Book: Прыжок в пысоту



Ибрагимбеков Максуд

Прыжок в пысоту

МАКСУД ИБРАГИМБЕКОВ

ПРЫЖОК В ВЫСОТУ

Это было до того неожиданно, что Эзра остановился у порога, не решаясь войти в лабораторию. В воздухе, на высоте двух ярдов от пола плавал, словно воздушный шар, тяжелый стальной сейф. Тот самый сейф, который с трудом внесли в лабораторию шесть дюжих грузчиков.

Эзра был уверен, что не спит, и поэтому не тратил времени на традиционные щипки и протирания глаз. Он просто попытался осмыслить то, что увидел. Влез на стол, ухватился за стальное дно и попытался стащить сейф на пол. Сейф не шелохнулся, правда, он двигался по горизонтали, словно на шарнирах, в любую сторону, но это было единственное, чего удалось добиться Эзре.

Неудача постигла его и когда он попытался приподнять сейф. Тщетно сейф не двигался.

- Перестань толкать его вверх, чудак! Начиная с этой точки, тебе надо преодолеть тяжесть в полторь^тысячи фунтов, - услышал Эзра голос Хевингема. Тот стоял и насмешливо смотрел на балансировавшего на краю стола тщедушного, нескладного парня.

Я ничего не понимаю, - сказал Эзра, недоуменно глядя то на висящий в воздухе сейф, то на Хевингема.

- Твоя откровенность умиляет, - усмехнулся Хевингем. - Ты меня чертовски удивил бы, сказав, что тебе все понятно. Но ты все же слезь со стола, он неприспособлен для прогулок, даже имеющих чисто научную цель.

Эзра покорно спустился и помог Хевингему установить небольшую стремянку, принесенную из библиотеки.

Хевингем, поднявшись по стремянке, открыл дверцу сейфа и просунул руку внутрь. Что-то щелкнуло, и сейф плавно опустился на пол.

- Прямо не сейф, а геликоптер, - хмыкнул Эзра.

Хевингем взглянул на него.

- Похоже. Но геликоптер, неподвижно паря над землей, тратит горючее на включенный мотор, а мой сейф не нуждается ни в бензине, ни в моторе. Все дело вот в чем, - сказал Хевингем и достал из сейфа крошечный, величиной со спичечную коробку, прибор. - Это - антигравитационный аппарат. При нажатии кнопки вокруг него создается антигравитационное поле, а земное притяжение сводится к нулю. А вот эти деления показывают, на какую высоту распространяется поле антигравитации. Сейчас прибор настроен на высоту двух ярдов. На этой высоте и находился сейф, который подталкивался изнутри моим аппаратом.

- А как сейф опустился? - недоверчиво спросил Эзра.

- Когда нажимаешь кнопку вторично, аппарат медленно выключается.

- А это что за лежачая восьмерка? - спросил Эзра, показав на непонятный ему знак на шкале с делениями.

- Бесконечность, - кратко сказал Хевингем. - Установи на это деление стрелку, нажми кнопку-и аппарат устремится в бесконечность пространства.

Мозг Эзры лихорадочно работал.

- А если за него в это время держаться? - осведомился он.

- Отправишься в мировое пространство, если не догадаешься вовремя разжать руки, - последовал ответ.

- Эту штуку вы сами придумали, сэр? - почтительно спросил Эзра. При каждом посещении домашней лаборатории соседа, профессора Хевингема, он находил что-то новое, но это превосходило все до сих пор им виденное.

- Собственно, я продолжил то, что начали Ньютон, открывший закон всемирного тяготения, Эйлер и Эйнштейн, давшие новые данные о природе тяготения. И ныне во многих лабораториях ведется большая работа по созданию антигравитационного поля. Но исследователи идут по ошибочному пути,

- Вот поднимется шум, когда вы об этом расскажете! И денег, наверно, получите уйму.

- Нет, - грустно сказал Хевингем. - Людям рано знать о моем изобретении.

- Рано? - изумился Эзра.

- У меня был друг, его звали Энрико Ферми. Ты слышал о нем?

- Как же! - сказал Эзра. - Известный боксер-тп желовес.

- Нет, - усмехнулся Хевингем, - мой Энрико - его менее известный однофамилец. Так вот Ферми - это человек, который был первым на земле, кому удалось осуществить самоподдерживующуюся цепную реакцию.

Это один из физиков - создателей атомной бомбы. Его последние годы были омрачены мыслью о смерти тысяч людей. А мое изобретение в руках безумца или фанатика, каких немало у нас в правительстве, гибель для человечества. Нет, подождем до лучших времен.

- Наплюйте на человечество, сэр, - с жаром сказал Эзра. - Поверьте мне, это миллионное дело. Неужели только мы вдвоем и знаем о вашем изобретении? - вдруг спохватился Эзра. - Вы, значит, доверяете только мне?

- Да. - засмеялся профессор, твоя научная эрудиция позволяет мне это.

- Что же вы будете делать с аппаратом?

- Вот буду развлекаться фокусами.

- Эта штука поднимает любой вес?

- Да.

- На любую высоту?

- Я же тебе объяснял!-нетерпеливо сказал Хемингем.

Эзра о чем-то усиленно думал.

- Сэр, а нельзя ли ваш аппарат приспособить так, чтобы я с его помощью поднимал большие грузы? Может, повезет, устроюсь на работу грузчиком. А так, - Эзра грустно оглядел свои худые плечи, - со мной и разговаривать не хотят.

Хевингем пристально смотрел на Эзру. В его добрых глазах мелькнуло сострадание и грустная ирония.

- Подними руки, - он измерил расстояние от пола до поднятых кулаков Эзры.

- Ты не будешь грузчиком, ты станешь штангистом-профессионалом.

Я сделаю аппарат из двух блоков, чтобы ты мог носить его в виде браслетов. Только береги его от сотрясений. Пользоваться им я тебя научу, это совсем просто. Но запомни - ты будешь профессионалом, и только. Любительский спорт не для обмана.

Даешь слово?

- Обещаю, - торжественно сказал Эзра.

Через два дня Эзра отправился в Спорт-Палас. Огромный пустой зал был погружен в полумрак, и только посредине у освещенного помоста стояла группа людей.

- Я - Эзра Шелтон, - сказал он менаджеру О'Брейди, окруженному атлетически сложенными штангистами.

Исполины равнодушно оглядели Эзру.

- Мне не нужен массажист, - раздраженно сказал О'Брейди. Он был занят и не пытался это скрыть.

- Я штангист, - важно сказал Эзра, - пришел на пробу.

- Не дури, парень, - угрюмо сказал стоявший рядим штангист. - Шеф сегодня не в духе, ему не до шуток. Убирайся подобру-поздорову.

- Но я действительно штангист, - упрямо повторил Эзра. - Дайте мне возможность показать себя.

- Ну, парень, - рассердился О'Брейди, - если ты не выжмешь сию минуту штангу своего веса, а весишь ты Фунтов полтораста, то тебе понадобится не штанга, а носилки.

- Я начну с пятисот фунтов, - спокойно сказал Эзра.

Стоящие в зале переглянулись. Этот наглый парень действовал всем на нервы.

- Вот как раз пятьсот, - сказал О'Брейди. - И если ты не оторвешь этот вес хотя бы на полдюйма от пола, то попадешь в морг той самой больницы, откуда сюда приперся.

Эзра подошел к штанге и взялся за гриф.

- А запястья у него перетянуты, как у заправского тяжелоатлета, усмехнулся мрачный штангист.

Приседая, Эзра незаметно нажал кнопку аппарата.

Один из штангистов зашел сзади, готовясь дать дебютанту основательного пинка... И вдруг замер с раскрытым ртом. Штанга взлетела на выпрямленных руках Эзры, на секунду застыла над головой и легко опустилась на пол. Эзра в это время добросовестно с шумом вдыхал и выдыхал воздух.

Не веря глазам, 0'Брейди тупо смотрел на Эзру.

- Ты... Ты... Мне показалось? - обратился он к штангистам. Ответом ему были растерянные лица.

- Поставьте шестьсот фунтов, - сказал Эзра. Он входил во вкус. Первый раз в жизни он находился в центре внимания, и ему хотелось продлить это сладостное ощущение.

Шестьсот он отжал даже не находя нужным имитировать усилие.

Когда менаджер убедился, что это не гипноз, он понял, что набрел в лице этого изможденного штангиста на золотую россыпь, которую бесплодно проискал на Аляске его отец, старый Ральф О'Брейди.

* * *

Нет не так просто было достать билет на представление "Супермен Эзра Шелтон". Хевингем купил билет уплатив за него втрое больше обозначенной на нем и без того высокой цены.

Зато посмотреть было на что. Эзра в красочном сверкающем золотыми блестками костюме творил чудеса. Он легко, без напряжения поднимал клетку с двумя огромными львами. Львы рычали и бросались на прутья клетки.

Эзра поднимал автомобиль с шестью любой полноты пассажирами из зрителей.

Хевингем аплодировал. Он улыбался своей обычной грустной, чуть иронической улыбкой.

Гастроли Эзры проходили с небывалым успехом. В любой газете можно было найти его портрет с описанием последних подвигов. Специалисты терялись в догадках. Несмотря на режим, установленный О'Брейдн на массаж и гантели и на хорошее питание, Эзра был мало похож на спортсмена.

- Все дело во внутренней силе,-решили специалисты.

Эзра Шелтон - олицетворение нашей расы, - сказал мистер Чарлз Уинтворт, председатель общества "Планета - белым".

Эзра был объявлен национальным героем. В газетах возникла горячая полемика: должна ли международная федерация тяжелой атлетики утвердить рекорды Эзры в качестве официальных мировых.

Последний сенсационный газетный заголовок гласил: "После трех бутылок виски - четыре тысячи фунтов на вытянутых руках! Новый рекорд после бессонной ночи!"

Эзра блаженствовал. Он привык к приемам, он был избран членом самых фешенебельных клубов. О, Эзра был совершенно счастлив, но одно ему не давало покоя - Хевингем.

После того как Эзра произнес блестящую речь в клубе, члены которого иногда облачались в капюшоны с узкими прорезями для глаз, на выступлениях Эзры нельзя было увидеть ни одного негра.

Хевингем сказал:

- У тебя появились новые взгляды, Эзра. В этом, кажется, виноват мой аппарат. Ну что ж! Но я забыл тебя предупредить, что терпеть не могу расистов. Даже если расист - национальный герой. А аппарат можешь оставить себе!

Дверь захлопнулась за Эзрой.

- Наплевать, - кричал вечером Эзра, кидая бутылки в увертывающегося бармена.

Слава имеет и свои неудобства. Эзре приходилось каждый день просматривать множество писем от многочисленных почитательниц. Фотографии он просматривал, а письма, не читая, выбрасывал.

В этот период он познакомился с Джой Нортон.

Трудно сказать, что привлекло в ней Эзру - миллионы отца или красота девушки. Как бы то ни было, Эзра решил жениться.

- Нет, Эзра, - сказала Джой. - Папа ни за что не согласится на наш брак. Папа сказал, что вы - циркач, что джентльмен ни за что не стал бы выступать в цирке.

Эзра вспомнил, как мистер Нортон на вчерашнем банкете назвал его надеждой нации. "Гнусный старикашка", - горько подумал он.

- Мы можем сбежать, - сказала Джой, и романтика зажгла огоньки в ее красивых глазах.

- Нет, это не устраивало Эзру. В его планы не входило портить отношения со старым Нортоном.

- Ах! - сказала мисс Нортон. - Если бы вы не поднимали это проклятое железо, а играли бы в гольф или футбол Словом, занялись бы спортом джентльменов..

- Тогда отец согласится? - спросил Эзра.

Глаза Джой радостно блеснули.

* * *

.... Газеты выходили с заголовками на всю страницу:

"Эзра Шелтон решил стать спортсменом-любителем!".

"Сегодня он бьет мировой рекорд по прыжкам в высоту".

Это была рекордная сенсация. Стадион был переполнен. Репортеры фотографировали планку, установленную на высоте двух с половиной ярдов.

- Это моя первая ступень, - заявил на вчерашней пресс-конференции национальный герой.

Зрители ждали. Оставались считанные минуты.

Эзра сошел с автомобиля в чудесном настроении.

Свой "Линкольн" он оставил у входа - ни один полисмен не посмеет отогнать машину национального героя. Антигравитационный аппарат был надежно вделан в прочный кожаный пояс, обтягивающий талию Эзры. Указатель высоты был установлен у деления двух с половиной ярдов.

Эзра взглянул на часы. Времени оставалось мало.

Он у входа на стадион проскочил между каким-то парнем и девушкой, толкнув обоих, и, не останавливаясь, прошел дальше. Кто-то грубо схватил его за плечо.

Обернувшись, он увидел, что от его толчка девушка упала.

Удар был резкий и пришелся в челюсть, парень неплохо владел кулаками. Эзра закрыл лицо руками.

Второй удар пришелся чуть ниже солнечного сплетения, что-то хрустнуло. Эзра схватился за пояс и только боль в разбитом от нового удара носу заставила его убрать руки.

Вокруг собралась толпа. Когда парень узнал, что избил Эзру Шелтона, у него подкосились ноги.

- Я не хотел его убивать, - сказал Эзра почтительно внимающему полисмену, - вы же знаете мои руки - это холодное оружие.

"Берегите аппарат от сотрясений!" - звучали в его ушах слова Хевингема. Но предпринимать что-нибудь было поздно. "Если прыжок не удастся, подумал Эзра, - пойду к нему". Впрочем, он был уверен, что аппарат сработает: он не подводил его ни разу.

Стадион встретил Эзру с восторгом. В честь национального героя был исполнен государственный гимн.

Сегодняшнее выступление Эзры транслировалось всеми телевизионными компаниями страны.

В центральной ложе рядом с отцом сидела сияющая Джой Нортон.

Эзра разбежался. Бег не производил впечатления быстроты, но комментатор тут же назвал его своеобразным и обманчиво-медленным. Эзра приблизился к площадке, незаметным движением нажал кнопку. Прыгнул.

Высота взята! Но что это?! Стадион ревел, бесновался.

Люди срывались с мест, кричали. Джой без сознания упала на руки отца. Эзра, не останавливаясь, беспорядочно размахивая конечностями, поднимался все выше.

Непреодолимая сила тянула его вверх. Стадион потрясал отчаянный крик супермена. Но вот превратился в точку, а потом исчез в темнеющем небе.

Этот день надолго запомнился полицейским и психиатрам. Сотни тысяч людей задавали вопрос: где Эзра?!

В газетах промелькнуло сообщение, что крупнейший военный радар страны обнаружил тело национального героя над границей, в средних слоях атмосферы, но потом выяснилось, что радар ошибся. Это была стая диких уток.

Хевингем усталым жестом отложил газету.

Об Эзре больше ничего не было слышно.






home | my bookshelf | | Прыжок в пысоту |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу