – я буду очень и очень богат!

Теперь настал ее черед. Лутс пребывал в отличном настроении – был весел, дружелюбен, сговорчив и полон радужных надежд.

– Мистер Лутс, мне только что пришла в голову одна идея. Есть хорошая альтернатива нашему браку.

– Альтернатива? – Он хмуро заглянул в свой пустой бокал. – У меня уже есть все необходимые альтернативы.

– Да, но вы меня еще не выслушали. – Каролина отставила в сторону свой бокал, даже не пригубив вина. – Я уверена, вы вряд ли захотите связать судьбу с непокорной женой. А я, уверяю вас, мистер Лутс, не собираюсь быть покорной.

Он взмахнул огромным кулаком, как бы отметая прочь ее возражения.

– Тебе не на что будет жаловаться, когда деньги потекут к нам рекой.

Каролина вскинула подбородок.

– Напротив. Я никогда не успокоюсь. – Она наклонилась к нему и, понизив голос, произнесла: – Дело в том, что я люблю Джеффри, графа Тэллиса.

Мистер Лутс удивленно покачал головой.

– У него нет денег. Ни гроша.

Каролина смерила своего похитителя гневным взглядом.

– К вам это не имеет никакого отношения. Видите ли, если я выйду замуж за Джеффри, то получу контроль над всеми патентами.

– Не ты, – проворчал он, раздосадованный ее логикой.

– А твой муж. А твоим мужем буду я.

Каролина нетерпеливо вздохнула, мысленно призывая его сохранять спокойствие хотя бы еще несколько минут, чтобы она могла все объяснить.

– А что, если я выйду замуж за Джеффри, а потом продам вам патенты?

На лице мистера Лутса появилась улыбка, с какой обычно родители смотрят на своих бестолковых детей.

– Зачем мне платить за что-то, если я могу получить это бесплатно? Я буду твоим мужем, девочка. Тебе пора уже свыкнуться с этой мыслью.

– Вы и сейчас платите за меня, мистер Лутс. Если я стану вашей женой, то, поверьте, вам придется как следует раскошелиться. Я буду обходиться вам очень дорого.

Ее похититель помрачнел. Каролина обрадовалась. Кажется, она достигла своей цели: заставила его прислушаться.

– Это невозможно, – наконец сказал он. – Ты не любишь драгоценности, тряпки, всякие модные побрякушки. Это одна из причин, почему мой выбор пал именно на тебя. Другой такой экономной женщины на свете не сыскать.

Каролина улыбнулась, когда поняла, что нащупала слабую струнку характера Лутса.

– Я быстро изменюсь, мистер Лутс. Более того, если вы заставите меня силой выйти за вас замуж, я стану настоящей мотовкой.

Мистер Лутс беспокойно заерзал на стуле. Его лицо побагровело от гнева.

– Не выйдет! Я запру тебя на замок! – Каролина пожала плечами.

– Тогда вам придется платить охране, потому что я очень изобретательна и найду возможность улизнуть. Учтите, охранники обойдутся вам ужасно дорого, потому что они вам понадобятся двадцать четыре часа в сутки на протяжении всех лет, что мы будем вместе.

– Но...

Каролина заулыбалась, представив себе эту картину.

– Я буду убегать глубокой ночью, поднимать с постели ювелиров и покупать у них жемчуга и изумруды.

– Я откажусь платить! – рявкнул он, ударив кулаком по столу.

– Но вам придется! – ответила она весело. – Все будут знать, что мы муж и жена. Если вы захотите, чтобы ваше дело процветало, вам придется смириться со своими долгами. – Она широко ему улыбнулась. – Ведь долги вашей жены – это ваши долги.

– Я предупрежу всех владельцев лавок, чтобы они не отпускали тебе товары в кредит.

– А я стану всем рассказывать, как вы скверно со мной обращаетесь.

– Ты не посмеешь! – взорвался он. – Я буду тебя бить.

– А я за каждый синяк, полученный от вас, буду покупать себе что-нибудь новое. Возможно, новое платье. – Тут она щелкнула пальцами, словно ее осенило. – Нет, платье – слишком дешево. Лошадь? Пожалуй! – Она захлопала в ладоши. – Новую лошадь. У нас будут десятки лошадей. Может, даже сотни.

– А что ты будешь делать с сотнями лошадей? – закричал Лутс, и его лицо приобрело пугающий оттенок пурпурного цвета.

– Я буду дарить их беднякам. Какая потрясающая идея! – Ее лицо просияло улыбкой, и она восторженно всплеснула руками. – Мистер Лутс, мне кажется, побои мне даже понравятся.

– Ну уж нет! – завопил он, боязливо от нее отодвигаясь. Каролина уронила руки, всем своим видом демонстрируя разочарование.

– Что ж, может, тогда, мистер Лутс, вы обдумаете мое предложение насчет покупки патентов?

Лутс поднял свой пустой бокал и принялся внимательно его изучать. Его лицо исказила недовольная гримаса.

– Ты не можешь распоряжаться патентами, пока не выйдешь замуж, – привел он самый, как ему казалось, убедительный аргумент. – Они часть твоего приданого.

Каролина набрала в грудь побольше воздуха, надеясь, что наконец сможет склонить его на свою сторону.

– Как я уже сказала, я собираюсь выйти замуж за графа Тэллиса.

Лутс покачал головой, и его отвисшие щеки затряслись.

– Твоя репутация безнадежно загублена. Даже если я не причиню тебе никакого вреда, никто в это не поверит. Никто не захочет на тебе жениться. – Мистер Луге метнул на нее свирепый взгляд, словно она была виновата в том положении, в каком сейчас оказалась. – Боюсь, выхода нет. Мне придется на тебе жениться. – Он говорил с таким драматизмом, словно отдавал на отсечение свою правую руку.

Однако Каролина на эту уловку не попалась. Она знала, что для Лутса деньги дороже его правой руки, а она только что пригрозила промотать все его состояние. Она наклонилась к нему и похлопала его по руке так же небрежно, как он проделал это всего какой-нибудь час назад.

– Не переживайте, мистер Лутс, я что-нибудь придумаю. Он поднял на нее злой взгляд, но в глазах его вспыхнула надежда.

– Ты и вправду думаешь, что это возможно? Она кивнула, вложив в этот жест всю свою веру.

– Ни минуты не сомневаюсь! Джеффри прилетит ко мне как миленький, как только я вернусь в Лондон.

– Тогда я согласен! – Мистер Лутс вскочил с места, и прежде чем Каролина успела опомниться, заключил ее в крепкие объятия.

И в тот самый миг, когда, стиснутая медвежьими лапами, Каролина открыла рот, чтобы глотнуть воздуха, в комнату ворвался Джеффри, граф Тэллис.

Глава 14

Гонка была долгой и трудной, но Джеффри ничто не могло остановить. Готовый на любые испытания, он не щадил ни лошадь, ни себя. Одержимый одной мыслью – настичь проклятого Лутса, пока тот не причинил Каролине зла, – Джеффри не замечал усталости. Но с каждой пролетавшей секундой, с каждой милей, отбитой стуком подков его жеребца, он чувствовал, как его сердце учащает свой бег, как холодеет кровь в его жилах.

Надвигалась ночь.

Какое решение примет Лутс? Продолжит ли путь в Шотландию или предпочтет более быстрый и коварный способ заставить Каролину выйти за него замуж? Он мог остановиться где-нибудь на ночь и овладеть девушкой силой, тогда у нее не будет иного выбора, как согласиться на брак с ним. Джеффри надеялся, что негодяй не упустит своего шанса. Тогда у него появится возможность перехватить похитителя и его жертву до того, как их обвенчают. Что бы ни случилось с Каролиной, он женится на ней и посвятит всю оставшуюся жизнь искуплению ошибки, которую совершил три дня назад, когда демонстративно отказался от нее.

Но разум Джеффри горячо протестовал против подобного развития событий. Ему была невыносима мысль, что другой мужчина может прикоснуться к его Каролине. Воображение уже рисовало ему жуткие картины насилия, которое он был не в силах предотвратить. Отчаянная борьба заканчивалась кровавой трагедией. Сцены страданий несчастной Каролины разрывали ему сердце. Несмотря на холод и дождь, он пришпоривал коня, надеясь в скором времени догнать похитителя.

Время близилось к полуночи, когда поиски графа наконец увенчались успехом. Он едва не промчался мимо уединенной гостиницы, укрывшейся в тени небольшой рощи. Впрочем, экипаж лорда Бертона было трудно не заметить. Джеффри удалось разглядеть характерный герб сквозь открытые двери каретного сарая.

Совершенно случайно какой-то ангел как будто специально для него оставил в сарае зажженную лампу. Ее пламя освещало боковую дверцу со знаменитым геральдическим знаком. Для Джеффри это оказалось настоящим подарком судьбы, за что он будет благодарить Бога до конца своих дней.

Разгоряченный скачкой, он спрыгнул на землю прежде, чем взмыленный конь успел остановиться. Не мешкая ни секунды, граф вбежал в крохотную переднюю постоялого двора с намерением обшарить каждую комнату, каждый угол, пока не найдет свою возлюбленную.

В пивном зале никого не было, кроме хозяина. Торопливо оглядев помещение, Джеффри лишь на мгновение задержался, швырнув слуге монету и процедив, чтобы тот не вставал у него на пути, после чего метнулся к закрытой двери гостиной.

Не обращая внимания на возмущенные крики хозяина гостиницы, Джеффри распахнул дверь. Представшая его глазам картина была воплощением ночного кошмара и повергла его в ужас. Он увидел Каролину, бившуюся в медвежьих объятиях похитившего ее чудовища.

Гнев Джеффри был подобен мощи прорвавшей дамбу воды. Он налетел на насильника как ураган и, оторвав его ручищи от своей возлюбленной, обрушил на несчастного удар, вложив в него всю силу своей ярости. Удар пришелся негодяю в челюсть, и Джеффри с удовлетворением услышал хруст не выдержавшей его кулака кости. Лутс даже не успел по-настоящему испугаться, как на него посыпался неистовый шквал ударов.

Откуда-то издалека до слуха Джеффри долетел голос Каролины, но он ее не слушал. В первые секунды своей бешеной атаки он успел заметить, что Каролина цела и невредима. Теперь для Джеффри было важно покончить с Лутсом раз и навсегда.

Одержимый этой мыслью, Джеффри продолжал молотить свою жертву и опомнился только тогда, когда почувствовал на плечах руки Каролины, пытавшейся его остановить. Он на мгновение замер, и этого хватило, чтобы смысл того, что говорила Каролина, дошел до его сознания.

– Джеффри! Перестань! Остановись! Прошу тебя, Джеффри!

Смерив суровым взглядом хнычущую бесформенную тушу, корчившуюся в ужасе на полу, он увидел, что его соперник долго не сможет подняться. Джеффри повернулся к Каролине и внимательно оглядел ее с ног до головы.

– Здесь есть еще кто-нибудь? – спросил он, тяжело дыша.

Каролина покачала головой, и вдруг ее лицо прояснилось, словно она только сейчас осознала какую-то важную истину.

– Никого. О, Джеффри, ты пришел! Ты спас меня! Она радостно бросилась ему на шею. Он прижал ее к себе, почувствовав, как доверчиво прильнула к нему его возлюбленная. Она была в его руках – живая, невредимая, горячая и любимая. Он ощущал ее изумительное тело, пленительные линии и изгибы и чувствовал, как любовь затопляет все его существо. Джеффри неистово покрывал Каролину поцелуями, прижимаясь губами к волосам, шее, лицу, рту. Каждым своим прикосновением он заявлял о своей безумной любви.

Когда схлынула первая волна нежности, он отодвинулся, чтобы перевести дух, и, взяв Каролину за руки, заглянул ей в глаза:

– Ты выйдешь за меня замуж?

– О да, Джеффри! – В отблесках пламени он видел, как заискрились ее глаза, но страх все еще не отпускал его.

– Ты станешь моей женой, как только я найду священника, – повторил он настойчиво, желая услышать от нее еще одно подтверждение.

И она его не разочаровала.

– Да, Джеффри.

Он крепко сжал ее в объятиях.

– Тогда я буду день и ночь, не разгибая спины, трудиться на твоей фабрике, а ты будешь пасти моих овец, и это поможет нам расплатиться с долгами.

– Да, Джеффри.

Тут он снова ее поцеловал, нежно и уверенно. Каролина изогнулась в его руках, она стала мягкой, податливой. Откуда-то сзади донесся слабый шум. Это мистер Лутс пришел в себя и зашевелился. Джеффри моментально повернулся к противнику, готовый нанести ему последний удар. Но, угадав намерения графа, Каролина жестом остановила его.

– О нет, Джеффри! Не нужно его бить!

Смысл ее слов не сразу до него дошел, и он в недоумении уставился на Каролину. – Что?

– У меня потрясающие новости! Лутс обещал купить мои патенты, так что мы станем богатыми!

– Что?

Каролина взяла его кулак и опустила вниз занесенную для удара руку.

– Он разработал чудесный план, – сообщила она, и ее лицо озарилось радостью. – Я уверена, у нас будет куча денег. Так что, как видишь, похищение обернулось для нас огромной выгодой.

Джеффри лишился дара речи. – Что?

– Сначала я, естественно, страшно испугалась, – начала быстро объяснять Каролина, не выпуская его руки. – Он собирался сотворить со мной ужасные вещи.

Джеффри дернулся, чтобы добить наглеца, но Каролина опять ему не позволила. Она гладила его кулак так нежно, словно это был маленький щенок.

– Потом мы с ним разговаривали, Джеффри. Я пригрозила ему, что промотаю все его деньги, и можешь мне поверить, непременно осуществила бы свою угрозу. Так что больше не нужно его бить.

Джеффри метал свирепые взгляды в сторону шевелящейся туши, носившей имя Лутса.

– Что?

Каролина тяжело вздохнула. Сжимая ее в объятиях, Джеффри уловил в этом вздохе досаду.

– Не мог бы ты опустить кулак, а я тем временем все тебе объясню?

Джеффри, нахмурившись, посмотрел на врага. Смерив поверженное тело еще одним разгневанным взглядом, он все же уступил настойчивой просьбе Каролины и разжал кулак.

– Вот и хорошо. А теперь выслушай меня, Джеффри. Я хочу сообщить тебе сногсшибательную новость. – Каролину от нетерпения просто распирало, и она даже подпрыгивала на месте. – Твоя сестра уезжает с мужем. Их отплытие назначено на завтра.

Джеффри в немом удивлении уставился на возлюбленную. Его лицо помрачнело, взгляд застыл.

– При чем здесь это, черт подери?! – вскричал он.

Но прежде чем Каролина успела ответить, дверь распахнулась, и в комнату ввалилась целая толпа народу. Возглавляла процессию мать Джеффри, за ней возвышалась миссис Хибберт. Последним шаркающей походкой в комнату вошел мистер Вудли. За ним маячил хозяин гостиницы, но войти ему не удалось, поскольку рассеянный мистер Вудли захлопнул дверь прямо у бедняги перед носом.

– Господи, Джеффри! – воскликнула ее сиятельство и бросилась к сыну. – У тебя на руках кровь!

Кто-то застонал. Джеффри сначала решил, что звук исходит от избитого мистера Лутса, но вдруг обнаружил, что стонет он сам. Когда мать начала вокруг него суетиться, он не мог сдержать раздосадованного стона. Потому что Каролина воспользовалась моментом и кинулась к тетке и отцу.

– Тетя Уин! Папа! Что вы здесь делаете? – удивленно воскликнула она.

– Как что? Спасаем тебя, конечно, – невозмутимо ответила тетушка. – Как только Томсон почуял, что произошло что-то неладное, он незамедлительно меня известил. Я прихватила с собой леди Тэллис и твоего отца – и вот мы здесь!

– Не понимаю, к чему весь этот сыр-бор, – проворчал мистер Вудли. – Думаю, молодой Тэллис и сам прекрасно бы справился...

– О да! – подтвердила Каролина с неподдельным восторгом. – Он оказался на высоте. Правда, в его помощи я уже не нуждалась, потому что отлично сумела за себя постоять.

– Что? – снова тупо спросил Джеффри. Но с таким же успехом он мог бы задать этот вопрос распростертому на полу мистеру Лутсу.

– Но это еще не все, – оживленно тараторила Каролина. – У меня есть потрясающие новости, касающиеся сестры Джеффри Софи. Но сначала скажи-ка мне, папа, почему ты никогда не рассказывал мне о своих патентах?

– О патентах? – раздался удивленный возглас миссис Хибберт. – О каких таких патентах? – Тетушка грозно уперла руки в бока.

– Да, милая, о каких патентах ты толкуешь? – отозвался эхом мистер Вудли.

Каролина скрестила на груди руки, всем своим видом выражая возмущение.

– О патентах, включенных в мое приданое, папа! Мистер Лутс похитил меня для того, чтобы завладеть ими.

Джеффри почувствовал, как в нем снова закипает ярость. Негодяй увез Каролину силком!

На этот раз графа остановила мать.

– Не нужно, дорогой, – мягко сказала она сыну. – Ты только все здесь зальешь кровью. А на мне новое платье.

Джеффри с трудом заставил себя опустить руки. Чтобы отвлечься, он сосредоточился на мистере Вудли и стал свидетелем того, как он краснеет. Столь необычное явление удивило графа. Насколько он мог судить, отец и дочь обсуждали какой-то вопрос, который отец никак не мог уразуметь.

– Господи! – пробормотал наконец мистер Вудли. – Так ты о тех патентах? А я совсем о них забыл. Они тебе нужны?

– О Боже, Альберт! – возмутилась миссис Хибберт. – Нужны ли они нам? – Она звучно шлепнула брата по плечу. – Конечно, они нам нужны. Мы сбились с ног, пытаясь найти деньги. – Она проворно повернулась к племяннице, в ее глазах блеснули огоньки надежды. – Если я правильно понимаю, эти патенты действительно представляют собой ценность?

– Да, – откликнулась Каролина. – Дело в том, что мистер Лутс хочет выкупить их у меня. Но это возможно только в том случае, если я выйду замуж за Джеффри. Поэтому я бы не хотела, чтобы он продолжал избивать бедного мистера Лутса.

И тут все разом заговорили, и в комнате поднялся такой гвалт, что невозможно было что-либо понять. Но когда Джеффри услышал, как Каролина назвала своего похитителя «бедный мистер Лутс», его нервы сдали, и он окончательно потерял самообладание.

– Вон! Все вон отсюда!

– Но, Джеффри! – Ее сиятельство изумленно всплеснула руками.

– Граф, я вынуждена сказать... – начала миссис Хибберт.

– Все в порядке! – перебил ее мистер Вудли. – У меня опыты, которые не терпят отлагательства, и теперь, когда я знаю, что Каро жива и невредима... Впрочем, пойдем, Уинифред. Предоставь все остальное моей дочери. Она всегда была умной девочкой.

– Но, Альберт!

– Вон! – снова взревел Джеффри.

Но единственный из присутствующих, кто сдвинулся с места, был трясущийся мистер Лутс, предпринявший попытку отползти к двери. Заметив, что тот вознамерился улизнуть, Джеффри гневно топнул ногой, опустив сапог у самого носа распластанной жертвы.

– Только не ты! – рявкнул граф. Остановив взгляд на Каролине, он схватил ее за руку и притянул к себе. – И не ты. А все остальные – вон!

На лицах старших женщин явственно читалась упрямая решимость сохранить за собой право участия в дальнейших событиях. Но Джеффри был непоколебим. Его разъяренный вид не допускал возражений.

– Ладно, – пробурчала миссис Хибберт, но в этот момент дверь снова распахнулась, чтобы впустить в комнату еще трех человек. Первой как вихрь ворвалась Джиллиан, за ней по пятам шел озабоченный Стивен, а потом в дверях показался сухопарый человек с редкими, мокрыми от дождя волосами, прилипшими ко лбу.

– Отлично, Джеффри! – похвалила его Джиллиан, улыбаясь. – Я вижу, ты держишь ситуацию в руках. Э-э... вернее, в ногах, – поправилась она, заметив поверженного похитителя. – А вы, должно быть, Каролина? – спросила она, повернувшись к мисс Вудли. – Я давно сгораю от желания с вами познакомиться. У нас столько общего.

Джиллиан хотела было посекретничать с Каролиной, но Джеффри успел проявить бдительность. Никто больше не отнимет ее у него. Он крепко стиснул локоть Каролины и не позволил графине увести свою невесту.

– Не сейчас, Джиллиан, – заявил он категорически. – Будете терзать мою бедную мужскую гордость в другой раз.

– Но...

– Оставь ее, Джиллиан, – вмешался в разговор Стивен. Его голос прозвучал тихо, но твердо. Бросив на мужа возмущенный взгляд, графиня повиновалась и отпустила руку Каролины.

– Ладно, но имей в виду, что потом мы обязательно поговорим, – пообещала она, отступив к мужу. Стон, вырвавшийся одновременно из груди Стивена и Джеффри, она пропустила мимо ушей.

В следующий момент до слуха Джеффри донесся еще один голос, низкий и красивый. Граф даже не сразу сообразил, что голос принадлежал невзрачному мужчине.

– Может, я подожду снаружи....

– Да, – согласился Джеффри.

– Нет! – возразил Стивен. Неизвестный пришел в замешательство.

Тогда Стивен решительно вышел вперед, уверенно отстранив миссис Хибберт, не пожелавшую сдвинуться с места по доброй воле.

– Джеффри, позволь представить тебе преподобного отца Уильяма Эпплтона. Он проживает в Лондоне и является другом нашей семьи. Преподобный Эпплтон, это граф Тэллис.

Сухопарый мужчина вежливо поклонился, насколько позволяла толчея в комнате. Джеффри ответил на приветствие с нескрываемой радостью. Наконец появился тот, кого он очень хотел видеть.

– И, – продолжил Стивен, извлекая из кармана слегка помятый лист бумаги, – это специальное разрешение. – Он улыбнулся. – Я воспользовался твоим любезным предложением стать твоим шафером.

Лицо Джеффри расплылось в широкой улыбке. События начали приобретать хоть какой-то смысл.

– Ты лучший из друзей, – растроганно сказал он и похлопал друга по плечу. Все сразу стало на свои места, и от скверного настроения у Джеффри не осталось и следа.

Преподобный отец вышел на середину комнаты. Но в эту минуту дверь вновь распахнулась, и в комнату влетел мистер Вудли. Неуклюже споткнувшись о мать Джеффри, он с разбегу врезался в священника, и они оба свалились на пол, прямо на неподвижное тело мистера Лутса. Почтенные дамы испуганно взвизгнули. Джеффри кинулся выручать святого отца, но запутался в руках и ногах людей, стремившихся оказать им помощь.

Совершая этот маневр, граф Тэллис сделал серьезную тактическую ошибку: отпустил Каролину. До этого она сама держала его под руку, и для него стало полной неожиданностью, когда Каролина его внезапно покинула и он услышал ее недоуменный возглас:

– Гарри! Господи, как ужасно ты выглядишь! Вообще-то у нее и в мыслях не было отпускать Джеффри, но толпа, приняв в себя лорда Бертона, оттеснила ее от жениха. Промокший до нитки, с опухшей скулой, на которой зрел темный и зловещий в своем великолепии синяк, Гарри клокотал от ярости.

– Каролина, это переполнило чашу моего терпения! – прорычал он. Его громкий рык заглушил всеобщий гомон и произвел на присутствующих эффект разорвавшейся бомбы. В одно мгновение в комнате воцарилась гробовая тишина. К несчастью, тишина продлилась ровно столько, сколько потребовалось дамам, чтобы набрать в грудь воздуха.

– Но, юноша... – возмущенно начала мать Джеффри.

– Вас сюда не звали, – закончила за нее тетка Каролины. Джиллиан приосанилась и смерила пришельца сердитым взглядом.

– Как можно обвинять ее в чем-то?

Каролина также внесла свою скромную лепту, выразив лорду Бертону искреннее сочувствие.

– О, Гарри, – пролепетала она, указывая на его опухшую щеку. – Мистер Луге не говорил, что избил тебя. Он сказал, что свалил тебя с ног и ты отключился.

– Но когда я его видела, у него ничего этого не было, – уверенно заявила Джиллиан.

– Помолчи, дорогая, – шепотом попросил Стивен жену. – Прояви к парню хоть каплю сострадания. Ему сейчас дадут отставку.

– Гарри, старина, – подал голос барон Вудли. Судя по ласковой интонации, он в отличие от остальных был искренне рад появлению барона. – Ты не отвезешь меня в Лондон? Мне нужно срочно закончить один эксперимент.

Лорд Бертон эту просьбу проигнорировал.

Тем временем Джеффри, оттесненный толпой гостей от своей возлюбленной, оказался прижатым к буфету с какими-то объедками, представлявшими собой, как оказалось, остатки отличной баранины. Единственное, на что он был в этом положении способен, так это молча метать через комнату яростные взгляды на последнего непрошеного гостя.

Он взирал на происходящее отстраненным взором и видел, что молодой Бертон еле сдерживает себя. Жилка на его виске угрожающе пульсировала, а лицо, и без того багровое, с каждым мгновением приобретало все более насыщенный оттенок пунцового цвета.

– Замолчите все! – закричала Каролина. – Пожалуйста, замолчите! Тетя Уин, посторонитесь. Вы наступили на сутану святого отца. А теперь, Гарри, сделай глубокий вдох. Мы все хотим услышать, что ты собираешься нам сказать.

– Вовсе нет, – ворчливо возразил Джеффри и помог священнику подняться на ноги. К сожалению, его никто не слушал, а уж тем более Гарри. Он наконец отдышался и набросился на Каролину с упреками.

– Я предупреждал тебя! – бушевал он. – Я говорил, что отец не потерпит твоего сумасбродства.

Не желая слушать дальше эту чепуху, Джеффри расправил плечи. Он даже воспрянул духом, получив еще одну возможность выпустить пар. Отпустив святого отца, он с мрачным видом двинулся в сторону разгоряченного юнца.

– А я не потерплю такой тупо...

– Прошу тебя, Джеффри, – перебила его Каролина, бросая на возлюбленного умоляющий взгляд. – Позволь мне уладить это самой. Пожалуйста! – Она обвела присутствующих взглядом.

И снова Джеффри пришлось обуздать свой темперамент. Покосившись на Стивена, он поймал его сочувственный взгляд. Гарри замолчал и сделал глубокий вдох.

– Каролина, мне пришлось убеждать отца в том, что ты достойна стать моей женой. Что мы не можем отказаться от тебя, не поступившись честью.

– Да, Гарри. – Каролина опустила голову, всем своим видом выражая смиренное раскаяние. Увидев это, Джеффри заскрежетал зубами.

– И что же происходит в тот самый день, когда мы должны были обвенчаться? Сумасшествие какое-то! Настоящее сумасшествие! Ко мне домой являются какие-то верзилы, бьют меня, и я теряю сознание.

Распростертый у ног Джеффри Луге издал какой-то неясный звук, с явным намерением опровергнуть услышанное.

– Какие-то неизвестные леди требуют от меня ответа... – не унимался Гарри.

– Я позаботилась о вашей голове! – выкрикнула со своего места Джиллиан. – Хотя, к сожалению, я не смогла излечить вас от грубости.

– Затем безумная погоня по такой собачьей погоде за моей каретой!

Тут уж не вытерпела тетушка Уин.

– Твоя карета! – воскликнула она, выпрямляя спину. Ее глаза извергали молнии. – Господи, Гарри, ты не можешь...

– А теперь еще это! – перебил ее Гарри. – Да ты просто ненормальная! И все вы! Что это за сборище вы устроили в день моей свадьбы? Какая наглость!

Каролина, насколько ей позволяла теснота, вышла вперед.

– Тебе пришлось сегодня нелегко, правда, Гарри? Ты весь промок и перепачкался...

– Он испортил мне платье, – прошептала мать Джеффри своей подруге. – Только посмотри на эту грязь!

– И этот ужасный синяк. Тебе досталось как следует, – продолжала Каролина.

– Я поскользнулся в грязи по пути сюда, – пожаловался Гарри. – И ударился головой о проклятую ограду.

– О, Гарри, я очень тебе сочувствую. Но боюсь, ты прав – в моей семье и в самом деле есть предрасположенность к безумию, и я больше не хочу скрывать это. – Она тяжело вздохнула. Казалось, она вот-вот расплачется. – Я, вероятно, как и моя мать, совершаю иногда странные поступки, потому что готова бросить все и следовать зову сердца.

Не успела Каролина произнести эти слова, как комната наполнилась какофонией голосов. Собравшиеся встретили ее речь бурей протеста. Только Джеффри ничего этого не слышал, оглушенный гулким звоном в ушах. Адресованный ему знойный взгляд Каролины, в котором светилась нежность, не оставил его равнодушным, и он шагнул ей навстречу. Но на беду, не видя ничего вокруг, он сбил с ног незадачливого священника. Пока он помогал бедняге подняться, Каролина опять обратилась к своему другу детства.

– Поэтому, Гарри, – заявила она спокойно, – я отношусь с полным пониманием к твоему желанию отказаться от меня. Ты не имеешь права связывать свою судьбу с женщиной, склонной к безрассудству. Подумай, что скажет твой отец.

– Он будет вне себя от ярости. Просто вне себя. – Лорд Бертон выглядел откровенно растерянным.

Каролина взяла его за руки.

– Отправляйся домой, Гарри, и скажи отцу, что ты от меня отказался. – Она одарила его веселой улыбкой. – Он, вероятно, так обрадуется, что непременно подарит тебе жеребца, о котором ты давно мечтаешь. А пока суд да дело, можешь поразвлечься с Матильдой или с кем там еще, я не знаю. Зачем тебе торопиться с женитьбой, если ты этого вовсе не хочешь? Не стоит жертвовать будущим ради старой подружки, к тому же «синего чулка».

Лицо лорда Бертона прояснилось, и глаза его зажглись юношеским задором. Он выпрямился и приосанился.

– Ты и вправду так думаешь?

– Разумеется. Более того, я настаиваю. Кстати, почему бы тебе ни остаться здесь на ночь? Я уверена, что мистер Лутс зарезервировал эту комнату. Почему бы тебе не воспользоваться ею? Это самое малое, что я могу для тебя сделать. – С этими словами Каролина обняла его и по-дружески поцеловала в щеку, после чего решительно развернула и подтолкнула к выходу. Толпа перед Гарри расступилась, освобождая проход, а Джиллиан тихо похлопала в ладоши.

– Молодчина! – похвалила она. – Я знала, что ты мне понравишься.

– Джиллиан, – прошептал Стивен за спиной жены. – Леди не подобает снисходить до столь вопиющего цинизма.

На надменное замечание графа все четыре дамы, присутствовавшие в комнате, ответили взрывом безудержного хохота, считавшегося в светском обществе дурным тоном.

Джеффри и бровью не повел, но не преминул воспользоваться заминкой и образовавшимся в этой толпе коридором. Пока Гарри двигался к двери, Джеффри, перешагнув через все еще распростертое на полу тело Лутса, поспешил к Каролине, чтобы она больше никуда не могла от него ускользнуть. Она встретила его с пылкостью, согревшей графу сердце, и нежно обвила его шею.

– Ну что, с незваными гостями мы покончили? – спросил он.

– Я очень на это надеюсь, – ответила она и подставила ему для поцелуя соблазнительные губы.

Но Джеффри не поддался искусу. По-прежнему сжимая ее в объятиях, он развернул ее спиной к себе и подхватил свободной рукой священника. Тот выглядел несколько обескураженным.

– Преподобный Эпплтон, вы готовы? – Потом Джеффри обратился ко всем собравшимся: – Прошу вашего внимания. Это займет не много времени.

Его слова утонули в громком всплеске всеобщего гвалта. Но Джеффри ничего этого, казалось, не слышал. Он полагался во всем на Стивена. Мейвенфорд, будучи шафером, должен был обеспечить порядок. Потому что в данный момент все мысли Джеффри занимала Каролина.

– До сих пор у меня не было возможности задать тебе один вопрос, – заговорил он.

– Не имеет значения... Но Джеффри перебил ее:

– Напротив. Имеет. – С этими словами он опустился на одно колено и поставил ее перед собой. – Каролина Вудли, не окажете ли вы мне высочайшую честь стать моей женой?

– Конечно, Джеффри, – прозвучало в ответ, и теплая, исполненная любви улыбка озарила устремленное на него лицо. – Но разве тебе не хочется узнать...

– Ш-ш, – оборвал он ее ласково и, поднявшись, заключил невесту в объятия. – Меня остальное не волнует.

– Но мои долги, патенты, мистер Лутс?

Он прижал к ее губам пальцы, призывая к молчанию. Горячее дыхание Каролины щекотало его кожу.

– Пожалуйста, больше ни слова, пока я не разрешу.

Ее глаза удивленно распахнулись, превратившись в голубые бездонные озера. Когда Джеффри впервые их увидел, он подумал, что мужчине очень просто утонуть в таких глазах, но только теперь он понял, что давно в них утонул. Более счастливая мысль его раньше не посещала.

– Я люблю тебя, Каролина.

– Я люблю тебя, Джеффри.

Потом они дружно повернулись к святому отцу и произнесли торжественную клятву. Это заняло всего несколько минут, но за эти несколько минут мир графа вдруг изменился до неузнаваемости. Отныне и навечно он был неразрывно связан с Каролиной. Впереди его ждали огромные долги и долгие годы тяжелого труда.

Однако он чувствовал себя как никогда счастливым. И свободным.

Когда обряд был совершен, Джеффри поцеловал свою жену, крепко, страстно и обстоятельно. Потом он радостно ей улыбнулся, смакуя последние мгновения спокойствия, и, тяжело вздохнув, молча попрощался со своей холостяцкой жизнью. Вместе с одиночеством растаяли как дым и мысли о безмятежности, покое и порядке. Но Джеффри ни о чем не сожалел.

– Что ж, – обратился он ко всем присутствующим. – А теперь, я думаю, начнется самое страшное.

И он оказался прав.

Примечания

1

Наполеон Бонапарт


home | my bookshelf | | Истинная леди |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта