Book: Прелестная сумасбродка



Прелестная сумасбродка

Мэгги Дэвис

Прелестная сумасбродка

1.

— Да, молодой Уэстермир — ужасный наглец! — провозгласил из глубин своего кресла достопочтенный Хьюберт Тонсли-Прайс. Дело происходило летним вечером 1818 года в клубе «Браун», куда сходились почитать газеты и поиграть в вист сливки лондонского общества.

— Еще в Итоне он был просто невыносим. Только подумайте — имел дерзость поправлять преподавателей, если замечал, что они ошибаются!

— Его учителя сами виноваты, — прогудел из-за развернутых страниц «Таймс» герцог Карлайл. — Разбаловали мальчишку. Твердили какую-то чушь о его необыкновенных способностях, называли юным гением — и вот вам результат!

— Способности у него есть, не отрицаю, — заметил достопочтенный Хьюберт. Этот джентльмен старался всегда и во всем соблюдать справедливость. — В Оксфорде он превосходил успехами всех своих товарищей. Затем основал этот… как его… археологический клуб. Или теологический? Черт, никогда не запоминаю названий! Ездил в Египет на раскопки пирамид — помнится, об этом даже писали в лондонских газетах. Но все это не отменяет и не смягчает того печального факта, что молодой Доминик Уэстермир груб, высокомерен, заносчив, а главное — чересчур эксцентричен для нашего клуба!

Голос Тонсли-Прайса гулко разнесся по клубной комнате. Теперь его слушали все, даже глухой маркиз Ньюбери взялся за слуховой рожок.

— Вы совершенно правы, — заговорил иподьякон из собора Святого Арчибальда. — Вспомнить хотя бы эту его… как ее… математическую систему игры в вист. Представьте: за один вечер обыграл весь клуб, а потом заявил, что это была шутка, что он, мол, только хотел проверить какие-то свои соображения относительно законов вероятности.

— Это еще что! — с жаром отвечал Тонсли-Прайс. — А чем он сейчас занимается? «Научное расследование преступлений» — звучит солидно, а на деле выходит такая дрянь! Уэстермир всюду ходит с чемоданом, вот с таким, — тут почтенный джентльмен показал руками размер и форму чемодана, — в который напихана всякая пакость — тряпки, обрывки веревок, клочья корпии и прочее в том же роде, что можно насобирать на любой помойке. Но Уэстермир носится со своей коллекцией, словно с кладом! Уверяет, что эти «образцы», как он их называет, облегчат работу полиции — хоть я и не возьму в толк, как можно поймать грабителя или убийцу с помощью грязного клочка ткани.

— Вообще не дело джентльмена ловить грабителей и убийц, — недовольно пробасил Карлайл.

— Я бы сказал, — нервно облизывая губы, заговорил один из недавно принятых членов клуба, — что это уж слишком — таскать с собой в приличные места какие-то… как вы сказали? Клочки и обрывки? Может быть, кому-то из нас стоит с ним поговорить?

— Что там разговаривать! — грохнул, словно из бочки, Карлайл. — Созвать Комитет и поставить вопрос о его членстве!

Джентльмены беспокойно заворочались в креслах, поглядывая друг на друга. Собрание Комитета было суровой мерой: оно могло окончиться исключением провинившегося из клуба и, как следствие, гибелью его репутации.

— А я слышал, — нерешительно начал еще один молодой человек, — что Уэстермир недавно выходил на ринг с двумя профессиональными боксерами. И, говорят, поколотил их обоих!

Снова воцарилось молчание. Все понимали, что собрание Комитета неизбежно, но никому не хотелось предлагать эту крайнюю меру первым.


В это время в нескольких кварталах от «Брауна» предмет обсуждения почтенных джентльменов, Доминик де Врие, двенадцатый герцог Уэстермир, сидел у себя в карете, уткнувшись в открытый чемоданчик, который держал на коленях. Внутренности чемоданчика были выстланы бархатом и разделены на несколько отделений, где покоились клочки холста и обрывки веревок.

Карета, в которой ездил еще покойный дед герцога, двигалась мимо ковент-гарденского рынка. Снаружи гудела людская толпа. Время от времени кучер резко поворачивал, чтобы избежать столкновений, и всякий раз герцог хмурил брови и крепче хватался за чемоданчик с «образцами».

После одного особо сильного толчка герцог схватил трость и забарабанил ею в потолок.

— Легче, Джек, легче! — завопил он что есть мочи. — Не то моя коллекция разлетится по всей карете! Что, черт побери, происходит там, снаружи?

Окошко в потолке приотворилось, в нем показалась широкая добродушная физиономия.

— Настоящее столпотворение, сэр! — раскатистым басом ответил кучер. — Не то беспорядки, не то карманника ловят. Да не волнуйтесь, ваша светлость, не успеете вы и глазом моргнуть, как рынок останется далеко позади!

Ох, как он ошибался!

Мгновение спустя карета закачалась, словно шлюпка в штормовую погоду. Дверца со стороны герцога распахнулась, и под восторженные вопли толпы внутрь влетел, приземлившись на четвереньки, какой-то человек.

Человек этот — точнее, девушка, и очень молоденькая, поспешно вскочила и плюхнулась на сиденье напротив.

Сколько мог разглядеть Уэстермир в бархатно-сером полумраке кареты, девушка была довольно неприглядно одета и растрепана до безобразия. Чепчик ее слетел с головы и болтался на завязках; а измятое платье мышиного цвета напоминало наряды, в каких ходят приживалки, гувернантки и перезрелые горничные. Впрочем, внешность гостьи оказалась куда привлекательнее костюма.

Из-под мятого чепчика выбивались в беспорядке роскошные золотистые кудри. Классически правильное личико с нежной, словно шелк, кожей могло бы принадлежать Елене Троянской (изрядно поглупевшей Елене, не преминул подумать раздраженный герцог). Глаза, обрамленные густыми ресницами, были того ярко-синего цвета, какой можно встретить только в небе и лишь на юге, да и то, пожалуй, не в жизни, а на пейзажах знаменитых художников.

Фигура красавицы не уступала лицу: даже сейчас, скорчившись на сиденье и тяжело дыша после прыжка, незнакомка являла собой самую прелестную картину, какую Уэстермиру доводилось видеть. Высокая, с полной округлой грудью, тонкой талией и стройными ножками, о красоте которых оставалось только догадываться, девушка напоминала античную статую.

Отдышавшись, девушка окинула быстрым взором экипаж, удивленно подняла брови при виде чемоданчика (Доминик покрепче схватился за свои драгоценные «образцы») и наконец обратила внимание на самого герцога.

— Лорд Уэстермир? — звонко спросила она. — Вы лорд Уэстермир?

Герцог промолчал, ошеломленный таким вторжением.

Девушка внимательно осмотрела его с головы до ног. Длинные ноги в сапогах, бежевые бриджи, фрак цвета слоновой кости, белый шейный платок и нахмуренные черные брови, видимо, убедили ее в том, что перед ней именно герцог Уэстермир.

— Это вы! — горячо выдохнула растрепанная амазонка. — Я представляла вас себе отвратительным чудовищем, но все же не сомневаюсь, что это именно вы!

Доминик хотел ответить, но в этот миг красавица вскочила и, театрально простерев вперед руку, вскричала звенящим голосом:

— Знаете ли вы, зачем я ворвалась к вам в карету? Я пришла за справедливостью! Вы знаете, как страдают по вашей вине бедняки? Знаете, что на вашей совести десятки смертей?

Уэстермир испуганно покосился на поднятую руку, полагая, видимо, что сейчас ему влепят пощечину. Девушка, однако, перевела дух и все так же горячо продолжала:

— Во имя христианской справедливости я Требую, чтобы вы обеспечили несчастным, работающим у вас на фабрике и на шахте, достойную плату и достойные условия труда!

Пока она говорила, Уэстермир не отрывал взгляда от ее полных розовых губок и ровных, удивительно белых зубов. Но теперь он раздраженно захлопнул чемоданчик с «образцами». Бог весть что там несет эта сумасшедшая, но представление пора кончать.

— Уверяю вас, мадемуазель, — внушительно ответил он, — среди моих владений нет ни единой фабрики, шахты или какого-либо еще интересующего вас объекта. А теперь будьте добры покинуть мой экипаж. Джек, — крикнул герцог, снова постучав рукояткой трости в потолок, — остановись!

— Ну уж нет! — Девушка вскочила, стукнувшись головой о потолок кареты; небесно-синие глаза ее сверкнули гневом и решимостью. — Я не выйду из кареты, даже… даже если мне придется пожертвовать собой! Скорее умру, чем предам дорогих подруг, отправивших меня на подвиг, и отрекусь от учения великой Мэри Уоллстонкрафт!

При этом имени герцог поморщился, словно от зубной боли. Он наконец начал что-то понимать.

Черт побери, так эта ненормальная красотка — последовательница той самой Уоллстонкрафт, скандальной женщины-философа, проповедовавшей всякую ерунду вроде «женских прав» и «социальной справедливости»!

Герцог Уэстермир считал себя просвещенным человеком, служителем современной науки, однако в некоторых вещах был довольно консервативен. По его мнению, сама природа дала женщине достаточно прав, и какие-то дополнительные им вовсе ни к чему. Еще он полагал, что «борьба за права» — свои ли, чужие ли — истинной леди не к лицу, как и всякая борьба вообще, поскольку она убивает в женщине женственность. Наконец, он давно заметил, что все эти «просвещенные женщины» удивительно тускло и убого одеваются, словно специально выбирают себе самые скучные, серые платья. Одного этого было достаточно, чтобы возненавидеть их философию всей душой.

Бог свидетель, ни единой минуты не потерпит он в своем экипаже сторонницу Мэри Уоллстонкрафт!

Карета остановилась у поворота напротив гостиницы «Корона и скипетр», и герцог потянулся к дверце, другой рукой нашаривая в кармане монету, чтобы дать девице на кеб, на еду — или чего ей там не хватает.

Девушка склонилась к нему, и герцог ощутил тепло ее взволнованного дыхания.

— Вам не удастся от меня избавиться, сэр, — вскричала она, — пока вы не дадите обещания загладить свои преступления! Желательно в письменном виде!

— Не дождетесь, — твердо ответил Доминик.

Отказавшись от мысли о милостыне, он попытался схватить девицу двумя руками, чтобы вышвырнуть из кареты силой. Его лакеи, спрыгнувшие с запяток, позаботились бы о том, чтобы хулиганка не забралась в экипаж снова.

Но девушка ухитрилась увернуться.

— Вижу, сэр, вы не принимаете моих требований всерьез? — задиристо осведомилась она.

— Как вы догадались? — прорычал Уэстермир, делая новый рывок.

На этот раз она ускользнула, вскочив на пустое сиденье.

В толпе, собравшейся вокруг кареты, герцог разглядел двух девушек в таких же мышиного цвета платьях и уродливых чепцах. На одной был особенно безобразный шотландский плед — желтый в черную полоску.

— Сэр, вы толкаете меня на крайние меры! — воскликнула девушка, выпрямляясь на сиденье.

Подруги снаружи поддержали ее ободрительными воплями.

Девушка отважно вздернула подбородок.

— Если вы не согласитесь на мои условия, клянусь, я закричу так, что услышат все вокруг, и… и… разорву на себе одежду!

При этих словах она метнула на герцога отчаянный взгляд.

— Все эти люди будут свидетелями! Я позову на помощь и скажу… скажу, что вы пытались меня изнасиловать!

Сперва Доминик даже не понял, о чем речь, но мгновение спустя до него дошло, что дело принимает неприятный оборот.

О таких вещах он уже слышал. Ему угрожают, попросту говоря, шантажируют. Красавица-амазонка влезла к нему в карету, чтобы добиться своей цели шантажом!

«Если я не соглашусь на эту чепуху, — подумалось герцогу, — она, пожалуй, и в самом деле заявит, что я на нее напал!»

Такого удара его самообладание не выдержало.

— Пытался изнасиловать?! — взревел он. — На глазах у этой черни? Уверяю вас, мадемуазель, если бы такая мысль взбрела мне в голову, я не ограничился бы какой-то жалкой «попыткой» — я бы в самом деле вас изнасиловал!

Нет, терять самообладание явно не стоило. От таких слов ахнули все — даже лакеи.

Скривившись, словно от мучительной боли, герцог вскочил и протянул к нахалке руки, собираясь вышвырнуть ее вон. Он ожидал чего угодно — только не того, что амазонка прыгнет на него и собьет с ног.

Он грохнулся на пол, машинально обхватив ее руками; над ухом у него слышалось ее тяжелое дыхание, он чувствовал мягкое тепло груди и нежность отчаянно извивающегося тела. Внезапно острое желание пронзило Уэстермира… И в тот же миг раздался отчетливый треск материи.

Сообразив, что происходит, герцог оттолкнул женщину и сел.

Толпа любопытных сгрудилась вокруг кареты; и в окошке, и в раскрытой дверце торчали заинтересованные физиономии.

Да, решимости девице было не занимать! Лежа на полу фамильной кареты Уэстермиров, в невольных объятиях самого герцога, амазонка ухитрилась разорвать на себе платье, стянуть лифчик и обнажить пару великолепных белоснежных грудей!

Зрители с улицы увидели не меньше, чем герцог. По толпе пробежали ахи, охи, взвизги и мужские возгласы восхищения.

Девушка не пыталась прикрыться, выставив обнаженную грудь напоказ перед толпой. Лицо ее пылало, и Доминик заметил, что на него она старается не смотреть.

«Господи боже, она действительно это сделала!» — подумал он с невольным восхищением.

— Он на меня напал! — дрожащим голосом выкрикнуло прелестное видение.

— Черта с два! Это наглая ложь! Гони, Джек, гони!

Доминик больше не пытался выкинуть красотку на улицу — она могла бы довести взбудораженную толпу до бешенства. Он попытался усадить девчонку на сиденье, но отпрянул, как только руки его коснулись соблазнительной теплой плоти.

— Черт побери, да прикройтесь же чем-нибудь! — взревел он.

Девушка словно и не слышала. Снаружи лакеи расталкивали толпу, пытаясь захлопнуть дверцу.

Доминик полагал, что более не способен ничему удивиться, но девице снова удалось его поразить. Прикрываясь одной рукой, она бросилась к окну и закричала:

— Мужайтесь, подруги! Не бойтесь за меня!

«Как это, черт возьми, женщина может „мужаться“?» — изумился герцог, до глубины души возмущенный таким безбожным и наглым надругательством над английским языком.

Барышни снова разразились воплями. Та, что в полосатом пледе, кинулась к карете, выкрикивая что-то ободрительное.

Скрипнув зубами, Доминик сорвал с себя фрак и набросил на плечи красавице. Увы, прикрыть полную грудь девицы ему не удалось; мало того, она немедленно с брезгливой гримасой швырнула фрак обратно.

Карета рванулась вперед, и Доминик остался наедине с полуголой красоткой. Теперь она прикрыла грудь обеими руками и молчала, сверля его сердитым взглядом. Герцог тоже не произносил ни слова; кровь бешено стучала у него в висках, и от ярости он ненадолго лишился дара речи.

Чепчик незнакомки слетел во время борьбы, и освобожденные кудри золотым водопадом рассыпались по плечам. С обнаженной грудью и распущенными волосами она напоминала русалку, богиню… или уличную девку.

К чести девицы, щеки ее пылали, словно два костра.

«Сама решилась на грязный трюк — так нечего теперь краснеть!» — угрюмо думал герцог.

Карета выехала на широкую улицу и двинулась по направлению к Темзе. Герцог с трепетом ожидал новой речи о правах бедняков в духе Мэри Уоллстонкрафт, но девушка молчала.

На повороте с Дебни-Корт один из лакеев перегнулся и крикнул в окно:

— Ваша светлость, Джек восхищается вашей выдержкой и хочет узнать, куда мы теперь направляемся?

Двенадцатый герцог Уэстермир откинулся на спинку сиденья, обтянутого дорогим серым бархатом. Лицо его было сурово и непроницаемо, словно высеченное из гранита.

— В «Браун»! — рявкнул он. — В клуб, черт побери! Где еще я смогу прийти в себя после всей этой кутерьмы?


Однако не прошло и получаса, как герцог горько пожалел о своем опрометчивом выборе. Да и то сказать, такое решение можно было объяснить только его расстроенными чувствами.

Старина Джордж, бессменный привратник «Брауна», заметив подъезжающую карету герцога, вышел на крыльцо и с изумлением увидел, как Уэстермир и двое лакеев тащат ко входу полуголую женщину, на ходу пытаясь прикрыть ее какой-нибудь одеждой.

Мало этого — девица вопит что есть мочи, называя герцога негодяем, подлецом, насильником и даже убийцей — к вящему удовольствию столпившихся у крыльца зевак.

— Ваша светлость! — всплеснув руками, воскликнул Джордж.

Тем временем трое мужчин закутали-таки девицу в плащ и, подхватив на руки, потащили свою визжащую, извивающуюся ношу к дверям.

— Ваша светлость, простите, что осмеливаюсь вам напоминать, но…

Лакей, шедший впереди, распахнул дверь.

— Ваша светлость, при всем почтении к вам не могу не напомнить, что появление женщин в клубе строго запрещено правилами…

— В гардеробную! — задыхаясь, прохрипел герцог.

Увидев троицу с вопящей дамой, гардеробщик поспешил стушеваться — на всякий случай.

Трое нарушителей перевалили свою ношу через барьер, отделяющий вешалки от посетителей, и заперли дверцу. Мгновение спустя плащ полетел наземь, за ним последовал фрак герцога и ливрея одного из лакеев.

— Можете прикрывать меня чем хотите, сэр, но своих преступлений вы не скроете! — вскричала неукротимая девица. — Теперь вы добавили к списку своих отвратительных грехов еще и гнусное насилие над женщиной!



Герцог, взбешенный таким наглым враньем, отвернулся, не желая больше видеть эту мерзавку…

И столкнулся лицом к лицу со своими товарищами по клубу.

Шум, производимый герцогом и его прекрасной противницей, разнесся по всему клубу, и джентльмены толпой высыпали в холл, желая узнать, что стряслось.

Их ожидало поистине необыкновенное зрелище.

За барьером в гардеробной они обнаружили прелестную юную деву с распущенными золотистыми волосами, без чепчика и плаща. Платье ее было разорвано спереди; хоть девушка и прикрывалась дрожащими руками, ни у кого не оставалось сомнений, что она обнажена до пояса. Вдобавок ко всему, приглядевшись, можно было составить отчетливое представление о ее полной груди с нежными розовыми сосками.

В гардеробной воцарилась убийственная тишина, и продолжалась она, если верить рассказам свидетелей, не меньше двух минут.

Наконец граф Стакстон-Дигби, председатель клуба, произнес:

— Боюсь, Уэстермир, на этот раз вы перешли все границы. Я немедленно созываю Комитет.

2.

Дворецкий герцога Уэстермира — долговязый, чопорный и мрачный, как и положено истинному английскому дворецкому, — отворил дверь в библиотеку и объявил замогильным голосом:

— Мисс Пенелопа Макдугал!

Судя по его похоронному тону, можно было подумать, что вслед за мисс Пенелопой в библиотеку ворвется толпа диких горцев, вооруженных до зубов. Однако в дверях стояла одна-единственная шотландка, на вид совершенно безопасная — хрупкая блондиночка с огромными карими глазами, очень юная и на редкость хорошенькая. Портил впечатление только плед у нее на плечах — бесформенный мешок в кричащую черно-желтую клетку.

— Мэри, милая Мэри, как я счастлива тебя видеть! — всплеснув руками, воскликнула мисс Макдугал.

Золотоволосая Мэри бросилась ей навстречу, и подруги обнялись так, словно уж и не надеялись свидеться живыми.

— Я так за тебя боялась! — заговорила Пенелопа, торопливо смахивая слезы с глаз. — У нас в Стоксберри-Хаттоне ходят самые ужасные слухи о твоих приключениях! Одни говорят, что герцог бросил тебя в тюрьму, другие — что выставил нагишом на улицу, а иные рассказывают даже, что он совершил над тобой гнусное насилие… Я не верила слухам, но, когда твой отец отправился в Лондон и вернулся без тебя, оставалось только предположить самое худшее…

— Присядь, дорогая Пенни, — предложила Мэри, указывая подруге на кресло возле стола. На столе был уже сервирован чай в роскошном серебряном сервизе. — Со мной, как видишь, все в порядке, но новости у меня нерадостные. Наш план потерпел поражение. Я, как видишь, живу у Уэстермира в доме, но он избегает меня, и я не могу ни поговорить с ним, ни даже объясниться письменно. Один бог знает, где пропадает этот человек! Я спрашивала у слуг; они отвечают: «Его светлость часто в разъездах», и уверяют, что сами знают не больше моего…

Она села напротив подруги и деловито спросила:

— Тебе один кусок сахару или два?

Пенелопа с любопытством оглядывалась вокруг: впервые ей представилась возможность увидеть, как живут знатные особы.

Библиотека герцога занимала весь второй этаж лондонского особняка Уэстермиров: со всех сторон она была опоясана балконом. Из французских окон от пола до потолка лился яркий солнечный свет.

Стены были сплошь заставлены книжными полками, которые ломились от толстых томов. Книги лежали и на столах, и просто грудами на полу, устланном толстыми турецкими коврами. Кое-где Пенелопа заметила картонные и деревянные коробки, напоминавшие гербарии или коллекции бабочек. Несмотря на богатую обстановку, библиотека совсем не походила на комнату эгоистичного и изнеженного богача — скорее уж это был кабинет трудолюбивого ученого.

— Да, такого мы никак не ожидали! — заметила наконец Пенелопа. — Помнишь, собираясь в Лондон, мы готовились едва ли не к мученической смерти, были уверены, что герцог бросит тебя в тюрьму или затащит в постель, чтобы удовлетворить свое… — Она покраснела и опустила глаза. — Ну, ты меня понимаешь. А он, оказывается, просто не хочет тебя видеть!

В ответ прекрасная Мэри Фенвик только вздохнула и поднесла ко рту чашку чая.

Дольше обманывать себя было невозможно: отважный план «трех неразлучных» провалился. И провалился с треском.

Они дружили с тех пор, как себя помнили: Софрония Стек, дочь городского врача, Пенелопа Макдугал, чей отец был школьным учителем, и Мэри Фенвик, единственное дитя священника. Девушки были ровесницами: все три выросли в унылом городишке Стоксберри-Хаттон, испокон веков принадлежавшем Уэстермирам, читали одни и те же книги, жили одними и теми же мыслями и чувствами.

Открыв для себя мир Мэри Уоллстонкрафт, девушки мгновенно превратились в горячих поклонниц этой «великой» мыслительницы. Тоскливыми зимними вечерами они торжественно клялись друг другу быть независимыми, не подчиняться предрассудкам и бороться с несправедливостью везде, где ее встретят. Неудивительно, что эти добрые и начитанные девушки принимали близко к сердцу плачевное положение бедняков в родном городке.

Но теперь обе подруги понимали, что благородный порыв завел их чересчур далеко. Помогать бедным хорошо, но ехать в Лондон и вступать в открытую борьбу с герцогом, пожалуй, не следовало. Эту идею предложила Мэри — самая отважная из «неразлучных».

Увы, своим бесстрашием она не добилась ровно ничего — разве что подала повод для грязных сплетен.

Слава богу, Пенни, как настоящий друг, не стала делать бестактных замечаний о наряде Мэри! Ее подруга стыдилась своего модного платья: ей казалось, что, согласившись одеться со вкусом, она предала свои идеалы.

И главное, зачем? Ведь герцог все равно не желает ее видеть!

Сегодня, на четырнадцатый день пребывания Мэри в лондонском особняке Уэстермира, на ней было черное шелковое платье с завышенной талией и пышными, по новой моде, рукавами. Кружевной ворот красиво обрамлял белоснежную шею. Свои золотистые волосы Мэри высоко взбила и стянула черньТми бархатными лентами. На белоснежной шейке на такой же ленте красовалась ониксовая камея в оправе из слоновой кости. Солнечные лучи играли в кудрях девушки, освещали правильное личико с полными чувственными губами, блистали в удивительных глазах. Мэри Фен-вик казалась воплощением элегантности и спокойствия.

Но это только казалось. До спокойствия ей сейчас было очень далеко.

— Сейчас у меня семнадцать платьев, — мрачно заговорила Мэри. — Самое первое герцогский портной сшил в первую же ночь и наутро вручил мне, а прежнее мое платье слуги отняли и сожгли.

Она тяжело вздохнула.

— Теперь у меня есть наряды для завтрака, для обеда, для ужина, для прогулок в экипаже — ума не приложу, зачем, если из дому меня все равно не выпускают! Ерунда какая-то, тебе не кажется? Что за дело герцогу до моих платьев? Но папа рассказывал, что, когда они с герцогом беседовали здесь в библиотеке, Уэстермир, не переставая, твердил что-то о «сумасшедших девицах, завернутых в отвратительное тряпье»! Я-то не жалела сил, взывая к его совести и разуму, а его, оказывается, интересовало только, во что я одета!

И Мэри снова испустила тяжкий вздох.

— Если хочешь знать мое мнение, милая Пенни, — продолжала она после недолгого молчания, — то пора взглянуть правде в глаза: мы проиграли. Подумай сама, — говорила Мэри, повышая голос и заметно волнуясь, — что я могу сделать? Тогда, в карете, этот ужасный человек меня просто не слушал — а сейчас не хочет видеть! Если бы не папочка, он, пожалуй, просто забыл бы обо мне!

— Мэри, не говори так! — с ужасом в голосе вскричала Пенелопа. — Не можешь же ты все бросить!

— А что мне остается? — Мэри налила себе еще чаю. — В разговоре с папой он заявил, что у него нет ни одной фабрики или шахты, а затем, не дав папе передохнуть, перешел к встречным обвинениям. Кричал, что «синие чулки» составили заговор против мужчин и хотят ниспровергнуть все устои английского общества. Похоже, он терпеть не может образованных женщин. А ты ведь знаешь, — продолжала она, пододвигая к Пенелопе новую чашку, — что истинная свобода для женщины немыслима без образования!

Разумеется, Пенелопа это знала: она ведь тоже читала гениальные книги Мэри Уоллстонкрафт.

— Может быть, он сумасшедший? — заговорила Мэри, прерывая молчание. — Весь этот бред о заговорах… И только сумасшедший на его месте стал бы отрицать, что владеет фабриками и шахтами в северо-западной Англии! Если это не так, откуда, спрашивается, у него такое состояние?

— Знаешь, Мэри, — задумчиво произнесла Пенелопа, — пожалуй, ты права. Тебе в самом деле лучше вернуться домой. Так ты ничего не добьешься! Ты уже две недели как в Лондоне, а герцог Уэстермир так и не соизволил тебя выслушать!

Мэри прикусила губу.

— Страшно подумать, сколько времени потрачено впустую! А ведь это время можно было бы употребить на помощь бедным… Да, как там Джонни Кобб? — с тревогой спросила она вдруг.

Пенелопа молчала, потупившись. Мэри побледнела.

— Боже мой, неужели наш ангелочек…

Ее подруга замотала головой.

— Нет, нет, он жив… пока. Но доктор Стек говорит, что надежды мало. Ведь бедный мальчик живет в полуразвалившейся лачуге, где сквозит изо всех щелей, спит на полу, а с тех пор, как отец его погиб в шахте, Джонни и его братьям и сестрам редко удается поесть досыта. Доктор говорит, в таких условиях чахотка убьет его за несколько недель.

Мэри Фенвик вскочила с места. Синие глаза ее заблистали решимостью.

— Нет, я не могу уехать! Вызов брошен, Пенни! Первый мой план провалился — не беда, придумаю что-нибудь другое!.. Но каков Уэстермир! Кто бы мог подумать, что на мой выпад он ответит собственным дьявольским ударом?

Поколебавшись, она все же выпалила:

— Представь себе, этот негодяй заявил папе, что намерен на мне жениться!

Пенелопа так и застыла с открытым ртом.

— Да, да, — продолжала Мэри, — об этом я тебе еще не рассказывала. И только послушай, в каких изящных выражениях этот благородный джентльмен изложил свое предложение будущему тестю!

«Ваша дочь, будь она трижды проклята, — так он начал, — опозорила меня на весь Лондон, погубила мою репутацию в клубе, сделала посмешищем при дворе. Будет только справедливо, если она разделит этот позор со мной. Все равно рано или поздно придется жениться, а чем отродье нищего попа хуже актрис, певиц и трактирных служанок, на которых женятся мои друзья?»

— Господи, — прошептала потрясенная Пенелопа, — что же все это значит?

— Папа был оскорблен до глубины души, — сурово говорила Мэри, — не столько даже за меня, сколько за свой священный сан. «Отродье нищего попа» — ничего себе! Папа сказал, что нисколько не удивится, если я отвечу отказом на предложение, сделанное в столь грубом и вызывающем тоне.

Она смолкла и подлила Пенелопе чаю.

— Да и с какой стати мне выходить за Уэстермира? Что в нем привлекательного? Огромный, как медведь, физиономия свирепая, характер бешеный… Разве к такому человеку можно испытывать возвышенные и нежные чувства, о которых мы с тобой столько читали? И вообще, я принципиально против брака! По-моему, это предрассудок, и больше ничего.

— Так он хочет на тебе жениться? — взвизгнула Пенелопа. — Мэри, о, Мэри, ты же станешь богатой! Подумай только, сколько денег ты сможешь употребить на добрые дела!

— Не искушай меня, Пенни, — нахмурившись, ответила Мэри. — Такие же вот безумные надежды и привели нас в Лондон. Чем это кончилось, ты видишь. Может быть, хватит с нас глупостей?

— Нет, послушай меня! — сверкая глазами, продолжала Пенни. — У знатных принято после свадьбы выделять жене крупную сумму денег, иногда — целое состояние. Я уверена, Уэстермир, не моргнув глазом, выдаст тебе несколько тысяч фунтов!

Мэри хотела огрызнуться, но Пенелопа все трещала, не слушая ее:

— А если это чудовище откажется тебя обеспечить, ты… м-м… как бы это… ну, в общем, обворожишь его и влюбишь в себя так, что он будет счастлив исполнить любое твое желание! У тебя получится, Мэри! Ты же самая красивая из нас троих! Вот увидишь, у тебя все получится!

Размахивая руками, Пенелопа пролила чай себе на платье, но была так увлечена своей идеей, что этого не заметила.

— Если же и это не поможет, — с жаром продолжала она, — ты превратишь его в раба страсти, а затем откажешься выполнять супружеские обязанности до тех пор, пока он не выдаст тебе крупную сумму!

Теперь пришел черед изумляться Мэри Фенвик.

— Пенни, ты серьезно? По-твоему, Уэстермир способен превратиться в «раба страсти»? Да легче поставить на колени самого дьявола! Говорю тебе, у этого человека нет ни души, ни сердца!

— Зато все остальное у него есть, — многозначительно ответила Пенелопа. — Не бойся, Мэри, ты с ним справишься! Ты же всегда мечтала пожертвовать собой за правое дело! Конечно, выглядит это не слишком красиво — а разве красиво было залезать к Уэстермиру в карету и его шантажировать? Но ведь ради благой цели же! Только представь: ты построишь новую больницу для доктора Стека, новую школу для папы, приют для престарелых…

Она всплеснула руками.

— Ах, почему я так мало знаю об отношениях между мужчиной и женщиной?! Как ужасно, когда тебе всего восемнадцать, и нет никого, кто мог бы поговорить с тобой на такую важную тему! Но… знаешь, Мэри, мне кажется, это не так уж страшно. Я имею в виду… м-м… физическую сторону. Просто позволь ему делать все, что он захочет, а сама в это время думай о чем-нибудь другом.

На лице Мэри отразилось отвращение.

— «Не так уж страшно»? Да этот скот наверняка не имеет никакого представления об истинной цели и смысле супружества. Понятие «союза сердец», о котором мы столько читали у Мэри Уоллстонкрафт, едва ли ему доступно. Не сомневаюсь, в отношениях с женщиной его интересует только низменная сторона. Ты вообще его видела? В карете он был в бриджах, туго обтягивающих бедра, и я ясно разглядела огромный отвратительный…

Тут Мэри густо покраснела и запнулась.

— В общем, ты понимаешь, о чем я. Такой же огромный и отвратительный, как и он сам! Фу! — Она скорчила гримасу. — Гора мускулов — только и всего! Если я откажу ему в исполнении супружеских обязанностей, можешь не сомневаться — бухаться на колени он не станет, а просто найдет себе какую-нибудь певичку!

Подняв взгляд, Мэри заметила, что подруга воспринимает ее пламенные речи как-то странно. Округлив глаза и приоткрыв рот, Пенни смотрела куда-то поверх головы Мэри; чашка в руке у нее накренилась, и чай капал на платье.

Схватив льняную салфетку, Мэри принялась вытирать пролитый чай.

— Да помоги же мне, Пенни! — говорила она, тщетно стараясь вручить подруге вторую салфетку. — И держи чашку как следует! Смотри, у тебя льется!

Но Пенни не отрывала глаз от дверей, где ясно обрисовывался высокий черный мужской силуэт.

— Г-герцог! — прошептала она еле слышно. Бедняжка Пенни была напугана почти до обморока.

Один бог знает, как долго герцог простоял в дверях, но, несомненно, он слышал и нелестные высказывания Мэри о своей персоне, и дерзкие предложения Пенелопы.

— Не говоря уж о том, — продолжала Мэри, — что я попросту не знаю, как взяться за такое дело! Я хочу сказать — как обворожить мужчину.

На мгновение она задумалась.

— Конечно, надо сбросить с себя одежду, пройтись по спальне обнаженной, потом лечь в какую-нибудь соблазнительную позу (знать бы только, какие позы у мужчин считаются соблазнительными!). Но, мне кажется, этого будет маловато. Чтобы человек вроде герцога Уэстермира согласился выложить свои денежки на школу и больницу, требуется нечто большее.

Зловещая темная фигура двинулась к ним. Толстый ковер заглушал ее шаги.

— М-может быть, — пролепетала Пенелопа, не отрывая глаз от герцога, — может быть, любящая и добродетельная женщина вроде тебя поможет ему осознать свои ошибки, и он займется благотворительностью добровольно, по зову сердца?

— Это было бы лучше всего, — со вздохом заметила Мэри. — Только откуда возьмется любовь? Вспомни, что пишет об этом Мэри Уоллстонкрафт: «Истинная любовь свободна, и там, где царят дружба и взаимное уважение, едва ли необходимы цепи брака».

Она отложила салфетку и потянулась за бутербродом.

— Такая любовь возможна только с идеальным мужчиной, — продолжала она мечтательно. — А где же его найдешь?

Мэри и не подозревала, что Доминик, герцог Уэстермир, в этот миг стоит у нее за спиной.

— О чем разговор? — рявкнул он ей в самое ухо. — Шантаж, мошенничество и свободная любовь?

Обе женщины с визгом вскочили с мест. Чашки полетели на пол — хорошо еще, что они были серебряные и не могли разбиться. Мэри уронила бутерброд; Пенни неизвестно зачем схватила свой черно-желтый плед и прикрылась им, словно щитом.

На лице герцога отразилось отчаяние.

— Опять! — простонал он. — Опять эта мерзкая пестрая тряпка!!

Вырвав плед из рук бедной девушки, герцог швырнул его в камин и принялся ожесточенно мешать угли кочергой.

— Будь я трижды проклят! — взревел он, вздымая кочергу к небесам. — Нигде нет спасения от просвещенных женщин! Господи, будет ли этому конец?!



Для Пенелопы это оказалось последней каплей. Бедняжка тихо ахнула и мешком повалилась на ковер.

3.

Не успел Доминик выехать из Бристоля, как его любимый жеребец по кличке Ватерлоо, полученный в подарок от герцога Веллингтона в память о знаменитой битве, потерял подкову.

Это досадное происшествие случилось в Суиндоне; дождь лил вовсю, а до Лондона оставалось добрых сорок миль. Доминик проклинал себя за то, что отправился в путешествие верхом, не взяв карету, но от проклятий и запоздалых сожалений было мало толку.

Коня пришлось оставить в придорожной гостинице, а вместо него нанять какую-то полудохлую клячу, что, конечно, не улучшило герцогского настроения. О том, что может сделать с жеребцом полупьяный деревенский кузнец, Доминик предпочитал не думать вовсе.

Измученный, промокший насквозь, простуженный и злой на весь белый свет, герцог добрался наконец до своего лондонского особняка, влетел внутрь и, даже не сбросив плащ на руки верному дворецкому, устремился в библиотеку. Там, надеялся он, ждет его горящий камин и рюмочка бренди.

Однако у дверей герцог Уэстермир остановился как вкопанный: из библиотеки слышались приглушенные женские голоса. Похоже, его любимое место занято незваными гостями.

Заглянув в приоткрытую дверь, герцог увидел, как блестит серебряный чайник: очевидно, мисс Фенвик поставила на стол любимый сервиз его матери.

Прислушавшись к разговору женщин, Доминик различил слова, от которых у него потемнело в глазах, а по голове словно кувалдой ударили. Он не верил собственным ушам. Неужели эта наглая девица и вправду собирается его… тьфу ты черт… «обворожить»?!

Но нет, герцог не ошибся: трепетные юные девы с удивительным хладнокровием (тем более удивительным, что они сидели у него в доме, грелись у его очага и пили его чай) обсуждали, как превратить Доминика Уэстермира в «раба страсти» — иными словами, в жалкого слюнявого идиота, недостойного называться настоящим мужчиной.

А затем выманить у него «крупную сумму» на какую-то дурацкую благотворительность!

Черт побери, это уже слишком! Пока он, проклиная все на свете, скакал под дождем по раскисшей дороге, эти две хорошенькие мошенницы, греясь у огонька и лакомясь горячим чаем, решали, как бы половчее сделать из него дурака!

Были в их речах и другие интересные моменты, но Доминик решил, что услышал достаточно.

Он отворил дверь и начал бесшумно красться по персидскому ковру, желая застать негодяек врасплох.

Приглядевшись к блондинке, герцог мог бы ее узнать, но сейчас все его внимание было поглощено другой красоткой, статной и синеглазой. Дочкой священника, будь она трижды проклята.

Когда она наклонилась, чтобы вытереть с колен подруги пролитый чай, герцог рявкнул у нее над ухом:

— О чем разговор? Шантаж, мошенничество и свободная любовь?

Эффект был великолепен! Доминик едва не расхохотался во все горло, когда девицы вскочили с мест, визжа, словно вдруг увидали целую стаю мышей.

К несчастью, именно в этот миг усталый и раздраженный взгляд Доминика упал на полосатый плед, который прижимала к себе перепуганная блондинка, — тот самый омерзительный черно-желтый плед, с которым у герцога прочно связались воспоминания о лондонском рынке, нападении амазонки, изгнании из клуба и прочих неприятностях.

С самого детства двенадцатый герцог Уэстермир обладал развитым эстетическим чувством. Он не терпел никакого уродства и безобразия: грубые очертания или кричащее сочетание цветов оскорбляли его до глубины души. В детстве случалось, что безвкусная шляпка или старомодное платье какой-нибудь дамы вызывали у него настоящие приступы ярости.

Став взрослее, герцог, разумеется, научился владеть собой. Однако бывали случаи, когда самообладание ему отказывало. Например, сегодня.

Вырвав у барышни из рук злосчастный плед, герцог швырнул его в камин и, схватив кочергу, принялся с остервенением ворошить остывающие угли.

Слишком поздно он сообразил, что лучше было бы бросить плед на пол и как следует потоптать ногами — а сжечь всегда успеется…

Огонь взметнулся яркими алыми языками, раздался треск… Через несколько минут все было кончено: черно-желтый плед навсегда покинул сей мир.

Обернувшись, герцог обнаружил, что белокурая шотландочка лежит на ковре в глубоком обмороке, а синеглазая красотка стоит между ней и герцогом, раскинув руки, словно собирается закрывать подругу своим телом.

— Не смейте к ней прикасаться! — взвизгнула она.

— А вы не будьте дурой! — рявкнул в ответ Доминик. — Успокойтесь, я не собираюсь срывать с нее остальную одежду… Хотя стоило бы, — добавил он, разглядев непритязательный наряд гостьи. — Скажите, у вас в городишке все женщины шьют себе платья из старых одеял?

Дочь деревенского священника гневно сверкнула синими, как небо, глазами.

— Сэр, вы невыносимы! Неужели все, на что вы способны, — оскорблять женщин? Сперва вам не нравилось, как я одета, теперь вы критикуете наряд бедняжки Пенелопы… Да, моя подруга бедна, ее отец — скромный школьный учитель, она не в состоянии одеваться по последней моде; но знали бы вы, что она за человек! Великодушная, преданная, самоотверженная… Если бы не ее помощь и поддержка, я ни за что не сумела бы претворить свои стремления в жизнь!

«Так я и думал, — мрачно сказал себе Уэстер-мир. — Еще одна треклятая заговорщица».

Скинув мокрый плащ, он подхватил бесчувственную гостью на руки и уложил ее на софу. В это время дверь распахнулась, и в библиотеку вошел дворецкий с подносом, на котором позвякивали бутылочки и бокалы из богемского хрусталя. По пятам за ним следовал Джек Айронфут, кучер, — он нес седельные сумки герцога и еще какой-то черный кожаный футляр странной формы, размером со шляпную коробку. Этот загадочный предмет Джек с величайшей осторожностью поставил на столик у окна.

— Нюхательные соли и другие укрепляющие средства, ваша светлость, — провозгласил дворецкий, ставя поднос.

Доминик торопливо пробормотал благодарность. У старины Помфрета было настоящее чутье на такие вещи: годы службы у покойного герцога настолько развили его слух, что даже из своей комнаты в задней части дома дворецкий мог расслышать стук падения легкого девичьего тела на толстый ковер.

Среди «укрепляющих» Доминик обнаружил бутылочку французского бренди. Пока Помфрет и девица Фенвик хлопотали вокруг гостьи и подносили ей к носу соль, герцог присел и отдал должное своему любимому лекарству.

В конце концов, он заслужил отдых. О шотландской фее найдется кому позаботиться и без него. Кроме того, что-то подсказывало герцогу, что обморок ее продлится недолго.

Так и случилось. Едва вдохнув нюхательной соли, Пенелопа села и объявила дрожащим голосом, что не знает, что это на нее нашло, очень извиняется и думает, что уже поздно и ей пора домой.

Повинуясь знаку хозяина, Помфрет принес из гардеробной черное шерстяное пальто с капюшоном, отделанным лисой, и предложил девушке принять его взаймы взамен черно-желтых ошметков, догорающих в камине. Пенелопа не стала отказываться. Длинные полы пальто прикрыли ее поношенную юбку, а надев капюшон и застегнув его под горлом, хорошенькая Пенни превратилась в настоящую красавицу — это признал даже герцог.

— Думаю, ты имеешь право оставить это пальто себе, — сурово заметила Мэри. — Ведь герцог лишил тебя твоего собственного!

— Да, разумеется, — великодушно отозвался Доминик.

Он сам дошел с девушками до входной двери. Старина Помфрет распахнул дверь, и все трое вышли на крыльцо, куда Джек Айронфут уже подогнал карету.

— Пенелопа, может быть, тебе не стоит ехать? — заметила Мэри. — Уже поздно. Конечно, с тобой будут кучер и верховые, но все же…

— Очень даже стоит, — прервал ее Доминик, снова вспомнив о подслушанном разговоре.

При мысли о предложении, которое он сделал отцу девушки, голову герцога снова стиснула тупая боль. Конечно, своим рабом прекрасная Мэри его не сделает, но вот жизнь попортить сможет, и изрядно. И сейчас герцог больше всего хотел остаться один, чтобы отдохнуть после тяжелого дня и спокойно обдумать, во что он ввязался и что из всего этого выйдет.

Кроме всего прочего, он чувствовал, что заболевает. Герцог всегда был склонен к ангинам: вот и сейчас у него зверски першило в горле. Должно быть, простыл во время обратной дороги, а может быть, подхватил заразу от кого-нибудь в Бристоле.

Однако выпроводить мисс Макдугал оказалось непросто. Дважды девушка садилась в экипаж, но тут же выскакивала назад в слезах, крича, что ни за что не оставит свою лучшую подругу в логове хищника, а затем, бросаясь Мэри на шею, умоляла ее не жертвовать собой и вернуться домой.

«Черта с два она вернется!» — угрюмо думал герцог, наблюдая за этой трогательной сценой с крыльца.

Всякий раз, как мисс Макдугал в очередной раз меняла решение, молодые лакеи, всегда готовые услужить хорошенькой леди, кидались ей навстречу, распахивали перед ней дверь, помогали сойти или подняться и производили невероятную суматоху. Наконец Джеку Айронфуту это надоело. Щелкнув кнутом, он приказал юнцам отправляться на запятки. Герцог захлопнул дверь, кучер стегнул лошадей, и карета отправилась в путь.


Час спустя Уэстермир ужинал в библиотеке в блаженном одиночестве. Девицы Фенвик рядом не было: бог знает, где и как она принимала пищу, но герцога это совершенно не касалось.

Домоправительница миссис Кодиган подала на ужин миску наваристого мясного супа, а к нему — бутылочку лучшего лондонского кларета и хлеб с подсоленным маслом. Как и Помфрет, миссис Кодиган обладала необыкновенным чутьем во всем, что касалось ее обязанностей: она догадалась, что герцог заболевает, и сытный горячий ужин, быть может, поможет его организму справиться с ангиной.

Затем она позвала своего племянника Чарльза, служившего в доме помощником привратника, и с его помощью распаковала «машину» — так называли слуги сложный и дорогой прибор с трудным иностранным названием, который герцог возил с собой в Бристоль.

Достав «машину» из кожаного футляра, экономка и ее племянник осторожно водрузили ее на стол с мраморной крышкой у центрального окна.

Прежде чем сесть за ужин, Доминик внимательно осмотрел «машину» и убедился, что та не пострадала во время путешествия. Если бы с драгоценным прибором что-то случилось, ему кусок не полез бы в горло.

Затем он сел у камина, налил себе супа и принялся с аппетитом есть. Однако во время трапезы герцог то и дело поглядывал на мраморный столик, и каждый раз лицо его омрачалось досадливой гримасой. Доминик де Врие тяжело переживал свою неудачу.

Несколько дней назад он отправился в Бристоль, чтобы убедить одного из тамошних судей, сэра Роуленда Секвилла, в полезности использования новейших научных достижений в полицейской практике.

И вернулся ни с чем.

«Английские судьи вообще не отличаются умом, но Секвилл — это что-то особенное!» — думал Доминик. Сэр Роуленд стал судьей не из-за каких-то талантов или хотя бы склонности к юриспруденции, а лишь оттого, что его папаша-граф решил пристроить тупоумного сыночка на почетное и непыльное место. Ко всему, что выходило за пределы его ограниченного кругозора, Секвилл относился недоверчиво и подозрительно: судьба же подсудимого, висящая на волоске, его, казалось, не интересовала вовсе.

Битых три часа герцог рассказывал ему об устройстве микроскопа, о первых неуклюжих машинах, в которых вместо линз использовались капельки воды, о том, как голландец Левенгук усовершенствовал микроскоп для своих ботанических опытов…

Бристольский судья в ответ хмыкал, фыркал и кряхтел. Слово «ботаника» не вызвало у него никаких ассоциаций, а вот сама идея увеличительного прибора показалась смешной до колик.

— Что вы говорите! — восклицал он неожиданно тонким голосом, и жирная туша его тряслась от хохота. — Значит, вы смотрите в стеклышко, и какая-нибудь песчинка превращается для вас в целый утес? Я знаю людей, которые этим занимаются много лет — только смотрят они в рюмку, ха-ха-ха!

От смеха он поперхнулся вином и, откашлявшись, продолжал:

— Забавный народ эти голландцы, ей-богу, вечно что-нибудь такое выдумают! Очки, линзы, теперь еще этот мелко… мерко… как его там? А я бы им посоветовал лучше заняться Новым Амстердамом, что на Гудзоне, — такая колония пропадает! Право слово, землю бы лучше пахали, чем тратить время на всякие безделушки!

И Секвилл ткнул толстым пальцем в драгоценный груз, который Доминик привез с собой из Лондона в седельной сумке.

Доминик почувствовал, как к горлу подступает тошнота. «Безделушка», иначе называемая ахроматическим микроскопом, обошлась ему в целое состояние. Таких совершенных моделей в Англии было всего две: одна принадлежала герцогу, другая — его старинному другу и знаменитому ученому, доктору Джозефу Джексону Листеру. И эту драгоценность назвали «безделушкой»!

Судья крякнул и налил себе еще портвейна. Герцог молча уговаривал себя успокоиться. В конце концов, чего ждать от человека, который уверен, что Нью-Йорк до сих пор принадлежит Голландии и называется Новым Амстердамом? Неудивительно, что микроскоп не вызвал у сэра Роуленда Секвилла ни малейшего интереса.

— Это не безделушка, милорд, — ответствовал Доминик, сверхъестественным усилием воли сохраняя на лице доброжелательную улыбку. — С вашего позволения, я готов показать, каким образом этот прибор может помочь полиции в исследовании вещественных доказательств.

Доминик говорил медленно и отчетливо, словно обращаясь к несмышленому ребенку. От его ораторских способностей сейчас зависела не просто научная истина, а человеческая жизнь.

Несколько месяцев назад отставной солдат, а ныне возчик по имени Орис Ладберри, выпив после тяжелого рабочего дня, возвращался из пивной на свою квартиру в рабочем квартале Бристоля. Внимание его привлек крик о помощи; прибежав на зов, Орис увидел, что трое грабителей напали на прохожего и, повалив его на землю, бьют ногами. Когда Орис подбежал к бандитам, несчастная жертва была уже без сознания, и преступники обшаривали ее карманы.

Бандитов было трое, а Ладберри — всего один, однако он, не колеблясь, бросился на выручку пострадавшему. В драке он получил немало синяков и ссадин, но в конце концов бандиты скрылись… оставив отважного возчика разбираться с подоспевшей полицией.

Бедняга-прохожий был уже мертв и ничего объяснить не мог. Ладберри стоял над трупом, зажав в руке золотые часы, брошенные грабителем. В кулаке у жертвы была зажата прядь рыжих волос. Именно из-за часов и пряди Ориса Ладберри и обвинили в убийстве с целью ограбления.

— Если вы рассмотрите эту прядь под микроскопом, — говорил Доминик, — и сравните ее с волосами Ладберри, разница станет для вас очевидна! Да, Ладберри тоже рыжий, но он молод и здоров, и волосы у него густые и крепкие, без признаков седины. А человек, чью прядь зажал в руке умирающий, уже немолод. В волосах невооруженным глазом видна седина, а под микроскопом вы увидите, что и фактура у них другая, тонкая и слабая. Нельзя же отрицать очевидные вещи, милорд! Ладберри говорит правду: он не убийца. Зато один из убийц — рыжий, с сединой, и его-то ваши люди и должны искать в первую очередь.

— Не будем мы никого больше искать! — твердо ответил сэр Роуленд. — Подумайте головой, Уэстермир! Этот дурень стоял над трупом с часами в руках — полицейские видели его собственными глазами! Для присяжных этого достаточно! И для меня, кстати, тоже.

Доминик в последний раз попытался подвести судью к микроскопу, но тот только руками замахал.

— Нет, нет, Уэстермир, и близко не подойду к этой треклятой штуковине! — пропыхтел он. — Стар я уже глаза ломать! И что я там увижу? Две пряди волос, обе рыжие. Какая еще, к черту, разница? Вы все равно ни за что не убедите остальных двоих судей. Убийца пойман на месте преступления с добычей в руке — все ясно как день, о чем тут еще говорить!

Этот разговор происходил вчера.

Доминик отодвинул пустую тарелку и одним махом осушил последнюю рюмку кларета. Камин догорал, но герцогу не хотелось вставать и мешать угли. У него кружилась голова, и по телу разливалась непривычная слабость. Доминик определенно заболевал.

Сегодня утром жизнерадостный Секвилл и двое его коллег, без сомнения, столь же тупоумных, рассмотрели дело Ориса Ладберри и вынесли приговор: преступник виновен и не заслуживает снисхождения. Приговаривается к повешению в субботу на рассвете.

Ахроматический микроскоп, равных которому не было в Англии, вернулся на свое обычное место — великолепный и, увы, никому не нужный.

Герцог уже собирался позвать слугу и потребовать вторую бутылку кларета, когда дверь распахнулась и невозмутимый Помфрет пропустил в библиотеку кучера Джека Айронфута.

— Какого черта ты так быстро вернулся? — поинтересовался Доминик, вручив дворецкому пустую бутылку и жестом приказывая принести новую.

Кучер подошел к камину и, повернувшись к нему спиной и приподняв полы камзола, принялся греться у огня.

— Я подумал, что могу вам понадобиться, — объяснил он, — и, чтобы не тратить времени попусту, довез барышню до остановки Йоркминстерского экспресса и посадил в дилижанс. — Широкая физиономия его озарилась лукавой улыбкой. — А чтобы она не боялась ехать одна, отправил с ней Гарольда — нет-нет, не в дилижансе, конечно, а верхом. Видели бы вы, как просиял мальчуган, когда я приказал ему проводить даму! Небось размечтался, как будет ее спасать, если на дилижанс нападут разбойники. Впечатлений ему хватит до конца года. А вот Деннис всю обратную дорогу ехал нахохлившись — еще бы, ему-то выпало «провожать» не молоденькую красотку, а старого ворчуна!

Он подошел к столу и, не спрашивая позволения, налил себе вина.

Доминик с улыбкой смотрел на своего старого сержанта. Джек все такой же, как был пять лет назад в Испании. В то время он муштровал рекрутов — сейчас школит молодых лакеев. Джек суров и придирчив, но лакеи и конюхи его обожают, как когда-то обожали своего сержанта новобранцы.

Джек Айронфут допил вино и вытер рот тыльной стороной ладони.

— Итак, на этот раз Ладберри влип, — произнес он.

Доминик нахмурился.

— Да, мне не удалось уломать этого осла-судью. Очевидность для него ничего не значит, а о научной логике он и вовсе не имеет никакого понятия.

— Должен вам сказать, сэр, — философски заметил Джек, — меня это нисколько не удивляет. Сказать по правде, я и не надеялся, что у вас что-то выйдет. А Ладберри не везет: вечно влипает в какие-то истории. Солдат из него был что надо, а вот от мирной жизни он скучает и начинает заливать тоску вином.

В самом деле, в Испании Орис Ладберри проявил себя отлично. В отряде, которым командовал герцог Уэстермир, трусов не держали; любого из «Девяноста стволов» можно было без преувеличения назвать героем, но Ладберри даже среди них выделялся неукротимой отвагой.

Герцог налил себе еще кларета. Руки у него слегка дрожали: наверно, не стоило так много пить. Самое обидное, что от вина ему становилось только хуже. Теперь першило не только в горле, но и в груди.

— И не смотри на меня так, Айронфут! — проворчал он. — Неужели ты думаешь, что мы позволим отправить нашего боевого товарища на виселицу? Казнь назначена на субботу и состоится в тюремном дворе. Я три дня подряд бродил вокруг тюрьмы и заводил знакомства со стражей. Нашел нескольких человек, которых легко подкупить. Поверь, это было не так-то легко — судья Секвилл, хоть и дурак, догадался следить за каждым моим шагом!

Одним махом он опрокинул в себя бокал кларета и откинулся на спинку кресла, уставившись в потолок.

— Теперь давай подумаем, кого отправить на дело. Ты, Мерс Коффин, Мортимер — если только тебе удастся оторвать его от жены и детишек…

Мрачная физиономия кучера осветилась улыбкой — словно солнышко выглянуло из-за туч.

— Об этом не беспокойтесь, командир, справлюсь! А вот вам лучше в Бристоле больше не появляться. Тамошние судьи знают, что вы были в городе и интересовались делом Ладберри — так что, если во время казни произойдет что-то непредвиденное… — Тут медвежеватый кучер хрипло рассмеялся. — А что-то произойдет, за это я ручаюсь! — подозрение сразу падет на вас. Так что, пока мы с Мерсом и Мортимером будем обделывать дельце в Бристоле, вы, ваша светлость, оставайтесь в Лондоне и почаще показывайтесь на всяких там балах и раутах — чтобы побольше народу могло подтвердить, что видели вас здесь.

Доминик подмигнул в ответ, хотя, сказать по правде, сейчас ему вовсе не хотелось на бал. Хотелось лечь в постель и не вставать дня два, а лучше три. Но он понимал, что Джек прав.

— Верно, Джек, — ответил он, — так я и сделаю. Однако вызволить Ладберри из темницы будет куда легче, чем посадить его на корабль, идущий в Сидней или в Бостон. В Англии или даже на континенте ему оставаться опасно. Война окончена, но наши старые враги еще живы, и я вовсе не хочу, чтобы Ладберри снова попал в переделку.

— Для Ориса самый страшный враг — бутылка, — согласился Джек. — Да, лучше ему будет уехать в Америку или в Австралию и начать там новую жизнь. Но, командир, что-то мне подсказывает, что капитан и матросы возьмут за свои услуги и за молчание побольше бристольских тюремщиков!

— Не сомневаюсь, — устало ответил герцог. — Зайди ко мне утром, Джек, я посмотрю, сколько золота осталось в сейфе. Придется платить наличными — ведь по банковским чекам полиция легко выйдет на меня.

Вошел Помфрет, чтобы унести пустую посуду. Вслед за ним ушел и Джек, в отличие от дворецкого он передвигался с шумом и топотом, а выходя из библиотеки, так хлопнул дверью, что, казалось, сотрясся весь дом.

Доминик откинулся в кресле-качалке, глядя усталыми, слезящимися глазами на языки пламени, пляшущие в камине.

Было уже поздно — должно быть, больше двенадцати. Пора спать… Но герцог не мог заставить себя встать с кресла.

Итак, думал он, Ладберри будет спасен — но спасен с помощью силы и хитрости, которым научились его люди на войне под командованием Веллингтона. План герцога не увенчался успехом.

Доминик понимал, что этого следовало ожидать, но на душе у него было очень и очень тоскливо.

За судьбу Ориса он не беспокоился: Мерс и Мортимер — лучшие солдаты в отряде, а о самом Джеке и говорить нечего. Ладберри в безопасности… Но кто поможет сотням и тысячам несчастных, которые, как и он, ежедневно становятся жертвами судебных ошибок?

Должно быть, он задремал и проснулся от ощущения, что в комнате кто-то есть. Спросонья Доминик подумал, что это миссис Кодиган зашла проверить, убрал ли дворецкий посуду, или, может быть, кто-то из лакеев, привлеченный топотом Джека, решил узнать, что за шум…

Доминик открыл глаза и хотел заговорить — но в следующий миг язык его словно примерз к небу.

«Должно быть, все дело в выпивке, — думал он. — Я слишком много выпил, и теперь мне мерещится всякая чушь. А может быть, у меня началась лихорадка и я брежу наяву?»

По комнате, освещенной лишь слабым мерцающим светом углей в камине, бесшумно скользило привидение. Стройная легкая фигурка, облаченная во что-то длинное и белое, нерешительно остановилась посреди библиотеки, а затем направилась к мраморному столику с микроскопом.

Доминик отчаянно заморгал — и это помогло. Теперь он понял, что видит перед собой не гостью с того света, а всего лишь трижды проклятую девицу Фенвик, поклонницу Мэри Уоллстонкрафт.

И эта чума в женском обличье сейчас подбирается к его самому драгоценному достоянию!

— Не трогайте… — прохрипел Доминик.

Он хотел потребовать, чтобы девица немедленно отошла от микроскопа и никогда больше к нему не приближалась. Хотел добавить еще, что от женщин одни неприятности, а от ученых женщин в особенности. Хотел сказать еще много горьких, но справедливых слов… но из воспаленного горла его вырвалось только невразумительное сиплое карканье.

Девушка подпрыгнула от неожиданности, но в следующий миг обернулась к герцогу, радостно всплеснув руками. Лазурные глаза ее сияли восторгом, на губах играла такая счастливая улыбка, словно Мэри Фенвик встретилась с лучшим другом после долгой разлуки.

— Боже мой! — воскликнула она. — Это же микроскоп! Настоящий ахроматический микроскоп!

4.

— Эта болезнь, в обиходе называемая крупом, на самом деле представляет собой форму ларингита, — объяснял молодой доктор Реджинальд Пендрагон, склоняясь над герцогом и поднося к его рту деревянную медицинскую ложечку. — Ну-ка, Доминик, открой рот!

Больной что-то проворчал, но покорно подчинился.

— Неприятная штука, но не смертельная, — бодро продолжал доктор.

Герцог прохрипел что-то невнятное.

— Совершенно верно, старина, полная потеря голоса, — жизнерадостно откликнулся доктор. — Несколько дней тебе лучше молчать — незачем напрягать голосовые связки.

Осмотрев горло пациента, доктор отложил ложечку и тщательно вытер руки влажным полотенцем, которое уже держал наготове камердинер герцога Тимоти Краддлс.

Доктор Пендрагон был ровесником герцога, но выглядел гораздо моложе. Невысокий, стройный, с густыми «античными» кудрями и огромными задумчивыми глазами, он был настоящим красавцем в романтическом вкусе того времени. Трудно было поверить, что этот молодой человек служил в Испании военным врачом, и многие храбрые воины — в их числе и сам герцог — не без оснований считали, что обязаны ему жизнью.

Доктор Пендрагон окончил медицинскую школу при Эдинбургском университете, которая, по всеобщему мнению, выпускала лучших врачей в мире. Он был учен по новейшей методике и добрым старым названиям «ангина» или «круп» предпочитал новомодные «ларингиты» и «бронхиты».

Мэри Фенвик, разумеется, не знала всего этого, однако по манерам доктора поняла, что они с герцогом — старинные друзья. Даже распростершись в кровати в одном нижнем белье, герцог выглядел величественно, почти пугающе, и только очень давний друг — или очень смелый человек! — решился бы назвать его «стариной» и «Домиником».

— Так-с… — протянул доктор. — Ну что ж… Давайте ему микстуру, особенно во время приступов кашля. И, миссис Кодиган, не забывайте менять воду в чайнике, чтобы в воздушной палатке все время было полно пара.

Хоть он и обращался к экономке, но почему-то не отрывал глаз от Мэри.

Миссис Кодиган расплылась от удовольствия.

— Ах, доктор, я слыхала, что воздушная палатка при крупе творит настоящие чудеса! — воскликнула она, умолчав, впрочем, о том, что мысль натянуть над изголовьем кровати простыню и поставить туда только что вскипевший чайник, чтобы герцог дышал паром, подсказала ей Мэри. — И, знаете, я еще капнула в чайник немножко дегтя. По своему скромному опыту знаю: чтобы прогнать воспаление, ничего лучше дегтя нет!

— А, так вот чем здесь пахнет! — рассеянно пробормотал доктор, не сводя глаз с тонкого стана и полной груди Мэри. — Хорошо, миссис Ко-диган, хорошо… во всяком случае, вреда не будет.

Мэри склонилась над больным, и при виде ее прелестных ножек и аппетитной попки доктор окончательно потерял дар речи. Что же до герцога Уэстермира, он ворчал и пыхтел, всячески стараясь показать, что обойдется без помощи всезнающих докторов. Однако и сам он понимал, что болен, и болен серьезно. Он совсем не мог говорить и с трудом дышал, только воздушная палатка, устроенная Мэри, немного облегчала его состояние.

— Ник, а в детстве ты болел крупом? — поинтересовался доктор, укладывая свои врачебные приборы в черный докторский чемоданчик.

В ответ послышалось раздраженное ворчание. Доктор Пендрагон взял своего пациента за запястье и пощупал пульс.

— Так часто бывает: если ты не переболел вовремя какой-нибудь детской болезнью, она настигает тебя уже в зрелом возрасте и протекает гораздо тяжелее, чем у ребенка. Вот ветрянкой ты болел? А свинкой? Свинка для взрослого мужчины хуже чумы, — продолжал он, увлекшись. — Она, видишь ли, действует на яички и наносит им непоправимый ущерб. Здоровый мужчина в расцвете сил за несколько дней превращается в…

Из-под воздушной палатки раздалось такое грозное рычание, что мистер Краддлс и миссис Кодиган подпрыгнули в ужасе.

— Прошу вас, дорогой доктор, — вскричала домоправительница, — не рассказывайте его светлости о таких ужасах! Сами видите, как он расстраивается, а ведь больным волноваться вредно!

Из-под воздушной палатки донеслось утвердительное рычание и кашель.

— И потом, вы сами говорили, что ему нельзя напрягать голос, — продолжала миссис Кодиган, нервно облизывая губы и в поисках поддержки оглядываясь на камердинера. — Лорд Уэстермир, благослови его господь, хочет вам сказать, что переболел свинкой, настоящей двусторонней свинкой, когда ему было всего восемь лет от роду! Я в то время служила горничной у старого герцога, деда его светлости, и все помню! Бедный мальчик распух, точно…

Однако доктор Пендрагон уже забыл о свинке и ее последствиях. Внимание его вновь обратилось к Мэри, которая тем временем собрала чашки, ложки и салфетки, сложила их на поднос и передала слуге.

Юная красавица представилась доктору как мисс Мэри Фенвик, но это имя ему ничего не говорило. Правда, по Лондону ходили смутные слухи о помолвке Уэстермира, но доктор не верил этим россказням. Его приятель Доминик был не из тех, кто женится.

Однако красотка с глазами цвета неба над Сарагосой жила у герцога в особняке, и при ней доктор не видел ни компаньонки, ни строгой дуэньи. Это могло означать только…

Впрочем, это могло означать что угодно. Люди, подобные герцогу Уэстермиру, редко подчиняются установленным правилам: они делают, что хотят, и оспорить это их право может разве что сам король.

И Ника можно понять, размышлял доктор. Ведь и он сам, забыв о врачебной этике и о клятве Гиппократа, любуется девушкой и не может отвести от нее глаз!

«Повезло же старине Нику! — со вздохом сказал себе Реджинальд. — Я и сам не отказался бы проваляться несколько дней в постели, зная, что прелестная мисс Фенвик будет поить меня чаем с ложечки, поправлять мне подушки, прикладывать к пылающему лбу холодное полотенце; что ее чудесные пальчики будут как бы ненароком прикасаться ко мне, а полная грудь за глубоким вырезом…»

Больной снова зарычал, и доктор поспешно отвел глаза. Герцог, недобро прищурившись, пристально наблюдал за приятелем: восхищение доктора прекрасной Мэри явно пришлось ему не по душе.

— Мда, так вот, — торопливо заговорил тот, — оставляю тебя в надежных руках. Твоя экономка миссис Кодиган и твоя… э-э…

— Невеста! — рявкнул герцог. — Невеста, будь она трижды проклята!

Вслед за этими словами он разразился отчаянным кашлем.

— Гостья, доктор, — мягко поправила мисс Мэри Фенвик. — С позволения своего отца, преподобного Эусебиуса Фенвика из церкви Святого Дунстана, что в округе Хоббс, я гощу в доме у герцога Уэстермира. Герцог любезно согласился оказать мне гостеприимство, — продолжала она, устремив на Реджинальда взгляд чудесных лазурных глаз, — и в благодарность за это я с помощью миссис Кодиган и мистера Краддлса постараюсь обеспечить ему наилучший уход.

Реджинальд Пендрагон ответил ей томным взглядом, на который, впрочем, девушка не обратила ни малейшего внимания. Что ж, сказал себе Реджинальд, как ни печально, пора уходить. Доминик и вправду в надежных руках, и присутствие врача ни ему, ни этому синеглазому ангелу больше не требуется…

А жаль.

— Не вставай с постели, Ник, — заговорил он деловито, доставая из своего чемоданчика прописанную мазь и микстуру. — Старайся не скучать и не хандрить. Пусть твоя… э-э… то есть мисс Фенвик почитает тебе вслух… или что-нибудь в этом роде. Горячий суп, чай с медом, бренди, — продолжал он, вставая и направляясь к дверям, — обтирания. Никаких волнений. Да, еще: дайте ему перо, бумагу и чернильницу. Пока не может говорить, пусть пишет записки. А я зайду завтра с утра.

Проводив доктора, камердинер начал готовиться к сложной процедуре обтирания. В дверях появились лакеи с серебряными кувшинами, полными горячей воды, и большими льняными полотенцами.

— Не успеете глазом моргнуть, ваша светлость, как мы вас вымоем, — басовито проворковала миссис Кодиган, становясь у постели. Лакей в это время прикрывал полотенцем самую интимную часть герцогского тела.

— А вы, мисс, — обратилась домоправительница к Мэри, протягивая ей влажное полотенце, — если хотите быть полезной, займитесь ногами его светлости!

Мэри опустила взгляд на часть тела, порученную ее вниманию. Никогда прежде ей не случалось обращать внимания на мужские ноги, и, сказать по правде, она не понимала, что может быть красивого или интересного в босых ступнях. Но у этого Уэстермира даже ноги особенные! Большие, но хорошей формы, очень белые — несомненно, оттого, что большую часть жизни герцог проводил обутым, — с гладкой кожей и редкими волосками на тыльной стороне, с аристократически высоким подъемом. И никаких мозолей, наростов или вросших ногтей!

Аристократические ноги, невольно подумала Мэри. Такие же, как и он сам.

Пока она разглядывала герцогские ступни, остальные выстроились вокруг кровати. Камердинер, экономка и, по крайней мере, шестеро лакеев стояли над больным, держа наготове кувшины с горячей водой, мыло и полотенца. Взоры их были устремлены на господина и повелителя, распростертого на королевском ложе под алым балдахином с гербом Уэстермиров.

А она… Господи помилуй, она, Мэри Фенвик, никогда и ни перед кем не унижавшаяся, по капризу злой судьбы должна мыть этому наглецу ноги!

Мэри подняла взгляд. Из облаков пара пристально следили за ней холодные, язвительно прищуренные глаза герцога.

Он лежал перед ней — почти обнаженный, огромный, мускулистый и невероятно мужественный. С Мэри творилось что-то странное. Вчера вечером она с брезгливой гримаской говорила что-то о «горе мускулов», но теперь при виде этих презренных мускулов все тело ее сотрясла сладкая дрожь, в ушах зазвенело, а сердце забилось как сумасшедшее; руки дрожали, ноги подкашивались, в голове роились самые нелепые мысли…

«Фу! — сердито сказала себе Мэри. — О чем я только думаю? Надо быть совсем безмозглой дурочкой, чтобы соглашаться на такое издевательство!»

Повернувшись к миссис Кодиган, она взяла у нее из рук кувшин и полотенце, затем подхватила изумленную женщину под локоть и мягко, но решительно повлекла к двери.

— Думаю, вы согласитесь, миссис Кодиган, — громко заговорила она, — что обтирание герцогского тела не входит в нашу с вами обязанность. Ни один благовоспитанный джентльмен не станет требовать такого от порядочных женщин! Так что, думаю, нам с вами лучше уйти и предоставить этот неблагодарный труд мистеру Краддлсу и прочим мужчинам.

С кровати донесся хриплый рык разъяренного льва, но Мэри даже не замедлила шаг.

— Передайте герцогу, — продолжала она, повысив голос, — что я зайду к нему днем, после того, как он поспит, и почитаю вслух отрывки из великой книги Мэри Уоллстонкрафт под названием «В защиту прав женщины».

С этими словами она вывела потрясенную миссис Кодиган в коридор и закрыла за собой дверь.


Вымывшись и подкрепившись бульоном, герцог Уэстермир откинулся на подушку и закрыл глаза. Однако спать ему вовсе не хотелось. Напротив, вынужденное молчание и неподвижность сделали его беспокойным и раздражительным.

Положив на колени принесенную Краддлсом доску для письма, Доминик разразился потоком придирчивых вопросов, противоречивых приказов, язвительных замечаний и малодушных жалоб. Не прошло и получаса, как полная чернильница опустела, а слуги дошли до белого каления.

Ровно в три часа в спальне появилась Мэри с книгой под мышкой. У кровати ждало ее удобное кресло; рядом на столике возвышалась гора записок.

С помощью слуг больной переоделся в льняную ночную рубашку, а поверх нее накинул шелковый халат цвета красного вина, удачно сочетавшийся с алым покрывалом. Умывшись и побрившись, герцог выглядел гораздо привлекательнее, чем утром. Заметив Мэри, он закашлялся, беспокойно завертелся в кровати и принялся оживленно жестикулировать, указывая то на нее, то на гору записок.

После обеда Мэри переоделась в одно из своих новых платьев: модный глубокий вырез, открывающий большую часть груди, ее смущал, и поверх платья она накинула шаль. Волосы она забрала наверх и стянула бархатными лентами. Такая прическа очень шла Мэри: в ней появилось что-то от холодной и гордой античной красавицы. Отчаянную жестикуляцию герцога Мэри встретила невозмутимым взглядом, но послушно села и положила книгу поверх груды записок.

— Думаю, ваша светлость, — начала она холодно, — прежде чем мы с вами начнем… общаться, вам стоит несколько минут послушать чтение, чтобы успокоиться. Вспомните, что говорил доктор Пендрагон: никаких волнений!

Герцог схватил листок бумаги и принялся что-то яростно царапать на нем. Закончив писать, он нервно скатал записку в шарик и запустил им в Мэри. Бумажка приземлилась на ковер у ее ног. Девушка покосилась на нее, но поднимать не спешила.

— Я почитаю вам «В защиту прав женщины», — объявила она, открывая книгу, — ту главу, где рассуждается о женщине, ее отношении с мужчиной в любви (если к мужчинам вообще применимо такое слово) и браке.

Герцог открыл рот — но, увы, из воспаленного горла его вырвался только слабый хриплый стон.

— «Если вы признаете, что женщина способна действовать как разумное существо, — глубоким чистым голосом начала Мэри, — почему же обращаетесь с ней как с рабыней или бессловесным животным? Почему не развиваете ее ум, не преподаете ей твердые правила добродетели, не воспитываете в ней чувство собственного достоинства, независимость и благородство души? Почему не учите ее всему тому же, чему учат мужчин? Почему даже в самых интимных сторонах жизни она остается бесправной наложницей, приученной лишь отдавать, но ничего не получать взамен?»

Сперва герцог не мог поверить своим ушам. Убедившись, что все это не дурной сон, он начал писать, прорывая бумагу пером и разбрызгивая чернила во все стороны.

«Довольно!», «Хватит!», «Прекратите!» — писал он снова и снова и бросал записки в сторону Мэри. Скоро пол вокруг нее оказался усеян клочками бумаги, но видимых результатов эти действия не принесли.

— «Я готова согласиться, — невозмутимо продолжала Мэри, — что не всякая женщина обладает силой духа, отвагой и настойчивостью, равняющей ее с мужчинами. Однако по уму и добродетели мы равны вам — почему же вы этого не признаете? Я не стремлюсь к революции, не собираюсь переворачивать вверх дном устройство общества: я лишь призываю к тому, чтобы каждое творение божие вновь стало свободным и счастливым, каким создал человека господь».

Герцог швырнул в нее последнюю порцию записок и, обессилев, упал на подушки и зашелся в отчаянном кашле.

— «Иные называют меня мечтательницей, — с ангельским спокойствием продолжала Мэри, — но я благодарю бога, который вложил мне в душу эти мысли и дал силу духа для того, чтобы высказывать и защищать их открыто. — Голос ее зазвенел: это место Мэри не могла читать без волнения. — Благодарение богу, я нашла свое место в жизни, я свободна и счастлива: но стоит вспомнить о предрассудках, порабощающих моих сестер, и сердце мое обливается кровью…»

Герцог больше не слушал. Он сел в кровати, комкая в руках одеяло, рот его открывался и закрывался вновь, грудь ходила ходуном, но из горла не вырывалось ничего, кроме рычания и кашля.

Мэри невозмутимо перевернула страницу.

— Позвольте напомнить, ваша светлость, что доктор Пендрагон прописал вам чтение вслух для отдыха и развлечения. Мистер Краддлс говорит, что вы не смогли заснуть, — так, может быть, вам стоит лечь на подушку, расслабиться, закрыть глаза и спокойно слушать дальше? Итак, я продолжаю. «Я люблю мужчину как равного себе; мы уважаем друг друга и стремимся доставить друг другу радость и наслаждение; но у него нет никакой власти надо мной, как и у меня над ним».

Герцог потянулся к кувшину с водой, стоящему на столике у кровати.

— «В наше время женщин держат в золотой клетке, — продолжала Мэри, — их наряжают в роскошные платья, дарят им драгоценности, обучают изящным искусствам, но не дают им никакого понятия о реальной жизни…» На вашем месте я бы не стала швыряться посудой, — заметила она, скосив глаза на герцога. — Бросив в меня кувшин, вы только подтвердите слова Мэри Уоллстонкрафт: мужчина властвует над женщиной не благодаря превосходству разума или характера, а исключительно с помощью грубой физической силы!

— Да, черт побери, но тогда вы заткнетесь! — прорычал герцог, позорно «пустив петуха» на последнем слоге.

Оставив мысль о кувшине, герцог отбросил сатиновое покрывало и вскочил с кровати. Мэри успела заметить, что его короткая ночная рубашка совсем не прикрывает мускулистых ног…

Миг спустя мощная рука сгребла ее и опрокинула на герцогское ложе, а вторая рука сунула ей под нос кучу скомканных записок.

— Сэр! — потрясенно вскричала Мэри.

Записки полетели ей в лицо и снежным ковром рассыпались по покрывалу.

— Сэр, вы переходите все границы!

Доминик вскочил на кровать — она прогнулась под его тяжестью — и потянулся к чернильнице.

«А что мне остается делать, если вы изводите меня уже целый час? — торопливо строчил он. — Довольно! Не хочу больше слушать бред этой сумасшедшей!»

Мэри Фенвик вскочила. Синие глаза ее сверкнули гневом.

— Уверяю вас, Уэстермир, это не каприз, — с достоинством промолвила она. — Вот уже несколько лет я глубоко предана идеям этой великой женщины! Если вы считаете ее сумасшедшей, то, уж простите, у вас самого не все в порядке с головой! Или, может быть, — гневно продолжала она, — вы полагаете, я специально выбрала эту книгу, чтобы рассердить вас и толкнуть на грубость? Дурного же вы обо мне мнения, сэр!

Герцог ее не слушал — он лихорадочно перебирал скомканные записки. В ожидании Мэри Доминик приготовил для нее столько вопросов, что уже не все помнил. Когда в руки ему попался клочок бумаги с надписью: «Какого вы роста?», Доминик несколько мгновений удивленно смотрел на него, затем сердито фыркнул, скомкал и отбросил записку.

Наконец он нашел то, что искал, и сунул измятую бумажку Мэри под самый нос.

«Вам знакомо понятие ахроматического микроскопа? И что же это такое, по-вашему?» — язвительно интересовалась записка.

Мэри не торопилась отвечать. Сперва она заложила «Защиту прав» закладкой, закрыла и положила на резной прикроватный столик. Затем сложила руки на коленях и, устремив взгляд на тяжелые складки балдахина, заговорила, словно примерная ученица на уроке:

— Ахроматический микроскоп, милорд, дает исследователю возможность наблюдать объект, не искаженный эффектом дополнительных цветов, наблюдаемым в обычных оптических приборах. В таком микроскопе используются особые линзы — несколько линз из разных видов стекла и с разными фокусами, что и позволяет достичь желаемого эффекта.

Она подняла взгляд еще выше, на герцогский герб.

— Впрочем, вы, милорд, как обладатель такого прекрасного микроскопа, несомненно, все это знаете и просто получаете извращенное удовольствие, подвергая меня этому ненужному экзамену.

Герцог немедленно потянулся за бумагой.

— Уэстермир, не напрягайте силы! — воскликнула Мэри. — Вспомните, доктор Пендрагон говорил, что любое волнение вам противопоказано! И незачем забрасывать меня вопросами. Я и без вашего допроса признаюсь, что видела микроскоп всего раз или два в жизни, а пользовалась им и того меньше. Зато читала иллюстрированные каталоги, которые выписывает отец моей лучшей подруги, доктор Томас Стек из Стоксберри-Хат-тона. Долгими зимними вечерами мы с подругами сидели у доктора в библиотеке и листали эти изумительные журналы. Доктор так мечтает о новейшем оборудовании для больницы, но, увы…

Слова ее были прерваны нетерпеливым рычанием. Герцог не желал слушать жалоб на бедность провинциальных докторов.

Склонившись над доской для письма, герцог нацарапал новую записку и протянул ее Мэри.

Девушка прочла вопрос — и глаза ее расширились от удивления.

5.

— О ботанике? — переспросила Мэри.

Цветущий ротик ее вопросительно округлился — и герцог, едва взглянув на девушку, мгновенно забыл, о чем только что спрашивал.

Мэри снова заглянула в записку.

— Вы спрашиваете, что я знаю о ботанике?

Уэстермир кивнул, не сводя с нее пристального взгляда.

Речь Мэри, посвященная микроскопу, его словно громом поразила. Доминик чувствовал, что готов пересмотреть свои представления об ученых женщинах. «Или я брежу, — думал он, — или этот ярчайший образчик „синего чулка“ и вправду на что-то годен!»

Осталось только выяснить, на что именно.

Несколько дней, проведенных в герцогском особняке, преобразили Мэри Фенвикдо неузнаваемости — по крайней мере, внешне. Юная красавица, скромно сидящая на краешке кровати, ничем не напоминала расхристанную нахалку, ворвавшуюся в экипаж Уэстермира в Ковент-Гардене несколько дней назад. Сегодня на Мэри было шелковое платье с глубоким декольте, открывающим взору белоснежные плечи, волосы ее были причесаны и убраны по последней моде, а узкая юбка подчеркивала длину ног и обнажала стройные лодыжки.

Доминик помнил, что с первой секунды их необычного знакомства его поразила сочная, почти классическая красота девушки. Никакой бледности, томности и хрупкости, воспеваемой модными поэтами, но герцогу ненавистной! Сильное гибкое тело, полная грудь, яркий румянец, тяжелая копна золотых кудрей — все говорило о том, что из Мэри Фенвик, несмотря на все ее мятежные выходки, получится отличная жена и мать. Покойные отец и дед Доминика, несомненно, с ним бы согласились.

Со времен Вильгельма Завоевателя Уэстермиры выбирали себе жен, руководствуясь не знатностью, не богатством, а прежде всего здоровьем будущих суженых. Многие аристократы ради приданого брали в жены чахоточных, хромых, даже горбатых, но за Уэстермирами такого не водилось. Поэтому и дети у них получались как на подбор — здоровые и крепкие, не чета хилым отпрыскам иных благородных семейств.

А мисс Мэри Фенвик, думал герцог, глядя на ее склоненную русую головку, самой природой создана для материнства! Их дети затмят всех аристократов на севере Англии!

— Мне, — говорила тем временем Мэри, — случалось заглядывать в «Описание растений» Стивена Гейлса, принадлежащее нашему учителю, мистеру Макдугалу. Гейлс — выдающийся ученый, хотя, должна признаться, его взгляды на обмен веществ у растений мне кажутся странными…

«А может быть, она умеет и каталоги составлять?» — думал герцог, глядя, как в лад дыханию поднимаются и опускаются кружева на высокой груди его восхитительной собеседницы.

Уже несколько лет Доминик безуспешно подыскивал себе секретаря. Все, что требовалось от кандидата на должность, — ум, аккуратность и минимальные познания в естественных науках. Однако на порог особняка один за другим являлись невежественные и безалаберные тупицы, с которыми герцог не мог провести в одном доме более двадцати четырех часов. Одного или двух незадачливых секретарей он своими руками спустил с лестницы.

— И еще Линней, — мечтательно продолжала прекрасная мисс Фенвик. — Мистер Макдугал окончил университет с отличием и в награду получил бесценный труд Линнея «Виды растений» 1753 года издания! Это его самое драгоценное достояние — разумеется, не считая Пенелопы. Мы с Пенни и Софронией долгие часы проводили в библиотеке учителя, листая эту замечательную книгу и рассматривая иллюстрации.

На этот раз Доминик не стал ее прерывать. Дослушав объяснение до конца, он вручил девушке новую порцию записок.

— Помню ли я растения из каталога Линнея? — изумленно переспросила Мэри. — Сэр, да их же там больше шести тысяч! Какую же надо иметь память…

— Принесите книгу! — прохрипел Доминик и протянул ей новую записку: «Большая книга в зеленом переплете, на третьей полке слева».

Мэри замешкалась, вглядываясь в торопливые каракули герцога, и нетерпеливый Уэстермир без особых церемоний подбодрил ее чувствительным толчком в спину.

— Послушайте, — начала она, оглядываясь через плечо, — сколько раз повторять, мне не нравится, когда меня дергают, трясут и толкают! Я же вам не служанка, в конце-то концов!

В ответ герцог так замахал руками, что задел воздушную палатку, и та полетела на пол. Красноречивыми жестами он объяснял Мэри, что та должна найти книгу и как можно скорее вернуться.

Сделать это оказалось не так-то легко. Книжные полки, занимавшие в спальне целую стену, были уставлены научными трудами самых разных цветов и форматов, а между ними втискивались какие-то коробки, ящики и папки.

Мэри стояла перед полкой, а нетерпеливый герцог бомбардировал ее записками, которые указывали местоположение искомого научного труда. К величайшей досаде больного, Мэри не трудилась собирать с пола и читать его послания — она предпочитала полагаться на собственное чутье.

Наконец она нашла книгу — иллюстрированное издание Линнея на итальянском языке. Книга была огромная — чуть не в половину ее роста — и такая тяжелая, что Мэри с трудом дотащила ее до кровати.

Забыв о своем печальном состоянии, герцог скомкал и отшвырнул прочь воздушную палатку и нацарапал новый приказ:

«Уберите этот чертов чайник! Пар попортит страницы!»

Мэри отставила чайник. Миг спустя произошло вот что: герцог схватил ее огромной рукой за плечо и бесцеремонно опрокинул на кровать, а сверху на девушку рухнула книга.

Мэри обнаружила, что лежит на постели бок о бок с герцогом, распластанная под тяжестью инкунабулы, придавившей их обоих. Она обернулась, чтобы смерить герцога негодующим взором, но, едва встретилась со взглядом его черных глаз, раздражение ее испарилось, как дым.

— Мне больно говорить, — прохрипел он сдавленным шепотом. — Пожалуйста, подержите эту чертову книгу с той стороны… очень тяжелая…

«Долго ли это будет продолжаться? — в отчаянии думала Мэри. — Он же просто издевается надо мной! Может быть, встать и уйти — и пусть разбирается со своим ненаглядным Линнеем как знает?»

Девушка вздохнула. Что бы ни писала по этому поводу Мэри Уоллстонкрафт, а женщина, даже самая отважная и независимая, всегда остается женщиной, доброй и сострадательной по натуре. Пусть Уэстермир — грубый и кровожадный монстр, пусть он защищает все, что ей ненавистно, но сейчас он болен и страдает, и Мэри не может отказать ему в просьбе.

— Сейчас, — покорно ответила Мэри. Книга лежала у нее на животе, по частью, большая часть ее немалого веса приходилась на мускулистый живот герцога. — Вы хотите, чтобы я почитала вам вслух?

Герцог замотал всклокоченной головой, и скоро на открытую книгу легла новая записка.

«ЧЕМЕРИЦА. ПРОСО. НАПЕРСТЯНКА. ВИКА».

— Вы хотите, чтобы я нашла в книге эти растения? — удивилась Мэри.

Герцог энергично закивал, глядя ей в глаза. На лицо ему упала длинная прядь волос, и Мэри, машинально протянув руку, заправила ее за ухо. Герцог как-то странно взглянул на нее, но промолчал.

Вику Мэри нашла не сразу. Не так-то легко листать огромную книгу, которая лежит у тебя на животе, и к тому же девушка не могла удержаться, чтобы не полюбоваться на роскошные иллюстрации, исполненные акварелью на дорогой веленевой бумаге.

— А вот и она, вика! — объявила она наконец. — Семейство бобовых. Травянистое растение, используется на корм скоту. Кроме того, обогащает почву, — добавила Мэри от себя, — фермеры у нас в Хоббсе всегда сеют вику на паровых полях, говорят, что земля от нее становится жирнее.

— А вот и чемерица! — воскликнула она, перевернув страницу. — Семейство лилейных. Травянистое растение, пентамерные соцветия с желтыми цветками. Какие милые, правда? Очень полезны для коров и лошадей, а вот для человека ядовиты.

Герцог ткнул пальцем в слово «пентамерный» на странице.

— Это означает, — не поднимая глаз от книги, ответила Мэри, — что в соцветии пять цветков. «Пента» — значит «пять». Или вы, ваша светлость, уже позабыли греческий?

От этих слов Доминик пришел в такой восторг, что потянулся погладить девушку по голове — и только в самый последний момент, сообразив, что делает, поспешно отдернул руку.

«Эта мисс Фенвик — просто клад! — думал он. — Настоящее сокровище! Судя по всему, у нее феноменальная память!»

Вика вспомнилась ему случайно, из-за уголовного дела, о котором он недавно читал. Человек, обвиняемый в скотокрадстве, клялся и божился, что и близко не подходил к полю, заросшему викой, где паслись пропавшие коровы, а между тем на подошвах сапог у него обнаружились мельчайшие семена вики. Эта улика и решила дело.

— Наперстянка, — произнесла Мэри, указывая на великолепную акварель, изображающую digitalis purpurea во всей ее смертоносной красе.

Доминик быстро прикрыл ладонью изображение стебля с яркими цветами. Мэри смотрела на картинку меньше секунды.

«Сколько здесь цветов?» — нацарапал он.

Мэри подняла глаза. Она вдруг поняла, что герцог задает ей вопросы не ради развлечения — он и вправду непонятно зачем устроил ей экзамен.

— Четыре, — ответила девушка. — Два пурпурных и два белых. И еще пурпурный бутон.

Доминик откинулся на подушку и закрыл глаза. Мэри предложила снова поставить палатку, но герцог помотал головой. К черту лечение! Ему надо подумать.

Черт побери, у нее и вправду потрясающая память! И наблюдательность, и знания, и интерес к науке… О такой помощнице герцог не мог и мечтать!

Как только они поженятся, герцог оборудует для Мэри отдельную лабораторию. Она будет заниматься собственными исследованиями — разумеется, под его наблюдением и руководством. Герцогу представилось, как очаровательная юная женушка, уже с округлившимся животиком, распаковывает микроскоп новейшей модели, выписанный из Дюссельдорфа, или составляет каталог образцов почвы, или занимается еще какой-нибудь скучной работой, которую герцог предпочитал сваливать на других…

Такие мечты приятно согревали душу. Герцог протянул руку и устало нацарапал на последнем клочке бумаги:

«Почитайте мне главу о грибах. С начала до конца».

Мэри вопросительно округлила синие глаза, но послушно открыла книгу на разделе о грибах и плесени и начала чтение.

Доминик откинулся на подушку и уронил голову на теплое женское плечо.

Несколько минут спустя, посередине увлекательной главы о способах размножения грибов, Мэри заметила, что ее слушатель заснул. И заснул не просто так, а навалившись на нее всем телом и уютно склонив голову ей на плечо.

Мэри осторожно сдвинула книгу в сторону (не так-то легко оказалось это сделать!) и толкнула герцога в бок.

Результат получился совсем не тот, какого она ожидала. Освободившись от тяжести книги, спящий глубоко вздохнул и перекатился на бок, закинув ногу на бедро Мэри и положив руку ей на грудь.

«Ничего себе положение!» — подумала Мэри и потянулась за колокольчиком. По счастью, он оказался в пределах досягаемости… но, позвонив, Мэри тут же об этом пожалела. Хорошо, если на зов колокольчика явится мистер Краддлс — старый опытный камердинер поймет, что произошло, и не станет ставить девушку в неловкое положение. Но что, если эту замечательную картину — Мэри на кровати в обнимку с полуголым герцогом — застанут миссис Кодиган и лакеи?

«Пока никого нет, — сердито подумала Мэри, — надо выбраться из-под этой туши».

Но сказать легче, чем сделать. Этот наглец так вальяжно разлегся на ее юбке! Упершись ногой ему в колено, Мэри взялась обеими руками за юбку и потянула. Герцог что-то пробормотал во сне, но оставался недвижим, как гранитная скала.

— Грубое животное! — прошипела Мэри и сильно ущипнула его за руку. — Проснитесь же!

В холле послышались шаги. Судя по топоту, мистера Краддлса — или миссис Кодиган — сопровождали по крайней мере двое лакеев.

Отчаяние придало Мэри решимости: она уперлась в герцога обеими ногами и дернула изо всех сил. Раздался громкий треск материи, Мэри слетела с кровати и приземлилась на пол, прямо на воздушную палатку. В таком положении и застали ее Краддлс и два лакея.

Уже смеркалось; спальня герцога погрузилась в сумерки. Лакеи с канделябрами в руках застыли на пороге, и на лицах их отражалось глубокое изумление. Не меньше изумлен был и мистер Краддлс.

И неудивительно! Поднявшись на колени, Мэри обнаружила, что от ее великолепного шелкового платья остались какие-то ошметки, почти ничего не прикрывающие!

Торопливо подхватив эти лохмотья и стараясь прикрыть ими обнаженные ноги, Мэри оглянулась. Сзади подол выглядел не лучше, чем спереди. Благодарение богу, хотя бы нижняя юбка не пострадала и уберегла Мэри от окончательного позора!

Слуги молча переводили взгляд с герцога, распростертого на постели, на растерзанную Мэри и обратно. Глаза у лакеев полезли на лоб, да так там и остались. Никакие слухи, никакие ходившие по Лондону невероятные истории о герцоге и его таинственной невесте не смогли бы подготовить их к этому зрелищу!

«Надо объяснить им, что это недоразумение…» — мелькнуло в голове у Мэри… но тут же она поймала предостерегающий взгляд камердинера.

«Джентльмены и леди не объясняют своих поступков слугам», — предупреждал ее взгляд Краддлса.

Мэри судорожно вздохнула и выпрямилась, придерживая обрывки злосчастной юбки.

— Вы звонили, мисс? — невозмутимо поинтересовался Краддлс.

6.

— Имейте в виду, я в этом участвовать не собираюсь! — возмущенно объявила Мэри.

Двери распахнулись, и в спальню торжественным шагом вошли двое лакеев. На вытянутых руках они несли парадный белый фрак. Мэри попятилась, чтобы дать им дорогу, но две швеи, ползавшие на коленях вокруг ее пышной юбки, тут же потянули ее за подол обратно.

Протесты Мэри потонули в общем шуме. В спальне герцога царило настоящее столпотворение. Здесь собралось, наверно, человек тридцать или сорок — лакеи, портные, сапожники, парикмахеры, и вся эта толпа бегала взад-вперед, суетилась вокруг герцога и галдела, словно на базаре.

Грозный рев герцога перекрыл общий шум. Один из парикмахеров подобрался было к нему с огромным рожком для пудры, но хриплый рык Уэстермира и несколько брошенных в парикмахера предметов подсказали цирюльнику, что его присутствие здесь не требуется. Пудрить волосы по моде восемнадцатого века Доминик не собирается даже ради любимой тетушки.

«Сумасшествие какое-то! — думала Мэри, оглядываясь кругом. — Зачем ему это понадобилось?»

Мимо пробегал доктор Пендрагон. Мэри схватила его за руку.

— Доктор! — воскликнула она. — Остановите же это безумие! Неужели вы не понимаете, что выходить на улицу в такую погоду, в дождь и слякоть, для больного немыслимо? Объясните же герцогу, что и герцогиня Сазерленд, и клуб «Олмак», и миссис Бентинк сегодня прекрасно обойдутся без него!

Но доктор, кажется, вовсе ее не слушал.

— Вы же наблюдали больного в течение двух дней! — горячо убеждала его Мэри. — Разрешить ему сейчас выйти из дому — это просто убийство!

При слове «убийство» доктор вздрогнул и обернулся к девушке.

— Что? — переспросил он. — А… не тревожьтесь, дорогая мисс Фенвик, вам ничего не угрожает. На балу у герцогини Сазерленд будет присутствовать сам принц-регент, а в «Олмаке» по субботам собирается едва ли не половина города. Кроме того, — продолжал он, торопливо похлопывая ее по плечу, — в «Олмаке» Ник пробудет всего несколько минут. Он этот клуб терпеть не может.

— Сэр, да вы меня не слушаете!

Мэри хотела бежать за доктором, но швея снова поймала ее за подол.

— Мадемуазель, прошу вас, стойте спокойно! Мы ничего не сможем сделать, если вы будете дергаться! И так уже третий раз перешиваем!

Мэри опустила глаза. Две девушки-модистки из фирмы мадам Розенцвейг возились с ее платьем, пришивая к подолу декоративную ленту, расшитую жемчугом. Дело в том, что готовое платье оказалось для статной Мэри коротковато. Переделка производилась в спальне, чтобы герцог мог наблюдать за работой и давать руководящие указания. Связной между ним и модистками служила сама мадам Розенцвейг — она стояла рядом с герцогом и громко зачитывала его раздраженные записки.

Трудно поверить, что каких-нибудь три часа назад герцог Уэстермир лежал в постели, дышал горячим паром и, следуя совету доктора, избегал волнений и напряжения сил. Он с аппетитом пообедал, вздремнул, а затем, лежа в постели, читал немецкую книгу о серии нераскрытых убийств в Силезии.

Но, едва часы пробили четыре, все изменилось. Герцог встал с постели, камердинер распахнул двери, и в спальню густым потоком повалили люди. Комната больного в мгновение ока превратилась в бедлам. Герцог Уэстермир готовился к субботнему выходу в свет.

Услышав об этом, Мэри не поверила своим ушам. Она позвонила в колокольчик, чтобы спросить у Краддлса, правда ли это, но вместо камердинера к ней в комнату влетела запыхавшаяся миссис Кодиган. Мэри должна сопровождать герцога, объявила она. Мадам Розенцвейг с готовым бальным платьем ожидает ее в спальне.

— Да что вы все, с ума посходили? — в ужасе воскликнула Мэри.

Вместо ответа миссис Кодиган схватила ее за руку и потащила через галерею к герцогским покоям. В холле ее встретила целая толпа: кроме слуг, Мэри увидела здесь и лучшего в Лондоне женского парикмахера, и сапожника с модными туфельками, выписанными из Парижа, и саму мадам Розенцвейг в окружении молодых белошвеек, очень похожую на наседку среди цыплят.

Зная капризный вкус герцога, мадам захватила с собой не одно, а два бальных платья. Одно — непорочно-белое, украшенное кружевами; другое — более простое и строгое, кремового цвета.

Оба платья мадам предъявила герцогу. Подумав, он молча ткнул пальцем в кремовое.

Мадам Розенцвейг попробовала было спорить, указывая на то, что белый муслин и цветочная гирлянда на поясе — символы невинности, но герцог в ответ нацарапал сердитую записку:

«Что мисс Фенвик невинна, и так ясно с первого взгляда! А с этим белоснежным одеянием останется только привязать ей крылышки и вручить арфу!»

Модистка возвела глаза к потолку.

— Он гений! — пробормотала она по-французски. — Невозможный человек, но гений!

Но на этом приключения с одеждой не кончились. Герцог указал, что выбранное им кремовое платье слишком коротко.

— Но, ваша милость, в этом сезоне модно слегка показывать ножки, — возразила портниха.

«Эта мода не для нее, — написал в ответ герцог. — Она уже не девочка — и не кокетка».

Поразмыслив, он потребовал обшить подол по краю лентой, украшенной жемчугом, а другой такой же лентой прикрыть чересчур глубокий вырез.

Мадам Розенцвейг ахнула, схватилась за голову… и послала помощницу в кенсингтонскую лавку за лентами.

Облачаясь с помощью Краддлса в белые шелковые лосины, герцог разглядывал бальные туфельки, принесенные сапожником-итальянцем. Наконец он выбрал пару на высоких каблуках, украшенную розетками из речного жемчуга.

Никогда до сих пор Мэри не надевала туфель на каблуках. Возмущению ее не было предела.

— А моего мнения вы спросить не хотите? — взорвалась она. — Мало того, что вы силком тащите меня на этот дурацкий бал, — так еще и хотите обуть в туфли, в которых я шагу ступить не смогу!

Но герцог не обращал внимания на ее возмущение, а может быть, и не слышал. Он стоял за экраном, широко открыв рот, и Реджинальд Пендрагон в последний раз заглядывал ему в горло.

— Говорить по-прежнему не можешь? — с сочувствием спрашивал он. — Черт возьми, Ник, давай я поеду с тобой! Подумай сам: ты окажешься в центре внимания, все светские сплетники накинутся на тебя с вопросами, начнут выяснять, как твое здоровье, что это за прелестная юная леди и справедливы ли ходящие по Лондону слухи… Ты что, всем им будешь писать записки? А если попытаешься говорить, это может плохо кончиться: не дай бог, повредишь голосовые связки!

«Отвечать на вопросы будет девушка, — написал в ответ герцог. — Не беспокойся, она за словом в карман не полезет!»

Доктор с сомнением покачал головой.

— Согласен, мисс Фенвик… э-э… решительная молодая особа. Но как, по-твоему, она сможет объяснить ваши отношения? Что скажет, если кто-то спросит, помолвлены вы или нет и на каких основаниях она живет у тебя в доме? На такие вопросы тебе придется отвечать самому.

«Черта с два! — написал герцог. — Пусть выкручивается сама. Посмотрим, что она скажет!»

Отстранив Краддлса, Доминик сел на край кровати и натянул шелковую рубашку. Камердинер обвязал ему шею белым платком, а юный Чарльз, племянник миссис Кодиган, натянул на ноги шелковые носки.

Доминик вытянул ноги и пошевелил ими. Лосины сидели как вторая кожа: можно было не беспокоиться, что к середине вечера они начнут пузыриться на коленях, как случается порой с брюками у иных незадачливых денди.

«Герцогиня Сазерленд — старшая сестра моего покойного отца, — написал герцог, вырвав из блокнота новый листок. — Тетушка Бесси не позволит гостям докучать мне вопросами».

— Ты думаешь? — протянул Реджи Пендрагон.

Он хорошо помнил последнюю встречу с тетушкой Ника на одном великосветском приеме. Престарелая герцогиня возвышалась над прочими гостями, словно Вавилонская башня. Росту в ней было не меньше шести футов, не считая парика, взбитого и зачесанного вверх по моде тридцатилетней давности. Держалась она. прямо, словно аршин проглотила, взгляд имела пронзительный, голос — громоподобный и не хуже самого Уэстермира умела вгонять собеседника в дрожь. Только Доминик де Врие это делал лишь изредка и сознательно, а герцогиня — постоянно, сама того не замечая.

— Видишь ли…

Герцог Уэстермир нетерпеливо замахал на врача руками, затем нацарапал на вырванной из блокнота странице:

«Черт побери, Реджи, я сказал, не надо меня опекать! Пойми же наконец: когда Орис сбежит, подозрение падет на нас, и прежде всего — на меня. Я ездил в Бристоль, я настаивал на его невиновности, и этот кретин Секвилл, конечно, первым делом подумает обо мне! Я должен поехать на бал, чтобы обеспечить себе алиби и отвлечь подозрение от наших товарищей».

Доктор покачал головой:

— Не нравится мне все это, Ник. Слишком опасно. Позволь напомнить, что у тебя есть враги и помимо тупоголового бристольского судьи.

«Разумеется», — написал герцог, насмешливо изогнув бровь.

Камердинер отложил в сторону доску для письма, и двое лакеев подали герцогу белоснежный бальный фрак. Он скользнул руками в рукава и накинул фрак на плечи, лакей застегнул пуговицы, другой поправил платок на шее, а камердинер тем временем выправлял из-под ворота черные ненапудренные волосы хозяина.

Доминик де Врие, виконт Сент-Обер, двенадцатый герцог Уэстермир, отступил на шаг, чтобы взглянуть на себя в зеркало.

Если не считать белого платка, повязанного не столько ради требований моды, сколько для защиты больного горла, наряд герцога был безупречен — как и он сам. Из прозрачной глубины зеркала на Доминика смотрел настоящий аристократ, мощный, властный и надменный, отличный наездник, пловец и боксер-любитель, тонкий ценитель искусства и моды, светский лев, безукоризненный денди, предмет зависти молодых щеголей и восхищения самого принца-регента.

Но не только умением одеваться и успехами в спорте был славен Доминик Уэстермир. Парадный фрак его украшали ордена, заслуженные в боях, — «Звезда и Венок» Веллингтона, русский орден Александра Невского и необычная золотая брошь с изумрудами — «Рука Фатимы», полученная от египетского бея.

Мадам Розенцвейг и ее помощницы оправили на Мэри платье и подвели ее к зеркалу, чтобы герцог мог проверить, хорошо ли они смотрятся вместе.

Уэстермир не ошибся, выбрав для своей дамы кремовое платье, и оторочка на груди и подоле тоже отлично смотрелась. Строгое платье с завышенной по французской моде талией подчеркивало высокий рост и стройность Мэри, но в то же время не скрывало соблазнительных плавных очертаний груди и бедер.

Недовольный взгляд Доминика обратился на любимое детище мадам Розенцвейг — своеобразный тюрбан с перьями, красовавшийся у Мэри на голове. Герцог сделал знак камердинеру, и тот немедленно подал ему перо и блокнот.

«Это еще что такое?» — сердито нацарапал он.

В поисках поддержки мадам Розенцвейг оглянулась на своих белошвеек, но девушки предпочли слиться со стенами и сделать вид, что их здесь нет.

— Ваша светлость, — торопливо начала портниха, — это самая последняя мода! Сейчас все носят такие тюрбаны, и я слышала, что на прошлой неделе сам принц-регент сказал…

— А мне позволено будет высказать свое мнение? — медовым голоском осведомилась Мэри. — Мне эта штучка нравится! Перья выглядят очень элегантно, а золотые ленты отлично подходят к волосам. Позвольте также напомнить, сэр, что вы тащите меня на этот дурацкий бал против моего желания и не соизволили даже объяснить зачем…

В ответ в воздух взвился ураган записок.

«Немедленно снимите с нее это убожество!» — гласила одна, обращенная к мадам Розенцвейг.

«Сожгите чертовы перья, в них девушка похожа на курицу!» — приказывала камердинеру другая.

Третья, забрызганная чернилами, гласила: «Все прочь, оставьте только жемчужные нити».

— Прошу вас, милорд, будьте осторожнее, — взмолился Краддлс, — вы забрызгаете себе фрак чернилами!

В ответ раздалось рычание разъяренного медведя.

В мгновение ока модистки преобразили несчастный тюрбан до неузнаваемости и, вновь водрузив его на голову Мэри, подвели ее к зеркалу.

В зеркале отражался совершенный молодой джентльмен; портила его только хмурая складка бровей. Но Мэри на него и не смотрела: с глубоким изумлением, почти с ужасом она рассматривала в зеркале себя.

Ей невольно вспомнилась сказка о Золушке.

Мэри часто слышала от людей, что красива, и верила этому; но сейчас перед ней стояла не просто красавица. Нет, из зеркала смотрело на нее обольстительное видение, едва ли принадлежащее к миру людей.

Восторг ее длился недолго: в следующий миг Мэри охватило чувство вины. Вспомнились дорогие подруги, Пенелопа и Софрония, — чем они хуже ее? Неужели они не заслужили таких же роскошных нарядов? Вспомнились бедняки Стоксберри-Хаттона — они-то таких платьев и украшений не видывали даже во сне. И, конечно, вспомнился отец, милый добрый папа, самоотверженный служитель божий, уставший бороться с жестокой бедностью…

Одни эти жемчужные нити в волосах, думала Мэри, стоят достаточно, чтобы обеспечить отца на всю жизнь!.. Как же бессмысленно и несправедливо, что одни купаются в роскоши, а другие прозябают в нищете!

Мэри ощутила, как поднимается в сердце горячая волна гнева. Чтобы помочь родному городу, она готова была устроить герцогу сцену посреди Лондона, готова жить у него в доме, готова даже «обворожить» его, если не останется иного пути… Но покорно исполнять все его капризы? Не дождется!

— Прошу прощения, — заговорила она. Глубокий мелодичный голос ее прозвучал, словно удар колокола, и все удивленно обернулись. — Но я уже сказала, что не собираюсь участвовать в этой бессмысленной затее.

Герцог устремил на нее гневный взгляд, но Мэри бесстрашно продолжала:

— Великая мыслительница Мэри Уоллстонкрафт говорит, что страшнейшее из преступлений — преступление против разума. И вы, ваша светлость, как ученый, думаю, не можете с этим не согласиться.

В спальне воцарилось молчание. Несколько молодых лакеев попятились к выходу. Мадам Розенцвейг и ее помощницы застыли, словно приговоренные к смерти при виде виселицы. Только камердинер как ни в чем не бывало накинул на плечи Мэри бархатный, отороченный мехом плащ.

Все ожидали взрыва гнева, в котором его светлость, как известно, бывал страшен, но взрыва так и не последовало. Герцог понимающе кивнул и торопливо начал царапать новую записку.

— Ваша светлость, я говорю серьезно! — бушевала Мэри, отбиваясь от камердинера. — Я не стану подчиняться вам, если вы не объясните…

Герцог протянул ей записку — и огромные синие глаза Мэри от удивления стали еще больше. Она ожидала всего, чего угодно, но эти шесть слов ее словно громом поразили.

«Помогите мне, — писал герцог. — Мне нужна ваша помощь».

7.

Не прошло и двух часов, как Мэри сообразила, что герцог самым бессовестным образом ее обманул, сыграв на ее добрых чувствах.

«Мне нужна ваша помощь» — подумать только! Ну не скотина ли?!» — мысленно возмущалась она, кружась в вальсе с толстым и явно нетрезвым виконтом, фамилия которого вылетела у нее из головы.

И сама она хороша — растаяла, поддалась на грубый обман! Безвольная, глупая гусыня — вот она кто! Пора бы уже усвоить, что герцог Уэстермир на все пойдет, чтобы добиться своего. Вспомнить хотя бы тот случай несколько дней назад, когда началось все с чтения Линнея, а закончилось унизительной и почти непристойной сценой, разыгравшейся едва ли не на глазах у слуг.

И теперь он снова решил воздействовать на чувствительность женского сердца, дабы затащить Мэри на бал, где ей совершенно нечего делать, и заставить общаться с людьми, которые дышат на нее винными парами и беспрерывно наступают ей на ноги!

Права, трижды права была Мэри Уоллстонкрафт, когда писала о том, что благородные женщины чаще всего страдают именно из-за своей доброты и самоотверженности!

Впрочем, в глубине души Мэри понимала, что Уэстермир тащит ее с собой не из пустого каприза. Ему действительно необходима помощь. Не может же он, в самом деле, общаться с целой толпой при помощи пера и чернил!

С тетушкой-герцогиней, например, таким способом не особенно поговоришь…

Уэстермир и Мэри приехали к началу бала, однако у особняка, напоминающего уменьшенную копию палаты лордов, уже стояло не меньше тридцати экипажей, и беспрерывно подъезжали новые. Должно быть, весь лондонский свет считал своей обязанностью побывать на еженедельном балу у герцогини.

Просторный мраморный холл сиял сотнями свечей. Сама хозяйка — Мария-Тереза-Элизабет, герцогиня Сазерленд — стояла наверху парадной лестницы и приветствовала гостей.

Уже поднимаясь по лестнице, герцог сунул в руку Мэри записку.

«Не робейте, — было сказано там, — и не тушуйтесь. Тетушка вас не съест».

Но, увидев тетушку, Мэри в этом усомнилась.

Дворецкий громко выкрикивал имена прибывающих гостей. У перил сгибались в низких поклонах два ряда напудренных лакеев. А огромная, как башня, герцогиня, стоя на верхней ступеньке, не спускала с несчастной девушки пронзительного недоброго взгляда.

Под взором тетушки Бесси даже невозмутимый герцог занервничал и торопливо полез в карман за блокнотом. Это движение не укрылось от герцогини.

— Мальчик мой, да ты опять потерял голос? — поинтересовалась она громовым басом. — Снова круп? Когда же ты поймешь, дорогой мой, что, чем являться на бал больным, лучше не приходить вовсе! А что это у тебя на поясе? Чернильница? И на шею навертел целое одеяло! Кошмар! Ни потанцевать, ни пофлиртовать с дамами… И держись подальше от принца-регента, миссис Фицгерберт (так звали нынешнюю любовницу его высочества) страшно боится заразы!

«Тогда почему они с принцем до сих пор вместе?» — написал в ответ герцог, не делавший секрета из своей неприязни к распутному монарху.

Увы, соль его шутки до герцогини не дошла. Старуха повернулась к Мэри и, приставив к глазу лорнет, внимательнейшим образом осмотрела ее с ног до головы.

— Какое милое платье, — заметила Мария-Тереза-Элизабет, — сам выбирал, наверно?

И снова уставилась на Мэри, у которой от этого досмотра уже мурашки по коже бежали.

— Девушка несколько… м-м… крупновата, тебе не кажется? Но этот наряд ей очень идет.

Мэри решила, что пора подать голос.

— Ваша светлость, — решительно начала она, — отправляясь к вам, герцог Уэстермир просил меня говорить вместо него, поскольку он, как вы сами видите, из-за болезни потерял голос. С вашего позволения, герцог Уэстермир хотел бы…

— Да я уж догадываюсь, чего бы он от вас хотел, моя милая! — трубным голосом ответствовала герцогиня.

Мэри не сомневалась, что гости, столпившиеся на ступенях, не упускают из разговора ни единого слова.

Старуха наклонилась к Мэри и пухлой, унизанной перстнями рукой потрепала ее по щеке.

— Милая, не принимайте мои слова близко к сердцу. Вы очень хороши собой. Только не сутультесь, не надо стесняться своего роста!

По лестнице уже поднималась новая порция гостей. Дворецкий громогласно объявлял их имена. Расслышав титулы бельгийского посла, русского великого князя и герцогини Люксембургской, Мэри решила было, что ее мучениям пришел конец.

Но она ошиблась. Герцогиня рассеянно кивнула вельможным гостям, ответила на реверанс люксембургской правительницы и снова повернулась к Мэри:

— Так вы помолвлены с моим племянником? Мне говорили, что вы дочь священника из церкви Святого Дунстана в округе Хоббс? Как же, знаю этот приход. Каждый год я посылаю туда пять шиллингов, три дюжины восковых свечей, пять бушелей пшеницы и два покрывала для алтаря. Так поступали все наши предки со времен короля Вильгельма.

Мэри была так ошарашена, что на несколько секунд утратила дар речи. Лицо ее запылало от нестерпимого стыда. Ей казалось, что гости, толпящиеся на лестнице, обратились в слух.

— Не сомневаюсь, ваша светлость, — выдавила она наконец, — мой отец благодарен вам за пять шиллингов в год, за свечи и… и за все остальное.

Она беспомощно оглянулась по сторонам, словно ожидая помощи от герцога, но Уэстермир молчал и не двигался, не спуская со своей спутницы пронзительного взгляда черных глаз.

«Он просто наслаждается моим унижением!» — гневно думала Мэри.

Строго говоря, герцогиня не сказала ничего обидного или несправедливого. Отец Мэри действительно получал от богатых землевладельцев взносы на церковь, причем не только деньгами, но и натурой. Но, по словам герцогини Сазерленд, можно было подумать, что у отца нет других источников дохода, кроме ее подаяния — жалких пяти шиллингов!

На лицах гостей читался живейший интерес. Несколько молодых людей широко улыбались. Завтра весь Лондон будет говорить, что Уэстермир женится на нишей, чей отец живет на пять шиллингов в год, питается одним хлебом и шьет себе сюртуки из алтарных покрывал!

Герцог уже хотел вести Мэри прочь, но герцогиня схватила племянника за руку.

— Чем это от тебя пахнет? — поинтересовалась она, втягивая воздух огромным носом. — Что это, Доминик, какие-то новые духи?

Мэри и герцог переглянулись. Очевидно, даже ванна, принятая перед балом, не смогла истребить запах дегтя, испарениям которого, по уверениям миссис Кодиган, нет равных при лечении ангины.

Мэри воспряла духом. Настал ее час! Теперь герцог за все поплатится!

— Не беспокойтесь, ваша светлость, я сейчас все объясню, — пропела она медовым голоском.

Герцог бросил на нее мрачный предостерегающий взгляд, но Мэри было уже не остановить.

— Это новый восточный аромат, ваша светлость, — торопливо заговорила она. — Точнее сказать, на самом деле он очень древний. На Востоке это благовоние называют… э-э… миррой. Мирра не только прекрасно пахнет, но и действует на мужчин… м-м… возбуждающе. Кроме того, в древности она использовалась при бальзамировании мумий.

Герцогиня открыла рот и замолчала надолго.

Герцог изо всех сил продолжал улыбаться, сжимая руку Мэри железной хваткой.

— Возбуждающее средство? — вскричала герцогиня. — Доминик, мальчик мой, подумай о своем здоровье! Ты уже потерял голос, а что же дальше будет? И, надеюсь, ты не собираешься сделать из себя мумию?

Герцог молча затряс головой и поспешил в бальный зал, волоча за собой Мэри.

У входа он прижал ее к стене и хрипло прошептал на ухо:

— Что вы наделали! Теперь весь Лондон заговорит о том, что я использую возбуждающие средства!

Мэри сбросила с плеча его руку.

— А что станут говорить обо мне, сэр? Что мой отец живет на пять шиллингов, которые платит ему из милости ваша тетушка?

Несколько секунд герцог смотрел на нее бешеными глазами.

— Тетушка не сказала вам ничего обидного, — прошипел он наконец. — Держите себя в руках, черт побери!

— Ни за что! — топнув ногой, отвечала Мэри. — Я не стану молча сносить оскорбления! Мало того, что вы притащили меня на этот бал! Мало того, что представляете всем как свою невесту, хотя ни я, ни мой отец еще не дали вам согласия! Это вы держите себя в руках, иначе я всем расскажу, что никакой помолвки не было и все это обман!

В этот момент молодой граф Десмонд, однокашник Уэстермира по Итону и Оксфорду, пригласил Мэри на первую кадриль. Герцогу оставалось только отпустить свою спутницу — он все равно чувствовал, что не сможет больше произнести ни слова.

— Дорогая моя мисс Фенвик, — заговорил граф, едва зазвучала музыка, — скажите мне, неужели путешествие в Египет привило Уэстермиру вкус к восточным погребальным обрядам? Весь бал гудит от слухов: говорят, Ник уже написал завещание, где просит забальзамировать свои останки и воздвигнуть себе пирамиду! Я бы этому не удивился, — с насмешливой улыбкой продолжал граф. — Не зря говорят, что у Уэстермиров все не как у людей.

Мэри почти не прислушивалась к словам графа, но «путешествие в Египет» засело у нее в памяти. Значит, герцог Уэстермир был в Египте? Интересно, надо будет расспросить его об этом…

— Да нет, не думаю, что герцог решится на бальзамирование, — ответила она, кружась по залу в объятиях красавца-графа. — Видите ли, эти языческие обряды плохо сочетаются с мусульманством… Как, разве герцог ничего вам не рассказывал о своем обращении в ислам? Впрочем, об этом пока не знает никто, кроме ближайших друзей. Видите ли, когда жестокий суданский паша бросил его в яму с крокодилами…

— Что-о?! В яму с крокодилами? И как же старина Ник оттуда выбрался?

— Не торопитесь, — сладко улыбаясь, ответила Мэри, — сейчас я расскажу вам все по порядку.

И рассказала! Припомнив романы, прочитанные за последние годы, она поведала изумленному графу, как Уэстермир спас из суданского гарема красавицу-француженку и какие злоключения ему пришлось при этом претерпеть. До обращения в ислам, впрочем, дело не дошло — кадриль кончилась, и граф с поклоном отвел свою собеседницу на ее место, где уже толпились новые кавалеры.

Все молодые люди в зале мечтали потанцевать с мисс Фенвик и узнать, что же произошло с Уэстермиром в Египте. И Мэри не обманула их ожидания. От многократного повторения история эта расцвечивалась все новыми красками, суданский паша скоро превратился в эфиопского негуса, а яма с крокодилами — в пещеру с кобрами; впрочем, ни рассказчицу, ни ее слушателей эти несообразности не смущали.

Покончив с приключениями самого герцога, Мэри перешла к его предкам. И в данный момент толстый виконт со сложной фамилией, открыв рот, слушал душераздирающую историю о сиамских близнецах, которых девятый герцог Уэстермир, опасаясь скандала, всю жизнь держал взаперти в одной из башен своего мрачного замка.

Бальный зал гудел, словно потревоженный улей. Мужчины становились в очередь, чтобы потанцевать с невестой Уэстермира; женщины, обмахиваясь веерами, с нетерпением ожидали их рассказов. Прекрасная мисс Фенвик стала самой популярной особой на балу, затмив и жену бельгийского посла, и дочь герцогини Люксембургской.

А из дальнего угла зала неотступно следили за ней черные, как ночь, глаза Доминика де Врие, двенадцатого герцога Уэстермира.

Искоса глянув на герцога, Мэри заметила, что к нему направляется группа молодежи во главе с графом Десмондом.

«Должно быть, решили поздравить старого приятеля с переходом в мусульманство», — подумала Мэри, и при мысли о реакции герцога ей стало не по себе.

Молодые люди набросились на Уэстермира с вопросами. Кто-то хлопал его по плечу. Грохот музыки заглушал голоса, но Мэри не сомневалась, что граф и его друзья восхищаются храбростью герцога, проявленной в схватке с дикими бедуинами.

Герцог молчал. Лицо его было неподвижно, как камень — только густые черные брови угрожающе сдвинулись, и между ними прорезалась вертикальная морщина.

Десмонд обернулся к Мэри и послал ей сияющую улыбку. Перехватив взгляд герцога, Мэри поспешно подозвала слугу и попросила принести ей плащ. Нет, она ни капельки не боялась Уэстермира — просто решила отложить объяснение до завтрашнего дня, когда он немного успокоится.

К несчастью, слуга замешкался в гердеробной. Не успел он вернуться с плащом в руках, как герцог вырвался из толпы и решительным шагом направился прямо к своей спутнице.

Молча он накинул плащ ей на плечи и взял ее под руку. От его прикосновения Мэри вздрогнула, вся отвага ее испарилась, как дым.

Она уже и сама не помнила, что и кому рассказывала. Может быть, о сиамских близнецах упоминать не стоило? И седьмая герцогиня Уэстермир, сожженная на костре за колдовство… да, пожалуй, это было уже слишком.

«Он это заслужил! — сказала себе Мэри. — Кто называл меня „поповским отродьем“? Чья тетушка объявила на весь Лондон, что мой отец — нищий, живущий подаянием? Так пусть теперь не обижается, что я недостаточно уважительно отзываюсь о его благородном семействе!»

Герцог молча вел ее вниз по лестнице. У Мэри подкашивались ноги: она чувствовала, что не выдержит больше ни минуты этого ледяного молчания.

— Знаете, — заговорила она дрожащим голосом, — я сегодня в первый раз услышала, что вы были в Египте…

Герцог даже не взглянул на нее. От него исходил легкий аромат дегтя, и Мэри подумалось, что это довольно приятный запах. По крайней мере, не хуже духов и помад, которыми пользуются лондонские модники.

Дворецкий в холле громко выкрикивал имена принца-регента и миссис Фицгерберт. Герцогиня, занятая приемом таких важных гостей, не заметила, как племянник со своей спутницей проскользнул мимо нее и направился к выходу.

Холодный сырой ветер ударил Мэри в лицо.

«Карета его светлости!» — послышался голос лакея, и через несколько секунд к крыльцу подъехал знакомый экипаж.

Прежде чем помочь Мэри сесть в карету, герцог сунул в ее дрожащую руку новую записку. Всего из трех слов:

«Теперь — в „Олмак“!»

8.

— В «Олмаке» вы долго не задержитесь, — обещал Мэри доктор Пендрагон. — Ник ненавидит это место.

И Мэри понимала почему. На ее взгляд, знаменитое место встреч лондонской золотой молодежи своей толчеей напоминало постоялый двор.

Впрочем, это сравнение было не совсем верно. В «Олмак», как и в любой лондонский клуб, не пускали людей с улицы. Чтобы попасть в число членов, следовало представиться владельцам клуба, получить их одобрение и уплачивать десять гиней в год на угощение и напитки (хотя закуски, что подавались здесь, оставляли желать лучшего). Как и во многих клубах, здесь была игровая комната, а раз в неделю устраивался бал.

И все же «Олмак» был особым местом. Ему покровительствовала элита лондонского общества. В свое время знаменитый Красавчик Браммел, лучший друг принца-регента и законодатель английской моды, проводил здесь все вечера напролет. Теперь же, после падения Браммела, «Олмак» взяла под свой патронаж жена принца-регента, установившая в нем строгие правила.

Лондону был еще памятен скандал, разразившийся, когда привратник не впустил в «Олмак» герцога Веллингтона, явившегося в брюках вместо принятой формы одежды — панталон до колен. Светская молодежь, особенно военные, возмущались таким отношением к национальному герою и многие горячие люди — в том числе и герцог Уэстермир — поклялись, что больше не переступят порог клуба без крайней необходимости.

Но и после этого «Олмак» остался самым модным и фешенебельным клубом в Лондоне. Столичные гуляки, начиная с самого принца-регента, водили сюда своих любовниц; здесь же выводили в свет и барышень из хороших семей, которые мечтали поскорее найти себе подходящего жениха.

Неудивительно, что с раннего утра до поздней ночи в «Олмаке» толпился народ и обсуждались все новейшие сплетни.

«Каждый, кто хоть что-то собой представляет, — заметил однажды Красавчик Браммел, — ездит в „Олмак“ и делится с друзьями новостями, которые услышал в других местах».

Здесь встречались судьи, адмиралы, министры — и люди с сомнительной репутацией, вроде самого Браммела. Здесь же проводили веселый досуг и члены королевской семьи — принц-регент Георг Ганновер и его братья.

Но Доминик де Врие «Олмака» не любил, в этом Мэри могла поклясться. Зачем же он сюда приехал?

Сплетни, родившиеся на балу у герцогини Сазерленд, скорее всего уже достигли «Олмака». Зачем же герцог своим появлением дает новый материал для сплетен?

Так спрашивала себя Мэри, но ее вопросы остались без ответа.

Отвесив поклон патронессам клуба, на лицах которых при виде герцога отразился ужас, смешанный с восхищением, Уэстермир подал руку своей даме и ввел ее в залу.

К несчастью, был как раз перерыв между танцами. При появлении герцога все головы повернулись в его сторону. Воцарилось потрясенное молчание, а затем раздался такой гул голосов, что задрожало пламя свечей в канделябрах.

Денди, светские дамы, актеры и актрисы, богатые наследницы и их престарелые дуэньи — все бросились к герцогу, крича и толкаясь.

Герцог крепко сжал руку Мэри и повлек ее за собой, разрезая толпу, словно морские волны.

— Его светлость просит извинения, — повысив голос, начала Мэри заученную фразу, — к сожалению, из-за ангины он совершенно потерял голос и не может ответить на ваши вопросы…

Уэстермир тем временем не слишком вежливо тащил ее по направлению к буфету.

— Нет-нет, — отвечала Мэри на вопрос какого-то рослого гусара, — герцог Уэстермир никогда не был в Индии и не изучал буддизм. Более подробно о своем отношении к восточным религиям он расскажет сам, когда к нему вернется голос.

«Едва ли», — добавила Мэри про себя. По дороге в «Олмак» герцог написал ей немало записок, где без обиняков высказывал свое отношение к ее фантазиям.

«Попробуйте сказать еще что-нибудь подобное — я вам язык отрежу!» — это была еще самая невинная угроза.

Мэри молчала, поправляя жемчужные нити в волосах.

«Пусть бесится, сколько хочет, — думала она. — Посмотрю я на него в следующую субботу! Он, наверно, снова сорвет себе голос, объясняя, что и не думал переходить в мусульманство, что не собирается бальзамироваться после смерти и что в роду у него не было сиамских близнецов.

Да ему еще никто и не поверит!» — подумала Мэри с улыбкой.

Но тут же сникла, вспомнив, с чего началась эта история. Герцог, несмотря на протесты Мэри, упорно называл ее своей невестой, а его тетушка Бесси представила ее отца нищим… Теперь весь лондонский свет уверен, что Мэри — наглая выскочка, охотница за герцогским состоянием.

Самое печальное, думала девушка, что герцогиня не так уж не права. Ведь преподобный Фенвик действительно очень беден. Как и весь его приход.

Предаваясь таким грустным мыслям, Мэри безропотно позволила отвести себя в буфет, где герцог взял себе бренди, а ей предложил фруктовое пирожное и чашку остывшего чая. Любопытные по-прежнему толпились вокруг, и несколько молодых людей, разряженных в пух и прах, поспешили представиться — но Мэри, выполняя строгие инструкции герцога, объясняла, что его светлость не может говорить, и больше ни в какие разговоры не вступала.

Посидев в буфете минут пятнадцать, они покинули «Олмак» и снова сели в карету. Предстоял последний пункт назначения — раут у Амелии Бентинк.

Несколько минут экипаж катился по темным улицам, затем остановился у дома в Челси — когда-то модном районе Лондона, который теперь пришел в упадок. Окна на втором этаже были ярко освещены, оттуда доносился шум голосов. Мэри заметила, что занавески на окнах отдернуты, и на светлом фоне движутся темные человеческие фигуры, так что любой человек на улице может видеть, что здесь идет прием. Видимо, это своеобразная реклама, подумала Мэри.

Она немало слышала о раутах — чисто лондонских приемах, где не танцуют, не играют в карты и не подают угощения (кроме напитков). На рауты люди приходят, чтобы пообщаться друг с другом. Чаще всего раут устраивается совместными усилиями: каждый гость платит хозяину определенную сумму за посещение.

Рука об руку с герцогом Мэри поднялась по узкой лестнице и вошла в холл. Господи, сколько же тут было народу! И какие разнообразные люди собрались у Амелии Бентинк! Пехотные и кавалерийские офицеры флиртовали с дамами; у стен сидели пожилые леди, впрочем, не слишком похожие на мамаш или тетушек юных красавиц. В одном углу человек в черном сюртуке читал стихи, и несколько молодых людей обоего пола внимали ему с благоговением. Воздух гудел от множества голосов, но на герцога и его спутницу, слава богу, никто не обращал внимания.

В комнатах людей было еще больше. Мэри заметила, что в доме почти нет мебели: казалось, когда-то комнаты были богато и элегантно обставлены, но потом нужда заставила хозяев распродать все, кроме нескольких стульев и кресел.

Навстречу Уэстермиру поднялась с кресла стройная смуглая женщина в траурном наряде — темном платье и тюрбане с черными перьями.

Что сталось с герцогом! Мэри не узнавала Уэстермира. Он улыбнулся хозяйке — словно солнышко выглянуло из-за туч, — склонился перед ней в низком поклоне и галантно поднес ее руку к губам, а затем нетерпеливо покосился в сторону Мэри.

Та знала, что от нее требуется.

— Мадам, — начала она, делая реверанс, — герцог Уэстермир просит его извинить, поскольку из-за болезни горла он совершенно лишился голоса…

Но хозяйка дома ее не дослушала.

— Доминик, дорогой, — вскричала она, рассмеявшись, — опять ты болен? И кто же на этот раз поит тебя чаем с ложечки?

С этими словами она обняла Уэстермира и звонко расцеловала в обе щеки. Гости удивленно смотрели на странную пару, Мэри же вдруг ощутила странный и неприятный укол в сердце.

— Дорогая моя, я Амелия Бентинк, — представилась ей хозяйка, — и мы с капитаном де Врие — старые друзья. Он служил в Сарагосе под командованием генерала Бентинка, моего мужа. Ужасное место эта Сарагоса! Не верьте тем, кто говорит, что в Испании прекрасный климат, — там холодно и беспрерывно идет дождь. Неудивительно, что, едва приехав туда, ваш друг слег с ангиной, и мне — единственной женщине в лагере — пришлось за ним ухаживать. Сказать по совести, мне даже нравится, что его светлость так часто болеет, — признаюсь вам, не люблю людей без недостатков!

Этот монолог заставил Мэри вздохнуть с непонятным ей самой облегчением. Тем более что моложавая смуглая Амелия, хоть и сохранила былую красоту, была старше герцога лет на двадцать пять.

Герцог нацарапал на листке из блокнота какой-то вопрос и подал его Амелии Бентинк.

— Как мило с твоей стороны, что ты помнишь всех моих детей по именам, — заметила она, и лицо ее затуманилось печалью. — Да, все здесь, кроме старшего: Ричард сейчас в том же полку, где служил его бедный отец. А я, как видишь, не дождавшись окончания траура, принимаю гостей — но, видит бог, отнюдь не для развлечения!

Уэстермир начал писать новую записку, но Амелия Бентинк жестом остановила его. Возле них уже толпились новоприбывшие гости, которые желали уплатить деньги за вход.

— Сегодня народу больше обычного, — с гордостью заметила Амелия. — Друзья обещали, что приведут ко мне лорда Байрона, и едва ли не половина Лондона собралась, чтобы посмотреть на знаменитого поэта. Не знаю, как бы я прокормила детей, если бы не эти рауты! Дом в Сассексе пришлось продать, — продолжала она, понизив голос, — нам не хватает денег на его содержание. Ах, если бы ты знал, как нам недостает Джека! Ты ведь помнишь, что это был за человек! — Затянутой в черную перчатку рукой она смахнула слезу. — Ладно, иди. Заходи как-нибудь, когда к тебе вернется голос, и мы поговорим по душам.

Миссис Бентинк приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать герцога на прощание, и до Мэри долетел ее громкий шепот:

— Ник, дорогой, это и есть твоя ненаглядная? Очень хороша! Надеюсь, что лондонские сплетники говорят правду, и ты действительно решил покончить с холостой жизнью?

В этот момент новые гости отвлекли ее внимание. Герцог подхватил Мэри под руку и повлек за собой.

— Ее муж погиб на войне? — спросила Мэри, ускоряя шаг, чтобы поспеть за своим кавалером.

Герцог кивнул. Мэри хотела расспросить его поподробнее, но вовремя сообразила, что сейчас он не в состоянии ничего рассказывать. Она слышала, что солдаты и офицеры Веллингтона после победы над Наполеоном принуждены жить на крошечные пенсии: те из них, кто не был богат до войны, бедствуют. Очевидно, то же происходит и с Амелией Бентинк.

Мэри с интересом оглядывалась вокруг. Все как в книгах, где она читала описания лондонских раутов: ни музыки, ни карточной игры, ни закусок. Даже напитки каждый желающий приносит с собой. Люди приходили на раут, чтобы пообщаться со знаменитостями, завязать интересные или полезные знакомства.

На этом рауте было особенно много офицеров — очевидно, старые боевые товарищи генерала Бентинка не жалели денег, чтобы поддержать его обедневшую семью. Офицеры громко и радостно приветствовали герцога и отпускали шутки по поводу его знаменитой болезни.

В одном углу кучка молодых людей в потертых фраках и засаленных шейных платках громко рассуждала о политике. Должно быть, писатели или журналисты, подумала Мэри.

Было здесь и несколько известных музыкантов, и денди, и вездесущие барышни в сопровождении строгих родственниц… Не хватало только лорда Байрона, на приход которого так надеялась Амелия.

И Мэри Фенвик разделяла ее надежды.

Как всякая образованная девушка того времени, она читала знаменитые поэмы Байрона, хотя в глубине души и предпочитала ему другого поэта-современника, Перси Биши Шелли. Однако Байрон был кумиром ее подруг, и Мэри заранее представляла, как будет рассказывать Софронии и Пенелопе о встрече с героем их девичьих грез.

Судя по портретам в «Татлере» и других журналах, лорд Байрон был не только талантлив, но и очень хорош собой. Не портил его даже излишний вес, из-за которого поэт беспрестанно сидел на диете, а врожденная хромота, доставившая Байрону столько страданий в юности, лишь укрепляла его романтический ореол. О его скандальных связях говорила вся Англия: болтали даже, что он состоял в любовной связи со своей сводной сестрой Августой.

Неудивительно, что множество лондонцев явилось на раут к Амелии Бентинк лишь с одной целью — своими глазами взглянуть на скандальную знаменитость. Амелии очень повезло, думала Мэри: теперь ее салон станет известен и начнет привлекать гостей со всего Лондона.

Уэстермира окружили старые товарищи. Они что-то рассказывали; он улыбался, кивал, писал записки, и впервые за сегодняшний вечер Мэри видела, что он по-настоящему доволен жизнью.

Вдруг по толпе пробежал взволнованный ропот: говорили, что к дому подъехала карета лорда Байрона. Едва услышав это, Уэстермир помрачнел, словно грозовая туча, подхватил плащи, схватил Мэри за руку и потащил за собой.

— Куда мы? — громким шепотом воскликнула Мэри. — Мы не можем уйти! Вы же слышали, приехал Байрон!

Двенадцатый герцог Уэстермир только зарычал в ответ. Похоже, к величайшему английскому поэту он относился не лучше, чем к принцу-регенту.

Герцог со своей спутницей выбежали через заднюю дверь и оказались на кухне. Удивленная кухарка указала им на лестницу черного хода. Через несколько секунд герцог уже вытащил Мэри на улицу.

У тротуара ожидали своих хозяев несколько экипажей. Дождь прекратился, но дул пронизывающий холодный ветер. Небо на востоке чуть-чуть порозовело; близился рассвет.

— Отпустите меня! — крикнула Мэри, вырвав руку. Ее переполняли досада и негодование. — Вы просто надо мной издеваетесь! Никогда, никогда больше я никуда с вами не поеду!

Герцог помахал шляпой своему кучеру, чтобы тот подогнал карету к тротуару. Мэри поплотнее завернулась в плащ: холод пробирал ее насквозь.

— Вы говорили, что мы уедем на «вечер», — жаловалась она, — но смотрите, уже светает! Целую ночь вы непонятно зачем возили меня по каким-то дурацким балам и раутам, а когда наконец представилась возможность увидеть что-то интересное, тут же потащили меня домой! За всю ночь у меня во рту не было ни крошки, если не считать половинки пирожного и чашки остывшего чая! А если бы вы знали, как болят ноги от этих проклятых каблуков!

Уэстермир, как обычно, не обращал на нее ни малейшего внимания.

Карета подъехала, и кучер Мануэль, заменяющий сегодня Джека Айронфута, спрыгнул со своего места.

Дальше началось что-то непонятное. Герцог сбросил ему на руки плащ, затем снял фрак и шейный платок, оставшись в одной белоснежной рубашке. Мануэль накинул на плечи хозяину свой широкий плащ, водрузил на голову широкополую кучерскую шляпу и помог обвязать вокруг шеи длинный шерстяной шарф. При этом оба улыбались во весь рот и подмигивали друг другу.

— В карету! — крикнул Мануэль лакеям. Те спрыгнули с запяток и забрались внутрь, захлопнув за собой двери.

— Что это они делают? — воскликнула Мэри. — Куда мы едем?

Молодой испанец галантно, но твердо взял Мэри под локоть.

— Сеньор хочет прокатить миледи, — объяснил он. — Наш сеньор отлично правит четверней. Muy bravissimo!

Мэри все еще не понимала, о чем это он, а кучер тем временем подсадил ее на колесо, затем помог подняться на крышу кареты. Мэри и опомниться не успела, как с изумлением обнаружила, что сидит по левую руку от кучерского места, а рядом с ней восседает не кто иной, как сам герцог Уэстермир!

Четверка серых беспокойно приплясывала на месте, и карета раскачивалась, словно судно в шторм. В поисках опоры Мэри инстинктивно вцепилась в железную раму сиденья. Она чувствовала себя так, будто оказалась в «вороньем гнезде» на верхушке мачты.

Карета закачалась сильнее: Мэри поняла, что Мануэль сел в карету к лакеям. Слишком поздно она сообразила, что происходит. Герцог Уэстермир собирается править четверней!

— Отпустите меня! — взмолилась она шепотом. — Пожалуйста, позвольте мне сойти!

Ее совершенно не интересовали спортивные таланты Уэстермира, она устала и продрогла до костей, наконец, она просто боялась высоты!

Но Уэстермир словно не слышал. Лихо заломив на затылок шляпу Мануэля, он взял поводья и хлестнул лошадей. Послышался мерный стук копыт, и карета закачалась пуще прежнего. Мэри подбросило вверх и снова швырнуло на сиденье, затем начало мотать из стороны в сторону.

— Что вы делаете?! — отчаянно взвизгнула она, из последних сил цепляясь за раму.

Герцог наконец повернулся к ней, и из-под широких полей кучерской шляпы сверкнула его белозубая улыбка.

Набирая скорость, карета мчалась к югу, по направлению к берегам Темзы. Пронизывающий ветер изорвал облака, и в бледном утреннем небе горели колючие огоньки звезд. Но внизу, на улицах, было еще совсем темно, и редкие фонари не разгоняли тьмы.

Карета неслась все быстрее. На крутом повороте возле лондонского Тауэра она едва не столкнулась с телегой, доверху нагруженной дровами. В последний момент герцогу чудом удалось избежать столкновения — карета пролетела буквально на волосок от телеги. Вслед ей неслись проклятия перепуганного возчика.

Лакеи в карете аплодировали и громкими криками выражали восхищение отвагой и кучерским мастерством своего господина. Мэри зажмурилась, вцепившись в сиденье обеими руками: от ужаса она потеряла дар речи.

Уэстермир свернул на южную дорогу, что шла вдоль лондонских доков. Похоже, он наслаждался этой бешеной скачкой. Ветер рвал плащ у него с плеч, трепал длинные черные волосы, пытался сбросить шляпу. Сейчас в герцоге не осталось ничего от надменного аристократа — в облике его появилось что-то дикое и мятежное, и Мэри с изумлением поняла, что к ее ужасу примешивается восхищение этим бесстрашным красавцем.

Копыта коней гулко застучали по дощатому настилу. Мэри догадалась, что эти доски — балласт с кораблей, которые сейчас бесформенными черными тенями покоятся на якоре в устье реки. По сравнению с булыжной мостовой доски были удивительно ровными и гладкими: карету почти перестало трясти, и Мэри немного перевела дух. Экипаж Уэстермира мчался на юг, по направлению к Гринвичу.

Внизу, под ногами у кучера, распахнулось окошко: оттуда высунулся Мануэль с рожком и протрубил какой-то замысловатый сигнал. Кого он предупреждал, непонятно — ведь, кроме кареты Уэстермира, на дороге никого не было.

Плащ на Мэри распахнулся, но она боялась оторвать руки от железной рамы, чтобы застегнуть его. Ветер сорвал с нее жемчужные нити, растрепал тщательно уложенную прическу. Девушку охватило отчаяние: долго она так не выдержит.

«Зачем он это делает? — спрашивала она себя. — Хочет меня напугать? Мстит за мое поведение на балу? Или он и не думает обо мне — просто мчится по Лондону для собственного удовольствия, надеясь, что холодный ветер развеет скуку сегодняшнего вечера? А может быть, и то, и другое вместе?»

Пора бы уже привыкнуть к его эксцентричности, сказала себе Мэри. Если уж она собирается прожить с герцогом всю жизнь…

Что?! Черт возьми, о чем она только думает! Она ведь не дала согласия стать его женой — и не согласится никогда!

Карета свернула с деревянного помоста, и колеса тут же утонули в грязи. Экипаж тряхнуло, Мэри подбросило на несколько дюймов, и мысли о замужестве вылетели у нее из головы.

«Господи, — беззвучно взмолилась она, — пожалуйста, не дай мне упасть!»

Карета неслась к морю — впереди чернели силуэты больших океанских судов. Становилось светлее. Несмотря на ранний час, в доках вовсю кипела работа; некоторые грузчики оборачивались, чтобы посмотреть на карету, и приветственно махали руками.

К этому времени Мэри немного собралась с духом: страх ее сменился мрачной решимостью. Уэстермиру не удастся ее напугать! Больше она не закричит, не завизжит и не вымолвит ни слова, и пусть этот наглец потом не хвастается, что сумел одержать над ней верх!

Но не успела Мэри принять это мужественное решение, как герцог уперся обеими ногами в пол (точнее, в крышу) и натянул поводья. Лошади неохотно замедлили бег.

Радостный крик рвался из груди Мэри, но она сжала зубы. Не дождется! Скорей она умрет, чем позволит Уэстермиру насладиться своим унижением!

Наконец экипаж остановился. Уэстермир снял кучерскую шляпу и спрыгнул с сиденья.

— Вот и приехали, — заметил он. Похоже, свежий воздух и бешеная скачка благотворно подействовали на его горло: он говорил довольно громко и отчетливо, хоть и хрипло.

Карета стояла у крыльца непритязательной на вид гостиницы. Красочная вывеска извещала, что в «Весле и якоре» любого моряка ожидают вкусный ужин и теплая постель.

Дверца кареты распахнулась, и «пассажиры» гурьбой высыпали на улицу. Мануэль и лакеи хохотали, хлопали друг друга по плечам и громко обменивались впечатлениями. Его светлость — лучший кучер в Англии, говорили они, он мог бы на этом большие деньги зарабатывать. Как ловко он объехал того мужика с дровами!

«Вот болваны! — мрачно думала Мэри. — Неужели они не понимают, что мы были на волосок от гибели?»

Уэстермир сбросил кучерский плащ на руки Мануэлю, забрал свой собственный и протянул кучеру пригоршню монет, приказав принести по полпинты эля каждому, бренди себе и чашку горячего чая для мисс Фенвик — да поскорее!

Мэри по-прежнему сидела на крыше, держась за сиденье. Она не могла заставить себя разжать руки и спуститься вниз.

Герцог поднялся на колесо, взял Мэри за руки и помог ей сойти вниз.

«Я не заплачу, — упрямо думала Мэри. — И, конечно же, не упаду в обморок! Сейчас соберусь с духом и выскажу этому негодяю все, что о нем думаю…»

Однако, почувствовав под ногами твердую землю, Мэри забыла о своих благих намерениях. С тихим стоном она прильнула к герцогу и уткнулась лицом ему в грудь.

«Обними меня! — мысленно молила она. — Пожалуйста, обними и никогда не отпускай! Ты бессердечное высокомерное чудовище с невыносимым характером; я терпеть тебя не могу и знаю, что и ты меня терпеть не можешь; но почему же только с тобой я чувствую себя в безопасности?»

Хорошо, что Мэри не поднимала глаз — иначе она увидела бы, что герцог улыбается.

— Ну-ну, мисс Фенвик, — прошептал он, ласково гладя ее по голове, — где же ваш неукротимый дух? Вот Мэри Уоллстонкрафт — та ни за что не испугалась бы! И уж конечно, не стала бы бросаться в объятия к первому попавшемуся джентльмену.

Он выбрал верные слова и верный тон. Мэри отпрянула, мгновенно забыв о своих страхах: синие глаза ее сверкнули гневом.

— Сэр, — возмущенно начала она, — вы просто…

Закончить фразу она не успела — ее прервал знакомый громовой бас.

— Все прошло как нельзя лучше, ваша светлость, — объявил Джек Айронфут, сходя с гостиничного крыльца. — Наш груз цел и в безопасности, плывет в Буэнос-Айрес. Надеюсь, там ему повезет больше, чем здесь. А хорошо мы повеселились, — добавил он, блеснув улыбкой, — совсем как в добрые старые деньки!

Герцог и его кучер пожали друг другу руки.

— Двое суток не спал, — заметил Джек, отчаянно зевая. — Эх, поскорей бы до дома добраться!

У кареты повился Мануэль с чашкой в руках.

— Вот и ваш чай, — заметил герцог Уэстермир. — Пейте, мисс Фенвик. Надеюсь, на этот раз он достаточно горячий.

Чай обжигал рот и почему-то отдавал рыбой, но Мэри казалось, что никогда в жизни она не пила такого божественного напитка.

9.

Несколько дней спустя, сортируя герцогскую коллекцию образцов, Мэри дивилась собственной непонятливости. Как можно было не догадаться с самого начала, что, носясь по балам и раутам в ту ночь, герцог преследовал какую-то свою цель, а Мэри служила ему прикрытием!

Кучер Джек Айронфут и Реджи Пендрагон, громко обсуждая свои приключения, не понижали голоса и вообще не старались ничего скрывать от Мэри. Голоса их гулко разносились по библиотеке, и вскоре девушка сумела связать воедино все события той странной ночи: бал у герцогини Сазерленд, посещение клуба «Олмак», раут у Амелии Бентинк и, наконец, бешеную скачку к лондонским докам, где уже ждал герцога Джек Айронфут.

После той ночи Мэри, можно сказать, стала в доме своим человеком. Герцог немедленно взвалил на нее работу по сортировке своих образцов, теперь каждое утро, отправляясь на верховую прогулку в Роттен-Роу, он заходил в библиотеку и давал ей указания на сегодня.

Покататься верхом он ее не приглашал ни разу — да оно и к лучшему, думала Мэри. Наездница из нее была никудышная. Весь личный транспорт ее отца состоял из сломанной коляски, тихо ржавеющей в сарае; лошадь, когда-то возившая эту коляску, пала еще до рождения Мэри. Несколько раз в детстве Мэри, подзадориваемая Софронией и Пенелопой, пыталась влезть на спину какой-нибудь деревенской кляче, но эти опасные опыты неизменно оканчивались синяками и шишками.

Каждое утро, ровно в восемь, герцог спускался в библиотеку, одетый в облегающий сюртук и такие же туго обтягивающие бриджи. Начищенные сапоги его сияли, словно свечи в канделябрах. Костюм для верховой езды шел ему необыкновенно — впрочем, как и любой другой наряд.

Сидя за большим столом рядом с Мэри, герцог объяснял ей, как важно составить каталог образцов таким образом, чтобы любой обрывок тряпки или кусок веревки, найденный на месте преступления, можно было мгновенно определить и отнести к той или иной категории.

До знакомства с удивительной коллекцией Уэстермира Мэри и не подозревала, какую бездну сведений можно извлечь, к примеру, из обрывка веревки. Обычная веревка из конского волоса, корабельный канат, шелковая леса — у каждой из них свой материал, свое плетение, свой способ изготовления, по которому можно определить, где сделана веревка и для чего служила.

Хриплым после недавнего ларингита голосом Уэстермир рассказывал своей помощнице, как много может поведать о преступнике обрывок веревки, случайно, по небрежности, оставленный на месте преступления. Если, например, веревка с корабля, говорил он, опытному сыщику ничего не стоит определить тип корабля и даже его государственную принадлежность, а в Англии — и верфь, на которой он построен. Таким образом, вещественные доказательства подсказывают, где искать преступника. Все, что для этого нужно, — изучить волокна под микроскопом…

Здесь герцог мрачнел и добавлял вполголоса что-то насчет тупоумия английских судей.

Возможно, иной девушке такие разговоры показались бы невыносимо скучны, но Мэри слушала затаив дыхание. С детства ее влекло все, связанное с раскрытием тайн.

К тому же Уэстермир оказался великолепным рассказчиком. Самые сложные материи он излагал просто и понятно; самые скучные теоретические рассуждения в его устах звучали, словно увлекательный роман. Несмотря на предубеждение против герцога, Мэри не могла не понять, что Доминик Уэстермир — настоящий ученый, для которого любимое дело составляет всю жизнь.

Каждое утро они сидели бок о бок, порой соприкасаясь коленями. Всякий раз, глядя на Уэстермира, Мэри невольно думала: как он красив!

Собственные чувства удивляли и пугали девушку.

«О чем я думаю? — ужасалась она. — Ведь передо мной все тот же Уэстермир, жестокий, бесчувственный, наглый негодяй, угнетатель бедняков и ненавистник свободомыслящих женщин! Будь у меня хоть капля ума, я бы ненавидела и презирала его! И все же… он так интересно рассказывает о своем деле, что я готова слушать хоть целый день, а говоря о глупцах-судьях, всякий раз хмурит черные брови и нетерпеливо вскидывает голову — в такие минуты я не могу оторвать от него глаз. А какая у него гладкая кожа… Господи, о чем я только думаю!»

Однажды герцог поймал ее взгляд и, как-то странно взглянув на Мэри, спросил, о чем это она задумалась.

«Ни о чем, простите, я вас слушаю», — покраснев, поспешно ответила Мэри и с тех пор осмеливалась рассматривать герцога только украдкой.

В самом деле герцог Уэстермир оказался вовсе не таким негодяем, как казался вначале. Слуги его просто обожали — значит, думала Мэри, он не так уж плох! Окончательно же изменила ее мнение о герцоге пирушка, которую устроил Уэстермир своим боевым товарищам в честь спасения Ориса Ладберри.

Джек Айронфут и еще трое людей — Мерс, Мортимер и Уолтере устроились у камина в библиотеке. Мэри поодаль разбирала образцы и внимательно прислушивалась к их разговорам. Так она узнала, что во время испанской кампании Уэстермир командовал легендарным отрядом «Девяносто стволов», причинившим французам немалый урон.

Старые вояки превозносили своего командира до небес. Вино развязало им языки; одна история влекла за собой другую, и во всех Уэстермир оказывался героем. Мерс Коффин клялся, что обязан ему жизнью — капитан Уэстермир вынес его, раненного, из-под огня и четыре мили тащил на спине, хоть весил Мерс немало.

— Да ни один из этих графов и маркизов, что на войну приехали, как на пикник, — говорил он, — не стал бы рисковать жизнью ради простого солдата!

Мэри слушала затаив дыхание.

Дальше — больше. По словам старых армейских товарищей, получалось, что герцогу неоднократно предлагали повышение, но он отказывался, не желая расставаться с товарищами.

«За ними нужен глаз да глаз, — говорил он шутя. — Кто же станет за ними приглядывать, если я их брошу?»

И в то время, как его ровесники делали стремительную военную карьеру, Уэстермир всю войну прослужил в невысоком чине капитана.

Слушая рассказы ветеранов, Мэри сумела в подробностях восстановить и всю историю со спасением рядового Ладберри.

Пока Уэстермир в Лондоне метался с бала в клуб, из клуба на раут, обеспечивая себе и своим товарищам алиби, солдаты во главе с сержантом Айронфутом во весь опор скакали в Бристоль. За два часа до рассвета они стояли у тюремной стены. Подкупленный стражник вывел Ладберри подземным ходом; беглеца уложили в телегу, прикрыли сверху пустыми мешками и в таком виде довезли до берега, где уже ждала его рыбачья лодка. На лодке Орис доплыл до бухты, где стояло на якоре торговое судно, направлявшееся в Буэнос-Айрес. Там незадачливый рядовой надеялся начать новую жизнь, и его товарищи поднимали бокалы за то, чтобы она стала спокойнее и счастливее старой.

Естественно, подозрение прежде всего пало на герцога — ведь именно он ездил в Бристоль и хлопотал об оправдании своего старого товарища. Так что алиби было ему просто жизненно необходимо. И красавица-невеста, сопровождавшая жениха в путешествии по великосветскому Лондону, пришлась как нельзя кстати.

— Славно повеселились! — говорили старые вояки, смеясь и хлопая друг друга по плечам. — Совсем как в добрые старые времена, когда мы немало крови попортили старине Бонапарту!

Мортимер, неловко покосившись на Мэри, предложил выпить по стакану за здоровье молодой леди, которая так помогла его светлости.

— За здоровье отважной молодой леди! — ухмыляясь во весь рот, прибавил Мерс Коффин. — Не всякий мужчина решится сесть рядом с капитаном, когда он правит четверней! Когда наш командир берет в руки вожжи, все добрые христиане разбегаются кто куда, дрожа за свою жизнь!

Все четверо разразились громким хохотом, а Мэри притворилась, что ничего не слышала. В памяти ее были еще слишком свежи воспоминания о бешеной скачке, ветре, бьющем в лицо, и широкой улыбке Уэстермира.

Несомненно, он хотел наказать ее за сплетни, пущенные на балу у герцогини… Но Мэри упрямо повторяла себе, что каяться ей не в чем. В конце концов, герцог ее просто использовал, грубо и цинично. Так неужели она не вправе позволить себе маленькую месть?

— Знаешь, Ник, — заплетающимся языком заговорил в это время Реджи Пендрагон, — все это, конечно, замечательно, и девушка просто прелесть… м-да… и ты, конечно, знаешь, что делаешь… но я на твоем месте все же объявил бы о помолвке. Знаешь… чтобы все было по закону. Раз уж она живет у тебя…

Герцог поднял глаза, и черный взгляд его пронзил Мэри насквозь.

— Разумеется, — спокойно ответил он. — Я обо всем позабочусь.

Мэри снова притворилась глухой. У нее были свои соображения на этот счет, но девушка понимала, что вслух их лучше не высказывать. По крайней мере, не сейчас.


Но в особняк приходили не только старые товарищи герцога. Раз в неделю Уэстермир давал обед, на котором собиралось разнообразное и интересное общество.

Неизменным посетителем этих обедов был сэр Роберт Пиль, молодой политик, весь свой талант и энергию посвятивший реформе английской полиции. Как и герцог, он серьезно занимался криминалистикой, и двоим ученым всегда находилось о чем поговорить.

Часто бывал у герцога и Джозеф Джексон Листер, виноторговец по профессии и ученый-физик по призванию, чьи опыты немало дали для развития новой в то время науки — оптики.

Да и кого только не бывало на этих вечерах! Журналисты и писатели, адвокаты, политики и ученые — все с удовольствием встречались у Уэстермира, делились новостями, беседовали и спорили, порой на весьма острые темы.

Мэри играла на таких вечерах роль хозяйки дома, но, когда джентльменам подавали бренди, удалялась к себе. Уэстермир представлял ее «своей невестой», и все принимали это как должное, хотя многие, несомненно, подозревали за этим благопристойным названием обыкновенную любовную связь.

Но Мэри снова и снова слышала, что Уэстермиры не признают над собой никаких законов, что это семейство по всей Англии известно своими эксцентричными выходками… В конце концов, думали его гости, хочет называть свою любовницу невестой, пусть называет! Что тут такого?

Разумеется, все они, будучи джентльменами, относились к Мэри не иначе, как с глубочайшим уважением.

Скучать на ужинах ей не приходилось. Напротив, порой здесь велись просто захватывающие разговоры. Ни герцог, ни его гости не были почитателями принца-регента, а уж внутреннюю политику нынешнего правительства и вовсе не ставили ни в грош.

Впрочем, герцог Уэстермир обычно оставался равнодушен к политическим разговорам, если только в спорах не затрагивались его любимые темы — наука и правосудие.


Вот и в этот вечер, как обычно, он сделал знак Мэри, чтобы она позвала Помфрета с бренди, а сама шла к себе.

Попрощавшись с джентльменами, Мэри удалилась в библиотеку. Но сегодня ей было не до чтения: в голове ее беспрестанно крутились беспокойные мысли.

Мэри не забыла, зачем приехала в Лондон. Да и как она могла бы забыть, если только на прошлой неделе получила два письма — от Пенелопы и от Софронии. И обе подруги интересовались, каковы ее успехи и долго ли еще она собирается гостить у герцога.

Слухи расходятся быстро, грустно думала Мэри, а лондонские газеты продаются и в Стоксберри-Хаттоне. Несомненно, ее подруги знают, что мисс Фенвик постоянно появляется со своим «нареченным» то на балах, то на раутах, то в театре, веселится и наслаждается светской жизнью. Не проходят мимо них и подробные описания ее туалетов и драгоценностей.

Мэри взяла было книгу, но скоро отложила, заметив, что не понимает ни строчки. Что думают о ней Софрония и Пенелопа? Наверно, воображают, что негодяй Уэстермир соблазнил ее, что в его объятиях она потеряла разум, что блеск и роскошь светской жизни заставили ее забыть о том, что родной город изнывает в нищете…

И, по совести сказать, Мэри не может винить своих подруг за такое мнение.

Ей вспомнился последний разговор с Пенелопой. Узнав о том, что герцог предложил ее подруге свою руку, Пенни сперва лишилась дара речи от изумления, а затем пришла в бурный восторг. Где не сработали шантаж и принуждение, говорила она, там может помочь женская слабость. Обворожи его, соблазни, влюби в себя — и все его богатство окажется в твоих руках!

Сперва эта мысль показалась Мэри отвратительной. Не так, совсем не так представляла она свою судьбу! Брак без любви, близость с человеком, который тебе отвратителен, постоянная ложь и притворство…

Однако чем лучше она узнавала Уэстермира, i ем сильнее менялось ее мнение. Он не такой уж плохой человек, думала Мэри, и вовсе не ретроград — напротив, разделяет со своими друзьями самые либеральные идеи. Может быть, для него — и для нее — еще не все потеряно?

Мэри закусила губу, невидящим взглядом уставившись в стену. Шантаж ей не удался, но, может быть, удастся обратить Уэстермира в свою веру?

Безумные идеи Пенелопы ее по-прежнему не привлекали. У меня это просто не получится, думала Мэри. Довести мужчину до такого состояния, чтобы он безропотно выложил несколько тысяч фунтов на какую-то благотворительность, о которой до этого и слышать не хотел… нет, это ей не по зубам.

Гораздо больше нравилась ей другая мысль, высказанная Пенелопой за несколько секунд до того, как Уэстермир прокрался в библиотеку и застиг их врасплох: «Может быть, любящая и добродетельная женщина вроде тебя поможет ему осознать свои ошибки, и он займется благотворительностью добровольно, по зову сердца?»

Любящая и добродетельная. Добродетельная и любящая.

Мэри так и этак обдумывала эти слова. С добродетелью у нее проблем не было, а вот с любовью…

Вспомним-ка, что пишет на эту тему Мэри Уоллстонкрафт?

Любовь, говорит великая женщина, начинается с дружбы; затем возникает уважение, постепенно зарождается и растет тяга друг к другу, и наконец взаимное влечение находит себе исход в физической близости.

Звучит красиво, сказала себе Мэри, но, к сожалению, очень мало напоминает то, что происходит у нее с герцогом.

Какая уж там дружба! Открытая вражда перешла в скрытую неприязнь — и то слава богу.

Чтобы стать друзьями, пишет Мэри Уоллстонкрафт, нужно проводить друг с другом как можно больше времени. Беда в том, что в последние дни Мэри видит герцога лишь по утрам — когда он дает ей инструкции в библиотеке — да по вечерам за ужином.

Чем бы его занять? Он любит играть в вист… но, к сожалению, отец Мэри считал любые карточные игры смертным грехом и даже в доме не держал этих «дьявольских картинок». Из-за недостатка опыта Мэри проигрывала подругам даже в дурачка — в вист же не умела играть вовсе.

Впрочем, может быть, это и требуется? Мужчины так любят доказывать свое превосходство во всем: быть может, разгромив ее в вист, герцог сразу воспылает к ней нежными чувствами?

Но, подумав, Мэри отвергла эту мысль. Она слишком плохо играет: герцогу станет с ней скучно, и дружбы не выйдет.

И вдруг блуждающий взгляд ее упал на столик у окна, где стояла шахматная доска и расставленные в два ряда фигуры.

— Вот оно! — воскликнула Мэри вслух.

Как же она сразу не догадалась! Шахматы! Великолепная игра, в которую она так часто играла с отцом. Спокойное развлечение для двух интеллигентных людей. Отличный повод для разговора по душам — и для начала дружбы, за которой вскоре последует взаимное уважение, влечение… и бог знает что еще.

10.

— Кстати, епископ объявил о нашей помолвке, — сообщил Мэри герцог Уэстермир, усаживаясь за шахматную доску со стороны черных. — Прошлым воскресеньем в церкви… э-э…

Он запнулся и взглянул на Помфрета, который как раз подошел к столу с бутылкой болгарского абрикосового ликера и двумя стаканами. День клонился к вечеру, и после ужина, набравшись храбрости, Мэри Фенвик предложила герцогу сыграть в шахматы.

— В церкви Святого Иакова, ваша светлость, — почтительно подсказал старый дворецкий. — Возведенной вашим двоюродным дедушкой, маркизом Долби.

— Да-да, в той самой. — Герцог поудобнее устроился в кресле. Сейчас он был одет по-домашнему: в белой шелковой рубашке, свободной куртке и новомодных длинных брюках.

«Удивительно, — думала Мэри, — почему с каждой новой встречей он кажется мне все красивее и красивее?»

— Симпатичная церквушка возле Чипсайда, и при ней какая-то пристройка норманнских или саксонских времен…

— Саксонская колокольня, ваша светлость, — вполголоса подсказал дворецкий, ставя поднос на мраморный столик.

— Я попросил епископа поскорее покончить со всеми формальностями, — заметил Уэстермир, задумчиво вертя в руках черного короля. — И свадьба будет скромной, без всякого сумасбродства.

Мэри, сидевшая напротив, хотела ответить резкостью, но вовремя прикусила язык. Подумать только: герцог объявил о помолвке, не удосужившись даже поставить ее об этом в известность, не говоря уж о том, чтобы спросить ее мнение! Впрочем, Мэри понимала, что ее согласие или несогласие ничего не решает. С обычной своей надменностью Уэстермир распоряжается судьбой своей «нареченной», нимало не интересуясь ее собственными желаниями.

Помфрет предложил ей бокал абрикосового ликера, но Мэри лишь угрюмо покачала головой.

Внутри у нее все кипело. Черт побери, Уэстермир прекрасно знает, что она — принципиальная противница брака! Любовь между мужчиной и женщиной должна быть свободной, основанной на взаимном влечении и уважении, и всякие формальности здесь не только не нужны, но даже и вредны.

Однако объяснять это Уэстермиру бесполезно. Хотя в политике герцог и придерживается либеральных идей, зато в области морали по-прежнему остается строгим консерватором.

Мэри глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Она понимала, что сейчас заводить речь о своих правах не стоит. Если она затеет спор, дружеская партия в шахматы мгновенно превратится в шумную ссору — и тогда прощай взаимное уважение, доверие и все остальное! Судя по хмурой складке между бровей, Уэстермир и так уже сожалеет, что согласился провести вечер с невестой.

— Черт возьми, — проворчал он, — вы и в самом деле не умеете играть в карты? Не люблю шахмат: чертовски скучная игра!

Мэри снова прикусила язык, чтобы не сказать лишнего. Сама она обожала шахматы; отец утверждал, что они тренируют ум, и не забывал добавить, что считает шахматы одним из немногих развлечений, приличествующих доброму христианину и разумному человеку.

Ничего удивительного, что Уэстермиру эта игра не по душе!

— Ах, ваша светлость, — выдавив из себя улыбку, заговорила Мэри, — какая жалость, что я уговорила вас так бездарно потратить время! — Она не смогла удержаться от сарказма. — Но из ваших слов мне показалось, что вы умеете играть в шахматы.

Герцог поднял глаза.

— Я умею играть, — ответил он, сверля Мэри пронзительным взглядом черных глаз. Сегодня на девушке было зеленое бархатное платье с глубоким декольте, открывающим белоснежную грудь, а волосы ее, причесанные на испанский манер, крупными золотыми кольцами падали на плечи. Едва взглянув на Мэри, герцог почувствовал, что раздражение его испаряется, словно дым, уступая место какому-то иному чувству.

— Просто не слишком люблю эту игру. — Он отпил ликера и поставил бокал. — Ну что, начнем?

Мэри хотела язвительно поинтересоваться, какие же игры он предпочитает, но вовремя вспомнила, что таким путем друзей не заводят. Если она хочет подружиться с герцогом, надо быть с ним мягкой и ласковой.

Играл герцог и вправду не слишком хорошо: он, конечно, знал, как ходят фигуры, но этим его познания и ограничивались. С первых же ходов он повел свою армию в атаку — и немедленно лишился слона и двух коней.

Но вскоре насмешливая улыбка Мэри сменилась невольным восхищением. Уэстермир быстро учился: он оценил ситуацию на доске, учел свои ошибки и вновь повел деревянных солдат в отважную, хоть и безнадежную атаку.

Впрочем, перевес сил был не на его стороне. Как ни жаль было Мэри ставить ему мат, ничего другого ей просто не оставалось.

Герцог Уэстермир застыл, словно статуя, как-то странно глядя на доску.

— И что, на этом игра кончается? — спросил он наконец.

— Нет, если вы найдете способ спасти короля, — мягко ответила Мэри.

Не поднимая головы, герцог сгреб фигуры с доски и начал расставлять их заново.

— Вы выиграли, мисс Фенвик. Попробуем еще раз.

Мэри уже начала жалеть, что предложила ему сыграть в шахматы. Она надеялась, что они будут сидеть за столом, лениво переставляя фигуры, вести беседу и постепенно становиться все ближе друг к другу, а вместо этого игра превращалась в какую-то шахматную дуэль.

Отец Мэри часто сравнивал шахматы с войной, но только теперь, сойдясь в поединке с Домиником де Врие, двенадцатым герцогом Уэстермиром, Мэри поняла, насколько справедливо это сравнение. Уэстермир дрался всерьез. Его кони мчались по доске, грохоча копытами, боевые слоны сметали все на своем пути, а за ними под прикрытием ладей стройными пехотными рядами продвигались пешки.

Мэри не привыкла к такому стилю игры — герцог поставил ее в тупик. Ее белоснежные воины бестолково метались по доске: противник вынуждал их делать ходы, которых не одобрил бы ни один опытный шахматист. На доске царил хаос — и самое ужасное, что Уэстермир выигрывал!

Не прошло и получаса, как король Мэри оказался в ловушке.

— Так-то лучше! — довольно заметил герцог Уэстермир и расставил фигуры для следующей партии.

— Так нельзя играть! — запротестовала Мэри. — Вы, кажется, полагаете, что ваша цель — взять как можно больше фигур противника! Но так не делается! Смысл игры в том, чтобы достичь победы как можно более экономными средствами…

— Моя цель, — блеснув глазами, ответил герцог, — в том, чтобы победить. А какими средствами, мне неважно. — И добавил самым небрежным тоном: — Кстати, я уже заказал мадам Розенцвейг свадебное платье для вас. Думаю, вам пойдет розовое.

«Он меня провоцирует, — поняла Мэри. — Не поддамся!»

— Я, ваша светлость, — начала она спокойно, делая первый ход, — придерживаюсь того мнения, что там, где есть дружба, уважение и взаимное влечение, брак не нужен.

Герцог преградил путь ее пешке своим конем.

— Не будьте дурочкой, моя дорогая, и прекратите цитировать эту свою Уоллстонкрафт. Считайте, что вам повезло. Знаете, сколько женщин в Лондоне мечтают выйти за меня замуж? Маменьки буквально навязывают мне своих дочерей. Я бы взял вас в любовницы, но, к сожалению, мне нужны законные дети, а не полный дом ублюдков, пусть даже и прехорошеньких.

Он был наказан за дерзость — Мэри немедленно взяла его слона, и черный король оказался под шахом.

— Едва ли вы, сэр, добьетесь моей дружбы и уважения, — выпалила она, — если будете разговаривать со мной в таком тоне! «Взять в любовницы», «полный дом ублюдков»! Очень красиво, нечего сказать!

— Вам, голубушка, не нравится мой тон? А мне не нравятся ваши идиотские принципы, и… — Он вдруг замолк и подозрительно уставился на доску. — Что это вы сделали? Разве король так ходит?

— Это называется рокировка, — спокойно объяснила Мэри. — Малайский прием, мне его показал отец…

— Малайский? — перебил ее герцог, вскочив так резко, что опрокинул кресло. — Что за чушь вы несете! Шахматы — индийская игра!

«Ему меня не разозлить, — как заклинание, мысленно повторяла Мэри. — И не запугать».

— Помимо индийских шахмат, которые привились в Европе, — невозмутимо начала она, — существуют шахматы японские, китайские, малайские. Рокировка заимствована из малайских шахмат: на Востоке она называется…

— Я не знаю, как это называется на Востоке, — взревел герцог, бросаясь к дверям, — но мы в Англии это называем мошенничеством!

Мэри вскочила и побежала за Уэстермиром, но столкнулась с ним в дверях. Он тащил из большой комнаты лестницу — очевидно, для того, чтобы найти какую-то книгу на верхних полках.

Мэри подбежала к лестнице и ухватилась обеими руками за нижнюю перекладину.

— Как вы смеете обвинять меня в мошенничестве? — закричала она, задрав голову.

Герцог был уже в нескольких футах над ней. Он рылся в книгах по теории шахматной игры, торопливо их просматривал и в бешенстве швырял одну за другой на пол.

— Ваша обидчивость меня удивляет, мисс Фенвик! — прорычал он, швыряя вниз очередной толстый том. Книга едва не ударила Мэри по голове. — Разве не вы залезли ко мне в карету и пригрозили, что обвините меня в изнасиловании, если я не отдам все свое состояние на какие-то ваши идиотские цели? О спектакле с раздеванием я уж молчу, — гневно продолжал он. — А вот вашу подругу в мерзком полосатом пледе и ваши с ней разговорчики буду помнить до конца жизни!

С охапкой книг в руках герцог начал спускаться, и Мэри поспешно отступила в сторону.

— Что же удивительного, если я допускаю, что вы мошенница не только в жизни, но и в игре! — рявкнул он напоследок.

Мэри открыла рот и снова закрыла его, не в силах произнести ни слова.

Уэстермир бросил книги на стол и начал перелистывать их в поисках сведений о рокировке. Мэри готова была поколотить себя за то, что сделала этот проклятый ход! Она знала, что правила его позволяют, но на то, чтобы найти подтверждение этому в учебнике по шахматам, у герцога уйдет вся ночь. А если его учебники устарели, он не найдет ничего и останется в убеждении, что Мэри пыталась его обмануть!

Но еще тяжелее было сознавать, что Уэстермир говорит чистую правду. Она ведь в самом деле влезла к нему в карету, перед всем честным народом разорвала на себе платье и пыталась выманить у герцога деньги шантажом. Разумеется, ради благой цели — но герцог ухитрился так это подать, что Мэри и вправду почувствовала себя последней мерзавкой.

Неудивительно, что он заподозрил ее в обмане!

Мэри села за стол и, подперев голову руками, грустно смотрела, как герцог роется в книгах. Надежды на мирный вечер и дружескую беседу таяли с каждой секундой. Если так пойдет и дальше — не скоро, ох, не скоро Уэстермир проникнется к ней уважением и доверием!

— Нет здесь никаких малайских шахмат, — проворчал он, откладывая очередную книгу. — И о китайских и японских тоже ни слова.

Мэри мрачно молчала. Ей вдруг бросился в глаза упрямо выдвинутый подбородок герцога и длинные, по-девичьи пушистые ресницы.

И вдруг странное, ни на что не похожее ощущение пронзило ее с головы до пят. Что-то похожее она чувствовала в тот день, когда ее едва не заставили мыть больному герцогу ноги. Сейчас он не смотрел на девушку, вообще не обращал на нее внимания — и все же его могучее мускулистое тело посылало ей все те же чувственные сигналы, которые невозможно было не замечать.

Мэри задрожала всем телом. Ее бросало то в жар, то в холод, мысли путались, над ними царило одно желание — прикоснуться к нему, погладить по чисто выбритой щеке, провести пальцами по крепкой, заманчиво широкой груди, а потом, потом…

В следующий миг к Мэри вернулся рассудок. Жар ослабел, мысли стали яснее. Она перевела дыхание.

Что это с ней? Сомнений нет — физическое влечение к мужчине, то самое, о котором она столько читала, но ни разу еще не испытывала в реальной жизни.

Странно, очень странно, думала Мэри. В книге написано, что сначала возникают дружба и уважение и только потом… Но, может быть, у разных людей по-разному?

Во всяком случае, она явно неравнодушна к Уэстермиру, а значит, надежда еще есть.

Может быть, пора переходить к следующему шагу?

— Нет здесь никаких… — начал герцог, поворачиваясь к девушке с открытой книгой в руке, и застыл, пораженный ее открытым и смелым взглядом.

— Ваша светлость, — заговорила она, — мне кажется, для нас настало время перейти к… э-э… физической близости. Сегодняшняя ночь вам подойдет?


Старый дворецкий Помфрет застыл у дверей библиотеки с подносом в руках и весь обратился в слух.

За пятьдесят лет службы у Уэстермиров Помфрет стал непревзойденным мастером подслушивания. Он научился бесшумно, словно кошка, скользить по мягким коврам, в позе бегуна на старте замирать у замочной скважины и ловить слова, произнесенные за закрытой дверью, даже если они говорятся шепотом. А герцог и юная мисс Фенвик отнюдь не шептались — они говорили громко, порой даже на повышенных тонах, и разговор их представлялся дворецкому чрезвычайно интересным.

В холле показалась высокая фигура в темном плаще, Помфрет поспешно отскочил от двери и поспешил навстречу пришельцу.

В высоком широкоплечем мужчине он узнал Джека Айронфута.

— Его светлость здесь, — вполголоса спросил кучер, — или уехал куда-нибудь?

Дворецкий молча двинулся через холл на лестницу черного хода. Из кухни до него донесся дразнящий запах жаркого под острым соусом. Только когда за ними закрылась дверь, дворецкий заговорил.

— Его светлость здесь, — ответил он обычным похоронным тоном, — и, по всей видимости, останется дома на всю ночь.

— Что, заработался допоздна с юной леди? — Джек неуклюже подмигнул, но физиономия Помфрета осталась непроницаемой. — Ладно, раз я ему сегодня не понадоблюсь, пойду по своим делам. Правда, после бристольского дельца мне небезопасно появляться на улице — ну ничего, где наша не пропадала!

Он повернулся и поспешил вниз по лестнице.

11.

— Ваша ночная рубашка, милорд, — торжественно объявил Краддлс, предъявляя герцогу ночное одеяние из ирландского льна с кружевным воротничком.

Доминик обернулся, чтобы взглянуть на свой предполагаемый наряд. Сейчас на нем не было ровно ничего — если не считать мыльной пены на подбородке.

Рубашка ему не понравилась. Слишком уж у нее супружеский вид, подумал Доминик. В такой рубашке хорошо ложиться в постель полгода спустя после свадьбы, когда медовый месяц остался далеко позади и жена уже сообщила тебе застенчивым шепотом, что, кажется, ждет первенца.

А нынче ночью герцог не хотел вспоминать о помолвке, браке и тому подобных неприятных материях.

— Рубашки не надо, — приказал он, вновь поворачиваясь к зеркальцу, — только халат.

Халат, накинутый на голое тело, — идеальная одежда для соблазнения, это знает любой лондонский денди. Доминик, однако, не стремился соблазнять свою невинную невесту: он предпочел бы, как делали его предки на протяжении многих веков, подождать до брачной ночи.

Угораздило же его связаться со сторонницей свободной любви!

Черт бы побрал эту Уоллстонкрафт, раздраженно думал герцог. Развратительница молодежи, вот она кто! Все эти теории о «дружбе, уважении и доверии» замечательно звучат в устах наивной юной девушки, но попробуем-ка представить, как это будет выглядеть на практике. Пары сходятся и расходятся по собственному желанию, приюты и работные дома наводняются незаконными детьми, лет через двадцать на улицы Лондона выплескивается армия бродяг, готовых на убийство, грабеж и мятеж…

«По счастью, — думал герцог, облачаясь с помощью Краддлса в шелковый халат цвета красного вина, — в моих силах остановить этот процесс. По крайней мере, в том, что касается моей невесты».

Но, черт побери, почему она не хочет, как все нормальные люди, подождать до свадьбы?

Выбор одежды, уборка в спальне и прочие приготовления к ночи любви вызывали у герцога смущение и неловкость. К счастью, слуги в особняке были выдрессированы на славу: они понимали хозяина с полуслова и не задавали лишних вопросов.

Горничные под руководством миссис Кодиган застелили герцогскую кровать роскошным бельем и накрыли сверху темно-синим бархатным покрывалом, на котором был вышит золотой герб Уэстермиров. В мраморном камине весело пылал огонь. Помфрет принес из погреба лучшее белое вино. Бутылка в серебряном ведерке со льдом стояла на столике у кровати, а рядом располагались закуски — хлеб, сыр и копчености. Порывшись на верхних полках своей библиотеки, Доминик достал оттуда несколько книг и велел Краддлсу отнести их в спальню.

Книгам герцог отводил самую важную роль в предстоящем событии.

С этими девственницами, размышлял он, одна морока; невозможно сказать заранее, что они знают, а что нет.

Сам он имел дело с девственницей только раз в жизни и до сих пор вспоминал об этом опыте с неприятным чувством. Ему тогда только исполнилось пятнадцать; девушка — дочь камердинера покойного деда — была несколькими месяцами старше. Кто кого соблазнил, Ник за давностью лет уже не помнил. Сама близость не доставила Доминику ни малейшего удовольствия: ему было стыдно и неловко, он боялся опозориться и себя не помнил от радости, когда неприятная сцена наконец подошла к концу.

Но на этом дело не кончилось. Несколько дней спустя камердинер явился к дедушке-герцогу и потребовал возмещения ущерба, заявив, что развратный внучек его светлости погубил честь его дочери и опозорил всю семью. Самое удивительное, что дедушка с ним согласился.

Девушку поспешно выдали замуж — потом Ник слышал, что она счастлива в браке, — а юный преступник предстал пред грозными очами деда. Старик, известный крутым нравом, обошелся с внуком на удивление мягко.

«Ты взрослеешь, мой мальчик, — сказал он в заключение, — и тебе нужна опытная женщина, которая поможет тебе стать взрослым».

И в тот же день отправил его с визитом к одной известной куртизанке.

После этого случая Доминик старался не связываться с неопытными девушками.

Герцог остановился перед большим зеркалом и окинул себя критическим взором. Ночные туфли он решил не надевать — босиком он будет выглядеть более интимно, по-домашнему. И причесываться не надо — в постели волосы все равно растреплются.

— Духи, милорд? — предложил камердинер, беря с туалетного столика флакон итальянских духов.

Доминик хмуро покосился на Краддлса. Ему не нравились собственные ноги. В босых ступнях, думал он, нет ни красоты, ни величия: вид у них нелепый и даже смешной. Может быть, лучше надеть домашние туфли?

С другой стороны, сегодня прекрасной мисс Фенвик предстоит увидеть его полностью обнаженным. Возможно, для невинной девушки это будет некоторым потрясением. Пусть привыкает к нагому мужскому телу постепенно, начиная с ног.

— Духов не надо, — ответил он, отстраняя камердинера. — Это лишнее.

Доминик последний раз взглянул на себя в зеркало и сел на край кровати, где Краддлс уже разложил книги. Он взял одну — редкое иллюстрированное издание персидского трактата «Радости любви». Многочисленные гравюры изображали персидских шахов с их возлюбленными на мягких диванах, на качелях, под сенью пальм и на берегу ручья в самых разнообразных и живописных позах. Именно многочисленные красочные иллюстрации и привлекли герцога; кроме того, ему понравилось, что даже в самых головоломных позах красавицы-персиянки радостно улыбались. Взглянув на эти картинки, подумал он, даже самая робкая девственница уверится, что ничего страшного в этом нет.

Остальные две книги герцог отложил в сторону. Учебник анатомии был всем хорош, но уж больно сух в изложении и неэстетичен в иллюстрациях. В третьей книге — японском трактате о семейной жизни — тоже подкачали иллюстрации: японский художник придал своим героям столь огромные половые органы, что изображенные им соития больше походили на жестокое насилие. Неудивительно, что японки на картинках и не думали улыбаться.

Итак, Доминик выбрал «Радости любви».

Герцог полагал, что его невеста может не иметь ни малейшего представления о мужском теле. Что делать — в школах не учат анатомии человека, да и книги на эту животрепещущую тему в Англии найти непросто. А Уэстермир придерживался мнения, что теория должна всегда предшествовать практике. Пусть Мэри полистает персидскую книгу, посмотрит картинки и получит общее представление о том, как это делается.

А затем он уложит ее в постель и сделает своей… При одной этой мысли сердце герцога начинало биться быстрее обычного. После ночи страстной любви строптивая мисс Фенвик наконец поверит, что намерения его серьезны и сопротивляться бесполезно!

Дверь распахнулась, и Краддлс с поклоном пропустил мисс Фенвик в спальню. Герцог поднялся с кровати, сердце его заколотилось, как сумасшедшее.

По пятам за мисс Фенвик следовали двое лакеев со свечами, и в бликах света и игре теней герцог не видел ее лица.

Мэри присела в глубоком реверансе.

— Добрый вечер, ваша светлость, — послышался ее тихий нежный голос.

Герцог склонился в низком поклоне, снова вспомнив о своих босых ногах. Ну да требовать домашние туфли было уже поздно.

— Добрый вечер, — ответил он.

Лакеи исчезли за дверью. Теперь герцог мог рассмотреть свою возлюбленную без помех.

Наряд мисс Фенвик неприятно поразил герцога. На ней был глухой шерстяной халат, больше подошедший бы миссис Кодиган: из-под него выглядывал высокий ворот ночной рубашки. Герцог с сожалением сообразил, что заставил ее сменить весь гардероб, а вот о халате и белье не подумал.

Однако даже строгий халат не мог скрыть ее соблазнительных форм, и Ник почувствовал, как разливается по жилам сладостный огонь.

Горничные тщательно расчесали Мэри волосы — золотистые кудри ее лежали на плечах крупными кольцами и роскошной волной спускались по спине. Часть волос была перехвачена розовой лентой; концы ее игриво ниспадали в поток золотых локонов. Лазурные глаза в обрамлении густых ресниц сияли, в их ясном и чистом взгляде герцог читал тревогу, даже страх — и вместе с тем жгучее любопытство. Щеки порозовели, искусанные губки алели, словно розовый бутон. Герцог почувствовал, как нарастает в нем возбуждение.

— Я вижу, вы без туфель? — с трудом выговорила она, глядя на его ноги. — Может быть, мне снять свои?

— Конечно, снимайте, не стесняйтесь, — ответил Ник.

«Главное — начать, — думал он, — а все остальное я сниму с нее и сам».

Он сделал Краддлсу знак подать вино, которое выбирал сам вместе с Помфретом. Несколько бокалов белого, полагал он, помогут мисс Фенвик расслабиться. Сам же он кларету предпочел бренди.

Мэри хотела сесть в кресло, но Ник поспешно подхватил ее под руку и подвел к кровати.

— Сядьте сюда, — предложил он, указывая ей на свободное место рядом с книгами, затем одним духом осушил бокал и вернул его Краддлсу.

— А теперь… — начал он, садясь рядом с ней. В нос ему ударил нежный и пряный запах цветочных духов, и герцог похвалил себя за то, что не надушился сам.

Настало время поговорить, и Ник пододвинул к себе «Радости любви».

Сказать по совести, сейчас ему вовсе не хотелось разговаривать. Все тело его горело от возбуждения, перед глазами проносились соблазнительные воспоминания: мисс Мэри Фенвик в разорванном платье, ее чудесные полные груди, стройные ножки, теплое дыхание, обнаженные плечи в модном декольте… Да, он страстно желал Мэри — желал уже давно, хоть и не признавался в этом даже самому себе. Эта очаровательная сумасбродка сделала-таки с ним то, что уже давно не удавалось холодным светским красавицам: разбудила в нем чувственность, заставила сердце биться быстрее обычного, зажгла желанием плоть и душу…

Ник тряхнул головой, гоня чувственные мысли прочь. Так нельзя, он все испортит! Не стоит забывать, что перед ним девственница: накинувшись на нее, словно дикий зверь, он перепугает ее до полусмерти. Нет, не стоит отступать от заранее продуманного плана.

Герцог налил своей невесте вина, и та выпила бокал одним духом.

— Благодарю вас, — проговорила она и облизнула губы розовым язычком. — Мне очень хотелось пить. Какой чудесный вкус! Это вино?

Только сейчас Ник сообразил, что дочь бедного провинциального священника могла ни разу в жизни не попробовать вина.

— Очень вкусно! — воскликнула она, не сводя с него удивительных небесных глаз. — Можно мне еще немножко?

Герцог не стал спорить, но на этот раз налил ей меньше половины бокала. Мэри все смотрела на него — смотрела так серьезно и пристально, что Нику стало не по себе. Когда он наклонился над бокалом, халат его распахнулся, и глаза девушки расширились от удивления.

Все как он и думал. Мэри никогда не видела обнаженного мужчину.

Она оглянулась кругом, и взгляд ее упал на книги, сложенные на кровати.

— А это что? — Она взяла первую книгу из стопки и раскрыла.

Слишком поздно Ник сообразил, что Мэри схватила не ту книгу! Глазам ее предстала хрупкая японочка в объятиях свирепого воина в кимоно, с мускулистыми ягодицами и неправдоподобно огромными, тщательно прорисованными гениталиями.

— Боже мой! Это что, китайцы? — Мэри недоверчиво покачала головой. — Не может быть! Я хочу сказать… не может же его… ну… он… быть таким большим!

— Дурацкая книга! — рявкнул Ник и выхватил у нее книгу, да так резко, что толкнул ее под руку и пролил вино. — Японцы совсем не… в общем, художник выдает желаемое за действительное.

Мэри раскрыла глаза еще шире, и герцог поспешил объяснить:

— На самом деле эти органы у японских мужчин даже меньше, чем…

Он споткнулся и замолк, сообразив, что вступает на опасную почву.

— Откуда вы знаете? — изумленно поинтересовалась Мэри. — Вам часто случалось видеть голых японцев?

Теперь настала очередь Ника округлить глаза.

— Разумеется, нет, черт побери! Я читал об этом в книгах. Люблю читать, если вы еще не заметили, — саркастически добавил он. — И, пожалуйста, когда в следующий раз попадете на бал к тетушке Бесси, не вздумайте рассказывать, что я провожу все свободное время за разглядыванием голых японцев! Вы и так уже совершенно погубили мою репутацию!

На прекрасном лице Мэри отразилось смущение.

— Уэстермир, я прошу у вас прощения за свое поведение на балу, — тихо промолвила она. — Друзья не должны так шутить друг над другом. Поверьте, больше я никаких слухов распространять не стану. — Она придвинулась к нему ближе. — Так что же вы хотели мне прочесть?

Герцог замялся. Персидский эротический трактат уже потерял в его глазах все свое очарование. Но любопытство Мэри было разбужено, и Доминик опасался, что перевести разговор на более безопасную тему не удастся.

«А, черт побери все!» — мысленно воскликнул он и заговорил:

— Видите ли, Мэри, прежде чем приступить к делу, я намеревался… э-э… просветить вашу неопытность в вопросах интимной жизни. Мне подумалось, что, прежде чем увидеть мужчину… гм… в натуре, вам стоит ознакомиться с этим предметом по рисункам.

Синие глаза Мэри смотрели ему прямо в душу.

— О, Уэстермир, — воскликнула она, порывисто схватив его за руку, — как это благородно и деликатно с вашей стороны! Но я не боюсь. Как говорит Мэри Уоллстонкрафт: «У женщин и у мужчин одни и те же влечения, страсти и желания, и женщины, как и мужчины, не должны скрывать и подавлять в себе голос природы».

«Интересно, — подумал герцог, — что ты скажешь, если я перестану „подавлять в себе голос природы“, опрокину тебя на постель и как следует расцелую?»

— Так что же это за книга? — напомнила ему Мэри.

Ник обреченно протянул ей «Радости любви». Девушка придвинулась к нему и положила книгу себе на колени, Доминик ощущал нежное тепло ее тела, и в душе его поднималось смятение.

«Наверно, надо было начать с руководства по анатомии, — думал он. — Или… может быть, лучше всего обойтись вовсе без книг?»

Мэри удивленно ахнула и повернулась к нему.

— Уэстермир, неужели это возможно? Посмотрите: они… гм… занимаются этим, стоя на качелях, причем мужчина одновременно стреляет из лука в мишень! Этого же не может быть!

— В Персии все возможно, — мрачно пробормотал Доминик, хотя полагал, что персидский художник проявил себя ничем не лучше японского.

На следующей картинке, слава богу, никто не качался на качелях и не стрелял из лука: шах со своей шахиней уединились на берегу ручья и занимались любовью в самой обычной, древней, как мир, позе. И все же, на взгляд герцога, этой гравюре недоставало романтики. Бог знает, в чем тут дело — может быть, в огромном тюрбане шаха и его вислых усах, а может, в неестественной улыбке персидской красавицы, но картинка эта вызвала у Доминика неприятное чувство.

«Никогда не видел, чтобы женщина в этот момент так глупо ухмылялась», — думал он.

Девушка, очевидно, почувствовала его неудовольствие.

— Ваша светлость, — начала она, — все это очень интересно, но должна признаться, что я не так невежественна, как вы полагаете.

Герцог уставился на нее, словно громом пораженный, и Мэри поспешно продолжила:

— Нет-нет, я, конечно, девственница. Но… я ведь рассказывала вам, что отец моей подруги Со-фронии Стек — доктор? У него много медицинских книг, в том числе и посвященных этой тематике. И мы с подругами из вполне понятного любопытства… короче говоря, мы изучили эти книги вдоль и поперек.

С этими словами она встала и сбросила халат, оставшись в одной ночной рубашке. И рубашка эта оказалась вовсе не так скромна, как сперва показалось Доминику. Несмотря на высокий ворот и длинные рукава, она почти ничего не скрывала.

Полная грудь, тонкая талия, широкие бедра, изящные босые ножки — все поражало герцога в самое сердце и пробуждало в нем почти невыносимое желание.

Мэри подошла к столу с закусками.

— Боже мой, — воскликнула она в восторге, — земляничные пирожные! Мои любимые! И бутерброды с цыпленком!

Ник не мог больше ждать, он вскочил и, подбежав к ней, оттащил от стола с угощением.

— Потом! — прорычал он. — Все потом!

Не в силах сдерживаться, он провел пальцами по ее нежной шее и почувствовал, как затрепетало в ответ ее тело. Дрожащими руками Ник нащупал крошечные пуговки на вороте рубашки…

— Мы уже начали? — прошептала Мэри, подняв на него лазурные глаза.

Сердце герцога гулко забилось в ответ на ее невинный, доверчивый взгляд.

— Да, радость моя, — глухо ответил он. — Мы уже начали.

Но тугие пуговицы никак не поддавались его усилиям. Доминик чувствовал, что чересчур замешкался; Мэри нетерпеливо вздохнула.

— Позвольте мне, — попросила она.

Он опустил руки — и через мгновение Мэри уже стянула рубашку через голову.

— Вот и все, — сказала она.

Ник застыл, словно мраморная статуя, весь обратившись в зрение. Впервые он видел свою невесту обнаженной — и не мог себе представить более прекрасного зрелища.

Все женщины, которых он знал до сих пор, не шли с ней ни в какое сравнение. Гордая посадка головы, каскад золотистых кудрей, крепкие, гордо поднятые груди, тонкая талия, округлые бедра, длинные ноги — все в ней было удивительно и неповторимо. Она казалась богиней, вышедшей из морской пены, чистым, неземным олицетворением красоты.

Щеки Мэри пылали стыдливым румянцем; но Доминик чувствовал, что вино и размышления о свободной любви придали ей смелости.

— Надеюсь, ваша светлость, — заговорила она, гордо подняв подбородок, — вы не собираетесь стрелять из лука?

— Что вы, моя милая, — хрипло ответил Ник. — У меня ведь и качелей нет!

Мэри села на кровать. Доминик смотрел на нее молча, чувствуя, как расплывается по лицу широчайшая и глупейшая улыбка. Впервые за много-много лет он потерял власть над собой: не знал, что говорить, что делать, знал только, что счастлив, как никогда в жизни.

Мэри подвинулась, освобождая ему место.

— О чем теперь поговорим? — лукаво улыбнувшись, спросила она.

12.

Мэри знала, что от вина кружится голова и веселеет на душе. Но никогда ей не случалось слышать, что от нескольких бокалов кларета подкашиваются ноги, в груди начинают бить крыльями сотни бабочек и весь мир окрашивается в золотые и розовые тона.

Должно быть, она слишком много выпила. А может быть, дело в том, что на ней ничегошеньки нет, а Уэстермир не сводит с нее глаз, и на лице его, обычно суровом и бесстрастном, за миг сменяется тысяча чувств.

— Хватит разговоров, — прошептал он хрипло, садясь рядом с ней на край кровати. — Перейдем к делу.

Плечи их соприкасались, шелк его халата ласкал кожу Мэри, а под шелком чувствовался жар его тела… Девушку бросало то в жар, то в холод, она не могла понять, нравится ей все это или нет, но знала одно: ни на что она не променяла бы эти волшебные мгновения.

— Или, может быть, у тебя еще остались вопросы? — пробормотал он.

Вопросы? Мэри не знала. Близость Доминика мешала ей мыслить здраво. Уголком глаза она заметила, что халат его снова распахнулся; взору Мэри открылись стройные сильные ноги, мускулистые бедра, а выше…

Выше скрывалось за полами халата то, о чем Мэри читала в книгах, то, что она видела на картинках, но никогда — в реальной жизни.

Ей вдруг стало страшно. Это не сон и не мечта, думала она; это все на самом деле. Через несколько минут они с герцогом Уэстермиром станут одним целым. Наступит «физическая близость», о которой она столько читала, но все же не представляла, что это такое.

— Нет, ваша светлость, — тихо ответила она, — я… у меня нет вопросов.

Не сводя с нее пристального взгляда, он поднес ее руку к губам. Нервная дрожь охватила Мэри. Герцог заключил ее в объятия. Она еще успела подумать, что неудобно обниматься, сидя рядышком на кровати, но в следующий миг губы его прикоснулись к ее губам, и Мэри забыла обо всем на свете.

Впервые в жизни она целовалась — страстно целовалась с мужчиной. Впервые прижималась к мускулистой мужской груди, обнимала возлюбленного за мощные плечи, робко и неумело отвечала на его яростный, требовательный поцелуй…

Язык его вдруг проник в ее влажный рот, и Мэри в изумлении отпрянула. Ничего подобного она не ожидала.

— Что это вы делаете? — воскликнула она. — Разве это… разве так положено?

Уэстермир, не отвечая, начал покрывать жадными поцелуями ее шею и плечи. Мэри почувствовала, что он дрожит.

Накрыв ладонями ее грудь, он нащупал маленькие тугие соски и принялся ласкать и теребить их, пока они не затвердели, словно бутоны, готовые расцвести. Мгновение спустя он коснулся соска губами — и у Мэри перехватило дыхание. Тело ее пожирал неведомый прежде огонь; она извивалась в сладкой муке, не в силах даже закричать — из уст ее вырывались только тихие сладостные стоны.

— Любовь моя, я не сделал тебе больно? — заботливо спросил он, отрываясь от ее груди.

Мэри подняла голову. Господи, что сталось с герцогом Уэстермиром? Сейчас он ничем не напоминал надменного и чопорного аристократа. Черные кудри его растрепались и в беспорядке падали на лицо; исчезла строгая складка рта, и в очертаниях влажных губ появилась чувственность. Глядя на него, Мэри не могла сдержать восторга — но в то же время ее пугала быстрота происходящего.

— Ангел мой, — хрипло прошептал герцог, — я тебя испугал? Прости, милая. Думаю, для начала мне стоит снять халат и сравняться с тобой в наготе.

Звучало это вполне разумно; но, когда Уэстермир сбросил халат и предстал перед нею во всем своем великолепии, Мэри почувствовала, что теряет рассудок.

Он был высок, широкоплеч, мускулист — но в то же время удивительно изящен. На груди и животе вздувались мощные мускулы; бицепсы поражали воображение. Грудь курчавилась мягкими темными волосами. Однако взор Мэри привлекала не грудь, не живот, не руки и не ноги, а совсем иная часть тела, гордо вздыбленная, пышущая страстью.

— Боже мой! — потрясенно прошептала Мэри. — Вы… он всегда… такой?

Секунду герцог озадаченно смотрел на нее, затем, рассмеявшись, лег на постель.

— Нет, милая, не всегда. Только когда мужчина очень сильно хочет женщину. А тебя, моя радость, я хочу безумно. Иди ко мне, — он протянул к ней руки, — ложись рядом со мной.

Но Мэри не двигалась с места.

— Вы сейчас совсем не похожи на тех персидских шахов из книги, — робко заметила она, — а японцы…

Доминик приподнялся, опираясь на локоть.

— Опять японцы? — проворчал он. — Мне казалось, с этой темой мы уже покончили!

— Да, но… — Мэри прикусила губу. — Понимаете, для меня это все настолько в новинку… Разрешите мне пока просто посмотреть на вас и… и… может быть, вы позволите потрогать?

Герцог окинул ее взглядом, в котором снисходительная улыбка смешалась с восхищением, затем лег и прикрыл глаза рукой.

— Только осторожно, милая, — проговорил он, — не делай резких движений и, ради бога, не оцарапай меня.

— Спасибо вам! — пылко ответила Мэри.

Осторожно, кончиком пальца она коснулась напряженного мужского естества, провела пальцем вверх и вниз, удивляясь силе, твердости и шелковистой гладкости пышущей жаром плоти.

Тихий стон сорвался с уст герцога.

— Вам больно? — воскликнула она, отдергивая руку. — О, простите! Я больше не…

К ее удивлению, герцог перехватил ее за руку и вернул обратно.

— Нет, сладкая моя, мне не больно… совсем не больно, — прошептал он. — А теперь обхвати его рукой и приласкай так, как сейчас делала.

— Не знаю… — неуверенно прошептала Мэри. Она уже не помнила, какое из ее движений вызвало столь бурные чувства, и боялась сделать что-нибудь не так.

И все же боязливо коснулась пальцами напряженной мужской плоти. Доминик вздрогнул и громко застонал… и девушка ощутила, как растет в ней ответное возбуждение. В потаенной глубине ее женского естества родился и рос теплый жар, а вслед за ним родилась странная, сладкая боль — словно ее телу чего-то недоставало… Мэри судорожно вздохнула, и дрожащие пальчики крепче сжали твердую горячую плоть.

Герцог стонал и корчился, словно в агонии, и Мэри начала серьезно беспокоиться.

— Уэстермир, вам плохо? — тревожно прошептала она. — Я могу вам помочь. Я ведь не так невежественна, как вы думаете; я читала медицинские книги и знаю, что надо делать…

Доминик отнял руку от глаз и поднял на нее удивленный взгляд.

— Да, — торопливо продолжала Мэри, борясь с собственным внутренним жаром, — я тоже чувствую возбуждение, но не такое болезненное, как у вас. Лежите спокойно, а я сяду на вас верхом и… и сама все сделаю.

Герцог открыл рот, закрыл — и с ревом вскочил с постели.

— Черт побери, женщина, ты думаешь, я соглашусь лежать, как колода, и смотреть, как ты сама себя лишаешь невинности?!

Мэри схватила его за руки, чтобы не свалиться с кровати.

— Ваша светлость, — воскликнула она, — я же с самыми лучшими намерениями… Мне просто стало вас жалко — не могу смотреть, как вы мучаетесь!

— Мучаюсь? — прорычал он. — Да, можно сказать и так! Это ты мучаешь меня, моя невинная Цирцея! Ты околдовала меня, лишила рассудка; никогда еще ни одна женщина не порождала во мне такой страсти! — Черные глаза его сверкнули. — Но клянусь богом, женщина, если ты еще раз посмеешь намекнуть, что я не способен лишить невинности собственную жену…

— Я вам не жена! — возразила Мэри.

— Скоро будешь, — ответил он и, стиснув ее в объятиях, страстным поцелуем впился ей в губы. — Нынче ночью, — продолжал он, переводя дыхание, — ты станешь моей женой — только моей, отныне и вовеки! И сделаю я это сам, без всякой твоей помощи, поняла?

С этими словами герцог уложил свою желанную добычу на постель и с самым решительным видом склонился над ней.

— Стойте, я так не согласна! — закричала Мэри. — Предупреждаю вас, Уэстермир, все должно происходить по взаимному согласию и со взаимным уважением, иначе я отказываюсь… о-о-о!

Все произошло в одно мгновение. Герцог крепко сжал ее в объятиях; Мэри задыхалась, таяла под жаркой тяжестью его властного тела. Пылающая жаром мужская плоть коснулась ее лона, а потом… потом…

Удивительное, ни с чем не сравнимое ощущение! Они и вправду становились одним целым. Возможно ли это? Ведь они даже не нравятся друг другу, постоянно спорят и ссорятся! И все же…

Мэри обвила его шею руками.

— Что вы творите? — жалобно простонала она.

— Делаю тебя своей, милая.

Доминик прильнул к ее губам — и весь мир исчез для Мэри, не осталось ничего, кроме его неистовых ласк.

— Сейчас будет больно, — прошептал он, на секунду отрываясь от ее губ.

Но Уэстермир ошибся: он был так нежен и внимателен, что Мэри почти не почувствовала боли.

— Я люблю тебя, Мэри, — шептал он. все глубже и глубже проникая в недра трепещущей девичьей плоти, — безумно люблю. Хочу, чтобы ты стала моей женой.

Этот шепот эхом отозвался у нее в ушах, а потом Мэри уже ничего не видела и не слышала.

Тела их сплетались на шелковых простынях в древнем, как мир, танце. Мэри смутно сознавала, что Доминик сдерживает себя, чтобы доставить ей удовольствие. Когда же наконец она зажмурилась и громко вскрикнула, достигнув вершины наслаждения, герцог дал волю страсти, и мощное тело его сотрясла волна бурного, неудержимого восторга.

Обессиленный и счастливый, едва придя в себя, он оперся на локти и затуманенным от наслаждения взором вгляделся в прекрасное лицо своей возлюбленной.

Прошло несколько минут, прежде чем их сердца забились чуть спокойней.

— О Уэстермир! — с трудом прошептала Мэри, блаженно ощущая, как наполняет ее плоть сладостная жаркая истома. — Это необыкновенно! Не понимаю, почему люди никогда не говорят об этом?

— Иногда говорят, любовь моя, — ответил герцог, отбрасывая с ее лица прядь влажных волос, — но таким языком, что тебе лучше этих разговоров не слышать. Солнышко мое, как я рад, что тебе понравилось!

— Понравилось? Не то слово! Это просто чудо!

Доминик осторожно приподнялся и сел на кровати, откровенно любуясь нагой, разметавшейся на постели красавицей. В черных глазах его все еще мерцал отсвет недавнего огня.

Удивительное дело — всего какой-нибудь час назад они были противниками, почти врагами, а теперь превратились во влюбленных. Более того — и вправду стали одним целым! Мэри смотрела на Доминика по-новому: его мускулистое тело казалось ей продолжением ее собственной плоти. Его боль стала ее болью, радость — ее радостью.

Доминик скользнул на простыни и снова сжал ее в объятиях.

— Хочешь еще чего-нибудь? — заботливо спросил он. — Вино, пирожное, бутерброд с цыпленком?

Мэри покачала головой и прижалась к нему, свернувшись клубочком. Не удержавшись, погладила его по мускулистому плечу — и он ответил такой же лаской.

— Я так счастлива! — прошептала она.

Уэстермир ее любит! Он хочет на ней жениться! Мэри закрыла глаза и предалась мечтам о будущем. Они будут работать вместе — заниматься научными исследованиями. Вечерами играть в шахматы… или нет, лучше пусть Доминик научит ее играть в вист. А по ночам… каждую ночь… От счастья у девушки перехватило дыхание.

И это еще не все. У них будут дети, много детей — бойкие упрямые мальчики с непослушными черными кудрями и умненькие синеглазые девочки. Богатство Уэстермира позволит отдать их в лучшие школы Англии…

Но вдруг Мэри застыла, словно громом пораженная.

«Прекрати! — властно приказал ей внутренний голос. — Остановись! О чем ты только думаешь?»

Девушка замерла в. объятиях недавнего возлюбленного. Боже правый, ведь ничего не изменилось! Герцог Уэстермир по-прежнему остается ее врагом!

А она… как могла она сдаться без борьбы? Все ее великие планы, все благородные намерения вылетели у нее из головы при одном его прикосновении! «Лучшие школы в Англии»! Господи, о чем она только думает?

«Только о нем, — ответила себе Мэри, освобождаясь из объятий герцога. — Я думаю только о нем».

Доминик уже крепко спал. Спутанные волосы его разметались по подушке, густые ресницы ложились мягкими тенями на гладкие щеки. Сейчас в облике его появилось что-то мальчишеское, трогательно-беззащитное. Девушка ощутила, как закипают в ее груди непрошеные рыдания.

Случилось самое худшее — она влюблена! Мэри Уоллстонкрафт ошибалась: любовь не возникает из дружбы и уважения, не строится на разумных началах — она налетает внезапно, как ураган, захватывает сердце и душу, и доводы разума против нее бессильны.

А самое ужасное, что сила любви пошатнула ее преданность друзьям и любимым идеалам, толкнула на предательские мысли. Подумать только: несколько минут назад, лежа в объятиях Уэстермира, Мэри мечтала о том, как будет холить и баловать своих детей с помощью неправедно нажитого богатства!

Бесчестные мысли, бесчестные мечты! Как можно даже думать о том, чтобы с радостью идти под венец с угнетателем?

Отец, конечно, по доброте душевной поймет ее и простит. Но жители Стоксберри-Хаттона забросают ее камнями как предательницу — и будут правы!

О том, что скажут Софрония и Пенелопа, Мэри и думать боялась.

С какими грандиозными планами она явилась в Лондон! Мечтала победить всемогущего герцога, а вместо этого сдалась без боя. Хотела сделать его своим рабом, а стала рабыней сама.

Мэри не осмеливалась взглянуть на любовника. Стоит бросить взгляд — и она снова предастся постыдному идолопоклонству, покроет его лицо поцелуями и разбудит в надежде, что он снова погрузит ее в волны сладострастия.

Проглотив слезы, Мэри спустила ноги с кровати и оглянулась в поисках халата.

Должно быть, Тимоти Краддлс где-нибудь поблизости. Этот человек, кажется, спит только в выходные. Что он подумает, если увидит, как Мэри посреди ночи украдкой выскальзывает из герцогской спальни? Мало того… Что, если она не выдержит и разрыдается, увидев его сочувственное лицо?

И все же в Лондоне, во власти Уэстермира, она оставаться не может. В его объятиях она слепнет, не думает ни о чем, кроме любви, будущих детей и семейного счастья. Но нельзя забывать, что их счастье будет построено на страданиях сотен бедняков.

Разум девушки лихорадочно заработал в поисках решения. Уже светает. Она уйдет к себе, наденет какое-нибудь скромное платье, найдет внизу, в гардеробе, приличный плащ, если повезет, выскользнет из дома незамеченной и дойдет пешком до остановки дилижанса. Путь получится неблизкий, но в деревне Мэри привыкла к долгим прогулкам.

Никаких вещей она с собой не возьмет, решила Мэри. Нищей пришла — нищей и уйдет. Она не хочет быть ничем обязанной Уэстермиру! Платье, белье, башмаки, чепчик и дорожный плащ — и больше ничего.

Мэри взялась за дверную ручку — и застыла на месте, разрываемая отчаянием. Доминик был с ней так добр, так нежен; сказал, что любит ее… Что подумает он, когда проснется и увидит, что его постель пуста?

Доминик вздохнул и что-то пробормотал во сне, но Мэри не осмелилась обернуться. Она знала: если взглянет на него еще раз — останется с ним навсегда.

Закусив губу, чтобы сдержать рыдания, Мэри выбежала из спальни.


Часы на колокольне Сент-Джордж пробили четыре. Помфрет уже места себе не находил: то мерил шагами холл, то выбегал на крыльцо и вглядывался во тьму.

Наконец из темноты вынырнул знакомый силуэт, и Помфрет отчаянно замахал руками.

— Где ты пропадал? — воскликнул старик. — Мисс Фенвик сбежала! Мы с Краддлсом видели, как она выходила из дому! Должно быть, отправилась на дилижанс, чтобы вернуться домой, к отцу.

Джек Айронфут замер на пороге.

— А его светлость? Что он?

— Слава богу, — ответил дворецкий, — жив и здоров, спит у себя в кровати сном младенца.

Кучер улыбнулся:

— А ты все боялся, что девчонка зарежет его в постели! Напрасно беспокоился, Помми. Хоть у нее и каша в голове, но на убийцу она совсем не похожа. Нет, его светлости и вправду грозит опасность, но не с этой стороны…

— Все хорошо, что хорошо кончается, — проворчал дворецкий. — По-моему, ушла — и слава богу. Только что скажет его светлость, когда проснется?

Айронфут покачал головой:

— Должно быть, она пошла пешком на остановку Йоркминстерского экспресса. Надо за ней присмотреть — по ночам у нас в Лондоне неспокойно. Догоню ее и провожу, чтобы с ней не случилось ничего дурного. Скажи его светлости, Помми, что с юной мисс все будет в порядке.

С этими словами великан-кучер накинул на голову капюшон и снова исчез во тьме.

13.

Смуглая черноглазая девушка с корзинкой в руках энергичным шагом вошла под тенистые своды Воинского леса.

Местные жители рассказывали, что когда-то в этом лесу произошла великая битва. Одни говорили, что случилось это во времена Алой и Белой Розы, другие — что в Гражданскую войну, когда «круглоголовые» солдаты Кромвеля сражались за справедливость против короля Карла и его «кавалеров»… Но все сходились на том, что битва была страшная и в лесу полегло множество народу. Мрачное место — этот Воинский лес, утверждали жители Стоксберри-Хаттона; не зря старики говорят, что в нем водятся привидения.

Поэтому-то крестьяне, когда случалось им войти в лес к западу от Стоксберри-Хаттона, втягивали голову в плечи, ускоряли шаг и не поднимали глаз от тропы, пока впереди не покажется залитое солнцем поле овса.

Софрония (для друзей — просто Софи) Стек в привидения не верила, а втягивать голову и опускать глаза считала ниже своего достоинства; но и ей в лесу всякий раз становилось не по себе.

Однако лес вовсе не был необитаемым — и уж кому, как не Софи, было знать об этом?

В норах меж корнями деревьев жили кролики, в глубине леса обитали кабаны и олени. Смельчаки из Хоббса, не верившие в призраков, ездили сюда охотиться. Кое-кто из них рассказывал даже, что видел в лесу волков — хотя этих хищников на северо-западе Англии истребили еще двести лет назад.

Не только дикие звери находили себе приют под тенистыми сводами Воинского леса. Здесь скрывались бродяги, преследуемые законом, — нищие, воры, конокрады. Если из тюрьмы в Хоббсе сбегал заключенный, бейлифы знали, где его стоит искать в первую очередь. А на одной укромной полянке в глубине леса из года в год останавливался цыганский табор, с которым Софрония и ее отец были связаны совсем особыми узами…

Софрония возвращалась от миссис Мак-Кендлиш, чей коттедж стоял на полпути между Стоксберри-Хаттоном и соседней деревушкой Уикхем. У этой почтенной вдовы она бывала два раза в неделю, пила с ней чай, слушала воспоминания о добрых старых временах и никогда не возвращалась с пустыми руками.

«Это для тех бедняжек, которым ты помогаешь», — всякий раз говорила вдова, вручая девушке дюжину яиц из-под своей наседки и хрустящее печенье, испеченное ею собственноручно. Печенье было сухим и твердым, как камень; ребенок мог грызть его несколько часов. Пусть оно не насыщало, но хотя бы притупляло чувство голода — поэтому йоркширские бедняки предпочитали это печенье всем другим.

В полях уже вовсю хозяйничала весна, но под деревьями еще лежал снег. Толстый ковер осенних листьев покрывал тропу, приглушая шаги. Обычно Софрония не оглядывалась по сторонам, но в этот раз то и дело посматривала через плечо. Ей слышались смутные, еле уловимые звуки; казалось, кто-то крадется за ней.

«Должно быть, ветер», — сказала себе девушка, прижимая к груди, словно щит, корзинку с печеньем. Пожалуй, твердое, как скала, печенье и вправду могло бы сыграть роль щита.

Она ускорила шаг, но, пройдя так немного, снова пошла медленнее. Какой смысл бежать? Она добьется лишь того, что выскочит из леса запыхавшаяся, растрепанная и до смерти перепугает отца. А он и так недоволен долгими одинокими прогулками дочери.

Больше всего на свете Софи боялась «потерять лицо» и выставить себя на смех. Отец-врач не раз объяснял ей, как важны в жизни самообладание и выдержка, и Софрония усвоила его наставления. «Хорошая девушка, но уж чересчур серьезная!» — говорили про нее в деревне.

По левую руку показалась Цыганская поляна. Здесь останавливался табор весной и осенью, по дороге в Шотландию и обратно. Цыгане, одетые в живописные лохмотья, гадали деревенским кумушкам, объезжали лошадей, а заодно тянули все, что плохо лежит. Жители Стоксберри-Хаттона ругали цыган, возмущались, спрашивали, куда смотрят власти, но к табору привыкли, и если бы однажды цыгане не пришли в положенное время, люди почувствовали бы, что им чего-то недостает.

…Много лет назад Томас Стек, выпускник медицинской школы в Лондоне, приехал в Стоксберри-Хаттон. Он только что окончил курс и с нетерпением ждал первых пациентов. Однако молодой доктор никак не ожидал, что первым его пациентом окажется… цыган. Да не какой-нибудь простой конокрад, а сам цыганский барон!

Цыганский монарх, представившийся Михалом, князем Мадьярским, возлежал на рваных подушках посреди расписного шатра. На изломанной шляпе его колыхались разноцветные перья; на груди сиял огромный золотой крест, должно быть, украденный где-нибудь в церкви; многочисленные дешевые цепочки и браслеты звенели при каждом движении.

Цыганский барон жестоко страдал от ревматизма; доктор Стек прописал ему обезболивающее и вручил несколько баночек мази из своих запасов. И Михал щедро его отблагодарил. Доктор отправился в цыганский лагерь с утра, а вернулся уже за полночь; под мышками он нес двух визжащих поросят, а по пятам за ним следовала молоденькая цыганочка, тонкая и стройная, с глазами темными и загадочными, как южная ночь.

«Нехорошо молодому парню жить одному, — сказал ему старый цыган. — Моя дочь будет тебе готовить, прибираться в доме. А весной мы вернемся и заберем ее».

Доктор, которому едва исполнилось двадцать лет, покраснел как рак и хотел было отказаться, но цыганская принцесса глянула своими чудными глазами ему прямо в душу, и слова отказа застряли у него на языке.

Так цыганка Алида стала экономкой у доктора Стека… а когда по весне табор вернулся за ней, на пальце у нее уже сверкало обручальное кольцо, а во чреве росла маленькая Софрония.

В городке немало судачили о странном браке доктора, говорили, что не к лицу такому образованному молодому джентльмену жена-цыганка. Однако Том и Алида жили душа в душу. Когда несколько лет спустя Алиду унес тиф, доктор был безутешен, и жители Стоксберри-Хаттона, позабыв о своей неприязни к гордой цыганке, сделали все, чтобы помочь доктору и маленькой Софи справиться с горем.

А цыгане по-прежнему два раза в год появлялись в окрестностях Стоксберри-Хаттона. Порой во время одиноких прогулок по лесу Софронию обуревало искушение свернуть на Цыганскую поляну. Жив ли еще дед Михал? Много ли осталось в таборе стариков, помнящих ее мать? Ветви вековых дубов призывно шелестели в вышине, и Софрония, такая разумная и сдержанная, чувствовала, как глубоко в душе ее просыпается дикая цыганская жажда воли.

Но в этот раз Софрония не прислушивалась к шелесту леса и не вспоминала о цыганах. Чуткий слух ее уловил мягкий стук копыт по толстому ковру палых листьев. Ее догонял какой-то всадник.

Софи остановилась и обернулась. Всадник, молодцевато сидящий на жеребце игреневой масти, был ей знаком; она нисколько не удивилась, встретив его в лесу в этот вечерний час.

Пятьдесят с лишком лет назад старый герцог Уэстермир, дедушка нынешнего, передал управление своими йоркширскими владениями эдинбургской фирме «Пархем и сын».

Покойный Джеремия Пархем построил поблизости от городка фабрику, перегородил реку плотиной и привез из Уэльса рабочих для постройки шахты и добычи угля.

Джеремии наследовал его сын, ныне известный как Пархем-старший. Но и он уже ушел на покой, передав дела своему сыну Робинсону.

Узнать молодого приказчика было нетрудно даже в сумерках. Он считал ниже своего достоинства ходить пешком и нигде не появлялся без своего резвого Испанца. Молодые охотники завидовали его ловкости и умению держаться в седле; по одному силуэту всадника в сумерках они могли безошибочно определить: едет Пархем.

Вообще Робинсон обладал многими достоинствами. Он играл на флейте, очень недурно пел, танцевал не хуже столичного денди, а главное, был молод, хорош собой и холост. Неудивительно, что окрестные сквайры средней руки, в особенности те, у кого были незамужние дочки, из кожи вон лезли, зазывая Робинсона на свои балы и приемы.

Все напрасно — молодой Пархем жаждал большего, гораздо большего… Но двери богатых усадеб и замков старых дворян были для него закрыты. Ни маркиз Болье, ни герцогиня Сазерленд не хотели видеть его у себя на балах; для них приказчик, несмотря на все свое богатство, оставался выскочкой, «служащим», а значит, почти слугой.

София знала молодого Пархема со стороны, неизвестной богачам; ей было известно, что от этого любимца провинциальных барышень лучше держаться подальше. Все Пархемы отличались крутым нравом, но Робинсон превзошел и отца, и деда. Он был не только безжалостен к рабочим, но и развратен и жесток в отношениях с женщинами; о его любовных приключениях в деревне ходили самые отвратительные рассказы.

Робинсон натянул поводья и с улыбкой посмотрел на Софронию.

— Привет, цыганочка! — весело окликнул он. — Ищешь своих друзей? В этом году они еще не появлялись.

Должно быть, он ожидал, что Софрония возмутится, начнет горячо доказывать, что не имеет с цыганами ничего общего, кроме происхождения… Но девушка поняла, что над ней насмехаются, поэтому промолчала, гордо вздернув голову и глядя обидчику в глаза.

Улыбка сползла с лица Пархема. Он натянул поводья так, что жеребец под ним заплясал.

— Молчишь, стерва?

Софрония вздрогнула, словно от удара. Этого Пархем и ожидал: на лице его снова заиграла гаденькая улыбочка.

— Не могу понять, — заговорил он, склоняясь к девушке, — как тебе удается держать в узде свою цыганскую натуру? С виду такая скромница, а глазки-то горят! Скажи, ты никогда, лежа в постели, не играешь со своей киской?

Сперва Софрония не поняла, о чем он говорит, но следующие его слова не оставили никаких сомнений. Злобно ухмыляясь и блестя глазами, Робинсон Пархем фантазировал вслух: фантазии его были одна грязнее другой, а она, Софрония Стек, была в них главной героиней. Он описывал во всех подробностях, как Софи ласкает себя, лежа обнаженной в своей узкой девичьей кроватке; затем принялся так же обстоятельно рассказывать, что хочет сделать с ней сам.

Софрония застыла на месте. Она была ошарашена, смущена, разгневана, не знала, как ответить на такое оскорбление, — и в то же время с ужасом чувствовала, что картины, рисуемые Пар-хемом, находят в ее душе какой-то странный отклик. Что, если он прав, и горячая цыганская кровь однажды сыграет с ней злую шутку?..

Первая мысль Софи была повернуться и спокойно пойти прочь, но тут же она сообразила, что к Пархему лучше не поворачиваться спиной. К тому же на лошади он без труда ее догонит.

Неужели он караулил ее здесь, в лесу? Или, может быть, следил за ней от самого домика вдовы? Ясно одно: эта встреча в лесу была не случайной. Никогда раньше Софрония не попадала в такое положение. Она не понимала, что делать. Если бы только на дороге появился какой-нибудь прохожий и спугнул Пархема! Увы, в лесу было пустынно и тихо, как на кладбище.

Пархему не удалось напугать Софию — гнев подавил в ней страх. «Пусть только попробует напасть!» — думала она, сжимая кулаки. Если его так интересуют цыганки, пусть посмотрит, каковы они в ярости! Она убьет его, бог свидетель, просто убьет!

Но Робинсон, кажется, не собирался нападать. Все, чего он хотел, — оскорбить ее, напугать, вывести из себя и сполна насладиться ее унижением. Софрония слыхала, что он уже проделывал подобные штучки с простыми деревенскими девушками — ну, она-то не простушка и сумеет с достоинством выйти даже из такого ужасного положения!

— Твои стройные ножки обовьются вокруг меня, — соловьем разливался Пархем, — и тогда я тебе вставлю, цыганская дешевка, вставлю так, что ты завизжишь и начнешь просить пощады!

Разглагольствования Пархема вызвали неожиданную реакцию: Софронии вдруг стало смешно.

«Если ты такой храбрец, — думала она, — почему же не сделаешь всего этого на самом деле? Боишься? Можешь только языком трепать?»

Смешно подумать, но, оказывается, этот статный молодцеватый парень, лихой наездник и танцор, ничем не отличается от какого-нибудь развратного старикашки, из тех, что уже не способны ни на что, кроме сальных фантазий!

Софрония расхохоталась, и смех ее звонко прозвучал в лесной тишине. Пархем замолк и оглянулся по сторонам, словно не понял, откуда донесся этот звук, полный молодости и веселья.

Софи и не подозревала, как красит ее смех. Улыбка чудесно преображала ее лицо; стоило же ей рассмеяться, и чопорная девушка в глухом сером платье, с волосами, затянутыми в скучный пучок, превращалась в воплощение самой Красоты — живой, очаровательной, искрящейся радостью.

Пархем не мог поверить своим ушам, а когда поверил, побагровел от гнева.

— Смеешься? — прорычал он. — Ты, сука, смеешь надо мной смеяться?

И направил Испанца прямо на нее.

Конь попятился и заплясал на месте: он вовсе не хотел теснить девушку грудью или бить копытами. Пархем грязно выругался и хлестнул коня плетью.

Софи едва не вскрикнула. «Каков мерзавец! — подумала она. — Так обращаться с ни в чем не повинным животным!»

Девушка застыла на месте, прижав к груди корзинку, но Пархем двигался на нее в твердой решимости спихнуть с тропы в грязь и обратить в бегство.

«Ну все, с меня хватит! — твердо сказала себе Софрония. — Прости, Испанец, у меня не было иного выхода…»

И что есть силы шмякнула жеребца корзинкой по морде.

Испанец отпрянул, едва не сбросив седока, затем развернулся и с громким ржаньем бросился по бездорожью в лес. Робинсон Пархем, лучший наездник в округе, болтался в седле, словно тряпичная кукла, отчаянно цепляясь за узду.

Конь и всадник скрылись за деревьями. Минут через десять, подумала Софи, они доберутся до опушки, если, конечно, Испанец раньше не сбросит седока.

На этот раз Робинсон получил по заслугам, но Софи боялась, что он от нее не отстанет. Она бросила вызов этому гаденышу, и он не успокоится, пока не добьется от нее страха и покорности. А этого не будет никогда!

В следующий раз, подумала Софрония, я возьму с собой кухонный нож.

В корзинке что-то хлюпало: должно быть, несколько яиц все-таки не пережили столкновения с конской мордой. Пархем все же исхитрился ей навредить! Только сейчас Софрония рассердилась по-настоящему.

«Скотина! — думала она. — Нам ведь так нужны яйца…»

Из яиц Софрония, Пенелопа и Мэри делали болтушку и поили ею больных детей бедняков. Болтушка творила настоящие чудеса: она была питательной и легко усваивалась, и дети предпочитали ее супу. Софрония боялась даже поднять вышитую салфетку, чтобы посмотреть, много ли яиц разбилось.

«Все, с нынешнего дня начинаю носить с собой нож! — думала Софрония. Только теперь, когда все было кончено, она в полной мере осознала, что случилось, и пришла в настоящую ярость. — Большой зазубренный нож, которым папа режет мясо!»


Два часа спустя она подошла к дому священника. Задняя дверь была не заперта, и Софрония вошла без стука. Мэри она нашла на кухне: подруга Софронии сидела за столом в рабочем фартуке и разбирала продукты, принесенные прихожанами для бедняков.

— Сегодня пожертвований меньше обычного, — заметила она, вставая навстречу подруге. — Весна — самое трудное время для фермера, и… господи боже, Софи, что с тобой стряслось? У тебя все платье забрызгано грязью!

— Нежданный подарок от Робинсона Пархема и его лошади, — мрачно ответила Софрония, и глаза ее сверкнули гневом. — Он подкараулил меня посреди Воинского леса. И не смотри на меня так, Мэри, я еще легко отделалась. Он мог опрокинуть меня в лужу — тогда погибли бы не только яйца, но и печенье.

— Может быть, печенью не повредило бы немного воды, — заметила Мэри. — У миссис Мак-Кендлиш оно получается тверже гранита.

Она подняла глаза на подругу и вдруг рассмеялась.

— Прости, милая Софи, но видела бы ты себя сейчас! У тебя совершенно убийственное выражение лица. Не хотела бы я оказаться на месте Пархема при вашей следующей встрече!

— Убийственное, говоришь? — Софрония сняла плащ и с угрюмым видом повесила его на спинку кресла. — Так вот, — проговорила она сквозь зубы, — когда мы с ним снова встретимся, у меня с собой будет нож. И бить я буду не в сердце — туда трудно попасть, мешают ребра. Нет, я ударю его прямо в брюхо! Папа рассказывал мне, что удар в живот смертелен, и к тому же человек умирает долго и в страшных муках.

— Господи, Софрония, — воскликнула Мэри, — как ты можешь так говорить?

— Он назвал меня «цыганской дешевкой»! — процедила Софрония. — И, может быть, не так уж ошибался, — добавила она, помолчав. — Видишь, я первым делом подумала о ноже и убийстве. Должно быть, сказывается цыганская кровь.

Вместо ответа Мэри налила подруге чаю.

— Ты, Софи, меня в дрожь вгоняешь! — заметила она. — Выпей-ка лучше чаю и успокойся. И объясни толком, чего хотел от тебя Пархем? Он что, таким способом пытался за тобой… гм… поухаживать?

— Да нет, едва ли, — ответила Софи, помешивая чай. — Скорее напугать. Привести меня в ужас. Ему нравится, когда его боятся.

— Но как он посмел! — воскликнула Мэри. — Ты же не какая-нибудь фабричная девчонка — ты дочь доктора, образованного и уважаемого в округе человека!

— И наполовину цыганка, — горько усмехнулась Софи, — а значит, для Робинсона ничем не отличаюсь от простых девушек, что надрываются у него на шахтах.

Мэри удивленно уставилась на подругу.

— Как? На шахтах Уэстермира работают женщины? Не могу поверить!

— Об этом редко говорят вслух, — ответила Софрония, — но это правда. И женщины, и дети, не старше Джонни Кобба. Чаще всего они откатывают вагонетки с углем.

— Какой ужас! — всплеснула руками Мэри. — Работа на шахте тяжела и для взрослого, а для ребенка просто убийственна!

— Шахты убивают и детей, и взрослых, — мрачно ответила Софрония, — не веришь — спроси моего отца. Откуда, ты думаешь, у него такая большая практика? А если вспомнить еще о несчастных случаях…

Мэри вздрогнула:

— Я знаю, как опасна работа под землей — ведь я всю жизнь прожила рядом с шахтой. Но, Софи, женщины и дети!.. Я слыхала, в некоторых глубоких галереях так жарко, что шахтеры раздеваются догола — иначе там не выдержать и пяти минут. Как может этот Пархем…

— Еще как может! — угрюмо ответила девушка.

— Невероятно! — воскликнула Мэри. — Софи, мы должны положить этому конец! Это же незаконно! Почему они не жалуются, почему не подают в суд?

Софи положила руку ей на плечо.

— Подадут в суд — потеряют работу. Мэри, эти люди готовы терпеть все, что угодно; ведь для них речь идет о спасении от голодной смерти. Перед ними выбор: работать или умереть с голоду.

— Но неужели они не понимают, что только вредят себе этой рабской покорностью? — горячо возразила Мэри. — Софи, если они сами не могут себя защитить, это сделаем мы! Мы подадим в суд на управляющего и на директора рудника!

— Ничего не выйдет, Мэри, — ответила Софрония. — В Англии нет законов против женского и детского труда. Никто не может запретить управляющему нанимать на работу детей, коль скоро они сами этого хотят. Ни король, ни парламент не видят ничего дурного в том, что самые слабые члены общества надрываются, возя вагонетки, или от рассвета до заката стоят у станков. Давай-ка лучше я порежу хлеб до прихода Пенелопы, — переменила она тему.

Мэри молчала, прикусив губу. Она понимала, что Софрония права, но не только это вгоняло ее в уныние. Все три девушки чувствовали, что уважение к ним в городке тает с каждым днем.

До сих пор соседи отзывались о них примерно так: «Хорошие девочки, хоть и малость с придурью. Начитались всяких книжек и решили бедным помогать — что ж тут такого? Дело полезное. Никакого вреда от них нет, и ладно». Но после поездки Мэри в Лондон все изменилось.

Теперь, когда Мэри ходила по домам и собирала пожертвования, никто уже не приглашал ее зайти на чашку чаю. И давали ей гораздо меньше, чем прежде. Даже на Пенни и Софи односельчане смотрели ненамного приветливей. По деревне ходили самые невероятные слухи о лондонских приключениях Мэри; иные из них были столь отвратительны, что Пенелопа и Софрония не решались пересказывать их подруге.

Сперва в городке рассказывали, что Мэри со своими подругами пыталась поднять мятеж в Ковент-Гардене, что она напала на молодого герцога, а тот схватил ее и держит у себя в особняке как пленницу. Викарий отправился в Лондон выручать непутевую дочку — и вернулся со сногсшибательным известием о помолвке.

Тут-то весь городок заговорил совсем по-иному! А когда сестра мельника, работавшая в лондонском особняке Уэстермира, сообщила, что епископ сделал официальное объявление о помолвке, восторгу односельчан Мэри не было предела.

«Вот повезло девочке! — говорили люди. — И нам повезет, если она и вправду станет герцогской женой!»

Мэри добилась успеха, и люди охотно закрывали глаза на то, что к этому успеху она пришла не слишком благовидным путем.

Однако, когда Мэри вернулась в городок на дилижансе, с пустыми руками и без всяких признаков мужа, изумлению и разочарованию соседей не было предела. «А как же помолвка? — спрашивали они. — Как же свадьба?»

«Рыба сорвалась с крючка, и девчонка не сумела ее удержать», — гласил безжалостный приговор общества. Из местной героини Мэри мгновенно превратилась в жалкую неудачницу, брошенную любовником (а в том, что они с герцогом стали-таки любовниками, никто не сомневался).

«Что же будет дальше? — недоумевал городок. — Почему викарий не едет в Лондон, чтобы объясниться с молодым герцогом и напомнить ему, как поступают в таких случаях благородные люди?»

Софрония, казалось, прочла мысли Мэри.

— Как твои благотворительные сборы на этой неделе? — спросила она. — Все прошло хорошо?

Мэри опустила глаза.

— Как видишь, в этот раз удалось собрать меньше, чем обычно, — вздохнула она. — Ах, Софи, я убеждаю себя, что все дело в неудачном времени года, но сама себе не верю…

— Что случилось, Мэри? — нахмурилась Софи. — Кто-то из них тебе нагрубил?

— Нет, что ты! Разве что мельник — он ущипнул меня за ягодицу, прежде чем вручить мне мешок подгнившего зерна. Но вряд ли это можно назвать грубостью. А все остальные, как и положено добрым христианам, милосердны к несчастной грешнице. Толстая миссис Бостуэйт снизошла даже до того, что поздоровалась со мной за руку — правда, тут же вытерла ладонь о юбку. Честное слово, лучше бы они кидали в меня камнями! Невыносимо думать, что все вокруг считают меня падшей женщиной!

— Но, Мэри, — возразила Софи, — вспомни, что пишет об этом Мэри Уоллстонкрафт…

Мэри зажала руками уши.

— Софи, дорогая, пожалуйста, не говори мне больше о Мэри Уоллстонкрафт! — простонала она. — Я и так совершенно запуталась! До поездки в Лондон все, что она пишет о близости между мужчиной и женщиной, казалось мне простым и ясным; но теперь…

Софи замолкла и принялась резать хлеб, но уголком глаза наблюдала за подругой.

О том, что произошло с ней в Лондоне, Мэри даже подругам рассказывала с неохотой. Софрония и Пенелопа знали лишь, что первоначальный ее план провалился, что герцог поселил ее у себя дома и что она попыталась подружиться с ним. Казалось, все шло как нельзя лучше…

И вдруг Мэри все бросила и без объяснений вернулась в родную деревню. Подруги сгорали от любопытства, но ни о чем ее не расспрашивали, чувствуя, что Мэри сейчас не расположена к откровенности.

Однажды дождливым вечером, когда все три девушки сидели за чаем в гостиной у викария, Мэри набралась храбрости признаться, что ее попытка завязать с герцогом дружбу и возбудить в нем уважение к себе привела к той самой физической близости, о которой столько пишет Мэри Уоллстонкрафт.

Пенни и Софрония сочувственно молчали, позволяя ей выговориться, хоть на языке у них вертелись два вопроса. Первый: «Ну и как все прошло?» Второй: «И что было дальше?»

Наконец Пенелопа нарушила молчание, гордо напомнив, что первой эту идею предложила она.

— Сколько мне помнится, ты предлагала кое-что другое, — сухо ответила Мэри. — Ты хотела, чтобы я обворожила Уэстермира, свела его с ума, превратила в своего раба и силой заставила заняться благотворительностью.

Софрония открыла рот: об этом она еще ничего не слышала.

— Так вот что за разговор подслушал герцог! Ты, Пенни, мне об этом не рассказывала — говорила только, что он ворвался в библиотеку как бешеный и с диким ревом бросил в камин твой плед. Интересно получается: сначала Мэри пыталась шантажировать его ложным обвинением, потом… — Она обернулась к Мэри. — И ты еще говоришь, что у него невыносимый характер и с ним невозможно иметь дело! Милая, а чего ты ожидала?

— Софи, как ты можешь?! — ахнула Мэри.

— Не понимаю, почему ты теперь говоришь, что все потеряно! — вмешалась Пенни. — Ведь герцог обещал на тебе жениться, даже официально объявил о помолвке. По-моему, ты выиграла!

Софрония снова перебила подругу.

— Ну, Мэри, расскажи же нам, — попросила она, понизив голос, — как это было. Так же прекрасно, как описывает в своих книгах Мэри Уоллстонкрафт? Или Уэстермир был с тобой груб. и бездушен, и тебе хотелось бы забыть об этом печальном опыте?

Мэри молчала, не поднимая глаз; щеки ее пылали алым румянцем. Никому на свете — даже любимым подругам — она не смогла бы поведать, как это было.

Как могла она признаться, что физическая близость (Мэри уже ненавидела этот термин!) с Уэстермиром превратила ее в беспомощную слезливую дуреху? Как рассказать, что она сбежала из Лондона, чтобы спасти остатки своей гордости? Как поведать, что даже сейчас сердце у нее разрывается от боли, а по ночам она лежит без сна, думая о нем, и в глазах ее закипают слезы?

Мэри догадывалась, что подруги не поймут ее горя. Пожалуй, даже осудят за то, что она сдалась без боя какому-то мужчине. Подумать только — вся ее независимость и твердость духа куда-то испарились, стоило только лечь с ним в постель!

— Прекрасно или нет, сейчас неважно, — ответила она наконец дрожащим голосом. — Главное, что из этого ничего не вышло, и мне пришлось вернуться домой. И, пожалуйста, не мучайте меня больше этими расспросами. Поговорим лучше о том, чем мы можем облегчить участь бедняков.

Но подруги не угомонились. Снова и снова Мэри повторяла, что все ее планы рухнули и что на переворот в душе герцога нет никакой надежды. Поверили Софи и Пенни или нет, неизвестно, но, по крайней мере, в конце концов оставили ее в покое.

…Софрония открыла корзинку и издала разочарованное восклицание.

— Боже мой! Только два яйца уцелели, все остальные превратились в яичницу!

Мэри положила руку подруге на плечо.

— Не переживай, не все так страшно, — философски заметила она. — По крайней мере, цело печенье вдовы Мак-Кендлиш!

В этот миг кухонная дверь распахнулась, и в дом влетела Пенелопа в новом пальто, с улыбкой на сияющем личике.

— Друзья мои, еще ничего не потеряно! — объявила она, ставя на стол свою корзинку, полную доверху. — Во-первых, нам крупно повезло! Вся семья Хортон заболела гриппом, и ни у кого не было аппетита, поэтому миссис Хортон отдала мне несъеденный обед. Только представьте: целая кастрюля вареного картофеля и огромный кусок жареной свинины! Если мы нарежем его тонкими ломтиками, хватит на всех наших подопечных!

Мэри радостно всплеснула руками, подумав о маленьком Джонни Коббе. Малыш тяжело болел, и ему, как никому другому, нужна была хорошая еда.

— Но это еще не все! — тяжело дыша от возбуждения, продолжала Пенелопа. Ее белокурые локоны, выбившись из-под чепчика, красиво обрамляли раскрасневшееся личико.

— А что еще? — спросила Мэри, заглядывая в корзинку.

— Да не здесь, глупая! Я говорю не о еде, а о новостях! Исполнились наши молитвы! — продолжала Пенелопа, схватив подруг за руки. — Аллея Уинстон полна народу — ни проехать, ни пройти! Все окна в усадьбе распахнуты, и видно, как целая армия слуг чистит и прибирается в комнатах. Подумать только, ведь усадьба «Вязы» уже лет двадцать стояла запертой!

— Да о чем ты, Пенни? — спросила Софрония, высвобождая руку. — Объясни толком!

— О «Вязах», старой усадьбе Уэстермиров! Или ты забыла, что аллея Уинстон ведет прямо к ее воротам?.. Мэри, милая, выше голову! Ничего еще не потеряно, все можно поправить! Он едет за тобой!

Мэри молча смотрела на нее, пораженная ужасом.

— Кто? — прошептала она наконец.

— Герцог! — хором воскликнули Софрония и Пенелопа.

— «Вязы» — усадьба герцога! — продолжала Пенни, чуть не прыгая от радости. — Он едет сюда из Лондона — едет за тобой!

14.

Дворецкий Помфрет проводил сэра Роберта Пиля в библиотеку, где, склонившись над своим любимым микроскопом, сидел герцог Уэстермир.

Сэр Роберт сразу заметил новое приобретение приятеля — огромный телескоп, установленный у окна на треноге четырехфутовой высоты.

— Какая красота! — заметил сэр Роберт, подходя к телескопу. — Что, Ник, сменил микромир на красоты космоса?

— Как видишь, нет, — не отрываясь от микроскопа, пробормотал герцог.

Сэр Роберт сел в кресло и поморщился.

— Чем это у тебя воняет? — спросил он, оглядываясь кругом.

— Образцы крови протухли, — коротко ответил герцог.

— Образцы крови? А что ты с ними делаешь?

Герцог поднял голову и устало потер пальцами глаза. Только сейчас сэр Роберт заметил, что его друг небрит, хотя день уже близится к вечеру, и рубашка на нем измятая и явно несвежая. Для герцога Уэстермира, тщательно следящего за собой, это было очень необычно.

— Черт побери, — проворчал герцог, — почему все эти идиоты никак не могут взять в толк, что микроскоп произведет настоящую революцию в криминалистике?

Он замолк и хмуро взглянул на сэра Роберта. Тот прижимал к носу белоснежный платок.

— Прости, Ник, — пробормотал он, — но ты, часом, не прячешь в библиотеке труп? Никогда еще не видывал такой вони!

— Я же тебе объяснил, откуда запах! Черт побери! Помфрет! — рявкнул герцог.

Дворецкий немедленно появился в дверях с бутылкой бренди и двумя бокалами на подносе. За ним лакей нес флакончик духов. Пока Помфрет наливал сэру Роберту бренди, лакей побрызгал духами по углам.

— Мне удалось выяснить, — как ни в чем не бывало продолжал герцог, — что человеческая кровь не всегда одинакова. Под микроскопом видно, что кровь состоит из множества компонентов, я затрудняюсь сказать, что это такое и для чего служит, но могу заверить, что у разных людей набор этих компонентов разный…

Сэр Роберт допил бренди и поставил бокал на поднос. Дворецкий и лакей бесшумно исчезли.

Сэр Роберт разглядывал своего друга, пытаясь понять, что с ним происходит. Весь их кружок сходился во мнении, что молодой герцог Уэстермир — гений и, как все великие люди, со странностями. Приятели привыкли к его эксцентричным выходкам, перепадам настроения, вспышкам гнева и уже не обращали на них внимания. Но сейчас сэр Роберт ясно видел, что с Домиником что-то неладно. Глаза его покраснели, словно он не спал несколько ночей, в складке рта появилась какая-то горечь.

Уж не связано ли это, думал сэр Роберт, с исчезновением таинственной мисс Фенвик?

— Зачем ты этим занимаешься, Ник? — негромко спросил он.

Герцог снова потер глаза.

— Может быть, ты сочтешь меня сумасшедшим, Бобби, — устало ответил он, — но я хочу научиться определять по анализу крови, кому она принадлежит. Только подумай, как это продвинет вперед криминалистику!

— Отличная идея! — одобрил сэр Роберт, хотя в голосе его не слышалось должного энтузиазма.

Странная перемена в герцоге не давала ему покоя. Уже несколько недель, прошедших с исчезновения мисс Фенвик, Уэстермир жил затворником. Правда, каждое утро с точностью автомата он выезжал на верховую прогулку в Роттен-Роу, а по вечерам ездил в «Браун», где вел себя как обычно, удивляя остальных членов клуба своей эксцентричностью и непредсказуемостью. Большинство знакомых и не догадывались, что с ним что-то не так. Но дружеские вечеринки прекратились: герцог объявил приятелям, что занят научными исследованиями и не хочет ни на что отвлекаться.

Сэр Роберт знал и кое-что еще. В свободное от научных занятий время Уэстермир встречался с адвокатами и управляющими. Один знакомый банкир рассказал сэру Роберту, что герцог Уэстермир делает переучет всех своих владений в Англии и за рубежом.

Совсем не похоже на Ника, думал сэр Роберт, наблюдая за приятелем. До сих пор он не интересовался ничем, кроме науки. И почему он упорно молчит о юной красавице, которая, казалось бы, добилась невозможного — заставила закоренелого холостяка Доминика де Врие объявить о помолвке и с нетерпением ожидать свадьбы?

— Скажи-ка мне, Ник, — заговорил сэр Роберт, — давно ли ты в последний раз спал?

Если бы взглядом можно было обжигать, сэр Роберт сгорел бы на месте.

— Прошлой ночью! — рявкнул герцог и снова повернулся к микроскопу. — Ты пришел, чтобы учить меня жить? Черт побери, Бобби, здесь не Испания, и ты больше не мой командир!

В дверях появился Помфрет с новой порцией бренди, но лорд Пиль сделал ему знак выйти.

— Я пришел повидать старого друга, — спокойно ответил он, — и справиться о его здоровье. Выглядишь ты совсем больным. Может быть, стоит пригласить Реджи Пендрагона?

Герцог что-то проворчал, не отрываясь от микроскопа. Сэр Роберт понял, что придется брать быка за рога.

— У тебя денежные трудности? — спросил он. — Послушай, Ник, мы с тобой давние друзья, меня ты можешь не стесняться. У меня сейчас полно свободных денег, только скажи…

— Ошибаешься, — раздраженно прервал его герцог. — Не знаю, что за слухи до тебя дошли, но я пока не нищий!

— Такого я не слышал, — ответил сэр Роберт, — а если бы и слышал, не поверил бы. Но мне рассказывали, что ты вот уже несколько недель сидишь взаперти с адвокатами и поверенными и подсчитываешь размеры своего состояния. Это на тебя не похоже, Ник. До сих пор я не замечал, чтобы ты интересовался деньгами. Честно говоря, ты — один из самых бескорыстных людей, каких я знаю.

— Если бы все думали так, как ты! — пробормотал герцог.

Сэр Роберт понял, что его удар попал в цель.

— Да что случилось, Ник? Кто-то обвинил тебя в жадности? Но раньше ты не обращал внимания на болтовню завистливых дураков!

Уэстермир поднял хмурый взгляд:

— Ты чертовски прав, Бобби. За последние несколько недель я узнал о себе много интересного. Оказывается, я алчный и бессердечный эксплуататор. Но это еще не все, черт возьми! Эта женщина цинично использовала меня, обвела вокруг пальца, попросту ограбила!

— Мисс Фенвик, дочь священника? — забыв об осторожности, изумленно воскликнул сэр Роберт. — Прости, Ник, но я готов поклясться на целой стопке Библий, что такого быть не может! Как она тебя обманула? Что у тебя украла?

Герцог долго молчал.

— В материальном плане — ничего. Хотя и очень старалась. — Он встал, грубо оттолкнув стул. — Ты не представляешь, какие спектакли она передо мной разыгрывала! Нет, моя невеста не просила у меня дорогих подарков, не требовала назначить день свадьбы — это было бы слишком грубо! Напротив, она бранилась со мной при каждом удобном случае, во всеуслышание заявляла, что не собирается выходить за меня замуж, и этим довела меня просто до безумия! Чертовски хитрая тактика: признаюсь тебе откровенно, Бобби, к концу этого ужасного месяца я так желал ее, что уже ничего не соображал! Все, чего она хочет, говорила эта девчонка, — чтобы я отдал часть своего состояния на облегчение участи каких-то там чертовых бедняков в какой-то трижды проклятой йоркширской деревне, о которой я до сих пор ничего и не слышал! Она без конца твердила о каких-то фабриках и шахтах — мне все это казалось полным бредом…

— Гм… — протянул сэр Роберт. — А у тебя есть фабрики и шахты?

Герцог провел рукой по спутанным волосам.

— Оказалось, есть, черт возьми! Поверенные утверждают, что мои владения простираются от Лондона до шотландской границы. Есть среди них и заводы, и фабрики, и шахты, и чего еще только нет! Все это находится в руках приказчиков и управляющих, они получают указания от моих лондонских поверенных, а мне остается только брать деньги из банка! Ты назвал меня бескорыстным, но это не так, Бобби, я просто никогда не задумывался о том, откуда берется мое богатство. Хотел бы я не думать об этом и дальше!

Он развернулся и начал мерить шагами библиотеку, держа руки за спиной.

— Все остальное ты, несомненно, знаешь из лондонских сплетен, — мрачно продолжал он. — Мисс Фенвик влезла ко мне в экипаж посреди улицы, заявила, что где-то на моих землях страдают бедняки и я должен немедленно исправить зло, которое им причинил. Я вежливо объяснил, что не понимаю, о чем это она, и попросил ее убраться вон из кареты. Она в ответ устроила скандал, пригрозила шантажом… В общем, мне пришлось привезти ее сюда и послать за ее отцом. Поскольку своим поступком мисс Фенвик нанесла непоправимый ущерб и своей, и моей репутации, мне не оставалось ничего другого, как сделать хорошую мину при плохой игре и на ней жениться.

— Да, помню, некоторое время ты представлял ее как свою гостью, — дипломатично подтвердил сэр Роберт. — Пока не… э-э… не созрел для помолвки.

— Что? — рассеянно переспросил герцог. — Да, она жила в доме на правах гостьи. Ты видел ее несколько раз на вечерах.

— Из нее получилась очаровательная хозяйка дома.

— Да, очаровывать она умеет! — со злостью ответил герцог.

— Я бы сказал, — протянул сэр Роберт, — что никогда не видел такой красавицы. Но она ведь очень молода — мне показалось, ей не больше восемнадцати?

Но герцог его не слышал.

— А потом она сбежала, — гневно продолжал он. — Исчезла посреди ночи, пока я спал! Просыпаюсь, а ее нет! Ни записки… ничего! А я-то, дурак, уже решил после свадьбы выделить ей десять тысяч фунтов в год — такой суммы хватило бы на дюжину голодающих городов!

Сэр Роберт задумчиво потер подбородок.

— Так ты считаешь, что она просто решила над тобой посмеяться? — спросил он. — А ты не мог ее как-то… ну, может быть, ты сказал или сделал что-то такое, что ее обидело?

— Мы крепко повздорили из-за шахматного хода, — признался герцог, — но это же не причина, чтобы стремглав бежать из Лондона! Нет, Бобби, она просто меня провела! Нет, не спрашивай, я сам отвечу, — поспешно добавил он. — Клянусь душой, до сих пор еще ни одна женщина не покидала мою постель разочарованной! Правда, Мэри была девственницей, но… нет, ей очень понравилось. Когда я засыпал, она казалась совершенно счастливой.

— Может быть, ее обидело то, что ты заснул? — предположил сэр Роберт, хотя самому ему в это не верилось.

— Ерунда! — отрезал герцог. — Могла бы меня разбудить! Одним словом, я послал своих людей в… черт, забыл название… в общем, в ту дыру, откуда она родом…

— Стоксберри-Хаттон, — подсказал сэр Роберт.

— Точно! — воскликнул Доминик. — И скоро поеду туда сам. Взгляну своими глазами на эти чертовы фабрику и шахту. Не может же быть и в самом деле все так ужасно, как она рассказывает! Узнаю наконец-то, откуда берутся мои деньги, посмотрю, что я могу сделать для этих рабочих и шахтеров, будь они трижды прокляты…

— И увидишь ее, — добавил сэр Роберт. Герцог метнул на него свирепый взгляд, и Пиль поспешно добавил: — Только для того, чтобы потребовать объяснений.

— Вот именно! — прорычал двенадцатый герцог Уэстермир. — Выслушаю ее объяснения, повернусь и уеду! Не думаешь же ты, что я упаду перед этой дрянью на колени и стану умолять ее вернуться?

— Что ты, конечно, нет! — ответил сэр Роберт.

И почему-то усмехнулся.

15.

Три «неразлучные» шли по единственной узкой улочке Вересковой Пустоши — беднейшего квартала Стоксберри-Хаттона, где жили шахтеры и фабричные рабочие.

Вересковой Пустошью этот район назывался по старой памяти. Более сорока лет назад покойный Джеремия Пархем застроил пустырь одинаковыми одноэтажными домиками и поселил здесь рабочих, приехавших из Уэльса в поисках заработка.

С тех пор вереск здесь не рос. Не росло и ничто другое. Никакие, даже самые стойкие растения не выживали на зараженной почве, в зловонном воздухе трущобного квартала.

Девушки несли с собой молоко, яичную болтушку и другие приношения щедрых прихожан, в том числе и остатки обеда Хортонов.

Смеркалось; становилось холоднее, и висящая в воздухе сырость лишь усиливала специфические ароматы этого места.

Улицу пересекала широкая сточная канава; пешеходам приходилось ее перепрыгивать. От этой-то канавы, в которой доктор Стек видел основную причину болезней здешних жителей, и исходила невыносимая вонь, поражающая всякого свежего человека в Вересковой Пустоши.

— Не понимаю, почему здешние жители выливают ночные горшки прямо в канаву! — морща носик, пожаловалась Пенелопа.

— А куда их еще выливать? — рассудительно ответила Софрония.

— Можно построить туалет во дворе, — проворчала дочь учителя. — У нас есть туалет, а мы ведь совсем не богаты! Папа построил его своими руками. Я иногда думаю: может быть, правы те, кто говорит, что в бедности люди опускаются и начинают жить, как свиньи в хлеву?

Мэри возмущенно взглянула на подругу.

— Как свиньи?! Как ты можешь так говорить, Пенни, мне стыдно за тебя! Я не знаю в Стоксберри-Хаттоне ни одного самого бедного дома, который был бы похож на хлев — разве что те, где живут одни больные или дряхлые старики.

— Если бы бедняку попали в руки несколько лишних досок, — мудро заметила Софрония, — он не стал бы строить уборную, а бросил бы их в печь, чтобы его дети не замерзли холодной зимней ночью.

Одна за другой девушки перепрыгнули канаву и подошли к дому Коббов. Мать Джонни — высокая, худая, как щепка, женщина с лихорадочно блестящими глазами — встречала их на пороге, вытирая мокрые руки о юбку — она как раз мыла пол в доме.

— Благослови вас бог, барышни, — воскликнула она еще издали, едва увидела их. — Благослови вас бог, что не забываете нас с бедняжкой Джонни! А он-то как ждет вас, с утра сегодня от него только и слышно: «Когда добрые леди придут?»

Она отступила, пропуская девушек внутрь. Лачуга Коббов, которую фабричная администрация из сомнительной вежливости называла домиком, состояла всего из одной комнатки с каменным полом и крошечным оконцем, в которое почти не пробивался свет. Самой Молли Кобб не исполнилось и тридцати, но в волосах у нее уже белели седые пряди.

В отличие от других фабричных рабочих Молли нисколько не изменила своего отношения к Мэри. Она по-прежнему радостно встречала девушку и ни словом не давала понять, что слышала о ее лондонских приключениях. И неудивительно — ведь ей и ее детям была очень нужна помощь.

Пятилетний Джонни лежал у огня на подстилке из рваного тряпья, укрытый до подбородка старым, вытертым одеялом. Увидев девушек, он сел и радостно захлопал в ладоши.

— Здравствуй, солнышко мое, как ты тут? — поздоровалась Мэри, опускаясь на колени перед его постелькой.

Каменный пол неприятно холодил ей ноги; девушке подумалось, что лежать на холодном камне для чахоточного больного — верная смерть. Но что она могла сделать? В доме Коббов не было ни одной кровати, на полу спали все — и дети, и мать.

Мэри крепко обняла мальчика. Тельце его было хрупким и легким, как пушинка, на бледных щечках горели алые пятна — зловещий признак чахотки.

С другой стороны к мальчику подошла Пенелопа с чашкой молока.

— Ну-ка открой ротик, — весело заговорила она, — и выпей все до капельки! А потом получишь целую тарелку вареной картошки и в придачу ломтик бекона.

Джонни поморщился, когда в рот ему попала пенка, но послушно выпил все до дна.

— Мама говорит, чтоб выздороветь, надо больше есть, — сказал он. — Поскорее бы выздороветь! Тогда я пойду на работу с Беном и Джимми. Нам всем надо много работать, иначе нас выгонят из дому.

— Что ты такое говоришь?

Мэри вскочила на ноги и, подойдя к Молли, отвела ее в сторонку. К ним присоединилась Софрония.

— Как вас могут выгнать? — воскликнула Мэри. — Этот дом принадлежит фабрике, а вы — вдова рабочего. Разве вам не обещали, что вы с детьми сможете жить здесь столько, сколько захотите?

— Да нет, мисс, не то чтобы нас выгоняли из дому, — потупившись, отвечала Молли, — просто мистер Пархем требует, чтобы мы все шли на работу. Не только я, но и ребята. На фабрике сейчас мест нет, и он договорился с мистером Хетфилдом, управляющим шахты, чтобы тот взял нас в забой. Я умоляла их хотя бы Джонни не трогать, но мистер Хетфилд ответил, что Джонни вполне здоров и может работать наравне с другими.

— Ничего себе «здоров»! — не выдержала Мэри. — Да он еле на ногах держится! Молли, ты же знаешь, что у него чахотка! Да как эти негодяи могут…

При этих словах Молли задрожала как осиновый лист.

— Ах, мисс, — воскликнула она, всплеснув руками, — умоляю вас, не кричите так! Стенки-то у нас тонкие, не дай бог, подслушают, донесут, что за разговоры ведутся у меня в доме, и я потеряю работу. Нет, милая барышня, лучше уж покоряться и терпеть все, что господь посылает. Не могу же я позволить, чтобы моих бедных ребятишек выкинули из дому! — И, понизив голос, добавила: — Мне-то еще повезло: благодарение богу, я не приглянулась молодому мистеру Пархему. Многим женщинам на фабрике гораздо хуже моего приходится.

— Так Робинсон Пархем домогается женщин, работающих на фабрике? — обманчиво-спокойным голосом спросила Софрония.

Хоть Молли и никогда не слышала слова «домогаться», но без труда догадалась о его значении.

— Домогается, мисс, и еще как! — ответила она. — Подходит к девушке и говорит: «Сегодня, как стемнеет, придешь ко мне. Попробуй только не прийти — мигом вылетишь с работы!» Что ж делать — идет! И возвращается несколько дней спустя, растерзанная, вся в синяках и ссадинах, живого места на ней нет… Он ведь их не только насилует — еще и избивает до полусмерти! А хуже всего, мисс, что его тянет на молоденьких. Лет тринадцать-четырнадцать — это для него в самый раз. Скажу вам по секрету, мисс, немало несчастных девушек уже убежали из Стоксберри-Хаттона и пошли скитаться по дорогам, чтобы только избавиться от его, как вы говорите, домогательств. И все у нас в один голос говорят, что лучше помереть с голоду на большой дороге, чем попасться в лапы этому зверю!

— Он заслужил смерть! — процедила сквозь зубы Софрония. — Такой человек не имеет права жить!

Подруги разом обернулись к ней; одна была поражена, вторая — испугана.

— Софи, не говори так! — воскликнула Мэри. — Что, если кто-нибудь услышит? Пархемы — хозяева города, они жестоки и мстительны, а молодой Пархем и так уже интересуется тобой…

— Что вы говорите, мисс? — всплеснула руками Молли. — Я-то думала, этот мерзавец охотится только на наших фабричных девушек!

— Как видите, не только, — мрачно ответила Софрония. — Этот человек — настоящий преступник. Таких надо отстреливать, точно бешеных собак!

Мэри положила руку ей на плечо.

— Перестань, Софи, прошу тебя! Придержи язык, иначе пойдут разговоры, и, случись что, подозрение первым делом падет на нас.

Софрония повернулась к подруге. В цыганских глазах ее горел опасный огонь.

— А что такого может случиться? — со странной интонацией спросила она.

Мэри вздрогнула:

— Пожалуйста, давай прекратим этот разговор! Ты же знаешь, мы должны любой ценой избегать насилия. О себе не думаешь — подумай о своем отце!

И вдруг девушка запнулась на полуслове. Ее озарило.

— Я знаю, как мы можем помочь беднякам! — воскликнула она. — Нам надо спуститься в шахту и своими глазами увидеть, в каких условиях работают там женщины и дети. Иначе, сколько б мы ни кричали об ужасах, что там происходят, нам никто не поверит, все скажут, что это просто слухи. Скоро сюда приедет Уэстермир, и мы должны открыть ему глаза! Не бойтесь, Молли, — продолжала она, обернувшись к перепуганной женщине, — мы не станем впутывать в это дело рабочих, и вы можете не трепетать перед гневом Пархема.

— Истинную правду вы говорите, барышни, — вздохнула Молли, — ни один рабочий — ни мужчина, ни женщина — ни за что не осмелится бросить вызов Пархемам и мистеру Хетфилду.

Она помолчала, собираясь с духом, затем неуверенно проговорила:

— Но мы можем вам помочь. Я поговорю с шахтерами: они помогут вам тайком спуститься в шахту, проведут вас по галереям, а потом поднимут обратно.

— Я с тобой! — воскликнула Софрония. — Чтобы отплатить Пархему, я пойду хоть на край света. Хотя все же лучше было бы его убить!

— Перестань, Софи, я не хочу больше этого слышать! — воскликнула Мэри. — Разумеется, мы пойдем втроем — одной девушке никто не поверит.

— Куда это вы собрались? — весело спросила Пенелопа. Пока девушки разговаривали с Молли, она накормила всех детей и присоединилась к подругам.

— Потом скажу, — ответила Мэри, взяв ее под руку и направляясь к дверям. — А то, знаешь, не слишком-то приятно падать в обморок на каменный пол.

— С чего ты взяла, что я собираюсь упасть в обморок? — обиженно поинтересовалась Пенелопа.

— Когда узнаешь — упадешь, — серьезно ответила Мэри.

Пенелопа взглянула на Мэри, затем на Софронию — и улыбка исчезла с ее лица.


В трех милях от лачуги Коббов, в старинном особняке Уэстермиров, что на аллее Уинстон, миссис Кодиган окинула взглядом гостиную и удовлетворенно вздохнула. Слуги потрудились на славу: за какие-то несколько дней дом, уже двадцать лет стоявший запертым, приобрел вполне жилой вид.

Конечно, всем пришлось поработать, и сама миссис Кодиган к концу дня еле держалась на ногах от усталости. Подумать только: проветрить все помещения, вымести отовсюду пыль и паутину, вымыть полы, стены, окна, кое-что даже заново покрасить…

«Слава богу, Помфрета здесь нет, — подумала миссис Кодиган. — Никто не вертится под ногами и не дает дурацких советов».

В дверях столовой миссис Кодиган остановилась и втянула носом воздух. Запах плесени и сырости исчез, сменившись приятным ароматом вощеного паркета. Все вокруг — даже огромная люстра на потолке — блестело и сияло чистотой. Завтра привезут мебель, думала миссис Кодиган, останется только ее расставить — и можно будет принимать хозяина!

Дом этот дедушка нынешнего герцога приобрел у какого-то местного баронета, когда скупал земли к северу от Хоббса. Но приезжал он сюда всего один раз, а сын и внук его вообще здесь не бывали.

И напрасно, думала миссис Кодиган, дом-то отличный!

Быть может, этому двухэтажному кирпичному зданию и не хватало величественности лондонского особняка, но от его лепных потолков, мраморных каминов, лестниц красного дерева и высоких французских окон веяло духом доброй уютной старины. За садом никто не следил, и он разросся, превратившись в дикий лес. Лакеям еще предстояло вырубить деревья, загораживающие проезд к дому.

Домоправительница подняла свечу, освещая себе дорогу, и хотела выйти из столовой, как вдруг путь ей преградила какая-то тень.

— Опять ты, Джек? — воскликнула она, хватаясь за сердце. — Господи боже, напугал меня до полусмерти! Еще раз вот так подкрадешься ко мне, не посмотрю, какой ты здоровый вымахал, отвешу такую оплеуху, что у тебя полдня в ушах звенеть будет! И вообще, — грозно продолжала она, — что ты здесь делаешь? Ты ведь должен быть в Лондоне!

— Ношусь как угорелый из Лондона сюда и обратно, — ответил Джек, снимая широкополую кучерскую шляпу. — Вещи вожу. Сегодня вот привез одежду его светлости, заботливо упакованную нашим бесценным мистером Краддлсом. А как у вас дела, миссис Кодиган? Его светлость приедет во вторник, вы сможете к этому дню закончить уборку?

— Сюда и обратно, говоришь? — прищурившись, переспросила миссис Кодиган. — Что-то больно мало времени ты проводишь в Лондоне и больно много здесь!

С этими словами она закрыла дверь и, тяжело ступая, двинулась вниз по лестнице. Джек последовал за ней.

— Что делать, работа такая, — говорил он. — Вот завтра снова приеду — надо привезти телескоп и еще кое-какие приборы, с которыми работает его светлость.

Миссис Кодиган фыркнула.

— Кого ты хочешь обмануть, Джек? Я, слава богу, не слепая и не глухая. Мне прекрасно известно, что ты, — она обвиняюще ткнула в него пальцем, — уже облазил всю деревню, был и на этой ужасной фабрике, и на шахтах, и все что-то высматривал и вынюхивал!

Кучер галантно распахнул перед ней дверь.

— Миссис Кодиган, красавица моя, что же еще я мог «высматривать», если здесь есть вы?

И он нежно уставился на ее необъятную грудь.

Миссис Кодиган покраснела как рак и захихикала:

— Ну, хватит, хватит, мистер Айронфут, с кем-нибудь другим шутите свои шуточки, а у меня на вас времени нет.

Она сняла с пояса связку ключей и заперла свежеокрашенную входную дверь.

— Я понимаю, — продолжала она уже серьезно, — ты заботишься о безопасности его светлости. Но зачем? Дело ясное, в Лондоне у него могут найтись враги. Но здесь, в йоркширской глуши, где нет никого, кроме бедняков, задавленных тяжкой нуждой?..

Джек молчал, и в сгущающихся сумерках домоправительница не могла разглядеть его лица.

— Ах, миссис Кодиган, любовь моя, — ответил он наконец, — вы умная женщина, но сейчас вы ошибаетесь. Сильно ошибаетесь! Опасность не в Лондоне и не в этом мрачном городке. Таким людям, как наш герцог — отважным, прямым, благородным, — опасность грозит повсюду. Никогда не знаешь, из-за какого угла грянет предательский выстрел.

16.

У входа в шахту Мэри, Софронию и Пенни встретили добровольцы, отважившиеся проводить их внутрь. Это были женщины — две тени, бесшумно вынырнувшие из тьмы, босоногие, закутанные в рваные шали. Имен их девушки не знали.

— Не спрашивайте, как их зовут, — все равно не скажут, — предупредила Молли Кобб. — И я вам не скажу. Это опасное дело. Если станет известно, что они провели вас в шахту, их не только уволят, но и выкинут из города, а мистер Хетфилд не успокоится, пока обе они не умрут голодной смертью.

— Снимите башмаки, — свистящим шепотом приказала одна из теней.

— По хорошим башмакам вас сразу узнают, — добавила другая. — Снимите и спрячьте сюда, под скамью.

«Неразлучные» так и поступили. Скамью они нашли на ощупь: в помещении было так темно, что девушки не видели собственных рук. Но у женщин, работавших здесь, глаза давно привыкли к темноте.

Земля неприятно холодила босые ноги. Мэри хотела шепотом объяснить своим проводницам, как она им благодарна и как ценит их самоотверженность, но та, что повыше, не дала ей заговорить.

— Сегодня вам придется снять не только башмаки, — мрачно сообщила она.

Мэри не поняла, но подумала, что сейчас не время задавать вопросы.

Они прошли мимо стойл, где стояли шахтовые пони, и подошли к лестнице, ведущей вниз. Рабочие заступали на ночную смену: один за другим входили они в открытый зев шахты и начинали крутой спуск к месту работы. На всех мужчинах были шапки с приделанными к ним фонарями: огоньки их мелькали во тьме, словно светлячки. Были в этой толпе теней и женщины, и дети — все босые. Большинство женщин кутались в шали.

По совету Молли «неразлучные», отправляясь в шахту, оделись в самое старое и рваное тряпье, какое смогли отыскать у себя дома. Но одежда их была слишком чистой, а кожа — слишком белой. Повинуясь шепоту проводницы, девушки отошли в укромный уголок, к стойлам, и натерли пылью одежду и лица, чтобы ничем не отличаться от остальных.

— Вся работа сейчас идет во второй галерее, — сказала им проводница. — Мы идем туда. Десятником в этой галерее Том Грандисон — он все про вас знает. Том хороший парень, ему можно доверять. Но он просил напомнить вам, что никто из нас не хочет потерять работу. Для всех нас труд в шахте — единственная возможность заработать на хлеб.

— Тогда чего же вы от нас хотите? — спросила Мэри, устремив на женщину свои лазурные глаза. — Чего мы должны потребовать от герцога?

— Пусть облегчит условия работы для женщин и детей, — не колеблясь, ответила женщина.

— Детям на шахте не место! — возразила другая. — Здесь и взрослые-то мрут как мухи!

Похоже, в этом они были не согласны друг с другом.

— А что делать? — воскликнула первая, поворачиваясь к своей товарке. — Как еще большой семье заработать на жизнь? Поневоле приходится спускаться в шахту всей семьей… Нет, пусть работают и дети — только не по двенадцать часов в день, как мы, а хотя бы по восемь. И пусть герцог запретит посылать малышей на большую глубину, где жарко и нечем дышать.

— Только постарайтесь, чтобы мы не потеряли работу! — повторила вторая. — Если шахты закроют, нам всем придется просить милостыню!

С этими словами она повела девушек к спуску в забой, где уже толпились шахтеры.

До сих пор Мэри полагала, что ее цель — любой ценой добиться освобождения женщин и детей от тяжелой и опасной работы. Ну да сейчас не время спорить.

«Ладно, потом разберемся», — сказала она себе.

Девушки смешались с толпой шахтеров и двинулись вниз по крутому спуску.

— О господи, нас обязательно кто-нибудь узнает! — громким шепотом запричитала Пенелопа. Проводница, чувствительно ткнув ее в бок, велела молчать.

Но Пенни беспокоилась напрасно: старые платья и угольная пыль сослужили свою службу, и на девушек никто не обратил внимания.

Тьма сгущалась вокруг — непроглядная тьма подземного царства. Мэри подумала, что ее глаза никогда не привыкнут к темноте. Но люди, что сновали вокруг нее, опустив головы и придерживая руками фонари, казалось, не испытывали никакого неудобства.

Чем дальше они спускались, тем становилось жарче. Вот группа женщин и детей отошла в сторону, к деревянным стойлам, где качали головами унылые пони и стояли рядами вагонетки для угля. Этим людям предстоит до конца ночи присматривать за лошадьми.

Туннель вдруг круто повернул и вышел в широкую галерею с деревянным настилом на полу. Под прогнившими досками хлюпала вода: похоже, там, внизу, скрывалось целое подземное море. Над головой смутно виднелись балки, поддерживающие своды галереи. Здесь рабочие раздевались, вешали свои рубашки, штаны и юбки на деревянные колышки и отправлялись на работу в нижнем белье.

Софрония тихо ахнула, увидев эту картину — множество мужчин в панталонах и женщин в изношенных, штопаных-перештопаных нижних рубашках. Пенелопа же, казалось, вовсе перестала дышать.

К трем девушкам приблизилась женщина в изодранной рубахе, с ног до головы измазанная в угольной пыли. Фонарик ее освещал изможденное лицо, бескровные губы, безумные белые пятна глаз.

— Зачем вы пришли? — вскричала она. — Это место смерти! Все, кто спускается сюда, умирают! И вы тоже умрете!

Шахтеры, привлеченные пронзительным голосом незнакомки, начали оглядываться в их сторону. Проводницы быстро оттеснили ее в сторону.

— Это Летти Фулер, — шепотом объяснила одна из них, — у нее с головой неладно. Муж ее погиб при взрыве, с тех пор она и тронулась.

— Держитесь от нее подальше, — предупредила другая.

Обе женщины сбросили шали. Головы у них были обвязаны тряпками, чтобы защитить волосы от угольной пыли. Девушки в нерешительности смотрели, как их проводницы скидывают шерстяные платья и вешают их на колышки. Теперь на них остались лишь те части туалета, которые в более изысканном кругу изящно именуются «невыразимыми».

— Раздевайтесь, леди, — поторопила их та, что повыше. — Внизу такая жара, что в платьях вы и пяти минут не выдержите.

Девушки молчали. Мэри заговорила первой.

— Мэри Уоллстонкрафт, — начала она слегка дрожащим голосом, — говорит, что только ханжи стыдятся собственного тела. Большая часть пути уже пройдена, так неужели мы уйдем ни с чем? В конце концов, мы будем одеты… точнее, раздеты точно так же, как и все остальные!

— Но, Мэри, — в ужасе прошептала Пенни, — смотри, здесь же мужчины! Если вдруг…

— Софи, помоги мне, — приказала Мэри.

И не успела Пенни и пискнуть, как Софи с Мэри стащили с нее платье, а затем разделись сами.

Дрожащими руками девушки вымазали свои сорочки и панталоны угольной пылью. «Главное — не смотреть друг на друга, — говорила себе Мэри, — тогда все будет хорошо».

В галерею вошли десятники: они громко выкрикивали задания на сегодня, и бригады шахтеров одна за другой исчезали в узких туннелях. Голоса их доносились все глуше, отражаясь от стен, и наконец пропадали совсем.

Бледные полуголые ребятишки брали пони под уздцы и вели в темноту, а за ними грохотали на рельсах пустые вагонетки. Только слабые огоньки фонарей освещали им путь.

Мэри со своими подругами укрылись в нише, надеясь, что их не заметят.

Высокий широкоплечий шахтер средних лет подошел к ним и приглушенным голосом заговорил с проводницами. Мускулистая грудь рабочего блестела от пота; на черном от пыли лице ярко сверкали глаза и белоснежные зубы. В этом человеке чувствовалась сила, уверенность в себе и спокойное достоинство: глядя на него, девушки поняли, что не все рабочие забиты и задавлены нуждой.

Из разговора они поняли, что это и есть Том Грандисон, руководящий работами во второй галерее.

— Не больше часа, поняли? — внушительно говорил он, кивая в сторону девушек. — А потом ведите их наверх. Если их кто-нибудь здесь заметит, всем нам не поздоровится!

Женщины согласно закивали в ответ, и богатырь поспешил к себе в забой.

— Возьмите вагонетку и катите ее в забой, — шепотом приказала проводница. — Там вам будет на что посмотреть!

Она сказала правду. Чем ниже они спускались, тем чаще на память девушкам приходили картины Дантова ада.

На одном уровне они наткнулись на двоих мальчиков, сидящих на полу в ожидании вагонетки. Дети были совсем малы, лет пяти или шести; они жались друг к другу, глядя во тьму огромными блестящими глазами, и на изможденных личиках их читалось одиночество и бесконечная усталость.

В следующем туннеле они встретили полуголую беременную женщину с кожаным бандажом на огромном животе: обливаясь потом и тяжело дыша, она тащила вагонетку, полную шлака.

А пони — костлявые, какого-то жуткого белесого цвета, с красными невидящими глазами — вызывали у девушек смешанное чувство жалости и отвращения. Страшно было подумать, что эти несчастные животные проводят во тьме всю жизнь.

По мере спуска жара стала невыносимой. «Неразлучные» обливались потом. Чувствовалась нехватка воздуха. Галереи становились все ниже, и девушкам приходилось ползти на четвереньках, толкая вагонетку перед собой.

Пенни начала тихонько всхлипывать.

— Прекрати, ради бога! — зашипела на нее Софрония. — Маленькие дети это выдерживают — выдержишь и ты!

Наконец впереди показался свет фонарей. Несколько мужчин — и среди них Том Грандисон, — ритмично взмахивая кайлами, откалывали от породы куски угля. Женщины и дети подбирали их, складывали на вагонетки и увозили наверх.

Девушки наполнили свою вагонетку и пустились в обратный путь.

— Какое счастье, что нам не придется сюда возвращаться! — прошептала Мэри. — Одного раза с меня достаточно!

Но трудности только начинались. Спуск в забой дался девушкам нелегко, подъем же оказался сущим мучением.

Из-за их неопытности в этом деле вагонетка то и дело заваливалась набок, и уголь рассыпался по полу. Девушки собирали его и продолжали путь. Все три тяжело дышали и обливались потом; один раз им пришлось остановиться, потому что Софрония пожаловалась на невыносимое колотье в боку.

Несколько раз на пути им попадались женщины и дети, что лежали, отдыхая, рядом со своими вагонетками; груди их тяжело вздымались, измученные легкие жадно ловили обжигающий спертый воздух.

— Надо им помочь, — заметила Софрония.

— Они просто отдыхают, — ответила Мэри. — И как мы поможем? Их слишком много, мы ничего не сможем сделать, а только выдадим себя. Сейчас наша задача — выбраться на поверхность и поведать миру обо всех ужасах этого адского места!

Не успела она договорить, как в туннеле раздались гулкие, многократно усиленные эхом звуки шагов. Кто-то бежал вниз, в забой, и бежал быстро. Женщины и дети прижались к стенам, чтобы дать бегущим дорогу.

— Ой, это еще что? — воскликнула Пенни, и в следующий миг кто-то схватил ее за плечи.

— Кто вы такие? — проревел во тьме чей-то голос. — Что вы здесь делаете?

Из туннеля вышел мужчина в сюртуке и шляпе: приглядевшись, Мэри узнала мистера Хетфилда, управляющего рудником.

— Взять их! — приказал он.

Пенелопа завизжала так, что, наверно, слышно было и в городе.

Мэри инстинктивно метнулась назад, но ее тут же схватили за руку. Сам мистер Хетфилд бросился на Софронию, но тут же ознакомился с одним из приемов самообороны, которым научил Софию отец, и слегка обмяк.

— А вы уверены, что это не наши работницы? — спросил тот человек, что держал Мэри. — На вид вроде наши…

И он с сомнением уставился на перепачканные лица «преступниц».

«Так они не знают, кто мы такие!» — мелькнуло в голове у девушки.

— Интересная история… — зловеще протянул Хетфилд. — Какие-то женщины непонятно зачем забираются в шахту… Кто вы такие? Что здесь высматриваете?

Девушек вытащили на открытое место, где уже собралась целая толпа — по шахте слухи разносятся быстро. Их вытолкнули в середину круга. Шахтерские фонари ярко осветили измазанные угольной пылью лица девушек, растрепанные волосы, мокрые от пота сорочки, бесстыдно облепившие тело. Мужчины смеялись, кое-кто отпускал непристойные шутки.

Управляющий Хетфилд вышел вперед и остановился перед ними, покачиваясь на каблуках.

— Ну-с, — процедил он, — я жду объяснений. Любопытно знать, что за грязные шлюхи таскаются по моим шахтам?

И вдруг за спиной у него загремел знакомый голос.

— Придержите язык, Хетфилд! Лучше приглядитесь повнимательнее — и увидите, что одна из этих барышень — мисс Мэри Фенвик, дочь вашего священника. А другие две, если не ошибаюсь, ее подруги, мисс Софрония Стек и мисс Пенелопа Макдугал.

Пораженная толпа расступилась, и в круг света вошел Джек Айронфут в своей неизменной шляпе. Казалось, великан заполнил собой всю галерею.

— Скажу вам кое-что еще, приятель, — как ни в чем не бывало продолжал он. — Мисс Фенвик помолвлена с его светлостью герцогом Уэстерми-ром, которому принадлежат и шахта, и фабрика, и все земли в округе.

Управляющий поспешно сдернул шляпу, изумленно вглядываясь в грязные лица девушек.

— Дочь старого Фенвика помолвлена с герцогом? — переспросил он. — А… а это которая из них?..

Джек Айронфут широко ухмыльнулся в ответ.

— Не все ли вам равно, Хетфилд? А теперь, с вашего позволения, я возьму на себя приятную обязанность проводить этих юных леди домой.

17.

— Этого еще не хватало! — воскликнула Мэри. — Так о нас уже пишут в газетах!

Пенелопа в ответ протянула ей «Йоркский еженедельник», на первой странице которого красовалось заглавными буквами:


ТАИНСТВЕННОЕ ПОЯВЛЕНИЕ ЖЕНЩИН В ЗАБОЕ


И ниже, шрифтом помельче:


«Что понадобилось трем благовоспитанным девушкам в угольной шахте Стоксберри-Хаттона? Управляющий мистер Хетфилд дает объяснения странному происшествию».


— Не буду читать, — отрезала Мэри. — У нас и без того хватает неприятностей!

Подруги сидели рядышком на диване в гостиной у священника. Все они сегодня нарядились в лучшие свои платья и причесались, словно на бал. И все три, казалось, боялись хоть на секунду оторваться друг от друга.

День выдался беспокойным. «Неразлучные» с трудом скрывали тревогу: ни бутерброды, ни пирожные, испеченные Мэри, не лезли им в горло. Забравшись с ногами на диван и тесно прижавшись друг к другу, они с нетерпением ждали известий из «Вязов», нынешней резиденции герцога Уэстермира.

Сегодня с утра преподобный Фенвик, доктор Стек и учитель Макдугал отправились на встречу с его светлостью, приказчиком Робинсоном Пархемом и управляющим шахтой Хетфилдом. День клонился к вечеру, а их все не было, и девушки боялись даже думать о том, какие новости они с собой принесут.

Софрония проглядела статью и отшвырнула газету, гордо вздернув подбородок.

— Этот журналист изобразил нас какими-то дурочками, — воскликнула она. — Но мы-то видели то, что видели, и готовы принести в этом присягу! Так что наша цель достигнута.

Пенелопа подняла глаза к потолку.

— Может быть, Софи, но ты сама видишь, что из этого вышло. Этот писака в «Еженедельнике» изобразил нас фантазерками без царя в голове, которые навыдумывали всяких ужасов и сами в них поверили. Он будто бы сам спустился в шахту и не нашел там ни одной женщины, ни одного ребенка! Естественно, Хетфилд и этот негодяй Пархем позаботились о том, чтобы их оттуда убрать!

— Нам следовало об этом подумать, — пробормотала Мэри.

— Папа слышал, — продолжала Пенелопа, — что все женщины и дети, работавшие на шахтах, уволены в одночасье. Случилось то, чего они и боялись! Пархем и Хетфилд попросту приказали им убираться вон. Уволили и Тома Грандисона — а ведь у него четверо детей и престарелые родители! Боже мой, — простонала она, — теперь бедняки нас просто возненавидят!

— Не все, — покачала головой Софи. — Не отчаивайся, Пенни. Том Грандисон сегодня приходил к папе в больницу и просил передать нам, что ни о чем не жалеет. Он понимает, что мы спускались в шахту не из пустого любопытства, а потому, что близко к сердцу принимаем невзгоды шахтеров и надеемся облегчить их участь.

Но Пенелопа по-прежнему сидела, поникнув головой, и на глазах у нее блестели слезы. Мэри кусала губы, невидящим взором уставившись в никуда.

Софрония, сидевшая между ними, чувствительно ткнула обеих локтями в бока.

— Да вы меня слышите? — требовательно спросила она. — Уэстермир приехал сюда. Увидит ли он женщин и детей в шахтах, поверит ли нашей истории — не так уж важно. Ведь нищета и страдания встречаются не только в шахте; они окружают нас повсюду. Пархем не может за одну ночь превратить Стоксберри-Хаттон в земной рай. Пусть над нами смеются — это ненадолго, надо просто стиснуть зубы и переждать. Лично я, — добавила она, — не успокоюсь, пока не увижу, как этот негодяй Пархем получит по заслугам. А если он ускользнет от герцога, я сама всажу ему нож в брюхо!

— Перестань, Софи! — воскликнула Пенни. — Меня в дрожь бросает от твоих разговоров о ноже и убийстве. Подумай, что будет, если тебя кто-нибудь услышит!

Мэри задумчиво кивнула; перед глазами у нее стояло благородное лицо герцога.

— Софи права, мы достигли своей цели, — медленно произнесла она. — Уэстермир приехал сюда и теперь своими глазами увидит, откуда берется его богатство. Пусть все получилось не так, как мы ожидали, но я только рада, что нам не пришлось прибегать к шантажу и угрожать публичным скандалом…

Она запнулась, сообразив, что скандал-то был, и немалый.

— Если Уэстермир и сейчас ничего не увидит, — храбро продолжала она, — значит, он просто бесчувственная, бессердечная скотина!

— Что он может увидеть из окна кареты? — возразила Пенелопа. — Кто-то должен показать ему!

— Кстати, Мэри, ты ведь все еще его невеста, — добавила Софрония.

Мэри вскочила.

— Опять вы за свое? — вскричала она. — Господи боже, мы сидим и ждем, когда на нас обрушатся страшные кары, а вы еще надеетесь, что я окажу благотворное влияние на этого упрямого, несговорчивого, невыносимого…

Она вдруг запнулась и несколько секунд молчала. Грудь ее тяжко и бурно вздымалась, на глазах заблистали слезы.

— Поверьте мне, — продолжала она уже спокойней, — я его хорошо знаю. Если бы Уэстермир сейчас был здесь, одному богу известно, какая буря обрушилась бы на нас за то, что мы осмелились проникнуть в его драгоценные владения, да еще и привлекли к нему внимание йоркширской прессы!

Во дворе послышался стук колес. Пенелопа, сидевшая у окна, отодвинула занавеску, выглянула наружу и издала радостный вопль.

— Едет герцог в открытом экипаже! С ним папа, он просто сияет. И твой отец, Мэри, и твой, Софрония. А главное, сам герцог с ними!

Софрония тоже подбежала к окну.

— Мэри, а ты и не рассказывала, что твой сиятельный жених такой красавец!

В дверях появился преподобный Фенвик; за ним шли Ангус Макдугал и доктор Стек.

Мэри бросилась в объятия отца.

— Папа, милый, — восклицала она, — прости, что я причинила тебе столько хлопот! Всему виной мой ужасный характер!

Преподобный Эусебиус Фенвик поцеловал дочь в лоб и мягко отстранил от себя. Позади нее едва не подпрыгивали от нетерпения Софи и Пенни, также стремившиеся найти утешение в объятиях отцов. На герцога, стоящего в дверях, никто не обращал внимания.

— Не надо, дитя мое, — успокаивал ее викарий. — Все хорошо, что хорошо кончается. Но теперь твоим подругам придется уйти. Кучер герцога развезет их и их отцов по домам.

Софи и Пенни прощались с Мэри со слезами, словно не надеялись больше ее увидеть.

— Мужайся, Мэри, — шепнула на прощание Пенелопа. — Представь, как бы держалась на твоем месте мисс Уоллстонкрафт!

Дверь за ними закрылась. Герцог подошел к камину и, повернувшись к Мэри и ее отцу спиной, принялся рассматривать латунный подсвечник, томик Вергилиевых «Метаморфоз» и вазу с сухими цветами, которые стояли на каминной полке.

— Мэри, — вполголоса обратился к девушке отец, — его светлость хочет поговорить с тобой и попросил моего позволения сделать это наедине. Я буду у себя в кабинете.

Мэри вцепилась ему в руку.

— Папа, не уходи! — прошептала она. — Ради бога, не оставляй меня на растерзание хищнику!

— На растерзание? — поднял брови викарий. — О чем ты говоришь, помилуй, какой хищник? Я дважды разговаривал с Уэстермиром: он производит впечатление благородного человека. Кроме того, позволь напомнить, он твой жених. В беседе со мной он упирал именно на это. Не волнуйся и поговори с ним спокойно, — добавил он. — Насколько я понял, он уважает твои убеждения и намерен впредь прислушиваться к твоему мнению.

«Уважает твои убеждения»!

По спине у Мэри пробежал холодок. Один бог знает, что наговорил Уэстермир ее отцу!

Преподобный Фенвик вышел. Беспомощно проводив его взглядом, Мэри повернулась к герцогу.

Несколько мгновений они молчали, не сводя друг с друга глаз. Мэри смотрела на герцога со страхом, словно на хищного зверя; лицо Доминика было, как всегда, непроницаемо.

Огромный и широкоплечий, он, казалось, заполнил собой всю гостиную. Под его пронзительным взглядом Мэри дрожала как осиновый лист. Девушка заметила, что герцог постригся: черные кудри его больше не спускались на плечи. С модной «классической» стрижкой он стал еще красивее — хоть это и казалось невозможным.

Наконец Мэри сделала реверанс (колени у нее подгибались) и молча указала герцогу на кресло. Она хотела бы заговорить, но горло у нее перехватило, и с губ не могло сорваться ни звука.

Герцог как будто и не заметил ее жеста.

— Ты очень хорошо выглядишь, — заметил он, — даже несмотря на платье. Не могу поверить, что текстильные предприятия на Британских островах по собственной воле окрашивают ткань в такой цвет!

Мэри не верила своим ушам. Герцог не заговорил ни о приключениях трех девушек в шахте, ни о шуме в йоркширских газетах, ни даже о ее ночном побеге из его постели!

— Это мое лучшее голубое платье, — сдавленным голосом ответила она. — Я… у меня есть второе такое же, зеленого цвета.

Губы Доминика сжались в тонкую линию.

— Не сомневаюсь. Но скоро мы это исправим — я привез с собой из Лондона твой гардероб.

Мэри мгновенно обрела дар речи.

— Я не собираюсь носить ваши платья! — выпалила она. — Как вы смеете! Вы обращаетесь со мной, как… как со шлюхой! Нет, с меня хватит! В Лондоне я проявила слабость, но больше это не повторится. Выкладывайте, что вы там хотели сказать, а затем потрудитесь убраться из моего дома!

Он нахмурился еще сильнее:

— Ты вовсе не шлюха, Мэри, и, пожалуйста, не говори о себе в таких выражениях. Ты — моя невеста, твой отец дал согласие на брак, о помолвке уже объявлено в церкви, и та ночь… гм… одним словом, я считаю, что теперь наши судьбы связаны навсегда.

Мэри зажала уши ладонями.

— Прекратите, я не хочу этого слышать! Вы зря тратите время. Я никогда, слышите, никогда не выйду за вас замуж!

— Это и не нужно.

Наступило молчание.

— Что значит «не нужно»? — осторожно поинтересовалась Мэри.

— Сегодня утром в разговоре с твоим отцом я заверил его, что глубоко уважаю тебя и ценю твои прогрессивные убеждения, — заговорил герцог, глядя куда-то поверх ее головы. — Должен признаться, что в твоих взглядах на брак и в самом деле есть доля истины. Мне не раз приходилось видеть, как рушатся семьи из-за того, что между партнерами нет ни уважения, ни доверия. Многие мои друзья давно расстались бы с женами, если бы не закон и не светские условности. Так что я согласен на твои условия. Поскольку последние… э-э… последние события показали, что и уважения, и взаимного влечения между нами достаточно, я предлагаю тебе жить вместе без церковного благословения.

— Мои условия? — тупо повторила Мэри. Ей казалось, что все это какой-то бессмысленный сон.

— Да, ты же мне все уши прожужжала о том, как тебе противна женитьба. Твой отец утверждает, что для тебя отрицание брака — священный принцип. Он признался, что много раз пытался тебя переубедить — и безуспешно.

Комната закружилась вокруг Мэри, и к горлу подступила тошнота.

— Священный принцип? — Сейчас Мэри была способна только повторять, как попугай, слова герцога.

— Я еще больше уважаю тебя за твою верность убеждениям, — бесстрастным, размеренным голосом продолжал герцог. — Постоянство — прекрасная черта, особенно для красивой женщины.

Он огляделся кругом.

— Что ж, больше говорить не о чем. Собирай вещи и прощайся с отцом. Примерно через час за тобой заедет мой кучер и отвезет тебя в мою нынешнюю резиденцию. Ты, конечно, ее знаешь — это «Вязы».

— Я… я должна жить с вами? — Стены вновь пошли в пляс. — Здесь, в Стоксберри-Хаттоне?

Герцог саркастически взметнул вверх черные брови.

— Пока здесь. Потом вернемся в Лондон. Кроме того, у меня есть еще несколько домов в Англии, вилла во Флоренции, плантация в…

— Я не стану с вами жить! — вскричала Мэри. — Господи, что скажут люди? Ведь мой отец — священник!

— Мы пробудем здесь всего неделю, — ответил он. — Я осмотрю фабрику и шахты, а затем…

Мэри вскочила на ноги.

— Нет, я не могу этого вынести! — взорвалась она. — Вы не увидите в шахте ничего — понимаете, ничего! Этот подонок Хетфилд наверняка сейчас моет и скребет галереи, оттирает стены стиральным порошком и разрисовывает цветочками! А на прядильной фабрике вас встретят работницы, разодетые, как горничные в лучших лондонских домах, спляшут вокруг вас джигу и хором расскажут, как славно им работается под началом у доброго мистера Пархема! А я тем временем буду жить с вами, как какая-то шлю… ну хорошо, как любовница, носить модные наряды, с утра до вечера разбирать ваши проклятые образцы, а отец не сможет людям в глаза смотреть из-за моего поведения!

Герцог рассматривал ее все с тем же непроницаемым лицом.

— Мэри, я просто иду навстречу твоим желаниям. Или ты хочешь отречься от учения достопочтенной Мэри Уоллстонкрафт и выйти за меня замуж?

— Никогда! — без колебаний ответила Мэри. Ведь для нее это означало предать не только любимые идеалы, но и Пенни, и Софронию, и маленького Джонни Кобба, и его несчастную мать, и всех бедняков, ждущих от нее помощи…

— А что будет с Пенни Макдугал и Софронией Стек? — спросила она. — Для них вы тоже придумаете какое-нибудь изуверское наказание?

Уэстермир удивленно посмотрел на нее — о двух других девушках он совсем забыл.

— Ах да, — наконец пробормотал он. — Видишь ли, мы о них почти не говорили. Учитель и доктор, едва вошли, заинтересовались моим микроскопом — до сих пор они видели ахроматический микроскоп только на рисунках в каталогах. Потом я показал им свой новый телескоп… Словом, разговор ушел в сторону.

— Вы говорили о микроскопе? — ахнула Мэри. — Мы здесь с Пенни и Софией не знали, куда деваться от страха, заранее оплакивали свою судьбу, а вы, оказывается, обсуждали новейшие достижения науки и техники!

— Все трое пообещали мне присматривать за дочерьми, — бесстрастно продолжил герцог, — и не подпускать их к шахтам. Деталей мы не обсуждали. Меня интересовал в первую очередь твой отец, а не остальные двое.

— И вас нисколько не волнует, что будет с моими подругами?

— Говорю же тебе. — нетерпеливо хмурясь, ответил Доминик, — Стек и Макдугал обещали за ними присматривать и держать подальше от шахт и фабрики. И от всех остальных мест, где они могут устроить дебош. Впрочем, поскольку ты в этой троице заводила, все мы согласились, что достаточно увезти тебя — и проблема решится сама собой.

С уст Мэри сорвался стон — стон гнева и отчаяния. Она оглядывалась кругом, словно ища путь к спасению.

Уэстермир поймал ее в ловушку, обернув против нее ее же собственные слова! Что же делать? Должен быть какой-то выход!

— Я… я согласна на ваше предложение, — осторожно заговорила девушка. — Но только в Лондоне. Понимаете, я преданная поклонница Мэри Уоллстонкрафт и, разумеется, не собираюсь отрекаться от ее учения. Но здесь, в «Вязах», жить с вами не могу! Только подумайте, что люди начнут говорить обо мне и о моем отце!

Доминик де Врие, двенадцатый герцог Уэстермир, вгляделся в ее смущенное лицо и вздохнул.

— Вот она, цена вашим убеждениям, мисс Фенвик. Интересно бы проверить, как на них влияет география.

Губы его изогнулись в подобии улыбки.

— Ты ведь христианка, Мэри? Представь, что ты приехала в Египет, где на христиан смотрят косо. Хотелось бы мне знать, на какой день ты наденешь паранджу и начнешь творить намаз?

— Ради бога, замолчите! — прошипела Мэри.

Несколько минут она мерила шагами комнату, а герцог наблюдал за ней все с тем же холодно-непроницаемым видом. Когда девушка наконец повернулась к нему, на ресницах у нее блестели слезы.

— В этом доме я прожила всю жизнь, — тихо произнесла она. — Чтобы попрощаться с ним, мне не хватит часа. Пожалуйста, пришлите за мной карету завтра утром. Скажем, в десять часов.

— Хорошо, утром, — подумав, ответил он. — В десять.

На пороге Доминик остановился, словно хотел сказать что-то еще… но тряхнул головой и вышел, с треском захлопнув за собой дверь.

Мэри подошла к камину и помешала кочергой угли. Надо выждать, думала она. Через четверть часа экипаж Уэстермира выедет из деревни и начнет подниматься по аллее Уинстон на холм, где стоит его усадьба. Через пятнадцать минут она будет в безопасности.

Едва пятнадцать минут истекли, Мэри бросилась в прихожую, накинула плащ и торопливо нахлобучила на голову чепчик. Отец, увлеченный своими книгами, не слышал ее ухода.

Сперва к Пенелопе, думала Мэри, затем вместе с ней к доктору. На кухне у Стека все трое рассядутся вокруг стола, выпьют по чашечке чая, совсем как в добрые старые времена, а затем Мэри расскажет своим подругам обо всем, что с ней произошло, изложит свой план и попросит у них совета и помощи.

18.

— Быть может, сегодня «неразлучные» встречаются в последний раз, — грустно заметила Мэри и пододвинула чашку, чтобы Софи налила ей еще чая.

Девушки сидели за столом на кухне у Стеков. Пенни и Софи устроились так, чтобы огонь камина грел им спины; Мэри сидела напротив.

— Я уезжаю в Лондон, — заговорила Мэри; блики пламени освещали ее задумчивое лицо. — Прочь от родного Стоксберри-Хаттона, от отца и любимых подруг. Меня ждет совсем иная жизнь, несравнимая с прежней…

Она испустила тяжкий вздох.

— Что ж, будем надеяться, что хотя бы надежды наши сбудутся!

Пенелопа вздохнула в ответ.

— Для начала нужно, чтобы Уэстермир узнал правду. А я опасаюсь, что управляющий Хетфилд и Робинсон Пархем наврут ему с три короба, и он уедет, даже не заглянув ни на фабрику, ни на шахту.

— А что с того, если и заглянет? — фыркнула Мэри. — Он уже не увидит там женщин и детей, больных, измученных, работающих с утра до ночи за жалкие гроши! Их всех уволили по приказу Пархема.

Софи положила нож, которым разрезала яблоко, и подняла жгучие черные глаза на Мэри.

— Насколько я понимаю, ты созвала нас, потому что у тебя есть какой-то план?

— Да. Только он не мой, а Пенелопы. — Она повернулась к Пенни. — Помнишь наш разговор за чаем в библиотеке у герцога? Ты говорила, что я должна обворожить герцога своей красотой, а затем потребовать у него крупную сумму и на эти деньги помочь нуждающимся жителям Стоксберри-Хаттона!

— Господи, неужели я и вправду такое говорила? — покраснела Пенелопа. — Ну, видишь ли, когда наш первоначальный план не сработал, я пришла в отчаяние; а узнав, что герцог поселил тебя у себя дома и хочет на тебе жениться…

— Больше не хочет, — хмуро прервала ее Мэри. — Это он ясно дал понять. Я должна жить с ним без венчания, как он выразился — «на моих условиях, согласно учению Мэри Уоллстонкрафт».

Софрония удивленно подняла брови. Пенелопа ахнула.

— Мэри, дорогая, ты действительно этого хочешь? Ты представляешь, какие пойдут разговоры? Конечно, Уоллстонкрафт — великая женщина, но она никогда не жила в Стоксберри-Хаттоне! И вообще, это унизительно и оскорбительно! Он обращается с тобой, словно с какой-то…

— Я согласилась, и хватит об этом, — коротко ответила Мэри. — Иного выхода нет. Уэстермир, предлагая это, рассчитывал, что я испугаюсь и соглашусь на замужество, — не дождется!

Она гордо вздернула подбородок и оглядела подруг, ожидая возражений.

— Кроме того, таким образом мне легче будет осуществить великолепную идею Пенни — влюбить его в себя до безумия, привязать к себе… э-э… узами чувственности, или как это там называется, и получить от него деньги. Разумеется, солидную сумму, — добавила она. — Я дешево не продаюсь.

— Все это хорошо, Мэри, но как ты собираешься это сделать? — скептически заметила Софрония. — Мне кажется, чтобы обворожить мужчину, нужен большой опыт в любовных делах.

— Ну, кое-какой опыт у меня теперь есть, — густо покраснев, заметила Мэри и торопливо продолжила: — И Уэстермир уже в меня влюблен! Ведь он приехал сюда за мной и продолжает называть меня своей невестой. Хотя, конечно, это проблема: боюсь, я плохо представляю, что и как надо делать, чтобы свести мужчину с ума. Ах, вспомнить только, что в Лондоне Уэстермир показывал мне целые толстые тома, посвященные искусству любви! И почему я не прочла их от корки до корки!

Мэри вдруг замолчала.

— И вообще он был таким внимательным, таким нежным… — протянула она каким-то странным голосом.

— Мэри, дорогая, — прервала молчание Пенелопа, — если тебе нужны книги на эту тему, то у моего папы есть несколько штук.

Обе девушки уставились на свою подругу во все глаза.

— Я… ну… — замялась Пенни, — понимаешь, у меня и в мыслях не было специально их искать — я просто протирала полки у папы в кабинете и нашла их сзади, за собранием сочинений Аристотеля. Я так удивилась! Конечно, учитель должен держать у себя самые разные книги, и чем больше, тем лучше, но эти… Ах, Мэри, там та-акое написано! Я потом несколько дней ходила сама не своя! Но, мне кажется, тебе эти книги очень пригодятся.

— Подумать только, а нам ничего не рассказала! — укоризненно заметила Софи.

— Да это совсем недавно случилось, — пробормотала Пенелопа, покрываясь густым румянцем.

— И что это за книги? — поинтересовалась Мэри. — С картинками?

— Да нет, картинок там нет, но текст такой… Мне кажется, папа читал их в молодости, еще в студенческие годы. Их там три или четыре, я помню, что одна называется «Невинные шалости».

— Спасибо, Пенни! — поблагодарила ее Мэри. — Думаю, твои книги мне очень помогут. Что ж, подруги, завтра я отправляюсь в «Вязы», а через неделю уезжаю в Лондон. Пожелайте мне удачи!

— Я тоже могу тебе помочь, — сказала вдруг Софрония, поднимаясь с места. — Подожди, сейчас принесу кое-что из своей комнаты.

— А твой отец… — начала Мэри.

— Уже спит. Он всегда рано ложится. Не бойся, я его не разбужу.

Вскоре она вернулась, неся с собой деревянный расписной сундучок, окованный по углам медью. Высокая круглая крышка его запиралась на латунную защелку. Весь он был расписан яркими цветами, вьющимися лозами и фантастическими птицами. Сундучок был очень потертым, но краски ничуть не потускнели от времени. При свете камина он выглядел очень ярко и экзотично.

— Какая прелесть! — воскликнула Пенелопа. — Что это?

— Цыганский сундучок, — ответила смуглая красавица. — Он принадлежал моей матери.

Она отодвинула защелку и открыла сундук. Сверху лежала стопка пожелтевших от времени писем, их Софрония отложила в сторону. Под письмами блистало что-то красное, шелковое, богато расшитое золотой фольгой. Софи вынула его из сундучка и развернула: при ближайшем рассмотрении полупрозрачное красное полотнище оказалось юбкой.

Вслед за юбкой Софи вытащила кожаный лоскуток, расшитый разноцветным бисером и стекляшками.

— А это что? — изумленно воскликнула Мэри. — Софи, только не говори мне, что… о господи, неужели все-таки лифчик?

Софрония грустно улыбнулась.

— В таких нарядах цыганки танцуют на ярмарках. А «гаджо» — то есть деревенские парни — любуются на них и бросают им монеты.

— Откуда ты знаешь? — Мэри заглянула в сундучок сама. Взору ее представилась шелковая шаль, множество браслетов для рук и ног, а также баночка помады, краска для век и духи, такие сильные, что стоило открыть флакон, как запах их распространился по всей кухне.

— Софи, а ты знаешь, как все это… одним словом, что куда надевать?

— Мама мне ничего не рассказывала — она умерла, когда я была еще совсем маленькой, — ответила девушка. — Но догадаться нетрудно. Я пару раз примеряла этот костюм. В шаль надо закутаться с головы до ног перед началом танца — тогда ты будешь выглядеть загадочной.

Она широко улыбнулась.

— А потом сбрасываешь шаль и предстаешь перед зрителями во всем своем великолепии!

— Мэри, — восклицала Пенни, от волнения чуть не прыгая на стуле, — неужели ты и вправду это наденешь? Ты только посмотри — на этой юбке такие разрезы, что видно… э-э… ну, вообще все видно! А лифчик? Я вообще не понимаю, на чем он держится! Разврат, да и только! Господи боже, — вдруг взвизгнула она, — хотела бы я посмотреть, как ты в этом наряде соблазняешь Уэстермира!

— Ну и кто же из нас развратница? — улыбнулась Мэри. — А теперь, Пенни, пойдем к тебе, и ты дашь мне книги, о которых говорила. Как ты сказала — «Невинные шалости»?

— Да, как-то в этом роде, — ответила Пенни, не сводя мечтательных глаз с цыганского наряда. — И еще «Ночные забавы» и «История девственницы». Ах, Мэри, там та-акое написано… ты и представить не можешь!

— Будем надеяться, что герцог этого тоже представить не может, — сухо заметила Софрония.


Часом позже, около полуночи, Пенелопа и Мэри прокрались окольными улочками к дому учителя Макдугала. Мэри притаилась в тени у задней двери; Пенни отправилась внутрь за «Ночными забавами» и «Историей девственницы».

Она скоро вернулась.

— Удачи тебе, подруга! — прошептала она, вручая книги Мэри. — Только постарайся их вернуть, ладно? Если они пропадут, бедный папочка придет в ужас!

Мэри обещала так и сделать. Подруги обнялись.

— Просто не верится, что мы с тобой видимся в последний раз, — со слезами на глазах пробормотала Пенелопа.

— Вовсе не в последний! — горячо возразила Мэри. — Уэстермир не посмеет нас разлучить. Вы с Софронией будете приезжать ко мне в гости — и пусть он только попробует возразить!

С сундучком Софронии под мышкой, прижимая к животу книги Пенелопы, Мэри пустилась в обратный путь. Она держалась темной стороны и не выходила из-под деревьев: молодым девушкам не положено гулять одним поздней ночью, и, если кто-то ее увидит, пойдут новые сплетни — а их, видит бог, и так ходит о ней больше чем достаточно. Наконец она обогнула мельницу и увидела невдалеке блистающий в лунном свете шпиль церкви Святого Дунстана.

Мэри снова была дома.

Но, увы, только на одну ночь.


Бледный лик луны навис над Воинским лесом. Великолепный жеребец игреневой масти шел по тропе шагом; всадник его, отпустив поводья, погрузился в раздумья.

Робинсон Пархем возвращался из Хоббса, где провел чудный вечерок в трактире «Золотое руно». Он был рад хотя бы на несколько часов вырваться из Стоксберри-Хаттона.

В последнее время жизнь Пархема сильно осложнилась. А все этот проклятый герцог Уэстермир! Словно с цепи сорвался, ей-богу, — с чего это ему вздумалось проверять своего верного приказчика, чей дед служил еще его деду?

Герцог был резок и придирчив, и Пархем побаивался, что хозяин просто прикажет закрыть и шахту, и фабрику — а что тогда останется делать приказчику? Сниматься с насиженного места и искать новую работу? Да где же еще он найдет такое непыльное и доходное местечко?

Но Пархем надеялся, что все обойдется. Через несколько дней герцог возвращается в Лондон. Надо стиснуть зубы и перетерпеть. В конце концов, могло быть и хуже.

Герцог умен — гораздо умнее многих столичных щеголей, с которыми приходилось иметь дело Пархему. Это, безусловно, минус. Зато не интересуется деньгами, а хозяйственные вопросы нагоняют на него скуку — это несомненный плюс.

Конечно, Стоксберри-Хаттон — не курорт. Но герцог, как умный человек, понимает, что шахта и фабрика не могут быть похожи на Лазурный берег. Тем более что стараниями Пархема с Хетфилдом и та и другая приведены в относительно приличный вид. А деревенский судья, хорошо знающий, с какой стороны у бутерброда масло, пообещал, что никаких делегаций недовольных герцог не увидит.

«Так что все выйдет по-моему, — довольно думал Робинсон Пархем. — И даже эти три мерзавки дела не испортят!»

Да, девчонки больше не опасны. Самую задиристую и наглую — дочь Фенвика — герцог забирает с собой в Лондон, а остальные без нее присмиреют.

«Повезло герцогу, — думал Пархем, — лакомый кусочек отхватил! Хороша девка! Но все же не лучше моей цыганочки».

Черт побери, вспомнить только, как девица шипела на него, словно кошка, и черные глаза ее пылали огнем ненависти! Пархем ехал дальше, в голове его рождались самые дикие похотливые фантазии.

Он мог заполучить любую женщину с фабрики или с шахты, но с недавних пор власть над этими несчастными, запуганными созданиями его больше не привлекала. Ему надоели тощие тела, бледные лица, слезы и жалобные мольбы. Что толку истязать тех, кто привык к покорности? Сломать сильный характер, превратить смелую и гордую женщину в бессловесную рабыню — вот истинное наслаждение!

Пархем представлял себе Софронию, распростертую перед ним во прахе: волосы ее, черные как ночь, разметались по земле; униженно целуя ему ноги, она молит — нет, не о пощаде, а о том, чтобы господин поскорее сделал с нею все, что хочет…

Мысли Пархема прервал какой-то шорох в кустах. Конь шарахнулся в сторону, и на дорогу вышел человек. Свет луны едва проникал сквозь густые ветви деревьев, но Пархем разглядел на незнакомце странный мешковатый плаще каким-то узором. Лицо ночного путника надежно скрывалось под капюшоном.

Пархем уже полез в карман за пистолетом, но в этот миг прохожий откинул капюшон, и взгляду приказчика открылось знакомое лицо.

— А, это ты! — протянул он с явным облегчением. — Какого черта ты шляешься по лесу среди ночи?

Это были последние слова Робинсона Пархема.

19.

— Мисс, вам помочь раздеться? — спросила миссис Кодиган.

Напоследок окинув спальню удовлетворенным взглядом, домоправительница заглянула в смежную гардеробную — проверить, все ли в порядке и там. Спальня была оклеена новыми обоями и обставлена изящной мебелью в розовых и кремовых тонах. Миссис Кодиган не сомневалась, что герцог одобрит ее старания.

Мэри в гардеробной полулежала в кресле, читая книгу. При виде домоправительницы она поспешно спрятала «Невинные шалости» под полу халата.

— Нет, миссис Кодиган, спасибо, я разденусь сама. А, кстати, где герцог?

Этот вопрос она задала старательно-небрежным тоном, как будто ей до герцога нет ровно никакого дела.

— Его светлость в библиотеке с поверенным, — ответила домоправительница.

Во время разговора миссис Кодиган не спускала любопытных глаз с халата Мэри — должно быть, умирала от желания знать, что надето под ним. Ведь все ночные рубашки юной леди висели на своих местах в гардеробе!

Увы, Мэри не собиралась удовлетворять ее любопытство.

— Они уже заканчивают, — продолжала миссис Кодиган. — Его светлость послал Помфрета за ночным колпаком — значит, скоро ляжет.

Мэри невольно вздохнула — она устала ждать. Неожиданный визит лондонского поверенного запер герцога в библиотеке на весь день… и девушка воспользовалась свободным временем, чтобы прочесть таинственные книги учителя Макдугала, а заодно пересмотреть костюмы, привезенные для нее из Лондона.

Здесь нашлось кое-что новенькое — например, крепкие кожаные ботинки для прогулок по окрестностям Стоксберри-Хаттона и легкий непромокаемый плащ, а также несколько новых платьев. На платья Мэри покосилась с раздражением, вспомнив, как презрительно отозвался герцог о ее лучшем выходном наряде. Она словно воочию увидела, как он нависает, словно башня, над бедной мадам Розенцвейг и не дает ей покоя, объясняя, что и как надо кроить, словно разбирается в этом лучше самой портнихи!

Ближе к ужину Мэри переоделась в одно из новых платьев — красное шелковое с пышными кружевами на воротнике. Поужинала она вместе с герцогом и поверенным, но после ужина, извинившись, поднялась к себе — ей не терпелось дочитать «Историю девственницы» и приняться за «Невинные шалости». Запретные книги, как и обещала Пенни, оказались невероятно увлекательными!

Герцог же вместе с поверенным и клерком скрылся в библиотеке.

Скоро полночь, заметила Мэри, взглянув на каминные часы в стиле рококо. Пора бы уже ему появиться!

— Миссис Кодиган, если мне что-нибудь понадобится, я вас позову, — вежливо сказала она.

Однако пожилая женщина не торопилась уходить. Мэри догадывалась, что миссис Кодиган умирает от любопытства, но демонстрировать ей свой ночной наряд не собиралась. Ведь стоит ей распахнуть халат — и можно прозакладывать душу, что почтенная домоправительница с грохотом рухнет в обморок!

Миссис Кодиган сняла нагар со свеч, взбила подушки и наконец-то направилась к дверям. Мэри вздохнула с облегчением.

Но, к огромному удивлению Мэри, домоправительница вдруг повернула назад и, подойдя к креслу, положила руку девушке на плечо.

— Пожалуйста, — взмолилась она, взволнованно колыхнув необъятной грудью, — пожалуйста, постарайтесь сделать бедного мальчика счастливым!

Мэри открыла рот от удивления.

— Он ведь так одинок! — продолжала миссис Кодиган. — Никого-то и ничего у него нет, кроме книг и этих коллекций! Мать его, бедняжка, умерла, когда он был совсем малышом; отец служил в армии и месяцами не видел сына; а дедушка, старый герцог, был человек суровый, старой закалки, и всякое проявление чувств считал слабостью. Хоть он и души не чаял во внуке, но никогда этого не показывал. А бедному мальчику так не хватало ласки и любви!

— Вы о герцоге Уэстермире говорите, миссис Кодиган? — недоверчиво уточнила Мэри.

Домоправительница кивнула, и ленты у нее на чепчике запрыгали вверх-вниз.

— Да, дорогая моя, о его светлости, благослови его господь. У всех у нас здесь, в доме, за него душа болит. Я каждое воскресенье в церкви молюсь о том, чтобы он нашел себе хорошую девушку и зажил с ней в любви и согласии.

Мэри не знала, что ответить.

— Никогда до сих пор его светлость не приводил в дом женщин — не такой он человек, — задумчиво продолжала миссис Кодиган. — Но вы его невеста, а это совсем другое дело! Дай вам бог счастья, мисс, и ему тоже!

Она вдруг залилась краской и, утирая глаза белоснежным передником, поспешила к дверям.

— А теперь, мисс, раз вам ничего больше не надо, позвольте пожелать вам спокойной ночи!

«Что-что, а спокойной эта ночь не будет! — подумала Мэри, когда за домоправительницей закрылась дверь. — Ни для меня, ни для него».

Итак, Уэстермир ни разу не приводил к себе в дом женщину? В самом деле, несмотря на всю свою красоту и мужественность, он совсем не похож на покорителя сердец. Еще на балах и раутах в Лондоне Мэри заметила, что дамы вьются вокруг него, словно мотыльки вокруг горящей лампы, но назойливое женское внимание только смущает и раздражает герцога.

«У него тоже нет большого опыта, — дрожа от волнения, думала Мэри, — а значит, моя задача упрощается».

Кабинетный ученый, закоренелый холостяк и женоненавистник куда уязвимей для чар страсти, чем волокита, искушенный в любовных делах.

В тот первый и последний раз, когда они предавались любовным утехам, герцог и вправду показался ей чрезвычайно… уязвимым. Тогда она по неопытности решила, что он страдает от боли. Теперь, по прочтении макдугаловских книг, Мэри поняла, что допустила забавный промах. Проявление бурной страсти действительно схоже с болезненными конвульсиями — но это чисто внешнее сходство.

Или, быть может, не только внешнее? Порой любовь причиняет невыносимую боль — об этом Мэри знала по собственному опыту.

«Но хватит о любви и прочих пустяках — подумаем лучше о деле». — Мэри встала и подошла к большому зеркалу на стене.

— Уэстермир, — строго сказала она своему отражению, — я хочу получить от вас крупную сумму денег!

В ответ отражение нахмурилось. Мэри прекрасно его понимала: в самом деле, ее слова прозвучали грубо и чересчур меркантильно. Но что делать? Рано или поздно придется это сказать, главное — выбрать подходящий момент.

Халат соскользнул с плеч Мэри, и скромница в зеркале мгновенно сменилась настолько обольстительным, вызывающе чувственным созданием, что Мэри удивленно заморгала, не веря, что видит себя.

В этот миг в холле послышались тяжелые шаги мужчин. Герцог поднимался в спальню, и двое лакеев освещали ему путь.

Мэри подхватила красную, расшитую золотом шелковую шаль, в которую намеревалась завернуться с головы до ног, и затаила дыхание. Выходить ему навстречу не стоит. Она дождется, пока Краддлс поможет Уэстермиру раздеться и лечь в постель, а затем выскользнет из гардеробной и явится перед герцогом во всем своем великолепии!

Сперва она хотела встретить Уэстермира в постели, но потом решила, что это слишком банально. Нет, она возникнет перед ним, как чудное видение, при таинственном свете одной или двух свечей, и извлечет из цыганского наряда Софронии все возможное.

Мэри накинула шаль на плечи, затем вылила на себя столько духов, что от пряного запаха у нее закружилась голова, и, встав перед зеркалом, принялась красить губы и чернить ресницы.


«Куда она пропала, черт возьми?» — думал Ник, когда Краддлс подавал ему тазик для бритья. Будь он трижды проклят, если станет спрашивать у камердинера, куда подевалась его невеста! Однако Ник был уверен, что Мэри ждет его в спальне, а ее нет как нет.

«Что, если она струсила в последний момент и, забыв обо всех любимых принципах, сбежала домой?» — всплыла в мозгу неприятная мыслишка.

Впрочем, на это Мэри не пойдет. Она слишком упряма. И все же при мысли о том, что Мэри может снова сбежать от него, герцог ощутил внезапную острую боль в груди. А ведь он никогда не страдал сердечными муками!

Тщательно побрившись, он взглянул в зеркало. Гладкая кожа, ни следа щетины. Но где же все-таки Мэри? Доминику вовсе не улыбалось искать ее самому: он плохо представлял себе планировку «Вязов». Еще, пожалуй, заблудится и выставит себя на посмешище!

Краддлс зашел сзади и начал расчесывать стриженые волосы герцога гребнем с серебряной ручкой. Взгляды их встретились в зеркале.

— Вам, ваша светлость, очень идет новая стрижка, — заметил камердинер. — Если позволите заметить, мисс Фенвик будет в восторге.

— Она уже видела, — пробормотал герцог.

Вечерний туалет был закончен. Оставалось только лечь в постель с книгой — и надеяться, что нареченная появится прежде, чем за ней придется посылать слуг.

С помощью Краддлса Ник натянул белоснежную ночную сорочку, застегнул ворот и манжеты перламутровыми пуговицами. В дверях появился Помфрет с бутылкой белого вина и сладкими пирожными на блюде.

Бутылка показалась Нику знакомой. Он поднял ее с подноса и взглянул на этикетку, прославлявшую достоинства одного из знаменитых французских виноградников.

Все верно, то же вино, что и в тот раз. В прошлый раз, когда мисс Мэри Фенвик, такая прелестная и соблазнительная, извивалась в его объятиях и стонала от наслаждения…

И сбежала из его постели, как только он уснул! — напомнил он себе. Черт побери, она так и не объяснила, почему решилась на эту оскорбительную выходку! И Доминик не успокоится, пока не получит объяснений. Нынче же ночью.

— Ваша светлость, — нарушил его размышления Помфрет, — может быть, вы предпочтете кларет? У нас есть «Монсеррат» — очень хорош! Или шерри? Может быть, несколько бутылок амонти-льядо?

— Не надо, оставь, — отозвался Ник. Ему вспомнилось, что мисс Фенвик понравилось белое вино: в прошлый раз она пила его бокалами, словно сидр.

Герцог лег в постель, заботливо постланную миссис Кодиган, и, откинувшись на подушках, развернул «Историю знаменитых преступлений». Помфрет задул все свечи, кроме одной, и бесшумно исчез.

Ник прочел несколько страниц, но глаза у него слипались, и клонило в сон. В дождливую погоду он всегда чувствовал сонливость, а в Стоксберри-Хаттоне, кажется, вовсе не бывало солнечных дней. К тому же он устал от деловой беседы с поверенным.

«Знаменитые преступления» выскользнули из его рук и с глухим стуком упали на ковер. Доминик вздрогнул, открыл глаза — и замер, словно громом пораженный.

В стене перед ним отворилась дверь, о существовании которой Ник и не подозревал, и оттуда выплыло нечто — бесформенная фигура, закутанная в красное покрывало, расшитое золотыми нитями, которые таинственно блестели в свете единственной свечи.

По спине у Ника пробежал холодок. Однако герцог Уэстермир не верил в привидения — поэтому выхватил из-под подушки пистолет.

— Стой, где стоишь, — рявкнул он, приподнявшись на локте и целясь призраку в грудь, — иначе получишь пулю в сердце!

— Не надо, ради бога! — послышался из-под шали знакомый голос. — Вы не представляете, каких трудов мне стоило завернуться в эту штуку с головой!

Ник уронил пистолет на постель и открыл рот.

Шаль заколыхалась, словно занавеска на ветру, и начала сползать.

— Какого дьявола? — хрипло спросил Уэстермир.

«Занавеска» сползла на пол, и перед ним предстала полуобнаженная, невероятно обворожительная фигурка.

— Знала бы я, что вы соберетесь в меня стрелять, — проговорило дивное виденье, — надела бы ночную рубашку из толстой фланели! Вы что, всегда спите с пистолетом под подушкой?

Доминик и хотел бы ответить, но не мог. Перед ним стояла воплощенная мечта, из тех, что являются мужчинам только в самых сладострастных снах.

Дрожащее пламя свечи освещало прелестное личико соблазнительницы — нарумяненные щеки, алый, словно вишенка, рот и неправдоподобно длинные ресницы. По обнаженным плечам ее вились золотые кудри. Грудь прикрывал лоскуток кожи, расшитый блестками и стекляшками; со все возрастающим изумлением и восторгом Ник заметил, что в чашечках лифчика прорезаны отверстия, откуда, словно весенние листья из почек, выглядывают набухшие соски. Второй, треугольный лоскуток прикрывал самую интимную часть тела; от него спускались вниз несколько красных полос шелка, отдаленно напоминающих юбку. Ногти на руках и на ногах были окрашены в ярко-красный цвет; при каждом шаге обольстительницы на руках и на ногах мелодично звенели браслеты.

Теперь Ник понял все. Его невеста, неустрашимая мисс Мэри Фенвик, приняла вызов. Она не стала смиренно соглашаться на его условия — нет, вместо этого решила переиграть герцога на его же поле. И для этого превратилась в соблазнительницу, о какой могут только мечтать пресыщенные искатели удовольствий!

Что-то подобное — точнее, отдаленно похожее — Ник в последний раз видел во время войны, в цыганском таборе неподалеку от Гранады. Тогда ему понадобилась неделя, чтобы восстановить в отряде дисциплину и боевое расположение духа.

Цыганская колдунья приблизилась к кровати.

— Уберите же пистолет, — промурлыкала она, хлопая густо накрашенными ресницами, — нам он не понадобится. Я еще понимаю, — игриво добавила Мэри, припомнив одну сцену из «Невинных шалостей», — зачем могут пригодиться в постели горшочек меда или веревка, но оружие…

С этими словами она сдернула со своего кавалера одеяло. От неожиданности Ник попытался вцепиться в него, но опоздал.

— Да вы в ночной рубашке! — разочарованно протянула Мэри. — Ну ничего, я знаю много способов ее снять. Например, поднять подол до колен, — свои слова она сопровождала действиями, — поцеловать сперва одно ваше колено, потом другое, а потом взять в рот ваш большой палец и начать…

— Да что ты такое несешь! — взревел Ник, отдергивая ногу.

Мэри немедленно потянулась за второй ногой — пришлось отдернуть и ее. Слишком поздно Ник сообразил, в какой дурацкой позе оказался по милости этой сумасбродки: он лежал на спине, болтая ногами в воздухе, словно гигантский жук, и свежий воздух приятно охлаждал самые интимные части его разгоряченного тела.

Мэри смотрела на своего возлюбленного с некоторым удивлением — в такой позиции она его еще не видывала.

— Хорошо, Уэстермир, — заговорила она наконец, — не хотите — не надо. Но не понимаю, почему вы отказываетесь — я же вижу, как вы возбуждены!

Ник спустил ноги с кровати и сел, обхватив голову руками. Мэри права: он возбужден, да еще как! И неудивительно: ее цыганский наряд даже мертвого поднимет из могилы!

— Можешь целовать мне ноги, если уж тебе так хочется, — сказал он наконец, — а вот сосать пальцы не надо. Я не охотник до таких развлечений.

С этими словами он сбросил ночную рубашку и швырнул ее через всю комнату.

— О, Уэстермир, — прошептала златоволосая цыганка, глядя на него огромными восторженными глазами, — я и забыла, как вы прекрасны! Никогда не думала, что мужчина может быть так красив!

Ник застонал и протянул к ней руки, но она выскользнула из его объятий.

— Нет-нет, — воскликнула она, — я собираюсь вас обворожить!

Она грациозно встала на колени, приблизив к его лицу полуобнаженную грудь. Ник потянулся губами к розовому соску, но Мэри, легкая, как ветер, и гибкая, как тростинка, без труда ускользнула от его поцелуев.

— Довольно, Мэри! — воскликнул он. — Ты же знаешь, как я хочу тебя! Ради тебя я готов на все!

Мэри уже готова была сдаться. Один взгляд сверкающих черных глаз Уэстермира лишал ее рассудка, а уж вид его обнаженного мускулистого тела…

Но Мэри напомнила себе, что перед ней — враг. Она должна победить этого надменного эгоиста: от ее мужества и самообладания зависит судьба целого города, не говоря уж о ее собственной гордости. Он бросил ей вызов, и она скорее умрет, чем сдастся на милость противника!

Припомнив один волнующий эпизод из «Истории девственницы», Мэри начала ласкать его соски — сперва пальцами, потом губами и языком. Крохотные бутоны плоти, прячущиеся в густой курчавой поросли, затвердели, и Ник громко застонал.

Она прижалась к нему, соблазнительно покачивая бедрами, и сладостный жар охватил ее лоно, соприкоснувшееся с горячей и твердой мужской плотью. Ник попытался схватить соблазнительницу — не тут-то было! Она отпрянула в сторону, но тут же обвила руками его шею и впилась в его губы страстным поцелуем.

Доминик с рычанием схватился за кожаный пояс цыганской юбки.

— Говорю же тебе, Мэри, я готов на все! — хрипло шептал он. — Только сними эту чертову тряпку! Я хочу тебя, я сгораю от страсти! Черт побери, неужели ты не видишь, что сводишь меня с ума?

Наконец он поймал губами ее сосок, и волны сладостной муки пробежали по телу Мэри. Она изогнулась, словно лук в руках умелого стрелка.

— Видишь? — воскликнул он. — Ты тоже хочешь меня! Мэри, любимая, как же расстегивается эта проклятая юбка? Сними ее, ради бога!

У Мэри кружилась голова и перехватывало дыхание, но все же ей удалось овладеть собой. Вот и настало время, думала она. Самый подходящий момент, чтобы поговорить о деле. Именно сейчас — потому что потом, когда они, усталые и счастливые, будут лежать в объятиях друг друга, вся ее храбрость испарится.

И девушка решительно вырвалась из рук распаленного жениха.

— Сначала послушайте меня, Уэстермир! — громко заговорила она. — Раз уж мы вступили в связь, будет только справедливо, если вы выделите мне крупную сумму!

Рука Уэстермира замерла на застежке пояса.

— Крупную сумму? — повторил он.

— Вы знаете, зачем мне нужны деньги, — задыхаясь, заговорила Мэри. — Я вам уже рассказывала. И, мне кажется, в высших кругах принято выделять содержание женам или… или любовницам.

Обе руки его скользнули под юбку.

— Верно, принято, — спокойно ответил он и, помолчав, спросил: — Скажи же мне, Мэри, сколько денег тебе нужно?

Мэри изумленно уставилась на него. Она никогда не задумывалась о том, сколько фунтов и шиллингов должно содержаться в пресловутой «крупной сумме».

Да и откуда дочери бедного священника, считающей каждое пенни, знать, сколько денег нужно на благоустройство целого города? Отправляясь на свой лондонский подвиг, «неразлучные» даже не подумали о том, сколько именно денег потребовать у герцога!

Юбка соскользнула на пол, но Мэри этого даже не заметила.

«Сколько же потребовать?» — напряженно размышляла она. Очевидно, ее честь стоит дорого — она ведь сама обещала Пенелопе и Софронии, что задешево не продастся!

Но сколько именно? Может быть, пятьсот фунтов? Такого количества денег сразу Мэри никогда не видывала. Или тысячу? Это вообще фантастическая сумма…

— Десять тысяч, — прервал ее размышления герцог. — Солидная сумма, как по-твоему?

Мэри не сразу поняла, о чем он: гибкие и нежные пальцы герцога творили с ней что-то невероятное, потрясающее, она вся трепетала и задыхалась от наслаждения.

Но…

Он, кажется, сказал «десять тысяч фунтов»? Господи боже, да это же целое состояние!

Герцог между тем легко подхватил ее, сжав ладонями нежные белые бедра, и усадил к себе на колени.

— О! — вскрикнула Мэри. — О-о-о… да… десять тысяч… это очень, очень много!

— В год, — уточнил герцог. — Десять тысяч в год.

20.

Герцог Уэстермир с самого начала собирался выделить Мэри десять тысяч в год, но она-то об этом не знала!

И эффект от его слов был велик.

— Уэстермир, вы чудо! — воскликнула девушка, подпрыгнув от восторга (чем едва не довела своего воздыхателя до безумия).

Ник сжал свою добычу в объятиях. Им овладевало удивительное, незнакомое прежде чувство — безумное счастье, от которого кружится голова и замирает сердце. Никто не назвал бы герцога Уэстермира неопытным любовником; однако он и не подозревал, что в постели с женщиной можно испытать такое!

— Мэри, любовь моя, — выдохнул он сдавленным голосом, — о боже!

— Мне тоже очень хорошо, — задыхаясь, прошептала соблазнительница. — Господи, я и не знала, не думала, что может быть так хорошо! Я так соскучилась, я с ума сходила без тебя, хоть это и недостойно здравомыслящей женщины. Была бы здесь Мэри Уоллстонкрафт…

— Какое счастье, что ее здесь нет! — хрипло прошептал Ник. — Мэри, любимая, я…

Но он не успел договорить — в этот миг Мэри сорвала с себя цыганский лифчик, в порыве восторга швырнула его через всю комнату и всем телом прильнула к Уэстермиру, принимая в себя его распаленную плоть.

Ник видел все — ее разметавшиеся волосы, огромные шалые глаза, пухлые, жаждущие поцелуев губы; прямо перед глазами его распутно покачивались полные груди с алыми сосками. Слух его жадно ловил ее хриплые стоны, обоняние наслаждалось пряным запахом духов, а осязание… но об этом все равно не расскажешь словами.

Всю жизнь Доминик полагал, что главное достоинство джентльмена — сдержанность и самообладание в любой ситуации… в том числе и в постели с дамой.

Только теперь он понял, как глубоко ошибался!

Шелковые простыни вихрем взметались вокруг страстно сплетенных тел. Дикая и мятежная цыганская колдунья казалась Доминику античной менадой, воплощением самозабвенной страсти. У всех мужчин бывают эротические фантазии, и герцог Уэстермир не был исключением. И сейчас одна из его фантазий стала явью — удивительной, захватывающей явью!

Но рано или поздно всему приходит конец.

С губ любовников разом сорвался неистовый крик наслаждения. Тела их сплелись, да что там — слились в первобытном восторге страсти. Ногти Мэри глубоко вонзились в спину любовника… но он этого даже не заметил. Они были счастливы, как бывают счастливы дети, звери, дикари… или влюбленные.


— Мэри, любовь моя! — произнес Доминик целую вечность спустя. — Боже мой, дорогая, я не сделал тебе больно? Прости, что мои животные инстинкты…

— Что вы, Уэстермир! — послышался рядом любимый голос. — Все было просто замечательно! И, знаете, оказывается, у меня они тоже есть!

— Кто «они»?

— Животные инстинкты.

— Я боялся, что испугал тебя, — с облегчением произнес Доминик и усталой рукой погладил ее золотистые, влажные от пота кудри. — Никогда бы себе не простил, если бы моя прелестная цыганочка осталась мной недовольна!

Наступило долгое молчание. Тишину в спальне нарушало только тяжелое дыхание и стук двух сердец — такой громкий, что, казалось, он разносился по всей комнате.

— Мэри, почему ты сбежала от меня в Лондоне?

Девушка повернулась к нему. На нее смотрели черные, как полночь, глаза… а по щекам у любимого была размазана помада, которой Мэри накрасила соски! Девушка невольно захихикала.

— Прости, — шепнула она, целуя его в кончик носа и гладя по всклокоченным волосам. — Но ты весь в помаде! Такой смешной — словно мальчик, которого мама поймала за банкой варенья!

— Как ты додумалась нарядиться цыганкой? — спросил герцог.

— О, это долгая история. Платье и украшения одолжила мне Софрония, а ей они достались от матери. Не правда ли, ваша светлость, — протянула она дразнящим хрипловатым контральто, — наши английские цыганки не уступают тем, которых вы имели случай видеть в далекой Испании или в Египте?

Но герцог вдруг схватил ее за руку.

— Мэри, — заговорил он серьезно, — ты не ответила на мой вопрос. Почему ты сбежала от меня, ничего не объяснив, даже записки не оставив? Тебе не понравилось? Близость со мной показалась тебе отвратительной, и ты бросила меня, чтобы не проходить через это еще раз?

Он тяжело сглотнул и сознался:

— Мне даже думать об этом было страшно.

Мэри отвернулась и вздохнула.

— Уэстермир, — жалобно протянула она, — может быть, отложим этот разговор до другого раза?

— Нет!

— Вы не должны ни в чем себя винить. Та ночь была необыкновенной, потрясающей, я и вообразить себе не могла такого наслаждения!

— Почему же тогда?..

Мэри упрямо молчала. Не могла же она, в самом деле, объяснить герцогу, что бежала не от него, а от самой себя и своих чувств!

В ту ночь она поняла, что дружба и уважение — это одно, а любовь — совсем другое! Любовь — это ураган, бурный поток, швыряющий влюбленных в объятия друг друга. С той ночи и по сей день она не мечтала ни о чем, кроме как лежать с ним в одной постели, осыпать поцелуями его мускулистое тело, гладить непослушные черные кудри, заглядывать в удивительные глаза, проводить пальчиком по благородной линии носа и упрямо сжатым губам, и еще… еще…

Она любит Доминика, принадлежит ему — телом и душой! Тот ночной побег разбил ей сердце, но иначе Мэри поступить не могла. Ведь в то время герцог Уэстермир был ей врагом, и сдаться ему значило бы предать родной город, подруг, семью и все, чем жила она до сих пор.

Но месяц с лишним, проведенный в Стоксберри-Хаттоне, помог ей привести в порядок смятенные мысли и взглянуть на дело с иной стороны.

Кажется, в конце концов все обернулось к лучшему. Герцог Уэстермир не хочет на ней жениться — значит, ей не придется изменять любимым принципам и предавать память Мэри Уоллстонкрафт. Она не станет сковывать свою любовь цепями брака. И пусть ханжи называют ее падшей женщиной — Мэри не станет обращать на них внимания.

Конечно, нелегко будет смотреть в лицо отцу и его прихожанам. Но что же делать — за все на свете приходится платить. И сейчас плата не так уж велика. Да, она потеряла честное имя, зато получила любовь Уэстермира, его защиту… и десять тысяч фунтов в год.

Десять тысяч, подумать только!.. Первым делом они с Пенелопой и Софронией организуют бесплатную столовую для самых нуждающихся. Потом приведут в порядок больницу доктора Стека, купят ему большой запас лекарств и самое новое медицинское оборудование. И обязательно — новые дома для шахтеров и фабричных рабочих, которых сейчас выгоняют из дому!

— Милая, ты так и не ответила на мой вопрос, — прошептал Доминик, касаясь губами ее полной нежной груди.

— М-м-м… — не слишком вразумительно отозвалась Мэри.

Что сказать ему? Как объяснить, что она боялась потерять себя — так сильна оказалась ее любовь? Что достаточно Доминику взглянуть ей в лицо своими темными, как ночь, глазами — и она готова идти за ним на край света.

Почему, думала девушка, почему Мэри Уоллстонкрафт не предупредила своих читательниц о том, что от любви даже самая стойкая и независимая женщина в одночасье теряет рассудок? А может быть, великой мыслительнице никогда не встречались мужчины, подобные Доминику де Врие, двенадцатому герцогу Уэстермиру?

Мэри считала, что никто не способен навязать ей свою волю, но герцог уже несколько раз заставлял ее делать то, что было ей совсем не по душе. Вспомнить хотя бы бал у герцогини или бешеную скачку по берегу Темзы. Или то, что сейчас она лежит с ним в одной постели.

«Хорошо, что мы никогда не поженимся, — грустно подумала Мэри. — Если бы я вышла за него замуж, то, наверно, от счастья растеряла бы все свои убеждения!»

— Мэри, ответь мне! — мягко окликнул он.

Девушка вдруг осознала, что глаза ее наполняются слезами.

— Я сбежала из Лондона, — прошептала она, — потому что поняла, что безумно влюблена в некоего надменного аристократа. Настолько, что еще немного — и я совершенно отдамся в вашу власть, превращусь в безмозглую куклу, игрушку в руках мужчины, жалкую рабу любви!

Герцог сел в кровати. Черные глаза его заблистали.

— Повтори, Мэри! — воскликнул он. — Ты сказала, что любишь меня?!

Но она не успела ответить — в этот миг за дверями раздался какой-то шум. Было невероятно, чтобы хорошо выдрессированная прислуга решилась потревожить хозяина в такой час, — и герцог потянулся под подушку за оружием.

Обнаженный, с пистолетом на взводе, герцог Уэстермир приблизился к дверям.

Из-за двери послышался голос, несомненно, принадлежащий камердинеру Тимоти Краддлсу:

— Откройте, ваша светлость! Простите, что беспокою вас в такой час, но дело чрезвычайной важности! Здесь сержант Айронфут, он хочет сообщить вам важную новость!

Герцог оглянулся на Мэри. Та поспешно укрылась одеялом до подбородка. Помедлив, герцог отпер дверь и распахнул ее.

На пороге стояли камердинер Краддлс и великан Джек Айронфут в неизменном кучерском плаще. Еще несколько лакеев со свечами толпились сзади. Если они и были удивлены видом своего господина и повелителя, голого, с пистолетом в руке и с размазанной по лицу губной помадой, то не подали виду.

— Прошу прощения, ваша светлость, — произнес кучер, — я ни за что не стал бы беспокоить вас в такой поздний час, если бы не произошло прискорбное событие.

Герцог опустил пистолет.

— Надеюсь, Айронфут, это по крайней мере не убийство! — прорычал он.

— Вот именно, — подтвердил кучер. — Около часа назад, сэр, фермер, выехавший из Уикхема затемно, чтобы отвезти на продажу молоко, обнаружил в Воинском лесу вашего приказчика, молодого Пархема. Мертвого. Ему нанесли несколько ударов в живот каким-то колющим оружием.

Наступило секундное молчание. Затем герцог выругался сквозь зубы:

— А, черт!

Новость эта, как видно, неприятно его поразила.

— Властям сообщили? А отцу Пархема?

Джек Айронфут кивнул:

— Власти уже знают. И кто-то из администрации уже поехал к старику.

Загородив своим исполинским телом дверь, кучер взял Доминика за руку и вложил что-то ему в ладонь.

— Вот это, — прошептал он, — было зажато у Пархема в кулаке. Думаю, вам будет интересно на это посмотреть.

Герцог сжал пальцы и кивнул. За Краддлсом и Айронфутом закрылась дверь.

— Что такое? — крикнула с кровати Мэри. Герцог и кучер разговаривали полушепотом, и она не слышала, о чем идет речь, но почувствовала, что произошло что-то ужасное. — Что случилось? Что дал вам Айронфут?

Доминик молчал, глядя на свою раскрытую ладонь. В неверном, колеблющемся свете свечей он видел обрывок шерстяной ткани с каким-то ярким рисунком. Очевидно, этот клочок Пархем оторвал от одежды убийцы.

Чем дольше смотрел на него герцог, тем яснее понимал, что уже где-то видел шерстяной плащ именно такого цвета. И с таким же рисунком. Или с очень похожим.

И было это совсем недавно.

21.

На рассвете начался дождь. Он лил без перерыва все утро, а к полудню, когда Джек Айронфут занял свой пост за изгородью кладбища возле церкви, ливень хлестал с такой силой, что густые ветви старого дуба, покрытые первыми весенними листочками, нисколько не защищали от дождя.

Бывший сержант, однако, не собирался покидать свой пост. Тем более, думал он, глядя на небо, что такая погода для северной Англии вполне обычна. Дождь здесь может лить несколько дней подряд. И дай-то бог, чтобы поблизости от этого затрапезного городишки не нашлось реки, готовой выйти из берегов.

Итак, притаившись за оградой и стоически терпя низвержения с небес холодной воды, Джек не сводил глаз с двери ризницы. Именно через эту дверь некоторое время назад вошли в церковь три юные леди. Очевидно, они собираются в тишине и без свидетелей обсудить какое-то важное дело.

Джек даже догадывался, какое именно. Похоже, и недели не пройдет, как одной из них — а может, и всем троим — придется явиться в суд и, принеся присягу, рассказать все, что им известно об убийстве Пархема.

Сегодня утром, едва его светлость уединился в кабинете с микроскопом, мисс Фенвик в страшной спешке покинула «Вязы». Джек последовал за ней. Каким-то образом невесте герцога удалось оповестить своих подруг о времени и месте встречи: не прошло и получаса, как у дверей церкви появились хорошенькая мисс Макдугал и смуглая красотка мисс Стек. Они совещались в церкви уже час — несомненно, разрабатывали какой-то план.

«А уж по части хитрых планов эти малышки — настоящие мастерицы! — думал Джек. — Вспомнить хотя бы, как они пролезли в шахту!»

Но теперь девушки влипли в чертовски неприятную историю.

Совершено убийство. И ни для кого в городке не секрет, что погибший был неравнодушен (если это можно так назвать) к дочери доктора.

Сплетники рассказывали таинственным полушепотом, что однажды он остановил ее на дороге из Уикхема и начал говорить такое, что и повторить-то совестно.

Завсегдатаи городской таверны клялись, что мисс Софрония неоднократно и во всеуслышание угрожала убить негодяя, если он попробует проделать такую штуку еще раз.

Несколько человек готовы были присягнуть, что после того случая девушка начала носить с собой нож и уверяла, что не побоится его применить.

«Самое интересное, — думал кучер, — что она собиралась бить в живот, а не в грудь. Любая девушка скорей сказала бы „в сердце“. И убили его именно несколькими ударами в живот… М-да…»

С другой стороны, по совести сказать, в Стоксберри-Хаттоне не было ни одной хорошенькой женщины, к которой бы не приставал молодой приказчик Уэстермира. Хотя обычно он докучал лишь тем, кто был полностью в его власти, — фабричным работницам или несчастным девушкам, с утра до ночи трудящимся на шахте.

Джек переступил с ноги на ногу и сунул руки в карманы. Правая рука его коснулась гладкой рукояти пистолета, без которого Айронфут никогда не выходил из дому.

«Судя по тому, что рассказывают о нем в городе, Пархем заслужил смерть», — без тени сожаления думал кучер. Он предполагал, что приказчику отомстила женщина. Нож — женское оружие; мужчины обычно забивают обидчика насмерть кулаками или дубиной или же стреляют, если у них есть оружие.

Джек не жалел приказчика, но пролитая кровь возбуждала в нем тягостное чувство. Он суеверно полагал, что кровь притягивает кровь. За одним убийством может последовать другое.

Что, если безумный испанец, которого Джек тщетно разыскивает уже несколько лет, решил именно здесь и именно сейчас исполнить свою страшную клятву?


Мэри, Пенни и Софи сидели в глубине церкви, в пустой крестильне. Здесь было темно и холодно, при дыхании изо рта у девушек вылетал пар, а Пенелопа тряслась и старательно дышала на руки, чтобы их согреть.

Впрочем, тряслась она не только от холода.

— Пенни, ради бога, прекрати дрожать! — раздраженно повелела Софрония. — Герцог никогда не найдет тебя по этому клочку шерсти. В Англии живет несколько миллионов человек, и все они носят шерстяные плащи и пальто. Это все равно что искать иголку в стоге сена.

— В таком случае Стоксберри-Хаттон — очень маленький стожок, — простонала Пенелопа. — Ах, Софрония, зачем я только одолжила тебе свой плед?

— У него огромная коллекция образцов шерсти, — подала голос Мэри, — со всех уголков Англии. Я знаю, я сама помогала ему составлять каталог.

— Очень жаль, Пенни, что теперь ты сожалеешь о своей щедрости, — обиженно заметила Софрония. — Но ты отдала мне плед по доброй воле, чтобы Пархем, если опять решит подстеречь меня в лесу, принял меня за тебя и оставил в покое.

— Прости, Софи, не могу не согласиться с Пенни, — заговорила Мэри. — Это была не самая умная мысль. Неужели ты не понимаешь, что Пархему все равно… точнее, было все равно, к кому приставать?

— Мэри, — повысила голос Софрония, — ты, конечно, можешь считать себя самой умной, но это не значит, что и остальные с тобой согласны! Я как-нибудь разберусь в своих делах и без твоих советов!

Мэри отшатнулась, словно от удара.

— А еще, Софи, — замогильным голосом продолжала Пенни, — ты несколько раз угрожала, что ударишь его ножом в живот. Вслух. Громко. Что, если это слышал кто-то, кроме нас?

Тут ее поразила новая мысль.

— Боже мой, а вдруг судьи решат, что раз пальто мое, то я и совершила это ужасное преступление?

— Ужасное? — презрительно переспросила Софи. — Послушай, Пенелопа, нам всем уже тошно от твоего слюнтяйства! Пархем заслужил самой суровой кары, и я рада, что кто-то наконец решился…

— Прекратите, ради бога! — зажав уши руками, воскликнула Мэри. На ее глазах творилось что-то непонятное и страшное: впервые за всю жизнь «неразлучные» ссорились — да так громко, что, того и гляди, могли разбудить дряхлого привратника, дремлющего у входа.

— Пенни, боюсь, герцог без труда опознает твой плед. Он сделан в Шотландии и очень… достаточно необычен. — Ей припомнились отзывы герцога о Пенелопином гардеробе. — И тогда все мы окажемся в беде. Ты говоришь, что отдала плед Софронии. Хорошо. Софрония говорит, что ни разу его не надевала: повесила на крючок в приемной у доктора Стека, а оттуда его кто-то унес. Но доказать этого она не может. Если же Софи объяснит, зачем одолжила плед, дело станет еще хуже — ведь тогда все поймут, что у нее была причина убить Пархема, хотя бы из самообороны.

— Мэри, сделай же что-нибудь! — в отчаянии вскричала Пенни. — Или ты хочешь, чтобы твоих лучших подруг осудили за убийство и повесили? Иди скорее к герцогу и скажи ему, чтобы прекратил расследование! Ты же его обворожила, теперь он сделает все, что ты хочешь! Он даже обещал выделить тебе десять тысяч фунтов!

Наступила тишина, только по покатой церковной крыше мерно барабанил дождь. Мэри сидела в тени, и подруги не могли видеть ее лица.

— Так вы думаете, — заговорила она наконец, — что Уэстермир превратился в моего раба и предложил мне десять тысяч в год только потому, что я легла с ним в кровать?

— В год?! — ахнула Пенни. — Мэри, ты сказала «в год»?

— На это мы и рассчитывали, — довольно заметила Софрония. — Зачем же, по-твоему, я отдала тебе цыганский наряд своей матери? Судя по твоим словам, сработал он великолепно!

Мэри затрясла головой:

— Софи, Пенни, пожалуйста, не надо об этом! «Соблазнить, превратить в раба, выманить деньги» — все это, может быть, и отлично звучит, когда рассуждаешь об этом за чашкой чаю в теплой комнате, но на деле выходит совсем не так…

Однако ее никто не слушал.

— Десять тысяч в год! — восхищенно всплеснула руками Пенни.

— И цыганский наряд здесь ни при чем, — продолжала Мэри. — Доминик… герцог сказал мне прошлой ночью, что с самого начала решил выделить мне именно такую сумму.

— Да ну? — язвительно поинтересовалась Софрония. — И когда же он это сказал? В порыве страсти?

— Софрония, как ты можешь так разговаривать с Мэри? — возмутилась Пенни. — Он пообещал дать деньги — значит, наш план сработал. Ему ведь можно верить, Мэри?

— Герцог — настоящий джентльмен, — холодно ответила та, — и, конечно, не нарушит данного слова.

— Мэри, так кто же кого соблазнил? — нахмурилась Софи.

Мэри потеряла самообладание.

— Господи, да чего вы от меня хотите? — закричала она. — Или думаете, что десять тысяч — слишком много для дочери бедного провинциального священника? Вот не знала, что лучшие подруги так дешево меня ценят! Но насчет Уэстермира мы все ошибались. Во-первых, еще будучи в Лондоне, он потребовал отчета у всех своих поверенных. Они представили ему описания всех его владений, в том числе и тех, о которых он до этого ничего не слышал, например, фабрик и шахт на северо-востоке Англии. Получив отчеты, он поручил мистеру Бродесу, юристу и финансисту из Лондона, расследовать деятельность компании «Пархем и Пархем» и других приказчиков герцога. Сегодня ночью он рассказал мне, что обнаружил Бродес. Оказывается, Пархемы не только жестоко эксплуатируют рабочих, но и обворовывают герцога в течение уже многих лет. Вчера мистер Бродес предъявил герцогу доказательства, и тот принял решение немедленно уволить Робинсона Пархема и его отца и возбудить против них уголовные дела. Так что, — добавила она, помолчав, — как видите, если бы Пархем и остался жив, участь его была бы незавидной.

— Так-так, — саркастически протянула Софи. — Значит, во всем виноваты нехорошие управляющие. А Уэстермир чист, как новорожденный младенец. Сейчас он всех поувольняет, и дела сразу пойдут на лад… Похоже, Мэри, этот мерзавец сумел-таки запудрить тебе мозги!

Мэри открыла рот, но тут же снова его закрыла. Она хотела выпалить, что удивительный человек, ласкавший ее сегодня ночью, не может лгать, но сообразила, что подругам этого говорить не стоит. Все равно не поверят.

Этой ночью герцог Уэстермир рассказал ей, что, приехав в Стоксберри-Хаттон, переоделся в рабочую одежду и тайком спустился в шахту вместе с Джеком Айронфутом. Герцог и его верный товарищ своими глазами увидели, что там происходит. И все увертки Пархемов после этого только убедили герцога, что он имеет дело с мошенниками и лгунами. Он тянул время, притворяясь, что верит им, а сам с нетерпением ожидал приезда поверенного.

— Он вовсе не мерзавец, — с жаром ответила Мэри, — он герой! Он отважно сражался в Испании под командованием Веллингтона. И еще, — продолжала она, гордо вздернув подбородок, — мне все равно, как вы к этому отнесетесь, но я безумно в него влюблена!

Софи и Пенни издали такой возмущенный вопль, что старый привратник заворочался в своем кресле.

— Ты просто дура! — рявкнула Софрония. — Значит, Уэстермир не знал, что происходило здесь много лет подряд? Не верю и никогда не поверю!

— Клянусь, это правда! Он просто не знал, насколько он богат и чем именно владеет.

Пенни фыркнула:

— Прости, Мэри, но я согласна с Софронией. По-моему, он просто водит тебя за нос! Как можно творить зло и самому об этом не знать?

— Да не творил он никакого зла! — кричала Мэри. — Всеми его делами заправляли приказчики! Он воевал, его вообще десять лет не было в Англии!

— А несчастья наших бедняков продолжаются уже пятьдесят лет, — отрезала Софи. — Пусть он, как ты говоришь, ничего не знал — или не хотел знать; но разве хозяин не в ответе за своих слуг? Если бы не преступная слепота герцога Уэстерми-ра, люди, подобные Пархемам, не смогли бы истязать голодающих детей, разрушать семьи, насиловать женщин… И нам с Пенни, — воскликнула она, повысив голос, — теперь не угрожала бы виселица!

— Ну что ты ерунду-то несешь? — не выдержала Мэри. — Ни тебе, ни Пенни виселица не грозит. Я этого не допущу.

— Ты не допустишь? — горько рассмеялась Софи. — И что же ты, дорогая подружка, собираешься сделать, чтобы этого не допустить?

— Я знаю! — воскликнула вдруг Пенни. — Мэри должна вернуться к герцогу, по-прежнему ложиться с ним в постель, но… м-м… сдерживать свою страсть, пока Уэстермир не согласится прекратить расследование или хотя бы не изучать обрывок моего пледа под микроскопом.

Воцарилось молчание.

— Вы что, с ума сошли? — выдавила наконец Мэри. — Ничего лучше придумать не можете?

Девушки молчали.

— И потом, я вовсе не уверена, что он меня послушается, — продолжала она. — Говорю же вам: вместо того чтобы влюбить его в себя, я безумно влюбилась сама!

— Это неважно, — сурово ответила Софрония. — Важно сейчас то, что наша жизнь в опасности. Нас с Пенелопой могут повесить за убийство, которого мы не совершали. А что касается так называемой «влюбленности», Мэри, то перечти еще раз те статьи Мэри Уоллстонкрафт, где говорится об этом эфемерном чувстве…

— Пошла она к дьяволу, ваша Мэри Уоллстонкрафт! — тихо, но отчетливо вымолвила Мэри, чем повергла своих подруг в настоящий ужас.

Однако от слов Софии у нее мороз прошел по коже.

«Я все расскажу Доминику, — решила она. — Признаюсь, кому принадлежит плед, и спрошу, что теперь делать. Может быть, он сумеет дать нам какой-нибудь добрый совет. Во всяком случае, это честнее, чем силой или хитростью оттаскивать его от микроскопа».

Тем более, думала Мэри, что оторвать его от любимого дела ей вряд ли удастся. И никакие цыганские штучки здесь не помогут.


Ливень все-таки загнал Джека Айронфута на церковное крыльцо. Дождь громко стучал по крыше, но и девушки в крестильне разговаривали на повышенных тонах, и сквозь полуоткрытую дверь Джек слышал каждое слово. Слушал он, надо сказать, с большим интересом и даже иногда приникал к щели, чтобы взглянуть на спорящих подруг. Особенно привлекала его мисс Пенелопа, дочка учителя — этакий ангелочек с огромными глазами и белокурыми локонами. Айронфут уже видел ее в Лондоне и в тот раз тоже не мог оторвать от нее глаз. Он сам не понимал, почему красота мисс Пенни Макдугал так действует на него, почему так хочется прижать эту юную, хрупкую, по-детски наивную девушку к могучей груди, погладить по кудрявой головке, пообещать, что всегда будет рядом и защитит ее от любой грозящей опасности…

Джеку казалось, что остальные две девушки недостаточно сочувствуют мисс Пенелопе. А она ведь пострадала из-за собственной доброты и щедрости — одолжила подруге плащ и из-за этого оказалась запутана в уголовном деле!

И в серьезном деле, думал Джек. Едва ли даже обольстительная мисс Мэри сможет помешать его светлости сделать то, что он задумал, — найти убийцу с помощью чудесной голландской «машины».

Но кто же убил Робинсона Пархема?

И где теперь шотландский плед мисс Пенелопы?

Даже Джек Айронфут, бывалый вояка, опытный разведчик и преданный телохранитель герцога, не мог ответить на эти вопросы.

22.

— Настоящий потоп! — ворчал Реджинальд Пендрагон, пока Помфрет снимал с него насквозь промокший плащ. — Я уж думал, мы никогда не доберемся до места. В такую погоду и в экипаже ехать мало удовольствия, а уж дилижансом… Клянусь тебе, Ник, он опрокидывался через каждые две мили! Несколько раз мне самому приходилось вылезать и вытаскивать его из грязи. Не веришь — посмотри на мои ботинки! Говорят, к северу от Донкастера наводнение, а по-моему, и здесь немногим лучше.

— M-м… да, чертовски дождливая погода, — без особого интереса отозвался герцог. — Пойдем-ка лучше в кабинет, Реджи, я тебе кое-что покажу.

Хирург последовал за герцогом Уэстермиром в большой салон, теперь служивший кабинетом.

— Слышал, у тебя убили приказчика, — заметил он, осматриваясь в поисках места, где сесть. Все стулья и кресла вокруг были завалены ящиками с образцами и научными изданиями на разных языках. — Не повезло бедняге! Ты уже нашел убийцу? В дилижансе говорили, что начинается восстание рабочих, что ты будто бы уже вызвал на подмогу войска…

— Чушь! — отрезал герцог. — Никаких войск я не вызывал, да это и не требуется. Но Пархем убит, это правда — зарезан на дороге в лесу, не знаю уж, что ему там понадобилось среди ночи. Похоже, что рабочие не имеют отношения к этому убийству, хоть и ненавидели его здесь все подряд. И справедливо: этот Пархем был не только вором и мошенником, но и настоящим садистом. Но кделу. — Он подвел приятеля к микроскопу. — Взгляни-ка сюда и скажи, что ты видишь.

Доктор оглянулся вокруг в поисках Помфрета с вожделенной рюмочкой бренди — после многочасового путешествия под проливным дождем у Пендрагона зуб на зуб не попадал. Но старый дворецкий не показывался, и доктор со вздохом наклонился к хитроумному прибору.

— Какие-то микроскопические формы жизни? — осторожно заметил он несколько минут спустя. — Ник, ты что-то открыл в глубинах шахты и хочешь назвать эту штуку моим именем?

Герцог, однако, был не в настроении для шуток.

— Да куда ты смотришь? — взревел он, отталкивая молодого доктора от прибора. — Это ткань, понимаешь, обрывок ткани, зажатый в руке у убитого. Ключ к разгадке. Мне удалось его идентифицировать.

— То есть ты определил, откуда вырван этот клочок? Поверить не могу! Неужели твоя сумасшедшая идея все-таки сработала?

В дверх наконец появился Помфрет, и доктор приветствовал его с нескрываемой радостью.

— Теперь осталось только узнать, — заговорил он радостно, разделавшись с первой рюмкой и подав дворецкому знак наполнить вторую, — как отнесется суд к такому нестандартному доказательству.

Герцог что-то промычал, отвернувшись к камину.

— Не уверен, что дело дойдет до суда, — ответил он, когда Помфрет с подносом исчез за дверью. — Видишь ли, есть одна загвоздка…

Освеженный доктор расстегнул свой забрызганный грязью сюртук и упал в единственное свободное кресло.

Герцог вызвал Пендрагона в Стоксберри-Хаттон, попросив привезти запас медикаментов для местной больницы. Путешествие продолжалось почти целый день, и доктор устал как собака. Но, даже валясь с ног от усталости, он не мог не заметить, что с его другом что-то неладно. От Доминика исходило напряжение, казалось, его гнетет какая-то тяжкая забота. И где же, черт возьми, его красавица-невеста, мисс Мэри Фенвик?

— Какая загвоздка, Ник? — осторожно спросил он.

Тот старательно мешал кочергой угли в камине.

— Шерсть шотландской выделки, — заговорил он, не поворачиваясь, — это легко определить по расположению волокон. Но мне и не нужно было смотреть в микроскоп, чтобы понять, что это такое. Обрати внимание на переплетение зеленых, желтых, черных и красных нитей. Судя по толщине ткани, это была верхняя одежда убийцы, нечто вроде плаща. А теперь скажи мне, в каком типе верхней одежды встречаются подобные кричащие сочетания цветов?

Доктор заморгал и заерзал в кресле. Под тяжелым, угрюмым взглядом герцога он чувствовал себя неуютно, — Тартан? — догадался он. — Клетчатый шотландский плед?

Доминик молчал, мрачно глядя куда-то поверх головы приятеля.

— Ну что ж, в здешних краях не так уж много шотландцев, — неуверенно заметил Реджи.

— И даже среди шотландцев очень немногие отважатся смешать красное с зеленым, — прорычал герцог. — Стоило мне взглянуть на эту штуку повнимательнее — и сомнений уже не оставалось. Я уже видел этот плед, а чуть раньше — другой, очень похожий. И до самой смерти этого не забуду!

Реджи почесал подбородок.

— Так в чем же проблема?

Герцог заложил руки за спину и принялся расхаживать по кабинету. Доски пола скрипели под его тяжелыми шагами.

— Ты, Реджи, знаком с моей нареченной, мисс Мэри Фенвик, — заговорил он наконец, — и, без сомнения, обратил внимание на ее обаяние и красоту. Но тебе, кажется, не представилось случая узнать, какой хаос вносит она с собою всюду, где появляется?

Реджи не знал, что ответить на такую тираду.

— Э-э… ты прав, очаровательная юная леди… она ведь, кажется, вернулась сюда, к отцу? Ты уже имел удовольствие с ней встретиться?

— Она живет здесь, со мной, — коротко ответил герцог. — Мисс Фенвик — сторонница свободной любви.

Если Реджи и был потрясен, то очень постарался не подать виду.

— Гм… ну что ж, тебе очень повезло… то есть, я хотел сказать… ты, должно быть, счастлив…

Очередной мрачный взгляд герцога заставил его замолчать на полуслове.

— Повезло, нечего сказать! — рявкнул он. — Да, я совершенно счастлив семь или восемь часов в сутки — когда лежу с ней в одной постели, держу ее в объятиях и, по крайней мере, знаю, где она и чем занимается! А все остальное время живу как в аду! Так вот, плед, из которого выдран этот клок ткани, принадлежит лучшей подруге мисс Фенвик, мисс Пенелопе Макдугал!

— Вот это новость! — покрутив головой, вымолвил доктор. — Получается, подруга мисс Фенвик убила человека?

— Не уверен, — ответил Доминик, снова принимаясь мерить шагами кабинет. — Мне кажется, мисс Макдугал не способна убить никого крупнее комара — да и насчет комара-то я сомневаюсь. Но есть и третья подруга — мисс Стек, дочка доктора. Очень необычная девушка: наполовину цыганка, горячая, вспыльчивая и бесстрашная. Ходят слухи, что Пархем приставал к ней, но она дала ему отпор. Еще говорят, что на нее это происшествие сильно подействовало: она начала носить с собой нож и угрожала, что, если он попробует оскорбить ее еще раз, пустит свое оружие в ход.

— Знаешь, Ник, — заметил Реджи, — трудно винить женщину в том, что она хочет защититься от такого мерзавца. И потом, плед-то не ее, верно?

Герцог, казалось, его не слышал.

— Наконец, — продолжал он, — есть моя собственная невеста, отважная идеалистка, мечтающая вызвать на бой все мировое зло… и к тому крепкая и физически сильная. Я много раз спрашивал себя, может ли моя возлюбленная убить человека. И скажу тебе честно: не знаю. Возможно, не найдут ответа и присяжные.

— Черт возьми, Ник, — воскликнул Реджи, — как хладнокровно ты об этом рассуждаешь!

Герцог пожал плечами.

— Ты же знаешь меня, Реджи, знаешь, что я не люблю говорить о своих чувствах. Особенно когда их, как сейчас, трудно описать словами. Мисс Фенвик — моя невеста, будущая герцогиня Уэстермир…

— Но это же не ее плед! — возразил Реджи.

— Верно. — Ник потер глаза и вздохнул. — Но по своим многочисленным тетушкам и кузинам я знаю, что женщины обожают меняться одеждой. И еще знаю, что, когда одной из них грозит опасность, остальные кидаются защищать ее, словно стадо разъяренных гусынь. Если мне придется призвать мисс Фенвик и ее подруг к ответу перед судом — вот увидишь, Реджи, все три поклянутся на Библии, что надевали в ночь убийства эту омерзительную тряпку! Даже моя невеста, чье алиби неоспоримо — всю эту ночь она провела со мной в постели и была на седьмом небе от счастья, как, впрочем, и я, — так вот, даже она из солидарности с подругами присягнет, что гуляла по уикхемской дороге в этом трижды проклятом тартане!

Доктор тяжело сглотнул.

— Что же ты теперь собираешься делать? — спросил он.

Но герцог мрачно молчал. Он не знал, что делать.


Через несколько часов после этого разговора Мэри, ходившая в гости к отцу, поднялась на крыльцо и вошла в холл «Вязов». В глаза ей сразу бросились несколько человеке в бедной рабочей одежде, грязные и измазанные в угольной пыли; среди них Мэри узнала Тома Грандисона, бывшего десятника второй галереи. Судя по всему, он был главным в этой группке шахтеров.

Миссис Кодиган поспешила к Мэри, чтобы помочь ей снять промокшее пальто.

— Ждут его светлость, — пояснила она шепотом, кивнув в сторону шахтеров. — Я бы их не впустила, но они говорят, что дело срочное, что будто бы на шахте происходит что-то ужасное. Только вы ведь знаете, его светлость строго-настрого приказал, чтобы его не беспокоили, когда он работает со своей машиной…

Мэри повернулась к шахтерам. Лица их были ей знакомы: должно быть, все они помнили, как ее в одном грязном и изодранном нижнем белье тащили по шахте прислужники Хетфилда.

— Что же случилось? — Она шагнула к шахтерам. — Здравствуйте, Том! Вы хотите поговорить с герцогом?

Тот сдернул с головы шапку, когда-то серую, а теперь угольно-черную.

— Да, мисс. Управляющий Хетфилд уволен — мы благодарим за это бога и его светлость, но беда в том, что шахта теперь осталась без надзора. А дождь льет как из ведра уже несколько дней, и если…

В этот миг отворилась дверь, и в холл вышел сам герцог. Черные волосы его были всклокочены, вокруг глаз темнели круги.

— Что за шум? — Он удивленно уставился на шахтеров (в элегантном холле «Вязов» их оборванные и грязные фигуры выглядели и вправду странно), затем скользнул измученным взглядом по Мэри и наконец обратился к домоправительнице: — Миссис Кодиган, чего хотят эти люди?

— Прошу прощения, милорд, — заговорил Грандисон, — но вы уволили управляющего, и похоже, что за шахту теперь никто не отвечает, а между тем ей грозит опасность. Поэтому мы и пришли к вам.

— Все эта проклятая вода, — подал голос кто-то из шахтеров в заднем ряду.

Уэстермир нахмурился:

— Вода? О чем это вы? Не хотите же сказать, что в такую погоду вам не хватает воды!

Шахтеры удивленно переглянулись, и Том Грандисон заговорил снова:

— Пятьдесят лет назад, милорд, по приказу вашего деда рабочие запрудили реку, чтобы провести галереи под речное русло. Сейчас река перегорожена несколькими дамбами. Вы можете этого не знать — ведь когда проводились эти работы, вашей милости еще на свете не было. Но сейчас река выходит из берегов, и есть опасность, что шахту затопит.

Глаза герцога зажглись любопытством.

— А вы кто такой, черт возьми?

Шахтеры побледнели, опустили глаза и начали переминаться с ноги на ногу, но Грандисон отвечал спокойно и смело:

— Том Грандисон, сэр, бывший десятник второй галереи. Мы просим вашего позволения закрыть шахту, иначе в любой момент может произойти катастрофа, и люди, которые там работают, окажутся в большой беде.

— Попросту говоря, утонут?

— Именно так, ваша светлость, — глядя герцогу в глаза, ответил Грандисон. — Такое уже случалось один раз много лет назад — я в то время был еще мальчишкой. Во время того наводнения погиб мой отец. А сейчас нет времени на пустые разговоры: мы должны вывести людей из шахты в течение часа, иначе будет поздно.

— Тогда не будем терять времени! — ответил герцог. — Я немедленно отправляю на шахту приказ о закрытии.

Шахтеры переглянулись и начали перешептываться между собой. Очевидно, они не ожидали, что вопрос решится так быстро.

Они двинулись к выходу, и миссис Кодиган поспешила открыть им дверь, словно ей не терпелось поскорее избавиться от грязных, оборванных, пропахнувших потом гостей.

— Грандисон! — окликнул вдруг герцог.

Тот обернулся.

— Это вы подбили людей отправиться с просьбой ко мне? — спросил Доминик.

Грандисон побледнел, словно чуя неминуемую беду.

— Да, ваша светлость, — ответил он.

Несколько мгновений герцог проницательно смотрел на него.

— Кажется, вы хотели сказать мне что-то еще.

На суровом лице Тома Грандисона отразилось облегчение.

— Вашей светлости будет неприятно это слышать, — заговорил он, глядя в сторону. — Мы, шахтеры, уже бог знает сколько лет добивались правды и у мистера Хетфилда, и у Пархемов — никто не хотел нас слушать. А дело в том, что старая плотина прогнила насквозь, и в любую минуту река может прорвать ее. и затопить весь город.

Наступило молчание. Затем герцог выругался сквозь зубы.

— Черт побери, вы сами-то понимаете, что это значит? — Схватив шахтера за руку, он повел его в кабинет. — Расскажите мне все подробно. Вы умеете писать? Сможете начертить план города?

Шахтер только кивал, смущенный и обескураженный таким натиском.

— Миссис Кодиган, — обернулся герцог к домоправительнице, — куда запропастился Помфрет? Найдите его и велите принести пива для Грандисона и бренди мне!

Миссис Кодиган как раз закрыла дверь за остальными шахтерами.

— Том Грандисон не пьет пива, ваша светлость, — сообщила она. — Он проповедник в методистской церкви, а методисты в рот не берут спиртного.

— Интересно. Очень интересно! — Герцог Уэстермир смотрел на молодого шахтера со все большей симпатией. — Хорошо, тогда чашку чаю и бутербродов с сыром на двоих.

Дверь за ними захлопнулась. Миссис Кодиган вздохнула и поспешила на поиски дворецкого. Мэри стояла, словно прикованная к месту, тупо глядя на цветные створки двери. Душу ее переполняло отчаяние.

Уэстермир смотрел прямо на нее и как будто не заметил! Даже не кивнул! А теперь он долго не выйдет из кабинета. Похоже, Том Грандисон совершенно очаровал его своим умом, чувством собственного достоинства и преданностью делу.

Мэри искренне радовалась за своего друга-шахтера… но больше радоваться было нечему.

23.

Команда слуг под недремлющим оком Помфрета собрала со стола пустые тарелки и начала расставлять бутылки портвейна и сухого французского вина.

В столовую вошел лакей, что-то прошептал на ухо дворецкому и исчез.

Помфрет молча обменялся взглядами с герцогом и, получив от него молчаливое позволение заговорить, провозгласил обычным траурным тоном:

— Ваша светлость, судья очень сожалеет, что не сможет отужинать с вами. Он опасается переходить реку — вода стоит уже вровень с мостом.

— По мне, так пусть остается на том берегу, — шепнул Мэри Реджинальд Пендрагон. — Я слышал, что здешний судья — бесхребетный человечишка, верный слуга Хетфилда и Пархемов. Вы его знаете?

— Откуда мне его знать? — поежившись, ответила Мэри. — Меня никогда еще не привлекали к суду!

При этих словах она испуганно покосилась на герцога — но тот, как всегда, элегантно одетый и красивый до умопомрачения, энергично расправлялся с десертом и не обращал на свою невесту ровно никакого внимания.

Разговор за ужином шел о Томе Грандисоне. Герцог превозносил шахтера до небес, уверяя, что у этого парня научный склад ума и что он заслуживает большего, чем всю жизнь копаться в угольной пыли.

— Скажите, — нервно заговорила Мэри, — судья собирался прийти к вам на ужин, чтобы поговорить о… об убийстве?

Герцог молчал, а может быть, просто не слышал.

— Понятия не имею, мисс Мэри, — ответил Пендрагон, взглянув на нее с интересом. — Его светлость ничего мне об этом не говорил.

«Хорошо, что судья остался дома!» — вздрогнув, подумала Мэри. Ей не хотелось, чтобы герцог встречался с представителем власти до того, как она сама ему все объяснит.

Наедине. И лучше всего — в спальне.

Время тянулось томительно медленно. Стрелки каминных часов, казалось, не двигались вовсе. Уэстермир и доктор оживленно обсуждали возможность наводнения.

— Ты видел карту, которую нарисовал для меня Грандисон? — спрашивал герцог, вытирая губы льняной салфеткой. — Этот человек не только очень наблюдателен, но и способен к абстрактному мышлению. Взгляни — везде соблюден точный масштаб!

Он положил перед собой листок бумаги и ткнул в него десертной ложечкой.

— Вот это старая плотина — видишь, первая дамба, вторая и третья. Ее построили еще при моем деде и с тех пор ни разу не ремонтировали. Естественно, она прогнила насквозь, а земляную насыпь размыло водой. Вот это сама речная долина. Как видишь, до запруживания река была раз в десять шире и глубже. Давление воды в русле приходится, как и говорил Грандисон, на каменное речное ложе и на шахту под ним. Если уровень воды прибавится, шахту может затопить. Но настоящая опасность грозит нам, если прорвет плотину.

Доктор склонился над картой.

— А нельзя ли послать туда людей и укрепить ее?

— В такой потоп? — хмуро отозвался герцог. — Да они не смогут и близко подойти — их тут же смоет! В Испании мне случалось беседовать с военными инженерами, так вот, ни один инженер не согласился бы укреплять прогнившую плотину под проливным дождем. Нет, единственный выход — тот, что предложил Грандисон: вывести людей из шахты, а если вода будет прибывать и дальше, приказать горожанам собрать вещи и укрыться на холмах — Церковном холме, где стоит церковь Святого Дунстана, и Вязовом, где находимся мы. До их вершин вода не достанет.

Мэри вытянула шею, чтобы взглянуть на карту. Сердце ее сжалось от ужаса. Стоксберри-Хаттон лежал прямо на пути наводнения. Стоит рухнуть плотине — и разъяренный поток смоет все и вся.

— Не может быть! — ахнула она. — Неужели погибнет весь город?

— Река зальет все, кроме вершин холмов, — напомнил ей доктор. — Усадьба «Вязы», где мы сейчас наслаждаемся ужином, останется цела и невредима. И церковь, и дом вашего отца — тоже.

Мэри возмущенно взглянула на него. Неужели доктор думает, что она беспокоится только о себе и об отце? Ее тревожит судьба всех жителей городка, в особенности бедняков из фабричного района и шахтерского поселка Вересковая Пустошь.

— Ваша светлость, — обратилась она к герцогу, — может быть, среди шахтеров найдутся добровольцы, готовые починить плотину? Все они сильные, умелые и отважные люди, и опасность их не пугает — по роду своей работы они постоянно имеют дело с опасностью.

— Разумеется, добровольцы найдутся, — спокойно ответил герцог. — И перетонут, как щенята. Прекрасный способ избавиться сразу от нескольких десятков сильных, отважных и умелых рабочих.

Мэри потупилсь и закусила губы. Ее больно ранила холодность герцога, прозвучавшая в этих словах.

— И все же мисс Фенвик права, — вставил доктор. — Помнишь саперов, которые помогали Веллингтону при осаде Санта-Розы? Я слышал, это были шахтеры из Уэльса. Упрямые и бесстрашные ребята! Они совершали такие подвиги, на которые я бы не пошел даже за все золото государственного банка, и…

Помфрет внес бренди, и Мэри поняла, что пора подняться к себе. Разговор ушел в сторону: теперь мужчины пустятся в воспоминания о добрых старых деньках в Испании, а Мэри по опыту знала, что такой разговор может затянуться надолго. В другое время она бы осталась и с удовольствием послушала рассказы герцога и доктора — в другое время, но не сегодня.

Мэри поднялась с места. Мужчины встали и склонились в вежливых поклонах; она ответила им реверансом и вышла в холл. К ней тут же бросился лакей со свечкой, но девушка покачала головой и отстранила его движением руки. Она вполне способна подняться по лестнице без посторонней помощи.

Дождь гулко барабанил по крыше, и этот звук наполнял душу Мэри ужасом и отчаянием. Как будто над городом и над ней самой навис меч судьбы: опускается все ниже и ниже, и ничто не может его остановить…

«Приму горячую ванну, — думала она, входя в спальню, — переоденусь и буду ждать Уэстермира. Надо обдумать, что и как сказать ему, чтобы он согласился заступиться за моих подруг».

Господи, как будто мало того, что Стоксберри-Хаттон вот-вот скроется под водой! Еще и это убийство, в котором оказались замешаны ее лучшие подруги! И тягостная необходимость унижаться перед Домиником де Врие, который, как назло, весь сегодняшний день смотрит на нее невидящим взором и унижает холодными, ироническими замечаниями…

Хуже просто не бывает.


По северной дороге приближался к городку одинокий путник. Он шел, спотыкаясь, хромая, увязая в грязи. Потрепанный чемодан бил его по ногам. Ветер хлестал по лицу дождевыми струями, рвал на нем плащ, пытался сбить с ног, но путник продолжал идти, и на бледном изможденном лице его отражалось лишь стоическое равнодушие.

Путник вышел из эдинбургского дилижанса на перекрестке, в четырех милях от Стоксберри-Хаттона. Он знал, что время приближается к полуночи, и эти четыре мили придется проделать в темноте, по колено в раскисшей грязи. Но в городе он выходить не хотел, чтобы не привлекать к себе внимания.

В эдинбургских газетах путник прочел об убийстве, совершившемся поблизости от этого городка. Кто-то зарезал приказчика Уэстермиров. Ночью, в лесу, несколькими ударами в живот… Должно быть, приказчик умирал долго и мучительно.

Жаль, что с герцогом Уэстермиром так не получится.

Поднявшись на холм, путник вгляделся в ночную тьму, залитую пеленой дождя. Вдалеке робко мерцали несколько огоньков: значит, он на верном пути.

Надо будет найти какой-нибудь сарай или пустую лачугу, чтобы не остаться на ночь под открытым небом. Путник привык ночевать как бродяга или нищий, в сараях, в амбарах, в стогах сена — где придется. Он уже забыл, когда в последний раз спал на шелковых простынях.

Но скоро все изменится, думал он, неровным шагом спускаясь с холма вниз. Чемодан оттягивал руку, и путник перехватил его поудобнее. Скоро, скоро он вернется к роскошной и беспечальной жизни, предназначенной ему с рождения. Он так долго ждал… но теперь цель уже близка.

Очень близка.

Тонкие губы путника растянулись в жестокой улыбке.

— Ты здесь, Уэстермир? — прошептал он по-испански. — За тобой должок… пришло время расплатиться!

Никто не слышал странного путника; никто не заметил, как в его блуждающем взоре блеснул и погас огонь безумия.


Мэри устроилась в кресле с книгой «Народные легенды о вампирах», принадлежащей перу какой-то трансильванской писательницы. Книга была очень увлекательная, но усталость и все переживания этого долгого дня сделали свое дело: Мэри начало клонить в сон.

Ей снились тревожные сны. За ней гонялись клыкастые летучие мыши, жаждущие крови, и какая-то длинная тень в черном плаще вздымала над ней тощие когтистые руки.

Ее разбудил какой-то шум. С замершим на губах криком Мэри открыла глаза, но это оказался всего лишь Уэстермир. Он старался не шуметь, но все-таки разбудил свою возлюбленную плеском воды во время умывания.

Мэри едва не заплакала от счастья — оттого, что трансильванские летучие мыши и их зловещий хозяин остались в кошмаре, и оттого, что снова видит Уэстермира. Она бы бросилась ему на шею, если бы он как раз в этот момент не растирал полотенцем обнаженную влажную грудь.

Мэри запахнула фиалковый шелковый пеньюар и встала, не сводя глаз со своего возлюбленного.

Как же он красив, думала она, и как восхитительно равнодушен к своей мужественной красоте! Мужчины смотрели на его мощные плечи с одобрением и легкой завистью, а женщины едва с ума не сходили при виде его черных, как смоль, волос, глубоких глаз цвета тропической ночи и плавных, изящных движений. Но сам герцог Уэстермир лишь пожимал плечами, замечая чужое восхищение. Похоже, его раздражало внимание со стороны прекрасного пола.

В первые дни герцог казался Мэри тщеславным фатом, но теперь она понимала, что он носит дорогие костюмы и следит за модой не ради восхищения окружающих, а для себя самого. Как истый джентльмен, он перестанет себя уважать, если начнет одеваться как попало.

— Что ты на меня так смотришь? — улыбнувшись, спросил он. — Неужели обнаружила беспорядок в одежде?

— Н-нет… — Слова застревали в горле: Мэри уже предчувствовала, что этот час станет труднейшим в ее жизни. — Я… Добрый вечер, ваша светлость. Надеюсь, вы приятно провели время в беседе с доктором Пендрагоном.

Герцог повесил полотенце на крюк и окинул ее проницательным взглядом.

— А теперь, любимая, — заговорил он, — не тяни и признавайся, что на этот раз взбрело в твою хитроумную головку!

— Я вовсе не хитроумная!

«Ну может быть, немножко, — добавила она про себя. — Чем больше имею с вами дело, тем хитрее становлюсь. И… господи, неужели мне не почудилось, и вы назвали меня любимой?»

Мэри глубоко вздохнула, словно собиралась прыгнуть в воду.

— Уэстермир, я хочу поговорить с вами об убийстве вашего приказчика Робинсона Пархема.

Герцог иронически вздернул черные брови.

— Но умоляю вас выслушать меня спокойно и без предубеждения. Я взываю к вашей справедливости!

Он уселся в кресло, закинув ногу на ногу.

— Умоляешь и взываешь? Значит, дело серьезнее, чем я думал. Продолжай, пожалуйста.

Он сложил руки на обнаженной груди, и, увидев, как играют в дрожащем свете свечи его мускулы, Мэри начисто забыла всю приготовленную речь.

— Пожалуйста, помогите моим подругам и мне! — взмолилась она. — Мы в ужасном положении и не хотим, чтобы нас повесили!

— Не встречал никого, кому пришлась бы по душе такая перспектива, — не изменившись в лице, заметил герцог.

Мэри уставилась на него, как на сумасшедшего.

— В самом деле, — спокойно продолжал он, — не могу припомнить ни одного человека, который выражал бы жгучее желание быть «повещенным за шею, пока не умрет».

Господи, и он еще шутит!

— Как вам не стыдно! — вскричала Мэри. — Сейчас не время для таких шуток!

Герцог прикрыл рот рукой, чтобы скрыть улыбку.

— Милая, может быть, ты объяснишь, чего же от меня хочешь?

Мэри сцепила руки. Она не ошиблась: объяснение получилось нелегким. Труднее некуда.

На миг ей захотелось, чтобы все они — Пенелопа, Софрония, Пархем и проклятый плед — куда-нибудь испарились. Увы, чудеса случаются только в сказках.

— Уэстермир, — начала она, — клочок ткани, который вы сейчас исследуете, вырван из пледа моей лучшей подруги Пенелопы Макдугал, дочери учителя. Она одолжила его другой моей подруге, Софронии, дочери доктора Стека. Софрония клянется, что повесила плед Пенни в приемной у своего отца, а оттуда его кто-то стащил. Очевидно, этот вор и есть убийца. Мы не знаем, кто это был, — задыхаясь от волнения, закончила Мэри, — но, может быть, вы сумеете его разыскать.

Герцог выслушал ее, не прерывая. Лицо его было серьезно, только в глазах прятался озорной огонек.

— Скажи мне, — заговорил он, — могла ли твоя смуглянка-подруга зарезать Пархема?

Мэри долго молчала. Она понимала, что лукавить с герцогом не стоит.

— Не знаю, что вам ответить, — вымолвила она наконец. — Вы знаете, Пархем гнусно оскорбил ее, и Софи много раз уверяла нас с Пенелопой, что убьет его, если он попробует пристать к ней снова. Но, клянусь вам, в ней говорила природная цыганская горячность, и ничего более!

Она подняла голову и смело выдержала бесстрастный взгляд герцога.

— Софи клянется, что не убивала, и я ей верю.

Почудилось ли ей, или в черных глазах его и в самом деле мелькнуло восхищение?

— Так ты хочешь, чтобы я нашел убийцу?

— Э-э… да. Все говорят, что вы очень талантливы, а доктор Пендрагон даже называет вас гением. Сэр Роберт Пиль как-то сказал, что из вас вышел бы превосходный сыщик. Уэстермир, вы ведь сможете это сделать, правда?

— Хм-м-м… — Подойдя к ней вплотную, Доминик пропустил между пальцев ленту фиалкового пеньюара. — Тебе нравится такой цвет? Портниха уверяла меня, что для нежной девушки-невесты он не подходит, но мне кажется, тебе очень к лицу.

— Я не слишком-то люблю пурпур, — ответила Мэри, отводя его руку, — да и лент, на мой взгляд, многовато, но в общем пеньюар мне идет. Уэстермир, так вы найдете убийцу Пархема?

— Это не пурпур, милая моя невежда, — улыбнулся герцог. — Этот цвет называется лиловый. А материал — набивной шелк из Лиона.

Он развязал ленту, и ворот пеньюара распахнулся, обнажив нежную, белую, как снег, девичью шейку.

— Я с самого начала догадался, что плед принадлежит твоей подружке. Только она носит такие кричащие цвета. Кажется, именно такая штука была на мисс Макдугал, когда я видел ее в последний раз — у твоего отца, помнишь? Я все ждал, когда же ты мне все расскажешь…

Герцог обвел страстным взглядом ее всю — от стройных ножек до полной груди, едва прикрытой пеньюаром.

— И, честно говоря, ожидал большего.

— Б-большего? — с трудом выдохнула Мэри.

Уэстермир заключил ее в объятия и прижал к себе.

— Разумеется, — ответил он и поцеловал ее.

Легкими, словно пух, поцелуями он покрывал ее юное прекрасное лицо, и Мэри задыхалась от счастья.

— К каждой встрече с тобой, милая моя Мэри, я готовлюсь, словно к дебатам в палате лордов. Никогда не знаю, чего от тебя ждать. Что же ждет меня на этот раз? — нежно спросил Доминик, снимая с нее прозрачную ночную рубашку. — И, главное, во сколько мне это обойдется?

Мэри оттолкнула его.

— Вы говорите обо мне, словно я какая-то вымогательница! Но это неправда! На самом деле все наоборот — вы настолько вскружили мне голову своим… э-э… своими соблазнами, что слабая сторона моей женской натуры готова подчиняться вам во всем! Вы хотите, чтобы я сдалась вам на милость!

— Верно, черт возьми! — прорычал герцог. — Если в обмен на мою помощь ты согласна сдаться, так тому и быть!

С этими словами он подхватил ее на руки и понес к кровати.

Мэри отчаянно отбивалась.

— Подождите, Уэстермир, подождите! — кричала она. — Мы еще не договорились! Значит, вы просто хотите, чтобы я отдалась в ваше распоряжение? И на сколько времени?

— Сколько выдержишь, — ответил ой, бросая свою добычу на кровать. — У нас вся ночь впереди.

— Нет, нет!

Лиловый пеньюар полетел через всю спальню и приземлился в дальнем углу.

— Уэстермир, так нельзя!

— Меня зовут Доминик, — прошептал он, осыпая поцелуями ее нежное ушко, — и впредь называй меня по имени! И больше никаких побегов, любовь моя! Пожалей мои слабые мужские нервы!

С горящими от страсти глазами Доминик принялся целовать ее шею и грудь.

— Дедушка в юности предупреждал меня, чтобы я не верил женщинам. «Ты так богат, — говорил он, — что ни одна девушка не полюбит тебя ради тебя самого — всех их будут интересовать только твои деньги».

Взяв ее руку, он поцеловал каждый тонкий пальчик по отдельности, а последний слегка прикусил зубами.

— И, как видишь, дедушка оказался прав, — улыбнулся он. — Но я привык к твоей алчности, милая Мэри, и не сержусь, потому что знаю, в какой ужасной бедности ты выросла и какую нищету видела вокруг себя. И меня даже не пугает перспектива всю жизнь провести как на рынке, каждую ночь что-то продавать и покупать…

С этими словами он приступил к более решительным действиям.

— Как вы смеете так меня оскорблять? — сердито шептала Мэри. — Я вовсе не алчная! Вам легко надо мной смеяться, вы так богаты, что и сами не помните, сколько у вас всего! И я ничего у вас не покупаю и не продаю, я просто прошу помочь моим подругам… о… о-о!

Но герцог ее уже не слушал. Горячие губы его завладели ее губами, дерзкий язык проник в теплую влажность ее рта. А затем одним мощным ударом Доминик, герцог Уэстермир, овладел своей возлюбленной.

Так началась ночь любви. И Мэри молила бога об одном — чтобы эта ночь продолжалась вечно.

24.

Мэри снился звон церковных колоколов. Во сне она шла под венец с Домиником де Врие, герцогом Уэстермиром.

В чистом небе над Стоксберри-Хаттоном празднично сияло солнце. Жители городка вышли из домов, чтобы приветствовать невесту. В золотой карете, словно прикатившей из сказки о Золушке, Мэри ехала к церкви Святого Дунстана, и папа, милый папа, встречал ее у церковных дверей.

Колокола трезвонили во всю мочь, и откуда-то издали раздавался трубный звук рогов.

Подобрав пышные белоснежные юбки, Мэри вышла из кареты. Доминик, герцог Уэстермир, в белом фраке и с цилиндром в руке, предложил ей руку и ввел в церковь.

Во сне люди редко терзаются сомнениями. Поэтому Мэри не вспоминала о своей принципиальной неприязни к браку и не спрашивала себя, правильно ли поступает.

Теперь она понимала, что каждая женщина, что бы она ни говорила, в глубине души мечтает обрести высшее счастье в семейной жизни. Ведь и сама Мэри Уоллстонкрафт в конце концов вышла замуж за издателя своих книг!

Но вдруг своды церкви вокруг нее заколебались, словно дым, и растаяла толпа восторженных прихожан. Сон стремительно растворился в небытии: пора было просыпаться.

Мэри лежала, свернувшись клубочком, в роскошной герцогской кровати. Доминика рядом не было.

Девушка потянулась, словно кошка, и ее истомленное тело отозвалось легкой приятной болью. Прошлой ночью Уэстермир не знал устали, и Мэри была уверена, что навсегда сохранит в памяти эту чудную, пламенную, восхитительно-страстную ночь.

Но что это за шум?

Почему звонят колокола? Выходит, это ей не приснилось?

Она ясно различала голос большого колокола из церкви Святого Дунстана; ему вторили колокола католического храма Святой Анны, а издалека глухими жестяными голосами поддакивали била в методистской и баптистской часовнях.

Но ведь сегодня не воскресенье — только вторник!

Мэри вскочила с постели, подобрала с пола пеньюар и, подбежав к окну, отдернула шторы. Во сне светило солнце, но наяву лил неутомимый дождь, где-то вдалеке трубили рога, и над городом плыл тревожный, несмолкающий колокольный звон.

Девушка прижалась носом к оконному стеклу. От подножия холма к усадьбе двигалась огромная толпа горожан. Одни ехали на телегах, запряженных тощими лошаденками, другие везли свой убогий скарб на ручных тележках или несли на плечах. Первые беженцы уже добрались до вершины холма и теперь разбивали лагерь под деревьями… а за ними поднимались все новые и новые, и не было им конца.

Теперь Мэри поняла, почему звонят колокола.

Это же набат! Сигнал тревоги, призывающий жителей Стоксберри-Хаттона бежать на холмы, до которых не доберется наводнение.

А значит, плотину может прорвать в любую минуту.

Мэри не стала звонить, чтобы миссис Кодиган помогла ей одеться. Скорее всего, подумалось ей, в таком шуме и суматохе домоправительница просто не услышит звонка.

Она торопливо умылась и причесалась, надела теплое шерстяное платье и новые прогулочные ботинки, перекинула через руку синий плащ и сбежала вниз по лестнице.

В холле глазам ее предстало настоящее столпотворение. Слуги бегали взад-вперед: одни несли на улицу одеяла, еду и горячий чай для беженцев, другие вводили в дом женщин с маленькими детьми и устраивали их на кухне. Мимо Мэри пронеслась миссис Кодиган со стопкой одеял в руках, но, заметив девушку, ахнула и остановилась.

— Господи помилуй, мисс Фенвик, я совсем про вас позабыла! Вы, верно, хотите завтракать?

Она сунула свои одеяла лакею, ткнула пальцем в сторону входной двери, и тот бегом удалился.

— Сами видите, мисс, что тут у нас делается — по приказу его светлости к нам на холм бежала половина города! Поднимаясь сюда, бедолаги промокли до нитки, не ровен час, кто-нибудь подхватит лихорадку! Матерей с младенцами мы пускаем внутрь, а остальным поневоле приходится оставаться снаружи — ведь если вся эта толпа ринется сюда, дом просто рухнет!

Лакей в безупречной малиновой ливрее поспешил к Мэри с серебряным подносом, на котором дымилась чашка чаю и лежало несколько кусочков хлеба. Мэри поблагодарила слугу и принялась за чай.

— Я уверена, что герцог одобрит ваше решение, — заметила она.

В дверях появилась новая группа женщин с детьми — многих из них Мэри знала. Это были работницы с фабрики.

— Миссис Кодиган, а где герцог? Где доктор Пендрагон?

— Герцог на реке, мисс, — ответил лакей, — спасает людей из Вересковой Пустоши. Они натянули веревку через мост и по этой веревке перебрались на тот берег. Нелегкая это была работенка, скажу я вам, тут требовалась большая сила: никто, кроме его светлости, да еще Тома Грандисона, с этим бы не справился!

Тут он умолк, перехватив свирепый взгляд миссис Кодиган.

— Что вы говорите? — воскликнула Мэри. — Герцог перебрался на другой берег по мосту? Но ведь мост залило еще вчера…

— Тише, тише! — успокоила ее домоправительница. — Не стоит вам так переживать из-за того, что какой-то дуралей не умеет держать язык за зубами!

Испепелив беднягу-лакея новым убийственным взглядом, она подхватила Мэри под руку и повлекла вверх по лестнице.

— Поднимайтесь наверх, мисс, отдохните, а я распоряжусь, чтобы вам поскорее приготовили завтрак…

— Спасибо, миссис Кодиган, но мне больше не хочется есть.

Лакей попытался было затеряться в толпе, но Мэри догнала его и схватила за руку.

— Расскажите все, что знаете! — потребовала она. — Не бойтесь, герцог Уэстермир не рассердится, если вы объясните все толком и успокоите меня. Зачем его светлость вернулся в город? Кто пошел с ним?

Лакей метнул опасливый взгляд на миссис Кодиган. Та поджала губы и отвернулась, словно говоря: «Поступайте как хотите, я умываю руки».

— Все мы, мисс, умоляли его светлость не уходить, — так начал свой рассказ лакей. — Доктор Пендрагон, можно сказать, рвал и метал, все кричал, что это верная смерть. Но если его светлость что решил, кто же его остановит? Вы верно сказали, мисс, мост уже скрылся под водой, но пройти по нему еще можно. Герцог и Грандисон натянули вдоль перил веревку и, держась за нее, перебрались на тот берег. А как они возвращаться будут, я уж и не знаю.

Мэри похолодела.

— Господи, — пробормотала она, — они что, с ума сошли? Зачем им понадобилось на тот берег? Ведь плотина вот-вот рухнет!

— Верно, — замогильным голосом подтвердила домоправительница, — и тогда весь город окажется под водой. Людей из Вересковой Пустоши оповестили об этом еще вчера, но они не тронулись с мест.

— Как, там еще остались люди? — в ужасе воскликнула Мэри.

Миссис Кодиган кивнула:

— Эти бедняги боятся, что, если покинут свои дома, компания не пустит их обратно. Заперлись у себя в домах и молят бога, чтобы наводнение обошло их стороной. Вот до чего запугали людей Хетфилд и Пархем, за свои жалкие лачуги они дрожат сильнее, чем за собственную жизнь и жизнь своих детей!

— Боже мой! — простонала Мэри. — Там же Джонни! Миссис Кодиган, вы ничего не слышали о Молли Кобб и ее детях? Может быть, они здесь? Может, им удалось спастись?

На кухне заплакал младенец, и к нему немедленно присоединился хор детских голосов.

— Не могу вам сказать, мисс, — повысив голос, чтобы перекричать детский плач, ответила домоправительница. — Скажу по совести, меня никакой христианский долг не заставил бы барахтаться по горло в ледяной воде, чтобы спасти этих сумасшедших, которые сами спасаться не желают.

Неожиданно она всхлипнула:

— За них я не молюсь, мисс, все мои молитвы за герцога! Бедный мой, храбрый мой мальчик! Я ведь его на коленях качала и пела ему колыбельные…

Добрая женщина закрыла лицо фартуком и поспешила удалиться.

Мэри еще не успела опомниться от страшных новостей, как в холл влетела Пенелопа и вихрем бросилась к подруге.

— Мэри, — кричала она, — ты слышала, что случилось? Уэстермир вместе с шахтерами переплыл реку, чтобы спасти жителей Пустоши! А плотина еле держится, может рухнуть в любую секунду!

Мэри почти упала на кушетку. Горячий чай и ломтик хлеба комом стояли у нее в горле. В ушах звенело от оглушительного рева младенцев.

— Если рухнет плотина, — услышала она свой собственный голос, — Доминик окажется в ловушке.

И погибнет. Но этого Мэри не могла произнести вслух.


На мосту вода доходила почти до пояса. Бушующий поток толкал спасателей к каменным перилам моста, мешал идти, грозил сбить с ног.

— Еще на фут выше — и нас просто смоет! — перекрывая рев воды, прокричал Том Грандисон.

Доминик мрачно кивнул. Он старался не думать о том, как будет возвращаться назад. Если же прорвет плотину… тогда скорее всего мост просто рухнет. Он стоит здесь уже несколько сотен лет, и за это время его ни разу не ремонтировали. Такого напора воды ветхие опоры не выдержат.

Спрыгнув с моста в грязь, Грандисон принялся закреплять конец тяжелого каната. Держась за этот канат, должны были перебраться на другой берег еще с полдюжины шахтеров.

— Скорее, — прокричал ему Ник, — у нас нет времени!

Грандисон торопливо закрепил канат и бросился по раскисшей грязи вперед, к жалким домишкам, которые беспорядочно скучились в некотором отдалении от берега. Герцог побежал за ним. Почти сразу в нос ему ударила невыносимая вонь — обычный «аромат» Вересковой Пустоши.

Один за другим на берег спрыгивали шахтеры.

— Да здесь никого нет! — громко заметил один.

Дождь лил стеной. По единственной улице Пустоши мчался мутный поток глубиной по колено. Двери и окна в домах были заперты наглухо. Однако и сквозь шум дождя и рев реки до спасателей доносились голоса и детский плач.

По своему военному опыту Уэстермир знал, как организовать эвакуацию, — Идите от двери к двери, — приказал он громовым голосом, — выводите людей из домов и ведите к мосту. И поторопитесь!

Несколько дверей распахнулись, оттуда показались босоногие женщины. За юбки их цеплялись детишки. Женщины и дети таращились на Уэстермира, выпучив глаза, словно на невиданное чудище. В самом деле, сейчас — мокрый с головы до ног, измазанный в грязи — он представлял собою необычное зрелище.

С большинством жителей Пустоши хлопот не было, однако некоторые сопротивлялись спасателям, уверенные, что все это, включая само наводнение, затеяно администрацией с одной-единствен-ной целью — оставить их без крыши над головой.

Сам герцог, помогая Грандисону утихомирить какого-то упрямца, получил ножкой от стула по голове.

— С вами все в порядке, сэр? — прокричал ему в ухо Грандисон.

Доминик кивнул, ощупывая кровоточащий лоб. Оторвав рукав от рубашки, он наскоро замотал себе голову.

К монотонному шуму дождя и реву реки присоединился новый звук — зловещий глухой рокот. Он доносился издали, со стороны плотины. Услышав его, герцог вздрогнул: впервые за сегодняшний день ему стало по-настоящему страшно.

Спасатели уже вывели людей на середину улицы и теперь вели их к мосту. Жители Пустоши жались друг к другу, словно испуганное стадо, дети цеплялись за матерей, воздух дрожал от плача и причитаний.

Запертыми остались только две лачуги. Герцог указал Грандисону на одну хижину, а сам взял на себя другую.

Дверь он вышиб с одного удара. В лачуге было темно: огонь в камине залило водой, и в комнате клубился удушливый дым. Навстречу ему поднялась женщина с маленькой девочкой на руках. Еще несколько детей темными тенями жались по углам.

— Выходите на улицу! — скомандовал Ник. — Здесь оставаться нельзя, вы погибнете! Сколько вас тут?

Оглянувшись по сторонам, он насчитал пятерых вместе с матерью.

— Я тебя знаю! — пронзительно вскричала женщина, глядя на него с ужасом и ненавистью. — Ты сам дьявол! Ты пришел выкинуть нас из дому, чтобы мы умерли с голоду на улице!

— Что за чушь! — взревел герцог.

Он схватил женщину за руку и потащил к двери. Та вопила и отчаянно отбивалась, а со всех сторон Доминика хватали за ноги, кусали и царапали ее дети.

В дверях показалась мощная фигура Грандисона.

— Э, да я ее знаю! — воскликнул он. — Это же Молли Кобб, она у нас на шахте работает! Видать, у бедняжки ум за разум зашел от страха!

Он подхватил визжащую Молли на руки и понес к мосту.

— Джонни! Мой Джонни! — кричала она, извиваясь у него в руках. — Вы отняли у меня мужа, дом, а теперь хотите отнять и сына!

В дверь просунул голову еще один шахтер.

— Ваша светлость, — воскликнул он, — ради бога, скорее! Первую дамбу уже прорвало, если рухнут и остальные, мы отсюда не выберемся!

Кто-то из маленьких Коббов вцепился Нику в ногу.

— Отпустите маму! — отчаянно кричал он. — Не забирайте нас! Здесь остался наш братик!

Ник оторвал малыша от себя и передал шахтеру.

— Здесь еще один ребенок! — прокричал он. — Иди, я за тобой!

Герцог оглянулся вокруг, но в темной хижине ничего нельзя было разглядеть. Трехногий стол, два облезлых стула, на грязном полу у камина свалены какие-то тряпки…

Какое-то чутье подсказало Нику, где искать ребенка. Он опустился на колени и вытащил из кучи тряпья худенького, бледного мальчугана лет пяти. Мальчик был так напуган, что не мог ни кричать, ни шевелиться — просто смотрел на герцога огромными испуганными глазенками, как кролик смотрит на удава.

— Господи, — пробормотал Ник, — чего ты так боишься, малыш? Неужели меня?

Дрожащий ребенок был завернут в какое-то цветастое одеяло. Нет, не одеяло… плащ. Точнее, шотландский плед.

И герцог знал этот плед.

Трижды проклятый зелено-красно-черно-желтый тартан мисс Пенелопы Макдугал.

Мысли завертелись у него в голове с бешеной скоростью. Как и все женщины в поселке, Молли ненавидела Пархема. Плед она могла украсть, когда носила Джонни к доктору Стеку. Если ее повесят… что станется с ее детьми?

Выругавшись сквозь зубы, Ник швырнул плед в дымящийся камин. Не сгорит, так утонет, подумалось ему.

А теперь пора выкинуть из головы посторонние мысли и подумать о том, как выбраться отсюда живым.

Доминик скинул куртку и завернул в нее Джонни. Зловонная мутная вода доходила уже до бедер. От холода ломило ноги. Ник шел быстро, но осторожно, боясь оступиться и уронить мальчика.

Зловещий рокот стал громче — должно быть, прорвало и вторую дамбу.

На мост Доминик взбежал почти бегом.

Жители Пустоши уже толпились на том берегу, дети и несколько женщин сидели на плечах у мужчин. По-видимому, увидев опасность своими глазами, обитатели поселка наконец-то пришли в чувство и начали действовать слаженно и сознательно.

У моста герцога ждал Грандисон.

— Я уж хотел идти за вами! — прокричал он. — Вижу, вы нашли мальчишку!

Доминик протянул ребенка Грандисону. Канат, протянутый над ревущей бездной, натянулся до предела, и герцог чувствовал, что веса двоих мужчин одновременно он не выдержит.

— Иди! — крикнул он. — Я подожду, пока ты не переберешься на ту сторону.

— Нет, ваша милость, — отвечал шахтер, — я вас не брошу! Ведь вы спасли целый поселок! Если с вами что-нибудь случится, я не смогу жить с таким камнем на сердце!

— Не мели чепухи! — рявкнул герцог. — Ты должен спасти ребенка! Это приказ!

Шахтер, поколебавшись, кивнул. В глазах его стояло отчаяние.

Ник посадил ребенка ему на плечи и крепко привязал куском каната.

— Выше голову, малыш! — сказал он, потрепав мальчика по белокурой головенке. — И смотри не наглотайся воды.

Джонни, бледный как полотно, робко кивнул.

— Удачи вам, — хрипло произнес Грандисон и, взявшись за канат, двинулся в обратный путь.

Смертоносный поток доходил ему уже до груди.

— Только не медлите! — крикнул он, обернувшись.

Грандисон шел медленно, с трудом преодолевая напор воды. Несколько раз его отбрасывало в сторону и швыряло на каменные перила моста. Слава богу, мальчик был надежно привязан.

У самой воды столпились несколько человек, среди них — учитель Макдугал, Джек Айронфут и Реджи Пендрагон со своим неизменным чемоданчиком, готовый на месте оказывать пострадавшим первую помощь. Вдова Кобб стояла поодаль от остальных, по колено в ледяной воде, и пронзительные крики ее вторили вою ветра и реву воды.

Едва Грандисон вышел на берег, Молли Кобб бросилась к нему и, словно безумная, вцепилась в мальчика. Учитель вместе с Айронфутом с трудом ее оттащили.

Ник понял, что дольше ждать нельзя. Он взялся за канат и вошел в ледяную воду.

Вода доходила ему уже до плеч. Вся недюжинная сила Ника требовалась ему, чтобы не выпустить канат. Он продвигался медленно, дюйм за дюймом, перебирая руками спасительную веревку. Мимо проносились какие-то огромные бревна. Из плотины, понял Ник, и сердце его сжалось от леденящего ужаса.

Он был уже на середине реки, когда случилось неизбежное. Река взревела, словно зверь при виде добычи; люди на берегу с криком бросились прочь.

Оглянувшись через плечо, герцог увидел, что на него мчится стена грязной коричневой воды. В ней виднелись бревна и вырванные с корнем деревья.

В волнах барахталось что-то белое — Ник понял, что это овца, застигнутая наводнением. Огромное бревно, встав торчком, ударило овцу; она исчезла под водой и больше не появлялась.

Ник не собирался сдаваться. Обдирая руки в кровь и отчаянно работая ногами, он рвался к берегу.

Поздно — мгновение спустя бешеная ярость природы обрушилась и на него.

Он ощутил мощный удар и зашатался, безуспешно ловя ртом воздух. Увы — кругом была только вода.

Канат лопнул и вырвался из рук. Герцога несколько раз перевернуло в воде; потом что-то — может быть, бревно или ветка дерева — ударило его по голове.

И наступила тьма.

25.

К середине дня дождь прекратился, зато подул холодный, пронизывающий ветер. Все население Стоксберри-Хаттона сгрудилось на вершинах трех холмов: Церковного, Вязового и третьего, безымянного холма, когда-то служившего общественным пастбищем.

На этом третьем холме нашли себе укрытие доктор Стек и Софрония. Врач оказался здесь как нельзя более кстати: среди беженцев были беременные женщины, и у двух из них от усталости и пережитого волнения начались роды. Доктор Стек метался от одной роженицы к другой; Софрония, как всегда, спокойная и собранная, помогала ему в качестве медсестры.

Отец Мэри открыл для страждущих церковь и свой дом. Вопреки церковным правилам, он впустил в алтарь замерзших женщин и детей — сейчас преподобному Фенвику было не до соблюдения канонов.

В «Вязах» доктора не было. Реджи Пендрагон вместе с Айронфутом и несколькими конюхами отправился на поиски герцога, которого, как все уже слышали, смыло с моста волной, когда он спасал жителей Пустоши. Мужчины разделились на две поисковые команды и отправились обшаривать берега.

«Дай бог, чтобы хотя бы тело нашли», — говорили между собой слуги и утирали слезы.

Мэри не разрешала себе даже думать об этом. «Он жив, — повторяла она снова и снова. — Он не может умереть. Только не теперь — ведь я еще не сказала ему, что его люблю!»

Впрочем, предаваться отчаянию было некогда. Вместе с миссис Кодиган и Пенелопой Мэри готовила еду для беженцев, грела воду, раздавала одеяла замерзшим, устраивала в доме стариков, больных и маленьких детей — словом, дел было по горло, и тяжелая работа хоть немного отвлекала ее от ужасных мыслей.

Однако совсем отвлечься не удавалось. Снова и снова Мэри вспоминался душераздирающий рассказ шахтера о том, как вырванное с корнем дерево ударило Уэстермира по голове, как он погрузился в воду… и больше уже не вынырнул.

Мэри гнала от себя отчаяние. Она молилась и надеялась.

«Когда все потеряно, остается надежда», — говорил, бывало, отец. Как бы хотела она, чтобы папа сейчас был здесь!

Но Мэри знала, что сказал бы ей преподобный Фенвик: «Мужайся, дитя мое, и помни о своем долге. Сейчас не время предаваться скорби — ты должна помочь людям, которые нуждаются в тебе».

От миссис Кодиган толку было мало: бедная женщина бродила словно во сне и поминутно разражалась слезами. Зато Пенни Макдугал, несмотря на свою хрупкость, трудилась без устали и не позволяла себе ни слова жалобы.

На лужайке перед домом появлялись все новые беженцы; они приносили печальные вести.

Весь город уже скрылся под водой.

Мельник с семьей решил пересидеть наводнение дома; скорее всего вся семья погибла из-за его неразумного решения.

Возле моста у какого-то бедолаги завязла в грязи телега: городской бейлиф подошел, чтобы помочь ее вытащить, и в этот миг набежавшая волна захлестнула и потащила за собой их обоих вместе с телегой. Рабочему чудом удалось зацепиться за какой-то куст и выбраться на берег; бейлифа, по-видимому, уже нет в живых.

Многие беженцы захватили с собой еду, но большинство покинуло дома второпях, не взяв с собой ничего, кроме того, что на них надето. Более запасливые жители охотно делились своей едой с детьми и кормящими матерями.

Около трех часов дня слуга доложил Мэри, что иссякает питьевая вода. В усадьбе было два колодца — один возле кухни, другой на конюшне, но вода в обоих помутнела и приобрела неприятный привкус. Видимо, в колодцы просачивалась взбаламученная наводнением грязь.

Среди беженцев нарастали отчаяние и безысходность; отовсюду слышался плач и причитания. «Что с нами будет?» — спрашивали все. Слуги герцога сохраняли присутствие духа и утешали несчастных как могли. Мэри своими глазами видела, как чопорный и мрачный Помфрет, на лице которого никто никогда не видывал улыбки, делал «козу» какому-то плачущему малышу.

Вдвоем с Пенелопой Мэри водрузила на огонь огромный чугунный котел. Большинство беженцев ничего не ели с утра, и девушки решили сварить на всех овсянку.

Пенелопа с трудом подняла тяжелое ведро и налила в котел воды.

— Он жив, — убежденно говорила она. Разговор шел, конечно, об Уэстермире. — Ты ведь любишь его всем сердцем, правда? Тогда молись и верь, что бог не позволит ему погибнуть. Не позволяй мрачным мыслям взять над тобой верх! Помнишь, что писала об этом Мэри Уоллстон-крафт: «Женщина должна оставаться сильной, даже если всеми вокруг овладело отчаяние».

Мэри тяжело вздохнула. В последние несколько часов любой, кто оказывался с ней рядом, считал своим долгом уверить ее, что герцог Уэстермир наверняка спасся. Мэри понимала, что все эти люди стараются ее утешить, но от их фальшивых улыбок и натужно-бодрых голосов становилось так тошно, что временами ей хотелось кричать.

Пенелопа отправилась в кладовку за мясом. Мэри осталась у огня, ожидая, пока закипит вода в котле.

Сквозь открытую заднюю дверь она заметила, как по лужайке, хромая, пробирается какой-то человек. Мэри не знала его ни по имени, ни в лицо; ей показалось, что это чужак в городе.

На костлявых плечах незнакомца болтался изодранный черный плащ. Лицо словно у мертвеца — серое, осунувшееся, с огромными черными кругами вокруг лихорадочно блестящих глаз. Черные волосы висят спутанными сальными прядями. Когда-то, подумалось Мэри, этот человек был красив яркой южной красотой, но это было много лет назад. Сейчас он больше всего напоминал вампира из той книги, что читала Мэри вчера вечером.

Странный незнакомец сильно хромал, но двигался быстро и уверенно. Обернувшись, он поймал ее взгляд и вдруг свернул к ней.

— Что вам нужно? — поежившись, спросила Мэри.

Он молчал, не сводя с нее странно блестящих глаз.

— Скоро будет готова овсянка. — «Бог свидетель, — подумала Мэри, — этот человек, судя по всему, уже очень давно не ел досыта». — Сэр, вы больны? Если хотите, слуги устроят вас в доме.

Лицо его исказилось в судорожной гримасе, все тело затряслось — не сразу Мэри поняла, что он смеется.

— От тебя мне ничего не нужно, — произнес он хрипло, с сильным иностранным акцентом. — От Уэстермира — другое дело. Он не умрет, пока не заплатит свои долги.

Мэри смотрела на него, открыв рот от удивления. Зловещая, похожая на ворона фигура захромала прочь и растворилась в толпе.


Бледный свет пасмурного дня начал меркнуть, а поисковые команды все не появлялись. Шахтеры, собравшись на лужайке, запели методистский гимн.

«Господь стал человеком и сошел на землю, — старательно выводили они, — чтобы спасти нас, грешных, во тьме и в горести пребывающих…»

Мэри подумалось, что таким песнопениям самое место на похоронах. Нервы ее были так натянуты, что даже слаженные голоса рабочих больно задевали ее слух.

Вдвоем с Пенелопой они раскладывали кашу по тарелкам и носили на улицу. От усталости Мэри еле держалась на ногах: ничего она так не хотела, как пойти наверх, в спальню, рухнуть на постель и наконец-то дать волю слезам.

Она положила черпак и уже хотела сказать Пенелопе, что идет наверх отдохнуть, как вдруг по толпе беженцев пронесся легкий, как будто удивленный ропот.

— Боже мой! — онемевшими губами прошептала Мэри. Она поняла, что означает этот шум, еще до того, как увидела шестерых мужчин, несущих что-то на сложенном одеяле.

С криком она выбежала из кухни и начала протискиваться сквозь толпу. Люди безмолвно расступались, пропуская ее.

Первым увидел ее Реджи Пендрагон, бледный, с измученным, ничего не выражающим лицом. Он встретился с ней глазами и отвернулся. Рядом с ним стоял суровый и мрачный Джек Айронфут.

Перед глазами у Мэри все плыло: словно в тумане, видела она распростертое на одеяле мощное тело, бессильно закинутую голову, отброшенную руку…

Он умер. Лица его товарищей говорили об этом яснее слов.

— Положите его! — приказала Мэри.

По команде Джека носильщики нагнулись и осторожно опустили свою ношу на землю.

— Он совсем холодный, — потерянно пробормотал Реджи. — Как лед. И пульс не прощупывается…

Мэри опустилась на колени. Герцог был обнажен — должно быть, сорвал с себя и одежду, и обувь, пытаясь спастись. Грязная повязка на голове пропиталась кровью. И сейчас он был прекрасен, но холодной, безжизненной красотой мраморной статуи.

Хрипло застонав, Мэри упала на тело. Ледяной холод пронзил ее до костей, и она с ужасом поняла, что обнимает мертвеца.

— Доминик, как ты мог умереть! — сдавленно простонала она. — Я ведь так и не сказала, что люблю тебя! Тебя, а не твои деньги! Я любила бы тебя, будь ты даже последним нищим! Я бы ходила с тобой по дорогам, просила милостыню ради тебя и растила бы твоих детей в самой жалкой лачуге… — Она попыталась встряхнуть его за плечи, но он был слишком тяжел для нее. — Доминик, ты меня слышишь?

И в отчаянии она прильнула губами к его ледяным губам.

Люди стояли вокруг, не шевелясь и не произнося ни слова. Только в заднем ряду громко всхлипывала какая-то женщина. Кто-то из перемазанных грязью спасателей хотел поднять Мэри и отвести прочь от тела, но Джек Айронфут молча и сурово покачал головой.

И вдруг Мэри подняла голову. На измученном лице ее отражалось изумление и недоверие. Она обвела глазами толпу, и почти безумный взгляд ее остановился на Джеке Айронфуте.

Тот мгновенно понял, что это значит.

— Зеркало! — приказал он громовым голосом. — Эй вы, прекратите выть и дайте зеркало!

Несколько человек побежали в дом, но, по счастью, у одной работницы в кармане нашелся осколок зеркала.

— Дайте мне, — потребовал немного приободрившийся Реджи Пендрагон. Он опустился на колени и поднес зеркало к холодным губам Уэстермира.

Тишина воцарилась на холме — такая тишина, что слышно было, как шелестит ветер в древесных кронах. Наконец врач оторвал зеркальце от губ умирающего.

— Ничего, — произнес он и приложил зеркало снова.

Еще несколько томительных минут.

— Есть! Он дышит, клянусь богом, дышит! Но как слабо…

— Поднимите его с земли и несите в дом, — приказал Джек Айронфут. — Да расступитесь же, дурачье!

Мужчины, стоявшие ближе, приподняли герцога за плечи. Голова его безвольно болталась, мокрые пряди волос прилипли к лицу, но те, кто стоял ближе, ясно видели, как вздымается и опадает его грудь.

— Надо его укрыть! — воскликнула Мэри и сама бросилась в дом за одеялом.

Уэстермир открыл глаза, попытался поднять голову…

И в этот миг от толпы отделилась зловещая черная фигура с пистолетом в руке.

Убийцу никто не видел — все внимание толпы было обращено на герцога, — но Джек Айронфут, словно ведомый шестым чувством, обернулся и увидел, как безумец в черном плаще целится герцогу в сердце.

Убийца стоял слишком далеко — Айронфут не мог броситься на него или выхватить пистолет. Оставалось одно — закрыть герцога своим телом.

Грянул выстрел, и Джек пошатнулся, схватившись за плечо. Между пальцами у него брызнула алая кровь. Послышался истошный женский визг; мужчины озирались, не понимая, что произошло.

— Унесите его светлость! — громовым голосом приказал Джек Айронфут и бросился следом за убийцей.

Тот уже бежал по лужайке, на ходу перезаряжая пистолет. Похоже, он рассчитывал скрыться за домом и незаметно улизнуть.

В это время Пенни Макдугал выходила из кухни с котелком в руках. В котелке дымились остатки каши. Увидев бегущего человека с пистолетом и Джека, который мчался за ним, зажимая рану рукой, Пенни быстрее остальных сообразила, что происходит. Глаза ее расширились от ужаса.

— Как вы смеете стрелять в мистера Айронфута! — воскликнула младшая из «неразлучных».

Кто бы мог подумать, что наивная и робкая Пенни Макдугал, которую подруги никогда не принимали всерьез, сумеет обезвредить опасного преступника? Однако именно она бросилась негодяю наперерез и, отчаянно завизжав, опрокинула ему на голову котелок с кашей.

Человек в черном дико завопил, когда горячая каша потекла у него по лицу. Смертоносное оружие выскользнуло из его руки и упало в траву. Джек Айронфут подхватил пистолет и только после этого позволил себе опуститься наземь и потерять сознание.

Пенни бросилась к нему.

— Мистер Айронфут, милый мистер Айронфут, — восклицала она, — неужели вы серьезно ранены? Я этого не переживу! Что бы там ни говорила Мэри Уоллстонкрафт о женской смелости и силе духа, а я сегодня перенесла столько волнений, что на всю жизнь хватит!

26.

— Чтобы осушить шахту, потребуется целый год, — заметил Том Грандисон, — а может, и все два. Точно сказать не могу, ваша светлость, ведь ни разу еще не случалось, чтобы наводнение затопило шахту целиком.

Он неловко заерзал на стуле.

— Это значит, что у наших шахтеров целый год не будет работы. А если вспомнить, что во время наводнения многие из них, особенно в Пустоши, потеряли дома…

— Об этом трудно забыть, — поморщившись, заметил Доминик и осторожно потрогал повязку на голове. — Но я не жалею о гибели Пустоши — по-моему, туда и дорога этому рассаднику заразы. Честное слово, такой вони, как там, я не встречал даже в Египте!

Реджи Пендрагон строго-настрого приказал герцогу оставаться в постели, по крайней мере, до свадьбы. Но таков уж был характер герцога Уэстермира, что без дела он не мог провести ни дня. Вот и сейчас на коленях у него лежала ореховая доска для письма, а на ней — блокнот, перо и бутылочка чернил, которая, к ужасу и отчаянию миссис Кодиган, то и дело опрокидывалась и проливалась на простыни. Вокруг были в беспорядке разбросаны книги и бумаги.

— В любом случае, — продолжал герцог, — нам предстоит большое строительство. Люди получат работу по крайней мере на год. А затем… почему бы нам не организовать железнодорожный завод?

— Железнодорожный, ваша светлость? — изумленно повторил Том Грандисон. — О чем это вы?

— Ах да, ты ничего об этом не слышал, — вспомнил Доминик. — Будь другом, Грандисон, налей мне чашку чаю. И себе тоже.

Том послушно повернулся к столу.

— Так вот, — снова заговорил Доминик, — ты много лет проработал в шахте и знаешь, насколько удобнее возить вагонетки по рельсам, чем по голой неровной земле. До сих пор для перевозки угля использовались люди или пони, однако несколько лет назад человек по фамилии Стивенсон изобрел самоходную машину для перевозки грузов по рельсам, которую назвал локомотивом или паровозом. Эту штуку он предлагает использовать не только в шахтах, но и на поверхности земли: проложить по всей Англии рельсовые дороги и пустить по ним поезда, пассажирские и грузовые. Сейчас вопрос о железных дорогах обсуждается в парламенте: не сомневаюсь, что он встретит всеобщее одобрение. А поскольку фабрика в Стоксберри-Хаттоне уже много лет производит рельсы и вагонетки, — с торжеством закончил он, — ей будет совсем нетрудно переключиться на рельсы большего размера и вагоны для поездов!

С этими словами Ник взял со стола кусок хлеба, положил на него сыр, оливку и накрыл сверху другим куском.

— Граф Сандвич уверяет, что именно он изобрел такой двусторонний бутерброд, — заметил он. — Врет, по обыкновению. Но не удивлюсь, если скоро бутерброд о двух ломтях станет называться по его имени сандвичем.

— Ваша светлость, — нерешительно заговорил Грандисон, — я очень польщен вашим доверием, но ведь я ничего не знаю об этих… железных дорогах! Не лучше ли вам нанять опытных инженеров и изложить свои планы им…

— Чушь и ерунда! — отрезал герцог с полным ртом. — Не преуменьшай свои способности, Грандисон. Ты умный и талантливый человек, тебе не понадобится много времени, чтобы во всем разобраться. Не забудь, мы с тобой вместе смотрели смерти в лицо, и я видел, что ты способен на многое. Бог свидетель, ты на голову выше этого жулика и развратника Пархема! Решено: я назначаю тебя главным управляющим будущего завода.

— Ваша светлость, — воскликнул шахтер, — не могу выразить, как я благодарен вам за такую честь, но…

— Значит, согласен, — прервал его Ник. — Отлично. Ты займешься производством рельсов и вагонов, а у меня освободится время для исследований по криминалистике.

— Но, ваша светлость, — из последних сил взмолился Грандисон, — у меня есть и другие обязанности, я проповедую в методистской церкви…

— Ах да, об этом я и забыл! — беспечно ответил Ник. — Ничего страшного, поговорю с твоим епископом. У методистов ведь есть епископы?

— Есть, — вздохнул шахтер.

— Объясню епископу ситуацию и попрошу, чтобы он назначил в местный приход второго священника. Скажу ему, что от тебя зависит благосостояние рабочих всего Стоксберри-Хаттона, и, не сомневаюсь, он охотно даст согласие.

В первый раз за время разговора Грандисон широко улыбнулся.

— Наш епископ будет просто счастлив, ваша светлость, ведь он всей душой болеет за бедняков! Но…

Послышался стук в дверь, и на пороге спальни показался Краддлс.

— Кстати, я кое-что вспомнил, — торопливо добавил Ник. — Моя невеста мисс Фенвик, с которой мы скоро встретимся, разработала программу эмиграции для безработных. Я собираюсь оплатить переезд бедняков, которые не могут найти работу в Стоксберри-Хаттоне, в Америку, Канаду и Австралию, где рабочих рук не хватает.

— Очень великодушно с вашей стороны, ваша светлость, — радостно ответил Грандисон. — А как люди-то будут довольны!

Камердинер подошел к кровати и помог герцогу подняться на ноги. Герцог пошатнулся и оперся на плечо верного слуги: он еще не оправился от раны.

— Здорово же меня потрепало! — проворчал он, сильно побледнев. — Хорошо, что здесь нет Пендрагона — он начал бы квохтать надо мной, как наседка. Знаешь, Краддлс, хоть сегодня и моя свадьба, но придется обойтись без фрака. Просто дай мне свежую ночную рубашку и какой-нибудь халат посимпатичней.

— Осмелюсь рекомендовать вам, ваша светлость, — невозмутимо ответил камердинер, — алый халат венецианского бархата с вышивкой золотом и такие же шлепанцы. С вашего позволения, идеальный наряд для жениха.

С помощью камердинера герцог стянул с себя ночную рубашку и, тяжело дыша, оперся о прикроватную тумбочку. Мускулистое тело его было сплошь покрыто синякам» и ссадинами.

Грандисон мысленно возблагодарил бога за чудесное спасение герцога из водной пучины.

— Так вот, — продолжал Ник, — в списке эмигрантов значится вдова Кобб, Молли Кобб, с шестью или семью детьми. Пожалуйста, обрати на нее особое внимание. Позаботься о том, чтобы эта семья уехала как можно скорее и как можно дальше, лучше всего — в Австралию.

— Хорошо, ваша светлость, — ответил Том Грандисон и, достав из кармана измятый листок бумаги, нашел в нем фамилию Кобб и поставил против нее пометку: «Австралия».

Это лучший выход, думал герцог. В Австралии для Молли и ее старших детей непременно найдется работа. Сухой и жаркий австралийский климат поможет выздороветь малышу Джонни.

И, разумеется, на другом конце света никто не станет интересоваться тем, какое отношение имеет Молли Кобб к убийству приказчика в далекой Англии.


Просторная гостиная звенела от смеха и радостных девичьих голосов. Пенни, Софрония, миссис Кодиган и две молоденькие горничные суетились вокруг Мэри, помогая ей одеваться. Сегодня, в день свадьбы, она в первый раз увидела розовое свадебное платье работы мадам Розенцвейг, привезенное герцогом из Лондона.

Миссис Кодиган зашнуровала корсаж, и Пенни и Софрония отступили, чтобы полюбоваться на подругу.

— К этому платью пошел бы шлейф, — критически заметила Софрония.

— Софи, ты же ненавидишь модные наряды! — рассмеялась Пенелопа.

— Вообще-то да, но раз уж нашей подруге приходится выходить замуж…

— Ты по-прежнему считаешь замужество непростительным грехом? — улыбнулась Мэри. — Но ведь и Мэри Уоллстонкрафт в конце концов нашла счастье в законном браке!

— Конечно! — поддержала ее Пенни. — Не слушай ее, Мэри, по-моему, все это ужасно романтично! Подумать только, герцог сам рассказывал, что мысль о тебе помогла ему выжить! Что в бушующей пучине перед ним вдруг встало твое лицо, и он понял, что не сможет умереть, пока не назовет тебя своей!

Мэри только усмехнулась в ответ. Пенни, как обычно, принимает свои романтические фантазии за реальность.

Ночью после того страшного дня, в постели, при свете свечи, Уэстермир рассказал Мэри о своем чудесном спасении. Он тонул, мысли его путались после страшного удара, силы слабели с каждой секундой, намокшая одежда тянула ко дну. Доминик понимал, что гибель близка. Он вспомнил о своей возлюбленной, понял, что никогда больше ее не увидит, не сожмет в объятиях, не назовет своей женой, — и мысль эта наполнила его отчаянием. Он уже готов был прекратить борьбу за жизнь, как вдруг…

Как вдруг сообразил, что умирает, не оставив наследника. А значит, после его смерти титул перейдет к кузену Невиллу, сыну тетушки Бесси — отъявленному пьянице и картежнику, человеку в высшей степени недостойному.

И все вернется на круги своя. В Стоксберри-Хаттон явится новый приказчик, едва ли лучше покойного Пархема. Надежды бедняков рухнут; уделом их навсегда останется безрадостное, нищенское существование. Неоконченными останутся и научные труды Уэстермира. И много лет пройдет, прежде чем расследование преступлений в Англии встанет на новую, строго научную основу…

Эта мысль придала Доминику сил. Сверхъестественным усилием он сбросил одежду и, преодолевая бушующий поток, поплыл к берегу. Ледяная вода обжигала его тело, ноги сводило судорогой, но каким-то чудом он сумел добраться до отмели, выполз на берег — и потерял сознание.

Признание до смешного честное, думала Мэри. Не слишком приятно сознавать, что работа и обязанности старшего в роду всегда будут стоять для мужа на первом месте, но с этим Мэри могла примириться. Она ведь и сама знала, что такое увлечение любимым делом. Зато теперь могла не сомневаться: рядом с ней человек, который никогда и ни в чем ей не солжет. Не всякая женщина может похвастаться абсолютно правдивым мужем.

А это означает, думала Мэри, что между нею и Домиником существует не только любовь, но и доверие и уважение, о которых она столько читала в книгах Мэри Уоллстонкрафт.

— Какое счастье, — восторженно продолжала Пенни, — что он не утонул и не погиб от рук того сумасшедшего испанца! И как храбро поступил мистер Айронфут — как настоящий герой, заслонил герцога своим телом! И как по-рыцарски повел себя герцог, когда объявил, что хочет жениться на тебе как можно скорее, даже не дожидаясь, пока оправится от ран!

Миссис Кодиган подала Мэри драгоценный золотой венец, украшенный бриллиантами и топазами, — фамильную драгоценность Уэстермиров. В роскошном наряде, с прической в греческом стиле и в венце Мэри выглядела настоящей королевой.

— Ты недооцениваешь себя, Пенни, — заметила она. — Настоящая героиня — это ты. Если бы ты не опрокинула на этого безумца овсянку, он бы сумел скрыться и, пожалуй, решился бы на вторую попытку. И снова Джеку пришлось бы не спать ночами, охраняя герцога… А теперь он свободен и может на тебе жениться.

— О, мисс, неужели это правда? — всплеснула руками горничная. — Мистер Айронфут и вправду сделал вам предложение?

Дочь учителя опустила глаза. Щеки ее полыхали, словно маков цвет.

— Мистер Айронфут поговорил с моим отцом, — еле слышно ответила она. — Сказал, что он не беден, что у него есть титул сквайра и поместье в Шропшире — правда, очень маленькое. И попросил моей руки. Папа рассказал об этом мне, а я… я обещала подумать.

— Он отважный и благородный человек, дорогая моя, — вмешалась миссис Кодиган. — Правда, хитрец ужасный — и неудивительно, ведь на войне он служил в отряде у его светлости разведчиком и изучил все шпионские штучки. Ну и еще, как любой военный, он любит прихвастнуть, перекинуться в картишки, а иной раз такие словечки отпускает, что хоть уши затыкай! Но не такие уж это страшные грехи; и не сомневаюсь, мисс Макдугал, что лаской да добрым словом вы нашего Джека скоро приручите.

— Он очень добрый и умный! — с жаром ответила Пенни. — Я рассказывала ему об учении Мэри Уоллстонкрафт, и он согласился, что это великая женщина. Сказал, она очень похожа на его покойную матушку.

— А вы, мисс Стек? — поинтересовалась у Софронии другая горничная. — Обе ваши подруги выходят замуж, нехорошо вам от них отставать!

Софи только загадочно улыбнулась в ответ.

— Посмотрим, — ответила она. — Но я тоже собираюсь изменить свою жизнь. И для начала дождусь цыган.

— Что?!

— Подожду до конца весны, когда в Стоксберри-Хаттон вернутся цыгане. Я хочу познакомиться с народом моей матери, понять, чем она жила, во что верила, что любила. Может быть, это поможет мне лучше разобраться в самой себе.

— Ах, мисс, не ходили бы вы в Воинский лес! — вздрогнув, заметила миссис Кодиган. — Не зря говорят, что там нечисто! Вот молодого мистера Пархема убили прямо посреди леса, а мы так и не знаем, кто это сделал. Наверно, никогда и не узнаем.

— Кто бы это ни был, он оказал городу большую услугу, — отозвалась молоденькая горничная.

— Да, это настоящая тайна, — пробормотала Мэри.

Сама-то она все знала — герцог рассказал ей, как нашел злосчастный плед в лачуге у Молли Кобб.

Девушка понимала, что несчастную женщину толкнули на убийство долгие годы нищеты и унижений. Она жалела вдову и искренне радовалась, что теперь ей и детям представилась возможность начать новую жизнь.

В дверь гостиной постучали.

— Его светлость герцог Уэстермир спрашивает, готовы ли вы, мисс Фенвик, — раздался за дверью голос лакея.


Шафером по обоюдному желанию жениха и невесты стал Джек Айронфут, но. поскольку он еще не вставал с постели, церемонию было решено провести в спальне для гостей. Там, перед импровизированным алтарем, уже ждал новобрачных преподобный Эусебиус Фенвик.

По сторонам от алтаря толпились гости: доктор Стек, учитель Макдугал, Реджинальд Пендра-гон, Том Грандисон и, конечно, верные слуги герцога — миссис Кодиган, старик Помфрет, испанец Мануэль, Краддлс и многие-многие другие.

Шафер возлежал высоко на подушках, окидывая комнату орлиным взором. Он был бледен и заметно похудел, но держался бодро.

Уже у самых дверей Ник, несмотря на протесты доктора Пендрагона, сдернул с головы повязку и пригладил волосы руками.

— Достаточно и того, что я стою пред алтарем в халате и домашних тапочках, — заметил он, — но венчаться с забинтованной головой — это уж слишком!


Двери спальни распахнулись, и вошла невеста. Жених поднялся ей навстречу: он был очень бледен и выглядел таким больным, что Мэри хотела уже предложить ему руку для поддержки… однако шестое чувство подсказало ей, что герой минувшей войны скорее рухнет без чувств, чем согласится на глазах у старых товарищей опереться на руку женщины.

«А он ведь и вправду настоящий герой!» — с восторгом думала Мэри. До самых последних дней она и не подозревала, что уже несколько лет герцогу Уэстермиру угрожала смертельная опасность.

Безумного убийцу, от рук которого Доминик едва не погиб, звали маркиз Фернандо Альба-и-Гарсия. Этот богатый и знатный испанец во время артиллерийского обстрела потерял жену, сына и трех дочерей. Все его состояние погибло в огне; сам он был тяжело ранен и чудом выжил, но остался калекой. Каким-то образом ему удалось узнать, что приказ стрелять по городу отдал молодой английский капитан Доминик де Врие.

После этого у безумца осталась одна цель в жизни — месть.

Мэри было жаль испанца, но какое счастье, думала она, что он схвачен и больше не сможет угрожать жизни ее любимого!

Преподобный Фенвик занял свое место у алтаря. Вперед вышли подружки невесты — Софрония и Пенелопа. Обе они были в выходных платьях, обе распустили волосы и украсили их цветами. Вместе они представляли прелестную и трогательную картину.

— А где кольцо? — громким шепотом спросил жених.

Шафер ухмыльнулся и достал из-под подушки золотое кольцо.

— Братья и сестры, — начал преподобный Фенвик, — мы собрались здесь, чтобы соединить этого мужчину и эту женщину…

Мэри, занятая своими мыслями, почти не вслушивалась в слова венчального обряда.

Прошедшие несколько месяцев не прошли даром для всех трех подруг. Юные мечтательницы впервые столкнулись с реальной жизнью, непохожей на ту, что открывалась им на страницах книг. В первый раз каждая из трех девушек всерьез задумалась о том, кто она и чего хочет от жизни. Теперь пути «неразлучных» должны разойтись.

Пенелопа уезжает в далекий Шропшир, где станет любящей женой Джека Айронфута, нежной матерью своих будущих детей и хозяйкой клочка земли, гордо именуемого поместьем. Наверно, это все, что нужно ей для счастья.

Софрония поняла, что напрасно таила от мира свою цыганскую душу, горячую, страстную и мятежную. Вряд ли из нее получится благовоспитанная чопорная леди. А что получится… Подождем — увидим.

Но самые невероятные приключения и самая необыкновенная судьба выпала на долю Мэри. Через несколько минут она станет герцогиней Уэстермир, женой бесстрашного воина, гениального ученого и самого замечательного человека на свете.

Вместе их ждут долгие годы безоблачного счастья — дни, проводимые в научных занятиях или философских беседах, и ночи, полные огня, страсти и нежности.

У них обязательно будут дети — статные черноволосые сыновья и дочери с золотистыми кудрями и синими, как южное небо, глазами. Маленькие Уэстермиры будут талантливы, как отец, безоглядно отважны, как мать, а ум, великодушие и самоотверженность унаследуют от обоих родителей.

Раз или два во время церемонии герцог бледнел и тяжело опирался на руку невесты. Мэри бросала на него встревоженные взоры, но озорной взгляд его черных, как ночь, глаз успокаивал ее.

«Ради тебя, любимая, — говорили его глаза, — я пройду через любой ад, даже через это трижды проклятое венчание, которое, похоже, никогда не кончится!»

«Как я люблю его! — думала Мэри. — Боже правый, как же я его люблю!»

И в этот миг, словно угадав ее мысли, герцог вдруг повернулся к ней, сжал в объятиях и прильнул к устам в пламенном поцелуе.

— Кольцо, пожалуйста, — попросил шафера священник.

Джек протянул кольцо сияющей Пенелопе. Та передала его своему отцу, а тот — преподобному Фенвику.

Пастор кашлянул, чтобы привлечь внимание новобрачных.

— Возьмите кольцо, — заговорил он, — и повторяйте за мной: «Этим кольцом венчаю тебя…»

— Милая, как я тебя люблю! — прошептал Ник своей невесте.

— Знаю, любимый! — едва слышно выдохнула Мэри.

Это было все, что она хотела услышать.


home | my bookshelf | | Прелестная сумасбродка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу