Book: Завещание Сомервилля



Завещание Сомервилля

Хелен Диксон

Завещание Сомервилля

Глава первая

Ева Сомервилль — богатая красивая девушка — была единственным ребенком обожавших ее родителей, выполнявших любой ее каприз. Ева представляла свое будущее в самых радужных тонах: счастливое замужество, дети и полное благополучие.

Ей исполнилось семнадцать, когда умерла от чахотки мать, а у отца обнаружили рак. Скончался же он в результате несчастного случая. Еве не было и двадцати лет.

В Этвуд на похороны сэра Джона Сомервилля съехались родственники, друзья и знакомые со всех концов Англии.

К несчастью для Евы, Бернтвуд-Холл наследовался по мужской линии и должен был перейти к кузену сэра Джона — Джеральду Сомервиллю. Собравшиеся шепотом обсуждали, что при новом владельце ожидает мисс Еву. Надо надеяться, завещание составлено так, что в обиде она не будет.

Во время траурной церемонии Ева не отходила ни на шаг от бабушки со стороны матери, леди Пембертон, которая старалась утешить и поддержать Еву. Старая леди держалась с величественным спокойствием, только руки, судорожно сжимавшие трость, выдавали ее волнение.

По окончании траурной церемонии близкие покойного возвратились в Бернтвуд-Холл, роскошный особняк на лесистой возвышенности в южной части Этвуда. В этом процветающем, густонаселенном городе Сомервилли жили с XVI века, играя важную роль в развитии угледобывающей промышленности.

В гостиной за огромным столом сидел адвокат Джона Сомервилля, Алекс Соумс, склонив седую голову над завещанием покойного. Присутствовать пригласили лишь наиболее достойных лиц из обслуживающего персонала, Джеральда Сомервилля, Еву, ее бабушку и мистера Маркуса Фицалана из Неверли, городка, расположенного в пяти милях от Этвуда.

Маркус Фицалан — высокий, стройный, широкоплечий — приковывал к себе все взгляды. Его внешность и манера держаться выдавали в нем удачливого бизнесмена. Двигался он легко и стремительно, осанка выдавала в нем человека с достоинством. Черные густые волосы, зачесанные назад, подчеркивали высокие скулы, придававшие его лицу некоторую суровость.

В свои тридцать лет он был необычайно красивым мужчиной, с огромным обаянием, которое Ева испытала на себе три года назад. Ей было неприятно вспоминать об этой мимолетной встрече, не только унизительной, но и чуть было не оказавшейся роковой для нее.

Встреча эта запятнала репутацию девушки и послужила поводом для разрыва с ней отношений человеку, за которого она намеревалась выйти замуж.

Ева заметила Маркуса Фицалана еще при отпевании отца в церкви. Он сидел сбоку от нее, чуть впереди. Орлиный нос придавал ему несколько заносчивый вид, твердо очерченные губы обещали наслаждение, которое Еве довелось испытать. Из-под широких черных бровей смотрели ясные голубые глаза. Еве не верилось, что это тот самый мужчина, который так страстно целовал ее три года назад.

Ощутив на себе взгляд, Маркус медленно повернулся в ее сторону. Глаза их встретились, он вопросительно поднял брови. Ева поспешно отвернулась, негодуя на себя за то, что ноги ее сделались ватными, а сердце заколотилось бешено, как тогда, при их знакомстве.

И вот они вместе сидят в гостиной Бернтвуд-Холла…

Его присутствие здесь было ей неприятно, она желала бы избежать встречи с человеком, на которого затаила тяжкую обиду.

Но бабушка, любившая общаться с местной знатью, не замедлила после возвращения из церкви познакомиться с импозантным джентльменом и захотела во что бы то ни стало представить ему внучку, не зная, что тот стал причиной ее бесчестия. Спасая от него дочь, Джон Сомервилль привез тогда Еву к бабушке, в Камбрию, изображая очередной родственный визит. К счастью, репутация Евы не была испорчена безнадежно, инцидент был скоро забыт, Ева вернулась домой, но чувствовала себя глубоко оскорбленной.

— Я хочу представить тебя мистеру Фицалану, Ева. Они с отцом были закадычными друзьями, даже партнерами в бизнесе, а ты с ним будто и незнакома. Странно как-то, — сказала леди Пембертон.

— Да не стоит, бабушка, — возразила охваченная паникой Ева. — Он беседует с четой Листеров. К чему мешать им?

— Пустяки, Ева! Не бойся, мистер Фицалан тебя не съест.

Листеры отошли от своего собеседника, и Маркус повернулся в сторону леди Пембертон и Евы. Он поймал ее взгляд и пристально всмотрелся в бледное личико. До чего же она хороша! Даже еще красивее, чем была тогда! А губы, губы дрожат!

И ему вспомнилось, какими теплыми и податливыми были эти губы, целовавшие его с такой нежной страстью, каким податливым было ее невинное тело, все крепче прижимавшееся к нему.

Повторить бы сейчас то, что произошло между ними три года назад на ярмарке в Этвуде!

В тот день к нему нежданно-негаданно подошла удивительно красивая девочка и довольно неловко попыталась флиртовать с ним. Как потом выяснилось, девочка заключила пари с расшалившимися подружками, что сможет очаровать симпатичного молодого человека. Но, не зная законов природы, она оказалась в его власти. Волей-неволей Ева из соблазнительницы превратилась в жертву и с наслаждением таяла в его руках. Он же не без злорадства наблюдал за тем, как они поменялись ролями. К несчастью, мужчина, за которого она собиралась выйти замуж, стал свидетелем этой сцены и порвал с Евой.

Но и для Маркуса тот случай не прошел бесследно. Долгое время он не мог выкинуть Еву из памяти. Она разбудила в нем чувства, которых он дотоле не испытывал.

— Мистер Фицалан, разрешите представить вам мою внучку, Еву Сомервилль. Только что я сказала ей, что удивляюсь, как это могло случиться, что вы не были официально представлены друг другу. А ведь вы были близким другом Джона.

— Да, это так, хотя несколько лет назад у нас с вашей внучкой состоялось мимолетное знакомство, — произнес Фицалан спокойно, не желая смущать Еву в столь тяжелый для нее день. Но Ева, естественно, поняла, о чем речь, и рассердилась: не время и не место напоминать ей о том, что произошло между ними. — Рад снова встретиться с вами, — невозмутимо продолжал Фицалан. — Полагаю, не случись с вашим отцом такого несчастья, он бы в ближайшее время привез вас в Бруклендс — наше имение. Примите мое искреннее соболезнование. — И Маркус пожал ее дрожащую руку. — Какая трагедия! Нам его будет очень недоставать.

— Благодарю вас, — с трудом проглотив комок в горле, произнесла Ева с вежливой улыбкой.

— Ваша бабушка, по-моему, только что вернулась из Лондона, — сказал Маркус, лишь бы что-нибудь сказать, когда леди Пембертон отошла от них.

«Ах, хоть бы он отвязался и завел разговор с кем-нибудь еще, чтобы мне не мучиться рядом с ним», — подумала Ева, преодолевая неприязнь.

— Да, бабушка гостила у моей тети. По пути в свое имение она заехала в Бернтвуд-Холл побыть со мной и отцом. А тут это несчастье. Хорошо еще, что она успела повидать отца.

— Странно, что вы не поехали с ней в Лондон.

— Поехала бы, но отец болел…

— Понимаю, — тихо произнес Маркус. — Ваш отец часто говорил о вас, и мне кажется, будто я знаю вас очень давно.

— Неужели?! — резко вскинулась Ева, но сразу овладела собой. — Вы меня удивляете, мистер Фицалан. Он так часто уезжал из дому по делам, даже уже будучи больным, что непонятно, когда он успевал рассказать обо мне совершенно чужому человеку.

— Ну, совершенно чужим я ему не был. Да и мы с вами, — Маркус многозначительно поднял брови и пристально посмотрел ей в глаза, — тоже не совсем чужие друг другу.

— Мне вы чужой, несмотря на то, , что произошло между нами при предыдущем знакомстве. — Ева старалась говорить как можно спокойнее и не выдавать своей неприязни к Маркусу. — Но отец, когда бывал дома, всегда много говорил о вас. По сути дела, не проходило дня, чтобы он не хвалил вас.

Говорила она холодно, с сарказмом.

— Лично я вспоминаю о нашем знакомстве без тени теплоты, — продолжила она. Пусть знает, что от той впечатлительной, наивной девочки не осталось и следа.

Маркус нахмурился.

— То, что произошло между нами, случилось так давно. Теперь, я полагаю, мы можем стать друзьями.

— Вряд ли мы станем друзьями, мистер Фицалан. Думаю, впредь наши пути не пересекутся.

— Кто знает, мисс Сомервилль, — сказал он тихо. — От Этвуда до Неверли рукой подать. Мы с вами, полагаю, неизбежно будем встречаться на каких-нибудь светских мероприятиях.

— У нас разный круг знакомых, мистер Фицалан, и если у меня будет возможность выбора, я, уж простите, постараюсь избежать встречи с вами.

— А ведь в прошлую нашу встречу вы отнеслись ко мне куда более благосклонно, — сказал он, глядя на нее с иронией. — Вы, если мне не изменяет память, были очень, очень милы со мной.

— У вас хорошая память. — В ее глазах мелькнула искра гнева. — А я не раз корила себя за то, что произошло.

Не обращая внимания на ее откровенно недружелюбные реплики, Маркус улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами.

— Как же, припоминаю, вы ушли крайне недовольная.

— Я и сейчас недовольна, я никогда не получу удовольствия от общения с вами. А сейчас прошу простить меня. Мне необходимо поговорить, пока все не уехали.

И, не интересуясь тем, какое впечатление произвели на Маркуса ее слова, Ева повернулась к нему спиной и направилась к подруге, Эмме Паркинсон.

В отличие от Сомервиллей, в роду которых титулы и состояние веками передавались из поколения в поколение, Фицаланы добились многого недавно, благодаря деду Маркуса, который сумел разбогатеть на добыче угля и купить примыкающий к имению Сомервиллей участок, где основал собственную шахту «Этвуд». Он построил Бруклендс — роскошный дом, вызывающий зависть и восхищение соседей, но впоследствии допустил ряд ошибок и был вынужден продать свою шахту Джону Сомервиллю.

Сидя в гостиной напротив Евы, Маркус с удовольствием рассматривал ее. Красивая, стройная, живая, с прелестной юной грудью, обтянутой черным платьем. Совсем еще девочка. Но взгляд у этой девочки гордый и вызывающий, не так уж она, видно, наивна, да и характер твердый и решительный, под стать его собственному.

Соумс начал оглашать завещание. В первых его строках перечислялись щедрые подарки, которыми покойный благодарил челядь за верную службу. Слуги, выслушав, покидали комнату.

Джеральд Сомервилль с растущим нетерпением слушал Соумса. Вот сейчас откроется шкатулка с драгоценностями и на него свалятся сокровища. По закону он наследует титул и фамильную собственность кузена, значит, станет богатым. Этого момента он ждал всю свою жизнь, проклиная скудость и унылость своего существования, а узнав о смертельной болезни Джона, радостно потирал руки. Наконец-то! Наконец он сможет развернуться в карточных притонах Лондона, к которым пристрастился после смерти родителей, надеясь с помощью карт улучшить свое положение.

— То, что я сейчас зачитаю, девочка, может стать для тебя шоком. Но не забудь, ведь отец писал завещание в самое трудное время своей жизни, — сказал Соумс, жалостливо глядя на Еву, которую знал с рождения.

Ева сидела на самом краешке стула. До этой минуты она воспринимала все происходящее как чистую формальность, но слова Соумса заставили ее насторожиться. По его тону она поняла, что не все будет так, как она предполагала.

— Шок? Почему? Что вы имеете в виду, мистер Соумс? Я не сомневаюсь, что отец позаботился обо мне.

— Позаботился, разумеется, но, возможно, не так, как ты ожидала.

Он перевел глаза на Джеральда, который ни на секунду не отводил от адвоката настороженного взгляда.

— Вся фамильная собственность: земля, дом и прочее, как здесь, так и в Лондоне, — переходит к вам, сэр.

Похолодевшая Ева старалась не смотреть на Джеральда, который не скрывал своего торжества. На ее долю осталось немного, но все-таки, думала она, не мог же отец не обеспечить ее.

— А тебе, Ева, — Соумс взглянул на нее, — назначено ежегодное содержание в размере двух тысяч фунтов.

Он замолчал. Она ждала продолжения, уверенная, что отец подумал о ней, но продолжения не последовало. Удивленная, смущенная, Ева смотрела на Соумса, ничего не понимая.

— Но это… это невозможно. Произошла какая-то ошибка. Мой отец был очень богатым человеком. Он не мог не оставить мне еще чего-то из своего состояния.

— Никакой ошибки нет, — тихо промолвил адвокат. — Главное состояние — акции угольных шахт и различных промышленных предприятий — отец нажил своим трудом, к фамильной собственности оно не относится. Часть этих ценных бумаг твой отец незадолго до гибели передал мистеру Фицалану.

С лица Евы сошли последние краски, рука ее судорожно ухватилась за воротник траурного платья. Потрясенная, она не верила ушам своим. Все вокруг молчали, пораженно глядя на нее, пока мертвую тишину не нарушил Джеральд. Только что он ликовал, но, сбитый с толку словами Соумса, встревожился до крайности: выходило, что не все имущество Джона становилось собственностью Джеральда. Не обращая внимания на мучительные переживания Евы, отразившиеся на ее лице, он засыпал адвоката вопросами.

Леди Пембертон сидела, гордо выпрямившись, у задней стены, ничем не выдавая своего волнения, хотя видела и слышала все, что происходило вокруг. Только золотой набалдашник своей трости она сжала с такой силой, что казалось, резко обозначившиеся на тыльной стороне ладони костяшки прорвут кожу.

Маркус один понимал, как глубоко страдает Ева. Слишком молодая и неопытная, она в этот момент не представляла себе, как жить дальше. Остановив на ней пристальный, испытующий взор, он по ужасу в ее глазах, по неестественной бледности лица хорошо представил себе, каким ударом явилось для нее решение отца.

Сэр Джон часто отзывался о своей дочери как о девушке с сильным характером, способной постоять за себя, но сейчас Маркус видел перед собой совсем юное создание, которому нелегко найти выход из создавшегося положения.

Сердце его смягчилось, ему захотелось подойти к Еве, утешить ее. Но его удерживало воспоминание о том, с какой нескрываемой враждебностью она разговаривала с ним после отпевания.

— Неужели я больше ничего не получу? — спросила Ева спокойно, но так тихо, что Со уме с трудом ее услышал. — Мой богатый отец оставил мне какие-то гроши, обрекая меня на голод?

Соумс, не выдержав напряженного взгляда Евы, смущенно опустил глаза на бумаги перед собой.

— Нет, все не так безнадежно, как кажется с первого взгляда.

— Тогда сообщите мне все как есть. И где мне теперь жить?

— Отец и не думал тебя обойти, ты же знаешь, твои интересы были для него превыше всего. Но для получения достойного наследства тебе необходимо выполнить поставленное им условие, которое может показаться несколько странным.

— Условие? Какое?

— В течение шести месяцев после кончины отца вы с мистером Фицаланом должны пожениться.

Ева поразилась настолько, что не могла выдавить из себя ни звука. Маркус поднялся со своего места.

— Если вы оба выполните это условие, — поспешно добавил Соумс, — шахта «Этвуд», принадлежавшая только твоему отцу, станет вашим общим достоянием.

Какой удар для Джеральда! Лицо его побледнело, он с ругательствами вскочил на ноги, привлекая к себе все взоры.

— Этот номер, сэр, не пройдет! — крикнул он. — Я такого не допущу! Шахта «Этвуд» — основная часть состояния сэра Джона и должна перейти по наследству вместе со всей остальной собственностью.

— Это не так. Землю, на которой расположена шахта, сэр Джон не купил, а взял в аренду у вдовы Фицалана-старшего на срок, истекающий через пятнадцать лет. Плата за аренду устанавливается в зависимости от количества добытого угля. Сэр Джон хотел, чтобы аренда возвратилась к Фицаланам, если только Маркус женится на его дочери.

Впервые за этот день Ева внимательно взглянула на Джеральда. Родители его умерли, в их доме, что в трех милях от Бернтвуд-Холла, продолжал жить его младший брат, симпатичный молодой человек. Джеральда же, проводившего большую часть времени в Лондоне, она месяцами не видела. Когда-то он был в Бернтвуд-Холле частым гостем, хотя ни Еве, ни ее отцу он не нравился.

Но сегодня он ей был еще более неприятен. Его праздная жизнь и излишества сказались на когда-то красивой внешности. А теперь, в двадцать восемь лет, он располнел и несколько обрюзг. Но не это потрясло Еву: его лицо выражало откровенную угрозу, глаза сверкали ненавистью. На вялых губах играла злобная усмешка. Он показался ей человеком, способным на все что угодно.

Она перевела взгляд на Маркуса. Тот по-прежнему стоял в гордой, независимой позе, неколебимо спокойный, уверенный в себе.

А Еве казалось, что она распадается на куски.



Глава вторая

Фицалан всем своим видом выражал хладнокровие. Еве казалось, что ему впору встревожиться.

— Вам это было известно? — едва оправившись от первого потрясения, спросила его Ева, стараясь не выдать голосом свой гнев. — Отец говорил с вами на эту тему?

— Нет, не говорил.

Маркус подавил в себе захлестнувшую его волну благодарности сэру Джону: он возвращает ему шахту «Этвуд», причем исключительно из этических соображений, ибо доходов от других шахт и прочих источников с избытком хватает на то, чтобы он, Маркус, мог содержать Бруклендс в приличном состоянии и жить, ни в чем себе не отказывая.

Необходимость жениться на дочери сэра Джона также его не смущает, лишь бы она дала согласие. Сейчас она не скрывает своей враждебности, но, обладая магнетической властью над женщинами, удивляющей его самого, он, бесспорно, сможет ее со временем уговорить. До сих пор он умудрялся ни один из своих романов не заканчивать женитьбой — любовь стала для него развлечением. Но шахта «Этвуд» стоила того, чтобы выполнить поставленное Сомервиллем условие.

Ева бросала на него разъяренные взгляды. Подумать только! Отцу следовало бы вызвать на дуэль и застрелить Маркуса Фицалана, обесчестившего и унизившего его дочь! Вместо этого он легкомысленно устраивает ее брак с человеком, чуть ли не погубившим ее.

— Я никогда не соглашусь на это! — гневно воскликнула она, теряя контроль над собой. — О чем думал отец, выставляя это условие? И почему он меня не предупредил?

— Быть может, просто не успел, — вмешался Соумс. — Погиб-то он внезапно.

— Так вот, я сразу заявляю, что никогда и ни за что не приму этого условия.

Маркус приблизился к столу.

— Может, тебе стоит подумать? — спросил Соумс.

— Никогда! Какая дикость! Просто не верится, что отец хотел выдать меня замуж на таких условиях! Знаю, порою я доставляла ему много хлопот, но его поступок говорит о том, что болезнь поразила не только его тело, но и мозг. Или… или это был какой-то хитрый трюк с его стороны.

— Вот уж нет! — ледяным тоном парировал Маркус. — Ваш отец ни безумцем, ни хитрецом не был. Вы к нему несправедливы. Он был сама порядочность. Редкостный добряк, который думал прежде всего о других, о себе же — в последнюю очередь.

Маркус был прав. Ева пожалела, что заподозрила отца в хитрости, но Фицалан не вправе делать ей выговоры.

— Кому-кому, а уж вам-то это хорошо известно, не так ли, мистер Фицалан? — съехидничала Ева. — Вы с отцом часто и подолгу бывали вместе, так не входило ли в ваши намерения накрутить его так, чтобы аренду на шахту «Этвуд» он снова передал вам? В конце концов, ни для кого не секрет, что вы спите и видите, как бы снова ее заполучить.

Лицо Маркуса потемнело, глаза засверкали, Ева видела, что он еле сдерживается.

— Ошибаетесь, мисс Сомервилль. Смею вас заверить, что добиваться желаемого с помощью лести или обмана не в моем характере. Я относился к вашему отцу с величайшим уважением. Мы были близкими друзьями, я хотел, чтобы он прожил еще много лет, и надеялся на это. При иных обстоятельствах и будь вы мужчиной, я бы заставил вас раскаяться в ваших словах.

— Очень любезно с вашей стороны, мистер Фицалан, но я не беру свои слова обратно, — процедила Ева.

— Это ваше право. Понимаю, вы поражены этим пунктом завещания и к тому же тяжело переживаете трагическую гибель отца. Этим и объясняется ваша вспышка. Поэтому я на вас не обижаюсь.

Все присутствующие, ставшие свидетелями их перепалки, приписали враждебный тон Евы ее удрученному состоянию. Только у Джеральда, не пропускавшего ни звука мимо ушей, в глазах зажглись злорадные огоньки.

— А что будет, если мы не поженимся? — спросил Соумса Фицалан.

Он старался не замечать горящие ненавистью глаза Джеральда Сомервилля. Еще бы! Из рук Джеральда уплыла его заветная мечта, жемчужина состояния Джона! Только на нее возлагал он надежду, рассчитывая расквитаться с тысячными карточными долгами и безжалостными ростовщиками, готовыми душу из него вытрясти, лишь бы получить свои денежки, да еще с чудовищными процентами.

— Тогда вы не получите ничего, — ответил Соумс.

— Ничего… — еле слышно прошептала Ева. — Что же я буду делать? Где мне жить?

— Если бракосочетание с Фицаланом не состоится, ты будешь получать свои две тысячи фунтов в год. А жить переедешь к бабушке, в Камбрию.

— Ну а шахта? — резко спросил Маркус.

— Перейдет к Джеральду Сомервиллю или его наследнику, а по истечении срока аренды — к вам или вашему наследнику. А уж вы решите, продлевать аренду или нет.

Значит, не все потеряно, сообразил Джеральд. Надо только всячески воспрепятствовать браку Евы с Маркусом.

— Никто, разумеется, не в силах заставить вас пожениться, — продолжал Соумс, — решение принимаете вы оба, но я советую вам прежде серьезно подумать.

— Не сомневайтесь, — кивнул Маркус.

— Я выйду за вас, мистер Фицалан, в тот день, когда солнце перестанет светить, — громогласно объявила Ева. — Мы с вами не пара.

Она повернулась к Соумсу.

— Отец не говорил вам, почему ставит это условие?

— К сожалению, нет. Но полагаю, Ева, что, не случись на дороге катастрофы, он объяснил бы тебе мотивы своих действий. Мы бы ли с ним друзьями на протяжении многих лет, я хорошо его знал и уверен, что у него были серьезные основания поступить таким образом. Понимая, что смерть не за горами, он, полагаю, хотел позаботиться о том, чтобы у тебя был хороший муж.

— А если бы вдруг мистер Фицалан женился до смерти моего отца?

— Сэр Джон знал, что у Маркуса нет никого на примете и вряд ли появится кто-то при его жизни — ведь дни его были сочтены.

— Прошу прощения, мистер Соумс, с меня довольно, я ухожу. — И Ева направилась к двери.

Фицалан выскочил вслед за ней.

— Постойте! — потребовал он. — Нам необходимо поговорить.

Ева остановилась. До чего же он хорош собой!

— Я понимаю, вы до крайности расстроены, — произнес Маркус, пользуясь тем, что никто их не слышит.

— Да, расстроена и разочарована. Ума не приложу, что заставило отца так поступить. Но меньше всего, мистер Фицалан, я склонна сейчас думать о замужестве. А уж если захочу выйти замуж, то выберу себе мужа по своему вкусу.

— Мне, мисс Сомервилль, жена нужна не больше, чем вам — муж, — ответил он сердито, — но, если мы хотим выполнить пожелание вашего отца и сохранить шахту, у нас нет иного выбора, как пожениться.

— А откуда вы взяли, что я хочу сохранить шахту? Меньше всего я сейчас думаю о ней. За мужество же для меня шаг очень серьезный, и я не желаю связывать свою жизнь с человеком, который поступил со мной плохо. Да и не такая уж честь для меня выйти за мужчину, который женится на мне из-за моего имущества.

— То же можно сказать и о вас, мисс Сомервилль. С вами всегда так трудно иметь дело?

Ева высокомерно фыркнула.

— Да, я могу быть совершенно невыносимой, если кто-то или что-то мне не по душе.

— Ну что ж, придется мне привыкать, иначе нам не исполнить волю вашего отца. А Джеральда Сомервилля вы хорошо знаете?

Ева на мгновение задумалась, прежде чем ответить.

— Не очень. Когда-то он часто бывал у нас, но теперь живет в Лондоне. Моя бабушка невысокого мнения о нем.

— Это неудивительно, — Фицалан язвительно усмехнулся. — Джеральд пребывает в ночном мире карт и иных развлечений. Человек он скользкий, главная его черта — любовь к себе самому, сочетающаяся с безжалостностью ко всем остальным. Его собственное имение захирело. Всю свою жизнь он провел в скудости, и внезапная гибель сэра Джона сулит ему надежду на просвет. Я не сомневаюсь, что Джеральд просадит ваше имение в два счета, ведь на нем висят огромные долги.

Еве с трудом удалось подавить вздох.

— Неужели вы полагаете, что мне это неизвестно? Но вы-то откуда так хорошо его знаете? Уж не посещаете ли вы тоже, мистер Фицалан, злачные места?

— К сожалению, я член того же клуба, что и он. И однажды стал невольным свидетелем того, как Джеральд Сомервилль за один вечер проиграл все свое состояние.

Ева взглянула на него с удивлением.

— И сколько же?

— Тридцать пять тысяч фунтов. Проиграть столько денег за один вечер! Ей даже не верилось, что это возможно.

— И что же он сделал? Заплатил? Маркуса насмешила ее наивность.

— Да нет. Его имение и без того заложено и перезаложено. На пороге разорения другой, может быть, и застрелился бы, но не Джеральд Сомервилль. Он взял в долг деньги у бессовестных ростовщиков, которые, прослышав на этой неделе о кончине вашего отца, потребовали их возврата, притом с астрономическими процентами. Люди эти, говорят, жалости не знают, поэтому он так разволновался, поняв, что шахта «Этвуд» уплыла из его рук.

У Евы округлились глаза.

— Я и не подозревала, что Джеральд в столь бедственном положении.

— Сэр Джон не сомневался, что ваше имение, поднятое его тяжкими трудами, Джеральд разорит в два счета, и поэтому решил привести в порядок хотя бы свои финансовые дела. Знал ведь, что жить ему осталось недолго.

— Жаль, что он подумал в первую очередь о финансах, а не обо мне, — с горечью заметила Ева. — Я ведь его собственность, как и шахта «Этвуд».

— Но куда более драгоценная, — тепло улыбнулся Маркус.

— Рада, что вы так считаете, — холодно сказала Ева, — но это не меняет главного: без меня вы не можете получить шахту, а без шахты и я вам без надобности.

— Вы несправедливы ко мне! — взорвался Маркус. — Я совсем не такой корыстолюбец, как вы думаете.

— А у меня есть все основания так думать, — намекнула Ева на эпизод трехгодичной давности. — Ну, а если я не соглашусь выйти за вас замуж? Раз отец был такого высокого мнения о вас, то почему он не завещал шахту «Этвуд» непосредственно вам, без каких-либо условий? Знал ведь, как она вам нужна.

— Мистер Соумс, полагаю, прав. Если бы не трагическое происшествие, отец сам бы вам все рассказал и объяснил. Да и мне тоже. Скорее всего, он опасался, как бы вы, одинокая девушка, не стали легкой добычей охотников за деньгами.

Еве оставалось только пожать плечами.

— За двумя тысячами фунтов?! Какие же это деньги?

— Для человека, не имеющего ни гроша за душой, две тысячи фунтов — деньги большие. А сэр Джон хотел быть уверен, что вы будете счастливы. Уж поверьте мне.

— Поэтому назначил вас моим опекуном, мистер Фицалан? — В ее голосе звучала едкая ирония. — Впрочем, не надо мне рассказывать, как мой отец относился ко мне, Я и сама знаю.

И она опустила голову, чтобы он не заметил ее слез.

— Не опекуном, а мужем, — тихо поправил ее Маркус.

— Все равно, я в полном недоумении. Воля отца — для меня неразрешимая загадка. Мне непонятно, как он, зная мое мнение о вас, заставляет меня выйти замуж за вас. Если я не выйду, а я намерена поступить именно так, то в выигрыше будет Джеральд.

— Да, это так, и я убедительно прошу вас серьезно обдумать ваши действия.

Ева тяжело вздохнула. Голова ее шла кругом. Смерть матери, болезнь отца не давали ей думать о своем будущем, о том, что с ней будет, когда неизбежное произойдет. Но вот это будущее настало, а она совершенно не подготовлена к тому, чтобы принять решение.

— О да, я серьезно подумаю. А сейчас прошу извинить меня. Мне необходимо некоторое время побыть одной и собраться с мыслями.

Маркус сочувственно кивнул головой.

— Понимаю. Я и сам уже намеревался уйти. Вы, конечно, вольны поступать как хотите, но поверьте: гнев — плохой советчик. Не давайте ему влиять на ваши решения, не отказывайтесь по легкомыслию от совершенно необходимых поступков. — Он вздохнул. — Нам обоим следует все взвесить. Время — лучший лекарь. Когда вы немного успокоитесь, я приеду в Бернтвуд-Холл, и мы серьезно обсудим, как быть дальше.

Ева холодно кивнула.

— Хорошо, мистер Фицалан. До свидания.

Маркус задумчиво смотрел ей вслед. Женщин с таким твердым характером он еще не встречал. Да и язык у нее довольно острый.

Возвратившись в гостиную, Маркус холодно взглянул на человека, для которого его брак с Евой был бы острым ножом в сердце. Взоры их встретились, оба поняли: они — смертельные враги.

А ведь Джеральд из тех людей, которые способны на все. Может, например, попытаться уговорить Еву выйти замуж за него. Или скомпрометирует ее, чтобы склонить к этому шагу, лишь бы заполучить шахту «Этвуд». Учитывая все это, Маркусу следует как можно скорее нанести визит в Бернтвуд-Холл и спасти Еву от самой себя, иначе она может совершить роковую ошибку.

Провожавшие сэра Джона в последний путь еще сидели за столом, вспоминая покойного.

Ева незаметно для всех выскользнула из дому. В наступивших сумерках она направилась к церковному двору. Наконец она одна и может без свидетелей поплакать над прахом своих родителей.

Предков Сомервиллей хоронили внутри церкви, но родители Евы избрали для своего вечного покоя церковный двор. Еве казалось, что природа сочувствует ее горю. Она дошла до свежего холмика, усыпанного цветами, упала на колени, и слезы ручьями потекли по ее лицу. Тело содрогалось от рыданий. Она лишилась самых близких на свете людей, а любящий отец по непонятной причине предал ее.

В своем отчаянии она не заметила, что у ворот стоит человек и не сводит с нее глаз. Маркус засиделся на поминках, а когда вышел из дома, его властно потянуло еще раз поклониться праху человека, которому он был многим обязан. Но входя в церковные ворота, он издалека увидел хрупкую фигурку, согнувшуюся от горя, и остановился.

Сердце его сжалось от боли и сочувствия. Ева Сомервилль показалась ему живым воплощением отчаяния и безнадежности. Надо подойти к ней, успокоить, утешить…

Маркус сделал шаг вперед, но замер на месте. Пусть лучше выплачется. Ведь во всем огромном доме вряд ли сыщется человек, который найдет для нее нужные слова утешения. А как хочется подойти к Еве, обнять ее, прижать к себе, погладить пышные волосы, рассыпавшиеся вокруг прелестного лица.

Кажется, ни одна женщина не западала так глубоко ему в душу. Лишь усилием воли он заставил себя отвернуться от согбенной фигурки и удалиться.

Нет, этой картины он не забудет никогда.

Глава третья

Стемнело, когда разбитая от усталости и переживаний Ева уединилась в своей комнате, села в большое кресло перед камином и закрыла глаза.

Перед ее внутренним взором неотступно стоял Маркус Фицалан. Едва она задремала, как ей приснились события трехлетней давности, причем в мельчайших подробностях, что ее удивило: не желая вновь переживать тогдашний позор и унижение, она избегала их вспоминать.

Все началось на ярмарке, с невинной детской шалости, недостойной, впрочем, благовоспитанной юной леди. Мать Евы не смогла поехать на ярмарку из-за плохого самочувствия, но, зная пристрастие Евы к развлечениям такого рода, разрешила дочери отправиться в Этвуд под присмотром леди Паркинсон. Ее дочь Эмма была ближайшей подругой Евы.

К ним присоединилась третья подруга — Анджела Ламберт, эгоистичная девочка, которая часто подтрунивала над Евой, болезненно задевая ее самолюбие. Ева не понимала, что Анджелой руководит зависть к богатству и титулу Сомервиллей, да и к успеху, каким пользовалась у молодых людей Ева.

Подружки сидели чуть поодаль от ярмарочной толпы, на краю газона, и беседовали о предстоящем обручении Евы с красивым сыном баронета — Лесли Стефенсоном. Он также был на ярмарке, но в это время отошел от девушек посмотреть кулачные бои и борьбу. Анджела, с апломбом рассуждавшая на любые темы, поучала подруг, как привлечь к себе внимание мужчин. В этой области она была знатоком.

— В жизни есть более важные дела, — заметила Ева, которой эта часто обсуждавшаяся тема набила оскомину.

— Хорошо тебе говорить, когда ты вот-вот будешь помолвлена с одним из самых завидных женихов в округе, — возразила Анджела.

— Да и ты в один прекрасный день поймаешь рыбку не хуже, — поспешила успокоить ее Ева. — Мужчины вьются вокруг тебя, как осы над сладким. Ты умеешь кокетничать, знаешь, что когда сказать. Будет, будет у тебя очень скоро муж.

— Ну что ж, если он окажется хотя бы наполовину так красив и богат, как Лесли, не возражаю.

Едва Анджела закончила эту фразу, как в поле зрения девушек появился верхом на гнедом жеребце красавец могучего телосложения, с горделивой осанкой и спокойной уверенностью в себе.

— О Боже! — прошептала Анджела. — Маркус Фицалан собственной персоной.

Анджела и Эмма стали исподтишка разглядывать его, Ева же лишь раз скользнула по нему взглядом, да и то из чистого любопытства: он ведь друг и партнер ее отца, однажды она даже мельком видела его в родительском доме.

Занятый своими мыслями, Маркус не обратил внимания на девушек, но хихиканье Анджелы заставило его повернуться в их сторону. Его ледяной взгляд подействовал на них как холодный душ.

— Боже, до чего красив! — воскликнула Эмма, провожая глазами всадника, перед которым расступалась толпа.

— И он хорошо это знает, — откликнулась Анджела. — Интересно, что он здесь делает?

— Да не все ли равно? — обронила Ева как можно более равнодушно, хотя волнение, охватившее ее, убедительно подсказывало, что он не оставил ее безразличной.



— Как по-вашему, он на танцы останется? — спросила Эмма.

— Может, и останется, но танцевать наверняка не будет. Такому джентльмену не к лицу плясать с деревенскими девчонками.

Анджела сощурилась с сосредоточенным видом, словно обдумывая план действий, затем на ее лице появилось лукавое выражение, и она произнесла:

— Так-то оно так, но мы-то ведь не деревенские девчонки, хотя и живем не в городе. Надо бы нам разыграть мистера Фицалана, посмотреть, как с его царственной внешности стает ледок, который он выставляет напоказ всему миру.

— Что ты предлагаешь?

— Пригласить его на танец.

— Анджела! Ты не в своем уме! — выдохнула Эмма.

— Вот потеха-то будет! И лучше всего, если пригласишь его ты, Ева, — решительно заявила Анджела, с вызовом глядя на подругу.

Ева с недоумением уставилась на Анджелу.

— Да ты что, Анджела! — зашептала она. — Это неприлично. Если я и буду танцевать, то лишь с разрешения миссис Паркинсон и не иначе как с Лесли.

— Если он захочет с тобой танцевать! — поддела ее Анджела. — Ведь он к тебе сегодня даже не подходит, какие уж тут могут быть танцы! Да и не особенно спешит просить твоей руки у мистера Сомервилля. Дни идут, а он все никак не решится.

— Неправда, Анджела! — с жаром воскликнула Ева, хотя знала, что Анджела права.

— Ты только подумай, Ева, — с энтузиазмом продолжала Анджела, — стоит Лесли увидеть, что такой шикарный мужчина, как Маркус Фицалан, пригласил тебя танцевать, он будет ревновать и еще больше захочет на тебе жениться.

— Но ведь если я последую твоему совету, то приглашу я, а не мистер Фицалан, — усомнилась Ева.

— Откуда Лесли это знать? Когда он увидит тебя танцующей с Фицаланом, это подстегнет его, и он опрометью побежит к твоему отцу просить твоей руки.

— Ты так считаешь? — нахмурилась Ева.

— И не сомневаюсь!

— Но я могу с таким же успехом вызвать его ревность, танцуя с другим мужчиной. Это не обязательно должен быть Маркус Фицалан, — возразила Ева, содрогаясь при одной мысли о том, что ей надо будет подойти к такой важной персоне, как Маркус Фицалан.

— Ну, это совсем иное дело. К тому же все знают, что он дружит с твоим отцом. Веский козырь в твою пользу, если только ты не надеешься на собственные чары, — произнесла Анджела беззаботно, выражая полное безразличие.

Но Еву было не так-то легко обвести вокруг пальца. Ей был брошен вызов; не приняв его, она выглядела бы дурочкой, но, сознавая это, где-то в глубине души все же чувствовала себя жертвой какой-то тайной интриги.

И тем не менее она решила доказать Анджеле, что ей и море по колено.

Как только танцы начались, Ева, обманув бдительность миссис Паркинсон, направилась в сторону Фицалана. Самодовольную лукавую усмешку и безжалостный блеск в глазах Анджелы Ева видеть не могла.

Мистер Фицалан, возвышаясь над огромной толпой зрителей, рассеянно смотрел перед собой. Одетый во все черное, с белоснежным галстуком на груди, он напоминал Еве какую-то хищную птицу. Ей стало не по себе. Что за глупую шутку они затеяли? Разве так ведут себя порядочные девушки? Если узнают родители, они будут потрясены и рассержены.

Она уже пожалела о том, что поддалась на провокацию Анджелы, но, не прислушавшись к голосу разума, приблизилась к Фицалану, увы, не подозревая, что дальнейшие события окажут роковое влияние на всю ее жизнь.

Смущенная, со сжавшимся сердцем, она остановилась перед Фицаланом и… утонула в ледяной голубизне его глаз.

Перед Фицаланом предстала очаровательная хрупкая девушка, с прекрасным цветом лица, в платье с большим вырезом, чуть приоткрывавшим соблазнительные округлости.

Он уже видел ее, проезжая мимо веселой компании — деревенских девочек, разумеется, ибо ни одна молодая леди не позволит себе посещать подобные зрелища. Он без стеснения оглядел ее с головы до ног и рассеянно отвернулся.

Ева же боролась с охватившей ее радостью. Смелей, самое время заговорить с ним. Иначе он удивится — зачем она к нему подошла?

— Вы приехали на ярмарку только что, мистер Фицалан? — услышала она свой голос.

Маркус повернулся к ней. Ну и бесцеремонная же девчонка! Но до чего хороша!

— Да. А вы? Вам нравится ярмарка? — вежливо поинтересовался он.

— Спасибо, очень. — И она улыбнулась.

Маркус был из тех мужчин, которые безошибочно угадывают флирт, но поддерживают его лишь с женщинами определенного рода. Перед ним же была девочка. Его удержала ее улыбка. Ему захотелось расспросить ее, побыть в ее обществе. Он был заинтригован. Ну что ж, небольшое приключение перед возвращением в Неверли не помешает!

Ева почувствовала, как ее напряженность проходит.

— Что здесь происходит? — спросила она.

— Очередной кулачный бой. Ева побледнела.

— Вам не нравятся кулачные бои? — спросил он.

— Это ужасное зрелище.

— Я того же мнения. Пойдемте отсюда. — Он взял ее за руку и вывел из толпы, расступавшейся перед ними.

Остановились они близ дерева, к которому была привязана лошадь Фицалана. Ева вздохнула с облегчением. Как хорошо, что они выбрались из давки!

— Благодарю вас. Вряд ли я смогла бы смотреть на это побоище. Какая прелесть эта ваша лошадь!

— Да, конь очень породистый. Вы любите лошадей?

Она кивнула. Еще бы не любить, если у отца целая конюшня отборных рысаков. Но лучше ему об этом не сообщать, пусть он не знает, кто она такая. Но что это? Он отвязывает поводья?

— Вы собираетесь уезжать?

— Да, мне пора. До Неверли скакать и скакать.

Какая неприятность! Вот Анджела обрадуется! Ева обернулась на миг в ее сторону. Подруга с заговорщическим выражением лица смотрела на нее.

— Да… Но я… я… — сбивчиво забормотала Ева.

Маркус в недоумении поднял брови, забавляясь ее смущением.

— Я… я думала, что вы захотите потанцевать.

И как с ее уст слетели эти сл'ова! Затаив дыхание, широко раскрыв глаза, она с замиранием сердца ждала ответа.

— Нет, не захочу! — отрезал он.

— О-о, понимаю.

И она сделала шаг назад. Какой позор, какой стыд, бежать от него — и подальше! Но и он хорош — так грубо отбрил ее. То-то обрадуется Анджела, без конца будет кудахтать о том, что она, Ева, не смогла уговорить мистера Фицалана потанцевать с ней. Пытаясь с честью выйти из сложившейся ситуации, Ева небрежно улыбнулась.

— Ну что ж, мистер Фицалан, раз мое общество вам претит, я прощаюсь. Извините за беспокойство.

Маркус схватил Еву за руку. Краем глаза он заметил ярдах в двадцати от них ее подружек, которые, хихикая и подталкивая друг друга локтями, с любопытством наблюдали за ними. Сощурившись, он слегка кивнул, глядя на покрасневшее от негодования личико прелестной девочки.

Не иначе как проказницы затеяли какую-то игру, в которой ему отведена определенная роль. Но не такой он простачок. Он преподаст этой маленькой мисс урок, она от него получит немного больше, чем просила. Но не здесь — не на глазах у двух потешающихся над ними девчонок.

— Ничего такого я не говорил. Напротив, ваше общество мне очень приятно. В подобных местах я не танцую, а вот по берегу реки охотно пройдусь с вами.

Сердце Евы забилось так, что казалось, вот-вот выскочит из груди. Голос его звучал ласково, улыбающиеся глаза просили ответить «да». Ее обдало горячей волной. Да не ошиблась ли она, думая, что он ей не нравится? Он так нежно смотрит на нее! Такого исхода она не ожидала. Как вести себя с ним дальше? С мужчинами типа. Фицалана ей не приходилось встречаться.

— Я… Мне надо… Я… — промямлила она.

— Пойдемте. Скажите «да». И тогда мы поменяемся ролями: соблазнительница станет соблазненной, а я, наоборот, соблазнителем, — мягко заметил Фицалан, поднимая бровь.

Значит, он понял, что его разыгрывают. Лицо ее выразило испуг и растерянность.

— О нет… Я не собиралась… Я хотела лишь…

— Какое это имеет значение? — засмеялся он и, взяв лошадь под уздцы, повел по тропе вдоль берега. Ева пошла рядом, не отдавая себе отчета в своих действиях.

«Победа!» — возликовал Маркус.

В этот момент Ева не думала о том, что миссис Паркинсон может обнаружить ее отсутствие, а Лесли — вернуться к веселой компании. Маркус же уводил ее все дальше, звуки веселья становились глуше и глуше.

Они говорили о каких-то пустяках, об Эт-вуде и его жителях, но в разгар беседы Ева спохватилась, что они зашли очень далеко, замолчала и встревожилась. Как неразумно она себя ведет! Родители, если узнают, будут вне себя от гнева. Ибо суровый кодекс поведения запрещает девушке находиться наедине с мужчиной, с которым ее не связывает помолвка. А уж тем более гулять с ним по берегу реки под прикрытием деревьев.

Маркус остановился и отпустил поводья, давая лошади напиться из реки, а сам небрежно прислонился к дереву и, скрестив руки на груди, прищурился и долго смотрел на Еву. Что-то в его взгляде заставило Еву покраснеть. Она забеспокоилась.

— Мне… — забормотала она. — Мне надо вернуться назад. — Она и в самом деле хотела вернуться, но почему-то не могла этого сделать, что-то ее удерживало. — Девочки будут волноваться, куда я пропала.

Маркус обхватил пальцами подбородок Евы и повернул ее лицо к себе.

— Посмотрите мне в глаза.

Она повиновалась. Из ее полураскрытых мягких губ вырывалось прерывистое дыхание, прекрасные сверкающие глаза были широко распахнуты. Она была идеальным воплощением абсолютной невинности. Но Маркус считал, что у невинных девочек совсем иной взгляд.

— Вы же знаете, вам неприлично находиться в моем обществе. Ни одной воспитанной молодой леди не придет в голову прогуливаться с совершенно незнакомым мужчиной. Что дает вам основания полагать, что со мной вы в безопасности?

Ева покраснела, прекрасные глаза налились слезами. Вот сейчас она расскажет ему, кто она, убедит его, что не имела намерения заводить шутку так далеко. Но что-то мешало ей это сделать. Угрозы от него она не ощущала и надеялась, что он даст ей спокойно удалиться к подругам, после чего забудет и думать о ней. Но внезапно взгляд его воспламенился такой страстью, что она, испуганная, замерла на месте.

— Я, конечно, не из тех благовоспитанных барышень, с которыми вы привыкли общаться, — сказала она нетвердым голосом. — Что я не знаю правил поведения, вы, должно быть, поняли, когда я пригласила вас танцевать. Мне казалось, что с вами я в безопасности. Все это было ужасной ошибкой. Позвольте мне вернуться к подругам. Мне вообще не надо было идти с вами. Не знаю, зачем только я это сделала?

К ее ужасу, Маркус, не в силах подавить захлестнувшее его желание, придвинулся к ней поближе. Да по ее поведению с самого начала было видно, что меньше всего на свете ее тянет убежать от него к подругам.

— Не знаете? А я знаю. Вы здесь потому, что вам этого хочется. Вы хотите того же, чего и я. И не отрицайте, я все равно не поверю, что вас тянет к подругам.

Он мог бы заметить испуг в ее глазах, дрожание голоса, но этому мешало овладевшее им вожделение. Откинув прядь волос с ее лица, он крепко обхватил его обеими ладонями и впился губами в ее рот, прежде чем она успела произнести хоть звук.

Ошеломленная, Ева никак не отреагировала. Маркус изумленно поднял голову, нахмурился, обхватил ее за талию и с силой прижал к себе.

— Эти целомудренные поцелуи мне ни к чему, мадемуазель, — заявил он. — Ты, думаю, умеешь целоваться получше.

И он коснулся ее губ легким поцелуем, потом другим, третьим… и лишь после этого начал целовать по-настоящему. Наивная, неопытная, Ева отвечала ему, повинуясь инстинкту. Охваченная блаженством, она уже сама прижималась к нему.

Тело ее трепетало от предвкушения неизведанного наслаждения. Что с ней, Ева не понимала. Никто никогда не рассказывал ей, что происходит между мужчиной и женщиной при их близости. Так ее никогда не целовали. Ласки Маркуса возбуждали в ней непонятное чувство, которое она не смогла бы описать или даже назвать. И все же страсть не покорила ее настолько, чтобы лишить разума.

— Пожалуйста, отпустите меня, — прошептала она. — Вам не следует этого делать.

Маркус, словно не расслышав, продолжал впиваться в ее губы, нетерпеливыми пальцами лаская грудь. Тогда она уперлась руками в его плечи и откинулась назад, беспомощно глядя на него с мольбой в глазах. Хотя на самом деле ее снедало сильнейшее желание продлить наслаждение как можно дольше.

— Пожалуйста… Это нехорошо… Нам не следует… — бормотала она еле слышно. — Вдруг кто-нибудь узнает, что я была с вами… Приличия… Это непристойно…

Придя в себя, Маркус удивленно воззрился на нее.

— О чем ты болтаешь? Какие такие приличия существуют для тебя, блудницы?

Ева вспыхнула.

— Да как вы смеете! Никакая я не блудница! — Тогда ты очень удачно ей подражаешь.

— И не думала никому подражать! — Ева безуспешно пыталась унять биение сердца.

— Так кто же ты, черт возьми?

Придумать какую-нибудь ложь? Но в конце концов истина все равно обнаружится. Да и лгать неприятно, при любой ситуации всегда лучше говорить правду.

Она повернулась было, чтобы уйти прочь, но он схватил ее за плечи и круто повернул лицом к себе. Вырваться из его цепких рук она не смогла.

— Говори, кто ты? — холодно потребовал он.

— Я Ева Сомервилль, — прошептала она еле слышно. — Дочь сэра Джона Сомервилля.

Лицо Маркуса перекосилось и стало почти белым, под стать его белоснежному галстуку. Глаза остекленели.

— О Господи Боже мой! — вскричал он в смятении. — Ева Сомервилль? Ну-ка, взгляните на меня!

Вне себя от волнения и унижения, она подняла голову. Он смотрел на нее чуть ли не враждебно.

— Мне и в дурном сне не могло привидеться, что я встречусь с дочерью сэра Джона в такой ситуации. Вы что, спятили?. Не понимаете, какие последствия могут быть у вашей выходки?

— Это была ошибка, — пролепетала Ева, стараясь высвободиться из его рук.

— Ваша ошибка. Только вы виновны в том, что оказались здесь. И что заставило вас подойти ко мне? Говорите же, не томите меня. — Оттолкнув ее, он в отчаянии провел рукой по волбсам. — И почему вы сразу не сказали мне, кто вы?

Испытывая стыд и унижение, Ева готова была провалиться сквозь землю. Никогда не чувствовала она себя такой несчастной.

— Я… я хотела… я собиралась… Это все была шутка, розыгрыш… Подруги подговорили меня пригласить вас на танец…

— Шутка?! У вас хватает дерзости сказать мне, что это была шутка? Вы что, начисто лишены стыда? Неужели вам в голову не пришло, что по вашей глупости может пострадать не только ваша, но и моя репутация? Да, кстати, вы, по-моему, помолвлены или должны быть помолвлены в ближайшее время с Лесли Стефенсоном?

— Да, — пролепетала она.

Лицо его было страшным, но испуг и замешательство, которые испытывала Ева, уступили место гневу и негодованию. Она гордо подняла голову и взглянула на Маркуса с вызовом.

— Тогда, — не унимался он, — остается надеяться на то, что он ничего не узнает, иначе вполне может отказаться от предполагавшейся женитьбы. А сейчас, мисс Сомервилль, отправляйтесь-ка к вашей матушке, она, наверное, места себе не находит, беспокоясь, куда вы запропастились. На месте вашего отца я задал бы вам хорошую взбучку.

Попреки Маркуса вызвали в ее душе бурю возмущения.

— Мне остается возблагодарить Господа за то, что вы не мой отец.

— О да, мисс Сомервилль. Благодарите. По-моему, вы избалованная, распущенная девчонка, а я таких не выношу. Вели вы себя как самая настоящая блудница. По-видимому, вы не очень хорошо представляете себе, чем рискуете, заигрывая с мужчиной моего возраста, имеющим богатый опыт общения с женщинами. В следующий раз подумайте дважды, прежде чем затевать игру подобного рода.

Ева смотрела на Маркуса, стараясь вникнуть в смысл его речей.

Еще никогда никто не говорил с ней таким тоном и не оскорблял ее так глубоко. Глаза Маркуса сверкали яростью, но она стояла перед ним с независимым видом, гордо подняв голову.

— А вы сами? Как вели себя вы? Разве вы были вправе злоупотреблять моим доверием, кем бы я ни была? Или для вас это естественно?

— Л никогда не позволяю себе злоупотреблять доверием молодых, беззащитных девушек, но вы, мисс Сомервилль, не производите впечатления беззащитного создания. И если вы, мисс Сомервилль, воображаете, что можете позволить себе со мной все что угодно, то уверяю вас — вы просто меня не знаете.

— И не желаю знать после всех ваших оскорблений. Какой вы джентльмен, мистер Фи-цалан, если сразу не поняли, что я собой представляю?

— Не будь я джентльмен, мисс Сомервилль, мне было бы безразлично, кто вы такая. Я бы вел себя куда смелее и насладился бы вашими прелестями. Судя по вашей реакции, не отпусти я вас, мне не пришлось бы терять время на уговоры. Забыв об осторожности, вы бы отдались мне. Признаюсь, я редко отказываюсь от щедрых даров, но, учитывая ваш возраст и то, что вы дочь сэра Джона Сомервилля, а он, как вам известно, мой близкий друг, вынужден отклонить ваше предложение. Еву охватил гнев.

— Да как вы смеете так со мной разговаривать! Я знаю, что вы обо мне думаете…

— Нет, не знаете, мисс. Если бы знали, то повернулись бы ко мне спиной и бросились бежать прочь. А сейчас возвращайтесь к вашим подружкам, пока они не выслали поисковую партию. Не то они обвинят меня в том, что я вас скомпрометировал. Больше всего я опасаюсь, как бы ваш отец не потребовал, чтобы я, как истинный джентльмен, женился на вас.

Глава четвертая

Сгорая от стыда и негодования, Ева зашагала по тропинке к ярмарке. За все семнадцать лет она ни разу не испытывала подобного унижения. Но самое страшное ждало ее впереди: свидетелями ее позора оказались не только подруги, но и Лесли Стефенсон, который глядел на нее, словно не веря своим глазам.

Не в силах вымолвить ни слова в свое оправдание, она быстро приближалась к ним, но тут сквозь слепившие ее слезы заметила, что Анджела торжествует, с трудом сдерживая злорадную улыбку. Еще бы ей не ликовать! Ведь сомнений нет, после того, что произошло, помолвка с Лесли не состоится…

Лесли женился на Анджеле, но год спустя погиб, упав с лошади, — оставил ее богатой вдовой. Ева по-прежнему дружила с Эммой, но имя Анджелы они никогда не упоминали. Для Евы она перестала существовать…

Что касается Маркуса Фицалана, то, оставшись после той сцены один, он изругал себя за то, что угодил в яму, вырытую им самим.

Но если Ева, рассуждал он, всегда ведет себя так, находясь вдали от бдительного ока родителей, то они должны об этом узнать, и чем скорее, тем лучше.

И Маркус Фицалан немедленно поговорил с сэром Джоном Сомервиллем. Родители были разгневаны и огорчены до крайности. Будущее их дочери представлялось им в самом мрачном свете. Зная, что общество Этвуда ничего не забывает и не прощает, они отправили ее к бабушке в Камбрию и не разрешили возвращаться, ' пока позорное происшествие не померкнет в памяти людей.

К несчастью, мать Евы скончалась до ее возвращения, и девушка горько корила себя за то, что не была с ней в тяжкие минуты ее жизни. Охваченная неизбывной тоской, она обрекла себя на добровольное заточение в Бернтвуд-Холле. Эмма не раз приглашала ее на вечеринки и званые ужины, но Ева упорно отказывалась. Только изредка позволяла себе навещать тетку в Лондоне и бабушку в Камбрии.

Неприятный эпизод остался далеко позади. Остался бы, если бы она никогда больше не встречала Маркуса Фицалана. Без капли снисхождения он обругал ее блудницей, назвал избалованной, испорченной девчонкой. Как ни грустно, он, должно быть, близок к истине.

Она его ненавидит, но ведь он пробудил в ней желание, странную боль в душе, неизъяснимую тоску. В тот день кончилось ее детство. Прежней беззаботной, веселой девочки как не бывало.

Задремавшую в кресле Еву разбудил стук в дверь. Она пошла открывать. Перед ней стояла бабушка.

— Прости, Ева, что я к тебе вторгаюсь, но мне необходимо с тобой поговорить.

— Очень хорошо, бабушка, — тихо сказала Ева, хотя в этот миг ей было не до разговоров.

— То, что ты сегодня узнала, явилось для тебя страшной неожиданностью, — промолвила бабушка.

У Евы вырвался невольный вздох.

— О да, конечно. А для тебя разве нет? Или папа говорил с тобой на эту тему? Мистер Фи-цалан пытался объяснить мне, почему отец так поступил, но я ничего не поняла.

Бабушка сочувственно покачала головой.

— Да, твой отец рассказал мне о своих намерениях год назад, когда приезжал в Камб-рию.

Ева удивленно подняла брови.

— Значит, ты давно в курсе дела?

— Он хотел услышать мое мнение.

Вот как! Ева ощутила себя еще более одинокой.

— И ты одобрила его план. Решила, что нет для меня ничего лучше, чем выйти замуж за мистера Фицалана.

— Да, это так. Я не видела никаких аргументов против. Фицалан хороший человек, твой отец относился к нему с величайшим уважением. Ему всегда нравились целеустремленные люди. Знаю, Ева, тебе нелегко и у тебя есть все основания для недовольства. Но все же, как ты сейчас относишься к Фицалану? Замуж за него пойдешь?

— О, бабушка, ну что я могу сказать? Я ведь его и не знаю.

— Это нетрудно исправить. Я, разумеется, всегда счастлива видеть тебя в Камбрии, но ради твоего же блага тебе, по-моему, следует остаться здесь и выйти замуж.

Ева внимательно взглянула на старуху. По ее тону можно подумать, что та не желает видеть внучку у себя. А странно, ведь раньше принимала ее с распростертыми объятиями.

— Пойми меня правильно. Ты же знаешь, что твои приезды всегда были для меня радостью, но Камбрия не место для юной девушки, у которой вся жизнь впереди. В Лондоне у тети Шоны ты не уживешься. Через несколько недель столичная сутолока тебе надоест, захочется обратно, в провинцию.

Ева вздохнула. Бабушка права. Она всегда с радостью предвкушала визит в Лондон, но быстро уставала от званых обедов, балов и начинала считать дни до отъезда.

— Но я не хочу выходить за мистера Фица-лана. Он для меня чужой человек, а то, что я знаю о нем по рассказам, мне не по душе. Да и старый он к тому же.

— Старый! Тридцать лет! Тебе же рано или поздно все равно придется выйти замуж, так почему бы не за Фицалана? Происхождения он, правда, не благородного, но других недостатков я в нем не нахожу. Влиятельный, богатый, имеет бизнес… А какой у него дом! Говорят, огромный и красоты необычайной. Еще дед Маркуса построил. Тебе должно там понравиться.

— Конечно, если я выйду замуж за Фицалана. Впрочем, выбора у меня как бы и нет.

Интересно, что бы сказала бабушка, узнай она об эпизоде на Этвудской ярмарке?

— Как это ни странно, — чуть помолчав, продолжала Ева с иронией, — никому не приходит в голову, что мистер Фицалан может сам не пожелать жениться на мне. Решит, что перебьется и без шахты. Только навряд ли кто-нибудь поспешит заменить его в качестве моего мужа. Уж больно маленькое у меня приданое.

— Не такое уж и маленькое. Две тысячи фунтов в год — целое состояние для бедняка. Да и не забывай, после моей смерти ты получишь неплохое наследство, хотя меньше, чем мне хотелось бы тебе оставить, — приходится ведь думать и о других родичах. Но это будет не скоро — я твердо решила жить еще долго.

Ева порывисто обняла бабушку, а та ласково погладила ее по волосам.

— Мой тебе совет — подумай серьезно о браке с Фицаланом. Какого бы мнения ты о нем ни была, оно ни на чем не основано. Тебе надо самой узнать этого человека получше, а не прислушиваться к пересудам сплетников.

— Но я не люблю его и не полюблю человека с такой репутацией.

Который три года тому назад так меня унизил, подумала она со стыдом.

— Любовь? При чем тут любовь? Любовь приходит во время замужества. В мое время считалось, что брак должен принести богатство и положение в обществе будущим супругам и их детям. Для процветания нации необходимо, чтобы избранные семейства продолжали эти традиции.

— Но сейчас иное время, бабушка! — воскликнула Ева.

Леди Пембертон пренебрежительно махнула рукой.

— Зато я не вижу, чтобы оно изменилось к лучшему. Брак — слишком серьезный шаг, чтобы зависеть от такого непостоянного чувства, как романтическая любовь. Можешь считать меня старомодной, но я убеждена, что при выборе спутника жизни дети обязаны считаться с мнением родителей. Жаль, что твой отец не познакомил тебя с мистером Фицаланом.

— Но я этого не хотела.

— Хотя твои родители давали тебе, Ева, много воли, ты выросла хорошей девочкой, — мягким тоном сказала леди Пембертон, — а сейчас стала рассудительной девушкой. Я, как и твой отец, желаю тебе только добра. А если ты будешь отказываться от брака с мистером Фицаланом, то, кроме двух тысяч фунтов в год и кое-каких материнских драгоценностей, все имущество отца перейдет к Джеральду. А он такой негодяй, каких свет не видывал.

Леди Пембертон умолкла, очевидно решив не развивать эту тему, а затем перешла к другому аргументу:

— Первое время после приезда из Камбрии я не понимала, какое значение имеет в Англии добыча угля. Но теперь вижу: уголь — основа жизни населения этого округа и один из самых выгодных товаров в нашей стране. Твой отец говорил, что шахта «Этвуд» не имеет себе равных. Изыскания выявили еще не тронутые пласты угля. Какой же легкомысленной дурочкой надо быть, чтобы упустить такое богатство!

Еве уже стал досаждать этот разговор.

— Твои слова звучат как приказ, бабушка.

— Я не приказываю тебе, но настоятельно советую подумать. Пусть Джеральд разыгрывает из себя хозяина имения, но шахта должна принадлежать тебе.

— С мистером Фицаланом пополам, разумеется.

Старушке не понравилась ее ирония.

— Да, но ты же не сомневаешься, что, выдвигая это условие, отец думал лишь о твоем благе. При иных обстоятельствах он бы предоставил тебе самой выбрать себе мужа, но, зная о своей близкой кончине, хотел обеспечить тебе надежную опору.

— Обещаю тебе серьезно подумать, бабушка. Сейчас я больше ничего не могу сказать.


Джеральд уехал после похорон, сообщив, что вернется, как только приведет в порядок свои дела. В день отъезда он зашел в кабинет Сомервилля, где Ева писала письма. При виде Джеральда она содрогнулась — до того он был ей неприятен. Это не смутило Джеральда. Похотливым взглядом он оглядел ее, словно раздевая. Глаза его заблестели, на губах появилась мерзкая улыбка. Как она его в этот миг ненавидела!

Он развалился в большом кресле у камина.

— Прости, что мешаю тебе, но я хотел до отъезда поговорить с тобой. Ты можешь по-прежнему считать Бернтвуд-Холл родным домом и жить в нем столько, сколько тебе заблагорассудится.

Целью этого предложения было страстное желание овладеть шахтой «Этвуд» и расплатиться с кредиторами. А для этого было необходимо расстроить брак Евы с Фицаланом.

— Очень любезно с твоей стороны, Джеральд, — сухо ответила Ева.

— А еще хочу, чтобы ты знала: шахту «Этвуд» я никому не уступлю, — заявил Джеральд. — Она, уверен, по закону принадлежит мне — единственному наследнику по мужской линии.

— Папа, а ранее дед и отец мистера Фицалана положили немало сил на то, чтобы привести шахту в нынешнее состояние. Странно было бы уступить ее человеку, не понимающему, чего она стоит. Ты же, Джеральд, известен тем, что тратишь деньги куда быстрее, чем зарабатываешь. Хоть бы Бернтвуд-Холл содержал в порядке, а то свой собственный дом запустил. Ну да ты все равно продашь его, чтобы расплатиться с кредиторами.

Джеральд разозлился настолько, что пошел на откровенность:

— Не беспокойся, я хорошо знаю цену шахте «Этвуд».

— Не сомневаюсь. Говорят, ты в долгах как в шелках.

— Откуда тебе это известно?

— О, я о тебе знаю все.

— Отрицать не стану. Зачем? А вот скажи мне, Ева, ты пойдешь замуж за Фицалана?

— Еще не решила. А когда решу, об этом узнает прежде всего он сам.

— Я бы тебе не советовал за него выходить. Видел же вчера, как тебя разозлило желание отца поженить вас. Меня это нисколько не удивило. Какая у тебя может быть к нему любовь, если три года назад он почти погубил твою репутацию. Ты, такая красивая, живая женщина, рядом с ним умрешь с тоски.

Джеральд поднялся и с похотливой улыбкой направился к Еве. Она моментально вскочила и отпрянула от него.

Но Джеральда не смутила ее реакция.

— Есть иной выход из положения, — сообщил он.

— Какой же?

— Может, подумал я, тебе лучше остаться в этом доме и занять место своей покойной матери.

— Что? Стать твоей женой?

— А почему бы и нет? Вот увидишь, я лучше Маркуса Фицалана сумею оценить твои прелести.

— Ты слишком высокого мнения о своей персоне, — резко сказала Ева, не скрывая отвращения.

— Пойми, Ева, если мы с тобой поженимся, то шахта «Этвуд» будет принадлежать нам — законным владельцам.

Ева с иронической улыбкой напомнила ему:

— По завещанию отца, если помнишь, нам не обязательно для этого жениться. Достаточно того, чтобы я отказалась выйти за Фицалана.

— Это мне хорошо известно, но я знаю, как ты любишь этот дом. Выйдя за меня, ты будешь его хозяйкой до конца жизни. Куда приятнее, чем выходить за Фицалана. И мы с тобой оба будем в выигрыше, не говоря уже о том, какое наслаждение доставит твое присутствие мне. — И он окинул ее сладострастным взглядом.

Онемев от удивления, Ева обдумывала предложение Джеральда. Очень заманчиво, однако она знает цену этому типу. Он может быть весьма опасным, а зная ее истинное отношение к нему, превратит жизнь Евы в сплошной кошмар.

Она выпрямилась с независимым видом, но в глазах ее кроме гнева стоял и страх.

— Я не выйду за тебя, даже если бы ты оказался единственным мужчиной на земле.

Но Джеральда трудно было сбить с цели.

— И почему ты так плохо ко мне относишься?

— Мнение о тебе сложилось у меня еще много лет назад.

— Ну ты только подумай, — мягким, заискивающим тоном уговаривал ее Джеральд. — Мы разрешим и мои и твои проблемы. Ты ведь умная женщина, я всегда восхищался тобой.

— У меня никаких проблем нет, Джеральд.

— Но согласись, я проявляю известное благородство.

— Ничего себе благородство! — возмутилась Ева. — Оно выражается в том, что ты предлагаешь мне выйти за тебя замуж, лишив тем самым Фицалана права на шахту, которая перейдет в твои руки.

Джеральд невозмутимо усмехнулся.

— Да, я этого хочу, но, делая тебе предложение, думаю исключительно о твоем благе.

Он приблизился к ней и схватил за руку, но она поспешно отдернула ее.

— Не смей дотрагиваться до меня! Джеральд, уходи подобру-поздорову.

— Ты похожа на вулкан в миниатюре, но это пленяет меня, — произнес он умиротворяющим тоном, делая шаг назад. — Тебе к лицу злиться. Прекрасные глаза сверкают, красивая грудь вздымается. Ты напоминаешь мне необъезженную лошадь, но в один прекрасный день я тебя приручу.

Это была не столько угроза, сколько констатация факта. Ева ощутила исходящую от него опасность.

— Ты сказал более чем достаточно, Джеральд. А теперь уходи. — И она посмотрела на него с откровенной ненавистью, которую он не мог не заметить.

Глаза его сузились, поведение мгновенно изменилось. Он схватил Еву за руку и с искаженным лицом заговорил низким, сердитым голосом:

— Хорошо, я уйду, но очень скоро вернусь, чтобы занять в этом доме место твоего отца.

— Да ты ему в подметки не годишься! Джеральд уже рассвирепел всерьез.

— Это с твоей точки зрения. А ты запомни, что я из тех, кто не любит оставаться в проигрыше и добивается победы, чего бы это ни стоило. И я сделаю все возможное и невозможное, чтобы помешать тебе выйти замуж за Фицалана.

Ева поняла, что он не шутит.

— Даже если тебе придется ради этого убить меня?

— О да. Если понадобится. Ничто меня не остановит. Во гневе я страшен. Запомни это на будущее. И не дури. Обдумай то, что я тебе сказал, иначе впоследствии очень пожалеешь.

Чувствуя, что это не праздная угроза, Ева побледнела.

— Ты не посмеешь.

— Почему? — пожал он плечами. — Но, если ты будешь вести себя разумно, а я на это надеюсь, с твоей головы ни один волос не упадет.

— Ты отпетый негодяй. Я ненавижу тебя.

— Это я знаю. Но мне наплевать. Некоторых женщин ненависть украшает больше, чем любовь. — Он криво усмехнулся. — А шахта «Этвуд» будет моей. Вот увидишь.

Проводив его глазами, Ева без сил рухнула на стул. Ей не удавалось унять охватившую ее дрожь. Ее обуял ужас. Жалость этому типу неведома. Он пойдет на любое преступление. И не уймется, пока не заполучит «Этвуд».

Она была потрясена объяснением с ним.

Глава пятая

Четыре недели миновало со дня смерти отца, а Ева никак не могла забыть разговор с Джеральдом — так он ее напугал. Вспоминая его угрозы, она, твердо решила покинуть Бернтвуд-Холл и приложить все усилия к тому, чтобы шахта «Этвуд» не попала в его руки.

Желая отвлечься от неприятных мыслей, она солнечным утром поехала со старой служанкой бабушки на шахту. Ей хотелось хоть краем глаза взглянуть на это предприятие.

По мере приближения к шахте ее подавленное настроение уступало место любопытству. Дорога была черная от угольной пыли. На холме возвышалось здание шахты, а под ним сверкала в лучах солнца поверхность канала, проложенного ее отцом для доставки угля потребителям. На другой стороне канала раскинулись жилые районы Этвуда. Посередине проходила главная улица, а к ней примыкали домишки шахтеров.

Вскоре до слуха Евы донесся грохот насоса, откачивающего воду из шахты. Ее экипаж въехал во двор, в котором кипела работа. Экипаж привлек всеобщее внимание. Ева вышла из него, желая встретиться с младшим братом Джеральда — Мэтью.

— Я хотела бы видеть мистера Сомервилля, — улыбнулась она выбежавшему навстречу ей молодому клерку. — Будьте добры, сообщите ему о моем приезде.

— К сожалению, ни его, ни управляющего нет на месте. Уехали по делам в Неверли.

— Как жаль, — протянула Ева разочарованно. — Но я сама виновата — надо было их предупредить о моем приезде.

Она было повернулась к экипажу, но тут ее внимание привлек высокий человек в черном, выскочивший из кирпичного домика, в котором располагалось машинное отделение. Еве он показался привидением, но тут же она узнала в нем Маркуса Фицалана, и сердце ее екнуло.

А Фицалан при виде нее расцвел любезной улыбкой и быстро зашагал к ней, ничем не выказывая удивления. И в очередной раз восхитился тем, как она красива, несмотря на траурный туалет.

— Дорогая мисс Сомервилль! Вот уж не ожидал вас здесь увидеть!

— То же самое я могла бы сказать о вас, мистер Фицалан. Но не слишком ли вы торопитесь осмотреть будущую собственность?

Быть может, правильнее было бы сначала дождаться моего ответа, а уж потом осматривать товар?

Маркус сердито улыбнулся в ответ и кивнул клерку, отпуская его.

— В моем характере готовиться к любым поворотам судьбы. А у вас, мисс Сомервилль, как видно, пробудился интерес к шахте?

— Раз уж мне суждено стать ее совладелицей, я хочу узнать о ней как можно больше, чтобы понимать, как она действует, и уметь защитить мое наследство. Отец рассказывал мне крайне мало.

— И вам вдруг захотелось узнать побольше?

— Вот именно. Надеюсь, вы, мистер Фица-лан, не разделяете заблуждения большинства мужчин, будто мы, женщины, лишены деловых способностей, а потому должны идти на поводу у сильного пола, не имея собственного мнения. Особенно в области угледобычи.

— Боже меня упаси, мне такое и в голову не приходило, — широко улыбнулся Маркус, в упор глядя на нее смеющимися глазами. — А если бы и пришло, я бы промолчал. Напротив, мне нравятся женщины, высказывающие свое мнение, а вы, мисс Сомервилль, как я вижу, женщина не только красивая, но и решительная.

Он делает ей комплименты! Ева смутилась, но быстро взяла себя в руки.

— Благодарю вас. Похвала из ваших уст дорогого стоит, — сухо произнесла она. — Но лестью вы шахты не добьетесь, мистер Фица-лан. Меня не так легко сбить с толку.

— Ну-ну, не преувеличивайте, — он иронически поднял брови. — Кому-кому, а мне-то ваши слабые места хорошо известны. Немного ласковых слов — и вы уже не сопротивляетесь.

И он расхохотался, видя, как она смутилась от его слов и залилась краской стыда при намеке на их первое знакомство.

— Не волнуйтесь, — сжалился он над ней. — Я свято храню вашу тайну и обещаю не прибегать к подобным варварским методам, чтобы склонить вас к замужеству.

— Вы обижаете и оскорбляете меня, мистер Фицалан, напоминая о том инциденте, — сказала Ева с возмущением, хотя старалась говорить спокойно. — Никакие ваши слова не извиняют непорядочности, которую вы проявили в тот день. Но я уже не та зеленая девочка, какой была тогда. — Она говорила с подчеркнутым чувством собственного достоинства. — Все изменилось. И я в том числе. Высокомерному, самовлюбленному человеку меня не провести. И что бы вы ни говорили, ничто не изменит моего решения относительно шахты и моей будущей судьбы.

Ева с негодованием заметила, что Фицалан не испытывает ни малейшего раскаяния или сожаления.

— Не стоит так переживать! — улыбнулся он примирительно. — Я вам верю. К счастью, у меня доброе сердце, я понимаю, как трудно вам принять решение. Но особенно медлить все же не стоит.

— Вы не любите ждать?

— Да, не люблю.

— Тогда избавьте меня от рассказов о вашем добром сердце. Кусок угля и тот, полагаю, отнесется ко мне с большим сочувствием, — процедила она холодно. — Вы уже видели все, что хотели? — И она направилась к экипажу.

— Нет, далеко не все. К сожалению, управляющего нет на месте.

— Да, он уехал по делам в Неверли с Мэтью, одним из здешних служащих. Он младший брат Джеральда. Не знаю, какого вы мнения о Джеральде, но Мэтью очень симпатичный молодой человек, вполне порядочный и умный. Жаль лишь, что он, как младший брат, не является наследником фамильного состояния. На Джеральда он не похож ни капельки.

Интересно, как бы отнесся Фицалан к разговору между ней и Джеральдом, расскажи она ему сейчас о нем? И о его угрозах, приведших ее в ужас?

— Это очень хорошо. Второго Джеральда мы бы не вынесли. Ваш отец часто упоминал о Мэтью, но лично я с ним незнаком.

— Отец был о нем высокого мнения. Говорил, что Мэтью хорошо знает свое дело, хотел привлечь его к участию в бизнесе. До меня дошли слухи, что вы закладываете новую шахту в Пендл-Хилле.

Маркус посерьезнел, как всегда, когда речь заходила об угольном промысле.

— Да, но дело это хлопотное и дорогое. Я туда вложил все, что у меня есть.

— Значит, по-вашему, это имеет смысл.

— Да, по данным разведки и бурения, там большие залежи, а две мои старые шахты почти истощены и не удовлетворяют спроса на уголь в нашем районе.

— То-то вам позарез нужна шахта «Этвуд», — не без сарказма заметила Ева.

— Заблуждаетесь, — Маркус сдвинул брови. — К шахте «Этвуд» у меня прежде всего сугубо личный интерес.

— Значит ли это, что, став ее собственником — если станете, — вы не произведете там никаких пертурбаций?

— Напротив, непременно произведу. Расширю участок добычи и поставлю новое оборудование. Уголь станем добывать на большей глубине.

— Вы, однако же, честолюбивы, мистер Фицалан, — заметила Ева тихо.

— Да, не стану отрицать, но расширение шахты «Этвуд» привлечет сюда предпринимателей, производящих сталь, стекло, кирпич и так далее, а значит, появится много новых рабочих мест. Людям будет где работать.

— Так-то оно так, но ведь чем глубже шахта, тем опаснее в ней работать.

— Любая работа связана с известным риском, но все необходимые меры безопасности будут приняты. Мы делаем веб, что от нас зависит, для защиты работающих у нас людей. Кстати, в моих шахтах мальчики, причем только старше девяти лет, заняты исключительно на самых легких работах.

— А женщины у вас работают, мистер Фицалан?

— Нет, и никогда не будут работать. Не женское это дело — трудиться под землей в ужасных условиях.

Вот он какой, этот мистер Фицалан! Жалеет, выходит, работающих на него людей, заботится о них.

И Ева прониклась симпатией к нему.

— Желаю вам, мистер Фицалан, преуспеть в деле создания новой шахты. А что будет с этой — жизнь покажет, — сказала она, направляясь к экипажу.

— К нашей проблеме следует отнестись со всей серьезностью, — сказал он, подсаживая Еву в экипаж, в углу которого дремала бабушкина служанка.

— Постараюсь. Но как бы я хотела, чтобы судьба шахты не зависела от наших с вами отношений, мистер Фицалан. До свидания!


Тишина и спокойствие огромного дома действовали на Еву угнетающе. Будущее представлялось ей длинной безлюдной дорогой, по которой она бредет в полном одиночестве. И на нее накатывала тоска, какой она никогда не знала прежде.

Желая от нее избавиться, она утром решила проехаться верхом. Благо бабушка еще спала. Натянула на себя бриджи для верховой езды, велела груму оседлать ее любимую лошадь, уселась на нее по-мужски, не обращая внимания на косые взгляды слуг, и впервые после гибели отца отправилась на прогулку. Одна, без грума. Так ей хотелось побыть одной! И забыть о Джеральде и ожидающей ее безрадостной жизни.

Она скакала по знакомым дорогам, по которым не раз ездила с отцом, с грустью думая о том, что вскоре ей придется распрощаться с ними навсегда. Но яркие лучи солнца, ветки деревьев, хлеставшие ее по лицу, и быстрая езда в конце концов отвлекли Еву от печальных раздумий. На вершине высокого холма она остановилась, с удовольствием подставив лицо свежему ветерку.

Затем она спустилась в долину, к каналу, по которому медленно скользили баржи с углем, влекомые усталыми лошадьми. Но воздух там показался ей слишком влажным, и она предпочла вновь подняться на холмы.

Только тут она сообразила, что случайно заехала в чужие владения — на ту самую землю, которую Фицалан взял в аренду.

На вершине холма, где ее лошадь пила из ручья, Ева глянула вниз. Из-за яркого солнечного света она с трудом различила новые производственные здания, насосную башню и группу людей, поспешно удаляющихся в противоположную от нее сторону. Сердце ей подсказало, что Фицалан тоже там. Она, скорее, угадала его. Растрепанный, в перепачканной белой рубашке, он со всеми бежал прочь от места закладки шахты. Вероятно почувствовав на себе ее взгляд, он обернулся. Видеть выражение его лица она не могла, но он, как бы пораженный ее присутствием, замер на месте, однако тут же помчался вслед за всеми. Вот и хорошо! Она с облегчением вздохнула, собираясь ехать дальше. Но было поздно.

Неожиданно земля под ней содрогнулась, раздался оглушительный грохот, ее едва не выбило из седла. Так вот почему люди так стремительно покидали место будущей шахты! За первым сразу же последовал второй взрыв, выбросивший высоко в воздух могучую струю камней и скального щебня.

Перепуганная лошадь, дико вращая глазами, заржала, закусила удила и бросилась вскачь. Ева — опытная наездница — понимала, что остановить ее невозможно, и старалась хотя бы держать ее подальше от деревьев. Такой темп лошадь долго не выдержит, в конце концов сама замедлит бег.

И вдруг, к ужасу Евы, перед ней выросла высокая изгородь — непреодолимое препятствие для ее лошади. Опасаясь худшего, Ева в отчаянии вонзилась правой пяткой в бок кобылы, и та, к счастью, послушно повернула вправо. И через некоторое время замедлила бег. Ева, с облегчением вздохнув, услышала стук копыт за своей спиной.

Наконец ей удалось остановить лошадь, и, смертельно бледная, она обернулась назад. Через подлесок мчался гнедой жеребец со слившимся с ним воедино Маркусом Фицала-ном.

Фицалан остановил жеребца, подбежал к Еве и стянул ее с лошади.

— Уберите ваши руки! — вскрикнула она.

— Что это вы, черт возьми, вытворяете? — набросился на нее Фицалан. — Или решили покончить с собой?

— Это я — то вытворяю? А не вы? Почему не предупредили о взрыве?

— Надо было проверить, все ли удалились на безопасное расстояние. А вы были достаточно далеко, вам ничто не угрожало.

— Да-а-а?! Расскажите это моей лошади. Взгляните на нее, она до сих пор дрожит от страха.

— Значит, вы не умеете ею управлять.

— Еще как умею. И вы только что видели, что умею, только скорее умрете, чем признаете это.

— Может, вы и правы, — ответил Фицалан и, отступив на шаг, заметил, что Ева в бриджах.

— Вы всегда ездите одна, в бриджах и загоняете лошадь до полусмерти?

— Нет, но сегодня мне захотелось вырядиться именно так.

— А бабушка? Она еще в Бернтвуд-Холле?

— Да, и будет здесь до тех пор, пока моя судьба не определится.

— Весьма разумно, если учесть сегодняшний эпизод. А она знает, что вы уехали?

— Бабушка даже не знает, что меня нет дома. Я люблю вести себя так, как мне хочется, мистер Фицалан. Чувствовать себя свободной.

— Уж не злоупотребляете ли вы вашей свободой, мисс Сомервилль? — спросил Маркус резко, думая, что ни разу не видел ее такой привлекательной. Она излучала энергию, ничто в ней не напоминало о том, что она только что подверглась смертельной опасности.

— Вы всегда позволяете себе такие замечания? Я не делаю ничего постыдного, и, пожалуйста, не воображайте, что я выбрала такой маршрут в надежде встретиться с вами. В мои намерения не входило выезжать за пределы владений Сомервиллей, и, если не возражаете, я сейчас туда возвращусь.

— Только после того, как ваша лошадь, да и вы сами остынете, — решительно заявил Маркус и стал так, что Ева не могла вскочить в седло.

Ева вспыхнула от возмущения.

— Тогда я поведу ее за повод, пешком.

— Две мили?

— Да хоть и две мили.

— Не глупите. Имейте немного терпения, вы поедете, как только она остынет.

— Вы намерены удерживать меня здесь?

— Ну зачем же так! Вы не моя пленница, можете уходить, если уж вам так не терпится.

— Тогда будьте так любезны — отойдите и дайте мне пройти.

Фицалан чуть подался в сторону, а Ева настороженно смотрела на него, не зная, как быть дальше. Приближаясь к лошади, она неизбежно его коснется, а после злосчастной встречи в лесу три года назад она предпочитает держаться от него на почтительном расстоянии.

— Увидев, как ваша лошадь понесла, я тут же бросился вам вслед.

— Какое благородство! Как хорошо, что вам не пришлось спасать меня, а мне не надо унижаться и благодарить вас! Но зря вы беспокоились, лучше бы оставались около шахты, где ваше присутствие необходимо. А я уж как-нибудь и сама справлюсь с моей лошадкой.

— Да она могла вас сбросить!

— Могла, но не сбросила. Отправляйтесь-ка вы на свою шахту, мистер Фицалан. Там уже удивляются, куда вы запропастились. Еще пойдут вас искать и найдут нас здесь вдвоем наедине. Представляю, какие пойдут разговоры, — заключила Ева с нескрываемым сарказмом.

— А это было бы вам неприятно?

— Ничуть. Вы же, по-видимому, решили второй раз запятнать мою репутацию. Один скандал уже был, так что мне не привыкать. Или вы полагаете, что таким образом вам удастся склонить меня к замужеству? Заставив уговорами забыть, как вы заманили меня в лес?

Маркус лукаво улыбнулся. Он-то хорошо помнит, как она ответила на его поцелуй — с такой страстью, с такой нежностью! Даже вспомнить — и то приятно.

— Если уж быть точным, я вас не заманивал. Вы пошли по собственной воле. А запятнанной оказалась моя репутация — я не воспользовался подвернувшимся случаем, то есть опозорился.

— У вас слишком хорошая память, — процедила Ева.

— Да-да, помню — вы горели желанием.

— Была молодая и глупая.

— А сейчас вы поумнели?

— Да, не такая я теперь дурочка, чтобы увлечься вами.

— Вы уверены? А в последний раз, когда мы виделись, говорили что-то иное. Припоминаете? — Глаза его сверкали, на губах играла легкая улыбка. Он сделал шаг в ее сторону.

Кипя от гнева, Ева отступила назад.

— Не смейте приближаться ко мне! Вы, Маркус Фицалан, форменное чудовище!

— Как приятно, что вы называете меня по имени! После «мистера Фицалана» «Маркус Фицалан» прямо-таки ласкает слух.

Ева не обратила внимания на его иронию.

— Вы ничуть не лучше тех корыстолюбцев, что гоняются за богатыми невестами. Только вас интересуют не деньги, а шахта «Этвуд».

— Половина шахты «Этвуд», — поправил он, улыбаясь еще шире.

— Да если бы на кон была поставлена не половина, а целая сотня шахт, я бы и то не смирилась с уготованной мне участью. И поверьте мне, мистер Фицалан, женитьба на мне не такой уж подарок!

— Возможно, вы и правы! Но, чтобы судить об этом, надо сначала снять пробу!

И он дюйм за дюймом стал медленно приближаться к ней, пока не прижал к стволу дерева так, что она не могла и пошевелиться.

Глава шестая

Ева стояла совершенно неподвижно, боясь шевельнуться — так велика была опасность подпасть под обаяние, исходившее от этого высокого, сильного тела и склонившегося над ней красивого лица.

— Не такой я дурак, чтобы считать наш брак лишь средством получения шахты, — пробормотал он, встретив ее взгляд.

Заметив в нем удивление и страх, он слегка отстранился.

— Считайте, мисс Сомервилль, что я как бы щупаю ногой воду, перед тем как войти в реку.

— Мой вам совет — не заходите слишком далеко, а то, не ровен час утонете.

Маркус насмешливо поднял брови.

— О, это меня не страшит. Я хорошо плаваю. Но вот что: если разрешите, я часть пути в Бернтвуд-Холл проеду с вами.

Ева поймала себя на том, что говорит не то, что думает.

— О нет! В этом нет нужды. Я и сама прекрасно доберусь.

— Не сомневаюсь.

Он приблизился к ее лошади и ощупал ее — достаточно ли она остыла.

— На шахте какое-то время обойдутся без меня, а мне будет приятно проводить вас.

Видно, его не отговорить. Ева протяжно вздохнула.

— Ну, если вы настаиваете.

— Настаиваю. — Нахмурившись, он смотрел, как она ловко перекинула свою длинную красивую ногу через седло и уселась в нем. — Мисс Сомервилль… Ева, — начал он серьезным тоном, — зачем нам быть врагами? Почему вы склонны видеть у меня лишь дурные намерения? Не заключить ли нам лучше перемирие и начать беседовать так, как полагается взрослым людям?

Ева невольно взглянула на него. Доброта в его глазах была для нее намного опаснее, чем гнев, — считать его врагом становилось крайне трудно.

Она вздохнула, смягчаясь и чувствуя, как напряженность спадает с нее.

— Вы, пожалуй, правы, — ответила она. — И прежде всего, конечно, мне следует поблагодарить вас за то, что вы поспешили мне на помощь. Лошадь и в самом деле могла меня сбросить.

— Да дело не только в этом, — продолжал Маркус. — Ездить одной вообще не стоит. В лесах вокруг Этвуда полно всякого сброда.

— Вы меня поражаете, мистер Фицалан. Выходит, вы провожаете меня, чтобы в случае чего защитить?

— Да.

Она улыбнулась ему.

— Как любезно с вашей стороны.

— То-то же, — в свою очередь улыбнулся он. — Теперь, когда вы знаете, что я не такой уж отпетый злодей, может, станете относиться ко мне получше?

— Ну, пока рано об этом говорить. Я еще так плохо знаю вас. Но мне кажется, что вы по натуре захватчик.

— Если вы хотите этим сказать, что я не упускаю встречающихся на моем пути возможностей, то вы правы. Но при этом я не забываю о своих принципах и вероятных последствиях.

— А шахта «Этвуд»? Она для нас важнее личных отношений?

— Да, сказал бы я до смерти вашего отца. Мне всегда казалось, что романтическая любовь — удел мечтателей и дураков.

— А сейчас? Что заставляет вас думать иначе?

— Вы!

— Я вас уже предупреждала, мистер Фицалан, лестью меня не возьмешь. Не так я наивна. И хорошо знаю цену шахте «Этвуд». А вам так хочется ее заполучить, что вы не брезгуете никакими средствами, лишь бы склонить меня к замужеству.

— Да пропади она пропадом, эта шахта! — нахмурился Маркус. — Из-за нее любое мое чувство к вам вызывает у вас подозрение. Как бы мне хотелось ухаживать за вами, не опасаясь услышать обвинения в низменных мотивах!

От изумления Ева смотрела на Маркуса во все глаза, не зная, что ответить на его слова.

— Надеюсь… надеюсь, вы подумали по поводу столь серьезного для нас «обоих шага? — нарушил молчание Маркус.

— Да, разумеется, но вы придаете ему гораздо больше значения, чем я, мистер Фицалан, — ответила Ева, кривя душой. На самом деле шахта «Этвуд» — огромная ценность и для нее, но ему-то зачем это знать?

Но не так-то просто провести Маркуса! По ее реакции на завещание отца он прекрасно понял, как ей необходима шахта.

— Постарайтесь войти в мое положение, оно далеко не из легких, — продолжала Ева.

— Знаю, — твердо заявил Маркус, отметив про себя, что, несмотря на заключенное перемирие, Ева по-прежнему держится отчужденно. — Рано или поздно к этому вопросу придется вернуться, и я не стану делать вид, что шахта «Этвуд» меня совсем не интересует.

— То же можно сказать и обо мне, — ехидно заметила Ева. — Я надеялась, что отец оставит мне большую часть своего состояния, в том числе и шахту «Этвуд».

Маркус криво усмехнулся.

— А я давно взял себе за правило ни на что не надеяться.

Снова наступило молчание.

— Ну а как вы вообще поживаете? — спросил он вдруг с участливостью, какой Ева никак от него не ожидала.

Простой вроде бы вопрос, но такая искренность звучала в нем, что удивленная Ева резко повернулась к Маркусу и пристально вгляделась в его голубые, кристально ясные глаза; в них светилась сила горного потока, преодолевающего на своем пути скалы и долины. Какую-то долю секунды она, словно загипнотизированная, смотрела на Маркуса, затем, вздрогнув, опомнилась.

— Хорошо, насколько это возможно при нынешних печальных обстоятельствах. Но ничего, время, уверена, возьмет свое, — беззаботно произнесла она.

— Вам, думаю, будет нелегко расстаться с Бернтвуд-Холлом. С ним связано столько воспоминаний.

На помягчевшем сразу лице Евы появилось грустное выражение. Она расслабилась, и Фицалан впервые за время их знакомства увидел растерянного ребенка. Сердце его сжалось при виде страдания в ее глазах, ставших чуть ли не черными.

— Да, — призналась она, — вы правы. Честно говоря, до сих пор я и не предполагала, что Бернтвуд-Холл так много для меня значит. И огорчаюсь при мысли о том, как с ним расправится Джеральд. Но ведь и вам, должно быть, нелегко примириться с мыслью, что шахта «Этвуд» может уплыть из ваших рук.

— Лишь в том случае, если вы откажетесь стать моей женой.

Этот человек считает, что она легко забывает обиды, подумала Ева.

— Но, помнится, вы как-то проговорились, мистер Фицалан, что жена вам нужна не больше, чем мне муж. Теперь же, если я не заблуждаюсь, стараетесь убедить меня в том, что не в силах противостоять моим чарам и не можете жить без меня. Но я не могу примириться с тем, что, если мы поженимся», мне придется делить любовь мужа с угольной шахтой.

— Я тоже, — немедленно ответил Маркус. — Не забывайте, у нас с вами равные права, мы партнеры.

Не поддавайся, сказала себе Ева, а вслух произнесла:

— Но в отличие от меня вам шахта нужна, очевидно, позарез, иначе зачем бы вы стали связывать свою жизнь с совершенно незнакомой женщиной? А почему? У вас, слышала, есть еще несколько шахт, да и акции чужих предприятий такого рода, свои деньги вы вкладываете столь осмотрительно, что их вам хватит на то, чтобы жить как принц до конца своих дней.

Маркус улыбнулся.

— Истинная правда, но шахта «Этвуд» дорога мне как фамильная собственность. Обладая неисчерпаемыми залежами угля, она может приносить огромные доходы, но не это я в ней ценю. Мой дед ее заложил, мой отец в ней скончался. Я тогда был в школе, вдалеке от дома. Мама, ничего мне не сообщив, продала аренду на участок с шахтой вашему отцу. Когда я узнал, уже ничего нельзя было сделать.

— Понимаю, — задумчиво протянула Ева.

Шахта для Маркуса — это символ многолетнего тяжелого труда, вложенного в нее его родными. Неудивительно, что он жаждет вернуть ее семье.

— А я этого не знала. И вы не испытывали к моему отцу антипатии?

На лице Маркуса отразилось искреннее удивление.

— Ничуть. Он был бизнесменом и не сделал ничего дурного. Да вы же знаете: отец ваш и я были друзьями, он очень помог мне освоиться в угольном промысле, за что я буду век ему благодарен. И я неизменно восхищался им. Мне будет его очень недоставать!

Как искренне он говорит, чувствуется, что от всего сердца! А отец также питал к Маркусу Фицалану самые дружеские чувства! По сравнению с ними ревность и антипатия, которые давно испытывает к этому человеку Ева, показались ей мелочными.

Возникли они у нее к нему, когда она была еще ребенком, заочно. Маркус начал проявлять интерес к угольной промышленности, и сэр Джон, угадав его способности, взял Маркуса под свою опеку. Дома отец расхваливал расторопного молодого человека, к которому стал в конце концов относиться как к родному сыну. Он рассказывал, что и как тот делает. Еве казалось, что увлеченный Маркусом отец больше ни о ком не думает. И о ней — тоже.

— Жаль, что мы не познакомились раньше, — сказал, улыбаясь, Маркус, не подозревая, естественно, какие мысли сейчас у нее в голове. — Быть может, мы бы еще тогда стали друзьями.

Навряд ли, подумала Ева, но промолчала.

— Я видела вас однажды, когда отец привел вас к нам домой. Мне тогда было четырнадцать лет. Мы с моей подругой Эммой стояли на внутреннем балконе и глядели вниз на прихожую, через которую вы проходили.

— И какое же впечатление я на вас произвел?

— Да никакого. Помню, даже сказала Эмме, что не понимаю, в чем секрет вашего успеха. Да-да, не удивляйтесь. Время от времени до Этвуда доходили слухи о ваших связях с женщинами и победах над ними.

— Итак, вам все обо мне известно. Я — гнусный бабник, обманщик. Так, что ли? Да не стесняйтесь, выкладывайте все, нам надо быть откровенными друг с другом.

На щеках Евы появился легкий румянец.

— Ну что ж, извольте. Эмма сказала, что такого красивого человека она еще не видела.

Маркус расхохотался, не скрывая своего удовольствия.

— Вот это мне нравится. Познакомьте меня как-нибудь с Эммой, только не забудьте. А вы? Что сказали обо мне вы?

Ева уже справилась с замешательством.

— Я не так легко, как Эмма, прихожу в восторг. Заметив, что я осталась равнодушной к вашей красоте, она сказала, что вы бы могли в один миг съесть меня со всеми потрохами.

— А что вы ей ответили? Ева фыркнула.

— Что у вас началось бы несварение желудка.

— Да, вы правы, — мягко согласился он, демонстративно обводя ее фигуру глазами, — но, прежде чем есть, пожалуй, немного подкормил бы вас. Чтобы вы пополнели. Итак, — продолжал он уже серьезным тоном, — вы дали мне понять, что находите во мне много такого, что вам не нравится. Но как вы пришли к подобному выводу, совершенно меня не зная?

— На основании того, что о вас говорят… Маркус помрачнел.

— Иными словами, на основании сплетен.

— Да назовите это как хотите, дело в другом. Говорят, где бы вы ни находились, женщины к вам липнут, как мухи на сладкое. А для вас любовь и любовные связи всего лишь игра, из которой вы неизменно выходите победителем. Простите меня, мистер Фицалан, за откровенность, но ведь вы сами просили меня быть искренней. К тому же если нам суждено пожениться, то должна же я знать о вас всю правду. А вам что, неприятно узнать, что о вас думают и говорят окружающие?

— Да я давно перестал обращать на это внимание, — сказал он с иронией, подняв брови. — Но, — тут голос его смягчился, — я польщен тем, что вы на протяжении стольких лет испытывали интерес к моей персоне. Что он такое говорит!

— Ах, вы к тому же еще и тщеславны! Но Маркуса нелегко было смутить.

— Да, в детстве меня часто упрекали в этом. Надо сбить с него спесь, решила Ева.

— Детство прошло, а тщеславие осталось.

— И оно вам не нравится?

— Да, не очень.

— Если это все, что вам обо мне известно, то этого, скажем прямо, маловато.

Еве эта пикировка уже казалась ребяческой или, того хуже, смахивающей на флирт, но остановиться она уже не могла..

— Достаточно, чтобы не иметь желания узнать больше.

— Жаль. Очень жаль. А ведь плохо знать человека бывает и опасно.

Маркусу, похоже, их препирательство пришлось по вкусу.

— О, не беспокойтесь, опасности мне не страшны.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

Маркус насмешливо улыбнулся.

— Сознайтесь, мисс Сомервилль, вы боитесь выйти за меня замуж?

Ева высокомерно вскинула голову.

— Нет, мистер Фицалан, еще не родился тот мужчина, которого я стала бы бояться.

— Можете возражать, сколько вашей душе угодно, меня вы не переубедите: я вас чем-то пугаю.

— Да нисколечко, — ответила Ева чуть дрожащим голосом. Ей уже совершенно не нравился этот разговор, а еще больше — его взгляды и манящая улыбка, возбуждавшие ее чувственность.

— Нет, пугаю, — настаивал он. — Вот сейчас вы покраснели.

— И не думала! — заявила она, хотя чувствовала, как под его пристальным взглядом кровь прилила к щекам:

— Покраснели, покраснели! Но не беспокойтесь — это вам очень к лицу.

Они умолкли, глядя в глаза друг другу. Маркус с удовольствием задержал взгляд на прелестном личике Евы. Человек сильный и гордый, он всегда шел напрямик к цели. Всегда знал, чего хочет, и всегда этого добивался. И сейчас ему было ясно — он хочет Еву Сомервилль… С шахтой или без нее.

Характер у нее, правда, строптивый, но со временем он его обломает, и она станет именно такой женщиной, какой он хотел бы видеть свою жену. Пора ему переходить в наступление. Чтобы она умоляла его стать ей мужем.

— Смею вас заверить, напрасно вы считаете меня бабником. Не советую слушать всяких сплетников. На развлечения такого рода у меня просто нет времени. Я занят более важными делами, связанными с бизнесом.

Ева скептически улыбнулась.

— А что дает мне основания верить вам?

— Мое слово. Но почему это для вас так важно?

И тут у нее вырвались слова, о которых она сразу же пожалела:

— Потому что, если уж я решусь выйти за вас замуж, мне не хотелось бы стать мишенью для шуточек.

— Не беспокойтесь, не станете, мисс Сомервилль. Но что это мы с вами все болтаем о каких-то пустяках, когда есть более серьезные проблемы. Если мы поженимся, то оба выиграем. Если нет — оба окажемся в проигрыше. Вы согласны с этим?

Ева, слегка помявшись, кивнула:

— Да.

Маркус обрадованно продолжал:

— Я, в частности, потеряю шахту.

— Не шахту, а полшахты.

— Да, да, полшахты. Вам же придется жить у бабушки в Камбрии — не очень-то веселая перспектива. Выйти замуж, даже за меня, и то лучше.

В его словах есть резон. Но какое самомнение!

— Я бы предпочла сама выбрать себе супруга.

— Но ведь в нашем кругу принято, чтобы девушке находили суженого ее родные.

— Так-то оно так, но без условий, поставленных мне отцом, которые связывают меня по рукам и ногам.

— Понимаю. А вы еще никого себе не присмотрели?

— Нет. Но считаю своим долгом сообщить вам, что мне сделал предложение Джеральд.

Лицо Маркуса потемнело.

— И что вы ему ответили? Как вы знаете, этого ваш отец не хотел ни за что на свете.

— Сказала, что не согласна. Ничто не заставит меня выйти замуж за Джеральда. Но я, по-видимому, стала выгодным товаром на рынке невест. Мой избранник, кто бы он ни был, окажется в выигрыше. Чего не скажешь обо мне. А у вас нет на примете женщины, на которой вы хотели бы жениться?

— Нет! — отрезал Маркус, не задумываясь ни на секунду.

Он излучал неколебимое спокойствие, но у Евы его ответ вызвал сомнения. А что, если он ради шахты готов порвать уже существующую связь с какой-то женщиной? И с таким человеком, готовым на все ради достижения своей цели, она будет обречена жить до конца жизни?

— Давайте пойдем на компромисс, — предложил он. — Если вы согласитесь стать моей женой, заключим для начала фиктивный брак. До поры до времени.

— То есть отношения у нас останутся платоническими? И каждый будет продолжать жить по-своему?

— Вот именно. — Он улыбнулся, заметив, как Ева сразу просветлела. — О помолвке мы можем объявить немедленно, а брак заключим после окончания траура по вашему отцу, но в пределах шести месяцев, предусмотренных завещанием.

— Вы не любите зря тратить время, мистер Фицалан? — поинтересовалась Ева сухо. Подумать только, ей делают предложение, но это не объяснение в любви, а сугубо деловое приглашение участвовать в сделке.

Ну что ж, подумал Маркус, если ей удобно иметь о нем именно такое мнение, пусть будет так.

— Да, если уж мне чего захочется, медлить я не стану.

— А вам хочется заполучить шахту, ну, половину шахты. А меня в качестве неизбежного приложения.

— Да, но это приложение мне весьма и весьма нравится, — проговорил он нежно, глядя на нее так, что она опять покраснела.

Они уже оказались у ворот Бернтвуд-Холла. Маркус спешился, она тоже». Он взял ее за плечи и повернул лицом к себе.

— Каково бы ни было ваше решение, Ева, — мягко произнес он, — я все равно буду на вашей стороне. Прошу вас, верьте мне. Вы обо мне плохого мнения, но я вам, клянусь, не враг. Так что вы мне ответите на мое предложение? Согласны ли вы стать моей женой?

Ева себя не узнавала. Казалось, за нее думает и говорит кто-то другой.

— Не могу решить. Для начала я должна больше узнать о вас и вашей семье, мистер Фицалан.

— Разумеется. Я так и предполагал. Итак, у меня двое младших братьев, оба служат во флоте. Средний, Уильям, женат, у него двое детей, живет в Лондоне. А младшему, Майклу, двадцать лет, он при малейшей возможности приезжает к нам с матерью в Бруклендс.

— А ваша мать? Как она ко мне отнесется?

— Хорошо, если вы ей понравитесь и она будет знать, что я вас выбрал. Впрочем, что может быть проще? Приезжайте-ка к нам в гости, прежде чем дать мне ответ, посмотрите, как мы живем и что собой представляет наш дом.

— Без каких-либо обязательств?

— Абсолютно.

— Тогда приеду. Мне эта идея нравится.

— Вот и хорошо. Мама пригласила гостей на обед в эту среду. Если у вас нет иных планов, то будем рады вас видеть.

— Планов у меня никаких, но одна я ведь не могу приехать.

— Зачем одна? С бабушкой. Вы не возражаете?

— Нет, нисколько.

Он долго и серьезно смотрел ей в глаза, медленно поглаживая ее щеку тыльной стороной пальцев. Ева не пыталась отстраниться, напротив, у нее возникло желание поцеловать их.

— Вы не обязаны выходить за меня, Ева, но я искренне надеюсь, что это произойдет. Я хочу на вас жениться. Хочу, чтобы вы стали моей женой. Если вы скажете «да», я буду счастлив. И не сомневаюсь, что смогу завоевать вашу любовь.

Эти слова, произнесенные необычайно серьезным тоном, тронули Еву до глубины души. Но ответила она не сразу.

— Да, — промолвила она раздумчиво, — наверное, сможете.

Маркусу показалось, что ее гложут сомнения.

— Вы на редкость красивая и соблазнительная женщина, говорю вам это искренне, от всего сердца. Ради Бога, не берите себе в голову, будто я льщу вам, лишь бы уговорить вас выйти за меня. Говорю я, поверьте, от чистого сердца и только правду. Не отталкивайте меня, Ева. Не бойтесь подпустить меня к себе поближе.

Ева задорно вскинула голову.

— Да разве я боюсь?

— Боитесь. Потому что помните о старой обиде и опасаетесь, как бы она не повторилась. Порицать я вас не могу, но поверьте, меньше всего мне хочется обидеть вас или огорчить.

Да, в проницательности ему не откажешь. — Впечатление такое, будто вы меня хорошо знаете.

Маркус мягко приподнял ей подбородок и заглянул в глаза.

— Достаточно для того, чтобы многое в вас понимать и желать на вас жениться. С шахтой или без нее.

— Мне… мне пора домой, — пробормотала она, стараясь избежать его взгляда, не дававшего ей разумно мыслить и действовать. — Спасибо за то, что вы меня проводили.

— Мне это было в радость.

Уже вскочив в седло и выехав на дорогу, он сдержал коня и взглянул на нее.

— Меньше всего я хочу вас пугать, но обещайте мне, что будете соблюдать осторожность.

Его слова озадачили Еву.

— Осторожность? О чем это вы?

— Меня крайне беспокоит, что около вас нет мужчины, который мог бы вас защитить, а Джеральд может вот-вот объявиться. Он, разумеется, чувствует себя обманутым и мечтает заполучить шахту. И понимает, что, если наш с вами брак не состоится, она достанется ему. Насколько я его себе представляю, жалость ему чужда, он способен на все, лишь бы завладеть ею. Первый шаг он уже сделал — предложил вам выйти за него замуж. Обещайте, что, если он, приехав, начнет вам угрожать, вы немедленно обратитесь ко мне.

Сколько искренности и тепла в его голосе! Как трогательно, что он так заботится о ней!

Она улыбнулась в ответ, промолчав, что Джеральд уже угрожал ей. К чему говорить об этом, если она твердо решила покинуть Бернтвуд-Холл, прежде чем он приедет?

— Обязательно обращусь, — обещала она.

Глава седьмая

Разговор с Маркусом привел Еву в полное смятение. Лежа ночью без сна, она вспоминала все, что он говорил, особенно о своем намерении жениться на ней, независимо от того, получит он таким образом шахту или нет.

Будучи человеком правдивым, она не могла не признаться себе, что очень хотела, чтобы Маркус снова поцеловал ее. Она с нетерпением ожидала поездки в Бруклендс и встречи с матерью Маркуса.


Бабушка Евы тоже радовалась предстоящей поездке и тому, что Ева сумела преодолеть шок, каким явилось для нее завещание отца.

— Мне давно хотелось увидеть Бруклендс. И как мило, что Фицаланы пригласили и меня, хотя одной тебе, конечно, было бы неприлично туда ехать. Означает ли этот визит, что ты всерьез думаешь выйти замуж за Фицалана?

— Да, я поняла, что это неизбежно. Бабушка обрадованно закивала головой.

— Вот и хорошо. Человек он очаровательный и, по-моему, очень тебе подходит.

Для Евы это было не столь очевидно.

— Да, наверное. Но мне все же хотелось бы узнать его получше, прежде чем принимать окончательное решение.

— Разумно, ничего не скажешь. Ты, я вижу, без ума от него. Еще бы, такой мужчина! Я узнаю людей с первого взгляда и могу смело тебя уверить — Фицалан будет тебе хорошим мужем.

— Правда?

— А вот увидишь. — И старуха нежно погладила внучку по плечу.


Рут Фицалан, высокая стройная женщина с выразительным лицом, походила на своего старшего сына, с той разницей, что волосы у нее были светло-каштановые и уже с сединой.

Узнав о завещании сэра Джона, она не пришла в восторг оттого, что последний выбрал супругу для ее сына. Ничего не имея против Евы Сомервилль, Рут была огорчена тем, что этот брак разрушает ее планы. В последнее время мать подыскала сыну очень подходящую, как ей казалось, кандидатуру — Анджелу Стефенсон, молодую красивую вдову с сильным характером. И вдруг Маркус проявил необычайный энтузиазм и заспешил жениться на Еве.

Между тем Анджела незадолго до этого приехала погостить у своих родителей в Литтл-Болтоне, что в трех милях от Неверли.

— Я пригласил к нам на среду мисс Сомервилль, — сообщил Маркус матери, входя в ее гостиную.

— Напрасно, — отозвалась она немедленно. — Ты же знаешь, что у нас будет полно народу.

— Именно потому я и пригласил ее. Оказавшись среди знакомых людей, она не будет стесняться. Приедет она с бабушкой.

— А как же Анджела?

— Анджела? Что — Анджела?

— Как — что? Не забывай, она приедет вместе с родителями.

— Не забываю. Но почему из-за этого я не должен приглашать Еву? — Маркус тяжко вздохнул, безошибочно догадываясь, что имеет в виду его мать. — Ну когда ты наконец перестанешь вмешиваться в мою жизнь?

Рут недовольно нахмурилась.

— Могу же я высказать свое мнение!

— Можешь, но у меня нет никаких обязательств перед Анджелой. Я не давал повода думать, что они могут появиться.

— Тем не менее всем ясно…

— Только тебе, и никому больше! — отрезал Маркус.

Рут не сдавалась:

— Но разве не естественно, что я, твоя мать, хочу видеть рядом с тобой жену, подходящую тебе? — На последних двух словах она сделала ударение.

— Вполне естественно.

— Так вот, Анджела подходит тебе лучше всех.

Маркус изо всех сил старался сохранить терпение.

— Нет, мама. Анджела подходит, но не мне, а тебе. Для меня она пустое мест о. Я неизменно вежлив и предупредителен с ней, но ведь она дочь твоей лучшей подруги. Ты уж позволь мне самому выбрать себе жену.

Рут иронически хмыкнула.

— Выбрать! Но Ева Сомервилль вовсе не тобой выбрана. Если бы не шахта, ты и внимания бы на нее не обратил.

На лице Маркуса появилось выражение упрямства, знакомое миссис Фицалан еще с его раннего детства.

Она ничего не имела против Евы Сомер-вилль, тем более что хорошо знала сэра Джона, с которым ее сын успешно сотрудничал на протяжении многих лет. Но ненавидела шахту «Этвуд», отнявшую жизнь ее мужа, и была категорически против того, чтобы шахта снова стала их семейной собственностью.

Так что у миссис Фицалан тоже были веские причины стоять на своем.

— Тебе, Маркус, видно, позарез хочется вернуть себе шахту, иначе с чего бы ты вдруг вздумал жениться на Еве Сомервилль? Ты ведь до похорон отца ее и не видел. А сейчас чуть ли не назначаешь уже день свадьбы.

Маркус нахмурил брови.

— Об этом еще рано говорить. Но как только она согласится стать моей женой, мы немедленно объявим о помолвке. В пределах полугода — таково условие сэра Джона.

— И тогда шахта «Этвуд» станет твоей, — сухо подытожила Рут. — Не могу избавиться от мысли, что ты только из-за нее и женишься. И далась тебе эта шахта! Мы не бедняки, проживем и без нее. Не забудь, что она унесла жизнь твоего отца.

Сын вздохнул.

— Знаю, мама, но знаю и то, как он дорожил ею. А сколько труда вложил в нее дедушка! Все свои деньги он потратил на нее. Потому-то я и хочу, чтобы она снова стала нашей.

Рут пустила в ход самый веский аргумент:

— Хотя знаешь, что мне это будет неприятно?

— Да, — мягко ответил он. — Ни за что на свете я не стал бы тебя огорчать, но к шахте «Этвуд» у меня особое отношение.

— И ради нее ты готов жениться на Еве?

— Да, мама. Срок аренды истекает через пятнадцать лет, я содрогаюсь при мысли о том, во что к тому времени превратит шахту Джеральд Сомервилль.

Миссис Фицалан с сомнением пожала плечами.

— Странно, что сэр Джон не завещал шахту тебе безо всяких условий. Или с девочкой что-то не так, Маркус?

— Все так, мама. Ева красивая девушка и обаятельный человек. Полагаю, ее отец решил таким необычным способом позаботиться о том, чтобы она попала в надежные руки.

Мой сын слишком уверен в себе, вздохнула про себя Рут.

— И ты искренне считаешь, что она может быть счастлива в подобном замужестве?

— А почему бы и нет? Сколько мы знаем браков, заключенных на куда более шатких основаниях и тем не менее оказавшихся счастливыми! Постарайся, мама, понять, как трудно пришлось Еве. Два года назад она потеряла мать, а вот сейчас трагически погиб отец. Прошу тебя, будь с ней поласковее. Я не сомневаюсь, что она тебе понравится.

По тону сына миссис Фицалан поняла, что возражать бесполезно. Вздохнув, она взяла его за руку.

— Не беспокойся, Маркус. Если она и в самом деле такая, как ты говоришь, она мне, несомненно, понравится.

Сын с облегчением рассмеялся.

— Она такая, и даже еще лучше. Мягкий взгляд ее бархатных глаз способен расплавить даже камень!

— О Боже! — пробормотала миссис Фица-лан. — Ты заговорил чуть ли не стихами — значит, очень близок к тому, чтобы влюбиться в Еву.

— По-моему, тоже. Я твердо решил жениться на ней и не сомневаюсь, что это будет правильный шаг.


Бруклендс не разочаровал Еву. Огромный красивый дом с колоннами выходил в прекрасный сад с ухоженными цветниками и газонами, с аллеями, над которыми смыкались кроны высоких деревьев.

Едва ее экипаж подъехал к крыльцу, как навстречу по короткой лестнице сбежал Маркус. Словно он, стоя за дверью, ожидал ее прибытия. Ева была в траурном платье, но из легчайшего шелка, с белым атласным воротником. Густые черные волосы, уложенные короной, делали ее старше и еще привлекательнее.

С нескрываемым одобрением оглядев ее, Маркус вежливо поздоровался с леди Пембер-тон и взял Еву за руку. Пальцы ее слегка дрожали.

— Выглядите очаровательно, — тихо промолвил он, поднося ее руку к губам. — Надеюсь, инцидент с лошадью не имел последствий?

— Нет, конечно, — улыбнулась Ева. — Меня не так легко вывести из равновесия.

— Идемте, я познакомлю вас с моей матерью. Она ждет этого с нетерпением. Не нервничайте. Гости уже съезжаются, среди них есть и ваши знакомые.

Миссис Фицалан, поглощенная оживленной беседой в гостиной, при виде входящего Маркуса замолчала. Идущая рядом с ним девушка ей сразу понравилась, она заулыбалась и двинулась им навстречу.

— Мама, разреши представить тебе леди Пембертон и Еву Сомервилль. Леди Пембер-тон, мисс Сомервилль, это моя мать.

— Рада приветствовать леди Пембертон и вас в Бруклендсе, — сказала миссис Фицалан. — Я так много слышала о вас, мисс Ева, от сэра Джона и Маркуса, что мне не терпелось вас увидеть. Надеюсь, вам будет у нас приятно. Для начала разрешите я представлю вас гостям, хотя с некоторыми из них вы, безусловно, знакомы. А после этого покажу вам дом, тем более что обед немного запаздывает.

Маркус, стараясь ничем не выдать своего возбуждения, смеющимися глазами следил за тем, как его мать подводила вновь прибывших к гостям, собравшимся в гостиной.

— Если ты не возражаешь, Маркус, я повожу мисс Еву по дому, да и по саду, пожалуй, пока еще светло.

— Конечно, не возражаю. Хотя собирался сделать это сам.

— Мне не хотелось бы отрывать вас от гостей, — возразила Ева.

— Не беспокойтесь, у нас ведь никакого торжества нет. Должны приехать еще двое приятелей, но их примет Маркус. Ты, — обратилась миссис Фицалан к сыну, — будешь их развлекать, а я пока познакомлюсь поближе с мисс Сомервилль. Мужчины, не сомневаюсь, тут же займутся обсуждением своих дел, начнут говорить о шахтах, о количестве добываемого угля, о новых видах насосов, а за столом я подобных разговоров не потерплю. Надеюсь, вы найдете более интересные темы для обсуждения.

— Хорошо, мама. Но не лишай нас надолго общества мисс Сомервилль.

Ева с интересом рассматривала современный элегантный Бруклендс, так непохожий на Бернтвуд-Холл, от которого веяло древностью и историей. Ее внимание привлекли картины, украшавшие стены многих комнат. Особенно понравился портрет пожилого мужчины, похожего на Маркуса.

— Это отец моего мужа, дед Маркуса, основавший шахту «Этвуд», — пояснила миссис Фицалан. — После того как я вышла замуж за его сына, я много лет — до самой его смерти — жила с ним рядом в этом доме. Мы с ним прекрасно ладили. А в Бруклендс я влюбилась с первого взгляда.

— Еще бы! Дом, по-моему, совершенно замечательный! И как он не похож на наш старинный Бернтвуд-Холл!

— Я рада, что Бруклендс вам нравится. Думаю, это поможет вам решить, выходить ли замуж за Маркуса.

— Очень может быть, — покраснела Ева. Миссис Фицалан перешла к самой волнующей ее теме.

— У Маркуса есть такая привычка — преподносить мне всякие сюрпризы. Но никогда я не была так удивлена, как в тот день, когда он рассказал мне о завещании вашего отца. Как вы к нему относитесь?

Пораженная ее прямотой, Ева не сразу нашлась что ответить.

— Признаюсь, я была удивлена не меньше вашего, миссис Фицалан.

— И что же вы по этому поводу думаете? — Заметив смущение в глазах Евы, она улыбнулась. — Простите меня, дорогая, вы вправе не отвечать на мой вопрос. Язык мой — враг мой, из-за него я часто попадаю в неловкое положение. Но ведь этот вопрос чрезвычайно важен для всех нас.

— Да-да, разумеется, — с трудом выдавила Ева. — И вы не должны извиняться.

Но хозяйка дома все же постаралась сгладить неловкость.

— Дело в том, что Маркус настолько загружен работой, что я его почти не вижу. То он на шахте, то занят еще чем-то, то обедает с приятелями.

— Понимаю, но, к сожалению, ни он, ни я еще не готовы к тому, чтобы серьезно обсудить создавшуюся ситуацию. И оба согласились, что нам надо прежде всего получше узнать друг друга, а уже потом принимать решение. Ведь может статься, что мы совершенно не подходим друг другу Рут одобрительно кивнула.

— Очень разумно. Но ведь вы тоже дорожите шахтой «Этвуд»?

— Да, — твердо ответила Ева, встречая взгляд собеседницы. — Не стану лгать, дорожу. Как и мистер Фицалан. Но, не желая потерять право частичной собственности на шахту «Этвуд», он, надеюсь, тем не менее тщательно взвесит, чем может обернуться для него женитьба на мне. Если я, конечно, соглашусь выйти за него замуж.

Девушка все больше нравилась хозяйке дома.

— Да я не сомневаюсь, что отношения между вами имеют для моего сына первостепенное значение. Я уверена, что, помышлял о вашем браке, он не будет думать о шахте.

— Надеюсь, миссис Фицалан. В рассудительности ей не откажешь, подумала Рут.

— Маркус, как отец и дед, наделен несокрушимой энергией и волей. Его, дорогая, можно сравнить с ураганом, который сметает на своем пути все препятствия. Поэтому, если разрешите, я дам вам совет: не позволяйте ему оказывать на вас давление; прежде, чем примете решение, тщательно взвесьте все. Ведь шахта «Этвуд» — не главное в жизни. Главное, чтобы вы с Маркусом были в будущем счастливы.

Поэтому необходимо, чтобы вы приняли правильное решение.

— Я тоже так считаю.

Миссис Фицалан одобрительно улыбнулась.

— Умница.

В этот момент на террасу, где происходил их разговор, вышел слуга и обратился к миссис Фицалан. Она с огорченным видом повернулась к Еве.

— Простите, дорогая. Им в кухне без меня не обойтись. Вы вернетесь в гостиную?

— Не сразу, — улыбнулась Ева. — Вечер прекрасный, мне хочется еще немного побыть в саду.

— Разумеется. А я вскоре вернусь.

Как хорошо, что она познакомилась с Евой, думала миссис Фицалан. Все ее сомнения рассеялись как дым. Особенно, когда она заметила, как Маркус смотрит на Еву. Глаза его выражали искреннее восхищение и что-то еще, чего она раньше никогда в них не видела, но что было ей чрезвычайно приятно. Ева производит впечатление человека честного и открытого. И она далеко не глупышка. В ней чувствуется сильная воля, что опять же хорошо — она не будет ходить на поводу у Маркуса. Нет-нет, Рут не против этой женитьбы, даже готова примириться с тем, что шахта «Этвуд» снова вернется к Фицаланам.

А вот как быть с Анджелой? — размышляла миссис Фицалан на пути в кухню, не подозревая, что та знакома с Евой. Как она отнесется к появлению в доме Фицаланов соперницы не только в лице прелестной молодой женщины, но и в виде шахты «Этвуд»? И миссис Фица-лан усмехнулась своим мыслям.


Ева старалась сохранять спокойствие, не давая волю чувствам, которые овладевали ею, как только она начинала думать о Маркусе.

Такого человека, как он, она еще не встречала. Теперь, когда она познакомилась с ним поближе, ее давнишняя антипатия к нему меньше давала о себе знать. У них, разумеется, очень мало общего, он даже не особенно ей нравится, во всяком случае в качестве будущего мужа, но нельзя отрицать — его личность производит на нее сильное впечатление.

Он, слов нет, высокомерен, привык к послушанию окружающих, неизменно ставит себя выше всех — это, конечно, никак не восхищает ее. Но зато он полон жизни и уверенности в своих силах, заражая этими качествами и ее. А как он на нее смотрит! Одного его взгляда достаточно, чтобы она вмиг ощутила себя женщиной! К тому же он хорош собой, а уж его дом и мать — выше всяких похвал, достойны восхищения.

Ева глубоко вдохнула воздух, наполненный ароматом цветов.

Она собралась покинуть сад, когда ее внимание привлекла женщина, которая вышла из дверей дома, неспешной поступью направилась к фонтану и, сев на его край, провела пальцем по поверхности воды. Несмотря на вечернюю прохладу, плечи ее были открыты, но она, казалось, не чувствовала холода.

Ева замерла на месте, теряясь в догадках, кто эта дама, но та чуть повернулась, и Ева окаменела: Анджела Стефенсон. С того дня, когда Анджела придумала тот «розыгрыш», обманула Еву и увела ее нареченного, миновало целых три года, но острая обида ножом пронзила девушку. Во рту у нее пересохло, на лбу выступила испарина.

Потрясенная, она не спускала глаз с Анджелы, которая, закинув голову, взглянула на месяц, а затем с мечтательной улыбкой на устах закрыла глаза. Вдруг из дома вышел мужчина и стал озираться вокруг, словно разыскивая кого-то. Не обнаружив, очевидно, того, кого искал, мужчина уже сделал движение по направлению к дому, но тут заметил Анджелу и решительно направился к ней.

Анджела, не меняя позы, следила за его приближением. Он подошел, улыбнулся и сел рядом. Это был Маркус. Ревность кольнула Еву в самое сердце. Не спуская глаз с парочки у фонтана, она стиснула зубы и сжала кулаки. Лишь бы не выдать своего присутствия!

Еве казалось, что они целую вечность сидели спокойно и расслабленно, как сидят близкие друг другу люди. Но вот Маркус поднялся, протянул руку Анджеле, она, встав на ноги, подала ему свою шаль, и он накинул ее ей на плечи. Выражение их лиц Ева не рассмотрела, они стояли в профиль к ней, но чутье подсказало ей, что оно было более чем дружеское. И что между ними отношения фамильярные, какие бывают у давних знакомых.

Анджела привычно просунула руку под локоть Маркуса, и они неторопливо направились к дому, поднялись по лестнице и вошли внутрь.

Но до этого Анджела, почувствовав на себе, очевидно, взгляд Евы, повернула голову в ее сторону. На миг глаза их встретились, они вгляделись друг в друга, и Анджела безо всякого смущения улыбнулась вызывающей самодовольной улыбкой собственницы. Еву вдруг охватила дрожь, словно холодная рука сжала ее сердце. Вид Маркуса и Анджелы рядом подействовал на нее так же, как действует камень, брошенный на спокойную поверхность пруда.

Глава восьмая

Едва Ева начала приходить в себя, как, присоединившись к гостям, столкнулась лицом к лицу с Анджелой, чего больше всего опасалась. Ведь при одной мысли о том, что она может оказаться рядом с женщиной, причинившей ей в прошлом столько горя, ей становилось дурно. Она даже решила не говорить Маркусу, что стала невольной свидетельницей сцены у фонтана: к ней, к Еве, это не имеет отношения. Да и кто знает, что их, Анджелу и Маркуса, связывает?

Анджела не подала виду, что удивлена ее появлением в Бруклендсе. Пусть Ева думает, что бывшей подружке известна вся подноготная ее отношений с Маркусом. Женский инстинкт, чрезвычайно сильный в Анджеле, подсказывал ей, что, как и в былые времена, она имеет в лице Евы соперницу, а следовательно, надо держать ухо востро.

При ближайшем рассмотрении Ева убедилась, что Анджела по-прежнему очень привлекательна. Красиво уложенные каштановые волосы локонами обрамляли ее лицо с полными, яркими губами и чуть косящими карими глазами. Женщина до мозга костей, хорошо сознающая свою силу, — вот какой она предстала взору Евы. Она излучала сексуальность, которой, казалось, не в силах противостоять мужчины, в том числе и Маркус Фицалан. С холодной миной она смерила Еву жестким взглядом и натянуто улыбнулась. А глаза ее, по-прежнему решительные и безжалостные, выражали откровенное торжество победительницы.

Не подозревая, что они враги, Маркус стал представлять их друг другу и только тут с удивлением обнаружил, что они знакомы. В тот день три года назад на ярмарке в Этвуде он не обратил внимания на подруг Евы. Стоящая рядом с ним Ева напряглась, пальцы ее вцепились в веер с такой силой, что костяшки побелели, и Маркус сделал еще одно открытие: эти женщины отнюдь не подруги. Атмосфера ощутимо накалилась. Это вызвало у Маркуса не только удивление, но и любопытство — с чего бы такая неприязнь? Взгляды, которыми женщины обменялись, подсказали ему, что может разразиться буря, хотя и не особенно сильная.

Но Ева, поборов первоначальное желание повернуться к Анджеле спиной и уйти прочь, заставила себя улыбнуться, ничем не выказывая, как ей неприятна эта встреча.

— Здравствуй, Анджела, — произнесла она на удивление спокойно, уговаривая себя, что ей нечего опасаться. — Ты, полагаю, живешь хорошо?

Анджела слегка кивнула и изобразила улыбку, обнажив белоснежный жемчуг зубов. В глазах ее появилась досада и ревность, она явно была недовольна тем, что Маркус оказывает Еве внимание.

— Грех жаловаться. Сколько же мы не виделись? Целую вечность, — произнесла она холодно, даже враждебно, но с оттенком снисходительности.

Последнее особенно задело Еву.

— Три года, — ответила она ледяным тоном, твердо решив не пасовать перед Анджелой.

— Да-да, конечно, это было в день открытия ярмарки в Этвуде… Если память мне не изменяет.

Анджела намеревалась напоминанием о злосчастном дне смутить Еву, но та, ничуть не растерявшись, перешла в наступление.

— Не изменяет, — с иронией отозвалась она и повернулась к Маркусу, с изумлением наблюдавшему за ними. — Мы с Анджелой были вместе на ярмарке в тот день, когда вы, мистер Фицалан, так безжалостно погубили мою репутацию. Припоминаете?

Не спуская глаз с обеих женщин, Маркус загадочно улыбнулся.

— Ну как я могу это забыть? Этот день навсегда врезался в мою память. Но вас я там, Анджела, не заметил.

— Естественно. — Ева говорила с едкой иронией, хотя дрожала от негодования. — Ведь к вам подошла не Анджела, а я.

— Мы с вами тогда еще не были знакомы, Маркус, — промурлыкала Анджела нежно, как всегда, когда она обращалась к Маркусу.

— Да, точно. — Ева слегка подняла свои красивые брови и смерила Анджелу презрительным взором, давая ясно понять, что хорошо помнит, кому она обязана постигшей ее катастрофой. — Мы были глупые девчонки, только и ждавшие, когда сопровождающая нас дама отвернется, а мы сможем нашалить. Но сейчас не время об этом вспоминать. Не так ли, мистер Фицалан?

— Ну почему же? — отозвался он с заговорщической улыбкой. — Я не без удовольствия вспоминаю о том случае.

По дрожи, охватившей Еву, Маркус понял, что они с Анджелой враги, что ей крайне трудно сохранять спокойствие, и решил избавить ее от неприятных ощущений.

— Простите нас, Анджела. Мне необходимо до начала обеда представить мисс Сомер-вилль кое-кому из гостей.

— Понимаю, — процедила она сквозь зубы.

Анджела начала с шумом обмахиваться веером, а Ева, отходя от нее, с благодарностью улыбнулась Маркусу.

— Вы побледнели и дрожите, — в упор глядя на нее мягко произнес Маркус, когда они отошли достаточно далеко от Анджелы.

— Неужели? А я и не чувствую, — отрезала Ева, стараясь держать себя в руках и делая вид, что не замечает внимательного ласкового взгляда Маркуса.

— Мне показалось, что вы с Анджелой не питаете друг к другу дружеских чувств, — заметил Маркус тихо, не желая, чтобы его услышали посторонние.

— Дружеские чувства?! Ее стараниями от меня отвернулся мужчина, за которого я собиралась выйти замуж! Навряд ли это может подогревать дружеские чувства. Анджела, как никто другой, умеет управлять людьми, они в ее руках становятся марионетками. Она приложила немало усилий к тому, чтобы погубить меня, и почти преуспела. И она никогда не была моей близкой подругой, хотя притворялась ею, если это было ей выгодно. Она предала меня самым подлым образом.

— Выйдя замуж за Лесли Стефенсона, за которого вы сами собирались выйти?

— Да. Полагаю, нет нужды вспоминать, как это произошло, — сказала Ева резко, обвинительным тоном, глядя на него сердитыми глазами. — Я старалась говорить с Анджелой с юмором, без драматизма, но это ничего не значит. Я считаю вас обоих виновниками страданий, выпавших на мою долю после того злосчастного дня.

Она резко повернулась и заговорила с кемто из гостей, довольная тем, что Маркус тяжко вздохнул. Значит, ее удар попал в цель.


Роскошно обставленная столовая была залита светом огромной хрустальной люстры, висевшей над столом, который ломился от яств. Расположившиеся вокруг него гости оживленно болтали и смеялись, обсуждая события последних дней.

Ева, еще не вполне оправившаяся от встречи с Анджелой, сидела, к счастью, на противоположном конце длинного стола, где ей не угрожало общение с бывшей подругой. Анджела откровенно рассматривала ее, а когда их взгляды встречались, на ее лице появлялась фальшивая улыбочка, приводившая Еву в бешенство.

Анджеле только того и надо, понимала Ева. Пытаясь успокоить свои нервы, она несколько раз глубоко вдохнула, но это не помогло: ею владели злоба и разочарование. Как бы ни обхаживал ее Маркус, что бы ни говорил о своих планах, она для него, несомненно, всего лишь средство для достижения цели. Провожая ее верхом на лошади в Бернтвуд-Холл, он уверял, что будет счастлив жениться на ней, даже если шахта ему не достанется. А она, дурочка, развесила уши.

Но вот обед закончился, и гости перешли в гостиную. Ева с делано безмятежным видом болтала то с одним, то с другим, стараясь при этом не оказаться вблизи Анджелы. Маркус, понимая, что она еще не остыла после встречи с бывшей подругой, наблюдал за нею издалека. И все больше убеждался в том, что атмосфера Бруклендса ей по душе, да и его мать, как всегда красивая и очаровательная, не может ей не нравиться.

Наконец ему удалось увлечь Еву на террасу, чтобы поговорить наедине. Они остановились на том самом месте, с которого она двумя часами раньше наблюдала интимную сцену между Маркусом и Анджелой.

Слегка отодвинувшись, Маркус любовался ее точеным профилем, казавшимся мраморным в свете луны. Красивая и гордая, она влекла его к себе. Внезапно он понял, что желает ее даже больше, чем вначале.

Он пожирал глазами нежные черты ее лица, грациозные линии тела, гибкую шею. Ему нравилось, как она ходит — легкими шагами, слегка покачивая бедрами. В своем траурном одеянии, вся, кроме лица и белого атласного воротника, черная, она напоминала ему шип терновника. И такая же, как он, колючая.

Но под этой темной оболочкой скрывалась чистая, невинная девушка, так непохожая на хищниц брачного возраста, с которыми ему доводилось встречаться. Эти целеустремленные дамы, как две капли воды похожие на Анджелу Стефенсон, впивались в него мертвой хваткой.

Ева вздохнула. Пристальный взгляд Маркуса, уединение, прекрасный вечер действовали на нее как бальзам. Ее охватило волнение, которое она неизменно испытывала в присутствии Маркуса. И которое становилось силенее после каждой их встречи. Она ласково улыбнулась.

; — Я должна извиниться за мои грубые слова. И с чего это я так разволновалась! Нечего было поддаваться на провокации Анджелы. Ведь хорошо знаю, что она собой представляет. И сколько раз давала себе слово, что, встретившись с ней, — а это было неизбежно — виду не подам, как страдала от того, что она вышла замуж за Лесли.

— Понимаю, — пробормотал Маркус. — Я знал, что он считался вашим нареченным и что за него вышла Анджела, но не имел представления о том, что вы были подругами. Иначе не стал бы вас знакомить. Могу ли я рассчитывать на прощение?

Ева улыбнулась, тая под его нежным взглядом.

— Разумеется.

— Благодарю вас. Итак, мисс Сомервилль, вам понравился Бруклендс?

— О да. Очень приятный дом, — ответила она с восторгом. Ее подмывало спросить Маркуса о его отношениях с Анджелой, но гордость не позволяла.

— Рад, что он пришелся вам по вкусу, — произнес он мягко, всем своим видом выказывая удовольствие.

— Вы, помню, говорили, что у вас двое братьев, — сказала Ева просто для того, чтобы поддержать разговор. — И оба во флоте. Навряд ли они часто наезжают домой.

— Очень редко, к огорчению мамы. Ей их обоих всегда недостает.

— И ни один не хочет заняться по вашему примеру угольным промыслом?

— Нет. В этом отношении они пошли по материнской линии. Два ее дяди и один из братьев — моряки.

— А вас море не привлекает?

— Нисколько. Я в отца. И в деда. И слава Богу, иначе у меня не было бы средств содержать наш дом.

— Вы дружили с отцом?

— Еще как! А у вас, мисс Сомервилль, какие отношения с вашим отцом были у вас?

В глазах Евы появилась боль. — Наилучшие.

— Он всегда говорил о вас с огромной любовью.

— Да, и мать и отец очень меня любили. Жаль только, что я так редко видела отца. Он предпочитал большую часть времени проводить вдали от дома, что, впрочем, вам, мистер Фицалан, должно быть хорошо известно.

Последние слова прозвучали упреком.

— Вдали от вас, — поправил Маркус.

— Да-да, именно это я имела в виду. — Вопреки голосу разума Ева не могла не высказать все, что накопилось в ее душе за долгие годы. — Он неизменно отсутствовал — был то в шахте, то где-то с вами, а приходя домой, без конца рассказывал о шахте или о вас, какой, мол, вы замечательный, — и меня пронзала острая боль. Вы когда-нибудь испытывали ревность?

Маркус озадаченно поднял брови.

— Ревность? По-моему, нет.

— А вот я ревновала отца к вам. — Она горечо усмехнулась. — Всякий раз, как он упоминал ваше имя, мне хотелось закричать от обиды. Ничему плохому, что говорили о вас, он не верил, даже тот злосчастный случай на ярмарке не повлиял на его отношение к вам. Он не встал на защиту моей чести, а заявил, что во всем виновата я, и только я.

Глаза ее, негодующие, разгневанные, наполнились слезами.

Маркус понимающе кивнул. Так вот в чем дело! Наконец-то ему стала понятна причина ее холодности, даже враждебности. Они отнюдь не только следствие инцидента на ярмарке. Ее возмущало то, что отец столько времени проводил в его обществе.

— Что я могу сказать в ответ? Простите меня. Я ведь ни о чем не догадывался.

Еве казалось, что будет лучше, если она выговорится.

— А если бы догадались? Что было бы тогда?

— Не знаю.

— Впрочем, как вы могли догадаться? Ведь до этой роковой встречи на ярмарке вы и не вспоминали о моем существовании.

— Зато очень часто вспоминал вас после ярмарки.

— Неужели?! Вот уж не думала. Вы ведь тогда заявили, что я избалованная, испорченная девчонка, каких вы презираете. И вдруг оказывается, что вы обо мне вспоминали.

На лице Маркуса появилась покаянная гримаса.

— Еще раз прошу прощения. Я тогда очень разозлился.

— Да, помню, помню, но у вас были на то все основания, — вздохнула Ева. — Все, что вы мне тогда сказали, было мною заслужено. Папа, безусловно, согласился бы с каждым вашим словом.

— Возможно. Но я вижу, что вы по-прежнему переживаете его частые отлучки из дому в последние месяцы жизни.

— Заблуждаетесь. Я давно научилась относиться к этому спокойно.

— У меня, честно говоря, создалось иное впечатление. Кстати сказать, его отсутствие далеко не всегда было связано со мной. У меня масса дел, не имеющих к нему никакого отношения.

— Да, сейчас я это понимаю. И глупо с моей стороны, что я забиваю вам голову такими пустяками.

Сколько же ей пришлось пережить! Маркус сочувственно вздохнул.

— Последние недели жизни сэра Джона явились для него тяжким испытанием, и работа поддерживала его на плаву, отвлекая от мыслей о болезни. Вам хорошо известно, как он страдал от невыносимых болей. Так что не корите его за то, что он столько времени уделял работе в ущерб дому. У него не было злого умысла, он никоим образом не желал вас обидеть. Я даже думаю, что авария, погубившая его, была благом, ибо спасла его от страданий.

Наступило молчание. Прошло несколько минут, прежде чем Маркус осмелился задать самый важный для него вопрос:

— Так какое впечатление произвел на вас Бруклендс? Как вам кажется, вы могли бы здесь жить?

Вот чего она более всего опасалась! Но рано или поздно, а отвечать придется. Она вся напряглась.

— Я уже говорила, дом — замечательный.

— Это не ответ на мой вопрос. Вы уклоняетесь от ответа.

— Вот уж нет. Я понимаю, что вы имеете в виду.

— Так что же вы скажете?

Глаза их встретились, и они долго их не отводили. Еве не хотелось отвечать отказом, а почему — она и сама не знала. А какой у нее, собственно, есть иной выход? Поехать жить к бабушке или тете Шона? Между тем брак с Маркусом Фицаланом обещает ей безбедное существование до конца жизни и половину шахты «Этвуд», ту самую ниточку, которая будет связывать ее с прошлым.

Но иллюзий у нее никаких нет. Ее решение продиктовано вовсе не любовью, какая должна существовать между супругами и существовала у ее родителей. Такой любви она еще не испытывала и никогда не испытает, если вступит в брак по расчету с человеком, который женится на ней корысти ради. Что бы Маркус Фицалан там ни плел на прошлой неделе, провожая ее в Бернтвуд-Холл, добивается он ее исключительно из-за шахты.

И Ева с каменным спокойствием взглянула на Маркуса, но по ее напряженному голосу тот понял, насколько трудно ей дается решение.

— Как странно! До похорон отца мы встретились всего лишь один раз. А он решил свести нас таким необычным образом на всю жизнь. При иных обстоятельствах я бы наотрез отказалась от подобного брака и обиделась бы на папу за то, что он меня к нему вынуждает.

— Вынуждает?

— Да, вынуждает, иначе его поступок не назовешь. Мы оба признаем, что поставленное им условие выгодно нам обоим. Оба хотим владеть шахтой «Этвуд». В этом мы едины. Но в остальном все оборачивается против меня. Если я не выхожу за вас, вы ничего не выигрываете, но и не теряете. Я же теряю очень много. И мне ясно — выбора у меня нет. Нищие не выбирают, следовательно, мистер Фи-цалан, я могу ответить только однозначно: да, я выйду за вас замуж.

Даже в вечернем сумраке было видно, как Фицалан мигом помрачнел. Брови его сошлись в одну линию.

— Вы, однако же, очень откровенны, мисс Сомервилль.

— Да, такой уж у меня характер.

— Вы всегда столь прямолинейны?

— Да. А что? Вам не нравится?

— Нет, почему же, нравится, если это делается тактично и так, чтобы никого не обижать.

— Вы меня осуждаете, мистер Фицалан?

— Никогда не посмел бы. Тем более что по существу вы правы: я ничего не теряю и могу много выиграть. Но вы не обязаны выходить за меня замуж, так что решение принимаете вы. Но я надеялся, что о своем решении вы объявите мне не таким скорбным голосом, словно идете не к венцу, а на виселицу.

— Не в моих силах что-либо изменить, — вспыхнула Ева. — Трудно ожидать, что перспектива подобного замужества заставит меня прыгать от радости до небес. Видит Бог, я не хочу выходить за вас замуж. И ни за кого другого тоже не хочу. Но приходится слушать голос разума.

— Что ж, весьма вам за это благодарен, — съехидничал Маркус. — Вы, полагаю, пытались отыскать выход из этой ситуации, но, как видно, выхода нет. Разве что вы навсегда покинете Этвуд и переедете в Камбрию.

— Да, так оно и есть.

— Значит, дело решенное?

Ева издала глубокий, тяжкий вздох. — Да.

— Раз мы с вами пришли к соглашению, то надо немедленно объявить о нашей помолвке и устроить свадьбу, как только кончится ваш траур.

— О нет, — поспешно возразила Ева, — ждать я не могу.

Брови Маркуса полезли от удивления вверх, что заставило ее иронически улыбнуться.

— Нет-нет, мною руководит не романтическое отношение к вам, а стремление покинуть Бернтвуд-Холл до появления в нем Джеральда.

— А когда он намеревался приехать?

— По-моему, через месяц.

— Ну что ж, значит, нам надо пожениться в течение этого месяца. И чем скорее, тем лучше. Но, какие бы чувства мы ни испытывали, нам придется делать вид, что мы любим друг друга. Согласны?

Говорил он вроде бы безмятежным тоном, но все же слова его звучали как предупреждение.

— Да-да, разумеется.

— И у вас нет никаких возражений?

— Нет. Если вы будете выполнять нашу договоренность.

Маркус прищурился.

— Договоренность? Напомните мне, какую такую договоренность?

— Мы с вами договорились, что брак этот будет фиктивным.

— Да, припоминаю, такой разговор был, и я говорил вполне серьезно. Но вынужден вас предупредить, Ева, что терпеть такую ситуацию вечно я не намерен. Неужели вы полагаете, что я буду жить с вами рядом как с женой, воздерживаясь при этом от своих супружеских обязанностей?

— Нет… Но… я… надеялась, что…

— Не надейтесь, — отрезал он. — Мы договаривались вступить в супружеские отношения после того, как лучше узнаем друг друга. Но будучи вашим мужем, я вправе нарушить обет воздержания в любое время, и нет в нашей стране такого закона, который бы мог это запретить.

— То есть вы примените ко мне насилие?

— Я никогда не навязывал свою любовь женщинам, которые того не желали, и не намерен делать это впредь. Несмотря на ваше враждебное поведение и злой язык — в браке, предупреждаю вас, я ни того, ни другого не потерплю, — нечто, что я увидел в ваших глазах и почувствовал на ваших губах, позволяет мне надеяться на лучшее. Сдается мне, что, став моей женой, вы не заставите меня долго ждать.

Глаза Евы вспыхнули от гнева, она разозлилась не на шутку.

— В таком случае заявляю вам, не сходя с этого места, что у меня нет ни малейшего желания становиться иной. Если вас это не устраивает, убирайтесь ко всем чертям.

И разгневанная Ева резко повернулась и стремительно зашагала по направлению к гостиной, но, не давая ей опомниться, Маркус в два прыжка догнал ее и прижал к холодной каменной стене, мертвой хваткой вцепившись в плечи.

Ева впервые испугалась — такая ярость была в его глазах.

— Уберите руки, — прошипела она, — не то я закричу.

— Не закричишь, — прошептал он, улыбаясь и отыскивая ртом ее губы, оказавшиеся такими же нежными и мягкими, как три года тому назад на ярмарке.

Ощутив его губы, Ева высвободила руку, чтобы оттолкнуть нахала, но почему-то вместо этого прижалась к нему сильнее, всем своим телом ощущая сильную мужскую плоть. Он, ослабив объятия, свободной рукой обхватил ее за шею, запустив пальцы в волосы и теребя их, и Еву охватило неведомое доселе сладостное волнение. Губы Маркуса, поначалу твердые и требовательные, нежно поцеловали ее, и помимо своей воли она ответила ему тем же, утоляя давно томившую ее жажду.

Поцелуй длился, казалось, вечность, и в какой-то безумный миг она возжелала Маркуса всем своим существом. Такое наслаждение ей довелось испытать лишь один раз в своей жизни, и доставил ей его все тот же Маркус Фицалан. Он прервал поцелуй, и она было огорчилась, но спустя миг с облегчением вздохнула, почувствовав на своей шее нежные прикосновения его губ. Кровь застучала в висках, ее вновь пронзило острое желание.

Только сейчас она опомнилась. Да ведь эта ласковая атака напрочь сломит ее сопротивление!

Она с трудом заставила себя приоткрыть глаза, но встретила упорный взгляд Маркуса.

— Прошу тебя, Маркус, не делай этого, — взмолилась она, не в силах скрыть своего волнения.

Но он снова заключил ее в объятия, целуя податливые губы, сладкие как мед, прижимая к себе как можно ближе юное тело с прекрасными округлостями.

В ответ на его ласки Ева издавала звуки, напоминавшие мурлыканье котенка. Захваченная могучими волнами страсти, она не понимала, что с ней происходит.

Наконец Маркус разомкнул руки и слегка отстранился от нее. Тело его непроизвольно содрогалось, дышал он прерывисто. Ни одну женщину не желал он с такой силой.

— Будь я вправе поступать по-своему, я бы насладился тобой сию минуту, — пробормотал он. — И разбудил бы скрывающуюся в тебе страсть. Но уговор дороже денег.

Ева, продолжая млеть от сокрушительных поцелуев, смотрела на него беспомощно. Ей хотелось одного — чтобы он унес ее куда-нибудь и любил, доводя до экстаза, но ее охватил стыд. Что за мысли! Снова она ведет себя в точности так, как три года тому назад на ярмарке! И внезапно губы ее дрогнули, лицо побелело как мел, на глазах показались слезы.

Маленькая, невинная, беспомощная девочка, полностью находящаяся в его власти. Маркус испытывал к ней сострадание. Нет, он не станет злоупотреблять своей властью. Не выпуская Еву из рук, Маркус долго и упорно смотрел ей в глаза, и оба читали мысли друг друга. В этот миг между ними пробежала искра, сблизившая их.

— Не так уж я вам противен; как вы стараетесь доказать, — произнес он с удовлетворенной улыбкой человека, убедившегося в своей правоте. — Тем не менее я прошу прощения, Ева. Это не входило в мои намерения. Пожалуйста, не беспокойтесь. Я буду свято блюсти нашу договоренность и не дотронусь до вас, пока вы сами этого не захотите.

Он опустил руки и отступил назад. Все еще дрожа, Ева, чтобы не упасть, оперлась спиной о стену. Холодный рассудок нашептывал ей, что безумство — выходить замуж за мужчину, которому так легко сделать ее беззащитной, а взволнованное сердце жаждало продолжения.

— Возьмите себя в руки, пожалуйста, — сказал Маркус. — По-моему, нам пора вернуться в гостиную. И, наверное, следует объявить о помолвке, разумеется после того, как я переговорю с моей матерью и вашей бабушкой. Через день-другой я приеду в Бернтвуд-Холл, и мы обсудим дальнейший план действий.

— Меня, скорее всего, там не будет, — с трудом проговорила Ева, все еще продолжая дрожать.

— Да?

— Я собираюсь поехать погостить к моей подруге — Эмме Паркинсон. Ее мать пригласила меня к ним на несколько дней. Считает, что перемена обстановки пойдет мне на пользу.

— Думаю, она права, — кивнул Маркус. — Значит, в случае необходимости я наведаюсь к ним.

И, взяв Еву под руку, он направился в гостиную.

Глава девятая

Как странно, что она помолвлена с Маркусом Фицаланом, думала Ева. При мысли о том, что она будет его женой, ей становилось не по себе. При нем она напряжена до предела. Ничего подобного с ней прежде не бывало.

Но как он ее целовал! И как бурно реагировал на его ласки каждый ее нерв! Что же будет, когда он займется с нею любовью по-настоящему? Он обещал не трогать ее, пока она сама того не пожелает, но сколько она сумеет выдержать, зная, что он спит за соседней дверью? И захочет ли выдерживать?

Она глубоко вздохнула, и сидящая рядом в экипаже бабушка встревожилась.

— Ты плохо себя чувствуешь, Ева?

— Нет, все в порядке.

Ева улыбнулась и подумала, что не может ни на минуту забыть о Маркусе Фицалане.

Через несколько дней Ева с разрешения бабушки отправилась в гости к Эмме. Отец Эммы был помещиком, жили Паркинсоны в деревенском доме недалеко от Бруклендса.

Ева и Эмма дружили с детства. Семья у Паркинсонов была большая — семь девочек и один мальчик. Эмма была старшая.

Через два дня после приезда Евы, в воскресный день, все поехали на реку.

Ева прилегла рядом с Эммой на траву и с наслаждением прислушивалась к детским голосам.

— Какая ты счастливая, Эм, — с завистью произнесла она.

— Счастливая?!

— Ну да. Ведь жить в большой семье — счастье. Я бы очень хотела иметь хоть одного братика или сестренку. А когда у тебя нет никого…

— Да прекрати, — рассмеялась Эмма. — Ведь дети бывают невыносимы. Но если ты, Ева, так любишь детей, то сможешь в ближайшем будущем обзавестись собственными.

Она с лукавой улыбкой взглянула на Еву. Эмма знала о завещании сэра Джона, слышала, что Ева собирается замуж за Фицалана, и никак не могла понять, почему ее подруга ничего ей об этом не рассказывает. На месте Евы Эмма уже прыгала бы до небес от счастья.

— Сомневаюсь, во всяком случае в ближайшее время навряд ли. Ах, Эмма, — с тоской произнесла Ева, — я всегда мечтала встретить мужчину, в которого влюбилась бы по уши и была бы счастлива с ним до гробовой доски.

Эмма вздохнула.

— Жизнь, к сожалению, редко совпадает с нашими мечтами.

— Знаю. Маркус, наверное, считает меня глупой девчонкой, еще не вышедшей из детского возраста, но за последние недели я очень повзрослела. У меня такое ощущение, будто я стала старше на двадцать лет и являюсь жертвой обмана.

— Жертвой обмана! Скажешь тоже! Ты выходишь за самого завидного жениха в нашем округе. Сколько женщин — и я в их числе — отдали бы что угодно, лишь бы оказаться на твоем месте! — Эмма рассмеялась. — Но ты ведь собираешься выйти за него?

— Сказала ему, что выйду. У меня нет выбора, — с горечью призналась Ева.

— Мой тебе совет — выходи. Упускать такую возможность нельзя ни в коем случае. А упустишь и станешь жить с бабушкой, видя перед собой лишь холмы да баранов, не раз об этом пожалеешь.

— Я хочу быть уверенной, что не совершаю ошибки. Сейчас я сама себе хозяйка и очень этим дорожу. Почему я обязана выходить замуж, если мне не хочется? А главное — я боюсь. Боюсь стать женой этого человека, который намерен мною командовать. Одна мысль об этом приводит меня в неистовство.

— Дурой ты будешь, если не выйдешь за Фицалана, — отрубила Эмма. — Ты не только упустишь возможность стать женой самого красивого и завидного холостяка в наших краях, но и лишишься шахты «Этвуд». Представь, как это отразится на твоей жизни.

— Чтобы сохранить за собой шахту, мне не обязательно выходить за Фицалана, — тихо сказала Ева. — Я могу остаться до конца жизни в Бернтвуд-Холле и сохранить шахту Сомервиллям, но для этого надо выйти замуж за Джеральда.

— Что-о-о?! — выпучила глаза Эмма. — Ты не выйдешь за него! Это невозможно!

— Да нет, конечно. Но он сделал мне предложение. Не скажу, что Джеральд мне нравится, многое в нем меня проста отвращает. И даже пугает иногда. Как жаль, что Мэтью не старший брат. — Она вздохнула. — Насколько все было бы проще, если бы фамильную собственность унаследовал он.

Глаза Эммы затуманились, лицо приняло мечтательное выражение. Ева улыбнулась.

— Я знаю, что в последнее время вы с Мэтью сблизились… Но как ты полагаешь, получив шахту, Маркус Фицалан не станет относиться ко мне хуже?

— Да что за вздор, Ева! Но скажи, пожалуйста, как тебе удается при общении с Фицаланом скрывать свою неприязнь к нему? Она не злит его?

— Наверняка злит, мне не всегда удается сдержаться: раздражают его гордость и высокомерие, чувство собственного превосходства.

— Что ж тут удивительного! Человек он богатый, обладает массой достоинств. Есть чем гордиться. Говорят, что в компании он неотразим — веселый, добродушный, но вообще-то характер у него жесткий. Ты бы лучше была с ним поласковее, не то он еще передумает и женится на другой.

— Вряд ли. Ему позарез нужна шахта «Эт-вуд». Что же касается меня, то, если б не завещание отца, он бы и не вспомнил о моем существовании. А скажи, Эм, до тебя никогда не доходили слухи о мистере Фицалане? Связанные с одной нашей общей знакомой?

Эмма озадаченно пожала плечами.

— А такие слухи ходят?

— Не знаю. Но поскольку ты часто бываешь в обществе, я решила, что тебе может быть что-нибудь известно.

— Да нет. Имя мистера Фицалана часто всплывает в разговорах, его прошлые связи с несколькими дамами ни для кого не секрет, вот и все. Но кого ты имеешь в виду? Прошу тебя, не таись.

— Анджела Ламберт, — вздохнула Ева, — она же Стефенсон — после замужества.

— Анджела? И мистер Фицалан? Обхохочешься! В жизни не поверю и тебе не советую. Насколько мне известно, она после смерти Лесли недолго предавалась скорби. Много времени проводила в Лондоне и, по словам Мэтью, подружилась с Джеральдом и его приятелями. Сюда она возвратилась всего лишь четыре месяца назад. И я ни разу не слышала, чтобы ее имя упоминалось в связи с мистером Фицаланом. В романтическом плане, во всяком случае, а все остальное тебя, очевидно, не интересует. Но что дает тебе основания подозревать ее?

— Никаких оснований у меня нет. Забудь то, что я сказала. Я сваляла дурака, и только.

— Так-то оно так, но все-таки почему ты спросила?

— Только потому, что встретилась с ней в Бруклендсе. Совершенно случайно я подсмотрела, как она в саду беседовала с Маркусом, и мне показалось, что она ведет себя слишком фамильярно для просто знакомой. Я даже почувствовала себя на этом обеде лишней.

Эмма успокаивающе обняла подругу за плечи.

— Если она вела себя так, как ты говоришь, то, скорее всего, из зависти. Мы же с тобой знаем, какой хитрюгой она может быть. Да и вообще, о чем речь — женится-то он не на Анджеле, а на тебе. На твоем месте я бы и думать об этом не стала. — Эмма взглянула на Еву с чуть таинственной, ласковой улыбкой. — Но если Анджела так тебя беспокоит, то ты не совсем равнодушна к мистеру Фицалану. Ева опустила глаза и, покраснев, вздохнула.

— Наверное, ты права, — призналась она. — Его присутствие выводит меня из равновесия, я не отдаю себе отчета в своих словах и действиях.

— Ты, похоже, близка к тому, чтобы влюбиться в него.

— Да, — созналась Ева, не в силах слукавить под испытующим взглядом Эммы. — Похоже на то. Видишь ли, тогда на ярмарке в Этвуде он вел себя крайне непорядочно, и я с полным на то основанием невзлюбила его. И не слушала тех, кто отзывался о нем с большой симпатией и уважением.

Эмма с любопытством взглянула на подругу.

— А сейчас?

— А сейчас я удивлена и встревожена тем, что не могу относиться к нему критически. Узнав его поближе, я поняла, что мною руководило предубеждение, что в нем есть много хорошего, чем так восторгался мой отец. И мое мнение о нем, по-видимому, может перемениться.

— Рада слышать это, — расцвела Эмма. — Семейная жизнь, начинающаяся со взаимных обид и неприязни, вряд ли может оказаться счастливой. Пойдем, однако. — Она встала. — Дети уже уселись, няни зовут нас, значит, пора приниматься за еду.


Пока Эмма помогала собирать все после пикника, Ева и Мэтью спустились к реке с детьми, которые с визгом и смехом бросились в теплую воду, стараясь утопить Мэтью. Их веселые голоса навели на след Евы Маркуса, который верхом на лошади разыскивал ее. Когда он приблизился к месту купания, дети побежали к няням вытираться. Его удивленному взору предстала раскинувшаяся на траве Ева, обаятельная, женственная, естественная, какой он представлял себе ее тезку в райском саду.

Но тут Маркус заметил лежавшего рядом с ней молодого человека, и его охватили испуг и гнев. Неужели же он был не так далек от истины, когда на Этвудской ярмарке обозвал Еву блудницей?

Мэтью, выведенный из дремотного состояния тенью от лошади со всадником, сел и молча уставился на непрошеного гостя.

Он не раз видел его на шахте и сразу узнал человека, с которым помолвлена Ева. Хорошо представляя себе, как он выглядит со стороны — брюки закатаны выше колен, рубашка выпущена наружу, лицо пылает от шалостей с детьми в воде, — Мэтью сжался под ледяным взглядом Маркуса, более всего желая провалиться сквозь землю.

А Маркус не мог отвести глаз от Евы. Она была великолепна. Из-под распущенных блестящих, как шелк, черных волос спокойно, без тени смущения взирали на него ее фиалковые глаза. Она лежала босая — туфли с чулками внутри стояли рядом, из-под юбки выглядывали длинные, белые, стройные ноги. Да как она смеет так вести себя в присутствии этого юнца, у которого молоко на губах не обсохло! И Маркус грозно нахмурился.

— Я искренне надеюсь, что впечатление, которое производит ваш вид, обманчиво, — процедил он с ледяным спокойствием. — Что-то я не припомню, чтобы мы встречались. Не познакомите ли вы нас, Ева?

— С удовольствием. Хотя странно, как это вы, зная его старшего брата, до сих пор не знакомы с Мэтью. Мэтью, познакомься с мистером Фицаланом. А это Мэтью Сомервилль, младший брат Джеральда. Работает на шахте «Этвуд».

Лицо Маркуса выразило крайнее раздражение. Еще бы! Человек, связанный родственными узами с Джеральдом Сомервиллем, не может не быть безнравственным.

Смущенный Мэтью вскочил на ноги.

— О, сэр… Мне известно, кто вы… Вы… — залепетал он.

— Жених мисс Сомервилль, — закончил за него Маркус. — Так ведь, Ева?

— Так, — ответила Ева, чувствуя, как испаряется ощущение близости, которое они в какой-то миг испытывали в Бруклендсе.

— Тогда я, пользуясь вашим присутствием, поздравляю вас. — Мэтью нагнулся, подхватил ботинки и пошел прочь. — Простите, сэр, меня ждут дети.

Маркус спешился. Он смотрел на Еву молча, но вся его фигура, блеск глаз, твердо сжатые губы выдавали его недовольство. Что привело его в такое негодование, Еве было непонятно. Она вздохнула. Как жаль, что отец не завещал половину шахты «Этвуд» человеку простому, сговорчивому, вроде Мэтью, например. Насколько легче было бы ей принять решение.

Она со вздохом поднялась.

— Не ожидала увидеть вас здесь, Маркус. Вы, полагаю, слишком заняты, чтобы разъезжать со светскими визитами.

— Меня потянуло взглянуть на мою невесту.

— Польщена. Но как вы узнали, где я?

— Заехал к Паркинсонам в надежде застать вас там. Мать Эммы сказала, где вас найти. Вы ничего не желаете сказать в свое оправдание?

— Нет. Мне не в чем оправдываться. Ваш гнев и упреки мне не страшны. Я вас не боюсь.

Маркус в душе вскипел, но постарался не подать виду.

— Меньше всего я хочу, чтобы вы меня боялись, но жду от вас объяснений. Сцена, которую я наблюдал, говорит о том, что вы ведете себя неприлично.

— Не будьте смешным! — возмущенно вскричала Ева. — Мы с Мэтью знаем друг друга с детских лет.

— Дети имеют ту особенность, что они вырастают. Вы не хуже меня знаете, какие мысли приходят в голову Мэтью, когда он с вами наедине, а вы к тому же не вполне одеты.

— Да вы, Маркус Фицалан, уже сейчас ведете себя как ревнивый муж. Я разулась, но лишь для того, чтобы играть с детьми в воде.

Вы же судите обо всех по собственной мерке. Уверена, Мэтью и в голову не могло прийти то, на что вы намекаете, да к тому же ему нравится Эмма, а не я. Или вас раздражают люди, которые умеют веселиться?

— Нисколько. Веселиться я люблю не меньше других, но мне не нравится, что моя будущая жена делает из себя посмешище.

— Ну, знаете! — взорвалась Ева. — Называть меня посмешищем за то, что я играла с детьми! Может быть, вам и дети не нравятся?

— Детей я очень люблю и намерен в ближайшем будущем битком набить ими детскую в Бруклендсе.

— А вы не считаете нужным сначала посоветоваться со мной?

— Непременно посоветуюсь. Когда для этого настанет время. Ваше сегодняшнее поведение выходит за рамки приличий, но я надеюсь, что после нашего бракосочетания вы будете вести себя в обществе как подобает моей супруге. И заниматься не чужими детьми, а собственными.

Нет, это уже слишком! Что он себе позволяет?

— А меня с детства приучили думать, что к дамам следует относиться вежливо и уважительно.

— Если дама ведет себя так, как пристало даме, — зло сказал Маркус.

Ева покраснела и с вызовом взглянула на него.

— Слышать этого не желаю. Да как вы смеете так со мной разговаривать?

— Смею, после того как видел мою будущую жену, которая развлекалась в кустах с юнцом.

— Мы не развлекались в кустах, и Мэтью отнюдь не юнец. Он серьезный взрослый мужчина, мой родственник и любимец моего отца. А что я делаю, вас не касается! — воскликнула она.

Они смотрели друг на друга с яростью.

— Ошибаетесь, мадам, еще как касается! Я не желаю быть свидетелем того, как моя жена дает другому то, в чем мне отказывает.

— Да я пока что не ваша жена, Маркус, и не стану ею, если вы будете продолжать в том же духе. Вы же обещали не трогать меня, пока я сама этого не захочу. Так быстро передумали?

Маркус на какой-то миг растерялся.

— Я всегда держу свое слово. Но не можете же вы отказывать мне до бесконечности. Терпение — не главная моя добродетель, а воздержание для меня тяжкое наказание. Не могу же я воздерживаться вечно.

Ева театрально рассмеялась.

— Тогда не теряйте времени, ожидая меня.

— Я буду ждать, но зарубите себе на носу, что никаких легких флиртов за моей спиной я не потерплю. Если вы полагаете, что сможете завести роман, значит, вы меня просто не знаете.

— И не хочу знать, если вы позволяете себе говорить со мной таким тоном, — вспыхнула Ева.

— Какая дерзость! — возмутился Маркус. Ева сменила тактику и вкрадчиво спросила:

— Скажите-ка, Маркус, то, что вы сейчас сказали, относится и к вам?

— Что вы имеете в виду?

— Анджелу Стефенсон, — холодно процедила она сквозь зубы.

Маркус откинул голову и расхохотался.

— Анджела, — еле выговорил он сквозь смех. — Она просто знакомая, да и то лишь потому, что наши матери близкие подруги. — Внезапно он прищурился. — Да вы никак ревнуете?

— Не больше, чем вы к Мэтью.

— Только потому, что застал его в непристойной ситуации. Но Анджела, поверьте, моя знакомая, и не более того.

— У меня сложилось иное впечатление, и у Анджелы, судя по ее поведению, по-видимому, тоже.

Маркус, сощурившись, задумался, стараясь припомнить все, что происходило в его саду.

— Я вышел в сад, разыскивая вас, и, не найдя, огорчился. И тут увидел Анджелу, сидящую на краю фонтана. Вот и все. Но меня поражает, как вы можете обвинять меня в том, что я за вами подглядываю, когда сами этим грешите? Если же вы увидели нас случайно, то должны были бы дать о себе знать.

— Не в моих правилах нарушать столь интимное свидание. — Разговор об Анджеле совсем расстроил ее. — В конце концов ничто не заставляет меня выходить за вас замуж, — вскипела она, потеряв самообладание.

— Еще как заставляет! — прорычал, снова разозлившись, Маркус. — Не выйдете — шахта «Этвуд» уплывет из ваших рук. Я нужен вам не меньше, чем вы мне, и вам это прекрасно известно. А сейчас обувайтесь и представьте меня вашим друзьям. Чем раньше этот щенок поймет, что вы так или иначе будете моей женой, тем лучше.

— Иными словами, вы ставите на мне печать, как на своей собственности?

— Если вам угодно выразиться так, то извольте.

— В таком случае буду вам весьма благодарна, если вы измените выражение лица.

Маркус взглянул на нее вопросительно.

— Иначе вы перепугаете детей, — язвительно пояснила Ева, откинула волосы со лба, подхватила свои туфли с чулками и решительно зашагала вперед, не обращая внимания на то, следует он за ней или нет.

Маркус схватил повод лошади и, усмехнувшись, пошел за Евой, с восхищением глядя ей в спину. Сомнений не было, впереди его ждет немало подобных стычек.

Глава десятая

Маркус так резвился с детьми, так смешил их, что те от хохота катались по траве. Няни были не только удивлены, но и очарованы его умением обращаться с малышами.

— Кто бы мог подумать? — сказала Эмма, садясь рядом с Евой на землю.

— В самом деле — кто? — пробормотала Ева.

— Не пора ли нам вызволить его из детской компании?

— Да ладно уж, пусть получает удовольствие. Он, по-моему, радуется не меньше их.

— Мистер Фицалан совсем не такой, каким я ожидала его увидеть. Он обожает детей.

— Я удивлена не меньше твоего, Эм. Он сейчас совсем другой, я его просто не узнаю.

— Из твоих слов я поняла, что он человек волевой, жесткий. Но ничего подобного я в нем не замечаю.

Ева смотрела на него и тоже не узнавала. Без пиджака, растрепанный, выглядит намного моложе и мягче. Мальчик, да и только. Видно было, что он искренне любит детей, а дети тянутся к нему.

Спустя некоторое время он надел пиджак и, переводя дыхание, уселся рядом с Евой.

— Скажу честно, Маркус, я просто потрясена. Никогда бы не подумала, что вы умеете так хорошо обходиться с детьми. И рада, что они для вас вовсе не обуза.

— Так я же говорил вам, что люблю детей. Да, хочу вам сообщить, зачем я сюда прискакал.

— Зачем же?

— Чтобы сказать, что нас обвенчают ровно через три недели в Этвудской церкви. Надеюсь, вас это устраивает.

— Да, вы же знаете, чем скорее, тем лучше. У меня нет ни малейшего желания оставаться дома до приезда Джеральда.


Возвратившись домой, Ева, к своему великому огорчению, застала в Бернтвуд-Холле Джеральда. Ей сразу вспомнились его угрозы, не оставлявшие сомнений в том, что ради получения шахты он готов на все. Он приехал без предупреждения, приведя в крайнее смятение бабушку и слуг.

В гостиной она увидела не только Джеральда, но и Мэтью, встретившего ее с виноватым видом. Он знал, что она недолюбливает Джеральда, и понимал, как ей трудно распрощаться с родным домом.

Джеральд, без пиджака, удобно расположился в большом кресле у окна, как и подобает хозяину дома. Глядя на него, Ева с болью в душе ощутила себя гостьей. Да она и есть гостья, и тут уж ничего не поделаешь.

Увидев входящую Еву, Джеральд и не подумал подняться со своего места, а лишь иронически поднял бровь.

— Странно все же: я приезжаю, чтобы вступить в права наследования, а ты, Ева, отсутствуешь и не встречаешь меня. Я разочарован.

— Полагаю, ты вскоре утешишься, — холодно произнесла Ева. — Извини, но я не ожидала тебя так скоро.

— Я… Я надеюсь, ты, Ева, не против того, чтобы мы тут жили, — выступил вперед Мэтью.

— Против? — повторил Джеральд. — А как она может быть против? Человек не обязан спрашивать разрешения, чтобы приехать в собственный дом. Разве не так, Ева?

— Да-да, так. А ты тоже будешь жить здесь, Мэтью?

— Боюсь, что да, — ответил Мэтью, бросив искоса взгляд на старшего брата. — Иначе не обойтись.

Как же, конечно, не обойтись. Их собственный дом, несомненно, выставлен на продажу, чтобы расплатиться с долгами Джеральда. Интересно, много ли времени потребуется, чтобы такая же участь постигла Бернтвуд-Холл?

— Недолго же ты гостила у Паркинсонов, — заметил Джеральд.

— Я не хотела надолго оставлять бабушку одну.

— А когда же почтенная леди избавит нас от своего назойливого присутствия? — Джеральд не любил леди Пембертон.

— Как только я выйду замуж за мистера Фи-цалана.

— Что я слышу! — В делано-спокойном голосе Джеральда зазвучала угроза. — Итак, ты решила выйти за нашего знаменитого соседа без роду и племени, но зато богатого.

— Не твое дело, за кого я выхожу. И оскорблениями в адрес мистера Фицалана ты ничего не достигнешь. Он настоящий джентльмен, недаром его все уважают.

— Если верить слухам, настоящий джентльмен три года назад, воспользовавшись твоей наивностью и невинностью, пытался тебя соблазнить, разрушив тем самым твои надежды на достойный брак.

Ева досадливо поморщилась.

— Давно это было и быльем поросло! Я и говорить с тобой об этом не желаю. А прошу тебя лишь о том, чтобы ты разрешил мне и бабушке остаться в Бернтвуд-Холле до нашей свадьбы с Фицаланом. Самое большее — на месяц.

— Но я же тебе сразу сказал после похорон твоего отца: живи, сколько хочешь. И мое предложение выйти за меня замуж остается в силе.

— И мой отказ — тоже.

— Подумай как следует, Ева. Выйдя за меня, ты не прогадаешь. Останешься хозяйкой этого дома, в деньгах будешь купаться. Ведь шахта «Этвуд» станет нашей. Чего тебе еще надо?

— В самом деле, чего? Хорошего мужа, должно быть.

— Дура ты дура, если надеешься быть счастливой с Маркусом Фицаланом.

— У него самые честные намерения.

— Осмелюсь утверждать, что пройдет какое-то время, и женщина, на которой он до тебя собирался жениться, по-прежнему будет согревать его постель, — произнес Джеральд небрежным тоном.

— Не знаю, о ком ты говоришь, и знать не хочу. Как ты смеешь со мной так разговаривать? — вспыхнула Ева.

— Это Анджела Стефенсон, с которой у него роман. И на которой он собирался жениться, и женился бы, если бы шахта «Этвуд» не помешала. Полагаю, Анджела в эту минуту с ним.

Нет, она не поддастся так легко на провокацию.

— Зря стараешься, Джеральд. Как бы ты ни изощрялся в выдумках, тебе не отговорить меня от свадьбы с Фицаланом. Впрочем, — Ева насмешливо улыбнулась, — если уж Анджеле не терпится выйти еще раз замуж, то незачем далеко ходить. Немного усилий с твоей стороны — и она возлюбит тебя.

— Мы с Анджелой друзья, и только, — нахмурился Джеральд. — Да ей нужен не я, а мистер Маркус Фицалан. Мужчины существа слабые, а уж красавица Анджела способна вить из них веревки.

— Ну, Маркуса слабым никак не назовешь.

— Не будь наивной, — резко сказал Джеральд. — Он женится на тебе из-за шахты «Эт-вуд», а ты и уши развесила.

Его прищуренные глаза источали угрозу, тон был откровенно враждебный.

— Анджела себя в обиду не даст, как ты знаешь по собственному опыту, она не станет смиренно смотреть на то, как ты отнимаешь у нее облюбованную ею добычу.

— Это угроза?

— Не угроза, а предупреждение.

С трудом сохраняя спокойствие, Ева повернулась к выходу.

— Прости, Джеральд, мне необходимо разыскать бабушку.

— Да, кстати, — схватил он ее за рукав. — Я пригласил гостей. В конце недели будет большой прием. Отдай слугам необходимые распоряжения. Этот дом похож на гробницу, надо вдохнуть в него жизнь.

— Подожди, Ева, — догнал ее в коридоре Мэтью. — Как неприятно! Я пытался уговорить Джеральда не приезжать без предупреждения, но ты ведь его знаешь. Разве он послушает?

— Не извиняйся, Мэтью. Он твой брат, ты по-своему к нему привязан, но, поверь, более неприятного человека я не встречала.

Ева пошла к себе в комнату, чтобы успокоиться перед встречей с бабушкой. Все, что Джеральд наговорил о Маркусе и Анджеле, — ложь, придуманная для того, чтобы помешать ей выйти за Маркуса.

Ведь Маркус сказал ей, что между ним и Анджелой ничего нет. И она верит ему. Такой, как она поняла, открытый, правдивый человек не станет ее обманывать.

Между тем Джеральд, потерпев жестокое поражение, обдумывал дальнейший план действий. Шахта «Этвуд» необходима ему позарез, он не остановится ни перед чем, чтобы помешать бракосочетанию Евы и Маркуса Фицалана.


Гости Джеральда отдали должное всем прелестям сельской жизни — ездили верхом, ловили рыбу, охотились. Как ни избегала Ева их общества, ей все же приходилось играть с ними в карты, обедать.

На третий день непогода заставила всех остаться дома. Еве наскучило сидеть в своей комнате с бабушкой, и она спустилась в библиотеку. Услышав в холле знакомый смех, она заглянула в гостиную: Среди гостей расхаживала поразительно красивая Анджела, наслаждаясь откровенным вожделением на лицах мужчин и завистью женщин.

При виде Евы ее глаза стали жесткими и безжалостными.

Как близкая приятельница Джеральда, она неизбежно должна была появиться в Бернтвуд-Холле. Кивнув из вежливости, Ева удалилась в библиотеку и уже сняла с полки книгу, когда вошла Анджела.

С минуту они стояли и молча взирали друг на друга, затем Анджела снисходительно улыбнулась, а Ева вздохнула и направилась к окну.

— Что тебе от меня надо? — спросила она. — Разве что ты собираешься извиниться за свое подлое поведение? Но тоже не стоит — раньше надо было.

— Извиняться мне не за что, — прошипела Анджела, злобно оглядывая прекрасное лицо и стройную фигуру Евы. — Даже если бы случая на ярмарке с тобой и Маркусом не было, Лесли все равно женился бы на мне. Я просто хочу удержать тебя от ошибки, а то как бы ты снова не попала впросак.

Ева с притворным удивлением широко раскрыла глаза.

— Ах, ты, значит, заботишься о моем благополучии? Трудно в это поверить. И о чем же пойдет речь?

— Ты сама отлично знаешь о чем.

— Боюсь, что нет. Просвети меня, сделай милость.

— Я слышала, что ты собираешься выйти замуж за Маркуса Фицалана.

— Да, собираюсь, но какое тебе до этого дело? Или ты хочешь меня поздравить?

— Ни в коем случае. Я же сказала, что пришла предупредить тебя, как бы ты снова не села в галошу.

— Это каким же, интересно, образом?

— Я полагаю, что знаю Маркуса лучше, чем ты. Поскольку ты собираешься за него замуж, тебе тоже нелишне будет знать, что любит он и всегда будет любить только меня.

Ева подняла брови, изображая насмешливое удивление.

— Да? Так ли уж хорошо ты его знаешь, Анджела?

— Не сомневайся. Мы были друзьями еще в Лондоне, близкими друзьями. — Последние слова она выделила голосом. — Вот смотри. — Она протянула Еве бледно-голубой веер, украшенный серебром и бриллиантами, явно очень дорогой. — Последний его подарок к моему дню рождения. Маркус такой внимательный и щедрый, он все время мне что-нибудь дарит.

Ева побледнела, сердце ее сжалось. Но тут же она обругала себя. Что она за дура такая? Анджела уже обвела ее однажды вокруг пальца самым подлым образом, а теперь намеревается вторично разрушить ее счастье. И она идет у нее на поводу. Тем не менее Ева уставилась на веер. Такая маленькая вещица, а может изменить всю ее жизнь.

— Откуда известно, что это подарок Маркуса?

— Да из надписи. Вот. Смотри. И Анджела раскрыла веер.

«Ко дню рождения с любовью. Маркус», — прочла Ева.

— Когда я возвратилась сюда, — тараторила Анджела, — мы продолжали встречаться. И если бы не ты с этой шахтой, будь она проклята, он женился бы на мне.

Ева взглянула на нее с ужасом. До чего же хочется треснуть по этим торжествующе ухмыляющимся губам!

— Мне ли не знать, как убедительно может говорить Маркус, когда ему чего-нибудь хочется! — продолжала Анджела. — Ни на минуту не сомневаюсь, что он и тебя сумел околдовать своим красноречием, уверяя, что любит тебя и хочет на тебе жениться. На самом деле ваш брак для него — одна из многочисленных деловых сделок, приносящих ему выгоду, в данном случае в виде шахты «Этвуд». Неужто ты хоть на минуту веришь, что ему нужна ты?

Еве удалось сохранить самообладание.

— Не знаю, Анджела. Я не так проницательна, как ты. Но полагаю, что нравлюсь Маркусу не меньше тебя, хотя у меня нет твоей хватки. Скажи, ты всегда будешь зариться на то, что принадлежит мне? Сейчас ты стараешься отговорить меня от брака с Маркусом. Я права?

— Думай, что тебе заблагорассудится. — Рассерженная Анджела резко повернулась и пошла к двери. — Но берегись. Ты еще не вышла за Маркуса, так знай: он мой, мой. Я хочу стать его женой и не допущу, чтобы ты перебежала мне дорогу.

— А что ты для этого сделаешь? Убьешь меня?

Анджела со зловещим блеском в глазах хитро улыбнулась.

— Что-нибудь придумаю, уж будь уверена. При желании я могу быть очень опасным соперником.

Она оставила Еву дрожащей от негодования и опасений. Кому-кому, а уж ей хорошо известно, что красавица Анджела может обернуться ядовитой змеей. Что она, не задумываясь, воспользуется своими женскими чарами как оружием, лишь бы добиться желаемого.

Анджела, конечно, опасна, но еще опаснее Джеральд. Ни одному из них она не доверяет, а вместе они представляют собой смертельную угрозу.

Подарок Маркуса Анджеле — веер неотступно стоял перед глазами Евы. Он расстроил ее гораздо больше, чем она себе признавалась. Только они с Маркусом начали сближаться, как испытываемый ею гнев и ревность к Анджеле снова встали между ними.

Быть может, в самом начале, когда их брак представлялся лишь вынужденной необходимостью, а чувства не принимались в расчет, она бы не реагировала так остро на сообщение Анджелы, хотя и тогда не хотела бы, чтобы рядом с Маркусом была именно Анджела. Пусть уж лучше любая другая женщина. Да, она решила выйти за него замуж, зная, что он никогда не будет любить ее так, как любит его она. Ибо, заглянув в свое сердце, вдумавшись в свои мысли и чувства, Ева с предельной ясностью осознала, что любит его.

Но он не должен об этом догадываться.

Любовь подкралась к ней и захватила ее врасплох. В присутствии Маркуса ее неизменно охватывала скованность, она переставала владеть собой, но не понимала, что с ней происходит, а когда поняла, было уже поздно. С тех пор как три года назад Маркус поцеловал ее на ярмарке, ни один мужчина не волновал так ее сердца. Недаром же она все это время вела отшельнический образ жизни.

Какова ирония судьбы: влюбиться в человека, за которого она не желала выходить замуж! И уж совсем никуда не годится то, что он женится на ней, а мечтает о другой.

Ну что ж, с горечью думала Ева, она не строит себе никаких иллюзий. Знает, что сердце его принадлежит другой. И выходит замуж с открытыми глазами, хорошо представляя себе, что ее ожидает. Но почему же она испытывает такое глубокое чувство разочарования? Почему так ноет ее душа? Зная, что ее ожидает, она должна научиться принимать условия игры и приноровиться к ним.

Глава одиннадцатая

Возвращаясь вечером от бабушки к себе, Ева заметила притаившегося под лестницей Джеральда. Кого же еще он поджидает, как не ее! Проскочить бы мимо, подумала она, но он преградил ей дорогу. От выражения его глаз у нее мурашки пошли по телу.

Вид его был ужасен. Растрепанные волосы беспорядочно падали на лоб, воротник рубашки расстегнут, галстук неряшливо висел на шее, из-под рубашки в пятнах от вина виднелась голая грудь. Он был явно пьян, хотя твердо стоял на ногах.

— Ты куда? — прохрипел он.

— В свою комнату, — ответила она. Он крепко схватил ее за руку.

— А почему бы тебе не выпить с нами перед сном? Мои друзья, особенно Тимоти, обижаются, что ты не желаешь познакомиться с ними поближе.

— Пусть пеняют на себя. Ты пьян. Да и твои товарищи тоже. А теперь дай пройти. И не смей меня трогать.

— Это почему же? Ведь тебя и до меня трогали.

Тщетно Ева пыталась вырваться. Чем больше она прилагала усилий, тем крепче он ее держал.

— Мне о тебе много чего известно, больше, чем ты думаешь. О том, как ты на ярмарке бросилась в объятия Маркуса Фицалана и как он сполна насладился тобой, хотя уверял твоего отца, что ограничился одним поцелуем.

Ева с отвращением отвернулась от него.

— Легко догадаться, кто тебе насплетничал. Не иначе как Анджела. Отпусти меня, Джеральд! Дай пройти!

— А если не отпущу? Что тогда?

— Тогда я пожалуюсь Маркусу.

— Но его здесь нет, он тебя не спасет. Ему важнее любой женщины на свете дорогая его сердцу шахта «Этвуд». И если ты надеешься разжечь огонь, вспыхнувший три года назад, то просчитаешься.

— А тебя шахта «Этвуд» не интересует?

— Еще как интересует. И я этого не скрываю. Но ты — дополнительный приз к ней. И даже очень приятный. Чем сильнее ты сопротивляешься, тем больше мне нравишься.

Еве с трудом удавалось сдерживаться, чтобы не дать ему пощечину.

— Если это комплимент мне, можешь сохранить его при себе. Мне на твои любезности наплевать.

— Это меня не пугает. Захочу — и возьму тебя. А ты, если разжечь тебя, — огонь. И чем дольше станешь сопротивляться, тем слаще будет победа. И я тебя добьюсь. Клянусь, это будет так.

. — Ни за что. Я лучше убью себя.

— Убить тебя, если понадобится, могу и я, если ты не отменишь свадьбу с Фицаланом. Шахта «Этвуд» необходима мне позарез, и я не остановлюсь ни перед чем.

Ева онемела от ужаса. Руки Джеральда ослабли, и Ева вырвалась. Она тщательно заперла дверь, но весь вечер этот омерзительный, страшный человек не шел у нее из головы.


Спала она плохо, то и дело пробуждаясь. Уговаривала себя, что, несмотря на угрозы Джеральда, бояться ей нечего, главное — держать его подальше от себя. После полуночи до ее слуха донеслись звуки шагов за дверью. Она подошла к двери и увидела, как ручка начала медленно двигаться. Хорошо, что она сообразила запереться на замок. Дрожа всем телом, Ева снова улеглась в постель, но долго не могла согреться и прийти в себя.

Лежа без сна, она постаралась забыть о Джеральде и сосредоточиться на мыслях о Маркусе.

Сможет ли она жить с человеком, влюбленным в другую женщину? Да конечно же, нет, даже если из-за этого потеряет шахту «Этвуд». Всякий раз, глядя в глаза Маркусу, она будет представлять его рядом с Анджелой, строя предположения, чем они наедине занимаются, о чем говорят. Но и отказаться от замужества трудно — ведь она любит его.

И вдруг все ее надежды и мечты показались ей иллюзорными, появилась твердая уверенность, как ей надлежит поступить. Она расстроит помолвку.

Уткнувшись лицом в подушку, Ева долго рыдала, пока не иссякли слезы.


На следующий день в Бернтвуд-Холл прискакал Маркус. Застав там неожиданно большое общество, он не только удивился, но и обеспокоился за Еву. Джеральд приехал раньше намеченного срока, а от него можно ожидать чего угодно.

Направившись по совету слуги в сад, где гуляла Ева, он издали увидел ее тонкую, грациозную фигурку, больше напоминавшую девчоночью.

Утомленная бессонной ночью, в отчаянии от принятого ею решения, Ева чувствовала себя так, словно провалилась в черную яму, из которой ей никогда не выбраться. Услышав за спиной шаги, она в испуге оглянулась.

Ему сразу бросилась в глаза неестественная бледность, даже прозрачность ее щек и дрожь в руке, которой она откинула прядь волос с лица.

— О, Маркус! Ты меня напугал!

— С каких это пор ты стала такой нервной? — нежно произнес он. — Почему не сообщила мне о приезде в Бернтвуд-Холл Джеральда?

— Ну… Я… Мне казалось это излишним, — забормотала она в ужасе от того, что ей неизбежно придется ему сообщить.

— И дружки его тут как тут. Не теряют времени даром.

— Что поделаешь? Я тут не хозяйка, не мне решать, кого принимать, а кого нет.

Маркус сочувственно вздохнул.

— Знаю. У тебя, наверное, забот полон рот?

— Да нет, ничего особенного.

— Ева, скажи мне правду, если Джеральд себе что-нибудь позволяет, я ему… — Глаза его засверкали, лицо нахмурилось.

— Нет-нет, — поспешила она ответить. Его заботливость тронула ее.

— А как твоя бабушка?

— Хорошо, но из своих комнат не выходит.

— Вполне ее понимаю. Знаешь, Ева, я хочу, чтобы вы с бабушкой перебрались к нам в Бруклендс. Да и мама будет рада. Ей хочется познакомиться с тобой поближе и обсудить все, что связано со свадьбой.

Говорил он настолько искренне, что на сердце у Евы потеплело. Так, может, принять его предложение и переехать в Бруклендс, под крылышко Маркуса, где она будет себя чувствовать в полной безопасности?

Но нет! Она вспомнила разговор с Анджелой и поняла — Маркус Фицалан представляет для нее еще большую опасность, чем Джеральд. Надо немедленно покончить с этим делом, чтобы больше не переживать, готовясь к мучительному объяснению.

— Очень мило с твоей стороны, Маркус, но я не могу.

Что-то тут неладно, чувствовал все время Маркус. Хоть бы она объяснила, что происходит.

— Ты не хочешь, чтобы я вам помог? Я же не слепой, вижу — ты не в своей тарелке. Боишься Джеральда?

Голос его звучал ласково, во взоре была одна нежность, хотя обычно их беседы больше напоминали поединок на ножах. Готовая разрыдаться, Ева с трудом сглотнула комок в горле и медленно покачала головой.

— Нет, — солгала она.

Впрочем, когда Маркус был рядом, она и впрямь никого и ничего не боялась, ей начинало казаться, что испытываемый ею страх лишь плод богатой фантазии, а Джеральд существо безобидное.

— Тогда обещай мне, если почуешь какую нибудь опасность, тут же дашь мне знать. А еще лучше — приедешь сама в Бруклендс.

— Услышав то, что я все время собираюсь тебе сказать, ты не захочешь видеть меня в Бруклендсе.

В ожидании продолжения Маркус с каменным выражением лица взглянул Еве в глаза. По ее растерянности и скованности нетрудно было догадаться, как тяжело ей говорить.

— Я… я, Маркус… я решила не выходить за тебя.

— Хотелось бы знать почему.

— Не могу, и все тут. Поеду с бабушкой в Камбрию, буду жить там.

Маркус побледнел от негодования. Видно было, что он с трудом сдерживает гнев.

— Понимаю, — проговорил он, растягивая слова. — А ты не чувствуешь никаких обязательств передо мной и перед твоим отцом? Мы же с тобой заключили соглашение, если ты помнишь, и я намеревался строго выполнять его условия.

— Приношу свои извинения за причиненное беспокойство. Знаю, ты меня возненавидишь, за что я не вправе тебя порицать, но поступить иначе не в моих силах.

— А как же шахта?

— Я говорю не о шахте, а о себе. Шахта больше меня не интересует. Я не выйду за тебя, Маркус. Не могу.

В этих двух простых словах было столько решимости, что Маркус не сразу нашелся что возразить. Молча смотрел он на Еву, мучительно думая, какие аргументы могут заставить ее изменить решение. Но по выражению ее лица и всему поведению он понял, что оно далось ей нелегко. Что-то произошло, но она не говорит, что именно. Ему же кажется, что всему виной приезд Джеральда.

— Не считаешь ли ты нужным объяснить мне, чем ты руководствовалась? Почему вдруг я стал тебе неприятен?

— О нет, это совсем не так.

— Не так? Известно ли тебе, что думает мужчина, нареченная которого дает ему отставку? Он начинает подозревать, что его место в ее сердце занял или занимал все время другой. Кто же этот другой? Джеральд? Или один из его дружков?

— У меня, поверь, не такой дурной вкус. Никто мне не нравится, и у тебя нет оснований для таких чудовищных обвинений, — вспыхнула Ева.

Как же ей хочется задать ему вопрос об Анджеле! Услышать, что это гнусная ложь, никаких подарков он ей не дарил, да и между ними вообще ничего не было… А вдруг он подтвердит, что да, это правда? Какое будет для нее унижение!

Пересилив себя, Ева отвела глаза.

— Тебе, полагаю, лучше уйти.

Но Маркус так легко не привык сдаваться.

— И не подумаю. Нам надо объясниться.

— Все ясно и без объяснений. Больше мне нечего сказать.

Ева было пошла прочь от него, но он схватил ее за плечо.

— Ты не можешь так поступить.

— Могу, — с трудом выговорила она, избегая смотреть на него. Слишком волновала его сильная, мужественная фигура, его близость. Она старалась говорить спокойно и стойко боролась со слезами, всем своим существом желая, чтобы он обнял ее, расцеловал, разжег в ней огонь страсти…

Но между ними все время стояла Анджела с ее наглой, вызывающей улыбочкой.

Раздался стук конских копыт, и мимо них к подъезду дома промчался элегантный экипаж. В вышедшей из него даме Ева даже на таком расстоянии узнала Анджелу. И тут же ощутила острый укол ревности. Только бы не объясняться снова. Она быстро повернулась к ней спиной.

— Еще одна гостья пожаловала к вам, — без особого интереса заметил Маркус, огорченный тем, что внимание Евы отвлеклось.

— Это не гостья, а Анджела Стефенсон, — сдавленным голосом отрезала Ева, не скрывая своей ненависти. — Как ей повезло! Приехала она, разумеется, к Джеральду, но будет счастлива встретиться с вами, а при вашем интересе к романтическим похождениям вы получите не меньшее удовольствие. И ее присутствие облегчит нанесенный мною удар, — проговорила она с едким сарказмом. — Извините меня, пожалуйста, мне необходимо проведать бабушку.

Она сделала шаг в сторону, но он снова схватил ее за плечо и притянул к себе.

— Ты действительно хочешь, чтобы наши пути разошлись навсегда? Чтобы мы больше никогда не виделись? Повтори, ибо я не могу в это поверить.

— Да, это так. — Сердце ее бешено билось, она старательно избегала его взгляда.

— Нет, повтори, глядя мне прямо в глаза.

— Да, — через силу промолвила она после паузы. — Я так хочу.

— Добавь, будто ты не желаешь, чтобы я тебя касался и целовал. Ты прекрасно воспитана, ведешь себя, как подобает настоящей леди, но я — то знаю, как легко воспламенить тебя, заставить забыть все приличия.

И, прежде чем она успела вымолвить хоть слово протеста, он прижал ее к груди. Напрасно Ева старалась высвободиться, Маркус крепко удерживал ее в руках, и постепенно Ева стала ослабевать, поддавшись возбуждению.

С жадностью голодающего, который дорвался до пищи, Маркус покрывал ее рот поцелуями, и она на них с готовностью отвечала.

Каждой своей жилкой она ощущала, как трепещет его тело. Она уже не могла сопротивляться искушению, уже забыла обо всем на свете, но так же стремительно, как обнял, он отпустил Еву и даже оттолкнул от себя.

Надо сказать, стратегический маневр, имевший своей целью сломить упорство Евы, обернулся против самого Маркуса. Ему лишь с трудом удалось сохранить самообладание.

Ева в состоянии шока, онемевшая, тупо смотрела на него. Какая же она слабая и беспомощная рядом с ним! Ни к чему подобному она не была готова. Все усложнилось еще больше. Она остро ощутила, как сильна ее любовь к нему. И пожалела о принятом решении.

— Прошу прощения за мое варварское поведение, — вымолвил наконец Маркус, — но я хочу, чтобы в длинные одинокие ночи у бабушки тебе было что вспомнить, чтобы наряду с неутоленным желанием ты испытала сожаление. Можешь до хрипоты убеждать меня в обратном, но легкость, с которой воспламеняется твое тело, — лучшее доказательство того, как ты хочешь быть со мной. — И это не конец, Ева, — продолжал Маркус. — Когда ты придешь в себя, мы продолжим наш разговор. Так легко тебе от меня не избавиться. Я этого не допущу.

— Придется допустить, — дрожащим голосом прошептала Ева. — Решение мое твердо. Мне и без того тяжко, прошу вас, не усложняйте все еще больше. Говорить нам не о чем. Прощайте, Маркус.

В дом она вбежала через боковой вход, не желая встречаться с Анджелой. Хорошо, что она сказала ему все, что хотела, сейчас бы только успокоиться после его поцелуев.

Маркус, охваченный гневом и недоумением, проводил ее глазами, не зная, что и подумать. Скорее всего, она увлеклась другим мужчиной. Но тогда как объяснить готовность, с которой все ее существо отозвалось на его ласку? При одной мысли об измене Евы его пронзила острая боль. Он и не подозревал, что способен на такую ревность.

Стиснув зубы, он мрачно глядел ей вслед, борясь с желанием броситься за ней, схватить за плечи, повернуть лицом к себе и потребовать объяснения. И сказать что-то в свою защиту, если потребуется. Но, пересилив себя, Маркус решил больше не унижаться.

Оставаться здесь дольше не имело смысла, он уедет немедленно. Но тут он увидел направляющуюся к нему Анджелу…


У себя в комнате Ева ополоснула горящие щеки холодной водой и кинулась к окну. Анджела, знала она, наверняка отыщет Маркуса. Из окна, выходящего в сад, она увидела идущих рядом и мирно беседующих Маркуса и Анджелу.

К ее великому огорчению, у Маркуса был совершенно спокойный, даже безмятежный вид. Он внимательно слушал Анджелу, изредка кивая в знак согласия, и галантно подал ей руку, помогая преодолеть несколько ступеней. Она же, бросая на него из-под полуопущенных ресниц томные взгляды, на которые была такая мастерица, улыбалась и смеялась в ответ на его слова.


Бабушка удивилась и очень расстроилась, услышав от Евы, что она не желает выходить за Маркуса.

— Да ты шутишь, Ева!

— Ничуть не бывало. Я не могу выйти за него. И сказала ему об этом. Теперь все кончено.

— Как так кончено? Ведь ты столько теряешь!

— Всего лишь шахту «Этвуд». Да пусть Джеральд ею подавится.

— Могу себе представить, как рассердился мистер Фицалан, узнав о твоем решении.

— Да, рассердился, но лишь потому, что теряет шахту, а не из-за его чувств ко мне. Я для него лишь средство для достижения цели, а я больше не желаю выступать в этой роли. И уверена, что только таким образом могу быть счастлива.

Бабушка пристально вгляделась в Еву. Что вынуждает ее сделать подобный шаг? Губы у Евы дрожат, под глазами синяки, лицо обиженное и сердитое.

— Но почему ты так переменилась к мистеру Фицалану? Вы вроде бы хорошо с ним поладили.

— Мне тоже так казалось. Но Маркус, по всей видимости, обманывал и меня, и тебя, — произнесла Ева возмущенно. — У него давнишний роман с женщиной, которая когда-то была моей подругой. Если бы не папино завещание, он бы на ней женился. Роман продолжается и будет продолжаться после нашей женитьбы. Согласиться с этим я не могу. Тем более, что нет гарантии, не возникнет ли после этого романа новый.

Леди Пембертон молчала.

— При твоих взглядах на брак, — продолжала Ева после небольшой паузы, — ты осуждаешь меня и считаешь дурочкой. Но подумай сама, ну как он смеет так меня обманывать? До чего же это унизительно! И я не выйду за Маркуса, лишь бы исполнить волю отца и угодить Фицалану и тебе.

Бабушка наконец опомнилась.

— Он сам тебе сказал, что у него роман с другой женщиной?

— Нет. Это, очевидно, не входит в его намерения. Но я не сомневаюсь, что роман есть. Его героиня сама мне об этом рассказала. Да и Джеральд подтвердил.

— На слова Джеральда я бы наплевала, но ты почему-то к ним прислушиваешься. Вместо того чтобы выслушать самого мистера Фи-цалана. Не кажется ли тебе, что это несправедливо по отношению к нему?

— Возможно. Но я им верю. Потому что собственными глазами видела сначала Фица-лана в обществе этой особы, а затем роскошный подарок, который он ей преподнес в день ее рождения. Один из многих, полученных ею от него.

Леди Пембертон сочувственно покачала головой.

— Понимаю. Ну что я могу сказать? Что я огорчена до глубины души, больше ничего. Мне все время казалось, что мистер Фицалан именно такой человек, какой тебе нужен.

— Очень сожалею, бабушка, что расстроила тебя. Но не порицай меня.

— Постараюсь. Но что же делать дальше?

— Поедем в Камбрию, если ты возьмешь меня. Мне хочется как можно скорее покинуть этот дом. Жить здесь рядом с Джеральдом невыносимо.

— Ну что ж, поедем. Если ты все решила для себя, медлить незачем. Признаюсь, я без огорчения распрощаюсь с Джеральдом.

Ева велела горничной начать паковать чемоданы, но чувствовала себя при этом глубоко несчастной. Как бы далеко она ни уехала от Маркуса, он навсегда останется в ее сердце. Больше ничего подобного в ее жизни не будет.

Глава двенадцатая

Получив от Евы записку, удивленная Эмма поспешила на следующее утро к подруге. Она не сомневалась, что причиной ее отъезда является Джеральд.

— О, Ева! — воскликнула она, не веря своим глазам — горничная уже паковала чемоданы. — Это Джеральд довел тебя до того, что ты уезжаешь? Но зачем? Вы с бабушкой вполне можете пожить до свадьбы у нас.

— Не стану лгать, Эмма. Джеральд, желающий во что бы то ни стало заполучить шахту «Этвуд», угрожает мне самым отвратительным образом. Я напугана, и поверь, не зря. Это одна из причин моего отъезда.

— Пойдем сядем, и ты расскажешь мне все по порядку.

Эмма потянула Еву к кровати, на которой они уселись лицом друг к другу. За эти несколько дней, что Эмма не видела Еву, та изменилась до неузнаваемости. Тогда она излучала жизнерадостность, а сейчас ее угрюмое лицо было бледным, под глазами синяки, а в глазах стояла бесконечная усталость.

— Я еду к бабушке в Камбрию.

— Да у тебя же почти через две недели свадьба! Подготовка к ней требует массу времени.

— Свадьбы не будет, — еле слышно произнесла Ева.

У Эммы округлились глаза.

— Почему? Что случилось?

— Я не выхожу замуж за Маркуса. Не могу.

— Почему? Что произошло? Дело не только в Джеральде и его угрозах? Что-нибудь стряслось с мистером Фицаланом? — В голосе подруги зазвучала тревога.

— Нет-нет, с Маркусом все в порядке.

И Ева изложила содержание разговора с Анджелой. Эмма слушала, не веря своим ушам.

— Потрясена, как никогда, — сказала она, когда Ева замолчала. — Просто не верится, что она снова подкладывает тебе свинью. Кто бы подумал, что в одной женщине может быть столько коварства! И ты ей веришь? О, Ева! Мы обе прекрасно знаем, что представляет собой Анджела. Если ты уедешь сейчас в Камбрию, она снова одержит над тобой победу.

— Но я видела доказательство его любви к ней, — прошептала Ева.

— Доказательство? Какое же?

— Веер, который ей подарил Маркус. Очень дорогой, украшенный серебром и бриллиантами. С дарственной надписью от Маркуса. Какие же еще доказательства нужны?

Эмма была потрясена до глубины души. Но, зная подлую натуру Анджелы, продолжала сомневаться, все ли обстоит так, как изложила Ева.

— Ах, Эм, больше я ничего не знаю. Я же тебе еще на пикнике сказала, что их поведение, когда они рядом, наводит на мысль, что они не просто знакомые.

— Но, по твоим словам, мистер Фицалан опроверг это.

— Ну неужто же он станет признаваться? Они оба ведут себя очень умно и меня, дурочку, обвели вокруг пальца. Маркусу шахта нужна не меньше, чем Джеральду, ради нее он пойдет на все.

Эмма в отчаянии ломала руки.

— Прости, Ева, но я не могу поверить, что мистер Фицалан способен на такую низость. Прежде чем рубить концы, тебе бы следовало с ним поговорить по душам.

— Ну и что будет? — Не в силах сдержать своего раздражения, Ева говорила сердито. — Он снова солжет мне, а я этого не вынесу. А если подтвердит то, что сообщила Анджела, я тем более не вынесу.

— И все равно, решить эту проблему ты можешь, лишь поговорив с ним. Или ты предпочитаешь оставаться в неведении?

— Да, предпочитаю. Нас свела вместе исключительно шахта. Но Маркус сумел убедить меня, что не только в ней дело. И он так красиво ухаживал за мной, что я ему поверила. Три года назад они оба глубоко оскорбили и унизили меня. Вторично я этого не переживу. Не могу.

— Если мне не изменяет память, после того как мистер Фицалан рассказал твоему отцу о происшествии на ярмарке — причем, скорее всего, рассказал не совсем правдиво, иначе твой отец вызвал бы его на дуэль и убил, — он уехал в Лондон и жил там довольно долго. Он мог и не знать, сколько ты выстрадала из-за этого случая. И что всю интригу затеяла Анджела с целью отбить у тебя жениха. Иначе, думаю, мистер Фицалан вел бы себя не так. Слова подруги звучали резонно.

— Быть может, ты, Эм, и права, но мама всю свою жизнь внушала мне правила приличия, а я в один миг их напрочь забыла. Мне не следовало уединяться с Маркусом. Родители мои были в гневе, этвудское общество от меня отвернулось, но я заслуживала даже более серьезного наказания.

— Тем не менее мистеру Фицалану нет оправдания.

— А я и не выгораживаю его, во всяком случае полностью.

Эмма сочувственно вздохнула, глядя в бледное, задумчивое лицо Евы.

— Ты очень его любишь, Ева? — прошептала она.

— Да, — проговорила та сквозь слезы. — И только сегодня это поняла. Глупость невообразимая — начисто забыть, что его интересую вовсе не я, а шахта «Этвуд». И влюбиться по уши, мечтать о том, чему не суждено сбыться.


Джеральд был вне себя от радости и даже не пытался ее скрыть: Ева уезжает в Камб-рию.

— Боишься? Бежишь? — прошипел он перед самым отъездом Евы, выследив ее одну на лестнице.

— Тебя не боюсь нисколечко!

— Тем не менее я рад, что ты прислушалась к моим предостережениям. Означает ли твой отъезд, что ты не выходишь замуж за нашего знаменитого соседа?

— Ничуть. Рано радуешься, Джеральд. Уезжаю я ненадолго. В моем распоряжении еще целых пять месяцев, достаточно, чтобы сыграть свадьбу.

С этими словами она села в карету. Доведется ли ей еще увидеть Бернтвуд-Холл?

Расставаться с родным местом нелегко. Как мрачно на душе… Она больше никогда не увидит Маркуса. При его твердом характере он не сможет простить ее отказа. Об их непрестанных ссорах, может, и забудет, но мириться все равно не станет.


На следующий день Эмма поехала в Брук-ленде, чтобы поговорить с Маркусом. Ею руководило желание помочь не этому мужчине — она считала его жестоким и даже злым насмешником, — а исключительно своей лучшей подруге.

Маркус, излучавший силу и энергию, обычно подавлял Эмму, в его присутствии она робела, даже теряла самообладание. И, входя в Бруклендсе в его кабинет, она старалась вспомнить его таким, каким он был на пикнике, — весельчаком, резвившимся с детьми. Это помогло ей победить скованность.

После возвращения из Бернтвуд-Холла двумя днями раньше Маркус никак не мог побороть охватившую его тоску и негодование. Разъяренный и обиженный поведением Евы, он с трудом преодолевал преследовавшее его днем и ночью желание броситься к ней и потребовать объяснения, а главное — умолять ее изменить свое решение. Удерживала его оскорбленная мужская гордость.

Маркус как одержимый, погрузился в работу, но по ночам мысль о том, что он лишился Евы, причиняла ему невыносимую боль, не давая сомкнуть глаз.

Он перебирал в уме все их встречи, осознавая, что она стала ему очень дорога, что он ее любит всей душой, что без нее ему жизнь не мила. Он любил многих женщин, красивых, интересных, но ни одна не тронула его так, как Ева, и он их благополучно забыл. Словно сердце его предназначалось ей одной, и ничто не могло этого изменить, что бы она ни говорила и ни делала, доводя его до полного отчаяния.

При виде входящей Эммы он поднялся со своего кресла у письменного стола и с холодным безразличием, но вежливо предложил ей стул.

— Садитесь, мисс Паркинсон. Честно говоря, я удивлен, видя вас здесь. Ваш визит имеет отношение к Еве?

— Да. — Эмма села, а он продолжал возвышаться над ней, ничуть не напоминая того Маркуса, который так умело развлекал на берегу реки младших Паркинсонов. В иное время она бы повернулась и ушла, но сейчас бесстрашно взглянула ему в глаза. — Я приехала, потому что волнуюсь за Еву. Вам, мистер Фи-цалан, не мешает кое-что узнать.

— Это касается Евы? — Да.

— Почему же тогда она прислала вас, а не приехала сама?

— Она не присылала меня и рассердится ужасно, если узнает, что я у вас была. Так вот, прежде всего я хочу вам сообщить, что Ева уехала из Этвуда в Камбрию к бабушке.

Маркус растерянно глядел на Эмму. Он потерял контроль над собой, и лицо его перестало казаться холодной маской. Ева сказала, что уедет в Камбрию, но он не поверил. Его снова охватил гнев. И чувство одиночества.

— Понимаю. И когда же?

— Вчера.

— Так что вы собираетесь рассказать мне такого, чего не сказала она сама?

— Вы действительно не догадываетесь, мистер Фицалан, почему она передумала выходить за вас?

— Нет. Полагаю, ее пленил один из дружков Джеральда. Единственное разумное объяснение.

— Вы к ней несправедливы, — взорвалась Эмма, не желая слушать ничего плохого о своей подруге. — После того как три года назад вы злоупотребили ее наивностью, опозорив на весь свет, в ее жизни не было другого мужчины. И, думаю, не будет.

— Я ее опозорил? — Маркус сердито усмехнулся. — О чем это вы, мисс Паркинсон?

— Да о той глупой детской шалости, из-за которой Ева страдает до сих пор. То, что произошло между вами, стало широко известно. Об этом позаботилась Анджела Стефенсон, тогда еще Ламберт. А вы на следующий день преспокойно уехали в Лондон. Не совестно вам было? — упрекнула она его, излив наконец негодование, которое томило ее все эти годы. — Еве тогда было семнадцать лет, и будущее не обещало ей ничего хорошего. Чтобы спасти дочь от позора, родители отправили ее в Камбрию. Но этвудцы не забывают и не прощают промахов такого рода. Как вам известно, Лесли Стефенсон, ухаживавший за Евой, женился в результате на Анджеле. Чего она и добивалась.

— Да-да, припоминаю, Ева говорила, что все это происшествие было подстроено Анджелой. Но я как-то не придал этому значения, о чем сожалею. Никак не думал, что она способна на подобные пакости.

— Простите меня, мистер Фицалан, но, по-моему, вы много чего не знаете об Анджеле, — с сожалением сказала Эмма. — Известно ли вам, что Еве пришлось на несколько месяцев покинуть Этвуд и она больше не видела свою маму? Ее мать умерла от туберкулеза, вы, как друг сэра Джона, естественно, слышали об этом. Так можете вы себе представить, как мучилась угрызениями совести Ева? Ее место было у ложа матери, а та скончалась, так и не увидев единственную дочь.

Эмме трудно было говорить, но гнев придавал ей сил, и она после короткого молчания продолжала:

— Ева никак не могла оправиться от горя и корила себя последними словами. Из-за этой трагедии общество смягчилось к ней, и она смогла возвратиться в Этвуд. Но людей избегала. Изредка посещала тетю Шону в Лондоне и бабушку в Камбрии, но в основном сидела одна в Бернтвуд-Холле, в добровольном заточении.

Маркус был потрясен.

— Ничего этого я не знал.

— Ну естественно. От Неверли до Этвуда пять миль, но это равносильно пятидесяти. Ева рассказывала мне, как вы рассердились, узнав, кто она такая. И решили преподать ей урок. И преподали. Очень жестокий, мистер Фицалан, какого она вовсе не заслужила. И разве справедливо, мистер Фицалан, что вы вышли сухим из воды, даже сэр Джон ни словом вас не упрекнул, а Ева пострадала так тяжело?

Маркус стоял совершенно неподвижно, напоминая мраморную статую. Он и не подозревал, что навлек на голову Евы столько мучений. Сэр Джон ни разу не проронил по этому поводу ни слова, а ему — Маркусу — было не до расспросов при его занятости, да и Ева его не интересовала.

Он ведь никаких нежных чувств к ней не испытывал. Хотя запомнил ее легкое, юное тело, прижимающееся к нему, и горячий, страстный поцелуй.

Да, он вел себя как последний негодяй, и нет ему никакого оправдания. Неудивительно, что, встретив его на похоронах отца, Ева держалась так, словно он ее злейший враг. И он вполне это заслужил.

— Что мне сказать в свое оправдание? Я никак не мог предвидеть, что этот инцидент — он мне показался ничтожным — окажет такое влияние на жизнь Евы… И на мою собственную. О том, что Ева у бабушки в Камбрии, Лесли Стефенсон женился на Анджеле, а мать Евы умерла, я узнал лишь после возвращения из Лондона. Поверьте, я и не подозревал, что Ева не сидела у ее смертного одра. И тем не менее не понимаю, почему она сейчас ушла от меня. Быть может, из мести за то зло, что я ей причинил?

— Ева, мистер Фицалан, не мстительна. Она расхотела выходить за вас после того, как Анджела сообщила ей, что у вас с ней роман. А Джеральд, не теряя времени, поспешил это подтвердить.

— Еще бы! Роман между мной и Анджелой был бы ему на руку! — воскликнул Маркус.

— Возможно, Ева отнеслась бы к этому сообщению спокойнее, если бы не влюбилась в вас сама и если бы речь шла не об Анджеле. Гордость мешает Еве спросить вас напрямую, правду ли говорит Анджела, потому что она опасается, как бы вы не подтвердили ее слова. Особенно после того, как Анджела показала ей подаренный вами веер.

— Веер? Подаренный мною? — в недоумении уставился на девушку Маркус.

— Да.

— Но я никогда ничего не дарил Анджеле.

— А по словам Анджелы, дарили. Об этом говорит и надпись на веере.

Маркус задумался, затем медленно покачал головой.

— За всю свою жизнь я подарил только один веер. Два года назад, моей матери, в день ее рождения. Очень красивая вещица, голубая с серебром, выложена бриллиантами.

— Да-да, именно такой веер Анджела показала Еве.

— Вероятно, мама одолжила свой веер Анджеле или ее матери, когда они были у нас в гостях. И он до сих пор у них. Поверьте, Анджела мне не нравится и не нравилась никогда, я так и сказал Еве на прошлой неделе в ответ на ее вопрос о моих отношениях с Анджелой. Мне казалось, что я убедил ее, но теперь вижу, что заблуждался.

— Она и поверила вам, но Анджела сумела ее разубедить, тем более что размахивала при этом вашим веером. Анджела умеет убеждать.

— А что такого сделала ей Ева, что Анджела ее так ненавидит?

— Да ничего. Анджела завистлива. Еще в детстве она завидовала тому, что у Евы богатые и знатные родители, что она всем нравится, что у нее много друзей, а позднее чуть не умирала от зависти из-за того, что за Евой ухаживает Лесли Стефенсон. И она решила поссорить их в надежде, что тогда он обратит внимание на нее. Я даже не уверена, нравился ли он Анджеле, главным для нее было напакостить Еве.

— И мое появление на ярмарке помогло ей опозорить Еву?

— Да. Анджела убедила ее, что если она пригласит вас на танец, а Лесли увидит вас танцующими, то его охватит ревность и он поспешит к отцу Евы просить ее руки. А когда вы с ней скрылись за деревьями, это превзошло все ожидания Анджелы. Она отыскала Лесли и добилась того, что он вас увидел вдвоем с Евой.

— Остальное мне известно, — вздохнул Маркус.

— Мы с Анджелой дружили давно, на что она способна, я хорошо представляю. Уж как я ее уговаривала отказаться от этой затеи, но она в подобных случаях ничего не желает слышать и видеть… Ну, кроме того, что бы там ни говорила Ева, Джеральд сделал ее пребывание в Бернтвуд-Холле совершенно невыносимым.

Маркус побледнел.

— Какого же я свалял дурака! Мне надо было настоять на том, чтобы она перебралась в Бруклендс. Но, когда она решительно заявила, что порывает со мной, я пришел в такую ярость, что начисто забыл о Джеральде. Что он ей сделал?

— Он до нее не дотронулся, если вы это имеете в виду, — поспешила успокоить его Эмма. — Но Ева знает, что Джеральд способен на что угодно. И он прямо заявил ей, что не остановится ни перед чем, лишь бы шахта «Эт-вуд» досталась ему. Ева опасается, что еще до вашей свадьбы он может подстроить несчастный случай, да так, чтобы оказаться вне подозрений.

— Не посмеет! — гневно вскричал Маркус.

— Еще как посмеет. Не зря Ева его боится. Ей одинаково страшны и Джеральд, и Анджела. Джеральд хочет иметь шахту, Анджела — вас. А вместе они представляют собой смертоносный союз. Вы согласны со мной?

Вид у Маркуса был донельзя мрачный.

— Да-

— Хотя Анджела при всей своей завистливости и мстительности вряд ли способна причинить Еве физический вред.

— Меня только удивляет то, что Ева — она ведь вовсе не из трусливого десятка — прислушивается к угрозам Джеральда.

— Он в конце концов сумел ее запугать. — Эмма поднялась и приблизилась к Маркусу, с тревогой глядя ему прямо в глаза. — Три года я собирала по кускам мою лучшую подругу, мистер Фицалан. Думала уже, что все неприятности и невзгоды остались позади. И вдруг все начинается сызнова. Навряд ли она сумеет снова это пережить.

— Но почему она не спросила меня напрямик об Анджеле? Зачем прибегать к таким крайностям?

— Леди Пембертон и я пытались убедить ее поговорить с вами, но она ни в какую. Если уж Ева что возьмет себе в голову, то пиши пропало. В точности как своенравный ребенок. Что вы теперь намерены предпринять, мистер Фицалан?

— Отныне вы можете больше не беспокоиться о Еве, мисс Паркинсон, — мягко произнес Маркус. — Завтра я нанесу краткий визит Анджеле — выяснить кое-что, а затем, бросив все дела, мчусь в Камбрию. Нам с Евой надо серьезно поговорить.

Эмму не покидали сомнения.

— А если она, перепуганная Джеральдом, не отважится вернуться домой?

— Со мной она будет в полной безопасности. После того как я ее найду, ничто и никто никогда не сможет нас разлучить.

Эмма улыбнулась. С ее плеч словно сняли непомерную тяжесть. Маркус говорил с такой горячностью, что сомнений не оставалось — он позаботится, чтобы ее пальцем никто не тронул.

— Простите меня, мистер Фицалан, но я не могу не сказать вам, что после того злополучного происшествия три года назад я не раз задавала себе вопрос — мудро ли было со стороны Господа Бога поставить вас на жизненном пути Евы? А теперь вижу — мудро.

— Лучшего подарка мне даже сам Господь не мог бы сделать. Не знаю, как вас и благодарить, мисс Паркинсон. Я ваш должник навеки.

— Я сделала это исключительно ради Евы, мистер Фицалан. После всего, что выпало на ее долю, она заслужила счастье. Если вам удастся уговорить ее вернуться, то ей, по-моему, лучше всего пожить до свадьбы у нас, а не в Бруклендсе. Родители мои будут только рады — они Еву обожают.

Эмма выпила на дорогу чаю с дружелюбной миссис Фицалан, которая подтвердила, что одолжила свой веер миссис Ламберт. В тот самый вечер, когда Ева с бабушкой была у них в гостях, день выдался знойный, миссис Ламберт изнывала от жары и попросила у нее на время веер. Миссис Фицалан с радостью дала ей веер, за судьбу которого не беспокоится. Приятельница, безусловно, вернет его при следующем посещении Бруклендса.

Миссис Фицалан знала, что Ева уехала с бабушкой в Камбрию, но и только. Не желая зря волновать мать, Маркус промолчал о разрыве с Евой. Надеялся, что та одумается и исправит свою ошибку.


Беседа с Эммой сняла камень с души Маркуса. Он уже больше не страдал и спокойнее думал о Еве. Да можно ли вообще ее порицать, если хитроумная Анджела сумела посеять в ее сердце сомнения и недоверие?

Об Анджеле он не мог думать без ярости. По ее вине Ева вынесла столько страданий! Зная теперь всю предысторию их взаимоотношений, он понял подоплеку поведения Евы. И обида на нее больше не точила Маркуса.

Никогда ему не понять до конца все переживания Евы, заставившие ее уехать в Камбрию, но уж одно он знает точно: расстаться с ней не в его силах.

Эмма сказала, что Ева его любит. Когда же она успела его полюбить? И насколько сильно ее чувство к нему? Что до него, то он готов смести все препятствия, стоящие между ними, и без конца повторять, что в целом свете нет для него ничего важнее, чем она.

Одно плохо. Шахта «Этвуд» — главное условие их брачного договора — навсегда останется камнем преткновения между ними. Из-за нее у Евы всегда будут основания сомневаться в искренности его чувства к ней. А он и в самом деле очень хочет иметь эту шахту, но только вместе с Евой.


При виде Маркуса Анджела поразилась до крайности — прежде он никогда не переступал порога их дома. Познакомившись с ним несколькими месяцами раньше в Лондоне, она изо всех сил кокетничала и заигрывала с Фицаланом, стараясь привлечь к себе его внимание, он же оставался вежлив и корректен, но не более того. Теперь, когда ей вконец приелось скучное вдовье существование, она решила, не брезгуя никакими средствами, завоевать мужчину, брак с которым обещал ей тот роскошный образ жизни, к которому она успела привыкнуть, живя с Лесли Стефенсоном. А Маркус Фицалан был намного богаче. Но завещание сэра Джона Сомервилля резко сократило ее шансы выйти замуж за Маркуса. Анджела пришла в ярость. Ей начало казаться, что нет для нее в жизни ничего важнее, чем взять верх над Евой.

Едва Маркус вошел в комнату, где она одна принимала его, как Анджела по напряженному выражению его красивого лица поняла, что он знает о ее разговоре с Евой.

— Я приехал к вам не со светским визитом, — начал Маркус, даже не пытаясь скрыть своего раздражения. — Мне, как это ни неприятно, необходимо с вами поговорить. Времени у меня мало — я спешу в Камбрию, за Евой. Вам известно, что она уехала из Этвуда?

Значит, он намерен привезти ее обратно. Анджела побледнела от раздражения, но промолчала.

— Что это вы наговорили Еве? — резко спросил Маркус.

— Я? Наговорила? Да ничего такого, что не было бы чистой правдой.

— Не пытайтесь водить меня за нос. Не такой уж я дурак, чтобы вам поверить. Как вы смели явиться в Бернтвуд-Холл и совершить такую низость — выдать мамин веер за мой подарок вам?

— Да, это была невинная выдумка с моей стороны, но все остальное, что я говорила, соответствует действительности.

— Вот уж никогда бы не подумал, что вы способны так лгать. Неудивительно, что вам удалось ввести Еву в заблуждение.

Лицо Анджелы исказилось от ярости.

— Это вы ввели меня в заблуждение, делая вид, будто ухаживаете за мной и собираетесь на мне жениться.

— Вы заблуждались по собственной воле. Я вам не давал повода думать, что вы для меня больше, чем просто знакомая. Я не хочу вас сейчас и не хотел никогда. Ясно вам? И никогда не прощу вам страданий, которые вы причинили Еве. Я люблю Еву. Вы же, Анджела, злая ведьма, готовая ради достижения своей цели на что угодно. Встречал я подобных людей в своей жизни, но такое чудовище — впервые.

— Вы правы, Маркус, — приторно-ласковым голоском промолвила Анджела, хотя лицо ее от злости исказилось до неузнаваемости. — Я ненавижу Еву. И ненавидела задолго до ярмарки в Этвуде. Тогда я победила. Удастся ли мне победить в этот раз — будущее покажет. Не стану желать вам счастья. К чему лицемерить?

— Скажу вам в ответ одно — берегитесь! Если по вашей вине с головы Евы упадет хоть один волос, вам несдобровать. Нет на свете такой глубокой и темной ямы, где бы вы смогли от меня спрятаться. Я все равно вас отыщу. Клянусь.

Анджела разъяренными глазами проводила нежданного гостя до самой двери. О, она найдет способ отомстить! И теперь уже не только Еве, но и Маркусу.

Глава тринадцатая

Ева верхом на лошади по узенькой тропке между могучими деревьями, продвигалась к вершине холма. Торопиться ей было некуда, спустя час она достигла своей цели. Спешилась, привязала лошадь к дереву и уселась на траву — любоваться расстилающимся перед ней знакомым пейзажем, который действовал на нее умиротворяюще. Равно как и отсутствие людей вокруг и тишина, царящая в это время дня в природе.

За три дня пребывания в Растон-Хаузе, камбрийском доме бабушки, она впервые позволила себе целиком и полностью предаться мыслям о Маркусе. То, что он, обманывая ее, любит другую женщину, уже скверно, но всего ужаснее то, что эта женщина — предательница Анджела. После объяснения с Маркусом Еве казалось, что сердце ее разорвется от горя. Но плакать она сейчас не станет — просто потому, что все слезы уже выплакала.

Как же она тоскует о нем! Как хочется слышать его голос, чувствовать его близость, вглядываться в его лицо, которое она видела последний раз тысячу лет назад! Бабушка уверяет, что тоска пройдет, ибо время залечивает любые раны. Но Ева знает, что только смерть заставит ее забыть о любви к Маркусу. Никогда не избавится она от чувства одиночества. А какую обиду она нанесла Маркусу! Никогда и ни за что не захочет он снова встретиться с ней.

И тут из-за крутого поворота на открытую площадку, залитую солнцем, выехал верхом на коне Маркус. Действительно выехал или это лишь мерещится ее воспаленному воображению?

Ева пристально вгляделась в лицо всадника, черты которого глубоко врезались ей в сердце. И замерла, не веря своим глазам. Маркус все-таки пришел к ней. От волнения она не могла произнести ни слова. Ее широко раскрытые глаза засветились восторгом.

Ева встала. Они долго с любовью и желанием глядели молча друг на друга. Но, едва оправившись от неожиданности, Ева вспомнила, что расторгла их помолвку и именно это заставило Маркуса приехать в Камбрию.

— Маркус! Ты! Здесь!

С неописуемой нежностью глядя на Еву, он приблизился к ней. Обнять бы ее, притянуть к себе, осыпать поцелуями. Но он ласкал ее только взглядом.

— А ты и вправду думала, что я так легко расстанусь с тобой? Я же сказал тебе в Бернтвуд-Холле, что тебе не удастся отделаться от меня. Я явился в Растон-Хауз вскоре после твоего отъезда, и бабушка объяснила, куда ты направилась.

— Ну да, она знает, что я часто сюда наведываюсь.

— Что-то я не вижу на твоем лице ликования по поводу моего приезда, — нахмурился Маркус.

— Я… я так удивлена, — пробормотала Ева.

— Извини, если я тебя напугал.

— Да нет, не напугал. Но непонятно, зачем ты приехал после нашего объяснения в Бернтвуд-Холле.

И тут на Еву нахлынули воспоминания о том ужасном дне, о резких словах, которыми они обменялись, о страстном поцелуе Маркуса, вмиг обезоружившем ее.

«Дай мне, Господи, силы противостоять обаянию этого мужчины, который притягивает меня к себе как магнит», — взмолилась она молча.

— Помню, — сказал он, не отрывая от нее взгляда, — ты заявила, что уходишь от меня.

Но нам необходимо обсудить весьма важные для нас обоих вопросы.

— Так ты же мог написать, чтобы не утруждать себя поездкой.

— Мог, конечно. Но то, что я собираюсь тебе сказать, невозможно изложить на бумаге. Мне было необходимо увидеть тебя, объяснить, уговорить возобновить наши отношения.

— Исключается. Нет таких слов, которые убедили бы меня вернуться в Этвуд.

— Зачем же в Этвуд? В Неверли, в Брукленде, в качестве моей жены.

— Даже тебе, полагаю, не хватит самоуверенности думать, что я приму твое предложение, зная, что у тебя роман с другой женщиной. Эта женщина — Анджела, из-за которой я столько выстрадала…

Несмотря на свой зарок не говорить об Анджеле, Ева вдруг разоткровенничалась:

— Я тебе не стала объяснять, почему порвала нашу помолвку, но сейчас объясню, чтобы ты понял. Я видела вещественное доказательство твоих чувств к Анджеле — подаренный тобою веер с трогательной надписью, который она с торжеством показала мне. Всего лишь один из многочисленных подарков, которые ты, по ее словам, преподнес ей за время вашего знакомства. Я не желаю быть обманутой, Маркус. Да и в день нашего последнего объяснения ты у меня на глазах проявил к ней не просто любезность, а внимание увлеченного ею мужчины.

Лицо Маркуса приняло серьезное выражение.

— Да не влюблен я ни в какую другую… Выслушай меня, Ева, — нежно промолвил он, беря ее за руку и поворачивая к себе. — Никакого романа с Анджелой у меня нет и не было никогда. Она всегда была для меня просто знакомой. Прошу тебя, верь мне.

— Почему же ты так внимателен к ней? И ведешь себя так, будто вы близки? А как ты объяснишь твой подарок ей?

— С веером все очень просто. Он принадлежит моей маме — я ей его подарил два года назад, в день ее рождения. В тот день, когда ты с бабушкой была у нас дома на обеде, мама одолжила его матери Анджелы. Ты же помнишь, было очень жарко, а миссис Ламберт где-то забыла свой веер. Наш она увезла с собой, а вероломная Анджела воспользовалась им в своих целях.

Все объясняется очень просто, ахнула про себя Ева. Она снова попалась на удочку Анджелы. И ведь в надписи на веере имя того, кому предназначен подарок, не упомянуто…

— Понимаю, — промолвила она. — И я ведь уже хорошо ее знаю, могла бы и догадаться, с чего это она из кожи вон лезет, убеждая меня в том, что ты женишься на мне только ради шахты. Видя, что желанная добыча уплывает из рук, Анджела на все готова. Но из этого следует, что она к тебе, Маркус, неравнодушна.

— Весьма возможно, но это относится только к ней. Верь мне, Ева. В тот день, когда ты отказала мне, я, обозлившись, действительно был к ней чрезмерно внимателен в саду Бернтвуд-Холла, но вел себя так только для того, чтобы раздразнить тебя. Сейчас, когда я узнал, как подло она поступила и поступает по отношению к тебе, я сгораю от стыда за мое тогдашнее поведение. Понимаешь, я пытался сломить твое безразличие. Я видел — ты стоишь у окна своей комнаты и глядишь в сад. И попытался разжечь твою ревность, которая побудила бы тебя изменить свое решение. И как видишь, я оказался прав.

На дрожащих губах Евы появилась улыбка.

— Ты неплохо разыграл этот спектакль.

— Правда? Но мне надоело притворяться. Сделаю-ка я то, с чего следовало начинать, — пробормотал Маркус, придвигаясь к девушке как можно ближе и пристально вглядываясь в ее грудь, словно пытаясь себе представить, что скрывается под блузкой с высоким воротником. — Тебе, дорогая, предстоит узнать, каким примитивным самцом я могу быть.

— Неужели? — пробормотала еле слышно Ева, заливаясь краской смущения под его испытующим взглядом. Этот взгляд она помнила все три года после ярмарки в Этвуде.

— Да, и в самое ближайшее время. Но сейчас я удовлетворюсь только поцелуем.

Он положил руки ей на плечи и внимательно вгляделся в ее бархатные глаза, источающие нежность и ликующее сияние. Легкими движениями пальцев коснувшись ее щеки, он притянул Еву к себе и припал к теплым, влажным губам. Его рот, мягкий и нежный поначалу, становился все более твердым и настойчивым. От долгого, крепкого поцелуя по телу Евы разлилось блаженство, она таяла от наслаждения в его объятиях.

Вздохнув, Маркус поднял голову и взглянул на прекрасное лицо Евы. Прямо не верится, что он снова обнимает эту женщину, которая совсем недавно решительно прогнала его от себя. Он без ума от Евы. Уж не волшебница ли она, если сумела так околдовать его своими чарами? Против них не устоять ни одному мужчине, разве что в его жилах вместо крови лед.

Маркус медленно провел губами по ее щеке, прихватил зубами мочку уха и нежно потянул к себе. Ева замерла. Он поднял голову, улыбнулся и хотел было снова поцеловать ее, но Ева неожиданно отступила назад.

— Не искушай меня, Маркус, — проговорила она прерывающимся голосом, хотя по ней было видно, что она изнемогает от желания лечь с ним на траву и предаться любви. — Не то я забуду обо всем на свете, а ведь нам с тобой необходимо поговорить по душам. И выяснить очень многое. Мне надо столько тебе рассказать.

Маркус обвил ее руками за талию, не давая отстраниться от него. Ему хотелось целовать ее, целовать без конца.

— Все, что мне необходимо знать, я уже узнал, — сообщил он осипшим от желания голосом. — Об этом позаботилась твоя верная подруга Эмма Паркинсон.

— Эмма?!

— Да. После того как ты уехала к бабушке, она явилась ко мне и заставила выслушать ее.

Должен признать, если эта девушка возьмет себе что-нибудь в голову, будь спокойна — добьется своего. Она обвинила меня в том, что на ярмарке в Этвуде я вел себя недостойно, и я не пытался оправдываться. Но известно ли тебе, что в тот день ты произвела на меня неизгладимое впечатление? По твоему поведению мне стало ясно, что ты отнюдь не бесчувственная барышня, кичащаяся своей благовоспитанностью.

Воспоминания о том дне мигом нахлынули на Еву. Да она его никогда и не забывала, но, оглядываясь назад, никакой радости не испытывала — ведь она тогда вела себя глупо и даже безнравственно. Резко изменившись в лице, Ева вырвалась из крепких рук Маркуса, хотя не без удовольствия выслушала его слова — пусть и двусмысленные, они были очень близки к объяснению в любви.

— Маркус, — тихо произнесла она, — пожалуйста, больше никогда не заговаривай о том дне. Мне крайне неприятно вспоминать, как я, потеряв всякий стыд и совесть, бросилась к тебе в объятия. Я хочу одного — навсегда забыть об этом случае.

— Ну, я не так забывчив, — улыбнулся он. — Да и вовсе не желаю забывать, как приятно было тогда целовать тебя и ощущать твою ответную реакцию, побудившую меня снова оскорбить тебя своим поцелуем. Да, я вел себя непорядочно, — продолжал он уже серьезным тоном. — Будучи человеком тщеславным и высокомерным, я и не подумал, какие последствия мог иметь мой поступок для тебя. Поверь, я искренне раскаиваюсь в том, что причинил тебе столько страданий и унижений. До разговора с Эммой мне в голову не приходило, что из-за моего подлого поведения ты попала в такой переплет. Как ты должна была меня ненавидеть и проклинать за то, что по моей вине тебя не было рядом с умирающей матерью!

Да, Ева до сих пор не может себе этого простить. Сердце ее сжалось, глаза стали грустными.

— Не стану отрицать. Это было ужасно. Мама умирает, а я где-то далеко. Что сравнится с моим горем?… Но Эмма, видно, дала волю своему языку, разговор у вас вышел продолжительный и интересный. О чем еще она рассказала тебе, Маркус?

— О том, как Анджела пожаловала в Бернтвуд-Холл и наврала тебе с три короба, а Джеральд своими угрозами лишил тебя покоя. Уж он об этом не раз пожалеет, — гневно сказал Маркус, помрачнев. — Вот только вернусь в Неверли.

— Нет-нет, — встревожилась Ева. — Прошу тебя, не вмешивайся. Он меня пальцем не тронул, я предпочитаю забыть все, что он говорил. А вот расскажи-ка мне лучше о твоих отношениях с Анджелой.

Ева старалась отвлечь внимание Маркуса от Джеральда, не желая вспоминать его вызывающее поведение и угрозы, беспокоившие ее куда больше, чем она говорила.

— Мне надоело говорить об Анджеле, — вздохнул Маркус, не сводя глаз с губ Евы, таких соблазнительных.

— Только не вздумай уверять меня, будто ты безразличен к ее чарам, — выпалила Ева, стараясь не замечать его взгляда. — Что бы там ни было, Анджела красивая женщина.

Ева твердо решила не дать Маркусу уклониться от ответа. Чтобы изменить свое решение о расторжении помолвки, ей необходимо узнать всю подноготную, если таковая имеется.

— Красивая, но куда ей до тебя, — галантно возразил Маркус. — Тебе будет приятно узнать, что я порвал знакомство с ней. Объяснил, как я к ней отношусь, так что вряд ли она станет нам докучать.

— Ты был у нее?

— Побеседовав с мисс Паркинсон, я не мог игнорировать подлое поведение Анджелы по отношению к тебе.

— А ты с ней давно знаком?

— Мы встречались изредка в Лондоне. Вернувшись в наши края, она с родителями, которые, как тебе известно, дружат с моей мамой, зачастила в наш дом.

— Да, знаю. Так неужели же, общаясь с ней, ты не замечал за ее улыбкой змеиного жала? Маркус улыбнулся.

— Признаюсь, не замечал. Но ведь я особенно и не вглядывался в нее. Да и вообще знал ее несравненно меньше, чем ты.

Маркус вздохнул, опустился на траву и притянул Еву к себе. Девушка покорно прижалась к нему, по не преминула потребовать продолжения рассказа.

— Это было чисто светское общение, поощряемое моей матерью, которая спит и видит, как бы меня женить, — снова заговорил Маркус. — Если бы даже сэр Джон не вставил в завещание условие о шахте и я бы никогда не встретил тебя, дорогая, Анджелу я бы ни за какие коврижки не взял в жены. Никаких эмоций она во мне не вызывает, а на тебя мне стоит взглянуть, как сердце наполняется любовью и радостью.

И он посмотрел на нее с такой беспредельной нежностью, что она ощутила, как ее подхватила и понесла волна счастья и надежды.

— Ну вот, теперь я открыл тебе всю душу. Сама того не желая, ты стала неотъемлемой частью моей жизни. Если ты все же не захочешь выйти за меня, я буду несчастнейшим из людей. Чтобы тебе было хорошо, я готов весь мир положить к твоим ногам.

Даже эти слова, произнесенные чуть ли не шепотом, не рассеяли окончательно мучивших ее сомнений, как она ни старалась прогнать их прочь от себя. Где-то в подсознании копошилась подлая мыслишка — а только ли любовь питает его привязанность к ней?

Она вздохнула.

— Я буду счастлива возобновить нашу помолвку. И весь мир мне ни к чему. Титул и богатство меня не интересуют, да и то, что для тебя столь важно, потеряло для меня свое значение.

— Ты, полагаю, имеешь в виду шахту «Эт-вуд»?

— Да, — призналась она, отводя взгляд в сторону.

— Смотри мне в глаза, Ева, — серьезно попросил Маркус.

Она повиновалась.

— Разговор с Эммой заставил меня задуматься. И я решил, если ты, разумеется, не будешь возражать, отдать «Этвуд» под опеку с последующим возвратом нашим детям.

Ева, не веря своим ушам, молча глядела на Маркуса. Можно себе представить, как трудно далось ему это решение.

— Если ты согласна, я так и сделаю.

— Почему же… Я… Да-да… Конечно… — мямлила она вне себя от радости. — Но ты абсолютно уверен, что поступаешь правильно?

— Не сомневаюсь ни на одну секунду.

— Тогда… Ну что я тогда могу сказать?

— У тебя смущенный вид, — нахмурился Маркус.

— Нет-нет, — улыбнулась она. — Идея прекрасная. Но мне не хочется, чтобы ты потом пожалел о своем решении.

— Никогда, ни за что не пожалею. А наши дети от этого только выиграют.

— Выходит, ты делаешь это ради меня? — чуть ли не шепотом промолвила Ева, до глубины души растроганная его словами. Выходит, она значит для него больше, чем могла предположить даже в самых смелых своих мечтах.

— Ради тебя, дорогая, я готов на все.

— Но ведь это несправедливо. Ты так давно мечтаешь об этой шахте. О том, чтобы по примеру твоего отца, да и деда, работать на ней. Тебе будет тяжко наблюдать, как ею распоряжаются другие люди.

— Обрести желаемое не всегда лучший выход из тупика, Ева. Если шахта перейдет ко мне, у тебя будут основания сомневаться в искренности моего чувства к тебе. А я этого не хочу. И уверен, что поступаю правильно. К тому же опекунов отыщу таких, на которых можно положиться.

Ева глядела на Маркуса совершенно иными глазами. Сердце ее ликовало. Подумать только, какой подвиг он совершил ради нее! И разом устранил все мучившие ее сомнения. Глаза его выражали страстную любовь, какую она и не надеялась когда-нибудь увидеть в них. Да она и сама сияла от счастья.

— Что же я могу сказать?

— Что ты снова обещаешь выйти за меня замуж.

— О-о, — прошептала она, — нет для меня ничего желаннее.

— Джеральд наверняка интересовался, куда это ты так поспешно уезжаешь. Ты не сказала ему, что расторгла помолвку?

— Нет.

Маркус улыбнулся и медленно покачал головой.

— Значит, не считала свое решение таким уж окончательным.

— О нет, — лукаво взглянула на него Ева. — Тебе, понимаю, было бы приятно услышать от меня, что это так, но в действительности мне просто хотелось помучить Джеральда подольше. Имела же я на это право?

— Безусловно. В наказание за его безобразное поведение. Но я бы хотел, чтобы ты еще до свадьбы пожила в Бруклендсе.

— Лучше, пожалуй, у Эммы.

— В Бруклендсе, — нахмурился Маркус, — я с тебя глаз не спущу.

— Думаешь, Джеральд станет снова угрожать мне?

Ева похолодела при одном воспоминании о своем родственнике.

Маркус понимал, что мерзавец Джеральд может, не ограничиваясь угрозами, перейти от слов к действию, но промолчал. Зачем зря волновать Еву?

— Надеюсь, что нет.

— Тогда отвези меня прямо к Паркинсонам. Джеральду незачем знать, что я вернулась.

Маркус нахмурился. Ему не особенно нравился этот вариант, но раз Ева так хочет…

— Хорошо. Мне необходимо съездить в Лидс по делам, и там же я начну подыскивать опекунов. Они будут управлять шахтой, пока один из наших детей не достигнет совершеннолетия.

— А если у нас не будет детей? Случается же такое.

— Тогда шахта перейдет к моим племянникам. Но я надеюсь, что наша детская будет ломиться от детей, — пробормотал он, с нежностью касаясь губами ее щек. — Я намерен начать делать детей, как только мы обвенчаемся. И стану учить тебя искусству любви, ты же, уверен, окажешься способной и прилежной ученицей.

Ева одарила его лучезарной улыбкой.

— Думаю, лучше этого не может быть ничего. — Она вздохнула. — Я люблю тебя, Маркус.

Нет у меня таких слов, которые выразили бы, как я тебя люблю.

Он прижал Еву к себе.

— Понимаю. Потому что испытываю то же. Обещай мне, что, пока я буду в Лидсе, ты не станешь уходить далеко от дома Паркинсо-нов. Не то Джеральд, узнав, где ты, может явиться с визитом. — Глаза его потемнели. — Но сейчас мне не хочется говорить о Джеральде. Нам необходимо обсудить более важный вопрос.

— Это какой же, интересно знать?

— Можно ли мне еще раз поцеловать тебя?

— Разве я до этого возражала?

— Прекрасно. — И он припал к ее губам. Ибо сидеть рядом и взирать в бездействии на этот рот было невозможно. — Ты, вижу, не возражаешь, но ведь мы с тобой не так давно заключили соглашение о том, что наш брак будет фиктивным, пока мы не захотим сделать его подлинным. Я не намерен нарушать договоренность, и по первому твоему знаку остановлюсь.

И он снова запечатал поцелуем ее губы, не давая вздохнуть. Но никакого знака она не подала. Не могла. Воля ее была парализована. Ей хотелось одного — чтобы он продолжал ласкать ее.

— А если договоренность нарушу я? Ты не будешь возражать? — прошептала она.

— Полагаю, что нет, — улыбнулся он. — Даже буду приветствовать. А насколько легче жить, осознавая, что шахта «Этвуд» для тебя более не пуп вселенной. Особенно, когда ты объят неподвластными тебе чувствами.

— Значит, шахта теперь не самое для тебя важное?

— Нет, она на втором месте.

— Тогда будь добр, скажи, что же на первом?

— Тебе в самом деле хочется узнать?

— О да, — вздохнула Ева. — Это будет крайне интересно.

— Вы, мисс Сомервилль, ненасытны!

— Исключительно по вашей вине, сэр, — пробормотала она, обольстительно улыбаясь.

И он, только для того, чтобы удовлетворить ее любознательность, уложил ее на траву, а сам склонился над ней. Руки его нежно гладили Еву, доставляя ей неизъяснимое блаженство, губы целовали, не давая перевести дыхание. Охваченный неодолимым вожделением, Маркус безошибочно ощущал, что и ее пожирает пламя желания. Нежная его ласка уступила место более требовательной, он обхватил обеими ладонями лицо Евы и, с жаром поцеловав, стиснул в своих объятиях ее тело. Такое послушное, с такой готовностью отзывающееся на его действия.

Сомнений не осталось. Их взаимная любовь безгранична, они созданы друг для друга. И от счастья оба забыли обо всех и обо всем, что может ему помешать…

Наконец, с трудом оторвавшись друг от друга, они покинули травяное ложе любви и не спеша отправились верхом в Растон-Хауз. С нетерпением ожидавшая их миссис Пембер-тон по сияющему лицу внучки вмиг поняла, что между нею и мистером Фицаланом согласие и любовь.

Глава четырнадцатая

Паркинсоны-старшие встретили Еву с распростертыми объятиями. У них она почувствовала себя в безопасности. Джеральд не узнает о ее возвращении в Этвуд, тем более что к свадьбе — она состоится через неделю — никаких особых приготовлений не делается, при всей пышности церемонии венчания она будет более чем скромной, по меркам Этвуда.

Между тем, огибая Этвуд на пути к дому Паркинсонов, Ева и Маркус попались на глаза прогуливавшейся верхом Анджеле. При виде этой пары Анджелу пронзили злость и зависть, ей живо вспомнился унизительный визит Маркуса, который решительно порвал знакомство с ней и отругал за подлое поведение по отношению к Еве.

Губы Анджелы расплылись в хитрой торжествующей улыбке. Вот когда она как следует насолит им! И она немедленно повернула свою лошадь к Бернтвуд-Холлу, предвкушая удовлетворение, которое получит, отомстив Еве.


Немного погодя Маркус прощался у Паркинсонов с Евой. Его не покидало беспокойство за нее, о чем красноречиво говорило выражение его лица.

— Обещай, что одна ты на улицу носа не высунешь, — наставлял он Еву. — Сиди дома и жди моего возвращения. А я тут же отвезу тебя домой, в Бруклендс, к маме. Ей не терпится обсудить с тобой приготовления к свадьбе и все, что связано с твоей будущей жизнью в нашем доме.

Растроганная его заботливостью, Ева улыбнулась в ответ.

— Не беспокойся. Все будет по-твоему.

— Ну тогда до свидания. — Его подмывало обнять ее, расцеловать покрепче на прощание, но мешали дружелюбные, улыбчивые взоры любопытных свидетелей, наблюдавших трогательную сцену. Пришлось ограничиться тем, что он чмокнул ее в щечку.

Ева долго смотрела ему вслед, чувствуя на лице тепло его прощального поцелуя. И тут же начала считать дни, оставшиеся до их свадьбы. Но едва Маркус скрылся за поворотом дороги, как счастливое состояние ее души было грубо нарушено: ей подали письмо из Бернтвуд-Холла.

Ева похолодела. Конверт, несомненно, был надписан рукою Джеральда. Она в ужасе глядела на него, не решаясь распечатать.

— Открой его, — посоветовала стоявшая рядом Эмма. — Надо знать, что он пишет.

Ева с трудом сглотнула слюну. Сердце ее сжалось от предчувствия надвигающейся опасности.

— Откуда ему известно, что я вернулась в Этвуд? И так скоро? Не иначе как кто-то заметил нас и поспешил доложить. Он, как видишь, не стал терять времени даром, значит, дело не терпит отлагательства.

Дрожащими пальцами Ева разорвала конверт. Джеральд извинялся за свое несдержанное поведение перед ее отъездом в Камбрию и приглашал Еву на следующий день пообедать в его обществе. Им, сообщал он, необходимо обсудить важные для них обоих вопросы, которые нельзя обойти молчанием.

Эмма, которой передалось беспокойство подруги, попросила разрешения прочитать послание.

— Ну и наглец же! — воскликнула она возмущенно. — Сначала угрожает тебе черт знает чем, а потом, как ни в чем не бывало, приглашает на обед. Ты, конечно, и не подумаешь идти. Письмо покажешь мистеру Фицалану, а в Бернтвуд-Холл — ни ногой, во всяком случае до свадьбы. Джеральд, как известно, распущенный тип, может позволить себе все что угодно.

— Твоя правда, Эмма. Я напишу ему, что на обед не приду, а его извинения мне ни к чему.

Так она и сделала. Но, хорошо зная Джеральда, ничуть не удивилась, что ее письмо не охладило его пыл. Уже на следующий день пришел ответ. Джеральд снова приглашал Еву в гости, что вызвало крайнее раздражение Эммы.

На сей раз Ева не ответила Джеральду. Всячески успокаивая разгневанную Эмму, она и сама была не на шутку перепугана. Хоть бы скорее приехал Маркус, не шло у нее из головы. Но тут прибыло письмо от миссис Фица-лан, которая приглашала Еву через два дня приехать в Бруклендс. К этому времени и Маркус вернется. У Евы отлегло от сердца, чему немало способствовало общество веселых Паркинсонов-младших.

На следующий день Эмма уезжала с родителями к друзьям, жившим на другом краю Этвуда. Они брали с собой и остальных детей, за исключением Джонатана — он не любил ходить в гости и заявил, что плохо себя чувствует. Мать, пощупав его лоб и не обнаружив высокой температуры, решила не отменять визита, а мальчика уложить на всякий случай в постель. Если к их возвращению ему не станет лучше, ну уж тогда придется вызвать врача.

Эмма звала и Еву с ними, предлагала остаться с ней вместе дома, но та решительно воспротивилась.

— Ты уверена, что не будешь скучать одна в четырех стенах? — спросила Эмма. — Подумай все же, может, мне остаться с тобой?

— Да нет же, — улыбнулась Ева. — У меня есть что читать, да и за Джонатаном буду присматривать.

— Ты не боишься?

— Да чего же мне здесь бояться?

Не прошло и часа после их отъезда, как в гостиную, где у окна с книгой на коленях сидела Ева, вбежала няня. На молодой женщине не было лица от волнения.

— В чем дело, Магги?

— Мастер Джонатан пропал, мисс. Он спал в своей постели, или мне казалось, что спал, но через десять минут я его там не обнаружила. Кровать пуста, комната тоже.

— Но ведь он плохо себя чувствовал.

— По его словам. Он всегда начинает себя плохо чувствовать, если ему что не по душе. И научился хорошо изображать недомогание. Не раз уже прибегал к этому трюку.

— Так, может, он спрятался где-то в доме?

— Обшарили все помещения сверху донизу — его нигде нет.

— О Боже! — Ева отложила книгу в сторону. — Надо поискать как следует. Куда же он мог деться?

Но, когда через полчаса Джонатан не объявился, Ева встревожилась не на шутку и велела всем шести слугам Паркинсонов разойтись по саду в разные стороны и под каждым кустом искать Джонатана.

— Как вы думаете, куда он мог пойти, Магги? Постарайтесь вспомнить, где он любит играть? Может, пошел к кому-нибудь из товарищей, кто живет поблизости?

— Он дружит с детьми наших соседей Фейрчайльдов, и у Симпсонов — они живут чуть дальше по дороге — тоже есть сверстник Джонатана, к которому он часто бегает. А больше всего ему нравится удить рыбу в реке или в пруду, но без взрослых его туда обычно не пускают.

Ева похолодела. Река! Как это она сразу не подумала! Но до реки не меньше полумили, да и идти приходится по обрывистому краю бывшей каменоломни. Может, он все-таки не решился отправиться туда в одиночестве, пыталась успокоить себя Ева. Но, выглянув в окно и увидев надвигающиеся грозовые тучи, она уже не могла совладать с жутким волнением, близким к панике.

— О Боже, Магги, погода портится, если он у реки, то это ужасно. Бегите на конюшню и пошлите грумов ко всем соседям, у которых он может оказаться. К Симпсонам и к Фейр-чайльдам. А я схожу на реку. Если грумы вернутся без него и он сам не объявится, идите вслед за мной.

И ни на миг не задумавшись о своей безопасности, забыв, что она твердо обещала Маркусу ни при каких обстоятельствах не выходить одной из дому, с мыслью лишь об исчезнувшем Джонатане, Ева быстро направилась к реке. Войдя под своды густого леса, она в волнении не заметила, что за ней идут. Тем более что путь ее пролегал по очень высокому краю заброшенной каменоломни, где один неверный шаг мог оказаться роковым, и ее внимание было целиком сосредоточено на узенькой извилистой тропке, по которой она шла.

Подобрав платье, Ева чуть ли не бежала по ней, слыша лишь стук своего сердца. Наконец лес кончился, ее глазам открылась река, которая немного ниже переходила в запруду.

Остановившись на берегу, Ева убедилась в том, что при таком низком уровне воды Джонатан никак не мог утонуть. Вздохнув с облегчением, она побежала к запруде. И о счастье! Еще издали она заметила златокудрую головку Джонатана. Он сидел под деревом на расстеленном на песке красном пальтишке и спокойно насаживал на рыболовный крючок наживку.

У Евы вырвался вопль радости. Она засмеялась, громко позвала Джонатана, подобрала юбку и бросилась со всех ног к нему, не решив, то ли отругать его, то ли осыпать поцелуями.

Джонатан с лукавой улыбкой повернулся в ее сторону, но тут же его личико исказила гримаса ужаса, он вскочил на ноги, замахал руками, закричал что-то непонятное, тыча пальцем в ее сторону.

Ева остановилась, но повернуться назад не успела. Ее обхватили чьи-то сильные руки, из которых она, как ни старалась, вырваться не смогла. С диким воплем она рванулась вперед, но ударилась головой обо что-то твердое.

В ее помутившемся сознании еще успели запечатлеться две темные тени, склонившиеся над ней. Она хотела позвать Джонатана пусть бежит со всех ног домой, за помощью, — но ее рывком подняли с земли, и она погрузилась во мрак.


Возвращаясь из Лидса домой, Маркус по чистой случайности встретил за Этвудом чету Паркинсонов, направлявшихся почти со всем своим выводком в гости, в противоположный конец города. Обменявшись с ними несколькими словами и узнав от Эммы, что Ева осталась в их доме одна, он решил сделать ей сюрприз и вместо Неверли повернул своего коня обратно в сторону Этвуда. Он вернулся на день раньше, чем предполагал, и забрать ее в Брук-ленде собирался лишь завтра, но четыре дня разлуки с Евой показались ему вечностью.

Он вез ей подарок. Первый из тех, которыми он осыплет ее на протяжении их совместной жизни. Обручальное кольцо с рубинами и бриллиантами, приобретенное накануне в Лидсе. Таких дорогих подарков Маркус до сих пор никому не делал, но для Евы не жалел ничего.

Едучи уже по подъездной аллее, он улыбнулся. Кругом стояла непривычная тишина — в иное время сад оглашали крики и смех резвящихся детей. Лишь подъехав к крыльцу и спешившись, он удивился тому, что его никто не встречает. А когда сам распахнул дверь и вошел в дом, ему бросилось в глаза расстроенное лицо Мэтью Сомервилля, пытающегося успокоить встревоженных слуг.

Едва на пороге выросла высокая фигура Маркуса, в холле воцарилась тишина. Он сделал несколько шагов вперед, не спуская глаз с Мэтью. Сомнений не оставалось — в доме не все ладно.

— В чем дело? Что здесь происходит? — спросил Маркус.

— Благодарение Богу, что вы здесь, сэр, — с явным облегчением произнес Мэтью. — Боюсь, как бы чего не случилось. Я заглянул сюда по пути на шахту, чтобы увидеть Эмму, и узнал, что все уехали в гости, кроме Джонатана и Евы. Мальчик остался, потому что сказался больным, но вскоре после отъезда родителей исчез, и Ева пошла его искать.

— Куда? В какую сторону она пошла?

— К реке. Предполагают, что он удрал ловить рыбу.

— И что же вы предприняли? Стали их искать?

— Да. Но ни мальчика, ни мисс Евы не обнаружили.

— Значит, они где-то в другом месте. Мэтью покачал отрицательно головой и снял со стула красное пальтишко и удочку.

— Это вещи Джонатана. Пальто слуги нашли на берегу. Удочка была закреплена между камнями. А самого Джонатана и Евы след простыл.

Маркус схватил пальто и удочку и впился в них глазами, словно желая по ним узнать, что произошло, но на самом деле глаза его вообще ничего не видели. Душу его охватили мрак и отчаяние, сердце билось так, будто вот-вот выскочит из груди.

— Кто нашел эти вещи? — Он обвел глазами стоящих кругом слуг.

Магги и грум выступили вперед.

— Мы, сэр, — сказал грум. — Все вокруг облазили, даже в каменоломню заглянули — не свалились ли они туда с откоса. Около пальто мастера Джонатана на земле какие-то следы. Быть может, борьбы. Но уверенности в этом нет. Пришлось нам вернуться. А что делать дальше, никак не придумаем.

— И хорошо, что вы вернулись. По крайней мере мы теперь знаем, откуда начинать поиски. Давно Ева вышла из дому?

— Два часа назад, — ответил Мэтью. Маркус обратил в сторону реки пылающий яростью взор, руки его непроизвольно сжались в кулаки. За окном молния прорезала небосвод, вдали прогремел первый удар грома. Надвигалась гроза. Он прекрасно понимал, что произошло, и ругал себя на чем свет стоит за то, что выпустил Еву из поля зрения.

Ее похитил Джеральд, в этом Маркус не сомневался. Можно себе представить, какой ужас она испытывает, оказавшись в руках злодея, готового на все, лишь бы заполучить вожделенную шахту. При одной мысли об этом Маркусом овладел неистовый гнев, усиливавшийся с каждой минутой. Вид его был настолько грозен, что все замолчали.

— Два часа назад, говорите, — прогремел его голос. — Это равносильно двум дням. Я просил ее не выходить из дому, не гулять в одиночку. Опасался за нее. Есть все основания думать, что ее похитили.

К нему приблизился Мэтью с пепельно-серым лицом.

— Мне тоже пришло это в голову. Хотя не вижу, кому это могли понадобиться Ева и Джонатан.

— Не видите? — Маркус бросил на него ледяной взгляд. — Я сильно подозреваю одного человека, которому позарез необходимо устранить Еву со своего пути. И который не остановится ни перед чем, чтобы помешать нашему бракосочетанию.

Мэтью на миг остолбенел, затем, поняв, на кого намекает Маркус, побледнел еще больше, но согласиться с ним было выше его сил.

— Вы, по-видимому, имеете в виду Джеральда?

— Даже не сомневаюсь.

— Моего брата, мистер Фицалан, можно обвинить во многих грехах, но на такое он все же не способен.

— Ваша преданность брату заслуживает высочайших похвал, Мэтью, но после смерти сэра Джона Джеральд не раз запугивал Еву. Я уверен, что похищение — дело его рук. Возможно, ее спасет то, что рядом с ней Джонатан.

— Спасет? — в ужасе задохнулся Мэтью. — Неужели вы полагаете, что Джеральд может нанести ей физический вред?

— Не полагаю, а уверен, что может. Для него все средства хороши, лишь бы наша свадьба не состоялась и шахта «Этвуд» досталась ему. Долгов у него сверх головы, даже унаследованное им фамильное имение их не покроет. — Маркус взглянул на грума. — Пошли. Ты проводишь меня к тому месту, где нашел пальто Джонатана, а вы, Мэтью, поезжайте в Этвуд и мобилизуйте на поиски Евы как можно больше людей. Кроме того, надо немедленно связаться с Паркинсонами и попросить их возвратиться домой.

Когда Мэтью вслед за Маркусом вышел из дома, начали падать первые капли дождя.

— Не верю, чтобы Джеральд применил к ней насилие, мистер Фицалан, — произнес Мэтью. — Как никто иной, я знаю, на что способен братец, но на убийство он не решится.

Взгляды их встретились. Дай Бог, чтобы это было так, яснее всяких слов говорили глаза обоих.


Вот и свершился ее ночной кошмар, с ужасающей ясностью осознала Ева, приходя в себя. Джеральд осуществил свои угрозы. Все ее тело ныло, лежать на голой земле было невыносимо. До ее слуха донеслись детские всхлипывания, она с трудом открыла глаза. И огляделась, не поворачивая головы, которая раскалывалась от боли.

Прежде всего она увидела перепуганные глаза и бледное личико Джонатана. Дрожа, он притулился между нею и стеной, всем своим видом напоминая пойманную птичку. Щеки его были залиты слезами, в глазах стоял страх. Склонившись над Евой, мальчик тряс ее, пытаясь привести в чувство.

Ева стиснула зубы, преодолевая боль в голове и во всем теле. Она не имеет права предаваться отчаянию и страху. Прочь слабость, прочь мысли об угрожающей им опасности, она должна быть сильной, чтобы защитить Джонатана. И к моменту появления Джеральда — а он появится непременно — иметь ясную голову и холодный ум.

Она с трудом приняла сидячее положение и притянула Джонатана к себе. Он был холодный, но следов физических повреждений она на нем, к счастью, не обнаружила. Ощутив тепло ее рук, мальчик стал меньше дрожать.

— Ничего, ничего, Джонатан, — прошептала Ева, сожалея, что им нечем накрыться от холода. — Не бойся. Нам никто ничего плохого не сделает.

Прислушиваясь к шуму ливня, бушевавшего снаружи, Ева обвела глазами помещение, в котором они находились. Маленький грязный сарай со свисающими со стен огромными паутинами был забит сломанными инструментами и другими ненужными вещами. Сквозь заделанное оконце высоко над землей просачивался слабый свет, через дыры в крыше проникали капли дождя, падавшие на земляной пол. Таких заброшенных сараев кругом хоть пруд пруди.

До окна ей не дотянуться, встать не на что, дверь, конечно, накрепко заперта, да и, наверное, их сторожат напавшие на них люди. Ева пала духом.

— Послушай, Джонатан. Ты не знаешь, где мы? И кто эти люди, запершие нас здесь?

— Нет, — покачал он головой, теснее прижимаясь к Еве. — Они завязали мне глаза, чтобы я ничего не видел.

— Ты их знаешь? Нет.

— А сколько их было?

— Двое.

— Они сделали тебе больно?

— Нет. Только напугали меня.

— А мы давно в этом сарае?

— Не знаю. По-моему, не очень.

— У них были с собой лошади?

— Да. Две лошадки.

Раз их доставили сюда, на лошадях, они, возможно, находятся дальше от Этвуда, чем она предполагала. И Ева в отчаянии закрыла глаза и еще крепче прижала к себе Джонатана.

— Не бойся. Мы выберемся отсюда. Нас уже разыскивают повсюду.

Она старалась говорить уверенным тоном, и это возымело свое действие — Джонатан вздохнул с облегчением.

Она и себя уговорила, что их уже ищут, что Паркинсонам сообщили о несчастье, а главное — уведомили Маркуса. Он, конечно, заподозрит Джеральда, отправится к нему в Этвуд и заставит сказать, куда он их спрятал. Маркус скоро придет. Не может быть, чтобы не пришел.

А вдруг не придет? Джеральд ведь станет все отрицать, заявит, что ничего не знает. Ева подошла к двери и что было сил забарабанила по прочному дереву, потом закричала, призывая на помощь, но гроза заглушала ее голос. Все бесполезно, поняла она. Глупо на что-то рассчитывать. Здесь ее никто не услышит.

Время тянулось бесконечно долго. Наконец за дверью раздались сердитые голоса, кто-то, упоминая ребенка, кого-то ругал за то, что все пошло сикось-накось. Ева вскочила на ноги, обнимая перепугавшегося Джонатана, стараясь и сама от страха не потерять самообладания.

Дверь распахнулась. Ева в страхе ахнула: в сарай вошел Джеральд, за спиной которого она увидела двух мужчин. Скорее всего, это и были ее похитители.

— Так я и знала! — вскричала Ева, пересиливая испуг. — Это по твоей милости мы попали сюда. Да как ты посмел! Перепугать ребенка до полусмерти? Ты еще за это ответишь!

Джеральд зло сощурился.

— Это не входило в мои планы. Тем не менее я намерен предпринять все, что смогу, лишь бы помешать твоей женитьбе с Фицала-ном. После того как я сделаю с тобой, что задумал, навряд ли он воспылает желанием стать владельцем подпорченного товара. Даже он, полагаю, не настолько дорожит шахтой «Этвуд», чтобы после неизбежного скандала взять тебя в жены.

— Не рассчитывай на это, Джеральд. Он просто вызовет тебя на дуэль, а о нем говорят, что он одинаково хорошо владеет и пистолетом и рапирой.

— Я и сам неплохо стреляю. — На его губах появилась гадкая усмешка. — Но до дуэли, полагаю, дело не дойдет. Он решит, что ты падшая девка, непригодная для брака.

Увы, он прав. В мгновение ока слухи о ее грехопадении станут со скоростью пожара распространяться в Этвуде и Неверли. И обрастать невероятными отвратительными подробностями. Как это было три года назад, с той разницей, что тогда они касались не Джеральда, а Маркуса. Она же, при ее гордости, не промолвит ни слова в свое оправдание.

Но нет, так легко она не сдастся.

— Вот, значит, для чего ты затащил меня в этот мерзопакостный сарай! Чтобы получить удовольствие!

— Ну нет! Если бы не мальчик, я нашел бы куда более приятное место, где, насладившись друг другом, мы бы доставили удовольствие и окружающим.

— Я, по-твоему, послушно пошла бы у тебя на поводу?

— Ну, существует множество средств, которые привели бы тебя к послушанию.

— Наркотики?

— Наркотики в том числе.

— И подлец же ты, Джеральд. Прямо не верится, что мы с тобой родственники. К тому же безумец. Ведь только безумцу может прийти в голову этот дьявольский план. А все ради шахты!

Я ничуть не хуже Фицалана. Ты, дурочка, веришь его объяснениям в любви. Да я ж тебе говорил — ему нужна шахта. А ты лишь приложение к ней. И ничего более.

— Ошибаешься, Джеральд. Зря ты тратил время и силы на то, чтобы похитить меня.

— Что ты имеешь в виду?

Вобрав в себя как можно больше воздуха, Ева мужественно вынесла его испытующий взгляд. Сейчас она будет лгать без зазрения совести, лишь бы выйти на свободу.

— Как тебе должно быть известно, я только что возвратилась из Камбрии. Туда ко мне приезжал Маркус. Тебе, возможно, интересно узнать зачем?

— Ни капельки. Но, если это имеет отношение к делу, поинтересуюсь. Так зачем?

— Имеет, имеет отношение. Мы там с ним обвенчались.

Джеральд впился в нее холодным, вмиг погасшим взором.

— Лжешь, — прошипел он. — Хочешь меня одурачить. У вас для этого не хватило бы времени.

— Да будет тебе известно, существуют специальные лицензии, — заявила Ева уверенным тоном. — А по возвращении Маркус немедленно поехал в Лидс, чтобы отдать шахту «Этвуд» под опеку с последующим переходом ее в собственность нашим детям.

Лицо Джеральда стало из красного белым, он явно поверил Еве и растерянно чертыхнулся, утратив контроль над собой.

— Это правда? — взвизгнул он истерично. — Да.

Джеральд взревел от ярости, глаза его стали бешеными, он схватил Еву за плечи и тряхнул с такой силой, что голова ее беспомощно замоталась. Джонатан, по-прежнему цеплявшийся за ее юбку, завопил от страха.

— Ведьма! — взревел Джеральд и отшвырнул ее от себя к стене, о которую она ударилась.

Желанная добыча ускользнула из его рук. Он стонал, кричал, заламывал руки. Он был в отчаянии и не скрывал этого. Ей бы его пожалеть, но после угроз, внушавших ей ужас, она не могла испытывать к нему ничего, кроме ненависти.

Тяжело дыша, Джеральд двинулся к двери.

— Куда ты? — Ева в тревоге поспешила за ним. — Не можешь же ты бросить нас здесь!

— Будешь сидеть здесь, пока я не решу, что с тобой делать, — прошипел он, поворачиваясь к ней с искаженным лицом. — И не радуйся. Все еще впереди. Победу тебе праздновать рано.

— Опомнись, Джеральд! — воскликнула Ева, впадая в панику. — Забери хотя бы Джонатана с собой. Подумай, как все может обернуться для тебя. Или ты полагаешь, что никто нас не ищет?

— Здесь вас никто никогда не найдет! — заорал он. — Кто это сумеет доказать, что я при-честен к вашему исчезновению? Избавиться от тебя не составит никакого труда. В округе много заброшенных шахт, ничем не прикрытых. Люди будут думать, что ты упала в одну из них, разыскивая мальчика. Слышала наверняка, такие несчастные случаи уже были. А уж мертвая ты не сможешь мне навредить.

Да он все заранее продумал, ужаснулась Ева.

— Лучше быть обвиненным в похищении, чем в убийстве. А уж Маркус сможет доказать, кто и почему меня убил.

— Даже у него не хватит на это ума.

И Джеральд, отвернувшись от Евы, направился к двери.

Она бросилась за ним, стала умолять выпустить их, но вместо ответа он смерил ее разъяренным взглядом и оттолкнул от себя так, что она снова ударилась о стену. И вышел, тщательно заперев за собой дверь.

Ева в отчаянии принялась колотить по ней кулаками, требуя выпустить их, но это не помогло. Снаружи до нее доносился лишь шум дождя да стук копыт. Джеральд со своими сообщниками ускакал.

Глава пятнадцатая

Чуть ли не все соседи Паркинсонов кинулись искать Еву и Джонатана, облазили весь берег реки и запруды вблизи от паркинсоновского дома, но безрезультатно. И тогда Маркус поскакал в Бернтвуд-Холл — встретиться с Джеральдом.

Тот в это время сидел с Анджелой в гостиной перед ярко горящим камином. Их уже довольно давно связывали приятельские отношения, которые, однако, так и не стали дружескими, ибо, обладая большим сходством, они питали друг к другу недоверие.

Джеральд встретил Маркуса с удивлением. С деланным, решил Маркус. Не мог же тот предположить, что Маркус не приедет. Маркус промок до нитки, одежда липла к телу, но вид у него был отнюдь не жалкий: лицо твердо как гранит, голубые глаза метали молнии, под влажной тканью костюма вырисовывались могучие мускулы. С какой радостью бросился бы он на Джеральда и превратил его в кровавое месиво! Но в интересах безопасности Евы и Джонатана заставлял себя держаться с нерушимым хладнокровием.

— Чему обязан сомнительным удовольствием видеть вас у себя, мистер Фицалан? — вставая со своего места, поинтересовался Джеральд, не скрывая своей антипатии к Маркусу.

— Это не светский визит. Зачем я здесь, вам прекрасно известно. Рассказывать вам, что Ева и Джонатан пропали, нет нужды. Это ваших рук дело. Где они? Куда вы их спрятали?

— Не понимаю, о чем речь. При чем тут я? Что дает вам право обвинять меня?

— Вы это знаете не хуже меня. Ева рассказала мне о ваших угрозах, но просила не объясняться с вами. Сожалею, что я ее послушал. Вы совершили серьезную ошибку, угрожая ей, и еще более серьезную — похитив ее. Это, как вам должно быть известно, уголовное преступление. С вами поступят по всей строгости закона, засадят за решетку на многие годы, а то и повесят.

На лбу Джеральда выступил пот. Вид у него стал менее самоуверенный, но отступить он не мог. На карту была поставлена его безопасность.

— Да говорю же вам: мне о ее исчезновении ничего не известно. Что она вам наговорила, не знаю, одно точно — я никогда не причинил бы вреда своей родственнице.

— И вы думаете, что я вам поверю? А между тем известие о ее исчезновении не вызвало у вас ни малейшего удивления. Вы посмели похитить ее, надеясь таким образом помешать нашему бракосочетанию. Но помяните мое слово, я ее отыщу.

— Желаю удачи, — холодно процедил Джеральд. — Надеюсь, вы найдете ее живой и невредимой.

— Посмейте только пальцем ее тронуть! — прорычал Маркус со зверским выражением лица.

— Повторяю, я тут ни при чем.

— А я повторяю, что не верю ни единому вашему слову. Вы, Сомервилль, негодяй, готовый ради своей выгоды на что угодно. Клянусь, если с головы Евы или мальчика упадет по вашей вине хоть волос, вам от моей мести не уйти. Я расквитаюсь с вами вашими же методами. Будь вы сто раз титулованный Сомервилль, я сотру вас в порошок, если вы хоть пальцем тронете Еву. Клянусь всем для меня святым, что прикончу вас собственными руками.

Джеральд, стараясь принять безмятежный вид, пожал плечами. А в душе возликовал. Из слов Маркуса выходило, что Ева блефовала, утверждая, будто они с Маркусом уже поженились. А значит, еще не все потеряно, он может вопреки всему добиться своей цели. Если Ева умрет, шахта достанется ему.

Но вот как быть с мальчиком? Его тоже придется устранить, иначе он, выйдя на свободу, разболтает, как все было. И что за идиоты попались ему в помощники! Мальчика надо было изолировать от Евы. Чтобы он его, Джеральда, и в глаза не видел. Но сейчас уже, как ни кори себя, ничем делу не поможешь.

— Даже рискуя попасть за это на виселицу? — поинтересовался Джеральд.

— Не такая уж большая плата за удовольствие стереть с лица земли негодяя вроде вас.

Тут Анджела, которую Маркус, входя в гостиную, почти не удостоил взглядом, сделала шаг вперед.

— Как вы, наверное, поняли, Анджела, мне сейчас не до светских любезностей. Но я не удивляюсь, видя вас здесь. Вы с этим типом одного поля ягодки. И, скорее всего, причастны к его затее.

Анджела вздрогнула от его холодного, бесстрастного взгляда. Вопреки предположению Маркуса, она не имела отношения к похищению Евы и даже не слышала еще о нем. Но, зная, что Джеральд был готов любыми средствами помешать браку Евы с Маркусом, ни на секунду не усомнилась в его вине. Он совершил преступление, следовательно, ей надо как можно быстрее отмежеваться от него.

— Мне ничего не известно. Поверьте, я не лгу.

И Маркус, как ни странно, поверил. Анджела хитра, завидует Еве, но причинять ей физический вред не станет, решил он.

— Пропала не только Ева, но и Джонатан Паркинсон. Его родители вне себя от волнения. — Он смерил Джеральда пронзительным взглядом. — Последний раз спрашиваю, где они? — Вид его был страшен. Сжимая кулаки, он с трудом удерживался от того, чтобы не растерзать Джеральда.

— Да сказал же — не знаю. А теперь убирайтесь отсюда, пока я не приказал слугам вышвырнуть вас вон.

— Я ухожу, но не прощаюсь. Ибо вскоре вернусь с полицейскими, уж тогда у вас развяжется язык.

Лицо Джеральда стало белым, как его рубашка. Он в тупике, из которого нет выхода. Если он направится сейчас к шахте Кетлвелл, близ которой заключена Ева, его, безусловно, выследят. Маркус, конечно, установит наблюдение за ним.

Анджела, проводив взглядом Маркуса, уставилась на перепуганного Джеральда. Она жаждала узнать все подробности.

— О Боже! Ушам своим не верю! Что ты наделал, безмозглый идиот! — вскричала она, выслушав Джеральда. — Прав Маркус. Ради этой проклятой шахты ты готов на все. Ну ладно Ева, но ребенку ты не смеешь причинить ни малейшего вреда. Даже у тебя, думаю, не хватит низости тронуть его хоть пальцем.

Джеральд лихорадочно забегал взад и вперед по комнате, приходя во все большее волнение. Внезапно он решил, что Анджела поможет ему найти выход из положения. Хотя умение держать язык за зубами не относится к числу ее добродетелей.

— Ну да, ну да, признаюсь. Я подстроил похищение Евы. Скомпрометирую ее, подумал, выбора у нее не останется, и она выйдет не за Фицалана, а за меня. А тут подвернулся этот мальчишка. Он видел, как мои люди уносили Еву, пришлось им и его прихватить.

— Где же они сейчас?

— А ты не выдашь меня?

— Если ты обещаешь не причинять им вреда.

— Это выше моих сил. Неужели ты не понимаешь? Я теряю все.

— Ты так или иначе все потеряешь, Джеральд. Маркус ее найдет, и тогда тебе уже никто не поможет, тебя вздернут как миленького. Пока не поздно, говори. Где они?

Джеральд сник. Все про.пало. Его песенка спета.

— В одном из заброшенных сараев рядом с выработанной шахтой Кетлвелл. Примерно в миле в сторону от дороги на Лидс…

Не успел он сделать попытку договориться с Анджелой, как та пулей вылетела из комнаты, надеясь еще застать Маркуса перед домом.

Потрясенный разговором с Джеральдом сверх всяких ожиданий, Маркус задержался, расспрашивая грума, державшего повод его коня, о всех постройках на территории Бернтвуд-Холла и вокруг. Ведь надо тщательно осмотреть их все: а вдруг Ева с мальчиком где-то здесь?

Анджелу, выбежавшую из дома под дождь, он встретил ледяным взглядом.

— В чем дело?

— Поверьте, Маркус, моей вины тут нет. Я, конечно, не ангел, но и не убийца. Джеральд сказал, что Ева около бывшей шахты Кетлвелл, рядом с дорогой на Лидс. Вы знаете, как туда проехать?

— Еще бы! — Лицо Маркуса покрылось смертельной бледностью. — Все шахты в округе я знаю наперечет. Кетлвелл отработана, но не заделана сверху. Предельно опасная ситуация. Мчусь туда. Пошлите за мной следом карету, поскорее. Кто знает, в каком состоянии я их найду!

И Маркус, вскочив в седло, что было мочи погнал коня вперед и вскоре исчез из виду за сеткой дождя. Почти в это же время с черного хода выбежал Джеральд. Охваченный невероятной паникой, он ругал себя последними словами за то, что разболтал Анджеле, где находится Ева, и, вконец обезумев, решил предпринять последнюю отчаянную попытку. С быстротой молнии сев на лошадь, он помчался к бывшей шахте, надеясь добраться до нее раньше Маркуса.


Смеркалось. Ева содрогалась при одной мысли о том, что им придется провести ночь в этом сарае. Помимо усталости и холода ее мучили страх и отчаяние. И голод. Она уже и не помнила, когда ела в последний раз. Перепуганный Джонатан мерз в своей влажной одежде. В сарае становилось очень холодно, и Ева опасалась, как бы мальчик не простудился и не заболел.

Но шок от встречи с Джеральдом постепенно уступил место лютой ярости, заставившей Еву забыть даже про холод. Надо собраться с силами и попытаться освободиться из этой западни. Нечего сидеть сложа руки в ожидании очередного появления Джеральда.

И Ева принялась рыться в кучах производственного мусора. А вдруг удастся сломать заржавевшие петли двери сарая или винты, прикрепляющие их к дверной раме.

Старания Евы увенчались успехом — она нашла кайло, острие которого вставила между петлей и рамой. Нажала на него что было сил, не щадя свои нежные ладони. От рамы отлетело несколько щепочек, но могучая дверь и не шелохнулась.

И тут на помощь Еве пришел Джонатан. Надежда на освобождение удесятерила их силы, они вместе налегли на кайло, и — о счастье! — петля поддалась. Джонатан издал ликующий вопль и, обрадованный успехом, выразил готовность взяться за вторую петлю. В конце концов и эта петля, и третья — не выдержали дружного напора, и узники, собрав последние силы, оттащили край двери от рамы и вышли на свободу.

На воле оказалось теплее, чем в сарае. Ветер стих, гроза кончилась, легкий ветерок раскачивал деревья вокруг бывшей шахты. Ева осмотрелась и поняла, где они находятся. Близ Кетлвелл, от которой до места похищения на берегу около двух миль по прямой.

— Идем, Джонатан. — Она взяла мальчика за ручку. — Смеркается, нам надо спешить. Это место мне хорошо знакомо, я тут не раз каталась верхом. Так что мы не заблудимся.

И они пошли по направлению к дому Пар-кинсонов.

Джеральд, поехавший по другой дороге, достиг сарая раньше, чем Маркус. Убедившись, что его пленников и след простыл, он пришел в неописуемую ярость. И, как одержимый, бросился в погоню за ними.

Маркус прискакал несколькими минутами позднее. При виде опустевшего сарая его охватил ужас. Неужели Еву и ребенка увезли люди Джеральда? Но при более внимательном рассмотрении он обнаружил на земле наряду с отпечатками конских копыт детские следы, ведшие в Этвуд. Туда же поскакал и он.


Миновав лесную чащу и увидев вдали открытые поля и берег реки, Ева с облегчением вздохнула: уж очень ей не хотелось оставаться в лесу после наступления темноты, когда воображение играет с человеком странные шутки. Уверенные, что они вскоре будут дома, беглецы никак не ожидали появления из-за деревьев скачущего к ним всадника на могучем гнедом коне. Остолбенев от неожиданности, они с испугом наблюдали за его быстрым приближением.

Ева вмиг узнала Джеральда, хотя этот человек с искаженным яростью лицом, жестокими глазами и крепко стиснутыми зубами ничуть не походил на ее обычно невозмутимого родственника. Ева моментально пришла в себя и едва успела прикрыть собой Джонатана, как лошадь Джеральда налетела на них и опрокинула наземь. Не теряя ни секунды, он снова направил своего коня на них, беспомощно распростертых на траве.


Поблизости раздался пронзительный женский вопль, и Маркус, резко повернув коня, помчался в этом направлении. При виде могучего силуэта Маркуса на фоне деревьев Джеральд взревел от ярости и разочарования, вонзил шпоры в бока гнедого и ринулся прочь с такой скоростью, словно его преследовали все демоны ада.

Ева с трудом встала, увлекая за собой Джонатана. Она еле держалась на ногах. На бледном лице звездами сияли глаза неземной красоты. Роскошные черные волосы гривой ниспадали на плечи, дрожащие губы улыбались.

— Маркус, — прошептала она, не веря своим глазам. — Маркус!

Чудом он сумел подоспеть и спасти их от ужасной участи, уготованной им Джеральдом.

На негнущихся ногах — и откуда только силы взялись! — она шагнула навстречу, простирая к нему руки в царапинах и крови, и рухнула в его объятия. И сразу ощутила себя в тепле, безопасности, под защитой мужчины, который любит ее превыше всего, с которым она — единое целое. Наконец она в надежном укрытии.

— Ева, дорогая моя девочка, — заплетающимся от волнения языком проговорил Маркус, прижимая ее к себе. — Успокойся, все в порядке теперь. Тебе ничто не угрожает. Какой кошмар я пережил, не зная, где ты. Этот негодяй Сомервилль проявил дьявольское коварство.

— О да, — бормотала Ева Маркусу в грудь, тая от счастья. — Я жива, я на свободе. О, Маркус, все никак не поверю, что это и в самом деле ты. Слава Богу, ты явился вовремя.

— Как подумаю, что этот человек, вернее, это чудовище, сотворил над тобой и что собирался еще сделать, у меня руки чешутся, я готов его растерзать.

— Шшш, — успокоила его Ева. — Как женщину он меня не тронул, за что я ему благодарна.

— Вид у вас обоих измученный. Вы нигде не поранились? — Он отстранил Еву от себя и внимательно осмотрел ее. Заметил запекшуюся струйку крови на щеке и всполошился: — А это откуда?

— Ударилась головой обо что-то твердое, когда меня тащили люди Джеральда. Но не волнуйся. Я измотана, конечно, но цела и почти невредима.

Тут набежали люди, которые, разыскивая пропавших, также услышали крик Евы.

— Отведите Джонатана к родителям, — распорядился Маркус. — А я поскачу за Джеральдом. Не то стемнеет, и я его не различу во мраке.

— Будь поосторожнее, Маркус, — взмолилась Ева. — Если с тобой что случится, я этого не переживу.

— Не беспокойся, — отозвался он уже с седла, наклонился и поцеловал Еву в губы, которые она ему с готовностью подставила. — Он столько зла сегодня натворил, нельзя дать ему уйти от ответа.

Глава шестнадцатая

Наконец-то далеко впереди между деревьями мелькнула фигура Джеральда, скачущего во весь опор.

Маркус прибавил ходу. Ни за что он не даст злодею уйти безнаказанным.

Рискуя сломать шею, Джеральд, не сбавляя скорости, выскочил на предательски обрывистый берег реки, подточенный течением. По стуку копыт за своей спиной он понял, что Фицалан совсем близко, и изо всех сил ударил кнутом лошадь по потному боку. Резко метнувшись от боли в сторону, она оказалась на самом краю бывшей каменоломни, размытом недавним ливнем.

Видя, какая опасность угрожает Джеральду, Маркус закричал ему, но тот то ли не услышал, то ли не захотел прислушаться и лишь после того, как из-под копыт коня посыпались камни и земля, дернул повод, чтобы отскочить в сторону. Но было поздно.

Маркус с края обрыва беспомощно наблюдал, как всадник и лошадь ничтожную долю секунды парили в воздухе, уподобляясь какой-то чудовищной птице, а затем, каждый в отдельности, летели вниз, несчетное число раз ударяясь о скалы.

Маркус спешился и спустился вниз. Джеральд лежал на спине с широко раскинутыми ногами и руками. Выпученные карие глаза были устремлены в небо, а изо рта вытекала тоненькая струйка крови. Маркус не стал прикладывать ухо к груди, выясняя, бьется ли его сердце. Было ясно и так: Джеральд мертв.


Назавтра Ева вернулась в Бернтвуд-Холл. Слуги встретили ее тепло, некоторые даже прослезились, увидев целой и невредимой. И обрадовались ее сообщению о том, что по праву наследования дом отныне переходит к брату Джеральда — Мэтью.

Похороны Джеральда прошли более чем скромно. Через неделю состоялась свадьба Евы и Маркуса, также безо всякой помпы.

Ева, тонкая и стройная, как тополь, выглядела прелестно в платье из кремового шелка рядом с высоким, статным Фицаланом в черном костюме и белом атласном жилете. Гостей было мало — только близкие друзья. После церемонии венчания все в самом радужном настроении сели за свадебный стол в Бернтвуд-Холле. Ева то и дело ловила на себе многообещающие взгляды мужа, явно с нетерпением ожидавшего наступления ночи.

— Венчание тебе к лицу, — прошептал он ей на ухо. — Никогда ты не казалась мне столь желанной.

— Так, наверное, выглядят все невесты, — пробормотала Ева.

— Я вижу только одну.

Эмма, сиявшая не меньше новобрачной, поспешила сообщить ей, что весной будущего года выйдет за Мэтью. Он сделал ей предложение.

— Подумай только, я — и вдруг титулованная леди Сомервилль! Никогда к этому не привыкну.

— Привыкнешь, — рассмеялась Ева. — Титулу, я считаю, повезло. И я смогу приезжать в Бернтвуд-Холл в любое время.

Мистер Соумс, присутствовавший на свадьбе, всем своим видом выказывал удовлетворение: все сложилось так, как хотел сэр Джон. Что Ева и Маркус влюблены без памяти, было видно невооруженным глазом. Кто бы сказал, что это те самые люди, которые при оглашении завещания Сомервилля взирали друг на друга с откровенной неприязнью!

К вечеру Ева без сожаления покинула Бернтвуд-Холл и уехала с Маркусом и его матерью в свой новый дом.

Рут Фицалан, крайне возмущенная тем, что пришлось вытерпеть Еве от рук своего родственника, до глубины души радовалась теперь благополучному исходу. Но, чтобы не мешать новобрачным, решила на следующий день отправиться в Лондон — повидаться с сыном и его семейством.

— Только прошу вас, не вздумайте покинуть Бруклендс насовсем, — сказала Ева.

— Ни за что на свете, дорогая, — улыбнулась Рут. — Но вам с Маркусом необходимо какое-то время побыть одним, чтобы лучше узнать друг друга. А тебе, Ева, надо проникнуться атмосферой дома. Я собиралась поехать вместе с Анджелой, но выяснилось, что она уже отправилась в Лондон неделю назад.

Маркус и Ева незаметно обменялись взглядами — по обоюдному согласию они не рассказали Рут о подлом поведении Анджелы. Смысла в этом уже никакого, а дружба между Рут и родителями Анджелы может расстроиться. К тому же, не сообщи Анджела Маркусу, где находится Ева, все могло бы повернуться иначе.

— Теперь, когда вы поженились, я намерена больше времени проводить в Лондоне. Повидаюсь с друзьями. Побуду с Уильямом и его домочадцами, а там, глядишь, может, и Майкл подоспеет. Его судно должно стать в док Плимута, оттуда он приедет в Лондон.

И Рут нежно взглянула на невестку. Ева и Маркус сидели рядом. Не будь тут матери, они бы наверняка обнялись. Никогда Рут не доводилось быть свидетельницей такой горячей любви.

— Уверена, Ева, Бруклендс тебе понравится. На первых порах я, молодая жена, чувствовала себя тут неуютно, но потом полюбила этот дом.

— Не сомневаюсь, что и я полюблю.

— Тем более что в нем буду жить я, — пошутил Маркус, влюбленно глядя на Еву.

— Женитьба не сделала тебя скромнее, Маркус, — шуткой на шутку ответила Ева.

— Я тебе не нравлюсь?

— Нисколечко. Самомнение редкостное.

— Не стану отрицать. Но тебя, очевидно, оно не раздражает, иначе ты не подпала бы так легко под действие моих неотразимых чар. — И лицо его озарилось улыбкой, перед которой не устояла бы ни одна женщина.

Хоть бы карету запрягли побыстрее — уж очень молодым не терпится остаться наедине, подумала миссис Фицалан.


Едва переступив порог спальни, Маркус, с нетерпением ожидавший этой минуты, заключил Еву в объятия.

— Я тебе уже говорил, что ты самая красивая невеста? — прошептал он, нежно прикусывая мочку ее уха, прежде чем поцеловать.

— Да, и не один раз, — улыбнулась Ева, переполненная любовью и желанием.

— Кремовое платье идет тебе необычайно, но мне не терпится взглянуть, что там под ним, — думаю, что тело, от. которого сойдет с ума любой.

— Ты неисправим, Маркус Фицалан, — покраснела Ева. — Потерпи, вскоре все увидишь.

Но Маркус, не желавший терпеть, уже пытался справиться с пуговицами ее одеяния.

— Не мужское это дело, Маркус, — пролепетала смущенная Ева. — На то у меня есть горничная.

— Я ее отпустил. Не беспокойся, при необходимости я справляюсь не хуже горничной.

— Верю. Но будь добр, не демонстрируй слишком явно опыт, приобретенный в твоих былых романах, — с трудом выговорила Ева, пока Маркус продолжал стаскивать с нее платье. За ним последовали прочие детали дамского туалета.

Высокая и стройная, с длинными ногами, Ева предстала совершенно нагая его жадному взору. Маркус, словно не веря своим глазам, обвел ее взглядом с ног до головы.

— У меня нет слов, — пробормотал он, чуть отстранясь. — Ты чудо как хороша!

Ева вздрогнула, влажные губы ее слегка раздвинулись в ожидании поцелуя. Но его не последовало.

— Я намерен заниматься с тобой любовью, пока ты не попросишь пощады, — заявил Маркус. И принялся делать то, о чем мечтал весь вечер. Медленно, осторожно он распустил ее волосы, так что они мягким, блестящим покрывалом легли на алебастровые плечи, и лишь после этого поднял и отнес ее на постель.

Он обцеловал влажными теплыми губами каждый дюйм ее наготы, чувствуя, как в Еве все сильнее разгорается и без того сильный огонь желания. Она с готовностью принимала эти нежные, мягкие касания и, почувствовав на себе его тело, прильнула к нему с естественностью, с какой вечер следует за днем.

Когда они насытились своей страстью, Маркус нежно, как ребенка, прижал Еву к груди и пытливо заглянул ей в лицо.

— Счастлива?

— Невероятно.

— До чего же ты хороша! Глаза сверкают, щеки раскраснелись, вид у тебя сияющий, и мне не терпится снова овладеть тобой, — твердил Маркус, пожирая ее глазами.

И оба ненадолго замолчали, упиваясь неведомым доселе счастьем взаимной любви.

— Ты прелестна, Ева. И была прелестной три года назад. Самой прелестной из всех девушек, которых я знал. Воплощенная невинность и нежность, не догадывающаяся об этом.

— Это было три года назад. А сейчас?

— А сейчас ты еще прекраснее.

— Вы льстите мне, мистер Фицалан, надеясь искусить меня.

— Вы совершенно правы, миссис Фицалан. А что, вы возражаете?

— Как можно возражать, имея такого любящего, внимательного мужа!

— Тогда, дорогая, хватит рассуждать, давай лучше предадимся волшебству любви.

И они перешли от слов к делу. Любили друг друга и засыпали, просыпались и снова любили, и к восходу солнца Маркус понял, что прелестная искусительница, пленившая его три года назад, возвратилась к нему. Впрочем, она его и не покидала. Просто существовала рядом, ожидая своего часа.


home | my bookshelf | | Завещание Сомервилля |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу