Book: Рахат-лукум



Дубов Сергей Игоревич

Рахат-лукум

С. Дубов

Р А Х А Т - Л У К У М

Когда я шел, именно здесь, всего несколько дней назад, передавали эту мелодию. Я отчетливо помню, как пересек улицу, когда прозвучали первые ноты. Не шлягер какой-нибудь, звучал моцартовский шедевр. Ну в коем-то веке на молодежной радиостанции будут крутить классику?

Да, еще был салют. Он как светомузыка, попадая точно в такт, разрывал мглу, окрашивая все разноцветными отсветами. На время поэтому и глянул: салют, да под Моцарта! Я остановился, что бы насладиться безграничностью бездонного ночного неба, цветными отсветами на стенах и чудесной музыкой.

Что-то ткнулось мне в ногу, но как-то совсем ненавязчиво, не испугав, и в то же время, удивительным образом, давая понять, что оно большое и значимое.

- Да вы не бойтесь, он добрый.

Я обернулся и снял наушники. Передо мной стоял рослый, пожилой мужчина, а у моих ног сидел пес невероятных размеров.

- А я и не испугался. Не поверите, но я слушаю Моцарта... по радио! Ну, а уж коль я его слушаю, меня вообще ничто испугать не может. К тому же такая очаровательная собака, не смотря на кажущийся устрашающим вид, по-моему не способна причинить вред или даже испугать.

- Это только с вами. Я бы, ни в жизть не подошел, если бы вы ему не понравились. А так, он нелюдим. Не то, что бы бросаться, но людей не любит, вот они его и боятся.

А на счет Моцарта вы точно подметили. Я хорошо вас понимаю: он Гений с большой буквы. Такой гармонии, как у него, ни у кого не было. "Сороковая"?

- Да, но, к сожалению, только аллегро. А как вы догадались?

- М-м. Да не гадал я, просто был уверен.

Я пожал плечами и наклонился.

- Тебя как звать?

- Артем его звать. Артем Степанович. А Степан, вроде получается, я.

- Очень приятно. - Я протянул руку. - Артем - странное имя для собаки.

- Да, не собака он. Было дело, щенка взял, а он оказался наполовину волком. Я долго в Сибири жил, там и подобрал. А Артемом назвал, так имя-то человеческое, вот он мне вместо людей. А сейчас вон какой вымахал здоровый.

Странная манера говорить абсолютно не сочеталась с ухоженным видом и очень элегантной, хотя и далеко не новой одеждой. Что-то было притягательное в этом человеке, и я охотно с ним разговорился.

- А что сегодня за праздник не знаете?

- Наверно, на первый взгляд может показаться странным, с одной стороны я представления об этом не имею, но, с другой, - и узнать не рвусь. Скажете флегматизм. - Он усмехнулся. - Вообще, как только я перестал пользоваться разного рода стереотипами, и зависеть от событий, жить стало значительно легче. Ведь желание, нет, даже чувство необходимости присутствия при каком-либо событии держит нас мертвой хваткой, порой, даже мешая оглянуться, и посмотреть назад. Кстати, мы все жутко этому подвержены. Во всем. Чуть что-то неожиданное, а тем более непонятное, мы сразу же теряемся и выпадаем из привычного ритма. И чего уж тогда говорить о том, чтобы заглянуть вперед.

Я не мог определиться, кто же мне больше нравится: Степан или его пес. Сейчас, после того, как я их увидел вместе, представить их порознь уже бы не смог.

Вообще, я терпеть не могу, когда мне приходится говорить с незнакомыми людьми. Это осталось после Афганистана - постоянная напряженность и нелепая настороженность. Но сейчас я не чувствовал никакого дискомфорта, а даже наоборот - Степан очень располагал к себе, а Артем так вообще, для волка был само обаяние.

Я смотрел на этого человека, в его глаза в темноте, и где-то там, за зрачками, читалась безграничная уверенность в себе и в своих действиях.

В начале я понял это как бесстрашие, но потом убедился, что бесстрашие было уже следствием уверенности.

- Скажите, а мы не встречались? С момента нашей встречи меня не покидает чувство, что я вас уже где-то видел.

Он подошел и взял меня под локоть.

- А в этом мире, мне кажется, возможно все. Как вы считаете?

*****

Вот и сейчас на часах было снова десять, и шел я по этой же самой улице, когда прозвучал первый залп, и в небе расцвели бутоном разноцветные огни. Моцарт уже звучал в наушниках, и я ждал чего-то, И даже наверно знал чего жду, но не признавался себе в этом, потому, что не верил. Ведь не может же быть, что бы в одном месте и в одно и тоже время, произошли одинаковые события, которые даже порознь являют собой достаточно редкое и запоминающееся сочетание. Как будто, там на станциях специально встречают неведомый салют "сороковой" симфонией Моцарта, а судьба в этот момент сталкивает меня с человеком, появления которого я жду с таким нетерпением.

Я остановился и закинул голову вверх, глядя в ночное морозное небо.

Подошел Артем, как и в прошлый раз так же незаметно, но я его почувствовал. Не заставил себя ждать и Степан.

-Держу пари что передают "сороковую" и вы опять не знаете в честь чего салют! Завязывайте с этим, ну скажите зачем вам нужны лишние проблемы. Ведь наверняка, не разобравшись с происхождением того салюта, вы убили массу времени на поиски ответа?

- Да, и между прочим нашел. Прошлый раз был действительно праздник. Почему-то только внимания никогда не обращал.

- Да вы, батенька, ханжа. Но на сей раз не ищите. Ни в одном календаре вы не найдете сегодня красного листа. Я, кстати, такой же был, пока не научился все принимать как есть. И обнаружилась странная штука. Многие вещи сразу упорядочились, и даже больше, события стали принимать необходимый мне ход. Вот вы, например, допускаете возможность свершения невероятных на первый взгляд вещей? Правильно. Но вы не в состоянии даже предположить, что можете сами быть инициатором этого, а зря. Очень зря.

- Что вы хотите этим сказать?

- Ради бога, только не удивляйтесь! Он остановился и абсолютно естественно, как ребенок, хлопнул в ладоши.

Сколько себя помню, на этой улице никогда не было света, а тут зажегся. Признаться, я опешил. Никогда не замечал, что здесь установлены фонарные столбы.

- Помните, вы спросили меня, как я догадался, что вы слушали именно Моцарта? А я не знаю. Но вокруг нас много необъяснимого и даже не требующего объяснений. Так что не удивляйтесь если вокруг вас начнут происходить странные вещи. Человек вы необычный, Артем вас сразу почуял. Он посмотрел как-то лукаво и улыбнулся.

- Я не страдаю ксенофилией. И вообще, я жутко консервативен, как во взглядах, так и в поступках.

- Это неправда. Любой нормальный человек ищет "другого": нестандартного, неординарного, непонятного наконец. А уж вы, мой друг, поверьте, и подавно.

Мы ходили по ночным улицам, и я не замечал ни холода, ни времени. У меня возникали странные чувства, которые не с чем было даже сравнить. Этот человек, по сути совсем незнакомый, не был мне никем. Если бы рядом со мной шла любимая женщина, близкий друг или может быть даже брат, я бы по крайней мере знал, что ждать, и что чувствовать, но Степан чудесным образом объединял все это, и поэтому я полностью доверился ему, отчего мгновенно расслабился и на каком-то этапе почти превратился в него. Мне показалось, что я увидел себя его глазами, почувствовал себя его разумом.

Наше общение напоминало сложную игру: шахматы или преферанс, с той лишь разницей, что создавалось впечатление, как будто после каждого хода мы менялись местами или даже, что играешь со своим двойником, чьи действия не вызывают удивления и воспринимаются как нечто должное. Мы разговаривали, и у меня с каждой минутой крепло убеждение, что этого человека я знаю чуть ли не с рождения, как брата-близнеца, которого никогда не видел.

*****

Выстрелы звучали как-то глухо. Неправдоподобно глухо. И если бы не мокрая, прилипающая одежда, я бы подумал, что сплю. Уж очень все было странно. Босой, с каким-то оружием я пробирался вдоль стены полуразрушенного дома.

Только тут появился страх. Он нарастал как снежный ком, заполняя все пространство внутри и, раздуваясь, вылез наружу.

Стоп! Где же начало? Память берет свои истоки с той минуты, когда появился холод. Да. Реальность ощущений придавал почему-то именно холод. Все, вроде, помню: пришел с работы очень поздно, что-то ел, позвонил Степан; потом сразу стена и мокрый холод. Где все остальное? Где промежуток? О чем мы с ним говорили? А откуда он узнал мой телефон?

Господи! О чем я думаю? Мысли хаотично скакали, и я не мог, не то что бы их собрать, поймать хоть одну!

Я посмотрел на ружье. Мне не приходилось держать оружие с Афганистана. Тяжелые воспоминания только-только стали рубцеваться временем, но, видно, память так устроена, что все это никуда не девается и при первой же возможности завладевает разумом. Однако нет худа без добра. Рефлексы подчинили себе сознание, и вместе с этим, подавили страх, который вытеснился за ненадобностью, чтобы не занимать лишнего места и не отнимать времени.

Вцепившиеся в приклад пальцы белели костяшками в непроглядной тьме. Опять раздались выстрелы, теперь уже где-то совсем рядом. Стреляли из полуавтоматической винтовки, а вот оружее в моих руках, было абсолютно мне неизвестно. Но затвор я нашел и, передернув его, медленно пошел вперед.

Где же я все-таки? Я стал нервно озираться. Но определиться мне не дали. Не успев сделать и двух шагов, краем глаза уловил движение мелькнувшей передо мной тени. Раздался выстрел. Что-то грузно упало, и только тут я понял, что стрелял я. Рефлекторно, на звук, почти не целясь.

Тело лежало неподвижно, и нагнувшись, я рассмотрел, что это был Степан. Опустившись на колени, я лихорадочно стал растегивать пуговицы на его груди. На шее висел медальон с именем и группой крови. Я приблизился к его лицу и увидел, что струйка крови стекает по виску и капает на мокрую землю. Из-за его густых волос я сразу не заметил, что попал в голову.

*****

Пробуждение было мучительно долгим и болезненным. Уже проснувшись, но еще не открывая глаз, я стал вспоминать кошмар, который приснился мне ночью. Все тело было мокрым и очень болело. Видно, во сне я сильно потел. Что ж я такое пил вечером? Заставив себя сесть, я окончательно прогнал сон.

Первым, на что наткнулся взгляд - был зажатый в моей руке медальон, который я так крепко сжимал, что он оставил глубокие борозды на ладони. Легко сказать, ничему не удивляйся. Я кинулся к телефону и набрал номер. На том конце не отвечали.

Рано нервничать, надо успокоиться и подождать хотя бы до вечера.

*****

Медальон не давал мне покоя. Мало ли что приснится. Но то, что лежало у меня в кармане, было более чем неестественно. Забившись в угол вагона и отвернувшись от людей, я достал его еще раз.

STEFAN HARTOG

02.10.1937

III B Rh+

"Осторожно, двери закрываются, следующая станция "Маяковская".

Бред какой-то! В голове все перепуталось, и я решил успокоиться. Развеюсь, прогуляюсь по ночной Москве: холодный отрезвляющий воздух, иллюминация, шум, как раз то, что нужно.

Уже стемнело и яркая вывеска сразу же бросилась в глаза. В магазин "ВОСТОЧНЫЕ СЛАДОСТИ" я зашел из чисто спортивного интереса и, скорее от неожиданности купил "рахат-лукум". В Москве я его уже лет сто не видел, к тому же я хоть и ограничиваюсь, все-таки не дурак поесть сладенького. И несмотря на то, что в магазине были даже более вкусные вещи купил все-таки его.

Лишь проехав несколько остановок я сообразил, что на Маяковской были жалюзи какие могут быть только в ленинградском метро, к тому же никаких "ВОСТОЧНЫХ СЛАДОСТЕЙ" в Москве на Мяковке нет.

*****

Луна предательски светила мне в затылок. У меня неплохо развита интуиция и сейчас она, отвлекая меня от тяжелых раздумий, подсказывала, что на меня смотрят. Я невольно поежился и затравленно оглянулся. Два одинаковых, очень ярких ночных светила неподвижно висели в морозной тьме. Как два огромных глаза они пристально изучали мою спину, отчего мне стало сильно не по себе. Меня это так поразило, что я, как бы очнувшись, окончательно выпал из гнетущего состояния, оторвавшись от мыслей, и от цели к которой они меня вели. Где-то я об этом слышал "воздушная рефракция" или что-то в этом роде. Явление очень редкое, да к тому же сейчас - зимой.

Все это неспроста. С момента моего знакомства со Степаном меня стали все чаще окружать редкие а то и совсем непонятные вещи. Всего за несколько дней я стал свидетелем, и даже участником очень маловероятных физических явлений. Но памятуя наш вчерашний разговор, я убеждал себя, что все необычное вправе существовать не только в воображении, но и в реальности и, что этому удивляться совсем не стоит.

Но внушения давались плохо. Неприятные чувства не исчезали. До сих пор я не мог дозвониться до Степана, и меня терзали самые худшие опасения.

Почему-то захотелось выть. Я подумал об Артеме и вдруг отчетливо понял, что бы он сейчас испытал. Мне показалось, что в этот момент я подошел ближе всего к пониманию его чувств. Будь я им, не задумываясь завыл бы на эту гадость, отвратительно раздваивающуюся в небе, и как бы с издевкой говорящую: "Достань, попробуй. Не можешь?!"

Артем был необыкновенным псом. Может, от того, что он долго жил со Степаном, или, наоборот, он поэтому и жил с ним так долго, но эта его неординарность давала ему преимущество не только перед собаками, но и перед людьми. И не только потому, что в нем текла волчья кровь. Наверное, Степан использовал его в качестве своеобразного поводыря. Да и меня ведь нашел тоже именно Артем. У животного в тысячи раз сильнее развиты инстинкты и органы чувств, наряду с этим, Артем обладал многими качествами, свойственными только человеку. Например, при мне он ел с тарелки. Сидя за столом в кресле, он слизывал пищу так виртуозно, что наверное, по проворности и ловкости обогнал бы самого быстрого едока из книги рекордов Гинесса. Причем все это он делал исключительно аккуратно, отчего создавалось впечатление, как будто это специально разученный трюк. Помню я даже спросил у Степана, как долго они это репетировали и, как несказанно удивился ответу. Еще Артем очень смешно пытался играть за стареньким фортепьяно, нажимал на клавиши и страшно радовался, извлекая звуки. Правда очень огорчался, когда, в итоге, ничего не выходило.

И тут я вспомнил, что произошло вчера вечером, когда позвонил Степан.

... Я ел. Ел быстро, как будто за мной гнались, чтобы отобрать еду. Это осталось еще с войны и я на это никогда не обращал внимания. Но сейчас чувства были болезненно обостренными, и я отчетливо увидел себя со стороны. По-детски, зажав ложку в кулаке я забрасывал еду в рот, и, не пережевывая, глотал.

Я уже почти доел, как вдруг зацепил локтем сделанный наспех бутерброд к чаю. Но на пол вопреки ожиданиям тот упал совсем не маслом вниз. Однако?! Я уже догадывался о чем-то и, поэтому намазал еще один, и как бы невзначай уронил и его. То же самое: маслом вверх! Зазвонил телефон. Это был Степан. Мне было приятно, что он меня отыскал, и я обрадовался возможности с ним поговорить. Вопрос о том, как он меня нашел промелькнул в голове, но я ему не успел придать большого значения. Как бы предупреждая его он сказал: " Помнишь? Принимай все как есть. Вечно ты ищешь каких-то объяснений, а если это не возможно объяснить, так и будешь мучаться? Все люди могут гораздо больше, чем себе позволяют, но кто-то больше, кто-то меньше. Кстати, как ты думаешь, сколько раз у меня выпадает орел на пятаке? ... Девяносто четыре из ста!"

- Что-то не вериться.

- Вот именно. Пока не веришь, ни хрена у тебя не выйдет.

- Да мне, в принципе, ничего и не нужно.

- Вот то и плохо. Кому, кому, а тебе надо бы.

Как-то не сговариваясь мы перешли на "ты".

- Почему это, имено, мне?

- Не торопи события, а то не интересно будет.

- Так что же мой бутерброд тоже маслом вверх девяносто четыре раза?

- Проверь!

- Да нет уж, спасибо, я лучше с монеткой.

Я достал монетку, взял бумажку и проставил сто номеров. Первые три решки я воспринял нормально. На шестой я забеспокоился и стал бросать другой рукой. Первый орел у меня выпал на двадцать восьмом броске. Девяносто шесть решек, таков был результат моих исследований.

Я набрал номер, оставленный Степаном.

- Ну что, исследователь? Удовлетворен?

- Убедительно.

- Ты наверняка слышал о таких, скажем "феноменах". Об этом, вроде, даже писали. Но их мало, очень мало, поэтому и писали - шибко заметные. Но настоящих, и подавно единицы. Все. Собирайся, и - ко мне. Потолкуем.

*****

Рассказчик из меня никудышный, - начал Степан. - Не знаю даже с чего начать, но рассказать тебе надо, так что слушай, можно сказать, ты первый узнаешь.

У меня феноменальная склонность к языкам. Ведь русский - не мой родной язык. А так и не скажешь, правда? Ни акцента, ничего. А я русской речи вообще лет до тридцати не слышал. Ну так вот, в шестьдесят четвертом я попал во Вьетнам. 11-я легкая пехотная бригада, может слыхал? Дерьмо конечно то еще, но знаешь ничего, привык помаленьку, в Сайгоне у меня даже была вьетнамка. Ну да ладно. В общем, в начале шестьдесят шестого в Биньдине вляпались мы в передрягу. И не миновать бы мне лагеря для военнопленных, но в том бою зацепило меня, и понеслось.

... Вначале я ничего не понимал из-за страшной боли в руке, которая обрушилась на меня как молот. Потом я справился и стал прислушиваться.



Ты понимаешь, что-то включилось. Сейчас я думаю, что если бы не мое состояние, неизвестно как бы все обернулась. Удивись я первым понятым мною словам, и пиши пропало. А так мне было просто не до этого. Психика выбрала то, что было необходимо, да и я был слишком слаб чтоб ей помешать. Ты знаком с методами расшифровки? При работе с непонятным текстом тоже сначала ничего не известно. Выбирают самые часто встречающиеся буквы, потом менее часто и так далее. Это достаточно кропотливая работа. Но сколько исчезнувших языков было расшифровано. Видно, я довольно долго, будучи без сознания, находился в их языковой среде и мозг этим воспользовался.

Слова доносились до меня как из бочки, и поэтому я не все отчетливо разбирал. Меня стали тормошить и бить по щекам. И тут-то я их и обругал, да как обругал - на чистейшем вьетнамском. Это и определило мою судьбу. Знание языка предопределило мою жизнь: мне сравнительно быстро удалось бежать...

Всю жизнь нас накручивали против русских, а в армии даже проводилась специальная политика. И ты знаешь, видно в глубине души, несмотря на культивированную ненависть, меня так все это интересовало, что я привлек события и правдами и неправдами обстоятельства сложились так, что второй раз в плен я попал уже к русским. Прямо там в Северном Вьетнаме я сносно освоил русский. Смотри: знает три языка, американский офицер, ну в общем "кадр" тот еще. Естественно меня завербовали. Скажешь: "Гниль, где патриотизм, честь, присяга?" - Он тяжело вздохнул. Отвечу. Это было самое гадкое время в моей жизни. Я до сих пор не знаю как к этому всему относится. Иногда я оправдываю себя тем, что это было единственное возможное решение, Хотя знаю, что выбор всегда есть, несмотря ни на что, даже на судьбу. Но тогда я был еще не готов.

Он перевел дыхание.

- Налить что-нибудь?

- "Нет" - тихо ответил я.

Видишь, как странно, я раньше даже не задумывался почему все произошло именно так. Просто принимал. Это тоже неплохо. Вот так живешь много лет и ничего не торопишь, и проблема сама в свое время разрешается. Оказывается достаточным четко сформулировать вопрос и на - готовый ответ. И если судьбе довериться, ее течение уже ничто не будет останавливать и прерывать. Ведь она на то и судьба. А вот мы порой больше мешаем, чем помогаем себе в достижение желаемого. Но участие разума все равно необходимо даже в самых незначительных делах, именно, чтобы помогать, иначе получится просто существование.

Так вот, это все стало происходить со мной после смерти друга в том злополучном бою. Как будто он мне передал всю свою странность.

Его сторонились, да он действительно был не от мира сего. Сначала казалось, что он не дорожит жизнью: лез под пули, всегда рвался в самое пекло. Но его ни что не брало, прямо неуязвимый какой-то. По минному полю ходил, как по полю с арбузами, но ему верили - выводил.

Складывалось впечатление, что он обладал каким-то странным чутьем. Говорили, он ясновидящий.

Степан приблизился ко мне и прошептал в самое ухо: "Но это не то. Я только потом стал понимать - просто он знал ВСЕ."

А вот я, пожалуй, что-нибудь выпью. Может и тебе все-таки налить, не передумал?

Он встал и налил себе коньяка. Потом сел в свое кресло и продолжил.

Во Вьетнаме и я стал замечать за собой такие штучки. Так там мы с ним и сошлись. Два года плечо к плечу. И вот о чем я думал все это время: ведь он тогда сознательно под пулю полез. Под мою пулю, понимаешь? И умер он у меня на руках.

То, что он оставил досталось мне в неизмененном виде. А я уже за эти тридцать лет... Когда-то и мне придется. Но я боюсь. Не смерти, нет. Я боюсь, что это тупик или даже порочный круг на котором много маленьких узелков - и все Гордиевы.

И кому-то придется их разрубить.

*****

После войны, что-то произошло с моим сознанием, но это "что-то" молчало, ничем не выдавая себя, пока я не встретил Степана с Артемом. И все равно все эти странности происходили со мной, как бы без моего ведома. И даже если, как говорит Степан "мы сами всему - причина", то я, уж если чему и причина, так абсолютно ненамерено. Впрочем это уже в прошлом, а сейчас я шел к Степану и думал о рахат-лукуме, который купил сегодня. Дома я разглядел, что упаковка была фирменой с надписью "Магазин ВОСТОЧНЫЕ СЛАДОСТИ", а на обороте было написано: "Ленинградская кондитерская фабрика" употребить в течении 2 дней. И думал я об этом намеренно, оформляя каждую мысль, четко проговаривал про себя: "Р А Х А Т - Л У К У М", только для того, что бы не дать, окончательно завладеть мною, тяжелым мыслям о Степане и медальоне, лежащем у меня в кармане.

*****

- Да вы не звоните. Дверь-то опечатана. вы что, не видите?

От неожиданности я вздрогнул. Сзади меня стояла сухонькая старушка - соседка. Я не заметил, как она открыла дверь и поэтому испугался. Наверное я действительно так ломился, что даже она это услышала.

У меня бешено колотилось сердце. Уже подходя к дому, предчувствие чего-то неладного окончательно поселилось в моей душе, с каждым шагом напряжение увеличивалось, и в подъезд я уже вбегал.

- А вы кто ему?

- Я? Друг.

- Его увезли.

- Как увезли?! Куда?!

- Да в больницу наверное. Еще ночью. Столько шуму было дверь ломали. Собака у него была, так она весь дом на ноги подняла. Он ведь один живет. Ну позвонили - не открывает, так вызвали и скорую и милицию, а там уж...

- А собака! Где Артем?

- Да он в сорок шестой. Хорошо, приютили, а то, что б с псом было? Рвался поначалу, конечно, насилу усмирили. Девочка там в семье, уж чего она с ним сделала, но только успокоился.

*****

Сутки. Прошли целые сутки. Только утром мне удалось разыскать его. Врач сказал, что вскрытие показало обширный инсульт. Смерть наступила еще ночью, и сюда его привезли уже мертвым.

*****

А салют второй - для нас был. Степан тогда специально это устроил. И, хоть его никто кроме нас не видел, это отнюдь не было галлюцинациями, вызванными Степаном. Я видел, как на салют смотрел Артем. Он его тоже видел. Это зрелище БЫЛО на самом деле.

Я вспомнил козырную степановскую фразу: "Даже захотеть может быть уже достаточно". И, ведь правда - это вовсе не сложно. Вот я сейчас заверну за угол и пусть там будет лежать, ну к примеру, гусиное перо. Я тысячи раз ходил этой дорогой и отчетливо представил место на котором оно будет лежать. Я остановился, и, закрыв глаза, представил себе это перо в мельчайших подробнастях, со всеми прожилками, чуть-чуть распушенное и, даже немного запачканное. Увидел я его сразу, он было действительно таким, как я хотел. Я поднял его и повертев в руках, сунул в карман.

"Верь себе, нет ничего невозможного." - говорил Степан. Господи, стоит только поверить, и каждый сможет... , а каждый ли?

Только теперь я понял, что Степан в последнюю нашу встречу сказал мне нечто очень важное. Он все знал о нас, и наверное, о смерти своей тоже знал. Но почему же тогда он не предупредил меня об этом?

Ответ оформился с ужасающей четкостью, превращаясь почти в материальную субстанцию, от чего на лбу и на лице выступили крупные капли пота.

Он не просто знал о том что умрет, он знал, что именно, я буду его убийцей, специально отыскал меня, и дал мне это сделать. Он хотел смерти и пошел на это сознательно!

Умирая человек должен передать знания и опыт дальше, но только кто может их адекватно принять, на том уровне на котором они передаются? И какие-то законы в этой цепи, мне еще пока не понятные, диктуют свои условия.

Это что ж получается - опыт с переходом растет: способ убийства все изощренней?

Еще и не удивляйся. Ну нет, с этим пора кончать.

******

Эпилог

Когда я открыл глаза, я понял, что лежу в снегу лицом вниз. Причем лежу уже очень давно, потому что меня сильно засыпало. Вдруг я сообразил, что я абсолютно наг, но холода совсем не испытываю, а даже наоборот, мне хорошо и уютно.

Я лежал, боясь пошевелиться, и прислушивался к своим ощущениям. Это было похоже на то, когда приходишь в себя после нокаута. Прислушиваешься, не открывая глаз, оценивая ситуацию, и только потом сквозь ресницы разрешаешь себе посмотреть, что же теперь происходит и где ты.

Было приятно чувствовать нежные прикосновения снега всем телом, участками, которые не знали похожих чувств. Хоть я и лежал ничком, понял, что вокруг день - прямо перед моими глазами были огромные освещенные, пробивающимся светом, снежинки.

Я поднялся. Огромные пространства пустоты, покрытые нетронутым снегом, окружали меня. Сбоку сплошной стеной стоял лес. Почти незаметный, вдалеке примостился одинокий дом.

Пахло домашними животными: ветер дул оттуда, где стоял дом, и несмотря на огромное расстояние доносил запах домашнего тепла и лай собак.

Бежать было трудно, в отдельных местах я проваливался по шею, но скоро наловчился и, делая большие прыжки стал двигаться довольно быстро.

*****

- Опять воют окаянные, чтоб их разобрало. Скоро стемнеет, а тут полный хлев скотины.

Собаки, срываясь на визг, надсадно рвали глотку.

- Черт, сколько верст ни одной живой души, еще мороз к тому же усиливается, что от них ждать? Скотина нервничает, вон конь ржет, да и самому как-то. Вот уж три года здесь живу, носа не кажу, а привыкнуть к этому всему все никак не привыкается.

Степан подошел к стене. Старая, проверенная двустволка была всегда заряжена.

- Пойду шугану, душу отведу.

Опять завыли уже где-то недалеко. Степан натянул валенки снял ружье и как был в ватнике пошел к двери.

Огромный черный волк стоял в пяти метрах широко расставив лапы.

Не задумываясь, Степан вскинул ружье, и не целясь выстрелил с бедра из обоих стволов.

*****

Очень медленно, так что я видел как они преодолевали расстояние, пули летели ко мне. Выстрела я не слышал. Я только услышал, как треснул череп, и дальше, как разрушалась каждая клетка моего мозга. Я следил за движением свинца в мозгу, с каждым мгновением, теряя связь с телом и с миром. Последнее, что я почувствовал - удар в затылок. Изнутри.

Пошел дождь.

* Опубликованно в "Журнале практической психологии" 2000 №5 ** Наслаждение сладостью (тюрк.)

1993 г.




home | my bookshelf | | Рахат-лукум |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу