Book: Женщина на одну ночь



Женщина на одну ночь

Джулия Джеймс

Женщина на одну ночь

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Боже, она выглядит как уличная девка!

Розалинда стояла в своей крошечной спальне, с отвращением глядя на собственное отражение в зеркале. На нее смотрела вульгарная девица с чересчур ярким макияжем: ресницы слипались от нескольких слоев черной туши, а губы казались слишком пухлыми из-за ярко-красной помады.

Сама бы она никогда не остановила свой выбор на этом облегающем платье из серебристой парчи, с разрезом до бедер и глубоким декольте. Но это был не ее выбор.

– Я принесла тебе одно из моих любимых платьев, – заявила ей Сейбл. – У тебя грудь больше, чем у меня, и ты будешь выглядеть чрезвычайно сексуально. Юрий любит, когда вокруг него вьются красотки вроде нас с тобой. Впрочем, какому мужику это не понравится? А ты чертовски привлекательна, Роз, и зря не пытаешься извлекать выгоду из своей внешности! Однако нет худа без добра. По крайней мере, мне не придется беспокоиться о том, что ты сама начнешь увиваться за Юрием!

Розалинда могла без всяких колебаний гарантировать выполнение этого условия. Об этом она думала меньше всего. По правде говоря, ей ужасно не хотелось идти развлекать компанию приятеля Сейбл, главное достоинство которого заключалось в деньгах. Но она не могла отказать подруге. Сейбл пришла ей на помощь в трудную минуту и сейчас просила о таком пустяковом одолжении...

– Все, что от тебя требуется, – продолжала Сейбл, – это присмотреть за Юрием и не подпускать к нему других девиц! Между прочим, большинство из них готово уничтожить друг друга, лишь бы оказаться на моем месте! Боже, – простонала она, схватившись за живот. – Клянусь, больше никогда в жизни не стану есть лобстера. Меня целый день рвало!

Розалинде ужасно не хотелось перенимать аморальный стиль поведения Сейбл даже на один-единственный вечер. Кроме того, придется раньше закрыть кафе и забыть о чаевых, на которые она рассчитывала и которые были бы хорошей прибавкой к ее крошечной зарплате. Но к плохо оплачиваемой работе прилагалась свободная комната над кафе, а это имело для Розалинды огромное значение, так как жилье на популярном испанском побережье было ей не по карману. Ей вообще приходилось дважды подумать, прежде чем потратить хотя бы один евро из своей мизерной зарплаты.

Ее охватило отчаяние. Деньги! Чтобы свести концы с концами, ей приходилось вкалывать почти круглосуточно, не оставляя времени ни на что другое. И уж конечно, она не могла позволить себе развлекаться.

Разумеется, Сейбл считает ее полной идиоткой.

– С твоей внешностью. Роз, у тебя должна быть жизнь королевы! По правде говоря, если ты станешь хоть чуточку умнее и будешь держаться меня, твои проблемы быстро исчезнут! Здесь хватает таких парней, как Юрий, и у них полно бабок. А сюда они приезжают специально для того, чтобы швырять их направо и налево.

Сейбл не видела ничего кошмарного в том, чтобы жить за счет мужчин и расплачиваться за это своим телом. Но такой способ добывания денег Розалинде не подходил. Она вздрагивала при одной лишь мысли об этом.

Розалинде вдруг стало стыдно за то, что в глубине души она осуждала свою приятельницу. У нее сотня причин быть благодарной Сейбл. Именно Сейбл протянула ей руку помощи, когда она потеряла последнюю надежду. У нее нет права осуждать подругу.

Она не имела права отказать Сейбл в той незначительной услуге, о которой та просила.

Сезар Монтарез, сжав губы, наблюдал за людьми, собравшимися вокруг стола для игры в покер.

– Юрий Ростров, – прошептал ему на ухо шеф службы безопасности казино. – Наркотики, контрабанда оружия, вымогательство... продолжить его послужной список?

Сезар отрицательно покачал головой.

– Нужно выпроводить его отсюда. Давай действовать как обычно. Сначала я подойду и поговорю с этим типом, а потом появишься ты и, если понадобится, подыграешь мне.

Шеф службы безопасности Сезара Монтареза утвердительно кивнул головой. Им уже не раз приходилось прибегать к подобному методу. И как правило, эффективно.

– Русскому мафиозо вряд ли это понравится, предупредил он своего босса. – Ему сегодня везет.

Он выиграл уже несколько партий подряд.

Сезар пожал плечами.

– Тем хуже для него. – В какой-то момент он подумал разобраться с незваным гостем при помощи кулаков. Таким мерзавцам, как Ростров, не место в «Эль-Парайзо», даже если они оставляют здесь немалое количество своих грязных денег. Но такие радикальные методы, как грубое применение силы, пришлись бы не по душе утонченным посетителям курортного казино. Лучше избавляться от подобных бандитов культурным способом, не нанося вред репутации казино...

Сезар стал уверенно прокладывать себе путь через толпу посетителей. Время от времени ему приходилось останавливаться, чтобы поздороваться со знакомыми и постоянными гостями, сделать комплимент их дамам. Даже в такие моменты он не забывал о правилах приличия.

Сезар остановился, чтобы пожать руку владельцу гольф-клуба, который предлагал ему выгодное партнерство, и незаметно посмотрел через плечо собеседника. Ростров и его компания все еще стояли вокруг игрового стола. Бандит разразился громким победным смехом, когда выиграл в очередной раз. Поздравления послышались со всех сторон.

Мужчины из компании Рострова были окружены кучкой вульгарных девиц, которые хихикали и громко восхищались всякий раз, когда Ростров выигрывал.

Это еще одна причина, по которой нужно немедленно выставить Рострова из казино. Таким девушкам здесь не место. Разумеется, приятно видеть красивых девушек, это благоприятно влияет на бизнес. Богатые мужчины любят появляться на людях в компании роскошных женщин. При них они с большей готовностью тратят свои деньги. Но в данной ситуации речь шла не об этом. Нельзя допускать, чтобы «Эль-Парайзо» посещали женщины из борделя.

Даже если они выглядят соблазнительно и сексуально.

Как, например, вон та...

Его темные глаза остановились на молодой женщине, которая стояла рядом с Ростровым. Она была намного симпатичнее других девиц из их компании. Ее тонкий профиль вызвал восхищение Сезара. Он подумал, что она одна из тех женщин, которые всегда привлекали его внимание.

Естественная красота, которой природа щедро одарила ее, не выиграла от слишком яркого макияжа, безвкусной прически и вульгарного парчового платья с разрезом до середины бедра. Один из подельников Рострова, положив руку на обнаженное плечо девушки, притянул ее к себе. Глубокое декольте платья раздвинулось еще сильнее, и ее грудь почти полностью обнажилась. Казалось, девушка не заметила этого. Если бы она стала беспокоиться обо всех подобных мелочах, то вряд ли бы оказалась в компании таких подонков, как Ростров и его приятели, угрюмо подумал Сезар.

Пора сказать им всем «до свидания» и вежливо попросить покинуть казино. Он подошел к непрошеным гостям.

Розалинда изо всех сил старалась унять дрожь.

Один из парней, которого звали Георгий, крепко прижимал ее к себе. Он буквально прилепился к ней. Его жирная рука властно сжимала ее обнаженное плечо, поглаживая кожу, обнимала тонкую талию. Когда Юрий Ростров выиграл в очередной раз, Георгий что-то громко сказал ему на родном языке и поздравил с удачей.

О Боже, помоги мне поскорей выбраться отсюда!

Казалось, сегодня Господь отвернулся от нее.

Но Розалинда ведь с самого начала знала, что от этой встречи нельзя ожидать ничего хорошего. Она поняла это уже тогда, в баре, когда Сейбл представила ее толстому бизнесмену, который должен был стать ее спутником на сегодняшний вечер.

Но отказать в услуге Сейбл она не могла.

Именно по этой причине она оставалась здесь, позволяя лапать себя этому жирному борову, который наверняка мнит себя властелином мира. Именно поэтому ей приходилось сдерживать себя и улыбаться. Она звонко смеялась, когда другие смеялись, и в то же время считала минуты до окончания этого отвратительного вечера.

В ее голове постоянно вертелся совет Сейбл:

«Все, что тебе нужно делать, – это улыбаться и быть милой».

И именно это Розалинда старалась делать, невзирая на отвращение, которое все больше охватывало ее.

Сейбл полагала, что ее приятельнице удастся отвадить от Юрия других любительниц богатых мужчин. Но как только две другие девушки из их компании заметили пассивность Розалинды, они тут же завладели вниманием Юрия, а его, казалось, это вполне устраивало. Он легко передал Розалинду своему приятелю Георгию.

К Юрию подошел высокий мужчина. И что-то тихо сказал ему. Розалинда затаила дыхание, не в силах отвести взгляд от незнакомца.

Несомненно, он был испанцем. Все в его внешности говорило об испанских корнях: загорелая кожа оливкового оттенка, темные глаза и волосы, длинные загнутые ресницы, чувственные губы, которые усиливали впечатление мужественности и привлекательности.

Розалинду обдало жаром. Ей доводилось видеть немало красавцев, с тех пор как она приехала в Испанию, но ни на одного из них она не смотрела, затаив дыхание от восхищения...

И дело было не только в его мужской красоте, в нем было что-то жесткое и опасное. Женщины при виде такого мужчины обычно мечтают лишь о том, чтобы он поскорее затащил их в постель...

Розалинда снова нервно вздохнула и упрекнула себя за неуместные мысли. О чем, черт возьми, ты думаешь?!

Ты могла бы с ним...

Нет. Она сжала губы. Прекрати! Он просто очень привлекательный мужчина, только и всего. В твоем положении не стоит думать о мужчинах.

Лучше подумай о том, как продержаться оставшуюся часть вечера и не сбежать отсюда!

В то время как Розалинда старалась угомонить разбушевавшиеся гормоны, русские мафиози вдруг встревожились. Они выглядели угрюмыми и раздосадованными.

Испанец разговаривал с ними очень тихо, но Розалинде удалось поймать обрывки слов. Он говорил по-английски. В его голосе звучали повелительные нотки, которые лишний раз подтвердили ее предположение о том, что он привык, чтобы ему беспрекословно повиновались.

Испанец вынул из кармана пиджака чековую книжку, написал цифру с целой вереницей нулей и протянул листок Юрию.

– Наше казино поздравляет вас с крупным выигрышем, – сказал он.

Игрок взял чек и посмотрел на сумму. Выражение его лица тут же изменилось. От разочарования и недовольства не осталось и следа.

Сезар знал, что так и будет. Чтобы избавиться от бандита, он без колебаний удвоил выигрыш, и не жалел об этом. Все что угодно, лишь бы раз и навсегда выпроводить из казино этих мерзавцев.

Кроме того, он сказал Юрию, что испанская полиция направила в казино своих агентов, потому что возникли подозрения, что здесь отмывают грязные деньги. Ростров отреагировал очень быстро. По правде говоря, Сезар даже не ожидал, что непрошеные гости мирно уберутся так скоро.

Сезар вновь взглянул на девушку из компании бандита. Вблизи она выглядела еще более привлекательной. Широкоскулое, с точеным подбородком, небольшим носиком и чувственными губами лицо незнакомки буквально приковывало к себе взгляд. Особенно глаза – светло-зеленые, прозрачные, словно два драгоценных изумруда, в оправе темных ресниц.

Она была высокой и стройной, но совсем не походила на костлявых, безликих моделей из глянцевых журналов. У нее была фигура настоящей женщины – соблазнительные изгибы бедер, тонкая талия и роскошная грудь. Только безвкусный наряд и слишком яркий макияж портили впечатление.

Но с какой стати он будет интересоваться подобными особами? Очевидно, она из числа тех продажных женщин, которые живут за счет мужчин, и для них совсем неважно, бандит он или нет, лишь бы у него был туго набитый бумажник. Сезар привык относиться к таким девицам как к испорченному товару и обычно не обращал на них внимания.

Но его удивило, что девушка покраснела, когда он пристально рассматривал ее. Она понимала, за кого он ее принимает.

За уличную девку, за проститутку.

Но что еще он может подумать о ней и о других девицах из компании Рострова, чьих имен Розалинда даже не знала?! Наверняка он считает, что она принадлежит к тому типу женщин, которые вечно увиваются вокруг богатых мужчин в надежде выкачать из них побольше денег!

Розалинда отвела взгляд. У нее не было выбора.

Сейбл попросила ее об услуге, и она вынуждена была согласиться.

Компания Юрия направилась к выходу. Георгий по-прежнему крепко прижимал ее к себе. Одна из девушек повисла на руке Юрия, спрашивая, что случилось, но он даже не обратил на нее внимания.

Когда они подошли к кассе казино, Юрий протянул кассиру только что выписанный чек и получил толстую пачку банкнот, которые пересчитал и засунул во внутренний карман пиджака.

Когда они шли по широкому холлу казино, Розалинда чувствовала на себе пристальный взгляд испанца.

Он, должно быть, частный детектив или начальник службы безопасности казино, подумала она.

Желает удостовериться, что мы убрались отсюда.

Когда они оказались на стоянке автомобилей, Розалинда съежилась от ночной прохлады и почувствовала, что Георгий крепко прижал ее к себе.

– Я согрею тебя, крошка. – Гнусная ухмылка появилась на его лице, обнажая ряд золотых зубов.

От резкого запаха бренди у девушки закружилась голова.

Его английский оставлял желать лучшего. Но похотливые взгляды, которые он бросал на нее, говорили сами за себя. Невольно она обернулась назад и в свете неоновых огней вновь увидела высокого незнакомца, которому так быстро удалось выпроводить Рострова и его приятелей из казино. Он стоял у распахнутых дверей.

Огромный черный лимузин остановился перед ними. Один из подручных Юрия открыл дверь.

– Куда мы едем? – спросила она.

– В гостиницу, – ответил Георгий, усмехаясь. В номер мистера Рострова. Там будет продолжение вечеринки.

Она быстро сделала несколько шагов назад.

Нет! Только не это! – взмолился ее рассудок.

Мужчина даже не обратил внимания на ее панический страх. Он резко дернул ее за руку и снова притянул к себе. Его сильные пальцы, словно клещи, вцепились в запястье. Он приблизил слюнявые губы к ее уху.

– В номере есть сауна. Мы сможем попариться! – Он разразился грубым смехом и провел своей жирной ладонью по руке Розалинды. – Я потру тебе спинку, прелесть моя! Жду не дождусь того момента, когда мне представится возможность увидеть твое обнаженное тельце!

Розалинда похолодела от ужаса и отвращения.

Боже, в какую историю она влипла?!

Сезар махнул рукой сотруднику парковочной стоянки, который только что подогнал его новенький спортивный автомобиль, и сел на место водителя. Он был рад уехать. Вечер оставил на душе неприятный осадок. Избавиться от бандитов не составило особого труда, но какого черта они вообще пришли в его казино?! Заведя двигатель, Сезар Монтарез бросил взгляд на широкий фасад казино.

Ему потребовалось двенадцать долгих лет напряженной работы, чтобы стать одним из основных владельцев индустрии развлечений на побережье Испании. Двенадцать лет, чтобы превратиться из желторотого, неопытного выпускника университета в преуспевающего бизнесмена.

Он вовремя понял, что испанское побережье Средиземного моря является золотой жилой, и сделал ставку на богатых туристов, которые приезжали сюда, чтобы сорить деньгами, начиная с приобретения огромных яхт и заканчивая щедрыми чаевыми. И как показало время, он не просчитался.

Сейчас его кабриолет ехал по живописным местам Эль-Парайзо. Сразу же за развилкой располагался роскошный отель «Эль-Парайзо», в распоряжении которого находились закрытый пляж, несколько бассейнов и бунгало на холмах с видом на море. Здесь обычно предпочитали останавливаться миллионеры, пришвартовывая свои яхты в живописной бухточке, прежде чем оставить несколько тысяч в казино или поиграть в гольф-клубе, который тоже был на территории гостиницы.

Да, индустрия туризма и развлечений приносила Сезару Монтарезу немалые деньги. Но Сезар не собирался останавливаться на достигнутом. Сейчас его постоянно занимал вопрос о том, где открыть следующее казино? Может быть, на Менорке или на одном из Канарских островов? Или на развивающемся побережье Атлантического океана в Коста-де-Луц? Или даже на северном побережье, где потомки английских королей и другая аристократия любит проигрывать свои доходы от ренты?

Спустя сотни лет Испания продолжает оставаться местом паломничества для северных европейцев, которые толпами стекаются сюда в поисках тепла и солнца. Туризм принес процветание стране. Но порой Сезару казалось, что это досталось слишком высокой ценой. Прекрасная старая Испания изменялась, исчезая навсегда. Вместе с ней уходили традиции и культура; которые на протяжении веков отличали его родину от остальных стран Старого Света. Словно утраченное золото инков, канул в Лету славный шестнадцатый век, когда Испания господствовала и диктовала свои правила многим государствам Европы.

История всегда вызывала у Сезара глубокий интерес. Было время, когда он даже подумывал о том, чтобы стать преподавателем истории. Но это было давно. Он предпочел зарабатывать деньги и неплохо преуспел в этом. И сейчас дело., которым он занимался, стало смыслом его жизни.



Так же как и женщины.

Циничная усмешка застыла на его лице. Он направил автомобиль на главную дорогу и прибавил скорость. У него никогда не было проблем с женщинами. Особенно это касалось североевропейских девушек, которые, казалось, просто сходили с ума, когда приезжал в Испанию! Но раньше, когда он был простым официантом, подрабатывающим в кафе во время летних каникул, он знал: главное, что их привлекает, – это он сам, а не то, сколько денег он может потратить на них.

С тех пор как он стал зарабатывать большие деньги, все изменилось. Он испытал разочарование, убедившись в том, что, когда мужчина зарабатывает много денег, он может получить любую женщину, какую только захочет. Побережье буквально кишело женщинами, которые вели охоту за богатыми мужчинами. И не важно, если этот мужчина будет старым, толстым или уродливым, лишь бы у него водились деньги.

Это открытие отрезвило Сезара и спустило с небес на грешную землю. Ему пришлось смириться с тем, что порой женщины считают его туго набитый бумажник сексуальнее его самого. Но нет худа без добра. По крайней мере, ему пришлось быстро поумнеть. Сейчас он относился к женщинам с холодным цинизмом. И как только очередная красотка ему надоедала, он тут же находил себе другую. На побережье полным-полно девушек, которые только и ждут, чтобы он остановил на них свой выбор.

Неужели так будет всегда? Бесконечная вереница красивых женщин, которые долго не задерживаются в его жизни? А впрочем, на что ему жаловаться? Большинство мужчин позавидовали бы ему.

Кроме того, он был уверен, что придет день, когда он наконец-то решит остепениться. Он просто не знал, когда это произойдет. В глубине души Сезар понимал, что сверкающий, манящий мир богачей, в который он так стремительно ворвался, просто призрачная химера, не способная дать человеку истинного счастья. Среди его состоятельных знакомых было мало семейных пар, чьи браки продолжались долго. Казалось, богатые просто прожигали жизнь, словно мотыльки. Он подумал о собственных родителях, которых уже не было в живых.

Они были обыкновенные служащие и вкалывали, как ломовые лошади, стараясь изо всех сил дать ему хороший старт в жизни. Они без особого энтузиазма приняли его решение не продолжать академическую карьеру. Но стажировка в развивающейся компании открыла ему глаза на огромные возможности, которые предлагала Испания амбициозным мужчинам. Надо было быть дураком, чтобы не воспользоваться ими.

Его лицо помрачнело. К счастью, родители прожили довольно долго и смогли видеть, как их сын начинал строить свою курортно-развлекательную империю. Однако отец постоянно беспокоился об огромном финансовом риске, который влечет за собой всякое вложение, а мать сетовала на то, что ее сын не проявляет ни малейшего интереса к браку.

Прошло почти пять лет с тех пор, как они погибли в автомобильной катастрофе.

Только однажды он сделал небольшую передышку в работе. Около года назад купил старинный замок, расположенный высоко на холмах. Именно там он поселится, когда наконец-то решит остепениться. Но это неопределенное, почти мифическое будущее представлялось в туманном свете.

Он никогда не позволял женщинам занять в его жизни столько же места, сколько занимала работа, но, само собой разумеется, ему нравилось время от времени расслабиться в их компании.

Его последней пассией была разведенная скандинавка, невероятно изобретательная в постели, хотя темы для разговора с ней были весьма ограниченны. Исключение составляли только разговоры о браке. Об этом она могла болтать без умолку. Она ясно дала ему понять, что его кандидатура в качестве мужа ее вполне устраивает. Сезар уклонился от этого предложения, и она получила отставку.

Конечно, это ее не слишком обрадовало, но ему было все равно.

Ему не следовало думать об этих женщинах, и в частности о той, которая привлекла сегодня его внимание.

Но тем не менее он с сожалением думал о ней.

В ней было что-то необычное, и он с удовольствием разгадал бы ее загадку, будь у него время. Если бы она не была такой, какой была. Он заскрипел зубами. Черт возьми, какой смысл думать об этом?!

Сейчас она уже, вероятно, показывает бандитам стриптиз или обслуживает их по очереди...

Он снизил скорость, когда его автомобиль приблизился к перекрестку. Несмотря на то что было уже далеко за полночь, на шоссе полно автомобилей, которые двигались в обоих направлениях.

«Эль-Парайзо» находилось в восьми километрах от центра города, но по дороге встречалось много гостиниц, ресторанов и ночных клубов. Чтобы добраться до города, ему придется повернуть на север и взобраться на холмы, которые возвышались над морем, заслоняя побережье от ветров.

Когда он миновал перекресток, что-то привлекло его внимание на обочине дороги. Или скорее кто-то.

Его нога машинально нажала на педаль тормоза, а глаза удивленно раскрылись.

Вот так сюрприз!

Розалинда сощурилась от боли. Ей пришлось сбросить туфли на высоких шпильках и примерно милю идти в колготках, которые уже превратились в лохмотья. Благодаря разрезу на платье она шагала широко, не стесненная в движениях.

Ее переполняли досада и гнев. Нет, она вовсе не злилась на Юрия Рострова и его земляков. Она была зла на себя. Это какой же нужно быть идиоткой, чтобы вообще пойти вместе с ними! Никакая благодарность Сейбл не могла бы заставить Розалинду присоединиться к оргии, которую они собирались устроить в номере Рострова!

Она почувствовала новый приступ отвращения и жуткий испуг при мысли о том, что могло бы произойти, не откажись она сесть в лимузин. Ее решение уйти не привело Юрия в восторг, но она настояла на своем. Юрий перебросился парой фраз с Георгием и передал ему одну из своих девушек.

Они забрались в лимузин и уехали, оставив Розалинду одну на шоссе.

Ей ничего не оставалось, как отправиться домой пешком.

Камень впился ей в ногу, и она зажмурилась от боли. До кафе оставалось еще не меньше трех миль, а у нее нет денег даже на такси. Последний автобус уже давным-давно отправился в парк. И в такое время суток вряд ли кто-нибудь остановится, чтобы предложить подвезти ее из альтруистических соображений...

Автомобиль, промчавшийся мимо, вдруг остановился в нескольких футах от нее. Розалинда замедлила шаг, отходя подальше от края дороги.

Нужно спокойно пройти мимо. Не останавливайся, продолжай идти, твердила она себе. Если он заговорит с тобой, не останавливайся.

Ее пальцы сильнее сжали ремешки туфель. Если потребуется, она использует каблуки в качестве орудия самообороны. Ее нервы были на пределе.

Высокий мужчина в смокинге вышел из спортивного автомобиля. Розалинда, затаив дыхание, пыталась разглядеть незнакомца. Но единственное, что она отчетливо видела, была его машина.

Роскошные автомобили не были редкостью в этой части побережья, но эта модель была самой шикарной. Вытянутый, заостренный, чуть загнутый вниз кузов автомобиля смахивал на акулу. Не останавливайся, продолжай идти...

– Сеньорита?

Голос мужчины был низким.

И знакомым.

Розалинда не удержалась и взглянула на обочину. Рассмотрев незнакомца, она остановилась.

Это был тот самый мужчина из казино, который выпроводил Юрия Рострова и его приятелей. Тот самый незнакомец с потрясающей внешностью, глядя на которого она открыла рот от восхищения и затаила дыхание. Но ведь он принял ее за уличную девку...

Какого черта ему понадобилось от нее?! Розалинда тут же вспомнила, что находится на безлюдном шоссе в трех милях от города.

– Вас подвезти?

В его голосе слышались ироничные нотки, которые разозлили ее. Неужели не понятно, что женщина в вечернем платье, идущая по дороге босиком в час ночи, делает это не ради собственного удовольствия?!

Но в данной ситуации у нее был один ответ.

– Нет, спасибо, – произнесла она резким тоном, продолжая идти.

Мужчине понадобилось сделать один шаг, чтобы оказаться рядом с ней. Он положил руку на ее плечо, словно желая остановить.

– Будьте же благоразумной, – посоветовал он. В его голосе слышался насмешливый упрек.

– Уберите от меня руки, иначе я пущу в ход каблуки! – процедила Розалинда сквозь зубы.

Он подчинился, раскинув руки в стороны.

– У вас нет повода для беспокойства, – сказал он. – Но на вас действительно могут напасть, если вы будете так идти по обочине дороги. Если вам нужно в город, я могу вас подвезти.

Она повернула голову.

– С какой стати? – спросила она, немного смягчившись.

Когда Розалинда посмотрела на него в упор, у нее засосало под ложечкой. Боже, он просто потрясающий! Неужели мужчина и вправду может быть таким красивым?! Здесь полным-полно привлекательных мужчин, но этот... этот произвел на нее такое впечатление, какого она не испытывала никогда в жизни.

Его чувственные губы улыбались. Что бы он ни думал о девушке, он не мог оставить ее здесь одну.

– Ну, давайте считать, что репутация казино может пострадать, если завтра утром неподалеку от него обнаружат тело изнасилованной и убитой девушки. Наверняка полиция захочет узнать о вашем предполагаемом местонахождении сегодняшним вечером. Такая известность казино совсем ни к чему.

Розалинда не хотела сдаваться.

– Откуда вы знаете, что я была в казино? – спросила она.

Незнакомец слегка пожал широкими плечами.

– Откуда еще вы можете идти? Здесь поблизости больше нет мест, которые могли бы привлечь такую женщину, как вы. Кроме того... – его голос стал немного хрипловатым, – я узнал вас. Почему вы не уехали с теми типами, с которыми провели вечер? В лимузине ведь было полно места! Может быть, они уже закончили с вами?

Розалинда вздрогнула, как только до нее дошел смысл его слов. Если бы она была настолько глупа и села в лимузин, то ее действительно мог ждать тот печальный исход, который он ей предрекал.

Собственное безрассудство снова разозлило ее.

– Это я закончила с ними! – выпалила она.

Он провел пальцами по ее обнаженной спине.

– Неужели они не в вашем вкусе, сеньорита? – Низкий голос испанца действовал на нее гипнотически. Не говоря уже о прикосновении его длинных чувственных пальцев к ее обнаженной коже.

Но уже в следующее мгновение к ней вернулся инстинкт самосохранения.

– Уберите руки!

Она сделала пару шагов назад и смерила его гневным взглядом, затем поднесла к груди туфли, словно они в самом деле могли защитить ее.

– Послушайте, мистер Частный Детектив или кто вы там, оставьте меня в покое! Я устала, я сыта всем по горло, и мне предстоит еще долгий путь домой. Поэтому оставьте меня в покое.

Но стоило ей сделать первый шаг, как она наступила на подол платья и споткнулась о камень.

Ее пронзила резкая боль. Она наверняка бы упала, если бы незнакомец не подхватил ее.

– Посмотрите, вы уже сбили ноги в кровь. Чего еще вы добиваетесь? – угрюмо спросил он. – Если у вас есть хоть капля здравого смысла, вы примете мое предложение и позволите мне отвезти вас в город. Поверьте мне, – добавил он, – со мной вы будете в полной безопасности. Не у всякого, кто останавливается около красивой женщины, благие намерения. И, кроме того... – в его голосе снова послышались ироничные, дразнящие нотки, – вряд ли вам удастся найти машину быстрее этой...

Розалинда бросила сердитый взгляд на автомобиль, припаркованный на обочине.

– Хорошо. Итак, вы одолжили машину босса и хотите меня подвезти? Я согласна. – Наверняка с ней ничего не случится, если ее подвезет сотрудник службы безопасности из казино «Эль-Парайзо». Это одно из самых роскошных заведений на побережье, и их сотрудник вряд ли стал бы рисковать своей работой только ради того, чтобы напасть и изнасиловать девушку. А она так устала и так сыта сегодняшним вечером... Не говоря уже о ее бедных ногах.

Девушка обошла автомобиль, распахнула дверцу и опустилась на мягкое кожаное сиденье.

– Кафе «Кармен» в Кале-де-Лас-Америкас. Это недалеко от старой гавани. Высадите меня там.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Он закрыл дверь с ее стороны и занял место водителя. Розалинда украдкой взглянула на него.

Его лицо приняло недовольное выражение: видно, ему не понравился тон, которым она с ним разговаривала.

Что и говорить, она действительно была груба.

Но ведь никто не просил его останавливаться и предлагать свою помощь. Кроме того, Розалинда была в отвратительном настроении после этого ужасного вечера. Когда незнакомец завел двигатель и выехал на дорогу, она почувствовала себя очень неуютно. Но ведь могло бы быть еще хуже, если бы она села в тот лимузин... успокоила она себя.

– Что-нибудь не так? – спросил по-английски ее спутник.

– Ничего, – проворчала девушка и постаралась расслабиться, откинувшись на спинку сиденья.

Невидящим взглядом она уставилась на дорогу, боясь посмотреть на мужчину, сидящего рядом.

Уголком глаза она видела, как его тонкие длинные пальцы сжимают руль. Белизна его рубашки выделялась на фоне загорелой кожи и черного смокинга. Ей хотелось получше рассмотреть его, но она запретила себе делать это. Он решил подвезти ее.

Только и всего. Он сотрудник службы безопасности казино, и ему вряд ли понравится, если посетитель столь роскошного заведения попадет в беду по дороге в город. Действительно, разразится скандал, и репутация казино может пострадать.

– Позвольте дать вам совет, сеньорита... Такие мужчины, как Ростров, опасны. Возможно, вы думаете, что можете крутить им как хотите. Но будьте осторожны. Ваша жизнь не имеет для него большого значения. Поэтому, если вам случайно станет известно о какой-нибудь его тайной сделке, он и глазом не моргнет, чтобы заставить вас замолчать раз и навсегда.

Розалинда уставилась на него, не веря своим ушам.

– Что?!

– То, что слышали. Такие бандиты, как Ростров, не станут церемониться со столь мелкой сошкой, как вы.

– Бандиты?

Испанец смерил ее недоверчивым взглядом и снизил скорость.

– Вам не понравилось это слово? По-вашему, оно слишком грубое?

– Юрий Ростров не бандит! Он бизнесмен из России, который преуспел после того, как закончилась эра коммунизма!

Губы испанца сжались в тонкую линию.

– Да, благодаря наркотикам, контрабанде оружия и рэкету...

Видя недоверчивое лицо девушки, Сезар почувствовал, как его окатила волна раздражения. Она смотрела на него так, словно он сошел с ума.

– Неужели ты на самом деле можешь быть такой наивной, девочка?

– Я не знала, что они бандиты!

Неужели ее удивление искренне? – спрашивал себя Сезар. Если это так, то он вдвойне рад, что поддался импульсу и остановился, чтобы предложить ей помощь. Одинокой женщине ни в коем случае не следует идти по дороге в такое время. Но неужели только порыв джентльмена заставил его остановиться? Или же сыграл роль его сексуальный интерес к этой девушке?

Вблизи она показалась ему еще красивей, чем в казино, несмотря на то что выглядела как путана!

– Как вы узнали, что они бандиты? – поинтересовалась Розалинда.

Он критически взглянул на нее.

– Я знаю всех, кто переступает порог казино.

– Ну, конечно, – согласилась она, пожав плечами. – Это ваша работа. Вы ведь работаете в службе безопасности. Я угадала?

Сезар полез в бардачок и, достав оттуда визитную карточку, молча протянул ей.

– Сезар Монтарез, – прочитала она вслух.

– Я считаю для себя делом принципа, сеньорита, – мягко сказал Сезар Монтарез, – знать каждого, кто приходит в мое казино. В наши дни, когда полно мошенников, надежная база данных необходима. Увы, есть люди, у которых просто непреодолимая страсть к игре, и зачастую они не могут заплатить сумму проигрыша. А такие, как наш общий знакомый Юрий Ростров, тратят деньги, происхождение которых вызывает повышенный интерес полиции. Естественно, мое казино не радо таким посетителям.

Розалинда нахмурилась.

– Ваше? – неуверенно спросила она.

– Да, мое, – спокойно подтвердил Сезар.

Она удивленно посмотрела на него, а потом ее взгляд скользнул по роскошному салону автомобиля.

– Мне принадлежат почти все развлекательные заведения в Эль-Парайзо, – сообщил он.

Он думал, что ее глаза загорятся, как только она узнает, что он богатый мужчина. Но девушка лишь глубоко вздохнула.

– А я приняла вас за сотрудника службы безопасности. Мне показалось странным, что вы управляете такой роскошной машиной, но потом я подумала, что вы просто одолжили ее.

– Нет. Я купил этот автомобиль совсем недавно. Он выдержал минутную паузу. – Он вам нравится?

– Очень миленький, – вежливо ответила Розалинда. Она знала, что для мужчин их автомобили имеют огромное значение. Порой они даже обижаются, если кто-то не восхищается их «железным конем».

Сезар разразился громким смехом. Это помогло ему расслабиться. Удивительно, но девушка не проявляла ни малейшего интереса к автомобилю, стоимость которого превышала двести тысяч евро.

Забавно!

Почему же она ведет себя совершенно иначе?

Почему оставила своего «кавалера», ведь она была для него нечто вроде VIP-сопровождения?

– Почему вы не поехали с Ростровым? – спросил он.



Розалинда напряглась.

– Потому что я еще не совсем лишилась рассудка! – выпалила она. – Может быть, я недостаточно сообразительна, чтобы догадаться, что он бандит, но и не настолько глупа, чтобы сесть в лимузин и отправиться в его уютный гостиничный номер, где они собирались устроить сексуальную оргию!

Его темные брови сдвинулись в тонкую линию.

– Простите меня, – произнес Сезар мягким голосом, – но я был склонен думать, что именно в этом и заключалась главная задумка Рострова и его дружков.

Лицо Розалинды помрачнело. Итак, она права.

Он считает ее уличной девкой. И хуже всего то, что в этом нет его вины. Естественно, что он считает ее потаскушкой и полной идиоткой, которая не может отличить порядочного человека от бандита!

– Все было совсем не так, как вы подумали!

Мне пришлось пойти с ними потому... потому что я оказывала услугу подруге Юрия Рострова. Она приболела, и, естественно, ей не хотелось, чтобы другая женщина увела ее богатого приятеля, поэтому мне пришлось пойти и проследить, чтобы этого не произошло, только и всего! Но как только он и его приятели решили устроить частную вечеринку в сауне гостиничного номера, я заявила, что мне пора домой. Им это совсем не понравилось, и дело закончилось тем, что мне пришлось идти домой пешком.

Он нахмурился.

– Следовало попросить швейцара вызвать такси.

– Такси стоит денег, сеньор Монтарез, – ответила она.

– Ну да, я совсем забыл, ты ведь предпочитаешь тратить чужие деньги, – парировал он. В его голосе слышалась явная насмешка.

– У вас нет никакого права говорить это, – ответила она резко.

Он пожал плечами.

– Побережье буквально кишит девушками, которые ищут мужчин, готовых потратить на них энную сумму денег.

– Но я не принадлежу к их числу! – защищалась она.

Слабая тень улыбки появилась на его губах.

– Если вы не хотите, чтобы люди строили на ваш счет такие предположения, лучше не увивайтесь вокруг таких типов, как Юрий Ростров, даже будь он законопослушным бизнесменом.

– Я же сказала вам, что оказывала услугу подруге! – прошипела она.

Он посмотрел на нее сверху вниз. В его глазах снова зажглись насмешливые огоньки.

– Ну конечно! – иронически протянул он.

Его недоверие уязвило ее гордость. Черт возьми, неужели это недоверчивое выражение никогда не исчезнет с его лица?!

– Послушайте, сеньор Монтарез, – начала она, может быть, я действительно наивная идиотка, коей вы меня считаете, но я не принадлежу к числу таких женщин, даже если у вас есть все основания полагать, что так оно и есть!

– Тогда надеюсь, – раздраженно ответил он, что впредь вы не будете иметь ничего общего с такими типами, как Ростров, а также не станете оказывать подобного рода услуги его подружкам!

– Но тот факт, что мне однажды пришлось это сделать, вовсе не означает, что я проститутка. Поэтому, черт возьми, вам пора прекратить смотреть на меня сверху вниз, словно я какое-то ничтожество! Я не просила вас подвозить меня или читать лекцию о морали. Тем не менее должна признать, что вы действовали из чисто благих побуждений. Но поверьте мне, я никогда больше и близко не подойду к Юрию Рострову. Кроме того, ноги моей больше не будет в вашем драгоценном казино. Поэтому не тратьте лишних слов, говоря, что мне не следует переступать порог вашего первоклассного заведения.

– Очень жаль, – сказал Сезар. – Я имею в виду то, что вы не намерены переступать порог моего казино, – пояснил он.

Ее обида на то, что ее приняли за уличную девку, была такой искренней, что в тот момент он не мог не поверить ей.

Если она и в самом деле не знала, что Ростров бандит, и даже не намеревалась ложиться с ним в постель, то это полностью меняет дело. Он почувствовал, как в нем снова просыпается мужской инстинкт, но теперь ему ничто не мешало удовлетворить свое желание. Черт возьми, как здорово, что он может оставить ее для себя!

Розалинда уставилась на него, не веря своим ушам. Его слова стали для нее полной неожиданностью. Неужели он в самом деле хочет, чтобы она снова пришла в его казино?!

Они наконец достигли города и сейчас направлялись в сторону старого порта. Улицы здесь становились все уже.

Когда он повернулся, на его губах сияла лучезарная улыбка. Розалинда почувствовала, что у нее внутри все сжалось. Было что-то особенное в том, как он улыбался, что-то особенное в его длинных ресницах, которые оттеняли темные глаза, в том, как сумрачный свет бросал тени на его загорелое лицо. В присутствии этого мужчины она чувствовала себя слабой и робкой, словно школьница на выпускном вечере.

Сейчас в его улыбке не было ни капли цинизма или раздражения.

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, затаив дыхание. Казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди.

Сезар как будто почувствовал это. Его улыбка стала еще более широкой.

– Мне бы хотелось, чтобы вы снова пришли в мое казино, но на этот раз – в качестве моей гостьи, сеньорита?.. – Он вопросительно посмотрел на нее.

Поколебавшись, она сообщила ему свое имя:

– Фостер. Розалинда Фостер.

– Сеньорита Фостер, – прошептал он. От его приятного и мягкого голоса по ее спине пробежали мурашки.

Она почувствовала себя так, словно выпила пару бокалов шампанского.

И все это из-за мужчины, который сидел рядом.

Несомненно, Сезар Монтарез – самый потрясающей мужчина из всех, кого ей когда-либо приходилось встречать.

И он только что сказал, что хочет снова увидеть ее...

Она с усилием ответила:

– Боюсь, что это невозможно.

Ее голос прозвучал неуверенно. Сезар не на шутку удивился. Он не привык, чтобы женщины ему отказывали. Если такое и случалось в самом начале, то было совершенно очевидно, что это просто-напросто часть ритуального флирта.

Но в конце концов они всегда уступали...

Розалинда Фостер не станет исключением.

У нее нет причин для отказа.

Совершенно очевидно, что девушка отвечает ему взаимностью. За раздражением и гневом нетрудно разглядеть заинтересованность и симпатию к нему. Эта женская реакция ему хорошо знакома.

Но на этот раз ему почему-то казалось, что она не имела ничего общего с его банковским счетом.

Удивительно, но и его реакция на эту девушку была гораздо сильнее, чем обычно.

После того как он выяснил, что эту красотку ничто не связывает с таким подонком, как Ростров, он утвердился в своем намерении познакомиться с ней поближе.

Сезар знал, что большинству мужчин не требуется много времени, чтобы затащить женщину в постель. То же самое можно сказать о большинстве женщин, считал он. Некоторым достаточно пары бокалов вина, чтобы забыть о предрассудках и доставить друг другу удовольствие. Но сам Сезар предпочитал не торопиться. Ему нравилось сначала вызвать в женщине страсть. Он получал удовольствие от процесса соблазнения. Оба знали конечный пункт назначения, но порой путешествие доставляло не меньшее наслаждение, чем само прибытие.

Эта красотка была настоящим искушением.

Ему еще не приходилось встречать столь прелестную женщину. Счастье, что он вовремя обнаружил, что она не испорченный товар, выброшенный бандитами.

Нужно только избавить ее от этого ужасного платья. И чем быстрее он это сделает, тем лучше...

Автомобиль доехал до конца улицы. Недалеко виднелась вывеска «Кармен». Заведение показалось ему вполне подходящим для небогатых туристов, живущих в этой части города. Сезара не слишком радовала перспектива оставить здесь автомобиль на ночь. Кроме того, ему вряд ли бы удалось найти место для стоянки, так как машины были вплотную припаркованы на узком тротуаре. Конечно же, размышлял он, можно предложить ей взять зубную щетку и отправиться на его виллу...

Интересно, согласится она поехать? Сезар усмехнулся про себя. Он не сомневался, что сможет убедить ее. Прожив тридцать четыре года, он приобрел достаточно опыта, чтобы понять, когда он привлекает женщину. С Розалиндой Фостер дело обстояло именно так. Достаточно было видеть, как она отводит глаза всякий раз, когда их взгляды встречаются. То, что он затронул ее чувства, доказывало и ее возмущение по поводу того, что он принял ее за уличную девку. Достаточно малейшей искорки, чтобы их взаимное влечение вспыхнуло ярким пламенем.

Но следует ли ему еще сильнее разжигать страсть сегодня ночью? Или подождать более подходящего момента? Оба варианта имели свои преимущества. Какой же выбрать? – спрашивал себя Сезар.

– Спасибо. Высадите меня здесь, пожалуйста.

Ее голос вырвал его из мира грез. Сезар снова улыбнулся про себя. Английские девушки могут иногда быть такими. Большинству из них нравится корчить из себя недотрог. Но стоит только прикоснуться к ним, как от жеманства и притворства не остается и следа. На самом деле именно этого они и ждут от мужчины. И если эта английская роза хотела стать исключением, ей не следовало демонстрировать свою благосклонность. Эти огромные зеленые глаза едва не прожгли дырку на его лице, когда он говорил с Ростровым.

Совершенно очевидно, что это влечение взаимно. И сейчас, к счастью, нет ни одной причины, которая может помешать им доставить удовольствие друг другу.

Каким бы сдержанным тоном она ни разговаривала...

Сезар нажал на тормоза и повернулся лицом к девушке.

Боже, она и в самом деле особенная! Тусклый свет смягчал ее макияж, а теплый морской бриз привел вьющиеся волосы в романтический беспорядок. Розалинда повернулась к нему лицом, и стоило их взглядам встретиться, как на него снова нахлынула волна жгучего желания. О да, она, несомненно, реагировала на его присутствие! Несмотря на все усилия, ей никак не удавалось отвести свои взгляд от пристального взгляда Сезара.

Он улыбнулся.

– Ты действительно хочешь уйти? – мягко спросил он.

Розалинда напряглась. Что-то витало между ними, и это было особенно ощутимо после того, как он пригласил ее прийти в казино...

Барьер, который отделял их друг от друга, исчез, это произошло после того, как он поверил, что она не уличная девица. Сейчас в его взгляде было только... страстное желание.

Она уже целую вечность не ходила на свидания, но разглядеть желание в глазах мужчины она могла.

И какого мужчины...

У Розалинды снова засосало под ложечкой. Это не должно случиться. У нее нет времени на романы. У нее и так голова болела от проблем, которые выпали на ее долю. А тут еще этот красавчик, в присутствии которого она забывает обо всем на свете.

Черт возьми, именно это с ней и происходит! И неважно, хочет она этого или нет. И это случилось в самый неподходящий момент! В ее жизни нет места любовным романам. Даже с таким потрясающим мужчиной, как Сезар Монтарез! Все, о чем нужно думать, – это как заработать деньги и вернуть огромный долг, который тяжелой ношей лежит на ее плечах.

У нее нет времени на романы.

Даже когда такой мужчина, как Сезар Монтарез, смотрит на нее страстным взглядом и сомневается в том, что она хочет уйти.

А что, если я действительно не хочу уходить?

Что произойдет, если я сейчас останусь в его машине?

Розалинда прекрасно понимала, что может произойти. Следующей остановкой в ее путешествии станет его кровать...

Нет! Это невозможно. И неважно, что она сидит рядом с самым потрясающим мужчиной в мире, который заставляет ее сердце бешено биться в груди, а ее тело жаждать его прикосновений.

Розалинда чувствовала его запах, который смешивался с ароматом дорогого одеколона. Он был таким возбуждающим.

Время как будто остановилось. Розалинда продолжала сидеть в салоне автомобиля, нервно теребя в руках вечернюю сумочку. Сезар повернулся к ней лицом в ожидании ответа.

– Я не могу, – прошептала она. – Не могу.

Его чувственные губы растянулись в улыбке, при виде которой Розалинду снова охватил трепет.

– А ты попробуй, – предложил Сезар и запустил руку в ее волосы. В следующее мгновение его лицо оказалось совсем рядом. – Попробуй, – едва слышно прошептал он, прикасаясь своими губами к губам Розалинды.

Его поцелуй был потрясающим. Девушка закрыла глаза, стараясь не думать о том, что происходит, и полностью отдаваясь наслаждению.

Его губы были теплыми и дразнящими, мягкими и настойчивыми.

Тело Розалинды обмякло. Она приоткрыла губы, позволяя его языку проникать все глубже и глубже, упиваясь сладостью поцелуя.

Окружающий мир перестал существовать. Она словно парила в небесах, пока Сезар не отпустил ее.

– Это была удачная попытка, красавица, – ласково произнес Сезар, проводя пальцами по ее обнаженной шее, а затем прикасаясь к ее слегка припухшей нижней губе. – Но... – продолжил он шепотом, – нет предела совершенству. В следующий раз может быть еще приятнее...

Розалинда резко отпрянула назад.

– Нет!

Сезар замер. Неужели она действительно не хочет продолжения? Отказ прозвучал вполне искренне. Даже слишком.

Но несколько секунд назад она ответила на его поцелуй, была мягкой и уступчивой. Что же, черт возьми, произошло?! Розалинда прижалась к двери автомобиля, словно он угрожал ей.

– Большое спасибо, что подвезли меня. Но мне нужно идти! – произнесла она, задыхаясь, словно только что пробежала несколько километров. Дрожащими руками нащупала свои туфли и принялась судорожно дергать за ручку дверцы.

Сезар схватил ее запястье. Розалинда напряглась, словно попавшая в ловушку лань.

– Я не хочу, чтобы ты уходила.

Он не лгал. Ему действительно не хотелось, чтобы эта женщина ушла. Нужно придумать, как удержать Розалинду Фостер. Все что угодно, лишь бы она осталась с ним!

Его голос был низким, немного хрипловатым и таким убедительным... Розалинда почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы взять себя в руки.

– Если вам захотелось получить плату за проезд, то следовало бы предупредить меня заранее.

Тогда у меня была бы возможность отказаться.

Розалинда поняла, что ее слова задели мужчину за живое. Но в тот момент ей было абсолютно все равно. Единственное, чего она хотела, – это выбраться из его шикарного автомобиля. И как можно скорее.

– Перестань вести себя так, словно ты и вправду уличная девка, за которую я принял тебя с самого начала!

Его резкость заставила Розалинду содрогнуться. Ее охватила паника. Нужно как можно быстрее уйти! Потому что если она хоть на минуту задержится в его машине, то...

– Это был всего-навсего приятный прощальный поцелуй. И больше ничего. Спокойной ночи, сеньор Монтарез! Большое спасибо за то, что подвезли.

Я надеюсь, что бандиты больше никогда не переступят порог вашего заведения. Впрочем, как и я.

Ее голос звучал убедительно. По правде говоря, Розалинда ужасно устала от этих пререканий.

– Почему?

Девушка непонимающе уставилась на него.

– Что «почему»?

– Почему ты больше не переступишь порог моего казино?

В его голосе было искреннее любопытство и скептицизм, словно ее отказ казался ему бессмысленным. Сезар по-прежнему удерживал ее запястье. Розалинда прекрасно понимала, что ей следует выдернуть руку, но на это у нее не находилось сил.

Слишком приятным и волнующим было его прикосновение.

– Почему? – переспросила она. – Это же очевидно. Я не привыкла бывать в подобных заведениях. У меня нет денег, чтобы играть в азартные игры. А жить за чужой счет, в том числе за счет мужчин, я не приучена!

– Мне очень приятно это слышать. Единственный мужчина, с которым мне бы хотелось тебя видеть, – это я, сеньорита Фостер.

Сезар Монтарез смеялся над ней. В этом не было никаких сомнений. Его шуточки в конце концов рассердили Розалинду.

Она резко вырвала запястье из его теплой руки.

– По правде говоря, ваши желания не имеют для меня никакого значения! Я не проститутка и не девушка на одну ночь! Поэтому нам с вами больше не о чем говорить, сеньор Монтарез! Простите за резкие слова, но так оно и есть. Я знаю, что многие английские девушки ведут себя здесь совершенно иначе, но я не принадлежу к их числу. Это не в моих правилах. – Она нащупала ручку и распахнула дверцу. – Еще раз спасибо, что подвезли. Спокойной ночи!

Розалинда выбралась из машины, стараясь не смотреть в его сторону. Она изо всех сил пыталась разозлиться на него, потому что он сделал непристойное предложение. Но боль и отчаяние проникали в ее сердце, словно она уходила от кого-то очень близкого... и этот человек больше никогда не появится на ее пути. Розалинда нашла в себе силы захлопнуть дверцу и молча пошла вниз по улице к кафе «Кармен».

Фары автомобиля освещали дорогу до тех пор, пока она не скрылась за дверью кафе. Несколько секунд спустя Сезар снова завел двигатель, и машина с ревом умчалась прочь. Розалинда стояла на пороге узкой лестницы. И сама не понимала, что с ней. Может быть, она испытывала облегчение, а может быть, и горечь сожаления.

Придя в себя, Розалинда стала подниматься по ступеням в свою комнату, которая находилась над кафе.

Сезар Монтарез. Розалинда несколько раз подряд повторила это имя. Оно звучало экзотично и соблазнительно.

Так же как и мужчина, Которому оно принадлежало.

Его образ преследовал ее, лишая покоя. Она снова и снова вспоминала его высокую стройную фигуру, точеные черты лица.

Прекрати! – приказывала она себе.

Какой смысл думать об этом великолепном испанце, который целовал ее так, как не целовал еще никто? Он сумел пробудить в ней такое сильное желание, какое не пробуждал ни один мужчина!

Но все это ни к чему. Такие ловеласы, как Сезар Монтарез, которые коллекционируют женщин, определенно не для нее.

И кроме того, угрюмо подумала Розалинда, у нее нет времени на любовную интрижку.

Она должна посвятить себя работе и заработать денег.

Но когда-нибудь ей удастся вернуть огромный долг, который портил ей жизнь, не давая вздохнуть свободно.

Как она могла влипнуть в такую ужасную историю и наделать долгов в несколько тысяч евро?!

Однако несколько секунд спустя Розалинда гордо вскинула подбородок. Нет, все было не напрасно. Она сделала бы то же самое снова, ни минуты не колеблясь.

– Роз! Что ты, черт побери, натворила?! – завопила Сейбл. – Я ведь просила тебя присматривать за Юрием! А что сделала ты?! Поднесла его на блюдечке этой корове Лене! Я представить не могла, что ты меня так подведешь!

Розалинда догадывалась, что Сейбл не придет в восторг, когда узнает, что она бросила Юрия. Стоило Сейбл оправиться, как она тут же пришла в кафе, чтобы как следует отчитать подругу.

– Да, ты права, – признала Розалинда, радуясь, что в кафе не было посетителей, так как Сейбл не сдерживала себя. – Вечер закончился раньше, чем предполагалось. Но ты ведь уверяла, что Юрий проводит целую ночь за игрой в карты и я смогу улизнуть на рассвете, когда казино закроется. Но что-то случилось, и Юрию пришлось уйти сразу же после полуночи.

– Тебе не следовало ни на минуту оставлять его! прошипела Сейбл.

Розалинда в упор посмотрела на приятельницу.

– Они собирались вернуться в отель и попариться в сауне. Об этом мы не договаривались! Поэтому я ушла!

Миловидное лицо Сейбл скривилось.

– Спасибо за услугу, Роз, – язвительно фыркнула она. – Он провел ночь с Леной, и сейчас она ходит гордая как павлин, хвастаясь, что сегодняшней ночью он снова будет с ней! Но, – решительно продолжила она, – это мы еще посмотрим! Я не отдам ей Юрия. Она может оставить себе этого осла Георгия. Но Юрий мой!

Розалинда ничего не ответила. Сейбл и Юрий два сапога пара.

Однако она не могла вычеркнуть Сейбл из своей жизни. По крайней мере сейчас. Она была многим обязана Сейбл, и это сковывало ее по рукам и ногам.

Розалинда тяжело вздохнула. У нее нет причин чувствовать враждебность к Сейбл. Как раз наоборот. Если бы не Сейбл, то и подумать страшно, что тогда бы произошло. Шесть месяцев назад банк немыслимо повысил процентную ставку за кредит, отнимая у нее последнюю надежду когда-нибудь выплатить долг, как бы много она ни работала. Розалинда была в панике и не знала, что делать. И когда Сейбл предложила ей помощь, то казалось, что это помощь небес.

– Послушай, давай я одолжу тебе денег, – предложила она Розалинде. – Сейчас у меня полно денег и я могу себе это позволить. Ты сможешь погасить ссуду и заплатить мне по старым процентным ставкам.

Розалинда приняла предложение Сейбл, чувствуя к ней безмерную благодарность. Она понимала, что пройдет целая вечность, прежде чем ей удастся выплатить всю сумму. Сейбл считала ее дурехой, ведь Розалинда не желала воспользоваться другим способом, который заключался в том, чтобы подцепить какого-нибудь богача и тем самым решить все свои финансовые проблемы.

– Не могу поверить, что ты предпочитаешь гробить свою жизнь, когда все может быть гораздо проще и приятнее! – сотни раз повторяла Сейбл.

И сейчас, принимая у Розалинды чашечку кофе, она снова завела старую песню:

– Неужели вчерашний вечер не доказал тебе, как много ты теряешь, Роз? Это казино – настоящий рай! Я была там однажды с другим парнем. Надеюсь, что Юрий сводит меня туда сегодня вечером!

Розалинда очень сомневалась в том, что Юрию Рострову позволят снова переступить порог казино. Но, оставив свои сомнения при себе, она молча посмотрела на приятельницу. Интересно, понимает ли та, что Ростров преступник, а не просто успешный бизнесмен, сделавший карьеру после развала Советского Союза?

Но, зная, как хорошо разбиралась в законах улицы ее землячка, Розалинда не могла поверить в то, что та не подозревала, чем занимается ее приятель.

Вероятно, она просто предпочитала не думать об этом...

Несколько посетителей заглянули в кафе, и Розалинда приняла у них заказ. Сейбл ушла, заявив, что ей предстоит провести немало времени в салоне красоты, чтобы выглядеть сногсшибательно. Разумеется, она постарается вернуть себе Юрия, прежде чем Лена успеет наложить руку на его набитый бумажник.

Почувствовав облегчение, что этот неприятный разговор закончен, Розалинда приступила к работе.

Ей пришлось и обслуживать посетителей, и мыть посуду. Весь день ее преследовали воспоминания о вчерашнем вечере. Подумать только, вчера она сидела в роскошном автомобиле рядом с самым потрясающим мужчиной в мире, который склонился к ней, чтобы поцеловать...

Стакан выскользнул из ее рук, упал на пол и разбился вдребезги.

Тебе следует выкинуть из головы этого мужчину! – приказала Розалинда себе. Сезар Монтарез не для тебя!

Но его образ продолжал преследовать ее. Ей все еще казалось невероятным, что такой сказочный мужчина, как Сезар Монтарез, захотел познакомиться с ней поближе. Снова увидеть ее в своем казино.

Но здравый смысл Розалинды тоже не дремал.

А с какой стати, девочка моя, он хочет видеть тебя снова? Разумеется, чтобы предложить тебе провести ночь в его кровати, только и всего! Но ведь секс на одну ночь не в твоих правилах! И забудь о том, что он потрясающе целуется, как ни один мужчина, с которым тебе доводилось встречаться. Ему просто нужна легкая добыча. Ты не попадешь в его ловушку и не станешь жертвой этого ловеласа!

Розалинда стиснула зубы. Какой вообще смысл думать о нем?!

Но, несмотря на голос рассудка, мечты снова и снова уносили ее к нему.

Мысль о том, чтобы еще раз увидеть его, стала для Розалинды настоящим искушением.

Ведь можно пораньше закрыть кафе сегодня вечером. Тебе же хочется увидеть его снова. Просто посмотреть на него. И больше ничего!

Но здравый смысл снова решительно протестовал.

Да только посмотреть на него! Неужели это все, чего тебе хочется? Лгунья! Тебе хочется намного больше, чем просто посмотреть! Поэтому будь благоразумна и не иди на поводу у страсти!

Грустная улыбка застыла на ее лице. Она подумала о роскошном автомобиле, на котором приехала домой прошлой ночью. Странно, что сначала она приняла Сезара за сотрудника службы безопасности. У него было лицо человека, наделенного отменным здоровьем, жадного до жизненных утех.

Человека, непоколебимо уверенного в себе и беззастенчиво пренебрежительного к другим. Такую уверенность могло дать только богатство и положение в обществе.

Я снова думаю о нем, отчаянно фыркнула она про себя. Неужели мне так и не удастся выкинуть из головы этого проклятого мужчину?!

Нет! Более того, ты совсем этого не хочешь! Тебе нравится терзать себя мыслями о нем! Мечтать о нем, несмотря на то что это совершенно бессмысленно! Если бы ты совсем потеряла рассудок и согласилась, он провел бы с тобой одну ночь, а потом выкинул бы тебя из своей жизни.

Розалинда принялась натирать кафельный пол.

Но ты бы тоже получила наслаждение...

Настойчивый соблазнительный голос, доносившийся из глубины ее души, вел упорную борьбу с рассудком, не желая сдаваться.

А что плохого в том, что ты хочешь получать от жизни удовольствие?

Ты не можешь себе этого позволить, девочка моя! – упорствовал здравый смысл. Единственная причина, по которой ты, как дура, вздыхаешь по Сезару Монтарезу, заключается в том, что с его помощью ты хочешь избавиться от навалившихся на тебя забот. Но так нельзя. Ты осознанно пошла на этот шаг и ничуть не сожалеешь об этом. Это твои проблемы, и только тебе предстоит их решить.

Единственный выход – это постепенно возвращать долг Сейбл. Другого выхода нет. И хватит предаваться идиотским фантазиям об испанце-миллионере с ресницами, как шелк, и губами, ради которых можно умереть...

Сейбл появилась в кафе как раз во время затишья после завтрака. Розалинда уже составила меню на обед и сделала заказ поставщикам. У нее выдалось несколько свободных минут, чтобы перекусить. Английская пара пила кофе за столиком на террасе, но внутри кафе никого не было.

Сейбл распахнула дверь и влетела как ураган.

На ней была короткая облегающая розовая юбка и белый трикотажный топ с открытыми плечами.

Солнечные очки сдерживали ее светлые волосы на макушке.

Постукивая о пол высокими каблуками, она направилась прямо к стойке, покачивая бедрами. Розалинда заметила, что англичанин, сидящий за столиком на террасе, пристально рассматривал Сейбл и это явно не понравилось его спутнице.

Сейбл взгромоздилась на высокую табуретку и, положив свою розовую сумочку на стойку, закинула ногу на ногу.

– Привет, – поздоровалась Розалинда. – Как дела?

Сейбл напустила на себя загадочный вид.

– Пока так себе. Но все будет отлично, если ты согласишься помочь мне. – Она в упор посмотрела на подругу, и что-то в ее взгляде вызвало недобрые предчувствия у Розалинды. – Понимаешь, Роз....

Несмотря на то что я отвадила Лену от Юрия, у меня есть кое-какие проблемы.

– Что случилось? – На самом деле Розалинде это было совсем неинтересно, но недоброе предчувствие все еще не давало ей покоя. Сейбл пришла сюда с определенной целью, и это не сулит ничего хорошего.

– Ну, понимаешь, все дело в том... Юрий немного... расстроен из-за того вечера.

Упоминание о том проклятом вечере заставило Розалинду запаниковать.

– Он не привык, чтобы его бросали. Особенно это касается девушек.

Мороз прошел по спине Розалинды.

– Я ему все объяснила, – осторожно начала она, я только согласилась пойти с ним в казино, и больше ничего.

Сейбл помахала рукой.

– Да, но согласись, что это не слишком приятно.

Дело в том... – Она тяжело вздохнула. – Юрий – большой капризный ребенок, все должно быть так, как хочет он. – Сейбл невесело рассмеялась. Впрочем, какой мужчина не любит этого? Но проблема в том... – Она протянула руку. – Юрий чувствует, что он, как бы это сказать, потерял лицо, что ли. Ты ведь убежала от него на глазах у его земляков.

– А думаешь, у меня не было на это оснований, Сейбл? – спросила Розалинда. – Меня пригласили попариться в сауне. Я же не могла знать, что этим все закончится! Этот Георгий постоянно лапал меня! И было очевидно, что ему от меня нужно! Ты ведь знаешь, я не стану спать с первым встречным.

– Ты вообще уже давно ни с кем не спишь! – перебила Сейбл. – И это противоестественно! Однако речь сейчас не об этом, Роз. Дело в том, что Юрий обижен, и сейчас он срывает свою злость на мне! Он совсем не дает мне денег, а у меня совершенно нечего надеть сегодня вечером! Понимаешь, он решил поиграть в скрягу, и все из-за того, что ты обидела его своим уходом в тот вечер! Ты виновата, а расплачиваться за это приходится мне!

Розалинда сглотнула. Что, черт возьми, от нее хочет Сейбл?

Ответ не заставил себя долго ждать.

– Дело в том, – продолжила Сейбл, не сводя с Розалинды пристального взгляда, – Юрий – самый потрясающий парень, с которым мне приходилось встречаться! Он умеет тратить деньги, и делает это с удовольствием! Мне и в самом деле не хотелось бы портить с ним отношения! За ним и так уже увивается целая вереница девиц, которых мне приходится отваживать! Я сделала все возможное, чтобы хоть немного приручить его! По правде говоря, я думала, что поступаю мудро, посылая тогда тебя последить за ним, Я не понимала, что это обернется такой катастрофой.

– Да, правда, – согласилась Розалинда. – Я тоже не предполагала. В какое-то мгновение моему терпению пришел конец, Сейбл, я испугалась и убежала. Я терпеть не могу такие компании. Послушай, – она запнулась, – прости меня. Поверь, мне действительно очень жаль, что все так получилось. Я понимаю, что многим тебе обязана... Ты выручила меня в трудную минуту, и я действительно очень благодарна тебе, но я не могу вести такой образ жизни, какой ведешь ты, Сейбл! Некоторые люди могут, а другие нет. Только и всего.

– Ладно, – согласилась Сейбл, – я признаю, что мне нравится секс, и всегда нравился! Но послушай, Роз, все, что тебе нужно, – это найти богатого парня! Вот и все. Он вытащит тебя из долговой ямы так быстро, что ты и глазом не успеешь моргнуть. – Она захихикала. – Скорей всего, ты и сама толком не понимаешь, какими достоинствами обладаешь!

– Я не стану спать с мужчиной только ради того, чтобы вернуть долги, и хватит об этом.

Сейбл отчаянно вздохнула.

– Ты попусту растрачиваешь свою юность. Роз!

Губишь себя, вкалывая, как ломовая лошадь. Молодость бывает только раз в жизни, и когда она пройдет, у тебя не останется ничего. Не будет даже приятных воспоминаний. Ничего. Время бежит неумолимо, о боже, тридцать лет уже не за горами.

Красивая внешность тоже не вечна! Уж это я знаю наверняка! Девушки помоложе уже наступают мне на пятки! Мне стоит огромных усилий поддерживать форму. – В голосе Сейбл зазвучали взволнованные нотки. – Именно поэтому мне приходится иметь дело с такими людьми, как Юрий! Мне нужно, чтобы он снова влюбился в меня – по-настоящему влюбился. Поэтому... – Она глубоко вздохнула и посмотрела Розалинде прямо в глаза. – Именно поэтому я хочу, чтобы сегодня вечером ты пошла с нами! Это станет своего рода извинением, понимаешь?

Розалинда ответила не задумываясь:

– Ни за что на свете!

– Роз...

– Сейбл, нет. Я не могу. Извини. Я больше не хочу никуда идти в компании Юрия Рострова. – Розалинда выдержала минутную паузу. Неужели Сейбл действительно не знает, что ее приятель вовсе не богатый бизнесмен, а матерый бандит, по которому тюрьма плачет? Именно поэтому она не собиралась с ним никуда идти. У нее было смутное предчувствие, что Сейбл обо всем догадывается, но, скорее всего, не хочет ее расстраивать. – Послушай, я понимаю, что многим тебе обязана, но...

Сейбл жестом прервала ее.

– Нет. Не мне. – Голос подруги звучал нерешительно. Розалинда нахмурилась, а Сейбл продолжала:

– Мне ты ничего не должна. Ты должна Юрию.

– Что?!

Сейбл замялась, чувствуя себя неловко.

– Все дело в том, что несколько месяцев назад меня немного занесло во время игры в покер. Я проиграла довольно солидную сумму денег, которые принадлежали Юрию. Само собой, он не пришел от этого в восторг. Я была не в состоянии вернуть ему долг, поэтому я... ну, я сказала, что кое-кто должен мне больше, чем я должна ему. К счастью, он согласился, чтобы ту сумму, которую ты должна мне, ты выплачивала ему. Проще говоря, сейчас ты должна деньги Юрию.

– Я должна семь тысяч евро Юрию Рострову? Голос Розалинды задрожал от испуга.

Сейбл как ни в чем не бывало пожала плечами.

– Я рассказала тебе об этом только для того, чтобы ты поняла, что нам обеим невыгодно злить Юрия. Поэтому я хочу, чтобы сегодня вечером ты пошла с нами. Он вернет себе свою драгоценную репутацию и перестанет на меня сердиться. Не беспокойся, я позабочусь о том, чтобы ты смогла улизнуть до того, как часы пробьют полночь!

В ее голосе слышались язвительные нотки, но Розалинда не обратила на это внимания. Ее мозг словно парализовало. Только одна мысль крутилась у нее в голове, мешая сосредоточиться.

Она должна семь тысяч евро бандиту.

О господи, разве мало того, что она была по уши в долгах?! И понадобилась бы целая вечность, чтобы полностью расплатиться. Но сейчас она обнаружила, что должна такую астрономическую сумму Юрию Рострову...

В ее голове эхом раздались слова Сезара Монтареза: «Такие мужчины, как Ростров, опасны... он и глазом не моргнет, чтобы заставить вас замолчать раз и навсегда».

Ей вдруг захотелось истерически рассмеяться, но она сдержалась. Нужно сохранять спокойствие.

Другого выбора у нее нет.

Мало-помалу Розалинда начинала понимать, что все происходящее не кошмарный сон, а страшная действительность.

– Я не могу.

Голос Розалинды прозвучал резко и категорично.

– Что значит «не могу»?

– Просто не могу, и все. Только не сегодня вечером.

– Роз, пойми, мне действительно нужна твоя помощь. Поверь мне.

Но Розалинда уже выработала иммунитет к мольбам Сейбл. Она знала наверняка, что больше ни за что на свете не приблизится к Юрию Рострову. Этот мужчина – жестокий, кровожадный бандит, который совершил в своей жизни не одно преступление. Розалинда отдала бы все на свете, чтобы не иметь с ним ничего общего. Но, увы, судьба сыграла с ней злую шутку, и, сама того не желая, она оказалась в долгу перед ним...

– Я не могу, – повторила Розалинда. – Понимаешь... – ее мозг судорожно пытался придумать убедительную причину для отказа. – Понимаешь, сегодня вечером у меня свидание.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Розалинда вышла из такси и направилась к огромному сверкающему казино «Эль-Парайзо».

Скорей всего, она окончательно лишилась рассудка, раз отважилась прийти сюда!

Это был инстинкт самозащиты, который обычно возникает у напуганного животного. Именно он заставил Розалинду сказать, что она не может встретиться с Юрием Ростровым вечером, потому что у нее назначено свидание. Сейбл тут же захотела узнать все подробности. С неохотой девушка поведала подруге, что в «Эль-Парайзо» она встретила мужчину, который буквально очаровал ее.

Глаза Сейбл округлились от удивления.

– Он богат?

Розалинда кивнула головой.

– Это же потрясающе, Роз! Как раз это тебе и нужно! – Восторженный голос Сейбл свидетельствовал о том, что она была искренне рада за подругу. – Послушай, тогда это полностью меняет дело!

Сегодня вечером ты пойдешь на свидание со своим парнем. Я скажу Юрию, что у тебя появилась прекрасная возможность в скором времени вернуть ему долг. Ему это наверняка понравится. Богатые мужчины на дороге не валяются. Ты не должна упустить его, Роз! – Ее глаза блестели. – Мне смертельно любопытно узнать побольше о твоем парне.

Должно быть, он действительно очень хорош, раз ему удалось уломать тебя! Ты растрачиваешь жизнь впустую, изнуряя себя тяжким трудом в этом захудалом кафе! Сделай верную ставку. Роз, и ты сможешь раз и навсегда распрощаться со своей каторжной работой! Было бы совсем неплохо, если бы тебе удалось как можно быстрее раскрутить его на приличную сумму. Тогда я могла бы передать деньги Юрию, и мы обе остались бы только в выигрыше! Кроме того, хочу тебя обрадовать: на несколько дней мы с Юрием уезжаем в Монте-Карло, поэтому он не доставит тебе беспокойства.

Она одарила Розалинду широкой ухмылкой.

– Одно могу сказать наверняка, я действительно очень рада за тебя. С сегодняшнего дня у тебя начинается новая, веселая жизнь!

Розалинда ничего не ответила. Все ее мысли были о том, что, должно быть, она сошла с ума, раз сказала, что у нее свидание с Сезаром Монтарезом!

Захочет ли он вообще видеть ее? С тех пор как он высадил ее, они больше ни разу не встречались.

Может быть, он вообще забыл о ней?

Кто бы мог подумать, что ей придется искать встречи с ним?

Она решилась на встречу с владельцем целой сети роскошных развлекательных заведений, который проявил к ней мимолетный интерес. Но с ней все обстояло иначе. Образ Сезара Монтареза преследовал ее с тех пор, как она увидела его! И сейчас слабая надежда теплилась в ее душе: надежда на то, что он позволит ей провести этот вечер в его казино, тем самым предоставляя возможность держаться подальше от Юрия Рострова и его приятелей.

Но стоило Розалинде приблизиться к дверям казино, как швейцар, мужчина огромных размеров, преградил ей дорогу:

– Извините, сеньорита, с кем вы пришли?

Его вопрос прозвучал вежливо, но тем не менее казалось, он вовсе не собирается пропускать ее внутрь.

Розалинда остановилась, растерявшись.

– Я пришла одна, – неуверенно ответила она.

Швейцар вскинул голову.

– Мне очень жаль, сеньорита, но в этом случае вы не можете войти.

Розалинда уставилась на него.

– В чем дело? Мне уже давным-давно исполнился двадцать один год, – решительно заявила она.

Мужчина слегка покачал головой.

– Я сожалею, сеньорита, но правила казино не позволяют пропускать одиноких женщин.

Розалинда почувствовала, как ее лицо залилось густой краской.

Сегодня она выглядела совершенно иначе, чем в тот злосчастный вечер, когда на ней был вызывающий наряд, – маленькое черное платье, единственная стоящая вещь, которая осталась еще с тех времен, когда у нее были деньги. А потом наступила полоса неудач в ее жизни. Но какой смысл сейчас вспоминать об этом? Все это в прошлом. Нужно подумать, как решить сегодняшние проблемы – Я... я приходила сюда однажды вечером, – нерешительно пробормотала она.

Мужчина не пошевелился.

– Мне очень жаль, сеньорита, – категорично произнес он. Потом кивнул водителю такси, которое стояло на парковочной стоянке в ожидании клиентов. – Я могу вызвать вам такси, сеньорита, угрюмо добавил швейцар, указывая на приближающуюся машину.

– Одну минуточку! – Она открыла сумочку и достала визитную карточку. – Сеньор Монтарез просил меня прийти! – объяснила она и протянула швейцару визитку. – Он лично мне ее дал!

С непроницаемым выражением лица мужчина взял визитку. Убедившись, что эта привлекательная женщина говорит правду, он вернул визитку Розалинде.

– Прошу вас, подождите одну минуточку. Как прикажете о вас доложить, сеньорита?

Розалинда назвала свое имя.

Швейцар достал мобильный телефон и набрал номер.

– Сеньор Монтарез. Здесь сеньорита Фостер.

Ей нужно встретиться с вами. – Его голос звучал немного неуверенно. Разговор длился всего несколько секунд. – Пожалуйста, входите, сеньорита Фостер, – учтиво сказал швейцар, распахивая перед Розалиндой двери казино.

Вздохнув с облегчением, она быстро вошла внутрь. По широкой лестнице навстречу ей спускался мужчина в черном смокинге безупречного покроя, стройный и высокий.

– Ты пришла. – Это было все, что он сказал.

Розалинда тут же забыла о причинах, которые вынудили ее прийти сюда, забыла о Юрии Рострове, о своем долге, забыла обо всем на свете.

Она лишь молча смотрела на Сезара Монтареза.

Он не прогнал ее, не нахмурился, стараясь вспомнить, кто она такая, не разозлился из-за того, что она сама явилась в его казино. Вместо этого Сезар подошел и ласково посмотрел на нее, словно она была его самой желанной гостьей.

– Да, – ответила девушка.

Он взял ее руки и поднес к своим губам. Его глаза были темными и бездонными.

– Идем, – сказал Сезар Монтарез Розалинде и, взяв ее руку в свою теплую ладонь, повел в зал.

Сезар Монтарез наконец-то ощутил вкус победы. Он торжествовал Несмотря ни на что, он оказался прав. Однако Розалинда Фостер заставила его подождать. Ей понадобилось два долгих дня, чтобы найти в себе силы прийти сюда. Два вечера подряд Сезар провел в твердом убеждении, что в любой момент она может появиться среди гостей и тогда он получит все, чего ему так хотелось. Не появись она сегодня вечером, он, скорей всего, сам бы отправился к ней.

И вот Розалинда Фостер здесь. Его снова наполнило страстное желание, которое ему все труднее и труднее было держать под контролем.

Она заставила его ждать, и это только разожгло его аппетит.

Несомненно, он получит гораздо больше удовольствия от празднества, которое ждет их обоих сегодня вечером.

Сегодня Розалинда одета в элегантное черное платье на тоненьких бретельках, которое подчеркивало ее природную красоту. Длинные волосы забраны в хвост. Ее макияж был вечерним, но не слишком ярким. Глаза были оттенены и казались бездонными. Ее слегка загорелой коже не понадобилось ни тонального крема, ни пудры, ни румян.

На губах – только тонкий слой блеска. Губы, которые хочется целовать до бесконечности... подумал Сезар.

Но не сейчас. Вечер только начинается. Ни к чему торопить ход событий. Он прибережет удовольствие, позволяя ее красоте очаровывать и соблазнять его. Он будет сдерживаться, чтобы еще больше возбудить ее и свою страсть. Боже, как приятно понимать, что к концу вечера не останется ни одного препятствия, способного помешать ему удовлетворить бушующее желание, которое он испытывал с того момента, когда впервые увидел Розалинду Фостер.

Но сначала нужно выполнить определенные ритуалы.

Сезар подвел девушку к длинной стойке бара и нежно улыбнулся.

– Шампанское? – спросил он.

Розалинда молча кивнула. Она услышала негромкий хлопок пробки, и в следующее мгновение он протянул ей узкий фужер с искрящимся золотистым вином.

– Спасибо, что пришла, – ласково произнес Сезар. Он прикоснулся своим бокалом к ее бокалу. За предстоящий вечер, – прошептал он.

Розалинда ничего не ответила. Казалось, она лишилась дара речи. Она потягивала маленькими глотками шампанское, чувствуя, как пузырьки вызывают дрожь во всем ее теле, проникая в кровь.

– Ты необыкновенная, – сказал Сезар. – Такая красивая.

Восторженный взгляд подтверждал его слова.

– Ты тоже, – ответила Розалинда. Слова невольно сорвались с ее губ.

Губы Сезара растянулись в улыбке, словно ее ответ и позабавил его, и доставил удовольствие.

– Думаю, нас ждет прекрасный, незабываемый вечер, – сказал он, улыбаясь. В его глазах плясали лукавые огоньки.

Сезар Монтарез в один миг заслонил собой для нее весь мир.

Она почувствовала себя легкой, как перышко, плывущее на облаке счастья. Да, такой мужчина может стать надежной опорой для любой женщины Он ни на секунду не сводил с нее темного пристального взгляда, который опьянял больше шампанского.

– Итак, – прошептал он, когда они вышли из бара, – наконец-то ты пришла. Почему ты заставила меня так долго ждать?

Розалинда не могла ничего ответить, Сезар снова улыбнулся и нежно провел пальцами по ее щеке.

– Впрочем, это не имеет значения, – добавил он, так и не дождавшись ее ответа. – Ты здесь, и это самое главное.

Да, мечтательно подумала она, растворяясь в облаке счастья. Только это имеет значение. Больше ничего...

– Скажи мне, – его голос вдруг стал серьезным, ты уже сказала своей подруге, что больше не собираешься оказывать ей подобного рода услуги? Мне ведь не нужно снова предостерегать тебя, чтобы ты больше не приближалась к Юрию Рострову, правда?

Розалинда решительно покачала головой.

– Нет! Нет, я больше не хочу иметь с ним ничего общего!

– Ну вот и отлично, – спокойно сказал он. – С такими людьми, как он, нельзя иметь никаких дел.

Держись от него подальше – и подальше от его знакомых.

В какой-то момент в глазах Розалинды снова появилось выражение испуга. И это удовлетворило Сезара.

Расскажи ему! – шептал ей внутренний голос.

Сообщи ему истинную причину своего прихода в казино! Расскажи, что тебе приходится спасаться бегством от Юрия Рострова, а это единственное место, куда он не посмеет заявиться. Расскажи Сезару, что ты должна целую кучу денег этому бандиту, что ты по горло в долгах!

Но Розалинда не могла найти в себе смелости сказать Сезару правду. Она боялась, что то отвращение, которое Сезар Монтарез испытывает к Юрию Рострову, он начнет испытывать и к ней.

Сегодняшний вечер – это просто мечта, короткая, прекрасная мечта, в которой она шла под руку с самым замечательным мужчиной в мире. Он улыбался ей, а в его темных глазах искрилось желание.

Розалинда не могла разрушить эту мечту.

Да и какой в этом смысл? Она здесь только на один вечер. Возможно, Сейбл думает, что она пришла сюда для того, чтобы найти богатого любовника и с его помощью расплатиться с долгами, но это совсем не так. Такой способ не для нее! Нет, это просто волшебная ночь, когда она из Золушки превратилась в принцессу.

Не важно, что завтра ей снова предстоит столкнуться с жестокой действительностью.

Он подвел ее к одному из круглых столиков для игры в рулетку и помог сесть, а потом еще какое-то время стоял позади нее, положив руку на спинку стула. Розалинда чувствовала жар, который исходил от его тела.

Сезар протянул ей полную руку фишек.

– Выбери номер, – предложил он.

Она наугад назвала цифру, и он сделал ставку.

Розалинда затаила дыхание, не сводя пристального взгляда с крутящегося колеса рулетки, но ей не повезло, и шарик остановился на другом номере. Розалинда почувствовала разочарование.

Крупье снова предложил делать ставки, и Розалинда сделала еще одну ставку. На этот раз она выбрала день своего рождения и снова проиграла.

– А теперь твоя очередь, Сезар, – предложила она.

Он положил целую стопку фишек на квадрат с числом.

Когда колесо рулетки замедлило ход, Розалинда затаила дыхание. Еще одно мгновение – шарик попал в ячейку с тем самым номером, на котором лежали фишки Сезара, и остановился там.

Она радостно захлопала в ладоши.

– Теперь моя очередь, – воскликнула девушка, и сделала очередную ставку. На этот удача оказалась на ее стороне.

С того момента удача еще несколько раз сопутствовала Розалинде, но чаще она проигрывала. В конце концов перед ней осталось лишь несколько фишек. Девушка поднялась на ноги.

– Пора уходить, пока я окончательно не потеряла голову, – призналась Розалинда. У нее возникло ощущение, словно она смотрела фильм и главный герой – прекрасный и благородный мужчина – сошел с экрана и увел ее за собой в яркий мир, полный радости и наслаждений. Ей хотелось находиться в этом мире как можно дольше. – Скажи, а с террасы казино открывается вид на море? – поинтересовалась она.

– Да, и потрясающий вид. Хочешь посмотреть?

Он повел ее к арочным балконным дверям, распахнув которые они вышли на широкую консольную террасу. Вид был и в самом деле фантастический. Легкий ветерок приносил тонкий аромат цветущих кустарников жимолости и жасмина, и вечерний воздух был так насыщен благоуханием, что его пряный привкус, казалось, можно было ощутить на языке.

Розалинда огляделась вокруг, наслаждаясь пейзажем. Мягкий ночной бриз играл ее волосами.

Сезар подошел к ней сзади. Подушечки его пальцев легко скользнули вниз по ее обнаженным рукам.

Розалинда затаила дыхание.

Ей безумно хотелось прислониться к нему спиной и почувствовать его сильное тело. Но, несмотря на жгучее желание, Розалинда стояла неподвижно. Поддаться своему порыву – значит поощрить ухаживания и спровоцировать его на дальнейшие действия.

Этого нельзя допустить! Розалинда не могла позволить себе быть такой доступной.

Ей стоило неимоверных усилий держать себя в руках. В то же время она не могла найти в себе силы, чтобы остановить его. Ее дыхание стало прерывистым.

– Сезар! Вот ты где! Я повсюду тебя искал.

Розалинда вздрогнула, а Сезар, тихонько выругавшись, убрал руку с ее плеча и повернулся к пришедшему.

– Пэт... рад тебя видеть, – вежливо сказал он.

Пожилой мужчина в белом вечернем пиджаке подошел к Сезару со стаканом виски в руке.

– Ну как, ты подумал о моем предложении? поинтересовался он.

– Разумеется, – ответил Сезар. Предложение Пэта О'Ханрана выглядело заманчивым. Новый гольф-клуб класса люкс мог бы сочетать в себе респектабельную марку О'Ханрана и популярность первоклассных развлекательных заведений «Эль-Парайзо». – Если хочешь, я завтра приду с архитектором и ландшафтным дизайнером, чтобы посмотреть на площадку, которую ты предлагаешь под строительство, – предложил Сезар.

Предложение устроило ирландца, и, смерив Розалинду безразличным взглядом, он направился к дверям.

– Прошу прощения, – прошептал Сезар.

– Пожалуйста, не извиняйся. Я вовсе не собиралась монополизировать тебя, – ответила Розалинда.

Его темные глаза сверкнули.

– Тебе удается гораздо больше, – признался он низким голосом и взял ее руку. – Скажи мне, чего тебе сейчас хочется? Снова попытать счастья за рулеткой? Еще немного шампанского? Или, может быть, приступим к ужину? Или... – лукавые огоньки снова зажглись в его глазах и заставили ее покраснеть, – может быть, ты хочешь еще немного побыть здесь и полюбоваться пейзажем?

– Предложение поужинать звучит потрясающе! ответила Розалинда.

Его губы растянулись в усмешке.

– Прекрасно, – нежно сказал Сезар.

Ужин был фантастическим. Нежные морские деликатесы буквально таяли во рту, а сухое белое вино отменного качества добавляло их вкусу особую изысканность. Розалинде казалось, что она сто лет не ела такой вкусной пищи.

Во время ужина они вели непринужденную беседу. Розалинде было интересно узнать, как зарождалась империя роскошных развлекательных заведений и как она функционирует.

– Ты говорила, что живешь здесь уже несколько лет? – неожиданно спросил Сезар.

Она кивнула:

– Да, уже почти три года.

– Что привело тебя сюда? Наверняка приехала в отпуск, а потом решила остаться?

Она неуверенно улыбнулась.

– Что-то вроде того. Я... я приехала с одним человеком... а потом осталась.

– А где твой... попутчик?

Девушка отвела взгляд.

– Сейчас я одна, – ответила она.

Ужин длился довольно долго. Несколько раз к их столику подходили знакомые Сезара, но он лишь обменивался с ними несколькими словами, давая понять, что не расположен к беседе. Его интересовала только Розалинда.

В другом конце зала, в компании пожилого мужчины, ужинала стройная высокая блондинка.

Когда ее спутник занялся подписанием счета, она встала и направилась к их столику.

– Сезар...

В ее голосе слышался скандинавский акцент. На ней было длинное облегающее небесно-голубое платье, очевидно сшитое на заказ в одном из известных миланских домов моды. Брильянтовое колье и серьги сверкали на фоне загорелой кожи. Незнакомка довольно беззастенчиво наклонилась и наградила Сезара нежным поцелуем в щеку.

– Сколько лет, сколько зим... – промурлыкала она.

– Добрый вечер, Ильза, – сдержанно приветствовал ее Сезар.

В его голосе слышались холодные нотки. Однако Ильза, казалось, не обратила на это внимания.

– Давай как-нибудь встретимся. Можно будет взять яхту и поплавать. Найди для меня немного свободного времени. – Она улыбнулась, обнажая ровные белоснежные зубы. – Вспомним старые добрые времена.

– Сейчас я немного занят, Ильза.

Женщина окинула Розалинду оценивающим взглядом.

– Знаешь, Сезар, а она совсем недурна. – Рука Ильзы задержалась на его плече. – Когда ты закончишь со своим маленьким... занятием... – она бросила в сторону Розалинды уничижительный взгляд, дай мне знать. Если я все еще буду в Испании... Убрав руку с плеча Сезара, Ильза обратилась к Розалинде:

– А ты наслаждайся сегодняшним вечером. Скорее всего, это все, на что ты можешь рассчитывать. – Произнеся эти слова, она направилась к своему столику.

Сезар прервал молчание:

– Прошу прощения.

Розалинда слегка покачала головой.

– Ничего, все в порядке, здесь нет твоей вины, ответила она по-испански.

Розалинду почти не задели желчные слова голубоглазой Ильзы. В конце концов, та не сообщила ей ничего нового. Розалинда понимала, что ее отношения с Сезаром Монтарезом закончатся сегодняшним вечером.

– Ильза Тронберг крайне избалованная женщина, – осторожно проговорил Сезар. – Она поймала в свои сети богатого пожилого мужчину, вышла за него замуж, а потом развелась, отсудив у него солидное ежемесячное содержание. Сейчас она путешествует по Средиземноморью в поисках очередного богатого дурака.

Его слова прозвучали цинично, но Розалинде желание Ильзы не показалось странным. Что в том, что богатая и красивая блондинка хочет надеть обручальное кольцо на палец Сезара Монтареза? Такой мужчина стал бы призом для любой избалованной, амбициозной женщины.

Не стоит предаваться таким мыслям. Да, действительно, богатство прибавляло ему лоска – она была бы лицемеркой, если бы стала отрицать это! но вовсе не его деньги удерживали ее здесь.

В первый раз в жизни Розалинда поблагодарила судьбу за то, что та наградила ее привлекательной внешностью.

– Бедняжка, – машинально сказала Розалинда.

Сезар удивленно поднял брови.

– Что?

– Она вряд ли счастлива, ведя такой образ жизни.

Сезар посмотрел на нее.

– Большинство женщин завидуют ей, – сухо ответил он. – Она потрясающе выглядит, богата и еще молода.

Возможно, в словах Сезара была доля правды.

Но что это за жизнь, если все время «путешествовать по Средиземноморью» в поисках очередного богатого мужчины, за которого можно было бы выйти замуж?!

Однако потом Розалинда осознала, что для такого мужчины, как Сезар Монтарез, и для тех, кто вращается в его кругах, охота на богатых длится без конца.

Но сейчас Розалинде не хотелось портить этот вечер и начинать дискуссию о том, можно ли с помощью денег обрести истинное счастье.

– По-моему, это к тебе не относится. Не похоже, чтобы ты был у ее ног.

Их взгляды встретились.

– И никогда не был, поверь мне.

Нет, подумала Розалинда, ты просто спал с ней, вот и все.

У Розалинды бурно разыгралась фантазия. Эротичные сцены мелькали у нее перед глазами. Она представила себя в роли его любовницы. Вот она расстегивает молнию на платье, убирает тоненькие бретельки с плеч, позволяет платью упасть на пол.

Сезар смотрит на нее взглядом, полным страсти и желания...

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– О чем ты думаешь? – поинтересовался Сезар.

Ему не нужно было спрашивать. Он уже знал ответ. Знал с того самого момента, когда впервые увидел дымку в ее глазах, когда румянец залил ее нежные щеки.

Сезар почувствовал, что начинает отвечать на ее призывы. Ему вдруг страшно захотелось утолить свое желание, которое то появлялось, то исчезало в течение вечера, и приходилось преодолевать себя, чтобы не позволить ему взять верх. Однако эта борьба доставляла ему удовольствие: приятно чувствовать свою силу в укрощении плоти. В конце концов он отведет эту соблазнительную женщину в свои апартаменты, где их уже никто не потревожит. Он был уверен, что именно этим закончится сегодняшний вечер, и тогда он вдоволь насладится этой красоткой.

Пока все шло как по маслу. Сотрудники казино получили точное указание, что не следует беспокоить его в этот вечер по поводу работы.

Розалинда думала о нем и о том, что между ними очень скоро произойдет. В этом у Сезара не было ни малейших сомнений. Он чувствовал, когда женщина начинает возбуждаться, и Розалинда Фостер вела себя именно так. Румянец, трепещущие ресницы, пульсирующая жилка на тонкой шее, дрожащие руки...

Самодовольная улыбка снова заиграла на его губах. Наверняка в постели она потрясающа, подумал он.

Скоро, решил Сезар. Но сейчас еще не время...

– Ты видела достопримечательности Испании?

Или, может быть, ты предпочитаешь проводить все время на побережье?

– Да, мне удалось побывать в местах, которые обычно посещают туристы в Альгамбре, Гранаде, Севилье, Хересе. Но я не была ни в Мадриде, ни в Эстремадуре. Мне бы хотелось посмотреть поля сражений...

Ответ Розалинды удивил Сезара.

– Поля сражений?

– Да. Бадахос, Сьюдад-Родриго, Саламанка...

Сезар посмотрел на нее с любопытством.

– Ты изучала историю? Похоже, неплохо разбираешься в этом.

Розалинда отрицательно покачала головой. К сожалению, у нее не было возможности изучать такой интересный предмет. После окончания школы ей пришлось поступить на курсы секретарей, с тем чтобы зарабатывать деньги для семьи. Но все это уже в далеком прошлом.

Она предпочла не вдаваться в подробности, боясь сказать лишнее.

– Мне всегда нравились исторические романы того периода. Да, я знаю, что в реальной жизни война – это прежде всего ужас, кровопролитие и бесчисленные зверства как с французской, так и с испанской стороны, но, даже несмотря на это, она пожала плечами, – есть в этом периоде что-то, что пленяет и очаровывает!

Сезар откинулся на спинку стула и рассмеялся.

– В войне нет ничего пленительного и очаровательного. О боже, испанцев до сих пор преследуют ужасные воспоминания о бессмысленной гражданской войне, которая разделила нас; эти раны еще не зажили! И все же... Должен признать, что когда я был студентом университета, то выбрал эпоху Наполеона темой своего дипломного исследования.

По правде говоря, порой мне даже хотелось ненадолго превратиться в дона Хулиана Санчеса, свирепого, смелого партизана, который, изматывал французов в той войне.

Розалинда покачала головой.

– Нет, мне гораздо легче представить тебя в мавританской одежде – в красивых, летящих одеяниях...

Он снова рассмеялся и наклонился вперед.

– Я вижу, у тебя буйное воображение, красавица. Мы могли бы разыграть кое-какие... интересные... сценки. Я уверен, что мне не составит труда разыскать такую одежду, если это... доставит тебе удовольствие...

В его глазах все еще плясали веселые огоньки, но на этот раз в них появилось что-то новое, не просто озорство. Розалинда почувствовала, что снова залилась густой краской. Она быстро опустила взгляд, стараясь скрыть свое волнение. Он протянул руку и нежно провел пальцем по ее щеке...

– Ты заставила меня почувствовать себя мавром, – мягко сказал он. – Такой потупленный взгляд, такая неуверенность сулит блаженство...

Розалинда с трудом сглотнула. Казалось, она вот-вот задохнется от переполняющего ее волнения.

Мне нужно уходить! Это начинает вырываться из-под контроля!

Она должна уходить! Ее сопротивление слабело с каждым моментом, который она проводила в обществе Сезара Монтареза.

Но он, казалось, совсем не принимал в расчет ее волнение, не собираясь заканчивать столь занимательную беседу.

– Знаешь, не помню, чтобы я когда-либо обсуждал военные темы с женщиной, которой было бы меньше пятидесяти лет! Однако в университете у нас был великолепный профессор. Как ни странно, она была женщиной. Она была отличным специалистом и экспертом в эпохе Реконкисты. Ты и представить не можешь, как ее вдохновляла самая неукротимая и своевольная королева Изабелла Кастильская!

Розалинда посмотрела на Сезара.

– Ты в самом деле изучал историю? – удивленно спросила она. – Я думала, что для того, чтобы преуспеть в бизнесе, необходимо прежде всего знать основы экономики и бухгалтерского учета.

Он криво усмехнулся.

– Когда я был молод, то, как и большинство молодых людей, считал деньги скучной материей. Но с тех пор много воды утекло, и не стану отрицать, я во многом изменил свою точку зрения.

Разумеется, у нее нет повода испытывать враждебные чувства к мужчине, который преуспел в жизни и сколотил состояние – если он сколотил его честным путем. В конце концов, и она наслаждалась результатами его успешной деятельности весь вечер. Тем не менее разница между ними становилась все более заметной! Если бы ей пришлось оплатить сегодняшний ужин, то он обошелся бы не в одну сотню евро!

Розалинда подавила тяжелый вздох. Нет смысла думать об этом.

Нужно просто получать наслаждение от временной передышки, которая подарена ей судьбой.

– Ты предпочитаешь кофе? Или, может быть, чашечку настоящего английского чая? – Сезар произнес последнюю фразу с нарочитым английским акцентом. Его произношение позабавило Розалинду, и она улыбнулась. Да, вечер подходил к концу.

– Я бы с удовольствием выпила чашечку кофе, – ответила Розалинда. Но он уже поднялся на ноги.

– Тебе не кажется, что ночь слишком прекрасна, чтобы любоваться ею в помещении? – прошептал он, помогая ей встать.

– Но где же тогда?..

– Пойдем, я покажу тебе.

Розалинда нерешительно последовала за Сезаром. Вероятно, есть еще одна терраса, где гости могут наслаждаться свежим воздухом. Может быть, в баре, предположила девушка. Но вместо того, чтобы направиться в бар, Сезар повел ее к лифту.

– Сейчас мы поднимемся на террасу, которая находится на верхнем этаже, – сказал он. – Вид оттуда гораздо лучше, чем с главной террасы.

– Мм, – пробормотала она, чувствуя беспокойство.

Просто скажи, что тебе пора уходить! Просто скажи: «Большое спасибо, но сейчас мне действительно пора идти. Это был прекрасный вечер. Прощай».

Эти слова крутились у нее на языке.

Тем не менее, когда двери лифта бесшумно раздвинулись, она вошла в кабину, так и не произнеся слов прощания.

Двери лифта медленно закрылись.

Пространство кабины казалось слишком маленьким из-за высокого роста Сезара. Пока они поднимались, Розалинда почувствовала, что у нее засосало под ложечкой.

Несколько секунд спустя лифт остановился, и двери снова раздвинулись. Розалинда поспешно вышла из кабины.

Но то, что предстало перед ее взором, еще больше напугало девушку.

Они оказались в его апартаментах.

Она стояла в небольшом холле, за которым была видна гостиная. Все говорило о роскоши и больших деньгах, вложенных в оборудование этой квартиры. Элегантная, стильная обстановка, паркетные полы, мягкое освещение. Но почему-то Розалинде это жилище напомнило номер люкс в роскошном отеле. Здесь не хватало того уюта и тепла, которые способна создать только женщина.

В дальнем углу она заметила сенсорные двери на террасу с зимним садом.

Сезар подтолкнул ее вперед.

– Мм, – неуверенно пробормотала Розалинда.

– Проходи, – сказал он.

Ее неуверенность позабавила его. Он ждал, что она вот-вот скажет что-то вроде того, что ей пора уходить. Сначала выпьет кофе, затем вежливо улыбнется и направится к выходу.

Двери бесшумно открылись и тут же закрылись за ними. Розалинда увидела, что отсюда вид и вправду намного живописнее, чем с главной террасы. Терраса в его апартаментах была расположена под другим углом, таким образом, что гавань была почти незаметна из-за верхушек деревьев. Благодаря этому атмосфера казалась более интимной. Цикады словно сошли с ума, заливаясь пением. Ночной воздух был наполнен дурманящими ароматами бугенвиллей и жасмина. Сюда не доносился шум казино и ничто не нарушало божественной тишины.

– Как красиво! – воскликнула она, затаив дыхание.

– Да, – просто ответил Сезар. Его архитектор превзошел себя, спроектировав квартиру в одном здании с казино так, чтобы оно совсем не мешало, когда ему хотелось уединиться и отдохнуть.

Снова послышался звук открывающихся дверей лифта. Розалинда увидела официанта, который нес поднос с ароматным кофе.

– Спасибо, Джеймс, – поблагодарил Сезар по-испански.

Молодой мужчина вошел и поставил поднос на столик. Потом, прошептав что-то своему боссу, удалился.

– Подойди сюда и присядь.

Да, сейчас кофе был ей жизненно необходим.

После выпитого шампанского, вина и ликера ей нужно было освежить голову. Горячий и крепкий кофе мало-помалу возвращал ее к жизни.

Сезар сел напротив нее, закинул ногу на ногу и тоже взял чашечку с кофе.

Он выглядел потрясающе.

Розалинда опустила взгляд, так как сочла для себя небезопасным долго смотреть ему в глаза.

Поставив пустую чашку на столик, Сезар расстегнул галстук-бабочку и верхние пуговицы рубашки.

Розалинда уставилась на него, не в силах оторвать взгляд.

Мурашки пробежали по ее телу. Он был стройным, элегантным и очень, очень сексуальным.

Она молча налила себе еще кофе.

Пришло время уходить – часы уже давно пробили полночь!

Но она не могла. Ее сердце умоляло ее остаться.

Хотя бы еще немного. У нее еще осталась чашка недопитого кофе. И кроме того, Сезар так интересно рассказывал о своей недавней поездке на Канарские острова. Там он взял напрокат яхту и в открытом море увидел игры дельфинов...

Розалинда специально делала маленькие глотки кофе, стараясь хоть ненадолго продлить этот волшебный вечер.

Но нужно было уходить. Вечер закончился. У нее не осталось ни одной минуты.

Розалинда поднялась.

Сезар сделал то же самое.

– Мне нужно идти, – сказала девушка.

Он подошел к ней.

– Почему? – спросил он, останавливаясь перед ней. В его голосе не было привычной усмешки, только искреннее любопытство. У Розалинды перехватило дыхание.

– Потому что, – ответила она.

– Потому что тебя не устраивает секс на одну ночь... я прав?

Он запомнил ее слова. Однако сейчас собственная фраза заставила ее вздрогнуть, но уже в следующее мгновение она взяла себя в руки. В конце концов, это правда, какой бы горькой она ни была.

– Совершенно верно.

Он покачал головой;

– Но с чего ты взяла, что это будет сексом на одну ночь?

Его голос стал таким мягким, таким нежным.

Он протянул руку, прикасаясь к ее волосам, его большой палец нежно поглаживал ее затылок.

– Ты очень красивая, Розалинда. И сегодняшняя ночь тоже будет красивой. Ты поймешь, что твои слова не содержат в себе ни капли правды. Сегодняшняя ночь создана для желания и страсти, а мы оба испытываем эти прекрасные чувства. Ты ведь не станешь отрицать этого, правда? Не нужно обманывать себя. Ты не сможешь сказать, глядя мне прямо в глаза, что не дрожишь от моих прикосновений. – Он приблизился к ней и взял ее руку в свою, а потом поднес ее к губам и нежно поцеловал ладошку.

– Нет, прошу тебя...

Ее голос звучал неуверенно. Розалинда почувствовала, что ее грудь начала вздыматься, а его прикосновение к затылку вызывало волну трепета.

– Пожалуйста...

Ее голос звучал еще слабее. Казалось, что весь .мир куда-то исчез. Сезар притянул ее к себе. Его губы прикоснулись к ее губам. Остатки здравого смысла покидали ее, уступая место страсти и желанию.

Ни разу в жизни Розалинда не чувствовала себя такой слабой.

Ее глаза мгновенно закрылись, и она полностью отдалась этому блаженству. О боже, какое наслаждение могут доставить его теплые, мягкие губы!

Они становились все более настойчивыми, и она приоткрыла рот, отвечая на его поцелуй. Это, казалось, послужило сигналом для того, чтобы он перешел к решительным действиям. Сезар еще крепче прижал ее к себе. Его тело излучало жар. У Розалинды не осталось сил для сопротивления, и она безропотно позволяла ему делать все, что он хотел.

Розалинда смутно помнила, как его пальцы скользнули вниз по ее спине и без труда расстегнули молнию на платье, а потом застежку бюстгальтера. Его ладонь, гладившая обнаженную спину, казалась горячей по сравнению с прохладным ночным воздухом.

Где-то в глубине души Розалинда понимала, что должна оттолкнуть его. А потом застегнуть платье, взять сумочку и уйти – просто уйти, уйти, уйти...

Но только не сейчас.

Сезар целовал ее все более страстно.

И, о боже, возбуждение нахлынуло на нее, словно бушующая морская волна.

Да, она хотела этого мужчину. Хотела, чтобы он полностью принадлежал ей. Хотела, чтобы они стали одним целым. И как только здравый смысл окончательно покинул ее, уступая место неистовому желанию, Розалинда поняла, что ничто на свете не в силах помешать ей утолить свою жажду.

Сезар Монтарез был слишком большим соблазном, перед которым не могла устоять ни одна женщина, в том числе и она.

Сезар отнес ее в свою спальню и положил на кровать. Розалинда почти не помнила, как она оказалась там, только несколько секунд спустя ее обнаженная спина прикоснулась к темным прохладным простыням. Сезар раздел ее: стянул тоненькие бретельки с плеч – и платье соскользнуло на пол.

Девушка изогнула спину, когда он взял ее грудь в ладони, а потом прильнул губами к набухшим соскам.

Но впереди Розалинду ожидало еще более сильное блаженство.

Уложив ее на спину, Сезар накрыл ее своим телом. Он был полностью обнажен. Розалинда не заметила, когда он успел раздеться.

И вот наконец-то он вошел в нее. Розалинда глубоко вздохнула и простонала. Сезар еще крепче прижался к ней, проникая в нее все глубже и глубже. Дотоле не познанный вихрь восторга закружил ее – радость, волнение, безумное желание раствориться в этих сильных руках, под этими испепеляющими поцелуями...

Ее разбудил яркий утренний свет, который пробивался в окна.

Девушка боялась пошевелиться, чтобы не разбудить Сезара. Ее голова покоилась на его груди, и она чувствовала его теплое ровное дыхание. Его рука все еще обнимала ее.

Розалинда долго лежала в его объятиях, наслаждаясь покоем. Боже, почему эти волшебные мгновения не могут длиться вечно?!

Но настало время уходить.

О боже, как не хотелось возвращаться к холодной, жестокой действительности.

Было безумством оставаться здесь на ночь. Она знала это с того самого момента, когда последняя капля сопротивления и воли исчезала под мощным, непреодолимым напором страсти, которую в ней пробудил Сезар Монтарез.

Господи, если бы она только знала, как легко ему удастся лишить ее здравого смысла, она бы ни за что на свете не стала шутить с такой опасностью!

Да, это был секс на одну ночь, горько подумала Розалинда. И тем не менее она ни в чем не раскаивалась. Ведь с ней останутся воспоминания о самых восхитительных моментах в ее жизни. Ни один мужчина не доставлял ей такого удовольствия, как Сезар Монтарез! Нет, она ни в чем не раскаивается, ни о чем не сожалеет...

Она будет помнить эту ночь всю жизнь!

Невыносимо больно оставлять Сезара. Но другого выхода нет. Пришло время навсегда исчезнуть из его жизни и забыть о том, что произошло между ними сегодня ночью. Розалинда осторожно отстранилась от него, стараясь не потревожить его сон.

Наконец она полностью освободилась из его объятий и встала с кровати.

Окинув взглядом комнату, она увидела на спинке стула свое платье, на полу валялись бюстгальтер и трусики. Ее щеки вспыхнули ярким румянцем.

Сезар сощурился. Случилось что-то неладное.

Минуту назад все было в порядке. Пожалуй, он никогда не чувствовал себя так хорошо!

Розалинда Фостер была в его объятиях. А сейчас куда-то исчезла.

Он открыл глаза и увидел ее.

Розалинда стояла к нему спиной. Она была уже в кружевных трусиках, которые он снял с нее ночью. Она завела руки за спину, стараясь застегнуть бюстгальтер. Длинные каштановые волосы рассыпались по плечам.

Очевидно, она собиралась сбежать. Она собиралась оставить его! Но почему, черт возьми?! Ведь им было так хорошо вместе.

Надо было удержать ее, предотвратить уход женщины, с которой он провел ночь. Он снова хотел ее!

Розалинда наклонилась, чтобы поднять свое платье. Облокотившись на локоть, Сезар молча наблюдал за ней. Это доставляло ему огромное удовольствие.

При утреннем свете ее тело было не менее прекрасным, чем прошлой ночью. Тело настоящей женщины, с мягкими изгибами бедер и пышной грудью.

Закончив с одеждой, Розалинда присела на стул, чтобы надеть туфли. Роскошные локоны закрывали ее лицо.

– Это было напрасной тратой времени, дорогая, сказал Сезар, растягивая слова.

Розалинда обомлела от испуга.

Сезар лениво растянулся на подушках, лежа на спине. Его бедра и ягодицы прикрывала простыня.

Ну вот, произошло то, чего она так опасалась. В ней снова проснулось желание.

– А сейчас, – продолжил он, – ты можешь снова все это снять и вернуться в кровать.

– Сезар... – взмолилась Розалинда.

– Да? – спросил он ободряюще.

– Я... я... Это не слишком хорошая идея! Мне нужно уходить.

– Знаешь, – ответил он, и его губы растянулись в соблазнительной улыбке, – то же самое ты говорила прошлой ночью, но ты не ушла тогда – не уйдешь и сейчас.

– Мм... по-моему, это самое разумное решение, разве я не права? Поверь, так будет лучше нам обоим.

– Лучше? Розалинда, дорогая, я скажу тебе, что лучше всего. – Он выдержал небольшую паузу. Это ты. И если ты думаешь, – мягко продолжил он, что я позволю тебе уйти, то ошибаешься. Я не собираюсь так просто тебя отпускать.

Он откинул простыню, и Розалинда смогла убедиться в том, что он и вправду сильно возбужден.

Заметив ее смущение, Сезар улыбнулся и направился к ней.

В какой-то момент ей показалось, что древнегреческий бог Аполлон спустился с Олимпа. Так красив он был.

Сезар остановился перед ней. Розалинда посмотрела ему в глаза и увидела в них желание. Она тонула в них, чувствуя, как слабеет ее тело и набухают соски.

Он протянул руку.

– Идем, – сказал он.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Сезар откинулся на спинку плетеного стула в патио, накинув на себя махровое полотенце. Они только что закончили заниматься любовью.

Розалинда испытывала блаженную усталость, на ней была рубашка Сезара. Блестящие локоны обрамляли лицо.

Она чувствовала себя распутницей. Но боже, как это было приятно.

Подумать только, не далее как вчера вечером она сидела здесь и наивно полагала, что сможет уйти.

Я бы лишилась самых потрясающих впечатлений в своей жизни!

Сожаление? Об этом не могло быть и речи!

Единственное, о чем она сожалела, – это то, что им суждено так мало времени провести вместе.

Неужели ей суждено испытать еще хоть несколько счастливых мгновений рядом с Сезаром Монтарезом?!

Розалинда затаила дыхание и почувствовала какое-то волнение, словно внутри нее что-то зародилось.

Всю свою жизнь я буду помнить это...

Она снова посмотрела на Сезара. Он слегка приоткрыл глаза и молча наблюдал за ней.

– Я хочу тебя, – мягко сказал он и улыбнулся.

Они снова занимались любовью – на этот раз по инициативе Сезара в душе. Струя горячей воды стекала по ее гладкому обнаженному телу, которое жаждало его прикосновений и поцелуев.

Сезар вышел из душевой кабины, обмотал полотенце вокруг бедер и начал бриться. Розалинда молча наблюдала за ним.

Все кончено, думала она. Сезар Монтарез начинает новый день. Он кончил заниматься любовью, принял душ и обрел новые силы. Сейчас нужно снова приступать к работе: заключать выгодные сделки, встречаться с нужными людьми, отдавать распоряжения – одним словом, зарабатывать деньги, и как можно больше.

Ей тоже предстоит вернуться к своей обыденной жизни. Сейчас он проводит ее до дверей казино, может быть, даже поцелует на прощание, скажет, что ему было очень хорошо с ней, и пожелает удачи. А потом такси умчит ее прочь, и она покинет «Эль-Парайзо» навсегда.

Дверь в ванную комнату распахнулась, и появился он, обнаженный, чисто выбритый, свежий божественный.

Когда Сезар увидел, что Розалинда уже оделась, его темные брови недовольно сдвинулись.

– Зачем ты надела это платье?

Его вопрос застал Розалинду врасплох.

– Я... извини. Я думала, что ты тоже собираешься одеться.

Неужели он готов снова отправиться в кровать?!

Морщинка на его лбу стала заметнее, словно он не понимал, что происходит.

– Но почему ты надела вечернее платье? Я попрошу служащую бутика из отеля принести несколько платьев, и ты сможешь выбрать, что тебе понравится.

Розалинда испуганно покачала головой.

– Сезар, прошу тебя, в этом нет необходимости.

Я могу пойти домой и в вечернем платье. Поверь, я не придаю этому большого значения.

– Домой?

– Ну да, в кафе. Я живу в комнате наверху. Сеньору Гараде даже нравится, когда кто-то находится в кафе по ночам.

Сезар подошел к Розалинде и развернул ее на сто восемьдесят градусов. В следующее мгновение молния на платье была расстегнута. Потом он снова повернул ее лицом к себе. Его темные глаза лихорадочно блестели.

– Разве я не сказал тебе, красавица, что наши отношения не ограничатся одной ночью?

Розалинда была на седьмом небе от счастья.

Сезар Монтарез все еще хочет ее! Он оставит ее у себя! Она не знала, как долго продлится его каприз, но какая разница?! Самое главное, что сказка продолжается. Ей предстоит еще немного пожить в этом волшебном мире с потрясающим мужчиной, который одним своим прикосновением заставляет ее трепетать от восторга...

Розалинда поздравила себя с таким подарком судьбы. Все, все как в сказке! Интересно, как долго Сезар Монтарез встречается с одной женщиной?

Несколько недель? А может, несколько месяцев?

Но какая разница?! Сколько бы ни продлилось ее счастье, она всю оставшуюся жизнь будет благодарить небеса за этот дар! Боже, она даже не смела и мечтать, что фортуна будет к ней столь благосклонна!

Кроме того, став любовницей Сезара Монтареза, она будет защищена от Юрия Рострова.

Эта мысль вызвала у Розалинды новый прилив радости. На небе счастья было видно только одно облачко, которое слегка омрачало его. Что произойдет, когда Сезар узнает истинную причину, по которой она пришла к нему? Ведь именно страх перед бандитом и мысли о долге в несколько тысяч евро толкнули Розалинду к Сезару.

Но, слава богу, сейчас ей была дарована временная передышка!

Еще одной неожиданностью стало для Розалинды вручение ей конверта с приличной суммой денег. Девушка как раз собиралась поехать в кафе, чтобы собрать свои вещи. Как только она спустилась в холл казино, к ней подошел один из служащих и протянул толстый конверт.

– Ваш выигрыш, сеньорита Фостер, – вежливо сказал мужчина. – Деньги, которые вы выиграли в рулетку вчера вечером, – пояснил он.

Розалинда с любопытством заглянула в конверт.

Внутри была толстая пачка банкнот! Как такое возможно?! Ведь она играла не на настоящие деньги!

Однако купюры, которые лежали в конверте, были настоящими! Неужели она действительно выиграла?! Вчера ей казалось, что она гораздо чаще проигрывала. Как бы то ни было, Розалинда не могла принять этот выигрыш, ведь Сезар давал ей фишки для ставок.

Но она так и не смогла найти в себе силы отказаться от столь крупного выигрыша. В ее голове уже родилась блестящая идея. Она знала, как распорядиться этими деньгами! Они временно помогут ей решить кое-какие проблемы, и она со спокойным сердцем будет получать удовольствие от общения с Сезаром Монтарезом. Положив конверт в сумочку, Розалинда приветливо улыбнулась мужчине и легкой походкой направилась к такси, которое ждало ее у ворот.

На обратной дороге в казино Розалинда заехала в банк и перевела все деньги на счет Сейбл. Сейбл наверняка подумает, что она получила их от своего богатого любовника. Она надеялась, что эта сумма на какое-то время успокоит Юрия Рострова.

А Розалинда будет парить на крыльях любви в объятиях Сезара Монтареза, самого потрясающего мужчины в мире, пока она ему не надоест. А уж потом ей придется вернуться к своему нищенскому существованию.

Сезар смотрел на женщину, которая спала в его кровати. Его наполняло чувство глубокого удовлетворения. Розалинда Фостер подтверждала гипотезу о том, что существуют идеальные женщины. И дело было не только в ее красоте, которая вот уже больше шести недель пленяла его. Она была самая добродушная и покладистая женщина, которую ему когда-либо приходилось встречать.

Она никогда не устраивала скандалов и не предъявляла ему никаких требований. На ее лице всегда сияла лучезарная улыбка. Казалось, у нее всегда хорошее настроение и она всем довольна. В то же время нельзя было сказать, что у нее нет собственного мнения. Разумеется, она могла поспорить с ним и довольно часто делала это, отстаивая свою точку зрения. Но их безобидные споры возникали только тогда, когда они говорили о событиях в мире, о культуре или истории. Выражение его лица посветлело, а на устах появилась едва заметная ироничная усмешка. Трудно вспомнить, когда он в последний раз обсуждал подобные вопросы с женщиной. Особенно с такой привлекательной.

Словно почувствовав на себе его взгляд, Розалинда заворочалась. Ее роскошная грудь эротично вздымалась при каждом вздохе. Даже во сне она была неповторима. В сексуальном плане Розалинда Фостер удовлетворяла его, как ни одна другая женщина, с которой он когда-либо спал. Когда он занимался с ней любовью, то испытывал такую страсть, какой и представить себе не мог с другими женщинами. Казалось, она могла зажечь его своим пылом, увлечь его так, чтобы он раскалился до предела...

И еще одна черта Розалинды Фостер отличала ее от остальных женщин, с которыми у него были любовные интрижки.

Она никогда ни о чем не просила! Большинство женщин, которых он знал, постоянно требовали, чтобы он тратил на них свои деньги. Некоторые были хитры и изворотливы, некоторые льстивы, некоторые настырны, но цель у всех была одна – заставить его раскошелиться. Розалинда была совсем не такая.

Разумеется, она позволяла ему покупать ей одежду, но никогда не причитала по поводу того, что ей нечего надеть, никогда не жаловалась, что у нее нет новой сумочки или какой-нибудь другой дорогой безделушки! Казалось, ей даже не нравилось сорить деньгами. После того первого вечера она больше не подходила к столику с рулеткой, хотя он ясно дал ей понять, что будет только счастлив предоставить ей возможность сделать несколько ставок.

Разумеется, он тратил на нее деньги. Однако ему самому этого хотелось. Он хотел убедиться, что роскошные наряды придают ее природной красоте больше лоска. Она выглядела просто сногсшибательно в каком-нибудь элегантном эксклюзивном костюме. При виде ее у него дух захватывало!

Сезар с любопытством посмотрел на спящую девушку. Неужели она совсем немеркантильна? спрашивал он себя. Если это действительно так, то она истинная находка!

Возможно, он с годами превратился в настоящего циника, видя, как женщины любят сорить деньгами направо и налево, и неважно, каким путем они заработаны и кому принадлежат. Дамы выбирали любовников, исходя из того, сколько денег они могли потратить на них, в какой роскоши они могли содержать их.

Но не все женщины такие...

Может быть, Розалинда Фостер принадлежала к этому редкому исключению.

Он хотел знать о ней больше. Розалинда не избегала говорить о себе, но была немногословна; отвечая на вопросы Сезара о ее прошлом, а ему не хотелось донимать ее своим любопытством. Поэтому он до сих пор почти ничего не знал об этой женщине. Он знал только, что она приехала в Испанию с мужчиной...

Но очевидно, сейчас их связь закончилась. Все это в прошлом. Так же как и ее общение с Юрием Ростровым. Сезар навел справки и выяснил, что этот негодяй уехал из Испании, прихватив с собой и подружку Розалинды, которая свела ее с Ростровым. Сезар почувствовал облегчение, узнав эту новость. Розалинда выглядела такой испуганной при одном только упоминании об этих типах, и Сезар верил ей. Дай бог, ее и вправду больше ничего не связывает с Ростровым.

Смотря на спящую Розалинду, он не удержался и протянул руку, чтобы прикоснуться к ее блестящим волосам.

Розалинда снова заворочалась и приоткрыла сонные глаза. Когда она увидела Сезара, то ее взгляд просветлел.

– Привет, – нежно сказала девушка.

Сезар погладил ее волосы. Когда она была около, он всегда испытывал желание заняться с ней любовью. Но сейчас было не самое подходящее время для любовных утех.

– Прости, что разбудил тебя так рано, но нам пора собираться. К обеду мне нужно быть в Маоне.

Розалинда улыбнулась, приподнимаясь на кровати.

– Знаешь, я никогда не была на Менорке, – ласково сказала она. – Ты думаешь, мы могли бы провести там пару дней?

– Завтра вечером у меня назначена встреча в Марбелье, а до тех пор мы можем остаться на Менорке, красавица моя, – любезно уступил он.

– Это было бы превосходно! – Розалинда улыбнулась.

Она не любила многолюдные курорты, предпочитала более спокойные места на побережье, те немногие, которые еще остались. Ее самым любимым местом было его убежище на холмах над Эль-Парайзо. Она всякий раз рвалась туда. Такое восхищение стариной отличало ее от других женщин, с которыми он встречался раньше. Ильза Тронберг, например, находила кастильский замок, который он с таким усердием реставрировал, слишком уединенным и примитивным. Она предпочитала посещать роскошные злачные места, а не античные развалины. С Розалиндой все обстояло иначе. Когда он в первый раз привез ее туда, она была в восхищении. Уединенное величие этого места покорило ее сердце.

Сезар с энтузиазмом рассказывал ей историю замка, делился с ней планами на будущее. Из всех его женщин только Розалинда теперь знала, что он хочет превратить его в красивый укромный особняк, где ему никто не будет мешать. Сезар водил ее по старым, разрушенным бастионам, показывал мрачный интерьер, который ждал реставрации. Ей нравилось подниматься по узкой лестнице на самую высокую башенку и смотреть оттуда на равнину, простиравшуюся до самого моря. Это был один из самых живописных видов во всей Испании.

Однако Розалинда ни за что на свете не хотела ехать в Альгамбру, и это удивило его. По ее словам, ей уже однажды приходилось бывать там. Но Альгамбра из тех мест, которые недостаточно увидеть один раз. Туда нужно возвращаться снова и снова, чтобы разгадать все тайны этого магического места.

Интересно, может быть, она была в Альгамбрес тем таинственным мужчиной, с которым приехала в Испанию? Возможно, именно поэтому она не жаждет туда ехать.

Внезапно его пронзило неприятное чувство, и Сезар понял, что это ревность.

Этим также отличались отношения с Розалиндой Фостер от его предыдущих интрижек. До сих пор Сезар никогда не испытывал ревности ни к одной из своих женщин.

Однако мысль о том, что Розалинда Фостер могла находиться в объятиях другого мужчины – как бы давно это ни было, – заставляла его закипать от гнева.

Не подозревая о приступе его ревности, девушка встала и, сладко зевнув, направилась в ванную комнату, соблазнительно покачивая бедрами. Глядя на ее великолепную фигуру и грациозную осанку, Сезар испытал чувство удовлетворения.

А за этим последовал новый приступ желания.

В Пуэрто-Банус, самом дорогом районе Марбельи, было, как всегда, полно людей. Цены на недвижимость в этом райском уголке были астрономическими, а о количестве нулей в стоимости огромных яхт, бросивших якорь в гавани, можно было только догадываться.

Однако это не слишком волновало Розалинду.

Ей не нравилось бывать в Марбелье, так как с этим городом у нее связано слишком много неприятных воспоминаний.

Но у Сезара здесь были дела. Когда он сообщил, что им придется заночевать в городе, Розалинда не стала возражать.

Она бы последовала за Сезаром Монтарезом хоть на край света.

Стоило Розалинде подумать о нем, как ее сердце начинало учащенно биться.

Она никогда не была так счастлива! Даже когда впервые приехала в Испанию. Тогда радость омрачали грустные мысли, потому что Розалинда предчувствовала, что ее здесь ждут суровые испытания.

И, к сожалению, она не ошиблась.

Розалинда отогнала прочь воспоминания, не желая терять драгоценные минуты, которые ей отпущены с Сезаром Монтарезом.

Скоро ей снова предстоит испытать похожее чувство. Впереди ее опять ждала боль, боль от потери любимого человека. Очередная красавица придет ей на смену, чтобы разделить с ним его образ жизни, а потом еще одна и еще одна...

А она, Розалинда, останется в прошлом, и у нее не будет ничего, кроме воспоминаний.

Да еще огромный долг, который ей придется выплачивать.

Словно чьи-то холодные пальцы мертвой хваткой схватили ее за горло. Ей хотелось, пусть на короткое время, забыть о том, что она должна Юрию Рострову так много денег. Нельзя допускать, чтобы хоть что-то из ужасного, грязного мира бандитов и их любовниц пачкало их чистые и романтические отношения с Сезаром. Это только все испортит.

Слава богу, Сейбл и Ростров не давали о себе знать. В глубине души Розалинда надеялась, что они еще долго пробудут на юге Франции. Где угодно, лишь бы подальше от Испании! Она желала Сейбл только добра, несмотря на аморальный образ жизни, который вела ее приятельница. Разумеется, Розалинда всегда будет ей благодарна за то, что она пришла ей на выручку в случае с выплатой ссуды. Однако Сейбл поступила нечестно, когда передала ее долг Рострову. Сезар думает, что она полностью освободилась от этого бандита, что у нее нет с ним больше ничего общего. Но что произойдет, если он узнает, что она должна ему деньги? Ну хватит, успокаивала себя девушка, он ничего не узнает. Она никогда не расскажет ему об этом. Нельзя допустить, чтобы ужасная сделка стала причиной их ссоры и испортила те драгоценные мгновения, которым и так скоро придет конец!

Конечно же, так оно и будет. Однажды Сезар поймет, что она до смерти ему надоела, и найдет себе новый предмет обожания, а ее, Розалинду, просто-напросто выкинет из своей жизни. Точно так же, как он поступил с той белокурой скандинавкой, Ильзой Тронберг, когда увлекся Розалиндой. Не грубо, не жестоко – но тем не менее решительно и безоговорочно.

Розалинда всем сердцем хотела, чтобы ее не постигла подобная участь. Сама того не желая, она предавалась мечтам, в которых Сезар Монтарез становился частью ее жизни, а она его. Боже, если бы только ей удалось навеки покорить его сердце!

Нельзя позволять себе мечтать о таких несбыточных вещах. Ей никогда не удастся стать для Сезара Монтареза единственной и неповторимой, как бы ей этого ни хотелось.

Для него она всего лишь женщина, с которой можно приятно провести время. Одна из многих в длинном списке его поклонниц. И с этим ничего не поделаешь. Значит, нужно получать удовольствие от внимания, которое он ей уделяет, пока у нее есть такая возможность. А потом будь что будет...

Розалинда соглашалась делать все что угодно, лишь бы подольше оставаться рядом с ним.

Сезар Монтарез сочетал в себе все качества, которые привлекали Розалинду в мужчинах. Ей в нем нравилось абсолютно все: то, как завивались на затылке его темные волосы; его карие глаза; его губы; его улыбка; его длинные шелковые ресницы, оттенявшие глаза.

Что говорить о тех мгновениях, когда она смотрела на него, прикасалась к нему, целовала его, занималась с ним любовью...

Розалинда ощутила внезапное удивление. Она и представить себе не могла, что секс может доставлять такое невероятное удовольствие!

– Прелесть моя? – Обращение Сезара застало Розалинду врасплох. – Ты уже закончила прихорашиваться?

В его голосе слышались веселые нотки. Розалинда поймала в зеркале его одобрительный взгляд и почувствовала знакомый трепет. Слава богу, он все еще здесь, с ней, в ее жизни!

– Почти, – ответила она. – Но не торопи меня, а то тушь размажется, и тогда мне придется заново наносить макияж.

Его лицо озарила лучезарная улыбка.

– Тебе не нужна никакая косметика, чтобы выглядеть красивой.

Розалинда улыбнулась в ответ.

– Но ведь макияж помогает подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки.

– У тебя нет недостатков, красавица моя. Но если ты считаешь это необходимым, можешь краситься сколько угодно...

В его голосе слышалось восхищение.

Темные глаза продолжали одобрительно скользить по ней.

– Это платье, – добавил Сезар, – очень эффектно. – Его взгляд сполна оценил все достоинства элегантного вечернего платья цвета морской волны, подпоясанного золотистым поясом.

В тот день Сезар настоял на том, чтобы они вместе отправились за покупками. По его словам, Марбелья такое место, где каждый стремится произвести впечатление на других. Кроме того, ему ужасно хотелось видеть Розалинду в шикарной обновке. Вечернее платье, которое Сезар купил ей, влетело ему в копеечку! И хотя Розалинда понимала, что оно, несомненно, сделает ее еще более эффектной, ей все же было немного не по себе из-за слишком высокой цены, которую ему пришлось выложить за эту эксклюзивную вещицу.

Порой Розалинда чувствовала себя прескверно из-за того, что он тратил на нее такие огромные деньги.

Она беспрекословно принимала все его подарки не потому, что считала: раз он богат, то должен бросать на ветер огромные суммы. И не потому, что хотела стать обладательницей роскошных нарядов. Нет, просто Розалинда со страхом в душе понимала, что, пока она старается выглядеть сногсшибательно, Сезар, возможно, подольше оставит ее у себя.

Именно поэтому она позволяла ему покупать ей шикарную одежду, часто посещала салоны красоты и постоянно заботилась о своей внешности. Розалинда знала, что должна выглядеть как можно лучше, чтобы удерживать его. Сезара Монтареза всегда окружали женщины с фантастической внешностью разодетые в пух и прах, которые переодевались по несколько раз на дню... Как она могла надеяться, что одна из них не приглянется ему?! Может быть, тогда сравнение окажется не в ее пользу...

Она нанесла последние штрихи макияжа – и еще раз убедилась, что сделала все возможное, чтобы выглядеть привлекательно.

Сезар уже давно был готов. Стройный и импозантный в белоснежной рубашке и черном смокинге безупречного покроя.

Он забронировал номер люкс в одном из самых роскошных пятизвездочных отелей Марбельи, и сейчас под руку со своей спутницей направлялся в ресторан отеля, чтобы выпить вина и поужинать.

Розалинда почувствовала облегчение, убедившись в том, что ей никогда раньше не приходилось бывать в этом отеле. Откровенно говоря, ей совсем не хотелось посещать те места, которые пробуждали болезненные воспоминания о ее прежнем пребывании в городе.

Как только они заняли столик с видом на море, Розалинда заметила, что Сезар напрягся и посмотрел за плечо официанта, который принимал их заказ.

Она посмотрела туда же, и ее желудок свело от ужаса.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

За столиком в другом конце ресторана, в чрезмерно коротком розовато-лиловом платье для коктейлей, сидела Сейбл. А рядом с ней огромный, безвкусно одетый мужчина, который не раз пугал Розалинду в кошмарных снах. Это был Юрий Ростров, собственной персоной.

Розалинда украдкой взглянула на Сезара. Несомненно, он узнал бандита. В следующее мгновение его взгляд устремился на Розалинду. Казалось, он тут же понял причину ее испуга, несмотря на то что та изо всех сил старалась напустить на себя непринужденный вид. Сезар быстро кивнул и поднялся на ноги.

– Мы поужинаем в другом месте, – сказал он. Не хочу, чтобы эти отбросы общества хоть на шаг приблизились к тебе.

Сезар уже протянул руку, чтобы помочь ей встать, но в этот момент взгляд Сейбл, с любопытством блуждающий по залу, остановился на Розалинде. На ее размалеванном лице застыло удивление, и она тут же вскочила на ноги.

– Роз, не могу поверить! – Голос Сейбл с явным лондонским акцентом раздался в ушах Розалинды, оглушив ее. – Я с трудом узнала тебя!

Сейбл направлялась к их столику, сметая на своем пути все препятствия. Оказавшись совсем близко, она перевела удивленный взгляд с Розалинды на Сезара. Ее глаза похотливо вспыхнули.

– Милая, – проговорила она вкрадчивым голоском. – Тебе так повезло! Судя по всему, это и есть твой роскошный мужчина! Неудивительно, что ты не смогла отказать ему! – Она с трудом оторвала от Сезара восхищенный взгляд и снова посмотрела на Розалинду, прикидывая в уме, сколько может стоить платье, которое было на ее подруге. – Можно сказать, что ты выиграла джекпот, никак не меньше! Такой красавчик, да к тому же с кучей денег в придачу! Умница!

Она снова кокетливо посмотрела на Сезара и, откинув назад длинные светлые волосы, улыбнулась ему.

– Привет, я Сейбл, а как тебя зовут? – спросила она с придыханием. Когда она говорила, от нее исходил запах спиртного. – У Розалинды хороший вкус. Ты просто потрясающий. Ни одна женщина не устоит перед таким красавцем. Кроме того, держу пари... – она вплотную приблизилась к Сезару и провела пальцем по лацкану его смокинга, – ты просто динамит в постели!

Сейбл снова посмотрела на Розалинду.

– Не могла бы ты одолжить его мне на сегодняшний вечер, милая? – похотливо прошептала она. – Мне и вправду очень хочется пообщаться с настоящим латиноамериканским мачо!

Она разразилась пьяным смехом и прижалась к Сезару. Он схватил ее за запястье и отодвинул, не грубо, но решительно. На его лице застыло каменное выражение.

Розалинде захотелось провалиться сквозь землю от стыда.

Не успела она и глазом моргнуть, как Сейбл снова заговорила.

– Послушайте, – продолжила она, пожирая глазами Сезара. – Я только хочу сказать, что я действительно рада, что Роз с вами. Я сотни раз повторяла ей, что она ведет себя как настоящая идиотка, раз не хочет выпутаться! Я уверена, что такой мужчина, как вы, – это решение всех ее проблем!

Едва заметная улыбка появилась на губах Сезара.

– А разве у Розалинды есть проблемы?

Сейбл уже открыла рот, собираясь продолжать.

Казалось, она просто не замечала испуганных глаз Розалинды, которые едва ли не умоляли ее замолчать. Но на этот раз небеса решили спасти Розалинду... А может быть, еще больше наказать ее...

К ним приближался Юрий Ростров.

Розалинда опустила голову, отчаянно надеясь, что он не узнает ее. Ведь сегодня она выглядела совершенно иначе, чем в тот ужасный вечер.

– Сеньор Монтарез, – произнес Ростров с грубым акцентом. – Какая встреча!

Сезар ответил бандиту легким кивком головы.

Двое мужчин приняли боевую стойку, словно готовясь к нападению или защите. Нервы Розалинды натянулись как струны. Каким бы бесстрашным ни был Сезар, нельзя быть уверенным ни в чем, когда имеешь дело с матерым преступником...

– Сейчас ты вдали от своих владений, Монтарез, – продолжал Ростров на ломаном английском.

Сейбл повисла на руке Юрия, нежно улыбаясь ему.

Он не обращал на нее никакого внимания. – Или, может быть, это место тоже принадлежит тебе?

– Нет, но я... хорошо знаком с его владельцем. Тон Сезара был непринужденным, но Розалинда уловила в нем напряженные нотки.

Ростров кивнул, словно ожидал услышать подобный ответ. Он был явно доволен тем, что ему подвернулась возможность унизить этого испанского зазнайку. Взгляд Рострова остановился на Розалинде, и девушка с ужасом поняла, что он узнал ее.

– Первоклассная штучка, Монтарез, – одобрил он издевательским тоном. – Правда, очень хороша.

Однако, несмотря на то что сейчас у нее вполне приличный вид, нам обоим хорошо известно, где и при каких обстоятельствах ты впервые увидел ее.

И сколько бы денег ты на нее ни потратил, все равно она останется просто первоклассной шлюшкой, только и всего.

Розалинда даже не поняла, что произошло, но в следующее мгновение Ростров повалился на пол.

Удар Сезара пришелся ему прямо в висок и отправил его в нокаут.

Разговоры в зале ресторана сразу затихли, и все посетители повернулись, чтобы поглазеть, что происходит.

К ним торопливым шагом направлялся официант, один, без сопровождения осмотрительных вышибал, к услугам которых прибегали в подобных случаях. Не обращая внимания на других посетителей, Сезар подошел к мужчине и тихо объяснил ему ситуацию. Официант опустил взгляд на неподвижное тело Юрия Рострова, отдавая должное силе Сезара.

– Прекрасный удар, – сказал он по-испански.

Сезар усмехнулся. Он был доволен собой.

– Выкиньте его вместе с мусором, – распорядился он.

– Я думаю, сеньор Монтарез, что в данном случае скорее будет уместна машина «скорой помощи», – прошептал официант.

Сезар слегка кивнул головой и посмотрел на двух испуганных женщин, которые стояли рядом.

Пришло время избавиться и от Сейбл – но на этот раз не так грубо. Ему совсем не хотелось, чтобы она крутилась около Розалинды. Он засунул руку во внутренний карман пиджака, достал бумажник и, вытащив оттуда несколько крупных банкнот, протянул их Сейбл.

– Пришло время нам с вами расстаться, – сообщил он. – Возможно, вам даже лучше уехать за границу. Например, в Португалию. Сейчас там потрясающая погода. – Он подозвал официанта. – Вызовите такси для этой леди, пожалуйста, – приказал он.

Мужчина утвердительно кивнул головой и пошел выполнять распоряжение.

Сейбл, не колеблясь, взяла деньги и подняла на Сезара томный и выразительный взгляд.

– Жизнь в Португалии такая дорогая, – прошептала она жалостливым голоском. – А Юрий всегда был очень щедрым.

Очевидно, перспектива бросить своего опасного, но богатого любовника не слишком радовала Сейбл. Она тяжело вздохнула и посмотрела на Сезара, как побитая собака.

Сезар понял намек и молча отсчитал еще несколько купюр. Она, и глазом не моргнув, взяла их.

Сейбл долго смотрела на Розалинду, а потом подошла к Сезару, чтобы сказать ему на прощанье несколько слов.

– Я так рада, что Розалинда наконец-то поумнела и нашла такого человека, как вы. Она такая красотка, я всегда знала, что она может составить блестящую партию, если только захочет. С такой внешностью она может покорить любого парня, будь он нищим или миллионером! С ее стороны было глупо гробить себя тяжким трудом, особенно после того, как однажды ей довелось вращаться в светском обществе! По крайней мере, я оставляю ее, зная, что вы позаботитесь о ней! – Она провела большим пальцем по лацкану смокинга Сезара. Откровенно говоря, я ужасно завидую Роз, ведь ей удалось отыскать такого парня, как ты, – с деньгами и внешностью! Ты и представить себе не можешь, как трудно найти мужика, у которого есть и то и другое!

Сезар решительно убрал ее пальчик со своего смокинга. Выражение его лица оставалось непроницаемым.

– Надеюсь, что это наша последняя встреча, сеньорита, – сказал он.

Сейбл невесело рассмеялась, а потом, положив деньги в свою сумочку, направилась к выходу, соблазнительно покачивая бедрами. Сезар не удостоил взгляда ни ее, ни лежащего бандита, который до сих пор не пришел в себя.

Ему хотелось немедленно уйти отсюда.

Он протянул руку Розалинде.

– Идем, – властно сказал он. Это было не приглашение, а приказ, который требовал беспрекословного подчинения.

Им еще о многом предстоит поговорить сегодня. Розалинде придется ему кое-что объяснить.

– Итак, Сейбл и есть та женщина, которая подсунула тебя Юрию Рострову?

– Меня никто не подсовывал Рострову. Я ведь говорила тебе, как все произошло.

– Ладно, возможно, я выбрал слишком сильное слово. – В голосе Сезара явно слышался сарказм. Сомневаюсь, что он привязывается к своим проституткам!

– Это низко так говорить! Сейбл не проститутка!

Сезар откашлялся. Он был зол. Зол из-за того, что такой подонок, как Юрий Ростров, приблизился к Розалинде. Зол из-за того, что она сама согласилась сопровождать его. Даже если хотела оказать услугу так называемой подруге, которая ничем не отличалась от обычной путаны.

– Она не стоит на улице, но это не мешает ей быть проституткой. Как еще ее можно назвать?

Розалинда не ответила и отвернулась. Она не хотела думать о Сейбл. Не хотела думать о Юрии Рострове. Не хотела думать ни о чем, что имело отношение к этому отвратительному вечеру.

Господи, хоть бы Сезар прекратил начатый разговор, мысленно взмолилась она.

– Итак, – продолжил он, – как бы ты ее назвала?

Может быть, потаскушкой?

– Я не хочу говорить о Сейбл!

– Нет? Ну а ей очень хотелось поговорить о тебе, это уж точно. – Его голос изменился. В нем слышался вызов.

Как в тот раз, когда он впервые увидел ее и предложил подвезти. Тогда ей удалось убедить Сезара, что она не уличная девка, которая спуталась с бандой уголовников. Но сейчас Розалинда не собиралась снова оправдываться и уверять его, что раскаивается в собственной глупости!

– Ты всего лишь помогла ей в тот вечер «присматривать» за Юрием Ростровым – кажется, так ты это назвала. – В его голосе все еще слышался вызов. А также нотка презрения. – Неужели тебе не любопытно узнать, что она сказала о тебе?! А зря.

Она рассказала мне много интересного.

Розалинда уставилась на него.

– Что ты имеешь в виду? – неуверенно спросила она.

– Почему ты со мной, Розалинда?

– Что?

– Ты прекрасно слышала мой вопрос. Почему ты со мной? Что держит тебя здесь?

Он хотел услышать ответ. Нет. Ему было просто необходимо услышать ответ. Пришло время выяснить, что Розалинда Фостер значит для него – и что он значит для нее. Ему нужны ответы, и он получит их.

Девушка закусила губу, отводя взгляд в сторону.

– Нет никакого смысла говорить об этом. Ты сам прекрасно знаешь, почему я здесь, – ответила она.

– Неужели? А мне бы хотелось услышать это от тебя. Скажи, почему ты остаешься со мной, девочка?

В тот момент Розалинда точно знала, почему она здесь, рядом с Сезаром Монтарезом.

Потому что она еще не пресытилась им.

И неважно, что ей не удастся навсегда остаться с ним. Этого никогда не произойдет. Но Розалинда была уверена в одном – она та женщина, которую он хочет и которая хочет его.

Она приблизилась к Сезару. Ее грудь налилась от предвкушения наслаждения, уже проникавшего в ее кровь и разливавшегося по всему телу.

Кровь стучала у нее в висках, заглушая все звуки.

Сезар молча наблюдал за ней. Боже, эта фантастическая женщина полностью подчинила себе его волю. Когда она находилась рядом, он терял голову от страсти, забывая обо всем на свете...

Розалинда остановилась напротив него. Ее губы слегка приоткрылись, а длинные ресницы задрожали.

– Покажи мне, – сказал он. – Почему ты со мной?

Несколько бесконечно долгих секунд они стояли на месте, пожирая друг друга глазами, не в силах пошевелиться. Пламя страсти обжигало их обоих. Потом Розалинда резко закинула руки назад и расстегнула молнию на платье.

Платье соскользнуло вниз.

– Вот почему я здесь, – прошептала Розалинда. Только поэтому.

Еще какое-то мгновение Сезар стоял на месте не шевелясь, принимая ее вызов. Потом, не выдержав напряжения, сделал шаг вперед...

Они лежали в объятиях друг друга. Одежда валялась по всей комнате на ковре, на длинной софе, до которой они добрались, одержимые страстью.

Они ничего не говорили, словно все еще находились за пределами вселенной, не до конца понимая, что произошло. Розалинда уткнулась в его плечо, и Сезар еще крепче прижал ее к себе. Она слышала гулкие удары его сердца, неровное дыхание и в эти мгновения чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете.

– Боже, – невнятно пробормотал Сезар по-испански, доведенный до такого изнеможения, какого никогда раньше не испытывал, – что ты со мной делаешь?

Розалинда ничего не ответила, а только нежно прикоснулась губами к его груди. Они продолжали лежать в объятиях друг друга.

Сомнения не давали покоя Сезару. Конечно же, Розалинда доказала ему, что страстно желает его.

Но почему-то на этот раз ночь любви не принесла Сезару того чувства глубокого, безмятежного покоя, которое он всегда испытывал после слияния их тел и душ.

– Розалинда!

По правде говоря, Сезар не собирался начинать сейчас этот неприятный разговор, но в то же время не мог не начать его.

И снова Розалинда ничего не ответила, однако Сезар почувствовал, что ее тело напряглось, и он знал причину этого. Его нервы тоже были натянуты как струна.

– Что имела в виду Сейбл, говоря, что у тебя есть проблемы, которые я могу решить?

Розалинда вновь не проронила ни слова. На этот раз напряжение стало еще более ощутимо, чем прежде. Наконец-то она нашла в себе силы, чтобы ответить:

– Сейбл считала, что мне нужен мужчина. Она находила мое одиночество... неестественным.

Розалинда лгала. Сезар понял это сразу же. За те недели, что они провели вместе, он узнал ее достаточно хорошо.

Тяжесть снова сдавила его сердце.

Розалинда словно почувствовала это. Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

– Сезар... почему ты придаешь так много значения тому, что сказала тебе Сейбл? Я ведь объяснила, что она мне не близкая подруга, а просто знакомая, и больше ничего.

– Такая знакомая, что для нее ты даже согласилась «присматривать» за Юрием Ростровым?

В голосе Сезара снова слышался вызов. Это разозлило Розалинду. Черт бы побрал Сейбл и ее приятеля за то, что они отравляли драгоценные мгновения ее жизни с Сезаром.

– Я не хочу говорить ни о ней, ни о ее любовнике!

Но больше всего на свете Розалинде не хотелось говорить о своих собственных «проблемах», и в особенности об огромном долге Юрию Рострову.

Она чувствовала себя ужасно из-за того, что ей пришлось лгать Сезару. Но, черт возьми, почему он расспрашивает о том периоде ее жизни, который не должен иметь никакого отношения к их роману?!

Ведь правда, которую так стремится услышать Сезар, наверняка отравит их безмятежную жизнь и сделает ее невыносимой.

Розалинда направилась в ванную и закрыла дверь на замок. С отвращением посмотрев на свое отражение в зеркале, она сняла чулки и пояс и бросила их в угол. Потом встала под струю горячей воды.

Десять минут спустя Розалинда почувствовала себя немного лучше. Не надо было принимать все слишком близко к сердцу. И тем не менее она чувствовала себя виноватой в том, что произошло в ресторане. Именно из-за нее Сезар полез в драку с Ростровым, и это происшествие может изрядно подпортить его безупречную деловую репутацию.

Она виновата в том, что водит знакомство с такими девушками, как Сейбл, что влезла в долговую яму, из которой никак не может выбраться.

Из-за инстинкта самосохранения Розалинда прибегла ко лжи. Но ей больше всего не хотелось, чтобы реальные проблемы имели хоть какое-то отношение к ее роману с Сезаром Монтарезом.

А что в действительности связывает ее с Сезаром? – спросила себя Розалинда и сама же себе ответила: секс. Фантастический секс. Занимаясь с ним любовью, я получаю такое сексуальное удовлетворение, какое никогда раньше не получала. И вряд ли когда-нибудь получу. Секс, от которого я теряю голову, схожу с ума, который переворачивает все внутри меня.

Здесь было что-то большее.

Но дело не только в сексе, испуганно поняла Розалинда, удаляя ватным тампоном макияж с век.

Она испытывает к нему более глубокое чувство, чем простое влечение. Иначе почему она считает Сезара Монтареза самым потрясающим мужчиной в мире? И неважно, занимается ли он с ней любовью или нет? Почему она не может оторвать от него взгляд, а ее сердце начинает выпрыгивать из груди всякий раз, когда он заходит в комнату? Боже, ей достаточно просто смотреть на этого мужчину, восхищаясь им! Почему она упивается им, словно алкоголик с жадностью упивается виски? Почему мысль о том дне, когда Сезар Монтарез решит прервать с ней отношения, наполняет ее ужасом и заставляет чувствовать себя такой одинокой и несчастной?

Почему она снова и снова предается безнадежным мечтам о Сезаре Монтарезе, в которых она была рядом с ним в течение всей жизни, была матерью его детей?..

Потому что она влюбилась в него!..

Ватный тампон застыл в воздухе. Розалинда, как завороженная, уставилась на свое отражение невидящим взглядом.

Сердце, казалось, перестало биться, а кровь застучала у нее в висках, заглушая все звуки.

Нет!

Казалось, разум отказывался принимать доводы сердца. Нет! Она не влюблена в Сезара Монтареза!

Этого не может быть! Она не должна!

Речь никогда не заходила о таком серьезном, глубоком чувстве, как любовь! Ты можешь испытывать к нему страсть, восхищение, но только не любовь. Этого просто не может быть!

Однако именно это и произошло. Ты влюбилась в него, Розалинда Фостер.

Слова звенели у нее в ушах, заставляя терять самообладание. Розалинда изо всех сил старалась выкинуть их из головы, отказываясь признавать правду.

Но все ее попытки оказались тщетными. Сердце все больше и больше брало верх над разумом, подчиняя его себе.

Она влюбилась в Сезара Монтареза! В этом не может быть никаких сомнений. И теперь ей придется мириться с этим всю оставшуюся жизнь.

Осознание этого стало для Розалинды полной неожиданностью.

Она продолжала сидеть, тупо уставившись перед собой.

Я люблю его. Я люблю Сезара...

Время, казалось, замедлило свой ход, а потом и совсем остановилось. Розалинда не помнила, как долго она просидела в ванной комнате. Может быть, пару минут, а может быть, целую вечность.

Любовь заставила ее забыть о времени.

Все было бы отлично, если бы не одно крошечное препятствие.

Дело в том, что Сезар не любит ее.

Розалинда почувствовала озноб. Горькая правда тяжелым грузом легла на ее сердце. Сезар не любит ее.

А с какой стати ему влюбляться в нее? В их романе не было ни слова о любви. А как же иначе?!

Его связь с Розалиндой, впрочем как и с другими женщинами, не больше чем временное развлечение, которое не будет иметь продолжения. Совсем скоро ей на смену придет очередная красотка, которая вызовет у него интерес. И тогда Сезар без лишних колебаний скажет ей «прощай». И Розалинде не останется ничего другого, как безропотно уйти из его жизни навсегда.

Нет, Сезар никогда не полюбит ее... Ему вообще не нужна любовь... Поэтому он никогда не должен узнать о ее любви!

Решимость скрыть от Сезара свои чувства все больше и больше укреплялась в Розалинде. В конце концов, у нее нет другого выхода. Он никогда не узнает о том сильном, глубоком чувстве, которое она к нему испытывает. Наверняка Сезар не пришел бы в восторг, узнав, что она влюбилась в него.

Возможно, для него ее любовь стала бы даже в тягость. Такому мужчине не нужны подобные сантименты. От нее ему нужно совершенно другое. Например, постель и ни к чему не обязывающие отношения.

Нет смысла признаваться Сезару в том, что она любит его.

Во время ужина напряжение между ними немного спало. Розалинда чувствовала, что трапеза снова вернула все на круги своя, дала им обоим время, чтобы прийти в себя и выкинуть из головы неприятный инцидент с Сейбл и Ростровым.

Они беседовали об истории и о всяких пустяках, намеренно избегая говорить о том, что произошло в ресторане. Розалинде доставляло удовольствие обсуждать вещи, которые давным-давно канули в Лету и не могли больше причинить вред ни живым, ни мертвым.

– Скажи мне, – внезапно спросил Сезар, – почему ты не хочешь ехать со мной в Альгамбру?

Розалинда напряглась.

– Я.... Ну, я уже была там. Мне кажется, я с большим удовольствием побывала бы в других местах.

– А с кем ты там была?

Почему он спрашивает ее об этом? Почему он хочет, чтобы она рассказала ему о том периоде своей жизни, который провела с другим мужчиной?

Сезар чувствовал острую потребность знать об этой женщине все – все, без исключения. Даже о ее бывшем любовнике.

Может быть, тогда он перестанет терзаться ревностью и начнет строить свои отношения с Розалиндой Фостер с чистого листа.

– С человеком, который ушел из моей жизни и никогда больше не вернется. Однако воспоминания о нем причиняют мне боль даже сейчас, когда прошло несколько лет.

Сезар пристально посмотрел на нее.

– Если я не ошибаюсь, именно с ним ты приехала в Испанию? Вы вместе жили в Англии?

Она с трудом сглотнула комок, подступивший к горлу.

– Да. Сезар, к чему все эти расспросы?

– Потому, что я совсем не знаю тебя, Розалинда.

Его темные глаза наблюдали за ней.

Девушка опустила голову.

– В моей жизни не было ничего интересного, что заслуживало бы твоего внимания, поверь мне.

Я самая обыкновенная девушка. Единственное, что есть стоящего в моей жизни, – это ты, Сезар.

– Неужели? – Его голос звучал непринужденно.

Но это не обмануло ее. – Почему ты говоришь так, красавица?

– Потому, что это правда.

– Но почему я стал для тебя особенным человеком?

В его голосе слышались пытливые нотки. Еще один вызов. Розалинда ощутила, что снова приближается опасность. Нельзя допустить, чтобы Сезар узнал о тех чувствах, которые она к нему испытывает. Это приведет лишь к тому, что он немедленно удалит ее из своей жизни. Сезар Монтарез не просил ее влюбляться в него. Он хотел, чтобы она была услужливой, соблазнительной, нетребовательной.

О любви не может быть и речи.

– Сезар, я... я...

Голос Розалинды звучал глухо. Она почувствовала, что слезы затуманили глаза.

Розалинда попыталась подняться на ноги, но уже в следующее мгновение Сезар оказался рядом с ней и взял ее руки в свои.

– Красавица моя! – Его голос звучал нежно. Не плачь. Пожалуйста, прошу тебя, не плачь!

Розалинда глубоко вздохнула и покачала головой.

– Прости меня. Я не хотела. Мне очень жаль, что я доставляю тебе столько беспокойства. Но это был такой ужасный, отвратительный вечер...

Слава богу, она нашла в себе силы сказать по крайней мере это.

Сезар обнял Розалинду, крепко прижимая к себе.

– Пожалуйста, не плачь, красавица моя! Они не стоят твоих слез. Сейчас все уже позади, все кончено.

В его голосе была такая нежность, что Розалинде захотелось дать волю слезам. Но вместо этого она лишь еще крепче прижалась к нему.

– О, Сезар! – прошептала она, уткнувшись в его грудь. – Ты самый лучший, самый лучший мужчина в мире!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Боже, как приятно снова вернуться в Эль-Парайзо! Несмотря на то что путешествие в компании Сезара доставило Розалинде огромное удовольствие, она все же предпочитала проводить время в его уютных апартаментах. Там она чувствовала себя почти как дома.

Похожие чувства она испытывала к древнему кастильскому замку на холмах, который Сезар с такой любовью реставрировал. Розалинда полюбила замок с первого взгляда. Но Сезар связывал с ним свои мечты на будущее, а значит, ей нет места в нем.

В «Эль-Парайзо» она чувствовала себя в безопасности, вдали от ужасного мира Сейбл и Юрия Рострова. Здесь они не могли причинить ей вред.

После того, что произошло, они вряд ли вообще осмелятся переступить порог казино. Возможно, Сейбл по-прежнему с Юрием – хотя это казалось маловероятным. Что бы там ни было, Розалинде не хотелось думать о них, по крайней мере до тех пор, пока Юрий не потребует от нее выплатить долг. До тех пор она свободна от этого бандита, а значит, может получать удовольствие от жизни рядом с Сезаром Монтарезом.

Казалось, что Сезар выбросил из головы неприятный инцидент, который произошел в Марбелье.

Плохое настроение, в котором он пребывал, мало-помалу уходило, уступая место бодрому расположению духа. Казалось, он принял как должное тот факт, что Розалинда не хотела говорить о своей прошлой жизни, и больше не старался выяснять причины, по которым она жила с ним.

Что же касается Розалинды, то она старалась соответствовать всем его требованиям, никогда ничего не просила и выполняла капризы своего спасителя. Все ее усилия были направлены на то, чтобы сделать жизнь Сезара Монтареза как можно более безмятежной и счастливой.

Но, несмотря на это... отношения между ними изменились.

Или, скорее, она их изменила.

Розалинда прекрасно понимала, почему это произошло. Все дело в том, что она влюбилась в Сезара Монтареза.

Она изо всех сил старалась скрыть это, будучи уверена, что Сезар ужаснется, если узнает, что женщина, которая была лишь эпизодом в его жизни – благодарной, красивой, непритязательной любовницей, – влюбилась в него. Он не просил ее об этом. Наверняка ему было бы неприятно узнать о ее чувствах.

Розалинда хотела, чтобы Сезар получал от нее все, что хотел. Это позволит ей оставаться рядом с ним немного дольше, и поэтому она приняла решение никогда не навязывать ему свои чувства.

– Итак, ты все-таки сделала это! – В его голосе слышались одновременно веселые нотки и мягкий упрек.

– Ладно, не приставай! Я ведь здесь, не так ли?

Сезар постучал по часам, которые плотно прилегали к его запястью. Его тело блестело от пота.

Узкая майка и шорты обтягивали накачанные мышцы.

Розалинда распрямила плечи.

– По правде сказать, по утрам от меня мало проку. Пока не позавтракаю, я абсолютно бесполезна.

– Ну давай же, красавица, пробежка окончательно разбудит тебя. Ты и представить себе не можешь, как здорово провести утро на свежем воздухе.

Розалинда бросила на него косой взгляд.

– В этот час лучше всего посидеть на террасе и выпить кофе, а не бегать по аллеям.

Сезар разразился громким смехом и приблизился к ней. Но она понимала, что сейчас не время предаваться плотским утехам. Розалинда успела изучить привычки Сезара. Его единственное желание сейчас – принять горячий душ и заняться делами. У нее на утро тоже было полным-полно дел.

Сначала нужно пойти в прекрасно оборудованный гимнастический зал отеля, чтобы размять и разогреть мышцы, а потом ее ждал бассейн. Плаванье всегда было ее любимым видом спорта, и Розалинда с радостью пользовалась возможностью сделать пару заплывов в огромном бассейне отеля.

– Увидимся во время ланча, – кивнул Сезар.

В какой-то момент Сезару захотелось остаться и посмотреть, как будет разминаться Розалинда. Но, к сожалению, утром ему предстояла уйма дел. И начать придется с совместного проекта, который предлагал Питер О'Ханран. Идея создания элитарного гольф-клуба представлялась очень заманчивой и выгодной для обеих сторон, и чем скорее они примутся за ее осуществление, тем лучше.

Как только он вошел в свой кабинет, Мерседес, его секретарша, протянула ему чашечку кофе и положила на стол корреспонденцию.

Жизнь прекрасна! «Эль-Парайзо» приносит огромную прибыль, новые проекты кажутся более чем многообещающими, а реставрация замка продвигается быстрыми темпами. Скоро придет время серьезно задуматься над его внутренней отделкой.

Розалинда уже сделала несколько предложений по этому поводу, и они показались Сезару толковыми.

Розалинда...

Шариковая ручка, которой он делал заметки на полях отчета архитектора, повисла в воздухе.

Это еще одна причина, по которой жизнь казалась ему превосходной.

Сезар до сих пор не выяснил, что же в этой женщине такого особенного и как ей удается сделать его жизнь такой гармоничной и интересной. Розалинда Фостер – отличная собеседница, с ней можно поговорить на любые темы. Кроме того, она фантастически красива и потрясающа в постели! С тех пор как они вернулись в Эль-Парайзо, она стала еще более преданной и заботливой, более пылкой, более... Короче говоря, женщиной, которая обладала всеми достоинствами. Сама идея о том, чтобы расстаться с ней, казалась абсурдной. С какой стати разлучаться с женщиной, которая так идеально подходила ему во всех отношениях?!

А она действительно идеально подходила ему это уж точно. В ней было все, что ему хотелось видеть в женщине.

Но кто такая Розалинда Фостер? Сейчас этот вопрос интересовал Сезара больше всего. Несмотря на то что они много времени проводили вместе, Сезар почти ничего не знал об этой женщине. И это не на шутку беспокоило его. Но почему? Почему ему не давали покоя ее туманные и постоянные отговорки, когда речь заходила о прошлом? Он не имел права испытывать ревность к ее бывшим парням! Ему почти удалось примириться с мыслью, что Розалинда приехала в Испанию с любовником, а потом ей пришлось расстаться с ним, а может быть, это он бросил ее. Наверное, поэтому она не хотела возвращаться в такие места, как Альгамбра и Марбелья.

Марбелья. Его губы сузились в тонкую линию.

Теперь и для Сезара этот город был связан с неприятными воспоминаниями. Встреча с этим подонком Ростровым и его девкой едва не испортила все путешествие. Как здорово, что ему удалось одним ударом уложить его на лопатки.

Волна гнева снова окатила Сезара, стоило ему вспомнить, как этот подонок отозвался о Розалинде. Усилием воли он отогнал эту мысль. Какой смысл вспоминать, если в словах мерзавца не было ни капли правды!

А ты уверен?

Сомнения жужжали в его мозгу, словно надоедливые москиты. Он отгонял их прочь, но они возвращались снова и снова, атакуя его с новой силой.

Как много ты на самом деле знаешь о ней? Она не была девственницей, когда оказалась в твоей постели.

А с какой стати ей было беречь себя? Времена, когда женщины сохраняли девственность до первой брачной ночи, давным-давно прошли. А разве он сам когда-нибудь вел себя как монах-затворник?! Так с какой же стати Розалинда должна вести монашеский образ жизни? И не стоит упрекать ее в том, что она не делала этого. Она приехала в Испанию с любовником – это очевидно. Однако это вовсе не значит, что Розалинда вела беспорядочный образ жизни, и уж тем более она не принадлежит к тем продажным девкам, которые жаждут подцепить богатого мужика.

Но сомнения никак не хотели оставлять его в покое.

Сезару никак не выбросить из головы фразу, которую произнесла подружка Рострова. Как же она сказала? Сезар изо всех сил старался вспомнить эту проклятую фразу.

«С ее стороны было глупо гробить себя тяжким трудом, особенно после того, как однажды ей довелось вращаться в светском обществе!»

В уголках его глаз снова появились тонкие морщинки. В его памяти всплыл образ Розалинды в ту самую ночь, когда она сама пришла к нему в казино. На ней было элегантное платье, разительно отличавшееся от вульгарного наряда, который был на ней в тот вечер, когда она сопровождала Рострова и его компанию.

Тогда ее красота так поразила его, что он не мог ни о чем думать. В глубине души он праздновал победу, потому что в конце концов она сама пришла к нему. Но сейчас, прокручивая в памяти тот вечер, Сезар понял, что это платье не было с барахолки.

Как Розалинда, работая в кафе и получая мизерную зарплату, могла позволить себе такое платье?

Разумеется, не могла. Очевидно, когда-то она вела менее стесненный образ жизни. Слова Сейбл эхом раздались у него в голове:

«Однажды ей довелось вращаться в светском обществе...»

Но с кем?

Очевидно, с любовником. С мужчиной, о котором она не хочет говорить.

Кем бы он ни был, у него, бесспорно, водились деньги. Деньги для того, чтобы покупать ей дорогую одежду, вроде того черного вечернего платья. Деньги, чтобы позволить ей вести «светскую жизнь».

Ну и что?

Злясь на самого себя, Сезар постучал шариковой ручкой по поверхности стола. Черт возьми, разве преступлением было иметь богатого бой-френда, который мог покупать ей дорогую одежду?! О боже, разве он сам не осыпает ее подарками?! Сейчас у Розалинды полный гардероб шикарных вещей.

Неужели только это привлекает ее к нему? Нет, он не станет искать в своих отношениях с Розалиндой Фостер корыстную подоплеку. Она никогда не давала ему повода для сомнений.

Разумеется, она любит наряжаться, но ведь она не просила его покупать ей дорогие вещи. Более того, она раз и навсегда запретила ему дарить ей драгоценности и никогда не млела при виде какой-нибудь дорогой безделушки.

Нет, Сезар знал, что привлекало Розалинду в нем. Вовсе не его деньги, а он сам. Она доказала это в ту ночь, после проклятой сцены с Ростровым в Марбелье, когда он потребовал от нее объяснений. Каждым прикосновением своего божественного тела она доказывала, что остается с ним только ради него самого.

Достаточно вспомнить, как блестели ее глаза всякий раз, когда он смотрел на нее. Каждую минуту, которую они проводили вместе, Розалинда испытывала истинное удовольствие от общения с ним. Будь она даже хорошей актрисой, она не смогла бы так притворяться.

Розалинда Фостер остается с ним, потому что он ей нужен. Другой причины нет и быть не может.

Придя к такому выводу, Сезар снова приступил к работе.

– Сеньор Монтарез? Прошу прощения, но в приемной вас ждет посетитель, у которого не назначена с вами встреча. Могу я пропустить его?

Сезар неохотно оторвал глаза от баланса проекта с О'Ханраном. Мерседес стояла в дверях с извиняющимся видом.

– Кто же это может быть?

– Сеньор Ростров, – робко ответила девушка.

Сезар остолбенел. Он уже хотел было дать отрицательный ответ, но потом вдруг передумал. Это было бы неразумно. Ростров опасный тип, в этом сомневаться не приходилось. Однако Сезар не боялся этого мерзавца, особенно находясь на своей территории. Ростров не может позволить себе нарушать закон здесь, в Испании, ведь ему может грозить депортация или что-нибудь похуже.

Но что ему, черт возьми, понадобилось?

Был только один способ выяснить это.

– Проводи его ко мне, – распорядился он.

Несколько минут спустя бандит вошел в кабинет, тяжело дыша. Какое-то мгновение двое мужчин мерили друг друга взглядами. Выражение лица Сезара оставалось непроницаемым.

– Сеньор Ростров, – наконец произнес он.

Нежданный гость слегка кивнул головой и уселся на соседний стул, не дожидаясь приглашения, скрестив на коленях толстые пальцы с золотыми перстнями.

– Мне нужно уладить с вами одно дельце, это касается вашей... – Ростров выдержал паузу, а потом добавил, растягивая слово:

– ..женщины.

Сезар напрягся.

– Я щедрый человек, Монтарез, даже больше, чем вы ожидаете. – Он потер висок в том месте, на которое когда-то пришелся удар Сезара, словно желая убедиться, что Сезар правильно понимает смысл его слов. – Поэтому я не собираюсь усложнять вам жизнь. Если вы запали на темноволосую англичанку, пожалуйста, оставляйте ее себе. Но сначала давайте уладим одно дело.

Он полез во внутренний карман своего пиджака, вынул оттуда толстый сложенный листок бумаги и бросил его на рабочий стол Сезара.

Сезар почувствовал, что уровень адреналина в его крови резко повысился. У него возникло желание ударить Рострова по физиономии. Но он сдержал себя. Какое-то неведомое доселе чувство скрутило его внутренности, словно удав.

Сезар медленно придвинул бумагу к себе, развернул ее и быстро пробежал глазами. Затем снова поднял взгляд на Рострова.

Ростров ухмыльнулся.

– Ну и ну, так вы, кажется, ничего не знали о ее маленьком секрете? Даже не подозревали, что эта красотка увязла по горло в долгах, и, кроме того, эту сумму она должна не кому-нибудь, а мне! – Голос бандита звучал насмешливо и ехидно.

Он наклонился вперед, словно желая приблизиться к своей цели.

– Позвольте мне сказать вам все как есть. Эти шлюшки могут сколько угодно прикидываться приличными девушками, но одно не должно у вас вызывать сомнений – им нравится роскошная жизнь и они привыкли занимать деньги, чтобы как можно дольше наслаждаться ею! Только иногда они слишком много тратят, как, например, наша общая знакомая. Взяла кредит в несколько тысяч евро и не смогла расплатиться. Но я уладил для нее это дельце. А сейчас вы можете уладить его для меня. Разумеется, вам видней, стоит ли она такой суммы денег, но, если хотите, мы можем договориться. В конце концов, если вы согласитесь заплатить за нее, тогда она будет в долгу у вас! О, не беспокойтесь, она не спала со мной, чтобы рассчитаться. Откровенно говоря, она не в моем вкусе. Мне нравятся блондинки – как та, которая бросила меня после того неприятного вечера! И мне кажется, что здесь не обошлось без вашей помощи! – закончил он.

Сезар не обратил внимания на последнюю колкость Рострова. Его сейчас меньше всего волновал тот факт, что ему пришлось отстегнуть Сейбл приличную сумму денег, чтобы она убралась подальше. Сейчас ничто не имело значения – кроме листка бумаги, который он держал в руках.

Все еще находясь под впечатлением от услышанного, Сезар выдвинул ящик стола и достал ключ.

– Вы предпочитаете наличные, если я правильно понял? – машинально спросил он.

Ростров довольно улыбнулся. Его миссия была выполнена. Он получил свои деньги – и унизил Сезара Монтареза. Подумать только, этот мужчина полез в драку из-за женщины, которая столько времени дурачила его.

Сезар подошел к встроенному в стену сейфу, набрал код, открыл дверцу и, отсчитав необходимую сумму, молча протянул деньги Рострову.

Бандит засунул деньги в карман пиджака и поднялся на ноги. Его взгляд скользнул по кабинету Сезара.

– А вы неплохо здесь устроились, Монтарез.

Но, должно быть, это местечко все же порой приносит убытки... особенно когда я прихожу сюда. На его лице снова появилась довольная ухмылка. – Ну ладно, наслаждайся девчонкой, – язвительно посоветовал он. – Ты заплатил за нее. – И с этими словами ушел.

Сезар сел за рабочий стол.

Перед ним лежал листок бумаги, который швырнул ему Ростров. Сезар с ненавистью уставился на него. Подумать только, сколько горя и разочарования может принести какая-то бумажка!

Розалинде Фостер не может быть никакого оправдания.

Розалинда взяла флакон с шампунем и выдавила немного густой массы на ладонь, затем нанесла ее на волосы, слегка вспенивая прохладной водой.

Нужно снова подстричься, решила она. Втирая шампунь в кожу головы, она состроила гримасу.

Все эти бесконечные процедуры по ухаживанию за лицом и телом, возможно, необходимы, но, откровенно говоря, порядком ей надоели. Боже, к чему только ей не приходилось прибегать, чтобы выглядеть безупречно для своего возлюбленного. Порой казалось, что это занимает слишком много времени, и тогда у нее возникало желание послать все подальше и наконец-то расслабиться. Но это было невозможно. Розалинда не могла себе позволить такие поблажки. Все, от педикюра до стильной укладки волос, должно быть безупречно. Она старалась выглядеть сногсшибательно не для кого-нибудь, а для Сезара Монтареза.

Спустя полчаса Розалинда уже сидела перед зеркалом в спальне. Она осталась довольна результатами своих усилий. На ней был элегантный льняной костюм кремового цвета, который оттенял чуть загорелую кожу. Ее лицо было почти не тронуто косметикой, только немного туши и блеска для губ. Ей пришлось довольно долго повозиться с укладкой волос, но после неимоверных усилий ее прическа выглядела безупречно. Да, что ни говорите, сегодня она могла произвести наилучшее впечатление на кого угодно, включая Сезара Монтареза.

Розалинда взяла кожаную сумочку, разгладила юбку и, в последний раз заглянув в зеркало, направилась к двери.

Дверь распахнулась до того, как она успела подойти к ней.

– Сезар! – удивленно воскликнула девушка. Неужели я опоздала?!

Сезар закрыл за собой дверь.

Когда Розалинда подняла взгляд, то увидела, что вид у него необычно мрачный. :

– Сезар... что-нибудь случилось? – неуверенно спросила Розалинда.

Его темные глаза оставались непроницаемыми.

– Может быть, – произнес он наконец. Его голос был таким же холодным и далеким, как и его взгляд. – Ты потрудишься объяснить это?

Сезар вынул из внутреннего кармана пиджака сложенный листок бумаги и протянул ей.

Она взяла листок и, развернула его.

Кровь застучала у нее в висках.

– Ну, что ты на это скажешь?

Голос Сезара звучал напряженно.

– Как... как... ты узнал?

Она глубоко вздохнула, стараясь унять неистово колотившееся сердце.

– Сегодня утром мне нанес визит наш общий знакомый. Я имею в виду Юрия Рострова. По сравнению с нашей последней встречей он вел себя вполне цивильно. Но на этот раз... – Сезар выдержал небольшую паузу, – у него было ко мне деловое предложение.

Голос Сезара был холодным как лед.

Розалинда снова опустила взгляд на листок бумаги. Вот он, тот самый листок, на котором черным по белому напечатано, сколько денег она должна.

И кому должна! Цифра с несколькими нулями мелькала у нее перед глазами, отнимая последнюю надежду.

Она подняла глаза.

– Я не хотела, чтобы ты узнал об этом. – Ее голос прозвучал на удивление спокойно, хотя нервы были натянуты до предела.

Сезар горько усмехнулся.

– Неужели? Но тем не менее в ближайшем будущем мне все же предстояло узнать об этом, ведь так?

Розалинда уставилась на него, словно не понимая, что происходит.

На его лице застыла невеселая усмешка, от которой у нее по спине побежали мурашки.

– Должно быть, ты поняла, что сейчас, когда Ростров узнал, что ты находишься под моей опекой, он обязательно вернется, чтобы получить с тебя должок. И судя по тому, как я защищал твою честь в Пуэрто-Банус, ты наверняка представляла, что я раз и навсегда избавлю тебя от него, правда? – Презрение в его голосе заставило Розалинду содрогнуться. – А впрочем, это не имеет значения, – продолжал Сезар, пожимая плечами. – Теперь ты можешь вздохнуть спокойно, красавица моя, – я заплатил за тебя.

Оглушенная его словами, Розалинда воскликнула:

– Сезар, нет!

Он усмехнулся. Его колкая усмешка напоминала острое лезвие бритвы, которым провели по ее коже.

Розалинда отрицательно покачала головой.

– Сезар, прошу тебя, не обращайся так со мной!

Я правда сожалею, что все произошло именно так!

Я не хотела, чтобы это имело к нам хоть какое-то отношение! Я не хотела даже думать об этом!

– Неужели? Конечно, должок в семь тысяч евро такой незначительный, что о нем не стоит и думать! Так как же, позволь тебя спросить, ты намеревалась возвращать долг этому бандиту? У тебя оставался только один способ, правда? – В его голосе явно слышались нотки презрения. – И ты намеревалась воспользоваться им с самого начала.

Этот долг должен был заплатить я!

– Нет!

Его губы снова искривила жесткая усмешка, отнимающая у нее последнюю надежду.

– Сезар, прошу тебя, поверь мне! Я ни за что на свете не хотела, чтобы ты узнал об этом, а уж тем более платил за меня! У меня и в мыслях этого не было!

Розалинда смотрела на него умоляющим взглядом. Однако его лицо все еще оставалось замкнутым, с заметными признаками холодного безразличия. Но его глаза...

– Сезар... прошу тебя... – взмолилась девушка.

– Я слушаю тебя... – произнес он, растягивая слова.

Гнев охватил его. Он был дураком. Слепым идиотом! Как он мог подумать, что Розалинда Фостер не такая, как остальные женщины! Подумать, что она хочет его самого, а не его деньги. Да, настоящий болван! Но, видит Бог, этого больше не будет!

С него хватит!

– Мне нравится это, красавица. Мне нравится, что ты стараешься доставить мне удовольствие.

Ведь ты действительно хочешь ублажить меня, правда? Ты была самой неприхотливой, самой внимательной из тех женщин, которых я знал, самой .преданной и, разумеется... – издевка в его голосе ранила ее сердце, – самой страстной в постели.

Раньше я спрашивал себя, с чего бы это. Неужели я и в самом деле заслуживаю такой преданности?

Неужели я действительно могу пробуждать в женщине такую страсть? Признаюсь, в какой-то момент мне действительно показалось, что так оно и есть. В ту ночь, в Марбелье, тебе пришлось приложить массу усилий, чтобы заставить меня поверить, что ты со мной только ради меня самого! И твои доводы были убедительными, красавица, очень убедительными. Но, скорей всего, – продолжал он все тем же презрительным, тоном, – ты почувствовала опасность и испугалась, что твоя подруга Сейбл может выболтать твой маленький секрет. Как же она сказала тогда? Ах да, припоминаю:

«такой мужчина, как вы, – это решение всех ее проблем». А потом ты отчаянно пыталась убедить меня, что тебе лишь нужен мужчина. Но тебе, дорогая моя, следовало бы сказать немного иначе, его голос вдруг стал еще безжалостнее, – тебе нужен богатый мужчина!

Ком подступил к ее горлу, мешая ей дышать.

– Нет. Нет, Сезар, все было совсем не так!

– Тогда как же, Розалинда? – раздраженно прорычал он. – Разве ты не была рада заполучить богатого любовника? Ты ни на что не жаловалась, если мне не изменяет память! Ты получала удовольствие от жизни в роскошных апартаментах, от дорогих шмоток, которые я покупал тебе, от злачных мест, в которых нам приходилось бывать!

– Да... конечно же, получала! – Розалинда старалась отразить его атаку, но ее слова ударялись о стену непонимания и безразличия. – Однако я жила с тобой не ради этого! Мне нужен был ты – ты, Сезар! Вот единственная причина, по которой я до сих пор с тобой!

– Ах да, понимаю. – Сезар перевел дыхание. – Итак, ты хочешь сказать, что тебя удерживал только секс? Неужели это все, что тебе нужно в жизни?

Лишь хороший секс?

Его темные жесткие глаза пристально смотрели на нее, а Розалинда не решалась встретиться с ними взглядом. Она боялась, что в ее глазах Сезар увидит правду и поймет, почему она с ним. Ему наверняка не составит труда догадаться, что она безнадежно влюблена в него и бессильна что-либо сделать со своей любовью.

Даже сейчас, когда он выплескивал на нее всю свою злобу и презрение!

Сезар в свою очередь замечал, что она избегает его взгляда, чувствовал, что между ними вырастает стена лжи и недосказанности. Да, сегодня Розалинда Фостер нанесла ему удар, от которого он вряд ли когда-нибудь полностью оправится. Он не произносил ни слова, только в бессильном гневе смотрел на нее, и взгляд его горел ненавистью и презрением.

Его мир рухнул, когда он узнал правду о Розалинде Фостер.

Но почему это произошло?

Вопрос состоял не в том, почему она так мастерски обвела его вокруг пальца, словно какого-то молокососа, но почему, черт возьми, раскрытие правды причиняло ему такую боль?!

Ответ обрушился на него со всей силой, поражая в сердце.

Потому что тебе самому хотелось, чтобы она оказалась другой, только и всего! Ты строил фантазии на ее счет, спрашивая себя, что она значит для тебя, а главное – что ты значишь для нее.

Ну конечно же, ты был ей не безразличен, и в этом не может быть сомнений! Но она считала тебя простаком, который должен был оплатить все ее долги! И тебе некого в этом винить, кроме самого себя!

На него обрушилась очередная волна гнева, но Сезар снова поборол его. Черт возьми, с какой стати он должен испытывать злобу, боль, вообще какие-либо чувства к этой женщине? Разве она заслуживает этого?!

Розалинда снова заговорила, но Сезар молча прошел мимо. Он больше не мог оставаться здесь ни одной минуты. Было невыносимо слушать ее невнятное нытье, которым она пытается растрогать его сердце.

– Я пообедаю в городе, – резко сказал он. – И буду занят весь день. Не забудь, что сегодня вечером мы ужинаем с Хенриками. Я заеду за тобой в восемь часов. Будь готова. – Его голос звучал холодно и безразлично.

Сердце Розалинды сжалось от нестерпимой боли.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Розалинда почти весь день провела в салоне красоты. Казалось, это было единственное, что ей оставалось. Сначала она хотела пойти на пляж и побродить по побережью, чтобы хоть немного успокоиться, но потом передумала. Вряд ли ей удастся уйти от своих проблем.

Ей необходимо заставить Сезара выслушать ее!

Он должен поверить в то, что она никогда не хотела переложить на него свои денежные долги!

О боже, сейчас она должна деньги ему! Как же ей вернуть долг? Есть только один способ. Она попросит дать ей работу в «Эль-Парайзо» – официантки, секретарши, горничной. Все что угодно.

Она согласна на любую работу. И тогда мало-помалу она вернет ему долг, так же как собиралась вернуть деньги Сейбл, когда работала в кафе.

И может быть, как знать, тогда Сезар убедится, что она жила с ним не ради его денег...

Розалинда все еще была в кимоно, когда Сезар вошел в комнату. Стрелка часов едва ли перевалила за половину седьмого.

– Сезар! Ты рано. Я еще не готова!

Она старалась вести себя как можно более непринужденно, словно ничего не случилось. Нужно постараться забыть холодный, презрительный гнев, который Сезар выплеснул на нее, когда узнал правду о ее долгах Юрию Рострову.

– Для меня ты вполне готова, красавица.

Она бросила на него робкий взгляд. Его голос звучал вполне естественно. Розалинда выдавила из себя слабую улыбку, стараясь угадать его настроение по выражению лица.

После того, что произошло, у Сезара не было настроения шутить. Сейчас ему от этой женщины был нужен только секс, и больше ничего. И видит Бог, ей придется доставить ему удовольствие.

Пока Сезар находился в офисе, ему казалось, что рабочий день никогда не закончится. Пришлось провести несколько совещаний с менеджерами и обсудить текущие проекты. Бухгалтеры докладывали ему о каких-то цифрах, в то время как его голова была забита совершенно другими мыслями, далекими от работы. И вскоре он пришел к самому рациональному решению.

Наконец-то он нашел выход.

Надо признать, Розалинда Фостер возбуждала его. Возбуждала, как ни одна другая женщина, с которой он когда-либо спал. Очевидно, она очень старалась, преследуя свои собственные корыстные цели. Но теперь настал его черед попользоваться ею.

Так или иначе, он получит от нее то, что ему надо.

Секс. Вот что Сезар хотел получить от Розалинды Фостер. Он хотел эту женщину с того момента, когда впервые увидел ее в компании Юрия Рострова. Тогда он принял ее за дешевую уличную девицу. Ну что же, в конце концов он недалеко ушел от истины. Он ошибся лишь в определении «дешевая». Как ни крути, Розалинда Фостер влетела ему в копеечку.

Какое-то странное чувство зарождалось внутри него, но Сезар предпочитал не обращать на это внимания. Розалинда Фостер обошлась ему гораздо больше, чем несколько тысяч евро. Ему пришлось расплачиваться не только деньгами.

Сейчас настала ее очередь платить по счетам. И ей придется сделать это. Ведь Розалинда разбила вдребезги его надежды на то, что наконец-то он встретил женщину, которая не была похожа на меркантильных девиц, которые вечно увивались подле него.

Но, к сожалению, время показало, что она ничем не лучше их.

Боль пронзила его сердце. Сезар хотел разозлиться на нее, хотел возненавидеть ее, но у него ничего не получалось.

Он испытывал к этой женщине совсем иные чувства. И это бесило его, выводило из себя.

Сезар постарался выкинуть из головы тревожные мысли. Розалинда Фостер должна вызывать у него только одно чувство. Естественное и безопасное.

Желание. И больше ничего!

Они провели весь вечер на яхте «Аврора» в открытом море. Она принадлежала французскому миллионеру-промышленнику, который совершал круиз по Средиземному морю и недавно остановился в Эль-Парайзо. Это была роскошная вечеринка, на которой женщины щеголяли в стильных нарядах и драгоценностях. Красота Розалинды привлекала восхищенные взгляды мужчин и завистливые взгляды женщин. Женщины завидовали ей еще и потому, что она находилась в компании такого мужчины, как Сезар Монтарез. Розалинде часто приходилось сопровождать Сезара на подобные вечеринки, и он всегда испытывал гордость оттого, что она с ним. Но сегодня что-то было не так.

От Розалинды требовалось лишь мило улыбаться, вести непринужденную беседу, стараясь избегать двусмысленных взглядов мужчин, и не пить слишком много. В этот вечер шампанское лилось рекой, потом, за роскошным ужином, его сменили изысканные выдержанные вина. Розалинда украдкой взглянула на Сезара. Ей показалось, что он пил больше обычного. Как правило, он выбирал либо красное, либо белое вино, но сегодня пил и то и другое, кроме того, во время раута пропустил несколько стаканчиков бренди. – .

В глубине души Розалинда надеялась, что алкоголь поможет ему хоть немного расслабиться и у нее появится возможность серьезно поговорить с ним.

Однако ей еще долго пришлось ждать подходящего момента. Но вот наконец гости засобирались домой. Начать разговор в лодке, которая направилась в гавань Эль-Парайзо, было невозможно – на борту кроме них находилось еще несколько человек.

Наконец они вошли в казино. За карточными столами все еще было полно народу, хотя давно перевалило за полночь. Игорный бизнес процветал в «Эль-Парайзо» как нигде на всем побережье, принося огромные доходы его владельцу. Сезар повернулся к Розалинде.

– Я пройдусь по залам, а ты поднимайся наверх.

Он ушел. Какое-то мгновение Розалинда смотрела ему вслед, потом, слабо вздохнув, направилась к лифту.

Прошел по крайней мере час, прежде чем Сезар появился в дверях их апартаментов: К его приходу Розалинда уже успела раздеться и принять душ.

Сейчас она сидела на террасе, пытаясь прочитать хотя бы одну страницу какой-то книги. Вместо привычного шелкового кимоно она надела темно-синий халат и, поджав под себя ноги, удобно устроилась на кушетке. Пустая чашка стояла на маленьком столике.

Она услышала, как Сезар вошел в комнату и захлопнул за собой дверь. Потом подошел к бару и налил себе выпить, а потом, держа в руках стакан с виски, долго-долго смотрел на нее. Розалинда чувствовала на себе его пристальный, обжигающий взгляд. Ее нервы были натянуты как струна.

Она неуверенно подняла глаза.

– Пора ложиться, – сказал он.

Она сглотнула.

– Сезар, нам надо поговорить. Ты сам знаешь, что это необходимо.

Его губы растянулись в усмешке.

– Неужели? О чем же, позволь спросить?

В голосе слышались усталость и скука.

– О деньгах. – Ей было больно произносить это слово, но другого выхода не было. Ей пришлось начать этот неприятный разговор. – Я знаю, что ты очень зол на меня, но для этого нет повода.

Он сделал глоток виски, не сводя с нее пристального взгляда.

– Я совсем не зол на тебя.

Его голос все еще звучал безразлично и устало.

Розалинда закусила губу.

– Сезар, прошу тебя, не будь таким. Все совсем не так, как ты думаешь.

Совсем некстати комок подступил к горлу, затрудняя дыхание. В ее глазах стояли слезы, угрожая вот-вот хлынуть потоком, который уже ничто не сможет остановить.

Сезар не тронулся с места. Он продолжал смотреть на нее, держа в руках стакан виски.

– Не надо слез, Розалинда. Они одурачили меня в прошлый раз, в Марбелье, когда я пытался выведать у тебя правду. Тебе больше не удастся сделать из меня дурака. Так что прибереги этот прием для другого раза, договорились? – В его голосе не слышалось ни раздражения, ни гнева, только холодное равнодушие. Он сделал еще один глоток виски. Поэтому вытри глаза и иди в кровать.

– Сезар, прошу тебя...

Он медленно подошел к ней и поставил на столик стакан с недопитым виски. Его глаза были темными как ночь. Он взял ее руку в свою.

– Прекрати, Розалинда. Это ничего не даст. Нам хорошо вместе. Оттого, что я узнал правду о твоем долге и заплатил за тебя семь тысяч евро, ничего не изменится! Я не собираюсь бросать тебя из-за этого! Для меня это пустяковая сумма! Можешь даже не думать о ней! Давай раз и навсегда закроем эту тему. – Он помог ей встать.

Розалинда неуверенно посмотрела на Сезара и поняла, что ей не удалось достучаться до его души.

Он уже определил свое отношение к ней и вряд ли изменит его. Да, выбор у нее был невелик. Можно попытаться все объяснить, но в теперешнем расположении духа он наверняка не станет ее слушать.

Разумеется, она могла уйти, но где взять силы, чтобы порвать с этим мужчиной раз и навсегда?! И наконец, она могла остаться и попытаться пройти через это испытание. Может быть, действительно лучше сейчас закрыть эту тему. Пусть пройдет немного времени. Сезар успокоится, дай Бог, все станет по-прежнему. И как только она поймет, что Сезар больше не питает к ней презрения, то все объяснит и заставит его поверить ей.

Придя к такому решению, Розалинда направилась в спальню. Сезар последовал за ней, на ходу снимая смокинг.

– Нам обоим нужно принять душ, – резко сказал он.

– Я только что из ванной, – ответила девушка.

Его взгляд задержался на ней.

– Ну что ж, примешь еще раз.

Она робко улыбнулась.

– Хорошо.

Нужно было во что бы то ни стало ослабить невыносимое напряжение, которое установилось между ними. Они бесчисленное количество раз занимались любовью в душе, и это приносило обоим невероятное наслаждение. Но на этот раз они стояли под струей горячей воды и Сезар массирующими движениями наносил на ее тело гель для душа.

Он не произнес ни единого слова, не прикоснулся к ее обнаженной коже губами, просто проводил по ее телу мыльными руками, словно старался отмыть от чего-то. А потом вдруг прижал Розалинду к кафельной стене и вошел в нее. У нее перехватило дыхание, и ей пришлось ловить воздух ртом. Сезар был слишком возбужден и на какое-то мгновение полностью перестал контролировать себя. Когда все закончилось, они несколько минут молча стояли под струей воды не в силах пошевелиться.

Вдруг Сезар резким движением руки выключил воду.

– Вытри волосы, – сказал он, открывая дверь душевой кабины и передавая ей полотенце, после чего оставил ее одну.

Розалинда чувствовала себя какой-то потерянной, словно только что побывала на другой планете и сейчас не понимала, что происходит. Когда она вошла в спальню, Сезар был уже в кровати.

Убрав фен, Розалинда повернулась к нему лицом и заметила, что он снова возбужден.

– Иди сюда!

Его голос звучал глухо. Розалинда встала из-за туалетного столика и подошла к нему.

– Ложись в кровать.

Она отвернула простыню, чтобы лечь рядом с ним, но Сезар остановил ее, резко схватив за руку.

– Ложись, красавица, лицом вниз.

– Нет! – решительно заявила она и отдернула руку. – Нет, Сезар! Я не стану делать этого.

В его глазах появился дикий блеск.

– Ошибаешься, дорогая моя. Все будет так, как я захочу. А сейчас мне угодно, чтобы ты легла в постель именно так.

Розалинда сделала шаг назад.

– Я сказала «нет», Сезар.

Его челюсти были твердо сжаты, а блеск в глазах начинал пугать ее.

– Твой ответ должен быть «да». Это единственное слово, которое я хочу от тебя слышать. «Да, Сезар. Пожалуйста, Сезар. Все, что хочешь, Сезар».

По-моему, ради семи тысяч евро ты должна исполнять любой мой каприз...

В его голосе слышалась напряженная, едва сдерживаемая ярость. Ей стало страшно.

– Тот факт, что я должна кому-то деньги, не делает из меня преступницу! Я вообще не хотела, чтобы ты узнал о моих долгах! Мне никогда, слышишь, никогда и в голову не приходило заставлять тебя платить за меня хотя бы цент!

– Не хочешь, ну и не надо. – Сезар выслушал ее тираду, не моргнув глазом. – Тогда уходи, прямо сейчас. Иди и постарайся найти себе другого богатого любовника. Живя со мной, ты познакомилась со многими богатыми мужчинами, которые будут очень рады заключить тебя в свои объятия. Или, может быть, ты хочешь отправиться вслед за своей приятельницей Сейбл в Португалию? Вы могли бы работать на пару.

Его колкие слова ранили ее, словно лезвие бритвы.

Розалинде вдруг захотелось убежать, чтобы не слушать его. Она закрыла глаза, стараясь успокоиться. Гнев и негодование постепенно проходили.

Спустя полминуты она открыла глаза и встретилась с Сезаром взглядом.

– Я не позволю тебе испортить те волшебные мгновения, которые мы провели вместе, Сезар Монтарез! Это лучшее, что было в моей жизни. Я не рассказывала тебе о своих долгах только потому, что не хотела все испортить. Я знала, что наши отношения не будут продолжаться вечно и что скоро ты заменишь меня очередной красоткой. Я знала это с самого начала и не надеялась на что-нибудь большее. Если ты думаешь, что я провела с тобой все эти месяцы только ради твоего кошелька, ты заблуждаешься. Я не собиралась заставлять тебя платить по моим долгам. Мне это совершенно не нужно.

Розалинда умолкла. Сезар не сводил с нее пристального взгляда. Удалось ли ей достучаться до него? К сожалению, этого она понять не могла. Выражение его лица оставалось непроницаемым. На несколько секунд в комнате воцарилась мертвая, угнетающая тишина.

– Хорошо, – наконец произнес Сезар. – Просто отлично. Очень убедительно.

Ее сердце упало. Он не поверил ни единому ее слову. Все напрасно.

– Но ты была убедительна с самого начала. Ты так мастерски играла со мной, помнишь? Никогда ни о чем не просила. Заставила меня поверить в то, что отличаешься от женщин – охотниц за толстосумами, которых здесь полным-полно. Но позволь поинтересоваться, что бы ты стала делать, если бы Ростров явился сюда за своими деньгами? Наверняка выдумала бы душещипательную историю о том, как тебе пришлось одолжить семь тысяч евро у бандита. Как ты вообще додумалась одолжить столько денег? Может быть, богатый любовник, который привез тебя сюда, дал тебе почувствовать вкус богатой жизни, а потом бросил у разбитого корыта? Именно так оно и было, я прав? Ведь не зря же твоя подружка Сейбл так старательно пыталась намекнуть мне, что однажды тебе уже приходилось вращаться в светском обществе!

На его губах появилась насмешливая ухмылка.

– Ну что ж, благодаря мне ты снова стала вращаться в высших кругах, дорогая моя. И я уже сказал, что счастлив оказать тебе услугу и даже вернуть твой долг Юрию Рострову. И я на самом деле считаю, что пришло время отблагодарить меня за проявленную доброту. – Сезар снова похлопал рукой по кровати. – Поэтому подойди и отблагодари меня, милая моя Розалинда...

Снова в его глазах появился блеск – безжалостный, беспощадный. И когда Розалинда посмотрела на него, в ней умерла последняя надежда.

Не в силах больше терпеть унижение, она отвернулась и направилась к гардеробу. Она и сама толком не знала, что собирается делать. Главное, нужно поскорее одеться и уйти отсюда. Куда угодно. Больше ничто не имеет значения. Собравшись с силами, она распахнула дверцу гардероба.

– Что, черт возьми, ты собираешься делать?

– Я ухожу, – сообщила она сдавленным голосом, даже не смотря в его сторону.

Первое, что попалось ей под руку, были светло-кремовые брюки, и она, не раздумывая, схватила их. Краем глаза Розалинда видела, что Сезар вскочил с кровати и подлетел к ней. Девушка резко повернулась в тот момент, когда он сжал ее плечи.

– Ты никуда не пойдешь!

Розалинда отстранилась от Сезара, с трудом выдернув свою руку из его крепкой хватки, и принялась судорожно одеваться.

– Не дотрагивайся до меня! Слышишь, не прикасайся ко мне!

Сезар облокотился на створку гардероба.

– А как же быть с деньгами, которые ты должна мне?

Его голос звучал нагловато и грубо.

– Постепенно я верну тебе долг. Каждый месяц буду отдавать большую часть своей зарплаты. Я собиралась просить тебя о работе в казино, но сейчас... – Ее голос оборвался. Она больше не могла произнести ни слова.

Кроме того, ее ужасно тошнило, и с каждым мгновением тошнота все больше усиливалась.

Громко простонав, она побежала в ванную, зажимая рот рукой.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Когда рвота наконец закончилась, Розалинда почувствовала себя смертельно уставшей. Ей пришлось несколько раз прополоскать рот водой, чтобы хоть немного смыть противный кисловатый вкус.

Подняв голову, она взглянула на свое отражение в зеркале и ужаснулась. Перед ней стояла бледная как смерть женщина с темными кругами под глазами и распухшими губами. О боже, во что она превратилась!

Снова послышался громкий стук в дверь. Сезар стучался уже в сотый раз после того, как она заперла дверь в ванную.

Розалинда еще раз прополоскала рот и открыла дверь.

– Черт возьми... Что здесь происходит?! – завопил он, врываясь в ванную комнату и смотря на нее с тревогой. Он выглядел осунувшимся и измученным.

– Должно быть, я отравилась чем-нибудь, – невнятно пробурчала она, чувствуя слабость и головокружение. Внезапно ее ноги подкосились, и она чуть не упала.

Сильные руки Сезара подхватили ее. Она прижалась к его широкой груди, пока он нес ее в спальню, где бережно уложил на кровать. Комната кружилась у нее перед глазами, и в какой-то момент ей показалось, что вот-вот снова начнется рвота. «О Боже, не допусти этого!» – взмолилась она.

– Тебе надо выпить воды, – сказал Сезар. Он ни на секунду не сводил с нее глаз, но его взгляд по-прежнему оставался непроницаемым.

Он направился в ванную и вернулся оттуда со стаканом воды.

– Я вызвал врача из отеля. Он придет с минуты на минуту.

Розалинда хотела было отрицательно покачать головой, но даже на это у нее не было сил.

– Скоро со мной все будет в порядке. Я уверена, это легкое отравление.

– Возможно, так оно и есть.

В комнате снова воцарилась неловкая, угнетающая тишина, словно им не о чем больше было говорить.

Вскоре пришел доктор. Он не проявил недовольства по поводу того, что его вызвали в такой поздний час, так как привык иметь дело с богатыми пациентами, которые требовали постоянного внимания в любое время суток.

Сезар вышел из спальни, оставив их наедине.

Врач превосходно говорил по-английски и перешел на ее родной язык сразу же, как только вошел, хотя Розалинда поздоровалась с ним по-испански.

Она в двух словах рассказала ему о том, что произошло. Врач молча выслушал ее, потом взглянул на нее из-под очков и спросил:

– Скажите, сеньорита Фостер, когда у вас в последний раз были месячные? Я имею в виду, не было ли у вас задержки?

Сезар стоял на террасе. Его руки сжимали железную балюстраду, плечи сутулились. Он смотрел невидящим взглядом поверх верхушек пальм на море.

Он не позволял себе думать о Розалинде. Она не стоила этого. Он горько усмехнулся. Да, нельзя не признать, что из нее могла бы выйти великолепная актриса! Этот ее жест, когда она притворилась оскорбленной, а потом вдруг бросилась в ванную, замечательный ход, чтобы вызвать сочувствие. Какой прекрасный предлог, чтобы остаться у него дома! Нет, Розалинда Фостер не заслуживает ничего, кроме презрения.

Выйдя из спальни, врач откашлялся, желая оповестить своего патрона, что осмотр закончен. Сезар подошел к нему.

– Ну что? – спросил он.

– Я выписал мягкое болеутоляющее средство.

Сегодня ночью ее не нужно беспокоить, – сказал врач, не поясняя, что он под этим имел в виду. – Я приду утром, чтобы еще раз осмотреть ее. Спокойной ночи, сеньор.

Сезар кивнул и проводил доктора до дверей.

Ему нужен был свежий воздух. Он не мог оставаться в квартире. Неужели она и врача обвела вокруг пальца? Он знал, что выходить ночью в открытое море на прогулочной лодке небезопасно. Но в тот момент его это мало беспокоило. Он хотел одного уплыть подальше от всех проблем и хоть немного привести свои мысли в порядок. Сезар вышел из дома и направился к причалу.

Над Средиземным морем забрезжил рассвет.

Проведя несколько часов в открытом море, Сезар продрог до костей.

Он направил лодку к гавани и пришвартовался.

Как не хочется, но надо возвращаться домой!

Сезар вошел в свои апартаменты и замер. Что-то изменилось. Он не сразу догадался, что именно.

И только войдя в спальню, все понял.

Розалинда ушла.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Путешествие автобусом домой, в Англию, показалось Розалинде бесконечно долгим. Все ее тело оцепенело от долгого сидения.

Она скверно себя чувствовала и временами испытывала тошноту. В дороге это стало для нее настоящей проблемой. Ей с трудом удавалось сдерживать приступы рвоты до очередной остановки автобуса. Зато боль отвлекала ее от грустных мыслей.

Она покидала Испанию. И, скорей всего, навсегда.

Прошло три года с тех пор, как она уехала из Англии. В то время как автобус уносил ее на северо-восток через всю Европу, на нее нахлынули воспоминания о том, как она улетала из Англии – путешествуя первым классом.

Говорят, время лечит. Неужели боль, которую она испытывала сейчас, когда-нибудь притупится?

Нет смысла сожалеть об отъезде. У нее не было другого выхода. К сожалению, ей не удалось достучаться до сердца Сезара. Она не смогла убедить его в том, что у нее и в мыслях не было прибрать к рукам его деньги и с их помощью решить свои проблемы. Она уехала потому, что утратила последнюю надежду убедить Сезара поверить ей.

Ее рука машинально скользнула к животу и погладила его.

Сначала Сезар думал, что Розалинда вернется в «Эль-Парайзо» Ведь она ничего не взяла из одежды, которую он покупал ей. Куда же она могла пойти? Кто знает, каких друзей и знакомых она завела здесь, в Испании? Ее жизнь всегда была окутана тайной, так что она могла находиться где угодно.

Наверняка сначала она предпочтет лечь на дно, чтобы выждать время, а потом в один прекрасный вечер появится в казино, выглядя на миллион долларов, под руку с очередным толстосумом.

Да, она здорово обвела его вокруг пальца! А сейчас, может быть, рассчитывает на то, что он будет мучиться от ревности.

Сезар цинично усмехнулся. Возможно, Розалинда Фостер все-таки поняла, что зашла слишком далеко в своей игре.

Он нанес ей хороший удар, сам спровоцировал ее на побег. Ей ничего не оставалось, если она не захотела принять его правила игры.

Но кого ты пытаешься обмануть, Сезар Монтарез?! Разве твое тело не говорит тебе обратное, когда долгими бессонными ночами оно тоскует по Розалинде Фостер?! Подумать только, всего лишь за несколько месяцев она стала для него такой дорогой и желанной! Да, что ни говори, забыть ее он не может.

От злости на себя Сезар проскрипел зубами.

Нужно заставить себя во что бы то ни стало выбросить ее из головы, не предаваться глупым воспоминаниям. Нежная, страстная и преданная Розалинда существовала только в его фантазиях. В действительности она оказалась корыстной и лживой потаскушкой!

В честь открытия гольф-клуба О'Ханрана организаторы устроили празднество. Целая группа известных игроков в гольф прилетела на открытие.

Шампанское лилось рекой, столы буквально ломились от изысканных деликатесов.

Пэт О'Ханран подошел и дружески похлопал Сезара по плечу.

– Ты можешь гордиться, мой мальчик. Наше детище выросло за рекордно короткие сроки. – Он довольно рассмеялся. – За работой время летит незаметно, правда?

Он снова похлопал Сезара по плечу и, извинившись, вернулся к своей жене.

Решив немного побыть в одиночестве, Сезар направился к бару. Внезапно до него долетели звуки громкого знакомого смеха. Смеялась женщина, которая, забравшись на высокий стул за стойкой, положила руку на коленку мужчины. На вид ему было около семидесяти. Явно богатый американец.

В этот момент женщина обернулась, и Сезар недовольно скривил губы.

Сейбл!

– Привет! – воскликнула она. – А я думала, мне показалось, будто видела тебя здесь! Рада, что не ошиблась?

Сезар сжал губы. Только этого ему не хватало!

– Привет, Сейбл, – тяжело вздохнув, поздоровался он. – Неужели в Португалии для тебя не нашлось достопримечательностей?!

Девушка громко захихикала и прижалась к своему пожилому спутнику.

– Напротив! – воскликнула она, смотря на него блестящими глазами. – Знаешь, а ведь ты оказал мне огромную услугу, когда отправил в эту прекрасную страну. Бедняга Хайрам буквально умирал со скуки. Само собой, я решила привнести в его жизнь немного радости и веселья! – С этими словами она поцеловала морщинистую щеку своего спутника, и тот расплылся в довольной улыбке. А где Розалинда?

Губы Сезара сжались еще сильнее.

– Мы разошлись несколько месяцев назад, – ответил он. Поймав на себе взгляд бармена, он сделал заказ.

– Ах, вот как! – воскликнула Сейбл с придыханием. – Чертовски жаль Розалинду. А я ей завидовала. И как же случилось, что вы разошлись?

– Ну что ж, – отозвался Сезар. – Именно благодаря тебе все произошло именно так. Помнишь тот злополучный вечер в Пуэрто-Банус?

Она ошарашенно смотрела на него, словно не понимая, о чем он говорит.

– Когда ты уложил Юрия? Помню. А я-то здесь при чем? Я ни за что на свете не хотела портить ей жизнь!

Он иронично улыбнулся.

– Ты на многое открыла мне глаза. Заставила меня осознать, что Розалинда Фостер не такая уж простая, как может показаться на первый взгляд.

– На что ты намекаешь? – озадаченно спросила Сейбл.

Сезар пожал плечами.

– В тот злополучный вечер я еще не знал, что Розалинда должна Рострову такую огромную сумму денег.

Ее глаза расширились от удивления.

– Черт возьми, я же велела ей как можно быстрее посвятить тебя в правила игры, чтобы ты мог уладить ее проблемы с Юрием! Какая грустная судьба у этой девочки! – Она посмотрела на Сезара сощуренными глазами. – Только не говори мне, что ты оказался скрягой и не захотел заплатить ее долг Юрию. С твоими-то бабками! Бедняжка Розалинда, она ведь пережила такие ужасные времена!

Она на самом деле заслуживала щедрого мужчины, который избавил бы ее от всех неурядиц. Когда я увидела вас вместе, то подумала, вот наконец-то она нашла то, что нужно! А ты еще поливаешь ее грязью! Это и в самом деле подло с твоей стороны!

Сезару не понравились ее обвинения.

– Сейбл, может быть, для тебя это конец света, когда богатый мужчина бросает тебя, но...

Она положила ему руку на грудь, не дав закончить фразу.

– Так ты правда ничего не знаешь? – спросила она.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Розалинда отжала тряпку и принялась мыть старый деревянный пол в маленькой кухоньке. Как сильно она ни терла, пол все равно казался грязным. Но Розалинде грех было жаловаться. Совет по социальной поддержке очень быстро рассмотрел ее прошение, несмотря на длинный список ожидающих, и эта маленькая однокомнатная квартирка стала для нее настоящим подарком. Конечно же, она была совсем маленькой, но так было даже лучше. От нее потребовалось бы немало усилий, чтобы содержать большую квартиру в чистоте.

Кроме того, наверняка бы увеличились расходы на ее содержание. А с деньгами у нее было туго, особенно когда появилось крохотное существо, которое целиком заполнило ее жизнь.

Роскошные апартаменты всплыли в ее памяти.

Она вспомнила старинный замок, расположенный высоко на холмах среди бурной растительности.

Когда она жила с Сезаром Монтарезом, они много путешествовали. Один номер люкс в пятизвездочном отеле сменялся другим. Но теперь это все в прошлом, поэтому лучше выкинуть из головы воспоминания и постараться забыть этот короткий эпизод жизни, словно его никогда и не было.

Несмотря на то что Сезар так жестоко обошелся с ней, ей все еще его не хватало. Одному богу известно, сколько раз она плакала навзрыд, уткнувшись в подушку.

Она больше никогда не увидит его. Ей придется научиться жить с мыслью о том, что мужчина, которого она любила больше всего на свете, презирает ее, считает падшей женщиной!

Почему любовь не может просто умереть, не может просто превратиться в прах?

Нет, такое чувство так просто не умирает. Любовь к Сезару глубоко пустила корни в ее сердце, стала частью Розалинды.

Раздался звонок в дверь.

Скорей всего, это соседка Джейн, подумала она.

Она то и дело приходила к Роз, чтобы пожаловаться на свою жизнь. У нее уже вошло в привычку приходить к ней и, развалившись на диване, выпивать по несколько чашек чая с печеньем. При этом она постоянно твердила о том, что собирается сесть на диету и сбросить лишний вес. Иначе, мол, ей никогда не удастся подцепить стоящего парня.

В дверь снова позвонили. Похоже, Джейн не собиралась уходить. Розалинда выпрямилась и, бросив тряпку в ведро, направилась к двери.

Повернув ключ в замке, она все же оставила дверь закрытой на цепочку.

– Джейн, прости, но ты выбрала не самое лучшее время для визита, – начала Розалинда.

Ее голос оборвался. В узкий проем между дверью и порогом она увидела, что перед ней стояла вовсе не соседка.

Сердце, похоже, перестало биться, а ноги отказались слушаться. Розалинда беспомощно прислонилась к стене.

– Розалинда! Мне нужно поговорить с тобой!

Какое-то время она продолжала смотреть на гостя в упор, словно не веря собственным глазам.

Потом дернула дверь на себя, чтобы вытащить цепочку из засова. Сначала Сезар продолжал удерживать дверь, опасаясь, что она захлопнет ее у него перед носом, но, поняв, что у Розалинды другие намерения, убрал руку.

Дверь распахнулась.

Да, перед ней стоял Сезар Монтарез собственной персоной. Он был такой же привлекательный, каким она видела его в последний раз. Вот только лицо похудело.

– Могу я войти?

В его голосе слышалось едва сдерживаемое беспокойство. Нервная жилка дергалась на скулах.

– Могу я войти? – повторил он свой вопрос.

Розалинда отрицательно покачала головой, не произнося ни слова, словно лишилась дара речи.

Ее мысли все еще путались, но одно она знала наверняка – она не должна впускать его в квартиру, не должна впускать его в свою жизнь.

В его карих глазах застыла боль. Такой взгляд бывает у человека, который пережил большую потерю.

– Мне нужно поговорить с тобой, – сказал Сезар, не сводя с нее темных глаз;

– Если это насчет денег, – пробормотала она, то ты зря приехал. К сожалению, сейчас у меня нет возможности вернуть тебе даже малую часть долга. Но можешь не беспокоиться, я не забыла о том, что должна тебе. Будь уверен, ты получишь свои деньги.

Она увидела, что Сезар содрогнулся.

– Послушай, сейчас не самое подходящее время. По правде говоря, у меня полно дел, поэтому тебе лучше уйти.

Из комнаты раздался мяукающий звук.

Розалинда напряглась, а Сезар удивленно посмотрел на нее.

– Ты завела кошку?

Она отвернулась.

– Да. Послушай, я же сказала, сейчас не очень удобно. Поэтому тебе лучше...

Она не успела закончить. Мяуканье превратилось в плач.

Сезар ворвался в квартиру словно ураган, готовый смести все на своем пути.

– Боже мой! – простонал он, застыв в дверях комнаты.

Поняв, что объяснение неизбежно, Розалинда прошла мимо него и приблизилась к детской кроватке, которая стояла рядом с ее кроватью.

Плач раздался снова.

– Все в порядке, котенок. Мамочка уже здесь.

Она взяла ребенка на руки и принялась убаюкивать его. Плач тут же прекратился.

Розалинда в упор посмотрела на Сезара.

– Не беспокойся, это не твой ребенок. По дороге сюда я подцепила богатого парня, который и стал отцом моей крохи.

– Не говори так, – взмолился Сезар.

Девушка пожала плечами.

– А почему нет? Это вполне могло бы быть правдой.

Он побледнел.

– Ты не собиралась ставить меня в известность?

Розалинда снова в упор посмотрела на него.

– Нет, – решительно произнесла она.

– Почему?

– Ты спрашиваешь, почему нет?! Ты уже и так выложил за меня семь тысяч евро. Этого вполне достаточно для содержания ребенка. Кроме того, совсем скоро я смогу вернуться к работе. Комитет по социальной защите помогает мне. Вот, даже квартиру выделили. Не беспокойся, в свидетельстве о рождении не указан отец. Никто не придет к тебе, чтобы клянчить деньги.

Сезар опешил, лишившись дара речи. Молчание продолжалось до тех пор, пока малышка не завопила во все горло, требуя немедленного кормления.

– Она хочет есть, – сказала Розалинда. – Мне нужно ее покормить. Если у тебя все, не стану тебя задерживать...

Розалинда знала, что ей во что бы то ни стало нужно сохранять спокойствие. Будет нервничать, может потерять молоко. Она присела на диван и, распахнув халат, поудобнее уложила малышку. Девочка взяла грудь и сразу успокоилась. Розалинда погладила крошечную головку дочери и что-то зашептала ей.

Сезар все еще стоял посреди комнаты.

Розалинда почувствовала, что ее силы на исходе. Напускное спокойствие убывало с каждой секундой, уступая место смятению.

Сезар все еще смотрел на нее в недоумении.

И неудивительно. Что еще может испытывать человек, обнаруживший, что у него есть ребенок, о существовании которого он не подозревал?

– Тебе больше нет нужды задерживаться, – произнесла она безразличным голосом. – Я не собираюсь выдвигать тебе никаких требований. И как только смогу снова приступить к работе, то сразу же начну откладывать деньги, чтобы вернуть тебе долг.

На его лицо легла тень.

– Мне пришлось нанять детективов, чтобы разыскать тебя, – сообщил Сезар низким, напряженным голосом.

Розалинда состроила гримасу.

– Я и не предполагала, что тебе так сильно хочется вернуть свои деньги.

Он стиснул зубы. На его скулах снова дернулась нервная жилка.

– Знаешь, как мне удалось разыскать тебя? С помощью записей регистрации населения. Рождения, браки... смерти. – Его лицо исказилось от боли. Почему? Почему ты ничего мне не сказала? Почему?

Розалинда снова погладила донку по голове, прижимая к себе крошечное тельце, в то время как малышка с аппетитом сосала грудь.

– Как я могла? – наконец произнесла она. Ее голос все еще звучал как-то отдаленно. – Ты ведь сказал, что можешь держать пари, что я выдумаю какую-нибудь слезливую, душещипательную историю.

Сезар сжал кулак и резко ударил рукой о стену, не на шутку испугав Розалинду. На его лице застыло выражение боли и раскаяния.

Девочка вздрогнула и перестала сосать. Розалинда погладила ее по щечке и снова дала ей грудь.

– Я думал, что ты приехала в Испанию с богатым любовником, а потом он бросил тебя. Естественно, тебе не хотелось отказываться от привычного образа жизни, и именно поэтому ты наделала столько долгов. Прости, я... не знал всей правды, с горечью признался он, и его голос оборвался. Но спустя несколько секунд ему удалось взять себя в руки, и он продолжил:

– Расскажи мне... что с тобой произошло на самом деле. Может быть, мне удастся понять... да и тебе самой станет легче...

Несколько секунд Розалинда не произносила ни слова, глядя на свою дочку. Такую крошечную, такую беспомощную. Подумать только, несколько месяцев назад она была совсем не готова стать матерью и поначалу даже испугалась. Сможет ли она выдержать испытание, которое приготовила для нее судьба? Сможет ли быть хорошей матерью для этой крошки, ставшей для нее самым дорогим существом на свете?

Медленно, запинаясь, Розалинда начала рассказ о своем детстве и юности.

Она не знала отца. Он отказался помогать ее матери, даже когда она пришла к нему в офис и умоляла оказать ей поддержку. Ее просто-напросто выставили за порог, заявив, что ей придется доказывать его отцовство через суд. Розалинда постаралась забыть о существовании этого мерзавца.

Когда Розалинда была маленькой, ей отчаянно хотелось иметь волшебную палочку. Она мечтала, что однажды к ним прискачет рыцарь в блестящих доспехах, влюбится в ее мать и увезет их обеих в волшебную страну, где они смогут стать самой счастливой семьей на свете. Но к ее великому сожалению, никто не заходил в их домик, расположенный на север от Лондона. Розалинда работала секретарем в управе, а мать – продавщицей в местном магазине.

Розалинда знала, что никогда не сможет оставить свою мать. Разлука с дочерью глубоко бы огорчила пожилую женщину, отняла бы у нее единственный смысл жизни.

И они жили вполне счастливо вдвоем до тех пор, пока в жизни Розалинды не появился Барри.

Любой парень в округе считал за честь пройтись с ней по главной улице или сходить на вечерний сеанс в кино. Но ни одного из них Розалинда не принимала всерьез – до Барри. Барри работал в шикарном автосалоне, расположенном в более престижном соседнем районе. Он был старше ее и казался Розалинде утонченным и обходительным.

Когда девушке исполнился двадцать один год, ему наконец удалось затащить ее в постель. Однако он не пришел в особый восторг, когда обнаружил, что она девственница. По его мнению, с опытными женщинами гораздо интересней. Тем не менее он не спешил расставаться с ней. Когда ему предложили должность управляющего выставочным залом компании в Мидленде, он предложил ей поехать с ним. Он даже сделал ей предложение руки и сердца, потому что, по его мнению, она принадлежит к типу именно тех женщин, которые подходят на роль жены и хранительницы очага. Откровенно говоря, Барри был рад, что у него появилась возможность переехать в Мидленд. Ему хотелось увезти Розалинду подальше от ее матери, которая казалась ему занудливой, противной старухой.

Но Розалинда не успела ответить на его предложение. Как раз в это время ее мать сильно заболела. Диагноз, который поставили врачи, оказался неутешительным. Девушка чувствовала себя виноватой из-за того, что слишком увлеклась романом с Барри и не заметила, что ее мать чувствует себя не совсем хорошо. Если бы она не витала в облаках и не бегала на свидания с этим парнем, то наверняка бы поняла, что ее мать пытается скрыть свою болезнь, и заставила бы ее обратиться к врачу намного раньше.

Химиотерапия оказалась страшным испытанием. Процедуры длились несколько месяцев. Мама сильно похудела. А однажды врач сообщил Розалинде, что жить ее матери осталось год, не больше.

В тот момент Розалинда и приняла решение, которое повлияло на всю ее дальнейшую жизнь.

Девушка оставила работу секретаря и разработала подробный план дальнейших действий. Ее подруга Сандра стала ее единственной помощницей.

Ей удалось продать всю мебель и собрать довольно приличную сумму. Кроме того, Розалинда сняла со своего банковского счета все сбережения и обзавелась кредитной карточкой.

Когда мать выписалась из больницы, у Розалинды все было готово – куплены билеты на перелет первым классом в Испанию, забронированы номера люкс в пятизвездочном отеле в Марбелье.

Ее бедная мамочка должна провести свои последние дни в самой лучшей обстановке и не нуждаться ни в чем.

Пусть последние месяцы жизни она проживет в роскоши и комфорте. И неважно, во сколько это обойдется.

В те дни Розалинда особенно нуждалась в поддержке Барри. Но, к сожалению, он не оправдал ее надежд. Этот парень заявил, что она окончательно лишилась рассудка, раз выбрасывает столько денег на умирающую старуху, которая все равно долго не протянет.

Но, несмотря на все его протесты, Розалинда влезала в долги и брала ссуды в банке, ни о чем не жалея. В те дни они действительно вели роскошный образ жизни, делали покупки в дорогих бутиках, останавливались в лучших отелях, обедали и ужинали в самых лучших ресторанах. За несколько месяцев они объехали все южное побережье Испании, побывали во всех местах, которые всегда мечтала увидеть ее мать.

Альгамбра стала последним местом, которое они посетили. Местом, с которым связаны воспоминания о тех днях, что они провели вместе прежде, чем наступил конец.

Она умерла на руках дочери, в монастырском хосписе, где провела последние несколько недель перед кончиной.

Воспоминания давно минувших дней всплывали в памяти Розалинды, словно все эти страшные события произошли только вчера.

После рождения дочери у Розалинды появился новый смысл жизни. Она прекрасно понимала, что впереди ее ждет много трудностей, в том числе и материальных, но это ее не волновало. Она сумеет все преодолеть ради этого крошечного существа, которое любила больше всего на свете. И не важно, что у ее дочурки не будет отца, ведь она сама выросла без отца.

Единственное, о чем сожалела Розалинда, – это то, что с ней рядом не было матери. Она так и не увидела внучку, не смогла подарить ей свою любовь и нежность.

– Я назвала ее Мишель. В честь мамы.

Сезар внимательно выслушал рассказ Розалинды, и когда она закончила, у него в глазах стояли слезы. Ему потребовалось несколько минут, чтобы взять себя в руки.

– Когда я проверил регистрации смертей, то нашел запись о твоей матери, – сказал он. – Тогда я поехал в тот хоспис, где она умерла. Сестры хорошо помнят твою мать. Тебя они тоже не забыли. Помнят, с какой любовью и преданностью ты ухаживала за больной, помнят твое горе. Я заказал по ней панихиду. Надеюсь, что ты не стала бы возражать.

Я восхищаюсь тобой, Розалинда. Ты поставила на карту свою жизнь ради умирающей матери.

Тяжелый ком сдавил ее горло.

Сезар подошел ближе и склонился над ребенком.

– Можно мне на нее посмотреть?

Его длинные пальцы осторожно прикоснулись к крошечной головке, покрытой темными шелковистыми волосиками. Розалинде показалось, что его рука слегка дрожит.

При виде этого осторожного и нежного прикосновения Розалинда напряглась. Она отчаянно старалась воздвигать все новые и новые преграды на пути к своему сердцу, но все ее усилия пропадали даром. Одним своим прикосновением, одним нежным взглядом Сезар уничтожал все препятствия и вновь завоевывал ее сердце.

Сезар не сводил с нее пристального взгляда, в то время как его сердце сжималось от боли.

Моя дочь...

На него нахлынули чувства: боль, радость, гордость – все сразу.

Что-то капнуло ему на руку. Он поднял взгляд.

– О боже! Розалинда...

Сезар обнял ее и крепко прижал к себе.

– Не плачь. Только не это! Прошу тебя, не надо плакать.

Но Розалинда не могла остановиться. Стремительный непрекращающийся поток слез, которые ей приходилось сдерживать целый год, хлынул из ее зеленых глаз. Сезар прижимал Розалинду к себе и шептал на ухо нежные слова по-испански. А слезы все лились и лились.

– Милая моя, – сказал Сезар по-испански, – кажется, наша дочка наелась.

Мишель, кончив сосать, уставилась на мать.

Потом ее голубые глаза устремились на другое лицо, склоненное над ней. Несколько секунд она внимательно смотрела на отца, а затем протянула ручонку.

Сезар положил палец в ее ладошку, и крошечные пальчики ухватились за него. На его лице застыли удивление и восторг.

– Привет, чикита, – поздоровался он с ней по-испански.

Мишель продолжала внимательно разглядывать отца. Потом притянула его палец к своему ротику и начала сосать его. Но, поняв, что он вовсе не такой вкусный, как материнская грудь, она отпустила палец.

Розалинда не удержалась от смеха.

– Я должна дать ей другую грудь. Если она не получит своей нормы, то может откусить тебе палец.

Сезар отстранился, позволяя Розалинде освободить другую грудь. Розалинда перевернула Мишель и возобновила кормление. Ребенок завозился, и наконец крошечный ротик поймал сосок.

– Ну вот, видишь, теперь мы снова счастливы и довольны, – прокомментировала Розалинда.

Фраза эхом отозвалась в ее мозгу. Она произнесла ее неосознанно, но эти простые слова, как ничто другое, соответствовали действительности.

Розалинда подняла взгляд на Сезара и почувствовала, что ее захлестнула волна нежности и любви. И она ничего не могла с этим поделать...

Казалось, время остановилось. Сезар стоял и смотрел на Розалинду.

Наконец-то он снова обрел ее! Больше в ее жизни не будет ни страданий, ни боли, ни потерь.

– Ты сможешь когда-нибудь простить меня? Я вел себя как последний подлец, когда одним махом вычеркнул тебя из своей жизни. Но... – Он глубоко вздохнул. – Но когда я узнал о твоих долгах, внутри меня что-то перевернулось! Я решил: все, что связывало нас в то время, – это ложь и лицемерие.

Подумал, что ты играла со мной, принимая за молокососа, который должен заплатить твой долг.

– Мне казалось, что это может испортить наши отношения. Именно поэтому я держала все в тайне. Но когда я попыталась тебе объяснить, как все было на самом деле, ты не поверил мне.

Нервная жилка снова дернулась на его виске.

– Когда ты ушла, я все ждал и надеялся, что ты вернешься, – признался Сезар, – Я был уверен, что так оно и будет. Сам не знаю, откуда взялась такая уверенность. Но ты не вернулась, ни на следующий день, ни через неделю, ни через месяц. В конце концов мне пришлось признать, что ты вообще не собираешься возвращаться ко мне. И тогда мне стало действительно паршиво. Я понял, что сам отдалил тебя от себя. – Сезар помолчал, а потом продолжил:

– Я старался убедить себя, что это к лучшему. Но это был самообман. Мне тебя не хватало.

Я скучал по тебе и днем и ночью. Ни одной женщине не удалось заполнить ту пустоту в моей жизни, которая осталась после твоего ухода. Скажи, а когда ты узнала, что беременна?

– Я не догадывалась, – начала она. – Впервые такое предположение высказал врач, который пришел осмотреть меня, когда мне стало плохо. Я поняла, что мне придется уйти, потому что, если бы это оказалось правдой, ты наверняка подумал бы, что я специально все подстроила, чтобы на всю жизнь связать тебя по рукам и ногам.

Сезар тяжело вздохнул.

– Боже... что было бы, если бы я не разыскал тебя... Я потерял бы не только тебя, но и ребенка...

Розалинда почувствовала угрызения совести.

– Прости меня, Сезар, – сказала она. – Я действительно очень сожалею, что чуть не лишила тебя радости отцовства.

– Нет, тебе не за что просить прощения. Я сам оттолкнул тебя своей грубостью в тот последний день! Прошу тебя, больше не надо слез. Ни сейчас, никогда. Ты и так уже достаточно настрадалась, пережив потерю матери, а потом и меня. Я не позволю тебе пролить больше ни одной слезинки. Ни одной, слышишь?

Он наклонился и нежно поцеловал ее.

– Я люблю тебя, – прошептал он. – Я всегда любил тебя, но был слеп и не хотел признавать этого.

– Знаешь, – сказал Сезар уже позже, глядя на Мишель, которая мирно посапывала в детской кроватке, – я в неоплатном долгу перед Сейбл.

– Сейбл? – неуверенно переспросила Розалинда, заваривая кофе.

– Это она рассказала мне о твоей матери, – проговорил он.

– Сейбл?

– Она устроила мне хороший нагоняй, а потом выложила все как есть. Сначала я не поверил ни единому ее слову. Я подумал, что, скорей всего, вы вместе придумали эту душещипательную историю, чтобы еще больше затуманить мне мозги. Она ужасно разозлилась, когда я выразил скептицизм, а потом поклялась, что сказала о тебе лишь правду, и посоветовала мне все хорошенько проверить, чтобы лично убедиться в этом!

Сердце Розалинды снова сжалось. В конце концов Сейбл удалось составить ее счастье. На нее нахлынула волна благодарности.

– Где же ты видел ее? Во время нашей последней встречи мне показалось, что ты отослал ее в Португалию, – вспомнила Розалинда.

– Она вернулась, и не одна, – усмехнувшись, сказал он.

Розалинда нахмурилась.

– Я надеюсь, что не с Ростровым.

Сезар отрицательно покачал головой.

– Нет. Рад сообщить тебе, что она улучшила круг своих знакомых! На этот раз ее спутником оказался очень состоятельный американский сеньор. Судя по словам Сейбл, у него есть три дочери, каждая из которых старается лишить его жизненных удовольствий и утех. А ее миссия заключается в том, чтобы помешать их низменным планам...

Сезар и Розалинда переглянулись и разразились смехом.

– Добрая наша Сейбл, – сказала Розалинда.

– Да, ты права. Мы должны пригласить ее на нашу свадьбу.

Розалинда замерла.

– Свадьбу? – переспросила она.

Он подошел к ней и нежно откинул волосы с ее лица. От его улыбки сердце девушки учащенно забилось.

– Да, я прошу тебя выйти за меня замуж. Давай вместе вернемся в Испанию. Пожалуйста... я прошу тебя, люби меня, Розалинда Фостер.

Ее взгляд говорил выразительнее всяких слов.

– Я люблю тебя, – прошептала она. – И всегда любила. – Она встала на цыпочки, чтобы дотянуться до его губ и поцеловать его. – И буду любить тебя вечно.

Его руки скользнули по ее плечам и остановились на талии. Он еще ближе привлек ее к себе, грудь к груди, душа к душе.

Послеполуденное солнце озаряло замок золотисто-розовым светом. Сезар и Розалинда стояли у входа во внутренний дворик, наблюдая за процессией автомобилей, которые спускались по узким крутым дорогам к побережью. Замыкал вереницу огромный белый лимузин, который с трудом лавировал на дороге.

– Как ты думаешь, его дочери когда-нибудь смирятся с решением отца? – спросила Розалинда.

– Думаю, что нет ни единого шанса, – ответил Сезар. – Скорей всего, они помчатся к своим юристам и адвокатам и попытаются признать этого беднягу недееспособным, а если им это не удастся, тогда они, возможно, наймут киллера, чтобы избавиться от Сейбл!

Сейбл была самой значительной гостьей на их свадебной церемонии. На ней было впечатляюще короткое платье и целый магазин бриллиантов.

Она повисла на своем пожилом муже, однако это совсем не мешало ей строить глазки всем мужчинам на вечеринке. Она была несказанно рада тому, что их с Розалиндой романы закончились свадьбой. Хотя в глубине души она не могла не завидовать подруге в том, что ей повезло гораздо больше.

Ведь Сезар Монтарез не просто богатый мужчина, он был потрясающе красив и мужественен, чего нельзя было сказать о ее собственном супруге.

– Я заметила, что ее шофер довольно симпатичный паренек, – отметила Розалинда.

– Давай надеяться, что у него окажется достаточно энергии, чтобы... мм... удовлетворить потребности Сейбл, – ответил Сезар.

Розалинда прислонила голову к его плечу.

– Я рада за нее, – искренне сказала она. – Сегодня я рада за весь мир.

Сезар крепко обнял ее.

– А я более эгоистичен. Я рад только за нас.

– За нас тоже, – согласилась его жена.

Он наклонился и нежно поцеловал ее, а потом вопросительно посмотрел на нее.

– Ты уверена, что хочешь провести медовый месяц именно в Гранаде?

Розалинда утвердительно кивнула головой.

– Да. Мне бы хотелось взять Мишель в город, где мы с мамой были так счастливы. А потом поедем в Альгамбру...

Розалинда взяла руку Сезара и поднесла ее к своей щеке.

– Ты подарил мне счастье, которого никогда не было у моей мамочки. У нашей дочки будет настоящая семья, которой у меня никогда не было. И все это благодаря тебе, дорогой мой, мой любимый.

Он поцеловал ее. Его поцелуй был долгим, неспешным, его горячие губы медлили, прильнув к ее губам, впереди у них была целая ночь.

Его руки скользили по ее спине, крепко прижимая ее, словно боялись упустить. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он неохотно оторвал свои губы от ее губ.

– Скажи, моя самая любимая и самая обожаемая новобрачная на свете, когда наша маленькая дочурка снова потребует кормления? – спросил Сезар обманчиво-невинным тоном.

– О, я думаю, что у нас есть еще около часа, ответила она, улыбаясь.

– Тогда давай подумаем, как нам извлечь из этого часа наибольшую пользу, – предложил он и наклонился, чтобы снова поцеловать ее в губы. Розалинда томно вздохнула и прильнула к нему.

Счастье переполняло ее. Подумать только, у нее было все – все, что только могло пожелать ее сердце. Любимый муж, обожаемая дочь.

Поцелуи Сезара становились все более страстными.

– Давай посмотрим, – прошептал он, – чем мы сможем заниматься на протяжении этого часа и потом всю нашу жизнь.


home | my bookshelf | | Женщина на одну ночь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 17
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу