Book: Воинствующая Андромеда



Воинствующая Андромеда

Кларк Дарлтон

Воинствующая Андромеда

Глава 1

Когда «Звездный луч» материализовался на окраине туманности Андромеды, то ближайшая солнечная система была удалена на двадцать световых лет.

Это был неповторимый, фантастический момент, когда отливающий матовым блеском космический корабль выходил из тьмы парапространства, возвращаясь в реальную Вселенную.

По земному счислению телепортация продолжалась не дольше секунды, хотя при этом преодолевалось расстояние более чем в полтора миллиона световых лет. В первый раз на космическом корабле ученые применили телепортирующее устройство.

Еще секунду назад «Звездный луч» находился в звездном море Млечного Пути, удаленном от солнечной системы на несколько световых лет. Но потом свет исчез и наступила кромешная тьма, которая наводила ужас. Время остановилось.

В абсолютно пустом пространстве находился только один корабль с людьми на борту, совершавший мощнейший прыжок на полтора миллиона лет в прошлое. Объяснялось это тем, что «Звездный луч» при телепортации в туманность Андромеды пребывал все еще в настоящем времени. Не будь этого прыжка, корабль оказался бы в данный момент на полтора миллиона лет в будущем, то есть за пределами человеческой жизни и земных представлений.

Таким образом компенсировалось замедление хода времени.

Прыжок в пространстве был гораздо проще. С его помощью преодолевалось запланированное расстояние при полной дематериализации. Был ли такой прыжок осуществлен в действительности, — это вопрос спорный, который не был решен самими спорщиками.

Еще мгновение — и темнота уступила место реальному космосу с туманностью Андромеды. Расчеты оказались необычайно точными — корабль находился на окраине туманности. За кормой была огромная пропасть между галактиками. Однако перед носовой частью космос сверкал серовато-белым оттенком от огромного количества звезд. Корабль, казалось, впадал в это море света и сливался с ним.

Вздох облегчения прошел по центральному отсеку.

— Получилось!

Капитан Рекс Ранделл произнес это таким тоном, будто это была лишь его заслуга. Но потом, вспомнив о своем товарище, он по-дружески похлопал по плечу стоявшего рядом с ним навигатора Кнута Джансена и сказал:

— Твои вычисления бесценны!

— Передай это на вычислительный центр космофлота, — предложил норвежец. — Они-то обрадуются такому заявлению.

Рекс Ранделл и Кнут Джансен были старыми друзьями. Уже много лет они вместе бороздили бескрайние просторы Вселенной на борту «Звездного луча», одного из первых исследовательских кораблей земного космофлота, который находился под непосредственным командованием правительства.

Заместителем Ранделла был немецкий физик, специалист по металлам Фред Диркс. Он с явным удовольствием слушал этот разговор и, поднявшись со своего места, подтвердил:

— Итак, мы у туманности Андромеды, Ранделл. Мечта всей вашей жизни сбылась. Я тоже мечтал об этом.

— Совершенно чуждая Вселенная, вовсе не такая, как наш Млечный Путь. Возможно, здесь совсем другие законы природы, — сказал Ранделл неуверенно. Он посмотрел через прозрачный купол корабля на яркую россыпь звезд. Они притягивали словно магнитом. В то же время у него было смутное ощущение, что они таят какую-то угрозу.

Диркс покачал головой:

— Законы везде одинаковы. И вовсе не обязательно чужие миры должны развиваться по другим законам. Осознание этого поможет нам быть готовыми к любой опасности.

Вновь смонтированный монитор вспыхнул. На нем появилось изображение инженера Джулиуса Декса. Рядом с ним стояли Рита Ранделл, жена капитана, ассистентка Фреда Диркса, а также один из разработчиков телепортирующего устройства.

— Вы, я вижу, ударились в философию, — сказал Рекс. — Поделились бы хоть с нами своими умными мыслями.

Рита отодвинула Джулиуса в сторону.

— Ну, Рекс, — торжествующе воскликнула она, — что скажешь насчет моего телепорта?!

Рекс состроил гримасу.

— Разве тебе не помогли Декс и несколько роботов? Особенно тот, что пришел из космоса и исчез в неизвестном направлении.

— И все же я знаю, как устроен аппарат и как он действует. А ты же вообще в этом деле ничего не понимаешь.

— А зачем? Мы бороздим звездные моря. Вам это тоже не под силу. А для нас с Джансеном это основная работа.

— Вот и приступайте к своей работе! — Декс бесцеремонно отодвинул очаровательную ассистентку. — Вам известно наше местонахождение?

Рекс кивнул и указал в сторону звезд.

— Наши координаты уже вычислены, но сейчас это ничего не дает, поскольку мы должны найти иголку в стоге сена.

— Не будьте пессимистом, капитан, — сказал Фред Диркс. — Джансен чувствует себя гораздо уверенней.

— Его оптимизм излишен, и когда-нибудь он поплатится за него, — заметил Рекс. — Только тот, кто ни на что не надеется, никогда не испытывает разочарования.

В этот момент его жена издала какой-то странный вопль и исчезла с экрана монитора. Рекс вздрогнул всем телом и посмотрел на дверь. И действительно, через минуту она распахнулась и Рита вошла в помещение. Походкой пантеры она подошла к нему и угрожающе подняла свой маленький прелестный кулачок.

— Ты, возможно, думаешь, что я разделяю твою точку зрения?

— Но, дорогая, это были всего лишь общие фразы. И… Кнут, ну помоги же мне!

Но норвежец лишь неодобрительно покачал головой.

— Дорогая, тебе хочется развлечений. Конечно, это самые сладостные минуты нашего свадебного путешествия, однако я не думаю…

Но тут в разговор вмешался Фред Диркс:

— Да оставьте вы эту бессмыслицу, а не то мы сейчас попадем в лаву ближайшего солнца. Если курс будет установлен верно и мы будем двигаться с нормальной скоростью, то у нас будет предостаточно времени для веселых разговоров и всяких забав. Итак, Джансен, мы можем начать?

Норвежец кивнул.

— Через час я буду вынужден покинуть вас. Я должен еще раз сравнить показания приборов с истинным местонахождением нашего корабля. Наконец-то наши координаты, правда не совсем точные, были получены на Земле. До сих пор через телескоп туманность Андромеды представлялась лишь как беловатое туманное образование. Сейчас все выглядит несколько иначе. Но я верю, что мы придем к полной ясности.

Он достал из стенного шкафа два листа бумаги. На одном, по-видимому скопированном с фотографии, была изображена туманность Андромеды. На другом — карта звезд лишь части туманности.

— Сейчас лучше бы вы нас оставили одних. Телепортация, которой мы все так боялись, завершена. Идите спать или займитесь чем-нибудь полезным. Давайте же, не торчите здесь! Не мешайте мне работать!

Раздраженный Декс отключил бортовой монитор. Вдруг экран резко погас, его внезапное отключение было похоже на удар пощечины, с которым Джансену не удалось справиться. Диркс взял за руку Риту Ранделл и вывел ее из центрального отсека.

Рекс отнесся к этому эпизоду довольно снисходительно, хотя и не без опаски, ибо Диркс тоже был женат, и его жена находилась на борту «Звездного луча». Она выполняла функции биолога и зоолога.

Джансен облегченно вздохнул.

— Конечно, здесь собрались очень милые люди, — заметил он, — но все они не годятся для работы, поскольку каждый считает, что именно без него ничего бы не получилось, и относятся к моим расчетам как к никому не нужному и пустому занятию. Я просто больше не могу этого выдерживать. Они бездельничают и только и ждут, чтобы я допустил какой-нибудь промах.

— Ты сгущаешь краски, — постарался смягчить обстановку Рекс. — Каждый на борту знает, что хороший навигатор — самый уважаемый человек. И новое телепортирующее устройство тому доказательство. Что бы мы без тебя сейчас делали, Кнут?

Явно польщенный норвежец ухмыльнулся.

— В общем ты, конечно же, прав. Но, несмотря на это, меня все же бесят эти застывшие в ожидании чего-то необыкновенного лица. Ну, хорошо. Давай начнем работать.

Джансен и Рекс хорошо сработались. Они набросились на числа и результаты, как на мячи, где небольшой электронный мозг играл роль беспристрастного третейского судьи. Из конкретных показателей, которыми они располагали, служились вполне определенные представления, показавшиеся бы парадоксальными.

В течение всего этого времени корабль пребывал во Вселенной в состоянии практически полной неподвижности. На ничтожно малой скорости корабль приближался к следующему светилу Вселенной, но до того момента, как он бы его достиг, прошло бы еще много десятилетий. Но это, конечно же, не было целью команды.

Если бы курс корабля был вычислен, то «Звездный луч» уже несся бы с обычной гиперкосмической скоростью один световой год за тридцать минут и в течение века достиг бы почти всех видимых невооруженным глазом звезд.

Джансен отодвинул в сторону листы с изображениями туманности и огорченно сказал:

— Показания не точные. Если, несмотря на это, нам все же удастся обнаружить звездную систему, то мы будем больше чем счастливы.

— Ты и так всегда был счастливой птицей, — двусмысленно сказал Рекс. — Если кому-то что-то не удавалось, то тебе обязательно везло.

Кнут Джансен внимательно прислушался к интонации капитана — нет ли тут иронии, и, пожав плечами, перевел разговор на другую тему:

— Наша цель, согласно расчетам, находится в пространственно-космическом секторе 13Н, удаленном от нас менее чем на две тысячи световых лет, для чего потребуется тысяча часов полета. Но я не могу гарантировать, что у нас это получится.

Рекс Ранделл показал на молочное звездное облако.

— Здесь, в этой туманности, находятся десятки тысяч звезд и звездных систем. Было бы чудом, если бы то? что нам нужно, мы бы нашли с первой же попытки. Однако когда-то надо начинать, и — почему бы не сейчас? Давай попробуем установить этот курс.

Электронный мозг вновь помог команде, автоматически доставив на навигационный пульт показатели, которые были необходимы для управления кораблем в предстоящем длительном полете. Спустя десять минут трудноразрешимое задание было уже позади.

Джансен вытер пот со лба.

— Неплохо бы спросить Декса, все ли в порядке.

На экране монитора появилось лицо француза. По нему было видно, что он снова зачитался.

— Что происходит? И долго мы еще будем висеть между звездами?

— По этой-то причине мы тебя и вызываем. Телепорт готов?

— Конечно! С моей помощью эта посудина сможет отправиться к заданной цели.

Рекс Ранделл одобрительно кивнул.

— Хорошо. Тогда включай пульт управления. Предположительно полет продлится шесть недель. Как только «Звездный луч» ляжет на необходимый курс, мы обсудим наше положение с командой. Участие в этом примут все члены экипажа. Декс, позаботься о том, чтобы это объявление услышал каждый, кто находится на борту.

— Будет сделано. — И экран монитора погас.

Джансен вздохнул.

— Ты будешь нажимать на кнопки.

Рекс кивнул и улыбнулся:

— Если бы ты знал, с каким удовольствием я это сделаю.

Рекс потянул на себя рукоятку скорости. Автоматические перегрузочные нейтрализаторы заработали, ликвидируя любое ощущение ускорения и давления. К тому же искусственная сила притяжения «Звездного луча» компенсировала каждое гравитационное изменение.

Лишь час спустя командир и навигатор покинули центральный отсек, в котором остался только вечно бдительный компьютерный мозг. С постоянным ускорением в течение последующих десяти часов «Звездный луч» достиг двадцатитысячекратной скорости света.

Бесконечность Вселенной бороздил лишь единственный покоритель космического пространства.

Все члены экипажа уже сидели за круглым столом: командир Рекс Ранделл, слева Фред Диркс, справа Кнут Джансен, далее Джулиус Декс, Рита Ранделл, Джейн Диркс, бортовой врач Кранц, техник Полковский, радист Уолкер, астроном Гаррисон и повар Юран.

Две женщины и девять мужчин составляли экипаж «Звездного луча», команду закаленных и мужественных людей. Все вместе они уже испытали массу приключений и готовы были пройти еще через многие трудности, удаляясь от своей родины на миллионы световых лет в чужую звездную систему.

Ранделл ударил кулаком по столу и обвел всех суровым взглядом. В комнате сразу же прекратились разговоры и все уставились на него.

— Половина из вас, — начал капитан громким голосом, — примерно знают, о чем на этот раз пойдет речь. Для остальных же это покрыто мраком неизвестности.

Со стороны, где сидели Юран и Кранц, раздался смешок, затем в комнату снова возвратилась тишина.

— Скоро у вас пропадет желание смеяться, — энергично продолжал Ранделл, — когда вам станет известно, как точно называется наше задание. Перед стартом корабля нам была вручена запечатанная папка с приказом. Ее следовало вскрыть только тогда, когда завершится предусмотренная планом телепортация. И вот она уже закончилась. Поэтому я распечатал приказ и прочитал его.

Он сделал значительную паузу, прежде чем вынул из кейса документ и положил его на стол. Лицо Джансена, сидевшего рядом с Ранделлом, было надменным. Он даже не взглянул на документ, так как знал его содержание. Диркс же жадно вчитывался в каждую строчку.

Ранделл облокотился на стол, случайно закрыв при этом бумаги, лежавшие на столе. Остались лишь видны штамп Космического флота и части размашистой подписи генерала Паттерсона, руководителя исследовательского отдела космофлота, тестя Рекса Ранделла.

— Конечно, я могу вам прямо сейчас зачитать приказ, но тогда, несомненно, пропадет его эффективность. Разумеется, предысторию этой экспедиции мы больше разбирать не будем. Большая часть из того, что содержится в документе, должна быть вам уже известна, но не все. Чтобы ни вам, ни мне не было скучно, попросим техников еще раз показать нам результаты всей нашей работы последних недель. К сожалению, видео — и аудиосообщение не пропускаются одновременно. Впрочем, это сейчас самая главная проблема, которую техникам необходимо решать. Месье Декс, я как-то попросил вас подготовить устройство для передачи аудио — и видеоинформации. Вы уже установили антенну?

Француз кивнул.

— Все готово, Ранделл. Подключать?

Он положил руку на крошечную кнопку подключения видеоинформации, которая находилась прямо перед ним на столе.

Проектор был встроен в стенной шкаф. Поразительно тонкий видеоаудиопровод был в состоянии беспрерывно записывать на одной кассете все происшедшее за несколько дней, а потом воспроизводить. Противоположная стена представляла собой прозрачную проекционную поверхность.

Ранделл кивнул.

Декс поменял положение рукояти рычага. Свет погас. Затем озарилась поверхность стены, и на ней появилось цветное объемное изображение. Стереозвук создал впечатление реальности происходящего.

Прошлое превратилось в ожившее настоящее…



Глава 2

Со стороны туманности Андромеды к Земле приближался огромный корабль. С пограничных судов сразу же были переданы сообщения на установленные в космосе станции наблюдения Межгалактического правительства о появлении нарушителя. Курс и замедление указывали на то, что он направлялся к соседней солнечной системе — центру колониальной империи.

На все запросы пограничников корабль не реагировал, и сам не пытался выйти на связь. Оставалось лишь заключить, что он не боялся военных действий со стороны Земли и, похоже, не готовился их начать. Военные корабли империи беспрепятственно пропустили мощный летающий объект с надеждой, что он прибыл сюда с добрыми намерениями. На самой Земле уже было все подготовлено для встречи внеземных гуманоидов.

Конечно же, сторожевой флот не пропустил бы военное судно пришельцев, которое в любой момент могло перейти к боевым действиям. Космопорт, который был признан лучшим в Галактике, был освобожден от судов и дополнительно оснащен огромными прожекторами. Взлетные площадки были богато иллюминированы, чтобы инопланетяне знали, куда приземляться, если у них возникнет такое желание.

Правительство готово было либо принять гостей со всеми почестями, либо, в случае начала теми враждебных действий, уничтожить их. Все зависело от того, как повели бы себя гости.

Иноземный корабль вошел наконец в увеличивавшуюся спираль Солнечной системы с половинной скоростью света и взял курс строго на Землю.

Сам по себе этот факт доказывал, что пришельцы хорошо ориентировались в этой части Вселенной. Их корабль был оснащен отличной техникой по сбору информационных данных, земляне же даже не могли представить, откуда прибыли «гости».

А тем временем в штаб-квартире, расположенной на самом краю космопорта, ожидал отчета о последних событиях старший комендант Объединенного земного космофлота Огато Заки. Генерал отдела экспедиций Паттерсон стоял рядом. Было видно, что он сильно волновался.

Вспыхнул экран монитора. На нем появилось симпатичное лицо девушки-диктора отдела новостей. Она зачитала долгожданную информацию:

«Передаем сообщение из обсерватории Плутона! Неизвестный корабль проникает в нашу систему благодаря эклиптическому уровню. Все наши попытки связаться с ним оказались безуспешными. К тому же он окружен сверкающим матовым блеском энергетического поля.

Корабль передал сообщение на космические станции наблюдения, согласно которому можно предположить, что он летит с дружественными намерениями. Только что он пролетел мимо Плутона на расстоянии около двадцати тысяч километров.

Скорость была примерно тридцать пять тысяч километров в секунду, слишком медленная. Станция на Юпитере будет вести наблюдения. Конец связи!»

Симпатичное лицо девушки исчезло, и Паттерсон глубоко вздохнул. Маленький подвижный японец посмотрел на него вопросительно.

— Вы чем-то огорчены, генерал? — осведомился он, угрожающе подняв указательный палец.

— Не беспокойтесь, Заки! Просто она очень похожа на мою дочь Риту. Вот и все.

Через некоторое время Юпитер III передал новости. На этот раз диктором был мужчина, и это немного огорчило Паттерсона.

«На связи Юпитер III. Неизвестный корабль уже отчетливо виден на наших приборах. Он продолжает снижать скорость и пролетает от нас на расстоянии около десяти тысяч километров. Связь все еще не удается установить. Точная скорость семьдесят восемь километров в секунду, и продолжает медленно снижаться. Мы вас будем постоянно информировать о происходящих событиях, связанных с этим кораблем».

Экран погас.

Паттерсон сказал:

— Если бы мы знали, откуда взялся этот малый! И что он хочет. Вот так неожиданно появляется неизвестно кто и обставляет наш самый мощный линейный крейсер. Что все это значит? Мои нервы напряжены до предела.

Огато Заки, или просто Огазаки, как его называли для краткости, пожал плечами.

— Здесь можно только гадать. Мне представляется, что это экспедиционный корабль неизвестной нам расы, которая наверняка знает о нас больше, чем мы о ней. Возможно, они уже долго наблюдали за нами, прежде чем решились нанести нам визит. В любом случае я убежден, что с ними можно договориться. Иначе они давно бы уже, и без предупреждения, развернули военные действия.

— У меня на этот счет тоже нет никаких опасений, — твердо сказал Паттерсон. — Несмотря на это, мы должны быть готовы ко всему. Вы знаете, Огазаки, что мы сейчас находимся на пороге исторического момента.

— Это-то я понимаю.

Юпитер III снова вышел на связь:

«Неизвестный корабль проходит мимо нашей станции на прежнем расстоянии. Скорость постоянная. От Марса он прошел на большем расстоянии, чем от нас. Если он снова не увеличит скорость, то достигнет Земли только через семь недель. Скоро этот корабль выйдет из нашего района наблюдения, поэтому всю информацию вы будете получать с астероидных станций. Конец связи!»

Экран погас.

Огато Заки вздохнул.

— Надеюсь, нам не придется ждать семь недель, это было бы невыносимо. Почему они сбавили скорость, ведь до нас еще очень далеко? А может, они и не собирались лететь на Землю?

— Да нет же, определенно собирались! Возможно, неверно рассчитали расстояние. Такое может случиться даже с прекрасным навигатором.

— Навряд ли! — Японец стоял на своем.

— У них должны быть на это какие-то причины, и, возможно, мы узнаем о них через несколько дней.

Их терпение подвергалось тяжелому испытанию.

Только через час искусственная станция А-17 из астероидного пояса выдала новое сообщение. Речь шла об обсерватории, которая в форме пластического купола кружила вокруг Солнца на крошечном скалистом обломке.

«Говорит станция А-17. — На экране появилось то же милое создание, что и в первый раз. — Чужой корабль пересекает пояс астероидов. Скорость чуть больше семисот километров в секунду. Ближе всего к нему сейчас находится Марс, поэтому теперь они будут вести наблюдения за этим кораблем».

Монитор погас.

Паттерсон легонько ударил кулаком по столу.

— Да, они делают нам одолжение, но я не могу ждать его семь недель. Речь может сейчас идти об одном дне.

— Если они снова не передумают, — проговорил шеф космофлота. — Они, кажется, любят неожиданности.

— Какой им смысл нападать на нас? Если только испытать самые сильные ощущения — познать жизнь после смерти.

— Не так воинственно, Паттерсон, — успокоил его Огазаки. — Я убежден, что их поведение и опасения обоснованны.

— Я тоже убежден в этом, босс, — согласился Паттерсон.

— Это лишь констатация возможных действий с их стороны.

Теперь им оставалось запастись терпением по крайней мере на несколько дней.

Неизвестный корабль не изменял курса, но скорость больше не увеличивал. На большом расстоянии он пролетел мимо Марса и приближался к Земле. Только в окрестностях Луны он стремительно начал снижать скорость и вышел на орбиту Земли. При этом он постоянно приближался к поверхности зеленой планеты.

Волнение жителей Земли возрастало с каждым часом. Выданное космофлотом разрешение на посадку еще раз подтвердило доверие со стороны Земли, В штаб-квартире царило лихорадочное возбуждение. Огазаки и Паттерсон занимались своим гардеробом.

По ночам в космопорте включалась многочисленная подсветка. По донесениям со спутниковых станций было установлено, что корабль находился от Земли на расстоянии около четырех тысяч километров.

Казалось, он пытался узнать отношение к себе со стороны мира, на территории которого собирался совершить посадку, и просчитать все возможные варианты приема населением чужой планеты. Наверняка пришельцы обладали отличными приборами, но информации о природных условиях Земли у них было явно недостаточно.

Как бы то ни было, но корабль все еще находился на орбите.

— Если он там останется, — предложил Паттерсон, — нам надо еще раз попробовать установить с ним связь. Не будет же он вечно кружиться вокруг Земли.

Японец покачал головой.

— А что бы вы предприняли, если бы вам пришлось садиться на чужую планету? — спросил Огазаки. — Какой бы отдали приказ? Думаю, ни в коем случае не стали бы совершать посадку без предварительного тщательного изучения планеты!

— Да, но прежде чем это сделать, надо установить контакт с чужим миром. А они этого не делают. Он плавает вокруг Земли, словно мертвая рыба, и мне даже кажется, что он смеется над нами. Самое мое большое желание — это отправиться сейчас на корабль и спросить пришельцев, что им от нас нужно.

— По-моему, они совершенно спокойны и не проявляют нервозности, генерал! — сказал Огазаки.

Когда Огато разговаривал с Паттерсоном, воздух вдруг сгустился до такой степени, что вокруг ничего не стало видно. Однако это продолжалось недолго, и туман вскоре рассеялся.

Через три недели на нижней части огромного корабля открылся маленький люк и оттуда вылетело тело в форме торпеды. Оно взяло курс в сторону Земли.

Вооруженные силы там сразу же были приведены в полную боевую готовность. Летящий объект был обследован современнейшими приборами на земной станции, но на нем не оказалось ни взрывчатых веществ, ни радиоактивных элементов. Только за несколько сотен километров до Земли задействованные невидимые репульсаторы начали тормозить падение. Паря в воздухе, капсула будто бы была прикреплена к невидимому парашюту, и приземлилась она в степи в нескольких километрах от космопорта.

Поисковые группы сразу же обнаружили место падения объекта, однако старались держаться от него на почтительном расстоянии. Видимо, страх был сильнее любопытства.

В тусклом свете сгущавшихся сумерек капсула отливала матовым блеском. От ее раскалившейся поверхности шел жар.

К площадке только что подъехал генерал Паттерсон. Он вылез из гелиотакси и был встречен приветственными возгласами уже прибывших на место происшествия офицеров.

— Что нового? — скорее для порядка спросил генерал, так как прекрасно знал, что ему могли сообщить лишь то, что уже было известно. А этого было явно недостаточно. — Странно, — недовольным тоном продолжил Паттерсон, — с какой целью прислали нам столь необычный подарок? Ведь ясно, что этот предмет предназначен именно для нас, иначе бы его выбросили где-нибудь в Китае. И бомбой его тоже не назовешь. Мы его продетонировали.

В это время с внешней стороны капсулы, строго под прямым углом, начал подниматься узкий расчлененный определенным образом металлический провод. Когда он достиг двухметровой высоты, то начал вибрировать, совершая частые малоамплитудные колебания. Без сомнения, это была антенна.

Затем зазвучал голос. Он был каким-то механическим и слишком правильным, чтобы быть человеческим. Он был безупречен, но в нем не чувствовалось никакой жизни. Точно такие же различия между письмом, написанным на машинке стандартным шрифтом, и написанным от руки. Но в то же время голос не показался недружелюбным, хотя слова произносились вообще без всякой интонации, и это заставило Паттерсона облегченно вздохнуть.

Голос произнес:

— Жители планеты Земля, не пугайтесь столь необычной формы нашего первого контакта. Как развитой расе, имеющей возможность совершать постоянные полеты во Вселенной, вам самим хорошо известно, какие следует предпринимать меры предосторожности, прежде чем налаживать связь с представителями иных цивилизаций. Мы прилетели из звездной системы, находящейся на огромном расстоянии от вас. Вы называете это место туманностью Андромеды. Один из наших исследовательских кораблей нашел в этой неизвестной нам части Галактики универсальную цивилизацию, а именно империю Земли. Изучив вашу историю, мы смогли не только понимать ваш язык, но и говорить на нем. Пришло время налаживать контакты.

Капсула, перед которой вы стоите, всего лишь разговорное устройство, управляемое с корабля. Мы решили не приземляться сразу, а запустить вначале капсулу. Так что она выступает в качестве нашего посла. Пока все, на первый раз достаточно. Мы приветствуем жителей Земли — как отныне наших друзей и братьев. Если вы хотите что-то сказать или спросить, то подойдите к капсуле на расстояние не более трех метров и говорите.

Все посмотрели на Паттерсона, ожидая, какое он примет решение, поэтому ему ничего не оставалось, как начать действовать.

Он медленно пошел к объекту, который находился от генерала метрах в ста. Хотя рядом была служба безопасности, он испытывал чувство страха. Ему даже показалось, что в эту минуту на каком-нибудь необитаемом острове нет человека более одинокого, чем он.

За три метра до капсулы он остановился. От таинственного предмета веяло приятным теплом. Оболочка капсулы на вид была прозрачной, хотя через нее невозможно было увидеть внутренности летающего объекта.

Собравшись с духом, Паттерсон сказал:

— Добро пожаловать на Землю, друзья из космоса! — Он старался держаться как можно более уверенно. — Этот день станет величайшим в истории человечества. Думаю, мы сможем поддерживать добрые отношения.

Ответ не заставил себя ждать.

— С помощью нашего механического переводчика, перед которым вы стоите, можно провести первые переговоры. Отвезите его в космопорт, и он сослужит нам хорошую службу.

— Все будет сделано, — заверил Паттерсон. А что ему еще оставалось сказать?

— Разрешите узнать, как вас зовут? — спросил через устройство незнакомец.

— Генерал Паттерсон, руководитель исследовательского отдела земного флота.

— Спасибо. Тогда увидимся завтра, ровно в пятнадцать часов по вашему времени. А до этого мы успеем приземлиться.

Паттерсон терпеливо ждал дополнительных указаний, но прибор молчал.

Он медленно повернулся и направился к работникам службы безопасности. Капсулу необходимо было доставить в порт и установить перед штаб-квартирой.

Паттерсон коротко попрощался и влез в свое гелиотакси. Двигатели на крыльях машины загудели, и она, поднявшись в воздух, вскоре исчезла в сумерках неба.

Вокруг капсулы закипела работа.


Наконец наступил этот исторический день. Все замерли у экранов телевизоров. Передаваться это величайшее событие должно было в прямом эфире.

Из соображений безопасности космопорт был оцеплен войсками. Так что любопытные могли пройти лишь по взлетному полю, а дальнейший путь преграждали военные. Только телеоператоры и фотокорреспонденты были допущены на территорию космопорта.

Утром спутниковые станции заметили повторное замедление огромного корабля. Его орбита вокруг Земли стала уже, а удаленность от ее поверхности меньше.

— Будем надеяться, что они не допустят ошибки в расчетах, — обеспокоенно проговорил Огазаки. Но Паттерсон лишь покачал головой в ответ. Спустя несколько минут он сказал:

— С такой первоклассной техникой, как у них, невозможно допустить ни единой ошибки.

Экран монитора загорелся. К радости Паттерсона, на нем появилось лицо улыбающейся девушки.

«Передаем сообщение со спутниковой станции С-37. Корабль, очевидно, идет на посадку. После двух или трех оборотов вокруг Земли он достигнет необходимых высоты и скорости для безопасного приземления. О дальнейших событиях мы будем вам периодически докладывать. Конец связи».

Паттерсон хотел что-то сказать, но, подумав, решил промолчать. Тогда разговор начал Огазаки:

— Они начали снижение на два часа ранее запланированного. Надеюсь, у них с нервами все в порядке. Иначе будет плохо.

Паттерсон с трудом поборол в себе желание сказать какую-нибудь резкость.

— Их техника настолько совершенна, что, они смогут преодолеть любые трудности и предотвратить любую опасность.

— Я бы не был столь категоричен, тем более что это вообще нас не касается. Возможно, они просто захотели приземлиться на два часа раньше.

Снова поступило сообщение:

«Корабль пришельцев готовится к посадке, выпустив дополнительные боковые крылья. По-видимому, с помощью атмосферы Земли они хотят снизить скорость, которая по-прежнему остается слишком высокой».

Паттерсон был явно озадачен.

— Тут что-то не так, — произнес он. — Ведь капсула снижалась без помощи дополнительных крыльев и тем не менее приземлилась плавно, как перышко. Думаю, посадка этого космического корабля должна осуществляться по тем же самым принципам. Приборы сканирования показали, что ни он, ни капсула не обладают атомной энергией. Неужели такого типа корабль будет приземляться столь примитивным способом?

Огазаки наклонился вперед. На его лбу прорезалась — морщина.

— В крайнем случае — да! — сказал он. Но больше не проронил ни слова.

Паттерсон задумался, и вдруг его словно осенило.

— Как я мог забыть! — воскликнул он. — Капсула! Возможно, они хотят нам что-то передать через нее. Сейчас рядом с ней никого нет. Я должен идти туда!

Японец кивнул в знак согласия.

— Подождите, я пойду с вами.

Разговорное устройство все еще стояло на грузовом гелиомобиле, который был использован для доставки ценного груза на территорию космопорта. Капсула была нужна еще и потому, что огромный корабль скоро должен был совершить посадку, и они хотели взять ее с собой, чтобы поприветствовать пришельцев.



Паттерсон подошел к разговаривающему аппарату, как он его называл, на расстояние трех шагов и попытался связаться с кораблем.

— Друзья из туманности Андромеды! Вы приземляетесь раньше, чем мы договаривались.

Окруженные несколькими работниками из службы безопасности, двое мужчин терпеливо ждали ответа. Но аппарат молчал.

Паттерсон еще раз попытался наладить связь, но все его старания были напрасны.

В это время было получено новое сообщение:

«Чужой корабль вошел в атмосферу Земли и начал торможение».

Он вошел в атмосферу Земли, как острый нож, проникая все глубже в околоземное пространство. Точно так же многие десятилетия назад возвращались и приземлялись первые космонавты Земли.

В настоящий момент корабль находился на высоте двухсот километров над Северной Америкой.

Паттерсона внезапно пронзила одна мысль. Он вновь подошел к капсуле и начал говорить. В ответ он услышал голос, очень тихий и невнятный, но такой же монотонный, как и вчера вечером:

— Мы отрезаны от нашего источника энергии. В распоряжении у нас остались лишь некоторые запоминающие устройства и накопители информации, однако их недостаточно для удачного маневрирования и посадки. Нам с трудом удалось выдвинуть крылья. Если бы мы не смогли этого сделать, то дело могло обстоять намного хуже. Энергии на разговор нам хватит еще на несколько секунд. Так что это наша последняя беседа. Примерно через шестьдесят минут мы попытаемся совершить посадку. Молитесь за нас!

Паттерсон не стал отвлекаться на детали.

— Могли бы мы для вас что-нибудь сделать?

— Нет, ничего. Ждите и держите медиков наготове. Наша структура тела идентична вашей. Мы точно не знаем, где приземлимся, так как наши навигационные возможности практически иссякли. Очистите окрестности порта.

Голос, доносившийся из капсулы, стал тише.

— Вы разве не можете приземлиться в океане? — поспешил спросить Паттерсон, боясь, что связь прекратится.

— Это невозможно! Мы утонем.

Голос был едва слышен. Через секунду прибор замолчал.

Огазаки положил руку на плечо Паттерсона.

— Мы не сможем многого сделать, — спокойно заметил он. — Но мы подготовили все необходимое, чтобы помочь им в случае неудачной посадки. Капсулу нужно отправить на малой транспортной ракете на место приземления. И срочно же вызвать корабли «скорой помощи». Когда пришельцы достигнут поверхности Земли, мы должны быть уже на месте. Отдайте необходимые указания.

Паттерсон кивнул и пошел готовиться к приему пришельцев.


Огромный межзвездный корабль летел на высоте тринадцати километров со скоростью две тысячи километров в час над западным побережьем Латинской Америки.

Чтобы снизить скорость, корабль развернулся так, что теперь его корпус испытывал наибольшее сопротивление воздуха. Однако для нормальной посадки скорость была еще высока.

В космопорте все было готово для приема дорогих гостей. Поминутно поступали сообщения со спутниковой станции. Паттерсон и Огазаки едва успевали их принимать. Одной ногой они находились уже в маленькой ракете-молнии, в которой лежала и капсула.

Поступило новое сообщение:

«Высота космического корабля пять километров, скорость — тысяча семьсот километров в час».

Паттерсон сжал кулаки.

— Это ужасно! Так они разобьются. Если им повезет, то они упадут в Соленое море.

— Они попытаются приземлиться на плоскую поверхность, — заметил японец. — Я только не знаю, хватит ли им пяти километров взлетно-посадочной полосы.

В это время подошел человек с запиской из электронно-вычислительного отдела. Он сказал, что корабль приземлится в двадцати километрах от космопорта, затем по инерции проскользит еще десять километров и врежется в гору. При столкновении скорость корабля составит примерно триста—четыреста километров в час.

Паттерсон покачал головой.

— Это все равно слишком много. Их энергонакопители слишком слабы, чтобы создать энергетическое защитное поле, при помощи которого можно было бы замедлить падение. Если они такие же люди, как мы, то их уже ничто не спасет.

— Они могут пристегнуться к своим рабочим креслам, — сказал Огазаки.

— Если бы они хоть что-нибудь придумали! При их совершенной технике они вряд ли воспользуются для своего спасения таким примитивным способом. Возможно приземление с помощью вспомогательных крыльев. Но сработают ли они, шеф? Да, так нам и не удалось ничего придумать.

Новых сведений не поступало. Когда было установлено примерное место падения корабля, Паттерсон и Огазаки стартовали туда на небольшой ракете. «Скорая помощь» и другие корабли-спасатели один за другим прибывали на равнину, ставшую посадочной полосой для огромного летательного аппарата с представителями внеземной цивилизации на борту. Аудио — и видеопоказатели загудели.

Расчеты экспертов оказались верными, однако они ошиблись со скоростью корабля.

Он резко снижался. Как огромное чудовище, он пронесся на малой высоте над космопортом со скоростью во много раз превышающей звуковую. Он стремительно приближался к плоской поверхности Земли и наконец коснулся ее.

Паттерсон наблюдал за всем происходящим из люка ракеты. Его сердце билось так сильно, что ему не хватало воздуха. Он даже с ужасом думал, что вот-вот задохнется.

Прогнозы, к несчастью, оправдались — корабль несся к горной гряде, и не было никакой возможности хоть как-то затормозить эту смертоубийственную груду металла или установить другой, более безопасный, курс.

Вдруг корабль подбросило вверх, и он, пролетев несколько километров над равниной, затем вновь ударился о землю. В результате его скорость немного снизилась. Подобные прыжки повторялись, но с каждым разом становились все ниже.

Паттерсон вздохнул.

«Возможно, в их расчетах была допущена какая-то ошибка?..» — подумал он, хотя знал, что электронный мозг не мог допустить ошибки.

И вот это случилось!

Скорость была меньше звуковой, однако она превышала запланированную в два раза. Высота гряды составляла двести метров.

Корабль ударился о горы всей носовой частью.

Паттерсон предполагал, что он развалится от удара.

Однако этот железный великан без особых структурных изменений вошел в каменную стену и, пробурив в одной из гор приличную пещеру, остановился как вкопанный.

Все это произошло за какие-то доли секунды.

Но даже этого было достаточно, чтобы отрицательное ускорение, возникшее во время посадки корабля, разорвало всех членов экипажа на мелкие кусочки.

В сложившейся ситуации оставалось только ждать и надеяться на лучшее.

На место падения аппарата приземлились корабли космического флота. Готовые прийти на помощь пострадавшим, люди спешили к замершему металлическому великану. Никто из них не знал, что можно предпринять для спасения пришельцев.

Паттерсон установил капсулу на высоте трех метров. Говорящий аппарат был удивительно тяжелым. Двое мужчин опустили его на плоское основание гелиовагона, в котором Паттерсон и Огазаки отправились к месту аварии. Здесь стояла мертвая тишина. Поверхность корабля блестела, как новая, без единой пробоины.

Неожиданно из капсулы донесся слабый голос. Паттерсон вздрогнул.

— Я вижу, вы рядом с нами, генерал Паттерсон, — произнес голос, на этот раз немного громче. — Вы хотите нам помочь, но в этом уже нет необходимости. Все мы вскоре умрем. И если бы уже нас не было сейчас, то сработала бы система самоуничтожения. Она вступает в действие, когда корабль больше не может подняться в воздух и все члены экипажа мертвы. Через три часа от корабля абсолютно ничего не останется, поэтому я сейчас выйду к вам. А через три часа меня уже не будет.

Паттерсон не сразу понял смысла сказанных слов.

— Мы разве не можем вам помочь? Ведь мы выполнили все, о чем вы нас просили.

— Это уже не имеет смысла, Паттерсон. Прикажите своим солдатам отойти от корабля. Я выхожу. Мы должны кое-что передать людям, и на это у нас есть не более трех часов.

Паттерсон сделал знак группе офицеров удалиться. Вокруг корабля образовался полукруг.

Паттерсон случайно взглянул в сторону корабля и заметил, что небольшой прямоугольник оболочки корабля сменил окраску и растворился. Теперь можно было видеть, что творится внутри корабля.

В конце длинного коридора показалась пошатывающаяся фигура, которая медленно направлялась к выходу с небольшим ящиком величиной с коробку из-под сигар.

Когда существо вышло из корабля, Паттерсон и два офицера из службы безопасности подошли к нему и, подхватив его под руки, склонились над обессилевшим телом пришельца.

«Видимо, с ним я разговаривал по переговорному аппарату», — мелькнула мысль у Паттерсона.

Потом его подняли и положили на носилки. Взять ящичек из сильно сжатых пальцев пришельца так и не удалось.

Когда пострадавшего решили переправить на корабль «скорой помощи», он пришел в себя и начал что-то бормотать. Из удаленной на сотни метров капсулы послышался голос, говорящий на языке землян:

— Нет, это бессмысленно. Я умру. Где Паттерсон? Его доставили к Паттерсону и капсуле.

— Мой друг, Паттерсон — это я. Неужели мы так и не сможем вам помочь?

— Вы должны сделать дело, но не то, что вы думаете. Дайте мне бумагу и карандаш. Я нарисую место расположения моей родной планеты. Одновременно я скажу, что вам следует сделать.

Пока незнакомец чертил что-то на листке бумаги, он продолжал говорить:

— Мы прилетели с планеты, которая, как и Земля, является центром крупной галактики. Мы тоже много работали над развитием космонавтики и первыми в нашем секторе запустили в космос космический аппарат. Мы создали империю, практически идентичную вашей. Но это произошло уже более тысячи лет назад.

Был налажен контакт с соседними областями Вселенной, но там, к большому сожалению, шли совершенно нелепые войны. Однако благодаря договорам и соглашениям эти войны были прекращены. И сегодня в одной лишь туманности Андромеды существуют семь объединенных галактических империй, в состав которых входит тридцать пять заселенных и обжитых планет. Мы прибыли сюда, чтобы помочь вам советом. К сожалению, наша миссия не увенчалась успехом. Мы оказались жертвой политической борьбы за власть, которая развернулась в нашей звездной системе.

Более семи веков в нашей галактике господствует семья Бемов — мудрый и добросердечный род. Он часто прибегал к помощи науки, но никогда не позволял ей прийти к власти. Однако ученые объединились и захотели силой овладеть всеми планетами Вселенной, на которых существовала жизнь. Обе группы по-прежнему враждуют друг с другом. Несколько часов назад между ними должен был разгореться конфликт.

Наклонившись над пришельцем, Паттерсон в испуге спросил:

— Вы же удалены от своей планеты на полтора миллиона световых лет? Откуда вы знаете?

Пришелец кивнул и продолжал:

— Чтобы было понятно, я немного расскажу вам о нашем телепорте. Ни на одном из наших кораблей, кроме ограниченных в работе накопителей, нет собственных источников энергии. Она поступает к нам со станции излучения. Это было всегда основным средством нашей защиты, которое исключало любые попытки нанести нам вред. Несколько часов назад мы оказались отрезанными от энерголучей. Наверняка это было сделано учеными с помощью отражателей, чтобы мы потеряли способность управлять кораблем и вынуждены были совершить аварийную посадку. Так что нам ничего не оставалось, как пойти на это.

Мы прилетели с добрыми намерениями, но сами стали жертвами собственной разобщенности и вражды. Что ж, ученые победили. Они не желают налаживать контакты с цивилизацией из вашей Галактики. Их цель — прилететь неожиданно, так как, застав врасплох, вас будет захватить гораздо легче. Вы должны отправить корабль в мой мир, установив на нем наш телепорт, и сообщить о нашей аварии. Ученые сказали, что уничтожат всю нашу империю, а также такую опасную цивилизованную планету, как Земля. Если вы нам поможете, то спасете и самих себя от гибели.

Чертеж готов. Название нашего мира — Ксар III. Если вы будете держаться сторонников Бемов, то найдете много друзей. Во всем остальном действуйте по своему усмотрению. Только найдите для этой экспедиции хороший корабль и лучшую команду. Мы знаем, что вы сохраните тайну телепорта.

Он замолчал, по-видимому потеряв все силы.

Однако у Паттерсона не выходил из головы еще один вопрос:

— Как наши представители будут изъясняться?

Пришелец показал на коробку, которую опять держал в своих руках.

— Этот ящичек содержит накопитель энергии, которая сохраняется долгое время. Капсула является его составной частью. Оба эти прибора должны быть соединены. А теперь оставьте меня одного. Через два часа время для нас остановится.

— Но я все же никак не могу понять, почему мы не можем вам ничем помочь?

— Тут действует закон — без энергетических генераторов мы можем просуществовать лишь несколько дней. Как видите, между нами есть большая разница, хотя внешне она абсолютно незаметна. Я не могу вам этого объяснить. Я только прошу вас поторопиться. Возьмите составленный мной чертеж. Он очень поможет людям, которые отправятся на Ксар III. Но ни в коем случае нельзя допустить, чтобы чертеж попал к ученым.

Он положил маленький металлический ящичек себе на грудь, отложил чертеж и закрыл глаза. Дыхание его было спокойным, но для людей он был уже мертв. Больше он не произнес ни единого звука.

Паттерсон спрятал ящичек, чертеж и капсулу в безопасном месте. Затем приказал освободить плато. Отойдя на приличное расстояние от корабля, все ожидали, что же произойдет.

Прошло два часа. Огромный корабль, посланец далекой Вселенной, лежал неподвижно. Сколько тайн скрывалось в нем! Носилки с пришельцем находились рядом. Вдруг в один миг все неожиданно исчезло, как будто ничего и не было. Носилки оказались пустыми, в скале зияла дыра, по форме напоминавшая конус.

Внеземная материя прекратила свое существование. Она перешла в другое измерение, из которого, вероятно, не было возврата.

Лишь чертежные наброски доказывали, что это был не сон. Они и еще два предмета — капсула и ящичек.


Подготовленный к старту «Звездный луч» был единственным кораблем с телепортом. Его команда собралась в полном составе.

Паттерсон приказал Рексу Ранделлу зайти к нему в кабинет.

— Что случилось, рыбак? — осведомился Рекс у шефа, который всегда любил рыбачить, а в последнее время практически полностью отдался этому делу.

Паттерсон сказал равнодушно:

— Ты полетишь на «Звездном луче» к туманности Андромеды и расскажешь обитателям тех планет, что случитесь с их кораблем. Понял?

— Так. И что же дальше?

Небрежный тон Рекса привел Паттерсона в ярость. Его лицо стало красным, как помидор.

— «Так, и что дальше?» — передразнил он. — Ты ведешь себя так, как будто летаешь туда каждый день.

— Не неси чепухи! Я полагаю, это связано со вчерашним падением, не так ли? Где приказ?

— Ты получишь его в запечатанном виде и вскроешь только после телепортации в туманность Андромеды. Так что придется немного подождать.

— Договорились, старик! Паттерсон протянул ему конверт.

— Вы стартуете завтра. Точные расчеты будут доставлены в навигационный отсек. Кнут Джансен и Рита должны уже сейчас отправиться туда для подготовки аппаратуры к старту. Как только вам удастся совершить телепортацию, вы можете вскрыть конверт с приказом.

— Все ясно, — сказал Рекс, поднимаясь с места. — Это займет меньше времени, чем полет на Марс.

Паттерсон тоже встал.

— На этот раз речь идет о грандиозном, важнейшем предприятии, которое когда-либо было осуществлено человечеством. Конечно, жаль, что у нас нет в этом опыта. Итак, старт корабля произойдет завтра в полдень.

Паттерсон окинул взглядом «Звездный луч». Его не покидало чувство страха. Ведь полет на полтора миллиона лет — это не прогулка по улицам Нью-Йорка. Кроме того, проблему создавали еще Бемы с Ксара III.

Глава 3

В зале заседания «Звездного луча» на проекционной стене погас свет экрана. Одиннадцать человек — две женщины и девять мужчин — сидели молча в каком-то оцепенении. До настоящего момента не все из них знали подробности происшедших событий. Сейчас же этот пробел был восполнен.

Запечатанный приказ должен был окончательно раскрыть все тайны.

Рекс Ранделл, перекладывая конверт из одной руки в другую, явно нервничал.

— Вот и пришло время прочитать данный нам приказ, — произнес он. — В общем в нем не содержится ничего нового. Только что увиденная вами видеоинформация прояснила все нюансы.

Он кивнул присутствующим, прежде чем начал читать:

— «Штаб-квартира космического флота по поручению галактического правительства Земли приказывает найти планету Ксар III в системе Андромеды кораблю исследовательского флота „Звездный луч“ под руководством генерала Паттерсона. После посадки необходимо установить контакт с населением, однако избегать вмешательства в их внутренние дела. В экстремальных ситуациях вы должны поддержать семью Бемов. Военные действия должны быть прекращены и никогда не возобновляться.

Цель вашего полета — налаживание контактов между Землей и Ксаром III, а также с находящейся там галактической империей.

При обострении конфликта «Звездный луч» не должен рассчитывать на поддержку космического флота, так как у нас нет радиосвязи. Экипажу придется рассчитывать только на свои силы». — Рекс Ранделл отвел глаза от листка. — Это все.

Он положил документ на стол и предложил задавать вопросы.

Первым начал Фред Диркс:

— Что мы будем делать, если так называемые ученые все же свергнут династию Бемов?

Рекс покачал головой.

— Мы попытаемся поладить с ними. Все равно, кто будет управлять Ксаром III. У нас есть задание установить дружественные отношения между Землей и их миром, в частности с теми, кто обладает властью.

— После того, что нам поведали пришельцы, мне представляется, что, если у власти будут ученые, задание сразу станет намного сложнее, — возразил Диркс. — Ведь инопланетяне прямо сказали, что ученые против дружественных контактов.

— Это так, — согласился Рекс. — Тогда мы должны их убедить, что им не удастся осуществить их коварные планы.

Этот разговор заинтересовал Джулиуса Декса.

— Какая-то маленькая кучка людей против целой империи… — Он с сомнением покачал головой. — Честно говоря, это дело мне не кажется столь уж выигрышным. Они нас просто вырубят с помощью своей супертехники, если она у них действительно имеется.

Лицо Рекса стало серьезным.

— Не исключено, что нас не допустят до переговоров. Но с другой стороны, я рассчитываю на то, что там господствуют те же самые законы жизни, что и на Земле. Если с их космических кораблей тоже ведутся наблюдения за Землей, то им многое известно о нас. Ученые Ксара должны понять, что мы превосходим их в военной технике. По крайней мере, прежде чем на нас напасть, они должны все тщательно взвесить.

Француз удовлетворенно кивнул. У него не было больше вопросов.

Теперь подняла руку Рита.

— Один вопрос, Рекс. Почему приказ звучит столь двусмысленно? Он допускает любые возможные варианты. С одной стороны, никаких вмешательств в политическую обстановку, а с другой — поддержка группы Бемов, которая в этой политической игре наислабейшая!

— Хороший вопрос, киска, — покровительственно улыбнулся Рекс. — Но ты должна лучше меня знать своего отца. Мне он представляется хитрой лисой, которая никогда не поселится в норе с одним-единственным выходом. Подобная ситуация оказалась бы для него смертельной. Поняла, моя крошка?

Рита откинулась назад, бросив на Кнута Джансена взгляд, который говорил: «Старик опять несет небылицы! И как превосходно у него это получается!»

Джансен только ухмыльнулся. Хлопнув Рекса по плечу, он сказал:

— Тебе будет что послушать и о чем поговорить сегодня вечером с Ритой. В твоей каюте. С твоей женой нужно быть осторожнее.

Все засмеялись, и Рита тоже. Сбросив маску серьезности, рассмеялся даже Рекс Ранделл. Чувствовалось, что Ранделлу стало легче от этого разговора.

— Итак, наш корабль в полной готовности. Кто-то постоянно должен находиться в центральном отсеке и в помещении с телепортирующим устройством. Тогда у остальных появится достаточно свободного времени. Вахту в центральном отсеке будут нести Джансен, Диркс, Джейн Диркс, Уолкер и я. Все остальные направляются в машинное отделение. Смена вахты будет производиться каждые три часа. Отдых, смотря по обстоятельствам, получится от двенадцати до пятнадцати часов. Я надеюсь, что такая размеренная жизнь никому не повредит.

— И как долго это будет продолжаться? — поинтересовался астроном Гаррисон.

Он был известен тем, что часами мог сидеть без дела в крошечной обсерватории и смотреть на звезды.

— По меньшей мере семь недель, — ответил Рекс.


Время тянулось удивительно медленно — за долгими днями шли бесконечные недели томительного ожидания.

Неся вахту, члены космического экипажа изучали звезды.

Гаррисон просиживал часами у монитора и находил интересовавшие его объекты, которые раньше мог видеть только через телескоп. Полет между звездами доставлял Гаррисону огромное удовольствие, и длительность его ничуть не смущала.

Через две недели «Звездный луч» снизил скорость. За два-три дня команда должна была достигнуть цели — разыскать солнечную систему.

Гаррисон с двойственным чувством думал о предстоящем событии. Не впервые «Звездный луч» налаживал контакт с представителями иных космических цивилизаций. Но на этот раз, казалось, все будет не так просто. Командой все больше овладевали сомнения и даже опасения. Они решили не сразу вступать в тесные контакты с Ксаром III, так как с их стороны можно было ожидать враждебных действий.

Получался парадокс — только что завершившийся, хоть и трагически, дружеский визит ксарцев, и боязнь встречи с ними. Правда, опыт показывал, что и высокоразвитым цивилизациям не всегда удавалось избежать политических кризисов.

Гаррисон вздохнул. Проклятие! Он словно путешественник, попавший в страну, где каждые несколько недель меняются правительства.

Глава 4

Погибшие ксарцы оказались правы. Под покровом ночи войска ученых совершили внезапное нападение на семью Бемов и арестовали их. Теперь Ксаром III и всей объединенной империей управлял Фаро Три.

По земным меркам он мог бы считаться демократом, так как отменил диктатуру Бемов и провозгласил республику. Парламент гарантировал создание многопартийного правительства и свободу слова, то есть все то, что было уже хорошо забыто за семьсот лет.

Ксарцы приветствовали криками новое правительство, не задумываясь о том, что при диктатуре Бемов они жили семьсот лет, и совсем неплохо. Возможно, без нее не было бы галактической империи, которую ксарцы создали сами.

И все же диктатура есть диктатура, хотя при ней делалось добро людям и принимались верные и нужные для страны решения. Но теперь все было подавлено.

Ученые разделили власть между собой, исходя из нравственных соображений, а вовсе не потому, что хотели сделать жизнь народа лучше. С другой стороны, они заявили о продолжении курса Бемов, заверив, что все изменения будут вынесены на референдум. Таким образом, новая власть впервые обратилась к мнению народа.

И тогда получилось, что жизненно необходимые решения, которые Бемы принимали без опроса общественного мнения, теперь могли быть отменены большинством голосов в парламенте, члены которого тоже руководствовались различными соображениями.

Однако уже через три недели после смены правительства вспыхнули революционные волнения на первой планете Ксарской звездной империи. Тогда парламент постановил наделить ксарцев дополнительными правами. Впервые за семьсот лет националистическое движение охватило такую огромную территорию. Борьба стала носить ожесточенный характер. Ксарские власти задействовали военный флот, чтобы наказать бунтовщиков. Были включены энергетические излучатели. У восставших был лишь исследовательский корабль из соседней галактики, оснащенный телепортирующим устройством.

Мятежная планета была уничтожена, потому что отважилась противиться новому режиму. Таким образом, молодая демократия получила свободу действий и хвастливо объявила, что в новом веке учтет все пожелания народа.

Но существовали люди, которые были далеки от всего этого. Они не представляли вреда для правительства. Они либо молчали, либо сидели за решетками тюрем.

А различия между демократией ученых и диктатурой Бемов были.

Если диктатура Бемов служила на благо и процветание Ксарской империи, то демократия ученых — лишь для утверждения собственной власти.

Поворачивать было уже поздно.

Через полтора месяца после переворота были сброшены все маски. Часть своих людей Фаро Три засадил в тюрьму и придумал объяснение перед императором. После того, как всех людей проверили, были созданы парламент и отряды полиции.

Как только на Ксаре III был наведен порядок, Фаро Три захотелось взяться за новое дело — захватить галактику.


Бемы были помещены в особые камеры. Собственно, их даже нельзя было так назвать — так роскошно они были обставлены.

«Однако существовало одно хлопотное обстоятельство — было приказано ни на секунду не оставлять их без присмотра», — вспоминал один заключенный.

Между отдельными помещениями существовал проход, по которому заключенные могли прогуливаться. К тому же пленникам разрешалось беседовать и наносить друг другу визиты. Однако эта кажущаяся свобода лишь усиливала чувство беспомощности.

На диване сидел Бем, свергнутый глава некогда правящей династии. В течение столетий империей управляли его предки. По традиции трон переходил по наследству к старшему сыну.

Его супруга, Рита Бем, стояла возле него и смотрела в окно на город Брадокс — центр империи. Его архитектура свидетельствовала о высокоразвитом искусстве ксаров. Красота и величие были основными лозунгами Бемов, стремившихся прославить свое государство. И вот теперь они в тюрьме.

Тора Бем, старший сын, беспокойно расхаживал по комнате. Временами он бросал неодобрительные взгляды на двух младших братьев, Фена и Лерка, которые лежали на своих мягких подушках и бездумно глядели в потолок.

— Должен же быть хоть какой-нибудь выход! — без конца твердил Тора. — Если мы будем бездействовать, то утвердится власть нынешних диктаторов. Шансы их свергнуть уменьшаются с каждым днем. Мы должны бежать.

— А что дальше, сын мой? — спросил Ксар Бем. — Что нам даст побег?

Тора резко остановился и удивленно посмотрел на отца.

— И это спрашиваешь ты?

Стоявшая у окна Рита обернулась.

— Тора прав, — сказала она. — Мы все вместе или даже хотя бы один из нас должны бежать. У нас есть друзья, которые могли бы нам помочь.

— Кроме нас, никто не знает о секретном источнике, питающем энергетический излучатель. Если оставить его без этого устройства, то ученые окажутся беспомощны как младенцы. — Тора произнес это уверенным тоном и добавил: — Если мне удастся убежать, то останусь верен нашему делу до конца.

— Тише! — предупредил отец. — Наш разговор может прослушиваться. Не зря же нас посадили вместе. Тайну энергетического источника не должны узнать ученые. Если бы мы раскрыли им ее, нас давно бы уже не было в живых.

— Секрет действительно спас нам жизнь, — подтвердила Рита Бем.

— Все равно его вытянут из нас под пытками, — вставил Лерк. — Хотим мы этого или нет.

— Ты прекрасно знаешь, впрочем, как и наш враг, что гипнотическая блокировка ничего не дает. Никакими силами они не заставят нас раскрыть секрет. Мы можем это сделать лишь добровольно, но никогда под принуждением. Ну кто из нас выдаст его ученым добровольно?

Тора подошел к отцу.

— Если бы мне удалось вырваться отсюда, то я бы взял власть над Ксаром в свои руки. Ученым потребуются еще многие годы, чтобы изобрести собственные источники энергии.

— Наша техника их избаловала, — спокойно сказал Ксар Бем. — Никто из них и не пытался задуматься, откуда она взялась. Завод, являющийся источником энергии, скрыт в надежном месте, работает автоматически и на протяжении столетий и даже тысячелетий функционирует без людей, но за одну секунду его работа может быть остановлена. Необходимо лишь знать, что для этого нужно сделать.

— И нужно еще знать, где он находится, — сказал Тора с усмешкой, явно рассчитанной на тех, кто слушал их разговор.

Он подсел к отцу и зашептал ему на ухо:

— Отец, у меня есть план. Один из стражников — наш друг. Новое правительство наобещало ему золотые горы, но теперь дела у него хуже, чем прежде. Чтобы найти средства на строительство нового космического флота, всем рабочим и служащим понизили зарплату. Этот человек поможет мне выбраться отсюда при условии, что я возьму его с собой.

Ксар Бем внимательно выслушал его и, покачав головой, сказал:

— Что можно сделать в мире, где тебя окружают одни враги? Тебе никто не дал бы даже куска хлеба из-за боязни попасть в тюрьму. Где и как ты собираешься жить? Как ты доберешься до секретного завода, который находится так далеко?

— Никто меня не узнает, если я немного изменю свой облик, — твердо заверил Тора. — Кроме того, я не верю, что у меня больше врагов, чем у ученых, которые не сдержали ни одного своего обещания.

— Вот поэтому-то твой замысел и не удастся. Страх перед наказанием, которое ждет каждого, нарушившего закон, является главным козырем наших врагов. Они беспощадно уничтожат всякого, кто поможет тебе.

— Не беспокойся, папа, за меня, — смеясь, произнес Тора. — Когда я буду где-нибудь останавливаться, то буду держать ухо востро. Мне от тебя ничего не нужно, кроме перстня.

Ксар Бем задумчиво взглянул на свой переливающийся золотом перстень, который ему был передан по наследству. Он тоже улыбнулся.

— Я совсем про него забыл. Тебе, конечно же, он необходим.

Немного поколебавшись, он снял перстень с пальца и вручил его своему старшему сыну.

— Это символ нашей власти, Тора. Не забывай об этом. В то же время этот перстень может выдать тебя, потому что больше ни у кого такого нет.

Тора спрятал перстень под одежду.

— Никто его не увидит, отец. Я спрячу его в ботинке. Ну, что? Может, пожелаете мне счастья? Возможно, завтра я буду уже далеко от Брадокса, если меня не убьют.

— Бемов не так-то легко убить, — сказала Рита Бем и положила руку на плечо сына. — В один прекрасный день ты заменишь отца на троне. Позаботься о том, чтобы это произошло.

Вахта сменилась на следующий день. Тора сбежал, а с ним и стражник.


Новость о побеге наследника престола, как ураган, разлетелась по всему Ксару. Правительство распорядилось отыскать «предателя» и назначило за его поимку крупное вознаграждение. И хотя все восхищались смелым поступком Бема, едва ли не каждый про себя думал о том, чтобы засадить его в тюрьму.

Однако Тора уже давно покинул город. Вместе со своим новым союзником, тюремным стражником Джесто, они пересекли незаселенный горный пояс, отделявший Брадокс от пустыни. Они жили тем, что давала им небогатая в тех краях природа. Их тепло принимали в одиноких хижинах, помогали им, не спрашивая, кто они и откуда пришли. Наконец они добрались до большой фермы, расположенной в оазисе.

Тора остановился и указал в сторону долины.

— Там есть то, что нам нужно, — сказал он. — Там живет наш добрый друг. Однажды мы спасли ему жизнь — он сослужил нам огромную службу. К тому же мы подарили ему эту фруктовую долину на кромке пустыни. Он поможет нам.

Спустя два дня Торо, одетый в роскошные платья и обвешанный золотыми украшениями, высадился вблизи второго по величине города планеты Ксар. Здесь можно было легко достать одноместный межпланетный корабль.


Почти в то же время состоялось совещание Фаро Три со своими советниками.

— Империя Ксар в наших руках, — похвастался он, ударив кулаком по столу. — Придет время, когда мы расширим наше влияние. Недавно за пределами Млечного Пути на одну из планет сел наш исследовательский корабль. Как только мы прекратили подавать туда энергию, они поняли, что их ждет, и сразу же передали сигнал «SOS» жителям планеты Соло III. Однако те не успеют им помочь, даже если пошлют свои военные корабли, так как мы уже их уничтожим.

В знак согласия все захлопали в ладоши.

— Возможно, мы поднимем в воздух сразу огромное количество кораблей и направим их к Млечному Пути. Там мы оставим столько сил, сколько будет нужно для поддержания порядка.

Все одобрительно кивнули.

— Каждый из вас получит одну из захваченных империй. Это будет моей благодарностью вам за оказанную поддержку. Ну а теперь перейдем к деталям этого дела.


Немного позже практически одновременно произошли три события. Объединенный военный космический флот Ксара взмыл в воздух и отправился к соседней спиралеобразной туманности. Она была хорошо видна в ночном небе и напоминала снежинки. Полет был рассчитан на неделю, но предстояло устранить надвигающуюся опасность. С непостижимым постоянством в бездне космоса исчезали тысячи космических крейсеров, готовых вести боевые действия.

В ту же ночь с противоположной стороны пустыни взлетел узкий летательный аппарат. В его кабине находился Тора Бем — надежда угнетенного народа, наследник законной власти Ксара. Планета содрогнулась при взлете крошечного корабля, устремившегося во мрак неизвестности. На сетке оптического прибора одноместного аппарата высвечивалась звездочка, которая все время двигалась в одном направлении. В баках корабля Торы было мало топлива. Это было конвенционное горючее, и заправиться им можно было на немногих станциях.

Третье событие произошло перед воротами Брадокса. Там совершил посадку космический корабль. На его передней части четко вырисовывалось название: «Звездный луч».

Глава 5

Хотя Фред Диркс обнаружил что-то неладное, Рекс Ранделл убедил его продолжать выполнение задания. Гаррисон заметил поднявшийся в космос флот Ксара III, но не стал вмешиваться в разговор.

Рекс Ранделл сразу же созвал всех на совещание. Он сказал, что флот явно устремился к туманности Андромеды и, возможно, хотел предпринять полет на Землю.

Хотя о целях этой акции никто не знал, большие отверстия в носовых частях кораблей указывали на то, что это были военные крейсеры. Не исключено, что новые власти Ксара решили захватить Землю, о существовании которой знали.

— Мы должны сейчас же приземлиться на Ксар и убедить ученых в бессмысленности их намерений! — выкрикнул Джулиус Декс. — У этих ребят, наверное, помутился разум.

— Но мы же не знаем, хотят ли они на самом деле захватить Землю, — оборвал его Диркс. — Кроме того, мне кажется абсурдным называть этих господ учеными.

Он тогда даже не догадывался, насколько был прав. Однако об этом они узнали лишь позже.

— Мы должны что-то придумать, ведь на карту сейчас поставлено все, — сказал Ранделл. — У нас больше нет времени на переговоры. Нам сначала нужно сесть, а уж тогда посмотрим.

— Но это может плохо для нас кончиться, — вставил Джансен.

— В таком случае мы уже не сможем помочь и Земле. Но если нас не укокошат, попытаемся убедить ученых в безобидности наших намерений или даже в превосходстве их сил, чтобы они отозвали свой флот, — заметил Ранделл.

Все члены экипажа согласились. Рекс Ранделл был прав. Других вариантов не оставалось.

И вот «Звездный луч» совершил посадку на окраине города рядом с космопортом. После посадки телепорт был отключен, а защитное энергетическое поле снято. К иллюминатору с непробиваемым стеклом и встроенными в него двумя атомными пушками направились Кранц и Юран. Всем остальным, находившимся на борту корабля, были выданы бластеры и автоматические пистолеты.

Джулиус Декс вытащил в шлюзовую камеру капсулу для переговоров. Она вмещалась туда только по диагонали, но это уже не имело значения, поскольку атмосфера была слишком напряженной.

Какое-то время все было спокойно. Но потом вдруг со всех сторон слетелись глайдеры и прибыла группа людей. Правда, никто из них не приближался к кораблю. Они были одеты в ту же военную форму, что и сидевшие в глайдерах.

Солдаты оцепили «Звездный луч».

Покинув центральный отсек, Рекс Ранделл направился к шлюзовой камере.

— Пришло время покинуть корабль. Сначала выйдут двое, остальные останутся и взлетят только в том случае, если что-то пойдет не по плану. Диркс, командовать будете вы!

— Кто пойдет со мной?

Рекс пристально посмотрел на него, догадавшись, что тот его не понял.

— Диркс, вы должны взять на себя командование «Звездным лучом». К этим воякам пойду я и Джулиус Декс.

Диркс явно смутился.

— Устав космического флота гласит… — начал он.

— …что капитан может покинуть свой корабль лишь в случае исключительной необходимости или полной безопасности, — продолжил Ранделл. — Это я и сам знаю! Ну а как вы думаете, в каком положении мы сейчас находимся? По-моему, это вряд ли можно считать нормальным. Можно даже сказать больше — наша Земля в огромной опасности, и мы должны прийти ей на помощь. Более экстремальной ситуации трудно себе представить. Или у вас есть какие-то возражения?

Диркс молчал.

— То-то же! Декс, приготовьтесь. Я открою люк и выйду. Вы последуете за мной, прихватив говорящий аппарат. Эти ребята, конечно же, сразу узнают свой прибор. Так как он очень легкий, кран не понадобится. Будет достаточно трех человек, чтобы спустить его на канате. Готовы?

Француз проверил петлю, которая затягивала корпус говорящего устройства, и кивнул.

Внешний люк бесшумно открылся. Ранделл вышел на широкую площадку и остановился. Он был готов к любым неожиданностям, но ничего не произошло.

Тогда он начал медленно спускаться по металлической лестнице, приваренной к корпусу корабля. Над ним из люка была выдвинута и быстро спущена переводящая капсула. За ней сошел Джулиус Декс. Его лицо выражало озабоченность и напряженность.

Когда капсула коснулась грунта и установилась вертикально, канат был выброшен. Люк захлопнулся.

С этого момента Ранделл и Декс должны были рассчитывать лишь на свои силы.

Группа солдат приблизилась к ним. Не дойдя нескольких шагов до землян, они остановились.

Один из них начал что-то говорить на абсолютно непонятном языке и, казалось, не обращал внимания на капсулу. Ранделл решил его прервать:

— Послушай, старый вояка, я не понимаю ни единого твоего слова. Может, ты будешь так любезен, что станешь говорить в этот ящичек? Мы для этого его специально и прихватили.

Он протянул солдату ящичек, который был настроен на ту же волну, что и капсула. Ксарец взял его и что-то проговорил. Из капсулы донеслись слова на языке Земли:

— Возможно, это бомба. Ее необходимо срочно обезвредить, прежде чем те выкинут какой-нибудь фокус.

Ранделл возмутился:

— Каков наглец!

И, хотя он произнес это тихо, перевод его слов, тут же воспроизведенный с большой громкостью, сильно напугал солдат.

— Это что, встреча делегации из другого мира или… Я хотел бы сразу же переговорить с вашим начальством!

Ситуация была скорее странная, чем опасная. Корабль опустился на чужую планету, где господствовала жесткая диктатура, а экипаж вел себя так, словно навестил старых знакомых.

Недалеко от места посадки корабля опустился еще один, более модернизированный, глайдер, из которого вылез мужчина в ярком плаще. Важной походкой он подошел к капитану.

— О, главарь пришел! — сказал Ранделл.

Вновь прибывшему, казалось, было известно назначение ящика. Он взял его у одного из солдат и, улыбнувшись, обратился к Ранделлу:

— Мы приветствуем вас, пришельцы! Могу ли я поинтересоваться, из какой системы вы прилетели в нам, оказав огромную честь нашему народу?

Ранделл поклонился в знак приветствия.

— Мы прилетели с Земли, если вам это о чем-нибудь говорит. Если да, то, может, вам приходила в голову мысль послать туда флот? Кстати, только что несколько кораблей направились в сторону Земли и, возможно, побывают на ней.

Человек сделал шаг назад.

— Откуда вам известно, что флот полетел в сторону Соло III?

И хотя его лицо было серьезным, чувствовалось, что он не испытывает никакого беспокойства. Казалось, он не считал злодеянием уничтожение другого мира. Заметив это, Ранделл решил не идти на обострение.

— Вы хотите знать, откуда нам это известно? Да нам вообще все известно. И наше правительство подготовилось к военным действиям. Супероружие, которым мы обладаем, поджарит крылышки этим кораблям и отправит их в ад. Никто из них не вернется.

Ранделл испытал удовлетворение, увидев, что его слова произвели впечатление.

Лицо мужчины в ярком одеянии стало белым как снег. Окружающие его солдаты начали возбужденно переговариваться, сильно размахивая руками. Наконец их предводитель произнес в металлический ящичек:

— Но как это возможно?

Твердо решив ни в коем случае не отдавать пальму первенства в этом разговоре, Ранделл тоном победителя сказал:

— А вы думаете, только у вас высококлассная техника? Если бы мы были слабы, разве смогли бы так быстро нанести ответный визит после вашего пребывания у нас в гостях? К сожалению, ваше второе посещение Земли будет происходить уже в менее дружественной обстановке.

— Пойдемте с нами! — наконец произнес человек. — Наш правитель хотел бы поговорить с вами.

— А кто это? — поинтересовался Ранделл. — Один из Бемов или ученый?

— Проклятие! Вы слишком хорошо осведомлены. Идите с нами, и все узнаете.

Ранделл пожал плечами. В кармане его комбинезона был спрятан маленький передатчик, улавливающий каждое слово, которое автоматически передавалось на корабль и там сразу же записывалось на компьютер. Поэтому на «Звездном луче» знали о каждом шаге, предпринимаемом капитаном.

— Ну, поехали, — сказал Рекс и взобрался в специально доставленный для него воздушный глайдер. — Возможно, мы узнаем что-то новое.

За ним неуверенным шагом поплелся Джулиус Декс. У него было предчувствие, что они попали в ловушку. Возможно, это было обманчивое впечатление, будто ксарцы боялись за свои военные корабли и за жизнь людей, находившихся на них.


Затаив дыхание, Рита сидела в центральном отсеке перед устройством, принимавшим сигналы от Рекса. Она прислушивалась к каждому звуку. Долгое время Рекс разговаривал с самим собой. Он это делал умышленно, чтобы команда была в курсе дальнейших событий. После продолжительной паузы началась небольшая конференция с учеными. Она длилась лишь несколько минут.

В начале Ранделл пробормотал что-то в сторону, где стояли в полной готовности установки для перевода, улавливающие малейший звук даже за несколько десятков метров.

— Не правда ли, Джулиус, классная будка? Немного не по себе, когда не знаешь, чего от тебя хотят. Солдаты покидают нас. Значит, хотят создать интимную обстановку. Тихо, главарь хочет говорить с нами.

— Почему вы все время называете Фаро Три «главарем»? — донесся сердитый механический голос из переводящего устройства. — По нашим законам он является императором только части галактики. Фаро Три — князь лишь звездной империи Ксар.

— Правда? Это тот, в цветастой ночной рубашке, и есть император? — удивился Ранделл. — Я думал, он ученый…

— А я и есть ученый! — раздался механический голос.

— Ив какой области? — В голосе звучала усмешка. — Я имею в виду, как называется та область, в которой вы специализируетесь?

— Что вы хотите сказать? — поинтересовался Фаро Три.

Ранделл глубоко вздохнул, наполняя грудь ксарским воздухом.

— Вы сказали, что являетесь ученым. Но тогда вы должны быть докой хотя бы в одной из научных областей — химии, астрономии, физике. Или, возможно, в политике?

— В политике, только в политике! — заверил Фаро Три.

— Ну нет! Политика разве наука?

— Иногда — да! А по-вашему, заниматься политикой — это не наука?

— Бывают же на свете такие безмозглые ученые! — сказал Ранделл, понимая, что Фаро Три сейчас взорвется. Так оно и случилось.

Фаро Три грубым голосом начал кричать Ранделлу прямо в ухо:

— Если бы все люди на вашей планете были такими же, как вы, я бы ни капли не жалел о том, что дал приказ космическому флоту уничтожить Землю. И у меня пока что нет ни повода, ни желания отменять его.

— Но вы даже и этого не сможете сделать!

— Конечно, нет, — неуверенным тоном добавил Фаро Три.

— Ну ладно! — разошелся Ранделл. — По той же причине мы вам ничем помочь не сможем. Ваш флот летит навстречу верной гибели. Это ясно, как дважды два.

— Вы блефуете! — завопил Фаро Три.

— Я не политик!

Ранделл замолчал, решив показать свое презрение к недружелюбным ксарцам.

Хотя ученые продолжали задавать вопросы, отвечал на них Джулиус Декс. Затем из находящейся у Ранделла маленькой рации в течение некоторого времени раздавались какие-то непонятные шумы. И тут снова прозвучал голос Ранделла:

— Я вас предупреждаю, мои дорогие господа ученые! Земля поддерживает с нами связь, и она уже информирована о том, что мы взяты в плен. Еще несколько часов назад принималось решение послать сюда космический флот. В этом случае мало что останется от вашего величия. Стойте! Не трогайте меня! Я заряжен электрическим током. При малейшем прикосновении ко мне возникнет замыкание, и вы откинете копыта. Как ученым, вам должно быть известно, что в гиперпространстве положительный заряд становится отрицательным.

В центральном отсеке «Звездного луча» все затаили дыхание. Как мог Ранделл нести такой бред? К тому же в присутствии людей, которые считали себя учеными. Хотя, в сущности, какие они ученые? Но даже если это не так, должны же они знать элементарные законы природы!

Но и этого, они не знали.

За Ранделлом и Дексом прислали стражу, но обыскивать их не стали. Было лишь ясно, что они по-прежнему находились на расстоянии, позволяющем поддерживать связь со «Звездным лучом».

«Внимание, Рита, они запихивают нас в пневмомобиль. Оставайтесь на корабле и не беспокойтесь. Мы должны сначала разгадать, что они замышляют. Их главная шишка не имеет ни малейшего представления, как управлять страной, зато считает, что одной власти достаточно, чтобы заниматься политикой. На крайний случай у нас все же есть бластеры.

Приказываю команде «Звездного луча» не предпринимать без моего распоряжения никаких действий и быть готовыми к отражению нападения! В случае если превосходство противника будет существенным, приказываю лететь в открытый космос, но оставаться в пределах досягаемости моего передатчика. В любом случае мы должны попытаться найти Бемов. Поэтому мы отправляемся в тюрьму, так как я мало верю в то, что нас везут в фешенебельную гостиницу.

И еще! Ни в коем случае никому не покидать корабль! Рита, ты ведь остаешься в центральном отсеке?»

Но Ранделл и не ждал ответа, потому что его крошечный передатчик не принимал волны.

Таким образом, экипажу «Звездного луча» оставалось только ждать. Однако в районе Брадокса, где корабль совершил посадку, царила мертвая тишина. Вдали взлетали какие-то корабли, пневмомобили и военные глайдеры. На почтительном расстоянии от корабля патрулировала группа солдат.

Не только команда «Звездного луча», но и весь мир, казалось, замер в ожидании новых событий.


В звездную систему Ксар входило семь планет. Из них лишь вторая, третья и четвертая были заселены. Ксар II и Ксар IV были лишь колониями основной планеты и имели такие же условия, что и Венера с Марсом.

Маленький межпланетный корабль Торы Бема, пролетев мимо четвертой планеты, вошел в орбиту незаселенной пятой.

Ксар V был величиной с Землю и в качестве спутников имел четыре луны. Хотя атмосфера одной из них, Ксар V/2, могла обеспечить многочасовое пребывание на ее поверхности без скафандра и кислородных баллонов, заселять ее так и не решились. Бемы объявили эту луну запретной зоной, и многие столетия все считали ее мертвым спутником.

Так одинокий, беспомощный Ксар V/2 вращался по орбите вокруг столь же безжизненной планеты, атмосфера которой издалека представлялась толстым слоем льда.

Хотя кабина корабля была крошечной, Тора в ней довольно удобно устроился. В помещении же за перегородкой можно было передвигаться только на корточках. Там хранились запасы кислорода, которых вполне хватало на случай длительного пребывания на корабле.

В транспортный иллюминатор, расположенный в верхней части корабля, можно было увидеть лишь небольшую часть космического пространства.

Оснащение корабля было очень простым.

Тора Бем включил монитор, чтобы посмотреть, что происходит сзади и нет ли преследования. Он убедился, что его корабль один в этом секторе. Привычная боязнь встретиться со второй луной, вращавшейся вокруг пятой планеты, не скоро покинула Тору.

Очевидно, у ученых до сих пор не нашлось времени заняться загадочным спутником. Возможно, они принимали его за священное место Бемов, потому что совсем недавно прошел слух, что на Ксаре V/2 были захоронены умершие властители. Ученые было заинтересовались таинственными захоронениями, но теперь, похоже, поостыли — других дел было по горло.

Тора злорадно улыбнулся. Уж он-то позаботится, чтобы их стало еще больше.

Ксар V был уже в поле зрения Торы, который не в первый раз видел эту «заледеневшую» планету. Еще когда он был подростком, его, как старшего сына правителя галактики, посвятили в тайны императорской семьи.

Глубокие трещины перерезали мрачный ландшафт. Отвесные скалы устремлялись в черное небо. Спутник этой планеты и являлся целью полета жаждавшего приключений юноши, который пребывал сейчас в особенно приподнятом настроении — ведь впервые в жизни, и к тому же в одиночку, ему удалось посетить другой мир.

Но вдруг его губы сжались в узкую полоску, а глаза сощурились: их ослепил яркий луч. Его уже как-то показывали ему ученые. Правда, учеными их можно было назвать с определенной долей условности и даже с иронией. Это была элита, которая, работая в тесном контакте с Бемами, сделала много для расцвета империи. Бемам же отводилась лишь роль управителей. Они передавали свой трон по наследству — от отца к сыну, и разработали очень строгие законы.

Фаро Три отличался от захвативших власть ученых. Его прадед был сиротой, а отец, капитан космического корабля, погиб в борьбе против захватчиков из соседней спиралеобразной дуги туманности.

На Ксаре III было много заводов. Их центральные отсеки усиленно охранялись. Направляемый с Ксар V энергетический поток приводил в движение все моторы и электрические устройства Ксара. Здесь создавались лучевые станции, которые направляли электрические поля на корабли, бороздившие просторы Вселенной.

Эти лучевые станции были сердцем могущественной империи. От них зависела жизнь ксарцев. Если бы они перестали функционировать, то произошла бы величайшая катастрофа — все существовавшие цивилизации сразу бы погибли.

Но с чего бы им прекратить работать? На протяжении многих столетий они действовали безотказно и без всяких пауз. Все знали, что неистощимый источник энергии существует уже многие тысячелетия, но вот где — неизвестно. Единственное, что сделало новое правительство для своей безопасности, — это соорудило вокруг станции энергетические защитные экраны. Каждого, кто попытается приблизиться к ним, ждала верная смерть. Тора скорчил довольную гримасу, думая о невеселой участи ученых.

Вскоре пустыня, над которой проносился корабль, исчезла. Горизонт стал округляться и съеживаться, пока планета не приняла свой прежний шарообразный вид.

Наконец крошечный кораблик выскользнул из мертвого пространства. Вот уже была видна вторая луна Ксара V — цель полета Торы Бема.

Атмосфера луны удерживалась необычайно высокой силой притяжения для столь малого шарообразного тела, от которого исходило необыкновенно красивое яркое свечение. Остроконечные и странной неестественной формы скалы тянулись в низкое небо, и редкие облака таили смертельную опасность для каждого подлетающего сюда космического корабля. Вдруг в одной из черных пропастей засияла горящая масса.

Для посадки не было подходящего места.

Тора несколько раз пролетел над негостеприимным спутником пятой планеты, чтобы еще раз убедиться, что все было именно так, как он надеялся увидеть.

Затем он вошел в атмосферу.

Как по мановению волшебной палочки исчезли скалы и пропасти. Вместо них открылась совершенно иная картина.

Поверхность луны состояла из правильных прямоугольников, соединенных полосой гор. Каждый из этих прямоугольников тянулся на четыре или пять километров, отчего луна казалась огромным мячом, покрытым густой сетью изящных линий. Четыре башни гигантских размеров и высотой в тысячу метров устремлялись к светло-зеленому небу, напоминая антенны искусственных спутников.

Вот все, что бросалось в глаза при первом мимолетном обзоре спутника. Бемы создали и установили оптический барьер, таким образом скрывая настоящий природный ландшафт спутника от какого-нибудь случайно залетевшего в эти края путешественника, которому представлялась просто кошмарная картина рельефа.

Тора углублялся все дальше и дальше в атмосферу луны, пролетая на очень малой высоте над гладкой поверхностью.

Вся луна выглядела как-то неестественно. Создавалось впечатление, что сотворила ее и выпустила во Вселенную совершенно немыслимая техника. Однако на самом деле это было не так.

Ксар V/2 вращался вокруг Ксара V с момента своего появления. Лишь Бемам оказалось под силу раскрыть секрет этого спутника — необычайно высокое силовое поле. Тогда они пробурили в гранитных слоях скважины и на большой глубине обнаружили месторождение чистой энергии.

Это было уникальное открытие.

Существовавшие еще в то время настоящие ученые после ряда результативных попыток установили, что энергия возникает от светящегося элемента, который находится в малых количествах в недрах луны. Кроме того, эта энергия обладала странной, но очень полезной способностью: при помощи относительно простого устройства и радиопередачи ее можно было направлять в любое место.

Таким образом, был найден совершенный источник энергии. На Ксаре III были созданы станции для приема таинственной энергии с Ксара V/2. Все это держалось в строжайшем секрете, который передавался по наследству только внутри семьи Бемов. Участвовавшие в этой операции ученые жили на луне до самой смерти.

Тора опустился рядом с передающей башней, которая находилась на северном полюсе луны. Сила притяжения была не больше, чем на третьей планете, поэтому при передвижении по поверхности не возникало особых трудностей. Он несколько раз потянулся, а затем прополз по крошечной шлюзовой камере и открыл верхний люк.

Холодный воздух ворвался в узкую кабину корабля. Тора знал, что атмосфера Ксара V/2 содержит слишком мало кислорода и много вредных примесей и что без скафандра там нельзя было оставаться больше трех-четырех часов. Но путь до передающей станции был недолог, так что можно обойтись без кислородных накопителей.

На этой неестественной поверхности луны царил холод, не было даже намека на то, что хоть где-то тепло. Бемы бились над этим уже много лет.

Тора медленно двинулся к башне. Здесь он чувствовал себя относительно уверенно. Никому не могло прийти в голову искать его здесь. Ему надо было еще преодолеть путь, который привел бы его к недрам луны.

Вдруг у него появились сомнения в осуществимости задуманного им плана. Взвесил ли он все плюсы и минусы? Не могла ли из-за этого на Ксаре III произойти катастрофа, в результате которой погибли бы Бемы и их сторонники?

Он замотал головой, как бы стараясь избавиться от этих мыслей. Конечно, цивилизация была бы уничтожена, если бы заводы остановились. Космические корабли ксарцев из-за отказа энергетических двигателей навсегда бы остались в космосе или врезались в ближайшее солнце. Не исключено, что в это время какое-нибудь другое звездное государство, воспользовавшись моментом, захватит беспомощную империю.

Но Тора должен был рискнуть. Он был убежден, что возвращение Бемов на трон могло бы восстановить спокойствие и порядок в империи, поскольку народ был недоволен режимом ученых.

Тора остановился перед башней, верх которой исчезал высоко в облаках, окутывавших планету. Внезапно им овладели тревога и страх перед этой грандиозной конструкцией. Правда, он вспомнил, что башня простояла почти тысячу лет, так почему она должна была развалиться именно сейчас?

Тут Тора внимательно посмотрел себе под ноги. Оказалось, он стоит на неясно вырисовывавшемся квадрате, за пределами которого всякого, кто ступит на двухметровый участок поверхности, не зная последовательности включения и выключения аппарата, ждала верная смерть.

Тора не двигался, стараясь вспомнить слова отца, которые тот произносил здесь более двух лет назад. Звучали они так:

«Доступ к таинственной энергии империи заблокирован для тех, в чьих жилах не течет кровь Бемов. Автоматика срабатывает лишь тогда, когда постоянно действующие сканеры определят наш состав крови. Это рефлекторная защита. Если ты прошел первое испытание, то луч отключается и контакт прекращается. При этом необходимо выполнить еще одно условие — неподвижно стоять не менее пяти минут точно в центре платформы, дающей допуск к секретной установке, которая находится под башней».

Тогда Тора ничего не понял из научных объяснений отца, но сейчас важно, что многовековая автоматика работает бесперебойно.

Минуты для Торы длились целую вечность.

Потомка династии Бемов охватило сомнение. Уж наверняка он простоял пять минут на середине платформы, но ничего не сдвинулось с места даже на миллиметр.

Внезапно Тора ощутил легкую вибрацию. Значит, его появление здесь было не напрасным! Большая платформа площадью четыре квадратных метра, на которой стоял Тора, плавно опустилась в глубь грунта. Но он все же не был до конца уверен в успехе начатого дела. Почти две минуты из квадратного отверстия шло свечение. Затем платформа вновь поднялась в первоначальное положение. Торы на ней не было.

Он находился в недрах луны.


В тюрьму, где сидели Бемы, доставили двух новых заключенных, которые не оказали никакого сопротивления. Лишь когда вместе с ними принесли капсулу для перевода, разгневанный до того Бем успокоился и даже проявил интерес к новичкам.

Значит, они не были ксарцами!

Ранделл и Декс с удивлением рассматривали богато и со вкусом обставленное помещение, которое имело мало общего с тюремной камерой. На широкой кушетке сидел роскошно одетый мужчина, который с любопытством разглядывал их. У окна стояла не менее роскошно одетая женщина. Очевидно, она тоже сидела в тюрьме. Неужели они были заключенными?

Мужчина встал.

Он подошел к ним довольно близко и четко произнес в стоявшую капсулу:

— Кто вы такие? Из какой системы?

— Меня зовут Рекс Ранделл, я капитан земного исследовательского корабля. Это мой техник, Джулиус Декс. А с кем мы имеем честь говорить?

— Я — Ксар Бем, законный правитель звездной системы Ксар. А вы откуда прилетели? Я не расслышал названия вашей планеты.

— С планеты Земля.

Ранделл все еще не мог поверить, что стоял рядом с Бемом.

Бем покачал головой.

— Не слышал. Она, должно быть, находится не в нашем звездном рукаве. Как вы попали сюда?

— Земля располагается даже не в туманности Андромеды — так мы называем вашу звездную систему. Мы прилетели из другого мира, который находится отсюда на расстоянии в полтора миллиона световых лет.

Ксар Бем задумался. Затем по его лицу скользнула слабая улыбка, и он протянул обескураженному таким жестом Ранделлу обе руки.

— Вы, должно быть, прилетели из того мира, о котором мне много рассказывал Гор Бем. Мы называем его Соло III. Как там дела у Гора Бема? Выполнил ли он свою миссию?

Ранделл медленно склонил голову.

— Выполнил, но за это поплатился жизнью.

В двух словах он сообщил о неудачном приземлении огромного корабля. Рассказал, как земляне готовились к приему корабля пришельцев и как были потрясены их аварией. Пришелец, который просил отправить команду на Ксар III, наверняка и был Гором Бемом.

Ксар Бем долгое время молчал, потом сказал:

— Гор был моим племянником, очень способный молодой человек. Он открыл Соло III и хотел установить контакт с новой цивилизацией. Он. отдал за это свою жизнь, но его труды не пропали даром.

Ранделл посмотрел в сторону Рати.

— Это ваша жена?

— Извините, я совсем забыл вас познакомить, — сказал Ксар Бем, представив свою жену.

Ранделла поразила ее необыкновенная красота. Им овладело чувство, которое он испытывал не очень часто. Они сели.

— Что вам сказали ученые? — спросил Ксар Бем.

— Они послали войска на Землю, чтобы уничтожить ее. Они боятся, что Гор обратился к нам за помощью в борьбе с учеными.

— Это свойственно дилетантам в политике. Сожалею, что доставляю вам столько хлопот.

Ранделл улыбнулся.

— Хлопоты — это мягко сказано, многоуважаемый господин Бем! На самом деле Земля еще не готова отразить нападение военно-космических сил Ксара, — признался Рекс. — Впрочем, здесь можно спокойно обо всем поговорить.

— Я боюсь, нас подслушивают. Сомневаюсь, что нас могли посадить всех вместе без всякого умысла.

Глаза Ранделла сверкнули. Он думал, что Бемы с Джулиусом поймут его намерения.

— Да, Земля не подготовлена, но она постоянно находится настороже. Наши приборы и автоматические станции обнаружат и уничтожат корабли ксарцев. Гор Бем предупредил нас о нападении. От их военных кораблей останется лишь пыль. Наше оружие способно превратить в течение секунды любую материю в энергию. А существование человека в виде энергии мучительно.

Бему нечего было возразить, хотя он не понял саму суть дела

Главное, чтобы ученые осознали тщетность своих усилий и не посылали в дальнейшем корабли в сторону Земли.

Ранделл ухмыльнулся. Настоящий властелин этой империи показался ему приятным человеком и, в общем, понравился. Жаль только, что знакомство произошло в такой обстановке.

— К сожалению, мы не имеем возможности отозвать флот ученых. Через несколько дней он достигнет Земли и будет уничтожен.

Ранделл кивнул. С одной стороны, его забавляла эта игра в прятки, но с другой — он опасался за Землю. Она никогда не смогла бы отразить массированный удар из космоса. Еще теплилась надежда, что ученые сами отзовут флот, но они вряд ли решатся. Каждый неосторожный шаг со стороны пленников мог раскрыть их планы. Снова глаза Ранделла загорелись, и он сказал.

— В некотором смысле даже хорошо, что флот нельзя отозвать, так как если бы они это сделали, то избежали бы уничтожения своей космической техники и могли бы вступить в военные действия против нас на Ксаре. Но если их флот будет разгромлен, то ученые окажутся без поддержки войск в тот момент, когда на их родной планете вспыхнут восстания.

— Совершенно верно, — согласился Ксар Бем. — К тому же я рассчитываю, что нас поддержит очень близкая мне звездная империя.

Теперь уже начал ухмыляться и Джулиус Декс, когда представил себе состояние ученых, подслушивавших этот разговор. А в том, что они это делали, никто не сомневался.

— Да, — произнес наконец Ранделл, — тогда у нас нет причин для беспокойства. Нам осталось совсем недолго ждать, когда нас освободят. За какое время ваши корабли достигнут Соло III?

— Поскольку они преодолевают пространственный и временной континуум при помощи специальных устройств, то это не очень долго. Если ориентироваться по вашему времени, максимум за неделю.

Ранделл схватился за голову и начал резко говорить, опять подмигнув Ксару Бему.

— Этого уже достаточно, чтобы понять, как отстал ваш мир, многоуважаемый повелитель. «Звездному лучу» на все это потребовалось бы меньше суток. Значит, если бы мы смогли отправиться хотя бы завтра или даже послезавтра, то прибыли бы на Землю раньше ксарцев.

На этот раз Ксар Бем действительно был удивлен:

— За один день расстояние в миллионы световых лет?

Ранделл кивнул.

— Это наша обычная космическая скорость, — солгал он.

Ксар Бем сидел. Но когда услышал, как пришелец с другой планеты понес эту несуразицу, непроизвольно вскочил. Возможно, если бы он был немного понастойчивей, то узнал бы, что Земля располагает лишь единственным кораблем с телепортирующим устройством.

— Тогда почему же вы предоставили право первого посещения и знакомства с разными цивилизациями нам? — удивился он.

Глаза Ранделла снова засверкали.

— Мы знаем Ксар III уже довольно давно, но нам он казался слишком отсталым, чтобы тратить усилия на налаживание контактов. Возможно, через несколько сотен лет…

Ксар Бем едва сдержался. Хвастливость капитана действовала ему на нервы, так как никто не знал лучше его, что Ксар III в технике и социальной сфере был на более высоком уровне, чем Земля. Но потом он разгадал замысел Ранделла: тот говорил это лишь для подслушивающих разговор ученых. Но, правда, какую цель хотел этим достичь Ранделл, оставалось для Ксара Бема загадкой, хотя постепенно он начал вникать в суть дела.

— Да, да, я это знаю, — устало пробормотал он. — По сравнению с могущественной звездной империей Земли мы являемся племенем аборигенов, которые только-только научились добывать огонь. С каждой минутой я все больше верю в то, что мы будем спасены.

— Конечно! — подхватил Джулиус Декс. — Особенно если наше правительство серьезно отнесется к приближающемуся нападению ксарских кораблей. Тогда наши корабли прилетят сюда и отомстят за все. Ясно, что власть ученых будет свергнута!

— Какая жалость, — уныло пробормотал Ранделл.


Так как Рекс Ранделл приклеил к себе маленький передатчик, то у команды «Звездного луча» была возможность прослушивать разговор в тюрьме.

Кнут Джансен произнес:

— Я думаю, что наш добрый друг Рекс совсем захвастался, тем более если учесть, что он делает это в тюрьме.

— Тем не менее ему невероятно повезло, — вставила Рита. — Он попал как раз в одну «камеру» со свергнутым императором ксарцев.

— Возможно, это произошло не случайно, — поддержал жену Рекса Фред Диркс.

Джансен взглянул вверх. Над их кораблем прошел мощный пучок света.

— Не случайно? — медленно проговорил он. — Возможно. Правда, тогда я смогу поверить и в то, что и хвастовство Рекса было не случайным. Он наверняка преследовал этим какую-то цель.

Диркс кивнул:

— Я полностью согласен. Ведь он мог бы сделать так, что ученые возвратили уже отправившиеся к Земле корабли. Таким образом наша планета была бы спасена, потому что никто из нас не воспримет всерьез то, что наш космический флот способен остановить такой налет.

— Все хорошо и даже прекрасно, — вступил в разговор радист Уолкер. — Каким образом они должны будут отозвать свои корабли? Мои знания здесь бессильны.

— Каким образом? Конечно же, это нужно сделать нам, — сказал Кнут Джансен. — Ведь Рекс не зря обращал внимание на то, что скорость нашего «Звездного луча» в шесть раз больше, чем у кораблей ксарцев.

— Ранделл давал понять, что их флот проиграет в любом случае, если они приблизятся к нашей Солнечной системе. Они сами прекратят наступление, чтобы предотвратить полное уничтожение своих военных сил, — добавил Диркс.

— Но этот главный из Бемов, — вмешалась Джейн, — все никак не предупредит ученых…

Тут терпение Кнута Джансена лопнуло.

— Опять пустые разговоры! — закричал он, забыв, что джентльмены в культурном обществе так себя не ведут. — Вы что, никогда не слышали, что можно подслушивать любой разговор с помощью электронных приборов? О небо! Что за нелогичные создания эти женщины!

— Это не так, — обиженно сказала Джейн. — Иначе бы Фред на мне не женился.

Потрясенный этим высказыванием, Кнут Джансен замолчал.


Тора спускался в недра луны на бесшумном эскалаторе. Отливавшие блеском стены уплывали вверх под углом в тридцать градусов. Через несколько сотен метров ярко засветился выход. Судя по решетке, это был кондиционер.

В сущности, атмосфера в недрах Ксара V/2 была такая же, как на Ксаре III. С того момента, как заработала подземная установка, началась автоматическая подача воздуха.

Эскалатор, спускавший Тору в глубь луны, состоял из пластичного материала. Поэтому он скользил как по маслу. Движущийся непонятно от какого источника, эскалатор доставил Тору во внеземное царство, которое многие тысячелетия являлось сердцем ксарской власти.

Скорость эскалатора увеличивалась. Юноша осторожно ступил вниз по гладкой дорожке, чтобы добраться до находившихся в нескольких метрах от него кресел. Они располагались друг от друга на приличном расстоянии и были жестко прикреплены к дорожке, чтобы при высокой скорости из них не выбросило пассажира.

Тора опустился в кресло и почувствовал облегчение. Уже через мгновение дорожку выбросило под давлением, и она понеслась вниз с бешеной скоростью. Тора знал, что путешествие продлится более пяти часов, и принял несколько таблеток, чтобы не потерять силы.

Казалось, ничто уже не могло остановить законного наследника трона.

Дорожка теперь опускалась со скоростью больше двухсот пятидесяти километров в час. С каждой секундой Тора приближался к своей цели — автоматическому центральному залу. А далее все было бы очень просто. Как говорил ему отец, он установил бы главный выключатель в нулевое положение. В тот же момент четыре передающие башни излучения перестали бы функционировать и свели на нет мощь Ксара III. Станции излучения на планете и направленные излучатели остались бы без защиты, так как у них была бы исчерпана вся энергия. Защитные экраны были бы разрушены, и, что самое главное, лучевое оружие было бы обезврежено.

Конец тирании был близок. Через несколько часов его отец будет свободен и сможет успокоить ксарцев.

На поверхности стены замигала красная лампа.

Тора глубоко втянул воздух в легкие. Первая контрольная лампа.

Эскалатор начал замедлять ход. Ряды вентиляционных шахт стали вырисовываться все яснее. Сильный напор воздуха, при высокой скорости обдувающий как ветер, становился слабее.

Проход, в который только что опустилась дорожка, расширился и превратился в большой зал. Он был ярко освещен овальными излучателями, расположенными на высоком потолке. Было светлее, чем днем. Хотя нога человека ступала сюда лишь раз в тысячелетие, здесь царила стерильная чистота. После каждого посещения включались механические насосы, которые оттирали оставленные человеком следы, очищали помещение от пылинок, всасывали насыщенный кислородом воздух.

Тора сошел с дорожки и застыл в нерешительности. Перед ним оказалось множество проходов, но какой из них вел в центральный зал?

Правда, он колебался недолго, вспомнив рекомендации отца. Решительным шагом он направился к самому дальнему коридору. Пройдя совсем немного, он натолкнулся на металлическую стену, которая преграждала путь случайно сюда забредшему.

Молодой Бем положил ладонь на прохладную поверхность шарообразного устройства, сдвинул его сначала немного влево, затем наверх и стал ждать.

Стена почти незаметно подалась.

И на этот раз Торе помогло то, что в его жилах кипела кровь Бемов.

Стена поднялась и исчезла, будто ее и не было. Тора быстро направился дальше, но через несколько метров вновь остановился. Он подождал, пока металлическая стена снова не опустилась, закрыв выход.

Следующий проход был освещен слабее. Оттуда доносился гул мощных генераторов. Слабое движение воздуха приятно освежало лицо.

Затем та же процедура со стеной. И вот наконец долгожданный центральный зал!

В этом круглом помещении стояли довольно странные машины, которые обеспечивали жизнь на Ксаре III.

Взгляд Торы приковал пульт управления. На нем выделялся красный рычаг словно знак предупреждения против необдуманных действий.

Но что это? Перед пультом, рядом с рычагом, стоял человек. Его сходство с Торой Бемом было поразительным.

— Лар Бем! — воскликнул пораженный Тора. — Ты тоже сбежал? Значит, у нас одинаковые планы?

Брат по крови кивнул.

— Конечно. Или ты не хочешь получить трон Бемов?

Однако что-то в интонации Лара заставило Тору насторожиться. А через секунду в руках у своего двоюродного брата он заметил увесистый бластер, дуло которого медленно двигалось в его сторону…

Глава 6

Через четыре дня после прибытия «Звездного луча» на чужую планету его экипаж призвал ученых отозвать свой флот.

Переговоры вел Фред Диркс.

Ксарец заверил, что ученые не собираются обострять конфликт, а тем более нападать на Землю. После скорой нормализации обстановки было решено послать на Соло III правительственную делегацию для установления дипломатических отношений.

— Приятно слышать, — заметил Диркс, — хотя я удивлен столь внезапному изменению ваших намерений. Правда, и у нас на Земле политики подчас совершают странные вещи. Когда вы освободите нашего капитана?

— Он останется у нас гостем до тех пор, пока вы не вернетесь.

— Мы не полетим без Ранделла и Декса, — твердо заявил Диркс.

Посланник пожал плечами:

— Это наше условие.

— А наше условие — без них не взлетать! Подумайте хорошенько, ваш флот будет уничтожен.

Хотя Диркс вешал лапшу на уши, но иного выхода не было — на карту было поставлено все. Какой смысл возвращаться на Землю без Ранделла и Декса?

— Откуда вы знаете про наш флот?

— Мы просто хорошо знаем систему обороны Земли. На основании этого можно заключить, что любой из ваших кораблей, приблизившись к ней, будет переброшен в другое измерение, из которого не существует пути обратно.

— В измерение смертников? — отпрянул в испуге посланник, видимо что-то слышавший об этом.

Диркс же думал о потерпевшем крушение корабле, который через три часа исчез в пространстве.

— В измерение смертников! — с серьезным видом подтвердил он.

— Мы думали, что одни владеем этим секретом. — Ксарец был разочарован. — И вы используете его как оружие?

— Как наше лучшее оружие, — спокойно ответил Диркс. Оба на минуту замолчали. Затем посланник покачал головой:

— Я один ничего не решаю. Через некоторое время ученые вынесут окончательное решение. А до этого вам придется подождать.

— У нас есть время, — прощаясь с посланником, сказал Диркс.

Но он не был уверен, что через час ученые не отклонят его требования. «Звездный луч» мог взлететь в любой момент, если бы ученые отозвали свой флот. Но тогда Рекс Ранделл остался бы заложником на Ксаре III. Зато Джулиуса Декса отпустили бы, и он мог бы улететь вместе с экипажем.

Диркс созвал экипаж корабля.

— Опираясь на здравый смысл, — начал он, — я решил, что мы должны немедленно стартовать без всяких условий, так как, если не предупредить Землю, она обязательно проиграет в этой межпланетной войне. Если мы предупредим наш космический флот о предстоящем налете, то сорвем их планы и тем самым нанесем врагу большой урон, а может, даже сумеем отразить их атаки. Правда, хорошо, если бы мы задержали флот ксарцев, прежде чем он войдет в нашу Солнечную систему.

— И каким же образом? — спросил Джансен.

— Мы прихватили с собой сигнальное устройство, необходимое для передачи нашей информации ксарскому флоту. Все остальное произойдет само собой.

— Хотелось бы знать, — спросила Рита Ранделл, — почему вы обсуждаете ход операции, которой не будет? Или вы действительно решили улететь без капитана?

Все удивленно посмотрели на нее, хотя знали, что Рита была абсолютно права. Вопрос состоял лишь в том, было ли логичным такое решение. Ведь нельзя было одновременно осуществить оба задания — спасти Землю и освободить Ранделла.

— Рита, в данной ситуации вы должны прислушаться к своему разуму Вы что, думаете, мы просто так оставили бы Рекса в беде, чтобы спасти собственные шкуры? Но положение таково, что от нашего предупреждения зависит существование Земли. И если ради того, чтобы вернуть капитана, рухнут все наши планы, то уже ничто не спасет от гибели ни его, ни Землю.

— Я останусь здесь, если вы полетите без него, — твердо заявила Рита. На ее глазах выступили слезы. Затем, дрожащим голосом она добавила: — Неужели вы не можете понять? Я люблю Рекса, а вы нет’

Диркс хотел было что-то сказать, но Джейн остановила его. Она подошла к Рите и нежно ее обняла.

— Если руководствоваться только чувствами, я бы поступила так же, — сказала она. — Но сейчас речь идет не о наших чувствах, а о том, чтобы всем было лучше. И, если бы вместо Рекса сейчас в тюрьме сидел Фред, я бы не возражала против отлета корабля, потому что позже вернулась бы за ним. Более того, если бы он знал, что мы делаем все для спасения нашей планеты, ему было бы гораздо спокойнее в тюрьме, нежели на борту «Звездного луча». А когда мы вернемся, то ученым не удастся вытянуть из нас ни одного слова до тех пор, пока они не отпустят Рекса.

Рита хотела что-то сказать, но передумала.

Тут подошел Уолкер, несший вахту в центральном отсеке.

— Диркс, рядом с кораблем стоит Джулиус Декс. Он хочет войти. Открыть внешний люк? Или вы думаете, здесь может быть ловушка?

— Откройте, Уолкер! До сих пор ксарцы не устраивали нам ловушек. У них и без того забот полон рот.

Француз вошел, как ни странно, с улыбкой, что редко с ним случалось.

— Всем сердечный привет от Рекса. Особенно Рите. Ей не о чем беспокоиться. На Земле я еще ни разу не видел столь роскошной и по-домашнему уютной тюрьмы. Когда мы полетим?

— А вы-то откуда об этом знаете? — удивились члены экипажа.

Декс, казалось, был поражен не меньше.

— Я думал, вы сами договорились об этом с посланниками, иначе меня бы здесь не было. Рекс остается на Ксаре заложником. В этом случае они будут уверены, что вы не допустите, чтобы их корабли вошли в «смертельное поле» Земли. Они попались на удочку Рекса и развесили уши.

— Мы не полетим без Рекса! — упрямо повторила Рита.

Джулиус Декс внимательно посмотрел на нее, понимая состояние Риты. Он засмеялся.

— Детка, не забивайте себе голову чепухой! Ваш Рекс затевает крупнейший обман века, а вы хотите лишить его этого удовольствия? Это нехорошо с вашей стороны!

— А что, если без нас с ним что-нибудь случится?

— Что может с ним случиться? Как раз худшее может произойти, если мы сейчас же не взлетим. Ранделл тоже хотел этого. Вот что он сказал мне перед тем, как я вышел из тюрьмы: «Пусть идут к черту, если сразу же после твоего прихода „Звездный луч“ не уберется отсюда». Миссис Ранделл, разве вы хотите пойти к черту?

Рита с недоверием смотрела на француза.

— Вы говорите правду?

— Клянусь!

Фред Диркс вскочил и быстро направился к двери.

— Все по своим местам! Взлет через десять минут.


На экране монитора появилось явно чем-то озабоченное лицо.

— Вторая станция подтвердила данные первой, которая обнаружила корабль, направляющийся из туманности Андромеды и…

Голос смолк. На экране монитора появилась другая картинка.

Генерал Паттерсон сделал нетерпеливое движение.

— Вы готовитесь к торжественному вечеру? — спросил он. — Что вы думаете по этому поводу?

— Я думаю, было бы неплохо, если бы приближающийся флот стартовал с той же планеты, что и корабль, исчезнувший в пространстве.

Паттерсон кивнул.

— У вас потрясающая логика. Я это заметил с самого начала. Возможно, это делегация, посланная на Землю с ответным визитом.

— Вряд ли, — сказал человек на экране монитора. — Флот состоит по крайней мере из тысячи кораблей, а это многовато для делегации.

Паттерсон в ужасе отпрянул назад.

— Что вы сказали? Сколько кораблей?

— Около тысячи.

— И вы говорите мне об этом только сейчас?

— Вы не давали мне выговорить ни одного слова, — извиняющимся тоном сказал диктор новостей со станции Плутона. — Этот огромный флот приближается к нашей Солнечной системе. Мы его заметили, когда его скорость стала меньше световой.

Паттерсон задумался.

— Целый флот!.. Это не сулит ничего хорошего! Меня сейчас интересует лишь одно: где торчит этот Ранделл. И удалось ли ученым провести его, чтобы потом захватить Землю.

— Какие будут указания космическому флоту?

— Мы свяжемся с вами через пять минут. Я должен вызвать на связь Огазаки. И тогда вы получите указания. Но первым делом немедленно приведите все системы в полную боевую готовность! До тех пор пока наши предположения не будут опровергнуты, корабли пришельцев будут рассматриваться как вражеские! Если они не будут отвечать на световые сигналы, приказываю вам открыть по ним огонь.

Через пятнадцать минут намерения флота вполне прояснились. Сплоченные формирования начали рассредоточиваться.

Этот флот располагал также мощными крейсерами, которые полетели по совершенно другому курсу, удаляясь от Солнечной системы на большое расстояние. Возможно, это был обходной маневр. Один из них мчался на радиоуправляемую станцию наблюдения, которая вращалась вокруг Солнца на расстоянии пятнадцати миллиардов километров. Это была одна из тех двухсот станций, которые следили за безопасностью Земли по другую сторону от Плутона.

Корабль не успел подкорректировать курс и врезался в небольшую станцию. Взрыв, возникший при ударе, разорвал станцию и корабль на кусочки. От них осталось лишь раскаленное газовое облако.

Огазаки ударил кулаком по столу.

— Самоубийцы! — с ужасом воскликнул он. — Они пожертвовали целым кораблем с людьми, чтобы разрушить вызывающую лишь смех станцию наблюдения. У них что, на борту не было настоящего оружия?

Паттерсон пожал плечами.

— Наверняка было. Можно предположить, что корабль вышел из-под контроля.

Со станции Плутона доложили, что семь крейсеров на полусветовой скорости столкнулись с безжизненной планетой. Повышение температуры при взрыве было столь значительным, что часть вечных льдов Плутона растаяла, и у него даже появился собственный атмосферный слой.

Тогда Паттерсон и Огазаки вообще перестали понимать тактику агрессоров. Может, их командующий вдруг сошел с ума? Работали мониторы, передающие информацию с планетных станций. Сообщения быстро сменялись одно другим из-за того, что корабли мчались с разными скоростями.

Так как враг совершил налет в поясе астероидов, то он оказался надежной защитой Земли. Здесь высокоскоростные крейсеры гибли сотнями, став жертвой столкновений с астероидами, которые свободно кружили на большом расстоянии вокруг Солнца.

По сравнению с чистым космосом в области астероидов была сконцентрирована материя. Неудивительно, что, столкнувшись с ней, космические корабли не смогли маневрировать. Но некоторым удалось пройти. Они приближались к Земле. Целый веер космических кораблей раскрывался все шире.

Поступающие сообщения не проясняли картину.

— Почему они не снижают скорости, если не могут управлять кораблем? — удивился генерал.

— Понятия не имею, — только и мог ответить Огазаки.

— Почему, не сделав ни единого выстрела, они пошли на столкновения со станциями наблюдения, астероидами и даже планетами? Это ведь настоящее самоубийство,

— Не знаю, — уже начав накаляться, сказал Огазаки.

— Мне кажется, что они то же самое пытаются сделать и с Землей. Но в слоях нашей атмосферы они раскалятся до такой степени, что достигнут поверхности планеты в виде горящих атомов. Но почему они это делают? — еще раз спросил Паттерсон.

— Понятия не имею! — закричал Огазаки.

Впервые в жизни уравновешенный и рассудительный японец потерял самообладание из-за того, что не мог найти объяснения всей этой бессмыслице.

На самом деле все было очень просто.

Огазаки и Паттерсон забыли, что с пришельцами могло произойти то же самое, что и с первым кораблем, прилетевшим на Землю. Но тогда у них не было времени на обдумывание.

Следующее сообщение поступило с Юпитера IV. Оно окончательно сбило с толку обоих мужчин.

«Во вражеской флотилии находится исследовательский корабль. Более подробная информация поступит с минуты на минуту. Секунду, она уже поступает». После небольшой паузы послышался взволнованный мужской голос: «Это „Звездный луч“!»

Огазаки и Паттерсон удивленно переглянулись.

С Юпитера IV передавали дальше:

«Звездный луч» все время повторяет одно и то же: флот ксарцев нападает на Землю. Срочно примите меры по защите. У «Звездного луча» есть поручение отозвать флот назад, но ни один из кораблей не реагирует. Кажется, энергетический луч Ксара III прекратил свое существование! Корабль следует за флотом пришельцев через пояс астероидов».

Паттерсон выключил монитор.

— Ну, теперь-то вы догадались, Огазаки, что произошло?

Японец кивнул.

— Все ясно. Это невероятно. То, что случилось тогда с одиночным кораблем ксарцев, происходит теперь с целым флотом. На прошлой неделе это были мятежники, отключившие Бемам энергию. А сейчас то же самое проделали Бемы. Они перехватили инициативу и нанесли своим врагам страшнейший удар!

— Наверняка все так и было! — согласился Паттерсон.

— Целый флот остался без источника энергии. В результате беспомощные корабли наталкиваются на любые препятствия и будут носиться по просторам Вселенной до тех пор, пока не погибнет весь экипаж. У вас есть какие-нибудь соображения на этот счет? — поинтересовался Огазаки.

— Пока нет, — неуверенно произнес Паттерсон. — Давайте лучше включим монитор. С Венеры сейчас должны поступить новые сведения.

Новости сыпались как из рога изобилия.

Более семидесяти горящих метеоров было замечено в разных частях мира. Днем в ясную погоду были хорошо видны пылающие корабли ксарцев. Бешеная скорость, с которой они пронзили оболочку Земли, в течение тысячной доли секунды превратила их в чистую энергию. Через пять минут основные силы вражеского флота пролетели над Землей. Они приближались к Венере, которая находилась между Землей и Солнцем. Однако они миновали Венеру. Их несло прямо к Солнцу.

Паттерсон, сжав кулаки, наблюдал за гибелью флота, который так и не сделал по Земле ни единого выстрела.

Он не знал о том, что страшное смертоносное оружие на крейсерах могло быть задействовано лишь благодаря энергетическим лучам, которые в данный момент были отключены.

Смерть тысяч ксарцев, таких же людей, как он, потрясла этого сурового на вид человека. Паттерсон был озадачен.

Внеземной интеллект был создан по образу и подобию человеческого! И те же пороки. Жадность! Мстительность! Властолюбие!

Паттерсон взглянул на монитор. Поток космических кораблей пришельцев медленно двигался к раскаленному диску Солнца. Их будто притягивало к нему магнитными волнами.

Лишь несколько кораблей, находившихся довольно далеко от основной эскадры, не попали под огненные лучи огромного светила. Скорость кораблей была столь высока, что сила притяжения Солнца просто не могла притянуть их к себе. Но это не спасло — корабли выскочили из Солнечной системы и понеслись в бесконечность Вселенной. Возможно, они столкнутся с какой-нибудь другой звездой лет через десять, сто, а может, и тысячу.

Как под градом бомб разбились о Солнце основные силы ксарцев. Раздался мощнейший взрыв, огромная ударная волна раскатилась от пылающего светила, вызвав солнечное затмение.

Предсказания Ранделла сбылись: флот ксарцев превратился в энергию, от которой температура на Земле сразу повысилась.

В ужасе Паттерсон выключил монитор.

Величайшее сражение в человеческой истории произошло без его участия. Ксарцы сами себя погубили, потому что жили на необычной планете, где чуть ли не каждый день менялась власть. Предупреждение, которое хоть и было понято, не дошло до сознания.

Огазаки вздохнул. Он по-прежнему был рассудителен и спокоен. От этого Паттерсону было не по себе. Он вспомнил, что Огазаки получил пост командующего космическим флотом лишь благодаря своей рассудительности и гипертрофированному реализму.

— Вторжение уже позади, — сказал японец. — Думаю, у них вряд ли остались силы для повторного нападения.

— К тому же теперь для этого уже нет оснований, — с радостью отметил Паттерсон. — Бемы восстановили свою власть. Они хотят мира. Возможно, «Звездный луч» нам даст какие-нибудь объяснения по этому поводу.

— Они должны приземлиться с минуты на минуту, — заключил Огазаки. — Да, закончилась операция «посещение из космоса».

— Нет! — возразил Паттерсон. — Она только начинается. Потому что мы будем налаживать контакты с иными цивилизациями, устанавливать с ними торговые и дипломатические отношения.

— Не торопитесь, — предостерег японец. — Давайте лучше подождем, что нам сообщит «Звездный луч».

— Теперь только хорошее.

Паттерсон еще никогда так не ошибался. Операция «посещение из космоса» была еще очень далека от завершения.

Глава 7

Тора Бем и его кузен всегда хорошо понимали друг друга. Лар был сыном брата отца Торы, но не являлся наследником престола. В этом вопросе его опережали три сына Ксара Бема.

Тора и Лар росли и учились вместе, и за многие годы их объединяла крепкая дружба. Сам факт, что Тора когда-нибудь станет повелителем Ксара III, был неоспорим. Юноше даже в голову не приходило, что ему могли позавидовать или даже попытаться его сместить. Но меньше всего это относилось к Лару!

Тора растерянно уставился на бластер.

— Что это значит, Лар? Уж не хочешь ли ты?..

— А почему бы и нет? Хочу! Если ты умрешь, а твоя семья будет сидеть в тюрьме, я стану единственным претендентам на престол. И это будет по закону!

— Законом не предусмотрен случай ареста главы империи. Следовательно, я остаюсь жить!

— Это будет зависеть от меня, сколько времени тебе оставить! — холодно заметил Лар. — От меня будет зависеть также и то, сколько еще проживут твои братья и отец!

Тора сделал шаг вперед, но Лар тут же положил палец на курок.

— Не двигайся, если хочешь кое-что узнать. Умереть всегда успеешь. Тебя уже ничто не спасет.

— Лар, вспомни о нашей дружбе! Разве мы не были с тобой верными друзьями?

Лар холодно улыбнулся.

— Конечно же, были. Но я всегда завидовал тебе. В твоем присутствии я чувствовал себя вторым сортом. Тебе судьба уготовила быть императором. А кто я? Бедный родственник, о котором все забудут. Да и ты бы меня забыл, когда получил бы власть.

Тора покачал головой.

— Ты был моим другом, Лар, и навсегда бы остался им! Как ты можешь так думать?

— Сейчас это уже не имеет значения. Главное, что ученые, сами того не подозревая, очень помогли мне своим бунтом. Я их всех к черту прогоню и завладею троном.

— Я этого не допущу. Лишь я имею право на трон, и то только в том случае, если умрет мой отец. И если нам удастся свергнуть ученых, то для того, чтобы отец снова сел на трон.

Лар холодно улыбнулся.

— Ты глупец, Тора! Твою жизнь могла бы спасти сейчас одна мелочь! Хорошо, давай вспомним о нашей старой дружбе. Я тебя не убью, если ты добровольно отречешься от своего титула.

— Никогда! — твердо заявил Тора.

— Жаль! — сочувствующим голосом сказал Лар. — Тогда я ничем не смогу тебе помочь. Ты умрешь, так как у меня больше нет времени на эту бессмысленную болтовню.

— Но ведь у тебя есть еще старший брат! Ты уже успел устранить его? После смерти моего отца, меня и моих братьев ему будет принадлежать право на престол.

— Он мертв, — сознался Лар. — Он умер вчера.

— Вчера? Разве из вашей семьи не только он знал секрет Ксара V/2? Никто обычно…

— Он раскрыл мне его. Конечно, это стоило некоторых усилий, но он согласился поведать эту тайну.

— Ты его убил?

— Так же, как я сейчас убью и тебя, — подтвердил Лар. — В сущности, мы хотим одного и того же. Если я поверну этот рычаг, то Ксар III и вся империя останутся без энергии. Как ты думаешь, что произойдет дальше?

— Мне это известно, поскольку сам явился за тем же.

— Значит, наши планы отчасти совпадают. Тогда почему бы нам не договориться? Мне не хочется тебя убивать, но у меня нет выбора. Разве только оставить тебя здесь? Мне это место представляется надежной тюрьмой. Я оставлю тебе достаточное количество продовольственных концентратов и освобожу лишь тогда, когда сам стану главой империи. Как тебе мое предложение?

Тора хотел было проявить твердость и отвергнуть его, но тут ему в голову пришла хорошая мысль. Что толку от его смерти? Разве был бы у него хоть один реальный шанс вырваться отсюда? И даже если бы он остался жив, находясь в тюрьме на Ксаре. Может, попытаться убежать сейчас?

— Вряд ли кому хочется умирать, — признался он. — Я предпочел бы тюрьму смерти.

Улыбка не сходила с лица Лара.

— Я знал, что ты будешь умницей, так же как и то, что ты придешь сюда. Когда стало известно о твоем побеге, я решил прибыть сюда раньше тебя. Твое будущее жилище готово. Благодаря накопителям аппаратура центрального зала проработает еще несколько десятилетий. А сейчас я поверну рычаг. Ученые получат приятный сюрприз, который они очень долго не смогут забыть.

В левой руке он держал направленное на Тору оружие, за которым тот напряженно следил. Они находились примерно в пяти метрах друг от друга. При ловкости и сноровке достаточно было молниеносно сделать лишь один-единственный прыжок. Но здесь было другое дело — луч бластера пресек бы любые попытки.

Лар обхватил рычаг правой рукой и потянул его на себя. Тора заметил, как напряглись мускулы его кузена, но рычаг не сдвинулся ни на миллиметр. Лара охватил ужас. Может, ему отойти от рычага на определенное расстояние и встать неподвижно? А может, там что-то заклинило или заржавело?

Лар потянул за рычаг сильнее, но тот не поддавался.

— Что такое, Тора? — в ужасе спросил он. — Почему рычаг не двигается?

— Не знаю, — искренне ответил Тора. — Возможно, из-за фиксации для безопасности. Подожди, сейчас я вспомню. Отец говорил мне, что у рычага находится фиксирующий его положение луч, который может быть отключен только одним из Бемов. Но… не помню.

— Вспоминай, Тора, если тебе дорога жизнь!

— Я не знаю. Он мне подробно не рассказывал. Помню лишь, что речь шла о так называемой автоматической фиксации. По-моему, она должна сама отключиться, когда прикоснешься к рычагу.

Лар не ответил. Он снова попытался сдвинуть рычаг. На этот раз он немного подался, по крайней мере на миллиметр.

— Отойди, — потребовал Лар. — Я хочу, чтобы ты был от меня на достаточно большом расстоянии. Встань с другой стороны.

Тора решил не возражать.

— Да, вот там и стой. И не вздумай приближаться, иначе о тюрьме придется забыть. Мне ничего не останется, как отправить тебя на тот свет.

Стоя рядом с гудящим генератором, Тора внимательно следил за движениями Лара.

Тот, немного помедлив, положил свой бластер на пол.Потом, обхватив обеими руками рычаг, навалился на него всем телом. Рычаг наконец начал опускаться вниз. Он двигался до тех пор, пока не был установлен в нулевое положение.

Тора подождал, пока рычаг начнет двигаться, а затем стремительно бросился к кузену. Однако тот не рискнул в столь ответственный момент выпустить рычаг из рук. Очутившись рядом с Ларом, Тора нагнулся, чтобы поднять оружие.

Но Лар не собирался легко сдаваться. Повиснув на рычаге, он начал размахивать ногами и изо всех сил ударил Тору по голове, когда тот нагнулся за бластером. Оглушенный мощным ударом, он отшатнулся назад, а Лар, оторвавшись от рычага, схватил оружие.

Тора все же устоял и набросился на Лара, но тот успел нажать на спусковой крючок.

Изумрудно-зеленый луч прошел, едва задев плечо Торы, и превратил стоявшую за ним опорную аппаратуру в раскаленную массу. Второй раз Лару выстрелить не удалось. Тора набросился на кузена и ударом кулака выбил из его рук бластер, который с грохотом ударился об пол.

Братья схватились в борьбе, и каждый понимал, что она не на жизнь, а на смерть. От ее исхода зависела судьба не только Бемов, но и всей империи. Никто, кроме четырех Бемов, сидевших в тюрьме, не знал тайну вечной энергии. Ксар III оставался без энергии, и не только Ксар III…

Все приборы удаленного от планеты на полтора миллиона световых лет огромного ксарского флота, который должен был уничтожить Землю, вышли из строя. Корабли беспорядочно носились в космосе, сгорали при столкновении с лежавшими на пути планетами, падали в кипящий ад Солнца или, снова вылетев за пределы атмосферы Земли, мчались по бесконечной Вселенной.

В империи ксарцев везде погас свет, отключилась энергия, обесточилась техника. Словно по мановению волшебной палочки вдруг замерли пневмомобили, ракеты, машины остановились как вкопанные.

Чья-то рука разорвала невидимую нить жизни, и никто не знал, как восстановить ее.

Империя ксарцев осталась без энергии.

Лишь одного нажатия на рычаг было достаточно, чтобы вернуть все на свои места, но никто, кроме шести человек, не знал, где, собственно, находится тот самый рычаг.

А в этот момент как раз рядом с ним дрались два Бема.

Тора ногой отбросил бластер в сторону, так что Лар уже не мог достать его. Тора понимал, что его противник сильнее, и решил действовать осторожно. Он увернулся от кулака кузена и ударил его изо всех сил локтем в живот. Лар согнулся от боли. Тора отступил, думая, что сразил его наповал, но тот одним прыжком подскочил к Торе и ударил его кулаком в лицо. У наследника престола потемнело в глазах. Но вместо того, чтобы воспользоваться этим преимуществом, Лар Бем предпочел смыться.

Через несколько секунд Тора уже пришел в себя от удара. Он поднял забытое его противником оружие и бросился за кузеном, который теперь выигрывал во времени.

Пока Тора во второй раз преодолевал заграждения-фиксаторы, Лар уже ступил на транспортирующую дорожку. Остановить ее было нельзя. Для этого потребовалось бы не менее пяти часов. В общем, не так уж много, но сейчас это была целая вечность. Потому что через пять часов Лар на своем сверхскоростном корабле уже смог бы долететь до Ксара III и спровоцировать мятеж, чтобы завладеть троном.

С ощущением полной беспомощности Тора смотрел на все ускоряющуюся дорожку. Если бы он только знал, как ее остановить!.

Но энергии в накопителях было еще столько, что ею можно было снабжать подземную станцию в течение многих десятилетий.

А ему столько времени было ни к чему.


«Звездный луч» приземлился.

Замещавший капитана Фред Диркс и дочь Паттерсона Рита Ранделл сразу же после прибытия отправились на гелиотакси в штаб-квартиру, где их встретили Паттерсон и Огазаки.

— А где Ранделл? — спросил генерал.

— В тюрьме, — дрожащим голосом сказала Рита и бросилась к отцу на грудь. — Они его посадили в тюрьму, а нас послали на Землю, чтобы мы отозвали флот.

Паттерсон попытался успокоить свою дочь, затем попросил Диркса доложить о всех событиях по порядку.

Тот рассказал обо всем, чему они были свидетелями на Ксаре III, и поинтересовался, действительно ли космический флот Земли обладал новым секретным оружием, о котором никто не имел ни малейшего понятия.

Когда Диркс закончил докладывать, Паттерсон еще некоторое время сидел молча, уставившись в стол. Затем повернулся к Огазаки.

— Что вы скажете на это?

— Мы должны освободить Ранделла, хотя это и так всем ясно.

— И каким же образом? — поинтересовался Диркс. — Если ксарцы узнают, что их флот уничтожен, то они отнесутся к нам не самым лучшим образом.

— А почему не самым лучшим? — полюбопытствовал Огазаки. — Они должны решить, что мы можем сделать то же самое со всей их империей.

Паттерсон задумался, потом сказал:

— Диркс, конечно же, знает, почему так странно повел себя флот ксарцев. Вы помните, отличительной чертой ксарских кораблей является их снабжение энергетическими лучами. Посетивший нас на прошлой неделе космический корабль разбился лишь потому, что вдруг прекратилась подача энергии. Эта энергия есть не что иное, как пучок лучей, который посылается с Ксара III. Он устремляется с сумасшедшей скоростью и буквально в тот же момент может находиться уже на Земле или в машинном отделении одного из ксарских кораблей. И если отключить на Ксаре III станции излучения, то все принимающие лучи приборы и корабли выйдут из строя. Это случилось не только с кораблем, прилетевшим на прошлой неделе, но и со всем флотом, пытавшимся нас атаковать.

— Со всем флотом? — удивился Диркс. — Но кто же тогда это мог сделать? Кому было выгодно разрушать собственную власть?

— Вам лучше знать, — сказал Огазаки. — Как нас информировали, на Ксаре III произошла революция, в результате которой к власти пришли так называемые ученые. Многие были против нового правительства, особенно прежние правители. Вот и делайте выводы.

— Бемы? Но ведь они сидят в тюрьме вместе с Ранделлом. Что же теперь делать?

Паттерсон подошел к Дирксу и положил руку ему на плечо.

— Вы отправитесь на Ксар III за Ранделлом. Сначала расскажете ученым о том, что их флот возвращается. Если они после этого не освободят Ранделла, спокойно скажите, что если «Звездный луч» через два дня не возвратится в свою Солнечную систему с полным экипажем на борту, то Земля уничтожит весь их флот. Действуйте как можно быстрее Одновременно надо привлечь на свою сторону людей, недовольных диктаторским режимом ученых, и тогда с их помощью удастся свергнуть это правительство самозванцев и освободить Ранделла.

Несколько озадаченный таким поручением, Диркс кивнул.

— Это легко сказать. А как они на это отреагируют?

— Посмотрим, — пробурчал Паттерсон, бросив на Риту строгий взгляд. — Моя дочь останется здесь.

Похоже, Паттерсон и сам не был до конца уверен в реальности своих планов.

— Я нужна «Звездному лучу»! — сказала Рита. — И еще больше Рексу, особенно когда ему угрожает опасность. Я лечу вместе с Дирксом! Когда старт?

Паттерсон еще раз попытался уговорить дочь остаться, но это было бесполезно.

Огазаки все поставил на свои места:

— Чем быстрее вы взлетите, тем будет лучше для Ранделла и для всех нас.


Рекс Ранделл еще никогда не чувствовал себя так хорошо, как в этой тюрьме.

С помощью гениального прибора-переводчика он часами разговаривал с Ксаром Бемом, его супругой и двумя его сыновьями. Он все узнал о цивилизации ксарцев и теперь хорошо представлял социальную структуру империи.

Ксар Бем был совершенно откровенен со своим новым другом. Ему было все равно, подслушивали его или нет, поскольку ученые и так уже знали, что энергией их снабжает единственный источник, а его местонахождение известно лишь некоторым членам семьи Бемов. Поэтому Ксар Бем и посвятил Ранделла в планы Торы, не упомянув только место и время.

— Ученых ожидает самый пренеприятнейший сюрприз, — шепнул он, улыбнувшись. — Они не смогут себе помочь, потому что такой мир, как наш Ксар III, не может перестроиться за один день. Без энергии цивилизация погибнет, а на ее перестройку уйдут десятилетия.

— Значит, вы думаете, что Торе удалось добраться до источника энергии?

— Конечно! Если бы его поймали, то он сидел бы сейчас рядом с нами. А о его смерти нас бы известили немедленно, не скрывая радости. Так что в любом случае нас не обошли бы стороной.

Рекс с интересом рассматривал ярко-зеленый почти прозрачный экран, который располагался перед выходом. Это была стена, излучающая энергию, которая при малейшем к ней прикосновении убивала все живое. Эта техника охраняла узников лучше любого стражника.

Свет горел днем и ночью. Возможно, пленников не только подслушивали, но и вели за ними наблюдение. Однако Ранделлу не удалось ничего обнаружить.

Было уже поздно, и все разошлись по своим комнатам. Комната Ранделла находилась рядом со спальней Бемов, недалеко от энергетического экрана. Конечно, ему было бы больше по душе менее опасное соседство, но в тюрьме не принято считаться с желаниями заключенных.

Когда он ложился спать, вдруг неожиданно погас свет. В ту же секунду съежилось, а потом и вовсе исчезло изображение с экрана.

Ранделла охватил ужас. Он бросился в соседнюю комнату, где его уже ждал взволнованный Ксар Бем.

— Это Тора! Его рук дело! Ну, теперь близок конец ученых. Энергии больше не существует! На других мирах теперь наверняка поднимется бунт. Все будут требовать, чтобы нас освободили, потому что только мы можем вернуть жизнь!

— А что произойдет с флотом, который послан к Земле?

— Он выйдет из строя. Думаю, что ваши вооруженные силы очень быстро установят это и уничтожат его, хотя, впрочем, это и так произойдет само самой.

— Жаль Бемов! — сказал Ранделл.

Ксар Бем улыбнулся.

— Военный флот — это пережиток. Он давно уже никому не нужен, и я бы давно его ликвидировал, если бы не опасался нападения из неизвестных нам районов Вселенной. Но теперь судьба распорядилась за меня.

— Но мы еще не знаем, что произошло, — сказал Ранделл. — Скоро вернется «Звездный луч», и тогда все прояснится.

Но тут их прервали.

Дверь, перед которой находился экран, открылась, и в помещение вошло много людей с факелами. Во главе шагал Фаро Три, нынешний повелитель планеты. Факелы начали дымить, Рита Бем закашлялась.

Фаро Три остановился перед Ксаром Бемом.

— В чем дело? — обратился узурпатор к своему пленнику.

Сверженный император одарил новоявленного повелителя презрительным взглядом. Ранделл чуть не рассмеялся, когда Ксар закричал на Фаро Три, как на мальчишку:

— Жалкий вождь бунтарей, вы стоите перед императором! Так что ведите себя соответствующим образом! Если не хотите умереть мучительной смертью, немедленно освободите нас!

Еще день назад Фаро Три ответил бы на это лишь язвительной усмешкой. Но сейчас он был подавлен.

— Не болтайте чепухи, Ксар Бем, иначе я оставлю вас здесь в полной темноте. Говорите, что произошло?

— Наш мир остался без энергии! Вечный источник иссяк и возродится лишь тогда, когда Бемы снова придут к власти. Но пока этого не произойдет, кругом будет кромешная тьма.

Некоторые из присутствующих начали о чем-то тихо переговариваться, но Фаро приказал им замолчать и снова обратился к Ксару:

— Все это какая-то чушь! Вероятно, просто блокирована энергопередача. Мы найдем ошибку и исправим ее.

— Ищите, ищите, пока сами не станете черными, — вмешался Фено, второй сын властелина. — Мой брат Тора сыграл с вами отличную шутку, и она далеко не последняя.

— Тора? — удивился Фаро Три. — И как же мог он один сделать все это? Он выглядел таким затравленным и беспомощным: Он знал, что мы назначили за его голову крупное вознаграждение.

— Даже за миллион ни один уважающий себя ксарец не предаст своего законного главу! — заметил Ксар. — И тем, кто отключил секретный источник энергии, был Тора. И, как я уже сказал, он будет включен только тогда, когда я займу свое место. А до тех пор дайте мне поспать…

Несколько факелов погасло.

Фаро Три попытался еще раз начать разговор, но Ксар Бем выставил его за дверь. Главный ученый отправился к себе. Он еще не терял надежды, но сейчас был явно озабочен.

Ночь прошла. Наступил новый день.

Страну охватила паника. Местные жители Начали убивать ученых, которые правили ими. Грозила вспыхнуть революция. Слух о том, что энергия появится лишь тогда, когда трон займет один из Бемов, разлетелся с быстротой молнии.

Фаро Три негодовал:

— Кто разнес этот дурацкий слух?

Самый приближенный к Фаро ученый покорно поклонился:

— Этот слух родился не в Брадоксе, мой господин, а в других городах. Его распространили световые передатчики с помощью накопителей. Так молодой Бем общается с массами и поднимает их на борьбу. Он утверждает, что энергия появится сразу же, как только он станет главой империи. По идее, ему должны помочь свергнуть незаконно властвующих ученых. Тогда он пообещал вернуть Ксару III прежнее могущество.

— Это Тора Бем, сбежавший сын Ксара Бема! — потеряв самообладание, закричал Фаро Три.

Старик покачал головой.

— Как ни странно, это не так. Его имя — Лар Бем. Возможно, это близкий родственник Ксара Бема.

Фаро Три был удивлен, но старался не показывать вида.


Пять часов показались Торе вечностью.

Постепенно к нему вернулось самообладание, и он решил исследовать другие проходы центрального зала.

Некоторые из них уже через тридцать — сорок метров заканчивались ровной стеной скалы. Очевидно, это были недостроенные коридоры. А может, они просто отвлекали случайно забредшего сюда любителя острых ощущений?

Другие коридоры, тоже с каменной перегородкой, послушно открывались перед Торой и беспрепятственно пропускали его. К своему удивлению, Тора нашел хорошо обустроенное жилое помещение и целые камеры, до отказа забитые всем жизненно необходимым. Вероятно, в одну из таких камер и хотел засадить его Лар Бем.

Он крепче сжал бластер кузена, твердо решив, что уж при следующей встрече тот не может рассчитывать на пощаду.

Тора волновался. Он вернулся в зал и уставился на движущуюся с бешеной скоростью дорожку. С каждой минутой она все больше приближала Лара к поверхности луны.

Еще немного — и он достигнет ее. Беспокойство Торы росло с каждой минутой.

Транспортная дорожка начала замедлять ход и через четверть часа остановилась. Однако еще до полной остановки Тора одним прыжком запрыгнул на нее и поспешил к ближайшему креслу. Сделав глубокий вдох, уселся.

Теперь ничто уже не могло остановить его.

Но также ничто не могло ускорить его путь наверх.

Снова прошло пять часов. Они показались Торе еще более ужасными и мучительными, чем первые. С каждым метром приближения к поверхности луны становилось все холоднее и холоднее.

Но вот эти пять часов были позади.

Дорожка стала замедлять свой ход. Еще до остановки Тора выпрыгнул из кресла и быстро направился к шахте, которая была встроена в потолке над маленьким залом.

Он точно рассчитал местоположение середины шахты и остановился там неподвижно. Минуты проходили одна за другой.

Вдруг платформа резко опустилась. Тора ловко отпрыгнул в сторону, а потом ступил на нее. Платформа медленно подняла его наверх.

И вот он снова стоит у подножия передающей излучения башни, которая уже не посылает энергию для Ксара III. Первым делом Тора взглянул туда, где должен был стоять его корабль.

Корабль исчез.

Лар Бем прилетел на Ксар V/2 с сообщником, который и взял космолет Торы.

Из-за тонкого слоя атмосферы температура на луне была довольно низкой. Тора стал замерзать. Других передающих башен он не заметил. Ему оставалось только ждать, пока его не найдут. Ведь должен же кто-нибудь прилететь, чтобы повернуть красный рычаг в начальное положение. Ксар III без энергии не выживет, даже если Лар Бем свергнет ученых и сам станет императором.

Он вынужден будет прилететь на Ксар V/2, и, конечно же, не без охраны.

Но не в ближайшие дни…


«Звездный луч» вернулся на Ксар III как раз вовремя.

На планете царил хаос, и неудивительно, что всю вину за развал империи свалили на ученых. Ненависть народа, копившаяся в течение месяцев, наконец выплеснулась наружу. На борьбу с разъяренными толпами людей были быстро подняты отряды. Но это были такие же люди. К тому же они хорошо поняли, что обещаниям ученых не суждено сбыться. Да еще отказало самое мощное энергетическое оружие, функционировавшее благодаря лучам, посылаемым с таинственной луны.

Как только «Звездный луч» совершил посадку рядом с космопортом, он сразу же был окружен плотным кольцом людей. Во время первого визита их почти никто не встречал, поэтому сейчас все это казалось очень странным. Лишь что-то из ряда вон выходящее могло вызвать такое поведение некогда сдержанных жителей Ксара III.

За всем происходящим снаружи Диркс наблюдал из центрального отсека.

— Со стороны космопорта сюда приближаются солдаты правительства, — оповестил он по бортовому радиопередатчику, чтобы вся команда была в курсе событий. — Они сейчас начнут разгонять людей.

Но все получилось наоборот. Разъяренная толпа захватывала военные подразделения и уничтожала их. Все это происходило столь стремительно, что Диркс едва успевал комментировать ход событий.

Через пять минут уже не было видно ни одного солдата. Джулиус Декс подошел к Дирксу. На его лбу проступили морщины.

— Здесь что, революция? — спросил он. — Иначе чем объяснить такое поведение местного населения?

— Вероятно, пока нас тут не было, Бемы успели свергнуть ученых.

— Тогда почему до сих пор продолжается борьба? — удивился француз. — Значит, государственный переворот либо только начинается, либо в самом разгаре. Да, мы прибыли в самый подходящий момент, чтобы вызволить Ранделла из тюрьмы.

— А если возьмутся за нас?

Джулиус Декс подошел к стенному шкафу и открыл его. В нем висело много всякого оружия. Декс выбрал тяжелый бластер и автоматический пистолет с атомными патронами.

— Нас не тронут, уверен! Эти милые игрушки сразу вернут им разум, если будет необходимо. Они, конечно, должны знать, что мы против ученых. Надеюсь, у них тоже есть какие-нибудь…

— Я отправлю Джансену и Уолкеру бластеры, — пообещал Диркс.

— И, Джулиус, будьте осторожнее!

— Не беспокойтесь, — улыбнулся француз. — Я ни в коем случае не открою огонь первым.

Декс, не раздумывая, вошел в шлюзовую камеру и начал открывать внешний люк. Когда массивная дверь поехала в сторону, гул толпы перед кораблем затих. Однако, когда Декс высунул голову, а затем вышел из корабля, ксарцы бросились к звездолету и стащили его с таким бурным ликованием, что это произвело на Декса довольно сильное впечатление. В первый момент ему стало немного не по себе, но потом Декс увидел радость и улыбки на лицах ксарцев.

В эту минуту он пожалел, что рядом не было переводящей капсулы. Не поняв ни единого слова, он покачал головой, привет пиво улыбнулся и неторопливо направился в сторону города.

Большая часть ксарцев осталась возле корабля, но несколько сотен людей последовали за ним. Они были в одинаковых ярких накидках, независимо от того, мужчины это были или женщины. Только по более длинным волосам женщин и грубым чертам лица мужчин Декс смог определить, что большую часть сопровождающих его составляли мужчины. Судя по глазам, ксарцы были полны решимости действовать до победы.

Улицы Брадокса опустели, потому что все жители спешили на место посадки корабля. Чем ближе подходил Декс со своими сторонниками к бывшему императорскому дворцу и теперешней резиденции правительства ученых, тем меньше народу попадалось им на глаза.

Дексу так хотелось знать, что же, собственно, произошло на Ксаре III за то время, пока они отсутствовали, но без переводчика ни один из его сопровождающих не смог бы ничего объяснить.

Сам дворец, вблизи от которого находилась тюрьма, охранялся солдатами. У них в руках были предметы, похожие на маленькие серебряные фонарики. Они соединялись спиралеобразными проводками с черными коробочками, пристегнутыми к поясу.

«Ага, — подумал Декс, — бластеры!»

Ксарцы вопросительно посмотрели на посланца с Земли. Они ждали, какое он примет решение.

Декс крепче сжал автоматический пистолет и зашагал к солдатам. Ксарцы последовали за ним, правда, гораздо медленнее.

Один из солдат поднял серебряный бластер и направил его на француза. Тот остановился. «Проклятье! Как объяснить этим парням, зачем я сюда пришел?»

— Ксар Бем! — крикнул он, слабо веря в то, что хотя бы эти два слова будут ими поняты. Должны же они как-то догадаться, что он сидит вместе с Ранделлом в этой чертовой тюрьме!

Но солдаты его не поняли. Из первого бластера вырвался тонкий белый луч в сторону ксарцев. Раздался страшный вопль, и один из мужчин упал на землю. Его нога превратилась в пепел.

Декс был в ярости. Эти твари совершенно спокойно стреляли в своих собратьев, не имея ни малейшего представления о том, чего те хотят. Вероятно, до их извилин доходил только один язык — грубой силы.

Джулиус Декс решительно нажал на спусковой крючок своего пистолета.

Вылетевшие крошечные пульки разорвались, как фаната средней мощности. Декс сделал всего три выстрела, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы и изгородь дворца, и солдаты взлетели на воздух. На земле остались лишь три большие воронки.

С криками радости толпа ксарцев устремилась к дворцу. Декс же направился к тюрьме. Вокруг нее не было ни одной живой души, поэтому он беспрепятственно вошел в здание.

Правда, он не переставал думать о своих новых друзьях, которые, воодушевившись первой маленькой победой и забыв о страхе и мерах предосторожности, бросились с голыми руками штурмовать дворец.

Но сейчас перед ним стояла одна задача — освободить Ранделла и Бемов.


Услышав грохот взрывов, Ранделл вздрогнул. В это время они с Ксаром Бемом обсуждали структуру консульства на заселенных планетах ксарской империи. Ранделл понимал, что ученые смогут удержаться у власти всего несколько дней, хотя и это было маловероятно, так как без энергии империя рушилась на глазах.

Вдруг раздался мощный взрыв.

— «Звездный луч»! — радостно воскликнул Ранделл и по-дружески похлопал по плечу главу правительства. — Это звук ручного оружия с атомными патронами. Теперь настала очередь братьев!

Очевидно, он имел в виду ученых.

— Что это за оружие? — поинтересовался Ксар Бем, не знавший никакого другого, кроме бластеров.

Рекс Ранделл объяснил ему довольно подробно, как оно действует, и все время прикладывал ухо к двери, прислушиваясь к происходящему в коридоре.

— Это были своего рода предшественники лучевого оружия, — наконец закончил он.

Дверь распахнулась. На пороге стоял Джулиус Декс, обвешанный разным оружием. Он держал двоих охранников.

— Ну наконец-то, — сказал Ранделл таким тоном, будто ждал гостя, приглашенного на чашку чая. — Очень мило с твоей стороны, что ты все же надумал посетить нас.

Декс отпустил солдат, которые в страхе сразу же бросились к ногам Ксара Бема. Император предложил им подняться, пообещав простить. Он не забыл, что один из этих охранников помог устроить побег Торы.

— Между прочим, вы могли бы выйти на улицу и посмотреть, что там происходит, — заметил француз. — На Ксаре идет революция, а вы тут преспокойно сидите.

— Время работает на нас, — возразил Ранделл, протягивая своему другу руку. — Расскажи-ка лучше, что случилось, пока я сидел в этом ужасном каземате?

Джулиус Декс сообщил о печальной судьбе ксарского флота. Стоявший рядом Ксар Бем молча слушал, все больше приходя в ужас. Однако, когда он узнал, что флот был уничтожен в результате отключения энергии и отказа приборов, а вовсе не из-за военных действий, ему стало немного легче.

— У нас есть приказ, — продолжал Декс, — помочь законному правительству вернуться на свое прежнее место, подготовить почву для установления дипломатических отношений, вызволить Ранделла из тюрьмы и вернуться на Землю. Кстати, Ранделл, было бы совсем неплохо, если бы вы произнесли несколько слов. У вас ведь спрятан передатчик. Рита очень волнуется.

— Он уже давно включен. Так что крошка в курсе всех событий.

— Тогда нам надо поторопиться. Местные жители штурмуют дворец. Возможно, им понадобится помощь.

В тюрьме стояла мертвая тишина. Остальные заключенные уже давно сбежали. Однако Ранделл поступил правильно, что подождал Декса. Без переводящей капсулы француз не смог бы ни с кем общаться. Теперь стало намного проще.

По дороге к дворцу они нашли глайдер, но рядом не оказалось ни одного солдата. Правительство ученых капитулировало. В большой зал для совещаний ввели оставшихся в живых представителей свергнутой власти, среди которых был и Фаро Три. Большинство солдат перешло на сторону восставших, ускорив тем самым поражение диктатуры ученых.

Фаро Три угрюмо посмотрел в сторону Ксара Бема, но, увидев рядом с ним людей с Земли, просто пришел в ярость. Возможно, он бы и набросился на них, если бы не двое ксарцев, крепко державших его за руки.

Капсула стояла недалеко от землян, поэтому Ранделл и Декс успевали следить за ходом разговора. Передатчик Рекса был включен, так что команда «Звездного луча» была хорошо осведомлена о происходящих событиях.

— Ваше время истекло, — спокойно сказал Ксар Бем. — Вы называете себя ученым, Фаро Три. На самом деле вы просто жаждали власти и привели в конце концов империю к беде. Но даже если из вас не получился настоящий ученый, то вы могли бы стать по крайней мере политиком. Но и здесь у вас ничего не вышло.

— Заканчивайте свою болтовню, Ксар Бем! — грубо оборвал его сверженный диктатор. — Маловероятно, что вы вернетесь на трон Ксара III, как и я. На нем уже сидит другой Бем. Он опередил вас.

Ксар Бем был поражен. Его сыновья, стоявшие справа и слева от него, медленно повернулись, устремив взгляды в конец зала, где стоял трон Бемов. До этого они не обращали на него внимания. Ксар Бем тоже повернулся.

Ранделл еще раньше смотрел на трон, но он был пуст. Однако сейчас на нем сидел молодой мужчина, очень похожий на сыновей Ксара Фено и Лерка.

Сбежавший Тора Бем?

Ксар Бем вскрикнул, увидев на троне юношу. Он поспешил к нему, но через несколько метров был остановлен группой ксарцев.

Лар Бем поднял обе руки и громко произнес:

— Постой, Ксар Бем! Прежде чем осудить, выслушай меня, и тогда ты сможешь оценить создавшееся положение! Я освободил Ксар III от господства ученых и был возведен народом на трон. Я был тем, кто повернул красный рычаг в секретном зале и лишил звездную систему Ксара энергии. Ты и твои сыновья были в тюрьме в то время, когда я освобождал империю. Награда за это — трон. Я готов предоставить вам возможность добровольно уйти.

Ксар Бем рванул к трону.

— Наглец! — выкрикнул он. — Ты лжешь! Тора Бем сбежал из тюрьмы, чтобы отключить аппаратуру центрального зала. Только он является законным наследником трона. Где Тора?

— В безопасности, в полной безопасности. Я опередил его. Он тоже хотел проникнуть в центральный зал, но, когда узнал, что я оказался там раньше его, он просто отказался от своих прав наследника. Это все, что я хотел тебе сказать.

— Ты врешь!

— Никто не имеет права обвинять во лжи главу империи! — четко произнес Лар Бем. — Либо ты признаешь мои права на наследие, либо я снова брошу тебя за решетку.

Все еще не веря в случившееся, старик повернулся к людям с Земли и бросил на них взгляд, взывающий о помощи. Полученный Ранделлом строгий приказ не вмешиваться во внутренние дела чужой цивилизации не смог взять верх над естественным человеческим желанием помочь друзьям.

Он взял из рук Декса автоматический пистолет и подошел к новоиспеченному диктатору.

Глаза Лара засверкали. Ему было хорошо известно, какой силой обладают пришельцы с Земли и как их успели полюбить ксарцы. Поэтому нужно было действовать очень осторожно.

Ранделл же решил, что сейчас не время соблюдать дипломатический этикет. Направив свое оружие в грудь юного Бема, он спросил:

— Где Тора Бем, законный наследник главы империи?

Лар внимательно наблюдал за безобидным с виду оружием. Что он мог противопоставить? Лишь немногие бластеры на батарейках, которые у них были? Вот если бы снова заработал источник энергии в центральном зале, тогда гостям показали бы фокус — у них сразу бы потемнело в глазах.

Но сейчас…

— В центральном зале.

— А где находится центральный зал? — спросил Ранделл.

Лар Бем молчал.

— Я знаю где, — сказал Ксар Бем, — но об этом запрещено громко говорить. Я вам расскажу. Лар, что ты сделал с Торой?

Лар все еще колебался. Тогда Ранделл немного приподнял автоматический пистолет и выпустил пулю. Она просвистела над ухом «главы империи» и попала в стену, удаленную от трона метров на десять.

Мощный взрыв разнес стену и прилегавшую к ней часть потолка на кусочки. Лар чудом не пострадал — большие обломки упали прямо рядом с ним.

Яркий дневной свет, проникший сквозь образовавшийся проем, залил огромный зал дворца.

Пыль медленно оседала. Лар по-прежнему сидел на троне, от страха боясь пошевелиться.

— Ну, так что? — холодно сказал Ранделл.

Его оружие теперь было направлено на Лара. Находившиеся в зале ксарцы не предпринимали никаких действий. Они, видимо, решили ждать, как будут дальше развиваться события, предчувствуя, что снова могут стать жертвой обмана. Окрыленные своей победой, они восторженно приветствовали первого попавшегося Бема, после чего и посадили его на трон.

— Тора жив. Я оставил его в центральном зале. Ему ничто не угрожает. Мы боролись друг с другом, но я все же первым повернул рычаг.

— И за это ты хочешь трон? — удивился Бем. — Он пока что принадлежит мне. Но если его кто и унаследует, то это будет лишь мой Тора, мой законный преемник.

Он посмотрел на молчавшую толпу и затем снова обратился к Лару:

— Ну а теперь слезай с трона, чтобы я снова мог занять по праву мне принадлежащее место.

Его племянник медленно поднялся. Судорожно сжав кулаки, он спустился на три ступеньки вниз и поклонился Ксару Бему. Тот, прежде чем двинуться с места, положил ему руку на плечо.

Только когда старший Бем сел на освободившийся трон, в зале раздались возгласы ликования ксарцев.

Свергнутый Бем собрался покинуть зал, но Ранделл остановил его — что-то не понравилось ему в лице резко обернувшегося Лара. К ним подошел Декс, поняв все без лишних слов, и вместе с заключенным они покинули дворец.

По оживленным улицам Брадокса мужчины направились к месту посадки «Звездного луча». Проходя сквозь толпы любопытных ксарцев, они иногда задерживались.

К счастью, на «Звездном луче» была собственная переводящая капсула. Ранделл и Декс затащили своего пленника на корабль и заставили его рассказать все по порядку.

Через два часа «Звездный луч» отправился на свое последнее задание. В отдельном помещении со стальными стенами, предназначенном для перевозки внеземных растений и животных, сидел Лар Бем.

Глава 8

Находясь на поверхности Ксара V/2 уже два часа и не зная, что делать, Тора бесцельно бродил. Но затем ему пришла в голову мысль забраться на башню излучения — оттуда можно было осмотреть всю территорию. Возможно, он обнаружит оставленный кузеном корабль, если тот действительно не прихватил с собой кого-нибудь еще, кто бы мог улететь на его корабле.

Как только Тора почувствовал удушье, он снова спустился на глубину. Привычный воздух очень скоро придал ему силы. Он опять принялся обдумывать сложившуюся ситуацию.

Если Лару все-таки удалось уничтожить его отца и братьев, то он останется здесь навечно. И уж если на то пошло, лучше бы у власти остались ученые. Тогда по крайней мере ничего не случилось бы с Ксаром Бемом.

Конечно, это давало хоть какую-то надежду. Тогда нужно немедленно повернуть рычаг в прежнее положение! Решив больше не терять ни секунды, он прыгнул на транспортную дорожку, которая тут же пришла в движение.

Через пять часов Тора стоял у порога центрального зала. Его волнение немного улеглось. Он долго шагал по проходу и скоро очутился в зале. Бластер теперь, похоже, был ему не нужен, но он не рискнул с ним расстаться.

Когда он потянул красный рычаг вверх, ему пришлось приложить для этого все свои силы. Загудели генераторы, и ожил замерший зал. Заработали четыре башни излучения.

Ксар III снова получил энергию. Ученые, пожалуй, могли бы еще немного продержаться, если бы знали, что все вернется на круги своя.

Тора задумчиво стоял перед рычагом.

Правильно ли он поступил? Или это был шаг отчаяния?


Когда «Звездный луч» обогнул вторую луну пятой планеты, у Ранделла возникли сомнения в правдивости описания Ларом ее рельефа. Он рассказывал что-то об искусственной поверхности, о четырех видимых даже невооруженным глазом башнях излучения, устремившихся в самые облака. То, что сейчас видел Ранделл, было не что иное, как обрывистые скалы какой-то бледно-серой окраски с острыми вершинами.

Может быть, они прилетели на другую луну?

Ранделл приказал Кнуту Джансену привести Лара Бема.

Затем «Звездный луч» начал снижаться к луне, оставаясь на достаточной высоте, чтобы не задеть вершин скал. Навигация в этом районе была очень сложна, а посадка практически невозможна.

Когда Кнут Джансен вернулся, его лицо было смертельно бледным. Он растерянно пробормотал:

— Паренек исчез.

Ранделл уставился на норвежца. В центральный отсек зашел Фред Диркс. Он был уже в курсе дела.

— Но ведь это невозможно! Сбежать из той камеры! Она герметично закрыта и снабжается воздухом лишь через крохотное отверстие вентиляции. Стены сооружены из прочной массивной стали, смешанной с энергиумом, благодаря чему туда не просочится ни одна бактерия.

— Вы думаете, его кто-нибудь освободил? Тогда он должен быть еще на корабле.

Казалось, Ранделла вот-вот хватит удар. Диркс покачал головой. Его лоб прорезали глубокие морщины. Он медленно произнес:

— Вспомните тот большой корабль, который впервые посетил Землю и разбился. Через три часа после аварии он исчез бесследно, впрочем, как и все люди на его борту. Он просто испарился. Значит, ксарцы обладают тайной, в которую они нас не посвятили и, по-видимому, не собираются это делать. Лар Бем мог исчезнуть тем же самым способом. Возможно, это происходит в тот момент, когда они умирают.

— Гор Бем все еще жил, когда вдруг внезапно растворился в воздухе, — покачав головой, сказал Ранделл. — По крайней мере, так меня информировали.

— Несмотря на это всеобщее растворение в пространстве, их исчезновение мне представляется одним из видов самоубийства, по крайней мере в случае с нашим пленником. Наверняка он это сделал, чтобы избежать дальнейших допросов. Тогда сомнительно, что на этой луне может находиться центральный зал.

— Я бы так не сказал, Диркс. Когда он был в шоке после выстрела, он говорил чистую правду. Мысль о самоубийстве пришла ему, определенно, немного позже. Нет, на этот раз все верно. Только как мы отыщем здесь центральный зал и где сможем приземлиться?

Ужас от происшедшего настолько сильно подействовал на членов экипажа, что никто не смог возразить Ранделлу. Даже Джансен безмолвствовал, хотя он был иного мнения.

Недалеко от горизонта луны угрожающе висела пятая планета. Она была не заселена, и создавалось впечатление, что она просто здесь задержалась, пролетая мимо. По крайней мере, хоть это совпадало с рассказом исчезнувшего пленника. Но луна?.. Нет, он описывал ее по-другому.

Ранделл не рискнул опускаться ниже. Облетев Ксар V/2 еще два раза, «Звездный луч» в последний раз взял курс на Ксар III.


Когда планета обрела энергию, Бемы смогли восстановить свою власть в течение нескольких часов. Хотя сторонников ученых вроде бы больше не осталось, у народа возникли сомнения, кому все же должен принадлежать трон — ученым, Лару или Ксару Бему?

Ксар Бем развеял эти сомнения. Остававшись довольно долго без источника жизни, ксарцы усмотрели в его возвращении действие сверхъестественных сил и хорошее предзнаменование.

Однако включение энергии имело неприятные последствия для Земли. Посланным к ней кораблям, которым удалось избежать гибели в космосе, теперь ничто не мешало вновь двинуться к цели.

В штаб-квартире космического флота Земли вряд ли успели бы разработать меры по защите родной планеты. К счастью, решение завершить полученное задание приняли не более двадцати кораблей ксарцев. Но они получили отпор со стороны Земли. Лишь три корабля смогли пробиться сквозь оцепление постоянно патрулирующих у орбиты своей планеты военных кораблей.

С помощью мощного энергетического оружия агрессоры превратили в пыль четыре крупных города, после чего были сбиты звуковыми ракетами.

Ущерб был огромен, но все же нападение было отбито.

Галактическое правительство отдало приказ об ответном вторжении в туманность Андромеды для уничтожения звездной системы Ксар. Правда, ни один корабль, кроме «Звездного луча», не мог преодолеть расстояние в полтора миллиона световых лет, потому что только он обладал телепортирующим устройством — единственным в Галактике. Так что оставалось ждать возвращения «Звездного луча».


Ксар Бем приложил немало усилий, чтобы отозвать находившиеся в Солнечной системе Земли корабли, на которых никто не имел ни малейшего понятия о государственном перевороте и восстановлении прежней власти. Но все старания были напрасны.

Ксар Бем догадывался, что Тора установил рычаг в прежнее положение из добрых побуждений. Но все же было бы лучше, если бы Тора немного подождал.

Для его спасения Ксар Бем решил отправить на Ксар V/2 других своих сыновей, Фено и Лерка, но туда уже полетел корабль землян с Ларом Бемом. Ксар Бем был сильно удивлен, когда ему доложили, что несколько минут назад «Звездный луч» вернулся. Ксар приказал встретить Ранделла.

Рекс явился в сопровождении Джулиуса Декса и Фреда Диркса. В двух словах они рассказали, что случилось на их корабле, и попросили дать этому объяснение.

— Значит, Тора все еще там, — заключил Ксар Бем. — Он включил энергию. Автоматически заработало и защитное поле, создавшее оптически обманчивую картину рельефа. Вот почему вы и не смогли сесть. Лар же предпочел перейти в другое измерение. И вам незачем было ломать голову над его исчезновением. Это связано с влиянием постоянного излучения. При определенных обстоятельствах начинает действовать некая таинственная сила, которая превращает нас в энергию. Она даже нам неизвестна. Причем в энергию превращаются не только наши душа и тело, но и вся материя, которая берет начало в нашей системе. Но объяснить этого я не в силах.

— А что теперь будет с Торой?

— Я отправлюсь за ним. Или нет, подождите. Может, нам полететь вместе? Вы должны с ним познакомиться. Через год он займет мое место. С ним вы можете установить различного рода отношения. Я думаю, что наше будущее в надежных руках.

Через несколько часов «Звездный луч» совершил посадку на второй луне пятой планеты, в недрах которой скрывалась тайна вечной энергии. Вместе с Ранделлом и Кнутом Джансеном Ксар Бем спустился с помощью автоматической платформы в глубины Ксара V/2. Когда они наконец пересели в кресла движущейся транспортной дорожки, начались долгие часы ожидания.


Вернувшись из зала, Тора Бем застыл в недоумении. Дорожка двигалась. Кто-то явно собирался навестить его. Но кто?

Он с нетерпением наблюдал за временем. Дорожка начала замедлять движение и остановилась. Тора скрылся в одном из проходов, держа наготове бластер.

Неожиданно появились его отец и двое незнакомых ему людей.

— Отец, это ты? А кто эти люди?

— Тора, сын мой! Это пришельцы с Земли — наши друзья. Они помогли нам. К сожалению, без специального устройства мы не можем понять их речь, поэтому нам придется подождать, пока мы не поднимемся на корабль. А теперь поприветствуй их!

Не поняв, о чем говорили отец с сыном, Ранделл начал разглядывать просторный зал с огромным количеством незнакомой аппаратуры.

Когда все вновь очутились на борту «Звездного луча», у них появилась возможность поговорить друг с другом. Правда, у Ранделла возникло смутное ощущение, что Бемов больше бы устроило, если бы в центральном отсеке не было переводящего устройства.

Прощание было коротким и душевным. Ксар Бем подарил Ранделлу на память кольцо, которое ему вернул Тора.

— Возьми его в знак нашей дружбы!

Так закончилась первая встреча двух великих цивилизаций, которым было суждено пройти тяжелые испытания.


Генерал Паттерсон ждал Ранделла.

— С отпуском придется подождать! — Этими словами он встретил своего зятя. — Но на этот раз Рита останется на Земле!

Ранделл бросил на тестя колкий взгляд и уселся, закинув ногу на ногу.

— У тебя что, не все дома? — запальчиво спросил он. Паттерсон стал красным, как помидор. Теряя самообладание, он закричал:

— Это приказ галактического правительства! Немедленно начать ответные военные действия! Корабли ксарцев напали на Землю и уничтожили четыре города. За это они должны поплатиться. «Звездный луч» будет оснащен десятью атомными бомбами замедленного действия. Кроме того…

— Минуточку, Паттерсон! Вы что, все тут с ума посходили? Кто отдал такой идиотский приказ?

Еле сдерживаясь, Паттерсон все же выслушал его до конца.

— Президент! Он разве не прав? Мы что, должны смотреть сквозь пальцы на то, что на нас постоянно нападают корабли ксарцев?

— Разве были и другие нападения?

— Два часа назад ксарский корабль открыл пальбу по Марсу. И еще несколько таких объектов бороздят нашу Солнечную систему.

Ранделл наклонился вперед. Он коротко объяснил Паттерсону, почему оставшиеся корабли вражеского флота снова пришли в движение и что их экипажи не могли знать о смене правительства. К тому же через неделю Землю должна была посетить правительственная делегация с Ксара III. А они-то уж наверняка наладят контакт со своими кораблями и отдадут им приказ о возвращении. Война закончится еще до того, как началась.

По лицу Паттерсона было видно, что им овладели сомнения.

— Ты сможешь объяснить это президенту, Рекс?

— О чем речь! Конечно! Я его не боюсь. Кроме того, я должен прибыть к нему с очень важным поручением от правительства Ксара III. Ксар Бем предлагает построить на Земле радиорелейные станции для особого вида энергии, причем бесплатно. Но вряд ли из этого что-нибудь выйдет, если наш президент в очередной раз проявит тупость…

Паттерсон покачал головой.

— Он вовсе не туп. Но ты должен понять, как он был разъярен после вероломного нападения. Ведь если на это дело посмотреть с нашей стороны, то все будет выглядеть совсем иначе. Ты хочешь сейчас же отправиться к президенту?

Ранделл покачал головой.

— Только после того, как в моем кармане появится письменное разрешение на отпуск всей команде «Звездного луча».

— Видите, каков он? Использует слабые черты характера своих друзей и думает лишь о собственной выгоде…

Но тут его прервали.

Его дочь Рита, жена Ранделла, влетела в помещение. Она бросилась на шею Рекса и расцеловала мужа так, что на его лице не осталось живого места от ее помады.

— Ну скажите, разве он не славный парень? Мой хороший, милый Рекс! Он такой чувствительный и деликатный! Ему бы и в голову не пришло воспользоваться слабостью характера кого бы то ни было. Его порядочность сочетается с почти детским легкомыслием! Он настолько бескорыстен, что не способен думать о собственной выгоде…

— Прекрати! — воскликнул Паттерсон. — Это больше невозможно слушать! И как только можно любить такого мужчину! В этом плане твоя мама была совсем другой. Она полюбила меня за то, что я практически не совершал ошибок…

— Твоя жена должна была сразу же сойти от тебя с ума — ведь для этого столько оснований! — войдя в роль, сказал Ранделл.

После этой перепалки Ранделл с Ритой покинули помещение.

— Значит, четыре недели, Паттерсон? Четыре недели для всей команды! — уточнил на прощание Ранделл.

— Договорились. Только чтобы я никого из вас здесь не видел в течение четырех недель…

Сразу же сообщив экипажу своего корабля об отпуске, Ранделл полетел к президенту.


Паттерсон оказался прав. Президента удалось убедить не отдавать военному флоту приказ, который, кстати, мог выполнить только «Звездный луч» благодаря установленному на нем телепортирующему устройству. Однако Ранделлу было поручено попытаться наладить контакт с оставшимися кораблями ксарцев. Возражения Ранделла не были приняты.

«Это его дело, — думал президент, поручая задание Ранделлу. — Нужно во что бы то ни стало предотвратить дальнейшие наступления ксарских кораблей, наносящих огромный ущерб Земле».

Страшно расстроенный Рекс вернулся на взлетное поле космопорта и направился в штаб-квартиру, где его со злорадной усмешкой встретил Паттерсон.

— Ну, что я говорил? Тебе придется отложить свой отпуск на некоторое время.

— А тебе — свое свидание с дочерью, — ответил Рекс. Генерал побледнел.

— Ты хочешь сказать, что возьмешь Риту с собой? Но ведь может произойти бой, во время которого женщина не сможет ничем тебе помочь. Тем более моя дочь. Ты должен это понять.

Ранделл вздохнул и кивнул в знак согласия.

— Ты отправишься уже сегодня ночью, — сказал Паттерсон. — Возможно, тебе удастся найти один из кораблей пришельцев и склонить их начать переговоры. Вы наверняка о чем-нибудь договоритесь на Луне.

— На Луне?

— Да. Возможно, там, а может, на какой-нибудь планете или станции. Вы будете дышать тем же самым воздухом, что и мы.

— Я думаю, это не так-то просто воплотить в жизнь, — пробурчал Ранделл.

— Ну, по крайней мере попытаешься, — сказал вдруг повеселевший Паттерсон. — Если ксарские корабли не захотят вести с вами переговоры, тогда превратите их в груду мусора. Эти слабоумные братья ничего другого не заслуживают.

— У вас, генералов, хорошо подвешен язык, — заметил Ранделл. — Раз ты такой умный, отправляйся вместе с нами. Обещаю — скучно не будет.

— Я…не… У меня и тут дел по горло, — энергично покачал головой Паттерсон. — Кроме того, Риту нельзя оставлять без защиты. Сейчас неспокойное время.

Ранделл поднялся.

— Трус, — недолго думая, бросил он. Рекс знал, что Паттерсон в молодости отличался смелостью и отвагой. — Ну хорошо. Потом сообщите точное время вылета. Мне же остается сказать моим людям, что отпуск откладывается на некоторое время. Кстати, оставляю на твое попечение и Джейн Диркс. Знаю, что ты скажешь. «В моей работе не хватает только женщин!»

Не дожидаясь возражений, Ранделл вышел, громко хлопнув дверью. На улице он поймал такси.

— Рекс, не хочешь ли ты прямо сейчас отправиться в путешествие? — спросила Рита подъехавшего супруга. — Думаю, ранним утром завтра было бы в самый раз.

Рекс ответил не сразу.

— Дорогая, наши планы немного изменились. Я все сейчас тебе объясню. Да и остальным членам экипажа. Впрочем, тебя с Джейн ожидает такси.

Больше он ничего не мог сказать. И только когда собралась вся команда, он решился передать им приказ президента.

Однако никто не выказал ни возмущения, ни радости. Даже женщины. Эта миссия была не опаснее тех, что были раньше. Они не понимали, почему не должны принимать участия в этом полете.

Но Ранделл был неумолим.

— Это приказ космического флота. И вообще, так будет лучше. Мы можем ввязаться в бой, а это чисто мужское дело. Рита, ты, как всегда, будешь благоразумной и отправишься к отцу. Прихвати с собой Джейн. У вас есть полчаса, чтобы упаковать вещи. Все это время вас будет ждать такси. Ну, иди же, Рита, я приду немного позже. У нас остается не много времени.


Через три часа поступил приказ об отправлении. Наступила ночь. Висящий над Землей месяц создавал даже какое-то лирическое настроение. Иногда на несколько секунд облака закрывали его своими округлыми краями, но когда он снова появлялся, то продолжал светить тем же призрачным светом.

«Звездный луч» взлетел легко и быстро. Рассекая плотные слои атмосферы, он набирал скорость, пока не достиг свободного пространства.

Начались бесконечные поиски кораблей ксарцев.

По другую сторону орбиты Марса они нашли первый линейный крейсер, который нерешительно блуждал вокруг планеты, вероятно не зная, какую из планет — Марс или удаленную Землю — он должен штурмовать.

Появление чужого корабля, видимо, заставило капитана ксарцев быстро принять решение. Прежде чем Ранделл успел оценить ситуацию, крейсер выпустил голубой огненный шар, который с молниеносной скоростью направился к «Звездному лучу». Лишь резкий маневр спас его от гибели.

Не меняя направления, огненный шар пролетел мимо и устремился в сторону орбиты Марса. Ранделл попытался высчитать примерное место столкновения. Хорошо, если этот зловещий предмет сгорит где-нибудь в плотных слоях атмосферы Марса.

— Мы должны подать им знак! — крикнул Диркс, хотя сам не знал, как это сделать.

Только Джансен предложил, чтобы один из членов экипажа вышел на поверхность корабля и помахал белой простыней. Но поскольку ее никто не нашел, то эта затея так и не осуществилась.

Второй шар прошел уже довольно близко от борта корабля, третий снова промчался на огромном расстоянии и врезался в пролетавший мимо с бешеной скоростью метеорит.

Это произошло в тот момент, когда они находились почти в самом центре взрыва. Свет от него был настолько ярок, что все члены экипажа должны были закрыть глаза, чтобы не ослепнуть. Когда Ранделл их открыл, то постепенно уменьшающееся искусственное солнце было уже далеко позади. В том районе сконцентрировалась необычайно мощная энергия, которая была способна уничтожить любую материю, попавшуюся на ее пути. Рекс содрогнулся при мысли о том, что «Звездный луч» мог… Нет, это исключено!

Когда следующий шар медленно выкатился из нижней части вражеского корабля, Кранц дал залп из своей старомодной автоматической пушки по шару. Первый же выстрел оказался удачным.

Картина была точно такая же, как и при столкновении шара с метеоритом, только теперь в области выброса мощной энергии находился другой корабль.

Когда искусственное солнце стало уменьшаться, а потом и вовсе поблекло, по космосу расплывались расплавленные до неузнаваемости искореженные части ксарского корабля.

Ранделл вздохнул.

— Как я и думал, первая попытка не увенчалась успехом. Как им объяснить, что мы хотим вести мирные переговоры? У кого-нибудь есть мысли на этот счет?

Джансен и Диркс молчали. Только что была восстановлена связь с машинным отделением, в котором был установлен телепорт, так что и Джулиус Декс мог услышать последний вопрос. Но у француза тоже не было никаких идей.

Когда «Звездный луч» лег на нужный курс, Джансен спросил:

— А нельзя ли подключить к капсуле усилитель и просто сообщить им, что мы прилетели с добрыми намерениями? Это должно сработать.

Ранделл постучал себя пальцем по лбу.

— А как же звуковые волны? Как ты собираешься распространять их в вакууме? Подумай только, вдруг какой-нибудь сумасшедший изобретатель вздумает применить в открытом космосе ультразвуковые пушки. Так, я хотел узнать, что еще там у тебя произошло. Мне доложили, что отказала часть аппаратуры.

— Она отказала еще в самом начале, но потом функционировала отлично. Я только забыл вам сообщить, отчего это произошло.

— И отчего же?

— В космическом пространстве образовалось искусственное магнитное поле, и как раз вблизи от цели. Взгляните сюда. Ультразвуковые волны распространяются сквозь силовое поле.

Ранделл не стал комментировать услышанное.

— В любом случае мы не можем создать силовое поле за пределами нашего корабля. Кроме того, я не знаю, как на это отреагируют нормальные звуковые волны. Так что этот вариант не подходит. Нужно поискать выход в какой-нибудь другой области.

— Точно! — донесся голос Декса из машинного отсека. — Совершенно в другой. А именно в телепортации.

Ранделла это заинтересовало. Во-первых, потому, что это единственно возможное решение, а во-вторых, потому, что это была не его мысль.

— Телепортация? — растягивая слово, переспросил он. — А поподробнее, Джулиус?

— Все очень просто. Мы уже как-то проводили эксперимент по изменению полюса нашего телепортирующего устройства и перемещению человека, находящегося на территории корабля, за его пределы. А почему бы не телепортировать одного из нас в командный пункт ксарского корабля?

Ранделл кивнул.

— Чисто технически это вполне возможно. Я тоже думал об этом, но считал, что вы не справитесь с таким сложным делом без помощи Риты.

— У меня было достаточно времени, чтобы изучить устройство телепорта.

— Хорошо, — согласился Ранделл. — Но тогда возникает другой вопрос: что случится, если ксарцы неправильно поймут внезапное появление человека на их корабле?

Джулиус Декс только пожал плечами. Здесь можно надеяться разве что на случай.

Вторая встреча произошла на обратной стороне Луны, совсем недалеко от Земли.

Здесь собрались три или четыре корабля ксарцев. Они укрылись в тени кратера и, казалось, ждали удобного момента для нападения.

Это надо было предотвратить любой ценой.

— Хорошо бы сесть так, чтобы эти корабли оставались в нашем поле зрения, — сказал Декс. — Тогда можно было бы сделать точные расчеты и телепортировать на чужой корабль любой предмет, правда, не слишком большой.

— И переводящую капсулу тоже? — поинтересовался Ранделл.

Француз посмотрел на него с удивлением и, усмехнувшись, сказал:

— Ее в первую очередь, а затем и прилагающегося к ней человека.

— Ну слава богу, — успокоился Ранделл. — Если ксарцы увидят капсулу, то сразу поймут наши намерения. По крайней мере они подождут, что им скажут.

— Это уж они точно поймут, — согласился Декс. — Но остается другой вопрос. Как они воспримут внезапное появление чужого человека? Не начнут ли паниковать?

У Ранделла сразу упало настроение. Нужно немного переждать, прежде чем отправляться вслед за капсулой. Ведь до сих пор это было единственное решение, сулившее успех.

— Ну ладно, Джулиус, подготовь все. Кстати, ты довел операцию по обмену полюсов до успешного конца?

— Да, но кое-что надо еще доработать. Без Риты это займет больше часа, но мне мог бы помочь Диркс. Не дожидаясь ответа, он прервал видеосвязь.

— Помогите ему, — кивнул Дирксу Ранделл.

Затем он обратился к Джансену:

— Сейчас мы попробуем отыскать подходящее место для посадки. К тому же мы должны следить за тем, чтобы эти субчики не выпустили в нас свои снаряды. Тогда нам не о чем уже будет беспокоиться.

Несколько раз «Звездный луч» пронесся прямо над теперь уже четко вырисовывавшимися четырьмя вражескими кораблями, которые не предпринимали никаких мер по собственной защите. Либо они думали, что их не видно, либо ждали, пока корабль подойдет поближе.

Примерно в четырех километрах от ксарских кораблей Ранделлу удалось посадить корабль, конечно, не без помощи Джансена, который указал точное место. «Звездный луч» сел у одного из кратеров, выдвинув во все стороны телескопические опоры.

Его носовая часть так далеко выступала за край кратера, что с его вершины были хорошо видны четыре корабля неприятеля. Этого было достаточно, чтобы передать Дексу, находившемуся в машинном отделении, все необходимые данные.

Потом они затащили капсулу в машинное отделение и установили ее так, как предлагал Декс. Джансен ворчал, что француз был излишне придирчив, но когда тот сказал, что даже при малейшей ошибке на чужой корабль могла перетелепортироваться половина «Звездного луча», сердце норвежца ушло в пятки.

Наконец капсула была установлена. Пробный луч, направленный из переполюсованного телепорта, осветил часть помещения. Капсула находилась внутри освещенного пространства, но пол оставался в темноте. Нельзя было исключить, что во время эксперимента металлическая опора капсулы могла уменьшиться на несколько миллиметров, так как телепортирующие лучи не захватывали ее нижнюю часть.

Хотя все расчеты были уже закончены, Ранделл оставался в центральном отсеке. Он прикидывал разные варианты, как ксарцы могут отреагировать на внезапное появление чужого человека.

Наконец Ранделл отдал приказ в машинное отделение, чтобы там активизировали телепорт.

В то время как в центральном отсеке все было тихо и спокойно, в машинном отделении шел величайший эксперимент. Капсула растворилась в пробных лучах и теперь находилась в центральном отсеке вражеского корабля, удаленного на четыре километра. Возможно, неточно рассчитали высоту, и тогда капсула могла упасть на твердый пол.

Декс подождал несколько секунд, потом выключил телепорт и выбил капсулу из поля действия этого прибора, имеющего возможность вернуть ее в любую секунду. Позже с Ранделлом было бы все иначе. Декс перетелепортировал бы капитана прямо рядом с капсулой и выключил поле только на пять секунд, после чего оно снова бы активизировалось. Таким образом, у Ранделла было пять секунд на то, чтобы успеть сделать несколько шагов в любую сторону. Если бы Рексу угрожала опасность, то ему нужно было бы сделать всего лишь один прыжок в образованные телепортом ворота, чтобы вновь очутиться на борту «Звездного луча».

Когда спустя три минуты ничего не произошло, Ранделл со смешанным чувством покинул центральный отсек, войдя в поле лучей телепорта.

Декс, Диркс и Джансен стояли молча. Только когда Ранделл задал относящийся к теме вопрос, инженер ответил:

— На этой платформе. Здесь стояла и капсула, прежде чем была запущена. В общем, ничего особенного не произойдет. Но теперь телепорт переместит не весь корабль, а только платформу. В это время человеку, находящемуся в лучевом поле, не угрожает опасность. Но если он высунет голову из данного поля, то она не переместится вместе с телом, а останется на прежнем месте. Это смерть.

Ранделл побледнел и кивнул.

— Я постараюсь быть осторожнее, — пообещал он и ступил на металлическую платформу, оказавшись точно в ее центре.

Декс кивнул капитану и установил рычаг в нижнее положение. В течение секунды силуэт Ранделла расплывался все больше и больше, пока совсем не исчез. По помещению прошло легкое дуновение ветерка.

Джансен пошел в центральный отсек, Диркс и Джулиус Декс остались в машинном отделении. Техник Полковский и Уолкер сидели у атомных орудий.

На «Звездном луче» напряжение достигло апогея. Все ждали…


Внезапное появление переводящего устройства на корабле ксарцев не вызвало у них сильного переполоха. Оно было им известно.

Ранделл вышел из поля телепорта, заметив его точное местоположение. Он с ужасом вспомнил последние слова своего бортинженера.

В левой руке он держал прилагающийся к капсуле ящичек, а правой — автоматический пистолет. Вдруг кто-то сзади выхватил у него оружие. Он надеялся застать их врасплох, а вышло наоборот.

Все же путь к бегству был открыт, и Ранделл в любой момент мог воспользоваться им.

— Я прибыл сюда как парламентер, — сказал он и облегченно вздохнул, когда его слова громко и четко донеслись из капсулы. — У меня не оставалось другого выхода, как прийти сюда столь необычным путем…

— Каким образом ты это сделал? — спросил ксарец, который стоял возле большой контрольной доски и, очевидно, был капитаном. — Это похоже на волшебство.

— Эта игрушка была выдумана от безделья нашими учеными, и мы иногда пользуемся ею, — ответил Ранделл. — Если бы мы захотели, то могли бы отправить ваши корабли на край Вселенной. Но зачем нам это нужно?

— Но как это возможно? — поинтересовался капитан, подав какой-то знак стоявшему за спиной Ранделла мужчине. Тот быстро прошел мимо Ранделла и попал в кубическое поле телепорта. Чтобы избежать несчастного случая, Декс каждые пять секунд включал и выключал прибор. Таким образом, в первые пять секунд устройство работало, а во вторые — было отключено. Поэтому мужчина мог бы войти совершенно спокойно в неизвестное ему поле и тут же раствориться у всех на глазах. Так оно и произошло.

Трое присутствующих ксарцев непроизвольно вскрикнули от охватившего их ужаса. Ранделл смог быстро взять себя в руки.

— Видите, — сказал он. — То же самое мы можем сделать и с вашими кораблями! Ну а теперь-то вы убеждены в нашей мощи?

— Если вы такие сильные, почему же тогда хотите вести переговоры?

— Из чисто человеческого дружелюбия, — медленно поклонившись капитану, проговорил Ранделл. — Я вам все расскажу. Правительство ученых…

Он тут же был прерван. Трое ксарцев вытянулись как по струнке и, отдав честь, воскликнули: — Да здравствуют ученые!

— Правительство ученых, — уверенно продолжал Ранделл, — между прочим, отправлено к черту. На троне ксарской звездной империи снова восседает Ксар Бем, законный властелин и…

Трое мужчин с тем же энтузиазмом проорали:

— Да здравствует Бем!

Ранделл был более чем удивлен столь быстрой сменой их приверженностей. Он никогда не думал, что такое возможно. Но почувствовал, что его задачу будет теперь выполнить гораздо легче.

— Бемы установили дружественные отношения с правительством Земли и приказали военному флоту вернуться на Ксар III. Проблема состояла лишь в том, каким образом известить вас об этом сквозь полтора миллиона световых лет. И мы решили, что если известить хотя бы один корабль, то он сможет передать это сообщение всем остальным. Ну, в общем это все, что я хотел вам сказать…

Минуту в помещении царила полная тишина.

Потом капитан ксарцев пробурчал:

— А доказательства?

Ранделл остолбенел. Неужели ему не верили на слово? Тогда война может продолжаться и дальше, до тех пор, пока наконец не прилетит правительственная делегация с Ксара III и не устранит допущенную ошибку.

Ранделл уже начал подумывать о том, чтобы прыгнуть назад, в безопасное пространство, но тут ему в голову пришла спасительная мысль.

Несмотря на недоверчивые взгляды ксарцев, он засунул правую руку в карман своего комбинезона. Вытащив оттуда сжатый кулак, он поднес руку к глазам ксарцев и раскрыл ее. На ладони лежало сверкающее всеми цветами радуги кольцо Ксара Бема. Все их сомнения моментально отпали. Капитан подошел к Ранделлу и протянул ему руку.

— Мы верим тебе. Оставшиеся в этой системе корабли будут нами информированы. А сейчас ты не мог бы поподробнее рассказать о происшедших за это время событиях?

Ранделл вздохнул и начал свой длинный рассказ.


Когда ксарец вдруг неожиданно появился в лучевом пространстве телепорта, Декс вздрогнул от испуга и ударился головой о ребро генератора. Но потом понял, что случилось, хотя все, что объяснял ксарец, было ему непонятно.

Затем целый час они сидели в страшном напряжении и ждали, пока в светящихся пространственных воротах не появился силуэт Ранделла.

— Выключай, я не хочу потерять свою голову, — с улыбкой сказал он. — Наша миссия окончена. Оставшийся флот соберется на обратной стороне Плутона и отправится в свою солнечную систему. Ах да! Прежде чем получить обратно капсулу, давайте отправим им этого бедного парня и тут же отправимся домой, чтобы побыстрей начать наш долгожданный отпуск. Я не хочу терять ни секунды.

Через десять минут «Звездный луч» влетел в бездну вечной ночи, окутывавшей Луну.

Под ними в неподвижном состоянии пребывали корабли ксарцев. По своеобразным радиопередатчикам они связались со своими братьями и сообщили им о том, что произошло за это время на Ксаре III.

Но это больше не интересовало Ранделла.

Луна быстро отдалялась от «Звездного луча» и превращалась в безжизненное космическое тело, каким была, пока на нее не ступила нога человека.

Но впереди уже вырисовывалась Земля, этот большой, чудесный, светящийся зеленым светом глобус, который являлся родиной человечества.

И сегодня, в эпоху космических путешествий, это ощущалось больше, чем когда-либо. Потому что лишь тот, кто видел Землю величиной со звезду, по-настоящему знает, как она прекрасна…


home | my bookshelf | | Воинствующая Андромеда |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу