Book: Сила Зверя



Александр А. ЕРМАКОВ

СИЛА ЗВЕРЯ

Витязь Небесного Кролика

Книга вторая

ИНТРОДУКЦИЯ

Шуршащая ночь. Тени в тени. Катафоты барьеров — огни обманки. Плацента салона наполнена негой занудливых блюзов пустого эфира. Водителю скучно. Он чешется вяло и левой рукою висит на баранке. Дорога нудна. Есть приятней забавы чем ночью тащиться разбитой дорогой. Но, дело такое, как нам приказали. Пахану виднее.

Однообразие пустынной трассы нарушил знак ограничения скорости. Впереди огни блокпоста дорожной полиции. Водитель дисциплинированно тормозит. Черепашьей скорость въезжает в свет прожекторов. Останавливается на отмашку полосатого жезла.

Старшина, тертый кусок, автомат на плече висит, не торопясь подходит. Кругом обшагивает, рассматривает дорогую машину, потом водителя.

Про себя матерится. — Черт бы побрал сегодняшнюю ориентировку. Все туманно, все общими словами, ничего конкретно. Уже третий похожий. А таких похожих пруд пруди. Но исполнять надо.

Оглянулся, проверяя действия подчиненных. Все хорошо. Один автоматчик грамотно расположился сзади с боку. Контролирует ситуацию. Второй, подальше, впереди, то на дорогу посматривает, то на старшину поглядывает.

Откозырял полицейский, представился. — Ваши документы.

Водитель зевает, передает через раскрытое окошко требуемое. Снова зевает.

Полицейский про себя отмечает — спокоен водитель, не суетится, не заискивает и не хамничает. Знать в себе уверен. А вот ноготь левого мизинца… Длинноват то ноготок. К бумагам присмотрелся. Все по форме. Права, как права, техпаспорт тоже. Да в ориентировке сказано: «при себе может иметь фальшивые документы на неизвестную фамилию». Мудилы. Поди в ночи разберись, натуральные удостоверения или липовые. Сейчас такие клепают, экспертиза и та выяснить не может. Ладно, майору решать.

Вообще то похож не очень. Но старый мент что-то унюхал. Неуловимое, необъяснимое, но знакомое. Есть что-то сомнительное в этом моложавом, дорого одетом мужчине. Что-то неприличное. Но и что-то непонятное. Дисциплинированный водитель, не походил на законопослушного гражданина. Хотя, нынче от доброй половины владельцев дорогих автомобилей криминалом пованивает.

— Выйдите из машины. Руки за спину.

Сам отступил подальше от линии огня. Мельком взглянул на подчиненных. Молодцы. Первый ноги пошире расставил, автомат наизготовку держит. Второй, не ожидая команды, поближе подтянулся, оружие с плеча скинул. Никуда голубчик не денется, если пошалить надумает.

Не надумал. Грамотно вышел. Не торопливо, без резких движений, руки держал на виду. Лениво по сторонам огляделся, на бронежилетных автоматчиков, после на старшину взглянул.

Развернулся, сплел на крестце пальцы.

— В чем, собственно, проблемы? — Спросил словно от нечего делать, как без нужды здоровьем интересуются .

— Да, — уклончиво пробурчал старшина. — Проверка. Формальность. — И, для надежности, защелкнул наручники.

Водитель и это воспринял с будничным спокойствием.

— Или дурак, или привык к такому обращению. Пускай майор голову себе сушит. — Вы, тут пока сами. — Обратился к подчиненным. И к водителю, приудерживая его за локоть. — Проходите вон в те двери, на второй этаж.

Тот безропотно подчинился.

Дежуривший майор, мясистый, красномордый служака, видавший, бравший и утомленный, чистил ножичком румяное яблоко. Намеревался закусить. Отвлекли, помешали.

— Ну, что там у тебя еще? — Спросил недовольно. Вздохнул, с сожалением отложил постороннее.

— Да, вот, по ориентировке доставил.

— Ох, скривился майор. Ориентировка эта сидела и у него в тренированной печенке. Дурь сплошная. Только людей тревожить. Когда эти умники из Управления научаться рассылать дельное? Видать никогда. Снова вздохнул.

Взглянул на задержанного. Губами почмокал. — А ведь старшина прав. Странный господин. Особенно глаза. Какие они? Нет, не наглые, не испуганные и не грустные, тоски тюремной в них нет. Скучающие! Точно, скучающие. Очень скучающие. Словно надоело им видеть и легавых и протоколы и наручники. Набрыдло до смерти.

Уже не сожалея об отложенном яблочке потянулся за регистрационным журналом и, заодно, бестолковую ориентировку достал. — Присаживайтесь. Сейчас разберемся. Не волнуйтесь. — Брякнул, и сам себя отругал: — У, старый дурак. Заволнуется этот, куда там. Держи карман шире.

Задержанный бровь изогнул, словно внутренний монолог расслышал, словно согласился с майором — да, мол, забоялся я всех вас больно, щас родимчик хватит.

Расслабленно стал опускаться на табурет. Но крепкими ягодицами потертой доски не коснулся. Сумудрился невероятно скукожиться, изогнуться, извертеться. Словно первоклашка через скакалку, проскочил над скованными руками. Взвился стальной пружиной, с развороту, с маху, врезал ботинком по удивленной старшинской физиономии. Повыше отворота бронежилета, пониже шлема, точно в скулу острием носка попал.

— Ах, ты, вражина! Да я тебя сейчас! — Хотел было заругаться майор. Хотел было за табельным пистолетом потянуться. Куда там. Сейчас не успел. Костяшками, сложенных в замок, пальцев, получил в уязвимость виска. Только крякнул, отправляясь в беспамятство тяжелой черепно-мозговой травмы.

Водитель, в будущем протоколе «неизвестное(ные) лицо(лица)», а в миру блатном — Фартовый, самоназванный Локимен, напряженно прислушался. Скользнул к окну, осторожно поглядел. В свете прожекторов оба автоматчика замечательно просматривались. Несли размеренную службу, ни о чем не догадываясь. Шума, а не много его то и было, не услышали. Фартовый пнул ногой, переворачивая по сподручнее старшину. Извлек ключи, разомкнул стальные обручи оков.

Вынул из кармана нитяные перчатки, натянул на пальцы. Поднял со стола ориентировку, внимательно прочитал. Положил на место, а нож взял. По привычке доводить дело до бессомненного конца, аккуратно, чтоб кровью не измазаться, полоснул по сонной артерии умирающего майора. Следом прирезал и недобитого старшину.

Подхватил «калаша». Взглянул в контрольную прорезь рожка. Довольно усмехнулся знакомой матовости бронзового капсуля. Дважды клацнул предохранителем, ставя на автоматический. Передернул затвор, проверил положение прицельной планки. Спиной вдоль стенки, неслышно спустился с лестницы, прижался к косяку двери, выключил свет, носком ноги легонько приоткрыл створку. Невидимый в темноте проема, мгновение оценивал расположение мишеней, оценил и окружающую обстановку. Подходяще. Вскинул автомат. Неторопливо, тщательно прицелился.

Открыл огонь.

Съехав на знакомый проселок, выключил фары — ему хватало и половинной луны. Проехав немного остановился. Прислушался к звукам оставленной трассы. Позевал. Закурил папиросу, в окошко поплевал. Побарабанил пальцами по рулю, вспоминая прочитанную ориентировку.

Подзаборно матюгнулся, загнул большой палец. — Да, была у легавых наводка. Какая то сука сдала, стуканула мусорам. И, кажется, известная сука. Нет проблем, разберемся, дело техники. А сейчас надо линять. Сменить портрет, сбросить паленую тачку. И нафиг с пляжа.

Врубил передачу, тронулся в направлении, ему одному известной, блат-хаты.

Все путем.

Глава 1. Гильдгард

Поскреб летописец куцую бороденку, за ухом почесал. Лучину подправил, обмакнул перо в чернила, по пергаментному листу заскрипел: "Многая славныя геройства свершил витязь Сигмонд и был провозглашен лордом двух кланов и венчан двумя коронами в поднебесье Холмов, прозываемых в народе Вороньими. Горы и небо свидетель сей клятвы, сего миропомазания. И под длань его приходил многий народ и принимал он всех ласково. И маломестно стало в теснинах Вороньих Холмов и сошед Сигмонд и люди его на равнину в удельные земли, в свою вотчину, изгнал нечестивых скореновцев и створиша град и нарекоша имя ему Гильдгард. И бяше около того града лес и бор велик и нивы тучны и пашни плодоносны бяху мужи мудры и отважны и нарицахуся Волки, а оратаи старательны и смирены. В том граде основаша Сигмонд престол и правил мудро.

А как настало лето сего года…".

Сумрачный ходил Сигмонд по палатам новоотстроенного замка, думу думал. Наконец сказал: — Знаешь, Гильда, нехорошо получается, лордствуем мы тут вроде бы как самозвано. Надо съездить хоть к королю, хоть к герцогу, чтоб весь протокол соблюсти.

— А как другие, без всяких герцогов, лордствуют?

— Нам другие не указ.

Не так уж и хотелось Гильде опять доставать дорожные одежды, надежно в сундуки сложенные, грибом-мухогубом от моли переложенные, но… Прав лорд Сигмонд. Надо собираться в путь-дорогу.

Собираться сенешалевне не долго. Все в походе надобное на своем месте хранится, все в исправности, все в достатке. Старая Мунгрена повозка заново отремонтирована, колеса обильно жирным дегтем смазаны, заместо изношенного, дождями да ветрами побитого, новый, свежей, крепкой материи, тент натянут — любые ливни ему нипочем. Упряжь починена, поменяна, кони сытые, крепкие в безделии застоялись, копытами бьют, трясут гривами, просятся в путь. Кузнец, мастер умелый, старательно подковал, на совесть сработал, не охромеют, на каменистых дорогах ноги не собьют.

Да, вот, как хозяйство без присмотра покинуть? Не та она, голоногая, простоволосая девчонка с разбитыми коленками, что на ременном поводке брела, спотыкалась по задичалым тропинкам Блудного Бора, оплеухами кормилась, затрещинами лакомилась. Нынче не-е-е. Нынче она владетельная леди Гильда, два клана ей подвластны и еще много другого люда, за хозяйку ее привечают.

Спору нет, хорошо было дома под родительским кровом. Только, по правде сказать, скудна родительская вотчина, тесна крепостенка, малолюдна. Бедна стояла осторонь путей торных, торговых. Глухомань захолустная. Земли скудно, а угодий, вовсе пустяк, все больше неудобья, яры да овраги, приют зверя дикого. Поселяне, пахали мало, все больше по пустошам коз пасли, в лесах бортничали, да лыко драли. В нужде жили, впроголодь.

Да и что ждало ее дальше? Не так высокороден ее отец, не так богат, чтоб выдать дочь за владетельного сеньора. Вот и уготован ей удел мужней жены кого-нибудь из младших сынов малопоместного лорда. Суждено было быть довеку в подчинении старшей заловки. И что тогда проку в ее, Гильдиных, знаниях, умениях? Один вред, одно горе. Худо ученная хозяйка, завидущая да толстомясая, только б тиранила младшую родственницу, только б держала в черном теле, чтоб знала, чтоб помнила та, кто в поместье барыня. Чтоб неповадно было, даже в помыслах ночных, видеть себя хозяйкой.

А отчий дом… еще прейдет пора, еще отстроим. — Думала Гильда.

А нынешние владения хороши. Обширен феод, просторен. Нивы плодородны, земли тучны, сенокосы обильны. Леса — боры да дубравы, в строительстве деревья необходимые, многополезные, в большом достатке произрастают.

Без крови отвоевали замок. Стоял в нем малый гарнизон Скореновский, во главе с наказным сенешалем. При виде наступающего войска ворота скоро заперли, у бойниц ратники в бронях, с копьями да луками выстроились. Под флагом клана сам сенешаль стоит, в руках меч держит. Да только нет куражу у наймитов. Войско оружием грозится, но не уверенно как-то, с робостью. Не так других пугая, как себя раззадоривая.

Оставили Волки жен и детей позади, с ними немощных и больных, подступили к стенам. Сигмонд, в своих сверкающих, волшебных доспехах, выехал вперед войска. Бесстрашно, на рысях подскакал к самим запертым воротам.

— Я — лорд Сигмонд, витязь Небесного Кролика объявляю вам свою волю. Дабы избегнуть ненужного кровопролития и всех вас не загубить, велю открыть ворота и сдать замок его истинным хозяевам, коварством Скореновским отнятого. Разрешаю выехать с оружием и знаменами, забрать с собой, все свои вещи, которые увезти сможете. Уйдете невредимыми, в том вам мое слово. Сроку даю, — воткнул Сигмонд в землю страшный свой меч Даесворду, — пока тень не коснется ворот. Тогда штурмом возьму, пленных не будет. И в том мое слово.

Задумался крепко наказной сенешаль. Ранее, когда были живы оба Скорены и дядька и племянник, боронил бы замок против самих бесов подземного мира, не так они страшны, как гнев лордовский. А сейчас другие времена наступили, карать нынче некому. Лорды мертвы, их погубитель против ворот стоит и сила за ним. Наследника прямого нет, претенденты промеж собой грызутся, спорят, скоро до резни дело дойдет, его измену не заметят нынче, не припомнят позже, днесь иные у них докуки, чем замок Волчий, чем феод дальний, непокорный.

Смутные времена. Нету резону жизнь ложить, смерть принимать. А что смерть, в том сомнения нету. Вон, она, у самых ворот стоит, латами сверкает, булатом звенит. С тенью меча войдет в замок, никого не минет, не помилует. В том слово витязя, слово крепкое, слово заветное. Лорд Сигмонд, шутки не шутит, сказки не сказывает — головы с плеч долой рубит. Два раза не бьет — богатырской руке одного довольно. Куда ж супротив такого ратиборщика простоять, как продержаться, какой силою замок отстоять? Вон скольких молодцев в чистом поле, у дороги меж холмами побил, скольких удальцов смерти предал. Все на сыру землю полегли. А были те молодцы — гридни лордовские, бойцы знатные, рубаки отменные, не чета сенешалевым бражникам.

Дружина замковая — служилый люд, зело ненадежна, кланщиков нет, одни псы войны, наймиты ратные. Да и тем давно не плачено. По оброк, по недоимками в село прискакать, на то еще кое как горазды, а вот в жаркой сече, в смертном бою им веры не имать. Предадут, одного покинут, сами в убег пойдут, животы спасаючи.

Да и великодушен Кроличья Лапа, спору нет, условил сдачу почетно, не зазорно сенешалю крепость оставить, чести воинской без урону. Уж перед кем, а пред Сигмондом склониться, покориться неубиенному ратоборцу, в том бесславья нету, от того сраму не имать.

Надо повиноваться.

Так и оставил наемный гарнизон замок, сдал без бою. Выехал за ворота, ускакал прочь из пределов Волчьих. Только пыль на дороге от Скореновцев осталась, да и та опадает, ветром уносится.

Ликуя вошли вчерашние изгнанники, прошлые изгои в свою, по праву принадлежащую, цитадель. Домой вернулись. И радостно Волкам и грустно видеть разруху и запустение в некогда богатом замке. Временщики о сохранности строений не радели, хозяйничали кое как, абы только не под небом дождливым ночевать. Крытые галереи, в три этажа опоясывающие обширный внутренний двор, грязны, завалены ломаным, пройти не везде можно. Сам двор замусорен, захламлен, загажен тощими козами да курами с дурным пером, в сарае голодные свиньи верещат. Хозяйские помещения, да многие мастерские порушены, попорчены, инструмент растащен, переломан. Везде горькие следы пожара, обгорелые балки торчат, крыша провалена, черепица посыпалась. В палаты и не зайти, грязь да смрад, битая посуда, покрушеная мебель, рваные гобелены.

Дружно принялись порядок наводить. Под Гильдиной командой скучать не случалось. Весь мусор выгребли, крыши поправили, стены укрепили. Вот и незаметны следы былого пожара, уютно становится в обживаемом замке.

А люду все прибывало. Блюдя традицию, пришлые в кланы не принимались, потому те сочли неприличным в замке толкаться. Которые из поселян, затосковали по крестьянскому труду, захотелось своим хозяйством обзавестись. Сигмонд вовсе не перечил, отпустил, по Гильдиному совету, на издольщину.

В феоде не мало располагалось, ранее богатых, многолюдных, а теперь порядком обнищавших сел. А в округе замка и вовсе запустение наблюдалось. Стоят покинутые хаты, стены покосились, мхом крыши позарастали, того гляди, провалятся вскоре, зиму не продержатся. На подворьях лисы тявкают, на чердаках совы угнездились. Пашни лихотравьем позарастали, повсюду сорные кусты торчат, дурная осина покосы теснит. Вот туда, чтоб устоявшийся уклад старожилов не нарушать, не заводить новой смуты, и перебрались Сигмондовы люди.

Зазвенели топоры, завизжали пилы да рубанки, молотки застучали. Строились мужики. А там и в поле вышли, залежалые земли подымать, кусты да молодую древесную поросль выкорчевывать. Пахали под зябь, сеяли озимые. Весело, споро шли работы.

А иные, к ремеслу способные, от замка далеко не отошли, под его стенами начали дома возводить. Да не как попало, Сигмонд, собственноручно план начертал. Велел строить по правильному, чтоб красиво было и жить удобно. Сам каждый день округу объезжает, помогает землю мерить, помогает дома будущие располагать. — Вот тут, — говорит, — площади место, а тут улице быть, здесь разместим пристань, а там трактиры. Ну, кто у нас за повара, кому дело начинать?

И все то разумно выходит, красив поднимается город. Слава о нем по всей земле Ноддовской загремела, и в чужеземных краях о нем прослышали.

Как и замок, что по центру возвышается, Гильдгард большим квадратом строится. Четверо ворот, по числу сходящихся дорог, возводят каменщики. Главные, Красные ворота, выходят на обширный луг, на дорогу в Великий приорат Тамплиерский. Голубые, те открываются на берег реки, где исстари переправа, брод пролегает, от куда прямой путь в земли поморских баронов. К Зеленым воротам ведет лесной тракт, что до самого Блудного Бора тянется, а Желтые смотрят на ковыльную степь, на большак, он аж в самые полуденные байские страны ведет.



На границах владения, на реке, да по тем четырем трактам, что возле замка пересекаются, восстановили сторожевые башни, к ним пристроили помещения, кухни, конюшни, амбары, бани и другие. Разместили маленькие, но сильные гарнизоны. Теперь проезжие купцы, не опасаясь за свою жизнь и добро, ночуют в тепле и покое, защищенные надежной охраной, а случись нужда, можно запросить ратников для сопровождения в Гильдгард, а оттуда до противоположных границ без горя добраться.

Такое, Сигмондом учрежденное новшество пришлось по душе торговому люду, в Гильдгард потянулись купеческие караваны, поплыли по реке баржи. Не минуют поселение торговые гости. Видят многолюдность строящегося города, приветливую встречу, охотно направляются в Сигмондово гнездо, зачинают торговлю. Открывают лавки, ставят лабазы да склады. А иные и вовсе осели, благо подати не велики, места вдоволь. Строили дома, заводили хозяйство.

И развернулся у пристани, базар, давненько такого в этих краях не видели. Каких только товаров здесь нет! И варяжская плетенная ковка, и полуденные шелка, и меды бочками и утварь хозяйская. На любой вкус, на любой кошель. Окрестные поселяне тоже рады приехать, свои товары продать, нужное прикупить. Большая торговля пошла.

Гильда, с поначалу, чуть было не растерялась, как таким хозяйством управлять. Это не маленькая отцовская крепость, не пара деревень при ней. Замок огромный. Земли обширны, землепашцев изрядно проживает, и новые с семействами со скотиной приходят, просятся под руку витязя. Город строится, и в нем народу все больше и больше. Когда бы не Сигмонд, не знает сенешалевна как бы справилась с такой махиной. А витязь, вопреки обычаям Ноддовским, оказался хозяин весьма умелый. Многому и Гильду научил и сам не погнушался сделать.

В числе прочего, показал как учет вести. Специальные книги завел, растолковал Гильде что и как писать в них надобно. И правда, легче стало. А вскоре, среди прибывших, нашел витязь книгочтеев, грамоте и счету обученных. Приставил их к сенешалевне в помощь. Сидят нынче за конторками, ведут учет хозяйских трат и прибылей.

Не переставала Гильда изумляться витязевым талантам. Велики, необъятны познания Сигмонда. Ум острый, мысль светлая, проворная. Многое из того что он учреждал, было ново, сразу непонятно и, даже, казалось противоестественно. Однако проходили дни, начинания приносили весомые плоды и сенешалевна начинала думать — как же мы раньше без этого обходились, это ведь так просто и хорошо.

Ну, кто бы это видел, чтоб владетельный лорд, да с торговцами дружбу водил? А вот Сигмонд не брезгует, зазывает к себе в замок, и на пиры и на беседы. Сидит с ними, как с равными советуется, обсуждает, что б такого еще сделать надо для благо процветания Гильдгарда, для вящей его славы.

Печется Сигмонд о торговом люде, да не только о нем. Зовет и мастеров, приглашает ремесленников, трактирщиков не гнушается. Сам частенько в мастерские заглядывает. Любит и посмотреть и послушать и руками пощупать. Дивятся умельцы, а больше всех оружейники недоумевают. С каких это пор благородный лорд, да лучше них, с малых лет к горну да наковальне приставленных, кузнечное дело знает? Зауважали пуще прежнего.

А город все рос, забот все прибывало. Одного дня созвал Сигмонд к себе именитых горожан и говорит: — Хватит, люди добрые, все мне в рот смотреть. Давай-ка сами своим умом жить. А я, как надо будет, помогу. Так учреждена была купеческая гильдия, чтоб значит самим свои дела решать, свои интересы блюсти. А следом и гильдии ткачей и кузнецов и гончаров в городе организованы. Начала и ратуша строиться, а выборные представители, покуда в замке заседают.

Волков, только они в замке навели порядок, витязь принялся учить ратному мастерству. Каждый день выводит в поле на, как поименовал он эту муштру, тактико-специальную подготовку. Готовит сомкнутым строем сражаться, клином наступать, держать в каре оборону, правильно фалангой строиться и многому, многому другому, о чем кланщики и не слыхали даже.

Отдельно Сигмонд со своими гриднями мечами машет. Обучает их приемам невиданным, показывает, как им вместе биться, как подсоблять друг другу. Ингрендсоны урокам рады, учениками оказались отменными. Вскоре и Гильда к ним присоединилась. Упражнялась не тольво в стрельбе из лука, с этим знакома была еще в отчем замке. Упросила Сигмонда показать ей свои приемы чудесные. Витязь показал. Обогнала скоро сенешалевна сыновей почтенного Ингренда.

Один раз только оставил городище, поехал, якобы на охоту. А вся его охота началась, как взгрустнулось Гильде, вспомнился отчий дом, вспомнилась великая обида. Рассказывала, как, лорд, которому верой и правдой столько лет служил ее родитель, в конце концов со Скоренами замирился, в дружбу вошел. Предал он своего родственника, позабыл о мести, не начал справедливую, традициями требуемую файду. Такого отродясь в земле Нодд не бывало, чтоб безнаказанно оставить порушение своего замка, смерть сородича, гибель клана фратрии.

И то не все. Предлагали наемники скореновские, за малый выкуп отдать пленницу, да лорд отказал. Затаил на сенешалевну обиду, когда гостивши в крепости, недостойное предлагал, да был отвергнут. Мстя бесчестно, прилюдно заявил, что мол его солдаты в замке соломенные матрацы имеют и других подстилок им не надобно. Хохотал громко и холопы его смеялись обидно.

Вот узнав эту историю помрачнел Сигмонд, глазами похолодел да и собрался, как сам сказал, на охоту. Три дня пропадал, после объявился, без добычи, но весел. А в скором времени слух прошел о страшной, таинственной смерти Гильдиного обидчика.

А случались и другие заботы. Довелось опять вынимать мечи из ножен, привелось Волкам науку Сигмондову в бою применить.

Пришли один раз к властителю старосты сельские. Провели их в господские покои, в парадную залу. Сигмонд, вняв настояниям подруги, ожидал их в кресле, приняв вид «гордый и внушительный». Леди Гильда важно восседала одесную рядом, по левую руку расположился Ингренд.

Сбросив шапки, земно поклонившись, обратились ходоки к лорду:

— Бьем тебе челом, батюшка ты наш, на злой люд. Мы от сохи народ, с земли живем своею силою, не чужою. Лукавством промышлять не умеем, браниться да тягаться с лихими людьми ненаучены.

С теми словами на колени пали, лбами в по ударились, да и застыли в такой позе.

Поглядел Сигмонд на лохматые затылки, на подъятые зады поселянские. Хмыкнул, пожал плечами.

— Да говорите яснее. От чего спасать?

Ходоки еще о плиты постукались, старший продолжил:

— Мы, лорд ты наш, Бугха благостного милостию, батюшкиным благословением, матушкиным научениям, народ честной, добрый, не корыстный. Ратями мы не стояли, полками мы не хаживали, в сечах не ведовались. Хотим, свет наш солнышко, быть оборонены тобою, лордом нашим владетельным, витязем славнейшим, Зверя-Кролика изъевшего, лапку Его носящего. Ить те смутщики да воры, разбойный люд, нас маломочных оратаев испродать норовят, жиров наших лишить, животы оскудить. Вовсе тошно приходит — аки бешенные псы рыскают, коли не слясять, то отберут нечестно. Над женами глумятся, дочек изобижают охально. Нетути нам спасу вовсе, едино на тя упование, едина на тя надежа. Оборони, витязюшко, избави от напасти.

Закончил и, опять, в ноги повалился. И сотоварищи его голов не поднимают. Робко ответа дожидаются.

— Да что такое? — Недоуменно обратился Сигмонд к Гильде. — Чего они хотят, ты понимаешь?

— Да чего там понимать. Дело простое. Просят защитить их от разбойников. Говорят, сверх меры донимать стали мужиков, на тебя одного их надежда.

А Сигмонд, брови нахмурив, сказал строго старостам:

— Так что ж вы раньше молчали. Расправимся с этим бандформированием. Давно пора. Законность и порядок наведем. Это я вам, со всей ответственностью заявляю. Но и вам, в стороне стоять не годится. Собирайте людей, пусть вооружаются подручными средствами, будем вместе проводить операцию. Вставайте с полу и за дело.

Поднялись старосты, кланялись, растеряно глаза выпучивали. Думали: — Эка муж высокородный глаголет, вроде внял мольбам нашим, да вот… Непонятно.

Гильда, затруднения поселян угадав, белозубо улыбнулась тому, кудрями потрясла.

— Мужики, — сказала, — лорд, господин ваш великодушно просьбу уважил. Для той цели пришлет отряд ратников, да людей нынче мало. Велит он вам всем миром злодеев бить. Берите вилы да рогатины, готовьтесь выступать за правое дело. А иначе, собачьи дети, лорд своих людей, за ваше добро холопское губить не будет. Поняли, лапотные?

Услышав знакомую речь, да ладную, понятливо заулыбались. Снова попадали на колени, лбами о камень пола. — Свет ты наш лорд-благодетель. Все, как велишь выполним. Можешь не сумневаться.

С тем, обрадованные, разошлись по своим домам. Там, собрав сходки, объявили повеление лорда. Мужики бороды поскребли, тригоном себя осенили, поохали, для порядку, но пошли, покрякивая острить секиры, править рогатины охотничьи.

А в недолгой поре и сам Сигмонд дружину привел. Волкам, тем разыскать разбойный притон дело не трудное. В один день окружили, все пути для отступа перегородили, отряды подвели. Вокруг леса заставы повыставили и накрыли всю вольницу в одночасье.

Схватка бала кровавой, но короткой. Разбойничья доблесть известная — ночью всем скопом крестьянский двор громить, над беззащитными поселянами издеваться. А в правильном бою себя показать, кишка тонка.

Витязь, на белом, как облако скакуне, лихим ударом, напрочь отсек атаману голову. Волчья дружина ударила молчаливым строем. Яро рубила мечами, колола копьями, разом смяла вражьи ряды, вклинилась в расстроенные боевые порядки. Следом, с криком и гиканьем в пролом ввалились поселяне. Били зло, от души, с крестьянской упорностью свирепо мстили за многие обиды и разорения.

Кого насмерть порубали, кого повязали, а тех немногих, кому удалось бежать из битвы, дозоры на кордонах попереловили.

Победно вернулись в село, откуда поход начали. Сигмонд, как подобает, разместился со своими людьми в доме старосты. Снял ратный шлем, раздел доспех. На дворе вымылся колодезной водой, насухо вытершись, вышел к людям на площадь.

Село большое, народу много, так еще со всей округи набежали порадоваться, почествовать своего властелина. Старики, опираясь на клюки, детишки малые мамаш за подолы держат, бабы с младенцами на руках, девчата краснеющие, наливающиеся привлекательностью, безусые пареньки и, конечно же детворы бессчетно. Всем поглядеть хочется, всем хочется к празднику приобщиться. Всю площадь запрудили, толкутся, галдят, смеются. Иные, чтоб лучше видеть было, на крыши домов, что по краям площади построены, позалазили, все заборы пообсели, на деревьях, словно воробьи, взгромоздились. Ждут лорда, его суда над супостатами.

У дома старосты, молчаливы, суровы, рядами стоят дружинники. С боку от них поселянское ополчение, те, кто сегодня в битве были. Так и вышли на площадь с оружием, на лицах изображают важность, бороды расчесаны, груди колесом. Орлы, орлами. Победители.

У ворот сельского храма, на перекладине висящий, звонницы ведь не было, дребезжащим звуком брякнул старый колокол. Народ притих.

По команде Ингренда, кланщики вывели пленных разбойников, хмурых, связанных сыромятными ремнями да веревками. Ударами копейных древков, поставила на колени. Поселяне улюлюкали, кидались землей, гнилым овощем, костерили на чем свет стоит.

Внимательно Сигмонд посмотрел на злодеев, оглянул толпу, поднял руку. Помалу шум стих.

— Я их преступлений не знаю. Они вас грабили, вам их и судить. — И отвернулся.

— Смерти им! Смерти! — Зашумели поселяне.

Спорили, кричали не долго. Прислушались к мудрым речам сельских, бывших там старост. Присудили повесить, а чтоб было то с пользой, то у межевых знаков, да рядом с поставленными Сигмондом заставах на большаках, у края владений. Для острастки. Чтоб другим разбойникам путь-дорога в эти края была заказана. А для вящего научения, провести полоненных по всем весям феода, и в каждом бить кнутом.

Толпа одобрительно гудела.

Сигмонд, обернувшись к Ингренду, тихо спросил:

— А нельзя ли как ни будь погуманнее. Больно уж зверски получается.

На то, седой предводитель клана, почтительно поклонился своему лорду, тоже тихо отвечал: — Прости своего слугу верного, о лорд Сигмонд, что противу твоего пожелания великодушного, свое слово молвлю. Дозволишь ли?

— Да говори, к чему такие экивоки.

— Оно, конешно… Ты, витязь, в бою аки буйный тур, как барс рыкающий и, нет тебе равного. И великодушию твоему нет предела, велико твое благородство. Но только иначе никак не можно. Народишко тута темный. Обозленный да изверившийся. Не поймет, ну никак не поймет твоей милости. Эти, — посмотрел на поникших разбойников, — сами свой удел избрали. Никто их принуждением душегубничать не посылал, никто насильничать не неволил. По заслугам и награда, по деяниям и честь.

— Да не круто ли? А просто, ну, я знаю, головы отрубить, не годится?

— Никак не годится, мой лорд. Все твои поселяне — издольщики, должны видеть, барин о них печется. Что новый хозяин, не чета прежнему Скореновскому ставленнику, временщику. Что рачителен лорд, своих людей боронит, преступных наказует, правых милует.

— Правильно Ингренд говорит, — поддержала седого предводителя Гильда. — Тогда и любовь к тебе будет и почитание.

— Да какое же почитание на крови? Я б тех несчастных пинком бы за пределы выгнал, пусть идут с богом.

— Да куда же они пойдут? — Гильда даже сердиться начала. — Снова грабить пойдут. Да и на тебя, непонятливого, зло затаят. Мало нам врагов, еще наживать хочется?

— Да по какой причине им мне мстить, если я к ним по-доброму?

— А вот за то и мстить. Не зря в народе говорят: когда тебя ударили шуйцей, ты не бей десницей — руби голову, иначе тебя зарежут.

— Истину, истину люди говорят. — Согласно поддакивал Ингренд.

— Уговорили. — Неохотно сдался Сигмонд. И лукаво взглянув на Гильду, продолжил: — Вот, только думаю, может их на приманку для раков пустим. Наловим членистоногих, а?

Гильда подвоха в витязевом вопросе не замечала. — Дались тебе эти раки. Оно дело не плохое, да зачем они нам сейчас? Без того снеди хватает. Пускай, разбойнички, повисят вначале.

Люди на площади ждали решения своего сеньора, переминались с ноги на ногу, шептались. Сигмонд, видя нетерпение народа еще раз посмотрел на своих соратников. У всех читалась на лицах твердая уверенность в справедливости приговора.

— Да будет так! — Громко и отчетливо сказал витязь. Обернулся и покинул площадь под восторженные крики толпы. Зашел в избу, удрученно раздумывая над двусмыслием Гильдиного ответа. — Это как же получается, сначала пускай повисят, а потом на раков, так что ли? Вот же, чертова девка! Феодалка. — Пришел к окончательному выводу. — Истинная феодалка. Стопроцентная.

А вечером этого непростого дня в сельском трактире набилось народу, как давно не бывало. Кому места в тесном зале не досталось, разместились прямо на земле двора, да на площади. Пенная текла рекой, пива выпитого, вовсе немеряно. Народ гулял.

— Ужо, дождались. — Рассудительно говорил староста своим односельчанам, — внял благостный Бугх нашим молитвам, послал истинного господина. — И осенял себя знаком тригона.

Слушавшие его, и себе знак тригона выводили, головами согласно кивали.

— Дождались. Окончились наши маяты. Теперича заживем. Крут лорд, ох крут. Но справедлив. — И подымал староста многозначительно палец.

— Справедлив. — Вторили ему люди.

— Как сказал лорд: «Я вас, детушки в обиду не дам. Ежели кто к вам с мечем прейдет, лютой смертью того покараю». Вот так-то.

Восторженно слушали своего голову поселяне. Говорил так Сигмонд, не говорил, то не было важно.

Важно было что делал.

* * *

Вот после этого то суда и засобирался Сигмонд, лордовский свой титул утвердить по древнему порядку и обычаю. Как сам говорил — чтоб других судить, свой статус надо лигитимизовать. Иначе самозванство и самоуправство выходит.

Вот и пришлось Гильде собираться в путь дорогу.

Недолгие были сборы, но основательны. Решили большой дружины с собою не брать, ехать с тремя гриднями Ингрендсонами. Запрягли коней в повозку светлой памяти старого Мунгрена, положили в нее съестной припас, платье дорожное, другое, в далеком пути пригодное и, само собою, оружие. Себе коней оседлали, и выехали из замка, из славного города Гильдгарда.

Глава 2. Ангел Небесный.

Фартовый заказал чашечку кофе по-венски. Не торопясь, смакуя прихлебнул. Раскрыл умеренных размеров книжицу в глянцевой твердокартонной обложке. На титуле значилось серийное наименование «Черный бестселлер крутого чтива». Автора и суто название прочесть удосужится не утрудился. За ненадобностью.

Начало оказалось увлекательным: «Я сидел в грязной закусочной на углу этой самой, ну, как ее, вечно у меня проблемы с числительными, стрит, с авеню, тоже трехзначной, тоже незапоминающейся. Утомительно хлебал пойло, бессовестно выдаваемое хозяином, потным от застарелого испуга родовой травмы, за ирландское виски. Курево было качеством не лучшим. Внутренний карман моего пиджака, отменно отутюженного, но, увы не отменно нового оттягивал 45-й. Прямо скажу: баксы никакой карман не оттягивали. Скорее наоборот.»




— В ширмах ветер лишь гуляет, да стальной кастет. — Просвистел полу про себя Фартовый, затянулся отнюдь не хилой папироской, мягко сложил книжку. Почти мечтательно улыбнулся — он обожал лирическую беллетристику. В глубине заскорузлых оболочек души был романтиком южных флибустьерских морей.

Но в третьеразрядных барах на шестизначных перекрестках авеню-стрит, не подают, как в портовых тавернах, золотое, терпкое вино. И он, Фартовый, в эти авенюстритские забегаловки и по нужде бы не заглянул.

А вот в свою родимую экс-общепитовскую столовку нужда заглянуть таки заставила.

Потому попивал кофе, покуривал. Невзначай, так от нечего делать, зыркал по сторонам. Забегаловка была чистой.

В смысле, что обычной грязи хватало. Неповоротливая официантка не успевала или ленилась вовремя убрать пользованную посуду и окурки. Пол плохо метен, стены обшарпаны. Чисто было относительно ментов. Вроде бы. Но убедиться в этом надо.

Вот какой-то фраер в очках похмеляется шампанским. Хмырь с патлами и в грязных шузах охмуряет недокрашенную куцехвостую телку с отвисшим задом. Два придурка торопливо жуют целлюлозные холодные сосиски, запивают теплым пивом. Канают под кидал и пытаются друг дружку обжучить.

Одни слинивают, другие нарисовываются. Чисто.

А нычка знатная. Самый раз, напротив той халупистой многоэтажной конуры, где на четвертом этаже живет сука, сдавшая его, Фартового, легавым. Скорее всего сдавшая.

И с этой, скорее всего, сукой, надо разобраться. А спешить вот не надо. Спешку, одни только блохи уважают.

Фартовый, даром, что южной морской крови, горячей и бурлящей, что свеженалитое флорентское, мог быть спокойней питона. Так ведь и питоны не в Сибири живут. На югах, небось, прозябают.

А по профессии довелось ему иметь холодную голову, сухие руки, а вместо сердца, пламенный мотор для перекачивания крови. Нужны были еще глаза. Вот глаза в настоящее время и работали.

Углядели возле угла машину. Так себе тачка, неприметная, на дню таких видишь не перевидаешь. Да хмырь водила, сидит за рулем словно к сиденью пришитый. С чего бы это? Зачем сидит?

А у подъезда, не сучьего, конечно, соседнего, тип в гражданке толстенную газету читает. Что там читать? Что еще за грамотей?

Фартовый заказал еще кофе и откинулся на спинку стула. Щелкнул зажигалкой, вытянул ноги. Спешить некуда.

«Не суетись под клиентом». — Говаривала тетя Сова. Тетя Софа — человек. Вот и не будем суетиться. Лучше час просидеть в общепитовском баре, чем всю жизнь куковать на нарах, баланду хлебать, тощих петухов жарить.

Фартовый, безмятежно вытянув губы, пускал колечки табачного дыма.

Мимо окон, повихливая рабочими округлостями седалища, в поисках приключений на оное, продефилировал маловозростный гей. Завернул в заведение, вопрошающе поводил шнифтами, похлопал длиннющими, накладными небось, ресницами. Уставился ожидающе на Фартового. Тот цыкнул слюной на пол, демонстративно от пышнопопенького петушка отворотился. Делу время, потехе все остальное. Гений разгильдяйству не кореш.

Тачка с отмороженным водителем наконец завелась, мигнула поворотниками и отчалила. На ее место тотчас припарковалась другая, ничем прежней не лучше. Водила, что характерно, не вылез.

Любитель прессы встал, потянулся, скатал газеты трубочкой, словно шею курице скрутил, пхнул в мусорник, да еще злорадно сверху плюнул. Поспешил вдоль улицы, небось в сортир.

Глядь, а на той лавочке уже новый в пиджачной паре примащивается. Развертывает еженедельник. Ну, прямо тебе скамья-читальня.

Фартовый взглянул на часы. Все правильно, вчера было все так же. Наружка. Как бог свят, наружка. Вот, только, чья? Ну уж не Зиберовича фирмы, это верняк. Не стал бы дядя Беня с Мойшей Рувимовичем в казаки-разбойники забавляться. И ему, Фартовому, бы не позволил. Да и не сыскари, псы натасканные, здесь толкутся. Те такую дурку не упорят. Сразу не засветятся, не прокололются.

Затянулся Фартовый. Довольно осклабился. — Мусора. Районные мусора участковые. Кинули на усиление, по недостаче кадров. Звездочки погонные имеются, а марафет не тот. Лады. Вот только мотну в Прямокопытовск, и за дело.

Отодвинул недопитую чашку, двумя пальцами по губам поводил, словно вытирая. Сунул в зубы папироску. Небрежно расщелкался с официанткой и был таков.

* * *

У генерала Зиберовича были проблемы. Он ни черта не мог понять. Перед ним на столе лежала пухлая папка с материалами экспертизы «Песни о нечестивом рыцаре Сигмонде». Генерал еще раз перелистал страницы, захлопнул обложку, откинулся в кресле. Потом снова наклонился, переложил папку на другое место стола, опять откинулся на спинку.

Невероятно!

Каким только тестам не подвергались эти руны, все методы перепробованы, все специалисты привлечены, все лаборатории и научные центры задействованы.

Над «Песней» работали графологи, текстологи, лингвисты, рунисты, мифологи, историки, археологи, био— и просто химики, спектрометристы, рентгенографисты, нуклеарщики, математики, материаловеды, мой Бог, и такие специалисты, о науках которых Зиберович и не слыхал. Изучение проводилось независимыми методами, различными коллективами, в условиях строгой секретности. Результаты проверялись и перепроверялись. И что же? Все эксперты дали однозначное заключение — рассматриваемый документ, несомненно, является подлинником. Конечно, были некоторые неизбежные расхождения в датировках, но расхождения, в данном случае, совершенно несущественные. Главным являлось то, что единодушный вердикт гласил — пергаменты содержат древнюю автохтонную запись ранее неизвестного дохристианского эпоса.

Невероятно!

Но анализы проведены в наисовременнейших лабораториях, на точнейшей аппаратуре, лучшими специалистами, и какими специалистами — мировыми светилами. Сомневаться в их компетенции не приходилось. Чего только стоит одна подпись нобелевского лауреата, действительного и почетного члена многих академий и научных обществ, профессора, доктора кибернетической макроморфной археосемантической структуральной лингвистики.

С этим фактом контрразведчику Зиберовичу приходилось считаться.

С другой стороны, сам Зиберович, призвав в поддержку д-р Аматора, провел глубокое изучение текстов и пришел к не менее однозначному выводу — за этим сочинением стоит Стилл Иг. Мондуэл. С этим фактом тоже приходилось считаться.

Но вот оба заключения между собой не стыковались, ну никаким образом не стыковались. И с этим, считаться тоже было надо.

Необходимо предпринимать меры. И Зиберович предпринял. — А подать ко мне полковника Приходьку! — Распорядился рассудительный генерал. В скором времени полковника Приходьку подали.

Неожиданно для себя, выдернутый, как ставрида за губу, из проруби Шпицбергеновского небытия, Виктор Петрович одичалым взглядом озирал раскрывшиеся перед ним прелести цивилизации. Особо его огорошивал вид бродячих голоногих баб.

Какие телки! Какие буфера торчат, растягивая тонкие кофточки, какие вымя выпирают из глубоких декольте, как призывно шевелятся под облегающими юбочками филейные части, какие между ними складки! А ляжки, ляжки, играют каждым шагом, задирают ткань повыше! Эхма, еще б чуток и… Ему стало дурно — полковник почувствовал, как кровь от головы устремляется к застоявшейся офицерской косточке, лишая мозги необходимого гемоглобина. Близкого к обмороку от острой коронарной недостаточности, опального полковника подхватили два дюжих молодца, сопровождавших его от самого трапа самолета. Молодцы были сноровисты и деловиты, натасканы, что твои ротвейлеры. Видели ли они, сквозь темные стекла очков, из-под надвинутых на глаза широкополых шляп и поднятых воротников своих длинных плащей, этих сиськастых, ляхастых див, Приходько не догадывался, а молодцы хранили профессиональное молчание и только крепче сжимали обмякающее тело.

Так, в полуобморочном состоянии, предстал он пред грозные очи всесильного генерала Зиберовича.

— Ну что, не отморозил себе еще? — Не тратя время на ненужные сантименты, начал прямолинейный, как орудийный ствол, офицерский разговор суровый шеф безопасности, экс-танкист М. Зиберович.

— Никак нет! — Хотел было рефлекторно ответить полковник, но генерал ответа не ждал, продолжал дальше:

— Одумался?

Все понял?

Признаешь?

Раскаиваешься?

Будешь?

Не будешь?

Хочешь? А во тебе! Демоктатия-мать простит, но слезам не поверит. Кровью заплатишь! Пшол на… инструктаж!

Полковник пошел.

Его инструктировали, переодевали в защитный спецназовский комбез, что-то совали в ранец, опять инструктировали, обмазывали всю морду камуфляжными красками, снова инструктировали и, наконец, запихнули в очередной самолет. Взлетели, прилетели, бегом в крытый фургон с надписью по бортам «Вторсырье», протряслись ухабистыми дорогами и оказались в Дубненском Научном Центре, у корпуса лаборатории К-7Б. Не успел полковник удивленно ахнуть, как его опять инструктировали и бегом по коридорам, да в зал с аквариумом, да в сам аквариум «Рай-2». Запылали прожектора, загудело, завыло, защелкало и заклацало.

— Готов? Пошел!

Мир растаял в густом псевдотумане нуль-транспортировки.

* * *

Сидел объятый скорбной думой благочинный аббат-настоятель того монастыря, где брат Ингельдот постриг монашеский принял. Сурова келья — поучительный пример аскетизма и смиренного небрежения к мирским утехам плоти. Каменный пол покрывает простая циновка, собственноручно из камыша сплетенная, в углу топчан, тюфяк соломенный, груботканым одеялом накрытый. У малого окошка стол и лавка дубовая. Тусклые лучи заката еле пробивались сквозь бычий пузырь оконца и потому зажжена была свеча сальная. Освещала она пергамент, послание старого знакомца и духовного владыки архиепископа Боранского.

За тем столом и сидел аббат, то письмо читаючи. Изборождено его чело заботой, лик мрачен.

Избрав с младых годов духовное поприще, весь свой век шествовал стезей добродетели. Не жаждал от жизни отец-игумен никоих мирских суетных соблазнов, а только служения алкала его душа. Таковой мыслестрой тщился он взрастить в умах вверенной ему паствы. Да неисповедимы помыслы Небес. Доводится на склоне лет такое бесчестие терпеть.

А в послании говорилось:

«Одно мое слово духонаставническое — старый ты, отец-игумен, мерин еси. Годами скорбен, а умишком худ. Али не ведал, али запамятовал, паки нет пастыря в стаде овечьем, то и козел за лорда сойдет. Попустил ты козлищу брату Ингельдоту, так Свинячий Лыч явил нам истинную свою образину, сиречь показал нам всем козью морду. Смутил умы глупой черни, так чернь эта, в истинной вере нетверда, на непотребства падка, наши храмы позабыла, валом к винопивцу валит, величает не иначе как первосвятейшим друидом. А сам козлище похотливый в блуде и мерзости погрязши пребывает, в открытую с некоей вдовицей греходействует. И та вдовица срамная нам ущемления творит ежечасно. Отворотила от нас, ревностных служителей веры, и паству и паломников. Взялась строить скиты ночлежные, дома странноприимные, да часовни крольчачьи. Дабы калики перехожие не в наших монастырях приют и ночлег смиренно принимали, но у нее на постой становились. От того убытки наши велики, а все прибыля у вдовицы Ингельдотовой. И никакого нынче сладу с кроликопродавцами нету. Посланные мною легаты, не токмо к Свинячему Лычу допущены не были, но даже прихвостни его, ранее по дорогам попрошайничающие, встретить не соизволили, отослали к наглой бабе. Та, речи говорила глумливые, слова непотребные и насмеявшись, велела холопам своим, гнать легатов втришей. Те доныне выями двигать не спромогутся. И все то через тебя произошло, старый мерин.»

Горько читать сии гневливые строки благочинному, да ведь истинная правда в них писана. И не все еще ведал архиепископ. Совсем худо было дело.

Огорчительно взирая за убыванием прихожан и оскудением приношений, промыслил отец-игумен, радея за благо святочестной обители, поправить дела силами монастырских умельцев, мастерить чудодейные образы Кролика-Предтечи. Да заявились нежданно-негаданно гости, Ингельдотом посланные и в числе великом, не малом. Назвавшиеся монахами молодцы, на сирых схимников, плоть свою постами и молитвами умерщвляющих, отнюдь, не походили вовсе. Паче того, все росту великого, в плечах косая сажень, шеи имели бычачьи. Не святость, но ушуйничья забубенность отмечала их крепкоскулые лики, хари разбойничьи наглые. И водрузив, для всеобщего обозрения и уразумения, на дубовую столешницу пудовые свои кулачищи, эти душегубные монахи свирепо поведали, что без особого соизволения первосвятейшего друида Игнельдота, производить, равно торговать всем, что ко Зверю-Кролику даже малое отношение имеет, никому не позволительно. А соизволения такового, аббатство не имеет и иметь не сподвигнется. Посему, пускай святая братия, а паче отец-игумен, поразмыслят, что шею мылят, не только мылом единым, а петухи бывают голосистые, бывают пестрые, да бывают и красные. С тем, востребовав отступного, за причиненный ущерб Ингельдотову храму, никаким резонам и увещеваниям внимать не пожелали, загрузив, что нашлось в оскудевшем аббатстве на аббатские же подводы, уехали восвояси, покинув братию в великом смущении и расстройстве душевном пребывающую.

С той поры совсем монастырские дела вкривь и вкось пошли. В бывшей ранее светочем благочестия обители, начало твориться непослушание и озорство. Одни монахи покинули аббатство, подались искать милости бывшего своего сотоварища, оставшиеся, так поступить грозясь, из-под власти игумена совершенно вышли, занялись беспутством. К наставительным речам глухи, посоха не страшатся. Бражничают да скоромничают, прелюбодействуют с непотребными девками, а как тех не находят, то бесстыдно прямо у алтаря рукоблудничают. Редкие прихожане, дозря в обители один вертеп, окончательно отворотились, с прокормлением стало вовсе туго.

Того, однако, совершенно нельзя было сказать о Свинячьем Лыче, ныне первосвятейшем друиде Ингельдоте. Многое изменилось с той поры, как сидел он, скорбный духом, в трактире, слушал пьяные речи невероятные.

Опушка Блудного Бора теперь так не звалась, а именовалась Кроличьей Рощей. Пролегала через нее не старая дорога заброшенная, но свежевымощенный Крольчачий Тракт. У самого его начала, по двум сторонам, умелец из камнерезов высек из цельных, специально доставленных глыб, изваяния чудо-Зверей. Гранитные колоссы изображали сидящих на задних лапах огромных Кролей. Передними держат гигантские морковки, уши торчком, на ряшках выражение злодейское, ужасные зубы щерят.

Поворот на малую тропинку, что у сохлой осины, опять таки стерегут два изваяния. Восседают Кроли поверх тригонов на всех четырех, шерсть дыбом, рожами страшны. Для вящей убедительности, вставил камнерез, заместо глаз куски карминового стекла. Зенки их, кроваво светящиеся, глядели так зверски, что оторопь брала. Казалось, разорвут, свирепые созданья каждого, кто с худыми мыслями, дурными намерениями на святую землю соваться будет, на самые мелкие, что ни на есть, клочья.

И не малая тропинка, а та же дорога мощеная вела к храму Кролика-Предтечи. От бывшей поляны сохранился один только дуб дуплистый с гнездом на вершине, на коего ветвях, колыхал ветер множество венков, ленточек и другими подношениями, благодарными пилигримами оставляемыми. Безлюдье лесное, малину да папоротники, сменила громада святилища с колоннадами, контрфорсами, порталами с фризами и капителями, искусно резьбой украшенными. Изобразили на них камнетесы стратоархов Ингельдотовых, разных зверей волшебных, как-то единорогов, драконов, химер хрылатых. Во множестве, на выступающих частях расставлены были скульптурные изображения чудо-Зверя Кролика. Стрельчатые окна венчались ажурными вимпергами, сочетающие в каменных узорах своих различные магические символы. На верхотуре старались мастеровые люди, ладили купол крыши с фиалами да маковками.

Почти было закончено внутреннее убранство храма. Главенствующее место занимал роскошный алтарь, совсем не то, что палочки-веточки лесного, того самого первого святилища. Мраморные плиты, специально издалека привезенные, слагали цоколь постройки. Высокие колонны поддерживали золоченую кровлю. Пространство между ними закрывалось дверями дорогих пород дерева. Все это украшала витиеватая резьба, инкрустации, росписи.

Поодаль храма темнела округлая башня, целый дворец — резиденция Ингельдота. К ней пристроены монастырские кельи, да ризница, да курия, да иные строения. Позади замечались хозяйственные помещения да временные землянки работного люда.

По другую сторону храмины возводился странноприимный дом, для приходящих паломников, с конюшнями, трапезными, банями и прочими постройками, где надлежало разместить потребное, утомленным дорогой, людям. Жидкий частокол, огораживающий все это, заменяли капитальной каменной кладкой, и готова была башня при въездных воротах, там и стража уже стояла, и другие башни возводились, и вовсе готова была ограда Ингельдотовой крепости.

Перемены не обминули и бывших в тот самый первый вечер на Кроличьей мессе трех ранее бродячих монахов. Свежезавязавшимся жирком поблескивали их округлившиеся лица. Давно скинули они истрепанные дорожной непогодью опорки, сменили на щегольские сапожки мягкой козловой кожи. Облачались уже не в дырявые балахоны рогожные — в дорогие фиолетовые сутаны, материалу тонкого, заморского, подпоясывались кушаками золотого шитья. Реклись первозванными.

Сам первосвятейший Ингельдот нашивал алую рясу. Подумывал сменить на белую, да полюбляя красное вино, прислушался к совету вдовицы, покуда оставил цвет практичный, пятна скрывающий.

Настала ему пора немаятная. Наконец то мог спину не гнуть, рук не натруждать. Только и была одна забота — в неделю пять дней, заметил он, что в два оставшиеся дня, как не старайся, а Кролика не дождешься, коротко отслужить литургию, и всех делов, можно почивать со своею вдовицею.

Вдовице, однако было не до отдыхов. Та быстро уяснив, что в хозяйских делах подмоги от Ингельдота ждать нечего, самолично управляться стала. А управляться было с чем, хозяйство-то во какое, одних индюков почитай с полтыщи будет, а кур, тех вовсе бессчетно. Давным-давно повернулась к ней кобыла, данная Свиньячему Лычу, откупиться от строгого аббата. Предложил Ингельдот, мягкий сердцем, устроить скотину в стойле на вечное довольствие, в память о начале славного дела. Да рачительная вдовица рассудила по-своему, по деловитому. Кобыла-то была, вправду сказать, одро. Свели ее на бойню, шкуру на выделку пустили, а из мослов, да малого количества мяса сварили студень, им потчевали, все прибывающих, богомольцев. Так кобыла обернулась не убытком, а чистым доходом.

Вскорости и помощники потребовались. Как первозванные наместничали Ингельдоту в делах Храмовых, так их подружки помогали вдовице. Боялись ее пуще смертного греха. Могла хозяйка кликнуть первозванного и заявить: — Баба твоя — дура, гони ее от себя прочь. Вот лучше такую-то приблизь, она толковее. Впрочем, выбирая подруг Ингельдотовым креатурам, к чести вдовицы сказать, руководствовалась она не только служебными качествами, но и привлекательностью женской.

И все у вдовицы давало доход. Прибыльна торговля реликвиями и амулетами, не одна мастерская занималась их изготовлением и новые открывались. Неожиданно большой спрос оказался на деревянные крашенные морковки. Настоящие же корнеплоды, Зверем-Кроликом погрызенные, стоили баснословно дорого и за ними стояла очередь.

Нашлись, правда, умельцы фальшивоморковники, обучили ручного сурка овощ надкушивать и выдавали эту подделку за истинную реликвию. Пришлось крутоскулым монахам разобраться по свойски с этими святотатцами. Более таких шуток не наблюдалось, но от греха подальше, стал Ингельдот к каждой морковке прилагать купчую крепость, личной печать заверяющую истинную погрызанность. Хотела вдовица за один прием скармливать зверю-Кролику несколько овощей, Да первосвятейший одернул загребущую бабу, сказал, что ересей и богохульств у себя не потерпит. Пришлось смириться. Не тот теперь стал Ингельдот, чтоб слишком с ним спорить, уж Свинячим Лычем его и вдовица назвать не решалась.

Впрочем, по здравому размышлению, рассудила хозяйка — и спорить-то незачем, прав ведь Кроликоносец. Тем-то и ценен товар, что редок. Приезжают за ним господа багатющие и со многой свитой. Пока ждут своей очереди, одним только постоем и прокормлением большой доход приносят, так что и резону нет быстро им реликвии сторговывать. Пускай ждут.

Расширялось дело. Прикупала вдовица земельки плодородные, не только строила, скупала трактиры и дворы постоялые. Которые хозяева добровольно не соглашались, по цене вдовицею предложенной, свои заведения продавать, к тем наведывались все те же крутоскулые монахи, даром убеждения, в полной мере, владеющие.

А однажды, прослышав о славе Гильдгарда, что по всему королевству звенела, послала вдовица в Сигмондово гнездо посланцев. Худые, изможденные ночными бдениями, в рваных постолах и выцветших заношенных рясах, как они отрекомендовались, монахи сирого брата Ингельдота, настоятеля лесной Кролико-предтечинской обители.

Били лорду челом, передавали нижайшую просьбу духовного своего владыки. А тот, смиренно молил властительного лорда, выделить участок земли, для строительства храма. Слезно упрашивал в прошении не отказать, сделать богоугодное дело, дозволить возвести в Гильдгарде святилище, Зверю-Кролику посвященное.

Сигмонд и сам тому не был против. Просилось на центральной площади, против ратуши, духовное здание. Да у самого на такое строительство рук не доставало. А тут просят, вот пусть сами и строят. Но для приличия отнекивался, хотел убедиться в серьезности намерений Ингельдотовых легатов. Те заядло, как романы на конной ярмарке, торговались. Падали на колени, бились лбами о землю, в груди колотили. В конце концов уступил им Сигмонд ту землю, напротив ратуши. Дал свое лордовское согласие.

Тем же днем сирые монахи из города сгинули, а вместо них объявились крепкие красноликие дядьки. Все зычногласы, животы кафтаны, добротного заморского сукна, распирают. На тех кафтанах застежки серебряные, серебряные же наборные пояса обвивают чресла, на ногах козий кожи сапожки мягкие, шнурованные. От дядек этих слабо винным духом попахивает, но больше копченым салом да колбасой разит.

Сразу видно — приказчики.

И лихо приказывать начали. Кликнули кличь, собрали работников, уроки пораздавали. Мужики на телегах камень везут, землю роют, уже каменщики глину да известь в большущих корытах месят, кладку кладут. Глядь, а уже стены возносят, лесами обложили, снует работный люд верх, вниз. Позже ратуши начали, да видать раньше окончат.

А там и легаты давешние объявились. Но уже не в прежних опорках. Каждый в новехонькой черной бархатной рясе, через всю грудь цепь серебряная, на ней огромнейший тригон, самоцветами выложенный, висит. Службу в бревенчатой, временной часовенке правят, стройку освящают. Верно, и за приказчиками доглядывают.

Сигмонд дивился лихой хватке незнакомого ему, не заприметил тогда, в сельском трактире, брата Ингельдота. Не раз и не два заезжал на строительство, видит, все кипит, все работается. Краснощекие дядьки, крикливы, но дело знают, распоряжаются толково, платят работникам исправно, по совести, по уговору. С тем, довольный, витязь более церковных дел не касался, но с легатами не раз толковал о далеком лесном ските, о душенаставнике Ингельдоте, о волшебном Звере-Кролике.

Так, в бдениях и молитвах мирно текла жизнь лесной обители, скита Ингельдотова, да вот как-то раз…

Скрипел пером о пергамент инок — летописец храмовый: "Спешу благовествовать истинное чудо. Пишу о том, что было от начала, что мы видели своима очама, что мы созерцали, и что рукама нашими осязали, о Ангеле Небесном — и Ангел был явлен и мы узрели, и мы свидетельствуем и возвещаем вам благовесть, коея Небесами была и явлена нам. Что мы видели и слышали, мы возвещаем и вам, что и вы имеете общение с нами. А наше общение и есть общение с Небесами.

— Ох! — Отер пот летописец. Перечитал написанное, сам себе удивился. Угораздило ж его такое словоблудство учинить. Но не вымарал, продолжил далее:

"Едино безмерной добродетели и благочестию наставника нашего, всеми горячо почитаемого и любимого, первосвятейшего друида Ингельдота, пророкам равночинного Кроликоносца, обязан я, недостойный и многие из храмовой братии и приходящих, свидетельствовать удивительное чудо, явленное сего дня.

Как собрались в Храме вознести молитву и лицезреть Кролика-Предтечу, распахнулись отворы алтаря и предстал Ангел Небесный, весь в славе своей. А был тот Ангел, из числа Ангелов леса, ибо облачен был в наряды, подобные роще, ликом зелен и шлем его увенчан листами дерев.

И сошед с алтаря, трубным гласом возвестил о своем пришествии, заклинанием волшебным: «Ech, etena coren! Blin gorelyj!». И устрашилась вся паства видя сие, и монахи храмовые устрашились, и устрашились первозванные, видя сие и слыша сие. Только первосвятейший друид Ингельдот, иерарх наш, Кроликоносец, не убоявшись в сердце своем, ибо благочестивы и безгрешны помыслы его, вышед вперед к Ангелу и приветствовал явление его. И Ангел удостоил праведного, своею благодатью, и возложил свою длань на чело его. И тяжела была длань Ангела Небесного".

Совершенно обалдевший от всех скорых в его судьбе перемен, от нуль-транспортировки, и слепящего света рабочей камеры «Рай-2», полковник Приходько совершенно растерялся в полутьме странного, незнакомого места. Мало соображая он ступил вперед, чуть было не упал, не заметив, что стоял на возвышении, громко ругнулся, и тут увидел, как прет на него козлобородая ряха в кровавом балахоне. С переляку, пехотный командир, зарядил правой. Да так удачно зарядил, прямо промеж мутных зенок, что козлобородый гепнулся верх тормашки, тощие ноги задрав. Тут, к полумраку попривыкши, неприятно обнаружил полковник, что окружает его плотная толпа народу, и уже трое мордастых в фиолетовом кинулись на него, и не успел Виктор Петрович снова зарядить правой, как облапили его, оторвали от пола, подняли, загрузили в невесть откуда взявшийся паланкин, и бегом куда-то понесли.

Ужас сковал члены его. — Вот и искупил кровью, — подумал Приходько.

Несли однако же недолго. Приготовившийся к худшему, в скором времени оказался полковник не в пыточной подземельной камере, а в просторной светлой зале. Следом прибежали запыхавшиеся и козлобородый с наливающейся между глаз шишкой, и мордастые в фиолетовом.

Все четверо и носильщики вместе с ними, попадали на колени, принялись истово отбивать поклоны, гулко головами о пол стукаясь и что-то тараторить на тарабарском языке. Увидев то, Виктор Петрович осмелел, приободрился. Встал, полковничью выправку принял, выражение физиономии начальственное. — Не робей, мужики, демократы зазря не обижают. Чужой земли нам не надобно, а своей мы и пяди не отдадим. — Зачем-то ляпнул старший офицер и кулак еще показал.

Мужики еще старательней заколотили лбами по каменному мозаичному полу. От нечего делать, Приходько прошелся по зале, обнаружил стол, на нем кувшин. Принюхался. Пахло знакомо. С дороги следовало бы, но в одиночку пить не годилось. Взял, приятной тяжести емкость, два серебряных, как он с удовольствием установил, стакана и подошел к козлобородому. Похлопал того по плечу.

— Ну что, давай за знакомство. — И налил в стаканы.

— Козлобородый что-то хрюкнул и пуще прежнего замолотил башкой по полу. Мордастые за ним следом.

— Эх, заставь дурака… — Подумал Приходько. — Эдак они всю мозаику расколют. — И поднял козлобородого за шиворот. Тот только пискнул и тоскливо закатил зенки.

— Ну давай, мохнорылый, за знакомство! — И сунул тому стакан под нос. Мохнорылый не открывая глаз пошевелил носом, засопел нюхая. Хоть и трепетной рукой, но схватил стакан таки.

— Ну, за знакомство. — Опять сказал Приходько, и чокнувшись с козлобородым, выпил. Хорошо пошло. Крякнул, довольно вытер рот. Его визави, все так же зажмурившись и себе опрокинул стакашку, крякнув обтерся, видать и ему не худо получилось. Понемногу глаза приоткрыл. Трое мордастых с благоговением взирали на это священодейство. Потом двое пинками погнали носильщиков вон из залы, а третий бегом побежал к столу, ухватил поднос и грохнувшись на колени подал полковнику. На том подносе, очень к стати, находилась закусочка — свежий хлебушек, грибочки соленые и всякое другое, подходящее случаю.

— От разумные люди. — Подумал Виктор Петрович. Налил по второй, размышляя не предложить ли тем троим, да справедливо решил, что мордастые обойдутся — пьянку с нижними чинами полковник не одобрял.

— Ну, за встречу!

Выпили, закусили. Козлобородый явно повеселел, знаками попросил к столу. И то верно, зачем на полу маяться, за столом способнее. Сели. Мордастые засуетились. Скоро приятно запаровало жареной птицей, печеным мясом, крепко дохнуло копченой колбаской. Тут уже полковник с мохнорылым присели как следует, по-мужски. Скоро они обнимались, хлопали друг дружку по плечу, что-то пели и целовались. В конце концов мохнорылый пошел вприсядку, да упал запутавшись в длинных полах своего балахона, так и заснул. Полковника под белы руки мордастые почтительно повели в соседнюю комнату на роскошную, такой еще не видел Приходько, кровать. И кланяясь, пятясь задом, вышли.

Им на смену появилась бабенка подушки поправлять. Виктор Петрович со своей стервой в Шпицбергеновских снегах за тем делом оголодав, нашел пришедшую очень даже. А как нагнулась, да сиськи свесила, да зад подняла, совсем Приходьке невмоготу стало, не стерпел страдалец. Взревел он, маралом весеннего гонного леса, и задирая юбку, навалился на бабу. Та вовсе не препятствовала и полковник яро овладел ею. Как пишут в иных женских романах про любовь, вошел в нее сразу, а как люди говорят — засунул по самые помидоры.

Кажись не туда попал, да дела мало. Баба сладострастно завопила, тут совсем в Приходьковской голове спьяну да соблазну помутилось, и совсем обезумев, пошел он ее драть, как сидорову козу. Уж он и любил ее, и имел ее, и трахал, и факал, и сношал, и пилил, и взувал, и харил, и дрючил и все такое прочее, что по научному коитусом называется, а как называется в народе — то всем ведомо.

Наконец кончив пежиться, блаженно отвалился, сыто рыгнул и тут же богатырски захрапел. Бабенка в раскорячку до двери еле добралась, там ждали уже ее умиленные товарки, восторженно слушавшие шумные звуки ангельской любви.

— Ну и как?

— Божественно! — Отдуваясь, трудно промолвила упревшая счастливица.

— Вестимо дело. Ангел Небесный! — С завистливой мечтательностью кивали подруги. И чтобы все было по справедливости, без обидности, тут же установили порядок, кому и когда подушки поправлять ходить.

С утра во рту было сухо, в голове шумно, в мозгах сумбурно. Под черепушкой мухи порхали, меж пальцев скакали мыши. Мелькали сюрреалистические видения — самолеты, страхопудище Зиберович, «Рай-2», темная нутреность храмины, сцены беспутной пьянки с мохнорылым, и все это наплывом заслонял крупный план нежнокожего розового бабьячего зада.

— Ох, ты! — Полковник открыл глаза. Вытаращился на дурацкую картину. Зажмурился, башкой потряс, протер зенки, проморгался. Картина не исчезла.

— У, блин горелый!

И таки, блин. Лежал он, разметавшись, нераздетый, даже высоких десантных ботинок не снявши, на преогромнейшем ложе. Расстегнутые штаны его камуфляжной формы подтверждали, что вчерашнее не примерещилось, было таки. Над головой топорщился, выпирал ребрами аркбутанов, сводчатый потолок. На каменной стене ковер, нет не ковер — гобелен. Тканая картина изображала дикую местность с далекими зубцами хребтов и башнями одинокого замка. На переднем плане устрашающего вида кролик упорно жевал густогривого льва. Поодаль, справа на зеленых травяных холмах, возле березовой рощи, меланхолично пасся табун белоснежных единорогов. Слева, под скалой у пещерного зева дрых Ламбтонский Червь, переваривал молоденьких девственниц. Над ним на вершине утеса примостилась парочка грифонов. Грелась на солнце, чистила перья и наблюдала за процессом изъедания льва.

Свет в комнату проникал сквозь узкие стрельчатые окна. В вязи свинцовых переплетов, цветные стекла витражей являли очередных кроликов, но на сей раз вместо львов жующих морковки.

Во блин! — Опять, теперь уже лениво ругательно удивился полковник. Со сна потянулся, задел рукой прикроватный гонг. Загудело бронзово. Откуда ни возьмись, видно только этого и ожидая, в комнату впорхнула молодка с подносом в руках. На подносе было все, в чем так нуждался в данный момент Виктор Петрович. — Душевный здесь народ, догадливый. — Утвердился он во вчерашней мысли.

Сразу полегчало. Даже львиноядливый кролик приобрел некоторую привлекательность. А вот молодка, та была явно весьма собою хороша. Виктор Петрович принял из рук красотки еще чарочку, и уже внимательнее присмотрелся к утренней гостье. Нет, не вчерашняя, но очень даже хороша курочка. Волосы шелковисты, густы, юбочка такая, что и фигурка спеленькая видна, и ножки ее прехорошенькие. И улыбалась полковнику весьма знакомым образом, глазками расчудесными постреливала. Виктор Петрович, посчитав то не плохим знамением, похлопал по кровати — садись, мол. Та села, непонятно, но весело затараторила. Тут уже полковник не спешил как давеча, все делал по порядку, не суетясь. Курочка догадливо подсобляла.

Самозабвенно лапал полковник теплое бабье тело. Под руками было упруго, но податливо. Курочка, головку откинув, кудри по подушкам разметав, ласково постанывала, обнажив за пухлыми губками ровненький ряд белых зубиков.

— Ну, моя прелесть. Моя курочка!

Прелестная курочка была подвижна и старательна, но Приходько явно превосходил ее опытом более зрелой цивилизации. Впрочем делился он им, этим опытом, привесьма охотно. И посеваемые им зерна доброго, вечного упали в благодарную ниву.

А после, надевая форму, внезапно вспомнил полковник с какой миссией сюда направлен, для какой цели. Вздохнул недовольно, но офицерская выучка взяла свое, потому еще взяв на грудь стопочку, потянулся к десантному ранцу, извлек оттуда лист бумаги, карандаш, еще принял для стройности мыслей и начал писать:

"Его высокопревосходительству генералу М. Зиберовичу.

Лично. Секретно. Рапорт.

Настоящим имею честь докладывать Вашему высокопревосходительству, что благополучно высадился в назначенном районе. Проник в доверие к командованию местного гарнизона. Провел ряд первых половых (вычеркнуто) контактов. В результате сношения с отдельными представителями населения установил следующее:

1) Народ здесь дикий, по-русски говорить не умеют. На тарабарском языке гундосят, немцы, одно слово.

2) А с дугой стороны поглядеть — так даже весьма разумный народ. Самогон гонят знатный и закусывать полюбляют.

3) Мужики здесь все алкаши.

4) Бабы — (вымарано).

Продолжаю разведдеятельность.

Боже, храни демократию. Ура!

Подпись".

Посчитав свой долг исполненным полковник Приходько положил рапорт в карман и направился в прежнюю залу проводить пресловутую разведдеятельность.

Там разведалось ему, что стол уже накрыт. И закуски на блюдах разложенные поблескивают матово, и мясное крепким духом копченым слюну гонит, и в горшочках что-то весьма обольстительно парует. Шкалики серебряно отсвечивают, и кувшины полные рядом стоят, что бы было что в те шкалики наливать. А тут и козлобородый объявился. Вместе с ним какая-то дамочка, подруга его, как понял Приходько. Подруга поначалу смущалась, но вскоре оказалась весьма компанейской, винище хлестала стаканами. Во взгляде ее прочитал многоопытный Виктор Петрович, что и она не прочь подушки поправлять. Но решил с дамочкой местного коменданта адюльтера не творить, без нее довольно.

Основательно поправились. Тут давешний паланкин подали. С некоторым сомнением залез в него Приходько. Сомневался он зря. Отнесли знакомой дорогой прямо в храм, напротив алтаря опустили. Козлобородый с красномордыми бубнили по-своему. Растворили алтарь, в нем спал кролик. Мохнорылый взял того, походил по храму, показывая присутствующей толпе народу, потом Приходьке сунул в руки. Полковник взял, обнаружил на животном ошейник с кармашком, засунул туда свой рапорт. Мохнорылый опять со зверем потопал. Виктор Петрович зевнул и закимарил.

Пробудился когда несли его обратно. А там опять за стол в прежнем составе.

Благодать!

Перед сном, глядя, как вплывает в его комнату очередная полногрудая, волоокая искусительница, полковник Приходько прошептал:

— Ой молодец Зиберович. Дай ему Бог здоровья, такой человек разумный.

Генерал Зиберович даже представить себе не мог, что кто-то может о нем такое думать.

Глава 3. Сатановский Вепрь.

Господня срань!

Гостиничный номер, «люкс одноместный» задрипанный, конечно же, дрянным оказался. Таким, впрочем, и должен был быть в этом фешенебельном отеле славного города Железнограда, бывшего Прямокопытова, чумазого.

Фартовый и спорить бы не стал, что не потянут эти апартаменты на люкс. Таки и не потянули. Краны подтекали, горячая вода шла с перебоями, холодная тоже. Розетки болтались и не контачили. Головизор показывал мутно и цветоаномально, словно его дальтоник настраивал.

Но Фартовый, хоть уют и любил, не был привередлив, при случае, для пользы дела, мог и потерпеть. Не в падло. Что ожидал, то получил. И на том спасибо. Можно было, конечно, взять номер подороже, о двух, а то и о трех комнатах. Бабло жалеть не приходилось. Да ни к чему понтоваться. Два бачка текут ровно в два раза больше одного, а лишняя засветка нужна не была, в рабочие планы не входила. Профессиональная осторожная привычка, хоть, по делам почти не криминальным, прибыл он в этот населенный пункт. Посибаритствовать хорошо, но, желательно, в свободное от работы время. Только в свободное время ездят на Канары балдеть, а не в Прямокопытовск хренов.

Уроженец Морской Жемчужины, едва только ступив на перрон, проникся к открывшемуся его взору и обонянию технополису законным презрением. А проживавший в нем люд — металлистов и карьеристов, в смысле тех, кто у мартенов потеет, да в карьерах вкалывает, с ходу окрестил быдлаками, дятлами и суицидными мазохистами. Кто же другой тут выживет?

Растянулся индустриальный гигант, извилистой кишкой изворачиваясь между бесчисленными провалами карьеров, рукодельными кучагорами терриконов, репейниковыми пустошами отвалов, да вороньими пастбищами городских свалок, кэмэ сотни на полторы. Общаги, мало— да многосемейки перемежались с флагманами и последующими мателотами тяжкой и полутяжкой промышленности. Коптящей, дымящей и очень даже смердящей. Обсыпающей жилые кварталы цементной трухой и вовсе несусветной дрянью.

— Городок наш ничего, — распаковывая вещи мурлыкал себе под нос Фартовый с детства знакомую мелодию, — проститутки, наркоманы составляют большинство.

Такие социальные выводы, конечно, являлись поэтической гиперболой, но в наличии и тех и других представителей группы риска, уже за краткое свое пребывание в Железкограде, Фартовый имел возможность удостовериться.

Обнаруженное не удивляло. Знал и раньше. Местная братва регулярно отстегивала кешем дяде Бене. Бывала порой нужда при тех передачках присутствовать. Потому знал за что башляют и сколько. А вот за что и сколько зелени перегонялось через офшорки, того не знал и знать не был должен. Не болтлив, не бахвалист дядя Беня. Трепливых да любопытных, в чужие дела рога сующих, не жаловал.

Потому не знал лишнего Фартовый. Но догадывался, что не за баловства отстающих пэтэушников. Догадывался и что до хрена. Место козырное, в соответствующем плане очень даже подходящее, и братва свое не упускала. Толковая братва.

А вот один банковский деятель мог оказаться и бестолковым.

Поскольку затрагивались интересы собственно дяди Бени, местных не подписывали. Нанести визит вежливости надлежало лично и в одиночку Фартовому. Предстояло передать привет, здоровьем поинтересоваться. Не банкира, конечно, что с ним, бугаем, станется. Здоровьем супруги, детишек, матушкиным самочувствием полюбопытствовать. Обсудить творческие успехи молодой звездулечки, из которой зрелолетний меценат тщился возжечь эстрадную Супер Нову. Раскатал за счет общака губу, падло.

Видал Фартовый фотки этой мокрописьки бесхвостой. Запомнил, зафиксировал, теперь завсегда узнает. И адресок имеется. В памяти. Равно, как и прочие адрески и прочие портреты.

Клопов, слава богу, в номере не было. Не выносят, небось, бедняжки, заводского чада. Спалось крепко. Поутру поднявшись, помывшись, побрившись, наодеколонившись и надезондорантившись, одел свежую рубашку, костюмчик серенький в темную полоску. Придирчиво в зеркало погляделся. Увиденным остался доволен. Прикид по делу, самый раз канает. Без понтовых наворотов, не новье, но и не рвань какая. Галстук повязал. В банк же идти. И не к клерку у окошка. Этажом повыше. Вид должен быть приличным. Но без изысков.

Туфельки почистил. Походил по комнате, зубом поцикал, указательными пальцами повертел. Ствол брать, стремно, да и лишнее это. Сегодня, по крайней мере. Да без приправы, ну как-то не так, ну, не по себе. В натуре не по себе. Словно с расстегнутой ширинкой.


Взял отвертку. Острую, тонкую, длинную. Обыкновенную монтажную отвертку. Вот только ручка у нее с приколом, материальчика такого, что, сколько его не лапай, пальчики не остаются. Положил в кожаный футляр, с ней рядом ручку и механический карандаш. Засунул все во внутренний карман пиджака.

Вынул из чемодана книженцию «Библиотечка банковского работника. Тонкая настройка компьютера». Специально такую купил на лотке у букиниста. В состоянии хорошем, но явно пользованная. Сразу понятно — для работы она у человека. Оттого и отвертку с собой носит, что бы тонко, значит, настраивать.

Вроде мелочи это все. Да горит братва не на крупняке, на фуфле прокалывается. Пацаном, по ширме, фартом не залетел на кичу, с той поры усек железно — на арапа одни только отморозки ведутся. Потому предусмотрителен Фартовый, скрупулезен до педантизма. Отмазки заблаговременно лепил. И улицу переходил исключительно на зеленый свет. Не иначе.

Покинув фойе беззвездочного отеля, огляделся. Прикинул палец к носу. До банка не близко. Брать тачку? Да не хотелось лишний раз в чужой, цепкой таксеровской памяти, свой портрет рисовать. Времени предостаточно. Можно побывать ближе к народу, окунуться в местный быт. Решил ехать троллейбусом. Благо, хоть курсировало маршрутов с пяток, да все по одной улице. Только какой номер ближе, какой дальше. И все, по карте судя, мимо нужного банка.

Сел в первый подошедший. На удивление было не тесно. Проехали всего две остановки и народу вовсе поменьшало, многие сошли у проходной номер 4. Даже присесть удалось. Правда неудобно, на первом за водителем сиденье, боком к движению, лицом к чужой заднице.


Местный быт наводил тоску. Раскрыл книжку. Поглядывал то в нее, то на индустриальные пейзажи. Тут завод дымит красным, там зеленым, а здесь серо-буро-малиновым. Потом потянулись пустыри. Из неведомых градоначальственных соображений и среди запустения остановка предусматривалась. У столба ожидала транспорта бабка, отягощенная годами да сумками и четверо лысостриженных качков.

— Шпана. — Зафиксировал Фартовый и перевернул очередной лист умной книги.

Качки разделившись споро ввалили в троллейбус. Пара через передние, пара в задние двери.

Контролеры у них таки? — Подумал Фартовый. Зевнул, легонько сжал кулак, разжал и передумал: — Нет, шпана, налетчики.

Один заскочил в кабину к водителю. — Ясно, — безучастно констатировал знаток тонкой настройки, — хочет, чтоб тот двери закрыл и ехал, но медленно и на остановке не останавливался. Разумно.

Сотоварищ разумного, видать главарь, хижо ухмыляясь, помахивая стволом, контролировал ситуацию. Двое с задних дверей, начиная с торцевых кресел, пошли по рядам собирать дань.

Фартовый недовольно пожевал тонкую губу, в сомнении ладонью покачал. Ему эта ситуация не нравилась. Категорически не нравилась. С каких это пор шпана целые троллейбусы на уши ставит? Не припоминал такого. Херня какая-то. Деловые, городской электротранспорт не пользуют. А с беззарплатного пролетариата — что взять, какой куш — один голяк. Выходит — не лопухнулся ли он, Фартовый-Локимен, не засветился ли где, не прокололся ли? А кто то вычислил, зацинковал, стуканул. И весь этот балаган по его, Локимена, душу. Так проще получается.

Скучающе, дяди Беневский эмиссар, жевал губу. Листал «Тонкую настройку». Настраивался.

А народ, устрашенный бандитскими харями, клинками выкидушек и вороненым стволом, безмолвствовал. Безропотно отдавал кровные. Дошла очередь и до головных пассажиров. Пока прыщавый верзила шмонал, вяло упирающуюся тощую девицу, стягивал с пальца кольцо из желтого металла, его кореш грубо толкнул Фартового.

— Не понял! Ты чо, опух? Чо ты, тормоз, на умняк присел? Грамотный, сука бля? Бабки гони! Живо! Козел!

Тут уже и честь Фартового была задета и настоятельно требовала незамедлительной сатисфакции. За наглый наезд шпана должна ответить. По полной программе.

Фартовый закивал головой. Сложил брошюру.

— Ну, шевели мослами! Козел!

Фартовый аж ресницами захлопал. С кажущейся неспешностью засунул руку во внутренний карман пиджака. Налетчик довольно щерился.

Он так и умер с оскаленной пастью и маленькой, почти бескровной дыркой под левым соском.

Без остановки, плавно поднимаясь, Фартовый вогнал заточку и в прыщавого. Шагнул к главарю. Тот остолбенело, забыв про пушку в руках, бледнел. Закатывал белесые зенки, беззвучно шевелил ртом, словно карась на разделочном столе. Наверняка он даже не заметил удара, как общепитовская сосиска не замечает воткнувшуюся в нее вилку.

Не осело еще тело на ступеньки, а Фартовый грациозно повернувшись, все в том же, изначально взятом ритме, перемахнул через поручень и скрылся за водительской стенкой.

Через миг оттуда показалась голова четвертого грабителя. Одурело пучеглазила и кивала, на первого, второго и третьего подельника. Потом выпялилась зенками, дернулась и поникла.

Троллейбус остановился. Дверь открылась. Фартовый покинул салон, и даже не помахав на прощание рукой, затерялся в дебрях, начавшихся уже, новостроек.

Следаки с обреченным остервенением скребли затылки, пытаясь установить личность неизвестного.

А неизвестный, зарезавший на глазах у целого троллейбуса, не много не мало, четверых человек, по всему судя, так неизвестным и останется. Разработка многочисленных свидетелей оказывалась более чем безрезультатной. Не состыковались показания. Не плясали. Не били. Одни очевидцы с пеной у рта утверждали, что был то двухметровый амбал, другие, не менее горячо уверяли, что шпингалет, метр пять в кепке. Согласно одним — брюнет, иные божились что блондин, а одна пассажирка злополучного маршрута доказывала, что огненно-рыжий. С усами, бритый юноша, но лет пожилых. Вроде мужчина, но некоторые клятвенно уверяли, что не иначе как брючная девица.

— Булгаковщина какая-то. — Тяжело вздыхал молодой опер, еще не свыкшийся со своим высшим юридическим образованием, впрочем, сомнительного качества.

— Брешут, редьку им в дышло. Как стадо диких меринов брешут. — Бурчал под мясистый, начинающий буреть нос старый, прожженный мент. — Своего благодетеля хренова, граждане под статью подводить не желают. Вот оно, общественное согласие. Вот оно, правовое сознание населения.

Но как бы там ни было, а следствие по делу троллейбуса номер тра-та-та отнюдь с места не сдвигалось, определенно обещая перейти в разряд нераскрытых, безусловно опоганивая, и без того, не лучшего вида городскую статистику. Одно слово — висяк.

— Списать, что ли, на залетную банду экстрасенсов? — Раздумывал молодой, подающий надежды легавый, порядком испорченный вузовскими корочками. — Пожалуй это мысль.

Его опытный коллега слюнявил недокурок. Чесал подбородок. Утречком, личный информатор, по секрету подсуетился доложить — среди деловых братков прошел базар, мол объявился в Железнограде сам Фартовый. Для чего, зачем — дело темное. Только Савелий Никанорович Коготков, видный коммерсант, меценат и выборный член городской управы, браткам, равно и органам, более знакомый под лагерной кликухой Коготь, от греха подальше, смотался в направлении не то Бермуд, не то Коцупетовки. А авторитетный Муса, завалился с предынфарктным состоянием в больничку и там пребывает безвылазно и бесконтактно. Мог, мог Фартовый замочить четверых отморозков. Мог, и полегче, чем в платок высморкаться, будь ему пусто!. В нашем городе, Господь милостив, нет таких кадров. А вот насчет кадров — Фартовый то, человек дяди Бени. Близкий человек. А дядя Беня не городской гласный Коготь, и уж паче, не болезный Муса. Очень серьезный человек, не по зубам захолустной уголовке. Ядри твою качель! То раскрывай, то не моги. То строгач в личное дело, то маслину в личный лоб. Задрали! — Сердито ткнул окурком в переполненную пепельницу. Закурил новую сигарету. — Пускай соплестон корячется. Он в очках, ему виднее, ему и перо в прямую кишку. Не иначе, приплетет каких ни будь гипнотизеров или, как их там сейчас, экстрасенсов вшивых. С него, умника, станется. — Потянулся к раскрытой пачке, да вспомнил что у него в руке дымится. Затянулся, аж искры посыпались. Ухмыльнулся со злорадной мечтательностью. — Шабаш! Все! Пять месяцев, девять дней и в отставку, на заслуженный отдых. Погоны в мусорник, китель на собачью подстилку. В фирмовом нон-стопе Мусы по ночам продавалок сторожить, шаровым пивком баловаться, кроссворды отгадывать.

— Пегий бес тебе в зоб! — Отер мент внезапно взмокший лоб, чуть бычок в глаз не всунул. — Старею! Какой Муса! После сегодняшнего? Про Мусу можно забыть.

Затянулся, рассыпал пепел. Хитровато ухмыльнулся — Значит у гласного мецената буду сторожить. Да и посолиднее в супермаркете будет.

А дознание продолжалось бестолковым чередом. Когда милицейский компьютер (спонсорский дар Савелия Никаноровича) под видом фоторобота породил змея Горыныча, виртуальный художник-криминалист ненормативно изъяснился, сходил в нужник, обесточил машину. Сославшись на внезапные почечные колики, быстрехонько направился в угловую забегаловку, прозываемую «сотый отдел» пить водку. Следственная бригада с завистью смотрела ему вслед. Цикала зубом. Готовилась перестрадать неминуемую ковровую, безвазилиновую клизму. Перетерпеть и в «сотом отделе» подлечиться.

Не утешало единственно общее всех показаний. Тот неподдельный истерический ужас, с которым пассажиры вспоминали лицо (круглое, длинное, рябое, загорелое или бледное) своего благодетеля. Вернее выражение этого самого неописуемого лица. А еще точнее, отсутствие всякого выражения. И глаза (карие, серые, голубые, бельмоватые). В зрачках мутнела, изливалась, растекалась по всему салону ленивая скука.

По случаю школьных каникул, презирая строгие правила режима, в служебном кабинете скучал несовершеннолетний отпрыск старшего дознавателя. Подростку тоскливилось. Болтовня о форме носа и цвете глаз смертельно наскучила. Книжки читать не любил. Головизора в комнате не было. За окном моросило. Нудно, со зловредной бесполезностью, дымила заводская труба.

Отрок бездумно разглядывал потеки дождя на нечистом стекле. Лениво ковырял в носу.

Все свидетели съединодушничали — выражение физиономии преступного правозащитника было очень, ну до чрезвычайности схожим. Просто идентичным.

* * *

Покинув Гильгард, миновал Сигмондов отряд обжитые феоды и, вот предстоял теперь путь Волкам незнакомый, безлюдный, задичалый. Потому готовились основательно. В окраинном селе стали на постой в придорожном трактире. Отдыхали, пополняли припасы, узнавали дорогу.

Местные жители, люди благонравные, разговорчивые, охотно с путниками своими знаниями делились, говорили даже более, чем спрашивалось. Вот за вечерним трапезным столом поведали такое.

Поганая оказывалась впереди земля. Не зря зовется Сатановской Пустошью, от веку худой славой полнилась, завсегда чистой не считалась. Святых мест отродясь там не бывало, благочестных обителей никто не строил, праведные люди не селились. А после войны, так и вовсе одно непотребство угнездилось. Доброму человеку ходить туда премного опасно, да и особого резону нет.

Как сцепились промеж собой лорды, как начали резню да погромы, народишко испаскудился, обварначился. Пахать да сеять, кто и умел, так и тому расхотелось. Облюбовали себе пустошные буреломы, яры непролазные, братцы-хватцы из шатального клана. По дорогам ночами балуют, душегубничают. Да только беспутной вольнице не сладко приходится. Инда развелось премного всякой нечисти да погани, привольно ей там выходит. Ведьмы с колдуньями, как в Блудный Бор, в полнолуния шастают, а что делают, не говорить — подумать боязно. И кроме них другого паскудства довольно будет. Одних привидений не счесть. А все соседский лорд натворил.

Сеньор этот, ну право сказать — дурень-дуренем, взял себе за правило в день по десяти человек казнить. Ну, вешай на здоровье, раз так твоей душеньке угодно. Да с умом вешай. Малый ребенок несмышленый, и тот разумеет — виселицы на перепутье дорог ставятся. Чтоб, значится, дух мертвяка обратного пути к дому, к живым людям найти не спромогся. Чтоб в стежках-дорожках заблудил, чтоб все кружил возле своей голгофины. Тогда от него вреда мало.

Так нет. Дурной лорд, старинной, дедовой мудростью побрезговал, вешал где попало, и теперь в тех землях призраки с привидениями бродят толпами, озоруют ночами.

Вот чего лорд натворил, да вышло, что на свою же беду настарался. Замок его отседа верстах в сороках стоит, да, вы знаете где. Это тот самый сеньор, кому, сенешалевны батюшка службу служил. Так вот, недавно это приключилось, самый раз во время сенокоса. Угораздило лорда повелеть своим гридням одному человеку голову отрубить, видать вешать умаялся. Те и отрубили, да прямо на замковом дворе, у дверей в палаты господские. Так той же ночью, заявился в опочивальню покойник, отсеченную голову в руках держит, говорит:

— Ты меня обезглавил, ты мне и пришей башку-то обратно, а то ничего не вижу, не найду в Валгаллу дороги.

Лукавил мертвяк, это он лорда, своего убивцу не видел. А лорд, ну вовсе худоумок, возьми, и пришей, да чи с переляку, чи, смеху ради, а может и по пьяному делу, но пристегал шиворот-навыворот, с переду на зад. Как уразумел покойник, какую с ним шутку сыграли, пуще прежнего озлобился, остервенился, как схватит лорда за жопу! Из того и дух вон. И все мало — мертвяк ему и башку-то на спину свернул. Так по утру и нашли челядцы своего господина. Долго потом думали-гадали, как хоронить. Положить, как полагается, на спину — так рожей вниз выходит, не ладно это. А рожей кверху, стал быть животом вниз, задница выпирает, восе срамно. Словом нескладица, каким макаром не повернешь, все едино получается худо, препаскудно. Не знаем даже, как и изголились с похоронами такими. Одно неприличие да срамота, а не землеположение. Тьху! — Плюнул рассказчик в сердцах.

С сильными сомнениями слушала Гильда эту повесть. Обернулась к Сигмонду, тот с безразличным видом ковырял пальцем стол. Посмотрела на Ингрендсонов. Гридни пили пиво, уставившись в свои кружки, на сенешалевну глаз не поднимали.

— Так мертвяк такие дела натворил? — С трудом Гильде в это верилось.

— Мертвяк, вестимо дело — мертвяк. — Убежденно ответил поселянин. — Ну, может не простой мертвяк. Кто знает, может это дух отмщения за многие грехи лордовские. Немало народишки тот извел зазря. Вот и пришла пора ответ держать. Такое тоже быть может.

— Может, может. — Согласно закивали слушатели.

— Значит дух. — Утвердил вердикт лорд Сигмонд, но Гильдиных сомнений не развеял. — Знавала я одного духа в Грауденхольдском замке, что ночью к старому Скорене являлся. — Думала сенешалевна. — Да и Ингрендсоны этого духа должны помнить. — Но вслух своими мыслями с народом не поделилась.

А рассказчик, знай себе, продолжает дальше страху нагонять:

— И зверья развелось сверх меры. Война, дело известное, стервы в достатке, вот волков и наплодилось. Стаями бегают, среди лета на хозяйскую скотину нападают, на подворья забегают, курей давят, коз задирают. Убытку от них много. Да только зверь лесной это еще пол беды. А беда, не при честной компании говорить, что много среди той твари оборотней. С теми рогатиной и дрекольем не совладать.

— Вот, — хлебнул поселянин пивка, усы обтер, продолжил: — Вот, как в одной деревне было дело. Тамошняя молодуха дитя колыхала, баюкала. А по жаркой поре, вынесла колыбельку в сад, под деревья. Да не догадалась заклятье, аль знак какой положить, веточку омелы к люльке подвязать. Сидит себе, поет колыбельные, да вдруг через изгородь волкулак-то как перемахнет, как зубами заклацает, завоет жудко. Схватил серый нечисть младенца и айда в лес. Только их и видели. Вот, какие у нас дела-то деятся.

— Да эт чо! — Еще один поселянин пододвинулся поближе, захотелось и ему со знатными гостями побеседовать, страстями поделиться. — Вот, пошли из соседнего села девки с юницами по грибы. И не далече отошли от околицы, из крайних домов видать их еще было, как выбежал из кустистой балки волчара страшнющий. Шерсть дыбом, пасть раззявнута, язычара до земли свешивается, слюной исходит. Схватил отроковицу, что впереди всех подруг шла, давай грызть почем зазря. Еле-еле всем скопом отбили девки свою товарку, прогнали зверя. Да радости мало. С той поры отроковица по ночам на луну воет, воды боится. Знать сама скоро в лес убежит.

— Так куда же народ смотрит! — Возмутилась леди Гильда. — Надо бы ее, переродка, пристукнуть на святой земле, у храма, в спину кол вогнать и так, с колом, мордой вниз зарыть. А на могиле три дня и три ночи омелу жечь.

Люди, бывшие в харчевне, с уважением предусмотрительную сенешалевну слушали. Речи ее находили в высшей мере разумными. Что б не ударить в грязь лицом перед сведущей гостьей, показать и свою осведомленность в этом серьезном вопросе, кто-то, из местных знатоков добавил:

— Можно и можжевельник палить. Главное, что бы на том месте папоротника не было.

— Это точно. — Согласилась Гильда. — А вот, если найти где гриб-невоскресник и там зарыть, то уж точно, низачто из могилы не вылезет. И надо, чтоб кол всенепременно был осиновый. От соснового проку мало, не так надежен будет.

— Да. — Благоговейно внимали поселяне ученым речам леди Гильды дочери сенешаля. Думали: — Вот, что значит человек кровей высокородных. Он обо всем подумает, все предугадает. Не чета нам, лапотным, кому день перекантовать и ладно, об завтрашнем не помышляючи спать завалиться.

Сигмонду колотерапия показалась слишком уж радикальным методом лечения бешенства, но поразмыслив, что до рождения Пастера ноддовцам еще жить и жить, промолчал.

— Да, — повторил один из сидевших за столом. — Кол, он самое наипервейшее от всякой нелюди дело. Вот, был я давеча на торжище, во-он в том селе, что за лесом. Слыхал там от людей такую историю. А люди — они врать не станут. Заявился к одному тамошнему мужику под вечер гостюшко. Знакомец его старинный, еще в довоенной поре жил на хуторе, на краю Сатановской пустоши.

— Дай, — говорит, — хлебушка пожевать. А то совсем оголоднел, помру с недоеду. Так, поселянин тот, молодец, сразу смекнул, что не по хлебушек гостюшка то пожаловал. Давно тот хутор в диких землях пустой стоит. Кинулся борзо в сарай где, про всякий случай, лежал кол обструганный, заточенный. Так, как увидал захожий тот кол, со всех ног и побежал со двора. А все почему? Упырь! Упыря только колом в спину убить и можно. Упырь только кола и боится.

— А если стрелой серебряной? — Чтоб не показаться совершеннейшим профаном, вспомнив прочитанное, поинтересовался Сигмонд:

— Ну, если серебряной, это дело, — уважительно, вот ведь, что высокородность-то значит, отвечал рассказчик. Но с поселянской рассудительностью добавил, — да кто ж на всякую нечисть серебро-то изводить станет. Нам по-мужицки сподручней будет колом.

— А все стршно. — Грустно качая головой раздумчиво добавил старый поселянин. — Мы уж и омелу на коньке вешаем и колеса на дверь прибиваем и чеснок по всем окнам развешиваем.

— Молодцы. — Похвалила сенешалевна. — Упырь чеснока боиться, как таракан любистка или чистодомного гриба.

— Вот и оно-то. — Дед оперся щекою на ладонь. — Да все одно жуть берет, особливо по ночной поре. Из избы по нужде вылезти боязно — хош до свету терпи.

Помолчали все горестно. Трактирщик еще разнес по столам кружки с пивом, Сигмонду с молоком. Попили, повздыхали.

— Это все были цветочки, а нынче ягодка вызрела. Объявился в тех пустошах поганых, — таинственным шепотом продолжал прежний рассказчик, — страшнючий кабанище. Так люди его и прозвали — Сатановский Вепрь. Не как иначе, из самой Валгаллы прислали его к нам боги. И то верно, кому он там, такой свирепец, надобен. Нету с ним никакой мочи. Творит разорения и потравы, почитай, каждую ночь. Как не всю репу со свеклой изгрызет, то поперероет огород, попередавит овощ. Хоть и не сажай ничего.

— О-хо-хо. — Согласно все головами качали.

— От недалече, на хуторе, один человек живет, свиней на откорм держит. Так позавчерась, только его хозяйка отрубей напарила. Только остудила, собралась животину кормить, свинки-то уже визжать принялись, глядь — а перед ней боров стоит и прямо к корыту рылом сунется. Баба с испугу вся и обомлела. А веприще клятый, жратву, на целое стадо приготовленное, враз вычавкал, пса цепного насмерть подрал, да и полез в свинарник, давай лех портить. Пришел хозяин, видит такое разорение, схватил рогатину, ну зверя шугать. Куды там! Тот только свирепо глазами зыркнул, да как восхрюкнет! Мужик-то опосля бахвалился, мол выгнал таки зверюгу с подворья. Да брешет мужик.

— Брешет, ой брешет! — подхватили многие из слушавших.

— Ясно дело, брешет. Видали люди, во дворе у дома развешены на просушку портки стираные. Зачем бы их стирать? Значит нужда была.

— Эт точно, значит была. Нужда нечаянная. Видать по той нужде прямо в портки сходил. — Подхватили люди в трактире, за бока хватаясь. Хоть и знаком им этот рассказ, все, в который уже раз, потешались над незадачливым свинарем. Сам трактирщик, слезу полой передника утирая, ухохатывался расплдескивая пиво:

— Так может и прогнал. Так насмердел, что и скотина не вынесла, сбежала. У-ха-ха!

— У-ха-ха-ха! — Вторили посетители, за животы держались. Только Гильда не веселилась, погрустнела даже, о чем-то задумалась. А Сигмонд ее настроение угадывая, поискал причину, найти не смог. Поражался таинству женской души вообще, а тутошней в особенности. Сама же история с дикой свиньей не показалась особо интересной. Не в новинку ему легенды о страшном вепре. Еще со времен Геракла, вечно где-то объявлялся скотинюра, вечно с ним не было сладу простым людям. Но слушал дальше.

А поселянин, посмеявшись, больше с горя, чем с радости, продолжал свою сказку:

— В том, что с тем хуторянином приключилось, зазорного ничего нетути. Да и дело обернулось, можно сказать, счастливо. А вот в этом самом трактире, раз трое псов войны вечеряли. Своими геройствами ратными бахвалились. Может и не зря — мужики как на подбор, здоровые, мясистые, казной трясли. Только пошли они в Сатановскую пустошь, да не ушли далече. Другим днем сыскали люди что от них осталось. Даже схоронить толком нечего было. А вокруг останков — следы кабаньи огромные.

— Так и живем. — Сказал и тяжко вздохнул. — А вы в самое логово нечисти идти собираетесь. Жалко нам вас, хорошие вы люди, пропадете почем зря.

— Пустое сказываешь. — Возмутилась леди Гильда. — Витязю ли Небесного Кролика, всякой нечисти бояться. У него, вот, амулет есть, реликвия всесильная. — И, сняв с шеи Сигмонда талисман, подняла вверх, всем показывая. — Смотрите, лапка Зверя-Кролика!

Общий, благоговейный вздох прокатился по залу трапезной, всех находившихся охватил священный трепет. Конечно, как они, лапотные, не подумали, кому ужасти эти сказывали, кого стращать намеревались! Самого лорда Сигмонда, с лапкой Кролика у сердца! Что ему эти мужицкие страсти, ему не то, что ведьмы с колдуньями, ему сам Сатановский вепрь, так, плюнуть да растереть.

— Витязь, защитник ты наш! Может управишься, когда на то твоя воля, со скотиной злобной! Нету нам от нее житья!

— Не досуг витязю вашими глупыми крестьянскими делами заниматься. — Неожиданно сердито заявила Гильда. — У лорда-то, чай дела и поважнее найдутся, чем за свиньями гоняться.

— Эх, опять не подумавши глупость брякнули, — приуныли бесхитростные поселяне. — Опять свою дурь дремучую выказали, невежды, неучи. Одно слово — лапотники.

С тем, в затылках почесывая, помалу и разошлись, каждый к себе домой.

* * *

Сатановская пустошь встретила путников тревожной горечью полыни, болезной желчностью сурепы, унылостью полей, лебедой да овсюгом покрытых, давно не паханых, не бороненных. Дороги позаросли травой. Среди крапивы да диких кустов, в силках плюща, чернели остовы печных труб, да на погостах изгнивали покосившиеся надгробья. Молодая лесная поросль, юным напором, глушила остатки фруктовых садов, да нелепо торчал одинокий колодязьный журавель над зловонным провалом забытого колодца.

Запустенье. Разруха.

Первыми насторожились чуткие волки-Ингрендсоны:

— Каб кто кричит в лесу.

Вскоре и Сигмонд услыхал приглушенные лесистой далью звуки. Двинулись на них. Миновав редколесье, отряд вышел к склону холма, теперь было ясно — кричит человек. Вскоре увидали и человека. Сидел тот на пагорбе, уцепившись за верхушку сосны и хрипло звал на помощь.

— Ой, люди добрые! Ой, спасайте!

— Ишь, бедняга, умаялся. Глотку, оручи, охрипил. — Щерясь усмешками, говорили гридни друг другу. Старший Ингредсон, подявши взгляд к мужику:

— И давно так кукуешь?

— Ой давно, браток. Ой сил моих больше нету! Спасайте, люди! Не покидайте головушку забубенную на воронье уедение!

А вороны, и вправду, уже на соседних соснах нетерпеливо по веткам ерзали, головами вертели, поглядывали на страдальца жадным взглядом нехорошим.

— Так слезай, тут невысоко. Не робей, лапотный.

А поселянин и дальше, хрипом и пеной слова исторгал, голосил сердешный: — Милости молю! Милости! Сымайте, Бугха благостного ради! Сымайте-е-е!

— Да на кой ляд нам тебя снимать лезть, корячиться? Сам слазь, человече, не дите, чай.

Человек, однако, слезать если и намеревался, то не был в состоянии.

— Спасайте, братцы, руки чертовы ветки отпущать не хотять.

— С чего бы это? — Недоумевали Ингрендсоны.

— Шок. Физиомоторный стопор. — Коротко но непонятно изрек Сигмонд. И продолжил уже доходчивой командой, — рубите сосну, только аккуратно, чтоб потихоньку падала.

Рубить, впрочем, нужды не было, и так сосенка кренилась, свежевырванные ее корни, измочаленными пучками торчали из земли. Согнули деревце, дотянулись до мужика. Тот ветку все же не отпускал. Обломали ее. Так бедняга и сидел с сучком в руках, хлебал вино из фляги, сердобольно Гильдой к его губам, запекшимся, приложенной. Малость оклимался и поведал о своей беде, что случилась в дикой Сатановской Пустоши.

А вышла вот такая история. Попутал его кум пойти в эти места гиблые сурков, куропаток набить. Божился, что не раз уже хаживал, знатнао охотился, с большой добычей домой возвращался. А пустошь, вовсе не как уж и страшна, как глупые люди болтают. Все байки это, дурными бабами выдуманы, все брехня. А правда, что в диких этих землях безлюдных, дичи не меряно, да жирной, упитанной. Только успевай стрелы метать. И вот он, кум, опять тудыть собрался, с компанией или без, но все едино на промысел подастся.

Эх, была-небыла, пошел с дуру за кумом. А охота в этой земле проклятой, и впрямь, отменной вышла. Зверья много, сытые сурки, мало, не под ногами шастают. Много дичи набили, довольные сели отобедать.

Каб не тот обед, может все и по-другому бы обернулось. Да захватили кумовья по доброй фляге пенной, самолично изготовленной, травами приправленной, чистой и крепкой. Отобедали сурка изжаривши, хлебушком заедаючи, пенной запиваючи. И так после этой пенной смелость в душе забурлила. Такое геройство, что вовсе уж пустошь отнюдь страшной не казалась. Наоборот, казались они себе грозными да непобедимыми. И стыдобно стало домой возвращаться, с добычей такой детской. Захотелось трофея взрослого, что б перед женами небрежно кинуть, чтоб соседи от зависти затылки зачесали. Чтоб по селу, да по окрестным деревням молва пошла, какие они с кумом славные добытчики.

А на ту беду что-то за кустами заелозило, зачавкало, затупотело. По уму, надо бы было за костром затаиться, огонь, он дикого зверя пугает. Да подвела пенная зараза. Сами, на свою же беду, попхались через кусты добычу охотить. Сами головы в петли позасовывали, да своими же руками и позатянули.

— Эх, дык растудык. — Огорченной скороговоркой косноязычил непутевый бедолага. Чесал шею сосновой веткой. — От енто таки делы.

По его рассказу выходило, что увидели кумовья на полянке здоровенного секача. Пасся тот, рылом землю ворочал, корешки жевал. Ну и жевал бы на радость. Так охотнички, с пьяных глаз, и не укумекали, что не свойский кабанчик кастрированный по диким землям бродит, а сам Сатановский Вепрь перед ними. Выстрелили в него из луков.

Ну, какая стрела, паче охотничья, на сурков налаженная, таковенного зверюгана взять-то может? Одна по боку проскользом свистнула. А вот вторая, етить ея душу, в самый лыч попала, рыло шелудивое оцарапала. Ох, и воззлился же боров! Осерчал лютой злобой, щетину надыбил, по сторонам зеньками злющими поводил, заприметил обидчиков, ну галопом, аж земля-матушка загудела. На поселян накинулся.

— Я, — продолжал жалиться незадачливый поселянин, — токи и помню, как бег, ног не чуя, а опосля — вжик, и уже на самой верхотуре сосны сидю, а унизу боров кума мнет. Истоптал в грязь, и к моей сосенке посунулся. Потолкал рылом, нет, крепко деревце, не свалить. Зачал тоды корни подрывать. Споро роет, стала уж сосенка качаться. Я, трясусь как причинный, с белым светом прощаюсь. Да тут, на счастье мое, собаки задичалые набежали. Пнулись с дуру на Вепря. Так тот, сей же миг, двоих ухайдокал, только кишки по кустам размел. Остальные, давай наутек. Да не тут-то было, зверюга в догон помчался, кончать их, шелудивых. Запамятовал, знать, про меня, боле не воротился.

— Я было слазить, ан нет, руки-то ветку жмут, не пущают. И усе. Сидю кукушечкой на веточке, ни пру, ни ну, ни кукареку. Слава милостивому Бугху, ты витязюшка, на мое спасение подоспел, вызволил. Живот мой от злой кончины уберег.

Гильда слушала эту историю, явно довольная. Говорила, к черносошному, по высокородному, с небрежением: — Ведал бы витязь, что ты, дурачина, Вепрем польстился, вовек бы тебя с древа смолистого не сымал. До кончины дней своих куковал бы на сучке, реповый мешок, вороновья сыть.

Вслед Гильде, Ингрендсоны, в бороды посмеиваясь, и себе давай незадачливого подначивать:

— Ить, чо произмыслил, деревенщина лапотная, беспортовщина сирая — Сатанского Вепря имать. А с похмелуги то хоть в корыто гляделси? Не блевалось, часом? Нешто рожей вышел, геройские геройства такие учудохивать? Женилкой ишо скудной возрос, а тоже, харей чухонной, да в калашный ряд попхался. Богатырь Аника-воин, на сосне сидючи воет.

Так смеялись дети Северного Ветра и присмеивалмсь: — А ну-ка, давай, братва, его во-он на ту сосень запихаем. Та повышее будет, пущай тама кукаеть. Воронье то-то, еть, клевалы попосвешивали, с голодухи пообохлякивали, надысть, нам братушки, холопье Хьюгин-Воронское подовольствовать, подношеньем сыротельным попоподчевать. Чай тогда его милость, пообрадуетси, нашими мясами-то попобрезгуетси.

Незадачливый от таких речей вовсе с лица спал. Побледнел мелом, плюхнулся на колени. Заголосил голосом дурным: Витязь, свет-батюшка! Не выдай душу, отпусти на покаяние. Пехом пойду в храм Кролика-Предтечи, грехи замаливать.

Гильда несогласно головой качала. Стилл никак не мог понять свою подругу, когда речь касалась свиней. Жареных поросят она наминала, за ушами хрустело. А вот относительно диких их собратьев, реакция Гильды была, мягко выражаясь, несколько неадекватной.

— Ладно, мужик, никто тебя не тронет. Шутят они так. Сам-то до дому доберешься?

— Доберусь, свет-батюшка. На крыльях полечу! Боле в эти земли поганые до конца века не сунусь.

— Ну, раз так, ступай себе, шелудивый, с миром, — говорила леди Гиьда, исполненная высокородного к холопам пренебрежения, — тебя с нами рассиживать никто не неволит. Скатертью дорога, верпеборец.

Иду, матушка, бегом бегу.

Как сказал, так и сделал, пока его на сосень снова не взгромоздили, не порощавшись со своими вызволителями даже, накивал пятками, аж засверкали. А добежал ли до своего села незадачливый, того путники не проведали. Другие заботы у Сигмонда, отправились дальше, вглубь диких земель проклятой Сатановской пустоши.

Долго ли шли, коротко ли, да вот уже и солнце красное вниз долу покатилось. Скоро за окоемом схоронится. Пора лагерь ставить, на первую, в этих местах нелюдимых, ночь, приготовления делать.

Стали у края леса. Ингрендсоны споро костерок гнетят, вечернюю трапезу ладят. Покуда не истемнело вовсе, собралась Гильда по грибы сходить, и Сигмонд с нею подался. Улыбаясь смотрел, как подруга радуется, гогда отыщется шляповатый боровичек, и как охает, огорченно руками всплескивает, когда попадется ей гриб полезный, да недосуг в пути, из его снадобье приготовлять.

А тут и Сигмонд заприметил два знакомых, запомнившихся ему в ущельи Вороньих холмов, гриба.

— Это и есть твои судные близнецы, что ли? — Спросил, наклоняясь над ними.

— Только не трогай их. — Быстро ответила Гильда, пытаясь отгородить витязя от опасных растений. — Непременно один из них очень ядовитый, его и руками брать нельзя, уморит до-смерти. А который из них — невесть.

Сигмонд мягко рукой отстранил спутницу, присел на корточки, внимательно рассматривал неразлучную парочку. Потом поднялся и сказал:

— Не берусь твердо утверждать, но по моему мнению, ядовитым является тот, левый. Да, процентов на восемьдесят-девяносто именно он, я уверен.

— А откуда ты знаешь? — Изумилась дочь сенешаля.

— А ты, откуда? — Метнул острый взгляд. — Ведь говорила, что их отличить невозможно.

— Это не я говорила, — смутилась Гильда, — это Ингренд говорил. А я-то ведь леди, наукам ученая. А ты-то, все-таки, как догадался?

— Твердо убежден я не был, но под левым грибом лежали две дохлые мухи, а под правым ни одной.

— Ну не все же такие умные. — Продолжая изумляться, многим талантам своего витязя, отвечала Гильда, отводя глаза от пронзительного сигмондового взора.

— И это по твоему «божий суд»? Обман, чистой воды. Обман, да и только.

— Никакого обмана, — искренне обижаясь отвечала на ту укоризну Гильда. — Все равно Ольгрену пора помирать настала. Ну где бы ему, толстомясому, в той битве неистовой у дороги меж холмами, супротив скореновцев устоять бы удалось? — Непременно б зарубили трусливого насмерть. Так что все без обмана, все по правде.

— За такую правду — пороть тебя надо! — В сердцах буркнул Стилл Иг. Мондуэл.

— Давай, пори. — Покорно согласилась Гильда. — Ты господин мой, тебе и надлежит свою рабу глупую уму-разуму учить. — Говорила, глаза потупя, а руками уже за край подола взялась, оголять место для учебы собралась. Сигмонд только плюнул и пошел в лес, по сторонам поглядеть.

Да не просто, скуки ради, по сторонам глазеть, бездельем маючись на корявые сучья пялиться. По старой привычке дивесантской, отправился убедиться, все ли в лесу ладно. Не угрожает ли что из чащи лагерю. Неслышной ходой следопыта скользил он по пружинистой листовой почве.

А и правда, после степной пылищи да печного жара хорошо в бору, прохладно да свежо. Благодать. Лепота.

Вскоре вышел на тропинку узкую, чуть приметную, зверем осторожным проторенную. И вывела та стежка на лесную поляну. Пахнуло вереском да разнотравьем. Сигмонд неторопливо прогалину по краю обходит. Наслаждается богатым ароматом природы. Блаженствует. Прислушивается к пушистому гудению шмелей, шороху листьев, птичьим напевам.

И вдруг, внезапное дуновения тревоги принес легкий порыв ветра. Облако загородило синеву небесную, хмурая тень упала на поляну. Что-то неуловимо изменилось в лесном мире. Явилась какая-то грозная, смертоносная сила.

Сигмонд, не прерывая движения, плавно, словно невзначай, поворотил голову. О, дьявол! У края деревьев темной массой корячилcя дикий вепрь. Огромный, не видел таких ни Сигмонд, ни Мондуэл, кабан-секач с длинными, словно слоновьи бивни, острыми, чуть загнутыми клыками.

Зверюга поглядывал на витязя маленькими, заплывшими сальными щеками, зеньками, взглядом, исполненным исконно свинячьего упрямого недоверия. Злобился, рыл острыми копытами землю, грозно сопел. Под проволочной его щетиной, ходили, бугрились зверские мышцы. Могучий загривок, необъятные бока, широкий зад с плюмажем хвоста. Телесное воплощение яростной мощи природы.

Тренированным усилием Сигмонд подавил надвигающуюся волну паники. Сжал ее в комок, поднял из низа живота, сплюнул изгоняя страх. Поскучнел лицом, впал в свой предбоевой транс. Сказывалось учение в далеком Шао Линьском монастыре. Сказывались годы спецназовской науки выживания. Он был готов к схватке.

Но и мудрые отрешением монахи, и деловито-практичные шеф-инструкторы, укрепили у Стилла Иг. Мондуэла основополагающий принцип: если схватки можно избежать, ее избежать необходимо. Не главное убить противника, надо самому остаться живым.

Сражаться с таким чудовищем Сигмонд не стремился. Он вполне мог обойтись без очередного Гильдиного сочинения «Песнь о победной битве с Сатановским вепрем». А что именно этот легендарный зверь воплоти и злобе хрюкает среди поляны, доказывала свежая, кровавила еще, царапина на мохнатом рыле. Виновника этой раны сейчас ели мухи.

Сигмонд нагнул голову, опустил глаза. Он знал, что прямой взгляд, глаза в глаза, животным понимается как вызов. Но на кабана этот политический маневр человека не подействовал. Зверюга не торопливо, пока, сдвинул вперед свою тушу, утробно заворчал. Снова сдвинулся вперед.

Отступать было бессмысленно. Позади сплошной стеной зеленел подлесок, непроходимый для человека, но не для бронированного многопудового дикого зверя.

Сигмонд спокойно, словно со стороны, оценивал шансы, взвешивал, выбирал стратегию. Преимущество в силе, весе и скорости на стороне вепря. Но это оборачивалось слабостью — Сигмонд много маневреннее. И у него, против кабаньих бивней, мечи, обоюдоострыеострые, режущие на лету шелковый платок и рубящие сталь, против кабаньих бивней. У него мастерство и трезвый расчет против зверячих инстинктов. Что там говорится? «Когда бы вверх свое могла поднять ты рыло». Замечательно, будем бить с лету, в прыжке, под лопатку, левую. Давай, боров, биться, если хочешь. Посмотрим кто кого.

Сигмонд мягко охватил рукояти мечей. Посмотрел прямо в глаза зверя. — Ну, давай, давай. Свинья.

Кнур хрюкнул, вздыбился, и внезапно, стремительно развернулся боком, только земля, травы, комья корней полетели в стороны. И тут Сигмонд по настоящему испугался. На опушке, у края тропинки стояла Гильда. Стояла к развернувшемуся ней вепрю слишком близко. Слишком.

А эта сумасбродка выронила корзину, хлопала в ладоши, подпрыгивала и, перекрывая Сигмондово «На дерево! Скорее!», голосила пронзительно:

— Паць, паць, паць! Иди ко мне, мой маленький! Иди к мамке! — И вовсе засюсюкала, — Мась! Мась! Мась!

— Одурела девка. — Мелькнуло у Сигмонда, когда, обнажив мечи, в безнадежном рывке, он кинулся на зверя. Но клятый «маленький» внимая на мужчину никакого не обращая, много его опережая, с неимоверной скоростью метнулся к Гильде. Мчался он, восхрюкивая, нелепо збрыкивая обширным задом, подскакивая, мотая хвостом. Тяжело затормозил всеми четырьмя, взрывая борозды, и уже тыкался рылом в подол платья. Повизгивая несмышленым полосатиком, огромный кнуряка терся о девичьи ноги, пхал рыло в раскрытую ладонь.

Стилл обомлел, остолбенел и опешил, наблюдая эту обкуренно-сюреалистическую, кошмарную, как атональный джаз, картину.

Гильда, восторженно смеясь, сюсюкая, «мась, мась» мвсь", чесала зверя за бурьянным листом волосатого уха, приговаривала: — Ты мой, бедненький, ты мой маленький. Плохой дядя тебе носик поцарапал. У, бяка. Мерзкие собачки, пугали маленького.

Сигмонд ошалело подумал: — да чтоб его пробрало, не гладить надо, разве хорошенько кувалдой огреть. И вспоминая, открывшуюся днем, у сосны, тошнотворную картину: — тот бяка, и, пожалуй, все мерзкие собачки, уже покинули подлунный мир. И, при этом, исключительно усилиями маленького.

А маленький, тем временем, был на вершине блаженства. Млел под ласками сенешалевны. Видно, вовсе войдя в экстаз, свин заверещал еще громче, еще пронзительнее прежнего, подпрыгнул и вихрем, выдавая, несуразные его громоздкому телу, замысловатые антраша, пошел выписывать круги вокруг счастливой Гильды. Земля дрожала, почва вылетала комьями дерна, гул топота наполнял поляну.

— Мой хороший нашелся, мой маленький. — Щебетала Гильда. — Иди ко мне, мой ласковый.

Ласковый кабанюра, намотав изрядно кругов, изрыв, исковеркав немалый участок поляны, свалив походя молодую березку, снова ткнулся в ноги Гильды, потом завалился на спину, подставил необъятное брюхо под теплые ее ладошки, подергивал могучими окороками.

Сигмонд, по прежнему, не пряча мечи, завороженный разметавшимся в сладостной неге вепрем, медленно, пружинистом шагом единоборца, подходил к изумительной паре.

Перед ним опять стоял злобный секач, ощерил пасть, выдыбил щетину загривка, смотрел, сквозь щелки мохнатых щек, злобно. Сигмонд остановился в боевой стойке, толком не зная, как же ему поступать. А кабан, мотнув огромной головой, вдруг выразительно, по-свински, но откровенно узнаваемо загавкал.

Сигмонд потряс головой. — Уж не отравился ли я каким-то чертовым грибом? — Подумал, исполненный недоумения. — Еще не хватало, чтоб эта свинья меня обматерила, с нее станется. — Витязь, автоматически, крутанул мечами.

— Сигмонд, мой лорд, не надо! — Умоляюще закричала Гильда. — Не трогай его! Это мой малыш.

Маленький с нерушимостью утеса являл намерения кровожадные.

— Ты это лучше ему скажи.

Гильда сказала. Ее усилиями мир был восстановлен. Облако унес ветер, теплая густота синевы озаряла поляну, запахло травой, свеже вырытой землею. По вершинам деревьев, готовясь к ночлегу резвились и пересвистывались птицы. Сигмонд убрал мечи, осторожно, намеренно медлительно, подошел к зверю. Не торопливо протянул открытую ладонь — всеобщий знак добра и откровенности. Вепрь внимательно обнюхал, осмотрел. По видимому удовлетворился, даже дал себя почесать, руку не отгрыз. Наоборот, даже довольно похрюкивал, словно домашний кабанчик при виде знакомого скотника. Гильда сияла.

В лагерь, несказанно поразив Ингрендсонов, вернулись все втроем. Кабан, без почтения, обнюхал застывших гридней. Бесцеремонно оббежал весь лагерь, покрутился у коней и опять устроился у ног Гильды.

Сигмонд присел рядом, вепрь ревниво хрюкнул, но сенешалевна хлопнула его по заду и скотина смирилась.

— Гильда, что это за тварь?

— Малыш, мой Малыш. — И поведала историю.

Королевство Нодд, как мог в этом убедиться Сигмонд, изобиловало дичью. Служила она черному люду пропитанием, а высокорожденым лордам — для геройских забав. Особо славным делом почиталось заохотить дикого кабана. Празднично, под заливистый собачий лай, выезжали конно большой свитой, с псарями, охотничьими, пешими загонщиками и другой челядью. Поглядеть на геройство своих рыцарей ехали дамы. Следом повара с поварятами, и виночерпии с бочонками, кубками да чашами. Кульминацией действа являлось расправа с затравленным зверем. Требовало это и мужества и силы и умения не малого. Не всякий раз гладко все выходило, Случалось и людям урон иметь.

Да охотились то на кабанов обычных, в краях этих многочисленных. Стилл знал этих животных еще по своему миру. Но помимо этих свиней, водились и вепри размеров огромных, гроза лесных хуторов. Твари эти, могучие и яростные для охотничьего трофея мало годились. От их шкуры бесполезно отскакивали самые острые стрелы. Наточенные наконечники копий скользили по густой жесткой щетине, зверю вреда не принося. Собаки, сколь бы злы и натасканы он не были, гибли одна за одной. Распороть своими ужасающими бивнями брюхо коню, свалить его наземь, расправиться с всадником для матерого секача трудов не представляло. А уж про загонщиков, тут и поминать нечего. Кто не успевал на дереве спастись, только растерзанные тела отмечали путь зверя.

К счастью этих опасных тварей было мало. Звери в стаи не собирались, вели одинокий, скрытый образ жизни. Открытым пространствам предпочитали непролазные дебри, еловые урочища да болота. Люди старались их избегать, не тревожить. А те, в свою очередь, сами нападали редко, предпочитали, в худшем случае, огороды разорять.

И вдруг, в отцовскую крепость прискакал взволнованный радостной вестью поселянин. В выкопанную общиной волчью яму, на счастье попала гигантская, невесть откуда в этих лесах взявшаяся, кабаниха и поросята ейные радом бегают.

По такому случаю быстро организовали охотничий выезд. Сенешаль и дочку с собой взял. Кабаниху, благо из ямы ей деваться некуда, с трудами, но порешили таки. А поросят всех позакололи, только один полосатенький в ноги Гильде кинулся, защиты искал. Хотели охотники и его забить, да не дала малыша в обиду сенешалева дочь. Взяла на руки и решила к себе домой отвезти. Отец смеялся: — Вези, вези, только откорми хорошенько, а то больно мелкий, есть нечего.

Забрала Гильда поросенка в крепость, выхаживала, козьим молоком поила. Отец все спрашивал: — Ну как, набирает жирок? Скоро на сало созреет? Но Гильда резать Малыша, а он и был в ту пору малышом, наотрез отказывалась. Холила и пестила животинку, и тот привязался к ней, повсюду рядом ходил, лучше собаки. От тех псов, не видя сородичей, перенял манеру гавкать, когда сердился. На имя откликался, команды выполнял, потешая и детей и взрослых. Так незаметно и вырос в матерого вепря, но любви к своей хозяйке не утратил. Даже наоборот, чуя в себе силу, стал охранять хозяйку. Полюбили они в лес за грибами ходить. Садилась Гильда на широкую Малыша спину верхом и скакала в рощу. Там он и сторожевую службу нес, от лихих людей и зверей диких, и научился грибы отыскивать, которые под листьями, под валежником растут, людскому глазу незаметны.

Жилось Малышу в крепости привольно, да начались от него неудобства. По свинячьей натуре, перся он напропалую, пути не разбирая. Если кто ему на дороге попадался, то он, худого не измышляя, своею тушею сбивал с ног и трусил дальше, по своим кнурячим делам.


А дела его были известны. Войдя в года, повадился на хозяйский свинарник, наведываться к розовеньким, толстопопеньким свинкам. Местные боровы, на расплод содержащиеся, пытались отстоять честь своих дам, но куда им толстомясым, супротив дикого вепря. Да и охальник, такой парень, домашним не чета. Много убытку доставил клыкастый Донжуан свиному хозяйству. Пошли полосатые поросята, которые вырастая, желательного хозяевам товарного вида не имели, в кухонном отношении малополезны.

Собирались было самого Малыша, за его разор, отправить на кухню, да Гильда отстояла. Тогда поселили гулену в специальный, для него приготовленный, загончик, куда Гильда каждый день помногу раз бегала. Смотрела, чтоб не обижали скотники ее любимца, что б кормили досыта. Чтоб Малыш не скучал, брала с собой на прогулки.

Думала Гильда, что погиб Малыш в тот роковой день, когда Скоренщики крепость разорили. Ан нет, сумел боров из загона вырваться и спастись от неминуемого вертела.

Так Малыш, к несказанной радости Гильды, и своему безмерному счастью, влился в этот небольшой отряд. Сначала сенешалевна переживала: захочет ли ее витязь со свиньей якшаться. Многие в родительском клане вепря не жаловали. Боялись, а потому не любили, зла желали. Но Сигмонд, поди его разбери, вовсе оказался не против. Посмеивался, мол де свинья — друг человека, на худой конец можно и на жаркое пустить.

Да только, сразу видно, вовсе того и в мыслях не держал. Даже наоборот, то невзначай за ухом почешет, то по крупу ласково похлопает, то горбушку хлеба протянет. А тот, знай себе, урчит довольный. И ему Сигмонд пришелся по нраву. Подружились, видать. Не раз вместе дозором лагерь обходили, сторожевую службу несли. Зверь, он ведь чуткий, знает кто ему добра, а кто худа желает. И с Ингрендсонами хорошо поладили. Все дружно, без обид и боязни.

Едино что удручало хозяйственную сенешалевну, что больно уж много хряцает боров. За раз доброе корыто харчей уминает. А харчей-то, на него обжору не запасено. Ну, да ничего, как ни будь, спроможемся.

А Малыш вскорости доказал, что не задаром хозяйское добро лопает, прорву продукта изводит.

Несколькими днями позже, вышли на большую гарь недавнего низового пожара. Земля, кусты стояли черными, многие деревья позасыхали. Из под копыт поднималась пепельная пыль. Садилась на лица, забивала глаза, першила в горле.

С трудом, к темну нашли хилую рощу. Место хоть и плохонькое, насквозь прозрачное, да хоть огнем не тронутое. Обошла пламенная волна стороной редкие сосенки.

Усталые, наскоро перекусив, полегли спать. Для согреву, прохладно было ночами, растопили костер нодью, который охотники да следопыты любят за то, что до рассвета гореть будет, внимания человеческого не требуя.

Не требуя, да привлекая.

Шли той пустошью мародеры разбойники, псы войны, от войск своих отбившиеся, сменившие ратный меч на разбойничий кинжал. Сбились в гулящую ватагу, числом не слишком великую, эдак, дюжины с полторы. Шли, глухими путями Сатановской пустоши, хоронясь и от стражников лордовских и от своих более могучих собратьев. Шли, высматривая добычу, чтоб была по зубам, чтоб без большего риску.

Заприметили в ночи огонек, отсвет от нодьи. Заманчиво сонных путников перерезать, поживиться ихним добром. Крадучись стали подбираться.

Сигмонд проснулся, рядом стоял Малыш, настороженно прядал ушами, недовольно урчал. Ингрендсоны, дети скитаний, тоже пробудились, чуя смутную ночную угрозу.

— Гильда, вставай, опасность. — Тихим шепотом разбудил витязь свою подругу. — Оставайся здесь с Малышом, я пойду проверю, что там такое.

Доспехи надевать было некогда, лорд, изготовив мечи, скользнул к краю деревьев, гридни следом.

Разбойники вступали в рощу. Сигмонд, неуловимым ночным ветром, метнулся навстречу, плавно развел клинки. Двое обезглавленных мародеров рухнули в сухие травы. Ингрендсоны, подвижные и ловкие, каждый по одному недругу зарубили.

Закипела схватка. Гридни сражались, как волки, Сигмонд уложил еще двоих, принялся было за следующего, как из лагеря раздался утробный, яростный рев Малыша и звонкий боевой клич Гильды, исполненный злорадного ликования и боевого задора. Из рощи, словно брошенное катапультой, вылетело тело разбойника, глухо ударилось о спекшуюся землю. За ним вылетела следующая жертва собственной алчности, следом на поле вихрем выскочил секач, могучий и разъяренный.

Сигмонд остановился, завороженный открывшейся в лунном свете несказанной картиной. По ночному полю, стремглав, во весь дух, улепетывали оставшиеся мародеры. За ними, неотвратимо настигая, урча и прихрюкивая, стремительно галопировала туша Сатановского Вепря. Тяжелые удары остроносых копыт гулко разносились в дорассветном беззвучии равнинных пространств. Летели в стороны комья сухой земли и рваные куски дерна, следом стлался белесый густой пыльный шлейф. На спине борова скакала Гильда, с развивающимися волосами, оголенными коленками плотно сжимая могучие бока зверя, с луком в руках. Посылала вдогон беглецов мстительный свист белоперых стрел.

Вагнер вспомнился Сигмонду, явственно зазвучал. Рядом, оторопевший, напрочь испуганный, кинув оружие стоял один из псов войны. Не замечая соседства витязя, охваченный мистическим ужасом, безмолвно наблюдал гибель своих сотоварищей.

Хотел было Сигмонд и его порубить, да нападать на безоружного было не в его правилах. Да еще, памятуя, как скоро разносятся слухи по земле Нодд, решил, что реклама лишней не бывает, пускай останется живой свидетель ночного побоища. Так подумав, развернул наемника в сторону от вепря и дал пинка.

Тот, опомнившись, задал стрекача, ощущая растущий, наливающийся фиолетовостью боли синяк на постном мясе солдатского зада. Бежал прочь от страшного этого места, от неуязвимого витязя, от его разящих клинков, от его губительных слуг-теней, от кошмарного Сатановского зверя и его наездницы — демонической лучницы.

А вернувшаяся в лагерь Гильда, как заправский ратник, сплюнула, пригладила рукой шелковые кудри, затребовала чарку пенной. Получив, лихо, по-мужски опрокинула в рот, рукавом утерлась. Отставила лук в сторону, у огня села. Малыш, довольно урча, примащивал объемное пузо у ног хозяйки, заслуженной ласки ждал. Даже в слабом свете костра заметна была кровь на клыках.

Гильда поласкала друга верного. После, задумчиво в огонь глядя сказала:

— Ну, все. Когда-то боялась я снова встретить тех, семерых охальных лиходеев, а на самом-то деле вышло им этой встречи бояться. Пообтрусила я нынче пыль с ушей кобелячьих.

Глава 4. Паломник.

Фартовый взглянул на часы, допил кофе, салфеточкой губы утер. Отодвинул чашечку, папироску закурил. Пора.

Сделав небольшой крюк, прогулочной походкой продефилировал мимо неприметной тачки со скучающим водилой. То ли споткнулся, то ли оступился. Да и дальше пошел.

А водила остался с маленькой, неприметной дырочкой 22-го калибра. Голова на руль склонилась. Словно устал человек, закимарил. Бывает.

Возле же скамьи-читальни имело место циничное нарушение общественного порядка. В дым пьяный обормот, шатаясь и размахивая полупустой бутылкой портвейного вина преследовал зареванную девушку.

— Да отцепись, гад. Надоел! — Выстукивая высокими каблучками, кричала та через плечо, затравленно озиралась.

— Урою, сука! — Горланил пьяница и добавлял непечатное.

Душа вчерашнего участкового не выдержала. Привычным движением заломил ментовским приемом хулиганскую руку, отобрал бутылку. Махнул в сторону напарника, мол, я мигом. Кратчайшим путем, через задворки, поволок вяло отбрыкивающегося нарушителя в родной околоток. Девица, утирая слезы, благодарно всхлипывала. Семенила следом, хоронясь от обидчика за широкой мужской спиной. Чуть левее. Открыла сумочку, положила платок. Сдвинулась еще левее.

Охнул опер. Разжал пальцы. Осел под деревом, спиною к стволу привалясь. Рядом портвейного вина бутылка аляется. Словно перепил человек, закимарил. И такое бывает, дело житейское.

У парня дрожали руки. На лбу проступили бисеринки пота. Девица деловито оглядывалась.

Пацан был из новичков, по мокрому впервой пришлось. Девица же, одна из лучших Фартового подручных, свое дело знала туго. Еще не судимая, Алмазное Перышко умела много, но всему предпочитала шило под левую лопатку. Потому и кликуха такая ей дадена.

Фартовый баб, крокодилов двупроходных, не уважал. В плане интимном. В производственных же отношениях половым шовинизмом не страдал. Напарница успешно делала карьеру и он ей подсоблял и пользовал на все сто, на полную катушку. Хотя, судя по стараниям подопечной, «катушка» ей не светила. Только «вышка». Однозначно.

С детства прочила ей мама карьеру актрисы, папа — спортсменки. Не безосновательно пророчили, не в чадолюбивом слепом восхищении, имелись веские основания. Лидировала девочка в школьном драмкружке и в спортивной секции была первой. В пятиборье стала чемпионкой того да сего. Впереди открывались раужные перспективы, тешили стареющие родительские сердца. Да показалось девушке скучноватым попусту бегать-плавать, тупой рапирой тыкать, да по мишеням палить. Записалась в рейнджеры. Здесь оказалось веселей. А в Нижней Какадусии и вовсе увлекательно стало. Особо полюбились занятия у инструктора-сержанта Стилла Иг. Мондуэла. Многому из рукопашки у него набралась, многого переиняла. Побывала в джунглях, снайперской стрельбой по реальным целям заслужила медаль и повышение. А потом началась тоска. Конфликт исчерпался, батальон вернулся домой. Казарменая жизнь, после фронтового раздолья, тяготила. Тут то и всмомнился мимолетный знакомец, в Какадусском порту повстречались. Только она отбывала, а он только что приехал. Нашла визитку, с Фартовым созвонилась.

Его предложение отклонить было просто глупо. Так и стали работать напару. Спецподготовочка очень даже пригодилась, да и драмкружковские навыки не забыты. Лицедейничала безукоризненно.

Вот и сегодня. Сделали мента, пора текать.

— Чо, баклан, шнифты вылупил? — Цыкнула на пацана. — Линяем.

И слиняли в разные стороны. Баклан, выстукивая зубами. Блатная кошка беззаботно напевая: «чтоб не зашухериться, мы решили смыться».

Фартовый остановился у пешеходного перехода. Напротив Алмазное Перышко чесала вальсом. Небрежно поправила прическу и скрылась в проулке. Значит все в ажуре. Поглядел на лево, на право, перешел проезжую часть. Насвистывая направился к нужному подъезду. Никому не веря, в том числе лифтам и лифтерам, пружинистым шагом отмерял ступени. Оставалось последних полтора марша лестницы. Все шло по плану.

Но и в лучших планах случаются проколы. Разгильдяйство оппонентов непросекаемо.

Фартовый это знал. Был начеку. Планировал и импровизации.

Сегодня, вопреки установленному, смена скамеечному прибыла на два часа раньше. По взаимной договоренности. Надо было наблюдателю успеть не то на роспись двоюродной племянницы жены, не то на похороны свекра сестры кума, или еще куда-то, не суть важно. Важно, что пришел сменщик неурочно. Еще издали удивился пустой скамейке, но особого значения этому факту не придал. Не насторожился, к безолаберности привычный. Страхующая машина на месте, значит все в норме. Про себя слегонца только ругнулся и тут увидел как в подъезд входит молодой человек и, вовсе, не из числа жильцов дома. Мент заторопился следом.

В кармане Фартового пискнул вызовом уоки-токи. Это шестерка, бегало за паханом, на шухере атас цинковал. — Шеф, барбос на хвосте.

— Один?

— В натуре один.

Послышался хлопок двери парадного, топот шагов и натужное сопение.

Опер, замучившийся отдышкой (надо бы и спортзал сходить) влетел на лестничную площадку третьего этажа. Там вполне приличного облика юноша отвел палец от звонка, обернувшись, спросил вежливо:

— Простите, Вы не подскажите, Ваши соседи дома?

Ситуация выглядела дурацкой.

— Дак, э-э-э. Может на работе.

Зря таращиться на человека было неловко. Опер похлопал себя по карманам, по лбу. Притворно удивился. — Эх, забыл. — И повернулся вспять. Неизвестный снова позвонил.

Но посреди лестничного марша запоздало осенило. — Да ведь пуста квартира! Пол года пуста! А звонивший вполне напоминает…

Судорожно потянулся к пистолету, обернулся. Понял что опоздал. Парень, да никакой он не парень, мужик, кривил тонкие губы. Скучающе холодел прищуренным глазом. Дуло глушителя к 22-му, казалось жерлом корабельного орудия.

Глухой хлопок.

Теперь надо спешить. Фартовый взлетел на этаж. Отстрелил замки, вышиб дверь, ворвался в сучью хату.

— Фартовый! Не здавал! Меня подставили! — А сам потел и мочился в штаны. — Заставили меня менты! Пойми! Я заплачу! Все отдам! Забирай! Сукой буду!

— Ты и есть сука.

22-й хлопнул. Еще раз, контрольным. Два хлопка на сучью супружницу. А ведь, дуреха, могла бы и на работе быть. Сынок должен быть в школе, так ведь прогулял. Значит не повезло. Еще два хлопка. Ствол в мусорник и на выход.

Не очень чисто получилось. Но, сойдет. Фартовый знал, что в жизни ничего идеального не бывает. Вот и не комплексировал излишне.

* * *

Известие о прибытии витязя Небесного Кролика наделало большой переполох в лесной Ингельдотовой обители.

Первосвятейшего друида тревожило такое: буде приехал бы земной владыка — герцог, или, пускай, даже сам король Саган, приехал бы князь Церкви — сие почетно, полезно и прибыльно зело. А вот Сигмонд… Тут однозначности не было.

В глубине души Свинячий Лыч побаивался грозного воителя. Зная его нрав непокладистый, пренебрежение суетной славой и скорость расправы, встречи этой не жаждал. Не знал, как витязь Небесного Кролика к нему, Кроликоносцу самовольному, отношение питать будет. Не чаял братской любви. Мало укрепляла и близость Ангела Небесного, разумел, что кому-кому может и Ангел, да только не волшебному витязю, более всех к Зверю-Кролику отношение имеющего. Богохульно подумывал, что таков тот Ангел, как он, Ингельдот, первосвятейший друид.

Знал, что супротив борзописаний летописных, был он, Ингельдот, малее малого перста витязевого, ибо грядеха тот много передовее, и не достоин Свинячий Лыч тому герою и сапог обувать.

Ангел Небесный от того известия тоже душевное смятение поимел не малое. С одного боку этот самый Стилл Иг. Мондуэл очень густо насолил бывшему начальнику охраны Дубненского Научного Центра. Его, Стилла, наглая выходка стоила Виктору Петровичу, тепла синекурного места, баньки, телефонисток и многого, многого другого, о чем слезно вспоминалось в студеной темени Шпицбергеновской базы. Вышагивая среди сугробов, зловредно упрятывающих бездонные ледяные провалы, бесполезно инспектируя, никому не нужные караулы, продуваемый пронзительными метельными порывами северных ветров, полковник Приходько, не раз и не два поминал злым, нечестным словом виновника падения в этот мерзлый ад. Готов был тогда голыми руками разорвать негодяя на мельчайшие кусочки, выбросить в пургу, пораскидывать по фирну на кормление белых медведей.

Однако же натура у Виктора Петровича, широты степной необозримой, уж какой-какой, а злопамятной отнюдь не была. Да и в последующих переменах, уже благоприятных событиях, хоть и несознательно, но витязь свою лепту внес. И не малую.

А перемены эти были ну вовсе расчудесные. Теперь и банька и телефонистки и все прочие атрибуты прошлой начальственной жизни, справедливо Виктору Петровичу виделись мелкими и внимания никак не заслуживающими. Это только для солдата первогодка, зеленого салабона, еще гражданский батон не испражнившего, полковник казался и царем и богом и отцом родным. А для первого же наизамухрыжистого генерала, был полковник не больше последка переваренного батона. А паче, не к ночи будь помянут, для Зиберовича, этого страшного шефа АСДэковской безопасности. Который разве только чихнуть успел, а уже забросил этот чих Приходьку в такие края, куда Макар телят не гонял, гонять не мог и не собирался даже.

А вот нынче, генерал Зиберович, так далеко, что уже даже коровьей лепешкой Приходьке не казался, вовсе забываться начал даже. Но особую радость, особое душевное упоение приносило осознание, что в том, другом, безмерно далеком континууме, вместе с генералом, уставами и наставлениями осталась и наиприпоганейшая, худшая Виктора Петровича половина. И никаким образом эта гадюка, теперь мешать его личной жизни не в состоянии.

— Руки коротки. — Не раз с удовольствием думал ренегат полковник. — Хо-хо!

А личная жизнь! Ах, эта личная жизнь! Вот, это действительно жизнь. Спасибо тебе, генерал Зиберович. Спасибо тебе Стилл Иг. Мондуэл! Добро пожаловать в гости. Хлеб да соль.

Да и недурственно с земляком посидеть, покалякать. Чего-чего, а вот потолковать по душам с местной публикой Виктору Петровичу особо не удавалось. С иностранными языкам, ну, скажем так, не сложилось у бравого полковника. Всю жизнь писал в анкетах эфемистическое: «читаю и перевожу со словарем». А тут даже и пресловутого словаря не было. Аборигены же, по всей видимости, лингвистическими способностями и вовсе не обладали. Ингельдот, ну на что мужик неплохой, компанейский, но ни хрена сказать не может. Вдовица то его потолковее будет, с горем пополам два слова свяжет. Да о чем с чужой бабой разговаривать? Разговор тут один, да честный российский офицер не хотел рогатить друга.

Вот и выходило, что если он не в обиде на Стилла, то и Сигмонд к нему неприязни питать не должен.

Так рассудив, откушал Виктор Петрович основательно и, откушанное, еще основательнее сливовой наливкою запив, совершенно, как ему показалось, успокоился.

Вдовица, же, имея практический склад характера, вопросами высокого политеса не тревожилась, сразу со всею своею природною хваткой погрузилась в хозяйские заботы. А забот этих было не меряно. Ведь первосвятейший, с великого расстройства души, запил, как водится, горькую, и все приготовления на одну верную свою подругу покинул. Впрочем, иного она и не надеялась, в мыслях даже не держала, сама привыкла управляться.

Едино, что рассудили они с Ингельдотом, и на том ему спасибо, что встречать гостя надлежит с помпою превеликою. И как же иначе? Ведь не малое торжество: витязь Небесного Кролика, да в Кролико-Предтечанской обители. Затем и монастырь убрать празднично надо и весть эту поскорее во все края доставить, пусть народу побольше соберется, то зело великой обернется полезностью.

Потому готовились основательно. Наводился в монастыре порядок и сверкание. Монахи стирали рясы, всякий хлам и мусор строительный и прочие непотребства прочь со двора выметались и выбрасывались. Камнетесы в срочном порядке заканчивали на фасаде храма барельеф витязя Небесного Кролика. Двор мостили булыжным камнем, что надо — достраивали, где надо — белили. Окрестные поселяне свозили в монастырские клети возы фуражу. На хозяйском дворе били птицу, резали скотину, чесночный дух шел от коптилен, где готовились колбасы да сало с мясом. И много всяких других работ выполнялось, чтоб достойно отпраздновать знаменательное событие, чтоб всех прибывших ублажить, согласно их чина и кошеля.

Вот и начали стекались тьмы паломников, скоро и размещать их негде стало. Спешно убирались палаты для важных персон. С простым же, черным людом, благо по летнему теплу, забот много не было. Ставили на поле, за монастырскими воротами шатры, а то и вовсе на жердях растягивали холстину, снизу насыпали солому — вот и готово жилье. Ох, и много забот! Да проворна вдовица, всюду поспевает, за всем приглядывает. Голос ее, не слишком зычный, не торопливый, а от того еще более внушительный, слышен был то на стенах и башнях монастыря, то в парадных залах, то в монашеских кельях, в подсобных строениях, на птичьем дворе, словом нигде работный подневольный люд покинутым себя не чуял. Напротив, всюду, повсеместно и ежечасно испытывал ожог властного взгляда вдовицыного.

И предусмотрительна хозяйка. Прослышав о Малыше, сиречь Сатановском Вепре, и к его приходу все возможные приготовления произвела. На свинарнике отдельный хлев был выскоблен, вычищен, вымыт. Свежей соломой застелен. Туда поместили с дюжину, лично вдовицей отобранных, как отбирала она подруг для первозванных, молодых свинок, кнура еще не изведавших. Потом, поразмыслив, добавила к их числу парочку матрон постарше, опытом пообогащеннее.

* * *

Впрочем сам Сигмонд и в мыслях не держал, каков прием уготовляют ему ингельдотовы монахи. Ехал просто. Но искушенная в традициях Гильда витязя остановила.

— Не пристало нам в святую обитель ехать, как бредет черный люд в придорожный трактир. Надобно вид принять гордый и властительный.

— Ну, раз протокол того требует, — как всегда замысловато изрек Сигмонд, — то примем, по мере возможностей.

Для принятия вида гордого и властительного остановились в знакомом торговом селе у знакомого же трактира. Село за прошедшее время многие изменения перетерпело, благо располагаясь на прямой дороге к Крольчачьей обители, служило воротами в святые места.

Последнее мирское поселение перед монастырем паломники мимо не проходили. Останавливались передохнуть, отрешиться от земных сует, соответствующий предстоящему мыслестрой принять, смыть дорожную пыль да грязь. Потому богатело и многолюднело поселение. Не временная ярмарка, но крепко сколоченные торговые ряды заполнили выгон. И лавок много новооткрытых и в мастерских работный люд трудится без устали — всяко приезжим и починить и поправить в надобности бывает. Заместо ветхой часовеньки, свежеструганными бревнами поблескивает Кроличья каплица. На высокой звоннице ладно благовест поют недавно отлитые колокола.

Трактир, Сигмондовым присутствием уже раз удостоенный, тоже нес недавние следы перемен. Был прилично отремонтирован и изрядно пристройками расширен, немало и достраивалось. Заведение это придорожное, как и многое другое уже вдовице, то есть монастырю, принадлежало. Что было, впрочем, все едино. А ранишний хозяин служил нынче управляющим. Управлялся старательно. Зато и держали в должности.

Увидя Сигмонда, признал своего грозного гостя, бегом выбежал во двор, земно кланялся.

— Будь здоров, витязь-батюшка ты наш, не изволь гневаться, изволь персоною своею почтить заведение. Позволь послужить верой и правдой слугам твоим.

— Не побрезгуйте, батюшка, — за спиной хозяина лебезила Роха, все в том же засаленном, залитом пивом халате. — Ужо погостюйте, господа хорошие. — Шевелила кургузой мясистостью седалища, и шныряла нечестными глазами своими.

— Делать витязю боле нечего, как в твоем хлеву хлебосольничать. Я и Малыша к тебе не пустила бы. — Неожиданно для Сигмонда, с надменной непреклонность, заявила леди Гильда.

— Ох, горюшко! — Как на поминках заголосила Роха, а хозяин кулем пал на колени. Упорно, истово лбом бился о твердь накатанного тракта, повторяя: — Смилуйся, батюшка.

— Что этому господину надо? — Удивленно обратился Сигмонд к Гильде. — Зачем так старается?

— А Хромой Ник его разберет. Знать сильно надо, раз так старается.

А хозяину таки было надо. Сильно надо. Намедни приезжал к нему гонец от всевластной вдовицы. Привез грозный наказ — всяким способом, но зазывать к себе Витязя, и как можно дольше задержать, что б в монастыре к встрече успели решительные приготовления произвести. А если он с таким простым делом не управится… Крутоскулые монахи вдовицыны, были еще не самым худшим. Ослушаться вседержительницу никому не дозволялось. Да и никто не осмеливался.

Потому и, лба не жалеючи, колотился в дорожной пыли, затем и голосил. На подмогу благоверному выбежала жена стряпуха, и старый Шип заковылял следом.

— Чего стоите, рты разинули! — призывал хозяин. — А ну, в ноги славному витязю падайте, просите их милость в дом пожаловать.

Благоверная на земь не падала, но поясно поклонилась, вытерла торопливо руки о передник, — Не гневайтесь, свет-батюшка, не побрезгуйте нашим заведением. Заходите, — радушно улыбалась, все к трапезе изготовлено, уж и народ собрался, полная зала. Постояльцы слюни уже попускали, твою милость ожидаючи, славу твою лицезреть жаждут.

А то и верно, сквозь раскрытые двери харчевни видны были накрытые столы, люди за ними, выглядывали витязя. И к оконцам женские да девичьи лица припали, и на дворе уже собралось народу, поглазеть на чудо-чудное, диво дивное — витязя Небесного Кролика и волшебных его друзей.

— А я для твоей милости, — продолжала зазывно увещевать хозяйка, — утку изготовила, что Вы прошлым разом хвалить изволили и молочка кисленького припасла, сама корову доила, сама квасила. Небось с дороги-то оголоднелось, заходите, душевно просим, пока кушанье не простыло.

А с дороги таки кушать хотелось. Сигмонд припомнил особое хозяйкино блюдо. Воспоминания были, до покалывания в желудке, приятны. Видел, что и Гильда вовсе не против хорошего ужина, а мучает хозяина из резонов им обоим понятных. Так, еще для виду поупираясь, выговорив трактирщику за старую провину, смилостивилась в конце концов сенешалевна. Но не спешила. Медленно с коня спускалась, еще дольше конюхам давала наказы, как за животными присмотреть, что сделать, как ухаживать, да так дотошно, так сурово что вогнала бедных в пот и дрожь подколенную. После неторопливо смыла пыль, переоделась, причесалась и, тогда только, соблаговолила в залу спустится.

Торжественен был их выход. Чинно, рука об руку шествовали Сигмонд с Гильдой. Попереду, с канделябром в руке, Роха пятилась задом, освещая дорогу. Гридни шли с мечами наголо, и позади трусил необъятный Малыш.

А там, в трапезной зале, и в правду, людей собралось не мало. И не голи кабацкой, не пьянчуг лапотных — все больше высокорожденных лордов с семействами, родичами да гриднями.

В красном углу отдельный стол накрыт, скатерть шелковая, посуда серебряная. Туда и провели высокочтимых гостей. Все поднялись, приветствуя славную пару. Сигмонд улыбнулся, веселым взглядом обвел зал, и поднял кубок, куда услужливая Роха уже молока налила.


— Слава витязю Сигмонду! — Восторженно кричали знатные паломники.

— Слава витязю Сигмонду! — Вторили им слуги и дружинники. Скромная вечерняя трапеза пилигримов больше напоминала развеселый пир.

На другой день Сигмонд продолжать пиры наотрез отказался. Путники чистили упряжь, до блеска драили металл доспехов, Малыша высчесали, репьи из щетины повыдергивали, коням гривы заплели. В бане попарившись изготовились с утра пораньше направиться в обитель.

К ночи, извещенный бдительными наблюдателями, что витязь Небесного Кролика остановился постоем в торговом селе и завтра всенепременно в монастырь прибудет, растревожился Ингельдот пуще прежнего. Всю ноченьку невмочь спать ему было, всю ноченьку раигрознейший витязь ему снился, марился. Восседал тот, суров взглядом, меж двух стратоархов, и конь под ним блед, копытом землю роет, из ноздрей дым валит. И говорит витязь: «Свинячий Лыч, потрох сучий! Ты пошто мово Кролика грязными своими перстами тискаешь?». И замогильно так стратоархи вторят: «Индо мы есьми говаряхали, Индо есьми упреждовали. Днесь те обессуду не имать, а имать кару неворотную».

Вскидывался в поту, кваску вставал хлебнуть. Тревожил вдовицу, та недовольно на другой бок поворачивалась, одеяло на голову натягивала. После и сама с перин поднялась, обняла друга милого, успакаивала как умела, обняв за плечи говаривала ласково: — Да леший с ним, с витязем, тряси Старый Ник его душу. Ты бы лучше винца испив, спать ложился, утро вечера мудренее будет. Что с нами от витязя худого приключиться может? Одна только польза.

— Э-хе-хе. — Тяжко вздыхал первосвятейший, бороденкой в перси тыкался. — А любишь ли меня? — Все допытывался.

— Люблю, люблю. — отвечала персеносица. — Ужо стараюсь.

— О-хо-хо! — Опять вздыхалось Ингельдоту. Но вина все же испил, обнял вдовицу, да и уснул в конце концов.

— Проснулся мокрый, потный, усталый. Голова побаливала, руки препротивнейшим макаром дрожали.

Ангел небесный, напротив спал без просыпу, но во сне мучили и его кошмары. Даже не кошмары, а так, сны глупые, неприятные. Марилось, как гуляет он в далекой баньке ДНЦевской. Как любиться, милуется с Катькой-телефонисткой. И уже пристроил было тылом, да тут проистекли с его служебной пассией волшебные метаморфозы — богатое тело помельчало, замохнатилось, уши торчком заторчали. И никакая это уже не вольнонаемная барышня, а самый что ни наесть кролик, причем самец, а первосвятейший друид Ингельдот, падла этакая, уже надевает мохнаушего на офицерскую косточку. О, блин! Не успел еще Виктор Петрович струсить с себя домашнего грызуна, как загремела, загрохотала за его спиной канонада гнева генерала Зиберовича: — Встать, смирна! Вскочил полковник. Вытянулся во фрунт с кроликом заместо фигового листочка. Тот зубом на генерала зацикал, носом зашморгал, ушами запрядал и, совсем не к месту, не ко времени браво так запищал: — Слава отечеству и демократии!

И дальше вовсе непотребное снилось.

* * *

Напрасно Гильда переживала, зря тревожилась, что прибудет витязь Сигмонд в Кролико-Предтечинскую обитель образом, его недостойным, слабогордым и маловластительным. Бывшие в торговом селе паломники, на то и собрались там, чтоб составить свиту герою, его славой озариться.

Первыми по дороге, распевая псалмы, шли монахи. И ингельдотовцы, навстречу высланные, и другие, чающие в славной обители найти приют и отрешение от забот мирских. Далее за ними собрались те из людей, кто обучен был искусству игры на музыкальных инструментах. За ними несли хоругви. дальше шли ратные люди, добровольно возложившие на себя долг беречь и хранить витязя от возможных напастей. И вот за ними, облаченный в в сверкающие доспехи, с обнаженной Даесвордой в руках, гордо ехал сам витязь Небесного Кролика. Рядом с ним достопочтенная леди Гильда, с боку верный Малыш. Чуть позади гридни-Ингрендсоны, как водится, тоже с мечами наизготовку, скачут. И снова хоругви несут, а за ними знатные лорды, перед каждым знамя, вокруг родня, позади слуги да дружина. После высокорожденных, люди торговые, именитые, а уж за ними всякого народу черного превеликое множество идет. Чуть не на версту шествие растянулось, столько богомольцев за витязем пристало.

Подъехавши к монастырю, увидел Сигмонд, башни и стены украшенные многими флагами и вымпелами, на парапете празднично одетых людей, но ворота обители запертыми и многочисленную стражу перед ними, со щитами и копьями.

Гильда нимало этим не смутившись остановила коня, сняла с шеи серебряный рог, поднесла к губам, звонко протрубила. На башне появился воитель в сверкающих доспехах, в шлеме с плюмажем с копьем в руке.

— Кто такие? — По какому праву мирную обитель тревожите? — Вскричал трубным гласом.

— Высокорожденный Сигмонд, по праву лорда двух кланов!

Молчанием был ответ. Гильда снова подняла рог, снова протрубила.

— Кто такие? — Громовым голосом воспрашивал шлемоносец, словно Гильдиного ответа и не услышал вовсе. — По какому праву мирную обитель тревожите?

— Лорд Сигмонд. По праву владетеля славного Гильдгарта!

И снова тишина служила ответом, снова протрубила сенешалевна. И снова вратный страж утробно проревел: — Кто такие? — По какому праву мирную обитель тревожите?

— Витязь Небесного Кролика, по праву Имени и Лапы! — Гордо ответствовала леди Гильда.

Тут уже Сигмонд, уяснив правила игры, понял, что пришла его пора, снял с груди свой странный амулет и высоко поднял.

— Слушаю и повинуюсь! — Раздалось с башни. Шлемоносец покорно склонил голову, потом ударил копьем в отполированный до блеска щит. Медный звон прокатился над бором. И в тот же миг с колокольни раздался золотой перелив праздничный, стража расступилась, ворота распахнулись. Люди, и на стенах и на дороге, возрадовались, в воздух полетели шапки, завыли волынки, загудели трубы, зарокотали барабаны, торжественный, гимн из многих грудей огласил окрестности.

"Пусть же славится на веки

Имя витязя Сигмонда

С лапкой Кролика у сердца."

Витязь Сигмонд вступал в Кролико-Предтечинскую обитель.

За воротами в почтительном поклоне склонились первозванные. Смиренно двое из них взяли под уздцы скакуна витязя, третий Гильдину лошадь. Под ликующие возгласы, повели к храму. Там на лестнице у притвора, осененные хоругвями, ждали уже гостей лично Первосвятейший пророкам равночинный друид Ингельдот Кроликоносец с самим Ангелом Небесным.

Первосвятейший, в пламенеющей под лучами полуденного солнца алой рясе и под цвет ей глазами, вознял руки и велеречиво, но порядком сбивчиво, не все за икотой понятно, забубнил торжественное приветствие. Ангел Небесный браво честь отдал, застыл, слегка на носках покачиваясь, багрово пучеглазил, поводил бровями, надувал щеки, сохраняя вид близкий к уставному. Ингельдота он, скорее всего, не слушал.

Сигмонд приветственному слову тоже внимал растерянно. Больше поражался, резавшему взгляд, своеобразию, архитектурного комплекса Крольчачьего храма. Достаточно было вида одного портика. Могучие, полированные колонны на тригональной базе, венчались внушительными эхинами, накрытыми крутозаверченными волютами, на которых, в свою очередь, располагались густые ветви акафа. Триглифы фриза заменяли скульптуры ушастого предтечи. А центральный барельеф фронтона, изображающий как он, Стилл Иг. Мондуэл, коный, с кроликом на плече, поражает пикой дракона, совершенно выбил из колеи.

— Вот дернула же меня нелегкая позариться на свежатинку. Не мог обойтись банкой «Завтрака туриста». — Думал изумленный Стилл, и по той причине, ответная его речь особым изяществом не отличилась.

По окончании приветственной церемонии, высоких гостей провели в храм, где пришлось им выслушать, показавшуюся Сигмонду бесконечной, великопраздничную литургию, полюбоваться и, даже подержать, волшебного Зверя Кролика, продемонстрировать пастве легендарную Лапу, и только потом быть сопровожденным в покои. Но долго и там отдохнуть не пришлось — настала пора пировать. А к пиру хозяин относился душетрепетнее, чем к мессе. Пришлось идти.

Воодушевившийся Ингельдот под белы руки провел гостей к столу, усадил рядом с собой. Поднял кубок в честь витязя и его подруги, в знак великого своего уважения, пересыпал затянувшийся спич, словами языка ангельского, вернее, густо и вполне по-русски, обкладывал с головы до ног.

Сигмонд недоуменно посмотрел на Ангела Приходько, сидевшего напротив. Тот, конфузливо пожимал плечами и тупил глаза свои. Ясно стало, откуда у Ингельдота взялся такого рода словарный запас. Ясно стало и что гостеприимный монах, не ведая смысла говоренного, хочет поступить как лучше. Поприветствовать витязя на ангельском языке.

А Виктор Петрович не долго тушевался. Отвыкший кушать всухомятку, вначале стыдливо, потихоньку, испил рюмочку, потом еще, после опрокинул чарку, другую, а затем уже, лихо тяпнув добрый бокал, щеками покраснел, глазами заблестел, приободрился и завел с земляком задушевный разговор.

Сигмонд слушал внимательно. Говорил мало, больше одобрительно угугукал. Так он узнал, какую роковую роль сыграл в жизни своего собеседника, и как благополучно все те беды завершились. Узнал с какой целью был тот заслан в ООП-9Х, как вкусив ангельской жизни, похерил далекого, гадкого генерала Зиберовича, и если и пишет ему рапорты, то скорее по привычке, чем по долгу службы.

Тут Сигмонд проявил услышанным заинтересованность.

— А как Вы, Виктор Петрович, с Зиберовичем переписываетесь?

— Да просто. С кроликом. За ошейник закладываем письмо, вот и всех делов.

— А у Вас есть земная бумага и ручка?

— А как же. У меня этого добра навалом. Снабдили канцелярской амуницией под завязку, придурки. Лучше бы пистолет дали. — Дернул еще рюмочку и, размысля, добавил. — А, впрочем, на кой он мне ляд тут, пистолет этот? Совсем без надобности.

— Виктор Петрович, а Вы, не одолжите ли мне немного бумаги.

— Бумаги? Да сколько хочешь. Хрен с ним, с этим генералом! Отписался, хватит! Хоть всю забирай. Бери и забирай, не жалко. Вот за то и выпьем.

Выпивши, доверительно продолжал: — Послушай, я знаю, уж можешь мне поверить, Зиберович на тебя зуб точит. Так и норовит в твою жопу вцепиться. Видать здорово ты ему на хвост соленого перца насыпал. Он теперь землю рыть будет, все эти самые континуумы, чтоб им пусто было, перерыщет, только бы до твоей жопы добраться. А он след держит. Матерый зверюга. Лягавый. Сука! Падла!

Сплюнул матерщинно Приходько, кулаком по столу гупнул. Зазвенели серебряные кубки, затряслась, загудела столешница, сработанная умельцами-краснодеревщиками из мореного дуба.

— Так я тебе еще больше скажу. — Продолжал, несколько поостыв. — Он и на меня зуб точит. Чую, а у меня чуйка верная, хочет пейсатый и меня зажопить. А вот ему! — Сложил Виктор Петрович объемистый кукиш. — Накося, выкуси! Сам себя за грызи. Ха-ха-ха! Оно, я те брат-витязь скажу, много удобнее: хоть и ближе, да укусить труднее, и, главное, сильно не уешь — своя ведь. Своя-то, я те, братка, скажу, она к телу ближе. Верно, ведь? Ха-ха-ха, — довольный своими умозаключениями громыхал хохотными раскатами раскрасневшийся полковник.

— Да пошел, ты! — Отогнал, услужливо подбежавшего, виночерпия Ангел Небесный. — И без тебя, обалдуя, справлюсь.

Налил дополна братину, что обычно по целому кругу добрые молодцы пускают, и то, часто на дне еще остается. — За здоровье генерала Зиберовича! — Провозгласил, выпил старательно, рукавом обтерся, скромненький грибочек пожевал. Сигмонд безучастно потягивал из хрустального бокала топленое молоко.

— Так вот, я говорю, — полковник поискал у себя по карманам, вынул сложенные заношенные уже бумажки, расправил их. — Вот, читай. «По случаю присвоения Вам очередного воинского звания „бригадир“, приказываем срочно прибыть…». Ах, чтоб вас! — И крупно высморкался в генеральскую депешу.

Еще хлебнул, не утруждая себя ненужным трудом разлива, прямо из кувшина. Еще листок достал. — На, вот, почитай еще. Жена пишет. Да она в жизни писем не писала. Как школу-то закончила, небось и ручку в мусорку выбросила. Видать носатый ее настропалил. Ишь как рисует! «Приезжай скорей, без тебя Земля опустела, как прожить мне без тебя трудно. В садах все также падают листья, а в вышине о чем-то своем расплакалась стая журавлей. Приезжай скорей, если можешь.» От, старая вешалка!

Сигмонд вежливо поглядел на письмо. Слова показались ему немного знакомыми. Но особенно ему понравилась Земля с большой буквы. — Да, — думал он про себя, — кажется Зиберович допустил тут стратегическую ошибку.

Сигмонд не знал, что Зиберович это тоже понял. Доверился генерал своему заму — британскому вундеркинду, а тот и накуролесил. Если уж и использовать в благих целях мадам Приходьку — то единственным способом — подкупить полковника повесткой на развод.

— Ишь, как раскаркалась, ворона. — Никак не унимался Виктор Петрович. — Так я к тебе, пеньку червивому побегу, бегом поскачу. Дудки! У пролетариата нет своего отечества. Верно, брат? — Это говорил полковник уже подошедшему Малышу. Малыш внимательно послушал, согласительно захрюкал, и ткнул розовое рыло новоявленному брату.

— Так то и оно. — Многозначительно изрек полковник, обнял свинячий закорок и, уткнувшись лицом в жесткую щетину, пуская слезу, нес что-то невнятное и маловразумительное. Кабан, однако, вроде бы все понимал, мнение приходькинское разделял полностью. Сочувственно похрюкивал. Он уважал полковника.

К огромному удивлению, даже немного к ревности, Гильды Малыш сошелся с Виктором Петровичем. Не только позволял ему гладить себя за ухом, но даже сам это ухо ему подсовывал, о ноги терся, из рук кушал.

А на утро обнаружены были оба на скотном дворе в дальнем углу, в отнюдь не для вепревых дам приспособленном чистом помещении, а в самом завалящем, мусорном сарае. Там, среди хлама, пустых винных кувшинов, навоза и недогрызков со вчерашнего стола, развалясь на боку, без задних лап, дрых Сатановсий Вепрь. Крестом к нему, положив голову и раскинув руки по объемистому брюху, богатырски храпел Ангел Небесный. В углу сонно похрюкивала розовозадая чушка. Напротив нее сопела ляхастая скотница, срамно задрав юбку, бесстыже заголив дебелые телеса.

Приличия ради, снесли Ангела Небесного в его покои. Леху загнали в свинарник, Вепря, убоявшись, покой нарушить не осмелились, так в хлеву и оставили отсыпаться, до самого его пробуждения. Скотницу отменно высекли.

Пока Приходько и Малыш занимались свинством, Сигмонд с Гильдой свели знакомство с сэром Хейгаром лордом Хорстемптонским, из самих пограничных земель прибывшего. Владел он замком на берегу Расплат реки, у брода, по ту сторону которого располагались земли, самовольно храмовниками присвоенные и прозванные ими Великим приоратом Тамплиерским.

Сэр Хейгар — видный мужчина, не молодых уже лет. Матерая плоть растягивала добротное заморское сукно камзола, уже седела окладистая борода, морщины осуровели черты благородного лица. Да заметно, не разрыхлел лорд, силен еще и в ратном деле не из последних будет.

И верно, многократно, по первому зову, являлся сэр Хейгард под королевские знамена и не единожды в битвах прославился как боец умелый и бесстрашный. Пелось в зимние сумерки во многих замках о его подвигах. И пелось справедливо, по заслугам.

Принадлежал он к славному древнему роду. Был потомком тех, кто первыми пришли в дикий край Нодд, изгнали за Гнилое Болото дикарей, поставили замки, засеяли, дотоле плуга не знавшие, поля. Приплыл его пращур вместе с принцем Кейном, когда случилось тому осквернить меч братоубийством, и от того вынужденно покинуть королевский замок и искать пристанища в новых краях.

Подплыв к незнакомой земле, долго не решались изгнанники причалить свои лодьи. Помнили напутственое пророчество — первому ступившему на песок, не дожить до заката. Тогда дружинник Хейгард подхватил, по счастью бывшего в драгоне козленка, швырнул на берег. А, для верности, запустил в него боевым топором, тем предсказание исполнив.

Тем же вечером, на жертвенном костре козленок был изжарен. Дружинник, из рук принца, получил свою долю такого, после солонины да сухой воблы, вкусного мяса, титул и герб. До селе украшает ворота наследного замка шит с изображением козьей рогатой головы и обоюдоострой секиры.

С той далекой поры славен род Хейгардов Хорстемптонских. Верно служит венценосным потомкам принца Кейна. Многие достойные рыцари, деяниями своими, удостаивались и пэрства, и чина конюшенного, бывали и сенешалями Короны. Да гордый сэр Хейгард Смелый, ревнитель веры, не стерпел посрамления отчего края, поношения заветов дедовских, когда Гарольд Недоумковатый дозволил селиться знокозненным тамплиерам в пределах королевских. Перед лицом монарха не побоялся вынуть свой славный меч, во многих сражениях, недругов земли Нодд приводивший в трепет. Разломал пополам, бросил на пол, к подножию трона. «Нету силы в двух обломках клинка, не искать мощи в разъединенном королевстве». Сказал так, и покинул прочь королевский чертог, отправился в свои владения. В свои родовые земли, которые прихотью монарха, оказались пограничьем. Да не долго затворничал опальный рыцарь. Ратное лихолетье призвало оседлать коня. Не в постели — на бранном поле довелось окончить свои дни.

Верный памяти предка, сэр Хейгар тамплиеров не жаловал. А лордовских междуусобиц избегал, безучастно наблюдал за мелкими кознями соседей, войн не затевал. И те, на открытую вражду не отваживались, опасались грозного воина. Помнили, как взойдя только на престол, отклонил попытки соседа возродить файду, два поколения назад бывшую меж двух кланов. Но в присутствии герцога, во всеуслышании вил своему сопернику: Если питаешь ко мне древнюю вражду, если обижен на меня за моего прадеда, то почему от этого должны умирать наши люди, которых мы под свою руку взяли, которых клялись оберегать и защищать? И вызвал задиру на рыцарский поединок. Ничего другого его противнику делать не оставалось, как поднять перчатку. И на поле чести был этот лорд бит нещадно, но не до смерти, и, устрашившись, бежал с ристалища, позоря имя и род свой. Помятуя бывалое, соседи не отваживались на открытую вражду, сторонились грозного воина.

Так Гильда поведывала Сигмонду. Сам же лорд Хорстемптонский не бахвалился прадедовской славой. Зная в застолье меру, немногословно, но охотно, с неторопливой обстоятельностью рассказывал, что знал, что видел, что слышал о таинственных соседях. Говорил о думах своих, которые думал долгими осенними вечерами у окна башни пограничного замка, откуда открывались речные просторы, заливные луга поймы, где клубились, исполненные миазмами, туманы, густели искиссшей мутью и, налившись силой, ползли через водную гладь на другой берег. На берег королевства Нодд. И казалось, с этим туманом пробирается само зло на королевскую землю.

Так беседуя, пригласил сэр Хейгар в гости, замок показать, а, главное, чтоб своими глазами лорд Сигмонд посмотрел на земли тамплиерские.

По утру занялся Сигмонд странным, впрочем у витязя все чудно бывает, делом. Уединился с Гильдой в покоях и как заправский кравчий, давай ее измерять, вымерить. Да дотошно так, чуть не с каждого пальца снял размер, разве волосинки не пересчитал только. Да все записывал на пергаменте, зарисовывал.

Потом сходил к Ангелу Небесному и, вернувшись, отослав сенешалевну, заперся до самого вечера. А на ужине весело посвистывал, пошучивал, загадочно улыбался.

Но витязь, знала это Гильда, всегда резоны имеет. Потому голову себе напрасно не сушила. Да и был у нее свой интерес, свое занятие. Пригласила ее вдовица, хозяйство показать. А хозяйство большое, знатное. Интересно это владетельной сенешалевне.

Вот целый день и проходили вместе. Вдовица не только богатством монастырским хвалилась, но и делилась заботами житейскими. Знала, рассудительность и тароватость сенешалевны, совета, научения искала. Жалилась, что мал летом козий приплод. Что яблок этим годом недород, а вишня, хоть и густо уродила, да худо вялится — расплодилось, сверх всякой меры, моли да жучков, грызут сушение. И как на беду, солнце жару навело, нету в лесу гриба-муходава, как без него урожай сберечь, нечисть извести, ягоду сохранить?

На то Гильда степенно ответствовала, что и гриб-муховор пригоден, да только изготовлять из него снадобье, и пользовать иначе надо. И охотно секретами грибной науки делилась.

Еще жалобилась вдовица, что народ в воровстве и лихоимстве пределов не ведает. Ключник крадет монастырской братии добро неумеренно, стражники у ворот берут мзду с паломников. Что мало подмоги от полюбовниц перврзванных, сонливы те и малопонятливы, да и други ихние о служении не радеют, больше о своей выгоде пекутся. И потому самой приходится ей, дщери поселянской, все заботы нести. А забот тех не меряно. Работники леносны и неумелы, да монахи жадны, а служанки беспутны. И нету у нее никаких сил с ними всеми сладить, и розг на всех не напасешся — разве весь лес вовсе оголить, напрочь обезветить. А кнутом в святой обители сечь нехорошо — кровь проливать великий грех.

И на это Гильда совет давала. Слыхала она, что в краях полуденных, байских свой способ имеется — бить по пяткам палками. И без членоповредительства и полезно.

Лестно вдовице с Гильдой напару по монастырским владениям похаживать. Приятно разговор иметь. Хоть роду низкого, да сметлива хозяйка, прилежно наставлениям сенешалевны внимает.

— Вот, — думала, — вот, они крови высокородные, благородные. Ученый человек, не мы от сохи. А некичлива, без спесивости, говорит ласково так, проникновенно. — Украдкой смахнула вдовица благодарную слезу.

Последний совет особо к душе припал. — Надо, — решила про себя, — сегодня же эту методу на служанках опробовать. А то, как им не заказывай, а все норовят к первосвятейшему козлу под одеяло шастнуть. Поучим уму-разуму через пятки. Живая сметка вдовицына изобретательно подсказывала, расширяла пределы услышанного. — А по грехопричинному месту, а мешалкой, со всего маху мешалкой!

* * *

Генералу Зиберовичу адъютант подал пакет. Это должно было быть сообщение из ООП-9Х, переданное агентом Приходько, кроличьей, как шутили заглаза шефа, почтой. По адьютантской физиономии Зиберович догадался, что ожидает его новый сюрприз. Так оно и вышло. Пересланная бумага, отнюдь, не являлась докладом полевого агента. В ней значилось: "Уважаемый генерал Зиберович. Как Вы догадываетесь, каковое обращение просто дань традиции и ничего больше. УБЕДИТЕЛЬНО прошу Вас, переслать прилагаемые документы моему брату Джулиусу Мондуэлу младшему, а потом, передать мне, известным нам способом, от брата посылку. Заранее благодарен.

Стилл Иг. Мондуэл.

PS Кролика можете не высылать.

Сигмонд.

— Ах ты, вислоухий! Ах, наглец бесхвостый! — Но жирно выделенное «УБЕДИТЕЛЬНО», убеждало. — Ладно, — решил генерал, — можно и передать, — и отдал распоряжение. Потом еще раз посмотрел на письмо, вернее на последнюю подпись, недовольно хмыкнул, откинулся на спинку кресла, побарабанил пальцами по столу.

Вечером он довольно рано оставил службу. Придя домой, торопливо выпил рюмку коньяку и направился в кабинет д-ра Аматора. Открыл тексты «Песни о нечестивом рыцаре Сигмонде», открыл и экспертизу этих текстов. Читал нахмурившись, а закончив, насупился еще больше. Захлопнул научный отчет, повертел в руках и выбросил в мусорную корзину. Потом отправил туда же и самую Песнь.

Да, целая толпа квалифицированных специалистов была неправа, а он, д-р Аматор прав. Но облегчения это не принесло. Всю ночь ему снился гадостный сон. Толпы неприлично жирных кроликов разгуливали по секретному департаменту и гадили на его генеральский стол. Проснулся Зиберович разбитым, в настроении для его сотрудников и всего миропорядка угрожающем.

* * *

А несколько дней, (или веков?) спустя (раньше?) в храме Кролика-Предтечи на алтаре возникла красочная коробка. На ней сидел неизменный кролик. В коробочке, на радость Гильды, оказался упакованный, в свежей заводской смазке чешуйчатый панцирь с широкими, блестящими нараменниками. К нему прилагались поножи и наручи, боевые перчатки, сапожки и овальный щит, с таким устройством держателей, что не снимая его, можно стрелять из лука. Лежал в посылке и лук, с ним колчан, полный стрел, и целый мешочек запасных наконечников. Наконечники эти, Стиллова изобретения, трехгранные и крутящиеся к тому же, как те, что и у Сигмонда были.

Прилагалась и разная амуниция — наборный пояс, перевязи и прочее. Лежал, отдельно упакованный меч, на манер витязевых заплечных и два кинжала. В отдельной коробке хранился изящный шлем, легкий, удобный, для красоты с соколиными крыльями по обеим бокам. Гильда была в полном восторге. Одела брони, они сидели на ней как влитые — хорошо Сигмонд снял мерку. Вертелась егозой перед зеркалом, и с боку на себя смотрела и с другого. Ах, хороши доспехи!

Разве, смущала ее, правда, легкость брони. Шлем прекрасен, спору нет, да прочен, ли?

Сигмонд посмеивался. Снял шлем с головы подруги, поставил на стол. Взял у своего гридня меч. Хороший меч, варяжскими мастерами кованный. Размахнулся.

— Ой, не надо! Порубишь!

— А вот мы и проверим. Зачем такой шлем нужен, если перерубится.

— И со всею недюжинной силой опустил тяжелый стальной клинок на изящный шелом. Хряснула сталь и раскололась булатное лезвие пополам.

Охнула Гильда. Недоверчиво взяла шлем, покрутила в руках. Искала следы удара, ничего, даже маленькой царапины не высмотрела. Поглядела на обломки меча, подивилась и, не удержавшись, кинулась, расцеловала Сигмонда, такой удивительный подарок ей сделавшего.

Глава 5. Локимен

В центральном офисе Объединенных Штабов АСД происходила грандиозная конференция на уровне глав военных ведомств держав Альянса. Такого стечения высокопоставленных государственных деятелей Брюссель не видел со времен печально знаменитого Какадуского кризиса. Солидно урча ролс-ройсовскими двигателями, по старательно спланированной зеленой волне, подкатывали правительственные кортежи. Длинные, размером с автобус, черные лимузины, в окружении мотоциклетного эскорта и полицейских машин, с включенными сиренами и мигалками, стекались к серой громоздкости демократического начала мироустройства.

К радости местных бюргеров и толп приезжих туристов монотонность черных потоков нет-нет, да и разбавлялась делегациями стран, приверженных к традиционным национальным формам представительства. Под бравурные звуки строевых блюзов маршировали полковые музыканты с капельмейстером во главе и шеренги девиц с максимумом ног при минимуме платьев, но в киверах, эполетах и аксельбантах. Здоровенные нигрилы волокли огромный воздушный шар, выполненный в форме славного герба Северо-Американской Лиги. Надувной индюк гордо реял над ликующими толпами.

Первого маршала Российской империи сопровождали в конном строю чубатые молодцы в лихо заломленных фуражках, галифе с широченными лампасами, и с гранатометами в руках. С воздуха делегацию прикрывала эскадрилья реактивных истребителей-штурмовиков. Сам маршал ехал верхом на танке. Это было тем более достопримечательно, что тут же на броне были установлены капельница, искусственная почка и другие хитрые медицинские аппараты. При этом геройский командир стоически держал свою подагрическую руку под козырек.

— Впрочем, — думал Зиберович, — маршалу, вероятно, сложнее эту руку опустить.

От рева авиационных двигателей бронированные стекла Объединенных Штабов дрожали. Генерал морщился и неодобрительно взирал на происходящую внизу кутерьму. Сам он приехал на малолитражке, по крайней мере так выглядел его девятисотсильный бронемобиль, к служебному подъезду и проник в здание не замеченный настырными фоторепортерами и головизорщиками, осаждающими парадный вход.

Огромный конференцзал был набит до отказа министрами, замминистрами, помминистрами, начальниками штабов, командующими различными родами войск и армейскими соединениями, адъютантами, порученцами, секретарями просто и секретарями-референтами, офицерами связи и бог знает кем еще. Сверкали погоны, звенели ордена, щелкали кейсы, скрипела форменная обувь, звенели телефоны. Председательствующий призвал к тишине.

Зиберович зевнул. Ожидать проку от такого собрания милитаристов не приходилось. Говорильня.

Конференция посвящалась одному, но крайне животрепещущему вопросу — что делать с ООП-9Х?

Первым взял слово представитель Ее Величества. Длинная, путанная речь первого лорда Адмиралтейства сводилась к идее посылки в эту самую ООП-9Х Королевского Военно-Морского Флота. То, что этот флот может материализоваться посредине континента и линкор «Принц Уэльский» ноевым ковчегом застрянет на вершине тамошнего Арарата, сановник во внимание не принимал.

Выступление следующего оратора Зиберович мог предугадать с точностью до запятой. Так оно и вышло. Представитель Северо-Американской Лиги предложил послать стратегическую авиацию, и термоядерным ковровым бомбометанием окончательно решить возникшую проблему. Правда, каким образом он собирался переправлять свои эскадрильи было не совсем ясно. В самой ООП-9Х тяжелые машины подняться в воздух ну никак не могли, это вам не кукурузник, без специальной взлетной полосы им не обойтись. А как построить для уже летящих самолетов транспортировочную камеру на высоте 10 тысяч метров было никак непонятно.

Конференция начала склоняться к компромиссному варианту — отправить военно-морской флот, но предпочтение отдать авианосным соединениям. Но тут взял слово Российский маршал. Он, чуждый парламентскому пустословию, по-военному четко предложил: а) десятью танковыми корпусами занять плацдарм; б) при поддержке фронтовой авиации, пяти воздушно-десантных бригад, а также необходимого количества артиллерии, (из расчета ста тысяч орудий и минометов, не считая реактивных систем, на километр прорыва) силами прикрытия, включающими до ста — ста пятидесяти танковых и общевойсковых дивизий произвести массированное вторжение; в) подавив оборону противника по всей ее глубине, прорвав ее фронтовую зону, стремительно развить тактический успех, неуклонно перерастающий в оперативный путем: г) введения в соприкосновение с противником ограниченных контингентов подвижных группировок эшелона развития прорыва, в составе не менее сорока-пятидесяти ударных и моторизированных армий; а для этого: д) произвести частичную мобилизацию и по мере необходимости задействовать второй и третий стратегический эшелоны из резерва Ставки Главнокомандующего, численностью до ста армий.

К этому содержательному выступлению внимательно прислушивался Прусский фельдмаршал. За линзами пенсне, оловянные глаза арийца тускло поблескивали пониманием сути вопроса. — Да, танковые клинья, блицкриг — это хо-ро-шо. Das ist gut. Nain! Das ist zer gut! Оставим англосаксам баловаться их дорогостоящими игрушками и поговорим как настоящие мужчины. Главное, этот российский маршал должен понять, что у Великого Фатерлянда в ООП-9Х имеются свои жизненные интересы, и следует сразу оговорить зоны влияния двух, и только двух, держав — победительниц.

Зиберович, ностальгически улыбнулся. Идеи глубокой операции были не чужды выпускнику Тамбовского училища, но трезвая оценка разведчика взяла верх. Поклацав клавишами калькулятора, ему пришлось несколько остудить полководческий азарт участников. Сообщение генерала было коротким. Для транспортировки в пространственно-временной континуум ООП-9Х одного танка потребуется энергия вырабатываемая всеми без исключения электростанциями планеты в течении месяца. Для переправки танковой армии понадобится около пяти веков, так, что с началом крупномасштабного сухопутного вторжения придется несколько повременить, эдак с двадцать — тридцать тысячелетий. Для засылки средненького авианосца, не хватит и всей мощности Солнца.

Огорченные Зиберовическими выкладками, высокопоставленные делегаты понесли уже совершеннейшую чушь. Ссылки на суверенную волю народа, ответственность перед Богом, веление частнособственной совести, историческое предначертание, долг пред прошлыми, нынешними и грядущими поколениями, право демократического самоопределения, желание развивать и укреплять, заботу об обеспечении, радение об укреплении, опору многовековых традиций, и прочая вербальная муть, навевала на шефа междержавной безопасности, состояние болезненного уныния.

Генерал понял, что проку от прошедших, настоящих и будущих словопрений не дождешься и надо самолично находить выход из создавшейся ситуации. Больше в этом зале делать было нечего и он отбыл в свой департамент. В родном кабинете думалось продуктивнее.

Расположившись в кресле Зиберович, в первую очередь велел принести самовар, во вторую — доклады полковника Приходько. Чай доставлял удовольствие. Эпистолярное наследие агента — головную боль.

Опальный полковник откровенно манкировал своими обязанностями. Ничего полезного для разведдепартамента его доклады не содержали, а одну только тухту. Судя по фривольному тону, жилось там Приходьке вольготно, а малая связность посланий свидетельствовала, что их автор регулярно знакомится с местными горячительными напитками. — Нет, не искупил ты кровью. — Думал Зиберович. — Отдать тебя гада под трибунал. В Антарктиду, к белым медведям.

Генерал сам удивился этой зоогеографической новости.

Но все дело было в том, что отдать под трибунал никак не получалось. А получалось, что АСД приобрела очередного невозвращенца. Полковник, почувствовав себя в безопасности, чихать хотел на строгие предписания прибыть на Родину следующей же транспортировкой. Невозвращенец, да что там, злостный невозвращенец, даже не считал нужным хоть как-то на эти предписания отреагировать. Он просто-напросто их игнорировал и продолжал слать свои дурацкие рапорты. Вот, последним своим донесением, Приходько соизволил доложить:

«Народ здесь таки дикий. Времени не знают и знать не хотят. Солнце встало — значит день, а село — значит ночь. Вот и всех делов. А я свои часы еще у вас (это же надо, наглец какой — „у вас“, абориген, тоже мне, нашелся) потерял, жалко. И пулю с ними писать скучно, вечно на мизере прокалываются, паровозом такое к ним понацепишь. На пике пасуют, зато вистуют при девятерной».

— Кой черт мне твоя пулька, ну играй в тысячу, я знаю — в дурака, на худой случай. Нужно мне это все! Вистуют они, видишь ли, при девятерной. С попами играешь, вот и вистуют [1]. — Генерал не на шутку осердился. — Тоже мне — часы! Вот, индейцы, те колеса не знали, так мне что, слезы проливать? Написал бы лучше о их военной структуре. Так нет, всякую галиматью несет.

— Ух! — Генерал сердито поглядел на ворох дурацких донесений. Ценную информацию приходилось буквально выбирать по крупицам из кучи присылаемого Приходькой хлама. А она, эта информация, вовсе не радовала. Судя по всему, Стилл Иг. Мондуэл стал в этой самой ООП-9Х чем-то вроде национального героя. Потрясая крольчачьими ушами, скачет от одного подвига к другому. Это ни в коей мере не устраивало Зиберовича. Пожалуй идея термоядерной бомбардировки, в принципе своем, очень не плоха. В принципе. С ООП-9Х надо решать полностью и окончательно. Что там говорили дубненцы? — Этот мир — боковая ветвь нашего. Хорошо бы эту паразитическую ветку отрубить, и порядок. Только как?

Настоятельно требовалась консультация экспертов. А ими, этими экспертами, были только все те же сотрудники Дубненского Научного Центра. Не хотелось, конечно, генералу этих господ видеть, но больше специалистов, компетентных в данном вопросе, не было. Логично бы их вызвать к себе в Брюссельскую штаб-квартиру, в центральный офис. Но уж эти ученые, со своими заскоками! Зиберович хорошо знал природу людей интеллектуального труда. Как они не приемлют административные формы, да и вообще любое государственное устройство. Фрондеры-анархисты, оторви их от приборов, заставь прервать эксперименты — уйдут в такую глухую оппозицию, что никакими психотропиками, никаким пентоталом натрия с ними не справиться. Начнут эдак вежливо талдычить на своем тарабарском: «многомерные нуль-решения квази-супер-псевдо-альфа-гамма-бета», и ни черта ты тут не попишешь. К такой категории граждан подход надо иметь тонкий, аккуратный. Но и ехать самому на поклон было впадлу. Значит надо заявиться самолично, но под видом инспекции, как оно там у нас — «мер по обеспечению усовершенствования системы безопасности и других охранных мероприятий ДНЦ». Это мысль. Генерал вызвал адъютанта.

В знакомый кабинет провожал генерала Зиберовича новый директор Центра. В свое время он служил в Брюссельском офисе, и на известном, уже ставшем историей, совещании, сидел крайним слева от шефа. В кабинете уже ждали генерала нобелевский лауреат и заведующий лабораторией К-7Б.

Зиберович сразу взялся за дело.

— Господа, у нас с вами очень ценное время, поэтому я не имею намерения задерживать вас и себя более необходимого. Я попрошу ответить на несколько вопросов научного характера. Никаких протокольных форм мы соблюдать не будем, и никаких актов писать не станем. Меня интересует эта самая ваша ООП-9Х. Как я понял, она являются боковым побегом развития нашей Вселенной?

— Да, это так.

— А как она связана с, так сказать, основным стволом?

— Вы, мой генерал, как всегда, зрите в самый корень проблемы. — Для приличия поподличал нобелевский лауреат. — Этот вопрос является краеугольным камнем всей теории множественности миров. По современным представлениям, силой, объединяющей различные континуумы, служит информационное поле.

— Информационное?

— Именно так. Оно, это поле, до сих пор относится к малоизученным областям физических знаний. Мы покаместь совершенно не в состоянии приборно его измерить, зафиксировать. Все сведения о его природе базируются исключительно на математических выкладках. Поэтому нам придется очередной раз прибегнуть к аналогии. Возьмем к примеру магнитное поле Земли. Хоть оно, как и всякое поле, непрерывно, но его структура, напряженность и другие характеристики в различных точках могут существенно отличаться. Существуют многочисленные вариации и аномалии, как в горизонтальном, так и вертикальном направлениях.

— На этом основана магниторазведка полезных ископаемых.

— Совершенно верно, мой генерал. Преклоняюсь перед Вашей эрудицией. Я еще только позволю себе добавить, что помимо так сказать общего геомагнитного поля Земли, существуют, в известном смысле, локальные поля. Нам важно, как они взаимодействуют.

Тут научный руководитель вынул из ящика директорского стола два магнита. — Вот, — ученый соединил красную и синюю стороны, — поля притягивают друг друга. А так, — он свел две синих, — отталкивают.

— Благодарю Вас, профессор, но эти опыты я помню еще со школы.

— Прошу прощения, это я для наглядности. Так вот и информационное поле имеет весьма сложную структуру. Оно индуцируется множеством разномасштабных объектов — от вируса до Вселенной, может быть, всех множеств вселенных. Каждый человек, каждая общность людей — социальная, профессиональная, религиозная, этническая, малые страны и великие государства, целые цивилизации, все обладают своими информационными полями. Взаимодействиями индивидуальных полей объясняется неосознанное влечение отдельных людей друг к другу, или их взаимная нетерпимость. Тоже самое мы наблюдаем во взаимоотношениях народов и региональных сообществ. Этот же эффект проявляется и в проводимых лабораторией К-7Б экспериментах. Непроникновение в некоторые пространственно-временные континуумы обусловлено именно силами отталкивания. С другой стороны, во многом, связь с чужими вселенными осуществляется благодаря именно этим информационным полям.

Зиберовича это заинтересовало. Как разведчик, он постоянно имел дело с информацией и знал ей цену. Но в такой мере!

— Значит вся человеческая история это борьба разных полей?

— Да, в общих чертах, это так. Влияние полей огромно, и не только для человеческой истории, а и развития всего мира. Вот, возьмите реакцию человека на вмешательство в его информационное поле: «Я поражен этим известием, сражен на повал, ошарашен, выбит из колеи, я убит». Видите как: «я — УБИТ». Таким образом, люди, еще с донаучных времен, интуитивно чувствовали то влияние, которое оказывает на индивидуум информационная нагрузка. А вот более глобальный пример. Испанцы, вторгнувшись в Америку, оказались в чужом информационном пространстве. Вам никогда не приходилось задумываться о феномене невиданных успехов горсток конквистадоров Писсаро и Кортеса, сокрушивших могучие империи инков и ацтеков?

Зиберович с позиций генерала разведки и д-ра Аматора много раз ломал себе над этим голову, но на ум ничего путного не приходило. Толкового объяснения он найти не мог.

— Так вот, все дело в том, что испанцы победили индейцев, разрушив в первую очередь их информационное поле. С собой в Новый Свет они привнесли много невиданного — и бороды и коней и огнестрельное оружие, но с этим, аборигены еще могли бы совладать. Главным, определившим результат столкновения различных культур являлось то, что в Америку был занесен один из важнейших элементов европейской цивилизации — а именно колесо. Да, да — колесо, столь привычное для, нас и обусловило падение великих империй, крах многовекового образа жизни.

— Колесо?

— Да, самое что ни наесть обычное колесо.

— Именно так?

— По всей видимости — да. По крайней мере это единственное рациональное объяснение. Можно привести и обратный пример. Китай, огородившись стеной от всего мира, закрыв свои порты, сохранил по сей день свою цивилизацию. И такого рода процессы мы можем найти на протяжении всей известной нам человеческой и естественной истории. В прошлую нашу встречу, мы говорили об аномалиях геохронополя, которые соответствуют ключевым моментам развития Земли и человечества. Так вот, в эти периоды, как не трудно убедиться, происходила и коренная перестройка информационных полей.

— Так значит все таки — колесо? — Не мог успокоиться Зиберович.

— Да колесо, колесо! Что тут непонятного? — Наконец и, как обычно, не самым лучшим образом, вступил в разговор завлаб, не обращая внимание на предупредительную жестикуляцию научного руководителя.

— Вы стопроцентно уверены в этом? — На всякий случай переспросил генерал.

— Нет. — Твердо ответил завлаб.

— Тогда зачем вы это мне рассказывали? — Зиберович был несколько ошарашен непоследовательностью своих собеседников. Впрочем он уже привык в разговорах с учеными ДНЦ быть ошарашенным. Те всегда были готовы преподнести что-то позабористее.

— Мы предложили Вашему вниманию теорию, разрабатываемую в Центре. Не наша вина, что ваши чертовы правила вашей треклятой секретности не позволяют провести апробацию результатов, как это принято в цивилизованном научном мире. Есть элементарные основы, которыми мы, по Вашей милости, вынуждены пренебрегать. Это и экспертиза, и независимые подтверждения, полученные в других лабораториях и печатные дискуссии. Да что там говорить, скоро я сам не буду должен знать, чем занимаюсь. — Ерепенился завлаб.

— Коллега, коллега, зачем Вы так? Господин Зиберович очень много сделал, для блага наших работ, и мы должны быть ему за это благодарны. — Научный руководитель почти не кривил душой. Вмешательством шефа безопасности, программа К-7Б получила превосходное финансирование, что и требовалось доказать.

Однако Зиберовичу, на этот раз демарш завлаба был до фени. Он таки был ошарашен свалившимся на него информационным полем. Кажется он приехал сюда недаром.

— Я могу ему быть благодарным, — продолжал безобразничать завлаб, — разве за то, что в моей лаборатории постоянно толкутся какие-то сомнительные типы, тискают моих кроликов и лаборанток, постоянно мешаются под ногами.

Зиберович с кислой миной ожидал иссякновения обличительного задора ершистого ученого. С сожалением вспоминал о, преждевременно ушедших в небытие, шарашках.

— Так Вы уверены или нет?

Оказалось что завлабовский задор еще не иссяк.

— Я стопроцентно уверен только в одном, что трачу свое время, толча воду в ступе с одним занудным типом, который представился как генерал Зиберович.

— А кто же я по-вашему мнению?

— А я откуда знаю? Вероятнее всего действительно генерал Зиберович, процентов эдак на девяносто девять и девять десятых. Может и девять сотых и, даже, девять тысячных. Но нет никакой гарантии, что на остающуюся одну десятитысячную, Вы не самозванец, убивший настоящего генерала Зиберовича, и присвоивший его имя.

— Да зачем мне это делать? — Непроизвольно генерал оказался втянут в глупейшую дискуссию.

— А это уже по Вашей части. Ну, например, чтобы разведать военную тайну АСД.

— Да Вы перечитались этого психопата Флеминга, или, не приведи господи, Юлиана Семенова! Профессор, — Зиберович обратился к научному руководителю, — как у него со здоровьем, проверяли?

— Все сотрудники ДНЦ регулярно проходят обязательный медосмотр. А работающие во вредных условиях, к каковым причисляется и лаборатория К-7Б, два раза в году. — Официально сообщил нобелевский лауреат.

— Ну тогда я не знаю о чем думать!

— Если Вы человек здравомыслящий, и внимательно следили за ходом моих расуждений, то должны думать, что я являюсь заведующим лабораторией, с вероятностью 99,9% , а на одну десятую — майор КГБ Пронин, расследующий дело об убийстве генерала Зиберовича.

— Нет! — Убежденно изрек Зиберович. — Теперь я на 100% и одну десятую уверен, что Вы именно завлаб и никто другой!

— Почему? — Искренне изумился тот, считая свою логику абсолютно бесспорной, а вероятность свыше единицы — бессмыслицей.

— Да потому, что никто больше не в состоянии намолоть столько чуши в научную упаковку. Демагог [2]. — И поворачиваясь к профессору, — Так значит колесо?

— Да, Мой генерал, я уверен, что именно колесо.

— И вы считаете, что это действует и в других мирах?

— Без всякого сомнения, мой генерал. — Научный руководитель хотел загладить резкость своего коллеги, но в данный момент Зиберовича вопросы этикета ничуть не волновали. Он, кажется, поймал кролика за хвост, больше здесь делать было нечего. Небрежно кивнув удивленным ученым, он чуть не бегом выскочил из кабинета, на ходу созывая своих подчиненных и маловразумительно бормоча: — колесо — часы, часы — колесо.

Директор с перепуганной физиономией бросился следом за шефом, держа руку под козырек. Научный руководитель благосклонно улыбался, оставался сидеть в мягком кресле, пожимал плечами. — Куда этот чокнутый генерал побежал? В намерения профессора входило еще многое рассказать о теории информационных полей. Вот, в частности, и пример с Америкой. Там было не все так просто и гладко. Процесс протекал взаимный. Не только испанцы подавили индейское информационное поле. Новые для европейцев знания, проникнув в Старый свет, коренным образом перестроили жизнь общества, сломали и построили заново Европейскую цивилизацию.

Еще хотелось поделиться успехами лаборатории К-7Б. Доложить об открытии двух новых ООП, с условиями, вполне соответствующими Земным. Но, высокий гость не пожелал слушать, и не надо. Главное работы финансируются в должном объеме. И на том спасибо, Вам и на этом, генерал Мойша Зиберович.

Завлаб не улыбался, он поспешил к своим приборам, окончательно утвердившись в мысли о неполноценности всех военных.

* * *

Генерал Зиберович полистал папки с личными делами сотрудников.

Надо принимать решение. Он был не в праве, как в случае с полковником Приходькой, допустить повторную промашку. Генерал посмотрел на потолок, потом в окно, постарался разглядеть свой нос, но из этого ничего не вышло. Потом не без удовольствия осмотрел свою новую шапку рыжего меха — последний подарок Генералиссимуса. Но решение принимать надо было и генерал приказал адъютанту вызвать агента, числящегося под псевдонимом Фартовый.

Фартовый вошел без стука. Это был ражий молодец с узкой полоской черных усиков, с надвинутой на глаза клетчатой кепкой, в клетчатом же лепине, из под которого выглядывал малиновый жилет и пестрый галстук. Наряд довершали узкие брюки-дудочки в черно-белую полоску и ярко желтые штиблеты. В петлице белел букетик ландышей. Молодец подгреб к креслу и завалился в него, развязно закинув ногу на ногу. В его дымила папироска. Запахло бриллиантином, шипром и очень хорошим табаком. Папироска была выполнена в индивидуальном порядке и на гильзе золотым тиснением значилось имя заказчика «Luckyman». Фартовый элегантно изъял ее изо рта, отставил, украшенный длиннющим полированным ногтем мизинец, сделал рукой наизлет.

— Наше вам здрасьте, раббе Мойша.

Сотрудник был из новеньких. В Брюссельский департамент он попал по переводу из организации дяди Бени. Так сказать в порядке обмена. До этого никакого псевдонима не имел, а имел кликуху — Фартовый. И дал ее не кто нибудь — сам Беня-Царь. Провожая из солнечной Сицилии в далекий промозглый Брюссель, пахан паханов наставлял своего крестника: — Слушай раббе Мойшу, как родного отца, он тебя плохому не научит. Я точно не знаю, но сдается мне — нужен ты ему для разборок с этим козлом Стиллом Мондуэлом, который моего Кубинца замочил. Так что, если повстречаетесь… Ну, короче — ты сам в курсе.

— Да, дядя Беня челове-ек! — «Челове-ек» в устах Фартового звучало гордо. — Да, дядя Беня голова! Как сказал поэт: «И где кончается Беня, и где начинается контрразведка?». — Фартовому этого знать было не дано.

Зиберович неодобрительно посмотрел на дымящийся чинарик.

— Фраер ты был, Фартовый, фраером и остался. Одно только у тебя в голове — понты наводить. А уже сколько лет прошло, как мы последний раз виделись.

— Фартовые котлов не секут.

— А придется сечь.

— По ширме, это нам не впервой, сопляками еще работали. Двое с боку — ваших нет. — Готовно отозвался Фартовый, но был удивлен таким детским заданием.

— Да нет, тут о другом речь. — Раздраженно прервал его Зиберович, строго добавив: — И кончай мне дурку гнать, косить под шпану с Привоза. — А, ради вящей убедительности укоризны, к уважительному изумлению Фартового, ткнул ему раскрытую ладонь, отставил большой палец, скрестил указательный со средним и отвел вниз сложенные безымянный с мизинцем.

— Усекай, — продолжал деловым тоном. — Задача у тебя… — и принялся детально инструктировать свежеиспеченного агента.

Фартовый уразумел, что время хохмить закончилось, затушил папироску, собрался и стал усекать.

А был он малый не промах, что в прямом, что в переносном смысле. Года в три, сперев у соседа — прокурорского сынка заводной паровозик, он сделал решительный и окончательный жизненный выбор. С той поры целеустремленно двигался стезей правонарушений. По малолетке стоял на стреме, потихонечку гопстопил, не расставался с финским ножом и кастетом. Так бы и оставаться ему жиганом и кончить свои дни в уличной драке, да заприметил его, входивший в силу, дядя Беня, пригрел, приголубил.

В структуре организации возлагались на него обязанности специфические, деликатные, так сказать конфидициальные, требующие не только холодной головы, но и холодного сердца. А было оно, сердце Фартового, несмотря на перекачивающую им черноморскую горячую кровь, попрохладней рыбьего. Работу делал без пыли и шума, это если с глушителем, конечно. Всегда аккуратно и чисто. В отличие от большинства своих коллег, в ресторанах проводил времени поменьше чем в тире и спортзале.

Не глуп, ох, не глуп был киллер. Отнюдь не обольщался своим привилегированным положением. Просекал, что жизнь у блатных хоть и веселая, да уж очень небезопасная. Скорее наоборот. С такой специализацией, карьера долгой не бывает. Как цепочке рыженькой не виться, впереди кулончик известный — или статья расстрельная, или дружеский, сам такие передавал, девятиграммовый приветик от коллеги, вчерашнего кореша закадычного. Да что греха таить. И дядя Беня, только жареным запахнет, сдаст Фартового со всеми его потрохами. Как пить дать — сдаст. Потому и стал паханом паханов. Любил Фартовый дядю Беню, как отца родного. Но особых иллюзий на его счет не питал.

Не питал, но работал честно. Его боялись. Случалось, Беня-Царь брал крестника на ответственные переговоры, и само присутствие признанного профессионала, говорило контрагентам о серьезности намерений пахана и подвигало к сговорчивости уступок. Ну, а если оказывались господа непонятливыми… В том работа Фартового пока что и заключалась. Но на тех переговорах сидячи, уяснил себе, что капусту рубить, не на курок тиснуть. Все чаще и чаще, в последнее время, сам на дело не ходил — организовывал и планировал, даже переименовал себя на иностранный благородный лад — Локимэн [3].

Да не тот у него нынче коленкор, к которому стремился. Потому новое задание заинтересовало. Понимал — последний это выход на дело. Тут либо пан, либо кранты. Кранты, так и хрен с ним. Все под Богом ходим, все копыта двинем. Особо не пугало, но и не прельщало отнюдь. Куда лучше — пан.

Ухмыляясь подумывал: — Ход его, карты краплены, в прикупе два туза, можно и тотус сыграть. Пускай Стилл с Приходьком вистуют.

Сложил пальцами «козу», потом букву "О". — А мы их посадим на… горку.

А вот вернется домой Локимен в совсем других чинах. Не по темным закоулкам с пушкой в кармане шастать, а сидеть-заседать в кожаном кресле солидного офиса. Стать вначале левой, а после и правой рукой крестного деда. А там… Все люди смертны.

Потому усекал Фартовый-Локимен внимательно.

По мере усечения, он восторженно думал: — Ну раббе Мойша, ну голова, челове-ек! И дядя Беня челове-ек. И он, Фартовый, тоже челове-ек. И поэтому разобьется в лепешку, но все сделает так как надо.

Впрочем, зачем в лепешку, но все равно сделать надо. Надо сработать. И сработать чисто. Так что усекал он Зиберовические инструкции внимательно. А дельце представлялось весьма занятным.

Весьма.

Поскольку было оно не только занятным, но и вполне серьезным, ответственным, новоиспеченнму агенту следовало отправиться в тренировочный лагерь на спецподготовку.

Провожал на учебу новоявленного коллегу, лично генерал Зиберович. Тепло с ним прощался, желал успехов, как говорится, в боевой и политической, а главное, счастливого возвращения домой со скорой победой. Когда за волонтером затворилась дверь, шеф секретного департамента крепко высморкался и, зачемто, подергал сам себя за большой палец.

А Фартовый старательно зубрил древневаряжский, изучал методы ведения войны в античном и средневековом мирах, осваивал приемы боя различными видами холодного оружия, и чем только еще не заминался. А вот часовщиком стал вообще отменным. С закрытыми глазами, перекрывая нормативное время он мог сделать солнечные часы, песочные, собрать механические ходики — пружинные и маятниковые, с кукушкой и без, наручные, карманные, настенные, напольные и башенные, с боем и без такового, словом все секреты мастерства были ему преподнесены и им много старательно освоены.

Не обошла подготовка к акции возмездия и сотрудников Дубненского Научного Центра. Проект К-7Б получил неожиданное и грандиозное финансирование. Началась модернизация транспортировочной камеры, строилась мощнейшая силовая подстанция, к ней специально тянули высоковольтную линию. Заявки на оборудование выполнялись с небывалой быстротой.

Вот и пришла пора агенту Фартовому отправляться в путь-дорогу на задание.

Тем временем генерал Зиберович помешивал ложечкой горячий, только что налитый чай, идиллически улыбался, ласково щурился. Адъютант, принесший самовар и ожидающий новых распоряжений, собрался было изобразить физиономией умиление, соответствующее текущему моменту, да враз осекся.

Расчетливо злобен прищур шефа Департамента. Оскал звериный, хищный.

— Ты! — Произес жестко, словно штык-нож метнул.

Адъютант вздрогнул, всей своей плотью образовав фигуру безоговорочно преданной готовности. Но обращение было не к нему, а в пустоту предстолья.

— Ты, фофан! — Повторил генерал, выставил открытую ладонь со сложенными пальцами, только безымянный загнул. — Я тебе баки забил, — саркастически пролжал, прижав к ладони большой палец. — И обфаршмачил. — Презрительно закончил пантомимную тираду, вернул большой палец на прежнее место, зато к безымянному подтянул мизинец. А в заключение только и сказал: «Я тебя…», а дальше безмолвно, медлительно и неотвратимо сложил дулю.

Адъютант не боялся вздохнуть — он просто не в силах был этого сделать. И померещилось ему, что находится не в респектабельном кабинете высокоставленного межгосударственного служащего, но в растрельном подвале страшной нижнекокадусской охранки. И представилась комбинация трех генеральских пальцев не невинным кукишем. Нет, казалась она пистолетным дулом у самого затылка.

Зашевелились, на этом самом затылке, волосы. Холодный пот заструлся между лопаток по хребту вниз и теплое затекло в сапоги.

А, произведя все эти манипуляции, Зиберович продолжим безмятежное чаепитие. Адъютант, думая что шеф о нем позабыл, на цыпочках позадковал к двери.

* * *

В храме Кролика-Предтечи шла рядовая служба. Все, как обычно, ожидали явления волшебного Зверя. Как обычно Ангел Небесный — полковник В. П. Приходько мирно похрапывал в своем палантине. Сегодняшний обед оказался не в меру обильным, Виктор Петрович крепковато закимарил.

А потому и проспал, на свою беду, очередное чудо.

В пространстве алтаря, вместо ожидаемого зверя-Кролика, пред изумленной паствой возникла черная конная фигура. Ужас охватил молящихся — привелось им узреть самого Демона Тьмы. Ибо на вороном, огромных размеров, коне, восседал страшный всадник, с копьем в руке, в иссиня-черных доспехах, рогатом шлеме. С плечей рыцаря Ночи на круп коня ниспадала черная мантия с бурой, цвета засохшей крови, подкладкой.

Взмахнул Демон плетью, конь встрепенулся и могучим прыжком соскочив с алтаря, оказался прямо перед священным палантином.

— O, cozyel! — Грозно и непонятно вскричал стратоарх и, ухватив за шиворот Виктора Петровича, зашвырнул на алтарь в клубящуюся туманную муть. Снова взмахнул плетью и неразбирая дороги погнал коня. Топча и расшвыривая людей проскакал через храм, простучал копытами по монастырскому двору, неудержимым галопом разметал стражу у ворот и, ко всеобщему облегчению, скрылся в лесу.

Кинулись приверженцы Ангела Небесного к своему кумиру, к алтарю. Глазам их предстало видение невообразимое. Из многих грудей вырвался единый вздох. И было в том вздохе и радостное облегчение, и безмерное изумление, и горечь скорби.

Живой Ангел Небесный оставался с ними, не покинул свою верную паству. Но плавал он под сводами алтаря, немой и ко всему безразличный. С трудами достали его оттуда, поместили в палантин и доставили в Ингельдотову резиденцию.

« И радость покинула сердца наши», — записал в тот день монастырский летописец.

* * *

И в сердцах дубненцев этот день запечатлелся навечно.

Отправлять Фартового прибыл сам генерал Мойша Зиберович. Конечно не сам, а с солидной свитой. Как только успешно завершилась прямая нуль-транспортировка, завлаб, как того и требовали рабочие планы, скомандовал: — «Запустить реверс!» Реверс был запущен, и когда рассеялся очередной псевдотуман, в транспортировочной камере оказался голенький полковник Приходько.

— Вот молодец Фартовый. — Думал генерал. — Так оперативно справился с первой частью задания. Надо бы представить к ордену.

Однако торжество и довольную удовлетворенность от предчувствия скорого и неотвратимого наказания подлого дезертира и перебежчика, сменило неприятное удивление. Приходько медленно оторвался от пола, воздушным шариком взмыл в воздух и плавно взлетел в верх транспортировочной камеры. Мягко коснулся головой перекрытия, развернулся кверху задом, свесил конечности и, мерно покачиваясь, так и завис под потолком. На строгий приказ спуститься обратно не реагировал, а только дебильно ухмыляясь напустил лужу.

И служители Эриний, и жрецы науки, равно споро, брезгливо отпрянули прочь от «Рай-2». Брызги разлетались во все стороны, и, довольно таки, далеко.

— Нету лучше красоты, чем пописать с высоты. — Прокомментировал его действие директор Центра.

В другой раз завлаб непременно бы покраснел и попросил бы не выражать в таком роде мысли подобного содержания. Но сейчас его ничего не трогало, наморщив лоб и приставив палец к дужке очков, ученый решал вставшую, вернее, повисшую перед ним проблему.

Принесли стремянку. Один из сотрудников безопасности залез на нее, ухватил полковника за голую ногу и потянул вниз. Приходько лениво вертел дули. На его румяном лице застыла улыбка идиота, он пускал слюни и нечленораздельно гугукал.

— Это что за дьявол!? — Негодующе воспросил Зиберович.

— Действительно, промашечка получилась. — Сконфужено констатировал научный руководитель. Выражение профессорской физиономии приходилось сродни Приходькинскому.

— А с нами кто консультировался? — Завлаб нашел решение неожиданной проблемы.

— Так в чем же дело, рази меня гром?

— Дело в однонаправленности вектора межконтинуумного перемещения масс. Это и лабораторному кролику должно быть понятно.

— Я Вам не лабораторный кролик. — Зиберович сдержал рвотные позывы. — Потрудитесь объясниться подоходчивее.

— Господин генерал, — научный руководитель вышел из стопора, — все дело в том, что Виктор Петрович, в отличие от экспериментальных образцов, находился в континууме ООП-9Х долгое время. Ел местную пищу, дышал тамошним воздухом. Соответственно, в результате обмена веществ, его организм накопил чужеродную материю, которая не поддается транспортировке в нашу Вселенную. Его тело состоит, вернее, состояло из двух разноконтинуумных составляющих. Мы смогли вернуть ту исходную его часть, которая сохранилась с времен жизни у нас. Вторая часть, э-э-э, экспериментального материала по всей видимости, осталась в ООП-9Х.

— Лихо, — изрек Зиберович, — а он хоть что-нибудь соображает? Сможет предстать перед трибуналом?

— Перед каким трибуналом? — Завлаб от души веселился, наблюдая крушение контрразведческих планов. — Его и психиатру показывать бесполезно. У него же и половины мозгов не осталось. Все там — в ООП.

Зиберович, еще раз посмотрев на раскачивающееся тело, капающие слюни и улыбку, согласился с поставленным диагнозом.

— Что будем с ним делать? — Поинтересовался научный руководитель.

— Занесите в журнал, и храните как «экспериментальный материал». А если будет угодно, скормите собакам. — Зиберович утратил всякий интерес к личности полковника-ренегата. Открыл дверь, намереваясь покинуть лабораторию.

Внезапный сквозняк подхватил Виктора Петровича, вырвал из рук охранника и стремительно вынес в раскрытое окно. Дородное тело, кружась и кувыркаясь, метереологическим зондом, устремилось в небесную синь.

— Держи, лови, стреляй!

— Отставить. — Скомандовал Зиберович, но поздно. Его сотрудники уже открыли меткий огонь на поражение. Продырявленная десятком тупоносых пуль, Приходькинская оболочка шумно лопнула. Мелкие ошметки плоти обсыпали двор научного заведения.

Завлаба стошнило.

Зиберович устало махнул рукой и отбыл свой Брюссель. А по дороге соображал: — Так. Первое — мадам Зиберович даже очень права утверждая о вреде сквозняков. Второе — раз уж такой конфуз случился, для поддержания реноме секретного департамента, необходимо представить полковника Приходько В.П. к высокой межправительственной награде (посмертно). Вдову откомандировать по отдаленным гарнизонам, проводить уроки мужества, делиться воспоминаниями о герое. Текст подготовить. Пожалуй следует приставить к ней литератора — пусть напишут что-то вроде «Повести о муже». Гонорар не платить. Третье — С Мондуэла проку окажется еще меньше, но ему, Мойше Зиберовичу, доставит удовольствие понаблюдать, как этот засранец буде ходить под себя. Начальство Син-Синга уведомить о летучести клиента, произвести инструктаж на предмет техники безопасности. Четвертое — с колонизацией новых ООПов повременить. И, наконец, пятое — о Фартовом, в любом случае, можно забыть. К ордену не представлять. Задание спецгруппы отменить, за никчемностью объекта воздействия. Но, вот, его возвращение… Это окажется забавным. Воображаю выражение Бенькиной хари, при виде парящего тухеса его протеже. Весьма качественно, просто цимес. Но, Бог с ним, главное чтобы мавр сделал свое дело, а дальше хоть трава не расти.

Ох, не следовало бы Зиберовичу думать такое. Ох, как не следовало!

Да кто б знал.

Глава 6. Пэр Сток.

Погода портилась. Ингрендсоны криво поглядывали на небо. Вскоре и Сигмонд с Гильдой стали замечать, как размываются тени, как блекнет, мутнеет небесная синева. И вот уже не огненный, пышущий жаром диск Ярилло-Солнца, а мутное световое пятно тускнеет среди сереющей мглы. А потом и его не стало заметно. Темные тучи ровно обложили небосклон, все более чернея, опустились к затихшей земле. Наконец ударило молниями, загрохотало громом, да густо посыпало большими, холодными градинами.

Семь дней и семь ночей ливень сменялся дождем, дождь ливнем, как не секло то моросило. Дороги раскисли, грязь чавкала под копытами унылых коней, липла к колесам повозки старого Мунгрена. Как назло, путь лежал в краях пустынных, бедных. В редких деревнях постоялых дворов не сыскать, на ночлег вынуждено становились в жилищах поселян. Убогие полуземлянки, курные избы, искони закопчены, смрадны и сыры. Маловместительны для больших семей крестьянских, так еще и домашние животы — козы там брюхатые, сосунки-козлята в них от непогоды укрываются. Жалкий приют продрогшим гильдгардовцам. Да лучшего не отыскать в этих заброшенных землях.

Хозяева пытались, как могли, своих гостей ублажить, топили по черному, дым ел глаза, першил в горле, но тепла не прибавлял. С утра приходилось натягивать на себя влажные, так и не просохшие, противные одежды. На стальных пластинах доспехов и оружии Ингрендсонов бурели разводы ржавчины. Как гридни не чистили, пятна появлялись снова и снова.

На восьмой день пути, навстречу путникам, показался небольшой конный отряд. Сигмонд, как всегда, безразличен видом, только чуть отрешеннее стал взгляд его голубых глаз, да руки, отпустив поводья, вольно легли на луку седла. Ингрендсоны взялись за мечи. Малыш, выдвинув вперед свою тушу, загородил хозяйку. Гильда, привстав на стременах, внимательно присматривалась к цветам кильтов приближающихся воинов. Рассмотрела, заулыбалась, успокоено опустилась.

— Витязь, никак едут люди лорда Стока. Это благородный властелин, худого не умыслит.

Ингрендсоны, вернули мечи в ножны, но рукояти из рук не выпускали. Смотрели настороженно.

— А кто это за Сток?

— О, это высокородный лорд, пэр Короны, кузен самого короля Сагана. — Гильда гордилась своими, воистину безграничными познаниями в геральдических линиях земли Нодд. — Да и вон он сам, впереди всех скачет.

Тем временем кавалькады сблизились. Всадники остановили коней.

— Да будут дни твои долги, о лорд двух кланов, славный витязь Небесного Кролика, как дороги степные. — Начал традиционное приветствие лорд Сток. — Прошу тебя, владетеля Гильдгарда, высокородную леди Гильду и гридней твоих, почтить своим вниманием мой скромный замок. — Сказал и в знак добрых намерений снял боевой шлем, передал оруженосцу.

Сигмонд не менее учтиво ответил, тоже шлем снял. С удовольствием приглашение принял.

Поворотили Стоковцы своих коней, поскакали, как то и полагается, первыми. Показывают дорогу к замку. Сигмонд, Гильда и Сток едут вместе, рядом Малыш галопирует. За ними гридни Ингрендсоны, и совсем последней повозка катится.

Польшеная Гильда ехала в почтительном восторге. Еще бы, сам пэр Короны, кузен короля, приглашает их — Сигмонда и ее, Гильду, в свой родовой замок. Для дочери сенешаля, это великая честь. Да, благостивый Бугх привел тогда, в Блудном Бору, ее к Сигмонду. Слава доблестного витязя, словно свет ясного солнышка, озаряет и греет вчерашнюю бесправную невольницу, пленницу псов войны, шакалов позорных. Славен будь лорд Сигмонд!

А Сигмонд скакал, как ни в чем не бывало. Все принимал за должное, обменивался редкими словами с пэром.

— Да, — думала Гильда, — все то ты, витязь, о себе молчишь, о своей судьбине словом не обмолвишься. Но не простым ратником, не наемным воином, каких пруд пруди, был ты в родных палестинах.

Волки довольно улыбались. Закаленные невзгодами и лишениями воины, без раздумий готовы были следовать за своим господином и благодетелем, хоть в туманную пустоту Валгаллы. Но та же походная жизнь научила их золотому правилу — лучше летом у костра, чем зимой на солнце. Право слово, по такой погоде куда приятней за сытным столом у камелька калякать, выстоявшегося эля прихлебывать, чем трястись в сыром седле по грязной дороге.

Хорошо ехать в гости. И кони, чуя скорый теплый отдых да сытые стойла, прибавили резвости. Вот и конечная цель пути.

Лорд Сток, несмотря на высокородность, сеньором был мелкопоместным. Замок его, отнюдь не напоминал Грауденхольд. По сути одна приземистая, в три этажа, башня к которой полукольцом примыкает невысокая зубчатая стена с укрепленными воротами, за ней скромные хозяйственные сооружения. Так замок в народе и называют — «Перстень».

Мал замок, да радушны хозяева. Сама леди Сток вышла к воротам, навстречу дорогим гостям. Поприветствовала, отдала своим людям распоряжения, касаемо коней и повозки, велела баню топить, снедь готовить. Повела промокших путников в отведенные им покои.

С расспросами да разговорами не настырничала. Понимала, что с дороги усталым людям, перво-наперво на новом месте оглядеться, помыться да отогреться, влажные платья сменить надобно. А после к столу, потрапезничать со вкусом. Вот поле того и беседа уместна, тогда и разговоры хороши будут.

Верно рассудила. Тем же вечером, выпарив пропитавшую тело зябкость, переодевшись в сухое и отменно откушав, сидели в зале у горячо пылающего камина, неспешно речи говорили.

Не примостилась на краюшке, привольно раскинулась в мягком, удобном кресле у яркого огня леди Гильда. Удобно кресло, ноги покрывает теплый плед, цветов родного клана. В одной руке кубок с горячим грогом, другая, ласкает за ухом, привалившегося сбоку кресла многопудового Малыша. Свинок бедненький, намаялся в диких землях одиночествовать. От тепла и ласки хозяйской млеет, похрюкивает. Господские псы в дальнем углу жмутся поскуливают, а подойти не осмеливаются. Совсем, как в отчей крепости, совсем как в былые годы, хорошо и на душе празднично.

Хорошо и на душе празднично. Напротив сидит леди Сток, ведет разговор. Знатна супруга пэра Короны, а говорит как с равной, с уважением. Почтительна к хозяйке Гильдгарда. Не только рассказывает — совета просит. Как лучше — двух птичниц держать, или одной довлеет? Совместно порешили — и одной станет, только приставить к ней двух отроковиц, в помощь да научение. Так и убытку по менее и толку более.

Второй вопрос волнительный — завелись крысы, пацюки голохвостые, начали яйца изводить, наседок тревожить. А намедни и вовсе обнаглели бесстыжие. Загрызли насмерть индюшонка, да пару цыплят покалечили. И нету сладу с хитрющими тварями. Ядовитое не трогают, крысоловок сторонятся. Коты обленились, только молоко хозяйское лакать горазды, да у печи спать. А как крыс ловить, так увольте. И как живность спасать, неведомо.

Да, молода еще хозяйка Перстня, малоопытна, малосечена. Гильда еще моложе будет, да учена старательно, розговито. Серьезно готовила ее мудрая мать, дней не считаючи, познаний не скрываючи, руки утрудить не жалеючи. Потому, по такому простому вопросу голову сенешалевна не сушила, не раздумывая советовала:

— Значит, ежа завести на птичнике надо. Молоком спервоначала его подманивать, чтоб прижился. А как пообвыкнет, то всех злогрызливых быстрехонько ущучит. Пацюки попервах посопротивляются, да куда им, голохвостым, супротив колючего. Отступятся, покинут птичник.

— Ох, ты! — Всплеснула руками леди Сток. — А я и забыла совсем! Завтра же и велю ежа достать. А вот…

Много вопросов обсудить надобно.

Рядом за столом сидят Сигмонд и пэр Короны лорд Сток. Не пустозвонствуют, обстоятельно ведут серьезную беседу о бедах земли Нодд, о злых временах нынешних. Мудро говорит пэр Короны.

— Витязь Сигмонд, благородны твои помыслы, благочестивы намерения, по древнему обычаю утвердить благословением герцога свой титул, не носить самовольно лордовскую корону, как многие нынче это делать стали. Да пристало ли тебе, витязь Небесного Кролика, вассальную присягу приносить герцогу Боранскому. Человек он, хоть титулом и отягощен, да разумом легок. Малодушен и корыстен. В том не секрет, что корону надел хитростью и изменой. Да не то беда, что худороден, беда, что душою низок, мелкопакостен да бесчестен. Тебе ли достойно будет, под знаменами герцогскими в его сварах с Грауденхольдцами да Скоренинцами силы свои богатырские растрачивать? Не под вымпелом Боранским, но под коронным стягом, миньоном благородного Сагана, назначено тебе бедную землю Нодд, от недругов боронить.

— Да я и сам подумывал, к черту герцога, к королю надо ехать.

— Если дозволишь, лорд Сигмонд, совет могу дать. Сейчас в столицу ехать не ко времени. Погоди немного, не торопись. Не хочу беду накликать, да чует мое сердце, скоро беда придет. Заявятся в пределы Ноддовские, злые недруги, силы ратные. Вот тогда тебе и быть с королем, биться-сражаться с супостатами. Сила твоя велика, отвага всем известна. Послужишь Короне делом, быть тебе у Сагана в почете он тебя отметит, приблизит к себе.

Так говорил высокородный пэр Сток, Сигмонд согласно слушал.

Благоденствовали путники в гостеприимном замке. А погода исправлялась. Следующим утром еще моросило, а к обеденной поре незаметно развиднелось, черные тучи попрозрачнили, тени на земле означились, а там уже синее небо проглянуло и яркое солнце горячо в лазури засияло.

Высоко в небесах парит парит хищный птах, клекотом округу полнит, расправил крылья, перья сушит. Дождливые дни — дни голодные. Его добыча, сурки-травогрызы, от непогоды в норы попрятались. Им то что, нора глубока, суха, подстилка из мха и пуха выложена. Запасы кормовые в достатке, знай сиди себе, грызи зерна да спи. А хищному то каково? Ему в нору не пробраться, в гнезде не просохнуть, пропитания не добыть.

А нынче повыбирались зверюшки на раздолье, солнышку рады, спешат наверстать упущенное, семена-зернышки в норы поснашивать. А с небес уже зоркий глаз следит, глаз голодный, разбойничий. Выбирает добычу по-знатнее, чтобы камнем рухнуть к земле, вонзить крепкие острые когти в тучное тело, и, расправив крылья, взмыть в синеву неба, к гнезду направиться. Ждут в плетеных хоромах малые детушки, птенцы желторотые, злокрикливые, злоедливые. Вот вам детушки угощение, ждет вас нынче пирование, кровь горячая, плоть обильная.

По погоде порешили было, радушием хозяйским не злоупотреблять, следующим же утром откланяться, отправляться в дорогу дальнюю. Да лорд Сток отговаривал.

— Погостите еще, гости дорогие. Аль хозяйка не красна, аль перина не мягка, аль повара не старательны?

Еще звал на охоту съездить, ловчие, мол, оленя выследили, добычу царскую. Предложение это, от чистого сердца сделанное, было заманчиво. Да и не принять его, отвергнуть, значило бы выказать неучтивость, не годилось так поступать.

Решили с отъездом повременить, велели повозку распрягать, коней расседлывать. Да прискакал тут в замок встревоженный кланщик.

Соскочил со взмыленного жеребца, пошатываясь, поспешил в своему лорду. Принялся возбужденно говорить, рукой указывая на близкий лес. Осуровел пэр Сток не только лицом, всею статью, в жестких движениях его фигуры не было уже прежней мягкой учтивости радушного хозяина. Суровый воин отдавал приказы. Кликнул близких людей, начал распоряжения делать. Кланщики, брови хмуря, торопливо разошлись по сторонам, сзывали своих подчиненных, надевали панцири, доставали оружие.

Гости стояли в стороне, понимали, что серьезное произошло. Видели, как беззаботная радость внезапно сменилась угрюмой сосредоточенностью дел. Подошедший лорд Сток выглядел взволнованным и несколько смущенным.

— Лорд Сигмонд, леди Гильда. Я необдуманно просил вас погостить в моей вотчине, но обстоятельства так изменились, что я настоятельно рекомендую вам тотчас же покинуть мой замок. Видит благостный Бугх, что неприятно мне такое говорить, и прошу не видеть в том оскорбления. Нет его в моих словах. Не бесчещу вас такой просьбой, не забыл я светлый долг гостеприимства. И только помышлением о вашем благе, заставляют меня просить вас удалиться отсюда наискорейшим образом. Не держите на меня зла, а сейчас прощайте. Неотложные дела не позволяют мне проводить вас, согласно достоинствам вашим. Пусть светла будет ваша дорога, и беспечны дни.

Сигмонд молча слушал эту, несколько сумбурную речь. Видела Гильда, как потускнел его взгляд, как поскучнело лицо. Поняла, не уйдет от грядущего Сигмонд, не оставит одного благородного хозяина Перстня.

— Нет, лорд Сток. Никуда мы не поедем. Лучше скажи, с кем воевать будем?

Пэр Короны благодарно склонил голову.

— Это ответ героя. Но, поверь мне, витязь, никто худого не подумает, если ты покинешь мой замок, не вмешаешься в чужую файду. Не легкая победа ждет нас завтра, но смертный бой. Закат солнца не многим суждено увидеть.

— И нечего твоим недругам на зори пялиться. — Гильдины глаза горели зеленым огнем. — Мы им пыль с ушей пообтрусим.

— Не спеши с ответом, отважный. — Отвечал лорд Сток. — Мой человек привез худые вести. На замок движется разбойник Бурдинхерд Шакалий Глаз. Довелось мне однажды разбить его банду, а вот самого атамана повесить не смог. Скрылся тот, скользкий, как гад ползучий. И ядовит смертельно, червь подколодный. Нынче собрал шакалюга большое войско, грозится Перстень сжечь. Сил у него много. Слышал я, по ту сторону Пустоши, он приступом взял и разорил замок Чертенбен, а тот по более моего будет. Как ни горько говорить, но от вас скрывать не стану — не чаю отстоять Перстень. Велики силы разбойные, тяжкий день нам предстоит.

— Да и ему завтра не медом мазано. Оно может и к лучшему. Лови еще бандита по лесам да буеракам. А так сам придет. Давай к бою готовиться. — Рассудил Сигмонд.

— Ну, быть по сему. — Сток рад был подмоге знаменитого ратоборца.

А приготовления уже шли полным ходом. Сигмонд, удовлетворенно отметил, отменную выучку Стоковых кланщиков, слаженность действий. Старшие дружинники разумно командовали, младшие, без суеты, споро, толково, выполняли им порученное. Люди сносили на стены камни, кололи поленья, складывали их под огромными котлами. Поднимали в ведрах воду, заполняли те котлы, готовились крутым кипятком встретить штурмующих. Лучники запасали стрелы, выбирали позиции. В окрестные села были направлены гонцы и, предупрежденные о готовящемся набеге, поселяне потянулись в замок, с домашней животиной и скарбом на телегах. Прибывая, тотчас принимались за ратные приготовления. Конные разъезды поскакали в лес, чтобы заранее обнаружить приближение неприятеля.

Когда следующим утром из лесу показались разбойничьи орды, все необходимые приготовления были сделаны. Огорчительно было Бурдинхерду увидеть, что внезапности набега не получилось. Увидеть ворота Перстя-замка крепко накрепко запертые, а на стенах вооруженных ратных людей, изготовившихся к бою.

Вывалившие из лесу толпы, нерешительно остановились на расстоянии полета стрелы от стен крепости, изучающе разглядывали укрепления, зло ругались.

— Ну и сброд! — Охарактеризовал Сигмонд Бурдинхердовскую рать.

И таки сбродом была разбойничья дружина. Богатые, золотого шитья кафтаны, бархатные камзолы, перемежались ветхими рубищами, нательными рубахами. Яловые сапожки — лаптями да онучами, куньи плащи — дерюжными накидками. Но все в равной мере грязное, рваное, с чужого плеча. Оружие, какое под руку попалось, и рогатины и топоры лесорубов и малополезные алебарды и, слишком для их носящих тяжелые, двуручники, и ненадежные церемониальные клинки, варяжские обоюдоострые мечи и палаши деревенским кузнецом выкованные. Доспех, тот и вовсе, самый случайный. И все оружие не присмотренное, ржавое, не ухоженное.

Позади орды, в окружении своих присных, гарцевал на упитанном коне сам атаман — Бурдинхерд Шакалий Глаз. Разодет он с роскошью, как сам думал, королевской. Седло под ним алое, уздечка шелковая, стремена серебряные. На плечах не плащ — мантия, из разграбленного Чертенбена унесенная, а ногах сапожки сафьяновые. Камзол бархатный, поверх него кираса парадная, с чеканкой да гравировкой. Щит байский, круглый, маленький, дорогими каменьями выложенный, за поясом кинжалы воткнуты, сверкают богатыми рукоятками. Руки в боки упер, по сторонам головою надменно водит, шакальим глазом зыркает.

— Ты гляди, — ехидно сердилась Гильда, — сейчас закулдыкает, индюшара напыщенный.

— Скотобаза. — Коротко, не очень понятно, но вполне обидно, согласился Сигмонд.

Не отстает от своего вождя и приспешник его Шакаленок. Дорогими оксамитами пестрит, златом-серебром блистает. И другие им под стать.

Но посреди расфуфыренных гридней Бурдинхердовых, Сигмонд, почему-то, их шестерками обозвал, выделялась темная, зловещая фигура. Не знали защитники Перстня кто этот молчаливый воин. На буланом скакуне, плотно запахнутый в простой коричневый плащ, с капюшоном на голове, с опасным, прямым и широким обоюдоострым мечем, булатом варяжским о полторы руки. Осанкою властен, милостей атамана не испрашивающий. В суровом молчании его, ощущали Стоковцы угрозу большую, чем во всей крикливости остальных прочих.

А войска, и стоящие в поле напротив стен и защитники замка, размахивая оружием и потрясая кулаками, начали осыпать друг друга, как это перед любой битвой водится, оскорблениями. Орали до сухости во рту, по перхости в горле. Гильда, разошлось во всю прыть, звонким своим голосом, перекрикивая хрипоту ругательств как той, так и этой стороны. Словно угорелая скакала по стене, высовывала язык, показывала нос, крутила у виска пальцем. Кривляка.

Сигмонд отрешенен ликом, как было в обычае его, перед схваткой, безмолвно стоял на выступе над воротами. Потом, поняв что до рукопашной дело не скоро дойдет, заинтересовался. — Да утихомирься ты, Гильда. Что у вас за манера так проводить моральную подготовку? А вот, скажи-ка, как будет по-местному…?

Гильда, даром, что разрумянившаяся от своей суеты, покраснела.

А дело было вот в чем. В бытность свою на Уральском родовом заводе, с удивительностью для себя, обнаружил Стилл Иг. Мондуэл, что говор фабричного люда разительно отличен от того языка, которой обучила его мать, и который знал он, как казалось, в совершенстве. Миссис Мондуэл, урожденная Морозова, воспитанница Смольного института, выпускница Сорбоны, блестящая эссеистка и эстет, изъяснялась высоким слогом Пушкина и Тургенева, языком полноводной Невы, но книжно-отстраненным от простых движений души.

В те поры и довелось Стиллу свести знакомство с мастером доменного цеха дядей Федей. Федор Григорьевич Самосудов, по юношеской кличке Заточка, имел пару-тройку ходок, и отбывал в местах огороженных много севернее Полярного Круга. Из тех диких, первозданных далей, из былинных краев, привез Заточка удивительного смысла наколки, полковника в шариках, многие полезные навыки и филигранное владение тем специфическим сленгом, который и отличает язык великороссов от всех ныне присных языков и наречий. Любил мастер щегольнуть перед рабочей молодежью своими познаниями, побалагурить. Да так, что аж покрякивали, затылки почесывали кадровые работяги и целомудренно прихихикивали цеховые девчата-вертихвостки.

Стилл, не преминул воспользоваться представившейся оказией. Со всей горячностью молодости, окунулся в неиссякаемы родник народной мудрости, в полную меру способностей принялся устранять пробелы в своих филологических познаниях.

А способности у него были недюжинные.

Потому, услышанная им сегодня перепалка, с однообразными предложениями поцеловать себя под кильт, показалась ему исключительно пресной и скучной. Без изюминки.

А те перебранивались долго. Утомились наконец. Замолчали отдуваясь, переводя дух. Когда азарт ругателей окончательно иссяк, Сигмонд окинул взглядом защитников, столпившихся на стенах замка, обращаясь к Гильде произнес:

— Женщин, — и, посмотрев на юного сына хозяина замка, который, как требовал его титул и честь, наряду со взрослыми готовился защищать отчую крепость, — и детей, попрошу мои высказывания игнорировать.

Все недоуменно уставились на витязя, несущего такую белиберду. Гильда, уже немного понимая если не смысл, то суть туманных высказываний своего лорда, растолмачила:

— Бабы, закрой слух! — И сама первой приложила ладошки к ушам. Но не слишком плотно, интересно было услышать, что же такого ее повелитель недругам говорить будет.

А повелитель заговорил.

Заговорил неторопливо, без горячности и запальчивости. Даже весьма медленно, иногда запинаясь. Без практики несколько подзабылись деепричастные фигуры идиоматических оборотов дяди Феди-Заточки. Но главное — в архаичном языке жителей королевства Нодд, просто-напросто не существовало многих логических понятий, рожденных более зрелой культурой. Поэтому приходилось на ходу импровизировать, подбирать наиболее близкие аналоги, изобретать неологизмы.

И нашлись слова. Заговорилось плавно, все более и более уверенно, голосом громким, ясно, толком и с расстановкой.

Спервоначала разбойнички пренебрежительно ухмылялись, насмешливо щурили воровские зеньки, лыбили хари выставляя редкие желтые зубы, слыша медлительный, задумчивый голос незнакомого витязя. Ясно, что он, высокородный, в залах с дамами кочевряжащийся, может сказать обидного им, с материнским молоком грубость и непотребства впитавшим.

Являлись они людьми низкими, беспутными и грубыми, без роду, без племени. Только, упившись браги, слезно друг дружке несли, заплетающимися языками, извечную байку, о пылкой любви юной прекрасной леди и доблестного рыцаря. Да по трезвому разумели, что все те рассказы одна муть, одна брехня. А правда в том, что были их мамаши гулящими девками и понесли в пьяном чадном чулане затрапезного трактира, или еще проще — в придорожье репьистых кустов. Не знали, а как знали то забыли, кто из залетных молодцов, прогуливая награбленную поживу, обрюхатил их никому ненужным младенцем.

Но, звучащие в свежем, промытом дождями воздухе, несусветные обвинения в блудодействиях родительницы, родителя, всех до четвертого колена предков и потомков, были воистину чудовищны.

Наверное, впервые в жизни, не от хмельного возлияния покраснели их бандитские физиономии. А Сигмонд продолжал навивать узоры блядословия.

Поведанное со стены, мерным голосом чужеземного витязя, не было ругательствами. Не было бранью. Не было похабщиной кабацкой ссоры. Не было проклятиями. Нет, это была неизмеримо кошмарная хула, кощунственное надругательство над всем сущим. Повеяло от тех речений потусторонним ядом цвелых трясин Валгаллы, тошнотворной плесенью гниющего в болотной жиже гроба, смрадом отрыжки обожравшегося живой человеческой плотью дракона.

Не весь грязный смысл извращенных образов, лишайником проросших за колючкой заполярной зоны, взлелеянных нашептыванием кума, отчаянным куражом блатаря, стоном доходяги и позорным петушиным всхлипом, удобренных шепилявиньем цинги, безъисходностью пеллагры, силикозной слякотностью рудников, отточенных шершавой метельной поземкой, политых нескончаемыми осенними дождями, выпестованных всполохами студеного небесного пламени, повязанных серебром звездного шитья савана ночного неба, смог проникнуть в недалекое разбойничье сознание. Но и того было довольно. Охнули грабители, подались, словно под порывом морозного гиперборейского ветра, побежали назад, в спасительную тишину девственного леса.

А прощальный пламенный призыв истово облобызать срамные места у больного дурной болезнью ежика, не вынес наследник лорда, стошнило его прямо на парапет замковой стены.

Много позже, пэр Короны лорд Сток, в задушевной беседе, в миг откровения, говорил своим доверенным людям: — Я провел жизнь в походах. С колыбели обучен сносить невзгоды и лишения, присущие судьбе ратника. Я сражался и убивал, не щадил врагов своих и они меня не жалели. В диких знойных степях полуденных земель я пил мочу своего коня, чтоб не околеть от жажды. Дабы насытить себя, в дремучих дождливых лесах, я ел сырое мясо, и запивал горячей медвежьей кровью. Я видел младенцев, растоптанных копытами байских коней. Я видел рассеченных надвое мужчин и распоротые животы беременных женщин. Я ожесточил свое сердце и изгнал из души сомнения. Но и на смертном одре, мне не позабыть этот кошмар, эту хулительную крамолу, это святотатственное окаянство, что явилось моему уху в тот кровавый день.

А старый предводитель клана, седовласый, как лунь, старец, чье лицо иссечено ветром, иссушено зноем, в морщинах годов и шрамах вражеской стали, ходивший в свой первый боевой поход под началом еще деда сегодняшнего лорда, сказал просто: — Мне почудилось, что вся нечисть с Проклятых гор скопом испражнилась на разбойничью дружину.

Только коричневолащевый воин не покинул поле. Молча и яростно взирал он на близкие стены, на твердыню Стока. А скоро и другие показались, Шакалий Глаз выехал. Стали готовиться к приступу.

Нахмурившись наблюдал Сигмонд за противником. Хотя разбойничья дружина настоящим войском и не была, но действовали воры споро и толково. Отряд сконцентрировался у края леса, этак в полутора полетах стрелы от стен. Передовые бойцы, укрываясь большими плетенными щитами, приближались к замку. К ним подтягивались лучники. Началась перестрелка.

Все новые и новые щиты выносили люди Бурдинхерда, постепенно придвигаясь к замковой стене, выстраивая боевую линию. За первой стали строить вторую, за ней третью. Под их прикрытием начали концентрироваться тяжеловооруженные ратники с веревками, крючьями и осадными лестницами.

Приблизившиеся разбойники, собрались с духом и, звыв, заорав, ринулись на приступ. Многие крючья, зазвенев, разом впились в верхушки стен. По привязанным к ним веревкам, бурдинхердовцы полезли наверх. С гиком, друг друга подбадривая, вскинули осадные лестницы. Прикрываясь щитами, быстро поднимались к зубцам, навстречу, изготовившихся к рукопашному бою, кланщикам Стока. Зазвенели мечи, ударили боевые секиры, взметнулись копья. Крики и стоны пронеслись над замком. Дико кричали, сбрасываемые с высоты разбойники, и обрывались те крики гулким звуком падения расшибающегося тела, хрустом ломающихся костей. Но много штурмующих, мало защитников. Вот уже самые удачливые разбойники достигли зубцов, уже пробились на парапет. То тут, то там на стенах закипела яростная сеча. Но пока удавалось Стоковцам отбивать атаки, рубить прорвавшихся, отбрасывать нападающих.

Десятка с два разбойников выволокли из леса огромное бревно, от коры неочищенный ствол векового дуба. По всей длине, исключая только переднюю у комля четверть, были прочно приделаны поперечины. По два человека с обеих сторон ухватились за каждую из жердей, на весу подносили тяжелый таран к воротам Перстня. По слаженным действиям, заметно было, что не раз уже разбойники применяли такое приспособление и применяли успешно.

Гулко загудели, содрогнулись ворота от неистового удара тяжелого тарана, затрещали, но выстояли первый натиск. Разбойники подали орудие назад, разбежались, с разгону обрушились снова. Опять выдержали запоры, но видно было, не долго им сопротивляться.

А позади тарана уже собирались латники. Все одетые в разнообразные, кто где раздобыл, но все же стальные, доспехи, с хорошим, почти не ржавым оружием. За их спинами маячили немногочисленные конники с пиками наперевес. Ждали, когда рухнет преграда, предвкушали, как ворвутся в просторный двор, да как начнут резню. Скулы сводило, так крови хотелось. Добыча и бабы… Так хотелось, от нетерпения дрожь пробирала.

Прорыв орды во двор Перстня, для защитников замка был бы катастрофой. Лорд Сток самолично руководил обороной. Его гридни всеми силами боронили проход, метали дротики, стреляли из луков, кидали тяжелые камни. Мертвые тела устилали дорогу, каждый очередной удар дорого обходился нападающим.

Но и разбойники были не лыком шиты, опытны и настойчивы. Ближние к бревну обеими руками держали поперечные жерди, а крайние одной рукой поддерживали таран, другой, свободной рукой, прикрывали щитом и себя и соседа. От того не могли Стоковцы нанести такой урон, чтоб принудить разбойников бросить неподъемную тяжесть, отставить попытки.

Даже вылитый из чана кипяток не смог остановить движение тарана. Лорд Сток, видя неминуемое крушение ворот, оглядывался, собирая ратников для обороны пролома, да не мог найти — и на стенах жарко рубились, лезли разбойники, кланщики из последних сил удерживали наступление Шакальего Глаза.

Тогда скомандовал лорд дворне катить к воротам возы, насыпать землей и камнями, ложить бревна — тем укреплять рушащуюся преграду. Сигмонд огляделся по сторонам. Обнаружил оставленный разбойниками крюк с веревкой, зацепившийся за стену у углового зубца. Это Бурдинхердовцы пытались атаковать башню, но сам лорд Сток раскроил мечем голову первого нападающего. Под ударами его гридней многие лишились жизни, другие отступили, не решались больше лезть на верную погибель.

Сигмонд ухватил крюк, перекинул его прямо над воротами и молниеносно скользнул вниз. Не касаясь земли, сильно оттолкнулся ногами от створ, прыгнул на надвигающийся таран. Под его неожиданной тяжестью бревно накренилось, пропахав борозду в мягкой после дождей земле, резко застопорилось. От толчка разбойники сбились с шагу, нарушили строй, а Сигмонд, ловким канатоходцем, пробежал по стволу и с двух рук давай рубить Бурдинхердовых головорезов. В мелькании мечей, в звоне стали, в треске рассекаемой плоти и костей, неудержимо скользил к другому краю, словно ангел смерти рвал нити бесполезных их жизней. И не было преграды его губительному движению.

Пытались, было, подоспевшие копейщики, из дали достать витязя, но свои же мешали, а неуязвимый лорд ловко уклонялся от ударов, нещадно сек таранобойцев. Напрасно они силились отбиться, подставляли щиты, за мечи хватались. Как не клинком, то могучим ударом ноги, крушил, раскалывал головы, словно переспелые тыквы, кровь и смерть оставалась за его спиной. Не вынесли такого напора разбойники, не сдюжили, бросили бревно, кинулись прочь. Витязь зарубил вдогон еще нескольких, замешкавшихся, обернулся к замку, рукой махнул. Гридни сбросили ему еще один крюк, им он крепко зацепил таран, а сам, в два огромных прыжка достиг стены, ухватился за конец веревки. Ингрендсоны, что было силы, потащили канат, подняли своего лорда.

Не успели разбойники опомниться, луки натянуть, а Сигмонд уже наверху, уже за каменными зубцами стоит. А следом и бревно Стоковцы поднимают, лишают Бурдинхерда его грозного оружия.

И на стенах сражение затихло. Отбили ратники первую атаку. Побросав лестницы, отступили разбойники, укрылись за щитами. Собираются с силами для нового штурма.

Пока мечники дух переводят, пока пот утирают, стрелки за свое оружие взялись. Со стен им ответили. Опять перестрелка началась.

Один из лучников порешил видно, достать стрелой Сигмонда, стоял тот на стене открыто, щитом не защищался, за зубцы не прятался. Уже не единожды стрелял разбойник, пристрелялся. Вот прицелился тщательно и спустил тетиву. Мягко сошла стрела с лука, ровно полетела. Уже восторжествовал в душе стрелок, предвкушая, как поразит прямо в грудь он невиданного ругателя. Какая слава, какие почести, и верно призовые, чай повыше достанутся.

Сигмонду потуги разбойника изрядно надоели. Видя полет стрелы он плавно скользнул в сторону. Взметнулась рука витязя. И вот он стоит зажав стрелу в кулаке. Высоко поднял над головой, переломал надвое и кинул обломки со стены вниз. Пораженный, небывалым мастерством незнакомого витязя, разбойник в сердцах, да от огорчения, бросил лук оземь. Да можно ли воевать с человеком на лету стрелы ловящего? Да впрямь, с человеком ли?

А Сигмонду вражеский лучник подсказал неплохую идею. Посмотрел он на гарцующего позади боевых порядков Бурдинхерда. — Надо его подстрелить. — Сказал, и велел гридню принесть походный мешок.

Ингрендсон споро приказ выполнил, доставил требуемое. Сигмонд, под удивленные взгляды стрелков, вынул маленький, явно металлический лук, достал еще какие то приспособления, собрал все вместе, сверху черную трубочку приладил. Наступил ногой в стремя, к луку приделанное, двумя руками, всем телом, натянул тугую тетиву, наложил стрелу.

С недоверчивым удивлением смотрел лорд Сток и его люди за приготовлениями Сигмонда. Затея, подстрелить разбойничьего атамана, казалась маловыполнимой. Больно уж далеко был он от замка, не то что бы попасть, и дострелить не удастся. Только старый предводитель клана, наморщил лоб вспоминая, сказал:

— Да никак это арбалет. Видел я похожее. Может что и получится.

Сигмонд тем временем приложил оружие к плечу, уставился глазом в черную трубочку, навел лук в сторону врага. Спокойно прицелился, мягко спустил курок. Зазвенела тетива, посылая вперед короткую, тяжелую стрелу. Блеснула она в лучах солнца, просвистела в воздухе и точно ударила в разбойничью грудь.

Вскрикнул, аж на стенах хорошо слышно было, Бурдинхерд, схватился за сердце, рухнул тяжелым кулем с коня, в зеленую траву. Его спутники, устрашенные какой смертью предводителя, галопом поскакали в лес, укрылись за толстыми стволами дерев. А за ними и остальные разбойники, побросали и лестницы и плетеные щиты, побежали с поля боя. Но не всем скрыться в спасительной чаще удалось. Многих достали стрелы лучников Перстня.

Радость охватила людей в замке. Обнимались, кричали, смеялись. Только Сигмонд в общем веселии не участвовал, и пэр Короны не улыбался, да суров стоял предводитель клана. Поглядела на них Гильда и поняла, что не пристало ей скакать козой бестолковой, рано торжествовать победу.

И верно, не разбежались вовсе разбойники, не отбросили свои черные замыслы. Кружили над лесом тревожимые птицы, значит людно под кронами дерев, значит не лесной покой в чаще. Но осталась неприятельская рать у замка Перстня. Не снята еще осада.

Выглядывали уже из-за деревьев разбойничьи хари, присматривали, что в крепости творится, искали удобного случая продолжить штурм. Так что рано было накрывать пиршественные столы. Сильны еще разбойнички. Много беды могут принести. Жив еще Шакаленок, и тот в плаще, в коричневом, покуда жив. Собрались на военный совет. Многоопытный предводитель клана убежден был, что ночью, ближе к утру, следует ждать нового штурма, и будет он много опаснее сегодняшнего, дневного. Разбойники и подготовиться как следует успеют, лестниц новых навязать, щитов наплести, таран изготовить. По темному времени, замковые лучники, малый урон врагу сделать смогут, бой сразу на стенах пойдет. Там, в темноте да сутолоке, численный перевес много значит. Тяжелый бой предстоит, и чем закончится, чьим нитям жизни суждено оборваться, то только Норнам известно.

И все со старым ратником согласны были. Грозная опасность нависла над Перстнем, родовым гнездом Стоковым. Стали решать, как отпор врагу учредить, нак крепость защитить. Трудна задача.

Тогда Сигмонд и говорит:

— Как на стенах не рубись, а наши шансы малы. Лучший способ защиты — нападение. Нам следует нанести превентивный удар, лучше, когда бандиты будут к наступлению готовится. Тогда оборону они не способны будут организовать, самое время их атаковать. Вот наш шанс.

— Чой то ты, витязь, туманно глаголешь. — Откровенно, хоть и был такой прямотой недоволен лорд, но сказал свое слово предводитель клана, радея за спасение древнего рода.

Сигмонд на стену уставился, лоб почесал, провел ладонью по лицу.

— Я о том глаголю, что надо бандитов опередить, надо первыми ударить.

— Это оно верно, да не выстоять нам в поле, сомнут разбойники, побьют насмерть и в открытые ворота вломятся. Конец нам будет.

— Значит надо из засады напасть, смешать боевые порядки противника и только тогда ввести в дело главные силы.

— А ведь правда. — Понимающе пэр с предводителем переглянулись. — И можно как засаду устроить. Да только кто рискнет? Кого на смертное это дело послать?

— Так я и рискну. Не в первый раз.

— Не в первой нам. Знамо дело, доводилось уже. Нам и идти. — Радо поддержала витязя неукротимая Гильда.

— Тебя не звали, обойдемся без рыжих. — Ответствовал Сигмонд.

— А не обойдешься. Я Малыша с собою возьму.

— Малыш, это хорошо, а вот тебе место в замке.

— Не пущу тебя самого.

— Так я не сам, с гриднями, с Малышом.

— Все одно не пущу. Зачем мне доспех дарил?

— Сказал, в замке сиди.

— Не возьмешь, сама со стены слезу, хуже будет. — Упорствовала сенешалевна.

— Гильда, дам по уху. — Выдвигал Сигмонд не вполне рыцарский аргумент.

— Все одно не пущу. Вот пыль с разбойничьих ушей пострусим, тогда бей сколько влезет. — Гильда была одно смирение. — А сейчас не пущу. Так и знай. — В ее глазах зеленью горела бесконечная решимость.

— Вот амазонка чертова, феминистка воинствующая. — Сдался Сигмонд.

Мужчины, свидетели этого спора, в бороды посмеивались, лукаво переглядывались, хмыкали, чубами трясли. — Благословлены небеса! Прислали в эту грозную годину на подмогу славного ратиборца витязя Небесного Кролика. И подруга ему под стать, воительница, что рысь лесная. Да только как он с ней ладит, с такой самовольной?

— Исполать тебе, сенешалевна! Помогай вам всем благостный Бугх за народ постоять! Живыми-невредимыми с победой вернуться!

А ночью, хозяин замка повел небольшой отряд на верхний этаж башни. Деревянные ступени скрипели, гнулись под тяжестью Малыша, но выдержали. Вот и нужная зала. За гобеленом располагалась секретная дверь. Поколдовал над хитроумным запором пэр, открыл потайной ход. Зажгли, загодя захваченные с собой факела, начали спуск. Впереди лорд Сток, за ним Сигмонд, Гильда, следом проталкивал свою тушу Малыш, обтирая боками старые стены. Позади осторожно спускались Ингрендсоны. Крутая лестница, укрытая в толще стен, вела к фундаменту башни и ниже него упиралась в прочную дубовую дверь. Хозяин отпер ее, тяжело навалился, заскрипели петли и открылся подземный коридор. Сырой, промозглый, осклизлые камни пола, влажные стены и низкий свод.

Ход был немалым, но вот, наконец, впереди оказалась следующая дверь.

— Пришли, теперь осторожно.

Загасили все факела, один только оставили, чтоб не в кромешной тьме лорду Стоку возвращаться. Да и тот, отнес гридень подальше вглубь коридора. Осторожно приотворили дверь, пахнуло теплой летней ночью. Засверкали звезды. Отряд осторожно вышел на воздух. Оказались они среди раскидистых кустов, покрывающих пологий склон оврага.

— Хорошая маскировка. — Признал Сигмонд, рейнджер Стилл Иг. Мондуэл.

Пэр Короны внимательно, даже немного грустно, поглядел на витязя, на его спутников.

— Опасное дело затеваешь, Кроличья Лапа. Еще не поздно вернуться.

— Зачем же было сюда идти? Не волнуйся. Главное, поддержи нас ударом из замка. Как договаривались.

— Да хранит тебя благостный Бугх! — И положил руку на плечо Сигмонда.

— И тебе удачи. — Сигмонд в свою очередь прощально коснулся плеча соратника. — Живы будем — не помрем. До встречи. — И неслышной поступью командос заскользил к верховью лога.

Слабенькая луна, в первую четверть своей силы, вставала только из за горизонта, скудно освещала местность. Тень от замка укрывала дорогу к тем двум-трем чахлым деревцам, среди жидкого кустарника, где намеревался Сигмонд поджидать разбойничье войско. Укрывшись черными плащами, накинув на голову капюшоны, чтоб блики на металле случайно не выдали неприятелю их маневра, были Сигмондовцы совсем незаметны в этот темный час. Шли осторожно, каждый шаг выверяли, ведь и малая оплошность сейчас погубить всех может. Конечно, на верху башни люди Стока, и верно, сам лорд, внимательно следят, высматривают, не объявились ли в поле разбойники. Но не полагался отряд Сигмонда на чужие очи. Каждый знал, что из леса, а не так он уж и далек, тоже следят за округой зоркие внимательные глаза. Глаза привычные к сумрачной тени, привычные видеть незаметное, привычные отмечать детали. Глаза ночных татей.

Подолгу, притаившись за стволом дерева, за ветвями куста, наблюдали, прислушивались. Не хрустнет ли сухая ветка, под неосторожным шагом, не мелькнет ли разбойничья тень. И пригнувшись, беззвучно пробирались к следующему укрытию.

Малыш, ощущая тревогу хозяйки, крался рядом с нею. Даром, что такая огромная туша многопудовая, двигался дикий вепрь неслышно, невидимо. Гильда придерживалась за холку. Полагалась более на звериное чутье, чем на самое себя. Вот громко, нагло зашумело в кустарнике. Но Малыш спокоен, значит поблизости людей нет. Это ежик шебуршится, гуляка ночной.

Вперед.

Благополучно добрались до выбранного места. Укрылись среди кустарника. Один гридень неслышно взобрался на дерево, укрылся в ветвях. С верху виднее ему сторожить. Остальные, плотно укутавшись в плащи, расположились на жухлой, скудной траве.

Тихо.

Месяц поднимался, переворачивался рогом. Холодать стало. Вот и роса опускается воздушной влагой на листья, на землю, на людей. Зябко. Чуть слышно у края леса звякнуло металлом. Со стороны замка ухнула сова. И снова прокричала.

— Готовься. — Шепотом скомандовал Сигмонд. Но и без того каждый напрягся, схватился за оружие. Малыш щетину на загривке вздыбил.

К замку, тихо, осторожно, как казалось им невидимо, подбирались разбойничьи рати. Все ближе. Вот заметна одна тень, за ней скользнула другая. И еще и еще. Ветка треснула. И опять тишина в предрассветном воздухе. Опять бездвижимость.

Тихо и Сигмонда отряд притаился. Гильда Малыша гладит, чтоб лютый зверь, неприятеля чуя, ненароком не нашумел, не вспугнул раньше времени. Да понятлив Малыш. Хозяйку не выдаст. Только огонь засветился в его маленьких, злобных хрячьих глазах.

Но хитер враг. Даром, что ли, грабежом ночным на жизнь промышляет. Осторожен. Сам мастер засад. Не преминул Шакаленок разведчиков выслать. Вот двое подбираются к кустам. Затаились, почти не дышат Ингрендсоны. Может близко не сунутся, посмотрят со стороны, послушают, да и мимо пойдут.

Нет, таки сунулись в заросли. Да не в мужицкий хлев воры забрались — в логово волчье. Ингрендсонам не в диковинку ночная, беззвучная стычка, и витязю не в первой. Чуть рукой шевельнул, и острый его сай насквозь пробил горло разбойника. И другой крикнуть не успел, своих упредить. Два гридня метнулись к нему, зажали рот, воткнули в сердце кинжал, осторожно опустили тело на землю.

И разбойники притаились. Ждут от дозора вестей, но тихо кругом, не слышно впереди ни крика, ни стона, ни звона мечей. Значит дорога свободна, значит можно вперед, к спящему замку.

Опять тени по полю заскользили, опять трава зашуршала, острие копья блеснуло. И вновь покой. Вслушиваются душегубы, всматриваются, что в Перстне деется.

Но тихо все в замке. Все спят. Да нет, не все. Вот мужик пьяным, дурным голосом песню затянул. Да не вытянул, увалился спать. Видать, торжествуя легкую победу, перепились кланщики Стока эля да браги, понабивали животы до отвала и дрыхнут себе, беды не ожидаючи. Храпит, сбежавшая из сел, схоронившаяся за стенами замка, пьяная деревенщина лапотная. А так, все тихо, все спокойно.

Снова ветка хрустнула, тени мелькнули, кожа скрипнула, сталь звякнула. Да только ближе к стенам крепостным, ближе к воротам. И снова тихо. И в поле тихо и в замке тишина.

Совсем близко разбойники к стенам подобрались. Собрались перед последним броском, решительным штурмом беззащитного, спящего замка.

Ингрендсоны крепко за мечи взялись. Ведь не от пьяной дури мужик голосил. А от того, что все разбойники из лесу вышли и уже рядом они с Сигмондом.

Теперь отряду Сигмонда они хорошо видны. Совсем рядом вражьи силы. Вот один на четвереньках рачки стоит. Зад приподнял, собирается атаку делать.

— Пора. — Выдохнул Сигмонд. Беззвучной тенью встал, невидимый за стволом дерева, сбросил ненужный более плащ. Гридни и Гильда вслед за ним. С мечами в руках, готовые за своим господином к битве и славе. Гильда стрелу на лук наложила.

И опять загремели у Сигмонда в голове Вагнеровские аккорды необузданные, когда ночным полем поскакала вперед яростная Гильда, когда от метких ее стрел стали падать в смертных корчах супостаты. По волчьи завыли гридни, рванулись следом и обрушили разящие булаты на растерявшихся разбойников.

Витязь скользил, молниеносно, неожиданно, между неприятельских рядов. Оба его чудесных меча уже не сверкали в лунном свете. Густо покрыла их вражеская кровь. Молча бьется, от того и страшнее и жутче его губительный напор. Бесполезно разбойники машут мечами. Достать витязя, все равно, что с топором гоняться за порхающей стрекозой. Обеими мечами разит тот, только отсеченные головы, глаза вылупив, шмякаются на траву, по стылой земле катятся.

И не вынесли этого ночного кошмара разбойничьи сердца. Поворотились и кинулись в отступ. Побросали оружие и стремглав, в темноте спотыкаясь, бросились в рассыпную. Кто куда. Кто к лесу, кто сквозь свои же ряды сбивая с ног сотоварищей, третьи, совсем одурев, к замку побежали. Драпали куда попало, только бы прочь подальше от серебряного демона, чьи мечи сами находят беззащитные шеи. Прочь от Сатановского Вепря неуемного, кровожадного, от клыков и копыт его. Прочь от демонической лучницы, не стреляющей мимо. Прочь от бьющихся бок о бок трех мрачных оборотней, от разящих булатов, от немилосердной погибели.

И тут же ожили замковые стены. Засверкали между зубцов шлемы, зазвенели луки и ударили острые стрелы в смешавшиеся дружины разбойничьи.

Заскрипели цепи, заиграли волынки, гулко опустился мост, во всю ширь растворились ворота, прогрохотали копыта по деревянному настилу. Конный отряд кланщиков Стока, с лордом во главе, на рысях выходил в поле. Развернулся лавой, с ходу обрушился на неприятеля.

Крепкие руки сжимают копья. Всем телом наваливаются на них всадники, вонзают стальные наточенные наконечники в нагрудные доспехи, прокалывают их, пробивают плоть. Теперь вынуть оружие из поверженных тел, и снова колоть. А как застряло копье, зацепилось за ребра, пускай. Потом подобрать успеется. Достают конники тяжелые, в полторы руки, мечи. На всем скаку, с размаху, приухивая, опускают на пеших. Кто щитом прикрывается — рассыпаются щиты. Кто мечем удар пытается отвести — раскалывается меч пополам. Не устоять, не отбиться. В капусту рубят Стоковцы окаянных лиходеев. Сшибают конскими грудьми, топчат копытами.

Идет лютая сеча в чистом поле.

Силен лорд Сток. Троих уже зарубил, Не устает рука. Вот бьет четвертого. Тот боронится отчаянно, злобно. Но неудержим лорд. Привстал на стременах, высоко поднял тяжелый клинок. Засвистел в воздухе булат. Страшно закричал разбойник, когда в плечо у самой шеи вошла острая сталь. Упал, перерубленный мало не пополам. Присмотрелся к поверженному пэр Короны. — От нелегкая! Это же Шакаленок, Бурдинхердов выпестыш. Утрупил я его с горяча, а жаль. Повесить бы на над воротами замка.

Да не только Шакаленку не вышло на Перстне поболтаться. Немногих разбойников привелось повесить. Светало на небе, да кровавилось на земле. Развиднелось, не укрыться в ночной тени, а как пешему уйти от лихих скакунов, в лордовских конюшнях ухоженных, овсами кормленных? По всему полю рубят Стоковские кланщики людей Бурдирхерда.

Не сеча — побоище.

Завывают Ингрендсоны, бьют мечами вдогон, никому не дают пощады. Малыш у самого леса бегущих топчет, надевает на клыки. От Гильдиных стрел не укрыться.

Против Сигмонда оказалась темная фигура. Узнал ее витязь, это коричневоплащевый сподвижник Бурдинхерда. Сейчас не уйдет.

А тот и не уходил, не убегал, подобно остальным, в бегстве спасения не искал. Оборотился к витязю, размахнулся мечем, бросился в бой. Сигмонд скользнул вбок, уходя от удара, сделал выпад. Заставил поверить противника, что в живот колоть будет, опустил тот щит. А Сигмонд одним своим мечем оружие врага заблокировал, другим, поверх щита, ударил плашмя по железному шлему.

— Не плохой рубака, — подумал глядя на падающее тело. — По здешним меркам.

Галопом прискакал лорд Сток. Легко соскочил с коня. Радо Сигмонда обнял.

— Славен будь витязь. Одолели мы разбойников.

И Гильда прискакала, сражением разгоряченная, глаза, как изумруды сверкают.

— О! Пообтрусили мы пыль с воровских то ушей. Ох пообтрусили!

А сражение уже заканчивалось. Одни разбойники лежали убитыми, другие, сдавались на милость победителя. Хотя милости им, душегубцам, ждать не приходилось.

А ждать им особой награды — высокого терема, что на перекрестье дорог стоит, о шести столбах, да с перекладиною. Столбы те, до черна просмолены, чтоб дожди да туманы дерево не изгноили, в землю крепко вкопаны, чтоб ветры того строения не порушили. Уже хмурый ключник, хромая, ногу, приволакивая, отправился в кладовые, уже засов отпирает, вынимает веревки пеньковые. Серьезен ключник, предусмотрителен. Наматывает те веревки на кулаки, резко в стороны тянет, раз, другой. Смотрит не изгнили ли часом, не обветшали, не порвутся ли под тяжестью трепещущего груза. Самые прочные отбирает, вяжет узлы, смальцем смазывает, рот кривит. Еще до вечерней зари встретит тот смоленый терем своих гостей. Будут разбойничьи тела болтаться между землей и небом, заслуженно лишенные погребения для сурового урока, для науки, чтоб другим воровать не повадно было. И если побрезгуют демоны подземелий их души грешные утащить в провалы каменные, во тьму извечную, то бродить тем душам, путаться в раздорожьи, вечно кружить у лобного места, не мочь его покинуть.

Сражение закончилось, да не закончились заботы. Из ворот Перстня выходили вооруженные поселяне да пешие кланщики. Вяжут пленных, собирают оружие. Спешат к полю женщины. Надо раненым оказать помощь, милосердно страдания уменьшить.

А еще надлежало живым, от страшной беды избавленных, оказать долг павшим в этой битве. К счастью мало таких было. Благодаря Сигмонду и его отряду победа далась малой кровью. Паче того, горька утрата в час торжества. По древним традициям готовились кланщики предать земле тела своих сородичей. Готовились к свершению скорбного ритуала, дабы нетруден был последний их путь. Путь в Валгаллу, в царство доблестных воинов.

А вот разбойничья дружина была разгромлена наголову. Мало-мало кому удалось скрыться в лесу. Бежали они теперь прочь от замка. Но командовал уже предводитель клана, собирал воинов в погоню, чтоб под корень извести вражье семя. Уже псарь выводил из свору собак, по следу идти обученных. Уже заливались те злым лаем. Ожидали, истомившись взаперти сидеть, лихую погоню, беспощадную травлю.

Так что многое еще предстояло сделать Стоковцам, прежде чем сесть за пиршественный стол, поднять кубки, послушать Песнь о победе. Да дела эти вершились без лорда и его славных гостей. Успешно управлялся многоопытный предводитель клана, лучшего воеводу и не найти.

Сняв тяжелый шлем с потного лба, подставив под свежий ветер горячую голову, пэр Короны торжественным словом возблагодарил лорда Сигмонда, леди Гильду, верных гридней Ингрендсонов. Дойдя до Малыша, запнулся прямодушный лорд. Как-то негоже вместе с благородными людьми свинью поминать. Да храбро сражался Малыш. Многих разбойников насмерть побил, еще больших обратил в бегство, сделал легкой добычей конных кланщиков Стоковских. Потому и перед вепрем не погнушался голову склонить, нашел и для него слова благодарности.

— Для вас, други мои, ворота Перстня всегда настежь отворены. — Продолжал говорить пэр. — Хлеб вам да соль. А случись, не приведи благостный Бугх в том нужда, мой меч тотчас рядом с вашими будет. Всякого вашего врага, я своим почитать буду. Всякая ваша файда и моею файдой будет. Солнце восходящее и месяц уходящий, той моей клятвы да свидетелями будут.

Так говорил пэр Короны лорд Сток, положив десницу на простоволосую голову сына и наследника титула. Чтоб видел витязь, что кровью своей первородной присягается, что ни днем, ни ночью от своего слова отступиться не сможет. А коли случится ему, раньше витязя уйти в пустоши Валгаллы, то наследник эту клятву на себя примет.

— Одно жалею, — продолжал лорд, — в пылу битвы погорячился я. Не признал Шакаленка, зарубил насмерть. И Бурдинхерд Шакалий Глаз мертв. Некого на кол перед воротами Перстня посадить.

Странно посмотрел на него Сигмонд, лоб потер.

— Обещай мне одну вещь.

— Клянусь тебе честью, витязь, выполню любое твое пожелание.

— Да не надо клятвы, мне и слова твоего довольно. Обещай на кол не сажать. Если уж по другому нельзя, то повесь просто.

— Обещаю. — Ответил, заинтересовавшись, пэр. Потом помрачнел нахмурившись. После улубнулся. — На кол сажать не буду, только споначалу допрошу пристрастно.

Сигмонд только руками развел, так лихо его на кривой объехали. Но возражений найти не сумел — и в рейнджерах учили добывать от «языка» нужную информацию не уговорами. Быстрее и эффективнее.

— Вон, в коричневом плаще лежит. Так он жив. Я только оглушил его.

— А ну, взять разбойника! — велел лорд Сток своим гридням. Те радо взялись исполнять приказ. Подхватили недвижимое тело, стали поднимать. Хитер был коричневоплащевый. Давно уже, после Сигмондова ошеломительного удара, пришел в себя, да лежал тихо, притворившись мертвым трупищем. Думал, может примут его за убитого, не тронут. А там, глядишь, и выпадет случай бежать. Видя, что пропала его надежда, зло и резко вскинулся на ноги, разметал гридней. У одного выхватил из за пояса кинжал и, с ужасными проклятиями приставил себе к сердцу. Не успели помешать ему, как кинулся на землю, упал на острие и, уже взаправду, испустил дух.

— Ох, ты, бесово отродье! Грызи демоны его кости! — В сердцах вскричал пэр Сток.

Подошли все к мертвому телу. Таинственность этого человека притягивала, манила своей тайной. Никто не слышал, чтоб раньше был у Бурдинхерда такой подручный. Вот про Шакаленка, про его злодеяния, то знали. А это кто? Откуда? Как фигуру его скрывал коричневый плащ, так всего его окутывала тайна. Гридни повернули самоубийцу на спину. Лицо его было незнакомо, подбородок покрывала борода, слишком короткая для такого зрелого мужчины. Распахнули плащ.

— Ах, ты! — Дружно ахнули воины. — Тамплиер!

Действительно, на груди самоубийцы на серебряной цепи висел перевернутый тригон, которому только храмовники и поклоняются.

— Так вот где Бурдинхерд скрывался! — Пэр Сток был и озадачен и рассержен. — Вот где отсиживался. Вот кто пособничал душегубцу.

Но Сигмонда больше заинтересовала рука мертвеца. Вернее не рука, а то что было надето на левое запястье. Нагнулся, снял, недоуменно в руках вертит, разглядывает. Гильда сразу признала в этом украшении браслет с кулоном, какой и у Сигмонда в Блудном бору был. Он еще тогда его в реку выбросил. Остальные люди с тревогой на тамплиерский амулет посматривали. Опасались, не колдовской ли это талисман, не вредоносен ли. Мало какими мерзостями храмовники в своих замках занимаются. А Сигмонд кулон рассмотрел, к уху приложил.

— Идут. — И сильно кинул о землю, еще и каблуком ударил, растоптал.

Все облегченно вздохнули. Вопросов не задавали. Витязь Небесного Кролика знает что делает. Уничтожил колдовскую дрянь, разрушил плохие чары. И ладно. Только Гильда недоумевала. Но и она ничего не спрашивала. Знала, ее лорд такое ответит, что пуще прежнего неясно будет. Умеет он словами такого туману напустить, что и заблукать немудрено.

Присутствие в Бурдинхердовой вольнице тамплиера встревожило людей. Было ясно, что запросто так не стали бы монахи укрывать грозного разбойничьего атамана. Просто так, своего бы человека не послали. Тому должны были быть причины, и причины серьезные. Это настораживало. Угроза, хоронящаяся по ту сторону Черновод реки, тихо, незаметно вползала в королевство Нодд.

— Поеду к лорду Троквельскому. — Сказал Сигмонд. Надо разобраться на месте что там и к чему.

Глава 7. Друид.

Теплую нежность весны внезапно сменил зной спелого лета. Полевая трава пожелтела, пожухла и сохло хрустела под ногами путников. Наглые порывы ветра не приносили прохлады. Наоборот, тянуло словно из натопленной печи, только пыль в глаза пускал ветрина.

Ярилло-солнце склоняло пылающую щеку к краю окоема, но жгло еще яростнее, нещаднее. В зените же, бестолково, неуместно высвечивал полный месяц. Жгучие лучи дневного светила смешиваясь с пустоцветьем бесплодного блеска луны, теряли свои исконные живородные свойства. Оставался один жар, и в жару этом высвечивались выжженные пустоши да чахлые рощи березовых дерев, не доставляя ни радости ни услады всем на земле сущим.

Днем через небо прошмыгнули тучи. Но краем, осторонь. Там и грохотало и молниями цыкало, может что и пролилось. А на дорогу путников редко упали дождинки, но высохли не прибив даже пыли.

Гильда сетовала — жарища, мол, бескормица. Без того в этом краю разоренном и обезлюдевшем, никакой путевой снедью не разживешься, а теперь хоть вовсе зубы на полку. Засуха все грибы сгубила, харчиться нечем. Лукавила Гильда. Не такова тороватая сенешалева дочь, чтоб на дальнюю дорогу не заготовить муки, мяса вяленого, сала топлено и других продуктов, что летней погоды не боятся, не портятся. И заготовила в добрых мерах — мешками да бочонками, но против нутра ей наблюдать, как помалу скудеют запасы. Вон, ранее куль с мукой был неподъемен, а нынче — одною левой. Исхарчимся, а путь не близок, земля скудна и нет в ней изобилия.

— Ну нет в земле, в реке найдем. — Успокаивал Сигмонд. — Когда грибов мало, рыбы много, клюет хорошо.

Как раз и подъехали к переправе через обмелевшую речку. Хоть и раннее время на ночлег останавливаться, да утомились все по солнцепеку тащиться, пыль глотать, уморила жарища.

— Ладно, — соглашается Сигмонд. — Привал. Спешить некуда, можем и отдохнуть. Пастораль. — Говорит.

Ну пастораль, так пастораль, витязю виднее. Но место и впрямь знатное. Вон за рекой луг, трава богатая, сочная да высокая, давно такой не видали. В самый раз коней попасти, овсов поберечь. Вода, опять таки, не опротивевшее, в бурдюке застоявшееся пойло, а чистая, прохладная, свежая. Рядом роща березовая, просторная да светлая, может и грибами богата. Возле рощи холм пологий, в том холме пещера. Да не страшная драконья, добрая какая-то. И тропинка от речки к ней ведет. Не звериной лапой, человеческой стопой проторенная.

Перешли в брод, коней, сбрую поснимавши, напоили вдоволь, свели пастись под деревья. Сами остановились в тени развесистого дуба. Малыш, узнав милое сердцу его дерево, засеменил на поиски желудей. Судя по довольному похрюкиванию труды его напрасны не оказались.

Люди же к плесу направились. Хорошо в прозрачной воде поплескаться на песчаной отмели, грязь да пот посмывать. Пока Ингрендсоны на мелководье барахтались, Сигмонд на стремнину зашел и поплыл против течения. Ноддовцы не сильны в водных забавах, мало кто не тонет, не боится довериться мокрой стихии. Которые и плавают, то по-собачьи, голову выставив, руками под себя загребая. А как плыл витязь, вот такого вовсе не видели. Понять не могли: дышет ли Сигмонд, лицо в воду опустив. Право, как рыба движется, только вода кругом него бурунится, ключем кипит, пенится. Стилл, тот хорошо кролем владел, и специально, чтобы попутать своих, с противоположной от них стороны вздох делал. Потом развернулся, приблизился к лагерю, нырнул, только пятки сверкнули, и был таков.

— Ну, утоп! — Заволновались на берегу. А витязь, невидимый за блеском воды, доплыл до мелководья и, толкнувшись о дно, выпрыгнул в столбе брызг на поверхность, словно какой-то речной дух, водяной злошутливый.

— Ох, ты! — Отшатнулись в суеверном страхе Ингрендсоны.

Вдоволь нарезвившись, вернулись в лагерь. Пока Гильда тщетно искала грибы, Сигмонд мужским промыслом занялся. Поковырялся в своем мешке, изыскал нитку прозрачную, удивительную, к ней крючок приладил. Срезал гибкую ветку орешника, от листвы и паветок очистил. На тонком конце фаску прорезал, привязал нитку. Потом из сухой щепки поплавок соорудил, вот и вышло удилище. Поковырял кончиком меча легкую под одним кустом, под другим, где солнце окончательно листовую землю не иссушило, и там червя не нашлось. Забился, видать, от зноя скрываясь, куда поглубже. Свернулся клубком, слизью обволокся и спит-дремлет себе, дождей дожидается. Пойди, разыщи его. Тогда витязь пенек трухлявый расковырял, насобирал жирных паршивых короедов.

Вышел на берег, не на пляж — к излучине, где берег повыше, где сразу глубина речная, где омут. По бережку деревья склонились, тень накрывает русло. В тень и забросил крючок с наживкой. Уютно там рыбе от дневной жары хорониться, уютно, да голодно. Обмелел поток, в межень теснота по руслу, пищи мало, вода берегов не подмывает, с лугов и полей не сносит кузнечиков и прочих насекомых, разной вкусной зелени, семян спелых. Вот и голодают речные созданья, осторожность позабывали. В чистой воде издалека свежий короед заметен, аппетитно шевелится. Позарилась на него глупая рыба. Дернулся поплавок, опять дернулся и пошел по воду. Подсек Сигмонд, ощутил живой вес на конце лески. Не велик трофей гладкобокая плотвичка, да с удочкой рыбачат не промысла для, ради утехи. Снял Сигмонд с крючка улов, на кукан посадил, еще одного короеда наживил, в глубь омута закинул. Этим разом полосатый окунь попался.

Покуда лорд благородной забавой занят, поспешила Гильда, грибов не сыскавши, к повозке. Достала, предусмотрительно в дорогу захваченный, невод с мотней, на вешки надетый, с поплавками сверху и тягарем снизу. Расправили его Ингрендсоны, в воду снесли. Младший, по над берегом мелководьем идет, средний, он самый длинный, зашел глубоко, по самую шею, перед братом впереди забредает. Старший с берега подправляет: — Топчей, топчей! Вишь, ослабло.

И впрямь ослабло. Занырнули поплавки, испуганная щука длинномордая, со страху метнулась, плеснула хвостом, перескочила тенета.

— Топчей, топчей! Уйдеть! Заводи! Ровней!

Уже, не уйдет. Средний брат к берегу край сети подтащил. Окружили рыбу, дется ей некуда, разве в мотню. То и надобно ловцам. Дружно на сухое тянут. И старший с ними вместе тянет, и Гильда тянет. Хороша добыча! Навариста уха будет. Да грешно, по такой погоде жаркой, не насушить рыбки впрок, про черный день. Опять в воду пошли.

Умаялись. Пора и отобедать.

Над лагерем, на корявом суку дуба тужился мохнатый ворон. Отблескивал в полуденных солнечных лучах иссиней чернотой взьерошеного оперения, млея от своей значимости, в сытости и тепле распелся громко, вдохновенно. Привелось ему как-то перед сном услыхать соловьиные трели и теперь, с ноги на ногу переминаясь, приседая вертел головой, щелкал клювом, кряхтел, скрипел, хрипел, каркал — рулады выводил. В гордости своей эпигонству пустому чуждый, творчески импровизировал, внося в импотентную безликость ночного солиста пафос истинно мужских хрипловатых обертонов, аранжировал в героике торжествующей аппассионаты. Ваял, если не в бронзе, то уж в железяке перержавелой.

Вокальные упражнение чернокрылого, рождали в воображении Ингрендсонов яркие видения доброго булыжника в стремительном полете, кружащийся хоровод черных перьев, перышек, пушинок и, наконец, смачный хлопок тушки о землю под суком. Гильде-же мерещилась ее ясеневая стрела. Но видя, как сочувственно улыбается Сигмонд, следя за стараниями певца, свои душевные порывы сдерживали. А ворон, замечая к себе всеобщее внимание, надрывался пуще прежнего, нарывался таки, сердечный, на булыжные аплодисменты.

— Эко разошелся, падлоед. Неймется, чтоб ему пусто было. Слетал бы за реку, видали мы там лисицу дохлую. Пожрал бы, а то горланит полудурок. — Бурчали Ингрендсоны, рассаживаясь в прохладной тени густой кроны. Но и сами уже улыбались, на старания птицы глядючи.

Из пещеры вышел старец. Седая борода волнами ниспадала на светлый хитон. Казалось, века окутывают его фигуру, но строен стан, легка хода ног, в сандалии обутых. Подошел, оперся на посох. Ворон скружил ему на плечо. Примостился поудобнее. Огромным клювом ласково тронул снежные пряди волос.

— Здравствуйте, странники. Да будут дни ваши длинны, как степные дороги. Да озарятся славой ваши имена.

— Спасибо, на добром слове, дедушка. — Поклонясь, отвечала Гильда.

— И Вам желаем того же. — Сигмонд, привстав, приглашающе повел рукой. — Присаживайтесь к нам. Вместе перекусим. Только постного у нас, разве одна только рыба.

В вежливой предупредительности своего лорда, Гильда безошибочно признала малую толику насмешки. Насмешки, обычной по отношению к духовным и равным им, особам.

Сама же властительница Гильдгарда почтила гостя не за один только возраст. В такой безлюдной глухомани, в стороне от человеческого жилья, в утробе горы мог обитать только святой схимник. Праведный, благочестивый муж в душеспасительных размышлениях, познающий истинное откровение.

…Или невиданный злодей, на склоне лет тщетно возмечтавший постом и молитвами искупить грехи перед землей и небесами.

— Не в посте служение, мил человек. Худой помысел и плесневелого сухаря не убоится, а фазаньи лапки добродетели преградой не станут. — Отвечал отшельник, не погодам легко опускаясь на землю у расстеленной скатерти. Но, вопреки сказанному, одною горбушкой хлеба обошелся.

Встретив скептический взгляд Сигмонда, улыбнулся. — Словам своим, да не перечу. Не святость — годы определили мне умеренность. Старому телу многого не надо, довлеет обойтись малым. Да и дом мой рядом, вон в этой горе. Там и кухня и кладовая имеются. А вы в пути, вам распоряжаться запасами надлежит разумно, не тратить попусту на каждого встречного поперечного. — Говорил, словно мысли шенешалевны слышал.

— Хитер дед. — Отметил Мондуэл. — Чешет гладко. Только в его смирении раздвоенное копытце наблюдается. Если послушать, так одной ногой в могиле стоит и уже вторую занес. А воронище на плече расселся, килограмм десять живого веса, но старому хоть бы хны. Словно воробьишку не замечает. Ладно, поиграем.

Гильда подвоха в речах отшельника не усмотрела. Но устыдилась. — Да что Вы, дедушка! Кушайте на здоровье. У на всех хватит. Где пятеро, там и шестому не тесно будет.

— Тогда и седьмого угостим. — Старик взял кусок солонины, протянул ворону. Тот осторожно склевал, пальцев человека не задев. С ноги на ногу переступил, принялся чистить маховые перья.

Знатная у Вас птица, ручная. — Похвалила Гильда.

— Да не оскорбиться славная дочь сенешаля, моей дерзости, только посмею возразить — не ручной он. Я его другом почитаю. А что знатен, то знатен, спору нет. Знатней некуда. Зовут его Мьюгин-Ворон. Родной брат самого Хьюгина милорда, повелителя пернатых, лорда небесных черных кланов. И сам лорд по праву.

— Да, верно, есть ли такой? — Удивленная Гильда вскинула брови.

Тебе ли, о высокородная дочь благородного сенешаля, не знать этого?

Зарделась Гильда. Ведь слова ее Песни размеренно декламировал пустынник. А тот, словно не замечая смущения собеседницы, продолжал: — И в праве Мьюгин разделить с братом престол, что на вершине Блэки-Рока в замке сплетенном из прутьев, в родовом гнездище древнем. Да пренебрег суетой власти ради подвижничества отшельнической жизни.

Пока схимник витийствовал о превосходных достоинства своего товарища, Стилл думал: Ишь, старый плут. Как ловко ввернул и «сенешалевну» и ее вирши. Небось узнал нас по рассказам, теперь думает удивить своим ясновидением. Ну, прямо, медиум на спиритическом сеансе. Видали таких.

Так подумав спросил: — Простите, сударь, как Вас величать?

Старец, не торопясь дожевал откушенное. — Имя… Мне так давно его дали… Что в нем проку? Судья судит не по имени — по свершениям.

— Так все же, как нам к Вам обращаться?

— Стар человек зовет меня братом, средних лет величает отцом, молодых кличет дедушкой. Называйте хоть котелком, главное не ставьте на огонь.

— Вот упырь лихой! — Сигмонд даже восхитился увертливой болтливости деда. — Он что, действительно думает, если я узнаю его имя, то смогу им управлять? Наверное и ногти, как сострижет, сразу бросает в огонь, чтоб злоумышленник не похитил, а похитив не навел порчу на его бесценную особу.

— Дедушка Горшок, — обратилась сенешалевна, — а другие, наоборот, твердят, что имя большое значение в судьбе человека имеет.

— Годится ли хозяйке Гильдгарда повторять басни, сложенные от себялюбивого недомыслия? Недалекие люди, не заслужившие ни славы ни почета, жаждут услышать о себе приятное, жизнью не достигнутое, деяниями не подтвержденное. Хитрые же, невежественную их тщеславность в свою корысть обращают. Но посуди, сенешалевна: ежели бы роженицей нареченное, непременно судьбу младенца определит, тогда каждого бы величали не иначе как Святославом, Ратибором, Владимиром да Владисветом. Неужто одному всем миром владеть предназначено будет, а другому всем светом править? Не тесновато ль им станется? И еще скажу: когда бы твоя достойнейшая матушка не Гильдой, но Сигрдривой тебя окрестила, много бы твоя жизнь изменилась, много бы ты другой была, другими были бы твои Песни?

— Стало быть, обманывают гадалки?

— Так не скажу. Обмануть — значит злонамерянно убедить сомневающегося в том, что неправда и есть правда. Что бы тот человек лжи уверовавши, поступил согласно дурной воле обманщика, к пользе того. Но гадающий, за плату говорит желаемое плательщику, уже самим собою обманутым, во что тот и без гаданий уверен. И захудалый лакей Аника, слыша о своей непобедимости и великих свойствах души, подобные черты в себе и прежде находил. И безмерно услышанному рад, доволен, что не он один, а и ученый человек его достоинства отметил. Хоть всех его побед — в чулане семерых тараканов не убоялся, а всех доблестей — каждоденно из хозяйского котла мясо таскать.

— Так значит, номиномант прав?

— Не прав, конечно. Но его вина, соотносима с виной гадаемого, ибо оба одною тою самою ложью питаются. Только один телесно, а другой духовно. Что горше?

— Стало быть всякое гадание дурно?

— Так сказать — душою покривить. Гадание, гаданию рознь. Девицы в ночь Леля, пуская по течению венки, ожидают вести о скорой свадьбе и долгой жизни. Что в том худого? Забавы невинных душ, не более. Иное дело кровавые безрассудства тамплиерских некромантов. Во сто крат они зловредней шаманских таинств лесных кланов. Ибо последние пребывают в первозданной дикости и не познали еще разделение добра ото зла. Но просвещенные храмовники своею волей избрали путь ночи.

Замолчал старец, погрузился в размышления. Ломтик за ломтиком, скармливал Мьюгину солонину. Пернатый лорд-отшельник, в отличие от человека, не скромничал. Не отягощал свою голову заботами о дорожном провианте, но отягощал им свою утробу.

— Во, прожора. — Обидно Гильде наблюдать, как чернокрылый падальщик уминает добрый харч. Не жуя заглатывает, словно за себя бросает. — Уж лучше бы дедок кушал, в него столько не влезет. — Думала тороватая сенешалевна, сама своих помыслов стыдясь. А еще вспоминала. Что-то она слышала о здешнем отшельнике. Но что, припомнить не могла. Вертелось за краем памяти, словно в мутном омуте, но на поверхность не всплывало.

Сигмонда прожорливость Мьюгина не смущала. Наоборот, замечая убыль угощения, улыбнулся. Сходил к повозке, достал непочатый кус копченого мяса. Вынул захалявный нож, принялся нарезать ломти, сообразные вороновым глотательным возможностям.

Отшельник задумчиво рассматривал витязев клинок. Одобрительно бровями поводил, бороду огладил. После произнес: — Волшебно, о лорд двух кланов, твое и леди Гильды оружие.

— Какое волшебство? Просто удачное инженерное решение.

— Ой, ли. — Покачал головой старец. — Ну где это виданы такие брони, от которых булатные мечи, словно от гранитной скалы отскакивают, словно об утес ломаются? Где виданы такие стрелы, что любую кольчугу, будь то байдан, будь то бахтерца, все едино на вылет прошибают? Где такие мечи виданы, что не ржавеют, не ломаются, сталь словно гнилушку рубят? Может в твоем родном краю и не в диковинку, а у нас здесь, это чудо чудное, диво дивное. Истинно, истинно говорю тебе, о лорд двух кланов — пусть не было, но есть и будет ваше оружие волшебным, в каких бы краях не суждено вам оказаться. А ждет вас дорога дальняя, дорога трудная, путь славный.

— Не сложно пророчество. Не в замке сидим, на бивуаке, наверное к дороге это.

— Не о том речь. Тропинка здешняя, козлопасом протоптанная, и путь воинский суть различны.

— Так Вы, сударь отшельник, над гадалками смеетесь, а сами в провидцах изволите числиться?

— А ты, доблестный витязь, изволишь над старым человеком смеяться. — В тон Сигмонду ответил отшельник. — Великое ли чудо — дар провидца? Не токмо человек, скотина душою обделенная, в малой степени сей дар имеет. Да простит мою дерзость благородный Сатановский Вепрь, но и нечистый боров, вылезши из свинарника, завидя дубовую рощу в нее поспешно устремляется, в сердце своем возжелая ублажить утробу отборными желудями. Ибо предугадывает, что в дубраве, но не посреди навозной кучи лакомство отыщет.

Малыш согласно хрюкнул.

— А человек и более того способен. Последний деревенский дурачок, видя сорвавшиеся с ветви яблоко, не чает, что вознесется оное в небесные сферы, но ведает, что падает наземь, от яблоньки далече не укатится. Потому свой взор потупя, не измысливая лукаво, направляет стопы к благословленному древу, дабы в мураве под ветвями собирать плоды. Но разве под одним кленом отыщем мы резные багряные листья? А легкое семя одуван-травы, как далеко влечет его ветер прочь от родного луга?

Гридни знай себе за обе щеки наминают, в пол уха побасенки слушают. Про себя помышляют: — Эка старой брешет, эка плетет. Ловко, словно по писанному, а к чему брех, не уяснить. И нужды нет. Не нашего ума забота. Наше дело, по отчему завету, по материнскому наставлению лорду Сигмонду верой и правдой служить, а не языками молотить. Витязь, они высокородны, им разговор в забаву, вот и ладно, вот и славно.

Гильда, напротив. Про снедь позабыла, ресницами длинными, густыми хлопает, внимает мудрость речи вещего старца. Заодно за своего витязя горда — Сигмонд, он не только мечем, словом любому свой ответ дать может. Одному ему открыт резон ученых речей отшельника.

Сам Сигмонд, смакуя козьи ребрышки, согласно головой покивал. — Не могу не признать справедливость Ваших постулатов, мистер отшельник. В предложенной Вами формулировке, падение яблока, как физический процесс, следует рассматривать в качестве предельного случая. В практических целях, для решения поставленной задачи допустимо применение тривиального линейного приближения. Это вполне корректно, поскольку относительно гравитационного притяжения, все остальные силы, действующие на падающее яблоко, исчезающе малы и мы в праве ими пренебречь. Для других тел, обладающих иными, чем шарообразный плод, аэродинамическими характеристиками, такое допущение не будет соответствовать действительности. Поэтому, в общем случае, обсуждаемое нами явление, описывается нелинейным уравнением со многими переменными. И вот здесь, на первый взгляд, может показаться, что достаточно обладать всеми векторами воздействующих сил, что бы, с наперед заданной точность, вычислить траекторию, время и пространственные координаты падения. Но реально мы не только не имеем возможность определить и оцифровать все факторы. Многие из них, например, уже упомянутые воздушные потоки, по своей природе суть случайные величины. Таким образом, справедливо рассматривать процесс падения не как детерминированный, но с релятивистских позиций. Тогда искомые координаты будут описываться стохастическим полем. Его плотность определяет степень вероятности попадания объекта в ту или иную точку, а дисперсия укажет меру разбросанности упавших плодов.

Закончив речь, Сигмонд хитро посмотрел на отшельника и принялся за следующее ребрышко.

Гильда недовольно хмурилась. — Спору нет, учен витязь. Но иной раз такую зело уху обидную неудобь изречет. Не оскорбить бы старца.

Старец, однако, если и оскорбился на витязеву заумь, то виду не подал. Напротив, согласно склонил голову. — То-то и оно. Но рассуждали мы касаемо материи мертвой, бездушной, подвластной одним только слепым силам стихии. А сколь сложно вести речь о человеке, чьей душе предопределена свобода выбора.

— А вы случайно не лукавите, мистер отшельник, желая избежать известного парадокса, что если предсказанного можно избегнуть, то оно ложно, а если нельзя, то его ценность скорее отрицательна?

— Лукавлю, но самую малость. Я могу судить только о столбовой дороге, но рядом с ней есть малые стежки-дорожки. И на них ведь можно заблукать. Если дозволит мой лорд, уподоблю судьбу простого землепашца с яблоком. Житие оратая прямо, как положенная им борозда — от колыбели до погоста. Судьба владетельного лорда — что виражи кленового листа. Интриги, союзы, измены, славные поединки и коварные заговоры. Брак ради выгод и необузданная похоть, смелые атаки и позорное бегство. Где упадет этот лист? Тебе же, о лорд двух кланов, предначертано движенье за край миров, за грань времен. И не в моих слабых силах предвосхитить когда устроишь ты привал, а где начнешь сраженье.

— Так в чем заключается искусство прорицания?

Старец отломил щепотку хлеба, положил в рот, старательно разжевал. — Садовник весенней порой, взрыхлив мотыгой землю, садит яблочное зернышко. Он знает — при должном радении, на пятую осень упадут первые плоды. И знаменательное сие событие не почитает за чудо, а себя за пророка. Ибо это ведомо каждому, не в удивленье. Но бывает в натуре поистине величественные явления. Солнце в ясный день меркнет, покрывается густою тенью и не светит вовсе. Незрелый ум простолюдина склонен сие приписывать злым проискам выродков волка Фернира. Звездочет же, умудренный науками о движении небесных сфер, не токмо того причину укажет, но до дня исчислит когда подобное повторится.

— Вот уж исчислят ваши звездочеты, вот и укажут! — С иронией проговорил Сигмонд, все более заинтересованно поглядывая на древнего обитателя холма.

А тот, мудро не замечая ехидного слова, размеренно продолжал:

— Звездочет звездочету рознь. Одному довлеет мнить себя великим провидцем, лукаво о положении светил рассуждая, тщиться по тому предопределение людей властительных, согласно их желаниям, предсказать. Истинно же мудрый, взирая на величье мирозданья, не мнит, что мириады светил, с тем лишь назначеньем плывут по небосводу, чтоб слабого, короткоживущего человека, былинку малую, потешить. Мудрецу ведомы великие тайны. Вот эта звезда через тьму веков разгорится небесным костром, а та, напрочь истлеет, ссутулиться карлой пунцовой.

Отложил Сигмонд козье ребро. Утерся. Руку на меч положил. Пристально на старца поглядел.

— Врешь старик. Не знают ваши звездочеты звездной эволюции. И много веков еще знать не будут. Не должны будут знать, старче.

— Опусти меч, витязь. И гридни твои пусть клинки спрячут. Не воин я, нет зла в моем сердце и силы в руках. — Промолвил отшельник. И добавил: — Остынь янки. Я прав, ты же янки.

— Ну, если быть точным — на половину. А на половину московит. — Сигмонд меч убрал, но смотрел настороженно и недоуменно.

— Знавал я одного янки, при дворе короля Артура. Забавный был парень, все хотел по-своему переиначить, переделать. Перестарался.

— Сила Господня! Мерлин! — Гильда впервые видела обалдевшего Сигмонда. И тут вспомнила. Ведь слышала, слышала о колдуне с вороном. Да не придала тому значения, не имела тем россказням веры. А тут и впрямь, колдунище из колыбельных басен.

— Мерлин. — Согласился колдун. — Он самый, к Вашим услугам.

— Пресловутый воспитатель Артура?

— Собственной персоной.

— Ну и дела. — Тряс Сигмонд головой. — Вот уж… Как-то не так все. Я читал не о таком…

— А какого ты желал бы встретить Мерлина? Мерлина затертых, переписанных хроник? Мерлина Гальфрида Монмутского, Мерлина Нортон, Мерлина Стюарт, Мерлина Клеменса или кого другого?

— По правде говоря никакого. — Сигмонд еще не полностью пришел в себя. А прейдя, оценил бестактность своего высказывания и исправился.

— Вернее, я хотел сказать, что не ожидал встретить Мерлина. А еще точнее — вообще не предполагал реальность существования пророка короля Гвенддолеу. Но давай, раз уж так сталось, давайте разберемся что к чему. С кем имею честь: с воином, бардом, строителем, знахарем, пророком, колдуном, шарлатаном, пришельцем? С кем еще?

— Со мной. Я и есть я. Только в разных континуумах. В каждом действую согласно местных условий, сохраняя статус скво информационного поля. Но и не забывай. Написанное есть беллетристика, а не биография в «Who is who». Мы не можем отвергать право авторов на толику художественного вымысла. Могут быть некоторые, ну скажем так, неточности.

— Но эти континуумы реально существуют?

Мерлин улыбнулся. — Так и ты, Стилл Иг. Мондуэл, нынче не в своей вселенной пребываешь. Твой мир и мир Гильды различны.

— Так это физические субстанции, а Мерлины из повествований…

— Всякий живущий рождает миры, вот только миры эти, бывают бескрайни и безвременны, или малы и проходящи. Вот, — указал старец на козьего пастушка, — он тоже творит свой мир, малюсенький мирок холма, где травы вечно сочны и густы, где ветер легонько колышет русые кудри, где козы смирны и здоровы, куда не забегают жадные волки, где волшебно играет свирель, а в котомке всегда не переводится теплая, пухлая буханка хлеба и душистое колечко сочной колбаски. Но мир этот эфемерен, с годами поблекнет. Травы пожухнут, козы разбредутся. А на его месте засияет в славе ратное поле и бесчисленные множества недругов падут под сталью героя. И будут в том мире вернейшие от всех времен друзья и наипрекраснейшие девы, хранящие в сердцах верность люби. Не долог век и тех картин. И их ждет скорое забвенье. Скроют ратное поле заросли чертополоха, недруги истлеют, мечи проржавеют. Новый мир придет ему на смену, и другой и третий, пока наконец, под патиной памяти не замерцает пастельный уют теплого дома, где в достатке и прилежании многие потомки окружат, обнимут заботой седовласого патриарха. Где царствуют добро и покой, где осеннее светило золотит соседний лес, и зима еще не близка. Мир дома, с крыльца которого виден далекий холм в зелени вечноспелых трав, где русый пра-пра-правнук стережет стада смиренных коз.

Миров таких, сотворенных наивным разумом простолюдина, легион. Проходящи они, неприметны. Но истинные созидатели творят нетленно. И доколе в подлунье не переведутся мятущиеся исканием души, порожденное ими, да пребудет вовеки. Не тобою ли, Стилл Иг. Мондуэл, сказано:

"Пари сияй, о сумрачный мой стих,

Мой стих сырою непогодой

Над пустотой равнины водной,

Пари же слово, кесарь царствий неземных.

Не пустоцветьем суетным мирским

Своим обязан ты созданьем,

Но духа сумрачным скитаньем

По лабиринта возведенным им самим.

Душевный трепет предвещает шорох

Нарождающихся строчек,

Но в облаченье слов неточных.

Не возвестить, увы, что это — хорошо.

Из черноты рожденные мира

Подвластны демиурга воле,

Увы, немногим боле,

Чем стих является следами от пера.

Как в пустоте уставшая звезда

Век не кончает свой уныло,

Погибнув светит с новой силой —

Прорвется дух через неверные слова.

Пари сияй, о сумрачный мой стих,

Мой стих сырою непогодой,

Пари же птицею свободной,

Пари, сияй над черным грифом черный стих."

Мерлин поднялся. Белый хитон его, оттенили мрачные перья лорда Мьюгина. Черным плащом обвислых крыльев, укрыл спину пророка мудрый ворон. Странно смотрел на пришедших из Гильдгарда.

Склонил колдун голову. — Не дано нам познать всей природы информационного поля, и дельта трансформации уравнений Ван Больца не подскажут, какой мир реальнее — видимый из окна вагона курьерского поезда, или на экране головизора. Верь своей душе и в свое предначертание. А мой срок пребывания в континууме Гильды временно истек. Мир вам.

— До свиданья. — Сигмонд задумчиво тер висок.

— Не знаю, будешь ли рад нашей встрече, витязь Небесного Кролика? Потому говорю: мир вам.

Милорд Мьюгин запахнул крылья на груди старца и ночная тень скрыла фигуру Мерлина, а шелест листьев от внезапного порыва ветра заглушили его шаги.

Глава 8. Узник.

Черный Локи натянул поводья. Вороной послушно загарцевал на вершине холма. Позади, на дистанции нескольких конских крупов вымуштровано остановился вооруженный эскорт обережных — так тамплиеры гридней называли.

Локи пожевал тонкую губу. Задумчиво скривился. Меж зубов слюной прямо на лошадиную гриву цикнул. Часы карманные достал, крышечкой щелкнул. Два двадцать пять пополудни. До замка минут сорок, от силы пятьдесят. Значит в начале четвертого будем на месте. Можно не торопиться.

Его миссия подходит к концу. С утра, нежился еще Локи в пуховых перинах, прискакал гонец из замка Шурваловальского. Коня чуть не загнал, пыли вдоволь наглотался, спешил доставить весть срочную, новость важную, долгожданную. По такому делу, обережные только сунув в его руки кружку эля, промочить захрипшее горло, прытко ввели в господские покои. Там, почесывая отбитые седлом ягодицы, да утирая мокрые усы, доложил посланец, что заманили таки в ловушку, одурманили зельем гриба-сонливца, доставили сонных в Шурваловальскую твердыню и лорда Сигмонда и девку евойную.

Молодцы монахи, признал Фартовый-Локимен. Но виду довольного не подал. Напротив, посмотрел на гонца морозно, того и дрожь пробрала. — Чего долго так ехал, козел? В падлу прихватить сменного мерина, сука? — И обережным приказал: — Пятый угол и хором петушить на конюшне, пока не закукарекает. И в дорогу собираться!

Вот уже и лес Шурваловальский. Еще час, ну полтора отсилы и работа отработана. Заказывали Стилла Иг. Мондуэла — получите, распишитесь, бабки на стол. Задание, герр Зиберович, выполнено, можно и домой.

Можно, но не хотелось.

Опять сплюнул Фартовый. Скривил тонкие губы. В сомнении покрутил указательными пальцами.

— Что-то неладно, — подсказывала внутненняя воровская чуйка. — Зиберовичу там, в Брюсселе, в кабинетном всесилии, хорошо командовать: «Взять и доставить». А попробуй-ка, доставь. Через пол царства Нодд прийдется Стилла тарабанить. А там, небось, уже вся округа на уши встала. Куды растуды! Лорд Сигмонд сгинул! Воевода крольчачий, герой всех времен, всех народов! Мать его ити! Гридни Ингрендсоны, волки позорные, по буеракам пометутся, под каждый куст заглянут, каждую нору пообнюхивают. Корефаны витязевы, Сток да Троквелец, копытами землю рыть будут. В Гильдгарде старый хрыч Ингренд, шухер поднимет, а бригада у него не слабая, лбов здоровых пару сотен будет, да городские, да посадские, да быдло деревенское. О-го-го, шалман!

Нет, паленое это дело. Чистая дурь за Черновод-реку соваться. Глупее, чем чистосердечное признание карябать, срок наматывать. У ноддовцев срока не будет — на раз вышка, без права обжалования, по приговору к исполнению через осиновый кол в задницу.

Поморщился Локи, представив такое. Пальцами колечко сложил, через плечо сплюнул продолжил размышлять.

— Не ладно и с этой ретранспортировкой. Чего-то мудрилы дубненские не прощелкали. Не просекли фишки. Лоха дали. Дурацкие слухи об ангеле Приходько тревожили. Аборигены заливать горазды, как будь здоров. Какой с них спрос? Носятся с кроличьими огрызками, словно с чудотворными мощами, готовы дермо лобызать, словно папскую туфлю. Но не все же дурку гонят, дыма без огня не бывает. Опять таки, проверенные информаторы подтверждали — жив Ангел Небесный. Болен, тяжко болен, но выздоравливает. Чтоб ему пусто было!

Легко тронул Фартовый поводья, послал коня неторопливой рысью. Сам кривился, прикидывал палец к носу.

— Еще на его голову их преимущественное величие, магистр тамплиниориум. Ни за какие коврижки Сигмонда не отдаст. Нужен тот ему, прямо позарез нужен. Для много-зело-вельми-экстра-супер-важного дела, для таинств орденских, тху на них! Перебьется старый. Не врубается, что опасен Стилл. Ох, опасен. И на киче под семью замками, в кандалах и колодках, все равно опасен.

— Псих их величие, в натуре псих, отморозок недотраханый. Маничка у него весь мир в истинную веру обратить, заблудших спасти, упоствующих покарать. Архиважный вопрос — с какой стороны тригон малевать. Правой рукой дрочить или левой — вот вопрос вопросов. Один хрен, грех Онанов.

Сплюнул Фартовый.

— Во блин, заботал, словно галицийский талмудист в субботней синагоге. — По себя хмыкнул. — Эдак скоро толковый базар забуду, братва смеятся станет. И дядя Беня прихихикивать.

Еще покривился Локи, вспоминая своего блатного шефа.

— Да, дядя Беня челове-ек. Не боже мой, к нему задом не повернись. Или нож в спину, или некошерный корнеплод в тухес. Ой вэй, наденет на цигундер, как будь мне здоров. Здаст дядя Беня. Как бог свят, здаст. Если еще не сдал.

Вспоминались Локи последние его Земном бытии имевшие место события. Не нравились эти события. Что-то ему Фартовому не фартило, не та шла масть. Конечно выворачивался. И от лягавых отбился, с сукой, стукачиком ментовским расчитался, и человечков Мусы вовремя вычислил, и самого Мусу поблагодарил конкретно. Но с чего это вдруг столько всякой лажи? И почему, когда надо было на дно залягать глухо, как вдруг, ни с того ни с сего, объявился реббе Мойша? Значит подставил Царь!

Что подставил, то дело десятое. Ну, а рассудить толком — на кой ляд Зиберовичу нужен был он, Фартовый? Мало ли у генерала своих головорезов вымуштрованных? Ой, не мало, лосей откормленных, натасканых, к присяге приведенных. Только скомандуй — «есть», «так точно», «рады стараться, ваш высокоблагородь»! Вот и весь их ответ, дугому не обучены, своего понятия ноль. Так нет же, откопал себе Мойша Рувимович киллера. Спрашивается — на кой ляд?

Скривился Фартовый, что приснопомянутый головорез на вошь. От злости себя по колену хлопнул. Раскорячил вилами пальцы, ткнул себе в горло. Вопросец то хлюпкий и разгадку не за семью морями искать. Сложил кукиш, оглядел.

Весь ответ. Вот не хотел генерал Зиберович своих людей подставлять, вот и нашел лоха, фофана, забил баки, развел капитально. И не наградной лист и не крутой кабинет с кожанными креслами ожидают дома Фартового. Ожидают вымуштрованные головорезы, завалят в пять секунд и концы в воду, жмура в бетон и вся недолга. Был киллер, да весь вышел, никто особо горевать не будет, доискиваться что да почем не станет. Могут и технично замочить, а в некрологе, хохмы для, написать: «Скоропостижно скончался в расцвете сил». Но что хреном заедать, что редькой закусывать, по барабану. Расклад хреновый.

И дядя Беня, даже если и захочет, прикрыть не сумеет.

Бросил Фартовый поводья, сплел пальцы обеих рук, нахмурился. Предчувствовал, скоро закатится звезда крестного деда, пахана паханов, Бени-Царя. Закатится глубоко в задницу. Как-то выступит не по делу, где-то наступит Мойше Рувимовичу на хвост. А Зиберович челове-ек. Ему палец в рот не клади. Откусит, по самые помидоры отгрызет, проглотит и еще добавки захочет. И нужды нет к черту в зубы соваться.

— Не-е, — качал Локи головой, неимоверным образом сложив и большой палец и мизинец. — С этой темы надо спрыгивать. Пока не попалился, линять по-тихому, делать ноги, когти рвать, сваливать к ядреней фене!

Порешив так, улыбнулся. Довольный друг о дружку потер указательные пальцы. Коня пришпорил. Рубанул ребром ладони по локтевому сгибу, аж дернулась рука, аж указательный палец колом встал. — Так уже слинял. Во-о меня достанешь, Мойша Рувимович! Теперь без балды подпишусь под дела Магистра, авось выгорит. Псих Их Величие, да себе на уме. Вера — верой, а под шумок, всех завоевать, разделить на приораты, самому, ясный хрен, заделаться главным бугром. И балдеть, словно король на именинах.

Соображал Локи — игра предстоит по-взрослому. А дело стоящее, верняк. И куш впереди намечается немалый. Тогда кому пахан мазу даст, тот и в козырных. Тут так можно подняться…

Сложил пальцы пистолетом. Привычно прицелился. Рука не дрожала. Соображал дальше что при таком раскладе ничего он не проигрывает, даже наоборот. В Великом Приорате потолкавшись, незаметно для себя несколько поменял жизненные приоритеты. Куда там офису с иссиня черными кожаными креслами и темно серым бизнесом до его сегодняшних аппартаментов, его власти и возможностей! Конечно, иной раз вспоминалась милая сердцу Морская Жемчужина. Соленый воздух рыбачей гавани, балдежный духман от шаланд, наполненных серебристой кефалью. Утренняя поклевка сонного бычка, ныряние с пирса и золото разогретого ракушняка. Да, давненько уже не доводилось прошвырнуться между сохнущих сетей и разбитных мариманов. Заниматься, большей частью доводилось делами вовсе иного рода. И такой за ними тянулся хвост, что не об ухе из бычков приходилось думать и заботится не об удилище.

А в приорате Фартовый-Локи в авторитете. Тамплиеры, они конечно, молодцы. Но сами без него еще долго бы сопли жевали, не та подготовка, не та практика и в теории здорово хромают. А он внес свежую струю, колесики завертелись резвее. Тема часового бизнеса проконала на ура. Клево замутил, все по уму. И бабки не хилые заколачиваются и к ноддовцам подход найден. Теперь не надо никаких нелегалов, все законно, честные купцы честным товаром торгуют. Это первый плюс. Второй — пятая колонна. Лагеря подготовки террористов-экстремистов-непримиримых опозиционеров, а проще говоря — разбойников из сопределья. Это он, Локимен, такое предложил, организовал и устроил. Много народу через них прошло, один Бурдинхерд со своей бандой чего стоят.

А опыт и арсенал — целое войско можно завалить. Это третий плюс. Самый главный.

Эх, Стилла бы в компанию. Крутой парень и башковитый. Вдвоем таких дел наворотить можно бы было. Да после сегодняшнего сбазариться с Мондуэлом — гиблый номер. А жаль. Местные, они только на подхвате хороши, так, бегалы за паханом, шестаки. Не хватает кого толкового из братвы. Хоть бы Алмазное Перышко в подельники. Шустрая кошка, мокрушница, беспредельщица, но полезна.

Но, чего нет, того нет. И не о чем попусту мозги сушить. — Авось пробьемся, мы в тельняшках, — вспомнил Фартовый, знакомую с детства, поговорку, популярную среди авторитетов родной Морской Жемчужины.

Кавалер Локи тряхнул поводьями, протянул коня плетью, врезал железом шпор под брюхо. Хорош межеваться, скорее в Шурваловал!

А витязя сраного кролика — кончать. Как можно скорее.

* * *

Генерал Зиберович был нездоров.

Приводилось ему и прежде болеть. Не считая насморка, иногда отправлялся Мойша Рувимович на полноценный больничный. В основном это происходило в тех случаях, когда проводились конференции или заседания парламентской АСДэковской комиссии, где генералу, по долгу службы и чину, надлежало присутствовать в президиуме.

Но где делать ему было абсолютно нечего. Жопозаседаний на дух он не переваривал.

Нет, сейчас, он таки, да, был болен. На днях, даже, чуть было не поругался со своей супругой, что являлось в семейной жизни четы Зиберовичей событием экстраординарным. Мало того, он даже обозвал ее «старой дурой», а это не лезло уже ни в какие ворота.

А все дело заключалось в следующем. Приехав проведать своего ненаглядного Мойшеньку, любящая жена привезла маленький презент. Однако этот презент был выбран, а вернее, куплен на дешевой распродаже, не самым лучшим образом. Им оказался треух кроличьего меха. Одевая на голову закрывшего глаза — ведь сюрприз, Зиберовича, г-жа генеральша и предполагать не могла такой бурной и устрашающей реакции. Зиберович побледнел, покраснел, опять побледнел и, наконец, покрылся пятнами. Его затрясло, дыхание сперло, сердце зазбоило, давление зашкалило. Желудок свели жестокие судороги. Пришлось вызывать реанимационную бригаду.

Осматривающие влиятельного пациента врачи, после многих анализов, исследований и консилиумов поставили диагноз — кроликофагофобная или фогофабная — тут мнения эскулапов разошлись, психо-соматическая аллергия. Медикаментозное лечение, равно как и физиотерапия, не улучшило состояния больного.

Лекаря были в замешательстве. Помимо всего прочего, сложность лечения заключалась еще и в том, что оградить пациента от аллергена никак не получалось. Его реакция оказалась крайне нетипичной. Болезненные симптомы проявлялись в ответ на любой раздражитель, так или иначе, связанный с Oryctolagys cuniculus, визуальный, вербальный, органо-лептический и всякий прочий. Мало того, стоило только внести в помещение, где в этот момент находился Зиберович, игрушечного братца-кролика, как у того, в смысле у Зиберовича, тотчас повышалось артериальное давление. Примечательно, что заводной заяц с барабаном не вызывал никакого эффекта. Пациент без всякого вреда потреблял зайчатину, любым способом приготовленную, безболезненно надевал заячью шапку и т. д. Словом, к этому родственному грызуну генерал оставался индифферентным. А вот, покажи ему тыльную обложку справочника «Промышленное кролиководство», и очередной приступ гарантирован. Болезнь прогрессировала. Дошло до того, что Зиберович оказался не в состоянии брать в руки том энциклопедии, начинающийся на букву "К".

Потерявшая веру в силу медицинской науки, мадам Зиберович советовала обратиться к экстрасенсу, собирала объявления и газетные вырезки, благо сверхчувствительных целителей в последние годы развелось, что грязи в свинарнике. Подруги жены таинственное заболевание объясняли порчей, рекомендовали сходить к знахарю. — Есть-де такой, он все лечит.

Сам Зиберович в эти бабские глупости не верил. Не верил и врачам. А на знаменитого психоаналитика, с занудным апломбом талдычившего о мутных глубинах Эдипового комплекса, посмотрел так, что светила подсознательного неосознанно обмочился. И долго еще потом излечивал неблагоприобретенный анурез, да так и не вылечил.

Решив заняться самолечением, генерал от секьюрити рассудил, что клин клином вышибается. Затем и посетил то производственное помещение, где завершается технологический цикл промышленного кролиководства. Наблюдая за трансформацией пушистых животных в малоценный мех и постное мясо, почувствовал известное облегчение. С тех пор, сталкиваясь с аллергеном, Зиберович вспоминал увиденное и приступ проходил.

На всякий случай, в превентивном, так сказать, порядке, перед сном генерал почитывал наставления типа «Заготовка кроличьего меха» и «Инструкция по забою мясо-пушных животных». Сакраментальная фраза: «Кроликов скороспелых пород забивают на мясо и шкурку в 65-70 суточном возрасте, при живой массе 1,8— 2 кг , а позднеспелых в 90-110 суточном, при живой массе 2.8— 4 кг .», звучала ласковее маминой колыбельной.

Влияние этих брошюр на организм, превосходило действие люминала. Спалось отменно.

Но мудрый Зиберович великолепно отдавал себе отчет, что лечит симптомы, а не саму причину. А причина заключалась в подлом Мондуэле. Поэтому иногда генерал откладывал врачующую литературу на тумбочку и предавался мечтаниям. В этих мечтаниях виделся ему низкий каменный потолок со свисающими оттуда цепями, крючьями, джугами. Представлялись дыбы, колеса и решетка гридирона. Зримо вставали перед глазами злые языки пламени над угольями жаровни. Маячили щипцы, клещи, воловьи бичи, многохвостые плети и пучки моченых розог. И апофеоз мысленного полотна — огромный, жаркосветящийся меч в огне камина.

* * *

Над угольями жаровни плясали злые языки пламени, разогревали клещи, щипцы и другие специальные инструменты, без которых немыслимо правильное ведение дознания. В камине калился огромных размеров меч. Два дюжих гологрудых мужика в кожаных передниках старательно ворошили уголья. Отблески света плясали на потных волосатых телах, массивных челюстях, гипертрофированных надбровных дугах, отражались от пустых глаз. Чадящие факелы кое-как освещали низкий потолок со свисающими цепями, крючьями, джугами. Смутно различались стены с развешенными на них пыточными орудиями и целым набором плетей — обычных, трех-, семи— и девятихвостых, со стальными крючками, с свинцов шариками на концах, и без них. По всему помещению были расставлены дыбы, колеса, гридирон, кня кьен, бродеркин, данкинг стул и стул-гаррота, деревянный конь и еще более устрашающего вида механизмы.

В глубине комнаты, под перевернутым тригоном, за грубым столом со свечами, сидел красномордый, безбородый, как того требовал его сан, тамплиер. Руководил дознанием. Перед ним на лавке были разложены сигмондовы доспехи и оружие. Рядом сидел второй храмовник. Тыкал пером в чернильницу и разбрызгивая кляксы записывал за своим начальником:

— «Отвечай, сука, как вы с самозванцем, величающим себя витязем Небесного Кролика колдовскими непотребствами занимались».

Посреди комнаты за вделанный в потолок блок, вытянулось обнаженное тело Гильды. Стоящий рядом палач, оглядел кнут, оглядел сенешалевну, размахнулся и старательно опустил на девичью спину. Кожаный ремень обвил кольцом тонкое тело. Гильда вскрикнула, дернулась, обвисла на веревках.

В отличие от своих грузных помощников, заплечных дел мастер был высок, худ, даже болезненно сутул, с глубоко посажеными глазами и высоким лбом, продолжающимся длинными залысинами. Непонятно откуда, но с отвислым брюшком.

Был он специалистом, что называется от бога. Правда, ничего другого он и не умел делать, и способен не был. С детства, рос ребенком болезненным, хилым, не подавал надежд вырасти в славного воина. Потому пристроен был в тамплиерский монастырь в науку. Школярствовать долго не получилось, в ученичестве проявил полную неспособность не то что к счету и письму, не мог даже отличать одну буквицу от другой. За такие неуспехи был переведен в услужение, но и в том занятии не преуспел отнюдь. Поперебывал на многих местах, и на конюшне, и в мастерских и, даже на кухне, везде, получив довольно колотушек за проявленную бестолковость, был гнан куда подальше. Неизвестно что бы с него получилось, да пинком, потерявшего терпение, управляющего скатился в подвал, в ведомство пыточных мастеров. Вот здесь-то, в застенках, и обрел он истинное свое предназначение.

Начав с самой что ни на есть черной работы — мытья полов от кровавых пятен, скобления деревянных инструментов и чистки металлических, быстро и глубоко освоил азы дела, разумно разложил принадлежности — по важности и частоте употребления. Все находилось под руками, в отменном состоянии. Мастера оценили рвение работника и скоро взяли в подручные. Работа спорилась в мальчишеских, еще слабосильных, но с каждым днем все более умелых руках. Уголья, им разожженные, ровно горели. Разогретые клещи всегда оказывались не холодны, не чересчур раскалены, а горячи как надобно. Розги отменно вымочены, гвозди заточены в самый раз.

Подросшего паренька сначала взяли подмастерьем, а скоро и назначили мастером заплечных дел, самым юным за всю историю подземной темницы. В работе был аккуратен и прилежен. Никто не замечал за ним суетливости ненужной, вредной для дела злобы. Все он выполнял размеренно, спокойно. Результаты его трудов всегда были выше похвал. Начальство ненарадывалось с такого старательного и умелого работника, относилось уважительно. Бывало не гнушалось и совета спросить: — Достаточно ли одного кнута будет, или каленое железо потребуется? Отвечал мастер степенно, не торопясь, сначала подумав как следует: — Кнута хватит, но разве с сквассацией, и довольно будет, боле не выдюжит. — Ошибался редко.

А вот войдя в возраст, обошел своих учителей, считался старшим над всеми палачами и вызывать его стали для дел самых важных, самых ответственных. Справлялся наилучшим образом. Если на медленном огне — огонек еле-еле трепыхался над поленьями, а если на большом — костер был просто великолепен.

Освоив всю сложную науку, все приемы и методы, старший мастер сам изобрел несколько новых способов и механизмов. Пришла пора и опытом поделиться. Для этой цели приходил к нему, сам то он грамоту так и не освоил, по несколько раз в неделю монах, сегодня за столом протокол ведущий. Со слов мастера делал записи, готовили вдвоем трактат «Искусство вопрошать». Предмет многосложен, познания глубоки и обширны, писалось трудно. Последние недели соавторы сочиняли раздел «фустигацио и кастигацио». Это только на первый взгляд человека незнакомого с вопросом, не сведущего, может показаться, что избиение и есть избиение, а чем его производить дубинками или плетьми роли не играет. Искушенному же мастеру различия представляются огромными. А добавить сюда бичевание, битие кнутом, хлестание прутьями, стегание ремнем, порку розгами, какой простор мысли! Какая богатая гамма открывающихся возможностей! Сколько оттенков, обертонов, сколько волнительных полутонов!

Вот сейчас он и был занят возле Гильды, работал свою нелегкую работу, думал: — Эка стервозная попалась, ну погодь, погодь. Нам не к спеху.

В застенок неслышной тенью скользнула черная мужская фигура. Дрожь охватила Гильду. Конечно, не красивы были люди в этой зале, не добры. Но по крайности знакомого облика, известных намерений. Обычные местные палачи.

Зашедший казался инородным злом, неведомым, страшным. Не только Гильда, вздрогнули и сидящие за столом монахи, подтянулись. Подручные рьяней взялись за работу, на черного старались не смотреть.

Развязной походкой подошел тот к пленнице. Остановился осклабясь, пристально осмотрел ее наготу, багровые рубцы от кнута. Хохотнул. Щелкнул языком, ткнул пальцем в грудь. Кривя тонкие губы, сосок крутанул заворачивая. Гильда сжала зубы. Любопытствуя, черный смотрел на побелевшее лицо пленницы. Умеренно довольный произведенным эффектом, длинно цыкнул слюной.

— Чо, прошмандовка, забледела так? Очко играет?

Ухватил жестоко, до кровоподтеков за ноги, раздвигая забросил себе на бедра. По-прежнему похабно щерясь, поелозил задом, имитируя. Леди Гильда плюнула в наглую харю. Черный, без размаха, до гула в голове, до черноты в глазах, хлестко ударил по лицу.

— Чо, шалава, не врубилась? А попала! Ой, попала! Ой, влетела! По полной программе ответишь! Раком будешь на коленях ползать. Умолять, чтоб дал отсосать. А я не дам, хе-хе.

Довольные развлечением подсобники заржали. Один, не удержавшись, встрял:

— А по што, ет дело, ет можно. Да надысть споначалу ей зубы повышибать. А то, чего доброго, еще откусит енто-самое. Злобная сучка.

— Тебя, болван, не спрашивают. Давай работай! — Навел порядок среди своих подручных работников мастер.

— А ты, — черный обратился к палачу, — не переусердствуй. Чтоб до вечера не издохла.

— Не извольте беспокоиться. — Льстиво лыбился краснорожий. — Мастера у нас знатные. Все бу зделано в достаточности, как изволите.

— То-то. — Пригрозил пальцем Локи. — Чтоб могла подмахивать. Говорят, — подмигнул сенешалевне, — здорово это у нее выходит. Моим пацанам по кайфу покатит.

— Ах, ты быдло! — Гильда перебарывала панический ужас от соседства черного негодяя. — Вот придет Сигмонд, он тебе обтрясет пыль с ушей. — И тебе. — Обращаясь к краснорожему, — и тебе, — поворачиваясь к палачу.

— Ври, ври. — Отозвался краснорожий. — Будет и Сигмонд здесь. И с него поспрашаем о мерзостях колдовских ваших.

Черный подошел к столу. Уже деловым тоном спросил:

— А что, Сигмонда еще не привели?

— Сейчас доставят.

— Аккуратнее с ним. Очень опасен.

— Только не тут. Да я распоряжусь, целый отряд за ним вышлю.

— Пусть будут внимательны. Ловкий, бестия. Я скоро буду, только с дороги переоденусь. — А про себя подумал: — на кой мне хрен переодеваться. А, вот, кое что из снаряжения захватить необходимо. Стилла надо мочить технично, чтоб их преимущественное величие хай не поднял. Есть у меня специзделие, один укольчик и кранты. Врачи определить не могут, а местным и подавно не просечь. Помер витязь на дыбе, слабаком оказался. Знать его судьба такая.

— Бдите. — И, опять грязно подмигнув Гильде, вышел из комнаты.

— Будьте покойны, мастер Локи, здесь ему не Грауденхольдский замок. — Вослед уходящему сказал красномордый и обтер рукавом пот со лба. Кивнул палачу.

Допрос продолжался.

* * *

Тяжело отпускал наркотический сон. Перед глазами в цветных кругах плыли фантастические видения. Саднило в запястьях, все тело ломило. Сигмонд опять провалился в забытье.

Больно и муторно. Окровавленная полевая трава у стен Перстня. Кинжал в руках самоубийцы. Лорд Хейгар, граница тамплиерская. Сверкающая гладь реки, Сигмонд с Гильдой, смеясь, скачут на конях. Харчевня. Жирномордый трактирщик, гнусаво лебезит, выставляет миски. В глазах расплывается черное пятно. — Гриб-сонливец, — пытается подняться Гильда, но падает лицом на столешницу. Темнота, темнота, темнота.

Следующее пробуждение было окончательным. Боль в руках чувствовалась весьма основательно. Воняло подземной сырой гнилостью и еще какой-то дрянью. Чья-то добрая рука оставила зажженный факел, и в его смрадном свету разглядел Сигмонд своды каменной темницы, гнилую солому на осклизлом полу, и в углу источник зловония — истлевший костяк, прикованный ржавой цепью к противоположной стене.

Видать оставила факел не добрая душа, а злокозненное намерение показать узнику его дальнейшую судьбу, вызвать отчаянье безнадежной предопределенностью грядущего. Стала ясна и причина боли — Сигмонда приковали, вернее почти распяли на стене крепкими стальными обручами.

— Ох, милые сердцу моему, нравы феодальные. Святая простота, наивное доверие к железу, камням и подвалам. — Благодушно думал Сигмонд. — Куда сравнить эти наивные ухищрения с лицемерной стерильностью, циничной антисептичностью камер Син-Синга. С их бестеневым круглосуточным освещением, с обычными и инфракрасными телекамерами, с микрофонами, датчиками движения и лазерной сигнализацией. С бессонной охраной, перекличками, проверками и ночными шмонами. А в этом замечательном, наилучшем из миров мире, даже двери цельные, без окошка и кормушки. Значит охрана должна заходить в камеру. Какая роскошь!

Сигмонд с трудом, голова еще была тяжелая и сосредоточить взгляд было непросто, посмотрел на свои оковы. — Нет, право, народ здесь прелестный в своем простодушии. — Умилялся беглый каторжник Стилл Иг. Мондуэл. Склепанные наскоро тамплиерские наручники, оказались слишком широки. Они не шли ни в какое сравнение с самозатягивающимися браслетами из легированных сплавов.

— А как он одет? Боже небесный! Они даже не удосужились его обыскать. Доспехи сняли, мечи отобрали, из-за пояса саи вытащили, вытащили и захалявные ножи, а в карманах и кармашках оставили целый арсенал. Во дают! Нет, это вам не Син-Синг, с рентгеном, ультрозвуковым и врачебным досмотром, это значительно лучше.

Туман в голове постепенно рассеивался, благодушное настроение улетучивалось. Хватит миловаться, пора браться за дело. Не висеть же так до второго пришествия. Стражи. — Вы мне тут, друзья, представление со скелетом и цепями устроили. Шоу захотелось? Я вам покажу что такое настоящее шоу. Бездари!

Вначале надо было освободиться от оков. Занятие вообще-то пустячное, если бы не то неудобное положение, в котором оставили его стражники. Немножко было трудновато, но разработанные суставы понемногу складывали нужным образом кисть и, расцарапывая кожу, но вытащил таки Сигмонд левую руку из железного браслета. Теперь, с ее помощью, вынуть правую оказалось плевым делом. Чтобы освободить ноги, пришлось принять совершенно невероятную позу, но в конце концов кандалы остались на стене, а Сигмонд, отдуваясь, сидел на полу и придумывал, как бы получше выбраться из темницы. Можно попытаться прорезать дверь и отодвинуть засов, инструменты у него сохранились. Но, предчувствовал, что на это не хватит времени — предполагал скорый приход тюремщиков.

Дверь камеры открывалась вовнутрь, это логически предопределяло позицию. Но стоило еще подготовить дополнительный сюрприз. Шоу, так шоу.

Из ветхих тряпок, костей и соломы Сигмонд соорудил чучело, поместил его в свои цепи. Критически рассмотрел творение, там подправил, тут подровнял, остался доволен. Присел на корточках под стеной, ожидая стражу.

Действительно, вскоре послышался топот шагов, скрежет отодвигаемого засова. Сигмонд выдернул из гнезда факел, затушил и укрылся за раскрывающейся дверью.

В темень камеры гурьбой ввалились вооруженные тамплиеры. Подошли к чучелу, поднесли к нему свет, взялись уже за то, что должно было быть за пленником…

Крик суеверного ужаса прокатился под каменными сводами, выплеснулся в тесноту коридора — плесневелая мертвая головы ухмылялась безгубым ртом.

— Оборотень! Оборотень!

Пора. Сигмонд с размаху ударил по лицу крайнего тамплиера еще горячим факелом, пинком ноги отбросил в угол второго и оказался за дверью. Быстрым движением захлопнул ее, кинул в пазы засов. Рядом оказалась пара охранников, остававшихся снаружи каземата. Не раздумывая свернул чирьистую шею ближайшему, поворотился ко второму. Тот, с перекошенным страхом ртом, пластался по стене, дергал из ножен меч и вытащить не мог. Сигмонд легко, относительно своих возможностей, ударил правой в челюсть. Охранник обмяк, сполз на пол. Витязь достал его клинок, почесал острием под дергающимся кадыком.

— Куда вести должен был?

— В застенок. — Прохрипел стражник.

— Ну так и веди.

Идти пришлось недолго. По коридору, направо, подняться на десяток ступеней, потом снова направо, немного вперед, и вот монах толкнул ногой низкую дверь.

Сигмонд не мог не оценить степени самоотверженности тамплиера. Тот привел его прямиком в тюремную кордегардию. А скорее всего охранник был слишком туп и самонадеян.

Тычком меча Сигмонд перебил своему провожатому шейный позвонок и, пока остальные стражи, вытаращив глаза, соображали что почем, кинулся в атаку. Схватка оказалась кровавой, но очень короткой. Конечно, трофейный меч не шел ни в какое сравнение с личным оружием, но вполне был пригоден для дела. Рубанул по шее одного, рассекая стеганый колет, махнул через живот другого и заскользил в своем смертоносном танце, неуловимом, душегубном.

Бесполезно, размахивая мечами, брызжа слюной и проклятиями, метались воины по комнате. Их булаты находили только воздух, зато тела встречали Сигмондово оружие. Витязь поймал одного острием клинка, кинул другого под удар сотоварища, и пока тюремщик обалдело оглядывал деяние рук своих, зарубил и его. Схватил за кисть еще одного, развернул спиной и протащил зазубренным лезвием по шее.

Последний оставшийся в живых стражник, отбросил оружие, умоляюще грохнулся на колени. Сигмонд не торопясь, поигрывая мечем, стряхивая с лезвия капли крови, подошел, подошел. Посмотрел нехорошо, пустым своим взглядом. Дохнуло холодом Валгаллы. Охранник подвывал.

— А ну, пошли в застенок. Где он тут у вас?

Застенок оказался поблизости. Когда открылась дверь, палач очередной раз опустил кнут на Гильдино тело. Кровавая пелена застелила Сигмондовы глаза. Но эта пелена не мешала действовать.

Мгновенным движением он вогнал меч под лопатку стражника, так и оставив его там, в спине, тигриным прыжком обрушил удар ноги по красной морде следователя. Захрустело. Приземлился на стол, развернулся, и носком сапога ударил в висок, еще не успевшего ничего понять, писаря. Подсобник палача схватил раскаленные клещи, но Сигмонд уже прыгнул, крутнулся волчком по полу, костоломно подсекая ноги неуклюжего противника. Пока тот падал, ударил по наклоненной шее. Опять захрустело.

Сейчас Сигмонд бил не так, как в приярмарочной таверне, и уж, тем более, не так, как на выступлениях в балагане. Гильда это отчетливо понимала. Со своей извечной отрешенностью витязь наносил удары на поражение, расчетливые, губительные. Второй подсобник выхватил захалявный нож, кинулся было на витязя, но тот, с обманчивой неторопливостью, перехватил волосатую лапу, заломил выворачивая, всадил широкое лезвие под сердце хозяина.

Старший заплечных дел мастер позеленел. Взмахнул кнутом, но коротким броском ноги, боком стопы, Сигмонд выбил ему колено. Тот, падая, завопил, но уже держала его за волосы стальная рука, уже волокла туда, к огню камина, к багровому свечению меча, уже швырнула на пол. Уставился палач мутными от страха и боли зенками в пустой витязя взгляд. Ужасное увиделось, взвыл дико, тоскливо. А Сигмонд схватил деревянную рукоять, воткнул в рыхлое пузо. Оружие было не боевое — пыточное. Раскаленное тупое лезвие тяжело входило в живую плоть. Схватился палач, не замечая, что сжигает ладони, за светящееся лезвие, пытался вынуть из желудка сводящую с ума муку. Сигмонд, наваливаясь всем телом, неуклонно давил вниз. Шипело. Тошнотно потянуло горелым.

Хоть и напоследок, но довелось старшему заплечных дел мастеру Шурваловальской крепости свести близкое знакомство со столь любимым им пыточным инструментом. Аминь.

— А я тебе, холопский выплодыш, говорила. — С душевной мягкостью в голосе, подвела итог Гильда. Но времени радоваться много не было.

Пока отвязанная от дыбы Гильда, приохивая, натягивала на саднящее тело платье, Сигмонд уже одевал перевязь, размещал ножи и саи. И как раз вовремя успел одеть. В застенок, в сопровождении двух обережных, зашел черный мастер Локи. Не как туповатая солдатня тамплиерская, мгновенно увидел он все, все понял и оценил. Ничего не изменилось в лице, только злобные огоньки зажглись в глубине его черных глаз. Только рука молниеносно рванулась к поясу. Полыхнуло огнем, непривычный, яростный грохот обрушился на Гильду. Раз, другой, третий.

— Ложись! — Крикнул Сигмонд, ласточкой метнувшись в длинном полете спасительного прыжка. Пролетел по воздуху, барсом приземлился на камни пола, покатился под защиту деревянной застеночной утвари. Следом его движению, сыпались искры, щербился гранит, разлетались осколки камня. Грохотало. Воняло чем-то непривычным и опасным.

Перекатываясь от одного укрытия к другому, метал Сигмонд в черного боевые звездочки сюрикен, неприцельно, на звук, на авось. Главное — отвлечь от Гильды, не подпустить к себе Локки, не позволить расстрелять в упор. Привычно отсчитывал у противника заряды. Только закончилась обойма, не давая времени перезарядить, кинулся вперед. Поддел за горло одного гридня, отбил удар другого, оказался прямо перед Локи. Тот, с мечем наголо, поджидал соперника, уже пригнулся, изготовился к бою. Фехтовал умело, зло и расчетливо, да явно уступал ученику шаолиньских монахов. Отступал с боем, оборонялся из всех сил. Не долго бы ему продержаться, да ворвались еще новые обережные, бросились защищать своего повелителя. Пока Сигмонд в сверкании клинков, крови и смертных хрипах время тратил, хитрый Локи, бросая на верную погибель своих защитников, кинулся прочь из застенка и затерялся в переплетении незнакомой, освободившимся пленникам, путаницы коридоров.

Надо было Сигмонду с Гильдой уходить. Уходить незамедлительно, пока не добрался киллер до своего арсенала, пока не вернулся вооруженный.

Бежали лорд с сенешалевной по переходам подземной темницы, выбежали во двор. Там встретили солдат храмовников, но в числе малом, растерянных и к бою неготовых. Ураганом прошлись через них волшебные клинки витязя.

Вот и конюшня. А возле нее, прямо как по заказу, пара коней свеже оседланных. Кинула Гильда горящий факел в сухую солому, и на коней. Теперь скорее к воротам, пока стража ничего не поняла, пока закрыть тяжелы створки не успела.

Кинулись было наперерез беглецам привратники с копьями, да не судилось им сегодня торжествовать победу. Не придется вечерком у камина горячей похлебки из миски почерпать, пивка поприхлебывать. Замелькали мечи Сигмондовы, и в их блеске, разом порвали Норны нити Судеб копейщиков. Отправились их души, вослед многим сегодня ушедшим, в сумраки миров потусветных.

Резво взметают кони дорожную пыль, развевает вольный ветер их гривы. А позади гудит тревогой крепостной колокол, да клубы дыма поднимаются из-за храмовничьих стен.

— Спешим, Гильда, скорее в лес, за деревья! — Прокричал Сигмонд, коня погоняя.

— Так далече уже, не достанут.

— Достанут. И доспехи наши не помогут! Гильда и себе коня погоняла, не понимая, впрочем, чем так обеспокоен ее непобедимый витязь. Через плечо оглянулась на темную махину тамплиерской крепости. Глаза резанул яркий световой блик. И тут Сигмонд сделал то, чего никогда раньше не делал. Резко и жестко ударил Гильду по голове, ткнул лицом в потную лошадиную гриву.

— За что? — Подумала было сенешалевна, да верхом прожужжало, ударилось о ближнюю скалу. Брызнуло искрами каменных обломков.

Страшно стало.

А рядом опять зажужжало, осыпало корой, щепками, и большая дубовая ветвь тяжело рухнула под копыта. Но еще рывок — и скакуны вынесли своих седоков в лес, схоронили за трехобхватными стволами.

— Скотина! — Сигмонд убавил ход жеребца. — Ну, скотина!

— Что это было, а, Сигмонд?

— Оружие такое. Не должно его быть в этом мире!

— Это у Черного-то?

— Да у него, скотины, у Локи.

— А он, этот Локи, земляк твой, небось?

— Вроде как земляк. Скотина. Знать, по мою душу приехал. Ну да посмотрим еще, у кого душа крепче в теле сидит. Надо молодцу пыль с ушей попостряхивать. — И плохое выражение проступило на лице Сигмонда. Мрачная, холодная уверенность. Знакомая Гильде пустая отрешенность.

И раскрылись ей в пустоте витязевого взора, все просторы земли Нодд, леса дремучие, реки быстротечные, горы высокие, да степи неоглядные. Раскрылась синие морские дали и края чужеземные. И в том уяснилось ей, что маломестна земля для двоих — витязя Сигмонда и черного Локи. И одному из них уже готовятся Корны оборвать нить судьбы.

Глава 9. Нетопырь.

За бронированными, хитро устроенными против подслушивания и подглядывания, окнами Брюссельского Департамента безопасности АСД роскошествовала зрелая весна. Птицы щебетали на крышах домов, влюбленные, и так себе, ворковали под кустами цветущей сирени, бюргеры добропорядочно дудлили пиво, за столиками открытых кафе интеллигенты наслаждались интеллектуальными беседами и черным, вареным по-турецки, кофе, барды пели нескончаемые романтические баллады, поэты сочиняли стихи.

Зиберович сочинял План.

Сегодняшний день выдался относительно спокойным. Ничего экстраординарного в мире не происходило, ничего не предвещало каких-либо проблем. Так, обычная рутина. Но подчиненные грозного генерала знали, именно в такие дни, их шеф, непременно, личный состав, хоть чем-нибудь, да озадачит. Сотрудники Департамента, считал он, должны быть постоянно в состоянии боевой готовности. Разведчику, не бройлерный же он цыпленок, жирком заплывать ни к чему. Расслабиться можно только в морге. И то, когда прозектор разрешит, бумагу напишет, на ней распишется и печать поставит.

Генерал Зиберович нажал кнопку интеркома и объявил начало операции «Локон Алисы». С легкой руки (по мнению шефа с пустой головы) оксфордского вундеркинда, кодовые названия всех действий, связанных со Стиллом Иг. Мондуэлом, непременно включали в себя имя этой взбалмошной кероловской девчонки.

А суть операции была такова. Из агентурных источников стало известно, что в компьютерных недрах Мондуэловской корпорации засекречено хранится завещание Стилла. А он, как-никак, владелец половины активов компании. Зачем это завещание было нужно Зиберовичу, того никто не знал. Не знал этого и сам генерал. Но в большом хозяйстве Департамента, этот документ мог пригодиться. А, главное, Зиберович не мог оставить в стороне своего внимания любое, связанное с наглым каторжанином, диссидентом и фальсификатором.

Ну, никак не мог. Пепел академического торжества стучал в разбитое сердце д-ра Аматора.

Выслушав доклады ответственных сотрудников, лично убедившись, что все движется и движется по плану, генерал попросил страхолюдливую секретаршу приготовить чай и приказал адъютанту вызвать некоего специалиста, на которого возлагал определенные надежды.

В скором времени безотказная страхолюдина, ступая осторожно, чтоб не уронить горячее, внесла обширный поднос. На том подносе, по центру, стоял правдивый самовар, стариной тульской работы. Топка его была только что затушена, чтоб не простыл, на маковке дымохода, установлен заварной фарфоровый чайничек. Располагались на подносе и другие необходимые атрибуты. А именно — фарфоровая сахарница полная колотого сахара, тарелочка с тонко нарезанными ломтиками лимона и, на щербатом блюдце, антикварный ажурный серебряный подстаканник со стаканом тонкого стекла внутри. Со времен курсантства, Мойша Зиберович, помимо многих полезных навыков и обширных знаний, перенял у своих наставников этот архаичный способ чаепития.

Водрузив поднос на стол, испросив все ли как надо приготовлено, не требуется ли шефу чего-нибудь еще, нет ли других указаний, секретарша удалилась. Шеф принялся колдовать у самовара. Только чай был налит, как адъютант препроводил в начальственный кабинет искомого специалиста, заблаговременно в Департамент доставленного. Господин генерал со специалистом радушно, в учтивых выражениях, поздоровался, даже привстал немного.

Специалист с господином генералом поздоровался то же, впрочем не слишком учтиво, и, не дожидаясь приглашения, плюхнулся в кресло.

Зиберович, не скрывая интереса, рассматривал гостя. Был тот молод, плохо брит, зато коротко, возможно и противу своей воли стрижен. Одет в специфическую казенную униформу с номером на груди. Опытному глазу цвет униформы говорил, что носить ее, владельцу придется пожизненно. Видом, не то чтобы псих, но чокнутый. Это Зиберовичу понравилось. Ведь как известно компьютерщики делятся на три категории: чокнутых, алкашей и некомпьютерщиков. Чокнутые котировались выше всех.

Мойша Рувимович, на правах хозяина, с любезной улыбкой, предложил гостю испить чайку. Впрочем, стакан был только один, и тот в руках у самого же Зиберовича.

Гость категорически от чая отказался.

— Нахер.

Зиберовича отказ ничуть не расстроил. Он, как ни в чем не бывало, аккуратно косточку сахару положил в рот, поднес к губам стакан, сделал маленький глоток.

— Уважаемый господин хакер. — Начал вежливо, полуофициально. — Я имею честь уведомить Вас, что руководимый мною Департамент, мы все, заинтересованы в кратковременном, так сказать разовом, сотрудничестве с Вами. Мы почтем себя признательными, если наше предложение встретит с Вашей стороны…

— А я заинтересован послать вас нахер. — Перебивая генерала, отнюдь не вежливо и вовсе не официально, заявил уважаемый господин хакер. — На лягавых не работаю.

— Ваше полное право. — Ласково улыбался Мойша Рувимович. — Вы вольны послать меня куда Вам будет угодно. Только вот ведь какая петрушка получается. Я то останусь здесь, за своим столом с моим самоваром, в своем, прошу заметить, кресле. А, простите меня, нахер, придется убираться Вам любезный. Обратно в местанестольотдаленные. — Последняя часть фразы прозвучала как одно слово. — И куковать Вам, сударь, от звонка до звонка. А звонок…

Зиберович открыл выдвижной ящик стола, поискал в нем, извлек папку, из папки документ. Почитал, шевеля губами и морща лоб, словно отродясь сей бумаги не видел. А была эта бумага копией судебного приговора и, прочтя, положил ее хозяин кабинета не обратно в папку, а на стол, так, чтоб и гость мог видеть что в ней прописано. С грустным сожалением головой покачал, глаза прикрыл.

— Так вот, звонок этот, нам с Вами услышать не придется. Вот ведь, жалость то какая. А?

Хакер, по виду его было видно, тоже сожалел. Но упрямо играл в отказника. Зиберович еще прихлебнул из стакана. Горячий напиток вызвал настроение философическое.

— Воля Ваша. «Воля»! Какое многогранное слово. Сколь много смыслов за ним сокрыто! Это и «Свобода», и свобода проявления своих желаний, стремлений, и самое состояние свободы. Это и властная возможность распорядиться по своему усмотрению. Но это и особое душевное состояние желания, требования, это и стремление к чемуто возвышенному, судьбоносному. Но и способность духа сего судьбоносного достичь.

Еще чаю глотнув, продолжал Мойша разглагольствовать, патетически глаза в потолок уставив.

— Свобода воли, свобода выбора. Суть непременные атрибуты человеческого существа. Творец, в предвечной мудрости своей, создал прапращура нашего Адама, не только по образу и подобию Своему. Но во всеблагости своей, вдохнул бессмертную, богоравную душу. И тем отличил человека от всякой твари сущей, возвысил над нею, приблизил к Себе. Ибо душа и определяет свободу выбора в отличие от бессловесных, бездушных созданий.

Какая свобода выбора, у, ну допустим, у бройлерного цыпленка? Сказав «Плодитеся и размножайтеся» Демиург предначертал ему, цыпленку, жиреть и расти на благо людского рода. Мясом своим, потрошками своими, пухом своим, служить венцу творения. Дабы тот венец, насытившись, свободно выбирал как ему плодиться и размножаться с кем и каким способом. А у цыпленка выбор определен свыше, от яйца да в разделочный цех.

Хакер зевал. Зиберович обнаружив, что весь его красноречивый порыв пропадает втуне, ораторствовать прекратил. Взял новый кусочек сахара, попил чаю. Отер потный лоб и заговорил тоном дружеским, задушевным.

— Привелось мне как то на днях, но это совершенно между нами, — Мойша Рувимович заговорщицки, словно старому товарищу, подмигнул, — переговорить с дядей Беней. Он о Вас очень хорошо отзывался. Говорил, мол кто-кто, а этот парень не подведет, я в нем уверен.

Откинулся генерал на спинку кресла. На хакера и не смотрит, чайком балуется.

А хакер мрачно рассматривал свой тяжелый, неудобный казенный ботинок. Бурчал под нос о волках позорных. Соображал, что значит отказать пахану паханов. Значило это, что пресловутой свободы выбора, у него, хакера и венца творения, было, почитай, не многим больше, чем у мойшиного цыпленка.

Генерал Зиберович наконец от чая оторвался. — Я, продолжал он деловым тоном, — не стану скрывать, что Ваша кандидатура была отобрана из числа трех, суто стохастическим способом, с помощью интегратора псевдослучайных чисел. А вот, — генерал неторопливо открыл очередной ящик стола, вынул оттуда газеты с жирно обведенными передовицами. Протянул хакеру. — Это Ваши конкуренты.

Хакер с очевидным презрением читал заголовки. «П. Нортон — потрошитель банков» и «Жора Глушков держал палец на красной кнопке».

— Вы не сомневаетесь в их компетенции? А может быть они лучше Вас?

— Пошли нахер. — Профессиональная гордость специалиста была задета. — Лучше, лучше. — Бурчал он, кинув газеты обратно на зиберовический стол. — Ламеры [4] вонючие. Пошли нахер.

Генерал еще чаю хлебнув, продолжал: Мое предложение простое, как Булева алгебра. Вы делаете работу, — тут Зиберович открыл еще один ящик и каждое свое следующее слово подтверждал доставаемым от туда, — я Вам даю новый паспорт, водительские права, страховую карточку, чековую книжку. Вы не делаете работу — я все эти бумажки отправляю в утилизатор. — Зиберович ткнул пальцем в кнопку, стоящего у стола, небольшого агрегата. Агрегат плотоядно, в утробе своей, заурчал. — А Вас, простите меня великодушно, отправлю, да нет, не туда. Отправлю Вас обратно в местанестольотдаленные.

Господин в униформе, склонив голову, не без интереса поглядывал на разложенные перед ним корочки. Зиберович перехватил его взгляд. — Не угодно ли взглянуть, господин специалист?

Специалисту взглянуть было угодно. Зиберович указал пальцем на паспорт.

— Вот это?

Нет, на паспорт смотреть ему не хотелось.

— Как, разве Вас не интересует, каким именем Вас будут звать в недалеком будущем?

Нет, специалиста это вовсе не интересовало. Как бы ни называли, главное что бы по человечески, а не числительным, по номеру.

— Тогда, — Зиберович указал на диплом, — Вам будет любопытно какое славное учебное заведение Вы осчастливили своим присутствием, где имели приобщаться к свету знаний.

Хакер имел в виду альма-мачеху.

— Неужели это? — искренне изумился хозяин кабинета. Да, хакера интересовало именно это.

— Ах, деньги, вечно деньги, ничего кроме денег. — Во влажности волооких глаз Мойши Рувимовича концентрировалась вся галактическая скорбь первопричинного народа. Но просьбу гостя уважил. Открыл чековую книжку, через стол, из своих рук, показал. — Глядите, господин хакер.

Господин хакер поглядел и присвистнул. — Да ну нахер!? — Он явно повеселел, постукивал по подлокотнику. Думал.

— Однако есть одна проблема. — Сказал, додумавши.

— Проблем нет.

— Я в том плане, что от меня требуется работа по специальности?

— Естественно.

— Так вот, мне без специфических тулзов не обойтись, а у меня, увы…

— Все соответствующие программы уже в Вашем кабинете. Есть и новейшие разработки. Пользуйтесь.

— Да нахер это новье. Глюкало. Вот у меня были свои клевые прибамбасы, да все лягавые поскипали.

Зиберович посмотрел на хакера неодобрительно. — Вы, сударь мой, изволите шутки шутить. Все Ваши разработки, так предусмотрительно скрытые Вами от органов правосудия, тоже доставлены. Они ждут Вас.

Хакер моргал удивленными глазами.

— Короче. Кабинет Вам выделен, задача будет поставлена. Вопросы, уважаемый?

Уважаемый межевался.

— В кабинете есть кнопка вызова секретаря, если что-то потребуется, не стесняйтесь, он Вам поможет в любое время дня и ночи. Понадобится консультация, техническая помощь — пожалуйста. Захотите кушать, заказывайте. Все к Вашим услугам.

— Жрать — дело свинячье. Мне бы…

— Ваш любимый «Tuborg» ящиками сложен. Пейте, на здоровье.

— А покурить?

— И сигареты лежат.

— Э-э-э…

— Не «э-э-э», а хорошие. Только что из Амстердама контрабандой мне передали. Смесь, как меня уверяли, отличнейшая. А теперь, к делу.

Зиберович, сжато, формулировал задачу, не утруждая себя обсуждением технических деталей. Это предстоит его ребятам из технического отдела.

Говоря по совести, Мойша Рувимович освоить Ассемблер уже не успел, а до Паскаля и плюсовых Си еще не удосужился. Зато Фортран знал крепко.

Всяко-такое новомодное хитронавороченное душевно неприемлил. Рекурсия, суть функция класса общих рекурсий, виделась ему чем-то сродни истинному алхимическому дракону, который тем и истин, что пожирает свой личный хвост.

К «Форточкам» относился презрительно. Тоже, мне, виртуальный водитель, виртуальная реальность, виртуальные грабилки экрана. Тут и реальных грабителей пруд пруди! Виртуальный секс генерала просто бесил. Это что такое? Как через замочную скважину, что ли? Нет! Мойша Зиберович предпочитал старый, коленно-локтевой способ, и то, исключительно со своей дражайшей.

Работающие в Департаменте юные очкарики из технического отдела, над шефом втихаря посмеивались. Он де еще с Кирогазки не слез, куда ему до микроволновки. Зиберович это знал, и когда, не в меру ретивая, молодежь слишком уж пыталась запудрить начальственные мозги, Мойша Рувимович по отечески давал древнюю, но всем кибернетикам понятную, команду безусловного перехода: GO TO PRYCK. Может быть, она, команда, и не была вполне корректной, во всех отношениях, но на команду техотдела производила впечатление должное.

Вот эти очкарики и должны были посвятить хакера во все необходимые технические подробности и оказать любую помощь.

— Ну, цели ясны, задачи поставлены, за работу, уважаемый! — Генерал Зиберович традиционно закончил инструктаж.

На выходе из кабинета хакер обернулся. Во взгляде его было недоуменное удивление.

— Пиво, курево, прибамбасы, — бормотал он, — ну нахер, вы еще знаете, как я с утра сходил.

Зиберович, уже принявшийся было за очередные бумаги, их отложил, поглядел на хакера пристально. В глубине его проницательных глаз, туманилась усталость от всеведения.

— Жидко. — И жестко подвел черту. — Обосрался ты, парень.

* * *

Обратная дорога в землю Нодд легкой не была, но и особых неприятностей не принесла.

Не далеко еще ускакали Сигмонд с Гильдой от тамплиерской Шурваловальской крепости, как, круша кусты и молодую древесную поросль, из густого подлеска, на дорогу, выломилась туша Малыша. За ней и гридни, со счастливыми глазами, показались. Выследили таки похитителей, поспели на выручку своему лорду.

Уходили, кружными путями, ярами да потоками, запутывали следы, и хоть доносился пару раз далекий лай собачьей стаи, да Ингрендсоны, выросшие в скитаниях и преследованиях, прислушивались, с довольной презрительностью улыбались:

— Брешут. След потеряли.

А вскоре погоня и вовсе отстала. Беспрепятственно отряд вышел к реке, к тому месту, где гриднями челн упрятан. Вот и берег земли Нодд.

Еще вдалеке от замка Хорстемтонского, увидели беглецы конный отряд, рысью скакавший им навстречу. По отблескам металла, видно было, что ратные это люди, и числом немалым.

Ингрендсоны схватились за мечи, да зоркая Гильда успокоила своих спутников. — Никак сэр Хейгар лорд Хорстемптонский скачет, его цвета.

Действительно, приближающиеся люди были кланщиками Хорстемптонскими, во главе со своим господином. Тот, завидя друзей, пустил коня галопом. Вихрем подскакал, и крепко обнял.

— Слава благостному Бугху! Ты жив, лорд Сигмонд. А я уже было собрался ехать в поганые тамплиерские земли, тебя вызволять.

Сигмонд был рад встрече. Направлялся лорд на верную смерть. Виденное в Шурваловальской крепости, не обещало ему победы. Скорее всем нападающим судилось сложить свои головы под стенами тамплиерской цитадели.

Кланщики обступили витязя и его подругу. Каждый хотел рукой дотронуться. Верить ли глазам своим? Точно ли живы-невредимы вернулись из плохих земель? Радовались ратники счастливому избавлению из тамплиерского плена друзей своего лорда. Да и на душе полегчало. Обошлось без кровавой сечи, из которой, не каждому б довелось с победой выйти. Кому-то, только Норны то ведают, и сложить буйну голову. Военный поход, не начавшись, да благополучно завершился. А значит пожить им еще на белом свете, с женами помиловаться, с детишками позабавиться.

Отряд поворотил коней, уже не спеша направились в замок. По дороге Сигмонд рассказывал о случившимся. Сэр Хейгар, то хмурился, кулаки, в боевых рукавицах сжимал, то восторженно себя по колену тем кулаком бил, то довольно коня по крупу хлопал.

— А я, — говорил, — как прознал об измене, того тамплиерского вора, душу запродажную, на воротах хлева повесил, гнездо поганое, огнем сжег. Все семя его, полову крамольную, мои люди топорами под корень извели.

Радостно вернулись в Хорстемтонскую крепость лорда Хейгара. Но не долго в замке прохлаждаись. Денек передохнули, на второй Сигмонд сказал:

— Я, Гильда, поеду на разведку в Шурваловал. Надо с Локи потолковать. Всего не знаю, но уверен, много беды от него ждать надо. И нам с тобой и всему королевству. С собой возьму Ингрендсонов. Ты уж, будь добра, в замке с Малышом оставайся. Знаю, тяжело тебе, но работа нам предстоит трудная. Так что подожди нас, пожалуйста.

Трудно Гильде витязя самого, пусть даже с верными гриднями отпускать. Да понимала, что прав Сигмонд, что без нее, помехи, сподручней витязю будет. Обняла крепко, слезы на кафтане оставила. Попрощалась.

— Да не оплакивай меня. Жив еще, — рукой глаза мокрые вытер — погладил. — Вернусь. Обязательно вернусь.

С теми словами и уехал. День нет, два нет. Извелась Гильда. Все в окошко выглядывает, то на башню поднимается, смотрит, не едет ли ее витязь, то прислушивается, не заскрипят ли ворота, витязя в замок пускаючи. На пятый день вовсе невмоготу стало. Лорд Хорстемптонский, как мог развеселить пытался и супруга его леди Хейгар с разговором ласковым подходила. Да тоскливо Гильде, тяжко на сердце. Страшный черный Локки перед глазами.

Корила, бранила себя, что обет свой, в замке Грауденхольдском даденый, нарушила. Не поскакала с другом милым. Доставала подаренный кинжал, гладила. Нехорошие мысли приходили в голову.

На шестой день и вовсе свет не мил стал, как вдруг заявился Сигмонд, незаметно к замку подъехал, словно в шапке-невидимке. С ним и гридни его, все живы здоровы, целы, не ранены. Да мрачен, как грозовая туча витязь. Наскоро Гильду поцеловал, не поцеловал даже, так, сухими губами коснулся, умылся, испил кислого молока. Сел на лавку, закурил свою табачную палочку.

Зашел поприветствовать со счастливым возвращением лорд Хорстетонский, с ним супруга и приближенные. Лорд, хоть и перед Гильдой виду не подавал, да в великой мере тревожился за своего гостя.

Сигмонд мрачно выслушал слова приветствия, головой кивнул. Посидели, помолчали. Ингрендсоны у стены стоят, тоже суровы видом.

Побарабанил Сигмонд пальцами по столу. — Дела, сэр Хейгар, плохие. Не удалось нам в крепость Шурваловальскую пробраться.

Известие это хозяина не удивило, не встревожило. Вестимо ли дело, в крепость тамплиерскую секретно попасть. И в его замок никто не проберется.

Но Гильда, зная Сигмондово мастерство великое, помятуя и демона Грауденхольского и страшную кончину ее изменщика сеньора, начала тревогу витязя понимать.

— Я скажу такое. — Продолжал витязь. — Как я заметил, в королевстве Нодд военного порядка мало. И выучка войск хромает и дисциплина низкая. Вот даже, не в обиду будь сказано, и у тебя, сэр Хейгар, в замке часовые не очень. Конечно, большой вражеский отряд обнаружат, а вот мы с гиднями, подошли среди белого дня, и никто нас не заметил.

— Верно. Головы им оторвать надо! — Лорд был раздосадован промашкой своих людей.

— Да не в головах дело, пускай на плечах остаются. Я не к тому это сказал, чтоб тебя бесчестить. Просто вы больше рассчитываете на глубину рва, на высоту стен, а не на людей, что на тех стенах стоят. А там, в Шурваловале, я увидел слишком уж профессиональные действия. Все поставлено, ну прямо, по уставу караульной службы. Боевое охранение как в спецназе. Секреты грамотно выставлены, ловушки расставлены. Вокруг замка круглосуточно разъезды, на стенах и башнях часовые. Сменяются регулярно: пост сдал — пост принял. Прямо образцово-показательная бригада, а не монашеский приют. Нет, слишком уж все не по-Ноддовски, слишком все профессионально. И вокруг всей крепости в спешном порядке КСП делают.

— Что делают? — Переспросил удивленный властитель.

— Контрольно следовую полосу. И это было хорстемптонцам непонятно.

Сигмонд кивнул старшему Ингрендсону, расскажи мол сам.

— Видел я, высокорожденый лорд, — с легким поклоном заговорил гридень, — удивительное. Понагнали тамплиеры под стены своего замка поселян, видимо невидимо. И все лошадных, да с плугами и другим орудием. От зари до темна пашут те, как бы межу. Да только межа та больно широка будет, шагов эдак с дюжину, не меньше.

— Так кто ж ныне пашет? Для яровых поздно, для озимых рано. — Не удержалась, перебила рассказчика, леди Хейгар.

— Вот и я о том гутарю. Не ко времени, а пашут. Пашут и по болотине и по холмам сухим песчаным, где и не растет ничего. Пашут, боронят, опосля и граблями равняют. И ничего не сеют. Ни хлеба тебе, ни редьки. Ни-че-го-шеньки. И ровно так кругом замок обпахивают.

— Благостный Бугх! — Охнули не только женщины, многие из ратных людей знак тригона перстами в воздухе начертали. — Не иначе, как магический круг чернокнижники выводят. Свои колдовские мерзости творить собрались.

— Может магия в том и есть, вам виднее, — заговорил Сигмонд, — да скорее это все таки межа. Специально такое делается, что бы к замку никто мимо КПП… — Замолчал Сигмонд, слова подыскивая. — Словом, только по дорогам, где стража стоит можно приходить. А кто мимо пройдет, того следы на пашне будут видны. По ним охрана поймет, что кто-то тайно к стенам подбирается. Ну и примут меры.

— Ну ты, хитро то как изголяют поганцы, — покачал головой предводитель клана.

— Думаешь Локи, земляк твой? — Догадалась Гильда.

— Не думаю — уверен. Сама посуди, больше некому. Ну, стал бы кто из Ноддовцев такое делать?

— Да уж не стал бы. — Согласилась Гильда, и другие согласно головами кивали, добавляли: — У нас такое не заведено, мы про такое и не слыхивали.

— Вот то-то и оно. Локи это. И не простой он парень. Подготовочка то что надо. Профи.

Хоть и не все в словах витязя понятно было, да теперь и лорд Хейгар уразумел, что пришлось им столкнуться с противником необычным, опасным как змея перед линькой. Что истории, слышимые им про черного демона, не досужные бабские вымыслы, не пьяные байки кабацкие. Что если и не все, то много правды в тех рассказах. И еще понял лорд, что один только витязь Небесного Кролика, может привостать этому потусветному злу, один он способен оборонить землю Нодд от грозного пришельца.

— А с какой стати ему так осторожничать? — Спросил. — Ведь вокруг на немалые дни пути земли тамплиерские. Ноддовцы там не показываются. Да и пока войска реку перейдут, дозоры их заприметят, успеют в крепость весть передать.

— Не войск он страшиться. — Ответила лорду хозяину Гильда. — Боится он Сигмонда. Супротив него все эти хитрости понаделываны.

Все вопросительно на витязя поглядели.

— Да, думаю Гильда права. — Отвечал на безмолвные вопросы Сигмонд. — Локи к моему возвращению тщательно готовился. И, надо признать, это у него получилось. Мы с гриднями трое суток против замка сидели, искали входы-выходы, какую-нибудь малую слабинку в охранении и ничего не нашли. Так огородился черный, что даже мышь не проскочит.

Сказав это, вдруг, в лице изменился, кулаком по лбу стукнул. Криво ухмыльнулся. Задумался на мгновенье, хлопнул ладонями. — Да только мыши бывают разные.

И Гильда и лорд Хорстемптонский и все присутствующие с удивлением смотрели на повеселевшего, воодушевившегося витязя.

— Так. Всего объяснять не буду, но есть у меня задумка. Что бы все получилось нужен мне толковый плотник, кузнец, да, пожалуй, кожемяка. Да чтоб языки могли за зубами держать крепко, не болтали лишнего. А лучше всего, не в замке, а где ни будь в горах, в тихом месте на недельку-другую устроиться.

— Да есть такие мастера, знатные умельцы. Люди надежные, у нас, на границе, болтливых мало. — Отвечал предводитель клана.

— А место, — задумался лорд Хорстемпонский, — есть у меня на примете такое. Пол дня ходу от сюда. Мастерская в горах стоит старая. Жил при ней кузнец. Работник был отменный, да бирюк-бирюком. Затем из села в горную глухомань подался, чтоб людей видеть пореже. А как помер, никто там больше не поселился, стоит хозяйство заброшенное.

— Верно, подхватил предводитель. — Окрест дичь, безлюдье, от жилья в стороне. По весне был я там, крепкий еще домишко, и инструмент не тронут. А все оттого, что поговаривают люди, мол кузнец тот не большой был святости. Наоборот скорее, со всякой поганью знался, дружбу водил.

— Это старый кузнец то? — Поддержала леди Хорстемптона. — Всем известно, колдун он был. Вечно у гномов в их пещерах пропадал. Случалось в нему в кузницу и ведьмы прилетали, а срамные гоблины, те вечно, что ни день, на задворках топтались.

— Вот от того мастерская и пустует. — Закончил лорд Хейгар. — Мы от тебя ничего не скрыли, лорд Сигмонд. Устроит ли такое место?

— Вполне устроит. Очень подходяще. — Заторопился Сигмонд. Сегодня же и поедем.

— Да куда вы, так скоро. — Заволновалась леди Хейгар. — Уже вот, банька протоплена, вас дожидается. Куховары упрели, к пиру явств наготовили. Отдохнули бы, таких страстей испытать довелось.

Но Гильда видела, что не терпится Сигмонду свою задумку исполнить. — Это тамплиеры страсти терпели, когда их витязь мечем рубал. За радушие спасибо, да ехать нам надобно.

— Ну, воля ваша. — Лорд был несколько расстроен, что придется в одиночку пировать. Но повелел предводителю клана собрать витязя в дорогу.

Тот отправился выполнять волю своего господина. По дороге пожимал плечами, хмурил брови, качал головою.

— Эх, стар становлюсь. В голове нескладница выходит. Чудеса какие то: межа паханная, круг магический, разъезды, заставы, и все заради одного человека, чужеземца, да в оберег от другого одного. Чудно, право чудно. И Сигмонд этот, работники ему надобны, сговор тайный, кузница колдовская. А глаголет так, что и не уразумеешь о чем таком речь ведет: ка-эс-пэ, ка-пэ-пэ, заклинания у него такие, или что еще? Не уразумею. А вот Гильда, почитай дите еще, а ей все ясно, понятна ей витязева говорка. Свинья эта с ними, все по залам шастает, все высматривает, хижо так на людей зыркает, на собак, нелегкая, гавкает. Оборотень, чисто слово, оборотень.

— Старею. Пора на покой. Вот все с Сигмондом, с его задумкой улажу, пойду к лорду, попрошу отпуска. Умаялся.

Такие думы, однако, не мешали предводителю клана распоряжаться секретными сборами весьма толково, к нуждам гостей заботливо. А думал он такое об отпуске уже не первый год, да все находилась докука, все не можно было ему покинуть своего лорда, на молодых передоверить маяты.

Скоро и отправились в горную мастерскую, по настоянию Сигмонда, хитрым маневром. Работники хорстемтонские поехали отдельно, мол, для лорда посмотреть, нельзя ли заброшенное строение к хозяйским нуждам приспособить. Сигмонд же с хозяевами замка прилюдно попрощался, поехал в другую сторону, якобы домой. Кружным путем, на следующий только день, добрались до кузницы. А там уже работники все приготовления сделали. Инструменты разложили, дров накололи, кузнечный горн разогрели. Стряпуха, которую предусмотрительный предводитель вместе с мастерами отправили, щей наварила, пирог испекла.

Не мешкая, только отобедав, приступили к работе. Сигмонд рубаху снял, стругает, точит, кует, веревки вяжет. Ну Гильду, ее ничем не удивишь, витязь вечно что-то чудное, необычайное сотворяет. Только, видать, не все у него выходит. От света до света трудятся, делают, переделывают. Потом Сигмонд посмотрит, руками попробует, помнет. — Нет, не то. В утиль.

Все заново начинают. Опять куют, опять стругают.

Гильда, стряпухе помогает, Ингрендсоны в дозоре службу несут, чтоб чужие без спросу не совались, чтоб тамплиеры не проведали Сигмондовы приготовления, не дозрели витязевого изделия. Малыш, то к гридням сбегает, то за Гильдой ходит, в ноги тыкается, то подойдет к Сигмонду, труды наблюдает, похрюкивает.

А изделие, мало-помалу изготавливается. Сигмонд посвистывает, работает споро, истово, умело. Мастера с уважением смотрят, и где только научился высокородный ремеслам разным? Глядя на витязя и себе стараются, чтоб, значит, в грязь лицом не ударить, позору на свой клан не накликать. В азарт вошли. Кипит работа.

Наконец, одним днем, заходит довольный Сигмонд на куховарню. Рожа, что у демона пещерного, черная в копоти да саже, по могучей груди пот ручейками стекает. А глаза веселые, озорные.

— Пошли, Гильда, дельтаплан смотреть.

Пошли, посмотрели. Сенешалевна ахнула, увидя чудовище, ее витязем сотворенное. Пред ней, хищно распластав гигантские кожаные крылья, стояло нечто страшное, черное, видом кошмарное.

Обошла, осторожненько, кругом рукотворного зверя. — Воля твоя, витязь. Может оно по-твоему и дельтапланом зовется, да вот только сдается мне, что утворяхали вы лихолетного нетопыря-кровопивицу. Мыслю, и колдун-кузнец такого б упыря забоялся.

Рядом мастера стоят, затылки почесывают. Горды, что управились с хитрым таким заданием, пред чужеземным витязем не осрамились. Да уж, действительно, сработали они несусветное страшилище, вещь колдовскую. Верно Сигмонд порешил все в тайне держать. Незачем людям ведать, что у них получилось. Дурное говорить будут.

Сигмонд посмеивался. Обнял за плечи подругу, ласково посмотрел. И на свое детище с улыбкой. — И правда. Это ты его верно нарекла. Конструкция конечно убогая, вот бы мои Йельские приятели бы посмеялись. Но летать будет, а лучшего здесь не сделать.

Гильда, обхватив богатырский стан, на страшилище больше не глядела. Смотрела на друга милого, предчувствовала скорую злую разлуку.

— А теперь мыться, кушать. — Гильда была права. — Подремлю немного, и в дорогу.

К вечеру поднялся с соломенного ложа. На лице знакомая сенешалевне холодная отрешенность. Одел свой черный облегающий тело наряд, натянул на лицо маску. Мечей не брал, только саи за пояс засунул, да захалявные ножи прихватил. Обмотал вокруг пояса веревку с крючьями.

Солнце садилось. Горячий воздух, от разогретых за долгий день скал, дрожал над утесами, подымался вверх.

Сигмонд подошел к аппарату. — Эх, испытать бы его! Ладно…

Гридни перенесли нетопыря на крутой склон, Витязь встал под крыльями, ухватился за лапы зверя. Сделал шаг, другой… и взлетел. Обомлела и Гильда и гридни Ингрендсоны, видя, как Сигмонд, ночным крылатым сыроядцем взмывает в воздух. Набирая высоту сделал круг над кузницей и растаял в смекающейся дали, за рекой, в стороне тамплиерской.

* * *

На донжоне крепости Шурваловал позевывал ратник. Только еще смена началась, а так на сон клонит, сил нет. Напрасно он за ужином выпил лишку эля. Да и выпил то, хоронясь за столами, чтоб вельделяй не углядел. А углядел бы. Ох, беда!

Нынче стали порядки строгие. И не сядь на посту, и не покури, с товарищем не покалякай, лишку не выпей. Все это Локи завел.

Зябко поежился сторож. — У тамплиеров искони строгость в почете была. Но Локи, вовсе лют. Откудова на наши головы такой злобный взялся? Вон давеча косого Мордренда насмерть батогами засекли. А за какую провину? Сторожил, по убогости своей, дверь на кухню. Ну поварихи, видать, угостили ратника. Тот и разморился, закимарил. Тоже мне, беда великая. В другое время получил бы по мордасям, и всех делов. А вот нынче…

— Да, нынче порядки новые Локи учредил. И никто ему перечить не в силах. Не в силах супротив его воли идти. На что командор [5] Шурваловальский, человек в ордене не из последних, большой властью наделен, да и он не перечит. А не любит, ох не любит черного. И комтур нелюбит. А за что любить то? В его замке, словно в своем, распоряжается. То делать, того не делать. Все по-своему, все на свой лад.

— Эх, — отрыгнулось выпитым элем. — Это все потому днесь послабление вышло, что подался из замка Локи. Говорят, к самому Великому Магистру поехал, сан принимать. Вроде, возвел их милость Преимущественное Величие, чужака в чин Приора Ноддовского. Ишь, не успел заявиться в земли храмовников, ан глядь, каких почестей достиг, чего сподобился. Обскакал многих заслуженных, многих старейшин ордена. По всему-то, командору Шурваловальскому по мантию Приора бы ехать. Ан нет, накося, выкуси, Локи ее оденет.

— А с другого боку поглядеть — то и вовсе чудно. Что за невидаль такая Приорат Ноддовский? Отродясь такого не было. Да ноддовцы и веры другой, неправильной. Какой там Приорат?

— Да и то сказать, по заслугам чествуют. Такого воина поискать, да не найти. Много в ратном ремесле сведущ. А оружие! Оружие и вовсе волшебное, огненное, супротив такого, никому не устоять.

— Чуден Локи. Вот, по его указу окрест стен землю перепахали, вокруг дозором ходят ратники, да еще с собой псов водят. А псы здоровенные, злющие, на человека, бестии, натасканы. К ним не подходи, враз рычат, зубы скалют, ух, страшнющие. Так и того мало, кажное утро обходит вельделяй ту полосу, придирчиво осматривает — нету ли на ней следу людского. Не прошел ли кто тайно к крепости.

— Да куды злоумышленно в Шурваловал то пробраться? Окромя межи потешной, ров глубокий, водой полон. Стены высокие, да на тех стенах стража бессонная, зоркая. Сюда не человеку, мыши полевой, вход заказан. Это разве птах небесный, птица вольная залететь может. Ей, крылатой, дороги не назначены, ей пути не отмечены. Птице и сам Великий Магистр не указ. Ей один и барин, то Хьюгин-ворон, что на вершине Блеки Рока в замке, сплетенном из прутьев, правит небесными кланами.

Походил ратник по площадке башенной, позевал, поплевал. — Вон, еще этот Локи время учредил. И мы жили, и деды наши, а такого не слыхивали, не ведывали. Прежде как бывало — день, так день, ночь, так ночь. А нынче не-е. Четыре часа утра, два часа дня, таперича, — пошевелил ратник губами, — таперича, нибось, половина первого ночи. — Довольный вслух повторил. Гордился, вперед других ратников давалась ему наука времени. А все потому — в отрочестве цифири обучился.

— Да, в том нововведении полезности зело много. Раньше то как бывало — стоишь, стоишь в карауле, когда сменят никто не ведает. И сам не ведаешь и сменщик твой, и вельделяй, тот тоже не ведает. А нынче дзуськи. В кардегардии часы песочные, как с верху весь песок ссыплется, вельделяй их перевернет и идет смену производить. Вот так.

— А на дворе, на всехнее обозрение, стоят часы солнечные. Чтоб значит любой мог самолично время узреть. Одно плохо, в дождь, в ночи, проку от них нет никакого.

Для того, верхотуре колокольни, большие работы идут. Мастерят часы, наподобие тех, что иерархи ордена, на руках, как брелки носят, да только размеру агромадного. Со стрелками саженными, с цыфирями. Гутарили мастеровые, что будут те часы каждый час в колокол звонить. Чтоб каждый, и не глядючи, время знал.

— Еще мастерских пооткрывали, люду в них работного, ремесленного видимо-невидимо. Все делом заняты, часы эти самые собирают. Таких, как у Локи или у Великого, конечно делать не могут. Побольше, что на полу стоят изготовляют. А после по всем командорствам развозят, в крепостях у комтуров ставят. Видать, много уже понаделали, говорил вельдеяй, дескать купцы в самую землю Нодд продают, по дорогу торгуют. Тамошние лорды, тьху на них, схизматов, за ценой не стоят, мошну выворачивают, казну, не скупясь, отсыпают. Мудреную диковинку каждый заиметь хотит, соседям похвалиться, выпендриться. И все то Локи не в убыток.

— Да, нонеча, не то что давеча. — Походил, позевал, в темноту поплевал. — Эх, служба наша жисть — онуча. Ну чо тут сторожить? Темень, хоть глаз выколи. Месяц, для красы разве, висит, совсем наизлете, свету не дает. Начальство наказывает — бди. А чо тута бдеть? Небо черно, — присмотрелся ратник, — внизу, в замке еще так-сяк. Факела горят, в окнах свет, а за стенами мрак непрозримый. Ни зги не разобрать.

Устало зевнул, по сторонам головой покрутил. Встрепенулся. — Что за напасть? — Вроде огромная птица мимо башни пропорхнула. Еще в темноту всмотрелся. — Да нет, ничего не видно, знать примерещилось. Обмана ночная.

И вдруг, аж до зубчатого карниза, назад подался, спиною в камень уперся. Из небесной черноты, затмевая звезды, прямо на башню, налетал огромный нетопырь. Мгновение, минул парапет и сел на площадку. Обомлел ратник, а из под крыльев твари, выскочила тень человеческая. Собрался было дозорный схватиться за меч, кликнуть подмогу, да не успел, захлебнулся кровью. От уха до уха, ударом острого сая, распорол Сигмонд часовому горло.

Огляделся, прислушался. Тихо все в крепости. Не бьют тревогу, не звенит оружие, не мечутся факела. Не спешат латники хватать незваного гостя. Осторожной тенью скользнул во внутрь башни. Так и есть — лестница для дозорных не совмещается с покоями Локи. Это хорошо. Вернулся обратно, наклонившись за парапет, внимательно осмотрел стены. Нашел бойницу. Смотал с пояса веревку, закрепил за башенный зубец, бесшумно спустился к окну. Прислушался, заглянул осторожно. Пусто в комнате. Легко и молниеносно запрыгнул вовнутрь. Приземлился барсом, стал в тревожной стойке с саями на изготовку, огляделся кругом себя. Пусто. Значит Локи в другой комнате. Достанем.

За дверью послышались шаги. Сигмонд прижался к косяку. По ту сторону стены шел не хозяин покоев. Больно робко, неуверенно ступает, а от того неуклюже, шумно. Так и есть, в отворившуюся дверь, раболепно сутулясь, угодливо на полусогнутых приседая, ведь по барским палатам ходит, шмыгнул лакей. Сигмонд, ногой мягко затворил дверь, зажал рукою слуге рот, приставил сай к горлу. Тот дернулся испуганно и застыл, охваченный страхом.

— Тихо. Останешься живым. — Грозно проговорил витязь ему в ухо. — Где хозяин?

— Слуга, чуть заметно, стараясь не двигать шеей, качнул головой.

— Говори, где Локи. Иначе зарежу. — И сильнее, до крови, надавил острием.

Лакей тихо пискнул. — Нет их. Уехали. — Сквозь ладонь витязя, маловнятно прошептал.

— Как нет? — Сигмонд развернул лицом к себе пленника, посмотрел в мутные страхом глаза. — Как, нет?

— Уехали, клянусь жизнью, уехали к Великому Магистру.

— Когда будет?

— Дня через два. Вот этого Сигмонд никак не ожидал.

— А кто еще в покоях?

— Паж.

— И все? Только не врать!

— Как на духу, батюшка. Смилостивься!

Сигмонд смилостивился. Легко, только оглушая, ударил в челюсть. Связал, заткнул рот кляпом. Кошачьей поступью диверсанта двинулся обследовать остальные помещения локовских апартаментов. Убранство комнат поражало даже, видавшего виды, наследного принца империи Мондуэла. Торжествующая смесь помпезной роскоши упадочного Рима, томная нега глубин султанского гарема, кичливая мишура ресторана «Астория» и изнеженная вычурность французского рококо.

— Сибарит он, этот Локки. Сибарит, пижон, и…, и кое-что похуже. — Подумывал Сигмонд, разглядывая роскошный, во всю стену, золототканый гобелен, весьма, гм, гм, — Стилл подыскивал подходящий случаю эфемизм, — фривольного пошиба. Полотно изображало козломорфных существ, рьяно предававшихся свальному греху с рубенсовскими матронами бальзаковских лет.

Еще поражало несусветное количество часов. Напольных, настенных, настольных, производства явно кустарного, но в богатейших, сверкающих золотом и самоцветами, оправах. Особо броско выделялся хронометр, расположенный по центру одной из комнат. На мраморной колонне, возвышался, скрывающий часовой механизм, серебряный пень с золотым циферблатом. На нем сидел гнусного облика остроухий гоблин, занимающийся самоудовлетворением.

Сюжеты же потолочной росписи, наверняка черпались из ночных кошмаров маркиза Де Сада.

Миновав несколько подобных комнат, Сигмонд оказался в спальне хозяина. Основное пространство занимало огромное, покрытое атласными простынями, ложе. Рядом с ним, у висящего на стене настоящего, не бронзового, стеклянного зеркала Крутился розовощочькинький паж. Самозабвенно расчесывал кудрявые локоны, отставлял пухленькую попку. Сигмонда поразил кильт подростка. Стилл вспомнил калифорнийских шлюх, по крайности, миниюбки у них были длиннее.

Витязь незаметно шагнул к нарцисику, ткнул ниже спины острием сая, крепко ухватил за птичью шейку.

Паж пискливо взвизгнул, из зеркала на Сигмонда смотрели широкооткрытые глаза, испуг в которых, быстро сменялся привычным распутным нахальством.

— Какая гадость! Ну и Локи! — Сигмонд брезгливо, отпустил шею, двумя пальцами взял за ухо. — Только пискнешь еще — отрежу твою прекрасную попку. — И поводил саем по ягодицам гея. Тот призывно заулыбался, надувал губки бантиком. Знать, в отличие от лакея, паж любил демонов.

— Где хозяин?

— Уехали они, мой милый. Не скоро будут. — И щерился похотливо, бесстыже щурился. — Они аж к Великому Магистру подались. Не ско-о-ро будут. — И выразительно телодвигался.

— От непруха, — подумал Сигмонд. — Опять ускользнул скользкий гад. Что-то надо делать, раз уж сюда добрался. Второй раз не попасть. Нет хозяина, разберемся с его экипировкой. Где-то он должен держать свои вещи.

Сигмонд огляделся по сторонам. Один из многочисленных гобеленов ему не понравился.

— Что там?

— Туда нельзя, миленький, там злые духи. А хозяин не ско-о-ро предет. — И беспутно на ложе поглядывал, за рукав витязя дергал.

Тот коротким хуком отправил любителя чародеев на желанные перины.

— Лежи, петушонок. — Слова из лексикона дяди Феди Заточки вертелись на языке Сигмонда, пока он связывал, так называемого, пажа.

Подошел к стене, сорвал гобелен. Так и есть, за ним дверь. Осторожно попробовал, заперта. Внимательно осмотрел замок. Как все в этом мире, запор оказался примитивным, простым для взлома. Но делал то его местный ремесленник, а запирал то Локи. Что там малый говорил о злых духах? Нет, Сигмонд решил не рисковать.

Выглянул в окно. Соседняя бойница, достаточно широка и совсем рядом. Стена, сложенная из неотесанных камней, для скалолаза, просто мощеная дорога. Сигмонд избрал этот путь.

Окно в секретную комнату, по летнему времени, было распахнуто. — Осторожен Локи, да небрежен, — довольно констатировал Сигмонд, осторожным ужом, пробираясь в святая святых темного демона.

Чиркнул кресалом, зажег свечу. В отличие от других, в этой комнате убранства не было. Зато сложен запас Локи, хороший запас. Сигмонд тихо прошелся, внимательно все изучая, ничего не трогая. Искал ловушки. Так и есть, к дверному замку прилажено взрывное устройство. Простое, но мощное, на десятерых взломщиков хватит, и, к тому же, направленного действия, чтоб комнату не покурочить. Молодец черный.

Больше никаких сюрпризов не наблюдалось. Сигмонд методично начал изучать содержимое сундуков. Да, понавез с собой Локи достаточно. Бинокль, очки ночного видения, оптический прицел, лазерный прицел. Это мелочи. Что там с оружием?

Стилл не спеша принялся раскладывать локиевский арсенал.

Так, ни доспехов, ни мечей нет. Ясно, при полном параде к Великому поехал. А как у нас с огнестрельным?

С огнестрельным все было в порядке.

— Так, автоматическая винтовка с гранатометом, специзделие, знаем, в рейнжерах пользовали. Взрослая штуковина. А вот и патроны, отложим, вот гранаты, туда-же. Ого, АКМ! Рожки уже снаряжены, и в ящике хранятся. Бог мой! Зачем столько? Он что, все королевство перестрелять собрался? В сторону.

Два «Спешила» тридцать восьмого, к ним боекомплект, в сторону. Что там остается? Оставалась коробка с патронами 22-го калибра, а самой игрушки не наблюдается. Небось куда ни будь на лодыжку пристроил, так, на всякий случай. Оружие не больно серьезное, можно не опасаться, но запомним.

— Полу-картечь для дробовика, коробки полные. А где само ружье? В оружейной нет, с собою, значит, прихватил. Ладно.

— А это? Ого! Серьезно! Одна, вторая, третья, Господи, четвертая, пятая, упаковки с «Магнум-45». Да запасные обоймы, по двенадцати штук в каждой. Чем же тебя экипировали, парень?

Что еще интересного?

Интересного имелось в достатке. Ручные ранаты, динамитные шашки, капсули, запалы, детонаторы, даже несколько противопехотных мин со взрывателями. Солидно собирался в этот мир, выродок.

Но содержимое последнего сундука Сигмонда весьма озадачило. Часы, часы и часы. В основном недорогие, добротные «Командирские», но попадались «Ролексы», «Сейки» и другие роскошные хронометры. Сигмонд вспомнил самоубийцу тамплиера. Чем-то должна была объясняться страсть Локи к часовым механизмам. Но чем? Стилл терялся в догадках.

Решил этот вопрос отложить на потом. Впереди ждали дела неотложные. Сигмонд задумался. Получалось, что помимо холодного оружия, у Локи при себе оставается двадцать второй, дробовик, и кошмарный сорок пятый. Остальное все здесь, все на месте.

Что же остается неизвестным? Начнем по порядку. «Спешилов» Локи взял две штуки. Логично. Третьего и не надо. А вот сколько сорок пятых? Должен быть один. По македонски, с двух рук, из него не попалишь. Отдача зверская. Значит один. Точно. Двенадцать патронов в обойме, один в стволе. Ну в запасе одна — две, навряд ли больше. Едет Локи спокойно, не боясь, уверенно. Не был бы уверен, прихватил с собою автомат. Значит и боеприпасов много не брал. Разве гранат парочку в карман засунул.

Получалось, вооружен Локи достаточно. Да придется ему, свое реноме поддерживая, тратиться понемногу. Дай то Бог, чтоб скорее Магнумы извел. Прочее не страшно, его и Гильдины доспехи от остального укрывают надежно.

Однако надо спешить. Разломать, привести в полную негодность оптику и оружие, трудов не составило. За одно и все часы все передавил. В Локиевский же ранец, сложил взрывчатку и патроны. Переделал на двери сюрприз. Не ожидал, что попадется на него Локи, но чем черт не шутит. Привычки спецназовца брали свое.

Растопил камин, благо, вышколенные слуги, несмотря на летнюю теплынь, сложили изрядный запас дров. Покидал в пламя все обломки, чтоб уж вовсе уничтожить. Подхватил ранец и подался из оружейной.

Приладился к дельтаплану-нетопырю, ступил на парапет и, ловя слабый ветер, ухнул в темную бездну.

Трудно летела корявая конструкция. Остывающий воздух не держал крылья потяжелевшего аппарата. Сигмонд, что называется, на соплях, тянул к кроимке Шурваловальского леса. Не дотягивал, нетопырь неудержимо терял высоту. Опасно, совсем уже под ногами, шуршали верхушки деревьев.

На счастье, поляна лесная, Сигмонд, отчаянно удерживая машину от губительного пике, стремительно планировал на незнакомую пустошь. Толи приземлился, толи рухнул в колючий травостой. Ноги по колено увязли в топкой почве.

— Повезло, — облегченно вздохнул, полу оглушенный такой посадкой, с трудами выбираясь из под разломавшегося нетопыря. — И в болоте не увяз и ноги не переломал.

Посмотрел на звезды, сориентировался, и направился в сторону границы.

Далеко уже от тамплиерской крепости, от логова Локи отошел Сигмонд. Развиднелось. Лес Шурваловальский закончился, впереди лежал обширный луг, место опасное, открытое. Так и вышло. Не прошел и полдороги, до маячившей вдали полосы деревьев, как, позади, из лесной опушки послышались крики, и на луг выехал разъезд тамплиерский, человек дюжины с две. Рысью, плотной группой, двигались всадники, на одинокого пешего, ждали легкой победы.

Сигмонд, сквозь зубы выругался, сплюнул с досады. Раскрыл ранец, вынул гранату. Сорвал чеку, пождал, когда приблизятся беззаботные стражники. Кинул прямо в центр отряда.

Рвануло. Размело коней, разбросало седоков. Крики людей и ржание раненых животных огласило утренний луг. Живые, в ужасе, скакали в рассыпную, обратно в лес, прочь с поля.

Одна лошадь, зацепилась уздечкой за ветвистый куст. Билась, металась, но освободиться не могла. Сигмонд не торопясь подошел. Ласково успокоил, снял повод с ветки. Вскочил в седло и беспрепятственно доскакал до берега реки, где, на условленном месте, ждали уже верные Ингрендсоны.

Глава 10. Демономахия.

А специалистом оказался хакер преотменным. Без малого двое бессонных суток невылазно просидел в отведенной ему комнате. Выпил множество упаковок пива, искурил сигарет неисчислимо. Все долбил по клаве, ломал корпоративную сетку, крэкал пароли, правил коды, пролазил и снова взламывал. Наконец заявился в кабинет Зиберовича. Помятый, обросший щетиной, с красными глазами в черных кругах, устало упал в кресло. Расслабленно потянулся.

— Дык. — Хлопнул по генеральскому столу распечаткой.

Распечатка содержала текст следующего содержания: «Такой-то город, такого-то числа. Я Стилл Иг. Мондуэл, находясь в здравом уме и трезвой памяти, изъявляю свою последнюю волю:». Далее следовали орнаменты, сложенные из разноцветных квадратиков, снизу подпись.

— И это все?

— Усе.

— А что это значит?

— А меня не шкребет. Это уже твои проблемы. Гони, начальник, наградные, и я нахер с вашего пляжа.

Достал Зиберович пачку документов, но отдавать не спешил. Разглядывал дурацкое завещание. — А все же, что это значит? Что за печворки такие? На шифр не похоже, но ведь должно иметь смысл. Определенно должно. Что-то закодировал Стилл Иг. Мондуэл, поганец длинноухий, чирий ему на хвосте.

Мойша Рувимович изучающе присмотрелся. Узоры завораживали. Чувствовалась в них некая внутренняя логика. Стройная, непонятная, едва уловимая, но несомненно присутствующая. Тем еще более привлекательно интриговали таинственные рисунки. Чертовски приманивали, прямо сказать — околдовывали.

Но всякие потусторонние силы танкист Зиберович в расчет не принимал, а как шеф секретного Департамента, находиться в курсе чужих секретов почитал для себя категорически необходимым. Потому специалиста отпускать не спешил.

— С Вашей стороны было бы просто невежливо так вот взять, да и уйти.

Хакер занервничал. — Начальник, чо гонишь? Я свое сделал. Ты мне чистые ксивы обещал.

— Да ладно. Забирай. Засунь их себе к сердцу, пусть душу греют, коли она у тебя есть. А я такую поляну накрыл, такую травку презентовал. — Генерал протянул документы.

— А они взаправдашние, проконают? — Хакер продолжал еще нервничать. — Фуфла не тулишь?

— Настоящие, настоящие. Даже лучше.

Хакер документы взял, помялся. — Да травка знатная и пивко нехеровое. Лады, начальник, ты меня уважил, и я тебя уважу. Пошли. Я это мигом.

Заинтригованный Зиберович отправился за виртуальным медвежатником. Оглядел его временный кабинет. В душе своей изумился, какой кавардак за неполных сорок восемь часов сотворил чокнутый зэк. А чокнутый специалист истово застучал по клавишам, бормоча по нос маловразумительное, типа: «матрицы условно канонического вида, пространство непрерывно интегрируемых функций…» и прочую белиберду подобного рода. Выхлебал целую банку Tuborg-а, затянулся сигаретой, попускал сладковатый дым. С воплем «нахер, топорная алгебра!», заюзал еще рьяней.

Все дело мигом не получилось. Но Мойша Рувимович заскучать еще не успел, сосчитывая пустые жестянки из под пива, а главное, любуясь магическими узорами, как искомое решение было получено. В рамке головизорного дисплея плавно кружился кукиш. Кукиш преотвратительный, слагаемый мясистыми, кургузыми, с грязью под ногтями пальцами, да к тому же поросшими гадкой лобковоподобной волосней.

— А это что такое?! — Брезгливо изумился Мойша Зиберович.

— Это трехмерная проекция пятимерного кукиша. — Хакер был доволен скорым решением головоломки.

— И это все завещание?

— Усе как есть.

— И что сие значит?

— Что значит! Что значит! — Обкурено и визгливо рассмеялся криминальный господин специалист. — Дулю он вам оставил, а не наследство. Ха-ха-хи! Дулю! Хи-хи-ха! Нахер, дулю! Наследство — нахер, дулю!

* * *

Этим разом Гильдгардцы приехали в Кролико-Предтеченскую обитель тихо, без торжественности, как говорил Сигмонд — в рабочем порядке. Конечно, вовсе избежать церемоний никак не выходило — титул витязя Небесного Кролика обязывал. Поэтому обменялись с первосвятейшим друидом Ингельдотом велеречивыми приветствиями, Многочисленной пастве, к ее нескончаемой радости, кроличью лапку показали, кратко в храме на службе поприсутствовали. Ингельдот, он рад бы еще с витязем перед прихожанами посвященнодействовать, надо ведь, как-то посрамление, нанесенное обители наглым явлением черного Локки смыть. Да видел, что тяготит витязя вся эта мишура. Понимал, приехал тот не за почестями, не лясы точить, не вина на пирах пить. По делу пожаловал. Какое такое дело у Сигмонда, того Ингельдот не ведал, да нутром чуял — быть им с витязем союзниками. И союзниками не только Зверем-Кроликом повязанными, но причинами куда более глубокими, таинствами вселенскими.

Недавнее страшное пришествие Локки, та беда, что с Ангелом Небесным приключилась, ужасала первосвятейшего. Страшил теперь его храмовый алтарь. Хоть и являлся на нем волшебный Зверь-Кролик, основа благопроцветания святой обители, залог Ингельдотова счастливого достатка, да больно, теперь, увы, казался этот залог ненадежным. Чувствовал, за алтарем скрываются страшные тайны, жуткая, непонятная мощь, многократно слабые друидовы силы превосходящая. Всякий день с содроганием ожидал — что явит ему эта мощь? Не сметет ли однажды все им созданное в трясину Гнилого Болота?

Такое иной раз по ночам мерещилось, что участь сирого эпитимца у грозного отца игумена, казалась малой карой. Аббат, тот хоть непреклонен в грехоненависте, сердце свое держит в строгости. Но не бессердечен же совершенно, все-ж человек живой.

А тут за алтарем силы демонические, нелюдские. Вдруг возьмут, да обратят брата Ингельдота в мерина. Достанется он мужику скрадерному, прижимистому, злющему. Будет на Ингельдоте землю пахать, камни тяжелые возить, кормить сеном скупо, бить кнутом нещадно. А изработается Ингельдот-мерин, сведет его мужик на живодерню. Образ кобылы вдовициной, всевечной укоризной, воочию вставал перед первосвятейшим. Стоит кляча, голову склонив, хвост свесив. И грустными глазами, эдак проникновенно, смотрит. — Ну что, брат Ингельдот, — говорит, — уварил, из старых моих костей, студень, обогатился ли тем? — И крупная, горькая слеза скатывается по сивой морде лошадиной.

А может, мнилось ночными кошмарами, заволокут демоны в края пустые, безнебесные, кинут одинокого среди душ удохлых. Что ему живому с мертвецами делать? Страхом волосы шевелились на друидовой головушке. И от того шевеления и вовсе жуткое марилось. Грызут его, нагого и страждущего, злобливые бестии, тело когтят, нутренности выворачивают, кости дробят. А он все никак умереть не сподобится, опять плотью страдающей обрастает для горших мук запредельных.

От того радовал приезд Сигмонда. Если кто и мог сейчас помочь, грядущую беду отвесть, то только один витязь Небесного Кролика. Вот и надлежит витязя слушать, во всем ему покоряться, никак не перечить. Волей-неволей, а быстрехонько, повел его Ингельдот в палаты, оставив ведение службы на верных, пока еще, первозванных.

В хоромах, первым делом, навестили Ангела Небесного. Грустно смотрел Сигмонд на земляка, которому невольным своим вмешательством принес столько неприятностей. Ангел Небесный, уже в весе набрав, не парил под потолком, лежал на кровати. Две пышнотелые служанки прислуживали немощному. Сам немощный надувал щеки, пускал пузыри и пустомысленно улыбался гостям.

Гильда, видя такое, сердобольно всплеснула руками. За грудь схватилась.

— Ох, горюшко! Ой беда неизбывная!

За ней последом заголосили дворовые девки. Вдовица слезу пустила. Малыш, подойдя к ложу, рылом в бок болезного ткнулся, жалобно повизгивая. А болезный, казалось, признал своего сотрапезника верного, руку из под простыней выпростал, гладит за ухом. Сигмонд к кровати подошел. Положил ладонь на широкое, некогда могучее плечо, горько головой покачал, нахмурился.

— Это что же они с тобой, Виктор Петрович, сделали? Крепись, браток, выздоравливай.

Браток опять слюни попустил, и, на удивление ясно, к тому же, на древневаряжском, громко произнес: — Здоров будь. Снеди. Вина. Бабу. — И уже по-ангельскики, — Ech, blin!

— О! — Возрадовался Сигмонд. — Жить будет, раз такие желания высказывает. Мужик он здоровый, авось оклимается.

— Помогай благостный Бугх! — Хором продолжили все ноддовцы.

— А теперь, — отойдя от кровати обратился Сигмонд к Ингельдоту, — пойдем, разговор есть.

Пошли разговор разговаривать. Хотела было и вдовица в этом разговоре свое слово иметь, да витязь воспротивился. — Дело, — говорит, — серьезное, военная тайна.

Гильда, хоть и никто ее от разговора не отлучал, да чтоб хозяйку не обидеть, сама вызвалась, предложила вдовице, пока мужчины о делах баить будут, пойти хозяйство осмотреть. Ингельдотова подруга, таким оборотом осталась, признательна Гильде за находчивость, за то, что честь ее хозяйскую сохранила, достоинство уберегла. Повела гостью под руку показывать закрома богатые, мастеровых умелых, животных ухоженных. Все верно, мужчины о войне, женщины о хозяйстве. Каждому своя забота.

Покуда Гильда с вдовицей богатства обительские оглядывали, Сигмонд с Ингельдотом расположились в рабочей келье первосвятейшего, правда не часто им пользуемой. Велели страже их не тревожить, никого не допускать. Дверь крепко накрепко заперли, сели за стол друг против друга.

Помолчали. Витязь молоко кислое прихлебывает. Ингельдот кваску попивает, и боится и ждет разговора. Да молчалив витязь, не тороплив. Закурил, задумчиво стены оглядывает.

Страшится Ингельдот слова Сигмондова. Страшит его кара за грехи, но и чается благую весть, утешение и освобождение от витязя принять. Помнит, как немногими словами, в трактире говоренными, способствовал вознесению Свинячьего Лыча к теперешней славе. Может и единым своим словом, одним движением сбросить вниз в гиену тленную, лишить всех благ мирских, всех загробных блаженств.

А витязь ни гугу. Оглядел одноцветные стены, пустым своим взглядом на Ингельдота уставился. Не вынес первосвятейший хлада витязевого взора, глаза потупил.

Да, точно ли, плотский человек перед ним? Или верна молва людская что рожден витязь стылой полуночной зарей от месяца-хладоносца, что повивали его росы вечерние, а облак небесный баюкал его в просторах необъятных?

Не ладно было Ингельдоту. Нынче вовсе дурно сделалось То горячий пот со лба рукавом отирает. Жарко, словно распяли его на гридироне над угольями пламенными. То рясу плотно запахивает, дрожит, трясется, словно, нежданно, посреди лета, вьюжный ветер в окно задул, зимней стужей келью наполнил. Не стерпел более Ингельдот, весь зад о лавку изъелозил.

— Дык, таки делы у нас в монастыре, — запинаясь, косноязычно начал:

— Дык, беда с нашим Ангелом Небесным приключилась.

— Это еще не беда. Дальше хуже будет.

— Да то мне ведомо. Научи, благодетель, как дальше животеть? Силушки более нету, весь измаялся, беды горшей ожидаючи. Поведай мне, неученому, что это за напасти такие.

— Поведать то я тебе могу, Да смысла в том не вижу. Все равно не поймешь.

— Да куда мне, батюшка, супротив твоей учености. Тут сказу нетути. На все воля твоя. Да только, что делать научи. По гроб жизни благодарен буду.

— Научу, вот только не знаю, рад ли будешь этой науке.

— Рад, милостивец, рад.

— Надо эти нуль транспортировки прекратить, заглушить твой алтарь. Только так можно будет прервать транзит между континуумами. Ни к чему хорошему привести он не может.

Ингельдот, всей мудрости Сигмонда понять не смог, но уяснил таки, что намерен витязь его алтарь разрушить, лишить волшебного Зверя-Кролика. Пал на колени, полез витязю сапоги лобызать.

— Не сироти, батюшка. Как же нам без чудесного Зверя жить-то?

— Я же говорил, что не рад моему совету будешь. — Брезгливо ноги отодвинул. — Как жили раньше, так и живите. Только сядь по человечески.

— Не сяду, свет ты наш. — И дальше полез сапоги слюнявить. — Не губи, кормилец.

— Ах ты, нелегкая. Садись, Свинячий Лыч, а то хуже будет. — И ткнул под физиономию первосвятейшего свой кулак. Кулак, которым многих опытных бойцов, могучих воинов в грязь валивал.

Это Ингельдота успокоило. Поднялся друид, бороденку поскреб, сел на лавку, квасу хлебнул.

— Эх, без Зверя-Кролика вся обитель в запустенье придет. Да и тебе, не гневайся на меня только, славе твоей Кролик не помеха, наоборот даже.

— Да знаю я. А вот Локки помнишь?

— Да как не помнить. Почитай каждую ночь снится поганый. — Вздрогнул первосвятейший.

— А не желаешь, чтоб с десяток таких разом пожаловало? Вывалит эдакая орава с твоего алтаря, да с оружием… — Сигмонд, подыскивал подходящее определение, не нашел, махнул рукою. — Ну, с оружием колдовским. Всю твою обитель молниями разнесут. Что тогда, скажи?

Сказать было нечего. Того и боялся Ингельдот, в то и верить не хотел. А на, вот, сам витязь Небесного Кролика предупреждает. Горька ему его доля показалась. Еще горше чем тогда, в трактире на ярмарке. Даже жить расхотелось.

И вдруг… И вдруг снова, как в тот раз, затеплилась в душе малый огонек надежды призрачной. Хитро заблестели глазки. Да не знал, как к витязю с таким делом подойти, как подступиться. Больно уж кощунственное измышлялось. Поелозил еще задом по лавке. Решился.

— Витязь, не вели казнить, вели слово молвить, вопрос воспросить.

— Да спрашивай, чего там. Для того и собрались, чтобы прийти к консенсусу. Хотел бы я иного, без тебя алтарь к чертям собачим взорвал. — Видел Сигмонд, что задумал что-то ушлый Свинячий Лыч. — Говори, не бойся.

— Я вот что спросить хочу, ты не гневись только. Ты то сам, небось из тех же краев, что и Зверь Кролик? — Разом выпалил Ингельдот и испуганно на витязя уставился.

— Да, можно так сказать, что из тех.

— Вот и ладно, вот и хорошо. — Потирал руки Ингельдот. — Стало быть тебе его обычаи ведомы.

— Кого? Какие обычаи?

— Да Зверя-Кролика.

Сигмонд рассмеялся. — Да какие у кролика обычаи могут быть?

Ингельдота витязево веселье немного смутило, но продолжал дальше выспрашивать. — Да разные обычаи. Уж прости меня дурака, если не то сказываю, но ты, вон, даже съел одного.

— Так и не одного. Я их много съел.

— Вот и славно! — Опять потирал Ингельдот потные ладони. Признание Сигмонда в многочисленном кроликоядстве его весьма утешило и обнадежило. В безысходности пришедшая шальная мысль не казалась такой уж кощунственной и неисполнимой. Малый огонек надежды разгорался устойчивым пламенем.

— Вот я и говорю, тебе его обычаи, ну, привычки там разные, ведомы.

— Ингельдот, ты уж не темни. Прямо спроси что хочешь.

— Он ест морковку? — Брякнул и глаза от страха зажмурил.

Сигмонда, однако этот вопрос вовсе не озлил. — А почему бы не есть? Ест. Да ты сам его морковкой кормишь. Еще и огрызки продаешь.

— Значит Зверь Кролик питается морковкой?

А! — Сигмонд начал догадываться о хитромудром замысле ингельдотовом. Понял его мучения. — Так чего же ты это сразу не спросил? Я, конечно в этом вопросе не авторитет, я вообще то занимался другими проблемами, но в детстве жил у меня домашний кролик.

— Вот я ж и говорил, что тебе его обычаи ведомы. — Радовался Ингельдот такому повороту дела. — Стало быть — питается?

— Питается. И не только морковкой. Он и хлеб жрет и капусту и другие овощи. Траву даже жрет, только нельзя ему мокрую давать, с росой или после дождя. А то заболеет и сдохнет. Но воду давать необходимо Так что не переживай, одного кролика мы здесь прокормим [6].

— А нельзя ли двух-трех? Что б надежнее значит было. — Осмелел и онахалился Ингельдот.

— Обойдешься. Прокормить то прокормим, да не выйдет. Чтоб трех кролей собрать — три дня надо, а их у нас нет. Бог знает что произойдет. Могут очередные Локки нагрянуть.

— Ну один, так один.

Задумался Ингельдот, бороденку шкребет. Так просто Зверя в клетку посадить, словно каплуна в корзину, никак не годиться, вся святость потеряется, все волшебство уйдет. Надо все умно сделать, тонко, чтоб комар носа не подточил.

Сигмонд взялся Ингельдоту помочь. Под видом молитвы душеспасительной, внимательно алтарь осмотрел. Туда и сюда заглядывал, ощупывал, простукивал.

— Все, — говорит, — сделать можно. — Уже знаю как. Заказы раскидаем по разным цехам. Пускай твои работники запчасти изготовят, а полную сборку, мы проведем сами. Таким образом, и обеспечим требуемый уровень секретности. Никто о всей конструкции и ее назначении, догадаться не сможет. Никто, кроме нас с тобой, ничего знать не будут.

Может и не все понял Ингельдот, да повеселел, винцо потягивает, но умеренно. Витязь конструкцию обдумывает, на пергаменте рисует, отдает первосвятейшему, тот вдовице, вдовица приказчикам, а те уже мастеровыми работниками командуют. И вроде спорится дело, да ясно стало, что завтрему никак не поспевают.

Сигмонд торопит. — Нельзя нам долго тянуть. К утру не будет готово — гори он, твой зверь кролик, ясным пламенем, взорву алтарь.

Ингельдот чуть не плачет. Умоляет витязя повременить, еще один денек всего надобен, и сохранят они для святой обители Зверя Кролика.

Но Сигмонд неуступчив. — На, полюбуйся, — говорит, — что я нашел на твоем алтаре. В цветах было спрятано. — И показывает листик с писаниями. Чудной листик, вовсе не пергаментный и письмена не нем чудные, неведомые. Стал Ингельдот припоминать, где видал похожее. Припомнил.

— Да вроде такие свитки Ангел Небесный на Зверя Кролика навешивал. Да неужто, — страшная догадка резанула сердечной болью, — неужто и Ангел, не Ангел вовсе, а демон?

— Э, нет. — Почти не соврал Сигмонд, земляка выгораживая. — Самый что ни наесть Ангел. А его листочки, это, — лукавил витязь напропалую, — это молитвы такие.

Успокоился Ингельдот. — А эти свитки, колдовские писания, что ли?

— Похуже того. Вот, послушай, — стал переводить Сигмонд.

"Замок Шурваловальский

Королевство Тамплиерское.

Генералу М. Зиберовичу. Лично. Чрезвычайно секретно.

Ваше высокопревосходительство. Подтверждаю готовность принять первую группу специального назначения. Согласно плана ее встретит мой агент и проведет в Шурваловальский замок. Связной «Жадина» на грани провала. Группе целесообразно его ликвидировать. Для дальнейшей связи прошу расконсервировать агента «Схимник». Его крыша и легенда железные, полностью пригоден к эффективному использованию. Наше вам с кисточкой.

Локимэн."

Оцепенело внимал Ингельдот демоническим писаниям. Туманен смысл бесовского послания, но явно нехорош. Ох, нехорош. Сговариваются о злом демоны. А что демоны, в том сомнений нету. «Наше вам с кисточкой». Вот нечисть — своими хвостами богомерзкими присягаются. И титул «высокопревосходительство» произвел на первосвятейшего немалое впечатление.

— А что, он Генерал, как его там, Зиберович, такой высокопревосходный демон? Нешто превосходной добродетели, али, наоборот, всех высокопревзошел своей лютостью?

— Вот это точно. Лютостью и подлостью всех переплюнул. Даже не демон — архидемон.

— Благостный Бугх, — Дай нам силу злого одолеть. — Осенил себя знаком тригона Ингельдот. Но многое непонятностью своею смущало. Вот — крыша железная. Это что за невидаль? Соломенная, дело ясное, у поселян такие, ну, из дранки бывают. В знатных замках черепицей покрывают. Но железная? Кто же богатства столько имеет, чтоб дорогой металл на крышу изводить, да и какие стропила такой гнет вынесут?

— Дык вон, — начал, затылок чеша. — Растолкуй мне непутевому, что в нем, в том послании демонском, писано.

— Так я тебе переводил. Еще раз прочесть, что ли?

— Да нет, — замахал руками первосвятейший. — Я все помню. Слова-то мне ясны, да смысл темен. Нутром чую, замышляют демоны злое дело. А вот какое, в толк не возьму.

А Сигмонд, хмурясь, сравнивал и депешу шпионскую и подстрочный свой перевод. Получалось, перевел он с абракадабры да на тарабарский. — Вот давай я тебе сейчас попробую все толком разъяснить. Слушай.

Сигмонд старательно растолковывал. Ингельдот внимательно слушал. Изумленно внимал. Бледнел, краснел, руками всплескивал, священный знак тригона сотворял. Разгневан был первосвятейший неимоверно, что под его кровом, в святочестной обители лесной, змеиным кублом, завелась измена. А более был напуган происками лукавого врага черного Локи.

— Волкулак падло, оборотень, вервульф, кровопивица ненасытливый.. — Так думал Ингельдот, хладным потом прошибаемый. — Из болотных туманов Валгаллы, зломыслием архидемона Генерала Зиберовича, на мою бедную головущку посланный. Сородственничек клятого Фернира, того волка, которого и небожители страшатся. Принесло ж на мою беду убивицу, лихо неизбывное.

Устрашился, открывшимся ему, угрозой потусторонней. И твердо уяснил — один только витязь Небесного Кролика его, Ингельдота, надежда, опора и спасение. Витязь, он сапогом попирает выи богатырские и разумом весь свет объемлет. Не токмо бесов язык ему ведом, еще и скрытый смысл открыт, тайный умысел колдовской ясен. И надлежит повиноваться герою беспрекословно, и все, что бы ни повелел, исполнять достаточно, не переча.

Да, вот, только… Только без Зверя никакого первосвятейшего пророкам равночинного друида-Кроликоносца и в помине не будет. Разве один Свинячий Лыч, может и останется. А коли так, то уж лучше в одночасье голову сложить, смерть от грядущего бесовского воинства принять.

Потому перечить, таки, начал. Клянчить денек отсрочки.

— Ну дай хоть один денечек. Все так ловко задумали. Нехотя Сигмонд уговорам Ингедьдотовым внемлет. — Ладно, денечек еще дам, пожалуй. — смилостивился витязь. — Но как не управишься, не обессудь, больше ждать не намерен, взорву алтарь.

— Управлюсь, управлюсь.

И верно, управился. К следующей ночи мастеровые уроки исполнили, получили по чарке пенной, довольные спать отправились. А Сигмонд с Ингельдотом в храме заперлись, свою работу начали делать. Витязь с удивлением посматривал, как рьяно и весьма умело Ингельдот инструментом орудует, как спорится дело в его руках. Не ожидал витязь от долгополого такой сноровки. Тот удивленный взгляд встретив, заулыбался.

— Доводилось мне и слесарить и у кузнеца подручным быть. Да только не по душе мне эти занятия приходились. А сегодня, сам дивлюсь, как радо работается.

От души оба посмеялись. И давай дальше мастерить. К полуночи все было готово.

А изготовлено было такое. Потайной лючок в полу алтаря смастерили и устройство его открывающее. Снизу платформочку разместили, и опускалась та платформочка прямо в клетку. Чтоб в нужный момент Зверя Кролика от глаз людских скрыть. А как новая служба будет, то опять алтарь поднять. Все до мельчайших деталей обдумали, всю конструкцию испытали, изъянов не выявили.

— Ну с кроликом устроили. Теперь о демонах позаботится надо. — Сказал Сигмонд. Вынул из походной сумки боезапас Фартового, осторожно на алтаре разместил, укрыл свежими цветами и гирляндами. Одну динамитную шашку с запалом оставил. Спрятал в нарядной, багатоукрашенной корзинке, фитиль наружу вывел.

Справив всю работу, вернулись в Ингельдотову келью. По пути и вдовицу и первозванных и всю челядь от себя отослали. А что б не удивлялись, с какой такой радости первосвятейший, вопреки обычному, с близкими людьми трапезничать не сядет, вина не выпьет, то сослались на заботу великую. Едино постной пищи малую толику велели принесть и убираться всем вон. А они, мол де, с Сигмондом за всех до утра молиться будут.

Оставшись вдвоем сели подкрепиться. Ингельдот на схимническую снедь неуважительно поглядел, подмигнул Сигмонду и извлек из широкого рукава рясы большущий кус копченой буженины, из другого — колечко колбасы. Еще подмигнул, и из под полы извлек добрую флягу вина. От вина Сигмонд отказался, а скоромным не побрезговал, наминал за обе щеки, только, смеясь, вспоминая дядю Федю Заточку, называл почему-то бацыльным. Все запасенное первосвятейшим съели, а постную пищу, разве только слегка, так на закуску попользовали.

Пришедшие утром служки, видя как мало на столе тронуто, потрясенно руками развели. — Вот люди святые. — Подумали. — Все о нас, греховодных, в служении пребывают, мало, что всю ночь дух свой молитвами изостряли, так и плоть в таком суровом смирении держат.

А сигмонд с Ингельдотом покушав сытно, плотно, последние детали оговаривать принялись.

Как ранее договорились, самое простое, за закрытыми дверями храма, вдвоем, без свидетелей кролика спрятать, никак не годилось. Больно уж подозрительно гляделось, могло вызвать ненужные, вредные кривотолки да сплетни. Потому объявил Ингельдот на завтра великий праздник, по причине коего и служба будет особой. Сам первосвятейший с витязем Небесного Кролика таинства свершать станут. И до тех таинств не всякий причастится сподобится. Только первозванные — они ежели что и унюхают, того не разнесут, не с руки им, бестиям, лишку болтать. Будут старшие монахи, тупоголовые и невежественные, им в жизнь не укумекать. Из мирян только высокородные паломники — те, индюки надутые, за хвостом переда не различают, а так же старцы, святостью своею прославленные, они все равно ничего не рассмотрят, кроты слепые. Остальным же — младшим монахам, послушникам да паломникам, равно как и монастырским работникам, молиться на дворе надлежит.

Оговорили, кто где стоять будет, что и когда делать, Вроде все верно задумано, все предусмотрено, пора и спать ложиться. Вон, за окном сереет уже, скоро утро настанет. Днем великие дела предстоят. С тем соображением лег Сигмонд на лавку, руку под голову положил и заснул богатырским сном.

Ингельдоту не спалось. Тревожно ворочался на непривычно жесткой постели. Переживал. То мечталось, как хорошо все устроится, и всегда будет под руками волшебный Зверь-Кролик. Что не надо будет каждый день переживать — явится он или нет, не возникнет ли страшный демон, не разрушит обитель. То пугало — а вдруг не удастся задуманное. А вдруг подлог откроется. Тогда прощай сан первосвятейшего. Тогда беда!

Так ели задремал тревожным сном. Мучился кошмарами. Ан глядь, уже солнце вовсю светит, вставать пора. Руки дрожали у Ингельдота, ночные страхи не покидали смятенную душу первосвятейшего.

Да только явь оказалась… Как выводил пером летописец: «И великое в сей день случилось».

С утра уже на площади народ, по праздничному дню от работ свободный, собираться начал. Глядел на закрытые отворы храма, гадал, рассуждал, что же таинство такое сегодня случится. Все сходились на том, что присутствие витязя Небесного Кролика особое значение иметь должно. А вот какое? Тут нединомыслия никак не было.

— Дурят нашего брата. — Сердито бубнил костлявый человек в кильте, какие носят псы войны. — Дурят, как пить дать, дурят. — И кривил свою физиономию, от лба до подбородка отмеченную бороздой старого шрама. — Будут у Зверя-Кролика для себя злата-серебра клянчить. А как нам, то шиш. — И шиш этот, немытый, людям показывал.

— Дурень, ты. — Вещал лохматый мастеровой, почитаемый своими собратьями за большой ум, красноречие, а, главное, за зычный бас голоса.

— Не злата витязь просит — силушки. Съест он Кролика сегодня.

— Как так съест?

— А вот так и съест. Как прошлым летом. Ему, витязю, хоть раз на год, но достонепременно надобно Зверя Кролика исхарчить. В том вся его сила сокрыта. Изжарит его прямо на алтаре и съест.

— Ох, ты! — Священный трепет объял благодарных слушателей.

— Дурное мелешь, нечесаная твоя башка. — Вмешался седой старец в рваном, изношенном хитоне. Гневливо застучал посохом по камнях мостовой, ногами босыми затопал. — Придумаешь такое, изжарит! Зверь Кролик не каплун какой. Витязь его сырым изжует. Вот. — И опять зло стучал посохом.

— И вовсе не всего! И вовсе не всего! — Пробивалась сквозь толпу горбатая, кривобокая старушенция. Пробилась, схватила пилигрима за бороду. — И вовсе не всего! А только печень и сердце, там вся сила Зверя храниться!

Паломник огрел настырную старушенцию посохом по лбу. Та бороду отпустила, но продолжала настаивать. — Сердце и печень! Сердце и печень!

— Дурят нашего брата, дурят. — Бурчал костлявый.

— Я ж о том. — Чтоб сохранить ущемленный свой авторитет забасил кудлатый. — Вестимо, что сердце и печень, а горячей, живородящей кровью алтарь окропит, да свой талисман. Вот тогдысь ем силушки всемеро прибудет.

— А не всемеро! — Не унималась старушенция, костлявым перстом тыча в грудь кудлатого. — А семидыжды семеро! Вот!

— Дурят, ох дурят. — Каркал костлявый.

Дело доходило до потасовки. Но позади спорящих, со стороны палат Ингельдотововых, раздалось хоровое пение. Благовест. Народ примолк, расступился, пропуская торжественную процессию. Впереди чинно двигались монахи в светлых праздничных одеждах. Несли хоругви, слаженно, хорошими голосами распевали гимн.

Видно прямо из Валгаллы

Прискакал зверек проворный.

За песнопевцами на открытом палантине несли Ангела Небесного. Для такого случая облаченного в свои лесные одежды, в каске, увитой ветками омелы. Лицо его было разрисовано зелеными полосами. Ангел малоосмысленно улыбался, пускал слюни и, с двух рук, осенял паству огромными кукишами.

Позади ангела шествовал, в новехонькой, еще ненадеванной, алой рясе, подпоясанной золотого шитья кушаком, с золотой же тиарой на голове, первосвятейший друид Ингельдот-Кроликоносец. Вместе с ним, в сопровождении верных гридней Ингрендсонов, шли Сигмонд с Гильдой в, сверкающих неземным блеском, доспехах, с цветами в руках. Рядом тяжело дефилировал Сатановский Вепрь. Щетина его была вычесана, копыта и бивни позолочены. На шее, вернее на том месте, где мощная его голова сочленялась с прочим телом, висел цветочный венок. Малыш тщетно пытался его пожевать.

На почтительном расстоянии от великих сей обители, ведя за собой распевающих монахов, вышагивали первозванные. После монахов двигались паломники. Впереди высокорожденные сеньоры в дорогих кафтанах с венцами на головах, с перстнями на пальцах, с драгоценными пекторалями на грудях, при богатоукрашенном оружии. Рядом их дамы блистали золотом и самоцветами ожерелий, сережек и брошей. Позади, опираясь на посохи, брели праведные старцы, в рубищах, с веригами, босые и простоволосые. Замыкали шествие опять-таки поющие монахи.

Возрождается из мертвых

Этот зверь с пушистой шерстью.

Восстает живым из пламя.

По обе стороны процессии, оттесняя толпу, шагали храмовые стражи. Статные монахи в кожаных колетах, поверх черных длиннополых сутан, в шишаках, крепкими руками сжимали древки алебард — оружия не только пригодного для полевых сражений, но и символизирующих служение власти их носящих.

Семь раз, как то полагается, обошла процессия храм Кролика-Предтечи, с торжественной неспешностью втекла в святилище. Ворота затворились, перед ними выстроилась стража. Толпа на площади пребывала в волнующем ожидании невиданного чуда и в горьком ощущении, что чудо это, им, увы, лицезреть не придется.

А тем временем месса в закрытом храме шла своим чередом. Хор слаженно распевал псалмы, высокородные любопытно по сторонам глазели, ожидали священных развлечений. Старцы истово чертили знаки тригона, бормотали молитвы. Первозванные, являя пример смирения, свершали положенные ритуалы. Про себя гадали, какую такую новую каверзу изголяет первосвинячий Лыч. Не зарвется ли этим разом. И какую выгоду из всего извлечь получится.

Ингельдот ужасно переживал, руки его тряслись, голос срывался. Вдовица нервничала, никак не могла угадать, что это ее непутевый учудить намеревается. Гильде тоже на месте не стоялось, то ногой притопнет, то ладошки потрет. Сигмонд хранил отрешенную невозмутимость. Малыш добрался таки до венка, смачно его жевал. Ангел Небесный, пустив слюни, дремал.

Наконец, в апогей всего таинства, заклубился алтарь потусторонним туманом, предвещая явление Зверя Кролика. Ингельдот изготовился.

Но не только ожидаемый и ставший для храмовой братии почти обыденным, длинноухий зверь объявился этим разом на алтаре. Из потустороннего тумана, в громовых раскатах, в блеске молний, один за другим выскочили три здоровенных глыбоподобных чудовища. Черных, горбатых, с колдовскими причиндалами в лапищах.

— Демоны! — Ахнул Ингельдот. — Не успел! Опоздал! — Промелькнуло в голове. — Вот смерть моя! Не послушал витязя.

Первый демон колдовским жезлом начертал в воздухе огненную дугу. Загремел гром, завоняло горелой серой, посыпались с потолка осколки лепнины, зазвенели выбитые стекла витражей. Люди в страхе попадали ниц, Тем временем второй демон стал на одно колено, положил на плече огромных размеров еще более колдовской жезл. Из его заднего торца вырвался столб пламенный, завыла нечистая сила, задрожали стены храма. В огне и громе рассыпались дубовые ворота.

А третьей демон раскорячился на полу, водрузил перед собой жезл средних размеров, со стальным блином сверху, с тремя лапами снизу. Водил им из стороны в сторону, рисовал магические символы Власти.

— Конец! — Порешил первосвятейший, объятый смертельным ужасом, от страшного потрясения обездвижимый. Не сообразил вслед за всеми лечь, окаменело торчал посреди оскверненного храма, машинально, бездумно осеняя демонов священным знаком тригона и выкрикивая заклинания.

Первый демон снова вывел огненную дугу и в громе и пыли гаркнул нак ломаном языке:

— Фсем лешать! Здафайся!

Неожиданное десантирование Зиберовических рейнджеров, каким-то странным образом реанимировало ущербный мозг Виктора Петровича. Приходько поднялся во весь свой немалый рост, расправил плечи, выпятил грудь. — Achtung! Achtung! Nicht schissen! Ausways! Chende choch! — И во всю мощь богатырских легких, заревел командирским голосом: — Смирно-о-о!

Списав полковника со счетов, служба безопасности не посчитала нужным информировать о нем группу специального назначения. Это решение явилось не в следствии халатности или разгильдяйства. Сведения об особенностях обратной нуль транспортировки, о биологических изменениях тел и сознания агентов, являлось государственной тайной. Посвящать в нее рейнджеров было признано нецелесообразным. Боеспособность солдат, знающих, что домой им предстоит вернуться полувоздушными идиотами, была бы равной нулю.

Простодушные в своем неведении, бойцы автоматически выполнили привычную команду, отданную старшим офицером. Вытянувшись по стойке смирно они обалдело уставились на представительного военного в камуфляжном комбезе с полковничьими погонами на плечах.

Приходько отдал честь.

Рейнджеры неуверенно отсалютовали, постепенно догадываясь, что специальное задание освобождает их от подчинения командам, невесть откуда взявшегося, чужого полковника. Поэтому Приходькинское «Кругом! Шагом марш!», на свою беду выполнять не спешили. Но мимолетная эта задержка, сломавшая боевой порядок группы, вызвала крушение всей, так тщательно подготовленной операции. Миссия их, еще толком не начавшаяся, уже безнадежно была провалена. Не признали в полутьме храма, среди многих, странно, непривычно одетых людей, в одном из рыцарей, Стилла Иг. Мондуэла.

— Как лихо полковник лохов разводит. — Краем сознания фиксировал Сигмонд. Серебром лунного света скользнул вперед и вбок, метнул свой смертоносный сай в самого опасного, в пулеметчика. Точно в горло, выше пельки бронежилета вошло отточенное острие. Вошло не глубоко — насквозь пробило шею. Выпустил из ослабевших рук пулемет, захрипел рейнджер, упал рядом с оружием.

А Сигмонд уже обрушился на второго. Опытен тот, тренирован, просто так, как балаганных драчунов, его не возьмешь. Провел витязь обманный прием саем. Ударил ногой прямо, провоцируя встречное движение. Удалось, поддался рейнджер, защищаясь подставил ствол гранатомета. Стилл, изменив траекторию удара, обходя блок, снизу вбок, по дуге, кручено, заехал носком сапога в челюсть. Некогда добивать, третий рейнджер пустой рожек от карабина отстегнул, вот новый вставит. Да замешкался, налетел на него старший Ингрендсон, взмахнул мечем, десантник жестоким ударом приклада сбил того с ног. Сигмонд метнул сай, хоть с трудом, в последний миг, но тот отбил бросок. Чуть разве, лезвие щеку оцарапало. Но карабин перезарядить не успел, Сигмонд уже рядом, уже мечи обнажил, уже нападает. Не дрогнул рейнджер, другого бы не послали на такое задание, других в спецназе не держат, вступил с витязем в рукопашную.

Карабин с примкнутым штыком в бою мечу не уступит. Им и колоть можно, и прикладом, что обухом, бить, и стволом, как щитом обороняться. Знает эти приемы рейнджер. Умело фехтует. Насмерть бьются два воина. Атака — защита, прием — контрприем, удар — блок надежный подставлен. Сверкают мечи, мелькает вороненый ствол, звенит металл о металл, искры брызжут. И не поняла Гильда, как, но осел вдруг демон, пал на колени. Голова его отвалилась от туловища, покатилась по полу.

Поворотился витязь, так и есть. Поднялся второй рейнджер, оправился от Сигмондова удара, разметал в стороны двоих Ингрендсонов, автомат из за спины выхватил, затвор передергивает. Сигмонд, скользя в сторону, уходя с лини огня, последний сай достал. Не успел рейнджер оружие изготовить. Вскрикнул одернул руку.

Это Гильда метнула кинжал, витязев дар первый. Еще не обучилась сенешалевна, несильную рану нанесло лезвие, да дала Сигмонду время свой сай в недруга запустить. Почувствовал витязь, что удачен вышел бросок, точно в незащищенное горло направилось острие. Но, вдруг, внезапно тело рейнджера взлетело на воздух, перекувыркнулось и, описав широкую дугу гулко ударилось о камни пола.

Малыш поработал. Уразумел толстошкурый, что черные незнакомцы не забавы устраивают, устремился на помощь хозяйке, всей своей многопудовой массой ударил врага.

Сигмонд, опережая вепря, чтоб тот в своей ярости не затоптал насмерть раньше времени, подскочил к поверженному, заслонил спиной. Приставил меч к горлу.

Рейнджер, потрясенный падением, тяжело дышал, но был в сознании. С ужасом смотрел он на свинячье рыло, острые клыки, на рыжую воительницу. Скривился, когда она выдернула из раны кинжал. Поднял взгляд на рыцаря. Глаза его широко раскрылись от безмерного удивления.

— Стилл. Инструктор Стилл. — Охнул окровавленным ртом. — Так это ты? инструктор Стилл?

— Я. — Сигмонд тоже узнал своего бывшего курсанта. Опустил меч.

— Помнишь меня?

— Помню.

— Что со мной будет?

— А ты как думаешь? Чему нас в спецназе учили? Забыл?

— Нет. — Обречено ответил рейнджер. Сигмонд присел на корточки.

— Слушай. Ради нашего старого боевого товарищества могу тебе помочь. Кто должен был вас здесь встретить?

Рейнджер отрицательно покачал головой.

— Во, гад. — Сказала Гильда. — Еще отпирается. Обтрусить ему пыль с ушей?

Сигмонд невнятно хмыкнул. Сенешелевна, понимавшая все дословно, или прикидывалась, что все так понимает, схватила пленного за ухо и ударом кинжала отрезала. Рейнджер закричал. Схватился рукой за кровавую рану.

Сигмонд снова хмыкнул, посмотрел на подругу странным своим взглядом, пожал плечами. — Послушай, — снова обратился к рейнджеру, — как бывшего однополчанина хочу тебя предостеречь. Это мир не цивилизованный, здесь средневековье, варварство. Тут вместо пенталата натрия — дыба, а детектор лжи — каленое железо. Так что не надо геройства. Колись скорее. Времени у тебя до начала реверса, потом поздно будет. Ничем помочь не смогу.

— Мужик, наемник. Через морду шрам. На груди татуировка — тригон тамплиерский.

— Вот и ладно. — И, обращаясь к монастырской братии, — грузите все это, — показал рукой на убитых, — на алтарь. И оружие их туда-же.

— Колдовские-то жезлы может себе оставим? — Оправившись от страха, Ингельдот уже искал, что полезного можно приобрести от сегодняшнего происшествия.

— Грузите, грузите. Бесово — бесам. — И снова повернувшись к рейнджеру, — а кого здесь ликвидировать надо было?

— Ключника. — Спецназовец старался не смотреть в глаза своего инструктора.

— Ну, вставай. — Помог подняться, подтолкнул к алтарю, на который уже были сложены остатки спецгруппы. — Дай тебе бог, поскорее выйти из нокаута. Прощай. — И резко, без замаха, как только он и умел, ударил в челюсть. Подхватил на плечи обмякшее тело, зашвырнул в пространство алтаря, замутненное уже первой дымкой нуль транспортировки.

— Ингельдот, скорее! — И покуда первосвященный подался к потайному рычажку, сам кинулся к корзине, поднял ее, поднес к горящей свече. Затрещал запальный шнур, посыпал искрами. Сигмонд резко забросил взрывчатое устройство в густой уже псевдотуман.

Не сговариваясь, не ожидая команды, хор рьяно затянул ликующий гимн. В поем уничтоженных взрывом ворот спешили смятенные, исполненные щемящим благочестием люди. Входили в храм приобщиться к тому великому таинству, коему через огонь и дым разверзшихся врат свидетелями были.

Рассеялся псевдотуман. Алтарь был пуст. Сигмонд устало обнял Гильду, отвел к лавке у стены. Сел вместе с подругой. — Все, закончили. — Снял шлем и расслаблено привалился спиной к прохладному камню. Малыш, все еще сердито урча, пристроился у ног хозяйки. Гридни, потирая ушибленные места, подошли к своему лорду. Склонились в неуверенном поклоне. Восхищение перед господином омрачалось собственным бессилием. До боли было стыдно, что в тяжелый миг, не смогли исполнить завет своего отца, предводителя клана Серой Волчицы. Не смогли выполнить свою клятву, данную в теснине Вороньих холмов, не отвели от своего господина вражьи булаты, не приняли своими грудьми вражьи Не смогли одолеть противника. Одному витязю пришлось нести тяготы сечи. А он все выдюжил, осилил лютых демонов, поборол силу зла.

— Спасибо, други мои. — Нет предела великодушию Сигмонда. Одарил Ингредсонов улыбкой и закрыл глаза.

А Ингельдот вовсю службу правит. Незаметно повернул тайный рычажок, ступил к алтарю, пошарил в нем руками. Торжествующе вынул Зверя-Кролика. Вознес вверх.

— Кролик с нами! Злым, злом воздано. Добрые да в добре пребудут. Кролик с нами!

А Сигмонд, привалившись простоволосой головой к Гильдиному плечу спал. Тихо, недвижимо сидела шенешалевна. Тихо стояли кругом гридни, мечи обнаживши, стерегли сон своего лорда.

Не было конца торжественной литургии в этот был великий день.

* * *

А вот в Дубненском Научном Центре, в секретной лаборатории К-7Б, это был самый наихеровейший день.

Завлаб с утра был раздражен, сердит и желчен.

Превратили солидное научное заведение в шпионский вертеп. По лаборатория шастают подозрительные субъекты, физики-лирики в штатском. Экспериментальные образцы используют не по назначению. Записки всякие туда сюда шлют. И ничего им не скажи. Военная мол тайна, дело особой межгосударственной важности, высшие интересы демократии. Чтоб им пусто было!

Убеждения хитрого лиса, научного руководителя Центра, успокаивали мало. «Увеличение объемов финансирования, укрепление материально-технической базы». Вот бы и укрепляли себе эту базу где-нибудь за полярным кругом. Джеймсы Бонды эдакие.

А сегодняшний день и вовсе вылетал в трубу. Набилось этих физиков-лириков, побольше штатного научного персонала. Да еще с собой привели полтора десятка мордоворотов с автоматами. Позорище! Отправляй, видишь ли, их в ООП-9Х Все и в камеру разом не влезут. Тогда отправляй их группами. Так целый день насмарку!

Сердитый завлаб колдовал над приборами. Рядом, мешаясь, толпились эти в штатском, заглядывали из за спины, пытались командовать, словно что-то понимали в теории пространственно-временных континуумов.

— Режим реверса! Три, два, один, начали!

Реверс, по показаниям приборов, прошел успешно. А вот на мониторах что-то было не так. В рабочей камере «Рай-2» не было кролика, зато было что-то… Агенты спецслужбы устремились в зал установки. За ними грузно топая подкованными каблуками десантных ботинок, тренированно ворвались рейнджеры, на ходу изготавливая автоматы к бою. Завлаб, полный к ним всем презрения, злорадствуя, вошел последним.

Но циничная ухмылка его сползла с разом побледневшего лица, а желудок в спазмах сработал в режиме реверса, когда из рабочей камеры выкатилась, глухо ударилась об пол, мертвая голова. Оставляя кровавый след она катилась, шлепая каской о линолиумное покрытие, скалила зубы и, наконец, остановилась, вперив мутный взгляд пустых глаз в завлаба.

Внезапно одно из тел дернулось, зашевелилось и с криком «Ложись!», выпало из «Рай-2». Рейнджеры и господа в штатском умело залегли, укрывая руками головы. Завлаб шмякнулся в обморок.

Рвануло. Жестокий взрыв разнес в щепки гордость АСДэковской науки, установку по нуль транспортировке «Рай-2». Полностью, безвозвратно уничтожил сверх дорогостоящее сооружение, на которое возлагались такие большие надежды. Ударная волна, разрушительным вихрем пронеслась по лаборатории К-7Б, уродуя уникальные приборы, уничтожая ценнейшие научные документы, опрокидывая стеллажи с бесценными образцами, скручивая и разрывая соединительные кабеля, и, наконец, вывалилась с вышибленными рамами во двор, наполняя ДНЦ грохотом и треском лопающихся стекол.

* * *

Задумчив сидел монастырский летописец. То бороденку почешет, то лысину пошкребет. Трудна перед ним задача, да велика цель. Надлежит ему, для просвещения живущих, для памяти потомков, не отступаясь от истины, с правдой великою в дружбе, живописать сегодняшнее чудо запредельное. Как слова такие найти, что бы поведать миру о мере безмерной твердости духовной их пастыря и наставника небом избранного, первосвятейшего друида Ингельдота-Кроликоносца? В годину архигрозную не устрашился демонов мракобесных, не дрогнул, устоял против сил нелюдских. Молитвой своей разрушил мощь чар колдовских, сподвигнул витязя Сигмонда, леди Гильду и Вепря Сатановского на подвиг. Как одолел благочестием, как пересилил святостью нечестивость демонов. Как пали силы зла под десницей первосвятейшего, сгинули в провалах Валгаллы.

Непосильна задача летописца. Но выдюжил, справился. Все изложил на пергаментном свитке языком возвышенным, стилем благородным.

И Гильда сидела замыслившись. Как сложить Песнь? Как воспеть безмерное геройство ее витязя? Но сумела таки. И зазвучали горделивые, звенящие слова величальной Песни.

* * *

На хазе блатная кошка пила водку. Нутром чуяла — менты на хвосте. Пора залечь на дно. Прикидывала палец к носу: — Куда это Фартовый запропастился? Как его вычислить? И какой в этом может быть интерес ей, Алмазному Перышку?

Таки прикинула. Все слепилось в ажуре.

А в одном из кабинетов ДНЦ хмуро поглядывал в разбитые окна, сотрудник секретного департамента, руководивший проведением сегодняшней операции, курил одну за другой сигареты. И так и сяк примерял, каким макаром рапорт слепить? Не оказаться бы тем же днем на Шпицбергеновской базе, да еще и в нижних чинах.

Это ему не удалось.

А генерал Мойша Зиберович пытался представить пятимерную дулю.

Глава 11. Саган.

Не пришлось Гильгардовцам познать покой в тенистых рощах Ингельдотовой обители. Только истребили демонов, на следующий же день прискакал гонец от пэра Стока. Привез послание. В нем, доблесный муж уведомлял Сигмонда, что в Поморье высадился проклятый конунг Альт Бездонная Бочка. Король Саган со своим войском уже направился на побережье и призывает верных ему лордов оказать всемерную помощь. Грядет битва и Сток будет ожидать друзей на пути к морю. Где, гонец знает и проведет.

Запоздал перстеневец, разыскивая витязя Небесного Кролика. Не успевал Сигмонд собрать Волчью дружину. Приходилось спешить.

* * *

В лагерь войска земли Нодд союзный отряд прибыл в тревожную вечернюю пору. Прозрачная ясность дня иссякла, но не наступило еще таинство ночи. Дневное светило, Ярило-солнце, засыпало за краем окоема, периной далеких облаков укрывшись. Помрачнели тучи в скорби своей, потемнели густотой траурной. Последние лучи света, на излете забрызгали их багрянцем, как сталь доспехов заливает горячая живица крови.

Дух унылой тревоги витал над биваком, стлался туманной промозглостью, горчил костровым дымом, темнел истоптанной, раскисшей землею. Не торговались крикливые маркитантки, не переругивались ратники с кашеваром, понося того за пустые щи да постную кашу. Не слышался хохот ветеранов, смакующих добрый эль и скабрезные былицы о прошедшем. Даже прибытие подкрепления, столь необычного отряда, не вызвало всегдашнего, в таких случаях, оживления. Мутным взглядом провожали люди Гильдгардцев и безучастно отворачивались, сутуля плечи. Брели неосмысленно от шатра к шатру, сами себе бормоча что-тo невнятно.

Выбрав место, военноначальники поручили дружине расставить палатки, сами направились к шатру с королевским штандартом. Саган, предупрежденный об их прибытии, в сопровождении сенешаля Короны, вышел навстречу. Кузены чистосердечно обнялись. Лорд Сток представил королю своих спутников. Саган учтиво поприветствовал, слава о витязе Небесного Кролика и его воинственной спутнице достигла монаршего слуха. Но было заметно, что он, в преддверии предстоящего сражения, более желал бы видеть отряд помногочисленнее, пусть и под предводительством менее знаменитого воителя.

Умудренный же годами опыта сенешаль Короны, воевода Сагана, однако, был вполне доволен. Жаль, конечно, что не смог Сигмонд привести с собой ратников клана, да если молва людская, хоть наполовину, верна будет, то стоил витязь целого войска.

Король пригласил пэра Стока в свою полевую резиденцию, тот, извинившись, последовал за монархом. Гильда была одновременно и горда, ведь удостоились они быть представлены самому королю, однако и несколько уязвлена скорым уходом венценосца. Сигмонда, как всегда, такие вопросы не тревожили вовсе. Волновало его другое. С тем и обратился к сенешалю.

Мудрый воевода, сам, тревожась исходом нынешней компании, провел новоприбывших в свой шатер. Сели за стол, куда уже челядь ставила снедь, раскладывала миски, наполняла кувшины.

— Прилично хозяину, насытить утомленных дорогой путников, а с докучливыми разговорами, до поры повременить. Так велит нам долг гостеприимства. — Говорил старый воин. Да прямодушен сенешаль, сразу видать, не чревоугодие у него на уме. В сердце своем ждет разговора серьезного. И Сигмонд того ждал.

— Спасибо за приглашение. — Ответил. — Да аппетит ты мне не испортишь, если за столом диспозицию изволишь изложить. У меня пищеварение и мыслительный процесс проистекают не взаимосвязано.

— Слыхал я про необычность витязя. — Удивлялся в душе сенешаль. — Но он таки чуден. Ох, чуден.

— Ратные думы лорду Сигмонду харчиться не в помеху. — Истолковала Гильда речения витязя.

Так и было. Сигмонд угощением не брезговал, налегал основательно. Да в миску смотрел мало. Больше глядел на сенешаля, слушал вдумчиво, умно спрашивал.

Неторопливо, обстоятельно, вел воевода свой рассказ, не приукрашая, но и не черня ничего. Сигмонд хмурился. Положение королевских войск выглядело весьма сложным. Сир Саган попал в неприятное положение.

Расположились злоопытные варяги хитро — в междуречье. Два мутных потока, прорезая гряду прибрежных дюн, несли в море свои черные воды. Вот на этих-то песчаных холмах, со стороны суши задернованных, покрытых редкими, ветром искривленными, соснами, и раскинул свой бивак конунг Альт Бездонная Бочка, лодьи держа позади себя, напоготове, у кромки прибоя.

Прикрытый с тылу морем, с флангов — непреодолимыми эстуариями рек, Альт не страшился обходного маневра Сагана. Королевское войско могло атаковать только в лоб, но решиться на это было не просто.

Варяжская дружина в численности уступала ноддовцам, и в ее составе не было конницы. Но рать Сагана, наспех собранная, состоящая из баронских дружин, кланов материковых лордов и коронного войска, монолитностью не отличалась. Предводители поглядывали друг на друга с недоверием. Старые обиды, честолюбивые амбиции и нежелание подвергать себя и своих людей опасной непредугадываемости грядущего сражения, лишало ратников, так необходимого сейчас, решительного упорства истинных воителей.

А вот варяги, этим упорством обладали в полной мере. Вскормленные с острия копья, вспоенные медвежьей кровью, взращенные шквальной волной, с измальства спаянные суровым морским братством, воинами были злыми, умелыми, отчаянными рубаками. Объявленные вне закона у себя на родине, отвергнутые скалами полуночных фьордов, пропитание добывали в бою, жизнь проводили в походах. Как поется в древней Песне «Наши отцы — конунги молодцы, наши браты — острые булаты, наши жены — лодьи снаряжены, наши сестры — длинны веслы, наши деды — ратные победы». И той напевной заповеди неотступно верность хранили.

Вот такие молодцы составляли дружину Альта, да и их ратные доблести блекли рядом с неуемным напором ярых берсеркеров. По тому и объявлен конунг вне закона, что вопреки исконному канону, завел безудержных бойцов на каждом струге втрое больше обычного. И того мало — на бой облачил их в доспехи, чего отродясь варяги не делали. Укрытые броней, напитанные ядом гриба-душегубца, ополоумевшие воители не ведали ни страха, ни боли. Не знали ни жалости, ни сострадания. Не тревожились раскаяньем, не маялись провиною. Но только в сумеречных обломках отравленного сознания одного желали — смерти врагам, смерти, смерти. И густо сеяли ее, костлявую, своими острыми двуручными секирами.

Стратегия Альта была проста, но весьма эффективна. Закрепившись на прибрежных дюнах, обезопасив себя от фланговых ударов, он сидел и выжидал, предоставив юному монарху самому избирать свою долю. Понимал, не может Саган просто так свернуть свой лагерь и уйти восвояси, с позором вернуться в столицу. Еще бы — стоял против варягов, да тронуть убоялся, упустил, позволил разор наводить. Признав тем собственную слабосильность, невозвратно потеряет, так необходимую ему, поддержку поморских баронов. Тогда материковые сеньоры окончательно отворотятся от Короны, начнется в земле Нодд полное безвластие. На руку такое конунгу.

Не может король, и вступать в бой в столь проигрышной для него ситуации. Бесславное поражение, разгромленное войско, а главное — гибель щитоносной конницы, оплота королевской власти. Побежденных не любят, проигравших не жалуют. Тот же позор, в державе разброд, а для конунга — та же выгода.

Сам Альт ничего не терял. Начнет Саган сражение — хорошо, перевес на стороне варягов. Разбить королевское войско, тогда все побережье, да что там, и глубинные земли, окажутся в полной власти морских разбойников. Не начнут, и ладно. Уйдут ли королевские войска, не уйдут, в любой момент можно отчалить и ударить в неожиданном месте. Пока туда сухопутьем успеют добраться ноддовцы, пограбить и безнаказанно уйти времени с лихвой хватит. После опять ударить у нового поселения, потом у нового.

А спешить варягам и впрямь было некуда. Войско ни в чем недостатка не испытывало. Реки снабжали питьевой водой, море — рыбой, в болотных зарослях водились утки, постреливали их. А чтоб разговеться, небольшие дружины о двух — трех стругах, уходили на разбойный промысел. Разоряли ближайшие села, привозили хлеб, мясо, хмельное.

Не в пример варягам, расположилось войско ноддовцев, в гнилой, нездоровой низине. Туманы да мошка, вечная сырость и грязь. Люди хворать начали. И когда пираты на сухих дюнах посиживали, по вечерам у костров залихватские матросские песни горланили:

Как родная меня мать провожа-а-ла,

Не ходи ты во пираты, говорила,

Чай у Альтушки мечи ить найду-у-тся

Без тебя то душегубцы обойдутся,

ноддовцы месили болото, мерзли и мокли. Почем зря ругались между собой, поносили дожди, варягов и своих командиров.

* * *

На плоской вершине дюны задумчив сидел грозный конунг. Соленый морской ветер разметал густые кудри, трепал полы обширного кафтана. Да привычен бриз Альту, не замечает он его. Попивает из огромной, драгоценной церковной чаши крепкий эль, хмурит брови, думает думу.

Недобрая слава, что по всем берегам Ойкумены, шквальным прибоем, катится впереди его лодей, порядком конунга утомила. Велика, непомерна цена той славы. Полновесно оплачена безвременными скитаниями изгнанника. Струги добра полны, на заповедных островах в тайных местах, многократ более схоронено. Да какой прок от тех богатств? Одни змеи подколодные, да летучая погань ночная, сокровищами бесценными любуется.

Седина в бороде, что снег на скалах, а ни кола, ни двора. Пора бы уже внукам радоваться, так и наследника еще нет. Безжалостно сердце морского разбойника, бесстрашно, да порой и его грызет злая тоска, давит обручем черная кручина. Устали глаза от водного блеска, от желтизны песков, от краевидов чужеземных. Все не так, без фьордов родных, без утесов гранитных, без духа верескового.

Да как воротиться в отчий край, в Варяжскую Гиперборею? Покаянным просителем, повинной головой, в рубище и веригах вымаливать милости? Нет, не для Альта это уготовано. Не для ратной его дружины такое бесчестье.

Во славе и почестях надлежит ступить им на родной гранит. Чтоб приветствовали с гимнами да песнопениями. Чтоб ликующие толпы на встречу Альтовым драгонам устремились, с монахами, хоругвями и трубачами. Чтоб по всем храмам попы молебны правили, алилую кричали. Чтоб из самых дальних шхеров съехались конунги с подначальными людьми своими. Что б сам король, ярл Варяжской Гипербореи на берег с приветствием самолично вышел.

И тогда довеку осесть в наследном замке. Привести молодую жену, деточек завести. Сменить боевую секиру на охотничий лук и бестревожно ожидать зимние свои годы. Студеными вечерами, под просторными сводами, у пылающего камина, на хмельных пирах вспоминать прошлые походы, знатные победы.

Да чтоб сие сбылось, нынешней славы пиратской, недостанет. Сильны недруги, злопамятны. Не простят ни доблести Альтовой, ни порушений дурных дедовских порядков, те кичливые в королевских палатах конунги, что страшатся доверить судьбу лодье, а жизнь мечу. Не оберег от них ни злато семитское, ни шелка китайские, ни самоцветы индусские. Напротив, только горше разожгут зависть к его победам, которая и так, тресковой костью в глотке торчит, ночами спать не дает.

Нужно деяние великое, победа невиданная, варяжскими воителями от века не свершенная. Такая, чтоб в скрижали летописные во всех краях монахи худомясые, багряными литерами занесли несмывно. Чтоб весь мир подлунный содрогнулся, ужаснувшись. Чтоб по всем крепостям да весям, дорожным трактирам да замкам, пели скальды Песнь об Альтовой победе. Чтоб старики внукам говорили, а те, сыновьям своих сыновей порассказали. Чтоб друзья возликовали, а недруги от тоски в прибое утопились.

А что может быть подходяще, что славнее, чем сломить силу Ноддовскую. Побить короля Сагана, порубить баронов Поморских, веками варягам препятствия творивших, рассеять, потопить в болотах коронную конницу, оплот вражий. А расправившись с той помехой, сокрушив силу супротивную, разящим мечем войти в пределы королевские, воевать где силой, а где одною угрозою. Лорды слабовольны, горожане пугливы, поселяне лапотные вовсе не в счет. Как своей дружины мало станет, клич кликнуть, есть еще в Гиперборее сорви головы, удальцы ушкуйники. Приплывут на подмогу, пристанут к Альту, коль дело к победе, к богатой добыче. И наймиты ратные, псы войны, толпами сбегутся, души запродажные. А там и герцоги с лордами, в ножки поклонятся, на верность присягнут.

Задумался еще крепче конунг. Так может и не в холодной Варягии, не во вьюжном фьорде, суждено ему окончить дни свои. Но самодержавным властелином богатых земель Ноддовских, увенчанным королевской короной, что силой своего оружия сорвал с головы непутевого Сагана.

Зловеще ухмыляется Альт. Подхватился на ноги, ухватил секиру, крутанул над головою. Холодно сверкнула сталь, и блик этот далеко виден был, в королевском лагере ноддовцам по глазам резанул.

Видел и Саган этот отблеск. Сидение в грязи становилось ему нестерпно. Не по гроб же жизни кильты просиживать, невесть чего ожидаючи. Пора настала решать судьбы людей, долю Поморья, участь Короны. Объявил большой военный совет. Услыша про то, Гильда нерешительно переминалась с ноги на ногу, но Сигмонд, как само собой разумеющееся, сказал: — Ну, чего ждешь? Раз такое дело — пошли совещаться.

Пришли в монарший шатер. Отводилось им место на самом краю стола, все собравшиеся или были, или мнили себя родовитее чужеземного витязя. Гильда покраснела от такого поношения, но Сигмонд спокойно направился за герольдом и спокойно сел. Да сел не сбоку, как все сидели — ухватил табуреты, передвинул в торец, величественно расположился, таким образом, оказавшись напротив короля, да еще и Гильду устроил рядом. Сидевший одесную Сагана пэр Сток, который, равно как и сенешалевна, был неприятно уязвлен пренебрежением доблестных заслуг друга, довольно усмехнулся. Витязь Небесного Кролика с невозмутимым видом положил руки на столешницу и, окинув всех присутствующих внимательным взглядом, изготовился слушать. И вышло так, что скоро все говорящие, нет-нет, да и стали оборачиваться то к витязю, то к королю. От чего смущались, вертя головами в разные боки.

А совещались тяжело.

Лорды нервничали. Воюют они здесь, защищают баронаты. Своих людей губят. А как, не приведи благостный Бугх, алчные соседи на их вотчинные земли позарятся. Пойдут ли на подмогу сегодняшние союзники? Аж никак не пойдут. Каков же резон лордам на окраинных берегах кровь проливать?

Того не мыслили, что не баронские замки они сейчас спасают. Что поморцы не одни только свои наделы от варягов боронят, не об одном своем благе пекутся. Стоят на страже всего взморья, всего водного рубежа королевства Нодд.

Да тревоги у лордов не напрасны. Варяжские дружины редко в сухопутные пределы захаживали, потому врагами особо не считались. А в тех пределах из своих же ноддовцев недругов в достатке. И враждебные кланы, и разбойничьи ватаги и так, по мелочи, всякий люд вооруженный. Все норовят поживиться чужим добром. Одна разница, что забредший пес войны у поселянина поросенка сопрет. А лорд владетельный может и земли соседские захватить и замок сжечь и весь клан под корень изгубить. Вот и выходит — не с руки у моря свои силы свои растрачивать, когда в этой силе и дома нужда имеется. Потому склонялись материковые сеньоры, покуда люди их поголовно не похворали, по женам и чадам не истосковались, поворотить коней, да в родные пределы отправиться. Пусть и без славы, зато и без урона.

Бароны же, наоборот, настроены были воинственно. Роптали. Стоят они тут без дела, а Альт вольно разоряет их поместья. Нехорошо выходит. Упрекали союзников своих в нерешительности, да непостоянстве. Спорили до хрипоты. Забывались порой, что на королевском совете они заседают, друг другу обидные, горькие слова говорили. Близилась ссора.

И тогда Сигмонд сказал свое слово. Гордой медью звучало оно под сводами королевского шатра. Набатом гремело, звенело мечем, ударяемым о вражеский щит. Так сказал, что одобрительно король голову склонил, а сенешаль утер незваную слезу. Так сказал, что Гильда устыдилась, да годиться ли ей, да пристало ли, петь свои Песни пред очами столь красноречивого витязя? Она не знала, что не все слова Сигмондом придуманы. Скорее, как бы он сам определил, речь составляли документальные цитаты и литературные аллюзии, ноддовцам незнакомые.

А говорил какое:

— Полно, братии мои, унынию предаваться.

Полно черной грусти когтить ваши благородные сердца.

Пусть ваш дух взовьется сизым сколом в поднебесье,

Пусть доблесть ваша воспарит могучим орлом.

Не любо ли нам лагерем стоять, да во чистом поле,

Да под шатрами?

Не любо ли нам червлеными щитами поле перегородить,

Ища себе чести, а венценосцу славы?

Пусть не кружит над нами черный Хьюгин-Ворон.

Пусть не распускает свои перья,

Здесь ему добычи не дождаться!

Лети Хьюгин-Ворон в стан варягов — там твоя пожива.

Спеши галичь, каркай громко: «Летим на уедие!»

— Пес им на тризну! — Не утерпел, вскипела горячая кровь у сенешаля Короны. Вскочил, опрокинувши лавку, выхватил из ножен меч. И многие повставали, сверкая глазами, потрясали булатами. Сигмонд, и свои клинки волшебные обнажив, рек далее:

— Лучше от мечей быть потяту, понеже от поганых сраму имать.

Хочу я, братия, копье свое обломать о дюны басурманские.

Хочу я с вами, витязи земли Нодд,

Голову сложить в жаркой сече,

Или зачерпнуть шеломом из великого моря-океана!

Хук! Я все сказал!

А когда стихли боевые кличи, уже спокойно, буднично, словно о деле уже вовсе решенном, добавил:

— Ну, до вечера не долго осталось, пора идти, готовить дружины к бою.

Лорды и бароны потянулись к выходу.

— Ну ловко ты их! — Восхищалась Гильда.

— Тоже мне, ловко. Это пустяки. Ты бы построила акционеров, на годовом заседании. Вот то ловко. А здешний народ прост и чистосердечен. С ним легко.

Саган, тоже доволен был, такому скорому единодушному решению совета. Пригласил Сигмонда придвинуться поближе. Кроме них в шатре остались сенешаль короны, пэр Сток и другие воеводы. Надо было оговорить предстоящее сражение, надо решить, что противопоставить дружине Альтовской, как ее одолеть.

Тут ясности не было. Совет опять зашел в тупик. Восторженность давешнего подъема, сменяла мрачная тревога, шаткая неуверенность.

Было однозначно ясно — силами баронов и лордов с варягами не совладать. Те сомнут их войска, рассеют по долине, потопят в болоте. Не обойтись без сокрушающего удара панцирной конницы. В ней сила короля Сагана, на нее надежда. Отборные воины, умелые наездники, закованные в стальные кирасы, на крепких, укрытых кожаными доспехами конях, не раз решали исход битвы в пользу земли Нодд.

А вот, нанести этот удар было негде.

Хитрый конунг, заманив юного короля в межречную долину, напрочь лишил его этого единственного преимущества. Завтрашнее поле боя с правой стороны обрамлялось топким берегом, левый борт был еще болотистее, а у дюн, и вовсе перерастал в обширную непроходимую топь. Раскисшая, вязкая почва сковывала движение коней, отбирала силы, снижала скорость. Русла рек, ограничивали маневр, а многие старичные озера и болота, рассекали строй, заставляли двигаться кружными путями.

Только центральная, укая, чуть приподнятая часть, была хоть и мокрой, но проходимой для конницы. Логично было, и двинуть этой полосой коронное войско, разрубить варягов по центру.

Да и Альт Бездонная Бочка, знал это. Давно приготовился, предусмотрительно вкопал острые колья, ежей бревенчатых наставил, должно быть и стальные шипы, ранящие копыта, в траве разбросал, и другие ловушки в избытке приготовил.

И тогда, оказавшись в узком пространстве, встретив хорошо налаженную оборону, конница потеряет наступательный порыв, замедлит движение, и тем ослабит силу удара. Не получится одним махом смять, разрубить ушкуйничий строй. Завязнет цвет войска в кровопролитной битве, будет топтаться на месте, гибнуть бесполезно. А как варяги смогут, с них станется, опрокинуть королевские фланги, прорваться по краям, то и вовсе беда будет.

Нет, нельзя пускать сенешалеву дружину узостью срединного сухопутья. Да и держать в резерве, вернее в бездеятельности, наилучших бойцов, никак не годится. Вот и выходит, куда ни кинь, всюду клин. Поморский воевода барон Рансонборг даже предлагал спешить всадников. Да в этом предложении ничего стоящего не было. Сенешаль крепко воспротивился, приводил свои резоны: Дружина коронная, мол, тем и сильна, что кона. Ратники и навыками и оружием для пешего боя непригодны. Поморец и сам это знал, предложил так, от безнадежности, потому на своем не настаивал. Положил на стол тяжелые кулаки, хмуро на них уставился.

Тогда витязь снова взял слово.

— Сир, есть одна задумка. — Вспомнив полковника Приходько, улыбнулся. — Проведем операцию «Багратион». Осуществим прорыв подвижной фланговой группировки в стратегический тыл противника по, наименее ожидаемом неприятелем, направлении главного удара.

Его собеседникам это мало что говорило. Но пэр Сток уже знал, как туманны речения витязя, да как ослепительно ясны дела его.

— Лорд, растолкуй замысел. Поведай пояснее.

Сигмонд поведал. А дело было в том, что ранним утром, еще до света, отправился он с гриднями и Малышом на рекогносцировку. Убедился, что все верно рассказал ему сенешаль, да только болото у левого борта долины, не показалось ему таким уж непролазным. Хаживал он в рейнджерах худшими топями, ничего, живым выбирался. И Ингрендсоны со своим лордом заодно: — Нам, — говорят, — денька два-три, непременно сыскали бы путь к дюнам, есть он, должон быть.

Да деньков этих не было. Зато был Малыш. Положились на звериное чутье, направили вепря вперед. Сами, вооружившись слегами, двинулись следом.

Малыш только всхрюкнул и, довольный, уверено устремился в родную стихию. Болото ему нипочем, почитай, родной дом. Безошибочно обходя губительные трясины, ломая заросли, продираясь сквозь куртины, пробился таки к самому подножию дюн.

Перепачканные, промокшие насквозь, люди изучали вражескую территорию. Как и думалось, никаких дозоров со стороны трясины Альт не выставлял. Такая предосторожность казалась излишней, без надобности здесь людей держать.

Довольные результатами, разведчики двинулись обратно, на пути все повороты, все опасные места, обозначили приметными знаками, чтоб легче было дорогу найти, чтоб не сбиться с безопасного пути.

В этом то и заключался план Сигмонда.

— Сир, болото можно пройти. Трудно, но можно. С этой стороны Альт нас не ждет. Вот здесь и ударить надо главными силами.

С сомнением, недоверием слушали витязя военноначальники. А сенешаль спросил:

— Верно ли, проходима та хлябь?

— Проходима, я сам там сегодня был, всю дорогу отметил.

Страшно бросать цвет войска в такое гиблое место. Пехом то пробрались, а как кони завязнут, а как потонут тяжелые латники?

— Надо до завтра наделать гати, утром незаметно свезти. Есть перед болотом роща, в ней замаскироваться. Оттуда, для варягов незаметно, и проложить путь. Когда бой войдет в кульминационную стадию, когда Альт весь резерв исчерпает, когда его правый фланг окажется незащищенным, тогда и двинуть через болото кавалерию. Решительным ударом смять боевое охранение, вывести мобильное соединение Коронного сенешаля на оперативный простор, и, развивая успех, овладеть тактическими тылами вражеской группировки.

Чудно, непривычно было такое предложение, да только иного не оставалось, как поступить по-сигмондову. Да не таков сенешаль Короны, чтоб с чужих слов своих людей, оплот земли Сагана, в гнилую трясину посылать. И Сигмонд не таков, чтоб на гридня одного полагаться.

Съездили к болоту все вместе, пробрались к дюнам. Хмурился воевода, вязкость дна прощупывал, примерялся, как его дружинники одолеют топи. Наконец, улыбнулся. Хоть седы брови, да глаза молодецким задором искрятся.

— А и вправду, пройдем. Ну, и хитер ты, витязь. Может что из твоей затеи да и получится путевое.

Галопом, как только позволяла дорога, коней не жалея, поскакал коронный сенешаль в лагерь. На ходу команды гридням раздавая, подлетел к своему шатру, оруженосец стремя еще не поддержал, уже спрыгнул старый воин на землю, зычно кликнул сотников да вельделяев.

Унылое оцепенение сменила нервная суета. Все задвигалось, зашевелилось. Тотчас снарядили команду в лес деревья валить, бревна готовить, других за осокой да лозой направили, тех за жердями, этих к вязке настилов приставили. Всех лошадей, вьючных да тягловых обозных, собрали, много груза перевезти надо. Много дел, да людей не хватает и животных маловато будет. Поскакали вельделяи в окрестные села, привели поселян, пригнали коней.

Возчики скотину запрягают, к ременным шлеям цепями бревна крепят, на других въючно навязывают циновки, пригодились поселянские волокуши, настилы на них складывают. Все свозят все в назначенную Сигмондом рощу.

Много впереди работы. Многое успеть надо. Да смеркается уже. Разжигают работники костры, чтоб и ночью гати готовить. И Гильда собралась в шатре свечу засветить, да Сигмонд не одобрил. Спать де мол пора, говорит.

— Так битва же завтра, до спанья ли? — Удивилась сенешалевна. Вот бы нынче…

— Нынче надо как следует отдохнуть, ну а завтра… Это будет завтра. — Сказал свою присказку, скинул одежды, накрылся мохнатым пледом, и тотчас уснул.

А вот в лагере долго не ложились. Но и кто лег, тревожно на ложе ворочался, метался, стонал. Гильда, примостившись у плеча своего витязя, спавшего мирным сном, словно не ратные труды ожидали его следующим днем, но охота в королевском парке, сама долго заснуть не могла. Прислушивалась к звукам растревоженного лагеря, к скрежету затачиваемого оружия, к звону доспехов, к скрипу кожаных седел, к нервной поступи ратных людей.

Глава 12. Леди Диамант.

Война в Поморье, которую вел юный король Саган, тревожила далеко не всех его подданных, не всех жителей проклятой страны Нодд. Обитателей Скоренхольда занимало иное. Безвременье споров наследников за поместный престол, противу ожиданий, завершилось малой кровью и завершилось внезапно. Для клана Скоренов событие примечательное и не вполне согласное семейному порядку.

Дело вышло так. Хоть претенденты на венец и грызлись меж собою, но неизбежную драку начинать не торопились. Копили силы, вербовали сторонников, но все исподволь. Потому все в замке и обитали, даже на краткий срок покидать не решались. Каждый понимал — выехать за ворота легко, въехать окажется трудно. Так и жили. Бок о бок ходили, но камня из-за пазухи никто не выбрасывал.

По праздничнему дню собрались все в храме. А, вот, вышли не все. Один распростерт на полу остался. Под левой лопаткой ранка маленькая. Крови вовсе пустяк, а дух вон из тела.

Когда вскоре случилось предводителю клана, а он крепко стоял за сына Скорены-дядьки, тем же образом смерть принять, сынок быстренько от прав своих отрекся. Вожделенный титул обрел младший брат Скорены-племянника.

Каким бы не был новый властелин, большинство кланщиков приветствовали его миропомазание, разумно предпочитая свершившиеся зло, неуверенности междоусобиц. Присные, теперь уже коронованного лорда Скорены злорадно торжествовали и откровенно третировали сторонников проигравших претендентов. Те, в душе, проклиная собственную глупость неверно сделанной ставки, стоически сносили притеснения более дальновидных. Изо всех сил старались убедить нового хозяина в личной преданности и любви. Раболепствовали.

Но всех, и кланщиков, и вольных поселян, и смердов, и замковую челядь смушал матримональный выбор их господина. Кто она такая, избранница сюзерена, откуда, какого роду-племенини, где отыскал ее будущий лорд, из замка не выезжая — не ведал никто, да и сам лорд был обознан мало. Сама себя именовала — великая княжна Диамант, дочь царя русов. И больше ни слова.

На правду это походило. И говором и повадками ни на жителей Нодд, ни на окрестных соседей ничуть не походит. На голове не снимая носит то ли обруч, толи диадему. Металла неизвестного, но драгоценного, работы удивительных ювелиров. Пенную пьет, не угонишся, но не хмелеет. Мужики под стол валятся, а она виночерпия торопит: — Чо, падла, нюх потерял? А ну-ка, подсуетись!

А большего про русов ничего не слышали и в глаза их никто не видел. Только каким это ветром задуло сюда великую княжну? Вопросы задавать остерегались.

И чем жузеземка приворожила лорда? Спору нет, видная девица, без изъяну. Величава, стройна, стан гибкий, рысий. И глаза рысьи, томно-злые, хищные. Красива баба, да чужда людям ее красота. Не от мира сего, и не приносит умиротворения. Казалось, не в дальнем руссинском княжьем тереме стояла ее колыбель. Ветры Валгаллы ее качали. Не мамки с няньками дите повивали. Злые Дис, пеленки из человечьего мяса плели, пели страшную свою Песнь.

То, что супруга владетельного лорда Скорены всенеприменнейшим образом окажется стервой, ни удивления, ни огорчения вызвать не могло. Иначе не бывает. Со времен укладки первого камня, стены замка не видели не то что ангелицы — добродетельной, сердобольнй хозяйки. Так заведено.

Не диковинк Скореновскому роду отравительницы, сутяжницы, клятвопреступницы, прелюбодейки и кровосмесительницы. Чернокнижницы, детоубийцы и одержимые, в семейных хрониках упоминались реже других, но и их хватало. Но все, все, включая полуумных кликуш, разгульных винопивец и святошествующих матрон, все, все истово тиранили подвластных им людей. Только каждая на свой лад, но все одинаково больно.

Вот прежняя госпожа Скоренчиха, вдова, порешенного в Градуенхольде, лорда-дяди (упокой нелегкая его кровопийную душу). До чего же была сварливою мегерой, злопамятной да зловредной. Даром что колченога, без палки шага ступить не могла, а бродила по замку неслышной тенеью, в каждый угол заглянет, в каждую клетушку нос бородавчатый сунет. Хоть крива, а неметенный закуток за сундуком дозрит. Тогда держись!

Стучала костяным пальцем по лбам младших родственниц, учила уму разуму. Дворовым девкам в босые пальцы клюку вонзала, выговаривала. Наказание одно знала — батогами в покаянном подвале сечь. Баб до беспамятства, мужиков — водой отливать и сечь сызнова. От того правежа случались выкидыши, увечья. Которые хилые телом, те порой и окочуривались.

Люта была. Да, по смерти супруга и племянника, одной своей лютостью удержала порядок и в замке и во всех землях клана.

А вот ныняшняя… Знали что будет стервой. Но такой!

По старой памяти, надоумилось лютой вдове и новую свою внучатую невестку к ногтю прижать, продолжать полновластно распоряжаться. А не тут то было. Нашла коса, да не на камень, на глыбу гранитную напоролась.

Как дело было, толком никто не знает. Доточно известно одно, видели то служанки, да истопник приметил — входила в невесткину светлицу госпожа свекровь. Властно клюкой об пол стучала, дверь ногой настежь распахивала. Да, скоро, вышла оттудасгорбленая старуха и тихо-тихо, бочком по под стеночкой восвояси убралась. Да не в свои хоромы, а в затрапезную коморку, что годов пять пустовала, пылью покрылась, заросла паутиной.

А в хоромах тем же днем начались работы. По велению молодой госпожи бабкину рухлядь на чердак снесли, а тряпье на свалку выбросили. Из города мастеровых наняли, стали все переиначивать.

Дело не диковинное. Своя рука владыка. Каждая метла под себя метет.

Так оно то так, Только старшой мастер, мужчина основательный, малословный, борода лопатой, вроде непьющий, с каждым днем все мрачнее и мрачнее входил в людскую трапезную. Одного дня чернее зимней тучи на лавку опустился. Наработанные руки, о ладонь гвоздь сломаешь, не забьешь, бессильно у тарелки положил, ложки не тронул. Потом как брякнет кулоком по столу — —неси, мол, стряпуха пива. Много пива.

Стряпуха принесла. Дозволительно мастеровому человеку, после трудов пивка испить.

Испил и еще затребовал.

— Ох! — Проговорил. — Сколько строил, ладил, правил — такого не доводилось. Авось, милостию благостного Бугха осилю. Раз уж уговор был, то должон осилить. Только больше сюда ни ногой, хоть золотые горы сули, щепы наколоть не поднаряжусь.

Осилил умелец. Плату взял, на дорожку не присел, на посошок не принял. Тригон на себя наложил, за плечо сплюнул. Подался вон из замка и работников своих увел.

Дивились прислужницы и, от госпожи тайком, своих мужей да полюбовников приводили на чудеса эти полюбоваться, на прихоти господские поглазеть. К примеру взять помывочную залу. Баня, она баня и есть. Что для высокородных господ, что для холопов. Ан нет. В отдельной клетушке приспособлена печь чан воды греть. К этому делу сразу четыре человека приставлено. Один воду носит, другой дрова таскает, третий ту воду днем греет, четвертый ночью. Так греть наказано, чтоб холодна не была, но и не горяча, а телу терпима. От чана трубты через кладку в залу ведут. По одной трубе вода в здоровенную бадью стекает. Вторая в корыто, да не простое — серебрянное и, чудно так к стене приклепленное. А из третьей, диво-дивное, с потолка брыжжет.

А уж отхожее место, то вовсе словами не сказать. И, на кой ляд не понятно, для одного человека два очка обустроено. Тоько разных и из одного та же теплая водичка фонтаном бьет. С поначалу рассудили — пить от туда. Да позже прознали — нет. Всеж таки испряжняться. Чудеса да и только.

Впрочем, баре, они баре, им на роду написано причуды иметь. Только причуды причудам рознь. Одно дело, покойный Скорена-племянник. Ну, пил как тамплиер. Ловы устраивал, псами бродяг травил. До женского полу охоч. Ему что девка, что мужняя жена, все едино. Задирай юбку, ставай окарач. Худо это, ладно ли, но, по крайности, понятно. Лорд-дядя, тот полюблял самолично мечем рубить провинившихся холопов. Одну руку отсечет, другую, пока до шеи доберется, употеет. Дело хозяйское. Кого карать, кого миловать, сеньору видне.

Так он воином был. А ныняшняя леди завела моду иную.

Сперва-наперво стала выезжать на охоту в мужском седле, вестимо, в мужском же наряде. А скоро частенько и за просто так, в рейтузах да сапогах начала разгуливать. То бы ничего. Старики вспоминали — одна из праматерей лордовских, та голышмя по крышам с метлой скакала. Скакала, скакала пока не сорвалась, не удержало ее помело.Так что мужской наряд, хоть и срамота, но пообвыкнуть можно. Так леди еще додумалась прицепить через перевязь меч в ножнах, и за пояс стилет засунуть. Ратники меж собой перемигивались пренебрежительно, высокомерно ухмылялись. Чем бы дите не тешилось… Зря зубы скалили.

Но, одного раза, на замковой площади дело было, гуляла там леди Скорена. Одета по мужски, запахнута в плащ — ветреннно было. Как на зло, рядом ратники воинским делом занимались. Остановилась против них хозяйка, долго смотрела. Потом и говорит: — Эй, ты, кудрявый, ходи-ка сюда. — И пальцем на одного показала. Тот, наймит лордовский, пес войны, от шлема уже лысину заимел. Рубака справный, вся морда в шрамах, грудь в рубцах. Не в одном побывал деле, всегда живым выходил. Во хмелю буянил, его побаивались.

Подошел, раз звали. А леди и говорит: — Давай, курчавеньний, на мечах биться. Кто кого.

Скинула плащ, выдернула клинок. Люди бывалые ахнули. Ну в точности меч как у погубителя их прежних лодов, витязя Небесного Кролика. Вернее, размеров других. Короче Даесворды, длиннее заплечных, само в полторы руки. Но тотже иссиня-серебрянный блеск, как никакой булат, сколько его кипричем не три, блестеть не станет. И полость по средине, какую ни один кузнец ковать не возьмется. Рубаха кольчужная, тогоже колеру. — Дела… — Ветераны головами качали.

Зачали поединок. Пес войны потихоньку мечем водит. Боязно ему, каб ненароком хозяйку не оцарапать. Во крику-визгу то будет. А хозяйка, бац его гардой по лбу! Упал ратник. Другие смеются. А леди недовольна. — Ты, чо, сука, козел, мне понты гонишь! Ану, вставай! Шевели задницей, петушара драный!

Встал, задницей зашевелил. Позабыл уже что с бабой дерется. Рубится напропалую. По серьезному рубится.

А той, и дела мало, что супротивник ее боец изрядный, битый-перебитый, войной ученный. Вокруг него вьется, финтит, вроде и рядом, а не достанешь. Пес войны озверел, раскрутил меч, вокруг себя дуги водит, только свист стоит. Наступать начал.

— Ну, — только подумали наймиты, — конец Диамантихе. Как та ловко удар отбила, с присядом зашагнула вперед и вбок. Снизу вверх, ровно под бахтерцу как воткнет острие! Акурат тудыть, где мужеское начало хранится.

Унесли беднягу. Криком кричал два дня, на третий затих, да и преставился.

Тут вовсе сбесилась хозяйка. Как вожжа под хвост попадет, — Эй, ты! — Кричит. На кого пальцем ткнет, капелан тут как тут. «Со святыми упокой», гнусаво затягивает. Вестимо, ему, плотнику, да гробокопателям дело неубытошное. И Норнам дело выходит. А служилому люду, натуральным макаром, житья не стало.

Допекла таки. Пришлось псовому вельделяю к лорду бежать. Бить челом. — Не подряжались мы так, за непонюх табака животы терять. Гневись, не гневись, но али оставит нас твоя благоверная супружница в покое, али подадимся где в другом месте службы искать.

Какими резонами, кобель его знает, но уболтал Скорена бой-бабу. Леди Диамант более псов войны не тревожила. Но и не угомонилась, вовсе свою забаву ны забыла. Бывает поднесет лорду кубок, сядет на мужнины колени, жарко в уста друга милого поцелует. Станет гребнем бороду расчесывать. Как расчешет пригорюнется. — Скушно, мол. — Говорит. — Тоска извела. Ублажи, сокол мой ясный, свою любушку. Дозволь в куклы поиграться.

Заместо кукол пользовала леди полоненых. Как свои закончились принялась выкупать у соседей. И все то норовит споднизу мечем достать. Знать имеет интерес к причинному месту.

Одно слово — не все ладно со Скоренчихой.

Говорить, люди не говорили. Перешоптывались. Чем это она лорда приманила?

При прежних хозяевах, поскольку дядька с племянником правили заодно, и тронное их кресло на две персоны было изготовлено. О паре спинок, паре сиденей и трех подлокотниках Два с краев, третий пошире прочих, между сиденьями. Да установить не успели. Приняли лорды злую смерть от руки Сигмонда. Думали кланщики — без надобности эта вещь. Ведь в обычаях земли Нодд, чтоб владелец феода трон занимал, а его леди рядом на скамеечке умащивалась. Ан нет, кабы не так! Вытащили мебель из сарая, от пыли дорогую оббивку почистили, сандаловое дерево воском смазали, да и водворили в главной зале. Так на нем супруги и восседают. Причем, задумывалось такое предшественниками, справа попеременно то один, то другой располагаются. И никому не вдомек, ктож тут главнее будет? Кто над кланом господин и повелитель?

Долго гадали, отчего так. После, когда уже открыто хаживала Скоринчиха при оружии, докумекались. Стилет ее, что на всеобщее обозрение, обнаженный заткнут за поясной ремень, как нельзя более подходил для такого удара.

А вскоре, нет-нет, да и стали находить мертвецов. То в замке, то в округе, когда на сеновале, когда в сторожке, когда в садовом маленнике или ином укромном уголке лежит молодой мужчина. Лицом в низ, члены разметав, под лопаткой безкровная ранка. И еще заметили люди, что в тех местах, буде только на земле покойник найден, стала буйно проростать мандрагора — ведьмин корень. Растение нечистое, позорное, любимое снадобье приворотное распутных соблазнительниц да девок продажных, что по трактирам телом торгуют. Дурной подлости трава не из семян, из мужского естества свое начало берет. Майской ночью на лысой горе Броккен всякие порчельники с нежитью из того корня пиво варят, похоть распаляющее. Тем варевом и жаб потчуют, после веселятся, глядя на лягушачьи игрища.

Ведьма!

Да только самые брехливые бабы, самые пропойные конюхи, что языком мололи любую крамольную несусветицу, мысль эту, про себя держали. Только, кто ненароком тригон на себя наложит, кто детишек лишний раз в храм сводит, кто веточку омелы на стену повесит.

Может и помогали сбитая подкова или колесо старое, на двери прибитые. Может и от чесночного пучка на подоконнике, прок имелся. Только мало. По прежнему мертвецов отыскивали.

* * *

Леди Диамант очистила лезвие стилета, приняла душ. Кожа блестела, на ощупь приятна, пахнет свежестью молодого тела и немножко мятой. В просторном будуаре, скинув влажное полотенце, хозяйка Скоренхрльда придирчиво изучала свое зеркальное изображение. Повернулась другим боком, потом спиной.

Увиденным удовлетворилась. Да, она по прежнему в прекрасной форме и формы ее прекрасны. А, вот, загар не помешает и подновить.

Еще раз обернулась кругом, сделала своему эфемерному оптическому двойнику пальчиками «пока», направилась на балкон. Там привольно раскинуась в кресле,. Всю себя отдала ласке Ярилло-Солнца.

Служанка раскуривала кальян, усладу полуденных земель, поправляла, стоящие на инкрустированном столике, серебрянные блюда с заморскими диковинными явствами. Вторая прислужница спешила доставить из подвала кубок прохладного игристого вина.

Обе рабы, под стать хозяйке. Молодые, стройные, крепкогрудые, одеты на манер байского гарема. Госпожу свою боялись паче смерти. Хоть и не изводила их особо, в окаянном застенке не секла, заколки в мякотность седаищь не вонзала, если и бранила, то кратким словом русинским. Только, иной раз, и то по делу, могла заехать в челюсть, да так, что провинившаяся очухивалась под столом, и дня три членораздельно ничего вымолвить не могла.

Но вот причуды госпожи! Иной раз такое вытворяла… Оно, конечно, не больно, стыдно сказать — но даже приятно. Да только вот, не в меру грешно. Срамота. Прознал бы святой отец, наложил бы суровую эпитимью. Конечно, если бы только прознал…

Но сегодня леди Диамант было не до прислужниц. К их скрытой радости, взмахом руки, погнала с глаз долой. Сама задумалась.

Затянулась пару раз, запила глотком вина, скрестила на столе ноги. Посмотрела на приятную удлинненность, на удачную конструкцию стопы, огладила ядреную упругость бедра.

Длинно сплюнула через парапет, еще длинее выругалось.

Обидно, бляха-муха, до слез обидно. Такая телка, а на кой хрен? Мужика бы. А где взять? Перевелись, как класс.

Что дома, что здесь, в Ноддии, все едино. Полу-самцы, полу-чертечто. Так, членотаскатели. Таскают, таскают, зачем, для чего — сами не знают.

Одноклассники, мамины сынки. Позажиматься, послюнявиться и домой под одеялом Дуньку Кулакову гонять.

Спортсмены-медалисты, на анаболики подсевшие. В башке одна внутричерепная жидкость. Все мышечную массу растят. Одна мышца растет, другая атрофируется. Раз в месяц, больше ни-ни — на результаты негативно влияет.

Солдатня. Регулярна озабочена. Кобели резвые, аж тошно. Им все по барабану, только в голове ни бум-бум. Без разницы, что она — свою генетику тяжким трудом шлифовавшая, что подзаборные давалки неподмытые. Главное — была бы дырка, а что засунуть, то завсегда найдется.

Штатская шушваль лысоватая. Между женой и присутствием, на потный пистончик мотнуться не неделю решаются. Что бы втихаря, что бы начальство не заметило и благоверные не прпосекли.

Блатота в дым обкуренная. Только баки забивать горазды. Всех они имели, все им пофигу. Только мента увидят — в штан сцут.

Под занавес Дубненский придурок. Втрескался по уши, лапухи развесил, лапши не просек. Что-то налепила она ему, на манер техмушкетерской миледи, а он и захавал. Переправил сюда, Мондуэловскую снарягу подогнал, еще и обруч подарил.

Поправила Диамант подарок, вина пригубила.

Ради нее спер. Единственный, как сам говорил, экспирементальный безындуктивный автореверс, индивидуального использования. Еще говорил — береги его, в случае чего может помочь возвратиться.

Ну, бережем. Может помочь, а может не помочь. Какая хрен разница. Аборигены хитрое устройство за великокняжескую корону принимают. Пусть им так и будет.

Еще отпила глоток леди вина, еще покурила. Погрызла хурму. С горечью полюбовалась изяществом пальцев. Нахмурилась, заметив изъяны маникюра на левом мизинце. — Чаще надо девкам морды бить. — Подумала и принялась за персик.

Вот и Ноддии, чтоб ей пусто, с мужиками напряженка наблюдается. Наемники, солдаты фортуны, псы войны пресловутые. Щенки куцехвостые. Их бы в Какадусию, под пулеметы, под перекрестный огонь. То то бы запели. Рыцари, лорды — все фуфло. Про них книжки тухту гонят. Таже солдатня сексуально обеспокоенная. Верх изобретательности — свинарку над кучей козьего дерьма раком поставить. И полный кайф.

Брешут, правда, про Сигмонда Кроличью Лапу и его несравненную Гильду. Такая сладкая парочка, хоть в кино снимай. Да треп все это. С каких хренов собачьих, в этом тьмутараканьском королевстве занюханном, вдруг такой деятель объявится? Треп.

Потянулась Диамант к кубку. Залпом осушила.

А ведь был! Был, черт его дери, один мужик. Настоящий, не эрзац-вибратор, то что надо мужик. Такому и суп варить и носки штопать не западло будет. За таким на край света. С таким…

— Эх!. — Скрипнула зубами, передернула плечами, когда прокатилась вдоль спины щемящий озноб и сладко внизу живота потеплело. — Эх, было!

На краю света это было, В Нижней Какадусии, в спецназе. Как-то раз, на тренировке щелкнула варежкой, пропустила левый маваши, заработала нокаут. Долго извинялся инструктор, вечером ублажал в ресторане. Не в кабаке каком-то задрипанном. В Грандотелевском уютном кабинетике. Там, в отеле, конечно, не в ресторане, и заночевали. Потом не раз наведывались. Сержант то буратином богатеньким оказался. Да разве в том дело. Совсем не в том. Она на чужие бабки не заглядывалась, а он не жмотничал. Все по кайфу шло.

Помниться, удалось им на трое суток из батальона смотаться. Пляж, море, чайки. Сняли яхточку, хозяина на берегу оставили, Стилл сам мастак с парусами управляться. Клево было!

Потом вместе в джунглях с лесными братьями дрались. Она еще из снайперки прикрывала, когда сержант в одиночку на братчиковый станковый гранатомет кинулся. Сумел подавить огневую точку, от того и уцелел кое кто из взвода.

Потом вместе в госпитале лежали. Вместе и медали цепляли.

А потом… Потом война кончилась.

Чего ее тогда перемкнуло? Что тормознуло? Вот дура!

После, уехал уже Стилл, бес попутал. Впрочем, бес Фартовый парнем оказался не плохим и напарником что надо. Вот только, как назло, жопашником. Вокруг баб непользованых паруд пруди, а он с пацанами шуры-муры крутит. Клизмочка, вазелинчик… Тьху ты, черт голубой!

Да, к стати про черта. Пружинисто поднялась, потянулась. Прошлась по балкону, вернулась в кресло. Одну ногу под себя поджала, вторую забросила на подлокотник, пальцы рук за затылком сплела, прогнула спину, грудь солнцу подставляя.

Свиснула прислужницу, велела доставить заезжего торговца. Из Великого Приората привез он часы на продажу. Часы это ерунда, у не свои есть. А, вот, с тамплиерской шестеркой может имееться разговор.

Купчишко бочком в дверь шмыгнул. Поклониться не успев, при виде госпжи Скорены икнул, шеками зарделся. Целомудренно глаза отвел. То на одну ногу, то на другую. Потом потупился, прямо в промежножье.

Леди Диамант хищьно ухмыльнулась, но пользовать приезжего повременила. Стала распрашивать о часах, о Приорате, о Великом Магистре. После о Великом Приоре Локи разговор зашел. Кто такой, чем славен, как выглядит. Интересное торговец рассказывал. Очень интересное.

Пощурилась леди на солнце, пересела поудобнее, велела паринести пергамент и перо с чернильницей.

— Передашь, — говорила, — мое послание лично в руки Великого Приора. К черту всю торговлю, сегодня же отправляйся домой. Башкой не тряси, помилует тебя Локи, еще и спасибо скажет. Грамоту не запечатываю, все равно прочесть не сумеешь.

Сама, ругая неудобство Ноддовских канцелярских принадлежностей, написала по русски:

«Фартовый, имеется базар, надо забить стрелку. Алмазное Перышко.»

* * *

Самовар паровал. Генерал Зиберович вдумчиво попивал чай с сахаром и лимоном. Брезгливо вертел в руках поздравительную, несомненно эксклюзивного исполнения, открытку.

На адресе отправителя значилась сицилийская резиденция, она же головной офис, дяди Бени, пахана паханов.

Эксклюзив изображал безобразно откормленного Братца Кролика, в цилиндре, с букетом роз в одной лапе и киевским тортом в другой. Лыба на щекастой ряхе выражала подлую натуру мерзопакостной твари.

На оборотной стороне, собственноручно (проявление особого уважения к адресату) дядей Беней приносились глубочайшие и искреннейшие поздравления достопочтенной чете Зиберовичей, в связи со знаменательной датой — годовщиной их пожизненного союза. Выражались наилучшие пожелания, уверения в бесконечной преданности и т.д. и т.п.

Зиберович не мог не признать изысканность калиграфии, может некоторую старомодность, но безупречность солидного, уместного случаю, слога своего непрошенного корреспондента.

Почтительное внимание пахана паханов к персоне Мойши Рувимовича, достигало кондиции наглого цинизма.

Прихлебывая гарячий напиток Мойша Рувимович улыбался. Нежно, не без легкой примеси ностальгической грусти. Подумывал. — Да, давненько мы с Бенькой, землячком моим не видались. Нехорошо это, как-то. Вот бы встретиться, о былом покалякать. Молодость вспомнить. Зрелость. Зрелую зрелость. Протокольчик составить.

Тяжело вздохнул генерал. Бережно вложил эпистолярий в прорезь утилизатора. Нажал пуск.

Беня-Король поздравлял Зиберовича отнюдь не руководствуясь хулиганскими побуждениями. Хоть и не без некого блатного куража, но действительно чистосердечно желал генералу здравствования. Он был обязан шефу секретного департамента. Хоть и не вполне сознательно, но последний оказал ему не малую услугу. Очень даже большую.

Вот об этой давней истории и вспоминал грозный начальник.

По стечению обстоятельств, часом раньше, полезный агрегат переработал бесполезную Межпарламентскую резолюцию. Согласно утилизированного документа, в странах АСД организованной преступности не существует и существовать не может, так сказать, по определению. Нет общественно-социальных причин. Демократия и коза-ностра не совместимы. Напротив, стараниями органов, а, главное, благодаря мудрой социальной полиитике парламентариев, уровень неорганизованных правонарушений неуклонно понижается, обещая в ближайшем будущем превратится в небрежномалую величину.

Сия резолюция, отнюдь не была продуктом дремучей некомпетентности. Она имела вполне определенный резон. Господа депутаты априори отвергали возможные обвинения в коррупции, как явлении, их же стараниями, де юре не существующем. Позиция удобная.

Впрочем, господа мещане твердо уверовали: демократия и казнокрадство — суть синонимы. А само слово «демократ» при дамах, ввиду непристойности, употреблять воздерживались. Потому не утруждались чтением лукавеньких измудрствований своих выбранных представителей.

Разведчик Зиберович крючкотворные изыски Законодателя внимательно штудировал. Не ради повышения личной эрудиции — по долгу службы приходилось. Его, профессионала, натурально интересовало проверяемое и подтверждаемое де факто. А это самое де факто заключалось в фамилиях как авторов проекта так и проголосовавших «за».

Демократия. Мать твою!

То ли дело нижнекакадусская бывальщина. Военные средства разрешения конфликта, в котором, чтоб ему пусто было, Стилл Иг. Мондуэл заработал свои медальки, ничего не разрешили. Как обычно. И как обычно, на смену камуфляжей линейных батальонов прибыли темные пиджаки секретных служб.

Работы хватало.

Банановое народовластие по самую маковку, плешивую, погрязло в такой махровой коррупции, что отделаться простым «этого не может быть» уже не получалось.

В переполненных тюрьмах маловинно страдали безвредные бытовики. А сутенеры торговали девочками прямо под окнами околотков, купить ствол было проще чем фирменное спиртное, «дурь» предлагалась оптом и в розницу. Парламентские слушания не отличались от воровской сходки, а самих парламентариев более знали по воровским погоняловам, нежели по крещеным именам. Любые инвестиции немедленно уходили в зыбучие пески зарубежных анонимных счетов, большие и малые чиновники питались исключительно взятками, аппетиты их росли. Но и мзда, отнюдь дело не продвигала.

В недрах Департамента вызрел проект. Согнать весь коррумпированный сброд на стадионы и посредством пулеметных расчетов окончательно решить все проблемы. В том числе и ликвидацию устаревших боеприпасов.

По зрелому размышлению, Зиберович без сожаления отверг эту многообещающую, привлекательную своей простотой идею, как идеалистическую. Мойша Зиберович прекрасно знал — все проблемы никогда не решаются. Но и традиционное судебное преследование крестных баронов и парламентских авторитетов, в силу абсолютной бесполезности, никак не годилось,

— Мы пойдем другим путем. — Сказал себе Зиберович, и перефразируя древнюю народную мудрость шаландщиков Морской Жемчужины добавил: — пусть рыба гниет с головы, мы будем чистить ее с хвоста".

И чистка началась.

По первому делу была объявлена всеобщая амнистия. Бытовиков в три шеи выперли на волю. Камеры помыли, нары подколотили, корридоры побелили. Замки сменили на новые, особо прочные.

По второму делу возбудили много дел. Так, по мелочевке, на шантропу, младших братков, шестерок и прочую шушваль, чешуиночки малые поскоблили. Окурок мимо мусорника — попытка поджога муниципальной (корпоративной, частной и т.д.) собственности. Невинное «черт побери», ляпнутое на городском пустыре, трактовалось как нецензурная брань в общественном месте и квалифицировалось злостным хулиганством. Впрочем, последнее статьей считалось легкой. Таким лицам, тюремное начальство, по негласному, но категорическому распоряжению, неизменно наматывало второй, лагерный срок, уже на полную катушку. Словом: рыбу чистят — чешуя летит.

Братва таяла мартовским снегом. Уцелевшие завязывали крепко и, спасая шкуру закладывали всех и вся. Тут крупнее чешуя пошла, за ней и кишки полезли. Гнилые головы начали приходить с повинной. Секли и их.

Первым пустоту свято-места обнаружил Беня-Царь, сделал оргвыводы. В нижнюю Какадуссию незаметно просочились эмиссамы несуществующей в АСД оргпреступности. Баронские латифундии и авторитетные мандатоносцы достались дяде Бене по дешовке. За что и был Зиберовичу благодарен.

Но вот с кроликом перебор случился.

— Да, нужна народовластию твердая рука. Демократия — де мократам. Остальных — к стенке. — Думал Зиберович разминая пальцы. — А пока до поры до времени, пусть тешатся. А когда прийдет эта самая пора времени? Надо посоветоваться с мадам Зиберович.

А еще надо Беньку Царька поздравить. Как раз приближается знаменательная дата — годовщина его первой отсидки. Следует заблаговременно открыточку заказать. Для оригинальности в двуцветной гамме катаржанской полосочки. Нет, как очень уж уныло получается. Украсим красным ромбом бубнового туза. Пожизненным.

До поры, до времени.

Глава 14. Пэр Короны.

[7]

Сигмонд поднялся только чуточку пораньше обычного. А так, как всегда, видом нетревожен, словно не предстоит сегодня никаких дел серьезных, одна, якобы, повседневная маята. Как заведено, поделал свои ката, потом с удовольствием мылся, мочалом докрасна растерся. Гридни аж три ведра воды извели, своего лорда поливаючи. Насухо вытершись полотенцем, заботливо Гильдой поданным, затребовал завтрак. С вечера еще распорядился, что на утро изготовить. Сел за походный стол и с аппетитом, не спеша, обстоятельно откушал. Не обильно, но сытно. Как сам говорил — высококалорийно. С поначалу выпил с пяток сырых яиц, после с малой краюшкой хлеба умял добрый ломоть слегка обжаренного, с кровью внутри, мяса. Запил кружкой кислого молока, похрустел яблоком. Гридни на господина своего глядючи, тоже снедью не брезговали, наминали за обе щеки. Сенешалевне кусок в рот не лез, но витязю своему перечить не стала, принялась кушать. Споначалу силком давилась, а там и в охотку пошло. Но на месте не сиделось. Едва последний глоток глотнула, вскочила, рванулась к повозке, к амуниции.

— Да не суетись, Гильда. Спешить надо при ловле блох. — Посмеивался Сигмонд. — Успеем еще в твою Валгаллу. Перекурим вначале.

Перекурили.

— Ну пора. — Властелин Гильдгарда был уже серьезен. Одевал доспехи особо тщательно. Примеривался, сручно ли заплечные мечи Райт и Лигт [8] из ножен выходят, надежно ли саи за поясом держатся, ладно ли захалявные ножи в сапоги заправлены.

Старательно помогал Гильде облачать брони. — Не для того их одеваешь, чтоб в пекло к черту на рога лезть. Будь в ставке главнокомандования. А доспехи, это так, только для внештатной ситуации. Слышишь меня? И лук тоже, применяй исключительно в экстремальном случае. Слышишь?

— Слышу, слышу. — Гильда слышала, но в душе порешила, впрочем, не чрезмерно себе лукавя, что услышанного не понимает.

По той поре гридни коней оседлали, на Малыша попону надели, приладили к бивням стальные клинки и сами облачились в боевые одежды. Помалу собирались и отряды других лордов, выступали из лагеря, потянулись в направлении к дюнам. Сигмонд выстроил свое войско. Более уже не зубоскалил, не ухмылялся. Был собран и строг. На лице проступала, такая знакомая его соратникам, холодная отрешенность.

Проверил сбрую коней. Осмотрел снаряжение гридней, и опять таки, Гильды. У каждого амуницию проверил — плотно ли сидят латы, крепки ли перевязи. Постучал, пробуя крепость щитов. Велел вынуть мечи и кинжалы. Осмотрел остры ли. Остался удовлетворенным.

— Ну молодец! — Восхищалась Гильда своим витязем. — Истинный лорд! Мало, что давеча весь доспех, всякую мелочь перещупал, перепробовал. Так и нынче перед боем не пренебрег.

И гридням дотошность какая по душе пришлась. Разумели, что не для забавы, не по пустой барской прихоти, не ради господской спеси, так придирчив их лорд. Волкам ли не ведать, как самая что ни наесть мелкая мелочь, в битве горячей, смертной, может и жизнь спасти. А может и погубить. Вестимо, они, Ингрендсоны, истинные дети Северного Ветра, отродясь со ржавым оружием не хаживали. А уж перед сечей никак не преминут подточить, поправить. Но верно деет витязь, рьяно блюдет долг воеводы.

Взял Сигмонд обеими руками Даесворду, крутанул ею раз, другой, примеряясь. — По коням! — Скомандовал, и первым вскочил в седло.

Поскакали, как оговорено было, на встречу с лордом Стоком. С ним и кланщиками его, поспешили к королевскому шатру. Ждать Сагана не пришлось. Тот, облаченный в боевой доспех — цельнокованую стальную кирасу, с нараменниками, с поднятым, пока еще, забралом крылатого шлема, сидел уже на боевом скакуне. По один бок седла приторочен меч в полторы руки, по другой висел гребенчатый шестопер. Взволнован юный венценосец, щеками бледен, глаза воспалены бессонной ночью. Пальцы, в стальных рукавицах, то нервно повод сжимают, то конскую гриву теребят. Оруженосцы подали щит, поднесли копье. Саган копье взял, поднял, приветствуя прибывших, и махнул рукой, направив оружие в сторону моря, в сторону лагеря Альта Бездонной Бочки.

Войска выдвигались. Сырая почва все хлюпче делалась. Пешие ратники, навесив за спину щиты, положив древки копий на плечи, тяжело брели болотиной. Сапоги разом промокли, наполнились грязной жижей, неподъемно отяжелели. При каждом шаге из густой, жесткой травы вылетали тучи комаров. Возбужденные запахом потных тел, кружились над людьми, садились на лица, попадали в глаза, лезли в рот. Ратники зло поругивались.

Кони вязли в жидком грунте, проваливались на каждом шагу чуть не по колено. Отгоняя докучливых кровососов трясли гривами, обмахивались, запачканными в болотной жиже, хвостами. Не легко им своих седоков, в тяжелые доспехи одетых, по такой грязи везти. Чтоб облегчить животным дорогу, не утомить их еще до начала сражения, приказал сенешаль Короны своему отряду спешиться, вести коней на поводу.

Трудно двигался и король Саган с эскортом. Один только Малыш без натуги нес на своей широкой спине легковесную Гильду. Его могучей дикой натуре такой груз нипочем. Нипочем и болотная жижа и стебли колючих трав и редкая поросль низкорослых кустарников. На зависть всем он неутомимо трусил рядом с Сигмондовым скакуном.

Сам Сигмонд неодобрительно поглядывал на войско. Дружины перемешались, мечники, копейщики, лучники, конные и пешие, все нестройно брели растянувшись по долине. Порядок замечался только в движении коронной конницы. Тремя колоннами, по загодя сенешалем выбранным маршрутам, войска, обходя густые заросли болотной осоки, полумесяцы старичных озер, уверенно приближались к варяжским дюнам. Да еще дружно шагали дружинники лорда Стока. Под родовым стягом, с волынщиками впереди, на ходу распевали гимн клана.

— На эти отряды можно положиться. — Сказал Сигмонд Гильде. — Заметна войсковая выучка и моральное состояние на высоте.

Варяги, видя, что решились таки ноддовцы на сражение, подвигнулись таки выступить в поле, сами к битве готовиться начали. Предводитель их, Альт Бездонная Бочка натягивал кольчужную рубаху. Не легкое это занятие, тучен грозный конунг, телом крупен, дебел. Помогали ему двое дюжих, неулыбчивых оруженосцев. Сам же, довольный, улыбался. Торжествовал. Удалось таки. Заманил молодого Сагана в болотную топь, измордовал ожиданием. Осталось теперь малость — порубать их в капусту и…

Велел раздать берсеркерам доспехи, да выставить грибное питье, что разжигает ярость, снимает боль. Большая на них сегодня надежда полагается.

Спустившись к подножиям дюн, варяги растянулись боевым строем, сомкнув круглые, оббитые несколькими слоями грубой буйволиной кожи, щиты, сжимая широкие прямые мечи, знаменитой булатной ковки. Помахивали тяжелыми боевыми секирами. Посручнее перехватывали древки копий. Сами в болотину лезть не спешили, на сухом ожидали ноддовцев.

Приблизившись к неприятелю, остановился король на загодя запримеченном пригорке, песчаном бугорке малом, посреди хлябей сырых. Там и штандарт установили, туда все лорды и съехались. Стали войска, растянутые да перемешанные в боевые поряди строить.

По центру, где в обычае варягов было основной удар наносить, поставили отряды баронов. Эти пешие латники и оружием и навыками подобны неприятелю приходились. Во многих больших битвах да малых стычках переняли у тех и военное мастерство и стойкость ратную.


Случалось конечно, ссорились промеж себя владельцы прибрежных замков. Бывало, доходило дело до сшибок, обнажались мечи, проливалась кровь. Но, испоконвечная угроза, приносимая гиперборейскими ветрами, гасила эти распри, не позволяла им перерасти в бесконечную, изнуряющую файду. Чтобы не потерять в огне пиратского набега феод, свободу, а то и саму жизнь, приходилось забывать мелкие обиды. И только лишь причаливали к берегу варяжские драгоны, тотчас спешили выручать соседа. А в другой раз помогал сосед.

От того, в преддверии битвы с самим конунгом Альтом, бароны единодушно признали главенство могучего Рансонборга. Не только силою выделялся он среди прочих, но прославился военною удачей и отвагой. Сейчас, широкоплечий, густогривый, скакал перед войском — выравнивал шеренги, отдавал последние приказы.

Плотнее смыкались ратники. Плечом к плечу, дружина подле дружины готовились поморцы решительно сразиться с давним северным злом.

На крыльях ноддовского разместили дружины прибывших лордов. Там особого порядка не было. Сюзерены в угоду своим спесям, в ущерб общей стратегии, воинов кланов не перемешивали, каждая дружина особняком держалась. От того стройности порядков не наблюдалось — пешие, конные, стрелки и тяжелая пехота, располагались как попало. Где народу избыток, где, по малолюдности клана, совсем жидко.

Сигмонд хмурился. Опасался фланговой атаки разбойников. Наступление вдоль речных берегов грозило окружением королевской армии. Сомневался Мондуэл, что смогут ноддовцы в кольце противника удержать позиции. Скорее ударятся в панику, а это — конец.

Да и сенешаль, видя такую безалаберность, до поры до времени, пока гать готова не будет, держал своих рубак, хоть и позади шеренг, да в центре. Угрожал Альту лобовой атакой. А, про всякий случай, на краю правого крыла разместил дружину пэра Стока. Знал — подведет. Ни в верности, ни в храбрости Перстеневцев сомнений не держал.

И верно поступил старый воевода. Так и не решился конунг, середку войска ослабить, не отважился на охватывающие удары. На счастье ноддовцев не сменил построение отрядов.

Вперед войска варяжского, на огромном буланном жеребце, выехал могучий боец. Раз, другой проскакал между ратями, плашмя бил мечем по щиту. Зычным басом вызывал на поединок.

Нерешительно переминались ноддовцы, супротив такого богатыря робели — не устоять ведь. А варяг, видя замешательство противника, начал частить людей короля охальными словами, своей силой похваляться.

— Вот какой выискался, — гневилась сенешалевна. — Что ж ему пыль с ушей не постряхнет! Аника воины!

— Мне что ли прикажешь? — Лениво поинтересовался Сигмонд.

— Вот еще чего! Много чести! Я сама управлюсь.

Сигмонд, удивленный, посмотрел на подругу. — Да прилично ли это? Тут, судя по всему, предполагается честный поединок.

— Он нас честит, а мы к нему честь по чести должны? Может еще под кильт велишь рыбоглота целовать?

— Нет, под кильт не надо. — Согласился витязь.

Гильда, научилась уже не суетиться, плавно вынула из колчана белоперую стрелу, наложила на тетиву. Наклонилась, сорвала былинки, пустила их по ветру, определяя силу того и направление. Подняла лук, натянула жилу, тщательно прицелилась.

Поперхнулся варяг бранным словом. Схватился вражина рукою за пробитое горло. Выпучил глаза, харкнул кровью, и вывалился из седла. Словно куль нечистот шмякнулся в болотную траву, только истошно расквакалась придавленная лягушка.

Примолкли с обеих сторон ратники, пораженные такой коварною победой, срамной смертью единоборца. Саган нахмурился, глазами по рядам повел, ища того нечестивого стрелка. И другие недовольно оглядывались.

Гильда вскинула лук вверх. — Йоха-йоха-о-о! — Прокричала боевой клич клана. — Нодд! Нодд!

Захохотал сенешаль, руками по стальным набедренникам захлопал. Засмеялся и король. — Нодд! Нодд! — Закричали монаршие гридни.

— Нодд! Нодд! — Подхватили ратники, загудели волынки, задвигались знамена. Войско двинулось на врага.

Первые ряды варягов, скрываясь за щитами, опустились на землю, открывая стоящих позади себя стрелков. Зазвенели луки, засвистели стрелы. Ноддовцы ответили. Раздались первые крики боли, первые люди попадали, уязвленные каленой сталью.

Расталкивая строй вперед морского воинства выбежала орава здоровенных мужиков. Ражие молодцы, все как на подбор рослые, широкогрудые, косая сажень в плечах.

— Берсеркеры. — Тяжелый вздох прокатился по рядам ноддовцев. Увлекаемые неистовыми воителями, варяги устремились в битву. Грудь о грудь ударились дружины.

Звон, треск, скрежет. Сшибаются мечи, искрами брызжут, щербятся. Ломаются копья, раскалываются щиты, гнутся брони. Глубоко в плоть, сквозь кожу доспехов, сквозь кости, врубаются стальные клинки, горячая кровь проливается на сыру землю. Топот многих ног, крики ярости и хрип внезапной запредельной боли.

Давит враг. Крепки и настойчивы пираты, яростен натиск берсеркеров. Проломили они, тяжелыми своими секирами, своей неуемной лютостью, ряды поморских дружин, врезались внутрь шеренг. За ними ушкуйники устремились. По всему полю кипит сеча, водоворотами кружит, смерчами ходит.

Тяжко ноддовцам приходится. Поддаваться начали, отступать помалу.

А, укрывшись за деревьями, вгрызался в болотные заросли работный люд. Уже на два полета стрелы проложена дорога. Мостят третий.

Только штандарт сенешаля Короны, развевается над полем боя. Сам старый воин, не доверяет другим, не брезгует грязь месить, самолично руководит работами. На седой бороде налипла болотная тина, во взоре упорство, в руках меч. На лезвии кровь свежая. Упирался один лежебока, собачий сын. Бунтовал и других подбивал ослушничать. Теперь его трясина засосала.

Работа движется. А тяжек труд. По колено, а то и по пояс в гнилой жиже, в грунт сваи заколачивают, поверх укладывают бревна, скрепляют жердями, вяжут настилы.

Все дальше, вглубь болота уходит гать.

— Шибче ложите! Шибче, песье вымя! — Непреклонен сенешаль. Медлить не можно. Рвутся варяги к королевскому знамени, гибнут ноддовцы, помалу подаются под губительным натиском берсеркеровских топоров.

— Шибче! Шибче!

— Да как шибче? Ноги вязнут, каждый шаг, словно по два пуда к сапогам привесили. Комарье стаями вьется, продохнуть нету мочи, во рту противная кислость разжеванного кровососа. В жиже пиявки изводят. Осока, острыми листьями, руки режет. Соленый пот глаза ест, да как утереться, когда руки не по локоть, по самые плечи в грязи да тине.

— Шибче! Шибче! — Подгоняет сенешаль, плашмя мечем по спинам лупит.

Да не сенешаль торопит. Торопит шум близкой битвы. Торопят победные крики супостатов, торопят смертные стоны ноддовцев. Шибче надыть, шибче. Бьют наших. Смертным боем бьют.

Налегают люди на работу. Уже не по трое — по двое кобенят тяжелые стволы по неверной скользкой дороге. По самую шею в гнилой ил ныряют, сваи бьют. Бегом жерди доставляют.

Шибче надыть.

Ратная удача все явственней отворачивалась от королевского войска, перевес был на стороне неприятеля. Закрепившись на флангах, упираясь на речные потоки, варяги, ведомые неистовыми берсеркерами, теснили ноддовцев в центре. Те все больше подавались назад. Яростно боронились, но шаг за шагом отступали, и отступление это грозило перейти в панику бегства. Пираты, почуяв слабину, удвоили наступательный напор. Еще чаще заработали мечи и бодро трубили конунговы герольды в морские раковины.

Зловеще скалился Альт — еще немного и побегут ноддовцы, тогда ломай, круши, бей. Всех руби, не жалей, не до пленных сегодня. Вперед к холму со штандартом. Вперед к обозам и палаткам. Добыча впереди манила.

Прорвав центр, варяги сомнут королевских гридней, разметут остатки коронного войска. И либо смерть, либо позор бегства предстоит выбирать Сагану. Нервно ударил монарх по луке седла, гневно обратился к пэру Стоку.

— Долго твой непобедимый витязь рачки сидеть будет. Того и гляди заснет, всю битву продрыхнет.

— Не спеши, кузен. Знать еще не время.

Да, видать, настало уже. Сигмонд обеими руками поднял Даесворду. Встал во весь свой, немалый рост.

— Пора. — Сказал, обращаясь не то в воздух, не то к королю. — У Альта правый фланг слабый. Там и наступать, как договаривались. Сенешаль через грязь пробьется. А я в центре ударю. Там берсеркеры. В них вся сила викингов. Это для меня.

Гильда встрепенулась. Схватилась за лук, обняла за холку Малыша.

— А ты здесь останешься, с королем. Со мной пойдут Ингрендсоны.

— Хорошо. — Слишком уж кротко, без обычного спора согласилась сенешалевна. — Я с королем буду.

Но Сигмонд уже не слушал, неторопливо, положив на плече Даесворду, с гриднями за спиной, он двинулся в битву. С удивлением король Саган смотрел вслед уходящего витязя. Вопреки традициям, тот ступал неторопливо, даже медлительно. Не распалял себя воинственными криками, не потрясал угрожающе оружием, не звенел броней. Молчаливы и гридни его, словно волки за вожаком по следу оленя пустились. И в этой молчаливой неспешности, увидел король свою надежду, уверовал в победу. И велел сенешалю двинуть конницу против правого крыла Альта.

Отрешенно возвышаясь над окружающими его людьми, словно и не замечая их, шел Сигмонд в самую гущу сражения. Отодвигая плечом своих, с кажущейся небрежностью, словно от назойливых комаров, отмахивался мечем от варяжских ударов, сам в бой не вступал, доверял гридням расправу с простыми ушкуйниками. Шел вперед, туда, где бесновались неуемные берсеркеры.

И вот, наконец, он, настоящий противник. Могучий, светлобородый детина в посеченной кольчуге, искореженном рогатом шлеме. Не замечает увечий. Наркотическая пена стекает с губ по спутанной бороде. Не одного уже сразил воина, и сейчас диким туром, устремился на мечника поморского. Обеими руками раскрутил секиру, прыгнул, обошел выставленный клинок, с маху рубанул как по полену. Завыл торжествуя, поднял вверх закровавленный топор, облизал лезвие. В глазах чернело безумие.

Остановился витязь, распластался в одной из своих удивительных боевых стоек, меч поднял. Ингрендсоны позади полукругом стали, защищают спину своего лорда, всяких настырных рубят. Берсеркер противника заметил, взвыл еще жутче и устремился к новой жертве.

Недвижимо ждал Сигмонд нападения. Разглядывал, изучал соображая: а где же у того шея находится. Только чуть сдвинул меч, только чуточку повернулся. Блеснула Даесворда, обезглавленное тело сделало шаг, другой, завалилось плашмя в истоптанную грязь. Витязь повел мечем и снова застыл, изготавливаясь — огромными прыжками, потрясая ищербленной секирой надвигался следующий. И опять неуловимо колыхнулся лорд двух кланов, опять на мгновенье сверкнула Даесворда. Свистнуло ветром, заскрежетала разрубаемая сталь. Чуть не пополам, наискось от плеча к бедру разрубленный, сгинул ярый воин, упал рядом с товарищем. А уже новые спешат на смену. Уже готовится Сигмонд встретить их.

С высоты дюны казался конунгу Альту витязь пламенем свечи на ветру. Только колыхался в разные стороны, стелился долу, стремительно вытягивался вверх, сам оставаясь на прежнем месте. А цвет морского воинства, словно мошкара на свет, слеталась к ратоборцу, что бы смертельно ожечься о тот огонь, чтоб навеки сгинуть в том пламени.

А меч, этот полый клинок, словно бы мечник был его продолжением, его корнями, танцевал танец смерти. То рисовал замысловатые пируэты, то замирал, чтобы неуловимо мелькнув, опять угрожающе застыть над головами, но уже со стекающей по лезвию свежей кровью.

— Не так! Не так! Оставьте витязя! Бейте ратников, грызи вас великий змей океана! — Кричал конунг своим необузданным берсеркерам. Но те его не слышали. Одурманенные грибной ядовитой мякотью, опьяненные запахом крови, они подступали и подступали к Сигмонду и падали под ударами Даесворды.

И поморцы взбодрились, не из стали нити судьбы бесноватых грибожоров плетены. Как и у всех смертных, тонки нити, не прочны, порою рвутся. Навалились на злодеев. Скопом окружают, в ближний бой не вступают, копьями со всех сторон тычут, пока кровью не изойдет, пока сила неуемная, с живицей на землю не вытечет. А там и конец проклятому.

А то, иною хитростью берут. Вот троих увлекли обманным бегством, заманили, а сами расступились, а там строй лучников изготовился, острые стрелы снаряжены, луки натянуты. Поминай грибоедов, как звали.

Разъяренно наблюдал конунг как редеет его отборная дружина. Кликнул ратников, решив, что не умением, числом надо брать колдовского воителя. Задавить телами, засыпать ударами.

Верные приказу повелителя, поспешили в сечу, пристали к витязю. Действовали расчетливо, умно, развернули сеть, метнули. Но витязь, заклюй его Хьюгин-Ворон, упал на землю, пропуская тенета, еще и меч подставил. Волшебное лезвие, словно и не рубил им сталь доспехов, словно не встречал клинки и тяжелые секиры, разрезало крепкие ячейки. Бессильно упали две половины, вреда не причинив.

А витязь уже на ногах. Бездушным, пустым взглядом посмотрел на ратников, кинулся в бой.

Теперь уже не казался он Альту огнем свечи. Пламя лесного пожара металось среди варягов и не было тому огню преграды. Неотразимы выпады, что ни удар, валится в сырую траву ратник, словно молодая осина под рукою корчевщика. Вот зарубил одного, ногой взмахнул, словно палицей расколол череп другому, проткнул третьего, отбил удар и, развернувшись, снес голову четвертому.

— Все не так! Не так, грызи его Кракен-судогубец! — Бессильной яростью хрипло ревет конунг Альт. — Не так все!

Один за другим пали, дотоле непобедимые, берсеркеры. Побиты орлы, как линялые весенние гуси. Войска топчутся на месте, а ненавистный витязь, неуязвимый, словно боги Валгаллы хранят его непотребное мясо, отводят стрелы и булаты, все машет и машет своим длиннющим мечем. Не одного уже альтового удальца зарубил и продолжает сеять вокруг себя смерть. За его спиной рыщут три беса, словно молодые волки за матерым зверюгой рвут на куски добычу. Великий урон от их мечей варягам. Нет на них управы.

Бьются гридни жестоко, умело. Не зря старательно у лорда учились чудесному его мастерству ратному. Вот и довелось нынче на супостатах науку эту опробовать. Нещадно ушкуйников секут, расчетливо. Трое словно один человек. Два мечем, один щитом. Два щитом, один мечем. Вот старший брат отступил, а младший в незащищенный бок варяга свой меч вонзил. Средний с разбойником рубится, тут старший недруга ошеломил. Следом оба брата на мечи третьего приняли, пока средний от копейщиков отбивается. Взялись и за тех.

И начал Сигмонд вперед прорубаться. Гридни не отстают, следом за лордом пиратскими телами дорогу мостят. Поморские бароны, видя великое геройство Гильдгардцев, наполнили душу радостью, а сердца отвагой. Повели своих людей в бой. А тех и принуждать не надо. Дружно и зло навалились на супостатов, последовали за Сигмондом. И кланы лордов, воодушевленные, удвоили усилия.

Не выдержали такого напора варяги. Подаваться назад начали.

Уже у самых подножий прибрежных холмов кипит сеча. Уже Сигмонд с гриднями на склонах рубятся, поднимаются все выше, за ними рвутся поморцы. Шаг за шагом теснят ушкуйничью силу. Все труднее оборонятся варягам. Вынужденно Альт двинул в бой запасной полк, с одними гриднями остался.

Скатился с дюн резервный отряд и со свежею силой, разряжая так долго сдерживаемую ярость, ворвались в центр схватки. Опять на разбойничьей стороне перевес оказался, опять уступают ноддовцы, опять отходят. Да отходят с жестоким боем, неохотно спускаются, весь склон закровавили своей и пиратской кровью. Везде сеча жаркая кипит, а возле витязя особо. Раньше, чем троих не уложит, на шаг не отступит. Страшна его дорога в гору. С горы ужасна, и неутомимы Норны.

Вдруг, смешалось варяжское войско, дрогнуло. Не уверенно ушкуйники головами вертят. То от наседающих поморских баронов отбиваются, то за спину оглядываются.

Смекнул Сигмонд, в чем дело, гридням скомандовал. Те, споро ухватили большой круглый щит. На него ступил витязь, Ингрендсоны тот щит подняли — чтоб мог их господин оглядеть все поле боя, узнать как дела идут у ноддовцев.

Сигмонд оглядел.

— Ах, ты, чертова кукла. — Только и нашел, что сказать: — Она таки с королем.

Прорывая правый фланг пиратского войска, разбрызгивая болотную жижу, надевая на бивни и топча копытами пиратов, неудержимым галопом скакал Сатановский Вепрь. Гильда, на его спине, в забрызганных грязью доспехах, с зацепившимися листьями болотных трав, в развевающихся медных волосах, безостановочно стреляла из лука. Даже закаленные боями, просоленные морем, пропитанные кровью пираты, беспорядочно отступали устрашенные зверской яростью кабаньего взгляда и испепеляющим зеленым огнем Гильдиных глаз.

Позади, порядком отставая — коням в отличие от вепря, болотина давалась трудно, бок о бок двигался король Саган и сенешаль Короны. За ними месили грязь панцирные конники вперемешку с пешими воинами.

Горько пожалел конунг, что бросил весь свой резерв в центр, и нечего ему противопоставить прорывающийся коннице, некем преградить дорогу. Единая надежда, что приостановиться в жаркой сече. Его варяги опомнившись, спешат уже наперехват, готовятся упорно боронится. Да клятая девка, словно жаба пучеглазая, пасть от уха до уха раззявила. На грязной, вонючей свинье, ломится рыжая фурия напропалую через дюны к берегу, к драгонам Альтовским.

Малыш прет буром. Только песок из под копыт, только кишки на бивнях трепещут. А следом, оставляя за собой сражающуюся пехоту, сверкая доспехами, ощетинившись копьями, неудержимо катится королевская конница. А из зарослей осоки выбираются все новые и новые щитоносные наездники, тотчас присоединяются к общему движению. Рассыпаясь лавой, во весь опор, вверх по косогору, в обход вершины дюны, туда, туда к драгонам.

Не стал задерживаться многоопытный сенешаль в битве, не дал застопориться в вязкой рубке, где прямые варяжские клинки могут успешно противостоять длинным пикам. Повел своих людей дальше, вслед за Гильдой, вывел в тыл альтовому воинству. А там уже сухой песок, там кони на полной рыси пошли к стругам пиратским. Беззащитным кораблям варяжским.

И вот тут не выдержали мореходы. Всю жизнь проводя в походах, не чаяли души в своих лодьях. Не могли оставить их на произвол судьбы. Отдать под топоры и факелы ноддовцев, крыс сухопутных. Обернулись и побежали к берегу. Сам Альт Бездонная Бочка первым бросился на защиту стругов.

Да не всем морским разбойникам привелось еще раз увидеть пену волн. Кого посекли на дюнах, кого стрелами достали, кого перехватили сенешалевы люди — надели на пики.

Закипело сражение на взморье, у самих суден бой идет. Жаркий бой, смертный. За каждый струг отчаянно варяги рубятся, а за Альтов драгон — секутся люто. Сам конунг стоит на корме, размахивает огромной секирой, подбадривает ратников. Собравшиеся у бортов лодьи, выстроились плотной фалангой и, загородившись щитами, яростно отражают наступающих ноддовцев. С палубы меткими стрелами их поддержали лучники.

Королевские войска настойчиво штурмовали последний оплот конунга, но не удавалось им сломить силу обреченных. Снова и снова бросались на острые копья, под каленые стрелы и откатывались назад, зажимая руками кровавые раны. Песок под ногами покраснел, мертвые тела устлали берег.

Видя такое Сигмонд передал гридню Даесворду, поднял длинную пику, оставленную королевским всадником.

— А ну! Разойдись! — Громко крикнул и, с копьем наперевес, устремился к варяжской несокрушимой фаланге, никто и понять не понял, что это витязь затеял. Пираты, сомкнув строй, изготовились достойно встретить удальца и, наконец, разделаться со свихнувшимся витязем. А тот, не касаясь противника, уперся острием у самых ног первого ряда, оттолкнулся и, не отпуская древка, взмыл в воздух. Так быстро все произошло, что варяги не успели и мечи поднять, а Сигмонд уже высоко над ними летит. Согнулась пика, не выдержала веса витязя, треснула, разломилась надвое. Да над лодьей уже воин, уже прыгнул гибким барсом на палубу. Спружинил могучими ногами, перекатился по сосновому настилу, ушел от рубящих клинков. Бронированным нарукавникам отбил копье, копейщика кулаком свалил. И вот уже стоит в боевой стойке, в руках мечи держит.

Словно невзначай повел клинками, и двое пиратов с хриплыми стонами упали, один на палубу, другой, бессильным кулем, перевалился через борт. А Сигмонд отклонился от копейного выпада, плавно развернулся, нырнул под взмах варяжский, снизу вверх поразил мечника в горло, тотчас и пикинера достал. Шагнул, ложно мечем повел. Обманулся варяг, растерялся, раскрылся под роковой удар. Сотоварищ его, в ненужном, нелепом броске на выручку кинулся, да на меч напоролся.

Гридни Альтовские, сгрудились впереди конунга, закрывая господина, щиты выставили, мечами машут. А Сигмонд все ближе подступает и каждый шаг его — движение смерти.

Мутным взглядом посмотрел Бездонная Бочка на разрубленные тела, на разрушенные лодьи, на торжество ноддовцев. Чадным дымом горящих драгонов уносилось в небытие несвершенное. Разрывал недобрый равнинный ветер, мечты изгнанника, что чаялись в одиночестве дней долгих морских переходов, на биваках чужих берегов, в жарких былых сражениях. Все уходило дымной копотью.

Оттолкнул Альт верных гридней, воздьял боевую, славную секиру, что множество раз выручала хозяина, ринулся в бой на злого обидчика. Легко и спокойно отразил Сигмонд его выпад, гибко отпрянул от острого лезвия, снизу вверх махнул мечем, поймал противника на встречном шаге, принял на острие. И вторым махнул. Покатилась буйная голова по сосновой палубе, вслед ней грузно рухнуло могучее тело, гулко о настил ударилось, скрежетнуло сталью кольчужной рубахи. Только секира в руках осталась, не упустил оружия и мертвый конунг.

Ринулись гридни отмстить за смерть господина, да Сатановский Вепрь уже под бортами топчет варягов. Взбираются уже на струг, прыгают на палубу лихие рубаки Ингрендсоны, сыновья Волчицы Серой дети Северного Ветра. Следом поморцы в кожаных шлемах с мечами в руках. Бьют, рубят последних из дружины морской.

И на всем взморье сражение заканчивалось. Одни лодьи горели, черный дым от просмоленного дерева, трепал свежий ветер, заносил на дюны. Другие оказались во власти ноддовцев. Только у нескольких еще длился бой. Остатки варягов, самые несгибаемые, отчаянно продолжали безнадежное, напрочь проигранное сражение.

Всего два струга удалось пиратам спустить на воду. Осыпаемые тучами стрел, гребцы что есть сил, со всей мочи наваливались на весла, уводили переполненные людьми корабли в открытое море, прочь от смертоносного берега. А на нем одни сдавались на милость победителя, другие кидались в волны, в надежде добраться вплавь до спасительных бортов родных лодей.

Сигмонд подошел к кромке прибоя. Постоял у набегающей волны, ссутулив плечи, бессильно руки свесив, закрыв глаза. Разом смолкли столпившиеся на взморье ветераны, сдержали ликование, из самого нутра рвущееся. На смели неуместным шумом нарушить покой ратиборщика. С малолетства меч держащие, они ли не знали, как нелегка та легкость, с коей рубился нынче Кроличья Лапа.

Но, может только Гильда догадывалась в своем сердце, как тяжко не переступить запретную межу. В багряной горячке боя не озвереть, не ошакалиться, не опаскудиться. Не уподобиться душе пропащей берсеркера, грибом выпотрошенной. Не обратиться нелюдью — сохраниться человеком. Не стать грубо намалеванным образом, но быть подобием Божьим.

Постоял витязь, вдохнул привольную свежесть. Плечи расправил. По колено вступил в морскую воду. Снял шлем, зачерпнул из набежавшей волны. Вылил на разгоряченную голову. Потрусил мокрыми волосами. Обернулся к королю, громко, задорно рассмеялся.

И зрел венценосец Саган, видел сенешаль Короны, и пэр Сток видел, и собравшиеся подле них лорды с баронами видели, и простой ратный люд усмотрел — сбылось сказанное витязем Небесного Кролика. Свидетельствовали — обломил лорд Сигмонд копье о песчаный берег и зачерпнул шеломом из моря-океана. Разбита, доселе непобедимая, рать распроклятого конунга Альта, прозванного Бездонной Бочкой. И злые берсеркеры нынче стали поживой небесных кланов Хьюгин-Ворона. Тут устыдились иные из высокородных. И торжествовали воины земли Нодд, — Исполать тебе, витязь! Многие лета!

* * *

Запоздавший Сигмонд, войдя в королевский шатер, обнаружил что за накрытым столом, уже почти все места заняты. Заметил пустующую лавку рядом с Саганом, без колебаний, не замечая протестующего шепота Гильды, направился туда. Возле короля и сел. Сенешалевне ничего не оставалось, только последовать за своим лордом. Малышу, тому все равно, главное, быть бы с хозяйкой рядом, перся не замечая ни людей, ни собак. Собаки же Малыша заметили. Рыча, зубы скаля, под лавки прятались, к господским сапогам жались.

Поднялся ропот, возмущенных такой наглой выходкой безродного витязя. Иные громко негодовали: — Не годиться-де нам, в девятом колене именитым, сидеть ниже самозванного лорда безземельных кланов. Да еще и свинью с собою притащил.

Обернулся король к Сигмонду, незаметно для других, заговорщицки улыбнулся. После обвел крикунов строгим монаршим взглядом. Жестко ударил кулаком по столу.

— Не на церемонном обеде мы здесь собрались — за столом походным, после ратных трудов трапезничаем. Тут места не дедовскими заслугами определены будут, а сегодняшней удалью мечей.

Помолчал король. Обратил взгляд венценосный, твердый, на самых крикливых, вспоминая сегодняшние геройства их. Лукавая улыбка тронула губы.

— А ежели кто мнит себя ратником необоримым, вольно ему витязя Небесного Кролика на поединок призвать. Коли одолеет в честном бою, одесную меня сядет.

Замолкли крикуны, стыдливо глаза тупя, от короля и от Сигмонда взгляды воротили. Биться с Кроличьей Лапой? Нет, никто на такое не отважится. С ним не на поединок выходить — на верную смерть идти.

Нехорошо посмотрел король Саган на лордов, презрительно губы изогнул.

— А понеже такие речи боле наш королевский слух не оскверняли, пиши! — Обратился к писцу.

— Мы, милостью, ну, сам знаешь как следует далее, сим эдиктом свою королевскую волю являем. Ратиборщика Сигмонда, витязя Небесного Кролика, утверждаем лордом двух кланов, жалуем рыцарским званием и титулом пэра Короны. Отныне он сидит за королевским столом с подобающей свитой, судим только судом пэров, а сам вершит законы правом баронского суда. Даруем земли, коими он нынче правит, и другие земли ничейные, ныне в запустении пребывающие, со всеми на них угодьями, лесами и водами, кои он взять пожелает, буде только в намерении их заселить, оберегать да управлять согласно правил и обычаев. От податей освобождается на три лета, только, случится нужда, приходит под королевские знамена со своими людьми при оружии и довольствии. И никому в вассальной зависимости быть не надлежит, а только нашему Королевскому Величеству.

— Готов ли ты, витязь, принести нам присягу.

Витязь был готов. Поднялся с достойной неспешностью, обернулся к монарху, преклонил колено. Саган обнажил меч, плашмя ударил по плечу Сигмонда. Торжественно, по древнему канону, посвятил в рыцарское звание, принял вассальную присягу.

Знать, стоя наблюдала за церемонией. Волей неволей, но склонили завистливые лорды свои головы перед новопомазанным пэром Короны. Тот ответил изысканным поклоном.

Счастливые Ингрендсоны, пальцы рукояти мечей обхватили, гордо вошли в трапезный шатер. Дружно зазвенели выхватываемые из ножен клинки. Прошествовали гридни мимо всего стола, мимо всех лордов и баронов. Стали за спиной своего господина.

Глаза у Гильды сверкали чистыми изумрудами. Какой день! Какой славный день! Какая честь! Ни в одних, самых смелых девичьих мечтах, не мнилось дочери скромного сенешаля, лорда малого клана распадающейся фратрии, такая невиданная судьба.

Да не все еще на уме короля было.

— Пиши далее, — продолжил монарх. — Леди Гильда, благородная дочь достойного сенешаля, отныне нарекается нашего Королевского Величества, названной сестрой. И таковой ее почитать надлежит.

И снова лордам, привелось проглотить обиду, пришлось склонить надменные головы. А Гильда к венценосцу метнулась, склонилась в грациозном реверансе, которому научил ее Сигмонд. Хотела поцеловать монаршую десницу, да Саган не позволил. Сам взял названную сестру за белы руки, поцеловал три раза. И лорд Сток радостно обнял названную кузину, тем демонстрируя, что принимает Гильду как родственницу.

Но Саган еще один сюрприз задумал. По-мальчишески улыбнулся Сигмонду, важным голосом продолжал диктовать:

— А кнура, прозываемого Малышом, повелеваем почитать самым наипервейшим боровом всей земли Нодд. Никоих гонений и ущемлений не чинить, — Саган поглядел строго в зал, — свиньей не кликать, а непременно величать Сатановским Вепрем Короны. Который человек на оного Вепря восстанет, паче злоумыслит пустить на кишку, и с тем намерением свое оружие воздымет, того вора имать и казнить, как то угодно будет пэру Короны лорду Сигмонду и высокородной нашей сестре леди Гильде. А еще даруем право, гостить в наших королевских свинарнях, доколе угодно. Скотникам встречать Вепря с головами непокрытыми, потчевать отборной пищей, в любовных утехах препятствий не творить. А ныне же выдать пять мер отрубей да два мешка брюквы, сварить и к столу подать.

С поклоном переданный писцом пергамент, король подписал собственноручно и печать свою королевскую приложил. Отдал рескрипт пэру Сигмонду.

— А больше, — и уже не грозный властелин, а смущенный юноша продолжил, — я ничего не сделать не могу. Пуста королевская казна, что бы наградить тебя по заслугам. Извини уж.

До темной ночи продолжался пир. Много было едено блюд, походными кашеварами старательно приготовленных, много вина испито. И склонив колена высокородные дамы пели хвалу мужам, в грозной сече добывших славную победу. И Сигмонд, величальной Песней чествовал зарумянившуюся Гильду. Могло такое невиданное, обычаям вопреки, стихосложение вызвать смех и бесчестье на голову певца. Не видано прежде, чтоб воин пел женщине. Да не видано доселе было воительницы, что на диком вепре, впереди королевской конницы, варягам смерть несла. А честь Сигмонда на бранном поле ратным трудом добыта, а не за пиршественным столом в кубке найдена. Не брагою хмельной полита — взрощена горячей кровью неуемных берсеркеров.

Текла пенная рекой. Многие, пустые, бахвальные слова звучали, когда неотважные себе чести приписывали. Но и разумные речи велись за тем столом. А более говорилось здравиц, за землю Нодд, за смелого короля Сагана, за мудрого сенешаля Короны, за лорда Стока, и конечно же за пэра Короны Сигмонда и леди Гильду. Сам монарх не раз и не два поднимал кубок за славных воителей и кормил со своих монарших рук Сатановского Вепря.

Не только в королевском шатре пиршеством отмечали сегодняшний день. Расположившись на мягком песке, избавившись от докучливых комаров, от треволнений, лихо бражничали победоносные ратники. В который раз уже цветисто живописали свои сегодняшние геройства. В который раз поднимали кубки во здравие своих лордов и свое здоровье. А еще чаще чествовали пенной чашей витязя Небесного Кролика и его славных соратников.

И веселье охватило души пирующих, и радость посетила их сердца. Немощи покинули этой ночью натруженные тела. Недужных не томили хвори, язвленных вражьей сталью не тревожили раны, не ныли шрамы былых боев. Даже пленным варягам, милосердно поднесли угощение, те благодарно приняли. Ели и пили, оплакивая великое поражение, конунга Альта и своих товарищей. Желали им легкого пути в Валгаллу, царство сраженных храбрецов. Прославляли Сигмонда, ведь это по его великодушной просьбе не дозволил благородный король Саган оставить тела вчерашних врагов на растерзание хищной птице. Не дозволил мародерства и надругательства над павшими.

Только живые лишились своего оружия. Мертвых же, почтили по обряду, какой принят у морских скитальцев. Как были в посеченных бронях, в прогнутых шлемах с иззубренными мечами и секирами, так и снесли их в уцелевшие струги, положили на палубы.

Отдельную лодью подготовили для конунга. Лежит он, огромный, бессильный на медвежьей шкуре. Соболья, богато самоцветами украшенная, брама покрывает богатырские рамена. Тело завернуто в драгоценную мантию — в дальнем походе, в городе приморском греческом, добыта она в сокровищнице кесаря. На шуйце щит, в деснице губительная секира. Многих знатных воинов отправила она в бессолнечные царства, ворота многих замков открывались ее ударами, многие прибрежные народы трепетали перед ее сверканием. В ногах приготовлен лук и колчан полный стрел, в голове бочонок старого эля.

Рядом лежат гридни, не пережившие своего господина, достойно воинам, в один день принявшие с ним кончину. В один день неумолимые Норны, под великим деревом Индрасилл, порвали нити ушкуйничьих судеб.

На корме судна ряды буйных берсеркеров, неумолимо витязем укрощенных.

Обильно пропитали те струги смолою да ворванью. Спустили на воду, расправили ветрила, под набирающий силу ночной бриз.

И тогда вышли а берег исполненные скорби стрелки, натянули луки. Прошел перед строем старейший из варягов, поочередно подносил факел к наконечникам стрел, обмотанным горючей паклей. Звенели тетивы, вонзались те стрелы в траурные струги. Огонь перекинулся на дерево бортов, на палубы. Погребальные костры удалялись в ночь, навечно покидали кровавый берег.

Вода и огонь, плоть и булат. Укрывало гордых варягов туманом запредельной Валгаллы.

А на берегу, на самой высокой дюне, запылал поминальный костер над павшими воинами земли Нодд.

Детям моря — море. Детям земли — земля.

Все дальше и дальше огни над водой. Вот один погас, за ним другой… Вот и последнего поглотила водная бездна. Только, невидимые за дальностью, скрытые ночным мраком клубы пара, поднимались над зыбучей могилой, пока ветер не разорвал их в клочья, не разметал над волнами. Но долго еще огнились жаркие уголья на песчаном холме. Взлетали искры, соединяясь в черной вышине с небесными звездами.

* * *

А на утро конный отряд покидал воинский лагерь короля Сагана. Пэр земли Нодд протянул ладонь нареченной сестре монарха. Гильда радостно ответила. Так и скакали, рука в руке, по дороге ведущей к Гильдгарду. Рядом деловито семенил могучий Малыш — Сатановский Вепрь Короны, чуть позади, ехали верные гридни Ингрендсоны. Отряд возвращался домой.

Нет.

Сигмонд с Гильдой уходили в легенду.

Комментарии

1

Как известно любому преферансисту «При девятирной только студенты и попы вистуют»

2

Демагог — в самом деле Зиберович в разговоре применил более емкий синоним.

3

Локимен — от англ. the luckyman — счасливчик, сиречь фартовый (феня). Правильнее было бы транскрибировать как «лАкимен», но Фартовый по английски ботал хило. Впрочем, у него имелись некоторые основания: в прозвучавшей в фильме «О, счасливчик», одноименной песне, отчетливо прослушивается именно «лОкимен».

4

Ламеры — оборзевшие юзверя, возомнившие себя хакерами.

5

Структура духовно-рыцарского ордена тамплиеров выглядит следующим образом: Его Преимущественное Величие Великий Магистр Темплариорум — глава ордена, далее следуют Великие Приоры, командоры, комтуры, соответственно управители приоратами (герцогствами), командорствами, крепостями (сенешали)

6

Сигмонд, хоть и делетант в кролиководстве, но тут не далек от истины: согласно БСЭ основными кормами этого одомашенного грызуна являются зеленая трава, кормовые корнеплоды, морковно-капустный силос, мелкосьебельчатое сено; зерно, зернотходы, комбикорм и др. концентрированные корма; мясо-костная и рыбная мука; минеральные добавки — костная мука, поваренная соль, мел. В приусадебных хозяйствах используются свежие пищевые отходы.

7

Автор соблюдая созданную им же самим традицию, избегает 13-го номера главы.

8

«Райт» и «Лигт», от rite , left(англ. суржик). Сигмонд, по просьбе Гильды окрестил свой двуручный меч «Даесвордой», т.е. меч смерти. Идя навстречу последующим пожеланиям сенешалевны, ради ее песнесложений, понаименовал заплечные мечи «правым» и « левым», соответственно.


home | my bookshelf | | Сила Зверя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу