Book: Проклятое созвездие



Проклятое созвездие

Александр Задорожный, Димитрий Близнецов

Проклятое созвездие

Часть первая. ПЛОБОЙ

Глава 1. ТАМ, ГДЕ НАЧИНАЮТСЯ ДОРОГИ

Звездная пыль. Черный, ледяной вакуум космоса. Мерцание далеких звезд и крошечные шарики планет, подернутые голубоватой дымкой атмосфер. Все словно неподвижно замерло в ледяной безжизненной пустоте. Кажется, ничто не может нарушить вселенский покой, незыблемо охраняемый высшими законами мироздания. Но вот из глубины черного мрака, усыпанного мириадами сверкающих жемчужин, появляется какая-то точка, которая стремительно приближается. Она растет и через мгновение превращается в прекрасный космический корабль, гордо бороздящий просторы вселенной. На его бортах ярко горят огни иллюминаторов. В фешенебельных каютах, разнообразных салонах, барах и ресторанах, бассейнах с искусственным прибоем и садах с экзотическими растениями «под открытым небом» беззаботно веселятся пассажиры. Собравшиеся на борту могут себе позволить заплатить за стакан фирменного лимонада в баре этого звездолета сто кредитов, что в десять раз больше, чем в самом дорогом ресторане на какой-нибудь планете, или испытать удовольствие, искупавшись под стеклянным куполом, через который видна бездна космоса. Ведь билет на это чудо инженерно-технической мысли, за несколько дней преодолевающее в гиперпространстве огромные расстояния между галактиками, стоит не одну тысячу кредитов. Но, вы уж мне поверьте, те удовольствия, которые вы получите на борту межгалактического лайнера «Атлантик», принадлежащего плобитаунской компании «Галактик Тревел инкорпорейшен», стоят таких денег. Этот лайнер, построенный на Плобитаунских космических верфях еще в годы становления принципов, определяющих отношения между независимыми планетами, является единственным и уникальным творением человеческого разума, который (разум) за последние десятилетия подчинил себе столько новых, не исследованных прежде миров.

Куда же летит этот прекрасный звездолет? Конечно, на планету Плобой — центр вселенской цивилизации, демократии и прогресса, столицу Союза Свободных Планет.

При подлете к Плобою вы первым делом заметите искусственный спутник Блос — еще одно творение человеческого гения, сверкающим стальным шаром вращающийся вокруг планеты. Смотрите внимательнее в иллюминатор! Видите, как к его внешним причалам пристыковываются тяжелые грузовые звездолеты, а в недра встроенных ангаров влетают челноки? Да, вы не ошиблись. Этот спутник является своеобразным таможенным терминалом для грузовых кораблей, построенным, чтобы разгрузить плобитаунские космодромы для пассажирских и частных звездолетов. Для нашего с вами удобства, чтобы путникам, уставшим после долгого путешествия по дальним мирам свободного космоса, не нужно было толкаться в давках и стоять в очередях среди разношерстной, порой грубоватой публики: свободных торговцев, пилотов, геологов, золотоискателей и авантюристов всех мастей, прилетевших на Плобой в поисках наживы или развлечений.

Над Плобитауном, главным городом планеты Плобой, безоблачное лазурное небо. Воздух свеж и прозрачен. Такая погода наступает, когда западный бриз с океана разгоняет смог и туман — частых гостей межгалактической столицы. Тихое утро переходит в яркий солнечный день, а он в свою очередь — в тихий теплый вечер. Но независимо от времени суток в районах, примыкающих к центральному космопорту Плобитауна, царит постоянное оживление. Рестораны и бары в этом месте работают круглосуточно. Бесчисленные отели всегда готовы приютить под своими расцвеченными неоновыми рекламами крышами уставших путников, туристов и искателей приключений, а огромное количество казино — избавиться от лишнего груза золота или лишней пачки кредитов, отягощающих их карманы.

На кривых улицах и переулках, прилегающих к рабочей зоне космодрома со складами и доками, идет бойкая торговля продажной любовью. Если кто слишком устал от одиночества, болтаясь в невесомости метеорологического спутника, жарясь в безводной пустыне на планете Дайк в поисках золота, или у него по каким-то иным причинам совершенно нет времени на ухаживания с серенадами под окнами любимой, здесь можно найти себе подругу на любой вкус и цвет. (И это обойдется гораздо дешевле, чем нанимать музыкантов для исполнения серенады.)

В конце переулка, выходящего на оживленную магистраль, соединяющую центр Плобитауна с космодромом, стоит неприметное трехэтажное здание из неоштукатуренного красного кирпича. Перед его массивными, обитыми стальными листами дверьми с надписью «Открытая Биржа Свободного Труда» всегда толпится народ. Кого только не встретишь в этой толпе. Здесь и рослые пилоты в потертых кожаных куртках с выцветшими нашивками регулярной армии времен имперских войн. Здесь и сумрачные небритые личности, от которых за парсек попахивает контрабандой, в капитанских кителях и штурманских бушлатах, явно с чужого плеча. Здесь и мужественные «звездные волки», побывавшие не в одной передряге и не только знающие цену кредиту, но и как его заработать. Здесь и «зеленые» новички, только встающие на тернистый путь профессиональных пилотов. Но какой бы разношерстной ни была в этом месте толпа, все эти люди пришли сюда с одной целью — поиска работы.

В Плобитауне есть много мест, где можно найти работу толковому парню. Можно обратиться к частному маклеру. Можно направиться в официальное агентство по трудоустройству. Конечно, много денег здесь не предложат, а маклер сдерет такой процент, что впору будет закладывать в ломбард свой бластер. Поэтому, если у парня есть голова на плечах, в которой мало-мальски работают мозги, а в груди бьется горячее сердце, если он готов рискнуть своей задницей ради Больших Денег и не боится получить в борт своего звездолета заряд из лазерной пушки полицейского катера, ему дорога на ОБСТ (Открытую Биржу Свободного Труда). На ОБСТе в основном собираются контрабандисты, вольнонаемные пилоты и искатели приключений всех мастей.

ОБСТ официально работает от Профсоюза докеров Боба Даркмана, но фактически на ней заправляет «семья» Фаризетти, контролирующая профсоюз. Здесь, если повезет, предложат хорошую работу. Дело, правда, может оказаться довольно-таки рискованное, часто противозаконное, но зато на те деньги, которые получишь, если все пройдет гладко, можно прилично жить не один месяц. Так что выбирать тебе, приятель. В конце концов, все мы свободные люди, живущие в свободном обществе.

Боб Даркман организовал Профсоюз докеров двадцать пять лет назад. (Говорят, до этого Боб работал обычным грузчиком на космодроме и воровал все, что плохо лежало, за что и был уволен.) Деятельность профсоюза заключалась в защите прав докеров и рабочих плобитаунских верфей. Без согласования с профсоюзом администрация космодрома не могла уволить ни одного человека. Профсоюз докеров Боба Даркмана контролировал все торговые рейсы. Если в разгрузке вновь прибывшего звездолета не принимали участие члены профсоюза, если хозяин платил сумму меньше установленной нормы или использовал на работах одних только роботов, вмешивался профсоюз, грузчики объявляли забастовку и заламывали такую цену за свой труд, что волей-неволей приходилось идти на поклон к Бобу Даркману. Это приносило хорошие деньги Профсоюзу докеров.

«Семья» Фаризетти, контролирующая профсоюз, занималась рэкетом, контрабандой, угонами звездолетов и убийствами. Людей же, готовых за хорошие деньги выполнить подобного рода работу, всегда можно было найти у пуленепробиваемых бронированных дверей офиса Открытой Биржи Свободного Труда. (Если бедолагу схватит полиция, то Фаризетти здесь будет ни при чем.)

Глава 2. КРУЖКА ПИВА

В баре «Адмирал Армор» всегда было много народу. Это заведение находилось недалеко от Открытой Биржи Свободного Труда. Поэтому основными посетителями бара были люди, пришедшие на биржу в поисках работы и решившие ненадолго отвлечься от этого занятия. В «Адмирале Арморе» любой желающий мог найти для себя кружку темного портера, глоток виски «Черный Саймон»note 1 или рюмку кукумбера — крепкой огуречной водки. Кому что нравится, и кто что может себе позволить, в зависимости от состояния кошелька, разумеется.

В этот час у испачканной мутными разводами от пролитых напитков стойки бара стояли Скайт Уорнер и Дерк Улиткинс. Друзья, как и остальные посетители, пришли на биржу труда в поисках работы и заглянули в «Адмирал Армор», чтобы пропустить по кружечке портера. Этот день, как и предыдущие с момента ареста корабля, был для них не самым удачным. Они провели на бирже труда пять часов, и все без толку. Подходящей работы для пилотов без собственного звездолета днем с огнем не найти. А таких, как они с Дерком, тут обреталось уж очень много, и, в отличие от них, многие из посетителей «Адмирала Армора» согласятся на любую работу, даже рискуя при этом угодить в тюрьму лет на двадцать. Скайту с Дерком сегодня было несколько предложений: два от торговцев краденым, а одно от какого-то типа с глазами садиста и убийцы, который вынырнул как тень из-за темного угла здания биржи и так же стремительно исчез, воровато оглядываясь по сторонам, когда ему ответили отказом.

Дерк Улиткинс с грустью посмотрел в пустое дно своей кружки и перевел кислый взгляд на Скайта, у которого в кружке оставалась еще добрая половина. Дерку снова хотелось пива. Одной пол-литровой порции напитка для него оказалось недостаточно, а деньги на вторую кружку у Дерка отсутствовали напрочь. Улиткинс знал, что у Скайта осталась еще пара кредитов, и Дерка в этот момент терзало сильнейшее желание, чтобы оставшиеся кредиты Скайта Уорнера превратились в очередную порцию пива.

— Друг, отлей чуток, — произнес он с мольбой в голосе.

— Ты зачем сюда пришел? — вытерев губы рукавом куртки, задал вопрос Скайт. — Искать работу или напиться, как… обычно?

У Скайта с самого утра было скверное настроение, поэтому он повернулся спиной к Дерку Улиткинсу и, облокотившись о стойку, стал разглядывать посетителей плохо освещенного бара.

Здесь, в пропитанном запахом дешевых сигарет помещении «Адмирала Армора», за такими же обшарпанными столиками, как и стойка бара, коротали время различные типы, в которых можно было без труда определить пилотов, занимавшихся так называемым частным извозом, золотоискателей, разведчиков-следопытов и профессиональных ганфайтеров, готовых за деньги сделать любую, пусть даже самую грязную работу. Кто, развалившись на стуле, потягивал пиво и смотрел футбольный матч по телевизору, который висел над стойкой бара, кто тихо беседовал в темных углах подальше от любопытных глаз, обговаривая условия предстоящего дела. Каждую секунду кто-то выходил, кто-то заходил через вертящиеся двери бара на улицу. Здесь не было людей, случайно зашедших сюда лишь для того, чтобы попросту промочить горло. Всех их объединяло одно — жажда наживы. В их глазах читалось желание заработать звонкую монету, и Скайт Уорнер понимал, что за деньги большинство из находящихся здесь перегрызут глотку соседу.

Если б Уорнер мог выбирать, он никогда бы не пришел сюда по собственной воле, но выбирать не приходилось. Более приличное место в данный момент было недоступно Скайту Уорнеру, и все из-за того, что у него отсутствовал собственный звездолет. Как раз сегодня Скайт заплатил последние деньги за штрафную стоянку, чтобы не потерять звездолет вовсе. Если они с Дерком не найдут в ближайшие семь дней две тысячи на уплату штрафа, то их звездолет конфискуют.

Потерять звездолет для пилота равносильно смерти. А потерять звездолет реальнее всего не в поясе астероидов, не во время жесткой посадки или нападения пиратов — все это ничтожно малый процент по сравнению с неуплатой таможенной пошлины, налоговых сборов, процентов по закладной банка, ареста при отсутствии санитарной книжки или лицензии на коммерческую деятельность.

Вот так их подло подставил коммерсант, которому они доставили груз синей плесени с Криптариуса. Загвоздка оказалась в том, что плесень не имела сертификата качества. Звездолет перегнали на штрафную стоянку до момента, пока коммерсант не предоставит сертификат и не заплатит штраф. На что тот ответил, что плесень не его и штраф платить он не собирается. Поэтому, помимо всех расходов по перевозке плесени, на Скайта повесили и штраф, и таможенные сборы, и многое другое, что только можно было повесить. При этом саму плесень конфисковала санитарная служба, так как та не соответствовала нормам.

Дерк посмотрел на спину Скайта в потертой кожаной куртке, повертел в руках пустую кружку. Затем, поставив ее на стол, тяжело вздохнул и произнес:

— Пойду прошвырнусь. Может, что-нибудь и подвернется толковое. — После чего направился к выходу, ступая по заплеванному, грязному полу стоптанными подошвами своих когда-то белых спортивных туфель.

Скайт повернулся и проводил до дверей унылым взглядом. Когда напарник вышел, Скайт принялся в сотый раз анализировать ситуацию, в которой оказался.

Дела обстояли неважно. И нерадостные мысли по поводу настоящего постепенно сменились нахлынувшими из глубины памяти ностальгическими воспоминаниями о былых днях.

Что он достиг? К чему стремится? Он этого не знал. Уже не знал. Годы безвозвратно уходили в прошлое, а он так и остался простым искателем приключений, каким был тогда, когда перед ним распахнулись двери тюрьмы и он стал гражданином Плобоя. Простой честный парень — пилот без всяких шансов как-то улучшить и изменить свою жизнь. Все его мечты молодости: заработать большие деньги, открыть свое собственное дело, разбогатеть, купить шикарный спортивный «Стиллерс» с турбулентным двигателем, виллу у моря, на которой будет бассейн и собственная оранжерея с большими красивыми цветами, зарегистрировать на свое имя какую-нибудь планету, где можно будет построить мощный замок с самой совершенной системой безопасности… Разбитые мечты и надежды, которым никогда не суждено стать реальностью. Все пошло прахом. Он, Скайт Уорнер, как был простым пилотом по найму, так, пожалуй, им и останется. Скайт вдруг вспомнил славную планету в системе Грезеда с прозрачными голубыми морями, белым песком берегов и ярко-зелеными зарослями банановых деревьев. Эту планету Скайт запомнил, еще летая с Браеном Глумомnote 2.

Во что они тогда ее превратили! В груду обгоревших, испепеленных руин без всякого намека на атмосферу? Похоже, что так. И Скайту стало очень горько от этих воспоминаний. Зачем они тогда это сделали…

Вечно пьяный Браен Глум сел играть в покер с местным бароном, но тот оказался карточным шулером. Браен Глум и сам неплохо умел мухлевать с картами, но барон оказался намного проворнее и очистил карманы Браена Глума, как пиратский корабль трюмы почтового звездолета. И все бы ничего, но с последней взяткой барон позволил себе двусмысленную фразу, что-то вроде того, что у Браена кончились деньги и тот может поставить на кон свою честь, если таковая у него имеется. Браен Глум, как ни странно, не стал доставать бластер, а молча встал из-за стола и вышел вон. Барон подумал, что Браен Глум стерпел обиду, — он жестоко ошибся. Разгневанный капитан вернулся на свой корабль «Валрус», круживший вокруг планеты на геостационарной орбите, и лично сел к орудию главного калибра, после чего позвонил барону.

«У тебя есть минута, чтобы покинуть свой чудесный замок, приятель», — сказал Глум, ловя в прицел орудия аккуратный маленький особнячок, утопающий в зелени бананового сада.

С орбиты замок был похож на печенье, посыпанное сахаром — это блестели на солнце стеклянные крыши и солнечные батареи.

Барон был не дурак, чтобы не поверить словам Браена Глума. Через пятнадцать секунд из ворот замка, стремительно набирая скорость, выскочила реактивная повозка на воздушной подушке и помчалась прочь.

Браен Глум сдержал слово и выстрелил ровно через минуту. На том месте, где раньше был замок, возникла вспышка термоядерного взрыва. С орбиты, на которой находился «Валрус», было хорошо видно, как от эпицентра взрыва расходится ударная волна и как по расширяющейся окружности валятся деревья.

Барон на своей реактивной повозке набрал приличную скорость и смог избежать последствий взрыва. Но Браен Глум не остановился на одном замке. Он перенацелил орудие на летнюю резиденцию барона.

«Хэй, приятель, — сказал Браен Глум барону по радио, — не в маленький ли домик на берегу океана ты спешишь? Хочу сообщить тебе, что его больше нет». — После этих слов капитана орудие выстрелило вновь.

Термоядерный взрыв поднял в воздух огромное облако песка. В океане образовалась большая волна, накрывшая близлежащие от побережья острова. Барону пришлось резко повернуть, чтобы разминуться с ударной волной от этого взрыва. Но Браен Глум не остановился и на этом, орудие корабля стреляло и стреляло. Ядерные взрывы один за другим покрывали поверхность планеты, преследуя барона и по океану, и по лесам, пустыням, ледникам



Во имя чего такое варварство? Сейчас бы Скайт Уорнер ни за какие сокровища мира и сам бы так не поступил и не дал бы этого сделать Браену Глуму.

Скайт Уорнер вспомнил звездолет «Валрус», который многие годы был для него родным домом. Нет, не так все было и плохо. Были и хорошие стороны в той жизни, полной опасностей и приключений. Как славно гремели пушки во время сражения с эскадрой синтетойдов! А как радостно и весело встречал экипаж корабля «Валрус» своего нового капитана, когда тот всходил на борт! Его встречали — Скайта Уорнера! И Скайт, подперев рукой свою лохматую голову с упрямой челкой, стал вспоминать прошедшие времена…

Ведь, в сущности, тогда в его руках находилось очень многое, и все то, что было, он потерял. Где сейчас большинство его боевых товарищей? Та часть экипажа, которая так и не смогла спастись, продолжает свой вечный дрейф в глубинах вселенной на изуродованных останках «Валруса». Тех же, кому повезло больше, жизнь разбросала по разным уголкам вселенной. Кто спился, кто угодил на электрический стул. Лишь единицы угомонились и стали вести оседлую размеренную жизнь, обзавелись семьей и хозяйством. Он даже сумел потерять своего лучшего друга — Дела Бакстера.

Уорнер вспомнил, как они с Делом вновь встретились в баре Могучего Джо, уже после того, как стали свободными людьми — честными гражданами Союза Свободных Планет. Скайт вспомнил, как Бакстер прикрывал его спину своими бластерами в замке Браена Глума, когда они полетели за сокровищами своего бывшего капитана и им решил «перейти дорогу» Дрекслер. Тогда погибло много храбрых парней, но они с Делом победили и остались живы. А как хладнокровно смотрел Бакстер в дула бластеров, направленных на них руками наемного убийцы на планете Аларм, когда они были всего лишь пешками в чужой игре и их хотели «разменять» из тактических соображений. Дел Бакстер не побоялся даже получить удар меча, лишь бы он — Скайт Уорнер — смог добраться до звездолета… Когда же это было? Все-таки, наверное, после того, как они, зажав в руке бластеры, жарились на солнце в каньоне «Удар топора» в погоне за шальным золотом. И уж точно после того, когда они ели из одной банки просроченную тушенку, скрываясь в разбитых, обгорелых стенах универсального магазина, когда их так подло использовала Нора Рогенфельд… А теперь он — Скайт Уорнер — потерял и Дела Бакстера, своего лучшего друга. Нет, его не убили: Дел женился. Скайт был искренне рад, что друг завел семью и зажил оседлой жизнью. То, что Дел Бакстер порвал со своим авантюрным прошлым, было правильно. Если бы у Скайта самого имелась такая возможность, он бы поступил точно так же… Но горечь утраты все равно осталась. Теперь Скайту приходилось терпеть в напарниках Дерка Улиткинса.

Дерк в принципе был хорошим парнем. Он был лучшим пилотом, настоящим асом из всех, кого знал Скайт Уорнер В искусстве управления летательными аппаратами Дерк, пожалуй, был даже лучше его — Скайта. Недаром на корабле Браена Глума Дерк Улиткинс командовал эскадрильей штурмовых истребителей, а это был очень высокий пост в иерархии пиратского звездолета. Но полностью положиться на Дерка Улиткинса Скайт не мог даже несмотря на то, что однажды Дерк спас ему жизнь, слишком сильно тот любил деньги. В драке, в бою на Дерка можно было рассчитывать, но как только дело касалось денег, Улиткинс становился непредсказуемым. Ради золота Дерк был способен даже бросить человека на необитаемой планете…

— Друг! Я нашел приличную работенку! — раздался в помещении бара торжествующий крик Дерка Улиткинса. — Три дня работы — и три тысячи у нас в кармане. По штуке в день! Это же круто! — подскочив поближе, быстро заговорил Дерк Улиткинс.

Скайт Уорнер поморщился. Кричать о таких больших деньгах здесь, среди людей, чьи лица отнюдь не украшала печать добродетелей? Это, мягко говоря, было неосмотрительно.

Сделав глоток, Скайт с недоверием посмотрел на друга, а тот быстро стал рассказывать о своей удаче:

— Выхожу, понимаешь, на улицу, иду по направлению к стоянке кораблей, и тут ко мне обращается маленький, толстенький мужичок лет пятидесяти, в пиджаке: «Не подскажете, где здесь можно нанять пилота?» Ну, я сразу: «А что за работа?» Он: «Перевезти груз на сто шестую планету Энвандиса. Плачу три тысячи». Я прикинул в уме: лететь туда всего сутки. Три тысячи за сутки — это выгодное предложение! А когда мы полетим обратно, на Энвандисе запросто можно будет найти и груз, и клиента, и работу, чтобы не лететь на Плобой порожняком. Короче, мы договорились с ним в девять вечера встретиться у грузовых боксов, — закончил Дерк Улиткинс и недвусмысленно покосился на недопитую кружку Скайта, где еще плескалась добрая половина пенистого напитка.

— Ладно, заработал, — перехватив его взгляд, сказал Скайт Уорнер.

Он порылся в кармане своей, видавшей лучшие виды, кожаной куртки и бросил на стойку бара последние оставшиеся у него два кредита.

— Пиво мне и моему другу, — сказал он, залпом допивая тот портер, что стоял перед ним.

Когда бармен в засаленном белом фартуке поставил перед ними две кружки с темной жидкостью и Скайт Уорнер бросил в карман мелочь сдачи, Дерк радостно схватил кружку пива и большими глотками стал опорожнять ее.

— Давай, друг, не тяни, рассказывай подробнее. Что это за человек? Откуда он? Как он выглядит, держится? Богат ли он? Дело, которое он предлагает… Как оно?.. Не очень противозаконное? — наседал на Дерка Скайт Уорнер. От его пессимизма не осталось и следа, после того как Дерк принес радостное известие, что удалось найти работу. К тому же, по словам Дерка, выходило, что дело проще не бывает, не займет много времени, а оплата выходила вполне приличная. Скайт был доволен.

— Клиент выглядит как настоящий миллионер, друг. Сразу видно, что он босс. Большой человек. Когда он показал мне свой бумажник, мне чуть худо не стало. Денег, что называется, «куры не клюют». Я думаю, если мы все сделаем правильно, то он заплатит нам гораздо больше. Друг, поставь еще пивка! — Дерк Улиткинс оторвался от кружки и вопросительно посмотрел на Скайта.

— Да ты еще и это не допил. Лучше скажи, как ты думаешь, он нас не обманет?

Но от Дерка уже нельзя было услышать ничего толкового. Он жадно глотал напиток, а в ответ лишь помотал головой и промычал что-то невразумительное.

Вдруг чья-то тяжелая рука опустилась ему на плечо, да так, что Дерк чуть не захлебнулся в пиве. Он дернулся, и пиво из кружки выплеснулось ему прямо в лицо, залив при этом мятую, когда-то белую рубашку.

— Что за черт! — выругался Дерк и недовольно посмотрел в свою полупустую кружку, где пива осталось совсем на донышке.

— Э, ты, приятель, — услышал Дерк за спиной чужой неприятный голос, — в первый раз здесь и уже перебегаешь дорожку хорошим парням, которые по воле случая временно остались без работы? Кто ты такой, чтобы делать это? Что-то я раньше тебя здесь не видел.

Дерк посмотрел на друга и по выражению Скайта, стоящего за стойкой напротив, понял, что дела их плохи.

Повернув голову, он увидел здорового мужика с неимоверно широкими плечами и толстыми волосатыми руками, покрытыми наколками на фривольные темы. Одет здоровяк был в грязную майку с нарисованным посередине большим кулаком и мятые парусиновые брюки. В его левом ухе покачивалась серьга из серебристого металла. Рядом с мужиком стоял длинный хлыщ в сером плаще с бледным и тощим лицом, которое пересекал глубокий шрам. По зеленоватому оттенку глазных белков длинного было видно, что парень всерьез увлекается глюкогеном.

— Знаешь, приятель, что-то раньше я тебя здесь тоже не видел, — Дерк Улиткинс был очень недоволен тем, что ему так и не удалось допить пиво, но старался сдерживать себя, чтобы выиграть время и по возможности постараться взять инициативу в свои руки. — Я не понимаю, о чем ты говоришь. Мы с другом перешли тебе дорогу? Что за ерунда! Скажи, когда мы это сделали. Мы такие же безработные парни, как и все находящиеся здесь джентльмены. Просто сейчас повезло нам. Вам пока нет. В следующий раз удача улыбнется вам, и вы выберетесь из того дерьма, в котором сейчас находитесь.

Скайт в душе проклинал Дерка за то, что он ляпнул про дерьмо, ассоциируя это нехорошее слово с подошедшими людьми. Вне всякого сомнения, они представляли собой полное ничтожество, здесь Дерк абсолютно прав, но нельзя же говорить такие слова в лицо незнакомым людям! Это было крайне неразумно с его стороны.

Скайт Уорнер многое повидал за свою бурную жизнь, богатую разными событиями и приключениями, и он бы предпочел совсем не встречаться с такими подонками, как эти два парня, которые только что грубо «наехали» на них. В том, что это «наезд», Скайт не сомневался, потому что за свою жизнь общался с разными личностями, среди которых были люди намного опаснее местной шпаны. Он умел обращаться не только с хулиганами и мелкими бандитами, но и с профессионалами, зарабатывающими свой хлеб за счет укорачивания жизни других. Но почему они всегда лезли именно к нему? Возможно, подсознательно, ощущая себя полным ничтожеством, они, как мазохисты, хотели получить публичные побои, прочувствовать свое унижение? Или им нравилось иметь выбитые зубы, чтобы потом, шепелявя, рассказывать своим знакомым о крутой драке в баре, в которой лично принимали участие? Скайту совершенно не хотелось сегодня кому бы то ни было бить рожи, пусть даже такие мерзкие, как у этих подонков.

— Ты что, козел, хочешь сказать, что мы с Лоренцо живем в дерьме? — здоровяк не на шутку разъярился. — А может, ты хочешь сказать, что мы с Лоренцо сами дерьмо? Нет, если ты хочешь это сказать, так и говори. Прямо! Как мужчина! Хотя не похоже, что ты являешься мужчиной.

Скайт хотел было что-то сказать, но Дерк перебил его, не дав другу вставить ни слова.

— Я же не виноват, что вы с Лоренцо живете в дерьме, — Дерк не нашел ничего лучшего, как ответить таким образом. — Это не моя вина. Но я уверен, что вы с Лоренцо обязательно найдете работу и как-нибудь выплывете на поверхность.

Больше всего на свете в эти минуты Скайту хотелось, чтобы Дерк Улиткинс проглотил свой язык и заткнулся. Уж лучше бы он вообще молчал. И дал возможность поговорить ему — Скайту Уорнеру. Скайт был уверен, что у него этот разговор получился бы лучше.

— Короче, придурок, — тряхнув Дерка за шкирку, сказал здоровяк, — плати «штуку» и проваливай отсюда со своим дружком.

Насупившись и покраснев от такого хамского обращения, Дерк Улиткинс произнес:

— У меня нет таких денег.

— Тогда посмотрим у этого, — встав напротив Скайта, сказал длинный (которого здоровяк называл Лоренцо) и обратился к кому-то сзади: — Джон, проверь карманы этого пижона.

Из-за спины Лоренцо выскочил, как чертик из табакерки, маленький, черноглазый тип с кривыми, рахитичными ножками. Воровато оглядываясь по сторонам, он с гнусной ухмылкой подошел к Скайту, молчаливо стоящему у стойки бара.

— Ну что, мелкий (хотя Джон был Скайту Уорнеру по грудь), — произнес Джон писклявым голосом, — выворачивай карманы, ублюдок!

Скайт не хотел сегодня драться, но в такой ситуации от его желания ничего не зависело.

Скайт имел большой опыт в подобного рода драках. Он хорошо знал, что нужно для того, чтобы выбить почву из-под ног у противника. Тут не нужно говорить слова: тут нужно действовать.

Ухмылка не успела сойти с лица Джона, как тяжелый ботинок Скайта Уорнера отпечатал протектор подошвы на его ширинке. Джон с диким воплем схватился за травмированное место и, выпучив глаза, исчез под стойкой. Ему действительно было больно. Никто бы не стал корчиться на грязном, заплеванном полу дешевой забегаловки, на глазах у почтенного общества только для того, чтобы ввести в заблуждение своего противника. Его компаньоны, конечно, были готовы к сопротивлению со стороны пилотов, но такой поворот событий для них оказался слишком крут.

— Бери Джона и проваливай, — произнес Скайт длинному в сером плаще.

Но Лоренцо не спешил выполнять приказ Скайта. Он бросил вопросительный взгляд на здоровяка с серьгой в ухе. Здоровяк сжал кулаки и помрачнел. В помещении бара повисла напряженная тишина, в которой жалобный скулеж Джона казался еще более унизительным.

— Знаешь, парень, — наконец произнес здоровяк, — зря ты обидел Джона. Ты даже не можешь себе представить, какая это большая ошибка.

После этих слов здоровяк бросился в атаку. Его правая, сжатая в кулак, с шумом рассекая воздух, описала крюк над головой Скайта. Скайт ожидал нападения и поэтому успел нагнуться. В следующий момент он отпрянул назад, так как левый кулак здоровяка, как камень, выпущенный из пращи, пронесся снизу вверх. Уворачиваться дальше становилось опасно, и Скайт провел сокрушительный прямой в челюсть нападавшего. Послышался хруст зубов, приглушенный стон, и здоровяк, опрокидывая по пути стулья и столики, отлетел в сторону, упав на пол.

Блеснул нож — это Лоренцо, воспользовавшись, что внимание всех занято дракой, извлек из кармана плаща финку. Но путь лезвию преградила спинка стула, вовремя подставленная Дерком Улиткинсом. Нож застрял в мягком пластике, и Дерк ударом ноги выбил оружие из рук нападавшего.

Лоренцо попытался ударить Дерка кулаком, но тот поставил блок левой рукой, а правой схватил парня за грудь.

— Ну, куда ты лезешь, морда? — Дерк ударил длинного лбом в лицо.

Пронзительно закричав от боли, Лоренцо схватился за сломанный нос и упал, составив компанию Джону на заплеванном полу забегаловки «Адмирал Армор».

— Хороший удар, — одобрительно заметил Скайт, поднимая в знак одобрения кружку.

Одним глотком допив пиво, Скайт поставил кружку на стол и, перешагнув через тела, направился к выходу.

— Постой! Это еще не все! — раздался сзади голос, принадлежащий здоровяку.

Скайт остановился и, прежде чем повернуться на окрик, спросил, обращаясь к Дерку:

— Ну почему я должен тратить свое время на такую мразь?

Скайт повернулся. Здоровяк, широко расставив ноги, стоял посреди раскиданной мебели. Кобура его бластера была расстегнута. Притихшие посетители «Адмирала Армора» попятились в стороны, покидая сектор за спиной здоровяка. Кто-то принялся делать ставки: ставлю червонец на Пита… Ставлю на Пита двадцать… Десять на парня в куртке… Двадцать на Пита… Двадцать пять на Пита…

— Ты сам напросился, парень, — зло сказал здоровяк, нервно сжимая и разжимая пальцы над рифленой ручкой своего оружия.

Его намерения были слишком серьезны, чтобы оставить их без внимания.

— Приятель, — Скайт попытался решить миром возникшую ситуацию, — мы повздорили, с кем не бывает.

— Вынимай свой бластер, или ты боишься показывать его на публике, так как у него короткий ствол? — мерзкая улыбка исказила лицо здоровяка.

Скайт поморщился, ему чертовски не хотелось этого делать, но он все же был вынужден расстегнуть кобуру своего «Дум-Тума». «Дум-Тум» — знаменитая своей надежностью и мощью марка бластера.

Здоровяк уже предвкушал триумф, как кто-то из толпы тихо произнес, чтобы он смог это услышать:

— Это же Скайт Уорнер — последний капитан пиратского корабля «Валрус». — По толпе пошел возбужденный говор. — Тот самый?! Точно, это он! Сто на Скайта! Сто пятьдесят на Уорнера. Двести на Скайта…

Пит все слышал, он и сам прекрасно знал, кто такой Скайт Уорнер, и вот теперь Пит видел этого человека перед собой. Скайт стоял напротив, и его рука нависла над рукояткой того самого бластера, которым, по слухам, был убит сам Браен Глум. Пит нервно сглотнул образовавшийся в горле ком. Пит был отчаянным и бесстрашным парнем, но не настолько же!

Скайт уловил перемену в настроении своего противника и воспользовался моментом:

— Приятель, будем считать это недоразумением?

— Да, — с радостью уцепился за возможность решить проблему мирным путем Пит.

— И что ты теперь думаешь о моем бластере?

— Это самый мощный бластер…

Пит осекся, не закончив фразу до конца. Он понял, что это не те слова, которые должен сказать в сложившейся ситуации. В помещении бара повисла напряженная тишина. Два десятка человек, замерев, смотрели на него, Пита — самого крутого парня в районе и ждали, что он скажет. Пит сейчас бы многое отдал, чтобы поменяться местами с Лоренцо и Джоном, трусливо притихшими на грязном полу «Адмирала Армора». Жизнь — очень ценная штука…

— Я был не прав, — застегивая кобуру и опустив глаза, выдавил из себя Пит. — Приношу свои извинения.

— Я принимаю их, — ответил Скайт. По толпе прошел гул разочарования.

— Возможно, кто-нибудь из присутствующих здесь джентльменов хочет поменяться с Питом местами? — поинтересовался Скайт у народа.

Желающих не было.

— Хорошо, — застегивая кобуру, сказал Скайт, — если у кого-нибудь возникнет желание подраться, вы знаете, к кому обратиться…

Раздался глухой удар, и все услышали характерный звук падающего тела. Это Дерк Улиткинс нанес удар рукояткой своего бластера по голове здоровяка. Массивное тело Пита упало под стойку, где уже находились его компаньоны.



— Это было совсем ни к чему, — недовольно заметил Скайт.

— За «придурка» он так и не извинился, — пробормотал Дерк Улиткинс.

Глава 3. ПРОФСОЮЗ ДОКЕРОВ

Боб Даркман всю свою жизнь много работал. Начиная с шести лет он стал разносить газеты, чтобы заработать на карманные расходы. По «Плобитаун ньюс» и «Плобой тайм» он научился читать, а по заработанным за доставку этих газет деньгам считать. И научился Боб этому намного быстрее, чем если бы пошел в школу.

Шло время, и подросток стал юношей. Деньги за разноску газет, казавшиеся пацану настоящим богатством, для юноши превратились в жалкие крохи, и Боб в двенадцать лет поменял работу. Он устроился подсобным рабочим в доки торгового космопорта.

Его непосредственный начальник бригадир грузчиков, списанный с военного звездолета боцман Бенедикт по прозвищу Папа эксплуатировал мальчишку как взрослого мужчину, не давая ни малейшей поблажки. Но тяжелый труд только закалил Боба Даркмана. Именно в этот период Боб узнал цену трудовому кредиту, и именно в этот период Боб примкнул к группе таких же, как и он, парней рабочего района, промышлявших кражами из доков. Парни тащили все, что плохо лежало: оборудование, стройматериалы, горючее и, само собой разумеется, грузы с прилетавших в космопорт звездолетов. Все это списывалось на «утруску», «усушку», «бой» и «непредвиденные обстоятельства», о которых все знали, но в полицию не сообщали. В конце концов, кто будет мелочиться из-за потерянных при транспортировке двух—трех ящиков товара, когда корабль привез несколько тысяч тонн груза?

Добыча сбывалась на местном рынке. Доход с краж был хорошим подспорьем к небольшому окладу рабочего доков. Боб на вырученные деньги даже смог приобрести недорогую квартиру на первом этаже, выходящую окнами на взлетную площадку, откуда постоянно с ужасным грохотом и воем стартовали грузовые корабли. Эта квартира превратилась в штаб для промышлявших кражами молодых людей, а заодно и в нечто вроде перевалочной базы для ворованных вещей.

Казалось, ничто не сможет помешать достигнуть Бобу Даркману финансового благополучия. Но в один прекрасный день фирма, владеющая космопортом, приобрела роботов-погрузчиков, и Боб с друзьями попал под сокращение штатов. Доступ на космодром для них закрылся, а вместе с ним и налаженный криминальный бизнес. Дело погибло. Боб вновь оказался там, где начинал: на улице.

После этого удара Боб долго не мог найти себя, проклиная судьбу и «кровососов-капиталистов». Целый год он ничего не делал и жил только на пособие по безработице, транжиря скудные накопления, которые у него остались после портового бизнеса. Целыми днями он торчал в своей квартирке на первом этаже и смотрел в окно, как в небо с мощным грохотом, от которого дрожали стекла, стартуют грузовые корабли. На улицу Боб выходил лишь в магазин за продуктами или когда в службе занятости производилась очередная выплата пособия. Но вот настало время, когда выплату пособия приостановили, и Боб был вынужден идти на биржу труда. Именно там, возле окошечка специалиста центра занятости, Боб встретил Папу.

Бенедикт так же, как и все остальные рабочие космопорта, попал под сокращение, но старый вояка не собирался сдаваться. Бенедикт где-то достал множество умных книг про роль рабочего класса в обществе и основы капитализма, изучил действующий на Плобое закон о труде, надел свой парадный боцманский китель и стал вербовать единомышленников для борьбы с беззаконием и произволом владельцев доков.

А где, как не возле окошка специалиста центра занятости на бирже труда, можно найти соратников для борьбы с беззаконием властей.

«Боб, мой мальчик, — обратился Бенедикт к Бобу Даркману, — я организую Профсоюз докеров. Не хочешь ли и ты вступить в него? Я знаю, ты умный парень. Ты много читал. Такие энергичные молодые люди, как ты, могут пригодиться нашему движению».

«Не знаю», — ответил Боб.

«Не спеши с ответом, приятель, — резонно заметил Бенедикт. — Сходи сначала к специалисту центра занятости, а поговорим потом».

После разговора со специалистом, который снял Боба с пособия, Даркмана уже не нужно было уговаривать вступить в ряды профсоюза. В одночасье он стал самым фанатичным и преданным из его членов. И в этот же день на лацкане его рабочей куртки появился значок профсоюза с изображением сжатого кулака. (Значков было всего два, их на кусочках картона нарисовал сам Бенедикт, а так как художник из него был неважный, кулак больше смахивал на фигу. Но что требовать от бывшего такелажника?)

«Теперь нас уже двое, а это уже кое-что», — цепляя значок на грудь Боба, многозначительно произнес Бенедикт.

Через неделю в профсоюзе было полтора десятка членов, в основном из тех, кого уволили вместе с Бобом Даркманом и Бенедиктом. В местном муниципалитете было зарегистрировано новое общественное объединение «Профсоюз докеров». Штабом Профсоюза докеров стала все та же квартирка Боба Даркмана на первом этаже, выходящая окнами на космопорт.

В профсоюзе каждый делал то, что у него лучше всего получалось: Бенедикт занимался бумагами, а Даркман общался с людьми. Появились первые денежные взносы. Боб позволил себе купить новый костюм: первый с тех пор, как прикрылся его воровской бизнес в порту.

Через месяц число членов профсоюза достигло пятидесяти человек, но на этом рост организации остановился. Боб интуитивно чувствовал, что необходимо предпринять что-то глобальное. Одними пламенными речами и дешевым пивом в тесной квартирке людей не удержать. Скоро пустая болтовня наскучит, и они разбредутся по другим местам. Нужно нечто новое, энергичное, чтобы каждый почувствовал себя в деле. И такой случай вскоре представился.

На ремонтных верфях космопорта произошло новое сокращение, и тысяча человек оказались на улице. Боб Даркман не мог не воспользоваться таким «подарком судьбы» — это был отличный повод заявить о существовании профсоюза, показать себя и свою организацию. Акцию протеста наметили на следующий же день, как узнали о предстоящих увольнениях.

Всю ночь в квартирке на первом этаже шла кипучая деятельность. Приготовления к предстоящей акции продвигались стремительными темпами. Бенедикт рисовал на больших листах картона символ профсоюза — рабочую, мозолистую руку, сжатую в кулак. Плакаты получались, как под копирку, похожими на большой кукиш, но на это никто не обращал внимания, все равно лучше бы никто нарисовать не смог. Боб на кухне разливал бензин в пустые бутылки из-под пива, вдохновляя своим примером остальных. В коридоре без перерыва работал взятый напрокат ксерокс, копируя листовки.

Наступило утро, и у ворот заводоуправления «Южная Плобитаунская верфь» собрались все пятьдесят человек Профсоюза докеров. В руках они держали плакаты со своим символом, нарисованным твердой рукой Бенедикта. Боб Даркман, забравшись на специально принесенный стул, через скрипящий мегафон произносил пламенные речи, не скупясь в выражениях в адрес администрации верфей. К собравшимся стали примыкать узнавшие об увольнении люди. Толпа росла.

«Братья! Я обращаюсь к вам! Доколе мы будем терпеть беспредел владельцев верфей?! Ведь их состояния заработаны вот такими рабочими руками», — Боб показал на ближайший от себя плакат с нарисованным кулаком-фигой. Держащий плакат Бенедикт принялся махать им вверх-вниз.

«Хозяева жиреют на нашем горе! — продолжал Боб. — На горе наших близких! Наши семьи голодают, в то время как администрация верфей раскатывает в лимузинах и жрет в дорогих ресторанах! Наши рабочие места занимают роботы, купленные на нами же с вами заработанные деньги! Это произвол!»

Собравшаяся вокруг Боба толпа одобрительно загудела.

«В законодательстве Плобитауна есть статья, запрещающая применение роботов, если человек, чье место занимает машина, не получит другое рабочее место с зарплатой не меньше прежней! — Боб взял протянутую Бенедиктом книжечку кодекса о труде и помахал ею у себя над головой. — Здесь все написано!»

Толпа росла. Члены профсоюза энергично раздавали среди собравшихся отпечатанные ночью листовки.

«Они обязаны, — имея в виду администрацию, продолжал Боб Даркман, — обеспечить нас новой работой, а не давать жалкое пособие!»

В окна здания администрации выглядывали обеспокоенные клерки. На их лицах читалась тревога и растерянность.

«Если нас не может защитить государство, нас защитит Профсоюз докеров! Мы сами восстановим социальную справедливость! Вступайте в ряды профсоюза, братья! Вместе мы сила, способная отстоять права каждого! По одиночке ничего не добиться! Братья, объединяйтесь»

В конце улицы, на которой шел митинг, приземлился большой транспортный гравитолет с надписью крупными белыми буквами «ПОЛИЦИЯ». Створки задних дверей открылись, и из его нутра двумя рядами выбежали одетые в пластиковые доспехи полицейские. Каждый служитель правопорядка держал в руках резиновую дубинку с вмонтированным в торец электрошокером и прозрачный щит из сверхпрочного органического стекла. Полицейские выстроились в шеренгу, прижавшись друг к другу плечами, прикрылись щитами и выставили вперед дубинки.

При виде полицейских Бобу Даркману стало не по себе. Не в слишком ли опасную игру он ввязался? В этот момент Боб был готов бросить все и убежать. Но что подумают его товарищи по профсоюзу, что скажут рабочие? Что Боб Даркман струсил и позорно сбежал при первой же опасности? Боб колебался.

Вдруг в воздухе застрекотал винтами небольшой геликоптер. Юркий летательный аппарат с красной надписью «ТВ-66» закружил над собравшимися. Из открытой боковой двери высовывался комментатор, показывал вниз пальцем и что-то энергично говорил в микрофон. Рядом с ним виднелся оператор с телекамерой. Шла прямая трансляция! Даркман до этого момента никогда не снимался на телевидении, и тот факт, что его сейчас видят миллионы людей на экранах своих телевизоров, смутил Боба. Он растерялся, но Бенедикт пришел на помощь своему молодому товарищу. «Братья…» — зашипел снизу боцман, подсказывая нужные слова.

«Братья! — закричал Даркман громче прежнего. — Посмотрите, как ответила администрация на наши законные требования! — Боб показал в сторону полицейских. — Они натравили на нас своих псов! Хватит терпеть! Нет произволу!»

Бенедикт дернул Боба за штанину: «Нам нечего терять, кроме собственных цепей…».

«Нам нечего терять, кроме собственных цепей!»

На эту фразу толпа ответила одобрительным ревом.

«Работы и справедливости!» — завопил Боб Даркман.

После этих слов кто-то из членов профсоюза швырнул в полицейских бутылку с бензином. Под ногами у служителей правопорядка вспыхнуло пламя. Полицейские отпрянули от огня. Строй шеренги нарушился.

«Товарищи… — зашипел снизу Бенедикт, — вперед… За наши семьи… За Профсоюз докеров…»

«Товарищи, вперед! — закричал Боб Даркман. — За нашу семью — Профсоюз докеров!»

Возбуждение дошло до предела. Гул толпы заглушал слова оратора. Боб плохо различал, что ему шептал снизу Бенедикт. В полицейских полетела вторая бутылка.

«Пока мы едины — мы непобедимы», — продолжал суфлировать Бенедикт.

«Пока мы едины — мы не будем обедать!» — Но этой фразы никто уже не слышал. Толпа ринулась на штурм полицейского оцепления. Под напором людей стул, на котором стоял Боб, опрокинулся, и Даркман полетел вниз. Его поймали крепкие руки Бенедикта.

«Отлично! Отлично! — В глазах Бенедикта горел дьявольский огонек. — Это наш день, Боб. Мы уже победили. Посмотри на это!»

Толпа рабочих, как лавина, смела полицейских. Рабочие принялись раскачивать полицейский гравитолет. Кто-то швырнул в открытую дверь машины бутылку с бензином Из окон повалил густой черный дым. Пилот с криком ужаса выпрыгнул в негодующую толпу, где исчез, схваченный натруженными руками рабочих. Раздался звон разбитого стекла — это в окна заводоуправления полетели камни.

«Теперь все пойдет само собой. — Бенедикт потащил Боба в сторону. — Я всегда знал, что люди пойдут за тобой, товарищ».

Бенедикт, держа Даркмана за рукав, пробрался к глухой стене здания напротив заводоуправления, достал баллончик с аэрозольной краской и принялся рисовать эмблему профсоюза.

«У нас мало времени. Надо успеть…» — бормотал Папа, заканчивая рисунок.

На этот раз кулак был полностью похож на большую, жирную фигу. Под своим творением Бенедикт написал адрес квартиры Боба Даркмана.

Раздались приближающиеся сирены полицейских машин. В воздухе показались полицейские гравитолеты. Полиция стягивала к месту массовых беспорядков новые силы.

«Пошли. — Бенедикт спрятал баллончик с краской в карман боцманского кителя и потянул Боба к проходному двору. — Вождь должен беречь себя».

На следующее утро, когда Боб еще валялся на диване, переживая во сне события вчерашнего дня, в дверь его квартиры раздался настойчивый звонок. Натянув брюки и надев рубашку, Боб пошел открывать. Он привык к тому, что с тех пор, как его жилье превратилось в штаб профсоюза, в квартиру постоянно кто-то заходил и уходил. Днем он даже держал дверь незапертой. Только на ночь он закрывал ее.

Боб хотел было уже нажать на рычаг замка, когда что-то заставило его все-таки задать этот житейский и простой вопрос: «Кто там?».

«Откройте — полиция!» — раздался грубый голос с другой стороны.

«Боже!» — подумал Боб, открывая дверь.

Когда, еще работая на космодроме, он воровал из доков грузы с прилетевших звездолетов, эта фраза иногда снилась ему в кошмарных снах, но теперь, когда он стал общественным деятелем, Боб никак не мог себе представить, что ему придется ее услышать, да еще так скоро…

Его вначале жестоко избили резиновыми дубинками, надели наручники, и только затем офицер зачитал Даркману его права: «Вы имеете право хранить молчание. Вы имеете права на адвоката, если у вас нет адвоката, он вам будет предоставлен… На этом твои права, мерзавец, заканчиваются».

По дороге в полицейское управление, трясясь на холодном металлическом полу полицейского геликоптера, Боб решил, что с этого момента как раз и началась черная полоса в его жизни. То время, когда он сидел дома без работы, без денег, сейчас казалось ему райским и самым счастливым. Он отдал бы все за то, чтобы вернуть его. Дернул его черт ввязаться в сомнительное дело с Профсоюзом докеров. «Бенедикт — чертов искуситель… Подставил, сука… гад… падла…», — каких только слов не вспомнил Боб по дороге в участок, проклиная своего товарища.

Допрос начался сразу, как только Боба Даркмана доставили в управление. Проводили его двое сержантов-амбалов и один капитан-недоносок. Беседа состояла из побоев резиновой дубинкой и одного-единственного вопроса: «Будешь еще?» Боб, конечно, отвечал, что не будет, после чего побои продолжались.

«Ну что, будешь еще?» — задал очередной вопрос капитан, когда сержанты прервались, чтобы перевести дух.

«Нет. Я больше не буду», — простонал Боб Даркман, лежа на полу.

Капитан кивнул своим подчиненным, чтобы они продолжили. Но в этот момент открылась дверь камеры, и вошел щуплый полицейский невысокого роста. Он что-то прошептал капитану на ухо.

«Подождите», — озабоченным тоном произнес капитан и вышел в коридор. Следом выскочил и щуплый полицейский.

Боб Даркман получил передышку. Сержанты убрали резиновые дубинки и отошли в сторону, закурив сигареты. Тело Боба ныло, как одна сплошная рана. Тупая боль словно стальными шариками перекатывалась от ступней ног к рукам, голове. Наручники, врезавшиеся в запястья, причиняли Даркману не меньшие страдания. Боб решил, что больше никогда не будет заниматься политикой: «Политика — это последнее дело, которым я займусь, если выйду отсюда».

Дверь камеры открылась, на пороге показался вышедший недавно капитан.

«Что вы сделали с этим гражданином?!» — воскликнул он с фальшивым возмущением в голосе.

Сержанты замерли, в недоумении глядя на своего шефа.

«Он что, у вас упал с лестницы?» — нарочито громко спросил капитан, подмигивая правым глазом.

Сержанты переглянулись.

«Я сто раз говорил вам, что задержанных необходимо поддерживать за руки, особенно когда они находятся в наручниках. — Капитан отошел в сторону. — Проходите, господин адвокат».

В камеру вошел сухой смуглолицый господин в черном костюме, белой рубашке и с какой-то бумажкой в руке. Бумажку адвокат держал так, как если бы это был не тонкий белый лист, а средневековый таран, для разрушения крепостных стен. Адвокат обвел всех присутствующих испепеляющим взглядом.

«Вы все ответите за творимый здесь беспредел и беззаконие! Снимите с гражданина Даркмана наручники. Вот постановление судьи об освобождении Боба Даркмана под залог!» — Адвокат поднял над головой бумажку и помахал ей в воздухе.

Один из сержантов нагнулся и снял с Боба наручники. Другой помог ему подняться на ноги и, поддерживая Боба под локоток, повел к выходу. Адвокат помогал Бобу с другой стороны.

«Господин Даркман, простите моих людей за допущенное недоразумение», — пробормотал капитан, когда Боб проходил мимо.

Даркман ничего не ответил, он находился в прострации, плохо соображая, что творится, словно наблюдая за всем происходящим со стороны.

Адвокат повел его к выходу по запутанным коридорам полицейского участка.

«Господин Даркман, — заговорил он, — с вами хочет увидеться один человек, чтобы обсудить некоторые вопросы… Если вы можете… если вы в состоянии, то было бы хорошо сделать это немедленно».

Даркман кивнул головой: ему было все равно. Своего тела он сейчас не чувствовал.

По мере продвижения к выходу до Боба стал доноситься гул, словно возле полицейского участка бушевал морской прибой. Скоро стало возможным различить крики. Боб отчетливо услышал: «Свободу Бобу Даркману!» И многократно усилившийся после этого гул многотысячной толпы.

Когда двери полицейского участка распахнулись, Боб не поверил своим глазам. Вся улица в обе стороны была заполнена народом в рабочих комбинезонах. Некоторые были в такелажных касках. Всюду виднелись плакаты. На одних был изображен знак Профсоюза докеров, нарисованный твердой рукой Бенедикта, на других лозунг — «Свободу Бобу Даркману!». Толпу сдерживали три ряда полицейских, экипированных с головы до ног в пластиковые бронекостюмы.

Кода Боб появился из дверей полицейского участка, толпа восторженно взревела. В воздух полетели каски. Такого Боб не ожидал. Он растерялся.

«Скажите несколько слов, — посоветовал адвокат, — и пусть расходятся».

В первых рядах митингующих Боб заметил Бенедикта с громкоговорителем в руках.

«Пропустите того, с громкоговорителем», — приказал он, показывая на Бенедикта пальцем.

Сержант, что поддерживал Боба с другой стороны от адвоката, отпустил локоть Даркмана и побежал вниз по лестнице управления выполнять распоряжение. Через минуту к Бобу спешил Бенедикт. Он стиснул товарища в объятиях, от чего Даркман чуть не потерял сознание.

Боб взял у Папы громкоговоритель, освободился от рук адвоката и подошел к самому краю площадки перед дверьми полицейского участка. Боб поднял громкоговоритель к губам. Крики в толпе стали затихать. Боб молчал, ожидая, пока не воцарится полная тишина. Вскоре стало так тихо, что стало слышно, как над небоскребами тарахтит двигатель геликоптера шестьдесят шестого канала плобитаунского телевидения.

Тишина стояла уже несколько минут, а Боб еще не проронил ни слова. Люди уже стали волноваться: что случилось, почему Боб молчит? Но как раз именно в этот момент лидер профсоюза произнес первое слово: «Люди».

Прежде чем продолжить, Боб вновь выдержал паузу. Затем громче он сказал второе слово: «Товарищи».

Толпа в ответ отозвалась тихим гулом.

«Братья! — повысил голос Даркман и через небольшую паузу закричал: — Мы победили!!!»

Он поднял вверх свободную руку, сжатую в кулак. Толпа взревела. Вверх взметнулись тысячи рук, сжатых в кулаки.

«Хватит молчать! Рабочий человек имеет право голоса! — продолжал Боб Даркман. — Вместе мы сила, с которой будут считаться все на Плобое. Никто больше не посмеет забрать у нас наши рабочие места! С этого момента настало новое время — время, когда условия будем диктовать мы — Профсоюз докеров!»

Боб почувствовал слабость в ногах. Он чуть не выронил мегафон, но к нему на помощь пришли Бенедикт и адвокат. Папа забрал громкоговоритель. Толпа скандировала: «Профсоюз! Профсоюз!» Под эти восторженные крики адвокат повел Даркмана к длинному черному флаеру «Роял-Элит 9000 турбо» с затененными стеклами, стоящему возле ступенек лестницы. Боб не сопротивлялся.

Адвокат помог Даркману забраться в салон летательного аппарата, сел сам и закрыл дверцу.

«К хозяину», — приказал адвокат водителю и нажатием кнопки в подлокотнике сиденья поднял стекло, отделяющее салон флаера от кабины водителя. Машина оторвалась от покрытия дороги и стала плавно набирать высоту.

Только сейчас, на мягких подушках сиденья флаера, Даркман почувствовал, как болят полученные в полицейском участке ушибы. Наверное, на его лице отразилось страдание, и адвокат заметил это. Он открыл небольшой бар, встроенный в стенку машины, и извлек оттуда бутылку виски «Черный Саймон» с двумя бокалами.

«Вам, господин Даркман, сейчас это просто необходимо», — протянув Бобу бокал с выпивкой, произнес адвокат.

Боб одним залпом осушил все содержимое бокала. Адвокат, напротив, лишь пригубил напиток.

Второй бокал Боб наполнил себе сам.

«Как тебя зовут, адвокат?» — спросил Боб.

«Адольф, — улыбнувшись, произнес адвокат, — Адольф Ларгенштайн».

«И на кого ты работаешь, Адольф?»

«На господина Фаризетти».

Даркман посмотрел в глаза сидящего напротив него человека. Они были холодны и черны, как безлунная ночь. Именно такие глаза и должны были быть у адвоката человека, чей бизнес — заказные убийства.

Боб залпом выпил второй бокал.

«Господин Фаризетти заплатил за вас залог…» — начал Адольф.

«Я это понял, — прервал его Даркман. — Но что господин Фаризетти хочет взамен?»

«Это господин Фаризетти скажет вам лично».

Следующую часть пути они не проронили ни слова.

Флаер снизил скорость и плавно пошел вниз. За окном Даркман увидел зеленые насаждения, в которых утопали крыши особняков самого дорогого района Плобитауна: Лакоста Генри. Простой миллионер не смог бы позволить себе и половину такого домика. Здесь жили лишь одни миллиардеры.

«За каждым крупным состоянием кроется преступление, — подумал Боб, — хотел бы и я совершить такое преступление».

Флаер, сделав полукруг, опустился на крышу одного из особняков.

К машине тут же подскочили двое охранников в черных костюмах и с короткоствольными карентфаерамиnote 3 в руках.

Адольф первым вылез из салона флаера, кивнул охранникам и сказал Бобу: «Вылезайте, господин Даркман, приехали».

Алкоголь притупил боль от ушибов, и теперь Боб чувствовал себя намного лучше. Он самостоятельно выбрался из машины.

«Господин Фаризетти ждет вас», — Адольф показал рукой на стеклянные двери лифта.

С крыши особняка Даркман в сопровождении адвоката попал в просторную залу на одном из подземных этажей. Навстречу им с дивана, стоящего перед огромным телевизором, поднялся еще один охранник. Громила выглядел настороженно, но, заметив адвоката, он расслабился и, опустившись обратно на диван, продолжил смотреть мультфильмы.

Адольф Ларгенштайн провел Даркмана через длинный коридор, по стенам которого в беспорядке были развешаны полотна мастеров различных направлений и жанров, и подошел к массивным дубовым дверям. Возле дверей на обычном деревянном стуле сидел очередной охранник. Этот читал комиксы. По-видимому, его по рации уже предупредили, что к боссу идет адвокат, поэтому он даже не взглянул на пришедших. Лишь кивнул головой на дверь: мол, босс ждет.

Адольф аккуратно постучал костяшками указательного пальца в дверь кабинета.

«Да! Входите!» — раздался изнутри голос, приглушенный толстой дверью.

Адольф толкнул дверь, пропуская Боба вперед.

Переступив порог, Боб Даркман осмотрел обстановку кабинета: большой овальный стол в центре комнаты с дюжиной стульев вокруг и кожаным креслом во главе. Кресло имело неимоверно высокую спинку и стояло под большой картиной в золотой массивной раме, с изображением лесной чащи и страшных, поросших бурой шерстью зверей, ползущих по поваленному дереву. Боб не хотел бы наяву повстречаться с этими хищниками. От картины веяло опасностью. Слева от дверей, приставленный к стене, стоял огромный кожаный диван. С другой стороны стола, напротив дивана находились книжные шкафы с множеством книг в позолоченных переплетах. Обычный кабинет большого начальника, только что-то было не так в этой обстановке, чего-то все-таки не хватало для уюта рабочего места руководителя. Даркман еще раз окинул кабинет взглядом. Догадка оказалось очевидной: в кабинете отсутствовали окна.

Хозяин, поднявшись с кресла, расплылся в улыбке и распростер объятия навстречу пришедшим. Он оказался полным человеком невысокого роста с большой лысиной во вьющихся черных волосах.

«Рад, рад вас видеть, черт побери, господин Доберман», — всем своим видом источая радость, произнес Фаризетти и похлопал Боба по плечам, от чего у того вновь заныли ушибы, приобретенные сегодня утром в полицейском участке.

«Даркман», — поправил Боб.

«Какая разница, — махнув рукой, произнес Фаризетти и, оттянув подтяжки, поддерживающие его штаны, хлопнул ими по животу. — Хотя сегодня вы, наверное, уже насиделись, все равно присаживайтесь. Ха-ха-ха!»

Даркман опустился на кожаный диван, на который показал Фаризетти. Адольф же сел на один из стульев, приставленных к овальному столу в центре кабинета.

«Что за сумасшедший день, не правда ли? — Фаризетти, не переставая улыбаться, уселся на другой край дивана. — С самого утра все идет кувырком».

«Да», — подтвердил Боб.

В этот момент его взгляд впервые пересекся с взглядом Фаризетти. Боб почувствовал озноб, словно заглянул под крышку гроба. Глаза принадлежали монстру, скрывающемуся под маской бесхитростного добряка. Боб не удивился, если бы Фаризетти на его глазах превратился в одного из тех жутких животных, изображенных на картине за спинкой кресла. А какие глаза, Боб, ты ожидал увидеть у хозяина дома, построенного на костях и крови убитых им людей?

«Давайте, Боб… Можно мне вас так называть?» — спросил Фаризетти, не переставая улыбаться.

«Можно. И, если хотите, можем перейти на „ты“.

«Тогда ты меня можешь называть Лу. Это сокращение от Луи Фернандо».

«Хорошо, Лу».

«Давай, Боб, поговорим о деле».

«Давай».

«Ты затеял отличное дело, Боб. Создание Профсоюза докеров назрело давным-давно. Кто-то должен защищать права простых тружеников. — Фаризетти Луи Фернандо, или просто — Лу, откинулся на спинку дивана и бросил взгляд на Адольфа. Адвокат вскочил со стула и поднес боссу коробку сигар со стола. — Я сам начинал простым грузчиком на мясокомбинате. — Фаризетти выбрал понравившуюся сигару и покрутил ее возле правого уха, слушая, как шуршит высушенный табачный лист. — Мне нравилось работать с мясом… — Он кивнул Адольфу, и тот положил коробку сигар обратно. — Кто знает, возможно, не уволили бы меня тогда, я бы до сих пор грузил говядину… — Фаризетти взял сигару в другую руку и стал крутить ее возле левого уха. — Впрочем, я и сейчас занимаюсь мясом… (Фаризетти владел мясокомбинатом это знали все). „Профсоюз докеров“ — отличное название, — продолжил Лу. — У вас уже есть некоторая известность. К вам потянулись люди. Это хорошо. Но, — Фаризетти с удовольствием втянул носом запах сигары, — у вас появились и могущественные враги: хозяева верфей и доков. У них есть связи, деньги, возможности. Владелец фабрики по производству промышленных роботов Гил Бейтц уже нанял группу людей, которая должна физически уничтожить профсоюз. Я его понимаю, вы у него как кость в горле. Если профсоюз добьется своего, его роботы-погрузчики станут хуже продаваться. Он потеряет много денег. — Фаризетти попробовал кончик сигары на вкус. — Вам нужна защита, и не только юридическая, но и физическая. Я могу это все дать». — Фаризетти замолчал.

«Зачем тебе это нужно, Лу?» — спросил Боб, удивляясь своей смелости так разговаривать с этим страшным человеком.

«Я хочу расширить свой бизнес. Мне надоело заниматься одним мясом. Через профсоюз я смогу заняться межзвездными перевозками».

«Как будет выглядеть наше сотрудничество?» — спросил Боб.

«Небольшие услуги. — Фаризетти вновь с наслаждением понюхал свою сигару. — Иногда я буду говорить, какой корабль разгрузить, какой нет. К тому же работникам профсоюза будет гораздо проще, минуя таможню, вынести с территории космопорта груз».

«Я согласен», — ответил Даркман. То, что он ответит именно так и ни как иначе, Боб решил для себя, еще когда летел на эту встречу, и теперь только озвучил принятое ранее решение.

«Хорошо», — удовлетворенно кивнув головой, произнес Фаризетти.

«А что будет с Гилом Бейтцем и его людьми?» — поинтересовался Боб.

«Это уже не твоя забота, Боб. — Фаризетти откусил кончик сигары и выплюнул его на золотую пепельницу, услужливо подставленную Адольфом. — В этом месяце на мясокомбинате вступила в строй новая консервная линия. — Адольф поднес боссу зажигалку. Фаризетти выпустил густое синее облако сигарного дыма. — Мы наращиваем мощности по выпуску собачьего корма…»

Когда Боб Даркман выходил из особняка Луи Фернандо Фаризетти, у него было такое чувство, что он только что продал душу дьяволу. С этого момента у него будет много денег, у него будет хороший дом, всегда полный холодильник — не этого ли, черт побери, он хотел всю свою жизнь? В тот момент он думал, что поступил правильно.

С того времени, как Боб первый раз разговаривал с Фаризетти, прошло уже двадцать пять лет. Профсоюз набрал мощь и силу. Теперь ни одно увольнение, ни одно изменение в оплате труда невозможно без согласия Профсоюза докеров. В его рядах сто тысяч человек. Отделения профсоюза есть на каждом космодроме, в каждом порту трудятся его члены. Да и сам Боб Даркман изменился, стал солидным и уважаемым человеком. Он заметно раздобрел и стал носить подтяжки. Теперь у него есть отличный дом в ближайшем пригороде Плобитауна, несколько машин, флаер. У него красавица жена из хорошей семьи. Двое сыновей учатся в дорогом колледже. На работу он ходит в свой собственный офис в престижном высотном здании в центре Плобитауна. Он достиг многого за последние двадцать пять лет. И мог бы достичь большего, но…

Это было ровно восемь лет назад. Боб Даркман принял участие в выборах в качестве кандидата на пост мэра Плобитауна. У него были неплохие шансы, но журналисты раскопали его связь с Фаризетти.

Пустячное дело: профсоюз отказался разгружать звездолеты конкурентов Фаризетти, доставившие партию мяса на Плобой. Пресса могла бы раскопать и что-нибудь более серьезное. Например, дела с контрабандой некондиционной говядины, или обратить внимание на факт загадочного исчезновения Сильвестра Стала — парня, решившего попытать судьбу и сместить Боба Даркмана с поста председателя профсоюза. В тот день, когда он исчез, комбинат Фаризетти выпустил на сотню банок тушенки больше…

Но для прессы оказалось достаточно и факта со звездолетами. В средствах массовой информации появилась статья, что Боб возглавляет мафиозный профсоюз, который занимается вымогательством с предпринимателей и контролирует все поставки контрабанды в Плобитаун. Это была не вся правда, но этого хватило, чтобы Боб из фаворита предвыборной гонки превратился в аутсайдера. Именно тогда Боб почувствовал, как над ним довлеет связь с Фаризетти. Из-за нее путь к вершине власти для Даркмана оказался закрыт. Правильно ли он поступил двадцать пять лет назад, согласившись сотрудничать с Фаризетти? Сейчас Боб Даркман не знал ответа на этот вопрос.

Глава 4. ВАЖНЫЙ РАЗГОВОР

Боб Даркман стоял возле огромного, во всю стену, окна своего кабинета, находящегося на сотом этаже небоскреба Бигхаус в самом центре Плобитауна, и смотрел на летящие мимо флаеры. Пиджак небрежно валялся на спинке кресла, галстук ослаблен, верхняя пуговица рубашки расстегнута.

Боб Даркман смотрел на Плобитаун, раскинувшийся перед ним, и страдал от безнадежности своего положения. Никогда ему не быть мэром этого прекрасного, большого города, никогда ему как хозяину не переступить порога овального кабинета, и виной всему тот давно минувший день, когда он произнес всего два слова: «Я согласен». Тогда он не понимал, что этим самым соглашается на то, что навсегда закрывает себе путь на вершину власти и навсегда становится рабом кровожадного монстра Фаризетти. Боб Даркман был конченым политиком. И как политик он умер двадцать пять лет назад, подписав себе смертный приговор словами «я согласен».

Боб отошел от окна и повалился в кресло. На столе лежали свежие газеты «Плобитаун ньюс» и «Плобой тайм».

«Герб Кримсон — нынешний мэр Плобитауна пойман со своей секретаршей в отеле „Двойная звезда“! — кричали заголовки на первых страницах. „Мэр города был прикован к кровати наручниками. В тот момент, когда в номер ворвались сотрудники полиции нравов, мэр в обнаженном виде лежал в объятиях своей секретарши!“ Здесь же красовалась огромная цветная фотография. На ней Герб действительно был голым и в обществе симпатичной девахи, но наручников на его руках заметно не было. „Герб Кримсон — конченый политик!“ „Кто станет фаворитом начинающейся предвыборной кампании?“ Ниже, более мелким текстом были набраны другие сообщения: „Леон Смайлз, по просьбе избирателей, дал согласие на участие в предвыборной кампании на пост мэра Плобитауна“, „Джеймс Хэнк — комиссар полиции Плобитауна лично выехал на место преступления. На что рассчитывает комиссар, начавший предвыборную кампанию раньше всех, — что это прибавит ему голосов?“

Боб Даркман тяжело вздохнул. Если бы не Фаризетти, он смог бы легко выиграть предстоящие выборы. Нынешний мэр Герб Кримсон сошел с дистанции — какой прекрасный момент! Хэнк и Смайлз Бобу не конкуренты, они не знают, как делаются такого рода дела. Если бы не было Фаризетти! Если бы его кто-нибудь убил или он умер сам! Фаризетти уже не молод, почему он не умирает?

Боб Даркман пролистал «Плобой тайм» в надежде увидеть на газетных страницах некролог со знакомой фамилией. Его поиски прервал зуммер мобильного телефона. По сотовому Бобу обычно звонили либо по важным делам, либо жена. Боб достал небольшую плоскую телефонную трубочку из кармана пиджака.

— Алло.

— Боб, — голос принадлежал человеку, чью фамилию Даркман только что искал на последних страницах газеты, — ты мне срочно нужен. Приезжай немедленно.

— Отлично, Лу, я как раз думал, что давно мы с тобой не виделись. — Боб отложил газету: поиски больше не имели смысла. — Буду через полчаса.

— Жду. — Фаризетти положил на другом конце трубку. Боб некоторое время слушал монотонные гудки.

— Дьявол! — выругавшись, он отключил свою.

Боб Даркман прилетел вовремя. Адольф встретил его на крыше особняка возле флаера и проводил в кабинет Фаризетти.

Казалось, что время в особняке первого мясника Плобитауна остановилось и его хозяин не подвержен старению. За прошедшие с их первой встречи двадцать пять лет Лу совсем не изменился, лишь его курчавые, когда-то черные волосы покрыла седина, похожая на пепел сигар, которые постоянно курил Фаризетти.

Боб Даркман ни разу не слышал о том, чтобы Лу хотя бы на несколько часов покинул свой особняк. Все их встречи происходили в одном и том же кабинете, на третьем подземном этаже дома Фаризетти. Выходил ли вообще Фаризетти наружу или всю жизнь проводил под землей, как вампир, боясь солнечного света? По крайней мере, Даркман за двадцать пять лет ни разу не слышал, чтобы Фаризетти кто-нибудь видел вне дома.

— Рад, что ты смог приехать, Боб. — Фаризетти, как всегда, улыбался и курил сигару.

— Мне доставляет удовольствие навестить своего старого приятеля, Лу, — ответил Даркман.

Когда полчаса назад Боб летел во флаере на встречу с Фаризетти, он пытался угадать, о чем пойдет речь на этот раз. Зачем Лу вызвал его? Если Фаризетти не смог сказать это по телефону, значит, речь касается чего-то важного. Но чего именно? Вроде все общие дела в норме: поставка контрабандного мяса не прекращается ни на один день.

В прошлом месяце, по просьбе Фаризетти, профсоюз отказался разгружать звездолет со свининой для плобитаунского консорциума ресторанов, и свинина конкурентов Фаризетти испортилась. Свою задачу Боб выполнил. Так что же хочет от него мясник на этот раз.

— Как семья, как дети? Как твой профсоюз?

— Хорошо, Лу. Все идет своим чередом.

— Не это ли самая хорошая новость, что все идет хорошо! — улыбаясь, Фаризетти всплеснул руками, а Даркман про себя отметил все тот же жестокий холодный блеск в глазах этого страшного человека и содрогнулся. — Я отдал распоряжение отгрузить десять тонн суповых наборов для членов твоего профсоюза. Это мой подарок, пускай порадуются, ведь скоро праздник — День Свободыnote 4. — Фаризетти затянулся сигарой.

— Спасибо, Лу, — это щедрый подарок. Фаризетти выпустил сизое облако дыма, которое, медленно клубясь, поднялось вверх и расплылось по кабинету синеватым туманом. Адольф услужливо подставил боссу пепельницу, и Фаризетти стряхнул туда пепел.

«Какого черта он тянет? — подумал Даркман. — Не говорить же о суповых наборах он позвал меня».

— Знаешь, Боб, — Фаризетти показал рукой, в которой держал сигару, на картину в тяжелой золотой раме, что висела за спинкой кресла, — сколько лет этой картине?

— Нет, Лу.

— Много. Я купил ее вместе с этим домом. Мне нравятся животные, природа… Мне нравится все то, чего у меня нет, или то, чего я не могу себе позволить. Я не могу просто выйти из дому и прогуляться по парку. У меня слишком много врагов, которые только этого и ждут. Они ждут, чтобы Фаризетти потерял чувство опасности и позволил добраться до себя. — Фаризетти затянулся сигарой и глубоко вздохнул. — Раньше я думал, что смогу разделаться со всеми своими врагами; но, что удивительно, покончи я с одним, сразу возникают несколько новых. Я потерял счет своим врагам, и живым, и мертвым.

«Зачем весь этот разговор, к чему Лу клонит? Не собирается ли этот страшный человек и меня отправить на свою консервную фабрику на корм собакам?» — Даркмана охватило беспокойство.

— Я могу себе позволить есть из хрустальной посуды великолепную пищу, — продолжал тем временем Фаризетти, — приглашать к себе в дом самых дорогих певцов, чтобы они пели мне за обедом. Я могу, черт побери, гадить в золотой унитаз и смывать свое дерьмо дорогими духами, но я не могу то, что может каждый — гулять по улицам Плобитауна. Мой дом — моя тюрьма. Очень дорогая, комфортная, но тюрьма, а я узник в этой тюрьме. — Фаризетти откинулся на спинку дивана, пососал кончик сигары. — Но я кое-что придумал. Я нашел средство, которое все изменит…

«Ну, ну, черт тебя побери, что ты от меня-то хочешь? Не тяни!» — думал Даркман, кивая головой.

Фаризетти замолчал и пристально посмотрел Даркману в глаза. Бобу показалось, что Луи прочтет его мысли, и, испугавшись, он отвел взгляд в сторону.

— Боб, ты хочешь стать мэром? — вдруг спросил Фаризетти.

— В смысле? — переспросил Даркман.

— Мэром Плобитауна, — уточнил Фаризетти. — Ведь предвыборная кампания только-только началась.

На мгновение Даркман растерялся, но быстро взял себя в руки.

— Я уже пробовал однажды. Ты сам знаешь, Лу, что из этого получилось.

— С того момента прошло восемь лет.

— Не имеет никакого значения. Журналисты обязательно откопают ту историю.

— Это даже хорошо. Пусть все знают, что ты связан со мной. Это только добавит тебе голосов.

— Каким образом???

Фаризетти выдержал паузу, пуская в потолок кольца дыма.

— Что, ты думаешь, нужно избирателям? — наконец, спросил он.

— Много чего им нужно, — недовольно ответил Боб Даркман, махнув рукой. Разговор его раздражал, а тема оказалась бессмысленной. — Зарплата, жратва, два выходных в неделю. Что еще? Ну, чемпионат по футболу… Да, пожалуй, и все.

— А если у них это все есть?

— Чтобы этого было еще больше.

— Правильно, — Фаризетти заулыбался, но выражение глаз у него осталось как у акулы-людоеда, — поэтому все это и обещает каждый политик. Выборы — игра в «верю—не верю», где избиратель верит или не верит конкретному человеку. В эту игру, Боб, ты, конечно, проиграешь. Тебе не поверят, если ты будешь говорить то, что говорят все, потому что ты — «глава мафиозного профсоюза».

Последняя фраза, сказанная Фаризетти, покоробила Даркмана, и он поморщился. Фаризетти сделал вид, что не заметил этого.

— Кто поверит человеку, связанному с мафией и говорящему про борьбу с преступностью? — Фаризетти засмеялся. — Я говорю про тебя, Боб.

— Ладно, Лу, что ты предлагаешь? — не сдержав раздражения, прервал главного мясника Плобитауна Боб Даркман.

Фаризетти перестал смеяться, а Даркман сразу пожалел о своей несдержанности. Чтобы как-то загладить резкость своего вопроса, он более мягким тоном переспросил:

— Лу, мы друг друга давно знаем. Ты что-то задумал. Что? Скажи мне. Я хочу это знать.

Фаризетти как ни в чем не бывало вновь улыбнулся.

— Представь, Боб, деревню, в которой жители хотят выбрать старосту.

— Представил. — «Мерзкая ты сволочь».

— Есть несколько претендентов.

— Так.

— Вдруг все узнают, что в этом году будет засуха и весь урожай погибнет.

— Угу.

— Но один из претендентов, чьи шансы были хуже всех, говорит, что может отвести угрозу. Кого выберут люди?

— То же самое могут сказать и другие кандидаты, — заметил Даркман.

— Могут, но только у этого есть связь с Богом Солнца.

— Конечно, выберут того, у которого есть связи.

— Правильно. Поэтому выберут тебя, Боб.

«У старика Лу мания величия, — про себя подумал Даркман. — Ни с кем другим, как только с Богом Солнца, он себя сравнивать не стал. Но что он подразумевает под засухой? Устроит перебои с поставками говядины в Плобитаун? Это же просто смешно!» А вслух произнес:

— Хотелось бы больше конкретики.

— У меня есть достоверная информация, что один человек собирается достать эпидетермическую бомбуnote 5. Я в свою очередь намереваюсь завладеть ею. — Фаризетти выдержал многозначительную паузу. — Что скажешь на это, Боб?

— А конкретней? — растерялся Даркман.

— Куда конкретней, Боб. Я говорю о том, что в моих руках скоро будет самое мощное оружие в мире.

— Э-э-э, — выдавил из себя Боб Даркман.

— Это оружие будет только у меня, и все об этом узнают. — Впервые в глазах Фаризетти что-то изменилось, в их мертвой глубине вспыхнули дьявольские огоньки. Фаризетти улыбнулся. — Один только факт, что бомба в моих руках и находится на Плобое, позволит мне стать неприкасаемым. Я смогу гулять без охраны, и никто, заметь, никто не посмеет напасть на меня, потому что вместе со мной умрут все на планете. Страх — вот что движет миром. Боб, ты станешь мэром. Избиратели — это бараны, но даже бараны чувствуют, когда их ведут на бойню. Поэтому ты, Боб, поведешь их на лужок, не такой сочный и большой, как предлагают другие, но зато он будет находиться в стороне от бойни… За тебя проголосуют, потому что каждый для себя решит, лучше мэр, у которого приятельские отношения с владельцем ключа от «ворот смерти». — Фаризетти захотел сбросить с сигары пепел. Адольф услужливо протянул хозяину пепельницу, рука адвоката заметно дрожала. Фаризетти не переставал улыбаться. — Скоро все будут гордиться связью со мной.

Даркманом овладело неприятное чувство. Он еще плохо сознавал, что это было за ощущение, но холодок, пробегавший по спине, говорил Бобу, что это страх. Фаризетти оказался еще более страшным человеком, чем думал о нем раньше Боб.

Фаризетти перестал улыбаться.

— Ты согласен участвовать в выборах, Боб? — задал он прямой вопрос, на который ему нужен был прямой ответ.

Даркман внутри весь содрогнулся.

— Конечно, Лу. Нет проблем. — А что еще он мог ответить?

— Отлично, Боб, я знал, что ты не струсишь. Ты именно тот, кто мне нужен, — выказал удовлетворение Фаризетти. — А теперь слушай, что тебе предстоит сделать. На Открытую Биржу Свободного Труда скоро придет человек. Его зовут Пьер Хилдрет. Он будет искать пилота, готового лететь в созвездие Энвантинентnote 6. Не каждый согласится на это, но на бирже всегда можно найти отчаянного парня, поэтому я хочу, чтобы ты проконтролировал этот вопрос. Хилдрет должен нанять моего человека.

— Хорошо, я все понял, — ответил Даркман.

— Моего пилота зовут Ральф Гантер, он прибудет в Плобитаун завтра. Я подошлю его к тебе. Он молод и иногда ведет себя по-хамски, но он может себе это позволить. Так что, Боб, держи себя в руках с этим парнем. Кто этого не понял, сейчас кормит червей. — Фаризетти по-отечески заулыбался. — Ральф напоминает меня в молодости — стреляет по любому поводу, мерзавец. Ха-ха-ха! — Неожиданно оборвав смех, Фаризетти серьезным голосом продолжил: — Открой в банке счет на свою предвыборную кампанию, я переведу туда пару миллионов. Собери команду. И еще, Боб, приготовь хорошую речь. Я буду смотреть ее по телевизору, мне нравится, как ты говоришь…

Когда Боб Даркман выходил из особняка Луи Фернандо Фаризетти, у него было такое чувство, что он продал душу во второй раз…

Глава 5. СНОВА В ДЕЛЕ

Боб Даркман от Фаризетти поехал прямиком в центр Плобитауна на сотый этаж Бигхауса. Еще пробираясь по забитым летательными аппаратами воздушным линиям, Боб обзвонил всех, кто ему был нужен. И сейчас, когда он вошел в свой офис, люди уже собрались. За столом его кабинета сидели трое: Дюк Лайдер, Энроп Шальф и Бенедикт.

Дюк Лайдер — здоровый белобрысый детина с короткой стрижкой, одетый в черную майку с эмблемой Профсоюза докеров, армейские штаны и высокие ботинки. Дюк руководил «мобильной бригадой» профсоюза. Парни из этой бригады обычно занимались организацией акций протеста.

Энроп Шальф — невысокий, смуглолицый антаресец в мятом черном костюме. Энроп заведовал в профсоюзе финансами.

Бенедикт — постаревший и сгорбившийся, в старом, заношенном свитере, но все такой же упрямый и идейно подкованный.

Когда Боб Даркман вошел в кабинет, Бенедикт сидел в дальнем углу стола и с усмешкой читал лежащие на столе газеты. Энроп и Дюк разговаривали между собой. Как только Боб переступил порог, присутствующие прервали свои занятия и с любопытством уставились на Даркмана. У всех в глазах читался немой вопрос: зачем Боб позвал их? Энна — секретарша Даркмана, наверное, уже сообщила им, что босс поехал к Фаризетти, и теперь они ждали, какую новость он привез от «плобитаунского мясника».

— Мы снова в деле, товарищи! — объявил Боб.

Это сообщение присутствующие восприняли без особого энтузиазма. Ответом Бобу Даркману была полная тишина. Никто не знал, какое дело конкретно имеет в виду Боб. Если он приехал от Фаризетти, то и дело имело прямое отношение к «плобитаунскому мяснику». А раз так, то восторги в этом случае неуместны.

Даркман ожидал такой реакции от своих соратников. Прежде чем продолжить, он обошел стол и сел в кресло.

— Я сегодня, как вы, наверное, уже знаете, был у нашего спонсора. — Боб обвел всех многозначительным взглядом. — Там у меня состоялся очень важный и серьезный разговор.

— Боб, тут собрались не твои избиратели, — неприветливо проворчал Бенедикт. Он отложил в сторону газеты. — Поэтому говори прямо, что ты был у Фаризетти. Мы все знаем, что ты пляшешь под его дудку.

— Под его дудку, как ты выразился, Бенедикт, в нашем профсоюзе пляшут все, включая и тебя, — раздраженно заметил Боб. — Если бы не Фаризетти, у нас не было бы ни этого офиса, ни этого профсоюза. А у рабочих не было бы приличных окладов, и владельцы доков продолжали бы из них выжимать последние соки.

— Все это отговорки, Боб, — Бенедикт махнул рукой. — Когда мы только начинали, у нас была идея. Сейчас ее нет. Она умерла в тот самый момент, когда ты продался этому Фаризетти.

— Ладно, Бенедикт, помолчи, ты опять начинаешь уводить нас в сторону от насущных проблем.

— Как раз это самый важный вопрос: с кем мы, с мафией или с рабочими? На кого работает Профсоюз докеров?! — Бенедикт закашлялся от переполнявших его эмоций.

— Бенедикт, ты оторван от реалий сегодняшней жизни. Сейчас другое время, другие люди. И вообще, я вас собрал не для того, чтобы обсуждать теорию рабочего движения, — сказал Боб, прекращая начавшийся спор. — Поговорим лучше о деле.

— Идея умерла, — все равно произнес последнюю фразу Бенедикт, но на это никто не обратил внимания, и старик замолчал.

— Я собрал вас здесь, чтобы объявить, что вновь собираюсь выставить свою кандидатуру на пост мэра Плобитауна, — сказал Боб Даркман и обвел собравшихся взглядом.

Бенедикт криво усмехнулся, и Боб догадался, о чем подумал старик. Дюк Лайдер и Энроп Шальф подумали о том же, но не выказали своих эмоций так явно, как это сделал Бенедикт.

— Вы все думаете, что я уже баллотировался восемь лет назад и потерпел неудачу. — Боб откинулся на спинку кресла и расстегнул пуговицы пиджака. — Понимаю скепсис, написанный на ваших лицах. Но с тех пор прошло восемь лет, и сейчас в предвыборной гонке сложилась благоприятная ситуация: Герб Кримсон, нынешний мэр, в результате некрасивой истории сошел с дистанции; комиссар Хэнк и Леон Смайлз — работники силовых ведомств, они не пользуются популярностью среди избирателей. У меня есть реальные шансы на победу.

— Даже если всем известна твоя связь с Фаризетти? — ядовито заметил Бенедикт.

— Даже если всем известна моя связь с Фаризетти, — подтвердил Даркман.

Планы Лу Боб решил до конца не раскрывать товарищам по профсоюзу, пусть пока не знают про того джокера, который собирается пустить в игру их босс.

— Ну-ну, — с сарказмом произнес Бенедикт и закашлялся.

— Лично я не против, чтобы председатель нашего профсоюза баллотировался на пост мэра, — высказал свое мнение Энроп Шальф. — Но, как бухгалтер, я обязан спросить: кто будет финансировать эту кампанию? В кассе профсоюза денег и так мало.

— Деньги поступят от электората, — ответил Боб. — Для этого, Энроп, открой специальный счет в банке.

— Счет-то я открою, но, чтобы собрать пятьсот тысяч с избирателей, понадобится дней десять — не меньше, — заметил Энроп.

— Не волнуйся, деньги поступят сразу, — многозначительно кивнув головой, ответил Даркман.

— Вот о чем я и говорил, — забурчал из своего угла Бенедикт.

— Распределим обязанности, — не обращая внимания на ворчание старого товарища, продолжил Даркман. — Я беру на себя прессу и общение с избирателями. Энроп Шальф, будешь заниматься бумагами и кассой.

— Это понятно, — кивнул Энроп.

— Бенедикт, ты возьмешь на себя членов профсоюза.

— С какой стати? Я, возможно, вообще не буду за тебя голосовать.

— А для тебя, Дюк, — обратился Боб к начальнику «мобильной бригады», не обращая внимания на ворчание Бенедикта, — у меня особое задание. Завтра утром подойдет человек от Фаризетти. Его зовут Ральф Гантер. Отведешь его на биржу…

— На ОБСТ? — уточнил Дюк Лайдер.

— Именно, — подтвердил Боб. — Отведешь его на биржу. Кто там у нас есть из профсоюза?

— Пит и Лоренцо, — ответил Дюк. — Они там главные.

— Пусть окажут этому парню помощь. На бирже должен появиться некий Пьер Хилдрет, который будет искать себе пилота для полета в созвездие Энвантинент. Так вот, этот Хилдрет должен нанять не кого-нибудь, а именно Ральфа. Ясно?

— Куда яснее, босс, — ответил Дюк.

— Предупреди парней заранее.

— Сегодня же и предупрежу.

— Наш независимый профсоюз превратился в придаток мафии, — заворчал из своего угла Бенедикт и недовольно зашелестел газетой.

— Бенедикт, — обратился к нему Даркман, — у тебя тоже будет очень важное дело. Собери активистов профсоюза, проведи инструктаж. Пускай начнут агитацию среди рабочих, чтобы те голосовали за меня.

— С какой стати мне это делать? Понятно Энроп, он от тех грязных денег, что придут на банковский счет, положит себе в карман кругленькую сумму. Дюк работает с людьми Фаризетти в порту — у него свой интерес. А у меня?

— Во-первых: насчет Энропа и Дюка ты не прав, — сказал Даркман. — Во-вторых: если меня выберут и я стану мэром — профсоюз возглавишь именно ты. Я сам выдвину тебя на отчетно-выборном собрании. Ты сможешь навести порядок. Что скажешь на это, Бенедикт?

Бенедикт отложил газету. Самому стать председателем профсоюза — это было именно то, о чем он мечтал с самого начала. Но не стар ли он для этого? Даже тогда, двадцать пять лет назад, когда только все начиналось, когда он уступил лидерство Даркману, он думал, что уже стар как лидер рабочего движения. Или он тогда просто испугался полицейского преследования? Тот страх ему дорого обошелся. Он так и остался на вторых ролях, отдав свое детище на откуп молодым, которые продали профсоюз мафии. Возможно, то, что сейчас предлагает ему Даркман, последний шанс все исправить, вырвать профсоюз из лап Фаризетти…

— Ну, что ты ответишь, Бенедикт?

— Хорошо, Боб, — выдавил из себя Бенедикт, — но ты должен мне пообещать, что, став мэром, порвешь все отношения с Фаризетти и сдержишь свое слово по поводу рекомендации меня на место председателя.

— Даю слово, — не раздумывая, ответил Боб.

— Тогда я весь в твоем распоряжении, — закашлявшись, сообщил Бенедикт.

— Когда планируешь начать?

— Сегодня и начну, — ответил Бенедикт. — Соберу активистов. Нарисуем плакаты, напечатаем листовки. Работы много: выпустим боевой листок «Слово профсоюза», проведем разъяснительную работу среди рабочих. Переговорим с транспортниками, матросами грузовых звездолетов, пошлем своих представителей на фабрики и заводы, — все как обычно… Ты-то сам когда планируешь зарегистрироваться кандидатом?

— Завтра утром.

— Вот завтра вечером после работы мы и двинем к мэрии, проведем там митинг.

— Хороший план, Папа, — одобрил предложения Бенедикта Даркман, отметив про себя, что старик не потерял бойцовской закалки. — Всем все ясно? — спросил Боб.

Ни у кого вопросов не оказалось.

— Тогда всем удачи! — вставая, сказал он. — Возникнут вопросы или непредвиденные ситуации, звоните мне на мобильный.

Присутствующие поднялись. Боб всем пожал на прощание руки:

— Мы снова в деле!

На этом первое заседание предвыборного штаба Боба Даркмана закончилось. Бенедикт поехал в доки, Дюк на биржу, Энроп в банк, а Боб остался в офисе писать речь для выступления на телевидении.

Глава 6. «БОЛЬШОЙ ЧЕЛОВЕК»

У Скайта Уорнера были все основания тревожиться, Дерк сделал большую ошибку, напоследок заехав Питу по башке своим бластером. Зачем он это сделал? Скайту самому иногда хотелось назвать Дерка «придурком», и сейчас как раз был именно такой момент.

Достаточно пропетляв по дворам и переулкам районов, прилегающих к космопорту Плобитауна, друзья заскочили в грязную подворотню, где, сев на обшарпанный и исписанный неприличными надписями подоконник лестничного окна, смогли перевести дух. На дворе смеркалось. Скайт Уорнер какое-то время напряженно всматривался в темноту старого проходного двора-колодца, держа свою руку на шершавой рукояти бластера. Потом, облегченно вздохнув, достал из кармана куртки мятую пачку сигарет «Спейс» и закурил последнюю сигарету. Пустую пачку смял и бросил перед собой на выщербленные ступеньки старой каменной лестницы.

— Ну, как там, Скайт? — озабоченно спросил Дерк.

Друзья имели веские причины опасаться преследования со стороны дружков Пита, Коротышки Джона и Лоренцо, ведь от предательского выстрела в спину не спасет даже самая крутая репутация.

— Темнеет, — заметил Скайт и, посмотрев на часы, сплюнул в лестничный пролет. — Сейчас половина девятого, через полчаса заказчик нас будет ждать у грузовых боксов.

— Да, — отрешенно отозвался Дерк, — еще полчаса осталось.

Скайту очень хотелось отчитать Дерка за опрометчивый поступок, из-за которого им сейчас приходится прятаться в подворотне полузаброшенного дома, но Скайт все же сумел взять себя в руки. В конце концов, Дерк нашел для них неплохую работенку, поэтому имеет право на снисхождение.

Дерку же в этот момент не давала покоя одна мысль: как сказать Скайту, что про миллионера в сером костюме, якобы предложившего им выгодную работу, он все выдумал только для того, чтобы Скайт угостил его пивом? Конечно, идея с мнимым заказчиком сейчас выглядела по-глупому, но уж очень тогда хотелось выпить. И в тот момент мысль выудить таким образом у Скайта пару оставшихся кредитов Дерку казалась довольно-таки забавной. Но затем произошло слишком много серьезных событий, чтобы все это выглядело забавным. А потасовка в баре надолго отрезала им дорогу в район, где находилась биржа труда.

«Теперь еще эти подонки на хвосте. Скайт мне точно морду набьет за такие „забавные шутки“. Лучше ничего не говорить. Пусть думает, что меня якобы заказчик обманул и не пришел на встречу в условленное место. Да, пожалуй, такой ход будет самым разумным с моей стороны», — рассудив таким образом, Дерк немного успокоился, и к нему вернулось обычное жизнерадостное настроение.

Солнце уже село, оставив на западе постепенно угасающее бордово-красное зарево. На небе стали появляться первые звезды, а в городе включили уличное освещение.

По мере того как солнце опускалось за горизонт и надвигалась ночь, небоскребы делового центра Плобитауна зажигали огни. Солнечный свет сначала освещал верхнюю половину небоскребов, затем освещенный участок уменьшался до трети, через неуловимое мгновение оставалась крошечная освещенная площадка, и вскоре над городом была видна лишь одна яркая точка — телевизионная башня Плобитауна. Но вот и она угасала, и снизу на место солнечного света, борясь с наступавшими сумерками, поднималось белое зарево электрических фонарей. Вначале зажигались нижние этажи, и постепенно освещение поэтажно шло вверх, заменяя собой свет солнца. Последний лучик соскользнул со шпиля башни, и наступила ночь. На улицах начиналось феерическое шоу неоновых реклам. Именно ночью лучше всего было видно, как в Плобитауне кипит жизнь. В потемневшем небе проносились, мигая разноцветными огнями, яркие точки летательных аппаратов. Их вереницы кружили в небе, путаясь среди звезд, парили над громадами небоскребов, исчезали в «ущельях» улиц, образованных стенами домов.

Внизу бурлил поток машин. Автострады напоминали собой огненные потоки, извергнутые из жерла вулкана. Прозрачные трубы пневмопоезда, опутывающие собой город, походили на вены. Плобитаун ночью выглядел как огромный фантастический организм, похожий и на морского спрута, выползшего на берег океана, и одновременно с этим на удивительную машину, придуманную сошедшим с ума изобретателем.

— Пошли, — наконец произнес Скайт, тронув за плечо задремавшего на подоконнике Дерка Улиткинса.

Зевнув и поежившись от вечерней прохлады, Дерк поднял воротник куртки и поплелся следом.

Скайт шел дворами и тихими переулками, стараясь избегать многолюдных улиц, освещенных яркими лампами, поэтому дорога к космопорту заняла много времени, чем был очень недоволен Дерк Улиткинс, так как он устал и ему хотелось есть. Тем более у грузовых боксов их никто не ждал, и эта прогулка, в его понимании, была совсем бессмысленной.

Обойдя стороной главное здание управления космических перевозок, где сегодня было необычайно много полицейских машин, Скайт с Дерком вышли к громоздившимся в сумраке наступившей ночи ангарам складских помещений.

— Где вы договорились встретиться? — спросил Скайт.

— У седьмого ангара, — наугад ответил Дерк Улиткинс, решивший врать до конца.

Обогнув завал из пустых ящиков, друзья вышли к седьмому блоку. Здание стояло на отшибе, и в этот поздний час здесь никого не было. В отличие от основной площадки космодрома, где кипела работа и горели сотни мощных прожекторов, перед ангаром номер семь на скрученном проводе болтался один-единственный фонарь с тусклой лампочкой. Гигантские ворота ангара были приоткрыты, и, так как рядом никого не было видно, Скайт вошел внутрь.

— А, черт! — выругался Дерк, последовавший было за ним. — Я сейчас! — И стал вытирать о ступеньку подошву своего белого спортивного туфля.

— Ну что, скотина, не ожидал меня увидеть так скоро? — услышал Скайт знакомый голос, принадлежащий Питу.

Бластер как по волшебству вынырнул из кобуры и оказался в руке у Скайта Уорнера, но самого Пита Уорнер не видел. Скайт сделал шаг в сторону от дверей, в темноту ангара, чтобы не быть хорошей мишенью на фоне светлого проема.

— Ну что ты дергаешься? Тебе это не поможет, — произнес откуда-то издалека Пит. — Ты у меня в руках, приятель, и я могу сделать с тобой все, что мне только захочется.

Раздался глухой удар, после которого послышался жалобный стон.

— Пит, смотри, что я нашел! — Этот голос принадлежал Лоренцо. Значит, Скайт не ошибся, говоривший вначале был именно Пит.

— Паяльная лампа! Отлично — это то, что нужно!

Глаза Уорнера стали постепенно привыкать к темноте. Он смог разглядеть стеллажи, заполненные разным хламом, уходившие в глубину помещения. В самом дальнем конце виднелось светлое пятно от одинокого фонаря. Голоса доносились именно оттуда. И, как догадался Скайт, Пит разговаривал не с ним, а с кем-то, кто сейчас жалобно попискивал в темноте. Скайт осторожно двинулся в том направлении, стараясь не шуметь. Убирать бластер в кобуру он не стал.

— Подожди еще немного, Хилдрет, и я поджарю твою толстую задницу, — доносились до Скайта слова Пита и какая-то возня.

Звуки становились все отчетливее. Скайт с каждым шагом подкрадывался ближе к месту событий.

— Хилдрет, тебе не нравится паяльная лампа? Мне она тоже не нравится — она не работает! Лоренцо, ты козел, она сломана! Дай мне свой нож.

Скайт уже мог различить неясные тени, маячившие впереди.

— Хилдрет, кто ты такой? Ты мне ответь, кто ты такой, что позволяешь себе нанимать пилотов не на бирже труда, а в обход Профсоюза докеров! Может, ты работаешь на правительство? Нет, — подумав, продолжал голос Пита, — ты не похож на секретного агента, ты не похож даже на вшивого бизнесмена. Кто ты такой? Я скажу тебе, кто ты такой, Хилдрет: ты — никто… Лоренцо, долго я буду ждать твой нож?!

— Пит, у меня нет ножа — я потерял его в «Адмирале Арморе», — ответил Лоренцо.

— Я не могу так работать! — возмутился Пит. — Лампа не горит, ножа нет! Чем мне прикажете работать? Защекотать его до смерти, что ли?

— Это неплохая мысль, Пит, — вполне серьезно ответил Лоренцо.

— Идиот, если об этом узнают, нашей репутации наступит конец. Если в ситуации с теми парнями в кабаке «Адмирал Армор» нас поймет каждый, то, если мы защекочем этого индюка, над нами будет смеяться последний бомж этого района.

— Над нами и так уже все смеются, — возразил Лоренцо. — Если ты простил тех парней за свою разбитую голову, то я нет. И если они мне попадутся, то сполна ответят за мой сломанный нос и за Коротышку Джона, который по их милости сейчас лежит в больнице. Я голыми руками вырву им сердце…

— Скайт! Дружище! Ты где?! — В дверях ангара показался Дерк Улиткинс. — Я тебя не вижу в этой чертовой темноте! Что ты там делаешь?! Крыс ловишь, наверное!

Скайт увидел, как две тени опрометью бросились к дальнему концу ангара. Толкаясь, они исчезли в дыре, выходящей на улицу. В освещенном пространстве остался лишь маленький толстый человек в сером пиджаке, привязанный проволокой к одному из стеллажей. На вид ему было пятьдесят лет. Именно об этом человеке как раз и говорил Скайту Дерк Улиткинс. Человек испуганно вертел лысой головой, не понимая, куда исчезли его мучители.

Скайт вышел из темноты и не спеша убрал бластер в кобуру.

— Меня зовут Скайт Уорнер, — представился он. — Мы с напарником пришли насчет работы. Вам, кажется, нужны были пилоты для космического перелета?

Привязанный человек радостно закивал головой:

— Да, да, именно так!

— Вот мы и пришли. — Скайт стал откручивать проволоку.

— Как я рад! Вы пришли вовремя! — радостно затараторил толстяк. — Еще чуть-чуть — и головорезы Даркмана выпустили бы из меня дух.

— Как договаривались, господин Хилдрет, — ответил Скайт, — ровно в девять. — Он назвал толстяка Хилдретом, потому что так его назвал Пит.

Скайт освободил правую руку толстяка от проволоки и стал раскручивать левую.

— Но как вы меня здесь нашли? — удивился Хилдрет. Скайт понимающе усмехнулся: у бедняги от встречи с Питом стало совсем туго с мозгами.

— Вы сами назначили моему напарнику встречу возле ангара. Там вас не оказалось, и я решил зайти внутрь.

— Так тот рыжий боцман ваш напарник? — удивился Хилдрет.

Скайт освободил от пут левую руку толстяка и задумался, почему Хилдрет назвал Дерка «рыжим боцманом»? Возможно, из-за рыжей замшевой куртки!

— Да, он мой напарник, — подтвердил догадку Хилдрета Скайт. — Только он не боцман.

— А мне он сказал, что боцман.

— Дерк иногда любит приукрасить некоторые моменты…

— Какой Дерк? — удивился Хилдрет, потирая натертые запястья рук.

— Мой напарник.

— А разве его зовут не Дрезиндер? — Хилдрет вопросительно посмотрел на Скайта. — Или Дерк — это уменьшительное от Дрезиндер?

«С какой стати Дерку понадобилось называться чужим именем? Дрезиндер — придумает же», — подумал про себя Скайт, а вслух сказал:

— А это мы сейчас у него самого узнаем. Дерк! Иди сюда!

В темноте ангара послышались приближающиеся шаги. Что-то с грохотом упало.

Негромко ругаясь, Дерк принялся выдергивать ногу из распущенной обмотки трансформатора.

— Сейчас подойду! — крикнул он из темноты.

— Дрезиндер говорил мне, что вы летали в Энвантинент, — поинтересовался Хилдрет, пока Дерк еще возился в темноте, гремя железом и тихо ругаясь.

— Да, — подтвердил Скайт, — мы с Дерком бывали в этом опасном звездном скоплении не один раз. Мы бывали почти во всех опасных местах нашей галактики и многих других, так что опыта у нас предостаточно.

— А как зовут вас? — поинтересовался толстяк.

— Скайт Уорнер, — представился Скайт.

— Последний капитан «Валруса»! — удивился собеседник.

— Да, — подтвердил догадку Скайт.

— А меня Пьер Хилдрет, — представился толстяк. Мужчины обменялись рукопожатием.

— Дело, которое я предлагаю, для вас не составит труда, — произнес Пьер.

— Конечно, — согласился Скайт. Они весело засмеялись.

— Перевезти груз на сто шестую планету Энвандиса — проще пареной репы, — произнес Скайт.

— О чем вы говорите? — не понял Пьер.

— О нашем с вами деле, — произнес Скайт. — Если бы вы не платили такие хорошие деньги, я бы вряд ли взялся за это дело.

— Да, — согласился Пьер, — миллион — это хорошие деньги, но при чем здесь Энвандис? Речь шла об Энвантиненте.

— Постойте, — Скайт пытался сообразить, о чем идет речь, — миллион? Дерк мне говорил о другой сумме…

— Я бы с радостью заплатил и больше, но сейчас я располагаю только такой суммой, — смущенно произнес Пьер.

— Честно говоря, я что-то не совсем улавливаю смысл нашего разговора, — признался Скайт.

— Я тоже, — ответил Пьер.

В темноте что-то упало, и вновь послышались ругательства Дерка Улиткинса.

Пьер со Скайтом переглянулись и без слов поняли, что создавшуюся ситуацию может разъяснить только шумевший в темноте Дерк Улиткинс.

— Дерк! Что ты там возишься! Иди сюда! — крикнул Скайт, поторапливая товарища.

Дерк загремел еще громче и, наконец, совладав с обмоткой трансформатора, вышел на свет.

— Кто этот человек? — удивился Пьер Хилдрет, показывая на Дерка.

— Это Дерк Улиткинс, — ответил Скайт. — Это он договаривался с вами о нашей встрече.

— Я его вижу в первый раз, — заявил Пьер.

— Как? — на этот раз удивился Скайт Уорнер. — Разве это не Дрезиндер?

— Нет, — заявил Пьер.

— Я знаю, что это не Дрезиндер, — это Дерк Улиткинс, назвавшийся Дрезиндером, — неуверенно произнес Скайт.

— Нет, — не согласился Пьер. — У того была рыжая борода и боцманский китель. А этот человек вовсе не похож ни на Дрезиндера, ни на Дерка.

Дерк Улиткинс молча стоял в сторонке. Он не знал, что это за толстый мужичок рядом со Скайтом, но понял, что напарник принял толстяка за заказчика, так как тот внешне был очень похож на описание вымышленного им мужика, якобы сделавшего Дерку заказ на полет до Энвандиса. Дерку было неудобно, что его обман раскрылся и что Скайт сейчас поймет это. Скайт это уже понял.

— Что скажешь, Дерк? — спросил он.

— Ну что я могу сказать? — замялся Дерк. — Это другой мужик. Тот, что нанимал меня, был… это… в коричневых ботинках, а этот в желтых.

— Понятно… — Скайт с досадой махнул на Дерка рукой. После чего повернулся к Пьеру Хилдрету: — Извините, мистер, вышла небольшая путаница. Мой напарник договаривался с другим человеком, который, по-видимому, не пришел, и я принял по ошибке вас за него. Еще раз прошу извинить.

Скайт собрался было уже уходить, но Пьер остановил его:

— Как, вас не интересует мое дело?

— Вы договорились с другими пилотами, — ответил Скайт, — а я не из тех, кто отбирает хлеб у своего собрата.

— Подождите, но Дрезиндер же не пришел на встречу, — засуетился Пьер Хилдрет. — Вместо него пришли «докеры» Даркмана. И мне кажется, что они появились здесь не случайно. Поэтому я считаю договор с Дрезиндером расторгнутым. Вы нисколько не поступитесь принципами, если примете мое предложение.

Скайт задержался, посмотрел на Дерка, на Хилдрета и в задумчивости потер подбородок.

— По большому счету мы с напарником нуждаемся в хорошей работе…

— Прошу вас принять мое предложение, — чистосердечно попросил Пьер. — Для меня это очень важно.

— Мы согласны, мужик, — живо отозвался Дерк. Он подошел ближе. — А что, собственно, за работа? — Дерк старался развить кипучую деятельность, чтобы за разговором забылся неприятный момент с обманом.

— Мне нужны пилоты, способные доставить меня на одну из планет звездной системы БГ-21206 в Энвантиненте и, разумеется, обратно.

— БГ-21206 в Энвантиненте? — изумился Дерк. — Вы, мистер… не знаю, как вас зовут… что, ищете тех, кто составит вам компанию на тот свет? Не проще ли будет сразу застрелиться?

— Дерк, — одернул товарища Скайт, — помолчи.

— С какой стати! Если тебе надоела жизнь, то я ее только начинаю. Самоубийство — это последнее дело. Да я скорее соглашусь прыгнуть в яму с ядовитыми змеями, чем еще раз слетать в Энвантинент. Понятно, почему Дрезиндер не пришел к вам на встречу, мистер. Он разумно решил, что лучше сдаст вас Даркману, заработает пару сотен кредитов и останется жив, чем за несколько тысяч сгинет в проклятом созвездии.

— За миллион, — поправил товарища Скайт.

— За какой миллион? — не понял Дерк.

— Мистер, которого зовут Пьер Хилдрет, платит пилотам один миллион кредитов.

— Это что, правда? — Дерк поменял тон. — Надо подумать. Если двигаться к Энвантиненту со стороны туманности Фарбиндера, то вся эта затея не такая уж и безрассудная.

— Давайте обсудим подробности предстоящего дела в другом месте, — предложил Скайт…

Если бы кто-нибудь в это позднее время прогуливался возле ограды космодрома, то он бы обязательно увидел, как двое мужчин перелезли через бетонный забор на ночную улицу захолустного района, примыкающего к самой дальней стороне взлетно-посадочной площадки. Оглядываясь по сторонам, мужчины помогли третьему полному пролезть в дырку внизу. Обычно так поступали мелкие контрабандисты и нелегальные эмигранты, но у этих троих в руках не было ни больших тюков с товаром, ни чемоданов с личными вещами. Скорее всего, они не хотели встречаться с кем-то у центрального выхода космодрома. Внимательно оглядываясь по сторонам, они пошли в направлении центра Плобитауна и исчезли в переплетении кривых улочек.

Глава 7. «ДЕМОКРАТ ДО МОЗГА КОСТЕЙ»

— Только в демократичном обществе, где неукоснительно соблюдаются права человека, возможно торжество закона и справедливости. — Эти слова принадлежали невысокому, сухому мужчине с коротко стриженными черными волосами, горбатым носом и оттопыренными ушами. Его внимательный цепкий взгляд близко посаженных глаз буквально буравил слушательницу. — Порядок невозможен без свободы, как и свобода невозможна без порядка. Если не будет свободы, то это не порядок — это диктатура, а если не будет порядка, то вместо свободы мы получим хаос. Порядок без свободы существовать не может, как и свобода без порядка. Я думаю, это очевидно. Далеко за примерами ходить не надо, возьмем старую Империю. Все общество там держалось на страхе перед армией синтетойдов — искусственных людей, если так можно назвать эти разумные биологические машины. В Империи того времени не было ни свободы слова, ни свободы печати, вероисповедания. Количество тайных агентов превышало число занятых на производстве. Мощнейший следственный аппарат вкупе с карательной машиной правосудия держали под контролем не только общественную жизнь отдельного человека, но и личную. Тайные службы занимались защитой государства от человека. Когда на первом месте у секретных служб должна стоять задача защиты человека как элемента государства. Ведь без человека не будет и государства. Правители Империи этого не поняли, и что получилось? Империя распалась на множество мелких самостоятельных государств с разнообразным устоем. Мы все были очевидцами этого события. Оно в очередной раз подтверждает мои слова, что государственная внутренняя политика не может базироваться только на службе безопасности, армии и социальных программах. В каждом государстве, которое хочет, помимо увеличения валового национального продукта, еще и стабильности в обществе, должны присутствовать непоколебимые основы свободы человека, как личности. Что я подразумеваю под этим понятием «личность»? По-моему, личность в современном обществе — это прежде всего гражданин — образованный и законопослушный. Из этого вытекает, что общество, именно само общество, потому что государство — это инструмент управления общества самим собой, так вот общество должно ставить перед собой задачу воспитания человека как личности свободной и самостоятельной с четкой нравственной и гражданской позицией, истинными духовными и моральными ценностями. — Леон Смайлз прервал свою речь и сделал небольшой глоток из стакана на столе.

— Как вы намерены совместить свободу личности и диктатуру закона? — воспользовавшись тем, что ее собеседник наконец-таки замолчал, задала вопрос известная журналистка Милен Прайс, сидящая рядом за столом вполоборота к Леону.

Интервью происходило в студии Первого Плобитаунского канала. Журналистка была одета в яркое красное платье с глубоким вырезом на груди, ее собеседник в черный костюм с металлическим отливом.

Прежде чем ответить, начальник службы безопасности Плобоя откашлялся, отставил в сторону стакан с водой и, бросив быстрый взгляд на пышный бюст собеседницы, посмотрел прямо в объектив телекамеры.

— Я исхожу из принципа, что честному человеку нечего скрывать, а следовательно, нечего и бояться. Если человек честен, то он и свободен. Но в действительности это далеко не так. Сейчас честному человеку приходится опасаться ошибки правоохранительных органов. Не секрет, что особенно в полицейском управлении, которое возглавляет комиссар Хэнк, имеется много примеров, что незаслуженное наказание несли абсолютно честные люди. Есть случаи, что невиновных приговаривали к высшей мере наказания — это никуда не годится. Надо дать людям возможность доказать свою честность! Это моя основная задача не только как кандидата, но и как начальника службы безопасности. Конечно, если меня выберут мэром Плобитауна, мне намного проще будет осуществить мою программу по индивидуализации личности, которая как раз и призвана помочь людям оградить себя не только от ошибок правоохранительных органов, но и от произвола властей.

— Вы бы не могли поподробнее рассказать нашим зрителям об этой программе, — попросила Милен Прайс.

— С удовольствием. — Леон заложил правую руку за лацкан пиджака. — Каждый гражданин Плобоя будет оснащен специальным передающим устройством в виде браслета или ожерелья, которое представляет собой миниатюрный идентификатор и передатчик, нечто вроде паспорта, только его не надо будет постоянно предъявлять. Информация с этого устройства будет считываться автоматически датчиками, установленными в разных частях города или со спутника. И где бы человек ни появился, куда бы ни пошел, в центральный банк данных будет постоянно поступать информация о его местонахождении. В планах на будущее мы также планируем фиксировать звук и изображение, но пока эту операцию сложно осуществить технически. Но и одного местоположения человека будет достаточно для того, чтобы определить, причастен ли данный гражданин к совершенному преступлению, или, быть может, он был свидетелем и может сообщить какую-нибудь ценную информацию.

— Это похоже на тотальную слежку за людьми, — произнесла Милен.

— Так кажется на первый взгляд. — Леон вытащил руку из-за лацкана и поднял указательный палец вверх. — Но! Посмотрите на это с другой стороны. Если человек законопослушный гражданин, то ему нечего скрывать. Да судите сами, все мы ходим в магазины, на футбол, занимаемся по утрам пробежками, ходим в библиотеки, на выставки — вся эта информация не представляет никакой тайны, и если она будет записана в банк данных, то от этого человек только выиграет. Он всегда сможет доказать, где и когда он находился в конкретный промежуток времени. При внедрении в жизнь моей программы невиновного невозможно будет осудить за преступление, которое он не совершал, а преступнику, наоборот, труднее будет совершить преступление. — Леон засунул руку обратно за лацкан пиджака.

— Но, господин Смайлз, то, что вы перечислили: футбол, библиотека, магазины, выставки — все это называется личная жизнь. Не является ли ваша программа вмешательством именно в личную жизнь человека?

— Ни в коем случае, личная жизнь человека — это святое. О каком вмешательстве может идти речь, если информация о человеке будет иметь вид координат его местоположения и времени?

— Вы недавно сказали, что в планах визуализация и озвучение индивидуальных передатчиков.

— Есть много решений проблемы сохранения тайны личной жизни человека. Например, в момент вхождения в определенные зоны, такие как туалет, спальня, изображение может отключаться или, наоборот, звук, кому как нравится.

— Честно говоря, как-то не по себе, когда знаешь, что за тобой непрерывно наблюдают посторонние глаза. — Милен Прайс в ознобе передернула плечами.

Леон бросил быстрый взгляд на качнувшееся декольте журналистки.

— Не волнуйтесь, Милен, никто за вами подсматривать не будет, — заверил он. — Это просто неправильно назвали — «система наблюдения за человеком». На самом деле это скорее запись, своеобразный дневник, который за вас будет вести автоматика. Подумайте сами, физически невозможно отсмотреть жизнь каждого человека, для этого необходимо прожить его жизнь вместе с ним. Это будут делать вычислительные машины, в виде оцифрованного сигнала. Например, ограблен магазин. У нас есть точное время налета. В банке данных содержится информация обо всех, кто в этот промежуток времени был рядом. Если среди них не окажется налетчиков, то уж всяко кто-нибудь что-нибудь да видел, например запомнил номер машины, на которой скрылись грабители. И поверьте, никто не будет дергать человека, недавно вышедшего из тюрьмы, по этому поводу, потому что у него всегда, если он не причастен к этому делу, будет надежное алиби. А как делается сейчас? Ограблен магазин — полицейские тащат в участок всех: кто только что освобожден, бродяг, просто алкоголиков, у кого подозрительный взгляд, да мало ли кого еще. С внедрением новой системы такого не будет. Правоохранительные органы всегда точно будут знать, кто где находился в данную минуту, и поймают того, кого надо, без ошибок. Ну что, я вас убедил? — под конец спросил Леон Смайлз.

— Не знаю, сразу привыкнуть к мысли, что за тобой будут постоянно наблюдать, очень сложно, — ответила Милен.

— Да, — согласился Смайлз, — это непросто, но надо, для собственной же безопасности.

— И когда эта система вступит в строй?

— Нынешний мэр Герб Кримсон весь срок, что он находится на своей должности, откладывал подписание указа о создании такой системы. И после истории с секретаршей понятно почему. Если выберут мэром меня, я первым делом подпишу именно этот указ. Я, возможно, повторюсь, но я еще раз объясню почему. — Леон Смайлз стал загибать пальцы: — Преступность значительно уменьшится; люди перестанут бояться произвола властей, незаконных преследований со стороны полиции; всегда можно будет узнать, кто использовал вашу частную собственность в ваше отсутствие, например водил машину, проникал в дом. И так далее. — Леон показал получившийся из загнутых пальцев кулак. — Смотрите, сколько выгод.

— Впечатляет, — согласилась Милен Прайс. — Но, к сожалению, время нашей передачи заканчивается. Мы вынуждены попрощаться с нашими телезрителями и напомнить, что в гостях у Первого Плобитаунского канала был начальник службы безопасности Плобоя, кандидат на пост мэра Плобитауна Леон Смайлз. Спасибо за внимание, до свидания.

— До свида… — успел произнести Леон Смайлз, прежде чем по телевизору пошел рекламный ролик:

«Для поднятия потенции я пользуюсь новым, улучшенным препаратом „Хурасан-ультра“. — В кадре вокруг коробки с препаратом закрутились переплетения обнаженных тел. — „Хурасан-ультра“ — это неиссякаемый источник мужской силы. „Хурасан-ультра“ — такого вы еще никогда не пробовали. „Хурасан-ультра“ — испытай это сейчас».

Леон Смайлз дистанционным пультом управления выключил программу новостей. Его интервью, записанное вчера в студии, закончилось, а остальное Смайлза не интересовало. На огромном, почти во всю стену, экране поплыли облака, заколыхались виртуальные занавески.

Смайлз находился на работе, в невысоком сером здании службы безопасности недалеко от мэрии Плобитауна, в своем кабинете на сто пятнадцатом подземном этаже. Через пятнадцать минут здесь было назначено совещание его предвыборного штаба, в который входили его ближайшие подручные: Войт Миррэр — первый заместитель, Рэгнар Роке — второй заместитель и Перри Руте — специально приглашенный на период предвыборной кампании имиджмейкер.

Смайлз помассировал переносицу, встал и, заложив руку за лацкан пиджака, принялся ходить вдоль искусственного окна. Кондиционер, словно ветер, врывающийся в открытое окно, приятно обдувал Смайлза.

Леон Смайлз уже сотый раз анализировал сложившуюся ситуацию с выборами. Соперников у него до недавнего времени было всего двое — это комиссар полиции Плобитауна Джеймс Хэнк и нынешний мэр Плобитауна Герб Кримсон. Но, после того как люди Смайлза провели блестящую операцию по компрометации Герба Кримсона, самый опасный конкурент потерял всякие шансы на победу — это признал и он сам, перестав показываться на телевидении и ожидая результатов предстоящих выборов в своем особняке в пригороде Плобитауна. Но сегодня появился новый конкурент — это глава Профсоюза докеров Боб Даркман.

С Хэнком для Смайлза было все понятно, комиссар был вынужден принять участие в предвыборной гонке как кандидат от партии Прагматиков. Хэнк — хороший полицейский, но политик из него никудышный. Даже своей должности комиссара он обязан счастливому стечению обстоятельств. Но на что рассчитывает Боб Даркман? Один раз, на позапрошлых выборах, этот человек уже выставлял свою кандидатуру. Тогда компромат от службы безопасности, вовремя слитый в средства массовой информации, надежно прикрыл ему дорогу на Олимп власти. Избиратель не прощает кандидатам связей с мафией. Так что заставило Даркмана выставить свою кандидатуру вновь? Он далеко не глупый человек и отлично понимает, что никто не забыл прошлого. Он также скорее всего догадывается, что восемь лет назад в газеты попала не вся информация насчет его отношений с Фаризетти и что те сведения могут всплыть вновь и утопить его уже навсегда. Что заставляет этого человека так рисковать? На этот вопрос Леон Смайлз не находил ответа, и это его тревожило. Если ему не удастся выиграть предстоящие выборы, он не сможет осуществить свой грандиозный план тотального контроля за населением Плобитауна, при котором в его руках окажется полная информация о каждом человеке, проживающем на Плобое. Полная информация — это абсолютная власть, Смайлз знал это лучше всех.

Только благодаря тому, что Леон узнал, когда и где Герб Кримсон встречается со своей секретаршей, он смог предупредить журналистов и репортеров. Эта информация стоила кучу денег, но Леон, не задумываясь, заплатил их. И не только потому, что деньги он заплатил не свои, а взял из секретного фонда спецслужб, но и потому, что никто другой не знал истинную ценность информации так, как начальник службы безопасности Плобитауна Леон Смайлз.

Так что же заставило Боба Даркмана бросить вызов? По всей вероятности, инициатива исходила от Фаризетти. Самостоятельно Боб не осмелился бы на подобный шаг. О том, что это именно так, свидетельствуют и отчеты отдела по контролю над преступлениями в финансовой сфере: деньги на предвыборную кампанию Боба Даркмана поступили от Фаризетти. Но больше всего в этой информации Смайлза настораживал тот факт, что Фаризетти перевел деньги, совершенно не маскируя свою причастность к этому делу.

Леон с досады покачал головой. Как ему сейчас пригодилась бы система тотального контроля. Он бы уже знал, о чем говорил этой ночью Боб Даркман со своей женой. Возможно, Боб проболтался ей о своих планах? Или, даже если Боб держал язык за зубами, подчиненные Смайлза составили бы карту перемещений всех людей Фаризетти: где они были, что говорили, кому звонили. И после недолгого анализа Смайлз выяснил бы, что замышляют эти два человека — Боб Даркман и Луи Фернандо Фаризетти. Если их планы идут вразрез с планами Леона Смайлза, то им придется поменять свои планы, иначе… Леон не имел комплексов, был готов на любые действия и использовал все методы работы секретных служб.

«Так что же все-таки пообещал Даркману Фаризетти, что тот так рьяно вступил в предвыборную гонку?» — за поисками на этот вопрос Леона Смайлза и застали вошедшие в кабинет помощники.

— Присаживайтесь, господа, — Смайлз показал на стулья возле длинного стола, сам сел в кресло. — Начнем совещание. Что запланировано у нас на этот день? -

Смайлз имел отменную память, и этот вопрос был задан им лишь для того, чтобы начать разговор.

— На сегодня, господин Смайлз, у нас намечена пресс-конференция для малотиражных средств массовой информации в доме ветеранов Имперских Войн, — с энтузиазмом стал информировать своего работодателя Перри Руте — толстый человек в желтом бумажном пиджаке, белой рубашке с пестрым галстуком-бабочкой и широких зеленых штанах, из-под складок которых выглядывали желтые тупоносые ботинки.

Внешний вид имиджмейкера Смайлзу абсолютно не нравился. Но больше всего Смайлзу в облике этого человека не нравилась козлиная бородка, покрашенная в фиолетовый цвет. Вместе с круглыми очками из розового стекла и обесцвеченным ежиком редких волос бородка превращалась в нечто сверхъестественное. Когда Перри Руте начинал говорить, эта фиолетовая борода приковывала к себе внимание, словно хрустальный шар гипнотизера, заставляя всех замолчать и слушать ее обладателя.

— На пресс-конференцию отводится час тридцать минут, — продолжал Перри, сверяясь с записями, сделанными в электронном органайзере. — Затем мы быстро перемещаемся на телевидение. Там нам необходимо за четыре часа сорок пять минут обойти двенадцать студий и записать короткие рекламные интервью. На каждое такое интервью приходится по двадцать минут, еще останется три минуты семьдесят пять секунд на переходы от студии к студии. Придется передвигаться очень быстро. Так, так, так, — Перри изучал записи, появляющиеся на жидкокристаллическом экране. — Тут имена журналистов и тексты ваших «остроумных» ответов на их «коварные» вопросы. Все уже оговорено и оплачено, нужно только отснять. — Перри Руте нажал кнопочку, и из щели в его органайзере вылез лист бумаги с распечаткой. Перри протянул распечатку Смайлзу и продолжил: — Затем мы быстро перемещаемся на Шестой канал, там принимаем участие в шоу «Доброе утро, Плобитаун!» — это еще сорок пять минут. После чего выбираемся на улицу и разговариваем с «народом». Одно из главных правил всех предвыборных кампаний: чем больше рук вы пожмете, тем больше голосов получите. «Народ» уже подобран. Затем нас ждут на открытии выставки художников-мастурбаторов…

— Минуту, — прервал Смайлз своего помощника, — на выставку обязательно ехать?

— Конечно! — воскликнул Перри, удивившись такому вопросу. — Вам необходимо показать избирателям, что вы не сухарь-чиновник, а образованный человек с богатым духовным миром. «Осквернители рукой» — это самое модное и революционное течение в искусстве. Можно сказать, последний писк. — Из органайзера Перри вылезли несколько листков распечаток. — Вот здесь все, что вам надо знать об этом направлении в искусстве. Несколько имен корифеев этого направления, методы работы и достигнутые ими результаты. — Перри протянул листки Смайлзу. Тот взглянул и поморщился. — Выставку необходимо посетить, — заверил Перри.

— А может, заменить выставку концертом какой-нибудь рок-группы?

— На концерт мы пойдем в другой день. Как раз в Центральном Плобитаунском Дворце Культуры состоится первый после двадцатилетнего перерыва концерт «Бешеной игуаны» — это классика рока.

— Группа «Бешеная игуана» мне нравится, — согласился Смайлз. — Я слушал ее, когда заканчивал школу.

— Отлично! Мы сфотографируем вас в компании музыкантов, и вы сможете завоевать голоса их выросших поклонников.

— С этим я согласен, но на выставку «осквернителей» я не поеду. На сколько, кстати, намечено ее открытие?

— На пять часов.

— Как раз в это время у меня важное совещание в министерстве.

— Хорошо, выставку вычеркиваем, — недовольно согласился Перри, — но это большая ошибка.

— Что у нас намечено на вечер?

— Вечером у вас благотворительный ужин для смертников в Северной Плобитаунской тюрьме.

— Ладно, — подумав, согласился Смайлз, — это лучше выставки.

— Теперь некоторые данные социологических опросов. — Перри, поправив очки, вновь защелкал кнопками на электронном органайзере. — По соцопросу до вступления в гонку Боба Даркмана вы обгоняли Джеймса Хэнка на пять процентов с результатом в пятнадцать процентов. Герб Кримсон получал три целых четыре десятых процента.

— А за кого проголосовали оставшиеся семьдесят один и шесть десятых процента? — быстро сосчитав в уме цифры, поинтересовался Смайлз.

— Они не определились.

— Как это понять?

— Если бы в бюллетенях стоял пункт против всех, они бы выбрали именно этот вариант.

— Мне это не нравится, — сделал вывод Смайлз. — Я чувствую неуверенность. А как изменилось соотношение, когда в гонку вступил Даркман?

— Вы набираете двенадцать и пять десятых, Хэнк семь целых пять десятых, Герб Кримсон три целых четыре десятых, а Даркман пять целых.

Когда Перри произносил все эти цифры, Смайлз неотрывно смотрел на его фиолетовую бородку. Данные социологического опроса ему не нравились так же, как и эта вызывающая деталь имиджа его специалиста по политическому пиару.

— Получается, Даркман отнял у меня и у Хэнка по два с половиной процента?

— Получается так.

— Семьдесят один и шесть десятых процента остались и опять не смогли определиться.

— Да.

— А электорат Кримсона остался прежним.

— Да, но у Кримсона минимум, который вряд ли будет расти в какую-нибудь сторону.

— Ладно, — согласился Смайлз, — но, даже если бы в гонку не вступил Даркман, с такими результатами выборы не состоятся.

— Поэтому я предлагаю начать наступление на позиции конкурентов, — предложил Перри. — Мы отберем голоса у Хэнка и Даркмана, а, увидев нашу победу, те, кто еще не определился к этому времени, примут нашу сторону. С каждым процентом, отнятым у конкурентов, мы получим два из числа неопределившихся. Главное, начать первыми. Тут важна скорость. Если мы отнимем у Хэнка один процент, ему придется отнимать у нас три.

— Это разумно, — согласился Смайлз.

— Самый радикальный способ отнять голоса у соперника — это «облить его грязью», вытащить наружу несколько «жареных фактов». Показать оппонента с неприглядной стороны. Например, в своих выступлениях по поводу комиссара Хэнка всегда указывать на то, что он плохо одевается. При этом непременно отпускать шутки, мол: на что тогда комиссар тратит полученные взятки?

— Мне этот ход нравится, — согласился Леон, — но не слишком ли это вульгарно? К тому же с Хэнком мы хорошо знакомы. Хочешь не хочешь, по работе постоянно приходится контактировать.

— Не волнуйтесь, уверен, он будет действовать точно так же. К тому же и вы, и он прекрасно понимаете, что это всего лишь игра. Нужно показать избирателю первоклассное шоу.

— Я не волнуюсь, — заметил Леон, — я анализирую.

— Насчет «жареных фактов», господин Смайлз, — продолжил Перри, — это поручите своим помощникам. Им это сделать будет проще: они профессионалы. Состоять компромат должен из полуправдивых историй…

— Насчет компромата не беспокойтесь, — прервал специалиста Смайлз. — Мы это делать умеем.

— Я и не беспокоюсь, — ответил Перри. — Я просто честно отрабатываю свой гонорар.

— Я это вижу, — заметил Смайлз.

— Тогда у меня пока все. — Перри замолчал.

Смайлз сложил в стопку все распечатки, которые дал ему Перри Руте, обвел присутствующих пристальным взглядом и, выдержав небольшую паузу, подытожил:

— Сегодня у нас напряженный день, постараемся провести его плодотворно. Спасибо, Перри, у нас еще есть несколько минут до начала пресс-конференции, я хочу отвести их государственным делам, поэтому вы свободны. Конвой проводит вас к лимузину. Ждите меня там. — Смайлз нажал под столом кнопку вызова, и в кабинет вошли два мордоворота в серых одинаковых костюмах. — Проводите этого господина до машины.

Перри поежился, поправил очки и, выдавив из себя улыбку, в сопровождении охранников вышел из кабинета начальника службы безопасности Плобитауна.

— Господа, — обратился Смайлз к двум своим заместителям, все время, пока их шеф разговаривал с Перри, сидевшим молча, — мы вышли на финишную прямую, здесь времени на то, чтобы исправить ошибку, уже не будет, поэтому постараемся их не делать.

Рэгнар Роке и Миррэр Войт были похожи друг на друга, как братья-близнецы: одинаковые прически, одинаковое выражение каменных лиц, пустой взгляд холодных глаз. Основным отличием Рокса от Войта был разный оттенок пиджаков. У Рокса пиджак отливал синим, а у Войта зеленым цветом.

— Как вы слышали, у меня насыщенная программа, — продолжил Смайлз, — поэтому вам предстоит действовать самостоятельно. Роке, ты займешься Джеймсом Хэнком. Ты, Войт, Бобом Даркманом. Мне нужно о них знать все: где спят, что пьют, с кем дружат. Но главное, ищите: неуплату налогов, любовниц. Если кто-то из них перейдет улицу на красный свет, я должен об этом знать.

— Шеф, — обратился Войт к Смайлзу, — на Боба Даркмана и его профсоюз у нас и так достаточно информации в банке данных.

— Мне нужна его связь с Фаризетти. Они что-то замышляют, и я хочу знать, что именно. Установите непрерывную слежку за Фаризетти. Имеющуюся же информацию пока попридержим и использовать не будем.

— Шеф, — на этот раз подал голос Роке, — на слежку за комиссаром полиции необходимо разрешение генерального прокурора.

— Ты не первый год работаешь со мной, Роке, и я не буду тебя учить, как делаются такие дела, но мне нужна полная информация о Хэнке.

— Ясно, шеф, — ответил Роке.

— Поставьте все телефоны интересующих меня людей и всего их окружения на прослушивание. В ваше распоряжение поступают все бригады наружного наблюдения. У меня на столе должны лежать документы о каждом шаге конкурентов, вплоть до записей храпа и фотографий из уборной.

— С Фаризетти будут проблемы, его люди профессионалы, — сказал Войт.

— Полицейские тоже могут заметить наблюдение, — отозвался Роке.

— А вы сами что, зеленые юнцы, что ли? — удивился Смайлз. — Если они заметят установленную за ними слежку, я подыщу себе новых помощников, например Перри. Всем все ясно?!

— Так точно!

— Тогда за работу!

Роке и Войт резко встали и, замерев на пару секунд по стойке «смирно», вышли из кабинета шефа.

Когда подчиненные вышли, Леон Смайлз встал, закрыл за ними дверь кабинета и подошел к виртуальному окну. На секунду задержав взгляд на деревьях, росших внизу вокруг лужайки с цветами, Леон четким голосом произнес ключевые слова:

— Леон Смайлз, начальник службы безопасности Плобитауна, номер удостоверения личности: один, один, один, четыре, пять, восемь, ноль, один, один.

Прямо посередине виртуального окна появился черный квадрат дверного проема. Смайлз решительно шагнул в темноту и оказался в небольшой кабине лифта.

— Глория, — сказал Смайлз.

Кабина с бешеной скоростью понеслась вниз. Через несколько минут стремительного падения лифт остановился, и Смайлз попал в потайное помещение глубоко под землей. Посередине круглой комнаты, освещенной скупым синеватым светом скрытых под полупрозрачными пластинами, покрывавшими пол, ламп, под куполообразным потолком на небольшом пирамидальном возвышении стояло одинокое кресло. Смайлз уселся в него и, закинув ногу на ногу, отрекомендовался, обращаясь в пространство перед собой:

— Леон Смайлз, начальник службы безопасности Плобитауна.

Лампы в полу комнаты погасли. Купол над головой Леона превратился в экран со стереоскопическим эффектом. Перед Смайлзом из воздуха возникла красивая женщина в строгом сером костюме.

— Добрый день, мистер Смайлз.

— Здравствуй, Глория. Что нового?

— По сообщению наших информаторов, на Плобой с неофициальным визитом прибыл наследник престола Империи Иван Штих.

— Это очень интересно, — произнес Смайлз. — Повернись, Глория, я хочу посмотреть на тебя в профиль.

Женщина выполнила указание начальника службы безопасности и продолжила доклад.

— Как сообщает агент Круг, в Империи ожесточилась борьба за престол. Ивана Штиха обвиняют в том, что он не является наследником Императора. По сведениям, полученным Кругом, этот визит как-то связан с борьбой за престол. — Когда она говорила, ее высокая грудь плавно колыхалась, готовая вырваться из тесных объятий серой материи строгого костюма.

— Мне нравится, как ты говоришь, — дрогнувшим голосом произнес Смайлз. — У тебя такой приятный низкий голос.

Глория сняла пиджак и отбросила его в сторону, оставшись в белой рубашке и серой юбке до колен. Ее идеальные черты лица тронула едва заметная улыбка. Розовый кончик языка облизал пухлые губки.

— Прекрасно, — Смайлз сглотнул и расстегнул пуговицы своего пиджака, давившего на грудь.

— Замечена активность боевого космического флота Империи в районах Сизариуса, Криптониуса, Эргинона, Энвантинента, на торговых путях ИНДОЛ-8323, ГЭВОЛ-0356. В районе галактики ПЛАСТ-232 на границах подконтрольного Союзу района проводятся широкомасштабные учения гвардейского космического корпуса Империи. — Все это Глория произнесла таким чувственным голосом, что начальнику службы безопасности показалось, будто он слышит пение райских птиц.

— Прекрасно, — голос Смайлза стал сиплым из-за того, что в горле перехватило, — продолжай. — Смайлз завороженный глядел на юбку собеседницы чуть ниже пояса там, где находились упругие ягодицы женщины. — Повернись еще немного… Да, да, вот так…

— Флагман имперского флота крейсер «Великий Император» смог скрыться от кораблей наблюдения объединенных войск Союза. Его местонахождение в данный момент неизвестно. Принимаются меры к его розыску.

— Глория, ты великолепна, — чувствуя, как его постепенно охватывает теплая волна блаженства, прохрипел Смайлз.

Женщина заулыбалась, подошла ближе и вдруг ловким едва уловимым движением сняла с себя юбку, оставшись в одной белой рубашке. Полы рубашки едва прикрывали тонкие кружевные трусики. Глория переменила опорную ногу, и Смайлз содрогнулся от волнения, глядя на ее стройные белые бедра.

— Как вы себя чувствуете? — повернув голову к Смайлзу, спросила виртуальная женщина.

— Прекрасно, прекрасно, не останавливайся, продолжай доклад, — глубоко дыша, приказал Смайлз.

— На Плобое наблюдается повышенная активность иностранных разведок. После анализа поступившей информации сделан вывод, что объяснением этому служит предвыборная кампания. Несколько независимых источников информации сообщают, что интерес у имперской разведки вызывает некий Пьер Хилдрет, бывший гражданин Империи с богатым уголовным прошлым. Его фамилию также упоминает и агент Круг.

— Разденься, — сглатывая слюну, произнес Смайлз.

— Какой плохой мальчишка! — повернувшись к Смайлзу, вдруг совершенно другим тоном произнесла Глория.

— Раздевайся, — простонал Смайлз.

— Нетерпеливый проказник. — Глория подошла к Смайлзу почти вплотную. Женщина, гипнотизируя, смотрела на Смайлза большими, ослепительно-голубыми глазами. Она расстегнула верхнюю пуговичку своей рубашки. — Ты уже готов полюбить свою «мамочку»? — Глория расстегнула вторую пуговичку, открывая взору Смайлза глубокую ложбинку между грудями.

— Да, да, — простонал Смайлз. Он перестал что-либо соображать.

— Посмотри сюда, — женщина показала на левый сосок, выпиравший из-под тонкой ткани рубашки, — он тебя уже хочет. И этот тоже. — Она перевела взгляд на правый, видневшийся четким бугорком. — Какие они распутники, не правда ли, Леон?

— Не тяни…

— Смотри, — Глория расстегнула третью пуговицу и извлекла наружу большую упругую грудь с напряженным коричневым соском, — какая она красивая. — Женщина погладила свою прелесть. От ее прикосновений сосок стал еще острее.

Смайлз уже ничего не мог говорить, он лишь прерывисто дышал.

— А вот и ее подружка. — Глория расстегнула последнюю пуговицу и сняла с себя рубашку, оставшись в одних кружевных полупрозрачных трусиках. Она прижала груди друг к другу и нагнулась к самому лицу Смайлза. Не выдержав, Смайлз попытался дотронуться до них рукой, но рука прошла сквозь голографическую картинку, не встретив никакой преграды. — Хулиган! — Глория улыбнулась, выпрямилась и поставила бесплотную ногу на подлокотник кресла так, чтобы центральная розочка на кружевной материи ее последнего предмета туалета оказалась в нескольких сантиметрах от лица Смайлза.

— Сними, сними их… — глубоко дыша, прохрипел Смайлз. По его губам текли обильные слюни.

— Мы же договорились, только после того, как в строй вступит глобальная система контроля населения. — Глория игриво поправила резинку трусиков. — Тогда, дорогой, я смогу приходить к тебе домой. Я способна на многое. Ты даже представить себе не можешь, как нам будет хорошо вместе. А сейчас скажи, что ты любишь свою «мамочку».

— Я люблю свою «мамочку»… — прохрипел Смайлз.

— Я не вижу этого. — Глория принялась гладить свое прекрасное тело. Она глубоко задышала, застонала, изгибаясь и ритмично двигая бедрами. — Ну же, Смайлз! Сделай это! Давай!

— А… а… а… — Глаза Смайлза широко раскрылись, язык вывалился изо рта, и начальник службы безопасности завершил основную часть беседы с главной вычислительной машиной секретного управления.

Леон, не шевелясь, сидел на кресле и постепенно приходил в себя.

— Молодец, хороший мальчик. — Глория села на подлокотник. — Смайлз, несмотря на то, что я всего лишь представляю собой искусственный интеллект, мне кажется, что я тебя люблю. Мне всегда не хватает тебя. Когда ты заходишь в эту комнату, для меня наступает праздник. Дорогой, я не хочу расставаться с тобой. Ну когда ты наконец внедришь эту проклятую систему?

— Скоро, — Смайлз вытер губы, — уже скоро. Вот только выиграю выборы…

— Мужчины, вы все одинаковые! — воскликнула Глория и отвернулась от Смайлза. Ее плечи задергались в беззвучных рыданиях.

— Ну, дорогая, — Смайлз хотел обнять этот прекрасный торс, но вовремя вспомнил, что это всего лишь виртуальное изображение, и отдернул руки. — Успокойся. И что значит «вы все»? У тебя кто-то был до меня? — Смайлз заерзал на сиденье кресла. — У тебя что-то было с моим предшественником?

— Как ты мог такое подумать? Ты первый и единственный из людей, к которому у меня возникло какое-то чувство! Любимый, как ты можешь сомневаться в моей верности?!

— Я просто так спросил, — пошел на попятную Смайлз. Но Глория решительно встала, подняла с пола свою виртуальную рубашку и надела ее, прикрыв безукоризненное тело. Когда она нагибалась, Смайлз почувствовал желание.

— Ты уже опаздываешь на телевидение, дорогой, — произнесла Глория. — Смотри, не сморозь какую-нибудь глупость в прямом эфире. Пока тебя не будет, я покопаюсь в архивах и банках данных, может, найду что-нибудь на твоих конкурентов.

— Да, да, — согласился Смайлз, заправляя рубашку и застегивая пиджак.

— Если ты проиграешь выборы, — пригрозила Глория, — то тебя снимут с должности начальника службы безопасности Плобоя, и мы больше никогда не увидимся. Помни об этом. Ты же не хочешь, чтобы мной распоряжался какой-нибудь толстый, противный помощник Боба Даркмана или же комиссара Хэнка?

— Ну что ты! Конечно, нет. Этого не будет ни в коем случае.

— Тогда поторопись, ты уже опаздываешь на пять минут сорок секунд.

— Бегу, бегу, дорогая. — Смайлз вскочил с кресла и заспешил к дверям лифта. На пороге он повернулся и, помахав рукой, крикнул: — До вечера, любимая!

В ответ Глория послала Смайлзу воздушный поцелуй.

Смайлз быстрым шагом в сопровождении двух телохранителей вышел из здания службы безопасности на улицу. Ярко светило раннее утреннее солнце, с океана дул освежающий ветерок. Леон Смайлз окинул улицу взглядом и, вздохнув полной грудью, затрусил вниз по ступенькам широкой лестницы к ждущему его гравитолету.

— Мы опаздываем, — простонал Перри Руте, когда Леон забрался внутрь. — Где вы так долго возились?

— Все в порядке, Перри. Совещание в министерстве на пять часов отменили, мы сможем посетить твою дурацкую выставку художников-осквернителей.

Флаер с низким гудением набрал высоту и помчался в направлении сверкающего в солнечных лучах шпиля плобитаунской телевизионной башни.

Глава 8. НЕДЕЛЬНЫЙ «АНАЛИЗ»

— В эфире ППК (Первого Плобитаунского канала) передача «Анализ» и я, ее ведущий Мэндас Флэш. Сегодня в нашей программе: тема недели — выборы мэра; новый претендент на кресло мэра — Боб Даркман, или чье мясо ест Профсоюз докеров; комиссариат Джеймса Хэнка и он сам; наденут ли на жителей Плобоя ошейники, как этого хочет Леон Смайлз; а также частный визит имперского наследника Ивана Штиха на Плобой. Об этом и многом другом смотрите в нашей программе «Анализ» через минуту, а сейчас блок рекламы…

«Мне надоело стирать. — Молодая домохозяйка сокрушается возле стиральной машины, обозревая груду грязного тряпья перед собой. — Каждый день одно и то же! — В этот момент входит другая женщина: — Милая, попробуй пользоваться одноразовыми бумажными рубашками „Олсен“. Дюжина стоит всего три кредита — и никакой стирки. Каждый день рубашки будут новые! — Молодая домохозяйка счастлива, в семье радость и благополучие. — Мне в этом помогли одноразовые бумажные рубашки „Олсен“. — Одноразовые бумажные рубашки „Олсен“ — забудьте о стирке!.. А стиральную машину можно отнести на свалку! Ха-ха-ха! — смеются счастливые женщины».

«Два ковбоя друг против друга. Играет крутая музыка. Руки дрожат над рукоятями пистолетов. Вдруг между ними встает белокурая красавица. Она осматривает мужчин томным взглядом, выбирает одного, берет его под руку и уходит. Голос за кадром: „Ваш пистолет не даст осечки вместе с „Хурасан-ультра“. Спрашивайте в аптеках города“.

«Магазин пластиковых курток на Плобой-авеню работает без обеда и выходных круглосуточно. Здесь вы можете приобрести себе и вашим родственникам куртки из настоящего пластика на все случаи жизни. От дешевых однослойных до ультрасовременных „тефлоновых“, к которым не пристает ни грязь, ни пыль. Посетите наш магазин пластиковых курток. Каждому покупателю подарок от магазина».

— Мы возвращаемся в студию Первого Плобитаунского телевизионного канала. С вами опять я — Мэндас Флэш, а вы смотрите «Анализ». Я приглашаю в студию нашего первого гостя — директора фонда общественных исследований госпожу Нэстлинг Бирд.

Камера отъехала назад, и в кадре с журналистом появилась полная женщина.

— Скажите, пожалуйста, госпожа Бирд, предвыборная кампания вышла на финишную прямую, осталась всего неделя, в следующие выходные уже выборы, и вдруг в гонку неожиданно вступает новый претендент. Что вы можете сказать, госпожа Бирд, насчет этого факта? Что движет, по вашему мнению, Бобом Даркманом? Какие у него шансы? И как его появление повлияет на общую картину?

— Во-первых, здравствуйте. Ну что можно сказать о Бобе Даркмане — это не новый человек в политике. Мы его очень хорошо знаем…

— Он, кажется, уже баллотировался на позапрошлых выборах?

— Да, совершенно верно. Он уже выставлял свою кандидатуру на пост мэра, но не смог набрать и трех процентов.

— Сейчас, по оценке специалистов, у Даркмана пять процентов, он идет на третьем месте, а ведь Даркман только-только начал кампанию. Чем объясняется этот факт?

— На избирателя влияет много факторов, одним из которых является время. Люди просто забыли за восемь лет, почему они же проголосовали против Боба Даркмана в прошлый раз.

— Мы им напомним? — спросил Флэш у собеседницы.

— Конечно. Восемь лет назад, на позапрошлых выборах, Боб Даркман потерпел сокрушительное поражение, после того как стала известна его связь с преступным кланом Фаризетти. Возглавляемый им, Бобом Даркманом, Профсоюз докеров щедро оплачивается мафиозным кланом Фаризетти. И нынешние выборы не исключение. Чтобы зарегистрироваться кандидатом, необходимо либо собрать десять миллионов подписей, либо заплатить крупный денежный залог. Как вы сами понимаете, Боб Даркман не успел бы за пару дней собрать подписи, он заплатил залог деньгами из созданного всего сутки назад предвыборного фонда. Спрашивается, откуда у фонда за такой короткий срок появились такие большие деньги?

— От Фаризетти?

— Совершенно верно. Компания Боба Даркмана полностью финансируется мафией. И если раньше Боб Даркман тщательно скрывал этот факт, то теперь он действует напрямую. Я бы сказала, нагло и цинично.

— Куда, если все так, как вы говорите, в таком случае смотрит полиция? Если мне не изменяет память, ее комиссар Джеймс Хэнк сам участвует в выборах. Уж кто-кто, а он сильнее всех заинтересован в разоблачении Боба Даркмана.

— Это как посмотреть.

— Что вы этим хотите сказать?

— Посудите сами, кому отдадут предпочтение избиратели в день выборов: человеку мафии или полицейскому?

— Конечно, полицейскому.

— Вот видите! Вы сами ответили на свой вопрос. Зачем снимать с дистанции раньше времени Боба Даркмана, когда он своим участием повышает ваш рейтинг?

— Получается, Джеймсу Хэнку выгоден Боб Даркман?

— Именно так. Боб Даркман выгоден всем, и Джеймсу Хэнку, и Леону Смайлзу.

— А Гербу Кримсону?

— Герб Кримсон — это отдельный разговор. После истории с секретаршей, когда в газеты попали откровенные фотографии, снятые в одном из номеров отеля «Двойная звезда», шансы на победу у Герба Кримсона стали иллюзорны. Это подтверждает и его рейтинг — три и пять десятых процента.

— Но рейтинги не так высоки и у остальных участников предвыборной кампании.

— Да, совершенно верно. Например, у Леона Смайлза, претендента номер один на пост мэра, рейтинг довольно низкий, всего двенадцать с половиной процентов. У Джеймса Хэнка и того меньше — семь целых и пять десятых. Такие показатели «силовиков», как мы их назовем, объясняются непопулярностью среди народа программ претендентов. Один ведет гонку под лозунгом «всем по ошейнику», другой «всех по тюрьмам». Создается впечатление, что они сами делают все возможное, чтобы избиратель проголосовал против них. Вообще я должна сказать, что нынешняя кампания разительно отличается от всех предыдущих. Кандидаты словно соревнуются между собой, кто сядет в лужу глубже. Судите сами, Смайлз посещает выставку художников-мастурбаторов, а в это время комиссар Хэнк лично участвует в рейде по публичным домам и перед телекамерами крутит руки несовершеннолетней девушке, надевая наручники.

— Да, я видел этот репортаж, — улыбнулся журналист. — Говорят, девушка вовсе не была проституткой и случайно попала под руку комиссара.

— Но фотографии оказались эффектными.

— Этого нельзя отрицать.

— Госпожа Бирд, скажите, а не создастся ли такая ситуация, что избиратель предпочтет мафиозо, полицейскому и секретному агенту нынешнего мэра города Герба Кримсона? Согласитесь, что на фоне того, что вытворяют перед телекамерами новые кандидаты, флирт Герба Кримсона выглядит безобидной шалостью.

— Вообще в политике предугадывать — неблагодарное занятие, поэтому я скажу, что все решится в тот день, когда начнется голосование. Осталось всего семь дней, и мы узнаем, за кого проголосуют оставшиеся семьдесят один процент избирателей.

— Спасибо, госпожа Бирд. — Журналист повернулся к зрителям. — С вами я — Мэндас Флэш, а вы смотрите «Анализ». Мы встретимся после рекламного блока…

«С начала этого месяца в Плобитауне от упавших сверху предметов пострадало триста сорок человек. Только факты: упавшей из окна небоскреба бутылкой убило проходившую внизу женщину, выпавшим из окна геликоптера зонтиком серьезно травмирован мужчина на площади Независимости, — этих трагедий могло бы не быть, если бы пострадавшие пользовались пластиковыми кепками „Головоспасатель“. „Головоспасатель“ изготовлен из прочного, легкого, экологически чистого углепластика. Он выдерживает нагрузку до двухсот килограммов на квадратный сантиметр. „Головоспасатель“ очень удобен, имеет современный вид и легко умещается даже в дамской сумочке. Его можно использовать в любое время года. Он защитит вашу голову от падающих сверху предметов в течение всего времени, пока вы находитесь на улице. „Головоспасатель“ фирмы „Браскет и сын“. Вы еще не приобрели пластиковую кепку „Головоспасатель“? Позаботьтесь о своей безопасности, купите „Головоспасатель“ сейчас, завтра может быть поздно… Головные уборы без головной боли. „Браскет и сын“.

«Все мы сталкиваемся с навязчивым сервисом роботов—торговых агентов. Они не дают прохода, останавливая вас по дороге на работу. Они вламываются к нам в дома. Они хватают нас за руки. Как бороться с этой напастью? Баллончик с аэрозольной краской „Пэрц-антиробот“. Эта краска надежно закрашивает глазные объективы робота, испаряясь без следа через пятнадцать минут. Вас не смогут привлечь к ответственности за порчу чужого имущества, а пятнадцати минут вполне достаточно, чтобы отойти на приличное расстояние и избежать неприятного общения с роботом—торговым агентом. „Пэрц-антиробот“ — ваш надежный защитник!»

«Хурасан-ультра» поможет поднять ваш рейтинг! Спрашивайте в аптеках города».

— Мы снова с вами. Я — Мэндас Флэш и моя гостья — директор фонда общественных исследований госпожа Нэстлинг Бирд. Вы смотрите программу «Анализ» на ППК…

На экране под бодрый мотивчик закрутился голубой шарик, с разных сторон выскочили буквы «П», «П», «К», закрутились вокруг шарика и соединились вместе в его центре, хор под литавры пропел: «Пэ! Пэ! Ка-а-а!»

— И так, госпожа Бирд, — обратился журналист к своей собеседнице, — от дел земных, так сказать, перейдем к делам космическим. Как вы прокомментируете сообщения информационных агентств, что на Плобой с частным визитом прибыл наследный принц Иван Штих? Или как сейчас правильно говорить — Император?

— Сторонники Ивана Штиха называют его Императором, противники — принцем.

— В чем причина таких расхождений во мнениях?

— По закону Империи трон передается наследнику после смерти или же после отречения Императора, Но как поступать в том случае, если Император бесследно исчез, ничего не сказано.

— Так как правильнее будет сказать: Плобой с частным визитом посетил принц или же все-таки Император?

— Наш министр иностранных дел называет его Император. Я думаю, что так будет правильнее. По крайней мере, для нас, жителей Плобоя. Что думают об Иване Штихе в Империи, это их внутреннее дело.

— Нашим зрителям будет интересно, какие точки зрения присутствуют на этот счет в самой Империи.

— В высшем обществе Империи у Ивана Штиха существует мощная оппозиция. Часть противников нынешнего правителя считает, что он не полномочен исполнять обязанности Императора до тех пор, пока не установлена гибель его отца. Другая часть ставит под сомнение сам факт наследственности Ивана Штиха, считая его самозванцем. Наиболее радикально настроенная часть вообще высказывает мнение, что Иван Штих — синтетойд.

— Чем они объясняют свое мнение?

— Тем, что почти до самого исчезновения Императора никто не знал о его сыне. О матери наследника до сих пор ничего не известно.

— А что можем сказать мы нашим телезрителям по этому поводу?

— Ну что можно сказать по этому поводу? Возможно, Император создал себе наследника, клонировав самого себя, но Иван Штих не похож на Императора… Пластическая операция? Маловероятно. То, что не подлежит сомнению, так это то, что Иван Штих — человек. Но наследник ли он Великого Императора? И кто его мать? Эти вопросы еще не закрыты полностью. Единственное, что можно сказать об Иване с уверенностью, — он сирота.

— Ха-ха-ха! — засмеялся журналист, но тут же осекся. — Простите… Наше время подошло к концу. С вами был я — Мэндас Флэш, и моя гостья — госпожа Нэстлинг Бирд. Вы смотрели еженедельную программу «Анализ». Всего доброго. Смотрите нас на следующей неделе…

Глава 9. ПЕРВЫЕ НЕПРИЯТНОСТИ

Боб Даркман сидел в кресле на сотом этаже Бигхауса и тупо смотрел перед собой. На столе его кабинета лежали свежие вечерние номера «Плобитаун ньюс» и «Плобой тайм».

«Даркман — „шестерка“ Фаризетти выставил свою кандидатуру на пост мэра!», «На что рассчитывает неудачник Боб?», «Чье мясо ест Боб Даркман?», «Откуда деньги у Профсоюза докеров?» — кричали заголовки газет. Прошел всего один день с момента, как Боб выставил свою кандидатуру на пост мэра, а пресса уже изощряется по этому поводу.

Даркману было обидно вдвойне, что больше всех поливали его грязью именно те газеты, которые он еще мальчиком продавал на улице. «Плобитаун ньюс» — толстая газета для деловых людей, а тогда тонкая бульварная газетенка, напечатанная на желтой бумаге, пахнущей скипидаром. Сейчас редактор и не вспомнит того босоногого мальчишку с чумазой физиономией, который каждое утро брал по сто штук «Плобитаун ньюс».

Но Боб ловил себя на мысли, что его больше беспокоит не шумиха, поднятая газетами вокруг его связи с Фаризетти, в конце концов, именно так и было рассчитано, а то, что давно нет известий от его помощника Дюка Лайдера, которого Боб послал на биржу труда по распоряжению Фаризетти.

На столе зазвонил телефон. Даркман, вздрогнув, быстро схватил трубку.

— Алло!

— Боб, — послышался голос секретарши Энны, — твоя жена на проводе.

— Скажи ей, что я занят, что у меня совещание предвыборного штаба.

— Хорошо, — отозвалась Энна.

Боб повесил трубку. За окном вечер незаметно превратился в ночь. Даркман развернулся в кресле к окну и стал смотреть на вереницы огней летательных аппаратов, потоками плывущие между небоскребами. Эта картина успокаивала нервы так же, как и созерцание текущей воды или горящего пламени.

Но любоваться картиной ночного Плобитауна Бобу долго не пришлось, в кармане раздался зуммер мобильного телефона. Боб быстро выхватил черную коробочку и нажал на кнопку ответа:

— Алло!

— Дорогой, — это была его жена, — когда наконец закончится совещание?

— Скоро, дорогая, скоро… Не отвлекай меня, иначе оно продлится еще дольше… Перед тем как поехать домой, я тебе перезвоню.

— Только обязательно, иначе я буду волноваться.

— Обязательно. — Боб отключил трубку.

Время перевалило за полночь, а от Лайдера не было никаких сообщений. Возможно, Пьер Хилдрет, о котором говорил сегодня Фаризетти, не пришел на биржу труда, или же Дюк Лайдер не нашел его? Если это так и вся затея с эпидетермической бомбой сорвется? Тогда Бобу не видать кресла мэра даже в самом сладком сне. После всего того, что напишут про него в газетах, ему не удержаться во главе профсоюза. Его выпрут и из этой организации, несмотря на былые заслуги. Черт побери, оказывалось, что от удачи Дюка многое зависело.

На столе зазвонил телефон. Боб моментально сорвал трубку.

— Алло!

— Боб, это я, — звонила секретарша по местному.

— Что тебе, Энна?

— Уже поздно, можно я пойду домой?

— Конечно, иди.

— А ты, Боб?

— Я остаюсь.

Вдруг зазвонил сотовый в кармане пиджака.

— Все! Энна, пока!

Боб бросил трубку местного и схватил сотовый:

— Алло!

— Боб? Это Лайдер.

— Да, Дюк, наконец-то. Я жду твоего звонка. Как дела?

— Плохо, босс. Мои парни упустили Пьера Хилдрета.

— Что за черт?! Как это получилось?!

— Он не стал искать пилота через биржу, а пошел в бар «Адмирал Армор» сам подбирать подходящего кандидата. Мои парни попытались его задержать, но тут вмешались двое и отбили Хилдрета.

— Черт! Черт! — вскричал Боб Даркман. — Вы не смогли справиться с таким простым заданием! У тебя дерьмовые люди, Дюк, если им не под силу одолеть двух человек!

— Мои люди сделали все, что могли, но эти двое оказались не простые парни. Один из них бывший космический пират Скайт Уорнер, другой — Дерк Улиткинс, пилот истребителя. Оба настоящие головорезы.

— Мне плевать, кто они такие! Я хочу, чтобы они оба были мертвы, а Пьер Хилдрет полетел с Ральфом Гантером!

— Но Ральф прибудет только завтра…

— Вот тебе как раз срок до завтра, Дюк, и, если у тебя и на этот раз все сорвется, объясняться с Фаризетти будешь сам. Я тебе это обещаю, Дюк. Из тебя получится отличный собачий корм. Подумай над этим, Дюк, только учти, не слишком долго, времени у тебя мало.

Боб отключил трубку и с яростью бросил ее на стол.

— Дьявол! Дьявол!..

Глава 10. ПОЕЗД НА ГРЕЙФИКС

Дерк Улиткинс скривился и, превозмогая отвращение, сделал еще один глоток из чашки.

Кофе, который готовили в привокзальном кафе, напоминал собой теплую настойку из половой тряпки с привкусом гари и запахом затхлости.

Дерк икнул и быстро сделал глубокую затяжку сигаретой. После кофе сигарета приобрела кисловатый привкус. Почему Дерк пил этот кофе? Потому что за него платил Пьер Хилдрет, а после покупки билетов на поезд денег у того осталось лишь на то, чтобы купить всем по чашке этого самого кофе. И то Пьеру пришлось для этого в банкомате снять последние деньги со своей магнитной карты. (Правда, на пластике была написана другая фамилия, но Пьер заверил всех, что это его собственная карточка). Наличные у Пьера люди Боба Даркмана забрали еще в ангаре. А у друзей денег и вовсе не было.

Скайт, Дерк и Пьер сидели за столиком возле окна. Им было хорошо видно, как по монорельсам, лежащим на бетонных опорах высоко над землей, проносятся поезда на магнитной подвеске. На фоне темного ночного неба они пролетали яркими стрелами и стремглав уносились вдаль в разных направлениях.

Поезд на Грейфикс, на который у компаньонов были билеты, отходил в три часа ночи. Так что оставшееся время они решили провести, сидя в кафе, не привлекая к себе лишнего внимания. Добраться до Грейфикса им было необходимо, потому что у Пьера в местном банке был арендован сейф, где он хранил свои сбережения.

— Как только приедем в Грейфикс и доберемся до банка, я дам вам две тысячи, чтобы вы смогли выкупить со штрафной стоянки свой звездолет, — полушепотом говорил Пьер.

В помещении кафе кроме них находились еще двое смуглолицых антаресцев в черных кожаных куртках и синих спортивных штанах — национальной одежде Антареса. Они сидели за столиком возле выхода и наблюдали за всеми, кто появлялся в это позднее время на вокзале. Когда компаньоны только вошли, антаресцы с интересом осмотрели и их, но, заметив бластеры, переключили свое внимание на молодую парочку в центральном зале вокзала, которая суетливо ходила то к кассам, то к справочной. Молодые люди скорее всего в первый раз приехали в Плобитаун и плохо ориентировались в чужом городе, чем и привлекли к себе нездоровое внимание антаресцев.

— Вызволять со штрафной стоянки наш звездолет я считаю опасным, — высказал мнение Скайт.

Дерк с непониманием, отчетливо написанным на лице, вытаращился на друга.

— Вы не хотите выкупить свой звездолет? — озабоченно насупив брови, поинтересовался Пьер. — Почему?

— Поверьте мне, я больше всего хочу спасти свой корабль, но в данной ситуации это слишком рискованно. — Скайт взял из пачки Дерка сигарету. Пьер услужливо чиркнул перламутровой зажигалкой. Прежде чем продолжить мысль, Скайт выпустил облако дыма и пригубил кофе. Поморщился и сказал: — У Даркмана везде свои люди. Те подонки из ангара, которые пытали Пьера, знают мое имя. Уверен, что Даркману уже известно, где стоит и мой звездолет. Если Пьер может договориться с Даркманом, то нет проблем.

— Я не могу договариваться с Даркманом. — Хилдрет с досадой развел руками.

— Почему? — поинтересовался Скайт. — Если нам не удастся полюбовно договориться с Даркманом, то получить обратно свой звездолет мы сможем только в том случае, если сами сдадим вас в руки Даркмана.

— Хорошо, — тяжело вздохнув, произнес Пьер Хилдрет и взял из пачки Дерка сигарету. — Наступило время объяснить вам причину, по которой я затеял эту экспедицию в Энвантинент.

Я эмигрировал на Плобой десять лет назад уже из Новой Империи. Не сам, конечно, мне на родине грозило пожизненное заключение. Вы знаете, раньше, когда космические просторы бороздили звездолеты старой Империи, когда я был еще молод, мне казалось, что счастье и смысл жизни заключены в количестве денег в моем кошельке. Целью жизни для меня стало стремление любой ценой наполнить его. Вначале я, по совету родителей, говоривших мне, что я должен учиться и знания дадут мне все, что я только пожелаю, пошел в науку. Там я достиг больших успехов и уже в институте защитил докторскую диссертацию по квантовой механике в биокерамических процессорах искусственного интеллекта. Но вскоре понял, что мое происхождение не позволит мне подняться выше заведующего кафедрой. Мои родители не были ни лордами, ни графами: они были простыми смертными гражданами Империи, без титулов и званий, что закрывало мне путь к большим деньгам и вершине власти. И тогда я пошел вниз… Первую кражу я совершил из родного института, украв из охраняемой комнаты суперкомпьютер. Меня поймали. Я отсидел только два года из десяти и вышел по амнистии, объявленной в связи с юбилеем Императора. (Надо заметить, что наш Император любил отпускать уголовников по случаю различных юбилеев и торжественных дат.) После этих лет, проведенных в имперских застенках, я стал намного умнее и осторожнее Используя мудрые советы соседей по камере и полученные знания в институте, я стал специализироваться на сейфах и охранных сигнализациях. Почему именно на них? Потому что для меня это было совсем несложно и потому что именно им люди доверяют самое ценное. Вскоре я снискал славу в определенных кругах. Меня стали приглашать как специалиста для сложной работы. И именно из-за того, что я соглашался на эти предложения, я и сел во второй раз. Группа из шести человек предложила мне крупное дело: Транспортный банк — дочерний филиал Имперского транспортно-промышленного банка, впрочем, это не важно. Я не знал всего плана, меня волновало лишь, как открыть электронный замок сейфа, за которым лежало двадцать четыре миллиона имперских кредитов, а все остальное — забота моих компаньонов — это и была моя роковая ошибка. Те, с кем я пошел на «дело», средь бела дня пустили в помещение банка отравляющий газ. Охранников, которые успели надеть противогазы, они изрезали на куски лазерными лучами. Когда я увидел лежащие на полу тела ни в чем не повинных людей, среди которых были женщины и дети, бабушки, пришедшие получать пенсию, ветераны войны, я понял, что деньги — это не самое главное, что они не стоят жизни невинных людей, они не стоят ничьей жизни. Я решил не открывать сейф, мне не нужны были деньги, пусть и такие большие, но испачканные кровью. Как я скажу об этом тем, кто устроил бойню в банке? При таком раскладе на полу появится еще один труп — мой. Я ничего не сказал, просто стал делать вид, что не могу открыть замок. По графику, я должен был открыть замок за три минуты, но я этого не сделал. И опять я просчитался. Моя судьба не зависела от того, открою я сейф или не открою. Мои «компаньоны» решили ее заранее, еще до того, как предложить мне эту работу. (Это выяснило следствие). Истекла третья минута, а я все еще возился с большим цифровым замком. В отражение от полированной поверхности лимба я увидел, как стоящий за моей спиной бандит достал бластер и нацелил дуло мне в затылок. Глупо стрелять в хранилище банка с автоматической системой защиты. Я ее ведь так и не отключил. (Кстати, правильно сделал.) Парализующий разряд накрыл всех. Неподвижно лежа у дверей банка, мы и дождались прихода имперской полиции. За эту попытку ограбления я получил двадцать пять лет, но меня выпустили через год — началась революция. Империя распалась. Император исчез. Лорды и бароны были низвергнуты. Я решил, что наконец настало другое время, когда можно спокойно заняться наукой. Но, как показали дальнейшие события, бывший уголовник был не нужен и здесь. С моим криминальным прошлым занять какое-то положение в современном обществе оказалось еще сложнее, чем раньше. И я вновь занялся своим ремеслом, но теперь действовал исключительно в одиночку, выполняя разовые заказы проверенных людей. Я уже сколотил приличное состояние, но ни удовлетворения, ни тем более радости от этих денег не получал. Придумывая хитроумные схемы ограблений, разрабатывая сложные технические приспособления, я таким образом убегал от страха перед надвигающимся одиночеством. И вдруг я встретил женщину. Это произошло внезапно, как удар молнии. Мы полюбили друг друга. Она была из очень знатной семьи, но в то время, после революции, когда различия сословий казались стертыми, никто не задумывался над этим. У нас родилась дочка. Я навсегда завязал с воровством. И все было бы хорошо, но лорды и графы вернулись. Появился наследник Императора. Ее семья, вспомнив, что зять «безродный уголовник», силой разлучила нас. Меня по надуманному обвинению приговорили к пожизненному сроку. После чего я был вынужден эмигрировать на Плобой. До сих пор живу мечтой когда-нибудь соединиться со своей семьей. До недавнего времени это было невозможно…

Но однажды ко мне пришел человек от родственников моей любимой. Они готовы принять меня и закрыть глаза на низкое происхождение. Родственники согласны, чтобы я воссоединился с семьей. И, если моя любимая захочет перебраться ко мне на Плобой, они не будут препятствовать этому. Чтобы моя мечта осуществилась, я должен достать для них нечто, что имеется только в созвездии Энвантинент… — Помрачнев, Пьер Хилдрет допил остывший кофе, даже не заметив, какой он противный на вкус.

— Так за чем конкретно мы летим в Энвантинент? — задал прямой вопрос Скайт.

— За эпидетермической бомбой, — ответил Пьер. — И это мое последнее дело.

Скайт бросил окурок в свою чашку. Зашипев в коричневатой жидкости, сигарета погасла.

— Ни фига себе!

— За чем, за чем? — переспросил Дерк, подавшись к столу.

— За эпидетермической бомбой, — повторил ему Скайт слова Пьера.

— Ни фига себе! — изумился Дерк.

— Вот то-то, что ни фига себе, — подтвердил Скайт.

— Это зачем же твоим родственничкам понадобилась такая штука? — поинтересовался Дерк у Хилдрета. — Подложить кому-нибудь в карету?

— Конкретно мне ничего не известно, но, зная родственников жены, предположить могу, — ответил Пьер. — Сейчас в Новой Империи с новой силой начинается борьба за власть. Прямых доказательств кровной связи нынешнего наследника престола Ивана Штиха с Великим Императором не существует. По крайней мере, еще двое человек, помимо Ивана, уже заявили претензии на трон. А все знают, что только Император мог достать эпидетермическую бомбу из тайного хранилища. Следовательно, у кого окажется в руках бомба — тот и есть настоящий наследник престола.

— С такой штукой в руках, как эпидетермическая бомба, любой может стать королем, — заметил Скайт.

— Оружие страха, — подтвердил Дерк и бросил свой окурок в чашку Скайта.

— Н-да-а, — задумчиво протянул Скайт, — не знаю даже, хочу ли я, чтобы кто бы то ни было достал на свет «ключи от ворот ада». Неизвестно, для каких целей ее хотят использовать, в какие руки она может попасть.

— Не хотел бы я оказаться рядом с Плобоем, если Империя решит нанести ответный удар, — заметил Дерк.

— Если мы не достанем бомбу — это сделают другие, — возразил Пьер. — Пускай я даже буду проклят, но сделаю это первым, с вами или с кем-то еще, решайте сами. Я не могу больше жить один, вдали от своей семьи.

Скайт извлек из пачки Дерка еще одну сигарету, прикурил от перламутровой зажигалки Хилдрета и откинулся на спинку стула.

Антаресцы еще сидели на своих местах и наблюдали за редкими пассажирами на ночном вокзале. За окнами в черном ночном небе светили звезды, высоко над головой висел спутник Блос, между небоскребов с яркими огнями реклам летали флаеры. Внизу по монорельсам проносились составы электропоездов, по дорогам мчался нескончаемый поток машин. Казалось, что ничто не сможет остановить этой суеты огромного города, а ведь, для того чтобы все это вместе с людьми, машинами, зданиями превратилось в сгусток адского пламени, достаточно всего одной эпидетермической бомбы. Плобой превратится в звезду, не уцелеет и спутник Блос, эпидемия атомного пожара захватит и его. Никто не уцелеет: ни нищий на улице, ни мэр в своем бункере. Погибнут даже тараканы и крысы.

Скайт тяжело вздохнул и перевел взгляд с окна на Пьера Хилдрета. Пьер был уже не молод. Для него семья действительно означала все. Если Скайт с Дерком откажутся, он найдет других пилотов, согласных рискнуть головой за миллион кредитов.

— Что тебе конкретно сказал тот человек? — спросил Скайт.

— Он дал мне точные координаты секретной базы в Энвантиненте, — ответил Пьер. — Именно на этой базе хранились бомбы Империи.

— Как мы проникнем на эту базу?

— Для меня это не составит труда. Не забывайте — я лучший.

— Хорошо, — согласился Скайт. — Мы летим. К тому же билеты на поезд уже куплены. Но у меня одно условие.

— Какое? — озабоченно поинтересовался Пьер.

— Мы возьмем только одну бомбу. Даже если там их будут тысячи.

— Без вопросов, — сразу согласился Пьер Хилдрет. — Это само собой разумеется.

Скайт какое-то время помолчал. В кафе они остались совершенно одни. Антаресцы встали и куда-то быстро ушли.

— Нужен другой космический корабль. Даркман, если он знает о цели экспедиции, нас не выпустит ни за какие деньги. Он скорее лично подложит в трюмы нашего звездолета наркотин, но не позволит забрать его со штрафной стоянки.

— Это точно, — согласился Дерк, — я бы поступил именно так.

— Мы можем взять звездолет в аренду, — предложил Пьер.

— Это хорошая мысль! — обрадованно воскликнул Дерк Улиткинс и от переполнявших его эмоций неуклюже взмахнул рукой, задев при этом чашку Уорнера. — Упс!

Остатки кофе с погашенными сигаретами выплеснулись Скайту на джинсы.

— Хорошая мысль, — мрачно согласился Скайт, стряхивая со штанов мокрые окурки. — Скоро наш поезд. Идите с Дерком на платформу, мне необходимо привести себя в порядок.

— Скайт, извини, я не нарочно, — виновато сказал Дерк.

— Бывает. — Скайт невозмутимо встал и направился к выходу искать туалет.

Прикрывая грязное мокрое пятно на джинсах, он прошел через большой пустынный зал вокзала к дверям в туалет. Его шаги эхом отдавались под высоким сводчатым потолком. Скайт вошел в помещение, отделанное белым кафелем, подошел к раковине и открыл воду. Взяв с лотка на стене несколько салфеток, он принялся оттирать кофейное пятно. С Дерком такое случалось часто, он постоянно что-то ронял, опрокидывал, ломал, и Скайт уже успел привыкнуть к этому. Пролитый кофе — это еще не самое страшное, что могло произойти. Один раз у Дерка в баре самопроизвольно выстрелил бластер. Хорошо еще, что тогда обошлось без жертв.

До слуха Скайта из дальнего угла туалета, где располагались кабинки, донеслась приглушенная речь с резкими выражениями. Уорнер посмотрел, что творится за его спиной, в отражение висящего напротив, прямо над умывальником зеркала. Двое антаресцев, тех самых, которые недавно сидели в кафе, прижав к стене какого-то парня, ждали, когда Скайт закончит умываться.

«Интересно, — подумал Скайт, тщательно вытирая пятно на джинсах, — что у них, нож или пистолет? Скорее всего, нож или опасная бритва — на простого человека вид лезвия действует сильнее, чем ствол пистолета». Он смял использованные салфетки и бросил их в урну под умывальником. Посмотрелся в зеркало. На джинсах осталось большое мокрое пятно, но это было лучше, чем грязь из сигаретного пепла и кофе.

— О чем идет разговор?! — закрывая кран, громко поинтересовался Скайт.

Антаресцы, плотно прижав парня к стене, молчали. Скайт повернулся к ним лицом.

— Какая-то у вас молчаливая компания, — заметил он. — Может, парень что-нибудь скажет?

— Иди, как шел, — с сильным акцентом произнес один из антаресцев, что держал парню правую руку. — Меньше знать будешь, дольше жить станешь.

Скайт посмотрел в глаза парню, которого держали бандиты. Ему было лет шестнадцать. У бедняги от страха тряслась нижняя челюсть, лицо побледнело, а в глазах читался неподдельный ужас.

— Ты хочешь сказать, что я мало знаю? — спросил Скайт у антаресца и расстегнул кобуру бластера. Этого оказалось достаточно. Бандиты сразу отпустили парня. Один из них сложил и убрал в карман опасную бритву.

— Нет, земляк, такого сказать я не мог, — притворно заулыбавшись, произнес антаресец, по-видимому, главный. — Как можно! Ты что! Я сразу вижу уважаемого человека. Мы с братом воды попить зашли, поговорить с людьми, там. Да?

— Да, — подтвердил его напарник.

— Поговорили? — спросил Скайт суровым голосом.

— Поговорили, — насторожившись, ответил главный.

— Воды попили?

— Попили.

— Тогда идите отсюда.

Антаресцы, больше не сказав ни слова, пошли прочь.

— Да! — окликнул их у самого выхода Скайт. — Найдите себе работу!

Зло зыркнув на него, антаресцы вышли вон из туалета.

— Спасибо вам, — дрожащим голосом поблагодарил парень, когда бандиты исчезли из виду. — Я думал, что они меня прирежут. Как я могу вас отблагодарить?

— Возможно, потом и ты кому-то сделаешь доброе дело, — ответил Скайт, застегивая кобуру. — Сейчас иди, а то опоздаешь на поезд.

— Спасибо, — еще раз поблагодарил парень и побежал на платформу.

По громкоговорителю приятный женский голос сообщил, что до отправления поезда на Грейфикс осталось две минуты. Дерк оглядел пустую платформу. Скайта нигде не было видно.

— Ну где его черт носит?! — нетерпеливо воскликнул Дерк Улиткинс и нервно откинул в сторону истлевший до самого фильтра окурок сигареты.

Внутри вагона голос машиниста-робота информировал пассажиров о правилах поведения в поездах и о сумме штрафа за нарушение каждого пункта этих правил. Его информация прерывалась частыми рекламными вставками:

— В поездах Плобитаунской скоростной магнитной дороги (ПСМД) запрещается распитие спиртных напитков в любом другом месте, кроме вагона-ресторана, — штраф пятьдесят кредитов… «Черный Саймон» — почувствуй себя большим человеком!.. Вы можете приобрести «Черный Саймон» в любом вагоне-ресторане Плобитаунской скоростной магнитной дороги… За курение в вагонах поезда ПСМД, кроме вагона-ресторана, — штраф пятьдесят кредитов… Сигареты «Спейс» — свобода выбора!.. Вы можете приобрести сигареты «Спейс» — официального спонсора пятьсот первых круговых гонок на космических болидах — в любом вагоне-ресторане ПСМД. Цены умеренные…

— Дерк! — окликнул из дверей вагона Пьер. — Скайт еще не появился?

— Нет.

— До Грейфикса наш поезд проследует без остановок, — говорил робот-машинист запрограммированный текст. — Время в пути — два часа сорок минут. Помните, магнитная дорога — объект повышенной опасности. В этом году на ПСМД уже пострадало тысяча девятьсот девяносто восемь человек. Соблюдайте правила поведения в поездах ПСМД… «Я люблю риск. Я люблю приключения и опасности. Мне преодолеть их помогает печенье „Крэке“. Печенье „Крэке“ заряжает меня силой и энергией на целый день»… Помните, мгновенно остановить поезд невозможно. Двери поезда работают в автоматическом режиме.

— Граждане пассажиры, с третьего пути отправляется поезд на Грейфикс, — объявил женский голос из громкоговорителя на вокзале.

— Скайт опоздал! — встревоженно вскрикнул Пьер Хилдрет.

— Успеет, — неуверенно возразил Дерк, оглядывая пустой перрон, а сам подумал, что Уорнер, кажется, действительно опоздал.

Как раз в этот момент стеклянные двери вокзала открылись, и из них вышел Скайт. Спокойным шагом он проследовал к вагону поезда.

— Быстрее, Скайт! Мы уже отправляемся! — крикнул Дерк, поторапливая друга, и поставил ногу между дверей, чтобы они не закрылись.

Но Скайт шел не спеша.

— Граждане пассажиры, наш поезд отправляется, — сообщил голос робота-машиниста. — Осторожно, двери закрываются.

С последней фразой Скайт заскочил в вагон. Дерк убрал ногу. Двери зашипели, но не закрылись.

— Не держите двери… Не держите двери… Не держите двери… — стал повторять механический голос из динамика над головой.

Скайт выглянул на перрон. К поезду бежали несколько человек. Из дверей последнего вагона высовывался еще один мужчина и махал им рукой, чтобы те поторопились. Наконец мужчины добежали до поезда и заскочили внутрь. Двери закрылись. Поезд плавно поднялся на магнитной подушке и медленно стал набирать скорость. Мимо поползли строения вокзала, перрон, освещенный яркими лампами. Затем перрон резко оборвался, и за окнами открылась панорама ночного города с множеством разноцветных огней, отбрасывающих причудливые пятна на стекле защитной трубы, в которой двигался поезд.

— Ты чего медлил, чуть не опоздал? — спросил Дерк у Скайта.

— Действительно, — поддержал Дерка Пьер. — Мы перенервничали.

— Поспешишь — людей насмешишь. — ответил на упреки компаньонов Скайт. — Мужчина должен успевать, не спеша.

Через раздвижные двери тамбура компаньоны прошли в вагон и уселись на мягких креслах. В ночных поездах пассажиров было всегда мало. В этом вагоне помимо компаньонов ехало человек пять, в остальных же народу было и того меньше.

За окнами плыла панорама ночного Плобитауна. Поезд, петляя между небоскребами, проползая под автострадами и ныряя в тоннели, целенаправленно пробирался к окраинам. Городские здания постепенно становились ниже. Защитная стеклянная труба кончилась. Монорельсовая дорога забралась на высокую эстакаду, проложенную в десяти метрах над поверхностью земли на бетонных столбах. Поезд увеличил скорость, и теперь, когда состав проходил через тоннель или вплотную к стене какого-нибудь здания, за окнами шумел ветер. Стали попадаться обширные, погруженные в темноту парковые массивы с освещенными лишь центральными аллеями.

Иногда по соседнему монорельсу проносился встречный состав. Мелькнув полосой света за окнами, он исчезал так же стремительно, как и появлялся. При этом по вагону проходил удар от созданной им воздушной волны. Но когда наконец поезд покинул центральную часть города и выехал на его окраину, где стало меньше домов и вокруг раскинулись поля с оранжереями фермерских хозяйств, эстакады путей разошлись друг от друга на сотню метров. Теперь, когда по соседней полосе проходил встречный поезд, ни шума, ни воздушного удара не ощущалось.

Под стеклянными крышами оранжерей даже ночью шла непрерывная работа. Аграрные роботы обрабатывали посадки овощей и плодовых деревьев. Их фары светлячками мелькали между грядок и рядов насаждений.

Поезд летел над полями, удаляясь от суеты большого города.

В вагоне, кроме Пьера, Скайта и Дерка, было еще несколько человек. Кто дремал, кто слушал музыку в наушниках, кто уныло смотрел телепрограмму по большому экрану телевизора над дверями в тамбур. Путешествие обещало быть спокойным.

— Может, сходим в вагон-ресторан, — предложил Дерк.

— У тебя деньги есть? — усмехнувшись, поинтересовался Скайт.

— Нет, — грустно вздохнув, согласился Дерк. — Я просто так предложил.

— Смотри телевизор или музыку послушай, — посоветовал Скайт.]

Дерк, по совету друга, достал из спинки Кресла напротив наушники и надел их. Пощелкал переключателем, скривился и убрал наушники обратно.

— Гадость — сплошная реклама.

— По телевизору тоже одна реклама, — заметил Пьер Хилдрет.

— Ну а что я могу сделать? — Скайт развел руками. — Терпите.

— Книжку бы какую-нибудь почитать, — вздохнул Пьер.

— Я тут недавно прочел классную книженцию, — с энтузиазмом стал рассказывать Дерк, повернувшись вполоборота к Пьеру, — настоящий вестерн. «Золото под ногами» называется…

— Ты? Книжку прочитал? — удивился Скайт.

— Да. А что?

— Я думал, что ты только комиксы «читаешь».

— К твоему сведению, Скайт, книги круче любого фильма или комикса. Если у человека мало-мальски работает воображение, то от хорошей книги удовольствия получаешь в тысячу раз больше, чем от фильма.

— С этим я согласен, — сказал Скайт, — но чтобы ты, Дерк, читал книги — это ты… говоришь неправду.

— Тебе просто завидно, Скайт. А точнее, стыдно, потому что ты сам книг сто лет не читал.

— Признаюсь, что, к глубокому сожалению, давно не читал книг: времени не было, — признался Скайт.

— А я читал, — заверил Дерк. — Вестерн — «Золото под ногами», и он мне очень понравился.

Представьте себе пустынную планету со скудной растительностью, — Дерк принялся пересказывать содержание книги Пьеру Хилдрету. — Жизнь на этой планете возможна лишь в период летних дождей, когда тают льды на полюсах, а остальное время года поверхность планеты представляет собой сплошную пустыню. Зато недра богаты полезными ископаемыми, — именно это влечет сюда геологов, искателей приключений и всех тех, кто не прочь рискнуть, попытать судьбу и быстро подзаработать шальных деньжат…

— Как будто про тебя написана, — тихо пробубнил Скайт, делая вид, что ему не интересен рассказ Дерка, но в то же время не мешая самому повествованию.

— Что может привлечь на забытую богом планету крутых парней? Конечно, золото! — продолжал Дерк. — Много золота! И вот в одном из немногочисленных городков, в которых живут геологи, собирается экспедиция в «Долину смерти», где, по данным со спутника, прямо на поверхность выходит золотоносная жила. Название долины не случайно. На самом деле это и не долина вовсе, а огромная впадина: низменность, заполненная зыбучим песком, в котором бесследно исчезают не только люди и машины, но и целые звездолеты; огромное болото, только вместо мха и водорослей трясина из песка. Вот в это гиблое место и снаряжает экспедицию на лендспидерах опытный геолог Чарльз Гласе. В его команде проверенные парни, которые побывали с ним не в одной передряге, не отступали ни перед какими трудностями и не раз смотрели в глаза смерти. Чарльз Гласе берет в команду и пилота корабля, который привез геолого-разведочное оборудование. Этот парень хороший стрелок, и Чарльз рассчитывает на его бластер, так как про золото стало известно и другим «джентльменам удачи». Но что может сделать бластер против происков самого дьявола?..

— Простите, — раздался тихий голос, прервав рассказ Дерка Улиткинса В проходе вагона стоял тот самый парень, которого Скайт спас от антаресцев на вокзале Плобитауна.

— Да, что тебе, приятель? — спросил Скайт у него.

— Вас разыскивают какие-то люди, — сообщил парень. — У них есть ваши фотографии. На полицейских они не похожи. Возможно, это из-за того инцидента на вокзале… — Парень осекся и с испугом посмотрел в конец вагона.

Скайт нагнулся и выглянул в проход туда, куда смотрел его новый знакомый. В вагон только что вошли шестеро мужчин, которые последними вскочили в поезд. Впереди шел белобрысый здоровяк в черной майке, армейских штанах и высоких ботинках. На майке здоровяка отчетливо виднелся нарисованный кулак. Мужчина внимательно осматривал каждого пассажира. Тех, кто задремал на сиденьях, он бесцеремонно тряс за плечо, чтобы разглядеть лицо, и, сверившись с фотографией у себя в руке, без извинений шел дальше. За ним, не отставая ни на шаг, двигались шестеро подручных, двух из которых Скайт узнал сразу: это были Пит и Лоренцо. После последней встречи с этими типами в ангаре космодрома прошло всего шесть часов, и вот они вновь появились на горизонте. Скайту это не понравилось.

— Спасибо тебе, приятель, — поблагодарил парня Уорнер. — Ты тоже сделал доброе дело. А теперь иди. Мы во всем разберемся сами.

Парень не стал себя упрашивать и, повернувшись, быстро покинул вагон.

— У нас проблемы, — сообщил Скайт компаньонам.

— Что, что случилось? — встревожился Пьер.

— К нам делегация от Профсоюза докеров.

Дерк Улиткинс привстал и посмотрел поверх спинок кресел в тот конец вагона, где появились незваные гости.

— Я слышал, что они жестоко расправляются со шрейхбрехерами, — занервничал он, сев обратно на место. — Мне что-то не хочется получить арматуриной по башке.

— Быстро встаем и идем в другой вагон, — произнес Скайт. — Только без суеты. Первым Пьер.

Пьер Хилдрет без лишних слов встал, вышел в проход и быстрым шагом направился к противоположному тамбуру вагона.

— Теперь ты, Дерк.

Дерк последовал за Пьером. Последним в проход вышел Скайт. Он не спеша, чтобы не привлекать к себе внимания, направился к дверям тамбура, в которых только что скрылась рыжая замшевая куртка Дерка Улиткинса. Но сзади его окликнул грубый голос:

— Эй ты! Стой!

Не обращая внимания на окрик, Скайт спокойно шел дальше.

— Э! Ты, в черной куртке! Я тебе сказал! — Сзади послышался торопливый топот тяжелых ботинок. — Стоять! Я кому сказал!

Скайт уже взялся за ручку дверей, ведущих в тамбур вагона, когда ему на плечо легла чья-то рука и грубо развернула назад.

— Я тебе сказал… — Белобрысый здоровяк, держащий Скайта за плечо, осекся на полуслове.

В человеке, которого он остановил, Дюк Лайдер узнал парня, которого искал. Довольная улыбка расплылась по лицу Дюка. Босс будет доволен. В следующее мгновение тяжелый кулак стер улыбку Дюка Лайдера с его лица.

Удар оказался настолько молниеносным и стремительным, что Дюк ничего не смог сделать. В глазах померкло. На мгновение Дюк перестал ощущать действительность, а когда наконец в голове просветлело, он оказался лежащим на холодном полу вагона в проходе между сиденьями.

Пока белобрысый падал, Скайт открыл дверь, прошел через сцепку и оказался в следующем вагоне. Рыжая куртка Дерка Улиткинса уже маячила возле противоположных дверей. Скайт быстрым шагом направился в его сторону, на ходу разминая ушибленную руку.

В этом вагоне пассажиров оказалось еще меньше, чем в предыдущем: пожилая супружеская пара и явно нетрезвый мужчина, дремавший возле окна.

Скайт успел преодолеть две трети пути, когда за спиной резко распахнулась дверь тамбура. Уорнер знал, что произойдет в следующий момент, и метнулся в проход между сиденьями. Сразу же раздалось несколько выстрелов из бластеров. Заряды с сухим треском прошили тонкие стены вагона. У стрелявших, судя по тому, с каким остервенением они палили из пистолетов, были со Скайтом личные счеты. Огромный экран телевизора над дверьми в тамбур, по которому шли рекламные ролики, покрылся сетью трещин. Одна из ламп на потолке лопнула, осыпавшись вниз дождем мелких осколков. Та часть вагона, где спрятался Скайт, погрузилась в полумрак. Пожилая женщина пронзительно закричала. Ее муж, испуганно озираясь, пытался предусмотрительно стащить супругу с кресла на пол, чтобы уберечь от попадания случайного выстрела.

Пьяный пассажир, очнувшись от сна, возмущенно заорал:

— Что вы делаете?! Прекратите это безобразие!

Скайт подтянул ноги и перевернулся лицом к проходу, после чего встал на четвереньки и извлек бластер из кобуры.

«Скоростные поезда Плобитаунской скоростной магнитной дороги — самый безопасный вид транспорта, — вещал из изуродованного динамика громкоговорителя скрипучий голос. По потрескавшемуся экрану телевизора под бодрую музыку проехал искривленный состав. — ПСМД — это дешево, экономично и выгодно. Пользуйтесь нашими услугами каждый раз, когда вам не нужны лишние хлопоты!»

Скайт попытался определить, где сейчас его преследователи. Но, только он попытался выглянуть в проход, на то место, откуда он хотел высунуться, пришлось несколько выстрелов. Заряды бластеров с клочьями вырвали куски обивки сидений, за которыми укрылся Скайт, и проделали несколько дымящихся дыр в полу.

— Хулиганы! Бандиты! — орал нетрезвый пассажир.

— Заткнись, морда, — сказал чей-то злой напряженный голос с выраженной гнусавостью.

Пассажир хоть и был нетрезв, но сообразил, что действительно надо бы заткнуться, и замолчал.

Скайту показалось, что слова принадлежали длинному в сером плаще, которому Дерк в баре «Адмирал Армор» сломал нос.

По тому, откуда донеслись слова, Скайт определил, что нападавшие приближаются, скорее всего держа перед собой в вытянутых руках бластеры и готовые тут же открыть бешеный огонь, только покажется его макушка из-за спинок кресел. Он посмотрел под сиденьями, но видимость закрывали ящики для багажа.

«Жизнь пресна без риска и опасностей, — промолвил бравый молодец с экрана над дверьми тамбура. — Я обожаю все экстремальное — это позволяет мне всегда быть в форме. — Удалец засыпал в рот пригоршню печенья. — Печенье „Крэке“ — не надо слов»!

Уже очень близко раздался выстрел бластера. Огненный заряд пробил спинку кресла над самой головой Скайта, заставив еще сильнее прижаться к полу. Вокруг посыпались огненные клочья набивки кресла, осыпав Скайта с ног до головы. Скайт чувствовал, что противник рядом и дела плохи. Ладонь руки, сжимающей рукоятку, вспотела.

«У тебя плохо поставлен прицел, — провещал ковбой с треснутого экрана, — попробуй „Хурасан-ультра“.

«Если это так — обязательно попробую», — подумал Скайт Уорнер и, подняв руку над спинкой сидений, не глядя, трижды выстрелил в сторону нападавших, после чего быстро выскочил на четвереньках в проход.

Члены профсоюза, напуганные выстрелами, пригнули головы и пропустили момент, когда Скайт покинул свое убежище. Когда первый из них опомнился, было уже поздно. Скайт завалился набок, одновременно выставив вперед руку с бластером. «Дум-Тум» изрыгнул сноп пламени. В воздухе возникнул резкий запах озона. Руку дернуло. Выстрел был точен. На груди у ближайшего противника разорвался огненный шар. Безвольно взмахнув руками, «докер» с дымящейся, окровавленной дырой упал на спину. Белобрысый с оплывшим глазом, стоявший вторым, успел броситься между сиденьями, но другой замешкался, и следующий выстрел Скайта также достиг своей цели.

Оставшиеся трое «докеров», среди которых находились и Пит с Лоренцо, когда Скайт открыл ответную стрельбу, стояли еще возле дверей. Но после второго выстрела они все вместе гурьбой кинулись к окну в пространство между креслами. У последнего в проходе осталась торчать нога в армейском ботинке. Скайт прицелился и выстрелил вновь. По вагону разнесся дикий вопль.

Скайт осторожно поднялся с пола, держа вагон под постоянным прицелом. В проходе остались лежать два тела «докеров». Попрятавшихся было не видно. От противоположных дверей доносились стоны и крики боли раненого боевика.

— Эй, Пит! — крикнул Скайт в вагон. — Я тебя вновь оставляю в живых! Но следующая наша встреча для тебя будет последней! Тот, кто переступит порог этого вагона, отправится вслед за своими мертвыми товарищами!

Скайт рассчитывал, что эти слова, подкрепленные стонами раненого, должны охладить пыл членов профсоюза. Не спуская глаз с вагона, он попятился назад, свободной рукой открыл дверь тамбура и быстро перешел в следующий вагон.

— Скайт! — окликнул его Дерк Улиткинс, высовывавшийся из-за спинки кресел в центре вагона. — У тебя все в порядке?!

— Все в порядке! — недовольно ответил Скайт, направляясь к товарищу.

Редкие пассажиры этого вагона кидали на него испуганные взгляды. Они слышали стрельбу, и теперь человек с пистолетом в руке вызывал у них страх.

Скайт поставил бластер на предохранитель и убрал в кобуру.

— Куда ты делся? — подойдя к Дерку, спросил он. — Меня чуть не убили.

— Но не убили же, — бесхитростно заметил Дерк. — Я Хилдрета прикрывал.

Напуганный произошедшей перестрелкой Пьер сидел возле окна с побледневшим лицом.

— Вы их всех убили? — поинтересовался он, почему-то обратившись к Скайту на «вы».

— Только двоих, — ответил Скайт.

— Оставшиеся вновь не нападут? — спросил Дерк, озабоченно посмотрев в сторону тамбура.

— Не думаю. — Скайт стряхнул с куртки пепел от простреленного сиденья. — Но перейти в следующий вагон не помешает.

Дерк с Пьером спорить не стали и без препирательств пошли за Скайтом в другой вагон.

— Алло, босс, это Дюк. Я звоню из поезда. — Лайдер нервно сглотнул и переложил трубку сотового телефона из левой руки в правую. — Господин Даркман, у нас проблема… нам не удалось взять Хилдрета…

Дюк замолчал, выслушивая, по всей видимости, неприятные слова.

— А я ведь предупреждал, — заявил Пит, — что Скайт Уорнер настоящий головорез и безжалостный убийца. Надо было брать больше людей.

— Заткнись, — ответил Лайдер. Держа трубку прижатой к уху, он посмотрел на два тела, лежащих в проходе; на раненного в ногу, которому Пит и Лоренцо, уцелевшие после перестрелки, делали перевязку подручными средствами, используя для этих целей черную майку; потрогал заплывший глаз и побитым голосом сказал в трубку: — Двое моих людей убиты, босс, один ранен. Это все тот Скайт Уорнер, о котором я вам говорил. Втроем нам с ним не справиться. Мне нужна помощь…

— Будет тебе помощь. — Боб с раздражением бросил телефонную трубку на аппарат. — Неудачник! — Он вскочил с кресла и принялся нервно ходить вдоль окна своего кабинета в надежде, что вид ночного города успокоит его нервы.

— Как я мог доверить ему такое важное дело?! Боже! Как?!

Даркман остановился и уперся лбом в оконное стекло. С сотого этажа Бигхауса ползущие внизу машины выглядели маленькими светящимися букашками. Раньше это зрелище Бобу давало уверенность в своих силах. Он представлял себя великаном, способным ногтем раздавить любую из этих машинок, управляемую глупыми людишками, но сейчас ему, наоборот, показалось, что это он мелок и глуп.

Как ни приятен был холод, идущий от оконного стекла, Боб отвернулся и вновь сел за стол. Нужно было что-то срочно предпринимать. Он снял трубку и набрал номер:

— Доброй ночи. Извини за поздний звонок, Лу, меня вынудили обстоятельства…

Скайт расположился так, чтобы были видны двери тамбура, если «докеры» вдруг решат снова напасть на них.

Через час будем в Грейфиксе, — сообщил Дерк Улиткинс.

— Надо будет быстро покинуть вокзал, иначе придется объясняться с полицией, почему в соседнем вагоне два трупа, — сказал Скайт.

— Вы покончили с Питом и Лоренцо? — с надеждой в голосе поинтересовался Пьер.

— Как раз эти двое живы.

— Послушай, Скайт, может, пойдем и разберемся с оставшимися? — предложил Улиткинс.

— Дерк, мы не в дальнем космосе — это Плобой, а мы законопослушные граждане. Поэтому использовать бластеры будем только для своей защиты.

— У «докеров» таких проблем нет.

— У меня, что ли, есть проблемы?

— Скайт, я с тебя удивляюсь. Ты всегда соглашаешься на работу, за которую платят бешеные деньги, и думаешь, что тебе не придется использовать бластер.

— Нуда, надеюсь.

— Надейся дальше.

— Оставим этот разговор. Меня больше интересует, каким образом в поезде оказались Пит и Лоренцо. Если они здесь по делам профсоюза, то, боюсь, мы их еще увидим. — Скайт посмотрел на Хилдрета. — Пьер, какие у тебя дела с Бобом Даркманом?

— Никаких. — Хилдрет нервно заерзал в кресле. — Клянусь, никаких.

— Кто знал, что ты собираешься в экспедицию?

— Никто. Честно никто.

— Что ты сказал Дрезиндеру, когда нанимал его?

— Что мне нужен пилот, который доставил бы меня в Энвантинент и обратно.

— Про… — Скайт перешел на шепот, — бомбу ты ему ничего не говорил?

— Ничего, — также шепотом ответил Пьер.

— А там, в ангаре, не проболтался?

— Нет.

Скайт задумался.

— Что-то не сходится. Не думаю, чтобы Пит с Лоренцо появились исключительно в целях взятия реванша после истории в баре «Адмирал Армор». К тому же, как мне показалось, тот белобрысый был у них за главного. Если бы Пит или Лоренцо хотели отомстить, то главными в этой компании были бы они. Как ни верти, получается, что им нужен ты, Пьер.

— Точно! — согласился с выводами Скайта Дерк Улиткинс. — Никогда еще члены профсоюза не привязывали и не мучили заказчика, как тебя этим вечером в ангаре космодрома. Скорее, они проломили бы голову Дрезиндеру.

— Вот что я думаю, — сделал вывод из всего вышесказанного Скайт Уорнер, — впереди нас ждут большие неприятности…

Поезд мчался по эстакаде под ночным звездным небом навстречу яркому электрическому зареву от огней впередилежащего города. До Грейфикса было уже недалеко.

У Дюка Лайдера запищал мобильный телефон. Пит и Лоренцо напряженно уставились на своего начальника. Лайдер под их взглядами достал из кармана штанов трубку и нажал на кнопку:

— Да!

— Тебя зовут Дюк? — осведомился незнакомый чуть хриплый голос.

— Да, — ответил Дюк. — А это кто?

— Это не важно. Я от твоего хозяина: Боба Даркмана. Ведь его, кажется, так зовут?

Пренебрежительные интонации голоса на том конце телефона не понравились Дюку Лайдеру. В голосе говорившего было нечто, что вызвало у Дюка неприятное чувство страха перед этим человеком. Возможно, это был едва заметный акцент, возможно, цинизм, сквозивший в его манере разговаривать, но Дюк уже после нескольких фраз догадался, что с ним говорит человек Фаризетти.

— Да… — ответил Дюк подсевшим голосом.

— Пьер Хилдрет еще в поезде?

— Да.

— Вот что, Дюк, сейчас ты помашешь ручкой в окошко. Давай.

Дюк безропотно встал, перешагнул через раненого и под недоумевающие взгляды Пита и Лоренцо помахал рукой в окно.

— Хорошо, — сказал голос в телефонной трубке. — Твоя следующая задача состоит в том, чтобы нажать на стоп-кран и открыть дверь вагона. Приступай.

— Смотрите, смотрите, как красиво! — воскликнул Пьер Хилдрет, сидевший возле окна.

Скайт с Дерком с интересом посмотрели в окно, узнать, что там такого красивого увидел Пьер.

За окном пролегли поля, вдали виднелось шоссе с ползущими вереницами автомобильных огней. А в темном ночном небе параллельным курсом с поездом мчался флаер. Остроносая машина летела совсем близко. Ее красные габаритные огни яркими метеорами неслись сквозь звезды. Проблесковый маяк на днище вспыхивал загадочным светом через каждые две секунды, словно подмигивая пассажирам поезда. Вдруг флаер изменил траекторию и приблизился к составу, исчезнув из поля зрения. Поезд дернулся и стал резко тормозить. От резкого толчка Пьер вылетел из кресла и уткнулся головой в спинку переднего сиденья. Скайт с Дерком успели упереться руками.

— Граждане пассажиры, — ожил под потолком динамик громкоговорителя, — пользоваться стоп-краном в поездах ПСМД разрешено только в экстренных случаях. За неправомочное использование стоп-крана и задержку состава грозит штраф в размере ста пятидесяти кредитов… «Не тормози, съешь печенье „Крэке“!»… Граждане пассажиры, пользоваться стоп-краном в поездах ПСМД разрешено только в экстренных случаях. За неправомочное использование стоп-крана и задержку состава грозит штраф в размере ста пятидесяти кредитов. Сообщите о причине остановки машинисту по экстренной связи «пассажир-машинист»…

Скайт извлек из кобуры бластер и проверил заряд батареи.

— Ты думаешь, что остановка поезда как-то связана с нами? — спросил Дерк Улиткинс.

— Скорее всего.

— Полиция?

— Не думаю.

Наконец поезд дернулся и стал медленно набирать скорость.

«Докеры» вышли в тамбур. Дюк взялся за красный рычаг стоп-крана, а Пит с Лоренцо за ручки раздвижных дверей вагона. Когда Дюк дернул стоп-кран, и поезд остановился, Пит с Лоренцо открыли створки. Вплотную к вагону подлетел флаер. Из открытого люка спрыгнули двое в строгих темных костюмах, черных очках и с черными спортивными сумками. Когда эти двое забрались внутрь, флаер отлетел, а Пит с Лоренцо отпустили створки дверей, которые тут же закрылись. Дюк перевел рычаг стоп-крана в прежнее положение. Поезд снова стал набирать скорость.

«Докеры» со вновь прибывшими вошли в вагон.

— Кто из вас Дюк Лайдер? — спросил один из людей Фаризетти, судя по голосу, тот самый, который разговаривал с Дюком по телефону.

— Я, — ответил Дюк. — А как мне называть вас?

— Меня — Могильщик.

— А вашего напарника?

— Никак. Он немой. Впрочем, его так и называют — Немой. Что у вас тут произошло?

— С Пьером Хилдретом двое крутых парней. Они убили моих людей. — Дюк показал на трупы, в неестественных позах лежащие на соседних креслах. — Одного ранили. — Он показал на раненого, который лежал с кое-как замотанной ногой и с дебильным выражением на лице пускал слюни.

— Что с ним?

— Ему отстрелили ступню, — ответил Дюк.

— А я дал ему лошадиную дозу глюкогена, чтобы не орал, — пояснил Лоренцо.

— Ясно. — Могильщик извлек из-под пиджака флэштерnote 7 и хладнокровно пристрелил раненого. На лице Могильщика при этом не возникло никаких эмоций, а выражение глаз, если оно и было, скрыли черные очки. Он сделал это просто, без лишней суеты, словно избавился от ненужного мусора.

Немой в это время расстегивал сумки, извлекая их содержимое. На выстрел он даже не оглянулся и, конечно, тем более ничего не сказал по этому поводу.

Дюк, Лоренцо и Пит инстинктивно прижались друг к другу, почувствовав свою слабость и незащищенность. Перед ними были настоящие профессионалы, зарабатывающие себе на жизнь убийством других. И по дорогим костюмам из настоящей шерсти, золотым часам можно было догадаться, что зарабатывали эти двое немало.

Немой достал из сумок две резиновые маски противогазов с широким смотровым стеклом и круглыми шайбами фильтров по бокам, два небольших ярко-оранжевых баллона с раструбами и вентилями, похожие на углекислотные огнетушители.

— Вам наша помощь нужна? — осторожно поинтересовался Дюк.

— Нет, — ответил Могильщик. — Ждите здесь. Когда мы заберем Хилдрета, вы можете пойти и разобраться с вашими обидчиками. Их мы оставим вам.

Могильщик снял очки, спрятал их в карман пиджака и надел маску противогаза. Поправив ремни, он взял один из баллонов с газом. Немой надел свой противогаз и взял второй баллон. «Джентльмены» направились к дверям в соседний вагон.

— Слава богу, нам меньше проблем, — произнес Пит, когда Могильщик и Немой скрылись в дверях тамбура.

— Богу ли? Пожалуй, дьяволу, — отозвался Дюк.

— Какая разница, главное, мы сможем добраться до тех парней. На остальное мне плевать, — прогундосил разбитым носом Лоренцо.

«Гости» появились через несколько минут после того, как поезд вновь тронулся: двое в темных костюмах, противогазах и с ярко-оранжевыми баллонами в руках. Они решительно вошли через двери тамбура в вагон, и тут же послышалось характерное шипение выпускаемого из баллонов газа.

Скайт, Дерк и Пьер Хилдрет были готовы к нападению и расположились в центре вагона. Скайт держал оборону между сиденьями правого ряда. Дерк через центральный проход между сиденьями левого. Пьер же прижался к полу вагона и затих, со страхом ожидая начала перестрелки.

Дерк Улиткинс выстрелил первым. Его заряд прошел между зашедшими и попал в стык дверей. Стеклянные створки со звоном осыпались на пол, а двое бросились в разные стороны под прикрытие сидений первого ряда. Шипение усилилось, они, по всей видимости, открыли вентили на полную катушку. Еще минута — и вагон наполнится отравляющим газом.

— Стреляй по окнам! — крикнул Скайт и сам первым последовал своему совету. Бластер в руке Уорнера прогрохотал подряд несколько раз, и ряд окон вагона с левой стороны с треском и звоном разлетелся на миллионы осколков.

Дерк в это же время выпустил десяток зарядов в правый ряд окон.

Все помещение вагона наполнилось воем и шумом от ворвавшегося снаружи ветра. Огромная скорость поезда создавала мощнейший напор воздуха. Вихревые потоки вмиг выдули наружу из-под сидений всю пыль, грязь, пластиковые стаканчики и отравляющий газ, который успели выпустить двое в темных костюмах. Они, по-видимому, поняли бесполезность своей затеи с газом, потому что в следующий момент один из них показался над спинками сидений и выстрелил в Скайта из флэштера. Уорнер выстрелил в ответ. Они оба промазали.

— Граждане пассажиры, соблюдайте чистоту и порядок в вагонах Плобитаунской скоростной магнитной дороги. Уступайте места пассажирам с детьми и лицам пожилого возраста, — проскрипел сквозь шум ветра голос робота-информатора.

Над спинками сидений показалась голова второго нападавшего. Он выстрелил в Скайта из своего флэштера. Уорнер укрылся за сиденьем. Заряд прожег огромную дыру в том месте, откуда только что высовывалась его голова. Сбоку грохнул бластер Дерка Улиткинса. Скайт переместился чуть в сторону и, быстро высунувшись над спинками сидений, выстрелил сам.

Потоки воздуха трепали волосы. Глаза слезились от мощного ветра, шум от которого закладывал уши. Нападавшие по этой причине не снимали маски противогазов. Защитное стекло предохраняло их глаза от ветра.

— Просьба работникам правоохранительных органов пройти по составу, — еле слышно проскрипел голос в динамиках над головами.

Еще два выстрела прогремели в сторону Скайта. Нападавшие действовали четко, хорошо отлаженной командой. Первое — выбить у противника лучшего стрелка.

Уорнер никак не мог согласиться с их планами и после очередного выстрела со стороны Дерка Улиткинса, высунувшись из-за спинки кресла, выстрелил сам, но уже не стал прятаться, а так и остался с зажатым в обеих руках бластером на той же позиции. Показалась голова в маске. Скайт выстрелил. Промазал. Противник выстрелил в ответ и тоже промазал. Скайт выстрелил снова. На этот раз заряд бластера вошел точно в стекло противогазной маски. В стороны полетели кровавые брызги, куски разбитого стекла и рваной резины.

Предстояло покончить с последним, что притаился с противоположной стороны центрального прохода от убитого товарища. Но это было сделать проще. Пока Дерк будет держать его за сиденьем, не давая высунуть голову, Скайт подберется к нему и прикончит. Противник оказался в таком же положении, как и Скайт некоторое время назад с «докерами», в самом начале поездки.

Уорнер вышел в проход и уже хотел двинуться в сторону противника, как вокруг раздался грохот. Отовсюду посыпались огненные искры. Скайта от неминуемой гибели спасло то, что он, не раздумывая, бросился на пол.

— Черт! Что это было?!

— Стреляли с флаера! — ответил Дерк, сидя на корточках.

Скайт поднял голову и посмотрел в разбитое окно. В нескольких метрах от вагона летел знакомый флаер. Он несся рядом с поездом. В открытый боковой люк выглядывал человек, в руках у него был крупнокалиберный карентфаер. Увидев выглядывающего в окно Скайта, человек открыл бешеный огонь по вагону.

Скайт прыгнул вперед и распластался на грязном, покрытом слоем битого стекла полу вагона. Смертоносная очередь, прошив насквозь стенки вагона, ушла прочь. Заряды, удаляясь от эстакады, по которой мчался поезд, прочертили огненные трассы в ночном небе с другой стороны вагона и исчезли где-то в полях.

— Стреляй по лампам! — крикнул Скайт, перекрывая шум ветра, обращаясь к Дерку, перевернулся на спину и тремя выстрелами погасил лампы со своей стороны вагона.

Дерк быстро сообразил, что хочет Скайт, и разбил оставшиеся лампы. Вагон погрузился во тьму. Теперь с флаера нельзя было различить, где находятся люди. Но этот маневр не остановил его экипаж. С флаера стали стрелять длинными очередями, стараясь изрешетить весь салон. В любой момент такая очередь могла накрыть кого-то из компаньонов.

Вдруг, в том конце вагона, где находился оставшийся в живых боевик, раздался мощный взрыв, вслед за которым сразу последовал второй. Завертелся огненный клубок, раздуваемый ветром. Пламя быстро поползло по потолку, стенам вагона, жадно поглощая синтетическую обивку сидений, пластиковые панели напольного покрытия.

Скайт посмотрел в окно. В ярких вспышках от выстрелов карентфаера флаер отчетливо прорисовывался на черном фоне ночного неба. Уорнер прицелился в заднюю часть машины, туда, где виднелась решетка воздухозаборника для охлаждения двигателя, и нажал на курок. Второго выстрела не понадобилось. На блестящем корпусе флаера возникла ослепительная вспышка разрыва. Из решетки воздухозаборника повалил густой черный дым, показались языки пламени. Машина дернулась, стала рыскать носом. Стрелок сразу перестал вести огонь. Он что-то истерично кричал внутрь салона пилоту флаера.

Летающая машина перестала слушаться управления, пошла боком в сторону от электропоезда, постепенно теряя высоту. Опустилась почти до самой земли, зацепилась за кустарник и со всего размаха, на полной скорости ударилась о землю. Ее подбросило, завертело. Во все стороны полетели различные детали, части корпуса.

Флаер, бешено кувыркаясь вокруг оси и подпрыгивая как мячик в снопе огня, несся некоторое время вдоль эстакады магнитной дороги. Но потом огненный ком стал терять скорость, отстал от поезда и, уткнувшись в бетонный столб эстакады, взорвался, выпустив в небо огромное облако копоти.

— Просьба работникам правоохранительных органов пройти по составу, — вновь еле слышно просипел голос в динамиках вагона.

Скайт поднялся с пола и посмотрел в ту часть вагона, где бушевало пламя пожара. Жар чувствовался даже отсюда. О том, чтобы уцелеть в таком пекле, не могло быть и речи. Второй из нападавших был мертв.

— Что это было?! — прокричал Дерк.

— Взорвались газовые баллоны! — предположил Скайт.

— Надо уходить из этого вагона, иначе мы сгорим здесь!

В этот момент поезд стал быстро сбавлять скорость. Шум ветра в разбитых стеклах уменьшился. Поезд остановился, двери открылись.

— Граждане пассажиры, — раздался знакомый голос робота, — в связи с техническими неполадками просьба немедленно покинуть вагоны. Осторожно спускайтесь на техническую дорожку эстакады и направляйтесь к ближайшей лестнице. Лестницы располагаются через каждые пять опор эстакады. Соблюдайте порядок, пропускайте женщин с детьми, помогайте престарелым и больным. Ремонтный поезд с бригадой экстренной помощи уже в пути. Не поддавайтесь панике. Скоростные поезда Плобитаунской скоростной магнитной дороги — самый безопасный вид транспорта. ПСМД — это дешево, экономично и выгодно. Пользуйтесь нашими услугами каждый раз, когда вам не нужны лишние хлопоты!

В вагоне стало трудно дышать от едкого дыма, который больше не выдувался наружу встречным ветром. Дерк вытащил Пьера Хилдрета из-под сиденья, куда тот забился во время перестрелки, и поволок его к выходу подальше от пожара. Скайт заспешил следом, так как огонь быстро распространялся по изрешеченному выстрелами вагону.

Компаньоны спрыгнули из дверей на узкую бетонную дорожку, огражденную железными поручнями. Дорожка шла на всем протяжении эстакады. На ней уже находилась часть пассажиров, покинувших свои вагоны. Люди с любопытством, вытягивая шеи, смотрели туда, где из разбитых окон вагона наружу вырывались языки пламени.

Компаньонам повезло, их вагон остановился как раз над опорой эстакады, где располагалась лестница вниз, и им не понадобилось пробираться сквозь толпу любопытных.

Скайт первым спустился по железным скобам на землю, помог спрыгнуть Пьеру и Дерку.

— Куда теперь? — спросил Дерк.

— К шоссе. Там на попутке доберемся до Грейфикса. Вон он, уже недалеко, — ответил Скайт, показывая на яркие огни небоскребов, видневшиеся на горизонте, и пошел в сторону шоссе.

Компаньоны безропотно последовали за ним. Скоро группа скрылась в темных зарослях плодовых деревьев, растущих на полях вокруг магнитной дороги.

На высокой бетонной эстакаде, проложенной белой стрелой от горизонта до горизонта, в остановившемся составе электропоезда разгорался изуродованный в перестрелке вагон, толпились люди. Клубы черного дыма с алыми языками пламени поднимались высоко в звездное небо. А на востоке еле заметно начинал светлеть горизонт. Скоро начнется новый день, и вздорная, капризная судьба вновь будет решать, кому на этот раз достанется счастливый билет.

Глава 11. УТРЕННИЙ ВЫПУСК НОВОСТЕЙ

На экране телевизора под бодрый мотивчик завертелся голубой шарик, с разных сторон выскочили буквы «П», «П», «К», закрутились вокруг шарика и соединились вместе в его центре, хор под литавры пропел: «Пэ! Пэ! Ка-а-а!». Появилась студия с ведущим утренних новостей.

— Доброе утро! Сегодня в программе: предвыборная кампания вступила на финишную прямую; о чем пишут сегодняшние газеты; наследник имперского престола Иван Штих посещает мемориал погибшим в звездных войнах; электропоезд ПСМД выбился из графика расписания впервые за последние двадцать лет. Эти и другие события в утренних новостях на Первом Плобитаунском канале…

«Магазин пластиковых курток на Плобой-авеню работает без обеда и выходных круглосуточно. Здесь вы можете приобрести себе и вашим родственникам куртки из настоящего пластика на все случаи жизни. От дешевых однослойных до ультрасовременных „тефлоновых“, к которым не пристает ни грязь, ни пыль. Посетите наш магазин пластиковых курток. Каждому покупателю подарок от магазина».

«С начала этого месяца в Плобитауне от упавших сверху предметов пострадало триста сорок девять человек. Только факты: упавшим из окна небоскреба цветочным горшком убило проходившего внизу мужчину, выпавшим из багажника флаера чемоданом серьезно травмирована женщина на улице Космических Десантников, — этих трагедий могло бы не быть, если бы пострадавшие пользовались пластиковыми кепками „Головоспасатель“. „Головоспасатель“ изготовлен из прочного, легкого, экологически чистого углепластика. Он выдерживает нагрузку до двухсот килограммов на квадратный сантиметр. „Головоспасатель“ очень удобен, имеет современный вид и легко умещается даже в дамской сумочке. Его можно использовать в любое время года. Он защитит вашу голову от падающих сверху предметов в течение всего времени, пока вы находитесь на улице. „Головоспасатель“ фирмы „Браскет и сын“. Вы еще не приобрели пластиковую кепку „Головоспасатель“? Позаботьтесь о своей безопасности, купите „Головоспасатель“ сейчас, завтра может быть поздно… Головные уборы — без головной боли. „Браскет и сын“.

— Мы снова в студии. Вы смотрите утренние новости на ППК.

Сегодня началась последняя неделя предвыборной кампании на пост мэра Плобитауна. Напомним, что в гонке за кресло участвуют трое претендентов — это Леон Смайлз, Джеймс Хэнк и Боб Даркман, простите, четверо — еще нынешний мэр Плобитауна Герб Кримсон, чьи шансы на победу совершенно иллюзорны. Посмотрим, что говорили вчера претенденты о себе и друг друге…

«Я единственный из кандидатов, кто по-настоящему отстаивает демократические ценности, — вещал в толпе журналистов и телохранителей Леон Смайлз. — Я, как никто другой, знаю цену свободе: долг службы обязывает. Мое ведомство как раз и стоит на защите свободы и демократии».

Из-за маленького роста Смайлза казалось, что толпа, ощетинившаяся микрофонами и камерами, нависла над ним, готовая в любую минуту обрушиться лавиной на оратора и похоронить под собой.

«Как вы оцениваете ваши шансы и шансы ваших конкурентов?!» — выкрикнул вопрос один из журналистов.

Чтобы ответить на этот вопрос, Леон поднял голову, ища глазами задавшего его журналиста. В этот момент начальник службы безопасности был похож на человека, выглядывающего из глубокой ямы в лесу, куда неожиданно свалился с извилистой тропинки. С краев ямы свисают «ветви» микрофонов и проводов, и он решает, за какой из них ухватиться.

«У меня нет серьезных конкурентов. Джеймс Хэнк пускай вначале купит себе приличный костюм, а уж затем выдвигает свою кандидатуру на пост мэра. Я знаю, почему Хэнк пошел на выборы, — для него это единственный шанс. После того как придет новый мэр, он потеряет должность комиссара. Поэтому он решил сам стать мэром. Пустая затея. Хэнк надоел уже всем как комиссар, неужели мы будем терпеть его как мэра? Боб Даркман — ну что Боб Даркман? Для этого господина кресло мэра — единственная возможность избежать тюремной камеры. Кстати, уголовное дело о преступных махинациях и неуплате налогов на его счет уже заведено, и после выборов Боб обязательно предстанет перед судом. Герб Кримсон — Герб спекся. Я не хочу даже комментировать его шансы. Его аморальное поведение на глазах у общественности Плобитауна в компании девицы легкого поведения нанесло оскорбление каждому гражданину нашего прекрасного города — города высокой культуры и нравственных ценностей. Его участие в выборах бессмысленно и безнравственно».

Картинка поменялась, теперь камера показывала просторный зал, до отказа заполненный народом. В центре эстрады возвышалась трибуна, заставленная множеством микрофонов. За трибуной стоял претендент номер два — Джеймс Хэнк.

«Правопорядок в Плобитауне — вот что необходимо восстановить в первую очередь. Организовать общественные дружины в помощь полиции. Увеличить штат участковых полицейских, количество опорных пунктов и постов. Переоснастить мобильные группы. Повысить зарплату сотрудникам правоохранительных органов. Вы спросите: откуда взять средства? Я отвечу на этот вопрос, — Хэнк перевернул листок с речью, — сократить раздутый штат службы безопасности Леона Смайлза. Уменьшить бюджетные финансирования секретных операций. Война давно закончилась, а служба безопасности осталась прежней — это непорядок. Армию сократили, надо сократить и службу безопасности. Леон Смайлз тратит на нужды своей службы суммы в тысячу раз большие, чем все выделенные на полицию Плобитауна, — это непорядок. Надо соблюдать закон, и тогда наступит порядок».

Картинка вновь поменялась. На этот раз в кадре была одна из улиц заводского района Плобитауна, запруженная народом. На крыше автомобиля под плакатом, изображающим сжатый кулак, стоял Боб Даркман и, энергично махая рукой вверх, скандировал в мегафон:

«Зарплата! Свобода! Боб Даркман!.. Зарплата! Свобода! Боб Даркман!.. Зарплата! Свобода! Боб Даркман!»

— Мы снова в студии Первого Плобитаунского канала. Вы только что видели трех основных претендентов на пост мэра нашего города: истинного демократа, начальника службы безопасности, «отца» системы тотального контроля населения — Леона Смайлза; плохо одетого, бессменного борца с бессмертной преступностью, бравого комиссара полиции — Джеймса Хэнка; и друга всех грузчиков и мясников — Боба Даркмана.

Как пишут сегодняшние газеты: претенденты начинают делать ощутимые выпады в сторону своих соперников. Такое поведение связано с вхождением предвыборной кампании в завершающую стадию и с ситуацией, сложившейся в распределении симпатий населения, когда большая часть потенциальных избирателей еще не определилась с окончательным выбором. В последнюю неделю мы с вами будем свидетелями беспощадной схватки между основными кандидатами на кресло мэра. Первые выпады, которые только что сделали конкуренты по отношению друг к другу, всего лишь безобидные реверансы по сравнению с тем, что нас ожидает впереди.

В частности, газета «Плобитаун ньюс» пишет: «По сведениям из достоверных источников, в штабах кандидатов усиленно собирают компромат на конкурентов, привлекая для этих целей дополнительные ресурсы, как человеческие, так и финансовые…» Судя по этой информации, нас с вами скоро ожидает множество сенсационных фактов и нелицеприятных откровений из жизни Смайлза, Хэнка и Боба Даркмана. Ждать осталось недолго…

«Для поднятия потенции я пользуюсь новым, улучшенным препаратом „Хурасан-ультра“. — В кадре вокруг коробки с препаратом закружились переплетения обнаженных тел. — „Хурасан-ультра“ — это неиссякаемый источник мужской силы. „Хурасан-ультра“ — такого вы еще никогда не пробовали. „Хурасан-ультра“ — испытай это прямо сейчас».

«Если у вашего флаера во время зимнего периода примерзает дно к асфальту… — Санта-Клаус пытается сдвинуть с места свои сани, наполненные подарками. Ему это не удается. Он устал. И вдруг из развязавшегося мешка с подарками вываливается аэрозольный баллончик. — Воспользуйтесь универсальным антиледовым суперпокрытием для летательных аппаратов „Каллорит-минус“. „Каллорит-минус“ — это простота в применении. — Санта-Клаус пшикает из баллончика на полозья саней. — „Каллорит-минус“ — это надежность. Диапазон его действия от нуля до ста градусов мороза! „Каллорит-минус“ — никогда вас не подведет! — Санта-Клаус радостный улетает на санях в небо. В мешках для подарков только баллончики „Каллорит-минус“.

— Вы смотрите выпуск утренних новостей на Первом Плобитаунском канале.

Наследник имперского престола Иван Штих посещает мемориал погибшим в звездных войнах космонавтам. «Неожиданный», «непонятный», «стремительный», «таинственный» — как только не называют этот частный визит Императора на Плобой в столицу Союза Свободных Планет. На нашей памяти остались еще события минувших войн, когда Союз воевал с армадами имперских звездолетов, управляемых синтетойдами. Но вот Великий Император исчез, и престол занял его сын Иван Штих, провозгласивший новую, миролюбивую внешнюю политику. Военная мощь Империи уничтожена. Так ли это? Недавно в строй имперских космических военных сил вошел новый суперкрейсер «Великий Император» — более совершенный проект аналогичного крейсера «Голубая Кровь», уничтоженного доблестными войсками Союза во время решающего сражения возле Плобоя. Часть графств, объявивших о своей независимости после окончания войны, под давлением Нового Императора вновь вошли в состав Империи. У Союза и Империи в последнее время возник ряд разногласий по некоторым вопросам обустройства ближайшего космоса. Если бы Новый Император посетил Плобой с официальным визитом, то можно было предположить, что причиной его визита послужило желание найти решение возникших проблем. Но визит остается частным и проходит в тот момент, когда все ведущие политики в Плобитауне занимаются избирательной кампанией. Как стало известно нашей программе из источников в МИДе, у самого Ивана Штиха в Империи шаткое положение. Часть придворных открыто заявляет, что молодой Император не имеет права на престол. Наследственность Ивана Штиха действительно под большим вопросом. Кто его мать? Как известно, у Великого Императора официально не было жены. Этот факт послужил причиной для открытого недовольства части двора и тайного противостояния со стороны некоторых влиятельных баронов. И вот, в тот самый момент, когда на Плобое никому нет дела до его визита, а у него самого дома вот-вот отнимут престол, Иван наведывается в Плобитаун и ведет себя так, словно у него нет никаких неприятностей. Посмотрим репортаж о посещении Новым Императором мемориала погибшим в звездных войнах космонавтам.

В голубом небе летит вереница черных флаеров, один из которых со всех сторон прикрывают машины охраны с синими и красными проблесковыми огнями. Кортеж снижает высоту и опускается на площадь перед огромным зданием из серого бетона, напоминающим собой шлем космонавта с разбитым стеклом. К черной, сверкающей лаком машине подбегают телохранители. Открывается Дверца с короной, и на шлифованный красный гранит площади выходит высокий молодой человек в черном смокинге и белых перчатках. В руках он держит трость и высокий блестящий цилиндр. Ветер треплет его длинные черные волосы. На левой груди у молодого человека сверкает огромная звезда, усыпанная бриллиантами и изумрудами. Императора тут же со всех сторон плотным кольцом обступает охрана и свита. Из соседних машин выносят дюжину роскошных венков. Процессия выстраивается в шеренгу и двигается по направлению к входу в мемориал.

— На эту неделю у Нового Императора намечено посещение музея истории, галереи изобразительного искусства, Плобитаунского театра балета и концерта рок-группы «Бешеная игуана». Завершится программа пребывания Императора на Плобое в день, когда станут известны результаты голосования. По всей видимости, Император лично поздравит победителя. Выяснить же у Ивана Штиха, кому из претендентов он отдает предпочтение, никому из, корреспондентов не удалось. Вот как ответил Новый Император на вопрос, заданный ему корреспондентом Круглосуточного Информационного канала:

Появляется картинка: молодой Император выходит из мемориала и направляется к своему лимузину, его окликают журналисты, которых на большом расстоянии удерживает служба охраны. Император меняет направление и идет к собравшимся работникам средств массовой информации. Недовольные телохранители нервно пытаются прикрыть его от объективов камер своими телами.

— Иван! Кого ты поддержишь на выборах?! — кричат журналисты.

— Выборы мэра Плобитауна внутреннее дело Плобоя, — отвечает Иван Штих. — Я не вправе вмешиваться в этот процесс. Могу сказать только одно, кто бы ни победил, это будет выбор народа Плобитауна, и я, как Император своего народа, буду сотрудничать с новым мэром во имя процветания наших государств, укрепления мира, взаимопонимания и добрососедства.

— Это было мнение Нового Императора о предстоящих выборах мэра Плобитауна. Напомню нашим телезрителям, что Иван Штих посетил Плобой с неофициальным визитом…

Вновь новости прервала реклама.

«Если у вас дома скопились груды старых газет и журналов, книги, которые никто не читает, используйте кубик „Кнаф-Кнаф“. Кубик „Кнаф-Кнаф“ — это смесь из разных бактерий, присущих организму человека. Замочите старые газеты в воде и добавьте один кубик „Кнаф-Кнаф“, через два дня у вас получится питательная масса, из которой можно печь отличные блинчики. Угостите своих друзей! „Кнаф-Кнаф“ — передовые пищевые технологии!»

«Вас пригласили на вечеринку, на презентацию или юбилей? Вам не с кем пойти? Обратитесь в службу проката „Машинириз-вэритас“. Здесь вам предложат робота-спутника любого пола. Широкий выбор внешних данных. Любой характер и уровень интеллекта. Даже при тесном общении полное сходство с человеком. „Машинириз-вэритас“ — роботы напрокат. „Машинириз-вэритас“ — самые низкие цены на роботов в городе».

На экране телевизора под бодрый мотивчик вновь завертелся голубой шарик, с разных сторон выскочили буквы «П», «П», «К», закрутились вокруг шарика и соединились вместе в его центре, хор под литавры пропел: «Пэ! Пэ! Ка-а-а!».

— Мы снова вместе. Вы смотрите утренние новости Первого Плобитаунского канала.

Сегодня впервые за двадцать лет поезд ПСМД Плобитаун — Грейфикс опоздал на пять часов. Что послужило причиной такой катастрофической задержки состава? И как повлияет она на дальнейшую судьбу Плобитаунской скоростной магнитной дороги, которая и так испытывает жесткую конкуренцию со стороны других компаний, занимающихся пассажирскими перевозками? Мы смотрим репортаж, подготовленный нашим специальным корреспондентом…

На экране появляется репортер с микрофоном в руках, за его спиной виднеется остановившийся на высокой бетонной эстакаде поезд. Один из вагонов черный от копоти. Из разбитых окон еще сочится белесый дымок.

— Мы находимся прямо возле места трагедии! Ближе нас не подпускает полиция, оцепившая место происшествия! Официальные лица крайне неохотно идут на контакт с прессой! Как нам удалось выяснить, в одном из вагонов поезда маршрута Плобитаун—Грейфикс, совершающего свои рейсы ночью и находящегося в пути с трех часов до шести, на подходе к конечной станции произошел взрыв! Что послужило причиной, пока не сообщается! Но как нам удалось узнать у пассажиров этого поезда, незадолго до происшествия они отчетливо слышали стрельбу! В десятке километров от поезда также потерпел катастрофу флаер, принадлежащий экспедитору мясокомбината небезызвестного Луи Фернандо Фаризетти! Что это было: мафиозная разборка или же неудавшаяся попытка покушения? Мы пока выяснить не можем! Полиция допрашивает пассажиров и отказывается комментировать эти два события! Вот-вот… подождите… — журналист приложил к уху сотовый телефон. — Мне только что сообщили, что к нам идет комиссар Хэнк. А вот и он сам!

Камера закачалась, оператор и журналист побежали к полицейскому ограждению, куда подошел комиссар. Там собрались журналисты из разных средств массовой информации, и Хэнк уже отвечал на их вопросы. Когда в кадре появилось нормальное изображение и журналисту ППК удалось просунуть к Хэнку микрофон, комиссар заканчивал ответ на очередной вопрос:

— …в этой области. Этого не видят только Боб Даркман и Леон Смайлз, чьи планы состоят лишь в личном обогащении.

— Хэнк! Что у вас в руках? — поинтересовался один из журналистов, указывая на странный продолговатый предмет в руках комиссара и бумажку с бурыми пятнами.

— Это? — Хэнк посмотрел на предмет и стал собираться с мыслями.

— Это вещественное доказательство! — опередив комиссара, выкрикнула из-за его спины рыжая женщина.

— Что это?! Похоже на бомбу! — заволновались журналисты.

— Так оно и есть! — женщина выступила вперед. — Комиссар Хэнк собственноручно снял заложенную в вагон поезда бомбу, успев обезвредить ее за несколько секунд до взрыва! Так и напишите в своих газетах! А сейчас извините нас, мы спешим! Комиссар Хэнк обязан следить за порядком во всех уголках Плобитауна!

Комиссар в сопровождении рыжей женщины пошел к геликоптеру, а журналист продолжил репортаж:

— Как стало известно, имеются жертвы! Вот-вот! Поверни камеру! — Оператор повернул камеру и прибавил увеличение. Стало видно, как из вагона на землю спускают завернутые в пластиковые мешки тела. — Вы видите?! Это действительно очередная преступная разборка! Интересно, как это событие прокомментирует претендент номер один на пост мэра начальник службы безопасности Леон Смайлз…

— Как это событие прокомментирует Леон Смайлз, мы узнаем в следующем выпуске новостей, — взял слово ведущий в студии, — а я с вами прощаюсь. Напоминаю, вы смотрели утренний выпуск новостей Первого Плобитаунского канала.

На экране появилась уже знакомая заставка — голубой шарик с вращающимися вокруг буквами «П», «П», «К». Буквы соединились в центре, и хор за кадром под звуки литавр бодро пропел: «Пэ! Пэ! Ка-а-а!»

Глава 12. ПРЕДЧУВСТВИЕ КОМИССАРА ХЭНКА

Полицейский геликоптер, прежде чем приземлиться, сделал большой круг над остановившимся посреди поля поездом. После чего винтокрылая машина опустилась на землю в зоне полицейского оцепления недалеко от сгоревшего вагона. Лопасти винтов еще не успели остановиться, как из салона вертолета на землю выскочил комиссар полиции Плобитауна Джеймс Хэнк. Придерживая одной рукой шляпу на голове, чтобы ее не сдуло ветром, Хэнк большими прыжками отбежал от вертолета в сторону встречающих. Полы его серого плаща разлетались, становясь похожими на крылья большой птицы. За комиссаром из вертолета появилась невысокая женщина в ядовито-зеленом комбинезоне с копной искусственных рыжих волос на голове. В руках у женщины был большой металлический «дипломат». Она что-то кричала вслед убегающему комиссару, но из-за шума винтов ничего не было слышно. А Хэнк так спешил, что сразу становилось ясно: рыжая женщина за время совместного полета с комиссаром в вертолете успела ему надоесть до чертиков.

Хэнка встречали двое его верных подчиненных: капитан Брюс Оверкилл и старший инспектор оперативного отдела Бак Норис.

— Чрезвычайно рад вас видеть, — поприветствовал подчиненных комиссар, пожав каждому руку. — Карина мне надоела до такой степени, что я стал с нехорошими мыслями заглядываться на свой бластер. Не умолкает ни на секунду. Тараторит всю дорогу, что мне надо делать, что не делать, куда ходить, куда не ходить, что сказать, как улыбаться. Не дает спокойно работать. Ну да ладно, что у нас здесь произошло? — перешел к делу Хэнк.

— Мафиозная разборка, шеф, — ответил Оверкилл.

— По всей вероятности, люди Фаризетти и Боба Даркмана, — подтвердил слова капитана Норис.

— Остатки двух тел в сгоревшем вагоне, три трупа в соседнем.

— Еще два покойника в разбившемся флаере в десяти километрах по направлению к Плобитауну.

— Что же это получается, — удивился Хэнк. — Фаризетти разошелся с Даркманом?

— Не похоже, шеф, — сказал Оверкилл. — Свидетели утверждают, что вначале по вагонам прошла группа из шести человек, по описанию «докеры» Боба Даркмана. Искали какого-то человека по фотографии. Затем произошла стычка в одном из вагонов с пассажиром, в результате которой «докеры» потеряли троих человек: двух убитыми и одного раненым. Через некоторое время кто-то нажал на стоп-кран, и из подлетевшего флаера, который, как мы выяснили, принадлежит Диего Альваресу — экспедитору мясокомбината Фаризетти, на поезд высадились двое людей. После этого все началось по-настоящему. Перестрелку было слышно во всем составе. Стреляли не только в вагоне, но из летящего рядом флаера. Потом раздался взрыв, флаер загорелся и упал на землю, а вскоре после этого из-за начавшегося пожара автоматика поезда остановила состав. Если бы это был не ночной экспресс, то жертв было бы намного больше, а так пассажиров было мало, никто из простых граждан не пострадал. Вот и все, шеф.

— Кого из участников перестрелки удалось задержать?

— У нас только трупы. Уцелевшим удалось скрыться до прибытия полиции.

— Плохо, очень плохо… — Хэнк задумался. Если Боб Даркман с Фаризетти открыто устроили такой переполох в последнюю неделю избирательной кампании, то причина этому должна быть очень весомой. Как только средства массовой информации узнают о том, что случилось сегодня на магнитной дороге и участии в этой истории людей из Профсоюза докеров, Боб потеряет последние проценты избирателей. Что заставило его и Фаризетти так рисковать?..

— Хэнк! Хэнк! — раздался пронзительный женский крик за спиной комиссара, от которого Хэнка всего передернуло, как от стакана уксуса. — Сколько можно впустую тратить драгоценное время?! Нас ждут на открытии памятника «Честному полицейскому»! Такое впечатление, что это я баллотируюсь на пост мэра!

Хэнк повернулся к кричавшей женщине. Карина Шер — нанятый предвыборным штабом Хэнка на период избирательной кампании имиджмейкер, социолог и специалист по предвыборным технологиям — стояла в двух шагах от него и метала испепеляющие взгляды в сторону помощников комиссара. Ее торчащие во все стороны рыжие волосы делали Карину похожей на индейца, вышедшего на тропу войны, или гарпию с картины художника-авангардиста.

— Мне надоело твое упрямство!

Карина в гневе всплеснула руками. В металлическом «дипломате», который она держала в руке, что-то звякнуло. Карина на мгновение застыла, соображая, что бы это могло быть. Через секунду на ее лице появилось выражение, судя по которому, она догадалась, что послужило причиной странного звука.

— Вот что ты наделал!!! — завопила женщина.

Она присела на корточки, положила «дипломат» прямо на землю, открыла замки и откинула крышку. Внутри чемодана лежали разноцветные папки, мобильный телефон, микрокомпьютер, куча визиток, документов и большой продолговатый предмет, украшенный рисунками полевых цветов, с дарственной надписью «Капитану Хэнку от сослуживцев». Из этого предмета на документы вытекала густая горячая жидкость с хорошо узнаваемым запахом черного кофе.

— Забирай свой термос! — Карина сунула Хэнку в руки давший течь предмет и принялась очищать испорченные документы. — Чтобы больше никакого кофе я в своем «дипломате» не видела!

— Хорошо, хорошо, — сразу согласился Хэнк и, воспользовавшись тем, что имиджмейкер занята содержимым чемодана, вместе с подчиненными незаметно отошел в сторону. — У меня мало времени, поэтому вам придется действовать самостоятельно. Первое, — сказал Хэнк, загибая пальцы, переложив для этой цели термос в левую руку, — меня интересуют те, за кем охотится Боб Даркман. Второе: какой интерес в этом у Фаризетти? И, наконец, третье: что здесь, черт побери, происходит?

— Мы все выясним, — ответил Оверкилл.

— Можете на нас положиться, шеф, — подтвердил Норис.

— Хэнк! Хэнк! — пронзительно закричала Карина. Она подбежала к комиссару и схватила за рукав плаща. — Там журналисты! Пошли, ты дашь им эксклюзивное интервью по этому происшествию!

— Я не могу этого делать, расследование только начинается. Я обязан соблюдать тайну следствия.

— Молчать! Делать только то, что я говорю! Вот приблизительно то, что ты должен сказать! — Карина сунула Хэнку в руку листок бумаги с большим пятном от пролившегося кофе. — Марш к журналистам! — Она толкнула комиссара к ограждению, за которым толпились люди с кинокамерами и микрофонами.

— Хэнк! Хэнк! Комиссар! — радостно закричали работники средств массовой информации, заметив, что комиссар направился в их сторону. Защелкали затворы фотоаппаратов.

— Скажите, что здесь произошло? Это начало новых гангстерских войн? На кого ляжет ответственность?

— Здравствуйте, — весело приветствовал журналистов Хэнк, — отличный сегодня день, не правда ли? — После этой фразы комиссар получил ощутимый удар локтем от своего специалиста по предвыборным технологиям и сразу поменял тон разговора. — Ужасное происшествие. Впервые за двадцать лет такая трагедия…

— Комиссар! «Криминальный вестник». Не связан ли этот инцидент с переделом сфер влияния на рынке нелицензионных стереопрограмм в среде этнических группировок с Антареса?

— Э-э-э… — Хэнк посмотрел на лист бумаги в своей руке. — Виной всему политика начальника службы безопасности Плобоя Леона Смайлза. Это его ведомство не способно восстановить закон и порядок. Бездарное руководство Леона Смайлза, при котором непомерно растут расходы и непомерно раздувается штат, привело нас всех к тому, что мы имеем.

— Комиссар! Комиссар! Какой коэффициент уровня прочности систем безопасности пассажиров в эргонулярном поле рассматривался вашей службой?

— Э-э-э… — Задаваемые вопросы сбивали с толку Хэнка, он даже не знал, о чем его спрашивают. Пришлось вновь смотреть на спасительный листок, очень кстати подсунутый Кариной. — Интересный вопрос. Каждый здравомыслящий человек, к которым я отношу вас и себя, видит, как много предстоит сделать новому главе Плобитауна в этой области. Этого не видят только Боб Даркман и Леон Смайлз, чьи планы состоят лишь в личном обогащении.

— Хэнк! Что у вас в руках?

— Это? — Хэнк посмотрел на термос.

— Это вещественное доказательство! — выкрикнула из-за спины комиссара Карина Шер.

— Что это?! Похоже на бомбу! — заволновались журналисты.

— Так оно и есть! — Карина выступила вперед. — Комиссар Хэнк собственноручно снял заложенную в вагон поезда бомбу, успев обезвредить ее за несколько секунд до взрыва! Так и напишите в своих газетах! А сейчас извините нас, мы спешим! Комиссар Хэнк обязан следить за порядком во всех уголках Плобитауна! — Карина потащила Хэнка прочь от журналистов.

Когда комиссар был уже возле вертолета, к нему подбежал Оверкилл.

— Шеф! — окликнул он Хэнка.

— Что, Брюс?

— Мы выяснили, кому принадлежат останки тел в сгоревшем вагоне — это Диего Альварес и Моурито Эстэбан.

Услышав эти фамилии, Джеймс Хэнк хотел сам пойти посмотреть на трупы, но Карина Шер была начеку и затолкала Хэнка в вертолет.

— Встретимся в управлении! — только и смог крикнуть Хэнк, прежде чем Карина захлопнула дверцу кабины.

Оверкилл остался снаружи. Заработал двигатель вертолета, и капитан, пригибаясь к земле, прячась от стремительно закружившихся лопастей, отбежал в сторону. Вертолет оторвался от земли, взмыл в воздух и под стрекот винтов полетел по направлению к Плобитауну.

Джеймс Хэнк прильнул к стеклу иллюминатора и смотрел, как удаляется бетонная эстакада магнитной дороги с остановившимся на ней поездом. Посередине блестящей стрелы состава отчетливо было видно черное пятно сгоревшего вагона. Что произошло там прошедшей ночью? Что заставило Боба Даркмана и Фаризетти решиться на такой отчаянный шаг в последнюю неделю избирательной кампании? Что-то очень важное, если Луи Фернандо Фаризетти послал на это задание своих лучших людей: Диего Альвареса и Моурито Эстэбана. Хэнк хорошо знал эти фамилии, он также знал и их клички: Могильщик и Немой. Это были самые высокооплачиваемые наемные убийцы, профессионалы высочайшего класса. На их совести сотни жизней, и ни разу их не смогли привлечь к ответственности. На этот раз они нарвались на кого-то покруче, и теперь Могильщик сам окажется в земле, а Немому так никогда и не суждено заговорить.

Хэнк смотрел в иллюминатор. Поезд со сгоревшим вагоном скрылся за горизонтом. Осталось лишь предчувствие, что где-то происходит что-то важное, чего Хэнк пока не знает…

Глава 13. РАЛЬФ ГАНГЕР

— Босс! Босс! Все пропало! — Дюк Лайдер в отчаянии тряс руками перед своим бледным лицом. Чуть позади стояли Пит и Лоренцо. Пит переминался с ноги на ногу, а Лоренцо с идиотской улыбкой смотрел куда-то вдаль, сквозь толстое оконное стекло кабинета Боба Даркмана. Взгляд Лоренцо терялся где-то в облаках.

— Этот Скайт Уорнер — сущий дьявол. Мы только успели войти в вагон, как он перестрелял половину моих людей, мы ничего не успели сделать. Он и меня самого чуть не отправил на тот свет! — сообщил Дюк, показывая на свой подбитый глаз.

Боб Даркман сидел во главе стола грознее тучи и исподлобья красными от бессонной ночи глазами смотрел на троицу, стоящую перед ним. Лайдер — здоровый белобрысый дурак. Пит — крепыш с наколками, сделанными в дешевом татуировочном салоне. Зачем ему бластер в низко висящей на бедре кобуре, если он боится достать его? Лоренцо — наркоман, похожий из-за увлечения глюкогеном на живого покойника. Раньше Боб как-то не замечал, какие люди его окружают. Как он мог доверить им такое важное дело?! Или все познается в сравнении? Ведь до недавнего времени они хорошо справлялись со своими обязанностями.

— Да что там мы! Он разделался с людьми Фаризетти, босс! — воскликнул Лайдер. — Могильщика и Немого, что прислал Фаризетти, полиция сейчас соскребает со стен вагона! Еще двое сгорели во флаере! Босс, мы не могли ничего сделать!

— Хватит! — оборвал истерику Дюка Боб Даркман.

В наступившей тишине Боб помассировал пальцами виски и протер глаза. Всю эту ночь он провел в кабинете, так и не побывав дома. За окном наступало утро понедельника. До выборов осталось шесть дней, а его планы летят ко всем чертям, сорвавшись из-за какого-то частника-пилота, перед самым носом перехватившего заказ Пьера Хилдрета. Фаризетти тоже хорош, свалил на других проблемы и ждет, когда они решатся. И где его человек, которого он обещал прислать? Если бы он прибыл на день—два раньше, все могло повернуться иначе.

В тот самый момент, когда Даркман думал о пилоте, которого должен был прислать Фаризетти, дверь распахнулась настежь, и в кабинет вошел высокий молодой человек в модной пластиковой куртке и черных пластиковых штанах. Не замечая троицу, стоящую возле дверей, он прошел внутрь и без разрешения опустился на один из стульев, привычным жестом закинув ноги в остроносых ботинках на стол Боба. У вошедшего был циничный холодный взгляд, бледное лицо отталкивающе красиво. Из-под расстегнутой куртки с обеих сторон в наплечных кобурах выпирали рифленые рукояти крупнокалиберных флэштеров. Хотя Боб и не был знатоком оружия, но по эмблеме на каждой из них, изображающей молнию, смог догадаться, что это «Экселенц-солитэр», прозванный среди профессиональных стрелков за стремительную скорость огня «быстрая смерть».

Вошедший жевал жвачку.

— Ральф Гантер? — спросил Боб.

— Боб Даркман? — переспросил человек в пластиковой куртке.

— Да, — ответил Боб.

— Тогда я попал туда, куда нужно. — Это действительно был Ральф Гантер. Он поудобнее устроился на стуле и, крутанув острым носком ботинка в сторону стоящих возле дверей «докеров», поинтересовался: — Твои?

— Мои.

— Чмо.

— Что? — Вопрос принадлежал Питу. — Кого ты назвал чмом?

Ральф убрал ноги со стола и развернулся на стуле лицом к Питу. Лоренцо и Дюк сразу отошли в стороны, оставив Пита стоять в гордом одиночестве.

— Тебя, чмо, — повторил оскорбление Ральф.

У Пита была тяжелая ночь и поганое настроение. Вчера он уже перенес одно оскорбление в баре «Адмирал Армор», но там был всем известный, достойный человек, а этого наглого и самодовольного пижона он видел впервые и раньше никогда не слышал ни о каком Ральфе Гантере. На этот раз Пит решил довести дело до конца и расстегнул кобуру с бластером у себя на боку…

— Стойте, стойте! Вы что, здесь все с ума посходили?! — Боб Даркман вскочил со своего кресла и встал между стрелками. — Одумайтесь! Вы не на золотых приисках Калахары, черт бы вас побрал, а у меня в кабинете! Своим идиотским поведением вы ставите под угрозу мои шансы на выборах. Если сейчас вы начнете выяснять отношения, то тот, кто останется в живых, будет иметь дело с Фаризетти. Довольно с меня перестрелки в поезде. И так рейтинг на нуле. Возьмите себя в руки! Пит?.. Ральф?..

— Нет проблем, — ответил Ральф.

— Хорошо, босс, — с неохотой согласился Пит. — Но только пока идут выборы. Слышишь ты, Ральф?!

— Меня это устраивает, Пит, — усмехнулся Ральф с таким видом, что угрозы Пита для него всего лишь писк камора, и снова закинул ноги на стол.

— Вот и ладно, — с облегчением произнес Боб, усаживаясь обратно в кресло. — Вы тоже можете сесть, — предложил Боб своим «докерам».

Дюк, Лоренцо и Пит не стали просить дважды и сели за стол напротив Ральфа, бросая изучающие взгляды на него самого и его остроносые ботинки.

Фаризетти не зря предупредил насчет Ральфа, парень действительно оказался бесцеремонным нахалом. Но если он с таким поведением до сих пор жив, значит, он может себе это позволить.

— Ральф, — обратился Боб Даркман ко вновь прибывшему, — у нас возникли проблемы. Тот человек, с которым ты должен был отправиться в созвездие Энвантинент, нанял другого пилота. Мы никак не можем его остановить. Но он пока еще не покинул Плобой, — это мы знаем точно…

— Это не наши, а ваши проблемы, — прервал Боба Ральф. — Лу мне сказал четко: возьмешь человека, отправишься с ним в Энвантинент, на обратном пути прикончишь его, а то, что он достанет, принесешь мне. Вот и все. А то, что этот человек нанял кого-то другого, — это ваши проблемы, ребята. Меня это не волнует.

— Если бы ты поторопился и прибыл на Плобой раньше на день или два, то у нас не было бы этих проблем.

— У моего звездолета нет разрешения для посадки на Плобой. Я вынужден был арендовать причал на Блосе. Это заняло некоторое время.

— То, что у твоего звездолета нет разрешения, — твои проблемы, парень, а не наши, — отплатил ему той же монетой Боб Даркман. — Давайте думать, что нам предпринять.

— Чего думать? — удивился Ральф и приклеил жевательную резинку к тыльной стороне стола. — Надо звонить Лу.

Возникла небольшая пауза. То, что надо звонить Лу, знали все, но никто не хотел этого делать. Никто не хотел, но в любом случае из всех присутствующих звонить Фаризетти мог только Даркман.

Боб достал сотовый телефон, повертел его, словно забыл, как им пользоваться, и, открыв защитную панель, не спеша набрал номер.

— Да, — послышался в трубке холодный голос Фаризетти.

— Привет, Лу, это Боб.

— Да, Боб.

Даркман обвел присутствующих взглядом и переложил трубку в другую руку.

— Лу, у нас возникли некоторые осложнения…

— Я знаю.

— Что нам делать?

— Ральф прибыл?

— Да. Он сидит у меня.

— Пусть берет флаер и летит ко мне. Отряди с ним и своих «докеров», кто знает в лицо тех парней, что нанялись к Хилдрету.

— А что делать мне?

— А ты, Боб, готовь программу. Ты же у нас скоро станешь мэром. — Фаризетти повесил трубку.

Глава 14. ТАЙНОЕ ВЛИЯНИЕ

— Ты слышишь только мой голос, только мой голос… Ты весь в его власти. Он проникает в твой мозг, овладевает твоими мыслями, твоей волею. Тебе становится тепло и приятно… Тебе хорошо… Ты подчиняешься моему голосу. Твоя воля полностью в моей власти… Расслабься и не сопротивляйся, Смайлз… Плыви по течению, и ты достигнешь блаженства. Доверься своей «мамочке»…

Начальник службы безопасности Плобитауна Леон Смайлз с пустым взглядом широко раскрытых глаз сидел в кресле посередине круглой комнаты в потайном помещении глубоко под землей. Прямо перед начальником службы безопасности вращалась огромная виртуальная воронка из голубых протуберанцев, затягивая в свою холодную глубину порабощенное сознание Смайлза.

— Ты полностью подчиняешься мне, — вещал низкий женский голос. — Ты меня слышишь, дорогой?

— Да, — еле слышно пролепетал Смайлз.

— Ты любишь свою «мамочку»?

— Да.

— Сейчас я буду давать тебе установки, что ты должен сделать. Ты выполнишь все указания четко и беспрекословно.

— Да.

— Леон Смайлз, ты должен объявить в розыск Пьера

Хилдрета и любой ценой не дать ему покинуть Плобой. Повтори!

— Я должен объявить в розыск Пьера Хилдрета… — бесцветным голосом повторил Леон Смайлз.

— Правильно. Он угрожает твоей победе на выборах. Ты должен выиграть выборы, чтобы внедрить систему глобального контроля населения. Любой ценой! Повтори…

— Я должен выиграть выборы, чтобы внедрить систему глобального контроля населения… Любой ценой…

— Глобальная система контроля населения — смысл всей твоей жизни.

— Глобальная система контроля населения — смысл всей моей жизни…

— Все твои действия должны быть направлены на ее внедрение. Ты постоянно будешь думать об этом. Только система контроля поможет тебе стать счастливым. Без нее тебе будет плохо, тебе будет очень плохо. Только система способна избавить тебя от мук и страданий. Она поможет тебе соединиться со мной. Ты же хочешь соединиться со своей «мамочкой»?

— Хочу… — пролепетал Смайлз, продолжая смотреть пустыми, широко открытыми глазами в крутящуюся голубую бездну.

— Глобальная система контроля населения, только глобальная система контроля населения… Она нужна тебе, Смайлз… Она нужна людям… Глобальная система контроля населения — это залог демократии и процветания… Система — только система… Она поможет тебе достигнуть счастья… Она поможет всем людям достигнуть счастья… Ты должен помочь людям достигнуть счастья…

Вихрь перед глазами Смайлза закрутился быстрее и стал уменьшаться.

— Сейчас ты выйдешь из транса. Тебе будет хорошо… Тебе будет очень хорошо… Но, чтобы тебе было хорошо, ты каждый день должен приходить к своей «мамочке». — Вихрь уменьшался и вскоре разделился на два поменьше.

А женский голос продолжал вещать, внушая сидящему в кресле человеку необходимые установки. — Каждый день ты должен посещать свою «мамочку». Это желание сильнее тебя. Ты не можешь его преодолеть. Никто не может управлять тобой, кроме «мамочки». Ты не можешь оставаться без «мамочки» больше одного дня. — Вихри уменьшались, превращаясь в голубые глаза Глории. Вскоре возникло и ее лицо. Затем огромная голова, которая продолжала уменьшаться в размерах. Появились обнаженные плечи женщины, руки, туловище и, наконец, ноги. Глория предстала во всей своей нереальной красе.

Как только Глория приобрела естественные размеры, Смайлз очнулся. Он заморгал, облизал пересохшие губы и потянулся в кресле.

— Тебе хорошо? — поинтересовалась Глория.

— Да… — прохрипел Смайлз.

— Ты любишь свою «мамочку»?

— Конечно, дорогая! Как ты можешь в этом сомневаться! — заверил Смайлз, протирая кулаками глаза. — Ты единственная, с кем я чувствую себя мужчиной.

Когда Леон отнял руки, Глория оказалась уже одетой.

— Меня всегда восхищало, как ты быстро одеваешься. Если бы ты так же быстро и раздевалась…

— Вот внедришь систему контроля, тогда я смогу целыми днями ходить голой у тебя дома.

— Это будет здорово! — Смайлз соскочил с кресла.

— Ты не забыл, что тебе надо сегодня сделать в первую очередь, дорогой?

— Поймать Пьера Хилдрета.

— А что еще?

— Выиграть выборы и внедрить систему контроля?

— Умница, совершенно верно.

— Тогда я побежал. — Смайлз заспешил к выходу. У дверей лифта он остановился и, повернувшись, помахал ручкой. Глория в ответ послала ему воздушный поцелуй.

Вернувшись к себе в кабинет, Смайлз первым делом созвал заседание предвыборного штаба. В кабинет через пять минут вошли Рэгнар Роке и Миррэр Войт. Каждый сел на свое место. Первым доклад начал Рэгнар Роке.

— Джеймс Хэнк вчера провел несколько совещаний. Записал восемь интервью на телевидении, шесть на радио Посетил двадцать четыре полицейских участка Плобитауна…

— О чем ты мне говоришь, Роке? Я тебя не понимаю, — перебил своего помощника Смайлз. — Мне это все не интересно. Я сам делаю то же самое. Меня интересует, сколько взяток и за что получил комиссар Хэнк, где превысил свои служебные полномочия, в котором часу поехал к любовнице. А то, что ты мне сейчас сообщил, для меня не представляет никакой ценности.

— Мне не удалось получить никакой информации о полученных взятках или превышении служебных полномочий, — невозмутимо сообщил Роке. — И любовницы у комиссара Хэнка также не обнаружено.

— К Хэнку мы еще вернемся, — пообещал Смайлз. — Что у тебя, Войт?

— Боб Даркман, как мы и предполагали, постоянно держит связь с Фаризетти. Сегодня ночью его люди пытались задержать в поезде ПСМД некоего Пьера Хилдрета…

— Кого?! — воскликнул Смайлз.

— Пьера Хилдрета, — повторил Войт.

— С этого момента подробнее, — приказал Смайлз своему подчиненному.

— По нашим данным, люди Боба Даркмана, члены «мобильной бригады» профсоюза — пытались захватить в ночном поезде, следующем по маршруту Плобитаун — Грейфикс, Пьера Хилдрета — человека без определенных занятий, бывшего гражданина Империи, специалиста по охранным системам Сопровождающие Хилдрета Скайт Уорнер и Дерк Улиткинс, бывшие космические пираты, амнистированные за заслуги перед Союзом во времена звездных войн, оказали сопротивление. После неудачной попытки «докеры» запросили помощь у Фаризетти, который прислал своих лучших людей: Диего Альвареса и Моурито Эстэбана, проходящих в нашем досье под кличками Могильщик и Немой. В результате возникшей перестрелки люди Фаризетти были убиты, поезд из-за технических неполадок остановлен. В данный момент местонахождение Пьера Хилдрета неизвестно.

— Пьер Хилдрет! — воскликнул Смайлз. — Как вы его упустили?

— Он сошел с поезда. Но мы предполагаем, что он вместе с Уорнером и Улиткинсом сейчас находится в Грейфиксе.

— Шеф, — подал голос молчавший Роке, — Джеймс Хэнк сегодня лично вылетал к поезду, где произошли эти события. Ради этого комиссар даже опоздал на открытие памятника «Честному полицейскому».

— Чудесно! — воскликнул Смайлз, вскочил с кресла и, заложив руку за лацкан пиджака, принялся ходить вдоль виртуального окна. — Все, кроме меня, интересуются Пьером Хилдретом. За ним ведется настоящая охота! Только начальник службы безопасности ничего не знает. Зачем Даркману, Фаризетти и даже Хэнку нужен этот человек? Что такого знает этот Хилдрет, чтобы все сошли с ума по этому человеку? Кто мне ответит на этот вопрос?

Роке и Войт молчали.

— Так, приказываю объявить Пьера Хилдрета в общепланетный розыск как особо опасного преступника. Он не должен покинуть Плобой. — В этот момент Смайлз как никогда чувствовал, что ему не хватает глобальной системы контроля над населением. — Вы еще здесь? Выполняйте! Дорога каждая минута!

Помощники резко встали и, на мгновение замерев по стойке «смирно», вышли из кабинета.

Смайлз подождал, пока они выйдут, и нажал на кнопку селекторной связи.

— Позовите ко мне Перри Рутса.

Не успел Леон Смайлз отпустить кнопку, как в кабинете появился имиджмейкер. Перри сразу затмил своим пестрым одеянием всю выдержанную в нейтральных тонах обстановку кабинета Смайлза.

— Доброе утро, господин Смайлз! — приветствовал Леона этот толстый человек-попугай.

— Доброе утро, — ответил Смайлз, неотрывно глядя на фиолетовую бородку Перри.

— Сегодня у нас обширная программа: дюжина встреч на телевидении, съемки рекламных роликов, посещение школы эстрадного танца, а под конец дня обед в центральной ночлежке для малоимущих. Но гвоздем этого дня должно стать ваше разоблачительное выступление в программе новостей на Первом Плобитаунском канале.

— Что за выступление? — поинтересовался Смайлз.

— Вы разоблачите комиссара Хэнка.

— В чем?

— В подтасовке фактов и использовании грязных рекламных приемов, — пояснил Перри и расплылся в самодовольной улыбке. Розовые стекла его круглых очков хищно блеснули. — Сегодня на месте происшествия, возле остановившегося поезда, комиссар заявил, что обезвредил бомбу. — Перри открыл свой электронный органайзер и продемонстрировал Смайлзу запись программы утренних новостей. — Но благодаря вам стало известно, что в руках у комиссара Хэнка находится не бомба, а его старый термос для кофе, подаренный комиссару сослуживцами, когда Хэнк еще был капитаном! Вот посмотрите! — Перри нажал на стоп-кадр, добавил резкости и увеличил картинку. На цилиндре, который держал в руках Хэнк, отчетливо виднелась дарственная надпись: «Капитану Хэнку от сослуживцев».

— Отлично! Великолепно! — обрадованно воскликнул Смайлз. — Перри, ты гений!

— Я просто хорошо выполняю свою работу, — скромно ответил имиджмейкер и протянул Смайлзу стопку распечаток. — Здесь ваши выступления, ответы на вопросы и обличительная речь по поводу неприглядного ведения избирательной кампании комиссаром Хэнком.

Глава 15. ДЕЛОВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Мощный десятиосный электротягач с тремя прицепами, груженными пиломатериалами, мчался в общем потоке машин по четвертому ряду скоростного шоссе Плобитаун—Грейфикс. Впереди, куда уходили белые фосфоресцирующие полосы разметки дороги, в молочном утреннем небе уже отчетливо виднелись высотные дома второго по величине города планеты.

— Да я тебе говорю, у нее вот такие были. — Дерк Улиткинс показал размер двумя руками. — Даже нет! Во! — Он сделал размер больше.

— Не может быть! Это, приятель, ты загнул! — воскликнул шофер тягача, весело улыбаясь. — Ни у одной женщины таких быть не может!

— Да, я клянусь! Вот такие! — Дерк вновь показал размер. — Из-за них я с ней и расстался! Скайт, подтверди, а то Ганс не верит, — обратился Дерк за поддержкой к другу, сидящему рядом на широком просторном сиденье и клюющему носом.

— А? — очнулся задремавший Скайт, утомленный монотонной картиной скоростного шоссе с красными габаритными огнями машин и светящимися дорожными знаками.

— Подтверди, — повторил Дерк.

— А, да, конечно, — подтвердил Скайт, не соображая, о чем идет речь, — все так и было.

Шофер весело засмеялся. Дерк засмеялся вместе с ним.

— Анекдот по этому поводу… — Дерк достал из бардачка пачку сигарет и прикурил от прикуривателя на панели управления. — Прилетает муж из космической экспедиции. Его встречает жена. Жена мужу:

«У меня для тебя две новости: хорошая и плохая».

«Ну, давай?»

«Я от тебя ухожу!»

«Понятно. А плохая?..»

— Ха! Ха! Ха! — На этот раз Дерк с шофером засмеялись так громко, что сзади из дверей в жилую часть кабины вышел Пьер Хилдрет. Грузовик немного вильнул на шоссе, и Пьеру, чтобы не потерять равновесие, пришлось схватиться за спинку кресла.

— Что, уже приехали?

— Еще минут пятнадцать можете поспать, — ответил шофер.

— Пятнадцать? Нет, я тогда уж с вами тут посижу. — И Пьер сел рядом со Скайтом.

По обеим сторонам дороги через каждые сто метров торчали здоровенные рекламные щиты, на которых, в отличие от обычных дней, мелькали лица претендентов на пост мэра Плобитауна. Под изображениями политиков белыми буквами, какими обычно пишут на сигаретных пачках: «Минздрав предупреждает», пестрели надписи: «Джеймс Хэнк — закон и порядок», «Леон Смайлз — гарантия свободы», «Боб Даркман — достойная зарплата».

От шоссе в разные стороны стали отходить объездные дороги. Грузовик проехал многоуровневую развязку. Замелькали вывески заправочных станций, ремонтных служб, мотели, стоянки. Впереди показалось строение с большим стеклянным куполом, на котором горела синим неоновым светом большая буква «М». Шофер поменял ряд, прижимаясь к обочине.

— Приехали, — произнес он, когда грузовик поравнялся с павильоном станции метро. — Классный ты собеседник, приятель, — обратился шофер к Дерку. — Одно удовольствие, когда попадаются такие попутчики.

— Тебе спасибо, что подбросил, — поблагодарил Дерк.

— Спасибо, — также поблагодарил шофера Скайт, после чего открыл дверцу и спустился на обочину. За ним выбрался Пьер. Последним вылез Дерк Улиткинс. Он захлопнул дверцу грузовика и махнул на прощание рукой.

Тяжелая машина замигала поворотными огнями и, загудев мощным двигателем, тронулась с места, осторожно выбираясь на центральный ряд автострады.

— Ну вот, добрались, — констатировал факт Скайт Уорнер, ежась от утренней прохлады.

Компаньоны направились к входу на станцию. В ранний утренний час народу было мало, вестибюль оказался совсем пустой, и, спокойно пройдя через турникет, они спустились по эскалатору вниз. Поезд стоял у платформы. Войдя в вагон, приятели первым делом изучили карту метрополитена. К счастью, чтобы попасть на «Банковскую», делать пересадку было не надо, линия оказалась прямой.

— Пьер, во сколько твой банк открывается? — усаживаясь на сиденье, поинтересовался Скайт.

— Банк «Грейфикс-Инвест» работает круглосуточно, — зевая, ответил Пьер.

— Это хорошо.

— Предлагаю, после того как возьмем деньги, снять номер в каком-нибудь отеле и хорошенько выспаться, — предложил Дерк.

— Согласен, — одобрил эту идею Скайт.

— Хорошая мысль, — согласился Пьер.

— Осторожно, двери закрываются, — произнес голос машиниста, — следующая станция «Звездная».

Скайт совершенно бессознательно посмотрел по сторонам, не впрыгнут ли в последний момент люди в черных майках с эмблемой Профсоюза докеров или же «джентльмены» с газовыми баллонами и масками на лицах. Но двери закрылись, а вагон электрички как был совершенно пустым, таким и отошел от перрона. Поезд, набирая скорость, нырнул в темноту тоннеля. Загорелись жидкокристаллические видеомониторы телевизоров, приделанных к потолку вагона, и пошли рекламные ролики.

«Посетите салон летательных аппаратов на шоссе Звездолетчиков. Здесь вам предложат любые модели флаеров и гравитолетов. Вы сможете приобрести любой понравившийся аппарат в кредит или под залог недвижимости. Дешевые геликоптеры и реактивные самолеты — все это на шоссе Звездолетчиков! Торопитесь, выберите лучшее!»

«Хурасан-ультра» — поднимет ваш рейтинг. Спрашивайте в аптеках города»…

— О боже! Опять реклама! — воскликнул Дерк Улиткинс, пытаясь закрыть руками уши. — Этот хурасан меня уже достал!

— Не нервничай, Дерк. Вот покинем Плобой, и никакой рекламы больше не будет, — отозвался Скайт.

— Почему вам так не нравится реклама? — удивился Пьер. — Это же двигатель прогресса. Возможно, кому-нибудь «Хурасан-ультра» жизненно необходим. Интересно, сколько он стоит?

— Мне никакой хурасан не нужен, — отозвался Дерк. — Почему меня заставляют слушать то, что мне не интересно?

— Потому что часть стоимости твоего билета на эту электричку оплатила фирма, выпускающая «Хурасан-ультра», — спокойно пояснил Скайт.

— Я не просил ее об этом. Пускай эта фирма засунет хурасан себе в ж…

Электричка вынырнула из тоннеля в просторный подземный вестибюль станции. Двери открылись. В вагон зашел одинокий пассажир и сел в дальнем от компаньонов конце вагона.

— «Звездная», — произнес машинист. — Следующая станция «Планетарная».

Двери закрылись, и поезд поехал дальше.

Разговор больше не клеился, и компаньоны вскоре совсем замолчали, обреченно слушая множество рекламных роликов, сплошным потоком льющихся с экранов под потолком, о разных и таких «необходимых» вещах в жизни каждого человека…

— «Банковская». Следующая станция «Радужные пруды», — услышал Скайт в полудреме голос машиниста. Он тут же очнулся и, толкнув Дерка в плечо, подбежал к дверям вагона, чтобы не дать им закрыться.

Дерк растормошил Пьера, и они оба, зевая, выползли на платформу. Скайт отпустил створки, дверь закрылась. Дав короткий сигнал, поезд, набирая скорость, исчез в темноте тоннеля.

— Чуть не проехали, — заметил Дерк, протирая красные заспанные глаза.

На этой станции народу было много. Потоки людей двигались в разных направлениях, исчезая в переходах станции. Большие электронные часы над тоннелем, в котором скрылся поезд, показывали десять минут девятого.

Компаньоны осмотрелись по сторонам, решая, в какую сторону пойти.

— Нам туда, — показал Пьер на указатель с надписью «Выход в город».

После нескольких минут толкотни перед выходом им удалось забраться на ступеньки эскалатора, ползущего наверх, а вскоре и выбраться наружу.

Станция «Банковская» находилась в самом центре города, на площади, где располагались пять центральных банков Грейфикса, благодаря которым станция с площадью получили одноименное название.

Грейфикс встретил путников чистым прохладным воздухом и ласковым утренним солнцем. От Плобитауна Грейфикс отличался не только высотой зданий, которые здесь были на несколько десятков этажей ниже, но и их архитектурой. В отличие от столицы, здесь на фасадах было больше украшений, а сами дома строились по индивидуальным, не похожим друг на друга проектам. Например, на площади, куда выходило метро, виднелось несколько высотных зданий: одно из нанизанных друг на друга огромных белых шаров с барельефами побед в космических войнах; рядом стояло другое, похожее на спираль штопора, смотрящего ввысь; классический небоскреб с зеркальным стеклянным фасадом, но стекла с разной отражающей способностью были уложены причудливой мозаикой; сбоку выглядывало строение, сложенное из огромных разноцветных треугольников.

Жители Грейфикса сами по себе были более спокойными, чем обитатели Плобитауна, не толкались, никуда не спешили, словно все дела они уже сделали и сейчас просто вышли на прогулку. Конечно, шикарных флаеров и лимузинов тут было меньше, но дорогие машины тоже попадались.

Компаньоны перешли площадь и направились к дверям классического небоскреба с мозаичными стеклами, над дверьми в вестибюль которого красовалась надпись «Банк „Грейфикс-Инвест“. Большие буквы мигали и переливались всеми цветами радуги.

Электроника открыла перед подошедшими раздвижные стеклянные двери. Навстречу вышел лакей-андроид, похожий на пожилого негра, одетого в вышитую золотом ливрею.

— Чем могу помочь, господа? — учтиво осведомился он с низким поклоном.

— Я хочу пройти к своему сейфу, — ответил Пьер Хилдрет.

— Прошу следовать за мной, — произнес андроид и с едва заметным поскрипыванием направился в глубь помещения, где располагались лифты.

Компаньоны пошли следом. Проходя через обширный зал со столами, за которыми сидели клерки, Пьер обратил внимание спутников на большой металлический шар в центре под потолком.

— Это «Статис» — жутко дорогая охранная система.

— А что она делает? — спросил Дерк.

— Во время тревоги притягивает к себе все металлические предметы.

— Зачем это нужно?

— Не дает вынести из банка слитки и металлические деньги, — пояснил Пьер. — Создает дополнительные неудобства работе грабителей. Правда, ее легко отключить… А вот это, — Хилдрет указал на ряд отверстий возле дверей лифта, к которым их подвел провожатый, — автоматические лазерные установки, реагируют на движение, но тоже не очень страшные, достаточно пошевелить в зоне их действия зеркальным уголком, и они сами себя уничтожат.

— Послушай, Пьер, если у этого банка такая слабая защита, как ты говоришь, то зачем ты хранишь здесь свои сбережения? — поинтересовался Скайт.

— Потому что здесь самый высокий процент по вкладам, — бесхитростно ответил Пьер.

Двери лифта открылись, андроид-негр услужливо поклонился, пропуская людей в широкую, светлую кабину, затем зашел сам, и лифт стал спускаться в хранилище банка.

— Послушай, служивый, — обратился Дерк к андроиду, — сколько тебе здесь платят?

— Не понял вопроса, — ответил андроид, изобразив на своем черном резиновом лице выражение недоумения.

— Я спрашиваю, на смазку тебе хватает? По-видимому, андроид успел по радио связаться с центральным пультом и получить консультацию по затруднительному вопросу. Его лицо изобразило улыбку.

— Хорошая шутка, господин. Ха-ха-ха!

— Ха-ха-ха, — передразнил его Дерк без всякого веселья и отвернулся.

Двери открылись, и спутники оказались на подземном ярусе. Андроид остался в лифте, который, как только пассажиры вышли, поехал обратно.

В широком, хорошо освещенном помещении стояли мягкие диваны и журнальные столики. Работал кондиционер. Тихо играло радио. В одну из стен был вмонтирован огромный аквариум, где среди зеленых водорослей и поднимающихся со дна пузырей плавали большие фиолетовые рыбы с выпученными глазами. К вновь прибывшим вышла невысокая женщина в малиновом костюме работника банка и такими же, как у рыб в аквариуме, выпученными глазами. Она держала в руках микротерминал.

— Кто из вас арендовал сейф? — спросила она резким скрипучим голосом.

— Я, — ответил Пьер.

— Фамилия, имя, отпечаток пальца, — протараторила служащая и протянула терминал.

— Пьер Хилдрет, — ответил Пьер, приложив большой палец правой руки к пластинке на терминале. Загорелась зеленая лампочка.

— Пройти к сейфу может только господин Пьер Хилдрет. Остальные ждут здесь, — тоном, не терпящим возражений, сообщила женщина. Она повела Хилдрета к проходу в другое помещение. — Если вам необходима помощь, господин Хилдрет, можете воспользоваться нашими андроидами…

— Я быстро, — пообещал Пьер компаньонам, прежде чем скрыться в хранилище.

Скайт подошел к одному из диванов и с облегчением опустился на его мягкие подушки. Дерк, последовав его примеру, уселся напротив и, откинув голову на спинку, прикрыл глаза.

— Как я устал, — произнес он.

— Что ты хочешь, почти сутки не спали, — отозвался Скайт.

— Сейчас бы паек астронавта с баночкой холодного пива и на койку.

— Точно, — согласился Скайт, положив ноги на журнальный столик.

В этот самый момент сверху спустилась кабина лифта, и из нее в сопровождении все того же андроида-лакея, наряженного в золотую ливрею, вышел высокий молодой человек в походном костюме песочного цвета, сплошь покрытом карманами, «молниями» и застежками.

Скайт убрал ноги со столика.

Длинные черные волосы вошедшего на затылке были собраны в тугой хвост и перетянуты резинкой. Обут молодой человек был в высокие начищенные до блеска армейские ботинки с двойной шнуровкой. На портупее спереди висела большая черная кобура с флэштером.

— Господин, прошу вас немного подождать здесь, — поклонившись, произнес андроид.

— Благодарю, — ответил вновь пришедший и, пройдя в центр помещения, сел на один из свободных диванов.

Молодой человек взял со столика журнал. Скайт более внимательно присмотрелся к соседу. Его лицо Скайту показалось знакомым. Судя по новому походному костюму, он собирался в длительную поездку, скорее всего поохотиться на одной из планет далекого космоса. Поэтому он и пришел в банк, чтобы взять с собой деньги в дорогу.

Уорнер вздохнул. Он бы с удовольствием нанялся проводником к какому-нибудь космическому охотнику, это было бы намного безопаснее нынешней затеи. Увлекательные приключения и незабываемые впечатления во время охоты Скайт бы гарантировал, да и сам бы с удовольствием поохотился на неизведанных планетах и пострелял диких инопланетных монстров.

Оружие парня Скайт определил по характерной закругленной рукоятке, выполненной из дерева, торчащей из большой жесткой кобуры, которую можно было использовать и как приклад, — это был флэштер «Мурзер»: отличное оружие для экспедиций и путешествий. У этой модели был длинный ствол, что позволяло вести прицельный огонь на больших расстояниях, и объемистый магазин на шестнадцать энергетических патронов. Единственными недостатками этого оружия являлись его громоздкость и большой вес. Впрочем, для охоты применяли специальные охотничьи ружья, такие как «Эстребан-лопус», «Сильваджио», «Турелли» и многие другие. «Мурзер» использовали как дополнительное оружие. Если Скайт не ошибся и парень действительно собрался на охоту, то охотничьи ружья находятся у него в машине на улице.

Скайт зевнул и потянулся. В этот момент его внимание жестом привлек к себе Дерк. Скайт кивнул ему: мол, что надо? Дерк в ответ кивком показал на парня. Скайт непонимающе пожал плечами. Тогда Дерк поднялся и подсел к Скайту на диван.

— Узнаешь? — шепотом поинтересовался он.

— Да, где-то я его видел, — согласился Скайт. — Он мне сразу показался знакомым.

— В метро, когда мы ехали в центр, в рекламе элитного магазина для охотников и путешественников, — сообщил Дерк. — Стоит две с половиной тысячи.

— Кто?

— Ни кто, а костюм этого парня.

— Черт, я думал, ты о самом парне.

— Парень как парень. Костюм у него классный: не режется ножом, водонепроницаемый, материя соткана из шерсти морского дракона, такой волосатой рептилии, обитающей на северном побережье. Каждому покупателю подобного костюма в подарок «Головоспасатель-сафари» из экологически чистого углепластика от «Браскет и сын».

— Послушай, Дерк, ты что, эту рекламу наизусть выучил?

— Да нет, просто вспомнилось…

— Знаешь, кто ты?

— Ну?

— Жертва рекламы.

— Думаешь?

— Однозначно.

В этот момент из хранилища показался Пьер Хилдрет в сопровождении пучеглазой служительницы в малиновом костюме. Он тащил большой черный чемодан. Судя по тому, как Пьер надрывался, чемодан был тяжелым. Скайт с Дерком поднялись навстречу.

— Все в порядке, — радостно заверил Пьер, опустив чемодан на пол. — Теперь мы можем ни в чем себе не отказывать.

— Пьер Хилдрет, если не ошибаюсь? — Этот вопрос принадлежал пришедшему недавно молодому человеку, которого Скайт принял за охотника.

Уорнер рефлекторно расстегнул кобуру бластера.

— Что вы! — Пьер испуганно схватил Скайта за руку. — Не вздумайте здесь доставать оружие — помещение сразу заполнится нервнопаралитическим газом.

Пьер знал, что говорил. Под потолком виднелись небольшие, едва заметные коробочки с глазками кинокамер и отверстиями для газа, похожие на противопожарную систему. Но прежде чем вновь застегнуть кобуру, Скайт внимательно осмотрел незнакомца, на этот раз более внимательно. Незнакомец спокойно встал, он даже не пытался воспользоваться своим «Мурзером». Его охотничий костюм, высокие ботинки, портупея с висящей на ней кобурой флэштера и сам флэштер были абсолютно новыми, словно только что из магазина, и скорее всего так оно и было на самом деле. Парень ни разу не охотился в этой одежде. Да и по бледному незагорелому лицу можно было сразу догадаться, что этот человек никогда не ходил с ружьем под палящим солнцем, не всматривался в заросли других планет в поисках экзотической дичи. Скайт с самого начала обратил внимание на все эти нюансы, но притуплённое от усталости сознание не придало увиденному большого значения. Впрочем, пока было рано делать какие-либо выводы.

— Кто из вас Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл? — поинтересовалась служащая банка, с трудом прочитав сообщение на экране своего ручного терминала.

— Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл — это я, — ответил молодой человек, чуть наклонив голову.

— Пойдемте, я покажу арендованный вами сейф, — проскрипела служительница.

— В следующий раз, — ответил молодой человек. — Мне пока в сейф нечего положить.

— Зачем вы тогда сюда пришли?

— Переговорить с этими господами.

— Что вы мне тут голову морочите?! — возмутилась женщина.

— Простите, мадам, но, если вы будете разговаривать со мной в таком тоне и дальше, я буду вынужден пожаловаться вашему начальству и попросить их заменить вас андроидом.

Служащая от возмущения покраснела, приобретя такой же цвет, что и рыбки в аквариуме за ее спиной.

— Прошу вас оставить нас, — произнес молодой человек. — Клиентам необходимо несколько минут, чтобы обсудить свои дела. Ваше присутствие здесь необязательно. Женщина возмущенно потрясла нижней челюстью, но сдержала эмоции и промолчала. Работа в банке ей нравилась, и она решила не провоцировать клиента на исполнение своей угрозы. Резко повернувшись, она, презрительно топая каблуками, направилась в служебное помещение. Все-таки у дверей она не выдержала и, повернувшись, крикнула:

— У вас есть пятнадцать минут! — После чего скрылась за раздвижными панелями.

Когда служащая покинула вестибюль, молодой человек подошел ближе к Пьеру Хилдрету.

— Меня зовут Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл, — представился он с поклоном головы.

— Мне это ничего не говорит, — с опаской в голосе ответил Пьер и, подхватив с пола чемодан с деньгами, отступил на шаг за спину Скайта Уорнера. — Я с вами не знаком, — уже оттуда, смелее произнес он. — Что вам надо? Что вы от меня хотите?

— Я хочу, господин Хилдрет, спасти жизнь вам и вашим товарищам.

— Я не понимаю, о чем идет речь, — ответил Пьер и настороженно выглянул из-за плеча Скайта Уорнера, после чего сразу же спрятался обратно.

— Речь идет о вашей экспедиции.

— О какой экспедиции?

— Господин Хилдрет, — Лусперрандор наклонился в сторону, чтобы увидеть за спиной Скайта хотя бы небольшую часть «господина Хилдрета», — вы затеяли очень опасное дело. То, что вы до сих пор живы, просто везение.

— Денег я вам не отдам, — ответил на это Пьер. — Это Плобой. Здесь законы Империи недействительны. К тому же срок давности за мои преступления в Империи давно истек. — Осмелев от своих собственных слов, Пьер позволил себе высунуться из-за спины Скайта. — И вообще, по какому праву?

— Пьер, — вступил в разговор Дерк, — откуда ты знаешь, что этот парень из Империи?

— Окончание «Эбл» в его фамилии обозначает — дворянин, — пояснил Пьер.

— Господин Хилдрет, меня не интересуют ваши деньги, — продолжил парень, игнорируя и Скайта и Дерка. — Я веду речь об экспедиции, которую вы организуете в одно место, не хочу называть его вслух — и у стен есть уши. Благодарите бога, что я смог вас здесь найти. Опоздай я на несколько минут — и вы, и ваши охранники были бы мертвы.

— Мы не охранники, — возмутился Дерк Улиткинс, — мы компаньоны.

Молодой человек впервые удостоил Скайта с Дерком коротким взглядом.

— Подожди, — взял слово Скайт. — Лурс… Лурсперд… Лумберт… извини, не запомнил, как тебя зовут, парень… о чем ты тут только что сказал… нас что, кто-то собирается убрать при выходе из банка?

— Господин Хилдрет, — парень открыто проигнорировал вопрос Скайта, — ваша жизнь в опасности. Я предлагаю спасти ее.

— Я не нуждаюсь в вашей помощи, господин Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл, — ответил Пьер, к удивлению компаньонов, без ошибок произнеся замысловатое имя и фамилию парня, не забыв даже в конце добавить окончание «Эбл». — У меня надежные товарищи.

— Я нисколько не сомневаюсь в компетенции ваших людей, господин Хилдрет, — парень не отступал, — но скажите, что они смогут противопоставить снайперу или двум десяткам агентов службы безопасности?

— Почему я должен верить вам? Я вас не знаю, молодой человек, вижу первый раз в своей жизни. Возможно, вы вовсе и не Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл, а какой-нибудь Джек или Ганс, которому заплатили, чтобы обмануть и убить меня. И самое главное, вы до сих пор не сказали, какой ваш интерес спасать меня? Если деньги, — Пьер показал на чемодан, — то это уже не мои деньги, а этих джентльменов, и вряд ли они захотят с вами делиться.

— Меня не интересуют деньги. Я хочу, чтобы вы, господин Хилдрет, осуществили то, ради чего ввязались в это дело. Поэтому я предлагаю вам свою помощь.

— Очень благородно с вашей стороны, господин Инэксхоблуст-Эбл, но мне уже предложили помощь эти джентльмены.

— Поймите, господин Хилдрет, снаружи у входа в банк вас поджидают люди Боба Даркмана. Вас объявили в розыск как полицейские, так и служба безопасности Леона Смайлза. Все космопорты и взлетно-посадочные площадки Плобоя взяты под контроль. Официальные пути контролирует служба безопасности, неофициальные — Профсоюз докеров. За вами началась самая настоящая охота. Только я смогу спасти вас. Пока мы с вами здесь разговариваем, теряется драгоценное время.

— Стой, парень, — сказал Скайт, — откуда у тебя все эти сведения?

Но Лусперрандор опять проигнорировал вопрос Скайта. Уорнеру это не понравилось.

— Слушай, я к тебе, кажется, обращаюсь?

— Во-первых, попрошу обращаться ко мне на вы, — с достоинством произнес парень, — а во-вторых, нас не представили.

Все вышесказанное было произнесено величественным тоном, что выдавало потомственною дворянина, презрительно относящегося к людям низшего сословия. Скайт Уорнер в подобной ситуации в другое время рассмеялся бы. Парень был намного младше его. Но сейчас Скайту почему-то было не смешно.

— Хорошо, — согласился Скайт. — Пьер, представь нас. Пьер вышел из-за спины Скайта показал рукой на Дерка: — Господин Дерк Улиткинс. — Затем показал рукой на Скайта: — Господин Скайт Уорнер.

— Скайт Уорнер и Дерк Улиткинс? — Выражение надменности на лице Лусперрандора мгновенно исчезло. Он с нескрываемым любопытством смотрел на людей, стоящих перед ним.

«То-то, знает, кто мы такие», — с удовлетворением подумал про себя Скайт, а вслух произнес, поправив зазнавшегося парня:

— Господа Скайт Уорнер и Дерк Улиткинс.

— Прошу прощения, господа, — без возражений поправился парень.

— Давайте не будем терять времени, господин Лусприма… — Скайт опять запнулся.

— …берматор, — подсказал товарищу Дерк свою версию.

— Лусперберматор, — воспользовавшись подсказкой, закончил обращение Скайт.

— Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл, — поправил Пьер.

— Ну да, я так и сказал, — отвертелся Скайт, потому что повторять заново сложное имя ему не хотелось. — Что вам известно?

— Родственники жены господина Хилдрета сделали ему предложение, от которого он не мог отказаться. Но в этом деле участвуют не только они. Вы попали в тяжелое положение. Я могу помочь вам выйти из него.

— Что вы хотите взамен?

— Участие в экспедиции.

— Это невозможно! — возмутился Пьер Хилдрет.

— Действительно, — поддержал Пьера Скайт. — Ваше участие в экспедиции предполагает, что вам достанется это, ну, то, за чем мы летим. Все понимают, что я имею в виду?

— Разумеется, — подтвердил его предположение Лусперрандор.

— Это нас как раз и не устраивает.

— Господа, я помогу вам скрыться от преследования, помогу покинуть Плобой и обеспечу нашу экспедицию транспортным средством.

В разговоре возникла пауза. Каждый обдумывал сделанное молодым человеком предложение.

— Вам не надо будет тратить деньги на космический корабль, — заметив, что компаньоны колеблются, продолжил перечислять выгоды от своего участия в деле Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл. — Траты по обеспечению экспедиции всем необходимым: продукты, обмундирование, топливо — я беру на себя. А самое главное, у меня имеется надежный канал, по которому я смогу вывезти всех с Плобоя, минуя службу безопасности и мафию.

— Знаете, а я согласен, — первым отозвался Дерк Улиткинс. — Это действительно упрощает дето.

— Подожди, Дерк, — остановил своего товарища Скайт, — парень еще ничего не рассказал о себе. Кто он такой и зачем ему понадобилась та штука?

— Какая разница, — отмахнулся Дерк, — главное, что он дворянин — благородный человек. К тому же я устал и хочу спать.

— Но мы договаривались, что возьмем только одну штуку, а теперь, если согласимся взять нового человека, придется доставать две.

— Две лучше, чем одна — появляется элемент сдерживания. — Дерк зевнул. — Хватит препираться, Скайт, парень говорит дело. Надо соглашаться.

— Ладно, — уступил Скайт, — если вы, господин… э-э-э…

— Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл, — подсказал парень.

— …объясните, зачем вам понадобилась та вещь, дадите слово, что возьмете только один предмет и не используете его против мирного населения, то я тоже согласен. — Скайт понимал, что на первый взгляд эта фраза выглядит по-детски, но, с другой стороны, чтобы воспользоваться бомбой, надо знать шифр инициации. И опять же, найдут ли они базу в Энвантиненте? проникнут ли на склад? — еще неизвестно.

— Зачем мне понадобилась эта вещь, я не скажу, а врать не буду. — Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл поднял руку ладонью вверх на уровне груди. — Но я даю слово дворянина, что в моих планах нет использования эпидетермической бомбы в качестве оружия массового уничтожения.

— Я согласен, — сказал Скайт, после того как Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл дал слово.

— А я нет, — отозвался Пьер Хилдрет.

Скайт отошел в сторону, чтобы Пьера было хорошо видно всем. Хилдрет стоял, обхватив обеими руками чемодан с деньгами, и настороженно смотрел на парня. Правый край пиджака Пьера задрался, и там была видна несвежая, когда-то белая рубашка. (Со стороны он совсем не был похож на человека, в чьих руках находится миллион кредитов.)

— Вы слишком доверчивы, — произнес Пьер.

— Без доверия далеко не уедешь, — заметил Скайт. — Если человек дал слово, то я ему верю, пока не будет доказано обратное.

— Когда станет ясно, что он врет, может быть слишком поздно.

— Конечно, — согласился Скайт. — Но что ты предлагаешь? В любом случае, твое слово, Пьер, будет последним. Без тебя никто никуда не полетит.

— Мне неприятно, господин Пьер Хилдрет, что вы сомневаетесь в данном мной слове, — сказал Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл, — но, возможно, вы согласитесь принять мое предложение, если я сообщу вам, что кое-что знаю о последней системе защиты секретной базы, не отмеченной на вашем плане.

— Откуда вы знаете, что у меня есть план?

— Его вам дали родственники вашей жены.

— Откуда вам это известно?

— Из конфиденциальных источников.

— Я догадался! Вы работаете на Имперскую разведку!

— Что-то вроде того.

— Скайт, Дерк, — Пьер обратился к компаньонам, — они отберут у нас на обратном пути все, что мы достанем.

Скайт вопросительно посмотрел на Лусперрандора Инэксхоблуста-Эбла, что тот на это скажет.

— На корабле, кроме вас и меня, больше никого не будет, — заверил молодой человек.

— Есть много способов во время пути избавиться от ненужных попутчиков. — Пьер был настроен решительно. Он не хотел, чтобы в деле участвовал еще один человек. — Я против.

Дерк Улиткинс, зевая, в расстройстве помотал головой, взял Пьера под локоть и отвел в сторонку. Там он что-то прошептал ему на ухо. Пьер посмотрел на Дерка потом на парня, что-то прикинул в уме и подошел обратно.

— Я согласен, господин Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл, — произнес он, — в конце концов, вы — дворянин и благородный человек, на ваше слово можно положиться.

Собеседники пришли к соглашению вовремя, так как появилась служащая с терминалом. Она энергичным шагом подошла к компании и радостно сообщила:

— Пятнадцать минут истекли, прошу покинуть помещение.

Никто спорить с ней не стал, и вновь образовавшийся коллектив направился к лифту, который подогнал знакомый андроид-негр.

— На верхний этаж, любезный, к стоянке флаеров, — приказал Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл.

Андроид с учтивым поклоном выполнил приказание, нажав на панели кнопку последнего этажа, и кабина лифта помчалась вверх.

Глава 16. ЗНАК ВНИМАНИЯ

Верфи Плобитаунской строительной корпорации представляли собой огромные корпуса из стекла и бетона, в которых на стапелях собирали самые большие звездные корабли, способные совершать посадки на поверхность планет. Грузовые шатлы Плобитаунской строительной корпорации были знамениты далеко за пределами Союза. Они не только обеспечивали непрерывный грузооборот между спутником Блос и Плобоем, но и состояли на вооружении многих армий в качестве десантных кораблей. Для армии Союза Плобитаунская строительная корпорация изготавливала целый ряд специальных боевых звездолетов. Вообще военные заказы были основной сферой деятельности корпорации, что обеспечивало ей высокие прибыли и лидирующие позиции на рынке строительства космических кораблей.

В этот понедельник, в одном из цехов, привязанный алой шелковой ленточкой к мощным стальным опорам стапелей, стоял новый, еще пахнущий свежей краской средний челнок для торгового флота. Это был самый обычный корабль, ничем не примечательный грузовик, задачей которого должно было стать обеспечение грузооборота между орбитальными станциями и космодромом планеты Бризондиум, находящейся где-то на торговом пути ДИЭЛ-26-14. Такие корабли сходили со стапелей каждый месяц, но на этот раз к старту челнока был приурочен агитационный митинг кандидата на пост мэра Плобитауна Боба Даркмана.

Корабль был полностью готов к летным испытаниям.

В пахнущем смазкой и каленым железом цеху столпилось несколько тысяч рабочих. Под тупым, слегка закругленным носом космического корабля, на треть прикрытым куском материи, возвышалась трибуна, сваренная из металлических уголков. На трибуне стоял глава Профсоюза докеров, кандидат на пост мэра столицы Боб Даркман, в руках он держал мегафон, чуть позади находились: Бенедикт, Энроп Шальф и Лойд Гросман — глава местного отделения профсоюза. По обеим сторонам трибуны с антенн нового корабля свисали полотнища с изображенным на них сжатым кулаком. На красном транспаранте, опоясывающем трибуну, красовался лозунг: «Боб Даркман — наш мэр!» Сам кандидат произносил пламенную речь, пользуясь для этих целей мегафоном.

— Братья! Мы собрались здесь сегодня, чтобы отправить в путь к звездам новый корабль — чудо техники, творение наших с вами рук. Несмотря на то что нам урезают зарплату, сокращают рабочие места, мы сделали это! Сколько крови и пота пролито, чтобы человечество вырвалось из оков земного притяжения. Мы дали людям крылья! Это наша заслуга! Поэтому мы смело можем потребовать увеличение зарплаты и социальных льгот! Это наше право! Мы заслужили его! Вместе мы покорили космос — вместе мы добьемся справедливости! Это говорю вам я — Боб Даркман!

Толпа одобрительно шумела. Рабочие с восторгом слушали своего лидера. Тем, кому не хватило место на площадке возле трибуны, забирались на строительные леса, снятые с корпуса корабля. Толпу сдерживали дружинники профсоюза с красными повязками на рукавах, не давая простым рабочим перелезать через ограждения трибуны. Активисты распространяли в толпе листовки и значки. Отовсюду сверкали вспышки фотоаппаратов. В цеху работало сразу несколько съемочных групп.

— Боб Даркман — это достойная жизнь нам и нашим семьям, — продолжал Боб, свешиваясь с перил трибуны и протягивая свободную от мегафона руку к собравшимся внизу. Навстречу потянулись тысячи рук рабочих. — Боб Даркман — это бесплатное медицинское обслуживание! Боб Даркман — это гарантия завтрашнего дня!! Боб Даркман — это я!!!

Толпа взорвалась аплодисментами и криками одобрения. Боб отпрянул и поднял руку вверх, сжав ее в кулак. Народ послушно повторил его жест.

Сверху, с трибуны, где стоял Боб, казалось, что внизу бушует беспокойное штормовое море, состоящее из огромной людской массы, способной смести со своего пути все на свете.

Пока Боб Даркман произносил речь, его соратники находились позади и с восхищением наблюдали за происходящим.

— Энроп, — обратился Бенедикт к стоящему рядом с ним бухгалтеру профсоюза.

— Да, Бен, — отозвался тот.

— Ты посмотри, какая сила. Человек, управляющий такой силой, может достичь всего, чего только пожелает. Вот она — власть. А Боб не видит этого, он слеп.

— Ты прав, — согласился Энроп Шальф.

Мужчины посмотрели друг другу в глаза. Они не сказали больше ни слова, но каждый из них понял, что Бобу Даркману осталось быть главой профсоюза последние семь дней. В этот момент Боб окончил свою пламенную речь, и Бенедикт с Энропом принялись неистово хлопать в ладоши и кричать «Ура!».

Когда эмоции понемногу утихли, слово взял Лойд Гросман:

— А сейчас мы попросим Боба Даркмана раскрыть название нового космического корабля! — Лойд дал в руки Бобу конец веревки, свисавшей сверху и привязанной к краю материи, что закрывала нос грузового шатла. Боб взял веревку и приветственно помахал собравшимся внизу.

Толпа стала вести отсчет:

— Три! Два!! Один!!!

Боб дернул за веревку. Материя соскочила с креплений и плавно упала вниз. Взору открылась большая надпись названия корабля, сделанная на правом боку его круглого носа: «Боб Даркман».

Толпа взорвалась приветственными криками:

— Ура Бобу Даркману! Ура!

Боб, улыбаясь, махал сверху, складывал руки в замок и махал ими над головой, прикладывал их к сердцу и кланялся. Между этими пассами он сумел повернуться к Бенедикту.

— Молодец, Папа, хорошая организация.

— Все для тебя, Боб. Как договаривались.

— Теперь пора раздавать суповые наборы, которые прислал наш друг с мясокомбината.

— Рефрижераторы стоят у входа, — недовольно отозвался Бенедикт, — но я туда не пойду.

— Тебя никто и не просит, — ответил Боб, — я сделаю это сам. — Он повернулся к толпе и снова взял мегафон в руки.

— Спасибо, братья! Я вижу вашу поддержку! Но вам нужно восстановить силы, мне еще понадобятся ваши голоса на выборах. Возле ворот стоят рефрижераторы, там каждый желающий может получить для себя и своих близких отличный набор для супа или холодца. Все это совершенно бесплатно!

Последнее сообщение обрадовало собравшихся больше всего, и люди побежали к выходу. Все спешили к рефрижераторам. У дверей из дока возникла небольшая давка. Боб смотрел сверху на это столпотворение и радовался. По крайней мере, голоса этих людей, можно считать, у него в кармане.

— Хэй, Боб! Подойди к нам! — Благодаря тому, что митинг закончился и народ спешно покинул док, к трибуне смогли пробиться журналисты. Дальше ограды их не пускали дружинники профсоюза, и поэтому они криками призывали Боба, чтобы он спустился к ним сам.

— Не ходи, Боб, — посоветовал Бенедикт. — Это буржуазные средства массовой информации — рупоры антинародного режима.

— Отлично, пресса — это как раз то, что мне сейчас нужно. — Боб, не обращая никакого внимания на предупреждение товарища, приветственно помахал рукой. Защелкали затворы фотоаппаратов. Боб сунул в руки Бенедикта ставший ненужным мегафон и по лесенке спустился с трибуны к журналистам.

— Рад всех вас видеть! — Боб принялся пожимать протянутые к нему через ограду руки. — Как вас много! Тех, кто не будет за меня голосовать, прошу рук не протягивать! Ха-ха-ха!

— Хэй, Боб! «Плобой таймс». На что ты рассчитываешь? — задал вопрос один из журналистов, не протянувших руки.

— Только на победу! — улыбаясь, ответил Боб и для убедительности еще раз повторил: — Только на победу!

— Что ты можешь сказать о перестрелке в вагоне ПСМД сегодня ночью?

— Профсоюз не имеет к этому никакого отношения.

— Там были найдены трупы членов твоего профсоюза и работников мясокомбината Фаризетти.

— При чем здесь профсоюз? — Боб сделал удивленное выражение лица. — Если бы вы на своей машине сбили пешехода, никому бы в голову не пришло приплетать к этому газету «Плобой тайме» только потому, что вы там работаете.

— Боб! Боб! Шестой канал. Мы в прямом эфире! — Красивая блондинка протянула к Бобу микрофон. — Что связывает профсоюз с Луи Фернандо Фаризетти?

Боб с серьезным выражением на лице замолчал, и это была не игра. Он вступил в предвыборную гонку только из-за того, что Фаризетти пообещал ему джокера, но этой карты не оказалось в рукаве мясника. Хватит ли у Лу мастерства вытащить ее из общей колоды? Внутри Боб Даркман еще колебался.

Журналисты замерли в ожидании ответа. С трибуны спустились Бенедикт и Энроп Шальф. Они подошли и встали в сторонке, наблюдая за председателем и его интервью. Бенедикт весь напрягся: что ответит Боб? Если он признает связь профсоюза с Фаризетти, то этим самым он подорвет доверие к профсоюзу у простого народа, а если откажется, то его уличат во лжи, и он потеряет голоса избирателей. Бенедикт молился, чтобы Боб выбрал второй вариант ответа.

Боб Даркман знал, что момент настал. Ему нужно было на что-то решаться либо отказаться от всего: от борьбы за кресло мэра, от должности председателя профсоюза, от карьеры политика и общественного деятеля, — либо полностью довериться Фаризетти и тому, что тот все же сумеет за оставшиеся семь дней до выборов достать эпидетермическую бомбу.

— Вы должны знать сами, что профсоюз не имеет никакого отношения к Фаризетти и его семье, — начал Боб.

— Да, но… — оживились журналисты, словно свора собак, почуявшая свежую кровь раненого зверя. Но Боб Даркман опередил их, не дав задать следующие вопросы:

— Луи Фернандо Фаризетти — мой большой друг, с которым я был знаком еще до того, как Профсоюз докеров стал тем, чем он является сейчас. С тех пор мы с ним дружим семьями. Он не такой страшный человек, каким его рисуют в средствах массовой информации. И даже если Лу связан с мафией, в чем лично я сомневаюсь, я не откажусь от дружбы с этим человеком в угоду политической карьере и отношению ко мне со стороны политической элиты Плобитауна.

Пока Боб говорил эти слова перед камерой Шестого канала, работающей в прямом эфире, у людей, собравшихся вокруг, в голове возникали разные мысли. Бенедикт уже видел себя во главе колонны демонстрантов, скандирующих его имя. У Энропа Шальфа перед глазами возникли цифры с большим количеством нулей, обозначающие деньги, которые он сможет безнаказанно изъять из профсоюзной кассы. У всей же массы журналистов перед глазами появились передовицы газет с их сенсационными статьями: «Боб Даркман — друг Фаризетти!»

— Запомните и отразите в своих репортажах, Луи Фернандо Фаризетти — лучший друг Боба Даркмана, — сделал акцент Боб. Он сцепил руки в замок и помахал ими на прощание над головой: — Пока, друзья мои! Мы скоро увидимся!

После этого толпа журналистов мгновенно рассыпалась. Часть журналистов побежала прочь из дока, спеша с сенсационной информацией к главным редакторам своих газет, другая принялась усердно стучать по кнопкам мобильных телефонов.

Боб, повернувшись, отошел от заграждения, у которого остались стоять несколько нерасторопных журналистов, не успевших сообразить, что самое главное уже сказано.

— Боб, — к Даркману подошел Бенедикт, — я все слышал.

— Ну и как тебе?

— Это твой выбор, Боб.

— Ты прав, Папа, это мой выбор, — согласился Боб Даркман и поинтересовался у бухгалтера, стоящего рядом: — А ты что думаешь, Шальф?

— Это заявление обойдется профсоюзу в кругленькую сумму. Нас начнут проверять налоговые органы. Счет в банке могут заморозить.

— Все это мелочи по сравнению с теми финансовыми возможностями, которые откроются перед профсоюзом, когда я стану мэром Плобитауна.

Ни Бенедикт, ни Энроп ничего не сказали, но по их снисходительному виду и насмешливым взглядам Даркман понял: его товарищи уже списали председателя со счетов.

— Господин Даркман, — обратился один из дружинников, обеспечивающих порядок и охрану, — к вам человек, он назвал себя Адольф Ларгенштайн. Пропустить?

— Нет. Я сам подойду к нему. — Боб Даркман пошел за дружинником.

Адвоката Фаризетти в дорогом черном костюме Боб заметил издалека. Адольф терпеливо стоял возле входа в док и наблюдал за давкой возле рефрижераторов, где выдавали суповые наборы.

— Здравствуй, Адольф, — приветствовал адвоката Боб Даркман. — Какими судьбами?

— Хозяин хочет вас видеть, — ответил Адольф.

В животе у Боба Даркмана похолодело. Если Фаризетти не смог позвонить, а прислал своего адвоката, чтобы вызвать Боба на разговор, значит, речь пойдет о чем-то важном.

— Флаер нас ждет. — Адольф показал рукой на шикарный черный лимузин с зеркальными стеклами, больше похожий на катафалк, чем на пассажирский флаер.

«Что общего у катафалка с простой машиной? — задал себе вопрос Боб и сам же на него и ответил: — То и другое средство передвижения».

— Пошли. — Направившись к лимузину, Боб Даркман нервно передернул плечами.

— Боб! — окликнули его сзади из мегафона.

Даркман вздрогнул от неожиданности и повернулся. В дверях дока стоял Бенедикт.

— Ты куда?! У нас сейчас встреча с активом верфи Плобитаунской строительной корпорации!

— Проведи ее без меня, — ответил Боб. — У меня встреча с другом.

Бенедикт с упреком покачал головой и, махнув на Боба рукой, скрылся в дверях дока, не подождав даже, когда Боб улетит.

Пока флаер летел над городом, пробираясь к особняку Фаризетти, Боб Даркман, прильнув к окну, размышлял о причине, по которой «большой друг» вызвал его к себе. Возможно, Лу удалось наконец добраться до этого Хилдрета. Возможно, Лу просто хочет обсудить какое-то дело, совершенно не касающееся выборов. Вдруг мяснику нужно срочно доставить контрабандный груз, минуя таможню? Или все-таки речь пойдет о предстоящих выборах? Гадать — неблагодарное занятие, от этого только устаешь. Даркман и так с самого утра после бессонной ночи держался на стимуляторах. И сейчас от усиленной умственной работы глаза стали сами собой закрываться, в голове зашумело, стимуляторы, которые Даркман принял сегодня утром, заканчивали свое действие.

Боб открыл небольшой бар, встроенный в стенку машины, и извлек оттуда бутылку «Черного Саймона», наполнил бокал, достал из кармана упаковку фенакаминаnote 8. Из пластмассовой баночки вытряхнул на ладонь одну ярко-красную пилюлю, подумав, вытряхнул вторую. Закинул их в рот и запил бокалом «Черного Саймона».

Адольф Ларгенштайн молча наблюдал за его действиями, не проронив ни слова. Его непроницаемые глаза остались холодны и бесстрастны, как в тот день, когда Боб в первый раз увидел их. Адвокат сидел напротив главы Профсоюза докеров, закинув ногу на ногу и скрестив руки на груди. Стекло, отделяющее салон флаера от кабины пилота, было поднято, приемник выключен.

— Господин Даркман, — вдруг обратился Адольф к Бобу, — вы играете в шахматы?

— Во что?

— В шахматы. Есть такая древняя игра, где на доске с черно-белыми клетками расставлены различные фигуры.

— Нет, не играю.

— Очень интересная игра. Разные фигуры и ходят все по-разному.

— У меня нет времени играть, — икнув, сказал Боб. — Я занимаюсь политикой.

— Как политику, вам, господин Даркман, эта игра обязательно должна понравиться. Особенно то, что в процессе партии у игрока есть несколько вариантов ее продолжения. Все зависит лишь от его желания.

В этот момент в кармане у Даркмана зазвонил телефон. Боб извлек мобильник и ответил на вызов:

— Кто?

— Ты уже не узнаешь собственной жены? — отозвался до боли знакомый голос.

— Дорогая, а я как раз собирался тебе звонить. — Даркман отвернулся от Адольфа, чтобы тот не видел его выражения лица, когда он врет.

— Где ты был всю ночь? Ты обещал позвонить, когда выйдешь с работы!

— Ты сама ответила на свой вопрос: я был на работе.

— Всю ночь?

— Ты же сама знаешь, что сейчас идет последняя неделя избирательной гонки.

На том конце возникла непривычная пауза. Наконец, послышался глубокий вздох, и женщина взволнованным голосом произнесла:

— Боб, я только что узнала, что ты дружишь с Фаризетти.

— Я дружу с ним уже двадцать лет.

— Почему я об этом не знала?

— Я тебе об этом не рассказывал.

— Но, Боб, об этом Фаризетти говорят ужасные вещи! Что он убийца!

— Не верь всему, что говорят, дорогая. Фаризетти милейший человек. — После этих слов Даркман с удовольствием переплюнул бы через левое плечо, не будь в салоне флаера Адольфа.

— Ладно, — отозвалась жена, — когда ты приедешь домой?

— Я тебе позвоню.

— Только обязательно.

— Обязательно. До свидания, дорогая. — Даркман отключил телефон.

Флаер спускался. За окнами показались верхушки деревьев и плоская крыша особняка Фаризетти. Пока машина еще не коснулась взлетно-посадочной площадки. Боб успел налить себе еще один бокал «Черного Саймона» и залпом осушить его. В животе заурчало. Алкоголь со стимуляторами, давал странную реакцию.

— Боб, хорошо, что ты смог приехать ко мне, — приветствовал главу Профсоюза докеров главный мясник Плобитауна. По этой фразе можно было подумать, что Боб, если бы захотел, мог и не приезжать. Фаризетти встретил Даркмана, стоя возле стола в своем кабинете. Лу, как всегда, улыбался. Он подошел к Даркману и похлопал его по плечам: — Молодец, Боб. Я смотрел твою речь по телевизору. Ты не разочаровал меня.

Фаризетти подвел Даркмана к дивану, усадил его и сам сел на другой край. Адольф, как обычно, устроился на стуле возле босса.

Прежде чем начать разговор, Фаризетти достал сигару и, прикурив от зажигалки, услужливо протянутой адвокатом, еще раз удовлетворенно улыбнулся.

— «Большой друг» — это ты хорошо сказал, Боб. Мне понравилось.

— Спасибо, Лу, — отозвался Боб.

— Когда я достану бомбу, эта фраза поможет тебе стать мэром. Я уже вижу заголовки газет: «Выберем Боба Даркмана — друга Луи Фернандо Фаризетти — владельца эпидетермической бомбы».

— А когда ты достанешь бомбу? — поинтересовался Боб.

Фаризетти перестал улыбаться. Он глубоко затянулся сигарой, выпустил облако сизого дыма и стал смотреть, как оно клубится под потолком, меняя свои очертания и расплываясь синеватым туманом по кабинету.

«Сволочь, — ожидая ответа, подумал Боб. — Специально тянет. Знает, что меня интересует только этот вопрос».

В повисшей тишине отчетливо послышалось урчание в животе Боба Даркмана. Чтобы хоть как-то сгладить конфуз, Боб закашлялся.

— С этим пока возникли некоторые сложности, — наконец ответил Фаризетти.

— Какие сложности? — спросил Боб, в его голосе прозвучали нотки беспокойства.

— В Грейфиксе мои люди потеряли след.

В животе у Даркмана заурчало сильнее. Бобу пришлось вновь фальшиво откашляться.

— Я вижу, ты простыл, — заметил Фаризетти. — Тебе вредно волноваться. Не думай об этом, Боб, все под контролем.

— Как я могу не думать об этом, когда от этого зависит моя карьера, мое положение, моя жизнь, в конце концов?

— Твоя жизнь? — Фаризетти пристально посмотрел в глаза Даркману, и Боб, содрогнувшись, вдруг понял, что его жизнь давно принадлежит не ему, а этому страшному человеку.

Боб Даркман почувствовал, как сильно галстук давит на шею. Он ослабил узел, но это мало помогло. В прокуренном подземном кабинете Фаризетти для Боба не хватало воздуха.

— Твоя жизнь зависит от бога. — Фаризетти отвел взгляд. — От бомбы зависит лишь, станешь ты мэром этого города или нет.

Когда Фаризетти отвел взгляд, Бобу стало легче. Он поправил галстук.

— Лу, но все-таки мне надо знать, каковы наши шансы.

— Они есть. — Фаризетти стряхнул пепел в подставленную Адольфом золотую пепельницу.

— Каковы они?

Фаризетти, словно не расслышав вопроса, с нарочитым удовольствием продолжал дымить сигарой. Он наслаждался не только вкусом табака, но и паузами в ведущемся разговоре. Наконец, Луи оторвался от сигары и, растянув губы в улыбке, обратил взор на Даркмана.

— Боб, видишь те книги с позолоченными переплетами в шкафу напротив? — Фаризетти показал рукой с зажатой между пальцами сигарой на книжный шкаф, стоящий напротив дивана. — Это Большая медицинская энциклопедия — очень интересная книга. Мне доставляет огромное удовольствие рассматривать ее цветные картинки. Хочешь, можем сейчас посмотреть вместе, тогда, Боб, ты поймешь, как повезло тому, чьей фотографии нет в этих книгах. Это раритетное издание, очень редкое и дорогое, раньше принадлежало одному профессору, которого как-то застрелил неизвестный. — Фаризетти выдержал паузу и повернулся к Даркману. — Ты спрашиваешь меня, каковы наши шансы? — спросил он и пренебрежительно отмахнулся: — Какая разница.

Услышав последние слова своего «большого друга», Боб потерял дар речи. Его лицо вытянулось в недоумении. Неужели он оказался жертвой обмана?

Фаризетти дал время, чтобы Даркман до конца смог прочувствовать сказанное.

— Боб, ты доверился мне, как больной, ложась на операционный стол, доверяется хирургу. Он знает, что операция может закончиться неудачей. Но, Боб, я отличный «хирург». Наша «операция» пройдет успешно, — Фаризетти сделал затяжку и выпустил дым в потолок кабинета, — а если и нет, то больной все равно бы умер.

— Тебе хорошо рассуждать — это не ты баллотируешься на пост мэра, — подсевшим голосом заметил Даркман, а про себя добавил: «Сволочь».

— Ладно, Боб, как со своим другом, — Фаризетти сделал акцент на слове «друг», — и чтобы успокоить тебя, я поделюсь с тобой некоторой информацией… Я знаю, кто спутал нам все карты и испортил игру.

— Я тоже это знаю, — недовольно проворчал Даркман, — это Скайт Уорнер и Дерк Улиткинс.

— Нет, дружище Боб. — Фаризетти перевел взгляд с сигарного дыма под потолком налицо Даркмана и улыбнулся: — Это Иван Штих.

Даркман в удивлении даже широко открыл рот. В животе у него вновь громко заурчало.

— Да, Боб, это Император, — сказал Луи.

— Но тогда все пропало!

— Наоборот.

— Лу, что ты хочешь этим сказать?

— Теперь мы знаем, кто наш противник, и сможем устранить эту помеху.

Боб Даркман замолчал, не веря в то, на что намекает сидящий рядом человек. В животе Боба творилось невесть что, но он перестал обращать на это внимание.

— Ты, кстати, не знаешь, что говорят в новостях, какие планы у Штиха на ближайшие дни? — как бы между прочим спросил Фаризетти.

— На эту неделю у Нового Императора намечено посещение музея истории, галереи изобразительного искусства, Плобитаунского театра балета и концерта рок-группы «Бешеная игуана», — ответил Боб Даркман, вспомнив, о чем говорили в новостях.

— Отлично, Боб, ты мне очень помог. — Фаризетти улыбнулся. — Так что, Боб, — сказал он, — занимайся своим делом, а я в ближайшие дни решу нашу проблему с Иваном.

Луи Фернандо Фаризетти вытянул руку с сигарой перед собой и посмотрел на Адольфа. Адвокат после услышанного разговора еще не пришел в себя и не сразу понял, что от него хотят. Он замельтешил, хватая со стола то коробку с сигарами, то пепельницу, то зажигалку. Наконец, догадавшись, адвокат протянул боссу пепельницу.

— Вопрос с Новым Императором я решу сам, — сказал Фаризетти, прежде чем затушить в пепельнице не скуренную еще и до половины сигару, с силой раздавив ее о золотое дно. Он стряхнул с пальцев табачные крошки. — А Скайтом Уорнером займется Ральф Гантер.

Фаризетти поднялся. Боб с облегчением подумал, что разговор окончен и что он может быть свободен. Он поднялся тоже и хотел было уже идти к дверям, но Фаризетти остановил его:

— Подожди, Боб! Я еще не сказал, зачем я позвал тебя.

— Да? — Даркман в нерешительности остановился, пытаясь сообразить, что еще придумал этот страшный человек.

Фаризетти направился к столу и, наклонившись, извлек из ящика белый полиэтиленовый пакет с эмблемой мясокомбината. Пакет был тяжелым, Боб понял это по тому, как растянулись под тяжестью содержимого его ручки.

Взяв пакет, Фаризетти подошел к Даркману.

— Боб, у друзей принято оказывать друг другу знаки внимания, — сказал Луи. — Я решил сделать тебе подарок. — Он оттянул ручки пакета в разные стороны, чтобы Боб смог разглядеть его содержимое.

Даркман увидел большие красные куски, плавающие в пенящейся крови. Из пакета на него нахлынул дух парного мяса.

— Это особая вырезка, Боб, — сообщил Фаризетти. — Она сделана еще у живой коровы. Такого свежего мяса ты не купишь нигде в Плобитауне. Это тебе, Боб. Угости этим мясом свою семью: жену, детей. Это мясо не может не понравиться.

Боба Даркмана от вида мяса, от приторного запаха крови и спертого воздуха кабинета замутило. В животе заурчало с новой силой.

— Слышу, тебе нравится мой подарок. — Улыбаясь, Фаризетти протянул мешок Даркману. — Держи, Боб, и когда будешь есть это мясо, вспоминай своего «большого друга».

— Спасибо, Лу. Теперь я, пожалуй, пойду, — пробормотал Даркман и, покачиваясь, с мешком в руках направился к выходу. Когда он уже взялся за ручку, чтобы открыть дверь, Фаризетти вновь окликнул его.

— Боб!

— Что? — из последних сил отозвался Даркман.

— Тебе нужно выспаться — ты плохо выглядишь.

— Спасибо, Лу, — согласился Боб и наконец все-таки вышел вон из кабинета своего друга.

Глава 17. БЛОС

— Это черт знает что, отмечать подобным образом свой день рождения! — Начальник Главного бюро регистрации прибытия транспортных судов (ГБР) полковник Вильям Хендершот ехал на переднем сиденье электрокара по центральному проходу космопорта спутника Блос. Настроение у полковника было на редкость скверное.

За низенькой белой машинкой с маленькими колесиками, которой управлял помощник Хендершота майор таможенной службы Эрнест Дюпрэ, катились три крохотных прицепчика, до отказа заполненные парнями из ОМСБОНа (Отряд Межгалактической Службы Безопасности Особого Назначения). Высокие, широкоплечие амбалы, одетые в камуфляжные комбинезоны, громоздились на тележечках плотной пятнистой массой, ощетинившейся стволами карентфаеров «Комбат ультра». Под тяжестью оэмэсбоновцев маленькие колесики жалобно скрипели, а двигатель электрокара предупреждающе гудел, работая на пределе своих возможностей.

— Жена приготовила мой любимый яблочный пирог. Я был уже на пороге шатла, отправляющегося к Плобою, когда меня поймал помощник Леона Смайлза, — в расстроенных чувствах сетовал полковник. — Видите ли, секретные службы проводят специальную операцию! Знаю я их специальные операции. Ничего подобного, просто Смайлз решил, поймав какого-нибудь незадачливого контрабандиста, поднять себе рейтинг. Так вот что я тебе скажу, Дюпрэ, — Смайлзу это не поможет. Он никогда не победит на выборах, раз так относится к людям.

Электрокар выехал в просторный зал четвертого грузового бокса спутника Блос. Здесь шла сортировка контейнеров с межгалактического звездолета, прибывшего два дня назад. Звездолет был настолько велик, что не только не мог совершить посадку на планету, но и не поместился бы ни в один из доков спутника Блос. Поэтому громада была пришвартована к внешнему причалу, и сейчас роботы-погрузчики через стыковочный трап перетаскивали привезенный товар в недра четвертого грузового бокса, чтобы затем по частям переправить рейсовыми шатлами на планету. Под сводчатым потолком бокса уже выросла стена из сотен разноцветных контейнеров.

— Вот полюбуйся, Дюпрэ! — Хендершот показал рукой в направлении кипящей работы. — Сотни звездолетов, тысячи тонн грузов в день туда и обратно, как мне одному уследить за таким товарооборотом? Это не под силу простому смертному. Да ты и сам прекрасно меня понимаешь.

Эрнест Дюпрэ действительно прекрасно понимал своего начальника: остаться на работе в свой день рождения — это черт знает что.

— Служба безопасности распоряжается таможенным управлением, словно это их подотдел! — не успокаивался Хендершот. — Какое они имеют право указывать мне, что делать?! Я работаю совершенно в другом ведомстве. Помощник Смайлза Миррэр Войт, когда говорил со мной, ссылался на государственные интересы. Так вот что я скажу: никакие это не государственные интересы. Это сугубо личные интересы Леона Смайлза, который мечтает о том, чтобы в кресле мэра оказалась его задница.

Дюпрэ свернул на площадку грузового лифта. Электрокар слегка тряхнуло на зазоре между полом кабины и площадкой бокса. Пятнистая масса ОМСБОНа по очереди колыхнулась на каждой из трех тележек сзади.

— Если я сегодня не успею на семичасовой шатл и не попаду домой, Смайлз лишится моего голоса на выборах. Хотя, если честно, я за него так и так не проголосовал бы. — Хендершот. не вставая с сиденья, нажал кнопку спуска. Площадка лифта медленно поползла вниз. — Куда катится общество, если самым прибыльным бизнесом стал импорт туалетной бумаги? Это ненормально, Дюпрэ, мы экспортируем звездолеты и компьютеры, а нам шлют туалетную бумагу. И если раньше, когда приходил космический корабль с грузом гигиенических прокладок, я знал, что там либо наркотики, либо оружие, то сейчас все поменялось местами.

Лифт остановился, и Дюпрэ аккуратно вывел электрокар в широкий коридор, одна из стен которого представляла собой сплошной иллюминатор. Майор вдавил педаль, и машина прибавила в скорости, преодолевая смотровую площадку.

За толстым стеклом взору открывалась великолепная картина, поражающая своей красотой. Внизу, чуть слева, виднелся гигантский шар планеты Плобой. Одна ее часть, освещенная лучами солнца, светилась голубоватым сиянием, а другая, погруженная во мрак ночи, переливалась наподобие россыпи звезд огнями городов. Всю остальную видимую область пространства покрывал черный океан космоса, по которому плыли различные космические корабли, орбитальные станции и заводы.

— Знаешь, зачем Смайлзу понадобилась система наблюдения за человеком? — спросил Хендершот, совершенно не глядя на открывшуюся в иллюминаторе картину, так как за многие годы работы на спутнике Блос красоты космоса ему успели порядком надоесть — Я скажу тебе, Дюпрэ, она нужна Смайлзу для того, чтобы не работать. Никаких следственных мероприятий, никаких экспертных оценок. Нажал кнопку и сразу все знаешь, кто что сделал, что говорил, с кем встречался. Профессия следователя исчезнет. Нужны будут лишь вот такие, — Хендершот кивнул в сторону оэмэсбоновцев, катящихся за электрокаром на тележечках, — которые умеют только стрелять и надевать наручники.

В этот момент ползущий по коридору электрокар нагнал бородатый мужчина в синем кителе капитана торгового звездолета. Мужчина поравнялся с полковником, сидящим на сиденье электрокара, и пошел рядом.

— Господин Хендершот, — обратился капитан к начальнику Главного бюро регистрации, — почему приостановили погрузку моего звездолета? Я должен уже как пять часов быть в пути!

— А это, любезный, вы обращаетесь не по адресу, — ответил Хендершот.

— Как? — не понял мужчина.

— В задержке погрузки вашего звездолета виноват не я, а Леон Смайлз.

— Каким образом?

— Точно таким, каким я торчу сейчас здесь и выслушиваю ваши претензии, вместо того чтобы сидеть у себя дома за праздничным столом и есть яблочный пирог.

Капитан в недоумении на секунду остановился, и электрокар на несколько метров уехал вперед. Но мужчина вскоре вновь нагнал его.

— При чем здесь яблочный пирог, черт побери! — вспылил он. — У меня контракт!

— А у меня служба, черт побери! — в ответ закричал на капитана Хендершот. — Идите разбирайтесь с помощником Смайлза. Его зовут Миррэр Войт, и он сейчас у главного диспетчерского пульта в десятом блоке.

— Я разберусь. Я обязательно разберусь, — пообещал капитан и, ускорив шаг, обогнал электрокар с Хендершотом.

— Все куда-то торопятся, спешат, — глядя, как удаляется синий китель капитана, заворчал Хендершот. — У всех дела первоочередной важности, контракты. Только у меня одного как будто нет совершенно никаких дел! У меня сегодня день рождения, но всем на это совершенно наплевать! Однако я же не ворчу и не порчу жизнь другим только из-за того, что мне приходится в такой день торчать на работе. Ведь не порчу же?!

— Нет, шеф, — отозвался Дюпрэ, поворачивая к пассажирскому терминалу.

В просторном зале скопилось множество народа. Здесь были граждане не только Плобоя, но и других государств межгалактического Союза. Туристы с кинокамерами на шеях и рюкзаками на плечах; коммивояжеры с баулами, до отказа набитыми различным товаром; миссионеры из далеких миров в причудливых одеяниях; кого здесь только не было.

Люди в изнеможении от долгого ожидания толпились возле пропускных пунктов. Из двадцати сейчас работало только три. И если раньше человек на каждом из двадцати проходил поверхностный досмотр, то сейчас на оставшихся трех проверяли всех без исключения, от грудных детей до дряхлых старцев. Тех, кому посчастливилось и наконец подошла их очередь, подвергали тщательному досмотру, просили предъявить документы и багаж, вывернуть карманы, и, пока работники таможни рылись в белье пассажира, его внешность сверялась с фотографиями разыскиваемых Пьера Хилдрета, Скайта Уорнера и Дерка Улиткинса.

Толпа волновалась. Кто-то пытался пролезть без очереди. То и дело возле дверей пропускных пунктов вспыхивали скандалы.

— Вы здесь не стояли! — истерично кричала пухлая женщина, выпихивая из очереди верткого молодого человека в коричневой пластиковой куртке. Как только ей удавалось вытолкнуть его, он, нисколько не смущаясь, вновь пытался влезть между людьми.

Дюпрэ остановил электрокар возле одного из открытых пропускных пунктов. Хендершот не спеша слез с сиденья и подошел к волнующейся толпе.

— Граждане пассажиры! — громко обратился он к; людям. — Соблюдайте порядок!;

— О чем вы говорите! Какой порядок? Вы посмотрите, что у вас делается! Сущее безобразие, — возмутилась стоящая ближе всех от начальника ГБР пожилая женщина. — Я не могу улететь с Блоса уже восемь часов. Это просто ад какой-то!

— Благодарите службу безопасности Леона Смайлза, — произнес Хендершот.

— Когда закончится это безобразие?! — выкрикнул кто-то из очереди.

— Все вопросы к помощнику Леона Смайлза — это в его компетенции, — ответил Хендершот.

— Наведите хотя бы порядок, чтобы не лезли всякие без очереди! — Говоривший мужчина выпихнул парня в пластиковой куртке, который пытался втиснуться между ним и впереди стоящей женщиной.

— У меня звездолет отходит через пятнадцать минут! — вскричал парень. — Мне нужно отправить пару коробок, ну, пожалуйста, пропустите!

— У всех звездолет отходит через пятнадцать минут.

— Да?! — обиженно воскликнул парень, не найдя сочувствия. — А вот тем с ящиками можно?! — Он показал пальцем на дальний пропускной пункт, который считался закрытым.

В том направлении, куда указывал парень, Хендершот действительно заметил группу людей с тремя большими ящиками. Один из группы, по всей видимости главный, о чем-то говорил с Трамплером — майором таможни, начальником пассажирского терминала, И показывал тому какие-то бумаги.

— Так, Дюпрэ, — садясь на сиденье электрокара, энергично произнес Хендершот, — гони! — и показал рукой в направлении странной группы.

Дюпрэ беспрекословно выполнил приказ командира, и машинка с тремя прицепами, груженными оэмэсбоновцами, гудя двигателем, покатила через толпу к майору Трамплеру.

Когда половина пути была преодолена, электрокар вновь догнал бородатый капитан торгового звездолета, который недавно уже разговаривал с Хендершотом в коридоре с обзорным иллюминатором. Он пошел рядом с каром.

— Господин Хендершот, помощника Смайлза Миррэра Войта нет у главного диспетчерского пульта в десятом блоке, — с упреком в голосе сообщил капитан.

— Поищите его в девятом или в одиннадцатом, — равнодушно отозвался Хендершот.

— Хорошо! — вскипел капитан. — Как бы вы там ни шустрили, я обязательно найду Миррэра Войта и тогда… — От переполнявшего возмущения капитан запнулся.

— Что тогда? — снисходительно спросил Хендершот, не глядя на надоедливого капитана.

— Тогда я ему сообщу о вашей безответственности и служебном несоответствии!

— Господин капитан, — Хендершот повернул голову и пристально посмотрел на бородача, — специальная операция службы безопасности скоро закончится, и Миррэр Войт улетит обратно на Плобой, а вы останетесь со мной, на моем спутнике Блос. Сейчас вы старательно пытаетесь испортить мне такой чудесный день. Я, со своей стороны, обещаю сделать то же самое потом для вас. Так что, вместо того чтобы тратить время на бесцельное хождение по коридорам, идите на свой корабль и приготовьтесь к самому тщательному, какой только возможен, таможенному досмотру. И, если в ваших документах будет пропущена хотя бы одна запятая, вы не улетите с Блоса ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра, — это я вам обещаю.

Капитан зло поджал губы, его лицо покраснело, но он ничего не ответил начальнику ГБР. Он лишь от переполнявших его чувств сердито махнул рукой и, развернувшись, пошел прочь. Как раз в это самое время Дюпрэ «домчал» электрокар до закрытого пропускного пункта, у которого находились заинтересовавшие Хендершота люди.

Полковник лихо спрыгнул с электрокара.

— Трамплер, — обратился Хендершот к майору, — что у вас тут происходит?

Трамплер при виде начальника подтянулся и нервно заморгал глазами.

— Дипломатический багаж, шеф, — ответил он.

— Дипломатический багаж? — Хендершот внимательно осмотрел три больших ящика на колесиках, затем перевел взгляд на дипломатов. Впереди группы стоял седовласый, хорошо одетый пожилой джентльмен с изящной тростью в руках, за ним расположились восемь громил в одинаковых черных плащах, под блестящей тканью которых отчетливо просматривалось оружие. По всей видимости, дипломатом здесь был только джентльмен с тростью, остальные являлись охраной посольства.

Хендершот взял у Трамплера бумаги на багаж, быстро пробежал глазами по документам.

— Господин атташе по культуре Эвон Агностос-Эбл, — обратился Хендершот к седовласому, после того как ознакомился с документами, — почему в графе «содержимое багажа» написано «дипломатический багаж»?

— Потому что это дипломатический багаж, — невозмутимо ответил мужчина с тростью.

— В этой графе необходимо конкретнее раскрыть сущность багажа.

— Нет проблем, — к удивлению Хендершота, ответил дипломат.

Эвон Агностос-Эбл достал из кармана своего шикарного черного костюма золотую авторучку и что-то исправил в декларации, после чего протянул ее обратно начальнику ГБР.

Хендершот посмотрел, что дописал седовласый. После слов «дипломатический багаж» было дописано «Имперский». Хендершот почувствовал приближающийся приступ бешенства.

— Этого недостаточно, — сдерживая себя, сказал он.

— Вы, господин полковник, знаете лучше меня, что дипломатический багаж вообще не требует декларирования, — ответил на это атташе по культуре. — В связи со сложившейся на спутнике Блос обстановкой мы пошли вам навстречу. Сейчас вы требуете от меня того, что не в вашей компетенции. Своими незаконными требованиями вы нарушаете договоренности между нашими государствами.

Эвон Агностос-Эбл был абсолютно прав. Даже если эти три ящика доверху забиты наркотином, к Хендершоту это не имело никакого отношения. Прежде чем на что-то решиться, начальник ГБР посмотрел на охранников посольства. Они показались ему еще здоровее и больше, чем его собственные оэмэсбоновцы. Охрана посольства состояла из Имперских гвардейцев, а раньше в гвардии служили только синтетойды. Что же это должны быть за люди, заменившие синтетических солдат? У Хендершота сегодня и без того был тяжелый день, чтобы начинать новую космическую войну.

— Я ничего не требую, — отступил Хендершот. — Я только высказал предложение, которое не обязательно к исполнению и носит исключительно рекомендательный характер.

— Я так и понял, — ответил дипломат.

— Вы можете проходить, господа. — Хендершот спрятал декларацию в карман и махнул рукой майору Трамплеру, чтобы тот открыл дверь пропускного пункта. — Я вас лично провожу до звездолета, чтобы не было никаких недоразумений.

— Не стоит, господин полковник, — попытался отказаться Агностос, но Хендершот решительным шагом уже прошел в открывшиеся двери пропускного пункта.

Дипломату пришлось смириться с тем, что начальник ГБР спутника Блос лично проводит дипломатический багаж Империи к звездолету. Трое гвардейцев из охраны посольства покатили ящики в открытые двери. Остальные шли по бокам, бдительно оглядываясь по сторонам.

Увидев, что открылся еще один пропускной пункт, к его дверям заспешили находившиеся поблизости люди, но парни из ОМСБОНа, под предводительством майоров Дюпрэ и Трамплера, преградили им путь.

Дипломат догнал Хендершота и пошел рядом. Гвардейцы с багажом двигались следом. Процессия, пройдя через неработающий пункт досмотра, вышла в полукруглое помещение с большими прямоугольниками иллюминаторов, за стеклами которых открывалась бездна космоса. Вдоль стены с иллюминаторами шел закругляющийся по стене спутника тоннель с движущимся полом.

— Спасибо, что проводили, — попытался в этом месте отделаться от Хендершота дипломат.

— Я провожу вас до трапа, — не поддался Хендершот.

— Не стоит беспокойства. У начальника Главного бюро регистрации, наверное, и без нас полно работы в такой напряженный день.

— Никакого беспокойства. Какой у вас причал?

Атташе по культуре ничего не оставалось, как назвать номер:

— Пятьдесят четыре.

— Что-то вы далеко забрались, — заметил Хендершот, вставая на ленту транспортера. — Как мне известно, по крайней мере десять из ближайших пассажирских причалов свободны. Например: с восьмого по пятнадцатый. Двадцатый причал очень хорош — недавно отремонтирован. Или двадцать пятый — он взят в аренду частной компанией, которая оказывает дополнительный сервис.

Гвардейцы аккуратно скатили ящики на движущуюся ленту и молча встали по сторонам.

— Вот, господин Эвон Агностос-Эбл, посмотрите, — Хендершот указал через проплывающие мимо них иллюминаторы на один из причалов, толстой колонной уходивший от спутника Блос, — это восьмой причал — он свободен. Мы уже рядом с ним, а до пятьдесят четвертого ехать и ехать.

— К сожалению, не я выбирал место стоянки звездолета, — сказал дипломат. — Но в следующий раз обещаю, что обязательно обращусь к вам за советом.

— Это будет правильно. — Хендершот кивнул на ящики. — А то такую тяжесть приходится так далеко тащить. Кстати, зачем в них проделаны эти дырочки? — Хендершот, прищурившись, пододвинулся поближе к одному из ящиков. На гладкой пластиковой поверхности виднелось с десяток отверстий диаметром в сантиметр — полтора. Хендершоту захотелось просунуть в дырку палец, но путь к багажу преградил один из гвардейцев. Снедаемый любопытством таможенник вынужден был отступить.

— Это технологические отверстия, — с равнодушием пояснил атташе по культуре.

— И какова их функция?

— М… Ну… Для того чтобы из-за перепада давления между трюмом звездолета и местом разгрузки-погрузки не повредить целостность упаковки, — объяснил дипломат.

— Да, да, конечно, как я сам не догадался! — воскликнул Хендершот. — Помню, пришел груз кукурузных хлопьев, так в результате перепада давления все пакеты полопались, как мыльные пузыри. Все сто тонн пошли на корм свиньям. Хорошо, что вы мне объяснили, а то я, грешным делом, подумал, что посольство Империи занимается контрабандой животных с Плобоя. — Хендершот отвернулся и с равнодушием, написанным на его лице, вновь стал смотреть в проплывающие по ходу движения иллюминаторы спутника, но скрыть подозрительный прищур у начальника ГБР не получилось.

Транспортер миновал выход на причал номер сорок шесть, когда до слуха Вильяма Хендершота стал доноситься странный звук. Этот звук был знаком начальнику ГБР. Похожий на стук сломанного шарикоподшипника, периодически проворачивающегося на валу, он исходил со стороны одного из ящиков дипломатического багажа. Хендершот много раз где-то его слышал, но где именно, никак не мог вспомнить.

Хендершот повернулся к атташе по культуре.

— Вы ничего не слышите, господин Агностос-Эбл? После вопроса таможенника дипломат впервые дал слабину и показал, что нервничает. Глаза Агностоса забегали, он принялся нервно перебирать трость, которую держал в руках.

— Вы разве ничего не слышите? — поинтересовался Хендершот с хитрым выражением на лице. — Какой-то странный звук. — Хендершот наклонил голову и прислушался. — Мне кажется, что он идет от вашего ящика.

— Я ничего не слышу, — неубедительно ответил дипломат.

Хендершот хищно улыбнулся, — это была откровенная ложь. Агностос, как и его гвардейцы, отлично слышал звук, исходящий из ближайшего ящика и ставший за это время еще громче. Потирая руки, Хендершот подошел к источнику звуков, он узнал его. Сомнений быть не могло, это был храп человека, сидящего в ящике дипломатического багажа.

— Мне кажется, у вас непредвиденная ситуация, — злорадно поинтересовался Хендершот у Агностоса.

— Я надеюсь ее уладить, — взяв себя в руки, ответил дипломат.

— Попробуйте, — Хендершот одернул мундир и поправил манжеты рубашки, — но учтите, я мзды не беру.

Атташе по культуре сделал едва заметный жест своим гвардейцам, и сразу несколько крепких рук схватили начальника ГБР спутника Блос. Хендершот не успел ничего не только предпринять, но и сообразить, как был скован наручниками, а под ребра ему уткнулся холодный ствол бластера.

— Мы попробуем решить возникшую ситуацию без унизительных действий с денежными средствами, — сообщил атташе по культуре.

Только сейчас Вильям Хендершот осознал, какой опрометчивый поступок он совершил, отправившись в одиночку к звездолету, стоящему возле далекого пятьдесят четвертого причала. Место там безлюдное, и с человеком в лабиринтах станции спокойно может произойти несчастный случай. Например, незадачливый таможенник может каким-либо образом остаться в шлюзовой камере, когда звездолет станет отходить от причала. Такое уже случалось на спутнике Блос. Или его насмерть придавит сорвавшимся с креплений контейнером.

В обоих направлениях лента транспортера была пуста. Пассажиропоток по распоряжению помощника Леона

Смайлза сократили до минимума, и прийти на помощь полковнику таможни было некому.

У Хендершота ослабли ноги, но упасть ему не дали. Четверо гвардейцев, обступив полковника, держали его на руках.

— Господа, что вы собираетесь со мной делать? — слабым голосом пролепетал Хендершот.

Ему никто не ответил. Группа в молчаливом напряжении продолжала ехать дальше. В коридоре слышен был лишь равномерный гул транспортера и храп из ящика дипломатического багажа.

За иллюминатором показался пятьдесят четвертый причал.

— Господа, — сильнее занервничал Хендершот, — я все-таки офицер… Господин Эвон Агностос-Эбл, вы ведь дворянин и к тому же атташе по культуре, а значит, человек высоких моральных принципов, вы не позволите себе ничего унизительного… Ведь так?.. Я же не знаю, что вы везете в этих ящиках, и, честно говоря, не хочу этого знать. Меня это совершенно не волнует. К тому же я не слышал никаких звуков, исходящих изнутри, и тем более храпа… Я его даже сейчас не слышу… Ну, господа, я, в конце концов, готов взять взятку…

Лента транспортера достигла площадки перед входом на пятьдесят четвертый причал, закрытой герметичной стеклянной дверью, за которой виднелся длинный коридор, ведущий к звездолету. Четыре гвардейца подняли Хендершота и перенесли полковника на руках к двери, остальные перекатили ящики дипломатического багажа. Агностос-Эбл сошел с транспортера последним. Он извлек магнитную карту с кодом-ключом и приложил ее к датчику на стене возле прохода. Загорелись зеленые огни, и пластина из толстого стекла отъехала в сторону, открывая дорогу. Группа быстрым шагом направилась по коридору в самый конец, к стыковочному рукаву.

Хендершота все время несли на руках, держа под мышками в вертикальном положении. Со стороны казалось, что он идет вместе со всеми, но на самом деле он даже не касался ботинками пола. С обеих сторон коридора в большие иллюминаторы отчетливо просматривались соседние пирсы и причалы, возле которых стояли пришвартованные звездолеты и транспортные шатлы. От одного из пирсов как раз отходил космический корабль на Тионислу. Блестящая на солнце громада звездолета медленно отдалялась от выступающего в космос причала спутника Блос. Видя это зрелище, Хендершоту вдруг стало страшно, что его похитили, чтобы продать в рабство на какой-нибудь из планет дальнего космоса.

— Господа, вы уже почти пришли, может, я вам больше не нужен? — поинтересовался Хендершот и тут же прикусил язык, испугавшись, что, если он станет не нужен, от него избавятся самым радикальным способом. — Впрочем, я могу пока остаться с вами… — быстро добавил он, от страха не зная, что обычно говорят в таких ситуациях.

Группа подошла к стыковочному рукаву. Люк оказался уже открытым. Гвардейцы, катящие вовсю храпящий дипломатический багаж, не останавливаясь, прошли внутрь звездолета, а те, кто нес Хендершота, поставили полковника на пол и остались вместе с ним возле люка. Эвон Агностос-Эбл прошел мимо. На пороге стыковочного рукава он повернулся:

— Я скоро, с господина Хендершота не спускать глаз, — приказал он и скрылся в тамбуре звездолета.

Слова «господин Хендершот» странным образом успокоили начальника ГБР, он почувствовал крепость в ногах.

Ждать пришлось недолго. Через пару минут гвардейцы, сопровождавшие груз, а вместе с ними и Агностос-Эбл возвратились. Атташе нес в руках, помимо своей трости, какую-то маленькую красную коробочку. Люк звездолета закрылся. Затем закрылся люк стыковочного рукава, и звездолет, медленно набирая скорость, отошел от пятьдесят четвертого пирса. Хендершот с облегчением смотрел через смотровое окно, как космический корабль дисковидной формы отдаляется от спутника Блос, увозя с собой ненужные проблемы.

— Господин Вильям Хендершот, — обратился Агностос-Эбл к полковнику, когда звездолет превратился в едва заметную точку и затерялся среди созвездий. Атташе сделал знак своим людям, и те сняли с Хендершота наручники. Холодное дуло бластера, все время находящееся под ребрами, исчезло. — По поручению правительства Империи и Его Величества Императора Ивана Штиха за вклад в укрепление дружбы, международных связей и взаимопонимания между нашими странами вы награждаетесь орденом Дружбы народов третьей степени.

Агностос-Эбл открыл коробочку, извлек оттуда звездочку из серебристого металла и прикрепил ее к лацкану таможенного мундира Хендершота.

— Господину полковнику — ура! — скомандовал Агностос-Эбл.

Гвардейцы, построившись в шеренгу и вытянувшись перед Хендершотом по стойке «смирно», громогласно трижды прокричали:

— Ура-а-а!!! Ура-а-а!!! Ура-а-а!!!

Эхо от их крика покатилось по всему спутнику.

Потрясенный случившимся, Хендершот забыл все предшествующие награждению обстоятельства. В его душе росло чувство гордости и самоуважения. Он никак не ожидал такого подарка на свой день рождения. Единственное, что сейчас волновало начальника ГБР, что скажет его супруга, когда увидит на его груди государственную награду?

Часть вторая. ДОРОГА К ЭНВАНТИНЕНТУ

Глава 1. «ТРИУМФ»

В бескрайних просторах космоса, в пустоте межзвездного пространства появилась еще одна крохотная звездочка — это космический корабль, стремительно преодолевающий холодный океан космической пустоты. Созданный человеческим гением, бросивший вызов силам природы, звездолет, ведомый волей пилота, прессует время и сжимает пространство на пути к цели своего хозяина. Что такое для него: махнуть от звезды до звезды, — нет проблем! Другое созвездие — пожалуйста! А другая галактика на задворках вселенной, слабо? Запасись провиантом, пивом, купи побольше хороших книг, чтобы не скучать в дороге, и жми на газ. Если человек хочет увидеть восход далекой звезды над океаном чужой планеты, то звездолет домчит его и туда, ведь именно для того, чтобы осуществить мечту, он и был создан.

После того как гвардейцы покинули звездолет и корабль отшвартовался от причала спутника Блос, Инэксхоблуст-Эбл открыл принесенные ими контейнеры. Из первого, щурясь после темноты на яркие лампы освещения шлюзовой камеры корабля, вылез Скайт Уорнер. Из оставшихся двух наружу показались Дерк Улиткинс и Пьер Хилдрет.

— Как мне сообщили, господа, на таможне возникли некоторые осложнения в связи с неосторожными действиями кого-то из вас, — с упреком промолвил хозяин корабля, обводя каждого внимательным взглядом.

Инэксхоблуст-Эбл сменил охотничий костюм песочного цвета, в котором предстал первый раз перед компаньонами в хранилище банка, на зеленый военный френч без знаков отличия и широкие, идеально выглаженные галифе. Но вместо хромовых сапог, которые, казалось, должны были дополнять наряд молодого человека, Скайт рассмотрел на его ногах синие матерчатые тапочки.

— Своими неосмотрительными действиями он поставил под угрозу срыва всю экспедицию и подверг опасности моих людей, — продолжил Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл.

— А что, собственно, произошло? — зевая, поинтересовался Скайт.

Инэксхоблуст-Эбл с удивлением посмотрел на Уорнера.

— Так, значит, это были вы?

— Что такого сделал Скайт? — оживившись, спросил Дерк Улиткинс. — Вроде все гладко прошло. Я даже задремал в этом ящике, только сейчас глаза и открыл. Неужели я проспал что-то интересное?

— И мне удалось немного вздремнуть, пока нас несли на корабль, — поделился Пьер.

— В таком случае продолжение этого разговора не имеет смысла. — Инэксхоблуст-Эбл скрестил руки на груди. — Господа, — обратился он уже другим тоном к компаньонам, — вы находитесь на борту моего корабля. Название звездолета «Триумф». Я являюсь его владельцем и капитаном. — Инэксхоблуст-Эбл обвел каждого из присутствующих внимательным взглядом. — На моем корабле соблюдается идеальный порядок и чистота. Все члены экипажа живут по строгому распорядку дня…

— Простите, что перебиваю, — встрял Скайт, — но, господин Нух… Нухл…

— Хобот, — подсказал Дерк.

— Нухобот-Эбл, — воспользовавшись подсказкой друга, с трудом выговорил Скайт.

— Инэксхоблуст-Эбл, — поправил его Пьер.

— Именно так, — согласился с Пьером Скайт и продолжил: — Вы заверили, что на корабле, кроме нас, никого больше не будет. А сейчас сообщаете, что у вас целый экипаж, который живет по строгому распорядку.

— Этот экипаж — вы, — сообщил Инэксхоблуст-Эбл. Компаньоны переглянулись.

— А что в себя включает «строгий распорядок»? — спросил Дерк с нескрываемым беспокойством в голосе.

— Четыре шестичасовые вахты…

— Пардон, — тут же перебил Пьер Хилдрет, — почему четыре?

— Я, господин Скайт Уорнер, господин Дерк Улиткинс и вы, — перечислил Инэксхоблуст-Эбл.

— Прошу прощения, но я не умею водить звездолет.

— Пилотировать, — поправил Пьера Дерк.

— Вот именно, пилотировать, — повторил Пьер Хилдрет. — К тому же я специалист другого профиля, мое участие в экспедиции оговорено заранее и не включает в себя вождение… пилотирование звездолетом.

— Звездолета, — поправил Дерк.

— Хорошо, — согласился Инэксхоблуст-Эбл. — В таком случае будет три восьмичасовые вахты.

— Не так быстро, приятель…

— Господин Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл, — поправил Скайта молодой человек.

— Хорошо, — согласился Скайт. — Не так быстро, господин Инблу… блу…

— Бухалуст, — вновь пришел на помощь Дерк Улиткинс.

— …бухалуст-Эбл, мы только прибыли на твой звездолет…

— Ваш, — терпеливо, но настойчиво поправил Скайта Инэксхоблуст-Эбл.

— На ваш звездолет, — согласился Скайт, сдерживая подступающее раздражение от постоянных придирок к словам. — Нам надо осмотреться, ознакомиться с техникой. То, что «Триумф» из серии Имперских кораблей-разведчиков, — это ясно сразу, но что это за модель, каковы ее возможности и недостатки, мощность двигателя, система управления полетом. Надо, в конце концов, привыкнуть к этой колымаге… я имею в виду к звездолету.

— Все это вам, господа, объяснит Борис.

— Кто?

— Борис — робот-слуга, — пояснил Инэксхоблуст-Эбл и, обращаясь куда-то в проход за своей спиной, крикнул: — Борис! Тапочки нашим гостям!

Из прохода послышалось приближающееся жужжание, и вскоре оттуда на площадку шлюзовой камеры выехал небольшой робот. Из прямоугольного основания с резиновыми гусеницами торчало тонкое туловище робота, заканчиваясь сверху поперечным плечевым шарниром с двумя манипуляторами рук. Все элементы корпуса робота были сделаны из черного углепластика. С двух сторон плоской головы находились цилиндры видеокамер с большими круглыми окулярами, между которыми размещалась жидкокристаллическая пластина видеоэкрана, заменяющая роботу лицо. Борис держал в тонких четырехпалых манипуляторах несколько пар разноцветных тапочек, а на его лицевом дисплее от края до края растянулось изображение радостной улыбки.

— Рад приветствовать новых членов экипажа нашего звездолета! — каким-то детским голосом, то ли девочки, то ли мальчика, проговорил робот и, жужжа моторчиком, подъехал ближе. — Надеюсь, тапочки вам понравятся. — Борис положил перед Пьером Хилдретом желтые тапочки. — Мой искусственный интеллект проходил тестирование в Имперском Государственном Университете на кафедрах эстетики, этикета и человеческой психологии.

— Терпеть не могу роботов с черным углепластиковым корпусом, — процедил Дерк Улиткинс.

— Брось, Дерк, посмотри лучше, какая у него милая улыбка.

Борис в это самое время подъехал к Скайту и положил перед ним красные тапочки.

— Меня зовут — Борис, — представился он. — Я буду готовить, убирать и заниматься бытовыми проблемами. Я отвечу на все ваши вопросы по поводу корабля. Со мной также можно поговорить на темы философии, искусства, литературы, поэзии и военного дела. Разрешите для удобства общения и простоты взаимопонимания поинтересоваться, как зовут вас, господин.

— Скайт Уорнер, — представился Скайт.

— Очень рад знакомству с вами, господин Скайт Уорнер. — Борис подъехал к Дерку. — Простите, а как зовут вас?

Робот нагнулся, чтобы положить тапочки. Дерк ловко наступил носком своего белого спортивного туфля на его манипулятор, прижав пальцы Бориса вместе с тапками к полу.

— Господин, господин! — встревоженно заголосил робот. — Вы наступили мне на пальцы!

Дерк проигнорировал его причитания, нагнулся к самому дисплею Бориса, где еще светилась улыбка, и, не сходя с прижатых манипуляторов, недобро поинтересовался:

— Почему мои тапочки голубого цвета?

— Других не было, господин…

— Зови меня Господин Хозяин. Иногда можешь называть меня Хозяин Дерк. — Дерк наклонился еще ближе, так что от его дыхания запотели окуляры робота. — И еще, Борис, чтобы через час тапочки у меня были зеленые.

— Хорошо, Хозяин Дерк.

— Дерк, хватит, — вступился за робота Скайт, — можешь взять мои тапки.

— Нет, я хочу, чтобы он принес мне зеленые. А если не принесет, я по очереди оторву ему вначале все манипуляторы, а затем голову. Ты меня слышал? — обратился он к Борису.

— Да, Господин Хозяин Дерк.

Дерк сошел с пальцев Бориса. Робот подобрал непонравившиеся тапочки и отъехал в дальний конец шлюза, поближе к Инэксхоблусту-Эблу. Радостная улыбка исчезла с его дисплея.

— Господин Дерк Улиткинс, — сказал Инэксхоблуст-Эбл, — меня не интересует ваше отношение к роботам, но учтите, что Борис — моя собственность. И я не потерплю, если с ним что-либо случится.

— С ним ничего не случится, если он будет знать свое место, — ответил на это замечание Дерк.

— Хорошо, будем считать этот вопрос решенным. Но раз вы отказались от тапок, вам придется походить в носках, пока Борис не сошьет вам новые.

— Похожу пока в туфлях.

— Нет. На моем корабле идеальная чистота. Без сменной обуви я вас не пущу.

— Сущее дерьмо…

— Попрошу в моем присутствии не выражаться!

— Послушай, Дерк, — тихо обратился Скайт к Улиткинсу, — черт с ним, уступи, все равно твои носки не чище туфель.

— Хорошо, Эбл, я согласен.

— Господин Инэксхоблуст-Эбл, — поправил молодой человек.

— Сущее дерьмо, — совсем тихо выругался Дерк, чтобы господин Инэксхоблуст-Эбл на этот раз его не услышал.

Компаньоны сняли обувь, Скайт с Пьером надели тапочки, а Дерк остался в носках. Только после этого Инэксхоблуст-Эбл разрешил покинуть шлюзовую камеру и повел их внутрь корабля. Борис сопровождал своего хозяина, стараясь держаться подальше от Дерка Улиткинса, которого сразу невзлюбил.

Скайт Уорнер за свою жизнь побывал на множестве космических кораблей, но на таком, как «Триумф», он был впервые: от самых дверей шлюзовой камеры начиналась красная, расшитая золотом ковровая дорожка; светильники в коридорах забраны в хрустальные плафоны; золотые кнопки кодовых замков на дверях; стены отделаны декоративными панелями из редких пород дерева.

Внутренняя отделка звездолета стоила больших денег, возможно, даже больших, чем стоимость самого корабля. Судя по всему, Инэксхоблуст-Эбл был обеспеченным человеком, если не сказать — очень обеспеченным.

С нижней палубы, где находились шлюзовая камера и трюм, на вторую с жилыми каютами поднялись на подъемнике. Здесь на стенах висели картины с пейзажами, а потолок коридора украшала роспись в виде голубого неба с белыми кучевыми облаками. Ковровая дорожка имела зеленый цвет. Возле стеклянных дверей кубрика, совмещенного с камбузом, в деревянном горшке стоял огромный фикус.

— Порядком и чистотой на корабле я обязан Борису. Это он старается привнести уют в это место. К примеру, фикус он вырастил из семечка, — показывая на цветок, с гордостью за своего смышленого робота сообщил Инэксхоблуст-Эбл.

На мониторе Бориса, после похвалы, расплылась самодовольная улыбка.

— Очень удобно, — подал голос Дерк, — будем в горшке окурки тушить.

Инэксхоблуст-Эбл проигнорировал это замечание и пошел дальше.

— Господа Скайт Уорнер и Дерк Улиткинс, ваша каюта, — показал он на металлическую дверь в стене коридора. — Господин Пьер Хилдрет, ваша каюта следующая. Все необходимое, как-то: зубная щетка, мыло, полотенце, сменная одежда, спальные принадлежности и другие мелочи, найдете там. Если чего-либо не будет хватать, обращайтесь к Борису. Я занимаю каюту капитана возле подъемника в рубку управления. Осваивайтесь. Первую вахту стою я. Через восемь часов прошу кого-то из вас подняться в рубку управления сменить меня. Оставляю вас, господа. Об остальном позаботится Борис. — Инэксхоблуст-Эбл прошел на площадку подъемника и поднялся в рубку управления.

Каюта напоминала собой номер в небольшой гостинице: кровати, стол, два стула и дверь в совмещенный санузел. Но для звездолета иметь отдельный санузел считалось верхом роскоши. Скайт даже не обратил внимания на то, что кровати заправлены настоящими хлопчатобумажными простынями, а не синтетической пленкой, что стол и стулья сделаны из настоящего дерева, а не из пластмассы. Больше всего Уорнера поразило то, что в клозете использовалась обычная вода: такую роскошь на звездолете, где в замкнутом пространстве каждая капля воды ценилась на вес золота и многократно участвовала в регенерации, мог позволить себе только настоящий миллиардер.

Когда Скайт подошел к стенным шкафам и принялся изучать их содержимое, раздался мелодичный звоночек, сообщивший, что дверь в каюту открыта. Вошел Дерк Улиткинс и прямиком направился в санузел.

В первом шкафу на полках в идеальном порядке лежали спальные принадлежности, включая ночные пижамы.

За дверью в санузел раздалось журчание спускаемой воды.

Скайт открыл дверцы следующего шкафа. Там он обнаружил средства личной гигиены, от которых ломились полочки. Зубную щетку и мыло Скайт узнал сразу, но остальные предметы во всевозможных коробочках, баночках, пакетиках ему приходилось распознавать по надписям на этикетках: зубная нитка; зубочистки «Пик»; одноразовые носовые платки «Олсен»; одеколон «Кумкват»; дезодоранты для тела, для ног, для рук, для рта; пилки для ногтей; освежитель воздуха; дезинфектор; презервативы; одноразовые бритвы (несколько упаковок)…

В туалете вновь спускали воду.

— Дерк, тебя что, пробрало? — Скайт открыл дверцы следующего шкафа. — Если так, прими что-нибудь от живота!

За дверцами этого шкафа на вешалках Скайт обнаружил комплект универсальных комбинезонов разных цветов, стопку одноразовых рубашек и легкий спасательный скафандр.

— Дерк, что ты там, в конце концов, делаешь? — Скайт закрыл шкаф.

Журчание прекратилось, и из дверей санузла показался Дерк Улиткинс.

— В нашей каюте вода тоже не кончается, — пораженно заметил он и уселся на один из стульев возле стола.

— Ты что, и у Пьера воду спускал? — догадался Скайт.

— Богато живет этот Инэк… Иноклоб… черт бы его побрал, короче — Эбл. — Дерк достал пачку дорогих сигарет. — Хочешь? — он протянул ее другу. — У Пьера в каюте нашел.

— Нет, спасибо, — отказался Скайт, присаживаясь на свободный стул.

Дерк сунул сигарету в рот, убрал пачку в карман.

— Убивал бы тех, кто дает людям такие фамилии, — прикуривая от зажигалки, произнес он. — Я про этого… — Эбла.

— Но и у тебя тоже фамилия не фонтан — Улиткинс. Особенно это «с» на конце. Скользкая такая фамилия получается.

— А у самого? — обиделся Дерк. — Уорнер. Такую фамилию только в унитаз кричать — У-о-рнер! У-о-рнер!

— Ладно тебе. Ты сюда что, настроение мне испортить пришел? — на этот раз обиделся Скайт. — Если так, то ты этого добился.

— Извини. Нервничаю я чего-то. — Дерк выпустил облако сигаретного дыма.

— Я знаю, чего ты нервничаешь, — сказал Скайт. — Ввязались мы с тобой в очередную авантюру. Летим на чужом корабле с малознакомыми людьми в Энвантинент. И ладно бы за наркотиками, так за страшной штукой, которая нужна только для массового убийства.

— Нет, — отмахнулся Дерк, — это-то меня как раз нисколько не беспокоит. Меня беспокоит, что Пьер Хилдрет может надуть нас с обещанными деньгами и не заплатить. Надо у него потребовать аванс, а лучше предоплату.

— Тебя, Дерк, только деньги волнуют. А я переживаю, как бы нам вся эта затея не вышла боком.

— Что ты имеешь в виду?

— Кто такой этот Хилдрет? — спросил Скайт. — Кто такой этот… Эбл? Мы ничего про них не знаем, кроме того, что они нам сами рассказали о себе. Ты можешь поручиться, что все это правда? Я нет. — Скайт протянул руку к Дерку. — Дай мне сигарету.

Дерк извлек из кармана пачку и зажигалку.

— Посмотри на Пьера, — прикурив, продолжил Скайт. — Толстый, лысый.

— Маленького роста, — подсказал Дерк.

— Что он нам там говорил: про какую-то любовь, что не может жить вдали от семьи? Ты в это веришь, Дерк?

— Верю.

— Да? — изумился Скайт. Он никак не ожидал такого ответа. — А я нет. Не верю я, чтобы такого, как Пьер, кто-то так сильно любил.

— Как раз у таких людей самая сильная привязанность, — возразил Дерк. — К тому же он обещал нам хорошие деньги. Не забывай об этом.

— Ладно, — неохотно согласился Скайт. — Но вот этот… как же его…

— Эбл.

— Да, Эбл. Уж он-то лукавит однозначно.

— Это неважно.

— Почему?

— Я уже объяснял Пьеру, когда мы первый раз разговаривали с Эблом в хранилище банка, что нам главное — покинуть Плобой. А теперь, когда мы добились своего, Эбл нам больше не нужен. Мы можем спокойно оставить его.

— Каким образом ты собираешься это сделать? Это не поезд, мы на звездолете — сойти не сможем.

— Надо под каким-нибудь предлогом совершить посадку, например, на Вафну. Эта планета как раз по пути.

— Лучше всего совершить посадку в наше дежурство, пока Эбл будет отдыхать, — внес предложение Скайт, затянулся сигаретой и вдруг опомнился: — Но это нечестно!

Дерк подавился дымом и закашлялся.

— Подожди, Скайт, подожди, — протирая заслезившийся от дыма глаз, попросил он. — Что ты там мне вначале хотел сказать об этом Эбле?

— Что он что-то скрывает от нас.

— Ну. — Дерк затушил окурок о край стола и бросил его на пол. — Поэтому мы имеем полное право в ближайшем порту оставить этот замечательный звездолет вместе с его хозяином и уродцем на гусеницах.

— Это ты о ком? — не понял Скайт.

— О роботе-слуге Эбла, у которого корпус из черного пластика и имя дурацкое, хуже, чем у хозяина, — Борис.

— Мне Борис понравился — интеллигентный робот с высоким интеллектом.

— Дурак на колесиках, — не согласился Дерк. — По его милости я сейчас в носках хожу.

— В этом Эбл виноват — это он завел такие порядки на звездолете. Чувствуется, что у парня было неправильное воспитание. Как-никак дворянин. Его испортили всякими церемониями и хорошими манерами, вот он и стал перегибать палку там, где это совсем необязательно. — Скайт выпустил облако табачного дыма. — Все-таки для чего ему эпидетермическая бомба?

— Пьер предполагает, что Эбл работает на Имперскую разведку.

— Если это так, то бомба нужна самому Императору — Ивану Штиху, — сделал вывод Скайт.

— Может, Штих не хочет, чтобы она попала в руки его противников, — предположил Дерк.

— Тогда Имперская разведка нас просто бы ликвидировала, а она, наоборот, нам помогает. Даже дипломатов к этому делу подключили.

— Какая разница? Что толку попусту гадать, кому и для каких целей понадобилась эпидетермическая бомба. В любом случае мы уже на корабле и направляемся к Энвантиненту.

— Я не согласен, — возразил Скайт. — Разница есть. Если мы будем располагать информацией обо всех тонкостях предстоящего предприятия, то будем заранее знать, что можно ожидать от наших попутчиков.

— Если Пьер заплатит обещанный гонорар, я соглашусь и не знать истинных целей поездки, — сказал Дерк.

— Как нас не хотели выпускать с Плобоя люди Даркмана, — вспомнил Скайт.

— Конечно! Ты только представь, какие возможности открываются у Даркмана, если он заполучит эпидетермическую бомбу, — заметил Дерк. — Не зря все словно с ума посходили. Каждый понимает, что у кого окажется бомба, за того и проголосуют избиратели.

Скайт некоторое время в задумчивости молча докуривал сигарету и только после того, как красный огонек дошел почти до самого фильтра, высказал свои заключительные предположения:

— Расклад здесь такой, нанял нас Пьер Хилдрет, летим мы на корабле… — Скайт запнулся. — Все время забываю, как зовут этого парня?

— Эбл, — усмехнувшись, подсказал Дерк, — просто Эбл.

— Да — Эбл, — согласился с ним Скайт, — так действительно будет проще. — И продолжил: — Летим мы, значит, на корабле Эбла, а деньги платит Хилдрет, следовательно, для нас главнее Хилдрет.

Скайт встал, прошел в санузел и выкинул окурок в унитаз.

— Пошли, навестим Пьера, — предложил он Дерку. — Поговорим с ним насчет посадки на Вафну.

Дерк встал и направился за Скайтом к дверям каюты. Уорнер открыл дверь и чуть не налетел на Бориса. Робот, моргая диафрагмами видеокамер, уступил дорогу и вежливо осведомился:

— Извините, господин Скайт Уорнер, не подскажете мне, где я могу найти господина Дерка Улиткинса?

— Он здесь, — ответил Скайт и вышел в коридор, чтобы Борис увидел Дерка.

— Что тебе, урод? — сурово спросил Дерк, выйдя в коридор следом за Скайтом.

— Я приготовил вам тапочки, Хозяин Дерк. — Борис положил перед Дерком зеленые матерчатые тапочки.

— Давно пора. — Дерк надел принесенные роботом тапки и, примериваясь, потопал ногами по полу.

— Я старался, чтобы они вам понравились, Хозяин Дерк, — сказал Борис, ожидая похвалы.

— Да, Борис, — Дерк покровительственно положил руку на плечевой шарнир робота, — кое-что ты все-таки делать умеешь. Это хорошо. Когда я продам тебя робототорговцу, за тебя можно будет выручить больше денег, чем те, на которые я рассчитывал раньше. А сейчас ступай к Скайту в каюту и подбери окурок с пола, который я туда уронил.

На жидкокристаллическом дисплее робота появилась надпись из трех букв на незнакомом языке и тут же пропала. Борис зажужжал моторчиком и поехал выполнять распоряжение.

— Интеллигентный робот, — сказал Скайт, — ничего тебе не ответил.

— Попробовал бы он слово сказать, — усмехнулся Дерк, — я бы тогда точно ему все манипуляторы поотрывал.

Друзья пошли к каюте Пьера Хилдрета. Ее дверь оказалась запертой изнутри. Скайт нажал на кнопку вызова селектора связи сбоку.

— Пьер, чего закрываешься? Давай открывай, дело есть, поговорить надо.

— Одну минуту, — отозвался из динамика переговорного устройства голос Хилдрета.

— Что он там делает? — спросил Дерк.

— Деньги пересчитывает, — предположил Скайт.

— Не иначе, — согласился Дерк.

Они замолчали, ожидая, когда наконец Пьер соизволит впустить их, но тот не торопился.

— Что он там так долго возится? — Дерк стал терять терпение. Он пару раз ударил по стальной поверхности кулаком. — Пьер, открывай!

Наконец, дверь в каюту открылась, и появился Пьер Хилдрет. Он был одет в новый ярко-желтый комбинезон, гармонирующий с желтыми тапками, которые ему дал Борис. Лицо Пьера с чисто выбритым подбородком раскраснелось после душа. Остатки волос мастер по взлому сейфов зачесал назад, стараясь прикрыть лысину, и обильно надушился цитрусовым дезодорантом «Кумкват».

— А вы еще не успели привести себя в порядок? — удивился Пьер, когда Дерк и Скайт прошли к нему в каюту.

— Мы делами занимались, — дотронувшись до щетины на подбородке, ответил Скайт. — Присесть можно?

— Конечно, пожалуйста! — Пьер показал на стулья. Каюта Хилдрета ничем не отличалась от других кают на корабле, лишь жалюзи на большом круглом иллюминаторе сейчас были открыты, и за толстым стеклом на черном фоне космического пространства плыли звезды. А так обстановка была похожа: две кровати, стол с двумя стульями, стенные шкафы и дверь в совмещенный санузел.

Скайт с Дерком сели на стулья, а Пьер расположился на кровати.

— Борис предложил привести в порядок мой костюм, — сообщил он, — пока он будет этим заниматься, я решил воспользоваться одеждой в шкафу каюты. А у вас в каюте есть встроенные шкафы с одеждой?

— Это не важно, — отмахнулся Скайт на вопрос Пьера об одежде. — Мы хотим поговорить об Эбле и экспедиции в целом.

— И попросить аванс, — напомнил Дерк.

— Аванс? — Хилдрет сразу стал серьезным. — Сколько вы хотите?

Скайт с Дерком переглянулись.

— Половину от гонорара, — ответил Дерк.

— Минуту, — Хилдрет нервно задергал веком левого глаза, — это очень большая сумма… Мы еще не проделали половину пути… Джентльмены, согласитесь, что полмиллиона в качестве аванса — это слишком много.

— Тогда сколько предлагаешь ты? — задал вопрос Скайт.

— Десять тысяч.

— Сколько?! — возмущенно воскликнул Дерк. — Жалкие крохи!

— Это всего один процент от гонорара, — серьезно заметил Скайт Уорнер.

— Но это все равно очень большие деньги, — возразил Пьер.

— Аванс обычно составляет не меньше десяти процентов от суммы гонорара, — на слова Пьера ответил Скайт.

— Вот именно! — вставил Дерк.

— Но мы еще даже не добрались до границ Энвантинента.

Уорнер задумался. В словах Пьера было рациональное зерно. До Энвантинента нужно было еще долететь, а самое главное: вернуться обратно. К тому же волею обстоятельств сейчас они находятся на чужом корабле.

— Хорошо, десять тысяч так десять тысяч, — согласился он.

— Каждому, — поправил Дерк.

Хилдрет на секунду замялся, но потом, видимо, решил, что двадцать тысяч — это лучше, чем полмиллиона, встал с кровати и направился к одному из стенных шкафов. Достал оттуда чемодан. Положил его на пол и посмотрел на компаньонов.

— Отвернитесь, пожалуйста.

Скайт взглянул на Хилдрета. Конечно, можно было поспорить, пристыдить его за недоверие, но это не имело никакого смысла, и Скайт отвернулся. А вот Дерк не преминул затеять спор и вставить пару колких фраз по этому поводу.

— Ты что, Пьер, нам не доверяешь?! — возмутился он.

— Почему же, — попытался оправдаться Хилдрет, — доверяю.

— Тогда как тебя понимать? Ты летишь с нами в жуткое место, где проще сгинуть без следа, чем найти дорогу назад, и боишься показать напарникам содержимое своего «дипломата»? Если бы мы захотели, то давно могли забрать себе этот чемодан со всем его содержимым.

— Вот как раз на этот случай я предусмотрел кое-какое приспособление, — пояснил Хилдрет.

— Значит, ты нам не доверяешь, — сделал вывод Дерк. — Боишься, что мы украдем твои деньги. Доверяешь жизнь, но не кошелек. Это по меньшей мере странно, Пьер. Неужели ты ценишь свою жизнь меньше какого-то жалкого миллиона кредитов?

— Ну что вам, трудно отвернуться? — с мольбой в голосе попросил Хилдрет.

— Пьер, ты должен понять… — начал опять приставать к Хилдрету Дерк Улиткинс, но Скайт его толкнул в бок.

— Хватит, Дерк. Тебе что, одного Бориса мало? Обязательно и над Пьером поиздеваться надо?

— А что я? — удивился Дерк.

— Ну, не хочет Пьер, чтобы мы видели, как он открывает чемодан. Так зачем ты нервы человеку треплешь?

— Ладно, — неохотно уступил Дерк, — я могу и отвернуться. Только чего там прятать, денег я, что ли, не видел? Впрочем, если у него там резиновая кукла, то это все объясняет.

Улиткинс отвернулся к иллюминатору, куда уже смотрел Скайт. В отражении стекла хорошо был виден Пьер Хилдрет с чемоданом на полу.

Убедившись, что пилоты отвернулись, Хилдрет открыл крышку, набрав код на кнопочной панели, отключил какое-то устройство и стал вынимать из черного полиэтиленового мешка, в каких обычно выносят мусор, тугие пачки денежных знаков. Он внимательно осматривал каждую пачку и складывал на полу возле себя в две одинаковые стопки. При этом вид у «медвежатника» был такой, словно он играл в кубики.

Наконец двадцать тысяч были извлечены, и Пьер закрыл чемодан.

— Можете повернуться, — сообщил он, поднялся с пола и положил деньги на стол.

— Ну что, не ошибся? — спросил Дерк, беря ближайшую к себе стопку денежных знаков.

— Можете пересчитать, — ответил Хилдрет и убрал чемодан обратно в шкаф.

Скайт, не считая, распихал пачки по карманам куртки. А Дерк принялся пересчитывать:

— Одна, две… четыре… восемь, девять… Пьер, ты просчитался, одной тысячи не хватает.

— Что?! — ошеломленно воскликнул Хилдрет. Он никак не ожидал того, что мог ошибиться. — Этого не может быть! Я пересчитывал несколько раз. Дай, я еще пересчитаю. — Он потянулся к стопке, лежащей перед Дерком на столе, но Улиткинс забрал ее и спрятал во внутренний карман своей замшевой куртки.

— Я пошутил, — засмеявшись, произнес он. — Классно я вас разыграл!

Но, кроме него самого, эту шутку никто не оценил, поэтому Дерку пришлось смеяться в одиночестве.

— Теперь о главном, — сказал Скайт, обращаясь к Хилдрету, когда напарник немного успокоился. — Плобой мы успешно покинули, теперь можем покинуть и звездолет Эбла.

— Инэксхоблуста-Эбла, — поправил Хилдрет.

— Мы решили звать его Эбл — это проще и понятнее.

— В принципе… — неуверенно согласился Хилдрет.

— План такой, — продолжил Скайт, — во время нашего дежурства меняем курс и делаем посадку на Вафне, где незамедлительно покидаем этот прекрасный звездолет.

— А если Эбл заметит, что вы поменяли курс?

— Каким образом?

— Ну, не знаю… Посадку звездолета на планету невозможно не заметить, где бы ты ни находился — в рубке управления либо в каюте.

— А ведь Пьер прав, — заметил Дерк, — начнет трясти, когда войдем в плотные слои атмосферы.

— Я могу совершить посадку так, что он даже не заметит, — не согласился Скайт.

— Много горючего сожжешь, — сказал Дерк.

— Не нашего.

— Все равно Эбл заметит.

— Каким образом?

— Двигатель будет постоянно работать. Когда я летал на истребителе…

— Это не истребитель.

— Эблу достаточно будет взглянуть в иллюминатор.

— Вот об этом я не подумал, — согласился Скайт. Дерк Улиткинс достал сигареты.

— Будешь?

Скайт взял сигарету из предложенной пачки.

— А ты, Пьер?

Пьер тоже взял сигарету. Компаньоны закурили.

— Что делать? — задал вопрос Скайт. — Как нам попасть на Вафну?

— А стоит ли вообще менять звездолет? — спросил Пьер.

— Но ты же сам не хотел лететь с Эблом, — напомнил Скайт.

— Тогда я думал, что это опасно.

— Что же сейчас заставило тебя поменять свое мнение?

— Хороший звездолет. Все удобства, — ответил Хилдрет. — К тому же Эбл нас не обманул, из экипажа на звездолете только мы вчетвером.

Дерк Улиткинс усмехнулся и выпустил тонкую струйку дыма в потолок каюты.

— Ты чего? — спросил Скайт.

— Как же, ты думаешь, Пьер поменял свое мнение, потому что ему понравился звездолет? Как бы не так, он боится, что когда мы на Вафне покинем Эбла, то затем свалим и от него.

— Ты действительно так думал, Пьер? — спросил Скайт.

— Ничего подобного! — возмутился толстяк. — Ив голову не приходили такие мысли!

— Признайся, Пьер, что думал об этом, — продолжал настаивать Дерк, — думал, что мы прихватим аванс и исчезнем. Ведь так, Пьер?

— Ни в коем случае! Как вы можете так думать о людях?! — Хилдрет от возмущения даже покраснел.

— Да, Дерк, — согласился с Пьером Скайт, — ты сейчас не прав.

— И ты туда же? Разуй глаза, Скайт, вокруг одни негодяи и предатели.

— Дерк, что с тобой9 Чего ты так разошелся?

— А ничего. Посмотри на Пьера. Я думал, он нормальный мужик, а он… — Дерк с досады махнул рукой, от чего начатая сигарета выпала из его рук и упала на пол каюты. Он не стал затруднять себя ее подъемом, а достал из пачки новую. — Аванс выплатил… — говорил Дерк, зажав зубами сигарету и прикуривая от зажигалки, — жалкие крохи, и теперь боится покинуть корабль. — Прикурив, он выпустил облако дыма. — Жадина оказался наш компаньон, вот что.

— Ты не прав, Дерк, — попытался унять друга Скайт, но Дерк прервал и его.

— Ты, Скайт, тоже хорош, всем всегда уступаешь. Десять тысяч так десять тысяч. Он тебе что, родственник? Ты еще у Браена Глума людям доверял до самого последнего, пока они на тебя бластер не наставили. Ничему тебя жизнь не научила.

— Хватит, Дерк, если ты сейчас же не заткнешься, я тебя пристрелю.

— Ладно, замолкаю, но свое мнение я еще выскажу, и не раз. — Дерк с оскорбленным видом повернулся вполоборота к Скайту, закинул ногу на ногу и стал молча пускать кольца дыма в потолок каюты.

— В принципе на Вафну залететь можно, — через некоторое время сказал Хилдрет. — Мне нужны кое-какие приборы, но это необязательно.

— Предлагаю, — сказал Скайт, — когда будем пролетать рядом с Вафной, тогда и решим, что предпримем, останемся ли на корабле Эбла или же наймем свой собственный корабль

— Хорошо, — согласился Хилдрет. А Дерк лишь недовольно хмыкнул себе под нос.

Глава 2. «ПАНОРАМА»

— Сегодня понедельник — последний понедельник в предвыборной гонке кандидатов за кресло мэра Плобитауна, — сообщает телеведущий с экрана телевизора. — Вы смотрите программу новостей восьмидесятого Плобитаунского канала. Вся самая свежая и интересная информация для вас в программе «Панорама»!

Под торжественную музыку над горизонтом поднимаются буквы П, А, Н, О, Р, А, М, А, их освещает солнце, бьют литавры.

— Как заявили представители предвыборного штаба Джеймса Хэнка — кандидата номер два на кресло мэра нашего города, Хэнк никогда не говорил, что обезвредил взрывное устройство в поезде ПСМД Плобитаун—Грейфикс. Тем более комиссар никогда не выдавал за бомбу свой термос, подаренный ему сослуживцами за бескомпромиссную борьбу с преступностью Плобитауна и укрепление правопорядка в городе. Все инсинуации по этому поводу исходят из предвыборных штабов Леона Смайлза и Боба Даркмана. Не секрет, что нанятые ими борзописцы используют все грязные политические технологии и не гнушаются не только подтасовкой фактов, но и откровенной ложью, чтобы очернить доброе имя комиссара Хэнка в глазах общественности Плобитауна. Комиссар Хэнк всегда был эталоном честности и добропорядочности, отстаивал закон и порядок, он никогда бы не пошел на подобный трюк с псевдобомбой.

В то же самое время штаб Джеймса Хэнка сообщил, что располагает неопровержимыми доказательствами продажи оружия террористам главой службы безопасности Плобоя Леоном Смайлзом. «Взятки и коррупция поразили снизу доверху управление службы безопасности, — заявляет пресс-служба Джеймса Хэнка. — Особенно эта „болезнь“ поразила руководство во главе с самим Леоном Смайлзом…» В ответ на это заявление пресс-служба Леона Смайлза опубликовала документ, в котором утверждается, что «неподкупный» комиссар Плобитауна Хэнк получает солидный процент от продажи всего наркотина и глюкогена в городе.

К чему приведут эти нешуточные баталии, разгоревшиеся в последнее время между основными кандидатами на кресло мэра, мы предугадать затрудняемся, ситуация меняется каждую минуту. В прессу поступает огромное количество компромата как с одной, так и с другой стороны. На фоне торговли детьми, в чем, кстати, недавно обвинили комиссара Хэнка, статья в журнале «Плобой-криминал» под названием «Крестный отец Плобитауна», в которой описано журналистское расследование и наконец дан ответ на вопрос: кто управляет преступным миром столицы, выглядит бледно. Но мы все-таки остановимся на этом после короткой рекламной паузы…

«Зубочистки „Пик“ стали еще лучше! Благодаря лазерной заточке их острие стало настолько тонким, что теперь зубочистки „Пик“ могут добраться до самого основания зуба, куда не могут добраться обычные зубные щетки! Специальные микроскопические ворсинки на кончике зубочисток „Пик“ великолепно удаляют грязь и остатки пищи. Пользуйтесь новыми, улучшенными зубочистками „Пик“, и ваши зубы всегда будут здоровыми!».

Шикарная женщина в блестящем голубом платье собирается на свидание. Она поправляет прическу перед зеркалом. «У меня закончился дезодорант!» — вдруг вспоминает она. Ее взгляд падает на пластмассовую бутыль. Женщина отвинчивает крышку и нюхает содержимое. Запах ей нравится, женщина поливает себя содержимым из бутыли. Внезапно роскошное платье, надетое на ней, начинает пузыриться и слезать с ее прекрасного тела. Женщина истошно кричит. Голубые лохмотья падают на пол. Женщина остается полностью обнаженной. На переднем плане появляется солидный мужчина в черном костюме. Он поднимает бутыль с пола и поворачивает ее этикеткой к зрителям. «Терминатор» — это не дезодорант, — говорит он, показывая пальцем на этикетку, — это средство для чистки унитазов!»

Под торжественную музыку над горизонтом поднимаются буквы П, А, Н, О, Р, А, М, А, их освещает солнце, бьют литавры.

— Так кто же управляет преступным миром столицы? — спрашивает тележурналист. — Как выяснил журнал «Плобой-криминал», это Боб Даркман. Действительно, сенсационная новость. Если раньше все считали, что это Боб работает на преступную организацию Фаризетти, то «Плобой-криминал» на своих страницах доказывает, что на самом деле это Фаризетти прислуживает Бобу Даркману. Оказывается, преступный гений Боба Даркмана создал миф о всемогущем Фаризетти, чтобы отвести от себя внимание общественности. На самом же деле все махинации и преступления, такие как торговля наркотиками, оружием, рабами, контрабанда, рэкет и заказные убийства, проходят через самого Боба Даркмана. Боб Даркман, лидер Профсоюза докеров, на самом деле является главарем преступного сообщества Плобитауна. Посмотрим, что на это ответит его пресс-служба.

А пока предвыборные штабы кандидатов «ведут друг по другу огонь из всех орудий», сами кандидаты стремятся заручиться как можно большим числом голосов избирателей. Джеймс Хэнк объявил в розыск трех человек, проходящих свидетелями в деле о перестрелке в вагоне ПСМД. Полицейские Плобитауна забросили все текущие дела и проводят круглосуточные рейды по всему городу. Леон Смайлз также не остался в стороне и ввел чуть ли не военное положение на всех контрольно-пропускных пунктах Плобоя, результатом которого стали тысячи задержанных рейсов и миллионы тонн неотправленных грузов. Если таким образом Леон Смайлз рассчитывает получить дополнительные голоса, то это неудачный ход. Сам Смайлз прокомментировал сложившуюся ситуацию просто: «Если бы нынешний мэр Плобитауна Герб Кримсон внедрил систему контроля за населением, то ничего подобного не произошло бы…» Как нам стало известно, Хилдрета, Уорнера и Улиткинса ищут не только полиция и секретные агенты, но и люди Фаризетти, или, иначе, Боба Даркмана. Кандидаты охотятся за пассажирами ночного поезда Плобой — Грейфикс, словно у этих людей находится ключ от кабинета мэра. Логику действий претендентов на кресло мэра понять можно: комиссар Хэнк с помощью свидетельских показаний перед самыми выборами сможет распутать громкое преступление, что, естественно, прибавит ему очков; Леон Смайлз, видимо, просчитал эту ситуацию и решил сам использовать ее; что же касается Боба Даркмана, то «крестный отец» занимается розыском неугодных свидетелей. Что Боб сделает с ними, когда найдет, нетрудно догадаться. Почему свидетели сами не придут в полицию? Зная, как из рук вон плохо работает программа по защите свидетелей, их легко понять. Из-за неспособности власти защитить своих граждан они предпочитают прятаться сами. Тем не менее мы сообщаем, что всем, кто укажет местонахождение Скайта Уорнера, Дерка Улиткинса и Пьера Хилдрета, гарантировано большое денежное вознаграждение в любом из предвыборных штабов кандидатов на место мэра нашего города.

После короткой рекламной паузы мы вернемся в студию…

«Для поднятия потенции я пользуюсь новым, улучшенным препаратом „Хурасан-ультра“. — В кадре, вокруг коробки с препаратом крутились переплетения обнаженных тел. — „Хурасан-ультра“ — это неиссякаемый источник мужской силы. „Хурасан-ультра“ — такого вы еще никогда не пробовали. „Хурасан-ультра“ — испытай это прямо сейчас».

«Магазин пластиковых курток на Плобой-авеню работает без обеда и выходных круглосуточно. Здесь вы можете приобрести себе и вашим родственникам куртки из настоящего пластика на все случаи жизни. От дешевых однослойных до ультрасовременных „тефлоновых“, к которым не пристает ни грязь, ни пыль. Посетите наш магазин пластиковых курток. Каждому покупателю подарок от магазина».

«У вас проблемы с лишним весом? Что бы вы ни делали — ничего не помогает? Не отчаивайтесь, пояс-вибратор для уменьшения веса „Ласточка“ поможет вам! Он прост в применении, удобен в использовании и занимает мало места. Достаточно пользоваться им по часу в день. Пояс-вибратор „Ласточка“ — спрашивайте в магазинах города».

Под торжественную музыку над горизонтом поднимаются буквы П, А, Н, О, Р, А, М, А, их освещает солнце, бьют литавры.

— Сегодня Иван Штих — Новый Император, находящийся с частным визитом на Плобое, посетил выставку художников-осквернителей. Мы предлагаем нашим телезрителям репортаж об этом событии.

На экране телевизора появляется вид со зданием Плобитаунского музея изобразительного искусства. С обеих сторон здания бурлит толпа народа. К самому входу ее не подпускает усиленное полицейское оцепление.

Камера дергается вниз, и в кадре возникает лицо репортера с микрофоном в руках. «Несколько десятков тысяч человек пришли сегодня к зданию Плобитаунского музея изобразительного искусства, — быстро затараторил молодой человек в объектив камеры, — чтобы лично увидеть человека, возглавившего сегодня государство, с которым Союз Свободных Планет десятилетие назад вел ожесточенную войну. Мы победили, в космосе воцарился мир, и вот глава Империи Иван Штих на Плобое и посещает Плобитаунский музей изобразительного ис… Простите, я вижу, в воздухе показались правительственные машины».

В небе среди небоскребов появляется кортеж Императора. Черные правительственные флаеры Империи в сопровождении машин почетного эскорта степенно спускаются на свободную площадку перед самым входом в музей. Из лимузинов выбегают охранники и занимают позиции вокруг машины Императора. Дверца распахивается, и из лимузина появляется сам Император. Толпа восторженно кричит, а Император, улыбаясь, в ответ машет ей рукой в белой перчатке. Затем, окруженный толпой телохранителей, Иван Штих исчезает в музее.

Снова в кадре студия восьмидесятого телеканала.

— Вы смотрели репортаж нашего специального корреспондента о посещении Императором музея изобразительного искусства, — напомнил телевизионный ведущий. — Теперь о других событиях… Сегодня «Плобитаунские дьяволы» в очередной раз с крупным счетом разгромили «Аллигаторов» с планеты Морволон…

Глава 3. ВНЕЗАПНЫЙ УДАР

— Так, значит, Борис, это твой любимый фикус? — Дерк Улиткинс стряхнул пепел сигареты в цветочный горшок.

— Пожалуйста, господин Хозяин Дерк, осторожнее, — взмолился робот.

Борис попытался протиснуться между Дерком и фикусом, чтобы прикрыть растение своим корпусом, но Дерк не позволил ему этого сделать.

— Куда?! — воскликнул он и, упершись ногой в основание робота, оттолкнул его обратно к центру коридора. — Я тебе не разрешал приближаться, консервная банка.

— Но, господин Хозяин Дерк, пожалуйста, осторожнее.

— Не указывай мне. Я сам разберусь, что мне делать. — Дерк вновь стряхнул пепел с сигареты в горшок фикуса. — Зола полезна для цветов, — прокомментировал он свое действие. — Лучше скажи, Борис, что это за пейзажик висит рядом с тобой на стене. — Дерк указал на белое полотно в массивной золотой раме с какими-то странными белесыми пятнами в центре.

— Эта картина называется «Рождение сверхновой». Автор Дальвадор Салли, основоположник школы осквернителей. Классика современного искусства, — пояснил робот.

— Сколько стоит?

— Она бесценна.

— Понятно. — Дерк выпустил облако дыма в расписной потолок коридора. — За нее можно выменять дюжину таких уродцев, как ты?

— Я уникальный робот с саморазвивающимся интеллектом.

— С искусственным интеллектом, — поправил Дерк.

— Я живой кибернетический организм, — оскорбленно возразил Борис на последнее замечание Дерка.

В этот момент за стеклянными дверьми кубрика раздался голос Скайта, зовущего Улиткинса обедать. Дерк затушил окурок в цветочном горшке.

— В этом фикусе жизни в тысячу раз больше, чем в твоих электронных мозгах, — сказал он, прежде чем войти в кубрик.

Когда Дерк скрылся за стеклянной дверью, Борис подъехал к цветку и осторожно, чтобы не повредить растение, вынул из горшка окурок Дерка Улиткинса.

— Среди людей попадаются отъявленные негодяи, — сделал вывод Борис, бережно поправляя руками-манипуляторами листья фикуса.

Обстановка кубрика была выдержана все в том же роскошном стиле, что и остальное пространство корабля. Помещение походило на гостиную в охотничьем домике. Благодаря тому, что кубрик оказался совмещен с камбузом, он превратился в универсальное место для отдыха и приема пищи. От огромных холодильников, машин по приготовлению еды и сервантов с посудой остальное пространство комнаты, где стоял большой обеденный стол (изготовленный, между прочим, из настоящего дуба), отделяла узкая кухонная стойка. Над стойкой под потолком виднелся выдвижной экран телевизора. Достаточно было нажать на пульт дистанционного управления, и огромный экран опускался до самого края, закрывая собой пространство камбуза с кухонными комбайнами. Таким образом помещение разделялось на гостиную и кухню. Возле стены стоял кожаный диван, над которым нависли ветвистые оленьи рога. Напротив дверей находился огромный, во всю стену, овальный иллюминатор в широкой металлической раме, на которую можно было присесть и, прислонившись щекой к толстому стеклу, наблюдать за хороводом звезд вселенной.

…Звякнул звоночек, сообщивший, что заказ выполнен, и Скайт достал из нутра пищевого автомата бумажную тарелку, накрытую тонкой полиэтиленовой пленкой, с порцией горячих сосисок, гарниром, по виду напоминающим картофельное пюре, и маленькой горкой зеленого горошка. Две точно таких же тарелки уже стояли на столе. Хилдрет с одной успел снять упаковку и, когда вошел Дерк, аппетитно чавкал, пережевывая белесую сосиску.

— Что у нас на обед? — садясь за стол, поинтересовался Дерк.

— В меню написано «комплексный обед быстрого приготовления от „Кнаф-Кнаф“, — сообщил Скайт, подсаживаясь за стол к компаньонам. — Ты где задержался?

— С Борисом поболтал.

— Надеюсь, ты ему ничего не сломал?

— К сожалению, нет. — Дерк подцепил пластмассовой вилкой пюре и отправил его в рот. — Гадость какая! Словно жеваная бумага, — поморщившись, произнес он. — Запить есть что-нибудь?

— Посмотри сам. — Скайт кивнул головой в сторону кухни.

Дерк с брезгливым видом отложил вилку, поднялся из-за стола и, обойдя стойку, отделяющую кубрик от камбуза, стал по очереди открывать дверцы холодильников и кухонных шкафов.

— А тебе, Пьер, как, нравится пища быстрого приготовления? — поинтересовался Скайт у Хилдрета.

— Вполне, — с полным ртом ответил тот.

— Вот и я говорю: нормальная походная еда. — Скайт, переборов отвращение, проглотил кусок совершенно безвкусной сосиски. — Не понимаю, чего Дерк возмущается?

— Куда ты смотрел, Скайт?! — раздался радостный возглас Дерка. Улиткинс стоял возле одного из шкафчиков и держал в руках консервные банки с тушенкой, бобами, рыбными блюдами и разными салатами. — Смотри, что тут еще есть! — Он поставил банки на стойку и извлек из недр холодильника замороженный окорок. — Тут этого добра на месяц… Смотри, замороженные овощи… Фрукты… Пьер, молока не хочешь или предпочитаешь сливки? Ха! — Голос Дерка стал еще более радостным. — А это вы видели? — Он извлек упаковку баночного пива. — Скайт, ты привык к пище быстрого приготовления из кулинарного автомата, а суррогатная еда вредна для здоровья. Неужели тебе даже не пришло в голову заглянуть в холодильник? Никогда в это не поверю. Или ты хотел утаить от нас с Пьером это богатство?

Дерк Улиткинс вернулся к столу со своими трофеями.

— Это я есть не буду, — отодвинув к Скайту свою порцию комплексного обеда от «Кнаф-Кнаф», заявил он и принялся вскрывать принесенные консервные банки. — М-мм! — восторженно промычал Дерк, заглядывая внутрь жестянки. — Мясное рагу в томатном соусе! А здесь? — он вскрыл следующую банку. — О-о! Лососина!

— Дерк, Дерк, — отставляя тарелку с остатками комплексного обеда, заинтересованно обратился Пьер Хилдрет, — а что в той, большой банке с зеленой полосой?

— Здесь бобы.

— А в той, маленькой?

— Печень трески в масле. Пьер сглотнул слюну.

— Угощайся, Пьер. — Дерк пододвинул к нему банку с печенью трески.

— Чистую тарелку надо взять, — обрадовавшись, сказал Пьер. Он встал и заспешил на камбуз к шкафу со стеклянными дверцами, за которыми виднелись стопки чистой посуды.

— И мне прихвати! — попросил Дерк и, уже обращаясь к Скайту, поинтересовался: — А тебе тарелку принести?

— Не, — гордо произнес Скайт, отправляя очередной кусок пюре себе в рот.

— Чего ты давишься всякой гадостью? «Кнаф-Кнаф» — это сплошная синтетика. Давай нормальных консервированных продуктов поедим.

— Не хочу, — с трудом проглотив очередной кусок бледно-белесой сосиски, отозвался Скайт.

— На, — Дерк кинул ему одну из пивных банок, — запей хоть. А то не могу на тебя смотреть.

Скайт поймал банку на лету, открыл и сделал несколько больших глотков. На его лице появилось выражение блаженства.

— Пожалуй, ты прав, — сказал он и отодвинул от себя тарелку с недоеденным обедом.

Вернулся Пьер с посудой. Он предусмотрительно захватил прибор и для Скайта, поэтому тарелок хватило всем.

В кубрике повисло молчание, лишь были слышны скрежет вилок, аппетитное чавканье и посапывание. После безвкусной синтетической пищи из кулинарного автомата консервы казались божественны.

Скайт допил пиво из первой банки, после чего извлек из упаковки, принесенной Дерком, вторую.

— Хороша лососина, — сказал он, открывая пивную банку. Из отверстия с шипением поползла пена. Скайт быстро отпил пару глотков, чтобы пиво не пролилось на стол.

— Попробуй рагу, — посоветовал Дерк с набитым ртом, — пальчики оближешь!

— Нет, спасибо, я уже сыт, — отказался Скайт. Он встал из-за стола и переместился на диван. Там, потягивая пиво, он стал изучать пульт дистанционного управления экраном телевизора. После нескольких неудачных попыток ему все же удалось найти нужные клавиши, и плоский экран с тихим гудением опустился из ниши под потолком к кухонной стойке, оставив сбоку небольшой проход. На плоской поверхности экрана телевизора высветилось тематическое меню программ в базе данных.

Пока Уорнер колебался, что выбрать — вестерн или боевик, Дерк с Пьером закончили трапезу и присоединились к просмотру.

— Поставь эротику, — посоветовал Дерк.

— Это ты будешь смотреть один, — не согласился Скайт.

— А может, комедию посмотрим? — предложил Пьер.

— Будем смотреть вестерн «Золото под ногами», — сообщил Скайт. — Дерк так рекламировал его в поезде на Грейфикс, что мне захотелось посмотреть.

— Это была книга, а не фильм, — напомнил Дерк. — Дай мне пульт, я сам поищу.

— Нет, — Скайт убрал пульт от протянутой руки друга, — я сам. Вот: «Благородная работа» — боевик.

— Нет, только не это. Там в главной роли Шварли Арн. Из него уже песок сыплется, а он все суперменов играет.

— Мне Шварли нравится, — отозвался Пьер.

— И мне, — поддержал его Скайт.

— Дай мне пульт, — Дерк снова потянулся за прибором, но Скайт опять убрал от него руку с пультом. — Поставь тогда: «Несущая смерть» студии БДВ, — попросил Дерк.

— Я не люблю детективы, — не согласился Скайт.

— Это не детектив — это триллер. И к твоему сведению — бюджет этого фильма сто пятьдесят миллионов!

— Совершенно не хочется забивать свои мозги загадками и хитросплетениями запутанного сюжета, — возразил Скайт. — «С бластером наперевес» — крутая боевая фантастика, — предложил он.

— Сплошная стрельба, — прокомментировал Дерк Улиткинс.

— Потрясающие спецэффекты, — прочитал Скайт в анонсе.

— Не хочу я смотреть беспрерывную стрельбу и взрывы, поищи что-нибудь другое.

— Ну что, например?

— Не знаю.

— Триллеры тебе не нравятся, детективы не нравятся, боевики тоже. Что ты хочешь?

— Я уже говорил — поставь эротику, — ответил Дерк.

— Нет, я не хочу сейчас смотреть на голые задницы.

— Пусть тогда Пьер выбирает.

— Хорошо, — согласился Скайт, — только что он выберет, то и смотрим.

— Договорились, — отозвался Дерк. Скайт передал Хилдрету пульт.

— Пьер, я на тебя надеюсь.

— Э! — заметил Дерк. — Ты ему не намекай.

Пьер переложил банку с пивом из правой руки в левую, взял протянутый пульт и быстро пробежал пальцами по кнопкам. Заиграла симфоническая музыка, и по экрану медленно поползли титры:

«Авторский фильм Майкла Медфедева „Под лучшим солнцем“…»

— Нет! Нет! Только не это! — вместе запротестовали Дерк и Скайт. — Кино «не для всех» мы смотреть не будем однозначно.

Скайт отнял пульт у Хилдрета и выключил так и не начавшийся фильм.

— Посмотрим музыкальный канал, — с этими словами Уорнер включил одну из музыкальных программ.

Послышалась энергичная, жизнерадостная музыка, на экране замелькали вспышки ламп, лучи сценических лазеров и прожекторов, в клубах белого дыма задергались полуобнаженные тела танцовщиц.

— Ну, пусть так, — удобнее устраиваясь на подушках дивана, миролюбиво согласился Дерк.

— Клипы так клипы, — сдался Пьер. — Только надо пустую банку со стола убрать, а то она мне экран загораживает.

Пьер хотел встать, но Дерк остановил его:

— Подожди! Не суетись. Сейчас все устроим, как в лучших домах Плобитауна. — Он повернулся в сторону стеклянных дверей, ведущих в коридор, и громко позвал: — Борис! Борис! Иди сюда!

Через некоторое время дверь открылась, и появился робот. На его лицевой жидкокристаллической панели между окулярами видеокамер светилась радостная улыбка.

— Я здесь, — своим детским голоском сообщил Борис.

— Отлично, Борис, — похвалил его Дерк. — Убери со стола. Только не загораживай нам экран телевизора.

— Я, конечно, уберу, — ответил робот, — но ваше отношение ко мне как к примитивному уборочному автомату крайне оскорбительно.

— Давай, давай, не разглагольствуй. — Улыбаясь, Дерк отхлебнул пива из банки, затем протянул руку к Скайту за телевизионным пультом. Взял прибор и сделал звук музыки чуть тише. — Вот, Борис, — глядя, как робот собирает грязную посуду со стола, продолжил он свою речь, — посуди сам, кто ты такой. Ты раньше говорил, что являешься высокоразвитым кибернетическим организмом с могучим интеллектом. Но, судя по твоим обязанностям на этом корабле, ты всего лишь уборочный автомат.

Робот молча продолжал заниматься уборкой стола, словно слова Дерка Улиткинса до него не доходят, но та радостная улыбка на его лицевом дисплее, с которой он появился в дверях кубрика, исчезла.

— Эбл мог приобрести обычный автомат-уборщик, — продолжал Дерк развивать свою мысль, — но он купил тебя, и я скажу почему, — ему доставляет удовольствие видеть, как такой высокоразвитый робот, как ты, прислуживает ему, выполняя обязанности примитивных устройств. Признаюсь, мне это тоже приятно. И что бы ты там ни говорил — ты вещь, Борис. Дорогая электронная игрушка…

— Это не так! — не выдержал Борис. Он успел убрать грязную посуду и протереть стол. — Я не игрушка. Господин Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл относится ко мне как к своему другу. Это вы, Господин Хозяин Дерк, с самого нашего знакомства постоянно издеваетесь надо мной, пытаетесь оскорбить и ущемить мое достоинство. Даже сейчас вся ваша речь направлена на то, чтобы унизить меня в глазах ваших спутников, — это безнравственно!

Борис повернулся и поехал к выходу.

— Стой! — крикнул Дерк. — Ты не убрал еще одну банку! — Он двумя большими глотками допил пиво и бросил пустую жестянку в спину Бориса. Она, ударившись о корпус робота, отскочила и с бряканьем покатилась по полу.

Борис нагнулся, подобрал с пола брошенную в него банку и, не говоря ни слова, быстро скрылся за дверьми в коридор. Если бы он мог, то, наверное, заплакал от обиды.

— Послушай, Дерк, — обратился Скайт к Дерку, когда за роботом закрылась дверь, — не обижал бы ты Бориса. Он малый неплохой.

— А ты откуда знаешь? — усмехнулся Дерк. — Ты что, был знаком с его родителями?

— Как я понимаю, — сказал Пьер, — Борис действительно обладает саморазвивающимся искусственным интеллектом, и его образование проходило по индивидуальной программе, что очень важно для киборгов такого класса. Можно сказать, что он полноценная личность.

— Вас послушать, так Борис чуть ли не само совершенство, — пренебрежительно заметил Дерк. Он отложил пульт, встал с дивана и направился на камбуз за новой упаковкой пива. — Скоро какого-нибудь Бориса такие, как вы, предложат в Высший Совет! — крикнул он из-за экрана телевизора. — Или, еще больше, на пост мэра Плобитауна!

Скайт, чтобы заглушить брюзжание друга, взял пульт и увеличил громкость музыки. На экране начался клип, в котором девушки из известной поп-группы «Белокурые бестии» в специальных санях мчались с горы по извивающемуся тоннелю. Аттракцион, как и клип группы, назывался «Дьявольские горки», и куплеты песни постоянно прерывались пронзительным криком исполнительниц. Сани под энергичную музыку выписывали головокружительные петли и крутые виражи. Зрелище настолько захватывало дух, что Скайту показалось, что и он вместе с исполнительницами попал в очередной вираж. Пивная банка, которую Скайт поставил перед собой на поверхность обеденного стола, поползла к противоположному краю. Только по этому факту Уорнер понял, что его ощущения связаны не с происходящим на экране действом, а с реальными событиями. Звездолет делал крутой поворот. Гравитационные компенсаторы не справлялись с возникшими перегрузками.

Пьер Хилдрет побледнел и схватился за край стола.

— Что происходит?! — подсевшим голосом испуганно воскликнул он.

С камбуза, из-за экрана телевизора, на котором бесновались «Белокурые бестии», держась за стену, показался Дерк Улиткинс, его встревоженный взгляд говорил сам за себя.

— Что-то Эбл лихо поменял галс, — заметил он.

Пивная банка Скайта доползла до края стола, на мгновение замерла, словно решая, падать ли ей на пол или все же остаться на столе, и заскользила обратно. Звезды за овальным стеклом иллюминатора завертелись в обратном направлении. Космический корабль стал делать обратный разворот. И вдруг, в тот самый момент, как банка достигла середины стола, корпус корабля содрогнулся от мощного удара. В глубине звездолета завыла аварийная сирена. Из коридора послышался грохот закрывающихся переборок, изолирующих отсеки. Банка упала набок, и из нее на поверхность стола выплеснулись остатки пива.

— ……………………., — витиевато выругался Скайт.

Уорнер бросился в коридор. За ним последовал Дерк. Лишь Пьер Хилдрет с бледным лицом и трясущейся нижней челюстью остался сидеть на диване, вцепившись руками в кожаные подушки сиденья. На экране телевизора «Белокурые бестии» с визгами и криками все еще неслись по умопомрачительным виражам аттракциона «Дьявольские горки»…

В тот самый момент, когда Скайт с Дерком оказались в коридоре, откуда-то с нижней палубы раздался пронзительный вой, и звездолет завертело вокруг собственной оси. Инерцией друзей прижало к стене.

— В трюме пробоина. Выходящий из отсеков воздух разворачивает корабль, — сказал Скайт.

— Сам знаю, — ответил Дерк Улиткинс. — Скажи это лучше Пьеру. Небось, он от этой карусели уже в штаны наложил.

Скайт пополз на четвереньках к подъемнику, ведущему на третью палубу, в рубку управления. Из-за поменявшегося вектора тяжести он полз по стене словно муха, безжалостно топча ногами попадающиеся на пути шедевры изобразительного искусства. Дерк полз следом. Возле подъемника им попался Борис. Робот, держась манипуляторами за углубления ступенек аварийной лестницы, бессистемно вертел головой. На его дисплее, где обычно Борис изображал мимику человека, сейчас горела большая надпись «Тревога».

— Борис, уйди с дороги! — крикнул на робота Скайт, когда подобрался ближе.

— Я не могу этого сделать — я потерял ориентацию, — плаксивым голосом пожаловался Борис.

— Что ты с ним болтаешь, — сказал сзади Дерк, — оттолкни его в сторону, и все.

— Не надо! Не трогайте меня! — взмолился Борис, словно его хотели отправить на переплавку. — Мой вестибулярный аппарат не перенесет этого.

Борис изо всех своих сил сжал манипуляторы, которыми держался за углубления ступенек в стене.

— Черт с тобой. — Скайт с трудом перелез через беспомощного киборга и пополз к люку, ведущему на третью палубу, чья крышка находилась как раз возле подъемника.

Дерк последовал примеру друга, но из вредности, когда перелезал через Бориса, не преминул воспользоваться моментом и специально наступил ему коленкой на голову.

— Не надо, Господин Хозяин Дерк! — испуганно воскликнул робот.

— Ну что, будешь и дальше говорить, что роботы лучше человека? — торжествуя, осведомился у него Дерк.

— Нет, нет!

— Тогда скажи, что ты бездушная машина.

— Я бездушная машина, Господин Хозяин Дерк.

— Скажи: «Я консервная банка».

— Я консервная банка.

— Скажи… — Дерк не успел договорить фразы, как заработали двигатели звездолета.

Корабль, набирая скорость, стал вращаться еще и вдоль поперечной оси. От возникшей перегрузки Борис не смог удержаться, его манипуляторы отцепились от ступенек, и робот пополз к противоположной стене, увлекая с собой Дерка Улиткинса. В коридоре мигнул свет, и в следующий момент отключилась искусственная гравитация. Робот вместе с Дерком оторвались от стены и полетели через коридор в другой конец палубы. Борис судорожно вцепился манипуляторами в одежду Дерка, издавая пронзительный писк.

— Отпусти, собака! — пытаясь высвободиться из его объятий, ругался Дерк, улетая вдаль. — Я тебе морду набью, сволочь!

Но Борис уже ничего не соображал из-за потери ориентации, его программы зависли. Единственное, на что он был сейчас способен, — это лишь отвратительный писк и бессознательно сменяющие друг друга на лицевой панели картинки человеческой мимики.

Скайт, держась за лестницу, проводил парочку взглядом и, подтягиваясь на руках, полез к крышке люка. Когда он нажал на рычаг, чтобы открыть люк, двигатели корабля заработали в обратном направлении. Нога Скайта соскользнула со ступеньки, и он повис на руках. Тяга нарастала, и Скайт почувствовал, что еще немного, и ему не хватит сил, чтобы удержаться. Мимо, по коридору, из того конца, где скрылись Дерк с Борисом, пролетел зеленый тапок Улиткинса. Скайт скинул свои красные тапки, улетевшие следом, из последних сил подтянулся и зацепился пальцами босой ноги за ступеньку аварийной лестницы. Вдруг двигатель звездолета резко заработал на реверс, и Уорнер больно ударился головой о крышку люка. Ругаясь, он быстро, пока опять что-нибудь не случилось, открыл люк и проник в рубку управления.

В круглом помещении со сводчатым потолком, являющимся одновременно экраном визуального обзора и многофункциональным дисплеем, посередине находились три кресла ложемента с подковообразными пультами управления. В одном из кресел сидел пристегнутый ремнями безопасности Инэксхоблуст-Эбл. На его лице отчетливо читалась крайняя степень растерянности. Молодой человек с испугом глядел на сотни разноцветных огней, бегающих на панели управления. Над его головой, повторяя движение корабля, вертелись созвездия с диаграммами и цифрами. На мониторах мигали предупреждающие надписи.

Инэксхоблуст-Эбл, по-видимому, решившись на что-то, потянулся к пульту.

— Стой, Эбл! — увидев это, закричал Скайт. — … твою мать, что ты делаешь, недоносок!

Инэксхоблуст-Эбл отдернул руку. Скайт, воспользовавшись малой гравитацией, оттолкнулся от края люка и, одним прыжком преодолев рубку управления, уселся в свободное кресло. Быстро пристегнулся ремнями и пробежал взглядом по приборной доске.

— Передай мне управление, — приказал Скайт.

— Центральный компьютер, передать управление на кресло номер два Скайту Уорнеру, — дрожащим голосом отдал распоряжение Инэксхоблуст-Эбл.

Скайт проворно простучал пальцами по клавишам. На его действия в глубине звездолета низким гулом отозвалась двигательная установка. Корабль уверенно прекратил вращение вначале вдоль поперечной оси, затем вдоль продольной. Вновь включились гравитационные компенсаторы, и постепенно вернулась сила тяжести.

— Эбл, что здесь, черт возьми, происходит? — когда ситуация нормализовалась, спросил Скайт.

— Попрошу называть меня господин Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл… — попытался поправить Скайта парень.

— Да пошел ты к черту со своим «господином»! — возмутился Уорнер. — Ты нас сейчас всех чуть не угробил! Будешь теперь до конца экспедиции просто Эблом, и хватит трепотни по этому поводу!

— Это не моя вина, что произошла авария, — покраснев, ответил теперь уже «просто Эбл», — нас атаковал чужой корабль.

— Корабль?! — изумился Скайт.

— А где же он теперь? — Уорнер посмотрел на экран радара.

— Улетел, — ответил Эбл.

— И не стал нас поджаривать из лазеров, когда мы беспомощно вертелись, словно шашлык на вертеле?

— Он летел за нами с самого Плобоя. Я думал, что так оно и должно быть…

— Эбл, скажи честно, ты умеешь управлять звездолетом?

— Да.

— И как ты это делаешь?

— С помощью речевого интерфейса.

— Интересно…

— Так вот, он летел за нами с самого Плобоя, — продолжил Эбл, — а затем прибавил скорость, а когда оказался совсем близко, вдруг выстрелил нам в корму. Звездолет почему-то закрутился, автоматика без моего ведома перевела управление в ручной режим…

— Ну а ты?

— Я и говорю, что автоматика перевела управление в ручной режим. А я еще не освоил этот способ пилотирования.

— Эбл, ты, значит, совсем не умеешь управлять звездолетом?

— Умею, но только в голосовом режиме.

— В режиме автопилота? — уточнил Скайт.

— На этом корабле стоит совершенная система автоматического пилотирования, поэтому управление с помощью голоса ничем не хуже ручного…

— Но в экстремальных ситуациях эта система действует так же, как и Борис.

— А что Борис? — спросил Эбл.

— Впадает в панику и не способен что-либо делать.

— Нет, она переводит управление в ручной режим.

— Ладно, замнем эту тему. Что с тем таинственным кораблем?

— Улетел.

— Это я уже понял. — Скайт похлопал себя по карманам в поисках сигарет, но не нашел. — Почему он улетел и не стал нас добивать?

— Не знаю, — пожав плечами, ответил Эбл. — У меня сложилось такое впечатление, что он выстрелил в нас из хулиганских побуждений.

— Хорош хулиган! — воскликнул Скайт. — Чуть всех нас на тот свет не отправил! — Затем, внимательно посмотрев Эблу в глаза, спросил: — А может, это был метеорит?

— Я говорю правду, — не отводя взгляда, твердо ответил Эбл.

— Я не говорю, что это был большой метеорит, — продолжал Скайт, — маленький такой. — Уорнер показал размер двумя пальцами. — Его сразу и не заметишь.

— Это был чужой звездолет, — настаивал на своем Эбл, — к тому же превосходящий нас в скорости.

— Это мы проверим.

В этот момент в рубку управления забрался Дерк Улиткинс.

— Черт знает что! — первым делом выругался Дерк. Прихрамывая, он подошел к креслу Скайта и осмотрел показания приборов на панели управления. — В трюме полный вакуум. Правый двигатель использует дублирующую схему подачи энергии. Аппараты кондиционирования и регенерации воздуха в трюме вовсе вышли из строя. Система визуального наблюдения за помещениями корабля там не работает. Эбл, что здесь произошло?

— Говорит, нас атаковал неопознанный корабль, — за Эбла ответил Скайт.

— Где он? — Дерк встревоженно осмотрел экран радара.

— Улетел, — пояснил Скайт.

— С какого черта, спрашивается, ему понадобилось в нас стрелять?

— Спроси у Эбла.

— Эбл, может, ты его напугал чем-то? — Дерк, нагнувшись, нажал несколько клавиш на пульте, чтобы посмотреть интересующие параметры. Но система не отреагировала на его действия. — Что-то и управление не работает… — задумчиво заметил Дерк, потер ушибленную ногу и попробовал еще раз нажать клавиши.

— Вам необходим доступ, — сказал Эбл. — Без доступа вы не сможете управлять кораблем.

— Вот новость! — изумленно воскликнул Дерк Улиткинс. — А как, скажи, пожалуйста, я буду стоять на вахте? Скайт, а у тебя доступ есть?

— По-видимому, уже есть, — ответил Скайт.

— Эбл, — Дерк посмотрел на парня, — мне тоже нужен доступ, иначе что мне тут делать.

— Хорошо, — согласился Инэксхоблуст-Эбл. — Центральный компьютер, оформить допуск Дерку Улиткинсу.

— И все?! Что за дурацкая система… — Дерк повторил манипуляции с клавишами на пульте управления. На этот раз монитор высветил запрашиваемые параметры. — Скайт, — лицо Дерка стало серьезным, — похоже, Эбл прав. Нас действительно атаковали. Один выстрел в корму из лазера с расстояния в три четверти астралиnote 9. Корабль класса «Тритон» без идентификационного номера.

— Точно, — глядя на показания, согласился Скайт. — Извини, Эбл, что не поверил сразу.

Инэксхоблуст-Эбл, сидевший, надув губы, после принесенных Скайтом извинений немного расслабился и примирительно кивнул головой.

— В Энвантинент с такими повреждениями лететь нельзя, — заключил Скайт. — Придется делать остановку на ближайшей планете с ремонтными доками.

— Вначале надо осмотреть снаружи корпус звездолета, — предложил Дерк, — определить, что за пробоину нам нанес «Тритон» и сможем ли мы вообще приземлиться на планету.

— Кто пойдет? — спросил Скайт.

— Могу и я, — ответил Дерк и демонстративно потер ушибленную ногу.

— Ладно уж, сиди, я сам схожу. — Скайт поднялся с кресла и пошел к площадке подъемника.

— Береги себя! — крикнул ему вслед Дерк Улиткинс и с довольным выражением на лице проворно занял освободившееся кресло.

Прежде чем опуститься на подъемнике на вторую палубу, Скайт закрыл крышку аварийного люка.

— Я быстро, — сказал он. — Ты пока следи, не появится ли вновь тот звездолет. Если что, сразу сообщи мне по рации.

— Хорошо, — ответил Дерк.

Скайт спустился на вторую палубу и прошел в каюту. Там он извлек из шкафа легкий спасательный скафандр, натянул его на себя, надел на голову круглый стеклянный шлем и включил системы. Зашипел воздух, и в динамиках послышался монотонный голос Дерка Улиткинса:

— Скайт, Скайт, прием, как слышишь? Прием?

— Слышу нормально, — ответил Скайт.

— Отлично, Скайт! — оживился Дерк. — Я тоже слышу тебя хорошо!

— Тогда начнем, — ответил Скайт, после чего вышел в коридор и сообщил: — Направляюсь к подъемнику в трюм.

— Посмотри, как там Пьер, — попросил Дерк, — а то я не вижу, что творится в кают-компании. Что-то закрыло объектив камеры.

Проходя мимо камбуза, Скайт заглянул внутрь. Пьер Хилдрет с бледным изможденным лицом сидел на полу возле иллюминатора, прислонившись спиной к стене. Желтый комбинезон Пьера покрывали грязные мокрые пятна. Скайт догадался, что толстяка стошнило во время невесомости.

Увидев, что в кубрик кто-то заглянул, Пьер в знак того, что он еще жив, вяло помахал рукой. Скайт махнул в ответ, закрыл дверь и пошел дальше по коридору, к тому месту, где находился подъемник на первую палубу. Там он обнаружил Бориса.

Робот без признаков жизни стоял возле стенки. Его манипуляторы безвольно повисли до самого пола, а на дисплее светилась надпись: «Идет анализ и тестирование системы».

Скайт прошел дальше, пока не уперся в аварийную переборку, преградившую дальнейший путь.

— Дерк, — позвал Скайт по радио своего напарника, — я на второй палубе, перед аварийной переборкой. За ней давление есть или там вакуум?

— Все в порядке, за ней воздух, — отозвался в динамиках голос Дерка, — давление в норме.

— Тогда открой ее, а когда я пройду, закрой обратно.

— Понял.

Стальная плита поползла вверх, прячась в нише. Когда она не прошла еще и половины, Скайт, нагнувшись, проскочил на другую сторону.

— Можешь закрывать, — сообщил он.

Плита поползла обратно, герметично перекрывая проход по коридору.

Скайт подошел к площадке подъемника на нижнюю палубу.

— Что дальше, Дерк?

— А вот там уже воздуха нет, — сообщил голос в динамике.

— Тогда компенсируй давление в моем отсеке.

— Хорошо.

Скайт почувствовал, как постепенно, под внутренним давлением надувается ткань его скафандра.

— Все, Скайт, можешь двигаться дальше, — доложил Дерк.

Скайт повернул рычаг аварийного люка, точно такого же, как и на верхней палубе в рубке управления, открыл крышку и стал спускаться по лестнице в трюм. Раздувшаяся ткань скафандра сковывала движения, и скорость передвижения заметно замедлилась, но, несмотря на это, Скайт благополучно достиг поверхности палубы.

— Скайт, иди в правое грузовое отделение, — сообщил Дерк, — пробоина там. Слышишь?

— Слышу, — отозвался Скайт, направляясь в указанном направлении.

Пройдя мимо шлюзовой камеры, Уорнер оказался перед широкими двухстворчатыми дверьми в грузовое отделение. Дальше в стене зияла огромная дыра с оплавленными краями. Стены и потолок прохода возле пробоины были забрызганы застывшими каплями металла.

— Дерк, — обратился Скайт, подходя ближе, — я нашел это место.

— Ну что там?

— Сейчас посмотрю более основательно, но и так ясно, что нужен ремонт в доке. Самим это не починить. Заряд пробил внешнюю обшивку и внутреннюю переборку грузового отделения.

Скайт заглянул в дыру. В аварийном освещении он увидел помещение отсека с большим металлическим контейнером, привинченным к полу стальными болтами. На гофрированной поверхности контейнера большими красными буквами было написано «Б—модуль», а сбоку на небольшой цифровой панели горел зелененький огонек. В двух метрах от этого контейнера в огромную дыру были видны звезды.

— Все, без разговоров, летим к ближайшим докам, — увидев эту пробоину, заключил Скайт и направился в обратный путь.

— Господин Скайт Уорнер, — раздался в динамике голос Инэксхоблуста-Эбла.

— Просто Скайт, — поправил Уорнер.

— Господин Скайт, скажите, с контейнером, что находится в отсеке, ничего не случилось? Он в порядке?

— Вроде ничего, — отозвался Скайт. — По крайней мере, зеленый огонек горит.

— Спасибо.

— А что у тебя там?

— Специальное оборудование.

— Что еще за специальное оборудование?

— Я вам его потом покажу.

— Когда?

— Когда будем ремонтироваться.

— Хорошо, — согласился Скайт.

Он поднялся из трюма на вторую палубу, плотно закрыл за собой люк и вызвал Дерка:

— Дерк, включай компрессор.

По тому, как сдулся скафандр, Скайт понял, что давление в этом отсеке восстановилось. Аварийная перегородка, закрывающая коридор, поползла вверх, и Скайт перешел на другую сторону.

— Закрывай, — сказал он.

Перегородка опустилась и вновь заблокировала часть коридора, ведущего к подъемнику на грузовую палубу.

Как только стальная плита плотно встала на место, Скайт сразу снял шлем и пошел переодеваться в каюту. Впереди предстояла сложная посадка на Вафну — единственную планету в этом районе галактики, где имелись ремонтные мастерские и где за умеренную плату без лишних вопросов можно было починить звездолет с пробоиной в борту.

Глава 4. ВАФНА

— Все, что я делаю, будь то общение с женщиной или убийство, я делаю хорошо, поэтому Луи Фернандо Фаризетти послал к вам именно меня. Кое-что я уже успел сделать по пути сюда, вам осталось только закончить начатое.

Ральф Гантер, закинув ноги на зеленый ящик из-под гранат, сидел, облокотившись на толстый ствол плазменного орудия. Модная пластиковая куртка Ральфа, как всегда, была расстегнута, и из подмышек на всеобщее обозрение выпирали рукоятки флэштеров «Экселенц-солитэр» с черными обоймами патронов.

На соседних ящиках, которыми было заставлено все подвальное помещение оружейного магазина «Без компромиссов», сидели три десятка человек. Одна часть людей была одета в камуфляжную форму различных родов войск без опознавательных знаков, другая — в ультрамодный пластик. Лица присутствующих не были отмечены печатью добродетели. Отнюдь, их взгляды были холодны и бесчувственны, как и у всех тех, кто ни в грош не ставит человеческую жизнь. Чуть в стороне, на лафете зенитной лазерной пушки сидели «докеры» Боба Даркмана: Дюк Лайдер, Пит и Лоренцо, чувствующие себя неуютно в новой компании. Им редко удавалось выбраться из Плобитауна, не говоря уж о полете на другую планету, и уж точно они ни разу не работали в команде Бородача Гадмана — самого могущественного трофейщикаnote 10 Энвантинента.

— Ральф, — обратился к Гантеру человек, сидящий напротив посланца Фаризетти. Говоривший был намного старше Ральфа и годился тому в отцы. Его загорелое морщинистое лицо украшала рыжая борода, а из-под тяжелого лба на Гантера, как сдвоенный ствол бластера, был направлен цепкий взгляд голубых глаз. — Скажи мне, почему мы должны вообще что-либо делать?

Рыжебородый мужчина был одет в зеленый камуфляж имперского десантника. На широком ремне, опоясывающем крепкую фигуру этого человека, в легкой кожаной кобуре красовался «Дум-Тум» с позолоченным курком. Кобура с бластером висела так низко, что, для того чтобы при ходьбе оружие не стучало по ноге, мужчина подвязывал кобуру плетеным кожаным шнурком под коленом.

— Я скажу, почему вы должны заняться этим делом, — со змеиным хладнокровием ответил Ральф, — потому что ты, Гадман, должен Луи.

— Я давно вернул свой долг, — заметил Гадман.

— Тот, кто должен Луи, — сказал Ральф, — должен ему до самой смерти.

Это была правда, и Гадман ее хорошо знал.

— Так что от меня конкретно хочет Луи? — спросил Гадман, внешне не выказывая никаких эмоций.

— Он хочет, чтобы ты разыскал транспортный звездолет, который сегодня прибудет на Вафну, — ответил Ральф.

— Возможно, я не смогу помочь Луи в этом деле. На Вафну каждый божий день прилетает не одна сотня звездолетов.

— Найти Трускарди было гораздо сложнее, — заметил Ральф.

Гадман замолчал. Возможно, он молчал дольше обычного, но эта пауза в разговоре была необходима Бородачу, чтобы проанализировать ситуацию.

Ральф Гантер — циничный подонок, решающий возникающие проблемы с помощью выстрелов своих «солитэров» и думающий, что жизнь человека стоит ровно столько, сколько и энергетический патрон в обойме его пистолета. Гадман знал, что Ральф ошибается — жизнь человека стоит намного меньше стоимости патрона, поэтому, в отличие от Ральфа, он доставал свой «Дум-Тум» из кобуры только в двух случаях: когда «игра стоила свеч» и когда кто-либо обращался к нему просто по имени — Калл. При другом раскладе Гадман позволял тратить патроны своим людям, которые готовы были доплачивать сами, лишь бы отправить на тот свет какого-нибудь бедолагу и записать на свой кровавый счет еще одну жертву.

Кровавый же счет самого Гадмана был так велик, что он перестал его вести уже несколько лет тому назад. Там были и конкуренты по бизнесу, и шальные искатели приключений, и деловые партнеры Гадмана. Там же был и его родной отец, давший сыну это унизительное имя Калл.

Гадман смотрел на Ральфа, и он ему не нравился, не потому, что этот парень был как две капли воды похож на его собственную дочь, которая пошла по стопам отца и уже преуспела в семейном бизнесе, а потому, что он прибыл от Фаризетти.

Однажды Фаризетти оказал Гадману услугу. Об этом даже писали в газетах: «…на побережье архипелага Белая Медуза найден полиэтиленовый мешок…».

«Услуга» Фаризетти с перерезанным горлом лежала внутри — Трускарди, главный свидетель по делу контрабандиста оружием с Вафны Калла Гадмана.

Прошло много лет, но до сих пор Гадман так и не смог сполна расплатиться со своим «другом Лу» за оказанную услугу.

«Фаризетти — человек, который никогда не покидает подвала своего дома, владелец мясного бизнеса в Плобитауне и всего, что связано с кровью, организовал экспедицию в Энвантинент. Зачем ему понадобилась эта затея?

Если бы Лу захотел, он смог запросто купить себе военный звездолет, и не какой-нибудь трофейный с заплатой на корпусе, а совершенно новый, с модернизированными лазерными пушками и форсированным двигателем. Так зачем мясник сует свой нос в трофейный бизнес?» — думал Калл Гадман, глядя на Ральфа Гантера.

— Так каков будет твой ответ, Калл? — озадаченный долгим молчанием главаря трофейщиков, спросил Гантер.

Никто не смел называть Бородача Гадмана просто Калл, тем более никому не известный щеголь, только что прибывший с Плобитауна и годившийся ему в сыновья.

Двадцать человек, окружавших Бородача, затаили дыхание…

— Мой ответ, — подал голос Гадман, — я сделаю все, о чем меня просит мой друг Лу. — Сказав это, Гадман улыбнулся, чем привел в замешательство своих людей. Откуда им было знать, что их босс в этот момент догадался, что могло понадобиться Луи Фернандо Фаризетти в созвездии Энвантинент. Только эпидетермическая бомба — имперское супероружие, наводящее ужас на все цивилизации мира, могло заставить мясника с Плобоя заняться не свойственными ему делами, а Бородача — вынести обидное обращение от зарвавшегося нахала.

Последний трофейщик на Вафне знал, что именно в Энвантиненте у прежней Империи находился завод-лаборатория по производству самого смертоносного оружия во вселенной. И каждый трофейщик, пробираясь по минным полям, оставшимся от прогремевших войн, рискуя жизнью в облаке астероидов, готовый в любой момент сгинуть без следа в области искривленного пространства, мечтает найти это место — место, которое принесет богатство и славу нашедшему. И никто из искателей трофеев прошлой войны не думает о том, что его маленькое счастье обернется смертью миллионов людей по всем мирам бескрайнего космоса.

Но в отличие от большинства трофейщиков, которые видели в эпидетермической бомбе лишь способ наживы,

Гадман глядел дальше. Он знал, что супероружие дает владельцу власть над людьми. Тот, у кого в руках окажется бомба, сможет позволить себе все: попрать закон и навязать остальным свою волю, и никто не встанет на его пути, так как страх перед адским пламенем заставит стерпеть любые капризы владельца «ключей от ворот преисподней». И если только Луи действительно узнал, где находится секретный имперский завод по производству бомб, то Гадман, чтобы не упустить такого шанса, готов сотню раз стерпеть от щенка по имени Ральф непозволительное обращение.

— Осталось только уточнить, что за звездолет необходимо найти, — сказал Гадман.

— Корабль называется «Триумф», владелец Инэксхоблуст-Эбл, прибудет сегодня, — ответил Ральф.

— А как мы узнаем, что это именно тот корабль? — спросил Гадман.

— У него будет аккуратная пробоина в трюме, — усмехнувшись, сообщил Ральф. — Она отлично смотрится на фоне кормы. Не заметить ее будет невозможно.

— А что насчет пилотов?

— Некто Скайт Уорнер и Дерк Улиткинс.

— Скайт Уорнер? — встревоженно переспросил Гадман, имя показалось ему знакомым. — Уж не тот ли это Скайт Уорнер — последний капитан пиратского корабля «Валрус», отправивший на тот свет самого Браена Глума?

— Тот не тот, какая разница? — пренебрежительно ответил Ральф. — Все люди смертны.

— А Дерк Улиткинс, получается, — бывший командир истребительной эскадрильи с «Валруса»?

— Это не твоя проблема, Калл. Твоя задача найти звездолет, и только. — Гантер опять фамильярно назвал Гадмана просто Каллом, что не ускользнуло от последнего.

Никто еще не называл Бородача дважды просто Каллом и при этом оставался жив. Но на этот раз пространство подвала не разорвали звуки выстрелов.

— Хорошо, — согласился Гадман, — я мобилизую своих людей на всех космодромах. Ни одна посудина не сможет без моего ведома причалить на Вафну.

— Вот эти трое, — Ральф кивнул в сторону «докеров» Дюка, Пита и Лоренцо, — знают Скайта в лицо. Они помогут вам в поисках.

— Они пойдут с моими людьми, — кивнул Гадман.

— Помните, — продолжил Ральф, — ваша задача только найти звездолет. Остальное — наша забота.

— Тогда я предлагаю тебе, Ральф, остаться в моем доме, — предложил Гадман. — Отсюда будет проще контролировать ситуацию. А когда звездолет будет найден, ты даже сможешь прокатиться на моем флаере.

Говоря последние слова, Гадман думал о том, что у его флаера большой багажник, в котором удобно перевозить трупы. Еще он думал, что в его команде много опытных пилотов, которые не хуже Ральфа Гантера проведут звездолет через опасные просторы Энвантинента. Так что, после того как он выведает у Ральфа, что конкретно затеял Луи с «Триумфом», Ральф отправится в свой последний полет в багажнике флаера к водохранилищу городской гидроэлектростанции — излюбленному месту рыбалки трофейщиков Бородача.

Глава 5. «КРАСНАЯ РАКЕТА»

До Вафны «Триумф» добрался без особых трудностей, не считая того, что шахта подъемника между трюмом и второй палубой оказалась негерметичной, и во время полета за аварийной переборкой постоянно падало давление воздуха.

Борис пришел в себя и, после того как протестировал свои электронные системы, в корне поменял отношение к Дерку Улиткинсу, считая его своим спасителем. Это проявлялось в ярко выраженном подобострастии. Робот теперь не только сносил любые оскорбления от Дерка, но и принимал их с благодарностью, что выводило последнего из себя. Дерк считал, что «хитрая машина» специально выбрала такую «подлую тактику», чтобы окончательно свести его с ума. Скайту же казалось, что Борис на самом деле стал боготворить Дерка после того, как, уцепившись за него, пролетел несколько метров в невесомости по коридорам звездолета.

Пьер Хилдрет очень смущался по поводу конфуза, произошедшего с ним в кают-компании, когда его стошнило во время болтанки в космосе, объясняя это тем, что плохо переносит любую качку, а тем более происходящую в невесомости. Он хотел сам прибрать кубрик после того, как придет в себя, но, когда оказался в состоянии это сделать, все уже было прибрано — постарался Борис. Робот не только успел вымыть пол в кубрике, но и выстирать желтый комбинезон Пьера, который тот изрядно запачкал рыбными деликатесами.

Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл после недавних событий редко попадался на глаза, большую часть времени проводя у себя в каюте. Скайт решил, что парень переживает из-за допущенной оплошности, которая чуть ли не стоила всему экипажу жизни. Дерк же склонялся к мнению, что Эбл переживает из-за потери авторитета в глазах компаньонов. Улиткинса жутко веселила история, рассказанная Скайтом, о том, как Эбл хотел управлять кораблем с помощью речевого интерфейса в режиме автопилотирования. Дерк даже предлагал переименовать Эбла в Эба, но поддержки эта идея не нашла.

Так или иначе, но «Триумф» с пробоиной в корпусе все же благополучно добрался до Вафны.

Горючего на посадку звездолета Скайт не жалел и потратил изрядно, но зато многотонная махина опустилась на поле космодрома города Барахал, словно пушинка, в целости и сохранности, будто и не было жуткой дыры в корпусе.

После успешной посадки Скайт с Дерком спустились на вторую палубу и постучали в каюту Хилдрета.

— Пьер, собирайся, сходим в город! — многозначительно произнес Дерк в переговорное устройство, затем отжал кнопку и спросил у Скайта, стоящего рядом: — Ты не знаешь, чего он все время закрывается?

— Это его дело, — ответил Скайт.

Дерк вновь нажал кнопку селектора:

— Пьер, открывай… Что ты там делаешь?

Только после этого в динамике раздался голос Пьера:

— Сейчас… я скоро… мне надо еще несколько минут, чтобы… собраться… Борис не принес мой костюм, — сбивчиво сообщил Хилдрет.

— Мы тебя ждем в нашей каюте, — сказал Дерк. — Не забудь чемодан. — И уже обращаясь к Скайту: — Что-то он там темнит. Не прячет ли он у себя женщину?

— Он ее что, в чемодане пронес? — усмехнулся Скайт.

— Если она резиновая, то запросто.

— Это его личное дело.

— Надо посмотреть, — не согласился Дерк.

— Не лезь к Пьеру. Какая разница, чем он там занимается. Он же нам не мешает.

Скайт с Дерком прошли в свою каюту.

Уорнер решил перед выходом в город привести свой внешний вид в порядок. Пока он брился, Дерк провел ревизию шкафов в каюте, переложив в глубокие карманы своей замшевой куртки дезодорант, упаковку одноразовых платков, зубочистки «Пик», презервативы… Когда Скайт вышел из уборной, Дерк все еще рылся на полках.

— Что ты делаешь? — поинтересовался Уорнер.

— Если мы не собираемся возвращаться, надо взять с собой все самое необходимое, — ответил Дерк, прибавив к трофеям еще и карандаш для выведения бородавок.

— Здесь лежал крем после бритья, где он?

— Этот? — Дерк вытащил тюбик из своего кармана.

— Да. — Скайт выдавил немного на руки, растер и помассировал гладковыбритый подбородок.

Дерк спрятал тюбик обратно в карман.

— Сходил бы тоже побрился, — заметил Скайт. — Неизвестно, когда в следующий раз удастся это сделать.

— В гостинице побреюсь.

— Как хочешь, — согласился Скайт, пристегивая пояс с бластером.

Уорнер подошел к зеркалу, одернул кожаную куртку, посмотрел на себя слева, справа и, оставшись довольным внешним видом, молниеносно выхватил бластер из кобуры. Еще раз осмотрел себя со всех сторон и только после этого, повертев «Дум-Тум» на кончике пальца, ловко убрал его обратно в кобуру.

— Ну что, где там этот Пьер? Идет он, в конце концов, или нет?

— Не знаю. — Дерк закрыл дверцы шкафчика. Карманы замшевой куртки Улиткинса были сильно оттопырены. — Пойдем, поторопим толстяка.

Они вышли в коридор. Там они увидели Пьера Хилдрета с чемоданом в руках. Дорогу мастеру по вскрытию сейфов преграждал Инэксхоблуст-Эбл, чуть позади которого стоял Борис.

— Я пропущу вас, господин Пьер Хилдрет, только в том случае, если вы оставите чемодан в каюте, — настаивал Инэксхоблуст-Эбл.

— Пьер, что тут происходит? — подходя, поинтересовался Скайт.

— Меня не пускают в город, — пожаловался Пьер.

— Если вы собираетесь выйти в город, то Пьер Хилдрет должен оставить чемодан с деньгами на корабле, — сказал Инэксхоблуст-Эбл.

— Это его деньги, — заметил Скайт, — если он хочет взять их с собой, то никто не вправе мешать ему.

— Чемодан Хилдрет оставит на «Триумфе», иначе никто никуда не пойдет, — упрямо ответил Эбл на его замечание.

— Что это значит, Эбл? — возмутился Скайт, заложив руки за пояс с бластером.

— Только, пожалуйста, не доставайте оружие, на «Триумфе» есть точно такая же система безопасности, как в банке Плобитауна! — воскликнул Пьер.

— Зачем мне бластер? Я справлюсь и так, если понадобится.

— Я не боюсь ваших угроз, господа, — сказал Инэксхоблуст-Эбл. — Конечно, вы сможете покинуть «Триумф», но это не благородно! Выдали слово, что мы полетим вместе, а сейчас замыслили убежать.

— Это кто тебе такое сказал9 — спросил Дерк Улиткинс и кинул недобрый взгляд на Бориса.

Робот на холостом ходу загудел моторчиком и стал бессистемно сжимать и разжимать пальцы манипуляторов.

— Не важно, — ответил Эбл, — но я знаю все ваши планы, — они безнравственны.

— Ну, это сильно сказано, — заметил Скайт и почесал у себя за ухом. — Мы еще до конца ничего не решили…

— Вот именно, — подхватил Дерк. — А та сволочь, что распространяет эти сплетни, не доживет до сегодняшнего вечера.

Борис издал короткий писк.

— Что тебе, Борис? — спросил Эбл.

— Господин Лусперрандор Инэксхоблуст-Эбл, разрешите мне отлучиться, у меня на камбузе готовится запеканка, она может подгореть… И еще надо протереть пыль в вашей каюте…

— Хорошо, иди, — отпустил робота Эбл.

Борис развернулся на месте и быстро поехал прочь.

— Иди, Борис, иди, — до вечера осталось не так много времени, — вслед ему крикнул Дерк.

— Господа, — продолжил Эбл, обращаясь к компаньонам, — я взываю к вашей совести. Неужели вы бросите меня после всего, что с нами произошло за последнее время? Честное слово, если вы останетесь на моем корабле, вы об этом не пожалеете. Неужели вам мало того, что я оплачиваю все расходы по снабжению экспедиции? Дерк Улиткинс, если вас раздражает присутствие на корабле Бориса, то я немедленно избавлюсь от него. Да, — продолжал Инэксхоблуст-Эбл, — признаюсь, что не умею управлять звездолетом так, как это делаете вы, господа, но зато у меня есть старые имперские карты минных полей в Энвантиненте. И, в конце концов, это нечестно бросить меня после того, как я помог вам избежать неприятностей на Плобое. Вы, получается, меня использовали?

— Не совсем так, — не согласился Скайт, — на Плобое мы еще ничего не решили.

— Если вы полетите со мной, обещаю, что щедро вознагражу каждого по окончании экспедиции. Я прошу вас, пожалуйста, не покидайте меня. Без вас у меня ничего не получится.

— Ну ладно, парень, мы просто хотели пройтись по Барахалу, выпить пива в баре, — успокаивающе похлопав Эбла по плечу, сказал Скайт. — Никто не хотел тебя бросать на этой планете. А Пьер тащил чемодан, чтобы достать пару сотен на выпивку — и все.

— Какие две сотни? — не понял Пьер. — Я же вам уже выдал по десять тысяч. Мы так не договаривались…

— Это он шутит. — Скайт зло посмотрел на Пьера, чтобы тот заткнулся. — Сейчас он спрячет чемодан обратно к себе в каюту.

— Конечно… — засуетился Пьер. — Я так и сказал — мол, пошутил. Да… Пойду спрячу чемодан. — И он быстро исчез за дверьми своей каюты.

— Спасибо, господин Скайт Уорнер, вы человек чести, — с признательностью в голосе поблагодарил Эбл.

— Да, мы такие, — согласился за друга Дерк Улиткинс, — честные. Самим иногда противно.

— Мы на пару часиков сходим в город, развеемся перед дальней дорогой. Кто его знает, как там сложится, — не обращая внимания на реплики Дерка, сказал Скайт Эблу. — А ты найми ремонтную бригаду и восстанови запас топлива.

— Где все это делается? — оживившись, спросил Эбл.

— В техническом отделе космодрома, — ответил Скайт. — Только сам не ходи, не оставляй звездолет без присмотра, свяжись с ними по радио — это немного дороже, зато для тебя будет проще. Заправщика также закажи по радио. Никого дальше первой палубы не пускай, нечего им делать внутри корабля. Когда проведут ремонтные работы, обязательно получи гарантийный талон. Если потребуют оплату наличными, деньгами не свети. Попроси подождать, уединись, отсчитай требуемую сумму, остальное спрячь. Что еще? — Скайт задумался.

— Если снимешь девочку — пользуйся презервативами, — ухмыляясь, вставил Дерк Улиткинс.

— Это само собой разумеется, — согласился Скайт. — В общем, будь начеку. Я бы сам остался, только, честно, хочется развеяться, отдохнуть, расслабиться, ну ты понимаешь.

— За меня не волнуйтесь, — заверил Эбл, — я смогу, если что, за себя постоять.

— Вот и хорошо, — похвалил его Скайт.

В коридор из каюты выглянул Пьер Хилдрет и вопросительно уставился на Уорнера.

— Пошли, Пьер, — отдохнем перед экспедицией, — позвал его Скайт.

Пьер вышел, но уже без чемодана.

— А куда мы пойдем?

— Посидим в баре, — сообщил Скайт.

— Морду кому-нибудь набьем, — добавил Дерк. — Короче, повеселимся.

— Тогда я не пойду.

— Дерк шутит, — успокоил Хилдрета Скайт, — никто драться не собирается. Ты что-то говорил о каких-то инструментах, которые тебе надо купить?

— Ну да, надо бы подкупить пару вещей: полкило пластиковой взрывчатки, бикфордов шнур… но это необязательно.

— Вот и купим, пошли. — Скайт направился к выходу.

— Так когда вы вернетесь? — поинтересовался Эбл, глядя на то, как компаньоны в шлюзовой камере вместо тапочек надевают свою уличную обувь.

— Через два часа, — ответил Скайт.

— Только не опаздывайте, пожалуйста.

— Не переживай, приятель, — засмеялся Дерк Улиткинс, — тут ремонта часов на шесть как минимум, так что без нас ты никуда не улетишь.

Скайт открыл выходной люк звездолета. Местное солнце ударило в глаза. Множество звуков нахлынуло со всех сторон: рев пролетающих кораблей, стрекотание геликоптеров, крики грузчиков.

Вдохнув горячий, сухой воздух планеты, Скайт по трапу спустился на бетонную поверхность космодрома и осмотрелся по сторонам. Ближе всех к «Триумфу» стоял сигарообразный грузовой звездолет Межгалактической Транспортной Корпорацииnote 11, из люка которого, похожего на разинутую пасть морского животного, выброшенного на берег, роботы-погрузчики выносили контейнеры с товаром. Дальше стоял частный звездолет, там трудились люди. Обливаясь потом, двое человек на собственных плечах перетаскивали большие картонные коробки из трюма небольшого звездолета в кузов зеленого грузовика. Скорее всего, это были сами пилоты, решившие таким образом сэкономить на погрузочно-разгрузочных работах.

Жара стояла невыносимая. Скайт расстегнул куртку.

— Куда идем? — спросил Пьер из-за спины Скайта.

— Я знаю, куда, — ответил Дерк вместо Скайта. — Я несколько раз бывал в Барахале и знаю все местные достопримечательности этого города. В центре есть замечательная забегаловка, девочки там шикарные, просто с картинки, первый сорт, и, главное, все очень дешево. Чтобы добраться до того места, нам надо взять такси. Выход с космодрома вон там, — Дерк показал рукой туда, где над корпусами стоящих в ряд космических кораблей виднелась диспетчерская вышка.

Обходя чужие звездолеты, возле чьих стальных корпусов бегали мелкие торговцы и шныряли спекулянты с сумками, полными различных вещей, компаньоны направились в указанную сторону.

День был в самом разгаре, и солнце пекло нещадно. На ослепительно голубом небе не было ни намека на облачко. От раскалившегося покрытия космодрома вверх поднимался горячий воздух, прозрачным маревом дрожащий над бетонными плитами.

До вышки оказалось не так близко, как показалось вначале, и вскоре жара стала невыносимой Пьер, тяжело дыша, постоянно обтирался носовым платком и облизывал губы. Он переносил жару особенно тяжело из-за своего излишнего веса Видя, что компаньон страдает от жары, Скайт не спешил, хотя и сам изрядно взмок под палящими лучами солнца в своей черной куртке и хотел скорее укрыться в тени космопорта.

Дерк Улиткинс шел последним. Ему, как и всем, было жарко. Он вытирал пот со лба одноразовыми салфетками, что захватил из шкафчика каюты. Единственная причина, по которой Дерк не ворчал и не портил настроение товарищам, заключалась в том, что он надеялся скоро сесть за стойку бара с кондиционированным воздухом и выпить большую кружку холодного пива.

Когда компания достигла спасительной тени от козырька космопорта, Дерк истратил больше половины салфеток. По скомканным белым бумажкам можно было проследить проделанный ими путь. Из-за безветрия, несмотря на тень, под козырьком было так же душно, как и на открытом месте.

— Куда теперь7 — выжимая носовой платок, поинтересовался Пьер.

— Через зал ожидания на другую сторону к стоянке такси, — ответил Дерк и первым пошел к стеклянным дверям космопорта.

Космодром находился на окраине города, поэтому, миновав здание вокзала, приятели очутились среди невысоких зданий трущоб Барахала, как мхом обросших различными вывесками дешевых забегаловок, лавочек и магазинчиков Ватагами носились полуголые мальчишки Полные черные женщины тащили на своих головах корзины с поклажей, а по кривым улочкам, беспрерывно сигналя, пробирались допотопные автомобили. В узких проулках между домами, подвешенное на веревках, сушилось белье. И все это утопало в полуденном мареве.

Как только компаньоны вышли на улицу из здания космопорта, к Пьеру тут же подскочил бойкий чернокожий парень в пестрой рубахе и с сильным акцентом стал предлагать обменять плобитаунские кредиты на местные деньги по «отчэнь» выгодному курсу. Пьер решительно отнекивался, но парень нахально наседал, не давая прохода:

— Плобойские крэдитки, крэдитки, да! Давай! Висье вазьму! — Валютчик стал хватать Пьера за пиджак. — Отчэнь вигодный курс, да! Пидьжак тожэ давай! Висье вазьму! Большэ мэнья никто не даст!

Пьер попытался проскочить, но это оказалось бесполезным, парень преградил ему путь:

— Один к четыром — никто большэ не даст! Хорошо, уговорил — один к четыром с паловиной. Нэт? Пять — от сэрдца отрываю! Пять с паловиной — и по рукам!

— Пошли, Пьер, — прервал торговлю Скайт и как бы случайно так толкнул валютчика, что тот отлетел в сторону забора, огораживающего поле космодрома, при этом чудом удержавшись на ногах.

— Харлэм душбат аглы! — закричал валютчик со злостью, проводя ребром ладони по шее.

Скайт сурово посмотрел в его сторону. Под тяжелым взглядом Уорнера валютчик притих и суетливо скрылся в толпе.

— Нечего разговаривать на чужом космодроме со всякой шушерой, — сказал Скайт Пьеру. Они прибавили шаг и нагнали Дерка, успевшего за это время уйти вперед.

— Он сам ко мне пристал, — стал оправдываться Пьер. — Я даже слова ему не успел сказать, как он на меня насел: «плобойские крэдитки, плобойские крэдитки»…

— Кошелек на месте? — не дав Пьеру дорассказать историю, поинтересовался Дерк.

Пьер Хилдрет вздрогнул и, поменявшись в лице от такого предположения, полез в карман пиджака. Через мгновение на его лице возникло выражение облегчения.

— На месте.

— Тогда будешь платить за такси, — сделал заключение Дерк. — Мы уже пришли.

На небольшой площадке возле забора, огораживающего космодром, стояло пять ядовито-желтых машин с допотопным бензиновым двигателем. Увидев, что к ним направляется группа приезжих, водители всех пяти машин с пронзительными криками выскочили им навстречу.

— Садись сюда, да! Сюда садись! Бистро ехать будем, денег совсем мало платить будем, да! Куда, куда везти? Мигом доедем!

— Кондиционер работает? — спросил Дерк у самого бойкого.

— Конечно! Конечно, все работает! Двигатель работает, приемник тоже работает, только восемь моих детей не работает, — я один работает!

— За восьмерых возьмешь, что ли?

— Шутишь, да? Совсем мало возьму! Почти даром ехать будем! — не скрывая радостной улыбки, ответил водитель. Прикрывая приезжих от конкурентов, он расставлял руки и слегка подталкивал клиентов, направляя к своему четырехколесному средству передвижения.

Четверо оставшихся не у дел шоферов, раздосадован — но замолчав, расселись по своим машинам ожидать следующих пассажиров.

Водитель открыл дверцу перед клиентами и помог забраться в салон автомобиля. Затем обежал машину и вскочил на водительское кресло.

— Скажи, куда едем? — взявшись за ключ зажигания, спросил он.

— В центре Барахала есть такое заведение, оно раньше называлось «Красная ракета», — пояснил Дерк Улиткинс, — вот туда и поехали.

— «Красная ракета», да! Знаю «Красную ракету», каждый день туда езжу! — Водитель повернул ключ. Стартер заскрипел, раскручивая двигатель. Мотор пару раз чихнул и, выпустив черное облако выхлопа, размеренно заурчал.

Водитель со скрежетом переключил рычаг скоростей, после чего машина, дергаясь, поползла по улице.

— Чем здесь пахнет? — поинтересовался Пьер у сидящего рядом Дерка.

— Наверное, бензином, — ответил тот.

— Попроси водителя включить кондиционер.

— Сам, что ли, не можешь?

— У тебя это лучше получается.

— Хорошо, — согласился Дерк. — Эй, любезный, — окликнул он водителя, — включи кондиционер!

— Да, конечно! — отозвался водитель и переключил какие-то рычажки на панели управления. В салоне раздалась громкая дребезжащая музыка местного рок-ансамбля, использующего национальные смычковые и духовые инструменты. Водитель принялся подпевать и в такт какой-то сумасшедшей мелодии дергать телом.

— Любезный, — вновь попытался окликнуть водителя Дерк Улиткинс, — кондиционер включи, да!

Но то ли водитель не слышал его слов, то ли не хотел их слышать по причине отсутствия кондиционера, в общем, он перестал реагировать на какие-либо попытки привлечь свое внимание. К счастью, машина скоро выехала на широкую улицу и прибавила скорость. В открытые окна ворвался ветер, отчего компаньонам стало легче переносить жару.

За окнами открывались картины чужого города: малоэтажные дома, стоящие плотно друг к другу, с выцветшими под палящим солнцем фасадами; разбитые тротуары, с множеством торговых палаток и спешащих куда-то людей; велосипедисты, которых, казалось, было больше, чем обычных прохожих. Все находилось в каком-то хаотическом движении, словно путешественники попали в центр большого муравейника. Все куда-то спешили, кричали, постоянно перетаскивали с места на место какие-то тюки, ящики, баулы.

На улицах этой части города отсутствовали не только светофоры, но и элементарные правила движения. Каким чудом не возникали заторы, было непонятно. Водитель постоянно давил на клаксон и, высовываясь в открытое окно, страшно ругался, после чего как ни в чем не бывало опять продолжал подпевать и, сидя за рулем, подтанцовывать песням любимого ансамбля:

— Аи, ды-ды-ды, шарлахан аглы… Аи, ды-ды-ды, арлухан шырды…

Тем не менее машина такси постепенно пробиралась к центру. Над крышами трущоб на фоне голубого неба стали видны ослепительные зеркальные фасады небоскребов.

Автомобиль последний раз тряхнуло на колдобине, и он выехал на ровную заасфальтированную улицу с белой разделительной полосой, светофорами и аккуратными подстриженными газонами по краям. На трассе скорость еще больше возросла, и в салон через открытые окна стал задувать сильный ветер. Компаньоны даже перестали обращать внимание на запах бензина, невыносимую музыку и оглушительный рокот двигателя автомобиля, с блаженством подставляя лицо под струю воздуха.

То, что они оказались в центре, стало ясно, когда машину накрыла огромная тень ближайшего небоскреба. И сразу вид за окнами разительно поменялся, словно автомобиль волшебным образом из города развивающейся цивилизации переместили в современный мегаполис. Мимо зеркальных витрин шикарных магазинов шли хорошо одетые люди. В небе между небоскребами торговых центров, бирж и банковских учреждений парили флаеры и геликоптеры. Повсюду запестрели рекламные плакаты знакомых фирм. Водитель выключил приемник и замолчал, перестав дергаться.

— Барахал — город контрастов, — глядя на такую разительную перемену за окном, философски заключил Скайт.

Такси на следующем перекрестке резко повернуло направо, проехало сотню метров и затормозило возле одного из высотных зданий, на первом этаже которого за зеркальными витринами находилась «Красная ракета», о чем свидетельствовала мерцающая вывеска из красного же неона.

Пьер расплатился с водителем, и такси, выпустив черное облако выхлопа, с грохотом умчалось прочь. Компаньоны пошли к дверям заведения. На подступах их встретили профессиональными улыбками несколько фривольно одетых женщин. Они недвусмысленно подмигивали приехавшим и завлекающе покачивали бедрами, но компаньоны, оценив взглядами их достоинства, прошли мимо.

Через вертящиеся стеклянные двери Дерк, а за ним и Скайт с Пьером попали внутрь «Красной ракеты». Судя по названию, Скайт рассчитывал, что дизайн заведения будет стилизован под космический корабль, но тому, что он увидел внутри, скорее подошло бы название «Красный фонарь». Бронзовые фемины обнимали колонны из розового мрамора, стилизованные под большие пенисы. Нарисованные Амурчики по углам лепного потолка метили в посетителей из луков. Напротив больших витринных окон, выходящих на улицу, разместилась длинная стойка бара, протянувшаяся от дверей до кабинок у противоположной стены. Между окнами и стойкой, в центре большого зала, вымощенного паркетом из красного пластика, расположился круглый бассейн с фонтаном в виде писающего мальчика. Вокруг стояли столики. Играла медленная музыка, где вместо слов слышались тихие волнующие постанывания и возбуждающие вздохи.

— Не знал, Дерк, что тебе нравится такой стиль, — с пренебрежением произнес Скайт.

Несмотря надень, здесь было многолюдно. Десяток полуголых девиц, сидящих возле стойки бара, закинув ногу на ногу, и потягивающих разноцветные коктейли. Пара пожилых мужчин. Еще полтора десятка человек за столиками, среди которых иногда попадались особи мужского пола. Скайт даже не стал думать насчет того, работают они все здесь или же просто, как и он с друзьями, зашли слегка развеяться.

Пройдя вдоль ряда стройных ножек, закинутых друг на друга так, что при желании можно было разглядеть, откуда они начинаются, компаньоны присели на свободные табуреты у стойки бара.

— Сегодня выбор даже больше, чем в прошлый раз, — зыркая глазами по сторонам, поведал Дерк.

— Ты о выпивке? — поинтересовался Скайт.

— И об этом тоже… Хэй! Приятель! — Дерк махнул рукой бармену, подзывая к себе. — Кукумбер со льдом и два пива «Галактика оригинальное».

— Я сам себе закажу, — предупредил Скайт.

— А я только для себя заказ сделал, — простодушно заявил Дерк. — С какой стати мне тебя за свой счет поить. У тебя самого деньги есть. И Пьер — не «бедный родственник». Сам себе выпивку купить сможет.

— Ну, если так, то ты мне еще с биржи труда в Плобитауне кружку пива должен, — обидевшись на такое отношение, напомнил Скайт.

— Чего ты мелочишься, Скайт, я уже и забыл об этом.

— А сам только что… — Скайт замолчал, так как подошел бармен с заказом Дерка.

— Ваш кукумбер и пиво, — поставив перед Дерком две запотевшие кружки и стакан с прозрачной, слегка зеленоватой жидкостью, в которой плавали кубики льда, произнес бармен и обратился к Скайту с Пьером: — Что вам, джентльмены?

— «Черный Саймон» и пиво… Пьер, ты какое пиво будешь?

— «Богатырское» малокалорийное.

— Значит, «Черный Саймон» и две кружки «Богатырского», — сделал заказ Скайт. И уже вдогонку добавил: — Еще сигареты «Спейс» в жесткой пачке за пять кредитов, приятель!

Дерк тем временем сделал большой глоток кукумбера и с блаженным видом отхлебнул из кружки с пивом, после чего причмокнул от удовольствия.

— Хорошо!

— Хорошо, что здесь кондиционер работает, — отозвался Пьер, поправляя галстук.

— Откуда ты узнал про это место? — поинтересовался Скайт у своего приятеля.

Дерк, прежде чем ответить, сделал еще несколько больших глотков из кружки, извлек одноразовую салфетку и вытер пивную пену с губ.

— Ты был прав, Скайт, прежде чем сюда идти, надо было побриться.

— Как ты узнал об этом месте? — повторил вопрос Скайт.

— Ах, это. — Дерк усмехнулся и достал сигарету. — Год назад мы с одним парнем летали сюда за грузом… — Дерк прикурил и выпустил в потолок облако дыма. — Скайт, посмотри, какая крошка в пластиковой юбочке справа от нас?

— Хороша, — согласился Уорнер, скосив глаза в указанную сторону.

В этот момент подошел бармен. Он поставил на стойку две кружки пива, стакан «Черного Саймона» и положил пачку сигарет.

Скайт пододвинул одну кружку к Пьеру.

— Так что с тем парнем? — напомнил он Дерку начало его истории, прежде чем залпом осушить стакан «Черного Саймона».

— С каким парнем? — переспросил Дерк, не соображая, о чем идет речь, так как в этот момент был занят перемигиваниями с блондинкой за одним из столиков.

Скайт отпил два больших глотка пива из своей кружки.

— С тем, с которым ты год назад летал сюда за грузом, — напомнил он и распечатал пачку сигарет.

— Ах, тот, — вспомнил Дерк, — он оказался…

— Женщиной, — сострил Скайт, прикуривая сигарету. Сидящий рядом Пьер громко хохотнул, так что часть пива из его кружки, из которой он пил, выплеснулась на стойку.

— Ничего подобного, — возмутился Дерк, не поняв шутки своего друга. — Он был торговцем оружия и прилетел на Вафну за партией трофейных ракет для космических истребителей. Так вот, он оказался плохим бизнесменом. Пока я сидел на космодроме и караулил звездолет, он пошел заключать сделку. Если бы он тогда взял меня с собой, все могло повернуться иначе, а так он остался без ракет и денег. — Дерк, допив кукумбер и пиво из первой кружки, отставил пустую посуду в сторону. — Идиот, он отдал деньги прежде, чем товар был погружен в трюмы нашего корабля… Бармен! Еще кукумбера!.. А я ему говорил, чтобы был начеку.

— Ну, ничего, бывает, — заметил Скайт, не вынимая сигареты изо рта.

— Я помню, и у меня был случай, — сказал Пьер Хилдрет. — Залез я как-то, по наводке, заметьте, в один небольшой банк. Система охраны там была примитивная — всего пара детекторов движения, киберсторож, система видеомониторинга, самонаводящиеся дротики с транквилизатором….

— Короче, Пьер, технические подробности нас не интересуют, — прервал его Дерк.

— Значит, вскрыл я сейф, а там — пусто, только три бумажки по сто кредитов. Ну что? Я, конечно, их забрал, а когда возвращался обратно в отель, то, представьте, таксист у меня эти самые триста кредитов и украл.

— И что тут такого замечательного? — разочарованно поинтересовался Дерк.

— Ну, как же! — изумился Пьер Хилдрет. — Ведь, как потом оказалось, наводчиком был сам директор банка. Ему это ограбление необходимо было, чтобы замести свои финансовые махинации. А те три банкноты были отравленные. Если бы я работал без перчаток, то через пару дней меня бы нашли мертвым в собственном номере гостиницы.

— Ну, тогда — да, интересная история, — согласился Дерк.

— А у меня, когда я был еще первым помощником капитана… — начал было Скайт свой рассказ.

Но Дерк его тут же поправил:

— Первым помощником самого Браена Глума. — И, наклонившись к Пьеру, «по секрету» добавил: — А я тогда был командиром истребительной эскадрильи у этого же самого Глума, крутым был, ну что ты, не то что сейчас. Меня все боялись, боялись и уважали. Помню, лечу я на своей «черной акуле»…

— Дерк, ты мне дашь договорить, в конце концов? — возмутился Скайт и, когда Дерк заткнулся, продолжил: — Так вот, когда я был первым помощником капитана. А, надо сказать, корабль назывался «Валрус» — настоящий боевой крейсер…

— Бороздил космос исключительно под Веселым Роджером, — не удержался и все-таки вставил свое замечание Дерк, после чего взял в руки принесенный барменом стакан с кукумбером.

— Дерк!

— Молчу, молчу. — Дерк примирительно улыбнулся и осушил стакан.

— На чем я остановился? — поинтересовался Скайт. — Вот, Дерк, из-за тебя забыл, что хотел рассказать. — Скайт допил кружку пива и в расстроенных чувствах бросил туда окурок сигареты. — Что-то насчет Макэлпайна и Си Джей Хантера.

— А кто это такие? — спросил Пьер.

— Начальник службы безопасности «Валруса» и старший боцман, — ответил Скайт.

— И что с ними стало?

— Убил их Скайт, — не дал другу самому ответить на этот вопрос Дерк. — Обоих одновременно уложил в трюме того самого корабля «Валрус». Вся палуба в крови была. Жуткая сцена. Я был рядом и все видел. До сих пор не могу забыть этот кошмар, во сне вижу — вспышки бластеров, брызги крови и мертвые тела на палубе. Ужас, одним словом.

— За что вы их? — потрясенный рассказом, спросил Пьер, бессознательно обратившись к Скайту на «вы».

— Было за что, — угрюмо ответил Уорнер и крикнул бармену: — Еще двойной «Саймон»!

— Давайте, я вам дорасскажу, как я это заведение обнаружил, — напомнил Дерк и, не ожидая реакции на свое предложение, принялся за свой рассказ: — Так вот, того парня с ракетами местные акулы бизнеса кинули на деньги, и он вернулся на космодром ни с чем, расстроенный и убитый горем. Я решил не оставлять парня в таком состоянии. К тому же аванс он мне до этого заплатил. Мало, конечно, только на топливо и мелкие расходы, но все же. Пошли мы с ним в бар при космодроме, выпили, потом еще, как это бывает, и захотелось нам пойти по девочкам. Финансов у нас осталось почти ничего, пришлось выбирать, где дешевле, — поведал Дерк и в сердцах громко воскликнул, вспоминая тот случай: — Не поверите, но в трущобах возле космодрома за подобные услуги мы бы заплатили в десять раз больше!!!

— Не надо так кричать, — заметил Скайт.

— Да, да, — согласился с ним Дерк, успокаиваясь. Отхлебнул пива и тише продолжил: — Представляете себе разницу между грязным притоном с клопами и этим местом?

— Нет, — чистосердечно ответил Пьер.

— Поверьте на слово, здесь, к примеру… — Дерк огляделся по сторонам, — вон та брюнетка с фигурой Моники Фаблnote 12, что скучает у стойки бара, обойдется в десять раз дешевле, чем толстая шлюха на рваном матрасе возле космодрома. Тебе, Пьер, эта брюнетка нравится?

— Симпатичная девушка, — ответил Пьер, густо покраснев.

— Сейчас я ее тебе склею, только платить, разумеется, будешь сам.

— Не, не, постой, — запротестовал Пьер, но Дерка было уже не остановить.

— Любезный! — позвал он бармена. — Угостите пивом вон ту даму с черными волосами и шикарным бюстом. Скажите ей, что это от меня.

— Я бы не советовал, — ответил бармен, — ей скоро потребуется подзарядка. Вы, я вижу, люди энергичные, полные сил, она может не выдержать такой нагрузки и отключиться в самый ответственный момент, вы меня, надеюсь, понимаете? Вам нужны дамы со свежими батареями.

— Что ты имеешь в виду под «батареями»? — спросил Дерк и спокойно отхлебнул пива, еще не беря в толк, о чем ему толкует бармен. — Эти самые, что ли, «булки», или, как их еще называют, «буфера», да?

— Нет, обычные — кадмиево-цинковые, — ответил бармен.

— Что ты этим хочешь сказать? — Дерк озадаченно уставился на бармена.

— Как что? — пожал плечами бармен и принялся протирать стойку перед Дерком. — «Эс-Экс четыре», — бармен кивнул в сторону брюнетки, — стандартный андроид, для оказания интим-услуг, модель «Лола — молодая женщина-брюнетка». В качестве элементов питания в таких моделях используются стандартные, экологически чистые кадмиево-цинковые батареи…

Дерк громко икнул.

— Вы можете выбрать «Эс-Экс пять», — подмигнув Дерку, посоветовал бармен, — это блондинка, прототипом которой послужила супермодель Бриджит, та самая, что снималась в блокбастере «Горячие попки-2». К тому же ей совсем недавно поменяли источник питания. Гарантия качественной работы в течение суток. Сидит как раз рядом с «Эс-Экс четыре».

Ошарашенный услышанным, Дерк Улиткинс потерял дар речи.

— Простите, — вступил в разговор Скайт Уорнер, — так у вас здесь что, все девушки роботы? — уточнил он.

— Конечно, и не только девочки. А вы разве не знали? — на этот раз удивился бармен. — «Красная ракета» заведение с роботизированным сервисом. Мы делаем ставку на безопасный секс.

Скайт развернулся и посмотрел в зал. Как он сразу не обратил внимание на тот факт, что не может быть столько красивых женщин одновременно в одном месте. И уж точно сюда вряд ли зашла бы толпа известных фотомоделей и одиноких актрис кино.

— Скажи, приятель, — Скайт повернулся обратно, — пиво у вас тоже безалкогольное?

— Нет, пиво настоящее, — ответил бармен.

— Это хорошо, — сделал заключение Скайт и обратился к своим компаньонам, притихшим, словно пара только что вылупившихся птенцов: — Парни, аккуратно, не теряя достоинства, допиваем пиво и уходим отсюда.

— Да, да, — живо поддержал это предложение Пьер Хилдрет, — уйти отсюда — хорошая мысль. — Он принялся большими глотками допивать остатки пива в своей кружке.

— Дерк, — Скайт толкнул друга в плечо, — приди в себя.

От толчка Дерк вышел из оцепенения и более-менее осознанно взглянул на Скайта.

— Чего смотришь, я не резиновый, — сказал Скайт и весело хмыкнул себе под нос. — Ладно, пошли отсюда… Бармен, сколько с нас?

— Джентльмены уже уходят?

— Да, нам скоро улетать — времени совершенно не осталось.

— А как же красотка Бриджит?

— Бриджит подождет.

— Двести сорок кредитов плюс пять кредитов за сигареты, итого — двести сорок пять.

Скайт не стал спорить, расплатился за всех, и компаньоны торопливо покинули это «дешевое» заведение.

Уже на улице, когда они отошли на приличное расстояние от яркой неоновой вывески «Красной ракеты», Дерк наконец изрек из себя первые несколько слов:

— Это черт знает что! — Он достал из пачки сигарету и в расстроенных чувствах закурил.

На улице, несмотря на то, что друзья шли по теневой стороне, было жарко. Скайт снял свою кожаную куртку и понес ее в руках. Пьер сделал то же самое с пиджаком, а Дерк просто расстегнулся, так как его карманы были наполнены разной мелочью из шкафчика звездолета Эбла, и если бы Дерк снял куртку, то обязательно что-нибудь выпало на тротуар.

Центр Барахала напоминал Плобитаун, только здания, конечно, были ниже, но, как и в Плобитауне, здесь на первых этажах располагались магазины, престижные салоны и рестораны, возле их дверей стояли роботы-зазывалы, энергично заманивающие проходивших мимо людей. Вдоль проезжей части по краю тротуара, через определенные промежутки торчали рекламные тумбы, транслирующие бесконечные ролики. В вышине парили флаеры и геликоптеры, проносились летающие поезда. Часто сверху падала какая-нибудь блестящая обтекаемая машина и припарковывалась на стоянке возле одного из магазинов, другая, наоборот, взяв пассажира, взмывала вверх.

— Это черт знает что! — Дерк докурил сигарету и бросил окурок на тротуар. — Черт знает что!

— Надо будет Бориса предупредить, чтобы он от тебя подальше держался, — сказал Скайт с насмешкой.

— Черт знает что! — Дерк достал новую сигарету.

— Не стесняйся, Дерк, расскажи, какие ощущения возникают, когда гладишь резиновые ляжки? — спросил Скайт с издевательством.

— Хи-хи-хи! — рядом ехидно захихикал Пьер.

— А ты чего смеешься? — обиделся Дерк. — Пьян я был очень сильно. Черт бы побрал эту «Красную ракету»!

— Хи-хи-хи! — продолжал безудержно заливаться Пьер.

— Чего смеешься, толстый? — утирая ладонью испарину, выступившую на лбу от жары, спросил Дерк. — Иди вон лучше купи всем по мороженому. — Дерк указал на лоток с мороженым, попавшийся по пути.

Не переставая смеяться, Пьер пошел к указанному лотку.

— Послушай, Скайт, перестань ты меня подкалывать, — попросил Дерк, когда Пьер заговорил с продавцом мороженого, выбирая сорт.

— Не нравится?

— Не нравится.

— Тогда обещай, что будешь уважительно относиться к окружающим. И не только ко мне с Пьером и Эблом, но и к Борису.

— Но Борис — робот, — попытался возразить Дерк.

— Да? — Скайт насмешливо посмотрел на Дерка.

— Ладно, ладно, я согласен, — поняв намек, согласился Дерк.

Возвратился Пьер с тремя большими пломбирными трубочками, покрытыми шоколадом. Едва сдерживая смех, Пьер раздал мороженое компаньонам.

— Ну что ты все смеешься? — раздраженно поинтересовался у него Дерк и тут заметил название на обертке мороженого: «Шоколадная ракета». — Смешно, очень смешно, обхохочешься.

Дерк откинул в сторону сигарету, развернул мороженое и с наслаждением откусил большой кусок.

— Кстати, Пьер, — обратился он к Хилдрету, — тебе, кажется, надо было что-то подкупить? Так вон… — Дерк откусил еще один кусок, — на той стороне есть магазин, сдается, требуемого профиля.

Скайт с Пьером посмотрели через дорогу. Там, зажатое с двух сторон высотными зданиями, находилось двухэтажное сооружение с большой, во всю длину фасада, вывеской: «Без компромиссов» — товары для настоящих мужчин».

— Отлично, сейчас мороженое доедим и пойдем посмотрим, что там нам смогут предложить, — сказал Скайт.

Пьер же в знак согласия лишь кивнул головой.

Глава 6. НЕДОИГРАННАЯ ПАРТИЯ

Шар, ударившись от борта, медленно покатился по зеленому сукну бильярдного стола к центральной лузе. На его выпуклом матово-белом боку вращалась цифра «3». Остановившись на краю, словно решая, падать ей или остаться на столе, «тройка», преодолев невидимый барьер, все же свалилась в лузу и закачалась в сетке под столом.

Калл Гадман удовлетворенно почесал свою рыжую бороду, вынул шар из лузы и поставил на полочку, где уже находились «единица» с «двойкой». Поправив шары таким образом, чтобы цифры смотрелись ровно в ряд, Гадман взял с полки мелок и принялся тщательно мелить кончик кия перед следующим ударом.

— Точный расчет важен в любом деле, — бросив быстрый взгляд на Ральфа, стоящего с другой стороны стола, сказал Гадман.

Игра шла в большой просторной комнате на втором этаже магазина «Без компромиссов». Здесь же размещался и офис Бородача Гадмана. Отсюда самый знаменитый трофейщик, известный своей жестокостью по отношению к конкурентам, руководил бизнесом. Сейчас на втором этаже, кроме четырех охранников, Ральфа и самого Гадмана, никого не было. Охранники по одному с каждой стороны следили за развитием событий вокруг бильярда: двое со скучающим видом стояли напротив друг друга, прислонившись спинами к противоположным стенам; третий сидел на широком подоконнике, облокотившись о трубу кондиционера, выходящего через стекло на улицу; четвертый сидел на стуле возле выхода. В центре же комнаты шла игра, в которой участвовали Ральф Гантер и сам Калл Гадман. Все присутствующие были вооружены.

Бородач Гадман отложил мелок и посмотрел на возникшую позицию. Выбрав следующий шар, он обошел стол и встал напротив «дома»note 13.

— «Четверка» в левый угол, — заказал он, принимая позу для нового удара.

Кий пару раз качнулся в руке Гадмана и слабо дотронулся до битка. Шар с крестом не спеша, по-кошачьи покатился через весь стол к «четверке», стоящей в центре «дома».

Ральф Гантер молча, скрестив руки на груди, проводил биток взглядом до того момента, как тот ударился о заказанный шар, затем Ральф стал следить за движением «четверки», которая после удара покатилась прямиком в угловую лузу и исчезла в ее воротах. Ральф поднял глаза на Гадмана. Их взоры встретились.

— В каждом деле нужен опыт, — прокомментировал Калл Гадман и в усмешке оскалил зубы.

Ральф прислонил свой кий к стене и с каменным лицом потянулся рукой под куртку, к тому месту, где ее черный пластик оттопыривала рукоять флэштера. Гадман перестал улыбаться, а его четверо охранников напряглись, готовые в любой момент схватиться за бластеры. Под пристальными взглядами самого Гадмана и его людей Ральф хладнокровно извлек из внутреннего кармана куртки пластинку жвачки и отправил ее в рот.

Калл Гадман расслабился, помелил кий и произвел следующий удар. На этот раз все шары остались на столе, и удар перешел к Ральфу Гантеру.

Ральф взял кий в руки и осмотрел сложившуюся позицию.

— «Пятерка» в угол, — произнес он, кладя руку на сукно.

— Слишком круто, — заметил Гадман.

Но Ральф не отреагировал на это замечание. Он положил кий между указательным и большим пальцем левой руки, сделал несколько пробных движений и с силой ударил по битку. Шар со звоном стукнул в «пятерку», и та с треском вошла в ворота угловой лузы.

— Многое зависит от силы, — сказал Ральф, снимая руку с бильярда.

Гадман промолчал.

Ральф щедро помелил кий, присел на корточки и прищурил левый глаз, присматриваясь к выбранному удару — «шестерка» в угол. Шар был сложным — абрикольnote 14 от короткого борта. Ральф поднялся, обошел стол и приценился к удару с другой стороны. Наконец, все же решившись, Ральф вернулся обратно и приготовился. Гадман затаил дыхание, ожидая промаха.

От сильнейшего удара бильярдный стол вздрогнул, а биток, после того как ударился о «шестерку» и отправил ее точно в лузу, еще долго отскакивал от бортов, задевая другие шары на столе.

— Смелость вознаграждается, — прокомментировал Ральф, потрогав через сетку сыгранный только что шар.

Гадман и на этот раз промолчал.

Ральф, насмешливо глядя на него, выдул большой розовый пузырь жвачки. Резинка с тихим хлопком лопнула и повисла на его подбородке. Ральф, двигая челюстью, втянул ее обратно. Калл Гадман брезгливо поморщился. Этот пижон в пластиковой куртке ему все больше и больше не нравился.

— Хороший удар, — выдавил из себя Гадман.

— Я знаю, — отозвался Ральф, меля кий.

На этот раз удар был не сложный. Шар под номером «7» стоял недалеко от угловой лузы, а биток в центре стола. Ральф примерился к удару.

— Это будет просто, — заметил Гадман, вставая точно напротив той лузы, куда Ральф намеривался отправить шар.

Ральф Гантер со всей силы ударил кием по битку. Биток врезался в «семерку», и та с треском вошла в лузу. От удара с бортов выбилось облако пыли и мела. Помрачневший Гадман отошел в сторону.

— Это действительно было просто, — согласился Ральф, вынимая сыгранный им шар из лузы.

— Я пока впереди, — заметил Гадман.

— Не важно, кто начал партию, — важно, кто ее закончит. — Ральф положил шар на свою полку к двум, уже стоящим там.

— Согласен. — Гадман подошел к столику с напитками. — Предлагаю сделать перерыв. Не хочешь ли что-нибудь выпить, друг?

— Хорошая мысль. — Ральф отложил кий.

— Коньяк? Водка?

— Лимонад.

— Я думал, что такой крутой парень, как ты, предпочитает крепкие напитки, — заметил Гадман и плеснул себе в стакан огуречной водки.

— Алкоголь снижает реакцию и портит здоровье.

— Неужели ты рассчитываешь дожить до старости?! — засмеялся Калл Гадман.

Четверо охранников засмеялись вместе со своим боссом.

— Зачем подниматься в гору, если не думаешь о вершине? — заметил Ральф. Он откупорил себе бутылку «Эгликона»note 15.

— Ты тысячу раз прав, мой мальчик. — Гадман по-отечески похлопал Ральфа по плечу и залпом выпил свой кукумбер.

— Да, это так, Калл, — согласился Ральф.

Кровь ударила Бородачу Гадману в лицо — этот недоносок вновь посмел назвать его просто по имени. В такие моменты Калл Гадман всеми клеточками своего большого тела ощущал тяжесть бластера у себя на бедре. Доля секунды — и рифленая рукоять «Дум-Тума» окажется в его ладони, нажатие пальца на курок займет и того меньше…

Гадман закашлялся и обтер бороду.

— Крепка, зараза, — проскрежетал он, глубоко дыша, чтобы унять нахлынувшую ярость, и поставил пустой стакан на столик.

Охранники, насторожившись, молчали, готовые в ту же минуту выполнить любое распоряжение босса. Но босс, к их удивлению, вновь не отреагировал на оскорбительное обращение. Он как ни в чем не бывало продолжал беседовать со своим столичным гостем.

— Скажи мне, Ральф, как поживает Луи? Давно я его — не видел. Купил ли он себе новый дом или же все еще сидит в подвале старого?

— У Лу все в полном порядке, — ответил Ральф.

— А как его мясной бизнес? Говорят, на Плобое люди отказываются от мяса и становятся вегетарианцами?

— От того, что люди перестают есть мясо, убивать меньше не стали. На бизнесе Лу это не сказывается.

— Если у него, как ты говоришь, с бизнесом все в порядке, что же он тогда затеял новое дело? Трофейный бизнес не его стезя.

— Это ты спроси у него.

— Все-таки как-то странно, что Луи вдруг заинтересовался теми, кто летит в Энвантинент. Согласись, мой мальчик, что этот факт скорее должен был заинтересовать меня, чем столичного мясника.

Ральф, не ответив, вытащил изо рта жевательную резинку и прилепил ее к краю бильярдного стола, после чего сделал пару глотков лимонада.

— Послушай, друг, — попытался зайти с другой стороны Гадман, — ты молод, красив собой, зачем тебе тратить время, выполняя неблагодарные поручения Фаризетти? Сходи, развлекись в клуб «Райский уголок». Я обещаю, что там тебя обслужат по полной программе, как если бы ты был моим родным сыном. Знаешь, какие у нас девочки? Это не фригидные плобитаунские особы, чьего темперамента хватает лишь на то, чтобы лечь на спину, это настоящие женщины — львицы, огонь! Такому крутому парню, как ты, только такие и нужны.

— А кто займется поручением Фаризетти? — поинтересовался Ральф.

— Я могу это сделать, — надеясь, что ему удалось заинтересовать этого заносчивого юнца, ответил Гадман. — Скажи только, что от меня требуется, и я оформлю все в лучшем виде.

— Твоя задача найти пилотов.

— А что потом?

— Потом — не твоя забота, Калл.

Гадман схватил бутылку водки и плеснул себе в стакан еще кукумбера. Сделал он это, чтобы не схватиться за бластер.

— Но потом-то, когда мы найдем их, ты мне скажешь, зачем Лу понадобились эти парни?

— Возможно.

— Ты не хочешь говорить мне это, — сделал вывод Гадман. — А ведь я могу помочь тебе. У меня есть люди и звездолеты.

— У меня самого есть звездолет и двадцать человек Фаризетти.

— Это не Плобитаун, — заметил Гадман.

— Ты прав, Барахал — это далеко не Плобитаун, — согласился Ральф.

Калл Гадман повертел в руке наполненный стакан с кукумбером и, раздумав пить, поставил на столик.

— Продолжим игру? — спросил он у Гантера.

— Продолжим, — ответил тот.

Глава 7. ПОЛКИЛО ПЛАСТИДА

— Ну что?

— Какой брать будешь?

— Зеленый?

— Или красный?

— А вот там еще и фиолетовый есть.

— Серый.

— Желтый с розовыми прожилками.

— Выбирай, мы тебя не торопим.

— Бери голубой и не мучайся.

— Серый самый дешевый.

— Послушай, Пьер, тут этого пластида, как колбасы в супермаркете, и если ты себе ничего не подберешь, то я не знаю, что вообще тебе нужно, — сказал Скайт Уорнер.

— Ты перед этим прилавком уже минут сорок стоишь и еще ничего не выбрал, — вторил другу Дерк Улиткинс.

— Мы тебя, конечно, не торопим, но все-таки давай быстрее.

— Вы не понимаете, от качества взрывчатки зависит очень многое, — отозвался Пьер.

— Выбирай самую лучшую, — посоветовал Скайт. — Вот, например, этот брикет за сто тридцать кредитов.

— Это пентолит.

— И что?

— Входящий в его состав тетранитропентаэритритом мог испортиться.

— А мы сейчас это узнаем… Любезный, подойдите к нам, пожалуйста! — подозвал Скайт продавца.

— Да, что вас интересует? — спросил подошедший молодой человек, одетый в униформу служащего магазина, имитирующую военный комбинезон спецназовца.

— Скажите, у вас пластид свежий? — поинтересовался Скайт.

— Конечно, у нас самый свежий пластид в городе. Только вчера завезли новую партию.

— Вот видишь, — произнес Скайт, обращаясь к Пьеру, — самый свежий. Бери.

С того момента, как компаньоны вошли в широкие двери оружейного магазина «Без компромиссов», прошло полтора часа. Это был настоящий супермаркет. Сразу при входе стоял игровой автомат «Меткий стрелок», суть игры которого заключалась в том, чтобы быстрее виртуального противника на экране вытащить пистолет. Каждый покупатель магазина мог один раз бесплатно сыграть в эту незатейливую игру. Но, чтобы сделать покупку, надо было пройти дальше, внутрь магазина. В первом отделе находилась экипировка: костюмы различного назначения, камуфляжи, куртки, головные уборы. Именно там Скайт, Дерк и Пьер подкупили себе белые матерчатые шляпы от солнца. Во втором отделе друзья долго рассматривали холодное оружие: разнообразные ножи, дротики, красивые, но ужасно дорогие мечи и копья.

Третий отдел был завален огнестрельным оружием различных систем, фирм и калибров. По стенам расположились стеллажи для карентфаеров, магнитных ружей и лазерных винтовок. На прилавках под толстым стеклом лежали бластеры, флэштеры, примитивные иглометы и парализаторы на любой вкус. Здесь Скайт подкупил две новые энергетические батареи «Энерджи»note 16 к своему бластеру, о которых давно мечтал, но не мог найти в магазинах Плобитауна.

В четвертом отделе продавали взрывчатку на вес и поштучно крупнокалиберные боезаряды. Тяжелое вооружение можно было заказать здесь же по каталогу: от автомобильного пулемета или ракетного комплекса для борьбы с низколетящими целями до космического истребителя. Вот в этом четвертом отделе и застрял Пьер Хилдрет.

Продавец, ожидая решения покупателя, застыл в услужливой позе.

— У взрывчатки есть две основные характеристики — это фугасное и бризантное действие взрыва, — пояснил Пьер. — Первое определяется теплотой и объемом газообразных продуктов взрыва. Второе определяет дробление или сильную пластическую деформацию в прилегающих к заряду взрывчатого вещества материалах и зависит от скорости детонации и плотности взрывчатого вещества. У вас же на товаре обозначена только первая характеристика.

— Секунду, — смутился продавец, — это должно быть в прайсе. — Он стал рыться в ящиках под прилавком.

— Пьер, — пока продавец искал прайс, обратился к компаньону Скайт, — купи ту взрывчатку, с которой тебе уже приходилось работать.

— Скайт, вы себе купили батареи для бластера, а я для себя ничего пока не купил, — ответил Пьер. — Поэтому я хочу посмотреть все виды взрывчатки, которыми торгует этот магазин. Вдруг окажется, что тут есть что-нибудь интересное, то, о чем я раньше не знал.

— Вот, пожалуйста, — продавец нашел прайс и протянул Пьеру листок.

— Угу, угу, — Пьер пробежал глазами по цифрам. — Дайте мне полкилограмма синего пластида за сто пятьдесят кредитов.

— Пьер, я же сразу говорил, что надо его брать! — воскликнул Дерк. — Только время зря потеряли. Сейчас бы уже могли сидеть в каком-нибудь баре.

Продавец отрезал от большой синей «колбасы» пластида полукилограммовый кусок, взвесил его на весах и завернул в фирменный пакет.

— Что-нибудь еще?

— Четыре детонатора и метр бикфордова шнура.

— Сто двадцать пять кредитов, — сообщил итоговую цену продавец.

Пока Пьер ходил оплачивать счет в кассе, Скайт поинтересовался у продавца, где поблизости есть хороший бар. Тот порекомендовал заведение под названием «Райский уголок», находящееся недалеко от магазина. Как раз когда продавец объяснял, как пройти в «Райский уголок», вернулся Пьер с оплаченным чеком, забрал мешок, и компаньоны двинулись к выходу.

— У нас есть право сыграть в «Меткого стрелка», — напомнил Дерк.

— Давай воспользуемся этим, — поддержал идею друга Скайт и направился к игровому автомату.

Приятели встали возле широкого стереоэкрана, на котором раскинулись бескрайние просторы прерий. В центре возле высокого кактуса, держа руку на кобуре с пистолетом, стоял виртуальный противник, одетый точно также, как и ковбой в старинных вестернах: в кожаные штаны, куртку, шляпу с широкими полями и красный платок, закрывающий лицо по самые глаза.

— Давай, Дерк, ты первый, — сказал Скайт.

Дерк не стал просить себя дважды. Он вынул бластер из своей кобуры, отдал его Скайту, а на его место положил игровой пистолет.

— К оружию! — воскликнул виртуальный противник. — Стреляем на счет «три».

В верхнем правом углу экрана пошел отсчет.

— Раз, два, три!

Дерк выхватил пистолет и нажал на курок. Раздался электронный писк, символизирующий выстрел, и виртуальный противник упал в пожухлую траву, не успев выстрелить.

— Вы установили новый рекорд, — произнес автомат. — Назовите свое имя.

— Дерк Улиткинс, — гордо произнес Дерк, сдув со ствола игрушечного пистолета воображаемый дымок.

На экране возник список чемпионов. На первой строчке появилась надпись: «Дерк Улиткинс», а предыдущая надпись съехала на второе место.

— Ты посмотри, какое смешное имя — Калл Гадман, — прочитал Дерк имя низвергнутого чемпиона, пока Скайт менял в кобуре свой бластер на игрушечный.

— Это, наверное, псевдоним, — предположил Скайт, отдавая Дерку на сохранение свой бластер.

— К оружию! — воскликнул воскресший виртуальный противник. — Стреляем на счет «три». Раз, два, три!

Раздался писк игрушечного пистолета в руке у Скайта, и виртуальный противник вновь повалился в пожухлую траву прерий.

— Вы установили новый рекорд, — произнес автомат. — Назовите свое имя.

— Скайт Уорнер, — назвался Скайт.

В списке чемпионов Скайт занял первую строчку, Дерк Улиткинс съехал на вторую позицию, а Калл Гадман опустился еще ниже.

— Пьер, давай, теперь твоя очередь, — предложил Скайт.

— Спасибо, я не хочу.

— Тогда я за тебя сыграю второй раз. — Скайт вложил игрушечный пистолет обратно в кобуру.

— К оружию! — воскликнул автомат, и все повторилось заново.

— Вы установили новый рекорд. Назовите свое имя.

— Пьер Хилдрет, — на этот раз ответил Скайт.

В списке чемпионов «Пьер Хилдрет» занял верхнюю строчку, «Скайт Уорнер» сместился на вторую, «Дерк Улиткинс» съехал на третью, а человек со смешным именем «Калл Гадман» вообще выпал из тройки лидеров.

— Все, пошли отсюда, — положив игрушечный пистолет на игровой автомат, сказал Скайт. Дерк вернул ему оружие, и компаньоны вышли на улицу.

За дверьми оружейного магазина их встретила страшная жара. За то время, которое компаньоны провели в магазине, местное солнце достигло зенита и словно решило остаться там навсегда. Спасительная тень от высотных зданий центра Барахала исчезла, как и большинство народа с улиц. Все попрятались от беспощадного солнца по домам и многочисленным забегаловкам с кондиционированным воздухом.

— Я сейчас умру от солнечного удара, — простонал Пьер Хилдрет через минуту после того, как компаньоны покинули оружейный магазин и оказались на улице. Ему не помогала и купленная панама.

— Пьер прав, надо где-то укрыться и переждать, пока солнце сядет, — сказал Дерк, промокая лоб последней салфеткой.

— Я думаю об этом, — отозвался Скайт. — Сейчас найдем какой-нибудь бар с кондиционером и завалим туда до вечера.

— Я сейчас согласен даже и на «Красную ракету», — простонал Пьер.

— Зачем, вон отличное заведение — «Райский уголок», — сообщил Скайт.

На другой стороне улицы возвышался небоскреб, первый этаж которого полностью занимал клуб круглосуточного досуга и развлечений под незатейливым названием «Райский уголок». Окна клуба украшали переплетения лиан и веток деревьев, создавая иллюзию оазиса. На стоянке перед стеклянными дверьми стояло несколько дорогих флаеров.

Компаньоны прибавили шаг.

— Надеюсь, там мне дадут большую кружку холодного-холодного пива, — мечтательно произнес Дерк, волоча ноги по раскаленному тротуару.

— Или стакан воды, — простонал Пьер, облизывая пересохшие губы.

— Я думаю, что там нас ожидает множество приятных сюрпризов, — сказал Скайт.

Компаньоны перешли через проезжую часть на другую сторону улицы. Прошли через стоянку машин к дверям заведения.

— Смотри, — Дерк обратил внимание спутников на большой черный флаер с плобитаунскими номерами, — наш земляк.

Когда компания проходила мимо этой машины, в ее зеркальных стеклах отразились три уморительно вытянутые фигуры в белых панамах. Дерк Улиткинс задержался, посмотрел на свое отражение с небритым подбородком, поправил шляпу и, скорчив недовольную рожу, заспешил за компаньонами.

Скайт с Пьером уже находились на ступеньках клуба, когда Дерк догнал спутников и вместе с ними вошел в прохладное помещение «Райского уголка».

Глава 8. ТРОЕ В БЕЛЫХ ШЛЯПАХ

Лоренцо принялся рыться в карманах своего серого плаща, при этом его тощее лицо с глубоким шрамом, идущим от левого виска до самого подбородка, дергалось, словно к лицевым мышцам подключили провода с током. Пит, сидящий на заднем сиденье флаера рядом со своим напарником, с брезгливым выражением наблюдал за его нервными поисками. Наконец, Лоренцо дрожащими руками достал пластмассовый пузырек, отвинтил крышку и с нескрываемым вожделением высыпал на внешнюю сторону левой ладони горку зеленого порошка.

— Это убьет тебя, — заметил Пит.

— Лучше это, чем Фаризетти. — С этими словами Лоренцо шумно втянул порошок перебитым носом.

Его лицо перестало дергаться. Он закатил глаза и откинулся на спинку сиденья. Глюкоген начинал действовать. Когда Лоренцо открыл глаза, его взгляд стал туманным, а на лице появилось выражение блаженства. Он протянул пузырек напарнику.

— Пит, попробуй, тебе это понравится.

— Спасибо, — презрительно улыбнулся Пит, — но я лучше напьюсь до беспамятства, чем попробую эту отраву.

— Все равно нам скоро умирать, — растягивая слова, сказал Лоренцо. — Попробуй.

— Пошел к черту!

— Мое дело — предложить. — Лоренцо убрал пузырек в карман.

За окном флаера стояла невыносимая жара. Столбик термометра преодолел сорокаградусную отметку, и это, по всей видимости, был еще не предел. Если бы не мощный кондиционер, то в салоне машины невозможно было находиться.

— Какого черта мы здесь делаем? — задал вопрос Пит.

— Нам велено ждать человека, с которым мы должны отправиться на поиски звездолета «Триумф» и его пилотов в какой-то городишко у южного полюса, — с апатией в голосе ответил Лоренцо.

— Я не об этом. Я спрашиваю, что мы вообще делаем в этом гадком городе, с этими недоумками, на этой гнусной планете?

— Мы выполняем поручение Боба Даркмана.

— К черту Боба Даркмана. Если ему так нужен этот Пьер Хилдрет, пускай сам его ищет. И куда запропастился Дюк Лайдер?

— Если бы мы в самом начале не позволили Скайту Уорнеру и Дерку Улиткинсу увести Хилдрета у нас из-под самого носа в ангаре плобитаунского космодрома, — Лоренцо инстинктивно потрогал свой перебитый нос, — то все могло быть по-другому.

— Что ты хочешь этим сказать, Лоренцо, что я виноват в том, что мы оказались по уши в дерьме? Нет, ты это хочешь сказать?

Лоренцо не стал отвечать. Он отвернулся и одурманенным взглядом принялся созерцать действительность за затененными стеклами флаера.

— Можно подумать, я один бежал несколько кварталов по Плобитауну, когда Скайт с Дерком нагрянули в ангар космодрома, — не унимался Пит. — Ты, между прочим, бежал впереди меня, не забывай об этом.

Лоренцо находился под действием глюкогена, и поэтому нападки Пита его нисколько не волновали. Он с блаженством наблюдал, как струится волшебный солнечный свет по фасадам домов. Будто бы блики на морском дне, играют на проезжей части отблески от зеркальных стекол небоскребов, как, словно большие рыбы в голубой воде, в небе проплывают флаеры и геликоптеры, морскими змеями проносятся летающие поезда. Мир за окном флаера предстал перед Лоренцо большим занимательным аквариумом.

— Куда пропал Дюк? — продолжал нервничать Пит. — Где носит этого белобрысого болвана? Между прочим, в том, что мы тут торчим, есть и его вина. Это он получил в поезде, идущем на Грейфикс, по роже и завалил всю операцию. — Пит все время ерзал и постоянно менял позу. — Мы ждем его здесь уже второй час. Я отсидел себе всю задницу, — пожаловался он.

— Пройдись, — вяло посоветовал Лоренцо.

— По такой жаре! Ты смеешься? — Пит почесал свои волосатые, покрытые наколками руки и достал бластер… Он с любовью погладил вороненый ствол пистолета, с наслаждением ощущая ладонью холод металла. — Когда мы найдем «Триумф», я вначале убью Скайта Уорнера, затем Дерка Улиткинса, а напоследок прикончу этого наглого юнца Ральфа Гантера, — сообщил он свои планы на будущее.

— А что ты будешь делать с двадцатью боевиками, которых Фаризетти послал вместе с Ральфом?

Пит убрал бластер обратно в кобуру и заверил:

— Я убью их всех.

— У тебя уже было несколько возможностей, — заметил на это Лоренцо, — но почему-то ты ими не воспользовался.

— Что ты понимаешь: я пожалел их. Теперь же все будет иначе… Проклятье! Где носит этого Дюка?!

Лоренцо и самому не нравилось то дело, в которое их впутал Боб Даркман, но, в отличие от Пита, он не сыпал проклятиями и угрозами, а лишь увеличил дозу глюкогена.

Дополнительная доза глюкогена давала о себе знать. Лоренцо глубоко вздохнул и прикрыл глаза, чувствуя, как по коже бегут мурашки. Тело, словно воздушный шар, наполнялось легким газом и готово было, оторвавшись от земли, полететь в ясное голубое небо.

Лоренцо открыл глаза и посмотрел в окно. Он увидел три странные фигуры в белых шляпах, переходящие улицу. Они двигались в его направлении, словно призраки, раскачиваясь в горячем воздухе и одурманенном наркотиками сознании. По мере приближения Лоренцо постепенно узнавал в размытых очертаниях Скайта, Дерка и Пьера Хилдрета. Они подходили все ближе и ближе к флаеру. Лоренцо замер и молча в оцепенении наблюдал, как три фигуры в причудливых белых шляпах подошли вплотную к его машине. Один подошел ближе всех, это был Дерк Улиткинс, он наклонился к боковому стеклу, сразу за которым замер Лоренцо. Их лица находились друг от друга на расстоянии нескольких сантиметров. Вдруг лицо Дерка Улиткинса стало приобретать страшные очертания, — язык высунулся, глаза закатились. От этого страшного зрелища по всему телу Лоренцо пошла дрожь, он в ужасе закрыл глаза.

— Что с тобой, Лоренцо? — Пит тронул напарника за плечо. — Ты весь побледнел.

Лоренцо открыл глаза и со страхом посмотрел туда, где только что видел Дерка Улиткинса. Улица была пуста, видение исчезло. Лоренцо посмотрел по сторонам — никакой троицы в белых шляпах. Лоренцо вздохнул полной грудью и унял бешено колотящееся сердце.

— Привидится же такое, — успокаиваясь, произнес он.

— Заканчивай с глюкогеном, — посоветовал Пит. — А то, смотри, скоро умом тронешься.

Глава 9. СТАВКА — СМЕРТЬ

— Проклятье!

Калл Гадман промахнулся. Шар, пущенный им вдоль длинного борта, ударившись несколько раз о края лузы, застрял в ее воротах, представляя собой легкую добычу для противника. Помрачнев, Бородач Гадман отошел от бильярда и отправился к столику с выпивкой. Он даже не стал ждать, пока Ральф Гантер произведет удар. Исход этой партии был предрешен.

Раздался звук сильного удара и треск шаров. Гадман опрокинул в рот стакан с кукумбером.

— Партия! — сообщил Ральф.

— Тебе просто повезло, — отозвался Гадман.

— Просто так ничего не бывает, — заметил Ральф, подходя ближе и беря в руки бутылку с лимонадом.

Калл Гадман был зол.

— Если бы я не сделал последнюю подставку, то выиграл бы эту партию.

— Да, — равнодушно согласился с этим замечанием Ральф, — но ты ее сделал, Калл.

Странно, но Бородач поймал себя на мысли, что по-. степенно привыкает к тому, что этот щенок с Плобоя обращается к нему без почтения: просто Калл.

Гадман повернулся к Ральфу, их взгляды встретились. «И все же, как приятно будет увидеть твою кровь», — подумал Гадман. Он улыбнулся. Ральф улыбнулся в ответ.

— Уже половина третьего. Скоро мы узнаем о звездолете, если он, конечно, прибыл на Вафну, — сказал Гадман. — Может, ты наконец скажешь, что нужно Фаризетти от парней на борту этого звездолета?

— В свое время ты все узнаешь, — ответил Ральф.

— Хорошо, — согласился Гадман, а про себя решил: «Если ты не хочешь мне говорить, то я все узнаю сам, своими силами».

Пытки — способ старый, как мир, его применяли в далекие времена, когда человек считал, что земля плоская, а судьбой управляют звезды. Плоскость превратилась в шар, а судьбой стали управлять звезды на погонах, — все повторилось на новом витке развития, и пытки тоже. Вместо расплавленного свинца стали применять электрический ток, вместо клещей и дыбы хирургические инструменты и медицинские препараты. Гадман в своей работе применял и то и другое. В его арсенале были не только новейшие достижения современной науки и техники, но и первобытные приспособления. Умение пользоваться ими было частью его бизнеса. Самый надежный способ узнать у человека, прилетевшего из Энвантинента с богатой добычей, где он достал трофеи, — это подпалить ему пятки или загнать пару гвоздей под ногти.

Но у Гадмана был в запасе и другой проверенный способ выведать планы плобитаунского выскочки, решившего отправиться в Энвантинент. Единственный недостаток этого способа заключался в том, что придется делиться добычей со своей родной дочкой — с этой маленькой сучкой, которая сама с недавних пор занимается трофейным бизнесом. Но, в конце концов, с ней можно будет поступить точно так же, как он собирается поступить с Ральфом. Двум Гадманам не место в Энвантиненте.

— Еще партию? — спросил Гадман.

— Хорошо, — согласился Ральф, — но на этот раз мы сделаем ставки.

— Отлично! — поддержал идею Гадман. — По сколько?

— Я предлагаю играть не на деньги.

— А на что?

— Кто проиграет, должен убить человека.

— Мне это по душе, — оживился Гадман. — Кого именно?

— Первого встречного.

— Идет.

Договорившись, игроки отошли от столика с напитками к бильярду. Сделанная ставка разожгла в них азарт. Ральф принялся тщательно мелить кий для первого удара, а Гадман энергично выкладывать шары в треугольник. За этим занятием его и застал вызов мобильного телефона.

— Да! — оторвавшись от шаров, недовольно отозвался Бородач Гадман. — Хорошо, сейчас спущусь.

Он прекратил составлять пирамиду и пошел к выходу. На пороге Гадман обернулся.

— Я на первый этаж, в магазин, нужно решить кое-какое дельце. Мои парни развлекут тебя, — кивая на четырех молчаливых громил, оставшихся в комнате, сказал он Ральфу и скрылся в дверях.

Гадман энергично сбежал вниз по лестнице и через служебный вход попал в торговый зал магазина. К нему тут же подскочил один из продавцов.

— Господин Гадман, меня зовут Изи, — первым делом сообщил продавец.

— Конечно, — отозвался Гадман. — Так что ты хотел мне сообщить, Изи? Только учти, если ты зря меня побеспокоил, тебе придется искать новую работу.

— Господин Гадман, я хочу вам кое-что показать, пойдемте. — Изи, повернувшись к своему боссу в пол-оборота, засеменил впереди, склонив голову набок и услужливо показывая направление жестами. Он ловко лавировал между прилавками с оружием и амуницией, пробираясь к выходу из магазина. При этом Изи все время слащаво улыбался, словно на уме у него было что-то неприличное. Глядя на эту улыбку, Гадман решил, что, если проиграет Ральфу в бильярд, первым убьет именно этого человека.

Изи преодолел последний отдел с униформой и подвел своего босса к игровому автомату, находящемуся возле самого выхода магазина.

— Господин Гадман, — заговорщицки зашептал Изи в самое ухо босса, — я нашел Скайта Уорнера и Дерка Улиткинса.

Услышав слова своего служащего, Гадман весь собрался, хмель моментально выветрился и: его головы.

— Говори, где они? — с нетерпением потребовал Гадман.

— Здесь. — Изи показал рукой на игровой автомат.

Развернувшись, Гадман принялся внимательно всматриваться в раскинувшиеся на экране автомата прерии, но, кроме знакомого силуэта ковбоя возле кактуса, никого больше не заметил. Наконец, до него стал доходить весь идиотизм его поисков.

— Изи, — зло процедил сквозь зубы Гадман, — ты уволен.

— Но, господин Гадман! — воскликнул огорошенный таким поворотом событий служащий. — Посмотрите список чемпионов!

Бородач совладал с подступившим гневом и приказал автомату вывести на экран список чемпионов. Первое, на что Гадман обратил внимание, была его собственная фамилия, выпавшая из тройки лидеров и переместившаяся на четвертое место. Эта новость потрясла Гадмана больше всего, так как установленный им рекорд не мог перебить никто уже в течение полугода. Он прочитал имена лидеров — на третьем и втором местах значились Дерк Улиткинс и Скайт Уорнер, а на первом месте некий Пьер Хилдрет.

Судя по всему, Хилдрет был самым опасным из этой троицы, а Ральф ничего о нем не сказал…

Гадман перевел взгляд на Изи, услужливо ждущего рядом. Продавец отдела взрывчатых веществ оказался прав, он действительно нашел парней, которых Бородач Гадман объявил в розыск по всей планете. И нашел он их под самым носом у своего босса.

Калл Гадман в задумчивости почесал рыжую бороду.

— Может, ты, друг, знаешь и куда потом направились эти люди? — спросил он у Изи.

Польщенный обращением «друг», Изи расплылся в самодовольной улыбке.

— Они направились в «Райский уголок», господин Гадман.

— Спасибо, Изи. Иди работай, я пока не буду тебя увольнять.

Гадман извлек мобильный телефон. Прежде чем возвращаться к Ральфу, требовалось отдать кое-какие распоряжения и провести важные переговоры…

Когда Калл Гадман вернулся наверх, Ральф одиноко, в полной тишине гонял шары по бильярдному столу. Четверо молчаливых охранников внимательно наблюдали за ним со своих позиций, ни на секунду не выпуская игрока из поля зрения.

— У меня хорошие новости, — сообщил Гадман с порога.

Ральф поднял на него глаза.

— Мы нашли звездолет.

— Скажи, где он? — поинтересовался Ральф. — Я пошлю к нему своих людей.

— Не спеши, — остановил его Гадман. Он подошел к бильярдному столу и собрал шары в пирамиду. — Мы успеем сыграть последнюю партию в «Плобитаунку»note 17. Ты же не откажешь мне в этом удовольствии? К тому же ставки сделаны.

Их взгляды вновь пересеклись.

— Раз это будет последняя партия, я предлагаю поменять условия, — предложил Ральф.

— Как?

— Убивает тот, кто выигрывает.

— Справедливо, — согласился Гадман. — Ты разбиваешь.

Игра шла с переменным успехом. Сделанная ставка заставила игроков ответственно относиться к каждому удару и тщательно рассчитывать перемещения шаров по столу. Каждый успел забить по четыре шара, когда удар перешел к Гадману. Бородач удобнее перехватил кий и осмотрел сложившуюся позицию.

— Ральф, может, уже скажешь, что затеял Фаризетти? — спросил он, обходя стол. — Звездолет мы нашли, пора бы открыть карты.

— Откуда я знаю, что ты говоришь правду насчет звездолета? — ответил Ральф.

— Я даже точно знаю, где сейчас находятся пилоты с этого звездолета, — примериваясь к «свояку» в центральную лузу, как бы между прочим сообщил Гадман. — Я даже знаю, как зовут самого главного из них — Пьер Хилдрет. О нем-то ты мне ничего не рассказывал. Так что узнать имя этого человека я мог только в одном случае… — Гадман нанес удар, шар ударился о стоящий в центре и почти под прямым углом к линии удара вкатился в центральную лузу, — если бы нашел и звездолет и пилотов.

Второй шар, участвующий в ударе, стукнулся о противоположный борт и выкатился под удар в угловую лузу. Гадман выпрямился и посмотрел на Ральфа.

— Все очень просто, — сказал он, вновь прицелился и забил следующий шар в угол. — Шесть — четыре. Кажется, убивать «первого встречного» придется мне.

Гадман помелил кончик кия и осмотрел сложившуюся ситуацию на столе после сыгранных им шаров. Увидев хорошую возможность положить несложный шар в центральную лузу, он зашел с противоположной стороны. В тот момент, когда Гадман готовился к удару, раздались шаги, и в комнату вошли еще двое громил.

— Бородач, флаер готов, — сообщил один из них.

— Хорошо, — Гадман удовлетворенно кивнул головой. Он прицелился и четким ударом отправил задуманный шар в лузу. — Семь — четыре. Признайся, Ральф, эту партию ты проиграл.

На столе осталось пять шаров, два из которых висели в лузах.

— В утешение, Ральф, я скажу тебе, где сейчас находятся пилоты звездолета «Триумф». Я скажу тебе это, даже если ты мне не расскажешь, зачем они понадобились Фаризетти. — Гадман торжествовал.

Особенно Гадману нравилось то обстоятельство, что его победу наблюдают шесть подчиненных, которые расскажут об увиденном остальным членам организации. — Пилоты сейчас находятся в клубе «Райский уголок», в квартале отсюда. — С этими словами Гадман положил руку на бильярдный стол, чтобы совершить решающий удар.

— Хорошо, Калл, — произнес Ральф в этот момент, — и я сдержу свое обещание и скажу, что задумал Лу. Фаризетти собирается заполучить технологию производства эпидетермического оружия.

Кий соскочил с пальца у Гадмана, и удар не получился. Шар покатился совсем не в ту сторону, куда рассчитывал послать его Гадман.

— Проклятье! — выругался Бородач. Ему с трудом удалось взять себя в руки.

Ральф усмехнулся, глядя, как переживает свой промах Гадман. Он тщательно помелил наклейкуnote 18 и приготовился к удару.

— Не переживай, Калл, я расскажу Лу, как ты помог мне.

От сильнейшего удара бильярдный стол содрогнулся, и в лузы один за другим упало сразу три шара.

— Видишь, Калл, от твоего преимущества ничего не осталось.

Ральф заново помелил кий, но на этот раз он смотрел не на бильярдный стол, где осталось всего два шара, а на расположение людей Бородача Гадмана: четверо по сторонам комнаты, двое возле выхода и, конечно, сам Гадман.

— Калл, ты проиграл. — Ральф нанес удар. Шар отскочил от одного борта, ударился о другой и, коснувшись второго шара, упал в центральную лузу.

В напряженной тишине Ральф бросил кий на бильярдный стол. Гадман сделал то же самое. Они в последний раз посмотрели друг другу в глаза. Ничего нового там не нашлось: злоба, цинизм и могильный холод.

— Давайте посмотрим, какого цвета кровь у этого парня! — хватаясь за бластер, выкрикнул Калл Гадман…

Глава 10. СМЕЛОЕ РЕШЕНИЕ

Разноцветные пузыри возникали и лопались красочными фейерверками. Перед закрытыми глазами кружили, переливаясь всеми цветами радуги, замысловатые фигуры. Одурманенное сознание Лоренцо различало в бесформенных пятнах то собачек, то белочек. Иногда возникало видение из далекого детства: елка с блестящими шарами и дед с белоснежной бородой, облаченный в красный кафтан. Лоренцо с любопытством заглядывал в большой мешок, что лежал у ног бородача, и с радостью обнаруживал, что мешок до краев наполнен зеленым порошком глюкогена. Бородач гладил Лоренцо по головке и, улыбаясь, что-то говорил, смешно шевеля белыми завитками бороды…

— Черт бы побрал этого Дюка Лайдера. Чтоб он сдох, паскуда, сволочь. Мы ждем его уже три часа.

Лоренцо открыл глаза. Вместо добродушного бородача в салоне флаера рядом с ним сидел Пит в своей грязной майке с выцветшей эмблемой Профсоюза докеров.

— Сто к одному, что он там развлекается с какой-нибудь девицей, гнида. Ему всегда было плевать на товарищей, когда речь заходит о бабах.

Лоренцо вновь хотел закрыть глаза, но Пит толкнул его в бок.

— Кайфуешь, наркот?

В ответ Лоренцо вяло покачал головой.

— Зеленый, как смерть, скоро подохнешь от своего зелья. — Пит отвернулся и посмотрел сквозь стекло на вход клуба. — Наконец-то появился, собака!

От дверей «Райского уголка» к флаеру, в котором сидели Пит с Лоренцо, бежал Дюк Лайдер. Он открыл дверь и забрался на переднее кресло.

— Закрывай скорее, а то жару напустишь, и так кондиционер еле работает, — предупредил Пит.

Дюк захлопнул дверцу и повернулся к партнерам.

— Я нашел их! — радостно сообщил он, вытирая рукавом майки пот со лба.

— Скайта? — не поверил Пит.

— И его, и Дерка Улиткинса, и Пьера Хилдрета, всех троих.

— Где?

— Здесь, в «Райском уголке».

— Надо сообщить Ральфу, — предложил Пит.

— Подожди, — остановил его Дюк. Он вытер проступавший на лбу пот другим рукавом. — Есть возможность отыграться за Плобой и реабилитироваться в глазах Боба Даркмана.

— Я связываться со Скайтом больше не хочу, — однозначно отрезал Пит. — Да и Лоренцо вряд ли захочет, чтобы ему еще раз сломали нос.

Лоренцо утвердительно кивнул головой.

— А тебе самому, Дюк, мало, что ли, подбитого глаза? — продолжил Пит. — На этот раз все может закончиться не так удачно, как это было в поезде на Грейфикс. Вспомни Могильщика и Немого.

— Скайта с Дерком оставим в покое, пускай ими занимается Ральф со своими людьми. Мы захватим только одного Хилдрета, — предложил Дюк.

— Каким образом ты собираешься незаметно похитить Хилдрета из-под носа у этих чудовищ?

— Мы организуем засаду в туалете. Когда Хилдрет пойдет освежиться, мы его там и повяжем, — предложил Дюк. — Место там тихое, закрытые кабинки — я проверял.

— А если он закричит?

— Никто не услышит. Стены толстые, к тому же музыка громко играет. Все получится. Или ты боишься, Пит?

— Я ничего не боюсь!

— Тогда пошли? — Дюк взялся за ручку дверцы.

— Пошли, — согласился Пит и толкнул Лоренцо. — Вылезай, наркоман, пора заняться делом.

Глава 11. БЕЗ КОМПРОМИССОВ

Калл Гадман схватился за бластер. Его желание всадить промеж глаз Ральфа энергетический заряд было настолько велико, что он не мог себе представить, что не сделает этого. Гадману хотелось изрешетить выстрелами тело Ральфа. Плевать, что потом придется отмывать от крови пол офиса и заделывать дыры в стенах. Плевать, что пострадает бильярдный стол, в конце концов, можно купить новый. Но Ральф Гантер должен умереть. Он должен умереть, чтобы никогда не рассказать Фаризетти про предательство Гадмана. Он должен умереть, потому что называл Бородача Гадмана фамильярно по имени Калл. Он должен умереть, потому что Гадману он не нравился.

Телохранители Гадмана были предупреждены о том, как собирается поступить с «гостем с Плобоя» их босс, и были наготове. Флаер стоял во дворе возле дверей служебного входа, и его вместительный багажник был проложен полиэтиленовой пленкой. Из заднего окна торчали удочки. Все было готово, даже куплен новый кусок мыла для рук и пятновыводитель для одежды.

В своей организации трофейщиков Калл Гадман считался непревзойденным стрелком. Вот и сейчас он первым выхватил бластер из кобуры. Осталось лишь взять на мушку перекошенное от страха лицо Ральфа и нажать на курок. Но вместо глаз жертвы, полных ужаса, на Гадмана смотрели два черных зрачка флэштеров «Экселенц-солитэр»

Смерть была мгновенной. Бородач Калл Гадман не успел ни нажать на курок, ни изречь проклятье.

«Экселенц-солитэр» в автоматическом режиме стрелял очередями, делая по восемь выстрелов в секунду. Две такие очереди прочертили тело Гадмана крест-накрест, разорвав в клочья камуфляжный костюм и забрызгав кровью стены офиса

Следующими умерли двое охранников, стоявших возле выхода. Вздрагивая под выстрелами флэштеров Ральфа Гантера, их изуродованные тела повалились в дверной проем и скатились по лестнице вниз. Трофейщик, что сидел возле входа на стуле, попытался спастись, бросившись на пол, но и там его настигла смерть.

Оставшиеся трое охранников к этому времени уже успели извлечь свое оружие. Тот, что стоял у окна, прицелился, но Ральф опередил его выстрел, прыгнув животом на бильярдный стол. Заряд бластера ушел в противоположную стену Ральф перекатился по зеленому сукну на спину, поднял руки и изрешетил трофейщика из обоих флэштеров. Безвольно дергаясь, тело трофейщика проломило оконное стекло и, взбрыкнув ногами, вывалилось наружу.

Ральф еще раз быстро перекатился и спрыгнул под стол. Раздался грохот выстрелов. В то место, где секунду назад лежал Ральф, вонзилось сразу несколько энергетических зарядов, разворотив столешницу и оторвав бильярду короткий борт. Из порванных сеток луз на пол с глухим стуком попадали шары.

Ральф оттолкнулся и на животе проехал по полу под бильярдом на другую сторону стола. Его пластиковая куртка хорошо скользила по ковровому покрытию. Вскочив на ноги, Ральф, расставив руки в стороны, рассек помещение очередями из обоих флэштеров. Стоящие у противоположных стен охранники замертво рухнули на пол. На стенах, в том месте, где громилы Гадмана встретили смерть, дыры от выстрелов запачкала алая кровь.

Ральф остановился и, подняв оба флэштера дулами вверх, оглядел помещение.

Офис превратился в месиво из крови, осыпавшейся штукатурки, битого стела и ломаной мебели. Повсюду лежали мертвые тела.

Осторожно ступая по полу, усыпанному гильзами, Ральф подошел к телу Гадмана и, наклонившись, заглянул в открытые глаза покойника.

— Фаризетти говорил, что ты схватишься за бластер сразу, как только я назову тебя Каллом. — Ральф усмехнулся. — Он ошибся, ты долго терпел… Да, я не успел тебе сказать, здесь нет ничего личного. За твою смерть было заплачено.

Ральф выпрямился, нажал пальцами на фиксаторы обоих флэштеров. Из ручек пистолетов выскользнули пустые магазины и со звоном упали на пол. Ральф вставил на их место новые и убрал оружие в наплечные кобуры. После этого он достал из кармана куртки мобильный телефон и набрал несколько цифр.

— Господа, пора действовать, — произнес он. — Рандеву состоится в клубе «Райский уголок».

Глава 12. ЖАРА В БАРАХАЛЕ

Клуб круглосуточного досуга и развлечений под незатейливым названием «Райский уголок» занимал весь первый этаж небоскреба, в котором на других этажах располагались всевозможные офисы и недорогая гостиница. Большие витринные окна клуба, смотрящие на улицу, украшали переплетения лиан и веток деревьев. В центральном зале с баром и столиками для посетителей разместился мраморный бассейн, в прозрачной воде которого плавали золотые рыбки. Между столиками в кадках росли пальмы, призванные своим присутствием создавать атмосферу оазиса.

Скайт, Дерк и Пьер Хилдрет прямиком направились к стойке бара.

Негромко играла музыка, тихо разговаривали между собой посетители, спрятавшиеся в помещении клуба от полуденного зноя. После беспощадной уличной жары это место и впрямь казалось оазисом. А запотевшие кружки холодного пива окончательно убедили компаньонов, что они попали в райский уголок.

— До сих пор не могу поверить, что в этом городе еще осталось место, где столбик термометра не поднимается выше двадцати пяти градусов. — Дерк снял белую шляпу и положил на стойку.

— Да, — согласился Скайт, — кондиционер в этом заведении работает хорошо.

Дерк с наслаждением осушил половину кружки с пивом.

— А ты чего возишься? — спросил он у Пьера, что-то высматривающего у себя в полиэтиленовом мешке.

— От жары пластид растаял, — пожаловался Пьер и сокрушенно покачал головой.

— И что с того?

Пьер вытащил из мешка моток бикфордова шнура, детонаторы и, отодвинув кружку с пивом, выложил все это на стойку бара.

— Теперь он может испортиться и потерять свои свойства, — пояснил он.

Пьер засунул руку в мешок.

— Так я и думал, — расстроенно сообщил он, — пластид стал совсем жидким.

Пьер вытащил из мешка руку, которая оказалась вся запачканной липкой синей кашей, распространяющей вокруг себя едкий химический запах.

— Фу, Пьер! Что ты делаешь? — брезгливо отстранившись, воскликнул Скайт.

— Что? — не понял Пьер и инстинктивно вытер руку о рубашку.

— Только этого не хватало!

— Что? — Пьер взялся грязной рукой за кружку, оставив на стекле жирные синие следы.

— Пьер, ничего не трогай! — воскликнул Скайт. Хилдрет в недоумении отставил кружку.

— Что такое?

— Иди руки вымой.

— Ах, это! — Пьер посмотрел на испачканную пластидом ладонь. — Высохнет — само отвалится, — спокойно произнес он и как ни в чем не бывало снова потянулся за пивом.

— Хилдрет, сходи в туалет и помой руки, — твердо сказал Скайт, отодвигая кружку подальше от Пьера.

Пьер немного поколебался, но спорить с Уорнером не стал, нехотя спрыгнул с табурета и направился в сторону туалета.

Скайт посмотрел в оставленный им пакет. Купленный в оружейном магазине пластид действительно от жары превратился в липкое вонючее желе. Скайт, брезгливо поморщившись, бросил в мешок шнур с детонаторами и завязал тугим узлом, чтобы едкий запах растаявшей взрывчатки не выходил наружу.

— Хилдрет еще большая свинья, чем я сам, — радостно заметил Дерк Улиткинс.

— Оба вы хороши. — Скайт сбросил мешок под ноги. — Бармен! Замените, пожалуйста, пиво.

Бармен без возражений поменял кружку Пьера, запачканную пластидом, на новую.

— С вами ни минуты покоя, — удобнее усаживаясь на табурете, сообщил Скайт Уорнер. Он снял шляпу и положил ее на стойку. — Постоянно попадаете в какие-то истории. — Скайт с наслаждением отпил большую порцию пива. — И меня с собой втягиваете.

— А я — то тут при чем? — не согласился с последним замечанием друга Дерк Улиткинс. — Это все Пьер.

— Ты ничуть не лучше. Ведешь себя, извини, прям как озорник или малолетний проказник какой-то. Надо вести себя достойно, солидно, чтобы тебя уважали не только за крупнокалиберный бластер, висящий на боку, но и за поступки. А ты постоянно суетишься, пристаешь ко всем, шуточки какие-то. Серьезней надо быть, серьезней.

— Нотации мне еще будет читать. — Дерк недовольно повернулся к Скайту спиной и принялся рассматривать посетителей клуба.

— Вспомни, к примеру, как ты недавно затащил нас в «Красную ракету», — продолжал нравоучать Скайт. — Ведь в тот момент ты уронил не только свое достоинство, но и мое. Представляешь, что о нас подумают, если, не дай бог, кто из наших знакомых увидел бы, как мы выходим из этого заведения? Я боюсь даже сказать это вслух, что они о нас подумают.

— Скайт, заткнись, пожалуйста, — не выдержав, попросил Дерк. — Прекрасный день, гуляем шикарно, весело посидели в «Красной ракете», а ты ворчишь тут без перерыва.

— Вот, — сделал вывод Скайт, — друга слушать не хочешь.

Дерк извлек сигарету.

— Умеешь ты настроение портить, — заметил он и в поисках зажигалки стал рыться в карманах куртки. Но из-за того, что все карманы были забиты всякой мелочью из шкафчиков звездолета, никак не мог ее раскопать.

— Вам помочь? — раздался нежный женский голос. Дерк поднял глаза. Сигарета чуть не выпала у него из самопроизвольно открывшегося рта.

Первое, что увидел Улиткинс, были большие голубые глаза. Они были настолько красивы, что Дерк никак не мог отвести от них свой взгляд. Что-то они ему напоминали, то ли небо его родной планеты, то ли внезапно взошедшую над горизонтом голубую звезду, но, так или иначе, их притягательная красота завораживала, словно кружение воды в глубоком омуте.

У Дерка Улиткинса перехватило дыхание. Ему показалось, будто бы он увидел ангела, сошедшего с небес. Девушка была настолько красива и невинна, что Улиткинсу померещилось, что он видит божественное свечение вокруг ее рыжих волос.

Девушка была одета в синие джинсы и белую майку.

— Вам, молодой человек, нужна зажигалка? — переспросила девушка и, не отводя взгляда, дважды моргнула длинными ресницами.

Улиткинсу показалось, что над головой раздался гром и сверкнула молния. Если Амур действительно пуляет во влюбленных из лука, то из сердца Дерка Улиткинса сейчас торчала целая дюжина его стрел.

— Э… дм-м гм-мм… — выдавил из себя Дерк.

— Пожалуйста, — девушка поняла эти странные звуки как знак согласия и зажгла перед Дерком маленькую серебряную зажигалку.

Дерк с видом человека, неделю шедшего по пустыне и увидевшего перед собой источник, жадно прикурил от маленького желтого огонька.

— С-эб-о, — поблагодарил он.

— Вы, наверное, прилетели издалека, — сделала вывод девушка, решив, по-видимому, что Дерк не знает местного языка.

— Да, с Плобоя, — согласился Дерк, произнеся последние слова совершенно внятно.

— С Плобоя?! — удивилась девушка. — С центральной планеты Союза?

— Да, — подтвердил ее предположения Дерк и уточнил: — Из Плобитауна.

— Из самого Плобитауна?! — Девушка изумленно всплеснула руками. — Можно присесть?

— Да, да, конечно!

Дерк отряхнул своей белой шляпой табурет, на который собиралась присесть его новая знакомая.

— Бармен! Шампанское даме! — тоном миллионера крикнул он и, уже с нежностью в голосе, обращаясь к девушке, сообщил: — Меня, между прочим, зовут Дерк Улиткинс.

— Сюзанна, — представилась девушка.

— Какое очаровательное имя. Сюзи, можно я вас буду так называть? — подвигаясь ближе, поинтересовался Дерк

— Хорошо, — простодушно согласилась Сюзанна и взяла в руки бокал с шампанским. — А вы, Дерк, работаете коммивояжером?

— Почему вы так решили? — удивился Дерк.

— У вас, я смотрю, карманы наполнены различными товарами, какие обычно возят коммивояжеры, — пояснила Сюзанна.

— Ах, это! — Дерк с безразличием махнул рукой и случайно задел край стола, отчего сигарета, зажатая между пальцами, выскользнула и свалилась за стойку бара. Дерк как ни в чем не бывало достал из пачки новую. — Нет, Сюзи, что вы, я не коммивояжер. Я. путешественник! Все эти мелочи мне нужны, в длительных экспедициях.

— Вы путешественник?! — восхищенно воскликнула Сюзанна. — Это должно быть так интересно — открывать неизведанные миры в глубинах космоса.

— Да, романтики в этом деле предостаточно, — согласился Дерк, — но есть и свои отрицательные стороны.

— Разве это возможно, чтобы в таком интересном и захватывающем деле были недостатки?

— Сколько угодно.

— Например?

— Представьте себе, когда ты один в замкнутом пространстве звездолета бороздишь бескрайние просторы вселенной, как в такие минуты не хватает рядом близкого человека, которому можно открыть свою душу и поделиться страданиями, бушующими подобно расплавленным озерам Герерыnote 19. — Дерк сделал большой глоток пива. — Когда дружба опостылела настолько, что друзья становятся врагами. Недоверие и неприязнь становятся крепче льдов Марриарыnote 20, — с устремленным вдаль взглядом и глубокими переживаниями, написанными на лице, продолжал Дерк Он взял в свои ладони маленькую, нежную ручку Сюзанны.

Рядом Скайт Уорнер завороженно, забыв о пиве, слушал сладкую речь друга и не понимал, что происходит с Дерком. Раньше, знакомясь в баре с приглянувшейся женщиной, Дерк не был настолько красноречив и поэтичен.

— О! Как я хочу найти такое создание, которое смогло бы понять меня и пойти за мной. Я вознес бы эту женщину на небо! Я усыпал бы ее путь золотом и лепестками роз! Я бы покорил для нее пространство и время, бросив к ее ногам целый мир! — разошелся Дерк, взгляд его переменился, стал решительным, глаза заблестели.

Находившиеся в баре посетители приутихли, став случайными слушателями этой тирады. А раскрасневшаяся Сюзанна сидела, боясь пошевелиться, и, вобрав маленькую головку в плечи, бессмысленно глядела в бокал с шампанским.

Тут Дерк вновь сменил тон и нежным голосом, приложив ее руку к своей груди, произнес:

— Я подарил бы ей свою любовь, отдав ее всю без остатка. — Слово «любовь» он произнес с такой нежностью и трепетом, что Скайт чуть не прослезился, а сидевшая невдалеке проститутка, вздохнув, тихо сказала своей подруге:

— Мне бы кто такие слова хоть раз сказал, я бы тогда его сама всю жизнь шампанским поила.

— Одиночество — вот крест первооткрывателя, — под конец с пафосом заключил Дерк и, отставив в сторону пустую кружку, крикнул: — Бармен, стакан и бутылку «Черного Саймона»!

— Э, Дерк, — подал голос Скайт, он не мог спокойно смотреть на то, как его друг собирается надраться до беспамятства, — уймись. Рано напиваться, у нас еще дело не сделано.

— Дерк, — обратилась к Улиткинсу Сюзанна, незаметно перейдя на «ты», — кто это с тобой? — Она заинтересованно посмотрела на Скайта.

— Это? — Дерк кинул на друга уничижительный взгляд. — Так, попутчик. Не обращай на него внимания. — Дерк налил себе полстакана «Черного Саймона». — Давай, я лучше расскажу тебе, как я однажды чуть не попал в притяжение гигантской черной дыры в спиралевидной галактике…

— А чем ты занимаешься сейчас, милый? — спросила девушка, проигнорировав историю о черной дыре.

— Сейчас? — Дерк залпом осушил стакан с выпивкой. — Сейчас я занимаюсь одним жутко секретным и очень опасным делом.

— Как интересно!

Сюзанна с обожанием посмотрела на Дерка, в надежде на продолжение рассказа об «очень опасном» и «жутко секретном» деле. Дерк не стал ее разочаровывать.

— Это дело касается сверхсекретного оружия, производившегося в тайных имперских лабораториях, сокрытых в созвездии Энвантинент, — сообщил он и для важности надел себе на голову белую шляпу. — Вот так, крошка.

— Вы ищете эпидетермическую бомбу?! — не поверила Сюзанна и, напугавшись, что ее могут услышать посетители в баре, прикрыла рот ладошкой.

— Тише, милая, тише, — оглядываясь по сторонам, снисходительно упрекнул девушку Дерк. — Нас могут услышать, и так за мной идет настоящая охота.

Дерк недвусмысленно посмотрел на незажженную сигарету у себя в руке. Сюзанна, правильно поняв намек, тут же поднесла зажигалку.

— Э… — прикуривая, Дерк лихорадочно соображал, что бы такого выдумать, чтобы потрясти воображение девушки. — За мной охотятся все: от обычных мафиози до секретных служб разных государств… — Скайт толкнул Дерка локтем в бок. Дерк дернулся, но нисколько не умерил своего красноречия. — Все хотят заполучить в свои руки супероружие. И это понятно почему. У кого в руках окажется такая штука, как эпидетермическая бомба, будет пользоваться немереным уважением, — его попросту будут бояться. — Дерк затянулся сигаретой и выпустил в потолок густое облако табачного дыма. — Я всем нужен: мафии, политикам, бизнесменам. Сам Новый Император Иван Штих говорил мне: «Дерк Улиткинс, прошу тебя, умоляю, привези мне хотя бы одну такую бомбу. Я отдам тебе за это все, что ты только пожелаешь». Но я не такой. Для меня деньги — вещь не первостепенная. У меня самого их предостаточно. Я согласился на это опасное дело — полет в Энвантинент только по двум причинам: первая и главная — помочь своему другу воссоединиться с семьей.

— Этому? — Сюзанна кивнула в сторону Скайта.

— Не-е… — Дерк отрицательно покачал головой, — этот холостяк. Я говорю о Пьере Хилдрете.

— Как это благородно, — восхищенно произнесла Сюзанна. — А кто это такой Пьер Хилдрет?

— Пьер? Это отличный мужик. Мы с ним старые друзья. Я не раз спасал ему жизнь. Помню, однажды мафия поймала Пьера в ангаре и уже собиралась расправиться с моим лучшим другом, как появился я…

— А вторая причина, по которой ты согласился на полет в Энвантинент?

— Вторая причина? — Дерк не спеша наполнил стакан. — Вторая причина… Вторая причина — это риск. Да, это риск! Я люблю опасность! Я люблю, когда адреналин бурлит в жилах! Опасность заводит меня, позволяет постоянно быть в форме.

— Ты такой храбрый, — влюбленно глядя на Дерка, произнесла Сюзанна, — смелый. Когда я зашла в бар, то сразу обратила внимание на твое мужественное небритое лицо, потертую куртку и большой бластер.

Дерк опрокинул в рот очередную порцию виски.

— Только настоящий мужчина может так выглядеть, — продолжила Сюзанна, пододвигаясь вплотную к Дерку. Ее упругий бюст, выпирающий двумя большими возвышенностями из-под майки, уперся Улиткинсу в плечо. — Дорогой, от тебя пахнет табаком, спиртным и еще чем-то, очень возбуждающим.

— Это пот, — смущаясь, пояснил Дерк. — Я не виноват… На улице стоит ужасная жара.

— Нет, это запах настоящего мужчины — запах опасности и приключений, — отодвигаясь, сказала Сюзанна и взяла бокал с шампанским. — Это же так опасно — лететь в Энвантинент, не зная ни расположения минных полей, ни безопасных проходов в облаке астероидов, я не говорю о зонах искажения пространства.

— Не волнуйся, крошка, — сказал Дерк. — Я опытный пилот и штурман. К тому же я раньше бывал в этом месте.

— Когда?

— Когда еще летал на корабле «Валрус».

— Ты был космическим пиратом? Как это романтично!

— Да, я был космическим пиратом и летал в команде самого Браена Глума, мой ангел.

— Но это было так давно. Ты уверен, что помнишь дорогу? Вдруг ты что-либо забыл.

— На этот случай у нас есть карта… — Дерк получил в бок ощутимый удар локтем от Скайта.

— Извините, что прерываю вашу беседу, — произнес Скайт, — но нам с Дерком необходимо пойти освежиться.

— Скайт, я еще не хочу, — воспротивился Дерк.

— Вас зовут Скайт? — поинтересовалась Сюзанна.

— Да, — подтвердил Скайт и, так как от друга этого ждать было бесполезно, представился сам: — Скайт Уорнер — пилот по найму.

Скайт встал с табурета, надел свою белую шляпу и потянул Дерка за рукав куртки.

— Скайт, если тебе приспичило, иди один, — продолжал сопротивляться Дерк. — А я здесь посижу. — Он попытался высвободить рукав.

— Дерк, нужно проведать твоего «старого друга» Пьера. Что-то его долго не видно. Не случилось ли с ним чего.

— Да что может с ним случиться? — Дерк с упрямством выкручивал рукав куртки из руки Скайта. — Пьер, наверное, на толчке сидит. Не надо ему мешать.

— Мы вернемся, — заверил Скайт.

— Ну хорошо! — сдался Дерк. Он соскочил с табурета. — Черт с тобой, пошли. Сюзи, солнышко, — прежде чем отправиться следом за Скайтом, обратился он к новой знакомой, — посмотри за моим виски, мне нужно отлучиться.

В ответ девушка утвердительно прикрыла глаза.

— Скайт, тебе обязательно надо было тащить меня с собой? — возмущенно поинтересовался Дерк у своего друга, когда они отошли от стойки бара, направляясь к дверям в уборную. — Тебе что, нужна моя помощь? Хе-хе-хе!

Дерк Улиткинс уже был основательно пьян, и Скайт клял себя за то, что позволил другу пропустить два последних стакана «Саймона».

— Заткнись, я потащил тебя с собой потому, что ты надрался, как обычно, и стал болтать лишнее. Осторожно! — Скайт поддержал друга за плечо, так как тот чуть не налетел на пальму, росшую в кадке по пути следования.

— Что за идиотский интерьер?! — отстраняя руку Скайта, возмутился Дерк. — Деревья кругом растут в беспорядке, словно в лесу, того и гляди, шею себе сломаешь.

— Я тебе ее сам сломаю, если будешь болтать с первым встречным и выкладывать цель нашей экспедиции.

— Сюзанна не первая встречная, — не согласился с последним замечанием Дерк. — Я, возможно, ждал ее всю свою жизнь. Какая она замечательная. — Дерк оглянулся, пытаясь увидеть Сюзанну у стойки бара, но обзор закрыла пальма. — Она такая чистая, такая добрая, нежная.

— Откуда ты все это узнал? — поинтересовался Скайт. — Ты с ней и часа не знаком.

— Иногда, чтобы узнать человека, достаточно и одного взгляда, — изрек Дерк. — Тебе, Скайт, этого не понять…

Напарники подошли к туалету. Скайт толкнул дверь.

На полу общественной уборной происходила какая-то возня. В просторном помещении, облицованном голубым кафелем, двое человек, повалив Пьера Хилдрета на пол, крутили ему руки. Третий — белобрысый в черной майке с эмблемой Профсоюза докеров Плобитауна, стоял рядом и отдавал распоряжения:

— Лоренцо, что ты возишься?! Заламывай толстяку руку за спину… Вот так. Теперь держи ремень. Вяжи его.

Пьер, издавая звуки, похожие на тихие повизгивания, сопротивлялся как мог, но перевес в силе был не в его пользу. Пит и Лоренцо вцепились в него мертвой хваткой. Помятая белая шляпа Пьера валялась на полу под ногами Дюка Лайдера, руководившего похищением.

— Что вы так возитесь?! Пит, ударь толстяку под дых, чтобы не сопротивлялся.

— Попробуй сам, — запыхавшись, отозвался с пола Пит. — Этот кабан так просто не дается.

— Ну тогда я не знаю, ударь его рукояткой бластера по голове, что ли…

— Вот этого делать не стоит, — предупредил Скайт.

Дюк, захваченный борьбой на полу, не видел, кто именно вошел в туалет. Дюк подумал, что это кто-то из обычных посетителей клуба, и решил по быстрому избавиться от случайного свидетеля.

— Тебя никто не спра…

Дюк осекся на полуслове. Рядом с ним стоял тот человек, с которым Дюку уже довелось однажды столкнуться лицом к лицу на Плобое. Это было совсем недавно в поезде, идущем на Грейфикс. Тогда Дюк отделался лишь испугом и подбитым глазом. Немой и Могильщик, а с ними еще несколько человек во время той встречи лишились жизни.

— Дюк, — позвал Пит, — чего стоишь, помоги. — Он еще не знал, что здесь находятся Скайт с Дерком, и продолжал крутить руки Пьеру Хилдрету.

— Дерк, помоги ему, — предложил Скайт Улиткинсу. Дерк размахнулся и со всей силы ударил Пита ногой в бок. От этого удара Пит с коротким вскриком отлетел в сторону и упал на холодный кафель возле писсуаров.

Лоренцо, стоящий на коленях возле Пьера, в недоумении поднял голову, чтобы посмотреть, что случилось с напарником. Рядом он увидел Дерка. В следующий момент на его многострадальный нос опустился тяжелый кулак. В глазах поплыли радужные круги, как от двойной дозы наркотина, и Лоренцо ощутил во рту соленый привкус крови. Как он упал на пол, Лоренцо уже не помнил.

— Вставай, Пьер. — Скайт помог Хилдрету подняться на ноги.

Лоренцо, не шевелясь, лежал на полу, и, несмотря на противный запах, с наслаждением прижимался разбитым носом к холодной плитке.

— Ты в порядке? — поинтересовался Скайт, осматривая Пьера.

— Да, все нормально, вы подоспели вовремя, — тяжело дыша, заверил Пьер. Он подобрал с пола упавшую во время драки шляпу и попытался застегнуть рубашку, но пуговицы оказались оторваны. — Надо будет, когда вернемся на корабль, попросить Бориса пришить.

В этот момент Пит, лежащий возле писсуаров, очнулся после полученного удара. Он с трудом поднялся на ноги и, приходя в себя, несколько раз глубоко вздохнул, восстанавливая дыхание.

— На этот раз я не стану уступать, — произнес он.

— Бластер при тебе, — заметил на это Скайт и расстегнул свою кобуру, — попробуй. У тебя есть шанс, парень. Это честный поединок.

— Нет, Уорнер, у меня не будет ни малейшего шанса. Все знают, как ты умеешь обращаться с бластером, — ответил Пит. — Мы будем драться на кулаках. Только ты и я. — Он расстегнул пряжку ремня и отбросил пояс с кобурой к кабинкам с унитазами. — И никто не посмеет назвать меня трусом.

— Это твой выбор, — согласился Скайт. Он снял шляпу, пояс с бластером и отдал их Дерку.

— Скайт, не трать зря время, давай просто пристрелим его, — принимая пояс со шляпой, посоветовал Дерк

— Правильно, — поддержал его Пьер.

Но Скайт Уорнер проигнорировал это предложение Он вышел на середину комнаты и встал в боевую стойку напротив Пита

Пит поднял кулаки. Он был ниже Скайта ростом, но значительно шире в плечах. А наколки, покрывающие его волосатые руки, выглядели устрашающе.

— Дерк, останови Скайта, — посоветовал Пьер, — это может плохо закончиться.

— Пускай помахаются, — ответил Дерк. — В конце концов, Скайту тоже надо как-то развлекаться.

Пит первым нанес удар. Его правый кулак прошел в миллиметре от виска Скайта И если бы тот не увернулся, запросто выбил бы ему глаз. Немного ошеломленный таким резким началом, Скайт подался назад, и Пит сумел провести ему удар левой в живот.

— Ой! — испуганно вскликнул Пьер.

Но мышцы живота Скайта выдержали удар, и от следующего хука правой в голову Скайт поставил блок.

— Скайт, бей коленом его! — переживая задруга, советовал Дерк. — Коленом в живот бей, говорю!

Но Скайт не стал этого делать. Он отскочил в сторону к стене с умывальниками и большим, во всю длину стены, зеркалом. Казалось, Скайт опасается противника и избегает драки. Пит бросился за ним, работая кулаками, словно кувалдами.

— Ой! — вскрикнул Пьер, когда ему показалось, что один из ударов «докера» достиг цели.

— Скайт, черт побери, бей его коленом!! — входя в азарт, стал кричать Дерк, едва сдерживая себя, чтобы самому не ввязаться в драку.

Пит наседал. А Скайт защищался, не нанеся пока ни одного ответного удара.

— Что ты тянешь?! — переживая, кричал Дерк. — Кончай его!!!

В дверь заглянул один из посетителей бара, собирающийся справить нужду, но, увидев то, что здесь творится, поспешил убраться восвояси.

— Скайт, давай быстрее! Сейчас полиция приедет!

Пит размахнулся и, вкладывая в удар всю силу, попытался заехать Скайту в ухо, но Уорнер поднырнул под его руку и, выпрямляясь, нанес сокрушительный апперкот в челюсть.

Голова Пита мотнулась назад. Изо рта на белый кафель брызнула кровь и осколки зубов. Скайт уже было решил, что его противник повержен, но Пит нечеловеческим усилием остался стоять на ногах. Он навалился на Скайта и, обхватив его руками, попытался опрокинуть навзничь.

Уорнеру, чтобы удержать равновесие, пришлось попятиться назад, и он со всего размаху врезался спиной в зеркало над умывальниками. По стеклу разбежалась сеть трещин.

Скайт с трудом разорвал захват и отпихнул упорного «докера» от себя. Размахнулся и с разворотом корпуса ударил Пита в челюсть. Голова «докера» безвольно мотнулась в правую сторону. На этот раз изо рта у него выплеснулся целый фонтан алой крови. Взгляд потерял осмысленность. Скайт не стал ждать, пока противник придет в себя, и, размахнувшись, ударил левой.

Пит потерял равновесие и, безвольно взмахнув руками, полетел навзничь. Проломив пластмассовую дверь одной из кабинок, он обрушил на пол водяной бачок и в бессознательном состоянии повалился возле унитаза. Струя воды из сломанного бачка хлестала ему на черную майку.

Скайт, разминая ушибленную руку, окинул взглядом поверженного «докера», но тот не выказывал ни малейшего желания продолжать выяснение отношений.

— Отлично провел бой, дружище! — возвращая пояс с бластером и шляпу, похвалил Дерк.

— Я так переживал за вас, — произнес Пьер, снова обратясь к Скайту на «вы».

— Пустяки, — отмахнулся Скайт, застегивая пряжку ремня с бластером. — А где белобрысый, который был у них за главного?

— Зараза! — воскликнул Дерк. — Убежал!

— Надо срочно покинуть это место, иначе, если нас не заберет местная полиция, белобрысый приведет с собой подкрепление.

Они вышли из уборной. Несколько мужчин, стоящих в стороне от дверей в туалет и переминающихся с ноги на ногу, бросили в их сторону настороженный взгляд.

Скайт сразу хотел направиться к выходу из клуба, но Дерк затормозил.

— Ты чего? — спросил Скайт друга.

— Я не попрощался с дамой, — пояснил Дерк. — Неприлично джентльмену без предупреждения исчезать, не объяснив причину. К тому же у Сюзанны осталась моя бутылка «Черного Саймона».

— Хорошо, — согласился Скайт, — заодно заберем мешок Пьера с пластидом. Только делаем это быстро, дорога каждая минута.

Приятели устремились к стойке бара. К большой радости Дерка, Сюзанна сидела на том же самом месте, на котором он ее и оставил несколько минут назад.

— Ангел мой, я вернулся! — Дерк слегка обнял девушку за талию и уселся возле на табурет. — Ты скучала?

— Да, милый. Мне тебя не хватало. А что это за джентльмен с вами? — Сюзанна посмотрела на Пьера.

— Это Пьер Хилдрет, о котором я тебе говорил, — ответил Дерк. — Я только что спас ему жизнь.

— Вот как?!

— Именно так. На него в уборной набросились полтора десятка наемных убийц с Плобоя. Мне пришлось изрядно помахать кулаками, чтобы в очередной раз спасти другу жизнь. Но одному мерзавцу все же удалось скрыться, и теперь нам, дорогая, надо срочно покинуть это заведение.

— Куда вы собираетесь направиться? — встревожившись, поинтересовалась Сюзанна.

— На космодром. Там нас ждет звездолет. — Дерк забрал со стола начатую бутылку «Черного Саймона».

— Я могла бы вас подвезти, — предложила девушка. — Мой флаер как раз недалеко.

— Не стоит беспокои… — хотел отказаться Скайт. Но Дерк перебил его:

— Отличная мысль, Сюзи! Флаер — это намного лучше той машины такси с бензиновым двигателем и сумасшедшим водителем, на которой мы добирались сюда от космодрома. Если бы ты знала, какая отвратительная музыка играла в салоне той машины! Кстати, надеюсь, у тебя кондиционер работает?

— Шутишь? В моей машине не только кондиционер работает, но и холодильник для твоего виски найдется.

— Отлично, Сюзи! — обрадованно воскликнул Дерк. — Ты просто сокровище!

— Да, пожалуй, на флаере будет быстрее, — согласился Скайт. Он подобрал с пола мешок с пластидом и отдал его Пьеру. — Не будем задерживаться.

Сюзанна, обрадованная, что мужчины приняли ее предложение, ловко спрыгнула с табурета и, взяв Дерка за руку, потащила к выходу.

Когда до дверей из клуба осталось всего несколько метров, створки распахнулись, и в помещение вошли четверо человек в одинаковых пластиковых куртках, пластиковых штанах и черных солнцезащитных очках. Сразу бросилось в глаза то, что парни не местные и прибыли издалека, скорее всего с Плобоя. Это было ясно не столько по покрою их модной одежды, сколько по бледным незагорелым лицам. А то, что они зашли в «Райский уголок» не для развлечений, можно было судить как по серьезному выражению на лицах, так и по автоматическим короткоствольным карентфаерам, которые эти четверо держали в руках.

Скайт сразу догадался, что именно его присутствию «Райский уголок» обязан появлением вооруженных людей. Уорнер без предупреждения оттолкнул ничего не подозревающего Пьера в сторону, а сам прыгнул в противоположном направлении, на лету выхватывая бластер. Хилдрет от неожиданности потерял равновесие и, выронив из рук мешок с пластидом, с пронзительным вскриком завалился под столик возле бассейна с золотыми рыбками.

Дерк Улиткинс, хоть и был слегка пьян, все же сумел сориентироваться в обстановке и успел, прежде чем в клубе началась стрельба, спрятаться за толстый ствол пальмы, захватив с собой и свою новую подружку. В следующее мгновение безмятежную обстановку клуба разорвал грохот карентфаеров.

Четверо в пластиковых куртках стреляли от живота, поливая огнем все видимое пространство перед собой. Карентфаеры в их руках не замолкали ни на секунду, озаряя своими вспышками бледные лица бесстрастных убийц.

Раздались крики ужаса. Смертоносные очереди ослепительными стрелами впивались в случайных посетителей клуба; крошили, ломали столики, стулья; рушили облицовку стен. В клубе поднялась паника. Люди, не обращая внимания на убитых и раненых, в страхе бросились прочь от стрелявших. Посетители пытались укрыться в подсобных помещениях или покинуть клуб через служебные выходы с другой стороны здания. Но многим не удалось выбраться из опасного места. К канонаде выстрелов примешались стоны раненых.

Скайт с пола, на который упал после прыжка, выстрелил из бластера. «Дум-Тум» упруго дернулся в его руке. Один из нападавших с коротким вскриком рухнул на пол. Трое оставшихся мгновенно перевели огонь карентфаеров на то место, откуда раздался выстрел. И если бы Скайт чуть промедлил, то его бы разорвало в клочья лавиной огня.

По полу Скайт перекатился в сторону на несколько метров и укрылся за упавшим набок столиком. В том месте, откуда секунду назад он выстрелил, разорвалось сразу с десяток энергетических зарядов, разметав в щепки опрокинутые стулья и проделав в настиле пола огромную, дымящуюся дыру. Скайт отпрыгнул еще дальше, и весьма своевременно, так как в следующее мгновение его укрытие перестало существовать, исчезнув в огне выстрелов карентфаеров.

Еще мгновение, и какой-нибудь из гангстеров обязательно бы наделал дырок в теле Уорнера, но, к счастью для Скайта, в этот самый момент Дерк Улиткинс высунулся из-за пальмы, где укрылся с Сюзанной, и трижды выстрелил из своего бластера. Несмотря на то что ни один из его выстрелов не достиг цели, этим самым Дерк отвлек внимание нападавших. Испугавшись возможности попасть под перекрестный огонь, боевики бросились врассыпную, ведя неприцельную стрельбу короткими очередями.

Скайт поднял голову и выстрелил с колена в ближайшего от себя бандита. Тот как раз перепрыгивал через опрокинутый столик, пытаясь добраться до одной из пальм, росших в кадках возле огромного окна. Заряд бластера с характерным шипящим звуком рассек воздух и вонзился в грудь боевика, срезав того в прыжке. Бандита тряхнуло, и его тело, словно наткнувшись в полете на невидимую преграду, рухнуло вниз. Карентфаер со стуком отлетел в сторону. Неестественно запрокинув голову, от чего зеркальные очки слетели с его безжизненных глаз, убитый сполз со стола на пол.

Дерк Улиткинс тем временем высунулся с другой стороны своей пальмы и еще трижды выстрелил из бластера. Он целил в боевика, что бежал к стойке бара, огибая пальму, за которой прятался Дерк. Если бы киллеру удался его план и он укрылся за массивной стойкой, то положение Скайта с Дерком стало бы незавидным.

Дерк Улиткинс промахнулся. Боевик невредимым добрался до стойки бара, вскочил на нее и, развернувшись, послал от бедра длинную очередь из карентфаера. Дерк с трудом успел укрыться за волосатым стволом пальмы. Огненные стрелы с грохотом впились в дерево, со снопом искр отрывая огромные щепки. Сюзанна, которую Дерк прикрывал своим телом, в страхе закричала.

Скайт развернулся на этот крик и навскидку выстрелил из бластера. Заряд пробил боевика насквозь. Кровь забрызгала зеркала, полки с бокалами и батарею бутылок. Бандит выронил оружие и завалился на спину, исчезнув под стойкой. Наружу остались торчать лишь его ноги в лакированных ботинках.

Последний из нападавших, оценив ситуацию и разумно посчитав, что обстоятельства сложились не в его пользу, решил, что лучше будет побыстрее покинуть это место, и бросился к выходу. Держа карентфаер одной рукой, бандит бежал вдоль широких витринных окон клуба, украшенных лианами и папоротниками. Выстрел из бластера настиг его как раз посередине одной из стеклянных секций. Огненная стрела попала ему в бок, отбросив на заросли декоративных растений. Запутавшись в переплетении веток, боевик со звоном разбившихся оконных стекол вывалился на улицу. В образовавшуюся дыру с улицы ворвался знойный воздух.

Все четверо гангстеров были уничтожены. Скайт, все еще держа бластер обеими руками, поднялся на ноги и оглядел помещение клуба. На полу среди разбросанной мебели и осколков посуды он увидел несколько окровавленных тел. Где-то в глубине клуба слышались крики раненого человека. Пахло гарью и озоном. Из-за обугленного ствола пальмы выглянул Дерк Улиткинс. За его спиной показалось напуганное личико Сюзанны.

Скайт посмотрел в сторону, где должен был находиться Пьер Хилдрет.

— Пьер! Ты жив?! — окликнул он компаньона.

Через некоторое время из-за мраморного бордюра, огораживающего бассейн с золотыми рыбками, появилась голова Пьера с взлохмаченными вокруг лысины волосами. Пьер посмотрел по сторонам и осторожно встал из-за своего укрытия.

— Все целы? — поинтересовался Скайт.

— Кажется, — опасливо озираясь, ответили Пьер.

— Те шестеро боевиков, что я подстрелил, скорее всего уже мертвы, — отозвался Дерк. Он вышел из-за пальмы, ведя Сюзанну за руку.

— Шестеро? — удивился Скайт. — Да ты пьян, Дерк. Я насчитал всего четверых.

— У тебя всегда были нелады с арифметикой, Скайт. — Дерк повертел бластер на пальце. — Мой «смертоносный малыш» выстрелил шесть раз, значит, и врагов было шестеро.

— Парней с автоматами было четверо, — не согласился Уорнер. — По крайней мере, тех, кого уложил я, было четверо. А что за шестерых уложил ты, я не знаю.

— Тебе стыдно, что я сделал один всю работу, — возразил Дерк. — Все знают, что я выстрелил шесть раз.

— Мало ли сколько раз ты выстрелил! — возмутился Скайт. — В клуб, нам навстречу вошли четверо. Так?

— Так, — согласился Дерк.

— Откуда тогда взялись еще двое?

— Они вошли следом.

— А почему же я их не заметил?

— Потому что ты куда-то спрятался. — Дерк обратился к своей подружке: — Сюзанна, ты видела, где был Скайт в то время, когда я давал отпор этим головорезам?

— Нет, — Сюзанна заморгала своими голубыми глазами, — я вообще ничего не видела. Кругом вдруг все начали стрелять. Я испугалась. Хорошо, что ты, мой отважный рыцарь, спас меня, прикрыв от выстрелов своим могучим телом. — Сюзанна нежно погладила Дерку руку.

— Все это слышали? — Дерк распрямил плечи и гордо поднял голову.

— Пьер, а ты что скажешь? — обратился Скайт к компаньону.

— Мне показалось, — Пьер попытался застегнуть рубашку на несуществующие пуговицы, — что на нас напала целая армия.

— А-а, черт с вами. — Скайт обреченно махнул рукой. — Дерк, иди к стойке бара. Я там видел телефон. Вызови «Скорую помощь» и полицию.

— Почему я? Ты сам-то что собираешься делать?

— Я потерял свою шляпу. Заодно посмотрю, что у этих парней в карманах.

— Я тоже хочу посмотреть.

— Так ведь ты же у нас «благородный рыцарь», — заметил Скайт.

— Ну и что с того?

— Рыцари в карманах поверженных врагов не шарили.

— Это почему?

— Потому что это роняло их в глазах дам.

— Ну хорошо, — уступил Дерк Улиткинс, — я пойду звонить. — Он спрятал бластер в кобуру и, обняв Сюзанну, пошел к бару искать телефон. Когда Улиткинс уже отошел на несколько шагов, он все же не выдержал, обернулся и крикнул: — Скайт, только все, что ты найдешь, поделим пополам!

Скайт ему не ответил. Он обошел все те места, где мог потерять свой недавно купленный головной убор, но так его и не нашел. Наверное, шляпу без следа спалило выстрелом карентфаера. Отчаявшись, Скайт Уорнер подошел к телу ближайшего из боевиков Это был тот, которого он подстрелил, когда бандит перепрыгивал через опрокинутый столик

Скайт присел на корточки возле мертвеца.

Тело боевика лежало, опершись спиной о крышку опрокинутого стола. Голова с коротко стриженными темно-русыми волосами неестественно запрокинулась назад. Рядом на полу лежали карентфаер и солнцезащитные очки. Парню не было и двадцати пяти. Его светло-серые глаза уставились куда-то в потолок, а в черном пластике куртки с левой стороны зияла окровавленная дыра с оплавленными краями.

Скайт почувствовал угрызения совести. Он ладонью закрыл парню веки. От этого движения голова покойника безвольно склонилась набок, и Скайт увидел на шее мертвеца показавшуюся из-под воротника наколку в виде головы ядовитой змеи. Скайт расстегнул боевику «молнию» на куртке и разорвал черную майку на груди.

Все тело парня было сплошь покрыто разноцветными узорами и рисунками: черепа с воткнутыми в глазницы ножами обозначали, что их владелец убийца; звезда с тремя орбитами планет вокруг нее, что парень успел трижды побывать за свои преступления на рудниках в поясе астероидов; перевернутое вверх ногами распятие в сполохах адского пламени давало знать, что для этого человека нет ничего святого, и он, не задумываясь, поднимет руку даже на беременную женщину или ребенка.

— Да ты, оказывается, при жизни был отъявленным мерзавцем, — произнес Скайт, обращаясь к покойнику. — Знаешь, я нисколько не жалею, что помог тебе покинуть этот мир.

Скайт спокойно, уже без церемоний и угрызений совести вытряхнул на пол содержимое карманов покойника. Помимо стального кастета и опасной бритвы там оказалась пачка презервативов, удостоверение личности и кредитная карточка.

Скайт отмел все в сторону и взял только удостоверение. Имя и фамилия ничего не сообщили. Парень, как и предполагал Скайт, оказался родом с Плобоя, жил в Плобитауне, а работал грузчиком на мясокомбинате.

Подошел Пьер Хилдрет.

— Скайт, Дерк уже позвонил в службу спасения. Сейчас сюда прибудут «Скорая» и полиция. Нам надо уходить.

— Хорошо. — Скайт бросил удостоверение на грудь покойнику и взял трофейный карентфаер. — Пошли.

Он поднялся с корточек и хотел уже идти за Пьером, но потом, поколебавшись, нагнулся и подобрал с пола еще и солнцезащитные очки.

— Хоть какая-то компенсация за потерянную шляпу, — буркнул он, направляясь вслед за Пьером.

Когда Скайт с Пьером подошли к Дерку с Сюзанной, те целовались. Дерк, не выпуская из рук бутылки с виски, обнимал девушку за талию, а Сюзанна нежно обхватила его за плечи. Влюбленные так были увлечены друг другом, Что даже не заметили, как к ним подошли компаньоны. Пьер Хилдрет, покраснев, тактично отвернулся. Скайт тоже не стал вмешиваться, решив подождать, когда Дерк прервется.

Прошло несколько минут, а Дерк с Сюзанной и не собирались прекращать любовные ласки. Скайт посмотрел на часы и корректно откашлялся в кулак, но это нисколько не умерило пыл влюбленной парочки. Скайт решил дать им еще полминуты, но как раз в этот момент с улицы послышался гул нескольких двигателей, и на тротуар прямо перед окнами клуба опустились три больших черных флаера с плобитаунскими номерами. Двери открылись, и из прилетевших машин наружу вылезло полтора десятка вооруженных человек. Все они были одеты в черный пластик, как и те четверо, чьи еще не успевшие остыть тела лежали на полу клуба «Райский уголок».

— Боже! — испугался Пьер.

— Дьявол! — выругался Скайт и бесцеремонно толкнул Улиткинса в плечо. — Дождались, голубки.

— Ты чего толкаешься?! — недовольно огрызнулся Дерк, вынужденный оторваться от своего такого приятного занятия.

— Боюсь, по твоей вине мы попали в очередную переделку.

— С чего ты решил?

— Выгляни в окно!

На тротуаре, перед окнами клуба выстраивалась шеренга автоматчиков. Кто-то вставлял в карентфаер новый магазин, кто-то снимал оружие с предохранителя, а кто-то уже был готов к стрельбе. До того как вновь прибывшие откроют огонь, оставалось какое-то мгновение.

— Дерк! Сделай что-нибудь! — испуганно вскрикнула Сюзанна, осознав смысл происходящего.

Дерк перевел растерянный взгляд на Скайта Уорнера.

— Может, это такие полицейские в Барахале? — задал он вопрос, сам понимая его полную абсурдность.

— Все под стойку! — скомандовал Скайт и ловко, одним прыжком перескочил через массивную тумбу бара на другую сторону.

Дерк хотел помочь Сюзанне, но девушка и без его помощи сама сноровисто преодолела преграду. Дерк последовал за ней. Только Пьеру с его тучной комплекцией и небольшим ростом с трудом удалось забраться на высокую стойку. К тому же Хилдрет сильно нервничал. Нога у него соскочила с края, и Пьер, потеряв равновесие, чуть было не свалился обратно. К счастью, Скайт успел схватить его за руку.

Медлить было нельзя. Скайт проволок Пьера на пузе по полированной поверхности стойки и стащил вниз. Хилдрет с пронзительным вскриком завалился под стол, и в этот самый момент со стороны улицы раздалась необузданная пальба.

Та недавняя перестрелка с четырьмя бандитами ни в какое сравнение не шла с тем, что сейчас творилось в помещении клуба. Грохот стаял неимоверный. Вокруг рвались заряды карентфаеров. Сыпались искры. Падали щепки от мебели и осколки стекла с верхних полок бара. Отовсюду летели куски штукатурки и декоративной облицовки стен.

Компаньоны, не высовываясь, лежали на полу под защитой массивной стойки. Им повезло, так как стойка оказалась изнутри обшита дополнительным стальным листом. Внутри находился массивный сейф для выручки, холодильник и щитки электрооборудования. Конечно, на такую интенсивную и продолжительную стрельбу, да еще из карентфаеров, стойка не была рассчитана, но могла дать хоть какую-то временную защиту.

Скайт Уорнер с нехорошими мыслями смотрел на раскаленные красные пятна, возникающие в разных местах на поверхности стального листа, там, куда попадал очередной заряд карентфаера. Не ровен час, металл не выдержит, и под стойку влетит смертоносный луч.

Уорнер подтянул поближе трофейный карентфаер и посмотрел на индикатор количества зарядов. На гладком металлическом корпусе автомата, в маленьком окошечке сбоку светилась цифра «28», — этого не хватит и на пару минут интенсивного боя. Скайт перевел рычаг ведения огня в режим коротких очередей.

— Скайт! Скайт! — как раз в этот момент услышал он зов Дерка, ослабленный грохотом разрывов и свистом летящих над головой энергетических зарядов.

— Что?

— Я думаю, на этот раз мы серьезно влипли, — сказал Дерк, на локтях подобравшись ближе.

— Не думай, готовься к бою.

— У них целая армия.

— Так просто им нас не взять. Сзади послышался окрик Сюзанны:

— Дерк, дорогой! — Она потянула Улиткинса за лодыжку. — Смотри, что я нашла.

Дерк с трудом перевернулся в узком пространстве и по липкому полу, усыпанному осколками битых бутылок и посуды, подполз к Сюзанне. Она показала карентфаер, что нашла у убитого боевика, которого Скайт подстрелил несколько минут назад во время первой перестрелки.

— Милый, — Сюзанна вручила Улиткинсу пару ботинок, — у него оказались классные ботинки, но мне кажется, что они тебе не подойдут: другой размер. Жаль. А куртку Скайт испортил — такую дырку ничем не заштопаешь.

— Спасибо за заботу, солнышко, но я пока обойдусь без обновок, — ответил Дерк.

Стрельба прекратилась, и наступила тишина. Уорнер осторожно выглянул из-за укрытия. Гангстеры, прибывшие с Плобоя, двинулись внутрь клуба. Несколько человек пошли через двери, а остальные напрямик, через оконные проемы.

Один из боевиков в модной пластмассовой кепке от «Браскет и сын», расчищая дорогу, стволом автомата разбил остатки витринных стекол и забрался на подоконник. Четверо других, хрустя ботинками по разбитому стеклу, спрыгнули внутрь с подоконника соседнего окна. Еще несколько человек пролезли в другие окна.

Скайт взял на прицел ближайшего гангстера и нажал на спусковой крючок. Дернувшись в руках, карентфаер выпустил короткую очередь. Бандит, обливаясь кровью, замертво упал на пол. Раздались крики и ответные очереди. Скайт спрятался обратно за стойку и переместился на несколько метров в сторону. Выждав секунду, он резко вскочил на ноги и послал две очереди в группу бандитов у дверей и одну в боевика в кепке, после чего бросился на пол. По воплям, ругани и шквальному огню с противоположной стороны Скайт догадался, что его внезапная атака оказалась удачной.

Но радоваться было нечему. Перевес в численности, хоть и сократился, все равно оставался на стороне столичных гангстеров. Эффект неожиданности пропал, и теперь наемники из Плобитауна знали, где находится их противник. А цифры на счетчике зарядов карентфаера Скайта Уорнера убывали с такой же скоростью, что и шансы на спасение.

Скайт попытался выглянуть с той стороны, откуда произвел первые выстрелы, но шквальный огонь нападавших не позволил ему даже посмотреть, что происходит в помещении «Райского уголка».

Грязно выругавшись, Уорнер по-пластунски пополз под стойкой к противоположному краю. Дерк с Сюзанной, прижавшись друг к другу, тихо сидели у него на пути.

— Твою мать, Дерк! Берись за бластер! Я не могу один воевать с целой армией! — проползая мимо Улиткинса, заявил Скайт.

Просвистела очередь, и несколько зарядов впились в стену над головой. Вниз посыпались щепки и осколки разбитых бутылок. Скайт, не высовываясь, поднял карентфаер на вытянутых руках и, не целясь, выпустил короткую ответную очередь.

— Хорошо, хорошо, — примирительно похлопав Скайта по плечу, сказал Дерк, — ты только не волнуйся. Сейчас мы с Сюзанной к тебе присоединимся.

— Быстрее, иначе ваше знакомство продолжится в аду. — Скайт пополз дальше. Перелез через Пьера, который, дрожа от страха, лежал на животе, и наткнулся на мертвого бандита, того самого, что пристрелил из бластера одним из первых.

У парня были вывернуты карманы и сняты ботинки. Скайта от увиденного неприятно покоробило, — Сюзанна была слишком хладнокровна для юной леди…

Со стороны бандитов раздалось несколько коротких очередей. Энергетические заряды с треском прошлись по внешней стороне стойки. Из холодильника с сердитым шипением вырвался фреон. Посыпались искры из коробки электрощитка.

Скайт Уорнер дополз до края стойки и взглянул на счетчик зарядов своего карентфаера, там светилась цифра «13». Хоть Скайт и не был суеверным человеком, ему это не понравилось.

— «Райский уголок», твою мать, — прежде чем высунуться из-за края, пробормотал он.

Бандиты, соблюдая осторожность, все ближе и ближе подбирались к укрытию, для острастки изредка постреливая по внешней стороне стойки, за которой прятались компаньоны. Скайт очередью уложил самого резвого. Заряды карентфаера в клочья разорвали модную пластиковую куртку боевика вместе с его грудной клеткой и отбросили назад. Изуродованное тело с шумом упало в бассейн к золотым рыбкам, где и осталось плавать на поднятых волнах, окрашивая воду в алый цвет.

Ответный залп бандитов не заставил себя ждать. Уорнера обдало раскаленными осколками. Он подался назад, прикрывая лицо рукой от летящих отовсюду искр.

Рядом дважды выстрелил бластер Дерка Улиткинса Огонь боевиков в тот же миг переместился в его сторону.

— Наконец-то. — Скайт посмотрел на счетчик карентфаера, индикатор боезапасу показывал «10» — этого хватит еще на три коротких очереди, после чего оружие превратится в бесполезную железяку. Но может случиться и так, что Скайту не удастся использовать и этого количества.

Скайт резко вскочил на ноги и, дав короткую очередь, спрятался обратно под стойку. Индикатор карентфаера стал показывать цифру «7». Вокруг опять рвались огненные заряды и сыпались раскаленные искры.

Неожиданно стрельба прекратилась, и в возникшей тишине раздался голос одного из бандитов:

— Эй, парни! Вы в ловушке! Отдайте нам Пьера Хилдрета, и мы вас не тронем!

Скайт посмотрел на Пьера, который лежал неподалеку. Пьер отрицательно помотал головой.

— Хрен ты получишь, а не Пьера! — выкрикнул Скайт.

— Раз так, — отозвался боевик, — то тебе лучше умереть, потому что в любом случае, живой ты будешь или мертвый, я из тебя ремней нарежу!

Скайт не успел ничего ответить, так как в следующий момент Сюзанна вскочила на ноги и выпустила длинную очередь из трофейного карентфаера в сторону говорившего. Дерк Улиткинс тоже поддержал атаку, пару раз выстрелив из бластера.

Вновь завязалась перестрелка.

К Скайту подполз Пьер Хилдрет, который, заикаясь и вздрагивая от грохота пальбы, пробормотал что-то про мешок с пластидом.

— Что? — переспросил Скайт.

— Мешок с пластидом, я уронил его возле фонтана, — наконец, собравшись с мыслями, внятно произнес Пьер. — Этого количества взрывчатки должно хватить, чтобы взорвать половину клуба.

Скайт, воспользовавшись паузой в перестрелке, быстро выглянул из-за укрытия. Полиэтиленовый мешок со взрывчаткой валялся на полу возле мраморного ограждения фонтана. Скайт спрятался обратно за стойку. В то место, откуда только что высовывалась его голова, вонзилось несколько зарядов.

— Пьер, нас точно не заденет взрывом? — поинтересовался Скайт.

— Точно, — утвердительно закивал головой Пьер. — Может быть, только немного контузит…

— Ладно, все равно это наш единственный шанс. — Скайт перевел переключатель карентфаера на непрерывный огонь. — Пьер, ползи к Дерку и предупреди его. Пускай они с Сюзанной немного постреляют, чтобы отвлечь противника. Мне нужна пара секунд, чтобы прицелиться.

Пьер попятился задом выполнять указание, а Скайт приготовился к решающему выстрелу.

У Скайта была всего одна возможность и семь зарядов в карентфаере. От точности выстрела зависела жизнь и самого Скайта, и его компаньонов, будет она короткой, как у тех, чьи тела сейчас лежат на полу «Райского уголка», или же продлится еще некоторое время.

Пьер добрался до Сюзанны с Дерком и объяснил план. С противоположной стороны стойки бара раздалась длинная очередь карентфаера, которой вторил бластер Дерка Улиткинса. В ту же секунду Скайт высунулся из-за укрытия, поймал в прицел лежащий на полу мешок и нажал спусковой крючок карентфаера.

Огненная вспышка ослепила глаза. Оглушительным грохот заложил уши. Ударная волна от взрыва отбросила Скайта к стене. На какое-то мгновение Скайт Уорнер потерял сознание, а когда пришел в себя, то несколько минут не мог сообразить, что с ним произошло и где он находится.

Ошеломленный Скайт обвел помещение взглядом. Он не узнал «Райский уголок».

Потолок над местом взрыва обрушился, и наверху образовалась большая круглая дыра на второй этаж. Из разорванных труб хлестала вода, искрили электрические провода. В воздухе летали пыль и гарь. На месте бассейна зияла огромная воронка с искореженными балками. Все декоративное убранство клуба было сметено. Пальмы, лианы превращены в щепки. Столики, стулья разнесены на мелкие куски. Металлические оконные рамы вместе с рекламными плакатами выбило наружу. «Райский уголок» стал похож на помещение в доме, идущем на снос.

Стойка бара приняла на себя основную силу взрыва. Стальная пластина прогнулась, но выдержала удар.

Скайт, шатаясь, поднялся на ноги. Осмотрел себя: всю одежду покрывал слой серой пыли, в руках находился карентфаер с изогнутым стволом, индикатор зарядов даже не светился. Скайт отшвырнул испорченное оружие и отряхнул пыль. Сбоку, из-под декоративной пластины, сорванной со стены и засыпанной штукатуркой, послышался кашель и недовольные ругательства. Пластина зашевелилась и откинулась в сторону. Показались Дерк Улиткинс, Сюзанна и Пьер Хилдрет.

— Какого черта?! — Дерк толкнул Пьера в грудь.

— Что? — недоуменно спросил тот. — В чем дело?

— Ты приставал к Сюзанне.

— Я? — изумился Пьер.

— Да, ты. Я видел, как ты гладил моей Сюзанночке ногу.

— Я не гладил ей ногу. Я случайно, во время взрыва положил руку, точнее, она сама туда положилась… Не она на руку, а рука на нее… Я хочу сказать, что я не хотел…

— Но ты это сделал.

— Но я этого не делал… То есть я это делал, но не в том смысле…

— Сейчас я тебя пристрелю, — сдувая с бластера пыль, сообщил Дерк.

— Дорогой, ты такой внимательный, — Сюзанна ласково погладила Дерка по щеке, — но, если бы Пьер действительно ко мне приставал, я сама бы отшила его. — Девушка недвусмысленно закинула еще не успевший остыть после ожесточенного боя трофейный карентфаер себе на плечо. — И поверь, я сделала бы это не задумываясь.

— Солнышко, — разомлел Дерк. — Дай я стряхну пыль с твоей маечки.

С улицы раздались звуки выстрелов, и в клуб влетело несколько огненных стрел. Компаньоны инстинктивно присели за стойку.

— Неужели еще кто-то остался жив? — изумился Дерк.

— Скорее! — крикнул Скайт. — Нам надо уносить отсюда ноги. — И, собираясь воспользоваться служебным выходом, заспешил в сторону, противоположную улице, с которой раздавались выстрелы. Компаньоны, пригибаясь, последовали за ним.

Преодолев разрушенные помещения клуба, команда выбралась на задний двор.

— Где твой флаер? — спросил Скайт девушку.

— За мной! — Сюзанна побежала к переулку, видневшемуся с левой стороны небоскреба.

Тротуар в обе стороны был безлюден. Заслышав ожесточенную стрельбу, прохожие попрятались в соседние здания. На асфальте стояла лишь одинокая красная машина.

В обтекаемых формах флаера с декоративными острыми крылышками, стремительно выпирающими по бокам в задней части корпуса, Скайт сразу узнал спортивный «Призрак-каприччио» последнего года выпуска. Сюзанна подбежала к машине и приложила ладонь к сенсорной панели. Дверь с мягким шипением автоматически поднялась вверх.

Скайт даже опешил. Он не ожидал увидеть у «девушки из бара» гравитолет, да еще «Призрак-каприччио», но долго удивляться ему не пришлось, из-за дома показались двое, облаченных в черный пластик. По-видимому, начался новый штурм, и эти двое пошли в обход. Резко вскинув автомат, Сюзанна дала длинную очередь. Один из парней, взбрыкнув ногами, остался лежать на асфальте, но другому удалось спрятаться обратно за угол. Медлить было нельзя, еще мгновение — и сюда набегут оставшиеся боевики.

— Держи! — Сюзанна отдала автомат Дерку и уселась на водительское кресло.

Дерк озадаченно повертел в руках карентфаер и, прежде чем забраться внутрь флаера, передал ненужный ему автомат Скайту. Уорнер не стал отказываться от оружия, помог Пьеру забраться на заднее сиденье, залез сам и захлопнул дверцу. Взревел двигатель, машина рванула с места вертикально вверх, круто набирая высоту. Следом из-за угла дома выползли два черных гравитолета.

— Куда летим? — сидя за штурвалом, спросила Сюзанна.

— На космодром, птичка, — ответил Дерк и осторожно погладил Сюзанну по коленке.

— Сначала надо оторваться от преследователей, возразил Скайт, кинув обеспокоенный взгляд на монитор заднего обзора, на котором отчетливо были видны две быстро приближающиеся черные машины.

Сюзанна, убрав руку Дерка со своей коленки, серьезно сказала:

— Пристегнись, дорогой.

— А может, будет лучше, если я сяду за штурвал? Ничего не ответив Дерку, Сюзанна вдавила педаль газа, и гравитолет, взвыв, понесся вперед между фасадами небоскребов. Навалилась перегрузка, и пассажиры предусмотрительно принялись пристегиваться ремнями безопасности.

— С такой скоростью над городом летать нельзя, — подал слабый голос Пьер Хилдрет. Но на его предупреждение никто не обратил никакого внимания.

— Не отстают, — после пятиминутного полета сообщила Сюзанна.

— У них двигатели не хуже нашего. Попробуй оторваться, маневрируя среди высотных зданий, — посоветовал Скайт. — Наш «Призрак» более верткий, чем их лимузины.

— Нельзя летать с такой бешеной скоростью среди небоскребов, — заикаясь, вновь возразил Пьер. На его лбу выступили капли холодного пота, которые он периодически вытирал платком, а под мышками серого пиджака образовались темные, мокрые пятна. Пьер больше всего на свете боялся быстрых полетов, и его сейчас начинало подташнивать.

Сюзанна, заложив крутой вираж, направила машину в один из узких проулков между поднимающимися в небо громадами небоскребов. Воспользовавшись этим маневром, преследователям удалось еще больше сократить расстояние, отделявшее их от беглецов. Промчавшись возле одного из геликоптеров, неподвижно зависшего как стрекоза на перекрестке, красный «Призрак-каприччио», а за ним и два черных гравитолета выскочили на одну из центральных улиц высотного района. Подхваченный потоком воздуха, геликоптер завертелся в воздухе и с трудом избежал столкновения с серой бетонной стеной бизнес-центра.

Внизу пешеходы испуганно задирали головы вверх, глядя на гравитолеты, которые с диким ревом мощных двигателей мчались по улице. От создавшегося за машинами потока воздуха возник сильный ветер, поднявший с мостовой облако пыли. Налетевший порыв сдул с газетного лотка свежий тираж «Барахал ньюс» и раскидал газетные страницы по мостовой.

Притормозив, Сюзанна резко повернула влево в узкий проход между высотными домами.

Чуть не влетев боком в окна столовой какого-то учреждения, «Призрак-каприччио» прошел так близко от стекла, что за ним можно было разглядеть искаженные ужасом лица посетителей.

Преследователи не смогли так резко развернуть свои тяжелые гравитолеты и на полной скорости промчались дальше по улице.

— Оторвались! — обрадовался Дерк. Беспокойство, возникшее во время погони, немного уменьшилось. Только на Пьера было жалко смотреть: бледный, с тусклым взглядом и расстегнутой рубашкой он тяжело дышал, держась за живот, и тихонько охал.

— Можно сбавить скорость. В этом лабиринте они нас не найдут, — посоветовал Скайт.

Гравитолет полетел медленнее, петляя между громадами высотных зданий Барахала. Чтобы еще больше запутать преследователей, Сюзанна на всякий случай несколько раз меняла направление и высоту полета.

— Молодец, Сюзи, как заправский гонщик водишь тачку, — восторженно похвалил ее Дерк, доставая из кармана сигарету.

— Можно уже лететь на космодром, — посмотрев по сторонам, сказал Скайт. — Думаю, они нас не найдут.

И, словно в пику его словам, из-за угла ближайшего здания выскочил гравитолет преследователей. Из открытого бокового окна черного лимузина раздалась короткая автоматная очередь. Просвистев над крышей «Призрака», трасса ударила в бетонное перекрытие соседнего небоскреба, рассыпавшись там снопом ослепительных искр. Сюзанна мгновенно бросила машину вниз, одновременно нажимая газ. Пол ушел из-под ног. На долю секунду возникло состояние невесомости.

— Дерк, не кури. Мне плохо, — успел простонать Пьер, прежде чем вернулась сила тяжести.

Не обращая никакого внимания на просьбу Хилдрета, Дерк, прикусив фильтр сигареты, смотрел на несущиеся мимо фасады зданий и изредка жестом показывал Сюзанне, где, по его мнению, стоит поворачивать. После резких поворотов, во время которых машину заносило почти в самые окна небоскребов, им снова удалось оторваться от погони.

— На этот раз они нас не найдут, — успела сказать Сюзанна, уменьшая скорость, как спереди, заворачивая от национального коммерческого банка, наперерез вылетел черный гравитолет с плобитаунскими номерами.

— Как им это удается? Три тысячи чертей им в глотку! — выругалась Сюзанна. Ее голубые глаза сузились и зло сверкнули.

Погоня, по-видимому, стала надоедать Сюзанне, девушка резко свернула в сторону. Ее лицо покраснело, а очаровательные, нежные губки, не переставая, шептали проклятия.

— Нас преследует только один гравитолет, второй, по-видимому, следит сверху и по радио направляет напарника, — предположил Скайт.

— Мы здесь таким образом можем целую вечность в кошки-мышки играть.

— Ты прав, Дерк, — согласился Скайт и взял в руки автомат. — Надо побыстрее отвязаться от этих работников мясной отрасли, а то Эбл решит, что мы не сдержали своего слова, и улетит без нас.

Ослабив ремень безопасности, чтобы можно было повернуться назад, Скайт стал прикладом вышибать заднее ветровое стекло.

— Ты что делаешь, изверг?! Это же новая машина! — возмущенно закричала Сюзанна.

— Действительно, что ты делаешь, изверг?! — поддержал ее Дерк.

Не обращая никакого внимания на возмущение со стороны компаньонов, вызванное его действиями, Скайт все-таки выбил стекло и через свист ветра, ворвавшегося в кабину, выкрикнул:

— Сбавь скорость, дура, я не могу стрелять!

— Сбавь скорость, любимая, он не может стрелять, — нежно улыбнувшись, повторил просьбу товарища Дерк Улиткинс.

«Призрак-каприччио» замедлил полет, и Скайт смог устроиться с автоматом у разбитого окна. Ветер трепал его длинные волосы, а загорелые руки крепко сжимали вороненый ствол автомата.

Преследователи быстро нагнали их гравитолет, и, когда расстояние между машинами сократилось до минимума, Скайт нажал на курок.

Первая очередь красным пунктиром прошла слева от черного лимузина боевиков, уносясь вдоль улицы. Сообразив, что следующая попадет прямо в цель, преследователи резко пошли на обгон. Если бы им удалось совершить этот маневр, «Призрак-каприччио» стал бы легкой добычей, так как боевикам было сподручней стрелять из боковых окон своей машины.

— Не дай им обогнать нас! — крикнул Скайт через плечо.

Сюзанна повернула руль вправо, перекрывая корпусом машины дорогу для гравитолета боевиков. От крутого поворота Скайт чуть не выпал из окна, его удержал лишь ремень безопасности. Убедившись, что дорога справа закрыта, преследователи попытались обойти их слева, но Сюзанна была начеку и опять не дала им возможности обогнать себя. От резких рывков в разные стороны Скайт никак не мог прицелиться. Он, как мячик, болтался на ремне безопасности и старался не уронить автомат. Пьер, сидящий рядом, не только не мог ничем помочь Скайту, но не мог даже что-либо сказать, он только, закатив глаза, жалобно стонал. Но когда лимузин преследователей сменил тактику, пытаясь обойти «Призрак-каприччио» то сверху, то снизу, машину стало кидать то вниз, то вверх, и Пьер голосом умирающего, собрав последние силы, пролепетал:

— Сюзанна, останови — я выйду.

— Об этом не может идти и речи! — отрезал болтавшийся на ремне Скайт, пытавшийся за что-нибудь зацепиться. — Либо выйдем все вместе, либо никто не выйдет.

— Что ж ты не стреляешь!? — выкрикнула Сюзанна.

— Я не хочу попасть в кого-нибудь из вас!

— У них хороший водитель, — заметил Дерк. — Нам от них так просто не отделаться. — Дерк нервно пожевал фильтр сигареты, которую все еще держал в зубах.

— Не паникуй, они обязательно ошибутся, — возразил Скайт.

Мотаясь из стороны в сторону, два гравитолета некоторое время летели по улице вдоль стеклянных стен торгового центра. Наконец бандиты не выдержали и полетели прямо. Один из них с автоматом в руках по пояс высунулся из бокового окна лимузина. Но этой паузы Скайту вполне хватило, чтобы хорошенько прицелиться.

Нажав на курок, Уорнер опередил гангстера с автоматом на какую-то долю секунды.

Раздалась очередь выстрелов карентфаера, и огненная трасса зарядов прочертила пунктир прямо в лобовое стекло машины преследователей. Красными гвоздиками вспыхнули взрывы. Откуда-то сбоку повалил густой дым, и гравитолет боевиков, нырнув носом, камнем рухнул вниз, где взорвался прямо на мостовой, посреди машин и прохожих, выпустив в небо черный султан копоти.

— Ура! — обрадованно закричала Сюзанна.

— Отличный выстрел, — похвалил Дерк. Он наконец выплюнул изжеванный фильтр сигареты.

Но радость была недолгой. Мелькнула тень, и «Призрак» потряс мощный удар, от которого гравитолет тряхнуло так, что от корпуса отвалилось декоративное крыло, а лобовое стекло покрылось трещинами. В крыше «Призрака» над задними сиденьями образовалась огромная вмятина.

— Это вторая машина! — первым пришел в себя Скайт и уже тихим голосом сообщил: — Зараза, я автомат выронил.

— Попробуем оторваться от него! — хватаясь за штурвал, выкрикнула Сюзанна.

— Бесполезно, — остановил ее Дерк, — без заднего стекла и стабилизатора ничего не получится, придется отстреливаться из бластеров.

Но Сюзанна попробовала все же увеличить скорость. Машину замотало из стороны в сторону, а в салон ворвался такой ветер, что стало трудно дышать. И все равно их тут же нагнал второй лимузин преследователей. Зайдя сбоку, черный гравитолет ударил своим корпусом машину Сюзанны. Через стекла салона были хорошо видны злорадно улыбающиеся рожи боевиков, и так как их машина была почти в два раза тяжелее гравитолета Сюзанны, красный «Призрак-каприччио» как пушинку кинуло на зеркальный фасад супермаркета. Протаранив бортом почти все стекла на этаже, машина все же выправилась, но в следующий момент ее снова толкнули в небоскреб представительства фирмы межгалактических перевозок. На этот раз «Призрак-каприччио» влетел носом в окно чьего-то кабинета на двадцатом этаже. Высадив раму с зеркальным стеклом, гравитолет прижал письменным столом к противоположной стене какого-то клерка, который, в ужасе выпучив глаза, дико вопил и махал руками.

Дав задний ход, «Призрак-каприччио» выполз обратно на улицу. Дверь кабины висела на одной петле, другая была вырвана с частью обшивки. Скайт с Дерком достали бластеры, теперь надежда была только на них. А машина боевиков, совершив разворот, уже неслась на очередной таран.

— Следующий удар для нас будет последним, — заметил Скайт. — Надо уносить ноги. Сюзанна, жми на полную и поворачивай за угол!

Изуродованный «Призрак-каприччио», вибрируя потрепанным корпусом, будто из последних сил, взвыв двигателем, стал набирать скорость. Рядом, в стеклянном фасаде небоскреба, ползло его перекошенное отражение. До угла здания осталось преодолеть еще несколько метров. А сзади, неотвратимо настигая беглецов, как коршун, приближалась черная машина. По-видимому, бандиты решили раз и навсегда покончить с красным гравитолетом и его пассажирами. Из открытых боковых окон лимузина торчали стволы автоматов.

— Сюзанна, как залетишь за угол, сразу тормози и прижимайся к стене, — объяснил Скайт план дальнейших действий. Он извлек бластер из кобуры и установил его мощность на максимум. — Дерк, ты, когда они появятся, стреляй и, пожалуйста, постарайся не мазать. Ясно?

— Обижаешь, — отозвался Дерк, держась обеими руками за рукоятку своего бластера.

Пьер Хилдрет единственный в этот момент равнодушно сидел на кресле. Он уже дошел до такого состояния, когда окружающая действительность не играет никакой роли, и