Book: Завтра утром



Завтра утром

Лайза Джексон

Завтра утром

Благодарности

Прежде всего мне хочется поблагодарить Баки Бёрнседа из отдела по связям с общественностью полицейского управления Саванны. Его проницательный взгляд бьш неоценим: он ответил на многие вопросы и помог избежать некоторых ошибок. Чтобы сюжет и персонажи стали правдоподобными, мне пришлось обходить правила, распорядок и процедуры, принятые в полицейском управлении Саванны.

Писать эту книгу мне помогали и другие. Кто-то принимал участие в поисках информации, кто-то Критиковал, кто-то следил за делами, ну и, конечно, меня очень поддержали родственники и друзья.

Особенно я хотела бы поблагодарить Нэнси Берланд, Келли Буш, Кена Буша, Мэттью Кроуза, Майкла Кроуза, Алексиса Харрингтона, Дэниэль Кэтчер, Кена Мелума, Роз Нунан, Ари Окано, Кэти Окано, Бетти и Джека Педерсонов, Салли Питере, Робин Рю, Саманту Сантистеван, Джона Сконьямильо, Майкла Зиделя и Ларри Спаркса. Если я кого-то забыла, примите, пожалуйста, мои искренние извинения.

Пролог

О господи, как же холодно… Так холодно…

Бобби передернуло. Тело как ватное, в голове пусто, сплошной туман. Хотелось спать, забыть что-то неясное, неприятное, раздражающее. Веки отяжелели. Как будто выпила слишком много снотворного. Чем-то сильно запахло — ну и вонь. Она поморщилась и тут поняла, что в комнате тихо. Полная тишина. Жуткая. Ни тиканья секундной стрелки часов, ни шума отопления — ничего… Тишина просто оглушала.

Ты не в своей комнате.

Эта мысль поразила ее.

Ты не в своей постели.

Она с усилием открыла один глаз. Итак, она… где?

От тухлой вони Бобби едва не подавилась. В голове начало медленно проясняться. Где она, черт возьми, и почему не может пошевелиться? Воздуха не хватало, легкие сжимались, тьма стояла кромешная. Она содрогнулась от страха, поняв, что лежит на спине, в спину упирается что-то жесткое, а у носа какая-то скользкая тряпка.

Было темно. Душно. Она с трудом дышала. И эта мерзкая вонь… Ее чуть не вырвало.

Что за ерунда, в чем дело?

Она попыталась сесть.

Бум!

Бобби больно ударилась обо что-то, но не смогла пошевелить руками. Ни вверх, ни влево-вправо. Ее втиснули в какое-то маленькое помещение, на неудобную кровать… нет, даже не на кровать, а на что-то губчатое и вязкое, притом в спину впиваются жесткие штуковины.

И еще этот жуткий гнилостный запах… Страх, холодный как смерть, затопил ее отупевший мозг. Ее заперли в каком-то тесном ящике.

И тут она поняла.

С тошнотворной ясностью.

Она в гробу!

Господи, нет! Невозможно! Невероятно. Просто в голове помутилось, вот и все. И этот параноидальный приступ клаустрофобии — всего лишь странный, мрачный сон. Точно. Наверняка так и есть. Но во всем теле лихорадочно пульсировала кровь, и Бобби сотрясал ужас.

Нет, нет… пожалуйста, нет… Это всего лишь сон. Проснись, Бобби. Господи, да просыпайся же, черт возьми!

Она завизжала, и крик эхом отозвался в барабанных перепонках, гулко отражаясь в тесном безвоздушном пространстве.

Думай. Без паники! О господи, господи, господи.

В отчаянии она попыталась стукнуть по крышке, но босые ноги уперлись в твердую поверхность, ноготь зацепился за обивку. Ткань порвалась. Ногу пронзила боль, и ноготь повис на лоскутке плоти.

Это невозможно. Это кошмар. Наверняка кошмар. И все же… изо всех сил она пыталась прорваться, вылезти из этого ужасного тесного ящика, обитого атласом, и… и… Господи Иисусе, она лежала на чем-то мягком в одних местах, твердом в других, то есть на… на…

На трупе! Ты лежишь на трупе!

— Не-е-ет! Пожалуйста, выпустите меня отсюда! — Она рвала обивку ногтями, царапалась, скреблась и колотила по стенкам, голой кожей ощущая кости и разлагающуюся плоть, щетину волос… Голой кожей?.. Господи, она что, голая? Ее запихнули в этот жуткий ящик без одежды? Кто это сделал? Почему? — Помогите! Помогите мне, пожалуйста! — Крики эхом отражались в ушах, рикошетили от стенок. — О господи, господи, пожалуйста, кто-нибудь… — Боже мой, неужели она действительно лежит на мертвеце? Бобби покрылась мурашками при одной мысли о гниющей плоти, безгубом рте, прижатом к ее шее, костлявых ребрах и руках и…

Может быть, он еще жив, просто в отключке, как и ты.

Но она понимала, что это не так. То, что лежало под ней и когда-то было живым, теперь стало холодным как смерть и воняло; как знать, возможно, уже началось разложение, и… пожалуйста, пусть это будет жуткий, ужасный, чудовищный ночной кошмар. Я хочу проснуться, ну пожалуйста. Она услышала всхлипы и поняла, что исходят они из ее горла. Без паники. Придумай, как отсюда выбраться… пока воздуха еще хватает. Если ты дышишь, значит, тебя просто сюда засунули. Если ты в гробу, это не обязательно под землей… Но действительно пахло сырой землей, и Бобби знала, что этот ящик смерти уже в могиле. И рано или поздно она…

Ну же, приди в себя и постарайся придумать, как отсюда выбраться! Ты же умная, думай! ДУМАЙ! Если тебя не похоронили, а просто закрыли здесь, времени должно хватить… Но она знала, что секунды убегали и каждая приближала ее к ужасной, немыслимой гибели. Боже, не дай мне умереть. Не так… только не так…

Помогите! Помогите! ПОМОГИТЕ! — кричала Бобби, яростно царапая стенки гроба. Она рвала гладкую атласную обивку, ломая длинные наманикюренные ногти, обдирая кожу, острая боль пронзала руки. Вонь кошмарная, воздух холодный и спертый… это наверняка сон… иначе быть не может. И только резь в кончиках пальцев и кровь, сочащаяся из-под ногтей, убеждали, что она переживает кошмар наяву, настолько чудовищный, что и представить себе трудно.

От ужаса перехватило горло, и она подумала, что сейчас потеряет сознание. Она отчаянно вопила, колотила по крышке коленями и ступнями, мышцы сводило судорогой, царапины на обнаженной коже кровоточили, из глаз текли слезы.

— Не дайте мне умереть так, пожалуйста, ну пожалуйста, не дайте мне умереть так…

Но тьма не исчезала. Вязкое тело под ней не двигалось, гниющая плоть касалась ее кожи, острые ребра впивались в спину. Бобби передернулась, ее чуть не стошнило, и она завизжала.

Сквозь крик она услышала леденящие звуки — на крышку этого таинственного гроба сыпались комья земли и камни.

— Нет! Нет! — Она билась, пока кулаки не начали гореть и кровоточить, все время плакала и кричала: — Выпустите меня! Пожалуйста, пожалуйста!

Кто с ней это сделал?

За что? Господи, за что? Кому она так насолила? Она стольким врала; лица этих людей мелькали в ее полубезумном мозгу. Но кто же так сильно ее ненавидит? Кто решил так чудовищно ее замучить? У кого были причины? Кто настолько жесток?

Бобби задыхалась. Воздух почти кончился. Она теряла сознание. Мысли отчаянно метнулись к знакомым мужчинам, в особенности к одному, к тому, кто, быть может, даже имени ее не помнит, к тому, с которым она обошлась очень дурно.

Пирс Рид.

Детектив из полицейского управления Саванны.

Уважаемый человек, но со своими тайнами.

Нет… Рид не мог такого сделать, он не знает, как тесно связаны их жизни, ему на нее плевать.

Она задрожала, заскулила.

— Выпустите! Выпустите! — кричала она, всхлипывая. Болело горло, кровь стыла в жилах от мысли о разлагающемся трупе, который служил ей ложем. — Пожалуйста, умоляю, выпустите меня отсюда… Я сделаю все, все… Пожалуйста, не надо…

Но она даже не знала, к кому обращается, и комья земли с галькой продолжали падать в могилу.

Она задыхалась, воспаленные легкие вбирали остатки воздуха. Грудь горела от нехватки кислорода, и Бобби вдруг обессилела.

Беспомощна.

Обречена.

Она в последний раз попыталась выбраться из этой тюрьмы, но безуспешно. Тьма сокрушила ее, выиграла битву, высосала жизнь, и руки бессильно упали. Значит, здесь ее могила. Навеки.

В ужасающей тишине она, кажется, услышала смех. Далекий смех, но она знала, что он предназначен для нее. Этот человек хотел, чтобы она поняла. Чтобы услышала его перед тем, как вздохнуть в последний раз.

Кто бы это ни совершил, он явно наслаждался.

Глава 1

— Этот сукин сын опять тащит меня в суд! — Морисетт ворвалась в кабинет Рида и бросила какие-то документы на угол стола. — Прикинь? — Когда она злилась, то еще сильнее растягивала слова на западно-техасский манер. — Барт хочет сократить алименты на детей до тридцати процентов! — Барт Йелкис был четвертым и последним бывшим мужем Сильвии Морисетт и отцом ее двоих детей. Все время, что Рид работал в полицейском управлении Саванны, Сильвия и Барт ссорились из-за того, как она воспитывает Присциллу и Тоби. Сильвия была упряма и неподатлива, как высохшая кожа, и редко сдерживала свой острый ядовитый язычок. Она курила, пила, водила машину, как автогонщик на «Инди-500», ругалась, как моряк, и одевалась, словно ей было двадцать, а не тридцать пять, но прежде всего она была матерью. Поэтому, когда критиковали ее детей, она тут же срывалась с цепи.

— Я думал, его поймали на махинациях с платежами.

— Да, но ненадолго, уж поверь. Могла бы и догадаться. Больно хорошо, чтобы быть правдой. Черт возьми, ну почему этот тип не умеет быть отцом? — Она уронила на пол свой огромный кошелек и одарила Рида таким взглядом, что он убедился: все мужчины в жизни Морисетт внезапно стали считаться редкостными неудачниками. Включая и его самого. Морисетт имела репутацию крутой женщины, созданной для мужской работы, классической женщины из полиции — с острым языком, резкими суждениями, отсутствием терпения и речью столь же красочной, как у любого копа-мужчины. Она носила ботинки из змеиной кожи, совсем не по уставу, платиновые волосы торчали во все стороны, словно у Билли Айдола, и выглядела она так, что любой юный панк дважды подумал бы, прежде чем привязаться к ней. Рид часто ловил на себе сочувственные взгляды других копов; они жалели его, потому что ему досталась такая напарница. Но его это не смущало. С тех пор как он вернулся в Саванну — а прошло не так уж много времени, — Рид научился уважать Сильвию Морисетт, даже если иногда и ходил по лезвию бритвы. Этим утром ее лицо было багровым, и казалось, что она вот-вот начнет плеваться гвоздями.

— А он может так сделать? Уменьшить алименты? — Рид открывал почту, но на минуту отложил ножик для разрезания бумаг на заваленный документами стол.

— Только если он найдет себе судью-слюнтяя, который купится на его нытье. Ну да, Барт потерял работу, и что из этого? Пусть поднимет задницу и найдет другое место, где можно прилично зарабатывать, — знаешь, как нормальные люди. Вместо этого он думает, как бы сэкономить на мне и на детях. — Она закатила глаза и выпрямила свое изящное тело — от каблуков ботинок до кончиков светлых колючих волос. Западно-техасский акцент становился сильнее всего, когда она была в ярости, а сейчас она рвала и метала. — Ублюдок. Вот кто он такой! Отпетый негодяй, гребаный ублюдок. — Она подошла к окну и посмотрела на серую зимнюю Саванну. — Господи, ну не миллионы же он нам платит. К тому же это его дети. Его дети. Те самые, которых он, по его словам, так мало видит! — Она топнула и выругалась. — Я хочу выпить.

— Время — девять утра.

— И что?

Рида это тоже не слишком заботило. Морисетт часто переигрывала, особенно когда дело касалось детей или одного из четверых бывших. Ее семейные неурядицы укрепляли его решимость не жениться. Супружество — это проблема, а копу и на работе проблем хватает.

— И ты не можешь с ним бороться? — Рид допил остывший кофе, смял бумажный стаканчик и бросил в переполненную корзину для мусора.

— Да, но это влетит в копеечку. Мне нужен адвокат, черт подрал.

— Город ими кишит.

— В том-то и проблема. У Барта есть приятельница, которая оказывает ему услугу — она юрист. Она кому-то позвонила, что-то выяснила и написала прошение или что там еще. Женщина. Представляешь? А где женская солидарность? Хотела бы я знать! Разве не должны женщины как-то поддерживать друг друга и хотя бы не выступать в суде, чтобы лишить другую женщину алиментов?

Рид этим не проникся. Насколько он знал, Морисетт не способна никого поддерживать. Она не считалась ни с мужчинами, ни с женщинами. Он снова взял нож для писем и принялся вскрывать простой белый конверт, отправленный ему на адрес полицейского управления Саванны. Имя получателя было написано большими буквами от руки: ДЕТЕКТИВУ ПИРСУ РИДУ. Обратный адрес был знакомым, но он не мог вспомнить откуда.

— Ну вот, — проворчала Морисетт. — Будущее моих детей выкинуто в сортир, потому что несколько лет назад Барт построил этой суке изгородь для собак, и вот теперь она собирается пересмотреть мои алименты! — Ее глаза сузились. — Должен быть закон, понимаешь? Неужели у людей, которые занимаются правом — правом, ха-ха! — нет других дел, кроме как находить придурочные лазейки, чтобы лишить маленьких детей алиментов? — Она запустила пальцы в окончательно растрепанные волосы и ринулась обратно к столу, чтобы забрать свои документы. Плюхаясь в кресло сбоку, она заявила: — Они пожалеют об этом, и еще как!

— Ты справишься.

— Пошел на хрен, — выругалась она. — Вот уж чего я не жду от тебя, Рид, так это банальностей. Так что засунь их себе куда-нибудь.

Он подавил улыбку:

— Хорошо, как скажешь.

— Вот именно. — Но она, похоже, несколько успокоилась.

— А может, тебе подать иск, чтобы Барт платил больше? Давай переведем стрелки на него.

— Я думала об этом, не сомневайся, но есть старая пословица, что от козла молока не надоишь.

Рид поглядел на нее и ухмыльнулся:

— Может, и не надоишь, но хоть подергаешь.

— Перестань.

— Ты сама начала, — напомнил он, вынимая из конверта листок бумаги.

— Не напоминай. Везет же мне с мужиками, — шмыгнула она носом. — Будь я умнее, пошла бы в монахини.

— Да, это бы помогло, — засмеялся Рид и развернул листок. Там было лишь несколько строчек, написанных теми же большими буквами без интервалов, что и адрес:

РАЗ, ДВА, ТРИ,

ПЕРВЫХ УБЕРИ.

ИХ КРИКИ СЛУШАЙ,

МОЛИСЬ ЗА ИХ ДУШИ.

— Что за чертовщина? — пробормотал Рид. Морисетт тут же вскочила, обошла стол и начала изучать записку.

— Шутник?

— Может быть, — буркнул Рид.

— Предупреждение?

— О чем?

— Как ты думаешь, это безобидный сумасшедший или настоящий психопат? — Она нахмурилась, и ее беспокойство насчет судебного решения по алиментам, похоже, испарилось. — Мне не очень нравится фраза «Молись за их души». Господи, сколько же в этом мире чокнутых. — Она изучила почерк, потом рассмотрела конверт. — Отправлено прямиком тебе. — Увидев марку, она прищурилась. — Отсюда, из Саванны. А обратный адрес — где-то в Аберкорне. Да, прямо рукой подать.

— Колониальное кладбище, — внезапно вспомнил Рид.

— Кладбище! Кто мог отправить оттуда письмо?

— Какой-нибудь придурок. Это письмо — дурацкая шутка, — нахмурился он. — Кто-то, похоже, читал про дело Монтгомери и теперь хочет до меня докопаться.

С прошлого лета, когда Рид нашел убийцу, объявившего вендетту семье Монтгомери, он получал кипы писем. К известности такого рода он питал отвращение. Раскусив это дело, Рид внезапно оказался героем, и теперь его в качестве эксперта призывали другие управления, репортеры, которые никак не могли оставить дело Монтгомери в покое, и даже генеральный прокурор в Атланте. Его репутация была безбожно раздута, в его личную жизнь бесцеремонно вмешивались и тыкали пальцем, с тех пор как он поймал Атропос, женщину, вознамерившуюся устранить одно из самых богатых и знаменитых семейств Саванны.

За последние шесть месяцев его цитировали, фотографировали и интервьюировали больше, чем он мог выдержать. Он не любил известность, всегда был очень закрытым человеком. У него, конечно, были свои скелеты в шкафу, секреты, которыми он предпочел бы не делиться, — а у кого их нет? Рид предпочел бы делать свою работу без бремени славы. Он ненавидел повышенное внимание, особенно тех журналистов, которые настолько заинтересовались его прошлым, что поставили себе целью выяснить его подноготную и доложить миру, что же сделало детектива Пирса Рида таким, каков он есть. Как будто они имели об этом представление. Он платком взял письмо и конверт, нашел в ящике стола пластиковый пакет и осторожно опустил туда улики.

— Думаю, что это все ерунда, но мало ли что. Лучше пока оставить, вдруг что-то случится.

— Случится что? Появится очередной чокнутый?

— Всегда появляется очередной чокнутый. Я оставлю письмо на всякий случай и отошлю в ФИСБ[1] через локальную систему и в НИЦП, если вдруг в каком-то еще управлении получили что-то подобное. — Он повернулся к компьютеру с доступом к Национальному информационному центру по преступности под руководством ФБР. — Может, нам повезет. Я, пожалуй, сделаю перерыв и прогуляюсь до кладбища.

— Думаешь, найдешь что-нибудь?

— Да нет, вряд ли. Но мало ли. — Он продел руки в рукава куртки. — Как я уже говорил, это, скорее всего, дурацкая шутка. Кто-то развлекается, посылая туманные угрозы в полицейское управление.

— Нет, не в управление. Этот конкретный сумасшедший целился точно в тебя. — Сильвия поправила плечевую кобуру. — Я с тобой.



Он не возражал. Все равно бесполезно. Сильвия привыкла доверять интуиции и плевать хотела на правила — эту упрямицу не убедишь поменять решение. Он засунул пластиковый пакет в ящик с документами.

Они вышли на улицу через боковую дверь, и зимний ветер хлестнул Рида по лицу. Погода, в декабре обычно терпимая, в этот раз определенно ухудшилась из-за холодного антициклона, который надвигался на Восточное побережье и угрожал даже Флориде. Морисетт, борясь с ветром, сумела закурить сигарету, лишь когда они прошли пару кварталов по Колумбия-сквер. Колониальное кладбище, самое старое в Саванне, стало последним приютом для почти семисот жертв эпидемии желтой лихорадки в девятнадцатом веке и излюбленным местом дуэлей в прошлых столетиях. Генерал Шерман поставил на этом клочке земли в центре Саванны во время Гражданской войны, или, как ее называли местные жители, войны с северными захватчиками, военный лагерь. Тенистые деревья, сейчас облетевшие, казалось, дрожали на ветру. Сухие листья носило по дорожкам между древними надгробиями и историческими указателями, где нашли покой многие люди, при жизни считавшиеся демонами.

Рид считал все это ерундой. Сегодня утром кладбище походило на обычный парк, даже несмотря на темные толстобрюхие тучи над головой.

Между надгробиями прогуливались несколько человек, и в них не было ничего подозрительного. Пожилая пара, держась за руки, читала таблички на памятниках; трое подростков, явно прогуливавших школу, курили, сбившись в кучку, и шептались; женщина средних лет в лыжной шапочке, парке и шерстяных перчатках выгуливала собачонку, одетую в аккуратный свитерок, которая натягивала поводок в попытках обнюхать каждое надгробие. Никто не скрывался и не оглядывался, ни одного надгробия не пропало, ни одна машина с темными окнами не проехала медленно рядом.

— У нас что, других дел нет? — спросила Сильвия, старательно затягиваясь, чтобы сигарета не погасла.

— Вот именно.

Тем не менее Рид внимательно разглядывал сухую траву и выветренные надписи на надгробиях. Он подумал о делах, которые сейчас вел. Одно — о насилии в семье, простое и ясное. Жена после двадцати лет решила, что хватит, и, не дожидаясь очередного фонаря под глазом или сломанного ребра, просто застрелила спящего мужа. Ее адвокат настаивал, что это самооборона, и задачей Рида было доказать обратное — это несложно, но не слишком приятно. Еще один случай касался самоубийства и убийства по договоренности между любовниками — парой геев; одному было семнадцать, второму почти двадцать. Младший — тот, кто стрелял, — выжил и попал в больницу. Если он выкарабкается и избавится от аппарата искусственного дыхания, ему придется иметь дело с обвинением в убийстве. Третье убийство было не таким простым. Два дня назад река Саванна выбросила тело. Никаких удостоверений личности, да и вообще от нее мало что осталось. Очередная Джейн Доу[2]. Никто ее, похоже, не искал, не было никаких объявлений о розыске чернокожей женщины, которой, как считали медэксперты, было около тридцати лет, группа крови нулевая, резус-фактор положительный, зубы хорошо знакомы со стоматологом, рожала по крайней мере один раз.

Да, ему определенно было чем заняться. Но когда он окинул взглядом кладбище, последний приют жителей Саванны, умерших двести пятьдесят лет назад, где, по слухам, обитали привидения, его посетило неприятное ощущение, что автор письма еще даст о себе знать. Раз, два, три, первых убери. Их крики слушай, молись за их души.

Черт возьми, что это значит?

Несомненно, он скоро это выяснит.

— Я его видел, — возбужденно повторял Билли Дин Делакруа, и прыщи на его мальчишеском лице еще ярче покраснели от холодного ветра. В свои пятнадцать он был настоящим сорвиголовой. — Тот старый олень пробежал через холм. Но он далеко не удерет. Я его задел, точно, он скоро упадет. Я видел, как его белый хвост сверкал. Побежали, Прес! — Билли Дин помчался, проламываясь через кусты с легкостью чемпиона по бегу; неуклюжий длинноухий пес еле поспевал за ним.

Прескотт Джонс, дальний родственник Билли, старше его на шесть месяцев и тяжелее на пятьдесят-шестьдесят фунтов, старался не отставать. Дикий виноград цеплялся за его старые джинсы и рвал ткань, ветки хлестали по лицу, грозясь сбить очки, когда он бросился по свежему кровавому следу оленя, тянувшемуся по берегу Медвежьего ручья. Енот посмотрел на него из-за своей черной маски и вперевалку поспешил в заросли папоротника. В небе медленно кружил ястреб.

К тому времени, как Прескотт достиг гребня холма, он задыхался и потел в своей охотничьей куртке и старой отцовской фуфайке. Билли Дина, с головы до ног одетого в камуфляж, нигде не было видно, как и его уродливого рыжего пса.

— Сукин сын, — пробормотал Прескотт, переводя дыхание. Иногда Билли Дин просто козел — вперед убегает и все такое. Интересно, он серьезно ранил оленя или только задел и теперь они будут гнаться за этой сволочью много миль?

Прескотт увидел красные пятна на сухой траве рядом со следом — значит, действительно олень ранен тяжело. Это хорошо. Хватит с него плутания в глуши. Честно говоря, Прескотту нравилось в охоте все, кроме преследования зверя. Нет, он любил подстрелить белку, оленя или лису, а кто не любит? Он даже представлял себе, как убьет медведя или аллигатора и отдаст набить их чучела, но все-таки охота — это труд, а он больше любил пиво, сигары и шуточки, которые охоте сопутствуют. Он любил сидеть у костра и сочинять истории про всяких потаскушек, каждый раз все смелее. Охота сама по себе — беготня, ранения, потроха, доставка трофеев домой — все-таки причиняла кому-то боль.

— Эй, там! Прес! Давай скорее! Сразу за гребнем… Что за черт? — Голос Билли доносился откуда-то снизу, из глубокой тени. Прескотт пошел на звук, заметил еще несколько капель свежей крови на примятой траве и скрученных листьях. Пройдя мимо высоких сосен и низкого дуба, он спустился вниз. Тропа шла по скале, вдоль пропасти, и была довольно крутой, так что он пару раз поскользнулся в своих охотничьих ботинках. Сердце выпрыгивало из груди. Держа потной рукой отцовскую винтовку, Прескотт испугался, что может упасть со скалы. Но всю дорогу он видел кровавый след. Что ж, может, Билли и не врал. Пусть он известный выдумщик, это не обязательно значит, что он опять толком не попал в белохвостого оленя.

Прескотт продрался сквозь молодую поросль и вышел на пятачок, покрытый увядшей травой, тенистую полянку в этом темном ущелье. Окруженная высокими деревьями, она почти не видела солнца.

Билли Дин стоял рядом с обугленным деревом, поваленным молнией. Перед бревном и Билли Дином виднелась какая-то большая куча. Сначала Прескотт решил, что это мертвый олень, но, подойдя ближе, он увидел, что ошибался, и еще как. Билли Дин нервно скреб щеку, вперившись взглядом в кучу грязи и камней, которая составляла семь-восемь футов в длину и фут-два в ширину. Старый пес отца Билли выл и бегал вокруг этой неестественно аккуратной груды.

— Что это? Что тут у тебя? — спросил Прескотт и заметил, что рыжий пес поднял нос по ветру.

— Это могила.

— Что ты сказал?

— Могила, парень, сам посмотри. И довольно большая, человек поместится.

— Не может быть…

Когда Прескотт, тяжело дыша, подошел поближе, он увидел, что Билли Дин прав.

Пес заскулил, шерсть встала дыбом.

Прескотту это не понравилось. Могила — здесь, в лесу, у Кроваdой горы? Нет, ему совсем это не нравилось.

— Как думаешь, что нам делать?

— Не знаю.

— Раскопать ее?

— Может быть. — Билли ковырнул прикладом ружья мягкую землю. За это отец спустил бы с него шкуру живьем — конечно, если поймал бы.

Собака вела себя странно. Дергалась. Скулила, озиралась по сторонам.

— Вот черт. — Что?

Билли Дин наклонился.

— Тут что-то есть. Кольцо… да, черт, это обручальное кольцо. — Он подобрал кольцо с несколькими камнями. Вытер его о штаны, и бриллиант, довольно крупный, засиял в скудном свете. Мелкие красные камни светились более тускло. Между тем старый пес продолжал нервно скулить. — Господи, посмотри, какой он большой. Должен чего-то да стоить. — Прищурившись, Билли изучил внутреннюю сторону кольца. — Тут что-то выгравировано. Вот послушай: Барбаре. С любовью навсегда. И дальше число.

— Чье оно?

— Ну, какой-то Барбары.

— Блин, да это я понял. — Иногда Билли Дин такой тупой! Он, может, и бегает, как газель, но Прескотт считал что друг не умнее какого-нибудь пса-полукровки со двора его отца. — Какой Барбары? И почему оно здесь?

— Откуда я знаю? Впрочем, это плохо. С надписью за него много не дадут.

— И что? Даже не думай его красть. — Но Прескотт хорошо знал, что Билли Дин вороват. Не то чтобы испорчен, просто беден и хочет что-то иметь. Собака глухо заворчала. Наклонила голову. Прескотт увидел, как рыжеватые шерстинки встают дыбом.

— Я ничего не краду. Я просто нашел его, и все. — Билли спрятал кольцо в карман и, прежде чем Прескотт успел что-то сказать, издал победный вопль: — Гляди-ка туда! Только попробуй сказать, что мне сегодня не везет. Олень! Черт возьми! Гляди на него. Он уже подыхает!

И в самом деле, олень упал и теперь испускал дух за парой сучковатых дубов. Билли Дин ткнул его, чтобы убедиться, что он действительно мертв, и уже с довольным видом доставал нож, но Прескотт не торопился на помощь. Он чувствовал, как что-то ледяное, словно моча дьявола, ползло по всему позвоночнику от головы до копчика, и завывающий ветер, хлеставший по лицу, здесь ни при чем.

Нет, это было что-то другое.

Что-то, похожее на чувство опасности.

Прескотт обернулся и сощурил глаза за грязными стеклами очков.

Кто-то следит за ними?

Злые глаза смотрят сквозь листву у забытой старой дороги?

Почему этот чертов пес пялится на темные заросли? Во рту пересохло. Прескотту внезапно захотелось отлить. Беда.

— Надо поскорее валить отсюда.

— Почему? — Билли Дин уже опустился на одно колено и разрезал брюхо оленя от груди к половым органам.

Пес снова заворчал. Глухо. Предупреждающе.

— Мне надо освежевать оленя, — сказал Билли. — А потом, наверное, раскопаем могилу.

— Что? Да ты сдурел!

— А вдруг там лежит что-то еще, кроме кольца.

— Может, вызвать полицию?

— Почему?

— Что-то здесь нехорошее, — прошептал Прескотт, нервно глядя через полянку на густые темные заросли. Пес оскалил зубы и начал вертеться, не сводя глаз с тени между деревьями. Прескотт чуть не обмочился. — Тут что-то такое, с чем нам лучше не связываться.

— За себя говори. Я никуда не собираюсь, пока не спущу шкуру с этого сукина сына, не разрою могилу и не посмотрю, что там такое. Может, там еще больше камешков — какой-нибудь клад.

— Откуда ему там взяться?

— Ну, мало ли. — Билли Дин качнулся на каблуках и посмотрел вверх, прищурившись, словно чтобы лучше видеть.

Темные тучи сдвинулись с места. Предзнаменование, если они вообще бывают.

Но Билли, похоже, так не считал.

— Я думаю, Господь воздает мне за все то время, что я сидел в дерьме, — заявил он, возвращаясь к своему занятию. Он умело сделал надрезы, не задев внутренности. Кишки вывалились на землю блестящим комком. — Знаю, знаю, нельзя так говорить о Боге, но он никогда особо не заботился обо мне. До сегодняшнего дня. Видно, решил наверстать. — Сгорбившись, Билли вырезал и распутывал потроха оленя.

— Что-то сомневаюсь, — возразил Прескотт. От страха по спине ползли мурашки, а упрямый Билли все работал. — Пойдем, Билли Дин. Надо сматываться. И быстро.

— Я не оставлю свою добычу. И я раскопаю эту гребаную могилу. Да что с тобой? — Билли встал и обернулся. В руке он все еще держал охотничий нож; с лезвия капала кровь и пачкала пальцы. Лицо стало еще более рябым, когда он посмотрел на своего кузена. — Ты боишься, что ли? Господи боже. — В его голосе слышалось отвращение. Он посмотрел в темные заросли. — Что там? Что ты увидел?

— Ничего. Но это не значит, что там ничего нет. — Прескотт заметил какое-то движение, тень наползла на тень, листок неестественно дрогнул на ветру. Собака рычала так глухо, что это само по себе было жутко. — Пойдем, — приказал он и двинулся трусцой по тропинке. — Надо уходить! — крикнул он через плечо. — Скорее!

Он не остановился посмотреть, идет ли за ним Билли Дин, а припустил по дорожке так быстро, как только мог. За ним помчался пес, поджав хвост.

Черт побери, зря Билли Дин мешкает. Ни олень, ни чертово кольцо не стоят встречи с настоящим злом, которое, как ощущал Прескотт, пришло в этот дальний лес. Тропа была крутой, ноги подгибались, легкие грозились выскочить наружу — дышал он так тяжко, что очки запотели. Пот ручьем стекал в глаза, под воротник. Боже, помоги мне выбраться отсюда живым и не вини меня за то, что будет с Билли Дином. Он придурок. Боже, помоги… Легкие горели, сердце бешено стучало, когда он пробежал развилку и обогнул крутую горку. Вроде сюда. Или по той дороге? Проходил ли он мимо этого расщепленного дуба?

Какое-то движение… что-то шевельнулось в тусклом свете, сочившемся сквозь деревья. Господи! Что-то двигалось через кусты. Человек? Какая-то темная фигура. Человек ли это? Или воплощение самого Сатаны? Сердце Прескотта замерло. Он рванул было прочь, но подвернул лодыжку.

Ногу пронзила боль.

О черт! Прескотт застонал, потом прикусил язык. Он не хотел, чтобы Люцифер нашел его. Беги! Быстро!

Надо спрятаться. Он помчался, вверх—вниз, как вела тропа, а резкая боль отзывалась во всем теле.

Не думай о боли. Не думай о Билли Дине. Просто убегай. Быстро!

Мимо смазанным пятном проносились лес, заросли папоротника, чахлые деревья, колючий кустарник.

Вдруг впереди пес отчаянно завизжал от боли и страха. Звук эхом отразился в каньонах.

А затем наступила тишина. Мертвая, пустая тишина.

О господи.

Прескотта охватил такой животный ужас, какого он не испытывал никогда.

Он замерз, лодыжка невыносимо болела. Он с трудом видел сквозь запотевшие, запачканные стекла. Где пес? Где этот хренов пес? А темная фигура? Куда, к черту, делся дьявол? Может, все это — игра воображения? Точно. Игра тусклого света в тени? А где она была — эта черная фигура? Выше по гребню или он совсем заблудился с этими подъемами и спусками? Он не мог думать и с трудом дышал.

О боже, боже, боже!

Нельзя стоять на месте!

В лодыжке пульсировала боль. Он взмок от пота. Наполовину ослеп. Гребень холма, казалось, вздымался на сотни футов, ущелье, откуда начиналась дорога, мнилось глубокой мрачной бездной. Как выбраться отсюда? Почему он не пошел по старой тропе лесорубов? Если бы появился Билли Дин и помог ему…

Щелк!

Где-то рядом хрустнула ветка.

Он замер.

Кровь стучала в ушах.

Господи, помоги мне.

Страх рассек его сердце.

Он действительно слышал шаги за спиной? Шуршание сухих листьев?

Прескотт обернулся.

И снова слишком быстро.

Лодыжку снова пронзила боль, и она сломалась.

Из-под ног летела галька, когда он заскользил к краю ущелья. Он лихорадочно размахивал руками, но было поздно. Он потерял и ту шаткую опору, которая оставалась. Прескотт завопил, отчаянно цепляясь за воздух, и мельком увидел очертания высокого человека среди деревьев. И упал вниз головой.

Глава 2

— Никки, давай, бросай все это. Пойдем выпьем. — Стройная чернокожая Трина Будин подошла к отсеку Никки Жилетт и перегнулась через перегородку, которая разделяла их рабочие места. — Знаешь ведь, как говорят, — делу время, потехе час.

— Да, слышала. Только вот не знаю, кто говорит, и вряд ли он будет вносить за меня квартплату. — Она подняла глаза на Трину. — И кстати, если ты вдруг не заметила, я вообще-то не парень.

— Это все мелочи. — Темные глаза Трины вспыхнули, когда она улыбнулась и показала белые зубы, вполне кривые, чтобы быть интересными. Хрустнула гладким запястьем, и полдюжины медных браслетов тут же зазвенели. — Чем ты так увлеклась? В последний раз у тебя была серия статей по урезанию бюджетных ассигнований на школы. — Она прищелкнула языком. — Чрезвычайно занимательная тема.

— Ну ладно, ладно, ты своего добилась. — Никки отъехала на стуле от компьютера, надеясь, что Трина не увидела текст, который она набирала, потому что он не имел отношения к деньгам, сокращению бюджета или реакции общественности на недостаточное финансирование образования. Она писала очередную криминальную историю — о женщине, которую выловили в реке два дня назад. Это было не совсем ее заданием. Вообще-то статью поручили Норму Мецгеру, но Никки не могла устоять. Преступление, как всегда, заворожило ее. И этот факт не имел ничего общего с тем, что ее отцом был судья Рональд Жилетт — Большой Рон. При мысли об отце она нахмурилась, потом посмотрела на Трину. — Хорошо, давай встретимся. Когда и где?

— В семь мы собираемся выпить и закусить в «Бриджес». Еще будут Эйми и Дана. Мы празднуем развод Эйми и помолвку Даны. Вроде как обе крайности любви.

— Занятно, ничего не скажешь, — язвительно буркнула Никки.

— Ну вот, теперь понимаешь, почему нам нужно побольше народу. Надеюсь, придут Нед, Карл и Джоанна — веселее будет. Эйми не очень-то рада помолвке Даны, но Дане хочется отметить.



— Даже несмотря на то, что она дважды была замужем?

— Знаешь ведь, как говорят…

— Ну да, Бог троицу любит. Ты сегодня, , я смотрю, преисполнена перлов мудрости?

— Как всегда. — У Трины зазвонил телефон, и она закатила глаза, когда монитор Никки судорожно замигал.

— Чертов компьютер, — простонала Никки. — Я думала, Кевин его починил.

Кевин Дитер, племянник главного редактора, был студентом-заочником и компьютерным гением, его единственное занятие в «Сентинел» состояло в том, чтобы поддерживать всю электронику в рабочем состоянии. Одиночка со странными шуточками, которые, правда, держал при себе. И слава богу. Никки лихорадочно постучала по клавише «Escape», затем перезагрузила компьютер, и тот вернулся к жизни.

— Кевин недавно пробегал мимо.

— Он что-нибудь сделал с компьютером?

— Извини, я была занята, не заметила.

— Замечательно, — проворчала Никки. Ей совсем не нравился Кевин, но она терпела его за компьютерные таланты. Вовсе не за чувство юмора. — От него больше вреда, чем пользы. Блин.

Трина резко тряхнула головой, и Никки поняла этот знак. Краем глаза она заметила Кевина в наушниках, спрятавшегося за вешалкой с пальто. Вряд ли он ее слышал, а если даже и слышал, пусть знает, что он должен чинить веши, а не ломать их. И наушники — вообще безобразие. Если бы Том Свинн поймал с наушниками на работе кого-то другого, такой сотрудник немедленно вылетел бы.

— Я запрещу ему трогать мое оборудование, когда меня нет, — объявила Никки.

— Правильное решение. — И телефон Трины зазвонил в третий раз. — Долг зовет.

Подкатив на стуле к телефону, она ответила:

— «Саванна Сентинел», отдел связи с читателями. Меня зовут Трина.

Никки подъехала ближе к монитору. Она лазила в Интернете, чтобы выудить максимум информации о неизвестной, которую нашли на дне реки с привязанными к ней тяжелыми гирями. Аквалангисты обнаружили останки и вызвали полицию. Расследование ведет детектив Пирс Рид. Как обычно, он отказался комментировать происшествие, и она никак не могла выйти на контакт с этим копом-затворником.

Никки щелкнула мышкой по фотографии Рида. Он выглядел так, словно вел жизнь ковбоя Мальборо. Высокий и мощный, с грубым, но привлекательным лицом и глазами, которые видят все. Она выяснила, что он не женат, и решила узнать о нем все, что возможно, включая и личную жизнь.

Также она выяснила, что двенадцать лет назад он уже работал в полицейском управлении Саванны, но недолго, после чего уехал на Западное побережье и поступил на работу в управление полиции Сан-Франциско, где стал следователем.

Затем его прошлое стало несколько туманным, но из обрывков информации она заключила, что Рид основательно сел в галошу. Крупные неприятности: женщина была убита, когда он охранял ее квартиру. Как поняла Никки, Рид видел убийцу, но не сумел ни спасти жизнь женщине, ни даже поймать преступника. Он получил строгий выговор, хотя и не лишился значка. Тем не менее он подал в отставку и вскоре после этого переехал в Саванну.

Все остальное, как говорится, было уже историей. Историей убийств в семье Монтгомери.

В офисе, бывшем складе, раздавалась легкая музыка из колонок, висящих высоко над головой. Никки постучала карандашом по столу и, нахмурившись, посмотрела на фотографию Пирса Рида, сделанную тринадцать лет назад, когда он еще был копом-новичком в Саванне. Ему тогда было под тридцать, и он серьезно, почти сурово смотрел в объектив. Интересно, что им двигало? Зачем срываться с места и переезжать в Калифорнию, чтобы вернуться сюда через десять лет? Почему он не женился, не завел детей?

Она была бы не прочь сделать репортаж о Риде и обдумывала, как поднести эту идею редактору. Что-нибудь о человеке, скрывающемся за мифом, о личности одного из лучших саваннских…

Зазвонил телефон, и она оставила рассуждения на тему таинственного детектива.

— «Саванна Сентинел», — автоматически произнесла она, сосредоточиваясь. — Никки Жилетт.

— Здравствуйте, Никки, это доктор Фрэнсис из школьного совета Саванны. Вы мне звонили?

— Да, — быстро ответила Никки, представляя себе эту афроамериканку — высокую, импозантную, с идеальной прической. Она сделала хорошую карьеру, и в сорок два года занимала в родном городе ответственный пост. — Спасибо, что перезвонили. Я бы хотела взять у вас интервью насчет предстоящего урезания бюджета, — сказана Никки, разыскивая свои компьютерные заметки и придерживая трубку плечом. — Ходят слухи, что какие-то небольшие начальные школы будут закрыты.

— Временно. Мы предпочли бы назвать это слиянием. Берутся две-три школы и объединяются для общего блага. Появится больше возможностей, ребята будут учиться у разных педагогов с новаторскими идеями, расширят свой учебный опыт.

— Но ведь им придется ездить из своих районов — чаще всего бедных районов — в другой конец города.

— Это пойдет им только на пользу, — ответила доктор Фрэнсис мягким, приятным голосом.

Она была родом из Саванны и говорила с едва заметным, исправленным акцентом. Девочка из бедной семьи сама проложила себе путь по системе обучения, получала стипендии, гранты, программы совмещения работы с учебой, окончила университет и получила докторскую степень, в то время как ее мать-одиночка прислуживала в двух местах и растила шестерых детей. Доктор Фрэнсис воплощала собой американскую мечту — незамужняя филантропка, без детей, но дальновидная, заботится чуть ли не обо всех детях в Саванне. Но почему тогда Никки чувствовала в ней какую-то фальшь? Доктор Фрэнсис продолжала расписывать, как слияние школ послужит интересам учеников и общества. Никки записывала, напоминая себе, что нельзя быть такой циничной. Может, доктор действительно верит в ту околесицу, которую несет. А может, это и не околесица. Если они закрывают школу, в которую ты когда-то ходила, это не обязательно так уме плохо.

Никки закрыла ручку и слушала, в конце концов договорилась с доктором Фрэнсис встретиться на неделе и повесила трубку. Она решила, что этот материал явно не на Пулитцеровскую премию и даже не слишком ее увлекает, но он определенно важен и, в общем, стоит того, чтобы его опубликовали. Нет, статью, конечно, не упомянут в крупной газете, она не принесет Никки работу в «Нью-Йорк Тайме», «Чикаго Трибьюн», «Сан-Франциско Геральд», но на квартиру деньги будут. А еще, может быть, Никки узнает что-то новое.

Может быть.

Впрочем, она не собиралась отступаться от случая с утопленницей и не будет откладывать в долгий ящик статью о детективе Пирсе Риде. Нет, что-то в этом есть, что-то очень интересное. Она это чувствует. Надо только понять, что именно. А для этого нужно взять у Рида интервью, найти к нему подход.

С той же вероятностью можно подступиться к дикобразу. Этот человек колючий, брюзгливый, а иногда чертовски грубый. Наверное, именно поэтому она не могла отказаться от мысли написать о нем. Это вызов. А Никки Жилетт никогда не уклонялась от вызова. Никогда. Она — дочь достопочтенного Рона Жилетта.

Никки все равно исхитрится и разнюхает все о детективе Пирсе Риде. Может, она и не найдет ничего особенного. Может быть, Рид скучен, как грязный носок. Она улыбнулась. Вряд ли. Никки нутром чуяла, что из жизни скользкого копа получится отличный материал. Осталось только нарыть его, и неважно, как глубоко Рид его закопал.

Вертолет «скорой помощи» с рокотом поднялся в воздух со дна лощины. Под натиском зимнего ветра он перелетел через лесистые скалы и скрылся за холмом. Поднимаясь вверх по скале, детектив Дэвис Макфи перевел взгляд на мальчишку, который дрожал рядом. Парень смертельно напуган, это точно, но Макфи не знал, только ли тем, что второй мальчик может не выжить.

Напарник Макфи, Бад Эллис, взял инициативу на себя.

— Ну, Билли Дин, давай еще раз. Вы охотились, и что-то напугало твоего друга.

— Моего брата… ну… троюродного брата.

— Прескотта Джонса?

— Да, мы с ним часто тусуемся.

— Сейчас не сезон охоты. — Да.

Прыщавый парень не нашел ничего лучше, как уставиться в землю и ковырнуть носком мягкую почву.

Он рассказал, что они с братом гнались за оленем, побежали за раненым животным в лощину, наткнулись на что-то, похожее на могилу, и тут что-то испугало Джонса. Вне себя от страха, он стал карабкаться на холм вместе с собакой Билли Дина, и когда Билли Дин добрался до этого места, то увидел, что его троюродный брат упал в пропасть.

При падении Джонс разбил себе череп, сломал три ребра и правую руку. Еще он распахал все лицо, а очки раскололись. Врач предполагал, хотя и не был уверен, что у парня прободение селезенки или другое внутреннее повреждение, а также, несомненно, сотрясение мозга. Макфи не исключал, что его столкнули. Может, ребята подрались, может, просто дурачились, но, так или иначе, Прескотт Джонс свалился в пропасть глубиной пятьдесят футов и покалечился.

— Итак, ты гнался за ним вверх по холму? — подсказал Эллис.

— Нет, сэр, я шел за ним и старым Рыжиком. Интересно, где этот сучий потрох. Короче, когда я сюда пришел, я увидел, что он падает туда. — Он показал на крутой лесистый склон. — Я не мог к нему спуститься, так что побежал к машине. У его отца там сотовый, и мне пришлось еще где-то с милю проехать, потому что не было связи, но я сразу вам позвонил. Честно. Клянусь. — У паренька стучали зубы — то ли от холода, то ли от страха, то ли от всего сразу.

— И на дне ущелья вы нашли могилу? — спросил Эллис.

— Да, сэр, — Билли Дин так усердно закивал, что грязная светлая челка захлопала по бровям.

— Ну, давай поглядим.

Эллис взглянул на Макфи, и они отправились за парнем по тропинке. По одну ее сторону на опушке лежал выпотрошенный олень; его внутренности вывалились наружу. Рядом, как и утверждал мальчишка, высилась куча свежей земли, явно походившая на могилу. Макфи это не понравилось. Он вынул жестянку с жевательным табаком и набил себе рот. Что, черт возьми, лежит под землей? Возможно, еще один убитый олень. Или ничего. Или мусор… хотя мусор обычно валяется где попало.

А это засыпанная яма, но землю не прикрыли листьями, ветками или палками. Если не брать в расчет того, что могила — если это могила — находится глубоко в ущелье, тот, кто ее вырыл, оставил все так, что каждый прохожий мог это увидеть.

Странно. Очень странно, черт возьми.

— Давай посмотрим, что там, — сказал он Эллису.

— Может, вызвать шерифа? Вдруг понадобится бригада для осмотра места преступления?

— Какого преступления? — спросил Макфи. — Кто знает, что там внутри. А если ничего не найдем? Переполошим всех зазря.

— Знаешь, схожу-ка я за лопатой и позвоню в управление.

— Давай. А Билли Дин побудет со мной. Верно, брат? Парень хотел было возразить, но передумал.

— Да, сэр.

— Вот и хорошо. Холод собачий, — Макфи потер руки и посмотрел на небо. Серые тучи грозили дождем. Эл-лис поспешил по тропинке, а Макфи вынул нож и осторожно ковырнул землю. Парнишка занервничал, и коп решил, что тот недоговаривает. — Ты уже бывал здесь?

— Да.

— Точно?

— Ну не прямо здесь, но рядом.

— Ты был в этом ущелье?

— Один раз, где-то месяц назад.

— Ты видел эту могилу?

— Нет, сэр, ее тут не было.

В это Макфи верил. Земля была свежая, как взрыхленный дерн на новом поле. Она отличалась по цвету от окружающей земли, и ее не тронули ни дождь, ни животные. Два дня назад шел ливень. Как из ведра. Насыпь должно было разровнять. Но нет. Потому что появилась она совсем недавно. Макфи снова поковырял ножом посреди насыпи. Он прокопал небольшую ямку, и тут лезвие ножа ушло глубоко вниз, глубже, чем рукоять, и ему пришлось наклониться и упереться коленом в землю. Он копал все глубже и глубже, а мальчишка переминался с ноги на ногу, утирал сопли и звенел в кармане ключами.

— Твоя собака может убежать далеко?

— Что? Нет, сэр. Старый Рыжик далеко не убежит.

— И где он, как ты думаешь?

— Не знаю. — Он нахмурился и поджал губы, словно чем-то встревоженный. Потом прикусил нижнюю губу и шмыгнул носом. — Папаша с меня шкуру сдерет, если с ним что-то стрясется.

— Не придумывай себе проблем, — сказал Макфи. Он не сомневался, что их и так уже достаточно.

В желудке у Рида бурчало. Пищевод сжигала кислота. Он посмотрел на часы и понял, что возится с бумагами, электронной почтой и прочей рутиной с тех пор, как они с Морисетт утром вернулись с кладбища. На завтрак был только кофе, обеда не существовало, а он с шести на ногах. Сейчас уже без пятнадцати три. Пора прерваться. Он покрутил шеей, чтобы хрустнуть позвонками и расслабить плечи. Интересно, когда он последний раз занимался в спортзале? Неделю назад? Десять дней? О черт, наверное, дольше. Вечером, что бы ни случилось, он натянет форму и отправится в старый спортивный клуб, где спаррингуют боксеры, лязгают штанги, а к стропилам поднимается запах мускуса и пота. Это был не типичный современный клуб с электронными беговыми дорожками и степперами, которые считают пульс, сожженные калории и пройденную дистанцию. Ничего подобного. Здесь придерживались старой школы. Вес, вес и еще раз вес. Хочешь бегать — бегай трусцой. Хочешь нагрузить верхнюю часть тела — дерись с мешком, бей его, чтобы избавиться от накопившейся агрессии, а если нужно двигаться быстрее, работай с грушей.

Настоящие мачо надевали перчатки, вставляли капу и шли на ринг, а остальные посетители смотрели на них и периодически делали ставки. Не то чтобы это было законно, но что с того? Рид и кое-кто еще в управлении предпочитали смотреть на ставки сквозь пальцы. Он вообразил, как на этих щербатых цементных полах или за раздолбанными раздевалками заключают сделки наркодельцы, но он не видел, чтобы тут покупали метамфетамин, кокаин или стероиды. Пока не видел. И надеялся, что не увидит никогда.

Вытянувшись в кресле, он обдумывал записку, которую получил утром. Письмо, возможно, послал очередной придурок, который решил прославиться, выводя из себя полицию. Конверт послали Риду, потому что он — самая легкая мишень: после дела Монтгомери его хвалили больше всех в управлении.

И это бесило.

Он залез в верхний ящик стола, вынул флакончик с антацидом и запил остатками кофе две таблетки. Зазвонил телефон — наверное, в сотый раз за день. Он поднес трубку к уху:

— Детектив Рид.

— Это шериф Болдуин, графство Лампкин.

Рид выпрямился. Необычный звонок. Графство Лампкин за триста миль к северу. Но ему оно было знакомо. Слишком знакомо.

— Чем могу помочь, шериф?

— Я думаю, вам надо приехать сюда, и прямо сейчас.

— Мне? — Желудок Рида словно завязался узлом — так всегда бывало, когда он чувствовал неладное.

— Так будет лучше.

— Почему?

— Два парня охотились с собакой рядом с Кровавой горой. Одному, Билли Дину Делакруа, повезло, он подстрелил оленя. Пацаны побежали по его следу в ущелье. Нашли мертвого оленя на краю полянки. Но это не все. Они наткнулись на нечто вроде могилы, земля была свежая, а их старая псина будто рехнулась. Один парень, брат Билли Дина, Прескотт Джонс, перетрусил и удрал, сказал, что увидел дьявола или еще кого-то, и пустился бежать тем же путем, каким они пришли. Билли Дин тоже испугался, решил, что у братца глюки, но через несколько минут вдруг занервничал и побежал за Прескоттом.

Вскарабкался наверх и тут услышал крик, от которого у него сердце в пятки ушло. Обогнул выступ и увидел, как этот Джонс летит вниз головой со скалы. Высота пятьдесят футов, никак не доберешься, так что наш Билли Дин побежал к папиному пикапу и позвонил по сотовому — а телефон не работает так высоко в горах. Так что ему пришлось немного проехать, пока связь не поймалась.

— Ничего себе. — Рид чертил каракули, записывал в блокнот имена ребят и ждал, когда шериф наконец подберется к сути.

— Как мы сейчас понимаем, ребята забрели туда, куда не следовало, может, слишком высоко. И у них то ли несчастный случай был, то ли один другого столкнул. — Он помолчал, видимо, чтобы закурить. Рид ждал. Все еще не понимал, почему же шериф ему позвонил. — Дело в том, что парень не соврал. В ущелье оказалась могила, недешевый гробик и все такое.

— Гроб?

— Да, кто-то взял на себя труд похоронить тела в палисандровом ящике.

— Тела? Больше одного?

— Ну да. Два, если точно. Один труп свежий, второй не очень… Так почему я вам звоню — мы думаем, что вы можете знать одну из жертв.

— Я? Почему? — Все мускулы Рида напряглись. Он перестал чертить загогулины.

— Мы нашли ваше имя в гробу.

— Что? Мое имя? — Шериф чокнулся, что ли? Его имя в гробу? Что это значит? — Прямо в гробу?

— Правильно. Записку для вас. Вместе с маленьким микрофоном.

— Шериф, подождите минутку. Записку для меня и микрофон нашли внутри гроба с двумя трупами в лесах, в трехстах милях от Саванны?

— Вот именно. В ящике проделана дырка, микрофон в углу, у головы жертвы, а записка в ногах, ее зацепили за обивку.

— Какие-то документы у жертв есть? — Голова шла кругом. Сначала странная записка с утра, а теперь эта новость о трупах в графстве Лампкин, в той части Джорджии, где он вырос… в том месте, о котором он предпочел бы забыть.

— Нет, очередные Джейн Доу. Наверное, вам стоит приехать и посмотреть. Я уже согласовал с полицией штата, вас доставят на вертолете. Основная бригада уже на месте, все изучают, но я, как увидел ваше имя на бумажке, решил, что вам лучше на это взглянуть.

Рид уже тянулся за курткой.

Около четырех Трина сказала:

— В графстве Лампкин какое-то громкое дельце.

Она возвращалась от автомата с запотевшей бутылкой диетической колы. Из скрытых динамиков в редакции «Саванна Сентинел» доносилась инструментальная обработка мелодии Патти Пейдж. Никки размышляла, чем бы разбавить сухую статью о школьном совете.

— Насколько громкое? — Никки оторвалась от монитора компьютера. Она интересовалась любыми новостями, даже несмотря на то, что графство Лампкин лежит далеко к северу от Атланты, у границы с Каролиной.

Трина наморщила лоб.

— Я не знаю. Но раз в «Сентинел» заинтересовались, значит, дело довольно серьезное.

— Да? — Никки обратилась в слух.

— Я знаю только, что Мецгер так разволновался, что чуть не забыл позлорадствовать.

Норман Мецгер был репортером криминальной хроники в «Сентинел». Его имя красовалось рядом с заголовком почти каждой статьи, связанной с управлением полиции Саванны или другими управлениями штата. Он был не то чтобы плох, скорее, на взгляд Никки, бесполезен, и, как выяснила Трина, обладал крайне преувеличенным самомнением.

— Он как раз хватал куртку и рычал на фотографа, чтобы тот пошевеливался. Когда я его спросила: «Где горит?» — он ухмыльнулся так, что Чеширский кот его бы убил, и сказал только: «В Далонеге». — Трина отвинтила крышку с бутылки и подняла брови. Глаза ее горели. — Я подумала, ты захочешь знать.

— Ты правильно подумала. — Никки резко отъехала на стуле назад, оглядела зал и увидела, как Мецгер напяливает шерстяную кепку и звенит ключами в кармане куртки. Он посмотрел на Никки через зал, поймал ее взгляд, шутливо отдал ей честь и подмигнул.

Скотина.

Он знал, что она метит на его место, и при любом удобном случае напоминал об этом.

Никки скрипнула зубами, придвинувшись обратно к столу.

— Не позволяй ему себя раздражать. — Трина явно наблюдала сей немой диалог.

— С Мецгером это невозможно.

— Все возможно. Не играй в его игры. Плюнь на него. Будто тебе как с гуся вода.

— Ну ладно. — Никки лихорадочно соображала. Что же такого важного случилось в горах северной Джорджии? — Спасибо за совет. При случае верну.

— Ну, при случае тебе придется вернуть дюжину или даже больше, но не будем считать. Можешь поставить мне выпивку вечером. И не вздумай нас прокатить. Я не собираюсь быть единственным островком нормальности между восторгами Даны и отчаянием Эйми. Ни за что, дорогая. Ты должна прийти.

— Обещаю.

— Да, да, конечно. — Трина отъехала на стуле и исчезла за перегородкой, где зазвонил телефон. — «Саванна Сентинел», говорит Трина Будин…

Никки не теряла ни секунды. Она взяла мобильник и набрала номер, который знала наизусть. Номер другого мобильника. Он принадлежал Клиффу Зиберту, который работал в уголовном отделе полиции Саванны. Он считал своим долгом знать все, что происходит, и почему-то снабжал информацией Никки. Может, она ему нравилась — эта мысль таилась в ней, но сейчас Никки не хотела ее признавать. Впрочем, он никогда не клеился. Пока. Может, он открывал ей все потому, что она дочь Большого Рона Жилетта, но, скорее всего, дело в тяжелом чувстве вины.

— Привет, это я, — бодро сказала она. Он простонал, но добродушно:

— И чего ты хочешь?

— Что-то случилось. Что-то серьезное, насколько я могу судить по ухмылке Норма Мецгера. Он как раз туда едет. В Далонегу.

— Как он об этом узнал?

— О чем? Я-то вообще ничего не знаю. — Последовала секундная пауза, как бывало всегда, когда Никки хотела что-то выведать, а детектив Зиберт сражался с совестью. — Ну, скажи, Клифф. Что происходит?

— Ты не можешь узнать там, у себя? — спросил он, чтобы потянуть время. Как обычно.

— Ты смеешься? Ты же знаешь моего шефа. Том — старый добрый южанин, и он под своим либеральным лоском считает, что все женщины — нечто среднее между Скарлетт О'Хара и Хайди Фляйсс[3].

— Эй, осторожнее, я ведь тоже старый добрый южанин!

— Ты понял, о чем я, — вздохнула Никки. Клифф действовал ей на нервы — впрочем, как обычно. Как всегда. Клифф Зиберт был лучшим другом ее старшего брата в школе. Эндрю поступил в университет Дьюка. Клифф пошел в полицейскую академию и окончил колледж, уже работая в полицейском управлении Саванны. У его семьи за городом была собственность, три фермы, которыми они владели уже шесть поколений, но Клифф решительно отказался быть фермером. Он хотел стать копом с той минуты, как увидел черно-белую патрульную машину на улицах городка, где они выросли. В тот уик-энд, когда Эндрю погиб, Клифф должен был к нему приехать, но в последний момент передумал. И с тех пор его терзало чувство вины.

— Похоже, Мецгер и впрямь тебя достает, — сказал он в конце концов.

— Аминь, — сердито стукнула карандашом по столу Никки. Надоели мужчины, которые сначала превозносят добродетели работающей женщины, а потом, как в истории доктора Джекила и мистера Хайда, хотят к шести вечера горячий ужин и жену в роли тысячедолларовой девочки по вызову, но только, разумеется, после вечерних новостей и спортивного репортажа. Черт, ведь такое отношение перестало существовать в пятидесятых, нет? ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ пятидесятых?

Том Свинн, редактор «Сентинел», со своей стороны стеклянной перегородки мог изрыгать пламя, серу и крайне правые политические высказывания — все, что хотел. Но это не остановит Никки Жилетт. Ни за что, никоим образом. Прямо сейчас она собирается прорвать эту невидимую баррикаду. Она рассчитывала, что Свинну придется полностью изменить отношение к ней, когда она промчится мимо него на пути к великому будущему, а из-под ног будут лететь осколки. Все, что ей нужно, — это хорошая статья. Всего одна. И она чувствовала, что из событий в графстве Лампкин статья может получиться.

— Ну давай, не тяни. Что там?

Последовал тяжелый вздох, громкий скрип — наверное, Клифф повернулся на стуле. Затем, понизив голос, он произнес:

— Хорошо, хорошо. Слушай. Я знаю только одно — туда вызвали Пирса Рида. Видимо, дело серьезное. Он уже едет в ведомство шерифа в графстве Лампкин, веришь или нет. Выехал минут двадцать назад. Не знаю, что там, но слышал, будто из лесов в той части гор какого-то парня забрали на вертолете «скорой помощи», он вроде бы упал со скалы. Сейчас его везут в госпиталь Атланты. Всех подробностей не знаю, даже не знаю, сильно ли он покалечился, но, насколько я понял, все произошло за полчаса до того, как Риду позвонили. — Он помолчал с минуту. — Никки, ну ты знаешь. Я тебе ничего не говорил.

— Конечно, нет. — Никки взглянула на часы. — Спасибо, Клифф, — сказала она, мысленно уже направляясь в северную Джорджию. — Я этого не забуду.

— Забудь. Хорошо? Я тебе ничего не говорил. Если ты проболтаешься, я потеряю работу. И помни, что ты узнала об этом, увидев полицейский наряд, ну или еще что-нибудь придумай.

— Обязательно.

— И еще, Никки…

— Да? — Она полезла в сумочку за ключами от машины.

— Передавай привет маме.

Никки похолодела. Как и всегда, когда вспоминала о матери. Пальцы коснулись металла ключей и вдруг заледенели.

— Хорошо, Клифф, — пообещала она и нажала отбой. Ей представился мимолетный образ матери, болезненной, несчастливой в браке, зависящей от человека, который хоть и не любил ее, но хотя бы хранил ей верность. По крайней мере, все так считали. Для постороннего взгляда судья Рональд Жилетт был средоточием пристойности, любящим мужем больной женщины, часто прикованной к постели.

Никки вскочила и попыталась отделаться от грусти, которая пеленой окутывала ее душу, если она слишком долго думала о матери.

Она отметилась на контроле, что уходит на весь день, и выбросила из головы все мысли о семье. Натягивая куртку, поспешила на улицу. Ветер тут же растрепал волосы, светло-рыжие пряди упали на глаза, разметались по лицу. Уже темнело, сгущались сумерки, когда она перебежала через дорогу к своей маленькой «субару», припаркованной под фонарем.

Какого черта Пирс Рид делает в графстве Лампкин, так далеко за пределами своей юрисдикции? Пахло отличной статьей, но она старалась не слишком радоваться — вдруг там ничего особенного? Хотя почему тогда Норм Мецгер помчался за Ридом? Нет, здесь определенно пахло жареным. Она надавила на газ и рванула к магистрали И-16, превышая скорость. Чтобы попасть в Далонегу, придется потратить часов пять. А дальше? Даже если ей попадется Рид, какова вероятность того, что он расскажет что-нибудь?

Да никакой. Ни шиша.

Если она не найдет способ к нему подобраться.

Никки вырулила из города на шоссе, вполуха слушая новости по радио. Работала и полицейская волна, где передавали о пробках на дорогах, об ограблении универмага на юге Саванны, но не упоминалось ни об одном деле, в котором участвовал бы Рид. Ничего.

Она обогнала грузовик с чем-то огнеопасным и вдавила в пол педаль газа. Водитель грузовика засигналил, и она показала ему непристойный жест, промчавшись мимо так, словно за нею черти гнались. Она не знала, что творится в графстве Лампкин, но была уверена, что это в десять раз интереснее, чем последние решения школьного совета Саванны. И присутствие Рида это гарантировало.

Привлекательный, мужественный, вечно занятой Пирс Рид — крепкий орешек, полицейский, который никого не подпустит к себе слишком близко, человек, всегда закрытый в общении с прессой.

Но скоро это изменится.

Просто Рид об этом еще не знает.

— Вот пока все, что у нас есть. Тот, кто притащил сюда гроб, ехал по старой тропе лесорубов. — Шериф Болдуин указал на развилку и повернул джип направо. — Мы думаем, что у него был грузовик с подъемником и лебедкой. Я уже послал человека в дорожную полицию узнать, у кого может быть такая машина. А также мы ищем те, что могли угнать.

— Хорошая мысль, — сказал Рид, расстегивая куртку.

Болдуину было уже под шестьдесят, но он оставался таким же стройным, как тридцать лет назад, когда служил сержантом в армии. Это был бесхитростный человек с грубым лицом, колючими глазами и густыми седыми усами. Он включил обогреватель, и тот с ревом погнал горячий воздух на ветровое стекло и в салон служебного автомобиля. На полицейской волне потрескивали помехи, повизгивал двигатель грузовичка, карабкающегося вверх по холму.

— Ну что ж, это уже начало. Но скромное. Черт возьми, я работаю в этом графстве уже двадцать лет, но ничего подобного не видел. — Болдуин переключился на нижнюю передачу. Фары джипа прорезали мрак, лучи выхватывали из темноты сухую траву, редкий гравий, шершавые стволы дубков и сосенок. Из чахлых кустов выскочил опоссум, сверкая глазами, повернулся и неуклюже утопал во тьму. — Понять не могу, зачем кому-то понадобилось лезть в эти дебри.

Рид тоже не понимал. Он всматривался в темноту из джипа, который подпрыгивал и ревел на лесной дороге. Какого черта он делает здесь, рядом с маленьким домиком на две спальни, где он родился? Как его имя оказалось на бумажке в этом гребаном гробу — именно здесь? С тех пор как позвонил Болдуин, Рид не мог думать больше ни о чем. Он размышлял над этим и в вертолете, но шериф при встрече не смог толком ответить ему. Да и никто бы не смог.

По крайней мере, пока.

Они ехали уже минут сорок, огни Далонеги и цивилизация остались далеко позади, и тут Рид увидел за деревьями свет.

Вот и приехали, подумал он и почувствовал приток адреналина, как всегда у места преступления.

— Мы начали расследование сегодня после обеда, но быстро темнело. По прогнозам обещали дождь, и мы опасались потерять большинство следов и улик, если польет как из ведра. Поэтому и оборудование притащили — как только, так сразу, — объяснял шериф, хотя Рид и знал весь процесс. Он уже видел, как поступают в серьезных случаях.

Легковушки, фургоны, внедорожники и джипы стояли под причудливыми углами футах в ста от ворот. Фары, лампы, фонари, алые кончики сигарет освещали мглу. Место преступления уже огородили представители различных ведомств штата и графства. Задние двери фургона были широко открыты, и эксперты уже начали собирать и изучать следы. Детективы и представители графства присоединились к полиции штата.

Болдуин быстро представил Риду нескольких человек, затем при свете фонаря, который придерживал один из его людей, указал на ржавые ворота. Те состояли из единственной тяжелой перекладины, которая качалась над сухой травой и грязным редким гравием — остатками дороги.

— Видишь, как примяло траву и какие на ней капли масла?

Рид кивнул.

— А ворота, вот здесь, — продолжал Болдуин, указывая на ржавую перекладину. — Они были заперты на цепочку, но цепь чистенько перерезали. Не иначе, большими кусачками — звенья-то здоровенные.

Рид присел на корточки и нагнулся, чтобы получше рассмотреть повреждения.

— Тот, кто это сделал, был так внимателен, что даже закрыл за собой ворота… Смотри сюда. — Болдуин качнул фонарем на участок цепи, где звенья были перекушены, а затем скреплены чем-то вроде вешалки для пальто. Ворота уже посыпали порошком для снятия отпечатков, один полицейский снимал следы шин. Остальные с фонариками осматривали траву и огораживали место, чтобы утром найти хоть какие-то улики.

Осторожно, чтобы не мешать работе, Болдуин повел Рида в лес, вверх по крутому подъему и вниз, к полянке, где были установлены прожекторы дневного света, эксперты тщательно исследовали почву, брали образцы, снимали все на видео, цифровые фотоаппараты и поляроиды. Холодный ветер забрался Риду под куртку, в воздухе пахло дождем, но не только. Чем-то безымянным. Чем-то темным. Злым. Он чувствовал это. Как и на многих местах преступлений. Болдуин свернул в рощицу тонких деревьев и вышел на полянку. Они прошли мимо мертвого оленя, осветив фонарем его невидящие глаза. Внутренности вывалились на землю, темная кровь вытекла на траву и запеклась. Рид представил, как любители падали скрываются в темном лесу. И выжидают.

Болдуин подошел к неглубокой могиле. У Рида внутри все сжалось, когда он заметил землю, набросанную вокруг гроба из розового дерева и меди. Дерево почернело и пошло пятнами, металл потускнел, крышка гроба лежала под зловещим неестественным светом прожекторов, стоящих рядом на штативах. Рид весь подобрался и шагнул ближе.

— Господи! — воскликнул он тихо и тонко, а слово прозвучало, как молитва. Он глубоко вдохнул. — Почему, черт возьми, ты не сказал, что этот ублюдок запихал ее туда живой? — Его распирал гнев. — Кто, боже мой…

В потемневший ящик, обитый атласом, были втиснуты два тела, одно из которых почти скрывало другое. Запах смерти, разлагающейся плоти был невыносим. Яркие огни фонарей казались в этом темном лесу жутковатыми и неуместными; они освещали страшную картину. Морщась от вони, Рид подошел ближе. Сверху лежало тело обнаженной женщины, кожа была синюшно-белой, царапины обескровили лицо, руки и ноги — было очевидно, что она пыталась вырваться из могилы.

Господь всемогущий, ее похоронили заживо.

Он старался не думать о ее страданиях, пока не обратил внимания на лицо.

О господи, нет… это невозможно. Его чуть не вырвало, когда под синяками разглядел прекрасные тонкие черты, руки с содранными наманикюренными ногтями, открытые, полные ужаса мертвые глаза Барбары Джин Маркс.

— Твою мать, — пробормотал он, отвернувшись, чтобы глотнуть свежего воздуха. Бобби? Нет…

Но когда он снова взглянул на этот ужас, то убедился, что это она. Длинные голые ноги в кровоподтеках, идеальные груди распластались на ребрах, а сама она, полностью раздетая, лежача на чьих-то останках. Было ясно, что умерла она недавно, может быть, меньше суток назад. Кровь текла у нее из ушей, пальцы скрючились, словно кровавые когти. Должно быть, смерть наступила, когда она все еще пыталась выкарабкаться на свободу.

— Знаешь ее? — спросил Болдуин.

У Рида скрутило желудок. В горле стоял ком. Он боролся с тошнотой.

— Да, — прошептал он в конце концов, все еще не веря, не сводя глаз с мертвой женщины. Господи! Неужели это правда? Бобби? Сексуальная, шаловливая проказница Бобби? Казалось, время остановилось. Затихли ночные звуки. Перед глазами сменялись образы — жаркие эротические сцены, знойные карие глаза, упругое тренированное тело, непокорные рыжие локоны, большие груди с невероятной величины сосками. Она заводила его медленно, словно дразнила, касалась каждого из его ребер, ногтями пощипывала его грудь; он потел, жадно смотрел на нее, часто дышал, ему бьио почти больно от мощной эрекции. Господи, как же он тогда ее хотел.

Сейчас, глядя на ее бледные останки, он прочистил горло и отогнал чувственные мысли. В этот момент они казались почти кощунственными. Стискивая зубы, он ощутил не только грусть и отвращение, но и — неожиданно — усталость. Как она дошла до этого? Кто это сделал?

— Ее имя Бобби Джин. Барбара Джин Маркс. — Собственный голос показался ему хриплым и грубым. Он не любил ее, и все же…

— Откуда ты ее знаешь? — спросил шериф, и в том, как он поднял брови, мелькнула тень подозрения.

Рид скрипнул зубами. Глубоко вдохнул. Почувствовал на себе взгляды полудюжины копов. Да, он знал ее. В библейском смысле. Нет причин скрывать правду. Сейчас все выплывет наружу.

— Пару месяцев назад мы были любовниками.

Глава 3

— Микрофон внутри гроба работает?

О да, подумал Супергерой, он прекрасно работает. Как и этот магнитофончик. Вот в чем прелесть современных технологий. Голос Пирса Рида доносился лишь с небольшими искажениями, хотя его владелец находился в полумиле отсюда. Супергерой расположился выше по склону, спрятавшись в деревьях и настроив бинокль на пятно, освещенное прожекторами. Он слушал, магнитофон записывал каждый звук. Растительность загораживала обзор, но тем не менее, глядя сквозь ветки сосен, он чувствовал удовлетворение от хорошо проделанной работы.

— Скорее всего. С виду новый, — ответил наконец мужской голос.

— Так этот подонок, наверное, нас сейчас слышит. — Голос Пирса Рида. Хотя прошло столько лет, Супергерой узнал его, и волоски на шее встали дыбом.

— Да запросто, — согласился чей-то еще голос, может, этой деревенщины — шерифа. Какое-то время слышался только фоновый шум, приглушенные голоса. Похоже, полицейские отошли и обсуждали, как прочесывают окружающие холмы, говорили, что копов с собаками послали в ущелья и на вершины. Его это не беспокоило. Этого и следовало ожидать. Но пора было идти.

— Ты говорил, там письмо. — Снова голос Рида.

— Здесь… воткнули внутри. Пауза. И голос Рида:

— Тихо ходят часики — тик-так, два в одном у нас, вот так.

Супергерой продекламировал эти слова вместе с Ридом. Подумай над этим, ублюдок.

— Что, черт побери, это значит? — требовательно спросил другой голос — того, кого называли Болдуином.

По спине Супергероя пробежали мурашки.

— Не знаю, но с утра похожая бумажка пришла мне в управление.

Супергерой улыбнулся, уловив волнение в голосе Рида. Коп беспокоился. Это хорошо. Так тебе и надо, дерьмо собачье. Давай, хоть раз в жизни сделай свою работу, блин!

И что там было написано?

— «Раз, два, три, мертвых убери. Их крики слушай, молись за их души».

Правильно.

— Да уж, блин, этот парень явно не Шекспир. Улыбка сползла с лица Супергероя… Что они хотят этим сказать?

— Но ты уверен, что это он же? Конечно, да, безмозглый кретин!

Та же бумага, тот же почерк. — Это снова Рид. Какой серьезный. Нотки гнева в голосе. Замечательно.

— Итак, у нас маньяк, и ему что-то нужно от тебя.

— Похоже на то.

— И что-то очень серьезное, раз он убил твою женщину и засунул ее в гроб, который перед тем не поленился выкопать. Надо будет проверить ближайшее кладбище.

— И проверьте, кто вторая женщина. Может, они как-то связаны.

Супергерой облизал сухие губы. Было слышно, как ветер шуршит над головой хрупкими ветками. Может, он выдал им слишком много и слишком быстро?

— Выясним.

— Минутку, — коротко пролаял Рид.

Время шло, утекали драгоценные секунды, и эти хреновы дворняжки уже могли его найти, но он все медлил, не в силах противиться искушению услышать остальное. Он снова настроил полевой бинокль на пятно света. Надеялся разглядеть Рида, жаждал увидеть боль на его лице. Какая сладкая месть — представлять, как Рид, нагнувшись, узнает в хладном трупе черты своей обнаженной любовницы. От предвкушения участился пульс.

— Смотрите! Обивка содрана, а ее пальцы… — Голос Рида дрогнул от ярости и отчаяния.

Правильно, Рид, она пыталась оттуда выбраться. При этой мысли у Супергероя кровь быстрее побежала по жилам Барбара Джин Маркс получила то, чего заслуживала. И другие тоже получат.

Залаяла собака, возбужденное гавканье гулко разнеслось по каньону.

Дольше оставаться нельзя. Это чревато. Супергерою понравилась идея затащить Рида сюда, в захолустье, где и родился этот ублюдок. А сейчас пора возвращаться в Саванну. Да, волочь сюда гроб было опасно, его могли заметить, но дело того стоило, просто чтобы попугать Рида. Чтобы направить проклятых колов по ложному следу. Но он не рассчитывал, что эти тупоголовые мальчишки появятся здесь первыми. Это была ошибка.

Но больше он не ошибется.

— Какого черта ты не сказал мне, что она была жива?.. Господи, ты что, хотел посмотреть на мою реакцию? Да? Ты думал, я к этому причастен, подложил туда бумажку с собственным именем и… — На секунду его голос пропал. Супергерой представил, как Рид пытается совладать с нервами. — Слушай меня, ублюдок, кем бы ты ни был! — Сейчас звук был чистым, потому что коп говорил прямо в микрофон. — Тебе это с рук не сойдет, слышишь? Я поймаю тебя, урод чокнутый. Я загоню тебя в гроб. В гроб, мать твою! Тебе больше не вздохнуть свободно!

Да ну, Рид? Супергерой собрал вещи и быстро пошел по дороге к грузовику. Размечтался.

Стрелка спидометра зашкалила за шестьдесят миль в час. В ночи Никки неуклонно двигалась на север. На поворотах машину чуть не заносило, но она все мчалась по холмам. Пошел мелкий дождь. Она машинально включила «дворники» и тут заметила, что бензин кончается.

Никки заранее спланировала маршрут, но ей так недоставало волшебной палочки или устройства для телепортации, какие описывают в научной фантастике, чтобы приземлиться прямо в графстве Лампкин, на месте преступления, — двойного убийства, как она поняла, — в тот момент, когда там окажется Рид. По полицейской волне передали какую-то информацию, но явно неполную. Она знала одно — надо ехать к старой тропе лесорубов у Кровавой горы. Подключив ноутбук к Интернету, она выяснила маршрут, но данных все равно не хватало. Она позвонила в ведомство шерифа графства Лампкин, и, естественно, автоответчик сообщил, что там закрыто до утра. Никки набрала еще несколько знакомых номеров, но ничего не вышло. Когда она вновь позвонила Клиффу Зиберту, никто не ответил. Коп явно избегал ее.

Она вписалась в поворот чуть быстрее, чем следовало, и шины взвизгнули. Ей очень хотелось поговорить с самим детективом Пирсом Ридом, но это будет сложно. Никки пыталась подобраться к нему во время расследования дела Монтгомери, но он вел себя сдержанно, да что там, просто грубо. Все знали, что он не любит прессу, и она не винила его за это, после того как во время его дежурства погибла та женщина в Калифорнии. Несмотря на то что отдел внутренних расследований полицейского управления Сан-Франциско полностью оправдал Рида, газетчики просто распяли его.

Очень может быть, что отец знает о Риде больше ее. Никки выключила дальний свет — навстречу ехала машина — и нахмурилась. Она не любила просить Большого Рона Жилетта об одолжении. Никогда не просила. И не будет.

Конечно, будешь, девочка моя. Ты на все пойдешь ради статьи. Она почти слышала насмешливый голос старшего брата, что вообще-то было невозможно, ведь Эндрю давно мертв. Мимо пронеслась еще одна машина; «дворники» размазывали дождь по лобовому стеклу. Ей стало холодно внутри.

Эндрю, прекрасный спортсмен.

Эндрю, выдающийся студент.

Эндрю, рожденный, чтобы идти по стопам знаменитого отца.

Эндрю, разбившийся насмерть после падения с тридцатифутовой высоты.

Эндрю — тело разбито, в крови заоблачный уровень алкоголя, следы экстази и кокаина.

Эндрю, жертва несчастного случая. Или самоубийства?

Так совпало, что за неделю до гибели брата выставили из юридического колледжа в Гарварде — альма-матер отца.

Никки стиснула зубы. Сощурилась, глядя в темноту. Прошло восемь лет, но смерть брата еще витала над ней, как темная вуаль, появлялась, когда ее меньше всего ждали. Никки сумела стряхнуть с себя неверие и отчаяние, лишь когда машина проехала указатель, из которого стало ясно, что до Далонеги еще добрая сотня миль.

Она заехала на ближайшую заправку и наполнила бак. Прыщавому парнишке за прилавком было на вид не больше четырнадцати, но он продал покупателю упаковку пива с видом заправского торгаша. Взяв в холодильнике диетический «Доктор Пеппер», она услышала, как покупатель, небритый дед лет семидесяти, с кустистыми седыми бровями и без нескольких зубов, спросил:

— А чё там такое у Кровавой горы? Мальчишка выбил чек и отсчитал сдачу.

— Ну, я не особо в курсе. Два охотника чего-то перепугались, один упал в ущелье, ну или его туда столкнули. На вертолете отправили в госпиталь Атланты.

Никки, пробираясь мимо чипсов, обратилась в слух.

— Слышал, там сейчас до черта полиции. Вроде нашли какие-то могилы.

Паренек оставался равнодушным. Он пожал плечами и протянул покупателю сдачу.

— Да-а, старый Чесун Диггере говорил, что они уже откопали два тела.

— Чесун-то откуда знает?

— Оттуда. Его жена — полицейский курьер.

— Чесун больно много болтает.

— Точно. Но он-то все знает из первых рук.

Два тела, а может, и больше. Но как это связано с Пирсом Ридом? Никки взяла пачку чипсов и журнал и стала перелистывать страницы, делая вид, что заинтересовалась последними сплетнями о знаменитостях. Но все это время она прислушивалась к разговору.

Но разговор уже кончился. Старик заковылял к двери с причудливым звонком и прикрученной к косяку видеокамерой.

— Бывай, Вуди. Мамке с батей привет.

— Ага, — кивнул мальчик. Звонок звякнул, и дверь закрылась.

Никки подошла к прилавку.

— Это правда? — спросила она с невинным видом, роясь в сумочке в поисках кошелька. — Я случайно подслушала, о чем вы тут говорили. Что, правда на Кровавой горе закопали трупы?

— Не знаю. Я недавно смотрел новости, — он подбородком указал на маленький черно-белый телевизор под прилавком. Показывал тот плохо, реалити-шоу шло с мухами. — И там сказали, что нашли какие-то могилы. Но репортаж был, как всегда говорят, «официально не подтвержден полицией». — Мальчик открыто улыбнулся и добавил: — Но батя всегда говорит, что дыма без огня не бывает.

— Это точно, — согласилась Никки, нашарила пятерку и сразу получила сдачу. — А далеко это отсюда?

— Час, может, полтора, — сказал продавец, выбив чек.

А за это время ее опередят Норм Мецгер и еще полдюжины местных групп репортеров, и она останется на бобах. Она забралась в машину и рванула по шоссе. Значит, полиция ничего не говорит. Неудивительно. Но вдруг ей повезет? Если бы Клифф Зиберт сказал, почему туда послали Пирса Рида, у нее на руках оказался бы новый козырь, возможно, единственный, которым можно побить Рида. Никки барабанила пальцами по рулю и кусала губы. Так или иначе, ей нужно эксклюзивное интервью с этим скрытным полицейским. Должен же быть способ до него достучаться. Способы всегда находились. Надо только узнать, что подойдет сейчас.

— Ты сказал, вы были любовниками. — Шериф Болдуин нагнулся над гробом. Когда он выпрямился, спина у него хрустнула. Все было окутано туманом, намечался дождь, холодный горный воздух пробирал Рида до костей.

— Были. Все кончилось.

— Когда?

— Последний раз виделись пару месяцев назад. Я ее бросил.

Болдуин явно интересовался. Он переминался с ноги на ногу, щурясь в жутковатом тусклом свете прожекторов.

— Почему это? — Шериф снова бросил взгляд в гроб. — Красивая.

У Рида заходили желваки на скулах.

— Ну, скажем так, из-за мужа. Джерома Маркса. Он бизнесмен, занимается импортом и экспортом, кажется. Ему не нравилось.

Шериф выдохнул сквозь зубы.

— Она была замужем?

— Ну, она так не думала, а вот он — да. Оскорбился, что я встречаюсь с его женой.

— Его можно понять, — пробормотал Болдуин. — Ты не знал, что она замужем?

— Она говорила, что они не живут вместе, что развод — это формальность, его можно получить в любой момент.

— Ты не проверял? Ведь это вопрос репутации. — Темные глаза впились в него.

— Нет.

— Ты доверял ей?

— Я ей никогда не доверял. — Но он не мог устоять. Одни мужчины искали отдыха в выпивке. Другие принимали наркотики. Курили. Ахиллесовой пятой Пирса Рида были женщины. И обычно определенного сорта. Так всегда было и, видимо, будет. Он посмотрел на Бобби, и его замутило.

— Пожалуй, надо сообщить Марксу. Придется его вызвать, чтобы он опознал тело.

— Давай я с ним поговорю.

Шериф смешался, бросил взгляд на детектива Макфи и представителя прокурора Рэя Эллиса, покусывая нижнюю губу.

— Не вижу, чему это может повредить, тем более что он уже в Саванне. Но лучше возьми кого-нибудь с собой, раз уж ты знаком с жертвой. Макфи, — он кивнул крупному мужчине, чье лицо скрывали поля шляпы, — будешь сопровождать детектива.

— Отлично, — Рида не заботило, кто с ним пойдет, но он чертовски хотел увидеть лицо Джерома Маркса, когда тому скажут, что его жену похоронили заживо.

— Эй! — крикнули из-под прожекторов. — А мы уже не одни. Пресса пожаловала.

— Круто, — пробормотал Рид, заметив за деревьями фары. Не хватало только толп репортеров.

— Не пускайте их на место, — приказал Болдуин, явно обрадовавшись не больше Рида, и велел Макфи: — Покажи Риду второе тело. То, что снизу.

Стараясь как можно меньше повредить, великан руками в перчатках приподнял голову Бобби.

В свете прожектора на них смотрело полуразложившееся лицо: жуткая ухмылка, уже неразличимые черты. Лишь седые тугие кудри и остатки синего платья свидетельствовали, что тело принадлежало пожилой женщине.

Рид потряс головой и сжал зубы. Его ужасал не сам гниющий труп, он видел много тел разной степени разложения, но от мысли, что Бобби была жива и сознавала, что ее похоронили заживо вместе с покойником, его снова замутило. Какая сволочь это сделала? Кто знал, что они с Бобби любовники? Кому это настолько досаждало?

Джером Маркс.

Иначе зачем писать Риду записку и класть ее в гроб?

Но почему он похоронил ее с другой покойницей и кто она, черт возьми ? И он наверняка бы знал, что, положив в гроб записку для Рида, станет главным подозреваемым. Джером Маркс, конечно, далеко не ангел, но уж точно не дурак.

Шериф потер подбородок, поскреб щетину. Вдалеке жалобно завыли собаки.

— Когда закончим, надо бы вернуться в офис, и там ты сделаешь заявление.

Когда Никки Жилетт добралась до ведомства шерифа в Далонеге, было уже поздно, шел десятый час вечера. Она много часов провела за рулем, и теперь болели кости, возмущался желудок, гудела голова. К тому же она так и не придумала, как подъехать к Пирсу Риду.

Хуже того, она была не одна. Фургоны телегрупп расположились на парковке полицейского управления, еще больше стояло на улице. Сердце Никки упало, когда она увидела не только Норма Мецгера, но и Макса О'Делла с телеканала Саванны. Были тут и другие журналисты, кое-кто из Атланты, еще нескольких она знала только в лицо. Да, происшествие на Кровавой горе явно обещало стать сенсацией недели.

Как бы пробраться к кормушке?

Норм заметил Никки и вылез из машины.

— Что ты здесь делаешь?

— То же, что и ты.

— Тебя Майк сюда послал? — спросил он, подняв брови над очками без оправы. Его фотограф соскользнул с пассажирского места и влился в растущую толпу репортеров, слоняющихся возле полицейского участка.

— Просто решила съездить, посмотреть, — сказала она.

— Неблизкая прогулка, однако, — заметил Норм.

— Ну ладно, мне стало интересно. Это тебя устроит?

— Значит, ты слышала о трупах? — Да.

— И что сюда вызвали Пирса Рида?

Она кивнула. Натягивая перчатки, Норм произнес:

— Он тебя не любит, сама знаешь.

— Он вообще не любит репортеров.

— Но тебя особенно. Ты его здорово достала в деле Монтгомери.

— Правда? Он так тебе сказал?

— Можно и не говорить, я же видел, как он тебе грубил.

— Да он вообще грубый.

— Ну да, особенно когда ты рядом.

Парадная дверь распахнулась, и шериф Болдуин с несколькими полицейскими, в том числе Пирсом Ридом, показался на бетонных ступеньках.

Шериф без помощи микрофона призвал всех «слушать». Шорохи, шепот и пустые разговоры оборвались, и все застыли с ручкой, диктофоном или карандашом в руках. На полицейских направили камеры.

— Мы тут все устали, полагаю, вы тоже, так что буду краток. Сегодня днем в службу спасения поступил звонок о несчастном случае на охоте с участием двух подростков. Когда мы добрались до места, одного мальчика на вертолете отправили в госпиталь Атланты, а другой сделал заявление. Эти двое нашли что-то вроде могилы, и мы отправились на расследование. Там мы действительно обнаружили гроб, но не с одним, а с двумя трупами. В данный момент мы выясняем личности жертв, затем нужно будет связаться с ближайшими родственниками, поэтому пока мы не можем предоставить более подробной информации. Но мы рассматриваем этот случай как возможное убийство. Все.

Однако репортеры жаждали ответов, и несколько человек начали одновременно выкрикивать вопросы:

— Шериф Болдуин, вы считаете, что найдете еще трупы?

— Как долго жертвы находились там?

— Почему вы вызвали детектива из Саванны?

— Охотник выживет?

— Как я уже сказал, это все, — твердо, почти угрожающе повторил Болдуин. Усталым, но решительным взглядом он обвел толпу. — Утром появится больше данных. А сейчас отдыхайте. — Он пропустил мимо ушей еще несколько вопросов и исчез в дверях. Никки продвинулась вперед и вроде бы поймала взгляд Рида, но даже если он ее и заметил, то не подал виду, что узнал. За полицейскими захлопнулись двери, а на случай, если какой-нибудь храбрый журналист все же решится войти, у входа выставили охранника.

— И что теперь? — спросил Норм, бочком протиснувшись поближе.

— Ждать, наверное, — ответила Никки, хотя не испытывала ни малейшего желания сидеть под дверью ради тщательно дозированной информации. По крайней мере, не сейчас, когда Пирс Рид уже так близко.

— Два тела в одном гробу? — сморщила нос Сильвия Морисетт, плюхнувшись в кресло в кабинете Рида. Ее платиновые волосы казались еще более колючими, над столом витал слабый вездесущий запах сигарет. — Это что-то новенькое. Какой-то чувак не смог купить себе место на кладбище?

— Скорее какая-то чувиха, — уточнил Рид, не рассмеявшись шутке. Не то было настроение. Полночи он провел в северной Джорджии, понимая, что шериф и некоторые детективы считают его подозреваемым. Потом он урвал пару часов сна, едва ли не в бессознательном состоянии принял душ и уселся за этот стол уже в половине седьмого. Жил он на кофе, «Тамс»[4] и экседрине[5]. В мусорной корзине валялся недоеденный пончик, напоминая о том, когда он в последний раз ел. Так что было совсем не до шуток.

— Одна из жертв — Барбара Джин Маркс. Вторую еще не опознали.

— Барбара Джин Маркс? — Брови Морисетт сдвинулись, сверкнув недавно вставленным серебряным гвоздиком. — Где-то я уже слышала это имя.

— До недавнего времени была замужем за Джеромом Марксом. — Он стиснул зубы, подумав, как легко она ему врала и как охотно он ей верил. — У Маркса импортно-экспортная фирма в деловом квартале. Пожалуй, нанесу ему визит и сообщу эту новость лично.

— Ты его знаешь? — спросила Морисетт, вытаскивая из сумочки пластинку жвачки. — Похоже, что да.

Рид помешкал и решил ей довериться.

— Я знал Бобби Джин. У нас был роман.

— И теперь ты собираешься говорить с бывшим? А это не против правил?

— Со мной будет детектив из графства Лампкин, Дэвис Макфи.

Морисетт подняла бровь:

— Ты что, обзавелся личным конвоем?

— Очень смешно, — ухмыльнулся он, хотя эта мысль его действительно мучила. Болдуин явно не доверял ему. В самом деле? Да брось! Болдуин просто страхуется. — Я подумал, может, ты тоже составишь компанию?

— Ни за что такого не пропущу. — Она развернула мятую пластинку жвачки и отправила ее в рот. — Ну давай, просвети меня.

Рид рассказал ей все — от полета на вертолете и шокирующих открытий в могиле до совещания, на котором шериф Болдуин «ради сохранения целостности команды» решил, что возглавлять расследование будет Макфи. То, что он разрешил Риду, бывшему любовнику Бобби Джин, сопровождать Макфи, действительно было серьезным нарушением правил. Когда Рид закончил, Морисетт тихонько присвистнула:

— Ну и дела, Рид. И ты думаешь, записка из гроба связана с той, которую тебе прислали вчера?

— Для совпадения это было бы слишком. Да и выглядят одинаково. Такая же бумажка, тот же почерк. Сейчас эксперты их сравнивают и ищут отпечатки.

— Нам бы на редкость повезло, — пробормотала Морисетт, и тут зазвонил телефон.

Рид поднял палец, молча прося ее подождать, и снял трубку. Хотя он надеялся услышать что-то новое о Бобби и второй женщине в гробу, звонок касался другого дела. Двое детей играли с отцовским револьвером, в результате один погиб. Да, неприятное начало утра, и без того недоброго.

Пока он разговаривал, у Морисетт тоже зазвонил телефон. Она вынула мобильник из сумочки с бахромой и исчезла за дверью. Вернулась она еще до того, как он закончил, но не села обратно в кресло. Вместо этого поместила свою изящную попку на подоконник и стала ждать, когда Рид повесит трубку. Дверь в кабинет была приоткрыта, и он слышал голоса и шаги копов, приходящих на дневную смену.

— Итак, когда ты собираешься навестить мужа покойной и сообщить ему новость? — спросила Морисетт. Телефон зазвонил уже где-то в коридоре.

— Бывшего мужа. Как только приедет детектив из графства.

— Что со вскрытием?

— Сегодня сделают в Атланте, когда точно — не знаю. Это прежде всего. Но вначале они хотят, чтобы тело опознал еще кто-то, кроме меня.

— Кто знал, что ты с ней встречался?

— Кроме Маркса, никто.

— Никто, кого бы ты знал. Она могла проболтаться.

— Или Маркс мог.

— Когда ты ее видел в последний раз?

— Шесть или семь недель назад.

— И тогда ты порвал с нею? — Да.

— Понял, что она не совсем разведена?

— Мгм.

— Когда ее объявили в розыск?

— Не объявляли. Я проверил у Риты, в базе данных по пропавшим. — Он расстегнул верхнюю пуговицу на воротнике и ослабил галстук. — Но она и умерла не так давно. Где-то часов за двенадцать до того, как ее нашли. От этой печки мы и собираемся плясать, выясним, кто последний ее видел, чем она занималась. — Рид посмотрел на часы. — Я, пожалуй, зайду в ювелирный магазин, где она работала.

— Знаешь кого-нибудь из ее друзей?

Поразмыслив, он покачал головой и подумал, что совсем не знал ее. У них был секс, это да, но не более того. И все же… убийца провел между ними связь, и Рид страдал оттого, что она могла встретить столь ужаснук» смерть из-за отношений с ним.

Сильвия Морисетт словно прочитала его мысли:

— Не терзай себя. Я по глазам вижу. Ты думаешь, что эта женщина умерла из-за тебя. И дело в записках.

— А ты так не думаешь?

— Не знаю пока. И тебе не стоит так переживать. — Она спрыгнула с подоконника. — Будем объективны.

Интересно, получится ли, подумал он.

Сам он считал, что нет.

Зазвонил телефон, он взял трубку, и тут прибыл детектив Макфи. По сравнению с ним Морисетт показалась крошечной, и Рид, глядя на Макфи в утреннем свете, не мог отделаться от ассоциации с Ларчем из «Семейки Адамсов». И не только потому, что Макфи высокий и костлявый: сходства добавляла бледная кожа и глубоко посаженные глаза. Рид представил детективов друг другу, заметил, как Морисетт окинула Макфи взглядом, и мысленно себя обругал. Ну почему «крутая» Сильвия Морисетт, четырежды разведенная, все еще оценивает каждого встречного мужика, не подойдет ли он на роль номера пятого?

Надевая куртку, Рид подумал, что никогда этого не поймет.

Улыбка скользнула по лицу Супергероя, когда он смотрел утренние новости. Поздним вечером репортажи были скупые, но с утра открылось больше фактов о находке в ущелье у Кровавой горы. Это было главной темой выпусков.

Сидя на краю кушетки, он записал и просмотрел пять различных сюжетов, отличавшихся только корреспондентами. Показывали ролик с места обнаружения могилы, снятый с вертолетов, которые повисли над ущельем, как только над лесом занялся рассвет. Эксперты продолжали искать улики на месте преступления. Зона вокруг могилы была обтянута сеткой. Специалисты прилежно прочесывали каждый дюйм земли, пожухлой листвы и сухой травы. Как же, найдут они что-то.

Кровь быстрее бежала в жилах при мысли, что весь этот переполох вызвал он. Что все эти люди работают из-за него. Что кончилась спокойная жизнь Пирса Рида и что его выдернули с работы на север, туда, где он родился. Первые несколько лет жизни Рид провел в домике на две спальни под Далонегой. Самый настоящий, стопроцентный голодранец из Джорджии, хотя многие думали, что он родился где-то на Среднем Западе, а Рид не старался разубеждать их. Этот человек — фальшивка. «Липа». Слизняк.

Но скоро он за все заплатит.

В одном из репортажей мелькнула туша оленя, которого убил этот придурочный пацан. Радости у Супергероя поубавилось… Он не рассчитывал, что появятся охотники. Думал, что он один на продуваемых ветром оленьих тропах.

Он поднялся на ноги и с трудом выпрямился в полный рост в этой маленькой комнатке: телевизоры занимали всю кирпичную стену, и их мерцающие экраны были единственными источниками света. Еще одну стену от пола до потолка занимали полки, набитые всякой электроникой. Микрофоны. Видеокамеры. И сотни фильмов, которые он покупал на кассетах и ДВД. Фильмы о героях, которые играли по своим правилам, которые выжили и отомстили, взяли правосудие в свои руки, добились возмездия.

Чарльз Бронсон.

Брюс Ли.

Клинт Иствуд.

Мел Гибсон.

Клану Ривз.

Актеры, игравшие крутых парней, были его кумирами. Фильмы о людях, которые превозмогли страшную боль, вернулись и отомстили. «Безумный Макс», «Рэмбо», «Матрица»… От этих фильмов кровь закипала.

Здесь у него было мало одежды, хотя в другой жизни—в той единственной, которую он показывал миру, — он носил костюмы и джинсы, рубашки, докерсы, даже тенниски. Но здесь ему нужно было немного. Только самое необходимое. На крючках висели камуфляжная форма и костюм для подводного плавания. За стальной дверью скрывалась кладовка, которую он оборудовал сам, — маленькая, темная, тесная. Внутри даже не было дверной ручки. Отличное место для простого существования. Скудная мебель — рабочий стол, обшарпанный стул, кушетка перед экранами, ну и его трофей — антикварные шкаф и зеркало, которые он спас из дома матери.

Он прошел к столу и в потрескавшемся овальном зеркале увидел свое отражение, освещенное сзади экранами. На него смотрели ледяные глаза — глаза, которые можно было бы назвать беспокойными, порочными, притягательными, равнодушными. Их обрамляют колючие ресницы, защищают густые брови, одну из которых пересекает небольшой шрам. Этот недостаток только добавлял ему привлекательности в глазах женщин; многие считали его грозным и опасным.

Чувственным.

Задумчивым тихоней со своими тайнами.

Если бы они только знали.

Он осмотрел свой торс, мускулистый от постоянных занятий. В армейском ключе. Отжимания на кончиках пальцев, сотни подтягиваний и приседаний. Плавание. Бег. Нагрузки. Совершенствование. Каждая мышца точеная.

А как бы иначе он смог выжить?

Он открыл второй ящик шкафа и посмотрел на одежду. Кружевное черное белье — комбинация, бюстгальтер и трусики… Белье этой шлюхи, Барбары Джин Маркс. Там были и другие вещи — полусгнившие, с тела мертвой женщины. Вонючие, грязные, сейчас они лежали в отдельном пакете. Конечно, ему нужно было это старое белье для полной коллекции, но он не хотел, чтобы рваные, грязные гнилые тряпки лежали вместе с дорогими шелковыми трусиками, комбинацией и бюстгальтером Барбары Джин Маркс.

Он трогал белье этой шлюхи, пропускал шелк между пальцами, и тепло разливалось по телу. Закрыв на секунду глаза, он поднес трусики к носу и ощутил, как твердеет в паху. Он вожделел ее так же сильно, как ненавидел. Вожделел, как все нормальные мужчины.

А что в тебе нормального, ты, бестолковый мешок с дерьмом?

От этого голоса его плоть улеглась, и он заставил себя не слушать колкости, все еще звучащие в мозгу. Он свернул белье Барбары Джин, положил в отдельный пакет и тут же отругал себя за то, что потерял кольцо… черт подери, ему нужно было это кольцо, он уже представлял, как гладит блестящие камушки и смотрит по телевизору репортаж о странной смерти Барбары Джин Маркс, бывшей модели, богатой жены. И все-таки он умудрился посеять это проклятое кольцо. Снова ошибка. Он стиснул зубы.

Уложив одежду во второй ящик, он заметил капли засохшей крови на столе и слегка коснулся их подушечкой большого пальца. Он часто так делал. Просто чтобы вспомнить. Но он старался не стирать капли совсем — ему нужно было, чтобы они остались, даже те, которые стекли вниз. Несколько пятен темнело на верхнем ящике и рядом с замочной скважиной, но он не стал его открывать. И не будет. Это потайное место священно. Его нельзя осквернять. Он потрогал цепочку на шее и ключик на ней.

Иногда возникал соблазн разомкнуть золотую цепочку, вставить ключ в замок и услышать, как он поворачивается. Старый ящик, запечатанный кровью, некогда липкой, медленно откроется, и тогда…

Нет! Он никогда не откроет этот ящик.

На магнитофонах горели индикаторы записи. Можно уходить. В свою другую жизнь. Облизав губы, он постарался унять сердцебиение, в последний раз посмотрел новости, любуясь переполохом, который вызвал. Благодаря жуткой смерти этой шлюхи. Он снова представил, как она лежит в гробу, как ее тело содрогается от ужаса. Он мог бы вытащить гроб на поверхность, стать ее героем и взять ее. Она сделала бы для него все. Раздвинула бы ноги. Взяла бы в рот. Все, что угодно.

Он почувствовал желание, по телу прокатилась волна похоти, и тут он представил Пирса Рида с ней в постели.

Ублюдок.

Внезапно у Супергероя пересохло во рту. Куда-то исчезла вся слюна. Он уставился в телевизор и вспомнил, как вводил иглу ей в руку… Она задыхалась, кричала, потом потеряла сознание и… Гудки вывели его из забытья. Он очнулся и понял, что время вышло. Быстро выключив будильник на часах, выскочил из комнаты и, пока магнитофоны записывали каждый кадр новостей, тихо двинулся по темным коридорам, которые немногим отличались от тоннелей. Он готовился встретить холодное зимнее утро и новый день.

Его время наконец пришло.

Глава 4

Он осторожно крался в тени. Уже опустились сумерки, он смертельно устал, а если его поймают, он, наверное, потеряет работу. Но все же Рид, пройдя через заднюю калитку, нашел запасной ключ, который Бобби всегда держала за краном для шланга, вошел в гараж, разулся и направился в кухню. Размытые тени; над камином, как всегда, мягко горит светильник. Он уже много месяцев не был в коттедже, но все помнил. Прийти в дом он рискнул лишь потому, что был уверен: от расследования его отстранят. Как только окружной прокурор обнаружит, что Рид был близок с жертвой, его перебросят на другие дела, и вся информация по смерти Бобби станет ему недоступна. Что выводило из себя.

В одних носках он прошел по стертому паркету из небольшой столовой в гостиную, заставленную, как он помнил, мебелью и растениями. На кофейном столике валялась раскрытая газета. Он не стал ее трогать, но заметил, что это утренний выпуск «Саванна Сентинел» двухдневной давности. Бобби — или кто-то еще в коттедже — читала местные новости. Самый жирный заголовок касался проекта реконструкции исторического района, статья была подписана именем Никки Жилетт. Одна из самых неприятных женщин, которых он встречал, из тех беспринципных журналисток, «полцарства за статью», такие всегда лезут вперед. Хорошенькая, правда: кудрявые светло-рыжие волосы, яркие глаза, подтянутая попка, но лучше с ней не связываться. Не только агрессивная журналистка, но еще и дочь Его Чести судьи Рона Жилетта.

Рид осторожно перевел свет фонарика с газеты на тарелку с подгорелым недоеденным тостом. На краю тарелки застыл джем. На кромке чашки с кофе, опять же недопитой, следы губной помады. Завтрак двухдневной давности.

Он прошел в спальню. Простыни смяты, наполовину сползли с кровати, подушка на полу, но по опыту он знал, что это вовсе не следы борьбы. Бобби всегда оставляла кровать неубранной.

— Так ведь сексуальнее, правда? — спросила она однажды, стоя на цыпочках и целуя его в шею. — Кажется, будто здесь только что занимались любовью и всегда готовы продолжить.

Она никогда не видела его по-военному строго заправленную кровать и аскетичную комнату с единственным шкафом, тринадцатидюймовым телевизором, маленьким зеркалом и тренажером «гребля».

Дверца шкафа тоже была открыта. Рид посветил фонариком внутрь. Из корзины для грязного белья вывалилась на пол одежда, прямо над нею висели платья. Чистой тряпкой он открыл ящики и обнаружил белье, футболки, шорты, саше. Ничего особенного. На ночном столике лежали вибратор, кремы, бумажные платки, порванная фотография Бобби в подвенечном платье и потрепанная Библия. Ничего необычного. Ничего подозрительного.

Такой же беспорядок царил и в ванной. На полочке громоздились пузырьки с косметикой, шампуни, аспирин, лосьоны. У огромного зеркала с подсветкой лежала расческа с застрявшими в ней темными волосами. В аптечке находились мази, кремы, средства интимной гигиены, лаки для ногтей и лекарства: болеутоляющие и месячный комплект противозачаточных таблеток.

Явно давно не использовались.

Колченогую ванну и новенькую душевую насадку хорошо бы почистить.

Во второй спальне, которую использовали как кабинет и склад для всякого хлама, тоже был беспорядок, обычный для Барбары Джин. Это временный коттедж, сказала она Риду в то последнее утро, когда он ее видел. Они лежали в постели, завернувшись в простыню; в воздухе висел плотный запах секса.

— Это просто перевалочный пункт к дому побольше, когда с разводом будет закончено.

— Я думал, уже все, — сказал он.

— Остались формальности: я хочу больше денег, а он не хочет их платить.

— Но ты говорила, что все кончено.

— Ну да.

— Официально, я имею в виду. — Он разозлился. Не на шутку разозлился и выскочил из простыни. Пока она пыталась что-то объяснить, он оделся и ушел. Он вспоминал, как шел обратно, — была середина сентября, и он попал под дождь, проливной, парной и теплый.

Рид в последний раз прошел по комнатам, запоминая обстановку. Конечно, он сюда вернется — с Макфи и Морисетт. Если ему позволят. Но ему нужно было своими глазами увидеть, каким был последний день Бобби. Пройдя в кухню, он заметил автоответчик. Там светился огонек. Это был кассетный аппарат, и Рид знал, как он работает. Простая штуковина с отличной функцией «Сохранить как непрослушанные». Можно прослушать запись, и никто не заметит. Он нажал кнопку через тряпочку. Пока пленка перематывалась, аппарат шипел и фыркал. Сначала на записи два раза вешали трубку, потом тишину кухни прорезал женский голос.

— Привет! А это я, — заявила сама Бобби. Рид чуть из кожи не выпрыгнул.

— Не ожидал, правда? — Господи, о чем это она? — Я ухожу на встречу с ним, но забыла дезодорант и пятновыводитель, а еще решила проверить новый мобильник, так что просто хочу напомнить. Круто, да?

Она засмеялась, очень довольная собой, и по спине Рида пробежали мурашки. Он помнил это хриплое хихиканье. Бобби словно ожила.

Кому она звонила — кому-то, кто был здесь, или себе самой? И с кем она собиралась встречаться? С Джеромом Марксом? С новым парнем?

Больше сообщений не было.

Рид перезагрузил аппарат, так что два оборванных звонка и сообщение Бобби вновь оказались отмечены как непрослушанные, и вышел. Так же, как и десяток раз до того.

Пирс Рид — ключ ко всему.

Никки еще раз напомнила себе об этом, как только на следующее утро зазвонил ее радиобудильник. Вчера она провела весь день и ночь в Далонеге, роясь в прошлом Рида, чтобы найти то, что связывало его с могилой у Кровавой горы. Но тщетно. Она осталась ни с чем и к вечеру сдалась. Только время и силы зря потеряла. Никки треснула по будильнику, тот затих, и она со стоном выползла из кровати. Она легла только часа три назад — и это после многих часов за рулем. В глаза будто песка насыпали, голова болела. Покрутив шеей, она услышала хруст. Недобрый знак. Она потянулась за пультом и включила местные новости. Ее рыжий полосатый кот Дженнингс, самое ленивое существо на свете, поднял голову. Он потянулся и зевнул на соседней подушке, обнажив острые как иголки зубы и розовый шершавый язычок. Никки машинально погладила его по пушистой голове и уставилась в телевизор.

Могила с двумя неопознанными трупами все еще возглавляла рейтинг новостей. На всех каналах.

Итак, при чем здесь Рид? Копа из Саванны не повезли бы вертолетом за три сотни миль в леса северной Джорджии просто потому, что все газеты трепали его имя после дела Монтгомери. Нет, должна быть особая, скрытая причина. И Никки позарез было нужно ее выяснить. Она направилась на кухню, засыпала кофе итальянской обжарки в кофеварку, залила водой, пошла в ванную и отвернула краны для душа. Пока в старом доме стонали трубы и нагревалась вода, она проверила государственные новостные каналы. По «Си-эн-эн» сюжет показали, но сунули его между ближневосточным конфликтом и расписанием поездок президента. Она снова переключилась на местные каналы и узнала, что ведомство шерифа графства Лампкин не предоставило больше информации.

Это хорошо.

Этот материал должен быть ее.

Никки почти физически ощущала его.

С этим чувством она поспешила в душ, надеясь, что горячие струи вымоют паутину из головы и боль из мышц. Но напор на верхнем этаже этого старого дома, мягко говоря, не воодушевлял. На прическу и макияж понадобилось меньше десяти минут — свои светло-рыжие кудри она взбила как придется. Заметив под глазами темные круги, которые не скроет никакой макияж, она застонала про себя.

Ну и ладно.

— Кому какое дело? — спросила она Дженнингса, который умудрился влезть на край ванны и смотрел, как она наводит марафет, — Есть хочешь?

Кот спрыгнул с ванны и направился к кухне.

— Я так понимаю, да. Подожди секунду.

Никки натянула черные слаксы, футболку с длинным рукавом и набросила жакет. Перекидывая ремень сумочки через плечо, она уже обдумывала, как лучше подать материал и как бы подойти к Риду. Она, конечно, попробует подобраться напрямую, но в прошлый раз не получилось. Маленькая спальня находилась в шаге от кухни-гостиной, а вся квартира располагалась в башенке некогда роскошного викторианского дома. Сейчас паркетные полы надо было перебрать, стены и лепнину — перекрасить, а столешницы заменить. Но это был дом. Ее дом. И он ей нравился.

На кухне она быстро покормила кота, налила кофе и стала прихлебывать, глядя новости по древнему двенадцатидюймовому телевизору, на который разорилась еще в колледже. Телевизор и Дженнингс были примерно одного возраста — они появились на последнем курсе, когда Никки решила, что должна сама принимать решения. И эти решения включали, в частности, свидания с вереницей парней, притом исключительно не тех.

— Это вполне естественно, — утешил ее психоаналитик. — Вы понесли серьезную утрату. И не только вы, но и вся семья. И вы ищете, чем можно заполнить эту брешь.

Никки решила, что доктор — шарлатан, и выдержала лишь один утомительный сеанс. Конечно, ей не хватало старшего брата. Да, мама, папа, второй брат и сестра тоже горевали. Но она сомневалась, что из-за смерти Эндрю ей так уж необходимо встречаться с каждым придурком университета Джорджии. Оглядываясь, она признавала: телевизор и Дженнингс были ее лучшими решениями.

На экране замелькали картинки, и она снова переключила внимание на новости.

Из Далонеги больше ничего.

Не было и интервью с Пирсом Ридом, даже на местных каналах. Оно и к лучшему.

Так будет проще, думала Никки, наливая в походную кружку вторую порцию кофе. Она определила для себя, что нужно лишь следовать за Ридом, наблюдать за ним, выяснить, почему он поехал на север, и тогда сложится головоломка с мертвыми телами. Так или иначе, свой эксклюзив она получит.

Выйдя из квартиры и остановившись на верхней площадке, она стала набирать на сотовом номер Клиффа Зиберта. Отсюда было видно улицу, крыши домов и верхушки деревьев Форсайт-Парка. Город уже проснулся, на старых улицах исторического района началось движение. Неподалеку находилось полицейское управление.

Клифф не брал трубку.

— Поразительно, — пробурчала Никки и решила, что он все еще от нее прячется. Она оставила сообщение, сбежала по ступенькам, и холодный зимний ветер забрался ей во влажные волосы. Подойдя к своей машине, она бросила блокнот, сумку и ноутбук на заднее сиденье, сунула кружку с кофе в держатель на приборном щитке. Вставила ключ в зажигание и услышала недовольное ворчание старого двигателя.

— Ну, давай, я тоже устала, — пробормотала она, и с пятой попытки машина завелась. — Я же знала, что ты можешь.

Она дала задний ход и выехала на узкую аллею, по обеим сторонам которой стояли увитые плющом гаражи и старые сараи.

По дороге на работу она проехала мимо полицейского участка и решила было остановиться, но передумала. Нужно появиться в офисе и привести мысли в порядок, прежде чем доставать Рида.

— Чему обязан честью вашего визита? — спросил Джером Маркс, поднявшись, когда секретарша провела к нему трех детективов. До этого утра его «не было в городе по делам». У него хватило вежливости встать, но недружелюбие крылось в темных глазах, в сжатых губах, скрытых козлиной бородкой, и в нотке раздражения под откровенным сарказмом. На нем был новый темно-синий костюм, белая сорочка, бордовый галстук и золотые браслеты-цепочки. Кабинет, отделанный кожей и красным деревом, источал то же претенциозное благородство, которое так отчаянно стремился показать его наряд.

Но все это было лишь вывеской.

Рид знал, что Марксу почти так же далеко до наследственного капитала и южной знати, как ему самому. Сын портнихи и торговца подержанными автомобилями, он поступил в маленький университет, где было всего четыре курса и где получил степень по финансам. Там он вступил в ряды работников американских корпораций, работал в компаниях проката автомобилей, банках, у ипотечных брокеров, пока не решил стать антрепренером на унаследованные от тестя деньги. Детей у них с Барбарой Джин не было.

Учитывая, как все сложилось, это к лучшему.

Макфи представился, затем представил Морисетт и Рида. Когда Маркс встретился с Ридом взглядом, его скулы затвердели еще сильнее.

— К сожалению, у нас плохие вести, — сказал Макфи.

— Какие именно? — Маркс сразу занервничал.

— Кажется, мы нашли тело вашей жены.

— Что? — Краска отлила от его лица. — Моей жены? Барбары?

— Да. Если вы смотрели новости, то знаете, что мы нашли могилу у Кровавой горы в графстве Лампкин.

— Боже, вы хотите сказать… — Он переводил взгляд с одного полицейского на другого. — То есть Бобби была… в этом… там… — Он сглотнул, потом рухнул в откидное кресло у стола. — Нет… То есть это невозможно.

— Увы, возможно, сэр. Мы бы хотели, чтобы вы проехали с нами и опознали тело. Это в Атланте.

— О боже… о боже… — Маркс закрыл лицо руками. Очень чистыми руками. С ухоженными ногтями. Казалось, он действительно потрясен, хотя мог и притворяться. — Нет, не верю. — Он посмотрел на полицейских, и их угрюмые лица, похоже, его убедили. — Конечно, я поеду с вами. В Атланту?

— Да, там будет вскрытие.

— О господи! Вскрытие?

— Мы подозреваем убийство.

— Но кто? Кому могло… — Голос его сорвался. Наконец он понял. — Вы думаете, это я? — ошеломленно спросил он. — Я бы никогда… — Он встретился глазами с Ридом, и его церемонность отчасти испарилась. — У нас, конечно, по-всякому складывалось, а сейчас мы вообще разводились, но, клянусь, я здесь ни при чем. Если хотите, чтобы я опознал тело, то поехали. Немедленно.

Трина накинулась на Никки, как только та опустила на стол сумочку и включила компьютер:

— Ну все, ты попала.

Девушка перегнулась через перегородку. В колонках раздавалась инструментальная обработка рождественских гимнов, заглушая стук клавиатур и тихие голоса.

— Я уже поняла. Что, Мецгер пошел к Свинну и стал вонять насчет меня?

— А, ну и это тоже.

— В смысле — тоже?

— Я вообще-то про нашу вечеринку. Ты меня проди-намила, и пришлось одной работать психоаналитиком для Даны и Эйми. — Трина выразительно закатила глаза. — Всю ночь из штанов выпрыгивала — то поздравляла Дану, говорила, как здорово быть замужем, какой классный парень Тодд, как ей с ним повезло, а потом поворачивалась на сто восемьдесят градусов и говорила уже Эйми, как повезло ей, что она наконец избавилась от своего мерзкого лживого ублюдка мужа.

— Прикольно.

— Мне нужна была помощь.

— Извини, ноя…

— Знаю, знаю, гналась за материалом, который вознесет твою карьеру к облакам. Кстати, звонила доктор Фрэнсис. Хочет договориться о времени интервью, потому что на той неделе заседает школьный совет и в следующий раз они соберутся только после Рождества. Она хотела убедиться, что ты поняла ее позицию по предстоящему договору. Никки простонала:

— А ты-то откуда знаешь?

— Селести опять переслала мне твою голосовую почту.

Никки выдавила улыбку.

— Прекрасно, — произнесла она, источая сарказм. — Еще что?

Ухмылка Трины приобрела размеры улыбки Чеширского кота.

— Да так, сообщение от Шона…

— Шона? — У Никки сжалось сердце, и она невольно ощутила старую знакомую боль. — Что он сказал?

— Что будет в городе и хотел бы… как это он сказал… «Законтачиться», вот.

— Хрен ему. — Никки не собиралась второй раз наступать на те же грабли.

— Но почему, Никки? Когда это было? Десять, двенадцать лет назад?

— Ну почти, но, как я уже говорила, враль и обманщик — всегда враль и обманщик.

— Может, он повзрослел? Ну конечно.

— Еще что-нибудь? — спросила Никки, отогнав мысли о Шоне Хоке, о его пофигизме, улыбочке мерзавца и точеном теле. Все кончено. Точка. Она не верит в возрождение отношений и не станет тратить на него время. И не хочет быть с ним «друзьями», даже если это возможно. Тем более что это невозможно. — Еще были какие-то сообщения?

— Нет.

— Ну и хорошо.

Ничего удивительного, в основном ей звонили на сотовый, и слава богу, учитывая уровень некомпетентности Селести. Той было двадцать четыре года, и, по мнению Никки, у нее полностью отсутствовали мозги. Иначе как бы она спуталась со Свинном, у которого от первого брака дочь, примерно ровесница Селести? То, что сейчас он женат на миссис Свинн йомер два, а двое их детей ходят в начальную школу, тоже не могло переубедить Селести, и она продолжала твердить, что брак Свинна «мертв», что они с женой «живут каждый своей жизнью» и «до сих пор вместе только ради детей». У Никки это уже в печенках сидело. Как, впрочем, и все, что было связано со Свинном.

Он словно прочитал ее мысли. Проходя мимо, он сказал:

— Никки, зайдите ко мне, как улучите минуту. Трина юркнула в свой отсек.

Чудесно, подумала Никки, и к ней вернулась мстительная головная боль. Схватив сумочку, девушка последовала за Свинном, который двигался расслабленной походкой бывшего спортсмена. Он все еще был стройным и подтянутым, некогда черные волосы теперь посереб-рились, из одежды он предпочитал хаки и тенниски, как будто только ушел с площадки для гольфа. Он открыл дверь в свой стеклянный кабинет и пропустил Никки вперед. Как всегда джентльмен, саркастически подумала она. Он указал ей на один из стульев, а сам сел за стол, закинув ногу на угол и скрестив руки на колене.

— Я слышал, вы два последних дня были в Далонеге. Да, Мецгер быстро сообщал новости.

— На самом деле всего лишь чуть больше суток, но да, я там и правда была, — признала она, глядя на то, как Свинн качает ногой.

— Какие-то особые дела? — Он хранил каменное спокойствие, не сводя с нее глаз; губы вытянулись в тонкую линию.

— Я хотела узнать, что там с могилой, которую нашла полиция.

— Этот материал я дал Норму. Она кивнула.

— И ему не понравилось, что я туда поехала?

— Ну, скажем так, его это озаботило.

— Почему?

— Он думает, что вы хотите его обставить.

— Короче, он испугался?

— Я этого не говорил.

Никки была уставшей и злой. С языка у нее сорвалось:

— Вы это подразумевали. Послушайте, я не понимаю, что страшного в том, что я туда поехала. Мои задания не пострадали. У Мецгера остается его материал. В чем проблемы?

— Да может, и ни в чем, — сказал Свинн, не меняя, однако, выражения лица. — Я вызвал вас не для того, чтобы приказать оставить это дело в покое или прекратить кому-нибудь мешать. Вовсе нет. Если честно, я думаю, что соревновательный дух даже полезен, если, конечно, вы не будете забывать, что вы и Норм — одна команда. Все, что я хочу от вас, — это материал в лучшем виде.

— То есть вы не требуете, чтобы я остановилась?

— Это задание Норма. Вам это известно. Помните об этом. Но я не останавливаю вас. Конечно, если это не отразится на ваших собственных заданиях.

— И все? — ошарашено спросила она.

— И все. — Уголок его рта приподнялся. — А что, вы думали, я вас отругаю?

— Как минимум.

Фыркнув, он привстал со стола.

— За то, что вы напугали Мецгера? — Свинн покачал головой. — Нет, как я уже сказал, небольшая конкуренция ему не повредит.

— Так что, вы даете мне зеленый свет для этого расследования?

— Ну если вы не будете вставать на пути у Мецгера… — Свинн закивал в такт своей ноге.

— А если он встанет у меня на пути?

— Не передергивайте, Жилетт.

Она подняла руки, как бы сдаваясь.

— Я просто хотела узнать степень свободы.

— Вы ее знаете.

Он встал, и Никки поняла, что разговор окончен. Когда она уже собиралась выйти, Свинн добавил:

— И пожалуйста, без фокусов, хорошо? Газете не нужны проблемы с законом и так далее.

Никки невольно застыла на месте. Она знала, о чем он говорит. О деле Шевалье. Уже давнем, но преследовать ее оно будет до скончания века. Она была тогда еще неопытна и ради материала готова была скомпрометировать кого угодно, даже собственного отца. Но урок не пропал зря. Снова повернувшись к шефу, она подняла голову и холодно произнесла:

— Поверьте, все, что я найду, будет законно. И вы, и «Сентинел» можете на меня положиться.

Свинн изобразил свою полуулыбку:

— Это все, что я хотел знать.

Аминь, подумала она, хотя и не произнесла вслух. Незачем его раздражать. Не сейчас, когда он наконец разрешил ей заняться чем-то более вкусным, чем повестка дня школьных советов и интервью с представителями комиссии по историческому наследию. Она лавировала между отсеками, и в голове стучала мысль, что Свинну не стоит доверять, но она ее отбросила. С подозрениями разберется потом. А сейчас пришла пора себя проявить. С благословения Свинна. Дела пошли лучше. Еще несколько часов она тут посидит, разберется с текущими материалами, а потом решит, куда направиться. По следам Пирса Рида.

Найти его будет нетрудно, но заставить открыть рот — уже гораздо сложнее. Она уже пыталась брать у него интервью, но он смотрел на нее как на врага. Ему стоит серьезно пересмотреть свое отношение к прессе и праву людей на информацию. Никки поняла, что знает, как заставить его это сделать.

Несомненно, у Рида в шкафу есть один-два скелета — маленькая грязная тайна, о которой он предпочел бы никому не рассказывать.

Это уже похоже на шантаж, Никки, выбранил ее этот чертов голос в голове, но она не стала слушать. Не сегодня. Она очень осторожно воспользуется сведениями, которые раскопает. Ей просто нужен некий арсенал средств, которые заставят его все ей выложить. И снова укол совести. А если бы Рид копался в твоем прошлом, тебе бы понравилось?

Пропустив вопрос мимо ушей, она направилась к своему отсеку и, прежде чем перезвонить доктору Фрэнсис или закончить статью о школьном совете, вышла в Интернет и вбила в любимый поисковик слова: «Детектив Пирс Рид». В ожидании результатов поиска она напомнила себе проверить его семейное положение и любую информацию о том, что происходило с ним в Сан-Франциско. А еще первые несколько лет жизни он провел в северной Джорджии, как раз недалеко от Кровавой горы и места, где нашли могилу. Потом его родители разошлись, мать забрала сына в Чикаго, после чего они переселились на Западное побережье. Несмотря на это, Рид постоянно возвращался в Саванну — лет пятнадцать назад и совсем недавно. Почему? Она пометила в блокноте, что надо поглубже копнуть в графстве Лампкин, поговорить с шерифом, разбившимся мальчиком, его братом и кем-нибудь, кто знал Рида ребенком. Должна быть какая-то причина, почему Рид полетел туда.

Монитор мигнул, и она улыбнулась. На детектива Пирса Рида — десятки ссылок. Солидное количество данных, правда, многие ссылки вели к газете «Саванна Сен-тинел». Но были и другие источники информации, включая ряд статей в газетах Сан-Франциско и Окленда, штат Калифорния.

Щелкая мышкой, Никки Жилетт получила развернутое представление о личной и профессиональной жизни детектива Пирса Рида. Просмотрев фотографии, где он гораздо моложе, она решила, что, хотя и тогда он был неплох, сейчас он еще лучше. По крайней мере, более интересен для нее. Он пополнел, волосы припорошило сединой, но крупные черты и ястребиный взгляд больше подходили к его грубоватому лицу с косыми морщинами и щетиной. Разочарование и подозрительность, сквозившие сейчас в глазах, только добавляли ему привлекательности.

— Ты с ума сошла, — сказала она себе. — Ты все время западаешь не на тех. Шон Хок — лучший тому пример. Каким бы красавчиком ни был Рид, помни, что ты интересуешься им целиком и полностью с профессиональной точки зрения. Тебе нужно написать статью, сделать карьеру, и тебе совершенно не нужно впутаться в любовную историю.

Она чуть не рассмеялась вслух. Роман? С Пирсом Ридом? Непоколебимым ненавистником четвертой власти? Смешно!

— Хочу выяснить, кто последним видел Бобби Джин живой, — бросил Рид Морисетт и Макфи, когда они ехали от Маркса. Стемнело, было почти девять вечера, лишь фонари отгоняли ночь. За рулем сидела Морисетт, и машину она вела как обычно. Рид устроился сбоку, а Макфи — на заднем сиденье. Днем они ездили в Атланту и наблюдали, как Джером Маркс с посеревшим лицом опознавал свою задохнувшуюся жену. Он не устроил истерику, не проронил ни слезинки и не казался убитым горем, но был до глубины души потрясен ее смертью, и это сказалось, когда он увидел тело. Когда откинули простыню, он напрягся.

— Это она, — прошептал он и отвернулся, словно не в силах смотреть.

Рид не разобрался, с чем связан этот перелом: с тем, что она мертва, или с тем, что они разводились. Так или иначе, если именно Джером Маркс засунул ее живую, молящую о помощи в гроб, он чертовски умело скрывал свою вину. Охотно разговаривал с ними и согласился на тест на детекторе лжи. Поинтересовался, где кольцо, которое он подарил ей на годовщину свадьбы, но потом сказал, что, наверное, она его сняла из-за намечающегося развода. Когда у него спросили, можно ли провести в доме обыск, он не только не возмутился, но даже не потребовал адвоката. Маркс во всем вел себя так, будто скрывать ему нечего. Но Рид не спешил на это покупаться.

— Еще мне нужны записи ее телефонных разговоров и…

— Да, да, как всегда, понятно, — отозвалась из-за руля Морисетт. — Друзья. Родственники.

— У Бобби есть брат под Нью-Орлеаном, кажется, но родители скончались.

— А дети? — спросила Морисетт, потянувшись за мятой пачкой «Мальборо лайте». Она умудрилась одновременно вытряхнуть последнюю сигарету и вписаться в поворот у реки.

— Насколько я знаю, нет. — Мозг Рида неустанно работал, и он выплевывал приказания: — Мы промотаем пленку назад. Проверим ее работу, квартирную хозяйку, друзей. Кто-то что-то да знает. Я поставил ее дом под наблюдение, вдруг кто-нибудь покажется. — Поймав взгляд Морисетт, он добавил: — Пока тело не опознали, нельзя было получить ордер на обыск.

— Ты же опознал тело, — сказала она.

— Это было неофициально, как сейчас, когда его опознал муж.

— Значит, теперь ты играешь по правилам?

— Строго по правилам.

— Ну конечно, Рид. Так я и поверила.

— Остановимся у ее дома. Посмотрим, там ли еще эксперты.

Он отчеканил адрес Бобби, и Морисетт круто, по полицейски, развернулась на ближайшей улице. Сейчас они мчались на юг по исторической части города, мимо отреставрированных особняков с высокими террасами, широкими окнами и едва пропускающими свет ставнями, вокруг сквериков, похожих на парки, со скамейками, статуями и буйной растительностью.

— Если ты останешься в деле, могут возникнуть определенные сложности, — заметила Морисетт, закурив и открыв окно. Запах Старой Саванны врывался в машину, вытесняя дым.

— Я говорил с шерифом.

— Да, — вставил Макфи. Молчун заговорил, когда Морисетт свернула на боковую улочку.

— Но это случилось в графстве Лампкин. У Окано может быть другое мнение. Она всегда цепляется к мелочам. — Морисетт сжала зубами сигарету и лихо повернула.

Рид хмуро смотрел в темноту.

— С законниками всегда так. — Морисетт взглянула в зеркало заднего вида. Затрещала полицейская волна. — Всегда ищут повода, чтобы придраться.

— Да нет, с ними другая проблема — они все параноики, — проворчал Рид, хотя знал, что играет с огнем. Кэтрин Окано, окружной прокурор, обычно была на его стороне и позволяла немного обходить правила, но когда она обнаружит, что у них с Бобби бьш роман, наверняка наложит вето на его участие в расследовании. На следующем перекрестке Морисетт свернула налево и подъехала к дому Бобби. На улице уже стояло несколько машин, по двору была протянута ограничительная лента. Работали и с собаками. Морисетт припарковалась и затушила сигарету в пепельнице. Все трое прошли мимо экспертов, изучающих следы, и направились в дом.

Не считая деятельности копов, дом выглядел точно так же, как его оставил в последний раз Рид. Он вышел на улицу — теперь его следы, если таковые найдутся, можно будет объяснить.

— Что вы нашли? — спросил он Дайану Мозес, которая возглавляла в Саванне экспертную группу. Афроамериканка, пробившаяся через тернии, умная и непростая в общении. По управлению гуляла шутка, что она, если захочет, не только заставит Красное море расступиться, но еще и разделит его решеткой.

— Пока немного. Все еще работаем. Главное, что нет следов взлома. Но машины ее тоже нет. Она, вероятно, встретила убийцу где-то в другом месте, случайно или намеренно.

— Не случайно. Убийство было спланировано.

— Возможно.

— Никто не будет выкапывать гроб просто на случай, если встретит где-нибудь жертву.

И записок копу тоже писать не будет.

— Похоже, наша девочка любила и потрахаться, и помолиться. Развлечения и религия. Всякие сексуальные игрушки в спальне, но читала духовную литературу. Посмотри сам.

Хотя следов преступления не было, на месте все же вели фото — и видеосъемку. Скоро все стороны жизни Барбары Джин Маркс выйдут наружу. И ее отношения тоже. Его имя скоро всплывет.

— Вы проверяли компьютер? Электронную почту? Телефон?

— Винчестер мы забираем с собой, а на автоответчике ничего не было. Никаких номеров не определилось.

— Ты уверена? — спросил он, глядя на телефон. — Никаких сообщений?

Дайана оторвалась от блокнота:

— Я уже сказала, никаких сообщений.

— А трубку не бросали? Она холодно нахмурилась.

— Ничего. Ни-че-го. Пленка в автоответчике чистая. Если у нее и был сотовый или сумочка, мы их не нашли. Еще вопросы? Если нет, мне надо идти работать.

Тут ее о чем-то спросил фотограф, и Рид ретировался. Он подошел к телефону и посмотрел на него. Индикатор сообщений не горел. Значит, после его ночного визита здесь побывал кто-то еще.

Через десять минут они ушли. Морисетт снова села за руль, и они направились в участок. Ночь стала еще темнее, фары светили ярче, уличные фонари сияли искусственным голубым светом. Некоторые дома уже светились рождественскими огнями, а в одном большом окне Рид разглядел наряженную и зажженную елку.

Он забыл, что сейчас святки.

Да это и неважно.

Морисетт прибавила газу, когда они проносились мимо Колониального кладбища. Кладбище казалось заброшенным и унылым, со своими древними надгробиями и сухой травой. И это был обратный адрес послания, которое он получил вчера утром. Тот, кто подписал его, явно здесь побывал.

— Надо проверить окрестные кладбища, — сказал Рид, глядя на голые деревья, растущие между оградами. — Посмотреть, не вскрыты ли какие-нибудь могилы.

— Ты думаешь, тот, кто отвез гроб в горы, взял его прямо здесь? — спросил Макфи.

— Возможно, — подумал Рид вслух; впрочем, возможно, было все, что угодно. Посмотрел в заднее окно — нет ли хвоста. Следил ли за ним убийца Бобби? Видел ли, как он уверенно ходит по дому? Прятался ли в тени, по углам и щелям, когда Рид проходил мимо него? Или у кого-то еще был ключ от дома Бобби и он пришел ее искать? Как насчет ее мужа? Джером Маркс все еще оплачивал ее счета. Насколько знал Рид, Бобби работала неполный день и не смогла бы сама оплатить свою кредитку.

Морисетт подрулила к парковке полицейского участка.

— Я начну обзванивать всех, кто был знаком с Барбарой Джин.

Она нажала на тормоза, и машина заняла свое место на стоянке. Макфи собирался остаться еще на пару дней, посылая шерифу графства Лампкин отчеты факсом и электронной почтой и, по мнению Рида, в принципе путаясь под ногами. Он хотел, как говорится, взять быка за рога и начать расследование, но не мог. Морисетт права. Нужно следить за каждым своим шагом.

Ночь стояла темная и сырая; в тяжелом воздухе пахло дождем.

— Господи, ну и холод, — буркнула Морисетт, выкинув окурок в урну с песком.

— Зима на дворе, — сказал Макфи.

— Ну да, а разве природа-матушка не знает, что у нас юг?

Рид плечом открыл дверь, пропустил Морисетт и Макфи и отправился с ними наверх. Их шаги гулко раздавались на лестнице, пока они поднимались на третий этаж. Макфи расположился за выделенным на время столом, а Морисетт последовала за Ридом в его кабинет.

— Мне надо домой, — сказала она, чуть ли не извиняясь. — Я редко вижу детей в последнее время.

Рид посмотрел на часы:

— А разве они еще не спят?

— Я и забыла, что у тебя нет детей. Везет тебе… или детям везет.

— Очень смешно, — парировал он, снимая куртку. В здании было тепло, несмотря на поздний час и небольшое количество народу. На работе оставались только крутые парни вроде него, в основном бессемейные. Он на мгновение пожалел, что одинок, но это быстро прошло. Он не из тех, кто способен завести семью. Все его связи рушились, включая и ту, в Сан-Франциско. Хелен, школьная учительница, казалось, была создана для него, но и этого не хватило, чтобы после трагедии удержать его в городе. Ничто бы не удержало. И он вернулся в Саванну, где его связи, если можно так выразиться, быстро угасали, в том числе и кратковременный роман с Бобби Маркс.

— Иди домой к детям.

— Ладно. — Она открыла дверь, и тут звякнул ее пейджер. — Вот видишь, няня зовет меня домой, а мы тут болтаем. До завтра.

— Давай, — ответил он, но она уже спускалась по ступенькам. Рид остался в кабинете один. Он проверил почту, не нашел ничего достойного внимания и решил перечитать утренние сообщения. Он зверски устал и не мог избавиться от мыслей о кровати, горячем душе и холодном пиве.

Может, пойти домой? А с утра заняться всем на свежую голову. Он потянулся за курткой, но тут зазвонил телефон. Он сразу схватил трубку:

— Детектив Рид.

— А, вы еще там. Я думал, что в такой поздний час попаду на голосовую почту.

Рид узнал голос — он принадлежал медэксперту Джеральду Сент-Клэру.

— Короче, у меня предварительное заключение по тому случаю на севере. От патологоанатома из Атланты.

— Уже? — Усталость Рида как ветром сдуло.

— Говорю же, предварительное. Даже очень предварительное, но нам велели его сделать как можно быстрее. Мы уже звонили в графство Лампкин, но, думаю, вам тоже будет интересно знать.

— И что там?

— Мы не очень много выяснили. Пока. Неопознанная женщина, похоже, умерла от сердечного приступа. Никаких указаний на убийство нет: если бы ее заперли в гробу и похоронили заживо, у нее был бы коронарный тромбоз. Мы пока все проверяем, но уже началось разложение, и, судя по нему, мы предполагаем, что она мертва уже недель десять.

Рид слушал и записывал.

— Со второй женщиной проще. Рид напрягся.

— Причиной смерти более недавней жертвы, опознанной как Барбара Джин Маркс, вероятно, явилось удушье, хотя мы исследуем ее кровь и тело на предмет других повреждений. Но пока ничего. Видимо, она просто задохнулась в гробу. По степени окоченения ясно, что она мертва менее двадцати четырех часов. Тело не переносили. Никаких видимых ран, крови нет, только из ногтей — она пыталась процарапать выход. Татуировка — роза, обвивающая позвоночник.

Рид помнил ее. Исследовал этот боди-арт собственными пальцами. Господи.

— Также имеются синяки. Мы их исследуем. Пока рано утверждать, были ли следы борьбы. Мы изучаем то, что нашли у нее под ногтями, но, как я говорил, никаких видимых ран. — Медэксперт помедлил, но Рид почувствовал, что это не все.

— Что-то еще?

— Да. Кое-что об этой Маркс, вам, наверное, следует знать.

— Слушаю. — Рид почувствовал, что его ждет неприятная новость. Очень неприятная. Мышцы напряглись, пальцы вцепились в трубку.

— Она была беременна. Рид резко вдохнул:

— Беременна? — Нет!

— Одиннадцать или двенадцать недель. Рид замер. Дыхание перехватило.

— Возможный мотив.

— Угу, — выдавил он. Кровь стучала в висках. Бобби? Беременна? Уже три месяца? Во рту пересохло. Он вспомнил отель на острове. Прозрачные занавески колыхал ветерок, пахнущий морем. Она — с растрепанными волосами, вздернутым носом, глаза полны жгучего желания.

— Тебе понравилось? — проворковала она. Ее тело все еще блестело от пота. — Если нет, дорогой, мы можем повторить. — Она куснула его за ухо. Всегда игривая и откровенно сексуальная. Она выжала его насухо. Стояло начало сентября… Выходные на День труда. Через открытое окно он смотрел на залив. Лодки рассекали водную гладь, паруса сверкали на фоне невероятно синего неба.

— Мы сделаем рентген тел, пока исследуют анализы, — говорил Сент-Клэр, звук его голоса проникал прямо в мозг. — И постараемся идентифицировать второе тело.

— Хорошо. — Рид почти не слушал. — Отправьте мне отчет.

— Обязательно. — Сент-Клэр дал отбой, и Рид положил трубку на рычаг. Он обернулся, посмотрел в окно, где тускло светил фонарь, и заметил, что пошел дождь.

Дорога заблестела, и через нее перебежала темная фигура — почти тень.

Он потер глаза, и тень исчезла. Может, привиделось. Или кто-то убегал от дождя, который превращался в ливень. Черт возьми, очень может быть, что неродившийся ребенок Бобби Маркс — от него. Какой-то чокнутый козел убил не только Бобби, но и плод.

Почему?

Кто?

Она погибла из-за беременности или это совпадение?

Два в одном у нас, вот так.

Два в одном — господи боже, так убийца это имел в виду? Он убил двоих в одном? Ребенка и Бобби. То есть ублюдок знал, что она беременна? Рид до боли стиснул зубы.

Он посмотрел на электронный циферблат часов. Красные цифры светились на запястье.

Ходят часики — тик, так.

Это подсказка. Не иначе. Что-то со временем… и еще вторая…

Раз, два, три, мертвых убери. Их крики слушай, молись за их души.

Значит, чокнутый ублюдок считает жертвы? Это лишь первые трупы… сколько еще? Знает ли он их?

Похолодев, он понял, что это насмешка, и написали этот стишок, похоже, когда Бобби еще была жива. Убийца наглый, дерзкий. Любит делать все напоказ. Рид гадал, мог ли спасти Бобби от чудовищной смерти, будь он умнее.

Нет, никак… когда он получил письмо, ее уже похоронили заживо. Бессильно сжались кулаки. Письмо отправили ему. Что бы ни случилось на самом деле, это что-то личное. Для него и для убийцы.

Вдруг Рид захотел выпить. Чего-нибудь покрепче.

Два в одном у нас, вот так.

Что, черт подери, это значит?

Явно ничего хорошего.

Глава 5

На ее звонки Рид не ответил.

За четыре дня Никки оставила ему в полицейском участке три голосовых сообщения. Похоже, детектив Рид перезванивать ей не собирался. Ничего у нее не получилось. Она даже по электронной почте ему писала, без толку, естественно. Этот человек ее избегает, решила она, допив кофе и вылив гущу в раковину.

В Далонеге дела шли немногим лучше. Она съездила туда еще раз, покрутилась там, поговорила с шерифом, от которого узнала не больше, чем от каменной стены, и вернулась в Саванну с пустыми руками. Она поняла, что у Кровавой горы произошло нечто серьезное, что Рида вызвали на место преступления, потому что он там родился… но все же она была разочарована.

Утешало только то, что Норм Мецгер, который оказался в графстве Лампкин гораздо раньше ее, точно так же вернулся ни с чем.

— В суровые времена нужны суровые меры, — доверительно сообщила она Дженнингсу, одеваясь. Кот лежал, зарывшись в складки одеяла. Обогреватель, которым почти не пользовались, шумно гудел, тщетно пытаясь нагреть холодный утренний воздух, проникающий через старые оконные рамы. Поеживаясь, Никки натянула черную юбку и свитер цвета хаки, влезла в замшевые туфли. Сверху надела замшевую куртку и решила, что выглядит замечательно, как и собиралась.

— Если Магомет не идет к горе, то гора пойдет к Магомету, — сказала она коту. — По-моему, я сегодня перебрала все старые пословицы… Занудство, да?

Дженнингс, похоже, не заметил, или ему было все равно. Он спрыгнул с кровати и, задрав хвост, прошествовал на кухню к своей миске.

— Знаешь, лишний комплимент мне не повредил бы, — укорила она кота, подложив ему сухого корма и дешевой кошачьей еды из жестянки. Пахла эта смесь так же отвратительно, как и выглядела, но Дженнингс, склонный к ожирению, с удовольствием зачавкал.

Никки упаковала ноутбук и кошелек, обмотала вокруг шеи шарф.

— Нельзя терять время, — проговорила она коту. — Шанс дается каждому — или каждой — только раз. — И, надев лямку ноутбука на плечо, добавила: — Ну вот, очередная премудрость, которую постоянно повторял папа.

Кот и ухом не повел.

— Но в это я верю. Том Свинн — не самый терпеливый человек в мире. Если я заполучу этот материал, только держись! Я пойду на повышение, и наш старина Свинн это проглотит. Мы с тобой переедем в большой город с огромным супермаркетом. — Нагнувшись, Никки погладила Дженнингса по рыжей голове. — Как ты смотришь на Нью-Йорк? Нет? А Даллас? М-м-м, а как насчет Лос-Анджелеса? Так и представляю тебя на бульваре Сансет. Мы наденем самые лучшие и дорогие солнечные очки и… — Она посмотрела на часы и поняла, что тянет время. — И мне надо бежать.

Она вышла за дверь, во влажное утро, и только тогда поняла, что собирается сделать. Было еще темно, но луна, к счастью, скрылась, так что не пришлось перенастраивать биологические часы и убеждать себя, что сейчас действительно утро. Она спустилась по скользким ступенькам на два пролета и вышла во двор с оградой. Ни одно окно в доме не светилось. Все другие жильцы, похоже, понимали, что половина шестого утра — это глубокая ночь.

Но другим-то жильцам не нужно следить за Пирсом Ридом.

Может, потому, что они в своем уме.

Никки устала, полночи добывала информацию по Риду, в том числе проверяла архивы. Она выяснила, что он не женат и никогда не был. Узнала и о его проблемах во время службы в полиции Сан-Франциско. У него была тогда постоянная девушка, но после того провала она вышла замуж за другого.

И Рид вернулся в Саванну — город, где он начал служить в полиции лет пятнадцать назад.

Много нового Никки не узнала, но она ведь только поскребла поверхность. Рано или поздно она разберется с таинственным полицейским. Девушка открыла дверцу «субару» и залезла внутрь.

Сначала ее машинка чихала и дребезжала, но все же завелась. Никки умчалась со стоянки и проехала несколько кварталов к дому Рида — тоже старый особняк, поделенный на квартиры.

Его сказочное богатство — «кадиллак», достаточно старый, чтобы его сочли классикой, и достаточно побитый, чтобы не сочли, стоял на своем обычном месте. Прекрасно. Никки здесь уже бывала. Во время дела Монтгомери, выискивая подробности, она крутилась и тут. Тогда она даже выяснила, где квартира Рида, хотя так и не набралась храбрости постучать в его дверь. До сегодняшнего дня.

Кстати, в матовом окне, как она догадалась, ванной Рида светился огонек. Либо он спал с ночником, либо уже встал и собирался начинать новый день.

Объехав дом, она нашла место и припарковалась. От собственной наглости у нее колотилось сердце. Она ни разу не приставала к офицеру полиции в его доме. Никки мало сомневалась в реакции Рида — тот будет в ярости. И чем ей это поможет? Поджидая его, она нервно барабанила пальцами по рулю, слушала радио и полицейскую волну, готовая поймать любую информацию о могиле, найденной в северной Джорджии. Она не хотела злить Рида, ей нужны были сведения. В доме засветились другие окна, и через двадцать минут появился Рид. Черные влажные волосы зачесаны назад, под спортивной курткой — свежая белая рубашка. Он пересек парковку. Высокий, длинноногий, с квадратной челюстью голливудского каскадера, он бросил портфель на заднее сиденье своего чудо-автомобиля, сел за руль и тронулся с места.

Никки даже двигатель не стала заводить, пока его машина не проехала мимо и не свернула через два дома за угол. Она двинулась следом. Повернув за тот же угол, она заметила, что через четверть мили он свернул еще налево. Она ощутила секундное удовлетворение: он отправился в свой любимый индийский ресторанчик неподалеку от начала шоссе И-16.

Она даст ему время усесться и сделать заказ, а потом войдет и поймает его в ловушку, ведь он будет ждать завтрак. Если он не захочет, чтобы ему мешали, он не замедлит об этом сообщить.

Заехав на стоянку у соседнего банка, Никки выждала пять минут. Этого вполне достаточно. С блокнотом и диктофоном, спрятанным в сумочке, она перешла мокрую мостовую, и тут ей почудилось какое-то движение в рощице дубов у задней двери. Она остановилась, снова посмотрела туда, но ничего не заметила. Однако в воздухе висел сигаретный дым. Девушка вгляделась в тени, затем обругала себя. Подумаешь, повар вышел покурить. И что из этого? Она поспешила войти. Двое мужчин, выходя, придержали для нее дверь, и она проскользнула внутрь.

В зале было тепло. В шесть утра завсегдатаи уже толпились у стойки, которая окружала кухню. Фермеры, доставщики, дальнобойщики и прочие травили байки и анекдоты, прихлебывали кофе, плотно завтракали ветчиной, овсянкой, яичницей, тостами. Фанаты сквоша гоняли туда-сюда прокуренный воздух. Бекон шкварчал на гриле, в застекленном холодильнике медленно вращалась свежая выпечка.

Никки обвела взглядом столы.

Рид сидел у дальней стены с чашкой кофе и газетой.

Сейчас или никогда, подумала она, подбадривая себя перед неизбежным провалом. Каждый раз, когда она пыталась выудить из Рида информацию, он превращался в непроницаемую гранитную стену, отвечал односложно, часто его слова граничили с грубостью. Во всяком случае, были жесткими.

Но ей нужен этот материал. Особенно сейчас, когда Том Свинн благословил ее. Кто знает, вдруг он передумает?

Наплевав на табличку «Пожалуйста, подождите, вам найдут место», она прошла к столику Рида и села напротив. Он даже не поднял глаз.

— Детектив Рид?

Он оторвался от газеты и взглянул на нее. Выражение лица не изменилось. Светло-карие глаза оценивающе смотрели на нее.

— Я не приглашал вас сесть.

— Я знаю. Я пыталась застать вас в участке, но вы не перезвонили.

— Я был занят.

— Конечно. Но я просто хотела задать несколько вопросов. — Никки потянулась к сумочке за диктофоном и блокнотом. Она включила диктофон, почти уверенная, что он протянет руку и выключит его.

Рид поднял темную бровь.

— Вы всегда хотите задавать вопросы.

Она пропустила мимо ушей это замечание и двинулась вперед.

— Вы были в Далонеге.

— Вы тоже.

Итак, он ее видел. Этого следовало ожидать.

— Да, я работаю над статьей по этому происшествию.

— В самом деле? — Его голос звучал твердо, без намека на любезность.

— Да, и…

Официантка, высокая стройная девушка лет двадцати с кудрями Николь Кидман и бейджиком, гласившим: «Джо», подошла принять заказ.

— Выбрали что-нибудь? — спросила она, широко улыбаясь. В каждой руке она держала дымящийся графин.

Никки быстро вынула меню, спрятавшееся между пластиковой бутылкой кетчупа и металлической сиропницей.

— Обычный или без кофеина?

— Обычный, — машинально ответила Никки. Джо поставила чашку на стол и наполнила ее.

— Как обычно, — сказал Рид, раздражительно наморщив лоб. — Завтрак номер четыре. Ветчина, яичница, обжаренная с двух сторон, пшеничный хлебец, овсянка. Острый соус.

— Понятно. Вам? — Джо перевела карие глаза лани на Никки.

— Только кофе. Да, и, пожалуй, кусок пирога. С пеканом.

— Все? — Да.

— Мороженое к пирогу не возьмете?

— Нет, спасибо. Просто пирог. — Никки не хотела есть, и нужен ей был только высокооктановый кофе, но она искала предлог задержаться. Иначе бы Рид ее наверняка выгнал. И быстро. То, что он не отделался от нее в первую же минуту, — уже достижение.

— Я сейчас вернусь, — обещала Джо, ничего не записав, и ринулась к следующему столику.

— Так что же? — Никки поставила диктофон на стол. Рид с усмешкой посмотрел на него.

— Я не собираюсь вам рассказывать о деле в графстве Лампкин или о любых других текущих расследованиях. — Он поднял чашку и посмотрел поверх нее на Никки. — Просто съешьте свой пирог на дорогу.

— Мне просто нужна дополнительная информация.

— У меня ее нет. — Но…

— Управление выпустит официальный отчет для прессы. Это же сделает ведомство шерифа графства Лампкин и ФБР. Подождите, как все.

— ФБР тоже вызвали? — Пульс Никки участился. Если в этом деле…

— Пока нет. — Он сделал большой глоток кофе.

— Но вызовут.

— Это просто к слову пришлось. Ее это не убедило.

— Может, вы мне даете подсказку?

Рид засмеялся, в уголках глаз появились насмешливые морщинки, не смягчив резкие черты его лица.

— А, так вот что я делаю. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — И не одну. Я вообще организую утечку информации, сейчас я выложу вам все, что знаю. Это сразу появится в газетах, и убийца узнает, что у нас на него есть. А еще об этом узнают всякие придурки, которые захотят произвести фурор и возьмут на себя ответственность за преступление, которого не совершали. Вы не поверите, сколько идиотов жаждут хоть так погреться в лучах славы. Чтобы разобраться в них, полиции придется потратить кучу времени и денег. Напрасная трата сил, только воду замутишь, а настоящий убийца будет продолжать в том же духе. — Рид отпил кофе и поставил полупустую чашку на стол. — Зовите меня Глубокой Глоткой. — В его глазах мелькнула насмешка, и он добавил: — Вы, наверное, слишком молоды и не помните того типа в Уотергейтском деле, который доверился Вудворду и Бернстайну.

— Мой отец — судья. Я с детства слышала и о Глубокой Глотке, и о порнофильме, в честь которого его назвали.

— Да ну? — Рид полез в карман куртки за кошельком. — Насколько я знаю, вы с отцом не разговариваете. С того самого раза.

У нее пересохло в горле. Шею залила краска. Но она не отвела глаз.

— Это было уже давно, Рид. Он все забыл.

— А я бы не забыл. Если бы вы распяли меня так же, как тогда — собственного отца. Поверьте, я никогда бы не простил вас, — произнес он, и тут вернулась официантка с заказами. Рид отвел глаза от Никки и улыбнулся Джо одними губами: — Кажется, мисс Жилетт забыла вам сказать, что пирог ей нужно завернуть с собой.

— Ой! — Девушка внезапно разволновалась. Ясное дело, она слышала конец диалога. — Прошу прощения, я сейчас упакую. — Она торопливо поставила на стол тарелки Рида и унесла пирог обратно на кухню.

Рид снова повернулся к Никки.

— А теперь послушайте меня, мисс Жилетт. Единственное, что я сегодня дам, так это чаевые Джо за обслуживание. — Он ткнул вилкой в овсянку. — Мне нечего вам сказать, кроме традиционного «без комментариев», и неважно, сколько вы пришлете электронных, голосовых или любых других сообщений. Мне нечего сказать, пока управление не сделает официальное заявление, а может, и тогда ничего не скажу. Вам придется довольствоваться тем же, чем и остальным журналистам в городе.

Никки почувствовала, что сейчас взорвется.

— Знаете, Рид, — сказала она, — никогда не считала, что вы плывете по течению. Я думала, у вас больше мужества. Больше достоинства. Что у вас есть и собственное мнение.

— Которым я поделюсь с вами? — спросил он, усиленно жуя.

— Все говорят, что вы себе на уме, что вы обходите правила ради истины.

— Зря говорят.

— Да ну? А зачем вы поехали в графство Лампкин? Детектив из Саванны? Вас вызвали для консультации? Или вы как-то связаны с местом преступления? С убийством? Что?

Он молчал, но в его глазах промелькнула легчайшая тень.

— Я не знаю.

— Знаете, конечно.

У него заходили желваки.

— Оставьте это дело в покое, Никки. Это обязанность полиции.

— Так что же случилось у Кровавой горы? Он поджал губы.

— Пока вы здесь, у меня для вас один совет.

— Замечательно, я слушаю. — Она украдкой посмотрела на диктофон, тихо записывающий весь разговор.

— Когда в следующий раз будете за кем-то следить у дома и висеть на хвосте, будьте осторожнее.

— Видимо, мне стоит поучиться слежке у вас? — выпалила она и сразу об этом пожалела.

Он стиснул зубы. Его глаза сузились. Он медленно положил на стол вилку, так тщательно, что она сразу поняла: он с трудом сдерживает гнев.

— Интервью окончено.

— Оно и не начиналось.

— Правильно. — Он перегнулся через стол и нажат кнопку на диктофоне. Тот выключился. Рид посмотрел на Никки.

Тут вернулась Джо с пенопластовой коробкой.

— Ну вот, иди, детка.

Никки полезла за кошельком, но Рид протянул руку через стол и сжал ее запястье сильными пальцами.

— Я заплачу. — И тут же отпустил ее руку. Повернувшись к официантке, он выдавил легкую улыбку: — Добавьте заказ мисс Жилетт к моему счету.

— Обязательно, — сказала Джо, быстро перевела глаза на Никки, потом снова на Рида. Она положила коробку на стол, повернулась на каблуках и направилась к ближайшему столику, где расположилась компания в охотничьих плащах и шляпах.

Никки попыталась спасти положение, восстановить подобие отношений с Ридом.

— Послушайте, детектив Рид, мне жаль, что мы так неудачно начали.

— Мы ничего не начинали.

— Почему вы меня так не любите?

— Ничего личного.

— Да ну?

— Все дело в вашей профессии. Я вообще не люблю репортеров. Всех. Они вечно путаются под ногами.

— Но иногда мы приносим пользу. Вам же надо, чтобы люди знали.

— Редко. На самом деле вы только баламутите людей, строите догадки, до смерти пугаете народ, печатаете вещи, которые не перепроверили… От вас только вред. Но не цитируйте меня. Это не для прессы.

— Вы просто не любите, когда за вами присматривают. Благодаря газетам вы остаетесь честными.

— От газет один только вред. — Рид посмотрел на недоеденный завтрак, нахмурился и потянулся за бумажником. — Я передумал. Вы оставайтесь. А я больше не голоден. — Он шлепнул двадцаткой по столу и встал. — Приятного аппетита!

— Стойте! Подождите! — Никки устремилась за ним и вылетела из дверей. Он шел к своему «кадиллаку». Холодный ветер ударил ей в лицо, и она побежала через автостоянку. Он уже открывал машину, когда она подскочила к нему:

— Ладно, ладно, прошу прощения за фразу о слежке. Просто вырвалось. И зря я раскапывала историю в Сан-Франциско. Я знаю, что переборщила, защищая свою профессию. Да, есть репортеры, которые… ну, раздувают сенсации ради сенсаций. Прошу прощения. Мне не следовало об этом упоминать. Мне просто нужен материал. Я не прошу вас ставить расследование под удар. И не буду просить. И я не требую к себе особого отношения, мне просто нужен новый подход. То есть вы же поехали из Саванны в другой штат, под другую юрисдикцию.

— И?

— Почему? Зачем это вам? Что происходит? — Рид не ответил, продолжая стоять на месте. — Я ведь заодно с вами, а не против вас, — добавила она. Но он только смотрел на нее. Еще не рассвело, на его темных волосах блестел дождь, и лицо, голубоватое в свете неоновой вывески ресторанчика, было жестким. Бескомпромиссным. Черт возьми, почти оскорбленным.

— Эх вы, — произнес он так тихо, что она еле расслышала. — Не умеете вовремя остановиться, да?

— Как и вы. Если бы вы опускали руки, ни одного дела бы не раскрыли.

— Это не одно и то же.

— У каждого из нас своя работа.

— Это точно. И мне как раз пора на свою. — Он сел в огромную машину, вставил ключ зажигания и завел мотор.

Крайне недовольная собой, Никки отступила, глядя, как он выезжает со стоянки.

— Замечательно, — пробормотала она под нос. — Просто отлично. Тебе сам бог велел вести журналистские расследования, Жилетт.

Подняв воротник, она побрела к парковке банка и села за руль своей машины. Называется, подобралась к Риду. Сама же и получила. Чудесно. Придется начинать заново. Опять. Но ведь Рида не просто так вызвали в графство Лампкин. Должна быть серьезная причина. Что от него было нужно? Совет? Связи? То, что он там родился? Никки все проверяла и перепроверяла, но не нашла причин, кроме той, что в детстве он там жил несколько лет, — а это ни к чему не вело.

Сердито барабаня пальцами по рулю, она сказала себе, что не здесь же разбираться с делом, на этой гребаной пустой стоянке. Надо покопаться всерьез. Она повернула ключ зажигания и надавила на газ. Когда двигатель завелся, Никки посмотрела через плечо и заметила какое-то движение у живой изгороди парковки — темная тень поодаль от уличного фонаря.

Сердце екнуло.

Она посмотрела в зеркало заднего вида. Ничего нет.

Еще раз посмотрела через плечо — изгородь как изгородь.

— Ничего особенного, — сказала она себе и тут поймала взгляд мужчины, стоявшего по другую сторону изгороди, по-прежнему не в свете фонаря. Лица видно не было, но она знала, что он смотрел на нее. Следил за ней.

Он чего-то ждал?

Это тот же человек, которого она видела до встречи с Ридом?

В горле пересохло. Никки развернула машину. Ну и что, если он стоял у бистро? Подумаешь. Это не преступление, и уже почти наступил час пик. Серый восход осветил город. Может, парень голосует или ждет автобуса на работу…

А может, и нет.

Что-то странное было в том, как он стоял — избегая света фонаря, — и от этого казался странным. Она чувствовала на себе его взгляд. Наблюдающий взгляд. По коже невольно поползли мурашки.

— Извращенец, — пробормотала Никки, снова взглянув в зеркало заднего вида.

Он ушел.

Не оставив и следа своего присутствия.

Внезапно исчез, как будто привиделся ей.

— Все, Никки. Успокойся, сосредоточься.

Может, у нее разыгралось воображение и ей теперь всюду чудится вселенское зло. Похоже, это все от разговоров о могилах и трупах.

— Да уж, прекрасно, — подумала она вслух. — Будущий криминальный репортер перетрусил из-за человека, который просто ждал автобуса.

Что с ней творится? Одна стычка с Ридом, и она уже обмякла? Это на нее не похоже. Она отжала ручник и выехала со стоянки. Никто за нею не следил, не ехал. Ничего не случилось. Ничего!

И все-таки…

Девушка снова посмотрела в зеркало. Может, он там? Вне света фонаря? Шпионит за нею, прячась в тени листвы? Вон там — какое-то движение?

На коже выступил холодный пот, и Никки нажала на газ.

Раздался звук клаксона. Она притормозила, пропуская такси, которое сигналило справа. Она даже не заметила его. Адреналин подскочил, руки прилипли к рулю. Никки приказала себе успокоиться. Нельзя упускать возможность раскусить это дело. Только не сейчас. Ведь она ждала этого всю жизнь.

Она собралась с духом, и машина с визгом выехала на улицу.

Последний взгляд в зеркало. Никого. Вообще никого.

«Беги, сука, — подумал Супергерой, скрытый густой листвой за изгородью. Сквозь ветви он видел задние фары машины Никки, которая скрылась за углом. — Тебе не уйти. Во всяком случае, от меня».

Мурашки побежали по его позвоночнику. Заиграла от предвкушения кровь. Теперь она не отступит, и ее интерес обеспечит дальнейшее внимание прессы, и не только той газетенки, где она работает, но и радио с телевидением. Не только в том северном городишке, но и в Атланте, и здесь, в Саванне. Потом новость подхватит национальная пресса… да…

Как он и ожидал, Никки Жилетт проследила за Ридом до закусочной и попыталась поговорить с ним. В окно Супергерой видел, как они беседуют. Все прошло идеально, строго по плану. Стоя на холоде, он ничего не слышал, но по лицам и по губам понял сущность спора.

Она хочет жареного.

Рид ничего ей не скажет.

И это заставит ее копать еще глубже. Это в ее характере. Никки не любит проигрывать.

Итак, и коп, и журналистка задействованы.

Прекрасно.

Наверняка у них натянуты нервы.

Супергерой улыбнулся. Облизал губы кончиком языка.

Ведь это лишь начало.

Глава 6

— Ну давай, Клифф, рассказывай, — сказала Никки, когда тот все-таки ответил на звонок. Утро она провела на работе, доделывая в ураганном темпе все прочие задания. Еще она оставила сообщение сестре, выслушала сплетни из жизни редакции, но в основном думала о двух телах из одной могилы в лесах северной Джорджии. Она задействовала все свои связи в графстве Лампкин, позвонила приятелю, который работал в «Ассошиэйтед Пресс» в Атланте, но ей сообщали лишь ту толику информации, которую распространило ведомство шерифа. Это не давало ей никакого преимущества. Сейчас она сидела за столом, рисовала загогулины в блокноте и тихо задавала вопросы, надеясь, что никто, даже Трина, ее не подслушает. — Что с делом в Далонеге? При чем там Рид?

— Черт побери, Никки, спроси его самого! — раздраженно посоветовал Клифф.

— Я пыталась. Сегодня утром. Скажу только, что он не отличался чрезмерной общительностью.

— Похоже на него.

— Итак, при чем тут он? Зачем он прилетел? Какая тут связь?

— Не могу сказать.

— Но связь есть.

— Я уже сказал, что не могу…

— Почему?

Клифф не ответил, и она предложила варианты, по которым Рида вызвали в Далонегу:

— Потому что он имеет к этому отношение. Он связан с жертвой, убийцей или вообще подозреваемый…

— Стоп, хватит. Нечего фантазировать.

— Но есть же причина! Вы уже знаете, кто жертвы? Он помедлил.

— Я так понимаю, что да?

— Я этого не говорил.

— Да ладно, Клифф. Вы все равно огласите имена жертв, как только уведомите ближайших родственников.

— Да, сегодня днем.

— Ну расскажи хоть немного.

Он шумно выдохнул носом, и Никки почувствовала облегчение. Клифф всегда так делал перед тем, как выболтать что-нибудь интересное.

— Надеюсь, это не повредит. Две женщины, одна по-старше, тело уже сильно разложилось, мы не знаем, кто это. Вторая, похоже, в гробу пробыла недолго.

— Насколько недолго?

— Меньше суток.

— Кто она? — спросила Никки.

— Ее звали Барбара Джин Маркс. Или Бобби. Родом из Саванны. Слушай, больше я ничего не могу тебе сказать, честно. Мне надо идти.

Никки записала имя жертвы. Это уже что-то.

— Как она умерла?

Молчание. Никки поставила рядом с именем знак вопроса.

— И как насчет другой?

— Я бы сказал, что это убийство, по крайней мере в случае с Бобби, но не могу пока это обсуждать. Это может повредить расследованию.

— Да поняла, это все ваши полицейские заморочки. — Никки вписала имя Рида рядом с именем жертвы и поставила еще один знак вопроса. Кто вторая жертва ? Как они связаны ?

— Сейчас это все, что я могу сказать.

Никки подумала, что Клиффа не переубедить, и решила испробовать другую тактику.

— Короче, кто она? Я говорю не об имени.

— Не могу сказать.

— Что-то ты стал напоминать заезженную пластинку.

— Вот и хорошо.

Поняв по голосу, что разговор закончен и Клифф сейчас даст отбой, она быстро спросила:

— Почему из управления прислали Рида? Или его затребовали в Лампкине?

Тишина. Нет ответа. Он просто замолчал. Надо действовать быстро.

— Это из-за того, что он там когда-то жил, из-за его особых умений или он просто был на дежурстве?

— Вот и выясни это, Никки, — буркнул Клифф. — Все-таки не ядерная физика. — Он бросил трубку.

— Блин, — пробормотала она, вырвала листок из блокнота и положила в сумочку. Нельзя терять ни минуты. Это ее шанс. ОГРОМНЫЙ шанс. И она не поделится им с Нормом Мецгером. Ни за что. Ни под каким видом. Плевать, что там хочет Том Свинн. Никто в офисе не должен обнаружить, чем она занимается. Никки уложила ноутбук, расписалась в журнале и поехала домой. Пусть там холодно — отопление в ее квартире почти не работало, — зато есть Интернет и пароль для доступа к архивам новостей «Сентинел» и филиала в Атланте. Что бы там ни нашлось про Барбару Джин Маркс, Никки выяснит это к обеду, а потом начнет бегать — посмотрит на дом Бобби, на ее работу, найдет ее друзей. И, может быть, поймет, почему эту женщину убили.

— Что нового из Далонеги? — спросил Рид, когда около трех Макфи зашел в его кабинет.

Рид все утро работал: разбирался с другими делами, ездил в лабораторию узнать, есть ли слабые отпечатки пальцев на письме, которое получил вчера, позвонил Сент-Клэру и попросил более подробных данных о трупах. Медэксперт выслал факсом предварительные отчеты, и сейчас Рид их читал. Все, что говорил ему Сент-Клэр, подтвердилось. Барбара Джин Маркс умерла от асфиксии, в крови обнаружили высокое содержание алкоголя и следы снотворного. Пальцы разодраны, на коленях синяки, лоб рассечен, предположительно от того, что она билась им о крышку гроба. Все ногти на руках и ногах она сорвала, пытаясь выбраться наружу. И она была беременна около одиннадцати недель. Сердце у Рида сжалось. Макфи присел у стола.

— Говорил с Болдуином?

— Да, несколько раз, но информации ненамного больше, — признался высокий детектив. Его неудовольствие стало более заметно, когда он потер щеку ладонью. Он вынул из кармана блокнотик. — Прескотт Джонс, парень, который упал с горы, все еще в критическом состоянии. Болдуин разговаривал с ним, хотел узнать, что он видел, но многого не добился, да и врачам не понравилось, что парня беспокоят. Папаша его тоже ничем не помог. Похоже, он думает, что мальчишка сможет продать свою историю какой-нибудь бульварной газетенке. Но Болдуин продолжает с ним работать. И он говорил со вторым парнем.

— Делакруа?

— Да. Но тот показаний не меняет и больше подробностей не вспомнил. Но что-то такое чувствуется, что-то он… недоговаривает.

— Может, он копов испугался. Обычно пацаны боятся полиции. Вот и решил, что лучше помалкивать, чтобы не влипнуть еще сильнее, как он думает.

— Надо еще раз с ним поговорить. — Макфи что-то записал для себя. — Или шериф что-нибудь из него вытянет.

— Возможно, — допустил Рид.

— Еще я говорил с руководителем экспертной группы на месте преступления. У них есть серийный номер гроба и образцы почвы. Ты был прав — земля, которая прилипла к гробу, не везде соответствует почве того места, где его нашли. Песка слишком много.

Стук каблучков возвестил о появлении Морисетт еще до того, когда она показалась в дверях. Ее светлые волосы торчали во все стороны, одета она была с ног до головы в джинсу — брюки, рубашка, куртка. И ботинки из змеиной кожи, которые она давно купила в Эль-Пасо.

— Я что-то пропустила? — Она одарила Макфи улыбкой явно призывного характера. О господи, она что, никогда ничему не научится?

— Макфи как раз рассказывает, что они выяснили на севере.

— Эксперты нашли серийный номер гроба и почву, которая не соответствует местным образцам.

— Значит, гроб взялся откуда-то еще.

— Похоже на то, — сказал Макфи. — Они перепроверяют и сравнивают.

Морисетт примостила зад на подоконник. За ней, по ту сторону окна, зимнее солнце пыталось пробить плотные облака.

— Пусть проверят, не похожа ли почва на ил у кладбища Стоунволл.

— Почему? — спросил Макфи.

— У них вчера вечером что-то случилось. Рид переключил все внимание на напарницу.

— Пропал гроб?

— Вот-вот. Причем гроб вместе с телом.

— Погоди, дай отгадаю — тело женщины лет шестидесяти?

— Полин Александер. Макфи фыркнул:

— Ты смотри, все сходится. Гроб сделали в Джексоне, Миссисипи, и продали Бьюфорду Александеру для его жены. Как раз два месяца назад.

— Полин Александер умерла дома от инфаркта, когда она на кухне делала желе, джем, консервы или что-то в таком духе, — пожала плечами Морисетт. — Не знала, что кто-то еще занимается такими вещами. Так или иначе, Бьюфорд пришел с охоты, нашел ее на полу и вызвал «скорую». Но было уже поздно.

Рид просмотрел результаты вскрытия пожилой женщины в поисках чего-то, что могло вызвать инфаркт, но ничего подозрительного — пока, во всяком случае, — не нашел.

— Итак, у нас одна женщина с естественной смертью и еще одна убитая, похоронена заживо в гробу, — сказал он и поднял глаза. — И она была беременна.

— Да ты что! — Морисетт спрыгнула с подоконника. Лицо Макфи затвердело.

— Ребенок?

— Жертва была где-то на третьем месяце.

— Как думаешь, убийца знал? — требовательно спросила Морисетт. — Господи боже, какой больной на всю голову ублюдок мог убить беременную женщину? Кто так обозлился? Черт, это, наверное, отец. То есть муж.

— Если отец он, — сказал Рид, внутренне содрогнувшись. — Нам нужен тест ДНК.

— Ты говорил, у тебя с ней что-то было. — Макфи подозрительно уставился на Рида.

— Что? Погодите-ка, — Морисетт застыла с отрытым ртом. — Тыотец? Господи, как только Окано докопается до этого, она тебя живо вышвырнет из дела.

— Есть новости насчет того, кто последним видел Бобби? — спросил Рид.

— Может, ты нам расскажешь? — Морисетт расхаживала взад-вперед, запустив пальцы в волосы, встопорщенные, как после электрошока. — Почему ты ничего не говорил? — Она была в ярости, ее щеки пылали. — Рид, мы же напарники. Ты все знаешь про меня, про мою жизнь, про детей, про бывших, про… да черт возьми! — Кипя от злости, она снова забралась на подоконник. — Может, откроешь еще какие-нибудь маленькие тайны?

— Не сейчас.

— Ладно, тогда предупредишь.

— Теперь надо узнать, знала ли Барбара Джин Маркс Полин Александер.

— И еще узнать до хрена всего, — буркнула Морисетт.

— Да, но есть ли связь? Гроб Полин выкопали случайно или убийца снова дает нам подсказку? В записке упоминается число два.

— Ты что, совсем сбрендил? — рявкнула Морисетт. — Или у тебя в жилах вода? Ты только что узнал, что твою любовницу запихнули в гроб, похоронили заживо, она была беременна, и, может быть, от тебя, а ты… спокойно так спрашиваешь, знала ли она другую женщину? — Она закатила глаза и протянула руку. — Не могу поверить!

Рид откинулся в кресле.

— Лучшее, что мы можем сделать, это раскрыть дело. Но…

— Он прав, — отрезал Макфи. — И у тебя мало времени. — Он смотрел на Рида, большим пальцем указывая на Морисетт. — Потому что она тоже права. Тебя скоро вышвырнут из дела. Очень скоро.

Когда Никки подъехала к офису Джерома Маркса, запищал сотовый телефон. Определитель номера удостоверил, что на связи ее подруга Симона.

— Привет, что такое? — спросила Никки, глядя на дверной проем здания из красного кирпича, расположенного через несколько домов от хлопковой биржи.

— Завтра вечером кикбоксинг. В семь. Помнишь? Никки застонала про себя. Сегодня вечером и завтра ей нужно вести расследование и писать статью.

— Нет.

— Тебя не было на прошлом занятии.

— Знаю, знаю, но у меня сейчас очень важное дело.

— Можешь не говорить, — сказала Симона, и Никки поняла, что та улыбается. — Это материал всей твоей жизни. Твой шанс пробиться, сделать большой скачок, и вообще это статья века…

— Ну да, ну да. Значит, ты это уже слышала.

— Угу. Я думала, поколотим кого-нибудь и поедем на барбекю или сходим выпить и повеселиться.

— Не знаю, успею ли я.

— Слушай, Никки, ты же сама подбила меня на эти занятия.

Никки посмотрела на часы. Половина шестого. Где же Маркс?

— Ну не знаю.

— Тебе станет намного лучше.

Тут Симона была права. Позаниматься не повредит, а на тренировке Никки получала такой заряд, что готова была тягаться со всем миром.

— Ладно, я приду в спортзал, но не уверена насчет остального.

— Я тебя уговорю. Может, пригласим куда-нибудь Джейка.

Джейк Вон был их тренером. Высокий, темноволосый, красивый, с рельефными, как у Мистера Вселенная, мускулами. И, как подозревала Никки, гей. По нему пускали слюни все женщины и некоторые мужчины с тренировки. Хотя он не испускал сексуальных флюидов, как многие спортсмены за тридцать, Симона не обращала на это внимания. Она закидывала удочку на Джейка с самого первого занятия в сентябре.

— Ну попробуй.

— Непременно.

Никки не спускала глаз с двери и наконец увидела выходящего Джерома Маркса в плаще. Он энергично зашагал к зданию парковки.

— Ладно, Симона, мне надо бежать, увидимся.

— Рассчитываю на это. До завтра. — Симона дала отбой. Никки выключила мобильник, бросила его в сумочку и торопливо выскочила из машины. Уже смеркалось. Она догнала его у лестницы.

— Мистер Маркс?

Мужчина обернулся, и тень улыбки тронула его губы. Не очень похож на скорбящего мужа.

— Никки Жилетт, «Саванна Сентинел». Я слышала о вашей жене. Мои соболезнования.

— Бывшей жене, — уточнил он, с лица сползла улыбка, обнаружив жесткую линию рта. — Ну, по крайней мере, она должна была стать бывшей, но все равно спасибо.

— Если у вас есть минутка, я бы хотела поговорить с вами о том, что произошло. — Чтобы не отставать, ей приходилось почти бежать.

— А что говорить? Бобби убили. Какой-то извращенец засунул ее в гроб и похоронил заживо вместе с мертвым телом. Надеюсь, Господь поможет полиции поймать ублюдка. — Он начал подниматься по бетонным ступенькам.

Никки застыла с открытым ртом.

— Заживо? — повторила она в шоке. Кровь застыла в жилах. Никки мысленно представила, как попадает в замкнутое пространство: воздух заканчивается, спасения нет. — Она была жива? — Несмотря на охвативший ее ужас, Никки чувствовала и радостное возбуждение. Она узнала не только имя жертвы, но и способ убийства. — Она была в сознании? Или… или одурманена? Она знала, что с ней происходит?

Маркс побелел. Понял, что сболтнул лишнего.

— Это не для записи.

— Вы не сказали ничего, что запрещалось бы публиковать.

— Процитируете меня — и я подам в суд, — бросил он через плечо, но Никки было уже все равно. Вот оно! Вот материал, которого она так долго ждала. У нее уже два источника, подтверждающие, что жертвой является Барбара Джин Маркс. Она перепроверит у Клиффа информацию про два тела в гробу, про то, что Барбара Джин была похоронена заживо, но бомба уже у нее в кармане.

— Вы знаете, кто вторая женщина?

— Нет.

— У вашей жены были враги?

— Всех не пересчитаешь, а интервью закончено, хотя и не начиналось. — Он плечом открыл дверь на третий этаж. Никки поймала дверь и просочилась за нее. Он шагал к черному «мерседесу».

— У вас есть предположения, кто мог это сделать? Маркс остановился у крыла изящной машины.

— Спросите у Пирса Рида, — сердито сказал он. — А сейчас извините. — Он отпер машину и оказался за рулем прежде, чем она успела ответить. В последний раз неприязненно посмотрев на нее, он тронулся с места и поехал вниз по пандусу.

На открытых участках парковки завывал ветер. Никки стояла среди масляных пятен и следов от шин. Стоянка была пуста — всего несколько машин. Она направилась к лестнице, и туфли зашлепали по грязному бетону. Барбару Джин Маркс оставили умирать в гробу. С трупом. От этой омерзительной мысли Никки чуть не вывернуло; на секунду она ощутила страх жертвы. Никки страдала клаустрофобией и предпочитала открытые пространства тесным кладовкам, лифтам, маленьким комнаткам. При мысли о пробуждении в гробу между мертвой женщиной и крышкой или полом… о господи, это слишком мерзко, даже чтобы представить. Кто мог такое сделать? Как же сильно один человек должен ненавидеть другого, чтобы такое ему уготовить?

Никки подошла к лестнице и стала спускаться вниз.

Спросите у Пирса Рида.

Да уж, непременно спросит. Он участвует в расследовании.

Но в том, как Джером Маркс выплюнул эти слова, точно обвинение, было нечто странное. Как будто за ними стояло что-то большее. Не делай из мухи слона; нафантазируешь себе бог весть что. Опять.

Она услышала, как наверху хлопнула дверь и по лестнице зашуршали шаги.

Но зачем Рида вызвали для расследования?

И почему имя Барбары Маркс отзывалось где-то внутри? Еще когда она впервые услышала это имя, оно показалось знакомым. Может, это кинозвезда или другая знаменитость, о которой она читала в колонке светской хроники или киноафиши, но было такое чувство…

Шаги приближались, и Никки вспомнила темную фигуру, которую видела утром, незнакомца в тени изгороди. Пульс участился. Свет на лестнице был тусклым, она прибавила шагу и спустилась на первый этаж. Шаги звучали совсем близко. Она распахнула дверь на улицу и быстро пошла прочь от стоянки. Оглянувшись, она увидела, как человек в плаще удаляется, словно спеша по делам. Он даже не взглянул в ее сторону, пока Никки шла к машине, но сердце выбивало сто ударов в минуту, когда она открыла дверцу.

Уже сев было в машину, она заметила листок бумаги за «дворником». Ничего себе. Штраф за парковку. Но она ведь стояла там давно. И это не похоже на квитанцию. О боже, кто-то стукнул ее машину. Вот в чем дело. И уехал. Девушка достала бумажку и развернула ее. Она ожидала увидеть там имя и номер телефона, но вместо этого прочитала единственное слово:

Вечером.

Что, черт возьми, это значит?

Налетел ветер, и сухие листья закружились по улице. Проехала машина; Никки оглянулась в поисках человека, который мог бы оставить эту записку. Рядом никого не было. Никто не выглядел подозрительным. Редкие пешеходы были, видимо, офисными работниками, которые спешили в сумерках к своим машинам или домой. Мальчик на скейтборде; женщина толкает коляску; пожилой мужчина выгуливает собаку; парочка подростков тискается и хихикает, переходя улицу. Она оглянулась на стоянку… дверь закрывалась… волоски на шее встали дыбом, хотя причины тому не было.

Никки сунула записку в сумочку и забралась в машину. Обычно она ничего не боялась, но сегодня что-то витало в воздухе, да и мысль о Бобби Джин Маркс в гробу вместе с мертвой, разлагающейся женщиной не давала покоя. Она журналистка. Она привыкла к тому, что мир полон боли и страдания, но когда страдают дети или животные, она не оставалась равнодушной. Никогда. Любого, кто причиняет зло невинным, надо засадить пожизненно или еще хуже. То же самое относилось и к мерзавцу, который бросил живую дышащую женщину в гроб к трупу. Какая смерть может быть хуже? Она вздрогнула и отъехала от тротуара.

Вечером.

Вечером — что?

— Господи, о чем ты только думал? — Кэтрин Окано стояла за столом и смотрела в окно, когда Рид постучал в ее полуоткрытую дверь и вошел. Окружной прокурор скрестила руки на груди и сердито барабанила пальцами одной руки по рукаву другой. Стройная, властная и решительная, она обрушилась на Рида: — Ты знал Барбару Джин Маркс, жертву в деле об убийстве, и напросился участвовать в расследовании? — Прежде чем он ответил, Кэтрин добавила: — И она была беременна. Ребенок, может быть, твой. Ты не усматриваешь тут конфликта интересов? — В ее голосе сквозил сарказм.

— Я хочу найти ее убийцу.

— Конечно, только ты отстранен от расследования. — Она посмотрела поверх очков в тонкой оправе. Строгая женщина лет сорока пяти, короткие светлые волосы, острый ум и пронизывающий до костей взгляд.

— Я знал Барбару.

— Ты заинтересованное лицо. И, кстати, эта женщина была замужем. Такой огласки управлению не надо. Если пресса узнает, для них это будет праздником. — Она отодвинула кресло и уселась, давая понять, что тема беседы исчерпана. — Это не обсуждается, Рид. Ты отстранен.

— Письмо в гробу адресовано мне. А в то утро по почте я получил еще одно, с липовым обратным адресом национального кладбища. Думаю, они от одного и того же человека. Кем бы он ни был, ему нужен я.

Она посмотрела на него.

— Тем более.

— Кэти, ты же знаешь, я с этим справлюсь. Я буду объективен, к тому же у меня взгляд изнутри на это дело.

— Хватит, Рид. Оставь. Нельзя.

— Но…

— И я предлагаю тебе добровольно сдать анализ на ДНК.

— Уже.

— Вот и хорошо. А теперь оставь это дело. Мы поступаем по правилам. — Она подмигнула. — Понятно?

— Понятно.

— Ну и прекрасно. Но если у тебя возникнет мысль что-то придумать за моей спиной, помни, что на кону твоя работа. Я чуть не свернула ради тебя шею, когда ты вернулся из Сан-Франциско. Не заставляй меня выглядеть идиоткой.

— Даже и не думаю об этом.

— Прекрасно, — она подарила ему первую искреннюю улыбку за день. — Значит, ты не будешь возражать против теста на отцовство и допроса детективом Макфи.

— Разумеется, нет, — сказал Рид, хотя и кипел от гнева. Он знал, что она ни в чем его не обвиняет и, наверное, даже не подозревает, но все равно было чертовски неприятно. Он направился к двери и уже на пороге услышал:

— Спасибо, Пирс. Я знаю, это непросто. Да, и… мои соболезнования, если… ну ты понял…

Если окажется, что это твой ребенок.

Спасибо. Я понял.

Он вышел из ее кабинета и направился к своему. Его ребенок. Что, правда? Ну и дела, черт возьми.

Она была на кухне. Маленькая, с собранными в высокий пучок седыми волосами, с «вдовьим горбом» под халатом, она стояла у плиты и кипятила чайник. Как и каждый четверг — это был единственный день, когда служанка не оставалась на ночь. В старом доме было темно, за исключением голубоватого мерцания телевизора в спальне и теплого света на кухне.

Супергерой смотрел на нее с улицы. Он с нетерпением ждал того, что должно произойти. Мысленным взором он уже увидел убийство, и кровь быстрее побежала по жилам. В тени огромной магнолии он гладил здоровенного полосатого кота, которого держал на руках, и смотрел в небо. Серп луны был высоко, его с трудом можно было разглядеть через паутину ветвей и тонкий слой нависших над городом облаков. Кот нервничал, пытался убежать. Ну конечно, кто его пустит.

Засвистел чайник. Даже через стекло Супергерой услышал этот резкий звук. Отлично. Кот прыгнул, но не смог вырваться. Уже почти пора. По коже стекал пот. Надо иметь терпение. Еще несколько секунд.

Открылась задняя дверь. Старуха вступила в свет фонаря на террасе.

— Максимус! — прокудахтала она. — Иди, мой мальчик!

Кот начал извиваться.

В венах пульсировал адреналин. Время близилось.

Подожди. Рано.

— Сюда, кис-кис… Максимус, чертенок! Где ты? Идем, мальчик, идем, кис-кис. — В голосе послышалась озабоченность. Старуха ходила от одного конца террасы к другому и вглядывалась во тьму и густую листву сада.

Котяра начал царапаться.

Не сейчас. Еще рано. Кровь стучала в ушах. Подгоняла. Но он не двигался. Даже звука не издал.

— Да господи, вот непослушный. Иди же сюда… Пора!

Одним бесшумным движением он швырнул кота через забор.

Кот громко замяукал.

— Максимус! Ну что за черт? — Она бросилась вниз по лесенке… по кирпичной дорожке… шурша тапочками, побежала к воротам.

Он полез в карман. Пальцы в перчатках нащупали уже готовый шприц.

— Где ты, мальчик? Кис-кис, ты поранился? — Старуха возилась со щеколдой, когда он выскочил из тени. Она закричала.

Одной рукой он заткнул ей рот. Она боролась — удивительно сильная для старой костлявой карги.

— Время встретиться с Господом, Роберта, — злобно прошептал он ей в ухо, и она стала вырываться еще сильнее, тело отчаянно извивалось. Но с ним ей не справиться.

Свободной рукой он вонзил смертоносную иглу в хилую руку сквозь шелковую ткань халата. Старуха повернула голову назад и взглянула ему в лицо. Узнавание, изумление, боль. Она впилась в перчатку. Сильно. Зубы прокусили кожу.

Боль пронзила его ладонь.

— Сука! — прорычал он.

Ее последняя попытка спастись запоздала.

Все было кончено.

Глаза закатились, обвисла челюсть, обмякло тело.

Он перебросил ее через плечо. Кот с шипением выскочил из кустов и злобно уставился на него. Его единственный свидетель. И невольный соучастник. Глупая тварь не понимает, что больше не увидит свою хозяйку живой. И никто не увидит.

Глава 7

— Вы обозвали этого типа Гробокопателем? — спросил Том Свинн, поправив очки для чтения и изучив последний абзац статьи Никки о преступлении в графстве Лампкин. Дело было поздним вечером, утренний выпуск уже пора было подписывать в печать, и Никки переминалась с ноги на ногу перед столом Свинна. Он стоял по другую сторону. Между ними лежала ее статья.

— Да. Удачная находка, правда? — Никки уже предвкушала, как наконец-то увидит свое имя на первой странице. Она представляла себе статью и жирный заголовок: «Гробокопатель наносит удар — полиция в смятении».

Если только Свинн на это пойдет.

— У вас надежные источники? — спросил он, скептически подняв бровь.

— Конечно.

— Не надо меня дурачить. Вы говорили с Ридом? — Свинн указал на имя детектива во втором абзаце.

— Я пыталась. Он не очень общительный. Но у меня есть близкий к расследованию источник…

— Кто? — потребовал он.

— Ну… Я своих источников не открываю. Даже вам.

— Вы сможете потом ответить за свои слова?

— Да, если придется. Но не придется. Я обращалась за подтверждением к мужьям обеих жертв.

— Секунду, — уточнил он. — Жертва одна. Старушка, Полин Александер, умерла своей смертью.

Теперь она полностью владела вниманием Свинна. Здорово.

— Так думают. Но никто за это не поручится.

— Все чудесатее и чудесатее? — спросил он.

— Именно.

Он в третий раз просмотрел статью, и веселья поубавилось.

— Вы показывали это Мецгеру?

Никки не могла солгать. Даже если бы хотела. А она и не хотела. Свинн все равно быстро бы выяснил.

— Нет, я с ним не говорила.

Свинн посмотрел на нее поверх очков, явно недовольный.

— Почему? Я вроде говорил, что вы должны работать вместе.

Дернув плечом, Никки сказала:

— Я предпочитаю работать в одиночку. Уверена, Норм, если бы вы его спросили, ответил бы то же самое.

— Короче, вы погорячились. — Он выпрямился, скрестил руки на груди и нахмурился. По лбу пролегли морщины. — Я же говорил…

— Вам нужна статья или нет? — требовательно спросила она, переходя в контратаку. — Сейчас мы лидеры гонки. Через шесть часов все, что здесь написано, — она нетерпеливо ткнула в страницы пальцем, — разнесут все газеты юго-востока и радио с телевидением. Сейчас горячий материал только у нас, если мы его не прошляпим, а достоверность этой статьи я стопроцентно гарантирую.

— Я требую этого от каждой статьи.

— Хорошо, сто пятьдесят процентов, двести! Говорю вам, Том, это бомба. Черт, это почти эксклюзив.

Он фыркнул. Пожевал губу, будто сомневался в том, что, по мнению Никки, это настоящий гвоздь программы.

— Том, ну в самом деле, поверьте мне!

Свинн посмотрел на нее. Одними глазами ответил: я однажды уже поверилво время процесса Шевалье. Но он не произнес этих слов, потому что вот уже десяток лет, с той самой неудачи, она работала безупречно. И все же он медлил. И она знала почему. Его злило, что он не знает ни одного из источников Никки. Уже многие годы они препирались из-за этого.

— Последние три часа я только и делала, что перепроверяла факты.

Клифф Зиберт сообщил не так много деталей, но подтвердил все, что она узнала от Джерома Маркса. Когда она спросила о Риде, Клифф предложил ей самой поговорить с грубым полицейским. А то она не пробовала. Никки оставила еще несколько сообщений, ответа не дождалась и решила упомянуть его имя в статье — написать, что его вызвали в графство Лампкин и он как-то связан с убийствами.

— Хорошо, мы это запустим. На первую страницу. — Том почесал шею, и она подумала, что он сейчас скажет — она на грани увольнения. Но он пробормотал: — Хорошо поработала.

Никки поверить не могла. Комплимент от Тома Ужасного? Дела определенно шли на лад. Прежде чем он успел передумать, она схватила вещи и выбежала на улицу, где ночь уже вступила в свои права. Фонари и светофоры окутывал туман. Она залезла в машину и включила зажигание. Двигатель зашипел, зачихал и сдох.

— Ну давай, — буркнула она. Только не сегодня. Ее маленькая «субару» не может подвести. Она снова повернула ключ, и на сей раз упрямый двигатель вернулся к жизни. — Так-то лучше. — Облегченно вздохнув, она одобрительно похлопала по приборному щитку и выехала с парковки.

На улицах было тихо. Зловеще пустынно. Пока она ехала домой, мимо проскочила только одна машина. Она вспомнила о человеке, которого видела после неудавшейся встречи с Ридом. Остановившись у дома, она полезла в сумочку и достала записку, оставленную на машине. В бледном свете фонарей четко читалось единственное слово.

Вечером.

То есть сегодня вечером?

Это предупреждение?

Угроза?

Или безобидный розыгрыш?

По спине побежали мурашки, и она взглянула в зеркало заднего вида. Вроде все на месте, хотя старый дом так же темен, как восемнадцать часов назад, когда она уезжала. Просто она устала. Мерещится невесть что.

С натянутыми нервами она достала из машины чемоданчик и сумочку и поспешила к воротам. Они были не заперты, свободно болтались, словно кто-то в спешке забыл их закрыть, и скрипели на ветру. Никки вошла и задвинула за собой железную щеколду.

Сердце бешено колотилось. Она двинулась по кирпичной дорожке к внешней лестнице, ругая себя. Чего она боится? Темноты, что ли? Господи, это же смешно! На паранойю времени нет.

Стуча каблуками, она начала подниматься по лестнице и на последней площадке вдруг заметила движение — что-то выскользнуло из тени. Она чуть не завизжала, но тут узнала Дженнингса.

— О господи, что ты здесь делаешь? — спросила она, но кот, подняв хвост, уже бросился вверх по ступенькам и остановился у двери ее квартиры. Никки последовала за ним. Черт, она могла поклясться, что запирала кота.

Точно?

Может, она оставила открытым окошко в ванной, чтобы вышел пар… а может, кот прошмыгнул за ней еще утром. Так или иначе, сейчас он мяукал и расхаживал перед дверью.

— Да-да, сейчас, — сказала она, роясь в сумочке в поисках ключей. — Тут холодно. — Нашарив ключ, она вставила его в замок, но тут поняла, что дверь вообще-то не заперта. Неудивительно, что кот сбежал. Но ведь… она же не широко открыта, просто не заперта. Как если бы кто-то собирался ее закрыть, но слишком торопился.

Ну да, например, ты. Сегодня утром.

Никки вспомнила, как выбегала из квартиры, на ходу надевая туфли и шарф, с единственной мыслью — выследить Рида и поговорить с ним. Но дверь за нею захлопнулась! Она точно слышала щелчок замка. Он должен был закрыться.

И ворота должны были быть заперты на щеколду.

Дыхание перехватило. Страх пронзил ее при мысли, что кто-то был в ее доме — и, возможно, еще находится там. Сердце выпрыгивало из груди. Она осторожно прокралась внутрь и стала шарить по стене, пока наконец не нашла выключатель. Гостиная озарилась светом. Дженнингс шмыгнул в дверь, прежде чем Никки успела его поймать.

Никто не скрывался в углу и не прятался за шторами.

В квартире вроде бы ничего не изменилось.

Все еще нервничая, Никки медленно прошла в следующую комнату. Все, вплоть до кошачьей еды, было так, как она оставила. Холодный кофе в турке, тапочки у письменного стола, куда она их отбросила, на полочке — косметика.

— Ложная тревога, — сказала Никки коту и облегченно вздохнула, закрыв дверь и дважды проверив окна. — Почему же не захлопнулась входная дверь? — подумал она вслух, сбросив одежду и включив радио.

Передавали ток-шоу «Полуночные признания». Ведущей его была доктор Сэм — новоорлеанский радио-психолог, которая давала советы любому придурку с телефоном. Никки вспомнила, как подскочил рейтинг шоу несколько лет назад, когда серийный убийца, наводивший ужас на жителей Нового Орлеана, позвонил доктору Сэм в прямой эфир. Сегодня она разговаривала с женщиной, которая собиралась начать физические отношения с мужчиной, с которым уже занималась по Интернету киберсексом, что бы это, черт возьми, ни значило.

— Как раз то, что нам нужно, — пробормотала Никки, заползая в обнимку с котом в постель. — Чужие переживания.

Дженнингс так громко замурлыкал, что ей с трудом было слышно следующую радиослушательницу — женщина жаловалась, что нынешний муж-де не ладит с ее пятнадцатилетней дочерью.

— Надо же. Я и с родным-то отцом еле ладила. — Никки подсунула под голову подушку и вспомнила собственную бурную юность и свою невероятно бездарную семью. Вдруг она ощутила укол совести, вспомнив, что уже почти неделю не звонила матери. — Завтра, — пообещала она и мысленно сделала зарубку. Она выключила свет и поплотнее завернулась в одеяло. В комнате было холодно, в окна просачивалась зимняя ночь, на стенах плясали тени. Никки закрыла глаза и повернулась на другой бок, сунув руку под подушку, и пальцы нащупали что-то чужеродное и жесткое — бумагу, а точнее, конверт.

Что за черт?

Она пулей вылетела из кровати, врубила свет и отбросила подушку. Дженнингс юркнул под кровать.

Там, на голубой простыне, лежал конверт.

Напоминая о записке за «дворником».

— О боже, — прошептала она, и ужас подступил к сердцу.

Никки отпрыгнула от кровати. Каждый мускул был натянут. Она снова быстро осмотрела спальню, снова проверила под кроватью и в кладовке, понимая, что кто-то, какой-то чужак, побывал в ее доме. Как она ни напрягала слух, ничего не было слышно, кроме завывания ветра да стонов старого дома. Успокойся, Никки. Никого в твоей квартире нет. Ты все проверила. Дверь заперта. Засов задвинут. Окна тоже на щеколдах.

И все-таки, стоя посреди комнаты, она тряслась от страха.

Кто-то здесь был.

И оставил письмо.

Дрожа, она снова подошла к кровати, словно ожидая, что кто-нибудь выскочит из-под нее, хотя знала, что там никого нет. Но она была так напугана, что не могла рассуждать здраво. Взяла конверт и медленно открыла его. В глаза бросилось сообщение:

ГОТОВО.

Она громко повторила это слово.

— Готово. Что? Что готово?

О чем это, черт подери? Как кто-то пробрался в ее квартиру? Никки прошла к входной двери, медленно ее открыла и осмотрела замок на предмет взлома. Ничего похожего. Но она не могла сомневаться, что кто-то вошел в эту дверь и случайно выпустил кота. Здесь был кто-то посторонний. В ее спальне. Трогал ее постель, поднимал ее подушки. Сердце бешено колотилось. Кто это сделал? У кого есть ключ? Зачем создавать себе столько проблем, чтобы оставить ей записку? Да нет. Тот, кто это сделал, явно хотел ее запугать.

Стараясь не паниковать, она решила рассуждать логически. Кто-то хочет ей что-то сказать… что-то важное. ВЕЧЕРОМ и ГОТОВО. Кто-то закончил какое-то важное дело, в чем бы оно ни заключалось. В глубине души она чувствовала, что это нечто плохое, темное, злое. Она вспомнила фигуру на улице… рано утром… он следил за ней… и за Ридом.

Боже, это снова имеет отношение к Пирсу Риду? Пусть это притянуто за уши, но записки пошли только после начала дела Гробокопателя. Да нет. Ты делаешь бессмысленные выводы. Думай мозгами, а не страхом. Кто это делает? Враг? У кого, кроме тебя и квартирного хозяина, есть ключ? Ты его давала какой-нибудь подружке? Она мысленно составила список тех, кому давала ключи, но их всегда возвращали, разве что кто-то сделал копию. Симона иногда брала ее машину; свою сестру Лили она просила приглядеть за квартирой и Дженнингсом, уезжая за город; еще бывший парень, Шон Хок, и отец… Трина брала машину, а ключ от квартиры висит на том же кольце… Господи, всех не пересчитаешь.

А сейчас Никки слишком устала, чтобы думать, и не верила, что те, кому она доверяла, могли быть к этому причастны, даже если по их неосторожности кто-то снял с ключа копию. Она медленно вернулась к кровати и сбросила простыни. Если он оставил записку, мог с тем же успехом оставить что-нибудь еще. Что-нибудь гораздо хуже. В течение следующего часа она обшаривала каждый дюйм квартиры, но не нашла никаких свидетельств того, что кто-то был здесь. И только тогда она придвинула стол к двери и попыталась снова начать жить.

Лучше бы вызвать полицию.

И что дальше? Сказать им, что она получила два бессмысленных послания?

Они что-то значат, ты это прекрасно понимаешь.

Может, утром. Она выставит себя дурой. Крутая журналистка Никки Жилетт испугалась двух записок.

Она не могла уснуть в своей постели… Невыносима была мысль о том, что кто-то был здесь. Никки перенесла белье в гостиную и свернулась на диване. Сможет ли она когда-нибудь спокойно спать в этой квартире? Она всегда считала, что эта комната в башенке — воистину ее крепость. И вот в крепость ворвались.

— Подонок, — пробормотала она. Нервы были натянуты до предела. Поглубже спрятавшись в одеяло, она закрыла глаза. Уши были настроены на малейший необычный шорох, но слышала она только вздохи ветра и рев котла отопления.

Кто же, черт возьми, оставлял записки?

И зачем?

На кладбище было темно. Только месяц светил, прячась за тонкими дымчатыми облаками. Холодный ветер свистел между белеющими надгробиями и пригибал верхушки деревьев, на которых плясал и раскачивался испанский мох.

В городе было тихо, и Супергерой слышал только стук своего сердца и собственное тяжелое дыхание, когда тащил старуху к ее последнему пристанищу. Она лежала в мешке неподвижно, но была намного тяжелее, чем ему сначала показалось. Осторожно ступая, он безошибочно двигался к ожидающей их могиле — черному зеву в земле, в котором уже находилось одно тело. И ожидало второго. Он уже вскрыл гроб и установил микрофон. Он бросил тело в яму, затем слез туда сам. Его окружала сырая земля. Ее запах бил в ноздри, и сгущалась темнота, когда он начал работу: вынул старуху из мешка и стал засовывать в гроб. Несмотря на холод, он весь вспотел, когда закрыл крышку и выбрался на поверхность. Он начал закапывать могилу, земля и камни посыпались на крышку. Раз за разом. Он ожидал уже услышать что-нибудь от нее. Надеялся, что она начнет кричать, но так и не дождался. Ни звука не раздавалось ни под землей, ни в наушнике.

— Ну же, очнись, сука старая! — проскрежетал он, зарывая чертову яму настолько быстро и бесшумно, насколько возможно. Кладбище было пусто, закрыто на ночь, но всегда есть вероятность, что кто-то ошивается рядом — сторож, детки, забравшиеся сюда в поисках острых ощущений.

Но из проклятого гроба все еще не доносилось ни звука.

Это плохо.

Она должна была очнуться.

Чтобы осознать свою судьбу.

Чтобы понять, что пришло время расплаты.

Он весь взмок, когда закопал наконец могилу. Набросал листьев и камешков на свежую почву, чтобы все смешалось, но особых поводов к этому не было. Все равно завтра здесь уже будет Рид.

С лопатой и пустым мешком в руках он быстро перелез через забор и скрылся в зарослях позади кладбища, неподалеку от подъездной дороги. Грузовик был там, где он его оставил, в глубокой тени огромного дуба. Все по-прежнему. Пока все хорошо, подумал он, открыл багажник и положил туда лопату.

Вдруг за спиной сверкнули огни, фары прорезали темноту. Осветили его. Его грузовик.

— Черт!

Он быстро забрался в пикап, завел мотор и выжал газ. Фары в зеркале заднего вида чуть не ослепили его. Он быстро развернулся и проехал мимо подъезжающей машины — потрепанного старого фургона. Он прятал лицо, пока не миновал вторженцев. Кто, черт побери, может быть так поздно на этой дороге? Наверное, подростки, ищут, где бы выпить, травы покурить или потрахаться.

Вот же проклятие.

По крайней мере, хорошо, что не полиция.

Он облизал губы, посмотрел в зеркала и остался доволен: фургон не развернулся и не поехал вслед за ним. Он свернул с дороги и постарался успокоиться. Пот стекал по лицу, покрывал все тело. Он не может так попасться. Это его единственный шанс принести возмездие… Он — Супергерой! Он снова взглянул в зеркало заднего вида и похолодел: за ним на улицу выруливал полицейский автомобиль.

Может, кто-то из раздолбанного фургона вызвал полицию?

А зачем?

Может, кто-то был на кладбище и заметил его.

Может…

Огни полицейской машины сверкнули.

Твою мать!

Он услышал низкий стон, затем жалобный крик.

— Помогите… Боже, где я?! — И визг ужаса чуть не прорвал его барабанную перепонку. Старуха наконец очнулась. Она всхлипывала, царапалась, кричала, но он не мог насладиться этим. Не сейчас.

Копы не отставали.

Он не мог обогнать легковушку. Но если его остановят и копы найдут в кузове оборудование, инструменты и мешок, его разоблачат. До того, как он закончит свою миссию. Ну уж нет. Не сейчас. Он слишком близко к цели, которой слишком долго ждал.

Полицейские сирены выли в ночи. От света фар можно было ослепнуть.

Он часто дышал, бешено стучало сердце, во рту пересохло, как в пустыне.

— Помогите! Господи!

Он вырвал наушник из уха. Спрятал в карман. Копы уже почти сидели на хвосте. Он не мог допустить, чтобы полицейский услышал крики из наушника.

Супергерой вцепился в руль, прижимаясь к обочине. У него есть пушка. Если коп его остановит, он просто застрелит эту свинью. Запросто. А потом бросит грузовик. Машина записана не на него. Все еще возможно. Он выполнит миссию.

С мигалками и воем сирены патрульная машина на скорости восемьдесят миль в час обогната его. Коп за рулем даже не взглянул на него.

Он был в безопасности.

Пока.

— Помогите! — кричала Роберта. Сердце бешено стучало и выпрыгивало из грудной клетки. Она только просыпалась, мысли еще путались, но она уже поняла, что с ней что-то случилось. Какая-то немыслимая жуткая беда. А может, это сон? Кошмар?

Да. Это кошмар.

Просыпайся. Сейчас же просыпайся.

Она вздрогнула и уперлась руками в потертую крышку ящика, в котором находилась. Та не поддавалась. Она нажала сильнее. Бесполезно.

Тело сковал ужас.

Просыпайся. Просыпайся, и ты окажешься в собственной постели.

Она вдохнула затхлый воздух… но дышать было так трудно, и… и… это был самый жуткий ночной кошмар.

Просыпайся, Роберта! Проснись, ради всего святого!

Она заставила себя открыть глаза.

Тьма.

Абсолютная, адская тьма.

Что-то не так, совсем не так. В горле пересохло. Страх превратился в чистый, беспримесный ужас.

Сделай что-нибудь! Выберись! Ради бога, выберись отсюда!

Она снова толкнула крышку.

Не выходит.

Еще раз. Сильнее.

Руки заболели.

Запястья едва не треснули.

Это не сон. Это наяву. Она в ловушке. Как сардина в тесной жестянке. Господи, нет.

Мысли прояснились, и она поняла, что голая. На теле ни лоскутка.

А спиной она прижата к чему-то, похожему по очертаниям на… Нет… НЕТ! Что-то влажное и губчатое под ней — это труп! Крышка ящика — это крышка гроба, и она, несомненно, похоронена заживо.

Как та бедная женщина.

— Помогите! Пожалуйста, кто-нибудь!

Она стала кричать и биться: стучала голыми коленками, скреблась в крышку гроба, вопила, пока не сел голос.

Она не осмеливалась думать о том, что лежало под ней. Металлическая пряжка пояса упиралась в спину, она чувствовала скелет под истлевшей одеждой, костлявые ребра касались ее плеч. Она снова и снова кричала, заглушая собственные всхлипывания и кошмарную вонь гнилой плоти.

— Помогите! Помоги-ите… Господи… Ну пожа-алуй-ста…

Она плакала, ногти слезли до мяса, легкие устали и горели огнем, мозг раскалывался от ужаса. Она не может умереть вот так, не хочет быть прижатой к мертвому телу, к этой вонючей плоти и тряпкам. Ее передернуло, она представила себе червей, слизней и других мерзких тварей, копошащихся в этих мертвых разложившихся мышцах и внутренностях под ней.

— Выпустите меня… Умоляю… Выпустите меня отсюда!

Вне себя от ужаса, она заколотила сильнее. Адреналин в крови подпрыгнул до предела.

Вам! Она услышала неприятный треск. Боль пронзила ногу. Она всхлипывала, с трудом дыша остатками зловонного воздуха.

Бесполезно. Ей не выбраться.

— Почему? — кричала она, всхлипывая. — Почему я? Успокойся, Роберта. Вспомни о своей вере. Устремисьмыслями к Отцу нашему. Он поможет тебе. Он с тобой. Он не оставит тебя.

Она ощупала ребра, голые груди, добралась до ложбинки на горле, но, проведя по шее кровавыми пальцами, поняла, что ни цепочки, ни крестика нет. Тот, кто раздел ее, снял с нее и цепочку, и драгоценное обручальное кольцо.

— Проклятый ублюдок, — прошипела она. Слезы отчаяния хлынули из глаз. Она закашлялась. Кровь застыла от страха, и в руке появилась странная боль. В груди что-то сжималось, давило.

Верь в Господа Бога. Он с тобой. Роберта, не теряй веры своей.

Боль прожгла ее, но она цеплялась за слова, которые успокаивали ее в детстве. Она начала тихо напевать:

— Иисус меня хранит, мир Ему принадлежит…

Что за черт ?

Пение? Старуха поет? Супергерой снова надел наушник, отогнав грузовик в темную аллею за своим домом. На верхних этажах не было света, а внизу — темно, как в аду. Он заглушил двигатель за серым фургоном, покрытым мхом.

— Мы слабы, а Он силен, и меня так любит Он… — продолжала Роберта Питере.

Как будто ей это поможет.

Супергерой слушал ее неожиданно сильный, чистый голос, голос женщины, которая больше не трясется от страха, но громко заявляет о своей вере песней, которую явно выучила еще ребенком.

Как будто она готова принять смерть и встретить Творца.

Супергерой от досады закусил верхнюю губу. Он узнал слова и мелодию. Сам эту песню когда-то пел. Сколько раз его заставляли петь эту дурацкую песенку после особенно жестоких побоев? И что хорошего это ему принесло?

Где был Бог, когда больно было ему?

Прислушивался и был готов прийти на помощь? Что-то такого Супергерой не помнил.

— Давай, давай, — недовольно пробормотал он, как будто женщина могла его слышать. — Пой, пусть твои жалкие легкие задохнутся.

— Да, Господь любит меня… — Тут чистый голос Роберты Питере надломился. — Да, Господь любит…

И дальше ничего.

Она больше не издавала звуков.

Не просила пощады.

Не всхлипывала безудержно.

На лице у него болезненно натянулась кожа. Он опустил окно и сплюнул. Кто бы мог подумать, что старуха так послушно покорится своей судьбе, возможно, даже с нетерпением ожидая перехода в мир иной, надеясь с улыбкой проплыть сквозь Жемчужные Врата?

Супергерой был полностью опустошен. Он со злостью сорвал с себя наушник. И ради этого он столько трудился? Ради этого разрабатывал план, строил козни? Чтобы она вот так охотно приняла смерть? Блин! Кроме первых всхлипов, криков и нескольких ударов в обшивку гроба, реакция Роберты Питере его не устроила.

Совсем не то, что Барбара Маркс. Когда он слушал Бобби Джин, как она себя называла, то наслаждался, получал почти сексуальное удовольствие. То, что она была такой похотливой, чувственной при жизни, делало ее смерть захватывающей. Даже сейчас, когда он вспоминал ее вопли, его тело откликалось.

Но сейчас… жалобный плач и детская библейская песенка не принесли никакого удовольствия.

Не беспокойся на этот счет. Старуху ждала расплата. Она ждет и других. Будет еще много. Впереди и такие, которые порадуют тебя еще больше, чем Барбара Джин. Имей терпение.

Он вылез из грузовика, закрыл дверцу и безошибочно направился в темноте к заднему входу в старый дом, где он жил. Вдоль поломанной кирпичной дорожки вились толстые плети плюща, по ногам хлопали листья папоротника, в нос бил резкий запах земли. Он достал ключи и вошел в темное помещение. Его личное пространство. Никто не подозревал, что он живет глубоко в недрах старого особняка, даже владельцы не знали, что у него есть ключи от этой части дома. Что было просто превосходно.

Он не стал включать свет, а на ощупь пробрался вдоль старых полок и кирпичных стен.

Сегодня он снова прослушает записи. Сравнит их. Засечет время… узнает, как долго умирали его жертвы. Нагнувшись, он нырнул в свою комнату, включил свет и прошел к бюро, куда положил нижнее белье Роберты Питере — обширные трусы костлявой старухи. Но не белые — цвета лаванды, и пахнут так, будто она хранила их в ящике с пакетиком лаванды. Белье шелковое, несомненно, дорогое.

Он вынул магнитофон из кармана и вставил кассету в плеер. Снова он слушал ее приглушенные крики — ага, все-таки она молила о пощаде — и улыбнулся, подумав о других… как он насладится их муками. Нет, он больше не будет так разочарован. Надо еще столько всего сделать, стольким отомстить, а еще записки… Надо постараться писать их так, чтобы полиция шла по одному следу и не распылялась. Он улыбнулся, развернув альбом и взглянув на оставшихся жертв. Они будут в ужасе. Они узнают, как подвели его. Они поймут, за что обречены перед смертью пройти через ад.

Он-то постарается.

Глава 8

— Знаешь какого-нибудь хорошего юриста? — спросила Морисетт на следующее утро, войдя в кабинет Рида.

— На кого опять собралась в суд подавать?

— На Барта. Этот идиот, мой бывший адвокат, ни хрена не делал. Если Барт хочет вызвать меня в суд — пожалуйста, но тогда я берусь за дело всерьез. — Она уселась на стул, скрестила ноги и нахмурилась, сердито выбивая дробь ногой. — В конце концов, он ведь отец детей. Почему он думает, что ускользнет от уплаты? — Прежде чем Рид успел ответить, она продолжила: — И у него хватает наглости тащить меня в суд! Господи, чем я заслужила себе в мужья такого кретина? Неудачник, хренов сукин сын, вот он кто. Как ты думаешь, сколько примерно мужиков в мире? Три-четыре миллиарда, и из всех потенциальных вариантов дети у меня именно от этого! Надо провериться, что-то у меня с головой, наверное. — Она запустила руку в колючие волосы и медленно выдохнула, как будто хотела таким образом выпустить гнев. Помедлив, она добавила, уже гораздо спокойнее: — Ладно, хватит о моей так называемой личной жизни. Что нового, кроме того, что тебя отпинали от дела Гробокопателя?

— Гробокопателя? Значит, ты читала «Сентинел». Это было утверждение. Весь город, да и все графство читало статью на первой полосе. Рид потянулся к ящику за антацидом и высыпал две таблетки.

— Никки Жилетт в своем лучшем стиле, — нахмурилась Морисетт. — Господи, как я ненавижу прессу.

Рид не стал комментировать это заявление. Его взгляды на четвертую власть были широко известны. А Никки Жилетт он не любил еще и персонально. Не будь она журналисткой, он бы счел ее красивой. Сложена как спортсменка, с крепкой попкой, небольшими грудями и стройными ногами, упрямая и целеустремленная. А еще у нее были светло-зеленые глаза и брови, которые умели цинично изгибаться.

— Как она получила информацию?

— Упоминался ты. Он фыркнул.

— Утечка в управлении.

— Шутишь, что ли? Эта контора — настоящее решето. Где Макфи?

— Не знаю. Я больше этим делом не занимаюсь. Морисетт выдавила первую улыбку за утро.

— Да ну на хрен. Ты официально не занимаешься этим делом, но это же тебя не остановит.

— Разумеется, остановит, — произнес он бесстрастно. — Я действую строго в рамках закона.

— Господи, что творится-то. — Она повернулась на стуле и ногой закрыла дверь. И когда та захлопнулась, Морисетт серьезно спросила: — Барбара Маркс была беременна. Ребенок твой?

Сердце сжалось. Он отвернулся.

— Я не знаю.

— Но мог быть твоим.

— Да. — Он стиснул зубы. Не хотелось об этом вспоминать.

— Господи, Рид, о чем ты только думал? В наши дни? Без презерватива?

Он не ответил, просто выглянул в окно, где утренний свет пробивался сквозь грязные стекла, а на карнизе сидели голуби.

— Эх, мужики! — громко вздохнула она и снова запустила пальцы в волосы. — Лучше бы сигаретой, честное слово.

И ты тоже ?

— Ясно, ясно, лекций тебе читать не надо.

— Это точно. Не стоит. Морисетт тряхнула головой.

— Ладно, говори, что мне делать? — Внезапно она снова стала деловой. Собралась. Скулы затвердели, губы решительно сжались.

Он был выше ее на две ступеньки. Ош? были странной парой. Многие детективы заключали пари, сколько еще продлится их сотрудничество. Ставки были против них, но они продолжали работать.

— Тебе нужно заняться официальной частью. Запросы на подпись. Звонки в управление. Ну и так далее.

— А ты что будешь делать?

— Работать над другими делами, естественно.

— Да что ты. — Морисетт фыркнула. — Ладно, значит, так и сделаем. Окано отберет у тебя значок, если узнает, что ты все еще этим занимаешься. Даже в качестве консультанта.

— Но я этим не занимаюсь.

— Ну конечно.

Рид не спорил. Постучалась пожилая секретарша, вошла и положила на стол пачку корреспонденции.

— Доброе утро.

— Доброе утро, — ответил Рид. — Как жизнь, Агнес?

— Все то же, все так же. — Ее глаза скользнули по столу. — Я смотрю, вы пообщались с прессой.

— Слава — тяжкое бремя.

— Да уж. — Посмеиваясь, она вышла.

Рид поморщился, снял ленту с пачки и начал листать.

— Хотелось бы узнать, когда можно поговорить с мальчишкой из больницы.

— С Прескоттом Джонсом?

— Да. Проверь, как он и пускают ли к нему посетителей. Может, сумеем поговорить с ним несколько минут.

— Ты хотел сказать — может, я сумею поговорить с ним.

Рид снова поморщился.

— Ну да. Есть вероятность, что он видел убийцу. В конце концов, это единственная зацепка. Найди фотографию Маркса и покажи парню. И еще раз проверь алиби Джерома Маркса. — Он продолжал разбирать почту. — Да, говорила ли ты с кем-нибудь с работы Барбары Джин? Это ювелирный магазин Хекслера рядом с хлопковой биржей.

— Уже собираюсь. Еще я начала составлять список ее друзей. Как насчет родственников?

— Есть брат, кажется. Может, еще тетка. Брата зовут… — он перелистал конверты, — Вик, или Вэл, или…

— Вин. Винсент Ласситер. Его я уже обнаружила, но он пропал без вести. Телефон отключили неделю назад. И он сколько-то отсидел. Угон машины, распространение и хранение, ничего особенного.

— Черт возьми, ну у тебя и скорость, — Рид даже оторвался от почты.

— Я просто делаю свою работу, — усмехнулась она. — Может, тебе стоит по дружбе позвонить детективу Мон-тойе в Новый Орлеан и проверить, что там с Ласситером. Конечно, неофициально.

— Конечно.

— Узнать, что у него есть на Ласситера.

— Хорошая мысль. — Он снова посмотрел на почту и увидел конверт.

Обычный белый конверт, надписанный от руки, адресованный ему.

— Вот дерьмо.

Обратный адрес — Хэритидж-роуд, это за городом. Имени нет. Он перестал сортировать почту и открьш конверт. Развернул единственный листок. Там было написано:

РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ.

ИХ УЖЕ НЕТ В МИРЕ.

БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ?

Он похолодел. Перечитал проклятые слова снова и снова.

— Что там? — спросила Морисетт, быстро вскакивая. Заглянув ему через плечо, она прочитала сообщение. — О господи. — Она перевела взгляд на Рида. — Опять этот сукин сын.

— Ты соображаешь, что делаешь? — Норм Мецгер был в такой ярости, что усы над его козлиной бородкой подпрыгивали от гнева. Он швырнул смятый номер утренней газеты на стол Никки. Она ждала взрыва, все утро ловила сердитые взгляды и видела, как он влетел в кабинет Свинна, лишь только редактор появился на работе.

— Я нашла интересный подход и воспользовалась им. — Она откинулась в кресле и уставилась на него, не сдавая противнику ни дюйма. Она устала, не спала почти всю ночь из-за послания под подушкой и не собиралась терпеть эскапады Мецгера. Только не сегодня.

Ткнув большим пальцем себе в грудь, он проревел:

— Я должен был писать статью!

— Иди со Свинном разбирайся.

— Уже. Но ты ведь это и так знаешь. — Мецгер наклонился над ее столом, придвинув лицо так близко, что она почувствовала запах кофе у него изо рта. — Ты все время пытаешься охотиться на моей территории, Никки, и это тебе так не пройдет.

— Охотиться на твоей территории? Хватит, Норм. Да кто ты такой, в конце концов? Джеймс Кэгни из черно-белого фильма сороковых годов про крутых парней? — Она выдавила улыбку и заметила, что он так плотно сжал губы, что они побелели. — Я уже сказала, что нашла интересный подход и воспользовалась им. Я обсудила это с Томом, и он решил запустить материал.

— Ты могла бы посоветоваться со мной.

— Зачем? Ты бы стал на моем месте? Он выпрямился. Посмотрел в потолок.

— Нет.

— Я тоже так решила.

— Итак, ты хочешь работать над этим со мной? — спросил он, будто делал ей огромное одолжение. При том, что именно у нее были и источники, и факты!

— Нет, я лучше одна. Он фыркнул:

— Ты не считаешь, что одна голова — хорошо, а две лучше?

— Так думают только мужчины из-за особенностей своей анатомии.

Он бросил на нее взгляд — видимо, в его представлении, ледяной.

— Слушай, Никки, ты, конечно, крута, но будь осторожнее. У нас маленькая газетка, и у жителей этого города долгая память. Ты однажды допустила ошибку, поэтому лучше убедись, что снова не попадешь в ту же ситуацию.

— Не попаду, — произнесла она увереннее, чем чувствовала на самом деле, когда он отошел от ее стола.

Трина откатилась от стола.

— Ух ты. Похоже, чье-то хрупкое мужское самолюбие треснуло.

— И потрепалось, но не разбилось. — Она посмотрела в коридор. Мецгер надевал пальто и шерстяную шапку, с шумом покидая поле битвы. — Он в ярости, потому что я его обставила.

— И он этого не забудет. Мне бы не хотелось быть врагом Мепгера.

— А что, друзья у него тоже есть?

— Ой-ой-ой, какие мы страшные! — засмеялась Трина и подмигнула ей, но тут у нее зазвонил телефон, и она уехала на стуле в свой отсек.

Никки позвонила домовладельцу и попросила поменять замки в квартире. К счастью, он любил работать руками и обещал все сделать до того, как она вернется домой. Новый комплект ключей можно забрать вечером у него в квартире на первом этаже. Когда он поинтересовался, зачем ей это, Никки ответила, что ее беспокоит бывший парень, и больше расспросов не последовало. Весь день она избегала Мецгера, заканчивала статью о докторе Фрэнсис и школьном совете, одновременно продолжая работать над делом Гробокопателя. Ведомство шерифа графства Лампкин раскрыло еще некоторые подробности, врачи пока не разрешали разговаривать с мальчишкой — жертвой несчастного случая, а второй парень был недоступен, потому что его отец настаивал на гонораре за любое интервью с Билли Дином Делакруа. Разочарованная, Никки снова позвонила Клиффу, затем попыталась собрать всю информацию по двум женщинам в могиле. Муж Барбары Маркс отказывался с ней разговаривать; работники ювелирного магазина Хексле-ра тоже были немы как рыбы.

Но Никки и не думала сдаваться.

Не забывала она и о записках.

ВЕЧЕРОМ

и ГОТОВО.

То, что должно было случиться вчера вечером, очевидно, произошло.

Заголовок того стоил.

«Гробокопатель наносит удар — полиция в смятении».

О, да!

Несмотря на усталость, Супергерой ощутил внутри приятное покалывание, разглаживая на столе первую страницу «Саванна Сентинел». Осторожно, ровно по прямой линии, он вырезал статью и выбросил остатки газеты. Эта вырезка пойдет в его альбом — к фотографиям. Все телевизоры ярко светились, ведущие что-то тихо говорили — звук он убавил, пока не передадут что-то интересное. На видеомагнитофоны записывался каждый кадр новостей всех кабельных каналов страны. Позже, поспав несколько часов — а это жизненно необходимо, он вырежет ненужные куски и добавит записи в личную видеотеку.

Гробокопатель.

Никки Жилетт придумала ему имя, будто предчувствуя, что он снова нанесет удар. Если бы она знала, как недалека от истины, от него. Напевая про себя, он подошел к одному из усилителей приема длинных волн и прибавил звук… тишина… наверное, она уже на работе. Ну и ладно. Зато у него есть запись прошлой ночи. Он нажал кнопку воспроизведения, услышат звук перемотки и наконец голос Никки Жилетт на фоне радиопередачи. Он отметил тот момент, который ему понравился больше всего, — когда она прочитала записку.

— Что? Что — готово? — закричала она.

У Супергероя снова приятно защекотало внутри, эротический жар побежал по жилам, но он нажал на паузу. Подошел к бюро и открыл второй ящик. Оттуда достал кружевные черные трусики, чуть больше пояска. Да, Никки — шаловливая девочка. Он улыбнулся и потер ткань о щеку, слушая, как щетина скребет по тонкому шелку. Она даже еще не знает, что трусики пропали. Похоже, он похитил их рановато. Это выбивалось из его обычного ритуала: в конце концов, она вполне себе жива, еще не зарыта в гробу вместе с трупом. И все же он не удержался и украл ее личную сексуальную вещицу.

Он снова щелкнул кнопкой магнитофона. Тот включился. Тихо зашелестела лента, а потом, когда он поглаживал трусики, Никки заговорила прямо с ним, не зная, что он установил микрофончик в ее спальне, что все ее слова и действия будут записаны… специально для него… Он подождал, слушая, как она ходит по квартире, чувствуя ее страх, когда она вновь вошла в спальню. Облизывая губы в предвкушении, он услышал, как заскрипела под ее весом древняя кровать с пологом. Он представил, как она залезает в постель, на шелковые голубые простыни, под толстое одеяло. Во рту пересохло. Да, да… Он вспомнил, как кончиками пальцев касался гладкой ткани, которая хранила ее запах… Тогда это возбуждало, а сейчас — вдвойне. Он представил ее кожу. Горячая. Жаждущая. Словно этот шелк под его пальцами.

Кровь застучала в висках, член окаменел. Он прислушивался, как она мечется, как удаляются звуки ее шагов.

— Давай, крошка, поговори со мной, — произнес он, расстегивая ширинку и глядя на свое рваное отражение в разбитом зеркале.

Скоро Никки действительно заговорит с ним. Прямо с ним. Сердитым шепотом. Он на секунду задержал дыхание. Мелкие кружева легко, словно крылья мотылька, касались его пениса, играли с ним, дразнили. Он ждал.

— Ну же, Никки, поговори со мной. Давай.

Он еле сдерживался. Дыхание прерывалось, сердце колотилось, разгоняя кровь по жилам.

Наконец, когда он уже не мог сдерживаться, ее голос заполнил комнату.

— Ублюдок! — прошипела она из магнитофона. Он спустил.

Наполнил ее трусики частью себя.

Глава 9

— Позвони смотрителю кладбища Хэритидж. Пусть посмотрит, нет ли изменений. — Рид потянулся за курткой. — Если есть, пусть пошлют кого-нибудь проверить место.

— Эй, ты отстранен, забыл? — напомнила Морисетт, когда он уже распахнул дверь и двинулся мимо отсеков и столов, где жужжали компьютеры, звонили телефоны, сидели с наглым видом задержанные в наручниках, а полицейские снимали показания и заполняли протоколы.

— Как я могу забыть? — Но Рид, не замедляя шага, побежал вниз по лестнице. Морисетт не отставала. — Я поведу.

Он плечом толкнул боковую дверь, и они вышли в серый день. Дождь, который собирался все утро, теперь падал крупными каплями на мостовую, лился из водосточных труб.

Морисетт и возразить не успела, как Рид захватил руль. Пока он выезжал со стоянки, она позвонила сначала диспетчеру, потом смотрителю кладбища. Она ухитрилась закурить с трубкой в руках. Он включил фары и устремился по городу, свернул на Виктория-драйв, проехал мимо пальм и дрожащих азалий к старому кладбищу на окраине города.

Трещала полицейская волна, ревел мотор, «дворники» размазывали капли по стеклу, а Морисетт разговаривала по телефону.

— …Именно, — говорила она. — Хорошо, пусть полицейский присмотрит за местом. Мы будем через десять-пятнадцать минут. — Закончив разговор, она посмотрела на Рида сквозь облачко дыма. Лицо ее застыло. — Ты прав. Ночью кто-то копался на могиле. Сегодня утром это заметили посетители. Они предупредили администрацию, там нашли смотрителя, и он позвонил в полицию еще до нас. Патруль находился всего в двух кварталах, должен уже быть на месте.

— Катись все это к чертовой матери, — проскрежетал Рид.

— Похоже, Гробокопатель — или как ты его предпочитаешь называть? — снова взялся за свое. Может, он серийный маньяк? — подняла она бровь, глубоко затянувшись «Мальборо лайте».

— Может быть.

— Господи, придется звонить федералам.

— Окано, наверное, уже звонила.

В голове эхом отзывалось содержание послания:

РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ.

ИХ УЖЕ НЕТ В МИРЕ.

БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ?

Сама мысль об этом была ненавистна.

— Почему этот тип выбрал тебя? Почему все письма идут тебе? — спросила Морисетт, вытряхнув пепел в открытое окно.

— Я знал Бобби.

— Думаешь, следующую ты тоже знаешь?

У Рида свело желудок. До боли стиснулись зубы. Господи, неужели жертвами окажутся одни знакомые? Только не это.

— Надеюсь, нет, — с жаром произнес он. Может ли какой-нибудь сумасшедший, пусть даже враг, ненавидеть его настолько, что станет убивать людей, которые ему небезразличны?

Кто так его ненавидит?

Кто-то, кому он стал поперек дороги?

Преступник, которого он посадил?

Черт. Он выехал на местную дорогу и повернул на кладбище, куда уже прибьши целых две патрульные машины. Ворота были обнесены желтой полицейской лентой. Зеваки стояли под дождем и глазели на старые надгробия, надеясь дождаться самого интересного.

Белый фургон с большим голубым логотипом местного кабельного канала по бокам стоял у тротуара. Приехала пресса.

— Дурдом уже на выезде. — Рид открыл дверцу, Мо-рисетт раздавила сигарету и оставила бычок в пепельнице. — Пошли.

Прежде чем репортеры успели двинуться с места, они показали значки копу в форме и подлезли под желтую ленту. Трава была мокрой, дул холодный ветер с дождем. Они направились в глубь кладбища, где уже собралась толпа. Щелкали фотоаппараты. Образцы почвы уже взяли. Собрали мелкие камни. Изучали следы на почве. Команда экспертов во главе с Дайаной Мозес уже работала. Рид обратил внимание на ворота в металлической ограде задней части кладбища, достаточно широкие, чтобы туда въехала машина. К ним вела подъездная дорога за кладбищем. Видимо, для катафалков и копатель-ной техники. За деревьями, достаточно далеко, чтобы не стереть возможные следы, стоял фургон экспертной группы. Задняя дверь его была открыта.

— Долго еще? — поинтересовался один из полицейских. — А то нам копать надо.

На нем был дождевик, а в руках он, как и еще несколько копов, держал лопату и кирку.

— Пока не закончим, — отрезала Дайана. — Его спросите, — она указала подбородком на Рида.

— Мы подождем, — сказал он.

— Еще бы ты не подождал, — проворчала Дайана, натянув резиновые перчатки и взяв блокнот. — По крайней мере, у нас уже есть разрешение раскопать могилу, но подождите, пока я не дам добро.

— Слушай, ты что, не с той ноги встала? — спросил фотограф.

Дайана не ответила, но рот ее сжался в тонкую линию. Она быстро что-то пометила и подошла ближе к могиле, поговорить с экспертом, бравшим образцы почвы.

Дождь становился холоднее; по крайней мере, так казалось Риду, смотревшему на свежевскопанную землю. На выветренном надгробии была надпись: «Томас Альфред Мэсси, любимый муж и отец». Ниже высечены даты жизни Томаса. Мэсси скончался семь лет назад, и было ему восемьдесят.

Если в гробу он.

Пока не раскопают могилу, в этом нельзя быть уверенным.

Рид не знал его, но фамилия казалась смутно знакомой. Он долго думал, стирая с носа капли дождя, но так и не смог представить себе этого человека или вспомнить, где слышал это имя.

Что ж, хотя бы не из знакомых.

Рид надеялся, что очередная жертва, если она там окажется, тоже будет ему незнакома. Он полез в карман за антацидом. Желудок стонал: в него сегодня влили только плохой кофе — и больше ничего.

Под ногами чавкала грязь. Дайана Мозес совещалась со своей группой. Налетал ветер. Рид взглянул на соседнее надгробие, прочитать имя и простую надпись на граните:

ПОКОЙСЯ С МИРОМ.

Да уж.

Только не тогда, когда Гробокопатель на свободе.

— …вы не упомянете моего имени, правда? — умоляла Никки девушка, с беспомощным видом сидевшая напротив нее в маленьком кафе. Линдси Ньюэлл было двадцать семь, но никто не дал бы ей больше восемнадцати. — Вы знаете мистера Хекслера. Ему не понравятся проблемы или намеки на скандал в магазине. Он думает, это плохо скажется на бизнесе.

— Разумеется, я буду осторожна и, если вы настаиваете, не буду цитировать вас, — уверила Никки сотрудницу ювелирного магазина, которая работала с Бобби Джин Маркс.

Этим утром Никки оделась попроще — в потертые джинсы и свитер, чтобы девушка чувствовала себя свободнее и охотнее делилась секретами. Как если бы они были лучшими подругами, Никки заказала ей кофе и круассан, но Линдси едва притронулась к еде. Звякали ложки, вокруг гудели голоса, а Никки пыталась растормошить коллегу Бобби Джин. Но ничто не помогало. Линдси вела себя скованно. Посетители «Кофейного стручка» приходили и уходили, при этом каждый раз звенел колокольчик над дверью. Линдси чуть ли не подпрыгивала, словно уверенная, что сейчас зайдет босс и увидит, как она продает секреты фирмы журналистам.

— Пожалуйста, не упоминайте меня. Мне нельзя терять работу. — Девушка нервно прикусила блестящие губы и в третий раз посмотрела на часы. Из колонок доносился легкий джаз, кассиры в передниках выкрикивали заказы. У Линдси был утренний перерыв, и она уже спешила. Тройная доза эспрессо в добавление к обезжиренному латте явно не помогла ей успокоиться. Она отказалась говорить в диктофон, но позволила Никки вести записи в блокноте.

— Хорошо, я не буду. Никаких имен, обещаю. Так расскажите о Бобби Джин. Когда вы видели ее в последний раз?

— За два дня до того, как узнала, что она… — Линдси сглотнула, — что она умерла… Господи, это так ужасно. Что ее похоронили заживо, заперли в гробу с разлагающимся трупом. — Она поежилась и дрожащей рукой взяла чашку. — Я уже говорила с полицией, вы же знаете, и сказала им все, что о ней знаю, а знаю я немного. — Она беспокойно слизала пену с губ. — Все, кроме…

— Кроме чего? — Никки заметила замешательство в глазах девушки. Как будто она хотела раскрыть какой-то секрет.

— О господи… я… я однажды видела, как утром ее рвало, сразу после того, как мы открылись. Примерно неделю назад. Мне пришлось работать одной где-то полчаса. Когда она вышла из ванной, то была такая бледная. Белая, как привидение. — Линдси придвинулась еще ближе и зашептала: — Я так поняла, у нее грипп или что-то в таком духе и ей лучше пойти домой, но, когда я предложила, чтобы она вызвала кого-нибудь себе на замену, Бобби и слушать об этом не пожелала. Она сказала, что день в постели ей не поможет, наоборот, с него-то проблемы и начались. Я сначала не поняла… то есть я подозревала… Недели две назад я заметила в мусорке использованный тест на беременность, но не знала, чей это. У нас работает много девушек, так что он мог быть чьим угодно. Но сейчас… — Она подняла плечико. — Я… ну… думаю, что он был Бобби.

— Но она не жила с мужем, — сказала Никки, заволновавшись. Жертва умерла беременной? Эта новость не поступала из полицейского управления; они скрывали ее. Если это правда.

— Да, но иногда люди воссоединяются.

— У них так и было?

Линдси бросила взгляд в окно. Мимо торопились прохожие под зонтами, в пальто с поднятыми воротниками.

— Я про это не знаю, но Бобби… в общем… она встречалась с другими парнями.

Никки чуть не выпрыгнула из кресла. Она лихорадочно строчила в блокноте.

— Вы знаете кого-нибудь?

— Нет. И, наверное, никто не знает, ведь у Бобби еще шел бракоразводный процесс и она не хотела упускать возможность получить деньги со своего бывшего — ну, то есть ее мужа Джерома.

— Но мужчины наверняка звонили ей в магазин. Девушка смущенно моргнула, накручивая на палец темный локон.

— Наверное.

— Вам случалось принимать такие звонки?

— Насколько я знаю, нет. Нам часто звонят мужчины — купить что-нибудь жене или подружке. — Линдси поджала губы и нахмурилась, как бы усиленно соображая. Тут объявили: «Двойной шоколадный мокко, обезжиренный, со взбитыми сливками».

— Никто не запомнился?

— Нет… но знаете… Я почему-то решила, что одним из парней был коп.

— Почему? Коп? Кто?

— Ну, какие-то обмолвки… Бобби все шутила насчет наручников, обысков, парней с большими дубинками и… ну и прочие двусмысленности. — Она туго намотала локон. — Или это у меня воображение разыгралось. Наверное, зря я сказала. Зачем все это? Она умерла. Но я не могла сказать этого полиции — я же не знаю, кто этот человек, и не хочу никому создавать проблемы. Нехорошо получилось бы, да? — Она прикусила нижнюю губу, отпустила локон, взяла бумажный стаканчик с кофе и сказала: — А сейчас мне правда надо идти. Перерыв кончился, и я больше ничего не знаю. — Девушка сорвалась со стула, словно ожидая, что разгневанный бог метнет молнию, если она останется еще хоть на секунду.

— Позвоните, если вспомните что-нибудь, — попросила Никки, нагнав ее у дверей и протянув визитку, которые носила в кармане джинсов.

Линдси уставилась на карточку так, словно под надписью «Саванна Сентинел» было запечатлено имя сатаны.

— Нет, больше я ничего не знаю! Честно. — Она попятилась к двери и наткнулась на человека, который как раз сворачивал зонтик. Капли дождя разлетелись по полу. — Ох, простите, — быстро промямлила Линдси и выбежала за дверь, направляясь к площади напротив ювелирного магазина.

Никки не стала терять времени. Она схватила чашку и вышла на улицу. Близился полдень, но зимний день был темным. Мрачным. С навеса над входом лило как из ведра. Она прошлепала к машине, забралась внутрь и попыталась ее завести. Двигатель не слушался.

— Нет, нельзя же так, — буркнула она, но машина только кашлянула. — Давай, давай, не упрямься. — Пора отвезти машину в мастерскую. Ее явно следовало починить.

Затрещала полицейская волна, но она не расслышала, в чем там дело.

С третьей попытки старый двигатель завелся, и Никки взглянула в зеркало заднего вида, прежде чем отъехать. На следующем светофоре зазвонил сотовый, она полезла в сумку, нашла эту чертову штуковину и с третьего захода ответила:

— Никки слушает.

Она повернула, прихлебывая кофе.

— Привет, детка.

Сердце затрепетало, и Никки едва не пролила кофе, представив себе лицо своего бывшего парня — квадратная челюсть, темная щетина и еще более темные глаза. Загадочные глаза. Лживые глаза. Почти черные волосы, достающие до воротника.

— А, Шон, я слышала, что ты в городе.

— Ты не перезвонила.

Он разочарован? Ему больно? Ха! Шону? Да прямо! Никки отпила кофе и ухитрилась поставить стакан в держатель с минимальными потерями.

— Я не видела причин звонить. — Свет на светофоре сменился, но какая-то машина пересекла сплошную линию. — Идиот!

Шон засмеялся. Низким сексуальным голосом произнес:

— Да, я идиот.

Нет, я. Какой же я была идиоткой!

Послушай, Шон, я занята. Что ты хотел? — спросила она, услышав на полицейской волне нечто, определенно достойное внимания. Несколько патрульных машин были отправлены на Хэритидж-роуд. Похоже, это не просто авария.

— Я думаю, нам стоит встретиться.

— А я так не думаю.

— Никки, мне надо с тобой увидеться.

— Сейчас? — Она не верила своим ушам. Это Шон ее бросил, это ему надоели их отношения. Это он навешал ей лапши про то, что она — не его «половинка», что бы это ни значило.

— Как насчет вечера?

— Я не могу.

— А завтра?

— Я… я не знаю. — Когда-то она прыгала бы от счастья, услышав от него именно эти слова. Но это было давно. — Вряд ли.

— Никки, — произнес он низким голосом. Этот тембр она так хорошо помнила. Глубокий. Сексуальный. Почти гортанный. — Ты меня избегаешь.

— Именно. Подожди-ка, — добавила она, вспомнив о записке под подушкой. — У тебя остался ключ от моей квартиры?

— Может быть. — Он явно дразнил ее. Заигрывал. О господи…

— Шон, я серьезно.

— Нет. Детка, ты же заставила меня вернуть его, забыла?

Она смутно припомнила, как он отцеплял ключ от своей связки. Это было в его старом «ягуаре», и она с трудом сдерживалась, чтобы не расплакаться.

— Да, но ты мог снять копию.

— Зачем мне это?

— А зачем ты вообще что-то делаешь?

— Это ниже пояса, Жилетт.

— Ага, значит, я уже не «детка»? Это хорошо.

Еще несколько патрульных машин направили на Хэритидж-роуд. Никки запомнила адрес, прижала телефон к уху плечом и нашла в переполненном «бардачке» карту города.

— У меня сейчас нет времени, — заявила она и дала отбой. Да кто он такой, черт возьми? Это ведь он ее оставил. И что ей теперь, все бросить ради него?

Нет уж.

Но в его голосе звучали отчаянные нотки… Господи, ему, наверное, нужны деньги! Он ей уже должен пятнадцать сотен. Больше он не получит ни цента.

Она снова подумала о вчерашнем вечере. Записка в кровати. Записка на лобовом стекле… Мог их оставить Шон? Это не в его стиле… и все же…

— Не думай об этом хоть сейчас, — прошипела она.

Она не могла позволить себе тратить время на этого вольного бродягу, который к тому же, как выяснилось, подрабатывал грабителем.

У следующего светофора она остановилась и посмотрела на карту. Господи. У нее екнуло сердце. Адрес соответствовал кладбищу Хэритидж. Это неспроста.

Несомненно, Гробокопатель снова нанес удар.

Громкие гудки оповестили ее, что зажегся зеленый. Не мешкая, она свернула и поехала прочь из города.

К своей следующей сенсации.

Глава 10

Рид, не отрываясь, смотрел в открытый гроб. Туда втиснули не одно, а два тела. Как и в прошлый раз. Только на этот раз второе тело, голое, все в синяках, принадлежало пожилой женщине, а нижнее почти сгнило, но, судя по остаткам одежды — мужского темного костюма — и еще заметным клочкам седых волос, Рид предположил, что вторым обитателем гроба был Томас Мэсси.

— Господи Иисусе, — прошептала Морисетт. Лицо ее стало пепельно-серым, она не сводила глаз с открытого ящика. Заградительную ленту эксперты быстро сняли, а над могилой натянули огромный тент, чтобы сохранить все улики. Это преследовало двойную цель. Место преступления защищалось от дождя и ветра, а также от любопытных взглядов фотографов с телескопическими камерами и внимания телеканалов с их суперсовременным оборудованием, в том числе вертолетами. Пока не уведомят ближайшего родственника, пока полиция не выяснит, что действительно по улицам разгуливает серийный убийца, информация будет выдаваться прессе гомеопатическими дозами, чтобы не посеять панику в рядах граждан или не сорвать расследование.

— Надо проверить в отделе пропавших и узнать, кто она. Позвони Рите и узнай, поступали ли заявления об исчезновении белой женщины, возраст около шестидесяти.

— Незачем. — Колючая прическа Морисетт таяла под дождем, она дрожала всем телом, глядя в могилу. — У кого-нибудь есть закурить? — требовательно спросила она, отведя взгляд от гроба и посмотрев на товарищей.

— Держи. — Флетчер, один из полицейских в форме, полез в карман, достал помятую пачку «Кэмела» и вытряхнул оттуда сигарету. Дрожащими пальцами Морисетт попыталась прикурить; зажигалка щелкала, но огня не было.

— Ты ее знаешь? — спросил Рид, взяв зажигалку и щелкнув так, что появился ровный язычок пламени.

Морисетт глубоко затянулась и выпустила дым через нос.

— Миссис Питере. Не знаю имени, но она работала волонтером в библиотеке. Вдова, кажется, но точно сказать не могу. — Еще одна успокоительная затяжка. Щеки постепенно начали розоветь. — Прошлым летом миссис Питере была там чтецом. Каждый четверг мои дети ходили туда, она читала всем «Гарри Поттера». — И Морисетт сердито прошипела: — Черт возьми, кто это сделал? Какой чокнутый положил старушку в уже занятый гроб и… — она снова наклонилась и посмотрела на пальцы женщины, — похоронил заживо? Дерьмо! — Она отвернулась и, держа сигарету в левой руке, правой быстро перекрестилась. Впервые Рид видел, что она как-то проявляет религиозные чувства.

— Тот же сукин сын, что убил Бобби Джин. — Рид тоже заметил, что потускневшая обивка гроба расцарапана и окровавлена, что наманикюренные ногти сломаны и испачканы запекшейся кровью, а на лбу — синяк. Все это свидетельствовало о том, что миссис Питере, подрабатывавшая волонтером в библиотеке, прошла через те же круги ада, что и Бобби Джин.

— Видимо, Джером Маркс здесь ни при чем, — подумала вслух Морисетт и выплюнула крошку табака. Ветер громко хлопал тентом.

— Если это не подделка под то убийство, — предположил Флетчер.

— Давайте пока так не думать, — произнес Рид.

Мысли его были чернее ночи. То, что Бобби и ее ребенок погибли, само по себе ужасно, но второе убийство… Слишком похоже на первое, чтобы счесть его отдельным преступлением. Ясное дело, орудовал маньяк. Опять. Рид вспомнил прошлое лето, когда в удушающей жаре преследовал убийцу, который охотился на членов известного саваннского семейства. И вот очередной кошмар. Не прошло и полугода.

— Надо понять, как связаны жертвы, если вообще связаны, — сказал он Морисетт. — Они знали друг друга? И как насчет тех, кто уже был похоронен? Почему выбрали их? Случайно или с расчетом? — Массируя затылок, он вдруг заметил микрофон. — Черт, глядите-ка. — Он подошел к гробу и указал на дырку, просверленную в отсыревшем дереве. В ней притаился почти невидимый микрофон.

— Да, мы уже записали марку и модель, — сообщил эксперт, который проверял, не сохранилось ли каких-либо следов под ногтями на руках миссис Питере.

Команда Дайаны Мозес уже начала тщательно работать с гробом и искать отпечатки пальцев, следы инструментов, ткани, волосы и прочие улики. Прямо как в графстве Лампкин.

Это убийство такое же, как убийство Бобби Джин.

Кроме того, что эту женщину ты не знаешь.

Рид напрягся.

— Вы не нашли больше ничего? Например, записку?

— Записку? — Эксперт обернулся через плечо. По выражению его лица было ясно, что он считает Рида сумасшедшим. — Не было никакой записки. Только два трупа и микрофон. Мы уже все проверили.

Рид несколько расслабился. По крайней мере, здесь убийца к нему не обращался.

Он услышал шум вертолета и, отступив, посмотрел на затянутое облаками небо. Вертолет висел над деревьями футах в ста от земли, из него свешивался человек с камерой. Пресса пыталась снять место преступления хотя бы с высоты птичьего полета. Это раздражало и его, и Дайану Мозес. В желтом дождевике она вышла из-под тента, взглянула вверх и тихо выругалась:

— Проклятые стервятники.

В одиннадцатичасовых новостях будет, подумал Рид. Он вспомнил о записке, которую утром получил в участке. Из нее следовало, что убийства будут продолжаться. Случайным образом? Или нет? Убийца знает своих жертв? Играет с ними? Он нутром чуял недоброе.

— Что вы уже выяснили? — спросил он Мозес.

— Не слишком много. Пока все предварительно, но мы думаем, что этот тип остановился здесь, — она указала на подъездную дорогу, — потом либо перелез через забор, либо у него были ключи. Замок не взломан. Ему, видимо, пришлось ее нести, значит, это крупный или, по крайней мере, сильный мужчина. Следов, что тело волокли, нет; впрочем, вообще четких отпечатков нет — дождем размыло. Но главная дорога слишком заметна, поэтому, скорее всего, так и было. Как только узнаем больше, я тебе все расскажу.

— Спасибо, — сказал Рид.

— Не за что. — Они прошли под навес, и Мозес обернулась к полицейскому фотографу: — Вы закончили? Мне нужны снимки всего пространства, крышки гроба, ну и того, что внутри…

— Пойдем, — сказал Рид Морисетт, которая вроде бы пришла в себя. — Мы получим все отчеты, но я лучше отнесу новую записку Окано.

— Ох и надерет же она тебе задницу за то, что ты сюда поехал.

— Я случайно проезжал мимо, — сказал он, когда они шли по высокой траве.

— Ну да, и она, естественно, на это купится.

Он повел плечом и почувствовал, как за шиворот стекает дождь. Кладбище было не слишком ухоженным. Большинство могил были уже старые, столетние, лишь немногие, как, например, последнее пристанище Томаса Мэсси, относительно недавние. Газон зарос сорняками, кусты не стрижены. Почему убийца выбрал это кладбище? Это что-то значит для него или же выбор случаен? А могила? Почему именно Томас Мэсси? Так было удобнее или это подсказка?

Рид взглянул на мрачный горизонт. Черные тучи висели на шпилях церквей и на верхушках пальм и дубов, которые росли по бокам улиц. Почему второй жертвой оказалась Роберта Питере — пожилая женщина, казалось бы, дальше некуда от Бобби Джин?

Морисетт шла рядом. Ее ботинки из змеиной кожи сверху промокли от дождя и травы. У главных ворот он скорее почувствовал, чем увидел толпу репортеров и зевак по другую сторону ограничительной ленты.

— Детектив, расскажите, что происходит! — потребовал мужской голос.

— На данном этапе расследования мне нечего сказать, — автоматически ответил Рид и направился к машине.

— Снова дело рук Гробокопателя? Рид узнал голос.

— Какого гробокопателя? — переспросил он, разглядев Никки Жилегт, стоящую, как всегда, в первых рядах и жаждущую сенсации. Светло-рыжие волосы были собраны в конский хвост, с которого стекал дождь, глаза сияли, щеки раскраснелись на холоде. В своих мокрых кроссовках, джинсах и просторном пальто она выглядела моложе, не казалась врагом. В других обстоятельствах Рид счел бы ее симпатичной. Но сейчас она была обычной назойливой журналисткой, досадной помехой. В одной руке она держала диктофон, в другой — блокнот с ручкой. Бумага отсырела, чернила растекались, да и сама Никки намокала все сильнее. Но это не убавляло ее энтузиазма.

— Это дело рук того же преступника, который похоронил у Кровавой горы гроб с двумя телами? — спросила она.

— Рано отвечать на этот вопрос.

— А ваше мнение? — Жилетт шагнула вперед, не собираясь сдаваться.

— Я не собираюсь предполагать или говорить то, что может повредить следствию. — Он выдавил слабую нетерпеливую улыбку.

— Не похоже на простое совпадение. — Никки не отступала. Как всегда.

Включились и другие репортеры.

— Мы видели, как вы что-то копали. Нашли еще одну могилу? — требовательно спросил Макс О'Делл, подсовывая микрофон.

— Вы нашли пустой гроб? — поинтересовался второй репортер.

— Могилу ограбили?

— Или нашли гроб со вторым телом?

— Послушайте, — сказал Рид, стараясь не вспылить, — предоставьте нашу работу нам. Когда мы узнаем больше, то ответим на ваши вопросы.

— Когда? — снова Никки Жилетт. Она что-то лихорадочно записывала, прядь светлых волос упала на лоб.

— Мы распространим коммюнике.

— Пресс-конференции не будет? — спросила она. Дождь стекал по ее лицу на острый подбородок.

— Это не мне решать, — ответил Рид, сдержав грубость. — Спасибо. — Слегка взмахнув рукой на прощание, он миновал группу журналистов и направился к машине. — Поехали отсюда.

— И чем быстрее, тем лучше, — сказала Морисетт мягче обычного. — Когда мы вернемся в управление, надо сообщить Окано. — Роясь в сумочке в поисках сигарет, она бросила на него взгляд. В объемном кожаном вместилище зазвенели ключи и монетки. — Рискну сказать, что ей это совсем не понравится. — Опуская окно, она добавила: — Кстати, мне тоже не очень-то нравится. Кто, черт побери, мог убить пожилую женщину, которая помогала в библиотеке? — Морисетт несколько раз щелкнула зажигалкой, выругалась, полезла за другой, нашла ее и наконец закурила.

— И не просто убить, — буркнул Рид. — А похоронить заживо вместе с трупом.

Глава 11

— Мне надо с тобой поговорить, — настаивала Ник-ки, одной рукой сжимая руль, другой — сотовый. Она ехала на работу, лавируя в потоке машин, и наконец дозвонилась до Клиффа Зиберта, что восприняла как маленькое чудо. — Давай встретимся. — Сбавив ход, она свернула на Виктория-драйв. После двух часов на кладбище Хэритидж она продрогла до костей. Сейчас дождь кончился, и местами сквозь тучи просвечивало голубое небо, но она уже промокла до нитки. Волосы спутались, хвост распустился, пальто тоже намокло, в кроссовках чавкало, носки прилипли, и ощущение было такое, что она вброд переходила ледяную реку. Никки хотела рассказать Клиффу о вторжении, о записках, но знала, что он сочтет это розыгрышем. Так уже было, когда она решила, что ее преследует Кори Селлвуд. Тогда она вела себя как дурочка. Ну уж нет, то, что произошло ночью, она оставит при себе.

— Где встретимся? — спросил Клифф.

— Я могу вечером зайти к тебе, — предложила она с наигранным энтузиазмом. — Или где хочешь. — Стараясь соблюдать правила, она сменила полосу движения. — Когда ты освобождаешься?

— Ко мне лучше не стоит. — Она уловила в его голосе нерешительность и представила, как он нервно звенит ключами в кармане коричневых джинсов. У Клиффа были огненно-рыжие короткие вьющиеся волосы, он чисто брился, а из одежды предпочитал тенниски. Никки казалось, что он больше похож на профессионального игрока в гольф, чем на копа.

— Так придумай другое место. — Она не собиралась отпускать его с крючка.

— Не знаю…

— Ну решай уже, Клифф. — Ей нужно поговорить с ним! — Может, где-нибудь за городом?

Он тяжело вздохнул, будто собирался сделать самую большую ошибку в жизни и уже об этом жалел.

— Хорошо. Давай вечером.

— Скажи куда, и я приду. — Никки повернула к реке, к зданиям «Сентинел». Она чувствовала себя отвратительно, но времени заехать домой, принять душ или переодеться не было. Статью о школьном совете она закончила днем, и предстояло еще больше работы — по делу Гробокопателя. Намного больше. Никки все еще была под впечатлением той бомбы, которую на нее сбросила Линдси Ньюэлл, — о беременности Билли Джин и ее связи с копом.

Клифф все не отвечал.

— Алло, ты язык проглотил?

— Наверное, стоило бы.

— Клифф, ну хватит уже, а? Где встречаемся? Он помедлил.

— В «Братьях Уивер». Знаешь, где? Это дорожное кафе на шоссе 95 у границы с Каролиной. У них очень тихо.

— Да, я слышала, — сказала Никки, пытаясь представить это место. — Когда?

— В восемь, в полдевятого.

— Пойдет. Я даже угощу тебя ужином.

— Я не могу такого позволить.

— Почему?

— Ты ведь женщина.

— Да хватит уже, господи! Мы давно живем в новом тысячелетии, забыл? Довоенные дни южной любезности канули в Лету, Зиберт!

— Не для меня. Всегда можно позволить себе обращаться с леди как с леди. — Она внутренне застонала и заметила, что в голосе его нет прежней веселости, живости того Клиффа Зиберта, который был лучшим другом ее брата, отчаянно заигрывал с ней, охотился вместе с Эндрю на белок. Эти счастливые дни и сама личность бесшабашного Клиффа тоже были разрушены временем и трагедией.

— Я не леди, Клифф. Не сегодня. Я просто старая подруга семьи.

— Теперь это так называется?

— Именно. Увидимся. — Никки закончила разговор и почувствовала себя виноватой. Она знала, что долгие годы нравилась Клиффу. Он постоянно шутил об этом, когда они росли. И слишком хорошо она помнила тот день, когда вернулась после тенниса. На ней были шорты и потная футболка, волосы собраны в хвост, на глаза надвинута кепка. Клифф и Эндрю вернулись с охоты на белок раньше ее. Она обнаружила их за столиком в патио, в тени широкого синего зонтика, где они беззаботно поглощали запасы пива Большого Рона.

— Ты для меня бережешь себя, Никки? — поддразнил ее Клифф, насмешливый и ядовитый. Тем далеким летом им с Эндрю было чуть за двадцать. Глаза Клиффа блестели, на лице играла открытая широкая улыбка.

— Ага, Зиберт, мечтай дальше, — отшутилась она со смехом, вытирая пот со лба.

— То есть ты знаешь про мои мечты? — подмигнул он. — Сплошная порнуха, верно?

— Дурак.

Она прошла мимо них. Эндрю открывал длинношеие бутылки и со свистом запускал пробки в заросли магнолии, сосен и жасмина.

— Ох, солнышко, если бы ты только знала… — признался Клифф ей вдогонку. Тогда она уже не впервые поняла, что он не совсем шутит, когда с ней заигрывает.

Как грустно, подумала она, въехав на стоянку у здания редакции, что его мальчишескую браваду и ее невинность разрушила смерть Эндрю. Столько всего изменилось.

И все не к лучшему.

Дом Роберты Питере больше походил на музей, чем на жилище. Он был покрыт абрикосовой штукатуркой и обнесен кованой изгородью, заросшей плющом. Было в нем что-то итальянское — передняя и задняя террасы, балконы, окна от пола до потолка подчеркиваются блестящими черными ставнями, в саду буйствует кустарник, даже в начале декабря. У двойных входных дверей висели две рождественские гирлянды.

У ворот стоял постовой, но Дайана со своей командой была уже внутри. Рид и Морисетт осторожно, чтобы ничего не нарушить, вошли в комнаты, полные антиквариата, мебели и, по мнению Рида, прочего хлама.

— Интересно, кто у нее убирался, — заметила Морисетт, разглядывая блестящие безделушки на стеклянных полках. — Надо бы взять телефончик.

— Наверное, постоянная горничная. Нужно будет с ней поговорить.

— А еще с садовником и водопроводчиком.

— И с кем-то в библиотеке.

— И нет нам покоя…

— И не будет, — пробормотал Рид.

Прессы еще не было. Но их недолго ждать. А пока члены экспертной группы фотографировали, изучали пыль и прочие следы, собирали мусор. Старый дом осматривали в поисках любых улик. Никаких кровавых следов или брызг не обнаружилось, но у Роберты Питере не было повреждений, кроме синяка на лбу, видимо, после попытки встать в гробу, и содранных ногтей. Ее отправили в морг, и теперь ожидались результаты вскрытия, что могло занять несколько дней. Впрочем, по состоянию ее рук Рид и так понял, что Роберту Питере постигла та же участь, что и Бобби Джин.

Кроме одной частности — она не была беременна.

Он подозревал, что убийца метит в него, и боялся, что Бобби Джин лишилась жизни из-за связи с ним. Может, какой-то сумасшедший, которого он засадил, освободился и решил отомстить? Рид уже начал изучать дела подобных заключенных, которые вышли на свободу или бежали, но сейчас… пришлось изменить свою точку зрения. Он никогда в жизни не встречал Роберту Питере. По крайней мере, этого не помнил.

Но убийца все еще пишет тебе.

Должна быть какая-то причина.

Если только Рида не выбрали случайно — ведь о нем много писали прошлым летом. С тех пор он был мишенью для разных придурков.

Ничего не трогая, осторожно обходя экспертов, Рид и Морисетт прошли в дом с начищенными до блеска резными деревянными перилами и выцветшими ковриками, как он решил, ручной работы, откуда-то со Среднего Запада. Наверху располагались четыре спальни, последняя из них явно принадлежала Роберте Питере. Пожелтевшие фотографии женщины и мужчины, предположительно ее мужа, висели в рамках над камином и стояли на столиках. В письменном столе и шкафах лежала ее одежда, в ванной — таблетки и туалетные принадлежности. Вторая и третья комнаты предназначались, надо полагать, для приемов и гостей. На антикварных кроватях, похоже, никогда не спали, столы были пусты. Четвертая, самая маленькая спальня была набита личными вещами, в шкафу и в столе — одежда, на прикроватном столике — кремы для лица и тела, макияж и прочая косметика. Но владелица комнаты отсутствовала. Рид отметил это для себя и спустился по черной лестнице в кухню, где Дайана Мозес в перчатках уже составляла список того, что сделали и обнаружили на месте.

— Сразу пришли мне отчеты, — попросил Рид.

— Мне говорили, ты отстранен от расследования. Дайана приказала фотографу поснимать еще в кухне, где на плите стоял чайник, а на коврике у буфета — миски для домашнего животного. Рид ощутил на себе взгляды всех, кто был в кухне. Дайана не была в своем обычном резком и циничном настроении, когда занималась сбором улик. Она просто говорила все как есть.

— Тогда пошли отчеты Морисетт, — сказал Рид.

Фотограф сделал несколько снимков 35-миллиметровой камерой и новомодной цифровой. Морисетт подошла к мискам:

— Ну и где же кошка или собака?

— Пока не нашли, — ответила Мозес.

— Вроде бы миску только-только наполнили.

— Значит, кошка на диете, — буркнул мрачный фотограф.

— Да, и еще она заварила чай. — Фарфоровая чашка и молочник стояли на мраморном столике. Пустые и чистые. Чайный пакетик мокнул в уже холодной воде, которая окрасилась в глубокий, непроницаемый коричневый цвет. Два маленьких печенья лежали нетронутыми на стеклянной тарелочке. — Плита была выключена. Свет горел на кухне, на лестнице, на заднем крыльце и в главной спальне. Больше нигде. Все двери и окна, кроме одной, — она указала пальцем в перчатке на заднюю дверь, — были закрыты. Эта оставлена открытой.

— Взлом? — Рид пристально посмотрел на дверь, замок и дверной косяк.

— Нет. И никаких следов борьбы. Мы уже работали в той комнате, на крыльце и на заднем дворе. Видимо, она передумала и не стала пить чай. Мы проверим чай и воду в чайнике на предмет ядов, но, похоже, она так и не сделала ни глотка.

— Есть какие-нибудь сообщения?

— Нет ни автоответчика, ни пейджера, ни компьютера, ни голосовой почты, — сказала Дайана — Зато куча книг. Тысячи книг. И единственный телевизор, настроенный на местный канал, который двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю показывает всякие религиозные программы.

— А кому она звонила?

— Последний набранный номер — в Феникс.

— Тем не менее она жила не одна, — сказал Рид.

— Да, кто-то у нас пропал без вести.

На задней лестнице раздались шаги. Рид выглянул и увидел на террасе новичка в полицейской форме по имени Уилли Армстронг.

— Я нашел кошку, — объявил он. На его щеке красовалась длинная красная царапина. — Она сидит под крыльцом. И не хочет выходить.

— Ага, и оставляет на тебе следы, — сказала Морисетт.

Молодой полицейский покраснел до кончиков своих больших ушей.

— Да. Она просто взбесилась. Либо испугана до смерти, либо ранена. Я вызвал службу спасения животных.

— Спасения животных? — повторила Морисетт. — Господи, Уилли, ты коп или размазня? Ты что, не можешь сам вытащить эту проклятую кошку?

— Да я пытался, но эта чертова скотина расцарапала мне все лицо! — Армстронга, похоже, обидело замечание Морисетт, но он недавно в управлении. Привыкнет. Потирая царапину на щеке, он оправдывался: — Эта зараза чуть глаза мне не выцарапала. И еще я не хотел наследить: вдруг там что-нибудь есть.

— Ты прав, — сказала Дайана.

— Я достану кошку, — заявила Морисетт, глядя на Армстронга то ли как на дурака, то ли как на труса. — Это не нейрохирургия и не охота на медведей. — Она закатила глаза. — Можно даже не пускать слезоточивый газ, Уилли! Господи, это просто кошка.

— Хватит, Армстронг прав, — Дайана потянулась за контейнером для хранения улик. — И ты это знаешь, Морисетт. Оставь парня в покое.

— А чем он лучше других? — пробормотал другой коп, и Морисетт бросила на него взгляд, обещающий скорую кастрацию.

Юный Армстронг торопливо спустился в тихий двор, обнесенный изгородью, с густыми зарослями кустарника.

— Как только мы что-то выясним, мы пришлем это тебе, Морисетт, — сказала Мозес, обращаясь именно к ней. Но искоса взглянула на Рида, коротко кивнула и вернулась к работе.

— Похоже, все уже знают, что тебя отстранили.

— Наверное.

— Ты вроде как зарабатываешь репутацию, — заметила Морисетт, когда они по мощеной дорожке шли к машине.

Рид открыл дверцу и сел.

— У меня она уже была.

Глава 12

— Значит, ты думаешь, у нас серийный убийца? — спросила Кэтрин Окано, изучая через бифокальные очки записку, которую получил Рид. Серый шерстяной костюм вполне отражал ее настроение. Она была сдержанна, губы сжались в жесткую линию.

— Похоже на то. — Рид сидел в кресле, а Морисетт стояла у окна.

— Только этого не хватало. — Окано села в кресло. — Ладно, что там у вас?

Они быстро рассказали окружному прокурору о событиях на кладбище Хэритидж и в доме Роберты Питере. Опросили соседей, кто-то вспомнил, как Роберта около десяти звала кота, а еще кто-то сообщил, что женщину, которая жила с Робертой, зовут Анжелина, она ночевала в доме, но раз в неделю у нее был выходной.

— Вы говорили с горничной?

— Нет, пока не нашли.

Окано нахмурилась еще сильнее.

— А пресса уже что-то разнюхала?

— Да, несколько запросов уже было, — признался Рид, вспомнив о двух телефонных звонках и электронном сообщении, которые он получил от Никки Жилетт. Она была, естественно, не одинока, но наиболее решительна. И задалась целью достать Рида. Пока Морисетт, Клиффу Зиберту, Реду Демарко звонили другие журналисты, Никки сосредоточила удар на Риде. — Пресса уже собирает факты.

Окано помрачнела и откинулась на спинку кресла. Пожевала губами; зеленоватые глаза за очками в тонкой оправе потемнели. Явно недовольна.

— Нам придется сделать заявление, но нужно больше фактов.

— Мы ждем отчетов экспертной группы и медиков, — сказал Рид и, когда Окано недобро взглянула на него, добавил: — Да, мы с тобой знаем, что официально я этим делом не занимаюсь, но убийца продолжает посылать мне письма, и я не могу отстраниться.

— Зато я занимаюсь, — настойчиво заявила Морисетт. — Я уже начала опрашивать соседей и родственников Роберты Питере. Список длинный. Она не только активно помогала в библиотеке, но и каждую неделю играла в бридж с постоянными партнершами, была в совете клуба садоводов и состояла еще в нескольких сельских клубах. Дама с разносторонними интересами.

— Значит, пресса немедленно вопьется в нас. — Глаза Окано сузились. — И ты ее знала?

— Я знала о ней. Даже десяти слов ей не сказала, и то все больше «здравствуйте, как поживаете». Я знаю только то, что она была чтецом в библиотеке.

Окано взяла стакан с чем-то вроде кофе, дымившийся на краю стола.

— Хорошо, продолжай работу, но ты, Рид, отстранен. Официально и неофициально. Если убийца снова тебе напишет, скажи Морисетт, а ты… — она повернулась к Морисетт, — держи меня в курсе расследования. — Она постучала длинным пальцем по столу рядом с запиской убийцы. — Отправьте это в лабораторию, пусть сличат с другими записками и сообщат мне. А я пока свяжусь с ФБР.

Рид кивнул, но никак не прокомментировал пункт о федералах. Обычно с ними одна морока, но свое дело тем не менее они знали, к тому же имели доступ к ресурсам, недоступным для саваннской полиции. Федералы могут помочь, а сейчас управлению требовалась любая помощь.

— Надо сделать заявление, предупредить людей, — подумала вслух Окано. — Так, чтобы не вызвать панику. — Она посмотрела на них и остановила взгляд на Морисетт. — Поймай этого ублюдка, и поскорее.

Рид и Морисетт вышли из кабинета окружного прокурора, отдали записку в лабораторию и отправились в отдел убийств, где все шло своим чередом. Детективы сидели за мониторами, висели на телефоне или разгребали завалы бумаг, которые сопутствуют любому делу.

— Мне надо позвонить в пару мест. Увидимся, — сказала Морисетт и ушла к себе.

Рид уселся в кресло, и древний обогреватель принялся обдувать его таким горячим воздухом, что по лбу побежал пот. Снаружи было градусов пятьдесят, в кабинете — около девяноста2 . Духота. Как в самые жаркие летние деньки. Он ослабил галстук и повернулся к монитору. Его ждали и другие дела, но Гробокопатель, как его ни называй, был среди них главным. Черт, он терпеть не мог это прозвище — Гробокопатель. Пусть Никки Жилетт занимается такими глупостями. Он не послушался приказа Окано оставить расследование. Он уже увяз в нем по колено, хотел того или нет. Убийца добился этого.

Почему?

Что связывает его с душевнобольным чудовищем, которое раскапывает могилы на кладбищах и засовывает живых женщин в занятые гробы? И при этом отвозит один гроб за триста миль? Зачем? Хочет этим что-то сказать? Это подсказка, которую Рид не понял? Он щелкнул мышкой, нашел материалы по делу Гробокопателя и вызвал на экран фотографии жертв. Внутри все сжалось, когда он посмотрел на Бобби Джин… Она была так красива, а сейчас превратилась в пепельно-серый труп.

Он посмотрел и на другие тела, два из которых уже разлагались. Что общего у этих людей? Как они связаны с ним? И связаны ли? Или все это мираж? Знает ли его Гробокопатель… или этот чокнутый выкопал имя Рида в газетах прошлым летом? Кто знает… Он все еще размышлял над этим, как вдруг постучали в дверь. Развернувшись на стуле, Рид увидел, что в дверях стоит детектив Макфи.

— Я только хотел попрощаться, — сказал верзила.

— Уже домой?

10° по Цельсию.

32° по Цельсию.

— Да, ненадолго. Надо разобраться с сегодняшними новыми фактами. — Он наморщил высокий лоб. — Похоже, на свободе бродит настоящий маньяк. Я бы остался, но особых причин нет. Шериф требует меня обратно.

— Но ты вернешься?

— Я рассчитываю на это. Пока не раскроем дело, все мы в нем завязли.

Рид кивнул.

— В аэропорт подбросить? Макфи покачал головой:

— Спасибо, уже договорился. — Он пересек покрытый линолеумом пол и через стол протянул Риду руку. Тот пожал ее. — Увидимся. Удачи!

— И тебе того же.

— Я сообщу, если что-то найдем.

— Спасибо.

Кивнув, Макфи развернулся и направился к выходу. Сквозь прозрачную дверь Рид видел, как он выходит, и не очень удивился, заметив рядом с ним Сильвию Морисетт. При виде нее верзила просветлел, да и Морисетт казалась не такой мрачной, как обычно. Она даже улыбалась Макфи, заигрывала с ним, выглядела удивительно женственно. Макфи обернулся через плечо, встретился взглядом с Ридом и чуть ли не заговорщически усмехнулся уголком рта, словно говоря: вот так всегда, Рид. Учись. Обаяние простого деревенского парня помогает залезть под юбку быстрее, чем бутылка шабли.

Они исчезли внизу, и Рид снял трубку. Придерживая ее плечом, он нашел записанный телефон и набрал его. Это был последний звонок, который сделала Роберта Питере… точнее, последний звонок, сделанный из ее дома. Либо она звонила в Феникс, либо ее телефоном воспользовался кто-то еще.

После трех гудков ответил приятный женский голос:

— Алло, это Гленда, Евангелическая миссия веры. Господь да пребудет с вами. Кому перенаправить ваш звонок?

Рид представился, уточнил, зачем звонит, и его соединили с несколькими разными людьми, ни один из которых не был расположен давать ему какую-либо информацию. Все дружелюбие тут же испарялось, а приветствие «Господь да пребудет с вами» отбрасывалось, как только Рид упоминал, что он из полиции. В итоге его соединили с неким преподобным Джо, который твердо сказал, что они не разглашают информацию о членах общины, и повесил трубку. Рид сделал запрос в Бюро по улучшению деловой практики и в полицейское управление Феникса относительно Евангелистской миссии веры и в особенности преподобного Джо. По всем источникам, добрый священник и его организация были чисты как стеклышко. Преподобного Джо даже ни разу не штрафовали за нарушение правил дорожного движения. Слишком уж безупречен. Рид сразу заподозрил неладное. Ему не нравилось, что Джо не называет фамилию. Впрочем, возможно, старина Джо — такая знаменитость для богобоязненной толпы, что фамилия ему уже не нужна. Как Шер, Мадонна или Либерачи[6]. Просто преподобный Джо.

Несмотря на предчувствие, звонок оказался напрасным и завел его в тупик. Это раз.

Он сходил вниз к автомату, взял кока-колу, затем позвонил в полицейское управление Нового Орлеана. Он надеялся поговорить с молодым детективом Рубеном Монтойей, который в прошлом году работал с ним по делу Монтгомери, но секретарша сообщила, что Монтойя уволился несколько месяцев назад. Рида направили к детективу по имени Рик Бенц, у того ответила голосовая почта, и Рид вспомнил, что уже работал с ним. Что ж, придется еще раз. Рид оставил короткий запрос о брате Бобби Джин, Винсе Ласситере, продиктовал свой телефон и повесил трубку.

Это два.

Он допил колу, ответил на несколько звонков и погрузился в бумажную работу, но дело Гробокопателя занимало все мысли. Близился вечер, а он все прокручивает дело в голове. Что-то он упустил, думал Рид, и притом что-то важное. Чертов убийца дразнил его записками, нагло посылал ему подсказки, а Рид их не понимал. Он достал желтый блокнот, щелкнул ручкой и стал писать. Начал он с посланий убийцы. Хотя их уже анализировал полицейский психолог, а сейчас, наверное, еще и ФБР, Рид решил подумать над этой задачей самостоятельно. Это его связь с убийцей. В письмах, отправленных ему, должно быть то, что может понять только он. Он записал содержимое первого письма — того, которое прислали ему в кабинет, с обратным адресом Колониального кладбища.

РАЗ, ДВА, ТРИ,

ПЕРВЫХ УБЕРИ.

ИХ КРИКИ СЛУШАЙ,

МОЛИСЬ ЗА ИХ ДУШИ.

Это введение в курс дела. Убийца сообщал, что жертв будет несколько, даже несмотря на то, что Полин Александер умерла естественной смертью и уже давно лежала в земле. Насколько понимал Рид, убийца насмехался над ним, не давая информации, кроме той, что это лишь начало и будут еще жертвы. Бобби Джин и Полин — в начале списка.

ТИХО ХОДЯТ ЧАСИКИ — ТИК, ТАК. ДВА В ОДНОМ У НАС, ВОТ ТАК.

Две жертвы или… или убийца знал о ребенке?

Если так, должно быть три… один плюс два… Но ведь тел было только два. Может, это указание на Томаса Мэсси, который давно уже мертв? Если только Мэсси — действительно часть плана, а не случайный обитатель могилы, которую выбрал убийца.

— Думай, Рид, думай, — прорычал он. Здесь есть что-то еще, что-то со временем. Что? Убийца работает по расписанию? Он так организован? И зачем ему Рид? — Давай, идиот, соображай, — процедил он, записав содержание третьего послания:

РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ.

ИХ УЖЕ НЕТ В МИРЕ.

БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ?

Очередная насмешка. Убийца играет с ним. Чувствует свое превосходство. Задает вопрос в последней строчке. Но что-то не складывалось, и это беспокоило Рида. «Раз, два, три, четыре». Как детская считалка, но это также и намек на количество трупов. Четыре жертвы — то есть в их число входят не только Бобби Джин Маркс и Роберта Питере, но и Полин Александер, и Томас Мэсси. Иначе зачем считать до четырех? Если только убийца не играет с тобой и нет еще двух жертв, спрятанных в чужих гробах, которые ты еще не раскопал.

Черт, — пробормотал он и порадовался, что может передать эту записку психологу из ФБР. Федералы с ней попрыгают.

Он забарабанил пальцами по столу, снова просмотрел отчеты по делу, проверил почту и обнаружил предварительный отчет по Томасу Мэсси. Афроамериканец, четверо детей рассеяны по разным уголкам страны, пожилая жена живет за городом в небольшом домике. Мэсси долгие годы был привратником в частной школе и дьяконом в местной церкви. Его жена Беа воспитывала детей и подрабатывала бухгалтером. По всей видимости, у Мэсси никогда не было проблем с законом, и они с женой прожили в браке сорок пять лет до самой его смерти.

Роберта Питере, шестьдесят три года, вдова. Детей нет. Жила одна в старом доме, который они с мужем занимали с 1956 года. Муж умер за четыре года до нее.

Как же связаны жертвы? И связаны ли вообще?

…будет ли еще?

Рид стиснул зубы. Убийца явно не собирается останавливаться. Ограничится ли он определенным числом? Видимо, нет. Это риторический вопрос. Ублюдок не прекратит своих смертоносных игр, пока полиция не поймает или не убьет его. Рид надеялся на последнее.

Может, повезет и эта честь выпадет ему.

Глава 13

— Ты не хочешь остаться на обед? — спросила Шарлин Жилетт. Она была очень бледна и весила не больше ста фунтов, но макияж ее был безукоризненным. Она восседала на подушках у окна, выходящего на сады с террасами поместья Жилеттов. На улице было темно, но кусты освещались фонарями, специально расположенными у кирпичных стен. На кухонном столе, возле букета «райских птиц», лежал утренний номер «Сентинел», открытый на статье Никки; на нем покоились забытые очки для чтения.

— Что значит — «не хочу», мама? — ответила Никки, ее желудок чуть не стонал от пряного аромата мяса в горшочке, который доносился из духовки. На столе остывал пирог с пеканом, на плите варилась картошка. Сандра, наполовину горничная, наполовину сиделка, делала салат со шпинатом, грушами и голубым сыром. Никки стояла у стола, подбирая кусочки орехов, которые еще не попали в миску.

— Ты всегда куда-то торопишься. Что случится, если ты сядешь и поешь с нами?

— Ничего, конечно, — но Никки уже собиралась сделать новые ключи от квартиры, потому что кто-то к ней недавно забрался, — маленькая тайна от родителей. Иначе они забеспокоятся и будут настаивать, чтобы она пошла в полицию или пожила у них… а это не выход.

— Не знаю, когда ты отдыхаешь, — озабоченно произнесла Шарлин.

— Это не в моих правилах.

— Вся в отца.

Сандра подняла бровь, высыпая горсть орехов на шпинат.

— Это плохо?

Мать не стала отвечать прямо. Вместо этого стиснула пальцы, словно вспомнила что-то важное.

— Кстати, дорогая, угадай, кто сюда недавно заезжал?

— Не знаю, — честно сказала Никки. — У тебя слишком много знакомых.

— Это не мой знакомый. А твой… то есть бывший знакомый.

— И кто? — спросила Никки без особого интереса.

— Шон, — ответила она, в глазах мелькнул огонек, и Никки застонала про себя.

— Шон Хок? Что ему было нужно?

— Просто заехал меня навестить. Ты же знаешь, мы с его мамой вместе ходили в школу.

Никки помнила. Хотя лучше бы не помнила.

— Он спрашивал о тебе.

— Мы уже разговаривали.

— И что? — Мать подняла бровь.

— И ничего. Он хотел встретиться. Меня эта мысль не порадовала.

— Да? А мне Шон всегда нравился. — Она подняла руки к голове, словно защищаясь от удара. — Знаю, знаю. У вас не сложилось. Он увлекся другой, но ведь тогда вы были так молоды. Может быть, сейчас…

— Нет, мама, никогда, и поверить не могу, что ты это говоришь. Шон всегда был и остается подлецом. Разговор окончен. — Никки почувствовала невольное раздражение. Похоже, Шарлин считает ее старой девой, потому что ей уже за тридцать. Это просто смешно. — Отцу он никогда не нравился, — заметила она и краем глаза увидела, что Сандра коротко кивнула.

— Твой отец ко всем относится с подозрением. — Шарлин скрестила руки на узкой груди. Губы решительно сжались в тонкую ленту, которую Никки слишком часто видела на ее лице. — Все оттого, что он занимается уголовщиной и каждый день видит преступников.

Никки услышала, как открывается дверь гаража:

— Легок на помине.

Мать непроизвольно выпрямилась, как если бы потягивалась, и Никки кольнула грусть. Что же случилось с ее родителями, которые в молодости танцевали и смеялись, глаза их светились, когда они шутили, стараясь перещеголять друг друга? Они были преданы друг другу, хотя и независимы, и прежде всего уважали друг друга. Они были великодушны и счастливы. Любили друг друга, даже после рождения четверых детей и двадцати лет совместной жизни. И их счастье разрушилось, сломалось со смертью Эндрю и их чувством собственной смертности. Возраст и печаль лишили Шарлин юмора и жизненной силы, и те же демоны не обошли стороной и отца.

Сандра смахнула последние крошки орехов, и достопочтенный судья на пенсии Рональд Жилетт распахнул дверь из гаража и появился в кухне, освещенной теплым светом.

У него были румяные щеки, уже постоянно красный нос, голубые глаза сверкали, несмотря на лопнувшие сосудики. Некоторые считали, что он похож на Санта-Клауса, но Никки он напоминал Берла Айвса в роли Большого Папы в старом фильме «Кошка на раскаленной крыше».

— Привет, Петардочка! — прогремел он и заключил младшую дочь в медвежьи объятия, которых она, впрочем, и ожидала. От него пахло сигарами, ржаным виски и дождем. — Значит, ты наконец попала на первую страницу! Поздравляю! — Очередное объятие.

Когда он выпустил ее, Никки широко улыбнулась:

— Ключевое слово — «наконец». Большой Рон хихикнул:

— Похоже, дела у тебя пошли на лад.

— Пока да.

— Что ж, думаю, нам стоит за это выпить. Шарлин?..

— Нет. — Она покачала головой, стараясь скрыть неодобрение.

— А ты-то будешь? — спросил он Никки.

Она вспомнила о назначенной встрече с Клиффом.

— Как-нибудь в другой раз, папа. Мне нужно работать.

— Ну, всего стаканчик. — Он уже направился в комнату. Мать перевела взгляд на темные окна, и Никки увидела в них бледное отражение Шарлин; в этом призрачном образе читались боль и осуждение.

— Мама, как ты себя чувствуешь? Шарлин моргнула, выдавила улыбку.

— Прекрасно.

— Не надо меня обманывать, ладно? — Никки уселась рядом на подушку и обняла мать. От Шарлин пахло духами и пудрой. — Вчера ты была у врача. Что он сказал?

— Как обычно. Что я все выдумываю. — Бросив взгляд на коридор, где скрылся ее муж, она добавила: — Он предложил мне сходить к психиатру.

Никки взяла маму за руку и поразилась, какая она маленькая и сухая. Кольца сидели так свободно, что чуть не соскользнули Никки в ладонь.

— Может, действительно стоит?

На миг подбородок Шарлин задрожал, и она взглянула в глаза дочери:

— Значит, ты тоже думаешь, что я сошла с ума?

— Нет. Просто у тебя депрессия.

— А разве это не одно и то же?

— Нет, конечно. Есть большая разница. — Никки старалась смягчить свои слова, но это было трудно, ведь приходилось говорить правду. — Просто у тебя такой несчастный вид, мама.

— Да уж, тончайшее наблюдение, — сердито буркнула Шарлин, потом овладела собой и вынула свои пальцы из ладони Никки. — Со мной все в порядке. Все хорошо. Не беспокойся, пожалуйста.

В коридоре раздались тяжелые шаги, и снова губы матери скривились, будто она не выносила присутствия мужа. Большой Рон вернулся с двумя стаканами, и она натянуто улыбнулась. В золотистой жидкости звякали кубики льда.

— Вот. — Он вручил Никки стакан.

— Она сказала, что не будет, — произнесла Шарлин.

— Да? — Он покосился на дочь. — Ну, пусть я этого не слышал. — Чокнувшись с Никки, он сказал: — За то, чтобы у тебя было больше сенсаций и статей на первой полосе!

— Спасибо. — Она сделала маленький глоток, нашла напиток сносным и решила не обращать внимания на висящее в воздухе напряжение.

Очень хотелось есть, да и маму порадовать, и она осталась на ужин, слушала рассказы отца про гольф и рыбалку и безуспешно старалась втянуть Шарлин в разговор. В гостиной они ели на десерт пирог, пили кофе, и Никки пыталась не обращать внимания на то, что уже так поздно. Она уже почти доела, и тут до нее дошло, что она совершенно забыла о Симоне. Опять. О господи, она становится необязательной, хотя сама терпеть этого не может.

— Ой, мне правда пора бежать! — Она вскочила, оставив на столе половину пирога и нетронутый кофе.

— Где пожар? — Отец сидел в своем любимом кожаном кресле, задрав ноги и расстегнув рубашку, а теперь пытался снять кобуру с лодыжки. Он всегда носил с собой оружие после того, как на него покушались в результате особо непопулярного судебного решения.

— Я обещала Симоне, что пойду с ней в спортзал, — объяснила Никки, хватая сумочку. Она взглянула на часы: — Если потороплюсь, еще успею.

— Но мы тебя так редко видим, — возразила Шарлин. Большой Рон потер ногу, отстегнул кобуру и положил ее вместе с пистолетом на кофейный столик.

— Убери эту чертову штуковину, — велела Шарлин, указывая пальцем на оружие. — Когда ты в последний раз оставил его на видном месте, пришла Лили с Офелией!

Большой Рон не двинулся с места, только переключил программу на телевизоре.

— Ну, пожалуйста. — Губы Шарлин сложились в несчастную, затравленную гримасу.

Никки очень не хотелось уходить. Пахло большим скандалом.

— Я вернусь. Скоро. Обещаю. — Она поцеловала маму в макушку, обняла отца и выбежала из дома. У ее родителей непростой период. Но все наладится. И все же она скрестила пальцы.

Как же она забыла о подруге? Несмотря на амбиции, она никогда не считала, что работа превыше всего, и высоко ценила семью и друзей. И все-таки она бросила родителей, уже два дня как не перезванивала сестре, оставила Трину разбираться с Эйми и Даной, а теперь чуть не подвела лучшую подругу.

— Да, Жилетт, — призналась она себе, — ты настоящий друг.

Она на полной скорости понеслась домой, зашла к домовладельцу, где ей вручили два сверкающих новеньких ключа и сказали, что новые замки «уж точно отгонят непрошеных парней».

— Спасибо, — сказала Никки, сверкнув улыбкой, и помчалась вверх по лестнице. Она замешкалась, вставляя ключ в новый замок, но дверь отворилась, и уютная маленькая квартирка предстала перед ней такой же, как она ее оставила. По крайней мере, с виду. Дженнингс проворно соскочил с кухонного стола и стал тереться о ноги. Она погладила его, подсыпала еды и поменяла туалет. Затем позвонила Клиффу Зиберту на сотовый и объяснила, что приедет в придорожное кафе к «Братьям Уивер», но опоздает из-за встречи с Симоной. Затем с легким чувством вины перед котом, который опять оставался один, тщательно заперла дверь и слетела по лестнице. До начала занятий оставалось пять минут.

К сожалению, ехать до спортзала минут двадцать.

Глава 14

— На сегодня все. Спасибо. — Джейк Вон поклонился, сложив руки лодочкой, выпрямился и улыбнулся группе. Вспотевшая Никки вдруг ощутила наличие мышц там, где их вроде никогда не было. Она опоздала на десять минут и пропустила растяжку, но успела проскользнуть на свободное место рядом с Симоной. Ее подруга вовсю старалась и строила глазки тренеру.

— Рядом с тобой просто стыдно, — сказала Никки, вытирая лицо полотенцем, когда большинство членов группы собрали форму и вышли из зала со сверкающим паркетом, высоким потолком и баскетбольными щитами.

— Ты серьезно? — засмеялась Симона. Ее черные волосы были собраны в свободный, нарочито небрежный узел, что, как подозревала Никки, заняло у хозяйки полчаса. Кожа ее была естественного золотистого оттенка, щеки горели — не то после тренировки, не то от близости к Джейку. — Не думала, что тебя можно смутить, — сказала она, приложив ко лбу концы полотенца, которым замотала шею.

— Ты вела себя неправильно.

— Тогда готовься к смерти! — Вызывающе взглянув на Никки, Симона храбро подошла к Джейку, который укладывал спортивную форму в нейлоновую найковскую сумку.

Никки не слышала разговора, но предположила, что Симона приглашала его поужинать. Он широко улыбался, кивал, потом покачал головой. Отшил Симону. Да что с ним не так? В боди и коротких шортиках Симона выглядела потрясающе. Нет, Джейк точно гей. Почему бы еще он понравился Симоне? Ее постоянно тянуло к каким-то неправильным мужикам — женатым, только что разведенным или со странностями. А сейчас впервые Симону привлек человек, которого она физически не интересовала. Какой удар по ее самолюбию. Если только этот парень вообще интересуется женщинами.

Никки перекинула полотенце через плечо. Симона и Джейк разошлись.

— Он занят, — сообщила Симона, и ее хорошее настроение куда-то подевалось, уступив место смущению. Темные брови нахмурились, губы сжались.

— Просто он гей.

— Откуда ты знаешь?

— Спорим?

Симона патетически вздохнула: — Нет, какой уж тут спор. Но если Джейка мне сегодня не получить, как насчет тебя? Поужинаем?

— Обожаю быть запасным вариантом, — засмеялась Никки.

— Слушай, Никки, так нечестно. Ты все время кидаешь меня ради кого-то, даже не симпатичного парня, а просто ради… — Она нарисовала в воздухе кавычки, — «важной, ну очень важной встречи».

— Да, да, я поняла. Вот такая я зараза, согласна. — Никки посмотрела на часы. До встречи с Клиффом оставалось меньше часа.

— Вот-вот. Так что давай, заглаживай вину. И не надо жаловаться, что ты запасной аэродром. Кстати, тебе ведь надо поесть. Так что пойдем возьмем креветок и жареной картошки, и можешь убеждать меня, что Джейк мне не по зубам.

— Ты же хотела барбекю.

— Ага, а еще я хотела Джейка. Может девушка передумать?

— Я ужинала с родителями.

— Ну, тогда посиди за компанию.

— Хорошо, но недолго, — согласилась Никки.

Они в разных машинах поехали в «Бижу», небольшой магазинчик рядом с набережной. Там было не слишком приятно, шумно, куча народу, но, как знала по опыту Никки, креветки, устрицы и выпечка с крабами перевешивали все недостатки. В маленьком зале, где над головой висели кондиционеры, уже украшенные рождественскими гирляндами, стояла дюжина столов, покрытых красно-белыми скатертями. По периметру располагались столики-кабинки с высокими стенками и вешалками. Трое подростков как раз уходили, и Никки с Симоной сразу заняли их маленький столик у кухни.

Через несколько минут их заказ принесла официантка с фиолетовыми прядями в волосах и несколькими колечками в бровях. Не успела Никки убедить Симону, что Джейка лучше оставить в покое, как морепродукты для Симоны и холодный чай для Никки уже были на столе.

— Точно не хочешь кусочек? — спросила Симона, поливая устрицы острым соусом.

— Нет, я правда наелась.

Никки начала прихлебывать чай, стараясь не смотреть на часы каждые пять минут. Ее подруга сражалась с капустным салатом, жареной картошкой, креветками, устрицами и крабовой выпечкой. Во второй раз заиграли «Джингл Белл Рок».

— Ладно, Джейк мне не светит, ну и переживу, — философски произнесла Симона. — Я же смогла жить без Эндрю, правда?

— Да, и справилась лучше, чем все мы. — Они редко говорили об Эндрю или о том, что он порвал с Симоной за неделю до смерти. Никки была далеко не уверена, что ее подруга безболезненно пережила все это, но спорить не хотелось.

— Ну а ты? Почему ты все время торчишь либо дома, либо на работе? Я начинаю думать, что у тебя есть тайный любовник, которого ты ото всех прячешь.

Никки чуть не расхохоталась. Со времени ее последнего свидания прошло несколько месяцев, с Шоном, своим последним серьезным увлечением, она рассталась уже давно.

— Думай на здоровье. Мне нравится казаться загадочной.

— Тебе это удается.

— Мне? — Никки покачала головой и стащила ломтик картошки. — Я как открытая книга.

— Эта открытая книга слишком много работает, — сказала Симона, когда официантка снова наполнила стакан Никки, а из музыкального автомата понеслась старая мелодия Джимми Баффетта. Сквозь звяканье столовых приборов и шум разговоров доносились звуки «Маргаритавилля».

— Просто не все работают в теплом местечке в управлении градостроительства.

— Достало уже это теплое местечко, только и слушаешь, как эти архитекторы ругаются, ссорятся, и вообще… не знаю, не хотелось бы провести так всю оставшуюся жизнь. Ты хотя бы любишь свою работу. — Симона положила вилку на стол. — Ладно, я лучше расскажу новости.

— Кроме того, что ты пытаешься превратить гея в натурала. — Никки допила чай и разгрызла кубик льда.

Симона пропустила подначку мимо ушей.

— Я хочу переехать.

— Что? — Удивившись, Никки поставила стакан и едва не подавилась льдом.

— Что слышала.

— Но куда и зачем?

— Не знаю. Куда-нибудь отсюда. В Ричмонд, например.

— В Ричмонд? — Никки не верила собственным ушам. Она никогда не слышала, чтобы Симона собиралась уехать из Саванны.

Подруга ковыряла креветку. Не глядя Никки в глаза.

— Или в Чарльстон.

— А что это ты вдруг?

Из-за соседнего столика поднялась пара, шумно отодвинув стулья.

— Никки, ты же понимаешь, что я имею в виду. Ты уже столько лет твердишь, что хочешь куда-то переехать. В Нью-Йорк, Чикаго, Сан-Франциско, Лос-Анджелес. Я не собираюсь ехать через всю страну. Я хочу жить достаточно близко, чтобы навещать родителей, и достаточно далеко, чтобы иметь свой дом, собственный дом. Мне это нужно, Никки. Здесь я никак не выберусь из рутины. С тех пор, как умер Эндрю. Мне нужны перемены.

Что ж, может быть. Симона не только была единственным ребенком в семье с солидным наследственным капиталом — она также получала проценты с наследства Эндрю. А у Эндрю была земля, которую он унаследовал от Наны, и приличный счет в банке. Их семьи всегда спорили по поводу того, что эта часть семейного состояния отошла Симоне, а не родителям Эндрю, но Никки не придавала этому значения.

— Я думала, что ты поймешь, — говорила Симона. — Ты же всегда ищешь чего-то интересного. Ты всегда так увлечена работой.

— Да уж, очень захватывающие статьи об очередном проекте реконструкции исторического центра или о выборах в школьный совет.

— Но ты помогла поймать Дики Рея Бискейна.

— Да, и мир стал лучше, — хмыкнула Никки, вспомнив этого ублюдка, кузена Монтгомери. Толстозадый подонок.

— Стал, — убежденно сказала Симона. У соседнего столика официант украдкой сунул в карман чаевые и только потом забрал тарелки и вытер скатерть влажной тряпкой. — Дики Рей устраивал собачьи бои. — Она передернула плечами. — Жуть. Ты оказала миру большую услугу. А сейчас ты идешь по следу Гробокопателя, так ведь? — Глаза Симоны засияли. — Я читала утреннюю статью. Ты за чем-то охотишься! — Она перегнулась через стол, словно чтобы поделиться секретом. — Я не специалист по журналистским расследованиям, но готова поспорить: ты так часто смотришь на часы и мобильник, потому что тебе явно куда-то нужно идти, верно?

— Все так очевидно?

— Да. И бьюсь об заклад, что это связано с теми убийствами, так?

Никки уклонилась от ответа.

— Многого сказать не могу, но в первый раз за долгое-долгое время у меня появилась возможность доказать Тому Свинну, что я чего-то стою, и я не собираюсь ее упускать.

— Ясно… — Симона кивнула и впилась зубами в креветку. — Тогда понятно. Никки, но ведь дело Шевалье закончилось много лет назад.

— А мне кажется, что вчера.

— Да нет, намного раньше. Лет десять назад. Я там была. Я помню. — Она вздрогнула, и Никки заметила, что руки ее покрылись мурашками. — Я слышала, что несколько недель назад Шевалье выпустили. Просто не верится! Псих убивает свою девушку и почти всю ее семью, его сажают в тюрьму, а потом по каким-то формальностям выпускают! — Симона сразу посерьезнела и побледнела. — Знаешь, что-то неправильно в этой системе, если случаются такие вещи.

Никки не могла с ней не согласиться, но не хотела думать о Лирое Шевалье, его кровавом преступлении и о том, как она чуть не сорвала расследование, сообщив в газете информацию, полученную от отца, судьи, который вел тогда процесс. Это чуть не стоило отцу работы и, возможно, разрушило политические амбиции, которые он лелеял. И вот сейчас Шевалье на свободе. Она согласилась с Симоной; так нельзя. Снова взглянула на часы и извинилась:

— Извини, но мне правда пора бежать.

— Да, точно, тебя ждет материал, который просто умоляет, чтобы Никки Жилетт им занялась.

Никки улыбнулась, но, открыв кошелек, простонала. В спешке она забыла забежать в банк, и теперь у нее не было ни гроша.

— Ты не поверишь, но…

— Не беспокойся, за чай я заплачу, — засмеялась Симона. — Как получишь Пулитцеровскую премию, вернешь! — Она подняла было руку, собираясь позвать официантку, но замерла. Ее улыбка погасла, а брови сдвинулись.

— Что это за тип?

— Какой тип?

— Там, в кабинке… — она подбородком указала на угловую кабинку у боковой двери, которая как раз захлопывалась. — Он сидел лицом ко мне, и пару раз я замечала, как он смотрит в нашу сторону… Показался знакомым, но… — Между ее бровями пролегли морщинки. — А может, я все придумываю.

У Никки пересохло во рту. Она смотрела сквозь стеклянные двери и окна в темноту, но лишь смутно различала пустой тротуар. Быстро перевела взгляд на окна у парадного входа, но никого не увидела в тени. Никакой полускрытой фигуры.

— Он наблюдал за нами?

— Надеюсь, нет. — Лоб Симоны прорезали жесткие линии. — Наверное, у меня галлюцинации. Я слишком нервничаю в последнее время.

— Почему?

— Не знаю. У меня такое чувство… — Ее голос сорвался, и она вздохнула. — Знаешь, мне действительно пора уезжать из этого дома.

— Какое чувство?

Симона подняла сумочку из-под стула и перебросила ремешок через плечо.

— Да ничего. — Никки это, похоже, не убедило, и Симона добавила: — Честное слово. Не забывай, я ведь так замоталась, что уже гоняюсь за геями.

Никки вспомнила о записке, которую нашла в кровати, и при этой мысли по коже побежали мурашки. Если она поделится этим с Симоной, то еще больше расстроит ее.

— Если тебя что-то беспокоит…

— Может, это просто зима. Рождество и все такое. Мы с Эндрю сблизились как раз зимой… но ведь это было так давно. Почти тринадцать лет назад. Знаешь, странно: мы с тобой могли быть родственницами… ты могла быть тетей моих детей. Тетушка Ник, как тебе?

— Очень знакомо. Примерно так меня зовет дочка Лили.

Симона явно переживала смерть Эндрю ничуть не менее тяжело, чем другие члены семьи. Может, ей нужно ненадолго уехать. Прочь от воспоминаний. Прочь от лучшей подруги, к тому же сестры человека, которого она любила. Прочь от призраков прошлого.

Наконец их заметила официантка, неторопливо подошла к столу, и Симона попросила счет, а Никки спросила о человеке, который сидел в угловой кабинке.

— Никогда его раньше не видела. Правда, я работаю только с прошлой недели.

— Спасибо.

— Наверное, ничего страшного, — сказала Симона, изучая чек.

— В следующий раз моя очередь. Честно. — Никки схватила сумочку.

— Я это уже слышала. Впрочем, ты мне дешево обошлась — всего стакан чая, — Симона положила деньги на стол, и они вместе направились к машинам. Побитая «субару» была припаркована через две машины от новенького кабриолета «БМВ» Симоны.

Мощенная булыжником улица была темна и безлюдна, но Никки не заметила, чтобы кто-то прятался в тени. Тем не менее она нервничала, чувствовала себя неуютно, поэтому, прежде чем сесть и завести мотор, проверила лобовое стекло. Мотор заглох. Опять. Выжимая акселератор, она снова повернула ключ зажигания. Симона уже выехала с тротуара.

— О господи, да заводись ты. — Она попробовала еще раз, двигатель кашлянул, фыркнул и опять замолк. Задние фары машины Симоны превратились в далекие красные точки. Никки начала потеть. Вспомнила о типе, который, как говорила Симона, пялился на них из угловой кабинки в «Бижу». Но она была не одна; из здания выходили люди, да и мобильник был с собой. Она снова повернула ключ, и машина завелась. Никки осторожно нажала на газ и выехала со стоянки. С облегчением она свернула за угол, но на повышенной скорости.

Она опаздывает, как всегда.

Как бы то ни было, нельзя пропускать встречу с Клиффом Зибертом. Посреди поворота «субару» вильнула. Что-то с ней не так. Не слушается руля…

— Что за черт! — Никки заехала на тротуар и вышла из машины, чтобы определить, в чем дело. Задняя левая шина расплющилась, как оладья. Остальные тоже быстро сдувались. — Блин! — Она пнула шину и тихо выругалась. Похоже, на встречу с Клиффом она не попадет. Это нереально.

При всем желании.

Никки вынула мобильник и набрала номер. Было темно. Она умела пользоваться домкратом и менять колеса, но все четыре не сменишь.

Гудок.

Нет ответа.

Два гудка.

— Ну, давай, давай!

Может, позвонить в техпомощь… а может, Клифф предложит… Три гудка.

— Да что ж это такое…

Тут рядом притормозил фургончик, и парень в бейсболке опустил стекло.

— Проблемы? Четыре гудка.

— Колесо спустило. То есть все четыре.

— Помочь?

— Нет, не надо. Мой… э-э-э… муж скоро приедет, — солгала она в надежде, что он не заметит отсутствия кольца на пальце.

В мобильнике что-то щелкнуло, и голос Клиффа предложил оставить сообщение.

— Я могу с вами побыть, пока он не приедет. — Незнакомец улыбнулся, и золотой зуб загадочно сверкнул в свете фонарей.

— Нет, спасибо, я уже ему звоню, и он уже в двух кварталах отсюда. Что? — сказала она в мобильник. — Нет-нет, здесь просто предлагают помочь. Нет, все в порядке. Я скажу ему, что ты будешь через пару минут… Я тоже тебя люблю. — Снова обернувшись к водителю фургона, она выдавила улыбку, надеясь, что губы не дрожат. — Он уже едет. — В горле стоял ком, ее трясло. Она думала о тех, кто следил за ней на улице, о вторжении в ее квартиру, о полученных записках и о серийном убийце, который все еще разгуливает по Саванне. Кровь застыла в жилах. — Спасибо.

За фургоном остановилась еще одна машина, и водитель шутливо притронулся к козырьку кепки:

— Как скажешь, солнышко.

Когда он отъехал, по коже поползли мурашки. Солнышко. Господи, почему он так ее назвал? Чтобы его потом опознать, она взглянула на номер, когда он отъезжал, но сзади подсветки не было, не разобрать ни букв, ни цифр. Она узнала одно — это был темно-синий «додж-караван» с номером Джорджии. Этого мало.

И этот человек мог быть просто добрым самаритянином.

Да, действительно.

Мобильник все еще был в руке. Она набрала номер техпомощи, сообщила, где находится ее машина, и объяснила, что сама она будет в «Бижу». До ресторанчика было меньше полумили, там, по крайней мере, светло и людно.

Безопасно.

Она побежала.

Снаружи вся потная, внутри холодная как лед, Ник-ки прибавила скорость. Мерцали фары, темные кустарники казались зловещими, и она почувствовала себя совершенно одинокой.

Впервые в жизни Никки Жилетт охватил страх — отупляющий животный страх.

Глава 15

Рид бросил ключи и письма на стол в своей квартире — три смежные комнаты на втором этаже некогда величественного старого особняка. Ему здесь нравилось: окно с эркером, изразцовый камин, книжные полки по бокам от него, настоящие паркетные полы. Раньше он ютился в комнатке, где с трудом помещались кровать и письменный стол, хотя вряд ли ему требовалось больше места. Сегодня он смертельно устал, тело взывало ко сну, но разум был слишком напряжен, чтобы это понять. Как ни старался, он не мог ни отделаться от образа Бобби Джин в гробу, ни отогнать тот ужас, который, должно быть, испытывала она. Кошмарную панику.

И она была беременна.

Возможно, ребенок был твой.

Господи, — пробормотал он, взял пульт, включил канал новостей и постарался утихомирить демонов, кричащих в голове. Он нашел в холодильнике пиццу, включил духовку и открыл пиво. Кому пришло в голову убить Бобби? Кто ненавидел ее так, что сунул в чужой гроб и похоронил заживо? Тот же недоумок, который сделал это с Робертой Питере. Значит, это не Джером Маркс. Хотя с него станется убить еще кого-то тем же способом просто для отвода глаз. Но зачем все эти сложности — хоронить живьем? Такой поступок свидетельствовал о злобе… глубоко засевшей ненависти и точном расчете. И еще этот микрофон. Убийца слышал, как они умирали. Услаждал свой сдвинутый разум паническими криками, причиной которых был он сам.

— Ублюдок.

Духовка разогрелась, и раздался писк. Рид закинул туда замороженную до ледяных кристаллов пиццу и прошел в комнату, где установил ноутбук на стол. Пока компьютер, мерцая, загружался, он краем уха слушал телевизор. Ведущий новостей рассказывал о баскетбольных матчах. «Майами Хит» проиграли, зато «Атланта» превзошла себя. Рид придвинул стул поближе и открыл почту, где его ждало уже больше тридцати сообщений.

Продираясь сквозь спам и несколько бородатых шуток, которые приходили уже по нескольку раз, он прикончил пиво и наткнулся на письмо с темой «И снова Гробокопатель».

— Что за черт?

Щелкнув по письму мышкой, он прочел:

ВОТ У НАС ЧЕТВЕРТЫЙ НОМЕР.

КТО-ТО ПОМЕР. ТРЕТЬ ГОТОВА — БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ?

— Блин! — Рид нажал на кнопку печати. Плита запищала. Появилось сообщение об ошибке, и Рид понял, что принтер не подключен. Он быстро подсоединил кабель и снова нажал печать, а на экране появились странные призрачные изображения. Фотографии Барбары Джин Маркс, Полин Александер, Томаса Мэсси и Роберты Питере. Они зловеще проплыли по экрану, а потом на глазах у Рида превратились в прах и скелеты. — Твою мать… — Кровь застыла в жилах. Треть готова? Уже четыре жертвы. То есть их будет двенадцать!

Из принтера полезла страница, и Рид помчался на кухню, выключил таймер и духовку, потом оставил пиццу на месте. Снова бросился к компьютеру, читал страницы, проверял адрес отправителя, хотя и знал, что это фальшивка.

Двенадцать жертв?

Зачем сообщать об этом ему? Почему убийца все время дает подсказки? Что общего у этих четверых и кто оставшиеся восемь? Как они связаны?

Сжав зубы, он ответил на письмо.

Сомневаясь, что получит ответ.

Потом переслал все Бентли, их специалисту по компьютерам, отослал копию и Морисетт.

Схватив телефон, он набрал ее домашний номер. После третьего гудка она ответила сонным голосом:

— Алло?

— Это я. Гробокопатель снова мне написал. — Что?

— По электронной почте. Я уже переслал Бентли и тебе. Проверь.

— Ага. Перезвоню через пять минут. — Тут же проснувшись, она повесила трубку, Рид продолжал вглядываться в письмо, надеясь найти след, который приведет его к убийце. Этот парень так глуп? Или так храбр?

Телефон зазвонил. Он схватил трубку: — Рид.

— Господи Иисусе, что несет этот урод? — спросила Морисетт, и Рид определил, что одновременно она закуривает.

— Если бы я знал…

— Двенадцать? Да черт подери, что это значит?

— Не знаю, но нам нужно это выяснить, и поскорее. Делай что можешь, увидимся утром.

— Ладно. — Она повесила трубку, и Рид остался смотреть на монитор и болезненные образы, которые мелькали, как листья на ветру.

Только бы этот ублюдок сделал ошибку. Рид спустит с него вонючую шкуру. И с удовольствием. БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ? Нет, если это зависит от Рида.

— Где, мля, ты это взял?

— Чё? — Билли Дин сонно приоткрыл глаз и разглядел силуэт отца, возвышающийся над его кроватью. Лицо старика было жестким и злым, а в вытянутой руке он держал кольцо — то чертово кольцо, которое Билли Дин нашел рядом с могилой.

— Хрен через плечо! Кольцо где взял?

— Без понятия, о чем ты, — солгал Билли Дин, понимая, что это он зря. Никому еще не удавалось безнаказанно соврать Мерлу Делакруа.

— Ага, а про это ты, поди, тоже ничего не знаешь? — Из переднего кармана узких потертых джинсов он достал маленькую синюю трубку Билли — специально для травы.

Блин!

Билли медленно сел и стал соображать. Быстро. Но он слишком испугался.

— Ты рылся в моих вещах?

— Ну ты и Шерлок. Вот именно, мля, рылся. И не вешай мне лапшу на уши, что это твои личные шмотки, тебе не поможет. Нет уж. Ты живешь под моей крышей и по моим правилам, а мои правила очень просты, особенно когда воруешь и куришь дрянь. И бог знает что еще ты там делаешь! — Он оглядел неубранную комнату Билли, где, кроме него, жил еще старый пес. Мерл запустил руку в жидкие волосы и с ненавистью выдохнул: — Ну и хлев.

— Не надо было копаться в моих вещах, — чуть слышно сказал Билли Дин.

— Не надо было красть. Это против закона и заповедей Господа. Ты что, не знаешь? Помнишь заповедь «Не укради»? Помнишь? — Дрожа от гнева, Мерл бросил трубку на старое покрывало на постели Билли. — Значит, ты врун, трус и вор.

Да, попал. По-крупному вляпался.

— Я небыстро, как гремучую змею, Мерл схватил Билли за футболку и поднял его на ноги.

— А теперь слушай сюда, парень. Нечего мне врать и пудрить мозги. Если не хочешь вылететь отсюда, быстро говори, что это за хрень.

Билли чуть не намочил штаны.

— Я нашел кольцо.

Отец посильнее ухватил его за футболку и так тряхнул, что у Билли глаза чуть не вылезли из орбит.

— Ну конечно, нашел. В комоде у старухи какой-нибудь.

— Нет!

Еще один рывок, и старик так скрутил футболку, что она затянулась на шее Билли.

— А ну не ври мне!

— Нет! — настаивал Билли, судорожно глотая воздух. — Я… я нашел кольцо… правда… у той могилы… Богом клянусь.

Отец подозрительно сощурился:

— У могилы?

— Да, оно лежало там, в грязи, и я… я его взял. Я думал, никому хуже не будет.

— Но оно не твое, и это вскрытие улик, или как его там. Е-мое, парень, у тебя в голове мозги или говно? Дурак. Проклятый идиот, тупозадый придурок! Черт. — С отвращением он выпустил футболку, и Билли, вдохнув полной грудью, чихнул. — Ага, и трубку ты, видать, там же нашел?

Старик явно дразнил его. Но Билли не попался в ловушку:

— Нет, сэр.

— Она твоя?

— Нет…

— Мое дело — предупредить. Не ври.

— Она… одного из моих друзей.

— Которого?

— Точно не помню.

— Нет, помнишь. — Здоровенные мышцы под клетчатой рубашкой напряглись. У Мерла раздувались ноздри, а глаза потемнели, как его обсидиановое кольцо. Он сжал кулаки, выступили мощные костяшки.

— Пап, не надо… — Кто?

Мерл еще крепче сжал кулаки.

— Блин…

— Ты мне имя скажешь, Билли?

Билли Дин сглотнул и сквозь зубы солгал:

— Это Прескотта, папа.

У Мерла заходили желваки.

— Мог бы и догадаться, — пробормотал он. Вздохнув, разжал кулаки. — Ну, он и так попал в переплет, так ему и надо. Правильно, что загремел в больницу. Добрый Господь наказал его. А с тобой что будем делать? И с кольцом этим?

— Без понятия.

— Мы, наверное, позвоним шерифу с утра?

— Ну, если надо…

— А ты как думаешь, стоит позвонить?

Билли Дин кивнул. Он сам был не рад, что соврал про Прескотта, но решил, что тому хуже не будет.

— Я так и думал. — Старик положил кольцо в карман и подмигнул, прежде чем выключить свет. — Спи, парень.

— Спокойной ночи, папа, — сказал Билли Дин. Когда дверь закрылась, он стукнул кулаком по подушке.

Надо было сразу загнать это кольцо и получить десяток долларов. А теперь он по уши в дерьме. Похоже, старик прав. Он идиот.

Супергерой прокрался в боковую дверь своего дома — старого здания в респектабельной, хотя и не слишком дорогой части города. Бешено стучало сердце, он обливался потом. Не включая свет, сбежал по шатким ступенькам в подвал с затянутыми паутиной стенами и низким потолком. Тут было сыро, пахло землей, несколько высоких окон были забиты досками изнутри и увиты плющом снаружи.

Он потерял бдительность.

Так нельзя. Не сейчас.

Ведь он так близок к осуществлению того, что так долго замышлял.

И тут подруга Никки Жилетт заметила его. Может, даже узнала.

Дурак. Дурак. Дурак.

Он ведь так долго осторожничал!

Уже две ошибки… Сначала мальчишка в лесах, теперь — эта встреча в ресторане. Но больше нельзя… Он не может себе позволить еще одну ошибку. А еще разбираться на севере с этим пацаном, который видел его в глаза… Он скрипнул зубами. Как можно было вести себя так по-дурацки, так беспечно, так невнимательно?

Но искушение было слишком сильным, и он не сумел ему противостоять, когда после отправки сообщения Риду понял, что у него остается время последить за Никки…

И он облажался.

Он хлопнул себя по голове.

Сильно.

И тут зазвучал голос… с ужасающей отчетливостью. Казалось, он раздавался в стенах этого тесного подвала и проникал прямо в душу.

Да ты кто, девчонка, что ли? Тупая задницавот ты кто! Ничего нормально сделать не можешь! Придурок чертов!

Эти обвинения врывались в мозг, метались в голове, и по его жилам побежал страх. Мысленным взором он видел неодобрительно поджатые тонкие губы, длинный старый ремень в грязных петлях на джинсах, который расстегивали толстые волосатые пальцы с большими костяшками и обгрызенными ногтями, — полоску хорошо выделанной кожи, готовую оставить рубцы у него на спине.

— Нет! — закричал он, слизывая соленый пот с губ. Нужно было сосредоточиться на том, что происходит здесь и сейчас и что ему нужно сделать. Он умный. Он умный мужик. А не девчонка. Мужик! Не какая-то сучка. — Нет, нет, нет! — Глаза наполнились слезами стыда, хотя он и убеждал себя, что прошлое здесь ни при чем, что эти слова просто сорвались с языка невежественного, бесполезного и злобного ублюдка. Но дышал он часто, испуганно. Насмешки, которые он носил в себе уже с дюжину лет, пожирали его мозг, словно демоны.

Он докажет, что они не правы. Что все заблуждались на его счет. Он не дурак. Он не девчонка… Он не дерьмо!

На дрожащих ногах он подошел к книжному шкафу, в ящиках которого пылился забытый хлам, и нагнулся, чтобы войти в свою комнату — пространство, которое он предназначил для своего второго Я, своего настоящего Я. Сильного Я.

Шагнув в свое убежище, он сразу почувствовал себя увереннее. В безопасности.

Он Супергерой.

И Гробокопатель.

Умнее всех.

Он снял с полки альбом и положил на стол собственного изготовления. В пластиковые кармашки были всунуты пожелтелые вырезки с зернистыми фотографиями и выцветшим текстом. Его глаза пожирали статьи, которые он и так знал наизусть.

Он медленно переворачивал страницы, пока не добрался до конца, где на него смотрели фотографии, которые он собрал. Все эти лица — улыбающиеся, угрюмые, рассеянные — совершенно не представляли себе, что их ждет одна судьба.

Но они узнают.

Он выжил и победил.

Им это не удастся.

Потому что они слабы. И глупы.

Он оставил альбом на столе и прошел к бюро. Во втором ящике лежало белье. Старое, новое… но ничего, что сравнилось бы с трусиками Бобби Джин или Никки Жи-летт. Он открыл пакеты и потрогал свои сокровища, потом решительно закрыл ящик. На это нет времени. Он коснулся засохших капель крови на крышке комода и напомнил себе о своей задаче.

Скоро все кончится.

Он докажет, что он сильный.

А потом сможет отдохнуть.

Глава 16

— Черт возьми, ты знаешь, который час? — прорычал Клифф Зиберт таким тоном, словно его только что разбудили.

— Да, знаю, прости, пожалуйста, — ответила Никки, подъезжая к его дому на юге от исторической части города. Машина ехала отлично — в местной мастерской ей заменили покрышки. Процесс подбора четырех относительно дешевых и подходящих по размеру покрышек занял несколько часов, но она снова мчалась к цели и только негодовала, что какие-то вандалы испоганили ее машину и что теперь на кредитке ни шиша. Хуже всего, что машину, вероятно, испортили нарочно. Вряд ли это обычное хулиганство — об этом говорят записки, которые она получила… Кто-то знал, что это ее машина, а также то, где она живет. Никки похолодела до костей. То, что все деньги с карточки она израсходовала, тоже настроения не поднимало.

— Мне очень надо с тобой поговорить, — настаивала она, на скорости заворачивая за угол.

— Ну, радость моя, у тебя была возможность, а ты меня кинула.

— Я звонила тебе на голосовую почту и все объяснила, — сказала Никки, взглянув в зеркало заднего вида. Там появились фары машины, только что повернувшей туда же, куда и она. — Кто-то проколол мне шины, Клифф. Кажется, я извинилась. Мне на колени стать, чтобы ты меня простил?

Он вздохнул и пробормотал что-то неразборчивое о непрошибаемых карьеристках.

— Мне действительно нужно с тобой поговорить. Я могу быть у тебя через пятнадцать минут.

— Нет! — вскричал он. — Нельзя, чтобы кто-то увидел тебя или твою машину.

— Тогда давай встретимся там, где собирались. В дорожном кафе «Братья Уивер».

Он помедлил, хотя она знала, что он живет в нескольких минутах езды оттуда.

— Пожалуйста, Клифф, я не хочу напечатать что-нибудь не то. — Машина, следовавшая за ней, повернула, и Никки облегченно вздохнула.

— Что-то случилось?

— Ну, вроде того.

— Что же?

— Скажу при встрече.

— Меня прибьют даже за то, что я тебя слушаю. Ладно. Через полчаса буду.

— Я твоя должница.

— Дорогуша, ты и так в долгу по самые уши.

— Увидимся.

Под треск полицейской волны она развернулась и направилась к «Братьям Уивер», уговаривая себя успокоиться и не дать страху парализовать себя. Она вспомнила о трехлетней давности газовом баллончике в сумочке, постоянных пропусках занятий по кикбоксингу, отсутствии сигнализации и решила повысить уровень безопасности в своей жизни.

Даже остановившись у банкомата, она доехала до кафе меньше чем за полчаса.

Грузовик Клиффа был припаркован у заднего входа, между полуприцепом и фургоном. Было за полночь, и других грузовиков на стоянке не наблюдалось. Войдя, Никки заметила у стойки и за редкими столиками нескольких посетителей. Сигаретный дым соперничал с запахом шкварчащих стейков и горелого масла из фритюрницы.

Никки высмотрела Клиффа в кабинке у дверей кухни. На нем была бейсболка, низко надвинутая на глаза, джинсовая куртка с высоко поднятым воротником и светло-серые очки. Он притворялся, что изучает меню, прикрывая им лицо.

— Привет. — Она села напротив него на обитую искусственной кожей скамейку.

— Меня не должны видеть с тобой.

— Ну и кто тебя видит? — Она обвела взглядом ресторанчик. Почти пусто. Даже официантка на них не смотрит. Слишком занята флиртом с двумя посетителями. — Кроме того, мы старые друзья.

— Ах, это теперь так называется? — съязвил он, и она поразилась горечи его тона. Клифф был явно не в лучшем виде. Раздраженный. Далекий.

— Конечно. — Несмотря на его холодность, она улыбнулась. — Мы знакомы всю жизнь.

— Ну-ну.

— Ты мой любимый коп.

— Потому что я слишком много болтаю.

— Вряд ли.

Официантка, стройная, смешливая женщина, наконец обратила на них внимание и подошла:

— Что-нибудь попить для начала?

— Мне кофе. Обычный.

— Мне тоже. — Клифф не поднял глаз, даже когда женщина хриплым голосом заядлой курильщицы перечисляла блюда дня.

— Я не голодна, — сказала Никки. — Просто кофе. Клифф посмотрел в пластиковое меню:

— Я возьму жареную курицу, картошку и печенье.

— Все? — Официантка записала заказ и скептически посмотрела на Никки.

— Наверное.

— Хорошо, я вернусь с напитками через секунду. — Она вырвала верхний листок из блокнота и направилась в кухню.

— Что там с твоими шинами?

— Вот что. — Никки рассказала, что случилось вечером, и Клифф нахмурился еще сильнее.

— Надо быть осторожнее. Наверное, какие-нибудь малолетние хулиганы.

Никки не стала уточнять. Говорить о своих страхах. Она вспомнила про записки, но решила, что сейчас не время. Клифф станет нервничать.

— Давай я тебе возьму ужин, — предложил он.

— Я не ем так поздно, а кроме того, я сегодня ужинала у родителей. Они меня просто закормили. Прошло уже несколько часов, а до сих пор ничего не лезет.

Недоброжелательность Клиффа почти улетучилась.

— Как они?

— Все так же. Мама очень слаба. Отец, похоже, то ли не видит, то ли не хочет видеть этого. Они ладят неплохо, но иногда… Кажется… Ну, ты понимаешь. Словно что-то висит в воздухе. — Никки пожала плечами. Не хотелось думать о том, как все разладилось в некогда дружной семье. — Кайл избегает родителей как чумы. Наверное, потому, что он остался единственным сыном после смерти Эндрю. Он не пошел по стопам Эндрю, да и никто из нас не пошел, сам знаешь, но Кайл чувствовал, наверное, будто от него ждут, что он будет спортсменом, ученым и так далее. Он одиночка, устанавливает противопожарные системы и ни с кем не встречается, насколько я знаю. Мама боится, что он гей, папа не касается этого предмета, а я только надеюсь, что он кого-нибудь себе найдет и будет счастлив. — Она вздохнула. Ей хотелось быть ближе к младшему брату, но она знала, что не получится. — А Лили видится с родителями чаще меня. Вроде как между нею и родителями лед растаял. Наверное, благодаря Фи, то есть Офелии, моей племяннице. Сначала у мамы с папой был шок, что Лили забеременела без мужа, но потом они оправились. Появился ребенок, и они начали над ним ворковать, а это все-таки хорошо.

— Очень хорошо.

Официантка принесла кофе и отправилась на зов посетителя в ковбойской шляпе, который устроился на табурете у стойки. Когда она отошла подальше, Клифф положил руки на край стола и сказал:

— Никки, знаешь, я так дальше не могу. Если я не прекращу давать тебе внутренние сведения, это будет мне стоить работы.

— Ты просто сообщаешь народу информацию, на которую он имеет право…

— Да-да, я уже миллион раз это слышал. Хватит. Право на информацию и прочая чушь тут ни при чем. Я рассказываю тебе что-то просто потому, что мне надо выпустить пар. А ты печатаешь это, потому что тебе нужна статья, неважно какая, лишь бы поинтереснее. — Он резко замолчал, когда официантка прошла мимо них на кухню, и заговорил уже приглушенным голосом: — Никки, ты меня просто используешь.

— Мы оба используем друг друга. — Она стала размешивать сливки в кофе.

Он поднял бровь:

— Не так, как мне бы хотелось. Она помолчала и отложила ложку.

— Знаю, но мы ведь уже обсуждали. Это было бы сложно. Эмоционально слишком сложно.

Он поджал губы:

— Разве сейчас просто?

— Ты сам позволяешь этому быть.

Клифф отхлебнул кофе и посмотрел поверх чашки.

За серыми очками глаза его казались холодными и далекими. Раньше такого она не замечала.

— Зачем это мне? Ну вот опять.

— Для очистки совести.

— Моя совесть чиста.

— Значит, как ты сказал, тебе нужно выпустить пар.

— Может, не только из-за этого.

— А зачем еще?

Его глаза потемнели, и она подобралась, но он не произнес ни слова. Иногда его нельзя было понять, он как будто специально воздвигал стену между ними.

По ту сторону двери грохотали тарелки. Никки отхлебнула кофе.

— Что сейчас происходит?

Он замешкался, но всего на миг.

— Рида отстранили от дела.

— Что? — Она ослышалась? — Но сегодня утром я видела его на кладбище.

Клифф пожал плечами:

— Окано вышвырнула его. Он был знаком с одной из жертв.

— Господи, с кем?

— С Бобби Джин Маркс.

Никки представила себе эту женщину.

— И как же он был с нею знаком?

— Догадайся, — ответил Клифф и отпил кофе.

Рид и Бобби Джин ? Любовники ? И Бобби Джин, возможно, была беременна ? Никки с трудом усидела на месте. Вот это новость. Потрясающая новость. Неудивительно, что Рид не отвечал на звонки и держался от нее подальше, чуть ли не прятался тогда на кладбище.

Официантка с бейджиком «Тони» принесла заказ Клиффа. Жареная картошка блестела, стейк задыхался под жирной подливкой, которая затекала и на овощную смесь. Горошек и морковь выглядели подозрительно — похоже, из банки.

— Что-нибудь еще? — предложила Тони.

— Нет, мне достаточно. — Клифф посмотрел на Никки. — Точно ничего не хочешь?

— Нет, спасибо, мне и так хорошо, — сказала Никки, хотя «хорошо» ей уж точно не было. Бобби Джин и Рид? Вот это да! Как раз то, что она искала. И все-таки… совесть шевельнулась от того, что Никки собирается рыться в личной жизни, к тому же какая-то часть ее не хотела принять то, что Рид был с жертвой, что у него была связь с женщиной… с замужней женщиной. Это не в его духе. Или же эта дурацкая романтическая часть, которую она так тщательно старалась подавить, надеялась, что это неправда. Когда официантка ушла, Никки наклонилась вперед. Она старалась говорить тихо и спокойно, хотя адреналин в крови подскочил до запредельного уровня. Вот оно! Снова статья на первой странице! Подавив легкое чувство вины от того, что наживается на чужой боли, она сказала:

— Ты думаешь, у Рида был роман с Бобби Джин? — Она представила Бобби Джин Маркс и Пирса Рида и неожиданно ощутила укол ревности. Это просто смешно. Она даже не знает Рида, хотя уже много лет гоняется за скрытным детективом. — Так вот что тебя беспокоит в этом деле?

Клифф полил картошку кетчупом.

— Меня и без этого многое беспокоит. Никки придвинулась еще ближе и прошептала:

— Она была беременна?

Он вскинул голову, и глаза за темными очками сузились.

— Так ты знаешь?

— Я говорила с ее подругой, и она сказала, что может быть.

Клифф, словно его вдруг уколола совесть, не отвечал.

— Ребенок мог быть от Рида.

— От кого угодно, — быстро ответил он. Слишком быстро. — Мы точно не знаем. Пока.

— Может быть, даже от мужа.

— Бывшего мужа. Но это вряд ли. — Клифф вонзил нож в мясо. — У них были не лучшие отношения.

— Некоторые пары ладят только в постели.

— Это из опыта? — Он отрезал кусок мяса и съел его.

— Не забывайся, Зиберт.

— Прости. Я что-то не в себе. Кроме того, Джером Маркс стерилизован. Ему когда-то сделали вазэктомию.

— А ты откуда знаешь?

— Ни за что не догадаешься. Сам Маркс позвонил мне и сказал. Я не хотел говорить Риду, ты понимаешь, поэтому перепроверил. Передал информацию Окано. Ты наверняка меня поймешь, Никки. Я могу продвинуться благодаря этому расследованию. Если этого типа поймаю я, то сорву крупный куш.

— Представляю, — неуверенно произнесла она. Клифф — и амбициозен? Настолько, что действует за спиной у Рида? — Значит, Рид не знает?

— О вазэктомии? — Клифф пожал плечами. — Вряд ли. Если только ему не сказала Окано. — Жуя, он добавил: — Это ты ведь придумала «Гробокопателя», да? — Никки кивнула, и он искренне улыбнулся. — Что ж, имя прижилось. Так или иначе, этот ублюдок с нами играет. Пытается одурачить управление. Даже посылает Риду записки и дразнит его. Можно сказать, смеется нам в лицо. Надо поймать его как можно быстрее.

— Посылает записки? — переспросила Никки. Внутри все оборвалось.

Клифф покачал головой:

— Это не для записи. Вечером.

Готово.

Она сглотнула. Может, это ерунда… а может, убийца целится в нее. Сердце заколотилось, и она подумала, не рассказать ли Клиффу.

— Эй, что с тобой? — спросил он.

— Нет-нет… ничего… просто устала и расстроилась из-за проколотых шин. — Их проколол тот же человек, который вломился ко мне? — У меня… у меня были неприятности. Вчера вечером кто-то залез ко мне в дом.

— Ты обратилась в полицию?

— Пока нет.

— Почему, черт побери?

— Я… ну… глупо, конечно, просто несколько лет назад, когда я думала, что ко мне залез убийца, то вызвала полицию, а оказалось, что это пустяк… Кори Селлвуд, соседский мальчик, просто крутился у меня на заднем дворе, они там с приятелями травку курили или выпивали. Зря подняла всех на ноги… и…

— И стала посмешищем.

— Да. И у мальчика были серьезные неприятности. Я чувствовала себя дурой. Он мне нравился, а сейчас он не разговаривает со мной, когда мы встречаемся на улице.

— Он больше не ребенок.

— Но они просто курили, болтали и смеялись, и тут на тебе. Он меня так и не простил.

Она вспомнила Кори — мальчика с длинными волосами, тревожными голубыми глазами и татуировкой — колючей проволокой вокруг бицепса. Тогда ему было четырнадцать; значит, сейчас где-то двадцать шесть или двадцать семь. Это случилось вскоре после смерти Эндрю, когда Никки была на взводе. Она так и не пережила этого.

— Все равно сообщи о вторжении, — настаивал Клифф. — И не забудь добавить, что сегодня тебе прокололи шины. Это может быть связано, Никки. — Он снова откусил от стейка. — Ты слишком заметна — дочь судьи и все такое. А сейчас твое имя на первой полосе «Сентинел» в связи с делом Гробокопателя. — Он указал на нее ножом. — Будь осторожна. Сообщи об этих случаях и обо всем, что тебе кажется подозрительным.

— Хорошо.

— Вот-вот. Лучше перестраховаться, чем потом жалеть.

— Конечно. Ладно, ты меня убедил, — сказала Никки, нервничая еще больше обычного. Он прав. Она это знала.

И еще знала, кому конкретно сообщит об этих случаях. А сейчас надо сосредоточиться на статье, которую она пишет.

Стащив ломтик картошки, она спросила:

— Так как умерли жертвы?

— Не скажу, Ник. — Он покачал головой.

— Ну, Клифф…

— Ты же знаешь правила. Какие-то вещи не должны выходить за пределы управления.

— Но причина смерти…

— Не должна предаваться огласке. Все. Никки, ты только и делаешь, что давишь на меня с этим, и нам не о чем больше говорить.

— Ладно, ладно, — согласилась она и съела картошку. Клифф — слишком важный источник, чтобы с ним ссориться. — А что насчет Гробокопателя? Как ты думаешь, это серийный маньяк?

— Он же нанес новый удар. Снова два тела в одном гробу. И больше я ничего тебе не скажу. Достаточно.

— Значит, это был Гробокопатель… Серийный убийца! На улицах Саванны.

Точно не знаю, но ставлю все сбережения моей матери, что это он.

— Господи… — Голова шла кругом: слишком много информации. Новой информации. Эксклюзивной информации. Снова первая страница. Она представила себе заголовок: «Серийный убийца разгуливает по улицам Саванны». А помельче, но тоже жирным шрифтом: «Гробокопатель наносит новый удар». Том Свинн запустит этот материал. Нужно только написать, и статья уже складывалась в голове. Но беременность первой жертвы ее сильно беспокоила: смерть Барбары Джин Маркс чудовищна сама по себе, а то, что она носила ребенка, — совсем нестерпимо. Это хуже всего. На миг Никки стало неприятно, что она использует в своих целях страдания жертв. Она вспомнила Фи, свою невинную маленькую племянницу Офелию, и содрогнулась, подумав о нерожденном ребенке Бобби Джин. Может, это ребенок Рида. Ей стало нехорошо. Наверное, не стоит писать эту статью, нельзя наживаться на чужом горе. Но разве нет у людей права знать, быть предупрежденными? Прочистив горло, она спросила:

— А жертвы знали друг друга?

Клифф ел, макая остатки в соус. Доев стейк, он покачал головой:

— Не можем найти связи. — Он проглотил. — Пока.

— Но ты думаешь, что она есть. Ведь это не случайно?

— Там были и жертвы, и уже мертвые… Случайность? — Он обмазал соусом еще один кусок стейка и забросил его в рот. — Вряд ли. Полагаю, мы найдем его. Скоро. Ублюдок от нас не скроется.

— Есть подозреваемые? Сомнительные личности? — спросила она.

— Официально нет, — ответил он, и у нее по спине побежали мурашки. Она встретилась взглядом с Клиффом, но тот быстро отвел глаза.

— Вы случайно не подозреваете Рида? Зиберт выглянул из окна.

— Ну? — Ее охватил ужас и волнение. Пирса Рида, раскрывшего прошлым летом дело Монтгомери, народ почти боготворил. Он местный герой, хотя в Сан-Франциско, как она выяснила, его святым не считали. Более того, пресса Западного побережья едва не распяла его. Обвинила в том, что он не смог спасти жизнь женщины, за которую отвечал. — Так вы подозреваете Рида?

Зиберт сдвинул брови и снова посмотрел на нее. Погрозив ей грязным ножом, он предупредил:

— Пиши осторожнее, ладно?

— Как всегда. — Никки положила на стол двадцатку и встала из-за стола. Она слишком хорошо знала копа, который когда-то был другом ее брата, и понимала, что разговор окончен. Она увидела, как он достает деньги, и запротестовала: — Даже не спорь. Как ты сам сказал, время за полночь и я тебя разбудила. Спасибо, Клифф. Я позвоню.

— Да нет уж. Хватит с меня, — прошипел он сквозь зубы. С двадцаткой в кулаке он сурово смотрел на нее из-за очков. Снова стена между ними. — Если это расследование будет моим, найди себе другого болтуна, черт возьми!

Глава 17

— Твое имя просто не сходит со страниц газет. — Морисетт впорхнула в кабинет и швырнула номер «Саванна Сентинел» на стол Риду. От холода лицо ее раскраснелось. Она стянула перчатки. — Ну и холодина у тебя. Только не говори, что отопление снова сдохло.

Просмотрев газету, Рид поморщился, а когда увидел в статье свое имя, у него заболела голова. Заголовки на первой полосе: «Серийный убийца терроризирует Саванну».

— Вот проныра, правда? — Морисетт потирала руки.

— Да уж. — Он получил газету еще дома и прочел статью. Два раза. Увидел свое имя в печати — вместе с сообщением о том, что Барбара Джин Маркс была беременна, когда ее убили. В статье Никки Жилетт утверждалось, что он «отстранен от дела в связи с близким знакомством с одной из жертв», а также подчеркивалось, что на свободе серийный маньяк. Выходя из дома, он бросил свой номер газеты в мусорку.

— Где, елы-палы, эта мадам берет сведения? — спросила Морисетт.

— Не знаю, но собираюсь выяснить.

— Она не скажет… не станет раскрывать источников.

— Утечка из управления. Может, стоит поискать здесь.

— И источник может быть не один, — подумала вслух Морисетт, плюхнувшись на стул.

— Или не одна.

— Я говорю безотносительно пола. То есть полицейский, секретарь, привратник, да кто угодно, господи. — Она подняла брови. — Какие мы сегодня чувствительные.

— А ты бы не была?

— Да уж наверное.

— И не забудь об этом. — Он подтолкнул к ней распечатку письма, которое получил дома, мимо полупустой кофейной чашки и пачки бумаг.

Она взглянула на страницу и вздохнула:

— Всю ночь про него думала.

— Это всего-навсего дружеская записочка от убийцы, — съязвил он. — Распечатка не так эффектна. Вот, прочитай с экрана.

— И снова Гробокопатель… Вот у нас четвертый номер, кто-то помер. Треть готова — будет ли еще? — прочитала она вслух, хотя, собственно, это уже видела. — Ну как, наши спецы выяснили, кто это отправил?

— Пока нет. Я ответил ему, но письмо вернулось. Что и следовало ожидать. Бентли надеется, что сумеет выяснить адрес, сервер, или как там его, и узнать, откуда пришло письмо, но я уверен, что ничего у него не выйдет. Он переправил письмо в ФБР.

— Да ты с самого утра вкалываешь.

— А еще я говорил с Окано. Скоро выйдет коммюнике.

— Она снова предупредила, что ты отстранен от дела? — Морисетт устроилась поближе к батарее под подоконником.

— Да, но она не может не замечать того, что этот Гробокопатель, кем бы он ни был, все время мне пишет. Вот… Посмотри-ка еще раз.

Неохотно расставаясь с теплой батареей, Морисетт наклонилась над столом. Рид повернул монитор так, чтобы она могла видеть исходное сообщение от убийцы вместе с картинками — мелькающие фотографии жертв, лица, превращающиеся в черепа, тела, от которых остаются только скелеты, скелеты распадаются на кости, а кости снова собираются в первоначальные фотографии.

— Кто этот тип?

— Не знаю. Нужно выяснить это как можно скорее.

— Я сравнила четыре жертвы — то есть если в список входят уже мертвые… Но кроме того, что все они жили в Саванне, общего не слишком много. Барбара Джин Маркс и Роберта Питере отличаются почти как день и ночь — по возрасту, интересам, стилю жизни… Единственная возможная ниточка — то, что обе были связаны с искусством. Ходили на благотворительные приемы, открытия выставок и тому подобное. Но если Роберта действительно интересовалась, Барбара ходила туда составить компанию мужу. Типа «смотрите, какая у меня жена». Ну, понимаешь. Рид поерзал в кресле.

— Значит, жертвы еще будут?

— Всего двенадцать.

— Не странно ли? Определенное число никак не связанных друг с другом жертв. Я имею в виду, что если ты убийца, так уж убийца, чего мелочиться?

— Так он, может, и не мелочится. Может, это первая волна. Тут двенадцать, а потом он куда-нибудь переедет. Или он дразнит нас.

Рид вертел в руках карандаш, стуча по столу ластиком с обратной стороны. Он проглотил пару таблеток ибупрофена, которые нашел в верхнем ящике, и запил их холодным кофе.

— Значит, ты думаешь, он нас дурачит?

— Нет, он нам подсказывает. Хочет нас во что-то вовлечь. То есть скорее меня.

— А почему тебя?

— Из-за Бобби.

— Нет, вряд ли. Если только у тебя не было горячего секса еще и с Робертой Питере, — сказала Морисетт с тенью улыбки.

Он фыркнул:

— Нет, для меня она слишком молоденькая.

— Юбка есть юбка.

— Да, наверное, — сказал Рид, не отрываясь от монитора. — Это кто-то, кому я перешел дорогу.

— Ох, надеюсь, что нет. Мы тогда его вообще не найдем. Это же иголка в стоге сена!

Рид кинул на нее убийственный взгляд, но тут зазвонил ее сотовый.

— Я поговорю, возьму себе кофе и вернусь, — сказала она, глядя на определитель номера. — Это Барт. Круто. Ничего хорошего. — Она ушла по коридору, и Рид начал думать о числе двенадцать. Если Окано войдет и увидит, что он работает над этим делом, ему конец. Значит, этот ненормальный все время связывается с ним, чего-то от него хочет. Он начал составлять список людей, у которых на него может быть зуб… начиная с тех, кто знал, что у него были отношения с Бобби. Единственным именем, которое он вспомнил, было имя Джерома Маркса, хотя наверняка Бобби сказала еще кому-то, да и Джером тоже. Рид не знал ни Роберту Питере, ни Томаса Мэсси, ни Полин Александер. Только Бобби Джин.

Звякнул телефон. Все еще глядя в экран компьютера, он взял трубку: — Рид.

— Привет, рад тебя слышать! Это Джед Болдуин из графства Лампкин.

— А, шериф. — Рид откинулся на спинку кресла так, что оно застонало. Он представил себе топорное лицо Джеда Болдуина.

— Детектив Макфи тут сказал, что тебя отстранили от дела. Вроде как у тебя были отношения с жертвой и прочая ерунда, но я, короче говоря, плевать хотел на такие правила, чушь какая-то. Я решил, тебе интересно узнать, что у нас тут да как. Новых судебных улик нет, но сегодня с утра явился Мерл Делакруа с сыном. Ну, с Билли Дином, помнишь? Это один из ребят, которые видели в лощине того типа. В общем, Мерл — одинокий папаша, и с сынком у него забот по горло. Вроде как горячая голова, но они с мальчишкой принесли кольцо с надписью — кажись, кольцо жертвы. Старик был очень горд собой, а пацан явно не хотел с ним расставаться.

— Такое золотое кольцо с бриллиантом и несколькими рубинами? — спросил Рид, внезапно вспомнив его. Руки у нее были белые, с длинными пальцами и ухоженными ногтями, которые умели царапать спину мужчины. На безымянном пальце правой руки красовалось кольцо, сверкающее на солнце, когда они вместе плыли на корабле. Тогда стояла осень, воздух был свеж. На деревьях у берега дрожали зеленые и золотые листья, а соленый бриз играл в длинных волосах Бобби и прижимал короткую белую юбку к загорелым ногам. Она была босиком, ногти на ногах были такого же цвета, как на руках, — кроваво-красными, словно рубины в кольце.

— Точно. И надпись на нем, — сказал шериф.

— Да? Не знал.

Рид спросил ее о кольце, и она засмеялась, удерживая равновесие на палубе.

— Да, — игриво ответила она, подняв бровь. — Это от бывшего парня. С ним я уже рассталась, а вот с бриллиантом не могу.

— А разве это нравится твоему мужу?

— Бывшему мужу, бывшему, — резко ответила она. — Ты все забываешь прилагательное. Нет, конечно, ему не нравилось, но мне не было дела до того, нравится ему что-то или нет.

Она улыбнулась, и глаза ее сверкнули, будто она поделилась с ним секретом.

— Ну да, — сказал шериф, возвращая Рида к реальности. — Тут написано: «Барбаре с любовью навсегда». И дата на нем: июнь прошлого года.

— Она говорила, это от бывшего парня, но сейчас понятно, что в то время она уже была замужем.

— Гм. Это была годовщина ее свадьбы. Пять лет. Какая-то деревянная, жестяная или бумажная свадьба — как там это называется, после пяти лет-то?

— Понятия не имею, — сказал Рид.

— Да я тоже, а вот жена моя наверняка знает. Короче, как я понимаю, кольцо подарил ее бывший. Я ему звонил.

Значит, она солгала. Опять. Не самая большая неожиданность. Все их отношения, если это так можно называть, были основаны на лжи. Больше, чем он мог себе представить. Прижимая плечом трубку к уху, он подумал: интересно, лгала ли она еще кому-то? И за это, возможно, заплатила сверхвысокую цену. Цену собственной жизни.

— Смотрите, кто у нас становится суперзвездой, — сказала Трина, когда Никки бросила сумочку под стол, и отъехала на стуле, чтобы видеть подругу. — Две статьи подряд на первой полосе. — Она восхищенно поцокала языком.

— Три было бы еще лучше.

— Думаешь, тебе дадут? Как только Пирс Рид увидит, что ты написала, не удивлюсь, если на все управление наложат обет молчания, и никто, даже твоя личная Глубокая Глотка, больше с тобой разговаривать не будет. — Понизив голос, она добавила: — Норм Мецгер рвет и мечет. Он с воплями ворвался в кабинет Свинна. Еще через несколько минут он оттуда вылетел и готов был всех поубивать.

Никки с трудом удержалась от улыбки. Ей по душе была ярость Норма. Да уж. Они ведь соперники, оба хотели получить информацию о Риде или от него. Норм трижды мотался в Далонегу, искал и не находил концов в этом деле. Она тоже. Но она чувствовала, что ближе подобралась к ускользающему детективу. Он оказался не так уж груб, и Никки даже поймала его на том, что он смотрит на нее не как на журналистку и, следовательно, врага, а загадочно, словно хочет ее понять, словно заинтригован ее женственностью. Ей знаком этот взгляд. И она была несколько польщена. Ладно, сильно польщена. В конце концов, Рид не лишен привлекательности и чертовски интересный человек.

— Кстати, если хочешь знать, я говорила с подружкой с кабельного, — продолжала Трина. — Там такой шорох насчет этого серийного убийцы. Менеджер канала наорал на начальника службы новостей, а тот на репортеров. Они там все по минному полю ходят, — уголки большого рта Трины дрогнули. — Ну и каково чувствовать себя королевой бала?

— Неплохо. Но ты же знаешь, как говорят, — добавила Никки, — что ты хороша настолько, насколько хороша твоя последняя статья.

Она щелкнула мышкой, чтобы почитать почту, и Трина уехала на стуле в свой отсек. Никки потерла шею. Черт, как же она устала. Все тело болит. Но работа не ждет. Ночью она послала по электронной почте статью Тому Свинну и легла только около двух. Спала она как убитая, и, когда зазвонил будильник, было искушение его выключить и спать дальше. Но она не стала. Потому что хотела увидеть свою статью напечатанной. Она спустилась по лестнице и взяла утреннюю газету, которая уже ее дожидалась. Заголовки объявляли, что Гробокопатель — серийный убийца. Несомненно, она получит втык от полицейского управления за то, что так их ославила, но поздно махать кулаками. Кроме того, она чувствовала, что убийца не собирается останавливаться.

Она просмотрела почту. В основном мусор — то спам, который не задержали фильтры, то легальная реклама, то сообщения от коллег и читателей… Прямо письма фанатов. Ее порадовали комплименты, но она старалась быть объективной.

— Никки! — раздалось прямо над ухом.

Она чуть не подпрыгнула. Обернувшись, увидела Кевина, техника, который стоял в считаных сантиметрах от ее стола.

— Боже, Кевин, как ты меня напугал! — Она не могла скрыть раздражения в голосе.

Он пожал плечами, как бы извиняясь.

— Что я могу для тебя сделать?

На секунду его глаза заблестели, будто он собирался предложить что-то бесстыдное и похабное. Затем огонек погас, словно он передумал. Ну и слава богу. Кевин нормальный парень, но иногда какой-то… странный.

— Я слышал, у тебя проблемы с компьютером. Том велел посмотреть, в чем дело.

— А, да. Есть кое-что. С тех пор как у нас появился беспроводной Интернет, у меня постоянно рвется соединение. У Трины не рвется, и я подумала, что дело в моей машине. Раздражает до безумия. А еще, чтобы совсем жизнь медом не казалась, залипает клавиатура, и к тому же иногда — сейчас этого нет — появляется тонкая черточка чуть ниже центра монитора. Вот тут, — она провела по экрану воображаемую линию, — немного не в центре. Непонятно, то она есть, то нет. Я проверила все настройки и подключения, но ничего не выходит. Сможешь починить?

— Наверное. Но нужно больше информации.

Он стоял, скрестив руки на груди, на шее болтались наушники, бейсболка надета задом наперед. Никки расписывала глюки своего компьютера, пытаясь отстраниться от Кевина. Это и в нормальных ситуациях было сложно, а сейчас, за столом, практически невозможно. Кевин из тех людей, которые подходят слишком близко, нарушают ее личное пространство, будто плоховато слышат или видят, и это раздражало Никки. Все время приходилось отодвигаться, когда он был рядом, чтобы между ними было хоть несколько лишних сантиметров.

— Так… как ты думаешь? Сможешь починить? — спросила она, закончив жаловаться.

— Пока не проверял, не могу сказать.

— Ладно, тогда я пойду кое-что посмотрю в архивах. Если будут вопросы, позвони мне на сотовый или зайди за мной… А у тебя мой телефон есть? — Он кивнул, и ей стало не по себе. — Я тебе его давала? — Она такого не помнила.

— Нет, я у Селести взял. У нее все это отдельным файлом.

А, Селести-растяпа.

— А зачем ты взял у нее мой телефон?

— У меня все телефоны есть, — объяснил Кевин. — Чтобы, когда я чиню компьютер, а человек на выезде или дома, я мог с ним связаться. — Он пристально посмотрел на нее, как на идиотку.

— Да я просто спросила. — Никки подобрала сумочку и сотовый и оставила Кевина разбираться с неполадками. Ей не нравилось, что он сидит на ее рабочем месте, за ее столом, поправляет наушники и качается на ее стуле, но починить компьютер было нужно, а сделать это в редакции мог только Кевин.

— Еще немного, и он тебе понравится, — сказала она себе, купила в автомате диетическую колу, открыла ее и спустилась на два пролета вниз, в библиотеку, где хранились все записи и где стоял исправный компьютер. Никки находилась здесь одна; было тихо, как на кладбище, над головой мерцала единственная лампа дневного света, бетонные стены были тоскливо-серыми и напоминали тюремные. Никакой музыки. Ни звяканья ключей, ни телефонных звонков или шума разговоров. Несколько шкафов с папками и полупустых книжных полок. Она всегда здесь нервничала, а сейчас, когда на свободе бродил серийный маньяк, дело было еще хуже. Может, потому, что здесь чересчур тихо. Слишком изолированно.

Никки села на скрипучий стул и почитала архивы, потом еще раз поискала в Интернете про Рида. Вся разгадка в нем. Наверняка. Именно этого копа вызвали в Далонегу, именно у него была связь с Бобби Джин, именно этот детектив прилетел на вертолете к Кровавой горе. Из-за Бобби Джин Маркс? Но как кто-то узнал, что у них связь? Она записала в блокнот, что нужно спросить Клиффа, почему туда вызвали именно Рида, а потом быстро позвонила Риду на мобильный, где, конечно, оставила голосовое сообщение, потому что он не отвечал.

— Он избегает тебя, — произнесла она вслух и удивилась, как голос эхом отразился в подвальной комнате. Она напряглась и тут же чуть не рассмеялась над своими нервами. — Успокойся, — велела она себе. — Здесь даже не темно.

Просто тихо. Бесшумно. Прохладно, но душно.

Запищал мобильник, и она чуть из кожи не выпрыгнула. На экранчике высветился номер саваннского полицейского управления. Это ее удивило. Клифф редко звонил ей с работы. Он панически боялся, что его обнаружат. Это не паранойя. Просто осторожность. Он может потерять работу, Никки, и все из-за ложной верности Эндрю, а еще из-за того, что ты ему нравишься. Ты всегда это знала, так что имей в виду. Подавив чувство вины, она ответила:

— Никки Жилетт.

— Это Пирс Рид.

Никки похолодела. Ей звонит Рид. Она сразу потянулась за карандашом и бумагой.

— Здравствуйте, детектив, — спокойно сказала она, хотя сердце колотилось просто бешено. — Чем могу служить?

— Я избегал перезванивать вам. Вы оставили несколько сообщений.

— Да, я бы очень хотела взять у вас интервью. По поводу дела.

— Я уже понял.

— Так вы действительно прослушали голосовую почту, которую я вам оставляла?

— Все восемь звонков.

— Я хотела переговорить с вами, прежде чем выпустить статью. Но я не могла ждать бесконечно. У меня есть свои сроки.

— Ну вот, поэтому я вам и звоню. Я передумал. Думаю, нам следует поговорить.

Она ушам своим не верила.

— Когда?

— Сегодня вечером. После работы. Например, в семь — семь тридцать. Пойдет?

— Конечно. — Она старалась не выдавать радости, хотя звучало это предложение как подарок с небес. Интервью со скользким детективом. Нет, лучше скажем так: эксклюзивное интервью. — Что случилось? — не удержалась она от вопроса. — Почему вы передумали?

— Объясню при встрече.

— Когда и где? Он ответил сразу:

— «Барбекю у Джонни Би» на шоссе И-80. Это за милю, или около того, до моста на остров Тайби. Знаете, где это? — На всякий случай он продиктовал адрес.

— Я найду, — сказала она, записав название места. — Значит, в половине восьмого. — Воодушевленная, Ник-ки дала отбой и начала засовывать телефон в сумочку, как вдруг что-то ощутила. Перемена в воздухе, холодок. Обернувшись через плечо, она увидела Кевина в шаге от себя. — Господи! — Она вскочила, уронив остатки газировки. — Да что ж ты все время подкрадываешься к людям? — Она посмотрела на его ботинки на каучуковой подошве, подняла банку и вытерла лужицу диетической колы салфеткой, которая обнаружилась в сумочке.

— Ты по телефону говорила, я не хотел тебе мешать, — обиженно произнес он. Но в следующий миг в его глазах мелькнула тень вызова, а потом вернулось обычное кроткое выражение. Она всегда думала, что у него крыша не на месте, потому что он покуривает травку; но сейчас она бы такого не сказала.

— Ладно, ничего. Пойдем наверх. А по дороге расскажи, что там было с компьютером.

Бросив мокрую салфетку в мусорное ведро, она стала подниматься по лестнице. Не хотелось ни на секунду оставаться здесь наедине с этим странным парнем.

— Все заработало.

Собственно, это все, что она желала услышать, но Кевин, конечно, на том не остановился и продолжал нести какой-то технический бред всю дорогу до ее рабочего места. Никки не могла отделаться от него, и он дошел с ней до компьютера, а потом двадцать минут в мельчайших подробностях объяснял, как же он починил эту хренову штуковину. Ее это не интересовало, но она поставила себе на заметку, что неплохо бы побольше узнать о компьютерах, чтобы от него не зависеть. Может, на курсы какие-нибудь пойти или купить книжку вроде «Пособие по любой технике для чайников».

— Спасибо, Кевин, — сказала она, и он наконец-то отвалил. Улыбнулся по-мальчишески, а вовсе не дьявольской ухмылкой, и она обозвала себя дурой за то, что слишком много навоображала себе про племянника Тома Свинна.

Из-за перегородки выглянула Трина:

— Никогда больше не оставляй меня наедине с этим парнем.

— Но ты же была не одна. — Никки оглядела зал, где сидели остальные журналисты.

— Он двинутый, Никки. Все время, пока тебя не было, он что-то бормотал себе под нос, пел — какую-то чушь, полную бессмыслицу. Вроде детских стишков. Мне все казалось, что это он со мной разговаривает. — Она вздрогнула. — По-моему, у него винтиков в голове не хватает, и еще как!

— Знаю, но он починил компьютер, и это все, что мне было надо.

— Только в следующий раз не убегай. Никки сверкнула улыбкой:

— Слушай, так Норм же был на месте. Если Кевин на тебя набросится или будет себя странно вести, можно всегда положиться на Мецгера.

— Господи, это место — просто дурдом какой-то! — Вдруг Трина вытаращила глаза. — О-о, смотри, кто к нам пришел.

— В смысле? — Но Никки уже повернулась вместе с креслом и увидела Шона Хока — все сто восемьдесят восемь сантиметров роста — у стойки секретарши. Он стоял, наклонившись к взбудораженной Селести, и та указывала на стол Никки. Шон встретился с нею взглядом и направился к ее отсеку. Годы на нем не отразились. Он был по-прежнему строен и красив. Волосы спускались на воротник кожаной куртки, подбородок украшала эспаньолка. Хотя Шон находился в помещении, а на дворе стоял декабрь, он не снимал темных очков — Никки подозревала, что это скорее для выпендрежа, чем для защиты глаз. Эффект довершали штаны хаки, облегающий свитер, черные ботинки и убийственная улыбка.

— Мама дорогая, — ахнула Трина, и Никки краем глаза заметила, что подруга делает вид, будто обмахивается веером. — Этот парень горяч.

— Этот парень несносен, — вполголоса ответила Никки и встала, когда Шон подошел к ней.

— Я так и думал, что найду тебя тут.

— Значит, теперь ты у нас детектив.

— А ты такая же дерзкая, как и была. — Он закинул ногу на ее стол, при этом джинсы туго натянулись в паху, взял пресс-папье и начал перебрасывать из руки в руку. Таким он всегда и бьш — комок нервов под сексуальной мужественной внешностью.

Никки представила Шона Трине, которая просто растаяла. Как и Никки много лет назад.

— Ты не отвечала на мои звонки.

— Прости… Впрочем, нет. Прощения не прошу. Я просто была занята, Шон.

— Даже для старого друга.

— Этот старый друг бросил меня двенадцать лет назад.

— Ох. — Он заметно поморщился. — Это была ошибка.

— А может, и нет. Все обернулось к лучшему.

— Да ну? — Он пристально посмотрел на нее своими глазами, которые меняли цвет. Когда-то, много лет назад, ее сердце безумно колотилось под его изучающим взглядом. Теперь же он беспокоил ее по-другому. Когда-то она считала его сексуальным, теперь же — опасным.

— Так что ты хочешь от меня?

— Встретиться. Просто пересечься.

— А зачем? Я тут работаю. Там же, где и была, когда ты ушел.

— Но тем временем ты окончила колледж. Вернулась в Саванну и сейчас, похоже, делаешь себе имя.

Она не ответила.

— Я думал, что ты вышла замуж.

— Ну и зря думал.

— Ты даже не хочет спросить, как у меня дела? — Он подбросил пресс-папье в воздух. Ловко поймал.

— Не вижу смысла.

— У тебя кто-то есть?

— Пока нет.

— А был?

— Слушай, Шон, во-первых, это не твое дело, а во-вторых, у меня куча работы.

— Ну, давай зайдем куда-нибудь выпить, когда ты освободишься.

— А что, тебе больше нечего делать? Он широко ухмыльнулся:

— Сегодня — нет.

— Я не хочу.

— Один стаканчик не повредит. — Его улыбка была почти по-мальчишески обаятельной, в глазах плясал огонек, как когда-то давно.

Зазвонил сотовый, и Никки произнесла:

— Мне действительно надо идти.

Когда она потянулась за телефоном, он схватил ее за запястье:

— Я позвоню, Никки. — Он отпустил ее, и с другой стороны перегородки она услышала шепот Трины:

— Мама дорогая…

— Нравится, что ли? Забирай, — сказала Никки, глядя, как Шон неторопливо выходит. Потертые джинсы туго обтягивают зад, каблуки не сношены, на кожаной куртке ни царапины. Чересчур идеальный. И он разбил ей сердце… Телефон снова зазвонил. Это была женщина из исторического комитета, хотела убедиться, что у Никки точные сведения насчет домов, которые отреставрируют к рождественским каникулам. Никки перепроверила информацию и закончила разговор.

Наконец-то она вернулась к компьютеру. Она уже наполовину разобралась с почтой и теперь дочитывала новые письма. Под конец она вдруг наткнулась на письмо с темой: «Гробокопатель наносит новый удар». Хотя обратный адрес был незнаком, письмо она открыла.

Сердце замерло. Все отошло на задний план, когда на экране перед нею предстали жуткие картинки — фотографии четырех людей, несомненно, жертв Гробокопателя, которые разлагались до костей. Сообщение было простым:

ТРЕТЬ ГОТОВА — БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ?

А ДО ДВЕНАДЦАТОГО

НИКТО НЕ МОЖЕТ ЗНАТЬ.

Внезапно стало так холодно, как если бы ее бросили в Ледовитый океан.

Что это за письмо, черт возьми?

Кто говорит с ней — Гробокопатель?

Или… это дурацкий прикол?

В мозгу лихорадочно проносились мысли. Разве Клифф не говорил вчера вечером, что Гробокопатель посылал Риду записки? А как насчет электронной почты? О господи… Может, обратный адрес сработает… Она решила ответить. Конечно, это может быть розыгрышем. Многие сейчас развлекаются, рассылая спам, но она интуитивно почувствовала, что к ней обращается именно убийца. Из-за статей. Потому что она дала ему имя. Обратила внимание. Задела его болезненное самолюбие.

Прикусив губу, Никки послала сообщение, в котором просила отправителя ответить и назваться. Почти сразу письмо вернулось. Она распечатала сообщение в двух экземплярах и вырезала из второго сам текст. Затем отыскала Кевина — как всегда, в наушниках, тот рассматривал торговые автоматы в столовой. Он уже выбрал что-то, нажал кнопку и тут краем глаза увидел ее.

— Только не говори, что у тебя опять не работает компьютер, — сказал он, в глазах его мелькнула какая-то надменность. Уголки губ приподнялись, словно он был очень доволен собой.

Потому что он умнее?

Или потому что ожидал, что она побежит к нему?

— Нет, с системой все нормально. Но мне нужна услуга, — произнесла Никки, как ни странно, радуясь тому, что он один.

Кевин снял наушники.

— Как, еще одна?

Из автомата вылетела упаковка «M&M's» с арахисом. Он сразу схватил ее, словно боялся, что Никки ее утащит.

— Да.

— А что мне за это будет? — Он сверкнул улыбкой, почти подмигнул.

— Посмотрим. Вот… — Она вручила ему бумажку с электронным адресом. — Можешь узнать, кто мне это прислал?

— Может быть. — Он просмотрел бумагу и задумчиво сдвинул брови. — А зачем?

— Это важно, понимаешь? Кто-то прислал мне странное письмо, и, когда я решила ответить, оно вернулось. — Она протянула ему вырезанное сообщение.

— Это насчет того серийного убийцы? Гробокопателя?

Врать не хотелось, и было неприятно, что приходится просить у Кевина помощи.

— Да. Именно.

— А я тут при чем?

— Это твоя работа!

— У меня и без этого работы хватает. Она беспомощно посмотрела на него.

— Кевин, чего ты хочешь? — Он задумался, и ей стало не по себе. Господи, неужели он собирается просить ее о свидании? Или о какой-нибудь сексуальной услуге под видом шутки? — Так чего?

— Я хочу доверия, понятно? И ты, и все остальные ведете себя так, будто я бесполезен… или меня вообще нет… или что я дурак… или что меня взяли сюда только потому, что Том — мой дядя… но на самом деле и тебе, и Трине, и Норму — всем вам в этом чертовом месте нужен я.

Он ткнул себя большим пальцем в грудь, отчего в пакетике перестукнулись конфеты.

— Доверия? — Да.

— Хорошо… — с сомнением произнесла она. Его гнев вспыхнул так неожиданно, словно копился годами. — Будет тебе доверие.

— Я серьезно, Никки. — Он взял письмо и начал его изучать. — Я к тебе подойду.

— Только быстрее. Это важно. Он снова сверкнул глазами.

— Я что, не понимаю? — Снова эта непонятная улыбка. Он удалился, и тут она поняла, что он последним работал на ее компьютере. Он знает эту систему вдоль и поперек. Он мог отправить ей сообщение и поместить его между другими…

Да что с ней такое творится? В каждом ей мерещится убийца. Никки поспешила к столу и начала обдумывать интервью с Ридом. Это ее шанс. Другого может и не быть.

Глава 18

— Милостивый Господь не любит, когда портят могилы, — настаивала Беа Мэсси, маленькая сутулая чернокожая женщина с крупными зубами. Она так и не дала Морисетт новой информации. Полуслепая, она гладила старую облезлую дворняжку, которая сидела у ее ног рядом с кухонным столом. — Как человек упокоился с миром, пусть там и остается.

Аминь, сестра, подумал Рид, но придержал язык, пока Морисетт опрашивала вдову Томаса Мэсси. Заняв выгодную позицию у окна, он осматривал сад. Куры-бентамки сидели на насесте на заднем дворе. Заброшенный огород расположился за покосившимся гаражом, который служил пристанищем «бьюику» 1967 года выпуска. В доме самодельные кружевные скатерти лежали на каждом столе и подоконнике. Миссис Мэсси клялась, что никогда не встречала Джерома Маркса и не слышала о нем.

— Я же говорила Томасу, не надо лежать на городском кладбище. Нужно было здесь, в деревне, но он слышать не хотел об этом. Хотел быть рядом со своей семьей в Саванне… И вот смотрите, что получилось.

Когда они вышли от Беа, у них было ненамного больше фактов, чем когда они туда заходили. Беа Мэсси была второй остановкой на пути. Они уже поговорили с Бьюфордом Александером в доме престарелых, где он жил после смерти жены, и выяснили, что ни он, ни Полин не знали никого по имени Барбара Джин Маркс. Или Томас Мэсси. Или Роберта Питере.

— Два выстрела, и оба мимо, — буркнул Рид, когда они ехали к Саванне.

— Тебе-то что? Ты отстранен. — Морисетт щелкнула зажигалкой и посмотрела на него. — Помнишь?

— Да я о тебе забочусь.

— Я очень тронута, — хмыкнула она, и зажигалка наконец сработала. Она закурила и одновременно перестроилась в другой ряд. Они приближались к городу.

Рид хмуро поглядел в окно и увидел, как ветер пригибает к земле высокую траву. Это дело не давало покоя. Он постоянно думал о нем, не мог сосредоточиться на другой работе и плохо спал.

— Я все думаю про число двенадцать, — сказала Морисетт. — Даже по Интернету проверяла. Дюжинами продают пончики, еще двенадцать знаков Зодиака, месяцев в году…

— Да, я тоже смотрел. Есть игра «Большая дюжина», двенадцать присяжных, апостолов, дюймов в футе, а еще «Конференция Двенадцати Первых».

— Чего? «Двенадцати Первых»?

— Это из спорта. Команды колледжей на Среднем Западе.

— Да, что-то знакомое. Барт был спортивным фанатом. — Она насмешливо фыркнула. — Я все еще выплачиваю за большой экран, который был ему нужен. — Она затянулась, и морщины прорезали ее лоб. — Но, наверное, это дело к спорту отношения не имеет.

— Наверное.

Ну и что? У них нет никаких судебных доказательств, по крайней мере, надежных. Нет отпечатков пальцев, следов от обуви, только следы протекторов, нет крови, волос, частиц кожи на жертвах, следов сексуального насилия. Маньяк наслаждался ужасом жертв и тем, как они умирали, может, даже кончал, когда слушал их крики через этот чертов микрофон, но никаких следов не оставлял. Кроме записок Риду.

Морисетт выпустила струйку дыма.

— Ладно, мы хотя бы знаем, что последним, кто видел Барбару Джин Маркс живой, был ее бывший. Джером Маркс заходил к ней около шести вечера.

— Значит, он похитил ее, отрыл Полин Александер, отвез обеих на грузовике в графство Лампкин и там закопал, а потом вернулся сюда.

— Проблема в том, что он ездит на «порше». Насколько я знаю, катафалк он не нанимал.

— А может, он угнал его, — предположил Рид. — Или грузовик.

— Может быть. Но он не был знаком ни с Робертой Питере, ни с Томасом Мэсси. — Она включила «дворники», потому что дождь, который все утро грозился пойти, наконец разродился крупными каплями. Она прочистила горло и, не глядя на Рида, добавила: — Мы скоро получим результаты анализа крови на отцовство. На ДНК тоже, но чуть позже. Может, на следующей неделе.

Подумать только, Бобби могла носить его ребенка. Или Маркса. Или вообще кого-то другого. И это с обручальным кольцом на пальце. Черт, каким же он был дураком. Но она была в его вкусе — женщины не того сорта были его слабостью.

— Полиция собирается сегодня распространить заявление, — сказала Морисетт, и его кольнула ревность. Не он дает информацию, а наоборот. Морисетт затушила сигарету. — Расскажут еще кое-что насчет убийств, предупредят граждан, попросят содействия — все как всегда, короче.

— А про серийного убийцу скажут?

— Гм… Наверное. — Она бросила на него взгляд, свернула, и они направились к центру города. Она лизнула палец и провела линию на лбу. — Один—ноль в пользу Никки Жилетт.

— Что ты о ней знаешь?

— Кроме того, что она наша главная головная боль?

— Ну да.

Морисетт обогнала медлительный грузовик.

— Погоди, ты что, интересуешься ею?

— Просто любопытно. У нее источник в управлении.

— Да, но она привлекательна, если тебе нравятся пробивные упрямые блондинки.

— Ни одной не знаю, — протянул Рид, глядя на свою светловолосую напарницу. — Ты здесь дольше, чем я. Что там с этой Жилетт?

— Испорченный ребенок, который во что бы то ни стало решил стать журналистом. Насколько я знаю, она даже замужем не была, но это все. По-моему, она работает в «Сентинел» с тех пор, как окончила колледж, а может, работала там летом и во время учебы… Кажется, у нее были проблемы во время процесса Шевалье, она тогда еще училась… ну, ты помнишь. Ты же тогда тут был?

— Я помог поймать преступника.

— А сейчас он на свободе. Зря только время и силы угробили. Так вот, про Никки Жилетт. По-моему, она все еще старается доказать отцу свою состоятельность. Ее всегда ставили ниже старшего брата — он потом был убит или сам себя прикончил. Блин, как же его звали…

— Эндрю.

Морисетт посмотрела на него, остановившись на светофоре.

— Так ты уже все знаешь. И какого хрена я тут распинаюсь?

— Просто хочу узнать твою точку зрения.

— Ладно, этот парень был крутым спортсменом и умницей. Зеница ока папаши, блин. С блеском окончил колледж и подал документы в какой-то супер-пупер юридический колледж, в Гарвард или Йель… в общем, из Лиги Плюща, там еще его отец учился. Но не поступил, даже с помощью папочки. И сразу после этого погиб. Упал с палубы. Или его столкнули. Или он спрыгнул. Никто этого не видел, а если кто и видел, держал рот на замке.

Рид все это уже слышал, когда в те годы работал в Саванне.

— Ну вот, — продолжала Морисетт, — а семья, кажется, распалась. Судья практически сдался, жена его вообще, похоже, свихнулась. Другие дети — кроме Никки, еще двое, — как я понимаю, не в счет. Не то что первенец. По крайней мере, я так слышала. — Она тронулась с места: дали зеленый. — Я, правда, мало знаю о нашей Никки. Только помню, что она здорово напортачила во время процесса Шевалье, ну так ты тоже это знаешь.

— Все знают. — Тогда Рид был младшим детективом в Саванне. Одним из первых дел, над которым он работал, было убийство Кэрол Лежиттель, и он помог поймать Лироя Шевалье, любовника жертвы. До назначения на это дело он уже бывал у Шевалье дома в связи с заявлениями о насилии в семье. Ни одному из них не был дан ход. Кэрол не хотела этого.

И зря, черт побери. В конце концов Шевалье совсем слетел с катушек и убил и ее, и двоих ее детей. Дело вел судья Рональд Жилетт, а его дочь, тогда еще студентка колледжа, подрабатывавшая в «Сентинел», подслушала некий частный разговор и что-то из него опубликовала — вполне достаточно, чтобы едва не загубить весь процесс. Сейчас это уже не имело значения. Шевалье на свободе, и судить его за те убийства уже не будут.

Рид потерял связь с большинством тогдашних коллег. Почти сразу после дела Шевалье он уехал в Сан-Франциско.

— Знаешь, как вышел этот подонок? Не так давно. Его скользкого адвоката надо за это расстрелять. Плевать, что получается по тестам на ДНК, — кровь на месте преступления могли и перепутать. Тогда просто не было такой техники, как сейчас. Для меня Шевалье навсегда останется хладнокровным убийцей. Он покромсал на куски и несчастную мать, и детей. А Никки Жилетт чуть все не порушила. К счастью, его все-таки осудили… А теперь он на свободе. Куда мир катится?

— Кому ты это говоришь.

— К такой-то матери на легком катере, вот куда. Никки Жилетт тогда была еще девчонкой, подрабатывала в газете на летних каникулах. И уже тогда у нее было амбиций выше крыши.

Рид фыркнул, но не признался, что собирается поговорить с журналисткой. Чем меньше Морисетт будет знать, что он делает за спиной управления, тем лучше для нее и для ее работы.

Он решил узнать, где и каким образом Никки берет информацию, хотя она наверняка не захочет выдавать свои источники, пользуясь Первой поправкой к Конституции[7]. Но не тут-то было. Ничто не заставит Рида поверить, что отцы-основатели хотели этой поправкой защитить тех кретинов, которые разглашают внутреннюю информацию и ставят под угрозу расследование преступлений. Но из Никки не так легко что-то вытрясти. Она сильная и упрямая. Решительно делает свою работу. Прошлым летом во время дела Монтгомери она не оставляла его в покое. Сегодня она хочет получить эксклюзивное интервью. Что ж, так и будет. Только интервьюером будет Рид. Никки Жилетт слишком много знает. Это ставит под удар расследование. И это опасно. Для всех. И для нее тоже.

Он посмотрел на часы. До встречи с Никки еще несколько часов. Интересный будет разговор. Кроме всего прочего, Никки умна и привлекательна. Ум и красота — смертельное сочетание для Рида. К тому же избалована — родилась в богатой семье, с серебряной ложкой в почти идеальных зубах.

Морисетт высадила его около участка. Следующие несколько часов он плотно занимался насилием в семье: жена «случайно» всадила в мужа пять зарядов дроби. Он мог бы выжить, но одна из пуль попала в шейную вену, и он истек кровью до того, как жена вышла из состояния «смятения, истерики и паники» и наконец позвонила 911. Когда на место происшествия прибыл первый полицейский, она спокойно сидела в кресле за столиком и курила. По оценке Рида, с этим делом все было ясно.

Он уже собирался уходить и потянулся за курткой, как зазвонил телефон.

— Рид.

— Рик Бенц, полиция Нового Орлеана, — ответил звонивший. Это был напарник Рубена Монтойи. — Я получил твое сообщение. Ты спрашивал насчет человека по имени Вине Ласситер.

Рид повесил куртку обратно на кресло.

— Да. Он брат жертвы убийства. Нам надо его найти. Мы не только хотим сообщить ему о смерти сестры, но и выяснить, где он был в день ее пропажи.

— А что случилось с сестрой?

В голове навязчиво крутились образы Бобби Джин, такой живой, привлекательной, сексуальной, и в то же время мысли о том, как она сражается за жизнь в темном, холодном гробу, очень реальная картина ее трупа. Рид подавил гнев на мерзавца, который убил ее, и спокойно, как только мог, рассказал все Бенцу.

— Так что мы ищем всех, кто связан с Барбарой Маркс.

— Можно понять. Так этот сукин сын хоронит их заживо? — Бенц негромко выругался. — Мы продолжим поиски, но найти Ласситера будет трудновато. Он исчез месяца три назад. Не сообщил в полицию и не оставил адреса. Женщина, с которой он жил, не знает или не хочет говорить, что с ним случилось и куда он делся. Некоторые у нас думают, что он решил скрыться от крупного долга, но его поймали и убили, тело утопили где-нибудь в море, но это всего лишь предположение. Не могу сказать, что с ним случилось, потому как сам не знаю.

Опять тупик. Рид забарабанил пальцами по столу.

— Да уж. Может, еще что-нибудь про него расскажешь?

— Я принес его дело. — Рид услышал, как переворачиваются страницы. — У него с четырнадцати лет все время были неприятности, но, я думаю, ничего серьезного, хотя сейчас эти записи не найти, он же был несовершеннолетним. В девятнадцать он участвовал в вооруженном ограблении. Продал своего приятеля, выторговал смягчение приговора, отмотал срок и вышел пару лет назад. А с тех пор вроде как встал на прямую дорожку. Устроился телепродавцом чистящего оборудования, сошелся с женщиной, с которой познакомился в «Анонимных алкоголиках». Зовут ее… сейчас посмотрю… Ванда Парсонс. До конца августа Ласситер был образцовым гражданином. А потом исчез. Просто как-то вечером не пришел домой. Либо убедительно разыграл свое исчезновение, либо где-то получил пулю. Грузовик его нашли брошенным рядом с Батон-Руж. Никто не видел, что там случилось. В октябре мы проверяли всех его знакомых и сестру тоже. Никто ни слова не слышал.

— Думаешь, его убили?

— Не знаю, но в управлении большинство так думает.

— Сообщи тогда, если что-то изменится и Ласситер объявится.

— Ладно. Ты тогда тоже, да?

— Именно. Спасибо. И привет Монтойе.

— С удовольствием бы передал, — сказал Бенц, — но я давно его не видел. Он куда-то пропал.

— Он вернется?

— Не знаю. Не уверен.

— Если увидишь, попроси его мне позвонить, — сказал Рид.

— Хорошо.

Разговор закончился. Рид защелкнул ручку и посмотрел в окно. По городу ползли вечерние тени. Кто-то убил Винса Ласситера? Его смерть связана со смертью Бобби Джин? Может, он окажется в очередном гробу, если, судя по письму убийцы, будут еще жертвы. Или Ласситер сбежал? Может, он как-то связан со странными убийствами?

Рид добавил информацию по Ласситеру в свои записи на компьютере и тут скорее почувствовал, чем услышал, как кто-то подошел. Обернувшись через плечо, он увидел, что в дверях стоит Клифф Зиберт. Высокий, мощный, коротко стриженный, вечно хмурый Клифф был еще молодым сотрудником. Дело свое он знал, но все время казался озабоченным. Рид ни разу не видел, чтобы Зиберт шутил с другими детективами, и думал, что парню надо научиться отвлекаться. Юмор, даже черный, помогает сбросить напряжение от часто неприятной работы.

— Чем могу служить? — спросил Рид.

— Я хотел бы взять твои записи по делу Гробокопателя.

— Мои записи?

— Меня назначили на это дело. Я буду напарником Морисетт.

— Да? — Рида бросило в жар.

— Да. — Что ж, по крайней мере, парню неудобно об этом говорить.

— У Морисетт есть все, что я успел наработать.

— Но ты же делал какие-то записи для себя. Их у нее нет.

Похоже, он заметил, что на мониторе висят именно эти записи.

— У нее есть все, что ей нужно. Все факты.

— Да я скорее об ощущениях говорю. Ну… о подозрениях.

— Думаешь, я их записывал?

— Все записывают.

— Я пошлю их Морисетт, — сказал Рид, не собираясь уступать младшему коллеге. Что-то в Клиффе Зиберте Рида напрягало, и он не мог понять, что именно: послужной список Зиберта был безупречен, но Рид ему все равно не доверял. Он вообще не доверял чистым послужным спискам. — По электронной почте.

Зиберт хотел было возразить, но под взглядом Рида передумал. С непроницаемым лицом он сказал:

— Хорошо, у нее и возьму.

Хрена с два, подумал Рид. Он перешлет факты и свои выводы по ним, но собственные ощущения, гипотезы и теории оставит при себе. Они все равно никому не помогут. Он быстро сбросил файлы на диск и положил его в портфель. Затем отредактировал информацию на жестком диске и отправил ее Морисетт. Когда он закончил, времени до встречи с Никки оставалось в обрез, но все-таки сделал крюк до кабинета Кэтрин Окано. Тоня Кэссиди, секретарь Окано, убирала стол после работы.

— Мне надо увидеть Кэти.

— Она уже ушла.

Рид стиснул зубы и испепелил Тоню взглядом. По его мнению, Тоня страдала излишним раболепием.

— Когда она вернется?

— В понедельник. Черт.

Она говорила, что ты можешь зайти, и оставила тебе вот это. — Тоня полезла в верхний ящик и извлекла оттуда помятый конверт. Приподняв брови в знак того, что она-де уже знает о содержимом, она протянула его Риду.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что там такое.

Но только в коридоре он открыл его и развернул листок.

Отчет лаборатории был недвусмысленным. Его кровь — группа В, резус отрицательный — с высокой вероятностью свидетельствовала, что именно он был отцом ребенка Бобби Маркс. Сообщалось, что результат анализа на ДНК последует, как только все будет готово.

Отчаяние снова охватило его.

Его ребенок.

Этот подонок убил его ребенка.

Глава 19

— Но я сегодня никак не могу, — сказала Никки, удерживая трубку телефона плечом и только вполуха слушая сестру. Времени было в обрез, и она только что закончила последние штрихи к следующей статье о Гробокопателе.

Но у сестры были свои проблемы, и, судя по голосу, серьезные.

— Почему? Никки, я ведь не так уж часто прошу тебя посидеть с ребенком!

Это правда, подумала Никки.

— В любой другой вечер, Лили, клянусь. Но меньше чем через час полиция дает пресс-конференцию по делу Гробокопателя, а потом у меня важное интервью. Очень важное.

— Ну, возьми ее с собой.

— Взять с собой двухлетнюю девочку? Ты с ума сошла? — Никки даже сделала опечатку. — Блин. — Она откинулась на кресле и убрала руки с клавиатуры. — Лучше ты возьми ее с собой.

— Но у меня свидание. Я бы тебя не просила, но няня продинамила меня в последний момент.

— Ладно, слушай… Забрось Фи к маме с папой. Я ее подберу после интервью… скажем, около половины десятого или в десять, завезу к тебе и поработаю на ноутбуке, пока она не заснет.

— Ну не знаю…

— Если тебя это не устраивает, найди еще кого-нибудь. Позвони Кайлу, — предложила она.

— Кайлу? Гм. — Лили пренебрежительно фыркнула при упоминании о брате. — Да что он знает о детях?

— А я что знаю? Слушай, Лили, я уже опаздываю.

— Ладно, закину к родителям, но это как-то неудобно. Мы договорились с Мелом на семь. — Со вздохом она добавила: — Знаешь, в чем твоя главная проблема, Николь?

Так, начинается…

И почему мне кажется, что ты собралась меня поучать?

Никки бросила сотовый телефон в сумку.

— Ты совсем как Эндрю, — сказала Лили, пропустив подковырку мимо ушей. — Ты законченная эгоцентристка. Как будто весь мир вращается вокруг тебя одной. — Она сердито повесила трубку, и Никки поморщилась. И от обиды, и от громких гудков. Пусть себе Лили бросает трубку после резкостей. Еще когда она была ребенком-нытиком, Лили всегда следила, чтобы последнее слово оставалось за ней. Псевдо интеллектуалка, сторонница науки, либерализма и высокой моды, дни свои она проводила в заботах о дочери, курении тонких черных сигар и спорах о литературе и философии. Она подрабатывала в кофейне, играла на флейте или пела джаз. Никки пару раз бывала там и ничего не поняла в этой музыке. Песни, казалось, не заканчивались вовсе, а мелодия мало чем отличалась от обычного шума.

Лили стоически скрывала имя отца маленькой Офелии; видимо, секрет отцовства старшая сестра Никки унесет с собой в могилу. Да и какая разница? Офелия, обожаемая сиротка, заняла сердце Никки, как только та впервые увидела племянницу в роддоме. При одной мысли о прелестной двухлетней девочке со спутанными волосенками у Никки на лице появлялась улыбка.

Никки закончила черновик статьи, оставив место для изменений на тот случай, если услышит что-то важное на пресс-конференции или на интервью с Ридом и придется что-то пересмотреть, взяла пальто и побежала на улицу. И чуть не врезалась в дверях в Норма Мецгера.

— Смотри, куда идешь.

— Да уж, ты, как всегда, джентльмен, — произнесла она, хотя только ругани с Нормом ей сейчас и не хватало. А лучше вообще никогда.

Он подарил ей сердитый взгляд, и она приготовилась к грядущей словесной казни.

— Где, черт подери, ты берешь информацию?

— Что ты имеешь в виду?

— Как ты оказываешься на шаг впереди полиции? — Он держал дверь, так что волей-неволей пришлось с ним разговаривать.

— И вовсе я не на шаг впереди.

— Ты написала статью о серийном убийце еще до того, как полиция сделала заявление. Я слышал, что в шесть пресс-конференция. — Он посмотрел на часы. — Через двадцать минут. Спорим, они просто перескажут другими словами то, что ты уже напечатала, и признают возможность существования серийного маньяка.

— Я не знаю, правда.

— Удивительно.

— И почему ты не там, не участвуешь в соревновании?

— Я работаю, — горько сказал он. — По-моему, соревнование у нас прямо здесь и сейчас.

— Норм, ну хватит уже. — Она отстранилась и проскользнула мимо него.

— Знаешь, Жилетт, тебе, пожалуй, даже не стоит ходить на эту пресс-конференцию. Твой «источник» рассказывает тебе все раньше, чем остальным.

— Тебя раздражает, что у меня есть источник, что ли? — ощетинилась Никки. Она и так уже долго его терпит.

— Меня раздражает, что ты наживаешься на своем имени. Ты дочь Большого Рона Жилетта, и тебе открыто гораздо больше дверей, чем нам, рабочим лошадкам.

— Думаешь, дело в моем имени?

— Не думаю — знаю. — Его улыбка под усами была фальшива, как бриллианты шулера.

— Ну и знай себе. — Она ухитрилась сдержать язвительный ответ, который вертелся на языке. — С этим точно далеко не уйдешь. — И она с пылающими щеками побежала через улицу к парковке. Ее самолюбие было задето, хотя он не сказал ничего такого, чего она не слышала бы раньше или даже не думала бы сама. Она забросила сумочку и портфель на заднее сиденье и забралась за руль. Не позволяй ему себя доставать, сказала она себе, выезжая со стоянки. Не позволяй ему чувствовать себя победителем. Ты-то знаешь правду. Вот это-то ее и беспокоило. Она наживается не на имени отца — она использует смерть брата и чувство вины его друга, чтобы написать статью. Никки помчалась к полицейскому участку и втиснулась на стоянку сразу за телевизионным фургоном. Уже почти стемнело; на ступеньках управления вот-вот должна была начаться пресс-конференция. Горели уличные фонари, воздух был холодный, но сухой. Журналисты, фотографы и зеваки слонялись вокруг, и несколько полицейских в форме удерживали их на расстоянии.

Через несколько минут явились Норм Мецгер и Джим Левитт. Норм в шерстяной кепке и френче двинул в толпу, а Джим навинтил на фотоаппарат телевик и последовал за Нормом. Как цепной пес, черт возьми, подумала Никки, решившая на этот раз стоять подальше в толпе репортеров. Она подумала об электронном письме, которое получила от Гробокопателя, и улыбнулась. Это ее туз в рукаве. Несмотря на то, что само по себе сообщение кошмарно. Не имеет значения, что она услышит от полиции; это не идет ни в какое сравнение с прямым контактом с убийцей. И она поделится этим с полицией. В нужное время. Когда это опубликует.

Ветер был холодный, и она застегнула куртку. Началась пресс-конференция. Полицейский секретарь по связям с общественностью, Эбби Марлоу, сделала небольшое заявление по поводу случившегося. Она рассказала несколько новых фактов об убийствах, намекнула, что убийца, возможно, снова нанесет удар и что он может находиться в районе Саванны. Она попросила прессу и публику помочь полиции и, если кто-то видел что-нибудь необычное или подозрительное, сообщить в полицейское управление, для группы расследования, которая как раз собирается. Она назвала имена жертв и ответила на несколько вопросов.

— Жертвы как-то связаны между собой? — спросила темноволосая женщина с местного канала.

— Насколько мы знаем, нет.

— Верно ли, что два тела были положены в один гроб? — поинтересовался Норм.

— Мы нашли два гроба, в каждом из них находился его хозяин и еще одна жертва.

— И они были похоронены заживо? — Снова Норм. — Да.

— Есть какие-то улики? — встрял Макс О'Делл с телевидения.

— Расследование продолжается, но мы просим всех поделиться информацией, если кто-то таковой обладает.

Никки виновато подумала о записке в сумочке, записав остальные вопросы и ответы.

— У убийцы есть какая-то особая манера? — продолжал настаивать О'Делл. — Кроме того, что он хоронит людей живьем?

Последовало несколько сардонических смешков, но их развеял поднявшийся ветер. Рыжеватая челка упала Эбби на глаза.

— Я, разумеется, не имею права это комментировать, поскольку можно повредить расследованию.

— Убийца не пытался идти с вами на контакт? — спросила Никки, и Эбби Марлоу слегка насторожилась. Она впилась взглядом в Никки.

— Опять же я не вправе об этом говорить.

— Но разве для серийных убийц не характерно пытаться обмануть полицию, начать играть с ней, чтобы выйти на контакт или сбить со следа?

— Иногда, — согласилась Эбби, и другие журналисты, почуяв скрытую информацию, забросали ее вопросами, но вскоре она с улыбкой заявила, что полиции более нечего сказать.

По реакции Эбби Марлоу Никки поняла, что слова, оброненные Клиффом, были правдой: Гробокопатель уже связывался с полицией Саванны, а точнее, с Ридом. И еще убийца писал ей. Он выделил ее. Возможно, из-за первой статьи про него. По работе она знала, что убийцы, притворяясь законопослушными гражданами, часто любят работать с полицией, втираться в доверие к детективам, что им нравится чувствовать себя умнее и круче тех полицейских, которые должны их изловить, что они любят быть ближе к действиям… Тут ей показалось, что к шее прикоснулись ледяные пальцы. Вполне вероятно, что убийца здесь… у ступенек полицейского управления… наблюдает… ждет… чувствует свое превосходство… хочет смешаться с толпой.

Никки чувствовала его присутствие по перемене ветра… Да нет, это уже галлюцинации. И все же она быстро осмотрелась вокруг. Журналисты упаковывались, операторы снимали с плеч камеры, зеваки в темных пальто и шляпах слонялись в тени. Но почему у нее такое чувство, что за ней наблюдают? Что ее как-то выделили? Она вспомнила о человеке, которого вчера утром видела среди листвы у бистро, и у нее перехватило дыхание. Фонари только включили. На заднем плане, отдельно от толпы, мелькало несколько высоких мужчин. Вдруг один из них следил за ней, а когда она посмотрела в его сторону, быстро исчез в наступающей темноте?

У тебя и в самом деле паранойя, Жилетт, предостерегла она себя и выключила диктофон.

— Получила, что хотела? — прошептал в ухо мужской голос, и она вздрогнула. Когда она оборачивалась, сердце ее выскакивало из груди.

Это был Норм Мецгер.

— Вроде да. — Спокойно. Он урод и завистник, но в принципе безобидный. — А ты?

— Что это за вопрос про убийц, которые пишут в полицию?

— Это довольно часто встречается. Сам знаешь. Или должен знать. В конце концов, ты же у нас криминальный репортер.

— Но Марлоу чуть с лестницы не упала, когда ты про это спросила. Твой болтун сказал, что убийца звонил или писал в полицию?

— Я просто задала естественный вопрос, и все. — Никки убрала диктофон, ручку и бумагу в сумочку. — Слушай, мне пора бежать.

Его глаза в тени козырька шерстяной кепки сощурились.

— Ты что-то знаешь.

— Блин, Мецгер, ты поразишься, но я вообще много знаю. Очень мило с твоей стороны, что ты это наконец признал. — Она повернулась и зашагала к своей «субару». Она была почти уверена, что он пойдет следом, но шагов за спиной не услышала, а когда села в машину, то заметила, как Норм и Джим Левитт направляются к «импале» Норма. Ей не понравилось, что он обратил внимание на ее вопрос. На этот раз, к счастью, ее машинка завелась после первого же оборота ключа.

Вернувшись в офис, она закончила статью, отослала ее, посмотрела на часы и поняла, что опаздывает. В машине она взглянула в зеркало заднего вида, убедиться, что Мецгер или кто-то другой не едет за ней. Интервью с Пирсом Ридом должно быть конфиденциальным. Абсолютно конфиденциальным.

Рид посмотрел на часы. Она опаздывала уже на пять минут. Он подождет еще пятнадцать, и, если она не появится, настанет ее смертный час. Фигурально выражаясь.

Или его.

Сидя за рулем «кадиллака» на темной стоянке, он жалел о своем решении. То, что он придумал, может стоить ему значка. Но надо ведь что-то делать. Все, что угодно, чтобы узнать, кто же засунул Бобби в этот гроб.

Окна уже запотевали, но он все смотрел на «Барбекю у Джонни Би» — ресторан, который, судя по неоновой вывеске, предлагал «прославленное во всем мире южное барбекю». Реклама, конечно, слегка преувеличивала, но на стоянке было полным-полно пикапов, трейлеров, побитых фургонов и седанов. «Кадиллак» был тут как раз к месту. Рид смотрел, как покупатели входят и выходят, плечом открывают двойные двери здания эпохи пятидесятых с большими окнами-иллюминаторами, грязными белыми стенами, хлипкой крышей. Он уже заходил туда. Еда лежала в двух бумажных пакетах на пассажирском сиденье. Даже в темноте он видел жирные пятна на бумаге.

— Ну давай, давай, — пробормотал он и удивился, как сильно хочет поговорить с Никки Жилетт. Долгие годы он избегал и ее, и прочих, кто хоть как-то был связан с прессой. Она симпатичная, умная, сексуальная и самоуверенная. И еще она дочь судьи Рональда Жилетта. Достаточно причин, чтобы бегать от нее, как от чумы.

Сверкнули фары, и на переполненную стоянку въехала машина. Маленький серебристый автомобиль взвизгнул тормозами и остановился. Это «субару» Никки Жи-летт. Отлично. Ему не понравилось, что при мысли о ней он ощутил прилив адреналина, но убедил себя, будто дело в том, что он собирается совершить, подвергая себя риску вылететь с работы.

Он открыл дверцу «кадиллака» и шагнул навстречу ветру, который дул с Атлантики. Пахнуло солью, болотными травами и песчаными дюнами, которые окружали стоянку. Плащ хлестал его по ногам.

Никки припарковалась на гравии и открыла дверцу машины, не успел двигатель «субару» заглохнуть. Она явно спешила. Как всегда. Она замучила его еще в деле Монтгомери — все время становилась у него на пути и поперек горла. Что-то в этой пробивной маленькой женщине его чертовски беспокоило. Он не спал из-за нее куда больше ночей, чем мог признать. Нестерпимо было думать, как часто она являлась ему во сне. Иногда как назойливый репортер, иногда как сексуальная Лолита, соблазняя твердой грудью, тонкой талией, крепкими ногами и тугой вызывающей попкой. Эти сны беспокоили его больше всего: ведь он далеко не восхищался ею, не чувствовал к ней ни малейшей нежности, даже не хотел бы узнать ее поближе. Нет. Эту женщину нужно избегать. Точка.

И вот он здесь, ждет ее.

Он поднял воротник от ветра. Никки забрала с заднего сиденья сумку, закрыла машину и быстро пошла к ступенькам ресторана, прямо за его «кадиллаком».

— Никки, я здесь, — позвал он, и она резко остановилась. Черное пальто на талии туго стягивал пояс, волосы лезли в глаза, когда она взглядом обшаривала темноту.

Он направился к ней; под ногами захрустел гравий. Повернувшись, она резко выдохнула, рука потянулась к горлу:

— Ох, Рид! Вы перепугали меня до смерти!

— Да? — Он не смог сдержать довольной улыбки, тронувшей уголки рта. Хоть чем-то он ее пронял.

— Да. И тут нет ничего смешного.

— Вы правы. Послушайте, будет лучше, если нас не увидят вместе, так что давайте проедемся.

— Проедемся? Сейчас? — Она обвела взглядом стоянку.

— Да.

— Почему? Вы что, собрались поиграть в рыцаря плаща и кинжала? В чем дело?

Но все же она пошла за ним и, открывая дверцу, пробормотала, что все это смахивает на плохой фильм ужасов.

— Осторожно. На переднем сиденье ужин.

— Что? Ужин? Вот это? — Никки уставилась на жирные пакеты, пока он забирался за руль. — Да уж, Рид, вы умеете поражать девушек.

— Ну да, годы практики. — Он вывел машину со стоянки. — И не стоит, чтобы нас видели вместе.

Она немного успокоилась, когда он поехал на восток по И-80. Шины пели, темные облака обложили ночное небо.

Сверкнули и исчезли фары, и Рид принял меры, чтобы убедиться, что за ними никто не едет. Он не лгал. Если кто-то увидит его с Никки Жилетт, на работе будут серьезные проблемы.

— Извините, что я опоздала, — сказала она.

— Ну, у вас было еще минут десять, — сказал он, остановившись на красный цвет.

— И что потом? Вы бы уехали?

— Вроде того. — Зажегся зеленый, и он тронулся за несколькими машинами к острову.

— Замечательно, — хихикнула она. — Вас не было на пресс — конференции.

— Ну, вы меня там и не ждали. Она посмотрела на него, и он почувствовал этот взгляд, даже несмотря на то, что сам пристально смотрел вперед, включив «дворники», потому что стекло запотело.

— Вы же знаете, что я не работаю над этим делом.

— Да. Вы поэтому мне позвонили? — Да.

Он переехал через мост на остров Тайби и машинально повернул на Восточное побережье.

— И что, вы хотите дать мне материал для статьи? — Никки даже не позаботилась скрыть скептицизм.

— Не дать, а обменять.

— Да ну? Вы ведь всегда бегали от меня как от чумы. Он ехал на верхнем пределе скорости, чтобы не привлекать внимания.

— Так вы заметили?

— Чтобы не заметить, мне надо быть слепоглухонемой. Рид, вы вели себя так, будто я принадлежу к отбросам общества.

— Конечно, вы ведь журналистка.

— Давайте не будем начинать, — быстро сказала она. — Так чем вы хотели обменяться?

Его пальцы вцепились в руль.

— Информацией.

— По Гробокопателю? Отпираться уже незачем. — Да.

Он завладел ее вниманием. Полностью. Особый соус Джонни Би начал издавать свой всемирно известный аромат, но Никки уставилась на Рида, словно у него только что открылся третий глаз.

— Хорошо, но давайте я сразу уточню кое-что. Если вы попросите меня раскрыть мои источники, я не соглашусь.

Он остановился на боковой улочке недалеко от пляжной стоянки и заглушил мотор. Сквозь лобовое стекло Рид смотрел на океан. Черная вода Атлантики сердилась; белые шапки пенились на поверхности.

— Давайте поедим, пока не остыло.

Он открыл холодильник за передним сиденьем и извлек две бутылки пива. Свинтив крышки, вручил одну Никки и взялся за горячие бутерброды.

— С говядиной или свининой?

— Без разницы… давайте свинину, — добавила она, чуть не онемев от неожиданности. — Спасибо. — Она взяла бутерброд и полдюжины салфеток, которые прилагались к заказу. — Это что-то вроде мирного предложения?

— Ну да.

— Серьезно? — Она начала разворачивать вощеную бумагу.

— Считайте, что это взятка.

— Я уже сказала, что не раскрою свой источник…

— Ладно, ясно. Я это с первого раза понял. — Рид впился зубами в бутерброд и посмотрел на белый песок и черное море. — Вы получаете информацию с той же скоростью, что и управление. Значит, ее раскрывает кто-то из наших.

— Я уже сказала, что не собираюсь это обсуждать.

— Ну да. Предполагается, что вопросы задавать будете вы. Тогда нам особо не о чем говорить. — Он сделал порядочный глоток пива и заметил, что к своему она не притронулась.

Повисла напряженная тишина, и Никки наконец отпила из бутылки.

— Мне известно, что у вас была связь с Барбарой Джин Маркс. Вы отстранены от расследования по этой причине? — Он не ответил, и она продолжила: — Послушайте, если вы собираетесь обмениваться информацией, нужно не только брать, но и давать. Барбара Джин Маркс была беременна, когда умерла.

У него перехватило горло, но внешне он оставался невозмутим.

— Я думаю, что отцом ребенка могли быть вы.

— Она была замужем, — уточнил он, но внутри у него все сжалось.

— Мужу сделали вазэктомию, — сказала Никки, глядя на него.

— Откуда вы знаете? — Рид подозревал это, хотя прямо Бобби ему не говорила, но как это выяснила Никки Жилетт? По больничным записям?

— Ну… Вы хотите со мной работать, так давайте работать, но я не сдам свой источник. Насколько я понимаю, у вас могут быть три причины для сделки со мной. — Она загнула палец. — Первая — вы хотите узнать моего информатора. — Второй палец последовал за первым. — Или хотите знать, что я делаю, потому что в управлении с вами никто не делится. — Третий палец. — Или и то и другое. Вы, возможно, недовольны тем, что вас отстранили от дела, особенно потому, что оно так близко касается вас, и вы надеетесь, что, объединив силы, мы найдем что-то новое. — Она откусила от бутерброда. — Я не спрашиваю, что могу дать вам. А вот что, учитывая ваши обстоятельства, вы можете предложить мне?

— У меня есть информация, которую не знает никто.

— И вы дадите ее мне? — недоверчиво поинтересовалась она.

Он как раз раздумывал над этим.

— При условии, что вы не опубликуете ее, пока расследование не будет закончено.

— До ареста или до суда и обвинения?

— Естественно, до суда.

— И зачем это мне? Мне будет известно не больше, чем остальным журналистам города.

— Нет, ну не сейчас, но, когда все закончится, вы сможете написать неплохую книгу.

— Мне этого мало, Рид. Мне нужен эксклюзив сейчас. Для газеты.

— Я не могу ставить под удар расследование.

— Что ж, значит, мы зашли в тупик. — В темноте она доела бутерброд и промокнула салфеткой уголки рта. — Очень вкусно. А вам как? — Он опять не ответил, и она вздохнула: — Я просто не понимаю, чего вы от меня хотите.

— Я хочу знать все, что вы знаете, и быстро. Разумеется, услуга за услугу, но я должен иметь право вето на то, что вы напишете. Последнее слово за мной. — Похоже, его все-таки уволят, но пошло все к черту. Он хотел как можно быстрее отомстить убийце, пока тот не убил еще кого-нибудь. — Вам придется согласиться не печатать определенный материал до завершения дела. Точка.

— Ладно, — сказала Никки, тщательно вытирая руки. — Раз уж мы пришли к соглашению, мне надо вам кое-что показать. Я собиралась отвезти это в полицию завтра утром, но… — Она пожала плечами, открыла сумочку и вынула оттуда несколько листков бумаги, каждый в пластиковом конверте. — Это прислали мне.

Рид включил свет и похолодел, когда прочел первую записку:

ВЕЧЕРОМ.

Затем вторую:

ГОТОВО.

И третью:

ТРЕТЬ ГОТОВА — БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ?

А ДО ДВЕНАДЦАТОГО

НИКТО НЕ МОЖЕТ ЗНАТЬ.

Он задержал дыхание. Записки были от убийцы. Никакого сомнения. Две первые на той же бумаге и написаны тем же почерком, что и его послания. Последнее сообщение, очевидно, пришло по электронной почте.

— Когда вы их получили? — требовательно спросил он, и все его тело напряглось. Убийца связывался и с Никки Жилетт, и с ним. Почему?

— На днях.

Он выслушал объяснения Никки, как она нашла первую записку на лобовом стекле, а вторую в собственной кровати. Третья действительно пришла по электронной почте.

Рид был вне себя. Его переполнил страх.

— В вашем доме, в вашей спальне побывал маньяк — и вы не обратились в полицию?

— Ну вот, обращаюсь.

— Но убийца был в вашем доме!

— Я уже сменила замки и собираюсь позвонить в охранную фирму, чтобы установили сигнализацию и сенсорные датчики.

— Вам нужно покинуть это место. Уезжайте. Бегите оттуда. — Его мозг лихорадочно работал, подгоняемый паникой. — Никки, это не игра, перед нами опасный маньяк. Очень опасный. Как он попал в вашу квартиру?

Она сказала, что дверь не взламывали, и описала, как все выглядело, когда она пришла домой: ворота открыты, кот на лестнице. Рид сразу вспомнил кота Роберты Питере, которую похоронили заживо.

— Вам нужно было вызвать полицию, — проворчал он. — Поменяв замки, вы, наверное, безнадежно испортили улики! Этот тип взял вас на мушку, Никки. Ради бога, нельзя туда возвращаться.

— Тогда мне опасно быть где угодно.

— Возможно.

— И что мне делать? Потребовать от полиции круглосуточной охраны?

— Именно.

— Эй, Рид, — она коснулась его рукава, — вы что, подряжаетесь на эту работу?

— А вы догадливая. — Он завернул остатки бутерброда в бумагу и бросил в холодильник. Одним движением завел машину.

— Куда мы едем?

— К вам домой. — Он взял мобильник. — Там уже будет экспертная группа, и, если вы решите-таки остаться, я останусь с вами. Иначе заберу вас к себе.

— Погодите…

Он двинулся с места и поехал на материк.

— Вот так-то, Никки. Пойдет?

— Черт. — Что?

— Мне сегодня вечером нужно сидеть с племянницей.

— Даже не думайте.

— Но…

— Вы хотите подвергнуть ее опасности?

— Конечно, нет.

— Так оставьте ее с матерью.

— Она с моими родителями. — Никки посмотрела на часы. «Кадиллак» двигался к Саванне. — Я уже опоздала.

— Позвоните им и попросите оставить ее. Потом позвоните сестре. У нее ведь есть сотовый?

— Да, всегда с собой.

— Вот и прекрасно. Никки, я ведь не шучу. Это серьезно. И очень опасно. Оставьте племянницу на ночь там, где она сейчас. Поверьте, лучше не сдержать обещания, чем умереть.

— Ладно, ладно, я поняла. — Она потерла руки, и в голубом свете фар проехавшей мимо машины он заметил морщинки у ее рта и то, как нервно она кусала губы. Что ж, она поняла. Наконец-то.

Никки достала телефон.

— Ну и кто вы теперь? — спросила она, когда клавиатура телефона засветилась и она начала набирать номер. — Мой личный телохранитель?

— Вот именно, — ответил он. Превышая скорость, он одновременно звонил по своему сотовому Морисетт. — Поверьте, я так же рад этому, как и вы.

Кто следующий?

Посматривая в телеэкраны, он был разочарован тем, что о Гробокопателе сегодня вечером не упоминалось. Даже утренний переполох на кладбище Хэритидж перестал быть предметом повышенного интереса. Пресс-конференция давно закончилась, и из нее показали всего несколько кадров.

Дураки.

Похоже, никто не воспринимает его всерьез.

Кроме Никки Жилетт. Которую отец прозвал Петар-дочкой.

Может быть, из-за светло-рыжих волос и взрывного характера. Она умная, сексуальная, не боится добиваться того, чего хочет, — да, с этой женщиной нужно считаться.

Она хотела получить материал, и он его предоставит. Материал всей ее жизни.

И смерти.

Он сел перед компьютером и уставился в мерцающий монитор. Там были картинки, которые он сделал сам. Скринсейвер с фигурками Бобби Джин Маркс, Полин Александер, Томаса Мэсси и Роберты Питере, которые плясали на черном фоне. Каждые три секунды они превращались в груду костей, затем рассыпались в прах и принимали первоначальный вид. Это он так настроил программу.

После каждого удачного захоронения Супергерой брал фотографии, которые бережно хранил, сканировал их и добавлял в коллаж, где они исчезали и снова появлялись.

Всего четыре, но скоро, очень скоро у них будет компания. Он вспомнил о письмах, которые послал сегодня, и улыбнулся.

От предвкушения даже руки вспотели.

Облизывая губы, он обдумывал следующее похищение.

Следующее убийство.

Он повернулся к музыкальному центру, включил аудиозаписи и стал слушать. Сначала Бобби Джин: ужас, страх, крики, мольбы… да, это было здорово. Кровь быстрее побежала по венам. Он закрыл глаза. Член затвердел в ожидании.

Потом он услышал хныканье старухи… От криков по телу пошла дрожь, разгорячилась кровь, сердце забилось сильнее. Он думал о Бобби Джин. И Никки. Дышал он часто, прерывисто.

Он облизал пересохшие губы.

Кто следующий?

Он закрыл глаза и стал беспокойно водить пальцем по фотографиям в альбоме.

— Эники-беники ели вареники…

Рука остановилась. Он открыл глаза и увидел фотографию улыбающейся красивой знойной женщины… Хотя снимок был сделан двенадцать лет назад, он знал, что она осталась такой же привлекательной.

Он хотел ее.

Господи, как он хотел ее.

Член запульсировал, и ему стало интересно, как ей понравится проснуться в гробу. Представил ее ужас. Как исказятся от страха прекрасные черты, как она будет плакать и молить о пощаде — но тщетно. От ужаса у нее едва не остановится сердце. Воздуха в гробу будет все меньше… легкие будут гореть огнем… о да…

Он почувствовал себя мощным.

Сильным.

Коварным.

Нетерпение пробежало по венам.

Он еле сдерживался.

— Ты следующая, киска, — жарко прошептал он. Эрекция распирала ширинку. Господи, как же он хотел ее трахнуть. Войти в нее. Показать ей, что он может сделать с ней все, что хочет. Наверное, после. Или до. Но погрузиться в ее жаркую плоть… или даже в холодное, мертвое лоно… Без разницы.

Он ни одну из них не трахал… не позволял фантазиям овладеть собой настолько, чтобы не суметь противостоять искушению. Но как знать, возможно, тут он немного изменит свой ритуал.

От предвкушения участился пульс, он медленно наклонился к альбому, и ее красивое улыбающееся лицо расплылось в пятно. Потом, не закрывая глаз, он взасос поцеловал фотографию.

Глава 20

— Так ты опять меня прокатила, Никки! Прекрасно, ничего не скажешь! — В голосе Лили явно слышалась насмешка, даже несмотря на плохой прием телефона Никки.

У «Джонни Би» Никки пересела в свою машину, и сейчас Рид ехал за ней в Саванну. Никки почти не обращала внимания на реку, пробки, ограничение скорости, огни Саванны, манившие к себе в темной ночи. Она сосредоточилась на разговоре с рассерженной сестрой.

— Я же сказала, что опасно забирать Фи, — в третий раз повторила она. — Как ты не понимаешь? Мою квартиру взломали, Лили. Тот, кто это сделал, оставил мне жуткую записку. В моей кровати. — Ее передернуло. Она представила, как чужак трогает ее белье, проводит пальцами па ее постели, роется в ее вещах.

— И что, это странно?

— Ты разве не знаешь, что на свободе разгуливает серийный маньяк?! Это мог быть он.

— Да, но почему он вломился именно к тебе, а? Давай подумаем. Может, потому, что ты продолжаешь о нем писать? Привлекаешь его внимание? Ничего удивительного, что ты стала мишенью. Он обозлился.

— Ничего подобного. Ему нравится мое внимание. Он жаждет его. Таков склад ума у маньяка.

— Да ну? У них есть ум?

— Да, Лили, есть, и они…

— Господи, он убивает людей! Какой тут ум? — закричала та, потом взяла себя в руки. — Слушай, Никки, все понятно, да. Все логично. Это твоя жизнь, и она важна. — Лили явно не могла сдержать сарказма. — Значит, я уезжаю отсюда и забираю Офелию у родителей. Черт с ним, с тем, что я делаю. Черт с ним, с ужином по сто долларов за блюдо с кандидатом, которого поддерживает Мел, что это важно для него, что это важно для меня. Потому что все упирается в тебя, да? Как всегда.

— Нет, Лили, — с готовностью съязвила Никки, съезжая с шоссе. — Все упирается в тебя. Как всегда.

Лили бросила трубку с такой силой, что Никки поморщилась и положила телефон в держатель для чашки, который находился рядом с сиденьем водителя. Она убеждала себя, что должна чувствовать вину, но не могла.

Так Лили всегда реагировала на проблемы. Начинала орать.

Все еще кипя от возмущения, она проехала по исторической части города. Повернула на повышенной скорости, чтобы проскочить на желтый свет, и заставила себя успокоиться. Ругань с Лили не бог весть какая новость. Они никогда не ладили. Никки посмотрела в зеркало заднего вида: Рид по-прежнему ехал следом, не отпуская ее далеко вперед и не приближаясь вплотную. То, что он рядом, странным образом ее успокаивало. Ей нравилось, что он так близко. Так он становился доступнее, к тому же ей показалось, что его голос как-то смягчился, словно он заботится о ней, пусть даже просто как о человеке, которого он призван защищать.

С этой мыслью она буквально пролетела следующий светофор.

— Остынь, — посоветовала себе она. — Ты замечталась не о ком-нибудь, а о Пирсе Риде. — Разозлившись на себя за свои мысли, Никки припарковалась на маленькой стоянке. Полицейская машина уже стояла на дорожке к мусорным бакам. Красно-синие мигалки освещали старые кирпичные стены, высокие окна и поблескивающие ставни некогда роскошного здания, которое теперь она называла своим домом. Уже натянули желтую ленту, чтобы держать подальше зевак, но в нескольких соседских окнах горел свет. Те, кто посмелее, наспех накинув пальто прямо на пижаму, стояли, глядя на окна ее квартиры, и некоторые соседи принялись осаждать вопросами полицейского со стоическим выражением лица.

— Что происходит? — спросила одна женщина. Она стояла под зонтом рядом с крупным неуклюжим мужчиной, одетым в помятый спортивный костюм.

— Честно — не знаю, — сказал полицейский, — но, если вы отойдете и позволите нам делать свою работу, мы будем крайне благодарны.

Крупный мужчина намека не понял.

— Что-то случилось в квартире на верхнем этаже, в башне. — Он ткнул зонтиком вверх, и любопытные соседи задрали носы, посмотреть на окна Никки. Никки отшагнула за зонтик, где ее не могли увидеть соседи, и обрадовалась, когда краем глаза заметила, что Рид уже подходит.

— Там ведь, кажется, живет Никки Жилетт? — спросила женщина под зонтом. Никки отодвинулась еще дальше. — Эта журналистка, знаете. Та, которая написала статьи о Гробокопателе…

Никки попятилась, пока участники диалога не обернулись и не узнали ее. И чуть не наткнулась на Рида. Тот схватил ее за руку и отвел подальше. Внезапно она обрадовалась, что может на кого-то положиться, что чувствует чьи-то сильные пальцы на своей руке. Сейчас она была под защитой, хотя и понимала, что все равно ее заметят и узнают. Собралось еще больше соседей. К счастью, большинство держались подальше от полиции, предпочитая укрытие в тени собственных балконов. Мимо проехало несколько машин. Катились они медленно; водители пялились на элегантный старый дом, пассажиры показывали на него пальцами, а воющие в ночи сирены все приближались.

— Просто катавасия какая-то, — пробормотала Никки вполголоса.

— Если не хуже, — согласился он.

— Спасибо, утешили.

Один из полицейских в форме отгонял зевак. Сырой холодный ветер хлестал Никки по щекам, забирался под пальто. Машины медленно ползли дальше.

— Нам нужен ключ, — сказал Рид.

Она хотела было отказать — мысль, что полиция вторгнется в ее личное пространство, была неприятна, — но все же порылась в сумочке, нашла связку и отделила квартирный ключ.

— Мы зайдем, как только получим разрешение.

— От кого?

— От Дайаны Мозес[8]. И честное слово, фамилия ей очень подходит. У нас в управлении она действительно записывает слово Господне.

Никки хихикнула, несмотря на взвинченные нервы. Посмотрев на Рида, она заметила, что, хотя он не улыбался, глаза его потеплели, обычно суровое лицо немного смягчилось — нотка нежности за грубыми чертами.

— Стойте здесь, — сказал он, отпустив ее руку: приехал фургон экспертной группы, сопровождаемый двумя полицейскими автомобилями и фургоном с телевидения. Никки смотрела, как из него выходят журналист и операторы, а Рид тем временем заговорил с невысокой чернокожей женщиной, которая, казалось, постоянно хмурилась. Женщина бросила любопытный взгляд на Никки, но мрачное выражение не исчезло — наоборот. Очередная «любительница» прессы. Рид представил женщин и вручил Дайане ключ.

— Эй, что тут происходит? — это наконец-то проснулся управляющий, Фред Купер, явно недовольный вторжением. В своем полосатом халате он выскочил из-за угла дома, словно бульдог. Жидкие седые волосы всклокочены, мешки под глазами свидетельствовали о недосыпании. — Что за черт? — Обернувшись к Никки, он остановился как вкопанный, и уголки рта опустились. — И почему это я не удивлен, что именно с вами что-то случилось?

Теперь настала очередь Никки второпях знакомить людей.

— Фред Купер, управляющий, детективы Рид и Мозес. Они хотели бы осмотреть мою квартиру. Я сказала, что можно.

— Конечно, можно… Но… — Фред, оказавшись в центре событий, явно смутился, и положение дел ему не нравилось. Он смотрел на растущую толпу полицейских и зевак. — Господи Иисусе…

Рид коротко объяснил ему, в чем дело, а Дайана Мозес уже отправилась вверх по лестнице в квартиру Никки. Купер отошел и стал на часы под выступом своего балкона. Опершись плечом на косяк, он грустно взирал на вторжение в свою привычную уютную жизнь.

Эксперты обтянули лентой дорожку и ворота и начали тщательно изучать подходы к дому, прежде чем отправиться наверх. Странно было видеть, как полиция снует вокруг ее дома, ищет улики преступления, совершенного против нее. Неприятно было думать, что она побывала на стольких местах преступлений, жадно выискивая подробности и мало думая о жертвах, а лишь о том, кто, что, когда и почему.

— Надо дать им время осмотреться, — сказал Рид, снова схватив Никки за руку, когда она двинулась было через ворота за полицейским. — Хотя с момента проникновения прошло больше суток, они могут найти что-нибудь существенное.

— Ладно, но мой кот будет возмущаться. Рид не отпускал ее рукав.

— Переживет как-нибудь.

— Вы не знаете Дженнингса. Он будет дуться с месяц, — настаивала она, глядя на свою квартиру. — Я еще долго буду расплачиваться.

Он фыркнул и взглянул на нее. Сейчас она впервые была уверена, что он смотрит именно на нее. Не на поверхность, где словно красовалась надпись: «Я серьезная журналистка». Он искал в ней женщину, которую она обычно прятала.

— Думаю, вы тоже переживете. — Он увидел еще одну полицейскую машину, которая с включенными фарами неслась по улице.

Шины взвизгнули, и автомобиль затормозил.

— Морисетт, — произнес Рид.

Клифф Зиберт с непроницаемым лицом торопливо вылез с пассажирского места. Он бросил взгляд на Никки и тут же посмотрел на Рида, который отпустил ее руку. Нахмурился и сжал губы. Еще немного — и он начнет изрыгать пламя.

— Это ты всех вызвал? — спросил он, глядя прямо на Рида.

Никки почувствовала, что грядет скандал, и выступила вперед:

— Секундочку. Это я вызвала детектива Рида и рассказала ему о вторжении.

— Вы позвонили ему? — Клифф явно не верил.

— Мисс Жилетт обладает информацией о Гробокопателе, которой хотела бы поделиться с нами. Так что раз уж мы все здесь, давайте поедем в управление.

— Рид, тебя же отстранили от этого дела. — Клифф нахмурился, глядя на старшего детектива, и произнес одними губами: — Черт возьми, ты думаешь, что творишь? Окано отберет у тебя значок и надерет тебе задницу.

Краем глаза Никки заметила, как подходит детектив Морисетт.

— Эй, мальчики, хватит петушиться.

— Это я виновата, — встряла Никки. — Я знала, что детектива Рида вызывали в Далонегу и что он был близко знаком с одной из жертв, так что сначала обратилась к нему. Я с самого начала все время оставляла для него сообщения.

Клифф смерил Никки убийственно холодным взглядом.

— Мисс Жилетт, детектив Рид отстранен от расследования. Я полагал, раз уж вы так бойко пишете обо всем, что связано с Гробокопателем, вы должны знать, что этим делом занимается детектив Морисетт, а помогаю ей я.

— Слушай, Зиберт, у тебя что, тестостерон взыграл? Засунь его себе подальше, а? — Многочисленные серьги Морисетт играли в свете уличных фонарей, а платиновые волосы приобрели серо-голубой оттенок. Подъехал еще один фургон с прессой. — Здрасте. Опять эти долба-ные журналисты. О присутствующих не говорю. — Полицейский в форме встретил фургон и не пустил водителя и репортера за ограждение. Как странно быть на другом конце микрофона, подумала Никки. Странно быть жертвой, а не журналистом в поисках материала, подхода к статье.

Морисетт тем временем продолжала отчитывать Рида и Зиберта:

— Мне глубоко пофигу, кто там кого вызвал и кто за что отвечает. Какая разница? Давайте работать и разбираться, в чем дело, пока пресса не начала нас доставать. — Она перевела взгляд с Зиберта на Рида. — Вперед. — И она шагнула к воротам.

Стиснув зубы, Клифф Зиберт поспешил за ней.

— Мисс Жилетт сообщила, что вчера вечером кто-то проник в ее квартиру. Этот кто-то оставил записку со стишком. Похожа на те, которые были от Гробокопателя, — сказал Рид.

— Мать твою. — Не дойдя шага до лестницы, Морисетт резко остановилась и повернулась на каблуках ботинок из змеиной кожи. — Полагаю, записка у тебя с собой.

— Да, она дала ее мне, — сказал Рид. — Думаю, надо взять ее в управление и сличить с другими посланиями. — Он, наверное, увидел лицо Клиффа, потому что добавил: — Да, кстати, она в курсе, что Гробокопатель посылает нам письма.

— Рид, — предупредила Морисетт.

— Мисс Жилетт согласилась не публиковать этого, пока управление не посчитает возможным.

— Значит, ты уже идешь на сделки? Для копа, отстраненного от дела, ты чертовски активен, — проворчал Клифф.

— Хватит уже. — Морисетт взглянула на мужчин. — Просто примем это к сведению. Вы, — она указала пальцем на Никки, — стойте снаружи, пока мы вас не пригласим, и будьте осторожнее, когда зайдете. Дайана Мозес — это руководительница экспертной группы — скажет вам, что можно, а чего нельзя трогать, и на вашем месте я бы ее слушалась. Ясно?

— Да, — кивнула Никки.

— И еще я бы поискала другое место для ночевки. — Морисетт перевела взгляд на Рида, потом снова на Никки. — Где безопаснее. Может, у родителей или подруги. У кого-то, кому вы можете доверять.

— Но я уже сменила замки! — запротестовала Никки.

— Этого недостаточно. Нам может понадобиться больше времени. Возьмите что-нибудь из вещей. Смену одежды, например.

— Подождите, это же мой дом!

— И однажды сюда уже вломились. — На лице детектива Морисетт не было ни тени улыбки. — Не напрашивайтесь на очередные проблемы, ладно?

— Ладно, да, я… поняла. — Никки подняла глаза на окна своей квартиры в башне, и вдруг ей стало страшно. Гробокопатель побывал у нее дома. Сумасшедший, который бросает живых женщин в гробы, где уже гниют тела. И он ходил по ее уютным комнаткам, рылся в ящиках столов, может, даже лежал у нее на кровати, заглядывал в шкафы. Ее передернуло.

Морисетт права.

Она переночует вне дома.

По крайней мере, сегодня. Краем глаза она увидела движение какой-то тени, и нижние ветки лавровой изгороди зашевелились. У Никки чуть не остановилось сердце, она подпрыгнула — и тут поняла, что ее кот, испугавшись полиции, залез под одну из полицейских машин. Он смотрел на нее широко открытыми глазами из-за колеса.

Никки опустилась на колено.

— Иди сюда, Джен, — позвала она. Ей было почти так же неприятно, как и зверьку. — Не бойся.

Но кот не двигался с места. Наоборот, когда она шагнула к нему, он зашипел, выпустил острые, как иглы, когти и отбежал подальше, прижался к машине и продолжил смотреть на дом.

Будто почувствовал само зло.

Будто где-то поблизости бродит Гробокопатель.

Скрывается в тени.

Наблюдает.

Выжидает.

У Никки пересохло в горле. Холодный сырой ветер пробирался сквозь ветви стоящих рядом деревьев, заглушал звуки. Ночь скрывала самого омерзительного из преступников — убийцу, который решил обратить внимание на нее.

По бетону парковки прошелестели шаги.

Она быстро обернулась, но никого не увидела.

Или увидела?

Какая-то тень за листвой у дорожки?

Темная фигура — или игра света?

Как будто листья папоротника зашевелились от того, что кто-то прошел.

Неожиданно испугавшись, она отступила и врезалась во что-то, а точнее — в кого-то, и душа совсем ушла в пятки.

— Никки… — позвал Рид. Быстро оглянувшись, она увидела, что детектив изучающе смотрит на нее. — Что с вами?

— А вы как думаете? — Она решила отшутиться, хотя голос у нее дрожал.

— Я? На вашем месте я бы испугался до смерти.

— Ну вот, примерно так. — Засунув руки в карманы, она добавила: — Мы можем войти?

— Наверное. Пойдемте. — Он снова взял ее за руку сильными пальцами и повел к лестнице. Посмотрев на ступеньки, которые опоясывали дом, она поняла, что больше не сможет подниматься по ним без невольного трепета. Гробокопатель уже побывал в ее доме. Что может помешать ему сделать это снова?

Морисетт ехала по пустым темным ночным улицам Саванны, и ей не нравились собственные мысли. Что-то с расследованием было определенно не так. Ее шатало от усталости; она беспокоилась, что оставила детей посреди ночи с туповатой сиделкой, а тут еще эти дурацкие подозрения.

Рид и Никки Жилетт…

Что между ними происходит? У них что-то есть?.. То, как они прижимались друг к другу во время обыска квартиры Жилетт, выглядело странно… как-то противоречиво… как будто их отношения не ограничивались тем, что было на поверхности. Но ведь Рид терпеть не может журналистов, особенно таких пробивных, как мисс Жилетт. И все-таки…

Женская интуиция Морисетт — иногда благословенная, чаще проклятая — этой ночью явно работала сверхурочно. И не она одна чувствовала перемены. Сидя за рулем, она решила не замечать мрачного молчания своего нового напарника. Как будто он обиделся на весь мир. Клифф Зиберт не издал ни звука на протяжении всей короткой поездки до управления. Только наградил ее взглядом из серии «опять ты отравляешь меня», когда она закурила. Упрямый болван. Она повернула к Хэбершему и заметила у себя на хвосте «кадиллак» Рида. За ним следовала маленькая «субару» Никки Жилетт. Все три машины припарковались друг за другом. Зиберт наблюдал за этим своеобразным парадом в боковое зеркало, и, когда Морисетт остановила машину, его угрюмое лицо помрачнело еще сильнее. Он выскочил из машины еще до того, как она заглушила мотор. Да, веселый парень, просто кладезь смеха, подумала она. Она решила, что ей жизненно необходимо покурить и уже потом встретиться с Ридом и Зибертом в комнате для допросов. Она остановилась и заметила, что Рид и Жилетт заходят в двери как-то слишком по-товарищески, очень близко друг к другу. Морисетт закурила, сделала пару быстрых затяжек и тоже направилась к двери. Раздавила недокуренную «Мальборо лайте» в пепельнице. Почему Гробокопатель выделил из всех именно Пирса Рида и Никки Жилетт? Что общего у них с этими двенадцатью? Рид был связан с одной из жертв, но Никки Жилетт, насколько было известно, нет.

Может, записки дадут им ключ, который они ищут.

В комнате для допросов она осмотрелась. Рид стоял у дверей, видимо показывая, что не имеет отношения к делу, а Зиберт и Никки Жилетт сели в кресла. В здании было тихо; в ночной смене работало всего несколько копов. Даже здесь, в бастионе безопасности Саванны, ночь была потревожена. Что-то не сходится. Как-то даже зловеще. Как, собственно, и все в этом чертовом деле.

Никки Жилетт достала список своих друзей и приятелей, поставив звездочки рядом с теми, у кого был ключ от ее квартиры и кто им просто когда-то пользовался. По мнению Морисетт, список был слишком длинным и при этом неполным, но, как она торопливо убедила себя, с чего-то же надо начинать. Морисегг напомнила журналистке, что все их обсуждения не предназначены для печати, и выслушала объяснения Никки Жилетт о том, как та получила послания в машину, в квартиру и по электронной почте на работу.

— Это, в принципе, то же самое, что получал я, только слова другие, — сказал Рид и поднял руку, чтобы Морисетт не вклинилась в разговор. — Мисс Жилетт знает, что я получал сообщения. Мы это уже обсудили. Она не опубликует этого, пока мы не сделаем официального заявления.

— Но я опубликую, что убийца связывался со мной, — встряла Никки. Она выглядела такой же усталой, как и Морисетт. Под глазами черные круги, помада на губах съедена, волосы растрепаны. И при этом чертовски вздорная. Наверное, унаследовала это от отца — Большого Рона Жилетта.

— Я бы хотела увидеть статью до печати.

— Поздно. — Жилетт бросила на Морисетт резкий взгляд зеленых глаз. — Я оставила в статье абзац и велела напечатать его, если не вернусь с дополнительными фактами.

— Вы мешаете расследованию! — взорвалась Морисетт.

— Нет, детектив, я ему помогаю. — Никки Жилетт раскрыла объемистую сумку, вынула записки в пластиковых папках и бросила их на стол: — Вот копии. Оригиналы у Рида.

— Господи, — пробормотал Клифф и вытер рот рукой, словно рохля. Очень странный парень, решила Морисетт, хотя еще не успела разобраться, что происходит в голове ее нового хмурого партнера. К тому же она поняла, что ей хочется снова в связку с Ридом. Его-то она понимала. Понимала ли? Краем глаза она заметила, как он скрестил руки на груди и прислонился плечом к дверному косяку. Ее беспокоило, что он спутался с Никки Жилетт. Морисетт считала, что Рид братается с врагом. Разве не он сотни раз говорил, как ненавидит прессу?

А сейчас он спит с этой прессой… точнее, с одной представительницей… или скоро будет, если она все правильно понимает. О чем только он думает, черт возьми?

Она прочитала записку:

ТРЕТЬ ГОТОВА — БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ?

А ДО ДВЕНАДЦАТОГО

НИКТО НЕ МОЖЕТ ЗНАТЬ.

— Да, действительно похоже на твои, — сказала она Риду.

— Не просто похоже — это продолжение.

— Что вы имеете в виду? — спросила Никки, но Сильвия Морисетт уже поняла:

— Ага. Одна строчка повторяется… как бы их связать… «Вот у нас четвертый номер. Кто-то помер. Треть готова — будет ли еще?» «Треть готова — будет ли еще? А до двенадцатого никто не может знать».

— Похоже на детский стишок, — сказала Никки.

Зиберт посмотрел на журналистку, и в его глазах появилось какое-то странное выражение, но он быстро его отбросил:

— И что тогда такое — до двенадцатого?

— Может, до двенадцатого декабря? — спросила Никки. — Это уже скоро.

— А если двенадцать — это количество жертв? — вставил Рид, и Зиберт одарил его убийственным взглядом.

— Двенадцать? Их будет двенадцать? — Жилетт, к ее чести, была потрясена.

Морисетт прервала рассуждения:

— Давайте пока отбросим теории. И помните: все, что вы здесь услышали, — не для печати.

— Пока да, — сказала Никки. — Как только расследование будет закончено…

— Вот давайте сначала и закончим, — оборвал ее Зи-берт.

Аминь, подумала Морисетт. Впервые она была согласна с новым напарником. Вот только подозревала, что первый раз окажется последним.

Двенадцать.

В этом ключ. Никки слишком устала, чтобы размышлять о его значении, но это число было важно, над ним нужно поработать — так думала она по дороге к родителям. Она позвонила отцу из полиции, объяснив только, что ей нужно где-то переночевать, и знала, что по прибытии немедленно подвергнется допросу третьей степени. И прекрасно. Пусть родители узнают о происшествии с ее слов, чем по беспроволочному телеграфу, в котором двадцать четыре часа в сутки в Саванне смешивались правда и вымысел.

Двенадцать, двенадцать, двенадцать. Половина двадцати четырех. Половина суток? Двенадцать чисел на циферблате? Двенадцать пончиков в дюжине, двенадцать присяжных, двенадцать дней длятся рождественские праздники… В голове возникла песенка — ну да, самое время.

— На двенадцатый день Рождества ко мне любовь пришла… двенадцать… — пропела она и посмотрела в зеркало заднего вида. Улица была пустынна, за исключением двойных фар, которые следовали за ней.

Детектив Пирс Рид.

На задании.

Следует за ней.

Чтобы убедиться, что с ней все в порядке.

От мысли о том, что он рядом, ей стало спокойнее. Проезжая по пустым холодным улицам, она смотрела, как свет фар играет на стволах деревьев, белых заборах и стелющейся впереди дороге. Ей встретилось несколько машин, которые ехали в другую сторону, а однажды фары высветили опоссума, но тот сразу юркнул в заросли азалий и папоротников. Странным образом Никки радовало, что именно Рид вызвался проводить ее до дома. А таких эмоций она обычно старалась избегать.

Но она уже засыпала на ходу. Плохо соображала. Этим и объяснялись ее странные чувства к Риду. По крайней мере, должны объясняться. Все остальное было бы просто глупо. Уже через несколько часов газета с ее статьей на первой странице появится на прилавках, но она не могла этого дождаться. Она заехала на трехполосную подъездную дорогу к дому родителей и припарковалась. «Кадиллак» остановился рядом. Рид опустил окно и сказал:

— Я подожду, пока вы зайдете.

— Спасибо. — Пошатываясь, она понесла сумку к гаражу, набрала дверной код и прошла мимо маминого «мерседеса» пятнадцатилетней давности и нового отцовского кабриолета «БМВ» — казалось бы, следствие кризиса среднего возраста, да только отец проскочил средний возраст лет десять-пятнадцать назад. Открыв дверь на кухню, она едва не врезалась в мать. Хрупкая женщина была закутана в желтый пушистый халат и такие же тапочки.

— Боже, Николь, что случилось? — спросила Шар-лин, озабоченно поправляя бриллиантовый крестик, который всегда висел у нее на груди. — Опять Гробокопатель, да?

Никки не могла соврать.

— Да. Мама, пожалуйста, не волнуйся, но ты все равно через несколько часов прочитаешь газеты… Этот тип мне писал.

Шарлин охнула:

— Убийца?

В дверном проеме появился отец.

— Писал тебе? — грозно повторил он. По голосу было ясно, что он еще не до конца проснулся, волосы были встрепаны, очки слегка перекошены. — Каким образом?

— Папа, это долгая история, а у меня глаза слипаются. Давай я тебе все утром расскажу.

— Ты в опасности? — требовательно спросил он.

— Господи. — Шарлин теребила бриллиантовый крестик, как будто могла таким образом отогнать дьявола. — Конечно же, да. Она накликала беду, и вот теперь… если это чудовище тебе что-то написало…

— Я не совсем уверена, что это он, — честно ответила Никки. — Может, кто-то просто дразнится, но я сомневаюсь. — Она устало подняла руку. — Можно я тут рухну?

— Конечно.

Отец улыбнулся, включая сигнализацию:

— Всегда пожалуйста, Петардочка. Ты же знаешь. Если кто-то рискнет тебя обидеть, он будет иметь дело со мной.

— И с твоим личным арсеналом. — Никки уже расстегивала пальто.

— Точно.

Отец давно уже не состоял на службе, но Вторую поправку к Конституции одобрял целиком и полностью. За право носить оружие он бился бы до самой смерти. На его жизнь уже не однажды покушались. И он был судьей достаточно долго, чтобы дождаться, когда преступники, которых он отправил за решетку пожизненно, сейчас благодаря амнистиям и совету по условно-досрочному освобождению снова окажутся на свободе.

Большой Рон верил в пользу оружия, и у него были пистолеты, револьверы и даже АК-47.

— Спокойной ночи.

Никки направилась вверх по лестнице в комнату, где она выросла, и включила ночник. Мягкий свет озарил стены; на них все еще оставались обои в цветочек, выбирать которые она помогала матери больше двадцати лет назад. Кленовая кровать, стол и бюро стояли точно так же, как в детстве Никки.

— Господи, прямо мороз по коже, — подумала она вслух при виде школьных теннисных наград, которые стояли на полке. Потертая кисточка ее академической шапочки свисала с зеркала, закрывая фотографию Эндрю и Симоны, которую Никки когда-то воткнула за раму. Она вынула ее и вгляделась в картинку.

Эндрю — живой, полный сил, обнимает Симону за плечи. Темноволосая, тоненькая, как ива, Симона с темными глазами и смугловатой кожей, говорящими о средиземноморском происхождении, — и светловолосый высокий Эндрю, атлетически сложенный, похожий на викинга. В тот застывший миг, схваченный объективом, Симона смотрела на него как на бога. Или как на свергнутого идола, подумала Никки, закусив губу и удивляясь, что же тревожит ее в этой фотографии. Она чего-то не может вспомнить?

— Успокойся, ты просто устала, — пробормотала она, вставила фото на место и осмотрелась. Да, Шарлин Жилетт твердо верила в то, что лучше оставить все как есть. Она не перестроила и не изменила комнаты своих детей под помещения для шитья или занятий спортом или даже под гостевые комнаты.

В столе Никки открыла ящик и нашла пыльный фотоальбом. Ее альбом. Внутри были ее любимые снимки из школы и колледжа. Она стача быстро листать страницы с фотографиями семьи, друзей и прежде всего, конечно, Эндрю. Он улыбался, кривляясь или позируя в футбольной форме. Волосы всегда коротко стрижены, лицо чисто выбрито, выделяется квадратная челюсть, точь-в-точь как у отца.

Эндрю был сложен, как Большой Рон, — сильный как бык, но достаточно быстрый, чтобы играть четвертным защитником в американском футболе. Он был умен, но ему не хватало честолюбия и целеустремленности человека, породившего его, и слишком часто он выбирал путь наименьшего сопротивления… в отличие от нее. Она была единственным ребенком Рональда Жилетта, который унаследовал отцовский кураж. Лили и Кайл тоже были на многих семейных фотографиях, но объектив словно притягивало к Эндрю, и Никки не понимала почему: то ли из-за фотогеничности старшего брата, то ли потому, что фотограф всегда смотрел только на него.

На снимках были и другие. Часто мелькал Клифф Зиберт, они с Эндрю гримасничали и строили рожи объективу, а заодно и Никки. В конце появилась Симона — она либо смеялась с Никки, либо обнималась с Эндрю. Ошеломительная пара; они так любили друг друга.

Или так казалось.

Потому что все это было ложью. Эндрю порвал с ней.

— Ты делаешь из мухи слона, — прошептала Никки, поняв, что засыпает на ходу. Но все-таки продолжала переворачивать страницы. Вот уже и снимки колледжа, летние каникулы, в том числе и ее первая настоящая работа в «Сентинел». Вот фото Никки и Шона; они обнимают друг друга за талию, в волосах играет ветер, они стоят на песчаной дюне, трава касается их босых ног. Шон тогда выглядел моложе, лицо чисто выбрито, улыбка более мальчишеская и невинная, но он был подтянутым и сильным, собирался идти на флот и, похоже, уже крутил роман с другой. Интересно, что сейчас с той девушкой… как же ее звали? Синди какая-то там. Она жила не в Саванне, и Никки не знала, что с ней случилось, хотя ее это не интересовало настолько, чтобы принять предложение Шона выпить стаканчик или еще как-нибудь пересечься. Тогда был сложный период в ее жизни; не только Шон ее бросил — она чуть не испортила себе карьеру и не разрушила репутацию отца, все из-за дела Лироя Шевалье. Ей не хотелось думать о Шевалье, который зверски уничтожил семью — семью своей любовницы.

И вот он на свободе… не из-за Никки, конечно, а благодаря технологиям, которые пришли в криминалистику: по итогам теста на ДНК выяснилось, что убийцей мог быть кто-то другой, так что обвинение против Лироя Шевалье было не так обоснованно, как предполагалось вначале.

Никки вздрогнула. Она вспомнила безжизненные глаза Шевалье, когда он сидел на скамье подсудимых, не выдавая никаких эмоций, даже когда фотографии его любовницы и двух ее убитых детей предъявили присяжным. Даже когда один выживший ребенок давал показания и демонстрировал свои жуткие раны.

И вот он отбыл всего несколько лет из своего пожизненного заключения. Такое вот правосудие.

Она снова начала переворачивать страницы. Больше фотографий Шона Хока не было, да и Эндрю тоже внезапно исчез. На оставшихся нескольких снимках лица перед камерой перестали светиться; улыбки казались натянутыми, настроение — кислым.

Никки сохранила карточку с похорон Эндрю; поблекшая, она тоже лежала в альбоме. Как жестоко, подумала она, взяв ее в руки; несколько строк о его блестящей, но короткой жизни. Горечь охватила ее, как и всегда, когда она задумывалась о трагическом конце его жизни. Какая потеря. Она смяла проклятую карточку в кулаке и положила в сумочку: не выкидывать же в мусор, мать все равно найдет.

Пол в коридоре заскрипел, и Никки услышала, как покашливает отец. Она торопливо засунула альбом обратно в ящик и обернулась, как раз когда силуэт Большого Рона возник в дверях на фоне коридора. В руке он держал пистолет.

У нее едва не остановилось сердце.

— Я подумал, что тебе может понадобиться, — сказал он, зайдя в комнату.

— Пистолет? Зачем мне пистолет?

— Чтобы защитить себя. — Он протянул ей «кольт» мелкого калибра.

— Он заряжен? — Да.

— Черт возьми, папа, это опасно.

— Он на предохранителе, случайно не выстрелит.

— Да уж надеюсь. Папа, может, не стоит? Да нет, точно не стоит! У меня ведь нет даже разрешения на оружие.

— Ты умеешь стрелять. — Он положил ее пальцы на рукоятку пистолета, и холодный металл оказался удивительно знакомым на ощупь. — Умела, во всяком случае. Я брал тебя стрелять по птицам. И ты хорошо стреляла.

— Это было сто лет назад. И из ружья. Он хохотнул:

— Не делай меня старше, чем я есть. Кстати, я ведь брал тебя стрелять по мишеням. Из пистолета.

— Папа, но я не люблю оружия. Я не собираюсь бегать по городу с заряженным револьвером в сумочке или в ножной кобуре, как у тебя.

Он широко улыбнулся, и морщины прорезали его лицо.

— Должен признаться, что у меня в сумке оружия нет. Обещай, что ты этого не напечатаешь.

— Очень смешно.

— Ничего смешного, Петард очка, — сказал он, снова посерьезнев. — Дело Гробокопателя — не шутка. Оставь себе пистолет, или давай я поищу тебе что-нибудь более подходящее.

— Нет уж, спасибо. — Она представила, как отец предлагает ей автомат с магазином или вообще пояс с оружием, какие носят злодеи в спагетти-вестернах, которые он любит смотреть. — Этот вполне подойдет, только давай его разрядим. — Она вынула пули и высыпала их в карман.

— А что ты будешь делать, когда на тебя нападут? Бить пистолетом, что ли?

— Давай надеяться, что до этого не дойдет. — Пистолет внезапно потяжелел.

— Мне будет спокойнее спать, если я знаю, что ты можешь себя защитить. — Он снова улыбнулся, на этот раз слабо. — Будь осторожна, Николь. Мы с твоей матерью… мы любим тебя и не хотим, черт побери, тебя потерять.

У нее запершило в горле и выступили слезы, когда он по-медвежьи обнял ее. От него, как всегда, пахло сигарами и виски — сочетание запахов, которое она помнила с детства.

— Я тоже люблю тебя, папа.

— Вот и умница. — Отпустив ее, он вышел в коридор, и ступеньки заскрипели под его весом, когда он спускался к себе.

Никки села на кровати, держа в руке незаряженный пистолет. Ей это не нравилось, она вообще категорически была против оружия, но раз уж Гробокопатель проник в ее квартиру, ей действительно нужна защита.

Она положила «кольт» в сумочку.

Глава 21

Пора действовать. Он чувствовал это. Какое-то беспокойство. Необходимость. Голод, страстное желание, удовлетворить которое можно единственным способом. Он включил магнитофон, прослушал крики. Барбара Джин вопила отчаянно, панически, умоляюще, визгливо, а крики старухи свелись к жалкому мяуканью и молитвам… Он смикшировал их и теперь сидел за столом, водя пальцем по фотографиям в альбоме: вот после выпуска из университета, вот рабочая, а вот даже школьный выпускной. Он прикрыл глаза и стал представлять, как это будет звучать, когда он всех поймает, похоронит и запишет. Глаза бегали под ресницами, руки дрожали, и все-таки он улыбался, представляя их ужас, чувствуя их страх, думая, поймут ли они вообще, за что их наказывают, почему такое возмездие.

Прошло двенадцать лет… и теперь все двенадцать мучителей заплатят… поодиночке или по двое… они пройдут через тот же ад, ту же боль, те же мучения, что и он когда-то. Кое-кто уже умер, а остальные даже не догадываются, что их дни на земле сочтены. Некоторые живут неподалеку. Прямо тут, не ведая забот; другие переехали подальше, но он знал куда. Им не спрятаться. Нет, они тоже не в безопасности.

Запись закончилась, и он закрыл альбом.

Пора.

Оставив телевизоры работать, он проскользнул к своему выходу и по заросшим диким виноградом кирпичным ступенькам вышел на свежий ночной воздух. Собиралась буря. Лед и дождь со снегом двигались к югу от Теннеси и обеих Каролин. Необычно для здешнего климата. Но так лучше. Он чувствовал приближение холода и радовался тому, какой ужас испытают его жертвы.

До реки он доехал без приключений. Ночь стояла тихая. Он оставил грузовик почти в миле от места, где держал лодку, припарковал его на лужайке среди зарослей ежевики. Затем трусцой побежал к песчаным дюнам, где была спрятана гребная шлюпка со специальным оборудованием. Быстро разделся и натянул водолазный костюм, черный как ночь. Сейчас или никогда, подумал он, чувствуя опасность, ожидая появления охраны или собак. Он ненавидел оружие, поэтому положил пистолет в водонепроницаемый мешок. Оттолкнувшись от берега, он взглянул на звезды за перистыми облаками и тонкий, едва заметный серп луны. Размеренно взмахивая руками, он поплыл против течения, не сводя глаз с берега и выступающего мыса.

Раз-два, раз-два — лодочка рассекала гладь реки. В плотном костюме он вспотел. Дальше, по излучине, ближе к берегу, к старой плантации Пелтье. Некогда она славилась своим рисом, теперь же там располагались частное кладбище и один особый участок. Он подплыл к берегу, надел очки ночного видения и нашел тропинку, которая бежала вверх, на кладбище. Аккуратно извлек инструменты из лодки. Тихо прокрался по грязной ровной тропе и уверенно направился между серых надгробий к нужной могиле.

Затем принялся копать.

Женщина извивалась под ним, шептала его имя, потная и жаркая. Гладкая белая кожа, груди с темными сосками, ноги обвиваются вокруг него. Они занимались любовью.

— Пирс, — шепнула она ему в ухо, и кровь еще быстрее побежала по жилам. Господи, какая она горячая.

И гладкая. Запах ее духов перемешивался с тяжелым, затхлым запахом секса.

Она выгнула спину, и он посмотрел прямо в ее темные глаза. Она облизнула алые губы, мелькнул язык. Он задвигался быстрее.

— Не оставляй меня, — прошептала она, и у него шевельнулось сомнение. Даже возбужденный до предела, он почуял неладное. — Он убьет меня.

— Что?

Боже, он сейчас кончит. Он схватил ее грудь, почувствовал, как она сдвинулась, и снова посмотрел в глаза. Но они были уже не теплыми, темно-карими, а зелеными; волосы стали светло-рыжими, а вокруг носа были рассыпаны веснушки.

— Никки?

. Она улыбнулась ему — игривая вызывающая улыбка, глаза почти смеются. Он на секунду смутился, но она обвила руками его шею, пригнула его голову к своей и страстно поцеловала. Приоткрыла рот, приглашая его глубже. Их языки слились. Господи, он хотел ее целиком. Закинул ее ноги себе на плечи и погрузился в ее влажную теплоту.

— Да, Рид, — хрипло прошептала она, двигаясь вместе с ним. Ее сердце бешено билось, дыхание было таким же частым, как и у него. — Да… да…

Господи, он потерялся в ней.

— Помоги мне, Пирс! Пожалуйста… мне холодно… пожалуйста… — Она закричала под ним, но это был не дикий, отчаянный крик страсти. Этот душераздирающий, полный ужаса крик взорвался у него в голове. И она снова изменилась в его руках, стала Бобби. Глаза, еще недавно полные желания, расширились от ужаса и остекленели, лицо превратилось в посмертную маску. Он попытался двинуться, но понял, что не может. Что они занимаются любовью не в постели, а в каком-то ящике… в гробу, и кто-то как раз заколачивает крышку.

Сердце будто остановилось. Он не мог пошевелиться: крышка гроба давила на плечи и на спину, прижимала его к Бобби — мертвой, разлагающейся. Вонь была невыносима…

— Нет! — закричал он.

От звука собственного голоса он проснулся.

Сердце бешено стучало. Рид очнулся у себя дома, в темной комнате, только экран телевизора зловеще светился.

— Черт возьми, — пробормотал он, проведя дрожащей рукой по подбородку. По телу стекал пот; эрекция, слава богу, спала, но мышцы были еще напряжены. Недопитое пиво стояло рядом на столике, где он его оставил, когда включал одиннадцатичасовую программу новостей. Которая, кстати, давно кончилась, и теперь вместо нее на экране Джей Лено брал интервью у Николь Кидман. Рид выключил телевизор и зажег настольную лампу. Господи, откуда только такие сны берутся? Когда он вспомнил, какой ужас испытал, поняв, что заперт в гробу, по коже пробежали мурашки… и что он там себе навоображал? То трахался с Бобби, то с Никки, то с трупом Бобби… и все как будто с одной женщиной…

Совсем заработался, наверное. Это дело его засосало. Он потер шею и взял пиво. Оно было уже теплое, но он все равно его допил.

Хотя официально Рид не занимался делом Гробокопателя, все свободное время он искал разгадки. Из Морисетт непросто было выудить информацию, из Клиффа Зиберта — тем более. Он внезапно замолкал при появлении Рида и смотрел на него, как на врага.

Почему?

Ведь они в одной команде.

Или нет?

Рид покопался в прошлом младшего детектива и обнаружил, что лет десять назад, еще до вступления в полицию, Зиберт дружил с Эндрю Жилеттом, старшим братом Никки, который, судя по всему, разбился насмерть, упав с палубы на студенческой вечеринке. Самоубийство? Несчастный случай? Кто знает. Из отчетов, которые просмотрел Рид, никаких выводов сделать было нельзя.

Но Зиберт был связан с Никки Жилетт и, как говорил один из его однокашников, «сох» по ней.

И ты туда же, Зиберт.

Риду не хотелось думать о том, какие чувства он испытывает к этой патлатой журналистке. В последнее время они были какими-то неясными. Путаными.

А теперь он увидел ее в эротическом сне, точнее, в эротическом кошмаре.

И в этом нет ничего хорошего.

Он решил не ложиться, а поработать еще. Появились новые факты, которые надо увязать со старыми; до утра хорошо бы перепроверить кое-какую информацию. К тому же не верилось, что он быстро уснет. Сон с участием Никки Жилетт еще не выветрился из головы, и результат был очевиден — у него в ширинке.

Что за чушь. Хотеть Никки Жилетт — последнее дело. Самое что ни на есть последнее.

Супергерой заскрипел зубами. Ночь слишком затянулась. В эту ночь ему нужно скрываться под маской, притворяться, наблюдать, ждать… а потом копать и копать… Поработал он хорошо, но очень хотелось спать. Уже почти рассвет. И у него есть немного драгоценного времени, чтобы отдохнуть и восстановить силы.

Но напоследок еще одно дело.

В своем надежном укрытии, где стены пропитались запахом сырой земли, он сел за стол и нажал кнопку перемотки на магнитофоне. Затем включил его и снова прослушал эти проклятые слова.

— О, смотри-ка, что у нас тут… — Женский голос принадлежал одной из полицейских, которые ночью обыскивали квартиру Никки Жилетт.

Он видел полицейские легковушки и фургоны и даже мельком заметил Никки рядом с этим ублюдком, детективом Ридом. Казалось, тот хотел ее защитить — положил ей на руку ладонь, как будто она его собственность.

— Гляди-ка, там, в вентиляции… — говорила баба из полиции. Судя по голосу, самодовольная и самоуверенная. Супергерой ненавидел ее. — Да, вон там… как умно, правда?., еще один микрофон. Беспроводной. Вроде такой же, как те, что мы находили в гробах. Похоже, ублюдок нас сейчас слышит.

Вот именно, сука. А сейчас я опять вас слушаю. И еще знаешь что ? Вам меня не найти.

— Ну и придурок, — сказала баба, и ее голос встревожил его, заскрежетал в голове. — К сожалению, праздник окончен, ты, жалкий кусок дерьма. Халявное радио накрылось. Развлекайся в другом месте. Чао-какао!

Раздалось жужжание, скрип, и микрофон отрубился.

Ах ты, жалкий кусок дерьма. Бестолковый, ленивый, вонючий. Да на что ты вообще годишься?Ни на что…

Супергерой содрогнулся, ему захотелось убежать и спрятаться. Как он делал когда-то, услышав этот голос. Голос преследовал его долгие годы, гулко раздавался в мозгу.

Тупица, тупица, тупица… сейчас я тебя кой-чему научу, малыш. И обещаю, уж этого-то ты у меня не забудешь…

Он закипал от гнева.

Он не тупой. Он умный. Это подтвердили тесты на коэффициент интеллекта, а они ведь не лгут, правда? Может, он просто немножко не в себе.

Да ты чокнутый. Бестолковый. Бесполезный.

Он метнулся прочь от стола, уронив стул, и закрыл руками уши, чтобы избавиться от этого шума, от этих обвинений.

— Я не тупой! Нет! — кричал он. Подбородок дрожал.

Ага, сейчас ты заплачешь. Слюнтяй. Давай, заплачь… покажи всем, какая ты глупая девчонка.

— Я не девчонка. Я не глупый! — кричал он, судорожно глотая воздух.

Он врал. Самому себе.

Он ведет себя как дурак. Опять.

Он снова и снова бил себя ладонью по лбу, паричок упал и остался лежать на полу, как маленькая голая собачка.

Он не ожидал, что копы найдут микрофон. Не так быстро, во всяком случае. Никки Жилетт, эта болтливая шлюшка, кому-то рассказала и все испортила. Теперь надо опережать график. Точно. Ускоряться.

Он замедлил дыхание, унял биение сердца и поднялся с грязного пола. Подобрал накладку для волос и повесил ее на крюк. Вместе с другими. Надо сохранять спокойствие, помнить свою задачу и не медлить. Следующая могила уже готовится…

Успокоившись, он снял контактные линзы, которые делали его глаза из светло-голубых темно-карими. Осталось сбрить бородку и приклеить бакенбарды.

Маскировок у него было много. Так он обводил вокруг пальца большинство. Вроде бы никто не запомнил его таким, каков он есть, и это было ему на руку. Хотя он, конечно, тогда был гораздо моложе.

Он открыл альбом и нашел фотографию Никки — она тоже была тогда моложе, начинающая журналистка со свеженьким личиком. Светло-рыжие волосы были длиннее, глаза — яркими и сверкающими. Без страха. Такой дочерью может гордиться любой, даже тот ублюдок-судья.

Но отцы редко гордятся детьми.

Никки Жилетт, родившейся в богатой семье, здоровой и красивой, никогда не приходилось бороться.

— Шлюха, — пробормотал он и захлопнул альбом.

Но ты ведь ждал, что она пойдет в полицию, когда получит письмо, правда ? Все в порядке, спокойно, не теряй головы…

Он полез в карман, вынул платок и вытер пот со лба. Он не может сейчас все потерять. Он уже слишком мною сделал. А предстоит еще больше. Он снова залез в карман и извлек небольшой сотовый телефон. Маленький. Компактный. Раскладушка. Почти сексуальный. Прямо как его обладательница.

Глава 22

— Надеюсь, не ты у нас заделался гребаным болтуном? — Морисетт с безумным видом ворвалась в кабинет Рида. Утро было поздним, но она явно встала не с той ноги.

— Я думал, ты меня лучше знаешь.

— Да ну? — Она захлопнула за собой дверь. — Дело в том, что я ни хрена не знаю. Впрочем, нет. Я знаю, что тебя отстранили от дела, и тем не менее вчера ты был с Никки Жилетт, а если ты не образумишься, нам с тобой надерут задницы — обоим. Так повторяй, и медленно: «Я не болтун».

Он уставился на нее:

— Плохо провела ночь?

— О господи, да. Ты же там был. — Морисетт запустила пальцы в волосы, отчего те еще сильнее встали дыбом. Она оглянулась, чтобы убедиться, что дверь закрыта, положила руки на стол и нагнулась к Риду поближе и понизила голос: — Мы с тобой знаем, что, раз уж ты хочешь быть в курсе этого дела, веди себя потише. Не высовывайся. Может, ты и не прочь рискнуть своей работой, но я-то не хочу. У меня двое детей на шее, Рид, так что не надо меня в это впутывать!

— Так мы ни к чему не придем. Она осеклась.

— Хорошо. Ты прав. Просто я хочу поймать этого ублюдка.

— И я.

— Только давай ты будешь его ловить втихую, а? Или нет, лучше вообще не надо. Предоставь это мне. Мне нужна эта работа, хотя иногда, честно говоря, хочется взять расчет и убежать куда глаза глядят. Сам знаешь, у меня и так забот хватает.

— Как оно, кстати?

— Да зашибись. Барт решил ни гроша нам не платить. Вообще ни копейки, так что мы будем судиться. Хотя это ты уже знаешь. Присцилла говорит, что пожила бы с папой, а сын… ну, есть такие дошкольники, от которых сплошные проблемы. А теперь еще этот еб… э-э-э… гребаное дело Гробокопателя, которое мне надо раскрыть. — Она постучала пальцем по бумаге на краю стола Рида. — Знаешь, такое дело, где одна из жертв крутила роман с моим напарником и забеременела от него… — Видимо, она что-то прочитала в его глазах, потому что заткнулась. — Боже. Мне нужен кофе. Галлона два. Лучше три.

— Ты не хочешь узнать, что я выяснил?

— Ты не участвуешь в расследовании. Не забыл?

— Вчера вечером шериф Джед Болдуин виделся с пацаном, на которого напали в тех лесах, с Прескоттом Джонсом. Болдуин переслал мне по факсу протокол. Ненамного больше, чем у нас есть, но хоть что-то. — Рид запустил через стол три листка бумаги. — И еще я нашел Анжелину, горничную Роберты Питере. Вот адрес. — Он прибавил к первым трем еще один листок. — Еще у меня адреса большинства тех, у кого был доступ к квартире Никки Жилетт, и фамилии людей, чьи адреса она не смогла вспомнить. У некоторых еще и телефоны. — Груда бумаг на столе продолжала расти. — И еще я наконец связался с преподобным Джо. Я оставил сообщение, и он перезвонил. Он был не очень рад, что его потревожили в пять утра — был час медитации или что-то в таком духе, — но когда я продрался через всю эту чушь, то выяснил, что община получала от Роберты Питере какие-то деньги, но та страховала жизнь не в их пользу. Оказалось, что у нее племянница в Шарлотте, в Южной Каролине. Она основная наследница, ей даже переходит кот Максимус. — Он положил еще бумаги на кипу. — Кроме того, я закончил список своих врагов — тех, кому я насолил, и тех, кого я посадил. Первым номером идет Джером Маркс.

— Железное алиби.

— Знаю, но я его все равно включил — вместе с теми, кого я отправил в тюрьму и кто оттуда вышел. Смотри — их как раз двенадцать.

— Что? — Морисетт похолодела.

— Двенадцать человек вышло на свободу с тех пор, как я вернулся в Саванну. — Он указал на составленный список.

— Это прямо пугает.

— Ну да. И последний в этом списке — наш старый добрый знакомый Лирой Шевалье.

— Вот дерьмо! — Морисетт взяла бумагу и просмотрела список подонков, которых никогда не следовало бы выпускать на свободу. — А адреса этих людей у тебя есть?

— Я звонил ответственным за них полицейским, но назвал им твою фамилию. Как ты справедливо подчеркнула, я в расследовании не участвую. Однако начнем с Шевалье. Его посадили двенадцать лет назад. Двенадцатый в списке, двенадцать лет. Может, здесь ничего и нет, но что-то в том процессе меня беспокоит.

— Что же?

Он посмотрел в окно, где Морисетт увидела лишь привычную стайку голубей на карнизе.

— Во-первых, судьей тогда был Рональд Жилетт, отец Никки Жилетт.

— Но он председательствовал на множестве процессов.

— И Никки тогда подрабатывала в газете, из-за нее обвинение чуть не рухнуло.

— Мы можем до скончания века перечислять все случаи, когда дело едва не провалилось из-за журналистов.

— Знаю, но тут есть какая-то связь. Мы должны — то есть ты должна — найти Шевалье. У инспектора, который за ним наблюдает, есть адрес.

— Что ж, я проверю всех этих джокеров, — согласилась Морисетт. — Посмотрим, встали ли они на прямую дорожку. Двенадцать. За двенадцать лет. Ты же не подозреваешь, что они все замешаны?.. Я прикидывала, не связано ли это с апостолами, но нет, не сходится.

— Да уж.

Она пробежала глазами распечатки. Перелистала кипу бумаг. Посмотрела на него снова и выдохнула:

— Господи, Рид, ты вообще когда-нибудь спишь?

— Когда нужно.

— Мне надо еще что-нибудь знать? — спросила она, явно успокоившись.

— Да. — Буравя ее взглядом, он потянулся за курткой. — Ты должна знать еще одну вещь. Я не гребаный болтун.

— Значит, теперь убийца разговаривает прямо с тобой? — Норм Мецгер не потрудился скрыть свой скептицизм. Он повесил куртку на крючок у задней двери офиса «Сентинел».

Норм был последним человеком, с которым Никки хотелось бы иметь дело. Уже был почти полдень, и хотя следовало радоваться, что ее статья снова красуется на первой полосе, она слишком устала, чтобы прыгать от счастья. А Мецгер поверг ее в еще более глубокое уныние. Она тоже повесила плащ на крючок и понадеялась, что он заткнется.

Ну да, как же.

— Диалог с убийцей. — Разматывая шарф, он добавил: — Чертовски удобно.

— Удобно? — взорвалась она. — Да, конечно. Очень удобно, когда преступник вламывается в твою квартиру. — Никки совсем замоталась и очень устала. Всю эту короткую ночь она не смыкала глаз в своей старой кровати. Тело требовало отдыха, но мозг отказывался отключаться, будто она, перед тем как лечь, опорожнила восемь чашек кофе. Она все думала о Гробокопателе, о жертвах, о своем доме, о числе двенадцать, о Симоне и Эндрю, о Пирсе Риде. В мозгу все быстрее и быстрее вращалась карусель образов, отгоняя сон. Когда она наконец задремала, ей стали сниться трупы, которые наполняли квартиру и разлагались на ее глазах. Скелеты обращались в пыль, а где-то в тени хохотал убийца, и от этого леденящего звука бешено колотилось сердце и выступал холодный пот.

Никки заставила себя вылезти из кровати и услышала голоса родителей. На цыпочках спустившись по лестнице, она ухватила конец спора, который затих, как только она вошла на кухню и мать, сидя с поджатыми губами, заметила ее. Шарлин взглянула на мужа, как бы намекая: «Не смей ничего говорить!» — и выдавила из себя улыбку.

Весь следующий час, пока Никки поглощала кофе и пыталась проснуться, ей снова и снова излагали причины, по которым ей стоит бросить криминальную журналистику. Даже отец предлагал вернуться в колледж, получить степень по праву, пойти по его стопам…

Ну уж нет. Право — это мечта отца. Цель Эндрю. Но сейчас, после резких нападок Норма, она думала, что, возможно, стоило послушать маму.

— Убийца вломился в твою квартиру? — приставал Норм.

— Пару дней назад.

— А что тогда было ночью? — спросил он. — Я что-то слышал по полицейской волне, но был занят… Погоди, с тобой все в порядке?

— Тебе сказать правду? — спросила она, поддергивая ремень сумочки. — Нет, со мной не все в порядке. Даже совсем не в порядке. Не знаю, что ты обо мне думаешь, но я не собираюсь, во-первых, продавать душу, во-вторых, продавать свое тело, и в-третьих, позволять всяким чокнутым врываться ко мне в квартиру и трогать мои вещи, и все это ради статьи!

Она отошла и тут увидела Кевина Дитера в неизменных наушниках. Он ошивался около автомата со сладостями и пялился на дисплей, словно аппарат высвечивал слово Божие — неоновое такое, всего за доллар. По дороге она заметила его отражение в стекле, за которым лежали «Сникерсы», «Читос» и лакрица. Лицо у него было мрачное, глаза косили так, будто его интересовала не еда, а подслушивание разговора Никки с Нормом.

К чему бы это? Шагнув поближе, она налила себе кофе из стеклянного чайника, который грелся рядом. Размешав сливки, притворилась, что внимательно рассматривает товары, и прошептала:

— Что бы взять?

— Что? А, да что угодно.

Она выкинула пластмассовую ложечку и, еще сильнее понизив голос, сказала:

— Я хотела «M&M's» с арахисом, а они кончились.

— Да нет. — Он ткнул толстым пальцем в стекло: — Вот, видишь? Код Е-5. «M&M's» с арахисом.

Нахмурившись, Никки отхлебнула кофе и посмотрела на автомат, где жирный палец оставил сальное пятно.

— Да, действительно.

— Конечно, вот же они.

— Гм… Такты меня, оказывается, слышишь? — Что?

— Хотя ты как бы весь в музыке, ты меня слышишь, как бы тихо я ни шептала. По-моему, это странно. Что у тебя с наушниками? Они не работают или это конспирация, чтобы подслушивать чужие разговоры?

— Эй, у тебя паранойя или как? — Его шею залила краска, заметная даже сквозь щетину. — Норм прав насчет тебя.

— Да? — Она наклонилась к чашке, но продолжала смотреть на него.

— Да. У м-меня просто небольшой перерыв, устал от музыки.

— Большинство людей при этом снимают наушники, Кевин.

— Я не большинство.

— Ну и молодец.

Он покраснел еще больше, и у него задергался глаз. Его челюсти сжались, и вдруг она поняла, что перед нею, несмотря на мешковатые рубашку и джинсы, крепкий, сильный мужчина. Молодой мужчина. И весит он фунтов на сто больше ее. И, похоже, не слишком сдержанный.

— Я не собирался подслушивать, — сказал он, защищаясь.

— Да ради бога. — Никки прищурилась. — Ты наверняка знаешь все, что тут творится, да? Притворяешься, будто живешь в своем мирке. Но пока работаешь с чужими компьютерами, ты подслушиваешь разговоры и читаешь чужую электронную почту.

— Я вовсе не…

— Не вешай мне лапшу, ладно? — Никки направилась к своему месту и, лавируя между отсеками, пролила горячий кофе на руку и на рукав сорочки. — Черт.

Селести нервно протянула ей три клочка бумаги, судя по которым звонила доктор Фрэнсис.

— Она не стала оставлять голосового сообщения, — сказала секретарша и отбросила через плечо свои мелированные локоны.

— Эй, черт тебя возьми, где ты была? — Трина выехала на стуле из-за перегородки. — Ой, Никки… у тебя такой вид, будто ты неделю не спала. Или нет, две недели.

— Да, это больше похоже на правду. — Она вынула из ящика стола салфетку и промокнула пятно. — А по-моему, вообще всю жизнь.

— Значит, тебе вредно быть криминальным репортером.

— Вроде того. — Она швырнула салфетку в мусорное ведро и промахнулась. Краем глаза заметила, что и Норм, и Кевин вернулись на свои места. — Что тут творится?

— По-моему, у тебя завелся тайный обожатель.

— То есть? — Она отпила кофе.

— Смотри, что тебе прислали. — Трина полезла за монитор и извлекла стеклянную вазу с огромным букетом красных и белых гвоздик.

— И ты их забрала?

— Ну, кто знает, когда ты появишься. Не выбрасывать же.

— Да уж. — Отмахнувшись от нелепой мысли о Пирсе Риде, Никки открыла маленький конверт и прочитала записку:

Поздравляю со всеми успехами. Ну что, поужинаем? С любовью, Шон.

Ей стало не по себе.

— Ну, это он хватил через край, — прошептала Никки, поправив цветы и поставив вазу на свой стол.

— И кто это? — Шон.

— Вы что, снова вместе?

— Конечно, нет, но он утверждает, что да. Трина подняла бровь:

— Может быть, ему действительно жаль, что он вел себя как дурак. Теперь он образумился и понял, что не все женщины так круты, как ты, вот и хочет тебя вернуть.

— Это не похоже на того Шона, которого я знаю.

— Да ладно, может, попробуете?

— Значит, ты не считаешь, что, обжегшись на воде, надо дуть на молоко?

— По-моему, наоборот — обжегшись на молоке, дуют на воду… Впрочем, без разницы. Лично я верю в любовь. Я вообще неисправимый романтик.

— То-то ты не замужем.

— Так я люблю романтику, а не занудство. — Мобильник Трины издал латиноамериканскую мелодию.

— Ну а я и в романтику не верю, — сказала Никки, хотя в глубине души вынуждена была признать, что несколько искажает истину. Не хотелось думать, что она из тех одиноких покинутых женщин, которые в каждом мужчине видят потенциального мужа и вешаются ему на шею. Да она и не такая. Но если встретит подходящего человека, кто знает, может, и по-другому запоет. Просто ей это не надо. Сначала она должна самоутвердиться.

Трина снова укатила за перегородку и зашептала по сотовому, а Никки стала проверять электронную почту, но не нашла ничего экстраординарного. Вестей от Гробокопателя не было. Голосовая почта была переполнена поздравлениями от друзей по поводу последней статьи о Гробокопателе, звонили журналисты из конкурирующих газет и местных телеканалов, каждый хотел взять у нее интервью.

— Никки, это Стэйси Бакстер, помнишь? Мы вместе в школу ходили. Я работаю на кабельном канале в Луисвилле и хотела бы поговорить с тобой насчет Гробокопателя. Перезвони мне в…

— Никки Жилетт? Это Макс О'Делл с телевидения. Слышал о взломе твоей квартиры. Позвони мне в…

— Мисс Жилетт, это Стивен Мендлсон из газеты «Спирит». Мой номер…

Да, теперь понятно, каково это, когда тебя преследует пресса, подумала она, глядя на цветы и срывая несколько увядших лепестков. Несомненно, этот букет куплен на распродаже с большой скидкой. Это уже больше похоже на Шона, думала она, слушая бесконечные голосовые сообщения.

— Никки, это Лили. Я была не права вчера вечером. Извини. Меня сегодня не будет, так что потом увидимся.

— Николь? Это доктор Фрэнсис. Я видела вашу статью, все замечательно, но я думаю, что она должна быть началом серии публикаций о школьном совете. Перезвоните.

— Ух ты, смотрите-ка, кто у нас теперь всегда на первой странице! — Голос Симоны был как глоток свежего воздуха. — Ты скоро возгордишься и начнешь забывать мелких сошек вроде меня. Давай отпразднуем. Можем сегодня вечером после тренировки…

Черт, подумала Никки, уставшая как собака. Только физических упражнений не хватало. Больше всего она желала лечь перед телевизором с большим пакетом чипсов.

— …я могу рассчитывать, что сегодня ты придешь, так ведь? Может, благодаря своей новоиспеченной популярности ты уговоришь Джейка пойти с нами? За мой счет. Опять. — Она засмеялась. — Да, и я переезжаю в Шарлотт, наконец-то! Ну, если у меня не получится с Джейком. Позвони, расскажу все в подробностях. Никки не хотелось думать, что Симона уезжает. Это устно. Не хотелось и признаваться Симоне, что она ова собирается прогулять кикбоксинг. Лучше перезвонить завтра, после занятий. Никки считала, что лучше просить прощения, чем позволения. Сегодня вечером Симона будет разочарована или даже сердита на Никки, но завтра, особенно если сложится с Джейком, забудет о том, что Никки ее кинула. У нее шевельнулась лишь тень чувства вины. Тут зазвучало следующее сообщение:

— Привет, Никки. Это я. Я очень хочу тебя видеть, правда.

Голос Шона. Ее рука упала, и несколько лепестков слетели на пол. Что-то в интонации и тембре голоса Шона лишило ее присутствия духа. Хотя он ее больше не интересовал, сам факт, что когда-то он ее бросил, заставлял ее злиться.

— Я слышал, что случилось. Взлом и все такое. Это очень опасно, Никки. Надеюсь, у тебя все нормально. Перезвони, ладно? — Ага, после дождичка в четверг! — Мой мобильный…

Она не стала записывать телефон. Перезванивать тоже не собиралась — ни ему, ни кому-то еще. Даже Симоне. Сегодня на это нет времени. Надо написать еще одну статью про Гробокопателя, раз уж появились новые сведения…

Снова раздалось пиканье — еще одно голосовое сообщение. Она включила его, но послания не было. Звонивший, должно быть, передумал. На заднем плане слышался какой-то гул, а потом трубку с щелчком положили.

Перезвонят, подумала она и переключила внимание на компьютер: надо снова проверить почту и заняться следующей статьей. Там были те же пожелания и просьбы, что и по телефону. Но от Гробокопателя — ничего.

Никаких танцующих гробов или разлагающихся тел.

Она постучала карандашом по столу. Значит, пока убийца молчит.

Это хорошо. Правда?

Или это просто затишье перед бурей?

— Никки! Я тебя не слышу. Ты куда-то пропадаешь. — Симона выходила из квартиры и пыталась раскрыть зонтик — со спортивной сумкой в руках и телефоном, прижатым к уху плечом. На редкость неудобно разговаривать. Голос Никки обрывался и искажался. Его было невозможно расслышать из-за свиста ветра и шлепанья крупных капель дождя.

— Симона… встретимся в…

— Встретимся где? Ты сегодня должна быть на занятиях, не забыла? — Симона наступила в лужу и зацепилась ручкой зонтика за ограду стоянки. Ледяные капли стекали по ее волосам. — Черт возьми. — У Никки есть маленький недостаток: она чокнутая. Просто-напросто. Но Симона любила ее, и не только потому, что Никки была сестрой Эндрю и единственным членом семьи Жи-летт, кто общался с нею, хотя это и само по себе кое-что. — Только не говори, что ты опять собралась прогулять занятия.

— Нет! — Все-таки голос Никки звучал странно. Приглушенно. Она, похоже, шептала. — Увидимся… в «Галерее»… стоянка, третий этаж… Это важно… про… Эндрю.

— Что? Что про Эндрю? — спросила Симона, тут же забыв о ветре и дожде. — Никки! — Черт, опять она куда-то пропала. И снова сквозь порывы ветра пробилось какое-то шуршание.

— Давай… выпьем… «Кассандры»…

— Выпьем перед занятием «У Кассандры»? — Симона чувствовала, как дождь хлещет по шее. — Я приду. Около семи. В ресторан, нафиг стоянку. Ты рехнулась? Тут убийца на свободе бродит, забыла? — Она умудрилась-таки открыть дверь. — Если ты придешь в «Кассандру» раньше меня, закажи мне мартини. С водкой и двумя оливками. — Зонтик вывернулся наизнанку. — Вот дерьмо. Никки, ты слышишь?

Но связь пропала. Симона забросила телефон в машину, с трудом закрыла зонтик и оставила его стекать на заднем сиденье рядом с насквозь промокшей спортивной сумкой.

Ладно, пусть Никки все драматизирует, подумала Симона, усевшись за руль. Посмотрев в зеркало заднего вида, она решила, что не сильно пострадала. Подкрасила губы, отчего те приобрели безупречный блеск, и порабо-. тала над влажными волосами, чтобы они перестали вы-I глядеть уложенными — этакий естественный беспорядок. У нее сложилось впечатление, что Джейку нравятся сильные, крепкие женщины, возможно, не самого высокого интеллектуального уровня. Его наверняка привлекали уверенные в себе дамы.

— Точно, гей, — сказала она, завела «БМВ» и выехала со стоянки.

Дождь колотил по машине, на улицах бушевала буря, и она краем глаза уловила какое-то движение.

По коже побежали мурашки.

На секунду Симона решила, что за ней кто-то следит. Прячется так, чтобы она не заметила. Она сразу вспомнила того типа из ресторана, когда они последний раз виделись с Никки. Но это было уже несколько дней назад. Кусая губы, она присмотрелась к тому углу, где заметила движение. Улицу перебегала грязная собачонка с поникшей головой и хвостом. Она скрылась в переулке. Сердце перестало учащенно биться, и Симона обругала себя: нельзя же быть такой глупой гусыней! Тем не менее она решила оглядеть аллеи и здания. Сквозь залитые дождем окна и в зеркалах она не увидела никого — никаких жутких монстров, темных фигур, грубых мужиков, готовых на нее наброситься. Действительно, все было как обычно. Несколько машин и двое скейтбордистов, которые мчались по тротуару, убегая от бури. Все как и должно быть.

Она нервничает из-за того, что Никки все время твердит об этом серийном убийце — Гробокопателе, прости господи. Все в порядке. И все же у Симоны вспотели руки. Сначала она поехала в банк, чтобы успеть до закрытия, а потом в химчистку. Она даже успела до встречи с Никки купить продуктов и позвонила ей на сотовый. Никки, естественно, не отвечала, поэтому Симона позвонила подруге домой и оставила сообщение на автоответчике.

К счастью, буря быстро закончилась, и сгустился туман. Под фонарями сверкали влажные улицы, а в сточных канавах валялись листья и ветки. Час пик закончился, машин стало меньше, и толпа на тротуарах поредела. Тут и там сквозь туман весело светились рождественские огни. Она миновала церковь под раскидистым дубом, с изображением рождественской сцены. Внезапно ее пронзила острая тоска по Эндрю — эта боль не уменьшалась с каждым Рождеством.

— Не думай об этом, — пробормотала Симона и решила, что ей действительно лучше уехать. Есть возможность поработать в Шарлотте, нужно воспользоваться ею и переехать. Оборвать все связи с этим городом и тяжелыми воспоминаниями.

Симона заехала на парковку у «Галереи» и сразу нашла место на первом этаже. Зачем третий этаж? К чему ехать дальше, чем надо?

На стоянке было почти пусто — всего несколько машин. Хотя это вполне нормально — они с Никки всегда тут парковались, — ее все-таки мучили сомнения. Убедившись, что никто не прячется у пандуса или лифта Симона вынула сумочку, заперла машину и направилась в ресторан. Никакие убийцы из тени не выпрыгивали. У выхода тоже никто не прятался. Симона дошла до ресторана, и никто не обратил на нее внимания.

Внутри Никки не оказалось. Ничего удивительного. Она постоянно опаздывает. Или вообще не приходит.

Хоть бы сегодня пришла.

Симона села в кабинку рядом с главным входом и заказала два напитка — себе мартини, а Никки лимонный коктейль — сияющей официантке с сильным акцентом и брекетами. Девушке на вид было около семнадцати — явно недостаточно, чтобы разносить алкоголь, но через считаные минуты она бодро вернулась с охлажденными напитками.

Дела в «Кассандре» шли не очень хорошо. За столиками и в кабинках, которые заполняли небольшой зал с черно-белым кафелем и такими же столами, было совсем мало народу.

Потягивая мартини, Симона изучала меню и слушала рождественские песенки из музыкального автомата. Похоже, больше всего здесь любили элвисовскую версию «Блю Кристмас». Но время шло, а Никки Жилетт не спешила, задыхаясь, врываться в ресторан. Симона выловила оливки из мартини и посмотрела на часы. Прошло уже пятнадцать минут. Она допила свой напиток. Двадцать минут. Прекрасно. Опять опаздывает.

— Давай же, Никки, — пробормотала Симона. Энергичная официантка подошла и сверкнула неугасающей улыбкой школьницы:

— Вам принести еще что-нибудь?

— Да, новую лучшую подругу.

— Что? Ой… — Наклеенная улыбка исчезла. — Так… может, вам еще один напиток… или что-нибудь из меню?

Симона поразмыслила и решила, что терять нечего.

— Конечно, почему бы нет? Еще стаканчик, пожалуйста. — Она постучала ногтем по краю пустого стакана. — Такой же.

— А этот?.. — Девушка посмотрела на стакан Никки. Ни сахар, ни прозрачную жидкость, ни корочку лимона никто не трогал.

— Оставьте его. Она, может, еще и появится. С ней такое постоянно. — Симона посмотрела на часы и вздохнула. Никки опаздывает уже почти на полчаса. Неприятно. Симона предчувствовала оправдания. Она представила, как Никки влетает на кикбоксинг после начала занятий. Задыхаясь, она объясняет, что ей нужно было «переписать статью», а то ей не понравилось, что у нее «сроки», что нужно было «немедленно» провести «расследование».

Через пятнадцать минут Симона допила второй мартини. Запотевший лимонный коктейль все стоял напротив нее на столе.

— Круто, — пробурчала она и подумала, а не опорожнить ли любимый напиток Никки самой, но передумала. Ей ведь еще надо идти в спортзал и выполнять упражнения. Еще одна доза — и она вместо удара ногой по цели хлопнется на задницу.

Она попросила счет, оставила официантке десятку на чай, забрала сумку и поспешила к спортзалу. Туман, пока она была в ресторане, сгустился; на улицах стемнело.

Черт бы побрал Никки. Вечно она ее подводит.

Николь Жилетт не то чтобы безответственная, просто ненадежная. Но у нее доброе сердце. Ее главным недостатком было то, что ее целиком затягивала работа — или то, что она считала работой. Она так страстно желала стать асом криминальной журналистики, что переставала замечать все и вся. Вот и сейчас, подозревала Симона, Никки, наверное, ведет расследование — пытается установить личность Гробокопателя.

Хорошо бы отсюда уехать, обрести новых друзей и познакомиться с людьми, которые не были бы родственниками и знакомыми Эндрю.

На нее нахлынула тоска. Она так любила его, а он ее бросил — хотя сам клялся, будто обожает ее, звал замуж. После того, как его не приняли в Гарвард. Почему? Неужели он решил, что не годится ей в мужья, или тут было что-то другое… другая женщина?

Кто знает? И кто узнает? Самое печальное, что она сомневалась, сможет ли когда-нибудь полюбить так страстно и горячо, как любила Эндрю Уитмора Жилетта. Она отдала ему свое сердце, свою девственность и чувство собственного достоинства. В глубине души она думала, что ничего из этого вернуть уже нельзя.

— Так, хватит, — оборвала она себя. — Прошло столько лет, а ты все продолжаешь в том же духе? Возьми себя в руки.

Голова кружилась от мартини, и она впервые заметила, как мало машин и как пустынны улицы. Ну и ладно. До спортзала рукой подать. Свернув в последний раз, она увидела его светящиеся в ночи окна. Эти огоньки, маяки на пустынной, туманной улице, сияли немного расплывчато — видимо, и из-за тумана, и из-за приятного легкого опьянения. Издалека доносились рождественские песни, и она снова напомнила себе, что скоро Рождество — то время, когда она так отчаянно влюбилась в Эндрю Жилетта. Почему она никак не перестает о нем думать? Что же такого Никки хотела сказать о своем брате — сейчас, через двенадцать лет после его смерти?

Прищурившись, Симона разглядела машину Джейка, припаркованную под фонарем. Она ухмыльнулась. Джейк Вон был не первым мужчиной, который нравился ей после смерти Эндрю. Она встречалась, гуляла и спала со многими. Никто не завладел ее сердцем так, как брат Никки, но у Джейка определенно были шансы. И серьезные. Он — самый подходящий из всех, кто попадался ей за долгие-долгие годы. И если он проглотит наживку и проявит хоть какой-нибудь интерес, ей, может, и не придется переезжать.

Она ускорила шаг. Спортзал уже через дом — только по аллее пройти. И тут услышала странный звук, что-то просвистело в воздухе. Повернувшись к темным витринам, она увидела свое отражение и… и чье-то еще… затененная грозная фигура мужчины, который прятался между машинами. Он выпрямился, что-то притягивая к себе.

Веревку?

Нет! Она стрелой понеслась прочь. Ее охватили паника и ужас. Мужчина резко дернулся. И в этот самый миг в голень вонзилось что-то твердое, невидимое и тонкое. Оно разрезало ее спортивные штаны и впилось в ногу. Ее пронзила острая боль.

— Ай! — вскрикнула Симона, падая. Земля устремилась ей навстречу. Она выставила вперед руку и больно упала на землю.

Вам!

Боль отозвалась в руке. Сумка выскользнула на тротуар.

— О господи! — Штука, которая вонзилась в ногу, не отпускала, все сильнее врезаясь в плоть. Она попалась в паутину, которая вгрызалась в нее. И еще болела рука, да так, что Симона чуть не потеряла сознание.

— Помогите! — закричала она, корчась от боли. — Помогите, кто-нибудь!

— Заткнись! — прорычал низкий голос. Потная ладонь закрыла ей рот. Она попыталась укусить ее и отползти. Убежать. Но чем больше извивалась, тем сильнее запутывалась. Господи, кто это? Зачем он это делает? Вывернув шею, она сумела рассмотреть его лицо… и узнала. Тот тип из ресторана… Теперь она вспомнила, кто он такой. Отнюдь не незнакомец.

Не надо! Нет, господи, нет! Она тщетно пыталась высвободиться, но он был слишком силен и решителен. Стальные мускулы пригвоздили ее к мокрому тротуару, он прижимал ее телом к земле. Корчась, она молила о пощаде. Наверняка ее кто-нибудь видел… и придет на помощь… в спортзал потянутся люди… или будут проезжать. Пожалуйста, помогите!

Помнишь меня? — прошептал он ей в ухо, и глубоко в ее сердце проник ужас. — Помнишь, что ты мне сделала? Время платить. — И она увидела иголку — тонкое острое орудие зловеще поблескивало в туманной ночи.

Кровь застыла в жилах.

Нет!

Она тщетно пыталась ударить его, извернуться, избежать того ужаса, который он ей готовил, но не могла вырваться и только в панике следила, как он погружает смертоносную иглу ей в плечо.

Симона боролась, но он придавил ее своим весом, и ее руки внезапно отяжелели и стали неподвижны, связанные ноги отказывались шевелиться. Ее пронзил страх, и все тело парализовало. Она пыталась закричать, но не смогла. Язык распух, голосовые связки не слушались.

Фонари погасли, туман еще сильнее сгустился, и в голове у нее воцарилась спасительная темнота.

Господь да пребудет со мной, подумала она в отчаянии, с единственной надеждой — чтобы смерть наступила поскорее.

Глава 23

— Погоди!

Рид, подняв воротник куртки, уходил из управления. Он не остановился, но Морисетт пробежала через лужи на стоянке и обогнула два «лендкрузера», чтобы его догнать.

— Господи, ну и погодка, — проворчала она.

Уже наступила ночь, сквозь густой туман еле пробивался свет фонарей, между ними вдалеке светились немногочисленные фары. Час пик закончился, движение стало спокойнее.

— Слушай, Рид, — сказала Морисетт, когда они дошли до его «кадиллака». — Я тут подумала и решила, что слишком увлеклась сегодня утром.

— Ты правильно решила, — он уже достал ключи.

— Значит, ты обиделся? — Она залезла в сумку — очевидно, в поисках пачки «Мальборо».

— Ты удивительно догадлива. — Открыв машину, он даже не взглянул в ее сторону.

— Но я просто делаю свою работу!

— Я знаю. — Он открыл дверцу, и в машине зажегся свет. — Ну и делай. Нечего извиняться.

— Эй, Рид, с чего это ты стал таким чувствительным? — Она отыскала смятую пачку и вытряхнула сигарету. — Ты ведь понимаешь, в чем дело.

— Ты что-то хотела мне сказать?

— Да. — Она поднесла зажигалку к кончику сигареты, щелкнула и глубоко затянулась. — Во-первых, в квартире Никки Жилетт ничего особенного не нашли. Никаких отпечатков пальцев или других следов. — Морисетт выпустила облачко дыма, которое растворилось в тумане. — Она была права. Ни дверь, ни окна не взламывали, поэтому надо предполагать, что у вошедшего был ключ — он его либо сделал, либо украл, либо одолжил у кого-то, вероятнее всего, у самой мисс Жилетт. Микрофон, который мы обнаружили, идентичен тем, что были в гробах, и сейчас мы проверяем магазины и дистрибьюторов, которые торгуют подобной электроникой, в том числе интернет-магазины. Все микрофоны беспроводные, навороченные, то есть наш парень, похоже, продвинутый технарь. Мы ищем того, кто купил по крайней мере три микрофона и принимающих устройства такой марки.

— Хорошо.

— Так что, можно сказать, мы закончили с обыском квартиры. Все, что мы могли там получить, у нас теперь есть. — Морисетт снова затянулась. — Зиберт ей уже звонил. Дал зеленый свет. Она может вернуться обратно.

— А я тут при чем?

— Ну, я думала, тебе интересно. — Она подняла бровь и выпустила дым из ноздрей. — Так ведь?

— Да. — На стоянку въехал «лендкрузер» и припарковался через два места от «кадиллака».

— И еще кое-что. — Он почувствовал напряжение в ее голосе и понял, что сейчас она сообщит ему плохую новость. Морисетт оглянулась на здание полицейского участка и перевела взгляд на Рида. — Пришли результаты анализа ДНК на отцовство ребенка Барбары Джин Маркс.

Рид напрягся.

— Они подтвердили анализ крови.

— Круто. — Как будто ему дали под дых. Не то чтобы он этого не ожидал, но это уже окончательно. Бесспорно. Анализ крови оставлял небольшие сомнения. Тест на ДНК их развеял.

Морисетт пристально посмотрела на него, прищурившись в темноте.

— Соболезную. Если тебя это утешит.

У него перекосилась челюсть. В лицо дул холодный ветер.

— Знаю. Хреново. — Она затушила сигарету о землю. Красный кончик еще мгновение светился, потом зашипел и скончался в луже. Маленький огонек. И так быстро погас. — Ладно, давай. — Не обернувшись, она пошла к задней двери управления.

Рид остался на ночной стоянке, и ему внезапно стало одиноко. Пусто.

Он засунул руки в карманы плаща и уставился в небо. Над сиянием города лишь плотные облака. Внутри должна быть не только эта грызущая пустота — ведь он потерял что-то родное. Но как можно потерять то, чего никогда не имел?

Ребенка не ожидали. Да и не хотели. Ребенок неизмеримо осложнил бы его жизнь, и все-таки… все-таки он чувствовал глубокое опустошение, которое требовало мести. А отомстить он может. Найти ублюдка, который это сделал, и отрезать ему яйца.

Он забрался за руль «кадиллака» и повернул ключ в зажигании. В зеркале отразились усталые глаза, сухие, но полные сдержанной ярости, покрытая щетиной окаменевшая челюсть, решительно сомкнутые губы.

— Мать твою, — прорычал он. — Чертов сукин сын! — Он задом выехал с места и рванул вперед. «Кадиллак» помчался по туманной улице.

Рид решил заскочить в какую-нибудь пивную и пропустить стакан-другой. Или больше. Самое время упиться в хлам и чтобы бармен вызвал ему такси. Например, «Джек Дэниеле» — прямо чертовски старый добрый друг.

Хотя и «Джек» вряд ли поможет.

Это ничего не изменит.

Когда завтра Рид проснется с гудящей от похмелья головой, Бобби Джин все равно будет мертва. Ребенок никогда не получит возможность сделать хотя бы вдох. И Рид всегда будет жить с сознанием того, что каким-то образом их смерти лежат на его совести. Ключ ко всему — он. Чертов Гробокопатель говорил с ним. И с легкостью убивал.

А как же Роберта Питере?

Она-то как с тобой связана?

Он вспомнил, как ходил по ее дому и что-то почувствовал… что-то неясное. Дежавю, но не совсем. Его преследовала какая-то смутная мысль, но не формулировалась… Что это? Как-то связано с Никки Жилетт? Может, Никки писала статью о Роберте Питере? Знала ее? Выяснить можно только одним способом.

Он снова нажал на газ и погнал большую машину по городским улицам, мимо магазинов, украшенных рождественской зеленью, и редких прохожих. У редакции «Сен-тинел» он нашел место рядом со стоянкой для сотрудников. «Субару» Никки Жилетт стояла здесь же, у заборчика. Значит, она засиделась допоздна. Снова. Это он понял давно, еще когда она гонялась за ним в связи с другими делами. Донельзя амбициозная, она проводила в газете больше времени, чем дома. Но не будет же она работать всю ночь. Чтобы его опять не обвинили в утечке информации, он решил не заходить в редакцию, а подождать снаружи. О нем и так слишком много сплетен. Морисетт далеко не первая, кто предположил, что именно он скармливает прессе внутренние сведения.

А ведь летом он был героем, расколовшим дело Монтгомери. Теперь же, хотя не прошло и полугода, его называют болтуном. Классический пример непостоянства.

Он откинул сиденье, вытянул ноги и стал ждать. Он следил за парадной дверью и людьми, которые входили и выходили из кирпичного здания, где размещалась редакция «Сентинел». Было уже поздно, и люди в основном покидали работу.

Рид узнал некоторых в лицо. Норм Мецгер, укутанный в шерстяное пальто и шарф, уехал в «шевроле импала», а Том Свинн отбыл в старинном отреставрированном «корвете». Паренек, кажется, племянник Свинна… как бишь его зовут? А, Дитер, Кевин Дитер. Он приехал на тентованном грузовичке и направился в редакцию. На нем была свободная куртка и низко надвинутая на глаза бейсболка. Рид понаблюдал за парнем. Кевин остановился поодаль от фонаря, повертел в руках кассету и вставил наушники. Сунул кассету в карман мешковатых джинсов и зашел внутрь.

Странный тип.

Но город кишит чокнутыми всех мастей.

Рид откинулся на спину и стал думать, почему Гробокопатель общается с Никки Жилетт. Вполуха он слушал бормотание полицейской волны. Как они связаны? Может, убийца интуитивно почувствовал, что она поставила целью сделать себе имя во что бы то ни стало? Он следит за ней? Или знает ее лично?

Ветровое стекло заготело.

Почему именно двенадцать?

Не сводя взгляда с дверей, он начал перебирать все варианты, которые придумал за последние несколько дней.

Двенадцать — чего?

Месяцев в году?

Часов дня? Или, наоборот, часов ночи?

Он закусил губу и прищурился.

Апостолов?

Присяжных?

Знаков зодиака?

Дюймов в футе?

Раз-два-три, туфли застегни,

четыре-пять, иди гулять.

И так далее… Что там с двенадцатью?

Одиннадцать-двенадцатъ, в земле копаться.

Так, что ли? Черт, какая древняя считалка… Зачем копаться?

Чтобы положить тело в гроб.

Он сосредоточился. Может, есть какая-то связь с этим старым детским стишком… а может, и нет. Убийца не упоминал ничего такого в своих дурацких заявлениях.

Прошли шестеро музыкантов, наигрывая «Тихую ночь». На деревьях, окружающих здание, блестели рождественские огни. Люди, одетые Санта-Клаусами, звонили в колокольчик и просили милостыню.

Рождество.

Может, дело в нем?

Двенадцать дней Рождества?

Начинается оно двадцать пятого декабря, а заканчивается шестого января, в Крещение, — ну вроде бы. Эх, давно он ходил в воскресную школу в Далонеге, а с тех пор Библию не читал совсем. Но он был почти уверен, что не ошибся.

Что там в гимне про двенадцать дней Рождества?

Двенадцать хозяев прыгают… нет, не так. Там двенадцать барабанщиков. Вот оно. Двенадцать барабанщиков, черт бы их побрал. И что? При чем тут барабанщики?

Не успел он подумать над этой песенкой, как увидел, что Никки Жилетт выходит через стеклянную дверь вместе со стройной чернокожей женщиной, которую Рид не узнал. Они задержались под козырьком. Никки подняла воротник кожаного плаща, облегавшего ее тонкую талию, а ее подруга раскрыла зонт.

Лицо Никки было оживленным. Вдохновенным. Красивым — как раз в его вкусе. Она что-то разгорячен-но говорила, ветер играл ее светло-рыжими волосами. Обе поспешили к стоянке и сели в разные машины. «Фольксваген» чернокожей женщины быстро умчался, а «субару» Никки слегка подзадержалась. Никки пришлось посражаться с машиной, которая едва не заглохла, выезжая на улицу.

Рид последовал за ней.

Он без труда держался за серебристым автомобилем Никки, даже не особо скрываясь. Они ехали к ее дому по узким улицам, по исторической части города, мимо особняков с высокими террасами, длинными окнами и причудливыми фасадами, украшенными гирляндами и венками. Ее машинка тряслась по мостовым и асфальтовым дорогам, и Никки наконец припарковалась на аллейке перед домом.

Рид остановился позади нее и, когда она вышла из машины, выключил фары.

— Так-так-так. Детектив Рид. Мой новый лучший друг. Надо же, вы долгие годы даже не трудились мне перезвонить, а сейчас явились во плоти. Снова. Значит, вы не шутили насчет личной охраны?

— Я вообще редко шучу.

— Да, я заметила. Но вдруг вы решили попробовать. — Она подмигнула ему и улыбнулась — почти сногсшибательно. — Расслабьтесь!

— Хорошо, я подумаю.

— Подумайте, — произнесла она недоверчиво, но даже в темноте он заметил манящий огонек в ее глазах. Она с ним явно флиртует.

Не смей даже думать об этом. Перед тобой Никки Жилетт. Дочь Рональда Жилетта. Журналистка, которой нужен лишь материал для статьи.

Она толкнула ворота, и старые петли застонали.

— Детектив Морисетт не собирается снабжать меня информацией о том, как проходит расследование.

Вот видишь? О чем я тебе говорил! Мысли только о работе. Не увлекайся, Рид.

По-моему, ничего особенного. Пока что мы все проверяем.

— И вы тоже? Я так поняла, что вас отстранили…

— Давайте не будем об этом, — предложил он. Они прошли мимо фонтана у огромной магнолии.

— Вот и вы! — Рид узнал Фреда Купера, хозяина, который показался из-за угла. Круглый человечек с высоким голосом. Нос слишком большой для такого лица, очки без оправы слегка съехали. Риду он напомнил Шалтая-Болтая. — Я хотел поговорить с вами, — сказал Фред, поджав тонкие губы.

— В чем дело, Фред? — Никки остановилась на нижней ступеньке. — Это детектив Рид, помните?

Он замер.

— Да. О господи. — Его задору поубавилось. — Только не говорите, что опять проблемы!

— Я просто сопровождаю мисс Жилетт до дома.

— Почему? — нервно спросил Фред, обшаривая глазами двор, словно ожидая, что в любой момент из земли повыскакивают мертвецы. — Вы думаете, что взломщик может вернуться? Это будет просто ужасно. Должен признаться, жильцы нервничают. Очень нервничают. — Он поправил очки и уставился на Никки. — Им не нравится, что вы привлекаете внимание убийцы, этого Гробокопателя, своими статьями. Вот жильцы и волнуются. — Он замахал рукой, указывая на дверь. — Бренда Хэммонд со второго этажа хочет поставить замки покрепче и вторые решетки на окна, а миссис Фиц из 201-й квартиры подумывает о переезде. Представляете? — Он заломил руки. — Она живет тут уже тринадцать лет, а после этой ночи решила сбежать. Уже пакует вещи.

— Сомневаюсь, что вломятся к кому-нибудь еще, — спокойно произнесла Никки, хотя уголки губ у нее подергивались.

— Откуда вы знаете? — требовательно спросил Фред. — И что значит «к кому-нибудь еще»? Вы имеете в виду, что могут вломиться к вам? Но это значит, что он вернется. Ради бога, нельзя допустить, чтобы возле дома шастал убийца и готовился напасть на вас. Или… или вообще на кого угодно! — Он действительно был вне себя от страха. Посмотрел на Рида глазами, полными ужаса. — Полиция предполагает обеспечить круглосуточную охрану мисс Жилетт? Здесь будут дополнительные патрули? Сигнализация? — Он нервно посмотрел в сторону улицы, где стояло несколько машин.

— Полиция предпринимает все необходимые шаги.

— «Необходимые шаги»? Что это такое? Мне это ни о чем не говорит. — Он скрестил руки на широкой груди.

— Мистер Купер, поверьте, мы делаем все возможное, чтобы поймать преступника. Посоветуйте вашим жильцам быть осторожнее, думать головой, не выходить на улицу поодиночке, а двери и окна закрывать. Те, у кого есть сигнализация, пусть пользуются. А тем, у кого ее нет, лучше бы поставить.

— А платить за это кто будет? Я? — Купер потряс лысеющей головой. Страх потерять деньги пересилил ужас перед убийцей. Временно. — Секунду. Так вы все-таки думаете, что он вернется!

— Я, к сожалению, не в курсе, что он собирается предпринять. Я просто даю вам те же советы, которые дал бы любому в этом городе.

— И это все, что вы делаете, — сказал Купер и скривился, посмотрев на Никки. Он так сильно сжал губы, что они побелели. — Я вас уже предупреждал, когда у вас были проблемы с тем мальчишкой, Селлвудом.

— Это были мои проблемы, а не Кори Селлвуда. Я ошиблась. — Теперь она начинала злиться. Рид почувствовал, что сейчас закипит битва.

— Но он угрожал вам. Я все время думал, не захочет ли он отомстить, сделать что-нибудь странное. Или некрасивое. Или… или жуткое. Я даже думал, что он из таких, кто может и пожар устроить.

— Фред, — сказала Никки, пытаясь удержать себя в руках, — вы слишком беспокоитесь.

— Зато вы ни о чем не беспокоитесь! Я серьезно, Никки. Я не могу допустить, чтобы мои жильцы боялись, что кто-то вломится сюда и всех поубивает. Вы поступаете безответственно, навлекая на дом беду.

— Ладно, все ясно. Вы меня предупредили, — буркнула она — Так что вы от меня хотите? Чтобы я переехала? Или вы предполагаете меня выселить? Пока ко мне больше никто не вломился?

— Выселить? О… нет… я бы никогда… — Купер с тревогой взглянул на Рида. — Я… ну… просто хотел, чтобы вы знали, что жильцы боятся.

— Прекрасно. Вы исполнили свой долг. Я все поняла. — Оставив управляющего на дорожке, Никки побежала вверх по лестнице. — Потрясающе, — пробормотала она себе под нос. — Как будто я виновата в том, что ко мне вломились!

— Переживет.

— Вы не знаете Фреда! — возразила она достаточно громко, чтобы управляющий, который так и стоял у подножия лестницы, слышал. — Он ничего не может пережить! Он циклится на всем!

Рид, шедший на две ступеньки позади, сдержал улыбку и постарался не замечать ее ног, которые виднелись в разрезе плаща.

— Вот так, — сказала она и полезла за ключами.

Рид перехватил ее запястье и забрал ключи:

— Я войду первым.

— Погодите. — Она оскорбленно уставилась на него зелеными глазами, и он заметил, как прекрасно они сочетаются с прямым носом, как темнеют в ночи. — Детектив, это мой дом. И я вам не истеричка. — У нее были влажные волосы, блестящие от тумана губы, а ее гнев на управляющего, Рида и мужчин вообще можно было потрогать. И при этом выглядела она удивительно сексуально.

— Истеричка? Никки Жилетт? Честное слово, я никогда не подумал бы о вас так.

— Ну и хорошо.

— Но я все равно зайду первым. Считайте, что это часть моей работы. — Он вставил ключ в замок, толкнул дверь, и она открылась. Зайдя, он включил свет и осмотрел гостиную и кухню. И тут в дом влетел толстый желтый кот.

— Дженнингс!

В квартире было пусто. Ни звука. Рид осторожно прошел дальше. Никки следовала по пятам. На кухне она опустилась на колени и начала ворковать с полосатым кошаком.

— Наконец-то ты вернулся, негодяй. — Она погладила кота. Тот тихо мяукнул, потерся головой ей о подбородок и громко замурлыкал, так что даже Рид его слышал. — Ты скучал по мне, а? Или по обеду?

Никки сняла плащ, бросила его на спинку кресла и осталась в узкой серой юбке и облегающем черном топе, который подчеркивал все ее изгибы. Господи, почему он вообще на это смотрит? Это Никки Жилетт, которую он интересует лишь в качестве источника информации. Привлекательная. Сильная. Дерзкая.

Пока она кормила кота, Рид закончил осматривать небольшую квартиру. В доме царил кавардак после вчерашнего обыска, но никто не прятался ни в кладовке, ни за дверью, ни под той чертовой кроватью. Рид заглянул во все щели, но не стал задерживаться в спальне Никки, изучать антикварную кровать, трогать мягкое голубое постельное белье. Иначе разыгрались бы эмоции, которые он предпочел бы не трогать, а перед глазами возник бы образ Никки в прозрачной ночнушке, лежащей на кровати… Ну уж нет, не стоит.

— Вы знаете, я тут думала… — начала она, когда он вернулся на кухню.

— Думать полезно.

— Не умничайте.

— А что мне, быть глупым?

Она ухмыльнулась; обнаружились белые зубы и ямочки на щеках.

— Так у вас и чувство юмора есть.

— Бывает.

— Давайте пока поговорим серьезно, ладно?

— Хорошо.

Пока кот чавкал, Никки сдвинула бумаги на одну сторону кофейного столика, очистив пространство, потом расстегнула молнию на кармане сумки и извлекла несколько сложенных листков. Она осторожно разложила их по пластиковой столешнице, и Рид узнал копии записок, которые она получила от убийцы.

Он придвинулся ближе и вдохнул запах ее духов.

— Смотрите. Две записки краткие. Простые. — Она указала на первые два письма. — Он как бы говорит: «Смотри, Жилетт. Обрати внимание. Сейчас я кое-что сделаю. Что-то интересное». Как маленький ребенок, который прыгнул в бассейн и кричит родителям: «Смотрите, смотрите!» — Она отодвинула записки в сторону. Слова «ВЕЧЕРОМ» и «ГОТОВО» резко выделялись на белой бумаге. — Здесь явная связь с убийством — очевидно, вторым, но вот следующая записка, которую я получила, — она взяла в руки третье послание, — намного сложнее. Она отличается от остальных. Это стишок, очень похожий на те, что получали вы. Так ведь?

— Да, — ответил он, рассматривая записку и прислушиваясь к ее логике.

— Но тон уже другой — подсказки сильнее: «Треть готова — будет ли еще? А до двенадцатого никто не может знать». — Она постучала пальцем по тексту, но тут на стол вскочил Дженнингс и начал умываться. Не отвлекаясь, она опустила его на пол. — Здесь меньше хвастовства, чем в первых двух, — мне так кажется, по крайней мере. Ну да. Наверняка это подсказка, приманка, даже вызов, который обязывает меня разрешить эту загадку. Точь-в-точь как и ваши записки. Посмотрите на третью строчку: «Никто не может знать». — Никки напряженно сдвинула брови и прикусила нижнюю губу. — Прежде всего, точной рифмы нет, так что, видимо, он предполагал, что это письмо будут читать после ваших. Но зачем повторять вопрос «Треть готова — будет ли еще?», который был у вас в записке? И слово «никто». Оно написано слитно, не раздельно, а ведь многие так ошибаются.

Она посмотрела на него умными зелеными глазами, и тут его озарило. Он вспомнил свои записки:

ТИХО ХОДЯТ ЧАСИКИ — ТИК, ТАК, ДВА В ОДНОМ У БАС ЛЕЖАТ, ВОТ ТАК.

Потом:

РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ.

ИХ УЖЕ НЕТ В МИРЕ.

БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ?

И наконец:

ВОТ У НАС ЧЕТВЕРТЫЙ НОМЕР.

КТО-ТО ПОМЕР. ТРЕТЬ ГОТОВА — БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ?

— В них во всех по двенадцать слов, — сказал он, — в том числе и в той, которую прислали вам. Вот почему нет ритма и повторяется одна и та же фраза.

— Точно! — Она была серьезна, но глаза светились от нетерпения, и он заметил золотые точки на зеленой радужке. — И когда мы их объединим, получится какой-то смысл. Из своей записки я поняла, что нечто произойдет двенадцатого декабря. Двенадцатое число, двенадцатый месяц… Но на самом деле убийца хочет, чтобы мы увязали текст обеих записок, и тогда смысл получается совершенно другой. В вашей половине нет указаний на дату, но когда убийца говорит, что четыре трупа — это лишь треть, он указывает на то, что всего жертв будет двенадцать, а люди в гробах, вероятно, являлись частью общего плана.

— Только он не убивал Томаса Мэсси и Полин Александер.

— Но их выбрали не случайно.

Рид согласился и позволил ей дальше развивать свою теорию.

— И почему же?

— Не знаю, я все время думаю про апостолов: один — Томас, то есть Фома, Полин, то есть Павел, — другой, Барбара Маркс, то есть Марк, — третий, а Роберта Питере — очевидно, апостол Петр. Может, он убивает тех, кто, по его мнению, как-то связан с учениками Христа? — пробормотала она, нахмурившись. — Может, так он и выбирает, чьи гробы откапывать, — по именам.

Возможно, подумал он, но довольно шатко.

— Он хочет доказать, что умнее всех и особенно полиции. Вот почему он дразнит вас и открывает свои планы мне. Я могу обеспечить ему шумиху в прессе, а вас он выбрал, потому что вы раскололи прошлым летом дело Монтгомери и теперь вы самый достойный противник. Он, может, даже не слышал про ваши отношения с Барбарой Маркс… Хотя нет. Он знал! Смотрите. — Она подняла палец, все больше воодушевляясь. — Гробокопатель хочет, чтобы мы работали вместе. Так лучше и для нас, и для него. Он связывается со мной и может быть уверен, что появится на первых страницах. Он связывается с вами и может быть уверен, что вы из-за вашей связи с Барбарой Джин Маркс пойдете на все, чтобы его поймать. Он смеется над нами обоими, потому что это такая игра. Его игра. И он собирается выиграть.

— Я согласен с вами насчет причин, почему он вышел на нас, — произнес Рид, тщательно все обдумав и отшагнув назад, чуть подальше. Надо сосредоточиться.

Сконцентрироваться. — Но идея с апостолами как-то неубедительна. Пока, во всяком случае.

— Просто это логично.

— То есть меня убийца хотел достать через Бобби Джин, а остальных убивает по Библии?

— Откуда мы знаем, что происходит в больном разуме?

— Но все равно пока это лишь теория.

— Достаточно обоснованная, согласитесь.

— Мы будем ее учитывать, но вы этого печатать не будете, — добавил он, осознав причину ее энтузиазма.

Она задумалась.

— Слушайте, Жилетт. Пока вы пользуетесь опережающей информацией от меня или из управления, вы не должны ее разглашать. Ничего не печатать о записках, о жертвах, о ваших гипотезах, о логике действий убийцы.

— Но…

— Никки. — Он снова наклонился вперед. Его нос был в нескольких дюймах от ее. — Слушайте меня внимательно. Если вы что-то выболтаете и я увижу в газете что-то из нашего разговора, я лично позабочусь, чтобы вас арестовали.

— За что же?

— За препятствование расследованию, например.

— Черт возьми, Рид, я думала, мы договорились.

— Договорились. Когда все закончится, вы получите свой эксклюзив. Взгляд изнутри. Если мы поймаем этого типа живым, я прослежу, чтобы только вы смогли взять у него интервью, но до тех пор вам нужно быть осторожнее в публикациях. И я должен буду их предварительно одобрить.

Между бровями у нее появились морщинки. Она, казалось, собиралась возразить, но вздохнула и покорилась.

— Ладно. Но я ценю вашу догадку насчет двенадцати слов и то, что вы продолжаете держать меня в курсе расследования.

Он криво усмехнулся:

— Помните, что я больше не занимаюсь этим расследованием.

— Черт с этим, Рид. Я хочу знать то, что знаете вы. — Она откинулась в кресле. — О господи, я совсем забыла. — Никки смотрела на телефон, точнее, на индикатор новых сообщений, который тускло светился на старой модели автоответчика. — Секунду.

Наклонившись над столиком, она нажала кнопку. Механический голос заявил:

— У вас три новых сообщения. Первое сообщение. Щелчок, и трубку повесили.

— Замечательно. Еще один. На работе тоже был такой.

— В редакции? — Ему не очень понравилось это известие.

— Да. Так случается. Люди вообще нетерпеливы.

— Второе сообщение, — сказал механический голос.

— Эй, Никки, ты меня избегаешь? Давай уже, позвони. — Решительный мужской голос продиктовал свой номер, и Никки нахмурилась.

— Бывший парень, — сказала она, и Рид почувствовал необъяснимый укол ревности. — Шон Хок. Он меня бросил несколько лет назад и теперь не может понять, что я не собираюсь кидаться к нему в распростертые объятия.

— Но, может быть, стоит? — спросил он для проверки.

— Ну да, я подумаю. Когда рак на горе свистнет.

— Третье сообщение.

— Никки? — Женский голос. — Я голову себе сломала, пока соображала, что ты там говоришь. Если бы не определитель номера, я бы ни за что не поверила, что это ты. Так что выкинь свою развалюху, которую ты называешь мобильником, а?

— Симона? — прошептала Никки.

— Ну ладно, насчет выпивки мы договорились, так что увидимся в «Кассандре»! Может, после пары порций мартини я наберусь смелости еще раз пригласить Джейка. Он ведь не пошлет меня второй раз, правда? Увидимся в семь.

— В семь? Черт! — Никки посмотрела на часы и побелела.

— Что? — спросил Рид. — Только не говорите, что вы про нее забыли.

— Больше сообщений нет, — проинформировал автоответчик.

Никки была бледна как смерть.

— Сейчас восемь пятьдесят. Это была Симона. Симона Эверли. Я… я ей не звонила и вообще пропустила занятия. — Она снова взглянула на часы и прослушала сообщение еще раз. — Черт возьми. Она говорит про занятия по кикбоксингу, мы вместе на них ходим. Они закончатся через десять минут. — Никки начала лихорадочно рыться в сумочке в поисках мобильника. — Я ей не звонила. Ни по сотовому, ни по другому телефону! Где он, черт возьми? — Она яростно вытряхивала все из сумочки. — О господи. Тут его нет. Но он должен тут быть. Должен! — В отчаянии она перевернула сумочку. Ручки, блокнот, косметичка, диктофон, мелочь, марки, щетка со стуком выпали на стол, покатились на пол, но телефона не было. — Что она там несет? Я вообще сотовый в руки не брала! — Она обшарила груду вещей, как будто телефон мог внезапно материализоваться под кучей марок или среди всяких штуковин для волос.

— Когда вы им пользовались последний раз?

— Не знаю… вчера вечером, кажется… Черт, когда же?.. Я… говорила с сестрой, когда вела машину. — Никки задумалась. — Помню, Лили бросила трубку, и я сунула телефон в держатель для стакана. Вот он где! — Никки запихнула вещи в сумочку и схватила пальто.

— Значит, вы не звонили с него со вчерашнего вечера? — спросил он, и его охватило знакомое, щемящее чувство неизбежности, которое всегда посещало его перед бедой.

— Нет. Я не нашла его сегодня на работе и подумала, что он в машине, а потом опять про него забыла… я не могла ей звонить… не звонила… это какая-то ошибка… — Она выскочила из дверей и помчалась вниз по ступеням в туманную ночь.

Рид закрыл дверь, побежал за нею и догнал ее на стоянке.

Она возилась с ключами, стараясь разглядеть что-то сквозь окно со стороны водителя.

— Я его не вижу. Господи! Пожалуйста, только не это…

— Разве у вас нет электронного замка?

— Он сломался. — Никки наконец вставила ключ и распахнула дверцу. Быстро села на водительское сиденье. Рид следил, как она обшаривает машину. Ее пальцы скользили по пустому держателю, приборному щитку и коврикам на полу. — О боже, — прошептала она. — Его нет. — Подняв испуганные глаза на Рида, она выдохнула: — Мобильника здесь нет… и я ей не звонила… то есть… то есть, если кто-то украл телефон… или нашел его… и позвонил Симоне… это ведь не он? Не Гробокопатель, правда? — Ее лицо исказилось от ужаса. — Не он же позвонил Симоне и назначил встречу?

— Не знаю, — услышал себя Рид, хотя дурное предчувствие только усилилось. — Ну-ка, дайте посмотреть.

Она нашла в «бардачке» фонарик, и они просветили им внутренности маленькой машины. Рид проверил под сиденьями, на полу, в боковых кармашках, под заслонками от солнца, в «бардачке», потом посветил слабым лучиком фонаря под машиной.

Ничего.

Телефона не было.

— Здесь его нет.

— Нет! — закричала она, и ее подбородок задрожал. — Только не это…

Рид обнял ее за плечи.

— Не волнуйтесь понапрасну, — сказал он, но сам чувствовал остро, как никогда, что беда уже пришла в темную ночь. Что близится новое страшное несчастье. Если Никки не забыла телефон дома у родителей или на работе, Симоне Эверли грозит опасность.

Глава 24

Только не Симона… Господи, только не Симона!

В мире Никки стало черно и пусто. Она тяжело опиралась на машину, ее окутывал туман, страх проник глубоко в сердце. Неужели Гробокопатель украл ее телефон и, позвонив Симоне, договорился о встрече? Нет, нет… она торопится с выводами. Если кто-то, да, вероятнее всего, убийца, проник в ее квартиру, не означает, что он украл ее телефон и назначил встречу с ее лучшей подругой.

— Это какая-то ошибка или чья-то шутка, — сказала она Риду, стараясь подавить страх и начать рассуждать логически. — Кто-то нашел мой телефон, наверное, на работе… Может, Норм Мецгер или Кевин Дитер… и позвонил Симоне, потому что ее номер на быстром наборе, и… — Но зачем тогда назначать встречу? Притворяться Никки? Внутри все оборвалось, и она прислонилась к машине. Никто не стал бы этого делать.

— Поехали в спортзал. Посмотрим, была ли она на занятиях. Давай. — Рид снова обнял ее сильной рукой за плечи и проводил к своему «кадиллаку». И сейчас Никки не стала возражать. Она была благодарна, что есть сильная рука, на которую можно опереться. В крови пульсировал адреналин. Чувство вины свербило в мозгу. Как она могла потерять сотовый? Дрожа, она опустилась на пассажирское сиденье и прислонилась к двери.

— Это спортивный центр в Монтгомери-Билдинг на Западном Бродвее.

— Я знаю, где это.

— Но уже поздно, — сказала она, посмотрев на часы. — Занятия заканчиваются через несколько минут.

— Если она не там, поедем к ней домой. — Он вручил Никки свой мобильник, вывел «кадиллак» со стоянки и рванул по темным улицам. — Звони Симоне, — приказал он, срезая угол. — У нее ведь есть сотовый?

— Да.

Никки уже выстукивала номер. Пальцы тряслись, в голове мелькали жуткие картинки. Раздался гудок. Пожалуйста, ответь, молча молила Никки. Возьми трубку. Два гудка. Господи, пусть она будет жива. Три гудка — и Никки окончательно завладел страх. У Симоны сотовый всегда с собой, она всегда отвечает.

— Давай, давай… — Четыре гудка, и включилась голосовая почта. Никки стало нехорошо. — Симона, это Никки. Немедленно позвони. — Она отключилась и набрала домашний номер Симоны. С четвертого гудка включился автоответчик. Никки опять оставила сообщение.

— Ничего? — мрачно спросил Рид, проехав на желтый свет.

— Нет. Но на мобильник я еще раз попробую. Может, она его не слышала из-за шума на занятиях. У Джейка всегда играет музыка и… ну, понятно. — Она снова набрала номер Симоны, но в глубине сердца уже знала, что подруга не ответит. Возможно, никогда. В темном уголке сознания гнездился страх, что Симона сейчас один на один с убийцей, может быть, уже мертва или просыпается в гробу с мертвым телом… Никки вздрогнула, услышав, как голос Симоны снова предлагает ей оставить сообщение. Господи, пусть все обойдется, умоляла она. Пожалуйста!

Может, у нее просто разрядился сотовый. Может, она сейчас не торопится уйти с занятий, флиртует с Джейком, приглашает его выпить.

Пусть Симона будет там, ну пожалуйста. Неважно, что она злится на меня, главное, чтобы все обошлось.

Никки отключила телефон и уставилась в мрачную, жутковатую ночь.

Рид гнал так быстро, как только мог, но Никки все равно казалось, что они ехали до спортзала целую вечность. Рид припарковался, и Никки выпрыгнула из машины. В мгновение ока она взбежала по ступенькам и влетела в двери спортзала. Джейк у стола разговаривал с дежурной.

— Симона Эверли сегодня была на занятиях? — спросила она. — Это моя подруга, с темными волосами, она еще предлагала вам пойти выпить после прошлого занятия.

Джейк покачал головой:

— Ее не было.

Нет. Это невозможно.

— Вы уверены? Мы собирались встретиться тут, но у меня не получилось, и… — Ее голос упал. Она услышала шаги Рида.

— Я бы заметил. Это первое занятие, которое она пропустила.

— О боже. — Никки тяжело прислонилась к стойке. Сейчас она расплачется. Рид сверкнул значком, задал те же самые вопросы, но ответы не изменились.

— Что-то случилось? — спросил Джейк.

— Мы пока не знаем, — сказал Рид. — Но если мисс Эверли вдруг придет, попросите ее мне позвонить, хорошо? — Он вынул из бумажника визитку, поблагодарил Джейка и помог Никки дойти до дверей. Она шла на ватных ногах, прислонившись к нему. Он достал мобильник и набрал номер. — Хочу сообщить, что лучшая подруга Никки Жилетт, вероятно, исчезла… Симона Эверли… Нет, мы не уверены, но вот что произошло. — Он изложил события вечера. — Мы проверим ресторан, потом квартиру… Нет, но я не собираюсь ждать двадцать четыре часа, пока ее объявят в розыск… Да, я знаю. — Он дал отбой. — Я звонил Морисетт. Она согласна, что лучше найти Симону. — Он помог Никки забраться в «кадиллак» и поехал на ту парковку, где они с Симоной часто встречались. Там, на первом этаже, как миленький стоял кабриолет «БМВ».

Сердце Никки бешено застучало.

— Это ее машина, — сказала она и вылезла из «кадиллака». Тут было всего несколько машин — старый «фольксваген», бывший когда-то зеленым, и грязно-белая малолитражка. Обе через несколько мест от кабриолета Симоны. Больше никого не было видно, на стоянке было тихо, над головой жужжала и мерцала лампа дневного света.

— Ничего не трогай, — предупредил Рид, когда Никки подошла к «БМВ». Он держался на два шага позади.

С болью в сердце Никки заглянула в окна и увидела на заднем сиденье зонтик Симоны, две потертые книжки в бумажном переплете и пакет с продуктами, а в держателе — стаканчик с кофе.

— Итак, мы знаем, она здесь была.

— И что это западня.

Но Никки не заметила следов борьбы рядом с машиной: ни следов кожи от туфель на бетоне, ни заметных капель крови, слава богу. Может, Симона убежала или вообще не встречалась с тем, кто прикинулся Никки. Если бы! Никки скрестила пальцы и зашептала очередную молитву.

— Давай проверим в ресторане, — предложил Рид.

Полная ужаса, она кивнула и направилась к открытой двери. Рид последовал за нею и умудрился при этом еще раз позвонить. На улицах было туманно и сыро, свет фонарей причудливо падал на мокрые тротуары, от сырости запотели витрины.

Но красно-желтая неоновая вывеска «Кассандры» горела ярко.

Никки распахнула двери. Администратор, которая изучала схему зала, посмотрела на них и улыбнулась.

— На двоих? — спросила она, взглянув на Рида.

— Нас не столик интересует, я ищу свою подругу, — объяснила Никки. Играли рождественские песенки, зал был наполовину заполнен, официантки сновали туда-сюда в узких проходах. — Мы собирались встретиться, но у меня не получилось. Ее зовут Симона Эверли, рост примерно пять футов шесть дюймов, темные волосы…

— Она здесь была, — сказала молоденькая официантка, которая проходила мимо с двумя чашками кофе на подносе. — Заказала два стакана мартини и лимонный коктейль для подруги, которая так и не появилась. Оставила стакан на столе. Это вы?

— Да. — Сердце Никки затрепетало.

Рид выступил вперед, открыв бумажник и предъявив удостоверение:

— Я детектив Пирс Рид. Она была одна? Официантка приоткрыла рот и чуть не выронила поднос.

— Вы коп? — спросила она, поправляя чашки.

— Да. Она с кем-нибудь встречалась?

— Нет. Она просто ждала и смотрела на часы. У Никки защемило сердце.

— Она выпила два мартини, оставила лимонный коктейль на столе и ушла. Она была очень обижена… на вас… — Взгляд круглых глаз переместился на Никки. — Если это вы к ней не пришли.

— Когда это было? — спросил Рид.

— Не знаю, часа полтора назад… около семи, может, чуть пораньше.

Никки похолодела. Симона была здесь. Оставила машину. Потому что ее обманул тот, кто притворился Никки. Но до спортзала она не дошла. Что же случилось? Кто-то затащил ее в машину, угрожая оружием?

Рид задал еще несколько вопросов, снова оставил визитку, попросив позвонить, и вывел Никки из ресторана.

— Думаешь, она с ним? — спросила Никки.

— Не знаю. — Он повел ее на стоянку, одновременно снова набирая чей-то номер.

— Но она могла пойти еще куда-нибудь. Вовсе не обязательно, что она с Гробокопателем.

И Никки чуть не задохнулась от ужасной догадки. Симона. Симон — тоже апостол. Не торопись. Рид не видит здесь никакой связи. А что еще? Двенадцать апостолов… Черт, что еще может быть?У нее стучало в голове, когда она снова подошла к машине Симоны. Полицейская сирена прорезала ночь. Через минуту на стоянку въехал «лендкрузер» и остановился в считаных дюймах от «кадиллака» Рида. Из машины вышла детектив Морисетт.

— Не нашли? — спросила она, испепелив Никки взглядом.

— Нет, — сказал Рид. — Мы оставили несколько сообщений на ее телефоне.

— Ладно, давайте огородим это место. В доме уже были?

— Едем.

— Подождите минутку. Адрес знаете?

— Да. — И Никки отчеканила адрес.

Морисетт обвела взглядом пустую стоянку с цементными колоннами, отпечатками шин и несколькими пятнами бензина. На стоянке находились еще два автомобиля.

— Я вызову кого-нибудь, чтобы тут огородили место, но больше мы ничего сделать не можем, потому что не знаем, было ли преступление. Я с тобой шею сверну, Рид.

— Только не очень сильно.

На парковку прибыла еще одна полицейская машина. Морисетт велела людям в штатском взять автомобиль Симоны под охрану и быть при нем, пока не поступит больше информации.

— Ладно, я поеду в дом мисс Эверли. Знаю, что убедить тебя не ехать мне не удастся, так что хотя бы держись подальше.

Рид не ответил.

— О черт. Ну что с тобой делать? — И она обратилась к Никки: — Полагаю, вы тут без машины?

— Да.

— Она со мной.

Морисетт мрачно подняла бровь, но не сказала того, что явно собиралась.

— Тогда поехали. Тебе тоже можно, но молчок, ладно?

— А где твой новый напарник? — спросил Рид, и Никки вдруг осознала, что Клиффа Зиберта нет.

— Он не на дежурстве.

— И ты тоже, — заметил Рид.

— Да, но я обязана.

— А Зиберт нет?

— Давай не будем опять начинать, а? — раздраженно буркнула она, закуривая. — Ладно, поехали. Главное, чтобы не напрасно, Рид.

У Симоны Эверли ключ был спрятан под крыльцом. Никки отыскала его, и они вошли в холл, где на лестнице их встретил громким лаем маленький пес.

— Эй, Микадо, это же я, Никки.

Собака продолжала тявкать. Лишь когда Никки поднялась и взяла его на руки, он замолчал. Кроме пса, в квартире никого не было. В большинстве комнат было так чисто, что на кремовых коврах виднелись следы пылесоса, а на мебели, с виду старой, но явно новой, не было ни намека на пыль. Все здесь было подобрано по цвету и казалось дорогим.

На автоответчике, кроме звонка перепуганной Никки, сообщений не было. В памяти тоже ничего не сохранилось. Морисетт проверила последний набранный номер. Им оказался мобильник Никки. Но в списке определенных номеров были и другие телефоны, и Морисетт быстро записала их.

— Какие-нибудь узнаете? — спросила она Никки, которая все еще держала на руках собачонку. Сейчас Микадо вилял хвостом и с жаром лизал ей лицо.

— Нет. Вообще-то мы с Симоной вращались в разных кругах.

— Почему?

— Так сложилось.

— Но вы долго дружили.

— Да. Она встречалась с моим братом и собиралась выйти за него замуж. По крайней мере, они так хотели, пока он ее не бросил. Это было незадолго до его смерти.

— А как они познакомились?

— Их познакомила я.

— Вы с ней вместе ходили в школу?

— Нет… мы встретились на каких-то других занятиях… что-то вроде джазовых танцев. Это было как раз после дела Шевалье, и я узнала, что она была там присяжной. Я решила с ней сойтись… нуда, ради статьи, но статья не получилась, и все пошло наперекосяк. — Почесывая Микадо, она вспомнила свой тогдашний позор. — Но мы сразу друг другу понравились.

— Дело Шевалье, — очень серьезно произнес Рид. — Да.

— Так она была присяжной?

Никки кивнула и увидела, как изменилось его лицо.

— Ты знаешь еще кого-нибудь из тех присяжных?

— Нет, но… — У нее остановилось сердце. — О господи…

— Можно получить список всех присяжных? — спросил Рид, глядя на Морисетт.

— Сейчас, погоди. То, что эта женщина предположительно исчезла, еще не значит, что это имеет отношение к Лирою Шевалье.

— Но он ведь на свободе, так? Что слышно от проверяющего офицера?

— Он отмечался на прошлой неделе.

— Давайте проверим. Убедимся, что Лирой исправился. И нужно узнать, кто еще был тогда присяжным.

— А Барбара Джин Маркс? Она об этом не упоминала?

— При мне — нет, — сказал Рид, — но у нас были специфические отношения… и не очень продолжительные. Мы мало говорили о том, что было много лет назад. — Он вынул сотовый телефон и блокнот, быстро набрал номер, подождал.

— Миссис Мэсси, это детектив Рид из полиции Саванны… Да, я у вас как-то был… Спасибо, хорошо, но мне нужно узнать кое-что о вашем муже. Скажите, не бывал ли он присяжным? Конкретно меня интересует суд над Лироем Шевалье. Его осудили за убийство любовницы и двоих ее детей.

Никки с колотящимся сердцем ждала ответа. Она не знала, кто тогда был присяжным, и судья запрещал съемку в зале заседаний. Это было так давно, что имен она не помнила… Она медленно опустила собаку на пол.

— Спасибо, миссис Мэсси… Да-да, я, конечно, сразу дам вам знать. — Рид посмотрел на Морисетт. — В точку.

— Твою мать. Надо его найти. Я вызову помощь. Отвези ее домой или куда-нибудь в безопасное место. — Морисетт указала подбородком на Никки.

— Нет. Я тоже поеду.

— Вообще-то даже Риду ехать не положено, — возразила Морисетт, достав телефон.

— Я не буду мешать. Морисетт шагнула к ней.

— Слушайте, Жилетт, даже не надейтесь на эксклюзив. Не знаю, о чем вы договорились с ним, — она ткнула большим пальцем в сторону Рида, и собачонка зарычала, — но меня это не волнует.

— Речь не о статье, — в ужасе прошептала Никки, — а о моей подруге.

— Нет времени спорить! — рявкнула Морисетт и посмотрела на Рида. — Уйми ее. — Через мгновение она уже говорила по телефону.

Рид тоже позвонил кому-то. Говорил он недолго. Дав отбой, сообщил:

— Звонил Бьюфорду Александеру. Его жена Полин была в числе присяжных.

— Уже трое, — сказала Никки, похолодев.

— То есть Шевалье убивает присяжных? — спросила Морисетт. — При том, что его выпустили из-за появления новых фактов? Какой в этом смысл? Он что, не понимает, что мы его вычислим?

— Он мечтал об этом двенадцать лет, — сказал Рид. — По-моему, его просто ничего больше не волнует.

— Не знаю. Он ведь не мог убить Томаса Мэсси и Полин Александер.

— Да, они уже умерли. Будь они живы, когда его освободили, они бы попали в его список.

— Надоело с тобой спорить, — сказала Морисетт. — Я позвоню в управление и вызову Зиберта. Еще вызовем наряд сюда, и пусть кто-нибудь выяснит, кто из присяжных еще жив.

— Если он до них еще не добрался за последние дни.

— Не добрался. Он бы похвастался, — сказала Никки.

— Вот поэтому есть шанс, что Симона еще жива. Еще жива. Господи. Жуткие слова эхом отдались в ее мозгу, и она содрогнулась.

— Надо найти ее. Неважно как.

— Разумеется. — Рид взял Никки за плечо. — Когда мы найдем Шевалье, найдем и вашу подругу.

— Так пойдемте, — сказала она.

— Ей нельзя. И без разговоров, — отрезала Морисетт, властно выставив острый подбородок. — Это серьезное дело. Дело полиции. Если там объявитесь вы и все испортите, да еще и подвергнетесь опасности, я за это не отвечаю. Черт, Рид, тебе охота с этим связываться?

— Никки, она права, — сказал он и чуть сильнее сжал ее плечо. — Это небезопасно.

— Мне все равно. Симона — моя подруга.

— Тем более! — резко произнес он. Убрав руку, посмотрел наверх и запустил жесткие пальцы себе в шевелюру. — Никки, послушай, пожалуйста. Сейчас тебе туда нельзя. Это слишком опасно. Мы высадим тебя в участке. Там спокойнее. И я сразу дам тебе знать, когда мы ее найдем.

— Но…

— Это лучшее, чем ты можешь помочь. Нам потребуется список друзей, знакомых и членов семьи Симоны Эверли. Коллеги, братья-сестры, все, кого ты вспомнишь и кто мог ее видеть или знать, где она. Позвони им и узнай, кто что о ней слышал, ладно?

— Нечего со мной нянчиться! — запротестовала она.

— Я просто хочу, чтобы ты была в безопасности, и пытаюсь, насколько это возможно, играть по правилам.

Морисетт фыркнула:

— Хватит тетешкаться. Делайте, что он говорит, а не то отправим домой.

— Это не вариант. — Рид встретился взглядом с Ник-ки. — Поезжай в участок. Обещаю, как только я что-то узнаю, немедленно позвоню. И когда разберемся с Шевалье, я вернусь. — Он сжал ей руку. — Давай хоть раз поработаем вместе, ладно?

— Мне это не нравится.

— Нам тоже, — сказала Морисетт.

— Хорошо, я поеду в участок.

Где сойду с ума в ожидании вестей о Симоне.

— Отлично. Надо действовать быстро. — Обращаясь к Морисетт, он добавил: — Нужно связаться со всеми, кто был тогда присяжным. Предложить охрану. Узнать, не случалось ли с ними чего-нибудь странного, не забирался ли кто-нибудь к ним домой. Взять самую свежую фотографию Шевалье, которая у нас есть, напечатать миллион копий, передать одну по факсу Макфи и Болдуину в Далонегу. Пусть ее покажут мальчишке, который упал со скалы. Он единственный, насколько мы знаем, кто видел убийцу в лицо.

— Ты хочешь сказать, единственный, кто остался жив, — прошептала Никки. Она оглядывала дом своей подруги, теплые пастельные тона. Здесь так уютно. Чисто. Все на своем месте. Именно так, как любила Симона.

— Я имел в виду, что он пока единственный, с кем мы можем поговорить, — сказал Рид. — Но я хочу, чтобы по штату, а может, и в соседние, разослали ориентировку на него. Пусть каждый коп на юго-восточном побережье ищет этого гада.

— Аминь, — согласилась Морисетт. — Надо найти этого ублюдка и утихомирить его. Немедленно.

Но Никки чувствовала, что уже поздно. Прошло слишком много времени. Какова вероятность, что Симона жива? Она снова взяла на руки Микадо и прижала к себе. То, как билось сердце собачки, немного ее успокоило.

— Я забираю его с собой, — сказала она, и на этот раз копы возражать не стали.

Темно.

И холодно.

Так темно и холодно, и… дышать нечем.

И мне больно. Больнее, чем когда-либо.

В голове все плыло, она пыталась проснуться, но не сознавала ничего, кроме темноты и мерзкой вони, от которой тошнило. Все тело ныло, а рука… господи, рука болела невыносимо. В голове стоял туман, и… она не могла пошевелиться и с трудом дышала. Она попыталась повернуться и ударилась обо что-то плечом. Руку пронзила боль. Перелом? Она не помнила. Кашлянула. Попробовала сесть.

Вам! Она глухо стукнулась обо что-то твердое головой. Что за черт? Почему она не может вдохнуть поглубже? И эта вонь… Желудок запротестовал, от страха в голове прояснилось.

Внезапно она поняла, почему не может ни вздохнуть, ни пошевелиться. Господи… нет… Она ощутила холодную разлагающуюся плоть — голой спиной, плечами, ягодицами, ногами.

Она в гробу.

С трупом.

Ее обуял ужас.

Она закричала, словно ее посадили на кол. Яростно замолотила по стенкам и крышке гроба.

Казалось, что пространство уменьшается, давит на нее, так что нельзя двинуться.

— Нет! Пожалуйста, нет! Помогите! Кто-нибудь! — Она кричала, кашляла, от вони горели легкие.

Сукин сын, который поймал ее, — это Гробокопатель! Почему, господи, почему? Еще несколько минут, а может быть, секунд, и воздух закончится.

— Выпустите меня! — отчаянно завопила она, завизжала, завыла, заколотила здоровой рукой в стенки гроба. Ударила. Сильно. Но стальная обшивка не поддалась, только глухо стукнула, а острая боль отозвалась в лодыжке. Нет, нет, нет… Тут она все поняла. Вспомнила, как бежала к спортзалу, думала о тренировке, не чувствуя, что рядом притаилось зло, не понимая, что чудовище заманило ее в ловушку.

Она видела его лицо, когда он повалил ее на землю и вонзил в руку иглу. Только тогда она узнала его, увидела глубины зла, с которым столкнулась. Хотя он повзрослел, черты лица изменились, но она знала, кто это с ней сделал.

Она смутно припомнила тот суд. Свидетельские показания. Кошмарные фотографии места преступления. Леденящее кровь убийство женщины и ее детей. Лирой Шевалье был животным. Он безжалостно избил Кэрол Лежиттель и ее детей. Он изнасиловал их всех, а потом заставил насиловать друг друга и собственную мать. На суде были предъявлены документы из больницы, которые доказывали, насколько он больной и сумасшедший. Он заслуживал тюрьмы. Или ада. Или того и другого.

Когда она услышала, что его освободили, то предвидела неладное.

Но такого не ожидала.

Нет, нет, только не это.

— Помогите! Господи, помоги мне! — Она кричала, в голове крутился безумный калейдоскоп сцен жестокости. Они мучили ее, по коже бежали мурашки от соприкосновения с гниющей плотью. Ей надо вырваться отсюда. Обязательно!

Кто-нибудь услышит ее.

Кто-то обязательно придет к ней на выручку.

— Тебе нужно сделать это самой, — сказала она вслух — или это произнес второй человек в могиле? Господи, он что, двигается под ней? Трогает ее? Водит гнилым костлявым пальцем по ее позвоночнику?

Она закричала — это был визг обитателя сумасшедшего дома, отчаянный, безумный вой человека, чей мозг поврежден навсегда.

Думай, Симона, думай… Не теряйся!

Хотя воняло мерзко, воздух все же был, и она почувствовала — или показалось? — что слабая струя свежего воздуха пробивается сквозь сырую, смердящую вонь разложения. И снова показалось, будто что-то шевелится — то ли червяк, то ли жучок, попавший в гроб, то ли привидение, то ли что-то еще трогает ее, дышит в шею.

Она кричала и царапалась, ругалась и плакала, чувствовала, как растет клаустрофобия и мозг распадается на кусочки.

Держись, ради бога, держись… кто-нибудь спасет тебя… или нет?

Если она отсюда выберется, то убьет этого ублюдка голыми руками.

Ты никогда не выберешься отсюда, Симона…

Кто это сказал? Ее собственный свихнувшийся разум?

Тебя ожидает та же ужасная судьба, что и остальных: ты умрешь медленно и кошмарно.

Теперь она услышала, как на крышку гроба падают комья грязи и камешки. Еще есть шанс. Ее еще не закопали.

— Выпустите меня! — В панике она снова заколотила по стенкам, запястье разрывалось от боли. — Пожалуйста, отпустите. Я никому не скажу — пожалуйста, не делайте этого!

И снова стук — еще один ком грязи упал в могилу. Но если ее еще не закопали, крики может услышать кто-нибудь, кроме этого выродка. Она дико визжала, билась, молотила кулаками, скребла ногтями, молила.

— Помогите! О господи, кто-нибудь, помогите! — Но земля все падала и падала. С каждым взмахом лопаты свежего воздуха становилось все меньше и меньше. Он хочет медленно убить ее. Выхода нет.

Темнота сгустилась еще больше. Легкие жгло. Смрад был невыносим, и тело под нею, казалось, шевелилось… касалось ее в самых невообразимых местах.

Это невозможно, подумала она на миг, но этот всплеск здравого смысла быстро заглушил внутренний голос.

Ты обречена, Симона. Как и остальные.

Когда он засыпал зияющую дыру, крики и мольбы Симоны затихли, но Супергерой слышал стереозвучание ее жалобных воплей — не только сами стенания из гроба, но и каждый вздох в наушнике. Он не мог устоять. Хотя безопаснее было закопать яму и прослушать запись криков, искушение услышать, как она встречает судьбу, в режиме реального времени было слишком велико. Обычно его жертвы приходили в себя, когда он уезжал довольно далеко, но Симона Эверли оказалась сильнее, чем он ожидал, и наркотик, которым он одурманил ее, быстро выветрился.

Ну и отлично, подумал он, бросая на гроб сырую землю. Было что-то невыразимо чувственное в том, что она лежит прямо под ним, в гробу под несколькими дюймами земли, и умоляет его освободить ее. Как она плачет, предлагает ему себя, но сама мысль о том, чтобы и в самом деле ее трахнуть, не так будоражила, как то, что он переживал сейчас, — всплеск адреналина при звуках ее мольбы, криков, всхлипываний.

Дождь служил прекрасным прикрытием: вряд ли кто сейчас перелезет через запертые ворота кладбища. Он один, не считая каких-то зверьков, которые шуршали в листве. В очках ночного видения он мог бы заметить, как все эти еноты, скунсы, опоссумы скрываются в зарослях у окраины кладбища и с подозрением таращатся на него широко открытыми глазами.

Подойдите и посмотрите, подумал он о пушистых свидетелях своего преступления. Забрасывая в могилу землю, он вспотел. Ее голос тонул в сырой облачной ночи. Надо работать быстро, на случай если покажутся какие-нибудь подростки или бродяги. Но сейчас он был один.

Он и Симона.

Она плакала, что-то неразборчиво бормотала, порой взвизгивала, жаловалась, что кто-то трогает ее и дышит на нее — как будто она в гробу с привидением.

Да, она и правда с ума сходит.

Это прекрасно.

Пусть она в последние минуты жизни рехнется от страха, пусть поймет, что выхода нет, что, как бы она ни боролась, умоляла и рвалась, она обречена.

Почувствуй, каково это, богатая сучка.

Глава 25

— Говорю же, этот тип не появлялся последние пару дней. — Дэн Оливер, управляющий домом, где располагалась квартира Шевалье, просто горел желанием их впустить. Выглядел он лет на пятьдесят, и его ожесточенное лицо, как бы говорившее: «В моей жизни нет ни минуты покоя», свидетельствовало, что свои юношеские мечты он потерял много лет назад. Под козырьком грязной бейсболки светились небольшие глазки, а лицо было чересчур мясистым. Он едва бросил взгляд на ордер на обыск, которого успели добиться Рид и Морисетт. Похоже, Дэн ждал их с нетерпением и повел по неровной кирпичной дорожке вниз — несколько ступенек по лестнице. Квартира была под землей — небольшая каморка, какая-то мастерская ремесленника, который пустил постояльца в надежде срубить несколько лишних баксов.

— Он где-то работает? — спросил Рид, хотя знал ответ.

— Да, у него есть работа. Если это можно так назвать. В видеомагазине. Этот парень долбанутый, по-моему, целыми днями смотрит порнуху. Думаю, у него сменная работа, но я за ним следить не нанимался. Это не мое дело, а проверяющего офицера, так ведь?

— Но вы не замечали ничего необычного? — упорствовал Рид.

— Он маньяк и убийца — разве это обычно?

— Не поспоришь, — сказала Морисетт. Открылась дверь. Оливер остался снаружи и закурил, а Рид и Морисетт вошли. Квартиру скорее можно было назвать могилой — влажные потрескавшиеся стены, оголенные провода и два маленьких окошка, не просто покрытых, а залепленных грязью. Свет внутрь не проникал. На полу лежал засаленный и покрытый пятнами коврик, кресло, скрепленное изолентой, стояло перед телевизором, с которого свисала замотанная фольгой антенна. Телевизор стоял на ветхом книжном шкафу, в котором находились старые музыкальные альбомы, хотя не наблюдалось, на чем их можно проигрывать.

— Уютненько, — буркнула под нос Морисетт, заглянув на кухню, которая состояла из электроплитки и маленького холодильника. Туалет был в кладовке. — Прямо со страниц «Прекрасного дома».

— Его недавно выпустили. Он еще не успел сходить к дизайнеру, — ответил Рид, рассматривая кровать Лироя Шевалье — армейскую кушетку в углу, покрытую спальным мешком. Над кушеткой было единственное украшение во всей квартире — изображение Девы Марии, с благословением взирающей вниз, как бы на кровать Шевалье. Хотя она была полностью одета, было видно ее сердце. Лицо доброе. Любящее.

— Так что он сделал? Забил еще одну семью? — спросил Оливер и глубоко затянулся сигаретой.

— Мы просто хотели с ним поговорить.

— Конечно.

— У него были посетители?

— Не знаю. Он все больше держится один. Большинство его друзей в тюрьме.

— Телефона нет? — спросил Рид, оглядываясь. — И компьютера?

Оливер расхохотался так, что закашлялся.

— Он не слишком хорошо разбирается в технике. Это было похоже на правду — а ведь Гробокопатель связывался с ними по электронной почте, устанавливал в гробы беспроводные микрофоны, умел использовать технику в своих целях.

— Смотри-ка. — Морисетт натянула перчатки и достала из книжного шкафа альбом с вырезками, затерявшийся между пластинками. Положила его на кресло и начала листать пластиковые страницы. Вырезки из новостей, сейчас уже пожелтевшие, были аккуратно вставлены в кармашки. — Да он тащится от этого.

— Так где он? — спросил Рид, и ему стало совсем не по себе. Что-то здесь не так, чего-то он не понимает. Если только Шевалье не хамелеон, если он не пытается их обмануть этой своей убогой хибаркой. Если только он не держит их за дураков.

Риду все это не нравилось.

Что-то он пропустил.

Что-то важное.

То, что может стоить жизни Симоне Эверли.

Полиция приближалась.

Супергерой слушал новости по полицейской волне. Ощущал, как они придвигаются все ближе, чувствовал, как они все жарко дышат ему в спину. Они нашли квартиру, как он и ожидал. Как он и планировал. Он уже предвкушал их следующие шаги.

Срезав угол, он перешел улицу и направился по узкой аллее, где располагались мусорные баки, а с забора на него настороженно глазел кот. Его грузовик стоял на общей парковке. У всех на виду. На этот раз, чтобы машину случайно не опознали, он оттащил одурманенную Симону и свои инструменты на кладбище, в густые заросли. Отогнал грузовик и вернулся на кладбище позже, до пробуждения Симоны, чтобы закончить работу. Он нашел ключи и забрался в машину. Его распирало от удовлетворения. Он доставил свой груз; все прошло, как он и ожидал, как он и хотел. Он знал, что скоро на его след нападут. Если только они не совсем остолопы. Но он опять всех обманул. Вся эта чушь с числом двенадцать была нужна, только чтобы раздразнить их, указать направление, но не раскрывать свою подлинную цель.

Он ехал, не превышая скорости, чтобы не нарваться на неприятности, и остановился на аллее. Убедившись, что за ним не следят, что никто не подозревает, где скрывается его берлога, он сбежал по ступенькам и вошел в комнату, где мог быть один. Где был его мир.

Посмотрев на одежду Симоны Эверли, он улыбнулся. Вспомнил, как раздевал ее. Конечно, она была без сознания, когда он снимал с нее спортивный костюм, шорты и футболку. Он снял бюстгальтер, тихонько лаская грудь. Боже, она была прекрасна; светлые линии свидетельствовали, что загорала она в крохотном бикини. И на самом белом участке ее кожи контрастно выделялись соски. Темные. Круглые. Совершенные. Он не удержался и поласкал их, стянул с нее спортивные шорты и добрался до главного сокровища.

Алые трусики.

Они еле прикрывали ее и врезались между крепких круглых ягодиц. Ему захотелось укусить их, взять ее сзади, глубоко вонзить в нее твердый член, но он удержался. Его руки трепетали, когда он стягивал алую ленточку, которую она называла трусиками. Он понюхал их, лизнул, и пришлось подождать, чтобы успокоиться. Потом он овладел собой, связал Симону, как овцу, и завернул ее в брезент, оставив дырки для воздуха. Нужно было быть осторожным на случай, если она очнется по дороге или когда придется оставить ее на полчаса в густых зарослях, окружающих кладбище.

И потом он доставил ее к последнему пристанищу.

Он быстро сел и прослушал запись ее криков, услышат мольбы о пощаде и почувствовал ее ужас. Прекрасно, подумал он, снова и снова слушая эти звуки. Он не стал отказывать себе в удовольствии, прошел к письменному столу, потер пятнышки крови на поверхности и потянулся к ящику, где его ждала награда. Между пальцами заструились шелк и кружева.

У него встал.

Мощно встал.

Никки медленно сходила с ума. Она ничего не слышала. Прошло много времени, и Никки устала сидеть за пустым столом в полицейском управлении. Поскулив с час, Микадо свернулся клубком у ног Никки, пока она пыталась связаться с семьей и друзьями Симоны. Высокий, с виду надежный полицейский по имени Уилли Армстронг сидел рядом, настолько близко, что она подумала, уж не приставили ли его к ней «сиделкой», чтобы оградить от неприятностей. Что ж, такая у нее репутация, предположила она, хотя было уже безразлично. Стрелки часов отсчитывали минуты и часы, а от Рида не было ни весточки.

Что там в квартире Шевалье? Если бы они с детективом Морисетт нашли Симону, то позвонили бы.

Но увы.

С тяжелым сердцем, прокручивая в голове ужасающие сцены, она наблюдала изнутри, как работают в полиции. Несмотря на глубокую ночь, работала команда, которая позаботилась об ориентировке и распространила фотографии Лироя Шевалье. Никки позвонила всем друзьям и родственникам Симоны. К сожалению, ее родителей не было дома, но, может, оно и к лучшему? Зачем тревожить их без надобности?

Если только без надобности.

Наконец она услышала голос Рида и его шаги по лестнице. Нелепо, но ее глупое сердце забилось сильнее. В мгновение ока она вскочила на ноги, но, когда он вошел, она похолодела от его мрачного вида. Сердце ушло в пятки.

— Вы нашли ее?

— Нет.

С ним была Морисетт.

— Никаких следов. Ни ее, ни Шевалье.

— Его не было дома?

— Нет. Не было и в видеомагазине, где он работает. Мы проверили. И это не для печати, вы поняли? — сказала Морисетт.

— А ты что-нибудь узнала? — спросил Рид.

— Нет. После ресторана ее никто не видел.

— Черт.

У Морисетт запиликал телефон, она стала доставать его из сумочки, а Рид и Никки прошли в его кабинет.

— Она у него, так ведь? — спросила Никки, стоя у окна и вглядываясь в темную безжалостную ночь. Микадо вскочил и заскулил у ее ног.

— Не знаю. Ни в чем нельзя быть уверенным.

— Но ты думаешь, что да.

Он начал было спорить, но остановился. Его губы затвердели.

— Да, ты права. Думаю.

— Я так и знала.

— Я могу ошибаться.

— Да, конечно. — Она нагнулась и взяла на руки песика Симоны. — А еще Папа Римский может вдруг жениться. — Она потерла шею. — Надо ее найти. Пока не поздно. — Но она знала, что уже поздно, что в песочных часах жизни Симоны осталось упасть нескольким песчинкам.

Закончив разговор, вернулась Морисетт.

— Тут все идет по плану, я проверила. Мы выпустили ориентировку, и, если что, мне или Зиберту позвонят.

— Где он? — Никки почесала Микадо за ушами.

— Едет. Он весь день был в Далонеге — говорит, что оставил мне сообщение, но я не получала. Он беседовал с мальчиком, который видел убийцу, но тот не опознал Шевалье. Заявил, что не узнал бы того человека, даже если бы столкнулся с ним. — Она пожала тонким плечом. — Может, и врет. Зиберт думает, что он боится, как бы чего не вышло. И его папаня тоже не очень помог — он думает, что у сынка есть сведения, за которые какой-нибудь придурок заплатит… Эй, может, убедите «Сентинел» раскошелиться?

— Мы не платим за новости, — отрезала Никки. Морисетт фыркнула, открыла сумочку и стала там рыться.

— Нет, вы просто мутите воду, будоражите людей и путаетесь под ногами. — Никки открыла было рот, чтобы возразить, но Морисетт оборвала ее: — И не вешайте мне лапшу про свободу прессы и право людей знать, — это все херня.

— Я думаю, она все понимает, — встрял Рид.

— Да уж надеюсь. — Морисетт нашла пачку и вытряхнула последнюю сигарету. — Аккуратнее, ладно? — сказала она Риду, смяла пустую пачку и бросила в мусорку.

— Я стараюсь, — ответил он ледяным тоном, и бывшая напарница, похоже, поняла намек.

— Ладно, может, я и переборщила, но я устала, и вообще не надо меня учить, как делать мою работу. А сейчас я пойду домой к детям. Которые, по идее, спят и даже не знают, что меня нет рядом… Черт возьми, эта работа не для матери. — Она зажала незажженную сигарету губами, где остался лишь намек на помаду, которую наложили несколько часов назад.

— Но нельзя же бросить поиски, — запротестовала Никки, которая до смерти боялась за Симону. Песик заскулил, и она опустила его на пол. — Только не сейчас… — И умоляюще взглянула на Рида. — Счет идет на секунды. Уже сейчас Симона, может быть, в гробу, пытается выкарабкаться, слышит, как ее лопата за лопатой засыпают землей. Господи, представьте только, каково ей сейчас! Надо найти ее. Нельзя сдаваться.

— Никто и не сдается! — парировала Морисетт и смерила Никки взглядом. И без того вспыльчивая, она взорвалась. — Если вы не заметили, мисс Жилетт, мы тут до чертиков забегались с этим делом, а вы только путаетесь под ногами. Если вы можете озвучить хотя бы одну вескую причину, почему мне не пойти домой, если у вас есть конкретные идеи, вперед! — Она ждала, жуя сигарету.

— Спокойно, Сильвия, — предупредил ее Рид. — У нас у всех тяжелая ночь.

— Следи за ней, ладно? Никки медленно произнесла:

— Никто за мной не следит.

— В том и проблема. Вы неуправляемы, Жилетт. и, честно говоря, у меня на вас нет времени. — Морисетт посмотрела на Рида. — Удивлена, что у тебя есть. — Вынув из кармана зажигалку, Морисетт выскочила из кабинета, яростно стуча каблуками, ее гнев выплескивался почти видимыми волнами.

Казалось, что на Никки обрушился весь мир. Она стояла в кабинете Рида, как оплеванная. Вокруг бегала собачка Симоны.

— Я сама виновата, — сказала она, глубоко уязвленная тем, что кто-то, даже эта жуткая детективша, мог подумать, что она рассчитывает написать статью, а не спасти жизнь подруги. — Я пришла сюда не ради статьи, — добавила она, и в душе ее сгустился ночной мрак. — Я просто хочу сделать все возможное, чтобы она была в безопасности.

— Я знаю. — Он был невероятно добр, смотрел на нее сочувственно, и она знала, что он понимает ее боль. Разве не потерял он то, что было ему дорого, — женщину, которую когда-то любил, ребенка, которого даже не мог увидеть, из-за этого чокнутого маньяка?

— Мне жаль, — сказала она. — Ты потерял…

— Не надо. — Он обнял ее и положил подбородок ей на голову. Он такой сильный. Такой мужественный. Такой надежный. Она прижалась к нему, с трудом сдерживая слезы, которые вот-вот готовы были хлынуть. Слезами Симоне не поможешь. Унынием и тревогой — тоже. Надо действовать. Найти ублюдка, который это сделал, и остановить его. Быстро.

Тут она почувствовала, как Рид напрягся и сильные руки отпустили ее. Кто-то прочистил горло. Она невольно отступила на шаг и увидела в дверном проеме Клиф-фа Зиберта.

— Мисс Жилетт, — произнес он бесцветным голосом. — Вы последняя, кого я ожидал здесь увидеть.

— Уже иду домой, — ответила она. — Я здесь потому, что моя подруга пропала.

— Я слышал. — Его жесткие черты немного смягчились. — Мне жаль.

— Я надеюсь, вы найдете ее. И скоро. Пойдем, Микадо.

Клифф коротко кивнул:

— Мы сделаем все, что от нас зависит.

— Спасибо, — сказала она и чуть не назвала его по имени, чуть не выдала их близкое знакомство. Рид не знал, что они дружат, понятия не имел, что Зиберт был ее источником, и она хотела, чтобы так было и дальше. Она взяла собачонку на руки.

— Я вас подвезу, — предложил Рид, и она выдавила тень улыбки. Он кивнул на Микадо. — С собакой, конечно.

— Было бы здорово. — Никки чувствовала на себе взгляд Клиффа, когда они с Ридом выходили из управления, но слишком устала и расстроилась, чтобы беспокоиться по поводу того, что там он подумал. И вообще это не его дело. На улице ночь, казалось, сгустилась над ней, до костей пробирала сырость, тьма опустилась на душу. Никого не было, и пустой город выглядел как-то мрачно. Голубоватый свет фонарей зловеще плясал по мокрой мостовой.

Она забралась в «кадиллак» и, взяв Микадо на колени, тяжело привалилась к пассажирской двери. Не говоря ни слова, Рид сел за руль и выехал со стоянки, направляясь к ее дому. Она так устала; болели все мышцы, но мысль лихорадочно работала. Она гладила собаку и тщетно пыталась заглушить чувство вины. Где Симона? Неужели с этим чудовищем? Хоть бы все обошлось. Хоть бы она выжила. Не дайте ей умереть жуткой, невероятной смертью.

Город был тих, улицы почти пустынны; светилось лишь несколько окон в больших старых домах. В машине Рид хранил молчание, и Никки слышала только рев двигателя, визг шин и шум полицейской волны, которая иногда взрывалась краткими диалогами. Собачка Симоны положила передние лапы на оконную раму и прижала нос к запотевшему стеклу. Она не тявкала и не скулила. Никки старалась не думать о Симоне, не представлять себе ужасы, через которые подруга, может быть, сейчас проходит.

Наконец тишина, нависшая над ними, стала совсем нестерпима.

— Господи, где же она?

— Не казнись и не думай об этом, — сказал Рид, лавируя по переулкам. Из тени выпрыгнул испуганный кот и юркнул между железными прутьями решетки. — Ты не виновата.

— Я должна была быть с ней.

— Ты не могла. Даже не знала, что должна. Твой телефон украли — забыла?

— Но я была неосторожна.

— Неважно. — Он миновал последний поворот, въехал на стоянку и занял пустое место рядом с «субару» Никки. — Он бы все равно придумал, как до нее добраться. Твой телефон оказался под рукой, но если бы у него не получилось с этим, он нашел бы что-нибудь другое. У этого маньяка есть план. — Рид выключил зажигание, и двигатель затих.

— Я все равно чувствую ответственность, — призналась она, потянувшись к ручке. Запотевшие окна отгораживали их от внешнего мира.

— И я.

— Не ты же ее лучший друг. — Она погладила Микадо, и тот завилял обрубком хвоста.

— Просто я коп. Хочу поймать этого подонка. Это моя работа. И я ее не сделал.

— Как сказал один мудрец, «не казнись и не думай об этом». — Она с трудом улыбнулась одними губами, возвращая ему его же слова.

— Не такой уж мудрец, но я все равно попробую воспользоваться его советом.

— Ты поймаешь Шевалье.

Он кивнул, потер шею и нахмурился на темноту за лобовым стеклом.

— Да, далеко он не уйдет. — В его голосе появилась нотка сомнения, какой Никки раньше не слышала. — Но…

— Но что? — спросила она и увидела, как на его лице застыл страх, а в глазах, которые блеснули в свете приблизившихся фар, читалось замешательство. — Что-то тебя беспокоит, так?

— Да, меня тут многое беспокоит.

— Давай, Рид, выскажись. И не надо опять предупреждать, что разговор «не для печати». — Словно подчеркивая ее слова, Микадо заворчал и затявкал, от его дыхания стекло с пассажирской стороны запотело еще больше. Рид не ответил. — Ну давай. В чем дело? Тебя что-то гложет.

— О черт. — Рид так сжал пальцами руль, что побелели костяшки. — Здесь что-то не стыкуется. Я до чертиков хочу, чтобы убийцей оказался Шевалье. Я хочу прижать его к стенке и уверен, что Шевалье связан с этими убийствами. Все крутится вокруг него, и присяжные, которые его осудили, но, помнится, Лирой Шевалье был грубым бестолковым мерзавцем. Гнусным. Злобным. Мрачным. Такой человек способен замучить детей собственной подружки. Истерзать их. Но я не могу представить, как он пишет стишки — детские на самом деле стишки — и дразнит нас этой игрой, если тебе угодно это так называть. Он совершенно безмозглый. И хотя у него было двенадцать лет, чтобы развить компьютерные навыки, я думаю, что у него нет ни ума, ни средств, ни желания сражаться с нами. Он вышел. Получил свободу. Так зачем все бросать коту под хвост? Черт, что-то не сходится. Только вот не знаю, что именно.

— Не понимаю, — сказала Никки, взъерошив Микадо шерсть. Но внутри заледенела. Если Рид прав… это еще хуже. Она очень хотела верить, что за убийствами стоит Лирой Шевалье. Ей нужно было знать лицо и имя той чокнутой твари, которая разгуливает по улицам Саванны.

— Как я уже сказал, Шевалье был — а может, и остается — жестоким животным. Больной, сумасшедший, лишенный всякой культуры. Что меня в том деле удивляло — как вообще с ним связалась Кэрол Лежиттель, образованная женщина.

— Так бывает сплошь и рядом. Вспомни о женщинах-адвокатах, которые путаются со своими клиентами. Насильники, убийцы — неважно. Их просто засасывает.

— Все равно глупо.

— Не буду спорить, но, насколько я помню, Кэрол Лежиттель тогда потеряла работу, не получала от мужа алиментов, и у нее было трое детей-подростков. Она была кругом в долгах, и ей грозило банкротство, когда она встретила Шевалье. Он был дальнобойщиком, неплохо зарабатывал. По-моему, у нее просто не было выхода.

— Но могла же она найти кого-нибудь более приличного.

— Может, ее как раз и привлекло, что он такой грубый и неотесанный. Кто знает?

— Да уж, черт возьми, кто знает? — пробормотал Рид.

— Может, никто уже и не узнает. Спокойной ночи, Рид. — Она открыла дверцу, и в салоне зажегся свет.

— Погоди. — Он схватил ее за руку. — Мне не нравится, что ты будешь одна ночью. — Он понизил голос, и от этого шепота по шее непривычно побежали мурашки. Сильные пальцы сжали руку.

— Ты ко мне пристаешь? — спросила она, чтобы разрядить обстановку.

— Я просто беспокоюсь.

— Все будет хорошо.

— Да? — По его лицу было видно, что он сомневается.

— Так ты хочешь зайти? — спросила она. — Или нет? Он помедлил. Взглянул на ее квартиру в башенке.

— Лучше не стоит.

Никки почувствовала разочарование, но выдавила кривую улыбку.

— Тогда не заходи.

— А тебе больше негде заночевать?

— Это мой дом. Я сменила замки. — Она улыбнулась одними губами. — А теперь у меня есть сторожевой пес — Микадо.

Рид фыркнул, посмотрев на собачонку:

— Да, классная защита, ничего не скажешь. Ты не можешь поехать к родителям?

— Рид, мне не тринадцать лет, — сказала она, вспомнив бессонную ночь в своей прежней постели, когда в голове крутились осколки родительских ссор. — И я не была присяжной на суде над Шевалье, так что я вряд ли намечена на роль жертвы. Сомневаюсь, что есть какая-то опасность.

Он сильнее сжал ее рукав, и лицо застыло от тревоги.

— Все в опасности, пока он на свободе. Может, поедешь к сестре?

Никки содрогнулась, представив крикливую, раздражительную Лили. И слова «я тебе говорила» та произносит отнюдь не задушевным тоном.

— Даже не упоминай. Лили в три раза неприятнее Гробокопателя. А мой брат Кайл чокнутый, и вдобавок у него аллергия на собачью шерсть. Никто из них не обрадуется, если я завалюсь к ним среди ночи. Кроме того, никто не сможет выгнать меня из моего дома. — Схватив сумочку, она высвободилась. — Даже Гробокопатель.

— Это не просто название статьи, Никки. Он хладнокровный убийца. Тип, которому нравится хоронить людей заживо. Да, ты сменила замки, ну и что? Однажды он уже влез к тебе. Мы думаем, что у него был ключ, но ведь он мог и взломать замок.

— Сейчас у меня надежные запоры.

— Это ничего не гарантирует.

— Ты хочешь меня напугать.

— Да, черт возьми, хочу.

— Ладно. Тебе удалось. Но я остаюсь. В своем доме. — Она посмотрела на пальцы, все еще сжимавшие ее рукав. — Так как, Рид? Ты идешь или нет?

Они были вместе. С часовой башни соседней церкви Супергерой, настроив бинокль, увидел, как Рид вышел из машины и повел Никки Жилетт и эту глупую шавку по лестнице.

Интересно, подумал Супергерой, останется ли коп на ночь.

Может, они уже любовники?

Он видел, как между ними пробегают искры, и знал, что они обязательно переспят, это лишь вопрос времени, но все равно это его раздражало.

Никки Жилетт — просто очередная шлюшка. Как все остальные. Он ощутил зависть и даже ревность к Риду, который был с ней. Но продолжаться этому недолго. Неважно, насколько далеко у них зашло, скоро все кончится. Уж он-то проследит. Держа одной рукой бинокль, другой он залез в карман, под толстый пакет, который собирался отправить, и нащупал комочек ткани. В одиночестве стоя на часовой башне, он поглаживал шелковые трусики, которые взял у нее из шкафа, — трусики Никки. Он редко позволял себе такую роскошь — вынуть свои сокровища из стола, но сегодня решил, что это необходимо. Гладкий шелк и кружева доставляли его грубым пальцам райское удовольствие, и он облизал губы, когда похоть переполнила его. Все зудело от желания трахнуть ее, бросить на кровать, а еще лучше в гроб, снова и снова овладевать ею. Ее протестующие вопли сменятся стонами наслаждения, она будет умолять не только пощадить ее жизнь, но и входить в нее снова и снова. Мысленным взором он представил ее под собой — потную, извивающуюся, молящую.

Он гладил ее трусики, и его член от предвкушения стал твердым, как шомпол. На лбу выступил пот, бинокль в руке стал влажным.

Через мощные линзы он видел, как Рид взял у нее из рук ключи, отпер дверь, осторожно распахнул ее и нащупал выключатель.

Они не знали, что за ними следят. Даже в бинокль было трудно что-то разглядеть; на террасе было темно, башня освещалась плохо, но все же он заметил интимный жест Рида. Проверив квартиру, коп положил руку на спину Никки, мягко пропустил ее вперед, придвинулся ближе и, без сомнения, прошептал, что все в порядке.

Может, Рид даже был в этом уверен.

Но он не прав.

Чертовски не прав.

Глава 26

Ему нельзя оставаться.

Никогда. Ни за что.

Но Рид не мог и уйти из квартиры Никки Жилетт. Он чувствовал, что она — мишень. Он не спас ту женщину, которую охранял в Сан-Франциско, видел, как ее убили, и ничего не сумел сделать, а теперь Гробокопатель убил Бобби Джин и ребенка.

Он не допустит, чтобы Никки разделила их участь, как бы она ни возражала. И вот он стоял в ее крохотной гостиной, чувствуя себя не в своей тарелке. Она опустила собаку на пол. Кот вскочил на барную стойку, выгнул спину датой и взирал на захватчика. Никки скинула пальто и опустила на пол у стола сумочку и ноутбук. Ее взгляд упал на автоответчик.

— Нет сообщений. — Ее голос сорвался, и внезапно она почувствовала такую усталость, что еле устояла на ногах. — Симона не перезвонила. — Она стукнула кулаком по крышке стола. — Черт побери, Рид, она у него! — прошептала она. Кулак сжался так сильно, что стали видны вены на тыльной стороне ладони. — Сейчас она в руках этого ублюдка.

— Не думай об этом. Ее взгляд обжег его.

— А как я могу думать о чем-то еще?

— Не знаю, но попробуй.

— Я пробовала. Но это невозможно. — Она заломила пальцы и громко вздохнула. — Как ты думаешь, что он с ней сделал? Как он ее обманул? Даже если он притворился мною, разве она не поняла? Где он поймал ее? На стоянке? Когда она вышла из ресторана?

— Не надо, — предупредил он.

— Я не могу остановиться. — Она запустила пальцы в лохмы, которые падали ей на глаза. — Я вижу ее. В гробу. Как она очнулась. Пытается выбраться.

Он не выдержал. Пересек пространство между ними и обнял ее.

— Тихо, — прошептал он ей на ухо. — Не мучай себя. Не помогает.

— Но я чувствую себя такой виноватой.

— Борись с этим. Приди в себя. Это единственный шанс ей помочь. Может, ты… примешь ванну… пойдешь спать… как-то расслабишься, — предложил он, чувствуя ее напряжение. — Тебе надо поспать. Утро вечера мудренее. Для нас обоих.

— Ты остаешься?

— Ну, если ты меня не выкинешь на улицу.

Она фыркнула. Почти смешок. Словно эта картина показалась ей забавной.

— Тогда я устроюсь в машине.

— Там холодно. Он пожал плечами:

— Да не так уж. Я жил в Сан-Франциско. Ты не забыла?

— Помню. — Она откинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза, хотя он по-прежнему обнимал ее. Они были близко. Слишком близко. Сквозь одежду соприкасались их бедра. — Думаю, не обязательно спускаться к «кадиллаку».

— Спасибо.

Изучая его, словно впервые видя, она добавила:

— Я постараюсь воспользоваться твоим советом и… подумаю, что можно сделать для Симоны. Постараюсь не дергаться и не строить из себя истеричку.

— Это все, чего я прошу.

Она скептически подняла бровь.

— Ну, ты можешь просить гораздо большего. — Она была так близко, что он разглядел у нее на носу едва заметные веснушки и увидел, как на ее лице сменяются чувства, как она пытается взять себя в руки.

— И это будет ошибкой.

— Разумеется. — Но она не отодвинулась. Ее нижняя губа подрагивала, и вдруг ему захотелось ее поцеловать. Крепко. Чтобы отвлечь от боли этой ночи.

Зачем? Не надо, Рид, не открывай дверь, которую потом не сможешь закрыть…

— Давай просто…

— Да, давай…

— Оставим все как есть, — закончил он, хотя от ее близости кровь быстрее бежала в жилах, участился пульс; он страстно желал целовать ее, гладить, сжимать в объятиях.

— И сосредоточимся на том, что нам нужно делать, — добавила она, хотя ему показалось, что он услышал в ее голосе нотку разочарования.

— Да, сосредоточиться. — Он посмотрел ей в глаза и уловил в них намек на желание. Или отчаяние. Сейчас нетрудно было бы заняться с ней любовью, совсем нетрудно. И он знал, что после всех тревог, чтобы почувствовать себя уютнее, она отдастся ему. Запросто. Даже охотно. Но утром, на рассвете, все изменится. — Сосредоточиться, — повторил он, проклиная себя за похотливые мысли. Женщины всегда были его слабостью. И, наверное, всегда будут. Но он не хотел совершать очередную ошибку. Только не с этой женщиной. — Сосредоточиться — это правильно. — Он поцеловал ее в макушку и отпустил.

— Не знаю, правильно или нет. — Если Никки и была разочарована, она успешно это скрыла и криво улыбнулась. — Ладно. — Пожав плечами, она повернулась и прошла в кухню. — Хочешь чего-нибудь выпить? У меня, кажется, есть пиво… — Она открыла холодильник, наклонилась и нахмурилась при виде, как он предположил, скудного содержимого. — Оказывается, у меня одна бутылка пива и бутылка относительно дешевого вина.

Он хотел было возразить, но она сказала:

— Только не надо говорить, что ты на дежурстве; мы оба знаем, что нет, и вообще ты официально не занимаешься этим делом, и здесь тебя не должно быть, и вообще это союз с врагом, так ведь? Так что стакан не самого лучшего калифорнийского не повредит.

— Я редко пью вино.

— Сделай одолжение мне, — предложила она, сбросив туфли и оставив их посреди кухни. — Раз уж ты все равно остаешься, может, снимешь пальто?

Никки снова попыталась улыбнуться, но в ее голосе не было радости, и ямочки не появились. Когда она через плечо посмотрела на него, ее глаза были темными. Затравленными. В их зеленых глубинах читались беспокойство и страх.

Он повесил куртку на спинку стула на кухне, то же самое сделал с плечевой кобурой.

— Ты всегда носишь пистолет? — спросила она, хотя знала ответ. Выпуклость от оружия она замечала не раз.

— Предпочитаю быть готовым.

— Настоящий бойскаут, да? Он хмыкнул:

— Я уже давно такой, задолго до того, как это придумали.

— Тогда забудь, я этого не говорила. — Напряжение на ее лице немного спало, когда она изучала содержимое холодильника. — Ладно, к делу. Посмотрим, что тут у нас… — Она извлекла запотевшую бутылку, захлопнула дверцу, поковырялась в ящиках, все переворошила и наконец нашла штопор. — Я, правда, хреново открываю бутылки, — призналась она. — Поможешь?

Он обрадовался, что может что-то сделать, закатал рукава, открыл бутылку и наполнил два разномастных бокала шардоннэ.

— Ну, за лучшие дни, — и он коснулся ее бокала ободком своего.

— Да уж, за лучшие дни. И ночи, кстати.

— Воистину. — Он сделал глоток. Вино было не такое уж плохое. Риду полегчало. Плечи слегка расслабились, и он перестал выдвигать челюсть. Никки, кажется, тоже немного расслабилась. Из ее глаз не исчезло затравленное выражение, но морщинки у рта исчезли, а где-то между первым и вторым бокалом вина она успела переодеться в ночнушку и халат.

Даже кот успокоился на своем посту на столе, потому что пес, поев сухого кошачьего корма, наконец улегся на импровизированное ложе, которое Никки устроила у входа.

— Как ты думаешь, где сейчас Шевалье? — спросила она, допив второй стакан, и указала подбородком на окно. — Где-то там?

— Да, где-то там. — Но он был встревожен.

— Ты все еще не уверен, что он — Гробокопатель? — спросила она, зевнув.

— Он же не такой идиот? Только вышел из тюрьмы и сразу начал убивать присяжных, которые отправили его за решетку?

— Некоторые убийцы не могут себя контролировать. Убийство — это ужасно. Логика здесь ни при чем. Ох, Рид, я устала до смерти, — сказала она и хмыкнула. — Извини. Не то слово.

— Иди спать, — сказал он. — А ты?

— Я устроюсь тут. — Он похлопал по подушкам на маленькой кушетке.

— Не поместишься.

— Бывало и хуже. Все лучше, чем в машине.

Она чуть не засмеялась, подошла к нему и поцеловала в щеку.

— Для старого мерзкого копа ты очень приятный человек.

— Только никому не говори. Это разрушит мою репутацию на работе.

Тут она засмеялась, и он постарался не замечать ни того, как распахнулся халат, открыв прозрачную ночнушку, ни ложбинки между ее грудями, ни краешка соска, который показался, когда она наклонилась к нему.

— Не волнуйся. Я почти уверена, что репутация, которую ты заработал, чернее дегтя.

— Возможно, ты права.

— Я права без всякого «возможно».

И он поцеловал ее. Схватил, прижал к себе, и, когда она упала на него, прижался к ее губам со страстью, которой сам не ожидал. Она не сопротивлялась, приоткрыла рот и ответила на поцелуй. Закрыв глаза, он почувствовал, как побежала по венам кровь, как запылало тело, как напряглось в паху.

Не делай этого, Рид.

Неужели урок не пошел впрок ?

Подумай о Бобби Джин.

Вспомни, что стало с ней. С ребенком.

Его пальцы запутались в ее волосах; он склонил ее голову, чтобы прижаться губами к той соблазнительной точке, где ее шея касалась его плеч, и почувствовал, как она дрожит.

Никки обвила его руками и громко вздохнула:

— Рид, я… не знаю.

— Тише, дорогая, — прошептал он ей в волосы. — Я всего лишь хотел пожелать тебе спокойной ночи.

— К черту. — Она отстранилась от него. — Мы оба хотели чего-то большего, чем просто поцелуй на ночь.

Он улыбнулся:

— Да… надо думать.

— Даже и думать не надо, детектив.

— Я могу и подождать.

— Да ну? — В ее глазах засветился сексуальный зеленый огонек. Кожа порозовела, и впервые с тех пор, как она поняла, что Симона Эверли пропала, на щеках появилось подобие ямочек, когда она поцеловала его в лоб. — Ты уверен? — Ее голос стал глубоким, игривым.

— Да, но ты не облегчаешь мне задачи.

— Все это часть моего дьявольского плана, — поддразнила она, вздохнув, и убрала с его глаз волосы. — Мы с тобой… Кто бы мог подумать?

— Точно не я, — отозвался он.

— И не я. Я даже не была уверена, что ты мне нравишься.

— А я знал, что ты мне не нравишься. Но сейчас надо поспать. Иначе мы сделаем что-нибудь, о чем пожалеем. — Он выпрямился и легонько шлепнул ее пониже спины.

— Дразнишься, значит. — Никки открыла антикварный гардероб, извлекла оттуда плед и подушку и кинула в него. — Укладывайся. — И отправилась в спальню. Ему осталось только представлять, как двигаются под халатом ее бедра, а светло-рыжие волосы струятся по плечам. И еще эта эрекция.

Она закрыла дверь и щелкнула щеколдой. Господи, о чем он только думал? Чуть не переспал с Никки Жи-летт. Не стоит этого делать. Совсем не стоит. Он просто дурак, что относится к ней не просто как к репортеру газетенки «Сентинел». Как она недавно подметила, они фактически были врагами. Но перед глазами стоял ее образ, как она склонилась над ним, мучая своими прелестями.

Заснуть явно не получится.

Он не сможет отделаться от мысли, что она рядом, всего в нескольких футах от него, лежит на кровати, волосы обрамляют это красивое умное лицо; на крепком, жаждущем теле лишь тонкая газовая ночная рубашка.

Да, ночка будет долгая.

Сцепив руки за головой, он направил свои отравленные тестостероном мысли подальше от Никки Жилетт, к Лирою Шевалье и суду двенадцатилетней давности.

Адвокат Шевалье сменил гардероб своего подзащитного. Джинсы и рабочие блузы Лироя Шевалье были изгнаны; на их место пришли хорошо сшитый темно-синий костюм, белая рубашка и строгий галстук. Нечесаные волосы Шевалье и неухоженная борода внезапно исчезли. В суде он был чисто выбрит, коротко, почти по-военному подстрижен, и все лицо его стало выглядеть по-новому: квадратная челюсть, длинный нос и большие выразительные глаза под широкими темными бровями. Он сбросил несколько фунтов, от грубой и неряшливой внешности не осталось и следа. Сейчас он больше походил на менеджера или члена загородного клуба, чем на вольного дальнобойщика с безнадежно испорченной репутацией, которую нажил драками дома и в кабаках.

Однажды Лирой Шевалье сломал кому-то о голову бильярдный кий, еще раз его арестовали за то, что он коваными сапогами сломал нос и ключицу своей тогдашней девушке, затем его поймали при попытке изнасилования четырнадцатилетней девочки, племянницы очередной бывшей подружки. И каждый раз он выходил сухим из воды, отделываясь небольшими сроками.

Шевалье был злобным и жестоким мерзавцем, который заслуживал смертного приговора за убийство Кэрол Лежиттель и ее детей. Но судья и присяжные сошлись на том, чтобы он получил три пожизненных срока за убийство Кэрол, Бекки и Марлина Лежиттель.

На суде адвокат Шевалье пытался исказить факты, настаивал, что виновен биологический отец детей, Стивен, известный пристрастием к кокаину и драчливостью. Хотя у Стивена, собственно, не было алиби — просто старый друг утверждал, что они тогда вместе охотились, — улики слишком неопровержимо указывали на Лироя Шевалье.

А младший сын Кэрол, Джоуи, выживший после серьезных травм, которые на несколько недель отправили его на больничную койку, неопровержимо свидетельствовал против бойфренда матери. Давая показания в суде, Джоуи казался потрясенным, боялся взглянуть на Шевалье в течение всего процесса, а иногда так тихо шептал, что судье Рональду Жилетту приходилось просить парня повторять ответы.

Показания Джоуи Лежиттеля и Кена Стерна заставили замолчать весь зал суда. Вместе с прошлыми грехами Шевалье, многие из которых были задокументированы и озвучены в суде, и уликами с места преступления, в том числе окровавленным отпечатком рабочего ботинка Ше-ватье, они решили судьбу ублюдка.

Но тест на ДНК доказал обратное.

Ну, не то чтобы доказал, но посеял серьезные сомнения. Которых хватило, чтобы выпустить это чудовище.

Серьезные сомнения, твою мать!

И зачем сейчас, когда ему простили убийства, Шевалье стал бы буйствовать, дразнить полицию, чтобы его опять схватили? Нелогично.

Рид слушал, как ветер шумит ветвями за окном, и думал, удалось ли заснуть Никки по ту сторону двери. Он решил бьыо проверить, но передумал. Незачем лишний раз себя искушать.

Где я?

Симона открыла глаза. Она спала, ., или ее усыпили… и что-то давит на нее, какая-то тяжесть на груди. Неприятно, и воздуха не хватает. Этот ночной кошмар настолько реальный… и тут она поняла, что вообще не спала. Она была в обмороке. В гробу вместе с трупом.

О господи… Сознание уходило и возвращалось, она боролась, искала выход, но труп под нею, тесное пространство и отсутствие воздуха сводили с ума.

Завизжав, она вздрогнула: звук вернулся обратно, словно разом завопил миллион сумасшедших. Показалось, как что-то зашевелилось под шеей, она снова закричала, и крик вновь и вновь отразился в ее мозгу.

Надежды нет. Выхода нет. Под нею что-то чавкнуло. Кости скребли по обнаженной коже, и ее мозг распался на тысячу болезненных осколков. В голове мелькнула мысль об Эндрю.

Где-то далеко, в той темноте, куда ушла ее душа, она понимала, что сейчас умрет. То, что осталось от рационального мышления, съежилось при мысли о мертвом теле внизу, об острых ребрах и бесплотных пальцах, которые царапали ее. Дрожа, она почувствовала, что омерзительная скользкая ткань прилипла к коже, запуталась в волосах.

Из глаз хлынули слезы. Она закашлялась и тщетно попыталась вдохнуть столько воздуха, сколько было нужно ее измученным легким. Слабо стучала по стенкам гроба; воздух убывал.

Остатками сознания она поняла, что обречена.

Умереть вот так.

Жутко.

Она снова подумала об Эндрю и издала последний мучительный вопль.

Запах кофе и тявканье пробудили Никки от тяжелого сна, полного кошмаров. Тупая боль пульсировала в глазах, грудь придавило, будто наковальней. Просто ей плохо спалось, вот и все.

Она открыла глаза. О господи, Симона исчезла. А в гостиной Пирс Рид… и это не кошмар. Пес — это Микадо. Она отбросила одеяло, сходила в туалет и умылась. Выглядела она ужасно. Под глазами расплылись черные пятна туши, а волосы спутались еще больше, чем всегда. И сейчас ничего с этим не поделаешь.

Она завязала волосы в хвост, почистила лицо скрабом, натянула брюки цвета хаки и вязаный топ. Затем открыла дверь, и на нее тут же набросился Микадо.

— Ну, как ты? — спросила она, почесав его за ушами.

— Не рад тебя видеть, — саркастически заметил Рид. Пес принялся носиться как бешеный вокруг кофейного столика, а Дженнингс с подлинно кошачьим презрением наблюдал с книжного шкафа за неуправляемым белым торнадо.

Наконец Никки поймала собачку, за что ее немедленно с энтузиазмом облизали.

— Успокойся ты, — сказала она, невольно захихикав.

— Кофе? — Рид налил из кофейника большую кружку кофе, который, очевидно, сварил сам. Подбородок покрывала темная щетина, волосы были взъерошены, из брюк торчала рубашка, и он был босой, но, обернувшись к ней через плечо, все равно выглядел чертовски сексуально. — Без сливок?

— Сегодня да. И чем крепче, тем лучше. — Она вспомнила, что выпила вина больше нормы, целовалась с ним на кушетке и вообще несколько часов назад чуть не переспала с ним. Сейчас, при свете дня, все это казалось глупостью. Она поставила виляющего хвостом Микадо на пол, и тот немедленно отправился на кухню, чтобы проверить пустые миски Дженнингса.

— Не дай ему себя обмануть. Я его уже кормил и выводил для утреннего ритуала.

— И кофе сварил?

— Продуктивность — мое второе имя. — Он протянул дымящуюся кружку, и она с благодарностью ее приняла.

— Да? Тогда трепещи, Рид, я знаю твой секрет, — сказала Никки, дуя на чашку.

Он поднял бровь, молча призывая ее продолжать, прислонился к стойке и отхлебнул из щербатой чашки, которую она несколько лет назад купила на распродаже.

— Вечером — крутой детектив, утром — домашняя богиня.

Он чуть не подавился.

— Да, это я, приятно познакомиться.

— Ты можешь работать по этой специальности.

— Наверное, придется. После этого дела я могу лишиться значка.

— То, что потеряет полиция, приобретет «Мерри Мейд», — пошутила она, имея в виду местное агентство помощи на дому. Попробовала кофе. Горячий и крепкий.

— Если только ты этого не опубликуешь.

— Я? — Она прижала руку к сердцу. — Никогда!

— Ну ладно. — Он допил кофе, выплеснул гущу в раковину, натянул носки и ботинки. — Все это хорошо, но долг зовет. — Он заправил рубашку, перекинул через плечо кобуру и потянулся за курткой.

— Держи меня в курсе, — сказала она. — Если услышишь что-нибудь о Симоне.

— Хорошо. — Рид направился к двери, но тут резко обернулся и прочистил горло. — Насчет вчерашнего…

— Не надо. — Подняв руку, Никки произнесла: — Просто забудем об этом.

Улыбка медленно расплылась по его лицу.

— Для официальной огласки давай кое-что проясним.

— Что?

Хотя он знал, что делает ошибку, о которой, может, будет жалеть всю жизнь, он подошел к ней, вынул чашку из ее рук и крепко прижал ее за талию к себе.

— Что ты…

Он поцеловал ее. Крепко. Чтобы не оставалось никаких вопросов. Она издала протестующий возглас, но ее губы раскрылись, и она растаяла в его объятиях, обвила руками его шею, пока он наконец не поднял голову.

— Ну как, все понятно?

Она подняла на него дремотные зеленые глаза:

— Еще как, детектив. Еще как.

Сильвия Морисетт нажала на педаль газа и свернула к участку. Она только что завезла детей в школу и детский сад. На этот раз и сын, и дочь были здоровы и явно не страдали от «недостатка времени» с матерью. К счастью, Барт, их безработный нищий отец, все же помог ей, и за это Сильвия была ему благодарна. Кажется, он наконец понял, что, пока не поймают Гробокопателя, Морисетт придется перерабатывать много лишних часов.

Но ей не хватало Рида в напарниках.

Клифф Зиберт — слишком вспыльчивый и ранимый. Умный, но со сдвигом. Подруга Морисетт Селия однажды заметила, что мужчины по природе со сдвигом, но Сильвия считала, что дело серьезнее. Они безнадежно сдвинуты. Точка.

Взять хотя бы Рида.

Что он себе думает?

Она включила любимый диск «Алабамы» и прибавила басы. Музыка в стиле кантри наполнила машину. О чем думал Рид, связавшись с этой Никки Жилетт? Он может отпираться хоть до посинения, но Морисетт все поняла еще прошлой ночью, когда они были вместе. Проблем у него будет по уши. Неужели он ничему не научился с Бобби Джин?

Морисетт вынула зажигалку и остановилась на желтый свет, который переключился на красный. Она никогда не считала Пирса Рида дураком, но, видимо, ошибалась. Вытряхнула сигарету из пачки «Мальборо лайте». Когда дело касалось женщин, за Рида думал его член. Щелкнув зажигалкой, она закурила, и загорелся зеленый. Опустив окно, она свернула на прямую дорогу к управлению.

Зазвонил мобильник.

— Что, две минуты подождать не можете? — проворчала она, выключила звук магнитолы и открыла телефон. — Детектив Морисетт.

— Где ты? — Это Клифф Зиберт.

— На стоянке. Через полминуты подойду.

— Не трудись, — сказал он. — Мне только что звонил сторож с кладбища Пелтье.

— Да что ты? Опять наш мальчик поработал?

— Именно. Туда уже послан наряд и вызвали Дайану Мозес.

— Молодец, быстро шевелишься. Поехали посмотрим.

— Уже спускаюсь.

Морисетт глубоко затянулась, и ей чертовски захотелось, чтобы она ждала Рида, а не Зиберта.

И тут как раз на стоянку въехал «кадиллак» Рида.

Никки обежала лужи на стоянке и закрыла голову сумочкой: тучи принялись поливать город. Она долго возилась с замком, пока не поняла, что «субару» открыта.

— Дура, — пробормотала она, чувствуя, как вода стекает за воротник. Наверное, вчера в спешке оставила чертову машину открытой. Заходи кто хочешь. Хорошо, что магнитолу не сперли.

Она положила сумочку и ноутбук на пассажирское сиденье, села за руль и причесалась руками. Ну и видок. Спала она с перерывами и всего несколько часов. Но надо было идти на работу, разбираться со всем материалом, какой только есть по Гробокопателю. У этого урода ее подруга, и Никки его найдет. Она поищет в Интернете, в газетных архивах, поговорит со всеми, кто знает хоть что-то о Лирое Шевалье и том чертовом процессе. Особенно с теми присяжными, кто еще жив. Может, кто-нибудь из них недавно видел Шевалье… И она поговорит с мальчишкой из Далонеги. А еще с Кеном Стерном, братом Кэрол Лежиттель, со Стивеном и Джоуи Лежиттель и со всеми остальными, кто был связан с тем судом. Она перевернет все камни.

Решив, что с прической и макияжем возиться без толку, Никки вставила ключ в зажигание и тут заметила свой мобильник в держателе.

У нее похолодели руки. Ночью его здесь не было. Точно не было. Они с Ридом искали… У нее скрутило живот при мысли о том, что кто-то следил за ней. Ждал. Она сглотнула, посмотрела сквозь запотевшие стекла и ничего не увидела. Заглянула под заднее сиденье и в «бардачок», но в машине было пусто. Приказав себе не паниковать, она взяла телефон и проверила, нет ли сообщений. Нет… Но, включив в меню «Пропущенные звонки», она увидела номер Симоны.

— О господи. — Она закусила губу и нажала кнопку исходящих звонков. Последним шел номер Симоны. — Вот дерьмо. — Она зажмурилась, открыла глаза и собралась звонить Риду, но тут заметила краешек конверта, торчащего из-под пассажирского сиденья. Но она не помнила, чтобы что-то теряла.

Бумажка была незнакомая.

Ее, наверное, оставили, когда возвращали телефон. Тот, кто следил за ее домом. Тот, кто, может быть, видел, как она возвращалась. С Ридом.

От ужаса заколотилось сердце. Она вынула конверт, и ее охватило жуткое предчувствие, от страха по спине побежали мурашки. Конверт был без подписи, не запечатан, без каких-либо почтовых знаков. Внутри находилась кассета.

От Гробокопателя.

Он побывал в ее машине — и не один, а два раза. Первый раз, чтобы украсть мобильник, второй — чтобы вернуть его и подбросить конверт. Во рту пересохло. Она поспешно оглядела улицу через запотевшие окна, но ничего не увидела. Обычное серое декабрьское утро…

Может, отнести конверт в дом, запереться и позвонить Риду? Но вместо этого она закрыла дверцы машины. Если это поможет. У него же есть ключпомнишь? Если только ты не забыла запереть машину.

Она включила зажигание и задним ходом выехала с парковки. Есть вероятность, что он следит за ней, прячется в утреннем тумане. Трясущимися пальцами она направила машину к полицейскому управлению.

На первом светофоре она вставила кассету в магнитолу. Несколько секунд там была тишина, шумела только пленка, затем раздались приглушенные шорохи и скрипы. Резкий стук, шуршание магнитофонной ленты, женский голос.

— О-о-о… — Протяжный, одинокий, вынимающий душу стон.

У Никки волоски на шее встали дыбом. Снова секундное молчание… и снова стон боли. Во рту опять пересохло. Царапанье, громкие стоны.

— Господи, — прошептала Никки. Сердце выскакивало из груди. — Только не это. — В голове метались мысли, пальцы судорожно сжали руль. Не может быть. Не может!

Стоны, царапанье, яростные удары и… о господи… она услышала голос Симоны так ясно, будто ее подруга сидела рядом.

— Нет! Выпустите меня… пожалуйста… — умоляла Симона.

Никки закрыла рот рукой и в ужасе вскрикнула. Нет, нет, нет! В горле и в глазах стало жечь. Только не Симона! ТОЛЬКО НЕ СИМОНА!

— Помогите! Помогите! Господи, пожалуйста, помоги мне! — кричала Симона, яростно стуча и скребясь.

— Только не это, — шептала Никки, представив, как страшно оказаться запертой в гробу под землей.

Громкий удар. Треск и визг.

Никки подпрыгнула. Нога отпустила тормоз. Машина рванула вперед, прежде чем она успела вновь затормозить. Но она не видела других машин и не слышала гудков. Она слышала и представляла только одно — свою подругу. Голую. Холодную. Сошедшую с ума от страха.

Снова удары, частое дыхание. Какое-то мяуканье. Плач.

У Никки поползли мурашки по коже, и она заплакала. Слезы полились из глаз.

Ей засигналили. Вздрогнув, Никки заметила, что уже зеленый. Она нажала на газ, взвизгнули шины, и она мельком заметила водителя грузовика, который воздел руки к небу, как бы спрашивая, о чем она только думает. Она не могла отвлечься от ужасающих стонов, царапанья, завываний, панических воплей, исходящих из динамиков. Она с трудом повернула за угол.

Дрожа, направилась к парковке.

Машина остановилась. Слезы лились из глаз. Жуткое царапанье, удары и крики лились из колонок.

— Помогите… пожалуйста… Эндрю! Никки! Кто-нибудь… я сделаю все… где я? — Никки стало трясти. Симона плакала, шептала что-то непонятное, но Никки все равно чувствовала ее отчаяние. Ее страх. Ее животный ужас.

— Только не это… — прошептала Никки в пустой машине. — Нет! Нет! — В ярости она бессильно ударила кулаком по рулю.

Затем на какое-то время стало тихо, и снова голос Симоны. Слабый, почти угасающий. Задыхающийся.

— Я не вижу… пожалуйста, выпустите меня, — умоляла она, и Никки зажмурилась, словно таким образом могла изгнать кошмарный образ Симоны в гробу, несомненно прижатой к разлагающемуся телу, медленно погибающей от удушья. — О боже, помогите…

— Если бы я могла, — прошептала Никки, сердцем чувствуя, что уже поздно.

Мучительный крик прорезал салон автомобиля, вопль страха, такой чудовищный, что Никки поняла — он будет преследовать ее всю оставшуюся жизнь. Она распахнула дверцу, и ее вырвало на тротуар, а жуткие предсмертные звуки все еще неслись из магнитолы.

Она выпрямилась, вытерла рот рукавом и закрыла глаза. Представила, сколько ужаса испытала ее подруга.

— Пожалуйста, Господи, не дай мне умереть одной… Раздался страшный мучительный вопль, и Никки громко всхлипнула.

— Нет… нет, пожалуйста, Симона…

Она напрягала слух, но больше ничего не слышала. Только бездушное шуршание пустой пленки.

Глава 27

— Происшествие на кладбище Пелтье, — сказала Морисетт, как только Рид вышел из «кадиллака». Она стояла у машины с открытой водительской дверцей. Ждала, докуривая, когда Клифф Зиберт сядет на пассажирское сиденье. Услышав это, Рид напрягся. Он сразу подумал, что жертва — Симона Эверли. Знал, что Никки будет в отчаянии. — Ночью разрыли могилу.

— Черт. — У Рида дернулась челюсть.

— Эй, он отстранен от дела! — угрюмо напомнил Зиберт. — Поехали.

— Секунду, парень. — Морисетт выглядела раздраженной и усталой до чертиков. Она выбросила фильтр от сигареты в лужу, где тот зашипел и затих. Это дело достало ее, как и всех. — Есть еще немного времени, — бросила она через плечо. — Из диспетчерской послали машину, и команда Дайаны Мозес уже едет, так ведь?

— Да, но это наше расследование.

— Подожди минуту. — Когда младший полицейский забратся на пассажирское сиденье, Морисетт захлопнула водительскую дверцу «лендкрузера». — Идиот и истерик, — пробурчала она под нос, подойдя к Риду. — В общем, мы точно не знаем, но, скорее всего, в том гробу лежит Симона Эверли. Поезжай с нами и, если это так, свяжись с Никки Жилетт сам. Они были близкими подругами, а я, черт возьми, нагрубила ей вчера.

— Давай не будем делать преждевременных выводов.

— Какова вероятность, что там не она? — спросила Морисетт.

Риду не хотелось об этом думать.

— Встретимся там, — сказал он, и у него зазвонил мобильник. Судя по определителю, звонила Ни