Book: Маленькие женские хитрости



Еникеева Диля

Маленькие женские хитрости

Диля ЕНИКЕЕВА

МАЛЕНЬКИЕ ЖЕНСКИЕ ХИТРОСТИ

Диля Еникеева - кандидат медицинских наук, известный врач-психиатр, автор 36 научно-популярных книг и бесспорный авторитет в области психологии взаимоотношений мужчины и женщины. Ее энциклопедии о сексуальных тайнах были первыми книгами на "запретную" тему и сразу стали бестселлерами. Автор и сейчас осталась верна себе, став основоположницей нового жанра. Чувственный детектив - это сеанс эротического и психологического самопознания. Это легкий остроумный стиль, искроментный юмор, романтическая любовь и утонченная эротика. Это смехотерапия и положительный эмоциональный настрой.

Серия ЖЕНЩИНЫ МОГУТ ВСЕ

Новый жанр современной отечественной литературы!

ЧУВСТВЕННЫЙ ДЕТЕКТИВ!

Бесподобный коктейль из детектива, эротики, юмора, психологизма, остроумного стиля, созданный известным сексологомОснова жанра многогранность чувств. Вся наша жизнь - чувства: любовь, ревность, обида, месть, чувственность, эротика и, разумеется, чувство юмора.

Уже ясно, что автор попал в десятку, так как эти книги появились в списке бестселлеров. Еще бы! Здесь нет надуманных ситуаций и инфантильных персонажей, а показана психология людей через призму эксремальных событий и в обычной, в том числе сексуальной жизни.

Автор придерживается профессионального принципа: читатель должен и сопереживать героям, и смеяться, и отдыхать душой, и закончить чтение с легким чувством. Это сеанс эротического и психологического самопознания. Это легкий остроумный стиль, искроментный юмор, романтическая любовь и утонченная эротика. Это смехотерапия и положительный эмоциональный настрой.

Романы Дили Еникеевой нравятся людям, потому что все ещё можно верить в себя и надеяться, что завтра мы будем жить лучше. И еще: они довольно смешные, а смех, как известно, лечит все беды. Наконец, в условиях всеобщего бардака и полного цинизма в них присутствует светлая идея и оптимизм героев.

"Ex Libris НГ"

Читаешь на одном дыхании, оторваться невозможно, пока не перевернешь последнюю страницу. А когда закроешь книгу - жалко, что она уже закончилась.

"Общественное радио России"

Мужчинам будет приятно прочитать о женщинах, которые удачливы в бизнесе, но при этом всегда свободны для интрижек, которые не ждут после секса признаний в любви, а затем самостоятельно добираются домой на личном авто.

"Ваш досуг"

За дело Диля Еникеева берет резво, совсем не по-дамски. Закручено лихо, написано бойко. И то сказать - автор психолог-профессионал. В общем, может все!

"Литературная газета"

Любовь - тот же детектив: улики, версии, доказательства, разоблачения. Приплюсуйте к этому криминальную интригу и получите детектив в квадрате. Именно так поступила кандидат медицинских наук психолог Диля Еникеева. Получилась взрывоопасная смесь.

"Собеседник"

Диля Еникеева стала писать в довольно оригинальном жанре, который можно обозначить как эротический детектив. Конечно, от данного факта можно было бы отмахнуться - разве мало сейчас появляется новых книг? - если бы не одно обстоятельство. Тома в серо-розовой обложке раскупаются молниеносно, как горячие пирожки на морозе, причем половину читательской аудитории составляют мужчины.

"Ваш досуг"

Романы заслуживают внимания. Само по себе интересно, что написаны они кандидатом медицинских наук, профессиональным психологом. Так что романы пресратились в пособие. Проситал - и даешь консультации своим знакомым по проблемам их личной жизни. Только, главное, не забыть про свою собственную.

"Ex Libris НГ"

Оригинальная серия "Женщины могутвсе" парадоксальным образом сочетает в себе интригу, эротику, юмор и психологический ликбез.

"Ваш досуг"

Постоянная гостья нашей передачи "Рецепты хорошего настроения" Диля Еникеева, которую радиослушатели уже хорошо знают, написала а-агромное количество книг по психологии и, что ещё интереснее, - цикл детекьтвно-любовно-эротических романов. Сама зачитываюсь ими и не могу удержаться от смеха, а иронично-афористичные фразы главной героини запоминаю и одариваю ими своих знакомых. Многие прикольные фразы из этих романов уже стали крылатыми. Судя по звонкам радиослушателей, книги им тоже пришлись по вкусу, и они с нетерпением ждут новых. Очень рекомендую прочесть - посмеетесь, а в нашей теперешней жизни можно выжить только с помощью юмора.

"Общественное радио России"

У меня были поначалу, первые страниц 50, довольно странные ощущения. И вдруг я понял, что это действителньо интересно, анализируются какие-то механизмы общения именно с психологической точки зрения, что это полезно и может пригодиться каждому.

"Ex Libris НГ"

Посвящается

Моему любимому отцу, профессору Дэрду Галеевичу Еникееву, одному из корифеев психиатрии и замечательному человеку.

В последнее время все больше входят в моду лисьи шубы. Хитрые эти лисицы!

Станислав Ежи Лец

Он притормозил возле подъезда своего дома, поставил машину на сигнализацию, вошел в подъезд и стал подниматься по лестнице - физических нагрузок и так мало, дел невпроворот, так хотя бы минимальный тренинг.

Открыв обе двери своей квартиры, хозяин замер на пороге, успев лишь изумленно выговорить:

- Ты?!!!

И прозвучал выстрел.

За два месяца до убийства

Регина повернула ключ в замке зажигания и чертыхнулась - опять машина не заводится. Давно пора купить собственные колеса, но она считала, что тратить немалую сумму, выдернув из оборота, когда её стаж в качестве бизнес-леди всего два месяца, - отдает новорусскими замашками. У её матери, Серафимы Николаевны Новицкой, возглавляющей юридический отдел "Атланта", старенький "пежо", они с дочерью обычно приезжали в офис вместе, благо живут вдвоем. Обе почти весь день проводили в своих служебных кабинетах, а для разъездов Регина брала старичка-"пежо". Приобретать абы что ей не хотелось, - она мечтала о хорошей машине.

У каждого автомобиля свой норов, а у подержанного - тем более. Серафима Николаевна умудрялась справляться, порой уговаривала свой "пежо": "Ну, миленький, не капризничай", - а Регина чувствовала себя за рулем машины матери неуютно, как в чужой квартире, от которой дали ключи на часок.

- Вам помочь? - услышала она приветливый мужской голос и повернула голову. Возле дверцы стоял симпатичный немолодой мужчина с серебряными висками, придававшими ему благородный вид. Девушке всегда нравились мужчины в возрасте, и незнакомец был как раз в её вкусе.

- Помогите, если получится, - ответила она.

- А в чем проблема?

- Не знаю. Не заводится.

- Давайте попробую я. Эту модель я хорошо знаю, раньше у меня тоже был "пежо".

Регина перебралась на правое сиденье, а её добровольный помощник открыл дверцу и на место водителя. Но его попытки тоже оказались безуспешными. Ни слова не говоря, он вышел из машины, открыл капот, некоторое время копался там, но минут через десять развел руками:

- Увы, я бессилен. В качестве компенсации за то, что не сумел помочь, готов отбуксировать вас в автосервис. - Он кивнул на стоящий невдалеке темно-синий "сумбару". - Сейчас достану трос.

- Не надо, - остановила его Регина. - У меня нет на это времени. Лучше доеду на такси.

- Тогда готов доставить вас в любое место, какое пожелаете.

У неё мелькнула мысль, что добровольный помощник производит впечатление делового человека, и вряд ли у него есть время на шоферские обязанности, но Регина отмахнулась от ненужных сомнений. К вниманию мужчин ей не привыкать, и даже если незнакомец избрал её в качестве объекта ухаживаний, - почему бы и нет? Полгода назад муж Регины погиб1, вдове пришлось ускоренными темпами осваивать премудрости бизнеса, на любовные интрижки времени не оставалось, а ей всего двадцать шесть.

- Буду признательна. - Регина обворожительно улыбнулась. Флиртовать так флиртовать!

- Тогда позвольте представиться - Семен Михайлович. - Новый знакомый склонил голову, ожидая её ответа.

- Очень приятно. Регина Новицкая, - не заставила себя ждать девушка.

- Судя по всему, вы трудитесь в этой фирме? - спросил он, открыв правую дверцу и кивком показав на трехэтажный особняк, в котором располагался офис "Атланта".

- Тружусь, - кивнула она, подавая ему руку.

- И в каком качестве, если не секрет?

- Делопроизводитель, - ответила Регина с легкой усмешкой, исподтишка наблюдая за реакцией собеседника, но в его лице ничего не дрогнуло.

Ее дорогой деловой костюм, туфли и сумочка в тон из крокодиловой кожи явно диссонировали с названной должностью, но "пежо" - древний, так что пусть новый знакомый поломает голову, как ей удалось приобрести свой туалет на оклад низкооплачиваемой служащей.

Семен Михайлович подвел девушку к своей "сумбару" и помог сесть, потом занял место за рулем и вопросительно посмотрел на пассажирку. Та назвала адрес, он кивнул и завел двигатель.

Регине нравилась немногословность спутника. Правда, Семен Михайлович проявил преждевременное любопытство, спросив о месте работы, но ответ не прокомментировал, и это ему в плюс. Трудно сказать, поверил ли он, выражение его лица оставалось вежливо-бесстрастным, - но то, что воздержался от дальнейших расспросов и не перевел разговор во фривольно-фамильярную тональность, которую частенько подпускают богатые господа в общении с девушками невысокого социального статуса, - ей импонировало.

Почти половину пути они проехали молча, и Регина терялась в догадках то ли Семен Михайлович утратил к ней интерес, узнав, что его новая знакомая лишь мелкая служащая, то ли у него нет опыта случайных знакомств, то ли не может найти подходящей темы для непринужденной беседы. Она тоже не собиралась проявлять инициативу. Если для него столь значим социальный статус, значит, мужичок с амбициями, а ей такие несимпатичны.

"Откуда он узнал, что я работаю в "Атланте"? - задумалась девушка, искоса поглядывая на спутника.

От момента, пока она вышла из офиса и до того, как он подошел к "пежо", прошло не менее пятнадцати минут. Значит, все это время Семен Михайлович сидел в своей машине и наблюдал за входом в "Атлант"? А потом за тем, как незнакомка, раздраженно чертыхаясь, снова и снова пытается завести машину? Зачем респектабельному господину, - а его социальный статус не вызывал сомнений, - сидеть без дела возле офиса чужой фирмы, пялясь на дверь?

"Похоже, я становлюсь подозрительной", - подумала Регина. - Сказалась недавняя ситуация, когда я была под следствием".

- Как вы отнесетесь к предложению угоститься, скажем, чашечкой кофе? наконец прервал молчание Семен Михайлович.

- В целом положительно, - улыбнулась она, мысленно отметив: "Ну наконец-то разродился!" - Но сейчас я спешу.

- Тогда перенесем все на вечер и немного расширим программу. - На её вопросительный взгляд - не слишком ли он торопит события? - спутник с улыбкой пояснил: - Я всего лишь имел в виду ужин.

- Приглашение принимается, - кивнула девушка.

- Куда за вами приехать?

Самостоятельная Регина, типичная представительница нового поколения эмансипированных деловых дам, уже намеревалась заявить, что сама доедет, но, вспомнив, что "пежо" не на ходу, передумала и ответила:

- К офису "Атланта".

- А вам ещё нужно вернуться на работу?

- Да, я всего лишь выполняю курьерские обязанности. - Регина посмотрела на него с легкой усмешкой. Семен Михайлович повернул голову, и в его взгляде она ничего не прочла - видимо, его устраивал вечер и в обществе курьерши, главное, что та хороша собой.

"Он меня разочаровывает, - с неудовольствием отметила девушка. Неужели это всего лишь любитель смазливых мордашек?.. Но для того, чтобы поймать красотку на вечерок, вовсе не обязательно так сложно обставляться... Если Семен Михайлович не скупится на ужин в ресторане, то обзавестись постельной партнершей для него не проблема. Почему же он торчал возле нашего офиса целых четверть часа?.."

Семен Михайлович довез Регину до офиса фирмы "Омега", где ей предстояли деловые переговоры, они договорились, что к семи он подъедет к офису "Атланта", и потенциальный ухажер отбыл, сказав на прощание:

- С нетерпением буду ждать вечера.

Девушка молча кивнула, взбежала по ступенькам ко входу, а потом, делая вид, что разговаривает с охранником, незаметно следила, как её новый знакомый разворачивается в тесном дворе, густо напичканном иномарками.

"Машина у него редкая, стоит немалых денег, - размышляла она. - Кто же он? Внешне похож на преуспевающего бизнесмена, но не станет деловой человек тратить драгоценное время, чтобы покопаться в моторе чужого дряхлого автомобиля, а потом подвезти случайную знакомую. Сам отнюдь не урод, как раз наоборот, симпатичен, так что проблем с прекрасным полом у него наверняка нет. Да и вообще у современных мужчин с тугой мошной таких проблем не существует. Зачем же ему нужно было тратить столько времени на меня?"

В любовь в первого взгляда девушка не верила. Не верила и в то, что одетый в тысячедолларовый костюм господин на "сумбару" сильно впечатлится, увидев вышедшую из офиса молодую привлекательную женщину.

Но Регина Новицкая не была трусихой. В этом случайном знакомстве присутствовала интрига, и она решила во что бы то ни стало выяснить, чем же так заинтересовала Семена Михайловича, даже не назвавшего своей фамилии и не предложившего свою визитную карточку, - а все деловые непременно суют при знакомстве свои тисненые золотом визитки.

На авантюриста Семен Михайлович не похож, на искателя любовных приключений тоже. Так кто же он такой?

Ровно в семь вечера того же дня Регина вышла из своего кабинета и заперла дверь. По правилам хорошего тона даме позволительно опоздать не более, чем на семь минут. Мчаться рысью на первое свидание и прибыть точно в назначенное время означает выказать свое нетерпение, что для женщины её статуса и возраста непозволительно. Она выйдет из офиса ровно в семь минут восьмого - все по неписаному сценарию.

Семен Михайлович уже ждал её, стоя возле своей "сумбару" с букетом роз. Увидев Регину, он с улыбкой пошел ей навстречу.

Сотрудники "Атланта" разошлись по домам в шесть часов. Регина намеренно назначила встречу на семь и не боялась, что её кто-то увидит. Да и не от кого ей прятаться. Свободная женщина, вдова, новый знакомый производит положительное впечатление, ей нечего стыдиться. Охранники наверняка его заметили, - и что с того? - даже если потом будут перешептываться. Слухи Регину никогда не волновали, она с девичьих лет привыкла, что о ней сплетничают, как и о любой яркой личности.

Вместо приветствия Семен Михайлович поцеловал ей руку и вручил букет. Она приняла и сдержанно поблагодарила. Сама не отдавая себе отчета, девушка была немного насторожена. Вполне возможно, все выльется в банальную интрижку, но может быть и так, что их якобы случайное знакомство вовсе не случайно.

"Как пойдет", - словами Аллы Королевой, которую, как и все, называла верной боевой подругой, подумала Регина о будущем.

Семен Михайлович привез девушку в ресторан, удивив её своим выбором, "Разгуляй", в котором выступал цыганский ансамбль, а в меню превалировали блюда русской кухни. Уж куда-куда, а к цыганам она никак не ожидала попасть, да и любительницей русской кухни не была, считая её пресной и слишком калорийной. Ее пятидесятитрехлетняя мать носила пятьдесят второй размер одежды и, помня о наследственности, Регина придерживалась диеты. Пока ей удавалось сохранять сорок шестой размер, но лишь за счет жестких ограничений, а потому она не очень любила посещать подобные заведения. Не закажешь же в дорогом ресторане салат из свеклы или моркови! Можно, конечно, взять листик зелени и весь вечер бренчать вилкой по тарелке, но тогда зачем идти в ресторан?!

Но, с другой стороны - где провести первую встречу? Гулять по улице или кататься на машине нелепо, им уже не по семнадцать лет. Отправиться на квартиру к мужчине, которого совсем не знаешь, - неприемлемо. В кино банально, из разряда ухаживаний совковых времен. На её взгляд, оптимально пойти в театр или на концерт, но там не поговоришь, а Регине хотелось побольше узнать о новом знакомом.

Все официанты были мужчинами в солидном возрасте, и девушка не знала, как это расценить, - то ли хозяева ресторана тем самым демонстрировали, что у них опытные гарсоны с большим стажем, то ли желали подчеркнуть солидность заведения, мол, это вам не новомодное заведение со смазливыми мордашками, готовыми на любые услуги, в том числе, развлечь скучающих граждан после ужина.

Опыта посещения ресторанов у неё почти не было. В студенческие годы малоимущие поклонники водили Регину в заведения попроще, потом она вышла замуж, а супруг никогда её не баловал.

Оба официанта, обслуживающие их столик, вели себя по-домашнему, и Регине это не понравилось - фамильярность с обслугой, на её взгляд, недопустима, а гарсоны нахваливали яства, подобно радушной хозяйке, уговаривающей гостей: "Ну, съешьте ещё по кусочку вот этого заливного просто пальчики оближешь, сама готовила!" Девушка предпочла бы, чтобы официанты, вручив меню, отбыли, позволив посетителям самим выбирать, - а она понятия не имела, что это за блюда с мудреными старинными названиями, и не знала, что заказать, - но оба стояли над душой, мало того, один из них, склонившись над её плечом, рекомендовал то одно, то другое, чем страшно раздражал Регину. Слепо последовать его советам ей вовсе не хотелось, - а вдруг это нечто жирно-калорийное!



Она держалась естественно, будто ей не привыкать, но внутренне была скованной. Как и предполагалось, в меню не оказалось ничего из того, что Регина предпочитала на ужин. Но ведь не скажешь новому знакомому, что у неё диета! В конце концов девушка выбрала овощи в натуральном виде и мясо по-деревенски, решив всего лишь попробовать горячее блюдо и ограничиться овощами.

- Что будем пить? - вкрадчиво поинтересовался назойливый официант, а она мысленно передернулась и от его слов, и от тона.

- Шампанское? - спросил её Семен Михайлович.

Регина не любила шампанского, да и лишние калории ей ни к чему, к тому же, этот напиток несет в себе некий символ, и потому отрицательно качнула головой. Она бы предпочла сухое вино, но не была уверена, что оно сочетается с заказанными ею блюдами.

- У нас есть фирменное вино, сами готовим, - пришел ей на помощь официант. - Подаем в кувшинах. Оно очень приятное и способствует пищеварению.

- Хорошо, давайте я попробую вашего вина, - согласилась Регина.

- Я тоже присоединюсь, - сообщил её спутник, а она немного удивилась пить самодельное вино ему как-то не в стиль. Регина ожидала, что он закажет виски или коньяк, на худой конец - дорогую водку. Когда официанты, записав заказ, наконец-то отошли, Семен Михайлович, видимо, отметив её недоумение, пояснил: - Не люблю водить машину в нетрезвом состоянии.

Ее такое объяснение удовлетворило, хотя многие деловые люди выпивают пару-тройку рюмок крепкого напитка, а потом преспокойно садятся за руль.

До появления официантов оба молчали. Регина не собиралась начинать разговор первой, а её спутник, по всей видимости, не очень-то искушен в галантных ухаживаниях. Чтобы заполнить паузу, девушка достала пачку сигарет, её Семен Михайлович предупредительно поднес зажигалку.

Она уже немного жалела, что согласилась на встречу. Ничего особенно загадочного в спутнике не оказалось. Видимо, у него совсем нет опыта, он всего лишь поддался импульсивному порыву, когда подошел к её машине. Может быть, в момент, когда она вышла из своего офиса, Семен Михайлович разговаривал по телефону, сидя в своей машине, и машинально отметил её появление, а потом, когда незнакомка четверть часа ковырялась с зажиганием, решил помочь.

Пригласив её на ужин, он, вполне возможно, ждал, что спутница окажется бойкой и сама задаст тон в общении. А она не оправдала его ожиданий.

- Совсем не знаю, о чем говорить с красивыми женщинами, - неожиданно признался Семен Михайлович с немного смущенной улыбкой, чем сразу её обезоружил. Регина улыбнулась и тоже откровенно ответила:

- И я не знаю, о чем беседовать с незнакомыми мужчинами.

- Тогда познакомимся поближе.

Достав визитную карточку из кармана пиджака, - только сейчас девушка отметила, что на нем уже другой костюм, и это почему-то её обрадовало, спутник протянул ей.

- Семен Михайлович Воропаев. Генеральный директор ЗАО "Новинка", вслух прочла Регина и совсем успокоилась. Теперь ей стало понятно, почему он не дал ей свою визитку сразу, - не хотел демонстрировать разницу их социального статуса, поверив, что она всего лишь делопроизводитель.

Девушка тоже решила не темнить и извлекла из сумочки свою визитную карточку, но её визави сделал отстраняющий жест:

- Я знаю, кто вы.

Она удивленно подняла брови, а Семен Михайлович пояснил:

- Я бывал в вашем офисе раньше, беседовал с Серафимой Николаевной и видел, как вы вошли в кабинет, на двери которого висела табличка "И.О. генерального директора Новицкая Р. Г". Вы меня не заметили, поскольку в тот момент разговаривали с одним из сотрудников, который вас сопровождал. На секретаршу вы не похожи, и я догадался, что вы и есть госпожа Новицкая Р.Г. Правда, не знал, как вас зовут. А с Серафимой Николаевной сегодня мы виделись второй раз. Очевидно, это ваша матушка?

- Да, - кивнула девушка, чувствуя себя дура дурой. Надо же напридумывала невесть что, а все так просто объяснилось: Воропаев приезжал в их фирму по делам, а потом предложил свою помощь, узрев, что "и.о. генерального директора" ковыряется с зажиганием старенького "пежо".

"Значит, это всего лишь ужин с деловым партнером..." Регина почувствовала разочарование. Неужели она уже утратила привлекательность просто как женщина?..

- Я беседовал по телефону, когда вы вышли из офиса, - подтвердил он её недавнее предположение. - Потому не смог сразу подойти.

"Зачем же он придуривался, сделав вид, будто поверил, что я делопроизводитель?" - с легкой досадой подумала Регина, ощущая неловкость. И в самом деле она вела себя глупо, непонятно почему соврав, а ведь в её статусе столь легкомысленное поведение недопустимо - будто неумелое кокетство, мол, принимайте меня в любом качестве. Но её стаж деловой дамы ещё очень мал, и многих нюансов этики поведения бизнес-леди девушка пока не знала.

Раньше фирму "Атлант" возглавлял отец, а Регина трудилась в должности юрисконсульта бюджетной организации. Сейчас Георгий Новицкий в Бутырках, под следствием, а ей приходится постигать все тонкости своего нового статуса.

Официант принес напитки и закуски, и девушка перевела дух. Она сердилась на себя и одновременно испытывала благодарность к новому знакомому, что тот не стал тыкать носом в её вранье.

Молчание затянулось, и Регина наконец решилась немного прояснить ситуацию:

- Я назвалась делопроизводителем, желая понаблюдать вашу реакцию. Должна отметить, вы держались достойно, ничем не выдав, что информированы, кто я такая.

- Для меня не имеет значения, в каком качестве трудится красивая женщина.

Ответ ей понравился, и она облегченно улыбнулась.

- Хотя, должен отметить, что был несколько удивлен, как столь молодая и привлекательная женщина справляется со своими обязанностями. Я слышал самые высокие отзывы о ваших деловых качествах, Регина.

- Спасибо, - пробормотала немного смущенная девушка. Ей и в голову не приходило, что всего за два месяца работы на новом месте у людей их круга уже сложилось о ней лестное мнение. - Честно говоря, у меня совсем нет опыта, так что такая оценка меня немного удивила.

- Деловую хватку сразу видно, - пояснил её собеседник. - Порой и пары недель достаточно, чтобы понять, достоин ли человек занимать свою высокую должность.

В его высказывании был заложен скрытый комплимент, и Регина ещё больше смутилась.

"С чего это я стала такой стеснительной?" - попеняла она себе, сознавая, что с новым знакомым ведет себя в непривычной манере.

- У вас какие-то дела с нашей фирмой? - спросила девушка, чтобы заполнить паузу. Ведь и так ясно, что Воропаев будущий или уже состоявшийся партнер "Атланта", раз дважды приходил к её матери.

- Пока ещё нет, но надеюсь, что будут, - ответил он. Возможно, собеседник интуитивно почувствовал, что она разочарована, или просто хотел сделать ей приятное, и потому поспешил заверить: - Но в любом случае наша встреча не имеет никакого отношения к делам.

Повисла многозначительная пауза, которую опытный ловелас непременно заполнил бы комплиментом или прозрачным намеком, но Семен Михайлович промолчал, и Регина прониклась к нему ещё большей симпатией. А то, что собеседник ей был уже очень симпатичен, не вызывало сомнений. Ей очень хотелось выяснить, женат ли он, но она не решалась спросить напрямую, надеясь догадаться по косвенным признакам.

Пока спутник не дал ей никаких зацепок, по которым можно было определить семейное положение. То, что весь вечер провел вне дома, ни о чем не говорит - для делового человека это нормально. То, что на его руке нет обручального кольца, - тоже. Сейчас мало кто из бизнесменов носит опознавательный знак своего семейного статуса, даже женщины, а уж мужчины и подавно.

Вечер в обществе нового знакомого проходил мило. Они болтали ни о чем, уже без прежних пауз и натужных усилий чем-то их заполнить.

Единственное, что раздражало Регину, - назойливость цыганского ансамбля. Уже через полчаса от начала ужина появились пятеро женщин в ярких платьях и двое мужчин с гитарами. Спев обязательную программу, они наговорили девушке комплиментов, но не уходили, ожидая, что гости что-нибудь закажут. К удивлению Регины, её спутник попросил спеть вначале "Калитку", потом ещё несколько старинных романсов, и цыгане с удовольствием исполнили. Чувствуя денежного клиента, артисты по собственной инициативе спели ещё пару зажигательных песен. Солировала пожилая красивая цыганка с очень сильным голосом, а её спутницы станцевали с классическим "битьем плечами" и колыханием юбок, потом солистка запела ещё одну песню, а танцорки подошли к их столику и стали уговаривать потанцевать.

Семен Михайлович вопросительно взглянул на свою спутницу, та в ответ пожала плечами. Ей совсем не хотелось танцевать - она бы предпочла поговорить в тишине, но решила, что от цыган не отвяжешься. Расценив пожатие плечами как молчаливое согласие, спутник встал, обошел столик и подал ей руку. Танцевать под цыганские песни Регине ещё не доводилось, но она покорилась неизбежному. Однако цыгане не успокоились. Одна песня следовала за другой, и они с Семеном Михайловичем без особого воодушевления исполняли положенные па в свободном пространстве между столиками. Наконец он понял, что это не доставляет спутнице никакого удовольствия, и провел её к столику, а цыгане ушли. Однако в течение вечера они ещё раз пять заходили в их зал, затягивая песню ещё в коридоре.

Посетив дамскую комнату, Регина убедилась, что ресторан почти пуст, лишь в одном из небольших залов сидела группа немцев в обществе немолодой переводчицы, поэтому рвение цыган ей стало понятно, - безотказный Семен Михайлович их единственная надежда заработать, а иностранцы с удовольствием послушают "русский фольклор", но не заплатит ни пфеннинга за дополнительную программу. На обратном пути девушка случайно оказалась свидетельницей сцены, которую устроила переводчица метрдотелю. Она была прилично пьяна, чему Регина очень удивилась, и сердито шипела:

- Я просила поставить всего понемножку, чтобы гости попробовали русскую кухню, а вы, рады стараться, навалили от пуза. Немцы уже наелись и не смогут попробовать горячее.

Метрдотель терпеливо слушал, не возражая и прекрасно зная, что счет все равно будет оплачен.

"По-моему, это не ресторан с национальными традициями, а шайка вымогателей", - отметила на ходу Регина, возвращаясь в зал.

Тут она стала свидетельницей ещё одной сцены, подтвердившей её предположения, - Семен Михайлович как раз расплачивался с солисткой ансамбля. Судя по количеству голубоватых тысячных купюр, гонорар составил приличную сумму - по самым приблизительным прикидкам не менее десяти тысяч рублей.

"Надо же - они почти испортили нам вечер, а ему пришлось раскошелиться, - подумала девушка. - Зачем он так тратился? Неужели решил произвести на меня впечатление? Но ведь я ни разу не выразила своего одобрения... Или в нем взыграли купеческие замашки в стиле: "Поедем к цыганам"? Непохоже, что мой новый знакомый любитель пустить пыль в глаза..."

- Почему вы выбрали этот ресторан? - решила она прояснить вопрос до конца.

- Люблю старинные романсы, - признался Семен Михайлович. - Сам петь не умею, а больше послушать негде. В других ресторанах одна попса, режет слух, я все же не в том возрасте, чтобы дрыгаться под такую музыку.

Регина мысленно отметила, что о своем возрасте он говорит без всякой рисовки, да и свои пристрастия разъяснил доходчиво, и это сгладило неприятное впечатление от назойливости цыган.

- Вы часто здесь бываете? - полюбопытствовала она.

- Иногда захаживаю.

- Значит, цыгане вас знают?

- Знают, конечно.

- Почему же они вели себя как с незнакомым гостем?

Ее визави улыбнулся и промолчал, а Регина мысленно упрекнула себя за расспросы, поняв, что раньше он бывал здесь с женщинами, и участники ансамбля продемонстрировали своеобразный такт, - а вдруг гость не хочет афишировать это перед своей спутницей?

Почему-то догадка была ей неприятна. Проанализировав свое ощущение, Регина попыталась найти самооправдания, мол, это диссонирует с имиджем человека, не имеющего опыта ухаживаний, но в глубине души сознавала, что дело вовсе не в этом, - её задело, что она всего лишь очередная из женщин Семена Михайловича.

- Артисты цыганского ансамбля всегда такие назойливые? - Регина решила уйти от неприятной темы, мысленно одернув себя: "Какое мне дело до того, с кем он ходит по ресторанам?"

- Видимо, это их национальная черта. - Глаза собеседника улыбались, и девушке показалось, что он догадался о её недавних мыслях. - Ведь на улице цыганки тоже бесцеремонно пристают к прохожим, иначе останутся без заработка. Причем, они прирожденные психологи и чувствуют потенциальную жертву. Где-то я слышал, что во время гадания по руке любая цыганка использует гипнотическое внушение, а наивная женщина впадает в транс и, ничего не осознавая, отдает ей все свои деньги и золотые украшения, а потом с недоумением вопрошает себя, почему это сделала?

- Но вы ведь не наивная женщина...

- А мне нравится, как они поют и танцуют, - признался Семен Михайлович, и его откровенность ей понравилась. - А вам не нравится?

- Нет, - не стала кривить душой она.

- Моя покойная мама очень любила цыганские танцы и песни. - Он сразу погрустнел и смотрел в сторону, а Регина поняла подоплеку его любви к цыганскому творчеству. - Она прекрасно танцевала "цыганочку", по классике, "с выходом", даже плечами била не хуже настоящей цыганки. Все эти романсы я слышал от неё в детстве и до сих пор очень люблю. У мамы даже был цыганский костюм с пышной юбкой и обнаженными плечами. Когда у нас собирались гости, в середине вечера её просили спеть и станцевать, она переодевалась, распускала волосы и устраивала маленький концерт, а отец аккомпанировал ей на гитаре. Жаль, что не записал на магнитофон. Тогда бы слушал не цыганок из "Разгуляя", а свою покойную мать...

Мысленно обругав себя за невольную бестактность, Регина посмотрела ему в глаза и тихо произнесла:

- Извините за нелестный отзыв о том, что вам нравится...

- Ничего страшного, Регина. - Его взгляд был уже спокойным. - Для меня это связано со светлыми воспоминаниями детства, а вы из другого поколения. Как видите, любителей цыган не так уж много - этот ресторан почти всегда пуст. Я здесь частенько обедаю, время от времени ужинаю. Правда, раньше приходил сюда один. Иногда вообще не было других гостей, и ансамбль весь вечер пел для меня.

Регина поймала себя на мысли, что рада его одиночным посещениям ресторана. Теперь ей многое стало понятно.

- Обычно певицы встречают меня радостно, даже обнимают и целуют, но сегодня, видя, что я с вами, вели себя сдержанно. Так что не такие уж они бесцеремонные. Вы могли удивиться, что я прихожу сюда слушать цыганские песни, предаваясь воспоминаниям. "Старый, сентиментальный идиот", - вот как расценила бы мое поведение девушка вашего возраста.

- Ну зачем вы так...

- Разве нет?

- Разумеется, нет.

- Тогда извините, если не так сказал. Нет у меня опыта ухаживаний за красивыми девушками вашего поколения, потому, наверное, кажусь немного смешным.

Она была с ним не согласна - как раз его ненавязчивое, немного старомодное поведение ей больше всего импонировало.

После ужина Семен Михайлович отвез Регину домой. В целом встреча закончилась в той же тональности, что и весь вечер, - корректно, в рамках. Девушка многое поняла в новом знакомом, хотя ни о чем не расспрашивала, и спутник почти ничего о себе не рассказывал. То, что она ему нравится, было несомненно, как несомненным было и то, что он очень нравится ей.

Войдя в квартиру матери, Регина не стала включать свет, боясь её разбудить, но Серафима Николаевна не спала, сразу вышла в прихожую и удивилась:

- Почему ты возишься впотьмах, дочуля?

- Думала, что ты уже спишь.

- Нет, я тебя ждала.

Серафима Николаевна воздержалась от расспросов - Регина уже не юная девица, которой позволительно устраивать придирчивый допрос. Захочет - сама расскажет. А вообще-то её дочуля - скрытная. И по характеру всегда была такой, и о здоровье матери печется. Вот уже почти десяток лет Серафима Николаевна страдает стенокардией и тяжелой формой гипертонической болезни, и дочь всячески оберегает её покой.

Регина чему-то тихо улыбалась, и Серафима Николаевна совсем успокоилась. Дочь не оповестила её заранее, где проведет вечер, лишь предупредила, вернувшись с переговоров, что "пежо" не исправен, и вызвала мастера из автосервиса. Тот быстро справился с поломкой, и Серафима Николаевна в шесть часов уехала домой, а Регина сказала, что задержится на работе и, скорее всего, придет поздно.

- Спокойной ночи, дочуля, - пожелала Серафима Николаевна и направилась в свою спальню.

- Мам, погоди, - остановила её Регина. Когда мать обернулась и приостановилась, девушка спросила: - Ты ведь знакома с Семеном Михайловичем Воропаевым?

- Да.

- И как он тебе?

- Вполне достойный бизнесмен.

- А как человек?

- Я этим вопросом не задавалась. На первый взгляд, впечатление хорошее. Он не из рвачей, не наглый хапуга. Сдержан, ведет себя безупречно, хорошо воспитан.



- И я так же думаю. Мы ужинали с ним в ресторане, - пояснила Регина. Кажется, он за мной ухаживает.

- Кажется? - переспросила Серафима Николаевна.

- Он немного старомодный, не из тех, кто сразу лапает.

- А тебе он, похоже, нравится?

- Нравится.

- Что ж, на мой взгляд, выбор достойный, - одобрила мать.

- Не знаешь, он женат?

- Это мне неизвестно, но, похоже, нет. Держится как неженатый.

- А у тебя такой богатый опыт общения с неженатыми мужчинами? рассмеялась Регина.

- Нет, но... - Серафима Николаевна немного смутилась. - Просто по своему опыту знаю, что женатые мужчины ведут себя по-другому.

- У Семена Михайловича ухоженный вид, если ты это имеешь в виду.

- Нет, не это, - покачала головой мать. - Неухоженными бывают и женатые. А хорошо выглядеть для человека с достатком не сложно. Мне трудно объяснить, почему я считаю Воропаева неженатым. Всего лишь женская интуиция, наверное.

- Но и на старого холостяка не похож, верно?

- Верно. Старого холостяка видно за версту - и внешний вид соответствующий, и взгляд, и манеры, и склад характера. Наш общий психиатр как-то упомянула, что старый холостяк - диагноз, а не семейное положение.

- А почему ты консультировалась с Лидией Петровной по этому вопросу? поинтересовалась дочь. После предательства бывшего мужа её мать твердо решила не завязывать отношений с противоположным полом.

Серафима Николаевна на минуту замялась, потом все же ответила:

- Такой уж у нас вышел разговор. Я оповестила психиатра, что стала принципиальной мужененавистницей, а она убеждала, что один неудачный опыт ещё не основание для полного разочарования в мужчинах.

- И как - удалось ей тебя переубедить?

Мать пожала плечами и уклонилась от ответа. Но уже по тому, что она промолчала, Регина поняла - в её установках произошли определенные сдвиги, раз она воздержалась от прежних категорических утверждений.

- Похоже, ты раньше меня выйдешь замуж... - Дочь произнесла это без какой-либо негативной подоплеки. Им нравится жить вдвоем, но ведь мама ещё в цветущем возрасте. Почему бы ей не устроить личную жизнь? Регина любила мать и не испытывала никакой ревности к её будущему спутнику жизни.

"Неспроста мама общалась с психиатром на эту тему, - видимо, у неё уже есть кандидатура", - предположила она.

Но расспрашивать Регина не стала. Их отношения с матерью в достаточной степени доверительны, но в душу никто никому не лезет.

"Быть может, мама ещё колеблется и не хочет посвящать меня в свои деликатные тайны", - решила девушка.

- Ты собралась замуж, дочуля? - В голосе Серафимы Николаевны невольно прозвучало легкое удивление. После гибели мужа Регина твердо заявила, что семейной жизни нахлебалась досыта. Бывшего мужа Владимира она не любила, да и он не любил свою половину, женившись в расчете на деньги её отца.

Настала очередь Регины уклониться от прямого ответа. Если бы мать не спросила, она на эту тему вряд ли задумалась бы. Да и наивно строить планы на бракосочетание после единственного ужина в ресторане, где не прозвучало ни единого признания. Лишь старая дева мысленно примеряет фату после того, как мужчина спросил ее: "Который час?"

- Вообще-то Семен Михайлович, на мой взгляд, хорошая кандидатура... задумчиво проговорила Серафима Николаевна. И тут же спохватилась, подметив чуть ироничную усмешку дочери: - Не подумай, будто я тебя сватаю. Но уж если выбирать среди всех окружающих нас мужчин, он выглядит гораздо достойнее, чем самоуверенные прощелыги, которых интересуют лишь деньги. К тому же, Воропаев человек состоятельный, так что вряд ли его привлекает твой банковский счет. Ты у меня умница и красавица, достойная пара настоящему мужчине.

- И все же ты меня сватаешь, - рассмеялась Регина.

- Почему бы и нет? - в тон ей ответила мать.

- Воропаев не женат, - сообщила Серафима Николаевна на следующий день, и в её голосе звучала радость.

- Ага, тебе не терпится сбыть меня с рук! - подколола дочь.

- Но ведь ты сказала, что он тебе нравится, - напомнила мать.

- По-твоему, это серьезное основание для замужества? - рассмеялась Регина.

- Решать тебе.

- Не мне, а ему. Вполне возможно, с его стороны приглашение на ужин было всего лишь данью вежливости. Все ж мы, как я понимаю, деловые партнеры.

- Однако меня он не приглашал в ресторан. - Серафима Николаевна лукаво улыбнулась.

- Это ничего не значит. Вон Алла Королева говорила, что деловые партнеры постоянно зазывают её на обеды-ужины.

- Ну, это ж Алла... - Сказав это, Серафима Николаевна спохватилась и виновато посмотрела на Регину - получилось, будто она отдает дань привлекательности верной боевой подруги и умаляет достоинства дочери.

- Не извиняйся, мама, - предвосхитила её оправдания Регина. - Я и сама знаю, насколько Алла сексапильна и раскованна.

- Не обижайся, дочуля, но брак с Владимиром крайне негативно сказался на тебе. Раньше ты тоже была раскованной. Ты и сейчас уверенная в себе девушка, но лишь в повседневной жизни. У меня сложилось впечатление, что с мужчинами ты теперь держишься настороженно.

- Ты права, мама, - вздохнула Регина. - Нас обеих предали мужья, и в нашей душе остались незаживающие раны. Это мешает смотреть на противоположный пол объективно - мы подсознательно боимся нового предательства.

- Вот-вот, - закивала мать. - Я-то свою жизнь уже прожила, а ты ведь ещё совсем юная. Предвзятое отношение помешает тебе построить нормальные отношения с мужчиной. Может быть, сходишь к нашему психиатру?

- Пожалуй, стоит, - согласилась дочь. - Но и ты, мамульчик, не ставь на себе крест. Вполне имеешь шанс устроить личную жизнь, так что не отказывай себе ни в чем. Помнишь, три года назад я говорила, что не против твоего нового замужества? Понятное дело, я не стану называть отчима "папой", но не возражаю оказаться в роли падчерицы.

- Да ну тебя... - засмущалась Серафима Николаевна. - Я замуж не собираюсь.

- Ну и напрасно.

- А вот тебе стоит подумать о браке. И о ребенке.

- И то, и другое проблемно, мамуль.

- Но ведь ты даже не посещаешь гинеколога, дочуля. Да и как можно забеременеть, если у тебя нет мужчины?

- Если у вас нет мужчины, то вам его не потерять, - отшутилась девушка.

Зайдя в кабинет матери через два часа, сияющая Регина сообщила, что звонил Семен Михайлович, он заедет за ней к офису "Атланта", и они оправятся обедать.

- Кажется, лед тронулся, мамуль. Видимо, мне не показалось - Воропаев и в самом деле за мной ухаживает.

- Я так рада за тебя, дочуля, - просияла мать.

- Если не обзаведусь мужем, то хотя бы ребенком.

И хотя речь шла всего лишь о второй встрече с поклонником, Серафима Николаевна порадовалась за нее. Все ж Семен Михайлович Воропаев - человек, достойный во всех отношениях. Зрелый мужчина наверняка сумеет оценить достоинства её любимой дочери.

Что хорошего в браке с молодым эгоистом? Такой муж у Регины уже был. За два года она постарела душой и даже внешне очень изменилась, стала подавленной, печальной, часто плакала.

Мужчина в возрасте будет беречь молодую жену и пылинки с неё сдувать. Ее дочуля достойна счастья. Пусть Семен Михайлович и не проявит пылкой страсти, но кому нужны бурные чувства, прогорающие сразу после медового месяца?! Вот она, Серафима, любила своего Гошу без памяти и к чему это привело? Собственными руками выпестовала из него законченного эгоиста и потребителя.

- Ты чего так сияешь, сестренка? - спросил Сергей, увидев Регину выходящей из кабинета матери.

- На свидание пригласили, - не стала она скрытничать.

- И кто же этот счастливчик? - заулыбался брат.

- Скоро узнаешь, - загадочно произнесла Регина.

- Ого! Дело уже так далеко зашло? И вскоре ты нас представишь друг другу?

- Надеюсь.

- Рад за тебя, сестренка.

- Я и сама за себя рада, - улыбнулась Регина.

- Кажется, ты влюбилась, - с улыбкой констатировал Сергей.

- Похоже, что так, - кивнула она.

Сергей Новицкий - единственный из членов семьи имеет соответствующую для их фирмы специальность: Регина и мать по образованию юристы, а он закончил строительный вуз и занял в "Атланте" должность коммерческого директора.

Вообще-то именно он должен был стать генеральным директором фирмы. Или мать - у неё опыта гораздо больше, тринадцать лет проработала бок о бок с их отцом. Но после того, как Георгия Новицкого арестовали, оба в один голос заявили, что главой "Атланта" должна стать Регина. По их мнению, в её характере есть необходимые для этого качества.

- Я строитель, а не начальник, - заявил Сергей на семейном совете. Практическое дело знаю, а переговоры-разговоры терпеть не могу. А у тебя, сестренка, язык подвешен, да и обаяния не занимать.

- При чем здесь обаяние? - возражала Регина. - Для этой должности оно вовсе не обязательно.

- Ты не права, - не согласился брат. - Даже в заграничных фирмах личные контакты немало значат, а в нашей стране зачастую имеют первостепенное значение. Будь хоть семи пядей во лбу, но если не умеешь договариваться с людьми, - в бизнесе делать нечего. С деловыми партнерами ещё куда ни шло, хотя и здесь межперсональные отношения очень важны, но, помимо этого, руководителю нужно обхаживать кучу чиновников разного ранга. Если я попробую дать взятку, - а без неё сейчас не сунешься ни в одно учреждение, - чиновник заподозрит провокацию и поднимет шум. Получится только хуже для дела - и положительной резолюции не получишь, и впредь он тебя на порог не пустит. А вот у тебя, сестренка, любой взяточник возьмет мзду с удовольствием. Никто не ожидает подвоха от такой красотки. К тому же, столь обаятельной, как моя сестра.

- Подлиза, - улыбнулась Регина, все ещё настроенная отказаться от должности генерального директора.

Но Серафима Николаевна поддержала сына:

- Дочуля, Сережа прав. В свое время улаживать разные вопросы приходилось мне, и я знаю, сколько на это нужно сил. Но теперь я уже не могу этим заниматься, иначе не вылезу из гипертонических кризов.

Серафима Николаевна категорически отказалась возглавить "Атлант" и стала, как и прежде, начальником юридического отдела. К её приходу состав сотрудников был полностью укомплектован, подобрались отличные профессионалы, бывший руководитель юротдела без звука уступил свое место одной из совладелиц фирмы, став её заместителем. По сути Серафима Николаевна Новицкая занимала эту должность лишь номинально. Сотрудники хорошо знали свое дело, ей оставалось лишь просматривать готовые документы и визировать их. Поэтому она оставила за собой место в юридической консультации. Регина возражала, что её мать трудится в двух местах, - в средствах они теперь не ограничены, - но Серафима Николаевна ответила, что ей нравится помогать людям советом. Не отказывалась она и от адвокатской деятельности, если представлялась возможность. Будучи типичным трудоголиком, Серафима Новицкая любила свою работу, и дочь в конце концов смирилась с её решением.

А Регине пришлось согласиться занять должность руководителя. Правда, она оговорила испытательный срок самой себе - полгода. А пока считалась и.о. генерального директора.

- Если я не справлюсь, - Сережа займет эту должность, - заявила Регина.

- Справишься, - в один голос заверили её мать и брат.

Ровно в два, как они условились, Регина вышла из офиса "Атланта" - уже не хотелось соблюдать ритуал и опаздывать на положенные даме семь минут, не терпелось увидеть поклонника. Мысленно девушка называла его именно так. Возможно, она не настраивалась бы таким образом и не строила далеко идущих планов в отношении человека, которого знает всего лишь второй день, но повлияли разговоры с матерью.

Сбегая по лестнице, девушка поймала себя на мысли, что ни к кому не летела с таким нетерпением. От этой мысли Регина даже приостановилась.

"А ведь получается, что я никогда не была влюблена..." - отметила она и сама этому удивилась.

Романы в студенческие годы у неё были, и немало, но душевного трепета Регина при этом не ощущала. Может быть, потому и не вышла замуж за кого-то поклонников, что ни к одному не испытывала чувств, а в двадцать четыре года приняла предложение Владимира Дьяконова, выглядевшего преуспевающим, решив, что его деньги помогут ей осуществить задуманный план мести2. Но увы, просчиталась - Владимир наврал, будто у него хорошая адвокатская практика, на самом же деле ни дня не работал, имел дурную репутацию, занимался темными делишками, а ей не давал ни копейки.

Вот и получается, что любви в её жизни не было. Подростковая влюбленность, разумеется не в счет.

Первый раз Регина влюбилась в школьного преподавателя биологии, мужчину за сорок, с ранними залысинами и нездоровым, желтоватым цветом лица. Одноклассницы шептались, что во время экспедиции в Южную Африку он подцепил геморрагическую лихорадку и чуть не умер. Так ли это, Регина не знала, но биография учителя была окружена ореолом тайны и романтики - он бывал в экспедициях! Ей он казался очень привлекательным. То, что у него семья, двое детей и даже внук, решительную девочку ничуть не смутило. Как-то раз она подкараулила его возле учительской и призналась в любви. "Да что ты, деточка, я же тебе почти в дедушки гожусь!" - заявил он, и в тот же миг девочка в нем разочаровалась.

Следующим объектом влюбленности стал учитель физкультуры. Этот о возрасте не упоминал, а, заметив её заинтересованные взгляды, без лишних разговоров затащил в раздевалку и там, на узкой лавке лишил девственности. Регина была так потрясена обыденностью происшедшего, что возненавидела его.

Почти полтора года она вообще ни в кого не влюблялась, мрачно заявляя на признания подружек: "Я в мужчинах разочаровалась". У одноклассниц случались краткосрочные любови с ровесниками, а Регина занялась учебой. Закончила школу, поступила на юридический, и ей стал оказывать знаки внимания один из преподавателей. Регине он был совершенно безразличен, но она решила попробовать - у всех студенток романы, а у неё нет. И тоже была разочарована. Они встречались на его квартире днем, когда жена любвеобильного педагога была на работе, и кроме секса, ничего между ними не было. Через месяц девушка сказала, что он ей наскучил, и они расстались. За ней увивались многие, с некоторыми Регина встречалась какое-то время, но с ровесниками ей было неимоверно скучно: они мололи какую-то чушь, их амбиции явно не соответствовали возможностям и способностям, при первой же возможности старались затащить её на свободную "хату". Кое-какой сексуальный опыт девушка приобрела, а больше и вспомнить нечего.

Семен Михайлович опять встречал её с букетом роз. Регина не собиралась ни от кого прятаться. Раз поклонник приезжает к их офису ни от кого не таясь, ей-то чего бояться?!

- Я думал о вас... - проникновенно сказал Семен Михайлович, глядя ей в глаза.

Она не ответила и отвела взгляд, боясь, что он прочтет ответ.

Усадив её в машину, новый знакомый полуутвердительно спросил:

- Как я понимаю, "Разгуляй" отменяется?

Девушка пожала плечами - ей было все равно, куда они поедут. Если уж ему так нравится этот ресторан, можно и туда, - есть надежда, что днем нет цыганского ансамбля. На худой конец, если цыгане все же там, можно и потерпеть их песни час-другой.

- Честно говоря, я не очень знаком со столичными ресторанами, признался спутник. Регина удивилась - обычно деловые люди частенько отмечают сделку и прочие важные события в дорогом заведении, а Семен Михайлович, судя по всему, не новичок в бизнесе. - Я не очень компанейский человек, - пояснил он. - Всегда старался уклоняться от коллективного посещения злачных мест. Потому и не знаю, куда вас пригласить.

На её взгляд, особой проблемы нет. Сейчас рестораны, кафе, пиццерии на каждом углу, можно завернуть по пути. Однако они все ещё сидели в машине возле офиса "Атланта".

- Если вы не сочтете это излишней вольностью, я бы рискнул пригласить вас к себе домой...

Собеседник замолчал, глядя на неё со смущенной улыбкой, а девушка терялась в догадках, - то ли он соврал, что не знаком со столичными заведениями, чтобы форсировать события и побыстрее затащить её в постель, то ли это правда...

Регина Новицкая не была монашкой и ничего не имела против секса с мужчиной, который нравится. Мало того, даже обрадовалась - чего тянуть? Было бы гораздо хуже, если бы поклонник водил её по ресторанам, не решаясь сделать следующий шаг. Такой вариант приемлем для её матери - та сама призналась, что равнодушна к сексу, и последние годы супружества он был для неё тяжкой обузой. Серафиме Николаевне пришлись бы по вкусу доверительные беседы за столиком симпатичного заведения, томные взгляды, целование ручек и прочие галантные ухаживания. А Регина, у которой уже несколько месяцев не было мужчины, не собиралась бежать от постели, как черт от ладана.

- Не сочту, - с улыбкой ответила она, а Семен Михайлович обрадовался.

"Видимо, у него тоже давно не было женщины", - решила Регина.

Переход к интимным отношениям произошел плавно и органично. Для начала они выпили немного вина - Семен Михайлович и тут проявил солидарность, узнав, что гостья предпочитает этот напиток остальным, - потом Регина, презрев диету, с аппетитом съела испанский салат и очень вкусную свиную отбивную на ребрышке и даже картофель-фри на гарнир. Отказаться или попробовать чисто символически было бы невежливо - хозяин сказал, что приготовил обед сам. Девушка утвердилась в мнении, что он не женат, и на радостях не стала отнекиваться и опустошила тарелку. А за кофе с сигаретой они оказались рядом на диване и легко перешли в горизонтальное положение.

Семен Михайлович оказался умельцем, чем очень удивил партнершу - все ж он человек поколения её родителей, откуда такое искусство? Но она не стала ломать голову над ненужными размышлениями. Да какая ей разница, где и с кем он приобрел сексуальный опыт?! Главное, ей с ним хорошо.

Разумеется, они сразу перешли на "ты", и Регина теперь называла его Сеней. Разница в возрасте обоих ничуть не смущала.

"Кажется, я нашла свой идеал, - думала девушка, искоса поглядывая на лежащего рядом любовника. - И по зрелости он мне подходит, и характер спокойный, и в сексе у нас полная гармония".

Возвращаться на работу не хотелось, но осталось незаконченным множество дел, и она с сожалением произнесла:

- Не хочется с тобой расставаться, Сенечка, но придется...

- Мне тоже не хочется, чтобы ты меня покидала, любовь моя.

Его признание и немного старомодный оборот были ей приятны, и Регина ещё раз мысленно отметила, что нашла мужчину своей мечты.

- Знаешь, ты мне сразу понравился, - ответила она на его признание.

- Ты мне тоже - ещё когда впервые увидел тебя в коридоре вашего офиса. Теперь могу признаться в маленькой лжи - я ведь намеренно ждал тебя возле офиса. При мне твоя матушка разговаривала по телефону, упомянув, что к двум ты уедешь на переговоры. Было полвторого, и я решил - чем черт не шутит! И вдруг мне повезло - твоя машина не желала заводиться.

- Неужели ты целых четверть часа ждал, пока я пыталась завести эту проклятую развалину?!

- Нет, - покачал головой любовник. - В тот момент я и в самом деле был занят важным разговором со своим кипрским компаньоном и не мог прервать его на полуслове. Лишь молил Бога, чтобы твой "пежо" не заводился, пока я не закончу беседу. Общаться с компаньоном очень сложно, русский он понимает с трудом, а я не владею иностранными языками. И Бог услышал мои мольбы. Семен обезоруживающе улыбнулся, и Регина тоже улыбнулась:

- А я думала, ты не умеешь говорить красивые слова.

- Не умею, - признался Семен. - Но мне хочется сказать тебе все, что у меня здесь, - он приложил руку к сердцу, - и получается само собой.

- Мне всегда нравились мужчины значительно старше.

- Я очень боялся, что староват для столь юной девушки.

- А сколько тебе, Сеня?

- Пятьдесят два, - со вздохом ответил он.

- Почему ты вздыхаешь, мой дорогой? - Последние слова вырвались неожиданно, но Регина ничуть об этом не жалела - зачем притворяться, ведь Семен и в самом деле ей дорог.

- Я вдвое старше тебя...

- Ну и что? Еще раз повторю, что мужчины твоего возраста - как раз в моем вкусе.

- Правда? - Он смотрел ей в глаза, неуверенно улыбаясь.

- Правда-правда, - по-детски ответила она, кладя голову ему на плечо.

- Как мне с тобой хорошо, любовь моя.

- Мне с тобой тоже.

Вернувшись на работу, счастливая Регина первым делом зашла к матери. Увидев её сияющей, Серафима Николаевна тоже заулыбалась:

- Все хорошо, дочуля?

- И даже более того. Мы уже любовники.

- Ну и замечательно. - Серафима Николаевна не была ханжой, хоть и не интересовалась сексом. Она полагала, что для женщины её возраста, пережившей климакс почти десять лет назад, утрата интереса к интимным отношениям, - нормальное явление. А дочь - совсем другое дело. Для современных девушек секс имеет важное значение.

- Семен признался мне в любви. Да и я его люблю.

Не шокировала мать и стремительность чувств дочери и её любовника. Сейчас другой темп жизни и взаимоотношений, не так, как в прежние времена, когда парочка долго встречалась, прежде чем лечь в постель. Да и тянули чаще всего потому, что было негде - не в подъезде же! А сейчас даже у многих студентов есть собственное или арендуемое жилье, а уж у работающей молодежи - и подавно.

- Значит, скоро я снова стану тещей, - порадовалась Серафима Николаевна.

- Ну, об этом пока речи нет. Но я не против гражданского брака. И даже статуса любовницы.

- Это твое личное дело, - не стала возражать мать.

Регина встречалась с любовником ежедневно. Он приезжал к "Атланту" в два - они не сговариваясь, сохранили стереотип первого интимного свидания, - отвозил её к себе домой, они предавались любви, обедали, а потом Семен доставлял любовницу на работу.

После нескольких встреч Регина стала задаваться вопросом, почему все происходит только днем? Может быть, Семен все же женат и пользуется квартирой, пока супруга на работе?

Она повнимательнее пригляделась к обстановке в его квартире. Там было чисто и уютно, но у любого состоятельного мужчины есть возможность воспользоваться услугами помощницы по хозяйству. Рыться по шкафам на предмет обнаружения женской одежды Регина, разумеется, не стала, но в ванной стояла лишь мужская парфюмерия, висел только один махровый халат, а в прихожей не оказалось ничего, напоминающего о присутствии женщины. Да и вообще, это было чисто мужское жилье. Об этом свидетельствовали и интерьер, и спартанский порядок, и отсутствие всевозможных мелочей, которыми любая особа прекрасного пола оснащает жилье. Трудно представить, что занятый деловой человек перед свиданием с любовницей вихрем носится по квартире, сгребая все, что напоминает о сожительнице. Да и зачем? Ни одна современная девушка не станет после десятка встреч требовать, чтобы её любовник развелся. Интрижка с женатым - дело обычное. К тому же, она не наивная до дурости девица, способная купиться на сказки женатика, будто тот свободен от уз брака и готов ради неё лишиться свободы.

И Регина успокоилась.

Вскоре девушка провела в квартире любовника весь вечер, потом ещё не раз свидания затягивались допоздна, при желании она оставалась на ночь, и остатки её сомнений улетучились.

Как-то раз Регина пригласила Семена к себе. С тех пор они частенько сидели за чашкой чая втроем с матерью, и все было мило, уютно, по-семейному.

Серафима Николаевна обожала поклонника дочери, по-простецки именовала Сеней и Сенечкой, хлопотала вокруг него, а однажды испекла к его приходу фирменный пирог с капустой, - готовить она мастерица, но для себя возиться не хотелось, а дочь все время на диете. Пирогами и прочими яствами мать потчевала лишь сына, теперь с удовольствием демонстрировала свои кулинарные таланты гостю, а тот нахваливал и с аппетитом дегустировал, чем окончательно завоевал её сердце.

За глаза Серафима называла обожаемого Сенечку будущим зятем, а однажды случайно обмолвилась в его присутствии. Его это ничуть не смутило, он улыбнулся и в ответ шутливо назвал её будущей тещей.

В общем, роман развивался по классическим канонам - не слишком стремительно, но с перспективой закономерного финала.

За две недели до убийства

Аллин гость Андрей Шевцов, брат её подруги Лиды, недавно оказавшейся в драматической ситуации3, только что ушел. Она осталась в обществе своего верного оруженосца Толика, попутно исполняющего обязанности личного водителя, телохранителя, деликатных дел мастера, доверенного лица и постоянного собеседника, персидского кота сэра Персиваля, для близких Перса, и пуделихи Деми трех с половиной месяцев от роду. Хирург Олег Меркулов, гражданский муж Аллы Королевой, будучи неисправимым трудоголиком, отправился на работу даже в субботу.

- Знакомство со мной пошло Андрэ на пользу, - не без гордости отметила верная боевая подруга. - Раньше был мужчиной в коротких штанишках, а теперь соответствует высокому званию представителя сильного пола. Удалось-таки вырастить из него настоящего мужика.

- Андрюха путевый парень, - расплылся до ушей Толик. - Как он сказал, что его женке только хрен пососать обломится, я его враз зауважал. Чё она оборзела-то! Я её видал - драная кошка, а хотела с него сто кусков зеленых слупить4!

- А говорят, Вика хорошенькая.

- Да ну! - пренебрежительно скривился верный оруженосец, вот уже четыре года платонически влюбленный в свою начальницу и меривших по ней всех особ прекрасного пола. - Ни жопы, ни сисек, тощая, как селедка. Квазимода! - Недавно он услышал новое слово и пополнил им свою небогатую лексику. Алла не стала его поправлять, что Квазимодо был мужчиной, - зачем демонстрировать интеллектуальную разницу человеку с незаконченным начальным образованием. - Андрюха и так отвалил до фига этой секильде, чё ещё надо-то!

Посмотрев на часы, Алла отметила, что уже двенадцать, а в половине первого она обещала приехать к любовнику. Правда, можно позволить себе не быть пунктуальной, но ей самой хотелось увидеться с ним поскорее.

- Поехали, Толян.

Верный оруженосец тут же встал, держа на руках свою любимицу Деми и опустил её на пол только в прихожей. Перс тоже сопровождал их до двери, мазнув обоих пушистым хвостом, - попрощался.

Сев в "вольво" Толика, верная боевая подруга велела:

- К Жеке.

Ее Санчо Панса с непроницаемым выражением лица повернул ключ в замке зажигания и поехал по уже привычному маршруту.

Через четверть часа Алла вышла из машины, помахала ему и попрощалась:

- Пока, Толян. Жду тебя завтра, как обычно.

Обратно её доставит Жека, а личный водитель, он же телохранитель, ежедневно являлся с утра.

Выражение лица верного оруженосца было таким же, как всегда. За этот месяц, что он отвозил её к любовнику, Толик не сказал по этому поводу ни слова. Да и раньше он никогда не позволял себе комментировать любовные интрижки обожаемой начальницы. К Жене Ермакову, хирургу отделения, где после тяжелого ранения лежала Алла Королева5, её преданный Санчо Панса относился с симпатией, как и к любому человеку, который ей близок.

- Привет, Нора! - обрадовалась Регина, увидев школьную подругу.

Случайная встреча произошла на бензозаправке. Регина уже заправила "пежо" и тут из подъехавшей "ноксии" выпорхнула высокая шатенка с длинными распущенными волосами, в которой она узнала Нору.

- Регинка! - просияла та, обнимая её и целуя по-французски - дважды в обе щеки. - Не забыла наш ритуал?

- Не забыла.

Нора оглядела подругу с ног до головы и подняла большой палец.

- Классно выглядишь!

- Ты тоже. Еще больше похорошела.

Раньше они жили учились в одном классе, восемь лет просидели за одной партой. Одиннадцать лет назад мать Норы вышла замуж повторно, съехалась с мужем, новая квартира оказалась на другом конце Москвы, девочку перевели в школу по месту жительства, а к Регине прибилась невзрачная Лина. С Норой они поначалу частенько перезванивались и проводили вместе выходные. Лина тоже увязывалась за ними, но Нора терпеть не могла эту завистливую дурнушку и кривилась при виде её. Потом девушки поступили в разные вузы и закрутились в хороводе поклонников и веселой студенческой жизни. Время от времени созванивались, но встречались все реже и реже. Вскоре Нора вышла замуж. Регина была на свадьбе, а затем подруга надолго пропала.

- Ты замужем? - задала Нора вопрос, который любая женщина первым делом проясняет после долгой разлуки с приятельницей.

- Нет. А ты?

- Пока нет, но собираюсь. Заявка уже лежит в ЗАГСе.

- Я тоже тешу себя надеждой, но не могу ответить столь уверенно, как ты.

- А, не бери в голову! - беспечно заявила Нора. - Я бы тоже не торопилась, но жду ребенка. - Она погладила себя по совершенно плоскому животу, а на удивленный взгляд подруги пояснила: - Восемнадцать недель, потому пока не заметно. Хочу родить непременно в браке - не ради соблюдения приличий, а дабы обеспечить дитя финансово. Мой будущий супруг материально в полном порядке, так что как минимум алиментами обеспечусь. Со временем, которое, надеюсь, наступит достаточно скоро, мое чадо получит и часть папашиного наследства. А внебрачному ребенку ничего не светит. Таскаться по судам, доказывая отцовство, мне не хочется, поэтому решила узаконить это дело, и тогда виновнику будущей деформации моей фигуры уже не отвертеться. - Школьная подруга весело рассмеялась.

Ее цинизм и прагматизм Регину ничуть не обескуражил. Что бы ни говорила Нора, ей простительно, потому что обладает многими привлекательными чертами - обаятельна, остра на язык и приятна в общении.

- Ты один раз была замужем? - спросила Регина.

- Уже дважды. А ты?

- Один.

- И как?

- Даже вспомнить противно.

- Мне, честно говоря, тоже. Что ж мы с тобой, Регинка, обе умные, красивые, а мужиков нашли паршивых?

- Молодые были.

- А сейчас мы старые, что ли? - рассмеялась Нора. - Твой-то папик как - упакован?

- Вполне.

- Значит, теперь мы с тобой ещё больше поумнели. На фиг нам молодая рвань с членом аки стальной прут?! Я трахальщика и так найду. А муж должен в первую очередь обеспечивать семью. Так что методом проб и ошибок, подружка, мы нашли оптимальный вариант.

Свидания неистовых любовников стали почти ежедневными. В день дежурства Олега Алла приезжала к Жене домой в половине четвертого, уходила часов в семь-восемь - старалась вернуться домой до возвращения гражданского мужа. Когда дежурил Жека, они периодически встречались в приемном покое больницы, а на следующий день она появлялась в его квартире через полчаса после того, как Женя уходил из отделения.

Ей все больше нравилось общество любовника. В перерывах между сексом Жека развлекал её фирменными байками, а Алла, сама любительница похохмить, от души смеялась и называла свидания сексосмехотерапией.

Пожалуй, ни с кем ей не было так просто, весело и хорошо. Никаких проблем, выяснения отношений, ни одного свидания, омраченного обидой, ревностью, упреками или непониманием, - только положительные эмоции в неограниченном количестве.

Раньше она ворчала: "Столько парней для койки, а пообщаться не с кем", - а теперь нашла мужчину, с которым можно совместить оба приятных её сердцу занятия. И в постели Жека хорош, и поговорить с ним интересно. "Да и вообще он классный мужик по всем параметрам!" - не раз говорила она и себе, и близкой подруге Ларисе.

Алла знала, что относится к категории энергетических доноров. Но Женя Ермаков в этом отношении её превосходит - он обладает мощнейшей биоэнергетикой.

Стоит ей увидеть его, даже если неважно себя чувствует - все ж ещё нездорова, - и куда только подевались вялость, слабость, подавленность?! Рот до ушей, готова ежеминутно расхохотаться, что бы он ей ни сказал. А уезжает от него бодрая и веселая, будто Жека перекачал в неё свою энергию полновесной струей.

Сказка, а не любовник!

А ведь именно об этом, похоже, она мечтала, сама того не осознавая, ещё недавно маясь непонятной тоской и ощущая неудовлетворенность своей жизнью.

Время пролетало незаметно. В первой половине дня, когда Жека работал, Алла успевала сделать многие дела, пообщаться с подругами, объединившимися в фирму "Самаритянин" и занимающимися расследованием криминальных дел под патронажем верной боевой подруги, съездить на процедуры в физиотерапевтическую лечебницу, навестить любимую подругу Ларису или не менее любимого психиатра Лидию Петровну, а потом летела к любовнику.

В теперешней жизни её все устраивало. Скучать и тосковать некогда, жизнь кипит!

- Куда направляешься? - поинтересовалась Нора, заправив свою "ноксию".

- Ты будешь смеяться. - И Регина засмеялась первой.

- Опять на какие-нибудь курсы?

Регина, как она сама говорила, очень любила учиться. Решив получить юридическое образование, с первого года студенчества девушка параллельно посещала бизнес-курсы и осваивала иностранные языки.

- Нет, - все ещё смеясь, ответила подруга. - Когда мне было очень погано с бывшим мужем, мать отвела меня в Клуб одиноких сердец. С тех пор время от времени заглядываю.

- Ну, Регинка, этого я от тебя не ожидала. - Нора выглядела ошарашенной. - Ты - и вдруг компания старых дев...

- Да там вовсе не старые девы, - возразила Регина. - Нормальные женщины, есть и совсем молоденькие девчонки.

- И зачем ты туда ходишь?

- Члены клуба друг за друга стоят горой, а я в то время нуждалась в психологической поддержке - совсем скисла. Мне с ними очень комфортно. Спокойно, без напряга. Знаю, что не предадут, не подставят, не станут осуждать и сплетничать за спиной. Говорю же - нормальные бабы.

- Тебе все ещё нужна их эмоциональная поддержка? Вроде бы, личная жизнь наладилась.

- Теперь хожу к ним, скорее, по привычке. Пообщаться с умными собеседницами не вредно, не так ли?

- Ты так нахваливаешь свой клуб, что и мне стало любопытно.

- Хочешь, пойдем вместе? Сегодня у тебя выходной?

- Вообще-то суббота у меня рабочий день, но я удрала со службы, решив прокатиться в недавно открывшийся магазин, у них есть отдел для беременных. Хочу даже с пузом выглядеть элегантной, вот и решила экипироваться, пояснила Нора. - Но до заметной пузатости ещё далеко, так что успеется. Горю желанием познакомиться с бабами, которые стоят друг за друга горой. Ты езжай, а я за тобой следом.

Для влюбленной женщины важен не только секс. Общение, прикосновения, взгляды любимого мужчины - тоже экстаз. И даже разговоры на любые темы, в присутствии посторонних людей, полны особого значения, потому что Он и Она связаны интимной тайной.

"На свете так много мужчин, с которыми можно спать, и так мало тех, с кем можно разговаривать", - перифразировала Алла знаменитую фразу Хэмингуэя, поглядывая на любовника.

Они уже выполнили секс-программу, что отнюдь не исключало повторения, а теперь отдыхали, курили и болтали.

- Недавно первая жена попросила меня посидеть вечерок с дочкой. Машке скоро шесть лет, - пояснил Жека. - Девка - оторва! Вырастет - смерть мужикам! Сидим мы с ней, смотрим "Поле чудес". Загадано длиннющее слово, кое-какие буквы открыты, и я догадался, что это "трехчленный". Машка задумалась и шевелит губами, а потом обрадовалась: "Папа, я угадала! Трех...енный!" Я просто ох...ел! Во дети, а?

- В тебя пошла, - рассмеялась Алла.

- Ага, - подтвердил любовник.

- А сколько у тебя детей, Жека?

- Официальных? - уточнил тот.

- Ну, неофициальные, как я понимаю, учету не поддаются.

- От жен - пятеро, от любовниц - ещё трое.

- Да ты многодетный отец!

- Есть такое дело, - согласился Женя.

"Может, и я от него залечу?" - вдруг подумала Алла.

Эта проблема назрела уже давно - тридцать шесть лет, пора обзавестись хотя бы одним ребенком. Но все трое её мужей совершенно не годились на роль папаши. Да и четыре гинекологических операции...

Год назад психиатр Лидия Петровна Карелина, к которой Алла и все её друзья регулярно обращались за советом, поддержкой, да и просто забегали поболтать с приятной собеседницей, говорила, что став матерью, психологически Алла изменится - ответственность за маленькое существо, которому дала жизнь, не позволит бессмысленно рисковать. Пациентка тогда на словах согласилась с врачом, но умолчала о нюансах. А нюансы таковы, что пока никак не получается. Да и есть большие сомнения, что вообще получится - с ее-то букетом гинекологических заболеваний...

Об этом Алла никому никогда не говорила, даже Ларисе и своей матери, настойчиво упрашивающей её родить. Как и для всех женщин, страдающих бесплодием, для неё эта тема болезненна, как многие, она делала вид, что сознательно не хочет детей, и даже позволяла себе циничные высказывания: "Обоссанные пеленки - не мое хобби".

Никому не хочется, чтобы трогали за больное. Близкие от неё уже отстали, поняв, что настаивать бесполезно, а некоторые знакомые полагали, что Алла - эгоистка, не желающая изменить привычный жизненный стереотип ради ребенка. Не станешь же объяснять каждому: "Я не могу забеременеть"! Есть, конечно, женщины, не скрывающие своих болезней и тратящие много лет на лечение, но верной боевой подруге Алле Королевой не хотелось, чтобы её жалели и считали дефектной. У неё все тип-топ, она сама пишет сценарий собственной жизни и претворяет его в жизнь, и точка!

Сейчас уже можно всерьез озаботиться этой проблемой. Какая в сущности разница - от кого забеременеть, если женщине хочется ребенка! Некоторые соглашаются на искусственное оплодотворение от неизвестного донора, - и вполне счастливы, став матерью. А у неё - отличные мужики, от которых сам Бог велел родить.

Велеть-то велел, но как это осуществить?..

Любовник будто догадался о её размышлениях:

- А ты хочешь, чтобы я стал официальным отцом в девятый раз? - Он посмотрел на неё искоса, хитро улыбаясь.

- Почему бы и нет? Алименты на тебя я, само собой, не повешу.

- Я - за! - воодушевился Женя и предложил: - Тогда давай приступим.

- Да я уже получила достаточную порцию твоей ядреной спермы, рассмеялась любовница.

- Хорошего много не бывает.

- Сама уже чувствую, - кивнула она и одарила его ироничной фразой, которые называла "опилками мышления": - Гормоны внутрь очень способствуют повышению тонуса и женской привлекательности.

- А ведь ты и в самом деле ещё больше похорошела, Алка!

- Значит, твое высококачественное семя годится не только для усиления блеска глаз, но и для омолаживания.

Доехали подруги всего за десять минут - бензозаправка, на которой они случайно встретились, располагалась неподалеку от дома Ирины Кузнецовой, бессменной председательницы Клуба одиноких сердец, в четырехкомнатной квартире которой по пятницам, субботам и воскресеньям собирались одинокие женщины.

- Кстати, советую тебе посетить этот шоп, - сказала Нора, когда они вошли в лифт. - У них прямые поставки из Италии, поэтому цены не кусаются, а в других торговых точках крутая наценка, чтобы окупить аренду помещения за счет покупателей. Магазин неподалеку от дома, где мы с тобой провели свое детство.

- А я и сейчас там живу.

- Поменялись с матерью?

- Нет, мы живем вместе.

- А что - своих квадратных метров у тебя нет?

- Есть убогая квартирка в Богом забытом Братеево. Оттуда тащиться в наш офис почти два часа.

- Выйдешь за своего папика и будешь жить в приличной хате.

- А мама опять останется одна...

- Ну, тогда поступишь как в анекдоте. Жена говорит: "Дорогой, скоро нас будет трое..." Муж: "Наконец-то я стану отцом!" - "Нет, я имела в виду, что моя мама переезжает к нам".

- Недавно ты сказал: "Я знаю, что мы будем вместе", - напомнила Алла.

- Могу ещё раз повторить - потому что я тебя люблю, и ты меня любишь.

"Но ведь не только тебя... - мысленно возразила она. - И не ты один меня любишь..."

- А ещё потому, что у нас будет ребенок, - прибавил Жека.

- Откуда ты знаешь?

- Просто знаю и все. Имей в виду - я неплохой диагност.

- А тебе уже известен мой диагноз?

- В общих чертах. - Любовник положил руку на низ её живота и погладил поперечный послеоперационный рубец. - Судя по всему, у тебя было несколько гинекологических операций. Могу предположить, что не менее трех.

- Четыре.

- Первая, скорее всего, внематочная. Так?

- Да.

- Вторая тоже?

- Да.

- Следовательно, трубы повреждены6. Или яичники имплантированы в углы матки?

- Перед третьей операцией мне предложили их подшить, и я согласилась.

- А третья операция - консервативная миомэктомия7?

- Да.

- Четвертая тоже?

- Тоже.

- От ампутации матки ты отказалась, потому что надеешься стать матерью?

- Надеюсь, - вздохнула Алла, поражаясь и тому, откуда он все про неё знает, и тому, что столь откровенна с мужчиной, с которым делит постель.

- Мы с тобой родим ребенка, - убежденно произнес любовник.

- Откуда у тебя такая уверенность?

- Не забывай, что я - сын двух гинекологов.

- Ну и что? У меня было столько лечащих врачей... Я уже разочаровалась в гинекологах.

- Я не простой врач, а очень любящий. - Женя рассмеялся и снова погладил её по послеоперационному рубцу.

"Если бы твоя любовь помогла мне родить..." - без особой надежды подумала Алла.

В Клубе одиноких сердец Норе понравилось.

- Пожалуй, ты права, подружка, - признала она, когда они вышли на улицу. - Бабы и в самом деле отличные.

- А я тебе что говорила! - порадовалась Регина.

- Особенно согрело мою душу, что я обзавелась личным гинекологом. Вообще-то я наблюдаюсь в Центре планирования семьи, но приятно, когда к тебе относятся не как к рядовой пациентке, вот я и решила сменить лечащего врача.

- В нашем клубе профессионалы разных специальностей.

- Получилось, как в супермаркете: пришла - и сразу обзавелась все необходимым, включая женские прокладки, - кивнула циничная подруга. - В этом клубе профи на любой случай жизни. Хорошо и то, среди членов есть юристы. А вдруг будущий муженек вздумает меня надуть? Я намерена обеспечиться грамотно составленным брачным контрактом, чтобы в любом случае не остаться на бобах. Клубная дама Дарья пообещала всемерно помочь, - она оказалась спецом по этому делу. И адвокатесса среди членов нашлась - тоже пригодится в случае бракоразводного процесса.

- А ты, ещё не став женой, уже думаешь о разводе? - подковырнула Регина.

- А как же?! Если сама о себе не позаботишься - никто и не чухнется. Мы не можем ждать милостей от мужчин - взять свое, вот задача современной женщины, - одарила она подругу девизом собственного сочинения. - Дважды я совершила дурость, связав жизнь с голозадыми, но больше повторять такую глупость не намерена. С моих бывших-то нечего было получить, кроме триппера, а с теперешнего есть что урвать. И я свое урву, не сомневайся.

- Жека, все говорят, что ты талантливый хирург...

- Я люблю свою профессию.

- Хорошая у вас с Олегом профессия.

- Это точно. Лучше не бывает.

- Откуда ты про меня столько знаешь?

- Думаешь, зря я месяц назад заманил тебя в гинекологический кабинет?

- А я думала, что мы всего лишь осваиваем гинекологическое кресло как место сексуальных игрищ...

- И это тоже, но не только.

- Ты же меня не осматривал!

- Кое-что я и без осмотра понял.

- Да не кое-что, а все.

- Говорю же - я хороший диагност. Уже в самый первый раз, когда мы ломали кушетку в ординаторской, я понял, что у тебя проблемы.

- Надо же - ты и в такие моменты остаешься врачом...

- Врач - всегда врач.

- И даже когда занимается сексом с любимой женщиной?

- Это получается само собой. Не думай, что я рассматриваю тебя как пациентку, но многое фиксируется автоматически, а делать выводы я умею.

- И тебе, Регинка, рекомендую придерживаться моего принципа, посоветовала подруга.

В данный момент они сидели в небольшом кафе, располагавшемся на первом этаже дома Ирины Кузнецовой. Расставаться обеим не хотелось - столько лет не виделись, столько всего за это время произошло, есть о чем рассказать друг другу. Так уж бывает, что в повседневной суете порой некогда выкроить время для встречи, да и позвонить подруге порой забываем. А раз уж встретились, и у обеих свободный день, почему бы и не излить друг другу душу.

- Зачем губить молодость в бесперспективном браке? - продолжала Нора. - Для приобретения опыта - в нашем с тобой случае негативного, - мы уже отметились, а теперь пора жить разумом. Иначе и замуж выходить не стоит. Зачем? Найти умельца для постели - не вопрос, можно даже пожить вместе, если он не зануда и не храпит по ночам, или предпочесть экстерриториальный брак8 - модная нынче вещь и необременительная. Живешь с мужичком на разных территориях, и тебя не волнует, есть ли у него чистые рубашки и горячее на ужин. А раз собралась в очередной раз испачкать страничку в паспорте, одновременно лишившись свободы, в нашем возрасте уже нужно проявлять осмотрительность.

- Ты права, Норка, но все же и чувства важны.

- А я что - против? Ради Бога, пусть будут и чувства. Но, между прочим, я оба раза выходила замуж по горячей любви. И что? Уже через полгода меня тошнило от первого супруга, а от второго - через три месяца. Неужели ради полугода-квартала стоит затевать бракосочетание?! Лучше бы пожили так, не пришлось бы потом по судам таскаться.

- А разве мы сломали кушетку? - удивилась Алла.

- Почти, - кивнул Жека и пояснил: - Не выдержала, бедняга, столь интенсивной нагрузки. Через день после знаменательного события был прикол. Дежурил наш хирург Борька Кротов, а ночь решил пару часиков соснуть - один, между прочим, - неловко повернулся, и кушетка рухнула. А утром Борис получил втык от заведующего отделением. Илья до сих пор не верит, что Борька спал в гордом одиночестве, метал громы и молнии, мол, совсем стыд потеряли, так трахаются, что ломают казенное имущество!

- Небось, кивал в твою сторону?

- Я делал невинные глаза, и никаких подозрений в мой адрес не возникло.

- Но ты же накануне окончательного падения кушетки сбежал с дежурства. Легко можно сложить два и два.

- А меня подменял Славка Филимонов, мой давний друг, у нас с ним уже все отлажено. Он работает в травматологическом отделении нашей больницы, ты наверняка его видела - кудрявый, симпатичный блондин. Я нарочно приехал в восемь, а не в девять утра, - мы всегда так делаем, когда неофициально меняемся дежурствами, - и Славка подробно изложил мне, как прошла ночь. Илья с коллегами, и Олег в том числе, уверены, что я честно отдежурил. На пятиминутке отчитался, что всю ночь провел в травме9, так что в отношении расшатывания кушетки в ординаторской второй хирургии у меня полное алиби. А персонал утром сменился, так что некому было донести о нашем с тобой времяпрепровождении и порче казенного имущества.

- О нас Илья не подозревает?

- Не-а. Но, полагаю, рано или поздно нам придется предать все огласке.

- Думаешь, придется? - жалобно спросила Алла.

- А куда деваться? Я не позволю, чтобы мой ребенок носил чужую фамилию. Между прочим, все восемь моих детей, в том числе, и внебрачные, Ермаковы. Я их всех люблю, но нашего с тобой, пока ещё нерожденного, пожалуй, люблю больше всех.

- Почему ты считаешь, что непременно понадобится официоз? Я уже свой план по мужья выполнила. Ты, как сам совсем недавно утверждал, - тоже наелся брака.

- Потому что нам вместе придется вынашивать нашего ребенка. Это непростое дело, между прочим. Не забывай, что у тебя два рубца на матке после миомэктомии. Рожать тебе нельзя - только кесарить: во-первых, рубцы, а во-вторых, возраст для первых родов неподходящий. А с моей мощной биоэнергетикой ты и беременность выносишь, и кесарево пройдет без проблем, и послеоперационный шов быстро заживет, и даже грудное молоко будет. Я же говорил, что у моих пациенток всегда все тип-топ.

- Да потому что все бабы в тебя влюбляются - в тебя невозможно не влюбиться, - а положительные эмоции благотворно влияют на здоровье.

- Но ведь ты тоже меня любишь. Значит, это благотворно скажется и на твоем здоровье.

- Когда ты так говоришь, я почти верю.

- А почему - почти? Верь на все сто.

- А что - у тебя были проблемы с разводом? - спросила Регина подругу.

- Еще какие! Мой первый, сучонок, затеял делить квартиру. У меня была однокомнатная, - отчим подарил свою, когда они с мамой прикупили хорошую "трешку", - а у мужа комнатушка в коммуналке. Выменяли приличную "двушку", а через полгода встал вопрос о разводе. Я ему говорю: "Давай разменяемся, и у тебя будет комната в малонаселенной коммуналке, это получше твоей бывшей халупы в квартире гостиничного типа", - а он, поганок, уперся рогом: "Хочу отдельную!" Я уж и так, и сяк - ни в какую. Мне с этим жлобом тошно было даже одним воздухом дышать, а муженек из вредности не желал покидать жилье, пока не получит собственного. Денег у него ни копья, нечем доплатить за однокомнатную, но запросы! - плюс твердолобость. В общем, хлебнула я полным ковшом. И выгнать поганца не могу. "Я, - говорит, - здесь прописан, имею право!" Несколько месяцев обретались каждый в своей комнате, а он стал водить дружков с бабьём, квасил с ними. Пару раз я вызывала ментовку, что они буянят, а те попрячут бутылки и делают невинные глаза, мол, культурно отдыхаем, ведем себя прилично, вон хоть соседей с площадки спросите, никакого шума не было. У его предков тоже "двушка", но мой бывший не желал туда отселяться. "С какой стати? - заявляет. - Мне и здесь хорошо. А если тебя что-то не устраивает, сваливай к своей мамаше". Представляешь, каков наглец! Теперь уже не на однокомнатную, а на двухкомнатную замахнулся. Денег он мне, само собой, не давал, даже за коммунальные услуги не платил, но холодильник вместе с дружками и шлюхами регулярно опустошал. Я перестала покупать продукты, но, согласись, мало радости вести перманентную войну в собственной квартире. Совсем психичкой с ним стала, никому не звонила, ни с кем не встречалась, голову ломала, что делать. Если уйти к маме, мой благоверный со своим стадом уже через пару месяцев так засрут квартиру, что потом вовек не отмоешь. Да и не хотелось мне садиться на шею матушке, ей и с отчимом досталось - незадолго до этого у него случился инсульт. Однажды я обозлилась, сменила замки, а этот гаденыш привел участкового со слесарем и взломал дверь. Причем, назло мне ломиком. Пришлось потом дверь менять раскурочили на совесть. Я чуть не прибила его, так была зла, а он что отмочил: накатал заяву, мол, я грозилась его со свету сжить, чтобы единолично завладеть квартирой, и если с ним что-то случится, то в этом повинна жена. Поставил участковому пару пузырей, и тот взял у него бумажку неофициально, пообещав дать ей ход, если моего благоверного тюкнут в подворотне. Я бы с преогромным удовольствием подговорила знакомых ребят переломать поганцу руки-ноги, но как это осуществить при наличии такого заявления?! Сидеть в тюряге у меня охоты нет. А он таким образом стимулировал меня, чтобы я поскорее купила ему однокомнатную, и ему было плевать, что я студентка и не имею заработка. Мне тогда и девятнадцати не было, сдуру выскочила за него едва достигнув совершеннолетия. Ты прикинь, Регинка, двадцатисемилетний кобёл желает, чтобы восемнадцатилетняя жена обеспечила его отдельной хатой! Мама с отчимом потратили все свои сбережения на покупку новой квартиры и обстановки, да у меня бы и язык не повернулся просить у матери бабок, чтобы оплатить жилье этому сволочонку! Ох и попил муженек из меня крови, подружка... Чуть мужененавистницей не стала. Так что теперь я этих баб из Клуба одиноких сердец понимаю - тоже в то время возненавидела весь род мужской.

Сев в Женину "тойоту", Алла отвернулась и уставилась в окно.

Видя, что она неожиданно стала печальной, любовник решил, что это связано с её бесплодием, и решил поднять любимой настроение своими фирменными байками:

- Наша старшая сестра раньше трудилась в аптеке и рассказала, как однажды пришла молодая женщина и купила упаковку презервативов и кислородную подушку. Классный комплект, верно? - повернулся он к Алле.

- Угу, - кивнула та, по-прежнему глядя в окно, но оптимист Женя не сдавался:

- Поехали мы как-то с ребятами на турбазу. Шестеро сексуально озабоченных мужиков - и полный голяк на предмет особ прекрасного пола. Обслуживающий персонал - сплошь женщины климактерического возраста. Первый день мы проскучали и со скуки упились, а на второй, под вечер вдруг появляется небесное создание лет семнадцати и ангельским голоском спрашивает Катерину Петровну - это кастелянша, оказавшаяся её теткой. Но та за час до этого ушла, а живет она в другом поселке. Мы засуетились, усадили девушку за стол, налили, как положено, а она отнекивается: "Что вы, я не пью". Глазки невинные, голубые и вся она такая чистая, воздушная, что мы, отпетые циники, устыдились своих грешных мыслей. В общем, сидим, ведем нежные разговоры про поэзию и прочую муть и вдруг гостья спохватилась: "Ой, я же на автобус опоздала!" А жила она, как оказалось, в двадцати пяти километрах от турбазы. Добровольца провожать её, пропилив полста кэмэ туда и обратно без какой-либо перспективы на телесный контакт, среди нас не нашлось, и мы дружным хором стали уговаривать её заночевать, причем, без всяких задних мыслей. Двое наших ребят уступили ей свою комнату, и девушка отправилась на ночевку. А четверым из нас пришлось спать по двое. Правда, после её ухода мы в качестве моральной компенсации выхлебали все оставшиеся напитки - при ней рука не поднималась за стаканом. Утром я встал первым, решив пробежаться, чтобы изгнать из организма ацетальдегид и прочие остаточные яды, и вдруг слышу, что девушка в холле с кем-то беседует, причем голос уже не такой ангельский, как накануне: "Всю ночь прождала - и ни один мудак не заглянул!"

Наконец Алла повернулась к нему и улыбнулась:

- Ни за что не поверю, что ты мог купиться на её обманчиво-невинный вид и упустить свое.

- Можешь не верить, но это так. Мы с мужиками, не сговариваясь, решили её не трогать - она выглядела настоящей ромашкой. Потом уж от сведущих людей узнали, что девица частенько практиковала будто бы случайное появление, когда тетка сигнализировала ей, что на турбазе появился хоть один стоящий кадр. Замуж хотела её выдать таким образом.

- В общем-то, неплохой сценарий они придумали, - отметила любовница. Если девица вдобавок озаботилась регулярной гименопластикой10, то вполне могла сойти за девственницу. Какой-нибудь мужик купился бы. Или тетка подняла бы шум, что её племянницу лишили девичьей чести. Что бы ты делал, оказавшись в такой ситуации?

- Ну, меня гименопластикой не проведешь. А с несовершеннолетними я вообще постельных дел никогда не имел.

- Вот и ещё в одном мужчине я ошиблась...

- Ты обо мне? - удивился любовник.

- Нет, это всего лишь для поддержания разговора.

- "Опилки мышления"?

- Ага, - кивнула Алла и выдала ещё одну ироничную фразу: - Если ты веришь и надеешься, - тебя непременно обманут.

- А теперь ты о ком?

- О девственницах, мечтающих выйти замуж в обмен на лишение девственности.

- А потом я встретила Вадика, ставшего моим вторым мужем, - продолжала исповедоваться Нора. - Он сразу начал писать круги вокруг меня, а я - как мороженая треска, даже спать с ним не хочется. Поплакалась ему, а Вадик говорит: "Решим проблему, крошка". Пришел, о чем-то потолковал с моим, попросив меня не присутствовать, - и гляжу, муженек стал шелковый, сразу согласился на комнату, и я от него избавилась. А я, дуреха расчувствовалась и кинулась на шею Вадику. Втюрилась, как малолетка, и уже через некоторое время вновь именовалась женой. Первое время все было замечательно, но месяца через три, когда супруг опять пришел под газом, сказала что-то поперек и тут же получила по морде.

Регина изумленно посмотрела на подругу - чтобы та позволила кому-то себя ударить! Нора встретила её взгляд, невесело усмехнулась и ответила на безмолвный вопрос:

- Знаешь, Регинка, раньше я думала, что никто и никогда не посмеет меня тронуть. Такая была гордая и самоуверенная - не подступись. А как только отлетела к противоположной стене, скула горит да ещё и затылком прилично приложилась, - сразу язык проглотила. Думаю - ещё раз вякну, супруг мне снова врежет, а мне и так фонарь обеспечен. Но тогда я ещё сохраняла остатки иллюзий, что в нашей стране женщина может надеяться на защиту своих прав, - милицией, к примеру. Тихонько выскользнула из дому, сбегала на экспертизу, сняла побои и явилась в ментовку. А там сидит равнодушный дежурный, зевая и почесываясь. Посмотрел, как у меня скула заплывает, и скучным голосом вопрошает: "Ну и что мне прикажете делать?" Я возмущаюсь, рассказываю, что муж меня избил, мол, посадите его. А он: "Если б мы всех сажали, кто жен колотит, то в местах заключения было бы больше мужчин, чем на свободе". Вижу, что не желает мне помочь, и закатила скандал. Ну, ему это надоело, дежурный вызвал патрульных, те скатались к нам домой, взяли Вадьку, притащили в отделение и засунули в обезьянник. А когда его мимо меня вели, он исподтишка показал мне кулак и пообещал: "Вернусь - получишь". И на следующее утро уже явился. Я-то думала, ему срок дадут, горела праведным гневом. Куда там! Дал на лапу и отпустили. И я обзавелась уже не одним фингалом под глазом, а синяками по всему телу. "Еще раз заявишь, - пообещал муженек, - и всех зубов лишишься. Да и вообще инвалидкой останешься". Только тогда я поняла, почему мой первый оказался таким сговорчивым. Кстати, второй как-то обмолвился, что сходу врезал ему по печени, а уже потом начал общаться. Еще полгода я прожила, боясь лишнее слово сказать. На развод подать опасалась - убьет же. И защитить некому. В итоге мы совершили с ним чейнч - моя свобода в обмен на мою же квартиру. И осталась я у разбитого корыта. Жила у мамы, - отчим к тому времени уже полтора года как умер, - потом она вышла замуж за иностранца, уехала с ним, а мне осталась её квартира. Вот так, моя милая, - грустно завершила свою печальную исповедь Нора.

- После пятого курса у нас была практика в поликлинике, - продолжал развлекать все ещё немного грустную Аллу любовник. - Приходит на прием парень призывного возраста, и я отправил его сдавать анализы. Через полчаса клиент является со здоровенным фингалом под глазом и рассказывает комично-драматичную историю. Выдали ему в лаборатории банку для мочи и пробирку для кала, парнишка отправился в туалет. Банку, понятное дело, набрал без проблем, а вот с пробиркой оказалось сложнее. Дома-то сподручнее, а тут у него под рукой ни палочки, ни карандаша. Наконец он обнаружил на перегородке между кабинками газетку и попытался приспособить её в качестве шпателя. Пока возился, уронил пробирку и разбил. Стоит над кучкой дерьма и горюет. Надо бы сбегать за новой пробиркой, но за это время кто-нибудь войдет и смоет будущий объект анализа. Парнишка изловчился, зачерпнул свои экскременты газетой, свернул её в рулон и положил на перегородку - не с собой же нести! Прибегает туда через десять минут, а в кабинке стоит здоровенный бугай и матерится, держа в руках газету, а сам весь от шеи и ниже - в том, что парень решил сохранить для анализа. Ему бы тихо слинять, а этот наивняк возмущенно заявляет: "Зачем же вы взяли мою газету? Как мне теперь сдать анализ?!" Ну и получил в пятак.

Алла решила, что хватит уже кукситься, и поддержала "туалетную" тему:

- В нашем институте преподавательский сортир некоторое время был на ремонте, и одному профессору пришлось воспользоваться студенческим туалетом. Вбегает старшекурсник и с ходу приветствует всех: "Привет, засранцы!" Тут из кабинки выходит профессор со словами: "Здравствуйте, молодой человек!"

- Оклемалась, Алка? - обрадовался любовник.

- Оклемалась, - кивнула она, хотя ей все ещё было грустно, и Алла сама не понимала причины своей печали.

- Не горюй, Норка, - попыталась утешить подругу Регина. - Теперь-то все будет по-другому.

- Вот и я о том же. Абы за какого придурка, который будет меня месить, оставаясь безнаказанным, и при этом иметь права на меня и на то, что я заработала, - я уже не пойду. Обеспечусь брачным контрактом, напишу завещание на ребенка, а опекунами назначу маму с отчимом, и ни один супруг больше никогда не произнесет: "Убью, сука!" А от второго мне это приходилось слышать десятки раз. Хоть я и старалась быть паинькой, он находил, к чему прицепиться. Как нажрется - просто зверь.

- А матери почему об этом не сказала?

- Говорила... А что она может?! В то время мама овдовела, жила одна к кому обратиться за помощью? В милицию она, правда, ходила, а там говорят: "Где заявление от потерпевшей?" Будто они дают ход таким заявам... Просто отговорка, чтобы отфутболить. Матушка уговаривала меня написать заявление, но ведь она не видела, каков Вадик, когда входит в раж... Но как-то раз мама попыталась с ним поговорить, а потом грустно сказала мне: "Ох и вляпалась ты, дочка... Бежать от него надо, и побыстрее". А я боялась даже заговорить о разводе. Так и тряслась, пока сам муженек не предложил чейнч. Вадька, наверное, и женился на мне, имея виды на мою квартиру.

- А что - у него своей не было?

- Он из Питера. В Москве снимал хату. А тут двух зайцев поймал - и жена красотка, к тому же, стирает-убирает-кормит, и отдельное жилье, не надо тратиться на арендную плату. Нигде толком не работал, ошивался там-сям и сидел у меня на шее.

- Ох Норка... - Регина обняла подругу. - Я думала, что самая несчастная жена, а тебе, оказывается, ещё хуже пришлось.

- Да уж... А твой что?

- И не спрашивай.

- Приехали, Алка, - с сожалением отметил Женя, как всегда, притормозив на углу, немного не доезжая до будки охранников. - Придешь завтра в наше отделение? Я дежурю.

- Приду, - кивнула любовница. Теперь она регулярно ходила к нему на сеансы тренировки мышц больной руки.

- Везет Олегу...

Алла быстро взглянула на любовника, отметив, что теперь он загрустил.

- Неужели ты ревнуешь к нему, Жека?

- Нет, не ревную. Я же знаю, что ты с ним не спишь.

- Откуда? - удивилась она.

- Это сразу чувствуется - когда женщина спит с двумя мужиками.

- Да ну? - ещё больше удивилась Алла, подумав, что её любовники в своем большинстве об этом не догадывались, хотя у неё всегда было несколько параллельных интрижек. Или просто не желали этого признавать по принципу: я об этом не знаю и знать не хочу, а потому этого не существует? Ведь считать себя единственным куда приятнее, чем одним из многих.

- Точно, - подтвердил Женя.

- Тогда чем же Олегу везет? Ведь сплю-то я с тобой.

- Сейчас ты придешь домой и остаток вечера проведешь с ним. А я отправлюсь к себе и буду скучать о тебе в одиночестве.

- Но ведь я провела большую часть дня с тобой.

- А мне этого мало.

- Не напрягай меня, Жека, - попросила она. - Еще совсем недавно я порадовалась, что ты не требуешь немедленно уйти от Олега.

- Я не собираюсь тебя напрягать. Однако ты не можешь запретить мне скучать о тебе.

- Я ведь тоже о тебе скучаю, - призналась любовница.

Жека молча смотрел на нее, и Алла понимала недосказанное - какой смысл сохранять такой статус, если им хорошо вместе и хочется быть вместе?!

Но не все так просто. А как быть с Олегом? Как сказать человеку, который её любит, и к которому она тоже питает определенные чувства - как минимум, привязанность, благодарность, уважение, да и много чего их связывает, - что нужно расстаться?! Ведь это рвать по-живому...

За эти семь месяцев Олег стал ей по-настоящему родным человеком. Он ей поверил и верит до сих пор. И что - взять и огорошить его: "Я люблю твоего друга. Собирай свои вещи и уходи, а я буду жить с Жекой"? И как после этого они смогут работать в одном отделении? Как будет чувствовать себя Женя, ведь Олег его друг?

Впервые Алла всерьез задумалась над нравственной стороной проблемы, хотя заслуженно считала себя спецом по пробежкам налево и не хранила верность ни одному мужчине.

Дело вовсе не в том, что она боялась упреков, сцен ревности, - как раз это-то не вопрос. Если бы кто-то из её мужей и любовников попытался изобразить из себя Отелло, Алла бы очень быстро это пресекла и уже после первых слов ревнивца произнесла бы любимую фразу: "Вот дверь, вот окно выбирай, как ты покинешь этот дом".

В данном случае, как и многих неверных женщин, Аллу волновало собственное отношение к сложившейся ситуации. Ей хочется быть с Жекой, но и Олег ей нужен, пусть уже не в качестве любимого мужчины - теперь она называла его так, скорее, по привычке, нежели с внутренним убеждением, - а как человек, к которому уже прикипела душой.

Брак с нелюбимым мужем, который не сказал ей ни единого ласкового слова, тем более, - комплимента, а лишь оскорблял и попрекал, невольно повлиял на Регинину самооценку.

Три года назад, после развода родителей, Регина еле-еле сводила концы с концами - благодаря махинациям отца они с матерью остались совершенно без средств. На то, чтобы развлечься и пофлиртовать у неё не было ни времени, ни желания. Все эти годы девушка вынашивала лишь план мести троим обидчикам, но на его реализацию у неё не было денег, а собственное бессилие и иссушающая душу ненависть не способствуют блеску глаз, повышению женской привлекательности и усердию на профессиональном поприще.

"Я не жила, а существовала, - так характеризовала для себя Регина этот тяжелый период. - Моей единственной целью было отомстить, и я на этом зациклилась, отметая все остальное".

Где бы достать денег? - вот о чем думала она все эти три года. Разумеется при таком настрое не до любовных похождений.

Некоторое время в её любовниках числился давний поклонник Кирилл Мезенцев, с которым четыре года назад Регина познакомилась на курсах испанского языка. После её отказа выйти за него замуж - Кирилл такой же нищий, какой в то время была она, а потому ей вряд ли удалось бы реализовать свой план мести, - его скороспелой женитьбы на её подруге Лине и замужества Регины они пару лет не виделись, потом случайно встретились, и их связь возобновилась.

Рохля Кирилл, нытик и неудачник, ничего не дал ей в эмоциональном плане. В постели он неплох, хоть и не орел, но общение с ним было тягостно. А когда Регина после гибели мужа оказалась в сложной ситуации, и ей потребовалось алиби, любовник не пожелал помочь, и она бросила его без всяких сожалений.

Ей очень хотелось стать матерью, неважно кто будет отцом её ребенка, но все три беременности - две из них от Кирилла, - по вине её мужа закончились выкидышем, после чего материнство стало проблемно.

Она бы не прочь и сейчас, но увы...

Олег, святая простота, даже не стал спрашивать, где любимая женщина провела вечер. Алла мимоходом обронила, что засиделась у Ларисы, а он знал, как они дорожат своими отношениями и трепетно относятся к женским посиделкам.

Они немного поболтали о событиях прошедшего дня, потом Олег, извинившись, отправился спать. Алла пошла в свой кабинет, подхватив здоровой рукой Деми, а сэр Персиваль шел следом, вальяжно помахивая пышным серо-голубым хвостом.

Сев в кресло, она пристроила на коленях собачку, а кот свернулся клубком у неё в ногах. Раньше место на коленях любимой хозяйки принадлежало ему безраздельно, но благородный сэр Персиваль ничуть не ревновал, понимая, что подружка ещё маленькая, а потому в приоритетном положении.

"Надо бы провести инвентаризацию моих мужчин в хронологической порядке", - мысленно поиронизировала Алла сама над собой.

Олег Павлович Меркулов спас ей жизнь11. Полгода назад она сказала себе, что встретила человека, достойного любви. Олег надежный, порядочный, уверенный в себе, сильная личность. И все же Алла порой с сожалением вспоминала их бурный "больничный роман" - она лежала в палате реанимации, а Олег неделю не отходил от нее, дневал и ночевал в больнице. Любовь в экстремальных условиях... Такая уж у неё натура - её привлекает все необычное.

Алла испытывала безграничную благодарность этому талантливому хирургу и Врачу от Бога. Будь Олег другим человеком, к примеру, бездушным формалистом, - не пришел бы в неурочный час в операционную, чтобы спасти истекающую кровью пациентку, а перевел её в другое отделение. Казалось бы просто выполнил свой долг врача... Но и среди тех, кто давал клятву Гиппократа есть немало равнодушных, да и просто уставших - от жизни, от своей нелегкой работы, от больных, от вечного безденежья и многих других проблем. И Олег тоже мог бы сказать: "Мой рабочий день закончился, пусть оперирует дежурная бригада, к тому же, эта операционная не предназначена не для огнестрельных ранений". Но ведь не сказал.

Многие пациентки влюбляются в своих хирургов. И Алла не исключение. Когда Олег идет по отделению в белом халате или зеленом операционном костюме, вокруг него особая аура человека, в чьих руках жизнь других людей, и он это сознает. Не мельтешит, не суетится, спокойный, доброжелательный, всегда в ровном настроении, но скажет так, что ни у кого не возникает желания ослушаться. Даже Алла, несмотря на присущую ей строптивость, ему подчиняется.

Олег не пытался её ломать, не приставал по мелочам, вроде бы, советовал, а не приказывал, и она слушалась. Впервые осознав это, Алла не испытывала психического дискомфорта. Раньше её любовниками были преимущественно слабаки, а Олег сильная личность. Она тоже считала себя таковой, но ещё неизвестно, кто из них сильнее характером.

Казалось бы - все замечательно. Наконец-то встретила настоящего мужчину, живи и радуйся, благодари судьбу, что так повезло.

Да, она была ему неверна. И что с того? Алла не считала измену особым проступком. Мужчины могут позволить себе неверность, - по официальной статистике изменяют три четверти мужей, а остальная четверть, скорее всего, соврала на вопрос анкеты или просто не имеет такой возможности по причине непривлекательности для прекрасного пола, сексуальных проблем или же отсутствия подходящего объекта, но не упустит благоприятный случай.

Раз можно сильному полу, то позволительно и так называемому слабому, так считала Алла и не только в отношении неверности. Ее любимый девиз: Женщины могут все! - применительно к данному случаю можно было бы перифразировать так: Женщинам позволено то же, что и мужчинам. А потому сам по себе факт измен её ничуть не смущал. Да ведь и Олег, при его кажущемся неведении, наверняка сознает, что вряд ли Алла кардинально изменилась за эти месяцы. Он и раньше знал, что у неё есть любовники, и непохоже, что очень сильно по этому поводу переживает. Возможно, периодически его такие мысли посещают, но он старается на них не фиксироваться, предпочитая делать вид, будто ему ничего не известно.

В общем, он нашел оптимальный компромисс, позволяющий сохранить душевный покой и себе, и любимой женщине, избавив их обоих от сцен ревности, поскольку изменить Аллу все равно не в силах.

И все же кое-что в их взаимоотношениях её не устраивало.

Одно время Аллу стала тяготить его забота. Пока лежала в больнице, воспринимала это как должное - в своем отделении хирург Олег Павлович Меркулов - царь и Бог, его слово - закон и для медперсонала, и для пациентов. Алла, правда, иногда нарушала больничный режим, но в целом вела себя паинькой. После выписки Олег старался следить за распорядком её дня, питанием, назначал лекарства, спрашивал, принимала ли она их.

"Он врач, лечить и давать советы - его профессия", - говорила она себе, но потом это стало её раздражать.

- Или любимый мужчина, или лечащий врач, - как-то сказала она Ларисе. - Соединить их в одно невозможно.

- Все дело в том, что ты не привыкла никому подчиняться, - объяснила её недовольство подруга.

- Пожалуй... - не стала спорить Алла.

Но проблема не только в этом.

Верная боевая подруга всегда считала себя прагматиком.

- Витать в облаках - не мое амплуа. Я человек дела, - так расставляла она приоритеты.

Со стороны казалось, что она лишена женских слабостей, типичная деловая женщина, "железная бизнес-леди", к тому же, циничная пофигистка. Но с некоторых пор Аллу стал тяготить собственный имидж, который она сама же придумала и которому старалась соответствовать. Быть может, это как-то проявилось - в поведении, в высказываниях, во внешности... Первыми это заметили её друзья - Игорь Северин и Виталий Рылеев. После гибели своего любовника Виктора12, Алла будто утратила защитную броню и приоткрылась с неожиданной стороны. Оказалось, что верная боевая подруга сентиментальна и даже романтична, верит в истинную любовь и склонна идеализировать мужчину. Разумеется, друзья ничего ей не сказали - она бы тут же взвилась, - но по их выразительному молчанию и тому, как они отводили взгляд, Алла многое поняла.

"А ведь и в самом деле всю свою жизнь я зачем-то придуриваюсь", подумала она тогда.

Потом закрутился бешеный роман с Олегом, и Алла решила, что теперь её душа наконец-то успокоится. Но - не успокоилась.

"А может быть, мне не хватает романтики? - задала она себе вопрос, который раньше ей бы и в голову не пришел. - Всю жизнь считала себя законченной реалисткой, а в душе - все ещё романтичная особа?.."

Быть может, отношения с Олегом не устраивали её своей обыденностью?

Еще совсем недавно пылкие любовники, теперь они гражданские муж и жена. Первые месяцы из-за нездоровья она была вынуждена немало времени проводить дома, а Олег уходил утром, приходил поздно вечером, через два дня на третий - суточное дежурство. У него есть смысл жизни - любимая работа. Она, Алла, тоже ему дорога, но, как и для любого уважающего себя мужчины, дело на первом месте. А ей, как и любой женщине, хотелось стать для него всем.

Вроде бы, они и вместе, и не вместе. А если пойти дальше, то по сути каждый из них сам по себе: она втайне от него расследует преступления, а он занят тем, к чему у него призвание.

Наверное, можно жить и так. Мужчина и женщина не должны быть во всем похожи. Как раз наоборот - чем больше несхожести, тем они друг для друга привлекательнее.

Но ведь и общие интересы должны быть. А их с Олегом увлечения лежат в разных плоскостях. Да и совместного досуга нет. Каждый третий день, будь то будни, выходные или праздники, Олег приходит еле живой после дежурства и ложится спать - даже ночью ему приходится оперировать, а завтра снова на работу. Было бы верхом эгоизма приставать к нему: "Давай куда-нибудь сходим, а то мне скучно одной"! Вот она и не лезла к нему - пусть отдохнет.

А ей что оставалось? Лишь два варианта: слоняться по квартире или придумать уважительную причину и ускользнуть из дома, сочинив убедительный сценарий - Олег настаивал, чтобы любимая побольше лежала и поменьше разъезжала, а она клятвенно обещала слушаться своего лечащего врача. Обещать-то обещала, да ведь скучно валяться дома, глядя в потолок. Можно день почитать, ну, два, три, неделю, но в конце концов все приедается, даже хорошее.

Общительная и компанейская Алла привыкла быть в водовороте событий, а из-за ранения и плохого самочувствия оказалась за бортом активной жизни.

В общем-то, все закономерно. Если бы её не подстрелили, она по-прежнему была бы в гуще интересных дел. А ранили её именно из-за бедового характера.

Получается - сама во всем виновата.

С другой стороны - если бы не это ранение, не познакомилась бы с Олегом. А он ей дорог, хотя её бунтарская натура порой восстает.

Олег - мужчина во всех отношениях положительный, что привлекает, и вместе с тем, как это ни парадоксально, - расхолаживает.

Слишком хорошо - это слишком.

Ни разу они не поссорились. Даже подловив её на обмане, лечащий врач и любимый мужчина не устроил сцену, а высказался тактично, без тени упрека. Алла почувствовала себя виноватой и искренне пообещала впредь соблюдать предписанный режим. Пообещала - и опять лгала, придумывая отговорки, чтобы сбежать из дома. Такая уж у неё неуемная натура.

Может быть ей не хватало раскачки чувств?

Образно говоря, Олег любит её ровно, на одном, неослабевающем накале. А ей подавай экспрессивность эмоций. Все ж недаром любимый психиатр Лидия Петровна говорила об истероидности её натуры - ей хочется и экспрессии, и надрыва, и безумств любви.

Раньше Алла считала, что любовь - не для нее, потом убедилась, что сама создала в душе преграду, и, вновь обретя способность влюбляться, кардинально изменила взгляды:

- В любви слишком не бывает. Тот, кто не любит чересчур, любит недостаточно.

Может быть, её не устраивает то, что Олег не демонстрирует "чувства в клочья"?..

Да и по части секса он её не балует, а для неё это немаловажно.

В день их близкого знакомства она сама его соблазнила, и Олег её не разочаровал. Потом, правда, корил себя: пациентка только что пришла в себя после тяжелой операции, еле жива, а он... Все последующие месяцы Олег уже так не забывался. "Тебе нельзя", "Такие нагрузки для тебя чрезмерны", неизменно слышала Алла. До сих пор он её бережет. К тому же, очень устает, а ей приходится держать себя в узде. Верх эгоизма лезть к мужику, который пришел домой серый после бессонной ночи и хочет одного - рухнуть в постель и выспаться. Но и в другие ночи Олег не проявлял бурного сексуального пыла. По темпераменту они явно не совпадают. Да и воздержание переносит спокойно. У них бывали перерывы и по две недели, и дольше.

В итоге она оказалась на "голодном сексуальном пайке", а её это не устраивало - секс Алла всегда любила и до сих пор не перестала любить.

Второй близкий ей мужчина - Николай Кузнецов, состоятельный человек, настоящий хищник в джунглях бизнеса, а с нею - страстный любовник. С Колей она уже больше года, так что он предшественник Олега.

Когда-то Алла говорила себе, что не любит Николая, просто он привлекателен как личность и сексуальный партнер. Коля в сексе - просто ураган. Она и сама такая, так что в этом аспекте они стоят друг друга. Да и по многим другим параметрам тоже. Оба - типичные одиночки, обладают независимым нравом и не способны вить семейное гнездо. Они не посягают на права друг друга, оба сознают неординарность партнера.

Спору нет, Коля ей подходит больше, чем Олег. "Мы сделаны из одного теста", - как-то раз сказала верная боевая подруга, и Николай с этим согласился. С ним у неё есть возможность получить искомые острые ощущения. Коля азартен, как и она, любит риск, бесстрашен, с первого дня их близкого знакомства и до сих пор не перестает её удивлять, наверняка она ещё многого о нем не знает. Сблизила их экстремальная ситуация - Алла пришла его наказать и предложила сыграть в гусарскую рулетку, а Николай принял вызов13. В итоге выиграли оба, став любовниками. А потом было ещё несколько случаев, когда он показал себя человеком отважным, порядочным, со своеобразным кодексом чести14. То, чего не хватало ей с Олегом, она восполняла с Николаем, и не только в сексе.

За это время, что они любовники, Алла привязалась к нему всей душой. Но любила ли?.. Или это, скорее, было следствием признания схожести характеров и всего остального, из-за чего она говорила: "Мы одной крови!"? Николай Кузнецов член их команды - людей, бескорыстно помогающих друг другу и многим, кто в этом нуждается. Они делают общее дело.

А как с чувствами? На этот вопрос Алла пока не могла себе ответить.

И третий её любовник - Слава Миронов, о котором его боевая подруга иногда язвительно говорила: "Наследие прошлого". Пять лет назад Слава, в то время носивший прозвище Мирон, руководитель организованной группировки, стал её "крышей". Язвить-то она язвила, но больше на публику, сознавая, что ей, уважаемой бизнес-леди, не к лицу быть подругой главаря банды, пусть и бывшего. Их знакомство ознаменовалось неделей постельного буйства, после чего Слава потерял голову и до сих пор любит её. Но и Алла по-своему привязана к нему, хотя прежнего ослепления страстью уже нет. Не раз она говорила себе, что с ним пора завязывать, но что-то её удерживало.

"Может, я по-своему люблю и его тоже?.. - несколько месяцев назад задумалась Алла, а потом подытожила: - Не знаю, любовь ли это, но Славка мне дорог, и я его не брошу".

Как-то раз Лидия Петровна сказала с легкой иронией:

- Бандитская романтика... Подруга вора...

- Вы о моих отношениях со Славой? - уточнила пациентка.

- Нет, я имела в виду примитивных женщин из криминальной среды. Но вы-то другая. Зачем вам якшаться с человеком, для которого понятия "закон", "нравственность" имеют лишь абстрактное значение?

- Мирон не такой, - возражала его боевая подруга. - Вы судите по тому, что читали об авторитетах в прессе, смотрели по телевизору, в кинофильмах.

- Не только, - покачала головой психиатр.

- Я не утверждаю, что он ангел, но и не злодей. Просто на определенном этапе ему пришлось защищать свои интересы, для того Слава и создал команду.

- И вооружил её до зубов? - иронично поинтересовалась Лидия Петровна.

- А что ему ещё оставалось, когда кругом беспредел! - в запальчивости повысила голос Алла.

- И что - нужно действовать по известному принципу: "Или всех грызи, иль лежи в грязи"?

Верная боевая подруга задумалась. Вообще-то она не осуждала Мирона, но ведь и не одобряла некоторые аспекты его деятельности. Именно с её подачи сейчас он отошел от криминальных дел - любовница имеет на него немалое влияние, - и занялся легальным бизнесом. Но, с другой стороны, она и сама частенько действовала с позиции силы - возможностей у неё немало. Одних наказала, использовав финансовые рычаги15, другим пригрозила, да так, что сомнений в том, что она осуществит угрозу, у негодяев не осталось16, третьим врезала от души17 - с детства была бесстрашной и научилась лихо драться, - с четвертыми играла в гусарскую рулетку и выиграла, в итоге мерзавцы отправились на тот свет, не получив отпущения грехов18.

"Может, и в самом деле меня привлекает бандитская романтика?.. размышляла Алла. - Вроде бы, нет. Тогда почему я стала подругой главаря организованной группировки?"

На некоторое время сложился своеобразный любовный четырехугольник одна женщина и трое мужчин. Олег Меркулов - постоянный спутник жизни, сильное плечо, в котором нуждается любая женщина, даже столь независимая и сильная характером, как Алла Дмитриевна Королева, верная боевая подруга. Николай Кузнецов - темпераментный любовник, к которому она могла приехать в любой момент, хоть в офис, хоть домой, готовый сам примчаться по первому её зову. И тоже сильная личность, соратник по всем параметрам. Слава Миронов любовник со стажем, пусть и не такой неистовый, как Коля, зато весьма умелый благодаря пятилетнему общению со своей опытной любовницей. Его тоже не назовешь слабаком, наоборот, Слава мужественный и бесстрашный человек, не раз рисковал жизнью и доказал на деле, что ничего на свете не боится. К тому же, умен, по-своему благороден и справедлив, душевно щедр, всегда готов прийти на помощь и восстановить справедливость всеми имеющимися в его распоряжении средствами, а возможностей у него немало. Теперь Вячеслав Валерьевич Миронов бизнесмен и банкир, весьма состоятельный человек, свою команду распустил, но, зная бедовый характер своей боевой подруги, оставил при себе наиболее преданных ребят. Алла тоже ничего на свете не боится и постоянно играет с огнем. Печальные последствия её любви к риску налицо.

Мужчины, участники этой сложной геометрической фигуры, давно примирились с существующим положением вещей. Николай и раньше знал, что он у Аллы не единственный, Слава тоже. Оба были безмерно благодарны талантливому хирургу Олегу Меркулову, спасшему жизнь дорогой им женщины. И, разумеется, не собирались демонстрировать собственнические намерения. Да Алла бы этого и не потерпела. Делить любимую с соперником никому не хочется, но если нет другого выхода, то ничего иного не остается, кроме как делать вид, что тебя этот аспект не касается. А Олег, очевидно, догадывался, что Алла окончательно не порвала со своими прежними любовниками. И тоже, будучи умным человеком, не лез в её взаимоотношения с другими мужчинами. Алла с ним, он её любит и она его любит, и это главное, а все остальное - второстепенные детали, на которых не стоит фиксироваться. Потому что вмешательство, а тем более, сцены ревности, не конструктивны, а деструктивны для отношений с любимым человеком.

А потом этот statu quo19 нарушился. В середине мая к Алле обратился за помощью бывший сокурсник Сергей Мартов, в которого она шестнадцать лет назад была так сильно влюблена, что сама этого испугалась и поспешила расстаться, чтобы не привязываться к нему, а потом не оказаться в роли брошенной женщины. У талантливого поэта и барда Сержа Мартова были сотни поклонниц и немало любовных интрижек. Самолюбивой Алле не хотелось стать одной из многих, с кем он легко расстался, переключив свое внимание на другую. Оказалось, все эти годы Сергей любил её, полагая, что его чувства безответны. Былые чувства вспыхнули вновь, и у них опять начался роман. Но продолжался он недолго. В конце июня Сергея тяжело ранили20, он лежит во второй хирургии, а Олег - его лечащий врач. После двух операций, ампутации легкого и трехсуточного пребывания в коме Сергей еле жив, а выйдет из больницы, скорее всего, инвалидом.

Разумеется, Алла не собиралась его бросать, но что-то в её отношении к нему надломилось. Дело не в том, что он станет физически неполноценным, а в её чувстве вины. До сих пор она не может простить себе своего максимализма - преувеличив значение его поступка, ошибочно расцененного ею почти как предательство, Алла фактически оттолкнула его, решив взять паузу и обдумать, стоит ли продолжать с ним отношения. А Сергей, желая доказать, что он мужчина, поступил как настоящий мужчина. В итоге - три пули в грудь. А Алла считала, что в случившемся виновата она.

Таков уж парадокс человеческой психики, отмеченный ещё классиками: мы ненавидим тех, кому причинили зло, и любим тех, кому сделали добро. О ненависти в данном случае речь не идет, но то, что чувство вины невольно изменило её отношение к Сергею, - это факт, от которого невозможно отмахнуться.

Как бы ни относилась сейчас Регина к отцу, его образ наложил свой отпечаток. В детстве он казался ей самым умным, самым красивым и самым замечательным из всех представителей мужского пола, и это мнение было неизменным до тех пор, пока она не узнала о его неблаговидной деятельности. Но даже недостойный поступок не может перечеркнуть дочернюю любовь. Было время, когда Регина возненавидела отца, но ведь любовь и ненависть зачастую идут руку об руку.

Сейчас её отец наказан сторицей. Ему пятьдесят восемь, у него аденома простаты, а он сидит в тюрьме в ожидании суда, который неизвестно когда состоится, - при теперешней перегруженности судебных органов и всеобщем бардаке бывает, что люди ждут этого годами. Регина полагала, что четыре месяца в переполненной камере - вполне адекватная кара за преступление. За махинации они с братом и матерью его уже наказали - он ограбил жену и детей, но теперь "Атлант" принадлежит им. Однако отец получит срок не за мошенническую деятельность, а за убийство женщины, ненавидимой Региной, и за это дочь его ничуть не осуждала.

Она регулярно носила ему передачи, но видеть не хотела. Серафима Николаевна поступала так же, снабжая бывшего мужа продуктами, лекарствами и всем необходимым, обеспечив хорошим адвокатом, но не настаивая на свидании. В их понимании, проявлять жестокосердие к немолодому и больному человеку, к тому же, лишенному свободы, недопустимо. Будь на то их воля, родные предприняли бы любые усилия, чтобы Георгий Новицкий избежал уголовного наказания, но тут они бессильны что-либо сделать - улики против него бесспорны, через две недели после ареста он во всем сознался, и теперь адвокат надеется, что чистосердечное признание, возраст и болезнь сыграют свою роль на суде, и ему дадут минимальный срок.

Теперь Регина не испытывала ненависти к отцу. Лишь жалость. И любовь, как это ни парадоксально по отношению к человеку, причинившему немало горя их семье.

Она отдавала себе отчет, что на её отношению к Семену повлиял образ отца. Правда, любовник немного моложе, но все же по возрасту годится ей в отцы.

Регину всегда привлекали солидные мужчины, а за ней раньше увивались лишь юнцы, с которым девушка относилась с легким презрением. По своему интеллектуальному развитию и складу характера Регина всегда превосходила свой возраст, и с прежними ухажерами ей было неинтересно. Но мужчины в возрасте за ней почему-то не ухаживали. А может быть, это и в плюс. Будь её спутником зрелый человек, который взял бы на себя большую часть забот и решение многих проблем, вряд ли она стала бы столь независимой и самостоятельной. Сейчас эра именно таких женщин, деловых, предприимчивых, зубастых, а не тех, кто предпочитает прятаться за спину мужа и ограничиваться домом, детьми и стряпней.

И все же этот аспект её немного беспокоил, и девушка решила в понедельник сходить к своему психиатру.

Несколько месяцев назад, мучаясь непонятной тоской и беспричинной неудовлетворенностью своей жизнью, Алла затеяла словесную эротическую игру с Женей Ермаковым, перебрасываясь с ним остротами с двойным смыслом, обманывая себя и делая вид, что это просто шутливая пикировка ради поднятия настроения и придания тонуса, - а последнее время она частенько хандрила.

Когда-то он сказал ей: "Если бы Олег меня не опередил, мы с тобой стали бы замечательной парой". Алла думала точно так же, но отшучивалась, не в силах преодолеть нравственные барьеры и откликнуться на явный интерес Жеки. Да и он сдерживался изо всех сил, памятуя о собственном кодексе чести: любимая женщина друга - святое.

Почти ежедневно она приходила во вторую хирургию, слушала Жекины байки и остроты, называя это сеансами смехопсихотерапии, и уходила оттуда в лучшем настроении, чем пришла. Параллельно Женя разрабатывал её руку и уже на первом сеансе она смогла пошевелить пальцами, а на втором - согнуть в локте руку, до того висевшую плетью в плотной повязке. И чем дальше, тем дела с её простреленной конечностью лучше и лучше. Олег и все его коллеги считали, что Женя Ермаков всего лишь её лечащий врач, и лишь они двое знали, что происходит за закрытой дверью перевязочной, когда напрямую ничего не говорилось, но все их шутки были однонаправленными, с эротической подоплекой, а между строк рефреном звучало: "Я тебя хочу!"

Надо признать, оба сдерживались довольно долго, и для обоих эти было нетипично.

Двадцатидевятилетнего Женю Ермакова коллеги любя называли "половым разбойником-рецидивистом". И было за что. Три брака и, соответственно, три развода, а любовниц - одноразовых и более-менее постоянных - не счесть. Второе его прозвище - "бык-осеменитель". Хирург Евгений Валерьевич Ермаков прославился тем, что помог многим женщинам забеременеть. "Лечу бесплодие методом тыка", - хохмил он, но это и в самом деле соответствовало действительности - многие пациентки отделения репродукции, годами лечившиеся от бесплодия, обзавелись младенцами, как две капли воды похожими на Жеку.

Веселый и юморной, хотя в его внешности ничего особенно примечательного, - лишь высокий рост и спортивная фигура, - Жека Ермаков очень нравился женщинам. Когда Женю спрашивали, в чем секрет его обаяния, он искренне отвечал: "Просто я люблю женщин, вот и все". И был совершенно прав. Для того, чтобы нравиться женщинам, нужно их любить, диффузно, как нечто целое и безумно привлекательное, как Женщину, и тогда любой мужчина станет неотразимым. Искусственно выработать в себе способность любить прекрасный пол невозможно, это или есть от природы, или нет. В Жеке это качество, разумеется, врожденное, в определенной мере - наследственное.

Его отец, Валерий Петрович Ермаков, известный гинеколог, профессор, заведующий кафедрой мединститута, до сих пор имеет славу "знатного ходока". Сейчас ему пятьдесят пять, а в него до сих пор влюбляются многие студентки и все его пациентки. Сестра-хозяйка, заменяя медицинский халат профессора на чистый, регулярно выгребает из карманов записки и даже длиннющие письма с признанием в любви и просьбой о свидании. Как и многие профессора, Валерий Петрович в обыденной жизни немного рассеянный человек, потому, сунув в карман очередное послание, он о нем забывал. Продуктов эпистолярного творчества влюбленных дам у кастелянши набралось уже огромное количество, правда, она никогда не разглашала их содержание, хотя с интересом читала.

Анастасия Александровна, жена Валерия Петровича и Жекина мать, проявляла лояльность к похождениям своего любвеобильного супруга. Три десятка лет назад, впервые застав неверного благоверного с дамой в неглиже, разгневанная супруга попыталась затеять скандал, на что муж ответил шутливой тирадой, и накал её негодования сразу угас. Она безумно любила своего Валерика, любит до сих пор, и будучи умной женщиной, поняла, что этот сердцеед неисправим, а потому у неё есть лишь два пути: либо смириться с его "хобби", либо расстаться. Второе её категорически не устраивало, и Анастасия не без некоторого внутреннего сопротивления выбрала первое. Первые годы это давалось ей нелегко, потом она научилась относиться к ситуации с юмором и частенько шутливо комментировала похождения супруга.

А в целом микроклимат в их семье сложился замечательный. Как это ни кажется парадоксальным, Валерий Петрович любил жену, хотя, бывало, параллельно любил и другую женщину, а то и нескольких. Однолюбам этого не понять, однако таких случаев в жизни немало, просто ни один современный Казанова не публикует своих откровений и даже не делится опытом с другими людьми, поскольку личная жизнь и взаимоотношения с противоположным полом для него - святая святых. Для истинного Казановы, разумеется, а не для современных донжуанов, страдающих комплексом донжуанизма, сомневающихся в своей сексуальной привлекательности для противоположного пола и вынужденных постоянно доказывать это себе и окружающим с помощью многочисленных любовных интрижек. Эти как раз охотно афишируют свои связи и хвастаются длинным списком одноразовых любовниц.

Любовь к Женщине Жеке досталась в наследство от отца. К тому же, стереотип поведения родителей всегда накладывает отпечаток на детей, и они бессознательно подражают им.

Однако с женами Жене не повезло - они не были столь умны, как его мать, и не осознали, что бабник - это черта характера, а не распущенность, и бороться с этим бесполезно, проще закрывать на все глаза, использовав мудрую фразу: если не можешь изменить ситуацию, - измени свое отношение к ней. Сцен и скандалов Жека терпеть не мог, на упреки очередной супруги лишь разводил руками и отшучивался, а её это ещё больше бесило, и дело кончалось разводом.

И вот этот "половой разбойник-рецидивист" полюбил женщину своего лучшего друга. Быть может, он не позволил бы себе смотреть на неё мужским взглядом, если бы знал, что Алла с Олегом уже любовники.

Женя впервые увидел Аллу Королеву в палате реанимации и сразу сказал себе: "Как только Алла Дмитриевна оклемается, будет моя". Олег, понятное дело, тогда не афишировал неформальных отношений с пациенткой, которую всего за несколько дней до этого оперировал и буквально вытащил с того света. А когда Жека узнал, что друг его опередил, - было уже поздно, влюбился.

Семь месяцев назад Алла никого, кроме Олега, не замечала, и Жека сказал себе: "Что ж, не все красивые женщины мои, утешусь с другой". Но отвлечься не получилось, хотя любовниц с тех пор у него было немало.

Потом отношение Аллы к любимому мужчине пошло на спад, Жека это интуитивно почувствовал, но и тогда напомнил себе о собственном кодексе чести. Прояви Алла инициативу, - Женя бы вряд ли сдержался. Но они утешались словесной эротической игрой, хотя оба сознавали подтекст. Если бы Алла не пришла в отделение в тот день, когда Женя Ермаков дежурил, причем, во второй половине дня, когда никого из врачей уже не было, не увидела его и не шагнула, как сомнамбула, в ординаторскую, - возможно, до сих пор они продолжали бы свою игру, не позволив себе пойти дальше.

Аллу Королеву прозвали "Казановой в юбке" - ни один мужчина, который ей приглянулся, не прошел мимо её постели, и она этим даже бравировала: "Я блядь, и этим горжусь!" И хотя в устах многих людей это слово звучит оскорблением, мужчин отнюдь не отталкивала её блядская сущность. Как раз наоборот. И это, между прочим, характерно для многих представителей сильного пола - женщина с бурным прошлым весьма привлекательна в качестве сексуальной партнерши. Если опросить тысячу мужчин, кого бы они предпочли: сексуально раскованную женщину с большим опытом или закомплексованную невинную девушку... Да тут и спрашивать не надо - ответ и так ясен. Вопрос лишь в том, сумеет ли сам мужчина оправдать ожидания "тигрицы в постели"?..

Ни разу за всю её жизнь не было так, чтобы Алла кого-то хотела и не заполучила. Не случалось и такого, чтобы она сдерживала свои порывы. "Хочу и получу!" - таков девиз Аллы Королевой, и не только применительно к сексу, а в целом по жизни. В отношении мужей и бойфрендов подруг проблема "хочу!" вообще не стояла, - для Аллы они существа без пола. Верная боевая подруга, называвшая себя "мужиком в юбке", которую мужчины порой шутливо именовали "бабой с яйцами", придерживалась присущего некоторым представителям сильного пола кодекса чести: мужчины её подруг - для неё всего лишь друзья, а потому не представляют сексуального интереса.

Иметь дело с друзьями любимых мужчин ей ещё не доводилось, потому что раньше любимых мужчин у неё не было. Испытав два раза подряд предательство представителей сильного пола21, Алла поставила крест на отношениях такого уровня. Внутренний запрет и соответствующий настрой способны повлиять на образ мыслей и поведение. Соответственно своему настрою, Алла Королева шестнадцать лет не позволяла себе влюбляться. Зато теперь будто наверстывает то, что не долюбила за эти годы.

То ей казалось, что она влюблена в Виктора - правда, теперь Алла сознавала, что любви там не было, а был лишь настрой влюбиться, - потом любовник погиб22, и на смену ему пришел Олег, затем Сергей и вот теперь Жека.

Растянись все эти романы во времени, - ещё куда ни шло. Несколько любимых мужчин за десяток-другой лет, - об этом иной женщине можно лишь мечтать, у некоторых и одного-то не было. У её влюбчивой подруги Ларисы интрижек разной степени длительности наберется несколько десятков, а сейчас она живет в любовном четырехугольнике. За полтора года Лара приобрела двух постоянных любовников, и обоих любит, а у Аллы теперь - аж пятеро.

И в самом деле получается, что она наверстывает упущенное за шестнадцать лет...

"Любовный пятиугольник преобразовался в шестиугольник", - подвела Алла итог своеобразной ревизии взаимоотношений с близкими мужчинами.

Каждый из них ей по-своему дорог и ни одного не хочется терять.

Отчего же сейчас она испытывает душевный дискомфорт?

"Как-то все не так", - однажды сказал её любимый крестник Алешка, сын Ларисы, когда ему было всего пять лет. Устами младенца...

Сейчас Алла могла бы охарактеризовать свое состояние словами крестника: как-то все не так...

С утра в воскресенье позвонил Семен, и они договорились, что Регина приедет к нему к десяти часам. Причину столь раннего свидания он обещал объяснить при встрече, и девушка гадала, что за приятный сюрприз её ожидает. Обычно любовник сам приезжал за ней, но девушка решила, что полуторамесячный "стаж" романа уже позволяет отказаться от некоторых церемоний.

Как всегда, все было очень мило. Семен приготовил к её приходу мясо, запеченное в тесте, а любовница, наплевав на диету, с удовольствием отведала сочный кусок и нахваливала:

- Не перестаю на тебя удивляться - всем хорош, но больше всего меня изумляют твои достижения в стряпне.

- Когда мужчина долго живет один, он всему может научиться. Это вовсе не сложно. Берешь кулинарную книгу и воспроизводишь рецепт.

- Ничего подобного, - рассмеялась Регина. - Однажды я решила порадовать маму и приготовить курицу в кляре. Вроде бы, сделала все, как написано, но кляр получился жидким, стекал, я заляпала всю плиту, а куски мяса оказались без оболочки.

- У тебя есть множество других талантов, чтобы стать замечательной супругой.

Это уже было почти приглашение в ЗАГС, и Регина обрадовалась, хоть и твердила себе, что статус любовницы её вполне устраивает.

Единственное, что огорчало Регину, любовник консервативно пользовался презервативом. Вроде бы, меры безопасности партнеру только в плюс, но она не любила сей предмет, к тому же, очень хотела забеременеть.

Девушка ломала голову, как заговорить на щекотливую тему, - не скажешь же мужчине, с которым знакома всего полтора месяца: "Я хочу зачать"!

Однако вчерашний разговор с Норой не прошел бесследно - подруга просто смотрит на жизнь и не рефлексирует попусту. Дважды обожглась, зато теперь намерена брать то, что считает необходимым. Пусть Норин цинизм и прагматизм останутся при ней, но все же стоит прислушаться к некоторым советам подруги. Тем более, Семен уже и сам, похоже, склоняется к женитьбе. Так чего ж тянуть с ребенком?!

- Сеня, давай не будем пользоваться резинкой, - попросила Регина.

- Почему? - удивился тот.

- Да не нужна она!

- Ты пользуешься пилюлями?

- Нет.

Он посмотрел на неё вопросительно, и любовница пояснила:

- Я не прочь иметь от тебя ребенка.

- Нет, Регина. - Выражение его лица сразу изменилось, стало напряженным, и девушка даже испугалась.

- Ты не хочешь? - тихо спросила она, с трудом скрывая огорчение и разочарование.

- Это нам ни к чему, - отрезал любовник.

До прихода верного оруженосца Алла решила посидеть в своем домашнем кабинете, где обычно пряталась, пребывая в хандре. Сегодня она опять ощущала душевный дискомфорт и решила разобраться в себе.

- Пошли, мои милые звери, посидим, подумаем, как дошли до жизни такой, - обратилась она к Персу и Деми.

Поглаживая то пушистую дымчато-голубую спинку свернувшегося у неё на коленях сэра Персиваля, то курчавую шерстку пуделихи, устроившейся в кольце из брюшка и лапок дружка, Алла обвела взглядом свой кабинет и призадумалась.

Устала? Да, вроде бы, не с чего уставать. На работу она не ходит, будучи в статусе выздоравливающей, но, по мнению Олега, пока все ещё нетрудоспособной.

Все надоело? Вот это, пожалуй, ближе к истине.

Казалось бы, жизнь бьет ключом, одно интересное событие за другим, рядом с ней и верные друзья, и подруги, и любимые мужчины, - с чего ж быть недовольной?

Пять лет назад Алла Королева азартно занялась бизнесом, теперь она хозяйка процветающей фирмы, денег у неё достаточно и даже более того, и ей стало неинтересно. Множить нули на банковском счету, приобретать заграничные виллы и таким образом самоутверждаться, - не для нее. Когда-то она гордилась, что создала фирму "Прима" с нуля, считала, что все держится на ней, но со времени её ранения коллектив успешно трудится без начальницы. И если она не появится в своем рабочем кабинете ещё год, ничего не изменится.

Вроде бы, добилась всего, к чему стремилась. И что дальше? Когда цель достигнута, былой кураж пропадает - ей важен сам процесс.

Алла ценила многие плюсы своего теперешнего статуса - как говорится, лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным, - но порой у неё возникало ощущение, что она, как лошадь, тянущая телегу по глубокой колее ни назад, ни в сторону пути нет, только вперед. И верная боевая подруга Алла Королева шла вперед, нахально улыбаясь и делая вид, что все о`кей.

Быть может, желание побыть наедине с собой в этом кабинете неосознаваемая ностальгия по прошлой жизни?.. И проявилась она столь своеобразно - искать укромный уголок в своей огромной квартире, - эта десятиметровая комната чем-то напоминает её прежнюю маленькую квартирку, а, следовательно, прежнюю жизнь?

С Олегом ей с психологически комфортно, но иногда его общество тяготило, - Алла и сама не могла понять, почему, - и тогда она говорила:

- Мне нужно пошевелить мозгами, - и уходила в свой кабинет.

"Наверное, все дело в присущем каждому живому существу желании иметь свою норку, место, принадлежащее только ему, где можно спрятаться от окружающего мира и ощущать себя в безопасности", - такое объяснение придумала Алла.

Однако ничего не бывает "просто так". В основе любого поступка лежат мотивы, подчас непонятные самому человеку. Зачастую люди не задумываются об этом, говоря: "Мне так хочется, и все". А почему хочется?..

Вот и Алла раньше жила, не углубляясь в самоанализ. А теперь стала частенько задумываться - и о своей противоречивой личности, и порой неожиданных для неё самой поступках, и о своей жизни, насыщенной и радостными, и драматическими событиями, и о том, почему так складывается её жизненный путь.

В последнее время у неё немало потерь23. Но дело не только в этом. Что-то ещё таилось в душе, пока неясное ей самой. Недовольство собой? Своей жизнью?

В общем-то, любой мыслящий человек периодически недоволен существующим положением вещей, и это является определенным стимулом движения вперед. Всецело довольны собой и всем на свете лишь идиоты. Но она-то не идиотка.

Может быть, просто-напросто надоело тащиться по проложенной колее жизни, как лошадь, впряженная в телегу?..

- Сегодня вечером я улетаю на Кипр, в десятидневную командировку, оповестил Семен. Видя огорченное лицо любовницы, он обнял её и попытался хоть как-то утешить: - Буду ужасно скучать о тебе, любовь моя. С удовольствием взял бы тебя с собой, но ведь у тебя много дел в фирме.

- Увы, Сеня, я никак не смогу вырваться, - грустно кивнула Регина. Ее расстроили и предстоящее расставание, и то, что он заранее не предупредил её, обрушив эту новость неожиданно, и его резкость в ответ на упоминание, что она хочет ребенка.

"Мчалась к нему, ожидая приятного сюрприза, и вот - получила сразу два неприятных", - отметила она про себя.

- Ты летишь к своему кипрскому компаньону?

- Да. Жутко несговорчивый тип. По телефону с ним невозможно уладить ни один вопрос, приходится встречаться лично. А в Россию он приезжать не желает - боится оставить свой бизнес без присмотра даже на несколько дней. Но я в нем очень заинтересован, поэтому если гора не идет к Магомету... Обещаю, любовь моя, приложить все усилия, чтобы поскорее тебя увидеть.

Он приподнял ладонями её лицо и поцеловал вначале в один глаз, потом в другой.

- "Ну зачем ты опять в глаза... Это же, говорят, к разлуке", процитировала девушка строфу из меланхоличного стихотворения и пояснила: Примета такая - когда целуют в глаза, значит, к разлуке.

- Так мы ведь и так расстанемся.

Ее покоробила бестактность любовника - ну зачем лишний раз напоминать?! Поцелуй - это интимная ласка, а Семен, оказывается, нарочно подчеркнул скорое расставание.

Регине даже расхотелось оставаться в его квартире. Она вывернулась из кольца обнимавших её рук и встала:

- Я, пожалуй, поеду.

- Поезжай, - кивнул любовник, взглянув на часы, и ляпнул ещё одну бестактность. - Мне ещё нужно собрать вещи и посидеть над документами.

- Чё смурная? - спросил верный оруженосец, сев в кресло и устроив обоих любимцев на коленях.

Сэр Персиваль, как всегда, вел себя спокойно и с достоинством, а кроха Деми вертелась юлой, вставала на задние лапки и нетерпеливо подпрыгивала, пытаясь лизнуть Толика в подбородок. Беспокойная подружка ничуть не раздражала Перса. Егоза пуделиха уже несколько раз шмякнулась на спину уютно устроившемуся и приготовившемуся почивать коту, но тот даже не шевельнулся. Наконец Деми добилась желаемого - Толик поднял её под брюшко и чмокнул в бархатный черный носик, она облизала его лицо, и ритуал приветствия завершился.

- Сама не пойму, - ответила Алла и добавила с иронической улыбкой: Взрослею, наверное. О смысле жизни стала задумываться.

Столь высокие материи были ему не по уму, и преданный Санчо Панса смотрел на неё с тревогой.

- Ладно, Толян, некогда думать о возвышенном, поехали в больницу, навестим и подкормим Серегу, - сказала она, вставая. - Заодно Жека меня посмешит.

Экономка уже заранее приготовила пакет с передачей, верный оруженосец подхватил его одной рукой, а другой открыл дверь, и они вышли из квартиры.

По дороге Регина позвонила матери и предупредила, что задержится дольше предполагаемого, - заедет к Лидии Петровне, та сегодня дежурит в психиатрическом центре. По голосу дочери Серафима Николаевна поняла, что она огорчена, и спросила:

- Что случилось, дочуля?

- Ничего, мам, - ответила Регина и напомнила: - Ты же сама советовала навестить нашего психиатра, да мне все было некогда.

- Передай большой привет Лидии Петровне.

- Обязательно.

Подъехав к знакомому зданию, Регина поставила "пежо" на стоянку, уже не в первый раз подумав, что пора обзавестись собственной машиной, надоело мучиться с капризной развалиной. Взбежав по ступенькам ко входу, девушка отворила тяжелую дверь, взяла в регистратуре талон и направилась к пятому кабинету.

Дождавшись своей очереди, она вошла в кабинет, поздоровалась, села напротив врача и только увидев на столе два букета лилий, спохватилась, что впопыхах, расстроивших после свидания с любовником, забыла купить любимые цветы психиатра.

- Как дела, Регина? - приветливо спросила Лидия Петровна.

- В целом замечательно.

Психиатр выжидательно смотрела на нее. Бывает, что в этот кабинет через некоторое время после проведенного курса лечения приходят бывшие пациенты, чтобы сообщить, - все наладилось, - и поблагодарить врача. Но у них другое выражение лица. Регина же насчет "замечательно" явно преувеличила - что-то её тревожит.

Пациентка не стала тянуть и ответила безмолвный вопрос:

- Я нарушила собственный зарок, который ещё совсем недавно дала себе: не иметь дела с мужчинами.

- Ну, в вашем тогдашнем состоянии это неудивительно, - мягко напомнила врач. - Муж поступил с вами бесчеловечно, однако это не означает, что все мужчины такие, как он. Вы говорили, что и в студенческие годы Владимир не заслуживал доброго слова. Было бы наивно надеяться, что потом он кардинально изменится.

- Да, с замужеством я спорола глупость...

- Никогда не стоит кого бы то ни было использовать в своих целях. Это бумеранг, которые неминуемо возвратится к вам и больно ударит. Я имею в виду не только вашего бывшего мужа, а принцип взаимоотношений с людьми. Вы, Регина, сильная личность, привыкшая самостоятельно решать свои проблемы, а не за счет других.

- Мне очень хотелось отомстить обидчикам мамы24...

- Это не оправдание. Алла Королева и другие пациентки задавали мне вопрос, как я отношусь к мести. Вы меня об этом не спрашивали, но я отвечу заранее. В определенных ситуациях месть - способ восстановить справедливость. Человеку нанесли оскорбление, и он ощущает униженность, это удар по его самолюбию и самооценке. Бывает фиксация на своей обиде, когда пострадавший, а тем паче, незаслуженно, не способен думать ни о чем ином. Неприятные мысли навязчиво всплывают в сознании, отражаются на настроении, - человек становится подавленным, плохо спит, мысленно или вслух проговаривает, как бы он ответил обидчику. Создается психотравмирующая ситуация, а у людей определенного психологического типажа может произойти декомпенсация. Для разрешения ситуации, причиняющей ущерб психике, лучше ответить виновнику в аналогичном ключе. К примеру, если имело место оскорбление, - отпарировать язвительно или высмеять, можно даже публично для большего эффекта. И тогда человек, которому нанесена обида, считает себя отмщенным. Он избавился от чувства униженности и сожалений, что вовремя не ответил, - справедливость восстановлена. Еще одно тягостное чувство, которое испытывают многие люди, строящие планы мести, собственная беспомощность. "Убил бы!", "Задушил бы собственными руками!" так говорят в аффекте, но в реальности это, разумеется, не осуществится. Порой сами по себе словесные угрозы позволяют снизить накал страстей - как говорится, человек выпускает пар, что позволяет не вариться в собственном соку или не взорваться, как кипящий паровой котел с закрытым вентилем, когда в гневе совершаются неадекватные поступки и страдают обе стороны. Но если обиженный не в силах что-либо предпринять, чувство беспомощности его угнетает, и он мечется в поисках способа поквитаться. Действия в состоянии аффекта, как правило, неравнозначны силе причиненной обиды. Например, в ответ на оскорбительную реплику некто набрасывается с кулаками или решает подкараулить обидчика в укромном месте и избить. Об убийстве я уж и не говорю - это крайние формы. Ответные действия "мстителя" должны быть адекватными. На мой взгляд, даже пощечина, данная женщиной мужчине, недостойна представительницы прекрасного пола. Разумеется, и сильный пол не должен доводить слабый до аффекта, когда хочется ответить пощечиной. Однако есть женщины, раздающие оплеухи с легкостью. В этом случае её ответ явно неадекватен, и оскорблен уже мужчина. Потом женщины жалуются, что тот ответил рукоприкладством. Так вот, дама должна избегать подлецов, которые достойны пощечины, и ситуаций, когда ей хочется осуществить свое желание. Женщины порой сами идут на близкий контакт с мужчинами, недостойными таковыми именоваться, а потом возмущаются, когда те ведут себя не так, как положено представителю сильного пола. В вашем случае месть стала сверхценной идеей - то есть, вы придавали ей незаслуженно большое значение и три года вынашивали план, как её осуществить. Все ваши помыслы были сконцентрированы лишь на стремлении отомстить, ради этого вы даже перестроили свою жизнь и вступили в заведомо неудачный брак.

- Да, это так, - тихо ответила Регина, сознавая, что психиатр совершенно права. Зачем она потратила годы на то, чтобы поквитаться?!

- Неадекватная месть частенько чревата большими неприятностями для самого мстителя. И для объекта, разумеется. Скажите, Регина, вы довольны собой, реализовав свой план?

Раньше девушка на эту тему не задумывалась, но сейчас, посмотрев в прошлое честно и объективно, осознала - её месть и в самом деле чрезмерна: погибли двое людей. Соразмерно ли это с моральной пощечиной? Но, вспомнив, что из-за этих двоих чуть не погибла её мать, Регина ответила:

- Не скажу, что случившееся оставило меня равнодушной. Не могу и с уверенностью ответить, что довольна собой. - Посмотрев в глаза психиатру, она твердо произнесла: - Но если была бы возможность повернуть время вспять и решать: повторить сделанное или избрать иной путь, - я бы все равно отомстила.

- Алена, ты называешь Олега любимым мужчиной...

Алла предпочла бы не касаться этой темы, но раз уж Сергей её затронул... Она решила подсластить пилюлю, слегка покривив душой, - Сережа так раним:

- Сам понимаешь, в этом заложен шутливый подтекст.

- Ты его не любишь? - тут же ухватился он, даже не пытаясь скрыть радость, и Алла сочла возможным перемешать правду с ложью:

- Я не задумывалась над определением чувств, которые к нему испытываю. - Увидев, что Сергей сразу сник, она решила увеличить концентрацию неправды: - Пожалуй, в моем отношении к нему превалирует благодарность ведь Олег спас мне жизнь.

Сергей сразу расслабился, и она надумала окончательно прояснить для него ситуацию, чтобы больше к этому вопросу не возвращаться:

- Поначалу была страсть. Обоюдно. Он обалдел, увидев меня, такую красивую и всю в крови, и дал себе слово не позволить погибнуть такой красоте. Да и я впечатлилась, узнав, какие хирурги водятся в обычной московской больнице. Так и сошлись во взаимном обалдении. Он так трогательно заботился обо мне... Я же тебе говорила, что после того, как побывала по ту сторону жизни, все мои прежние представления встали вверх тормашками. Раньше никому не позволяла себя опекать, а тут проявила слабину. Да и ситуация к тому располагала - я потеряла много крови и была совсем размазней от слабости. И прониклась к Олегу ещё большей признательностью. Как-никак я пациентка, а он мой лечащий врач и спаситель. В него влюблены все его пациентки, ты, наверное, и сам это видишь. Хирург он и в самом деле блестящий. Преисполнившись благодарности, после выписки из больницы я предложила ему жить вместе, Олег согласился. Уже спустя непродолжительное время я стала рваться на свободу. Он не зануда, не деспот, но меня ужасно раздражала его опека. А ещё больше бесило, что я не имею морального права огрызнуться - человек заботится от чистого сердца. Да к тому же, врач, а при его немалом стаже это уже не профессия, а черта характера. Я стала его обманывать, сбегала из дома, как только Олег уходил на работу. Оказывается, он об этом догадывался, но молчал, поняв, что давить на меня бесполезно. В какой-то момент я очень пожалела, что предложила ему сожительство, и уже почти созрела, чтобы с ним порвать. Меня очень тяготила такая зависимость, необходимость врать, подстраиваться под его график. "Какого черта! - говорила я себе. - Я свободная женщина и не желаю ни от кого зависеть!" Именовала себя убежденной холостячкой, пришла к выводу, что жить с кем-то - не мое амплуа. А потом Олег снял гипс, я увидела свою изуродованную руку и разрыдалась. Честно! Мне и самой в это с трудом верится, но факт есть факт: теперь чуть что - глаза на мокром месте. Раньше Ларку за это корила, насмешничала, а теперь стала ещё большей плаксой, чем она. И вот я реву белугой и причитаю, что стала калекой, а Олег меня успокаивает и так понимающе говорит, что знал, - я не принимаю лекарства и почти не бываю дома, когда он на работе. Именно из-за этого так плохи дела с рукой - для восстановления венозного кровообращения нужно было держать её в горизонтальном положении и побольше лежать, а я гоняла с Толяном на машине, занималась расследованиями. И я дала ему честное слово, что буду слушаться. Теперь принимаю эти растреклятые лекарства, тренирую руку, хожу на физиотерапевтические процедуры. Олег для меня, скорее, лечащий врач и друг. Хотя он старше всего на шесть лет, но мне почти как отец. Олег и в самом деле гораздо мудрее и умнее меня. Добр и потому снисходителен к моим взбрыкиваниям, все мне прощает, а я порой бываю сильно не в духе. И хотя мы сожительствуем всего семь месяцев, у меня такое впечатление, будто мы супруги со стажем. В общем-то он муж, хоть и гражданский. Так что расстановка фигур такова: Олег супруг, я неверная жена, а ты - мой любимый мужчина. Как тебе такая диспозиция?

- Еще недавно я и не мечтал, что ты назовешь меня любимым мужчиной... - Из всего ею сказанное Сергей выхватил самое главное для себя.

- Значит, будем считать, что тебя все устраивает, - поспешила закрепить результат Алла. И, увидев в его глазах некоторое сомнение, добавила: - Если бы я была давно и официально замужем, ты бы с эти примирился, не так ли?

- Со временем я бы стал настаивать, чтобы ты развелась и была со мной.

- Со временем станешь настаивать, - улыбнулась она. - А пока пусть пройдет хотя бы какое-то время. Все ж мы с тобой уже не восемнадцатилетние юнцы. У меня, между прочим, куча дурных привычек, да и вообще я не ромовая баба в глазури, а потому есть вероятность, что ты во мне скоро разочаруешься.

- Не разочаруюсь, - улыбнулся он. - Я готов полюбить даже твои дурные привычки, хотя уверен, что ты сильно преувеличиваешь. А ромовая баба в глазури мне не нужна. Мне нужна ты, Аленка.

Алла вышла из палаты, ничуть не винясь, что обманула Сергея, - а что ещё сказать больному человеку, уже не раз пытавшемуся получить от неё ответ? - не правду же! Было бы верхом жестокости заявить: "Знаешь, пока ты лежал на больничной койке, я завела роман со вторым хирургом этого отделения".

- Вижу, что вы ещё не перегорели, Регина, - отметила Лидия Петровна. Со временем, надеюсь, вы измените свои взгляды и поймете очень простую истину, казалось бы, уже набившую оскомину ещё со школьных лет, и тем не менее, необычайно мудрую: "Самое дорогое у человека - это жизнь". Не буду продолжать, поскольку в вашем случае можно поставить точку. Нет ничего на свете дороже человеческой жизни. И нет никакого оправдания тому, что у человека отнимают жизнь.

- А как же с убийцами-рецидивистами и приведением приговора в исполнение?

- В данном случае мы имеем в виду не их, поскольку у них, как правило, можно констатировать различные варианты аномалии личности, а психически здоровых людей.

- Алла говорит: "Отнял чужую жизнь - отдай свою".

- Она много чего говорит, и это не всегда то, что Алла думает на самом деле и что собирается осуществить. К тому же, напомню, что несмотря на эти грозные слова, она никого не убивала, не ранила, хотя все полтора года, что я её знаю, постоянно занимается расследованием преступлений, и ей попадалось немало людей, которых, согласно её тезису, можно было бы покарать столь суровым способом. Однако Алла находила иные способы их наказать. Не все они вызывают у меня одобрение, тем не менее, надо признать, обычно ей удается восстановить справедливость.

- Кстати, Алла одобрила мою месть, - продолжала упираться Регина, хотя и сознавала правоту собеседницы.

- А вы когда-нибудь слышали, чтобы она осуждала кого-либо из своих друзей?

- Пожалуй, нет. - Девушка задумалась, пытаясь припомнить хоть один случай, когда верная боевая подруга плохо отзывалась о ком-то из людей, которых называла "командой хороших людей против всех плохишей". - Алла костерит только подонков.

- Вот именно. Она обладает весьма ценным качеством: принимает друга любого пола безоговорочно, со всеми достоинствами и недостатками, ценит положительные качества и закрывает глаза на отрицательные. Алла может припечатать гневной тирадой, если считает, что кто-либо из её друзей или знакомых поступает недостойно, но больше для острастки, так сказать, в воспитательных целях. На самом деле в ней совершенно нет злобы, и даже дав бурную аффективную вспышку, она лишь разряжается, но не злится. По своей сути Алла Королева - очень добрый человек, хотя и щедра на крепкие словечки. Ко всему прочему, она прирожденный психотерапевт. Никогда не скажет чего-либо, чем можно ранить самолюбие человека, как раз наоборот, найдет слова, чтобы ободрить. Не думаю, что Алла полностью одобряет ваши действия, но никогда вам этого не покажет. Напротив, с воодушевлением поддержит и будет уверять, что вы поступили правильно.

- Но она многих наказывает...

- Кого именно? Разве близких ей людей?

Регина была вынуждена признать, что Лидия Петровна права.

- Алла почему-то избрала роль вершительницы правосудия и карает тех, кто совершил преступление, - продолжала психиатр. - Причем, адекватно содеянному. Я знаю обо всех её расследованиях и могу отметить - она не перегибает палку. Эти люди достойны уголовного наказания, но Алла не верит в наше правосудие, а потому пытается его подменить. Хотя я неоднократно пыталась переубедить её, но пока мне этого не удалось. На данный момент явный позитив лишь в том, что она отказалась от рукоприкладства, применения огнестрельного оружия и рискованной игры в гусарскую рулетку, в результате которой может пострадать сама. Но и это немало. Алла Королева, хотя и разумная женщина, в некоторых вопросах необычайно упряма. И хитра. Пытается хитрить даже со мной. Правда, она не лжива, так что на прямо поставленный вопрос или ответит, или уклонится от ответа, а чаще переводит все в шутку. Если уж на своенравную и строптивую Аллу мне удалось повлиять, то я не теряю надежды, что со временем и вы, Регина, измените свое мнение. Вы гораздо мягче по характеру, чем та, которую именуют верной боевой подругой.

- Вы думаете, это так важно, - чтобы я непременно изменила свое мнение?

- Вся беда в том, что человек, раз использовав какой-либо способ, давший моральное удовлетворение, может практиковать это и в дальнейшем. Мне бы очень не хотелось, чтобы вы ещё раз осуществили месть. Смерть за измену - несоизмеримое наказание.

Теперь Алла уже не знала, как сложатся их отношения Сергеем. Старая любовь подобна тлеющим углям. Они могут вспыхнуть вновь, если подует ветер воспоминаний, но сколько потом прогорят?..

Нередко бывает так, что мужчина и женщина многие годы прожили в разлуке, храня светлые воспоминания о своей любви, и вот они встречаются и разочарованы - постарели, а ведь у обоих в душе сохранился иной образ возлюбленного. К тому же, чувства юных созданий разительно отличаются от того, на что способны зрелые люди: теперь за плечами годы прожитой жизни, разочарования и обиды, дети и супруги, и нужно строить отношения с бывшим возлюбленным заново, с таким, каков он сейчас, а не с тем, кем был много лет назад.

И порой бывает, что лучше бы они оставили прошлое в прошлом, сохранив любовь в своей памяти, чем пытаться её реанимировать. Угли ведь ярко вспыхивают от ветра, но быстро затухают. Так же и старая любовь. Хоть она и не ржавеет, как принято считать, но пусть лучше покоится в душе. А реальность может лишь все испортить - и возродить былые чувства не получится, и на воспоминания ляжет налет разочарования: "Раньше он (или она) был совсем другим..."

- Ну хорошо, оставим пока тему мести, - решила Лидия Петровна. Видимо, повод, по которому вы пришли на прием, иной. Я лишь попутно затронула данную тему, поскольку не хочу, чтобы этот стереотип - мстить за обиду, - закрепился. Что вас сейчас тревожит, Регина?

- Я познакомилась с одним человеком зрелого возраста. Семен мне очень нравится, а смущает то, что смолоду меня не привлекали ровесники, только мужчины значительно старше. Как по-вашему, это нормально25?

- Влюбленность к мужчине в годах свойственна подростковому периоду. Но это неустойчивое состояние: девочка влюбляется то в школьного учителя, то в одноклассника, то в соседа, то в дворового приятеля, то в друга отца. Для пубертатного периода26 это естественно. Идет поиск предпочитаемого объекта, отрабатываются критерии выбора и закладываются определенные черты, которые потом могут повлиять на выбор спутника жизни во взрослой жизни. Сколько лет вашему знакомому?

- Пятьдесят два.

- И вы никогда не влюблялись в ровесников?

- Никогда. Все, кто мне нравились, были как минимум, вдвое старше.

- В наше время многие девушки предпочитают мужчин постарше. Некоторые из меркантильных соображений, если человек достиг определенного социального статуса, другим импонирует его опытность, мудрость, интеллектуальный багаж, и он становится своеобразным наставником, третьим нравится сексуальный опыт зрелого партнера, его знание особенностей женской сексуальности и отсутствие нетерпеливого желания реализовать влечение, свойственного молодым людям в периоде юношеской гиперсексуальности, четвертым - галантное обхождением, манеры, умение держаться в обществе.

- В моем случае - все эти критерии вместе взятые, - ответила пациентка, подумав, что Лидия Петровна, как всегда, проявила себя дипломатом, не ответив напрямую на вопрос, а найдя убедительное обоснование для её предпочтений.

- Говоря проще, ваш избранник обладает многими привлекательными чертами, которые вам импонируют.

- Именно так.

- Что же вас смущает?

- Сама не знаю, - призналась Регина.

- Но на душе немного неспокойно, так?

- Так.

- Я доверяю женской интуиции. Женщины существа эмоциональные, порой даже не могут сформулировать, отчего так маятно, и все же какая-то причина есть.

Сегодня Жека дежурит, и Алла, попрощавшись с Сергеем, зашла в ординаторскую.

- Как дела, Алка? - спросил любовник.

- Я себя чувствую, но плохо... - отшутилась она.

- "Успокойтесь, больной, - говорит хирург. - Ваша рана на голове была довольно тяжелой, но нам удалось избежать ампутации", - начал Женя уже ставший привычным сеанс смехопсихотерапии, памятуя о том, какой грустной была вчера любимая женщина, а она, не желая показывать своего состояния, поддержала тему:

- Пациент пожаловался, что у него болит горло. Ему немедленно удалили миндалины. Потом он пожаловался, что у него болит живот, и ему сразу же вырезали аппендикс. Когда врач опять спросил его, что его беспокоит, он отказался отвечать: у него болела голова.

- В связи с демографическим взрывом в Китае решили ограничить рождаемость и стерилизовать мужчин, - подхватил эстафету медицинских анекдотов приятель Жени, анестезиолог Саша Свиридов, с которым они всегда дежурили на пару. - Пригласили и наших хирургов. Вечером врачи делятся впечатлениями. "Я сегодня прооперировал 10 человек", - говорит один. "А я 300", - хвалится другой. "Как это?" - удивляется коллега. "Да очень просто. Кладешь мужское достоинство пациента на один камень, другим сверху бабах! и готово". "Так ведь больно же!" "Ну, коллега, пальцы надо вовремя убирать".

- Пора заняться твой рукой Алка, - оповестил Жека, вставая.

- Плакат на двери кабинета сексопатолога: "Каждому пациенту индивидуальное обслуживание", - напоследок сострила пациентка и любимая женщина, направляясь вслед за своим лечащим врачом и любовником. И лишь когда Женя закрыл дверь, спохватилась, что напрасно шутит на эту тему в присутствии Саши.

- Лидия Петровна, кажется, я поняла, что смущает меня в отношениях с Семеном. При наших первых встречах, когда он пользовался презервативом, я расценила это как должное - мера безопасности. Но мы встречаемся почти каждый день, пора бы уже верить, что я его ничем не заражу. Да и отношения у нас такие, что подобные подозрения мне оскорбительны.

- Напрасно вы тревожитесь по этому поводу, Регина. Сколько вы встречаетесь?

- Чуть более полутора месяцев.

- Это не такой уж большой срок. У некоторых заболеваний, передающихся половым путем, довольно длительный инкубационный период. А вдруг незадолго до знакомства Семен имел случайный контакт? Или у него была любовница, в которой он не уверен?

- Это мне не пришло в голову...

- То есть, Семен заботится о вас. Но здесь может быть печется о собственном здоровье. А вдруг пару месяцев назад вы были с кем-то близки, а проявится болезнь позже. К примеру, у СПИДа инкубационный период до полугода. И ничего оскорбительного в этом нет. Кому же хочется заболеть СПИДом?! Семен расспрашивал, были ли у вас любовники?

- Нет.

- Он тактичный человек?

- Да. Немного старомодный, но мне именно это больше всего импонирует.

- Полагаю, на отношение к нему в немалой степени повлияла ваша любовь к отцу.

- Именно об этом я думала уже с нашей первой встречи, анализируя, чем Семен мне так понравился.

Как всегда, снимая повязку с Аллиной больной руки, Жека веселил любовницу забавными историями:

- Подцепил мужик лобковых вшей. К венерологу идти побоялся - тот начнет выспрашивать, с кем спал, жена узнает... Пожаловался приятелю, а тот посоветовал ему травить их дихлофосом: "Тараканы же от дихлофоса дохнут, ну и мандавошки твои сдохнут". Купил мужик баллончик дихлофоса, побрызгал на лобок, но вонища! К тому же, сам нанюхался, в висках застучало, голова закружилась. Взял на работе противогаз и решил капитально заняться самолечением. Поздно вечером сказал жене, что пойдет прогуляться, а сам вышел на лестничную площадку, встал в углу возле мусоропровода, надел противогаз, снял портки и поливается дихлофосом. Стоит спиной, ничего не слышит - уши противогаз закрывает, - а тут соседке понадобилось вынести мусорное ведро. Увидела та в полумраке в углу чудище - впереди хобот да ещё и внизу - хобот, огромные глазищи сверкают, то есть, стекла противогаза, и вообще очень страшное, - и хлопнулась в обморок. На шум выглянула жена нашего героя и видит: соседка лежит навзничь, а в углу какое-то чудо-юдо из баллона пшикает. Она оказалась дамочкой отважной, сбегала домой за молотком для отбивных, незаметно подкралась и тюкнула его молотком по затылку. Тот с копыт. Супруга позвонила в милицию и "Скорую помощь". Пока приводила соседку в чувство - сама дихлофоса нанюхалась. В Склиф привезли всех троих - женщин положили в токсикологическое отделение в связи с отравлением фосфоорганическими веществами, а мужика - в черепно-мозговую травму. Дождавшись Аллиной улыбки, он прибавил: - Кстати, лобковые вши оказались у всех троих.

- Всяко, разно - лишь бы не заразно! - откликнулась она.

- "Язва ты ... сифилитическая"27! - ласково говорит венеролог жене, тоже венерологу, - подхватил тему Жека. - "А у тебя мягкий... шанкр28!" ответствует язва-супруга.

Хирург снял повязку и велел своей пациентке:

- Давай, Алка, работай конечностью.

Она решила подурачиться. Просунула здоровую руку под полу его белого халата и дернула молнию на брюках:

- Совместим полезное с приятным. Попробую больной рукой тебя постимулировать.

- А что? Я вовсе не прочь, - с готовностью ответил любовник-оптимист. - Пусть с техникой пока пробел, но даже если ты меня просто погладишь, уже приятно.

Алла уже сама так завелась, что одним поглаживанием дело не ограничилось.

- Вижу, вас ещё что-то тревожит, - отметила психиатр.

- Да, - призналась Регина. - Я предложила Семену не пользоваться презервативом, потому что не прочь иметь от него ребенка, а он в довольно резкой форме ответил, что этого нам не нужно.

- И впервые был с вами резок?

- Да. Именно поэтому меня это так сильно задело. Я очень хочу ребенка, а Семен лишил меня такой возможности...

- Ну, пока ещё рано об этом говорить. Мало кто из мужчин уже через полтора месяца после знакомства мечтает стать отцом. К тому же, ваш избранник - зрелый человек, а потому взвешивает свои решения и их последствия, тем более, столь ответственную роль как отцовство. У него есть дети?

- Не спрашивала, а Семен не говорил.

- Но на старого холостяка не похож?

- Нет, - рассмеялась Регина, вспомнив разговор с матерью. - Мама тоже считает, что Семен - не старый холостяк.

- Да уж, этих за версту видно, - улыбнулась психиатр. - Среди них есть убежденные женоненавистники, их даже взгляд выдает. Некоторые весьма цинично отзываются о прекрасном поле, язвят, отпускают пошлости или ведут себя недостойно представителя сильного пола, порой сплетничают, сочиняют небылицы о собственных любовных похождениях. Одна моя пациентка по имени Валентина однажды с экспрессией заявила: "Ненавижу импотентов и старых холостяков! Им нужно клеймо на лбу выжечь - вялый член". Ей пришлось пострадать по милости одного из них - коллега, известный своим недоброжелательным отношением к женщинам, как-то раз, при большом стечении публики, в деталях поведал о будто бы имевшей место бурной ночи с Валей. Она замужем, но не отказывается от флирта, а тут оскорбилась. На одном собрании Валентина вышла на трибуну и заявила: "Тут Иннокентий Романович сплетни распускает, будто спал со мной. Так вот, могу привести свидетельницей нашу бывшую коллегу, которая однажды заманила его к себе, а потом жаловалась, что он полный импотент. Может быть, кто-то из наших дам пожелает выступить экспертом, чтобы опровергнуть это мнение? Лично у меня такой возможности не было, равно, как и было никакого желания опробовать Кешино достоинство". Сплетник был посрамлен, высмеян и с тех пор стал объектом для ехидных шуток.

- Уф, Алка, - сказал любовник через некоторое время. - Ты и мертвого заведешь.

- Ага, - подтвердила она, приводя в порядок одежду. - Между прочим, от половых излишеств пропадает аппетит. Причем, как сексуальный, так и обычный.

- А половое воздержание приводит к сперматоксикозу, - не остался в долгу остряк Женя.

- Слушай, Жека, по-моему, мы с тобой хреновые конспираторы. Думаю, все уже давно догадались, как мы развлекаемся.

- Не-а, - беспечно отозвался любовник. - Если бы хоть кто-то просек, уже давно бы Илье доложили. Он же обещал врезать мне, если я посмею покуситься на женщину Олега. Раз Илюха молчит, значит, никто не догадался. Тем более, все видят, что твоя рука с каждым днем все лучше и лучше. О тебе, кстати, заведующий травматологией на днях спрашивал, удивлялся, почему ты к нему не заходишь.

- А ты скажи, что я поменяла лечащего врача.

- Я примерно обрисовал, чем мы тут занимаемся, - Женя лукаво улыбнулся, - не вникая в детали, конечно. Он за тебя порадовался, но приглашал на контрольный снимок.

- Да ну его! - скорчила гримаску пациентка. - Опять начнет бухтеть, что надо проявлять осторожность, и упакует меня в плотную повязку. Надоело! Ты же видишь, как я шевелю пальцами и сгибаю руку, когда снят бинт.

Она продемонстрировала ему свои успехи, после чего Женя задумчиво произнес:

- Я бы не стал накладывать тебе повязку, но ведь Олег будет возражать...

- Я его уговорю! - загорелась Алла. Ей уже до чертиков надоел это кокон, под которым рука чешется, просто сил нет, да и согнуть её невозможно.

- Мы сделаем вот что. Сейчас я тебя снова перевяжу, а когда мы будем вдвоем, сниму. Пусть кожа подышит, да и пора уже переходить к более активному образу жизни.

- Тебя, наверное, ещё никогда не обнимала однорукая женщина?

- Однорукой у меня и правда не было.

- Зато была одноногая? - съехидничала Алла.

- На тему одноногости мой приятель Славка из травматологии рассказал такой случай, - продолжал спехопсихотерапию Жека, накладывая своей пациентке и любовнице свежую повязку. - В одной деревне алкоголиков было навалом, а трахальщиков - нема, бабоньки, соответственно, оголодали по этому делу. И вот приехал к ним из города парень на протезе, остановился у молодой разведенки, она на него сразу глаз положила. Выпили, посидели, дело к ночи. Он незаметно отстегнул протез - у него бедро ампутировано наполовину, - и лег рядышком. Бабенка нащупала культю, перекрестилась и говорит: "Давай, родной, потихоньку суй, без яиц должно влезть".

Регина догадалась, что хотела сказать психиатр историей Валентины, вот как надо мстить обидчику, - и Лидия Петровна подтвердила то, что девушка поняла её правильно:

- Дамы горазды на разные маленькие женские хитрости. Не обязательно прилюдно оскорблять обидчика, но в Валином случае ответ был адекватным: коллега нанес ей публичное оскорбление, и она отплатила ему тем же. Еще одна моя постоянная пациентка отомстила непорядочному мужчине чисто по-женски: тот дважды, с разницей в семнадцать лет, оскорбил её, в присутствии сокурсников назвав фригидной, хотя у них никогда не было интимных отношений. Она пригласила его будто бы для интимного свидания, а тот известный ловелас, с радостью согласился. Однако за прошедшие годы он стал алкоголиком, и у него появились проблемы с потенцией. Моя пациентка планировала по ходу дела язвительно-уничижительно отозваться о половых способностях своего обидчика, тем самым поквитавшись с ним за оскорбление, но этого не понадобилось - у горе-любовника не было эрекции. Она разыграла красивую сценку соблазнения - ничего не помогло. Высмеяв его, женщина ушла, весьма довольная собой, а потом хохотала, рассказывая мне, как этот некогда знаменитый своими похождениями донжуан сидел, жалкий, уже потерявший былую привлекательность, плешивый, испитой, преждевременно постаревший, с тонкими бледными ногами, прикрывая руками вялую тряпочку в паху. До того она долго страдала от унижения, а тут отплатила и осталась довольна29.

- Мой восьмилетний сын Мишка - парень продвинутый во всех отношениях. - Женя на несколько мгновений запнулся, раздумывая, стоит ли упоминать о своих детях, ведь эта тема болезненна для Аллы, но решил, что раз уж начал, нужно продолжать. - Он рассказал такую историю. У них в классе есть вундеркинд Костя, родители отдали его в школу в шестилетнем возрасте - у мальчишки просто феноменальные способности на арифметические действия. Но во всем остальном он - полный профан. И вот, год назад первоклашки пришли на урок, - а у них кабинетная система, - весь класс демонстрирует навыки в чтении, а Костя уткнулся в исписанный бранными словами стол. Мальчик из приличной семьи о них понятия не имел и очень заинтересовался. Их учительница уже пенсионного возраста и не догоняет, что дети нынче совсем не те, что три-четыре десятка лет назад, и постоянно попадает в анекдотические ситуации. И вот она спрашивает Костю: "Что ты там делаешь?" А тот отвечает: "Читаю" "И что ты прочел?" Костя читает: "Ты - залупа". Училка багровеет, часто дышит и вдруг взрывается: "Я тебе сейчас такую залупу покажу!" А мальчишка глядит на неё чистым, невинным взглядом и говорит: "Покажите".

- А твой Мишка знает, что такое залупа? - смеясь, спросила Алла, и любовник перевел дух, обрадовавшись, что её ничуть не задела "детская" тематика.

- А то! Он ещё и не такое знает.

- В папашу пошел, - подколола она.

- Вы считаете, что со старым холостяком не стоит связывать жизнь? спросила Регина врача. Ведь Семен сегодня обмолвился, что долго жил один. Ее житейский опыт ещё не настолько богат, чтобы хорошо разбираться в мужчинах, - а вдруг любовник тоже из этой категории?

- Не стоит, Регина. Даже если удастся довести его до ЗАГСа, и он не сбежит в самый ответственный момент, брак с ним - мука мученическая. У таких мужчин за многие годы одинокой жизни меняется характер, они становятся ворчливыми, брюзгливыми, придирчивыми, нередко скупыми, мелочными, педантичными, у них складывается целая система привычек, которые они неукоснительно соблюдают, и очень раздражаются, если женщина пытается нарушить их привычный стереотип. Помните прелестный фильм "Старая дева" с Анни Жирардо? Героиня познакомилась по объявлению со старым холостяком, а камнем преткновения стало то, что она неаккуратно выдавливала зубную пасту из тюбика. К тому же, у многих старых холостяков есть сексуальные проблемы, и потому они не рискуют жениться. Некоторые вообще избегают секса. У других при контакте со случайными партнершами или даже с более-менее постоянной, но эпизодически, эрекция сравнительно приличная, вдобавок, нередко желание подстегивается алкоголем, а брак подразумевает постоянные интимные отношения, вот малопотентный мужчина и опасается, что не сможет соответствовать потребностям супруги. Проблемой других является слабое половое влечение. А в основе юношеской влюбленности, да порой и у взрослых тоже, лежит интенсивное сексуальное влечение к объекту влюбленности. Говоря проще, мужчина со слабым половым влечением не может влюбиться. По крайней мере, настолько, чтобы потерять голову и жениться, - как шутят сексопатологи. Частое нарушение у тех, кто боится женщин и старается их избегать, - так называемая задержка психосексуального развития - у них либидо не развито до завершающей стадии. Другие не женятся из-за своих личностных особенностей

- Алла говорит: "Если мужчина до тридцати лет не женат, у него проблемы либо с головой, либо ниже пояса".

- Она просто и доходчиво сказала примерно то же самое. Теперь, правда, появилась категория материально обеспеченных мужчин, сознательно избравших безбрачие, не желая принимать на себя бремя ответственности - за супругу, детей. Причем, дело тут не в малых финансовых возможностях - с этим-то у них проблем нет, - а именно в нежелании принять на себя какие-либо обязанности. И хотя психологи порой пытаются объяснить это изменением экономических условий, с точки зрения психиатра, причина кроется в личности таких мужчин, а также в нравственной деформаци. Ведь некоторые из них пользуются преимущественно платным сексом или чередуют его с кратковременными интрижками. Объяснять это всего лишь тем, что у мужчины есть деньги, чтобы оплатить услуги девушки по вызову или откупаться подарками от многочисленных любовниц, лишь бы те не претендовали на большее, - однобоко. Есть немало мужчин, которые никогда не станут практиковать этот вариант, поскольку тут речь всего лишь о физиологической разрядке, а человек все же не животное, ему, помимо эякуляции, нужны взаимоотношения, чувства, любовь, взаимопонимание и многое другое, что позволяет нам именоваться homo sapiens.

Жека уже наложил повязку и теперь сидел рядом с Аллой на кушетке. Расставаться обоим не хотелось, и он оттягивал этот момент. Дежурство выдалось спокойным, обход Евгений Валерьевич Ермаков уже сделал, так что можно со спокойной душой потравить байки в обществе любимой женщины.

- Вторая история, которую мне поведал сынок, приключилась с той же учительницей. Весь урок она объясняла им новый материал, видать, устала говорить, тут прозвенел звонок, все ребята повскакали с места. "Немедленно сядьте!" - вопит училка, а те ноль внимания, пихают в ранцы свои тетрадки и учебники. А классная дама, в сильном душевном волнении, имея в виду задание на дом: "Никто не выйдет из класса, пока я не надам задом!"

- В газете опечатка: вместо "пианист Сердюк" написали "сионист Пердюк", - напомнила Алла анекдот в тему.

- В институте у нас был СТЭМ - студенческий театр эстрадных миниатюр. И вот взяли ведущей девчушку-первокурсницу. Хорошенькая, но совсем сопля. Волнуется перед выступлением и зубрит текст. Ей нужно было объявить называние сценки и участников, а у них, как назло, длинные имена Владислав Фармазоров и Иннокентий Банкин. Она выходит на сцену и дрожащим голоском оповещает зрителей: "Сценка "На экзамене" - Владислав Фармазоров Ибанкин!"

- Бедная девушка, небось, ничего особо крамольного в сказанном не углядела, всего лишь сократив длинное имя второго участника - И. Банкин. А вы, циники, в самом невинном высказывании углядите двусмысленность. - И хотя Алла говорили нарочито строгим тоном, но не сдержала улыбки. - Небось, весь зал ржал, как конюшня?

- Еще как! Все просто полегли от хохота. А Кешку с тех пор прозвали Ибанкиным.

- Каждый испорчен в меру своей потенции, - хмыкнула она.

- Один сотрудник нашей фирмы оправдывает свое нежелание жениться тем, что ему не на что содержать семью.

- Я тоже слышала такие утверждения, - кивнула Лидия Петровна. - Вы очень точно выразились, Регина, это именно оправдание, а не причина. А причиной являются личностные особенности мужчины. Женщинам, которые жалуются, что мужу хронически не везет, я обычно говорю: неудачник - это не жертва стечения обстоятельств, а диагноз.

- Наш сотрудник - бесхребетный, рохля и нытик. Все время жалуется на жизнь, хотя мог бы заработать больше, если бы проявил инициативу, но не хочет. Мама жалеет его, хотя для этого нет никаких оснований - здоров, ему тридцать семь лет. Просто лентяй, который надеется своими жалобами выклянчить оклад побольше. Пожалуй, выгоню его, такие бездельники в коммерческой фирме не нужны.

- Ну и правильно, Регина. Я тоже считаю лень большим недостатком. А уж для мужчины - тем более. Кстати, нежелание трудиться свойственно психопатии неустойчивого круга, да и при других вариантах аномалии личности встречается. Это не психическое заболевание, а так называемое уродство характера, так что вы можете не терзаться угрызениями совести, уволив нерадивого подчиненного.

- Это будет мое первое увольнение, но надо же с чего-то начинать.

Жека остался в отделении, а верный оруженосец отвез начальницу домой от больницы всего-то четверть часа пути. Толик с экономкой отправились пополнить запасы продуктов, а Алла слонялась по квартире, раздумывая, чем бы заняться.

Во время сеанса смехотерапии, устроенном любовником, она немного развеялась, а, оставшись одна, снова загрустила. Ничего не хотелось - ни петь себе песни, ни читать, ни сидеть в кабинете, пялясь в стену.

Звякнул дверной звонок, и Алла обрадовалась - на людях ей всегда легче, даже когда на душе тоскливо. Оказалось - пришла любимая подруга.

- Мать, ты чем-то огорчена, - сразу отметила Лариса.

- Как-то все не так... - процитировала хозяйка слова своего крестника.

- В последнее время ты выглядишь непривычно серьезной и даже грустной.

- Разумно лишь то, что делается с серьезным видом, - отговорилась Алла ироничной фразой.

Ей не хотелось посвящать подругу в свои проблемы - та слишком болезненно реагирует на любой пустяк.

- Я же вижу - тебя что-то гнетет, - не отставала Лариса.

- Да ничего особенного, просто беспричинная хандра напала.

- На тебя это совсем не похоже. Я даже завидовала, что ты никогда не киснешь.

- Все когда-то случается в первый раз, подружка, в том числе, и хандра. Разочарованный человек - это тот, кто получил все, чего добивался.

- А-а... - протянула Лара, хотя ничего не поняла.

- Счастье - это бабочка: не оно гонится за нами, а мы за ним, - ещё более непонятно высказалась верная боевая подруга.

- Алка, не нужно говорить загадками. Что случилось?

- За сильным увлечением следует сильное разочарование.

- Ты разочаровалась в ком-то из своих мужчин?

- Нет, в жизни.

Лариса недоверчиво посмотрела на нее. Верной боевой подруге присущ непробиваемый оптимизм, и та тут же подтвердила, что не утратила этого качества, хотя и в самом деле её настроение, мягко говоря, ниже среднего:

- Я всего лишь устроила тебе проверочку на доверчивость. Констатирую ты все такая же, помесь Наташи Ростовой и юной гимназистки. - Увидев, что гостья облегченно улыбнулась, Алла решила полностью развеять её тревоги: Даже у людей с темным прошлым есть вера в светлое будущее.

- Подытоживая все вышесказанное, у вас нет впечатления, что Семен эгоистичный старый холостяк? - спросила Лидия Петровна.

- Судя по тому, что вы рассказали, - вряд ли. И характер у него не как у холостяка, да и в сексуальном отношении он меня устраивает. Не назовешь резвым козликом - все ж возраст, - но терпеливый и нежный, мне с ним хорошо.

- Следовательно, можно с достаточной степенью вероятности предположить, что он был женат, разведен, и от предыдущего брака у него есть ребенок. А когда мужчина уже реализовал свои отцовские чувства, то зачастую не горит желанием вновь стать отцом. По крайней мере, поначалу. Все ж сложился определенный жизненный стереотип, который ему не хочется сходу ломать. Но впоследствии, если он привязан к женщине, любит её, то вовсе не прочь. Многие очень гордятся своим отцовством на шестом десятке лет.

- Ох, спасибо, вы меня успокоили. Я-то думала, что Семен вообще не хочет детей, и терзалась, как же совместить мое желание стать его женой и его нежелание стать отцом.

- А вы уже решили выйти за него замуж?

- Да. Если Семен предложит, соглашусь сразу.

- Не рановато ли, Регина? Полтора месяца - слишком малый срок для того, чтобы разобраться в человеке.

Хотя Алла и пыталась вести себя в привычной манере, хохмила и сыпала "опилками мышления", ей было грустно, и не только из-за сложных взаимоотношений в рамках любовного многогранника.

Она понимала, что её подавленность не связана с внешними обстоятельствами, - ведь видимых причин печалиться нет. Или в подсознании что-то засело, а она никак не осознает причину грусти?..

Предаваться унынию ей не свойственно, и она старалась себя растормошить, но пока не очень получалось.

Лариса сразу поняла, что подруга не в том состоянии, в котором все привыкли её видеть, и хотела бы ей помочь, да как тут поможешь?!..

Вернувшись домой, Регина вспомнила, что забыла передать Лидии Петровне привет, - не до того было. Серафима Николаевна поглядывала на неё с некоторой обеспокоенностью, задаваясь вопросом, почему дочка после долгого перерыва опять решила посетить врача, но лицо Регины было безмятежным, и мать успокоилась. Расспрашивать она не стала, - раз дочь сама не говорит о поводе визита, значит, не считает нужным посвящать её.

А Регина ещё по дороге из психиатрического центра решила не оповещать мать о тематике беседы с психиатром - о том, что её дочь осуществила месть по принципу "домино", Серафима Николаевна до сих пор не знает. Да и о других нюансах недавней беседы ей знать не следует - разволнуется, опять давление подскочит. Она решила сообщить ей лишь одну новость:

- Семен уехал в командировку на Кипр.

- Не горюй, доченька, время в делах пролетит быстро. Наверное, он потому так спешил с кредитом, что вскоре предстоял отъезд.

- С каким кредитом?

Серафима Николаевна замялась, мысленно укорив себя, что сболтнула лишнего.

- Не скрытничай, мамуль, - настаивала Регина.

- Сеня получил в нашем банке кредит на полтора миллиона долларов.

От неожиданности девушка едва не села мимо стула.

- Когда?

- Просил он об этом ещё в начале июля, но я отказала. Мы же тогда его совсем не знали. К нам часто обращаются за кредитом, но мы даем лишь тем, кого рекомендуют солидные люди. Средства нашего банка невелики, мы же "пирамид" не строили. Но Сенечка принес гарантийное обязательство с хорошим обеспечением, да и председатель совета директоров банка за него поручился, и я согласилась.

- Почему я об этом ничего не знаю?

- У вас начался такой красивый роман... Не хотелось мне, чтобы к чувствам примешивались меркантильные дела. Сеня ведь приходил ещё до вашего знакомства, так что кредит тут ни при чем.

"А вот в этом я не уверена", - подумала Регина.

- Но ты могла бы хоть постфактум поставить меня в известность, мама.

- Ну зачем омрачать твои чувства, дочуля. Вдруг бы ты подумала, что Сенечка из-за кредита стал за тобой ухаживать.

"Неужели мама невольно попала в точку? То, что моя сентиментальная идеалистка мать умолчала об этом, - ей простительно, но почему Семен скрывал?.."

Лариса ушла, а Алла опять загрустила. Собственное состояние ей очень не нравилось, и она упорно искала причину своего душевного разлада.

Раньше у Аллы Королевой было множество любовников, которых можно обозначить лишь как сексуальных партнеров. Случались и более-менее длительные интрижки, и одноразовые встречи.

- Чем больше у меня любовников, тем сильнее я разочаровываюсь в мужчинах, - ерничала она. - В постели с ними можно повеселиться, а в остальном скучно, даже поговорить не о чем.

- Просто ты не любишь мужчин, - пыталась объяснить подоплеку её взаимоотношений с противоположным полом Лариса.

- Не люблю, - соглашалась Алла. - Да и вообще считаю любовь атавизмом. Или выдумкой, которой люди оправдывают собственные глупости. Жермена де Сталь говорила: "Любовь - это эгоизм вдвоем". Дама она умненькая и, наверное, понимала в этом поболе других. На фига мне "эгоизм вдвоем", скажи на милость? Моего эгоизма на двоих хватит, да и ещё останется. Зачем мне терпеть ещё и мужской эгоизм?

Лара уклонялась от бессмысленной дискуссии - зачем спорить об очевидных вещах? Сама она до сих пор влюбчива, а подруга цинично заявляла:

- В последней и наиболее тяжелой детской болезни под названием "любовь" воображение торжествует над интеллектом. Лучше никого не любить, чем стирать мужские носки.

"Если есть настрой, влюбишься хоть в фонарный столб, - думала Лариса, глядя на нее. - А Алка сама себя настраивает в негатив, потому и не может влюбиться. Стоит ей прозреть, объект не замедлит появиться".

И - как в воду глядела. Так и случилось.

Теперь все прежние любовники, которых Алла в душе презирала, получили отставку. Она легко отреклась от прежних циничных высказываний и говорит по-другому:

- Любовь дает возможность видеть прекрасное, невидимое другим. Для кой-кого этот мужик пустое место или даже козел, а для влюбленной бабы саменький лучшенький.

О том, можно ли любить двоих или даже нескольких людей одновременно, можно до хрипоты спорить, но не прийти к согласию. Есть люди из категории однолюбов. Но бывает и так, что трудно из двух мужчин выбрать одного - оба дороги, никого не хочется терять. Так получилось и у Аллы. Правда, у неё их не двое, а пятеро. Кому-то, может, покажется, многовато, но не ей. Алле Королевой всегда больше всех надо.

Поговорив с братом и попросив его пока ничего не говорить матери, Регина решила с пользой потратить остаток выходного дня и заехать к верной боевой подруге, посоветоваться. Алла умница, к тому же, у неё безошибочная интуиция. Она в бизнесе давно, а нее, Регины, опыта пока маловато.

Девушка тешила себя надеждой, что её тревоги необоснованны, да и брат тоже считал, что с кредитом все нормально. Может быть, Семен тоже, как и её мать, решил не путать чувства с делом...

Регина решила пока не оповещать верную боевую подругу о том, что Семен Воропаев стал её любовником, - неловко выспрашивать о человеке, за которого собираешься замуж. А вдруг он никаких задних мыслей не держал? Просто, наезжая в их офис по делам, встретил её, она ему понравилась, и Семен Воропаев решил познакомиться.

В общем-то никакого особого криминала в его поведении нет. Да, Семен умолчал о кредите, но трудно представить, что во время любовного свидания, между объятиями, он заявит: "Знаешь, любовь моя, я хочу получить в вашем банке кредит на полтора миллиона долларов!" Любовник вообще мало о себе рассказывал, такой уж у него характер, да и Регине болтуны не нравились. Неуместно говорить во время встречи с любовницей о бизнесе. Ко всему прочему, она, Регина, могла расценить упоминание о кредите как давление на неё - мол, раз мы теперь близки, дай денег. Наверное, ему и самому было неловко, что он берет кредит именно в их банке.

"А почему в "Атланте"? - спросила себя девушка. - Может быть, в других банках Семен уже получил отказ? Ведь мама сразу ему отказала. А согласилась только потому, что мы с ней уже после первой нашей встречи с Семеном почти надели на меня фату и видели меня с младенцем на руках".

Но Регина тут же нашла оправдание: "Какая разница, где Сеня взял кредит? Для бизнесмена дело есть дело. Ведь он представил солидные гарантии".

И все же червячок сомнения в душе копошился.

Но если в процессе беседы с Аллой выяснится, что-то неблаговидное о Семене Воропаеве, - тем более, не стоит посвящать подругу, что она, Регина, состоит с ним в неформальных отношениях. Хотя Алла никогда не осуждает друзей и подруг, но не преминет язвительно припечатать. Не хочется, чтобы тебя ткнули носом, когда и так на душе кошки скребут. Уважение Аллы ей дорого, и начинающая бизнес-леди Регина Новицкая решила, что постарается сохранить прежнее отношение верной боевой подруги, а не разочаровать её, признавшись в своем легкомыслии уже с первых шагов на новом поприще.

Алла Королева не уставала повторять своим подругам: "Не гадь, где ешь!" - то есть, не заводи романов в деловом кругу. И ведь, как всегда, была права: нельзя путать личное с делом. Как потом требовать возврата кредита у неплатежеспособного должника, если спишь с ним, а тем более, собираешься стать его женой и завести ребенка?! Да, заем обеспечен солидной собственностью, но не станешь же судиться со своим избранником! А если Семен не сможет вовремя вернуть кредит, и мать с братом не захотят затевать тяжбу с будущим, а тем более, законным мужем Регины, то в финансовом отношении пострадает "Атлант". Фирма же семейная. В который уж раз девушка пожалела, что рановато согласилась её возглавить. Молодость и нулевой опыт в бизнесе - на одной чаше весов, а на другой - всего лишь её характер и внешность. Понятно, что второе не уравновешивает первого.

Даже если бы "Атлант" полностью принадлежал ей одной, иметь любовником должника мало приятного. Недаром говорят: "Долг портит отношения". И сто рублей жалко, когда не возвращают, а на кону полтора миллиона долларов астрономическая сумма по понятиям Регины. А если Семен заранее просчитал будущее, понадеявшись на мягкотелость членов семьи Новицких, будучи уверен, что они не станут по суду требовать представленной в качестве гарантии недвижимости, и не собирается возвращать кредит, по сути, присвоив полтора миллиона долларов, - тогда с этим человеком вообще никаких дел иметь не стоит.

Для себя Регина твердо решила, что если любовник поступил непорядочно, использовав ухаживания за ней как способ психологического давления на её мать, - тут же прервет с ним отношения. Один раз её уже предали.

Толик с экономкой вернулись, и теперь Алла наблюдала, как верный оруженосец учит Деми "служить". Приятель Дима, охранник Аллиной фирмы, как-то с гордостью продемонстрировал успехи своего питомца - шестимесячного щенка овчарки, и Толик решил, что его любимица ничем не хуже и тоже не ударит в грязь лицом. Он держал над мордочкой собачки кусочек шоколадной конфеты, а кроха пуделиха нетерпеливо повизгивала, требуя отдать лакомство, подпрыгивала, пытаясь его достать, но дрессировщик вовремя убирал руку, и она сердилась. Любитель четвероногих попытался усадить её на задние лапки, поддерживая за спинку, но Деми не понимала, чего от неё хотят, и заваливалась то на бок, то спину, негодующе визжа.

Понаблюдав за мучениями дрессировщика и дрессируемой, Алла встала, подхватила пуделиху, подошла к углу комнаты и поставила туда собачку. Толик последовал за ней и вложил ей в руку шоколадку. Держа лакомство над носом Деми, хозяйка немного помогла ей, и та аккуратно сползла вниз, опираясь спиной об обе стены.

- Молодец, - похвалила хозяйка и тут же выдала вознаграждение.

- Щас я сам! - обрадовался верный оруженосец.

Двухметровый верзила Толик резво помчался на кухню за конфетами, чем вызвал неудовольствие экономки. Та покупала сладости, вроде бы, для гостей, - хозяйка сладкого не любила, - но съедала, в основном, сама.

Вернувшись, дрессировщик разломал шоколадку на мелкие кусочки и опять поставил свою любимицу "в угол". Та быстро сообразила, что от неё требуется, и её даже поддерживать не пришлось. Не сводя блестящих черных глазок с вожделенного лакомства, Деми самостоятельно сползла по стенке, оказавшись "на корточках", и замерла, забавно держа перед собой передние лапки. Поощрив её конфетой, упорный Толик снова поставил пуделиху на задние лапки, а та ничуть не возражала. На этот раз собачка завалилась на бок, но великодушный дрессировщик счел, что её старания следует вознаградить, и сунул ей в рот лакомство.

Только было он отошел, решив, что на первый раз достаточно, Деми подбежала к нему, тявкнула и устремилась к углу, оглядываясь на бегу и изо всех сил вертя хвостиком. Ему не оставалось ничего иного как пойти у неё на поводу. Дрессировщик сбегал на кухню ещё за одной конфетой, но Алла вмешалась:

- Хватит, Толян.

- Дак пускай. Демке же нравится.

- Нельзя собакам сладкое. Ты и так скормил ей три конфеты. При её малом весе - это огромная доза шоколада. Вот увидишь - потом у неё из глаз потечет, и вся будет чесаться. У собак, как и детей, бывает диатез.

Верный оруженосец вздохнул и смирился. Но пуделиха не успокоилась. Вцепившись ему в штанину, она теребила Толика и потявкивала, мол, давай продолжим эту отличную игру, мне очень понравилось! Он посмотрел на Аллу, но та покачала головой, и Санчо Панса, испустив ещё один тяжкий вздох, сообщил своей любимице:

- Не велят, Демка.

Открыв дверь, Алла улыбнулась гостье:

- Привет, красотка! Ты стала ещё шибче!

- Спасибо, - улыбнулась Регина, входя в прихожую.

Сэр Персиваль поглядывал на неё заинтересованно, но особого желания познакомиться поближе не изъявил. Деми стояла рядом с ним и таращилась на гостью своими круглыми глазенками.

- О, у тебя прибавление! - обрадовалась девушка, присаживаясь на корточки перед пуделихой. - Можно её погладить? - спросила она, обернувшись к хозяйке.

- Можешь даже взять на руки. Деми - ручная собачка, сутками готова не слезать с рук.

Гостья осторожно подняла кроху пуделиху под брюхо и пошла вслед за подругой в гостиную. Обиженный сэр Персиваль тут же запрыгнул на колени к сидевшему в кресле Толику, всем своим видом изобразив: "Только ты меня любишь, а за это я тебя очень люблю". Регина познакомилась с верным оруженосцем в тот же день, что и с Аллой, и знала, что ему можно доверять так же, как и верной боевой подруге. Та недаром называла его защитником обиженных мужчинами женщин. Пять месяцев назад он помог и Регине, когда та попала в сложную ситуацию.

- Как ты себя чувствуешь? - спросила гостья.

- Годы неприятная вещь, когда их много, - отшутилась хозяйка.

- Да ну, не кокетничай, - отмахнулась Регина.

- Время - лучший лекарь. Но увы! - не врач-косметолог.

- К тебе это не относится, - польстила девушка.

- С возрастом мои взгляды, талия и бедра становятся шире, - продолжала напрашиваться на комплимент Алла.

- А ты, между прочим, похудела, - отметила гостья, оглядев её.

- Увы, дорогая, полнеешь не от котлет, а от лет.

Поняв, что Алла просто дурачится, Регина оставила её реплику без ответа.

- Ты все ещё вдова или снова жена? - поинтересовалась верная боевая подруга.

- Не берут, - подыграла девушка.

- Выйти замуж не трудно. Трудно хорошо выйти замуж, - оделила её женской житейской мудростью Алла. - Время от времени нужно выходить замуж, дабы набраться опыта и понять, какого хрена тебе нужно.

К Аллиной манере общения Регина уже привыкла и не воспринимала её хохмочки всерьез.

- А как брательник? - поинтересовалась верная боевая подруга.

- Сережа теперь работает в нашей фирме. Он ведь по специальности строитель, профессионал в этой области, ему и карты в руки.

- В общем, трио Новицких у руля. А кто самый главный рулевой?

- Пока не решили. Мама не хочет, она руководит юридическим отделом, как и в прежней фирме. Сережа тоже отказывается - мол, это наша с мамой заслуга, что мы вернули фирму. А я ещё слишком молода, чтобы стать генеральным директором, пока и.о.

- Возраст - дело наживное, - хмыкнула Алла. - Тут главное - иметь деловую хватку, а она у тебя есть.

- Ты считаешь, мне нужно возглавить фирму?

- Стохреново. У тебя для этого есть все данные. Да и экстерьер на уровне. Главное оружие женщины - красота, правда, перевооружение с годами обходится все дороже и дороже, - притворно пригорюнилась верная боевая подруга.

- Сережа тоже привел такой аргумент, - мол, красивой даме в бизнесе проще. Но я не согласна, что внешность деловой женщины имеет значение.

- Еще как имеет! В свое время я говорила Ларисе, что хочу создать прецедент, пусть и другие симпатяшки за нами в бизнес потянутся. А то мужики придумали себе оправдание, что красотка априори не может быть умной и деловой. Вот мы и развенчаем их заблуждения. Женщина может все! А красивая женщина - вдвое больше.

- А мне кажется, что привлекательная внешность только мешает, возразила Регина.

- Красота отвлекает внимание, - согласилась верная боевая подруга. - И умная баба этим непременно воспользуется. Пока деловой партнер пялится на твои неземные прелести, есть возможность по-тихому обработать его в нужном направлении. Если он настоящий мужик - разве ж сможет отказать такой очаровашке?! Пусть щеки надувает и мысленно укладывает тебя в горизонтальное положение, а ты туго делай свое дело. Между прочим, на начальных этапах я именно так и поступала. Да и потом не раз практиковала. Самый быстрый и эффективный путь решения проблемы, когда мужчина воспринимает тебя как женщину. Запоминай маленькие женские хитрости, подруга, и используй на практике. Пригодится в деловой жизни.

- Учту, - смеясь, ответила Регина.

- Значит, в нашем полку прибыло, - удовлетворенно отметила Алла. Ширится легион красивых бизнес-дам, хозяек крутых фирм. Сие радует мужской глаз, но уменьшает банковский счет.

Любовь Васильевна Шахова считала себя неудачницей. Закончила историко-архивный институт, дышала многовековой пылью в архиве, мечтала о замужестве, с грустью отмечая, что годы идут, а жениха все нет.

И вот, на тридцать пятом году жизни наконец вышла замуж, но муж оказался никчемным. По образованию инженер, но тихий пьяница. Да свадьбы она этого не знала, лишь удивилась, почему он работает водителем такси.

Они познакомились, когда она заказала машину - нужно было отвезти в больницу захворавшую мать, - разговорились, он сам предложил подождать её возле приемного покоя, а на обратном пути пожаловался на одиночество. Так и сошлись.

Потом Люба сообразила, что на эту работу его взяли именно из-за высшего образования. В советское время, как она догадывалась, её муж был стукачом, потому что его машину всегда заказывали к Интуристу, - на такую работу кого попало не брали, только проверенных людей. В те времена все, кто общался с иностранцами, проходили специальную проверку. Потом её супругу помогли устроиться в фирму Совтрансавто, он возил товар из соцстран.

Зарабатывал муж хорошо, но попивал. Вернувшись из рейса, приносил с собой бутылку водки и за вечер опустошал. Дальше - больше. Через три года его выгнали с работы - там пьющих не держат. Дети были ещё маленькими шесть и семь лет. Люба ушла из архива, стала "челночницей", кормила семью. Мужа выгнать было жалко. Тот, хоть и пил, но никогда не буянил, не ругался, с ней по-хорошему, вежливый, культурный. Правда, сто раз обещал бросить пить. Но сто раз нарушал свое обещание. В конце концов Люба поставила супругу ультиматум: "Или лечись, или уходи". Ему пришлось согласиться, понял, что жена и в самом деле выгонит.

Люба нашла хороший наркологический центр, сама ходила с супругом на каждый сеанс, его пролечили, а потом закодировали. Лечение обошлось дорого, но оно того стоило - с тех пор он не пил.

Тогда муж говорил, что Люба его спасла, что благодаря ей не спился и вновь стал человеком...

- Ну, ладно, подруга, будем считать, что разминка закончена, - подвела итог Алла. - По глазам вижу, что тебя привело ко мне отнюдь не желание поточить лясы.

- Хотела посоветоваться. Ты ведь бизнес-леди со стажем, а я пока дилетант.

- Кстати, как ваш семейный бизнес?

- Поначалу было трудно, но мама помогает. Правда, за эти три года, что она была вне этой сферы, многое изменилось, но потихоньку осваиваем.

- Кадры нужны?

- Сотрудников у нас достаточно, но ведь они работали с отцом...

- Химичат?

- Пока я этого не заметила, но не исключено.

- Ладно, дорогая, решим эту проблему, - уверенно пообещала верная боевая подруга.

- А у тебя как дела? - спросила Регина.

- Я теперь в роли играющего тренера. Даю советы, но сама в деловой жизни не участвую. Пожалуй, открою платную консультацию и буду делиться опытом с бабами, желающими достичь вершин процветания. Все маленькие женские хитрости деловой дамы со стажем раскрою.

- Все ещё плохо себя чувствуешь?

- По-разному, - уклонилась от ответа Алла. Она не любила разговоров о своем здоровье. - Ладно, давай ближе к делу, ты же заскочила не просто потрепаться за деловую жизнь.

- Ты, случайно, не знакома с Семеном Михайловичем Воропаевым?

- Увы, ни случайно, ни близко не знакома. А что - я много потеряла? продолжала веселить дурачиться верная боевая подруга.

- Воропаев взял кредит в нашем банке - холдингу "Атлант", помимо строительной компании и фирмы по продаже недвижимости, принадлежит банк с одноименным названием. Вроде бы, все оформлено юридически правильно, но сегодня выяснилось одно обстоятельство...

- Какова сумма кредита? - перебила Алла.

- Полтора миллиона долларов.

- Круто! - присвистнула верная боевая подруга. - Кто дал добро на выдачу кредита?

- Председатель совета директоров банка Василий Иванович Сойкин обычно сам принимает решения, а остальные всегда с ним соглашаются. Потом он ставит в известность руководство "Атланта". Если представлены солидные гарантии, - возражений, как правило, не возникает.

Как и намеревалась, Регина решила умолчать о том, что Семен - её любовник, и движущей силой в данном случае оказалась мать. Правда, на её решение повлияло, что Сойкин выступил гарантом надежности и порядочности клиента.

- Чем Воропаев подтвердил, что не зажилит кредит?

- Недвижимостью.

- Какой?

- Ему на паях с компаньоном принадлежит фирма "Новинка", владеющая недвижимостью, которая по оценке наших экспертов тянет на десять миллионов долларов. В случае невозвращения кредита она переходит в собственность банка "Атлант", так что никаких сомнений в целесообразности выдачи кредита не возникло.

- А компаньон согласился на эти условия?

- Я с ним не общалась. В представленных Воропаевым документах есть письменное согласие его компаньона по фамилии Гонтарь на предоставление собственности "Новинки" в качестве обеспечения кредита.

- Мать, что-то мне это не нравится, - сразу ухватила самую суть верная боевая подруга, обладающая не только женской, но и деловой интуицией. Тебе, судя по всему, тоже, раз пришла советоваться. Воропаев вашей фирме хорошо известен?

Регина пожала плечами, и Алла уточнила:

- Как давно он обратился за кредитом?

- В начале июля.

- Через сколько времени получил кредит?

- Полностью - через месяц.

- Сегодня пятое августа. Следовательно, за столь короткий срок "Атлант" перекачал ему полтора лимона зелени?

- Да.

- А Гонтаря ты видела?

- Нет.

- По уму надо бы, чтобы оба компаньона присутствовали с документами, удостоверяющими их личность. Если это человек известный, то, само собой, у него не станут требовать паспорт. А может, Воропаев с Гонтарем проходимцы? Или Семен Михайлович подделал подпись компаньона? Сейчас есть профи - любую подпись изобразят так, что не отличишь от оригинала. Бывали случаи, когда сам владелец автографа принимал подделку за собственную подпись. Кстати, решив наказать одного мерзавца финансово, я воспользовалась услугами таких спецов, в итоге обратила крупного "кидалу" в нищего бомжа, лишив всего - квартиры, загородного дома, тачки, денег на счету и фирмы, гордо именуемой "Кентавр"30. И Воропаев мог обратиться к профи по части подделок. Продажных юристов сейчас тоже как грязи, любой документ состряпают, только отстегни. Гонтарь, если он не в курсе, заявит, что это не его подпись, и вам обеспечен геморрой.

- В этом случае не исключен длительный судебный процесс, - вынуждена была признать Регина. То, что Семен мог подделать подпись компаньона, ей и в голову не приходило. Если это так, то дело почти бесперспективное. Суды завалены гражданскими исками, тяжбы в Арбитражном суде тянутся годами. "Атлант" в конечном счете выиграет процесс, и что толку? Денежки-то тю-тю. Попробуй получи их с должника, даже имея на руках решение суда и все документы.

- Как распределяются их доли в "Новинке"?

- Примерно поровну.

- А кредит Воропаев получил в единоличное пользование, полуутвердительным тоном произнесла Алла.

- Этого я не знаю.

- Думаю, так и есть, иначе они пришли бы вместе, раз оба равноправные компаньоны. Полтора лимона зелени Воропаев захапал себе, а в случае чего расплачиваться придется пополам с компаньоном. Но даже если они обтяпали это дельце вместе, - ты поседеешь за время многочисленных судебных заседаний и потом, пытаясь вернуть свои кровные бабки.

Алла выразительно посмотрела на подругу, а та вздохнула:

- Нет у меня пока опыта, Ал...

- Лучше поздно, чем на всю жизнь.

- Такие прецеденты и раньше случались... - попыталась оправдаться Регина.

- Крупный банк не боится выдать большой кредит под хорошие гарантии. В случае чего сотрудники службы безопасности наедут на должника покруче рэкетиров, - вмиг все отдаст. Но будь у меня контора уровня вашего "Атланта", я бы и полтинника не дала малоизвестному человеку. Ты гляди, как быстро этот Воропаев быстро все обтяпал! Ох, не нравится мне это, Регина!

Девушка снова вздохнула. Если бы Алла знала, почему Семен получил кредит так быстро, она бы сейчас разразилась такой тирадой...

- Не самобичуйся, дорогая, все эти вопросы должны были выяснить сотрудники банка, прежде чем выдать кредит, - успокоила не подозревающая о терзаниях Регины верная боевая подруга.

Они познакомились в марте этого года, когда Алла провернула то самое дело с превращением мерзавца и "кидалы" в бомжа, призвав на помощь Серафиму Николаевну Новицкую, щепетильного юриста, впервые в жизни ради правого дела и из женской солидарности решившийся подготовить дарственные, завещание, генеральную доверенность и прочие нотариальные документы без согласия самого клиента. В результате вся его собственность отошла к бывшей жене, соблазненной этим подонком в пятнадцатилетнем возрасте, а на тот момент едва достигшей совершеннолетия, которую он выгнал без гроша, беременной на восьмом месяце. Потом верная боевая подруга узнала, что Сима и её дочь под следствием, помогла им, они подружились, но с тех пор не виделись. В общем-то, Алла почти не знала Регину, хотя ей было известно, что девушка скрытная и умеет с безмятежным видом хранить тайны. Но сейчас Алле и в голову не пришло, что Регина что-то не договаривает.

- В том-то все и дело... - опять вздохнула собеседница.

- В общем, у тебя зародилась мыслишка, что это типичный откат?

- Сейчас закрадываются сомнения. Когда папа руководил "Атлантом", Василий Иванович не посмел бы этого сделать, а теперь, когда пришли мы, три неопытных человека...

- Следовательно, Сойкин получил от Воропаева свой откатный процент и дал ему кредит, закрыв глаза на несостыковки, и не провел детальную проверку.

- Доказательств у меня нет, но...

- ... есть женская интуиция, основанная на присущей нашему полу подозрительности, - продолжила Алла и "порадовала" подругу ещё одним перлом: - Того, кто всегда готов к неприятностям, интуиция обычно не обманывает.

- Думаешь, дела так плохи? - Регина совсем скисла.

- Ничто так не радует, как разочарование пессимиста, - одарила её ещё одной ироничной фразой верная боевая подруга.

Став трезвенником, Любин муж искал работу, но ничего стоящего не нашел. Вернуться в такси он уже не мог - все машины выкупили те, кто имел деньги. Персональным водителем его тоже не брали. Супруг стал помогать Любе - она ездила за товаром, а он торговал на рынке. Зарабатывали немного - на большую партию денег не было, приходилось брать в долг под немалые проценты - в те времена не менее десяти процентов ежемесячно, - и быстро оборачивать вложения. Но концы с концами сводили.

Потом Люба уговорила своих родителей продать дачу - у них был добротный дом с большим участком на Николиной Горе, оставшийся ещё от Любиного деда-академика. За неё они получили сто тысяч долларов и на эти деньги раскрутились, брали товар оптом, поставляли во многие магазины и мелким оптовикам, развозили по вещевым рынкам, сами держали палатки. Семь лет назад на паях с Любиной приятельницей Людмилой Овсянкиной супруги выкупили большой галантерейный магазин, расположенный на бойком месте, но прибыли он приносил мало - на галантерее много не заработаешь. Снова пришлось влезть в долги для закупки нового товара, ассортимент постепенно изменился, и дела потихоньку пошли. Через два года Людмила вышла замуж за состоятельного человека и уехала с ним, оставив свою долю двадцатилетней дочери, а сорокасемилетний Любин супруг влюбился в девицу, ставшую их компаньонкой.

И осталась Люба Шахова в пятьдесят два года ни с чем. Ни мужа, ни средств, ни надежды.

- А почему ты взялась копнуть это дельце? - спросила у Регины верная боевая подруга.

- Меня удивило, что кредит выдан в столь короткие сроки. Три выплаты с разницей в неделю, каждая по пятьсот тысяч долларов. Обычно в нашем банке так не делается, и я решила вникнуть.

- На какой срок кредит?

- На год.

- Обоснование?

- Строительство супермаркета.

- Маловато полтора лимона для этого дела.

- Со слов Сойкина, помимо Воропаева, есть ещё два пайщика. Все трое будут вкладываться постепенно, чтобы не выдергивать из оборота сразу большую сумму. Планируют привлечь и других бизнесменов, если у самих средств не хватит.

- Что-нибудь в этом аспекте начато? Есть у них земельный участок, план строительства и прочее?

- Не знаю.

- Выясни. Но почему-то мне кажется, там конь не валялся. План тебе представят самый достоверный, а землю, скорее всего, взяли в долгосрочную аренду. Вполне возможно, со временем они и строительство начнут. Вопрос в том, перепадет ли тебе с этого? Под какой процент выдан кредит?

- Под обычный. Василий Иванович уверяет, что "Атлант" в любом случае не пострадает - мы получим недвижимость гораздо большей стоимости.

- Кстати, дорогая, это тоже должно было тебя насторожить. С какой стати столь щедрые гарантии, намного превышающие сумму кредита?

- Честно признаюсь, мне это и в голову не пришло. Когда Василий Иванович об этом напомнил, я успокоилась, что мы не останемся в накладе.

- Этот чапаевский тезка, похоже, тот ещё жук. Матерый махинатор сразу смекнул, что ты в этом деле ни черта не петришь. Вроде, все тип-топ: если Воропаев не возвращает кредит, то "Атланту" отходит недвижимость "Новинки" стоимостью в десять лимонов зеленых. А ты попробуй её получи. Наши законы на стороне сильнейшего. Придут к вам с мамой джентльмены бандитского вида и предложат дилемму: "Жить или не жить?" И что ты предпочтешь?

- Неужели такое может быть?

- Запросто. Библейские заповеди ныне непопулярны. Полный беспредел, а в деловом мире - ещё беспредельнее. Там, где крутятся деньги, а тем паче, такие не слабые, - всегда есть место преступлению. У крупных банков крепкий отдел безопасности, к крутым банкирам с таким "деловым предложением" не подкатишься. Да и то заказняки периодически имеют место быть. А "Атлант" банк небольшой, служба безопасности - соответственная. Ты - человек в бизнесе новый, крепкими связями ещё не обросла, а посему, все разузнав, господа бандиты решат, что напали на легкую добычу: поставят тебе вилы, и ты откажешься от своих притязаний на гарантийное обеспечение. А полтора миллиона зеленых у Воропаева уже в кармане. К примеру, сговорился он с какой-то бандой, чтобы джентльмены с прической под ноль по истечении года навестили тебя, и ку-ку, пишите письма, ещё будут деньги - присылайте. Бандюганы получат гонорар, и мужские особи довольны. Чего не скажешь о представительницах прекрасного пола: вас с мамой обнесли на полтора лимона.

Алла намеренно сгущала краски, желая посмотреть на реакцию собеседницы. "Проверочка на вшивость", - так она это обычно называла. Разумеется, верная боевая подруга не собиралась оставлять Регину одну против махинаторов и бандитов и уже твердо решила вмешаться. Но ведь свою голову другому человеку не приставишь.

Регина прошляпила дурно пахнущую сделку. Кивать на мать нет смысла: Серафима Николаевна Новицкая дама порядочная, далекая от грязных дел, к тому же, раньше трудилась вместе с мужем, прозой жизни приходилось заниматься ему, а она лишь отслеживала юридический аспект. Вряд ли кто-то рискнул бы "кинуть" Георгия Натановича Новицкого, это матерый волчище, сам из пасти у другого хищника вырвет, ни секунды не задумываясь, а уж если бы кто-то покусился на принадлежащее ему, - в пыль бы стер и по ветру развеял.

Мать и дочь, конечно, не тянут на клыкастых хищниц от бизнеса, а потому уже через пару месяцев их самостоятельной работы шакалы почуяли, что тут можно хорошо поживиться. Если просто помочь решить проблему, - Регина Новицкая не научится сама давать отпор. Лохов никто не уважает и церемониться с ней не станут, растащат "Атлант" по кускам, и останется трио Новицких не у дел. На её братца Сергея, судя по всему, тоже особой надежды нет. Алла знала о нем лишь со слов подруги, и информация не обнадеживала. В прошлый раз, когда Регина решила отомстить, Сергей Новицкий ссудил её деньгами и устранился, хотя нормальный мужчина на его месте сам защитил бы сестру. Видно, характером пошел в мать, а мягкость и интеллигентность в бизнесе ни к чему. Регина покрепче, но молода и неопытна. От ошибок никто не застрахован, но нужно делать правильные выводы и учиться избегать повторения. А если она, Алла, станет палочкой-выручалочкой, - подруга так и будет бегать к ней с каждой проблемой.

Регина выглядела задумчивой, но не испуганной, и верная боевая подруга порадовалась, что не ошиблась в ней.

- Умный учится на своих ошибках, мудрец - на чужих, а дурак вообще ничему не учится, - напомнила Алла. - На звание мудрых мы не претендуем, нам достаточно констатации выдающегося ума, а потому извлекай пользу даже из негативного опыта, дорогая.

Серафима Николаевна Новицкая вела прием в юридической консультации и слушала горестную исповедь своей клиентки Любови Васильевны Шаховой:

- Я горбатилась столько лет, и вот теперь осталась у разбитого корыта, - жаловалась Люба. - Двое детей, которых ещё нужно вывести в люди, дать им образование, помочь с жилплощадью. А у меня нет ничего, кроме двухкомнатной квартиры. И уже ни сил, ни здоровья, чтобы опять начинать все с нуля.

Люба замолчала и, закрыв лицо руками, тихонько заплакала. Сима налила ей воды, подождала, пока клиентка немного успокоится, и успокаивающим тоном сказала:

- Я понимаю, как вам сейчас обидно, Люба. К сожалению, не всегда мужья ценят то, что сделала жена, и расценивают это как само собой разумеющееся. В общих чертах мне уже все понятно, - вы не первая, кто приходит ко мне в аналогичной ситуации. Расскажите все подробно.

- На заре моего участия в грабительском капитализме случилась одна ситуация, которую можно было спустить на тормозах, но я предпочла наказать виновника на всю катушку, - поделилась с собеседницей личным опытом Алла. Верная боевая подруга она лишь для своих друзей, а по отношению к бесчестным людям беспощадна. За неженскую жесткость, с которой она расправлялась с непорядочными партнерами, в деловых кругах, слегка видоизменив прозвище Маргарет Тэтчер, её называли "железной бизнес-леди". Масштабы были значительно меньше, чем в твоем случае, но сути это не меняет. Там имелся один нюанс - проштрафившийся сотрудник являлся моим давним знакомцем. Димка почти два года болтался без работы, а я пожалела его и взяла в свою фирму. Оклад положила приличный, учила новой профессии все честь по чести. А этот мудак втравил мою "Приму" в блудняк. Я не стала разбираться - по недомыслию или из корысти. Сейчас-то уже знаю, что он прилично поимел с этой грязной сделки, а тогда у меня были лишь смутные догадки - вроде бы, парень уже не должен совершать таких ляпов, в коммерции освоился. Насторожило и то, что дело Димыч провернул, когда я тяжело болела, а потом не поставил меня в известность. Я ведь не на край света умотала, валялась дома, мог бы телефонировать, посоветоваться. Димка потом бил себя в грудь, мол, не при делах, его подставили, не хотел меня, больную, тревожить попусту, но я по жизни недоверчивая, особенно когда моя фирма влетела на энную сумму. Не стала особенно разбираться в его делишках да и отняла квартиру. Своих бьют больнее, - завершила она экскурс в прошлое ироничным перлом.

- А как ты отняла его квартиру? - спросила заинтригованная Регина без тени осуждения.

- Путем постановки дилеммы, о которой недавно упомянула, - усмехнулась верная боевая подруга. - Слегка перифразировала слова Гамлета, вот и все. В современной обработке они звучат уже не риторически, а конкретно. Философствовать позволительно принцу Датскому, а в наше криминальное время вопрос стоит острее. Говнюк Димка тут же смекнул, что я не шучу, и оформил квартиру нотариально. Жены и детей у него нет, так что я никого, кроме махинатора, крова не лишила. А в том, что он ловкач, я уже вскоре убедилась, когда Димыч прикупил новую хату. Но я не стала отнимать у него ещё одну - вырученная за его первую квартиру сумма с лихвой покрыла причиненные "Приме" убытки, а борзеть не в моих правилах. Зато другим неповадно стало. Все теперь знают, что ловчить со мной чревато, провинившемуся светит полный абдуценс. Уже семь месяцев мои ребята работают самостоятельно, и я стопудово уверена, что никто не мухлюет. Да и они знают, что меня не проведешь. Я иногда заглядываю в свою контору, чтобы парни не забыли, как я выгляжу, и просматриваю выборочно документы. Нюх на это дело у меня безошибочный, никаких ревизоров не нужно. Честно работать выгодно, - выдала она свежепридуманный девиз. - Лишь дураки этого не понимают и ищут левых приработков, радуясь, что удалось урвать. Но если подобное случится в моей фирме, то виновным останется рвать лишь волосы на жопе.

- А у тебя работают только мужчины?

- Так уж сложилось. Я ведь, честно говоря, баб жалею, но не люблю. С теми, с кем можно общаться, предпочитаю быть на равных и дружить. А для отношений начальницы и подчиненной, сама понимаешь, равноправие губительно. Вот и получилось, что на работу беру лишь особей мужеску полу. Опять же, мужики не уходят в декретный отпуск, не вскармливают младенца грудью и не берут больничный по уходу за ребенком. Да и от ежемесячных и возрастных гормональных сдвигов не страдают. В этом отношении я типичная капиталистка - нещадно эксплуатирую наемных работников, а сантиментами не страдаю. Если бабе нужно трудоустроиться, "Самаритянин" пристраивает её в другую коммерческую фирму, где руководители мужики, и обеим сторонам приятно. Да и вообще однополый коллектив лучше - меньше дрязг, сплетен, не случается служебных романчиков. Я, понятное дело, в качестве представительницы противоположного пола не воспринимаюсь, поскольку, во-первых, начальница, а во-вторых, типичный мужик в юбке. Или, как меня любя называют друзья-мужчины, "баба с яйцами".

- Да ну, Ал, не наговаривай на себя!

- Ничуть не наговариваю, а делюсь знаниями, почерпнутыми из бесед с нашим психиатром. Остальное - моя личная наработка. Бизнес пока преимущественно мужское поле, а потому нужно хотя бы внешне соблюдать правила игры. Правда, мы, бабы, уже потихоньку устанавливаем свои правила, пользуясь всевозможными женскими приемами, но делаем это умно и не навязчиво. Мужики пока ничего не замечают, а когда спохватятся, - будет поздно, придется им соблюдать наши правила. Мужчик - то есть, помесь мужчины с особью мужского пола, не имеющей права носить высокое звание представителя сильного пола и отличающееся от слабого лишь ширинкой на штанах, - существо наивное и прямолинейное, женских хитростей просечь не в состоянии, а потому баба, прикинувшись своей, и даже, чтобы потрафить его самолюбию, мужиком в юбке, запросто любого на кривой козе объедет.

- Люба, но ведь вам с мужем принадлежит доля в магазине, - напомнила клиентке Серафима Николаевна.

- А как это доказать? Когда началась приватизация, моя подруга Людмила была директором магазина "Галантерея" и организовала Товарищество с ограниченной ответственностью. При этом нет акций, только протокол собрания членов ТОО, где указано, кто сколько денег внес и какую часть это составляет от общей суммы. Приватизация предприятия "по Пияшевой" обошлась трудовому коллективу в смехотворные деньги. Люда внесла самую большую долю, и у неё была 58 условных частей, остальные - у двух её заместителей, пятерых заведующих секциями и главного бухгалтера. Каждому из восьмерых её подчиненных принадлежало не более 6 условных долей. Потом ТОО переименовали в Общество с ограниченной ответственностью, но по сути ничего не изменилось. Нам с мужем очень хотелось торговать цивилизованным образом, а не таскать на себе тюки с товаром, развозя по вещевым рынкам. Я поговорила с Людмилой, обнадежила, что с помощью наших денег дела пойдут в гору. В те времена они перебивались галантерейной мелочевкой, прибыль была смехотворной. Люда бы и сама откупила паи у сотрудников, да у неё не было средств, а на закупку товара и подавно. Она уговорила остальных пайщиков уступить нам свои доли, и те охотно согласились: кому-то была нужна квартира, другим - машина, третьим сына-дочку устроить в институт. Каждый получил крупную сумму, - по сравнению с той, которую они внесли, приватизируя магазин, разница была очень большой, и все были довольны. К тому же, служащие сохранили работу, получали зарплату.

- Разве вы не оформляли передачу паевого взноса документально?

- Нет, Серафима Николаевна, - горестно вздохнула клиентка. - Глупость с моей стороны, конечно, но тогда казалось - свои люди, можно работать на доверии.

- Доверие - доверием, но все же денежные отношения желательно скреплять документами. Вы же в коммерции не новичок, Люба.

- Да какой из меня коммерсант! - махнула рукой та. - Просто жизнь заставила, надо было семью кормить, раз на мужа нет надежды. По образованию я историк, даже таблицу умножения не помню, без калькулятора ничего не сосчитаю. "Челночить" - дело не хитрое, главное - знать конъюнктуру, какой товар в ходу, и где его можно купить подешевле. Этому я быстро научилась съездила несколько раз в Турцию, Китай, в Корею и все освоила. Никаких документов тогда не требовалось - везли с собой наличные, закупали товар, продавали тоже в нал, потом ехали за новой партией. Вот такой товарно-денежный кругооборот. Я много раз брала в долг под проценты и никаких расписок при этом не писала. Да и сама одалживала знакомым и даже в голову не приходило, что могут не отдать. Бывало, что задерживали с возвратом денег, но ни разу не обманули. Людмилу я знаю три десятка лет и не сомневалась, что она будет со мной честной. Так оно и было, пока мы вместе работали. А когда Люся уехала, её дочка показала мне шиш - мол, ты здесь никто, нет никакого документального подтверждения тому, что тебе что-то принадлежит. Твердит, что у неё доля в 58 процентов, мол, она ни у кого ничего не отнимала, а мои денежные дела с мужем её не касаются. Теперь-то они уже оформили магазин по новым правилам, и он принадлежит им двоим.

- Люба, но ведь когда состав пайщиков Общества с ограниченной ответственностью изменился, это должно быть зафиксировано протоколом.

- Такой протокол был.

- В нем указано, что вы с мужем стали пайщиками, и вам принадлежит 42 процента условных долей?

- Тогда у нас с ним все было хорошо. Семейный бизнес, дела шли в гору, да и наши отношения с мужем стали гораздо лучше. В то время я и помыслить не могла, что он так со мной поступит. Муж и жена, как говорится, одна сатана. Я сама предложила, чтобы в протокол вписали моего супруга, и там отражено, что мелкие пайщики передали ему свои доли.

- Значит, 42 процента по документам оформлены на него?

- Да.

- Однако это совместно нажитое в браке имущество. Неважно, что по документам вы не являетесь пайщиком. По закону вам принадлежит половина его пая.

- А он ничего не хочет мне выплачивать.

- Подадим иск, после решения суда муж обязан выплачивать вам положенную долю.

- Я получу сущие копейки.

- Вы же говорили, что теперь дела идут успешно.

- Да, это так. Но все коммерсанты ведут двойную бухгалтерию. То, что отражено в официальных документах, и то, что есть на самом деле, - небо и земля. Официальной прибыли магазина, которая проводится по документам, едва хватает на зарплату сотрудникам. Иногда даже сдают в налоговую инспекцию отрицательный баланс - мол, сейчас времена тяжелые, средний класс после кризиса разорился, торгуем себе в убыток, лишь бы удержаться на плаву до лучших времен. Так что хоть судись, хоть не судись, - все равно я ничего не получу.

- Не думаю, что все так безнадежно. Вы ещё не разведены?

- Пять лет назад развелись, - вздохнула Люба. - Еще одна глупость, которую я совершила. Мужу так не терпелось жениться на своей девке, что он наобещал мне златые горы, лишь бы я не тянула с разводом. А я и не подозревала, что он спит с этой негодяйкой, - супруг ушел, ничего толком не объяснив, снял квартиру. В то время я ходила, как оглушенная, себя не помня, и на все согласилась.

"Со мной было то же самое..." - подумала Серафима.

- Тогда мне казалось, что муж оценит мое благородство... Ведь мы прожили столько лет, у нас дети, да и вообще было немало хорошего... Стыдилась я перед дочкой и сыном устраивать дележ имущества, да и вообще избегала разговоров на эту тему.

"Все в точности, как у нас с Гошей", - отметила про себя Сима.

- Но ответного благородного жеста я так и не дождалась. Честно вам признаюсь, Серафима Николаевна, хоть я и ощущала униженность, - муж меня бросил и предпочел другую, - но в глубине души все равно надеялась, что со временем он поймет, на кого променял. Увидит, что эта девица - типичная хищница, и прельстилась вовсе не его достоинствами, а деньгами.

"Точно так же, как Гошина новая жена..."

- Теперь я не сомневаюсь, что она замыслила стать единовластной хозяйкой магазина. Мой муж был нужен ей лишь как ступенька к цели. А я-то обманывала себя, что рано или поздно супруг прозреет...

"Я тоже", - вынуждена была признать Серафима Николаевна.

- А сейчас так обидно... Столько сил в него вложила, поила-кормила, тащила на себе всю семью, терпела его пьянство, потом лечила от алкоголизма, водила к врачу чуть ли не за ручку, поддерживала и ободряла, и вот нате вам - на склоне лет супруг пожелал поменять немолодую жену на молоденькую.

"Мой тоже", - мысленно вторила ей Серафима.

- Не только благодарности от него не дождалась, что спасла от пьянства и сделала человеком, но на склоне лет выброшена на обочину жизни, продолжала свою горестную исповедь клиентка. - Он теперь богатый, а я нищая. Стыдно перед детьми, что вела себя как дура. Ведь я старалась ради дочери и сына, а теперь их папаша обманул не только меня, но и собственных детей. А я цеплялась за свои бесплодные надежды и в итоге лишила дочку с сыном всего, на что они имели право.

- С чем вы остались в настоящее время?

- С "двушкой" и алиментами. После развода муж дал мне шестьдесят тысяч долларов, на них я купила хорошую квартиру, - раньше мы вчетвером жили у моих родителей, - и сказал, что свою половину долга выплатил. А алименты слезы! Его официальная зарплата - пять тысяч рублей, вот и получаю с них 33 процента. Дочке скоро семнадцать, сыну шестнадцать, обоим хотелось бы дать образование, а у меня нет денег на репетитора. А без взятки сейчас в вуз не поступишь. На платное обучение у меня и подавно нет средств.

- А кем вы сейчас работаете?

- Торгую на вещевом рынке. Приятельница, с которой мы раньше "челночили", взяла меня продавцом. На мне до сих пор висит долг родителям. Мой бывший совсем совесть потерял! Если бы мы не продали их дачу, то ничего бы не заработали. А теперь и деньги, и все мои труды пропали.

- На будущее я все буду тщательно проверять, - кивнула Регина.

- Кстати, тряхни-ка ты все руководство банка. Не может такого быть, что Сойкин химичит в одиночку. Несколько человек наверняка с ним в доле, а может быть, и весь комсостав.

- Да, я все выясню.

- Я бы на твоем месте выперла всех к чертовой матери, если они причинили "Атланту" ущерб. Разумеется, предварительно, сняв с них стружку в виде презренного металла - в качестве хотя бы частичного возмещения убытков. Как чапаевский тезка в аспекте материального благополучия?

- Этим вопросом я не интересовалась. Выглядит Василий Иванович состоятельным.

- Значит, перестанет таковым выглядеть, - зловеще пообещала верная боевая подруга.

- У него есть определенный процент акций "Атланта", сейчас я точно не помню, какой, но это не сложно выяснить.

- И акции сгодятся, - кивнула Алла. - Наверняка имеются и квартирка за несколько сот зеленых, и загородный особнячок аналогичной стоимости. У остальных дольщиков-махинаторов тоже есть что экспроприировать. Так, глядишь, и насобираем нужную сумму, чтобы твоя фирма не осталась внакладе. Может, ещё и в прибытке окажешься.

- Посоветуйте, что делать, Серафима Николаевна.

- Можно попробовать договориться с вашим бывшим мужем.

- Не станет он договариваться! - безнадежно махнула рукой Люба.

- Я сама поговорю с ним, как юрист. Конечно, было бы проще, если бы при разводе вы все оговорили и документально оформили условия расторжения брака.

- Да ничего мы не оформляли! Пришли, судья спросила о причине развода, муж говорит: "Не сошлись характерами", - и нас развели. Расстались по-хорошему, не ссорились, супруг по характеру спокойный, вежливый, слова худого за все годы не сказал, даже когда пьяный. Он обещал обеспечить меня с детьми, а что разошлись, - дело, мол, житейское, устал жить "колхозом" в трехкомнатной квартире родителей нас было шестеро, а мой отец дня не мог прожить без упреков и напоминаний, кто в доме хозяин. Тяжело нам было приживальцами ютиться, да деваться некуда, о собственном жилье лишь мечтали, все деньги вкладывали в дело. Так что я мужа понимала, жалела и лелеяла надежду - поживет один, заскучает, опомнится и вернется к нам. Сразу купила квартиру, чтобы ему было куда прийти. Хотела трехкомнатную, да не хватило, в те времена жилье стоило дороже, чем сейчас. А мой бывший говорит: "Что ж ты сразу истратила эти деньги? Зачем спешила с покупкой жилья? Родители не вечные, им уже восьмой десяток, тебе с детьми досталась бы трехкомнатная квартира". Получилось - я же виновата...

- И все же я поговорю с вашим бывшим мужем. В конце концов, он должен позаботиться о детях.

- Да он обо всем забыл! И даже о том, что у него есть дети. Все этой девке, лишь бы та была довольна. Я уже не раз пыталась его вразумить, да без толку. Самой-то мне много не надо - на жизнь зарабатываю, дочка с сыном одеты-обуты, жилье есть, не голодаем. Меня беспокоит будущее детей. Сейчас мы с дочерью в одной комнате, а сын в другой. Обоим хочется привезти домой друзей, а я прихожу с работы еле живая, и мне хочется отдохнуть. Через несколько лет они захотят обзавестись семьями, и что тогда? Я же ничего не могу им дать. А бывший: "Чего ты жалуешься? У тебя же все есть!" И у него ещё хватает наглости так говорить! А ведь все достигнуто моим горбом. Людмилу я почти полгода уговаривала - ей невыгодно было брать нас в долю, с мелкими пайщиками проще, она директор, а они подчиненные, не имеющие решающего голоса. Со временем Люда надеялась откупить у них паи, привлечь финансы. А тут мы стали компаньонами с незначительной разницей долей. Да и средств на новый товар у неё не было, так что она вроде как в зависимость от нас попала. Трудно было, частенько ссорились, а конфликты приходилось улаживать мне. Супруг сразу устранился: "Не желаю, - говорит, - лезть в бабьи дрязги". А теперь приписывает все заслуги себе. "Твой уровень "челночить", - заявляет мне этот нахал. Мол, именно благодаря ему дело встало на цивилизованные рельсы, а мне досталась хорошая квартира, и это потолок, который я за всю свою жизнь заработала. Именно это мне больше всего обидно. Без меня муж бы окончательно спился, а теперь все забыто. "Я, - говорит, - давно вернул тебе долги". И хоть кол на голове теши, - ничем его не прошибешь.

"И все же мы ещё поборемся", - решила Серафима.

- Кстати, Регина, проверь-ка правильность оценки вашими экспертами стоимости недвижимости, представленной в качестве гарантии, - посоветовала верная боевая подруга. - Думаю, тут тебя тоже надурили, чтобы ты побыстрее согласилась.

- А какое это теперь имеет значение?

- Уточнить реальную стоимость недвижимости нужно для того, чтобы определить круг участников махинации. Если оценщики получили приказ вышестоящего начальства сильно завысить результаты, то и они повязаны. С них много не слупишь - они на зарплате, но проучить нужно непременно. Бей своих - чужие бояться будут, - поделилась она ещё одной житейской мудростью.

- А если у них не было корыстных намерений, и они всего лишь выполнили указание руководства?

- Все равно нужно хорошенько врезать по мозгам. Банк принадлежит семье Новицких, а не тезке Чапаева, и эксперты обязаны были поставить вас в известность, что непосредственное начальство склоняет их к неблаговидной деятельности. Заодно и на Сойкина компру насобираешь, а это позволит тебе не рефлексировать, когда решишься его наказать.

- Хорошо, Алла, я все выясню, - сказала гостья, вставая.

- На данном этапе считаю целесообразным тебе самой разобраться в проблеме, дабы обзавестись соответствующим опытом, - напутствовала её верная боевая подруга. - А если ситуация и в самом деле хреновая, вмешаемся. Ты ведь член нашей команды, а своих мы не дадим в обиду.

- Люба, я вижу, как вы подавлены. Я подумаю, что можно сделать в вашей ситуации. А пока давайте я познакомлю вас со своими подругами из Клуба одиноких сердец, - предложила Серафима Николаевна.

- Зачем? - удивилась клиентка. - Мне новый муж не нужен.

- Члены нашего клуба не ставят своей задачей замужество. Как раз наоборот - многие совершенно разочаровались в мужчинах и больше не желают иметь с ними дела.

- Лесбиянки, что ли? - подозрительно спросила Люба.

- Нет, - поморщилась Серафима. Подобное ей приходилось слышать не раз. Ну почему люди, узнав, что женщины дружат, непременно обвиняют их в однополых интимных отношениях?! - Многих членов клуба обидели мужья или другие мужчины. Вы сами убедитесь, что у них проблемы, аналогичные вашим их тоже в зрелом возрасте оставили супруги, предпочтя молоденькую, обделив при разделе имущества и дав крохи. Я и сама была в аналогичной ситуации три года назад супруг ушел от меня, присвоив все, что мы с ним заработали за одиннадцать лет семейного бизнеса.

Клиентка смотрела на неё недоверчиво и тут же пояснила причину своих сомнений:

- Вы непохожи на брошенную и ограбленную жену...

- Теперь - да. Но в ту пору я буквально превратилась в развалину. Тяжело заболела, мне все стало безразлично, жить не хотелось. Целыми днями лежала, уставившись в стену, и размышляла, почему любимый муж так жестоко и вероломно со мной поступил? Допустим, полюбил другую, молодую, но неужели нельзя было расстаться цивилизованным образом, обеспечив меня и детей?! Более года мы очень нуждались, супруг снял с наших общих счетов все до единой копейки, и мне даже нечем было оплатить лечение. Чуть не погибла. Дочка меня выхаживала, а потом настояла, чтобы я обратилась к психиатру. Меня лечили от депрессии, а в психиатрическом центре я познакомилась с женщиной, недавно ставшей членом Клуба одиноких сердец, и она уговорила меня прийти к ним. Там я сразу приобрела много подруг, и они помогли без лишних разговоров - и работа нашлась, и досуг появился. Мы собираемся в пятницу, субботу и воскресенье, - каждая приходит в удобный для неё день, в любое время. Для одинокой женщины, которой даже в театр пойти не с кем, наши встречи - эмоциональная отдушина. Не сомневаюсь, что вам там понравится. К тому же, члены нашего клуба изыщут способ, как решить вашу проблему, - у нас большие возможности.

- Да как они помогут... - все ещё сомневалась Люба.

- Не сомневайтесь, ваша ситуация не безнадежна, - заверила Серафима Николаевна.

- Слышь, Алка, давай я этому Воропаеву хлебало начищу, - предложил спец по деликатному улаживанию щекотливых проблем, когда Регина ушла.

- Успеется, Толян, - умерила его боевой задор начальница. - Вначале нужно разобраться в ситуации.

- Дак чё там разбираться-то! - возмутился идейный защитник обиженных мужчинами женщин, уяснивший из диалога двух деловых дам лишь одно: Семен Воропаев вознамерился обмануть Регину.

- Вряд ли Воропаев так внаглую решил кинуть "Атлант". Все ж это не мелкий жулик Яшка Паршин. Да и тот, после того, как схлопотал по ребрам, предпочитал "кидалово" лишь в отношении иногородних партнеров.

- Во! - воодушевился мастер на все руки. - Яшка враз в сознанку пошел, как врезали по кумполу!

- Да в том-то и дело, что наука не впрок пошла - паршивец Паршин так наловчился жульничать, что обманутые партнеры ничего не могли с ним поделать.

- Дак все одно этот гад получил свое.

- И Семен получит, не сомневайся, - заверила верная боевая подруга. Но вначале мы все выясним. В том числе, и его реальное финансовое состояние. А уже потом выдадим квантум сатис31. Если виноват, - квантум схватит так, что впредь закается обижать баб. По этому эпизоду оснований наказывать его пока нет. Воропаев всего лишь взял кредит в банке, у него год форы. Кредит возвращается не одномоментно, а частями.

- Брал зараз, а отдавать частями? - недоверчиво переспросил Толик.

- Обычно весь кредит, а тем более, столь значительный, сразу не выдается. Зачем Семену сразу полтора лимона? На начальном этапе, когда затеяно строительство, ему и несколько сотен тысяч бы хватило. А по мере необходимости банк выдавал бы нужные суммы. Похоже, тут явный сговор. Но мы должны установить - имеет ли место "откат". Для этого нужно перетрясти руководство банка - если они соучастники, им тоже перепал куш.

- Дак взять их да тряхануть, - выдал ещё одну ценную идею деликатных дел мастер.

- Будешь поочередно всех отлавливать и применять физическую силу? иронично поинтересовалась Алла.

- Дак чего менжеваться-то!

- Мы все установим, а уже тогда примем адекватные меры.

- Дак командиру тада скажи. Он быстрей твоего все вызнает и даст по мозгам, если Регинку хотят "кинуть".

- Мерзавцам наука не впрок. Тем более, Славка сейчас уже распустил свою команду.

- Дак пацаны-то у командира осталися.

- Сами разберемся, Толян. Пусть Слава занимается легальным бизнесом, он уже в том возрасте, когда пора уважать закон.

- Я хожу в наш клуб по пятницам, - сказала Серафима. - Давайте пойдем вместе. А не понравится - уйдете. Вас никто насильно удерживать не станет.

- Ну ладно, - согласилась Люба. - А куда прийти?

Серафима Николаевна записала адрес, протянула листок клиентке, и они договорились встретиться в пятницу, в семь часов возле дома Ирины Кузнецовой.

- А там нужно деньги платить? - поинтересовалась все ещё немного настороженная собеседница.

- Нет. Многие приносят с собой что-нибудь к чаю, чаще всего собственного приготовления, но если вы придете с пустыми руками, вас никто не осудит. Состоятельные члены нашего клуба добровольно сдают взносы, потом из этих денег помогают неимущим подругам. Те, у которых сейчас хорошее финансовое положение, раньше тоже не имели ни гроша, но с помощью подруг заставили бывших благоверных выплатить приличное содержание на детей или положенную часть совместно нажитого имущества. А всем остальным тоже со временем удастся отвоевать то, что мужья при разводе утаили.

За неделю до убийства

В четверг подруги созвонились, встретились вечером в кафе и болтали, сидя за чашкой кофе.

Регина решила не оповещать Нору о том, что её любовник, вполне возможно, осуществил махинацию. Несмотря на Аллино предположение, у неё ещё не было уверенности, что он обманщик, надумавший поухаживать за ней в надежде на сговорчивость. Все ж Регина Новицкая ценила себя высоко - по ней не скажешь, что она оголодала по мужскому полу и проявит уступчивость, завидев первые же штаны. Не такой уж и красавец Семен Воропаев, чтобы питать иллюзии насчет собственной неотразимости. Вряд ли он обольщался, что небедная двадцатишестилетняя девушка кинется ему на шею и от чувств проявит мягкотелость, - сам упомянул о её хорошей деловой репутации, а бизнес-леди не делают любовникам подарков в полтора миллиона долларов.

В обществе подруги Регина совсем успокоилась. С Норой легко и весело, и Регина Новицкая сказала себе, что нужно научиться смотреть на вещи проще, побольше заботиться о собственной персоне и не брать в голову то, от чего на лбу появляются морщины.

- Подружка, поехали, покажу тебе свою будущую квартиру, - предложила Нора. - Пока по обоюдной договоренности с моим будущим благоверным мы проживали на разных территориях, но в моем положении нужно, чтобы обо мне кто-то заботился. Таскать сумки с продуктами беременной женщине не стоит. Интересное положение для того и существует, чтобы поиметь свой интерес, не так ли?

Регина рассмеялась шутке подруги и спросила:

- А со своей квартирой что решила?

- Уже нашла арендаторов за хорошую цену, так что у меня, помимо всего прочего, будет дополнительный доход. Мама оставила мне шикарную "трешку" на Большой Грузинке, неподалеку от Дома Кино и прочих очагов культуры, да и вообще район престижный, так что я заломила аж полторы тысячи, а будущие квартиросъемщики без звука согласились, выдав за полгода вперед. Полтора куска баксов ежемесячно карман не трет, верно?

Подруга снова рассмеялась. Потому она и любила Нору, что та никогда не вешает носа и всегда шутит.

- Между прочим, у меня были пациенты с весьма забавными фамилиями, к примеру, Заебулин, Подъяблонский, Зачатьев, - поделился Жека во время очередного сеанса сексосмехотерапии, когда Алла навестила его дома.

- Не хочешь сменить фамилию на Зачатьев? - подколола любовница.

- Возьму как псевдоним, - воодушевился любовник.

- Жека, а как же получается, что женщины годами лечились от бесплодия, а от тебя забеременели?

- Фиг его знает? - развел он руками.

- Ты нарочно ставил своей целью оплодотворение?

- Нет, конечно! Хоть меня и прозвали "быком-осеменителем", все же я не производитель. Как можно трахнуть бабу, если ты её не хочешь? Да и вообще посторонние мысли или поставленная задача мешают эрекции.

- Помнишь фильм, где бездетной семейной паре порекомендовали секс в определенные, благоприятные для зачатия часы, и муж, разговаривая с начальником, вдруг спохватывается, смотрит на часы, оповещает о том, чем в это время ему надлежит заниматься, и пулей летит домой?

- И между прочим, ничего у них не получалось, - отметил Женя.

- Видимо, запланированность мешает, а не способствует, - предположила Алла.

- Пожалуй, да. С точки зрения науки многое можно предсказать, но ведь секс - это не просто трение органа об орган, а нечто гораздо большее. Если относиться к нему как к некоему механическому или физиологическому действу, то такой настрой мешает. Мужчина и женщина при этом думают не лирически, а прагматически, партнерша не может расслабиться

- Многие бабы, усиленно пытающиеся забеременеть, как раз не могут это осуществить.

- Если она ложится с целью зачать, то сконцентрирована лишь на этом и не отдается вся, не растворяется в сексе, как должно, когда ей самой хочется получить и дать удовольствие.

- Видно, дело в том, что ты любишь секс.

- Наверное, так.

- К тому же, все в тебя влюбляются, а чувства позволяют отдаваться со всей страстью.

- Ты мне льстишь, - рассмеялся Жека.

- Да нет, просто констатирую факт, - со всей серьезностью заверила Алла - она и в самом деле в этом не сомневалась. - Уверена, что даже если к тебе приходит пациентка отделения репродукции, прослышавшая о твоей славе знатного оплодотворителя, уже через несколько минут она в тебя по уши влюблена.

Подруги отправились на Нориной машине - возиться с капризным "пежо" Регине надоело, и она с удовольствием откликнулась не предложение подруги. Заодно есть возможность поболтать по дороге. А престарелый "пежо" Регина оставила на стоянке перед кафе - подруга обещала подкинуть её сюда на обратном пути. Свое состояние Нора переносила прекрасно, но поделилась маленькой женской хитростью:

- Я вовсю эксплуатирую свою беременность. Пусть мой будущий супруг не надеется, что получит ребенка без забот и хлопот. Чем труднее мужчине что-то достается, - тем больше он это ценит.

Регина посмотрела на неё с некоторым сомнением, а подруга заверила:

- Точно-точно. Это по молодости я была дурашкой, выскочила сначала за одного обормота, потом за ещё худший экспонат. В те времена финансовое положение будущего спутника жизни меня совершенно не волновало. Мама хорошо зарабатывала, мы с ней всегда жили душа в душу, так что мне не требовалось заботиться ни о хлебе насущном, ни о мужчине как источнике финансирования. Может, потому и вышла за таких негодяев.

- Вряд ли тут есть какая-то связь, - усомнилась Регина. Скорее, она была склонна думать, что два опрометчивых брака - результат легкомыслия Норы.

- В юном возрасте о таких вещах обычно не задумываешься. По крайней мере, я семь-восемь лет назад не брала в голову материальное благосостояние будущего избранника. Среди богатых тоже подонков немало, но нищий подонок во сто крат хуже. А потом, получив неоднократно по мозгам, в том числе и в физическом смысле, я поумнела. Думаю, а чего это мужики мною пользуются? Ложись под них, стирай им, готовь, терпи их пьянство, а они тебе ещё и нервы трепать будут?! И эти "радости жизни" всего лишь ради того, чтобы именоваться женой?! Нетушки! На фиг мне такая семейная жизнь!

Тут Регина была целиком согласна с подругой - она тоже немало натерпелась от своего эгоиста мужа, к тому же, неумеренно выпивающего.

- Думаю, надо теперь хотя бы для равновесия поменяться с мужиками местами - то они с меня имели, теперь я с них поимею, - делилась новой жизненной концепцией Нора. - Зубов бывший второй меня, слава Богу, не лишил, красота тоже при мне, а ума стало побольше, чем раньше. И я стала использовать мужчин.

- Как? - заинтересовалась Регина. Она не собиралась следовать Нориному примеру, но теперь, судя по всему, та устроилась неплохо. Почему бы не обогатиться кое-каким женским житейским опытом подруги?! Так, на всякий случай.

- Напрямую я ни разу не просила, но выбирала немолодых и состоятельных. С ними и в люди выйти не стыдно - прикинуты, держатся с достоинством, умеют вести себя в приличном обществе. У меня хорошая квартира, нормальная работа, одета-упакована, знаю языки, дважды была замужем, - так что любовники не воспринимали меня как подстилку, цель которой прилепиться к богатенькому и тянуть с него бабки. Я ж не из обслуги и не секретарша-минетчица, а самостоятельная деловая дама, так что мы во многом на равных. Мои убеленные сединами папики по собственной инициативе стали делать дорогие подарки. Мне после второго развода ещё и двадцатника не было, оба моих брака в сумме потянули на неполных пару лет. А мои кавалеры не дураки, чтоб обольщаться, будто девушка моего возраста и возможностей станет спать с пожилым дяденькой за его красивые глазки. Вот им и хотелось компенсировать разницу в возрасте материальным эквивалентом. И крутой ремонт в моей квартире за их счет, и вся обстановка, и цацки-туалеты. И знаешь, Регинка, я поняла одну простую истину: чем дороже ты мужчине обходишься, тем больше он тебя ценит. Казалось бы, парадокс. Ан нет. Мужичье так устроено. И тогда я стала без зазрения совести брать все, что дарили. Вот эту тачку, - Нора похлопала рукой по рулю, - год назад презентовал мой будущий супруг. Видно, откупался, чтобы я не очень-то наседала с замужеством.

- А он не хотел жениться?

- Поначалу я не испытывала нетерпеливого желания поскорее выскочить за него. С любовника поимеешь больше, чем с мужа. Еще одна простая истина, которую тебе дарю. - Она повернула голову к Регине и подмигнула. - Если бы не будущее дитя, и дальше бы сохраняла экстерриториальный гражданский брак. Имею свой постоянный доход, да и теперешний папик не скупится, - меня все устраивало. Если хочется с кем-то развлечься, могу себе позволить свободная женщина! Своему сожителю я этого, понятное дело, не говорила, но мы же не каждый день устраиваем с ним интимные свидания. Но раз уж залетела, причем, получилось случайно, как нередко бывает - вынула спираль и начала принимать пилюли, а они, видно, не сразу подействовали, и вот я уже с прибытком. Но ничуть не жалею. Даже не подозревала, что ощущать себя беременной столь приятно. Жду с нетерпением, когда живот станет заметен, и буду носить его с гордостью.

- Я бы тоже с радостью... - печально промолвила Регина.

- А в чем проблема?

- Как только я беременела, бывший муж травил меня эргометрином32 этот препарат вызывает сильные сокращения матки, плод погибает и исторгается. Я думала, у меня три выкидыша, а оказалось, супруг тайком подсыпал мне лекарство в пищу. Из-за этого чуть почки не посадила.

- О, подружка, я гляжу, тебе крепко досталось, - посочувствовала Нора.

- Крепко... Когда он умер от отравления, меня ещё и на допросы таскали...

Подруга кинула на неё быстрый взгляд, но удержалась от расспросов. Даже если доведенная до отчаяния Регина решилась отравить мужа, Нора была с ней по-женски солидарна.

- Неужели ты ни одной не отказывал? - удивилась Алла. Жека славился тем, что "вылечил" многих женщин от бесплодия, но ведь он не станет спать с любой партнершей, которой хочется забеременеть.

- Ко мне же не ходили тетеньки преклимактерического возраста или страшнее гориллы. Они с понятием. Закомплексованная дама или верная жена, не знающая ничего, кроме позы номер один, не рискнет навестить меня вечерком. Напрашиваются обычно женщины, сознающие свою привлекательность, их не смущает секс в ординаторской на медицинской кушетке, у них есть определенный опыт. А когда женщина ощущает себя привлекательной - она привлекательна для мужчины. Так что у нас получалось обоюдно - и мне хорошо, и ей.

- Приехали, - оповестила Нора, притормозив.

Еще когда автомобиль подъехал к дому, у Регины забилось сердце, но она решила, что таких совпадений не бывает. Но они вошли в тот же подъезд.

Тем не менее, девушка мысленно твердила себе: "Нет, этого не может быть! Не может!"

Лифт остановился на четвертом этаже, Нора направилась к квартире под номером сорок шесть, и у её спутницы уже никаких сомнения не осталось.

Открыв металлическую и обычную двери своими ключами, будущая хозяйка вошла в прихожую, уверенной рукой включила свет и скинула туфли, сообщив:

- Свои шмотки я сюда ещё не перевезла, доставлю накануне сдачи жилья квартирантам.

Обернувшись к молчаливой подруге, Нора замерла, увидев выражение её лица, потом испуганно спросила:

- Что с тобой, Регинка? Ты вся побелела.

- Твоего будущего мужа зовут Семеном Михайловичем Воропаевым? - еле шевеля непослушными губами, выдавила та.

- Ну да. А в чем дело?

Гостья прислонилась к двери, глядя на неё с каким-то выражением, которое подруга не смогла сразу идентифицировать, - в нем были и жалость, и удивление, и отчаяние, и разочарование, и вместе с тем - безразличие.

Глубоко вздохнув, Регина ответила:

- Твой будущий муж и мой любовник, за которого я собиралась замуж, и от кого хотела забеременеть, - один и тот же человек.

- Вот это да! - ахнула подруга. Кроме изумления, на её лице ничего не отразилось. Похоже, новость девушку ничуть не расстроила, лишь удивила. Ну, мы с тобой и попали! - заявила неунывающая Нора, и от её голоса Регина немного приободрилась. - Ладно, подружка, чего в прихожей дверь подпирать, пошли в комнату, - скомандовала она. - Расположимся с комфортом, потрясем папиковы запасы горячительного. Сам он вообще не пьет, но держит в доме хорошие напитки.

- А со мной немного выпивал, - зачем-то вспомнила Регина.

- Да ну? - удивилась Нора. - А мне говорил, что в полной завязке. Сенька же раньше алкашом был.

- Неужели? - Теперь удивилась Регина.

- Ну, может, я немного преувеличила, но за воротник закладывал крепко. Правда, это было очень давно. Потом взялся за ум, стал заниматься коммерцией, приобрел благообразные замашки. А Сенька-то оказывается, хамелеон! Ты гляди, как притворялся, сучонок! Нас с тобой окрутил и по сути обвел вокруг пальца. Вот это да! Я-то обольщалась, что использую его, а он, выходит, будучи в преклонном возрасте, пользовал двух молодых и красивых девушек! И обеим обещал жениться!

Нора подошла к бару, достала несколько бутылок разных напитков и спросила гостью:

- Что предпочитаешь?

- Да мне не хочется, - отказалась та. Пить снова вино, которым угощал её любовник, у неё не было ни малейшего желания.

- Да ладно, подружка, не куксись! - подбодрила её Нора. - Сейчас мы с тобой вмажем за наши утраченные иллюзии, да и плюнем на все. Какие наши годы! Других найдем! Что мы - уродки или дуры? А этот хамелеон нам обеим не нужен.

- Тебе же нельзя пить, - попыталась отвертеться гостья.

- Теперь можно, - уверенно заявила подруга, наливая вина в два бокала. - Ребенка от этого подонка я, само собой, не оставлю. Сейчас можно прерывать беременность на любом сроке.

- Зря, Нора, - покачала головой подруга.

- И вовсе не зря. Зачем мне дитя с такими погаными генами? Раньше Семен был алкашом, а алкоголики все лживые, ради собственной копеечной выгоды такого наплетут! Хоть Сенька уже давно не пьет, но прежний стереотип в него въелся. Теперь не верю ему ни на грош. И ребенка от него иметь не собираюсь. На фиг мне быть матерью-одиночкой?! Успеется, когда найду достойный объект для этого дела.

- И что - у этих женщин получалось забеременеть уже с первого раза?

Они с Жекой уже более месяца любовники и пока в этом аспекте безрезультатно, хотя, честно говоря, Алла с первых дней надеялась.

- И так бывало. Или после нескольких раз. Поначалу-то они приходили, имея целью зачатие, а потом про это забывали. Я же верчу партнершу, как хочу. Не специально, конечно, а экспромтом. А есть позы, при которых оплодотворение наиболее успешно, но это получалось само собой. Понятное дело, если женщина перенесла две внематочные, обе трубы разорваны, и яичники болтаются в брюшной полости на широкой связке матки, тут даже я бессилен. Но бывают разные случаи, к примеру, загиб матки, спаечный процесс, длинные, извитые трубы, когда оплодотворение в принципе возможно, но затруднено. Муж пациентки больше, чем на один раз не способен, в отличие от меня, а если её хорошенько накачать спермой, то хоть один сперматозоид доберется к нужному месту. Так что все получалось не нарочно, а естественно.

- Но у меня ведь тоже обе трубы разорваны, - напомнила Алла.

- Тебе же сделали пластику.

- А толку что?

- А ты и раньше ставила своей целью беременность?

- Много лет назад мелькали такие мыслишки. Но очень уж у меня мужья были неподходящие для отцовства. Поначалу, когда ещё у нас все было хорошо, я намеревалась стать мамашей, а потом, когда становилось ясно, что грядет очередной развод, начинала предохраняться. Последние годы тоже принимала оральные контрацептивы - я же спала со многими, не хотелось понести от какого-нибудь придурка.

- Так ты ж с придурками не спишь.

- Всяко бывало, случались и одноразовые любовники, которых я тут же изгоняла из койки и своей жизни. Забеременеть от такого мне не улыбалось, вот и предохранялась.

- Честно говоря, Регинка, не ожидала я от Семена такой прыти. - Нора была ничуть не обескуражена. - Меня он долго обхаживал, ручки целовал произвести впечатление этот гад умеет.

- Меня тоже обхаживал, - призналась подруга. - Правда, недолго. Мне он сразу понравился - хотелось иметь спутником зрелого мужчину.

- А в итоге он нас обеих попользовал.

Нора весело расхохоталась. Регине вовсе не было смешно, но от того, что подруга так легко относится к ситуации, - а её потери несоизмеримо больше, ведь Нора носит ребенка, уже подала заявление в ЗАГС, а она, Регина, всего лишь разочаровалась в любовнике-обманщике. Вспомнив его слова "любовь моя" и немного старомодные ухаживания, девушка опять загрустила.

- Ты чего приуныла? - спросила Нора.

- Меня подкупило, что он так необычно ухаживает...

- Видно, отработал фирменный прием, сучонок. Другие-то берут нахрапом, мол, раз я богатый, девица должна быть на седьмом небе от счастья. А Сенька деликатно, с подходцем. Видно, с интеллигентными девушками он ведет себя именно так. Ничуть не удивлюсь, если мы с тобой не единственные, кого он охмурил. Теперь понятно, почему Семен не спешил предложить мне руку и сердце, узнав, что я беременна, - задумчиво проговорила Нора. - Поначалу, когда мы сошлись, он был не прочь сочетаться браком, да я тянула, приглядывалась к нему, хотела получше разобраться, знала, что он никуда не денется. Когда девушка не вешается мужчине на шею, это всегда в её пользу, - поделилась она с подругой ещё одной женской мудростью. - Существование на разных территориях меня вполне устраивало. А в преддверии материнства я решила изменить свой статус и с удивлением обнаружила, что теперь Сенька почему-то не горит желанием назвать меня своей законной супругой. Стал мямлить, что ребенок нам пока не нужен.

- Мне Семен тоже говорил, что ребенок не входит в его планы... - тихо промолвила Регина.

- А я уперлась, что не буду прерывать беременность, взяла его за руку и отвела в ЗАГС. Ясно, почему Сенька отнекивался - если у него была на примете ты, а может быть, ещё кто-то, зачем жениться? Лучше каждой обещать и тянуть, используя наши красивые тела. Где он тебя подцепил?

Регина рассказала, как они познакомились.

- Слушай, а может, Семен сам что-то испортил в твоей тачке, собственноручно создав повод подвалить с предложением подвезти и все такое прочее? Раз Сенька знал, что ты спешишь на переговоры, значит, времени у тебя в обрез. Волей-неволей согласишься сесть в его "сумбару", а там он произведет на тебя впечатление. Ты девушка хорошо воспитанная, сразу видно, что легкие связи - не твое амплуа, вот Семен и постарался выглядеть в приличном свете, мол, серьезный господин.

Регине было больно думать, что любовник поймал её на элементарный крючок, но если он лгал в главном, то все и в самом деле могло быть инсценировкой, в том числе, поломка "пежо".

- Вызову автомеханика и вытрясу из него, что случилось с маминым автомобилем, - заявила она подруге.

- Да я и так теперь не сомневаюсь, что это Сенькины проделки.

И все же Регина решила в этом удостовериться - сама не зная, зачем. Ведь с любовником все ясно.

- А сейчас ты предохраняешься? - спросил Жека любовницу.

- Восемь месяцев назад мне показалось, что я влюбилась. Даже замуж собралась. Прекратила принимать пилюли, надеялась родить. И хорошо, что этого не случилось - потенциальный отец оказался порядочным мерзавцем, хотя и пел мне сладкие песни. К слову, он и в самом деле меня любил, но от этого не перестал быть сволочью.

- Выгнала его из койки и своей жизни?

- Судьба за меня распорядилась. Убит33, - ответила Алла без капли сожаления.

- Кстати, а где сейчас Семен? - спросила Регина подругу.

- На Кипр укатил. У него там дела. Разве он тебе не говорил?

- Сказал, но теперь я ему вообще не верю.

- Я само собой, тоже. Знаешь, и по бизнесу я потеряла к нему доверие. Раз Сенька такой ловкач, он и в этом деле может меня надуть. Как только вернется, оповещу его, что выбываю из игры. Пусть отдаст то, что мне положено, и катится ко всем чертям. А я открою собственное дело.

- Вы вместе работаете?

- Ну да.

- ЗАО "Новинка"?

- Ага.

- Говоря, ну мы и попали! - ты попала в самую точку, - невольно скаламбурила Регина.

- А если бы забеременела, оставила бы ребенка, уже зная, что его отец - мерзавец? - спросил Жека.

- Не знаю... - задумалась Алла. - Вообще-то дети за отцов не отвечают. Наверное, оставила бы. Ведь важна не только наследственность, но и воспитание. Думаю, я бы сумела воспитать настоящего человека, какого бы пола он ни был.

- Ну и правильно. Как я понимаю, сейчас ты уже не предохраняешься?

- Нет. Однако, как видишь, забеременеть не получается.

- Получится, - заверил Жека.

- Твоими бы устами... Ты вливаешь в меня столько своей ядреной спермы, что надежда есть.

- И мой отец, и я всегда говорим женщинам, страдающим бесплодием, главное верить. И тогда все получится. Пусть и не сразу, пусть через многие годы, но непременно получится. И если женщина верит, она обязательно станет матерью.

- Семен не только использовал нас для постели. Дело гораздо хуже.

- Час от часу не легче, - всплеснула руками Нора.

- Подкатившись ко мне, он не только хотел обзавестись молодой любовницей. До этого Семен приезжал в нашу фирму, просил кредит, но мама отказала - сумма немалая, а солидными рекомендациями Семен не заручился. А когда я оповестила её, что познакомилась с очень симпатичным господином, назвав имя и фамилию, мы обе сразу стали строить планы на будущий брак, и матушка решила, что нехорошо отказывать будущему зятю. Вначале она скрыла от меня факт, что Семен просит крупный кредит, - считала, что раз дочь влюбилась, деловые отношения помеха для романтики, - моя мать до сих пор идеалистка, - и решила этот вопрос положительно.

- На какую сумму кредит?

- Полтора миллиона долларов, - еле слышно прошептала Регина, опустив голову.

- Вот попала так попала! - ахнула Нора.

- Хороший ты врач, Жека. Жаль, что не гинеколог.

- Ну и что? Для тебя я - личный гинеколог. Мои родители постоянно обсуждают дома свои профессиональные проблемы, так что знаний у меня поболе некоторых практикующих гинекологов.

- Это я уже поняла.

- Кстати, Алка, давай я проконсультируй тебя с кем-то из своих родителей, - предложил любовник. - Кое-что я диагностировал сам, но ведь в нашем отделении нет специальной аппаратуры, а тебе нужно сделать гистеросальпингографию, ультразвуковое обследование и многое другое. Надо выяснить причину.

- Мне сто раз предлагали, но я категорически уклонялась.

- Почему? Лечиться-то нужно.

- Понимаешь, для некоторых женщин важно просто стать матерью от кого угодно. Хотя в принципе я не прочь, но мне не хотелось, чтобы в моем будущем ребенке были гены какого-нибудь морального урода. До недавних пор рядом со мной не было мужика, от которого я бы желала иметь детей. А год назад в моей жизни появились такие мужчины, и я решила, что неважно, от кого из них я забеременею, - все достойны носить почетное звание отца моего ребенка. Но таковое желание было абстрактным. У меня без конца дела-дела-дела. Все казалось - вот закончу с очередным расследованием или каким-то спешным делом, и вплотную займусь собой. И так летели месяцы. Потом встретила Виктора и перестала предохраняться. Но уже через несколько дней после его гибели меня подстрелили. А недавно, когда мы с тобой гуляли по лесу, вдруг задумалась - для чего я живу? Кручусь, как белка в колесе, зарабатываю большие деньги, их у меня теперь навалом, но зачем мне столько? На безбедную жизнь уже хватит. И кому достанется все, ради чего я пахала, не жалея себя? Было бы кому оставить, - ещё куда ни шло. Тогда я подумала, что детей у меня нет и не предвидится. Какой след после себя я оставлю на земле? Свою фирму? Коммерческих контор теперь как грязи, гордиться особенно нечем. Свой банковский счет? И кому пойдут мои деньги? Из родных у меня только мама, а она уже немолода. Вот и получается, что я корячилась бессмысленно.

- Норка, я перед тобой виновата... - Регина по-прежнему, сидела, не поднимая головы, вертя в руках зажигалку.

- В том, что спала с Сенькой и строила в отношении него планы? Да брось, подружка, ты-то при чем? Не винись, Регинка, я ни капли на тебя не сержусь.

- Не в этом дело... - Регина собиралась с силами, чтобы выложить подруге плохую весть. Тяжко вздохнув, она подняла голову и посмотрела ей в глаза. - В обеспечение кредита Семен представил собственность фирмы "Новинка".

- Как это? - не поняла подруга.

- Не знаю. Видимо, подделал твою подпись. Какая у тебя теперь фамилия?

- Гонтарь - по второму мужу. Так и не удосужилась сменить.

- Кстати, я почему-то думала, что это мужчина... Семен говорил "мой компаньон", фамилия тоже, вроде как мужская, мне и в голову не пришло, что Гонтарь - женщина, к тому же, моя подруга.

- И что там Сенька подписал за "Гонтарь", то есть, за меня?

- Гарантийное обязательство, по которому компаньон согласен предоставить недвижимость в обеспечение кредита.

- Следовательно, если кредит не будет выплачен, она отходит банку-кредитору? - уточнила Нора.

- Да.

- И Сенька таким образом лишил меня законной доли?

- Да.

- А денежки заграбастал себе?

- Видимо, да, - в третий раз "порадовала" подругу Регина.

- Когда он отхватил кредит?

- В три приема по пятьсот тысяч с разницей в неделю, последний буквально на днях.

- Вот сучонок! А я ни сном, ни духом! Потом Сенька свалит за бугор, имея полтора лимона, - а это неплохие денежки для старта, даже заграницей, - и все, что мне останется, - мое пузо!

Нора вскочила и забегала по комнате. Огорчения на её лице не было заметно, лишь желание действовать, и без промедления. Наконец её озарило:

- Вот что, Регинка, мы не позволим ему этого сделать!

- Алка, пессимизм тебе совсем не идет, - отметил любовник без тени иронии.

- Ага, - согласилась она. - Если человек не видит свет в конце тоннеля, значит, он смотрит не в ту сторону.

- Вот именно. Свой след на земле ты уже оставила.

- В памяти людей? - иронично поинтересовалась Алла.

- И это тоже немаловажно, - серьезно ответил Женя. - О некоторых людях не вспоминают матом только лишь потому, что о покойных не принято говорить плохо. Но я тебя понимаю. Для любого человека самый главный след на земле это его дети. Не дом, который он построил, не дерево, которое посадил, и именно новая жизнь, которую он дал, и которая станет продолжением его жизни, в определенной мере обеспечив ему бессмертие - у его детей будут свои дети, в которых тоже заложены его гены, а у тех - свои и так далее.

Алла ничуть не удивлялась серьезности тона любовника. Жека Ермаков шутник лишь в пустяках, а когда дело касается его профессиональных обязанностей или высоких материй, Жека отбрасывает свой привычный имидж беспечного балагура.

Да, ей всегда нравились веселые шалопаи, но если у мужчины ничего за душой, кроме умения острить, он годится лишь для пустопорожнего общения, но не имеет шансов стать ей близким, а тем более, любимым.

- Как ты собираешься "не позволить" Семену? - поинтересовалась Регина.

- Вряд ли он уже вывез эти бабки. Ах ты черт! - Нора хлопнула себя по лбу. - Неужели он свалил на Кипр, чтобы там припрятать деньги?!

Она на минуту приостановилась, потом снова забегала по комнате, размышляя вслух:

- Нет, прошло время, когда такую сумму вывозили в "дипломате". Теперь таможня всех усиленно трясет. И за меньшую сумму укатают. Вы, разумеется, переводили ему безналом?

- Конечно, - кивнула Регина.

- На какой счет?

- В документах указаны банковские реквизиты ЗАО "Новинка".

- Может, деньги до сих пор на нашем счету, - загорелась Нора. - Завтра же навещу банк и все выясню. У меня тоже есть право подписи - в отсутствие Семена я подмахиваю бухгалтерские и банковские документы. И если полтора лимона целы, быстренько перекачаю их обратно в банк "Атлант". Дай-ка реквизиты.

Регина продиктовала данные, которые помнила наизусть, и подруга их записала.

- Вот Сеньке будет сюрприз так сюрприз! Надо скоренько аннулировать гарантийное обязательство. Представлю документы, что я и есть Н.Г. Гонтарь, не подозревающая, что компаньон меня обмишурил. Как думаешь, банковские воротилы не станут ерепениться?

- Нет, банк "Атлант" принадлежит нашей семье, как скажем, так и будет.

- Отлично, Регинка! - просияла Нора. - Вернем все на исходные позиции - кредит в обмен на гарантийное обязательство. В конечном итоге я буду при законной доле в "Новинке", а ты - при своих деньгах. Но Сенька, сучонок, так легко не отделается. За такие проделки надо сурово наказать. И мы его накажем, подружка.

На следующий день подруги осуществили задуманный план. На счету "Новинки" оказалось не полтора, а два миллиона долларов, чему Нора очень обрадовалась.

- Видать, ещё кого-то обмишурил, - прокомментировала она, оформляя финансовые документы на перевод всей суммы на счет банка "Атлант". Подруге Нора пояснила: - Переведу два лимона, из них полтора - возврат кредита, а пятьсот тысяч прикарманю в качестве компенсации нанесенного мне морального ущерба. В моем положении вредно волноваться, - со смешком отметила она. Потрепанность своих нервов я дорого ценю - как раз в поллимона зелени. Вот Сенька и расплатился за то, что мне пришлось понервничать. Мало того, теперь я вынуждена отказаться от светлой мечты стать матерью, а это я оцениваю ещё дороже. Так что Семен ещё не за все расплатился, гаденыш. Поквитаемся, - многообещающе прибавила обманутая женщина.

- А ты не знала об этих пятистах тысячах?

- Понятия не имела. Вот мерзавец, как обставился! С тех пор, как я решила оставить ребенка, Сенька, вроде, смирился с неизбежным и запорхал вокруг меня, изображая заботу: "Тебе нужно себя поберечь, Норочка, побольше отдыхай, гуляй, двигайся". Я с удовольствием согласилась на короткий рабочий день, - чего ж себя не побаловать! - потом-то, когда появится младенец, забот прибавится. Не каждый день ходила на работу, каталась, где хочется, бассейн стала регулярно посещать, там, кстати, много беременных плавает. А Сеньке, оказывается, нужно было устранить меня, чтобы обделывать свои делишки! В банк я, само собой, не ездила, да и раньше бывала там только в отсутствие Семена, а последнее время он за бугор не выезжал. Я-то думала, что любимый не хочет оставлять меня одну в интересном положении, а он тут быстренько крутил колесо под названием "динамо"! Всех решил перехитрить, мерзавчик, - тебя, меня и ещё кого-то, кто ссудил ему поллимона.

- Может быть, это средства вашей фирмы?

- У нас свободных денег обычно не было, по крайней мере, таких больших сумм. Видно, Сенька задумал куда-то перекинуть бабки, а потом слинять. Может, не перевел их потому, что ещё кого-то охмуряет, желая приумножить сумму. Каков подлец, а?

В пятницу Алла решила навестить свою приятельницу Ирину Кузнецову. Первым делом они сердечно расцеловались. В Клубе одиноких сердец все считали себя подругами, и у них была принята именно такая форма приветствия, а Алла приняла её без какого-либо внутреннего сопротивления. Щебетание светских дам на тусовках, которые тоже при встрече лобызаются, но так, будто клюют друг друга в щеку, - её раздражало, и Алла весьма ехидно прохаживалась по этому поводу. Раньше она считала, что обниматься, целоваться и нежно сюсюкать свойственно только лесбиянкам или псевдосветским дамам. Оказалось - не только. Верная боевая подруга не была членом клуба, но легко переняла многие неписаные правила.

Раньше Алла всем друзьям обоего пола при встрече говорила привычное: "Привет!", - но по отношению к Ирине считала неуместным.

Эта мягкая, деликатная и обаятельная женщина всем своим обликом и поведением невольно влияла на других людей. Ирина никогда не выразила бы своего неодобрения, даже если бы верная боевая подруга стала дурачиться, но при ней Алла, образно говоря, вытягивалась в струнку и тщательно следила за своими манерами, старалась не ерничать. Такова уж сила воздействия этой удивительной женщины, и верная боевая подруга не испытывала никакого внутреннего дискомфорта.

В разговоре со своим доверенным лицом Толиком она называла Ирину Кузнецову "самой обаятельной убийцей" из всех, кого ей довелось повстречать за свою бурную жизнь, а таковых было немало. Ирина в деталях продумала план мести подонку, представлявшему угрозу для жизни её близкой подруги, и хладнокровно осуществила его34. До сих пор никто, кроме Аллы с верным оруженосцем, Ирины и её подруги никто об этом не знает.

Сима и её клиентка встретились в семь часов возле дома бессменной председательницы Клуба одиноких сердец.

- Серафима Николаевна, а после смерти мужа мне что-нибудь достанется? - спросила Люба.

Юрист внимательно посмотрела на неё и задала встречный вопрос:

- А почему это заинтересовало вас именно сейчас?

- Ну, надо же знать законы, - отговорилась та.

- Нет, Люба, вы, как бывшая жена, утратили право на наследство.

- А мои дети?

- Они, безусловно, наследники. Ваш бывший муж в настоящее время женат?

- Нет, он с этой девкой не расписался.

- Его родители живы?

- Умерли оба.

- Значит, наследниками прямой очереди являются только ваши сын и дочь.

- Тогда мне остается только убить его, и мои дети будут обеспечены. Моя жизнь все равно кончена, зато дочка с сыном не будут бедствовать.

- Лидия Петровна, вы были правы, сказав, что полтора месяца - слишком малый срок для того, чтобы разобраться в человеке, - оповестила Регина.

- Это означает, что Семен не тот, за кого себя выдавал? И вы разочарованы?

- Разочарованы - это ещё мягко сказано.

- Вот ещё одно доказательство в пользу женской интуиции. Вам было трудно сформулировать свое впечатление во время нашей предыдущей беседы, но все же что-то вы в нем отметили, и это вас насторожило. Вы пытались разобраться, что же вас смущает в избраннике, хватались за то, что лежит на поверхности, - любовник старше вас, не хочет детей, - и все же причина была не в этом, а в том, что вы в сомневались в Семене. Я неплохо вас знаю и уверена, что из-за приведенных вами причин вы не пришли бы на прием. По сути ни возраст любовника, ни его нежелание стать отцом, - не такой уж весомый повод для обращения к психиатру. С этими вопросами девушка вашего психологического типажа разобралась бы сама. Но вас что-то подспудно беспокоило, и вы пытались разобраться. Меня, кстати, насторожили два обстоятельства. Первое - Семен скрытный. Ведь по существу вы очень мало знаете о нем, а встречались ежедневно более полутора месяцев - достаточно времени, чтобы рассказать о себе. Второе - как резко и безапелляционно ваш любовник отпарировал в ответ на упоминание о желании иметь от него ребенка. Вы же не сказали: "Я хочу забеременеть", - а иначе сформулировали фразу. Слова: "Я хочу от тебя ребенка", - лестны мужчине, поскольку женщина сочла его достойным дать новую жизнь. Другое дело, что он, в силу каких-либо причин, не планирует стать отцом в данный момент. Но тогда мужчина их приведет - к примеру, нет жилья или средств, болезнь, необходимость закончить образование и прочее. "Давай отложим на потом", - обычно говорят в таких случаях. И женщина соглашается с этими доводами, даже если думала иначе. То, что именно произнес Семен, и его тон, - явно контрастирует с вашим ответом на мой вопрос, тактичный ли он человек. Разве мужчина, обладающий тактом, позволит себе подобное?! Тем более, касательно темы, к которой многие женщины относятся болезненно, - для них материнство очень значимо. К тому же, вам двадцать шесть лет, а не восемнадцать, уже пора стать матерью, для вас эта проблема назрела. Отчего же Семен не нашел иных слов и тональности? Мог бы ответить мягко, не причиняя вам душевной травмы. А вас это взволновало, вы пришли ко мне, и мы долго обсуждали данный вопрос. Мало того, не сомневаюсь, он заметил, как вы изменились в лице, однако, не попытался исправить свою оплошность. Что бы сделал другой на его месте, если бы у него вырвались резкие слова? Обнял бы вас, стал бы объяснять и оправдываться, мол, не хотел ранить, - в общем, успокоил, чтобы сгладить негативное впечатление. Однако Семен ничего подобного не предпринял. Следовательно, для него этот вопрос очень значим. И нет сомнений, что именно в этот момент, не сдержавшись, ваш любовник был наиболее естественным. Значит, до этого играл некую роль, чтобы произвести на вас положительное впечатление. Вообще-то все мужчины во время ухаживания стараются произвести лучшее впечатление, но тогда и в отношении вашей будущей беременности Семен придерживался бы той же линии, сказав что-нибудь вроде: "Как мне приятно это слышать! Я тоже с радостью, но..." - и дальше привел бы обоснования, почему пока нет возможности обзавестись ребенком. Вы бы успокоились и ждали, когда же наступит подходящее время. Ну, а теперь расскажите, что же произошло.

Регина рассказала новости и завершила:

- Я потрясена его лживостью и вероломством.

- Я вас понимаю. Но давайте проясним вашу позицию. Допустим, Семен по-прежнему категорически не желал бы иметь детей. Ни в обозримом будущем, ни вообще. Как бы вы к этому отнеслись?

- Меня бы это очень огорчило.

- И повлияло бы на отношение к нему, не так ли? Пусть не сразу, но со временем.

- Безусловно. Мужчина, который не хочет детей, - эгоист.

- Значит, вы бы сделали определенные выводы в аспекте его личностных качеств. А захотели бы вы стать женой такого человека?

- Нет, - твердо ответила Регина. - Для меня бездетный брак бессмыслен. Я даже от своего мужа готова была родить. И от своего никчемного любовника Кирилла, хотя он типичный рохля и слабак.

- Итак, каков вывод?

Девушка пыталась найти ответ на этот вопрос, и психиатр пришла ей на помощь:

- Вы ничего не потеряли, кроме пары месяцев. И на вашем месте нужно радоваться, что вы узнали обо всем своевременно.

- Люба, надеюсь, вы сказали это в сердцах?

- Да надоело уже, Серафима Николаевна! Я его вытащила из грязи, а он теперь нос воротит от родных детей!

- И все же не надо бросаться такими словами. Тем более, в присутствии посторонних людей.

- Но вы-то мне уже не посторонняя. Я знаю женщин, которым муж тоже в душу плюнул, и они готовы задушить его собственными руками.

- Это они просто так говорят. Женщины частенько грозятся своим обидчикам, но мало кто осуществляет такие угрозы. В частности, никто из членов нашего клуба не совершал преступления, хотя среди них немало брошенных жен, ограбленных мужьями.

- Эх, Серафима Николаевна... Будь вы на моем месте - не так бы запели.

- Я была в такой же ситуации, Люба. И мне было гораздо хуже, чем вам. Вы здоровы, а я целый год тяжело болела, стенокардия и давление замучили. Думала, концы отдам.

- Так вы-то уже поквитались с бывшим мужем...

- Алла, сегодня собираются члены нашего клуба. Может быть, останешься? - предложила Ирина. - Серафима тоже придет. Она звонила и предупредила, что приведет с собой клиентку, которой не может помощь юридическим путем, и хотела бы посоветоваться, как решить её проблему.

- Годится! - обрадовалась верная боевая подруга. - Симу я уже четыре месяца не видела, с удовольствием пообщаюсь. А если у её клиентки дело с криминальным душком, - то я вдвойне рада. Как раз недавно завершили с "самаритянками" одно расследование35, и я пока в простое. У них-то дел полно, но это не мой уровень, мелочевка всякая. Мне подавай убийство! Алла кровожадно сощурилась, а потом расхохоталась. - Заняться интересным делом я всегда не прочь. Судя по всему, Симину клиентку обидел мужчина, раз она решила привести её в ваш клуб, который, с присущей мне ехидцей, я называю сообществом обиженных женщин?

- Полагаю, да.

- Ну, тогда и я приобщусь к правому делу, - заявила верная боевая подруга.

- Я не согласна с вами, Лидия Петровна, - возразила Регина. - Потеряла я не два месяца, а веру в мужчин.

- Для столь категоричного вывода нет никаких оснований, - покачала головой психиатр. - Вы разумная женщина и сознаете, что и два, и даже двадцать два недостойных мужчин не означает, что все они таковы.

- Мне от этого не легче. К мужчинам я испытываю отвращение.

- Если это так, то дело серьезно - речь идет об аверсии36. И мы будем её лечить. Но пока я вижу, что вы расстроены, в вашем высказывании звучит негативный аффект, а не убежденность. Аффект пройдет, и вы сможете смотреть на противоположный пол не предвзято.

- Не знаю, как в будущем, но на данный момент именно так и обстоят дела.

- И опять вы горите жаждой мести? - полуутвердительным тоном произнесла Лидия Петровна.

- Да, мы с Норой решили отомстить.

Серафима знаком предложила верной боевой подруге выйти в другую комнату. Когда они уединились, она ввела Аллу в курс дела.

- Та-ак... - собеседница задумчиво покусала губу. - Помочь Любе не проблема. Достаточно поставить её супругу вилы: или ты отдаешь то, что ей причитается, или... - Тут она сделал многозначительную паузу, но Сима поспешила её перебить:

- Нет, Алла, не нужно криминала.

- Да не будет криминала. Просто поговорю с ним с позиции силы, вот и все.

- Не думаю, что Любин бывший супруг сразу проникнется твоими доводами.

- Куда он денется, - пренебрежительно отозвалась верная боевая подруга.

- Но мне не хочется демонстрировать своей клиентке, будто у нас тут сборище дам, творящих беззаконие. Я все же юрист.

- Ладно, уговорила, - согласилась Алла. - Не буду сходу палить из тяжелой артиллерии. Для начала попробую кое-что полегче.

- Ты что-то уже придумала?

- Ага.

- Лидия Петровна, Нора сказала, что Семен раньше был алкоголиком, а они, мол, все вруны. Связано ли то, что он обманул нас обеих, с его прежним пьянством?

- Пьянство - ещё не болезнь, а дурная привычка или дань традициям. А алкоголизм - это уже заболевание. Относительно Семена с большой степенью вероятности можно говорить о второй стадии алкоголизма, поскольку на первой несведущие люди не считают это болезнью. Раз проявления зависимости от алкоголя уже стали явны родным и знакомым, значит, речь идет как минимум о второй стадии, когда развиваются типичные алкогольные изменения личности.

- И это на всю жизнь?

- Да, изменения личности необратимы. Лживость характерна для любого больного алкоголизмом, а таковым он считается от начала заболевания и всю оставшуюся жизнь.

- Даже если не пьет много лет?

- Да. Каким бы продолжительным ни был период воздержания - десять, двадцать лет, - речь идет о длительной ремиссии, то есть, послаблении, перерыве болезни, но не излечении, поскольку всегда существует угроза рецидива.

- Значит, Семен играл под этакого благовоспитанного господина... задумчиво проговорила девушка.

- За годы ремиссии он приобрел замашки респектабельного человека, да и образ жизни у него соответствующий. Однако алкоголизм значительно деформирует личность пьющего, в первую очередь, нравственность. Во второй стадии больные алкоголизмом становятся крайне эгоистичными, черствыми, равнодушными к переживаниям близких людей. И лживыми. Не сомневаюсь, что все эти черты у Семена есть, но вы были влюблены и ничего не замечали. В определенных ситуациях, когда алкоголик желает что-то получить от какого-либо человека, он способен понравиться, подыграет, польстит, будет выглядеть паинькой и может даже очаровать. Вот Семен и продемонстрировал свое умение мимикрировать. Могу предположить, что он предварительно навел справки о вашей семье, и нарочно играл под вашего отца, чтобы произвести на вас нужное ему впечатление.

- Значит, все эти воспоминания о покойной матери, любовь к цыганским песням и пляскам, - вранье?

- Возможно, крупицы правды перемешаны с ложью. К примеру, его мать и самом деле умела петь и танцевать, но Семен отнюдь не питает к покойной матери тех чувств, которые демонстрировал. Алкоголики ведь по сути черствые к близким, да и вообще ко всем на свете, хотя и бывают слезливо-сентиментальными, но сентиментальность свойственная как раз людям, не способным на подлинные, глубокие чувства.

- Какое кощунство... И самое ужасное - я на это купилась. Думала, что человек, так трепетно отзывающийся о покойной матери, достоин особого отношения, добрый, порядочный, способный на большую любовь. А Семен всего лишь разыграл роль, и весьма успешно, за один вечер добившись того, на что другому понадобилось бы гораздо больше времени. Я ведь не верила мужчинам и относилась к ним настороженно, а тут размякла душой... С самого начала у меня мелькали мысли, что неспроста деловой человек поджидал меня возле офиса. Но меня это заинтриговало, и я решила выяснить, кто же он такой. И в итоге попалась, как наивная дурочка.

- Не стоит этот человек ни ваших переживаний, ни доброго слова, Регина. Да и вообще - никогда женщине не нужно связывать свою жизнь с алкоголиком.

По дороге домой верная боевая подруга договорилась о встрече с Виталием Рылеевым, своим другом и бессменным напарником по рискованным делам37 и мелким проделкам с переодеванием38, незаконным обыском39 и прочими деяниями. Если требовалось влезть в чужую квартиру, - тут ему равных нет. И набор отмычек имеется, и соответствующие навыки, и опыт быстрого и умелого обыска. Оказалось, что и актерских данных сыщик не лишен, так что по всем статьям он отличная пара склонной к авантюрам верной боевой подруге.

К её дому они прибыли почти одновременно. После положенных приветствий Алла приступила к главному:

- Напарник, есть одно дельце с маскарадом. Ты как, не против?

- С тобой - всегда за, напарница, - бодро ответил Виталий.

- Я в этом не сомневалась.

- Что предстоит?

- Навестим-ка одного небедного дяденьку, обидевшего бывшую жену при разводе. Для этого нам нужно представиться сотрудниками налоговой службы.

- Давай возьмем Леньку, в таком деле чем больше народу, тем лучше. Как я понимаю, предполагается акция устрашения?

- Именно, - кивнула верная боевая подруга.

- С местными налоговиками коммерсанты обычно в контакте - регулярно осуществляют подношения в виде наличной зелени и прочих благ, и те благосклонно смотрят на их шашни с налогами. А мы представимся сотрудниками центральной конторы.

- Идет, - воодушевилась Алла. - А для пущего эффекта прихватим не только Леньку, но и моего верного оруженосца - они будут изображать налоговую полицию, которая любит открывать ногой двери коммерческих контор и не особенно церемонится.

- Хорошая идея. Переоденем ребят в форму налоговых полицейских.

- И автоматы навесим? - ещё больше обрадовалась Алла, большая любительница внешних атрибутов устрашения.

- Теперь налоговые полицейские редко ездят с автоматами. На первых этапах создания данной структуры они изображали крутых парней, а потом было множество казусов и жалоб обиженных бизнесменов. Теперь налоговики ведут себя потише.

- Ладно, тогда автоматы отменяются, но наезд четверых сотрудников налоговых органов - это не хухры-мухры даже для делового зубра. Попугаем! заранее ликовала верная боевая подруга.

- Оденься построже, - посоветовал Виталий.

- Не учи отца е...ться через ватные штаны, - огрызнулась Алла.

На следующий день трудоголик Олег, как обычно по субботам, отправился на работу, а любовники не преминули этим воспользоваться.

- Алка, оставайся завтра у меня на всю ночь, - предложил Женя. - Олег дежурит. Он же не проверяет, дома ли ты.

- Заманчивое предложение... - Она ненадолго задумалась. - Проблема лишь в Деми - с ней нужно гулять.

- Будто некому вывести твою псину!

- Есть, конечно. Верный оруженосец охотно согласится, но будет подозрительно, почему меня нет дома, а он прикатил, чтобы выгулять мою пуделяшку. Обычно Санчо Панса всегда при мне. Я его отпускаю лишь когда уезжаю на твоей тачке.

- Да кто станет тебя подозревать! Не экономка же! А твой Толик уже давно все понял - хоть с виду полный пень, но отнюдь не дурак.

- Это точно, - согласилась верная боевая подруга. - Житейским умом парень наделен, хотя эрудиция и словарный запас сильно хромают. К мои блядкам Толян относится лояльно, свято хранит тайну и даже умудряется вполне достоверно изображать, будто бы не в курсе. И все же дергать его всего лишь ради прогулки с пуделихой как-то не очень...

- А давай возьмем твою собаку с собой.

- Собака - это слишком громко сказано. Демимур величиной как раз с твою ладонь. - Она взяла руку любовника и приложила к своей ладони. Гляди-ка, Жека! А у нас почти одинаковый размер! То-то я думаю, как здорово мы с тобой совпадаем - как ключ с замком!

- Ну, у меня все же подлиннее, - отметил любовник не без некоторого самодовольства.

- Женская вагина очень эластична и способна сильно растягиваться. А у вас - сколько сантиметров природой отмерено, столько и есть, - "уела" любовница.

- Это ты меня лечишь?! - расхохотался Женя. - Кто из нас врач и несостоявшийся гинеколог?

- Общаясь с несостоявшимся гинекологом я такого нахваталась... - Алла закатила глаза и выдала свою любимую поговорку: - С кем поведешься, от того и забеременеешь.

- Кстати, Алка, надеюсь, ты не шутила? Между прочим, я вовсе не прочь в девятый раз стать папашей.

"Я бы тоже не прочь стать мамашей хотя бы в первый раз..." - подумала она.

- Если бы точно знала, что Олег ни о чем не догадается, то я - за!

- Не догадается, - уверенно произнес любовник. - Он ни сном, ни духом. Если бы Олежка что-то заподозрил - поговорил бы со мной по-мужски. Он мужик прямой, может и прямым по скуле выдать.

- Демку не стоит брать с собой, - отмела предложение любовника Алла. Она ужас какая суетная, не даст нам возможности с чувством предаваться любви. Ревнивая - страсть! Все ласки только ей. Стоит мне взять на руки кота, Демимур требует к себе внимания, начинает жалобно хныкать, мол, любимая хозяйка бросила меня на произвол судьбы, я такая бедная-несчастная...

- Тогда пусть её заберет твой Толик. Деми может побыть у него?

- Это, пожалуй, оптимальный выход, - согласилась она.

Регине нравилось бывать в Клубе одиноких сердец, а практичная Нора решила совместить приятное времяпрепровождение с полезными знакомствами. В будни обе девушки работали, поэтому выделили этому занятию субботу.

В четыре часа Нора заехала за подругой, и они отправились в клуб.

- Подружка, а ты матери-то сказала, что Сенька оказался подлым обманщиком?

- Нет. У мамы больное сердце, это её просто убьет. Ума не приложу, как бы сообщить ей так, чтобы она не разволновалась.

- Так ведь денежки-то на счет "Атланта" уже пришли.

- Ну и что? Изложила все Сереже, теперь он у нас ведает финансами я-то оказалась полным профаном в этом деле, да и мама тоже. Поговорили с председателем совета директоров банка, аннулировали гарантийное обязательство, а матушку пока решили в это дело не посвящать. В благоприятный момент я ей сообщу.

- Знаешь, что? Тебе нужно побыстрее обзавестись новым любовником и оповестить маман, что Семена ты разлюбила. Она же не станет возражать! А потом потихоньку, в подходящее время посвятишь её и в финансовые детали.

- Нет уж, лучше пусть остается в неведении. Для неё это будет удар. В фирме теперь мы с Сережей заправляем, а матушке нравится адвокатская деятельность и работа в юридической консультации. Раньше я была против, а теперь не возражаю. Пусть она занимается тем, что ей больше по душе, а мы с Сережей сами справимся.

- Ну, как знаешь. А идея насчет нового любовника, по-моему, неплоха.

- Нет, Норка, не хочется, - покачала головой Регина. - После смерти мужа я сказала маме, что больше замуж не выйду. Вот и надо было придерживаться этого решения. По крайней мере, всем нам было бы меньше хлопот, и мне не довелось бы испытать разочарование и обиду, что меня попросту использовали.

- А почему ты развелся со своими женами?

- Ошибки молодости, - улыбнулся Женя. - Была у меня такая дурная привычка - как влюблюсь или нечаянно осчастливлю девушку беременностью, непременно приглашаю её в ЗАГС. Непорядочно бросать даму в интересном положении. А через некоторое время понимаю, что она не та, с кем мне хотелось бы провести свои лучшие годы. Но со всеми бывшими женами у меня отличные отношения. Навещаю, даже трахаю иногда. Мне не жалко, а ей приятно. Но теперь этого не будет, - заверил он.

- Да я не требую от тебя верности, - напомнила Алла. Было бы верхом идиотизма предъявлять претензии, когда у неё самой, помимо него, ещё четыре любовника.

- А я сам не хочу. С бывшими женами я спал по их инициативе, а не по собственному желанию. А моя вторая супруга вышла замуж повторно и хотела ещё одного ребенка, но от мужа не получалось. Пришлось помочь.

- Ты ж говорил, что все дети носят твою фамилию! - подколола Алла.

- И этот сын тоже Ермаков. Жена после развода фамилию не меняла, а когда родила, уговорила мужа дать ребенку её фамилию. Супруг именуется Сонькиным, в детстве настрадался от сверстников, вот и согласился избавить сына от дразнилок.

Оптимист Жека не отказался от намерения развеселить любовницу:

- Байка, которую рассказывают всем студентам-первокусникам, когда они начинают изучать женскую мочеполовую систему. На украинском языке влагалище звучит как "пiхва". И вот идет экзамен на родном языке, а студентка произносит то "вагина", то "она", то "женский орган". А препод ей: "Называйте на украинском". Девица тужится, но родить не в силах. Экзаменатор её пожалел и подсказывает: "Пи..." И тут девушка радостно выпалила: "П...да!"

- А вот я тебе расскажу байку про женскую логику - с позиции мужчины. Трудилась я тогда мэнээсом и пришел к нам в отдел приятный во всех отношениях мужчина на должность сэнээса. Ольга, одна из аспиранток пользовалась его особым расположением, а девка и в самом деле была очень способная, так что он отметил её вполне заслуженно. И вот сидим мы теплым женским коллективом и треплемся о своем, о девичьем. Расслабились и говорим без цензуры. И тут другая аспирантка говорит: "Оль, а с чего Игорь Геннадиевич тебя протежирует? Ты что, у него в рот брала?" А та ей: "Нет, но если бы попросил - взяла бы". "Я бы тоже", - мечтательно говорит третья девица. Мы все согнулись от хохота, разгибаемся и видим в дверях нашего руководителя группы. Немая сцена. А он: "Оригинальная субстанция - женская логика... А я вместо Игоря Геннадиевича не сгожусь?"

- Регинка, а ты теперь поступай, как я - используй мужиков, посоветовала Нора.

- Да зачем?

- Ну хотя бы для секса. И для зачатия.

- Насчет секса ты права, но не в моем характере встречаться с кем-то просто ради постели.

- Да плюнь ты на свой характер! Смотри на жизнь проще.

- Пока не хочется, Нор. Мне будто в душу плюнули. До сих пор не могу прийти в себя.

- Подружка, я тебя не узнаю! Раньше ты была весьма уверенной и жизнестойкой девушкой.

- Наверное, неудачная семейная жизнь изменила меня и лишила душевной стойкости.

- Я ведь тоже после второго развода была не в себе. Обиднее всего, когда думаешь - за что такая несправедливость? Неужели я дурнее других, что мне достались такие поганцы?! Будь я никудышной бабой, тогда ещё как-то можно объяснить, почему оба супруга решили поиметь с меня хоть навар в виде квадратных метров. Поначалу я и к первому, и ко второму со всем сердцем, а в итоге - плевок в душу. Тогда у меня был настрой вроде твоего - мужичье возненавидела, почти год к себе никого не подпускала, в учебу с головой погрузилась, языки осваивала, летом на стажировку в Штаты съездила. В конечном итоге мое воздержание пошло на пользу - делом занималась, а не шашни крутила. Потом Сенька ко мне подкатился, а я на него и не гляжу. Да там и смотреть не на что было. Это ж он при мне стал таким лощеным, я его манерам и прочему политесу учила. У меня к тому времени уже был опыт общения с богатыми господами, которые держатся так, будто родились с золотой ложкой во рту. А когда закончила институт, мы стали вместе работать, но я ещё некоторое время держала Семена на расстоянии приглядывалась, хотела получше в нем разобраться. Полагала, что я уже стреляный воробей, меня не проведешь. Ан нет. Никогда бы не подумала, что Сеньке удастся меня так круто обжулить, почище моих бывших поганцев. Он ведь мне в рот смотрел, как говорится, ноги мыл и воду пил. А я успокоилась, что Семен управляем, и потеряла бдительность. По характеру-то он слабак, так, видимость одна, что мужик. Одного не пойму - то ли Сенька с самого начала замыслил обмишурить меня и делал вид, будто пляшет под мою дудку, то ли намерение жульничать озарило его недавно... Слушай, Регин, а может, на него другая баба повлияла? В свое время Семен пел с моего голоса, а теперь, может, к другой бабенке прилепился, и та руководит его действиями?

- А что? Вполне возможно. Ты знакома с его бывшей женой? Может, она на него влияет?

- Да кто её знает? Баба сволочная, жадная. Одно время повадилась ко мне ходить, бабки с меня тянула.

- С какой стати?

- Мол, раз отняла моего мужа, плати.

- Разве ты его отбила?

- Нет, когда мы с ним сошлись, они уже год были в разводе.

- А денег ты ей давала?

- Сеньке говорила, чтобы отстегнул. Дети-то не виноваты, что родители собачатся.

- Так у Семена есть дети?

- А как же!

- И долго она к тебе ходила?

- Около года. Сенькина благоверная когда-то жила в одном доме с моей мамой и, приходя ко мне скандалить, педалировала это дело, а мне неловко было её отшить. Но, между прочим, когда Семен стал за мной увиваться, я понятия не имела, что его бывшая жена - знакомая моей матери. А когда его половина стала регулярно приходить ко мне цапаться, я позвонила матушке и все ей выложила, а маман говорит: "Гони её, доченька, в шею, ни я, ни ты ничего ей не должны. Она из тех, кто любит устраиваться за чужой счет. Почувствовала, что ты не хочешь с ней связываться, вот и решила тебя использовать. Это их семейные дела, пусть Семен сам с ней разбирается". Ну, я ей и выдала: "Вашего мужа я не отнимала, хоть сейчас забирайте его и устраивайте баталии у себя дома". А Семен от неё - как от чумовой. Жаловался, что за годы супружества женушка ему всю печень исклевала, у него даже на её голос аллергия, чуть импотентом не заделался, - так она его достала. Меня, помню, удивило, что он при нашем знакомстве ни словечка не сказал, что знаком с моей маман. А когда в лоб спросила его, Семен отговорился, мол, не хотел акцентировать внимание на разнице в нашем возрасте, меня ведь ещё и на свете не было, когда моя мама и его жена соседствовали. Слушай, Регин, получается, что Сенька врал мне с первых дней! Значит, уже тогда у него было намерение меня объегорить. Ух, как мне хочется его наказать! А тебе?

- Тоже.

Алла посмотрела на часы - девять. Олег, наверное, уже дома. Любовник без слов понял, что пора, и не стал возражать.

- Алка, что ты скажешь на предложение обследоваться у одного из моих родителей? - спросил Жека, когда они сели в его машину.

- Твою маму я немножко побаиваюсь, - призналась она и сама себе удивилась - это ей совершенно несвойственно, но что есть, то есть, - верная боевая подруга и в самом деле немножко трусила.

- Почему? Моя маман - отличная баба, вы с ней даже немного похожи и понравитесь друг другу.

- Тебе известно, что каждый мужчина ищет женщину, чем-то похожую на его мать?

- Что-то слышал.

- Существует какая-то генная карта, которая закладывается у младенца мужского пола ещё в утробе матери, и потом образ матери хранится где-то в подсознании. И вот мужчина невольно ищет похожую на его мать женщину и если находит - это и есть его половина, предназначенная ему судьбой, и с ней он будет счастлив, какой бы та ни была, пусть и стервь из стервей. Потому и говорят, браки свершаются на небесах. А если мужик не найдет свой идеал, так и будет метаться от одной к другой или жить с унылой женой, ощущая неудовлетворенность. А поскольку в генной карте хранится образ молодой матери, носившей сына в своем чреве, то когда он находит подходящую девушку, она напоминает его мать в молодости и не сразу видна внешняя схожесть. Тут важны не линия носа или цвет глаз, а образ, общий облик или какие-то характерные черты.

- Говорят, с годами любящие муж и жена становятся похожими друг на друга.

- Вот-вот. Потому что это мужик нашел свой идеал, похожий на его мать, а сам он тоже похож на маму, поэтому любящие супруги с возрастом имеют все больше схожих черт во внешности.

- В общем, ты дала научное обоснование - почему я тебя люблю. Все просто - в твоем лице я нашел свою половину, потому что ты чем-то похожа на мою маман.

- А я-то считала себя единственной и неповторимой, - хмыкнула Алла.

- Ты такая и есть. Я же говорю о некоторых почти неуловимых нюансах, которые постороннему не видны. Говоря высоким штилем, я нашел свой идеал.

- Приятно слышать, черт побери!

- Маман для меня - эталон. Ей сорок восемь, но не дашь и тридцати пяти. Причем, она вовсе не вылизывает себя, как некоторые бабы, повернутые на собственной внешности. Живет, как ей хочется, может и чарку махнуть и даже полкило коньяку запросто осилит, а на дежурстве, как она сама рассказывала, по молодости и бедности, могла лихо заглотить стакан спирта. Веселая, компанейская, оптимистка и хохмачка, как и ты, - её все любят, а пациентки боготворят. Мама предпочла стать акушером, потому что обожает пузатых баб и новорожденных, говорит, от них так чудесно пахнет. До сих пор сама частенько принимает роды, хотя она главный врач роддома и по должности должна бы заниматься административной работой. Как и всем врачам, раньше ей приходилось дежурить, - а в роддоме ночью не поспишь, - но по ней ничего не заметно, всегда бодрая, свежая и неунывающая. А уж выглядит! У неё грудь почти как у тебя, четвертый размер, и чуть не торчком стоит, до сих пор маман не носит бюстгальтера, - представляешь?! Надевает лишь иногда для выхода в свет или на официальные мероприятия под костюм.

- Видно, поэтому ты всегда пялился на мою грудь.

- А почему бы и не просмотреть на такую красоту?

- Может, именно в этом мы с твоей маман похожи?

- И в этом тоже, но не только. Внешне-то особенного сходства нет, хотя она тоже очень фигуристая, темноволосая, как и ты, правда, глаза не синие, но тоже необычные - светло-карие, и на фоне темных волос выглядят очень яркими, медовыми. И вообще моя маман очень сексапильная, как и ты.

- Ну, спасибо за комплимент. Неужели твоя мама такая же любительница мужиков?

- Нет, тут вы с нею кардинально различаетесь. Похохмить и пофлиртовать она мастер, запросто любого охмурит, мужики от неё без ума, но маман до потери сознания любит отца. Как-то призналась мне, что хотела назло ему изменить, - мой батя до сих пор кобелится, - но не смогла.

- Если надумаю, вначале лучше у твоего отца проконсультируюсь. Мне интересно взглянуть, каким ты станешь в его возрасте.

- Втюришься в моего папахена, как пить дать.

- Заранее ревнуешь? - поддела Алла.

- Не ревную, но не отдам даже родному отцу. Ты - моя, так и знай.

Как и в прошлый раз, после посещения клуба подруги завернули в ближайшее кафе, чтобы подробно обсудить свои дела.

- Нор, я вот о чем подумала - зачем Семену брать кредит в "Атланте", представив в обеспечение недвижимость, стоящую значительно дороже? По-моему, выгоднее продать.

- Да я бы ни за что не согласилась! А без моего согласия Сенька не может этого сделать. Если бы это было акционерное общество открытого типа, тогда акции можно продать, не спрашивая компаньона, а "Новинка" - ЗАО. При купле-продаже будут приходить потенциальные покупатели, прицениваться, приглядываться, лазить по всем помещениям, - сотрудники мне сразу донесут. А оценщики из банка навскидку все определяют, у них опыт. Не зря Сенька уговаривал меня пореже бывать на работе, видать, в мое отсутствие пригласил сотрудников банка, и те сходу выдали вердикт.

- Магазин оценен в десять миллионов долларов.

- Да ну?! Я и не подозревала, что такая богатая! Видела б ты, каким наш шоп был раньше! В него нужно было вваливать и вваливать большие бабки, чтобы привести в божеский вид. Все четыре года, что я там работаю, надо мной постоянно висит дамоклов меч огромных долгов. Кручусь, как динамо-машина, чтобы их погашать, - Сенька все время пугал, что если задержим выплаты, магазин у нас отнимут. Вот и работаю на кредиторов, а потому у меня не было ощущения, что это наша собственность.

- Зачем же Семену ограничиваться полутора миллионами? Наверняка магазин стоит больше.

- Но он ведь Сеньке полностью не принадлежит. Мы постоянно в долгах. Поначалу брали небольшие ссуды на короткий срок, а три года назад взяли долгосрочный кредит на реконструкцию магазина и до сих пор выплачиваем. Раньше это был огромное помещение в сталинском доме, потолки - почти шесть метров. Я предложила сделать его трехэтажным, привлекла толковых специалистов. Теперь основной торговый зал имеет два этажа, даже подвал, в котором были складские помещения, переоборудовали. Поначалу мы брали товар на консигнацию, небольшими партиями и сразу выставляли в отдел - на фиг нам огромные склады?! Если что-то закончилось - я звонила поставщикам, и те тут же привозили требуемое. А потом, когда у нас появился свой товар, я арендовала три пустующие комнаты при школьной столовой. Они были в аварийном состоянии и никому не нужны - теперь буфетчицы сами не готовят, им все привозят, - и аренда обошлась дешево. Сделали там недорогой ремонт, и теперь наш товар хранится на этом складе. Зато в подвале - полноценный торговый зал, есть даже кафетерий и детская комната. Получилось нечто вроде торгового комплекса на Манежной площади. Я наняла девушку с педагогическим образованием, мамаши оставляют малышей на её попечение, а сами бродят по отделам и непременно что-то купят. Так что дела у нас идут отменно. В нашем шопе есть все - начиная от недорогой отечественной парфюмерии, галантереи и заканчивая ювелирными украшениями, мехами, оргтехникой и элитными вещами. Само собой, его стоимость после реконструкции значительно возросла.

- Однако он вам полностью не принадлежит? - уточнила Регина.

- По документам владеем мы с Сенькой, но на нас до сих пор висит долг - почти полтора миллиона баксов. Пока не рассчитаемся, рановато говорить о том, что магазин целиком наш. Если станем неплатежеспособны, - кранты. Хорошо, если удастся уладить все миром, и банк согласится стать совладельцем. Но я иллюзий не строю. Полтора лимона зелени - громадные бабки, кредиторы миндальничать не станут: или плати, или отдавай магазин. Могут и шлепнуть, чтобы забрать наш шоп за долги.

- А чем обеспечен кредит?

- Этим Семен занимался. Я в то время только что закончила институт ни опыта, ни связей, один голый энтузиазм.

- Нор, если в обеспечение кредита предоставлена собственность...

- Понимаю, - вздохнула подруга. - Потому и не считала себя совладелицей, пока мы должники. Система примерно как на западе: человек берет ссуду в банке, покупает дом, обстановку, а потом выплачивает десятилетиями, но стоит ему лишиться заработка и прекратить ежемесячные взносы, банк все отбирает. Закон джунглей.

- Получается, что вы попали в кабалу.

- Другого выхода не было. В прежнем виде этот шоп был убыточен, а так хоть есть перспектива, что со временем станет нашим. У нас Семеном распределение ролей. Моя задача - организовать торговый процесс, договориться с поставщиками, обеспечить кадрами, а налоговые дела, "крыша", кредит - на Сеньке. По сути я пахала гораздо больше него - вся текучка на мне. А он числится генеральным директором и посиживает в своем красивом кабинете или ездит по организациям, хотя в этом нет особой необходимости многие вопросы можно уладить по телефону. Я торчала в магазине и приглядывала за всем, а Семен катался на своей "сумбару" и охмурял баб, гаденыш!

- А почему ты согласилась на такое распределение обязанностей?

- Мне Сенька говорил, что "улаживает вопросы", и я верила. Он постоянно напоминал, что при задержке выплат мы лишимся всего, и я из шкуры лезла, чтобы ежемесячно была нужная сумма на погашение кредита с процентами. Экономила на всем, ужималась на личных расходах, лишь бы исправно погашать долги. Ссуду дал приятель Семена, и часть бабок Сенька ежемесячно таскал ему наликом.

- "Откат"?

- Похоже. Или же Семен прикарманивал эти денежки. Раньше я над этим не задумывалась, полагая, что работаем на общий котел, а сейчас почти уверена, что Сенька подворовывал. Если прикинуть, сколько за эти три года суммарно набежало нала, который мой жуликоватый компаньон будто бы отдавал приятелю, - получается очень большая сумма. Значит, он уже давно работал на себя, обкрадывая меня. А может, ещё какую-то аферу задумал, подлец. Я теперь от него любых подлостей ожидаю.

- Нор, а ты не думаешь...

- Есть такие мысли, - перебила её подруга. - Сенька запросто может нанять киллера, чтобы со мной разделаться.

- Жека, а ты можешь представить меня с пузом?

- Запросто. Я пузатых баб, знаешь, сколько насмотрелся! Раньше мама часто брала меня на работу - предки хотели, чтобы я пошел по их стопам и с первого курса учили меня своей профессии, у них же колоссальный опыт, оба профессионалы экстра-класса, а я не оправдал их чаяний.

- Жалеешь?

- Нет, я люблю свою профессию. Если б жалел, давно бы ушел в гинекологию или акушерство, мне для этого даже переквалифицироваться не надо, хоть сейчас становись к гинекологическому креслу. Знаешь, в немалой мере на мой выбор повлиял Олег. Мы с ним познакомились в Склифе, когда я пришел на врачебную практику. Как раз было его дежурство, ну и я с ним остался на ночь. И вот привезли мужика с ножевым ранением в брюшную полость, а Олег взял меня ассистентом. Хотя там был другой врач, Олежка мне доверил ассистировать. Ассистент ведь не только крючки держит, обычно два сработавшихся хирурга действуют слаженно, понимая друг друга без слов, это высокое искусство, смотришь, будто зачарованный, как ловко и быстро они работают. Я, в общем-то робким никогда не был, даже по молодости, встал, как ни в чем не бывало. Потом уж второй хирург, наблюдавший за нами, признался, опрокинув стакан для расслабухи, что весь вспотел от волнения, у пациента были повреждены кишечник и поджелудочная, операция очень сложная, а Олег рискнул взять напарником пятикурсника. Если что отвечать-то придется им, а не мне. Олежка во время операции молчун, лишь отдает короткие команды, никакой лишней болтовни не терпит. Я попробовал поначалу схохмить, а он глянул на меня суровым взором, и я тут же заткнулся. С тех пор на операции - молчок.

- Олег говорил, что в операционной ты совсем другой.

- У него научился. Да и вообще он меня всему учил. Если бы не Олег, я бы и десятой доли не умел того, чем владею сейчас. Техника у Олежки просто феноменальная.

- А он говорил, что у тебя блестящая техника.

- Ну, я же его ученик!

- А ещё Олег говорил, что хотя у него и большой опыт, ты его превзошел, тонкие операции доверяют тебе.

- Олежка просто скромничает, не любит хвастать. То, как мой друг сшил мягкие ткани твоей руки, - виртуозное искусство. Он ведь не сосудистый хирург, для сосудов свой инструментарий, а Олег умудрился в нашей абдоминальной операционной наложить швы на магистральные сосуды. Надо было заснять эту операцию на пленку и показывать как учебное пособие. Ты, наверное, слышала, что Илья Михайлович был за ампутацию?

- А разве он был на моей операции?

- Заходил, когда узнал, что тебя еле вытащили с того света. Наш анестезиолог чуть не поседел, когда констатировал клиническую смерть. А когда тебя откачали, Олег опять преспокойно шьет мышечные пучки. И Илья, и Сашка молили его не рисковать, - а вдруг у тебя опять упадет давление до нуля, кровопотеря-то была почти несовместимая с жизнью, да и сосуды оказались ни к черты, тогда ведь никто не знал, что это у тебя уже пятый наркоз, - но Олег на операции вообще никого не слушает. Молчит и делает свое дело.

- Неужели ты бы на его месте отрезал мне руку?

Женя посмотрел ей в глаза и ответил:

- Если бы стоял вопрос о твоей жизни - да.

- Тогда слава Богу, что меня оперировал Олег, а не ты.

- Да, он молодец. Мало того, что все сшил, так ведь уже есть видимый результат! При таком обширном повреждении мышцы могли напрочь атрофироваться, рука бы усохла и была обездвижена, а ты уже ею вовсю двигаешь.

- С твоей, между прочим, помощью.

- Стараюсь, - улыбнулся Жека.

- Хорошо иметь любовником хирурга. Во всех смыслах.

- Нор, ты уж будь поосторожнее, - предупредила Регина.

- А я уже предприняла некоторые меры. Накатала письмо, в котором все отразила, и отнесла его адвокатше из нашего клуба. В случае чего она даст ему ход.

- Думаешь, сработает?

- А мы сыграем на опережение. Ты, надеюсь, со мной до победного?

- Разумеется. Можешь на меня рассчитывать, - заверила Регина.

- Как только разберусь с Сенькой, тут же заведу свеженького любовника. Должен же кто-то обо мне заботиться, таскать фрукты, соки и прочее.

- Не надо, Нор. О тебе и я могу позаботиться.

- Да у тебя дел невпроворот! Неужели станешь по магазинам бегать!

- Разве так уж много нужно? Выходные наша фирма не работает, съезжу на рынок и в супермаркет, куплю все необходимое на неделю, а в обычные дни буду привозить тебе свежее. Я же до шести работаю, весь вечер в моем распоряжении.

- Да я просто так сказала, подружка. Пока я не беспомощная, сама могу купить. Просто не привыкла без мужчины.

- А мне вообще никого уже не хочется, - призналась Регина. - Тошнит от всех.

- Отойдешь, - обнадежила Нора. - Ты пока ощущаешь униженность, а как поквитаемся с Сенькой, воспрянешь духом.

- А у тебя уже есть план?

- Пока в общих чертах. Обдумываю.

Во вторник Семен вернулся. Нора вела себя как ни в чем ни бывало. Ей очень хотелось, чтобы тот поинтересовался банковским счетом, но Семен, не подозревая, что там пусто, не заглядывал в банк.

За эти дни главный бухгалтер "Новинки" тоже не ходила в банк - до зарплаты ещё неделя, к тому же, служащие получали большую часть из так называемого "черного" нала, выдаваемого главбуху лично Семеном Михайловичем. А раз в месяц, чтобы соблюсти все положенные формальности, бухгалтер выписывала сравнительно небольшую сумму на официальную зарплату.

Нора была с любовником нежна, даже больше, чем раньше. Теперь она каждый день бывала в магазине, чтобы быть в курсе событий.

- Сенька пока не подозревает, что мы с тобой вернули все на круги своя, и денежки со счета "Новинки" тю-тю, - оповестила подругу Нора во время очередного "совета в Филях". - А я делаю вид, будто все тип-топ, и жду, когда мой несостоявшийся супруг и бесчестный компаньон обнаружит сей факт и обратится ко мне с расспросами. И вот тогда я все ему выложу и потребую свою законную долю.

Регине она посоветовала вести себя так же, как прежде, сказав:

- Время мщения ещё не пришло, подружка.

В среду вечером Регине позвонила подруга и сообщила:

- Регинка, наш сучонок Сенька оказался ещё большим проходимцем, чем мы думали. Сегодня, воспользовавшись тем, что он торчал в магазине, я делала вид, будто готовлю его квартиру к своему переезду, а на самом деле пыталась подобрать код к сейфу. Сдается мне, что там у Сеньки припрятано немало наворованных бабок. Как только смогу открыть, - выгребу все подчистую и буду считать, что ловкач-компаньон уже начал выплачивать мою долю. Слепки с ключей я ещё вчера сняла, сегодня сделала ключи, теперь дело за шифром. И вот, шурую я возле сейфа, вдруг звонок. Международный. Снимаю трубку, а на том конце женский голос с сильным акцентом. Догадайся, зачем этот сучонок катался на Кипр?

- Открыл там свое дело?

- Не угадала. Попробуй еще.

- Договорился о переводе денег?

- Тоже мимо. Даю тебе последнюю попытку.

- Решил каким-то образом обналичить через подставные фирмы и вывезти всю сумму на Кипр?

- И опять мимо. Сенька женился!

- Да ну!

- Ага. Мы-то, две дуры молодые, губы раскатали назвать его законным мужем, а он сочетался браком со старой кошелкой! Судя по голосу, тетеньке сильно за пятьдесят, а может, и поболе. Каков наш проходимец, а? Брачный аферист Семен Воропаев!

- А как ты узнала, что он женился?

- Старая кочерга сама все выложила! Она спросила Семена, я ответила, что его нет дома. Бабуля мне: "Кто это?" А я: "Компаньон и будущая супруга". Почему-то мне захотелось подурачиться - уже где-то брезжило, что неспроста она звонит ему домой. А старуха визжит: "Какая ещё супруга?! Его супруга - я!" Я спокойненько вопрошаю: "И давно ею стали?" А она, видать, уже совсем в маразме: "Неделю назад мы обвенчались". Представляешь? Бабке уже о загробной жизни пора думать, а она фату надела, да ещё и венчается, карга древняя! Ну, я ей ангельским голоском: "Поздравляю". Потом спросила, чем она занимается. Оказалось, у неё пять магазинов, гостиницы, рестораны и вообще до фига собственности - богатая невеста! Видать, и Сенька решил перед ней в грязь лицом не ударить. Магазин-то с собой не вывезешь, а бабки запросто, вот он и надумал перевести недвижимость в наличность.

- Решил присвоить средства и скрыться, пока ты это не выяснила, продолжила Регина.

- Ну, тут гаденыш просчитался, - решительно заявила Нора. - Я его и на другом конце света достану!

На следующий день Регина навестила психиатра и рассказала новости.

- Допустим, Лидия Петровна, я потеряла всего пару месяцев. А Нора? Она потратила на Семена четыре года, к тому же, ждет ребенка.

- Ваша подруга - зрелая, самостоятельная личность. Вас известие взволновало гораздо сильнее, чем её.

- Да, это так, - согласилась Регина.

- Не понимаю словосочетаний: "Я потратила на тебя столько лет!" или "Я отдала тебе свои лучшие годы". Что значит - "потратила", "отдала"? Вот так - взяла и отдала? Ведь речь идет о взаимоотношениях, а не о торге: я тебе это, а ты мне - это. Потратить можно деньги, но не годы, когда речь идет об отношениях. И кто вынудил женщину "тратить" годы против её желания? Разве не она сама делала это добровольно? Или ей связывали руки-ноги и вынудили выбрать этого человека, жить с ним? Если выбор был неудачным - некого винить, кроме себя: следовало внимательнее присмотреться к своему избраннику и вовремя решить, что он не тот, с кем стоит связывать жизнь. "Он был не такой!" - говорят некоторые. А почему девушка или женщина не разглядела, каков избранник, зачем торопилась выйти за него замуж? Чем вызван поспешный, необдуманный брак? Обычно это следствие личностных особенностей девушки или женщины. Чаще всего, комплекса неполноценности она опасается, что других претендентов не найдется, и выходит за первого же подвернувшегося под руку. Но зачем рожать от человека, когда ещё не знаешь, каким он станет мужем и отцом? Это не та ситуация, когда можно практиковать "метод проб и ошибок". Считается, что женщины более ответственно подходят ко многим вопросам, однако заводить ребенка от кого попало - верх безответственности. А если женщина преследует какие-то собственные цели, например, став матерью, решить свои финансовые проблемы, то это безнравственно. В данном случае я имею в виду не конкретно вашу подругу, а многих, бездумно вступающих в заведомо неудачный брак.

- Ну, я просто не так выразилась, - попыталась оправдаться Регина.

- Верно, вы выбрали шаблонное выражение, которое мне приходилось слышать тысячи раз. Уверена, что Нора бы так не сказала. Она вполне сознательно выбрала Семена, и шор на глаза не надевала. Существует закономерность: если мужчина изменил одной женщине, точно так же он может поступить и с другой. Норе и в голову не пришло задуматься, какие чувства испытывает брошенная им немолодая жена. В данном случае он лишь повторил прежний опыт. Беременность, как вы упомянули, была её инициативой, но Семен оставил жену с детьми, точно так же равнодушно он отказался от Норы с будущим ребенком. Почему ваша подруга не сказала: "Ты поступаешь бесчестно, мужчина должен обеспечить бывшую жену и детей", - тем более, у него есть для этого финансовые возможности. Однако Нора строила планы на совместную жизнь и была вовсе не прочь, чтобы её будущий супруг не делился средствами с прежней семьей. А теперь Семен повторил тот же опыт в более крупном масштабе, но дело ведь не в размерах суммы, а в его личностных особенностях. Человек, способный на подлость и уже имеющий такой опыт, может снова поступить некрасиво. Что Семен и проделал. Не сомневаюсь, что свою супругу, которой он недавно обзавелся, Семен тоже обманет. Или уже обманул. Такой человек не женится на немолодой даме просто так. Значит, есть корысть.

- Объяснить можно что угодно, - не согласилась Регина. - Норе не легче, если бесчестному поведению Семена есть обоснования - особенности его личности. Где вы видели любовницу, которая говорит любовнику: "Обеспечь-ка свою брошенную жену и детей"?! Адюльтера вокруг немало, разводов из-за этого тоже, но что-то я не слышала ни одного случая альтруизма новой избранницы.

- Ссылка на некрасивое поведение других людей не оправдывает недостойные поступки, Регина.

- Ой, Лидия Петровна, легко вам говорить... Вы благополучная женщина, у вас хороший муж, любящие дети, внуки, вас никто не обманывал, не предавал. А другим приходится несладко. В теперешнее время каждый за себя. Будешь рот разевать - останешься ни с чем.

- Регина, похоже, на вас сильное влияние оказало общение с Норой.

- Да, - согласилась девушка. - И ничего плохого не вижу в том, чтобы стать зубастой. Будь мы с мамой поумнее в нашей давней ситуации, заставили бы отца отдать все, что положено. Он ведь нагло обманул мою мать, сказав, что полностью разорился, в долгах, как в шелках, и теперь, мол, скрывается от кредиторов. А сам, пока она болела, купил целый этаж в престижном доме, отгрохал огромные апартаменты, сделал дорогостоящий ремонт, оснастил мебелью из элитного салона. А мама, бедная, поверила, что он обанкротился, и заявила на суде: "Имущественных претензий не имею".

- Но ведь вы ненавидели любовницу отца. А представьте, как ненавидит вашу подругу бывшая жена Семена.

- Тут разные ситуации, Лидия Петровна. Отцовской пиявке-лянтяйке Катерине досталось все, что заработала моя мама, а Нора ничего не брала у Семена, кроме нескольких дорогих подарков, да и то лишь в последние два года, а до этого у него не было средств на презенты. Не такая уж она корыстная, как вы думаете, - давно могла бы прикарманить все его имущество, если б пожелала. Все эти четыре года Нора пахала побольше его, и теперешнее благосостояние любовника во многом её заслуга - она подала идею реконструировать магазин, привлекла для этого людей, обеспечивала регулярную выплату кредита и бесперебойный торговый процесс. Прежде их магазин был на грани разорения, а теперь преуспевает. Заслуга Семена лишь в том, что он нашел кредит, да и то стимул ему дала моя подруга. Да и вообще я не вижу ничего предосудительного в её поведении. Нора рассказывала, что Семен Воропаев целый год за ней увивался, а она только что развелась со вторым мужем и некоторое время никого к себе не подпускала. Моя подруга не отбивала его у жены - сам лез и долго домогался. Мало того, бывшая жена Семена постоянно ходила к Норе, скандалила, и подруга воздействовала на него, чтобы он помогал семье, а ведь она вовсе не обязана этого делать. Если бы ко мне являлась ругаться бывшая супруга любовника, я бы с ней и разговаривать не стала. Да и что за постановка вопроса: "Ты отняла у меня мужа и за это плати!"

- Ну, хорошо, хорошо, убедили, - улыбнулась психиатр, выслушав пламенный монолог своей пациентки в защиту подруги. - Особенно сильное впечатление на меня произвел ваш упрек, что я благополучная женщина, а потому вступил в действие принцип: "Сытый голодного не разумеет".

- Извините, Лидия Петровна, я не хотела вас задеть, - смутилась девушка.

- Да вы ничуть меня не задели, - рассмеялась та. - Я понимаю и вас, и Нору, и вам обеим сочувствую. Иначе не сидела бы в этом кресле. Я всегда, как мудрый ребе из притчи, придерживаюсь центристских принципов: "И ты прав, сын мой, и ты права, дочь моя", - и никогда не выступаю арбитром. Обычно по-своему правы обе стороны.

- Может быть. Но я полагаю, что не любовница должна заботиться о бывшей жене и детях любовника, а он сам. Если Семен оказался непорядочным, это его вина, а не моей подруги. Она его у жены не уводила. Когда они сошлись он уже год как был разведен. То, каким Семен Воропаев стал, во многом её заслуга. У Норы безупречный вкус, она следила за его внешним видом и манерами, теперь он выглядит респектабельным господином, а при их знакомстве никто бы не назвал его преуспевающим дельцом. Нора зарабатывает сама, на шее у любовника не сидит, так что бездельницей и пиявкой, как отцовскую Катерину, мою подругу не назовешь. Да, теперь она стала довольно расчетливой, но жизнь заставила. И я ничуть её не сужу. Оба бывших супруга относились к ней потребительски и оказались захребетниками. С какой стати жена должна покупать при разводе отдельную квартиру мужу, у которого до брака у него имелась восьмиметровая комнатушка в коммуналке гостиничного типа?! Как можно позволять себе присосаться к женщине, как пиявка?! В то время Нора была студенткой. Супруг должен был подумать, где она возьмет средства для приобретения жилья для него? Но его это ничуть не интересовало, и он требовал то, что ему не полагается ни по закону, ни по критериям нравственности, ни по справедливости. Мало того, сознательно оказывал на неё давление. О втором её муже и говорить нечего - ублюдок да и только. Однако и он поимел с Норы, и теперь у него свое жилье, раньше принадлежавшее ей. Раз мужчины так поступают, то женщине в нашем жестоком мире приходится обороняться. Семен обманул её и по сути ограбил. Прикарманив деньги, он скроется под бочок к своей кипрской супруге, обзаведется гражданством этой страны и официально перекачает средства со счета "Новинки" за границу. Что может сделать Нора?! Она ему никто, всего лишь любовница. А через год по закону банк "Атлант" имеет право потребовать собственность из-за невозвращения кредита. И Нора осталась бы нищей.

- Как я догадываюсь, вы решили воспрепятствовать этому?

- Да. Часть плана уже осуществили, но это ещё не все.

- А что ещё вы намерены сделать?

- Пока не знаю. Я предоставила инициативу подруге, поскольку она пострадала больше моего. Но что бы Нора ни сделала - я с ней.

В четверг вечером подруги снова устроили "военный совет".

- Вчера я подсмотрела шифр Сенькиного сейфа, делая вид, что сплю, а пару часов назад побывала в его квартире и все выгребла, - порадовала Нора новостью. - А вместо денег положила копию своего письма с припиской, что оригинал у адвоката. Вот Сеньке радость-то будет, когда он все это обнаружит! - Девушка весело расхохоталась. - Между прочим, как я и предполагала, в сейфе оказалась приличная сумма - семьсот двадцать тысяч баксов. Гляди, сколько натырил у меня, ворюга! Но теперь у меня на душе полегче: учитывая, что поллимона я перекинула в "Атлант", - уже имею зеленый лимончик с хвостиком! Миллионерша! - Она ткнула себя в грудь и снова расхохоталась. - Мне теперь и замуж за богатого не нужно. На фиг мне старый пердун! Я сама упакована - будь здрав!

- Тогда, может, ребенка оставишь? - с надеждой произнесла Регина.

- Может, и оставлю. Я потому и тянула с этим делом, что никак не могла решиться на смертоубийство. А так бы сразу избавилась - это теперь несложно и быстро. Жалко ребеночка-то... - Нора вдруг погрустнела, положила руки на уже заметный живот, прислушалась к своим ощущениям и тихо сказала: - За это время я привыкла ощущать его в себе. И срок ведь не маленький - скоро пять месяцев. Это уже маленький человечек...

- Оставь, - попросила подруга.

- В принципе, ничто не мешает мне стать матерью. Фиг с ним, со сволочным папашей моего ребенка! Другие вон рожают неизвестно от кого - и растят хороших детей. И я выращу.

- Я буду тебе помогать, - вызвалась Регина. - Хотела усыновить Наума, сына моего отца от второго брака, но мне не разрешили - я же ему никто, к тому же, не замужем, а с этим строго. - Девушка тяжело вздохнула. - Уже отдали малыша в детдом. Но я не теряю надежды. Уговорю отца, чтобы он дал согласие, может, это окажет нужное воздействие на надзирающие за усыновлением органы. Не понимаю я их логики! Неужели мальчику лучше в детском доме, чем быть усыновленным!

- Если твой папаша согласится, тебе разрешат. Ты же его дочь, не чужой человек. Усыновишь малыша, а потом и своим младенцем обзаведешься. И будет у нас трое детей на двоих. А если я рожу двойню - четверо!

- Нор, я одного не понимаю - ты совладелица процветающего магазина, дела идут хорошо, со временем выплатишь долги, зачем тебе нужно было связываться с Семеном? Идейный базис твоего намерения выйти замуж за богатого произвел на меня впечатление. Хотя у меня иные взгляды, я понимала, почему ты так решила. Мы не виделись много лет, и в первую нашу встречу я подумала, что за эти годы ты психологически изменилась, стала расчетливой, прагматичной. Но теперь, хоть убей, не верю, что ты собиралась выйти замуж по расчету.

- Эх, подружка... - Нора невесело усмехнулась. - У Аллегровой есть песня "Все мы, бабы, дуры". В этой короткой фразе емко отражена женская психология. Слова мы произносим одни, а делаем прямо противоположное. Можно быть умной-преумной и при этом творить глупость за глупостью... Жалость бабья порой приносит одни неприятности. Когда я познакомилась с Сенькой, он был несчастный, зачуханный, одинокий и неприкаянный. А я после второго развода ощущала себя обманутой, разочарованной и решила: "Больше ни один мужчина не будет иметь на меня права". У меня были любовники, но я ими ничуть не дорожила. Целый год Семен таскался за мной, ни на что не претендовал, лишь бы я его не прогоняла. Рассказал о себе, о своем неудачном браке, о том, как пил вечерами от одиночества, потому что даже поговорить не с кем. И стал вроде подружки. Жаловались друг другу, как две женщины плачутся на несчастную судьбу. Я и сама не заметила, как к нему привязалась. Жалела его... Мне казалось, что и он меня жалеет. Семен с меня пылинки сдувал - разительный контраст с моими бывшими мужьями. Я его не любила, наверное, потому и тянула с замужеством. А потом придумала себе оправдание, что Сенька устраивает меня по всем параметрам и станет хорошим мужем. И первый, и второй супруг были нищими и поимели с меня, а Семен, как я полагала, не преследует меркантильных целей, ему нужна я сама, как личность, как любимая женщина. Вот и купилась.

- Ты думаешь, он притворялся?

- Не знаю. Поначалу Семен любил меня. Наверное, корысть обуяла его не сразу, а когда прошла страсть. Но теперь уже не имеет значения, была ли я слепа с самого начала или он изменился за эти годы. Его жульничество перечеркнуло все хорошее, что у нас с ним было.

- Нор, я поговорила с охранником нашей фирмы. Он сказал, что в тот день, когда Семен со мной познакомился, мастер из автосервиса всего лишь поставил свечи на "пежо". Значит, кто-то их снял. Думаю, Семен.

- А я и так в этом не сомневалась.

- Но мне хотелось самой удостовериться.

- Неужели ты все ещё колеблешься?

- Теперь сомнений у меня уже нет.

В день убийства

Экипировавшись соответствующим образом и обзаведясь необходимыми удостоверениями, - разумеется, липовыми, в пятницу четверка явилась на место проведения акции устрашения.

Алла была в облике суровой налоговой дамы: белый верх, черный низ, тупоносые туфли без каблуков, грим, состаривший участницу мистификации лет на десять, на носу - уродующие её тяжелые очки без диоптрий, волосы свернуты в пучок на затылке и спрятаны под нелепую шляпку из категории "презерватив".

Виталий облачился в строгий темный костюм, рубашку и галстук, наклеил усы, которые преобразили его симпатичную внешность и сделали на пяток лет старше, а на носу у него красовались очки с затемненными стеклами, - на всякий случай, зачем оставлять в памяти будущей жертвы маскарада свои приметы?!

Леонид с Толиком надели форму налоговых полицейских, оба имели туповатый вид - Аллиному Санчо Пансе для этого даже не пришлось притворяться, - и мерно жевали жвачку, глядя перед собой ничего не выражающим взглядом, а на людей - как на пустое место. Мол, мы при исполнении, а вы - букашки.

Напарники сознавали, что есть некоторый перебор в имидже, но сознательно допустили его ради быстрого психологического воздействия. Напор и отвага, нахальство и бесцеремонность, - вот какой модели поведения придерживалась в аналогичных случаях верная боевая подруга, а Виталий уже давно научился ей подыгрывать40.

С шумом подъехав на джипе с фальшивыми номерами, взятом Толиком напрокат у приятеля, и остановившись напротив автоматически раздвигающихся стеклянных дверей, четверка молча выгрузилась и прошла в торговый зал впереди Алла с напарником, за ними двое "полицейских".

- Где кабинет директора? - спросил Виталий у продавщицы, стоявшей за прилавком с парфюмерией.

- Там, - пискнула ошарашенная девица, показав направо.

- Проводите, - не терпящим возражений тоном велел сыщик.

Девушка выскользнула в торговый зал и засеменила вперед, периодически испуганно оглядываясь на грозную четверку. Покупатели и остальные продавщицы таращились на них с не менее обалделым видом. Похоже, некоторые решили, что директора пришли арестовать, - не всем знакома форма налогового полицейского.

Девица на несколько секунд приостановилась перед дубовой дверью и поспешно ретировалась от греха подальше.

Властно постучав, Виталий тут же уверенной рукой распахнул дверь, и четверка мистификаторов увидела немолодого мужчину, обнимающего сидящую на подлокотнике его кресла девушку. Алла с сыщиком, не сговариваясь, одарили парочку негодующим взглядом - мол, как нехорошо обжиматься в рабочее время! Девица тут же вспорхнула с насиженного места и приземлилась в соседнее кресло.

Алла и Виталий продемонстрировали директору свои "документы", дали время полюбоваться - разумеется, там были указаны иные имена, - а потом, не дожидаясь приглашения, сели на стулья возле "г"-образного стола. Леонид с Толиком встали рядом, продолжая жевать жвачку и глядя в пространство ничего не выражающим взглядом.

- Поступил сигнал, что ваши квартальные и годовые балансы - сплошная липа, - суровым тоном оповестил Виталий. - Мы проверили суммы выплачиваемых налогов и прочую бухгалтерскую отчетность и решили навестить вас. Уже с первого взгляда видно, что прибыль столь процветающего магазина никак не может соответствовать отраженной в подаваемой вами документации и занижена в десятки раз. Сейчас мы изымем кассовую ленту изо всех кассовых аппаратов и, не сомневаюсь в итоге - вы за день продаете больше, чем отразили в отчетах за месяц. Закрывайте магазин, будем проводить доскональный учет. Выясним, на какую сумму имеется товара в торговом зале и на складах, сколько наличных в кассах и вашем сейфе. И дело, надо полагать, не ограничится выплатой положенных налогов с пенями. По масштабам тут тянет на уголовную ответственность.

- Не закрывайте магазин, - поспешно перебил его вспотевший от волнения директор. - Я готов... - Он бросил быстрый взгляд на "налоговых полицейских", но те с отсутствующим видом тупо таращились в пространство. Это недоразумение, - понизив голос, тянул время директор, ищущим взглядом уставившись в лица "налоговиков". - Позвоните Григорию Алексеевичу... Собеседник сделал многозначительную паузу, мол, у меня все схвачено, начальник районной налоговой инспекции - мой человек.

- Никому мы звонить не будем, - отрезал Виталий. - Мы представители главка, получили соответствующие указания и намерены их выполнять.

Директор вытер вспотевший лоб платком, лихорадочно соображая, как умаслить суровых визитеров.

- Но в ваших силах представить отчет таким образом... - Он опять подвесил паузу, льстиво заглядывая в глаза "налоговикам".

- Коллега, - вмешалась Алла, обращаясь к напарнику, снизив голос на тон и теперь говорила почти басом - при нынешнем бесполом облике позволительно. - Давайте пойдем товарищу навстречу...

При этих словах хозяин кабинета сразу воодушевился и с готовностью закивал, поняв откровенный намек - за мзду можно все замять.

- Сегодня мы не будем нарушать работу магазина, - продолжала верная боевая подруга. - Пусть подготовят подлинную бухгалтерскую документацию, а завтра мы за ней придем. Успеете? - обратилась она к перетрусившему директору. Тот понял, что "успеть" он должен озаботиться подготовкой энной суммы, а вовсе не финансовых документов, и торопливо кивнул.

Виталий некоторое время со значением молчал, сосредоточенно размышляя. Не договариваясь заранее, хорошо сыгравшиеся и понимающие друг друга без слов напарники точно вели свой дуэт, где партии были расписаны, как по нотам: он - суровый и неподкупный, она - готовая к компромиссам, если за это получит солидный куш.

- Пожалуй, я с вами не соглашусь, Дарья Иннокентьевна, - проговорил сыщик после длительных раздумий. - Мы вернемся в управление, и руководство спросит с меня, а не с вас, поскольку я назначен старшим по проверке.

Напарница делала ему знаки так, чтобы их видел директор, и означающие: "Да брось ломаться, коллега, не впервой, поделимся взяткой с начальством, и оно удовлетворится результатами нашей "проверки", - но "коллега", "не замечая" её выразительных жестов, хмуро взирал на проштрафившегося взглядом, не предвещающим ничего хорошего.

- Петр Николаевич, - обратилась Алла к напарнику, - вопрос с начальством я беру на себя. Вы можете не появляться сегодня в управлении, я сама поеду и все доложу. А завтра мы привезем документы по проверке, и у руководства не будет претензий.

Виталий перевел на неё взгляд и согласно качнул головой. Директор догадывался, что его разыграли, - с самого начала предполагалась крупная взятка, но на него давили, чтобы выжать побольше, мол, надо поделиться с начальством, а оно мало не возьмет.

Сыщик встал и молча покинул кабинет, за ним потянулись "налоговые полицейские". Алла осталась и, когда дверь за троицей закрылась, обернулась к девице, все это время молча сидевшей в кресле:

- Милочка, оставьте нас, пожалуйста.

Та обиженно передернула плечиками, кинула взгляд на начальство, но, не узрев в его лице разрешения остаться, выпорхнула из кабинета.

"Какого черта он позволил этой штучке присутствовать при серьезном разговоре? Тут лишние свидетели ни к чему, - подумала Алла. - Ладно, это его проблемы, если она сейчас разнесет новость по всему магазину".

Повернувшись к собеседнику, верная боевая подруга тем же басом, но придав голосу проникновенные интонации, поведала:

- Петр Николаевич - человек консервативных взглядов. Служака. Из бывших... - Она взглядом показала вверх, предоставив своему визави догадываться, кем раньше был суровый "налоговик" - гэбистом или представителем номенклатурной обоймы. - С ним договориться невозможно, потому послали именно его. А начальнику, в принципе, безразлично, как будет улажена проблема. Дело в том, что я знакома с супругой шефа уже три десятка лет. - Тут Алла сознательно прибавила свой возраст, да и выглядела соответственно. - Именно по её протекции я оказалась на этой службе. Так вот, моя подруга, ныне - жена моего непосредственного начальника, познакомилась с вашей бывшей супругой в одном дамском клубе, куда женщины ходят со скуки. Я, кстати, тоже посещаю этот клуб и виделась там с вашей половиной. Люба поведала нам свою печальную историю, мы прониклись женской солидарностью, и моя подруга попросила благоверного наказать вас по максимуму. Шеф на работе - строгий начальник, а дома - типичный подкаблучник. Не мог отказать ей в просьбе, и вот мы здесь. Причем, получили задание вас сурово наказать. Люба горит жаждой мщения и мечтает сгноить вас в тюрьме. И знаете, у вас есть такой шанс... - "Налоговичка" печально вздохнула, мол, я-то все понимаю, но обиженная женщина беспощадна. - На мой взгляд, вам лучше уладить проблему полюбовно. Супруга не слезет с моего шефа, пока тот не выполнит её просьбу. Дама она сердобольная, участливая, статус жены начальника её ничуть не испортил, и она никому не отказывает в помощи. Так что решайте сами.

- Вы предлагаете мне выдать энную сумму бывшей жене? - уточнил собеседник.

- Нет, я вам ничего не предлагаю, - возразила Алла. - Всего лишь обрисовала ситуацию. Вижу, что вы человек разумный, а недоразумение с бывшей супругой вполне поправимо, вот и поведала о некоторых деликатных частностях, в расчете, что вы сохраните наш разговор в тайне. Да ведь не в ваших интересах предавать все огласке...

Она немного помолчала, чтобы собеседник осознал и не вздумал после её ухода обратиться к районному налоговику.

В общем-то, верная боевая подруга этого совсем не боялась - районный начальник не может знать всех сотрудников центрального аппарата, а фамилии своего "шефа" Алла не называла. Да и не станет руководитель районной налоговой инспекции вставать грудью на защиту того, кто кормил его взятками - чего доброго, подставишься и слетишь с хлебной должности. При теперешнем Президенте проводится не такая политика, как при прежнем, взяточники не пользуются покровительством государства, и чиновник быстро слетит со своего кресла, если окажется замешанным в некрасивой ситуации. Не станет шеф разбираться - брал, не брал, - да тут и не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, почему налоговик отчаянно кинулся отстаивать интересы коммерсанта.

Ей не хотелось, чтобы собеседник обратился к районному начальнику потому, что тот может пообещать ему поддержку, хотя ничего не предпримет, и время будет упущено: директор решит, что обеспечился защитой, и не станет ничего предпринимать в отношении бывшей жены.

Алла предпочитала решать дела быстро, без ненужных проволочек, и намеревалась дожать собеседника в наикратчайшие сроки.

- Я все понял, - ответил собеседник после некоторых размышлений. Еще немного подумав, он спросил: - А как с вашим коллегой? - Очевидно, его волновало, придется ли давать взятку.

- Для него самое главное - приказ начальства. Петр Николаевич - тупая, исполнительная машина. Как только вы решите проблему, пусть Люба, не медля, позвонит своей покровительнице - жене моего шефа, - и скажет, что процесс сдвинулся с мертвой точки. Но имейте в виду, если вы её обманете... - Алла посмотрела на него многозначительно, и тот с готовностью заверил:

- Мы с Любашей уладим этот вопрос, и у неё не будет ко мне претензий.

- Что ж, будем считать это оптимальным, - сказала верная боевая подруга, вставая.

Чуть ссутулившись, она кивнула собеседнику, не утруждаясь изображать, будто он ей симпатичен, и вышла из кабинета.

- Ну вот, - оповестила Алла своих подельщиков, ожидавших её в машине, по-прежнему стоящей на тротуаре у дверей магазина. - С Любой будет полный ажур. Директоришка оказался бздливым и, не сомневаюсь, решит из двух зол выбрать свободу. И раскошелится. От рядовой проверки из главка он бы откупился крупной взяткой, а я привела ему жизненный довод начальник-подкаблучник выполняет просьбу жены. Это выглядит достоверно, ведь даже президенты порой поют с голоса супруги. Тому есть пример и в недавней истории нашей страны, и в других государствах. Ночная кукушка, как известно, дневную всегда перекукует. Наш горе-директор осознал, что раз уж бабы объединились и жаждут его крови, то не отцепятся, пока не уложат его на нары.

- Как думаешь, не телефонирует ли он сейчас начальнику районной налоговой службы?

- Уверена, что нет. Директор трусоват, но не похож на идиота. Ведь в этом действе стороны играют по неписаным правилам - налоговик делает вид, будто верит официальной документации коммерческой фирмы, и получает взятку за красивые глазки, а вовсе не за служебный проступок. А бизнесмен изображает, будто дает очередной конверт, проникшись, что заработки чиновников оставляют желать лучшего, вот он и помогает материально. И оба фарисея обмениваются при этом приятными улыбками. Но, узнав, что на подопечного наехали из главка, районный начальник, ради того, чтобы выслужиться и показать, мол, не при делах, может сам проявить инициативу и послать к взяточнику ревизоров, - дескать, бдю и стою на страже интересов государства и выявил ещё одного злостного неплательщика налогов. Ни одна взятка не окупит потери синекуры, позволяющей регулярно получать многократно большую мзду. А то, что раньше налоговик принимал подношения, никто не докажет, такие дела публично не делаются, да и не станет бизнесмен орать на каждом углу, что регулярно отстегивал, иначе налоговые службы набросятся на него с удвоенным рвением, и от него лишь пух и перья полетят.

Семен Михайлович хотел уехать с работы пораньше, но не получилось. Хоть и нет сил на деловые переговоры - в голове другие проблемы, - но, как назло, именно сегодня один за другим заявились трое посетителей, причем, такие, которым не скажешь: "Давайте перенесем встречу на другой день".

Как говорится, неприятности не стоят в очереди, а вваливаются всей толпой.

Большинство средств были на заграничном счету, а наличные он предпочитал хранить в своем домашнем сейфе. Законы, инструкции и порядки постоянно меняются, чиновники тоже. Не успеешь прикормить одних, - их выгоняют, а новых ещё нужно приучать. А в промежутке есть риск попасть под новую метлу, которая метет, невзирая на тесные контакты с прежними чиновниками. У Семена Михайловича уже был случай, когда в его служебном кабинете обнаружили неучтенную крупную сумму. Еле отвертелся. Обошлось почти в означенную сумму. Больше рисковать не хочется.

Наконец он с облегчением попрощался с последним визитером, встал из-за стола, вышел из кабинета и прошествовал к выходу. Никто из сотрудников не посмел обратиться к нему с вопросом - раз шеф уезжает, значит, так надо.

Он притормозил возле подъезда своего дома, поставил машину на сигнализацию, вошел в подъезд и стал подниматься по лестнице на третий этаж - физических нагрузок и так мало, дел невпроворот, так хотя бы минимальный тренинг.

Открыв обе двери своей квартиры, хозяин замер на пороге, успев лишь изумленно выговорить:

- Ты?!!!

И прозвучал выстрел.

На следующий день верная боевая подруга позвонила Любе и, поздоровавшись, спросила:

- Люба, бывший муж с вами связался?

- Нет.

"Странно, - подумала Алла. - Уж позвонить-то должен был. Может, решил вначале собрать в качестве отступного крупную сумму, а потом выложить её перед экс-супругой ?.."

- Мы провели воспитательные мероприятия, и он проникся. Полагаю, лихорадочно ищет средства, чтобы компенсировать несправедливость.

- Вряд ли, - с сомнением произнесла собеседница. - Если б хотел, сразу бы честно поделил имущество.

- Тогда вы были в неравных условиях. Сильному аргументы не нужны. Теперь ваш бывший муж осознал, что никакими преимуществами не обладает, и надумал восстановить справедливость.

- Алла, бывший муж Любы убит, - сообщила в понедельник Серафима.

- Да ну? Кто же его шлепнул?

- Понятия не имею.

- Неужели Любаша надумала поторопить события?

- Она мне ничего не говорила, лишь оповестила, что мужа застрелили в собственной квартире, и попросила быть её адвокатом. Сегодня к четырем её вызвали на допрос.

- Сама-то как думаешь, Сим, это Любины дела?

- Есть такое подозрение. Она как-то раз расспрашивала о том, кто наследует в случае смерти бывшего мужа. Он не состоит в браке, поэтому наследниками являются лишь сын и дочь. Узнав об этом, Люба сказала: "Тогда я убью его, и мои дети будут обеспечены".

- А с виду производит впечатление мягкой бабы...

- Так и есть, но доведенная до отчаяния женщина способна на многое.

- Тут ты права, Сима, - согласилась Алла. - Порой именно кажущиеся слабыми женщины совершают неожиданные поступки.

- Ведет себя Люба совершенно спокойно, сказала, что теперь ей не стоит волноваться за будущее детей.

- А о себе ни слова?

- Да, она говорила только о детях.

- Неужели решила обеспечить их финансово, рискуя угодить за решетку?

- Дней десять назад она упомянула: "Моя жизнь уже кончена. Пусть хоть дети будут обеспечены".

- Плохо дело... Как у неё с алиби?

- Говорит, что была дома, с детьми.

- Может, так и есть? Установить-то это не сложно.

- Но не буду же я окольными путями выяснять, в самом ли деле моя клиентка была дома!

"Тогда это узнают "самаритянки", - решила Алла.

- Одно непонятно, Сима, зачем Любаша поспешила? Вроде, её муж согласился на компромисс. Или ей маловато показалось? Или он пожмотничал, и она надумала получить все, а не жалкие крохи? Магазин-то богатый, а экс-муженек, вполне возможно, решил бросить ей кое-что, как собаке кость, мол, отвяжись и радуйся, что столько получила.

- О деньгах моя клиентка ничего не говорила.

- А с ним она встречалась?

- Люба не упоминала об этом, а я не знала о том, что такая встреча предполагалась.

- Да, я не успела тебя предупредить. Точнее, хотела оповестить лишь после того, как Любаша получила бы долю, которая её устраивает. Хвастаться до времени я не стала, боялась сглазить. Но теперь Люба получит гораздо больше.

- Вряд ли ради этого стоит рисковать свободой.

- Ну, материнские чувства порой перекрывает даже инстинкт самосохранения. Ты ведь тоже намеревалась поквитаться с бывшим мужем, напомнила верная боевая подруга.

- Да, но не с помощью убийства.

- Ты юрист, а Люба нет. Может, она надеется выскочить.

- Судя по её спокойствию, именно так и думает моя клиентка.

- Что ж, а мы всячески поспособствуем. Не знаю, в самом ли деле господин директор заслуживает смерти, но Любе виднее. Может, в её понимании, экс-супруг редкостный подонок. При личной встрече он произвел на меня впечатление трусоватого, но сама ситуация к тому располагала. А так внешне довольно симпатичный, некоторым дамам такие мужики нравятся. Его обнимала красивая девушка, так что дядечка пользовался спросом у особ прекрасного пола. Сексапильность мужчины прямо пропорциональна размерам его банковского счета, - одарила Алла собеседницу "опилками мышления".

Особого горя, узнав, что бывший Любин муж погиб, Алла не испытывала, поскольку совсем его не знала. Да и вообще у неё не вызывали симпатии мужчины, подло поступающие с женщинами. Тут ей пришла в голову ещё одна мысль, и она поспешила поделиться ею с Серафимой:

- Раз он так некрасиво поступил с Любой и детьми, значит, тип, не обремененный нравственностью. Мог и другую особу прекрасного пола обидеть, а та решила поквитаться.

- Достоверная версия, - согласилась Сима. - Может быть, потому моя клиентка так спокойна, что не замешана в этом убийстве. А то, что наследство теперь достанется детям, воспринимает адекватно. Мужа она ненавидела, но не до такой степени, чтобы застрелить, а теперь относится к происшедшему без лишних эмоций.

- Осталось выяснить, кто же так ненавидел господина директора, что решился на смертоубийство. Честно говоря, мне бы не хотелось, чтобы в этом деянии была повинна женщина. Сама не знаю, почему. Из женской солидарности, наверное. Если уж мужик ведет себя как подонок, и у бабы нет иного выхода, кроме как нажать на спусковой крючок, я её ничуть за это не осуждаю. И, разумеется, не хочу, чтобы она оказалась за решеткой. Все ж месть - дело благородное. Другое дело - убийство из меркантильных соображений. Тут, с моей точки зрения, никаких моральных оправданий. Никакая сумма денег не перевесит человеческой жизни, и к таким убийцам я беспощадна.

- Почему ты думаешь, что Любиного мужа застрелила женщина?

- Нет, я вовсе так не считаю. Просто он поступил некрасиво с особой моего пола, вот я и высказалась, что ничуть её не осуждаю. А коммерсанта мог убить человек любого пола. Кстати та самая девица, что обжималась с ним в кабинете, вполне возможно, пальнула в него.

- Мотив?

- А хрен её знает! Может, после нашего ухода начальник завернул своей пассии что-то этакое, а она решила, что такое оскорбление смывается только кровью.

- Возможно, девушка - его любовница, на которой он собирался жениться?

- А что ты о ней знаешь?

- Только то, что говорила мне Люба. Это дочь её подруги, которая в настоящее время замужем за богатым человеком и потому отдала свой пай дочери. По мнению моей клиентки, именно девушка настраивала её бывшего мужа так, чтобы тот не делился с бывшей женой и детьми, желая сама прибрать все к рукам после замужества.

- Как зовут девицу?

- Люба не упоминала её имени, предпочитая оскорбительные формулировки.

- Постарайся аккуратно это выяснить, Сима.

- Зачем?

- Может быть, девка застрелила любовника ради денег. А финансовый интерес, как я уже упоминала, не является оправданием убийству. И тогда засранке не поздоровится. Мои "самаритянки" раскопают про неё все, и мы призовем виновницу к ответу.

- Мне неловко расспрашивать об этом клиентку.

"Черт бы побрал мягкожопых интеллигентов!" - мысленно ругнула Алла излишне щепетильную Серафиму, но вслух произнесла:

- Ладно, Сима, выяснить это не проблема. "Самаритянки" очень скоро вызнают имечко коварной разлучницы. Кстати, я так и не удосужилась спросить фамилию покойного, даже когда тот был в полном здравии. Для нашего спектакля это было без надобности, безликое обращение для устрашения гораздо действеннее.

- Полагаю, Шахов. Во всяком случае, такова фамилия моей клиентки.

- После развода она могла взять девичью.

- Это не сложно выяснить. Через два часа мы пойдем на допрос вместе, и там непременно прозвучит, как именовался покойный.

"Ох уж эта Сима, - неслышно вздохнула Алла. - Щепетильная - страсть! Нет, чтобы просто позвонить и спросить у Любы - как фамилия убиенного?"

- Нора Геннадиевна, как вы себя чувствуете? - поинтересовался следователь.

Девушка состроила гримаску, подмигнула сидящей напротив Регине, покрепче прижала трубку к уху и с тяжким вздохом, страдальческим голосом отозвалась:

- Ужасно... Тошнит и рвет, лежу трупом, вся зеленая. Токсикоз беременности в тяжелейшей форме.

- А когда вы сможете прийти и ответить на некоторые вопросы?

- Не знаю... Гинеколог велела мне избегать волнений и беречься. У меня уже было несколько выкидышей, я не хочу рисковать.

- Больничный у вас есть?

- Есть, конечно.

- Как только почувствуете себя лучше, позвоните мне. - Следователь продиктовал номер своего телефона.

Повесив трубку, девушка снова состроила забавную гримаску и оповестила подругу:

- Пусть ждет! Но не дождется!

Приехав в офис "Самаритянина", Алла рассказала оказавшимся на месте сыщицам о случившемся и распорядилась:

- Завтра отправляйтесь в этот магазин, - она назвала адрес, - и разузнайте все, что можно. Наверняка коллектив гудит, как растревоженный муравейник - директора застрелили! Выясните, что за девица тискалась с ним в кабинете, потолкуйте с нею. Если бы мы знали ФИО убитого, то сразу установили бы и место проживания.

- Спроси у Любы, - посоветовала Тамара.

- Она не скажет, - покачала головой Алла. - Себе на уме женщина. В бабской ерунде чрезмерно откровенна и вывалила мне всю подноготную, в основном, собственные обиды и претензии, но в главном скрытничает. У меня почему-то сложилось стойкое убеждение, что Любаня Шахова даже своего адвоката Серафиму намерена использовать втемную. Любе ни к чему светить, что она знает адрес бывшего мужа, тем более, тот убит дома.

- Сотрудникам вряд ли известен домашний адрес шефа.

- Девица, что ублажала его в кабинете, наверняка бывала в квартире директора. Найдите к ней подход.

- А если убийство - её рук дело? - внес свою лепту Матвей, номинальный руководитель "Самаритянина", имевший прозвище "зиц-председатель" и обычно принимавший участие лишь в дискуссиях, но не в самом расследовании.

- Не исключено, что с любовником поквиталась его пассия, - согласилась верная боевая подруга, она же идейный вдохновитель всех крупных расследований и координатор действий сыщиц. - Но "самаритянки", не сомневаюсь, быстро разберутся, при делах ли девушка. На данный момент в числе подозреваемых, помимо любовницы, Люба и двое её детей.

- Сколько им лет? - спросила Олеся.

- Сыну шестнадцать, дочке семнадцать.

- Да ну, Ал, - усомнилась "самаритянка". - Маловероятно, чтобы ребята такого возраста застрелили отца...

- Еще несколько лет назад столь кощунственная мысль - отец застрелен сыном или дочерью, - мне бы и в голову не пришла, а теперь такое случается. Со стороны детей мог быть меркантильный мотив, но и месть тоже - ведь по сути папашка вычеркнул их из своей жизни.

- Если отпрыски пошли в отца, - вполне способны совершить преступление, - авторитетно заявил старый холостяк Матвей, не только не имевший детей, но и не терпевший присутствия чужих чад вблизи собственной персоны.

Верная боевая подруга кинула на него ехидный взгляд и иронично отметила:

- Ты у нас прям помесь Макаренко с Сухомлинским, милый друг Мотя. Почему-то самые большие спецы по части воспитания подрастающего поколения, в том числе, корифеи, написавшие книги и дающие умные советы, - сами бездетны.

- Чья бы корова мычала, - огрызнулся "зиц-председатель".

Потрясенная его бестактностью, - впервые сокурсник, по всеобщему мнению, "вечно влюбленный" в нее, посмел столь беспардонное высказаться в её адрес, - Алла молча смотрела на него, сузив глаза. Еще совсем недавно она бы немедленно отпарировала в том же ключе, но Жека разбередил ей душу на тему материнства, и сейчас Алла буквально задыхалась от гнева, не в силах вымолвить ни слова.

"Самаритянки" замерли на своих местах, глядя на верную боевую подругу, и не менее её ошарашенные бестактностью сокурсника.

Первой не выдержала Тамара:

- Матвей, мы уже почти год терпим твои язвительные реплики на грани хамства. Одно время поле Аллиного втыка ты стал вести себя потише. Но тебя могила исправит.

- Я его, пожалуй, туда и отправлю, - мрачно пообещала Алла.

- Полагаю, тебе нечего делать в нашем коллективе, - твердо отчеканила "самаритянка". - Больше мы не намерены мириться с твоим присутствием. Убирайся отсюда.

"Зиц-председатель" выглядел пришибленным - не ожидал такой бурной реакции. Но уходить ему очень не хотелось - номинальный шеф "Самаритянина" назначил себе весьма неплохой оклад, который нигде больше не получит, поскольку ничего не умеет, а на прежней научной должности зарабатывал несоразмерно меньше.

- Да, ладно, пусть остается, - махнула рукой верная боевая подруга, видя, как перепугался сокурсник. - Произведем лишь рокировку. Главой "Самаритянина" станет Тамара - давно назрело, поскольку делом руководит она, а её оклад впятеро меньше, чем у Моти. А господин Лопаткин станет рядовым сыщиком и будет бегать, собирая фактуру. Может, жиры стрясет, а то за время сидения в кресле начальника, ковыряния в носу и размышлений о высоких материях вдвое прибавил в весе.

Матвей не посмел возразить - фирма создана по инициативе верной боевой подруги, она же её финансирует, так что имеет полное право сместить его с кресла руководителя. Уйти из "Самаритянина" он тоже не планировал - некуда.

Ровно в четыре часа Серафима Николаевна и Люба Шахова вошли в кабинет молодого следователя Геннадия Павловича Молчанова.

После положенных вопросов и заполнения шапки протокола дознаватель приступил к главному:

- Любовь Васильевна, какие у вас были отношения с бывшим мужем?

- Плохие, - опередила клиентка своего адвоката.

Серафима не собиралась ориентировать её на явную ложь - будет только во вред, ведь о том, как её бывший супруг поступил с женой и детьми, известно многим, и Любу легко подловить на обмане, если та станет уверять, что их отношения были безоблачными. И все же вываливать с первой минуты все свои обиды - неумно. Лучше было бы избрать более обтекаемые формулировки. Но что сказано, - то сказано. Сима встретилась со своей подопечной у входа в следственную часть без пяти четыре, - та не могла уйти с работы раньше, и не успела её проинструктировать.

Да и адвокатский опыт у Серафимы Новицкой ещё слишком мал, большую часть жизни она работала юрисконсультом. Отказать своей клиентке Сима не могла - Люба никому не верит, а к ней, Серафиме, испытывает симпатию, особенно после того, как вместе с ней побывала в клубе.

Симе нравились обязанности адвоката. И дело вовсе не в гонорарах. Теперь она состоятельная женщина и могла бы ограничиться должностью в "Атланте". Но там она почти не участвует в процессе - коллектив успешно трудится и без её чуткого руководства. Сейчас Серафима жалела, что не привлекла Аллину подругу Наташу Покровскую, известного адвоката по уголовным делам. Самой Симе раньше доводилось исполнять адвокатские обязанности лишь в гражданских процессах.

- А какие у нас могут быть отношения, раз он меня бросил?! - заявила Люба. - Чего ж я стану обманывать?!

Мысленно отметив, что клиентка, сходу выдав свое негативное отношение, весьма достоверно мотивировала его, Серафима Николаевна поспешила вмешаться:

- Однако с момента их развода прошло уже пять лет.

Геннадий Павлович кивнул, мол, мне это известно, и продолжил:

- Вы встречались после развода?

- Вначале частенько, а в последние годы редко, - ответила Люба.

- В какой тональности проходили ваши беседы?

- Ну, я говорила, что надо бы детей обеспечить, а он отвечал, что сейчас переживает тяжелые времена, фирма очень много потеряла во время кризиса - закупили товар заграницей, а его даже по себестоимости невозможно было продать при новом соотношении доллара и рубля. Мол, долгов на нем много, потому что все деньги на счету были в рублях, а банк во время дефолта объявил о своем банкротстве, и два года ничего не удавалось получить, за это время сумма обесценилась во много раз. Чтобы совсем не обанкротиться, мужу пришлось занять под большие проценты, иначе пришлось бы продавать магазин - на его содержание и зарплату сотрудникам нужны немалые средства. А сейчас он, дескать, работает на погашение долга, с процентами набежало много. Уговаривал, что это временно, рано или поздно дела пойдут лучше, и тогда станет давать побольше.

- И вас это устраивало?

- А куда деваться? - пожала плечами Люба, а Серафима мысленно похвалила свою клиентку, - ведь ей та говорила совсем другое. - Если у человека одни долги, как же с него рвать последнее?!

- Еще один мотив, возможно, ускоривший решение Любы или кого-либо из её отпрысков поквитаться, - продолжала Алла уже спокойным голосом, - если ныне убиенный намеревался сочетаться браком с любовницей. Тогда половину его имущества наследует новая супруга, а оставшаяся половина делится поровну между наследниками прямой очереди, к каковым в данном случае относятся дети и законная жена. Любиным отпрыскам досталось бы лишь по одной шестой наследства, а это, сами понимаете, гораздо меньше, чем при варианте, когда бывший муж ещё не женат, и наследников всего двое: сын и дочь. Мало того, через некоторое время их папаша снова мог стать отцом, он был ещё в полном соку, - и тогда на одного наследника больше. Любиным детям досталась бы уже не одна шестая, а одна восьмая, а отец мог прожить и до девяноста лет. Вполне возможно, Люба или её отпрыски решили ускорить события и получить все, а не малую часть. Теперь они подадут документы и через полгода вступят в права наследства.

- Ал, а что ты думаешь о Любе Шаховой как о человеке? - Тамара тоже успокоилась и говорила ровным тоном, старательно избегая смотреть на Матвея и дав себе слово, что попозже круто с ним поговорит - ведь даже не извинился перед Аллой!

- Ей присущие многие качества, которые я в целом характеризую как бабство. Мы довольно долго общались с ней наедине. Мне удалось её разговорить, Любаня прониклась и многое поведала. Честно говоря, Люба Шахова симпатии не внушает. Во-первых, у меня не вызывают позитивных чувств бабы, которые себя запустили до неприличия. Любе всего пятьдесят два, а выглядит кошелкой. Вот нашей Лидии Петровне пятьдесят пять, а она бабонька хоть куда, хоть и не красотка, но ухоженная. А Любаня - женщина из категории "тетка с химией" и недоброжелательным взглядом исподлобья. Видок - как у базарной бабы, и базарит порой как рыночная торговка. Легко переходит из одного состояния в другое, эмоционально неуравновешенная. То понурая, плечи опущены, говорит монотонно и явно напрашивается, чтобы её пожалели, но как только речь заходит о её претензиях к супругу и его любовнице, - сразу преображается: глаза сверкают, а весь облик так и пышет ненавистью. У неё высшее образование, покойный дед был академиком, а Люба временами изъясняется как тетка, торгующая у метро семечками. В этом и во многом другом я почувствовала некий наигрыш, - мол, вот до чего меня довел образ жизни. В другие моменты у неё правильная речь интеллигентной женщины, нормальные обороты, адекватные эмоции. Общее впечатление: Люба неискренняя, многое преувеличивает, явно пытается предстать в образе жертвы. Одно я четко уяснила - ей нужны союзники, а вот зачем - пока не разобралась.

Все "самаритянки" знали, что верная боевая подруга, несмотря на резкие высказывания в адрес некоторых представителей рода людского, никогда не оставит человека в беде, даже малознакомого. К её мнению всегда прислушивались - в людях Алла хорошо разбирается, будучи "урожденным психологом", как она себя называет, да и в общении с психиатром немало почерпнула.

Подруги-сыщицы слушали её анализ с напряженным вниманием, а жалостливая Олеся, сочувствовавшая всем и вся, недоумевала, почему верная боевая подруга дает столь нелицеприятную оценку несчастной женщине, к тому же, попавшей в переплет. Наконец "самаритянка не выдержала:

- Ал, мне кажется, напрасно ты так... Образ жизни и в самом деле накладывает свой отпечаток. Сама посуди, Люба всю жизнь работала в архиве, а теперь вынуждена зарабатывать на кусок хлеба себе и детям, торгуя на вещевом рынке.

- Не она одна, - вмешалась Клара. - Я тоже почти два года там работала и познакомилась со многими женщинами, имеющими высшее образование. И ничего - интеллигентности у них не убавилось. Образ жизни, разумеется, влияет, но человек с внутренним хребтом никогда не уподобляется окружению, а остается самим собой.

- Нам всем пошли на пользу беседы с любимым психиатром, - одобрительно отметила верная боевая подруга. - Мы теперь в человеческой психологии рубим почти как профессионалы. А тебе, Олеся, надо бы почаще захаживать к Лидии Петровне, чтобы избавиться от своих розовых очков.

- Да, она говорила, что я сенситивная личность, - согласилась "самаритянка" и самокритично отметила: - Слишком близко принимаю к сердцу пустяки, понапрасну переживаю и все ещё идеализирую людей.

- Кстати, на жизнь Любаня плачется зря - отнюдь не нищая, в день зарабатывает до тысячи рублей, а такие заработки, сами понимаете, многим только снятся, - продолжала Алла. - Не сомневаюсь, что загашник имеется, почти штуку баксов в месяц заколачивает, а пришла в клуб одетая, как нищенка. Насчет того, что рядовая торговка, тоже Симе приврала - Люба в доле с приятельницей и имеет навару побольше обычного продавца. Деньги ей нужны до зарезу - хочет открыть собственное дело. "Надоело, - говорит, батрачить на компаньонку, три четверти прибыли ей, у неё вложения больше". Пока мне невдомек, зачем она ввела Серафиму в заблуждение. Пусть и в мелочах, но симптом настораживает.

- Может быть, чаша вашего терпения переполнилась? - задал провокационный вопрос следователь.

- Да нет, я верила мужу, - спокойно ответила Люба. - Многие коммерсанты переживали тогда трудные времена, да и сейчас ещё не все оправились. Кое-кому пришлось заложить недвижимость, другие совсем разорились. Просто так сейчас в долг никто не даст, а когда берешь большую сумму под проценты, получается, что работаешь лишь на погашение процентов. Тяжело... - Допрашиваемая вздохнула, а её адвокат мысленно отметила: "Оказывается, Люба неплохая актриса..."

- Каково сейчас ваше материальное положение?

- Ничего, грех жаловаться. Сыты, обуты, одеты, на жизнь хватает.

- Видимо, Люба сгустила краски в беседе с Серафимой, желая вызвать сочувствие, - предположила "самаритянка" Ольга.

- Это само собой, - кивнула Алла. - Есть бабы, которые очень любят поплакаться, изобразить себя бедненькими-несчастненькими, чтобы все их жалели. Любаня как раз из таких. Мол, неудачница, мне хронически не везет, все меня обижают, хотя я белая и пушистая. А неудачник, как говорит наш психиатр, - это диагноз. В супружеской жизни, как мне удалось выяснить, Люба устроилась вполне ничего. Работая таксистом, её муженек заколачивал хорошую деньгу, а потом возил из соцстран дефицитное барахлишко, и Любаня сбывала его знакомым. А супругу, кроме бутылки водки после рейса, ничего не требовалось, все деньги прибирала жена. Она сказала Симе, будто муж годами сидел на её шее, хотя тот кантовался без работы лишь девять месяцев. Как только он приобщился к "челночному" бизнесу, дела пошли пошустрее - супруг умел найти подход к нужным людям. У него верхнее образование, раньше трудился на "почтовом ящике", потом ради заработков ушел в такси, связи с сокурсниками и коллегами не терял, даже крутя баранку, в прошлые годы частенько сиживал с ними за бутылочкой, пользовался симпатией и уважением в своем кругу. Любин муж обратился к друзьям-приятелям, ныне ставшим коммерсантами, они и денег ссудили, и помогли всемерно. Любаша плакалась Серафиме, будто тащила на своем горбу всю семью, однако это оказалось не так. Есть люди, которые свои заслуги ставят высоко, а о чужих забывают. Сима-то, простая душа, всему поверила, а я вытрясла из Любани побольше.

- Люба давила на жалость и потому преподала Серафиме события в ином свете, - высказалась Катя.

- Боюсь, не все так просто.

- Поясни.

- Возможно, ей нужно было заручиться симпатией Симы. К примеру, для алиби.

- Вы знаете, что ваши дети стали наследниками? - задал ещё один провокационный вопрос следователь Молчанов.

- Ну, отец бы и так их не обидел, все ж родные... Пока ему самому было трудно, он не мог много помогать, а как расплатился бы с долгами, восполнил бы то, что недодал за эти годы.

- Ваши дочь и сын ещё несовершеннолетние, и вы станете опекуном... Геннадий Павлович сделал паузу, ожидая реакции допрашиваемой.

- Ага, и кредиторы мужа скопом навалятся на меня, - хмыкнула Люба, а Серафима Николаевна мысленно отметила что та нашла и нужный тон в общении с дознавателем, и убедительные аргументы. - Заставят продать магазин и все заберут себе. Вот и останемся мы с носом. У любовницы мужа там тоже есть доля, - напомнила она. - Может, она его и убила.

- А ей-то какая выгода от его смерти?

- Чтобы прибрать магазин к рукам.

- Вряд ли ей это удастся. Семен Михайлович Воропаев женат. Большая часть его состояния достанется законной жене.

Услышав фамилию убитого, Серафима схватилась за сердце, ощущая, как стремительно наливается свинцовой тяжестью за грудиной, ей стало нечем дышать, накатил внезапный страх смерти, как всегда во время приступов стенокардии.

Увидев, что адвокатесса посерела и хватает ртом воздух, следователь тут же позвонил в "неотложку". Продолжать допрос в присутствии больной он не стал. Обегав соседние кабинеты, Геннадий Павлович разжился у коллег валидолом. Вернувшись, он вложил капсулу под язык Серафиме, а через несколько минут вошли двое в белых халатах - поликлиника располагалась в соседнем доме. Сделав инъекции, врач предложил забрать больную, и Сима слабо кивнула.

- Люба пока не обратилась к Серафиме за алиби, - напомнила Тамара.

- Жизнь покажет, - многозначительно произнесла верная боевая подруга. - Для законченности психологического портрета Любаши Шаховой скажу, что она произвела на меня впечатление упрямой, недоверчивой и довольно ограниченной женщины. Вовсю поливала своего бывшего и разлучницу, напирая на то, что благодаря ей муженек не спился, а от него ни грамма благодарности. При этом сама призналась, что он всегда был вежливым, внимательным, слова грубого не сказал и подчеркивал, что жена его спасла. Какой ещё благодарности надо?! Чтобы муженек и через десять лет на коленях стоял, говоря супруге великое спасибо? Зато благоверная доставала его упреками, напоминаниями о собственном благодеянии и его черной неблагодарности, сравнением с чужими мужьями, обеспечивающими женам материальный достаток. Даже детьми попрекала. Мне она, понятное дело, всего не говорила, но частенько срывалась, и я видела перед собой озлобленную, ожесточенную женщину. Рефреном постоянно звучало: "Я сделала его человеком, а муж чем мне отплатил?" Мол, раньше он был одиноким тихим пьяницей, а благодаря ей обзавелся семьей, детьми, приобрел некоторый лоск и поправил свое финансовое положение.

- Так ведь и сама Люба поздно вышла замуж, - подчеркнула "самаритянка". - На ситуацию можно посмотреть и с другой колокольни - если бы не подвернулся этот кандидат, вековать бы ей в старых девах.

- Как и многие женщины, не привлекательные для мужчин, Люба обладает неприятными чертами характера. И тут тоже можно вспомнить нашего психиатра: старая дева - это диагноз. Дело не в том, что ей не повезло встретить спутника жизни. Просто-напросто в ней нет симпатичных сильному полу черт и немало тех, которые его отталкивают.

- Многие старые девы, даже выйдя замуж, потом изводят супруга ворчанием, педантизмом, ревностным стремлением к чистоте и всевозможными придирками. Жизнерадостных старых дев я что-то не встречала, - со смешком отметила Ольга, сама по характеру смешливая, ироничная и неунывающая, а потому не имеющая проблем с сильным полом.

- Возможно, и Люба была той самой ржавой пилой, что пилит мужа без устали. Ко всем прочим чертам бабства, она меркантильна, мелочна и завистлива. Оказалось, в разговоре с Симой Любаня ещё кое-что забыла упомянуть. Экс-супруг купил обстановку в её новую квартиру, причем, не поскупился, мебель вполне приличная. Случилось это после того, как Любаша пришла скандалить к его любовнице, которую нещадно костерит. Значит, девица повлияла на любовника, чтобы тот отслюнил денежек. Потом приболела мать, Люба опять пришла к разлучнице, и бывший супруг устроил старушку в хорошую больницу, оплатил консультации, лекарства, лечение. Пару лет назад он дал ей десять тысяч баксов, которые бывшая жена вложила в бизнес приятельницы, да и потом не раз отстегивал энные суммы. Видимо, Любаня быстро смекнула, что через любовницу больше получит, и стала частенько к ней захаживать. Мне не симпатичны люди, пытающиеся решить собственные проблемы за счет других. В конце концов девице это надоело, и она заявила: "Лично я у тебя ничего не брала, у меня своя доля в магазине. А муженька своего забирай, я за него не держусь. Все меркантильные вопросы - к нему. Больше ко мне не ходи". Люба ведь каждый раз закатывала сцену с упреками, а девица - совладелица магазина. На фиг ей, чтобы подчиненные слышали, как экс-супруга любовника кроет её почем зря?!

- Похоже, девица крепкий орешек, - с одобрением отметила Ольга.

- Знаете, она мне даже симпатична, - призналась верная боевая подруга. - Если бы ко мне заявилась жена одного из моих любовников, то тоже получила бы от ворот поворот: пусть держится за член своего мужа покрепче, чтобы тот не гулял от нее, а не собачится с той, которую считает виновницей. К измене мужчину подталкивает не столько разглядывание чужих жен, сколько своей собственной, - одарила Алла подруг "опилками мышления". - Ничего удивительного, что муж от Любы ушел, - она и внешне запущенная, и как человек непривлекательна.

- Такие люди зачастую считают других виновниками своих бед.

- Любаня как раз такая. Все плохие, все её обижают, одна она хорошая, но несчастная, невезучая. У меня сложилось впечатление, что Любе больше всего на свете хочется досадить этой парочке. Сами посудите - развелись пять лет назад, а она только что спохватилась. Почему? Потому что, в её понимании, экс-супруг как сыр в масле катается, а она торгует на вещевом рынке. Однако я выяснила, что во время развода муж имел довольно обшарпанный вид, доходы у них были невелики: все средства супруги вложили в выкуп пая, а прибыль сущие гроши. Теперь магазин шикарный - через пару лет после развода экс-супруг с полюбовницей изыскали крупный кредит и затеяли грандиозный ремонт. Так что нынешнее преуспеяние покойного - не Любиных рук дело. Но её сильно задевает такое неравноправие. Они были должны Любиным родителям сто тысяч, муж выплатил шестьдесят тысяч, а вкупе с приобретением мебели и неоднократно выдаваемыми бывшей жене суммами, набежало поболе того, что она получила бы при официальном дележе имущества. Причем, каждый раз инициатором субсидий выступала полюбовница, что не мешает Любаше ненавидеть девицу. Между прочим, в те времена финансовое состояние любовников было не ахти, тем не менее, Любе удалось с них урвать. Потом они затеяли ремонт магазина, с деньгами стало напряженно, и вливания прекратились, что вызвало у Любани недовольство. Последние два года, после ремонта, магазин наращивает обороты, и Люба снова засуетилась. Но девица и на порог её не пустила, заявив, что лично она ничего Любе не должна. Так что Любины жалобы и притязания необоснованны. Правда, алименты покойный директор давал из официальной зарплаты, а не из прибыли. Кстати, 33 процента на детей составляет более полутора тысяч рублей, а Любаня говорит: "Слезы, а не деньги!" Для нее, заколачивающей штуку в день, это и в самом деле "слезы", а некоторые женщины имеют месячный оклад менее означенной суммы. Как говорится, у кого-то щи жидкие, а у другого жемчуг мелкий.

- Зачем же ты взялась ей помочь? - удивилась Ольга. - С какой стати удовлетворять притязания Любы Шаховой, зарабатывающей почти тысячу долларов в месяц да плюс алименты? Между прочим, "самаритянки" имеют, в среднем, триста баксов и никто не жалуется, как раз наоборот, все довольны, - на прежнем месте многие из нас и сотни долларов не получали.

- Я считаю, что обделять своих детей некрасиво. Именно поэтому решила осуществить акцию устрашения. Ради Любиных отпрысков, а не для удовлетворения её запросов. На мой взгляд, зариться на то, что муж с любовницей теперь богаты, а она нет, - не есть хорошо. Супруг должен был, в моем понимании, выплачивать алименты с реальных доходов, но отстегнуть половину имеющегося на данный момент, как желается Любане, - пожалуй, несправедливо. У меня убиенный не вызвал ни грамма симпатии. Как и многие, кто быстро приподнялся, он быстро забыл библейские заповеди и нравственные категории, но убивать за бабки - это выше моего понимания.

- Знаешь, Ал, что-то мне расхотелось помогать Любе Шаховой, высказала свое мнение максималистка Катя. - Она решала свои меркантильные цели, вот пусть и отвечает за свои поступки.

- Любаня - не конфетка, тут ты, Катюха, права, - согласилась верная боевая подруга. - Но ещё раз напомню - у неё двое несовершеннолетних детей. Что хорошего, если мать посадят, а дочку с сыном укатают в детдом?! Поэтому мы в это дело встрянем. Позвоню Наташе Покровской, пусть по своим каналам все выяснит и, как обычно, воспользовавшись личными связями и обаянием, сунет нос в протоколы и прочие следственные документы, обеспечив нас нужной информацией.

Врач с фельдшером, поддерживая Серафиму Николаевну под руки, увели больную, а следователь спросил:

- Продолжим допрос в отсутствии вашего адвоката или прервемся?

- Спрашивайте, мне скрывать нечего, - безмятежно откликнулась Люба. У Серафимы Николаевны больное сердце, она сама мне говорила, что давно хворает. Да мне адвокат и не нужен. Соседка сказала, мол, непременно иди с адвокатом, ну, я и послушалась, сходила в юридическую консультацию и попросила Серафиму Николаевну. - Тут Люба без всякого стеснения соврала, решив, что потом предупредит свою адвокатессу придерживаться этой версии они виделись лишь единожды, когда клиентка пришла нанимать адвоката.

- Вы хотите сказать, что не заинтересованы в смерти мужа?

- Конечно, не заинтересована. Что ж хорошего, когда погибает отец твоих детей?! Если б я собиралась его убить, сделала бы это раньше. До дефолта дела в магазине шли неплохо.

- Где вы были в то время, когда Семена Михайловича застрелили?

- А я откуда знаю, когда его застрелили? - избрала самую верную тактику допрашиваемая.

- Так-таки не знаете, Любовь Васильевна? - Следователь смотрел на неё с легким прищуром, но ничуть не поколебал её уверенности в себе.

- Не знаю, - твердо ответила она. - Скажите, во сколько это случилось, и я отвечу, где находилась в то время.

- Соседи слышали выстрел в двадцать пять минут восьмого вечера 17 августа.

- В это время я была дома. Вернулась, как обычно, в пять, возилась по хозяйству, готовила ужин, накормила дочку с сыном.

- Они могут все это подтвердить?

- Спросите их, - сохраняя спокойствие, ответила допрашиваемая.

Из офиса "Самаритянина" верная боевая подруга отправилась к следственному отделу прокуратуры и ждала напротив входа. Вскоре вышла Любовь Васильевна Шахова.

- Люба, помощь нужна? - спросила Алла, узнав, что Серафиму увезли в больницу, а клиентка осталась без адвоката.

- Нет, - покачала головой женщина.

Алла испытующе посмотрела на собеседницу, но ни душевных терзаний, ни каких либо иных негативных чувств не углядела.

"А хотя - если она убеждена в собственной правоте, с чего ей терзаться?!" - подумала Алла.

- Одного не пойму, почему он вам не позвонил? - начала она слегка прощупывать почву. - У меня сложилось впечатление, что супруг готов пойти навстречу...

Верная боевая подруга бросила ещё один внимательный взгляд на собеседницу. Быть может, тот все же назначил встречу бывшей жене, но её не устроила сумма?

- Видать, не успел, - просто ответила Люба, и в её голосе не было ни капли сочувствия к покойному - просто констатация факта. - Его застрелили в прошлую пятницу.

"Вот в чем дело... Значит, убийство произошло в тот день, когда мы с напарником проводили воспитательные мероприятия. Может быть, господин директор планировал рассчитаться с бывшей женой, но та его опередила, дожидаясь в его квартире с пистолетом..."

Попрощавшись с Любой, верная боевая подруга поехала к Ларисе и с порога объявила:

- Мать, я голодна, как голодный удав, и если ты меня немедленно не накормишь, то я снимаю с себя ответственность за последствия!

Овчарка-трехлетка Дон вертелся под ногами, изо всех сил работая хвостом и даже, кажется, улыбался, всем своим видом излучая радость.

- Отойди, Донище, дай пройти, - пыталась отпихнуть пса гостья.

Тот повиновался и устремился следом за ней на кухню. Когда Алла устроилась на диване, Дон, шумно вдыхая, стал обнюхивать её одежду.

- А, чуешь, что Демкой пахнет, - догадалась она. - Хоть и маленькая, все ж сучка. Надо бы их познакомить, - обратилась Алла к подруге, споро уставляющей стол закусками. Взяв приборы, гостья замолчала - к еде она относилась серьезно. - Ну, вот, я ожила, - оповестила она через некоторое время. - Как любой обжора, я рою себе могилу зубами.

- Как Сергей? - спросила Лара.

- Получше.

- Мне тоже хотелось бы навестить его.

- Не надо. Он очень слаб, даже сидеть не может, исхудал, выглядит ужасно и не хочет никому показываться в таком беспомощном виде. Серж даже меня немного стесняется - он ведь всегда выглядел очень элегантно. Но скучает и только потому позволяет мне появляться в его палате. Получилось, что я поставила Олега в двусмысленное положение, но он молоток, держится как ни в чем ни бывало, мол, его пациент - всего лишь мой сокурсник и давний друг.

- Вчера мы с Казановой были на тусовке в "Колизее" и встретили Николая. Он был один, но в прекрасном настроении. Потом втроем поехали играть в преферанс. Коля проиграл нам с Казановой, но смеялся, что зато ему очень везет в любви. Видимо, ты до сих пор не оповестила его, что он ошибается?

- Николаша как-то раз напомнил, что я обещала его не бросать, а я своих обещаний никогда не нарушаю. - В ответ на удивленный взгляд подруги, Алла рассмеялась: - Да не в этом дело, конечно. Когда в моей жизни появился Олег, я и в самом деле намеревалась бортануть Колю. Мол, он всего лишь классный любовник, и я могу расплеваться с ним без надрыва. Потом я отправилась к Николаше сообщить, что нашей бурной связи пришел аллес песец. Пока ехала к нему, настраивалась, обдумывала, что сказать. А потом увидела его и враз телесно ослабела. Не совладала с жалом плоти и рухнула в его объятия. Не могу я с ним расстаться, подруга... - Вздохнув, она жалобно посмотрела на Лару.

- Ну и не расставайся. Помнишь, я была в аналогичной ситуации и тоже страдала - кого мне выбрать, Казанову или Виталика. Поехала к Лидии Петровне вся в тоске, а она говорит, что можно любить двоих мужчин. Трудно расстаться, если и с тем, и с другим хорошо. Зачем жертвовать кем-то из них, если тебе нужны оба?!..

- Вот и я так же себя утешала и сама отпустила себе грехи.

- У меня ведь тоже двое любовников, и оба мне дороги.

- А у меня аж пятеро. Со Славкой уже который год намереваюсь окончательно расплеваться, а после выписки из больницы приехала к нему, гляжу - он весь поседел, так переживал за меня, пока я в реанимации валялась, - и в душе защемило... Думаю, ведь Славка родной мне человек... Не только я ему нужна, но и он мне. И теперь уже не для защиты, а просто потому, что Славик хороший мужик.

- Ну и пусть у тебя будет пять мужчин!

- Так это уже не любовный треугольник получается, а шестиугольник.

- Да какая разница! Кто сказал, что допустим только любовный треугольник?! Пусть хоть многогранник!

- Не многовато ли, мать? - хмыкнула верная боевая подруга.

- Алка, но твоей жизни всегда было много мужчин.

Лариса видела, что хотя та и пытается говорить в шутливой манере, но все же подруге не по себе. Не её в правилах обсуждать свою личную жизнь. Раз уж Алла об этом заговорила, значит, на душе неспокойно.

- Так ведь те любовники мне были до физды дверцы... Я их использовала только для постели. Встретились, трахнулись и прощай до следующего раза. А к теперешним мужикам я совсем по-другому отношусь...

- Я тебя понимаю, дорогая, - сказала Лара проникновенным тоном. Раньше и у меня бывало по несколько любовников одновременно. С кем мне хотелось увидеться в этот вечер, с тем и встречалась. Ни по кому не тосковала, расставалась в одночасье, ни об одном сейчас не жалею и никого с теплом не вспоминаю. А теперь тоже живу в любовном четырехугольнике. Хоть ты и убеждаешь меня развестись с Мишей, но не могу. Пусть я не люблю его, но он мне дорог. Хотя бы тем, что мой муж хороший отец и очень любит Алешку. В браке другие приоритеты, и я хочу сохранить семью и обоих любовников. Нам наконец-то повезло встретить настоящих мужчин. Зачем же от них отказываться?

- Я-то с радостью сохранила бы статус-кво. А им каково?

- Да, вся проблема в том, что приходится обманывать, - признала Лариса. - Именно это раньше меня тяготило. А потом я поговорила с Лидией Петровной, и она сказала, что ничего страшного нет. Любовные геометрические фигуры потому и складываются, что нет сил пожертвовать кем-то. А ещё наш психиатр сказала, что патологически честными бывают лишь люди с определенными личностными отклонениями. Мне очень понравилось это выражение - "патологически честные". И когда мне приходится врать, я вспоминаю, что маленькая женская ложь ради пользы дела, - это нормально, потому что позволяет не ранить близкого человека, - и вру с легким сердцем. Самое главное - лгать так, чтобы тебя не поймали. Не мне тебя учить, дорогая.

- Соврать-то мне как два пальца обоссать. Но ведь все мы члены одной команды, все тусуемся в одном кругу. Тут уж ври не ври, а рано или поздно попадешься. Правда, Славка пока не в нашей команде - его биография отягощена бандитским прошлым, - но уже есть положительные тенденции, и если дальше так пойдет, то и Славик в скором времени заслужит честь стать членом нашей команды хороших людей против плохишей. И тогда все мои мужики будут регулярно собираться за одним столом, например, хрюкнуть по пятьдесят грамм или перекинуться в преферанс. Туго мне придется.

- Сама же говорила: "Брось печалиться раньше времени! Будет проблема найдется и решение".

- Угу, - кивнула верная боевая подруга. - Говорить-то говорила... Чужую беду руками разведу, а худая и сама убежит.

Вернувшись домой, Люба застала лишь сына.

- А где Зоя? - спросила она, имея в виду дочь.

- На свидание умчалась.

- Саша, если тебя будут спрашивать, скажи, что вечером в прошлую пятницу я была дома, с тобой и Зоей. Пришла в пять, готовила ужин, делала уборку, стирала, потом легла спать.

- Так меня в тот вечер дома не было! Я на дискотеку ходил.

- Забудь про дискотеку и скажи, как я велела.

- Видимо, на данном этапе тебя больше всего волнует, не узнает ли Олег про остальных? - спросила Лариса.

- Само собой, - кивнула Алла. - Славик готов иметь меня в любом качестве и делать вид, что мой сожитель существует в другом измерении. Николаша тоже не относит себя к лютым ревнивцам. С Серегой тоже на днях переговорили, вроде, он успокоился. Про Жеку и говорить нечего. А вот Олег...

- Он сразу понял, что Коля твой любовник. Да и о Славе наверняка догадывается. Сергей - твой сокурсник. Самое главное, чтобы про Женю не узнал.

- Между прочим, Славка ему сказал, что мы с ним якобы никогда не состояли в постельных отношениях.

- Думаю, Олег этому не поверил, просто, как умный человек, сделал вид, якобы не сомневается. С какой стати такой человек, как Слава Миронов, станет вкладывать столько души в женщину, если она ему никто? Так что не переживай, мать. Мой Миша догадывается, что я ему не верна, но делает вид, будто ему ничего не известно. Виталик знает про Казанову и мирится с этим. И твой Олег тоже смирится. Главное, не давай ему конкретного повода. Лидия Петровна сказала, что с таким положением вещей примиряются отнюдь не слабые мужчины, а как раз наоборот. Слабый человек отчаянно цепляется за свое болезненно развитое самолюбие, и в такой ситуации предпочтет расстаться с женщиной, лишь бы избавить себя от потрясений. А умный мужчина, взвесив, что ему важнее - собственное самолюбие или любимая женщина, - предпочтет сохранить все без изменений.

- Спасибо, дорогая, ты пролила бальзам на мое сердце, израненное самобичеванием, - усмехнулась верная боевая подруга.

В половине десятого явилась дочь.

- Зоя, если тебя будут расспрашивать, отвечай, что вечером в прошлую пятницу я была дома, с тобой и Сашей. Пришла в пять, готовила ужин, делала уборку, стирала, потом легла спать, - в точности повторила Люба наставления, недавно данные сыну.

- Мам, но ведь в тот день я ушла из дома в половине седьмого. Пусть лучше Сашка подтвердит твое алиби.

- Дочка, скажи, как велено, - настаивала мать.

- У тебя проблемы, мам?

- У нас у всех проблемы.

- Кстати, в ту пятницу, как раз перед моим уходом зашла соседка тетя Варя - хотела муки занять. Мы с ней перерыли все кухонные шкафы, наскребли совсем немного. Она спрашивала, почему тебя нет дома, обычно ты приходишь в пять.

- Черт, только этой сплетницы мне не хватало! - в сердцах воскликнула Люба. - И ведь не договоришься с ней, только хуже будет...

- Алка, может быть, тебе съездить на мою сицилийскую виллу? предложила Лариса. - Отдохнешь, загоришь. Ты такая бледная, даже непривычно. Это я всегда была, как бледная спирохета, а ты-то - знойная женщина! Да и грустная последнее время, я же вижу, хоть и пытаешься хохмить и хорохориться. А в Италии ты развеешься. Смена обстановки и новые впечатления всегда на пользу.

- Олег говорит, пока рано, надо с рукой закончить. Знаешь, мать, я сама на себя удивляюсь. Вспомни, как раньше взвивалась, если кто-то из мужиков осмеливался что-то мне советовать. Тут же вставала в позу, упирала руки в боки и начинала орать, мол, я сама ума палата, в твоих сраных рекомендациях не нуждаюсь! А Олега почему-то слушаюсь.

- Потому что он тебя любит и заботится о тебе. Я раньше тоже фыркала, когда Казанова, как мне тогда казалось, вмешивался в мою жизнь и опекал меня. А потом поняла, что с любимым мужчиной не нужно меряться характерами.

- Вот смех на лужайке! Я всегда считала, что ты идеалистка, а я реалистка, что ты задержалась в развитии, а я умна не по годам и как, старший товарищ, должна взять над тобой шефство. А сейчас ты учишь меня жизни, а я догоняю. До многих вещей ты дошла сама и делишься опытом, а я ещё только-только въезжаю в тему.

- Да какая разница, мать! Неважно - ты ли меня учишь или я тебя, главное, чтобы наука впрок пошла.

- Ты права, старушка... Как говаривал один мой приятель, нам, татарам, без разницы, что трахать подтаскивать, что оттраханных оттаскивать, лишь бы все были оттраханы.

- Убитый именуется Воропаевым Семеном Михайловичем, застрелен 17 августа в двадцать пять минут восьмого вечера, - сообщила на следующий день "самаритянка" Катя, побывавшая по месту работы покойного.

- Ух ты! - перебила её верная боевая подруга. - Это же Регинин обидчик!

Регину Новицкую "самаритянки" хорошо знали - пять с половиной месяцев назад девушка была заказчицей фирмы "Самаритянин", попросив сыщиц выполнить одно деликатное поручение, а потом стала подозреваемой в убийстве41.

- Она запросто могла наказать Семена, - отметила Алла. - Девка отважная, хладнокровия, решительности ей не занимать.

- А у неё есть мотив? - спросила Тамара.

- Еще какой! Семен Воропаев нагрел их семейный холдинг "Атлант" на полтора лимона баксов.

- И Регина могла отомстить?

- Конечно, ей неприятно оказаться в роли лоха с самых первых шагов в бизнесе, но тут и другой интерес. Семен, похоже, подделал подпись компаньона и по сути предоставил фальшивые гарантийные обязательства в обеспечение кредита, их признают недействительными, следовательно, получить собственность при невозврате кредита Регине не удастся. Но и денежки тю-тю. А в случае смерти должника она может стребовать долг с его наследников. Все по закону и по понятиям: кредит возвращен, а мошенник наказан, дабы неповадно было.

- Думаешь, Регина на это способна?

- Запросто. Девка зубастая. Вспомните, как она блестяще продумала месть по принципу "домино" - если щелкнуть по стоящим на попа костяшкам домино, то все завалятся. Ей нужно было наказать троих, и Регина одним ударом со всеми разделалась. А теперь, когда у неё уже есть навык, она и подавно не растеряется. Женщина может все, в том числе, и красиво поквитаться с человеком, который поступил с ней некрасиво.

Следователю Молчанову не терпелось допросить любовницу Семена Воропаева, и он опять позвонил ей домой:

- Нора Геннадиевна, вы уклоняетесь от допроса, хотя сотрудники вашего магазина сообщили, что вчера провели там почти весь день.

- На работе держусь из последних сил... - попробовала привычную уловку девушка.

- Не похоже. Говорят, вы прекрасно выглядите.

- Это они от зависти.

- Ваше желание избежать помощи правоохранительным органам наводит на определенные размышления.

- Пусть это наводит вас на что угодно. Я беременная женщина, и у меня больничный! А где бывать - мое личное дело!

- У Регины есть брат, - напомнила "самаритянка" Нина. - Не исключено, что Сергей Новицкий надумал отстоять свои интересы.

- Регинин братец не произвел на меня впечатления человека, способного на резкие телодвижения, - без симпатии в голосе отметила верная боевая подруга.

- В прошлый раз дело касалось Регины. А в данном случае речь идет об очень большой сумме, ведь теперь они втроем верховодят в "Атланте", выдвинула убедительный аргумент Ольга.

- Пожалуй, вы правы, девицы - признала Алла. - Когда на кону полтора миллиона долларов, решимости получить их обратно у заимодавца прибавляется. Если у кредитора озноб, должнику обеспечена лихорадка, - порадовала она подруг перлом собственного сочинения. - Что насчет любовницы Семена Воропаева?

- Двадцать шесть лет, красивая шатенка, зовут Норой Геннадиевной, ответила Катя. - Ей принадлежит доля в 58 процентов, по всем вопросам сотрудницы и поставщики обращались к ней, а генеральный директор осуществлял общее руководство.

- Как это повсеместно принято в нашей стране, - хмыкнула Алла. - Бабы работают, а мужик руководит.

Свергнутый со своей должности экс-глава "Самаритянина" покосился на нее, но промолчал - ведь раньше в их фирме именно так и было.

- Воропаев и его любовница собирались пожениться, она беременна, срок - пять месяцев.

- А Нора не могла его оприходовать?

- Мотив не прорисовывается.

- Или нам он пока неизвестен, - не согласилась с "самаритянкой" верная боевая подруга.

- Я пообщалась с Норой, - вступила в их диалог Ольга. - Ты, Ал, заочно сказала, что она тебе симпатична, и попала в точку. Девушка мне понравилась. Веселая, юморная, ведет себя раскованно. О покойном говорит без тени сожаления, даже и не думает изображать скорбь. Нора сразу поняла, кто я такая, но это её ничуть не смутило. Девушка очень умна, слету схватывает самую суть, за словом в карман не лезет, уверенна в себе. Знаешь, она чем-то немного напоминает тебя - манерой поведения и обаянием.

- Да ну! - изумилась верная боевая подруга. - Глядите-ка, сколько расплодилось баб, похожих на меня! Жека говорил, что его маман тоже в этом стиле. Раз Нора моего типа дамочка, - мы на её стороне. Может, и в нашу команду возьмем.

- А что? Девушка, хоть и моложе нас, но легко адаптируется в нашем коллективе. Не сомневаюсь, что она понравится "самаритянкам".

- Как думаешь, Оль, девица имеет отношение к убийству Воропаева?

- Пока не понятно. Нора иронично произнесла: "Вас, наверное, интересует мое алиби? Так вот, оно у меня железное, как обычно бывает при преднамеренном убийстве".

- Рисковая девка! - с одобрением отметила Алла. - И в этом вся в меня. Нарочно играет с огнем?

- Похоже, Нора уверена, что мы не причиним ей вреда. Она быстро увязала меня, Катю и Клару, побывавших сегодня в магазине, и спросила: "Вы из одной команды или конкуренты?" Пришлось ответить, что из одной. Между прочим, девушка могла бы выставить нас из магазина, мы же не имеем лицензии частных сыщиков. Да и с какой стати ей позволять нам в рабочее время отвлекать служащих расспросами?! Но она ноль внимания, мол, выясняйте, мне нечего бояться.

- Или это и в самом деле так, или бравада. В общем, портрет довольно симпатичный. После окончания расследования я непременно пообщаюсь с Норой, - подвела предварительный итог верная боевая подруга. - Одно мне непонятно, зачем девушке, обладающей букетом достоинств, к тому же, отнюдь не бедной, выходить замуж за трусоватого Воропаева?

- А он производил весьма приятное впечатление, - вмешалась Катя. - Все сотрудницы отмечали, что шеф - интересный мужчина, солидный, респектабельный, без новорусских замашек, держится с достоинством. Женщинам Семен Михайлович нравился.

- Неужели этот сердцеед окрутил умненькую девушку Нору?

- Раньше она вообще не обращала на него внимания, а Воропаев более года вел осаду, пытаясь её завоевать, - сообщила Клара. - Ничего удивительного, что он ушел от жены. С Любой-то Нору не сравнить.

- А разве ты общалась с Любаней? - повернулась к ней верная боевая подруга.

- Нет, об этом мне сказала бывшая заведующая секцией. Да и ты очень красочно описала Любу Шахову. А Нору я видела - стильная девушка. Не такая, как некоторые деловые дамы, у которых на уме лишь карьера и преуспеяние, а выражение лица и весь облик типичны, будто они вылупились в одном инкубаторе. В ней есть и индивидуальность, и шарм, и женственность.

- Значит, и в этом в меня пошла, - не преминула ввернуть комплимент самой себе Алла. - Мужики, небось, от неё без ума.

- Об этом в коллективе ничего не знают, но, надо полагать, так и есть.

- Не мог ли кто-то из её воздыхателей грохнуть Семена, чтобы Нора досталась ему?

- Поищем в этом направлении.

- Нас с фигуранткой пока различает лишь одно - я бы с господином директором даже на одном гектаре гадить не села.

- А я не отказалась бы выйти замуж за совладельца преуспевающего магазина... - мечтательно произнесла Таисия.

- За этого старого кошелька? - изумилась верная боевая подруга.

- Лучше уж за такого импозантного и состоятельного мужчину, чем за нищего интеллигента, - убежденно заявила Тая, влившаяся в ряды "самаритянок" лишь три месяца назад, когда Алла с подругами расследовали обстоятельства гибели её сестры42. - Моя сестренка вышла замуж по любви, а потом они с супругом отчаянно грызлись из-за каждого рубля. Стоило ей заикнуться о покупке пары колготок, - скандал. И это жизнь?!

- Н-да... - произнесла слегка растерянная Алла, не зная, что сказать.

- Тут я с Таей согласна, - проявила женскую солидарность Нина. - Хотя с обоими бывшими мужьями мы ссорились по другому поводу, а не из-за денег, но только лишь потому, что я ничего от них не требовала и зарабатывала сама. И первый, и второй почти никакой лепты в семейную казну не вносили. Тогда я просто оберегала свой душевный покой, решив, что мне проще пахать без выходных, чем собачиться, но это же не дело, когда женщина превращается в ломовую лошадь! Если б повернуть время вспять, не вышла бы ни за того, ни за другого, ни один из них слова доброго не стоит. Да жаль, уже ничего не исправишь... - вздохнула она. Нина Москвина, ныне вдова, стала "самаритянкой" оказавшись в драматической ситуации, в которой ей помогли подруги43, как и все "самаритянки", регулярно общалась с психиатром, и теперь по-другому смотрела на прошлую жизнь. - Если бы не моя пассивно-непротивленческая позиция, моя дочь была бы избавлена от того кошмара, который ей пришлось пережить.

- Между прочим, и я бы вышла за того, кого ты назвала "старым кошельком", - вступила в дискуссию Клара. - Пятьдесят два года - разве это старый? Я уже десятый год живу без мужа. На жизнь хватает, но нелегко растить двоих пацанов, которые вырастают из кроссовок сразу после примерки. Но за неимущего или пьяницу не пойду, лучше уж жить одной, чем с таким, каким был мой бывший. А Воропаев - интеллигентный, с манерами, обходительный, непьющий, внешне приятный, да и состоятельный, - чем не спутник жизни?

- Девки, меня озарила идея! - воскликнула Алла, послушав, как подруги делятся печальным женским опытом. - Нам нужно не расследованиями заниматься, а открыть брачную контору. Самые сливки снимем для своих, пристроим в хорошие руки всех "самаритянок" сообразно их требованиям, найдем других воропаевых, использовав этот образ как шаблон, раз он вам так сильно приглянулся, а потом расширим масштабы и выдадим замуж всех желающих. Как вам перспектива новой сферы деятельности?

- Нет, мы не бросим работу сыщиц, - возразила лишенная чувства юмора, серьезная дама Тамара Семанкина, ныне - глава фирмы, ощущающая бремя возложенной на неё большой ответственности. - Нашим девочкам нравится заниматься расследованиями.

- Одно другому не мешает, - продолжала дурачиться верная боевая подруга.

И вдруг ей пришло в голову: "Чем черт не шутит? А может быть, и в самом деле совместить сыщицкую деятельность с поиском подходящего спутника жизни хорошим бабам? В "Самаритянине" подобрались отличные девки, но все, кроме Олеси, не замужем. Причем, ни одна не вспоминает бывшего хазбенда с теплом и не жалеет о разводе. Ни фига себе - статистика! А сколько таких в жизни!"

Решив озаботиться этой проблемой после окончания расследования, Алла обратилась к "самаритянкам":

- Ладно, девицы, лирику пока в сторону. Вы почти убедили меня, что Воропаев привлекателен даже для девушки типажа Норы. Полагаю, некоторые во время недавней дискуссии мысленно прокомментировали: "Хорошо Алле фыркать, когда у самой банковский счет со многими нулями".

- Ну зачем ты так, Ал! - укоризненно произнесла Клара. - Вовсе мы так не думали.

Остальные подруги тоже поддержали "самаритянку", заверив, что никаких задних мыслей не держали.

- Ты ведь тоже три раза была замужем, и все твои мужья были никчемными трутнями, - напомнила Алена.

- Именно это я и намеревалась озвучить в качестве контраргумента мол, имеет значение не толщина кошелька избранника, а личностные качества. Но, положа руку на сердце, признаю - мало радости держать в хозяйстве захребетника ради сомнительного удовольствия носить обручальное кольцо. Мой третий хазбенд, на первый взгляд, всем был хорош - красив, проклятый, баранью ногу запекал классно и вообще кулинар отменный, к тому же, казался мне невероятно талантливым, поскольку часами сидел за письменным столом, морща мозг и ожидая вдохновения. А на поверку - бездельник, возомнивший себя писателем, ни дня не работавший, присосавшийся к деловой бабе и с удовольствием вкушавший хороший коньячок и деликатесы, на которые заработала я44. Да и о первых двоих мужьях ничего хорошего в памяти не осталось. Одни лишь сцены ревности, выяснение отношений на тему: "Кто в доме мужчина?" - и кулачные бои, в которых я, баба с яйцами, неизменно одолевала бабу в штанах, считавшуюся моим супругом, - вот и вся так называемая семейная жизнь. Потому, девки, вынуждена признать вашу правоту. Дело не в том, кто сколько зарабатывает, а в принципе: когда благоверный не желает поднять задницу с дивана, но при этом любит красивую жизнь, - это трутень при пчелке-жене, а не супруг.

- Когда муж обеспечивает семью, он по праву может именоваться мужчиной, - добавила Маша. - Это придает ему самоуважения, и жена его уважает. Пусть у него другие недостатки, - а у кого их нет?! - но все же для самооценки это немаловажно. Другое дело, если он жлоб, деспот или эгоист, супруге дает крохи, а сам шикует. Но тут многое зависит от женщины - как она себя поставит, сумеет ли построить равноправные отношения, добьется ли уважения своих прав.

- Я уже все поняла, дорогая, - заверила верная боевая подруга. - Не нужно меня агитировать за советскую власть. Однако печально констатирую нас тут пятнадцать отличных баб, из них четырнадцать разведены, некоторые уже по два-три раза. Грустно это... Куда ж подевались настоящие мужики-то!

- Ну, тебе грех жаловаться, - напомнила Ольга.

- Да, теперь у меня мини-гарем отличных парней, - согласилась Алла. И не удержалась от привычного ерничанья: - Но для того, чтобы их найти, мне пришлось пропустить через себя не один десяток особей мужеску полу.

- Ну, и мы когда-нибудь обзаведемся приличными спутниками жизни, заявила оптимистка Клара и, оглядев себя и подруг, отметила: - Не пропадать же такому добру!

- Должна вас предупредить, девицы, - не акцентируйтесь на финансовом состоянии будущего избранника. Среди богатых тоже подонков немало. И вам будет ничуть не легче, когда вы окажетесь обладательницей шикарных апартаментов, крутого автомобиля, цацек-тряпок, а рядом окажется ничтожество в штанах, с чьим скверным характером, барскими замашками, бахвальством, самодовольством, пренебрежительным отношением и погаными привычками вам придется мириться, да ещё и отдавать супружеский долг в койке. Вспомните хотя бы одну из фигуранток по предыдущему делу45. Много радости ей принес брак с нефтяным магнатом? Дня не проходило, чтобы она не подумала: "Скорее бы ты подох, проклятый". Это золотая клетка, поверьте. Я на таких несчастных баб насмотрелась. Они уже не могут вернуться к прежней жизни в маленькой халупе с совмещенным санузлом, копеечной зарплате и постоянной нужде, - к хорошему быстро привыкаешь, а отвыкать тяжело, - но и в неволе несладко, жизнь порой не мила, а выхода нет, и бедная женщина ощущает себя в тупике. Да хотя бы вспомните членов Клуба одиноких сердец. Ведь многие из них были замужем за богатыми господами. И что? Супруг завел молоденькую пассию, а жену с детьми вышвырнул без гроша. Вот и приходится ей лелеять планы мести и надеяться на помощь подруг из клуба46. Мне пришло в голову, что идея сделать "Самаритянина", параллельно с сыщицкой, ещё и брачной конторой, - не так уж плоха. Зажравшиеся нувориши нам без надобности, отсеем и мужской утиль из лентяев, пьяниц и прочих никчемных, включим в картотеку лишь приличных мужиков. Кстати, совсем не обязательно, чтобы кандидатуры были непременно из среднего класса. Лидия Петровна говорила: "Умная женщина может перевоспитать даже, казалось бы, непутевого мужчину, а никудышная жена даже хорошего мужа превратит в невротика". Мы с вами походим к нашему психиатру на курсы повышения квалификации жен, приобретем все необходимые знания, а потом применим их на практике и станем лепить из сырья, именуемого "мужчинкой", настоящих мужчин.

Хотя Алла говорила с шутливыми интонациями, на самом деле она решила претворить эту идею в жизнь.

- На данный момент в круг подозреваемых можно включить Регину Новицкую и её брата, Любу Шахову, её детей и Нору, - подвела она итог сегодняшних изысканий. - Причем, любой из них относится к категории людей, кого мы с вами должны отмазывать, а не выводить на чистую воду. Регина и её брат дети Серафимы, члена нашей команды, Люба обратилась ко мне за помощью с подачи Симы, и её с детьми мы тоже, разумеется, берем под защиту. Что касается Норы, даже если она застрелила любовника, то вешать мокряк на беременную женщину, - верх безнравственности, какими бы мотивами та ни руководствовалась. Готова простить ей даже меркантильный интерес. А уж раз Нора - человек моего психологического типажа, не исключено, что при личном знакомстве я озвучу свой любимый девиз, заимствованный у Маугли: "Мы одной крови, ты и я!"

Оперативники Владимир Шаповалов и Тимур Гараев, работавшие по делу об убийстве Семена Воропаева, времени зря не теряли и собрали кое-какую информацию. Следователь снова пригласил Любовь Шахову и после положенных вопросов заявил:

- Любовь Васильевна, в прошлый раз вы ввели в заблуждение следствие. Ваша соседка Варвара Ефимовна Самсонова сказала, что заходила к вам в половине седьмого, однако дома вас не оказалось, чему она очень удивилась, - обычно вечера вы проводите дома.

- Да Варвара - старая сплетница, выжившая из ума! - попробовала очернить свидетельницу Люба. - Не помнит даже обедала ли сегодня, у неё склероз. Перепутала она!

- Не похоже, - покачал головой следователь. - Ни на оперативника, ни на меня Самсонова не произвела впечатления выжившей из ума старухи.

- Да говорю вам, Варвара все перепутала! В четверг на прошлой неделе я и в самом деле пришла домой поздно. Едва вышла из лифта, эта сплетница тут же высунулась из своей квартиры и интересуется: "Откуда ты, Любаша, явилась? Со свидания, что ли?" Ей до всего есть дела, хлебом не корми - дай сунуть свой нос в замочную скважину. Вот спросите её, видела ли она меня в четверг, и я думаю, что старуха это напрочь забыла.

Люба не сомневалась, что Варвара на допросе будет отрицать факт встречи вечером в четверг, - ведь это она придумала для подтверждения, что свидетельница в полном маразме, все забывает и путает.

Следователь смотрел на неё с сомнением, однако решил уточнить некоторые детали.

Вечером сыщицы собрались в офисе "Самаритянина" и делились новостями. Первой начала Клара.

- Мы с Леной пообщались почти со всеми бывшими сотрудниками "Новинки". Они работали ещё с прежней директрисой, а три года назад, когда в магазине затеяли ремонт, уволились. Зарабатывали они в то время мизер и не хотели держаться за это место. Потом Нора набрала новый штат, но старая гвардия не в претензии - тоже неплохо устроились. О Норе и её матери все отзываются хорошо, а Любу терпеть не могут. Расскажу о весьма красноречивом факте, свидетельствующем о том, что Любовь Шахова не прочь устроиться за счет других. Семь лет назад она уговорила свою приятельницу Людмилу Овсянкину, в то время директора этого магазина, убедить подчиненных продать свои паи ей и Семену. Овсянкина, скрепя сердце, согласилась, хотя лелеяла мечты со временем стать единовластной хозяйкой торговой точки, но у неё не было средств. И вот Люба тихой сапой, суля приятельнице небывалые доходы от совместного бизнеса, внедрилась в магазин и тут же взялась командовать. У директрисы был пай в 58 процентов, а у супругов - 42, но у них имелась возможность взять ссуду. И Люба стала ставить условия, мол, дам энную сумму, если ты согласишься на то-то и то-то. В итоге все напоминало русскую народную сказку, помните: "У меня была избушка лубяная, а у лисы ледяная..."? Как и лиса, Люба вначале напросилась, а потом стала планомерно выживать Людмилу. От появления совладельцев Овсянкина имела больше головной боли, чем прибыли. Пять лет назад она вышла замуж и уехала с мужем, оставив пай дочке. Нора в то время была студенткой, к тому же, пережила личную драму во втором браке, - её мать как-то раз поделилась с одной из завсекцией, что супруг Нору избивал и держал в страхе.

- Да ну! - не поверила верная боевая подруга. - Чтоб такая боевая девушка терпела побои?!

- Эх, Алла, что может двадцатилетняя девушка против бугая в центнер весом?! - вступила Лена, сама некогда натерпевшаяся от своего громилы и пьяницы мужа: и бил, и унижал, и деньги отнимал, а потом пропивал. Потом, на её счастье, супруга посадили за драку, а в заключении его неуживчивый норов ничуть не изменился, и он получил заточкой в бок47. - Норин бывший муж - какой-то полукриминальный тип.

- Жаль, что мы тогда не были с ней знакомы. Я бы этого мордоворота быстро обучила вежливому обращению с прекрасным полом.

- Не все ж умеют драться и стрелять, как ты.

- Ладно, девицы, повествуйте дальше, - вздохнув, сказала верная боевая подруга, некогда называвшая Лену "овцой бессловесной". Она пыталась ей помочь, после очередного избиения пьяным и озверевшим супругом увезла к сокурсницу к себе, но ведь свой характер подруге не передашь. Не каждая умеет за себя постоять, - что верно, то верно. Потому верная боевая подруга и создала команду, чтобы помочь хотя бы тем, кого знает.

- Уезжая заграницу, Людмила сказала: "Дочка, оставляю тебе квартиру и свою долю. Если подвернется покупатель, который даст тебе за пай приличную сумму, - продавай, не раздумывая. С Любой сработаться невозможно. Если б я знала, что она такая дрянь, - на порог бы не пустила". В общем, девушке было не разбирательств с Любой, желающих приобрести долю в убыточном предприятии не нашлось, в магазине Нора вообще не появлялась, и тихушница Люба осталась единовластной хозяйкой и стала вести себя так, что это уже напоминает другую сказку - о бедном рыбаке, золотой рыбке и жадной старухе. Люба приобрела золотые украшения, дорогую шубу, принарядилась, хотя своих средств у супругов не было.

- Глядите-ка! - перебила Клару верная боевая подруга. - А в клуб явилась, будто свой последний кусок хлеба уже доела. На руке дешевенькое мельхиоровое колечко, а сама в кримпленовом костюме фасона двадцатипятилетней давности. Такие теперь даже в сундуке деревенской бабы не сыщешь. Я, помню, подивилась, но поначалу решила, что Люба очень сильно нуждается, не до нарядов. Девки! - вдруг озарило её. - Любаня Шахова пришла к нашей Симе по наводке - падлой быть, как говорит мой верный оруженосец. К примеру, женщина, с кем Люба работает или соседствует, тоже ходит в клуб и поделилась с ней, что его члены помогают неимущим материально, вот Любаня и раскатала губы получить финансовую помощь, прикинувшись нищенкой-лахудрой! Потому и давила слезу, а наша Серафима - дама жалостливая, сразу прониклась сочувствием и, поняв, что как юрист, бессильна, привела её к Ирине Кузнецовой.

- Похоже, что так и есть, - отметила Катя. - Ведь повод для обращения к юрисконсульту не выдерживает критики: со времени развода прошло пять лет, а Люба вдруг спохватилась и просит совета. На самом же деле ей нужно было обратиться в суд и потребовать, чтобы супруг платил алименты с реальных доходов, а не официальной зарплаты.

- Там случился бы облом. Как суд может установить фактическую прибыль? Семен принес бы документы с печатями, что его зарплата ровно пять тысяч и ни копейкой больше, и Любе осталось бы лишь умыться. Для того, чтобы все проверить, нужно запустить в магазин команду ревизоров, ни один суд, хоть он у нас и самый гуманный в мире, не станет возиться. К тому же, ещё раз повторю, не такие уж и малые алименты получала Люба. Ничего ей в суде не светило, вот она и решила поиметь свой интерес с членов клуба, использовав Серафиму втемную.

- О Любе Шаховой у меня сложилось весьма неприглядное мнение, отметила Клара. - За время хозяйничанья в магазине она разошлась вовсю. Семену жена и слова не давала вымолвить, набрала кредитов, накупила товаров и прогорела - вкуса у неё нет, нюха на конъюнктуру тоже. Торговать на вещевом рынке дешевыми кофточками - дело нехитрое, можно ориентироваться на то, что возят остальные "челноки", а в солидном магазине иной контингент покупателей. На супругах повисли огромные долги, магазин был на грани полного разорения, вот-вот кредиторы насядут со страшной силой, и тут появляется Нора. Она закончила вуз, оправилась после развода и была полна энергии и жажды деятельности. Девица оказалась не промах, характером крепкая и дала зарвавшейся Любе достойный отпор. К тому же, у неё пай больше. Девушка уговорила кредиторов об отсрочке, нашла поставщиков, которые стали возить им приличный товар, и дела пошли, долги потихоньку стали уменьшаться. Целый год Нора трудилась, чтобы погасить задолженности, они с Воропаевым постоянно перезанимали, чтобы ублажить заимодавцев. Однако Люба не желала сдавать позиции. К тому времени они с мужем уже два года были в разводе. Не выдержав "ангельского" характера благоверной, Семен Воропаев собрал вещички и ушел, снял квартиру, год жил один. "Разлучница", которую Люба вовсю поливает, как выяснилось, роли в крушении брака не сыграла, это "заслуга" самой Любы. Ничего удивительного, что Семен влюбился в девушку, но Люба переставила события во времени так, как ей выгодно, чтобы все её жалели. Она злилась, жаловалась на судьбу и регулярно приходила в магазин скандалить. Нора поначалу ничего о ней не знала, кроме того, что это бывшая жена компаньона, но советовала ему дать энную сумму на детей. В конце концов девушка заявила, что Любина неумелая торговля причинила магазину большие убытки, за которые до сих пор приходится выплачивать, и послала её подальше, мол, разбирайся с Семеном сама, а ко мне больше не лезь, дели пай с мужем, если отсудишь половину, у тебя будет 21 процент, и твое мнение будет учитываться сообразно этой доле, а у меня 58 процентов, и я имею право решающего голоса, на данный же момент ты официально никто. Люба, видимо, походила по юристам, но ничего обнадеживающего не услышала и смирилась. Три года назад Нора затеяла ремонт, в итоге магазин приобрел нынешний вид, девушка активно занималась рекламой, и теперь дела идут хорошо. Понятное дело, Люба к этому не имеет никакого отношения, но ты, Алла, права, она очень завистлива, к тому же, как говорит наш психиатр, некритична к себе: не желает признавать собственных недостатков, подчеркивает свои заслуги, которых, в общем-то нет, и всех костерит. Ее очень задевало, что Нора стала совладелицей шикарного магазина, и это не давало ей покоя.

- Полагаю, мое предположение, что Любаня надумала использовать Серафиму втемную, верно. Сейчас уже не имеет значения, кто именно информировал Любу Шахову о Клубе одиноких сердец. Рано или поздно Ирина Кузнецова это выяснит, а я поставлю её в известность о том, что мы сообща нарыли.

- И опять вы солгали, Любовь Васильевна, - с неодобрением отметил следователь Молчанов. - Самсонова в четверг, о котором вы упомянули, никак не могла вас встретить, поскольку ночевала у своей дочери. Нашлись и другие свидетели...

Он сделал многозначительную паузу, но допрашиваемая выглядела совершенно спокойной, и дознаватель продолжал:

- Двое жильцов вашего дома сообщили, что видели, как в пятницу, 17 августа, в начале одиннадцатого вы вошли во двор со стороны, где расположена автобусная стоянка, и направились к своему подъезду. Один из них гулял с собакой, сразу узнал вас и описал вашу одежду. Второй была женщина, развешивавшая в тот момент белье на балконе. Ее показания в точности совпадают с тем, что сообщил первый свидетель.

- Врут они. Я была дома, - упрямо повторила Люба.

В последние дни прежний график свиданий нарушился, но Жека был не в претензии. Алла всегда скрывала от Олега, что занимается очередным расследованием, желая избежать упреков в нарушении режима, а любовника держала в курсе.

Как всегда, они совмещали секс с фирменными байками, и время Алла провела замечательно.

- По-моему, пора сменить обстановку. Поехали завтра на дачу, предложила она. - Олегово дежурство нужно использовать на всю катушку. Если "самаритянки" разузнают что-то важное, отзвонятся мне на мобильный.

- Давай, - согласился любовник. - Приезжай завтра к трем на больничную стоянку, пересядешь в мою тачку и двинем.

- Мне вот что пришло в голову, Жека. Договорюсь-ка я с Ларкой, и она сделает мне крепкое алиби. Олегу скажем, что мы с подружкой отправились вдвоем на мою или её дачу.

- Отличная идея! - воодушевился Женя.

- Тогда я сейчас заскочу к Ларке и озабочу её проблемой алиби, оповестила Алла, пытаясь подняться, но любовник ей не позволил. Хотя её весовая категория не меньше, а то и побольше, но он сильнее, да ей и не хотелось сопротивляться.

- Позвонишь подруге по телефону, - решил за неё Женя. - У нас есть ещё час - куча времени для асов секса.

На следующий день с утра Алла вручила Деми верному оруженосцу, а потом он отвез её к любимой подруге. Олег уже был оповещен, что они с Ларисой проведут этот день на даче. Такое не впервые, и он отнесся с пониманием, порадовавшись, что любимая женщина отдохнет на свежем воздухе.

- Мать, сегодня ты повеселее, - сразу отметила Лара, открыв дверь.

- Пожалуй, - согласилась верная боевая подруга. - Втюрилась по самую маковку. А ведь не собиралась, думала, просто получу сеансы классного секса. И вот на тебе...

- Радоваться надо, а ты переживаешь!

- Да я уже не переживаю. Женька не просто сексуальный гигант, но и мужик классный. Шалопай, конечно, но лишь в мелочах, а в целом мозги у него устроены правильно. В итоге - случайная связь переросла в постоянную.

- Ну вот, а ты терзалась сомнениями, стоит ли.

- Еще как стоит! - Решив подурачиться, Алла изменила в слове ударение. - Хирурги в своем большинстве, оказывается, вполне приличные мужские особи. Помнишь Виктора Павловича из Склифа, на которого я запала год назад, когда Натка Пантелеева попала в передрягу48? Тоже отличный кадр. Жаль, так и не приголубила его...

- У тебя единственная страсть в жизни - хирурги, - слегка перифразировала Лариса известный анекдот.

- Ага, - с энтузиазмом подтвердила подруга. - Правда, в моем случае имеет место расширенный список. В него включен бизнесмен, журналист и экс-руководитель организованной группировки, ныне тоже крупный коммерсант.

Упорный следователь от Норы не отстал и подослал оперативника Владимира Шаповалова к ней домой. Она, ни о чем не подозревая, открыла дверь и увидела раскрытые корочки, которые держал молодой человек довольно симпатичной наружности. Полюбовавшись на документ, хозяйка молча отступила в прихожую, - не выталкивать же его!

- Как себя чувствуете, Нора Геннадиевна? - поинтересовался проинструктированный следователем опер.

- Не ваше дело! - отрезала та.

Пройдя в комнату, она демонстративно положила на столик свой больничный лист так, чтобы его увидел нежданный гость, и улеглась на диван. Тот кинул взгляд на голубоватый листок, углядел, что больничный по послезавтрашнее число и ещё не закрыт, пристроился в кресле напротив и начал:

- Какие отношения связывали вас с покойным Воропаевым Семеном Михайловичем?

- Мы собирались пожениться и ожидали ребенка. А если вас интересует, был ли у меня мотив его застрелить, отвечу сразу, - нет. После нашей свадьбы магазин стал бы семейной собственностью. Ничего от смерти Семена я не выиграла, как раз наоборот - проиграла. Теперь наследники набросятся, как свора шакалов. У меня нет средств выплатить их долю, и мне обеспечены большие хлопоты, а я, между прочим, готовилась к родам, а не к судебным тяжбам. Не исключено, что треволнения отразятся на течении беременности и здоровье будущего ребенка.

- Знаешь, я раньше не хотела тебе говорить... - осторожно начала Лариса. - Боялась, что начнешь ругаться, но теперь ты наверняка отнесешься с пониманием.

- Уже догадалась, - перебила подругу Алла. - Ты тоже решила расширить список.

- Мой список меньше твоего, а род занятий кандидатур мужского пола тот же.

- Тебе приглянулся ещё один сыщик? - спросила верная боевая подруга. Частный детектив Виталий Рылеев, состоящий при Ларе телохранителем, исполняет обязанности и хранителя тела в буквальном смысле.

- Нет, ещё один бизнесмен.

- Это уже хужее, - слегка поморщилась Алла, придерживающая принципа не заводить романов в своем кругу и настойчиво советовавшая то же самое Ларисе. Но, вспомнив, что сама постоянно нарушает собственные принципы, проявила понимание: - Знаешь, мать, на хрен всякие условности! Нужно делать то, что хочется, пока мы молоды и здоровы. На старости лет будет что вспомнить. Сядем с тобой, как две горьковские старухи Изергиль, и начнем делиться воспоминаниями о своих мужиках.

- Я боялась, что ты опять начнешь давить - как мне повезло с Казановой, мол от добра добра не ищут.

- А на меня-то посмотри: Олег классный мужик, и мне с ним повезло. А я?.. Стыд и срам! За неполных восемь месяцев, что мы вместе, я завела уже двух любовников, не считая того, что сохранила парочку прежних! Эх, тяжкое бремя плоти... - притворно пригорюнилась она и напомнила подруге свою любимую поговорку: - Горбатую блядь лишь могилой исправлять.

- Нора Геннадиевна, у вас не было шансов стать женой Воропаева, - как можно мягче произнес оперативник - все ж беременная женщина, к тому же, на больничном. Вдруг с ней что-то случится, - хлопот потом не оберешься.

- Это почему же?

- Потому что 10 августа сего года Воропаев женился на гражданке Кипра госпоже Амалии Георгиади.

- Вы явились, чтобы расстроить беременную женщину? - вскинулась Нора. Увидев, что собеседник немного испугался, она надула губы, скорчила гримаску и презрительно обронила: - Не верю я вам. Не мог Сенечка жениться. Он любил меня и очень хотел ребенка...

Закрыв лицо руками, девушка пару раз всхлипнула, подержала паузу, дождалась желанных слез, потом отняла руки, посмотрела на Владимира повлажневшими глазами и с надеждой спросила:

- Ведь вы сказали неправду?

- К сожалению, это правда, Нора Геннадиевна.

- Но как же так... - Она выглядела растерянной. - Не могу поверить... Мы ведь подали заявление в ЗАГС. Свадьба назначена на 31 августа - учитывая мое состояние, нам не стали давать положенные три месяца на раздумья...

Собеседник изобразил сочувствие и молчал, размышлял, почему Воропаев предпочел немолодую женщину этой молоденькой красотке. Брак по расчету? Об Амалии Георгиади пока ничего не выяснили, за исключением того, что указано в брачных документах. Может быть, она и богата, да ведь и Нора Гонтарь не бедная.

- Знаешь, Ал, ничего удивительного нет. Все приедается, даже хорошее, - поделилась житейской мудростью Лариса. - Невозможно всю жизнь питаться одними пирожными, какими бы вкусными они ни были, хочется разнообразия. С Казановой у нас все замечательно, и в сексе, и эмоционально, но, честно говоря, уже поднадоело.

- Желается, чтобы чувства в клочья, надрыв и высокий накал страстей?

- Вот именно.

- Мне тоже, - призналась Алла. - Все ж ты во многом оказалась права, подружка. Ты говорила, что любовные игры гораздо интереснее самого секса. Я, правда, это дело оченно люблю, но даже если представить, что Олег полностью удовлетворял бы мои сексуальные потребности, я бы все равно заскучала. Уж слишком он хороший, а все, что много, - плохо, кроме денег. Пирожные, да и вообще все слишком вкусное и сладкое быстро надоедает.

- А кто такая эта Амалия Георгиади? - поинтересовалась девушка.

- О ней мы почти ничего не знаем, - ответил Владимир. - Послали запрос кипрским коллегам.

- Молодая? - Норин голос звучал жалобно.

- Пятьдесят семь лет.

- Чушь какая-то... Сенечка не мог жениться на такой старухе. А почему вы решили, что он женат?

- При обыске обнаружили брачное свидетельство.

- Семен говорил, что у него есть кипрский компаньон, но, по-моему, это мужчина. Сеня всегда говорил: "Мой компаньон".

- 5 августа он улетел на Кипр. Чем мотивировал отъезд?

- Делами бизнеса. Мы закупали там много товаров.

- После этой командировки Воропаев что-нибудь привез?

- Конечно. Даже большую партию, чем обычно. Так что Сеня ездил по делу, а не ради женитьбы.

- Воропаев прилетел в Москву 14 августа, убит на четвертый день после возвращения... - Оперативник сделал паузу, боясь, что Нора опять разволнуется и расплачется.

- Ну вот, значит, я ни при чем.

Как раз в этом Владимир сомневался. Узнав, что человек, за которого она собиралась вскоре выйти замуж, обманул её и женился на другой, женщина способна на безрассудный поступок.

- Я же не знала, что он обзавелся на Кипре старушкой, которую вы называете его женой, - пояснила девушка. - Сенин паспорт я не видела, но думаю, что он чист.

- У Воропаева был с собой лишь загранпаспорт.

- Откуда же я могла узнать, что он женился?! Брачное свидетельство мне Сеня не показывал. Да не знала я об этом, честное слово! - Нора прижала руки к груди и смотрела на собеседника честными-пречестными глазами. Спросите хоть у наших сотрудников. Мы с Сенечкой любили друг друга.

Это оперативнику и так было известно. Все служащие сообщили, что отношения любовников были безоблачны, Семен Михайлович был внимателен и нежен, заботился о её здоровье - о Нориной беременности все знали.

- Да ни одна нормальная женщина не убивает отца своего будущего ребенка! - выдвинула новый аргумент в свою защиту Нора.

Опер мысленно с ней не согласился. Психика беременной женщины неустойчива, она многое принимает близко к сердцу, а в аффекте способна даже на убийство. Но в данном случае об аффекте, вроде бы, речь не идет. Хотя - как знать...

Его постоянный напарник Тимур Гараев выяснил, что 17 августа к Воропаеву приходили сотрудники налоговой службы. Они общались с директором в присутствии его любовницы, а потом та покинула магазин. Не отправилась ли она к нему домой? Там мог состояться разговор на повышенных тонах, во время которого разгневанная Нора поставила последнюю точку.

- Помнишь, как я раньше любила морепродукты? - подхватила тему Лариса. - Просто дрожала от осьминогов, омаров, гигантских креветок, улиток и прочей морской живности. А в Италии Казанова каждый день заказывал нашему повару блюда из изысканных морепродуктов. Сам он к ним равнодушен, но делал это ради меня. Теперь я на них и смотреть не могу - с души воротит.

- Хочется картошечки в мундире и простой селедочки с луком? улыбнулась Алла.

- Примерно так, - кивнула подруга. - То же и с отношениями. Казанова со мной носится как с писаной торбой, без конца твердит: "Малышка, любимая, моя принцесса, я тебя обожаю" - и прочее в том же духе, а в сексе за эти почти полтора года мы уже, похоже, перепробовали все изыски, какие только возможно49. В результате я объелась вкусного. Теперь мне хочется не иного секса, а других отношений.

- Чтобы послали матом и дали по морде? - не удержалась от привычного ерничанья верная боевая подруга.

- Ты, конечно, утрируешь, но в главном права: я пресытилась хорошим.

- В любви как в школе: самое интересное - перемена, - присыпала Алла "опилками мышления" попытки самооправдания подруги.

- А куда вы пошли 17 августа после работы? - осторожно поинтересовался оперативник.

Нора только что опять всплакнула, вспомнив, что её будущий ребенок остался без отца, и Владимир Шаповалов старался выполнить задание следователя с минимальной душевной травматизацией собеседницы. Допрашивать беременных женщин ему ещё не доводилось по причине малого стажа оперативной работы. Смущал и больничный лист, лежащий на видном месте, в котором значился диагноз: "Токсикоз второй половины беременности. Нефропатия". Конечно, допрашивать больного человека бесчеловечно, но в интересах следствия порой приходится общаться даже в больничной палате. Правда, в основном, с потерпевшими... Но Нора Гонтарь может потом обратиться в суд, что её здоровью причинен ущерб, или отказаться от своих показаний, мотивировав своим состоянием.

- У меня была назначена встреча, - ответила девушка.

- Нора Геннадиевна, поверьте, мы вас ни в чем не подозреваем, - тут опер сильно покривил душой, - это простая формальность. Вы - человек, близкий покойному, и тоже наверняка заинтересованы, чтобы виновного нашли. Так что помогите следствию.

- А я и так всемерно помогаю. Как видите - уже больше часа отвечаю на ваши вопросы, хотя сразу могла бы указать вам на дверь. Между прочим, если мой лечащий врач об этом узнает, то попеняет мне за легкомысленное отношение к здоровью будущего ребенка. Но я и в самом деле хочу, чтобы этих негодяев нашли, и как можно скорее!

- Кому-то нравится постоянство, а другим - эффект новизны, - отметила Лариса.

- В этом отношении мы с тобой больше похожи на мужиков, - хмыкнула верная боевая подруга.

- Так ты ж сама любишь повторять, что женщины могут все. Ни в чем не отстаем от мужчин.

- Знаешь, почему мы с тобой стали вершинами любовных многогранников? Потому что рядом с нами классные мужики. Были бы вокруг одни козлы - из кого выбирать-то? А тут - столько ценных кадров, как же их не прибрать к рукам? А потом отпускать не хочется. Вот и получается по мини-гарему из мужских особей.

- По-моему, лучше так, чем наоборот - оказаться в гареме из женских особей.

- Целиком с тобой солидарна, дорогая. Судя по тому, что ты идешь по списку, новый кандидат на место в мужском мини-гареме уже имеется?

- А як как же ж! - ответила Лариса любимой Аллиной поговоркой.

- Я его знаю?

- Понаслышке. Помнишь, когда Казанова уехал в Штаты, я познакомилась с генеральным директором фирмы "Континент" Евгением Сергеевичем50?

- Это когда я тебе советовала: пошла танцевать - надо прижиматься?

- Ага. У нас с ним все застыло на стадии любовной игры. Потом случилась Наткина криминальная история, а вскоре вернулся Казанова и затеял дуэль с Виталиком51. Мне и вовсе стало не до флирта. А весь последующий год Казанова так плотно меня опекал, что о кокетстве пришлось забыть.

- Не ври, - не преминула ткнуть её в прошлые грехи злопамятная подруга. - А кто с итальяшкой закрутил скоротечный роман, едва Казанова ненадолго оставил тебя на вилле52?

- Ну, это не в счет, - отмахнулась Лариса. - Там и романа-то не было всего два дня.

- Зато уж натрахалась так, что сперма аж из ушей лилась полновесной струей, - съехидничала Алла.

- На себя посмотри, - огрызнулась Лара.

Верная боевая подруга с нарочито серьезным видом оглядела себя и мнимо сокрушенным тоном признала:

- С прискорбием должна отметить: чья бы корова мычала, но не моя. За этот месяц мужских гормонов внутрь я получила столько, сколько для другой годовая норма. Говорят, 5 минут секса заменяет 150 граммов водки. По этой номинации я законченный алкоголик.

- А я - алкаш с полуторагодовалым стажем, - подхватила Лариса.

- Может быть, вы ответите на мой вопрос, - напомнил опер, решив попозже выяснить, каких "негодяев" имела в виду Нора Гонтарь.

- Какой вопрос? - удивилась девушка. - Вы меня ни о чем не спрашивали.

- Он подразумевался - с кем и в какое время вы встретились после работы 17 августа?

- А-а. Мне позвонила бывшая жена Сенечки и попросила о встрече.

Владимир едва сумел сдержаться, чтобы не выдать своего удивления. Почему же Шахова скрыла этот факт?

- А вы поддерживаете с ней отношения?

- Года четыре назад она иногда приходила в наш магазин, а потом Сеня сам улаживал все проблемы.

- А у них были проблемы?

- По-моему, да. Ей было мало того, что давал Семен, хотя он честно выплачивал алименты, и Люба требовала больше.

- Как она как относится к вам?

- Как может относиться жена к любовнице мужа, пусть и бывшего? Люба меня ненавидела.

- А Семена Михайловича?

- Еще сильнее. Теперь я склонна полагать, что именно она его убила.

- И теперь ты надумала опять перейти к платоническим отношениям и эротическим играм, сменив ухажера? - поинтересовалась Алла.

- Ага, - ответила Лара.

- Задачу я уже поняла - мне нужно позвонить Казанове и отмазать тебя на вечерок, так?

- Так.

Не откладывая дело в долгий ящик, Алла тут же придвинула к себе телефон и набрала номер "Зевса", хозяином которого был Игорь Николаевич Северин по прозвищу Казанова. Когда секретарша соединила, она бодро произнесла:

- Привет, гусар!

- Привет, верная боевая подруга! - обрадовался тот. - Как жизнь?

- Интенсивно, - ответила она и, между прочим, ничуть не покривила душой - во всех смыслах.

- Рад за тебя. Давно мечтаю пулечку расписать, да тебе все некогда...

- Отчего же? Для такого святого дела как преф, я завсегда время выкрою. Это ты вечно по заграницам шляешься, за преферансный стол тебя не заманишь.

- А давай сегодня соберемся нашей малой командой и сыграем! загорелся Казанова.

- Нет, Игорек, сегодня не получится. Мы с любимой подругой вспомнили, что давно не устраивали девичники, и намылились ко мне на дачу.

- Я с вами!

- Фиг тебе! Я же сказала - девичник. Особы мужского пола категорически не допускаются.

- Ну ты и вредина, хоть и верная боевая подруга, - мнимо обиженным тоном произнес её друг и постоянный партнер по преферансу.

- Уверенность в любви смягчает страдания разлуки, - посыпала она "опилками" его раны.

- Все равно вредина, - упорствовал Казанова.

- Разлука усиливает власть любимых, - одарила его в качестве утешения ещё одним перлом Алла. - Зато на днях мы малой командой засядем за преф и оттянемся по полной программе. Готовь лопатник, Игорек, при временном воздержании от преферанса я не сачковала, а учила теорию. Кстати, если ты выигрываешь у Ларки - кому больше в любви везет?

- Мне, конечно.

- Правильно, - одобрила она. - Именно так всегда говори и никогда не забывай, как тебе повезло в жизни - иметь такую бабу как моя любимая подружка. Пока, гусар, куй деньгу, чтобы было чем расплачиваться.

Повесив трубку, верная боевая подруга оповестила:

- Мать, вот так хохма: я делаю алиби тебе, ты - мне, и обе отправились на блядки!

- Вы упомянули: "Хочу, чтобы этих негодяев нашли, и как можно скорее", - напомнил оперативник. - Не могли бы вы уточнить, кого имели в виду, Нора Геннадиевна?

- Как раз в тот день пришли четверо людей, которые нагло вымогали у Семена крупную взятку. Они из налоговых органов, но ведь там работают разные люди. Вот я и подумала, что они договорились ради передачи мзды встретиться в Сениной квартире и убили его. Один из них выглядел как настоящий бандит. Да и второй ему под стать.

- Почему встреча должна была произойти в квартире Воропаева?

- Наличные он хранил дома.

- Не отраженные в документах? - проявил понимание Владимир.

- Ну, вы же понимаете... Не все поставщики берут безналом - кому ж хочется отдавать львиную долю прибыли на налоги?!

Собеседник кивнул. При обыске было установлено, что домашний сейф хозяина дома совершенно пуст, хотя и заперт. Может быть, там была крупная сумма, которая и стала причиной гибели Воропаева?

- А какие суммы Семен Михайлович хранил дома?

- Я не знаю, - ответила Нора. - Финансовой стороной дела занимался Сеня, он расплачивался с некоторыми поставщиками, когда те хотели получить наличными. Обычно он заранее привозил деньги из дома. Или среди дня ездил в свою квартиру, если вдруг возникла срочная необходимость. Но не думаю, что там была крупная сумма. Так, на повседневные нужды. Большую часть товара мы закупали у крупных заграничных коммерсантов и оплачивали с нашего валютного счета.

- Как вы полагаете, эти четверо - из районной налоговой инспекции?

- Понятия не имею. С налоговиками тоже разбирался Сеня.

Оперативник решил потом выяснить, что за команда явилась с проверкой.

- Еще с кем Воропаев поддерживал тесные контакты?

- С нашей "крышей".

- А эти из какой группировки?

- Не знаю. Сеня сам к ним ездил.

- И насколько тесными были их отношения?

Нора пожала плечами:

- На эту тему мы Сеней ни разу не говорили.

- А во сколько вы встретились с бывшей супругой Семена Михайловича? как бы между прочим, спросил опер.

- В семь.

- Где?

- В кафе "Оазис". - Нора назвала адрес.

- Долго разговаривали?

- Часов до девяти, точно не помню.

"Если это и в самом деле так, почему Любовь Шахова твердит, будто провела весь вечер дома? - задумался оперативник. - Ведь получается, у обеих женщин алиби на время убийства".

Лариса задумалась - почему так случается, что у женщины несколько любовников одновременно? И сама себе ответила: "Да потому что никто из них не устраивает так, как хотелось бы. Или один обладает чертами, которых нет у других. Кто-то импонирует как личность, с другим приятно проводить время, с третьим нравится флиртовать без интимных отношений".

Если женщина влюблена, на других мужчин она и не смотрит, какими бы привлекательными они ни были. Или отметит симпатичные ей черты, но её сердце не затрепещет. Так же вела себя и Лариса, полюбив Казанову: остальные любовники тут же получили отставку и не было никакого желания заводить новые интрижки.

А когда чувства идут на спад, и прежний огонь чувств уже пригас, сменившись ровным горением, - вот тогда дочь прародительницы Евы может оценить сексапильность других представителей сильного пола. Заведет ли она новый или параллельный роман - зависит от неё самой. И от обстоятельств. Порой только страх потерять человека, к которому женщина испытывает привязанность и любовь в её видоизмененном виде, сдерживает от нового увлечения - не хочется рисковать. Свежие отношения, конечно, всегда привлекательны, но не все способны на безрассудство.

Верная боевая подруга произнесла именно то, о чем сейчас размышляла Лара:

- Недавно сидела в своем кабинете и проводила ревизию своих мужиков. И пришла к выводу, что никого из них не хочется терять. Все чем-то хороши, каждый по-своему. Потому и образовался любовный многогранник. - Иронично хмыкнув, Алла одарила подругу ещё одним перлом: Физически я изменяю, но душой - никогда!

Молчанов снова вызвал на допрос Любовь Шахову, когда второй оперативник Тимур пообщался со свидетелями.

- Любовь Васильевна, установлено, что ни сына, ни дочери в тот вечер дома не было. Одноклассники видели Александра на школьной дискотеке, начавшейся в шесть часов, а в девять он ушел со своей девушкой. Вашу дочь Зою соседка встретила выходящей из подъезда в половине седьмого. Сама девушка заявила, будто бы вторую половину дня 17 августа была дома, однако я разговаривал с её кавалером, и тот сказал, что у них было свидание с семи и до десяти вечера.

- Зачем же вы приставали к моим детям! - возмутилась Люба. - Они ещё несовершеннолетние, вы не имеете права их допрашивать.

- Не вы ли говорили на первом допросе: "Спросите их"? - напомнил следователь.

- Ну, я просто так сказала. Даже не думала, что вы начнете терроризировать моих детей.

- А мы из вовсе не терроризировали.

- Без моего согласия не имели права допрашивать! - вскинулась Люба. Я законы знаю.

- А просить собственных несовершеннолетних детей солгать следствию, это, по-вашему, означает, что вы законопослушны? - вкрадчиво поинтересовался Молчанов, проигнорировав возмущение допрашиваемой.

Решив доложить обо всем следователю, а тот пусть выясняет у Шаховой, как было на самом деле, оперативник, видя, что Нора спокойна, продолжил:

- Кто-нибудь может подтвердить, что вы были в этом кафе?

- Не знаю.

- Там самообслуживание или есть официанты? - задал он уточняющий вопрос.

- Официант может подтвердить! - воскликнула Нора, будто только что вспомнила о его существовании. - После работы я заехала домой переодеться хотела произвести впечатление на бывшую жену Семена и выбрала наряд поэффектнее. На мне был ярко-красный берет и красный брючный костюм. Сейчас я вам покажу.

Девушка с видимым усилием поднялась с дивана, на котором возлежала все время, пока Владимир вел допрос на дому, и, тяжело ступая, направилась в соседнюю комнату. Вернулась она не скоро, и опер слышал, как хозяйка открывает то одну дверцу платяного шкафа, то другую. Наконец Нора появилась, повертела нарядом перед собеседником и бросила на кресло.

- Наверняка официант меня запомнил, - сказала она, вновь занимая належенное место на диване. И ехидно прибавила: - А Люба оделась как клуша - нечто балахонистое, неопределенного цвета в "огурцах" - похожее платье индийского производства носила моя покойная бабушка. А на голове - кошмар! Ее стрижку можно пятерней пригладить. Волосы вот такой длины, - девушка чуть развела указательный и большой палец, - с дурацкой "химией", которую теперь носят только такие, как она. - Видя, что собеседник о чем-то задумался, Нора торопливо проговорила: - У меня, наверное, счет сохранился, если вы мне не верите.

Владимир намеревался заверить, мол, ничуть не сомневается, - вряд ли Нора Гонтарь так глупо врет, ведь установить, в самом ли деле две женщины в тот день провели два часа в кафе "Оазис" несложно, но потом передумал, решив взглянуть на счет. А вдруг это кафе несколько дней назад закрылось? Сейчас торговые точки без конца меняют владельцев, ищи потом этих официантов, а так - все же документальное подтверждение. Хотя, при желании Нора, конечно же, могла кого-то подослать в то кафе, и тот обзавелся бы счетом, но зачем так сложно обставляться? Да и рискованно привлекать кого-то, планируя убийство, тем более, двоих людей, ведь по утверждению Норы, они были в "Оазисе" вдвоем с Шаховой.

Пока опер размышлял, Нора встала и направилась в прихожую. Вернувшись с красной лакированной сумочкой, она порылась в её недрах, извлекла смятый листочек и протянула собеседнику.

- Люба записала на обороте счета свой телефон, вот я и сунула бумажку в сумку, - пояснила девушка. - Звонить я ей, конечно, не собираюсь, но не хотелось нарываться на скандал.

- А вы скандалили? - спросил Владимир, разглядывая отпечатанный на принтере счет.

Там значилась дата "17 августа", в перечень были включены французский салат, салат по-деревенски, шницель "министерский", два кофе и одно мороженое. Общая сумма составила двести пятьдесят шесть рублей, и оперативник решил, что место встречи, видимо, выбирала Любовь Шахова - кафе явно недорогое, Нора Гонтарь предпочла бы заведение покруче. На обороте и в самом деле был нацарапан номер домашнего телефона Шаховой, который оперативник уже помнил наизусть - несколько раз звонил ей по просьбе следователя.

- Да нет, - качнула головой Нора. - Честно говоря, я даже не ожидала, что беседа пройдет в столь теплой, дружественной обстановке.

- А вы говорили, что бывшая жена Воропаева вас ненавидит, - напомнил опер.

- Поначалу она являлась в наш магазин и качала права. Потом Сеня давал ей достаточно, и Люба успокоилась.

- А чем Шахова мотивировала необходимость встречи с вами?

- Сказала, что нам просто нужно поговорить и обещала вести себя в рамках.

- А вы почему согласились увидеться с ней?

- До этого мама много раз советовала мне ладить с Любой - ведь получилось, будто я отбила у неё мужа. Но когда мы познакомились с Семеном, я понятия не имела, что его половина - приятельница моей матери.

- Он скрыл, что состоит в браке?

- Многие женатики обманывают, - пренебрежительно скривилась девушка. И Сеня не исключение. Мне-то это было безразлично, он мне нравился, а семейные дела - его проблемы.

- И о чем у вас состоялся разговор с Шаховой?

Сейчас это уже не имело значения, но оперативник решил выяснить все досконально.

- Их дочка в десятом классе, а сын в девятом. Люба просила меня повлиять на Семена, чтобы он оплачивал услуги репетиторов, дополнительно к ежемесячному содержанию.

- А вы что?

- Пообещала. Сеня от этого не разорится, а парня могут забрать в Армию, если не поступит в вуз.

- И это заняло у вас два часа?

- Ну, мы за жизнь поболтали. Чего нам теперь-то собачиться?! Они уже четыре года как развелись, поезд давно ушел. Тем более, Люба поняла, что со мной можно ладить, в этом случае она больше получит от Сени. Я сказала, что беременна, а Люба же не зверь, чтобы травмировать женщину в положении любая, кто сама носила ребенка, относится с пониманием.

Тут Норины глаза вновь наполнились слезами, и опер решил, что достаточно.

- Какой смысл соседям наговаривать на вас? - вновь вернулся к теме предыдущего допроса следователь, уже почти уверенный, что допрашиваемая имеет непосредственное отношение к гибели мужа.

- Да мало ли... - пожала плечами Люба. - Люди сейчас стали злые. Могут просто так сделать пакость другому. Я собак не люблю. Да и их владельцев не перевариваю. Вместо того, чтобы отвести свою псину куда-нибудь на прогулку, они выгуливают прямо на газоне или даже на детской площадке. По весне, обратите внимание, когда снег стает, - повсюду кучки собачьего дерьма. Да и в другое время тоже идешь, как через минное поле. Как же можно допускать такую неряшливость! Маленькие дети бегают, берут что-то с земли, а у собак бывают глисты.

Молчанов терпеливо слушал её возмущенный монолог, прекрасно понимая, что Шахова тянет время и отвлекает внимание от главного.

- С этим собачником я наверняка ссорилась, - продолжала Люба. - Я всем делаю замечание - характер такой, думаю, может, проймет. А они злятся и грубят.

- Ну, допустим, - кивнул следователь, хотя ни на йоту не поверил, что свидетель дал неверные показания из-за склоки, - пару часов назад тот ещё раз побывал в его кабинете. - А почему соседка подтвердила то же самое?

- Может, они сговорились. - Допрашиваемая по-прежнему была совершенно спокойна. - Вы ходите, расспрашиваете, уже все жильцы знают, что мой бывший муж убит. Они меж собой это обсуждают. Я-то с ними никогда лясы не точу, некогда мне, да и не любительница сплетен. Если кто-то при мне начинает про других рассказывать, - сразу прерываю и строго отчитываю. Им, наверное, это не нравится. Вот и решили меня проучить. Кстати, спросите-ка соседку, чего это в одиннадцатом часу надумала белье развешивать!

- Ну, в этом нет неправдоподобности. К примеру, весь вечер стирала, а когда закончила, вынесла на балкон для просушки.

- И как они описали мою одежду?

- На вас было платье прямого покроя сероватого цвета с набивным рисунком.

- Ха-ха! - пренебрежительно отозвалась Люба. - Я часто надеваю это платье - летом в нем не жарко. Попробуйте вы целый день простоять в душной палатке!

- Где же вы были в ту пятницу?

- Ходила в женский клуб, члены которого могут это подтвердить, если вас сильно интересует, но, по-моему, это не имеет никакого отношения к убийству моего мужа.

- Почему же солгали, будто были дома?

- Это мое личное дело.

- Как тебе Нора? - поинтересовался следователь у оперативника Владимира Шаповалова. Они были ровесниками, работали вместе уже три года и приятельствовали.

- Хитрая девчонка. Врет лихо.

Несмотря на внешнее сочувствие беременной женщине, к тому же, легко и правдоподобно пускающей слезу, опер ей не верил.

- В её алиби сомнений нет, - оповестил Владимир. - Я прокатился в кафе "Оазис". Официант сразу вспомнил двоих посетительниц - немолодую невзрачную женщину, по приметам - Любовь Шахову, и красотку лет двадцати четырех двадцати пяти с длинными каштановыми волосами, в ярко-красном берете, надетом набекрень и спускавшемся одной стороной до левого уха, и костюме такого же цвета. Дамы беседовали чинно-мирно, периодически старшая обращалась к девице "Нора", а та к ней - "Люба". Тетенька умяла и салат, и горячее, а потом заказала ещё и мороженое, а девушка полакомилась одним лишь салатом по-деревенски и даже не положила в кофе сахар.

- Худеет, что ли? - перебил его Молчанов.

- На диете. Говорит, гинеколог так велела. Но об этом - в свое время, Геныч. - Опер Вова любил излагать все по порядку. - Бара в кафе "Оазис" нет, небольшой зал обслуживают лишь два гарсона. Второй тоже заметил яркую девицу в красном, сидящую в обществе неброско одетой немолодой женщины, и решил, что это мать и дочь.

- Когда прибыли и сколько угощались?

- Все совпадает с тем, что поведала Нора. Пришли в семь, покинули кафе в начале десятого. Отбыла красавица на новенькой "ноксии". Официант как раз шел по залу и видел через застекленные двери, что тетка осталась возле входа, а девица завернула за угол, - там расположена стоянка для автомобилей гостей, - и через пару минут подкатила на машине, старшая села, после чего "ноксия" лихо умчалась.

- Эта Нора не желает прийти на допрос, прикрываясь больничным, а сама шляется по кафе и лихачит на своем автомобиле, - недовольно отметил Геннадий. - Похожа она на беременную страдалицу, замученную токсикозом?

- При мне - вся исстрадалась и обрыдалась, но, само собой придуривалась. Нора здоровей меня, - заверил Володя. - Цветет так, что будь-будь. Беременность ей к лицу. Гарсон тоже говорит, что девица выглядела совершенно здоровой. То, что она беременна, официант не заметил, - когда он к ним подошел, гостьи уже сидели за столиком. Потом он большую часть времени торчал в подсобке - посетителей в их заведении мало, а в тот вечер были заняты всего три столика, - и не заметил, вставали ли они, отлучались ли в туалет. Да беременность такого срока не очень заметна, к тому же, блуза её костюма свободного покроя. Вот отсюда, - опер показал на шею, - спускается волнами вниз.

- А ты откуда знаешь?

- Нора мне его продемонстрировала, и гарсона подробно расспросил. Когда он ставил ей салат, обошел стол и видел, что складки блузы лежат у неё на коленях. Гостья попросила его принести тканевую салфетку, мол, боится закапать костюм, а бумажные не спасают. Еще у неё была ярко-красная лакированная сумочка - Нора поставила её на стол, а мне она будто бы ненароком продемонстрировала сумку дома.

- Слушай, Вовыч, а не могла Нора Гонтарь слетать на своей "ноксии" к любовнику и шлепнуть его?

- Нет, Геныч, исключено. Мне сразу показалось подозрительным, что девица сохранила счет из кафе. Не тот типаж, чтобы коллекционировать бесполезные бумажки, - сразу видно, что предпочитает лишь бумагу зеленого цвета. Поначалу я решил, что она все проделала намеренно, выбрав малолюдную кафешку. К примеру, скаталась к Воропаеву, пальнула в него, а потом вернулась в кафе и сделала вид, что пробыла все это время в туалете. Девица беременна, имеет право поблевать в свое удовольствие хоть час. И поди докажи, что это не так. Обслуга - сплошь мужики, в женский сортир, само собой, не заглядывают, а посетителей-свидетелей потом не сыщешь. Но тогда я ещё не знал, где расположен этот "Оазис" - название улицы мне незнакомо. Оказалось - на Таганке, а квартира Воропаева - в Крылатском. Туда и обратно минимум два часа. Не срастается. К тому же, официант время от времени выглядывал в зал, не появились ли новые посетители. Уверяет, что девица и её спутница все время торчали на месте. Так что тут голяк. Алиби у Норы. И у второй тоже.

- Не могла Гонтарь подкупить официанта? Девка, судя по всему, не промах.

- Не похоже, Ген. Второй гарсон все подтверждает, держатся парни естественно. Меня не проведешь, ты же знаешь, я вралей за версту чую. Да и шеф заведения, по национальности менгрел, большой любитель бабья, имеет обыкновение крутиться в зале, выспрашивая у смазливых посетительниц, по вкусу ли им приготовленные блюда. И в этот раз он не упустил случая. Без конца лез к Норе, уговаривая её откушать фирменного шашлыка, а та отказалась, мотивировав, что лечащий врач-гинеколог посадила её на яблочную диету, мол, лишний вес набрала, и пояснила, что ждет ребенка, разъедаться нельзя. Тут шеф сразу увял, поняв, что ему ничего не светит, но попозже притащил гостье блюдо с яблоками и мандаринами, сказав, что за счет заведения. Вначале я беседовал с обоими гарсонами, те про фрукты и поползновения шефа не упоминали - менгрел хозяин кафе, мог выгнать, если б они распустили язык про его слабость к слабому полу. Потом шеф сам мне все рассказал и беспокоился, что же натворила такая красивая девушка, раз ею интересуется милиция. Ну, я ему ответил, мол, уклоняется от алиментов. Поржав над собственной шуткой, оперативник продолжал: - Когда официант принес счет, милашка в красном как раз щебетала по мобильнику, обращаясь к своей телефонной собеседнице "Регинка" и "подружка".

На этом месте следователь прервал его:

- Стоп, Вовыч. А что это за подруга по имени Регина?

- Полагаешь, пока дамы делали друг другу алиби в кафе, подружка мочила любовника Норы?

- Да кто их разберет? Теперешние бабы способны на все. Разузнай-ка об этой Регине. И, разумеется, где та была вечер 17 августа.

Оперативник Тимур Гараев тоже не терял времени зря и выяснил, что из районной налоговой инспекции никакой проверки не назначалось. Мало того, начальник несказанно удивился, услышав об этом. Тимур съездил в центральный офис, но и там сотрудники лишь разводили руками.

- Гонтарь говорила, что у Воропаева нагло вымогали крупную взятку. Налоговики так грубо не действуют. Тем более, в кабинете находилась любовница. Зачем лишние уши? Другие сотрудники видели, что в кабинет директора ввалились все четверо. Двое - явно мордовороты в форме налоговых полицейских. Им-то что там делать?! - размышлял следователь Молчанов вслух, сидя вечером за рюмкой чая в обществе двух приятелей-оперов.

- Думаешь, ряженые? - спросил один Владимир.

- Вполне, - кивнул Геннадий. - Подделать удостоверения - плевое дело. Формой тоже легко разжиться.

- А потом они забили Воропаеву стрелку, грабанули все бабки и с концами, - с азартом подхватил Тимур.

- Сейф не взломан, - напомнил следователь.

- Ключи нашли, обыскав хозяина.

- А шифр?

- Заставили под дулом пистолета открыть самого.

- В общем-то версия ничего, - согласился Молчанов. - Поработайте со свидетелями, пусть составят фотороботы этой четверки.

Владимир Шаповалов выяснил, что Регина Новицкая - школьная подруга Норы Силаевой, по второму мужу Гонтарь.

- На работе у Норы подруга ни разу не бывала, да и вообще, женщины её последние пару лет не навещали, - сообщил он приятелю-следователю. - Регина прописана в своей квартире в Братеево, но с марта этого года там не бывает, квартира пустует.

- Живет у любовника?

- Нет, у матери. - Опер назвал адрес.

- А чего не в своей?

- Соседка по площадке Людмила Николенко, поведала, что в марте Владимир Дьяконов, муж Регины, был отравлен.

- Жена траванула?

- Я поспрошал у коллег, дело темное. Ведется следствие, уже сидит один кент, но он упорно отрицает, что подсыпал отраву, хотя его пальчики нашли на стакане с остатками виски.

- Она, небось, заманила его, да и обеспечилась "пальцами".

- Черт её знает! У Новицкой по тому эпизоду, вроде бы, алиби, трое человек подтвердили.

- Не сговор?

- Поди докажи. Стоят на своем, мол, пили у одной из свидетельниц чай с французскими пирожными и трепались на бабьи темы.

- Так все трое свидетелей - бабы?

- Ага.

- Точно сговор! - воодушевился Геннадий. - Алиби ей сделали! Та ещё штучка эта Регина Новицкая!

- Да ну, Ген, - отмахнулся опер. - Что она - совсем без башни?! Следствие по делу об отравлении мужа ещё не закрыли, а Регина пошла мочить любовника подруги?

- Ее ещё трясут по тому делу?

- Давно отстали, как только подтвердилось алиби. Она все честно рассказала, мол, муженек не ангел, занимался темными делишками, другие свидетели тоже добавили деталей. Там фактуры уже на двенадцать томов уголовного дела.

- Подкинуть, что ли, идейку коллегам... - задумчиво проговорил следователь.

- Да зачем, Геныч? Я говорил с ребятами, этот Дьяконов был отпетым подонком. Даже если жена его траванула, - хрен с ним. Тем более, подозреваемый уже есть, улик против него навалом, коллеги не сомневаются, что это его дела.

- Ну, ладно, - дал задний ход Геннадий. - Но прошлое Регины Новицкой наводит на размышления, раз покойный муженек замешан в темных делах.

- Да она-то баба приличная. И.О. генерального директора строительной конторы "Атлант", характеризуется крайне положительно.

- С Норой тесно контачат?

- Ни сотрудники "Атланта", ни соседи по дому матери Регины их вместе ни разу не видели.

- А у Гонтарь?

- Соседи говорят - к ней женщины вообще не ходят.

- Но ведь эта Регина звонила ей, когда Нора сидела с Шаховой в кафе, и та называла её подружкой.

- Ну и что? Бабы, бывают, перезваниваются, а лично сто лет не общаются. Моя половина вечерами по часу висит на телефоне, треплется с подругами, а виделись они последний раз лет пять назад, а то и пятнадцать, ещё в школе. И эти тоже могли со школьных лет не встречаться.

- Но все же покопай ещё насчет этой Регины.

- Покопаю. Но что-то мне слабо верится, что Новицкая замочила дружка Норы по её просьбе - Регина ж не киллер! Да и то, что потом отзвонилась, не в дугу. Ты представь, Геныч, баба только что шлепнула мужика, а потом весело рапортует об этом подруге, а та в ответ так же весело щебечет.

- От этих баб всего можно ожидать, - пробурчал следователь.

Он всего лишь три месяца как расстался со своей половиной, разводу предшествовали почти два года супружеских баталий, которые неизменно выигрывала его благоверная. Решив сохранить хотя бы остатки самоуважения и поберечь изрядно потрепанные семейной жизнью нервы, Геннадий Павлович Молчанов собрал вещички, ограничившись "малым мужским набором", и попросил приюта у институтского приятеля. Во время бракоразводного процесса супруга потребовала оставить за ней и их пятилетним сыном двухкомнатную квартиру, мотивировав, что ребенку нужна отдельная комната, и Геннадий Павлович обреченно кивнул головой, лишь бы все закончилось поскорее.

Алименты нанесли существенный урон его и без того небольшой зарплате, правда, на периодические мальчишники в обществе приятелей и бутылки с прозрачной жидкостью хватало, и эти "мужские посиделки", да любимая работа хоть как-то примиряли его с несправедливостью жизни.

Но в женском поле он напрочь разочаровался.

- Говоришь, бабье квартиру Гонтарь не посещало. А как с мужиками? спросил он друга.

- Мужской пол не обходил красотку своим вниманием, - ответил Владимир. - Шастали к ней.

- До сих пор?

- Месяца три-четыре соседи никого не видели, а раньше к ней захаживали симпатяги.

- Разные? Или постоянные?

- Судя по всему, у неё бывало немало хахалей. По крайней мере, одна из соседок отзывалась о Норе весьма неодобрительно.

- Пошуруй-ка в этом направлении, Вовыч. Может, Гонтарь договорилась с одним из молодых любовников, и тот шлепнул старого.

- Я, конечно, пошукаю, но, похоже, пустышку тянем, Геныч. На фиг Норе мочить любовника?! Другое дело - через некоторое время после свадьбы, обеспечившись завещанием в свою пользу, на худой конец, совместным владением имуществом. Тогда можно привлечь молодого хахаля, обеспечившись алиби.

- Да какая свадьба, раз Воропаев женился!

- Но Нора-то этого не знала.

- Уверен?

- Девица прямо-таки рот разинула, заслышав об этом. До этого придуривалась и давила на жалость, а тут растерялась. Для неё это был удар, такое не сыграешь, - убежденно произнес Владимир.

Самоуверенный оперативник, утверждавший, что вралей чует за версту, невольно продемонстрировал, что умная женщина, да к тому же, хорошая актриса, способна обмануть даже искушенного мужчину. А его стаж оперативной работы - три года, явно недостаточно для постижения всех нюансов женской психики, да и вообще мужчине никогда не постичь всех премудростей. Иные на это всю жизнь тратят, однако многое в тайниках женской души остается для них тайной за семью печатями.

- А что выгадала Нора после смерти Воропаева? - продолжал опер. - Ни шиша. Как раз наоборот, лишилась дорогих подарков и субсидий на ребенка. Не думаю, что она бортанула бы его, узнав о женитьбе. До того была любовницей и осталась бы ею, лишь бы Воропаев отстегивал.

- Да у неё самой денег куры не клюют!

- Это с твоей позиции, - назидательным тоном возразил Владимир. - А для девицы Нориного типа - лишних денег не бывает. Воропаев не скупился. Тачку ей подарил, побрякушками увешал, давал бабок, чтобы она на курортах отдыхала. Зимой Нора ездила в Альпы кататься на горных лыжах, летом посещала теплые моря. Заметь - одна. А там, быть может, напропалую куролесила с местными аборигенами. Жила в собственной квартире - новую мебель оплатил, кстати, Воропаев, - сама себе хозяйка, могла и с молоденьким разлечься. Чем плохо?! А теперь она всего этого лишилась. И что взамен? Ни-че-го! Норе Гонтарь осталась та же доля в магазине, что и была, плюс на её плечи легли дополнительные обязанности, которые раньше выполнял Воропаев. Ей пора распашонки крестиком вышивать, а теперь придется разбираться с налоговой, разными надзирающими организациями и "крышей".

- Ну, последней можно только посочувствовать, - встрял Тимур.

- Это на основании чего ты сделал такой вывод? - повернулся к нему Владимир, который, несмотря на некоторое недоверие, проникся сочувствием к Норе - все ж беременная женщина.

Тимур Гараев пришел в органы "по велению души", сменив до этого множество специальностей, юридическим образованием не обзавелся, как и многие оперативники, о законах имел весьма смутное представление. В психологии, а тем более, женской, он тоже не разбирался, да и не считал это необходимым для оперативной работы. Работал он чуть более полугода и все ещё горел сыщицким азартом, а потому ему многое прощалось.

Стычек между приятелями не случалось, но Владимир Шаповалов не упускал случая в воспитательных целях ткнуть коллегу носом и продемонстрировать, что он "опер со стажем", - а три года, в его понимании, срок немалый, другие через полгода-год уходят из уголовного розыска, поняв, что ни денег, ни славы здесь не сыщешь, а приобретешь лишь алкоголизм и язву желудка. Владимир покидать розыск не собирался, сыщицкий кураж пока не прошел, да и с приятелями хорошо сработался.

Супруга, правда, ворчала время от времени, но на то она и жена, чтоб пилить. Опер научился житейской мужской мудрости - согласно кивать, не слушая свою половину, обещать, что это в последний раз, а уже с понедельника следующей недели намерен кардинально изменить жизнь и свои приоритеты. После чего все возвращалось на круги своя до очередного раза. Так что и на свою благоверную Владимир Шаповалов не жаловался, - не хуже, чем у других.

Семейная жизнь Владимира, пусть и далекая от идеала, была не столь драматичной, как у приятеля Геннадия, и он ещё не успел разочароваться в женском поле и не упускал случая подтвердить собственную мужскую привлекательность. Оперативная работа давала возможность общаться с широким кругом особ слабого пола, которому Владимир был отнюдь не прочь дать возможность опереться на свое сильное плечо. К примеру, на вечерок, на часок или даже на четверть часа.

- Ну, ты говорил она такая... - Тимур неопределенно повертел руками, жестами пытаясь описать Норин характер.

- А я ничего такого не говорил, - сурово осадил его Володя. - Ну, придуривалась девчонка, запаслась больничным - а чё такого?! Я бы на её месте тоже не горел желанием торчать в казенном доме. Все ж допрос для беременной - не фунт изюму. Сидеть в кафе и гонять на "ноксии" поприятнее.

- В общем, на твой взгляд, мотива у Гонтарь нет, - прервал их перепалку Геннадий.

- Похоже, - кивнул опер. - Забот у неё прибавилось, а красивой жизни как раз наоборот. Теперь придут наследники, начнут делить, везде совать свой нос. То ей от Воропаевской прибыли перепадало, а теперь - облом.

- Опаньки! - вскричал следователь. - Вот тебе и мотив.

- Не понял. - Владимир смотрел выжидательно.

- Если Нора не знала, что Воропаев женат, следовательно, наследуют его дети. Пока они несовершеннолетние, опекуном будет мамаша. Вот две бабоньки и уселись в кафе, обеспечив друг друга алиби, а в это время сообщник или сообщница отправили на тот свет Воропаева. А эти Шахова с Гонтарь договорились поделить его долю.

Оперативник Тимур Гараев установил, что супруга Семена Воропаева госпожа Амалия Георгиади прилетела в Москву именно 17 августа. Рейс из Никозии, на котором она прибыла, совершил посадку в Шереметьево в 14 - 30.

Во время очередного сидения за рюмкой "чая", следователь отметил:

- У мадам была возможность застрелить муженька, если она узнала о любовнице.

- Но не могла же она привезти с собой пушку, - усомнился Владимир. - И раньше её бы в аэропорту не пропустили через металлоискатель, а теперь, когда во всем мире усилены антитеррористические меры безопасности, - и подавно.

- Может, в Москве её кто-то встречал, - без особой надежды произнес Тимур.

- А она бывала здесь раньше? - поинтересовался Геннадий.

- Многократно.

- И что - обзавелась знакомыми из криминального мира? - с ехидцей вопросил следователь.

- Не обязательно. Стволы сейчас есть у многих, - вступил в их диалог Владимир.

- Да кто ж даст свое оружие! Тем более, бабе.

- К примеру, другая баба, - многозначительно произнес приятель.

- Думаешь?..

- А что? Эта - может.

- Ты имеешь в виду Нору Гонтарь? - догадался Геннадий.

- Напарница, наши фотороботы есть в ментовки, - оповестил Виталий, едва переступив порог Аллиной квартиры.

- Что - пора сушить сухари? Или сваливаем за бугор? - безмятежно осведомилась та, направляясь в гостиную.

- Пока рано, - со всей серьезностью ответил сыщик, следуя за ней.

Поздоровавшись с Толиком, ползающим на карачках и изображающим собачье-кошачьи бега в компании с Персом и Деми, гость сел напротив хозяйки и закурил.

- Наша колоритная четверка узнаваема? - спросила Алла.

- Вполне, если нас с тобой переодеть и оснастить теми же броскими приметами - они, конечно, запомнились свидетелям больше всего. А так - мало похожи. Во всяком случае, парень, у которого я подглядел фотороботы, меня в этом портрете не признал, хотя мы виделись с ним раз сто. У тебя там совсем другое выражение лица - на редкость злющее, - а это очень преобразило твой симпатичный фейс.

- Даже если меня вынудят одеться-прикинуться так же, как в тот день, я буду сладко улыбаться свидетелям, и они на очной ставке меня не опознают, дурачилась верная боевая подруга. - А почему мы удостоились такой чести стать объектом для создания фоторобота?

- У следствия возникла новая версия: к Воропаеву пришла четверка ряженых, которые поставили его на бабки, изображая налоговиков, договорились о встрече у него дома, заставили хозяина открыть домашний сейф, забрали все подчистую, а потом застрелили Семена.

- Круто! То есть, мы теперь - подозреваемые в убийстве?

- Если зациклятся на этой версии.

- Ну, до нас им не добраться. Обидно, что втравила в блудняк верного оруженосца. К нам троим проявят снисхождение - как к впервые оступившимся, а к Толику, учитывая уголовное прошлое, - вряд ли.

- Фигня! - отозвался её Санчо Панса, не прерывая игр с котом и пуделихой, но, тем не менее, держа ушки на макушке.

- Физиономия Толяна на фотороботе похожа на оригинал?

- Скорее, на Кинг Конга. Видимо, он произвел на свидетелей наиболее устрашающее впечатление.

- Ну и ладно, - успокоилась Алла. - Он же не на конкурс красоты метит. Кстати, поделюсь забавным случаем. Какой-то мужичок, заслышав про Клуб одиноких сердец, прислал свою фотку и письмо. А ему ответили: "Ну, не настолько мы одиноки..."

- И что - вы думаете, Нора, позвонив старушке Георгиади, оставила ей на видном месте ствол? - иронично обратился сразу к обоим приятелям Тимур.

Геннадий Молчанов почесал в затылке. Конечно, хотелось бы, чтобы эта хитрая бестия Нора оказалась при деле, но и в самом деле все упирается в оружие. В принципе, несмотря на все доводы приятеля, он не исключал возможности, что девица решила руками законной жены круто поквитаться с обманщиком, раз его денежки для неё так и так тю-тю, но не могла же Гонтарь и в самом деле положить где-то пушку, чтобы разгневанная супруга на него наткнулась. Скорее, оружие заметил бы хозяин дома и припрятал от греха.

- Может, бабка купила ствол? - с надеждой бросил он слабоватый довод в пользу своей версии.

- Теоретически - могла, - ответил Владимир. - Но практически...

- Мы же о ней ничего не знаем. Может, она была женой или подругой тамошнего криминального авторитета и для неё оружие - привычная игрушка.

- Женой - вряд ли. Венчалась же. Значит, первый раз.

- По христианским канонам регистрация брака в нецерковных учреждениях не в счет, - с важным видом оповестил приятелей следователь. - Хоть пять раз будь женат, но если не венчался, - имеешь право, вступая в брак даже в шестой раз, пойти под венец.

- А-а... - протянул Владимир. - То-то я недавно думал - как же Воропаев венчался, раз уже был женат?

Верного оруженосца обсуждение его внешности ничуть не задело. К тому же, у него было занятие поинтереснее - он по-прежнему развлекался со своими любимцами.

- А как с фотороботом Ленчика? - поинтересовалась у напарника верная боевая подруга.

- Как ни удивительно, он получился наиболее неузнаваемым. Даже я ни за что не подумал бы, что это мой друг, хотя и знаю, кто там изображен.

- Вот что значит форма! Девицы таращились лишь на нее, наделив обладателей чертами, которые ассоциировались с этой робой. Кстати, факт, что из сейфа покойного все выгребли, возможно и в самом деле связан с убийством. Как думаешь, напарник?

- Полагаю, что связь есть. Зачем держать запертым совершенно пустой сейф?

- А он был абсолютно пуст?

- Полный голяк.

- Интересно... - задумалась Алла. - По уму, там хоть что-то должно было лежать. В моем, к примеру, валяются драгоценности и деньги на булавки. У любого бизнесмена теперь дома есть сейф, но не для того, чтобы хранить там воздух.

- Геныч, ты не зря зациклился на Регине Новицкой, - признал опер Володя, войдя в кабинет следователя Шаповалова. - Я взял фотку Воропаева и скатался ещё разок к "Атланту". Как в бок что-то толкнуло, - интуиция сыщика! - похвастался он, чтобы лавры достались не одному приятелю. Оказалось, этот старпер пахал обеих подруг. С Региной он познакомился в середине июля, причем, по собственной инициативе. Охранник их фирмы как-то раз наблюдал, что и.о. гендиректора ковырялась в тачке - у них на пару с матерью дряхлый "пежо" - и уже хотел предложить свои услуги, хоть и не положено покидать пост, а тут наш терпила53 вываливается из своей "сумбару" и начинает кадриться под предлогом помощи. Регина не возражала, но сохраняла неприступный вид, - она вообще очень серьезная деловая дама, потом Воропаев усадил её в свое авто и увез. Вечером за ней опять прикатил - с розами. Ручки целовал, ножкой шаркал, в общем, кобелился вовсю. А днем к приезжал парнишка из автосервиса - Новицкая вызвала. Охранник приглядывал за ним - вдруг сопрет что-то с автомобилей сотрудников, - и видел, что тот всего лишь поставил свечи - кто-то их вывернул.

- Не наш ли терпила? - перебил его Геннадий.

- Есть такое мнение. Обычно охрана приглядывает и за стоянкой - она как раз напротив офиса. Страж дверей клянется, что никто чужой не подходил. А за Воропаевым он не смотрел - с виду приличный господин, в их контору уже приезжал. Говорит, больше некому свечки с тачек руководства тырить.

- Предлог для знакомства банален до безобразия, - отметил следователь. - Но сработал. Новицкая наверняка понятия не имеет, что под капотом, ни разу в жизни не заглядывала.

- Вот-вот, - согласно кивнул Владимир. - Потом этот старпер стал каждодневно прикатывать в "Атланту", и они с Региной отбывали на пару-тройку часов. Обычно все происходило днем.

- Понятно. Вечерами-то он Гонтарь окучивал.

- И что - ты думаешь две подруги, выяснив, что делят постель с одним мужиком, озлились, и Регина его шлепнула?

- Есть такое мнение. Насчет её алиби как?

- Пока никак. С ней я ещё не беседовал, а у соседей ничего узнать не удалось - никто Регину в тот вечер не видел. Вызовешь девицу сам или мне к ней прокатиться?

- Скатайся ты, а если начнет крутить, я её приглашу. И с матерью тоже поговори.

- Начну-ка я, пожалуй, с мамаши.

Наконец Женя уговорил Аллу проконсультироваться у его отца, и они отправились в Центр планирования семьи, где Валерий Петрович Ермаков дважды в неделю проводил прием.

Верная боевая подруга, надо признать, порядком струхнула, чему сама несказанно удивилась, но изо всех изображала, будто визит к известному гинекологу ей нипочем. Но получалось неважно, и этому Алла, урожденная актриса, тоже дивилась.

Кинув быстрый взгляд на напряженное лицо спутницы, Жека, как всегда, отвлекал её фирменными байками:

- Однажды в Склиф привезли парочку любовников. Их застал ревнивый муж и с воплями ворвался в спальню, угрожая убить обоих. От ужаса у женщины произошел внезапный спазм мышц влагалища, половой член партнера оказался как в тисках, и любовники никак не могли разъединиться. Муж, взбешенный такой наглостью, - на его глазах жена продолжает находиться в половом контакте с любовником, - осыпал обоих градом ударов. У любовника приапизм54, что ещё более усугубило положение. Когда до мужа дошло, что дело неладно, он сообразил вызвать "скорую". Незадачливых любовников положили рядышком на носилки, привезли в Склиф, оказали помощь, и они наконец смогли освободиться друг от друга. У хирургов есть жаргонное обозначение для таких случаев - "вальсок". Название родилось после аналогичного случая. Сердобольный санитар приемного покоя прикрыл обнаженных любовников простыней, и они стояли, обнявшись и грустно склонив голову друг другу на плечо. Пожилая регистраторша впервые столкнула с такой проблемой и пребывала в сомнениях - заводить ли одну историю болезни на двоих или же на каждого отдельно. А в это время мимо проходил заведующий отделением. Увидев эту пару, он остановился и спросил: "Это кто тут у нас вальсок танцует?"

- При теперешней жизни повод для смеха не менее ценен, чем чувство юмора, - без улыбки откликнулась любовница.

- Знаешь, как гинекологи приветствуют друг друга? Поднимая два пальца вверх, акушеры - три пальца55.

- Гинеколога спросили, где он работает. Тот в ответ пробурчал: "Где... где... в п..де!" - поддержала тему Алла, силясь одолеть собственные страхи.

- Сидят в курилке три гинеколога. Один: "А что это мы все о работе да о работе... Давайте, что ли, о бабах..."

С матерью Регины Новицкой оперативнику поговорить не удалось - та лежала в больнице. А с девушкой он пообщался в её служебном кабинете.

- Регина Георгиевна, вы были знакомы с Семеном Михайловичем Воропаевым?

- Да. - Она выглядела спокойной и смотрела ему в глаза.

- Какие у вас были отношения?

- С нашей фирмой - деловые. Кроме того, Семен Михайлович за мной ухаживал.

- У вас были интимные отношения?

- Да.

- А с Норой Гонтарь вы в каких отношениях?

- В хороших. Она моя подруга.

- Давно виделись?

- Вчера.

- Вы знаете, что она тоже была любовницей Воропаева?

- Знаю. - Регина по-прежнему была безмятежна.

- И как вы к этому относитесь?

- Без чрезмерной драматизации. - Девушка улыбнулась.

- Так-таки вас эта новость не взволновала?

- Ни капельки.

- Как вы об этом узнали?

- Семен мне сам сказал.

- Когда и при каких обстоятельствах?

- Мы обедали в ресторане, и он признался, что вот уже четыре года встречается с девушкой по имени Нора, и она ждет от него ребенка.

- О будущем бракосочетании с ней упоминал?

- Да, Семен сказал, что они с Норой подали заявление.

- Еще что?

- Больше ничего.

- И как вы это восприняли?

- Без лишних эмоций. Мне уже не пятнадцать лет, чтобы биться в истерике по такому поводу. Романы с женатыми мужчинами у меня и раньше случались.

- Однако незадолго до свадьбы будущий жених знакомится с молодой привлекательной женщиной...

- Ну и что? Я не ханжа. Семен тоже.

- О том, что он убит, вам известно?

- Разумеется.

- От кого?

- От Норы.

- А как вы узнали, что любовница Воропаева - ваша школьная подруга?

- Он назвал её фамилию по второму мужу - Гонтарь, и я сама догадалась и сказала ему об этом.

- И как он к этому отнесся?

- Улыбнулся и ответил, что ему повезло.

- Крепкие нервы были у покойного, - с легкой усмешкой отметил Владимир.

- Ни я, ни Нора не давали ему повода нервничать.

- А она знает, что вы были любовницей Семена Михайловича?

- Знает.

- А ей кто сказал?

- Семен.

- И что Нора?

- Она тоже не ханжа. В её положении не до секса, и моя подруга не имела ничего против, что Семен завел другую любовницу.

- Но, то, что ею стала близкая подруга, - Нору не задело?

- Ни чуточки. Даже развеселило. Говорит: "Теперь я за него совершенно спокойна - попал в хорошие руки. И на хвосте ничего не принесет".

- Свободные у вас взгляды...

- Завидуете? - Регина иронично усмехнулась.

- Хотел бы я, чтобы мои любовницы так относились к сопернице.

- Увы, должна вас разочаровать, - мы с Норой вашими любовницами не станем, - язвительно отпарировала девушка.

- А я и не имел на вас виды.

Тут Владимир слегка покривил душой. Что касается Норы - тут вопрос ясен, с беременной женщиной, которой, к тому же, не до секса, неинтересно, а вот с Региной он бы отнюдь не прочь в хорошем месте, возле теплой стенки... И не только потолковать.

- Ну и замечательно, - тем же тоном произнесла собеседница, от которой не укрылись его заинтересованные взгляды. Потому она и поставила его на место, - этот наглый опер пришел её допрашивать или клеить?!

- В общем, вы жили замечательно в любовном треугольнике. И кто же убил Воропаева?

- А это уже ваше дело - установить убийцу.

Оперативник внимательно посмотрел на собеседницу и мысленно отметил, что допросы в качестве подозреваемой по делу об отравлении мужа её многому научили. Держится девица уверенно и даже нагло. Бывалая.

"Может, все же Генка прав... - задумался он. - Выскочила из того дела, подставив вместо себя какого-то кента, а теперь повторила. Опыт у неё уже есть".

Валерий Петрович Ермаков славился не только своими многочисленными романами, но и как отличный гинеколог. И в этом немалую роль сыграла его любовь к женщинам как к целому. По сути настоящий гинеколог - тот, кто очень любит прекрасный пол и принимает его проблемы близко к сердцу. Иначе мужчине-врачу нужно избрать иную специальность. В лечении любого заболевания, будь то ерундовая болячка или что-то серьезное, требующее оперативного вмешательства, личность доктора имеет огромное значение. Невозможно вылечиться, если не веришь врачу. Если он несимпатичен пациентке, по характеру пессимист или обладает иными негативными чертами, успеха не будет. Настоящий врач - всегда врожденный психотерапевт, он лечит не только лекарствами и всевозможными процедурами, но и словом, своей твердой верой в успех, способностью вселить в больного надежду, а в целом своей сильной личностью.

Именно таким Врачом от Бога и был Валерий Петрович Ермаков. Едва он входил в кабинет, пациентка сразу чувствовала ауру сильной личности. Проницательные серые глаза со смешинкой - чувство юмора у Ермаковых семейное качество, - доброжелательное выражение лица, обаятельная улыбка, уверенный баритон с бархатными интонациями, и женщина смотрит на него во все глаза, чувствуя, что этому врачу готова вручить не только свое тело и здоровье, но и душу.

"Ну-ка, моя милая, посмотрим, что тут у нас неладно, - говорил Валерий Петрович, подходя к гинекологическому креслу. А потом: - Есть одна ерундовина, но для нас с вами это не проблема, моя золотая. Нет неизлечимых болезней, и вашу мы быстро одолеем, было бы обоюдное желание. А поскольку таковое у нас имеется, то все остальное не вопрос, не так ли, моя красавица?" "Да", - шептала пациентка, расплываясь счастливой улыбкой, хотя незадолго до этого тряслась за дверью кабинета, со страхом ожидая вердикта знаменитого профессора, ведь другой врач уже оповестил её о диагнозе и предстоящей операции. И уходила, все ещё ощущая тепло его сильных, уверенных рук, и преисполнившись уверенности, что она "золотая", "красавица", "милая", по крайней мере, для этого человека, даже если раньше никто ей таких слов не говорил.

Если Валерий Петрович не сам оперировал, - а всех пациенток, мечтающих довериться лишь ему, он из-за своей занятости при всем желании не мог бы соперировать, - женщины просили профессора хотя бы постоять рядом до момента дачи наркоза и держали его за руку, спокойные и улыбающиеся. В этом он не мог им отказать, поэтому ежедневно профессор Ермаков поднимался в операционную и из-за этого был даже перекроен график его лекций. Как и сын, Валерий Петрович сыпал шутками и байками, но даже черный медицинский юмор вызывал смех пациенток.

"Валерий Петрович, не смешите больную, - молил анестезиолог. Поставка трясется, никак не могу попасть в вену". Профессор заговорщицки подмигивал пациентке, анестезиолог наконец получал возможность дать вводный наркоз, и уже через пару минут Валерий Петрович произносил слова Юрия Гагарина: "Ну, поехали".

- Вы говорили, что у Воропаева были дела с фирмой "Атлант". С кем вы теперь будете их вести?

"Горячо... - отметила Регина. - Как бы он не полез разбираться в наши деловые отношения с Семеном..."

- С Норой, - ничем не выдав своей обеспокоенности, ответила она. - Или с преемником, которого она назначит.

- Но Гонтарь принадлежит лишь чуть более половины доли.

- Значит, у "Новинки" будет несколько компаньонов, - безмятежно заявила девушка. - Среди наших деловых партнеров таких фирм немало.

- Бывшую жену Воропаева Любовь Шахову вы знаете?

- Никогда не видела.

- Но слышали о ней?

- Нора говорила.

- Что именно?

- Что Семен поскупился, выделив семье слишком малое содержание, и она намерена исправить положение.

"Неужели и тут Генка попал в яблочко? - подумал Владимир. - Три бабы сговорились грохнуть мужика и поделить его долю?.."

- И как же Нора намеревалась его исправить?

- Поговорив с Семеном и настояв на увеличении алиментов.

- Отчего ж не осуществила свое намерение?

Регина посмотрела на собеседника и усмехнулась ему в лицо. Дурак он, что ли? Или играет под дурачка?

- Вы прекрасно знаете - почему. В тот вечер, когда Нора встретилась с Любой, Семена застрелили.

- А вы откуда знаете, когда он убит? - тут же ухватился оперативник.

"Нет, он не играет, а в самом деле дурак", - разозлилась девушка, но ответила ровным тоном:

- Вы два часа приставали к моей подруге, пытаясь выяснить, если у неё алиби. Неужели вы думаете, что Нора не рассказала мне о содержании разговора?!

"Сильны, сучки", - без капли неодобрения, скорее, с восхищением подумал Владимир Шаповалов, имеющий слабость к слабому полу. Теперь опер понял, что Нора его элементарно провела - с самого начала поняла, что он окольными путями подведет дело к её алиби, но подыгрывала, заранее озаботившись всем необходимым, чтобы потом с невинным видом представить ему несомненные доказательства своей непричастности.

Валерий Петрович сразу понравился Алле. Первое, что он сказал, когда сын их познакомил:

- Женька, скажешь потом по секрету, где тот сераль, в котором водятся такие красавицы?

- Увы, бать, нет такого, - развел руками Женя. - Алла - единственная и неповторимая.

- Жаль, - со всей серьезностью произнес профессор и обратился к пациентке: - Ну, моя милая, приступим к нашим играм.

Алла не поняла, какие игры он имел в виду, но на всякий случай кивнула.

- Прошу. - Валерий Петрович сделал жест, означающий приглашение даме пройти. Открыв перед ней дверь, он на правах хозяина быстро пошел по коридору.

В большом кабинете с "предбанником" стояли кушетки и аппараты для ультразвукового обследования. У окна за столом сидела молодая женщина в белом халате.

- Зоенька, вы позволите нам немножко похозяйничать в ваших владениях? - обратился к ней профессор, а она с улыбкой встала и покинула кабинет.

- Располагайтесь, Аллочка, - пригласил Валерий Петрович, показывая на ближайшую кушетку.

Оценив, что он сам решил её обследовать, а не отправил к врачу соответствующей специализации, пациентка, уже без внутреннего напряжения, скинула туфли и легла.

- Сейчас я вас немножко испачкаю, - предупредил профессор, поливая её живот маслом, - но потом сам с удовольствием вытру! - Весело подмигнув, он взял в руки датчик.

Женя стоял за его плечом и внимательно смотрел на экран монитора. Больше всего Алла боялась, что профессионалы начнут болтать на своем "птичьем" языке, ей будет ничего не понятно, а потому тревожно и дискомфортно. Но Валерий Петрович и тут оказался на высоте, не обделив её вниманием.

- Так, вот она, эта маленькая штучка... - отметил профессор, показывая сыну что-то на экране. - Это вовсе не то, что обычно имеют в виду мужчины, - перевел он смеющийся взгляд на пациентку. - А тут что?.. - Оба врача уставились на изображение, которое, на Аллин взгляд, было всего лишь конгломератом из расплывчатых пятен и теней. - Отлично! - вскричал Валерий Петрович и повернул голову к пациентке, внимательно следившей за выражением его лица. - Мои аплодисменты вашему хирургу. Даже я не соперировал бы лучше, - попутно сделал он комплимент самому себе. - Сын, ты меня разочаровываешь. - Профессор неодобрительно покачал головой. - Наверное, этот бездельник хохмит в постели, вместо того, чтобы заниматься тем, что положено там делать настоящему мужчине? - спросил он Аллу. Когда та, уже с улыбкой, отрицательно помотала головой, Валерий Петрович тем же осуждающим тоном продолжил: - Нет, нет, Аллочка, не защищайте его. Жека явно сачкует.

- Вы думаете, у меня все в порядке? - Ее голос звучал робко и неуверенно.

- Ну разумеется! - заверил профессор. - Если у женщины все положенные органы на месте, никаких препятствий для зачатия я не вижу. И даже если не все в наличии, тоже ничего страшного. Пусть и нет матки, все равно есть шанс стать матерью.

- Как же?.. - растерялась пациентка.

- Очень просто - облигатное материнство56. А уж когда у дамы есть полный комплект органов, то тут явная недоработка мужчины. Жека, быть может, ты утратил навыки? - не оборачиваясь, обратился Валерий Петрович к сыну. - Или качество спермы ухудшилось? Пора отказаться от спиртного и курения, а то недалеко и до олигоспермии57 или, страшно подумать! некроспермии58. - Женя с серьезным видом кивнул, а отец продолжил "воспитательные" мероприятия: - Придется поделиться с тобой личным опытом, а то ты, похоже, теряешь квалификацию. Хвастался, будто тебя прозвали "быком-осеменителем", а сам? Да такого бычка-бездельника на приличной ферме держать бы не стали!

Алла понимала, что они разыгрывают для неё маленький спектакль, и ей стало немного тревожно. Бросая короткие реплики и ободряюще улыбаясь пациентке, профессор не забывал внимательно разглядывать изображение на экране, медленно водя датчиком по низу её живота.

К Регине Новицкой у оперативника ещё было множество вопросов, и он продолжил допрос:

- Вы знали, что Воропаев недавно женился?

- Теперь знаю.

- От подруги?

- Разумеется.

- А ей раньше это было известно?

- Нет.

- И как она отнеслась к этому факту?

- Вы же при этом присутствовали, - усмехнулась Регина.

Теперь Владимир уже сомневался, - а в самом ли деле для Норы известие оказалось ударом? Разыграла девица неведение как по нотам, но этим двум особам так называемого слабого пола палец в рот не клади - откусят по самую шею.

- А что за маленькая штучка, которая вовсе не то, что обычно имеют в виду мужчины? - спросила Алла, стараясь, чтобы голос звучал ровно.

- Между телом и шейкой матки притаилась одна бяка... - ответил профессор Ермаков, не сводя глаз с монитора. - Можно, конечно, пунктнуть через задний свод и взять на гистологию... Не против маленького укольчика, Аллочка?

- Если вы считаете это необходимым, - не очень уверенно произнесла та.

- Да и так все ясно, бать, - вмешался Жека.

Серьезно-сосредоточенный вид любовника, нахмуренные брови и то, что он упорно избегает её взгляда, уставившись в экран, - напугали Аллу ещё больше. Валерий Петрович вел себя естественно и непринужденно, шутил и улыбался, но Жеку, видно, так обеспокоил диагноз, что он вел себя в непривычной манере.

- И самом деле, не будем, - решил профессор и обратился к пациентке: Боли бывают?

- Да, регулярно.

- Интенсивные?

- Бывает, в лежку валяюсь.

- Давно обследовались последний раз?

- Сто лет назад.

- Да ну! - рассмеялся Валерий Петрович. - Вы же совсем юная!

- Ничего себе - юная... - пробормотала Алла. - Тридцать шесть лет.

- Но относительно ста - просто малолетка. - Его глаза смеялись, но пациентку не покидала тревога. Алла понимала, что врач всего лишь отвлекает её внимание. - Так когда все же было "сто лет назад"?

- Уже и не помню... Лет пять минуло, если не поболе.

- Ай-я-яй, - покачал головой профессор Ермаков. - А парикмахера, как я вижу, посещаете регулярно. - Слегка устыдив этим намеком манкирующую своим здоровьем Аллу, он бодро заверил: - Ваш юный возраст и наличие полного комплекта органов - замечательное сочетание для зачатия. При условии, что мой сын возьмется за ум и вместе баек займется настоящим мужским делом.

- Я не прочь, хотя многие считают, что уже поздно.

- Стать матерью никогда не поздно. Когда вернемся в мой кабинет, я покажу вам фото, которые дарили мои пациентки. Некоторые годятся вам в матери, Аллочка.

- Значит, надежда есть?

- Надежда есть всегда, - уверенно произнес профессор. - Было бы желание, а остальное приложится.

- Желание-то у меня есть...

- Значит, теперь осталось, чтобы таковое было в наличии у моего бездельника-сына, и я с удовольствием передам вас в руки любимой супруги. Анастасия Александровна примет роды в наилучшем виде, и у нас с ней появится очаровательный внук или внучка. Она рассказала забавный случай из своей практики. Роженице было лет восемнадцать, но выглядела девчушка на пятнадцать, а по умственному развитию соответствовала пятикласснице. Очень старалась, тужилась-тужилась, но силенок оказалось маловато - худенькая, маленькая, с узким тазом. После каждых потуг она спрашивала: "Ну как? Уже видно?" - имея ввиду, показалась ли головка ребенка. Так продолжалось больше часа, девчушка устала и была в отчаянии. Анастасия велела ей немного передохнуть. Роженица полежала, задумчиво глядя в потолок, а потом вопрошает: "А может, его там нет, а? Может, я вообще не беременна?"

- Одна шестиклассница до самых родов надеялась, что беременность рассосется, - поддержала тему Алла, посмеявшись над байкой и уже немного успокоившись.

- Да уж, играла Нора Геннадиевна весьма достоверно... - подпустил шпильку Владимир Шаповалов.

Регина выглядела безмятежной, лишь пожала плечами. Опер держал паузу в надежде на какой-то эмоциональный отклик собеседницы, но та его разочаровала:

- Поначалу известие и в самом деле оказалось неприятным открытием для моей подруги - все ж она собиралась замуж, но потом Нора быстро успокоилась. Какая теперь разница, если Семен убит?! А даже если бы она узнала о его женитьбе раньше, не думаю, что моя подруга стала бы рвать на себе волосы и колотиться головой о стену. У современных состоятельных мужчин частенько бывает по две семьи. На Кипре у Семена имелась бы официальная жена, а в России - гражданская. Он не собирался бросать Нору и очень хотел ребенка. Так что отсутствие штампа в паспорте ничего бы не изменило. Моя подруга уже дважды была замужем и не считает статус законной жены таким уж привлекательным.

- А её предыдущие мужья живы? - подпустил ещё одну шпильку оперативник, хотя и не сомневался, что Нора своих прежних супругов не убивала.

- Поинтересуйтесь, - усмехнулась Регина. - Во всяком случае, во время развода были живы. А сейчас, возможно, и нет.

Отметив, что собеседница, как опытный фехтовальщик, тут же парирует любой укол, Владимир продолжил:

- И как теперь законная и гражданская жена станут ладить? Ведь госпожа Георгиади наследует часть положенной ей доли покойного мужа.

- Я же сказала - у "Новинки" будет несколько компаньонов, вот и все. Поладят. Деловые женщины друг другу глаза не выцарапывают.

Тут Регина мысленно спохватилась, что поспешила назвать Амалию Георгиади деловой женщиной - ведь ей не полагалось знать о социальном статусе жены Семена, раз они придерживались легенды, что Нора не знала о женитьбе любовника.

Опер тут же ухватился за её оплошность:

- А откуда вам известно, что госпожа Георгиади - деловая женщина?

- Кто она на данный момент, - я понятия не имею, но станет ею, когда наследует часть имущества Семена.

"Выкрутилась", - подумал Владимир, и у него появилась уверенность, что девицы что-то знают об Амалии Георгиади.

- На студенческой практике в роддоме мы принимали роды у молодой женщины, - вступил в диалог Женя, уже менее напряженный, чем несколько минут назад, - видно, в процессе их почти безмолвного диалога с отцом он уже принял решение, и теперь вел себя, как обычно. - Она очень нервничала, не слушалась акушерку и постоянно хныкала, почему так долго. "Интересные все же бабы народ, - говорит пожилая акушерка. - Почти год трахалась, а родить хочет за полчаса".

- Вся проблема лишь в том, чтобы ваш ребенок был похож на мать, а не отца. - Валерий Петрович кивком показал через плечо, за которым стоял сын. - Однажды известная красавица сказала Бернарду Шоу: "Почему бы нам не пожениться? Тогда наши дети унаследуют ваш ум и мою красоту" - "А если наоборот?" - ответил Шоу. Лично я, Аллочка, не против, чтобы моему будущему внуку или внучке достались и ваш ум, и ваша красота.

Она ответила гримаской, означающей: "Вашими бы устами..."

- Ну-ну, не стоит так настраиваться, моя очаровательная. В этом деле самое главное - верить. Если женщина верит, - она непременно станет матерью.

- А как с этой "маленькой штучкой"? - напомнила пациентка.

- А мы её - чик! - и удалим.

- Валерий Петрович, у меня уже было пять операций! - взмолилась Алла.

- Пятая не в счет, - улыбнулся тот. - Огнестрельные ранения - не по моему профилю.

- Но ведь пять наркозов!

- Ну и что? На ваших интеллектуальных способностях они ничуть не отразились.

- Шестой наркоз я не выдержу, - простонала пациентка.

- А куда ж вы денетесь! - рассмеялся профессор. - Выдержите гарантирую. На самый крайний случай, если и в самом деле есть противопоказания, используем иную анестезию. Гинекологические операции и кесарево сечение делали ведь и до изобретения общего наркоза, и вполне успешно. Подбор адекватного способа анестезии - наши проблемы, а ваша задача - всего лишь зачать и доносить.

- Ничего себе - всего лишь... - пробурчала Алла.

- Да это вовсе не трудно, моя милая.

Регина демонстративно посмотрела на ручные часики и даже постучала по циферблату пальчиком с длинным ногтем в стиле "французский маникюр".

- Напомню, что в данный момент вы разговариваете как раз с деловой женщиной, так что давайте закругляться. Очевидно, вас больше всего интересует мое алиби? Так вот, в тот вечер после работы я посетила недавно открывшийся магазин. - Девушка назвала адрес. - Он трехэтажный, так что это заняло у меня немало времени. Могу назвать то, что там приобрела, и даже показать. Большинство моих покупок дома, но тот костюм, что на мне, приобретен в этом магазине. Опережу ваш вопрос - чеки у меня сохранились, на них проставлены дата и время покупки. А чеки я сохранила не ради алиби, - Регина иронично усмехнулась, - поскольку в тот момент не подозревала, что Семен убит, а для того, чтобы обменять покупку, если дома передумаю. Что я и сделала на следующий день. И потом неоднократно там бывала. Туфли, которые я приобрела, чуть жали в мыске. Продавщица уверяла, что кожа столь высокого качества легко разносится, и даже вручила мне баллончик растяжки для обуви. Я согласилась, но одно дело пройтись по отделу магазина, и совсем другое - постоянная носка. Я обменяла их на больший размер, но придя домой, решила, что ходить в них целый день будет тяжело, - каблук слишком высокий, - и на следующий день заменила на другую модель. Вот эту. - Она вытянула ногу и повертела перед Владимиром ступней, обутой в серые лодочки на невысоком каблучке. - Да и вообще я не очень люблю итальянскую колодку, рассчитанную на узкую ступню, у россиянок нога пошире, чем у итальянок. Регина откровенно издевалась над опером, с невинным видом сообщая всякие женские пустяки. - Продавщица меня наверняка вспомнит. Могу описать, в чем была в тот день, когда посетила магазин впервые: в костюме фирмы "Glenfield" - длинном блузоне голубого цвета с овальным вырезом с юбкой того же цвета и лакированных лодочках из крокодиловой кожи, с сумочкой того же цвета и качества. Продавщица отдела женской одежды наверняка меня запомнила - провожала к примерочной и потом подносила требуемое, там я приобрела три джемпера. Описать фасон? - Регина издевательски улыбнулась собеседнику, но, видя, что тот и так ошарашен обилием информации, сжалилась. - Еще я купила три флакона духов и две сумки фирмы "Gilda Tonelli" и приглядела ещё одну, светло-бежевого цвета, но она оказалась единственной, а брать с витрины мне не хотелось - её многие покупательницы вертели в руках, и край был чуть-чуть затерт. Я оставила свою визитку продавщице, та обещала позвонить, как только поступит новая партия - у них прямые поставки. Кстати, вчера она звонила, и сегодня я собираюсь съездить туда за понравившейся сумкой, - оповестила она опера, взглядом говоря: "Ну что - съел? Еще вопросы по поводу моего алиби есть?"

- Вы можете назвать точное время посещения магазина? - не сдавался опер. А вдруг эта хладнокровная девица шлепнула Воропаева, а потом преспокойно отправилась за покупками?!

- С работы я ушла в начале седьмого и поехала в сторону дома квартира моей матери на Ленинском проспекте. По пути вспомнила, что мама говорила о новом магазине, в котором много итальянских товаров и умеренные цены, и заехала туда - это неподалеку от нашего дома. От нашего офиса это примерно час езды. Полагаю, приехала в семь или в самом начале восьмого, пробыла там примерно до девяти.

Еще раз взглядом сказав: "Съел?" - Регина спросила:

- Надеюсь, у вас больше нет вопросов? А то у меня ещё много дел, а вечером нужно заехать за бежевой сумочкой.

- А вы всегда приобретаете так много вещей? - спросил все ещё ошарашенный Владимир.

- В магазинах я бываю редко, но раз уж выпал свободный вечер, решила кардинально обновить гардероб и купила все, что понравилось, а приглянулось мне многое.

Оперативник встал, решив, что для проформы все же съездит в этот магазин, но чутье подсказывало, что алиби Регины Новицкой подтвердится.

- Жека, я так и не поняла - мне что, предстоит очередная операция? спросила Алла, когда они вышли на улицу и сели в его машину.

- Надо удалить эту дрянь, Алка.

Любовник ответил, не глядя на нее, и сосредоточенно смотрел вперед, хотя за ветровым стеклом ничего особенного не происходило. Ей стало ещё тревожнее.

- А что это за "штучка" такая?

- Она расположена в неудачном месте - на стыке тела и шейки матки. К тому же, имеет тенденцию к росту. Давит на органы малого таза, вызывает сильные боли. В скором времени появятся проблемы с мочеиспусканием и дефекацией. Нам этого не надо, верно?

Женя наконец посмотрел на нее, стараясь приободрить взглядом, но в глазах притаилась тревога, и Алла запаниковала:

- Это злокачественная опухоль?

- Биопсия покажет, - уклонился он от прямого ответа, и Алла решила, что так оно и есть, иначе любовник постарался бы развеять её опасения.

- Алка, в хирургии есть неписаный закон: все, что выросло лишнее, - на фиг. И уж тем более, когда есть явная тенденция к росту.

- Уговаривая меня проконсультироваться с отцом, ты уже предполагал опухоль?

- Да, - признался Жека.

- Когда мне нужно лечь в клинику?

- Завтра, - твердо произнес Жека.

- Как - завтра?.. - растерялась Алла.

- С утра тебе сделают все обследования, проконсультируют терапевт и анестезиолог, а послезавтра соперируют.

- Но почему так скоро?

- Надо, Алка.

- А что думает твой отец?

- Именно батя так решил.

- Но он же тебе ничего не сказал!

- А нам не надо ничего говорить, мы и без слов друг друга понимаем.

- Но Валерий Петрович шутил, смеялся, байки травил... Если бы требовалась экстренная операция, вряд ли он стал бы хохмить... Может, ты не так его понял? - продолжала Алла цепляться за возможность отсрочить госпитализацию.

Как же так! - с бухты-барахты ложиться на операционный стол! Надо же настроиться, подготовиться. Аллу и по молодости не воодушевляла перспектива отдаться во власть хирургов, а уж сейчас, когда ей хорошо известно, что значит оперативное вмешательство, - и подавно.

- Батя и в операционной будет шутить, - опять уклонился от прямого ответа Жека.

- Та ещё штучка эта Регина Новицкая, - мрачно оповестил Владимир приятеля, сев напротив его стола. Он злился, - кому понравится, когда так откровенно и высокомерно отшивают! К тому же, бездарно потратил почти весь день.

- А я что говорил! - обрадовался женоненавистник-следователь

Опер пересказал содержание разговора с девушкой, не скупясь на язвительные комментарии, тем самым пролив бальзам на израненное алчной благоверной сердце Геннадия и прибавив уверенности, что его мнение относительно противоположного пола верно.

- Может, в магазине удастся установить несостыковки? - с надеждой спросил следователь. - К примеру, Новицкая пришла в половине седьмого, помелькала там-сям, оставила свою визитку, потом уехала. Оттуда до Крылатского не так далеко, туда и обратно за час можно обернуться, в это время движение уже не очень оживленное.

- Прокатился я туда. Все точно, её многие запомнили, - развеял его надежды приятель. - Так много редко кто покупает, фирменных пакетов у неё набралась целая куча. Отправившись в парфюмерный отдел, Регина оставила пакеты в обувном. Продавщица говорит, что их было не менее десяти. А как долго бабы выбирают-примеряют даже одну шмотку, - сам знаешь. Так что толклась Новицкая там не менее двух часов. В парфюмерном тоже хорошо помнят девушку в голубом наряде, с прической, как у Новицкой. - Владимир повертел руками над головой, показывая, как уложены волосы Регины. - Она много раз уходила, потом снова приходила, советовалась, хотела какие-то оригинальные духи. Продавщица хотела впарить ей модные, а покупательница говорит: "Нельзя, чтобы от руководители пахло так же, как от делопроизводителя". В конце концов взяла какие-то крутые американские для преуспевающих деловых женщин. Потом несколько раз возвращалась и купила ещё два флакона духов вечерние и для интимных свиданий. Раньше я и не подозревал, что у них узкое предназначение, - обреченно произнес опер, подавленный собственной безграмотностью. - У моей жены одни на все случаи жизни.

- Это потому, что она не ходит на интимные свидания и проводит вечера дома, - успокоил приятеля Геннадий.

- Продавщица из отдела сумок подтвердила историю с бежевой сумочкой, и то, что она вчера звонила Регине Георгиевне, и то, что сегодня покупательница придет. И визитку Новицкой показала.

- Кстати, Регина же звонила Норе, когда та сидела в кафе. Из магазина, что ли?

- Ага. Продавщицы отдела трикотажа, где Новицкая перемерила штук сто кофточек и джемперов, - девицы аж запыхались подносить и уносить, - но три она все же купила, не зря бегали, - подтвердили, что покупательница звонила из примерочной, советовалась с подругой, которую называла "Норой", и приглашала приехать в этот магазин - вместе выбирать. Та, видно, отказалась, и одна из девушек слышала, как Регина перед тем, как попрощаться, сказала: "Ну ладно, Норка, прокатимся сюда на неделе, тебе тут многое понравится". Продавщица порадовалась, что приедет ещё одна денежная покупательница, - магазин и в самом деле только что открылся, и они заинтересованы привлечь покупателей. Во всех отделах Регине совали магазинные визитки и буклеты, мол, может, ваши знакомые тоже пожелают к нам заглянуть. Новицкая мне их не показывала, видать, решила, что и так с алиби полный ажур. Могу попросить у неё товарные чеки, на них проставлены дата и время, но пустышка это, Геныч. Девицы, конечно, те ещё оторвы, но Воропаева они не мочили.

Алла решила навестить Сергея, предупредить, что долго не сможет приходить, раз завтра ложится в клинику.

- Давай скатаемся к Сереге, - попросила она, и любовник согласно кивнул, поняв, почему она надумала проведать больного. - Ты зайдешь в отделение?

- Нет, я взял три отгула.

О причине Алла догадалась - чтобы быть рядом с ней в день госпитализации, операции и потом, в реанимации.

"Значит, Жека уже заранее знал, что мне предстоит лечь на операционный стол, когда вез меня к отцу", - вяло отметила она, но не стала ничего говорить.

Женя продолжал попытки её отвлечь, рассказывал одну хохму за другой, но Алла его уже не слушала, лишь молча кивала, выдавливая улыбку в паузах между байками, а сама думала о своем.

- Может, жена Воропаева? - перекинулся на новую версию следователь. Старая вешалка приревновала муженька да и грохнула его. Допустим, Нора ей звякнула и все выложила, решив отомстить любовнику. Та примчалась, Регина или Нора дали ей ствол, и мадам Георгиади отправилась стрелять в неверного мужа...

Он и сам понимал, что данная версия не выдерживает никакой критики. Хоть и очень хотелось, чтобы его тезис: "От баб всего можно ожидать", основанный на личном опыте, и тут подтвердился на практике, но несостыковавывалось, и Геннадий понуро замолчал..

- Супруга-то могла шлепнуть Воропаева и без помощи девиц, - задумчиво проговорил Владимир. - Знаешь, что меня настораживает? - Она прилетела в Москву именно в день убийства и тут же вернулась обратно в Никосию. Зачем, спрашивается? Ведь даже с мужем не повидалась - они все ж новобрачные. Опер хохотнул - хороша новобрачная "под шестьдесят"! - На работу к нему мадам не приходила, а ведь самолет приземлился в 14.30. Ключей от своей хаты Воропаев ей, само собой, не давал - на фига, раз он валяется там с любовницей! И куда мадамке деваться? Только явиться в его служебный кабинет: "Здассте, неужели не ждал? А вот она я, твоя курочка! Прилетела к своему петушку на крыльях любви".

- Ну, если она примчалась его мочить, при чем здесь лирика?!

- Да это на тот случай, если госпожа Георгиади пребывала в неведении, что стала рогоносицей. Но сдается мне, кто-то её об этом оповестил сотрудница магазина, к примеру.

Алла снова нажала кнопку звонка, но дверь никто не открыл. Пришлось, как обычно в таких случаях, обратиться к соседу - одной рукой замки не отопрешь. Тот с готовностью пришел на помощь, она поблагодарила его и вошла в свою квартиру. В прихожей хозяйка первым делом увидела лежащие на обувном стеллаже ключи и удивилась, кто же из домочадцев их тут оставил. Обычно все трое - Олег, Толик и экономка, - открыв дверь, сразу совали ключи в карман.

Кот с пуделихой, как всегда, восторженно встречали её. Умница сэр Персиваль уже давно понял, что запрыгивать с разбегу на руки нельзя, и выписывал восьмерки между Аллиных ног, подняв к ней свою симпатичную мордашку и громко урча. Деми вела себя шумно, издавая приветственные возгласы, - нечто среднее между хныканьем маленького ребенка и уханьем совы, - виляла хвостиком с пышной кисточкой, вертела толстенькой попкой и подпрыгивала от нетерпения. Присев на корточки, Алла приподняла её здоровой рукой, а пуделиха, не переставая радостно хныкать, тыкалась в неё мордочкой. Позволив собачке пару раз лизнуть её в щеку, хозяйка опустила Деми на пол, погладила Перса и выпрямилась.

Еще раз бросив взгляд на ключи, Алла решила, что Олег спит, потому не слышал дверного звонка, но его плаща в шкафу не оказалось. Ощутив внезапную тревогу, она направилась в спальню и тихонько приоткрыла дверь - там было пусто. Уже сознавая, что это бессмысленно, Алла, тем не менее, прошлась по другим комнатам, заглянула даже в гостевые, потом вернулась в прихожую и опять уставилась на ключи. Может быть, их кто-то забыл дома?

Ей уже все стало понятно, просто не хотелось верить. В спальне Алла заглянула в шкафы - одежды Олега не было. И тут её взгляд остановился на прикроватной тумбочке, стоящей с той стороны, где обычно спал Олег. Там лежал лист бумаги, прижатый массивной пепельницей, потому она его сразу не заметила.

Уже зная, что написал ей Олег, она обошла кровать, взяла письмо и прочла:

Аллочка!

Я ухожу, потому что вижу, как тебе тягостно метаться между мной и Жекой. Я ни в чем тебя не виню, ты была и осталась моей любимой женщиной, и счастлив, что ты целых полгода называла меня любимым мужчиной.

Тебе было трудно сделать выбор, но рано или поздно ты предпочла бы Женю, я просто чуть ускорил события, желая избавить любимую женщину от душевных мук и необходимости затеять непростой разговор.

Я ни о чем не жалею и, будь такая возможность, снова повторил бы тот же путь, который мы с тобой прошли. Эти месяцы - самый счастливый период за всю мою жизнь. Ничуть не кривлю душой - я счастлив, что ты была в моей жизни, и надеюсь, что дальше смогу произносить это не в прошедшем времени.

Не нужно меня избегать. Приходи в отделение, когда тебе захочется, - я всегда рад. Никаких выяснений отношений не будет, обещаю, все останется, как прежде.

Понимаю, что мои слова сейчас вряд ли тебя утешат, и все же прошу - не мучай себя виной. Я ни в чем тебя не виню. Ты - это ты. Зрелая женщина, со сложившимся характером и определенными требованиями к спутнику жизни. И было бы наивно надеяться на перемены после встречи со мной.

Мы с тобой слишком разные, как лед и пламя, и я не хочу, чтобы моя некоторая холодность погасила огонь твоей души. Но замечал, что в последнее время ты стала подавленной, молчаливой, пряталась от меня в своем кабинете, старалась поменьше бывать дома. Моя вина в том, что любимая женщина, - уже не та веселая оптимистка, какой была в реанимационной палате всего лишь через сутки после выхода комы. Ты даже тогда шутила и смеялась, а за время нашего союза поскучнела и уже немного тяготилась нашими отношениями.

Когда мы познакомились, ты называла себя "одинокой волчицей" и говорила, что предпочитаешь жить одна. Мне не следовало соглашаться съехаться, лучше бы мы остались в прежнем статусе, но я принял твое предложение, потому что ты была очень слаба и нуждалась в медицинской помощи. Сейчас твое состояние значительно улучшилось, так что моя опека уже не требуется. К тому же, рядом с тобой отличный врач, и он не оставит тебя своим вниманием.

Ничуть не сержусь и на Женьку. Знаю, что он влюблен в тебя с первого взгляда, но старался этого не показывать, не желая встревать в наши отношения и понимая, что имеет больше шансов, чем я, стать тебе по-настоящему близким. И благодарен ему за то, что он так долго крепился. Вы с ним во многом схожи. В отличие от меня, Жека не оказывает на тебя негативного влияния, он простой, легкий и веселый человек. И при этом настоящий мужчина. Ему тоже было очень трудно все это время - любить тебя и скрывать свои чувства. Нелегко ему и сейчас. Он прячет глаза, отмалчивается, старается не оставаться со мной наедине и избегает меня. Женя мой друг и останется таковым, я сам с ним поговорю и не сомневаюсь, что на нашей дружбе это не отразится.

Еще раз прошу - не изводи себя ненужными мыслями.

Не говорю "прощай", а говорю - "до свидания".

Твой Олег

Алла уронила письмо и закрыла лицо руками. Слезы уже давно лились безостановочно, с первых строчек письма Олега. Ей казалось, что из неё что-то вырвано "с мясом", наверное, частица души, потому что Олег стал частью её самой.

Ощущение безвозвратной потери не покидало. Его слова - не виниться, жить, будто ничего не произошло, - ничуть не утешили. Она его потеряла, а ведь так не хотела терять... И не хотела причинять боли, но ему сейчас больно, хоть он и старался этого не показать.

Уйти первым, когда все ещё любишь...

Алла ничуть не сомневалась, что это не красивый жест, рассчитанный на то, что она кинется его удерживать. Олег ушел и уже никогда не вернется. Потому что он последователен в своих поступках.

И теперь уже ничего не исправить...

Почему мы так устроены - не ценим, что имеем, а начинаем судорожно хвататься, пытаясь удержать, - лишь когда теряем?..

- Кто же оповестил госпожу Георгиади? - Следователь перевел взгляд с одного приятеля на другого. - Вовыч, ты говорил, что Нора тебе лапши навешала тяжелыми гроздьями. Знала она про его женитьбу, рупь против ста! Вот и телефонировала супруге, чтобы её порадовать, мол, здассте, а я любовница вашего мужа и жду от него ребенка! Этим бабам лишь бы уесть друг друга! - не преминул он ещё раз продемонстрировать свое отношение к особам прекрасного пола.

- Да Норе-то зачем стучать на любовника?! - отмахнулся Владимир. - Она ж от его смерти ничего не выигрывает, мы это уже проходили.

- А, может, Гонтарь не думала, что старая карга примчится со стволом? Просто хотела подгадить, испортив бабке медовый месяц.

- А вот это уже теплее, - оживился опер. - И в самом деле...

Алла вытерла слезы и набрала номер мобильного Олега. Она не знала, где он сейчас, - дома или в отделении. Скорее всего, вернулся на работу, чтобы отвлечься от тягостных мыслей любимым делом.

Когда Олег ответил своим обычным, спокойным голосом, она тихо сказала:

- Олег, приезжай.

- Не стоит, Аллочка, - мягко возразил он.

- Ты мне нужен. Я не хочу тебя терять.

- Ты меня не потеряла. Мы просто будем жить каждый в своей квартире, вот и все.

- Но я хочу, чтобы ты был здесь, со мной!

- Аллочка, поверь, так будет лучше, - тем же мягким тоном уговаривал Олег.

- Нет, не лучше.

- Ты же сама говорила: "Собаке хвост по кусочкам не рубят", - напомнил он, чтобы немного её отвлечь. - Зачем тянуть и мучиться, раз это неизбежно?..

- Но сейчас мне так тяжело...

- Я не хотел причинять тебе страданий. Надеялся, что так лучше.

- Получилось ещё хуже.

- Прости. Я и в самом деле полагал, что ты испытаешь некоторое облегчение, будучи избавлена от проблемы выбора.

- Мне плохо, Олег. - Алла снова заплакала, стараясь, чтобы он не услышал, - вдруг решит, что она хочет его разжалобить?..

- Аллочка, мне больно, что довел тебя до слез. Не нужно плакать. Мы же не расстались, просто разъехались.

- И все равно я тебя потеряла, а ты мне дорог. Потеряла не только тебя, но и часть себя. Ты мой родной человек, я прикипела к тебе всей душой. Но такая уж я неверная и легкомысленная.

- Не нужно оправдываться, Аллочка. Я все понимаю.

- Приезжай, Олег. Мне и в самом деле очень худо. Завтра меня кладут в клинику, послезавтра соперируют. Два столь тяжелых известия в один день... Даже мне это не под силу выдержать.

- Сейчас приеду, - сразу согласился он.

- У Воропаева была ещё одна любовница, - оповестил приятелей опер Тимур, входя в кабинет. - Продавщица из его магазина. Восемнадцать лет, почти нецелованная, зовут Мариной Колесниковой.

- Ну и кобель был покойный, - покачал головой Геннадий. - И как на всех баб сил хватало?! Тут и с одной-то проблемы... - Вспомнив про бывшую благоверную, семейные баталии с которой начались именно из-за несоответствия сексуальных аппетитов - та требовала регулярного исполнения супружеского долга, а Геннадий предпочитал тратить весь пыл на исполнение долга служебного, - следователь тяжко вздохнул. - Так может, Колесникова его шлепнула?

- Нет, Марина в тот день до девяти вечера была на работе.

- Почему раньше не выяснилось, что она была любовницей Воропаева?

- А у них недавно началось, всего два раза встречались, в магазине никто об этом не знает. После его смерти Марина взяла больничный, вышла только сегодня.

- Косит, думаешь?

- В больничном стоит диагноз: "Вегето-сосудистая дистония". Может, девица, узнав о гибели любимого, так расстроилась, что у неё подскочило давление. Как раз на следующий день после убийства, когда опрашивали свидетелей, она и смылась после обеда. Пока по очереди вызывали сотрудников, Марина сделала ноги, сказав заведующей отделом, что плохо себя чувствует. Выглядела девушка и в самом деле неважно, но начальнице и в голову не пришло, по какой причине, да и многие сотрудницы были потрясены, испуганы, шушукались. Работа так и так приостановилась, вот она и отпустила Марину. А вечером та позвонила, что ей дали больничный.

- А к Норе она как относится?

- Гонтарь в магазине все побаиваются, называют "самой злой собакой" и "держимордой". Она и в самом деле грозная начальница. Спуску девкам не дает, в рабочее время все бегают, как скорпионом укушенные, перед покупателями стелются, готовы наизнанку вывернуться, лишь бы угодить и что-то впарить. А если что не так - Нора тут же вышвыривает девицу.

- Там только молодые, что ли?

- Ага. Баб пенсионного возраста с ревматизмом и больной поясницей Нора-держиморда не берет. Трудится один молодняк, девки шустрые, любезные, улыбки до ушей. Когда я первый раз туда пришел, поначалу побродил, изображая покупателя. Хотя по мне не скажешь, что я парень с тугой мошной, девицы мне улыбались, как родному, и бегали за мной целой стаей: "А вот это посмотрите! А вот на эту модель взгляните! Да вы примерьте - вам понравится" - и далее в том же духе. Не захочешь - примеришь, они подберут такое, что сама себе понравишься и купишь. Купил я там, кстати, один джемпер... - Тимур вздохнул. - Не мог отказать - уж больно красивый, и я в нем красивый, а уж девицы как нахваливали и восхищались... Ну, думаю, возьму, пусть до получки придется стрелять, зато с одной из этих симпатяшек познакомлюсь, а то и с несколькими. Куда там!..

Опер опять тяжко вздохнул, безнадежно махнув рукой. Тимур Гараев единственный из их троицы не имел опыта супружеской жизни и потому до сих пор пребывал в иллюзиях относительно прекрасного пола, по крайней мере, некоторых его представительниц. Но и он после посещения коллектива "Новинки" сделал первый шажок на пути к разочарованию в противоположном поле, хотя до женоненавистнических установок Геннадия ему ещё довольно далеко.

- Полный облом, - печально оповестил Тимур приятеля. - Щебечут, мило улыбаются, но ни в какую. Одна говорит, уже замужем, другая помолвлена, третья ещё что-то... В общем, Нора правит ими железной рукой и дает соответствующие инструкции, как вести себя с покупателями.

- А одна из них, несмотря на её инструкции, залезла шефу в постель, не преминул ввернуть ехидную реплику следователь, любимым тезисом которого после развода стала на все лады повторяемая фраза: "Бабы способны на все".

Все это время, до прихода Олега, Алла непрерывно плакала. Ей не хотелось звонить ни Жене, ни подругам. Чем они помогут, кроме банальных слов утешения: так лучше для всех троих, со временем все образуется, острота переживаний пройдет?

Открыв дверь, она молча отступила в сторону, стараясь не смотреть на человека, которого ещё совсем недавно называла любимым мужчиной. Олег сразу заметил её припухшие веки, но ни слова не сказал, обнял её и повел в спальню. Усадив Аллу на кровать, он опустился рядом, продолжая обнимать, и спросил:

- Что за операция тебе предстоит?

- Какая-то дрянь выросла. Женька возил меня к своему отцу. Они ничего не сказали, но, по-моему, это злокачественное.

- Ты мне ничего не говорила. У тебя были боли? Кровотечения?

- И то, и другое.

- Почему же ты сразу не сказала?!

- Да это херня со мной уже давно. Привыкла.

- И даже не ходила к врачу?

- Нет.

- Аллочка...

- Да надоели эти операции, Олег. Сколько можно меня резать!

- Если это онкология, - выбора нет.

- В том-то и дело. Почему-то теперь меня лишают выбора - и ты, и Жека с отцом. Будто я бессловесное, неразумное существо, за которое кому-то дано право решать. А я не хочу!

- Может, Колесникова позвонила Георгиади? - предположил следователь.

- Да ну, Ген, ей-то зачем! - возразил Тимур. - Она с нетерпением ждала Воропаева из командировки, горевала, что не удается с ним улизнуть на интимное свидание, - как назло, Нора почти весь день торчала в магазине.

- А что это она? Раньше пользовалась льготами, предоставленными любящим любовником, и работала неполный день, а тут загорелась трудовым энтузиазмом! Нет ли тут какой закавыки? Тимур, что говорят девицы по этому поводу?

- Нет, они не видели в этом ничего особенного. Нора и раньше приходила когда хотела. Даже когда Воропаев просил её не перетруждаться, налетала порой неожиданно.

- Его пасла?

- Нет, девок. Не хотела, чтобы в её отсутствие трудовая дисциплина страдала. По пятницам и субботам девицы норовят улизнуть пораньше, чтобы встретиться со своими кавалерами, - работают-то они до девяти. Нора как-то заявилась в пятницу часов в семь, а половины продавщиц нет на месте. Тут же всех поувольняла. Оставшиеся отдувались за двоих, пока начальница не набрала новых. Так что теперь они опасаются хоть на пятнадцать минут уйти пораньше - Нора может нагрянуть и без четверти девять.

- Во энергия у беременной женщины, а, мужики! - Владимир обвел приятелей взглядом. - Эту бы энергию - да в мирных целях!

- Давай отложим разговор о наших отношениях на потом, - сказал Олег. Сейчас уже не имеет значения, где я живу, у тебя или у себя, раз ты будешь в стационаре.

- Психологически имеет, - тихо произнесла Алла.

- Не думай об этом. На данный момент единственное, что важно, - твое здоровье. Я позвоню Женьке и все выясню.

Она намеревалась его остановить - не хотелось, чтобы Олег разговаривал при ней, - но он уже встал и быстро вышел из комнаты. Через несколько минут Олег вернулся, стараясь выглядеть спокойным, но Алла сразу поняла, что он встревожен.

- Плохи мои дела? - безжизненным голосом поинтересовалась она.

- Нет-нет, не в этом дело, - преувеличенно бодро заявил Олег. - Мы обсуждали способ анестезии. Жека говорит, что ты боишься наркоза.

- Боюсь.

- Не стоит. В клинике Ермакова-старшего отличные анестезиологи.

- Я не проснусь после наркоза, Олежек.

- Даже и не думай об этом! Тридцатишестилетние цветущие женщины из-за подобных осложнений не погибают.

- Но когда ты меня оперировал, случилась клиническая смерть.

- Тогда было совсем другое дело - тяжелое огнестрельное ранение, громадная кровопотеря. А тут - плановая операция.

- Какая ж она плановая?! Сегодня сказали, а послезавтра ложись под нож. В мои планы это не входило.

- Чем быстрее соперировать онкологию, тем успешнее операция и лучше прогноз.

- Так у меня все же онкология?

- Доброкачественные опухоли тоже относятся к этой сфере, - уклонился от ответа Олег. - Ладно бы, если б миоматозный узел располагался в теле или дне матки, но он давит на прилежащие органы, вызывая боли. Однако диагностика своевременна, а это внушает оптимизм.

- Ничего себе - оптимизм...

Как и многие люди на её месте, Алла, хотя и сказала Олегу о предполагаемой злокачественности опухоли, в душе не верила этому, обманывая себя. Но в данный момент уже не сомневалась. И вот сейчас, Алла Королева, верная боевая подруга, обладающая, казалось бы, непробиваемым оптимизмом, утратила это качество. Одно дело - верить в благополучный финал, зная, что все в твоих руках, ты вправе изменить ситуацию, предприняв определенные действия, и совсем другое дело - когда природа распорядилась за тебя...

- Почему мне так не везет, Олежек? - жалобно спросила Алла, смахивая набежавшие слезы. Ее даже не удивило, что она, считавшая себя "везунчиком", заговорила о невезении. Не удивило сказанное и Олега - он понимал состояние любимой женщины, тем более, у него было немало таких пациентов. - Четыре операции по гинекологии, потом этот чертов огнестрел, да и вообще я в течение своей жизни много и тяжело болела. За что Бог так наказывает меня? Разве я сделала людям что-то плохое? Всегда верила в высшую справедливость, мне казалось, что всем воздается по заслугам и проступкам. Но за что мне все это?.. Не понимаю... Недавно стала верующей, не конкретно в Бога, а так, диффузно, во что-то высшее, но теперь готова разувериться. Это несправедливо...

Закрыв лицо руками, Алла опять расплакалась. Олег никогда не видел любимую женщину в таком состоянии, и немудрено. Даже огнестрельное ранение, в определенной мере, результат её собственной деятельности - подставилась, бросив вызов вооруженной банде59, а те оказались подонками и ранили женщину из страха за собственную шкуру. Но сейчас она поставлена перед фактом, причем, неожиданно, без какой-либо психологической подготовки, а на любую операцию нужно настроиться. Алле такой возможности не дали, и Олег сейчас сомневался, не поспешили ли Ермаковы, отец и сын. При онкологических заболеваниях решают месяцы, порой недели, но не дни.

Можно было дать время Алле психологически подготовиться, убедить в необходимости оперативного вмешательства. Она бы признала обоснованность доводов и согласилась. И тогда её настрой был бы иным. А от этого во многом зависит исход операции и последующий прогноз. Если человек ложится на операционный стол с убеждением, что не проснется после наркоза, - нужно помочь ему справиться с этим состоянием, а не настаивать на экстренной операции. День-два в Аллином случае ничего не решают. Сам Олег никогда не стал бы оперировать, видя пациента в таком состоянии, а постарался успокоить и убедить принять решение осознанно.

Женя сказал ему, что у Аллы многие годы существовал миоматозный узел в очень неблагоприятном месте. Но это бы ещё полбеды, а беда в том, что опухоль неожиданно дала быстрый рост и предполагается малигнизация60. Ермаковы, старший и младший, склоняются к мнению, что это саркома61. Очень злокачественная опухоль, растет молниеносно, больные, бывает, буквально сгорают за пару месяцев. Стоит ей прорасти в другие органы, и тогда нужно делать обширную операцию с удалением всех затронутых тканей. Если придется оперировать ещё и мочевой пузырь и прямую кишку, Алла останется инвалидом. К тому же, в любой момент у неё может начаться интенсивное кровотечение начнется с месячных, но потом его не остановить, потому что опухоль не позволит матке сократиться. А оперировать, когда пациентка ослаблена большой кровопотерей, - ещё опаснее.

И все же Олег считал, что нельзя было неожиданно обрушивать на Аллу эту новость, лучше бы дать ей хотя бы один день на осмысление. Пусть бы она согласилась сама, и тогда шла на операцию уже в ином настрое.

Разумеется, Олег не собирался оповещать любимую женщину, насколько опасно это онкологическое заболевание, - это означало бы ещё больше подорвать её веру, а если пациент не верит в благополучный исход, - пиши пропало. Ни одна, самая высокопрофессиональная операция, ни одно лекарство не помогут, если человек не хочет бороться за свою жизнь. И наоборот когда пациент настроен оптимистично, медицине известны огромное число случаев, способных удивить всех: человек так отчаянно борется, что в организме включаются резервные механизмы, и он справляется со своей болезнью. Сильные духом не погибают.

- Если бы Нора узнала, что продавщица спит с Воропаевым, Марина Колесникова вылетела бы в два счета, - просветил приятелей Тимур. - Вот девка и трясется. Рыдала и умоляла её не выдавать.

- Что - Нора такая ревнивая? - заинтересовался Геннадий, не оставляющий надежды, что девица все же при делах относительно убийства любовника.

- Да нет. Все говорят, что ей по большему счету насрать на Воропаева. С ним-то она мило-мило, но и без него не скучала.

- Шашни крутила с другими?

- Об этом сотрудницы ничего не знают. Нора с ними на тему своей личной жизни - молчок. Дистанцию соблюдает. Я имел в виду, что во время отъездов Воропаева она порхала, как обычно. А как любовник вернется - они опять вась-вась.

- Он часто уезжал?

- Часто. В основном, за кордон. На Кипре бывал многократно.

- Видно, во время одной из поездок Воропаев и подцепил мадам Георгиади. И эта старая вешалка на нем повисла, - опять продемонстрировал женоненавистнические взгляды разочарованный в слабом поле следователь.

- Слушай, Ген, может, звякнуть этой мадам Георгиади?

- И на каком языке с ней общаться?

- А наш терпила на каком общался? Он иностранными не владеет.

- Давай лучше дождемся ответа на запрос.

Алла, не переставая, плакала, а Олег дал ей возможность выплакаться, зная, что вместе со слезами многие женщины избавляются и от гнета тяжелых переживаний. Так уже было однажды, после известия о смерти Аллиного отца. Тогда она плакала долго, казня себя, но потом все же успокоилась, собралась и решила немедленно действовать и наказать виновников его смерти62. Сейчас иная ситуация, - винить некого, действовать тоже невозможно, и это для неё самое мучительное.

Он молча сидел рядом, обнимая её за плечи, а Алла уткнулась головой в его плечо и тихо всхлипывала.

Действительно, вопрос: "За что судьба меня так наказывает?!" - задают себе многие, и на него нет ответа. Олег не был верующим, не был и фаталистом. В большинстве случаев не судьба виновата, а сам человек, потому что в силу своего характера сам создал предпосылки для того, чтобы получить болезненный удар. Но у Аллы совсем другое дело.

Разве человек повинен в том, что у него онкологическое заболевание?! Если веришь в загробную жизнь, есть возможность утешиться, что это испытание, ниспосланное свыше. Но Олег в это не верил.

Можно найти и другое утешение - раз человеку чего-то отмерено гораздо больше, чем другим людям, то в чем-то недодано. Алла - неординарная женщина, умная, добрая, красивая, обаятельная, веселая, сильная характером, её искренне любят и многие мужчины, и подруги. Не каждый человек обладает даже одним из этих качеств, а неё их целый букет. Да, дано ей многое. Зато в отношении здоровья - ей похвастаться нечем, хотя она порой шутит: "Меня лопатой не убьешь".

На этом месте своих размышлений Олег невольно вздрогнул, вспомнив о том, что сказал ему Женя Ермаков.

К тому же, даже один длительный наркоз отнюдь не прибавляет здоровья, а уж шестой по счету... Недаром на предыдущей операции у Аллы случилась клиническая смерть. Дело не только в большой кровопотере. Наркоз действует и на сосудодвигательный центр, тонус сосудов нарушается, вот у Аллы и упало давление до нуля. А если мозг несколько минут лишен кровоснабжения, он погибает. Тогда Олегу удалось экстренным вмешательством поднять давление, хотя анестезиолог уже в отчаянии кричал на весь операционный блок: "Мы её теряем Олег, теряем!!!"

То же самое может случиться и на этот раз, тем более, что предыдущий наркоз длился четыре часа, потом сутки Алла была в коме.

Удастся ли анестезиологам во время предстоящей операции спасти его любимую женщину?

Теперь Олег в этом уже сомневался.

- Геныч, эта четверка, навещавшая Воропаева в служебном кабинете, ни при чем, - оповестил Тимур вечером следующего дня. - Отменяй розыск. Может, они ряженые, решившие влегкую срубить бабок, а может и настоящие налоговики все одно не признаются, даже если посылали к Воропаеву летучий отряд и вымогали взятку. Ты говорил, что налоговая так грубо не работает. Работает! И ещё погрубее, бывает. Недавно один терпила поведал, как к нему явились трое из налоговой полиции, распахнули дверь кабинета ударом ноги, ввалились всем скопом, махнули перед носом документами и требуют: "Открывай сейф!" Он вякнул было про санкцию на обыск и тут же получил аперкот в область солнечного сплетения. Чуть не загнулся, говорит. Сил открыть сейф нет, он лишь кивнул, налоговики сами ключи достали, открыли, выгребли все баксы и заявили, что неучтенка, конфискуем, мол, в пользу государства. О протоколе изъятия, само собой, и не заикались. В десять минут управились и свалили. Ищи их теперь. Терпила и не помнит, что в их документах было написано.

- Он что с заявой приканал?

- Да нет, идет терпилой по другому делу, это я его попутно расспрашивал, не имели ли, мол, дела с налоговой. Имел, говорит, до сих пор все внутри болит и стонет, импотентом стал со страху.

- Так чего ж я эту четверку буду с розыска снимать?! Пусть их ищут. Может, они решили, что аперкота маловато, или Воропаев не желал раскошелиться, вот и шпокнули его.

- Да не при делах они, Геныч! По крайней мере, по убийству. Никто из соседей их не видел, все ж такую колоритную команду мимо внимания не пропустишь.

- Может, один из них приходил, который у них за киллера?

- Нет, баба нашего терпилу оприходовала.

Оба хирурга, Аллины любимые мужчины, сидели в квартире Олега и молча пили водку.

Сегодня их любимую женщину обследовали, терапевт не решалась дать добро на предстоящий наркоз, но, как говорится, из двух зол... Она назначила пациентке лечебный комплекс, и та всю вторую половину дня пролежала под капельницей. Анестезиологи тоже не испытывали особого воодушевления - кому ж хочется, чтобы у больного были осложнения, тем более, коллапс63, во время наркоза...

Алла вообще в этот день почти не разговаривала, лишь безразлично отвечала на вопросы консультантов, подставляла руку под манжетку тонометра или иглу для инъекций и выглядела равнодушной, безучастной и опустошенной. Будто уже знала, что её ожидает, и смирилась с этим.

Олег с Женей, не сговариваясь, провели этот день в клинике Ермакова-старшего, но старались не путаться у коллег под ногами и большую часть времени сидели в ординаторской, заходя в Аллину палату лишь после её возвращения с очередного обследования. Терапевт и анестезиологи уже оповестили их о своем мнении, и это вкупе с состоянием любимой женщины внушало ещё большую тревогу. Оба старались подбадривать её, Жека через силу хохмил, но она даже не улыбнулась и не смотрела на них.

Алле сделали премедикацию64, и сейчас она спит. А перед уходом Олег с Женей зашли в её палату, Жека оповестил, что его отец сам вызвался её оперировать, и начал рассказывать анекдот в тему, но она молча лежала под капельницей, бледная и внезапно осунувшаяся, с непривычным обоим выражением лица. Отрешенности?..

"Будто прощается..." - подумал Олег, отворачиваясь, чтобы любимая женщина не заметила его слез.

Они пожелали Алле спокойного отдыха и двинулись к выходу из палаты, а у самых дверей услышали её тихий голос:

- Прощайте, ребята.

- Еще одна свидетельница обнаружилась, слышавшая выстрел, Симкина Екатерина Филимоновна, - сообщил Тимур. - Она расслышала и стук каблучков быстро сбегающей по лестнице женщины сразу после того, как в квартире Воропаева грохнуло. В тот момент Симкина возилась в своей прихожей, но вместо того, чтоб глянуть в глазок, со страху рванула в комнату внучки и тряслась с перепугу - думала, что бандиты застрелили соседа и сейчас станут к ней ломиться. А Наташка, её внучка, оказалась пошустрее и посмелее позвонила на пульт охраны и говорит: "Приезжайте скорее, нас грабят!" Те через пять минут прикатили, видят, что во вверенной их заботам квартире ничего не происходит, правда, о выстреле им бабка сообщила. Ну, они туда лезть не стали, связались с диспетчером, та отзвонилась по "О2", а парни укатили, не пожелали охранять место происшествия. Вызов к тому времени уже приняли, - первая соседка звякнула сразу после выстрела, - и группа выехала. А когда делали поквартирный обход, бабка затаилась, дверь не открыла и внучке велела нос не высовывать. До того бабуля телефонировала дочери и доложила обстановку, а та ей посоветовала, мол, ну их к лешему, бандитские разборки, если станете свидетелями, потом придут и вас застрелят, и велела дверь не открывать. Симкину я потом навещал, но она твердила, что дома никого не было. А сегодня зашел ещё раз, гляжу, девчонка за бабушкиной спиной мне рожи корчит - ей всего двенадцать, - подождал, пока Наташка гулять во двор выйдет, поболтали, и она все выложила - нашел я к ней подходец. Просила только мамке с бабкой не говорить. Так что Воропаева замочила баба. Знать бы - кто. Жаль, что в тот вечер Симкина мертвой хваткой во внучку вцепилась, даже к окну не разрешила подойти.

- Может, другие соседи видели, что за женщина вышла в искомое время из подъезда?

- Походим с Володькой по квартирам, - пообещал оперативник. - Может, ещё кто пугливый разговорится.

Войдя в квартиру друга, Женя увидел в прихожей сумки и чемоданы - Олег так и не успел разложить свои вещи, - и все понял.

- Прости, Олежка, - тихо произнес он.

- Не о чем говорить, Жека, - спокойно ответил Олег. - Все это сейчас второстепенно.

Он прошел в комнату, достал из бара две стопки и бутылку водки - оба хирурга предпочитали её другим напиткам, - и сел в кресло. Женя устроился напротив. Почти два часа они молчали и пили, ополовинили уже вторую бутылку.

Говорить, в общем-то было не о чем. Оба все понимали, и от обоих ничего не зависело. Впервые два отличных хирурга на собственной шкуре почувствовали состояние близких, которые заглядывают в глаза врачу и умоляют: "Сделайте все возможное, доктор..." Раньше им казалось, что просить об этом не надо - они и так сделают все возможное, и даже более того. Но тогда скальпель был в их руках. И жизнь пациента тоже. А сейчас они всего лишь сторонние наблюдатели. Им предстоит бессонная ночь, как и всем, кого тревожит состояние родного человека, и тяжкие мысли: что будет завтра?..

Наконец Олег прервал молчание:

- С чем связана экстренность операции? Можно было дать Алле пару дней психологически подготовиться.

- Послезавтра батя улетает на симпозиум в Лондон, а оттуда - в Швейцарию на конгресс фармакологов. Вернется только через месяц. Столько ждать при саркоме опасно. А никому другому я Аллу не доверю.

- Никак не решу - присутствовать ли при операции или ждать за дверью?

- Я тоже, - кивнул Жека. - Тупо сидеть в ожидании - свыше моих сил. Но, с другой стороны, видеть... - Он прервался и разлил водку по стопкам. Давай за нее, Олег.

Наконец пришел долгожданный ответ от зарубежных коллег на запрос отечественных. Оказалось, что Амалия Георгиади - весьма состоятельная дама, владеющая двумя гостиницами, пятью магазинами и сетью ресторанов. Помимо этого, ей принадлежит несколько домов в разных городах страны, но чаще всего она живет в Лимассоле или в Никосии.

Бракосочетание с российским бизнесменом Семеном Воропаевым, в течение года ухаживавшим за госпожой Георгиади, состоялось 10 августа сего года, новобрачные обвенчались, потом скрепили свой союз в мэрии города. На церемонии присутствовал сам господин мэр, давний друг покойного отца новобрачной.

Ныне родители Амалии Георгиади уже в лучшем из миров, и единственной дочери досталось все их немалое состояние. Ее отец, грек по национальности, был женат на русской эмигрантке, и Амалия с детства тяготела к России и всему, что с нею связано. Когда на Кипр хлынули непрерывным потоком выходцы из постсоветской России, госпожа Георгиади отстроила две гостиницы, набрав русскоязычный персонал, и у российских туристов они пользуются большой популярностью. В её ресторанах официанты тоже говорят по-русски, как и продавцы принадлежащих ей магазинов. Дела у неё идут блестяще, и госпоже Георгиади удается сочетать деловые интересы с ностальгией по родине матери, к которой Амалия была очень привязана и тяжело переживала её смерть.

По просьбе русских коллег двое сотрудников полиции города Лимассола навестили госпожу Георгиади и задали несколько вопросов. Та ответила, что 17 августа летала в Москву по взаимной договоренности с супругом, желая поздравить его с годовщиной их знакомства - они встретились именно в этот день, год назад. Прибыла в 14 - 30 и позвонила супругу на работу. Тот ответил, что в данный момент он очень занят, и просил её прийти к нему на квартиру к семи часам. Она погуляла по городу, - Москва ей очень нравится, побывала в музее имени Пушкина, который посещает во время каждого приезда в Россию, купила сувениры для друзей, а к семи отправилась к мужу. Обратный рейс в Никосию вылетал в 21.30 по московскому времени, супруги провели вместе очень мало времени и с большим сожалением расстались. Госпожа Георгиади сообщила полицейским, что муж выглядел очень расстроенным, сослался на крупные неприятности и угрозы, из-за чего не смог встретить её в аэропорту и увидеться сразу по прилету, потому она отправилась в обратный путь самостоятельно. О его смерти ничего не знает, но, учитывая, что супруг жаловался на угрозы, предполагает, что убийство - дело рук русской мафии.

- Ну и запугали мы весь мир нашей пресловутой мафией! - отметил Геннадий. - Где она, эта мафия-то?! Что-то я её ни разу не видел. Орггруппировки имеются, как и в любой другой стране, но теперь они управляемы и в контакте с органами.

- В общем, тетка не при делах, - подвел итог Владимир.

Аллу отвезли в операционную на каталке. Раньше она шла туда самостоятельно, но терапевт настояла, боясь ортостатического коллапса65.

В операционной оказалась куча народу. По просьбе Жени, помимо двух анестезиологов, пришли три реаниматолога и дополнительно две медсестры, умеющие попадать в любые вены, - при стрессе даже хорошие вены спадаются, а у Аллы очень тонкие вены, уже истерзанные инъекционными иглами. Профессор Ермаков, как и два его ассистента, уже помылся на операцию и облачился во все, что требуется. Теперь все трое хирургов стояли, подняв кверху руки в стерильных перчатках, в масках и низко надвинутых шапочках, так что были видны лишь глаза. Олег с Женей все же решили присутствовать на операции и застыли чуть поодаль, тоже в стерильных халатах, шапочках и бахилах66.

Пациентку переложили на операционный стол, медсестры подкатили штатив с капельницей, фиксировали Аллину руку и захлопотали над венами.

- Не привязывайте меня, - попросила она.

Тяжело ощущать себя лишенной возможности шевельнуться. Хотя, конечно, ничего хорошего, если пациент сразу после дачи наркоза начнет дергаться, ещё хуже, если попытается вскочить - непроизвольно, конечно. Бывает, что и хирургу достается ногой или рукой. Так что это меры безопасности для обоих.

- Буянить не будете, золотко? - спросил профессор Ермаков.

- Не буду, - ответила Алла.

- А песни петь?

- Может, и спою, - если попросите.

- Еще как попросим! - воскликнул Валерий Петрович и обозначил аплодисменты, не соприкасая ладоней. - И даже на бис! Жека говорил, что у вас чудесный голос. Ну, же Аллочка, порадуйте нас своим удивительно мелодичным голоском.

- "Отпилим, отпилим Мересьеву ногу..." - "Не надо, не надо, я буду летать!" - пропела пациентка на мотив рок-оперы "Иисус Христос суперзвезда". И пояснила: - Дуэт из рок-оперы "Повесть о настоящем человеке".

Женя обрадовался, что она уже немного напоминает прежнюю Аллу, и хотел было поведать байку в тему, но анестезиолог его опередил:

- Алкоголиков ввести в наркоз сложно, они порой кайфуют, не засыпают, песни горланят. Во времена, когда я работал в травматологии, привезли пациента с улицы, а во время дачи наркоза он вдруг: "Ойц!" Через некоторое время опять - "ойц!" Медсестра встревожилась: "Доктор, больной икает, игла из вены вот-вот выскочит!" А вдруг пациент выдает рулады: "Ой, цветет кали-ина-а в поле у ручья..."

Женя посмотрел на Олега, и тот понял, что друг хотел ему сказать взглядом: все это время медсестры никак не могли попасть в вену, - значит, вены спались, Алла в состоянии сильного стресса. Проблема ещё и в том, что колоть её можно только в здоровую руку. Сейчас обе медсестры оставили в покое локтевую вену, одна из них перетянула жгутом запястье пациентки, вторая похлопывала по тыльной стороне её правой кисти. Жека был уверен, что у него получится лучше, но не хотел вмешиваться, боясь пугать Аллу. Ставить капельницу во время операции на подвижной кистевой вене очень рискованно малейшее движение, и игла выскочит или проколет вену, - и как тогда осуществлять реанимационные мероприятия, если у Аллы опять случится коллапс?!

Олег молча подошел к столу, забрал у медсестры иглу и жестом велел снова перетянуть руку пациентки повыше локтя. Алла в это время смотрела на профессора Ермакова и даже не заметила, что Олег тоже принял участие в работе хирургической бригады.

Эта безмолвная сцена заняла всего минуту, но присутствующие в операционной поняли, в чем дело, и дружно принялись отвлекать внимание пациентки от происходящего. И опять первым начал профессор Ермаков:

- "Зачем ты надеваешь маску во время операции?" - спрашивает сын своего отца-хирурга. "Чтобы пациенты потом не смогли меня узнать".

- "Доктор, у вас много врагов?" - вступил анестезиолог. - "В живых уже нет".

- "Закончишь школу, доченька, учись на врача", - продолжил Жека. - "Ты же прекрасно знаешь, что я не в состоянии убить даже муху!"

- Валерий Петрович, - обратилась Алла к руководителю операции. - Если не удастся удалить лишь опухоль, не ампутируйте мне матку. Зашейте все обратно. Пусть, говоря вашими словами, будет полный комплект. Сколько мне отпущено, столько и проживу.

- Непременно, моя милая, - заверил профессор Ермаков. - Как скажете, так и сделаем. - Хирург смотрел на неё с честнейшим видом, хотя, разумеется, намеревался поступить по медицинским показаниям. - Саша, перевел он взгляд на своего постоянного ассистента, - я понимаю, что ты волнуешься, - такую красотку тебе довелось оперировать впервые. Но очень прошу - делая разрез, не нажимай слишком сильно на скальпель - можешь повредить стол.

Алла уже улыбалась.

- Я вас обожаю, профессор Ермаков, - нежно произнесла она.

- Я вас тоже, моя милая. Увы, мы не можем скрепить наши чувства нежным поцелуем... - Он показал на свою маску. - Но сразу после того, как вы выйдете из наркоза, мы с вами расцелуемся, а молодые люди пусть мне завидуют.

Третья медсестра подняла рубашку пациентки и начала обрабатывать операционное поле, а профессор тут же выдал анекдот в тему:

- "Доктор, мой муж болен..." - "Раздевайтесь и покажите, где у него болит".

Поддерживая легкую беседу с пациенткой, безмятежно улыбаясь и глядя ей в глаза, Валерий Петрович боковым следил за происходящим. Олег уже попал в локтевую вену, Женя со своего места показал ему большой палец, медсестры споро подключили капельницу, анестезиолог жестом дал понять, что начинает давать вводный наркоз. Вскоре подействует атропин, введенный через трубку капельницы, у Аллы появятся неприятные ощущения и сухость во рту, она начнет сглатывать, может испугаться и запаниковать. Больной с сосудистой патологией стресс и скачки давления противопоказаны, а потому профессор Ермаков фиксировал на себе её внимание:

- Аллочка, у вас и в самом деле чудесный голос. Я же обещал бисировать. Нуте-ка, моя красавица, исполните ещё что-нибудь на бис.

- Для вас - даже станцевала бы, Валерий Петрович. А пока спою.

Поживу ещё здесь,

пожалуй.

Поживу еще

хоть чуть-чуть.

Чтоб друзьям было кому

пожаловаться

Чтобы было с кем

отдохнуть.

Поживу еще

всем смертям назло,

Поживу

пусть хоть год или два.

Помогите мне

не прервать мой путь

Как я многим

уже помогла67.

- Замечательно! - воскликнул профессор. - Насчет "пусть хоть год или два" - вы, радость моя, поскромничали, но ваш боевой настрой мне нравится.

У Аллы уже закрывались глаза, в голове был туман, во всем теле ощущение невесомости.

- Валерий Петрович, что вы обычно говорите своим пациенткам перед началом операции? - Ее речь была невнятной, но хирург все расслышал и ответил:

- Слова Гагарина в космосе: "Ну, поехали!"

- Ну, поехали! - сказала Алла, закрывая глаза.

- Любовь Васильевна, что же вы опять ввели в заблуждение следствие? упрекнул её следователь во время очередного допроса.

Серафима все ещё болела, и Люба приходила одна.

- А чего?

- Любовница вашего покойного мужа Нора Гонтарь сказала, что вы тот вечер провели вместе с ней в кафе "Оазис". Оперативник поговорили с официантом, тот подтвердил.

Женщина отвернулась и ничего не ответила.

- Почему вы заявили, будто весь тот вечер были дома, и упорно стояли на своем, хотя свидетели опровергали ваши слова, а потом упомянули о каком-то женском клубе, отказавшись назвать его адрес? Из-за этого оперативники потратили немало времени на проверку и поиск свидетелей. По сути вы нормальной работе следствия, отвлекая наши силы на лишнюю работу.

Люба по-прежнему молчала, не глядя на него.

"Она так ненавидит разлучницу, что готова подставить её ценой собственного алиби!" - наконец догадался Геннадий Молчанов.

Желая уточнить свое предположение, он сказал:

- Официант сообщил, что вы ужинали, пили кофе и мирно беседовали.

- Хорошо ей - денег куры не клюют. Пришла вся расфуфыренная, напоказ! - взорвалась допрашиваемая. - И машина у неё дорогая. А я еле концы с концами свожу!

- Но Гонтарь сказала, что согласилась на вашу просьбу поговорить с Воропаевым и увеличить сумму ежемесячного содержания.

- Ага, кинула крохи! А самой все досталось, что я вот этими руками заработала!

Люба вытянула вперед руки и для наглядности потрясла ими перед лицом следователя. От неожиданности тот даже отпрянул.

Мотивы, которыми руководствовалась бывшая жена покойного, скрыв факт встречи с любовницей Воропаева, ему стали понятны. Геннадий Павлович предложил ей подписать протокол и попрощался.

Первое, что Алла почувствовала, - боль, озноб и тошноту. Открыв глаза, она обвела ещё мутным взглядом белые стены, потолок, дверь и увидела сидящего рядом Жеку.

- Тошнит, - пожаловалась она.

Он быстро вскочил, повернул её голову набок, и Алла долго и мучительно сотрясалась в спазмах. Желудок был пуст, спазматические сокращения причиняли ужасную боль, казалось, что внизу живота сейчас что-то лопнет, хотелось подержаться за послеоперационный шов, но к её правой руке была подключена капельница, а левая - в повязке и неподвижна. От желчи во рту стало горько, горло сильно саднило, как всегда после интубации, а в целом состояние было таким, которое обычно характеризуется короткой, но емкой фразой: "Жить не хочется..."

- Лучше бы я вчера застрелилась, - прохрипела она. - Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли... - Даже эти два предложения её утомили, сил не было совершенно, и Алла закрыла глаза.

Женя быстро сбегал на пост медсестры, что-то принес и попросил:

- Алка, открой рот, пожалуйста.

Она покорно открыла рот. Подняв её язык к небу, он накапал чего-то очень горького и противного, и Алла закашлялась. От кашля опять стало страшно больно внизу живота, она глухо стонала сквозь зубы, не переставая кашлять и сотрясаясь всем телом.

- Уже не тошнит? - спросил Женя через некоторое время.

Открыв глаза, любимая женщина посмотрела на него без любви и ответила:

- Меня от всего тошнит. От этого чертового наркоза. От тебя. От себя. От жизни. Уйди, Жека. Никого не хочу видеть.

- Не уйду.

- Пошел к черту! - Голос её был ещё слаб, и выразительного ругательства не получилось. - Втравил меня в блудняк, хирург херов! Лучше бы я подохла своей смертью, чем попасть к вам в лапы, потрошители гребанные!

От того, что она лежит, беспомощная, страдающая и ругается, Женя невольно улыбнулся. Пусть ругается. Главное, что операция закончилась. Пусть и не без проблем, но все уже позади.

- Сейчас я сделаю тебе промедол и снотворное по вене. Сразу забалдеешь и заснешь.

Он снова сбегал на пост, принес два наполненных шприца и ввел лекарства в трубку капельницы, а Алла, лежа с закрытыми глазами, думала:

"Олег тоже после операции колол меня, сидел рядом... - Уже чувствуя, что наркотик подействовал, во всем теле появилась легкость, боль ушла, она мысленно произнесла: - Остохренели мне эти проклятые операции и эти проклятые хирурги..."

Алла проснулась уже в другом состоянии. Боли она не чувствовала, тошноты тоже. Правда, немного кружилась голова и все ещё саднило в горле, но по сравнению с тем, что было, это уже пустяки.

Перекатив голову, она увидела сидящего рядом Олега. Жека подпирал стену, скрестив руки на груди. Увидев, что Алла открыла глаза, оба сразу встрепенулись.

- Вы сидите на единственном стуле посменно, что ли? - хриплым со сна голосом спросила она.

- Ага, - подтвердил Женя, отклеившись от стены и приближаясь к кровати. - Как себя самочуешь, Алка?

- Примерно так, как мужик в очереди на принудительную кастрацию.

Открыла дверь, и стремительно вошел профессор Ермаков, аж полы распахнутого халата развевались.

- Как дела, моя красавица?

- Сплясать не обещаю.

- Сегодня я не настаиваю, но завтра мы с вами непременно совершим несколько па в стиле танцев Дома отдыха ветеранов труда.

- Завтра? - удивленно переспросила пациентка. Она еле живая - какие ещё танцы?!

- Непременно, - жизнерадостно заверил профессор. - Своим пациенткам мы залеживаться не позволяем. Ровно через сутки после операции, будь добра, голубушка, подъем! А на третий день мои девочки, даже почти пенсионного возраста, шустро бегают по отделению. Многих выписываем уже через неделю. Вот так-то, моя милая, - улыбнулся он, сверкнув такими же белоснежными, как у сына, зубами. - Лечим ускоренными методами. Но - качественно! Фирма гарантирует: осложнения исключены.

Алла улыбнулась в ответ:

- Я не против выписаться через неделю. Терпеть не могу больницы.

- А кто-то, между прочим, говорил: "Я вас обожаю, профессор Ермаков", - с мнимо обиженной миной напомнил Валерий Петрович.

- Могу ещё раз повторить: "Я вас обожаю, профессор Ермаков!" - с экспрессией произнесла благодарная пациентка.

- В таком случае мне придется выполнить свое обещание. - Наклонившись, он поцеловал её в щеку, потом выпрямился и подмигнул. - Хорошенькую женщину можно целовать бесконечно, и ни разу не попадешь в одно и то же место, потому что она везде красивая.

- Что с моей опухолью, Валерий Петрович?

- Я же говорил: "Как скажете, так и будет". Все как вы заказывали. Желание пациентки - для меня закон. Лежит ваша бяка в морозилке, могу дать распоряжение принести - сами на неё глянете. Там только эта "маленькая штучка" и больше ничего. Так что данный природой комплект органов при вас, моя лапушка.

- Спасибо, доктор, - прошептала Алла, и на глаза невольно выступили слезы.

- "Спасибо" в стакан не нальешь, - весело отпарировал тот. - Но по приезду мы с вами непременно выпьем ха-арошего коньячку.

- Вы уезжаете? - расстроилась она.

- К сожалению, - развел руками профессор. - Именно с этим была связана экстренность операции, а вовсе не с тем, о чем вы наверняка подумали. А ну-ка, угадайте загадку? От кого произошел человек?

- От Дарвина, - решила схохмить Алла.

- Нет, моя милая. Человек произошел от женщины.

Ей понравилось, как он её обманул, и как легко она купилась. Алла рассмеялась, а потом мучительно закашлялась. Валерий Петрович легко приподнял верхнюю часть тела пациентки, усадил и стал легонько поглаживать и похлопывать по спине. В её бронхах клокотало, мешало дышать, но никак не желало откашливаться. Наконец она перевела дух, но дыхание оставалось хриплым, свистящим. Не оборачиваясь, профессор велел сыну:

- Жека, сбегай к Оленьке и скажи, что я назначил отхаркивающее. На ночь банки.

Сняв с шеи фонендоскоп, он послушал легкие больной и спросил:

- Вы курите, Аллочка?

Та кивнула, а Олег достал из кармана заранее припасенную пачку её любимого красного "More", распечатал, сунул в Аллин рот сигарету и поднес зажигалку.

- Пару затяжек, - предупредил Валерий Петрович.

Алла вдохнула табачный дым и опять раскашлялась. Но теперь ей удалось сплюнуть противную вязкую мокроту, а профессор одобрительно кивнул головой и в лицах рассказал анекдот:

- "Не нравится мне ваш кашель, больной..." - говорит врач, а наутро: "Ну вот! Кашель стал значительно лучше". Пациент, с гордостью: "Всю ночь тренировался!"

- Не смешите меня, Валерий Петрович, а то я опять раскашляюсь.

- Кашлять нужно, чтобы быстрее справиться с застоем в легких, так что нарочно буду смешить: - "Доктор, я буду жить?" - "Будете. Но только неделю".

Пациентка снова закашляла, но после сигареты дело уже пошло легче. Жека, вернувшийся в палату, тоже принял участие в смехотерапии как средстве борьбы с застойными явлениями с легких:

- Врач говорит другу, навестившему больного, что тот совсем плох, но при нем нужно выглядеть повеселее. "Ну что? - весело говорит приятель, входя в палату. - Умираем?"

Алла уже дышала свободно и тоже поддержала тему:

- Врач слушает пациента: "Дышите! Не дышите! Дышите! Не дышите! Не дышите! Не дышите!.. Выносите! Следующий!"

- Ну вот, - удовлетворенно произнес Валерий Петрович. - Жить будете, Аллочка, причем, долго и хорошо.

- "Что сказал покойный Иванов?" - "Приказал долго жить".

- Регинка, приезжай ко мне после работы. Такая сногсшибательная новость, что могу сообщить только при личной встрече. - Нора замолчала, подумав: "А вдруг менты поставили мой телефон на прослушку?"

- Хорошо, буду у тебя в семь.

Когда Регина вошла в квартиру подруги, та заговорщицки подмигнула и потащила её на лоджию. Плотно прикрыв дверь, Нора сказала:

- Надеюсь, лоджию не оснастили подслушивающей аппаратурой.

- А что? Есть основания думать, что тебя подслушивают?

- Нет, но в нашем положении, сама понимаешь...

- Ладно, говори, что за сногсшибательная новость.

- Сегодня прокатилась в банк - теперь езжу туда сама, чтобы бухгалтерша не совала нос в наш опустошенный счет, - понизив голос, сообщила Нора. - Угадай, что я обнаружила?

- Пришли ещё деньги? - догадалась Регина.

- Ага. Два лимона зеленых.

Утром Валерий Петрович заехал в клинику проведать Аллу и, как и обещал, заставил её встать.

- Не бойтесь, моя сладкая, опирайтесь вначале на мою руку, потом обхватите меня за талию, точнее, за то место, где она теоретически должна быть, я вас поддержу, и мы с вами, как два дистрофика, к вечеру дойдем до двери палаты.

- Ой, у меня сейчас все кишки вывалятся, - смеясь и держась здоровой рукой за послеоперационный шов, сказала она.

- Ничего страшного, Дашенька успеет их подхватить, а потом мы обратно затолкаем все ваше хозяйство.

Медсестра туго перевязала низ Аллиного живота плотно свернутой пеленкой, и ей сразу стало легче. Кишечник уже не давил на место послеоперационного разреза, и было не страшно, что шов лопнет. Обняв друг друга за талию, они с профессором сделали пару шагов. Алла непроизвольно согнулась почти в "г"образную позу, а Валерий Петрович подбодрил её байкой:

- "Больная, ну как вы идете? Вам больничный нужен? А ну-ка немедленно примите подобающий вид: согнитесь, выражение лица умирающее, изо рта энергичный стон, но при этом голос очень жалобный!"

Пациентка рассмеялась и выпрямилась. Оказалось, что нет большой разницы, как идти - прямо или в полусогнутом состоянии. Так они с профессором добрели до двери палаты, вышли в коридор, и каждый шаг давался Алле все легче и легче. Навстречу попадались пациентки, расцветающие при виде обожаемого доктора улыбками, а он кивал, попутно развлекая спутницу:

- "Мы женаты уже пять лет, но у нас нет детей", - жалуется муж пациентки. Гинеколог: "Но я же советовал вашей жене поехать на лечение в санаторий!" - "Да ездили мы, все лето там провели". - "А вот вас я туда не посылал!"

- Валерий Петрович, теперь вы можете сказать мне правду - у меня и в самом деле есть шанс стать матерью?

- Разумеется, Аллочка. - Профессор уже был серьезен. - Опухоль препятствовала зачатию, а даже если бы оно произошло, вас ожидал выкидыш с угрозой профузного кровотечения. Так что вы сидели на бомбе с зажженным фитилем.

- Спасибо за все, Валерий Петрович.

- Не за что, моя лапонька. Для меня нет лучшей награды, чем видеть улыбку на лице женщины. Потому и избрал такую профессию. Женщина носительница жизни, и к её здоровью следует относиться очень бережно. А Женька, паршивец, не пожелал пойти по моим стопам. - Он кивнул на появившегося в дверях отделения сына. Тот услышал его последние слова и сходу отпарировал:

- После того, как гинеколог провел влагалищное обследование, пожилая пациентка пристально посмотрела ему в глаза: "Скажите честно, молодой человек, а ваша мать знает, чем вы тут занимаетесь?" - Подмигнув отцу, он прибавил: - Я боялся подпортить свою репутацию в глазах прекрасного пола, батя.

- Пациентка говорит гинекологу: "Доктор, а до меня у вас были другие женщины?" - не остался в долгу Ермаков-старший.

- Как тебе новость? - поинтересовалась Нора.

- И в самом деле - сногсшибательная...

- Видно, Сенька ещё кого-то облапошил с кредитом.

- Неужели тоже предоставил в качестве гарантийного обеспечения ваш магазин?

- А шут его знает?! Этот ловкач вполне мог состряпать кучу поддельных документов. Вообще-то одну собственность дважды в заклад не отдают, но раз Семен замыслил крупную аферу, то мог взять в долю сотрудника банка или дать приличный "откатный" процент, и тот закрыл глаза на сомнительные документы. Если те по форме составлены правильно, со всеми положенными печатями, подписями, плюс оценка стоимости недвижимости банковскими экспертами, то с него взятки гладки. Не он один в этом мошенничестве участвует, просто так кредит в два миллиона баксов не отстегнут.

- И что ты собираешься делать?

- Понятия не имею, вот и вызвонила тебя, чтобы посоветоваться.

- А какой банк перевел деньги?

- "Столичный".

- Но если у них есть гарантийное обязательство, то при невозврате кредита через положенное время они потребуют, чтобы к ним перешла собственность, представленная в качестве обеспечения.

Нора задумчиво почесала переносицу, не сводя взгляда с подруги.

- Если я сейчас подниму волну, что моя подпись подделана, могу запросто получить по башке. Сдается мне, так просто, как с вашим "Атлантом", чейнч совершить не удастся. Раз они выдали кредит, значит, заинтересованы. Вот и грохнут меня, чтобы не путалась под ногами.

- Жека, ты погуляй с четверть часика, нам с Аллочкой нужно посекретничать, - обратился профессор Ермаков к сыну. Когда Женя направился к ординаторской, Валерий Петрович повернулся к пациентке. - Душа моя, некоторое время придется полностью воздерживаться от секса.

- Я понимаю, Валерий Петрович, - согласно кивнула Алла.

- Увы, золотко, одного понимания недостаточно. Был у меня печальный случай. Соперировал женщину, дал ей рекомендации, она тоже послушно кивала и обещала неукоснительно соблюдать. А ещё лежа в больничной палате, пациентка углядела симпатичного молодого человека, навещавшего другую больную. Та, на её взгляд, была недостойна такого симпатяги, и наша героиня смотрела на парня весьма выразительным взглядом. Между делом они обменялись телефончиками и через неделю после выписки дама пригласила его на кофеек, а за разговорами и прочими интимными действиями не совладала с собой. А у неё есть любовник, имевший ключи от квартиры. И, как водится, тот явился в самый неподходящий момент. У женщины кровотечение, а мужчины выясняют отношения с помощью кулаков и других подручных средств. Пока её доставили в больницу, чуть не погибла.

- Обещаю, я не повторю опыт вашей пациентки.

- Вот и отлично! Но имейте в виду, Аллочка, в данном случае речь идет не о неделях, а о месяцах. Когда я вернусь из командировки, мы посмотрим, как ведет себя рубец, а потом будем контролировать процесс ультразвуковым обследованием. Я не отношусь к категории перестраховщиков, к тому же, прекрасно понимаю тяготы вынужденного воздержания, поэтому не стану слишком затягивать сроки. Но и вы будьте паинькой, договорились, солнце мое?

- Договорились, - улыбнулась Алла.

- Вы немножко помучились во имя великой цели - стать матерью! - а ради этого женщина готова жертвовать многим.

- Вы оперировали меня только из-за этого?

- Разумеется, Аллочка.

- Сама по себе опухоль не была опасной?

- Ни капельки! - Профессор опять сделал честнейшие глаза, благо за многие годы практики уже поднаторел в искусстве маленького обмана. - Вы родились в рубашке, моя милая. Чикнуть эти бяки бывает довольно затруднительно, но вам повезло, вашу маленькую штучку легко удалили.

- Просто у вас руки золотые, Валерий Петрович.

Алла вдруг схватила руку хирурга и поцеловала, а тот смутился и быстро спрятал её за спину.

- Я понимаю ваш эмоциональный порыв, радость моя, но не стоит целовать руки мужчине, кем бы тот ни был. - Все ещё немного сконфуженный профессор решил переключить внимание пациентки: - "Доктор, я уже три года замужем, но никак не могу забеременеть. Боюсь, муж бросит меня, если у нас не будет детей..." "Раздевайтесь, ложитесь на кушетку, - велит врач. - Я сейчас вымою руки и к вам подойду." "Но, доктор, я бы хотела иметь ребенка от своего мужа!"

- Я вас обожаю, профессор Ермаков! - ещё раз с экспрессией произнесла Алла.

- Теперь, Аллочка, я вам стопроцентно гарантирую: никаких препятствий для зачатия нет. Мы обследовали ваш гормональный фон, яичники работают нормально, так что после периода некоторого воздержания придется вначале предохраняться, а потом я дам добро, и пусть Жека делом доказывает, что носит свои прозвища заслуженно.

- Теперь я уже верю.

- Ну и чудесно.

В дверях отделения появился Олег и заулыбался, увидев любимую женщину на ногах, улыбающуюся и мило болтающую со своим лечащим врачом. Поздоровавшись с обоими, он решил не мешать и отправился в ординаторскую. Проводив его взглядом, профессор Ермаков посмотрел на пациентку:

- А в отношении всего остального, моя радость, скажу вам как человек с большим опытом: на свете самое главное - любовь. Все остальное второстепенно. Условности, мнение обывателей, - все это чушь. Вот я люблю Анастасию, а она меня, и все прочее мы оба оставляем за скобками. У нас замечательный сын, у него - чудесная подруга, так что мы с женой счастливы. И вы не терзайте душу ерундой. Все это чепуха на постном масле, уверяю вас. Живите, как сердце подсказывает, а оно у вас доброе, и не обременяйте голову несущественными проблемами.

- Вы знаете об Олеге?

- Разумеется. Он ведь друг моего сына, часто бывает в нашем доме. А Женька мне сразу сказал, ещё много-много месяцев назад, что единственная женщина, с которой он мог бы быть счастлив, любит его друга. Сын очень изменился с тех пор, как повстречал вас. Анастасия радовалась, что Жека наконец-то повзрослел. Она вас заочно полюбила и мечтает познакомиться. Кстати, моя половина хотела бы навестить вас, но я решил спросить вашего согласия.

- Лучше мы встретимся, когда я поправлюсь.

- Решение, достойное истинной женщины, - одобрил Валерий Петрович.

- Вот незадача... - расстроилась Регина. - И Алла Королева сейчас лежит в больнице. Она бы что-нибудь дельное посоветовала. Но не могу же я её тревожить, Алла после операции.

- Ладно, подружка, я пока не буду трепыхаться. Пара недель ничего не изменит. Хорошенько все обмозгую и лишь потом начну действовать. А то как бы и в самом деле не грохнули.

На следующий день Алла уже ходила прямо, много двигалась, как велел ей профессор Ермаков, и полностью сама себя обслуживала. Визитеры, которые шли непрерывным потоком, лишь диву давались - позавчера верную боевую подругу оперировали, а сегодня она уже на ногах, улыбается и шутит.

- Отбой тревоги, напарница! - оповестил её Виталий. - Наша четверка снята с розыска.

- Ну и слава Богу, а то я уже подумывала сделать пластическую операцию, чтобы стать неузнаваемой.

"Самаритянки", приходившие и поодиночке, и группами, завалили её палату судками и кастрюльками с домашней едой, пакетами со всякими разносолами, а Алла шутила:

- Сбалансированное питание: рот набит, в одной руке солидный кусок чего-нибудь вкусного, а в другой - кусище ещё более вкусного.

Олег с Жекой приходили и вместе, и по одному. Женщина с соседней койки - ещё вчера Аллу перевели из реанимации в двухместную палату, - некоторое время взирала на них в некотором недоумении, а когда Алла на минутку осталась одна, не выдержала:

- А кто из них твой муж?

- Оба, - ответила та.

Больше всех, пожалуй, был счастлив верный оруженосец. Четыре года назад, когда он познакомился с Аллой, Толик, в то время рядовой рэкетир из команды Славы Миронова, однажды застал Аллу, лежащей в своем кабинете, бледно-зеленой и кусающей губы от боли68. Тогда парень перепугался - баба на глазах загибается! - помчался по её просьбе в аптеку, принес обезболивающие, а потом отвез Аллу домой. С тех пор он жалел её, как любой сильный, здоровый человек сострадает больному. Санчо Панса единственный, кто знал о том, что у неё бывают приступы жестоких болей, но причина ему, разумеется, была неизвестна, и теперь он от души радовался, что источник недомогания его обожаемой начальницы устранен.

Теперь в круг людей, за которых он был готов собственноручно открутить голову любому, помимо Олега с Жекой и близких друзей Аллы, был включен и профессор Валерий Петрович Ермаков.

Толика в день операции в отделение не пустили, и он просидел в приемном покое, застыв неподвижно, как и при предыдущей Аллиной операции, периодически вскакивая и тормоша девушку из справочной, какие новости об Алле Королевой. Профессора Ермакова ему удалось подкараулить на выходе из клиники и, узнав, что операция завершилась благополучно, Толик готов был его расцеловать, но, разумеется, не стал этого делать, мучаясь сомнениями, - может, выразить свою благодарность деньгами? Валерий Петрович от сына знал, кем состоит Толик при Алле, и понял душевные терзания парня, который от переживаний не мог вымолвить ни слова, ободряюще похлопал его по плечу и попрощался. Поняв, что материальный эквивалент неуместен, Толик решил компенсировать по-другому: "Эта... доктор, ежли кому по башке дать или ещё чё, вы только скажите". "Непременно, молодой человек", - заверил профессор Ермаков.

"Самаритянки", не вдаваясь в подробности, сообщили Алле, что следствие застопорилось: у Регины, Норы, Любы и её детей алиби, у Сергея Новицкого тоже.

- Ну и ладно, - ответила верная боевая подруга. - Главное, что все наши ни при чем. А кто застрелил Семена Воропаева, - нам без разницы.

Через неделю после операции, как и планировал профессор Ермаков, Аллу выписали из больницы. Шов хорошо заживал, для подстраховки она все ещё туго перетягивала низ живота пеленкой, научившись делать это самостоятельно, а в целом её состояние было вполне приличным.

Она вернулась домой вместе с Женей и Олегом. Теперь Алла уже не настаивала, чтобы Олег вернулся. Наверное, он прав - им лучше пожить на разных территориях, а жизнь сама все расставит все по местам. Не собиралась она съезжаться и с Жекой. Теперь им уже не нужно прятаться и обманывать, есть возможность встречаться когда захотят, но пусть останется прелесть свиданий. Все ж совместное проживание с мужчиной для женщины Аллиного типажа имеет больше минусов, чем плюсов, и оба решили, что так лучше.

Олег с Жекой вели себя как обычно, к тому же, в чем-то уравнялись: о сексе речи нет, оба живут отдельно, и каждый теперь больше в статусе друга, нежели любовника.

Еще совсем недавно Алла терзалась, что у неё накопилось многовато близких мужчин. Ну, не так, чтобы очень сильно терзалась, но анализировала, почему так получилось, как их всех сохранить и никому из них не причинить боли, потому что все ей дороги.

А по сути получилось, что конфигурация любовного многогранника кардинально изменилась. Со Славой Мироновым уже давным-давно нет постельных отношений, да и встречи стали редкими, в основном созваниваются. Он теперь верный и преданный друг, не больше. Да и с Николаем Кузнецовым, похоже, все идет к тому же. Тот, правда, все ещё считал себя её любовником, но последнее интимное свидание состоялось давно, в начале июля, но и до этого были долгие перерывы. Коля тоже хороший друг и останется таковым на всю жизнь. На сексе с ним Алла решила поставить крест - чисто физиологический аспект её теперь не устраивал. С Олегом пылкие чувства остались в прошлом, он мудрый, понимающий и терпеливый, по сути заменил ей отца. С Сергеем тоже вряд ли возобновится роман - до его