Book: Атласные мечты



Атласные мечты

Мэгги Дэвис

Атласные мечты

Пролог

– У вас ничего не выйдет, Кэтрин. Ну подумайте сами, сколько вам платит Морте тысяч в год, – в трубке раздался презрительный смешок. – Это ведь сущий пустяк для вас, Кэтрин! Вы привыкли совсем к другой жизни. Возвращайтесь домой. Иначе вы выставите себя на посмешище.

Девушка убрала со лба пряди густых огненно-рыжих волос и бросила взгляд на часы, стоявшие на ночном столике.

– Сколько сейчас времени? – пробормотала она.

Светящийся циферблат показывал половину шестого утра. В Вашингтоне – полночь, но в Париже еще даже не рассвело. Убогая комнатка, служившая одновременно спальней и гостиной, была погружена во мрак.

– Что вам нужно? – Впрочем, она знала ответ. Они хотели запугать ее, подчинить себе ее волю, вывести из равновесия звонками по телефону. – Знаете, я могу все это остановить, – предупредила она.

– На этот раз – нет, Кэтрин. – В голосе прозвучала открытая угроза. – Теперь вы убедитесь, насколько мы серьезны в своих намерениях.

Она вздрогнула, натянув на себя плед; ветхое покрывало резко контрастировало с ее изысканной ночной сорочкой ручной вышивки. Рано или поздно от звонков они перейдут к действию. Но ничто уже не могло ее остановить.

– Знаю, что вы не шутите, но вам меня не запугать, – вырвалось у нее. – Я… я сменю номер. Или вообще отключу свой телефон!

– Это ребячество, Кэтрин! Вам следует задуматься, как вы собираетесь жить дальше. – Последовала многозначительная пауза. – А между тем здесь, дома, вас так много ожидает.

Она отлично знала, что ее ожидает. Кроме того, не было ни малейших сомнений, что им был известен каждый ее шаг в Париже, где она жила и работала.

Девушка плотнее закуталась в старенький плед. В комнате было прохладно. Из окна открывался убогий вид на окрестности. Район, в котором она жила, вряд ли можно было назвать престижным.

– Я в любой момент могу переехать на другую квартиру, – напомнила она собеседнику. – И вам не удастся меня найти!

– Это угроза? – осторожно переспросил голос из Вашингтона.

Она прикусила губу. Как бы ей хотелось иметь возможность действительно пригрозить им!

– Понимайте как хотите, – и прежде чем голос успел ответить, она бросила телефонную трубку.

«Вот и все, – подумала она. – До следующего раза».

Она спустила ноги с кровати и поморщилась от прикосновения голых ступней к ледяному полу. Пора вставать: даже мило с их стороны – разбудить ее на заре ранним телефонным звонком.

Кэтрин нагнулась, чтобы включить маленький газовый обогреватель, и увидела свое отражение в зеркале на двери ванной комнаты: заспанная юная женщина со спутанной копной удивительно рыжих волос, контрастирующих с бледной кожей и глазами цвета фиалок. Гибкое тело профессиональной манекенщицы, облаченное в тонкую ночную сорочку, отличалось довольно округлыми формами в отличие от стандартов Нью-Йорка, где длинноногие модели были почти плоскими, словно девочки-подростки.

Кэтрин бесстрастно оглядела свою фигуру. Она так изменилась, что с трудом себя узнавала. Сбросив двадцать фунтов, она смотрелась совсем по-другому. Время, потраченное на посещение невероятно дорогого салона «Александр де Пари» на авеню Матиньон, не прошло для нее даром. Тело стало изящным, волосы приобрели восхитительный оттенок, редко встречающийся в природе, кожа стала безукоризненно гладкой и чистой. Теперь ее облик разительно отличался от того, какой она была прежде.

Включив обогреватель на полную мощность, она вновь легла в постель, ожидая, когда комната прогреется. Кэтрин понимала, что ранний звонок, вырвавший ее из объятий Морфея, не был последним в серии подобных ему звонков. Дальше будет только хуже.

Не в силах унять дрожь – то ли от холода, то ли от нервного напряжения, – она смотрела на телефон.

«Давай, – приказала она себе, – нанеси ответный удар, хотя бы для того, чтобы показать, что не боишься их угроз».

Один за другим раздавались электронные щелчки во французской и американской телефонных сетях, когда Кэтрин набирала нью-йоркский номер. Более чем в тысяче милях от Парижа раздался звонок.

Ждать пришлось совсем недолго. Лишь только трубку подняли, она выпалила взбешенным голосом:

– Мне только что опять звонили. Неужели нельзя выбрать для этого другое время? У нас сейчас половина шестого утра.

– Боже мой, мы…

– Я хочу, чтобы эти проклятые звонки прекратились! Отзови своих головорезов! – прервала Кэтрин, возвысив голос.

– Подожди минутку, не вешай трубку, – взмолился голос на другом конце провода. – Я хочу поговорить с тобой. Мы все хотим с тобой поговорить! Кэтрин, пожалуйста, я несколько месяцев не слышал твоего голоса!

– Сделай это, – коротко приказала она. – Заставь их прекратить.

– Кэтрин, дорогая, будь разумна. – Голос звучал с нескрываемой настойчивостью. – Послушай меня. Мы обо всем сможем договориться, все…

– Сделай это! – повторила она холодно. Прежняя Кэтрин так не умела разговаривать.

Наступила долгая пауза. Она знала, что их разговор записывается на магнитофон. Это можно было предвидеть. Но последовавший ответ явился для нее полной неожиданностью.

– Нет.

– Как нет?! – Она отказывалась верить своим ушам. – Ты что-то не понял. Я позвонила тебе, ведь именно этого ты добивался, правда?

Ей не ответили, линия хранила тишину. Тогда Кэтрин закричала в трубку:

– Ты не можешь так со мной поступить! Ты не имеешь права вмешиваться в мою жизнь!

– Нет, дорогая, имею. И это не моя личная прихоть, Кэтрин. Задумайся над этими словами, – произнес он почти любезно. – На нашей стороне сила. Так что советую тебе смириться.

Кэтрин разглядывала свое отражение в зеркале точно чужое лицо.

– Твои головорезы ничего не добьются, – упрямо сказала она.

– Они не головорезы, а мои адвокаты. Они просто хотят…

– Ты проиграл. – Ей очень хотелось поверить в собственные слова. – Вот почему ты продолжаешь преследовать и мучить меня. Ты проиграл и не желаешь смириться с этим!

Голос продолжал что-то говорить, когда Кэтрин потянулась с кровати и положила трубку.

– Ты проиграл, – произнесла она в пустой комнате. – Что бы ты ни сделал, тебе не вернуть меня.

Однако Кэтрин невольно поежилась от этих слов. Удастся ли ей противостоять его силе? Особой уверенности в этом у нее не было.

1

Помощник кутюрье Жиль Васс стоял за темно-коричневой стеклянной перегородкой с рядом маленьких светильников, выкуривая одну за другой сигареты «Галуаз», и мрачно рассматривал дневных посетителей Дома моды Мортесьера, особенно сидящих в первом ряду.

Зрительный зал напоминал сумасшедший дом, хотя обычно в преддверии Рождества наблюдалось заметное затишье в мире парижской моды, перед тем как ведущие дома моделей показывали свои весенние коллекции. Однако этим снежным зимним днем толпа переполняла зал.

Перед началом показа произошла небольшая заминка: ассистенты вносили дополнительные стулья, обитые желтой и белой кожей, предназначавшиеся для толпившихся в дверях клиентов, регулярно посещавших дневные шоу Мортесьера. Суета вынудила Жиля покинуть свой рабочий стол в комнате для дизайнеров, и он выглянул, чтобы понаблюдать за тем, что происходит в зале. Его красивое юное лицо с высокими скулами и чувственным ртом драматически контрастировало с фирменным строгим черным свитером и узкими черными джинсами.

В аудитории жены арабских шейхов, щедро украшенные бриллиантами от Булгари – самыми популярными драгоценностями в нефтедобывающих государствах, – довольно неохотно посторонились, пропуская нескольких японских бизнесменов. Позади них небольшая группа подтянутых женщин средних лет с одинаковыми пепельно-светлыми волосами – судя по всему, обитательниц Хьюстона и Нью-Йорка, главных потребителей парижской высокой моды – рассаживалась по своим местам.

Жилю казалось немного странным, что американцы и японцы, не говоря уж о женах нефтяных шейхов Ближнего Востока, приезжали за тысячи миль от дома в Париж за покупками, в то время как в Токио, Кувейте и Далласе существовали абсолютно такие же, а возможно, даже и более дорогие дома высокой моды. Тем не менее перед соблазном парижской торговой марки мало кто мог устоять среди состоятельных людей мира.

Однако это вовсе не раздражало Жиля. Ему самому хотелось стать сказочно богатым. Жиль вновь задумался о деловом предложении, которое получил несколько дней назад. Его сигарета замерла над серебряной пепельницей, взгляд стал отсутствующим.

Месяц назад Париж потрясло сообщение об открытии нового крупного Дома моды нью-йоркским – что уже само по себе было невероятно – предпринимателем. Теперь в узком кругу ведущих кутюрье поговаривали, что Джексон Сторм, император американского массового рынка мод, нуждается во французском дизайнере. В противном случае мультимиллионный, широко разрекламированный проект не сможет воплотиться в жизнь. Американец искал хорошего парижского дизайнера, высококлассного специалиста, молодого и амбициозного, готового превзойти самого себя.

За спиной Жиля послышалось шуршание ткани, сопровождаемое шепотом ассистентки, которая давала указания открывающей показ модели. Шоу Мортесьера начиналось со своего рода ретроспективы самых удачных моделей осенней и зимней коллекции, хотя некоторые передовые парижские дома моды уже представляли новинки грядущего весеннего сезона.

В качестве условного знака к началу шоу фонограмма бешеного ритма французской рок-группы сменилась мелодией старой песни группы «Битлз». Руди Мортесьер, ведущий кутюрье и владелец Дома моды, любил Пола Маккартни; мелодия послужила сигналом к началу показа коллекции зимних костюмов.

Жиль понимал, что следует вернуться к работе. Однако свадебное платье, над которым он сейчас трудился, никак не удавалось ему, и это приводило молодого дизайнера в угнетенное состояние. Он – художник и не привык работать по принуждению, особенно над чем-нибудь тривиальным, таким, как это одеяние из белого атласа, предназначенное для датской графини, которая выходила замуж за копенгагенского мебельного промышленника. Жиль просто-напросто убивал время, наблюдая шоу: он слишком хорошо знал осеннюю коллекцию Мортесьера, большую часть которой создавал собственноручно.

Однако когда первая манекенщица прошелестела мимо и, подняв глаза, с удивлением посмотрела на Жиля, он постарался убедить себя, что ему просто необходимо здесь находиться и следить за моделями, чтобы их движения соответствовали установленным стандартам. Девушки в последнее время стали удивительно небрежны в своей работе. Жиль заметил, что с особым удовольствием наблюдает за американской моделью Элис. Она была феноменальна. Невероятно, но он чуть было не отказал ей в работе три месяца назад, ссылаясь на то, что она слишком красива для манекенщицы Дома высокой моды. Теперь Элис стала ведущей моделью Мортесьера, а быть может, даже и всего Парижа.

Жиль выудил измятую пачку «Галуаза» из кармана джинсов и достал очередную сигарету. В Элис очень многое оставалось для него тайной. Он не был даже уверен в том, что это ее подлинное имя. Действительно ли она училась музыке в Сорбонне, как говорила? Студентка, которая отказалась от многообещающей карьеры, провалила экзамен первостепенной важности. Он знал только, что она посещала шикарный салон красоты, знаменитый «Александр де Пари»; в этом, по крайней мере, девушка призналась во время собеседования. Странно, мало кто из моделей, ищущих работу, мог позволить себе такие денежные траты.

Он наблюдал, как американка в ярком велюровом пальто цвета лаванды скользит по подиуму, затем – пауза и поворот, при котором полы пальто распахиваются, открывая на обозрение шерстяное платье того же цвета. Из первых рядов в зрительном зале донесся приглушенный одобрительный шепот.

Лиловое велюровое пальто не принадлежало к числу любимых творений Жиля. Он даже собрался вычеркнуть этот номер из зимней коллекции, потому что цвет и фактура ткани казались слишком экстравагантными для богатых дам средних лет, основных покупательниц Мортесьера. Тем не менее, если Элис бралась демонстрировать какую-либо модель, она моментально становилась популярной.

В мире моды существовала непреложная истина: манекенщица не обязана иметь красивую или даже просто миловидную внешность; в сущности, привлекательная модель являлась определенной помехой, умаляющей достоинство одежды, которую демонстрировала. Топ-модель должна была обладать почти мистической способностью должным образом преподнести одежду; скрыв свою индивидуальность, раствориться в замысле дизайнера.

Разумеется, для этого требовались определенные данные: высокая стройная фигура с прямыми плечами и узкими бедрами. Правда, Мортесьер не требовал от моделей бедер тридцати трех дюймов в обхвате – подобной странностью отличался ведущий кутюрье Унгаро. Лучшие манекенщицы имели исключительно длинные ноги, ступни умеренных размеров и сексуальный, идеальной формы бюст, предпочтительно маленький.

– Подумать только, как подает товар эта американка, – раздался приглушенный шепот над ухом Жиля…

Руди Мортесьер, четвертый среди парижских кутюрье после Диора, Сен-Лорана и Живанши, был похож на маленького толстого кролика. Он только что вернулся из ателье, где изготавливалась весенняя коллекция одежды, о чем свидетельствовало множество разноцветных ниток, прилипших к костюму.

– Конечно, в этой американской девушке все не так. – Глаза Руда добродушно сверкнули за толстыми стеклами очков без оправы. – Огненно-рыжие волосы, синие глаза, уф-ф! Как на цирковой афише! – Он всплеснул маленькими белыми ручками, изображая отчаяние. – За исключением того, конечно, что, когда все соединяется вместе, она становится неотразимой.

Жиль слегка отстранился от своего работодателя.

– Это ты хотел, чтобы ее волосы были такого цвета, – напомнил он, – а не я.

Руди бросил на него загадочный взгляд.

– Именно так, именно так! – Он вновь обратил свое внимание на модель, которая медленно поворачивалась на освещенном золотом диске из синтетического стекла, вмонтированном в пол. – Разумеется, в прежние времена мы бы никогда не взяли такую разноцветную сирену. Тогда вкус был более тонким. Кто бы мог поверить, – задумчиво произнес маленький кутюрье, – синие глаза в сочетании с таким невероятным цветом волос? Что-то вроде этой ужасной рок-музыки – она шокирует и будоражит! – Руди невольно коснулся ладонью руки Жиля. – Ого, но посмотри на японцев в первых рядах. Они в восторге и, похоже, готовы купить это лиловое пальто! Черт, но оно чудовищно, Жиль! – неожиданно заметил он. – Цвет лаванды и рыхлый, ужасный велюр. Тебе не стыдно?

Жиль не ответил. Он замышлял свои авангардные модели как вызов здравому смыслу, подобно рок-музыке, ревущей из динамиков демонстрационного зала. Его творчество нужно было не только созерцать, но и пытаться понять.

Конечно, в прежние времена мир высокой моды был совсем иным. Дневное шоу превращалось в целое событие, вызывающее благоговение, без шумихи, свойственной эффектным зрелищам авеню Монтень наших дней. В некоторых старых парижских домах мод в районе рю де ля Пе, где еще были живы традиции Грез, Пату и Шанель, показы проводились в стиле ретро. При полной тишине в зрительном зале, царящей при проходе моделей по подиуму, распорядительница показа, низко склоняясь у кресел важных клиентов, шепотом отвечала на их вопросы. Манекенщицы не позволяли себе ничего лишнего, грациозно скользя по сцене салона, окутанной тишиной, будто в соборе, держа в руках картонную табличку с номером модели для соблюдения установленной последовательности, указанной в глянцевом каталоге.

– Не знаю, как у нее это получается, – Руди Мортесьер задумчиво покачал головой, следя за тем, как рыжеволосая модель делает новый поворот, демонстрируя модель в новом ракурсе. Он слегка толкнул локтем своего помощника. – Эх, Жиль, временами Элис даже напоминает мне Лизиан. Тебе не кажется? Ее окружает такая же таинственная аура. Это очень интригует.

Жиль напрягся. Он сказал себе, что это ничего не значит – случайное упоминание о его жене, Лизиан; Руди вечно вспоминал о былых великих моделях, старых домах моды, ретро-стилях. Но совсем другое дело – ладонь Руди у него на руке.

Жиль снова попытался незаметно отстраниться от своего босса.

– Ты просто давно не видел Лизиан, потому так говоришь. – Его жена была на восьмом месяце беременности.

– Друг мой, Лизиан по-прежнему восхитительна! – Руди сжал губы и почтительно поцеловал кончики своих пальцев. – На прошлой неделе я видел ее в Тюильри. Она была великолепна!

– Она так не думает. – Жиль, нахмурившись, посмотрел в сторону. – Лизиан очень чувствительно воспринимает свою беременность. Естественно, я рад, что она ждет малыша, – быстро добавил он, – но буду еще счастливее, когда он появится на свет.



Зазвучала стереозапись версии старого хита Дайр Стрейтс «Дорога жизни», и американка в лиловом пальто покинула подиум и прошла вдоль стеклянной стены слева от мужчин. Ее сменила красивая стройная эфиопка шести футов роста, демонстрируя другое велюровое пальто, на этот раз оранжевого цвета, с воротником, поднятым почти до полей эксцентричной желтой шляпы, напоминающей сомбреро.

Жиль вновь почувствовал нежное прикосновение руки Руди.

– Я думал, что ты убрал эту шляпу из программы, – прошептал Руди. – Сколько заказов мы получили на эту модель.

Жиль стоял без движения. В Париже ни для кого не было секретом, что вот уже два года Руди Мортесьер влюблен в него. Это обстоятельство превратило жизнь Жиля в сущий ад. Они составляли треугольник, который был самым излюбленным объектом сплетен: Лизиан, очаровательная манекенщица Унгаро, известный кутюрье Руди Мортесьер и его протеже, двадцатидвухлетний Жиль Васс. Сплетни прекратились, когда Жиль, доведенныи до отчаяния, попытался застрелиться из пистолета, который подарил ему Руди.

– Жаль, что ты не выкинул эту шляпу. Им она совсем не нравится, – вздохнул Руди. – Американка, по крайней мере, показала бы ее с настроением.

– Элис нужна была мне для лилового пальто, – сухо откликнулся Жиль. – Вряд ли она может представлять всю коллекцию.

Ладонь крепче надавила на руку Жиля, когда низенький кутюрье вытянул шею, чтобы заглянуть за перегородку, проверяя реакцию жен шейхов в переднем ряду на оранжевое пальто, демонстрируемое на подиуме.

Обычно дамам из арабских нефтяных стран нравился оранжевый цвет, почти так же, как ярко-красный. Однако сейчас они явно не спешили делать заказы.

– В ателье болтают, что ты посоветовал своей Элис носить контактные линзы, – прошептал Руди. – Что таких синих глаз, как у нее, на самом деле не бывает.

Жиль с удивлением посмотрел на Руди.

– Контактные линзы? Что, черт возьми, еще придумают эти курицы в швейной мастерской?!

Нервы Жиля были взвинчены до предела. Жаркий спор, разгоревшийся утром с его капризной, несчастной женой, незаконченный проект ненавистного свадебного платья и тот факт, что Руди, казалось, всегда находил повод прикоснуться к нему, – все в этот момент ужасно раздражало его. Слава Богу, Руди не знает, что он обдумывает предложение перейти в американский Дом моды! Как ни странно, но это все еще оставалось секретом для погрязшего в сплетнях Парижа.

Жиль нетерпеливо скинул ладонь патрона со своей руки.

– Боже, Руди, если Элис тебе не нравится, уволь ее, и дело с концом!

Услышав шум, моментально появилась ассистентка и шепотом призвала их к тишине.

Руди изумленно уставился на Жиля.

– Жиль, что с тобой творится? Ты сегодня такой раздражительный. – Когда молодой человек не ответил, Руди вздохнул: – Ну что же, не буду докучать тебе. Пойду. У меня тоже есть чем заняться.

Жиль понимал, что обидел Руди, и почувствовал легкое угрызение совести; ведь всем, что имел, он был обязан именно Мортесьеру.

– Подожди, – сердито пробормотал Жиль, – не уходи. Элис скоро появится в той самой модели, что тебе нравится.

Лицо Руди тут же просветлело. Он вообще был отходчивым человеком. Жиль тут же пожалел о своих словах, когда мягкая ладонь Руди снова по-хозяйски легла на его предплечье.

«Ну вот, – подумал он, – в такой обстановке невозможно работать». В тот момент он окончательно решил принять предложение американского предпринимателя. И сделать это не откладывая.

– Жиль, что тебя беспокоит? – Руди с тревогой смотрел на молодого дизайнера, поставленный в тупик резкими сменами его настроения. – Я чувствую, ты…

Он осекся – перед ними возникла фигура американской рыжеволосой манекенщицы. На голову выше обоих мужчин, она была облачена в великолепный сверкающий наряд, плод смелой фантазии молодого дизайнера, словно бы сумевшего заглянуть в далекое будущее. Мелкий жемчуг и серебряные блестки плотно покрывали ткань, мягко сверкая при каждом движении Элис. Ее блестящие волосы огненно-рыжего цвета были заплетены в тугие тонкие косички, на концах которых мерцали крупные жемчужины. Синие глаза манекенщицы действительно имели необыкновенный оттенок диких фиалок. Белоснежная кожа, прекрасные рыжие волосы и поразительные глаза – она обладала очаровательной, неземной внешностью, и демонстрируемый ею наряд подчеркивал это.

Как и следовало ожидать, ее появление на подиуме вызвало очередную волну восхищения. Жиль, все еще пребывая в расстроенных чувствах, прислушивался к реакции публики. Возможно, Руди прав. В Элис действительно есть что-то, что помогает ему распродавать его модели. Эта мысль была невыносима. В ту минуту Жиль с особенной остротой почувствовал желание уйти от Мортесьера. Руди сводил его с ума.

Низенький человечек по-прежнему наблюдал за Элис.

– Ты заметил, что девушка сегодня страшно напряжена? Посмотри, как скованно она двигается. Странно, что она никогда ничего не рассказывает о себе.

Жиль вынул из пачки следующую сигарету и поднес ее к губам. «Давай скажи ему, о чем думаешь. Покончи с этим. Расскажи Руди, что тебе предложили работу на стороне».

– Она американка – вот и все, что я знаю. Кажется, в документах значится, что ее фамилия Браун. Все зовут ее Элис.

Руди с сомнением покачал головой.

– Ее французский очень неплох. Может быть, она не американка?

– Она училась здесь музыке в Сорбонне. Разумеется, она говорит на хорошем французском. Умерь свою фантазию. В Элис нет ничего странного.

Кутюрье снисходительно посмотрел на Жиля.

– Она красива и, должно быть, слишком честолюбива, чтобы довольствоваться обыкновенной карьерой манекенщицы. Одно это кажется мне странным.

Жиль нахмурился. Этот разговор наскучил ему, подавал возможность оттянуть объяснение, которое рано или поздно должно было состояться между ними. Его так и подмывало выложить Руди начистоту свое решение уйти от него.

– Ей совсем необязательно быть честолюбивой.

– Люди могут быть красивы и в то же время честолюбивы, друг мой. – Лицо Руди не покидало вкрадчивое выражение. – Одно не исключает другого.

Жиль застыл, не донеся сигареты до рта. Неужели разговор неожиданно коснулся чего-то большего, чем американской модели? Или у него сдают нервы, или Руди что-то заподозрил. «Боже, – подумал Жиль, – если бы я только был старше, имел большой авторитет и незапятнанную репутацию! Если бы у меня в банке был солидный счет и моя жена не ждала ребенка! Если бы Руди Мортесьер, будь он проклят, не был влюблен в меня!»

– Мне думается, здесь слишком много секретов. – Руди повернулся к нему спиной. – Все это не внушает мне доверия.

Теперь Жиль мог лицезреть лишь макушку слегка лысеющей головы Руди. Боже мой, неужели момент настал и именно сейчас ему придется сообщить Мортесьеру о своем решении? С другой стороны, пронеслось в голове Жиля, Руди, возможно, сам посоветовал бы ему принять предложение американца. Великодушный и добросердечный Руди только порадуется успеху своего бывшего соратника и друга!

– О чьих секретах ты говоришь? – Голос Жиля внезапно охрип. – Не понимаю.

Руди обернулся с самым невинным выражением на лице.

– Этой девушки, Элис, о ком же еще мы говорим? Ого, смотри-ка, – произнес он быстро, – теперь она привлекла внимание очень интересной персоны.

Жиль повернул голову. В конце зала в толпе туристов и менее зажиточных парижан он различил фигуру элегантно одетого смуглого молодого мужчины с суровым лицом. Какая-то важная шишка, сразу сообразил Жиль. Мужчина не успел даже снять черное честерфилдское пальто, вне всякого сомнения, купленное в самом дорогом лондонском магазине. Держа в руке шляпу, он внимательно следил за моделью, грациозно вращающейся на ярко освещенной золотистой поверхности подиума.

– Обаятельный, правда? – прошептал Руди. – Ты его узнаешь?

Жиль отрицательно покачал головой.

– Молодой Николас Паллиадис. Из семьи греков-судовладельцев. – В голосе Руди звучало безмерное удовольствие. – Наследует империю своего деда, старого Сократеса. Теперь представляешь, какими деньгами он ворочает?!

Даже Жилю было известно, что со времени Аристотеля Онассиса в греческом мореходстве не было более влиятельной семьи, чем мрачные, скрытные Паллиадисы.

– Думаю, понятно, почему он явился. – Руди снова толкнул Жиля локтем в бок. – Паллиадис прослышал о твоей прекрасной Элис.

– Она вовсе не моя прекрасная Элис, – возразил Жиль, однако ужасные подозрения закрались в его душу.

Внушительная фигура в конце зала появилась вовсе не для того, чтобы взглянуть на манекенщиц. Происходило нечто гораздо более зловещее, Жиль был уверен в этом. Американский антрепренер Джексон Сторм подыскивал инвесторов для своего новоиспеченного Дома моды, и до Жиля дошли слухи, что сказочно богатые Паллиадисы имели здесь свои интересы. Конечно же, Николас Паллиадис явился сюда, чтобы собственными глазами увидеть коллекцию Жиля Васса!

Жиль почувствовал, как холодные капли пота выступили у него на лбу. Его талант модельера подвергался проверке! Все его будущее зависело теперь от этого высокомерного грека! И все, что он мог сделать, – это стоять на месте, практически парализованный! Жиль едва слышал, что говорил маленький человечек, стоявший рядом с ним.

– Обрати внимание, юный Нико приподнял бровь, видишь? Теперь он глядит на меня, спрашивает разрешения подойти к американке.

Жиль был слишком растерян, чтобы вникнуть в слова Руди. Что он там несет? Внук Паллиадиса положил глаз на Элис? Значит, он не…

Да нет же, не может этого быть, заверил себя Жиль. Греческий миллионер пришел, чтобы взглянуть на его работы, а заигрывание с моделями было не больше чем обходным маневром.

Когда Руди снова бросил взгляд на Жиля, тот покраснел до корней волос.

– Не нравятся мне такие вещи, – произнес он неуверенно.

Руди выглядел слегка удивленным.

– Что с тобой происходит, Жиль? Это в традиции молодых богачей – флиртовать с манекенщицами. Даже смешно отказывать себе в таком удовольствии. Кроме того, – заметил он, – об Элис спрашивают отнюдь не в первый раз.

– Она ни от кого не принимает ухаживаний. – Жиль отчего-то подумал о своей жене Лизиан, которая тоже работала моделью. Он не скрывал своего негативного отношения к ее профессии. – Этот греческий плейбой перепробовал всех женщин в Европе.

Руди заулыбался.

– Ах, Жиль, Лизиан всегда была для тебя единственной. Такая верность просто восхитительна, – заявил он поспешно под свирепым взглядом Жиля. – К тому же все зависит от самой Элис, правда? – Не дожидаясь ответа, Руди кивнул мужчине в конце зала, – Я дал ему понять, что он может пригласить ее.

Жиль бросил сигарету на пол.

– Меня от всего этого тошнит! Проклятое свадебное платье сведет меня с ума! – в бешенстве воскликнул он. – С меня хватит! – Это была правда. Еще секунда – и Жиль окончательно потерял бы над собой контроль. – Я отправляюсь домой!

Он развернулся и решительно направился в сторону выхода. Руди смотрел ему вслед, широко открыв рот от изумления. Бедный Жиль, такой юный, порывистый, ранимый. Вот теперь он снова умчался подобно урагану, и что могло так вывести его из себя? Руди не в силах был понять этого.

Он сконцентрировал свое внимание на демонстрируемом платье, авторство которого принадлежало ему. Это было вечернее платье из черного шелка. Его дизайн не отличался особым новаторством, но таков был стиль Мортесьера – сдержанный, кое-где подчеркнуто традиционный.

Увы, эра высокого искусства прошла. Люди приезжали в Париж не для того, чтобы купить одежду ведущих кутюрье, сделанную на заказ и вручную. Нет, они приезжали, чтобы за деньги приобщиться к престижному миру моды, испытать возбуждение, продемонстрировать свое общественное положение. Все это так отличалось от прежних времен, когда изысканность и утонченный вкус в одежде превращали и самого человека в истинное произведение искусства.

Мортесьер отметил прохладную реакцию аудитории на его модель. Уже не в первый раз он задавался вопросом: сможет ли выжить Дом моды Мортесьера без его молодого протеже, Жиля Васса? Эта мысль тревожила Руди. Мало того, что ему пришлось делить своего любимого, но строптивого молодого дизайнера с какой-то женщиной, сегодня он окончательно понял, что без Жиля Васса с его смелой фантазией и талантом его салон не выживет.


За кулисами зала длинный коридор, в конце которого располагалась раздевалка для манекенщиц, был переполнен персоналом Дома моды Мортесьера. Две суетливые примерщицы, стоя на коленях, в последние минуты перед показом заканчивали починку вечернего платья из тончайшего тюля, которое повредили в спешке. Африканская модель Айрис в одном узеньком бикини металась по коридору в поисках потерянной белой шелковой туфельки для выхода в финальной части шоу.

Появившаяся ассистентка объявила, что помощник кутюрье и сам босс следят за показом коллекции, и попыталась подбодрить манекенщиц. К сожалению, ее слова вызвали еще большую суматоху в раздевалке.

– Ты встала прямо на дороге! – раздраженно сказала ассистентка, проходя мимо Элис, стоявшей у настенного телефона. – Нашла время болтать! Разве не знаешь правило – никаких личных звонков во время шоу? С этого момента изволь говорить по телефону только из офиса, – распорядилась она. – Понятно?!

Элис не ответила, все ее внимание было сосредоточено на голосе, звучавшем в трубке.

– Ну что, не ожидали, что мы выясним, где вы работаете? Надеюсь, это доказывает, насколько мы серьезны в своих намерениях, Кэтрин?

На Элис все еще была украшенная жемчужинами и блестками фантастическая модель Жиля Васса из той части шоу, где представлялась вечерняя одежда. Она взмокла под тяжелой одеждой и, устало облокотившись на стену, положила голову на руку.

– Не звоните мне на работу. – Она попыталась говорить спокойным голосом. – Вы нарочно желаете вывести меня из себя?

– Конечно, Кэтрин! – произнес голос. – Ведь я уже говорил вам об этом сегодня утром!

Держа в руке найденную туфлю, Айрис морщилась, пока примерщица булавкой скалывала на спине ее платье. Эфиопка одинаково хорошо владела английским и французским; она тихо обратилась к Элис:

– Что-то случилось?

Элис только покачала головой.

– Неужели вы действительно думаете, – сказала она в телефонную трубку, – что это сработает? Вы, должно быть, спятили!

Кто-то посторонний появился за кулисами. Ассистентка бросилась было ему наперерез, но отступила в сторону, толкнув при этом французскую манекенщицу Мари-Ивон. Айрис прикрыла рукой обнаженные груди.

Незнакомец остановился в нескольких шагах от Элис. Она мельком бросила взгляд на его высокую худощавую фигуру, облаченную в черное пальто.

– Вам придется вернуться, Кэтрин, – настаивал голос на другом конце провода. – Мы от вас не отступимся.

Элис вновь посмотрела на незнакомца в дорогом пальто. «Боже милостивый, еще один», – с досадой подумала она. Это происходило примерно дважды в неделю, но обычно Руди не позволял никому из назойливых поклонников проходить за кулисы.

Высокий мужчина кивнул головой на телефон и сказал по-английски:

– Когда вы освободитесь, я бы хотел переговорить с вами.

Что-то заставило Элис внимательнее всмотреться в него. Широкоплечий и довольно молодой, заключила она, с надменным выражением лица, темными волосами и ярко блестевшими черными глазами. Любопытно, что за сценарий ей предложат на этот раз? Вечер «У Максима», за которым последует приглашение в загородный домик? Или, может быть, сразу предложат провести несколько часов в апартаментах «Крильона»?

– Не звоните мне больше сюда, – сказала она в трубку ровным голосом. – Обращаясь со мной таким образом, вы ничего не добьетесь. – Внезапно желание оказать открытое неповиновение, которое она проявила этим утром, снова охватило ее. – У меня есть влиятельные друзья. – Элис подняла глаза на мужчину с суровым лицом, который стоял прямо перед ней и пристально смотрел ей в лицо. – Они помогут мне.

Неожиданно Элис в голову пришла невероятная мысль. Она поняла, как и когда сделает следующий ход. В это мгновение план показался ей блестящим. Элис повернулась к незнакомцу. Мерцающий блеск ее платья пробудил ответный огонь в его темных полуприкрытых глазах.

Мужчина, кто бы он ни был, выглядел опытным, уверенным в себе. Даже несколько угрожающим, подумала она с какой-то тревогой. Несмотря на молодость, в его точеных чертах читался опыт чувственных наслаждений. Он был принят в высшем обществе, иначе Мортесьер не пропустил бы его за кулисы. Это немного успокаивало.

– Вы хотите пригласить меня? – спросила она по-французски, испугавшись, что ее голос прозвучал слишком вызывающе.

Мужчина на мгновение заколебался: по его лицу можно было догадаться, что он не ожидал, что все пройдет так легко.

– Да, речь идет об ужине. Сегодня вечером, если вы свободны.

Голос в телефонной трубке зазвучал громче:



– Кто там? Что вы делаете, Кэтрин? Что вы пытаетесь выкинуть на этот раз?

– Мне придется задержаться, – сказала Элис мягко. – По крайней мере еще на два часа.

Незнакомец молча кивнул. Краем глаза Элис видела, что ассистентка вертится поблизости, но не смеет вмешаться в разговор. Итак, это кто-то богатый и влиятельный. Не из этих добропорядочных янки, временно освободившихся из-под опеки жен и пустившихся в загул. Тем не менее его намерения были очевидны. Он не спешил уходить и стоял, глядя на нее с задумчивым и мрачным видом.

– Можете встретить меня у служебного входа? – спросила Элис.

Он снова кивнул.

– В восемь?

– Да. – Она смотрела, как он повернулся и зашагал по направлению к выходу.

– Ты слышишь меня, Кэтрин? – надрывался голос в телефонной трубке. – Что, черт возьми, там происходит?

Элис, насмешливо скривив губы, прошептала в трубку:

– Я только что завела любовника!

Последовавшая реакция превзошла все ее ожидания. Голос на другом конце трансатлантической телефонной линии потрясенно затих. Даже если бы она неделями обдумывала свою месть, ей не удалось бы выдумать лучшего.

Итак, в восемь она встретится с тем мужчиной. Именно этого она желала, хотя понимала, что все уже не будет, как прежде. Любовник. Некто, совершенно ей неизвестный. Это был шаг, ведущий к полной неразберихе, выбор, сделанный абсолютно наугад. Но в этом-то и заключалась вся прелесть! Только совершая непредсказуемые поступки, она избавится от их власти.

Прислонившись к стене, склонив голову и закрыв глаза, она слушала голос, доносившийся издалека и звучавший теперь почти истерично.

К сожалению, Элис слишком поздно осознала свой единственный промах – она даже не знала, как зовут ее потенциального любовника.

2

В Париже шел густой снег, все больше застилая бледный свет зимнего дня. К четырем часам почти стемнело. В доме неподалеку от рю де ла Пе Джексон Сторм протянул руку над поцарапанной поверхностью взятого напрокат стола и включил флуоресцентную лампу. Поток голубоватого света осветил кипу документов, которую он перечитывал. С его лица не исчезло недовольное выражение.

– Почему, черт возьми, нам нельзя заполучить Лагерфельда? – И, не дождавшись ответа от своего исполнительного вице-президента, он продолжил: – Карл Лагерфельд вытащил из пропасти Шанель. Ее бизнес не клеился до тех пор, пока не объявился он, ведь так? Вот какого рода талант нам требуется! Боже, шесть миллионов на раскрутку и рекламу, которые мы предлагаем, чтобы начать дело, плюс торговая сеть «Сторм-Кинг» по всему миру – о чем еще можно мечтать! Люди должны сами приходить к нам, умоляя позволить им присоединиться к нашему делу! – Джексон Сторм с досадой отодвинул от себя бумаги. – Видел я вещицы Лагерфельда, – нехотя пробормотал он. – Они неплохи.

Минди Феррагамо сосредоточенно разглядывала ногти на руках, стараясь сдержать улыбку. Оценивать работы Лагерфельда, гения, который практически без посторонней помощи вновь вознес Шанель на вершину славы, как «неплохие» казалось ей непростительной сдержанностью. Но в этом весь Джек, подумала она. Он все еще смотрит на некоторые вещи по-старому, как в те времена, когда он открыл свой первый магазин мужских галстуков на Седьмой авеню.

Худенькая женщина в строгом деловом костюме внимательно смотрела сквозь очки в золотой оправе на своего босса. Джек находился на грани срыва, что было ему несвойственно. Даже череда недавних кризисов, постигших «Сторм-Кинг» на массовом рынке готовой одежды, не смогла поколебать его неизменного спокойствия. А вот проект парижского Дома моды выбил его из колеи. Они сталкивались с невероятными трудностями в переговорах с бюрократической машиной французского правительства. Дому моды Лувель, этому мультимиллионному детищу Джексона Сторма, сейчас срочно требовался французский дизайнер – таково было условие лицензии, – иначе они не смогут открыть дело в Париже.

Раньше удача сопутствовала Джеку, он почти всегда оставался на высоте. Однако непонятно, что будет на этот раз, размышляла Минди. Они ступили на зыбкую почву. Дом моды Лувель было грандиозным предприятием. Ни один американский предприниматель еще не замахивался на столь серьезное дело. Однако последнее время слишком многое не ладилось у Джека. Его вынужденные частые поездки в главный нью-йоркский офис, откуда он мог контролировать свою гигантскую империю, губительно отражались на положении дел в Париже.

Нет, хватка Джека не ослабла, поспешно успокоила себя Минди. Ему и сейчас не занимать энергии. Если кто-то и может взять штурмом неприступную цитадель парижских домов высокой моды, так это именно он, Джексон Сторм.

Джек откинулся на спинку стула, сцепив пальцы на затылке и задумчиво вперившись взглядом в потолок.

– Возможно, – пробормотал он, – мы предложили Лагерфельду недостаточно денег.

Минди испугалась. Она находила странным, что Джек не в состоянии понять настороженного отношения к нему французских дизайнеров. Неужели он не осознает, что одни лишь хрустящие американские доллары не могут помочь делу? Французский рынок одежды был традиционно враждебен американскому бизнесу. В конце концов, с какой стати они станут приветствовать начинания какого-то нью-йоркского производителя готовой одежды? Даже французская пресса позволила себе насмехаться над рискованным предприятием Джека.

«Французских гениев в области моды не купить ни за какие деньги!» – самодовольно возвестил «Пари-матч». Газета «Фигаро» порицала грубый меркантильный дух, свойственный Джеку, который, как было сказано, нес «гибель искусству». «Монд» предсказывала, что Джексон Сторм никогда не найдет по-настоящему талантливого французского кутюрье, способного прославить его.

Ирония заключалась в том, что они платили невероятно высокую цену за свой риск, но никто не желал принимать эти деньги. Набег Джексона Сторма на мир высокой моды, казалось, был обречен с самого начала.

Два года назад «Джексон Сторм интернэшнл» купила в Лионе фабрику по производству шелковых тканей для дорогостоящих товаров корпорации «Джексон Кинг». В последовавших за этим хитросплетениях юридических и финансовых сделок «Джексон Сторм интернэшнл» приобрела еще кое-какое имущество во Франции, включая небольшой обустроенный участок земли в курортном городке Сен-Тропез, многоквартирный дом в рабочем районе города Юзеса, а также ныне всеми забытый Дом моделей на улице Бенедиктинцев в Париже, когда-то известный как Дом моды Лувель.

Когда эти довольно странные новости просочились в прессу, международный мир моды мгновенно заключил, что Джек Сторм собирается предпринять шаги, о которых такие конкуренты, как Келвин Кляйн и Ральф Лорен, только мечтали, то есть бросить вызов французской моде на ее собственной территории, открыв здесь Дом высокой моды, владельцем и управляющим которого станет американец.

Джек Сторм любил рисковать, был предприимчивым дельцом и умелым управляющим в империи мод, которая много раз уже приносила ему миллионные прибыли, и он уже не мог остановиться на полпути, хотя все вокруг в один голос твердили, что предпринимаемые им шаги равносильны профессиональному самоубийству.

Минди приходилось признать, что на этот проект потрачено много времени и понесены значительные расходы. Только одно восстановление здания превысило график работ на четыре месяца. А теперь еще выясняется, что «Джексон Сторм интернэшнл» не выживет без французского дизайнера и Дом моды Лувель не получит права на членство во всемогущем «Синдикате высокой моды», французской торговой ассоциации моды. А без признания «Синдикатом» Дома моды Лувель им никогда не привлечь европейских финансистов, что также предусматривалось договором.

– Карл Лагерфельд не принял бы нашего предложения ни на каких условиях, – тихо произнесла Минди. – Нам лучше вообще забыть о нем. Он прислал очень милое письмецо с пожеланиями тебе всяческих успехов.

– Боже, зачем мне нужно его письмо? Мне нужен всего лишь паршивый дизайнер-лягушатник! – Он резко опустил руки и склонился над заваленным бумагами столом. – Ну а что с этим парнем, Кристианом Лакруа? – Джек взял папку с надписью: «Лакруа». – По мне, так просто расфуфыренная вонючка, но он как динамит взорвал рынок мод. Все женщины на Пятой авеню сходят по нему с ума. Кроме того, Лакруа вытащил из нужника Пату, ведь так? Почему бы и нам не заполучить его?

– У Лакруа хватает своих проблем. Кажется, нынче его субсидирует японский картель.

Минди смотрела на этого привлекательного мужчину с посеребренными сединой волосами и чувственными чертами загорелого лица. Когда-то давно он был никому не известным продавцом галстуков из Бронкса. Дерзость, непреклонность и способность локтями проложить себе путь на вершину жестокого мира бизнеса сделали свое дело.

Ныне «Сторм-Кинг» была одной из самых преуспевающих компаний в Америке, и Джеку приходилось существовать по строгому расписанию, схожему с графиком жизни королевской семьи Британии. Два реактивных лайнера, принадлежавших корпорации, переносили Джека в Тайвань, Белен, Мехико или любую другую точку его империи; благодаря мобильным телефонам и телексам он поддерживал связь с заводами в Гонконге и текстильными фабриками в Корее. За последние два месяца Сторм каждую неделю мотался через Атлантику, чтобы присмотреть за парижским проектом. Лишь тени, залегшие под знаменитыми голубыми глазами, выдавали усталость этого человека.

Если бы им только удалось найти французского дизайнера! Этот чертов проект наконец сдвинулся бы с места! Дом высокой моды Лувель стал бы, как любил хвастаться Джек, шпилем здания корпорации «Сторм-Кинг» в отличие от мегамиллионных пирамид Диора, Сен-Лорана и Кардена, которые росли от основания вверх, к международным корпорациям, ставившим свои торговые марки на все, начиная с одежды и заканчивая посудой и внутренней отделкой автомобилей.

Внезапно раздавшийся резкий стук заставил их вздрогнуть. Затем последовал грохот, будто несколько предметов разом упали на пол и разбились вдребезги. Джек раздраженно ударил кулаком по столу.

– И этих идиотов пригласили сюда для реконструкции здания?!

С полдюжины французских плотников все еще занимались восстановительными работами в нижней части дома. Грохот повторился вновь.

– Боже, я с трудом прокладываю себе дорогу, чтобы запустить мультимиллионное дело, крупнейшее за последние двадцать лет, и вынужден ждать, пока шайка бездельников замурует этот… как его? – Он беспомощно посмотрел на Минди, сидевшую по другую сторону стола. – Подвал?

– Крипту, – откликнулась Минди. – Это крипта двенадцатого века, Джек, а не подвал. Средневековая. Понимаешь, что-то вроде подземной темницы.

Она подняла руку, вглядываясь слегка дальнозоркими глазами в инкрустированный бриллиантами циферблат часов. Реактивный лайнер Париж – Нью-Йорк в три часа вылетал из аэропорта Шарль де Голль. Ей нужно было возвращаться в нью-йоркский офис и в отсутствие Джека управлять остальной частью империи моды «Сторм-Кинг». Она не могла позволить себе вновь застрять в Париже.

– Темница в подвале. Как символично. – Он мрачно усмехнулся. – Боже, как раз ее-то нам и не хватало!

За окном густой снег медленно падал на внутренний дворик восемнадцатого века. В офисе администрации было холодно и сыро, так как древняя отопительная система здания тоже находилась в процессе реконструкции. Джексон Сторм давно понял, что налаживание бизнеса в Париже разительно отличается от отпуска с женой и юными дочерьми в его любимом отеле «Плаза Ате-ней», где он так счастливо проводил свободное время последние несколько лет.

– Дома с криптой в подвале – это не такая уж редкость в Париже, – объяснила ему Минди. – Все здесь очень старое.

Где-то в глубине здания зазвонил телефон. Они замолчали, ожидая, пока кто-нибудь поднимет трубку. Несколько телефонных линий было разъединено в процессе восстановительных работ, и найти нужный телефон среди развалов толя, досок и лестниц было не так-то легко.

В здании Дома моды Лувель по улице Бенедиктинцев было пять этажей. В центре его разрезала открытая лестничная клетка с великолепными мраморными ступенями, поднимавшимися к застекленной крыше. Дом стоял уже более двух столетий. Первоначально он являлся резиденцией фаворитки Людовика XIV. За старинными резными деревянными воротами, выходящими на улицу Бенедиктинцев, находился внутренний дворик – здесь когда-то высаживались из экипажей знатные придворные. Залы нижнего этажа были украшены бесценной лепниной, коваными изделиями искусной работы, паркетными полами, выложенными старыми мастерами. В Соединенных Штатах этот дворец превратился бы в музей или национальный памятник. В Париже это был всего лишь еще один дом в ряду других, ему подобных.

– С этим мы ничего не можем поделать, – объяснила Минди. – В целях борьбы с контрабандой наркотиков городские власти отдали распоряжение, чтобы все подвалы, соединенные с парижской канализационной системой, были замурованы. Продавцы наркотиков использовали подземные ходы для распространения своей дряни по всему Парижу.

Джек, не слушая, изучал очередную папку с документами.

– Жиль Васс? Мне казалось, кто-то говорил, что он не заинтересовался нашим предложением. Зачем тогда мы получили материалы на него?

Дверь в офис со скрипом отворилась, и в комнату просунула голову Кэнденс Добс из их нью-йоркского отдела по связи с общественностью.

– Здесь корреспондент из журнала «Форчун», – неуверенно начала она. – Мистер Кристофер Форбс. Он… он появился немного раньше, но…

Джек резко поднял светловолосую голову.

– Так пусть подождет. – Он указал рукой на заваленный бумагами стол. – Вы что, не видите – я занят?

Минди извлекла несколько снимков моделей Жиля Васса из вороха бумаг, который Джек вывалил из папки, и незаметно подтолкнула фотографии вперед, чтобы босс случайно не пропустил их.

– Журнал «Форчун», Джек, ты же о нем знаешь, – напомнила Минди. Она многозначительно посмотрела на сотрудницу отдела по связи с общественностью, стоящую в дверном проеме. – Они собираются делать серию статей о том, как ты открываешь Дом моды Лувель.

– Еще один проклятый писака, который желает путаться у меня под ногами.

Сотрудница вышла, прикрыв за собой дверь. Он откинулся на спинку стула, держа фотографии в руке.

– Я ответил отказом, разве ты не помнишь? Ненавижу журналистов после того, что в прошлом году устроил мне «Уолл». Я забраковал эту идею еще в Нью-Йорке.

Если Джек начнет вспоминать все свои старые обиды, Минди непременно опоздает на самолет.

– Ладно, оставим «Уолл-стрит джорнэл». Но это не просто журнал о торговле тряпками, а всемирно известное издание, публикации которого вызывают доверие. Мы можем воспользоваться случаем. Этот Крис Форбс завоевал Пулитцеровскую премию за статью об американской автомобильной индустрии.

Джек скорчил гримасу.

– Специалист по автомобилям? Существует ли кто-нибудь, кто разбирается в модном бизнесе? Или я слишком много требую?

Он отложил фотографии и взял номера французских журналов «Эль» и «Вог», помеченные для просмотра. К ним прилагалось несколько рекламных проспектов с материалами о зимней коллекции Жиля Васса. Джек облокотился на стол, выражение его лица красноречиво свидетельствовало, что модели Жиля Васса понравились ему не намного больше, чем в первый раз, когда он просматривал его работы.

– Жиль большой новатор в своей области. – Минди вытянула шею, рассматривая снимки в руке Джека. – У него определенно есть будущее.

Джексон Сторм недоверчиво смотрел на лиловое пальто из велюра. На следующей странице разворота рыжеволосая модель демонстрировала сверкающее одеяние, которое плотно облегало ее тело. Все модели были из последней коллекции Руди Мортесьера. Однако надпись гласила: «Дизайн Жиля Васса».

– Свежий, прогрессивный талант – как раз то, что интересует сейчас инвесторов. – Минди никогда не была поклонницей Жиля Васса, но «Вуменс вэа дейли» и другие модные журналы пророчили большое будущее дизайнеру, которому было всего лишь двадцать с небольшим.

– У него буйная фантазия. – Джек смотрел на фотографии. – Для кого, собственно, предназначается эта одежда – для пришельцев из космоса?

– Джек, он делает и классические вещи для Руди Мортесьера – свадебные платья, деловые костюмы. Работы Жиля могут очень хорошо распродаваться. В области высокой моды давно не появлялось новых ярких имен. – Минди снова бросила взгляд на часы. – Жиль нам подойдет. Кроме того, – добавила она, – его жена беременна. Ему понадобятся деньги.

На энергичном загорелом лице Джексона Сторма застыло задумчивое выражение. Что правда, то правда – инвесторы клевали на свежие молодые таланты. А ему во что бы то ни стало надо было привлечь их капиталы.

Пару месяцев назад ему удалось заинтересовать проектом Дома моды Лувель группу французских банкиров, однако после невероятно долгой и пустой болтовни финансисты заметно охладели к его идее, ссылаясь на проблемы с займами для стран «третьего мира». Осталась лишь темная лошадка – корпорация «Паллиадис-Посейдон», гигантская судовая компания, которой владели и управляли, по мнению Джексона, психически неуравновешенные греки. Один Бог знает, в каких отношениях они находятся с высокой модой. Если вообще знают, что это такое.

Он смотрел на журнальные фото одежды Жиля Васса с выражением человека, загнанного в угол.

– Это разве пальто? Мой дядя Морис Лифшиц, лучший закройщик на Тридцать первой улице – Боже, упокой его душу! – блевать бы на него не стал. Это не пальто, это чертовы доспехи камикадзе!

– Самурая, Джек, – машинально поправила Минди, рассматривая фотографию. Что прямо, что вверх ногами, изображение производило одинаково обескураживающее впечатление. – Доспехи самурая.

– Самураи, гейши, камикадзе – все едино.

Он поднял отпечатанный на машинке отчет, где говорилось, что Жиль Васс, похоже, готов расправить свои профессиональные крылышки и оставить Руди Мортесьера. Там также упоминалось, что молодой дизайнер зарабатывает не Бог весть сколько денег.

– Паренек уже заявил о себе у Мортесьера, – заметила Минди. – У него хорошая репутация.

Джек Сторм некоторое время колебался, прежде чем продолжить разговор о Жиле.

– Я слышал, Жиля Васса и Руди Мортесьера что-то связывало. Они, случайно, не были любовниками?

Минди выглядела обескураженной. Ей было важно только то, что Жиль Васс, как заверили ее французские агенты, не имеет письменного контракта со своим нанимателем. Неужели любопытство Джека осложнит все дело?

– Тебе необязательно принимать решение сегодня, – предусмотрительно сказала она. – Послушай, почему бы тебе теперь не побеседовать с репортером из «Форчун»? Мне придется поспешить на «Конкорд»…

– Ты не ответила на мой вопрос.

Она тяжело вздохнула.

– Жиль Васс женат, Джек. У него скоро будет ребенок.

Он фыркнул.

– Это еще ни о чем не говорит! Все стали скрытными, когда узнали о СПИДе. Да у него могло быть хоть десяток жен. – Джек раздраженно пролистал страницы журналов «Эль» и «Вог», отметив, что все работы Жиля Васса демонстрирует одна и та же рыжеволосая манекенщица. – Но девушка мне нравится. – Огненно-рыжие волосы и удивительные глаза, без сомнения, могли способствовать успеху любого дизайнера. – Какую сумму она получает за демонстрацию моделей этого парня?

Минда знала, что Джек никогда не мог устоять перед красивой женщиной. Существовало множество длинноногих красавиц – «открытий „Сторм-Кинга“, большинство из которых благодаря влиянию Джека получили выгодные контракты. Несколько моделей Джексона Сторма сделали очень успешную карьеру в кино и на телевидении. А кроме того, была одна прелестная „джинсовая“ девушка, ставшая лицом их фирмы, производившей одежду в стиле вестерн, Сэм Ларедо. Из-за нее чуть было не развалился брак Джека.

Они подумали об одном и том же, одновременно повернувшись к фотографии в серебряной рамке, стоявшей на столе Джексона Сторма. Снимок был сделан несколько лет назад для популярного иллюстрированного журнала и изображал бывшую модель Марианну Сторм, сидящую в гостиной своего изысканного дома в Коннектикуте с двумя хорошенькими юными дочерьми. Миссис Джексон Сторм и дочери.

Интересно, думала Минди, сколько газетных и телевизионных интервью цитировали слова Джека о том, что он любит свою жену и никогда бы не смог полюбить другую женщину и стать причиной семейной трагедии? И хотя Джек любил продвигать молодые таланты, Марианна всегда давала ему знать, когда очередная протеже начинала переигрывать свою роль.

Пока Минди размышляла о семейных проблемах Стормов, Джек повернулся и вновь обратился к бумагам, разложенным перед ним на столе.

– Так скажи мне, на что будут похожи модели Жиля Васса, если их станет демонстрировать кто-то иной? Эта девушка – часть его программы?

– Джек… – начала было Минди, но в этот момент в дверях вновь появилась Кэнденс.

– Мистер Сторм, – быстро произнесла она. – Жаль беспокоить вас во второй раз, но у нас проблема. Здесь человек, который не…

Дверь распахнулась с такой силой, что ее матовое стекло задребезжало, грозя вот-вот вылететь и разбиться вдребезги.

Возмутитель спокойствия остановился в дверном проеме. Более шести футов роста, худой и гладкий, как пантера, в черном пальто, он имел чрезвычайно надменный вид. Присутствующие в комнате поняли, что это не репортер из «Форчун».

– Я Николас Паллиадис, – возвестил он резким голосом, будто этим было все сказано.

Однако такая манера говорить возымела свое действие.

Джексон Сторм поднялся на ноги. «Грек», – подумал он в первую же минуту. Однако такой визит без всякой предварительной договоренности вряд ли подходил для деловых отношений. Даже в безумном мире высокой моды. Тем не менее Джексон стиснул зубы и напомнил себе, как отчаянно нуждается в поддержке для своего предприятия.

– Замечательно. – Джек осмотрелся в поисках свободного места, но Минди опередила его, направившись в соседнюю комнату, где стояло несколько стульев.

Мужчина в дверях не двинулся с места. Его черные миндалевидные глаза, орлиный нос и плотно сжатый рот придавали ему далеко не дружелюбный вид. Дорогая и элегантная одежда не смягчала впечатления. Николас Паллиадис выглядел скорее как бандит с балканских гор, но не греческий миллионер и аристократ.

Джеку всегда было трудно разбираться в греческих фамилиях. Ниархосисы, Гуландрисы, Онассисы, Эмбирикосисы – их было слишком много. Однако что касается Паллиадисов, их было трудно забыть. Скандальные газеты, такие как «Нэшнл инквуйрер», вели нескончаемую хронику их сенсационной жизни – свадьбы, любовницы, вражда и даже предполагаемые убийства. Глава клана, известный старик Сократес Паллиадис, ныне был прикован к постели – этакая девяностолетняя злобная мумия, чья прошлая карьера имела дурную репутацию даже в кругу греческих судовладельцев.

Этот молодой тигр с суровым лицом, облаченный в черное пальто и шляпу, был внуком Паллиадиса и управляющим корпорации. В другое время Джек не стал бы мараться, общаясь с такими людьми, как Паллиадис. Однако именно теперь он нуждался в греческих деньгах.

– Я побывал на показе зимней коллекции Мортесьера. – Николас Паллиадис сделал паузу, пока Минди возвращалась, таща за собой еще один стул. Он посмотрел на нее с едва заметной вспышкой любопытства. – Днем я видел коллекцию Васса. – Он говорил ровным, лишенным всяких эмоций голосом. – Если вы заполучите его в качестве своего дизайнера, «Паллиадис-Посейдон» определенно проявит заинтересованность.

Джексон Сторм все еще стоял, протягивая руку для рукопожатия, которому, как он слишком поздно осознал, так и не суждено было состояться. «Вот сукин сын, – проговорил он про себя, неприятно пораженный, – а парнишка-то первосортный мерзавец и продолжает совершенствоваться в этом направлении».

– Рад слышать это. – Джек не позаботился скрыть сарказм в своем голосе. – Значит, вы думаете, мне следует нанять Жиля Васса, мистер Паллиадис? – Он улыбнулся, обходя вокруг стола. – А скажите-ка, что, вы думаете, я могу…

Однако Николас Паллиадис обогнул предложенный ему стул и двинулся к двери.

– И девушку, – добавил он на ходу. – Наймите модель по имени Элис. – Его голос уже прозвучал из коридора. – Без нее сделка не состоится.

Дверь кабинета с шумом захлопнулась, и наступила тишина.

3

Снегопад продолжался: густая пелена обволакивала Город Огней. Из окна своей рабочей комнаты Жиль Васс смотрел на авеню Монтень, с тревогой думая о том, как он доберется домой. В эти дни он ездил на работу на мотоцикле, предоставив старенький «Рено» в распоряжение Лизиан. На покрытой снегом дороге его «Ямаха» превращалась в неуправляемый кусок металла. Особенно если учесть, что Жиль как истинный француз любил проехаться на большой скорости.

Запорошенная снегом авеню Монтень тянулась на несколько кварталов от дорожного кольца Елисейских полей до площади Альма и набережной Сены. Наводненная домами высокой моды, эта артерия города приобретала сходство с Елисейскими полями, некогда считавшимися самой изысканной улицей мира. Фирмы таких ведущих производителей, как Нина Риччи, Диор, Жан-Луи Шеррер, Ги Ларош, Хане Мори и Валентино располагались на авеню Монтень. Здесь же обосновались ювелиры Хэрри Уинстор, Жерар, Булгари и Картье, а также фирмы Порто, поставщика мануфактурных товаров семьям европейским монархов, Луи Виттона, знаменитого мастера по изготовлению кожаных изделий. Бутики демократично соседствовали с резиденциями самых выдающихся фамилий Европы: принцессы Паулины де Крой, графа и графини Тьерри де Геней, мультимиллиардера Аднана Кашогги, ныне отбывавшего тюремное заключение за международные махинации, и балканского принца Александра с супругой.

Для Жиля достаток и аристократизм авеню Монтень были привычным явлением; его интересовал лишь снегопад. Он отметил, что «Кристиан Диор» с характерной сине-белой яркой входной дверью закрылся раньше обычного. Закончил работу и находящийся дальше по улице «Карвен». Голые ветви платанов на парковой линии авеню сверкали тысячами обледеневших крошечных фонариков. Под этим блестящим балдахином ряд «Роллс-Ройсов» и «Мерседесов» с шоферами на передних сиденьях стоял в ожидании запоздавших клиентов «Валентино» и «Мори». Даже в праздничное межсезонье дома моды на авеню Монтень работали над сделанными в последнюю минуту заказами к рождественским балам и знаменитым, пользующимся огромным успехом во всем Париже новогодним празднествам.

По шуму, доносившемуся из коридора, Жиль заключил, что ателье Мортесьера тоже закрывается пораньше. Первая группа швей простучала каблучками вниз по стальным ступенькам черной лестницы. Переговариваясь на парижском жаргоне, они громко сетовали на холод, выбегая через двери для служащих и направляясь к станции метро и дальше, к своим жилищам в бетонных конструкциях рабочих районов восточного Парижа.

«Пора идти», – подумал Жиль, надеясь, что снег не сменится ледяным дождем, как уже часто происходило этой зимой. В любом случае, прежде чем добраться до своей маленькой квартирки в районе Оперы, ему предстоит почти час езды через наводненный транспортом Париж.

Жиль потянулся через чертежный стол, чтобы выключить свет, и в эту минуту ему на глаза попался набросок, над которым он недавно работал. Он застыл, вглядываясь в эскиз, и с изумлением осознал, что там, где обычно чертил лишь пустой овал, нарисовал лицо жены.

Боже милостивый, о чем же он думал? Прелестное личико Лизиан едва заметно улыбалось ему, являя собой неопровержимое доказательство его рассеянности.

«Опять», – подумал он, мрачнея. Жиль вынул кнопки, прикреплявшие лист бумаги к доске. Эти спокойные, проникнутые особой красотой черты лица, несомненно, принадлежали Лизиан, когда-то топ-модели Галаноса и до сих пор, по мнению Жиля, самой прекрасной женщине в Париже. Ныне она удалилась от дел, собираясь вскоре стать матерью.

«Моя жена», – подумал он в неудержимом порыве нежности. Жиль стеснялся своих пылких чувств к Лизиан, которые испытывал спустя три года после женитьбы; это было проявлением мещанства, но он ничего не мог с собой поделать. Столько времени прошло, а он по-прежнему мог часами разглядывать свою чудесную жену. Его глаз художника до сих пор восторгался этой классической французской красотой – будто изваянными чертами смуглого лица, мечтательными темными глазами, излучавшими нежный соблазн. К сожалению, будучи на восьмом месяце беременности, она считала, что выглядит безобразно. «Я ужасна, уродлива и глубоко несчастна!» – отчаянно выкрикнула она Жилю этим утром, когда тот попытался обнять ее. Уходя, он оставил жену, рыдающую в постели.

«Здесь еще дело в возрасте», – подумал расстроенный Жиль. Ему было двадцать четыре. Лизиан – тридцать два. Просто смехотворно придавать значение восьмилетней разнице. Боже, он-то думал, что такие пустяки давно уже не волнуют ее!

Жиль скомкал эскиз и бросил его в мусорную корзину. Нельзя так рассеивать свое внимание, даже несмотря на то, что в последнее время ему все чаще приходилось заниматься рутинной работой: трудиться над дизайном туалетов для арабских и японских нуворишей. Ему не нравилось создавать банальное приданое для пансионных девственниц из старинных аристократических семей Франции, которые «удачно» выскакивали замуж. Ему претило подгонять лучшие вдохновенные творения из коллекции Мортесьера для немолодых бесформенных американок. Мало утешения было и в том, что это отвратительное свадебное платье для датчанки, над которым он трудился, будет приписано таланту Руди, сделавшему себе репутацию именно на таких романтических, устаревших фасонах. Работая над подобными вещами, Жиль был рад сохранить свою анонимность.

Здание покидали секретарша из офиса и одна из консультантов салона. Они громко прощались друг с другом, и их голоса гулким эхом разносились по опустевшему зданию. Дом Мортесьера, хотя и не столь большой, как крупнейшие бизнесцентры Кардена и Сен-Лорана, все же имел один из самых многочисленных штатов сотрудников в Париже.

Жиль бросил взгляд на наручные часы. Почти восемь. Достаточно поздно для усталого француза, который соскучился по своей жене, хорошему ужину и домашнему комфорту. Он выключил свет над чертежным столом и закрыл за собой дверь рабочей комнаты.

Когда он спускался по лестнице, его нагнала манекенщица-эфиопка.

– Ну что, Жиль, скоро ты заделаешься папашей, а? – Айрис выросла в лондонских трущобах и говорила с африканским акцентом на английском кокни. – Скажи-ка мне, дорогуша, ты все еще сидишь на голодном пайке?

На скулах Жиля появились красные пятна. Черт, даже модели в курсе его семейных проблем! Он пробормотал что-то себе под нос и поспешил прочь, а понимающий смешок Айрис летел ему вслед.

Дверь последней примерочной комнаты оказалась открытой. Жиль остановился, пропуская спешащих домой швей и размышляя, стоит ли ему отрывать Руди, чтобы попрощаться. Великий кутюрье в этот миг стоял на коленях напротив зеркальной стены примерочной и подкалывал подол зеленого, расшитого бисером вечернего платья, которое было почему-то надето на Элис. Она обычно не демонстрировала подобные модели. Внезапно Жиль вспомнил зловещего молодого грека, явившегося на дневное шоу.

«Элис идет с ним», – удивленно подумал он. Раньше она всегда избегала свиданий с клиентами и вела себя сдержанно и отстраненно.

В следующую секунду он сказал себе, что все модели имеют любовные интрижки с клиентами. Не его дело, как Элис проводит свои вечера.

Все же Жиль помедлил у двери. Платье было яркого едко-зеленого цвета, украшенное тысячами искрящихся стеклянных бусинок. Верх представлял собой свободно шнурованный корсаж, переходящий в укороченную прямую юбку, которая заканчивалась бисерной бахромой. Платье казалось чисто голливудским, скорее театральным костюмом, чем моделью высокой моды. Кое-что Руди заимствован, сознательно или нет, у американского дизайнера Боба Макки, который создавал одежду для кинозвезд и рок-певцов.

Жиль надеялся, что Руди понимает, что делает, одалживая манекенщице на вечер этот наряд. Зеленое платье было невероятно дорогим, потому что бисерная вышивка делалась исключительно вручную. По стоимости вечернее платье можно было бы сравнить с хорошим норковым манто.

Конечно, существовала в домах моды давняя традиция наряжать ведущую манекенщицу в какую-нибудь коллекционную вещь, если важный клиент желал провести с ней вечер. Кутюрье оказывал услуги своим самым богатым и влиятельным покупателям, а греческий миллионер, без сомнения, входил в их число. Но, Боже мой, какая будет потеря, если что-нибудь случится с этим платьем!

Жиль заставил себя отвернуться. То, что делает Руди, касается только его самого. В конце концов, появление Элис в этом платье в одном из лучших парижских ночных клубов сделает Руди такую рекламу, которая окупит известный риск такого шага. Жиль проголодался и был озабочен тем, как бы поскорее добраться домой. Как скверно ни чувствовала себя Лизиан, будучи хорошей женой, она всегда готовила к его приходу отменный ужин.

Жиль надел мотоциклетный шлем и поспешил к боковой двери. Ему не терпелось увидеть жену.


Элис лишь мельком видела проскользнувшую в дверях фигуру Жиля. Но и этого было достаточно, чтобы заметить выражение его лица. Колючий взгляд Жиля заставил ее съежиться.

– Элис, почему ты дрожишь? – Руди положил ладонь на колено манекенщицы, чтобы успокоить девушку. – Мне не удастся закончить с этой юбкой, пока ты так дергаешься, – пожаловался он.

Элис смотрела в опустевший дверной проем.

– Пожалуйста! – Руди слегка похлопал ее по бедру. – Стой спокойно или мне не справиться.

Это все из-за этого платья, с досадой подумала Элис. Она не смогла убедить Руди в том, что ей не идет это зеленое вечернее платье. Она выглядит в нем вызывающе и нелепо.

– Чего ты боишься? – спросил Руди. – Послушай, Нико Паллиадис настоящий джентльмен, как его отец и Али Хан, его хороший друг. – Он схватил несколько булавок и засунул их себе в рот. – Неужели ты не слышала об Али Хане? Он женился на великолепной кинозвезде Рите Хейворт. – Несмотря на булавки, он издал беспокойный кудахтающий звук. – Подумать только, я делал одежду для матери Нико и его теток! Неужели я отпустил бы тебя на ужин с извращенцем и насильником?

Руди по-своему понимал причину ее беспокойства. Молодой наследник Паллиадиса был богат. Прелестная Элис – бедна. Она беззащитна, бедняжка. Слишком многое поставлено на карту.

– Ну-ну, не волнуйся. Он уж позаботится о тебе, – сказал Руди успокаивающе. – Заметила, как он смотрел на тебя из зала? Ты увидишь, какой он очаровательный. Нико Паллиадис красивый, пылкий, настоящий атлет. Его фотографии во всех спортивных журналах. Он превосходный лыжник. Его приглашали в Клостерс на зиму с молодыми англичанами, с которыми он познакомился, когда учился в пансионе. Все эти капризные леди Арабеллы и вредные лорды Генри. И хорошенькие молодые принцессы.

Маленькие пухлые пальцы Руди скользили по платью, ловко и проворно закрепляя ткань.

– Разумеется, за ним тянется шлейф любовных побед, – продолжал он, – что касается женщин, здесь ему нет равных. Когда он был еще мальчиком, у него был роман с принцессой Кэтрин Медивани. Он не королевских кровей, но с такими деньгами и внешностью просто сводит всех с ума.

Элис смотрела на зеркальное отражение Руди, с трудом вникая в смысл его слов. Она и раньше слышала о молодых принцессах Медивани. Они не наделали столько шуму, как принцессы Монако, но ведь и Грейс Келли не приходилась им матерью. Принцесса Кэтрин Медивани ныне была замужем и имела маленьких детишек, но в свое время она засветилась во всех бульварных газетах, накачанная наркотиками и распластавшаяся по полу одного из парижских ночных клубов, стаскивала для фотографов свое бикини на пляже в Монте-Карло и переспала, как поговаривали, со всей французской футбольной командой во время европейских розыгрышей. Это и есть бывшая подружка человека, с которым она собиралась на ужин? Элис не могла не упасть духом при этой мысли.

– Нико Паллиадис, – жизнерадостно продолжал Руди, – обязательно позаботится о тебе, детка! Он будет очень добр с тобой. Он дарит также изумительные подарки всем своим избранницам.

Элис посмотрела на Руди, еле сдерживая смех. Она напомнила себе, что идет на это по собственной воле, а не польстившись на «изумительные подарки», и поэтому ей не на что жаловаться.

Руди одернул на ней атласную юбку, разглаживая ткань. Это вечернее платье было его любимым детищем из всей зимней коллекции. Папарацци, поджидающие «У Максима» или «Тур д'Аржан», не смогут устоять перед ним. Возможно, там даже окажутся фотографы из «Пари-матч» или британских «Куин» и «Вуменс вэа дейли», ведь праздники уже совсем не за горами.

Неожиданно он раздраженно воскликнул:

– Будешь ты стоять спокойно! Смотри-ка, я уколол себе палец! Даже кровь пошла.

– Ой, Руди, прости меня. – Элис поняла, что ей придется умерить свое волнение, иначе она испортит себе весь предстоящий вечер.

Руди засунул палец в рот.

– Послушай, Элис, дорогая, – произнес он более сдержанно, – тебе нечего бояться. Греческие миллионеры вовсе не варвары. Они совсем не такие, как представляют их себе американцы.

Девушка разглядывала свое тройное отражение в зеркалах примерочной комнаты. На Айрис зеленое платье смотрелось изысканно и утонченно, а на худенькой фигурке Элис оно выглядело слишком провокационно – слишком открытым, а она ровным счетом ничего не знала о мужчине, с которым собиралась встретиться. Она хотела одолжить черный бархатный вечерний наряд Жиля, который выгодно подчеркивал белизну ее кожи и яркие волосы. Вместо этого на ней было ярко-зеленое платье, придающее ей сходство с рок-певицей. Пышные волосы огненным ореолом обрамляли ее белое лицо. Синие глаза, все еще обведенные фиолетовыми тенями после дневного показа, казалось, принадлежали духу смерти. Окупятся ли ее старания? Какая в конечном счете будет цена, которую так или иначе придется заплатить за свой гнев? И за месть.

– Это все нервы! – пробормотала она в свое оправдание. – Вообще-то я не боюсь.

– Нервы? Постарайся расслабиться. – Руди усмехнулся и отошел на несколько шагов, чтобы оценить проделанную работу. – Постарайся очаровать его, Элис. Пойми, его семье принадлежат все деньги мира. – Он думал, что это успокоит ее. – Во время Депрессии старый Сократес Паллиадис сначала купил одно старое грузовое суденышко, затем второе, потом третье. Когда к власти пришел Гитлер, у Паллиадиса было уже достаточно старых ржавых посудин, чтобы сколотить состояние.

Откуда ей знать, что правильно, а что нет? Элис размышляла, разглядывая сверкающее платье, отражавшееся сразу в трех зеркалах примерочной. Она бросила все, когда приехала в Париж, чтобы учиться музыке, но оказалось, что она сделала ошибку. Спустя два года она потерпела сокрушительное поражение. Вердикт Сорбонны звучал убийственно: обладает некоторым талантом, но недостаточным для поощрения.

Она впала в полное отчаяние и находилась почти на грани самоубийства. «Ты сама вырыла себе яму. Всему виной твое упрямство. Ты никогда не думаешь, прежде чем что-либо сделать, и не желаешь прислушиваться к добрым советам». Это был, конечно, Роберт. Но она ни о чем не жалела; если бы она прислушивалась к «добрым советам», то до сих пор жила бы в аду.

Руди продолжал свои рассуждения о греках.

– Ниарчос, Гуландрис, Ливанос – все они пережили ужасающие трагедии. – Он вздохнул. – Ари Онассис потерял своего единственного сына в авиакатастрофе и помешался от горя. Ставрос Ниарчос, судя по всему, убил свою жену. По крайней мере, дочь Ари, Кристина Онассис, считала, что так оно и было. – Он сложил булавки в маленькую пластиковую коробочку и с треском захлопнул ее. – Старший сын Сократеса Паллиадиса разбился на самолете во время авиашоу. Мальчики стояли в толпе и видели, как их отец взрывается в огненных клубах. – Он потряс головой. – Я видел это по телевизору. Ужасное зрелище!

Он медленно поднялся на ноги.

– Говорят, старый Сократес – настоящий дьявол. Заставил внуков работать на танкерах, чтобы они познакомились с жизнью. В итоге младший Паллиадис погиб во время одного плавания. За другими греками такого не водится. Они лелеют своих детей. Но старый Паллиадис уроженец Пелопоннеса. Он гордится своим спартанским воспитанием.

Руди вздохнул, встретив отрешенный взгляд Элис.

– Детка, ты не обязана ложиться с ним в кровать, – сказал он. – Если не хочешь, можешь ответить отказом. И тогда никто не упрекнет тебя в безрассудстве. – Он сделал паузу, чтобы наклониться и поднять с ковра булавку. – Но, пожалуйста, сохраняй дипломатию. Паллиадисы хорошие клиенты.

Руди Мортесьер вел себя очень мило. Зеленое платье было одним из лучших в его зимней коллекции. Но мимолетное появление Жиля оставило в ее душе горький осадок. Презрение в глазах Жиля Васса было адресовано ей, Элис понимала это. Жиль знал, куда ока отправляется вечером. И кто ее будет сопровождать.

– Ты все поняла, детка?

– Да, я все поняла. Он… поведет меня ужинать. – Элис старалась выглядеть спокойной и уверенной. – Остальное зависит от меня.

Но через минуту она почувствовала еще большее волнение. Все, что рассказывал Руди о греческих судовых магнатах, было правдой: и мрачный драматизм их судеб, и безмерная расточительность, и яхты с бесценными полотнами старых мастеров в каждой каюте, и собственные острова в Эгейском море, куда они вкладывали миллионы долларов, даже женщины, на которых они женились, – все было точно из арабских сказок «Тысяча и одна ночь».

Руди тем временем уже рассказывал о Жаклин Кеннеди и грязном потоке сплетен, обрушившемся на нее, когда она вышла замуж за Аристотеля Онассиса. Американская автомобильная наследница Шарлотта Форд, выскочившая за Ставроса Ниарчоса после его скоропалительного развода, заимела от него ребенка, после чего быстро разорвала с ним отношения и тот заново женился на своей первой супруге. Прекрасная Элиза Мак-Элвени Паллиадис, из семьи ирландских пивозаводчиков, которую оставил вдовой Коста Паллиадис, превратилась в алкоголичку и доживает свои дни в полном одиночестве.

На секунду Элис почувствовала себя так, будто очертя голову падает в бездну. Заявить, что собираешься завести любовника, было одно. Совсем другое – действительно сделать это. Уверена ли она, что эту роль должен сыграть Николас Паллиадис? Однако в следующее мгновение ей пришло в голову, что лучшей кандидатуры нельзя и придумать. Гоняющийся за юбками греческий плейбой! Такая новость долетит до Нью-Йорка за рекордные сроки.

В дверях появился ночной портье Мортесьера.

– Мсье, большая машина ожидает у входа.

– Черт, вот и он! – Руди схватил зеленое пальто из атласа со стула и набросил его на плечи Элис.

– Помни, – сказал он, провожая ее до дверей, – если тебе потребуется сказать ему «нет», будь тактична.

Они шли по коридору, портье поспешил вперед, чтобы распахнуть перед ними входную дверь.

– Считайся с бизнесом Мортесьера, умоляю тебя.

Элис запахнула полы зеленого атласного пальто.

– Тебе придется дать мне немного денег, Руди. – Она не любила просить взаймы, но у нее оставались последние пятьдесят франков. – Хотя бы на такси. Просто на всякий случай.

Он порылся в карманах и, вложив ей в руку несколько купюр, прошипел в самое ухо:

– Он красивый. Богатый. Могущественный. Не опозорь меня!

На улице по-прежнему шел густой снег. На фоне ночного неба хлопья были невидимы, пока не попадали в освещенное поле под лампами у подъезда Дома моды Мортесьера. Тогда они превращались в медленно кружащиеся в танце лоскутки прозрачных кружев. Сверкающий длинный лимузин марки «Мерседес-Даймлер» был припаркован у тротуара. Прежде чем одетый в униформу шофер на переднем сиденье успел пошевельнуться, мужчина в смокинге рывком распахнул заднюю дверь и выскочил наружу.

Из-за снегопада и тусклого освещения Элис с трудом рассмотрела вьющиеся черные волосы, припорошенные белыми снежинками, черные глаза, шелковый черный смокинг и белоснежную рубашку. Николас Паллиадис открыл перед ней дверь «Даймлера» с каким-то особенным уверенным изяществом.

Внезапный порыв ветра распахнул полы атласного вечернего пальто, и холодный воздух коснулся разгоряченного тела Элис. У нее перехватило дыхание. Или это была реакция на мужчину, открывшего дверцу лимузина?

Только сейчас Элис почувствовала, что то, что она делает, может быть опасно. Она заметила, что при виде ее глаза Николаса Паллиадиса слегка расширились. Под распахнувшимся пальто сверкнуло расшитое бисером платье, пронзая ночь холодными зелеными искрами, походившими на огоньки светлячков. Неистовый северный ветер разметал гриву огненно-рыжих волос и хлестал ими ее по лицу.

Мужчина в вечернем костюме, предупредительно державший дверцу лимузина, ждал, ничем не проявляя своего нетерпения. Однако взгляд его заставил Элис еще раз подумать, не совершает ли она сейчас ошибку, приняв его приглашение. Ибо в черных горящих глазах Николаса Паллиадиса безошибочно угадывалось неукротимое желание.

4

Внутренняя отделка сделанного на заказ «Мерседеса-Даймлера», принадлежавшего Николасу Паллиадису, была выполнена в серебристо-серых тонах. Два телефона, один – для переговоров с шофером, другой – для внешнего общения, висели над великолепно оборудованным баром в стиле арт-деко. Отделанный серебром телевизор был встроен в изголовье переднего сиденья, рядом висел плед из шиншиллы, такой же серебристо-серый, как и все остальное.

Элис устроилась на своем месте, подавляя рвущийся наружу истерический смех. Она слышала о подобных лимузинах, но ей никогда не приходилось ездить на них.

«Даймлер» свернул с авеню Монтень и притормозил у первого светофора. Элис слегка вздрогнула, когда ее спутник наклонился вперед и достал из серебряного ведерка в баре бутылку шампанского. Он плеснул немного в хрустальный бокал и молча протянул его своей спутнице. Лицо его при этом сохраняло мрачную сосредоточенность. Элис осторожно взяла бокал, стараясь держать его подальше от взятого напрокат платья. Краем глаза она видела, что напоминающий дикую кошку Николас Паллиадис внимательно рассматривает ее. Наконец после несколько затянувшейся паузы он изрек:

– Вы выгладите восхитительно.

Элис промолчала. Она до сих пор была так возбуждена предстоящим, что руки ее дрожали. Ей было трудно смотреть на этого мужчину, чьи черные глаза оценивали ее, как дорогую вещь, которую он только что приобрел. Она через силу сделала глоток и не испытала никакого удовольствия от вкуса превосходного шампанского.

«Есть женщины, – пыталась урезонить себя она, борясь с нараставшим в ней напряжением, – которые регулярно проделывают это, не испытывая никаких эмоций. Если я не буду держать себя в руках, то испорчу вечер еще до того, как он успеет начаться».

В машине было слишком жарко: обогреватели работали на полную мощность. Звучала стереофоническая запись французского хард-рока. Элис почувствовала слабый запах мужского одеколона – тонкий и изысканный аромат.

По ее коже пробежали мурашки. В закрытом салоне лимузина было невозможно избавиться от ощущения тревоги, которую вызывало в ней присутствие этого человека. Он сидел, закинув ногу на ногу, складка на его брючине была остра, как нож. Несмотря на утонченную элегантность, от него исходил какой-то первобытный животный магнетизм.

Что ей теперь делать? Она размышляла, сжимая пальцами бокал с шампанским. Раньше ей никогда не приходилось играть подобную роль. Может быть, ей нужно быть кокетливой? Оживленной? Напустить на себя немного таинственности? И в первый раз в своей жизни ей нужно казаться соблазнительной, неотразимой, абсолютно доступной, проявить все те качества, которые в действительности не были ей присущи. Но как трудно понять правила игры, в которую играешь впервые!

Элис украдкой бросила на него взгляд. Длинные, с отличным маникюром пальцы покоились на колене. Внезапно ее охватило волнение. Нет, не время сейчас думать о том, как эти руки станут прикасаться к ней, раздевать, ласкать ее. Все это не заставит себя долго ждать.

Неожиданно она заметила у основания его большого пальца маленькую полустертую голубую татуировку в виде якоря. Сердце Элис замерло в груди. Она вспомнила, как Руди Мортесьер говорил, что внуки Паллиадиса служили вместе с греческими моряками на фамильных нефтяных танкерах.

Нет, это выше ее сил! Зря она согласилась провести с ним этот вечер. Несколько капель шампанского упали на бесценное творение Руди, но это теперь ей было безразлично. Она сидела неподвижно, не в силах пошевельнуться. В голове промелькнула мысль заставить его остановить машину и убежать.

– Вы замерзли? – в ровном голосе Николаса Паллиадиса слышался явный американский акцент. Он протянул ей плед из шиншиллы. – Не желаете?

Элис покачала головой. Ее шея и грудь были уже влажны от пота, вряд ли она нуждалась в меховом покрывале.

Нет, она не будет просить его остановить машину. Она должна испытать все до конца. Решение принято, и она не собирается отступать. Она помнила о людях, которые преследовали ее. «Надеюсь, они не допустят промашки, – подумала Элис. – В противном случае мне вряд ли хватит мужества повторить все заново!»


Они ехали по Елисейским полям. Рождественские гирлянды из золотых фонариков висели на деревьях. Было около девяти часов вечера – время ужина. Тротуары перед магазинами и ювелирными лавками, которыми славятся Елисей-ские поля, кишели спешащими по домам парижанками и туристами, приехавшими в город на праздники. Ослепительно белый слой снега, покрывавший крыши домов, казался искусственным, точно декорации к фильму Уолта Диснея.

Однако Элис хорошо знала, что жизнь в Париже меньше всего напоминала очаровательный диснеевский фильм. Она откинулась на спинку сиденья, наблюдая, как за окном вихрем проносится город, жестокий, безжалостный для таких, как она. Цены и конкуренция невероятно высоки, в этом она имела возможность убедиться на собственном опыте. Модели домов моды зарабатывали так мало, что едва могли свести концы с концами, тем не менее существовало огромное количество молодых красивых девушек, готовых в любой момент отбить у них работу.

Элис вглядывалась в мелькавшие кварталы сквозь затемненные стекла лимузина, гадая, куда они направляются. Николас Паллиадис поднял телефонную трубку и сказал что-то шоферу по-гречески. Снег все еще кружился над городом. Париж не вязался в представлении Элис с зимой; это время года всегда напоминало ей детство, проведенное в Новой Англии. Бесконечно длинные вермонтские зимы, когда ей было восемь лет, потом девять, потом десять, глубоко врезались в ее память. Школа, где она оставалась на ночь, изводя себя слезами, перед тем как уснуть. Тоскливые пробуждения на восходе, чтобы вместе с другими девочками отправиться в душевые. Потом построение перед завтраком. Перед походом в церковь. Перед началом классных занятий. Жизнь в пансионе совсем подавила маленькую Элис, чье единственное желание было находиться рядом со своей матерью. Она до сих пор не могла забыть чувство одиночества и безмерную тоску тех лет.

Ей говорили, что школа сделает ее выносливой и независимой, привьет ей все необходимые навыки для жизни в обществе. Однако Элис понимала, что это были обыкновенные отговорки. Большинство учеников находились в том же положении. Их родители заново вступили в брак, завели новые семьи и теперь стремились избавиться от своих детей как от досадных помех их счастью. Вот в чем была настоящая причина их обучения в закрытом пансионе.

По воскресеньям, которые Элис просиживала в приемной комнате в ожидании кого-либо из родных, как правило, появлялся Роб. Он один навещал ее, приезжая на такси из училища, чопорный, высокомерный, этакий юноша-старичок, в серой тройке и слишком большой шляпе.

«Даймлер» резко затормозил. Николас Паллиадис отреагировал мгновенно – схватил трубку телефона и что-то рявкнул шоферу. Мимо промчалась «Скорая помощь», завывая сиренами и мигая огнями. От сильного толчка Элис едва удержалась на месте. Николас Паллиадис быстро протянул руку, желая удержать.

– Вы в порядке?

Она кивнула, не в силах выговорить ни слова.

– Это платье вам к лицу. – Николас бросил на нее таинственный взгляд. – Оно очень идет к вашим волосам. – Помолчав, он добавил: – Это ваш естественный цвет?

Элис хотела было рассмеяться в ответ, но вовремя вспомнила, что она всего лишь никому не известная модель в Доме моды, а этот мужчина, пригласивший ее на ужин, наследник могущественной судовладельческой компании.

– Да, естественный. – Это не было ложью. Ей очень хотелось съязвить, что, мол, не стоит беспокоиться – он получит все сполна за свои деньги. – Оттенок лишь… подчеркнут… слегка. – К своему неудовольствию, Элис почувствовала, что краснеет.

Заметив ее смущение, Николас прищурил темные глаза.

– У вас очаровательная грудь, – наконец произнес он. – Она тоже «слегка подчеркнута»?

Элис стала терять терпение. Сначала волосы, теперь ее грудь?

– Я… я не совсем вас понимаю.

– Да нет же, вы все отлично понимаете. – Его циничный взгляд остановился на тонкой полоске белой кожи над шнуровкой ее платья. – Модели обычно плоскогруды, как мальчишки, а вас природа щедро одарила.

Элис с опаской посмотрела на него. Сказать, что он был груб, подозрителен и невероятно бесцеремонен, означало бы безбожно польстить ему. Впрочем, уже одна фамилия Паллиадис говорит о многом.

Вблизи Николас не выглядел таким уж красавцем, отметила про себя Элис. Она открыто разглядывала его, пока он подливал себе еще шампанского. Его нос решительно кривоват, словно у профессионального боксера, полуприкрытые глаза неуловимы, скрытны. Они совсем не нравились Элис. А его рот…

В этот момент он повернулся, и их глаза на мгновение встретились – его, черные, тлеющие огнем, и ее, испуганные, широко открытые. И Элис поняла одну странную, ошеломляющую вещь – Николас Паллиадис смущен и удивлен не меньше, чем она.

Они одновременно отвели свои взгляды.

Элис внезапно испугалась. Это была ее идея, ее смелый план, но все происходило не так, как она предполагала. В этом греке было нечто такое, что никак не укладывалось в ее представление о нем.

Элис поспешно повернулась к окну. Как она могла, поддавшись порыву, решиться на такой шаг?! О чем она только думала? Элис чувствовала, что разыгрывается какой-то сценарий, а она не знает своей роли в нем. Этот мужчина с тяжелым взглядом оказался явно не тем, за кого она его принимала.

Машина повернула на рю де Риволи там, где улица переходила в рю де Фобор, мимо «маленькой Богемии», и обогнула Бастилию. Хотя этот район был достаточно фешенебельным, он, конечно, не шел ни в какое сравнение с местами, где находились «Тур д'Аржан» и ресторан «У Максима», куда, по предположению Руди Мортесьера, они должны были направиться.

– Мне наполнить ваш бокал? – услышала она тихий голос.

В эту минуту «Даймлер» замедлил ход у стоянки напротив сияющей синим и красным светом неоновой надписи, гласившей: «Старая Русь». Похоже, они очутились в каком-то переулке. Здесь вряд ли можно было встретить фотографов и представителей светского общества, вообще кого-нибудь, кто бы интересовался высокой модой.

– О'кей, – сказал Николас Паллиадис и убрал бутылку в бар. – Мы уже на месте.


Ночной клуб назывался «Старая Русь». Это само по себе говорило уже о многом. Их приветствовал старший официант, почему-то одетый как казак. Название клуба никак не сочеталось с его внутренним убранством. Свет неоновых трубок, обилие белого пластика и мебель, обшитая красной атласной тканью с кисточками, никоим образом не перекликались в представлении Элис с Русью.

Старший официант – его с трудом можно было наградить титулом метрдотеля, – видимо, был хорошо знаком с Николасом Паллиадисом. Он быстро провел их к столику, расположенному прямо у танцевальной площадки.

Элис скептически огляделась вокруг. «Старая Русь» не носила такого отпечатка экзотики, как другие подобные бистро в Париже: «Доминик» на рю Бреа или «Русский Павильон» на Франсуа-Премьер. Однако хорошо одетых туристов из Центральной Европы, которые здесь шумно наслаждались жизнью, этот факт совершенно не коробил.

Бутылка шампанского поджидала их в огромном серебряном ведре вместе с открытой оловянной посудиной внушительных размеров, наполненной белужьей икрой поверх слоя колотого льда, по какой-то необъяснимой причуде окрашенного в розовый цвет, в тон скатерти. По тому, как суетились вокруг их столика официанты «Старой Руси», было очевидно, что Паллиадис здесь почетный посетитель. Элис неожиданно поняла, отчего он не повез ее «К Максиму» или в любое другое фешенебельное заведение – там они оказались бы на виду, а ему этого не хотелось.

Неожиданно появился ансамбль балалаечников, почему-то одетых в какую-то немыслимую военную форму с блестящими эполетами. Музыканты поклонились и заиграли задушевную мелодию известного русского романса.

Элис глядела на розовый лед под толстым слоем черной икры. «Старая Русь», несомненно, была местом, куда можно отправиться, не желая попадаться на глаза кому-нибудь из знакомых. Например, когда у тебя назначено сомнительное свидание.

Она не сердилась. Но в то же время ее не приводило в восторг и все происходящее. «Попалась в собственные сети», – подумала она. Это было странное ощущение.

Официант в казачьем костюме вытащил из ведерка бутылку сухого «Моэт и Шандон», готовясь открыть ее. За соседним столиком веселилась большая группа шведских туристов в вечерних костюмах, они шумно праздновали день рождения своего товарища. К столику Николаса проследовал строй официантов, церемонно несших первое блюдо ужина: дымящийся борщ в глиняных мисках.

Николас Паллиадис взялся за ложку.

– Ужасно, что манекенщицы так загружены работой, – сказал он, – и получают так мало денег. – Выражение на его лице при этом было безмятежным, слегка скучающим.

Элис поглядела на него. Сочувствие Николаса Паллиадиса к низкооплачиваемым моделям домов высокой моды сильно уязвило ее, неожиданно для нее самой. Он, вероятно, думает, что вечер, проведенный в третьесортном клубе с разномастной публикой, является пределом всех ее мечтаний. Она посмотрела на татуировку на его руке, пока он поднимал бокал с вином.

Неожиданно в ее сознании возникла яркая картина обнаженного стройного мужского тела. Элис была поражена. Что с ней происходит? Отчего ее воображение проделывает такие трюки? Элис сделала большой глоток холодного шипучего вина.

Что-то твердое коснулось ее губ, затем звякнуло о стекло. Она заглянула в хрустальный бокал с шампанским.

В ее жизни были моменты, когда события внезапно приобретали необычно четкие очертания. Над Атлантикой, по дороге в Париж, она взглянула вниз, на бесконечную серую поверхность океана и почувствовала, что в этот момент вся ее жизнь озарилась чудесной вспышкой; то был конец всему старому, от чего она бежала, и начало нового. Там, в небе, на высоте тридцати тысяч футов, она поняла, что запомнит этот момент на всю жизнь.

Теперь, когда она извлекла из бокала кусочек платины, усыпанный бриллиантами, она испытала то же странное чувство, однако по иным причинам.

Элис положила серьгу на розовую атласную скатерть рядом со своей тарелкой. Она не была удивлена; подарок, который она только что выудила из бокала, вполне гармонировал с атмосферой безвкусного ночного клуба, оловянной посудой с белужьей икрой и реками шампанского, которые Николас Паллиадис пытался влить в нее весь вечер. Предполагалось, что она будет в восторге от всего этого.

Элис медленно подцепила вилкой вторую серьгу из бокала, не в силах заставить себя поднять глаза на мужчину, сидевшего напротив и внимательно наблюдавшего за ней.

Официант преподнес ей бокал сухого «Моэт и Шандон» с парой бриллиантовых серег на дне. Всего лишь показной жест, которого вполне можно было ожидать от такого человека, как Николас Паллиадис. Любопытно, спровадил бы он ее на такси без серег, если бы она отвергла его предложение?

Она не собиралась разочаровывать его – вот в чем суть. Из-за этой нелепой ситуации ей хотелось хохотать. Однако Элис понимала, что греческий судовладелец ожидает от нее совсем другой реакции.

Серьги представляли собой грушевидной формы платиновые подвески с двумя желтоватыми бриллиантами около двух каратов каждый. Отличный подарок на свидание с певичкой из ночного клуба или пробивающейся к вершинам славы молодой актрисой. Наконец, для плохо оплачиваемой манекенщицы из Дома моды. Элис прикинула их цену – две-три тысячи долларов. Конечно, не так дороги, как платье, что было на ней.

– Возможно, мне стоило выбрать аметисты. – Николас внимательно смотрел на Элис; к ее удивлению, его голос звучал довольно нерешительно. – Чтобы они гармонировали с вашими глазами. Вы знаете, они необычайного цвета.

Элис понимала, что ей следует поблагодарить за подарок или хоть что-нибудь ответить. Даже официант-казачок стоял рядом с выжидающим видом.

– Они… – Элис подыскивала подходящее слово. – Они очень милые.

– Милые? – Он нахмурил черные брови. – Они больше чем милые. Я сам выбирал их.

Элис не могла смотреть на него. Смех разбирал ее.

– Я… я не знаю, что вы хотели бы услышать.

– Говорите правду. – Теперь он заметил ее настроение, и это ему не особенно нравилось. – Мы оба знаем, что мужчинам нужен секс, – процедил он сквозь зубы, – а женщинам деньги. Возможно, вы бы желали что-нибудь еще к этому? Браслет? Кольцо?

Боже милостивый, да он просто ужасен, изумилась она. Он из тех, кто ставит красивых женщин в один ряд с хорошим вином и дорогими машинами. Одно из удовольствий, которое можно купить. Она была знакома с этим типом людей.

Элис потупилась и стала рассматривать розовую скатерть, не зная, как дальше вести себя. Николас Паллиадис был не просто невыносим, он принадлежал как раз к тому сорту людей, от которых она бежала, ничуть не отличавшихся от шантажистов, чьи голоса звучали в ее телефонной трубке, от тех, кто хотел заманить в ловушку и заточить ее в тюрьму. Люди, которые добивались своего, не остановятся ни перед чем.

– Серьги очень милы. – Она понимала, что должна тщательно следить за своими словами, жестами, выражением лица. Он тоже оказался врагом. – Соответствуют своему назначению.

– Соответствуют своему назначению? – Николас поджал губы. – Это очень хорошие серьги. Бриллианты настоящие. Мне показалось, что они вам пойдут.

Казачок убрал борщ, к которому Элис так и не притронулась. Теперь им несли с не меньшей торжественностью шашлык: куски баранины, лук и помидоры, нанизанные на шампуры. Официанты выстроились вокруг стола в виде почетного караула, а балалаечники дружно грянули известную русскую мелодию «Полюшко-поле».

– Не нужно было делать таких… дорогих подарков. – Элис пришлось повысить голос, чтобы он услышал ее.

Паллиадис не обращал внимания на происходившее вокруг него действо.

– Я не привык получать удовольствие от женщины, не вознаграждая ее за это. – Не обращая внимание на ее изумленный взгляд, он мрачно продолжал: – Я очень богат, вы, несомненно, об этом знаете. – Николас поднял указательный палец. – Наденьте их. Я хочу посмотреть, как они выглядят.

Элис медленно вытерла серьги о салфетку.

Это уже не смешно. Они вступили в противоборство, и преимущество на его стороне. Что стоят его высказывания! «Я не привык получать удовольствие от женщины, не вознаграждая ее за это…» или «мужчинам нужен секс, а женщинам – деньги»… Гнев закипал в Элис, и она не могла справиться с ним. Это что, личная его философия? Или он вычитал это в какой-то книжке?

Элис сдержалась, призвала себя к благоразумию и послушно надела серьги. На фоне ее белоснежной кожи подаренные Николасом серьги выглядели очень эффектно.

– Не продавайте их, – коротко бросил Паллиадис. – В любое время, когда вам потребуются деньги, я выкуплю их у вас.

Элис удивилась этим словам, но странная фраза была в духе Николаса Паллиадиса.

Официанты суетились вокруг стола, сервируя горячее. Элис с опаской следила за ними: русская кухня не входила в число ее любимых.

– Вам не придется их выкупать, – тихо ответила она. – Я их не продам.

Черные крылья его бровей выгнулись вновь.

– Не зарекайтесь. Знаю, как хозяева домов моды обращаются с вами, обычными манекенщицами.

Элис положила вилку на стол и мысленно сосчитала до пяти.

– Руди Мортесьер всегда хорошо относился ко мне, – произнесла она ровным голосом. Этот мужчина был просто невозможен. – Мне действительно не на что жаловаться. – Она не могла позволить, чтобы какие-то слова недовольства просочились назад к Мортесьеру. – Руди очень великодушен. Он одолжил мне это платье на вечер.

– Великодушие Руди очень просто объясняется. – Николас саркастически улыбнулся. – Для него это хорошая реклама.

Элис сдалась. Паллиадис пожелал лучшую модель Мортесьера, что подразумевало красивое платье и приглашение на ужин, но взамен не дал ему никакой возможности делать рекламу своему имени. Наблюдая, как Николас разрезал шашлык на мелкие кусочки, быстро и аккуратно, Элис почувствовала приступ неприязни к этому человеку. Ее расчеты приобрести могущественного союзника в лице греческого судовладельца не оправдались. Ей показалось, что вечер окончательно испорчен.

– Вы довольны, что работаете у Мортесьера? – спросил Паллиадис, не поднимая головы.

Элис едва услышала его, увлеченная приятными мыслями о том, как хорошо было бы поставить на место злобного и капризного греческого плейбоя.

– А дизайнер, – добавил он, – Жиль Васс. Ему тоже нравится работать на Руди?

Элис с трудом отвлеклась от размышлений об орудиях пыток, которые мысленно готовила Пал-лиадису.

– Какое отношение к этому имеет Жиль?

– В каких отношениях дизайнер Жиль Васс с Руди Мортесьером? – Николас выглядел раздраженным. – Существует там какая-то связь? Достаточно крепкая, чтобы удерживать Васса при Мортесьере? Они любовники?

Любовники? Элис впервые об этом слышала.

– По правде говоря, мне кажется, что Руди действует Жилю на нервы. Жиль молод, талантлив и очень честолюбив. А Руди…

Она остановилась, внезапно задавшись вопросом, не имел ли Николас Паллиадис скрытых мотивов, приглашая ее на ужин. У каждого дизайнера в Париже есть свои осведомители. Дома моды ревниво охраняют свои секреты.

Паллиадис сделал знак удалиться чрезмерно внимательному официанту.

– Вы совсем не притронулись к ужину, – заметил он.

Элис посмотрела на свою тарелку.

– Я не голодна.

Николас Паллиадис внезапно бросил салфетку на стол.

– Тогда пойдем.

Он поднялся и, даже не попросив счет, кинул на стол толстую стопку франковых купюр.

Этот широкий жест послужил сигналом для старшего официанта, который мигом очутился рядом, держа зеленое пальто Элис. Эскадрон официантов-казаков столпился вокруг. В сопровождении ансамбля балалаечников, провожавших их, они вышли на улицу.

Шофер ожидал их. Он выскочил из лимузина и, утопая по лодыжки в снегу, поспешил открыть дверцу. Балалайки заиграли «Очи черные», когда Элис скользнула на заднее сиденье.

Шофер захлопнул дверь и, оставляя на тротуаре цепочку следов, занял свое место. Николас Паллиадис поднял серебряную трубку телефона.

– Авеню Фош, – отдал он распоряжение.

Элис повернулась на сиденье и смотрела назад, пока «Даймлер» медленно и плавно тронулся от «Старой Руси». Музыканты стояли на тротуаре, с воодушевлением продолжая играть, несмотря на непогоду. Николас Паллиадис, вне всяких сомнений, хорошо заплатил им за такое усердие.

Пока машина набирала скорость, Элис подумала, что ансамбль балалаечников уже не в первый раз стоит вот так же, на тротуаре, исполняя свои романтические русские мелодии для Николаса Паллиадиса и его красивых партнерш по ужину.

Впрочем, хоть роль Элис и не так заучена и отработана, как у Паллиадиса, она тем не менее тоже вела свою игру.

«Не думай об этом», – сказала она сама себе, пока машина уносилась в снежную ночь.

5

Авеню Фош, куда велел их отвезти Николас Паллиадис, была самой элегантной улицей в Париже, а фактически и во всей Европе. От Триумфальной арки до бульвара Ланн на ней селились самые аристократические семьи мира: принц и принцесса Полиньяк, несколько ветвей семейства Ротшильд, Бурбон граф Парижский, претендент на французский престол. Принцесса Монако Каролина держала здесь роскошную резиденцию, которую облюбовала еще ее мать, бывшая кинозвезда Грейс Келли. Даже пресловутый миллиардер, греческий судовой магнат Сократес Паллиадис еще перед началом Второй мировой войны купил квартиру в доме под номером 29.

На улице было тихо и бело от падавшего снега. Николас Паллиадис быстро провел Элис от лимузина к одной из роскошных построек девятнадцатого столетия. Охранник, скучающий в роскошном холле, пропустил их в маленький изящный футляр латунного лифта, который вознес их на верхний этаж дома. Почтенный слуга в одежде, напоминавшей униформу корабельного стюарда, распахнул дверь в просторную квартиру, залитую тусклым светом, и тут же осмотрительно исчез.

Элис оглянулась. Холл с мраморным полом вел в большую мрачноватую гостиную, украшенную хромом и стеклом в стиле модерн сороковых годов. Темная облицовка из красного дерева покрывала потолок и стены.

Николас Паллиадис снял с плеч девушки легкое пальто и бросил его на кресло, обитое коричневым бархатом.

– Эта квартира принадлежит моей семье более пятидесяти лет. – Он хмуро огляделся вокруг. – Она немного старомодна.

Слова «немного старомодна» вряд ли давали точную характеристику квартире, внутренняя отделка которой напоминала интерьер первоклассного океанского лайнера тридцатых годов. Высокий панельный бордюр из полированного алюминия опоясывал комнату. Под ногами лежал ковер с коричневым и цвета беж геометрическим рисунком. На темные полированные панели хромированные светильники отбрасывали рассеянные пятна света. В те годы, когда оформлялась эта комната, морской арт-деко был, несомненно, последним словом моды, подумала Элис. По крайней мере в кругу людей, наживавших свое состояние на судостроении.

Элис зябко повела обнаженными плечами, щедро открытыми сверкающим платьем Мортесьера. Чем дальше, тем больше она чувствовала себя загнанной в угол. «Это ненадолго, – с отчаянием подумала она. – Час или около того». Она не рассчитывала продержаться дольше.

Николас Паллиадис сделал несколько шагов, чтобы отдернуть коричневые бархатные портьеры, закрывавшие окна в дальнем конце гостиной. Бархатная ткань разошлась в стороны, и через огромные окна открылась панорама ночного Парижа.

Элис невольно застыла на месте, залюбовавшись зрелищем знаменитого Города Огней. На переднем плане – освещенные прожекторами причудливые силуэты Трокадеро и дворца Шайо, за ними мерцающая в свете уличных фонарей зимняя Сена. Над всем возвышался кружевной призрак Эйфелевой башни, скрытый под таинственной вуалью кружащихся снежинок.

Николас повернулся к Элис. Его лицо оставалось в тени.

– Хочешь что-нибудь выпить?

Элис покачала головой. Она не могла больше пить; ее голова и так кружилась под действием шампанского.

– Что ж, хорошо, – сказал он.

Не отрывая от нее черных глаз, он развязал галстук и бросил его на кресло, где уже лежало ее вечернее пальто. Затем расстегнул верхние пуговицы рубашки.

Элис закрыла глаза. Она провела весь вечер в этом ужасном русском ночном клубе и, главное, вытерпела самого Николаса Паллиадиса. А теперь ей предстоит стать его любовницей. Ну что ж, она готова, но только при условии, что это не продлится больше часа или двух, иначе она просто не выдержит.

Через секунду, когда Элис открыла глаза, Паллиадис решительно направился в ее сторону. Она постаралась умерить дрожь, когда он остановился перед ней, высокий, излучающий силу, и положил руки ей на талию, привлекая к себе. Желание овладело им, она почувствовала это сквозь ткань его тонких брюк.

«Этого не избежать», – пронеслось у нее в голове, и она инстинктивно набрала в легкие воздух, склоняя голову.

– Ты прекрасна… – Его черные глаза в обрамлении длинных ресниц мерцали в полумраке гостиной.

Сильные пальцы, сжимавшие ее талию, заметно дрожали. Выражение его лица было исполнено страстным желанием, и это пугало ее.

– Я сошел с ума, – едва расслышала Элис его невнятное бормотание, – если решился на это. Но ты должна стать моей. – Он провел руками по ее волосам, и тяжелые огненно-рыжие пряди рассыпались по ее плечам. – Я подумал об этом сразу, как только увидел тебя сегодня на подиуме.

Элис стояла без движения, как статуя, внутренне убеждая себя в том, что все пройдет гладко, если только она не станет паниковать. Однако ее тревожил горячий напор Николаса Паллиадиса: такое поведение совершенно не вязалось с тем ее спокойным, циничным партнером по ужину, рассказывавшим ей про женщин и про то, что они способны сделать за деньги.

Он бросил на нее странный взгляд.

– С тобой все в порядке?

Элис была не в силах произнести ни слова. Она стояла, стиснутая в объятиях Паллиадиса, ожидая его поцелуев. Разве не это он намеревался делать?

Его руки приспустили узкие лямки платья с ее плеч.

– Такого со мной никогда не случалось, – пробормотал он тихо, словно разговаривая сам с собой. – Я никогда еще не терял голову.

Тяжелая, покрытая бисером ткань соскользнула, обнажив ее высокую грудь.

Николас жадно вглядывался в это совершенное творение природы. Казалось, у него недостает решимости прикоснуться к белоснежной коже Элис.

– Ты воплощение красоты. Неужели ты действительно существуешь? – Она понимала, что он не ждет от нее ответа. – Это пламя волос, белизна кожи!

Паллиадис провел кончиками пальцев по ее вздымавшимся грудям, пробуя на ощупь их нежную шелковистость.

Это прикосновение вывело Элис из состояния оцепенения. Она вздрогнула и отшатнулась от него.

– Боже, я испугал тебя! – Паллиадис еще крепче обнял ее. – Нет, нет, я не сделаю тебе больно. Тебе нечего бояться. – Его лицо омрачилось. – Кто-то плохо обращался с тобой? В этом дело?

Широко раскрыв глаза, сам не понимая, что с ней происходит в данную минуту, Элис могла лишь в смятении смотреть на него.

– Э, – начала она, – я…

Она не договорила.

– Нет, нет, это невозможно! Ничего подобного не могло произойти: ты выглядишь слишком невинно. – Он наклонил голову. Его теплый рот коснулся ее губ и прочертил влажную линию от щеки до подбородка и вновь назад, стремясь разомкнуть ее губы. – Мне бы не хотелось думать о чем-либо подобном, – прошептал он. – Это все испортило бы.

Элис видела прямо перед собой длинные ресницы Николаса, морщинки в уголках его глаз, завитки курчавых черных волос на лбу. Она почувствовала, как его тело затрепетало, когда он наконец проник языком между ее губ, запечатлевая столь сладостный и страстный поцелуй, что ее холодное сопротивление было окончательно сломлено.

Она закрыла глаза, с легким трепетом предвкушения отдаваясь своим ощущениям. Однако Николас внезапно огпрянул от нее. Нащупав «молнию» на платье, он резко дернул ее вниз.

– Теперь я желаю убедиться, так же ли совершенно в тебе все остальное.

Тяжелое вечернее платье скользнуло вниз и упало на ковер у ее ног. Элис неожиданно оказалась в одном прозрачном нижнем белье, чулках и зеленых атласных туфельках. Груди и плечи были едва прикрыты ниспадающими прядями рыжих волос.

Элис услышала, как он судорожно набрал воздух в легкие.

– Боже мой, до чего же ты прекрасна!

Элис качнулась к нему, охваченная странным физическим возбуждением, которое буквально сводило ее с ума. Неожиданно пробудившаяся чувственность пугала ее саму, наполняя тело болезненным томлением, требующим удовлетворения.

– Тебе не стоило слишком много пить, правда? – прошептал он.

Пить? Да, действительно, комната плыла перед ее глазами. Но она не была пьяна, с ней происходило что-то странное. Сильнейший трепет, который был ей неведом прежде, полностью овладел ее телом. Она не смущалась своей наготы перед этим незнакомым мужчиной, что само по себе уже было достойно изумления.

«Закрой глаза, – сказала она себе, – и не думай ни о чем».

Но отрешиться от происходящего было невозможно.

Руки и губы Николаса Паллиадиса ласкали ее; его прикосновения были вездесущими. Элис слабела в его объятиях.

– Да, – раздавался шепот в ее ушах. Он прикасался ртом, целовал и соблазнительно посасывал в тех местах, где уже побывали его искусные пальцы. – О да, да, – простонал он у нежной округлости ее груди, очерчивая ее темно-розовые ореолы и превращая соски в тугие точки.

Элис льнула к нему, ее пальцы впивались в его плечи, когда он целовал ее длинную шею, плечи и руки, будто желая испробовать ее полностью. От потрясения и смятения она издала короткий страстный стон.

Для Николаса это словно послужило своеобразным сигналом. Он отстранился и с невероятной быстротой скинул смокинг, затем рванул пуговицы на рубашке и сорвал ее с себя, возобновляя свои пылкие ласки.

– Я хочу тебя, – прошептал он.

Его обнаженная грудь, мощная и мускулистая, с жесткими черными волосками, прижалась к нагим грудям Элис. Они стояли перед огромным окном, так что весь Париж к северу от Эйфелевой башни мог лицезреть их. Она, во всяком случае, чувствовала себя так, будто находилась на ярко освещенной сцене перед переполненным залом.

Он поднял ее на руки и понес по темному коридору в спальню, которая немного напоминала роскошную каюту первого класса на океанском лайнере. Темно-фиолетовое бархатное покрывало было откинуто на ночь слугами, открывая атласные простыни.

Николас опустил ее на постель, нетерпеливо отбросив в сторону покрывало.

Он встал в изножье кровати и, избавляясь от оставшейся одежды, не отрывал взгляда от Элис, от ее стройных ног в черных ажурных чулках и огненных прядей волос, разметавшихся по подушке. Элис пребывала в полном смятении. Ей было удивительно ощущать свою наготу, прохладу шелковистых простыней, пульсирующую горячими толчками кровь. Ее страх, оцепенение, владевшее ее телом, сменились любопытством, желанием испытать наконец новые ощущения. Пути к отступлению были отрезаны. Начиная с того момента, когда Николас расстегнул «молнию» на ее платье, он действовал в безумной спешке.

Она попыталась сосредоточить внимание на поджаром мускулистом теле Николаса Паллиадиса, который действовал на нее самым невероятным образом: лежа на атласных простынях, Элис ждала его с какой-то обреченностью и рабской покорностью, словно бесправная наложница своего господина.

Девушка медленно стянула чулки и уронила их на край кровати. Пока она проделывала это, Николас отшвырнул свои ботинки, следя черными глазами за изящным изгибом ее бедер и ровной поверхностью плоского живота с рыжим треугольником волос внизу. Он сорвал с себя брюки и отбросил их в сторону. Трусы полетели следом. Теперь он стоял перед роскошной кроватью беззастенчиво нагой и разглядывал Элис жаркими черными глазами.

Кинув не него быстрый испуганный взгляд, Элис поспешно отвела глаза. Однако в ее сознании ярко отпечатался образ загорелого мускулистого мужчины с черной полоской волос, сбегающей по животу и переходящей в упругий покров, откуда вздымался напряженный член.

Во рту у нее пересохло. Губы не слушались ее, трепещущее тело не откликнулось на внезапную настоятельную команду рассудка встать и убежать отсюда, пока еще не поздно. Она оставалась на месте и ждала, торопя события и страстно желая, чтобы все это поскорее осталось позади.

Паллиадис повернулся и потянулся к брюкам, которые только что так поспешно отбросил на пол. Он вынул небольшой пакет, надорвал его, ловко справился с тонкой непрозрачной оболочкой презерватива.

– Нет… я не могу… – слабо прошептала Элис.

Зрелище его могучей мужской плоти вызывало острое возбуждение и одновременно пугало. Но это ее не успокаивало.

Паллиадис уже был на кровати и стоял над ней на коленях.

– Я не могу этого сделать, – сказала Элис, попытавшись подняться.

Николас не обратил никакого внимания на ее слова. Он навалился сверху и вдавил ее в постель, нежно прикасаясь ртом к ее грудям. Ее соски словно только и ждали этой ласки, они налились и запульсировали желанием. Когда Паллиадис касался горячим ртом ее груди, она непроизвольно выгибалась, подставляя себя его губам, сминая пальцами скользкие простыни.

– Мне надо идти! – слабо вскрикнула Элис, почувствовав его руки у себя между бедер.

Незнакомые жаркие судороги страсти охватили ее, она едва дышала, когда он раздвинул ей ноги и проник внутрь нежными пальцами.

– Постой! – воскликнула Элис и ухватила его за руку. – Ты не понимаешь, – пыталась вставить она в перерывах между его бешеными атаками и лихорадочными поцелуями, – есть кое-что, что мне действительно надо…

– Не бойся. – Он дышал так же прерывисто, как и она. Его черные глаза стали бездонными. – Прости меня, – прошептал он. – Я слишком хочу тебя, чтобы ждать.

Прежде чем Элис сообразила, что происходит, он всем телом навалился на нее, вдавил в постель, излучая сильнейшее желание, которому невозможно было противостоять. Он оказался между ее ног, и тело Элис уступило его напору.

Элис цеплялась за остатки разума, стараясь укротить зов взбунтовавшейся плоти, но уже была не в состоянии контролировать реакцию своего тела. Николас Паллиадис творил с ней нечто невероятное, что причиняло ей боль и приводило в мучительное смятение. Тело ее перестало сопротивляться, оно жаждало вторжения этого могучего, страстного мужчины.

Он не обращал внимания на ее борьбу, ошибочно принимая ее за проявление страсти.

– Я больше не могу сдерживаться! – Его хриплый голос звучал в ее ушах.

Элис затихла, придавленная его тяжестью, оглушенная мощным натиском, испуганная вторжением горячей твердой плоти в интимную глубину ее тела. Вдруг острая боль заставила ее замереть.

Раскрасневшееся лицо Паллиадиса находилось в нескольких дюймах от ее лица, глаза его были закрыты. Когда он сделал новое усилие, Элис вскрикнула. Николас шептал ей какие-то слова, его сдавленный голос дрожал от удовольствия. Он ничего не замечал, пока Элис, почувствовав новый острый приступ боли, не вцепилась ему в волосы. Паллиадис замер, его глаза уставились на нее с удивлением.

– Боже мой, – прошептал он. – Я ничего не знал…

– Продолжай… – выдохнула Элис. – Теперь уже все равно…

Черные глаза Николаса горели лихорадочным блеском, резко очерченное лицо словно превратилось в маску.

– Но почему? – пробормотал он, задыхаясь.

Он пытался выйти и не мог. Вместо этого его тело сотряслось в конвульсиях.

– Все в порядке, – всхлипнула Элис. Это было даже хуже, чем она могла себе представить. Однако теперь уже ничего не изменишь. – Продолжай!

Паллиадис судорожно вздохнул.

– В порядке? Продолжать? – он выругался и закрыл глаза, погруженный в нее, не в силах сдвинуться с места.

Элис была полна решимости довести начатое до конца. Она стиснула зубы и намеренно расслабилась под ним так, что он глубже вошел в нее. Когда она приподнялась, чтобы обвить тело Николаса ногами, последние остатки самообладания оставили его. Казалось, даже воздух вокруг них воспламенился.

Все было кончено через несколько секунд, полных неистовства. Николас глухо застонал и опустился на нее, покрывая поцелуями ее лицо и губы, содрогаясь в мощном оргазме. Потом он, тяжело дыша, откинулся в сторону на сбившиеся простыни.

Но через секунду Паллиадис уже соскочил с кровати.

– Девственница! Проклятая девственница! – Ему удалось придать этому слову смысл отвратительного обвинения.

Элис растерянно приподнялась на приведенной в беспорядок постели, прикрываясь простыней. Николас умудрился вознести ее до таких вершин наслаждения, что она дрожала и чувствовала себя почти удовлетворенной, хотя тело, перенесшее грубое вмешательство, болело. Если бы она знала, как все произойдет, лихорадочно подумала она, то никогда бы не затеяла эту историю!

Она смотрела, как Николас, совершенно голый, вышагивает взад-вперед по спальне.

– Черт возьми, что за шутки? – он перешел на французский, потом снова заговорил на английском. – Чего я не понимаю, так это почему ты не попыталась сторговаться со мной до того, как мы начали?

Охваченная ужасом, Элис смотрела на него, подтянув простыню до подбородка.

– Ну давай! – завопил он. – Ты же знаешь, что за девственность заламывают большую цену!

Элис не задумывалась об этом. Она чувствовала себя абсолютно беззащитной перед гневом этого человека. Губы ее, казалось, распухли от поцелуев; на лицо упали пряди растрепанных рыжих волос.

– Я не собираюсь с тобой торговаться, – возразила она.

Николас не обратил на ее слова никакого внимания.

– Девственница! Боже, я же грек, как ты не понимаешь! – в его голосе звучала едва сдерживаемая ярость. – Девственницы предназначены для замужества! – Он развернулся и стремительно пересек комнату. – За всю жизнь у меня ни разу не было девственницы. И я никогда не жалел об этом. – Он разъяренно накинулся на нее. – И я, черт возьми, не собираюсь на тебе жениться! Если ты надеялась заманить меня в ловушку, то ты проиграла!

Морщась от болезненного ощущения, Элис постаралась лечь удобнее. Ей так хотелось, чтобы он перестал кричать. Когда она приподняла простыню, почувствовав что-то теплое и липкое под собой, то обнаружила большое темно-красное пятно крови. Чувство вины и отчаяния охватило ее, такое острое, что она чуть не разрыдалась. «Что я с собой сделала?» Ее всегда укоряли за опрометчивость и легкомысленное пренебрежение неизбежными последствиями. О Боже, теперь она видела справедливость этих обвинений.

Николас Паллиадис, разъяренный, как тигр, кружил вокруг нее.

– Это была западня! И я сам кинулся прямо в нее. Мне следовало пошевелить мозгами, прежде чем снимать штаны. – Его лицо исказила дикая ярость. – Это все часть какой-то грязной интриги, какого-то дьявольского плана, так?

Элис испуганно посмотрела на него.

– Как ты только…

– Как я что? – Он наклонился над кроватью, чтобы схватить ее за обнаженную руку. – Как я догадался? Думаешь, я глуп? У меня могущественные враги, которые жаждут уничтожить мою семью. – В его глазах блеснуло бешенство. – Они пойдут на все, чтобы насладиться победой.

– Я вовсе не это имела в виду!

– Неужели? – Николас кинул на кровать какой-то маленький сморщенный предмет. – Он порвался, – взревел он. – Тебе и кому-то еще, кто участвует в этом грязном деле, сегодня здорово повезло. Презерватив порвался.

Элис соскользнула с противоположной стороны кровати, стараясь вспомнить, где оставила свою одежду.

– Я не имею к этому никакого отношения, что бы там ни… – она украдкой перевела взгляд на предмет, лежавший на постели, – …случилось.

– Не имеешь, черт возьми?! Он порвался, потому что ты оказалась девственницей! На это вы и рассчитывали.

Николас внезапно поставил колено на край кровати, схватил Элис за плечи и грубо встряхнул ее.

– Сколько вы хотите? В чем суть вашего шантажа? Сколько стоит твоя девственность? Или ты выставишь это как сексуальное домогательство? – Он еще раз с силой тряхнул Элис. – Я не собираюсь на тебе жениться, сучка!

– Ты сумасшедший! – Она оттолкнула его руки. – Я хочу уйти отсюда как можно скорее.

Но он удерживал ее.

– Что у тебя и твоих дружков на уме? В чем вы станете меня обвинять?

Элис вырвалась из его рук, пытаясь собрать свою одежду. Паллиадис неотступно следовал за ней.

– Или вы собираетесь подождать, – прокричал он ей в ухо, – и взвинтить цену, когда через несколько недель ты объявишь, что беременна? Я угадал?

Элис вновь оттолкнула его, но он проворно схватил ее за плечи и снова энергично тряхнул.

Элис подумала, что с безумием этого ужасного вечера ничто не может сравниться. Она вытерпела болезненный, унизительный половой акт, а теперь боролась с психом, который вбил себе в голову, что она станет шантажировать его! Она чувствовала себя оскверненной и мечтала только о том, чтобы поскорее оказаться подальше отсюда. Она так надеялась обрести безопасность, идя на такую жертву. А этот тип думает, что угрожают именно ему!

– Лучше позволь мне уйти, – произнесла Элис, едва не плача. – Кое-кто сейчас наблюдает за нами, уж они-то позаботятся, чтобы я не пострадала!

Он отдернул от нее руки, как от прокаженной.

– Вот мы и подошли к сути дела. – Мускулы на его обнаженной груди перекатывались, когда он сжимал и разжимал кулаки. – Значит, у тебя есть дружки, которые за всем наблюдали. Люди, которые «позаботятся, чтобы ты не пострадала»? – Его губы искривились в насмешке. – А ты пока подождешь до тех пор, пока не выяснишь, забеременела от меня или нет?

– Ты в своем уме?

Она поморщилась, обнаружив, что нуждается в прокладке: у нее все еще шла кровь. Это была последняя капля в чаше унижений. Элис чуть не разрыдалась.

Она понимала, что совершила ужасную ошибку. Она не желала становиться любовницей Николаса Паллиадиса, вообще чьей-либо любовницей! Что, ради всего святого, ее заставило пойти на такое? Элис инстинктивно избегала секса, а теперь убедилась, что он действительно омерзителен!

Ее план обернулся против нее же самой. Что бы ни вытворял Роберт, он не может желать ей зла. Ей еще повезло, что не произошло нечто более ужасное! Элис подавила подступившие к горлу рыдания.

Ей надо побыстрее одеться и бежать отсюда! Она устремилась в гостиную.

– Ты никуда не пойдешь! – Паллиадис метнулся за ней, быстрый, как хищник. – После того, что случилось, я не могу тебя так просто отпустить!

Элис, не обращая на него внимания, собирала свою одежду. В тусклом свете гостиная показалась ей унылой и необычайно пустой. Девушка подхватила туфли и загадочно мерцающее платье, небрежно брошенное у окна. Пальто висело на спинке кресла.

Николас Паллиадис стремительно приближался к ней, застегивая на ходу брюки.

– Слышишь меня? Ты никуда не пойдешь до тех пор, пока я не вызову своих адвокатов!

Элис торопливо натянула изумрудное платье Мортесьера, ощутив холодное прикосновение тяжелой ткани. Незастегнутые края его распахнулись, когда она нагибалась, чтобы взять пальто.

В ту же секунду перед ней возникла мрачная фигура Паллиадиса.

– Я хочу, чтобы завтра мои адвокаты отвезли тебя на осмотр к гинекологу. – Он замолчал, глядя на нее. – Черт… я сам отвезу тебя в больницу. Сегодня же!

Элис проскользнула мимо него. Какой смысл объяснять этому глупому и упрямому миллионеру, что произошла ужасная ошибка? Все равно он ничего не поймет.

– Выпусти меня отсюда! – Одной рукой она старалась застегнуть «молнию» на спине, другой удерживала зеленое атласное пальто.

У самых дверей Паллиадис преградил ей дорогу.

– Дьявол! – бушевал он. – Возвращайся в постель. Я хочу сполна получить то, что мне причитается за мои деньги.

Элис продолжала отступать к выходу.

– Не прикасайся ко мне. Иначе тебе придется сильно пожалеть об этом!

– Кто эти типы, что стоят за тобой? Назови их имена. – Он снова устремился на нее. – Прежде чем ты выудишь из меня деньги, я упрячу этих сукиных детей за решетку!

Лифт оказался как раз перед ней. Элис засунула туфли под мышку и другой рукой сорвала с ушей серьги.

– Мне ничего от тебя не надо! – Она швырнула в него сверкнувшие на лету бриллиантами серьги. – Забирай свои поганые стекляшки.

Серьги ударились о его голую грудь и упали на пол.

Элис ринулась к двери лифта. Николас Паллиадис протянул руку, чтобы остановить ее, и схватился за край распахнутого на спине платья. Он дернул ткань на себя. Нейлоновые нитки, использованные Руди Мортесьером для пригонки сложных зеленых деталей кроя, порвались с протяжным треском, и россыпи стеклянных бисеринок полетели в разные стороны, как брызги фонтана.

Элис впрыгнула в кабинку лифта, придерживая перед платья, готового свалиться с нее.

Паллиадис выругался на смеси разных языков. Он ринулся было за ней, но двери лифта неумолимо закрылись под мелодичный звон колокольчиков.

Элис принялась нажимать на кнопки внутренней панели. Пока лифт спускался, она слышала громкий топот – это Паллиадис мчался вслед за ней по лестнице.

Ей удалось надеть туфли и натянуть на порванное платье атласное вечернее пальто. При каждом движении маленькие каскады бисера проливались на пол кабины лифта. Как только лифт остановился и створки двери поползли в стороны, Элис устремилась наружу, пробежала мимо охранника в холле и выскочила на авеню Фош.

Тротуары были белы от выпавшего снега. Проваливаясь в снег и поскальзываясь, Элис ринулась вниз по улице, в любую минуту ожидая услышать голос Николаса Паллиадиса, приказывающего ей остановиться.

Неожиданно из темноты вынырнули автомобильные фары. Машина притормозила, стекло на двери со стороны водителя поползло вниз.

– Что случилось? – Мужчина говорил по-английски. Машина медленно катила рядом с Элис, невольно ускорившей шаги. – Могу ли я чем-нибудь помочь? – У него были правильные черты лица и обезоруживающая улыбка. Говорил он с американским акцентом. Тут как тут. Будто поджидал ее.

Элис остановилась, дрожа на холодном ветру. Мужчина в машине наклонился над передним сиденьем и в следующую минуту протянул ей бумажник с удостоверением личности. Его проницательные голубые глаза разглядывали растрепанные волосы Элис, усыпанную бисером кайму вечернего платья, выглядывавшего из-под пальто, ноги без чулок в промокших атласных туфельках.

– Меня зовут Кристофер Форбс, – проговорил он спокойно. – Корреспондент американского журнала «Форчун». Послушайте, если вы не побоитесь сесть в машину, я отвезу вас, куда пожелаете.

Элис одной рукой отвела от лица развевающиеся волосы и наклонилась над документом. На авеню Фош было темно, но она смогла рассмотреть на карточке прессы изображение решительного, приятного лица. Еще одна фотография была на американских водительских правах. Он не лгал ей.

Элис дрожала, кутаясь в атласное пальто, но зубы ее выбивали дрожь не только от холода.

– Я не боюсь, – сказала она и скользнула в распахнутую дверцу машины.

5

Персонал Дома моды Мортесьера во время дневного перерыва собрался в комнате отдыха и сидел перед телевизором: из Лезоль транслировали шоу мод Тьери Мюгле. Весенние фасоны этого кутюрье производили очень неплохое впечатление, то и дело раздавались восторженные аплодисменты зрителей, наблюдавших за шоу с ротонды гигантского парижского комплекса, которые подхватывались швеями Мортесьера.

Жиль работал с манекенщицами Айрис и Элис в своей комнате.

– Кто там теперь? – прошептала Айрис, обращаясь к Элис, когда до них донеслись восторженные возгласы из комнаты для отдыха.

Эфиопской манекенщице не терпелось присоединиться к числу зрителей; Айрис следила за показами парижских кутюрье с таким же энтузиазмом, с каким смотрела международные матчи по футболу.

Элис украдкой бросила взгляд на Жиля. Настроение молодого дизайнера оставляло желать лучшего. В той или иной степени они все еще не оправились от эмоционального взрыва, происшедшего за день до этого, когда Жиль осторожно сообщил Руди Мортесьеру о своем уходе.

Когда Айрис вновь зашептала что-то, Элис предостерегающе подняла руку. Им обеим не помешал бы перерыв, но сейчас лучше не выводить из себя Жиля.

На обеих манекенщицах были практически идентичные версии белого легкого костюма из весенней коллекции Мортесьера. Жиль дорабатывал мелкие детали.

Когда швеи у телевизора, работавшего на первом этаже, в очередной раз ахнули, Айрис не выдержала.

– В этом году Тьери, должно быть, просто фантастичен, – простонала она. – Я обожаю его модели. Он на голову выше Кристиана Лакруа, Унгаро… всех их.

Болтовня Айрис переполнила чашу терпения Жиля. Он бросил карандаш и опустил голову в ладони.

– Извини, что отрываю тебя от интересного зрелища, Айрис, – произнес он с уничтожающим сарказмом. – Разумеется, у тебя есть дела поважнее. Ступай и сиди перед телевизором до тех пор, пока шоу Мюгле не закончится и ты не присохнешь к спинке стула!

Айрис еще колебалась, однако снизу донесся новый взрыв аплодисментов. Она приняла виноватый вид, показала Жилю язык у него за спиной и выскользнула из комнаты.

Жиль утомленно протер глаза.

– Они просидели там все утро, убивая время. Как типично для этого проклятого места!

Он говорил правду – служащие ателье устроили необычайно длинный перерыв, что никогда не позволили бы себе, будь Руди на работе. Однако босс находился дома, сказавшись больным, и, по последним сведениям, обзванивал своих парижских кутюрье, сообщая им об ужасном предательстве Жиля.

Подперев голову руками, Жиль без всякого выражения смотрел на свой заваленный бумагами чертежный стол. Скорбные вопли Руди разносились вчера по всему зданию, когда он наконец сообщил боссу о своем решении перейти на работу в новоявленный Дом моды Лувель, приобретенный недавно американцем Джексоном Стормом.

– Я всегда знал, что ты собираешься покинуть меня!

Совсем обезумев от горя, Руди не мог сам вести машину и отправился домой на такси. На следующее утро в девять часов его слуга позвонил, чтобы сообщить, что господин Мортесьер не явится на работу. В сущности, он мог отсутствовать целую неделю. Жилю передали, чтобы он в отсутствие Руди завершил и так задержавшуюся весеннюю коллекцию. Благородный жест, но никто не знал, причастен ли к нему Руди. Неизвестно даже, проявил ли он к этому сколько-нибудь значительный интерес.

– Айрис скоро вернется. Она не может пропустить ни одного показа мод. – Элис действительно сожалела о ветреном поведении Айрис, однако считала, что Жиль слишком близко к сердцу принимает такие пустяки. А после объявления о своем уходе стал еще чувствительнее.

– Теперь мне уже все равно. Я знал, что оставаться здесь будет невыносимо. – Жиль поднял голову и в отчаянии огляделся вокруг. – Здесь невозможно работать! Только Руди все это по душе.

Он задумчиво посмотрел на белый костюм, в котором была Элис. Пора было возвращаться к работе; кажется, Элис говорила что-то о том, что отправляется на фортепьянный концерт в Центр Помпиду. В эту минуту на ней был минимум косметики, чтобы случайно не испортить костюм. Рыжие волосы она собрала сзади в узел, что подчеркивало изысканные линии ее шеи и горделивый разворот плеч.

Жиль неожиданно вспомнил об одном важном моменте в переговорах с Домом мод Лувель.

– Как твои дела? – довольно бесцеремонно спросил Жиль. Как и все у Мортесьера, он знал об испорченном вечернем платье. Это было главным предметом сплетен до тех пор, пока он не сообщил новость о своем уходе. – Ты в порядке?

– Да, разумеется. – Элис взглянула на него с недоумением.

– Что ж, только не благодаря Руди Мортесьеру. Если бы не он, тебе бы не пришлось идти на ужин с этим… этим… – Жиль поборол вспыхнувшее было в нем презрение. – Этим греком.

Элис удалось изобразить на лице унылую улыбку. Жиль был так молод, так категоричен в своих суждениях; хотя она всего на год или два старше, но чувствует себя умудренной опытом женщиной рядом с ним.

– Жиль, Руди ни в чем не виноват. – Теперь, когда молодой дизайнер покидал их, ей не хотелось быть замешанной в его ссору с боссом. – Он и слова не сказал по поводу платья.

Жиль фыркнул.

– С чего бы он стал говорить? Грек заплатил за него сполна.

Даже Элис удивилась, узнав стоимость украшенного бисером вечернего платья: восемнадцать тысяч долларов! И это не была безумная цена, некоторые платья парижских кутюрье шли по пятьдесят тысяч долларов. Однако она была уверена, что Николас Паллиадис, постоянный клиент второразрядных ночных клубов и щедрый покупатель драгоценностей, заплатил за свое вечернее увеселение гораздо больше, чем собирался. «Он, наверное, решил, что это очередной заговор», – усмехнулась про себя Элис.

Из сплетен, распространяемых в ателье Мортесьера, она узнала, что на следующее утро после свидания Николас позвонил Руди из парижского офиса Паллиадисов. По всей видимости, последовала череда телефонных переговоров, в которых, как поговаривали, участвовали адвокаты обеих сторон, но скандал с зеленым платьем в итоге был улажен, когда Николас Паллиадис полностью оплатил предъявленный счет.

Никто больше не вспоминал при Элис о платье, после того как она передала его главной закройщице ателье, которая чудом не упала в обморок при виде того, что стало с одной из лучших моделей. У Элис даже не было возможности переговорить с Руди; объявление Жиля об уходе сделало все остальное событиями второстепенной важности.

С того ужасного вечера Элис пребывала в напряжении. Ее интересовало, что именно поведал Руди Николас Паллиадис. Элис никак не могла забыть его дикий, параноидальный бред о том, что его шантажируют, его реакцию, когда он обнаружил, что она девственница. Разумеется, Паллиадис был взбешен из-за ее поспешного бегства из квартиры на авеню Фош. Она вполне допускала, что этот злосчастный эпизод может стоить ей работы. Ведь она всего лишь рядовая модель, а Николас Паллиадис богат и могуществен и, ко всему прочему, важный клиент Мортесьера.

Тем не менее, как это ни странно, в последующие дни Николас Паллиадис ни разу не попытался связаться с ней или застать ее на работе. Элис очень боялась, что он станет искать с ней встреч, и испытала облегчение, когда этого не произошло. Теперь она хотела как можно скорее забыть свою ошибку, вычеркнуть тот безумный вечер из памяти.

Жиль в упор смотрел на нее.

– Этот развратник вел себя с тобой как животное? Он оскорблял тебя? – Он нахмурился, когда Элис покачала головой. – Рвать на женщине платье, черт возьми, это отвратительно! Я бы придушил Руди собственными руками!

Элис не могла удержаться от улыбки. Жиль был по-юношески нетерпим в вопросах нравственности; когда это касалось женщин, особенно его красавицы жены, он становился похож на настоящего буржуа. Хотя в своем модном черном свитере с высоким воротом, джинсах и мотоциклетной кожанке он скорее выглядел как сексапильная звезда панк-рока.

Что касается вечера, проведенного с Николасом Паллиадисом, этого нелепого ужина в вульгарном ночном клубе с балалайками, бриллиантовых серег в шампанском – все это слилось для нее в один ночной кошмар. И, конечно, меньше всего она желала вспоминать о голом Паллиадисе, который как сумасшедший метался по комнате и обвинял ее в шантаже.

Когда-нибудь она посмеется над всей этой историей. Однако вряд ли это случится скоро.

– Мне жаль платье, – осторожно проговорила Элис. По официальной версии, в которую не верил ни один человек у Мортесьера, она зацепилась за дверную ручку «Даймлера». – Руди наметал его на мне незадолго до того, как я отправилась на ужин. Мне следовало быть поосторожней.

Если бы не неожиданное появление американского журналиста, который так вовремя подвез ее, неизвестно, чем бы кончилась для нее эта ночь. Что, если Николас Паллиадис догнал бы ее? Он мог попытаться силой заставить ее вернуться в квартиру на авеню Фош. Он мог бы…

Элис вздрогнула. Ей пришла в голову мысль, что Николас Паллиадис душевнобольной. Серьезный душевный недуг, скрывавшийся благодаря огромному богатству. Психически неуравновешенные наследники миллионных состояний не были большой редкостью в Париже.

Неудивительно, печально думала Элис, что она, в истерике, с дико блуждающим взглядом, желая только одного – избавиться от своего преследователя, запрыгнула в машину к американскому журналисту. Незнакомец, к чести его будет сказано, вел себя так, будто ничего особенного не произошло. Высаживая Элис на рю Буленвилье, он не стал расспрашивать ее, каким образом она оказалась в атласных туфельках под снегопадом на шикарной авеню Фош в такой час. Он дал ей свою визитную карточку. Его звали Кристофер Форбс.

– Говорят тебе, во всем виноват Руди, – горячо настаивал на своем Жиль. – Никто не любит связываться с греческими судовладельцами. Они вульгарны и беспринципны. Как и арабские нефтяные магнаты, они ценят только собственные деньги.

Элис поморщилась.

– Но, Жиль, должен же быть среди них хоть один…

Он фыркнул.

– Ни одного! Все они на одно лицо. Отец этого типа был известным ловеласом. Он гонял на дорогих машинах, попадал в скандальные истории с женщинами. Его несчастная жена была красавицей и наследницей огромного состояния, но стала алкоголичкой, потому что не могла вынести жизни с ним. У меня есть кузен, – сказал он с мрачным оттенком в голосе, – который одно время работал в «Рице». Он рассказывал, что однажды между ними была жуткая драка – они так лупили друг друга, что пришлось вызвать полицию, и его жену увезли в больницу на «Скорой помощи».

Элис уставилась на него.

– Жену Николаса Паллиадиса?

– Да нет же, речь идет о его отце, Ставросе, который погиб. Сынок точно такой же, только он, как гангстер, промышляет грязными делишками своего деда. Как Руди мог позволить такому человеку пригласить тебя на ужин? – Жиль ударил рукой по чертежному столу, так что его зарисовки разлетелись в стороны. – Во всем виноват Руди! Смотри, я пытаюсь доделать работу, которую должны были завершить еще несколько недель назад. Если Руди не закончит с ней до Нового года, показ устраивать бесполезно. Это даже хуже, чем вкалывать на мою мамочку в ее швейном бизнесе. Я уехал из Тура, чтобы покончить с хаосом. А теперь мне приходится бежать к американцам от тех же проблем!

Элис не знала, что ему ответить.

– Но, Жиль, Руди высоко ценит твою работу. Он…

– В постели… – сердито проворчал дизайнер. – Висит на телефоне, рассказывая всем в Париже, какая я неблагодарная сволочь, потому что ухожу от него. – Жиль отбросил цветные мелки следом за эскизами. – Но скоро он заговорит по-другому. Рассказав всем, кому только можно, что я ублюдок, он расплачется и придет к выводу, что в конечном счете я был прав. – Жиль передразнил тонкий голос Мортесьера. – Скажет, что желает мне только удачи у Джексона Сторма, придет к выводу, что американец более богат и могуществен, чем он, бедняжка Руди, и он понимает, что я принял верное решение. Потому что это сделает меня знаменитым.

Элис опустилась на край стула, неожиданно почувствовав невероятную усталость. В последнее время ей пришлось пережить слишком много эмоциональных стрессов, и это отражалось на ее настроении и физическом состоянии.

– Неужели Джексон Сторм действительно сделает тебя знаменитым? Жиль, есть ли этому какие-нибудь гарантии?

И без того суровое лицо Жиля помрачнело.

– Я же не дурак, дорогая. Конечно, я получил гарантии. Меня восхищает Джексон Сторм. Когда он говорит о рекламе, освещении в средствах массовой информации, миллионах, затраченных на популяризацию проекта на американском телевидении… – Он остановился, сердито сдвинув брови. – Уж поверь мне, Дом моды Лувель не уподобится этим французским проектам, которые раскручиваются отвратительно, но устраивают много шума и неразберихи.

– Но, Жиль, Руди доверяет тебе. Теперь ты проектируешь больше половины его коллекции!

– У Джексона Сторма я буду создавать всю коллекцию, целиком, – отрезал он. – Кроме того, Руди зарабатывает себе репутацию на классических моделях, свадебных туалетах, костюмах для жены французского премьер-министра и дам из Сан-Франциско, но именно я выполняю все эти заказы. – Он понизил голос, словно боялся, что кто-то услышит их. – Понимаешь, я вынужден уйти. Моя жена ждет ребенка.

– Деньги – это важный аргумент, – согласилась Элис. Ни для кого не было секретом, что, несмотря на нежную привязанность к Жилю, Руди оставался страшно прижимист.

– Тебе тоже нужно отсюда уходить. – Жиль искоса посмотрел на нее. – Что тебя здесь держит?

– Жиль, я только что получила эту работу.

Элис почувствовала приступ необъяснимого страха. Она не хотела оказаться на улице, вновь испытать неуверенность в завтрашнем дне.

– Джексон Сторм будет платить значительно больше. Любой парижской топ-модели, – поспешно добавил Жиль. Он не хотел, чтобы Элис узнала, что Джексону Сторму требуется именно она. – Ты ассоциируешься с моей одеждой, носишь ее так, как не сможет ни одна другая манекенщица, – горячо убеждал ее Жиль. – Элис, решайся! – Он больше не мог сдерживать возбуждение. – Я сделаю самую невероятную коллекцию в Париже! Джексон Сторм предоставит мне полную свободу творчества. Бог мой, я стану знаменит! У тебя тоже есть шанс.

Элис даже не знала, что и думать. Жиль был охвачен таким энтузиазмом, так верил в свой успех. Она надеялась, что все будет именно так, как он говорит. Однако через несколько недель ей предстояло демонстрировать модели, которые Жиль спроектировал для весенней коллекции Руди. Она с нетерпением ждала этого момента. Элис затратила много сил, чтобы стать ведущей моделью Мортесьера, и теперь страшилась лишиться этого.

– Я тебе сейчас не нужна, – сказала она мягко. – Джексон Сторм не собирается делать весеннюю коллекцию. Пройдет немало времени, прежде чем ты начнешь готовить выкройки осенней одежды. Тогда и будешь подыскивать себе модель.

Жиль не сомневался, что сможет легко убедить Элис уйти вместе с ним, и был крайне удивлен ее реакцией на его предложение.

– Нет, нет, я действительно не могу некоторое время предпринимать какие-то шаги. – Элис испуганно огляделась вокруг. – Жиль, как ты не понимаешь? Я хочу остаться здесь, мне не нужны новые проблемы.

– Какие еще проблемы? – Жиль не верил своим ушам. Если Элис откажется присоединиться к нему, это поставит под вопрос его соглашение с Джексоном Стормом!

– Давай поговорим об этом в другой раз. – Элис направилась к двери. – Я позову Айрис. Нам нужно продолжить работу.

Жиль вслушивался в постукивание каблучков Элис, спускающейся по лестнице в комнату отдыха для персонала. Ему не удалось переманить с собой Элис, а он так надеялся, что это получится без всяких осложнений. Жиль оказался в водовороте событий – решение перейти к Джексону Сторму, объяснение с Руди, необходимость скорее закончить весеннюю коллекцию – все одновременно обрушилось на него. Он недостаточно хорошо подготовился к разговору с Элис и не нашел подходящих слов, чтобы убедить ее. Жилем завладели самые мрачные мысли.

Конечно, не может быть, чтобы модели Жиля продавались только лишь благодаря Элис. Джексон Сторм хочет переманить ее к себе совсем по другим соображениям. Швейный бизнес всегда был полон отвратительных и подозрительных слухов. Жиль говорил себе, что его творчество само по себе достойно внимания; Элис нужна не для того, чтобы повысить цену его моделям.

С другой стороны, нет ничего плохого в том, чтобы прихватить ее с собой. Никто другой не сможет так демонстрировать его одежду. К тому же Джексон Сторм по неизвестной Жилю причине настаивает на этом.

Жиль нуждался в совете и пожалел о том, что не может найти его у Руди Мортесьера. Будущий главный дизайнер Дома моды Лувель протянул руку над чертежным столом, хватаясь за телефонную трубку. У него теперь новый работодатель. Он и должен помочь ему разрешить проблему.


Не клеился этот день и у Джексона Сторма. Исполнительный вице-президент Минди Феррагамо задерживалась в Нью-Йорке как раз тогда, когда он особенно нуждался в ней, а его собственная секретарша Трини Фогель вылетела утром, чтобы заняться работой, накопившейся в штаб-квартире. Неожиданно оказалось, что президент и председатель правления «Джексон Сторм ин-тернэшнл» должен управляться со всем собственноручно, и это никак не могло привести его в восторг.

Джек сердито посмотрел на группу, собравшуюся в его офисе на втором этаже Дома Лувель. Похоже, будто весь штат корпорации «Сторм-Кинг» только и делал, что летал в Штаты и обратно на протяжении всей недели. Разве так возможно заниматься бизнесом?

Во время ленча в «Ля Куполь», любимом заведении Джека на Монмартре, он поведал о своем недовольстве Питеру Фрэнку, главе отделения международных связей корпорации. Питер поспешно заявил, что не может взять на себя функции координатора; его собственный рабочий день занят переговорами с адвокатами «Паллиадис-Посей-дон» – компании, владеющей контрольными акциями всех океанских акций Паллиадиса. А вот что необходимо сделать, заметил Питер, так это встретиться с некой мисс Брукси Гудман, имевшей собственное рекламное агентство в Париже и собиравшейся предложить нечто свеженькое.

– Свеженькое? – проворчал Джек. – К черту свеженькое! Все, что нам нужно, это нормальная секретарша в проклятом офисе.

Часом позже он начал питать подозрения к американцам, которые живут за границей и внедряются в иностранную культуру настолько глубоко, что говорят на местном языке, как на родном. Он слышал, как мисс Гудман перешагивает через доски и ведра в помещении будущего вестибюля Дома Лувель, что-то выкрикивая плотникам на парижском сленге. Мисс Брукси Гудман напоминала Джеку некоторых жестких и агрессивных подружек его дочерей, только была гораздо старше.

Джек понимал, что Брукси Гудман, слегка полноватая молодая женщина под тридцать, имела что предложить ему.

– Мы уже заполучили ведущего дизайнера, – сказал он, желая поскорее закончить эту встречу, – молодого и талантливого француза. В скором времени мы объявим об этом в прессе.

– Дело не в дизайнере, Джек, – откликнулся Питер Фрэнк, – мы бы не стали занимать твое время такими пустяками.

Как выяснилось, мисс Гудман представляла интересы принца Алессио Медивани из знаменитого карликового королевства в Адриатике, государства, известного в основном благодаря местному казино и вместительной бухте, где стояли на якоре яхты миллионеров.

Джек приподнял бровь, вопросительно глядя на Питера Фрэнка. «Какое, черт возьми, это имеет к нам отношение?»

– Вероятно, вы удивляетесь, где здесь связь с Джексоном Стормом, – быстро выпалила дама из парижского рекламного агентства. – Что ж, все знают, что принцесса Монако Стефания провела в качестве ученицы несколько месяцев у Кристиана Диора.

– Это был провал, – кратко бросил Джек. – Она как пришла к Диору, так и вылетела оттуда.

Круглое лицо мисс Гудман под низко нависшей над бровями челкой оставалось невозмутимым.

– Я лишь сослалась на это как на прецедент. – Она открыла сумочку из крокодиловой кожи и двумя пальцами вытащила оттуда сложенный лист бумаги. – У меня письмо от принца Алессио Медивани, который также имеет дочь. Это принцесса Жаклин Эмилия Маргарита Медивани, студентка, талантливая юная художница.

Джек с выражением недоверия на лице посмотрел на своего главу отделения международных связей.

– Вы, должно быть, меня разыгрываете.

– Мистер Сторм! – произнесла дама.

– Джек, – вставил Питер Фрэнк, – просто выслушай.

Похоже, принцессе наскучила школа искусств в Нанте, где ее концепции оказались слишком передовыми для такого рутинного заведения. Принцесса Жаклин желала вступить в мир коммерции в качестве дизайнера-модельера.

Джексон Сторм прищурил голубые глаза. Осторожно, предостерег он себя, все это может оказаться подвохом, даже если тебе предлагают особ королевских кровей. Джек внимательно посмотрел на эту аппетитную дамочку, которая, угрюмо подумал он, лучше бы вышла замуж за славного дантиста-еврея и растила малышей, вместо того чтобы ошиваться в Париже, занимаясь ерундой.

– Думаю, вы не расслышали, – сказал он. – У нас уже есть дизайнер.

Произнося эти слова, Джек вспомнил, как имя принцессы Монако Стефании мелькало в каждом заголовке, в каждой газете от «Нью-Йорк тайме» и до «Нэшнл инкуайер». В продолжение всего времени, пока она работала с Диором, пресса интересовалась ее карьерой.

– В действительности, – сказала Брукси Гудман, – существует много плюсов в том, чтобы нанять принцессу, особенно в раскручивающемся деле, как ваше. Это даст вам хорошую рекламу, позволит установить связь с некоторыми наиболее известными аристократическими фамилиями Европы, обеспечит положительные отзывы в высших сферах и немедленно отразится на рыночных доходах.

Джек откинулся на спинку кресла.

– Вы понимаете, о чем, черт возьми, она говорит?

Мисс Гудман сделала паузу.

– Послушайте, – произнесла она наконец совершенно другим голосом. – Позвольте мне кое о чем вас спросить. Для чего, собственно, Джек Сторм объявился здесь и обосновался в Доме моды Лувель? Вы собираетесь поразить Париж, Нью-Йорк, весь мир задеть за живое, и не только с помощью моды. Журналистов на грандиозной пресс-конференции в «Плаза Атеней» так просто не проймешь.

– Мы это знаем, – быстро вмешалась Кэнденс Добс. – У Джексона Сторма обширные…

– Выбор у вас небогат, – продолжала мисс Гудман. – Вероятно, вы можете предпринять то, что делают все остальные дома моды. Скажем, продавать новую парфюмерию.

Питер Фрэнк согласно кивнул.

– Да, мы планируем.

– Однако новые духи произведут сенсацию, – теперь она обращалась только к Джексону Сторму, – только в том случае, если их распространению будет содействовать кто-нибудь из мировых звезд вроде Элизабет Тейлор. Вы можете сделать ставку на новую ткань, такую, как ультразамша. Но кто достанет вам новую ультразамшу? – Она пожала плечами. – Первоклассный парижский дизайнер? Итак, у вас уже есть один. Жиль Васс, возможно, и неплох.

Джек поднял руки и, сложив пальцы пирамидкой, приложил их к губам. Она лучше, чем выглядит, подумал он. Этакая маленькая пробивная штучка.

– Как вы узнали о Жиле Вассе? – быстро спросил Питер Фрэнк.

Однако Джек сделал ему знак умолкнуть.

– Сделка еще не завершена, пока только ведутся переговоры.

Возможно, малышка Медивани действительно студентка. Но действительно ли он нуждается в ней? Его американские операции шли неважно: «Джуниор лонстар», «Сэм Ларедо джине», его отделения мужской одежды перекачивали средства в новое парижское предприятие. Для них присутствие принцессы не имело никакого смысла. Однако временами безумные затеи вроде этой били прямо в цель.

– Любопытно, – неопределенно сказал Джек, – но, вероятно, слишком сложно.

Мисс Гудман напряглась. На секунду Джек уловил в ней нерешительность.

– Принц посоветует своим друзьям делать покупки у вас. – Она посмотрела Джеку прямо в глаза. – Влиятельные друзья принца в настоящий момент являются клиентами Сен-Лорана и Живанши, но принц Алессио добьется того, чтобы они имели дело только с Домом моды Лувель. – Она отвела взгляд. – Все они играют в казино принца.

Джек сдержал улыбку. Предложение принца было достойно лучших игр, ведущихся на Седьмой авеню. Выдержав должную напряженную паузу, Джек Сторм заставил поволноваться свою собеседницу.

– Вы слишком многого от меня требуете, – произнес он наконец.

Брукси Гудман откинулась на спинку кресла.

– Ученицей дизайнера, – тут же предложила она. – Мы не согласны на меньшее. Принцесса Жаклин хочет изучить дело. Она не собирается просто путаться под ногами.

– Минимальные расходы, – пробормотал Питер Фрэнк.

– Точно. – Ее маленькие коричневые глазки впились в Джексона Сторма. – Ко всему прочему – субсидии, реклама. Все это даст имя Медивани. Вы попадете в «Вог», «Вэнити», «Вуменс вэа дейли», «Уолл-стрит джорнэл».

– Хватит, вы меня доконаете. – Джек указал на бумагу, которую Брукси Гудман вынула из своей сумочки.

Она протянула ему документ.

– Предлагаемый контракт – то, что должны одобрить ваши юристы. Принц Медивани согласен оплачивать от тридцати до сорока процентов жалованья Жаклин. Каждый день машина будет привозить на работу и забирать ее. У нее собственный телохранитель. С охраной и страховкой проблем нет.

В эту минуту зазвонил телефон.

Джек продолжал смотреть на мисс Гудман. Ценой субсидированной зарплаты и, без сомнения, серьезной головной боли они приобретут для своего нового проекта настоящую принцессу. «Джейк, – сказал он себе с отвращением, – ну и везет же тебе».

Питер Фрэнк подошел к телефону.

– Это Жиль.

Джек взял протянутую ему телефонную трубку.

– Прошу меня извинить, – произнес он, сияя своей знаменитой улыбкой. – Обстоятельства складываются таким образом, что меня призывают более серьезные проблемы.

7

– Ах как разволновался этот Жиль! – воскликнула Айрис со свойственным ей смешением акцентов. – Никогда прежде не видела нашего крошку в таком состоянии! – Высокая гибкая негритянка выразительно посмотрела на Элис. – С чего бы это он так кричал на тебя, Элис? Говорил, что ты ломаешь его карьеру.

Элис молча одевалась, повернувшись спиной к напарнице. Она прекрасно понимала, почему Жиль вышел из себя, не слишком было ясно, из-за чего он так воспринял ее отказ покинуть Дом моды Мортесьера.

Все было так нелепо. С какой стати ей немедленно покидать это место. Жиль вбил себе в голову, что нуждается в ней. Похоже, он подозревал, что его коллекция не будет иметь успеха в Доме Лувель, если ее будет демонстрировать другая модель. Последние дни Жиль был так вспыльчив, с ним невозможно было говорить, не рискуя вывести его из себя.

Элис надела узкую шерстяную юбку и застегнула «молнию». Она считала нормальным явлением то, что Жиль нервничает и чувствует себя неуверенно в связи с переходом на новую работу. Однако вряд ли хорошо с его стороны срывать свою злобу на ней. То, как он вел себя сегодня, в ярости выскочив из комнаты, напомнило Элис другие его эмоциональные взрывы, свидетельницей которых она так часто была в последнее время. После приступов паранойи у Николаса Паллиадиса и истерик Руди ее уже тошнило от подобных сцен.

Она понимала, что Жиль, кроме всего прочего, волновался за свою жену и будущего ребенка. Но у нее тоже хватает своих проблем, думала Элис. В любое время ей могут снова позвонить из Нью-Йорка или Вашингтона.

Она достала из сумки шелковый шарф и обмотала его вокруг шеи. И следующий звонок будет куда неприятнее предыдущих. Она уже имела возможность убедиться в этом.

Айрис в одних трусиках прислонилась к дверному косяку раздевалки, сложив руки на груди.

– А отчего бы тебе и в самом деле не присоединиться к Жилю? На тебе его наряды смотрятся просто потрясающе. К тому же, – практично заметила она, – у тебя здесь нет никаких перспектив. Правда, может быть, ты заполучишь новых богатых ухажеров, которые станут срывать с тебя одежду.

Элис поневоле рассмеялась. Айрис, искушенная в жизни моделей, не верила в историю про то, как она зацепилась платьем о дверную ручку.

– Это была роковая ошибка. Она не повторится.

Ее собеседница смотрела скептически.

– Ошибка? Нико Паллиадис плохо с тобой обращался?! Видела я его в тот день во время шоу. Стоял в дальнем конце зала и не сводил с тебя своих черных глаз. Тогда я и сказала себе: «Айрис, этот парень собирается зацапать нашу неотразимую Элис, как огромная кошка крошечную птичку».

Элис пожала плечами, не желая говорить о Николасе Паллиадисе.

– Не понимаю, что ты имеешь в виду.

– Дорогуша, я видела его снимки в журналах; когда собираются сфотографировать какую-нибудь шишку, то всегда выбирают Нико, потому что он сексуальный и фотогеничный. Он переводил на скачки и благотворительные балы всех молоденьких наследниц. – Она покачала головой. – Но ни на одну из них он так не смотрел.

Айрис была подружкой Элис с тех пор, как она стала работать у Мортесьера. Был момент, когда Элис чуть не разболтала ей ужасную историю с Паллиадисом, о том, как рухнул ее глупый план завести любовника. Но она почему-то сдержалась, хотя ей очень хотелось поговорить с кем-нибудь по душам.

– Ну? – спросила Айрис.

Элис отвернулась. Она не могла рассказать подруге даже о смехотворном, ужасном ужине в «Старой Руси».

– Что «ну»? – вопросом на вопрос ответила она.

Айрис покачала головой.

– Ну и чудная ты, дорогуша! Временами, когда вижу тебя в одежде Жиля, мне кажется, будто передо мной совсем другая девушка. Ну-ка взгляни на себя. Ты до сих пор носишь пуховики и эти грубые ботинки, как будто ты не покидала Сорбонну. Почему бы тебе туда не вернуться? Ты будешь больше счастлива там, в музыкальной школе, чем на подиуме.

– Нет, в Сорбонне я не буду счастлива, Айрис. Я завалила экзамены.

Манекенщица посмотрела на нее с сочувствием.

– А домой ты не можешь вернуться, милая? Твоя семья тоже вышвырнула тебя? Элис подавила невольный смешок.

– Нет, нет, дело не в этом. Слушай, думаю, тебе стоит что-нибудь надеть на себя, – заметила она, – если, конечно, ты не хочешь ехать в метро в одних трусиках.


Парижские водопроводчики, штукатуры и плотники оставили Дом моды Лувель ровно в шесть часов, и в тот же момент наступила долгожданная тишина в историческом особняке, расположенном на улице Бенедиктинцев.

Джек Сторм со вздохом облегчения откинулся на спинку кресла. Вся его жизнь проходила в постоянной борьбе. Он привык к шуму и суете и не мыслил без них своего существования. Тем не менее ему приятно было для разнообразия остаться в старом здании одному, не слыша звуков непонятной французской речи, визжания электропил и оглушительного грохота у себя над головой.

Джек пристально посмотрел на неокрашенный потолок офиса. Пятнистая штукатурка над головой напомнила ему о существовании еще одного спора между нью-йоркскими дизайнерами по интерьеру и парижскими подрядчиками.

Здесь не обойтись без Минди, подумал он с раздражением. Все всегда не так, если ее нет рядом. Минди Феррагамо работала с ним с самых первых дней на Седьмой авеню, когда он оставил процветающее дело торговца галстуками, чтобы пуститься в свое первое рискованное предприятие в области мужской модной одежды. В те первые годы Минди была его бухгалтером и верным Пятницей. То были волнующие, изнурительные годы, когда они только пытались поставить бизнес на ноги.

Успех сопутствовал им, но не обошлось и без крупных неприятностей. Они пережили и пожар на складе, который чуть было не уничтожил все их старания, не говоря уж о внезапном рыночном кризисе, обычном явлении в швейной промышленности, когда свободные мужские костюмы вышли из моды, а корпорация Джексона Сторма имела их в таком избытке, что не могла сбыть продукцию.

Вот это были денечки! Впереди их ждали встречи с денежными людьми, мультимиллионные предприятия корпорации, развитие производства и дальнейшее расширение, несмотря на очевидный риск. Однажды он даже занимался любовью с Минди, вспомнил Джек. Они бросились друг другу в объятия после очередного кризиса, теперь Джек даже не мог припомнить, какого именно. Поздним вечером в офисе на Тридцать третьей улице они вдруг почувствовали вспышку непреодолимого желания, немало удивившего их. Он повалил ее на стол, заваленный недошитыми спортивными куртками из твида, и овладел ею.

Это событие они оба постарались вычеркнуть из памяти. По крайней мере последние двадцать лет Минди ни разу не показала, что помнит ту ночь в офисе. Джек мог с уверенностью сказать, что из всех женщин, с которыми он спал, Минди причинила ему наименьшие беспокойства. И, может быть, принесла наибольшее удовлетворение.

В конце коридора, в офисе отдела по связи с общественностью, зазвонил телефон. Джек повернулся к заваленному бумагами столу и подумал, что должен отпустить домой того, кто находится в той комнате, скорее всего Кэнди Добс.

Кучи документов на его столе следовало бы поместить в специальный шкаф. Джеку не терпелось, чтобы его офис привели в порядок; когда стены будут наконец покрашены, на них появятся привезенные из Нью-Йорка фотографии в рамках, копии тех, что висели в его административном помещении, будучи его счастливыми торговыми марками, – плеяда прошлых «открытий» Джексона Сторма. Все были рекламными моделями известных компаний «Сторм-Кинг». Одна из них теперь блистала в одной из голливудских постановок. Была там и «джинсовая» девушка Сэм Ларедо, обретшая известность на коммерческом телевидении, и европейская аристократка, разбогатевшая на дизайне и продаже спортивной одежды.

Ряд фотографий с изображениями «открытий» Джексона Сторма, развешанных по стенам его офиса в Нью-Йорке, производил на посетителей впечатление. Они выполнят ту же роль и в Париже.

Неожиданно в мозгу Джека возникло видение девушки с великолепными рыжими волосами и белоснежной кожей. Рыженькие обычно не привлекали его, он предпочитал брюнеток, но в американской модели Элис чувствовалась какая-то странная тлеющая страстность, пленяющая воображение.

На одно кратчайшее мгновение Джек представил себе удовольствия, которые несло с собой обладание этой рыжей девушкой на груде спортивных курток. Он потянулся, чтобы отодвинуть в сторону книгу назначений и кучу парижских рекламных проспектов.

К сожалению, рыжеволосая модель не была тем, что ему требовалось в данный момент. Равно как и тот молодой племенной жеребец из Греции, обладатель миллионов, который вложит свои деньги в предприятие, только если она станет штатной сотрудницей Дома моды Лувель! Как и юный дизайнер, с отвращением вспомнил Джек, который только что провалил всю сделку.

Без сомнения, девушка была ценным кадром. Джек был бы рад иметь ее в качестве рекламного символа своей фирмы на этот год. Сверкающие медные волосы, белая кожа и сочный большой рот, не говоря уж о необыкновенных синих глазах, – все это трудно забыть. Если Рита Хейворт и Лиз Тейлор были символами сороковых-пятидесятых, блондинки Бринкли, Хаттон, Тигс – шестидесятых и семидесятых, то огненноволосая модель Мортесьера обладала подлинной красотой современности. Пришло время рыжеволосых, Джек инстинктивно понимал это. В них было пламя и цвет одежды девяностых, современных машин, ювелирных изделий – стиль жизни на скоростной трассе. Образ ярок, элегантен и стоил миллионы на массовом рынке, он был уверен.

Джек взглянул на наручные часы. Существовал один ресторанчик «Бурье» на Порт-Майо, куда он хотел заглянуть, прежде чем, по французской традиции, заведение закроется на предрождественскую неделю. Он неожиданно осознал, что упустил время, чтобы найти кого-нибудь, кто бы поужинал с ним. Джек провел ленч с Питером Фрэнком и знал, что вечер у него занят.

Телефон внизу затих. Джек прикинул, не пригласить ли ему на ужин в «Бурье» Кэнденс Добс, и вскоре отказался от этой идеи. Ему не хотелось весь вечер говорить о делах; он хотел отдохнуть от Дома моды Лувель.

В воображении вновь промелькнула рыжеволосая модель. Он был бы не прочь поужинать с великолепной Элис, но Николас Паллиадис, судя по всему, положил на нее глаз. Джек не был пока готов пойти на самоубийство и не собирался связываться с этим сукиным сыном.

Где-то на столе, припомнил он, валялись секретные отчеты о семье Паллиадисов, которые он запросил у своих нью-йоркских помощников, материалы о налоговых спорах и вызовах в суд в Западной Германии, толстая стопка журнальных статей и научное издание с обзором профессора экономики из университета в Цюрихе, в котором давалось заключение, что империя Паллиадиса, скрытая за ширмой крупнейшего в мире флота нефтяных танкеров, представляется слишком запутанной для точной ее оценки, превосходя в этом отношении даже бизнес Онассиса и Гуландриса.

Куда интереснее оказалась личная жизнь Паллиадисов. Просмотрев исследовательские отчеты, Джек должен был признать, что семейство Паллиадисов будто сошло со страниц душещипательной мелодрамы.

Основатель империи старый Сократес происходил из семьи обнищавших фермеров, которые разводили коз на Истме. В юном возрасте он отправился в море на греческом торговом судне. Существовала легенда, что он был партнером молодого Аристотеля Онассиса в их первом деловом предприятии – греки катали тачку с песком по трущобам Буэнос-Айреса. За аргентинский эквивалент пенни местные детишки могли сунуть руку в песок и вытащить оттуда какой-нибудь дешевый приз.

Двадцать лет спустя Сократес Паллиадис разбогател, купив у американцев излишек военных грузовых судов, дабы расширить корабельную империю. Кроме прочего, он наживался, занимаясь китобойным промыслом в Тихом океане, пренебрегая международным запретом охоты на вымирающие виды. В Соединенных Штатах его даже судили за незаконную морскую транспортировку топлива.

Жестокий основатель «Паллиадис-Посейдон лайнс инкорпорейтед» имел самые честолюбивые планы в отношении своего единственного сына Ставроса, однако женитьба наследника на дочери ирландского пивоваренного промышленника оказалась гибельной затеей. Младший внук трагически погиб три года назад в Персидском заливе во время аварии на борту одного из танкеров Паллиадиса. А теперь, если слухи справедливы, Сократес Паллиадис умирал от рака. Это означало, что уцелевший внук, Николас, унаследует громадную корпорацию Паллиадиса.

Внутри конверта оказалась небольшая подборка фотографий, ранние снимки на принадлежащем семейству острове Посейдонос: два смуглых маленьких мальчика катались на водных лыжах со своей красивой матерью, потом фотографии мальчиков постарше в Ле Розе, швейцарской школе, где обучались дети королевских фамилий.

Несколько лет было пропущено. На следующих фотографиях был запечатлен высокий симпатичныи юноша на каннском пляже, и он же – на фоне парижского отеля «Рид» в компании любимицы средств массовой информации принцессы Кэтрин Медивани.

Только отшельник мог не помнить ту широко освещенную в прессе романтическую историю. Принцесса Кэтрин, не без основания прозванная «принцесса Киска», заработала себе репутацию на сексе и наркотиках. В двадцать лет она была удивительно хорошенькой, унаследовав яркие черты своей матери, кинозвезды. На снимках шестнадцатилетний Николас Паллиадис смотрелся очень симпатичным пареньком, с удивлением отметил Джек. Не то что нынешний первосортный ублюдок, который объявился в офисе в итальянском костюме, с золотым «Ролексом» на запястье и высоко задранным носом.

К фотографиям было приложено несколько газетных вырезок. Николас Паллиадис посещал швейцарский университет, потом учился на инженера в Стэнфорде, в Калифорнии. Вот, оказывается, чем объясняется его американский акцент.

В настоящее время Нико Паллиадис лишь эпизодически упоминался в газетах как отличный игрок в поло и один из лучших лыжников Европы. Однако в недавнем прошлом он находился в одной обойме с принцессой Монако Каролиной, принцем и принцессой фон Стурм унд Таксис и герцогиней Йоркской, тогда еще просто Сарой Фергюсон, проживавшей в Швейцарии во внебрачных отношениях с гонщиком Пэдди Макнэлли.

Любопытное примечание: Нико Паллиадис не был замечен в употреблении наркотиков, что удивительно, учитывая его отношения с принцессой Кэтрин. И у него не было близких друзей, за единственным исключением. Старый Сократес Паллиадис передал внука после смерти его отца на попечение молодому матросу-греку, служившему на яхте Паллиадиса. Старик желал, чтобы у мальчика был хороший наставник и товарищ, обладающий несомненной гетеросексуальной направленностью. Дмитрий Лакис, молодой человек, чуть старше своего подопечного, имел все эти качества.

Джек Сторм не мог не фыркнуть от смеха. В конверте находилась лишь одна засвеченная фотография симпатичного молодого матроса на корме яхты Паллиадиса в гавани Пирея. Лакис присматривал за юным Николасом во время ежегодных летних каникул, пока тот не уехал учиться в Стэнфорд.

Старый лис, подумал Джек. Сократес не шел на риск с пареньком, обладавшим такой внешностью и состоянием.

Еще один пункт досье привлек его внимание. Дата рождения Николаса Паллиадиса. Первосортному ублюдку, доставившему ему столько хлопот, не было еще и тридцати лет. Ну что же, Николас Паллиадис мог забирать свою рыжеволосую куколку и чувствовать себя счастливым. До тех пор, пока Дом моды Лувель получает денежки Паллиадиса.

Джек отложил в сторону бумаги. Все это очень любопытно, но он еще не придумал, кого пригласить, чтобы разделить с ним ужин.

Лишь одна персона внесла какую-то живую нотку в минувший день. Мисс Брукси Гудман едва ли была красавицей – маленькая, пухленькая, с простоватой внешностью, несмотря на свою дорогую французскую одежду. Однако она умела говорить, черт возьми, у нее были собственные оригинальные мысли, а Джек нуждался в развлечении. Ему понравились идеи Брукси Гудман о том, что им нужно для парижского предприятия. К тому же он помнил предложение о введении в дело нового материала. Нечто вроде ультразамши.

Джек посмотрел в темное окно и пригладил волосы, украдкой поглядывая на свое отражение. Черт, он ведет себя так, будто не может найти партнершу на ужин! Он по-прежнему подтянут, серый фланелевый костюм от Армани сидит на нем отлично. Французский парикмахер промыл его волосы жидкостью, которая подчеркивала их платиновый оттенок, выгодно контрастирующий со знаменитыми голубыми глазами Джексона Сторма, острый взгляд которых способствовал заключению тысячи сделок.

Они сыграли не последнюю роль и в многочисленных любовных победах.

Где-то, думал Джек, есть женщина. Стройная, красивая, спокойная и уравновешенная, как Жаклин Смит в ее лучшую пору. Или как Марианна, его жена, когда она была ведущей нью-йоркской моделью. Марианна была самой красивой женщиной, которую запечатлевала фотокамера, везде и во все времена.

Джек повернулся обратно к столу и потянулся к телефону. После секундного размышления он набрал международный код Соединенных Штатов. Затем – номер домашнего телефона в Уилтоне, Коннектикут.

В Париже было шесть часов, значит, в Уилтоне – около полудня. Он изумился, не застав дома никого, кроме экономки, миссис Анзель.

Его дочери, как терпеливо объяснила ему миссис Анзель, на занятиях в местной дневной школе Хадгкинс и появятся дома только в половине шестого или даже позже. Миссис Сторм отправилась на скачки в Фэрфилд.

Разочарованный Джек похвалил миссис Анзель за усердную работу и повесил трубку. Именно когда ты нуждаешься в жене и семье, их нет поблизости. Он не понимал, отчего испытывает раздражение. Он даже не вполне представлял себе, почему вдруг решил позвонить домой. Джек не разговаривал с Марианной уже несколько дней. Боже, Джейк, напомнил ему внутренний голос, речь идет не о днях. Прошли недели с момента его последней беседы с женой.

Джеку трудно было поверить в это. Вместо него обычно звонила секретарша, чтобы осведомиться, как обстоят дела дома и не нужно ли что-нибудь его семье.

Желание Джека разделить с кем-нибудь ужин стало особенно острым. Неужели в ординарной трапезе в ресторане есть что-то особенное?

Джек уставился на бумаги, лежавшие перед ним на столе. Нельзя, чтобы в Париже увидели, что он ужинает в одиночестве. Это даст повод для разговоров. Он мог бы отправиться в «Плаза Атеней» и заказать ужин себе в номер, развлекаясь передачами французского телевидения. Именно это он и проделал прошлым вечером.

Джек осмотрел свой офис, где на следующее утро должны были появиться штукатуры. Он устал работать в хаосе. Это парижское дело выводило его из равновесия.

Надевая пальто, он подумал о Николасе Паллиадисе и прекрасной рыжеволосой модели. Быть может, через несколько недель все утрясется. Тогда он сможет переговорить с Элис по поводу запуска рекламной кампании, где можно использовать девушку для демонстрации «Сторм-Кинг» здесь, во Франции. А возможно, и по всей Европе.

Да, черт возьми, и в Соединенных Штатах.

А быть может, думал Джексон Сторм, застегивая пальто с отделкой из лисьего меха, – по всему миру.


Уход Жиля Васса оказался столь незаметным, что никто у Мортесьера не додумался сделать ему подарок или хотя бы устроить небольшую прощальную вечеринку. Его последний разговор с Элис оставил у девушки тяжелое впечатление и никак не выходил из головы.

– Жиль, я не могу оставить Мортесьера, – сказала она ему. – Здесь у меня надежная работа.

Он отмахнулся от нее.

– Именно я нанял тебя. Руди не хотел принимать тебя на работу. Без меня ты бы не стала моделью! – Жиль сделал мелодраматический жест рукой, в которой держал мотоциклетный шлем. – Без тебя я не могу прийти в Дом моды Лувель. Думал, что ты понимаешь это. И что же теперь мне делать?

Элис совсем не хотелось прощаться с Жилем на такой ноте, но ничего утешительного она не могла ему сказать. Он бросился вниз по черной лестнице Дома Мортесьера.

Почти все сотрудники собрались внизу, окружив Жиля, многие швеи были искренне огорчены его уходом. В конце концов, с горечью подумала Элис, получилось чисто французское расставание, когда все обливаются слезами. Даже суровая ассистентка приложила к глазам платок.

Элис медленно спускалась по ступенькам, на ходу застегивая куртку. Ей хотелось бы присоединиться к женщинам, прощавшимся с Жилем. Но он был страшно рассержен после их разговора, и ей не хотелось вызывать в нем новый приступ гнева.

На улице было почти темно. По-зимнему голые ветви платанов на парковой аллее мерцали маленькими золотыми праздничными огоньками, но снег за последние несколько дней сначала растаял, потом снова подморозило, и земля покрылась наледью. Элис робко ступила в сумерки, пряди волос упали ей на лицо. Неожиданно она заметила скользнувшую рядом чью-то тень. Элис рванулась в сторону, но кто-то крепко схватил ее за руку.

– Садись в машину, – приказал мужской голос. – Мне надо поговорить с тобой.

Она слишком испугалась, чтобы кричать. Огромный блестящий «Даймлер» Николаса Паллиадиса был припаркован у обочины тротуара. Рядом с открытой дверцей машины маячил шофер в униформе.

Элис так набросилась на Паллиадиса, что тот даже покачнулся.

– Оставь меня в покое! – закричала она.

– Что ты делаешь? С ума сошла? Я не причиню тебе вреда. – Паллиадис притянул ее к себе.

– Отпусти, – Элис задыхалась от возмущения. Этот человек думал, что может купить абсолютно все. – Ты напал на меня! Я позову полицию!

Николас приблизил к ней свое лицо.

– Ты ведешь себя нелепо. Я просто хочу поговорить с тобой. Вот, – произнес он, пока она пыталась ударить его ногой. – Мне хочется подарить тебе это. – Он потряс перед носом Элис какими-то сверкающими предметами. – Я вставил сюда аметисты. Я был прав – так лучше. Этот цвет идет к твоим глазам.

Элис не знала, кричать ей или смеяться: те же серьги, с помещенными теперь в середине фиолетовыми камнями квадратной формы.

– Ты сумасшедший! Мне не нужны от тебя никакие подарки. Я хочу только, чтобы ты отпустил меня!

Он не торопился убирать от ее лица побрякушки.

– Ты не этого хотела? Тебе нужны деньги? – Его лицо окаменело. – Я дам тебе денег. Я заплачу тебе, но не раньше, чем узнаю: беременна ты или нет. И мне нужны имена людей, которые наняли тебя, чтобы ты это сделала.

Элис удалось вырваться. Некоторое время от возмущения она не могла вымолвить ни слова. Он действительно безумец!

– Мне придется избавиться от тебя, – воскликнула Элис. – Не знаю, каким образом, но я обязательно это сделаю!

Затем она повернулась и стремглав бросилась прочь.

– Вернись! – гремел ей вслед голос Паллиадиса.

Элис рывком распахнула дверь черного хода в Доме моды Мортесьера и почти упала на мощную грудь Жиля Васса, затянутую в кожаную мотоциклетную куртку.

Элис обеими руками вцепилась в куртку Жиля и разрыдалась:

– Если ты не передумал, я ухожу с тобой! Я больше не могу оставаться у Мортесьера.

8

Лестница конца XIX века из белого мрамора была одним из главных украшений Дома моды Лувель, старинного особняка, не имеющего ничего общего с тенденциозным городским строением из стекла и хрома, принадлежавшим Руди Мортесьеру на авеню Монтень. Она начиналась в холле и поднималась на пять ярусов под крышу здания. На каждой площадке, перегнувшись через перила, можно было любоваться концентрическими окружностями балюстрад из шлифованного мрамора, что тянулись вниз до основания особняка. Лестница завершалась на пятом этаже у подножия небольших железных ступенек, ведущих в кладовую, а оттуда на крышу.

Последние столетия мраморной лестницей пользовались слуги, поддерживавшие порядок в старом особняке, который был возведен, как гласит история, по приказу короля-Солнца, Людовика XIV, для одной из его фавориток. В нынешние времена маленький старомодный лифт, отделанный желтой медью, обеспечивал основную перевозку с этажа на этаж, и круглый лестничный колодец играл роль резонатора, многократно усиливавшего звуки жизни, кипящей в Доме высокой моды, начиная с трели звонка при входе и заканчивая хлопком железной двери кладовой наверху, которые разносились по особняку, будто пропущенные через гигантский громкоговоритель.

Каждое утро тунисец Абдул, привратник Дома моды Лувель, подметал лестницу, потом подключал пылесос и проходился с ним по ковру в холле. Таким образом, именно Абдул встретил Элис у дверей нижнего этажа в восемь часов утра.

– Судя по всему, ты новая модель, – произнес африканец, впуская ее внутрь особняка. – Рановато ты объявилась. – Его лицо выражало едва заметное недовольство. – Не сказал бы, что тебе найдется здесь что делать. Молодой мсье Жиль все еще обустраивает рабочую комнату. Пройдут месяцы, прежде чем появится одежда, которую тебе надо будет носить.

Несмотря на ворчание, Абдул принес ей кофе, заваренный кипятком из электрического чайника, который он держал в нижней подсобке под лестницей, и несколько хрустящих ломтиков французского багета с маслом и джемом. Элис предположила, что сердитый на вид, но в действительности добродушный араб знает, что манекенщицы вечно голодны.

Несколько минут спустя Элис услышала громкие голоса – появились рабочие. А в полдесятого появился сам Джексон Сторм со своей нью-йоркской командой, которые пришли с ежедневного собрания во время завтрака, проводившегося в закусочной по соседству.

Затем начались бесконечные телефонные переговоры. Дом моды Лувель связывался с нью-йоркскими штаб-квартирами и такими местами, как Гонконг и Мехико-Сити, где располагались швейные фабрики «Сторм-Кинг». Питер Фрэнк ведал международными делами, закупками всего необходимого для ателье, снабжением тканями и наймом персонала. Всем остальным, особенно вопросами рекламы и связью с прессой, занималась Кэнденс Добс и ее помощники.

Элис принесли множество коробок, заполненных катушками с нитками, и поручили сортировать их по цвету. В первые недели для модели не нашлось иного занятия. Принявшись за работу, она вскоре обнаружила, что, сидя за столом в ателье на третьем этаже, ей не составляет труда следить практически за всем, что происходит в здании. Конечно, это было сродни подслушиванию, но Элис забавляло раскладывать катушки и одновременно вникать во все дела, творящиеся вокруг. Старый особняк жил в каком-то особом ритме, и это нравилось Элис. Кроме того, она, будучи в центре происходящего, в то же время сохраняла уединение. А она сейчас так нуждалась в нем! Последние дни в Доме Мортесьера потребовали от нее больших душевных затрат. Не так-то просто было объявить Руди, что она уходит вслед за Жилем.

– Иди, иди! – закричал Руди. – Ты нужна Жилю для его новой коллекции. Я не настолько глуп, чтобы не понимать этого. Он собирается стать сверхзнаменитым. И только ты умеешь показать его модели, – добавил он с горечью в голосе. – Отчего я должен стоять на его пути?

Элис слышала, как гремит огромная связка ключей Абдула, относившего наверх утреннюю почту. Затем до нее донеслись голоса штукатуров и маляров, удалявшихся на перерыв.

Жиль, просунув голову в комнату, посмотрел на Элис.

– Ты не обязана это делать. – Он бросил хмурый взгляд на ряды коробок с нитками. – Я могу найти для тебя работу поинтереснее.

Элис покачала головой.

– Жиль, меня вполне устраивает эта работа!

Однако, даже не выслушав ее, Жиль исчез, озабоченный новой проблемой.

Элис со вздохом отложила в сторону отсортированные катушки и отправилась на поиски раковины, чтобы вымыть испачканные руки. Третий этаж старого особняка представлял собой настоящий лабиринт. Комнаты восемнадцатого века с низкими потолками и старинными деревянными полами на разных уровнях переходили одна в другую без какого-либо подобия коридоров. В одной из таких комнат от пола до потолка были сложены рулоны самых разнообразных тканей.

Элис с трудом нашла дорогу назад, умудрившись не поднять за собой облака пыли. Как все это было непохоже на рабочие комнаты Руди, заполненные флуоресцентным светом, с ярко раскрашенными простенками и вечно шумной суетящейся толпой персонала!

За исключением короткого успешного периода в 1950-х годах, Дом моды Лувель неумолимо клонился к упадку, начиная с самого момента своего образования. Тогда, в 1910-х годах, незадолго до начала Первой мировой войны, мадам Лувель, основательнице ателье, удалось добиться определенного признания. Затем, перед самой оккупацией Парижа немцами во время Второй мировой, ателье перешло ее племяннице, мадемуазель Клод. Дела ее шли хорошо, Клод, подруга Коко Шанель, приобрела некоторую известность и даже славу, однако смерть помешала в полной мере воплотиться всем ее замыслам. Старое ателье таинственным образом продолжало существовать вплоть до начала 1980-х годов, практически преданное забвению современным миром моды.

В поисках ванной комнаты Элис распахнула одну из дверей и чуть было не налетела на сына Абдулы Карима, студента и по совместительству подручного рабочего в Доме моды Лувель. Он выносил старые плетеные корзинки, забитые обрезками ткани.

Элис подняла грязные руки, жестом показывая, что ищет раковину.

– Ты – модель, – сказал сын привратника. Он смотрел на нее с благоговением.

Элис до сих пор не могла привыкнуть к подобным взглядам, которые она часто ловила на себе. Она улыбнулась.

– Мне нужно вымыть руки.

– Да-да. – Карим поставил корзины и с невероятным рвением указал на дверь в противоположной стороне. – Это вон там!

Сделав несколько шагов, Элис обернулась: Карим стоял неподвижно и смотрел ей вслед.

– Что такое? – спросила она.

Юноша покраснел до корней черных курчавых волос.

– Ты очень красивая, – восторженно произнес он. – Им повезло, что ты пришла сюда работать.

Примерно около полудня по гулкому лестничному колодцу распространился такой шум, что можно было подумать, будто дом наводнила уличная толпа. Гул человеческих голосов становился все сильнее, так что Элис наконец сдалась и вышла из комнаты.

Навстречу ей стремительно неслась Наннет, главная примерщица Дома моды Лувель, с красным от возбуждения лицом.

– Пришла принцесса! С ней газетчики. И у нее есть телохранители. Можешь в это поверить – прихватила с собой охрану, отправляясь на работу? – Она не могла удержаться и бросила быстрый взгляд через перила. – Там и люди с телевидения. Бог мой, Жиль Васс ничего об этом не знает!

Элис расслышала голос Жиля двумя этажами ниже.

– Что происходит? – Толпа поднималась по ступенькам, очевидно, устроив своего рода экскурсию по особняку. – Какая принцесса?

Наннет стрельнула глазами в Элис.

– Она уже бывала здесь. – С этими словами примерщица бросилась в ателье и принялась лихорадочно убирать вещи со столов в ящики. – Она приезжала со своим отцом, принцем Алессио, в прошлом году, когда здесь только появились американцы. В то время господин Джексон Сторм как раз купил этот дом. Принцесса Жаклин – испорченная девчонка, ведет распутную жизнь! Ее привозили, чтобы заказать самую консервативную одежду и после этого отправить погостить в испанскую семью. От нее одни неприятности! Теперь она желает здесь работать в качестве дизайнера. А эти американцы не позаботились даже поставить в известность главного модельера.

Элис так и не смогла толком понять, что происходит, и вернулась на свое рабочее место. Тем временем шумная толпа приближалась по коридору. Уже был слышен характерный баритон Джексона Сторма, что-то рассказывающего о рабочих местах и сфере деятельности закройщика, человека незаменимого в Доме высокой моды.

Элис едва успела поставить ящики с катушками в угол, как комнату наводнили газетчики и люди с телевидения. Посреди толпы, привлекая всеобщее внимание, стояла довольно странная девица с коротко остриженными волосами. На ней было великолепное длинное манто из лисьего меха и грязные ботинки.

– Вот, – произнес Джексон Сторм, когда представители прессы освободили для него пространство перед видеокамерами, – это ателье.

Принцесса не обратила никакого внимания на слова своего будущего работодателя; она блуждала глазами по комнате, пока не остановила взгляд на Элис.

– Твои волосы натурального цвета? – Принцесса Жаклин Медивани говорила на английском без акцента высоким пронзительным голосом.

Элис затаила дыхание. Интересно, все состоятельные европейцы так бесцеремонны? Она посмотрела на Джексона Сторма, но тот во главе журналистов направился в холл, так что в помещении остались лишь телохранители монаршей особы.

Принцесса придвинулась ближе, небрежно приспуская с плеч потрясающее белое манто из меха так, что его полы волочились по грязному полу ателье.

– Я видела тебя у Мортесьера, – вновь заговорила принцесса. – Много раз.

Элис не могла вспомнить, чтобы принцесса Джеки посещала показы моделей Руди. Где же Жиль? Неужели эта вздорная девица действительно собирается стать его ассистенткой? Элис не верила, что ему ничего не сказали об этом.

Отсняв все, что только можно, толпа газетчиков и телевизионные бригады проследовали за Джексоном Стормом и принцессой на лестничную площадку третьего этажа. Высокий человек с волосами песочного цвета задержался в дверях.

– Вы помните меня? – спросил он.

Некоторое время Элис колебалась. В последний раз, когда она видела Кристофера Форбса, тот стоял с непокрытой головой под снегом, ожидая, пока она откроет дверь вестибюля, чтобы убедиться, что его спутница благополучно добралась до дому. Ах да, это тот репортер! Очевидно, он явился сюда в толпе журналистов.

– Не хотите ли вы сказать, что пишете статью о принцессе Жаклин?

– Похоже на то. – У него были крупные белые зубы, слегка неровные, что придавало ему немного мальчишеский вид. – Мое нынешнее задание – очерк о Джексоне Сторме, короле рынка готовой одежды, внедряющемся в парижский мир высокой моды, и так далее, и тому подобное. – Он подмигнул ей. – Однако тема расширяется.

«Ему недостает только веснушек», – невольно подумала Элис.

– Кажется, принцесса и ее свита уже удалились. – Она указала по направлению лестницы.

– Я не стану по ней скучать. – Он сделал паузу, его проницательные голубые глаза с удовольствием разглядывали ее. Элис в синем рабочем халате, со сколотыми на затылке рыжими волосами выглядела не хуже, чем в вечернем наряде. Она в любой одежде была восхитительна. – Жаль, у меня не было времени все объяснить в ту ночь, когда я подвозил вас, – добавил он.

Элис стала разбирать коробки.

– Как вы узнали… о том, что происходило?

– Вы хотите спросить, разъезжаю ли я по улицам каждую ночь, подбирая на авеню Фош подружек Николаса Паллиадиса? – Он по-прежнему улыбался, но глаза его смотрели серьезно. – Я возвращался с ужина, который провел вместе с фотографом, пожелавшим заключить контракт на снимки к моей статье о Джексоне Сторме. Разве мог я проехать мимо бежавшей по снегу девушки, явно попавшей в беду?

– Я… – прошептала Элис, – вовсе не попала в беду.

– Нет? Значит, вы одурачили меня.

Она предпочла бы сменить тему.

– Я была так занята, что не имела возможности связаться с вами… то есть связаться с вашим журналом, чтобы поблагодарить.

– Милая леди, не стоит благодарности. Если я еще раз увижу, как вы в метель бежите полуголая по улице, можете быть уверены, что я вас снова выручу.

Она нахмурилась, однако Кристофер продолжал таким же ровным тоном.

– Однако в следующий раз я вернусь и прикончу того сукина сына.

Коробки, что складывала Элис аккуратной стопкой, рассыпались по столу, из них покатились катушки.

– Все было не так уж плохо, как выглядело.

– Рад это слышать. – Он перестал улыбаться. – Я мало знаю о самом Паллиадисе, но люди, с которыми он общается, имеют дурную репутацию.

В эту минуту в комнату вошла Наннет.

– Обеденный перерыв, – произнесла швея и указала на свои часы.

– Она абсолютно права – время ленча. – Кристофер снова заулыбался. – Послушайте, почему бы нам не подождать, пока не уберется пресса и телевидение, и тогда я отведу вас на ленч в одно тихое скромное местечко.

Звуки лифта в Доме моды Лувель, уносившего пассажиров на нижний этаж, разносились по лестничным проемам. В удалявшемся шуме голосов безошибочно угадывались пронзительные писклявые интонации принцессы Джеки.

Смущенная Элис вновь заверила себя, что Жиль, конечно же, не откажется от места, если ему придется работать с этой испорченной юной особой, принцессой, от безделья искавшей, чем бы заняться. Она услышала, как хлопнула дверь этажом выше. Это была дверь рабочей комнаты Жиля.

– У вас есть еще какие-то дела? – спросил Кристофер Форбс, глядя на нее.

– Нет-нет, – пробормотала Элис. Хочется ли ей отправиться на ленч? Она решила, что была бы не против. – Я только возьму пальто, – сказала она. – Вернусь через секунду.

Ей нужна была эта секунда, чтобы немного поразмыслить. Жиль беспокоил ее. Он сам слишком молод и вряд ли найдет в себе достаточно терпения, чтобы учить взбалмошную девчонку тонкостям дизайна высокой моды. Ради всего святого, ну почему ее просто не отдали в школу искусств?

Впрочем, агрессивно настроенная принцесса Жаклин не продержалась бы и двух дней в дисциплинированной школьной среде.

Она вернулась с пальто в ателье, и Кристофер Форбс помог ей одеться.

– Что касается темы высокой моды, – говорил он, входя с Элис на лестничную площадку, – это совершенно новая область для меня. Мой прошлый очерк был о Ли Йококка. – Он остановился на лестнице, пропуская Элис вперед. – Однако везде происходит одно и то же. Слышали когда-нибудь о том, как Жан-Поль Готье запер дверь перед носом большой группы журналистов, пишущих о мире моды, и заставил их ждать два часа, потому что, по его словам, освещение лучше после наступления темноты? А потом он дал американским репортерам такие плохие места, что они так и не смогли посмотреть шоу.

Элис повернулась к нему, и он продолжал:

– А эти ежегодные празднества Диора, оборачивающиеся бойней?!

На площадке Кристофер взял ее за локоть и придвинулся ближе.

– У вас красивый рот, – прошептал он. – Или возьмем, к примеру, того же Азедина Элайи. Он ввязался в склоку с редакторшей отдела мод парижской «Геральд трибюн», потому что та слишком дружески относилась к «Вуменс вэа дейли». Азедин сказал ей, что не боится проклятых американцев, в том числе и самого президента Рейгана.

Губы Элис дрогнули в усмешке.

– А что сказал президент Рейган?

– Боже, я забыл спросить. – Они вместе рассмеялись. – Высокая мода – это такой же сумасшедший дом, как и автомобильный бизнес. Напомните мне, чтобы я рассказал вам знаменитую историю о Генри Форде. Мы можем отправиться в «Риц», – сказал Кристофер Форбс, когда они добрались до нижней лестничной площадки, – это недалеко отсюда.

– «Риц» и есть ваше «тихое скромное местечко для ленча»?

– Да.

Двери зала показов были открыты. Когда они проходили мимо, оттуда выглянул Джексон Сторм.

– Привет, Элис. Хорошо, что я увидел тебя. – Он пристально смотрел на Элис. – Я как раз собирался послать кого-нибудь за тобой.

Он отступил, открывая двери старинного зала немного шире. За его спиной стоял высокий мужчина в темном деловом костюме.

– Элис, я хочу, чтобы ты познакомилась с одним из наших инвесторов. – Джексон Сторм одарил свою модель ослепительной улыбкой, которая отметала возможность любых возражений. – Дорогая, мистер Паллиадис собирается пригласить тебя на ленч.

9

– Но я не хочу этого! – закричала Элис.

Николас Паллиадис оказался не просто важным клиентом, но главным инвестором Дома моды Лувель; это все, что она поняла за эти несколько коротких мгновений. Невероятный, ужасный, непредвиденный поворот событий. После всех неприятностей, обрушившихся на нее в Доме Мортесьера, в Доме Лувель она попадает в ловушку посерьезнее!

Шофер держал открытой дверь длинного черного «Даймлера». Николас Паллиадис, положив руку на талию Элис, подтолкнул девушку внутрь машины.

Она упала на серые бархатные подушки лимузина, понимая теперь, каким образом она оказалась в Доме моды Лувель. Так хотел Джексон Сторм. А Джексону Сторму она требовалась потому, что так хотел его главный инвестор Николас Паллиадис!

Интересно, кого-нибудь заботит то, что она топ-модель, или нет? – в отчаянии подумала Элис. Предполагалось ли вообще, что она станет работать? Вспомнив о своей утренней возне с катушками старых ниток, она начинала в этом сомневаться.

После злосчастного вечера в квартире на авеню Фош, после дикого приступа гнева Николаса Паллиадиса, решившего, что Элис шантажирует его, она оказалась полностью в его власти! Она бросила на Николаса гневный взгляд, пока тот устраивался на сиденье рядом с ней.

– Пожалуйста, позволь мне выйти. – Элис потянулась к дверной ручке. – Я действительно не хочу идти с тобой на ленч. Вряд ли я выдержу еще один дрянной ресторан.

Паллиадис одной рукой толкнул ее назад на сиденье.

– Я повезу тебя в хорошее место, – сказал он непреклонно. – «Л'Эскарго Монторгей» рядом с Лезоль. Это заведение принадлежит моей приятельнице Куикет Террай, сестре владельца «Тур д'Аржан».

– Мне все равно, я не голодна!

Бесполезно. Пока машина отъезжала от тротуара, он сидел неподвижно, повернувшись к ней строгим профилем, и лишь маленькая жилка пульсировала у него на виске.

Он не выглядит сумасшедшим, думала Элис, рассматривая его. Напротив, Нико Паллиадис являлся воплощением идеальной, холодной сдержанности. Он был одет с иголочки: серый деловой костюм, черное пальто из мельтона, элегантная шляпа. Элис пришлось признать, что он был исключительно привлекателен; в его мрачной мужественности заключалось неуловимое обаяние. Молодой романтичный греческий наследник судовой корпорации. Однако она поторопилась заверить себя, что это не отменяет его сумасбродства.

– Мы едем на ленч, – подтвердил он, глядя прямо перед собой. – Я хочу поговорить с тобой.

Всю оставшуюся дорогу они сидели, сохраняя натянутое молчание. Когда «Даймлер» подкатил к фасаду «Л'Эскарго», Элис смогла убедиться, что ресторан, существовавший уже более ста лет, является полной противоположностью безвкусной «Старой Руси». Николас Паллиадис привез ее на ленч в заведение с изысканной обстановкой – бархатные диванчики, латунные перила, эффектные зеркала времен Второй империи и сказочно расписанный потолок.

Что касалось Элис, Николас мог с таким же успехом повезти ее в «Бургер Кинг» на Елисейских полях. Она, не снимая пальто, присела за столик и молча опустила глаза, не в силах совладать с тем, что происходило с ней последние дни, и уж тем более – с Николасом Паллиадисом. Ей все еще не верилось, что он оказался главным европейским инвестором Дома моды Джексона Сторма! Может быть, ей надо обратиться к Джексону Сторму и объяснить ему, что она не может работать на него, если от нее будут требовать развлекать нужных ему людей? «Он знает об этом», – сказала она себе. Джексон Сторм не только приложил здесь руку, но, вероятно, уволит ее, если она каким-либо образом станет противиться его миллионеру-инвестору.

Оцепеневшая Элис взяла меню, протянутое официантом. Она понимала, что Руди слишком разозлен, чтобы взять ее к себе назад. А в условиях, когда весенние коллекции уже шьются на определенных манекенщиц, не так-то просто получить работу модели. Потребуются недели, может быть, даже месяцы.

Дрожащими руками она отложила в сторону меню «Л'Эскарго» и посмотрела на Паллиадиса, сидевшего напротив. В конце концов, это Европа, а не Америка; богатый мужчина может преследовать молодую беззащитную женщину сколько пожелает. Тем более если у него в руках рычаги управления на месте ее работы.

Элис смотрела на его вьющиеся курчавые темные волосы. Он, ко всему прочему, поставил ее в неловкое положение перед Кристофером Форб-сом, на его глазах уведя ее, будто какую-то собачку на привязи.

Николас Паллиадис молча изучал тщательно разработанное меню «Л'Эскарго». Она бросила взгляд на его руку с длинными пальцами, державшую сложенный лист меню, и маленькую голубую татуировку в виде якоря у основания большого пальца. Николас Паллиадис принадлежал к семье, состояние которой исчислялось в миллиардах, и все же ему пришлось поработать на одном из дедовских танкеров в качестве простого матроса. Теперь, сидя перед ней, он выглядел загадочным, замкнутым в своем с лоском сшитом костюме. Однако почему, ради Бога, она смиренно делит с ним ленч, если вовсе не желает этого делать? Неужели она начинает испытывать к нему какое-то странное притяжение?

Элис вспомнила, как он, точно тигр, метался по квартире на авеню Фош, обвинял ее в шантаже и обмане. Без сомнения, то, что он оказался голым в одной с ней постели, напоминало какой-то чудовищный, кошмарный сон. Нет, они никогда не занимались любовью!

Он опустил меню и посмотрел на нее.

– Ты в порядке?

Синие глаза Элис не мигая встретили его пристальный взгляд.

Она обеими руками вцепилась в край стола. Как же ей избавиться от этого наваждения? Отчего Николас Паллиадис не может оставить ее в покое?

Кажется, он испытывал схожие чувства.

– Зачем ты мучаешь меня? – хрипло спросил Паллиадис. Он выглядел раздраженным, будто произнесенные им слова были для него полной неожиданностью. Теперь он говорил мрачным, сдержанным тоном. – Ты знаешь, я жду твоих условий. Раз я так далеко зашел, тебе придется дать мне больше информации. Без этого я не смогу действовать.

– Не понимаю, о чем ты говоришь. – Элис в упор смотрела на него. – И никогда не понимала.

– Не смеши меня. – Николас чеканил каждое слово. – Ты отправилась со мной в постель. Я лишил тебя девственности. Это, – произнес он негромко, – дорого стоит. Знаю, что за все это надо платить. Я жду.

На этот раз вспылила Элис.

– Послушай, тебе не надоели эти разговоры о моей девственности? – Она видела, как его черные зрачки недоверчиво расширились. – Я… я хочу сказать, твоя личность тут ни при чем. Что случилось, то случилось, и давай поставим на этом точку!

– Что? – В его руках меню превратилось в комок бумаги.

– Ну да, мы занимались любовью, – поморщилась она. – В сущности, это был просто секс. – Люди вокруг вытягивали шеи и прислушивались к их разговору. Элис понизила тон. – Но я не рассчитывала, что это так на тебя подействует. – Она никак не решалась сказать, что он, пресловутый плейбой, богач и известный возмутитель устоев, идеально подходил для ее плана мести. – Ты здесь ни при чем. То есть это просто должно было случиться, и все!

Выражение его лица стало диким.

– Ты просто играешь со мной, чтобы посмотреть, как я мучаюсь. Чья это идея? «Пер Аммусен»? «Северное Море»? – Внезапно он стал выстреливать в нее именами. – «Такимото»? «Холвейг ойл»? Кто из них за этим стоит?

Элис смотрела на него с изумлением.

– Кто это такие?

Он потянулся через стол и схватил ее за руку.

– Давай же, говори! Это либо японцы, либо норвежцы. У греческих танкеров нет других конкурентов. Или это, – сказал он, болезненно сжимая ее пальцы, – больше, чем просто ход, чтобы дискредитировать меня и очернить в тот момент, когда я только принял руководство над компанией деда? – Его зрачки сузились. – Здесь план покрупнее, так?

– План? – Элис пыталась вырвать свою руку. – Какой план? Разве не ты получил разрешение у Руди Мортесьера пригласить меня на вечер? До того момента я ни разу тебя не видела!

Николас Паллиадис издал иронический смешок.

– Валяй, ты слышала о проблемах с Ираном, войне в Персидском заливе, поставке оружия… – Он резко замолчал. – Интригах, что плетутся в международной нефтепромышленности. Ты уже совершила одну крупную ошибку, – напомнил он. – Ты призналась, что пошла со мной в постель не потому, что хотела этого, а по какой-то другой причине.

– Да нет же, – запротестовала она. Он наконец отпустил ее руку. – Ты ничего не понимаешь.

– Я понял, что тебе заплатили, – бросил ей Николас. – Ты на кого-то работаешь – вот что я понял. – Его черные глаза буравили ее. – Я приставил к тебе профессиональных сыщиков. Они заставят засветиться твоих соучастников. Им придется выступить со своими требованиями или отказаться от них.

– Профессиональные сыщики? – Элис отпихнула от себя повторно предложенное официантом меню. – Надеюсь, ты шутишь?

Его губы скривились.

– Ты никогда не ешь, – заметил он. – Почему ты ничего не заказываешь? Ты моришь себя голодом из-за своего профессионального занятия?

Она и представить себе не могла, что Николас Паллиадис станет следить за ней. За ней уже присматривали. Не хватало только еще новой партии шпионов у нее на хвосте!

Элис хотела было что-то сказать, но передумала. Она не могла объясниться. Вот в чем беда. Эта ужасная неразбериха превращается во все более запутанный клубок, и только она во всем виновата.

– Где твоя одежда? – неожиданно спросил Паллиадис.

– Одежда? – Сбитая с толку, она осмотрела себя. – На мне.

– Я имею в виду одежду. – Он знаком указал официанту, чтобы тот снова предложил ей меню. – Настоящую одежду, а не те тряпки, что сейчас на тебе.

На ней была лыжная крутка из «Лево», парижского магазина, очень популярного среди студенческой молодежи.

– Это нарочно, правда? – сказал он, смерив ее тяжелым взглядом. – Красивая, блестящая манекенщица на подиуме и этакая Золушка после работы. Искусная метаморфоза для того, чтобы усыпить мое внимание благодаря волшебному ореолу.

– Это моя обычная одежда, – огрызнулась Элис. – Я вовсе не Золушка!

Темная бровь приподнялась.

– Думаю, ты изо всех сил стараешься удержать меня на крючке до тех пор, пока твои соучастники не сделают следующий ход. И ты неплохо справляешься со своей работой. – Его голос стал грубым. – Я собираюсь вновь уложить тебя в постель. Мы даже еще не начали по-настоящему.

Элис отодвинула свой стул. Все попытки нормального разговора с Николасом Паллиадисом были бесполезны. Им никогда не найти общего языка.

– Извини, я не могу остаться. Кроме того, – сказала она, имея в виду специальный ассортимент «Л'Эскарго», – улитки – это то, что мне сейчас меньше всего хотелось бы.

Он откинулся на стуле, стиснув в кулак руку, покоившуюся на скатерти.

– Я хочу поговорить с тобой, поговорить, понимаешь? А не устраивать сцену. Ты представляешь, что я пережил, когда обнаружил, что ты… – Он осекся, черты его лица натянулись. – …Что у тебя не было других мужчин. Вероятно, я причинил тебе боль…

Элис внимательно смотрела на него.

– Послушай, тебя никто не заставлял ложиться со мной в постель. Не волнуйся об этом.

Она поднялась из-за стола. Паллиадис встал следом за ней.

– Если это то, о чем я думаю, – произнес он напряженно, наклоняясь над столом, – люди, использующие тебя, заломят большую цену. Они наживаются на чужом несчастье. Невинность красивой девушки ничего для них не значит. Они не посчитаются с тем, что мужчина желает… – Он стиснул зубы. – Это обязанность мужчины – сделать переживания первого раза… незабываемыми для женщины. Это его долг.

Элис разинула рот. Что за нелепое утверждение, похожее на банальность, вычитанную из руководства по занятиям сексом?!

– Даже не думай о том, чтобы вновь лечь со мной в постель. Ради всего святого, выбрось это из головы!

– Таковы греческие мужчины, – процедил он.

К ним поспешно подошел официант с бутылкой вина. Николас резко отставил ее в сторону.

– Греки именно так воспринимают секс. Естественно, я не знаю, как вы, американцы, к этому относитесь. Из того, что я слышал, американцы паршивые любовники.

– Меня не волнует, что ты слышал, – вскипела Элис. – А случившееся той ночью было ошибкой!

– Черта с два, ошибка! В такой игре не бывает ошибок. Сколько они тебе платят? Это ничто по сравнению с тем, что могу Предложить тебе я. – Его губы скривились. – Я могу дать тебе практически все.

– Никто мне не платит. И против тебя нет никакого заговора! Если бы ты только…

– Я хочу, чтобы ты вернулась со мной в квартиру на авеню Фош, – продолжал он под ее изумленным взглядом. – Нет необходимости объясняться с Джексоном Стормом. Он поймет.

Прошло некоторое время, прежде чем она обрела способность что-то ответить.

– Ты же не хочешь сказать, что жаждешь снова отвезти меня в свою квартиру, чтобы заняться сексом? – Ее гнев нарастал. – Средь бела дня? Когда меня ждут на работе?

Он холодно улыбнулся.

– Какое это имеет значение? Я же сказал тебе, что с Джексоном Стормом все улажено.

– Это непристойно! – Головы сидящих в ресторане посетителей снова повернулись в их направлении, но Элис уже было все равно. – Отвратительнее этого я еще ничего не слышала. Ты обращаешься со мной как со шлюхой!

Он наклонился к ней, ударив обеими руками по столу.

– Боже, как ты можешь противиться мне? Ты же здесь именно для этого! Думаешь, – с угрозой проговорил он, – все между нами кончилось? Думаешь, я выбросил тебя из головы? Ты сводишь меня с ума!

Элис отпрянула назад.

– Ты не можешь так поступать со мной, даже во Франции!

Когда он стал огибать стол, Элис бросилась через обеденный зал «Л'Эскарго», провожаемая взглядами встревоженных официантов и удивленной публики.

– Если не прекратишь меня запугивать, – крикнула она, – я заявлю на тебя в полицию!

– Валяй, – заорал Николас через головы трех дам, плывших ему навстречу. – У меня полно друзей в Сюрте!

Элис повернулась и побежала через великолепный зал «Л'Эскарго» в стиле Второй империи, лавируя между столиками. Николас Паллиадис преследовал ее. Он догнал Элис на тротуаре и, крепко схватив ее, крикнул швейцару, чтобы тот просигналил его шоферу.

– Значит, ты предпочитаешь улаживать дела бегством? – Он крепко сжал руки у нее за спиной и удерживал их, пока Элис старалась лягнуть его ногой. «Даймлер» подкатил к стоянке перед ними. – Сначала в ту ночь в моей квартире, теперь – в ресторане. Стоит мне отвернуться – и ты бежишь прочь! – Он рывком распахнул заднюю дверцу, не дожидаясь, пока это сделает шофер. – Видишь, ты только вывела меня из себя! – воскликнул он.

Элис оступилась и упала на одно колено, ухватившись рукой за крыло лимузина. Народ, шедший на ленч, стал собираться перед «Л'Эскарго», чтобы поглазеть на происходящее.

– Помогите мне, – бросил Николас швейцару при ресторане.

Взяв Элис под мышки, они поставили ее на ноги. Холодный ветер развевал ее длинные рыжие волосы.

– Как ты можешь себя так вести? – злобно произнес Николас. Вокруг останавливались все новые любопытные, привлеченные скандалом. – Прекрати сопротивляться, ты, глупая девчонка. Я всего лишь хочу заняться с тобой любовью!

– Он сумасшедший! – выкрикнула Элис, пытаясь апеллировать к публике. – Он действительно сумасшедший!

Зрители не обращали на ее слова никакого внимания. Элис видела, что, будь Николас Паллиа-дис даже освидетельствованным сумасшедшим, она бы и то не получила никакой помощи от парижан. Они считали, что перед ними разыгрывалась обычная ссора между любовниками.

Элис не могла драться одновременно со швейцаром и Николасом Паллиадисом: несмотря на сопротивление, они бесцеремонно впихнули ее в салон машины. Николас вскочил следом за ней, и они повалились друг на друга, сплетясь в клубок на заднем сиденье лимузина.

Швейцар «Л'Эскарго» захлопнул дверцу автомобиля, и зеваки, собравшиеся на тротуаре, наблюдали за тем, как «Даймлер» пришел в движение и быстро тронулся от обочины. Никто не двинулся следом. Многие зрители даже улыбались.

В конце концов, это был Париж.


На скорости, в два раза превосходящей обычную, «Даймлер» свернул на рю де Риволи. Элис едва удержалась на сиденье; сильные руки Николаса Паллиадиса подхватили ее.

– Ты меня похитил! – закричала она, пытаясь вырваться из его объятий. – Ты меня изнасилуешь!

– Боже мой, не говори так, а то кто-нибудь тебя услышит!

Николас приподнялся, но при новом повороте «Даймлер» опять потерял равновесие, и он всем телом повалился на Элис, в то время как автомобиль на полном ходу сворачивал на Тюильри; взвизгнули покрышки колес.

Паллиадис с проклятием протянул руку и схватил трубку внутреннего телефона.

– Полегче, ты, идиот! – крикнул он по-английски. – Ты что, стараешься нас угробить?

Николас хлопнул трубкой о рычаг. Элис со сбившимся на сторону шарфом лежала под ним, ее волосы разметались, ярко-рыжим ореолом выделяясь на фоне серого бархата сиденья лимузина. Лыжная куртка распахнулась, обнаруживая, как быстро вздымаются и опускаются под свитером ее груди. Синие глаза, темные, как лесные фиалки, глядели на него без страха, но настороженно.

Бросив на нее взгляд, он забыл, что хотел сказать. Все еще распростертый поверх девушки, он ощущал прикосновение ее тела, опалявшее его сквозь одежду.

– Зачем ты продолжаешь устраивать эти сцены? – Он терял голову от экзотической красоты женщины, лежавшей в его объятиях, такой желанной и такой непокорной. – Ты же знаешь, я ненавижу их.

Элис смотрела на точеное лицо Николаса.

– Я устраиваю сцены? – Она попыталась отстранить его. – Это ты погнался за мной из ресторана! А потом затащил меня в машину! Меня не волнует, сколько ты платишь Джексону Сторму, я все равно не позволю с собой так обращаться!

Он с трудом следил за тем, что она говорит, в то же время любуясь идеальной белизной ее зубов и чувственным изгибом розовых губ.

– Да, – пробормотал он. – В Доме моды Лувель тебе будут платить больше, чем ты получала у Мортесьера. Я приказал им.

Элис перестала отбиваться.

– Что ты им приказал? – Синее мерцание ее глаз превратилось в пламя.

Николас не мог устоять. Он опустил голову и провел губами по соблазнительно пульсирующей жилке под белоснежной кожей ее шеи. Когда она напряглась под ним, затаив дыхание, его тело бурно отреагировало. У него едва хватало сил вновь заговорить.

– Ты расскажешь мне, на кого работаешь. И что означала та ночь в моей квартире. – Водя губами по коже, Николас уловил, как участился ее горячий пульс. – Но я не намереваюсь морить тебя голодом.

Ее дыхание участилось, обдавая теплом его лицо. Глаза, синие озера, едва тронутые тенями, смотрели со смущением. Она не может быть так невинна, как выглядит, думал он. Просто отлично натренирована – в этом все дело.

– Я… я всегда могу уйти из Дома моды Лувель. – Горячие губы, пощипывающие мочку ее уха, лишали Элис способности думать и говорить. – Я не собираюсь никому подчиняться!

Николас весь горел. Его рот нежно прикоснулся к ее шее, потом он застыл, уловив невольную дрожь, вновь пробежавшую по телу Элис. Ее ответная реакция нестерпимо возбуждала его. Ему становилось трудно сохранять ясность мыслей. «Даймлер» замедлил ход; теперь не представляло труда, скользнув под нее рукой, свободно обнять ее нежное теплое тело, не оказывавшее прежнего сопротивления, и привлечь к себе. Хотя он и проклинал себя за желание, стремительно разгоравшееся внутри его. Проклинал настойчивую боль возбуждения, которое, он понимал, Элис могла ощущать сквозь одежду.

Николаса удивляло, как сильно она притягивала его. Эта девушка, обыкновенная продажная манекенщица Дома моды, была куплена; она являлась частью опасного заговора – он мог бы поклясться в этом жизнью. Однако он не хотел прислушаться к голосу рассудка, умолявшего его остановиться.

– Отчего ты сопротивляешься мне? – глухо прошептал он у ее сладостных полуоткрытых губ.

Элис уже не могла сопротивляться, даже если бы и хотела. Зов плоти был сильнее голоса разума, и она уступила ему. Она инстинктивно подняла руки и обвила ими его шею, сдаваясь, покоряясь, отдаваясь ему во власть. Начиная любить ее, Николас был медлителен, чувствен, нежен… а она стремилась к яркой, мгновенной вспышке. Пытаясь добиться своего, Элис впилась губами в его губы.

Эффект был мгновенным. С внезапной конвульсивной дрожью желания Паллиадис толкнул ее на бархатное сиденье. Впервые Элис осознала, насколько он сильнее ее. Она взглянула на его потемневшее от страсти лицо, в его глаза, полуприкрытые густыми ресницами.

– Нет, – простонала она, вдруг испугавшись силы охватившей ее страсти.

– Да… да… – выдохнул он у ее губ. – Я хочу любить тебя. Я не причиню тебе боли! – В долгом поцелуе он провел губами по ее шее. – Единственное, о чем я мечтаю, это сделать для тебя мгновения любви совершенными!

«Даймлер» остановился. Зимний солнечный свет ярким потоком струился сквозь тонированные стекла. Ее лыжная куртка была распахнута, и сильные, напористые пальцы Николаса оказались под ее свитером, ее вздымающаяся грудь легла в его ладонь, сосок набух под ласкающими движениями его большого пальца. Элис медленно плыла по течению пылкой фантазии, чувствуя прикосновение его осязаемой мужской плоти.

– Ты околдовала меня, – нежно прошептал он: – Тебе надо покинуть тех людей, остановиться, пока не поздно. Тебя втянули в опасную игру. Надеюсь, ты не носишь с собой пистолет?

Она посмотрела на него непонимающе, загипнотизированная его страстью и нежностью.

– Ты что-то сказал о пистолете?

– Не имеет значения. – Николас снова поцеловал ее, осторожно проникая языком в ее рот, потом отпрянул. Он скользнул рукой в нагрудный карман пиджака. – Боже, как я хочу тебя, – пробормотал он, снова принимаясь целовать ее.

Поцелуи Николаса сделали Элис совершенно беспомощной. Открыв глаза и бросив взгляд через его плечо, она обнаружила, что машина припаркована на улице перед Домом моды Лувель.

Но ведь они ехали на его квартиру на авеню Фош!

Николас Паллиадис почувствовал ее напряжение и прервал поцелуй. Он отодвинулся на несколько дюймов, смотря на нее сверху вниз горящими черными глазами.

– Да, я хочу тебя – сегодня, прямо сейчас. Но я не могу принуждать тебя. Я привез тебя назад к Дому Лувель.

Он показал то, что вынул из внутреннего кармана. Это были серьги, разбрызгивавшие огненные искры на солнечном свете, проникавшем сквозь оконные стекла «Даймлера».

– Я велел вставить сюда камни побольше, – хрипло произнес Николас Паллиадис.

Разум Элис, убаюканный чувственностью Паллиадиса, разом пробудился в ней. Она, не веря своим глазам, смотрела на ужасные серьги, которыми он потрясал перед ней. Что ни говори, а Николас Паллиадис оставался таким же грубым, примитивным типом, каким был в тот первый раз, когда она увидела его. Почему она позволила себе думать иначе?

– Не нужны мне твои дешевые бриллианты! – Элис сделала попытку сесть. – Не хочу, чтобы со мной обращались, как с проституткой. – Она нащупала дверную ручку «Даймлера». – Не бойся, нет против тебя никакого заговора. Тебе не требуется от меня откупаться. Просто оставь меня в покое!

– А что в них плохого? – Николас не двигался. – Что, черт возьми, ты имеешь в виду, когда говоришь «дешевые бриллианты»?

Элис почувствовала отвращение, вспомнив, что позволила ему ласкать себя на заднем сиденье лимузина.

– Ты не понимаешь, – выкрикнула она. – Я не хочу иметь с тобой ничего общего. Это… этого никогда не будет!

Раздался щелчок отпирающегося замка, и дверь лимузина распахнулась. Элис, спотыкаясь, выскочила на улицу Бенедиктинцев.

Она ринулась к средневековым воротам, ведущим ко входу в Дом моды Лувель. Он последовал за ней, все еще держа в руке бриллиантовые подвески.

– Ты хочешь сказать, что серьги недостаточно хороши для тебя? – Он поймал ее и развернул лицом к себе. – Отвечай! Что значит «дешевые»?

– Дешевые! – зло повторила Элис, стараясь вырваться из его рук. – Тебе не понять, что значит дешевые. Но я стою больше, чем это!

– Ах вот как?! – Теперь его голос приобрел зловещую вкрадчивость. – Наконец-то мы добрались до истины. Какова же цена той ночи? Я имею в виду твою маленькую невинную долю в крупном предприятии. Ты мне никогда не говорила.

Она отдернула руку, но он крепко держал ее.

– Я скажу тебе, – сказал он, и его губы разомкнулись, обнажая ровные белые зубы. – Я купил твое девственное тело. Это сделало тебя моей. В настоящее время ты больше ни на кого не работаешь и ни перед кем не отчитываешься. Ты больше не часть их стратегии. Если не веришь, – добавил он с угрожающим выражением на лице, – попытайся найти какую-нибудь другую работу в Париже. Попробуй вернуться в свою маленькую квартирку на Ранелах и увидишь, позволят ли тебе там остаться. Рискни обратиться к Мортесьеру, и посмотрим, как он тебя примет!

– Ты ублюдок! – задохнулась Элис. Он был богат и влиятелен; она понимала, что он сможет осуществить все, чем сейчас ее пугает.

– Ты принадлежишь мне, – взревел он, сжимая ее руку. – Гораздо больше, чем можешь себе представить. Ты не должна отвергать мои подарки. Если захочу, то заполучу тебя без всяких «дешевых» бриллиантов!

Они оба не замечали мужчину, приближавшегося к ним из внутреннего дворика Дома Лувель, где стояли припаркованные машины.

– Ты повредишь мне руку! – Элис извивалась в железных тисках его рук. – Не я устраиваю новую сцену, а ты!

Когда Николас грубо дернул ее к себе, позади них раздался голос:

– Эй! Мне кажется, леди желает, чтобы ее оставили в покое.

Элис поняла, что сейчас произойдет, когда услышала голос Кристофера Форбса. Корреспондент с непокрытой головой и без пальто встал между ними.

– Она хочет, чтобы вы отпустили ее, – повторил он снова.

Николас Паллиадис даже не посмотрел на него.

– Не вмешивайтесь. Это вас не касается.

Форбс сделал одно едва уловимое движение, и Элис услышала отчетливый звук удара. Николас Паллиадис пошатнулся. Корреспондент быстро двинулся вперед, но прежде чем он успел нанести следующий удар, Паллиадис провел прием карате. Элис услышала крик боли.

На шум прибежали сотрудники Дома Лувель. Первым показался Абдул. Шофер Паллиадиса тоже выпрыгнул из лимузина. Он бросился к Николасу и прижал его спиной к «Даймлеру», оба соперника разъяренно кричали друг на друга.

Подбежал сын Абдула Карим, чтобы убедиться, что его отцу не требуется помощь. Элис закрыла лицо ладонями. О Боже, сейчас только не хватало появиться Джексону Сторму!

– Скорее, скорее! – приказал араб-портье.

Он подтолкнул Кристофера Форбса к деревянным воротам, и Элис ринулась следом. Карим захлопнул за ними ворота. Оказавшись во внутреннем дворике, Кристофер осторожно прикоснулся к кровоточащим губам.

– Что за сукин сын! – произнес он, переводя дыхание. – Я так хотел отделать его в отместку за ту ночь, но упустил свой шанс.

– Он сумасшедший. – Элис прислонилась к каменной стене дворика, прикидывая, слышал ли их кто-нибудь еще. – Ты ранен?

Вглядевшись в Кристофера в полумраке дворика, она обнаружила, что он ухмыляется.

– Мой дантист будет счастлив узнать, – невнятно произнес корреспондент, – что я не потерял ни одной передней коронки.

Он достал платок и стер алую струйку, сбегавшую вниз по его подбородку.

– Гляди веселей, красотка, – подбодрил он ее. – Дело стоило свеч. Потому что теперь я знаю, кто ты такая.


– Ситуация весьма скользкая, – признал Джек Сторм.

Он положил обутую в дорогой ботинок ногу на угол письменного стола и откинулся на спинку кресла, разглядывая новую лепнину на потолке административного офиса. Последние дни стук плотничьих инструментов сменился острым, вяжущим запахом краски, что означало скорое окончание реконструкции здания.

Питер Фрэнк выглядел взволнованным.

– Понимаешь, Джек, мы могли попасть в настоящую историю, я постарался проверить слухи о том, что они подрались несколько недель назад и он пытался сорвать с нее одежду.

Джек Сторм покачал головой.

– Он никогда бы не тронул свою жену, я абсолютно уверен в этом. – Не меняя интонации, он перешел на другую тему: – Нет, все дело в швейных машинах. Точно, я знаю, что некоторые из крупных домов – Карден, Лакруа – называют такие вещи «полукутюр», но за этим просто скрывается частичное машинное производство. Если они могут это делать, то можем и мы. – Он пожал плечами. – Это его, конечно, будет коробить первое время. Но потом он свыкнется. Девушки должны использовать швейные машины, по крайней мере, для прострочки швов. Это выгодно с точки зрения стоимости. Черт, мы же пытаемся протащить это заведение в двадцать первый век! Питер Фрэнк был поставлен в тупик.

– Джек, я думал, мы говорим о… ну… о нашем инвесторе. Нике Паллиадисе. И об Элис, нашей манекенщице.

Джек опустил ногу с полированной поверхности стола.

– Лично я говорю о Жиле Вассе. О нашем дизайнере. Не об этом молодом жеребце, который охоч до манекенщиц. – Он помедлил. – Так что насчет них?

Питер поскреб свою лысину – неопровержимый знак того, что он был ошеломлен.

– Джек, пожалуйста… в данном случае ты ведешь себя несерьезно. Просто закрываешь глаза на неприятности. Во-первых, Элис его ненавидит.

– Она отправилась с ним на ленч, разве нет? Что-то я не заметил, чтобы она проявляла к нему враждебное отношение.

– Разве у нее был выбор? – Питеру никогда не нравилось, как действовал Джек в отсутствие Минди Феррагамо. Но сейчас, увы, ее удерживали дела в Нью-Йорке. – А как же Жиль? Что он станет делать, если Элис вспылит и уйдет?

Джексон Сторм слегка улыбнулся.

– Она не собирается уходить, Пит. Поверь мне, этот греческий парень будет носиться с ней как с королевой, преподносить ей все, что она пожелает. Просто с Элис, независимой американской девушкой, требуется немного повозиться. Эти европейцы жутко крутые, ты же знаешь! Но я уверен, девушка сможет это уладить.

Питер Фрэнк не испытывал такой уверенности в отношении Элис. Не был он уверен и в Жиле. Джек не счел нужным поговорить с молодым дизайнером насчет швейных машин. И Жиль решил, что ему предстоит работать в традиционном духе, как это было у Руди Мортесьера.

Ходили легенды, что произведение высокой моды легко отличить, вывернув его наизнанку: оно было столь законченным, что могло носиться даже в таком виде. Каждый дюйм изготовлялся вручную, включая швы, и слова «швейная машина» приобретали неприличное значение. Однако времена менялись. Прет-а-порте, дорогие модели в бутиках готовой одежды, нынче были частично машинного производства.

Тем не менее когда их молодой дизайнер обнаружил ряды швейных машин в комнате рядом с ателье, он был в шоке. Жиль рвал и метал.

– Не знаю, чем все это кончится, – Питер с сомнением покачал головой. – Мы завязли, Джек. Как мы собираемся все уладить перед началом весеннего сезона? И в довершение ко всему, – простонал он, – еще эта принцесса.

Выражение вежливого безразличия исчезло с лица Джека. Тема принцессы Жаклин, как видно, занимала его.

– Джек, мы не на Седьмой авеню, – продолжал Питер Фрэнк. – Ты не можешь просто так позволить какой-то девчонке прийти и заявить, что она собирается стать помощницей дизайнера. – Он сделал глубокий вздох. – У Жиля появился пунктик, что с ним никто не считается.

– У меня есть кое-какие соображения, – сказал Джек, – как все уладить. Доверься мне, Питер.

– Великолепно. Значит, мы отошлем принцессу Жаклин домой?

Глава всемирно известной корпорации «Сторм-Кинг» нахмурился.

– Питер, помнишь, как мы принимали здесь представительницу принцессы, мисс Гудман, и та предложила устроить своего рода грандиозный взрыв, чтобы с ходу раскрутить Дом моды Лувель?! Потому что нынче уже слишком поздно показывать весеннюю коллекцию, а до осени еще далеко. Что ж, я вынашиваю поистине необычную идею. Ты удивишься, это будет самый честолюбивый, самый современный проект, который когда-либо проводил в жизнь Джексон Сторм.

– Джек… – беспокойно начал Питер Фрэнк.

– Послушай, – жестом остановил его Сторм, – только послушай. Мы позволим Жилю сделать то, что он делает лучше всего, – создать такие фантастические модели, какие он только сможет придумать, не заботясь о коммерческой стороне дела. Я лично подумываю о том, чтобы устроить грандиозное шоу.

Питер Фрэнк еще раз пожалел об отсутствии Минди Феррагамо.

– Джек, ты помнишь, сколько мы затратили в этом квартале на западном рынке? Послушай, доходы на массовом рынке Соединенных Штатов оставляют желать лучшего, и это сильно тревожит меня. Не то чтобы я хотел пролить холодный душ на все добрые начинания, – добавил он поспешно, – но шоу… любое шоу… потребует огромных затрат, и особенно в Париже.

– Мне видится очень яркое, – продолжал Джек, не обращая внимания на слова, – фантастическое действо на тему моды. Спектакль-мечта, который бы сполна окупился благодаря трансляции на весь мир. Мы арендуем парижскую «Гранд-опера» и устроим официальный бал, где все примут участие в благотворительном маскараде. А в середине вечера устроим… – Он напрягся, пытаясь вспомнить нужное слово. – Ну же, как это называют французы? Фэнтэзи!

– Эй, Джек, – с тревогой произнес Питер, – ты уже обсуждал это с Жилем?

– Может, ты все-таки выслушаешь меня?! – Джексон Сторм внезапно выпрямился на стуле. Глядя на его лицо, Питер решил больше не прерывать босса. – Согласно моему плану, Жиль творит фантастические модели. Боже милостивый, головные уборы! – воскликнул он. – Французы просто сходят с ума от головных уборов. Последний раз, когда Марианна и девочки были здесь – это было много лет назад, – мы в головных уборах и масках отправились на костюмированный бал в «Криллона». – Он внезапно снова превратился в Джека Сторма с Седьмой авеню, захваченного блестящей идеей. – «Бал Белых Птиц». Как это сказать по-французски?

– Не знаю, – Питер Фрэнк скорчил гримасу. – Однако что бы ты ни делал, Джек, ради Бога, обещай мне, что сначала посоветуешься с Жилем. Понимаешь, его жена должна родить со дня на день, парень находится в стесненных обстоятельствах, и к тому же на дух не переносит принцессу. Спроси его, – умолял Питер. – Спроси Жиля, желает ли он делать костюмы к «Балу Белых Птиц». Ладно?

– Не выводи меня из себя, Питер! – Джексон Сторм смерил холодным взглядом главу отделения международного развития корпорации. – Жиль сделает прекрасные экземпляры для фэнтэзи. Поверь мне. Я тем временем позабочусь о принцессе.

– Она не делает нам никакой рекламы, как было обещано. – Питер Фрэнк никогда не был высокого мнения об их высокородной ученице дизайнера; Кэнди Добс уже посвятила его в детали обучения принцессы Стефани у Диора. – Никто не проявит интереса до тех пор, пока принцесса действительно не спроектирует какую-нибудь одежду, а для этого потребуется не один месяц. Если это вообще произойдет, – добавил он.

– Все-таки ты меня плохо слушал, Питер. – Джексон Сторм слегка постукивал по поверхности стола кончиком карандаша. – У нашего греческого денежного мешка есть его очаровательная куколка Элис, поэтому он счастлив и не путается у нас под ногами. Жиль спроектирует потрясающие модели для «Бала Белых Птиц», что принесет ему известность, большую, чем у Кристиана Лак-руа. И с принцессой мы определенно сможем поладить, – решительно произнес он. – Принцесса Джеки тоже принесет нам солидный доход.

Питер Фрэнк смотрел скептически.

– Понимаешь, Джек, гм… многие поговаривают, что принц Медивани лечил ее от привязанности к наркотикам здесь, в Париже, в начале этого года, – выпалил он. – Я не говорю, что она и теперь балуется этим, но ей всего лишь… сколько… семнадцать? Итак, ее биография не вполне чиста для юной девушки, ты так не думаешь?

– Питер, позволь напомнить тебе, что мы имеем дело с личным агентом принца Медивани, смышленой курочкой Брукси Гудман. Она бы не стала нас так подставлять, – заверил его Джек. – Выше нос! Думай о хорошем, Пит. У нас получится. Все идет именно так, как я говорил. Абсолютно никаких проблем!

10

«Вуменс вэа дейли», 17 декабря:

«Отвечая на вопрос: „Что готовит к весеннему показу этого года не так давно приобретенный финансовым воротилой Джексоном Стормом Дом моды Лувель?“ – парижский офис „Джексон Сторм Интернэшнл“ сделал заявление, что работает над осенне-зимней коллекцией моды, традиционно представляемой в Париже в июле месяце.

Отказавшись от весенних фасонов в графике своей работы, Дом моды тем самым освобождает время для только что заявленной Стормом на середину зимы фантастической постановки «Бал Белых Птиц», представляющей однотипные костюмы, которые готовит новый кутюрье Дома мод Лувель Жиль Васс. Бывший ассистент-дизайнер Руди Мортесьера, Жиль Васс стал обладателем прошлогоднего Золотого приза жюри Парижской высокой моды в номинации «Самый перспективный молодой дизайнер».

Согласно интервью Джексона Сторма, которое он дал по телефону из вот-вот открывающегося Дома моды Лувель в Париже, бал-маскарад устраивается в поддержку французского Фонда милосердия и Дома для престарелых музыкантов в Бресте. Вечер будет сопровождаться музыкой в исполнении Парижского камерного оркестра, британской рок-группы «Мотлей крю» и Вашингтонского оркестра под управлением Лестера Ланина. Событие планируется на середину февраля в большом фойе парижской «Гранд опера». Международный список приглашений будет находиться у принца и принцессы Полиньяк-Брюн, сопредседателей французского Фонда милосердия.

Вызывает особенный интерес готовящееся шоу, специально озвученное и освещенное. Джексон Сторм подчеркивает, что костюмы являются «фантазиями-интерпретациями» на тему экзотических птиц, включая белую сову, японского журавля и белую цаплю.

Покупка в прошлом году фирмой «Джексон Сторм интернэшнл» старого Дома моды на улице Бенедиктинцев вызвала оживленную полемику, в процессе которой авторитетные парижские кутюрье разделились во мнении на влияние этой корпорации на французскую высокую моду. Недавнее сообщение о том, что принцесса Жаклин Ме-дивани, юная дочь балканского принца Алессио Медивани, была включена в штат в качестве ассистента дизайнера (положение, которое несколько лет назад занимала у Диора принцесса Монако Стефания), явилось причиной небольшой сенсации.

Отныне корпорация Джексона Сторма провозгласила Дом моды Лувель самым замечательным проектом компании на всемирном массовом рынке империи мод. Президент Джек Сторм возвестил о планах развития привилегированных домов моды (свыше десяти тысяч долларов), ателье (до десяти тысяч долларов), а также сети недорогих бутиков «Сторм-Кинг».


– Боже! – Минди Феррагамо, только что прибывшая из Нью-Йорка, обвела взглядом холл на первом этаже. – Да это какой-то сумасшедший дом!

В неизменном сером деловом костюме, она неподвижно стояла, опустив на пол дорожную сумку от Луи Виттона, наблюдая за оживленным потоком людей, снующих вверх-вниз по большой мраморной лестнице Дома Лувель. Навстречу ей шли привратник Абдул с сыном, высоким парнем в университетской спортивной форме. Оба тащили старые трубы из реконструированного туалета на втором этаже. Примерщица Наннет промчалась мимо них наверх, откликаясь на зов Сильвии из закроечной комнаты.

– Где, черт возьми, Джек? – воскликнула исполнительный вице-президент Сторма.

Узнав знакомый голос, через перила лестничной площадки второго этажа перегнулась Кэнденс Добс.

– Ах, Боже мой, неужели это ты, Минди? Когда ты приехала? Ты читала в международной «Геральд трибюн» о фэнтэзи? Просто несчастье! Нам не хватает манекенщиц!

Минди поправила очки в золотой оправе, вглядываясь в проем лестничного колодца.

– Позвоните Беттине или Софи Литвак, – кратко бросила она.

– Ведущие агентства не откликаются на наши запросы!

Специалистка по связям с общественностью устремилась вниз по ступенькам. Имея дело с французской прессой и электронными средствами информации, оказывающими повсеместное сопротивление, как выражались в Париже, «вторжению» Джексона Сторма, бедная Кэнди потеряла несколько фунтов веса и выглядела теперь не лучшим образом. На площадке второго этажа ей пришлось прижаться к стене, пропуская двух грузчиков, тащивших в помещение ателье новые столы для закройки.

– Французы то и дело ставят нам подножки, – пожаловалась она, еле переводя дыхание, когда добралась до Минди, стоявшей у основания лестницы. – Мы не в состоянии отыскать манекенщиц для фэнтэзи, «Гранд опера» нагадила нам с датой представления. Можешь себе представить – это среда! – Она громко застонала. – В Париже никто никуда не ходит вечерами по средам!

Минди открыла дверь демонстрационного зала.

– Где Джек? – повторила она, переступая порог.

– Мы платим уйме людей, – продолжала Кэнди, следуя за вице-президентом в еще не законченное реставраторами помещение, – начиная с принца и принцессы Полиньяк-Брюн и заканчивая председателем Фонда милосердия графом де Бонрило, чтобы они занимались приглашениями и привлекали представителей высшего света. Однако все упираются, Минди! Мне трудно во всем разобраться, но циркулируют слухи, будто фэнтэзи и «Бал Белых Птиц» провалятся!

Маленькая женщина в строгом сером костюме медленно повернулась посреди зала, разглядывая беспорядочно расставленную мебель и ряды закрытых ящиков.

– Кто это – «все»?

Кэнди провела рукой по растрепавшимся светлым волосам.

– Минди, здесь всем заправляют несколько фамилий из верхних эшелонов. Париж хуже, чем какой-нибудь проклятый Богом городок в Огайо. Либо ты знаешь нескольких человек, чьи семьи ведут свое происхождение от Карла Великого, и нравишься им, либо нет. Третьего не дано. Вот в чем дело! Такое происходит не только в моде, – добавила она с истерической интонацией в голосе, – но и в бизнесе, обществе, правительстве…

– Двух месяцев недостаточно, чтобы все наладить, – прервала ее Минди. – Я же говорила Джеку.

– Нам потребуется по крайней мере полгода. – Кэнди с облегчением вздохнула: второй человек после самого Джека Сторма согласен с ней. – А что он сказал?

Минди холодно улыбнулась ей.

– Джек все же настоял на своем.

Неожиданно за дверью зала раздался шум голосов. Естественный резонатор звука лестничного колодца доносил пронзительные женские вопли на французском и взбешенный тенор, отвечающий на том же языке. Затем последовал оглушительный грохот, хлопнула дверь, за ней – другая.

Кэнденс Добс побледнела. Ее глаза с мольбой обратились вверх.

– Ох Боже, пожалуйста, не дай им наделать ничего страшного. Только не теперь, когда Джека нет, Питер Фрэнк в Нью-Йорке и я здесь совсем одна.

Вице-президент внимательно вслушивалась.

– Принцесса? – спросила она после очередного режущего слух крика.

– Звучит так, будто они готовы убить друг друга, – сказала Минди.

Кэнди торопливо закивала.

– Она ассистентка дизайнера, так мы ей сказали. – Кэнди двинулась к выходу из зала. – Но никто не посоветовался по этому поводу с Жилем.

– Со мной приехала Трини, это должно поправить дело. – Трини была секретаршей Джексона Сторма. – Так где же Джек? – в третий раз осведомилась Минди.

Специалист по связям с общественностью нерешительно повернулась к Минди, поджидая, когда та ее догонит. Крики наверху не утихали, а становились все громче.

– Ох, Джек, – вздохнула Кэнденс. – Это совсем другая история.


Путешествие на поезде заняло больше времени, чем предполагал Джек Сторм, даже несмотря на то что скорость экспресса Париж – Лион достигала сотни миль в час. Из окна вагона первого класса он наблюдал холмистую сельскую местность под холодным серо-голубым зимним небом и следы грязного снега, уступавшие свой последний плацдарм по мере того, как состав продвигался все дальше и дальше на юг от Парижа.

Джек устал от чтения «Геральд трибюн» и прихваченного на всякий случай номера «Тайм». Хотя в рекламе сообщалось, что во французском поезде имеется вагон-ресторан и Джек с нетерпением ожидал изысканной трапезы, подобной той, что он видел в фильмах о Восточном экспрессе, местная железнодорожная компания воспользовалась примером прижимистых американцев и могла предложить ему лишь содержимое тележки для ленча, которую толкал по проходу престарелый проводник в униформе.

Джек со вздохом откинулся на сиденье, держа в руке сандвич с ветчиной и сыром, и стал разглядывать двух привлекательных молодых француженок, расположившихся напротив. Кое-что на железнодорожной тележке для ленча все же радовало глаз. В ассортименте были свежие фрукты, отличный бретонский паштет, бутылки высококачественного бордо и даже сносное шампанское, недурно охлажденное. Однако все это не шло ни в какое сравнение с изысканным обедом, на который он рассчитывал, садясь в поезд. А ведь он мог бы заказать в Орли реактивный самолет и проделать тот же путь гораздо быстрее!

Девушки по ту сторону прохода представляли собой достойное зрелище, обе – темноглазые брюнетки, довольно легкомысленные, что было не редкостью среди француженок. Джек досадовал по поводу своего незнания французского – ему казалось, что девушки обсуждают его. Он поднял свой бокал с бордо, провозглашая любезный тост за молодость и красоту, и сверкнул улыбкой. Девицы тут же отвернулись, склонив головы над каким-то журналом.

Джек почувствовал неприятный укол. «Боже, – попытался он успокоить себя, – не впадай в панику только из-за того, что две молоденькие девки отшили тебя. Да еще француженки».

Он подался вперед, чтобы разглядеть свое отражение в окне. На нем был костюм, особенно нравившийся ему, – темно-серый, из дорогого материала, вполне соответствующего той впечатляющей цене, что он заплатил за него. Джек только что постригся и привел себя в порядок во время еженедельного посещения парикмахера в «Плаза Атеней», одного из лучших специалистов в Париже. Он выглядел как всегда. Ничего не изменилось.

Однако эти французские птички напротив, подумал Джек с новым приливом раздражения, проигнорировали его, когда он пожелал выпить за них бокал вина.

Разумеется, они не подозревали, кто он такой, самодовольно подумал Джек. Он просто избалован вниманием женщин. Всемирно известный «Сторм-Кинг» на массовом рынке мод пользовался у женщин успехом не меньшим, чем кинозвезды. Глупо, конечно, но ему всегда говорили, что он похож на Кэри Гранта. А однажды, помнится, несколько лет назад, нашли в нем сходство даже с Роком Хадсоном!

Дождавшись возвращения тележки, Джек засунул остатки сандвича и бутылку бордо в мусорный контейнер и резко откинулся на спинку сиденья. Питеру Фрэнку стоило отправиться в эту поездку вместе с ним, потому что Джек был плохо знаком с французской текстильной фабрикой, которую «Джексон Сторм Интернэшнл» приобрела у братьев де Бриссак чуть более года назад в расчете на поставки шелковой ткани редкого качества. Первоначально именно фабрики являлись целью приобретения корпорации «Сторм-Кинг». В процессе перекупки своих поставщиков шелка Джексон Сторм приобрел кое-что из недвижимости несостоятельных фирм: собственность в Сен-Тропезе, многоквартирный дом в Уаз и старинный, всеми забытый Дом моды в Париже. Дом моды Лувель. С этого все и началось.


Когда Джексон Сторм вышел из поезда в Лионе, в воздухе стояла прохлада, но снега на земле не было, за что он уже был благодарен. Ловя у вокзала такси, он пристально вглядывался сквозь мелкую изморось, и в памяти всплывал день первого знакомства с фабрикой братьев де Бриссак два года назад. В ту пору, когда Джек только обдумывал покупку, он вспоминал французские фильмы, на которые таскала его Марианна в кинотеатры Манхэттена. Время действия – незадолго перед Второй мировой войной. Персонажи – полуаристократы, в течение двух столетий имевшие монополию на шелковое производство. Сюжет, естественно, вертелся вокруг тайны изготовления уникальной шелковой ткани после 1939 года.


Текстильные консультанты, вызванные из Соединенных Штатов для оценки предприятия, после шести месяцев и ста семидесяти пяти тысяч долларов, вытянутых из «Джексон Сторм интернэшнл», посоветовали оставить все как есть. Несмотря на то что оборудование не менялось уже пятьдесят лет, альтернативный вариант – снести прядильные и ткацкие цеха и построить все заново – был слишком дорогостоящим. К тому же французы неплохо справлялись, используя древние технологии. До тех пор пока утонченные, изготовленные на заказ шелка для парижской индустрии мод продолжали приносить мало-мальский доход, команда экспертов рекомендовала поддерживать прежний порядок, проводя умеренно жесткую линию в отношениях с французскими профсоюзами и ремонтируя фабричное оборудование шпильками, жевательной резинкой или любыми другими средствами, которыми, казалось, пользовались для этой цели французы.


Джек встретил де Бриссаков, отца и сына, во дворике прядильной фабрики. Президент компании по производству шелка Луи де Бриссак в костюме в мелкую полоску и заведующие фабричными лабораториями в длинных белых халатах повторили ту же экскурсию, что была устроена для Джека во время его первого визита два года назад. Они продемонстрировали ткацкие цеха, где со станков сползали бесконечные ленты однотонных тканей различной выработки, затем красильные цеха, где ткань окрашивали в яркие цвета. Завершился осмотр в отделочных помещениях, где проходила конечная химическая обработка.

Во время экскурсии Джек был необычно тих. Он не вполне представлял себе, чего хочет. Идея мисс Брукси Гудман по поводу чего-то столь же новаторского, как ультразамша, неделями не давала ему покоя. План, находившийся в зачаточном состоянии, должен был если не расцвести в полной мере, то хотя бы пустить какой-нибудь жизнеспособный побег.

В завершение всего Джек ощущал серьезный языковой барьер. Только Луи де Бриссак и его отпрыск говорили на сносном английском, и сыну приходилось переводить разговор для группы управляющих и инженеров, сопровождавших их во время экскурсии. Таким образом, поступающая информация оказывалась несколько искаженной.

Они провели несколько минут в фабричной столовой, выпив с руководителем прядильного профсоюза по маленькой чашечке растворимого кофе. Потом, после посещения старомодных лабораторий с треснутыми раковинами, Джек наконец начал расспросы об экспериментальных материалах.

– К сожалению, эксперименты не проводились с начала шестидесятых годов. – Луи де Бриссак-младший имел университетскую степень в текстильной инженерии. – Мой дед был последним, кто что-то предпринял, когда мы впервые столкнулись с конкуренцией в лице японцев. Однако новаторство не помогло вернуть нам рынки сбыта. – Он посмотрел на своего отца. – К тому же производство ламинированных тканей требовало огромных материальных затрат.

– Что за ламинированные ткани? – Они прошли под дождем к товарному складу. Джек оглядел полупустое мрачное помещение, в котором, как объяснили, хранились бесперспективные материалы. – Что это напоминало, трикотаж?

– На шелкопрядильной фабрике? – улыбнулся молодой де Бриссак. – О нет, ничего подобного!

Отец дернул его за рукав и проговорил негромко по-французски:

– Идиот, что же ты делаешь?! Ему вовсе неинтересны твои рассказы о ламинированных тканях!

Младший де Бриссак пожал плечами и вновь повернулся к Джексону Сторму:

– Это по поводу производства ламинированных тканей.

Однако старший де Бриссак вновь настойчиво потянул сына за рукав:

– Ты хочешь погубить нас?

Джексон Сторм продвигался вперед между возвышавшимися стеллажами коробок с одеждой.

– Ладно, так что же это было, – любезно осведомился он, – если не трикотаж?

– Кружево. – Молодой француз, хмурясь, бросил взгляд на отца. – Поистине замечательные дендермондские кружева ручной работы из Бельгии, ламинированные изящной газовой тканью. С ними можно было делать все то, что невозможно с кружевами, – неуверенно продолжил он. – Сочетание непрозрачного ручного кружева и просвечивающего шелка.

– Что же случилось?

– Мой дед забросил эту идею именно тогда, когда она стала давать первые ростки. Японцы вытеснили нас с рынка парчи. Нам пришлось экономить в этой области, поэтому мы не могли больше идти на такие материальные затраты.

– Какая жалость! – Джек приподнял крышку картонной коробки с надписью «Peau de sole»[1] и посмотрел на слежавшиеся рулоны шелковой ткани внутри. – Хотел бы я взглянуть на это.

За его спиной переговаривались начальник ткацкого цеха и один из инженеров де Бриссака.

– Но эта ткань не вполне надежна, – сказал инженер.

Начальник цеха бросил на Джека загадочный взгляд.

– Только в том случае, если применить натриевый пятновыводитель.

Джек воспринимал разговор только как отвлекающий шум, так как не мог понимать языка, на котором он велся.

– А у вас есть здесь еще такая ткань? – спросил он, возвышая голос.

– Есть ли она здесь? – Младший де Бриссак выглядел так, будто день, который он ждал всю свою жизнь, наконец настал. – О, мсье Сторм, у нас здесь целый склад этого материала!


Последним писком моды в спортивной обуви были кеды – обыкновенная американская обувь. Однако ультрасовременная в Париже, где каждый мог сделать свой выбор, не столь, конечно, шикарный, из дорогих немецких, британских и французских фасонов. Кеды были частью имиджа в среде парижской «золотой молодежи»: грязная обувь, эластичные штаны, плотно облегавшие ноги, безразмерный кашемировый пуловер фирмы «Гермес». Угрюмое личико принцессы Жаклин выглядывало из-под копны жестких темных волос, подстриженных, как у парней эпохи Депрессии; передняя прядь была убрана с лица благодаря изогнутой пластиковой заколке розового цвета. Принцесса топала ногами, обутыми в грязные кеды, и визжала:

– Но он сказал, что не даст мне рисовать! Что за жалкая куча дерьма этот Жиль! Он ненавидит меня! Он не позволяет мне ничего делать! – Специально для Карима, который стоял в дверном проеме ателье со шваброй в руке, принцесса повторила всю тираду на французском, сохранив ее экспрессию.

Очевидно, это было хорошо отрепетированное представление.

– Мадемуазель, – с мольбой в голосе заговорила Кэнденс Добс, – что вы…

– Не хочу с тобой разговаривать. Только с ней! – завопила принцесса, тыкая пальцем в сторону Элис.

– Но Элис не имеет к этому никакого отношения, – в отчаянии произнесла специалист по связям с общественностью. – Она здесь всего лишь модель.

– Минуту. – В ателье вошла Минди Феррагамо. Она с невозмутимым видом посмотрела на юную особу королевских кровей. – Хорошо, пусть разговаривает с Элис.

Элис занималась нудной работой: разбирала старые холсты, муслин, используемый парижскими кутюрье вместо бумажных выкроек, и беседовала с Кристофером Форбсом, когда в комнату влетела принцесса. За ней, как хвост кометы, следовал Карим. За ними появилась группа швей. Шествие завершали Кэнденс Добс и Минди Феррагамо, которая, как сообразила Элис, только что вернулась в Париж.

Краем глаза Элис видела, как Кристофер Форбс улыбается ей. «И все по твою душу», – говорило выражение его лица.

Элис сурово посмотрела на принцессу, она не собиралась подобострастно соглашаться со всем, что скажет это буйное, взбалмошное чадо принца Алессио.

– Напрасно стараетесь, принцесса, – резко сказала она. – Вам не позволено вмешиваться и беспокоить Жиля.

Наннет и Сильвия тревожно переглянулись: никто не смел разговаривать с европейской знатью в таком тоне. Заметив их взгляды, Элис лишь пожала плечами. Пора кому-нибудь поставить на место Жаклин Медивани.

– Вот, собственно, почему вам выделена отдельная комната. И собственный чертежный стол. Принцесса с обожанием уставилась на Элис.

– Я хочу делать модели для тебя, – быстро заявила она. – Жиль мне не нужен. – Она развалилась на стуле, выставив перед собой ноги в кедах. – Для тебя, Элис, я создам замечательную модель для бала. Ты станешь прекрасным фламинго с таким большим головным убором из перьев и в маске, скрывающей глаза. Увидишь, это будет просто фантастично.

– Фламинго вообще-то розовые, ваше высочество, – поспешно напомнила Кэнденс Добс юному дарованию.

Принцесса даже не повернула голову в ее сторону.

– У нее же рыжие волосы, кретинка! Ты что, не видишь?

Минди Феррагамо быстро подняла руку.

– Мы здесь не для того, чтобы ссориться. Ты чем-нибудь занимаешься теперь, кроме этой чепухи? – Вопрос был обращен к Элис, и она покачала головой:

– Жиль еще не готов заняться мной, – неохотно призналась Элис.

– Здесь все еще не готово. – Маленькая женщина проворно повернулась к выходу. – Пусть принцесса поставит сюда свой чертежный стол. Пока ты работаешь, она сможет рисовать тебя и делать модели, какие ей заблагорассудится.

Элис это не понравилось. Она предпочитала сортировать булавки и пыльные катушки с нитками, чем терпеть присутствие неуравновешенной принцессы Жаклин. То, как девчонка поглядывала на нее, заставляло Элис нервничать.

– А вы, – произнесла Минди Феррагамо, разглядывая Кристофера Форбса. – Вы что здесь делаете? По-моему, вам следует сопровождать Джексона Сторма.

Корреспондент из журнала «Форчун» добродушно улыбнулся ей:

– У меня другое задание. И мне сказали, что Джексона Сторма нет в городе.

– Он в Лионе, – кратко бросила Минди. – Он отправился на шелкопрядильную фабрику, но скоро вернется. – Она указала пальцем на принцессу Жаклин. – Поспешите, ваше высочество, только что появился охранник с машиной.

Принцесса послушно слезла со стула.

– Но я сделаю тебя фламинго, – прошептала она, проходя мимо Элис. – Ты будешь розовой, а все остальные будут белыми. Ну и черт с ними!

Элис вяло улыбнулась в ответ.

Последними вышли швеи, унося с собой холсты. Наннет прикрыла за собой дверь. Кристофер Форбс лениво прислонился к подоконнику, скрестив руки на груди.

– Куда делся Жиль? Интересно, выдержит ли здесь этот парень?

Элис принялась подбирать выкройки. Когда поднялась вся эта свара между Жилем и принцессой Жаклин, они с Кристофером беседовали совсем о другом: блуждали вокруг скользкой темы Николаса Паллиадиса.

– Думаю, Жиль отправился домой, – проговорила Элис и осторожно добавила: – Жиль не собирается уходить из Дома моды. У него контракт с Джексоном Стормом.

– Это, конечно, не мое дело, но из того, что я здесь наблюдал, я бы сказал, что контракт едва ли компенсирует твоему звездному дизайнеру все осложнения.

Элис задумалась. Кристофер Форбс пишет статью об империи Джексона Сторма. Может быть, он о чем-нибудь проведал?

– А почему ты решил, что Жиль подумывает об уходе?

Он вновь пожал плечами.

– Есть кое-какие слухи, но Париж полон слухов. В мире мод сплетни – обычное дело. – Он разглядывал Элис, пока та занималась своей нехитрой работой. – Денежные инвестиции «Паллиадис-Посейдон» дают возможность этим носатым типам вмешиваться в местные дела. Сократес Паллиадис не вкладывает деньги в то, что не может контролировать.

Элис не вполне поняла, что он имеет в виду.

– Джексон Сторм могуществен. Продукция «Сторм-Кинг» известна по всему миру.

– Паллиадис круче.

Элис избегала его взгляда. Форбс страшно напугал ее несколько дней назад, когда заявил, что знает, кто она такая. Однако последующие слова немного успокоили ее: «Ты та, кто не позволит вертеть собой даже такому, как Николас Паллиадис».

Ей бы перестать тревожиться, но она никак не могла отделаться от чувства, что он что-то недоговаривает. Не было ли его двусмысленное замечание своеобразным тестом? Может, он просто хотел понаблюдать за ее реакцией?

С той самой снежной ночи на авеню Фош, когда Форбс подвез ее, Элис испытывала к нему доверие. Он являлся человеком, на которого, она знала, можно было положиться. Они оба принадлежали к одному кругу людей, Элис была уверена в этом. Интересно, каково это – быть любовницей Кристофера Форбса? Ей было очень любопытно. Стали бы они заниматься любовью также, как это было с Николасом Паллиадисом?

Элис отвернулась, чувствуя, что ее лицо заливается краской.

Казалось, Кристофер ничего не заметил. Он держал в руках коробку, которую она заполняла материалами.

– Чувствую себя дураком, что снова завел разговор на эту тему. Принимая во внимание то, чем обернулось мое приглашение на ленч.

Элис знала, что он собирается сказать. Она также понимала, что это может сильно осложнить ситуацию, но тем не менее импульсивно откликнулась:

– Хорошо!

– Хорошо? Вот так сразу? Еще до того, как я успел спросить?

– Ну, – сказала она, испытывая некоторую неловкость, – мне бы хотелось пообедать в Латинском квартале рядом с университетом. Ты ведь приглашаешь меня, правда?

– Ты лишила себя развлечений. А у меня призвание развлекать тебя, – медленно произнес он. – Похоже, ты в этом здорово нуждаешься.

– О да! – Глаза Элис вспыхнули.

С Кристофером Форбсом она чувствовала себя легко и непринужденно, чего никогда не испытывала с Николасом Паллиадисом. Но на полпути к мусорному баку она остановилась, держа в руках мешок с обрезками. Она вдруг поняла, что не может выйти через парадную дверь на улицу Бенедиктинцев: последние два вечера там, поджидая ее, стоял лимузин Николаса Паллиадиса.

Кристофер заметил, как изменилось выражение ее лица.

– Не волнуйся, – улыбнулся он, надевая пальто. – Мы выйдем во дворик и нырнем в соседнее здание. А оттуда – на рю Камбон.

Элис с благодарностью посмотрела на него и повернулась к выключателю, чтобы погасить свет. В наступившей темноте зазвонил телефон, висевший рядом на стене. Элис вздрогнула от неожиданности: линия только что была проведена, и она никак не ожидала, что кто-то знает ее новый номер.

Снимая телефонную трубку, она попыталась унять вдруг вспыхнувшую тревогу.

– Кэтрин, – прозвучал знакомый голос в телефонной трубке. Но теперь в нем не было привычной угрозы, ничего, кроме усталой озабоченности. – Тебе нужно немедленно вернуться. Мы знаем о Николасе Паллиадисе. То, что ты делаешь, очень опасно.

11

В полночь сильный ветер с моря пронесся над сухими холодными равнинами Северной Франции. Он налетел на Париж, грохоча ставнями Монмартра и кружась, как ночной демон, затем ринулся под гору к авеню Осман и площади Опера. В своей квартире на рю де Прованс Жиль услышал холодные завывания ветра, заворочался во сне в поисках тепла и уюта и прильнул к нежно округлому животу своей беременной жены.

Через мгновение Жиль пробудился, почувствовав, что что-то неладно.

Лизиан не спала. Она лежала, вглядываясь в темноту, ее бледные щеки обрамляли длинные пряди шелковистых темных волос.

«О Боже, – подумал Жиль, приподнимаясь на локте, чтобы взглянуть на нее, – пожалуйста, только не дай этому начаться заново».

Последние две недели его прекрасная жена втайне испытывала страхи, что ребенок, которого она вынашивает, страдает синдромом Дауна. Странная идея – ведь в свои тридцать два года Лизиан вряд ли входила в группу риска. Однако никакие медицинские обследования не могли разубедить ее. Лизиан желала пройти особый тест, и когда доктор отказался его проводить, она восприняла это как свидетельство того, что что-то все же не в порядке.

– Дорогая, – прошептал Жиль. Он нежно обнял ее и увидел, как прекрасные темные глаза, полные муки, обратились к нему. – Ничего не случилось. Я здесь.

– Жиль. – Она еле слышно произнесла его имя. – Я обману твои ожидания. У меня будет девочка.

Несмотря на усталость, Жилю едва удалось подавить рвущийся наружу смех. Еще одна навязчивая идея! Он нежным движением убрал со лба жены прядь волос. Она была так уверена, что «обманет его ожидания»; вот, оказывается, в чем проблема.

Когда Лизиан работала у Унгаро, она была самой красивой моделью в Париже, намного превосходя, по мнению Жиля, американскую манекенщицу Элис. Однако, как большинство моделей, она была убеждена, что далеко не так привлекательна, как кажется окружающим.

Странная, но очень распространенная болезнь. В раздевалках перед показами мод самые известные манекенщицы кричали в отчаянии: «Ах, разве вы не видите? У меня такой безобразный нос!» «Боже мой, это никуда не годится. Мои глаза слишком близко посажены!» Жиль никогда не переставал изумляться этой особенности. Очаровательные женщины были невероятно красивы, но всегда находили в себе нечто, что приводило их в отчаяние.

Теперь, обнимая свою ангелоподобную возлюбленную, Жиль был смущен и чувствовал немалую беспомощность. Лизиан всегда не хватало любви: грубый отец в маленьком бретонском городке, водитель грузовика, который отвез ее в Париж, когда ей было всего пятнадцать лет, и там бросил, потом какой-то фотограф, что подобрал ее в одном из придорожных ночных кафе и забрал к себе домой. Он преобразил Лизиан, обучил, как пользоваться своей хрупкой красотой, а потом, когда она ему наскучила, оставил, предоставив заботиться о себе самой.

Жиль поцеловал жену в лоб. Он обожал Лизиан, но она была на восемь лет старше его и считала, что слишком поздно обрела настоящую любовь, уверенная, что через несколько лет Жиль обязательно бросит ее. Вот о чем размышляла его любимая жена!

Напротив, Жиль, как никогда, нуждался в своей жене. Он страстно желал поговорить с ней, как это было прежде, до ее беременности. Лишь она одна могла бы понять положение, в которое он попал у Джексона Сторма в Доме моды Лувель.

Жиль чувствовал себя уничтоженным. Его талант растрачивался впустую: американцев интересовало не искусство, а только то, что могло принести им деньги. Никто не советовался с ним. С главным дизайнером обращались хуже, чем со швеями в ателье. Последним унижением был этот чудовищный рекламный трюк с приглашением девчонки Медивани на место его ассистентки. Все знают о ее увлечении наркотиками и раскованными сексуальными похождениями! Точь-в-точь, как ее скандально известная старшая сестра!

– Я обожаю маленьких девочек, – прошептал Жиль, мысленно отодвигая образ принцессы Джеки на задворки своего сознания. Он поклонялся Лизиан; знал, что будет испытывать те же нежные чувства и к своей дочери. Единственное, на что он смел надеяться, это то, что она с возрастом не превратится в неконтролируемого подростка с угрюмой мордашкой.

– Мне бы очень хотелось иметь ласковую маленькую девочку, – он нежно ткнулся носом в гладкую щеку жены, – такую же, как ее прекрасная мамочка.

Лизиан подняла руку и положила ее на свой большой круглый живот.

– Это грешно, – произнесла она с очаровательной прямотой, – желать заняться с тобой любовью теперь. Нет, это хуже, чем грешно, – это смехотворно.

– Милая моя, не думай так, – откликнулся Жиль. – Нет ничего смехотворного в желании заняться любовью.

– В самом-то желании – нет. – На ее лице появилось выражение меланхоличной чувственности, которое всегда так очаровывало его. – Но желать любить тебя… когда я в таком виде!

Сердце Жиля переполняла нежность.

– Солнышко мое, – прошептал он, осторожно привлекая ее к себе. – Я думаю, если бы мы…

– Нет, нет! – Теперь она внезапно склонилась над ним, одной рукой вдавливая его в кровать. – Не могу, только не так, я страшно заторможена. Но, ах, Жиль… – Ее великолепные темные глаза были полны страсти. – У меня никогда не было возможности показать, как я люблю тебя. Это ты всегда стараешься проявить свою любовь.

– Конечно, и ты можешь любить меня. – Скуластое молодое лицо Жиля застыло от удивления. – Просто… – Он пытался подобрать слова. – Любовь моя, я хочу заботиться о тебе, защищать, потому что ты самое красивое, дорогое существо в моей…

Она приложила кончики своих изящных пальцев к его губам.

– Не хочу показаться слишком настойчивой, но я чувствую себя так… прямо не знаю, – прошептала она. – Меня это гнетет.

– Все угодно, что только доставит тебе удовольствие, дорогая моя. – «Лишь бы только, – подумал Жиль, – не эти тягостные депрессии, когда она с отвращением смотрела на себя и о сексе не могло быть и речи». – Я хочу, – выдавил из себя Жиль, – чтобы ты была счастлива.

Она тяжело вздохнула.

– Так странно, Жиль, но сама я не чувствую желания! Но, ах, Жиль, милый, как я хочу любить тебя! Ты скучаешь по мне, любовь моя?

– Постоянно, – честно признался Жиль. – Но ты была так несчастна, что я не смел попросить…

– Ш-ш-ш. – Ее пальцы легко скользнули под покрывалом, лаская его бедра. Нетерпеливым движением она откинула покрывало. Тело Жиля, смуглое и могучее на фоне белоснежных простыней, внезапно оказалось неприкрытым. Немного неуверенно Лизиан дотронулась до него, смыкая теплые пальцы вокруг его твердой плоти.

Жиль приподнялся на кровати.

– Дорогая, – сказал он, – есть вещи, которые я могу сделать для тебя. Позволь мне тоже…

– Нет, нет! – Ее пальцы нежно и искусно ласкали его. Склонившись над ним, Лизиан прочертила теплым ртом след по напряженным мускулам его живота.

– Я хочу переполнить тебя наслаждением. – Она подняла голову и заглянула в темные глаза мужа. – Жиль, ты хочешь, чтобы я любила тебя?

– Да, милая! – Он с трудом перевел дыхание.

Его жена забыла о неуклюжем теле и, встав на четвереньки, продолжала свои ласки, приводившие Жиля в состояние утонченного удовольствия.

– Дорогая, так нечестно. – Жиль ловил ртом воздух. – Я должен тоже что-то сделать для тебя.

Говоря это, он понимал, что ему лучше не трогать ее теперь. Впервые за многие месяцы Лизиан казалась счастливой. Почему-то то, как она любила его, доставляло ей радость. По какой-то сумасшедшей логике ее уже не заботили обыденные проблемы, собственные несовершенства и даже не пугало предстоящее рождение ребенка.

«Это чудо», – думал Жиль, задыхаясь от наслаждения. Он пообещал себе, что особенным образом продемонстрирует любовь своей обожаемой жене через… сколько? Шесть недель… неужели осталось шесть недель? Из-за того, что она проделывала с ним, мысли в его голове путались.

«В любом случае, – поспешно сказал он себе, – после того, как родится ребенок!»


Зимний ветер ревел на рю Лафайет, пробираясь по склону холма и огибая роскошное здание отеля «Плаза Атеней». Сильный порыв сотряс окна покоев Джексона Сторма, но не потревожил короля массового рынка мод. Он заснул перед телевизором, и его голова с посеребренными сединой волосами откинулась на спинку кресла с парчовой обивкой, рот слегка приоткрылся, пустой стакан из-под виски так и остался зажат в его руке.

Джексону Сторму снилась прекрасная неуловимая женщина.

На мерцающем телевизионном экране продолжалась программа французского шоу, в котором звучала чувственная трогательная музыка Шарля Азнавура. Очевидно, она проникала в дремлющее сознание Джексона Сторма, грезы которого стали вдруг удивительно красивыми, даже немного таинственными.

Во сне ему явилась графиня Эльза фон Траутенберг, одно из первых «открытий» Джексона Сторма. Нежная, привлекательная еврейская девушка из Праги, она вышла замуж за аристократа из Центральной Европы, развелась, приехала в Нью-Йорк и начала торговать своими моделями одежды.

Однако она была крепким орешком. Требовательная, напористая не только днем, но и ночью. К счастью, она заработала кучу денег на одной из своих моделей и переехала в Беверли-Хиллз. И исчезла из его жизни.

Другие женщины плавно скользили сквозь его сон, оставляя смутную горечь и сладостные ощущения. Даже знаменитая «джинсовая» девушка Джека Сторма, Сэм Ларедо, чисто американская красота которой, однако, так и не смогла помочь в продаже одежды в стиле вестерн. Вереница хорошеньких женщин растворилась в полумраке, и грезивший Джексон Сторм скривил губы. Предчувствие чего-то необычного посетило его. И следом явился еще один прекрасный женский образ.

За последнее время она уже несколько раз снилась Джексону Сторму, что не могло его не беспокоить. Она предстала перед ним, невыразимо восхитительная, в белом головном уборе из перьев, которые закрывали верхнюю часть ее лица. Она была какой-то неведомой экзотической птицей, и образ ее наполнял Джека грустью и восторгом.

Он сжался в своем кресле. Это было безумием. Она поглотит его – эротическая неотвратимая женщина-птица. Джеку вдруг показалось, что он умирает.

«Бог мой, – лихорадочно подумал он, наблюдая, как блистательная фигура в маске приближалась к нему, – да ведь это судьба!»

Внезапно Джек пробудился ото сна.

«Снова забылся в кресле перед телевизором», – сообразил он. Шея немилосердно ныла, он едва мог пошевелить головой. Во рту пересохло, голова разболелась от выпитого накануне. Он давно не чувствовал себя так отвратительно.

До чего он дошел, что, находясь здесь, в Париже, лишь мечтает о женщинах?! – думал Джек, выбираясь из кресла и выключая телевизор. Ведь он, всемирно известный Джексон Сторм, мог заполучить практически любую из них! Он и раньше, попадая во французскую столицу, устраивал себе настоящий праздник! Чем, черт возьми, этот год отличается от предыдущих?!

Дрожащей рукой он плеснул в стакан из-под виски немного воды из графина и жадно выпил. Но это не помогло ему. Во рту по-прежнему стоял отвратительный привкус конюшни.

Проблема заключалась в том, что он не мог связаться со своей проклятой женой и семейством. По какой-то странной причине он нуждался в них. Джек, шатаясь, подошел к столику с телефоном и вгляделся в циферблат маленьких часов из золоченой бронзы. В Париже было несколько минут первого ночи. Он слышал, что на улице со страшной силой завывает холодный ветер. В Коннектикуте лишь вторая половина дня.

Джек не мог набрать правильный код, не заглядывая в записную книжку. Наконец, с третьей попытки, ему удалось связаться с Вильтоном, домом в Коннектикуте.

И ему снова пришлось говорить с экономкой.

Марианна и девочки, как объяснила миссис Анзель, были в Тахо.

На мгновение Джек невидящим взглядом уставился на старинный столик из орехового дерева и золотой французский телефон. Как могли его жена и дочери отправиться в Тахо? И даже не предупредили его? Разве он не приказал секретарше связаться с ними несколько дней назад и выяснить, как они поживают? Превозмогая головную боль, Джек набрал номер Тахо-Хилтон.

– Тебе повезло, – сказала жена, подойдя к телефону. – Я как раз собиралась на утреннюю прогулку верхом.

«В Тахо теперь утро», – сообразил он не без труда.

– Что, черт возьми, вы делаете в Тахо? – потребовал объяснений Джек. – Почему ты не дала мне знать, что собираешься ехать туда? Почему, наконец, девочки не в школе?

– Черт возьми, Джек, сейчас рождественские каникулы!

Так и есть! Он действительно слишком давно не звонил им.

– Я буду дома на Рождество, – сказал Джек в примирительном тоне. – Хочу провести там некоторое время и сделать кое-какие покупки.

Северный ветер завывал с невероятной силой, и Джек прикрыл ладонью одно ухо, чтобы лучше слышать слова жены. Реплику насчет покупок он вставил на ходу. В действительности он забыл и об этом.

– Извини, Джек, – сказала Марианна после длинной паузы, – я останусь в Тахо. – Ее холодный тон был под стать погоде. – Девочки вместе со мной проведут здесь новогодние праздники.

Джек не верил своим ушам. Он всегда проводил каникулы с Марианной и дочерьми в их доме в Коннектикуте, у большого пылающего камина, со снежными лесами за окном, по соседству от Нью-Йорка, праздничных вечеринок и театра.

«Спокойно, Джек, – приказал он себе, – держи себя в руках. Быть может, они хотят поехать на праздники в домик в Сен-Круа?» Перспектива отпраздновать Рождество на Карибах приводила его в содрогание, тем не менее он сказал:

– Хорошо, тогда мы можем отправиться на острова. Встретимся в Майами и полетим…

– Джек, – перебила его жена, – ты слушаешь меня?

Джек прикрыл глаза. Он ясно представлял себе Марианну, переодетую к утренней конной прогулке в английский верховой костюм, ее темные волосы, схваченные сзади и заправленные под маленькую фуражку, ее прекрасные зеленые глаза, сверкающие гневом. Сопротивляющаяся всему, что бы он ни сказал. Он и забыл, что его жена обворожительная женщина.

– Джек, оставайся в Нью-Йорке. – Голос на том конце линии был полон решимости. – Оставайся на Пятой авеню, если хочешь, или катись в Вильтон. Но, скажу тебе откровенно, это Рождество я не стану себе портить!

– Марианна! – Джек почти никогда не повышал голоса. Особенно на свою жену, которая всегда восхищалась его выдержкой и непоколебимым спокойствием. – Боже, что происходит? – В первый раз за время своей женитьбы в нем проснулось отвратительное подозрение. – У тебя другой мужчина? Значит вот что ты прячешь от меня в этом проклятом Тахо! Какого-то горячего молодого жеребца, которого ты заполучила себе в постель?

На другом конце провода возникла длительная пауза, прерываемая лишь короткими звуковыми помехами.

– Нет никакого мужчины, – раздался наконец четкий голос его жены, – и никогда не было. Не знаю, что заставило тебя подумать об этом. Однако после Рождества, после того как девочки снова пойдут в школу… – Повисла еще одна мучительная пауза. – Кто знает?

Джек издал хриплый звук, выдававший его душевное расстройство, но она продолжала:

– Джек, ты всегда был переполнен смелыми идеями. Мне так это нравилось в тебе. Поэтому спасибо за предложение. Мне действительно стоит выяснить, каково это – снова иметь мужчину в своей постели. А вдобавок я узнала, кого именно мне следует искать. – Джек услышал, как жена, растягивая слова, имитирует его голос: – «Горячего молодого жеребца», верно?

Прежде чем Джек успел ответить, решительный щелчок в далекой Калифорнии разъединил связь на линии.


Ветер, завывающий под сводами застекленной крыши над большой лестницей, заставил Ка-рима выйти из уютной комнатки ночного дежурного на первом этаже Дома моды Лувель, где он учил тригонометрию.

«Что-то там не в порядке», – подумал Карим, вглядываясь вверх в проем темного лестничного колодца старого здания. Он подумал, что ему надо позвонить отцу домой и попросить прийти на работу пораньше, чтобы они вдвоем поднялись на крышу и осмотрели ее.

Неожиданно Карим заметил свет – тоненький серебряный лучик.

В два прыжка Карим взлетел вверх по ступенькам лестницы, пересек площадку третьего этажа и ворвался в ателье. Тяжело дыша, он резко остановился на пороге.

В комнате, похоже, никого не было. Однако лампа на чертежном столе принцессы Жаклин была включена.

В следующий момент Карим ощутил странный, сладковатый и едкий запах тлеющего свежескошенного сена.

– Я здесь, – раздался высокий голос, говоривший по-французски.

Кариму пришлось нагнуться, чтобы разглядеть ее. Она сидела под чертежным столом среди груды набросков, прислонившись спиной к стене и вытянув перед собой ноги в грязных кедах. В руке она держала сплющенное подобие сигареты, напомаженным ртом делая быстрые длинные затяжки.

– Как вы сюда попали? – Его сердце все еще учащенно билось. – Где ваши охранники? Где ваш «Ролле»?

Вместо ответа Жаклин запустила руку за пазуху спортивного свитера и выудила какой-то предмет, подвешенный на шнурке. Ухмыляясь чуть пьяной улыбкой, принцесса Жаклин Медивани раскачивала туда-сюда ключ от Дома моды Лувель.

– Но вас нет в списке. – Карим присел на пол рядом с ней. – Как вы достали ключ? Что вы здесь делаете?

Она смотрела на него сквозь густое облако дыма.

– На какой из вопросов, – произнесла маленькая принцесса, – ты хочешь, чтобы я ответила в первую очередь?

Он нахмурился.

– Вам не следовало этого делать. – Он многозначительно посмотрел на «косячок» в ее руке. – Это омерзительно. Оно разрушает ваше тело.

Впрочем, слова Карима не соответствовали истине. С телом принцессы было все в порядке. Очевидным доказательством тому служили плотно облегающие ее крепкие бедра штаны зеленого цвета и тонкий спортивный свитер, довольно откровенно демонстрировавший полноту ее молодых грудей и маленькие точки сосков, соблазнительно подрагивавших при малейшем ее движении.

Принцесса Джеки засмеялась.

– Ерунда! – Она выдохнула новое облако пахнущего зеленью дыма, на этот раз направив струю прямо ему в лицо. Когда он поморщился и замахал рукой, чтобы отогнать облако прочь, она опять засмеялась. – Теперь я практически паинька. Только немножко «травки». Чтобы расслабиться.

Она завела руки за голову и потянулась, как кошка. Тонкий хлопковый свитер натянулся у нее на груди. Карим поспешно отвел глаза.

– Что вы делаете здесь, наверху, в такое время? – Он рассеянно поднял с пола один из листков бумаги, разбросанных вокруг. – Как вы пробрались сюда незамеченной, ведь я вас не слышал!

Она придвинулась ближе.

– Ты что-то читал. Когда я проходила мимо, дверь была открыта, но ты не обратил внимания.

– И часто вы вот так приходите поработать? – Ему было любопытно, сколько раз принцесса входила и выходила из здания без его ведома. – Знаете, – сказал Карим, вертя в руке один из набросков, изображавший странную прекрасную фигуру женщины, одетой птицей, – это очень неплохо.

Принцесса Жаклин бросила на него осторожный взгляд.

– А что ты в этом понимаешь? Ты что, модный критик?

Карим покраснел уже не в первый раз.

– Нет, конечно, нет. Просто у вас есть талант.

Их глаза встретились. Они сели рядом под чертежным столом. «Глупо сидеть на полу», – подумал было смущенный Карим, но вскоре переменил свое мнение.

– Ты ведь не думаешь, что я нарочно выслеживала тебя? – мягко произнесла принцесса Жаклин. – Хотя я знала, что ты всегда рядом, когда приходила сюда. Ты из Алжира?

– Из Туниса, с северного побережья. Это рядом с Сицилией.

Она забрала у него наброски и снова разложила их на полу. Одна рука принцессы нечаянно задела его бедро. Это прикосновение обожгло Карима сквозь грубую ткань брюк, как жаркое пламя.

– Ты больше похож на итальянца, – прошептала принцесса Джеки. Длинные полуопущенные ресницы придавали ей сонный вид. – Потому что ты такой высокий. – Она легко положила руку сзади ему на шею и притянула его лицо к своему. – И ты красивый.

Другая рука скользнула вниз к вздувшейся выпуклости в паху. Карим неистово содрогнулся, когда она накрыла пульсирующую желанием плоть теплой ладонью. Принцесса Жаклин широко открыла глаза.

– Карим? – Она быстро поднялась, затем оказалась перед ним на коленях, зажав его лицо в своих ладонях. – Черт, – сказала она, и прямые черные брови сомкнулись над ее переносицей, – ты раньше никогда этим не занимался?

– Все в порядке, – хрипло откликнулся Карим. – Я знаю, что делать. – Он взялся за края ее свитера с изображением скалящейся кошки и стянул его через ее голову.

Он мог только завороженно смотреть на ее обнаженные груди, такие же прекрасные, как и сама семнадцатилетняя принцесса. Призывно качались перед глазами маленькие розовые соски.

– Где твой охранник? – Он едва понимал, о чем говорит, пока Жаклин расстегивала его брюки.

– Внизу, в машине, вместе с водителем. Они не станут подниматься наверх. – Она протянула ему самокрутку. – Хочешь немного? Это помогает.

– Нет. – Карим отстранил ее руку. – Я не употребляю эту дрянь. И тебе не стоит.

– Я же говорю тебе, что это невинная забава! – Чернобровое маленькое личико под копной волос, подстриженных под мальчика, проказливо смотрело на него. – По сравнению с тем, чем обычно занималась.

Карим поднял ладонь к ее щеке, но она отстранила его руку.

– Ах, – сказала принцесса, сдергивая до колен его джинсы. – Ах, Карим! Какое сокровище. Это потрясающе!

Скользнув под него, она снова издала гортанный смешок.

– Сделай это поэнергичнее, – приказала принцесса Жаклин.


Ветер мчался мимо Трокадеро и сквозь железный остов Эйфелевой башни дальше на рю Бу-ленвилье. Элис вылезла из постели, чтобы включить электрический обогреватель. Подумав немного, она решила приготовить себе чашку горячего чая.

«Что за ужасный сон», – подумала она, ожидая, пока вода в чайнике закипит. Всему виной ужин, проведенный с Кристофером Форбсом в старом студенческом кафе. Она позволила себе не только холодные креветки в майонезе и бифштекс с жареным картофелем, но также слоеный пирожок с кремом, «наполеон» и взбитые сливки с карамелью. После обычной для модели диеты этот пир не пошел ей впрок. Результатом явились тяжесть в желудке и ночные кошмары.

Вечер был просто великолепен, и ей следовало знать заранее, что придется платить за удовольствие.

Она заснула, думая о Кристофере Форбсе. После изумительного ужина в Латинском квартале они около часа бесцельно разъезжали по ночному Парижу, беседовали, и несмотря на грядущий рабочий день, ни один из них не стремился приблизить момент расставания. Потом у лестницы он поцеловал ее.

Сначала поцелуй был лишь выражением теплого, дружеского чувства, зарождающегося между ними. Так, по крайней мере, воспринимала его Элис. Но его губы у ее губ, руки на ее талии, ощущение его сильного настойчивого тела – все это заставило перерасти невинный поцелуй в нечто большее. Они оба содрогнулись, когда из горла Форбса неожиданно вырвался низкий чувственный стон.

Изумленные, растерянные, они отпрянули друг от друга. Кристофер неловко пробормотал что-то насчет того, что они слишком увлеклись вином во время ужина. И хотя они посмеялись над собственным, поведением, Элис отправилась спать в смешанных чувствах.

Сон был тяжелым, но не из-за Кристофера Форбса. Теперь Элис пыталась умерить дрожь в руках, наливая вскипевшую воду в кружку с пакетиком чая. Ее сон, вернее, ночной кошмар, был о Николасе Паллиадисе, мужчине, которого ей вообще не следовало встречать и уж тем более не пытаться использовать в качестве орудия мести.

Элис вынула пакетик из кружки и сделала глоток. Чай был обжигающе горяч. Такими же были и ее сновидения.

Отчего она ощущала себя такой разбитой, почему готова была разрыдаться в исступлении, вспоминая, как во сне Николас любил ее? Физической боли она не испытывала, лишь медленное, безумно нежное обладание, пылкие поцелуи, покрывавшие ее лицо, шею и плечи, пока он входил в нее. Она задрожала.

«Ты нужна мне! – Эти простые слова, сказанные чуть хриплым голосом, все еще звучали в ее ушах. – Не отталкивай меня!»

Элис поспешно поставила в раковину кружку, выключила свет на кухне и по ледяному полу пробралась обратно в постель. Она была полна решимости любыми способами покончить с Паллиа-дисом.


Николас Паллиадис видел, как погас свет в квартире Элис. Он наклонился вперед, чтобы переговорить с мужчиной на шоферском сиденье.

– Он все еще там. – Стеклянная перегородка была опущена, и не было необходимости использовать телефон. Он похлопал по плечу Лакиса, и шофер вытряс сигарету из пачки и протянул через голову, предлагая Паллиадису закурить.

– Восемь часов он провел там, не отходя даже помочиться. А ведь холодно, малыш. – Лакис вытащил зажигалку из приборной доски лимузина и передал ее назад. – У них восьмичасовая смена – с полуночи до восьми утра. Скоро появится кто-нибудь, чтобы сменить его.

Они наблюдали за тенью человека в дверном проеме, который был приставлен следить за девушкой в доме напротив.

– Не понимаю, – сказал Нико по-гречески. – Они ждут, приду ли я к ней? Тогда они смогут захлопнуть ловушку?

Его друг пожал плечами.

– Кто знает? За ней следят уже несколько недель. Мужчина, похожий на шпика, присматривал за ней еще до того, как она работала у Мортесьера.

Внук Сократеса Паллиадиса глубоко затянулся и выпустил облако дыма, глядя прищуренными глазами на только что погасшее окно в доме. Самая прекрасная женщина, которую он когда-либо желал, вернулась в постель. Одна. Он убедился в этом, ожидая в припаркованном «Даймлере» до тех пор, пока американский журналист не привез ее с ужина домой. Он видел, как Кристофер Форбс страстно поцеловал ее у входной двери.

Николас до сих пор боролся с волной гнева, которая поднялась в нем, когда он увидел, как ее руки во время поцелуя обняли шею корреспондента, а тело прильнуло к его телу. Эта картина чуть не заставила его вылететь из «Даймлера» и, бросившись на улицу, растащить их в стороны.

– С ее паспортом по-прежнему никакой ясности, – сообщил Лакис. – Мы проверяли, но ничего нового не узнали, кроме того, что она работает в Париже под вымышленным именем.

Николас ничего не ответил. Он не знал, с кем имеет дело, и это более всего выводило его из себя. Одно было ясно – он представлял немалую опасность для своих врагов. Но и сам он был в не меньшей опасности.

Тем не менее близость прекрасной Элис волновала его; он еще окончательно не выяснил, какая роль была ей предназначена в этой игре.

– Не вижу в этом никакой логики! – пробормотал он себе под нос. – Однако сети, совершенно ясно, расставлены именно для меня.

12

Элис стояла под деревянным каркасом, покрытым клубами ламинированного шелком кружева, чем-то вроде беседки, в конце заполненного толпой демонстрационного зала Дома моды Лувель. Прямо у нее над головой из свежесрезанных ветвей сосны, вывезенной из Норвегии Ляшумом, самым изысканным парижским фитодизайнером, была выложена надпись: «ДЖЕКСОН СТОРМ ПРЕДСТАВЛЯЕТ НЕБЕСНОЕ КРУЖЕВО!»

Сосновые ветки были обрызганы розовой краской (цвета арт-деко по-прежнему оставались модными в этом году) и усыпаны фальшивым жемчугом, изображавшим крупные дождевые капли.

Элис была облачена в придворное платье времен Марии Антуанетты с панье и длинным шлейфом из того же ламинированного материала; тугой низкий корсаж едва прикрывал соски ее грудей. Рыжие волосы были собраны наверху в пышной прическе стиля помпадур, модной при французском дворе Версаля, со свободно ниспадающими на плечи локонами, переплетенными нитями жемчуга. Выглядела она восхитительно. Почти все гости Джексона Сторма отметили это.

Однако в своем пышном наряде Элис чувствовала себя слишком утомленной после поспешно организованной пресс-конференции. Стоя в беседке, она все время бессознательно сплетала пальцы и сжимала их до боли в суставах. Специалист по связям с общественностью Кэнденс Добс не раз подходила к ней и шепотом приказывала успокоиться, так как своими беспокойными движениями Элис разрушала эффект живописной картины.

Но девушка ничего не могла с собой поделать. Она была на грани срыва. На ее месте мало кто вел бы себя иначе.

На специальный вечер, предназначенный для представления «волшебной ткани» Джексона Сторма, явилось множество людей, причем многих из них никто и не звал. Слухи и дикие спекуляции вокруг имени Джексона Сторма вызвали нездоровый интерес к его пресс-конференции. Элис узнавала сотрудников Домов Шеррера, Галано, Миаки и многих других, явно подделавших приглашения. Французская пресса и съемочные группы европейских телевизионных компаний тоже соперничали друг с другом в создании репортажей об этом событии. Кэнденс Добс организовала приезд группы нью-йоркской общественности, голливудских звезд, а административная команда Джексона Сторма прибыла в Париж на заказном реактивном лайнере.

Это было, как провозгласила Кэнденс Добс, кульминацией всей их работы – грандиозного предприятия Джексона Сторма на ниве парижской высокой моды. Всю осень реклама в средствах массовой информации шла довольно вяло. Теперь, после пресс-конференции по поводу «Небесного Кружева» в Доме моды Лувель, казалось, все должно было встать на свои места и превратить Джексона Сторма в феномен, а его предприятие – в самый грандиозный проект: от предпринятой попытки снова включить Дом моды Лувель в парижскую деловую жизнь, через поиски яркого, талантливого дизайнера-француза – к открытию «Небесного Кружева», которое называли (не вполне законно, судя по сплетням) художественным и технологическим прорывом. Мировые средства массовой информации обратили на Джексона Сторма такое пристальное внимание, о котором он мог только мечтать. Казалось, что рекламная кампания подобно снежному кому будет увеличиваться вплоть до предстоящего бала и представления фантастических моделей перспективного дизайнера Жиля Васса.

Элис обвела взглядом переполненный зал. Что, собственно, происходит? Она никогда не предполагала, что примет участие в такого рода цирковом представлении. Устраиваясь на работу к Руди Мортесьеру, она надеялась, что профессия манекенщицы в Доме моды не будет слишком напрягать ее. От нее потребуется только красивая внешность, в остальном же она сохранит свободу и независимость. В этом Элис видела прелесть своего будущего занятия.

Она подавила внезапную нервную дрожь. Подобно поспешно сконструированной беседке, ее костюм из ламинированного кружева, усеянный искусственными бриллиантами и мелким жемчугом, был сметан на живую нитку. Придворным платьем восемнадцатого столетия в последнюю минуту заменили одно из «пернатых» произведений Жиля на том основании, что, по словам Кэнденс и ребят из отдела по связям с общественностью, преждевременное появление экземпляра из коллекции «Бал Белых Птиц» смажет все впечатление от грядущего показа.

Джексон Сторм настоял только, чтобы костюм вовремя подготовили к пресс-конференции, намеченной для проведения за несколько дней до праздников, так как сам планировал провести Рождество со своей семьей.

Напряжение сказывалось на всех. Особенно на Жиле. Он приходил на работу совсем осунувшимся и, когда начинал рисовать, его руки дрожали. Весь штат Дома моды Лувель, за исключением Джексона Сторма, понимал, что их молодой дизайнер работает на износ.

К сожалению, Джексон Сторм странным образом оторвался от реальности. Даже его давние коллеги не понимали, что с ним происходит. Глава крупнейшей в мире империи массового рынка мод стал глух ко всем текущим проблемам, проявляя интерес лишь к самым диким, нереалистичным прогнозам по поводу приближавшегося «Бала Белых Птиц». Даже Минди Феррагамо не могла объяснить странную эйфорическую отрешенность Джека. Великий Сторм панически боялся плохих новостей.

А плохих новостей хватало.

Большинство рулонов «Небесного Кружева», присланных из Лиона, на поверку оказались испорченными черными пятнами плесени, по-видимому, в результате многолетнего хранения на складе де Бриссака. Со всех взяли клятву хранить инцидент в тайне, материл подняли на верхний этаж и припрятали в кладовой. По приказу Джексона Сторма, учитывая парижскую фабрику сплетен и то, как много было поставлено на карту, бракованные рулоны не были доверены даже городской свалке.

Неизбежно приходилось признать, что ламинированное кружево де Бриссака не было новейшим открытием, как утверждалось в пресс-релизе Джексона Сторма. Жилю оно не понравилось с первого взгляда. Даже Питер Фрэнк высказал свои сомнения.

– Нужно быть осторожными, – предостерег он Джека, – или все взлетит на воздух, увлекая нас за собой. Нельзя брать заказы, нельзя строить на нем весеннюю коллекцию – ведь материл даже не запущен в производство!

Джек отмел все возражения.

– Не будь таким пессимистом, Питер! Постарайся понять, мы выдвигаем концепцию, идею, фэнтэзи. Это же иллюзия!

– Как и твой положительный торговый баланс? – саркастически вставила Минди Феррагамо.

Впервые Джек пропустил ее слова мимо ушей.

Гонка во время подготовки пресс-конференции, постоянные ссоры, вспышки раздражения Жиля из-за необходимости работать с ненадежным материалом вели к общему истощению сил. Элис не верила своим глазам, глядя на многолюдную толпу в зале. Все-таки им удалось организовать это сборище. Похоже, Джеку Сторму сопутствует сногсшибательный успех.

Жиль в черной водолазке и джинсах того же цвета, выглядевший на удивление спокойным, под ярким светом переносных прожекторов в одном из углов зала давал интервью специальному каналу мод Би-би-си. Джексон Сторм, чья голова с посеребренными сединой прядями возвышалась среди других, ожидал своей очереди. Неподалеку стоял Кристофер Форбс, делая пометки для статьи в журнал «Форчун».

Демонстрационный зал Дома моды Лувель представлял собой сказочную декорацию из позолоченных зеркал, рождественских деревьев и мерцающих свеч. Оркестр исполнял опереточную музыку середины столетия. Над толпой репортеров, окружавших великолепный буфет, возвышались голова и распростертые крылья гигантского, высеченного изо льда лебедя, в полости которого вмещалось несколько фунтов первосортной белужьей икры.

Столь людное собрание представителей ведущих органов европейской прессы всего за три дня до наступления Рождества было почти чудом. Шампанское текло рекой, и лица присутствующих выглядели раскрасневшимися и довольными.

– Элис, дорогая, где я могу достать пресс-релиз? – Редактор отдела моды «Пари суар» Бебе Колюмбер оглядела пристальным взглядом костюм Элис. – Это сделал Жиль, не так ли? – Она протянула руку и пощупала оборку платья из кружева и шелка. – Я, конечно, сошла с ума, – пробормотала Бебе, хмурясь, – но, мне кажется, я где-то уже видела эту ткань!

Перед Элис лежала аккуратная стопка официальных проспектов, где описывалось «Небесное Кружево» и рассказывалось, как молодой дизайнер и обладатель прошлогодней премии Жиль Васс планирует использовать его для предстоящего «Бала Белых Птиц».

Все, что ей нужно было сделать, это осторожно протянуть руку за раскачивавшиеся розовые ветви сосны и достать тонкую брошюрку. Однако Элис не могла отвести глаз от противоположного конца зала, где принцесса Жаклин Медивани в толпе газетчиков сумела устроить собственную пресс-конференцию.

«Бог знает, что она говорит им», – подумала Элис, чувствуя невольную тревогу. На этот раз принцесса Джеки была одета с шиком: мини-юбка, черные ажурные чулки, туфли на высоких каблуках и просторный, вышитый тамбуром мешковатый блузон из золотой металлической пряжи, сквозь который просматривался черный атласный лифчик. Карим в опрятной синей униформе стоял неподалеку в дверях, собирая у входящих пригласительные билеты, и то и дело бросал взгляды в сторону принцессы.

За несколько дней своего пребывания в стенах Дома Лувель Элис почти привязалась к этой неряшливой девице; в конце концов, как можно недолюбливать кого-то, кто не скрывает своего обожания и всячески стремится понравиться тебе? Однако Элис также знала способность принцессы Джеки говорить обо всем, что только приходит ей в голову. На свободном французском. Или на английском.

Существовала реальная опасность того, что принцесса проболтается прессе о «Небесном Кружеве». Элис пыталась поймать взгляд Кэнди Добс, но специалист по связям с общественностью была занята беседой с Джексоном Стормом.

Элис лихорадочно оглядела комнату. Жиль закончил свое интервью для Би-би-си. На очереди был господин Луи де Бриссак, старейший представитель знаменитой семьи лионских шелкопромышленников.

Это тоже не вызывало особых восторгов. Элис надеялась, что его вычеркнут из списка. Только днем накануне она нечаянно услышала, как Кэнди натаскивала владельца фабрики, которому предстояло расписать значение новой ткани как торжество руководящей роли Франции в мировой текстильной промышленности. Кэнди и ее сотрудники приготовили текст, намереваясь таким образом расположить французов к местным начинаниям Джексона Сторма. Но даже Кэнди в последний момент решила, что речь слишком рискованна. Де Бриссак нервничал перед камерой; не было гарантий, что он не проговорится, сколько времени «Небесное Кружево» провалялось на его складе.

Элис, нервно сжав пальцы, отвела взгляд от съемочной группы телевизионщиков.

– Жилю Вассу нравится работать с «Небесным Кружевом». – Она обещала Кэнденс Добс, что скажет так прессе, если ее будут интервьюировать. – Для него это был очень плодотворный эксперимент, – солгала она.

Однако Бебе Колюмбер не слушала ее, все свое внимание обратив к группе чернобровых, решительного вида бизнесменов, которые только что появились в зале.

– Ага, вот и греки! – Бебе оживилась. – Я надеялась, что они придут. Хотела взглянуть на инвесторов Джексона Сторма.

Элис застыла от удивления. Николаса Паллиадиса сопровождали двое мужчин с суровыми смуглыми лицами, совершенно одинаковые в своих черных шелковых костюмах. Это могли быть помощники. Или телохранители.

Смотрелись они, как гангстеры.

Прошло всего несколько дней. Элис внезапно охватило паническое чувство вины.

– Они были сегодня в суде, – сообщила Бебе, – вся команда «Паллиадис-Посейдон». Знаешь, им предъявлен иск на огромную сумму за нарушение правил международной морской торговли!

Элис оторвала взгляд от вошедших.

– Я не знала.

– Нико Паллиадис вложил деньги в дело Сторма из-за тебя? – Газетчица, листая страницы, делала вид, что читает брошюрку о «Небесном Кружеве». – Или он инвестировал предприятие, потому что Джексон Сторм заполучил Жиля Васса?

– Что вы сказали? – Сердце Элис бешено колотилось. Темный взгляд Николаса Паллиадиса отыскал ее и теперь прожигал, словно луч лазера.

– Я знаю, что дома моды не входят в обычный круг инвестиций Паллиадиса. – Бебе Колюмбер вынула из сумочки блокнот и что-то записала в нем.

Спутники Паллиадиса отошли к буфету, но сам он стоял, глядя на Элис поверх голов в толпе. От волнения ее ладони стали влажными. Непонятный ужас охватил ее. Элис пыталась побороть в себе это состояние, но почему-то всего за несколько секунд жизнь стала слишком сложной, слишком опасной.

Чему быть, того не миновать. Правда о «Небесном Кружеве» должна скоро выплыть на поверхность. Если это произойдет, она, вне всякого сомнения, потеряет работу в Доме моды Лувель. Принцесса обязательно наговорит лишнее репортерам, толпившимся вокруг нее.

– Но я не могу поверить, чтобы молодой Нико ввязался в это ни с того ни с сего, – продолжала сотрясать воздух Бебе, одновременно рассматривая платье и что-то чиркая в своем маленьком блокноте. – Старый Сократес не позволил бы ему. Кроме того, их мысли работают в другом направлении. – Она снова ощупала ткань. – Нико Паллиадис дарил тебе драгоценности? – продолжала допытываться она. – Если он все это делает для тебя, значит, наконец вылез из своей раковины. Он долго был замкнут в себе, после той истории с Кэтрин Медивани.

– Что? – переспросила Элис.

В эту минуту Кэнденс Добс вместе с телевизионщиками двинулась по направлению к беседке. Заметив это, редактор «Пари-суар» усилила свой натиск:

– Давай, что ты знаешь об этих преступлениях? За что Паллиадис был вызван в суд? – спросила она скороговоркой. – Нико рассказывал тебе что-нибудь? Я слышала, их пытаются обвинить в нелегальных морских перевозках. Это международный скандал.

Заняв позицию перед ними, телевизионная группа направила камеру для съемки крупным планом.

– Английский? Французский? – спросила блондинка-корреспондент, протягивая вперед микрофон. – Немецкий?

Бебе сунула блокнот в сумочку.

– Ты не должна им позволить навредить тебе. – Она говорила, понизив голос и не глядя в сторону Элис. – Эти греки – пираты. Думают, что могут купить все, что пожелают. Но не уступай им, милочка. Особенно отвратительному деду.

Телевизионный корреспондент попросила Элис на английском, а затем на французском поднять в руке брошюру о «Небесном Кружеве». Элис застыла на месте. Она никак не могла сообразить, будет ли ошибкой с ее стороны появиться на европейском телевидении. Впрочем, это уже не имело никакого значения.

– Из чего, вы говорите, сделана новая ткань? – пожелала узнать телевизионщица.

– Из шелкового газа. – Элис была так напряжена, что едва шевелила губами. – Кружево, ламинированное в шелковом газе.

Николас Паллиадис двинулся через толпу по направлению к ней.

– Для создания такого материала требуются высокие температура и давление плюс добавляются новейшие разновидности смол.

Элис смотрела в объектив камеры на свое крошечное, как булавочная головка, изображение на выпуклом черном стекле. Она чувствовала, что тонет в водовороте проходящих событий. Она была беспомощна… здесь, в самом странном из всех мест, на экстравагантной пресс-конференции Джексона Сторма, устроенной для рекламы его последнего проекта. Западногерманское телевидение брало у нее интервью.

«Обвинительные акты… Международные преступления… Незаконные махинации»…

Все тот же мир, откуда она бежала.

Когда Элис отважилась поднять голову, она увидела, что вовсе не Николас Паллиадис пробирается к ней. Это был другой мужчина, но с таким же суровым и непреклонным лицом.

Свет начал меркнуть. Элис слышала, как кто-то из телевизионной группы вскрикнул, когда она подняла руку, чтобы дотронуться до своей холодной и влажной щеки.

Элис теряла сознание, но одно оставалось яснее ясного: лицо, надвигающееся на нее так целеустремленно, не принадлежало Николасу Паллиадису.

Это был Роберт, ее брат.

И он пришел, чтобы вернуть ее, лишить ее свободы. Телевизионные камеры все еще работали, бесстрастно запечатлевая происходящее.

Элис пошатнулась и упала бы на пол, если бы Николас Паллиадис не подхватил ее на руки.

13

– Ты загнал этих людей в угол, Джек, – выкрикнула Минди Феррагамо в лестничный колодец. – Хочешь получить кучу больничных счетов? Швеи гробят себя, работая сверх всяких норм над этими сумасшедшими костюмами, у твоего дизайнера руки дрожат от нервного напряжения. А твоя лучшая манекенщица, – выкрикнула она, оставляя самое лучшее на закуску, – потеряла сознание и повалилась замертво перед камерами европейского телевидения. В объятия твоего инвестора! Неужели этого мало? Ради всего святого, подумай, что ты делаешь, Джек?

– Это было не прямой трансляцией, а записывалось на пленку. – Джек в черном шерстяном пальто, отделанном каракулем, подписывал последнюю пачку счетов в холле на первом этаже. Питер Фрэнк держал перед ним папку. – Мы выкупили материал у «Дойчвидео». – Он пожал могучими плечами. – Он не будет демонстрироваться.

– Пять тысяч долларов? Пять кусков за тридцатиминутную немецкую видеопленку, в довершение к тем деньгам, которые мы вбухали в парижскую канализацию?!

Минди, рискуя жизнью, сильно перевесилась через мраморные перила. Мало кто видел вице-президента «Джексон Сторм интернэшнл» в таком бешенстве.

– Джек, помяни мои слова, ты попадешь в преисподнюю и нам всем не поздоровится!

Однако в ответ на ее тираду лишь захлопнулась парадная дверь.

Питер Фрэнк взглянул вверх в лестничный проем, обеспокоенный тем, что гневная речь Минди разнесись по всему зданию.

– Наши дела не так уж плохи, Минди, – сказал он, хотя сам далеко не был в этом уверен. – Никакой преисподней до конца следующего финансового квартала, ладно? Но ты права, – признал Питер, – мы все на пределе. – Он вымученно улыбнулся. – Устроим себе передышку на Рождество, хорошо?

Минди Феррагамо воинственно расправила плечи под черным деловым костюмом.

– Питер, что ты во все этом понимаешь? У Джека личные проблемы. Он не может найти Марианну и девочек. – Она отошла от перил, и ее лицо скрылось в тени. – Жена Джека его избегает.

– Бог мой, – ахнул Питер. – Вот бедняга!

Минди Феррагамо уже давно оставила площадку верхнего этажа, а изумленный Питер все еще стоял в холле, держа в руках папку со счетами.

Утром накануне Рождества Джексон Сторм вылетел на «Конкорде» из Парижа, рассчитывая провести праздники в Тахо. Или, может быть, в Сен-Круа. Никто не знал точно. Связываться с ним должны были через центральный офис в Нью-Йорке.

Минди Феррагамо отбыла в аэропорт Шарль де Голль на рейс в Канзас-Сити, чтобы отпраздновать Рождество с родителями. Питер Фрэнк направился в Бостон. Принцесса Жаклин осталась где-то в Париже со своим отцом принцем Алессио и замужней сестрой Кэтрин. На столике в ателье принцесса Джеки оставила для Элис огромный флакон духов «Джой» в красивой подарочной упаковке. Корреспондент журнала «Форчун» Кристофер Форбс вылетел в Лондон для выполнения срочного редакционного задания.

В день Сочельника Жиль Васс пришел на работу в Дом моды Лувель, очень надеясь закончить хотя бы несколько моделей для бала. В своей комнатке рядом с вестибюлем Абдул с удивлением наблюдал, как Жиль поднимается по лестнице. Он поспешно отметил его приход в своем списке.

Наннет и Сильвия тоже были на работе, хотя собирались уйти на полчаса раньше на ежегодный цеховой праздник швей, спонсируемый Сен-Лораном. Элис пришла, чтобы помочь им.

Казалось, весь Париж празднует наступление Рождества. Снег по-прежнему покрывал землю, воздух был свеж и морозен. Вокруг царило праздничное оживление. Шум транспорта на близлежащей рю Камбон походил на отдаленные раскаты грома. Колокола многочисленных церквей на правом берегу Сены трезвонили все утро и не собирались смолкать вплоть до рождественской полуночи.

– Ах как хорошо хоть недолго побыть в тишине! – воскликнула Наннет, обращаясь к стоявшей рядом Элис. – Ты в порядке? Так перепугала всех нас этим обмороком на пресс-конференции… – Она окинула Элис пронзительным взглядом. – Тебе не следует переутомляться.

Элис покраснела. «Наннет считает, что я беременна», – сообразила она, чувствуя себя униженной. Все, вероятно, думают, что она регулярно спит с Николасом Паллиадисом.

– Я слишком много работала, – выдавила Элис и, заметив недоверчивое выражение на лице собеседницы, добавила: – И сидела на диете. Я прибавила два килограмма.

– Два килограмма? – удивленно воскликнула полная, средних лет примерщица. – Ради Бога, какая тут трагедия?!

– Станет трагедией, если я не сброшу их к тому времени, когда надо будет примерять костюмы для бала.

– Правда, правда! – Француженка посмотрела на тоненькую, как тростинка, фигуру Элис и, покачав головой, повторила: – Два килограмма!

Элис, взяв несколько коробок, стала подниматься следом за Наннет по железным ступенькам лестницы к кладовой, расположенной под самой крышей.

– Что ж, теперь, когда дом пуст, святые отцы наконец-то обретут покой! – вздохнув, пробормотала Наннет.

– Какие святые отцы? – осведомилась Элис.

– Призраки! – произнесла таинственным шепотом Наннет. – Разве ты не знаешь, что у нас здесь водятся призраки монахов?

Элис рассмеялась, и Наннет неодобрительно посмотрела на нее:

– В этом нет ничего смешного! Когда-то здесь находился мужской монастырь и в нем жили монахи ордена святого Бенедикта. Нам рассказывали об этом в школе. Отсюда и пошло название – улица Бенедиктинцев, по имени их ордена. Под зданием есть крипта, оставшаяся от дома собраний святых отцов. Я не раз бывала там и видела надгробные плиты над могилами двух рыцарей. Мы считали их крестоносцами. Но теперь там все замуровано.

Ключ повернулся в замке, и дверь кладовой отворилась. Наннет нащупала рукой выключатель.

Вслед за щелчком над их головами вспыхнула электрическая лампочка. Комната была заполнена бесчисленными рядами одежды, свисавшей с металлических вешалок.

– Прямо здесь, в соседней комнате, во время оккупации Парижа гитлеровской армией укрывались бойцы Сопротивления. Никто не знал о них, кроме хозяйки ателье мадемуазель Клод. Одежда, что висит здесь, принадлежала ей. Во время войны маки[2] спускались вниз и через крипту попадали прямо в канализационную систему. То же самое проделывали недавно торговцы наркотиками. Наннет поставила коробки с нитками и отряхнула руки от пыли.

– Был проведен крупный рейд. Я смотрела по телевизору. Когда были обнаружены эти безумные дети Хомейни, изготовлявшие здесь наркотики, полиция стреляла по верхним пролетам. Вот почему пришлось заменить весь мрамор выше четвертого этажа.

Элис припомнила, что читала о чем-то в этом роде, но тогда она не связала эти события с Домом моды Лувель. Она поставила принесенные ею коробки и принялась разглядывать ряды одежды. Ткань была чудесной. Даже при тусклом свете кладовой она залюбовалась рубиновым отблеском бархата, мерцанием золотой парчи и переливами легкого, как облако, шифона. Если бы это было в моде, одежда стоила бы целое состояние.

– Это произошло не так давно, – сказала ее спутница. – Может быть, год назад.

– Джексон Сторм знает об этом? – спросила Элис без особого интереса.

– О да, он был здесь. Как раз только что купил старое здание. – В голосе примерщицы исчезли восторженные интонации. – Американцы страшно забывчивые. Прошел всего один месяц, и будто ничего не случилось. К тому же в том году это был не единственный случай с иранцами и наркотиками в Париже. Время было неспокойное.

Они услышали отдаленный хлопок закрывшейся двери и звук шагов человека, буквально летевшего вниз по лестнице. Только один человек в Доме Лувель бегал так быстро.

– Черт! Это Жиль. – Наннет бросила взгляд на наручные часы. – В этой гонке он доведет себя до сумасшествия. А тут еще жена вот-вот родит.

Элис знала, что позднее Жиль будет жалеть, что ушел, не пожелав никому счастливого Рождества.

– Джексон Сторм не стал и слушать его, когда Жиль попытался втолковать ему, что не является дизайнером театральных костюмов.

Это было причиной последнего горячего спора Жиля со своим боссом.

Наннет пожала плечами.

– Говорю тебе, американцы никогда ни к чему не прислушиваются.

Она отодвинула в сторону висевшую одежду и проверила штабеля обернутых в коричневую бумагу рулонов ламинированного кружева, что складировали в том месте.

– Слишком много у нас скопилось этой дряни из Лиона, – поморщилась Наннет.

Элис думала о Жиле, который все утро бился над созданием причудливых костюмов птиц из «новейшего» ламинированного материала Джексона Сторма.

Кроме прочего, дело осложнилось непрерывной враждой Жиля со своей помощницей, принцессой Жаклин. Джексон Сторм дал принцессе возможность работать в Доме моды исключительно для Элис. Но Элис была моделью Жиля; он рисовал лишь для нее, рассчитывая на нее как на основной эталон своей коллекции. Разгорелся шумный скандал, голоса спорящих сторон разносились по всем этажам Дома Лувель.

Наконец Джексон Сторм нашел компромиссное решение: во время шоу Элис сперва должна была облачиться во «фламинго» принцессы Жаклин, а затем переодеться в костюм Жиля.

– Еще один такой скандал, – пригрозила изможденная Кэнденс Добс, – и я приму предложение работать с «Гессджинс».

Наннет шагнула к выходу.

– Мы идем? – нетерпеливо проговорила она, видя, что Элис все еще рассматривает одежду мадемуазель Клод. – Давай, иначе нам придется прямо здесь встречать Рождество. Почему бы тебе не отправиться на вечеринку у Сен-Лорана? Все слегка напьемся. Мы же одна семья, не важно, на кого работаешь. Недурно проведем время.

Элис покачала головой.

– Мне нельзя пить. От этого могут появиться круги под глазами.

– Уфф, только не у тебя. – Примерщица выключила свет, и Элис поневоле пришлось покинуть кладовую. – Твоей внешности ничто не повредит. Давай, ведь сегодня никто тебя не ждет, – добавила она многозначительно.

Наннет была права. «Даймлер» с шофером Николаса Паллиадиса не появлялся на улице Бенедиктинцев со дня пресс-конференции. Элис была уверена, что Николас не сдался; он страшно ревновал к Крису Форбсу и ко всему мужскому населению Парижа. Скорее всего его просто не было в городе.

Она была рада избавиться от его общества хотя бы на несколько дней.

Когда Элис потеряла сознание перед телевизионными камерами и Николас подхватил ее на руки, в последнем проблеске ее затуманенного рассудка все же мелькнула мысль, что не злой демон приближался к ней. Взгляд жарких черных глаз Паллиадиса был таким тревожным и исполненным такого сильного чувства! Сразу после того, как она пришла в себя, он растворился в толпе.

Элис двинулась вниз по лестнице.

– В любом случае благодарю тебя, – сказала она, на прощание дружески положив ладонь на руку примерщицы. Работницы ателье всегда были добры к ней. Они, казалось, недолюбливали Джексона Сторма, но, как ни странно, не Николаса Паллиадиса. – У меня действительно сегодня другие планы.

В Сочельник музыкальная школа при Сорбонне устраивала концерт лучших студентов, а затем небольшую вечеринку. Элис представила, как будет стоять в дальнем конце зала и слушать концерт, уже не принадлежа больше к этому миру. И вдруг она с удивлением обнаружила, что не испытывает сожаления по этому поводу. Обстоятельства изменились.

– Я отлично проведу время, – заверила она Наннет.


Посещение Сорбонны в Сочельник стало для Элис полной неожиданностью. Она не предполагала, что ее вспомнят, более того, встретят с искренней радостью. За сравнительно короткий период времени своего обучения музыке на высших курсах она завела друзей, которые теперь были рады ее видеть. Программа – фортепьянный концерт Моцарта, одно из любимых произведений Элис, – была удивительно захватывающей. Затем студенты отправились в ближайшее кафе и за шумной пирушкой едва слышали колокольный звон парижских церквей, призывавший всех к рождественской мессе.

Колокола все еще трезвонили, когда Элис поймала такси на Понт де Гренель до рю Буленвилье. Ночь была ясной, и миллионы холодных сверкающих звезд освещали чернильно-синее небо. Она едва успела расплатиться с водителем, как кто-то вынырнул из дверного проема ее дома и бросился ей навстречу.

– Мадемуазель! – Карим схватил ее под руку и почти потащил за собой по улице. – Вы должны пойти со мной. Только вы можете помочь. Принцесса попала в беду!

14

Такси пронеслось сквозь черную зимнюю ночь к Булонскому лесу, большому парку в западной части Парижа. В дневное время это было место для гуляний, сюда выезжали на пикник и приходили няни с детьми парижских яппи. Ночью парк походил на «дремучий и грозящий» лес Данте, представляя собой фантастическую фреску, изображавшую деревья с разметавшимися голыми ветвями и притаившиеся фигуры проституток, выхватываемые из темноты огнями проносившихся мимо машин.

Пока такси летело сквозь парк, Элис смотрела на темные деревья. Судя по живым призракам в париках и узких мини-юбках, ни прохладная погода, ни наступление Сочельника не препятствовали бизнесу ночных бабочек.

Карим наклонился к стеклянной перегородке в такси, чтобы крикнуть что-то водителю.

Она подергала юношу за рукав.

– Тебе придется сказать мне, что случилось и куда мы направляемся.

Он с остекленевшим взглядом повернулся к ней.

– Принцесса обожает вас… Она сделает все, что вы скажете… Только вы можете вытащить ее оттуда. – Карим выглядел растерянным и испуганным. – К тому же они не впустят меня.

– Куда не впустят? – Только теперь Элис поняла, что ей следовало взять кого-нибудь с собой. Она вспомнила о Кристофере Форбсе. Как бы кстати сейчас пришлась его помощь! – Карим, пожалуйста… если принцесса в беде, тебе нужно сказать мне, что случилось. Я ничего не понимаю.

Такси проехало открытый участок между деревьями. Передние огни машины высветили фигуру на обочине, слишком высокую и мускулистую для женщины, но тем не менее одетую в кожаную мини-юбку и туфли на высоких каблуках. Элис обернулась на сиденье, провожая взглядом странную фигуру. Трансвестит в светлом парике ослепительно улыбнулся, держа в волосатой руке украшенную рождественскую елочку настольных размеров.

– Зачем она это делает, – простонал Карим, – если ни в чем не нуждается? – Он в отчаянии схватился за голову. – Она молода, красива, богата, принадлежит к такой семье… И все же принимает наркотики.

Элис подозревала нечто подобное. Бедный Карим! Он сделал страшную ошибку, обратившись за помощью к ней. Элис знала себя достаточно хорошо: у нее совершенно отсутствовали бойцовские качества. Она из тех, кто бежит от проблем, а не стремится разрешить их.

– Карим, мне жаль, но у меня нет никакого опыта в таких делах. – Элис вздрогнула от собственных слов, так малодушно они прозвучали. – Думаю, тебе лучше найти кого-нибудь другого.

Он бросил на нее безумный взгляд.

– У нас нет времени искать кого-то, ее надо срочно вызволять оттуда. Я всегда следую за ней на случай, если понадоблюсь, хотя понимаю, что надо мной смеются. Сегодня один из ее дружков вышел, увидел, что я жду на улице, и сказал, что лучше бы мне забрать ее. Он сам был не в лучшей форме.

Элис беспомощно смотрела на него; Карим, очевидно, считал, что объясняется достаточно ясно.

Теперь такси проезжало между многоквартирных высоток западного пригорода Парижа.

– Но когда я попытался войти, – продолжал он, – мне сказали, что «обо всем уже позаботились». Вот что мне сказали. – Карим растерянно развел руками. – «Обо всем позаботились». Она там, внутри, а я не могу войти и забрать ее. – Его голос дрогнул. – Я знаю, что-то случилось, что-то очень плохое. Тогда я подумал о вас. Ох, мадемуазель Элис, вас-то они впустят!

– Карим, сейчас Сочельник. Я только что вернулась… вернулась с вечеринки. – Элис не знала, как объяснить ему, что скорее всего не сможет помочь. – Послушай, может быть, лучше позвать ее отца? Принц бы…

– Нет! – Он смотрел взволнованно. – Нет, она этого не хочет!

– Откуда ты знаешь, что она хочет? Ты видел ее?

Его взгляд стал жестким.

– Подождите, – сказал он. – Мы почти на месте.

Западный пригород Парижа напоминал Майами или Беверли-Хиллз. Такси притормозило у фасада длинного многоквартирного здания с застекленным вестибюлем. Карим на ходу распахнул дверцу автомобиля и вытащил Элис из машины.

– Вы ведь поможете мне, правда? – с мольбой в голосе сказал он, подталкивая ее к дверям здания. – Вы американка, вас не остановят.

Они миновали турникет – Элис в темном костюме и парень-араб в джинсах и лыжной куртке. Охранник в униформе поспешно двинулся через вестибюль им навстречу. Элис почувствовала на себе его быстрый оценивающий взгляд. Не останавливаясь, она одарила охранника испуганной улыбкой. Ей никогда раньше не приходилось брать приступом вестибюли жилых домов. До сих пор в этом не было необходимости.

– Вы приглашены? – в голосе охранника послышалась тревога. Рука его потянулась к телефонной трубке. – В какую квартиру?

В этот момент двери лифта открылись, и Элис с Каримом шагнули в кабину.

– Подождите минутку, вы те, кого они вызывали? – крикнул охранник и, не дождавшись ответа, снял трубку.

Лифт медленно пополз вверх. Элис устало прислонилась к стенке кабины.

– Ты хоть имеешь представление, куда мы идем? – спросила она.

– Немного. Мои соотечественники, северо-африканцы, работают в таких многоквартирных домах по всему Парижу. Все знают это место, – зловеще добавил он.

Лифт поднялся на самый верх. Когда двери открылись, они оказались в саду пентхауза: зеленый газон, карликовые деревья в кадках. Деревянный мостик вел через искусственный пруд к строению в стиле романской виллы с красной черепицей. Они чуть ли не бегом миновали деревянный мостик и оказались перед двустворчатыми дубовыми дверями. Карим дернул их на себя.

– Скорее, скорее! – он смотрел на нее дикими глазами. – Не бойтесь!

Элис потеряла дар речи. Ей хотелось развернуться и броситься прочь, когда двери с шумом распахнулись, открывая перед ними холл, воссоздающий обстановку древнеримского дома. Элис вспомнила виденные ею фотографии археологических раскопок погибшей Помпеи.

Археологи девятнадцатого столетия не знали, что делать с фресковой живописью, украшавшей стены древних борделей. Вторая половина двадцатого века уже не имела подобных затруднений. По всем стенам зала холла были прорисованы копии с оригинальных фресок, графически изображавших то, что можно было получить за деньги в древнеримском публичном доме.

Из горла Карима вырвался глухой звук. Элис с ужасом смотрела на сцену, изображавшую двух римских патрициев, державших мальчика-раба, в то время как третий совокуплялся с ним. Из стереосистемы несся нервный навязчивый саунд джаза пятидесятых.

Элис была скорее ошеломлена, чем испугана. Громкая музыка, льющаяся из скрытых где-то усилителей, должна была перекрывать все остальные шумы, но Элис отчетливо слышала, что кто-то плачет.

– Карим, что нам…

– Открывайте двери, – резко скомандовал он. – Просто открывайте их.

Карим двинулся по коридору.

– Мы должны найти ее.

Из ближайшей комнаты раздался приглушенный крик; кто-то умолял кого-то остановиться. Волосы зашевелились на голове у Элис.

– Не думаю, что смогу это сделать. – Она услышала нотки паники в собственном голосе. – Что это за место?

– Клуб. – Он дернул за ручку двери. Она была заперта.

– Клуб? – Элис вцепилась в него обеими руками. – Какой клуб? Карим, если кто-нибудь застанет нас здесь, что мы скажем? Какого рода…

Он стряхнул с себя ее руки.

– Это клуб для сексуальных извращенцев.

Элис слышала истории, ходившие в парижских студенческих кругах, о невероятных местах, предназначенных для того, чем она, поглощенная музыкой, никогда особенно не интересовалась. Говорили про частные клубы «Японский домик» и «Романская вилла». Сюда приходили делать непозволительные вещи, о которых даже в самых либеральных кругах только шептались. Звучало это нелепо. Что еще оставалось непозволительным в наши дни? Да еще в Париже?

В конце коридора появилась женщина в вечернем платье из золотой парчи. Она быстро приблизилась к ним и бросила на Элис острый вопрошающий взгляд сквозь стекла очков в роговой оправе. Несмотря на открытое вечернее платье, дама обладала несомненной внешностью хозяйки заведения.

– Вы ведь пришли за этой дрянью? Послушайте, она больше не должна здесь появляться, – прошипела женщина по-французски. – Они не поддаются контролю, когда в таком состоянии. А вы кто такой? – обратилась дама к Кариму.

Карим напрягся, но прежде чем смог что-нибудь ответить, она уже отвернулась от него.

– То же самое я сказала ее дружкам. Клянусь вам, это в последний раз. Я устала звонить и просить кого-нибудь приехать и забрать ее отсюда.

Женщина быстро двинулась вперед. Им пришлось поспешить, чтобы не отстать от нее. Какой-то парень с полотенцами в руках внезапно появился из двери комнаты справа от них и с перепуганным видом метнулся к противоположной стене.

– Нет, нет, нет! – послышался женский голос из комнаты, мимо которой они проходили. Затем раздался душераздирающий вопль и мужской смех. Дама в очках захлопнула тяжелую дверь, и шум утих.

Элис шла следом, испытывая состояние шока. Она допускала мысль о существовании таких мест, но никогда особенно не задумывалась об этом. Теперь же ей самой пришлось соприкоснуться с этой смрадной пучиной разврата. Проклятая принцесса Джеки! Элис неожиданно прониклась к этой безмозглой девице невероятной ненавистью.

Женщина остановилась в конце коридора, толкнула дверь и шагнула в сторону, пропуская их вперед.

– Эти ребята привели принцессу с собой, хотя я уже говорила в прошлый раз, что больше не потерплю ее здесь в таком состоянии. – Она пожала плечами. – Но как я могу выставить их вон, когда их родители тоже входят в число моих клиентов?

Комната представляла собой небольшое помещение, стены и потолок которого покрывали зеркала. Несколько стульев с прямыми спинками были расставлены вокруг разворошенной постели. Из-за множества зеркал Элис решила, что комната наводнена людьми, однако там оказались лишь молодой парень в униформе, видимо, служащий заведения, и женщина средних лет, скорее всего горничная. Они суетились, подбирая с пола и кровати какие-то предметы и бросая их в картонную коробку.

Принцесса Жаклин Медивани, обнаженная ниже пояса, была распростерта на кровати.

Карим издал хриплый вопль и бросился к ней.

Дама в очках кинула на него неодобрительный взгляд.

– Вы, надеюсь, на машине? – спросила она у Элис.

Служанка и паренек, не сказав ни слова, поспешно удалились. Склонившись над постелью, Карим взял принцессу за запястье, пытаясь нащупать ее пульс.

– Боже мой, что здесь произошло?! – воскликнула Элис, когда Карим приподнял безжизненное тело девушки. – Она мертва?

Дама в очках смерила ее презрительным взглядом.

– Что за чушь? Стала бы я звонить, чтобы вы забрали ее, если бы она была мертва? – Она устремилась вслед за горничной и пареньком. – Только поскорее увезите ее отсюда.

Дверь закрылась. Элис пошатнулась, испытывая головокружение. Грубая реальность самым беззастенчивым образом умножалась в зеркалах. Она видела себя в темном строгом костюме, бледную и растерянную, рядом Карим держал в объятиях обнаженное тело принцессы Жаклин Медивани.

– Она жива? – глупо повторила Элис, не представляя, как помочь девушке.

– Да. – Молодой араб нежно отвел короткие черные пряди со лба принцессы. – Я знал, куда она ходит… Я умолял ее не делать этого, но она меня не послушалась, – тихо произнес он.

При мысли о том, что Карим бродил за принцессой Джеки по всем злачным местам Парижа, как верный сторожевой пес, Элис хотелось закричать. Принцесса перевернулась на бок, обнажая испачканные в крови ягодицы.

Элис почувствовала дурноту.

– Карим, чем они тут занимались?

Он приподнял голову девушки.

– Думаю, они принимали кокаин. Смешанный с чем-то еще. – Он взглянул на Элис. – Ее нужно отвезти в больницу!

– Боже, она истекает кровью! – Теперь, подойдя ближе к кровати, Элис видела, что служанка и паренек подобрали не все вещи. На постели валялись пластиковые зонды буквально для всех отверстий человеческого тела. Инструменты всех размеров и самых немыслимых форм, которые только можно себе представить. Пинцеты. Хирургические зажимы. Полное оборудование для камеры пыток.

Комната поплыла перед глазами Элис. Она схватилась за край кровати.

– Они собирались замучить ее до смерти? – почти истерично воскликнула она.

– Нет, они приходят сюда не за смертью, а за болью и сексом. – Карим завернул в простыню полуголое тело принцессы. – Я понесу ее. Мы должны торопиться.

Но прежде чем он успел поднять ее на руки, дверь с шумом распахнулась.

– Что, черт возьми, вы здесь делаете?! – проревел мужской голос, и Николас Паллиадис вошел в комнату. – Как, черт возьми, ты оказалась здесь?! – Увидев Карима, поднимающего бесчувственное тело принцессы, он остановил его. – Не делай этого, – приказал Паллиадис. – Дай ее сюда.

Происходящее окончательно потеряло всякий смысл для Элис.

– Что ты здесь делаешь? – едва выдавила она из себя.

Никто не обратил на ее слова внимания.

Карим встал на пути Николаса, не подпуская его к кровати.

– Оставьте ее в покое! Ее необходимо отвезти в больницу!

Паллиадис оттолкнул его в сторону.

– Идиот, меня вызвали, чтобы забрать ее отсюда! – Он склонился над кроватью и поднял на руки неподвижное тело девушки. – Я друг семьи Медивани.

Элис прижала пальцы к вискам, пытаясь унять пульсирующую боль. Где еще можно встретить такого человека, как Николас Паллиадис, если не в парижском секс-клубе?

– Не вынуждай нас вмешиваться, – крикнула она.

Он бросил на нее разъяренный взгляд, направляясь к двери с бесчувственной принцессой на руках.

– Медивани искал ее по всему Парижу. Давай. – Он мотнул головой. – Моя машина внизу, перед домом.

Карим неуверенно двинулся следом.

– Мсье, ей нужен доктор.

– Заткнись! Лучше присмотри за ней. – Он кивнул в сторону Элис. – Тебя убить мало за то, что ты привел ее сюда.

Прежде чем молодой человек успел открыть рот, Элис закричала:

– Черт возьми, иначе он не мог попасть сюда! Он понимал, что меня они не остановят!

Николас Паллиадис смерил ее взглядом угольно-черных глаз:

– Естественно, взглянув на тебя, охранник решил, что тебя вызвал один из клиентов.

Его слова повисли в воздухе, такие же ошеломляющие, как все, с чем пришлось столкнуться Элис тем вечером.


Дул холодный ветер, когда Элис и Карим брели по тротуарам Пасси в поисках такси.

– Мне следовало поехать с ней. – Карим нахмурил брови. – Мсье Паллиадис сказал, что отвезет ее в отцовский дом в Фонтенбло. Но я думаю, ему бы лучше отвезти ее в больницу.

Элис промолчала. Она была слишком измотана после всего случившегося. Неожиданно девушка вспомнила, как, проезжая через Булонский лес, увидела трансвестита, стоявшего на обочине и державшего в руке рождественскую елочку – «ангела-хранителя» этой кошмарной ночи.

15

– Проснись, – раздался голос в темноте. – Проснись же! – Чья-то рука трясла Элис за плечо. – Почему в твоем паспорте значится вымышленное имя?

Она очнулась с диким криком. Рука на ее плече прижимала ее к кровати, зловещая черная фигура склонилась над ней. Элис почувствовала слабое веяние холодного зимнего воздуха.

– Черт возьми, – настойчиво звучал тот же голос. – Тебя зовут не Кэтрин Александрия Браун.

Рука протянулась, чтобы включить лампу на ночном столике. Яркий свет ослепил Элис, и она поспешно прикрыла рукой глаза.

– Как ты сюда вошел? – Сквозь пальцы Элис бросила взгляд на часы, стоявшие на ночном столике, и застонала. Только полчетвертого! После ужасного вечера, проведенного в поисках принцессы Джеки, ей удалось поспать всего три часа!

Николас Паллиадис присел на край кровати. Его черные кудрявые волосы были взъерошены, веки опухли от бессонной ночи. На нем были все те же смокинг и пальто. В руке Николас держал солидную связку ключей, вероятно, полученных от консьержки за взятку. У Николаса Паллиадиса было столько денег и власти, что перед ним в этот час открылись бы и двери Тюильри.

– На это имя нет даже номера страховки. – Свет лампы падал на его зло кривившиеся губы. – Ты слышишь? Я требую объяснений.

«Боже милостивый, о чем он говорит?» – изумилась Элис, ничего не понимая.

– Не у всех есть номер социальной страховки. С моим паспортом все в порядке.

Он смотрел на нее, прищурившись, ожидая какой-нибудь реакции, которая бы выдала ее. Наконец до Элис дошло, что Николас Паллиадис успел навести о ней справки. Одной рукой она откинула назад волосы, чтобы взглянуть на него. Невероятно, но он в ее квартире, глубокой ночью. Уговорил консьержку впустить его.

– Как принцесса? – вспомнила Элис недавние события. – Что с ней?

– Она в порядке. – Его тон пресекал дальнейшие вопросы. – Теперь это не важно.

За спиной Паллиадиса Элис заметила шофера, высокого и невозмутимого в своей серой униформе и лакированных ботинках. Она натянула плед до подбородка.

– В порядке? Не важно? Это все, что ты можешь сказать?

Она неожиданно села на кровати, позабыв о пледе, который сполз вниз, обнажая ее плечи.

– После того, что я перенесла сегодня… то есть вчера вечером, пытаясь вытащить ее из того ужасного, омерзительного места, куда ты наведываешься…

– Замолчи! – Его лицо исказилось. – Ты не отвечаешь на мои вопросы.

Стоило ей только взглянуть на него, как он сорвался на крик.

– Черт возьми, ты проклятая ведьма! Ты знала, что должно было произойти? Ты все подстроила?!

Элис открыла рот от удивления.

– Что?

Он резко встал и, пройдя через комнату, остановился спиной к ней у окна.

– Твои дружки упустили меня… но «Даймлер» получил несколько пулевых пробоин. Нас обстреляли в Булонском лесу сразу после того, как мы выехали от Медивани.

– Но это невозможно! – воскликнула Элис с тревогой. – Стреляли в твою машину? Ты, должно быть, ошибаешься. Кто бы решился на такое?

Он повернулся к ней, лицо его было искажено яростью.

– Это ты мне и скажешь! Хватит водить меня за нос. Говори все, что знаешь!

– Я? – Элис рассмеялась бы, если б ей не было так страшно. – Мне ничего неизвестно об этом. Боже мой, это же Париж… такого рода вещи здесь не случаются!

– Неужто? – Брови Паллиадиса взлетели вверх. – Ты не знаешь, кто мог устроить на меня засаду? Кто пытался убить меня? – Он медленно чеканил каждое слово. – Теперь, когда они сообразили, что их шантаж с участием красивой девственницы не удался, они решили просто убрать меня?

Элис в изумлении смотрела на него. Она уже привыкла к неожиданным поступкам Николаса Паллиадиса, но это переходило всякие границы. «Участница шантажа»?

– Я не участвую ни в каком шантаже. Ты же знаешь, где я провела большую часть вечера, пытаясь вытащить принцессу Джеки из этого… этого секс-притона, где ты завсегдатай! Кстати, ее отвезли в больницу? Что сказал ее отец? – быстро спросила она.

Николас молчал, его суровое красивое лицо было залито краской гнева. Он отвернулся, засунув руки в карманы.

– Вчерашний случай не единственный. – В его голосе послышалась усталость. – Она часто бывает в клубе «Романская вилла» со своими друзьями, и они вечно попадают в истории.

– Попадают в истории? – воскликнула Элис. – Так теперь называют наркотики и сексуальные пытки? Разве ты ее не видел? Она же истекала кровью!

Он нахмурился.

– У тебя нет достаточного опыта, чтобы рассуждать о таких вещах. Некоторым людям боль в сексе в равной степени доставляет наслаждение.

– Как гадко! – поморщилась Элис. – Она же еще ребенок.

Он сделал раздраженный жест, останавливая ее.

– То, что ты вчера видела, – просто игры, в которые играют избалованные детки некоторых самых видных семей Франции. Они употребляют наркотики и ничего не могут с этим поделать. Именно поэтому клуб «Романская вилла» и собирается их всех исключить. Так мне сказала Мари-золь. – Николас посчитал тему закрытой. – И выбрось все это из головы.

Маризоль? Дама в очках в роговой оправе? Николас Паллиадис с ней на короткой ноге! Элис почувствовала презрение к греческому миллионеру.

– Принц Алессио не хочет снова класть свою дочь в больницу. – Паллиадис, опустив голову, снова прошелся по комнате. – Теперь с ней обращаются как с неизлечимой больной.

– Ее хотя бы осмотрел доктор?

– Конечно. – Николас помрачнел. На Элис была прозрачная ночная сорочка с кружевной вставкой на груди. Его черные глаза то и дело останавливались на ней. – Специалист осмотрел ее. Но, черт возьми, какой в этом прок? – Он повернулся и снова прошелся по комнате. – Если захочет, она снова возьмется за старое.

– Но это ужасно! Она же еще дитя!

– Ужасно? – Он смерил ее уничтожающим взглядом. – Все мы дети, пока хищники не доберутся до нас. Отпрыски богатых семей имеют очень короткое детство. Не думаю, что ты в состоянии понять это, – сказал Николас, отворачиваясь. Он оперся руками о подоконник и прижался лицом к холодному стеклу. – Богатые дети ничем не отличаются от других… сначала. Мы начинаем невинными, ничего не знаем, ничего не видим, кроме, может быть, некоторых семейных неурядиц. Разве что наткнешься, бывало, на свою мамочку в то время, как она занимается сексом с одним из лучших друзей отца.

– Нико… – впервые подал голос шофер.

Николас выпрямился.

– Потом мы попадаем в закрытую школу, и на этом детство кончается. Стоит только людям проведать, что у тебя водятся деньги, как моментально появляются спиртное, женщины, мальчики, черт… мужчины. – Он большими шагами прошелся по комнате. – Желаешь дорогие часы? Модные драгоценности на подарки девочкам в школе? Стерео, видео, наркотики? Любые наркотики! Если они только существуют в природе, кто-нибудь обязательно найдет их. организует для тебя по специальному заказу. Однажды мне достали револьвер. Тогда мне было одиннадцать лет. Он стоит десять тысяч долларов.

Николас внезапно остановился и сердито огляделся вокруг.

– Почему ты живешь в такой дыре?

Элис едва не ответила резкостью.

– Я же не приглашала тебя сюда, верно?

– Верно. – Он повернулся, снял пальто и передал его шоферу.

Элис вдруг почувствовала себя неуютно в собственной квартире. Она была бледна от изнеможения, рыжие волосы пышным облаком обрамляли ее лицо. Как ей хотелось сейчас выставить вон Николаса Паллиадиса! Судя по тому, как он появился, и злобной манере, с которой он мерил шагами комнату, было очевидно, что он жутко взвинчен и черпает силы в нервном напряжении. Любопытно, было ли правдой то, что он говорил о засаде со стрельбой?

– Мой младший брат «подсел» на кокаин в очень дорогой частной школе для мальчиков в Англии. – Он снова стал мерить комнату большими шагами, на ходу снимая с себя смокинг, затем – черный галстук. – В этом был замешан один из учителей. Мой дед надеялся поправить дело, послав нас работать на танкерах. Он платил матросам, чтобы те присматривали за нами. Как Лакису. – Он кивнул головой в сторону шофера.

Лакис молча принял из рук Николаса смокинг и галстук, как раньше взял его пальто.

Николас подошел к краю кровати и встал, сверху вниз глядя на Элис.

– Я все равно выясню, кто ты такая, – произнес он угрюмо. – Так почему бы тебе не избавить меня от проблем и не признаться самой?

Элис не смотрела на него.

– Тебя знали в том… секс-клубе.

– Я был в «Хилтоне» на рождественской вечеринке, и Мари… в общем, мне позвонили из клуба. Вы приехали раньше, и вас впустили по ошибке. – Николас поднял руку к лицу и устало потер лоб. – Где ты была весь вечер? Я пытался найти тебя.

– Все же тебя знали в клубе, – повторила Элис. – Ты бывал там раньше.

– Я ходил туда три года назад, когда был молод и глуп. – Он присел на край кровати, положив ногу на ногу. – Это место для безумцев и любопытных юнцов. – Николас снял ботинок и бросил его на пол. – Мне не нужно наказывать себя.

– Наказывать себя?

– За то, что богат. – Он стащил носок и, морщась, потер кончики пальцев. – Лакис, – сказал он, не глядя на шофера, – ступай поспи немного.

– Нет! Что ты выдумал? – воскликнула Элис, когда он снял другой ботинок.

Слишком поздно – она услышала, как за Лакисом захлопнулась входная дверь.

– Верни его! Ты не можешь здесь оставаться!

Николас швырнул ботинок на пол.

– Могу.

– Нет, нет, я хочу, чтобы ты убирался! – Элис внезапно почувствовала невероятное волнение, вызванное его близостью. Его сильное тело в белой рубашке и черных брюках заключало в себе нечто опасное и в то же время притягательное для Элис.

Он вновь нахмурился.

– Лакис приедет за мной утром.

– Нет! Ты не останешься… тебе здесь не место. – Элис забилась в угол кровати. – Боже, как можно думать о сексе после ужасов того заведения! – Она поежилась. – Почему вообще молодая девушка позволяет делать с собой такие отвратительные вещи!

Николас стащил другой черный ботинок.

– Быть может, ей это нравится?

– Но ведь ты так не думаешь?

Он сел рядом с ней на кровати, в черных брюках, черных подтяжках, свисавших у бедер, и тонкой белоснежной рубашке, в расстегнутом вороте которой виднелась поросль жестких темных волос. Его тело обладало мощью, красотой и излучало напористую сексуальность.

Элис с удивлением обнаружила, что боится его.

Боится южного вспыльчивого характера, капризного высокомерия, неуемной энергии и патологической подозрительности.

Он слишком похож на Роберта, подумала она в отчаянии. На всех тех безжалостных людей, которых она так ненавидела. Полюбить кого-нибудь вроде него означало бы погубить себя. Он был страшно требовательным. Элис не могла смириться с этим; она слишком долго и упорно боролась, чтобы обрести свободу и независимость.

Паллиадис не спеша приблизился к ней. Их глаза встретились, и Элис замерла под его темным вопрошающим взглядом.

– Кто ты? – повторил он мягко, большим и указательным пальцами прикасаясь к ее лицу и поворачивая его к себе. И вновь этот проницательный взгляд. – Ты тоже собираешься убить меня? Что случится со мной, прекрасная Элис, когда я запутаюсь в твоих сетях?

Долгое напряженное мгновение Элис, застигнутая врасплох его пламенным взглядом, не могла вымолвить ни слова.

– Я не собираюсь ловить тебя в сети. Твои слова несправедливы. – Она все еще пребывала во власти его гипнотического взгляда, который, казалось, прожигал ее насквозь, требуя правды. – Убивать тебя…

– Нет?

– Дело в том… дело совсем не в тебе. – Это было больше, чем признание, которое Элис хотела сделать ему. Она чувствовала себя так, будто слова были вытянуты из нее клещами. – Пожалуйста, очень прошу, оставь меня.

Паллиадис покачал головой:

– Я был бы безумцем, если бы доверился тебе. – Он рассеянно поглаживал большим пальцем ее нижнюю губу. – Лакис считает, что к тебе нельзя приближаться и на шаг. Он, должно быть, стоит сейчас за дверью и ждет, когда я позову его на помощь.

Николас взял ее руку, повернул ладонью вверх и поднес к своему приоткрытому рту. Прикоснувшись к ее ладони теплыми губами, он прошептал:

– Скажи мне, почему ты до сих пор хранила девственность?

Элис беспомощно смотрела на него. Его нежные прикосновения волновали ее. Она трепетала лишь от одной близости этого мужчины, его крепкого гибкого тела, обладавшего страстной, молниеносной силой.

– Почему ты до сих пор хранила Девственность? – повторил он вопрос.

– Я хотела учиться музыке! – Она попыталась вырвать руку. – Отпусти меня!

Его черные глаза встретились с ее глазами.

– Необязательно быть девственницей, чтобы учиться музыке.

– Меня никогда не тянуло заниматься сексом! – вырвалось у нее. – Я не особенно много знаю о… твоем мире! Большую часть своей жизни мне удавалось не сталкиваться с ним.

Она не знала, поверил ли ей Паллиадис. Он резко встал, стянул с себя рубашку и бросил ее на пол. Элис смотрела на него, и комок подступал к ее горлу.

– Я совсем не знаю тебя, – прошептала она с мукой в голосе.

Он сел и притянул ее к себе.

– Я тоже не знаю тебя. – Николас откинул Элис на спину и склонился над ней, обхватив руками. – Не знаю, кто ты такая. Не знаю твоего настоящего имени. Но ты завладела всеми моими мыслями. Я увидел тебя у Мортесьера и сразу понял, что ни одну женщину не желал раньше так сильно, как тебя. – Он смотрел на нее сверху вниз, и его рот скривился в горькой иронической улыбке: – Знаешь ли ты, что значит для такого человека, как я, иметь женщину, у которой никогда не было другого мужчины? В тот первый раз, когда он берет ее, чувствует ее трепет в своих объятиях, ощущает ее нежную и невинную податливость и понимает, что она принадлежит только ему? – Николас склонился и коснулся губами ее рта. – Со мной такого никогда не случалось.

Элис испуганными глазами смотрела на него.

– Это ничего не значит!

– Неужели? – Его губы снова прикоснулись к ней легким поцелуем. – Для меня это значит очень многое. Это означает, что ты принадлежишь мне. Я хочу заниматься с тобой любовью. Много раз…

– Нет, ты не можешь, – задохнулась она. – Ты должен отправиться домой.

– Лакис забрал машину.

– Это не причина! К тому же, – воскликнула она, – мне это совсем не понравилось!

Он рассмеялся и нежно провел пальцами по ее щеке. Затем его темная кудрявая голова опустилась, и он прижался лицом к теплой выемке ее шеи. Элис почувствовала, как он всем весом ложится на нее.

– Обними меня. – Паллиадис поцеловал ее ухо и шепнул едва слышно: – Просто обними. Он сильнее прижался к ней.

– Вот так, хорошо. – Элис слышала, как он тяжело вздохнул. – Я чертовски устал от этого мира. – Он говорил почти шепотом. – От всего на свете.

Обвив руками тело Николаса, Элис ощутила, что нежность переполняет ее. Она чувствовала себя в тепле и безопасности, окруженной заботой. Пусть это всего лишь мимолетное мгновение, но она всеми силами стремилась продлить его.

Его губы теперь целовали ее обнаженные плечи.

– Элис!

Она судорожно выдохнула.

– Да?

– Я хочу, чтобы ты любила меня. Знаешь, как это делать?

Она, как зачарованная, покачала головой.

– Ты прикасаешься ко мне… – Он взял ее неуверенную руку, положил себе на лоб и медленно провел ее пальцами по густым кудрявым волосам. – Вот так. И ты говоришь: «Нико, милый». Вот так.

Элис задрожала и прижалась к нему, так что ее нежные груди уперлись в его грудь.

– Что ты делаешь со мной? – выдохнула она.

– Не знаю. – Его рука скользнула под короткую ночную сорочку, лаская шелковистую округлость ее ягодиц. – Ты такая теплая, такая прекрасная. Я хочу быть ближе. Хочу любить тебя. И чтобы ты любила меня.

Элис положила руку ему на затылок. Навязчивая мысль преследовала ее: она делает как раз то, что обещала себе больше никогда не делать. И это после того унизительного эпизода в его квартире! И все же она чувствовала, как сдается под безжалостным напором его силы и почти изнуряющей нежности.

Приблизив свои губы к его лицу, она уловила его быстрый вздох.

– Ах, любимая, – прошептал Паллиадис и с таким пламенным вожделением впился в ее рот, что Элис невольно вздрогнула. Она испытывала странное влечение, незнакомый прилив эмоций, делавших удивительно чувствительным каждый дюйм ее кожи. Она с такой силой прильнула к обнимавшему ее мужчине, будто собиралась встретить конец света в его объятиях.

Николас с усилием оторвался от нее.

– Милая, не бойся. Клянусь, на этот раз я подарю тебе наслаждение.

Одной рукой обнимая Элис, другой он через голову стянул ее тонкую, как паутинка, сорочку. Элис оказалась совершенно нагой.

– Не думаю, что у меня получится, – простонала она.

Он привлек ее в свои объятия.

– Очаровательная Элис, позволь мне любить тебя, – прошептал он. – Закрой глаза.

Николас провел по ее телу дрожащими руками, накрывая ладонями груди, лаская и приводя в возбуждение ее соски, затем слегка раздвинул ее ноги. Когда Элис застонала, Паллиадис отстранился от нее и поднялся.

Полуоткрытыми глазами Элис наблюдала, как он торопливо снимает с себя оставшуюся одежду, бросая ее на пол. Его обнаженное тело было необычайно стройным и в то же время таким сильным и мускулистым, таким мужественным! Он снял трусы, обнажив свою мужскую мощь.

Элис вздрогнула, когда он опустился рядом с ней на кровать.

– Ты хочешь меня? – прошептал Паллиадис, привлекая ее в свои объятия. – Тише, тише, – он почувствовал ее сопротивление. – Я просто лягу рядом с тобой и засну, если ты этого пожелаешь.

Элис с трепетом поняла, что, несмотря на страстное влечение к ней, Николас сделает так, как она попросит. Поддавшись искушению, она обвила руками его плечи.

– Я хочу тебя, – прошептала она.

– Слава Богу! – Он прижал ее к своему теплому телу, в порыве страсти целуя ее лицо, шею, плечи.

Элис погрузила пальцы в его густые волосы, чувствуя восторг и удивление. В тот момент, когда он коснулся ее влажной чувствительной плоти и осторожно и дразняще проник в ее глубь, она громко застонала и тут же почувствовала на своих губах его страстный нетерпеливый поцелуй. Неужели в этом мире было что-то нежнее, сладострастнее и… разрушительнее его ласк?!

– Николас! – вырвалось у Элис.

Единственным ответом ей был победный возглас. Он поднял ее на пик мучительного безумного желания, а затем низверг обратно, качая в своих объятиях, пожирая глазами ее спутанные огненные волосы, припухший от поцелуев рот, упругие груди с нежными розовыми сосками.

– Ну, этого ты хотела? – Он улыбнулся.

– Николас! – Голова Элис шла кругом.

– Ты тоже должна любить меня.

Он взял ее руку и прижал к напряженному члену, и она ощутила его, сильного, горячего, ждущего ее ласки. Когда ее пальцы стали неловко двигаться, Паллиадис судорожно глотнул ртом воздух:

– Осторожнее, Элис!

Элис убрала руку, сейчас ей хотелось совсем другого.

– Пожалуйста, Николас!

Он наклонил над ней голову, волосы упали ему на глаза, лицо горело.

– Ты же не враг мне, правда? – шепотом спросил Николас.

– Нет, – откликнулась она, – я не враг тебе.

Это была правда.

Он склонился над ней и раздвинул ее ноги. Его губы дрожали, когда он прижался к ее рту. Медленно, с мучительной осторожностью, Николас вошел в нее.

Когда Элис напряглась, сжав пальцами его плечи, он замер.

– Ш-ш-ш, это сейчас пройдет, – едва слышно прошептал он. – Прошу тебя, дорогая, позволь мне самому это сделать.

Однако Элис уже не могла остановиться. Натиск его плоти внутри ее порождал сильное, опаляющее желание, становившееся все более ненасытным. Она попыталась отпрянуть, затем конвульсивно с силой прижалась к нему, ощущая жгучую боль. Элис закричала, сплетая руки и ноги вокруг его тела в сильнейшем порыве страсти.

Реакция Паллиадиса оказалась столь же неконтролируемой. Изо всех сил сжав Элис в своих объятиях, он начал с бешеным напором врываться в нее. Его дыхание стало частым и прерывистым.

Они одновременно достигли пика наслаждения. Элис услышала глухой стон в тот момент, когда Паллиадис, содрогаясь, излился в нее.

– Боже мой, Боже мой! – все еще сотрясаясь в последних судорогах облегчения, повторял он. Затем потянулся к Элис, желая успокоить ее. – Ведь я не сделал тебе больно, правда?

Элис никак не могла перевести дыхание. Она посмотрела в его черные глаза. Их дикое выражение смутило ее.

– Ты в порядке? – со страхом спросила она.

– Только не после этого! – Паллиадис уткнулся лицом в ее плечи и хрипло засмеялся. – Элис, ты сводишь меня с ума!

Элис приподняла голову, чтобы взглянуть на него, но увидела лишь его кудрявую черную макушку. Прежде она никогда не слышала смеха Николаса Паллиадиса.

По ее телу прокатывались волны наслаждения. Возникло ощущение, что оно – влажное от пота – не принадлежало ей. Что за неописуемое ощущение! Николас подарил ей это чудо, изумленно думала она. Он был ее первым, единственным любимым. Она нежно провела рукой по его черным волосам.

Невероятно! Элис накрутила мягкие кудри на палец. Она подцепила этого мужчину, рассчитывая использовать его как орудие открытого неповиновения, а оказалось, что сама попала в сеть его страсти.

Завывания ветра, доносившиеся с Сены, вернули ее к реальности.

– Рождество, – удивленно пробормотала она.

Она даже не заметила, что произнесла это вслух. Николас пошевелился, и Элис поудобнее устроилась в его объятиях. Рука Паллиадиса легла на ее грудь и погладила сосок нежными расслабленными пальцами.

– Нет, вот это Рождество, – довольно прошептал он.


Когда она проснулась, на улице серел рассвет. Николаса рядом с ней не было. Но на подушке, где недавно покоилась его черноволосая голова, лежала маленькая бархатная коробочка.

С упавшим сердцем Элис потянулась к ней и дрожащими пальцами открыла крышку. Знакомые ужасные серьги подмигнули ей из футляра, мерцая маленькими желтоватыми бриллиантами, на этот раз обрамлявшими очень крупные и дорогие изумруды.

Элис откинулась на подушку, прикрыв глаза ладонью. В этом мире абсолютно все имело свою цену.

16

Джек Сторм взял со стола два наброска Жиля Васса, предназначенных для «Бала Белых Птиц». Всего Жиль разработал семнадцать моделей, в которые вложил всю свою фантазию.

Каждый из рисунков изображал фигуру полу-человека-полуптицы в облаке кружев.

– Ну как, – спросил Джек, глядя на сидящих за столом для совещаний, – получили мы то, чего хотели, или нет?

Кэнденс Добс бросила взгляд поверх своих очков, опасаясь первой высказывать свое мнение.

– Жиль такой авангардист! – уклончиво пробормотала она.

– Думаю, это победа, – Питер Фрэнк сказал именно то, что желал услышать Джексон Сторм.

После рождественских праздников это был первый сбор нью-йоркской команды. Кэнденс Добс, секретарша Джека Трини, Питер Фрэнк и Брукси Гудмап, женщина из парижского агентства и представительница принца Алессио, сидели в новом сером с розовым конференц-зале на втором этаже Дома моды Лувель, оценивая работу Жиля Васса.

– Мы запустим костюмы в производство, несмотря на статью в «Вуменс вэа дейли» по поводу «Небесного Кружева». – Джек многозначительно посмотрел на Кэнденс Добс. – Мы платим людям за то, чтобы такие статьи не появлялись в свет.

Кэнди попыталась защищаться:

– Джек, мы обнародовали опровержение. Какой-то проныра-корреспондент вышел на шелковую фабрику в Лионе…

– Джек, – вмешался Питер Фрэнк, – Луи де Бриссак ничего не говорил по поводу ткани ни одному репортеру из «Вумэнс вэа дейли», и его сын тоже. Они также расстроены из-за этого, как и мы.

– Расстроены? – Голубые глаза американского магната стали холодны как лед. – Кто расстроен? Повторяю, у нас есть люди, которым мы платим за то, чтобы они не допускали появления в прессе отрицательных статей вроде той, что прошла в «Вумэнс вэа дейли». Статей, где «Небесное Кружево» объявляется продукцией десятилетней давности, которую мы откопали на складе какой-то дерьмовой текстильной компании в Центральной Франции.

Питер Фрэнк поморщился. Никто не имел ни малейшего понятия, каким образом «Вумэнс вэа дейли», этот рупор новостей в области моды, умудрилась докопаться до подлинной истории о ламинированном кружеве де Бриссака. Тем не менее материал был опубликован на первой странице газеты. Затем его перепечатали «Тайм» и «Ньюсуик». Это была досадная утечка информации в самый разгар рекламной кампании «Небесного Кружева».

Хуже того, «Вумэнс вэа дейли» насмехалась над всем проектом Сторма. Седьмая авеню, откуда Джексон Сторм вел свое происхождение, видно, не давала никому покоя в Европе.

Джек вернулся в Париж в очень скверном настроении. Ходили слухи, что Марианна и девочки сознательно избегали его общества, отправившись на каникулы в Сен-Круа, в то время как Джек искал их в Тахо.

– Эта информация появилась и здесь, – сказала Брукси Гудман, – в парижских газетах. – На ней был элегантный костюм из тонкого черного сукна и широкополая фетровая шляпа того же цвета. – Но успокойтесь, не так уж все однозначно плохо. Статьи в немецких газетах были гадки, но французы вели себя сдержаннее. Похоже, они считают, что настал час продемонстрировать всему миру французскую гениальность, которая долгое время была в загоне. Тогда какая разница, как долго лежала ткань на складе, если этот склад находится в Лионе?

Джексон Сторм бросил проницательный взгляд на мисс Гудман. Чем дальше, тем больше она ему нравилась. Эта коротышка отлично справлялась со своей частью работы, привлекая все большее внимание титулованных особ в Европе к предстоящему балу в «Опера». Ее собственный клиент принц Алессио Медивани гарантировал присутствие представителей некоторых крупнейших фамилий европейской аристократии: принцев и принцесс, герцогов и герцогинь, графинь и баронов. Правда, как выяснилось, они объявятся в том случае, если им хорошенько заплатить.

Цены были впечатляющими, а иногда и просто грабительскими. Немецкого принца с замком на Рейне, облаченного в придворные одежды и при всех регалиях, можно было заполучить за пятнадцать тысяч американских долларов. Гораздо дешевле – за пять тысяч – шла его супруга. Красивый и образованный потомок короля Неаполя, который состоял в родственных связях с большинством правящих дворов Европы и Великобритании и на текущий момент работал чиновником по займам в одном из римских банков, обошелся бы в половину вышеупомянутой суммы плюс стоимость авиабилета. Выводок русских великих князей третьего поколения шел просто за стоимость всего того, что они могли съесть и выпить.

Питер Фрэнк не мог сдержаться, чтобы не задать вопрос:

– Я слышал, билеты распродаются медленно. Неужели нас ждет провал?

Кэнденс Добс мрачно посмотрела на него.

– Принц Медивани позаботится, чтобы этого не случилось! Джек, – она обращалась непосредственно к боссу, – у нас проблема с площадкой для моделей. Дирекция «Опера» хочет, чтобы мы использовали только парадную лестницу, но это очень неудачное место. Там бесконечный ряд ступенек и негде даже остановиться и повернуться.

Возведение демонстрационной дорожки, идея которой вызвала одобрение у дирекции «Опера», больно ударило бы по текущему бюджету. Никто не решался поднимать этот вопрос в свете непредсказуемого настроения Джека и финансовых трудностей в Нью-Йорке. Питер поспешил сменить тему разговора.

– Не забудь о греках, Джек. Нужно предоставить инвесторам место рядом с тобой, а также принцессе и ее семейству. Я слышал, что старина Сократес никуда не выходит, но это не касается остальных членов семьи – сестры и тетки, так, кажется. И, естественно, самого Нико Паллиадиса.

Присутствующие за столом заседаний заговорили о пестром составе инвесторов: греческие миллионеры-судовладельцы и балканская знать, владеющая сетью казино. К тому же нельзя забывать о принцессе Жаклин и ее замужней, но все еще пользующейся дурной славой сестре принцессе Кэтрин, которая когда-то имела роман с молодым Николасом Паллиадисом. Кэнденс Добс почувствовала дрожь в теле.

– У принца будет отдельный стол, – вставила Брукси Гудман. – Ему придется посадить с собой кое-кого из влиятельных людей.

– С другой стороны, Нико Паллиадис может и не прийти, – задумчиво проговорил Питер. Эту новость он узнал лишь утром. – Члены правления «Паллиадис-Посейдон» вызваны в суд в Германии, им предъявлены обвинения в нарушении международных торговых соглашений. Их ожидает судебное разбирательство и здесь, во Франции.

Джек не поднимал глаз от лежавших перед ним бумаг.

– Так как здесь шли дела в наше отсутствие?

Питер Фрэнк смотрел с тревогой. Он понимал теперь, что для нью-йоркской команды было не самым мудрым решением в полном составе отправиться на каникулы домой. Он не мог сказать ничего определенного, но что-то явно произошло в их отсутствие. У него были дурные предчувствия. Ему казалось, что швеи в ателье что-то скрывают, привратник сознательно отводит свой взгляд, а Карим подозрительно часто попадается ему на глаза, бегая вверх-вниз по лестнице, топая своими спортивными ботинками.

И Элис, их спящая красавица, размышлял Питер. В нее влюблен не только Николас Паллиадис, греческий денежный мешок с жарким взглядом, юная принцесса Жаклин стала ее ярой поклонницей.

– Ну, жизнь била ключом. – Если никто не заметил ничего странного, какого черта ему поднимать шум? – Жиль просиживал целыми днями за своим рабочим столом. Элис и девочки заканчивали уборку после пресс-конференции. На неделе между Рождеством и Новым годом из Лиона приезжал Луи де Бриссак – хотел посмотреть, как его материал используется в моделях фэнтэзи. Он пробыл здесь всего два дня, но успел поссориться с Жилем. Я слышал, что тот отказался показать ему свои наброски. Приходили водопроводчики и отремонтировали туалет на четвертом этаже, правда, после угрозы подать на них в суд, если они этого не сделают.

Джексон Сторм поднялся со стула и, заложив руки за спину, подошел к окну, откуда открывался вид на улицу Бенедиктинцев.

– Когда мы начнем шить костюмы, я бы хотел, чтобы никто… никто… абсолютно никто… не крутился рядом. Это касается и парня из журнала «Форчун». Он может потерпеть с завершением своей статьи до бала в «Опера». Поставьте внешнюю охрану, если потребуется, но держите все в секрете, – добавил он, продолжая стоять спиной к присутствующим. – Пусть, как его там, этот старик…

– Абдул, – услужливо вставила Кэнденс Добс.

– Да, и его сын как следует присматривают за тем, что творится в здании. – Джексон Сторм положил руку на оконную раму, вглядываясь в улицу перед домом.

Неожиданно он вспомнил очаровательную женщину, с которой познакомился в салоне «Конкорда» на обратном пути из Нью-Йорка. Она была замужем, летела на встречу с супругом, который служил в американских военно-воздушных силах в Битбурге. Что за прелестное создание! Все в ней было в его вкусе: высокая и стройная, с точеными чертами лица и темным цветом волос, особенно нравившимся Джеку.

– Помните, – сказал он, – этот бал должен показать с лучшей стороны «Небесное Кружево» и Дом моды Джексона Сторма. Когда мы представим модели фэнтэзи, в зале будет море прессы. Мы примем знаменитостей по первому разряду – «Конкорд», лимузины в аэропорту, шампанское и корзины с фруктами в номерах отеля «Риц». Будут Барбара Уолтере, Джейн Поли, Джоан Лунден, «Вог», «Харперс», «Эль», «Вашингтон пост», «Нью-Йорк таймс», Ассошиэйтед Пресс… – Он подался вперед, привлеченный тем, что происходило на улице. – Эти люди не должны потратить ни цента из своего кармана.

Внизу на улице мужчина, одетый в шоферскую форму, и другой, судя по мощной фигуре – выполняющий обязанности телохранителя, вели упиравшуюся женщину с необыкновенными рыжими волосами к серебристому «Роллс-Ройсу», припаркованному у тротуара. Женщина, как мог убедиться Джексон Сторм, была его ведущей манекенщицей Элис.

– Эй, – громко крикнул он, стуча по оконному стеклу, – вы, черт возьми, соображаете, что делаете?!


Утро Элис провела в рабочей комнате Жиля, пока он резал и драпировал ламинированное кружево, то и дело примеривая модель на ней. Настроение у Жиля было плохое.

Не было секретом, что дизайнер Дома моды Лувель ненавидел «Небесное Кружево». Он бормотал себе под нос ругательства в адрес де Брис-саков с шелкопрядильной фабрики в Лионе. Во время каникул Луи де Бриссак приезжал в Париж, чтобы понаблюдать за работой главного дизайнера. Семья мануфактурщиков из Лиона считала себя этакой «благородной фамилией», и Жилю, сыну бедного портного из Нанта, доставило огромное удовольствие вышвырнуть владельца шелковой фабрики из своего офиса.

Элис с тревогой наблюдала за Жилем. В последние дни он превратился буквально в комок нервов, ведь Лизиан вот-вот должна была родить. Жиль заставил подрядчиков провести телефонный провод к своему чертежному столу, и теперь аппарат находился в дюйме от его руки, так что он уже не опасался пропустить звонок своей жены, возвещающий о том, что ему пора мчаться домой и везти ее в больницу.

Элис пришлось снять бюстгальтер и остаться лишь в узеньких трусиках, чтобы Жилю было как можно удобнее пригонять по телу жесткий, временами непокорный материал. Когда, разразившись проклятиями, он в третий раз раздраженно бросил на пол длинный отрез ткани, Элис решила воспользоваться моментом и отправиться на ленч. Она накинула халат и выскользнула из комнаты.

– Я не могу работать с этим материалом! – кричал ей вслед Жиль. – Я продал душу дьяволу, перейдя в Дом моды Лувель!

В обществе Наннет и Сильвии Элис перекусила в ателье сырыми овощами.

– Как Жиль? – осведомилась Наннет. – Эх, они губят его талант, – сказала она, не дождавшись от Элис ответа. – И портят его характер. Работая на Руди, он был милым мальчиком.

– И мальчиком Руди, – иронически вставила Сильвия.

– Это правда? – задумчиво спросила Элис.

Наннет пожала плечами.

– Кто знает, кроме самого Жиля?

– Давайте не будем говорить об этом, – торопливо предложила Элис. Для одного дня ей уже и так хватало впечатлений.

Получасом позже принцесса Жаклин стала примерять на Элис свою версию костюма для «Бала Белых Птиц», который, как заверил Джексон Сторм, та наденет, но только в том случае, если он сам одобрит окончательный вариант.

Принцесса была удивительно бледна, но темные круги вокруг ее глаз исчезли. После праздников Жаклин вернулась в Дом моды Лувель несколько притихшей, но держалась с достоинством. Никаких объяснений. Никаких упоминаний о роли Элис и Карима в тот ужасный вечер. Разумеется, никакой благодарности. Машина Медивани, как обычно, доставляла принцессу утром и забирала в конце рабочего дня.

Элис предполагала, что злосчастный эпизод не был абсолютной тайной в Доме Лувель. Она уловила некоторую напряженность в поведении Аб-дула и решила, что Карим посчитал необходимым рассказать все отцу. Теперь, в отсутствие сына, Абдул зорко наблюдал за принцессой.

А Джеки в своих грязных кедах и шикарном панковском «прикиде» с завидным пылом погрузилась в работу над разработкой модели для Элис. Костюм должен иметь головокружительный успех, объяснила она манекенщице. К своему двадцатилетию принцесса желала обрести известность.

Элис разрывалась между принцессой и Жилем. Неудивительно, что ее начинало трясти, когда они пытались примерить на ней свои творения.

Принцесса сидела на высоком табурете у своего чертежного стола, глядя, как примерщицы, стоя на коленях, скалывают булавками ткань на бедрах Элис.

– Проклятие! – вздохнула она. – Хотелось бы мне быть красивой. Даже моя сестра Кэтрин красива.

Это была одна из самых любимых жалоб Жаклин Медивани. Элис, скользнув взглядом по неровно стриженной черноволосой головке девушки, посмотрела на примерщиц, но те отвели глаза.

Жаклин Медивани была хорошенькой, но никак не красавицей. К тому же ее портили грубо срезанные волосы, просторные свитеры и мешковатые брюки. И, конечно, кеды.

Это способ защиты, внезапно поняла Элис. Но от чего? От сознания своей некрасивой внешности, на которую она постоянно сетовала? Или протест титулу принцессы?

– Нико Паллиадис тоже красивый, – продолжала Жаклин. Говоря с Элис о Николасе Паллиадисе, она становилась ехидной. – Ты так не считаешь?

Элис посмотрела вниз на корпевших примерщиц.

– Даже и не знаю, – промямлила она.

Зато принцесса знала.

– Что за номера он вытворял из-за моей сестры! Ты знаешь о том, что Нико Паллиадис был любовником Кэтрин?! Ему исполнилось тогда только пятнадцать лет. Об этой скандальной истории писали все газеты. Послушай, Элис, – внезапно спросила принцесса, – ты у нас Скорпион?

День рождения Элис был в ноябре; принцесса уже спрашивала ее об этом.

– Скажи, откуда вы так хорошо друг друга знаете?

Принцесса пожала плечами.

– Мы все учились в одной школе в Ле Розе до тех пор, пока туда не хлынули богатые саудовцы и японцы. – Она посмотрела на Элис сквозь прищуренные ресницы. – Ты даже представить себе не можешь, каким он был молчаливым! Все потому, что их дедушка не позволял Андросу и Нико заводить друзей. Однажды на переменке Кэтрин сказала Нико, чтобы тот шел в свою комнату, раздевался и ждал ее. Он так и сделал. Когда Кэтрин с подружками распахнули дверь, они увидели совершенно голого Нико в полной боевой готовности. Это было изумительно! Его так обломали!

Принцесса захихикала. Элис не могла разделить ее веселья. Бедный Николас Паллиадис! Принцесса Кэтрин и ее компания были страшно жестоки.

– А при чем тут Скорпион?

– Это самый сексуальный знак зодиака. – Принцесса смерила ее пристальным взглядом. – В какое время ты…

Неожиданно в дверном проеме появился чем-то явно взволнованный Абдул. За ним в черном деловом костюме стоял незнакомец могучего телосложения. Рядом Элис заметила человека в черной форменной одежде шофера.

Абдул жестикулировал обеими руками, указывая куда-то вниз, в то время как тип в черном костюме и шофер шагнули в комнату.

– Мадемуазель, одна очень важная персона должна повидать вас.

Мужчина могучего сложения прошел мимо Наннет и Сильвии и взял Элис за плечо.

– Мадемуазель. – Вблизи было видно, что его лицо испещрено шрамами. – Пожалуйста, – сказал он по-французски с сильным акцентом, – позвольте нам препроводить вас к одному человеку, который желает повидать вас. Это займет всего несколько минут.

Элис прикрыла руками обнаженные груди. Странный шофер поднял ее халат и набросил ей на плечи. Абдул и Карим попятились, уступая им дорогу.

– Подождите, – запротестовала Элис. – Я не могу никуда идти в таком виде.

Они двинулись к лестнице. Шофер и охранник действовали ловко; их руки, казалось, едва касаются Элис, и в то же время они почти несли ее.

Неужели ее похищают средь бела дня?!

– Вы не можете так поступать!

Все было жутко прозаично. Она извернулась, чтобы посмотреть вверх на лестницу. Швеи, Абдул и его сын Карим свесились через парапет, зачарованно глядя вниз. Элис попыталась крикнуть им, чтобы они позвали Питера Фрэнка или Джексона Сторма, но слова застряли у нее в горле.

Они миновали последний лестничный пролет и стремительно выбежали на улицу Бенедиктинцев. Холодный ветер дунул в лицо Элис и едва не распахнул спереди ее шелковый халатик.

– Остановитесь! – закричала она.

Однако ее еще крепче схватили под локти и повлекли к серебристому «Роллс-Ройсу». Шофер, отпустив руку Элис, бросился вперед, чтобы распахнуть дверцу машины.

Одно сумасшедшее мгновение она была уверена, что ее затащат в автомобиль и похитят. Это был не «Даймлер» Николаса Паллиадиса. Она уже открыла рот, чтобы закричать, когда охранник наклонился и обратился к кому-то внутри лимузина.

– Вот эта девушка, сэр.

Он положил руку на талию Элис и подтолкнул ее вперед. Оказавшись в дверном проеме, Элис увидела перед собой серебристое и мягкое покрывало из меха шиншиллы, точно такое, как в лимузине Нико.

Сильная мужская рука подтолкнула ее.

После яркого солнечного света в салоне «Роллс-Ройса» казалось совсем темно. Два блестящих черных, как у маленького зверька, глаза выглядывали из груды шелковистого шиншиллового меха.

Элис инстинктивно отпрянула, но рука охранника удержала ее. Приглядевшись, девушка разглядела старика, когда-то крупного телосложения, но теперь скорчившегося в мехах, как тролль. Его длинные и тонкие, как спички, ноги, торчали из-под покрывала.

– Это мистер Сократес Паллиадис, – произнес охранник. – Он только желает посмотреть на вас, мадемуазель.

Сморщенное, как у старого злобного шимпанзе, лицо таращилось на нее. Полулежа в дверях лимузина, посреди улицы Бенедиктинцев, в одном стареньком шелковом халатике – стандартном наряде манекенщиц, привыкших проводить большую часть дня неодетыми, Элис, испуганная, потрясенная, оскорбленная, была словно парализована.

Это и есть Сократес Паллиадис? Легендарный, таинственный человек, чье состояние было таким громадным, что даже не поддавалось исчислению?

Это и есть дед Николаса Паллиадиса?!

Костлявая коричневая рука, сухая, как у мумии, поднялась над шиншилловым мехом.

– Волосы, – произнес неприятный тонкий голос.

– Прошу извинения, мадемуазель, – проговорил охранник, – мистер Паллиадис желает рассмотреть ваши волосы.

Прежде чем Элис успела что-либо возразить, ловкие пальцы вытащили шпильки из ее волос, и густая огненно-рыжая масса упала ей на плечи.

– Эй, минутку! – вскричала она, но руки охранника подтолкнули ее поближе к хозяину.

Костлявая лапка потянулась к ней и дотронулась до ее щеки кончиком пальца, жестким и холодным. Черные зрачки-пуговки со сверхъестественной сосредоточенностью рассматривали Элис, ее лицо, бледное, обрамленное пламенеющим ореолом волос.

Черные глазки походили на осколки обсидиана.

– Миленькая, – произнес писклявый голосок.

– Что?

Казалось, голова мумии кивнула ей.

– Миленькая… очень хорошенькая.

Элис различила грубую похоть в темном взгляде, которым он бесцеремонно разглядывал ее. Потом раздался сухой хрип, напоминающий смешок.

– Будь миленькой для Нико, да… в постели. – Он произнес несколько слов по-французски, столь непристойных, что Элис задохнулась. – Подожди-ка, я дам тебе кое-что.

За спиной Элис произошло какое-то движение – это по сигналу достали и открыли большую коробку, обернутую фольгой.

– Мистер Сократес Паллиадис желает, чтобы вы приняли это, – сказал шофер.

Охранник поставил Элис на ноги и набросил ей на плечи соболье манто. Атласная подкладка, касавшаяся ее обнаженного тела, была гладкой и холодной. Элис запахнулась в мех, не в силах выговорить ни слова.

Охранник вынес из машины пакет из вощеной бумаги. С одного конца из него выглядывали бутоны красных роз. Он сунул букет ей в руки.

Из лимузина опять донеслось кряхтенье, и мужчина снова подтолкнул Элис вперед.

Запутавшись в пышных складках манто из собольего меха и практически ничего не видя поверх громадного букета роз, Элис почти ввалилась в салон машины. Однако руки подхватили ее и удерживали в непристойном полулежачем положении.

– Очень хорошенькая цыпочка. – Сморщенная головка снова спряталась в горе шиншиллового меха, одни лишь глазки злобно светились. – Я еще дам тебе денег. Много денег…

Элис пыталась высвободиться, но крепкие руки не выпускали ее. От бессильной ярости ей хотелось кричать, но голос не повиновался ей.

Неудивительно, что Николас Паллиадис такой ожесточенный.

Старик был отвратительным; она охотно верила во все истории, которые рассказывались про него. Явиться вот так, чтобы посмотреть, с кем спит его внук! Мерзкое любопытство.

Слезы унижения подступили к ее глазам. Одна слеза даже скатилась по щеке.

Ему это понравилось. Дикие черные глазки жадно наблюдали за унижением Элис.

– Но замуж нельзя, – раздался тоненький голосок из глубины салона лимузина. – Такой девушке, как ты, нельзя замуж за Нико.

Когтистая рука сделала знак, и Элис почувствовала, что ее вынимают из машины. Шофер выступил вперед и закрыл за ней сверкающую дверцу.

– Благодарю вас, – вежливо произнес охранник. Он с безучастной учтивостью поправил роскошные меха на ее плечах. – Мистер Паллиадис благодарит вас за то, что вы встретились с ним.

Из автомобиля вновь раздался тоненький голосок:

– Замуж нельзя. Скажи ей, что замуж нельзя.

Шофер и охранник устроились на передних сиденьях «Роллс-Ройса». Через несколько секунд машина отъехала от тротуара.

17

– Боже, ну и громадина, – едва слышно произнес Питер Фрэнк.

Питер никогда раньше не был внутри «Гранд опера», хотя много раз проезжал мимо ее пышного, как свадебный пирог, фасада. Он только что прибыл из аэропорта и разыскивал Джека. Люди толпились в большом зале фойе, где проходила репетиция бала, назначенного на среду.

Прямо перед собой он видел поднимавшуюся и расходившуюся в разные стороны массивную парадную лестницу с высокими узкими ступенями, по которым даже самым опытным моделям было бы довольно трудно передвигаться.

«Нет, так никуда не годится, – подумал Питер. – С таким же успехом мы могли снять цирк братьев Ринглинг, все три арены. И в заключение взлететь на воздух вместе с доброй половиной города».

– Ах, вот ты где, Пит! – Кэнденс Добс в отчаянии всплеснула руками. – Боже, только погляди на это! Жиль в отчаянии от этой проклятой лестницы: модели смотрятся на ней как лилипутки. Ничего не видно, кроме этого… этого… – Она беспомощно обвела рукой пышный внутренний декор фойе.

– Я ищу Джека. – Насколько было известно Питеру, в мире моды ничего не совершалось без массовой истерии. – Ты его не видела?

За спиной Кэнденс Жиль Васс репетировал с манекенщицами на ступенях лестницы. Модели, присланные агентствами Беттины и Софи Лит-вак, были одеты не в окончательные варианты костюмов, что держались в секрете, а в разнообразные временные драпировки. Принцесса Жаклин в кожаных брюках, альпийских ботинках и куртке из меха черно-бурой лисицы стиля сороковых о чем-то громко спорила с корреспондентом журнала «Форчун» Кристофером Форбсом.

Сопровождаемая громкими репликами Жиля, Элис спускалась по лестнице в чем-то похожем на купальный костюм, на голове ее была картонная имитация высокого головного убора. За ней дюжина моделей, рассыпавшись слева и справа по ступеням, ожидали своей очереди, большинство в уличной одежде, но все, как одна, в импровизированных головных уборах из картона. Питер мог слышать тихие увещевающие ответы Элис на указания Жиля. Она двинулась вверх по ступеням, возвращаясь на исходную позицию, когда ее окликнула принцесса Жаклин. Элис улыбнулась и махнула ей рукой, но продолжала идти дальше.

Питер в восхищении мысленно приписал рыжеволосой красавице несколько дополнительных очков. Похоже, все держится именно на ней. Ведь обычно Жиль приходил в бешенство, стоило принцессе Жаклин приблизиться к Элис.

В том месте, где парадная лестница расходилась в разные стороны, возвышалась мраморная арка в стиле рококо с электрическим светильником в центре. На каждой следующей лестничной площадке находились такие же арки со светильниками, а еще выше – великолепный, залитый светом сводчатый потолок с фресковой живописью, изображавшей Феба, бога солнца, правящего колесницей в окружении нимф и крылатых фигур ангелов в развевающихся одеяниях.

Проблема была очевидна даже для неискушенного наблюдателя. Перегруженный деталями интерьер фойе «Гранд опера» с нагромождением скульптур и обилием позолоты своим громадным размером и кричащим великолепием умалял эффект от любого зрелища, даже фантастического показа моделей Жиля Васса, демонстрируемых самыми прекрасными манекенщицами Парижа. Было нелегко сконцентрировать внимание даже на Элис с ее неординарной внешностью, когда она поднималась вверх по ступенькам.

– Интересно, – произнес Питер, осторожно оглядываясь вокруг: где-то рядом находился репортер из «Форчун» Кристофер Форбс, и Питер не хотел, чтобы он услышал его, – кто-нибудь вообще смотрел это место, прежде чем мы его арендовали?

Кэнди Добс застонала.

– Поверь мне, я из кожи лезла вон, чтобы добиться Центра Помпиду, но никто не хотел меня слушать. Это была идея Джека, помнишь? – Она затараторила, обрадовавшись, что нашла благодарного слушателя. – Брукси Гудман все утро вела переговоры с помощником менеджера «Опера», но все-таки они не позволят нам поставить декорации, потому что, по их словам, такова их неизменная политика. Питер, что же делать? Осталось всего два дня! И эти проклятые черные железные светильники наверху! – Она снова громко застонала. – Как люди смогут что-либо увидеть, если свет будет бить им прямо в глаза?!

В этот момент мимо проходила Брукси Гудман в сопровождении двух электриков со стремянками в руках.

– Где мсье Блюм? – спросила дама из парижского агентства и, видя недоуменный взгляд Кэн-ди Добс, добавила: – Специалист по звуку и свету. Он срочно нужен нам!

Мисс Гудман, вспомнил Питер, теперь работала у них на полной ставке консультанта, что присовокупляло ее услуги к дополнительному штату швей, пресс-агентов, секретарей и людей из службы безопасности, из-за которого они порядком выбивались из бюджета.

– Не знаю, Брукси, не знаю. – Кэнденс повернулась к Питеру, понижая голос. – Вот еще проблема. Мы заполучили эксперта, который занимается звуком и светом; нам приходится платить кучу денег, чтобы он освещал шоу и координировал музыкальное оформление, а Жиль сцепился с ним из-за того, какой свет следует использовать, когда девушки станут спускаться по лестнице…

– Мне нужен Джек, – нетерпеливо перебил ее Питер. Он достаточно насмотрелся на хаос, творившийся в «Опера», и ему не надо было напоминать, что до «Бала Белых Птиц» оставалось всего два дня. – Я только что прилетел из Нью-Йорка, Кэнди. Такси ждет меня на улице.

Говоря это, он видел, как корреспондент «Форчун» закрыл свой блокнот и двинулся по направлению к Элис. Рыжеволосая модель вскочила со ступеньки, где сидела, улыбаясь ему. Лицо ее светилось искренней радостью.

«Еще одно осложнение, – подумал Питер, хмурясь. – Интересно, знает ли Джек о том, что происходит между его лучшей моделью и американским корреспондентом». Он огляделся вокруг, но Николаса Паллиадиса, по всей видимости, не было поблизости.

Что ж, никто не имеет права выражать недовольство, если Элис предпочитает общаться с репортером из «Форчун». Джек может устроить разборку, но лишь негласно; взаимоотношения с прессой носили столь же скользкий характер, как с инвесторами. К тому же у них не было возможности заставить девушку привязаться к молодому Паллиадису.

Питер задержался, глядя, как модели двинулись вниз по парадной лестнице.

– Зачем, черт возьми, у них на головах эти картонки?

– Жиль переделывает головные уборы, увеличивая их в размерах. – Кэнди смотрела на мужчину и женщину, которые только что прошли через двери в фойе. – Приходится что-то делать, чтобы на таком фоне манекенщицы не смотрелись, как гномы. О Боже! – воскликнула она. – Я так и знала! Здесь опять рыскают репортеры!

Питер схватил ее за руку.

– Успокойся, Кэнди. Мы уже общались с прессой.

– Ох Боже мой, – со слезами в голосе проговорила Кэнденс, – они направляются к принцессе! Нельзя, чтобы они фотографировали ее в этой дурацкой одежде!

Питер Фрэнк смотрел вслед ринувшейся за репортерами Кэнди.

«Где, черт возьми, Джек? – удивился он. – Это на него непохоже – вот так исчезнуть в самую напряженную минуту, никого не поставив в известность».


Из номера в «Плаза Атеней» Джексон Сторм беседовал со своим адвокатом в Нью-Йорке в таких выражениях, которые вряд ли мог сам ожидать от себя после почти двух десятков лет семейной жизни.

– Говорю тебе, Сэм, мы обсуждаем узаконенное раздельное проживание. Если не фактический разрыв. – Джек запнулся, с непривычной горечью вслушиваясь в собственные слова. Если это то, чего желает Марианна, она это получит. – Она ушла, – тяжело произнес он. – Забрала девочек и оставила меня. Я даже не мог найти ее на Рождество! Проделал такую дорогу до Тахо только для того, чтобы выяснить, что они отправились в Сен-Круа. Представляешь, какое унижение я перенес?

– Джек, – попытался успокоить его адвокат в Нью-Йорке. – Марианна говорит, это было чистейшее недоразумение. Они просто не ждали, что ты вернешься из Парижа, так много времени ты там проводишь. Это нельзя расценивать как уход, Джек. Сейчас Марианна находится дома, в Коннектикуте. Девочки в школе.

Джексон Сторм издал сдавленный возглас.

– Боже, на чьей ты, собственно, стороне? Она разговаривала с тобой, правда, Сэм?

Он почти видел, как Марианна беседует по телефону с Сэмом Эдельстейном, его адвокатом, их адвокатом, высокомерно излагая ему свою тщательно продуманную версию происходящего. Она всегда была высокомерна, вскипел Джек; эта ее черта больше всего досаждала ему. Ее отношение к нему даже после стольких лет совместной жизни оставалось отвратительным.

– Послушай, это не было недоразумением! Она в такой спешке сорвалась из Тахо и перевезла девочек в Сен-Круа! Это было умышленно, Сэм, умышленно, потому что она знала, что я приезжаю. Она специально сказала мне, что будет в Тахо, когда я позвонил ей из Парижа.

– Ладно, Джек, ладно, – уступил его адвокат. – Возможно, на этот раз она поддалась плохому настроению.

– На этот раз? – проревел невозмутимый король нью-йоркской моды. – Ты знаешь мою жену? Я просто спрашиваю тебя, Сэм. Мы говорим о настроении или о чем?

– О женщине, Джек, – спокойно напомнил ему адвокат, – то есть о женщинах все эти годы. Послушай, только подумай, каково ей было. Марианне, твоей жене.

Джексон Сторм тупо смотрел на огромный букет роз и лилий, которые каждый день доставлялись в «Плаза Атеней». Внезапно он почувствовал, что устал от гостиничных комнат, даже при том, что жил в роскошном номере пятизвездочного парижского отеля. Ничем не отличалось и Рождество на нью-йоркской Пятой авеню. В итоге, точно как в старые времена, он оказался за ужином в кошерном ресторане Ратнера на Пятнадцатой улице.

– У нас было понимание, – сказал Джек немного хрипло.

– Черта с два у вас оно было, – откликнулся Сэм. – Вы никогда не обсуждали тех, других женщин.

– Но Марианна… э-э-э… она знала, что происходит.

– Ты бабник, Джек, – раздался в телефонной трубке голос его давнего друга. – Сначала это были девочки с верхних этажей на Седьмой авеню, помнишь? Которые были не прочь кое-что сделать, чтобы демонстрировать старые фасоны Джексона Сторма. Потом цыпочки из крупных агентств, которые мечтали сделать себе имя. Кстати, – безжалостно продолжал адвокат, – как насчет телевизионной «джинсовой» девушки, Сэм Ларедо? Ты не делал из своих отношений с ней никакого секрета. А теперь позволь мне спросить тебя: где все это время была Марианна?

Джек вынул из кармана платок и протер им лоб.

– Послушай, Сэм, я обеспечивал эту женщину так, что ты даже представить себе не можешь, – драгоценности, меха, приличный дом. Боже, и не один дом, а целых четыре! Я ею не пренебрегаю, – сказал он, возвышая голос, дабы перекрыть возражения, несшиеся из Нью-Йорка. – Я до сих пор сплю с ней…

Он осекся. Когда? Когда это было в последний раз? Несколько месяцев назад? Когда они вернулись из Акапулько прошлой весной? Джек осознал, что, похоже, это было именно тогда. Зная Марианну, неудивительно, что она в такой ярости.

Ужаснувшись, он размышлял, навсегда ли установилось между ними это отчуждение. Глядя на букет тепличных цветов, стоящий перед ним, Джек неожиданно понял, что не знает, как ему к этому относиться. Хочет ли он снова стать холостяком? Предстоит нечто вроде раздела имущества. Имеет ли он право выбрать дом, какой пожелает? Появится ли впоследствии женщина или девушка, которая заинтересовала бы его?

Джек колебался. Очаровательная женщина, что он встретил в «Конкорде», возвращаясь в Париж, была замечательной партнершей по ужину и имела потрясающие данные как партнерша в постели. Но однажды в его номере «Плаза Атеней» она призналась ему, что всегда мечтала стать дизайнером одежды.

Джексон Сторм слышал подобное много раз прежде, и это всегда имело один и тот же эффект: он становился очаровательным, учтивым и, сохраняя потрясающее спокойствие, вызывал леди такси и желал им всяческих удач. Так произошло и на этот раз.

Его адвокат тем временем продолжал свою речь:

– Слушай, еще не все потеряно! Не спеши делать выводы. Марианна во всех отношениях женщина, Джек… Красивая женщина. Поверь мне, многие мужчины завидуют тебе. Но все эти годы ей приходилось мириться с твоими изменами. Если честно, скажу тебе, что иные люди даже удивляются, как это ты, в твои-то годы…

– Эй, полегче! – Джек снова скорчил гримасу. – Мне нет еще и пятидесяти. – Он грешил против истины, но какая, к черту, разница?

– …и с двумя прекрасными дочерьми, – продолжал голос на другом конце провода, – которые ждут от отца, чтобы он стал для них образцом…

– Магазины, – рявкнул Джек. – Только ими мои девочки и интересуются… магазинами! Спроси их мать. Она-то и подает им пример.

– …но ты, со своей стороны, тоже должен приложить какие-то усилия… принять определенного рода обязательства. Быть может, тебе и Марианне следует подумать о консультации.

– Марианне? Консультация? – Смех Джека был резок. – Сэм, как долго ты уже нас знаешь? Ты говоришь о семейной консультации? Ты думаешь, Марианна, моя жена, будет сидеть тихо и позволит кому-нибудь объяснять ей, что делать?

Его адвокат надолго замолк.

– Либо это, Джек, – промолвил он наконец, – либо раздел имущества. Который, с твоей-то репутацией, если уж говорить прямо… – Его тон стал осторожным. – В общем, речь идет о таких солидных суммах, что тебе будет трудно поверить.

Мысль об этом была подобна ледяному душу. Раздел имущества. Бог мой, это может означать миллионы. Ему не верилось, что это происходит именно с ним. В старые времена, столкнувшись с крупными неприятностями, он не мог дождаться, когда доберется до дома, чтобы обсудить их с Марианной.

Марианна. Это она во всем виновата, свирепо подумал он. Это она перевернула все в его жизни с ног на голову.


На рю Обер хватало такси, но после душного помещения «Опера» Элис и Крис решили пройтись пешком. По крайней мере несколько кварталов. Темнело. Ветер, дувший со стороны Монмартра, предвещал новый снегопад. Элис подняла воротник пуховой куртки до подбородка и застегнула на все пуговицы. Крис наклонился, чтобы поправить вязаную шапочку, натянутую почти до самых синих глаз Элис.

– Как ты только управляешься с Жилем Вассом и принцессой! – Он улыбнулся. – Они оба ревнуют тебя, как любовники.

Элис была шокирована словами Форбса.

– Крис, не говори так. Жиль счастливо женат, у него скоро будет ребенок. А принцесса еще подросток. На самом деле, мне кажется, у нее что-то с тем пареньком, сыном привратника… – Она остановилась, заметив иронию в его глазах.

Интересно, что сказал бы Крис Форбс, если вы узнал, что Элис в Сочельник побывала в пресловутом парижском секс-клубе, чтобы вытащить оттуда юную принцессу, нанюхавшуюся кокаина и истекавшую кровью. Она до сих пор вспоминала об этом с содроганием.

– Расскажи мне о Лондоне, – она решила переменить тему разговора. – Как прошла там твоя статья?

– Как обычно. – Он пожал плечами. – Элис, удастся ли Джексону Сторму все это вытянуть? В Лондоне многие смеются над его «Небесным Кружевом» и предстоящим костюмированным балом.

– Смеются?!

– Попасть в смешное положение не такое уж редкое явление в бизнесе мод. Однако циркулируют слухи, что Джексон Сторм влип по уши. – Элис резко остановилась, но Крис Форбс продолжал: – Джексон Сторм предпринял слишком много рискованных шагов – новая ткань, принцесса Джеки, дизайнер Жиль Васс. Как бы шумная реклама не обернулась не менее шумным скандалом!

– Нас ждет успех. – Элис была настроена решительно. – Перед зданием «Опера» будут установлены камеры французского и японского телевидения. Приезжают знаменитости, шоу посетит мэр города и французский министр культуры. Комитет Фонда милосердия…

– Ладно, ладно, Рыженькая, я все это знаю. – Он, посмеиваясь, снова взял ее за руку. – Тебе бы занять место Кэнди Добс.

– Нет. – Она была очень серьезна. – Мне это не нужно. Я модель.

Он посмотрел на нее с любопытством.

– Элис, кроме того, что ты красива, что заставило тебя выбрать эту профессию? Тем более здесь, в Париже.

Из-за холода они шли очень быстро. Внезапно Элис почувствовала непреодолимое желание довериться кому-нибудь вроде Криса Форбса. Крепкие узы связывали их – смесь дружбы, привязанности и какой-то странной симпатии, природу которой ей трудно было определить. Общение с этим прямым суровым человеком не имело ничего общего с эффектом «американских горок», что она испытывала в обществе Николаса Паллиа-диса.

– Хотела изменить свою жизнь, – сказала она.

– И получилось?

– Не знаю, – прошептала Элис. – Имеет ли вообще кто-нибудь из нас власть изменить свою жизнь? Теперь я не такая самоуверенная, как была, когда приехала в Париж, чтобы поступить в музыкальную школу. Тогда мне казалось, я знаю, чего хочу. Но после провала на экзамене я пришла в такую ярость и отчаяние, что решила все бросить, перекрасила волосы, сменила макияж, сбавила в весе… И сейчас ни о чем не жалею.

Потребовалось лишь несколько минут езды на такси по Елисейским полям, а потом по набережной Сены к Трокадеро и Эйфелевой башне. Элис и Крис ехали молча, пока не добрались до ее убогого многоквартирного дома.

Крис держал руку на спинке сиденья. Когда он повернулся к Элис, его яркие голубые глаза были закрыты.

– Пригласишь меня наверх?

Что, если бы тогда был Кристофер Форбс? Элис размышляла, глядя на него. Как бы все повернулось? Он был очень привлекателен, и они так хорошо ладили. Она попыталась прогнать преследующий ее образ Николаса Паллиадиса, мрачного, подозрительного, готового обвинить ее во всех грехах!

– Я приготовлю кофе.

У входа Крис взял ее ключ. Он распахнул двери в ее маленькую однокомнатную квартирку, и, шагнув через порог, они застыли на месте при виде стоявшего там мужчины, освещенного лампой, горевшей на столике перед кроватью.

18

– Что ты делаешь в моей квартире? – воскликнула Элис. В следующий момент она кинулась между двумя мужчинами. И едва не опоздала. Николас рванулся к американскому репортеру и через плечо Элис ухватил его за воротник пальто.

– Ублюдок, – крикнул он. – Ты к ней прикасался? Ты спал с ней? Я прикончу тебя!

Крис Форбс приготовился к бою, однако, несмотря на высокий рост, ему трудно было тягаться со взбешенным от ревности Паллиадисом.

– Прошу тебя, остановись! Пожалуйста, послушай меня! – Элис повисла на руке Паллиадиса и, к величайшему ее удивлению, Николас мгновенно отпустил соперника и, тяжело дыша, отступил назад.

– Скажи ей. – Паллиадис мрачно смотрел на корреспондента «Форчун».

Кристофер Форбс, нахмурившись, шагнул назад и поправил галстук.

– Давай же, скажи ей, – приказал Николас сквозь сжатые зубы.

Элис изо всей силы навалилась спиной на мощное тело Николаса, чувствуя, как тот дрожит от злости.

– О чем речь?

Лицо Кристофера приняло странное выражение.

– Он следил за тобой, ты знаешь об этом? – Форбс поправил отвороты пальто. – Этот отвратительный сукин сын приставил к тебе детективов. Они сообщали ему о каждом твоем шаге!

Николас в бешенстве снова рванулся в его направлении, но Элис с большим трудом удержала его.

– Это ты хотел сказать мне? – спросила она Криса.

– Нет. – Журналист отвел глаза. – Черт, Элис, мне следовало признаться тебе раньше.

Николас пытался убрать Элис с дороги.

– Что за планы у него на тебя? – прокричал он. – Черт возьми, ты с ним спала?

– Ради всего святого, – взмолилась Элис. – Что ты мне должен сказать?

Кристофер Форбс выглядел загнанным в угол. Наступила пауза, прежде чем он произнес низким голосом:

– Элис, я женат.

Никто не шелохнулся.

– Хотя это нельзя назвать женитьбой, – быстро добавил журналист. – Мы живем отдельно. Но у нас есть дети.

– Ты блудливый, глупый сукин сын, – презрительно бросил Паллиадис. – Мне следовало сломать тебе шею!

Форбс поднял голову, его голубые глаза вспыхнули.

– Ты приложил к этому руку, правда, Паллиадис, ты и твои ищейки? Стоило тебе увидеть меня с ней, и ты уж позаботился, чтобы убрать меня с дороги.

Взглянув в застывшее лицо Николаса, Элис поняла, что журналист говорит правду.

– Ты свое получишь, Ники, – пообещал Форбс. – Я тебе этого не забуду. Меня тоже не стоит сбрасывать со счетов. – Холодная улыбка тронула его губы. – Ты свое получишь, и, поверь мне, я еще этим полюбуюсь.

Он повернулся к Элис, но, увидев выражение ее лица, только пожал плечами.

– Что он тебе предложил? Деньги? Украшения? – Кристофер даже не пытался скрыть своего презрения. – Я тоже мог бы заплатить тебе, милая, просто это никогда не приходило мне в голову. Что ж, похоже, я ошибался. Мне казалось, тебе требуется что-то другое. – Он двинулся к двери. – Погоди, Паллиадис, придет и твое время, – повторил Форбс.

Вместо ответа Николас ударом ноги с грохотом распахнул перед ним дверь.

Журналист задержался в дверном проеме.

– Послушай, ты не должна здесь оставаться, – обратился он к Элис. – Видит Бог, не хочется мне оставлять тебя с этим… гнусным, продажным подобием…

Николас Паллиадис с ревом кинулся к нему.

– Уходи! Пожалуйста, уходи! – крикнула Элис. Ей удалось захлопнуть дверь за журналистом и, тяжело дыша, прислониться к ней спиной.

– Как ты попал сюда? – закричала Элис в полный голос. Она уже не боялась, что кто-нибудь из жильцов дома вызовет полицию. – Где ты пропадал? Что ты делаешь в моей квартире?

Николас стоял перед ней, гневно сверкая глазами.

– Я был в Германии, в международном суде. Ты знала, зачем привела сюда этого женатого мужчину? – Он злобно постучал пальцем по циферблату наручных часов. – В такой-то час!

Николас уже снял галстук и пиджак, и рукава его рубашки были закатаны, открывая волосатые руки. Он выглядел немного неряшливо, будто провел ночь в аэропорту.

– Я не потерплю этого! – Ее крик был сдавленным, яростным. – Не позволю обращаться со мной, как со шлюхой. – Элис кинулась к гардеробу. – Но вы со своим дедом стараетесь изо всех сил, чтобы превратить меня в нее!

– Мой дед? – Николас не ожидал такого поворота. – Ты виделась с моим дедом?

Элис распахнула дверцы старого гардероба и вытащила пышное манто из собольего меха.

– Знаешь, как он назвал меня? Миленькой. Назвал меня миленькой и пожелал потрогать мои волосы! Двое его людей буквально выволокли меня с работы на улицу к его машине. Но все, что он мог сделать, – это пустить слюни и говорить непристойные вещи о том, как мне следует вести себя в постели с тобой. А потом он завернул меня вот в это! – Соболиное манто полетело в Паллиадиса. – И дал мне большой букет роз!

Паллиадис стоял неподвижно с каменным лицом.

– Ты говоришь о моем деде? Сократесе Паллиадисе? – наконец произнес он.

Элис ответила не сразу. Она сосредоточенно искала что-то в ящике комода. Наконец нашла, что искала, и повернулась к Николасу.

– Вы оба не имеете ни капли вкуса! – С расстояния нескольких футов она запустила в него серьгами с изумрудами и бриллиантами. Они отлетели от его груди и упали на ковер.

Он не стал подбирать их.

– Что, черт возьми, ты о себе возомнила, если думаешь, что можешь говорить про моего деда в таком тоне?

– Я не твоя шлюха, – выкрикнула Элис. – И могу говорить все, что захочу.

– Не моя шлюха, – мрачно откликнулся Николас. – Дешевая модель Дома моды. Какая, собственно, разница?

– Если я и дешевка, – вспыхнула она, – то это ты сделал меня такой! Ты единственный мужчина, с кем я легла в постель!

– Верно. – Он положил манто из соболей на стул и двинулся к ней. – Верно, ты моя.

– Убирайся вон! Не желаю, чтобы ты ко мне прикасался! – В любой момент Элис ожидала услышать за дверью шаги полиции после того шума, который они подняли. – Я никому не принадлежу. Боже мой, от этого я и стараюсь убежать!

Он немедленно остановился.

– Ты не принадлежала никому другому. – Он секунду обдумывал это. – Да, я уверен. Ты была девственницей.

– Да откуда тебе знать! – продолжала бушевать Элис. – Ты никогда не встречался с девственницей!

– Что? – Его мрачный вид предвещал грозу. – Что ты хочешь этим сказать? – Подозрения нахлынули на него. – Ты же не… нет, ты не могла подделать такое. Это невозможно.

Он схватил ее, Элис принялась отбиваться; пятнышко крови появилось в уголке его рта в том месте, где она задела его ногтями.

– Только скажи, черт возьми, что ты хочешь со мной сделать! – возопил он.

– Я ничего не хочу, – задохнулась Элис. – Убирайся!

– О нет, хочешь. – Его глаза превратились в два яростно полыхающих костра. – Я держал тебя под наблюдением, разузнавал о тебе… но так ничего и не выяснил. Даже не вычислил, что ты от меня хочешь, черт тебя побери!

– Зато я знаю, что ты хочешь от меня! – Она неистово оттолкнула его от себя. – Ты хочешь, чтобы я стала твоей рабыней!

– Рабыней?! Бог мой, да это я стал рабом, с тех пор как впервые увидел тебя!

Во внезапно установившейся тишине их глаза встретились; ее – недоверчивые и ошеломленные, его – черные и пылающие.

Это ужасно, думала пораженная Элис. Они буквально одержимы страстью. Разве можно это назвать любовью?

– Элис, – сказал он совсем другим тоном. – Я бросил важные дела и помчался в Париж с одной лишь целью – увидеть тебя. Мне пришлось нанять самолет. Не надо… – Он привлек ее к себе и устало зарыл свое лицо в ее волосах. – Не надо мучить меня. – Николас провел кончиком носа по ее шее. – Пожалуйста. О Боже, ты так нужна мне.

Она нужна ему?

Стиснутая в его объятиях, вдыхая аромат его кожи и еле уловимый запах пота, Элис невольно вспомнила, как они занимались любовью в рождественский Сочельник. Она подавила в себе мучительную, настойчивую волну нежности, грозившую захлестнуть ее.

– Я не нужна тебе! – Она попыталась вырваться, но он был гораздо сильнее. – Ты просто хочешь получить то, что купил и оплатил по счету, – Элис старалась придать голосу оттенок презрения. – Я твоя… твой большой рождественский подарок. Этакий удобный плед, чтобы ты чувствовал себя поуютнее.

– Что еще за удобный плед? – прошептал он, осыпая частыми поцелуями ее шею и щеки.

– Твоя грелка с горячей водой, – выкрикнула она. – Дешевый комфорт… Очередная игрушка!

Она почувствовала, что его тело сотрясается от смеха.

– По мне, ты не выглядишь как грелка с горячей водой, – прошептал он, прикасаясь теплыми нежными губами к ее груди.

– Хорошо, – взорвалась она, – тогда твоя шлюха!

Он сделался жестким и медленно выпрямился перед ней.

– Элис, мне жаль, что я так сказал. – Николас держал ее на расстоянии вытянутой руки; под маской суровости и высокомерия Элис обнаружила чуть ли не детскую уязвимость. – Ты злишь меня. У тебя к этому особенный талант.

– Твой дед ничего не имел против.

Он закрыл глаза.

– Мой дед умирает, Элис. Я ничего не могу с ним поделать. Только не допустить…

– Чего?

Николас тяжело вздохнул.

– Нет, ничего.

– Послушай, Нико! Для тебя я всего лишь девка, – горько сказала она. – Ты зациклился на мне, оттого что оказался у меня первым. Это тешит твое самолюбие. Но ты все еще подумываешь, как бы купить мое тело. Тебя не волнует все остальное!

– Это неправда! Ты храбрая и умная женщина. Я восхищаюсь тобой.

– Храбрая? – Она не поверила. – Когда же это я…

– Когда явилась в клуб «Романская вилла» с тем арабским парнишкой, – тихо ответил он. – Это было очень смело с твоей стороны.

– Храбрость здесь ни при чем – это глупость! Я не подозревала, во что ввязалась, не имела ни малейшего представления…

– Наоборот, – откликнулся он решительно. – У меня есть отличная идея. Во время репетиций ты делаешь громадную работу, все шоу держится на тебе одной.

Элис сделала глубокий вдох. Она понимала, что Крис Форбс был прав; Николас следил за ней неотступно. Откуда иначе ему было знать, что происходит во время репетиций? Некто, вероятно, нанятый детектив, проник в Дом Лувель. несмотря на усиленную охрану. Все это время они следили за ней и докладывали о происходящем Николасу Паллиадису.

Теперь Николас стоял перед ней, сжимая и разжимая руки, – верный признак его напряженности. О да, он, несомненно, желал ее. Думал ли он о ней, как о чем-то, что можно купить и владеть, уже не имело особого значения, потому что Элис любила Николаса Паллиадиса. Она никогда не решится рассказать ему, почему выбрала именно его в качестве любовника. Он бы ни за что не простил ей этого.

Что бы она ни делала, он все равно настигнет ее, подчинит своей воле, и она отступит перед силой его желания, бесконечной нежностью и неотразимой красотой.

Она попалась в собственную ловушку!

Когда он обнял ее, Элис не сопротивлялась. Его рот касался ее глаз, волос, кончика подбородка, пока Николас шептал о том, как она нужна ему, как она прекрасна, и том, как он страстно желает любить ее.

– Почему ты выбрала меня, – нежно прошептал ей на ухо Николас, – и преподнесла в дар свою невинность? Почему?

Его волновало множество вопросов, все еще оставшихся без ответа.

– Я… мне просто хотелось покончить с этим.

– Это не причина. – Он поднял глаза и посмотрел на нее, прищурившись. – Почему? – повторил он.

– А почему ты выбрал меня? – вспыхнула она. – Ты прошел в тот день за кулисы у Мортесьера и…

– Я знаю, что я делал. – Он глядел на нее сонным взглядом из-под тяжелых век. – Элис, – неожиданно произнес он, – ты понимаешь, что это для меня значит? Что я… – Он запнулся. – Я никогда не испытывал с женщинами ничего подобного.

Ее охватило чувство вины.

– Пожалуйста, я не хочу это слышать.

– Да, ты мой прекрасный рождественский подарок, – сказал он, нежно целуя ее в веки. – Мне никогда не забыть той ночи. Но ты не то, что я купил и оплатил по счету. Я не так глуп.

Глуп? Она посмотрела на него со страхом и восхищением. Рано или поздно Николас узнает всю правду. Она этого не вынесет.

– Прошу тебя, – прошептала она, – просто люби меня! – Элис притянула к себе его черноволосую голову. – Сделай так, чтобы я обо всем позабыла.

– Это нетрудно, – улыбнулся он. – Ах, Элис, мне всегда хочется любить тебя… нежно и неистово. Долго-долго…

Он прильнул к ней в глубоком, сводящем с ума поцелуе, быстро скользнув руками по ее телу. Элис не могла сохранять самообладание. Сознание близости его смуглого сильного тела переполнило ее вожделением.

– Скажи, что хочешь меня, – мягко приказал он, – когда я войду в тебя.

Она почувствовала первый толчок его сильной плоти, проникавшей в податливую глубину ее тела, и застонала. Видит Бог, она не хотела сдаваться, но не могла ничего с собой поделать. Она любила его.

– Скажи это для меня, дорогая…

– Я хочу тебя, – выкрикнула она, когда он мощно вошел в нее, снова и снова повторяя это движение, шепча у нее под ухом грубые и самые ласковые слова.

Неослабевающий напор его тела пробудил в Элис почти животную страсть. Выгнувшись, она приняла Николаса с не меньшим неистовством. Он крепко обнял ее, сжал в своих объятиях с такой силой, что, казалось, ничто уже не могло разъединить их, пока на самом пике страсти мир не взорвался для них на мириады частичек…

Элис сплела руки вокруг его тела, прислушиваясь к последним содроганиям. С неожиданной нежностью она погладила его плечи, спускаясь вниз, к рельефным мускулам спины и упругим ягодицам. Николас все еще тяжело дышал, пребывая во власти пронесшейся бури.

Спустя несколько секунд Элис вернулась в привычный мир своей комнаты, чувствуя боль во всем теле, – слишком пылко они предавались любви. Паллиадис лежал, уткнувшись лицом в ее плечо.

– Я сделал тебя счастливой? – спросил он.

Она только прижалась к нему, все еще не в состоянии произнести ни слова.

Николас приподнял черноволосую голову и задумчиво посмотрел на нее.

– Кого еще остается любить? – прошептал он у ее губ. – Только тебя. – Его слова звучали неожиданно грустно. – Тебя одну…

– Этого будет достаточно, – шепотом ответила она, крепко обнимая его.

– Правда? – неуверенно переспросил Николас. Но, казалось, был удовлетворен ответом.

Они нежились в объятиях друг друга, ласкаясь, делясь соприкосновениями, нежно перешептываясь. Через некоторое время Николас снова приподнялся и тяжело вздохнул.

– Мне нужно уже уходить. Я приехал прямо из аэропорта.

– Нет! – Элис обвила его руками. – Не сейчас. – Она не хотела отпускать его в тот враждебный мир, суливший им обоим одни горести.

Они снова любили друг друга. Было за полночь, и она понимала, что Николас устал. Они оба устали. Возможно, поэтому и любовный акт их был медленным, полным томительной нежности…


Элис проснулась от резкого телефонного звонка. Николас ушел, и только сбившиеся простыни напоминали об их свидании.

Элис протянула руку, чтобы включить лампу, испытывая смутное предчувствие беды еще до того, как подняла трубку.

На том конце линии раздался взволнованный голос Наннет:

– Мадемуазель, вы должны немедленно приехать в Дом Лувель! Здесь был пожар.

19

– Во всем виновата только эта дрянь! – Вся почтительность Наннет к принцессе Жаклин куда-то испарилась. – Эта маленькая шлюшка точно была ночью здесь наверху, в комнате дизайнера, и этот… – Она бросила на Карима недоброжелательный взгляд, – тоже с ней. Покуривал «травку», вместо того чтобы находиться на своем посту. Теперь, – Наннет жестом обвела обгоревшее помещение ателье, – глядите, что случилось!

Элис, с трудом переводя дыхание, прислонилась к стене. Выскочив из такси, она стремительно поднялась на четвертый этаж Дома Лувель, где находилось ателье. Хотя Наннет и сообщила ей по телефону, что Кариму удалось справиться с пожаром без посторонней помощи, Элис почему-то ожидала увидеть комнату, всю объятую пламенем.

Было четыре часа утра. Абдул притащил наверх швабры и ведра, но было очевидно, что этого недостаточно для ликвидации следов пожара.

– Но я не курил «травку»! – Карим в отчаянии оглядел присутствующих, ища хоть у кого-нибудь поддержки. – Я умолял принцессу не делать этого. И меня не было с ней вечером, клянусь! Она была здесь совсем одна, работала над костюмом для Элис. Я даже не слышал, как она прошла внутрь.

Объяснения паренька лишь разозлили его отца. Абдул поднял ведро с грязной водой с таким видом, будто собирался выплеснуть его содержимое на сына.

– Идиот! Когда ты на посту, весь Париж может входить и выходить отсюда ночью! Ну чем тебя приворожила эта девчонка?!

Стоило лишь мельком посмотреть на вспыхнувшее лицо юноши, чтобы понять, чем именно приворожила его принцесса Жаклин. Наннет осуждающе поджала губы.

– Я не впускал ее, у нее собственные ключи! – Пока Карим оправдывался, четыре пары глаз скептически смотрели на него. – Она… она приходит работать над своими моделями ночью, потому что любит, когда здесь тихо и безлюдно, и никто не может вмешиваться в то, что она делает!

Абдул в отчаянии хлопнул себя по лбу.

– Мой сын погубил всех нас!

– Что ж, теперь вы точно потеряете работу, – подтвердила Наннет. – Оба.

Элис схватилась за голову, пытаясь унять пульсирующую боль в висках.

– Кто-нибудь знает, где сейчас принцесса?

Все пожали плечами, недоуменно переглянувшись. Этот вопрос занимал присутствующих меньше всего.

Не было сомнений, что пожар начался из-за самокрутки с марихуаной. Принцесса Жаклин работала за своим столом; наброски для предстоящей весенней коллекции Дома моды Лувель еще были приколоты к деревянной поверхности чертежного стола. На полу валялась груда бумаги, которая, очевидно, воспламенилась от упавшего на нее тлеющего окурка.

Из комнаты дежурного на первом этаже Карим уловил запах дыма и кинулся наверх. Когда он открыл дверь ателье, черные едкие клубы дыма вырвались наружу. Карим, думая, что принцесса осталась в горящей комнате, бросился в глубь помещения и, только убедившись, что девушки там нет, распахнул окна.

«Он мог бы прослыть героем, – подумала Элис, глядя на красные глаза Карима и его перепачканную одежду. Вместо этого он оказался именно тем, на кого легла ответственность за случившееся.

– Это катастрофа! – решительно заявила Наннет, скрестив руки на груди. – Бедный Жиль не переживет этого!

Жиль!

Они испуганно посмотрели друг на друга.

– С ним случится нервный припадок, – хрипло произнесла Сильвия. – Провал, – добавила она, покачав головой.

– Шоу пропало! – заключила Наннет.

Абдул двинулся к телефону.

– Мы должны позвонить господину Джексону Сторму и сообщить обо всем.

– Подождите минутку, – сказала Элис. – Мы еще не выяснили размер ущерба. Костюмы же не сгорели, правда?

– Им и не нужно гореть. Посмотри, что с ними стало! – Наннет указала на модели, снятые с вешалок и разложенные на рабочем столе.

Некоторые были в шелковых чехлах, но большинство – без. Элис сразу увидела, что материал потерял свою первоначальную белизну. Самокрутка принцессы Жаклин подпалила серебряную с золотом отделку платьев, пушистые страусиные и гусиные перья. Даже блестки потемнели. Густой дым оставил желтовато-коричневые разводы буквально на всем. Прекрасные фэнтэзи Жиля выглядели так, будто ими вымыли полы.

– А где же «фламинго» принцессы? – спросила Элис, замирая сердцем. – О Господи, только не это!

Наннет фыркнула.

– Естественно, оно не пострадало! Принцесса повесила его в дизайнерской.

«Спасибо и на этом», – подумала Элис, облегченно вздохнув.

Она отступила и принялась разглядывать модели, разложенные на рабочем столе, вновь отдавая должное таланту Жиля. Каким-то сверхъестественным образом ему удалось превратить трудную в работе ткань в сказочные творения. Большие пышные юбки, взбитые в кружевные облака и усыпанные серебряными бусинками, блестками и другой мишурой. Ламинированное кружево было натянуго на специальный проволочный каркас, создавая эффект развернутых крыльев.

Кружевные крылья? Элис всматривалась в костюм, который Карим только что снял с вешалки. Он был почти не поврежден, только потерял свою белизну…

Все молча стояли вокруг стола под яркими флуоресцентными лампами ателье.

– Нам придется сказать Джексону Сторму, – заключила Элис. – Не вижу другого выхода.

«Бал Белых Птиц» пройдет своим чередом. Отменить его не было никакой возможности, но вот шоу не состоится. Можно себе представить, какая шумиха поднимется в прессе и среди специалистов в области высокой моды. Жиль станет козлом отпущения, и на карьере молодого талантливого дизайнера можно будет поставить крест. «Модели оказались настолько неудачными, что, по слухам, его работодатель Джексон Сторм в последний момент отменил шоу!» – вот как сформулируют циничные парижане «настоящую причину». А пожар в ателье назовут «сфабрикованной» версией, оправдывающей провал коллекции.

Однако настоящая причина, к которой приложила руку ученица дизайнера, на деле вызвала бы еще больший скандал. Мировая пресса пестрела бы заголовками: «Принцесса-наркоманка уничтожает коллекцию американского Дома моды».

– Если бы дело происходило в Штатах, – еле слышно произнесла Элис, – мы могли бы рассчитывать на химчистку. А так всю отделку, перья, блестки и бахрому придется снять. У нас нет времени.

Сильвии положительно не терпелось что-то сказать.

– У меня есть два кузена, которые могут нам помочь. Они работают на Клода Монтана, но я возьму с них клятву держать все в секрете!

– А мой племянник – технический менеджер в Пантене в «Ришар и Си», – сообщила Наннет.

Технический менеджер? Теперь пришла очередь удивляться Элис. «Ришар и Си»?

Так назывался известный французский дом химической чистки, специализирующийся на тонких материалах. Баснословно дорогое предприятие, вспомнила Элис.

– Они, как и я, эльзасцы, – сказала Сильвия, – и очень славные ребята. В такого рода вещах они руку набили!

Элис не была так уверена в успехе, как Сильвия и Наннет. Но что они теряли?

– Сколько здесь костюмов?

– Десять, – быстро откликнулась Наннет. – Остальные семь Жиль держит в своем кабинете наверху. Ему еще предстоит доработать их.

Десять сложных, изысканных костюмов! Мозг Элис напряженно работал. Нет, это невероятно. Ни одна химчистка в Париже не приняла бы заказ такой сложности, который должен быть исполнен за несколько часов. То, что костюмы являлись творениями знаменитого молодого кутюрье, только осложняло дело; исполнителям заказа пришлось бы брать на себя двойную ответственность.

– Я не смогу никому объяснить, как чистить ламинированное кружево, – застонала Элис. – Мы ничего не знаем об этом, а ведь осталось всего несколько часов. Бал состоится уже сегодня. – Она устало опустила голову. – Боже, уже сегодня!

Наннет, напротив, приняла решительный и непреклонный вид.

– Чепуха! Это шелк. Это кружево. Парижские химчистки каждый день имеют дело и с тем, и с другим.

– Нам придется сказать Жилю. – Элис было страшно даже полумать об этом. – Мы не можем просто отослать костюмы. Он хватится их.

Женщины снова обменялись взглядами.

– Жиль будет работать наверху, – заметила Сильвия. – Последняя примерка назначена на шесть часов вечера. Девочки не появятся раньше.

– Хлебный фургон Доменика стоит внизу, – сообщила Наннет. – Мы можем использовать его, чтобы перевезти костюмы на предприятие в Пантен. Они откроют мастерскую, если вы дадите свое разрешение на работу, мадемуазель Элис.

– Если я дам разрешение?

– Ах, бедняжка Жиль, – с чувством произнесла Сильвия. – Это так несправедливо! Мы должны сделать все возможное, чтобы помочь ему.

– Я, правда, не думаю, – Элис колебалась, – что мы…

– Это единственный шанс, мадемуазель, – прервал ее Абдул, стоявший у двери. – Наша прямая обязанность.

С этим Элис не могла спорить. Однако разве она имеет право давать разрешение? Она совсем не ответственное лицо в компании, а всего лишь модель!

Она закрыла глаза и опустила лицо в ладони. Мысль о том, куда могла подеваться принцесса Джеки, не давала ей покоя. Неужели этой ночью она любила Николаса Паллиадиса и затем спала в его объятиях? Всего несколько часов назад Элис была такой счастливой… Что там говорил о ней этой ночью Николас? «Храбрая женщина…»

– Ну что ж, пожалуй, я возьму на себя такую ответственность, – медленно произнесла Элис. Она понимала, что, возможно, возненавидит себя за эти слова. Но все и так шло кувырком. Почему бы не попробовать?

– Есть еще одна проблема, – сказала Сильвия. Она глядела поверх головы Элис на Наннет. – Мы должны внести задаток.

Элис снова охватила растерянность.

– О какой сумме идет речь? – Когда Наннет сообщила ей, она с трудом осознала громадные цифры. – Сколько сотен тысяч франков?

– Они бы сделали это задаром, – с жаром проговорила Сильвия. – Но существует громадная ответственность…

О да, ответственность. Абдул, Карим и две француженки с надеждой смотрели на Элис. Ничего подобного не приключалось с ней прежде; никто не просил ее о помощи, никому не требовалось ее умение принимать решение.

– У меня нет денег. – По их лицам было понятно, что они не верят ей. Все знали о Николасе Паллиадисе.

Внезапно в голову ей пришла блестящая идея. Элис вскочила на ноги.

– Они возьмут драгоценности в качестве оплаты? – громко спросила она. – Например, бриллиантовые серьги… с двумя довольно крупными изумрудами?


Ночное небо лишь слегка посерело на востоке. От улицы Бенедиктинцев до рю Камбон было рукой подать, но улица была еще темна. Фонарь при входе в старое здание едва освещал тротуар. Элис споткнулась, спеша к фургону Доменика.

Она до сих пор не могла поверить, что взяла на себя ответственность за осуществление столь рискованного плана с костюмами Жиля. Элис, никогда не принимавшая ни в чем участия, сейчас оказалась в самом эпицентре событий, от которых зависела судьба многих людей.

Еще одно не давало ей покоя: сознание того, что ей пришлось предложить серьги Николаса Паллиадиса в качестве оплаты за услуги химчистки.

Из тени выступила мужская фигура. Элис была так занята своими мыслями, что не сразу заметила мужчину в темном длинном пальто.

– Прошу вас, не пугайтесь, – произнес он. – Мне нужно кое-что передать вам.

Элис сразу узнала его голос. Еще бы! Он так часто звонил ей из Нью-Йорка, и разговоры их были достаточно продолжительны. Незнакомец был точь-в-точь таким, каким она себе его и представляла: молодой, но с редеющими волосами на макушке, в очках.

Элис не удивилась, что теперь они вышли на нее напрямую. Ее преследователи были сильно обеспокоены в последнее время. Она запахнулась в пальто и ждала.

– Если вы вернетесь немедленно, все проблемы будут решены. – Теперь знакомый голос говорил без свойственной ему угрожающей интонации. – Мне поручено сообщить, что все ваши требования приняты.

Хлебный фургон был уже совсем рядом.

– Я приняла к сведению ваши слова. – Это действительно была большая уступка с их стороны. – Я подумаю об этом.

– Когда вы дадите нам ответ? – Мужчина колебался, не желая отпускать ее, но и не удерживая. Он придерживался специальных инструкций.

– Позже, – пробормотала Элис. – Я смогу ответить вам позже.

20

Джексон Сторм лично пригласил на «Бал Белых Птиц» Дональда и Ивану Трамп, Майкла и Диандру Дуглас, Мику Уртеган, Энн Бэсс и Нэн Кемпнер, поэтому было немалым сюрпризом, что вместо того чтобы встретить их, он послал в аэропорт лимузины, а сам вместе с Питером Фрэнком отправился на ленч с итальянским текстильным фабрикантом, дабы обсудить учреждение сети бутиков Дома моды Лувель, подобной сети магазинов «Бенетон» в Соединенных Штатах.

Таким образом, Кэнди Добс осталась за главную, а в «Опера» дежурила Брукси Гудман.

– Ты хочешь сказать, – переспросила Элис, – что в Доме Лувель Джек появится позже?

Специалист по связям с общественностью уже в третий или четвертый раз заглянула в демонстрационный зал в поисках партии белых туфель, которая, по клятвенным заверениям Папагалло, уже была доставлена по назначению.

– Элис, дорогая, пусть тебя это не волнует. Джеку сейчас позарез нужна выгодная сделка. – Кэнди неторопливо огляделась вокруг. – Особенно после дошедших из Нью-Йорка слухов, что кто-то скупает наши ценные бумаги. – Она заломила руки. – Ох Боже мой, не вижу я никакой крупной золотой картонки с надписью «Папагалло», а ты?

– Ценные бумаги? – Элис следовала за ней, делая вид. что разыскивает коробку, а на самом деле стараясь преградить Кэнденс путь в ателье, где они, нервничая, ждали известий из «Ришар и Си» о костюмах фэнтэзи. – Но это краткосрочные векселя, правда? – Когда Кэнди, не ответив, уставилась на пустые коробки из-под страусиных перьев, Элис продолжала допытываться: – Ты хочешь сказать, что кто-то скупает в Нью-Йорке займы «Сторм-Кинга»?

– Боже милостивый, моделям не положено интересоваться подобными вещами и забивать ими красивые головки! Честно говоря, Элис, каждый квартал империя Джексона Сторма переживает очередной кризис. О Боже, – возопила Кэнденс так громко, что Элис от неожиданности вздрогнула, – большая золотая картонка с надписью «Папагалло»! – Она схватила коробку, стоявшую под столом секретаря-консультанта. – Вот эти проклятые туфли. Все это время они были здесь!

Они услышали, что в офисе на втором этаже зазвонили телефоны. Все угро они трезвонили вот так, внезапными шквалами. Рекламная кампания постепенно набирала обороты. Трини, секретарша Джексона Сторма, позвала Кэнди с лестничной площадки.

– Вот, – сказала специалист по связям с общественностью, сунув коробку в руки Элис, – отнеси наверх в ателье и проследи за их погрузкой в фургоны вместе с другими материалами, отправляющимися в «Гранд опера».

Элис понимала, что Кэнди, равно как и все остальные, считает, что в ателье идет завершающая работа по подготовке костюмов перед появлением моделей, назначенным на шесть часов.

У Элис едва хватило сил снова направиться в ателье. Наннет и Сильвия приводили ее в еще большее нервное возбуждение. Две швеи заперлись в комнате, не переставая атаковать звонками химчистку в Пантене. Пока пять из прекрасных моделей Жиля прошли первичную ручную чистку и ждали химической обработки.

В два часа из «Ришар и Си» сообщили, что костюм совы потерял несколько перьев и пришлось вызвать мать цехового мастера, портниху, чтобы та пришила их обратно.

– Боже мой, нет! – простонала Наннет в телефонную трубку. – Это слишком тонкая работа. Скажите им, чтобы оставили все как есть!

Мать цехового мастера была оскорблена. «Костюм совы выглядит отлично, – заверил их управляющий, – и нет причин для паники!» Телефонные переговоры после этого были приостановлены, и страсти поостыли.

Этажом выше Жиль заперся в дизайнерской, при помощи двух моделей из агентства Софи Литвак и временных швей решая последние проблемы с платьем белой цапли.

Дизайнерская и ателье были единственными островками тишины, остальные помещения старинного особняка походили на сумасшедший дом. У одного из клиентов Брукси Гудман, изысканной «Гранд каскад», фирмы, поставлявшей провизию, возникли определенные проблемы с фойе «Опера». Помощник менеджера «Гранд каскад» и два шеф-повара нетерпеливо дожидались Джексона Сторма, но у Кэнденс Добс не хватало мужества признаться им, что Джек не вернется в Дом Лувель. Головные уборы к костюмам фэнтэзи уже были доставлены по назначению. Элис отыскала укромное местечко в кладовой комнате, где могла скоротать время, пока Сильвия не даст сигнал мчаться за костюмами.

На мгновение задержавшись у окна, Элис бросила взгляд на улицу Бенедиктинцев. Два фургона французского телевидения уже припарковались на противоположной стороне, но она не думала, что это может вызвать какие-то осложнения. Пока их секрет удавалось хранить в тайне. Хорошо бы никто не заинтересовался хлебным фургончиком Доменика, когда он появится с костюмами.

Карим и Абдул возились до самого утра, отскабливая стены ателье, чтобы не осталось предательских следов пожара. Наннет и Сильвия тоже не отлучались из ателье; они лишь слегка вздремнули, а в полдевятого Доменик принес им кофе и сандвичи.

Оставался еще один вызывающий беспокойство момент: принцессу Джеки нигде так и не нашли. Никто из окружения принца Алессио не позвонил, чтобы спросить о ней, поэтому все решили, что «звезда дизайна» дома и объявится вместе со своим папашей вечером во время бала.

Это в том случае, размышляла Элис, наблюдая за телевизионной камерой, направленной прямо на нее в окне, если принцесса Жаклин еще цела и здорова. «Случайный» поджог ателье посредством брошенного косячка с марихуаной явно внушал некоторые беспокойства по этому поводу.

Элис посмотрела на наручные часы. Четыре часа. До начала бала оставалось немногим более пяти часов.


Жестяная коробочка с цветными мелками опрокинулась, когда зазвонил телефон на рабочем столе Жиля, и дизайнер судорожно схватил трубку. Он понимал, что звонить ему могла только жена.

– Дорогой? – нежно произнес голос Лизиан. Было ли в голосе явное колебание, или это ему показалось? – Все идет нормально?

Жиль бросил отчаянный взгляд на двух манекенщиц в костюмах белой цапли и швей у их ног, пытавшихся выяснить, отчего юбки самым безобразным образом собираются в складки над коленями моделей, вместо того чтобы лечь аккуратными волнами. Они уже целый час бились над этой проблемой.

– Все в порядке, – сказал Жиль, стараясь говорить бодрым голосом. – Я… я могу отлучиться в любую минуту. Ты лежишь?

Лизиан обещала, что позовет его, как только появятся первые схватки.

– Схватки еще не начались? – Жиль уронил со стола бутылочку с тушью. Манекенщицы и швеи испуганно смотрели на него.

– Жиль, – спросила его жена, – как ты себя чувствуешь?

– Я совершенно спокоен, – заверил он ее, сползая со стула. – Я отвезу тебя в госпиталь прямо сейчас. Лучше уж не ждать.

– Нет, Жиль. – До него донесся звонкий смех Лизиан, которого он уже давно не слышал. – Мой милый, я просто позвонила, чтобы пожелать тебе удачи, – объяснила она. – Это важный для тебя вечер. Не думаешь же ты, что я испорчу его тебе и именно сейчас начну рожать.

– Не говори так, – энергично запротестовал он. – Для меня в мире нет ничего важнее, чем ты. Думаю, мне нужно теперь уйти, чтобы быть с тобой, Лизиан. Ты чувствуешь себя неважно, да?

– Ты с ума сошел! – прервал его веселый голос Лизиан. Жиль рассеянно вытер вспотевшее лицо тряпкой для фиксажа. – Бросишь все, над чем работал, и явишься домой сидеть со своей беременной женой? Это глупо, Жиль! – Она снова легко рассмеялась. – Я увижу тебя по телевизору. Это потрясающе. Они взяли интервью у знаменитостей, которые придут вечером на бал.

– Я не смотрел. Был слишком занят. – Жиль провел рукой по липкому следу фиксажа, который оставила тряпка на его щеке. – Спасибо за чудесный ленч, – вспомнил он. – Ты слишком заботишься обо мне.

– Не забудь съесть все, что я тебе дала с собой, – сказала Лизиан. – Тебе понадобятся силы. Ты будешь работать все это время, я знаю тебя, Жиль. В «Опера» ты тоже будешь слишком занят, чтобы попробовать что-нибудь из поданного там угощения.

– Лизиан… – начал было он.

– Я замечательно себя чувствую, – нежно прошептала она. – Дорогой мой, помни, что я люблю тебя. – Ему снова померещилась какая-то неуверенность в ее голосе. – И я всегда буду любить тебя.

Жиль услышал гудки, означавшие, что его жена повесила трубку. Отчего, думал он, эти простые слова звучали так… необычно? Ведь Лизиан произносила их почти каждый день.


В шесть часов для подготовки к шоу от Беттины и Софи Литвак приехали манекенщицы, стройные, красивые и уверенные в себе. С ними прибыли три парикмахера-стилиста. Элис отвела моделей в салон. Костюмы до сих пор не были привезены из химчистки.

Через несколько минут Сильвия впустила Элис в ателье.

– Не спрашивай меня, где они, – зашипела Наннет. – Я целый день разговаривала по телефону с этими людьми, внушая им, что костюмы должны быть здесь к пяти. Никогда не имей дело с эльзасцами. Они жутко необязательны.

– А они не могли задержать их из-за того, что ты была нелюбезна с их портнихой? – в ужасе предположила Сильвия.

– А кто-нибудь знает, каковы результаты химчистки? – растерянно смотрела на швей Элис.

– Они ничего не говорят. – Наннет почти рыдала. – Мы зря заплатили им вперед! Что ты будешь делать, – спросила она Элис, – если вечером у нас не будет костюмов? Думаешь, они вернут твои серьги?

Сильвия была более сдержанна. Она взяла Элис за руку и отвела ее в сторону.

– Телевизионщики все еще на улице Бенедиктинцев. Они могут увидеть, как Доменик вносит костюмы. Да еще не дай Бог в этот момент появится господин Сторм!

– Все будет нормально, – успокоила ее Элис, хотя сама она не была уверена в этом. А если окажется, что костюмы не поддаются чистке? Элис подумала о Жиле, который все еще работал в студии этажом выше. Что с ним будет, если он узнает убийственную новость прямо по дороге в «Гранд опера»!

– Попытайся еще раз, – обратилась Наннет к Сильвии, указывая на телефон.

Пока Сильвия набирала номер, Элис поспешила назад в демонстрационный зал.

Кэнди и французский персонал ее агентства остались переодеться к предпраздничному коктейлю в отеле «Риц». Недавно оформленный демонстрационный зал Дома моды Лувель превратился к неофициальную туалетную комнату, где манекенщицы подсушивали волосы фенами, гримировались. Некоторые уже примеривали гигантские, напоминающие сложные конструкции головные уборы. Элегантный зал постепенно приобретал вид раздевалки с типичным для нее беспорядком.

Элис внезапно вспомнила о туфлях и поспешила назад в ателье, чтобы принести коробки. В коридоре она столкнулась с Наннет. Плотная маленькая француженка была в отчаянии.

– Уже полседьмого, – прошептала она. – Эти грабители в Пантене наверняка испортили костюмы и боятся сказать нам об этом. Что теперь делать? Надо обо всем сказать Жилю и мистеру Сторму! Вы поговорите с Жилем?

Однако Элис неожиданно приложила к ее губам указательный палец, заставляя швею замолчать.

Они расслышали дребезжание латунной кабины лифта, поднимавшегося наверх, и безошибочно распознаваемый баритон Джексона Сторма, проводившего экскурсию во главе группы почетных гостей. Двери кабины открылись, и Джексон Сторм вышел из лифта. Он был одет в серый деловой костюм и шляпу того же цвета, на его плечи было небрежно накинуто отороченное норковым мехом пальто. Его волосы искрились от снежинок, решительное красивое лицо раскраснелось.

– Элис, дорогая! – Хозяин Дома моды не обратил внимания на испуганную швею. – Элис самая красивая модель в Париже и обладает фантастическими способностями, – обратился он к сопровождавшим его людям. – За что бы она ни взялась, все у нее получается. Вы увидите ее вечером во время шоу. А вот, – продолжал он, вежливым жестом указывая дорогу, – демонстрационный зал, сердце любого Дома высокой моды.

Нью-йоркские знаменитости последовали за Джексоном Стормом в зал, где семнадцать парижских моделей в бигуди и трусиках бикини встретили их громким визгом.

Наннет вцепилась в Элис. Ее глаза были прикованы к трем мужчинам, поднимавшимся по парадной лестнице и несшим пластиковые мешки для одежды с яркой эмблемой парижской химчистки.

– Бог мой, что это?

Лица эльзасцев расплылись в широкой улыбке.

– О нет, – простонала Элис, пытаясь преградить им путь. – Нет… нет, наверх! Только не в зал!

Слишком поздно. Джексон Сторм и его окружение после неудачной попытки попасть в демонстрационный зал отступили назад и наткнулись на служащих химчистки, которые подняли над головами объемистые пластиковые мешки с драгоценными костюмами Жиля, дабы спасти их от давки.

– Что все это значит? – спросил Джек у Элис, пропуская вперед себя Нэн Кеммнер.

– Это специальный заказ Жиля, – нашлась Элис, изобразив на лице улыбку.

– Говорил вам, что эта девушка – просто сокровище! – возвестил Джек. – С нами она обретет великое будущее.

Элис едва дождалась момента, когда двери кабины лифта закрылись за Джексоном Стормом и его гостями. В следующую секунду она втолкнула мужчин из химчистки в демонстрационный зал.

Модели столпились вокруг, пока прозрачные мешки раскладывались по креслам и столам. В помещение стремглав влетела Сильвия. Наннет уже вскрыла один из мешков и вынимала белое атласное платье с длинным шлейфом. Элис облегченно вздохнула. Костюмы Жиля выглядели такими же белоснежными, как были вчера до пожара.

– Плохо, что мы ничего не знали об этом материале, – заметил один из дородных эльзасцев. – Мы бы сделали работу быстрее. Материя не нова, не правда ли? – Толстым указательным пальцем он прижал отслоившийся завиток кружева к газовой ткани.

– Что вы делаете? – Наннет протиснулась между ними. – Почему кружево так топорщится?

– Старые смолы. – Большой светловолосый эльзасец оценивающе ощупал край платья. – Такую технологию больше не используют. Все же мы проделали неплохую работу, – сказал он, обернувшись к Элис. – Вы довольны?

В этот момент в дверях появился Жиль Васс.

Лицо дизайнера, бледное и усталое, было заляпано клеем. В своих неизменных черных джинсах и свитере с высоким воротом он выглядел особенно худым и изможденным. В одной руке он держал бумажный пакет, а в другой – недоеденный сандвич. Позади него виднелись модели в законченных костюмах белой цапли и три измученные швеи.

– Как дела? – спросил Жиль довольно безразлично.

Казалось, он ничего не замечал вокруг себя – ни стопку костюмов в пластиковых пакетах, ни полуголых манекенщиц, таращивших глаза, ни Элис в обществе Наннет, Сильвии и трех дюжих незнакомых мужчин. Продолжая жевать, он рассеянно огляделся.

– Вы как, готовы?

– Да, – громко произнесла Наннет, прежде чем кто-либо успел открыть рот. – Все идет замечательно.

Жиль одобрительно улыбнулся им.

– Слава Богу, – сказал он, доедая хрустящую булочку, – пока мы обошлись без приключений.

21

За несколько минут до начала бала пошел снег. Американской телевизионной группе, ведшей съемку с площади Опери, пришлось укрыться под зонтиками. Однако видеокамеры, направленные на залитый светом фасад старого большого здания «Гранд опера», продолжали работать.

Ведущий программы новостей поднял свой микрофон.

– Что ж, погода преподнесла нам свое шоу «небесных кружев», – восторженно начал он. – Подходящий подарок от матери-природы всем участникам «Бала Белых Птиц» парижского Фонда милосердия, где американский мэтр моды Джексон Сторм покажет специальное шоу, в котором он использовал свой новый эффектный материал, «Небесное Кружево». Костюмы сделаны парижским дизайнером Жилем Вассом. Я бы сказал, – продолжал он, пока камеры отъезжали назад, чтобы запечатлеть море лимузинов на площади Опера, – показ мод должен быть поистине потрясающим, чтобы соперничать с настоящим кружевным шоу небес, развернувшимся здесь, за стенами «Гранд опера».

Телевизионный ведущий на мгновение опустил микрофон. Он уже битый час наводил звуковой «колер» и изрядно устал от пустой болтовни. Где же, черт возьми, знаменитости?

– А вот и гости! – быстро произнес он, пока оператор фокусировал изображение на веренице «Даймлеров» и «Роллс-Ройсов», высаживавших пассажиров у подножия ступеней «Опера».

Мужчины, выходившие из лимузинов, были одеты во фраки белого цвета, а женщины, кутавшиеся в меха, были облачены в экстравагантные интерпретации костюмов на тему сюрреалистических птиц: искрящиеся белые пышные платья, экзотические головные уборы, некоторые с птичьими клювами и прикрепленными к ним масками.

– А вот это настоящий сюрприз! – воскликнул ведущий, когда камера выхватила из толпы герцогиню Йоркскую, рыжеволосую Сару Фергюсон, шедшую в лучах прожекторов рядом с принцем Эндрю. – Присутствие особ королевских кровей на нынешнем балу сохранялось в секрете, – захлебывался от возбуждения телевизионщик. – Но это, без сомнения, украсит и без того фантастический, звездный вечер.

На Ферги было простое белое атласное платье от Живанши. Принц Эндрю нес украшенную перьями маску жены и улыбался толпе. Супружеская пара стала подниматься по красным, покрытым бархатом ступеням «Опера».

Сразу следом из своего «Роллс-Ройса» появился балканский принц Алессио Медивани, облаченный в черный плащ, который, распахнувшись, открывал официальный вечерний костюм, украшенный красной лентой и алмазными придворными знаками отличия. С принцем Медивани были его дочери. Принцесса Кэтрин, старшая из дочерей, жена французского бизнесмена, предпочла появиться в узком белоснежном платье, вышитом жемчугом, а принцесса Жаклин выбрала экстравагантный атласный костюм, очень декольтированный и вызывающий. В руке она несла головной убор из перьев и блесток. Платье и маска были ярко-малинового цвета.

Телеведущий был в восхищении. Юная бунтарка была в своем репертуаре, явившись на «Бал Белых Птиц» не в обязательном для нынешнего вечера белом костюме.

«Роллс-Ройс», принадлежавший Медивани, отъехал. На его место подкатили несколько роскошных лимузинов, из которых стали выходить почетные гости из Нью-Йорка, отец и сын де Бриссаки – владельцы шелкопрядильной мануфактуры, производившей «Небесное Кружево», со своими женами и, наконец, появился великий Джексон Сторм собственной персоной.

Лучи прожекторов устремились на короля модной индустрии, будто он был единственным светилом на богатом звездами вечере. По продрогшей толпе парижских зевак, собравшейся у лестницы «Гранд опера», пронеслись аплодисменты. Джеке Сторм обернулся, помахал рукой и одарил присутствующих своей знаменитой ослепительной улыбкой.

– А вот и он, – произнес ведущий программы, – американец Джексон Сторм, наслаждающийся триумфом здесь, в Париже, где этим вечером соберутся более пятисот представителей европейской и американской элиты. Правда, до нас дошли тревожные слухи… – он сделал паузу, листая свой бюллетень, – о перекупке «Джексон Сторм интернэшнл» пока не установленной европейской корпорацией. Пока мы не имели возможности получить у мистера Сторма комментарии к данной информации.

– Не могу поверить в это! – воскликнула Кэнденс Добс. – Как это могло случиться, да еще в такое время!

Длинное помещение антресолей было переоборудовано в раздевалку. Здесь толпились модели и швеи, суетившиеся в последние минуты перед шоу. Часть туфель Папагалло была забыта в Доме Лувель. Швы на двух костюмах совы каким-то мистическим образом разошлись. А у манекенщицы, которая должна была демонстрировать костюм белой цапли, начались рези в животе. Кэнденс Добс, которая должна была находиться внизу и присматривать за прессой и телевизионщиками, только прибавляла шуму в общую суматоху.

– Кэнди, сейчас не время обсуждать слухи о скупке наших ценных бумаг, – обратилась к ней Элис.

Она уже более часа назад переоделась в свой первый костюм фламинго, созданный принцессой Джеки, и теперь сопровождала Жиля, помогая ему по мере сил. Сам Жиль находился в состоянии полной отрешенности, все свое внимание сосредоточив на костюмах фэнтэзи. Он использовал Элис в качестве буфера, чтобы держать на расстоянии режиссера, вознамерившегося произвести последние изменения в освещении.

– Разве ты не видишь, какая здесь суматоха? – Элис хотелось вывести Кэнди Добс из раздевалки. – Сплетни о скупке акций – неподходящая тема для обсуждения в раздевалке перед началом шоу.

– Говорю же тебе, это не сплетни, а правда! Они даже не сидят вместе! Вот, полюбуйся!

Специалист по связям с общественностью провела Элис мимо полуодетых моделей к нише балкона, откуда открывался вид на большое фойе «Опера».

– Смотри, смотри! – От возбуждения Кэнди перья на ее головном уборе мелко тряслись. – Греки приехали вместе, у них собственный столик. А вон там, погляди, Джексон Сторм за своим столом. Видишь, они даже не разговаривают!

Элис посмотрела вниз, выглянув из-за одной из портьер красного бархата. Сотни гостей наводнили огромное фойе. То и дело мерцали вспышки фотографов из парижского «Вог», обладавшего эксклюзивным правом на съемки бала. Заиграл оркестр, и в центре фойе закружились пары в масках и костюмах. Лучи прожекторов повисли над танцующими и затем скользнули вверх, к изящным фрескам здания «Опера», гигантским хрустальным светильникам и сводчатому потолку.

Элис никого не могла разглядеть в пестрой толпе, Она лишь догадывалась, что Николас Паллиадис где-то там.

– Греки перекупили Джексона Сторма? То есть Николас Паллиадис? Но это невозможно! – Это предположение ошеломило ее. – С какой стати ему делать это?

– Мадемуазель Элис! – В нише балкона показалась фигура Наннет. – Вам скоро выходить!

Кэнди Добс одной рукой подхватила юбку из тафты.

– Они это сделали… «Паллиадис-Посейдон», старик, вся компания греческих пиратов. Я слышала, что именно Нико Паллиадис скупал в Нью-Йорке краткосрочные векселя Джека.

Элис позволила Наннет увести себя в помещение раздевалки.

– Жиль жалуется, – сказала швея, – что от костюмов чем-то пахнет. Бог мой, разумеется, от них кое-чем пахнет – жидкостью из химчистки!

Их перехватила Сильвия с сантиметром на шее и браслетом-подушечкой для булавок, стянутым у нее на запястье.

– Почему-то костюмы совы оказались слишком просторны. Дело не в швах, я проверяла.

Элис оглянулась в поисках Жиля. Специалист по свету и звуку загнал дизайнера в угол антресолей и кричал что-то об изменениях в освещении.

– Огни в большом фойе, – долетел до Элис его возбужденный голос, – должны быть притушены почти до минимума. Когда они вновь вспыхнут, моделям следует уже занять исходную позицию на лестнице.

Элис вспомнила, что по первоначальному плану они должны были строиться перед зрителями под музыку.

– Сколи костюмы совы булавками, – поспешно сказала Сильвии Элис. – Только скажи «совам», чтобы они были поосторожнее.

Наннет встала перед Элис на колени, выравнивая перья юбки костюма фламинго. Их розовый оттенок сгущался и книзу переходил в интенсивный персиковый цвет.

– Смотри-ка, здесь тоже обрывается волан! – воскликнула швея, осматривая очередной костюм.

В этот момент к Элис подлетел визажист, желая в последний раз припудрить ей лицо, и чуть не споткнулся о Наннет. Элис нагнулась, чтобы поправить юбку-фламинго. Издали доносились жалобные стоны, издаваемые французской моделью, страдавшей болями в желудке.

Когда Элис подняла глаза, перед ней стоял хмурый Николас Паллиадис в официальном вечернем костюме.


Руди Мортесьер сидел у себя дома, наслаждаясь поздним обедом. Он смотрел по французскому телевидению трансляцию «Бала Белых Птиц». Услышав телефонный звонок, кутюрье неохотно поднялся из-за стола.

– Руди? – спросил знакомый голос. – Я так рада, что застала тебя дома!

– Лизиан? – Он не верил своим ушам. – Неужели это ты? Бог мой, где ты?

– Ах, потому-то я тебе и звоню. – Он расслышал новый странный звук, будто она слегка задыхалась. – Руди, разве это не замечательно? Ты смотрел телевизор? Такой триумф Жиля! Ты не рад за него?

– Очень рад.

Конечно, он был рад за Жиля; любой, кто знал его, никогда бы не усомнился в этом. Но почему Лизиан звонит ему в такое время?

– Я с нетерпением жду, когда увижу модели фэнтэзи, – осторожно сказал он. – Дизайны для костюмированного бала – это не в стиле Жиля, но мне хочется посмотреть, что он с ними сделал.

– Руди, они замечательны! Я видела эскизы. Руди, – обеспокоенно продолжал мелодичный голосок в трубке, – ты любишь Жиля, ведь правда? Ты любишь его, как я, и хочешь посмотреть на его триумф этим вечером после длинных недель изнурительной работы, да? Никто, даже американский выскочка, не может лишить его заслуженного триумфа, правда?

От этих слов Руди стало как-то не по себе. Ощущение обострилось, когда он снова уловил явственное затрудненное дыхание собеседницы.

– Дорогая моя Лизиан, ты же знаешь, я очень люблю Жиля.

– О да, ты такой добрый, – горячо произнесла Лизиан. – Ты должен помочь мне, милый Руди, потому что мы не можем беспокоить Жиля в такой момент. – Она опять тяжело вздохнула. – Что бы ни происходило, он должен быть свободен в этот вечер, разве не так?!

Руди склонился над обеденным столом, его круглое лицо приняло озабоченное выражение.

– Лизиан, о чем ты говоришь?

– Милый Руди, – нежный голосок Лизиан дрогнул, – ты должен приехать и отвезти меня в больницу. Утром у меня начались схватки, но прежде уже было столько ложных сигналов, что я не могла беспокоить этим Жиля. Я бы не сказала ему в любом случае. Но теперь мне нужно ехать, действительно нужно ехать. Ты же близкий друг Жиля, ты любишь его, как я. Ты поможешь мне?

Руди очень хотелось выругаться, но он не мог оставить Лизиан без помощи.

– Ну да, я согласен, мы не должны беспокоить Жиля в такой момент, – выдавил он из себя.

Жиль находился в «Опера»; до начала во всех отношениях важного для него шоу оставались считанные секунды. Он бы сорвался, если бы узнал о случившемся. Эта непрактичная наивная простушка, изумился Руди, вела себя отважнее и мудрее, чем можно было от нее ожидать.

– Скажи, – произнес Руди голосом, более решительным, чем прежде, – что ты хочешь, чтобы я сделал? Мне вызвать «Скорую помощь»?

– Милый Руди, я должна попросить тебя… – Лизиан осеклась и снова тяжело перевела дух. – Я знаю дыхательные упражнения, те, которыми занимался со мной Жиль. Ты не мог бы остаться со мной в больнице, помочь мне с этим? У меня есть брошюра, там все написано. Ты сразу разберешься в этом, я уверена! Боюсь, иначе я не выдержу.

Руди расправил плечи.

– Я сделаю все, что надо, можешь рассчитывать на меня. – Внезапно он обрел решимость. Жиль оценит этот жест любви и уважения к нему. Жена Жиля нуждается в его помощи! – Я помогу тебе, – как можно заботливее сказал он, – сделаю все, что пожелаешь. Дорогая Лизиан, ты только не волнуйся, все будет хорошо.

– Мы сделаем это, – торжественно произнесла она, – для Жиля.

– Для Жиля, – так же торжественно повторил Руди, словно давал клятву. – Пусть он спокойно наслаждается своим звездным часом.


Николас Паллиадис приближался к ней в белом фраке, красивый и неприступный, а кругом царила суматоха импровизированной раздевалки. Элис же чувствовала себя, как певичка из «Мулен Руж», в фантастическом костюме фламинго принцессы Джеки. Она вспотела под невыносимо узким трико и тяжелой персиково-розовой шляпой с перьями.

На этот раз глаза Николаса Паллиадиса не скользили по ней оценивающе. Точеные черты его лица выражали абсолютное спокойствие. И все же Элис ощутила волнующий прилив тепла во всем теле. Она не могла не вспомнить о совершенной, поистине чудесной любви, которой они предавались.

– Что ты здесь делаешь? – спросила она.

Он смерил Элис долгим укоризненным взглядом, удивившим ее.

– Забери их, – сказал он, протягивая руку.

Бриллиантовые с изумрудами серьги сверкали на его ладони.

Элис уставилась на украшение так, словно видела его впервые. Это были ее серьги!

– Как они к тебе попали? – Ее начала бить мелкая дрожь. Не много же времени ему потребовалось, чтобы найти их и забрать у менеджера фабрики «Ришар и Си»! Как ей теперь объяснить ему случившееся?!

Он все еще стоял с протянутой рукой.

– Ты обещала, что не будешь продавать украшения, которые я подарил тебе, – произнес он ровным голосом.

Почему он так ненавидит ее? – удивилась Элис. Он всегда готов поверить в самое худшее. Может быть, потому, что он сам ненавидит себя за то, что хочет ее? Конечно же, он ее хочет! В этом Элис ничуть не сомневалась.

– Я же сказал, что выкуплю их у тебя, – холодно напомнил он. – Ты солгала мне. Ты постоянно мне лжешь.

– Я их не продавала! – Головы повернулись в их направлении, и Элис замолчала.

– Я ни в чем не могу тебе доверять. – Николас сверкнул черными глазами. – Почему бы, черт возьми, тебе не сказать мне, что ты еще натворила?

Элис еле сдерживала раздражение. Какая была необходимость в том, чтобы являться сюда теперь, в самый разгар этой суматохи перед шоу, чтобы начинать весь этот разговор?!

– Что ты сделал, – презрительно заговорила Элис, – чтобы вернуть серьги? – Она воткнула несколько шпилек в головной убор с перьями, чтобы зафиксировать его на месте. – Избил служащих химчистки, поджег их контору? Или вытеснил «Ришар и Си» из бизнеса, как проделал это с Джексоном Стормом?

Она заметила, что он нахмурился.

– Я не вытеснял из дела Джексона Сторма. – Он с мрачным видом отступил в сторону, пропуская одну из моделей в костюме совы. – Не знаю, кто, черт возьми, сказал тебе такое. Это даже не называется перекупкой. Мы просто-напросто приобрели контрольный пакет его европейской компании.

Итак, это было правдой. Элис на мгновение прервала свое занятие, чтобы взглянуть на него. Огни в фойе тускнели. В помещение стремглав влетела Сильвия.

– Элис, ради Бога, ты первая!

Николас нетерпеливо отстранил Сильвию.

– Можешь ты хоть раз сказать мне правду? – возвысил он голос. – Зачем тебе были нужны деньги?

Элис нервно поправила головной убор. Бесполезно даже пускаться в объяснения – слишком много народу слушало их. И вдруг она увидела мужчину в черном костюме, пробиравшегося к ним сквозь толпу. О Боже, тем более ей не хотелось говорить об этом в присутствии Жиля!

Жиль взял ее под руку.

– Элис, ты поняла, где должна находиться, когда заиграет музыка? – Он взглянул на Николаса Паллиадиса так, будто впервые видел его.

Тот не обратил на него внимания.

– Деньги, – процедил Николас. – Я отдам тебе серьги теперь и буду возвращать всякий раз, когда тебе вздумается продать их. Однако я хочу знать, почему ты продала их тому придурку в Пантене!

– Я не продавала их! – Элис бросила тревожный взгляд на Жиля. Если она не остановит Николаса, он все испортит. Жиль и так уже находился в состоянии нервного возбуждения. – Я солгала тебе, – вдруг воскликнула Элис. – Как всегда солгала! – Она вздрогнула, увидев испуганное выражение, появившееся в глазах Николаса, но было поздно. – Я отдала их менеджеру химчистки, – в отчаянии крикнула Элис, понимая, что совершает очередной неосмотрительный поступок, о котором ей придется пожалеть, – потому что он… он мой любовник!

Свет в здании погас, и Элис вытолкнули на галерею над главным фойе, прежде чем она успела увидеть реакцию, отразившуюся на лице Николаса Паллиадиса.


Жиль следил, как мерцающая вереница экзотических птиц во главе с величественным розовым фламинго во внезапной темноте ощупью пробирается к вершине парадной лестницы.

Его костюмы, с изумлением подумал Жиль, на удивление хороши. Как зрелищные произведения. Он никак не предполагал, что ему когда-либо придется выступить на этом поприще. Однако в Доме Лувель с этими американцами все оборачивалось не так, как он предполагал сначала.

Однако что-то тревожило Жиля, пока он смотрел, как девушки занимают свои места на затемненных ступеньках. Смутная догадка весь вечер не давала ему покоя. Он вспоминал рождественский визит этого напыщенного осла, владельца текстильной фабрики из Лиона. Это был момент не из приятных; Жиль ненавидел, когда с ним обращались покровительственно, вот он и выставил за дверь де Бриссака, пожелавшего увидеть наброски костюмов. Но в какой-то момент этот человек пытался что-то рассказать ему.

Жиль не стал его слушать. В противном случае он бы вспомнил сейчас, что Луи де Бриссак говорил ему в тот момент об экспериментальном ламинированном кружеве.

Кажется, что-то про жидкое чистящее вещество…

22

Джексон Сторм со смешанными чувствами воспринял последний звонок из Нью-Йорка – тот, что сообщал название враждебной партии, скупавшей ценные бумаги «Джексон Сторм интернэшнл». Почти как в старые времена, когда в одну минуту Джейк Сторм с Седьмой авеню мог либо заработать целое состояние, либо… оказаться банкротом.

Конечно, на этот раз речь шла не о грубом мошенничестве и коварных ударах в спину, но о хитроумных и искусных международных махинациях, действовавших тихо и аккуратно, как стальное лезвие гильотины.

Джек откинулся на спинку стула, сидя за столом среди важных персон и мировых знаменитостей, и нарочно улыбнулся так, будто бы на свете не существовало ничего, что могло причинить ему беспокойство. «Да, ты был гильотинирован, Джейк», – подумал он. Этот образ ему понравился. Он отложил его до той поры, когда, да простит его Бог, начнет писать мемуары об открытии Дома моды в Париже.

«Проклятый греческий ублюдок», – пронеслось у него в голове, когда он наклонился, внимательно вслушиваясь в то, что шептала ему на ухо Мина Уртеган. Стоило ему отвернуться, и Нико Паллиадис увел у него из-под носа европейское отделение фирмы.

Его реакция была все та же, как и в прежние времена. Он обращал свое лицо навстречу враждебному миру, сохраняя знаменитое вежливое хладнокровие. Даже более того, нью-йоркские гости, когда он забирал их из апартаментов «Криллона» на арендованных за несколько тысяч долларов лимузинах, увидели Джека таким же обаятельным, спокойным и уверенным в себе, каким он всегда являлся в обществе. Если и был момент, когда маска безразличия сползла с его лица, так это в ту минуту, когда он вошел в фойе «Гранд опера» и ему волей-неволей пришлось миновать столик, где расположились его бывшие инвесторы Паллиадисы, ныне завладевшие контрольным пакетом парижского предприятия Джексона Сторма.

«Подавись ими», – сказал себе Джексон Сторм, улыбаясь в камеры ослепительной доброжелательной улыбкой. Единственное, о чем он сожалел, – это о том, что позволил Николасу Паллиадису добиться успеха с очаровательной куколкой Элис.

«Ну же, Джейк, наслаждайся жизнью, – подбодрил он себя, обводя взглядом роскошную обстановку „Опера“ и парижскую элиту, танцующую в маскарадных костюмах белых птиц, – наслаждайся жизнью, пока это возможно. Оставь все проблемы на завтра».

В тот момент, когда Джек уже подумывал извиниться перед своими гостями и подойти к соседнему столику, чтобы пригласить Кэтрин, старшую дочь принца Медивани, на танец, он и увидел ее. Высокую, гибкую, как тростинка, в очаровательном облегающем белом платье, вручную вышитом жемчугом. Она стояла с элегантным немолодым мужчиной на другом конце танцевального зала с бокалом шампанского в руке.

Их глаза встретились.

На ней была простая белая маска, расширявшаяся по обе стороны от ее глаз, приобретая форму легких птичьих крыльев. Она вся сверкала от длинных волнистых волос, ниспадавших на обнаженные плечи, до кончиков блестящих, украшенных бисером белых туфелек. Это была, как не без удивления осознал Джексон Сторм, женщина из его сновидений. Невозможно. Он не верил в подобные чудеса. И тем не менее это было правдой.

Она улыбалась ему.

Впервые за много лет, вероятно, еще с того времени, когда он был неуклюжим юнцом, Джексон Сторм ощутил полную неуверенность в себе. Куда делись его смелость и решительность? Поддавшись порыву, он глупо ухмыльнулся и чуть ли не с мольбой указал на себя. Кто, я? Вы имеете в виду меня?

Боже, она утвердительно кивнула!

Он почувствовал себя полнейшим идиотом. Мальчишкой. Но он знал, чего хочет. Всего несколько секунд потребовалось ему, чтобы выбраться из-за поставленных вплотную друг к другу столиков для почетных гостей и броситься к ней. Сердце его стучало, как механический молот. Он многие годы не делал ничего столь романтически легкомысленного. Гнался за женщиной по танцевальному залу, как двадцатилетний пылкий повеса! Он поражался самому себе, находясь в состоянии полной эйфории.

Его продвижению помешал внезапно погасший свет, что было сигналом к началу шоу костюмов Жиля Васса. А впереди чудесная сверкающая фигурка проплыла мимо охранников и направилась к главным дверям «Опера», выходящим на улицу.

Она собиралась покинуть бал! В темноте замаячила фигура Питера Фрэнка, пытавшегося перехватить его.

– Джек, куда ты? – прошептал вице-президент. – Вот-вот начнется основное представление!

Джек вырвался, оставив Питера ошеломленно смотреть ему вслед.

Кто-то еще, на этот раз энергичный помощник директора «Гранд опера», выступил навстречу Джеку.

– Господин Сторм, – вежливо обратилась на английском языке призрачная в сумраках фигура, – поздравляю, это чуде…

Джек отмахнулся и от него. Сквозь стеклянные двери «Опера» он заметил, что мерцающая фантастическая красавица с темными волосами остановилась на ступенях, поджидая его.

Денек был не из легких. Подобно грому грянуло известие о том, что Паллиадисы завладели его европейским отделением. Плюс обсуждение плана развертывания сети бутиков с итальянским инвестором, который так и не попался на удочку. Теперь это проклятое шоу. Вплоть до самого последнего момента Джек и не подозревал, как ему хотелось сбежать, бросив все к черту. Бежать навстречу своей судьбе, и будь что будет.

Он даже не остановился, чтобы накинуть на себя пальто.


На вершине парадной лестницы «Опера» стояла Элис, балансируя в насыщенной приглушенными звуками темноте.

За мгновение до того, как огни погасли, она мельком разглядела большое фойе внизу, наводненное зрителями. Николаса Паллиадиса усадили за столик принца Алессио Медивани, и он оживленно беседовал с царственного вида блондинкой, которая, как догадалась Элис, была старшей дочерью принца.

Это зрелище неожиданно произвело на нее впечатление. Элис попыталась спокойно во всем разобраться. Николас Паллиадис – высокомерный, крайне жестокий человек, одержимый погоней за властью. Он вовлечен в такие игры, как захват корпорации Джексона Сторма, и не задумывается о причиненных им страданиях. Элис, Наннет, Сильвия, даже Жиль не имели ни малейшего представления, на кого они теперь работают, если они вообще будут иметь работу после нынешнего вечера. Однако разве это заботило Николаса Паллиадиса?

Тем не менее Элис не могла хладнокровно смотреть, как блондинка что-то шепчет и улыбается в смуглое безмятежное лицо мужчины, который, нравится это или нет, все же был ее любовником. Прежде был ее любовником, сердито поправилась она. Элис была уверена, что теперь многое изменилось, учитывая то, что она наговорила ему несколько минут назад.

– Элис, стой спокойно, – прошептала Наннет в темноте, – а не то свалишься.

Сигналом для них станут стрелы лучей юпитеров, имитирующих молнии, которые засверкают под сводами потолка «Опера» тремя этажами выше. Затем прожекторы выхватят из темноты Элис в костюме фламинго. Под музыку «Жар-птицы» Стравинского она медленно спустится по мраморной парадной лестнице, повернется на нижней площадке и вновь станет подниматься.

Потом со световыми вспышками и синхронизированными электронными шумами, накладывающимися на партитуру Стравинского, белые совы, цапли и журавли Жиля Васса начнут свое шествие, пока ожившие фантастические образы не заполнят гигантскую лестницу. Элис снова появится в финале, предварительно переодевшись в главное творение Жиля: великолепный причудливый костюм птицы, прилетевшей с далекой звезды, чтобы возложить на себя верховную власть над всеми земными птицами. Примерно так было написано в программке.

Элис обнаружила, что с костюмом фламинго принцессы Джеки довольно трудно управляться: она едва могла передвигаться в слишком обуженной юбке. В последнюю минуту Жиль, тайком от принцессы, устранил основные помехи. Но добиться полной свободы движения не удалось.

Молния юпитера метнулась под сводами «Опера», вспыхнул первый луч света, выхвативший из мрака фигуру Элис на вершине лестницы. Девушка медленно двинулась вниз, расправив розовые крылья фламинго.

Основная трудность Элис заключалась в том, что принцесса Джеки сконструировала слишком длинный шлейф, который так быстро скользил по ступенькам вслед за Элис, что ей приходилось двигаться быстрее обычного, чтобы не запутаться в ворохе ткани. Элис почти бегом достигла основания лестницы, умудрившись кое-как опередить свой шлейф, и, несмотря на сильную дрожь в коленях, величественно повернулась перед банкетными столиками.

На обратном пути выяснилось, что шлейф из ламинированного кружева, теперь едва волочившийся за ней, оказался на удивление тяжелым. Уже не в первый раз Элис пожалела о строгой секретности, которая так и не позволила им провести генеральную репетицию представления.

Она подняла голову, торжественно покачивая розовыми и белыми перьями, и увидела великолепных белых птиц Жиля, медленно выходивших на исходную позицию на ступенях перед ней. Музыка из «Жар-птицы» в сочетании с поистине впечатляющими световыми эффектами дополняла великолепное зрелище.

Избалованная всевозможными зрелищами публика разразилась аплодисментами. Хотя прием, оказанный фламинго принцессы Джеки, был весьма сдержанным, Элис все же увидела, как фотографы из «Вог» защелкали фотоаппаратами перед столиком принцессы Жаклин. Зато последовавшие за этим дизайны Жиля были встречены с нескрываемым энтузиазмом.

Модель в костюме журавля окликнула проходившую мимо Элис.

– Мадемуазель Элис! Посмотрите, – произнесла она жалобно, – это невероятно, но, кажется, у меня отваливается перед!

Элис поняла, о чем говорит модель в костюме журавля, только добравшись до раздевалки. С нее сняли головной убор, и стилист-парикмахер принялся взбивать ей волосы для костюма космической птицы Жиля. Молодой дизайнер собственноручно принес свое главное детище, осторожно баюкая его в своих объятиях.

В зале аплодисменты гремели почти не переставая, заглушая музыку «Жар-птицы».

Элис чуть не задохнулась, когда Наннет дернула вверх «молнию» на лифе, стиснув ребра и впечатав ее груди в кружевную материю.

– Жиль, там происходит что-то непонятное! – Ей пришлось наклониться вперед, пока Жиль поправлял кружевные крылья, покрытые мелким жемчугом и серебристыми блестками. Сильвия встала на колени, чтобы надеть на нее белые атласные туфельки. – Вы меня слушаете?

Они явно не слушали ее.

– Модель в костюме журавля, спускавшаяся вниз, – упорно продолжала Элис, – придерживала перед своего лифа. Ей предстояло еще повернуться, пройти назад и остановиться на ступенях.

Она вздрогнула, когда стилист, не церемонясь, схватил прядь ее волос и обрызгал их из пульверизатора лаком так, что они зафиксировались вокруг лица.

– Знаешь, – поспешно закончила она, – мне кажется, там по всей площадке разбросаны кусочки этих кружев.

– А-ах! – одобрительно протянула Наннет, когда стилист закончил свою работу.

Элис впервые полностью облачилась в костюм фантастической птицы. Ее тело от кончиков полуобнаженных грудей до бедер обтягивала тугая, почти прозрачная, тонкая ткань. Длинные ленты ламинированного кружева обвивались вокруг ее стройных ног, затянутых в прозрачное, прошитое серебряной нитью трико. На ней не было маски – только брызги серебряных и белых искорок, наложенные кончиком кисточки, покрывали ее щеки, усиливая эффект, производимый синими глазами. Из едва видимой тончайшей сеточки на голове торчали блестящие спицы, с которых свисали мерцающие нити, образуя неземной ореол. За спиной Элис вздымались гигантские крылья из чудесного «Небесного Кружева», украшенного изысканным «белым на белом» узором.

Теперь, когда совы, цапли и журавли вновь заняли свои места на ступенях, Элис предстояло начать финальную сцену: спуститься вниз и, сделав один круг по танцевальной площадке, взойти на лестницу, чтобы занять свое прежнее место. Костюм фантастической птицы был последним, самым ослепительным и вдохновенным творением в коллекции Жиля.

Жиль и Наннет мягко подтолкнули ее к выходу.

– Подождите минутку, – растерянно оглянулась Элис. – Вы не поверите, но мне кажется, одна из лент на моей юбке только что отвалилась.

Однако времени на размышления уже не оставалось.

Стоило Элис в костюме королевы белых птиц появиться на вершине лестницы, как аплодисменты бурей пронеслись по залу фойе. Без громоздкой маски фламинго Элис теперь видела гораздо лучше. Она подняла вверх руки, поддерживая свои крылья, и глядела прямо вперед с классической надменностью модели, которая считает ниже своего достоинства смотреть, куда ступают ее ноги, даже на предательски опасной лестнице. Однако на этот раз под ногами модели была не просто гладкая поверхность мраморных ступеней.

Клочки «Небесного Кружева», как снежинки, усыпали ступени парадной лестницы «Гранд опера» с вершины и до основания. Честь и хвала моделям, несомненно, обладавшим высоким профессионализмом, которые продержались на своих местах по крайней мере четверть часа, пока световое представление заливало их огненными вспышками и музыка из «Жар-птицы» сменялась финальной частью «Планет» Ричардсона. Все это время отдельные частички ламинированного материала их костюмов медленно опадали на пол.

Уже спускаясь вниз, Элис поняла, что ее прекрасные кружевные крылья разъезжаются в стороны. К тому времени, как она достигла подножья лестницы, в воздухе вокруг нее, подобно космической пыли, разлетались многочисленные лоскутки. С упавшим сердцем манекенщица поняла, что, к тому моменту, когда сделает разворот и двинется к центру лестничной площадки, от ее наряда не останется практически ничего.

Элис сделала быстрый поворот и увидела, что Джексона Сторма нет за его столиком. Николас Паллиадис, как никогда походивший на леопарда, сидел, поставив локоть на скатерть, рядом с принцессой Кэтрин. Элис заметила, как с его лица исчезло безразличное выражение, стоило ему перевести взгляд на белоснежную королеву птиц. В ту же секунду она почувствовала нежное дуновение теплого воздуха на своих грудях.

Элис остановилась.

Великолепный костюм космической птицы Жиля буквально таял на ней! Николас Паллиадис, всем своим видом выражая изумление и решимость, через спинки стульев пробирался к ней.

Нет, только не это! Она не нуждалась в его помощи или, вполне возможно, в его оскорблениях.

Элис коснулась рукой груди и кончиками пальцев неожиданно нащупала неприкрытый сосок. Она развернулась, распыляя по воздуху микроскопические частички ткани. Странный звук нарастал вокруг нее. Помрачнев, она поняла, что это был дружный смех зрителей.

Световое представление, подходившее к своему изумительно яркому, взрывному финалу, до мельчайших подробностей озаряло фойе «Опера», фресковую живопись и облинявшие ряды манекенщиц. Ступени были усыпаны остатками «Небесного Кружева». Проходя мимо сов, журавлей и цапель, выстроившихся по обе стороны лестницы, Элис видела застывшие лица моделей, которые со стоическим хладнокровием прикрывали себя руками. Проявляя чудеса героизма, ни одна из них так и не сдвинулась с места.

На вершине лестницы Элис заставила себя повернуться лицом к публике. Финалу предстояло продлиться всего еще несколько мгновений.

Она едва могла выдержать эти секунды. Фотографы из «Вога» кинулись к основанию лестницы, их вспышки замигали с неистовой энергией. Большая часть хохотавшей публики повскакивала со своих мест. Нет, Элис не особенно переживала из-за того, что ей пришлось работать в качестве обнаженной натуры. Она уже собиралась направиться в помещение раздевалки, когда среди столиков принца Медивани произошло какое-то замешательство. В следующий момент в дверях «Гранд опера» возник отряд французской жандармерии, сопровождаемый завываниями полицейских сирен.

– Что случилось?! Что случилось?!

Жиль Васс выскочил с антресолей и ринулся вниз по лестнице, следом за ним – Наннет и Сильвия. Дизайнер остановился и окинул остекленевшим взглядом то, что осталось от наряда космической птицы. Видя его выражение, Элис целомудренно прикрылась жалкими остатками кружевного крыла.

Фойе под ними было охвачено волнением. В свалку включились фотографы и полиция, у парадных дверей «Опера» галдели телевизионные группы, шумно требуя впустить их внутрь здания.

– Мы должны увести манекенщиц, – закричала Наннет.

Некоторые девушки уже кинулись вверх по лестнице, не дожидаясь финальных аккордов музыкального оформления.

Элис завороженно смотрела, как фигура в знакомом длинном пальто отделилась от рукопашной схватки внизу и двинулась в ее сторону. Когда Кристофер Форбс быстро отвел от нее глаза, она наконец в полной мере осознала свою наготу.

– Мне нужно идти, – прошептала она.

Жиль упал на колени, бормоча что-то несвязное и подбирая кусочки «Небесного Кружева», разбросанные на ступеньках. Наннет тщетно пыталась поднять его на ноги.

Кристофер Форбс снял свое пальто и поспешно накинул на плечи Элис.

– Де Бриссак все знал об этом проклятом материале. Черт, пол-Парижа помнило этот хлам. Будь на месте Джексона Сторма кто-нибудь другой, его бы наверняка предупредили!

Элис бросила на него изумленный взгляд.

– Натрий в чистящей химической жидкости растворяет ламинированный материал. Вот почему де Бриссак не выбрасывал его на рынок.

– Я хочу знать, – произнесла Элис почти шепотом, – я хочу знать, что там они делают с Николасом Паллиадисом.

Журналист посмотрел вниз, где четверо полицейских в форме рывком поставили на ноги Паллиадиса в растерзанном белом фраке. Крис Форбс улыбнулся.

– Говорил же я, что достану сукина сына, помнишь?

Элис опять изумленно посмотрела на него.

– Мне потребовалась не одна неделя расследований и помощь массы людей со стороны, но теперь Нико арестован по обвинению в преступных махинациях. Он использовал танкеры Паллиадисов для незаконной поставки оружия в Иран.

23

Из-за снегопада Джексон Сторм едва различал женщину в костюме и маске, шедшую впереди него. Он не надел пальто поверх дорогого костюма, который предназначался для официального вечернего приема, и теперь замерз и промок. Они были недалеко от «Опера», на тротуаре улицы, соседней с рю Обер, однако у Джека промелькнула мысль, а не имеет ли он дело с тщательно разработанным планом ограбления.

«Какая нелепость! – тут же отогнал он от себя эту мысль. – Кто станет посылать красивую женщину на благотворительный бал в „Гранд опера“ по билету за пятьсот долларов, чтобы кого-то ограбить».

И все же он замедлил свой бег. Маленькие магазинчики на улице, торгующие радиоаппаратурой, электроприборами, нижним бельем и трикотажем, были закрыты. Он в Париже, напомнил себе Джек. В конце концов, это чужой ему город.

«Эй, Джейк, что ты вытворяешь?» – пытался вразумить себя Сторм. День был сумасшедшим. Он потерял часть своей компании. Может быть, он к тому же потерял рассудок, если бегает по парижским улицам во время снегопада? Может быть, этой женщины вовсе и не существует?! Обыкновенная галлюцинация, результат сильного стресса.

Однако когда темноволосая незнакомка в мерцающей птичьей маске остановилась прямо перед ним под уличным фонарем и обвила себя руками, слегка подрагивая от холода, Джек понял, что перед ним женщина из плоти и крови.

Всю свою жизнь он стремился заработать побольше денег и удержаться на плаву, обрести семью и добиться успеха во всех сферах своей деятельности. Достигнуть того, о чем всегда мечтал, будучи пареньком из Бронкса. И что бы он ни делал, он всегда руководствовался рассудком и никогда сердцем – теперь он понимал это.

«Что с тобой, Джейк? Ты готов наделать нынешним вечером каких-нибудь глупостей, выставить себя круглым дураком? Как это называется – кризис зрелого возраста?

«Пусть это кризис зрелого возраста, – нетерпеливо сказал себе Джек. – Я все же рискну».

Она ждала, пока он пересекал улицу. Подойдя поближе и ступив в круг света под уличным фонарем, он разглядел, что она немолода – не девочка, но женщина в расцвете своей утонченной красоты.

Она глядела на него блестящими глазами из-под маски с искусно выполненным хищным клювом, храня провокационное молчание.

– Мадам, – галантно произнес Джек, – вы меня не знаете, но мне кажется, что я знаю вас всю свою жизнь. Вы будто одновременно явились из моего прошлого и будущего. Это нелегко объяснить, не правда ли? Но поверьте мне, – сказал он, – вы так притягиваете меня, что это даже не поддается описанию! Если бы я сказал, что всю жизнь мечтал о вас, вы бы, наверное, решили, что я безумец.

Он сделал паузу, надеясь, что она понимает по-английски. А если нет? Черт, наверное, так было бы даже лучше!

– Но мне показалось, что вы… проявили ко мне некоторый интерес. Иначе я бы не посмел последовать за вами. И, – завершил он фразу, неуверенно улыбаясь, – нас бы здесь не было.

«Не очень-то складно у тебя вышло, Джейк, – сказал он себе, – в средней школе у тебя получалось гораздо лучше». Он не знал, как ему выпутаться из этого глупого положения.

– Понимаете ли, – наконец искренне признался он, – я не привык предаваться мечтаниям, так сказать, поэтическим грезам. Если уж я мечтаю, то о каких-нибудь выгодных сделках или удачной рекламе. Но теперь в своих грезах я преследую женщину. Думаю, я гонюсь за чем-то, чего мне страшно не хватает в жизни.

Джексон Сторм запнулся. Он понимал, что открывает перед незнакомкой свою душу, но нынче был необыкновенный вечер и он находился в необыкновенном расположении духа. Он беседовал с женщиной в костюме белой птицы и в то же время разговаривал сам с собой.

Он склонил свою седеющую голову и посмотрел на дивную женщину.

– Так в чем же я нуждаюсь? – почти шепотом произнес он. – Чего у меня нет? – Неожиданно его охватила невероятная жалость к самому себе, он вдруг понял, каким несчастным был последние несколько недель. – Чего мне не хватает, чтобы почувствовать себя счастливым? Вы не можете мне ответить?

Молчаливая женщина подняла руки и сняла с лица маску. Волосы рассыпались по прекрасным плечам.

На Джексона Сторма смотрела его жена.

– Джек, глупый ты осел, – сказала Марианна Сторм, – все твои беды оттого, что рядом с тобой нет меня!


Среди участников «Бала Белых Птиц» уже ходили слухи о том, что служба новостей «Рейтере» выпустит репортаж под заголовком: «Облинявшие птицы Жиля Васса – парижская сенсация».

Никто не знал, правда ли это; корреспондент «Рейтере» еще не отдал свою статью в печать, вечер еще не подошел к концу, и тем не менее это колкое название циркулировало среди присутствующих.

Одно было несомненной правдой: пока почти голые модели шествовали назад к антресолям после провала финала представления, вся аудитория поднялась на ноги и, скандируя, требовала появления молодого дизайнера.

Парижане непостоянны, но Жиль Васс все же был одним из них. Его костюмы принимались с триумфом вплоть до того момента, когда они стали распадаться на глазах публики. Однако перед лицом столь невиданного в Париже события собрание знаменитостей приняло в свои сердца Жиля, его костюмы и несчастное «Небесное Кружево». В конце концов, разве не была эта троица французского происхождения?

Потрясенный происходящим Жиль, по-прежнему в своих черных джинсах и свитере, был вытащен к подножию лестницы вице-мэром Парижа и главой французского Бюро текстильной промышленности. Жиля тепло обнимали, отдавая честь его смелости и таланту, а несколько съемочных групп, наконец прорвавшихся через парадные двери и сквозь кордоны охраны, взяли у него интервью.

Джексон Сторм, к сожалению, не присутствовал во время триумфа Жиля, и никто не мог отыскать его. Николас Паллиадис несколькими минутами раньше покинул место действия в сопровождении парижских полицейских.

Кристофер Форбс последовал за Элис и другими манекенщицами наверх.

– Я не желаю с тобой говорить, – сказала ему Элис. Она хотела вернуть ему пальто, но так как была практически голой, прежде должна была найти свою одежду. – Я действительно не желаю ничего обсуждать с тобой, особенно то, что ты пытался сделать с Николасом Паллиадисом.

– Я не пытался, – откликнулся он, следуя за ней по пятам, – я сделал.

Элис пробиралась сквозь толпу моделей, освободившихся от того, что осталось от их костюмов, стилистов и гримеров, находившихся на разных стадиях шока, зевак и репортеров, прорвавшихся за ними наверх.

– Элис, позволь мне все объяснить, – взмолился Форбс.

Измотанная и опустошенная, Элис, казалось, не слышала его. То, что произошло с костюмами Жиля, было достаточно скверно. Однако картина уводимого полицейскими Николаса Паллиадиса была еще хуже. Контрабандист, торгующий оружием! И этот мужчина любил ее.

Съемочная группа локтями прокладывала себе путь, желая заснять, как чувствуют себя модели после провального шоу. Манекенщицы громко протестовали. На этот раз Элис не попыталась прийти им на помощь.

Корреспондент «Форчун» бродил за ней по помещению раздевалки.

– Послушай, Элис, я поступил с Паллиадисом так же, как незадолго до этого он сам поступил с Джексоном Стормом. Еще утром Джек Сторм считал себя королем. А затем в Нью-Йорке члены «Паллиадис-Посейдон» выдернули ковер у него из-под ног. – Крис помогал ей разгребать кучу одежды в поисках ее вещей. – Вот как действует твой малыш Нико.

– Он не мой малыш Нико.

– Неужели, Элис? – бросил он. – Может быть, ты все же кое-что объяснишь мне?

– Я не собираюсь ничего тебе объяснять! – Она рылась среди груды верхней одежды, ища свою куртку. – Откуда у тебя такое чувство превосходства над Николасом Паллиадисом? Он, по крайней мере, платит за то, что имеет. И при этом никогда не лжет в отличие от тебя.

– Элис, я собирался рассказать тебе. Боже, поверь мне, я действительно собирался! – Кристофер Форбс заключил Элис в свои объятия. – Дай мне шанс, – взмолился он. – Я хочу жениться на тебе!

Элис высвободилась из его рук и покачала головой:

– Я так устала от обмана. Знаю, что я была глупой и испорченной, и во всем только моя вина. – Она имела в виду Николаса Паллиадиса, который не заслужил того, как она поступила с ним. – Кстати, именно я послала эти проклятые костюмы в химчистку.

– Ты вовсе не глупая и не испорченная, – прошептал он. – Ты мужественная, очаровательная и самая прекрасная женщина, что я когда-либо видел. – Он намеренно сделал паузу. – И я знаю, кто ты на самом деле, но это ровным счетом ничего не меняет!

Она подняла на него глаза.

– Ты знал об этом с того самого момента, когда подобрал меня на авеню Фош.

Он прикоснулся к ее губам кончиком пальца.

– Послушай, забудь о Паллиадисе. Он тебе не пара. Ты ничего не могла с этим поделать.

Фигура шофера «Даймлера» мелькнула в толпе, и вскоре он стоял перед ними, собираясь заговорить.

Крис увидел его и резко повернулся спиной.

– Греки – это свора международных пиратов. Уже то, как Паллиадис воспитывался, многое определило в его судьбе. Он никогда не станет лучше. Но, Элис, я могу сделать тебя счастливой.

Элис пристально посмотрела на него. Боже, сколько раз она выслушивала те же самые слова от таких же привлекательных мужчин! Она невольно засмеялась.

Форбс слегка нахмурился.

– Мой брак даже нельзя назвать таковым, поэтому, если я подам на развод, это не вызовет особого удивления. – Элис продолжала смеяться, и он возмутился: – Чем, черт возьми, я тебя так развеселил?

Элис вздохнула. Ее смех сменился печальной задумчивостью.

– Николас Паллиадис никогда не просил меня доверять ему. – Во всех их шумных спорах о предательстве и обмане предметом разногласия было отнюдь не доверие. – Он думает, я бедная низкооплачиваемая модель, пытающаяся сделать карьеру. Этакая… золотоискательница!

Она вспомнила выражение крайнего удивления на лице Николаса Паллиадиса, когда он сопротивлялся жандармам. Совсем непохоже на человека, занимавшегося нелегальной перевозкой оружия.

– Его дед даже встречался со мной. Мистер Паллиадис желал убедиться, что я понимаю, что Николас никогда не сможет жениться на такой девушке, как я.

Шофер Паллиадиса шагнул ближе, пытаясь вступить в разговор.

– Послушай, Элис, – настойчиво повторил Крис. – «Паллиадис-Посейдон» обвиняется в том, что они прятали израильское оружие в специально оборудованных отделениях на своих танкерах, направлявшихся в Персидский залив. Это отвратительно. И это незаконно.

Она подняла на него синие глаза.

– Ты следил за ним той ночью, правда? Потому-то ты так кстати и оказался на своем автомобиле, чтобы подобрать меня на авеню Фош?

Кристофер, тяжело вздохнув, провел рукой по волосам.

– Что ты хочешь, чтобы я сказал на это?

– Тебе необязательно было арестовывать его прямо посреди шоу, – с горечью в голосе произнесла Элис. – Ты просто хотел рассчитаться с ним. И сделал это самым подлым образом.

Шофер «Даймлера» наконец вмешался.

– Мадемуазель, пожалуйста, выслушайте меня. Николас хочет жениться на вас. Нико сказал деду, что сделает это даже без его разрешения!

Форбс встал между ними.

– Ты же не собираешься слушать эту ерунду?

На лице шофера отражалось искреннее волнение.

– Вы должны верить мне, мадемуазель. Что мог Нико поделать? Мы же греки – нельзя доносить на собственного деда!

– Этот парень – матрос с яхты Сократеса, – в отчаянии произнес журналист, – он фактически вырастил Нико Паллиадиса. Ты не должна его слушать.

Грек с хмурым видом отстранил Криса.

– Нико долгие месяцы пытался выяснить, чем занимается его дед, и остановить его. Из-за этого он подвергался немалой опасности.

Съемочная группа пробралась к ним сквозь толпу.

– Фрейлейн, – начал репортер немецкого телевидения, осторожно подсовывая свой микрофон Элис под нос, – что вы думаете о вечерних событиях?

Элис быстро дернула «молнию» на своих модных брюках, желая как можно скорее покинуть это место.

– Без комментариев, – бросила она телевизионщикам.

Лакис чудесным образом явился за ней именно в тот момент, когда она больше всего нуждалась в нем. Она решила обойтись без лишних объяснений.

– Я должна сначала заехать в свою квартиру, – сказала Элис, хватая куртку, – кое-что захватить. Это ничего?

– Как угодно, мадемуазель, – быстро откликнулся шофер.

– Элис, не надо, не надо делать глупостей. – Форбс встал перед ней. – Давай лучше пойдем выпьем. По крайней мере позволь мне все объяснить.

Элис понимала, что Крис Форбс поступил в соответствии со своими убеждениями. Она покачала головой.

– Прежде всего, – сказала она, беря шофера за руку, – мне нужно найти телефон.

– В машине. – Он умело разрезал толпу на ее пути. – «Даймлер» на стоянке перед «Опера».


В большом фойе «Гранд опера» царило оживление. Большинство гостей сняли свои экстравагантные маски и головные уборы. После столь захватывающего вечера присутствовавшие на «Бале Белых Птиц» не торопились расходиться по домам.

На улице по-прежнему шел снег. «Мерседес-Даймлер» стоял у обочины – изысканное сверхмощное чудо зимней ночи.

Внутри оказалось довольно прохладно, несмотря на обогреватели, работавшие на полную мощность. Элис запахнула куртку, снимая трубку телефона.

Потребовалось всего мгновение, чтобы набрать международный код, затем код Нью-Йорка и, наконец, основной номер, которому предшествовало еще одно цифровое кодовое сочетание. Она знала, что проникает через фильтры системы безопасности, что вскоре позволит ей переговорить с одним из самых могущественных людей в мире.

Система сработала. В трубке раздался вежливый голос, осведомляющийся, с кем она желает связаться.

Элис нахмурилась в полутьме серебристо-серого салона лимузина Николаса Паллиадиса. В известном смысле она возвращалась на круги своя. – Это Кэтрин Александрия Мелтон, – произнесла она в телефонную трубку. – Мне нужно поговорить с братом.

24

В три часа ночи Жиль и Абдул перенесли в дизайнерскую комнату то, что осталось от костюмов с «Бала Белых Птиц». После этого привратник, оставив Жиля посреди развала из коробок с туфлями и картонок с головными уборами, удалился. Жиль включил лампу на своем чертежном столике и присел. В этот час безмолвие старого Дома моды Лувель несло успокоение. А Жиль нуждался в нем после такого ужасного дня.

Проклятые де Бриссаки! Если Жиль и винил кого-то в случившемся, так это тех торговцев, фабрикантов шелка. То, что они с готовностью предоставили для работы ламинированное кружево, о недоброкачественности которого хорошо знали, было непростительно. Жиль ничего не ждал от американского воротилы Джексона Сторма, нью-йоркской дамочки, ведавшей связями с общественностью, и придурковатого вице-президента, отвечавшего за международное развитие фирмы… или даже от властного молодого инвестора, Паллиадиса. Но его соотечественники? французы! Какое вероломство!

Жиль устало склонил голову на руки. Теперь Паллиадис находился в тюрьме, арестованный прямо посреди бала в «Опера», точно в какой-то нелепой голливудской комедии. Джексон Сторм исчез, и, похоже, никто не знает, где он.

Питер Фрэнк перехватил Жиля, когда тот собирался уходить из «Опера», и заговорил с необычайной фальшью в голосе:

– Мы знаем, что ты старался, Жиль, малыш, просто тебе не повезло. Утром приходи, как обычно, на работу, а там будет видно. – Питер Фрэнк избегал встречаться с Жилем взглядом. – Джексон Сторм сказал мне, что они с женой… э-э-э… немедленно уезжают на второй медовый месяц. Кажется, он что-то говорил о Рио-де-Жанейро.

Казалось, все планеты во Вселенной объединились, чтобы оказать самое что ни на есть неблагоприятное влияние на этот проклятый вечер. Кто бы мог предвидеть, что его фантастические костюмы, представленные перед самой прославленной публикой сезона, превратятся к концу шоу в настоящую пародию? Вместо триумфального успеха новой смелой коллекции молодого дизайнера получилось скандальное стриптиз-шоу!

Но неприятности на этом не закончились.

Когда Жиль, уставший, разочарованный и промерзший до костей, прибыл в Дом Лувель, его встретил араб-портье. Он-то и вручил Жилю послание от принцессы Жаклин. По словам Абдула, записка недавно была доставлена на улицу Бенедиктинцев служащим принца Алессио Медивани.

Стоя у лифта среди коробок и бумажных мешков, Жиль прочитал записку.

Принцесса Жаклин, говорилось в ней (записка, очевидно, была написана рукой секретаря), благодарит мсье Жиля Васса за потраченное им на нее время и терпение и предполагает, что ему будет небезынтересно узнать, что ее светлость открывает в Нью-Йорке собственную компанию по производству купальных костюмов, где станет единственным ведущим дизайнером. Принцесса изъявляла сожаление о том, что ей более не придется работать вместе с мсье Вассом, но посылала ему самые искренние пожелания дальнейших успехов.

Другими словами, принцесса Жаклин воспользовалась преимуществами своего положения и предприняла поспешное стратегическое отступление.

Жиль был взбешен.

Абдул, хватая его за руку, горько сетовал на то, что его сын Карим, бросив учебу в университете, поступил на службу к принцессе Жаклин в качестве ее личного телохранителя!

Какое-то сплошное безумие.

Жиль сознавал, что его собственное будущее было в тумане. Несмотря на то что под конец шоу-аудитория разразилась овациями в его адрес, он ступал по зыбкой профессиональной почве. Грядущая демонстрация весенней коллекции, важная во всех отношениях, должна была показать его состоятельность как дизайнера. Однако Жиль не был уверен, работает ли он теперь в этом злосчастном Доме моды Лувель. Греческий миллионер-инвестор находился в тюрьме, американский король моды внезапно занялся семейными проблемами, а костюмы фэнтэзи Жиля только что растворились на глазах зачарованной парижской публики и мировой прессы. Черт, ему все еще было трудно поверить в случившееся!

Жиль оглядел дизайнерскую, чувствуя себя так, будто целых десять горестных лет пронеслось с тех пор, как он покинул комнату тем вечером. Пора было отправляться домой, но прежде следовало успокоиться; наутро Лизиан узнает о несчастье, а может быть, она уже видела происшедшее по телевизору. Он должен представить все в выгодном свете. Ради них обоих.

Со вздохом Жиль потянулся, чтобы выключить флуоресцентную лампу, и услышал звук поднимавшегося лифта.

Ему вовсе не хотелось снова видеться с Абду-лом. Он уже был сыт по горло его переживаниями из-за сына, который отправлялся в Америку с принцессой Медивани, искусительницей, оказывающей на него дурное влияние.

Жиль поднял глаза и, к своему изумлению, увидел в дверном проеме не араба-портье, а почему-то взъерошенного Руди Мортесьера в полузастегнутом пальто.

Некоторое время Жиль тупо смотрел на него. Он слишком переутомился. Его уже посещают призраки.

– Жиль, малыш, – хрипло произнес призрак, – я только что испытал самое грандиозное переживание в своей жизни!

Жиль начал сползать с табуретки.

– Руди, что ты делаешь здесь? Ты знаешь, который теперь час? Сейчас же середина ночи!

Руди бросил на него странный взгляд.

– Я, Руди Мортесьер, провел с милой Лизиан десять часов. Только подумай об этом, – сказал он, возвышая голос, – я провел с этой изумительной женщиной, твоей женой, целых десять часов! Все это время я держал ее за руку и дышал вместе с ней. Усердно.

– Боже мой! – Жиль ринулся к нему, спотыкаясь о мешки и коробки. – Руди, черт тебя побери… скажи же, в чем дело!

– Разве я тебе еще не говорил? Жиль, мой дорогой мальчик, Лизиан в больнице… вместе с твоим новорожденным наследником!

Жиль чувствовал себя так, будто получил удар в солнечное сплетение. Он прислонился к шкафу с бумагами, силясь отдышаться. Голова его шла кругом.

– Она родила? – с трудом проговорил он.

– Да, да! Что за чудесная женщина! Она позвала меня, Жиль, потому что не хотела лишать тебя великолепного триумфа нынешнего вечера, даже когда у нее начались схватки. Она так рисковала! Такая отвага! Я провел с ней все время до того момента, когда ее доставили в родильное отделение. Я просто потрясен! – Руди совершенно искренне возвел глаза к небесам. – Представляешь, я присутствовал при появлении на свет этих крошек!

– Руди! – Жиль почти кричал. – Моя жена… С ней все в порядке? Это мальчик или девочка?

– С Лизиан все хорошо. Она просто счастлива, – заверил его Руди. – Она хочет видеть тебя прямо сейчас.

Жиль медленно закрыл глаза.

– Слава Богу, – прошептал он и тут же воскликнул: – А ребенок? Он здоров?

– Ты счастливый отец, Жиль. Теперь у тебя прекрасная маленькая девочка и прекрасный маленький мальчик. Я получил специальное разрешение и наблюдал за родами через стекло родильного отделения. Это было феноменально! Лизиан, конечно, уже знала, что ждет двойняшек. Но, Жиль, что за удивительная женщина! Она не желала причинять тебе беспокойство со всеми…

Руди Мортесьер неожиданно обнаружил, что обращается к бесчувственному телу, осевшему на пол перед шкафчиком с деловыми бумагами. Он указательным пальцем поправил на носу очки и наклонился вперед.

– Жиль, дорогой мальчик, что с тобой? – произнес Руди. – Жиль!

Но Жиль Васс молчал – он потерял сознание.


Парижская ночь была холодна. Порывы ледяного ветра гнали легкую мерцающую поземку по тротуарам. Лакис ожидал Элис внизу в «Даймлере» с включенным двигателем. У девушки не было времени нежиться в теплой ванне, и она наскоро приняла душ. Переодевшись в черное шерстяное платье, Элис надела бриллиантовые с изумрудами серьги Николаса Паллиадиса и длинное манто из собольего меха.

В зеркале отразилось ее лицо, обрамленное темными мехами, на ушах переливались бриллианты и изумруды. Да, не сказала бы она, что всегда желала выглядеть именно так.

Однако в то же время это была низкооплачиваемая модель, которую дед Николаса Паллиадиса не хотел видеть замужем за своим внуком. Женщина, которую желал Николас Паллиадис. И именно та особа, с которой собственный брат из-за систем безопасности и баррикад, возведенных достатком и властью, стремился связаться, урезонить и… последние несколько месяцев даже запугать.

Элис повернулась, чтобы осмотреть себя со всех сторон.

Это к тому же была трудолюбивая модель Дома моды, используемая Жилем Вассом в качестве вдохновляющего начала для его творений. И идеализированный предмет подражания, на который глупая маленькая принцесса Жаклин расточала свою пылкую привязанность.

Кем она была до этого? – задалась мыслью Элис. Неудачливой студенткой. А еще раньше? Одинокой и запуганной девушкой. Неужели она хочет вновь стать такой?

«Нет», – сказала себе Элис. Теперь она знала, что объятия мужчины делают женщину уверенной в себе. Быть любимой – значит быть защищенной.

Ее укоряли за холодность и черствость, за то, что, имея красивую внешность, она не способна была дарить свою любовь. Но все это оказалось неправдой. И доказательством тому служит ее любовь к Николасу Паллиадису.

Настоящее откровение. Это изменило всю ее жизнь. «Это изменило меня, – подумала Элис, глядя в зеркало. – Вот такая я теперь, и я буду бороться за свое счастье».

На этот раз она не станет спасаться бегством.


Лакис подкатил лимузин к боковому входу парижского центрального управления полиции, открытого в ночное время.

– Хотите, чтобы я вошел вместе с вами? – спросил он у Элис.

Та отрицательно покачала головой. Визит в полицейский участок был пугающим сам по себе, но не шел ни в какое сравнение с тем, что предстояло ей дальше. К счастью, недавний разговор по телефону с братом подтвердил, что она может рассчитывать на серьезную поддержку.

В дверях ее встретил тот самый молодой адвокат в очках, с которым она накануне ночью имела краткую беседу на рю Камбон. Он кинулся ей навстречу.

– Мисс Мелтон, – произнес он, когда Элис устремилась вперед, неся с собой порыв холодного зимнего воздуха, – я хочу сказать, что вы окажете большую поддержку своим решением…

– Покажите мне наших адвокатов, – прервала его Элис. У нее не было особенного желания быть любезной с человеком, который так часто запугивал ее по телефону.

Он услужливо подвел ее к группе людей в темных деловых костюмах, стоявших в приемной комнате. Четверо других хорошо одетых мужчин стояли у конторки.

– Это адвокаты «Паллиадис-Посейдон»?

– Да, Фаркас и Симон из их булонского офиса, Андропулос только что прилетел из Греции на одном из самолетов компании Паллиадиса. У них все прекрасно организовано, если они смогли так быстро прислать сюда Андропулоса. – Молодой адвокат поколебался и почтительно добавил: – Они знают, кто мы, мисс Мелтон, и имели возможность ознакомиться с ситуацией. Однако им нелегко примириться с положением вещей.

«Трудности будут и у Николаса Паллиадиса», – подумала Элис, чувствуя некоторую неловкость.

Укутанная в роскошный соболий мех, с бриллиантами, сверкавшими во взъерошенных ветром волосах, она выглядела отчужденной и надменно аристократичной в освещении флуоресцентных ламп, на фоне окрашенных в зеленый цвет коридоров и запустения парижского центрального управления в часы раннего утра. Однако колени ее дрожали.

Элис была полна решимости не позволить Николасу попасть в сети, расставленные Крисом Форбсом, с какими бы разоблачениями ни выступил журнал «Форчун». Однако это означало, что в следующие несколько часов ей предстоит поставить на карту очень многое. Включая, вероятно, свои собственные шансы на счастье.

Молодой адвокат поспешно представил французских юристов банка «Мелтон»: Мишель Юри, Эмиль Леонар и Джек Хаммерсмит из парижского офиса. Энергичность адвокатов, если принимать во внимание то, что все они были подняты с постели, вызывала почтительное удивление. По мнению Леонара и Хаммерсмита, обвинения, выдвинутые против «Паллиадис-Посейдон» и Николаса Паллиадиса в качестве главного исполнительного директора, вряд ли находятся в сфере французской юрисдикции.

– «Паллиадис-Посейдон» действует в основном под панамским флагом, – сообщил ей старший парижский юрист. – Начало законного дела против них потребует не одного месяца расследований. Тем не менее… – Он недоверчиво пожал плечами. – Арестовывать молодого Паллиадиса на балу в «Гранд опера»! Похоже, что кое-кто… э-э-э… желал что-то доказать?

– Кое-кто желал его унизить. – Элис чувствовала, что должна внести некоторую ясность. – Но мы… мой брат не желает, чтобы Паллиадис провел в тюрьме хотя бы еще час.

Адвокаты обменялись взглядами.

– Юридический штат Паллиадиса сбился с ног, – вставил Мишель Юри. – Они провели здесь несколько часов, пытаясь пробиться к Нико. В конце концов, мы внесли за него залог. Это, конечно, не прибавило нам популярности. – Он улыбнулся. – Зато Нико должны выпустить в ближайшее время.

Элис представила себе Николаса Паллиадиса за решеткой все в том же белом фраке. К этому времени он, должно быть, уже узнал, кому обязан своим пребыванием в этом месте. Ей стало страшно за дальнейшую судьбу Кристофера Форбса.

– Паллиадис пытался противостоять торговцам оружием и переживал далеко не лучшие времена. Несколько раз он подвергался сексуальному шантажу, дважды на него нападали. Он очень храбрый человек.

– Да, я знаю. – Элис не нужно было доказывать, как отважен Николас; она это знала лучше, чем кто-либо другой.

Мишель Юри огляделся вокруг:

– Может быть, стоит провести небольшое совещание с юристами Паллиадиса? Они совершенно не осведомлены о том, какую роль мы играем в этом деле, и это их, естественно, беспокоит. При нас документы, проясняющие многие вопросы.

– Да, отдайте им бумаги. – Элис видела, что юристы Паллиадиса наблюдают за ними с настороженной враждебностью. – Вам придется объяснить им, почему банк «Мелтон» занимает теперь руководящую позицию. Но с Николасом Паллиадисом я поговорю сама.

Она встретила удивленные взгляды адвокатов, несомненно, знавших о бунте Элис, приведшем ее в Сорбонну, и о ее дальнейшей судьбе. Знали они и о попытках брата принудить ее вернуться домой. По их лицам было видно, что они уполномочены давать ей советы, что делать. Но никак не наоборот.

Элис приготовилась к спору, но в тот самый момент в дальнем конце коридора появился Николас Паллиадис в сопровождении двух мужчин.

В помятом белом фраке он выглядел нелепо в этих стенах. Его волосы растрепались и прядями свисали на лоб. Под одной из густых бровей Элис заметила яркий кровоподтек – очевидный результат борьбы с полицейскими, производившими арест. Выражение его лица не поддавалось описанию. «Дикое» – было единственным определением, пришедшим на ум Элис.

Адвокаты Паллиадиса мгновенно окружили его, темпераментно говоря что-то по-гречески, но Николас грубо отмахнулся от них. Он оглядел комнату, мгновенно заметив Элис. Его черные глаза равнодушно скользнули по собольему манто и бриллиантовым серьгам.

Элис почувствовала паническую дрожь.

Он выглядел таким мрачным, таким отчужденным. Она понимала, что скорее всего у нее ничего не получится. Может быть, Николас и не любил ее никогда, а все это плод ее фантазии!

Но ей нужно попытаться.

Элис шагнула ему навстречу, когда он проходил мимо регистрационного стола.

– Нико, – позвала она, затаив дыхание.

Он даже не посмотрел в ее сторону.

«Он знает!» – пронеслось в голове Элис, но уже в следующее мгновение она поняла, что это невозможно.

Адвокаты Паллиадиса двинулись вперед, но юристы Мелтона поспешили за ними, доставая на ходу какие-то документы. Николас Паллиадис исчез за дверью.

Элис побежала за ним и выскочила на ночную улицу.

Уличные фонари не горели, здание управления полиции было погружено в предрассветные сумерки. Элис спустилась по покрытым тонким слоем льда ступеням. Высокие каблуки лишали ее возможности быстро двигаться.

– Николас, прошу тебя, остановись! – задыхаясь, крикнула она.

Паллиадис продолжал идти.

Она все же догнала его и схватила за руку.

– Лакис все рассказал мне!

Паллиадис вырвался.

– Что, черт возьми, Лакис знает об этом?

Николас шагнул на обочину, нетерпеливо оглядываясь в поисках такси. Но не в такой час и не в таком районе можно было рассчитывать поймать машину.

Глядя на него, Элис подумала, что он без пальто стоит под снегопадом. Украдкой она дотронулась до тонкого сукна его костюма. «Боже, так он совсем закоченеет!»

– Человек из химчистки в Пантене вовсе не мой любовник, – сказала она. – Ты же знаешь, что нам пришлось отдать костюмы в химчистку, что и стало причиной несчастья. – Только теперь Элис поняла, как абсурдно звучала ее ложь. Николас и минуты не мог поверить в подобную чушь. – Бедняга… Серьги были всего лишь залогом. У меня совсем не было денег.

Он упрямо продолжал идти вперед, будто и не слышал ее.

– Лакис сказал мне, что тебе потребовался не один месяц, – продолжала Элис с возрастающим отчаянием в голосе, – с тех пор как ты принял у деда руководство судовыми перевозками, чтобы выяснить, что происходит. Это сложный клубок…

– Незаконных операций? – закончил он, повернув к ней хмурое лицо.

– Ты же знаешь, я не верю, что ты способен на это! – запротестовала Элис.

Он быстро зашагал по заснеженному тротуару. Элис едва поспевала за ним на своих высоких каблуках. Неожиданно за спиной она расслышала звук мотора приближающейся машины.

– Лакис сказал, что ты проделал героическую работу, пытаясь разобраться во всей этой путанице…

Паллиадис резко остановился, и Элис чуть не налетела на него.

– Проклятие, они засадили меня в тюрьму, – взревел он, – за решетку!

Элис замерла, молча глядя на него.

– Мне пришлось бы отправиться в суд, чтобы засвидетельствовать, что мой дед нечист на руку и действует в старых традициях греческих морских пиратов. Черт! – взорвался он в бешенстве. – Сократес просто возомнил себя финансовым гением, когда надумал использовать свои танкеры для контрабанды! Однако я его главный исполнительный директор. Он поставил меня во главе всех дел. Смогла бы ты утверждать, что я ни о чем не подозревал еще десять месяцев тому назад?

– Нико, пожалуйста. – Элис обеими руками вцепилась в него. – Мне кое-что нужно сказать тебе.

«Даймлер» затормозил прямо рядом с ними.

Николас посмотрел на нее пылающим взглядом.

– Почему ты здесь, Элис? Ты прекрасна в моих украшениях, ты это знаешь? Я понимаю, что они тебе отвратительны. Так зачем ты их надела?

– Мне они не отвратительны. – Порыв ледяного ветра подхватил ее огненно-рыжие волосы, смешав их со снежными хлопьями. Она глубоко вздохнула. – Николас, меня зовут Кэтрин Александрия Мелтон. Вместе с братом Робертом я унаследовала долю в прибылях банка «Мелтон».

Его длинные пальцы нежно поглаживали соболий мех у ее щеки.

– И это манто, что подарил тебе мой дед, – произнес он с горечью. – Я знаю, что и оно тебе противно. Почему тебе не нравятся наши подарки? Потому что ты, Элис, считаешь, что мы стараемся подкупить тебя?

Она жадно схватила ртом воздух.

– Николас, ты не слышал, что я сказала!

Он с отсутствующим видом медленно провел большим пальцем по нежному изгибу ее рта.

– Сначала я думал, ты одна из них, – прошептал он. – Приманка, подброшенная людьми, которые желают любой ценой использовать наши суда для своих грязных целей. Они угрожали мне, запугивали, обещали убить меня из-за угла, потому что я встал на их пути. Думал, они послали тебя, чтобы я влюбился без памяти. – Он стоял так близко, устремив свои черные глаза прямо на нее, что Элис ощущала его теплое ласкающее дыхание на своих губах. – Потому что ты такая нежная, красивая, любой мужчина не устоял бы перед тобой. Девственница, столь странным образом решившаяся на сексуальные отношения со мной. – Николас тяжело вздохнул. – Я думал, что они, возможно, даже приказали тебе убить меня.

– Ты меня не слушаешь. – Теперь их отношения представали совсем в ином свете. Элис переполняло чувство вины. – Ты должен понять, я не просто богата, – выпалила она. – Я принадлежу к тем, чье богатство не поддается исчислению!

Теперь Паллиадис слушал ее, высоко подняв брови.

– Я росла без отца, – продолжала Элис, – потому что он был слишком занят, чтобы уделять мне внимание. И без матери, потому что она вышла замуж во второй раз и имела другую семью. Но я принадлежала к семье Мелтонов, и предполагалось, что, повзрослев, я выгодно выйду замуж, войду в правление благотворительных организаций и стану растить послушных, исполненных чувства собственного достоинства детишек. – Она бросила на него растерянный взгляд. Почему он ничего не отвечает?

Паллиадис стоял, не обращая внимания на снежные хлопья, которые уже припорошили его черные волосы, и глядел на Элис со странным выражением лица.

– Я не хотела становиться похожей на своего брата Роберта, – прошептала Элис. – Когда я сбежала в Париж учиться музыке, он стал преследовать меня с помощью наемных сыщиков. Его адвокаты целыми днями трезвонили мне, пытаясь заставить вернуться. Мой брат и я – члены правления банковского треста «Мелтон». Мое присутствие было необходимо по деловым соображениям. – Элис чувствовала отчаяние. Ей больше нечего было сказать ему. – Я… я должна была присутствовать во время голосований, иначе это парализовало деловой процесс…

– И долго ты отсутствовала? – спросил он наконец после длительной паузы.

Спокойный, бесстрастный вопрос – этого она не ожидала от Паллиадиса, уверенная, что он взорвется, станет вновь обвинять ее во лжи.

– Год. – Элис дрогнула под его холодным взглядом. – Нет… полтора года.

Николас поразмыслил над ее словами.

– На месте твоего брата я бы сломал тебе шею. – Он высвободил свою руку, которую бессознательно сжимала Элис. – Уже поздно. Тебе придется извинить меня. Мне хочется поскорее принять ванну, смыть запах тюрьмы.

Он сделал несколько шагов, снег поскрипывал под ногами.

– Ты знал! – воскликнула Элис.

Он не остановился, проговорив на ходу:

– Да. Вечером, когда пришел, чтобы вернуть тебе серьги, наверху в «Опера». Моя служба безопасности в конце концов вычислила твое подлинное имя.

Она шла за ним, почти не ощущая холодный снег, забивавшийся в ее туфли.

– Браун – фамилия моего отца. Только по условиям треста мне пришлось взять законную фамилию Мелтон, моего отчима.

Она увидела, как Николас пожал плечами.

– Это не имеет значения. – Он продолжал идти вперед. – Это было еще одним сюрпризом того незабываемого вечера.

Они добрались до угла и вышли на освещенную широкую улицу с более оживленным движением. Николас целеустремленно зашагал вперед. Создавалось впечатление, что он находит успокоение, дает выход накопившемуся гневу, находясь в движении.

Элис поняла, что пришло время сообщить ему главное. Она чувствовала себя так, будто прыгает с головокружительной высоты, не надеясь остаться в живых.

– Николас, – окликнула она его. – «Паллиадис-Посейдон» сдает внаем более восьмидесяти процентов своих кораблей «Авиа Эстанке Эрманос», в Панаме.

Он начал переходить через улицу.

– Она принадлежит банку «Сегурос Панама Терсеро». Панамский банк полностью принадлежит корпорации «Делмарвко» в Делавэре.

Николас Паллиадис остановился.

– «Делмарвко инкорпорейтед», – продолжала Элис упавшим голосом, – целиком принадлежит тресту «Хайтауэр» в Сан-Франциско.

Он повернулся к ней лицом, слегка приподняв черные брови. «Как он холоден, – подумала Элис. – О прощении не может быть и речи!»

– Трест «Хайтауэр», – заставила она себя продолжить, – является подразделением нью-йоркского банка «Мелтон».

Время тянулось бесконечно долго, пока он переваривал информацию.

– Ты хочешь сказать, – произнес Николас, хмурясь, – что банк «Мелтон» владеет компанией «Паллиадис-Посейдон»?

Это было даже хуже, чем Элис могла предположить.

– Но тебе ничего не надо предпринимать, – торопливо заговорила она, – ты разве не понимаешь? Банк «Мелтон» имеет дивизионы адвокатов по всему миру. Мы не допустим, чтобы ты попал в тюрьму! Мы делаем это ради нашей корпорации. – Она поморщилась; звучало это не особенно приятно. – Кроме того, я знаю, что ты невиновен. Я верю в тебя! Мы… – Она отвернулась. – Нам только придется придумать что-нибудь с твоим дедом.

Он был мрачен.

– Не желаю, чтобы вы что-то предпринимали в связи с моим дедом. Я в состоянии сам позаботиться о «Паллиадис-Посейдон». Конечно, до тех пор, пока ваши люди не посадят нас под замок.

– Никто не собирается это делать!

– Нет? «Мы не допустим, чтобы ты попал в тюрьму»! – передразнил он. – «Тебе ничего не нужно делать»! «Мы позаботимся о твоем деде»!

– Ты неправильно меня понял! – в голосе Элис прозвучало отчаяние. – Я не имею с банком ничего общего, я ненавижу власть! Все, что я хотела, это заниматься музыкой, но мне было отказано даже в этом. – Голос Элис задрожал от рвущихся наружу гневных слез. – Вечером мне пришлось позвонить брату в Нью-Йорк, чтобы попросить его помочь тебе. Ты знаешь, чего это мне стоило? Когда я сбежала, то поклялась, что лучше умру, чем вновь попрошу его о чем-нибудь!

Паллиадис смотрел на нее с сомнением.

– Ты намереваешься сама управлять «Паллиадис-Посейдон»? Теперь мы контролируем «Джексон Сторм интернэшнл». Вот это был бы ход!

– Я ничего не намереваюсь делать, – в бешенстве проговорила Элис. – Я всего лишь старалась помочь тебе, но ты такой же, как все! Ненавижу тебя. Ненавижу своего брата… ненавижу людей вроде него, вроде тебя… – Она ловила ртом холодный воздух. – Все рушится. Мне даже нельзя иметь любимого! О Боже, – Элис всхлипнула, вытирая глаза рукавом собольего манто, – я была гораздо счастливее, когда ты считал меня бедной!

К удивлению Элис, он взял ее за руку.

– Тише, Элис, это не имеет значения.

– Не говори мне, что это не имеет значения, – крикнула она, вырываясь. – Ты тоже меня ненавидишь!

– Нет, я просто ждал, чтобы ты наконец открыла всю правду. Полностью.

Она повернулась и с удивлением заглянула в знакомое суровое лицо.

– Ты знал?

– О последнем – нет. Но какая, к черту, разница? – Элис увидела, как он усмехнулся, сверкнув в полумраке белыми зубами. – Мой дед ли контролирует меня, или это делает крупнейший в мире банк? Не вижу, чтобы это что-то меняло в моей жизни.

Лакис на «Даймлере» поравнялся с ними и коротко посигналил, приглашая в машину. Николас, нагнувшись, одной рукой открыл дверь лимузина, другой подтолкнул к ней Элис.

Элис не могла отвести глаз от Паллиадиса, стараясь понять выражение его смуглого лица.

– Нико, ты не понимаешь. Мой брат и я – это действительно крупнейший банк в мире!

– Хорошо, значит, я принадлежу тебе. – Он, не особенно церемонясь, подтолкнул Элис в салон на заднее сиденье, затем сам сел в машину, захлопнув за собой дверь. – Трогай, Лакис!

Элис попыталась подняться, но он откинул ее назад на подушки и придержал в таком положении.

– Николас, что ты делаешь? – Она видела лишь его суровый профиль. – Ты не можешь так думать… Как это – никакой разницы? – Элис понимала, что он слишком горд, чтобы принять все как есть.

– Не могу? – Голос его прозвучал очень тихо. – Я только что провел несколько часов в тюремной камере, Элис. Я грязен и страшно устал. Мне нужно устроиться поудобнее. Мне нужно, – мягко произнес он, наклоняясь и снимая с нее промокшие туфли, – снять с тебя влажную одежду.

Элис кончиками пальцев дотронулась до мокрой пряди черных волос у него на лбу.

– Ты приказал Лакису следовать за нами? Ты знал, что все это время он был рядом, за нашими спинами?

– Лакис знает, что делать. – Он скользнул руками вверх по ее чулкам, нащупал край подвязок и дернул их книзу. Элис вздрогнула, и его глаза вспыхнули темным желанием.

– Ты беременна, прекрасная Элис? – прошептал он у ее уха. – С той ночи я часто думал об этом.

Она неуверенно посмотрела на него.

– Я… мне так не кажется.

– Хотела бы забеременеть от меня? – прошептал он и, распахнув перед платья Элис, провел ртом по ее грудям через шелковую ткань бюстгальтера. – Я хочу сделать тебя беременной, ведь ты моя, только моя. Ты так дорога мне, что я жду не дождусь, чтобы основать новую греко-американскую династию из наших прелестных малюток. – Николас нежным движением пригладил ее волосы, глядя прямо в синие глаза. – Дорогая Элис, моя единственная любовь, ты бы этого хотела?

– Николас, ты… ты не сердишься? – недоверчиво спросила Элис, пытаясь высвободиться из его рук, но он лишь еще крепче сжал их. – Но объясни мне, что…

– Объясняю, дорогая. Я полюбил тебя с того самого момента, когда увидел в демонстрационном зале Руди Мортесьера, похожую на королеву, но такую одинокую… – Он с нежностью посмотрел на нее. – В твоих глазах был затаенный страх.

Элис пристально вгляделась в него. Отчего она вообще решила, что он обращался с ней, как с вещью, которую можно купить?

– Что ж, я всегда любила детей, – проговорила она осторожно. – Но не знаю, как насчет целой династии…

Он с улыбкой поцеловал ее.

– Я отправлю тебя в музыкальную школу, когда ты станешь большой-пребольшой и тебе будет трудно дотянуться до клавишей. – Пальцы Паллиадиса скользнули за ее бюстгальтер. – Я куплю и расставлю фортепьяно в каждой комнате всех наших домов.

Его горячие прикосновения сводили ее с ума.

– Николас, я не могу забеременеть и играть на фортепьяно во всех комнатах твоих домов! О чем мы только говорим?

– Для начала тебе придется прекратить лгать мне. – Его пальцы осторожно ласкали розовый бутон ее соска. – И всегда делать то, что я говорю тебе. – Потому что, – добавил он поспешно, видя, как изменилось ее лицо, – в скором времени мы поженимся.

– Николас, я не лгала тебе, просто не договаривала всю правду! – Она запнулась, вдруг осознав его последние слова. – Мы действительно собираемся пожениться? Ты правда не имеешь ничего против объединения компаний с банком «Мелтон»? – быстро спросила она.

– А ты как думаешь? – Его руки нащупывали «молнию» на ее платье.

– Думаю, это очень много для тебя значит; ты не из тех, кто любит подчиняться. – Она задохнулась. – Ах Боже мой, Николас! Мы не можем делать это в машине!

Он прервал свое занятие, протянул руку и поднял трубку телефона.

– Припаркуйся где-нибудь и исчезни, Лакис, – произнес он и бросил трубку на рычаг.

– Нико, – поспешно обратилась к нему Элис. Ей только что пришла в голову замечательная идея. – Я могу уйти в отставку из банка «Мел-тон», если муж займет мое место в правлении, а брат одобрит такое решение. О, это было бы так замечательно! Я уверена, что Роберт согласится, учитывая, сколько хлопот я ему принесла.

Она подумала, что ее брату Роберту Мелтону не так-то просто будет диктовать свои условия этому гордому независимому мужчине. Предстоит настоящая война! Чудесно!

– Не говори глупостей, милая. – Его язык нащупал впадинку на ее шее. – Твой брат решит, что я грубый греческий выскочка.

Элис вздрогнула от удивления.

Он смотрел на нее сверху вниз с полуулыбкой, застывшей на губах.

– Разве нам не о чем больше говорить, Элис, любовь моя?

Элис подозрительно смотрела на Николаса.

Неужели мир снова рушился? Как он догадался, что она выбрала его себе в любовники, лишь бы насолить брату…

«Даймлер» остановился.

– Николас, дорогой, я люблю тебя! – Элис не могла потерять его. Не теперь! – Я не слишком хороша в этом… ведь ты единственный мужчина, которого я знала. – Она прижалась к нему, чувствуя, что он освобождается от жилета и опускает подтяжки брюк. – Дай мне еще один шанс заняться музыкой, – прошептала Элис. – Я знаю, что на этот раз сдам экзамены, а ты можешь брать все, что пожелаешь! Бери банк «Мелтон» и все многочисленные компании, идущие с ним в одной обойме. M-м, – она вздрогнула, когда он ласкающим движением начал гладить ее тело. – Только не посвящай меня во все их проблемы!

Элис обвила его руками, ощущая тяжесть его тела, теплого и возбужденного.

– Я сейчас же позвоню брату, – сказала она ему, – как только мы вернемся…

– Элис, дорогая, помолчи, – приказал Николас. – Забудь о делах и позволь мне любить тебя. – Он склонил темноволосую голову, чтобы поцеловать ее, и она сразу же забыла обо всем…

Примечания

1

Шелковая пленка (фр.).

2

Французские партизаны.


home | my bookshelf | | Атласные мечты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу