Book: Больше не влюбляйся!



Больше не влюбляйся!

Дороти Иден

Больше не влюбляйся!



ISBN 5-275-00417-6

© Л. Зданович, перевод, 2001

©ТЕРРА-Книжный клуб, 2001

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ивон Хензавей разбудили упавшие прямо на лицо лучи солнца. Вздохнув, она перевернулась на другой бок. В туманный, дождливый день ее настроение было бы намного лучше. Теперь, когда солнечный свет наполнил ее квартиру, Ивон смогла ясно различить слой пыли на мебели н общий беспорядок. По правде говоря, она даже не могла припомнить дней чем-то похожих на эти.

За окном, с восточной стороны, Ивон различала озеро Мичиган, голубое и искрящееся на утреннем солнце. Внизу, под окном, тянулись машины, с трудом справляясь с перевозкой пассажиров к местам их работы. За прошедшие три недели Ивон Хензавей не ходила дальше своей студии в пригороде, не смешала ни одной краски и не притронулась к кисти. А ведь у нее были долги, причем некоторые из них — просроченные. Последние дни в квартире Ивон беспрерывно звонил телефон, девушка с таким же постоянством затыкала уши, натягивала на лицо маску и проглатывала очередную таблетку снотворного. Забвение. Вот что ей нужно. Сладкое, погруженное в темноту, блаженное состояние.

Раздался звонок в дверь. Ивон сделала вид, что не слышит. Позвонили еще раз. После третьей попытки дозвониться, которую она опять проигнорировала, девушка услышала тяжелые удары по деревянной панели и сердитый голос:

— Ив, Ив! Ты же дома! Ради Бога, может, откроешь, а?

Она приподнялась на локте и что-то прокричала в ответ. Затем, тяжко вздыхая, Ив стала искать тапочки и одежду. Сорвав с лица маску и прикидывая, в какую развалину она теперь превратилась, Ивон открыла дверь.

Боб, ее брат, стоял хмурый и сердитый, стараясь не показать, как он ошарашен ее видом.

— Где ты была? — спросил он. — На днях я напрасно пытался дозвониться. В студии тебя не было. Кэрол тебя тоже не видела, и я уже начал волноваться.

Боб, по-братски непринужденно, ввалился в квартиру. Несмотря ни на что Ивон была приятна его забота. Брат огляделся но сторонам и, оценив бардак, царивший в квартире, скорчил гримасу.

— Скажи, только честно, как ты можешь так жить?

Осторожно сняв со стула что-то розовое и шелковистое, он сел.

Боб был высокого роста, довольно-таки приятной наружности мужчина со слегка поседевшими висками. Он в точности походил на того, кем был — преуспевающий бизнесмен с женой, двумя детьми и домом в предместье. Боб приезжал в город исключительно по делам, либо чтобы повидаться с пей, что происходило все чаще и чаще.

— Ну, что на этот раз? — спросил он. — Еще один контракт полетел к черту?

— Не все так просто, — уклонилась от прямого ответа Ив. — Ты, должно быть, уже давно позавтракал и хочешь есть?

— Я бы выпил чашечку кофе. Думаю, ты составишь мне компанию.

Ивон отбросила с лица свои длинные шелковистые волосы и вздохнула.

Во рту у нее появился какой-то странный привкус. Она не помнила, что и где в последний раз ела. Однако войдя в свою крошечную кухоньку, она вдруг заметила, что когда-то все-таки пообедала спагетти, в другой раз тупцом и совсем недавно плотно перекусила, быть может, даже вчера. Смахнув со стола, Ивон стала рыскать вокруг, пока не нашла кофейник, похороненный в раковине под грудой грязных тарелок. Боб стоял в дверях; на лбу у него появилась глубокая складка. Ивон всегда хотелось провалиться, когда Боб заставал ее в таком положении.

— Кажется, у меня нет ни кусочка хлеба, даже булочки или чего-нибудь в этом роде… Постой, есть немного пшенки, и потом, можно развести порошкового молока!

Лицо Боба выразило смятение.

— Господи! Мне только кофе, пожалуйста. Послушай, сестричка, — сказал он помолчав, — то, как ты живешь, — это кошмар, который ты стараешься сделать реальностью. Когда ты в последний раз садилась за стол и ела мало-мальски нормальную пищу?

Ивон улыбнулась и обвила его руками свою шею. Нежно поцеловав Боба в полные губы, она слегка похлопала брата по мощным плечам.

— У меня все в порядке, Боб. В самом деле. С голоду я не умираю. Вообще-то я не такая уж безалаберная. Просто ты попал как раз в такой момент, когда у меня все кувырком.

— Именно поэтому я и здесь, сестра. Чем ты питаешься? Почему не заходишь к нам? Кэрол и дети скучают по тебе.

— Я тоже скучаю но ним. Но сейчас я не в форме…

Боб вытащил табуретку из-под кухонного стола и уселся. Ивон знала, что Боб — очень занятой человек. А ему приходится вот так сидеть и слушать о ее невзгодах, качая головой. Но ведь она сама уже взрослая женщина. Господи! Она все такая же, как в восемнадцать. Самое худшее то, что Боб уже не в первый раз вытаскивал ее из депрессии и снова ставил на ноги.

— Ну, что стряслось в этот раз? Похоже, ты и не собираешься обходиться без меня, хоть и обещала, — сказал он.

Боб всегда был упрямым и настойчивым, как сейчас. Даже чересчур. С тех пор как она его помнила, она знала, что может взвалить на него все что угодно. Ивон так всегда и поступала, даже после того, как поклялась не делать этого.

Кофе начал закипать, и божественный запах напитка разнесся по кухне. Ив была удивлена, обнаружив, что и сама слегка проголодалась.

— Ну, я жду. — Боб говорил с расстановкой. Он отодвинулся, когда она доставала из шкафчика чашки с блюдцами.

— Роберт, я хочу, чтобы ты прямо ответил мне на один вопрос. Не как брат. А как мужчина.

Боб причудливо изогнул свои густые брови, глядя на нее, и Ивон почувствовала, что вот-вот разрыдается.

— Хорошо, — сказал Роберт. — Буду с тобой откровенен, насколько смогу.

— О'кей. Скажи мне, я плохо выгляжу?

Боб фыркнул:

— Боже мой! Я пришел сюда не затем, чтобы приукрашивать твою внешность!

— А я хочу знать! — резко ответила Ив. Он посмотрел на нее и кивнул:

— Ладно. Ты прекрасно знаешь, что если тебя привести в порядок, ты довольно-таки красивая женщина… Ну, конечно, не сногсшибательная красотка, но весьма привлекательная.

Ивон потянулась к нему и хлопнула по руке.

— А ты добренький, братец.

— Это правда!

— Ты думаешь, что я дурочка?

Боб улыбнулся:

— Временами ты как маленькая. «Человек, интересующийся только собой», — так, если мне не изменяет память, называют таких, как ты. Ты во все суешь свой длинный нос, не прощаешь ни одной мелочи. Я не знаю мужчины, которому бы ты вольно или невольно не испортила жизнь.

— Итак, я очень-очень привлекательная и очень хорошая подружка. Но скажи, я — глупенькая?

— Чего ты добилась в этой жизни?

Ивон помахала левой рукой у него перед носом, затем грубо ухватила брата за нос.

— Мужчины! — Она произнесла это слово с отвращением. — Да ты слеп! Хватит разговоров, все пропало.

Он сильно сжал ее руку и уставился на пальцы. Тонкая белая полоса четко выделялась как раз на том месте, где раньше было кольцо.

— Понятно, — пробурчал Боб, отпустив ее руку.

— Что со мной, Боб? Почему я не могу влюбиться, любить и потом выйти замуж, как все нормальные люди?

— Что случилось?

— Точно не могу сказать, — вздохнула Ив. — Знаю лишь, что у меня с Филом, в общем, все как-то само собой закончилось. Мы действуем друг другу на нервы.

— А кто начал? — задал вопрос Роберт, при этом его брови снова выгнулись.

Сердце Ив екнуло, и, вздохнув, она села в кресло напротив брата.

— Он.

Некоторое время в кухне царила тишина, прерываемая лишь бульканьем кофе в кофейнике. Боб не знал, что и сказать. Да и что говорить? Особенно, когда это уже случилось дважды.

— Кофе, наверно, уже готов, — мягко сказал он ей. Ивон палила чашки, и Боб стал потягивать кофе, погрузившись в мысли.

— Почему бы тебе не съехать отсюда и не пожить у нас некоторое время? Дети будут очень рады, и потом, у нас есть свободная комната для гостей.

— Я не хочу быть кому-нибудь в тягость, тем более сейчас. — Ив покачала головой.

— Хорошо, тогда отправляйся в студию и оставайся там.

«Студией» назывался большой гараж на заднем дворе дома Роберта. Гараж находился на самом краю пригорода, откуда открывался отличный вид на новостройки, заправочные станции и деловые кварталы. Здесь Ив могла послушать песню залетного жаворонка и поймать чистый, отфильтрованный дневной свет, нужный ей для работы.

— Одно и то же, Боб. Двое твоих чертят будут колотить в дверь ровно в пять, как того требуют приличия, а они слишком милые, чтобы терпеть такую старую сливу, как я.

Боб прыснул:

— Слива!

Его голубые глаза тепло взглянули на нее, и Ив, конечно же, ответила Бобу тем же. Она всегда так делала. Во время депрессии только Боб мог пробиться к пей сквозь черный туман.

— Есть только один способ, сестра. Тебе нужно уехать отсюда. Здесь любой сойдет с ума. Если не хочешь к нам, то поезжай куда-нибудь еще. Чем в ближайшее время занимается Максин Дил?

Максин Дил — еще один «старый» друг. Лучшей подруги нe найти. Макси была словно легкий свежий ветерок в жаркий летний день. Ив не видела ее уже около двух месяцев.

— Почему бы вам не отправиться куда-нибудь вместе? Хорошо провести время. Познакомиться с новыми людьми. Сменить обстановку.

— Бежать? — спросила Ив. — Что хорошего из этого выйдет? Когда я вернусь, Фила все равно не будет. Все останется на своих местах.

— За исключением тебя. Куда бы ты ни поехала, ты найдешь кого-нибудь или что-нибудь интересное. Почему бы тебе не съездить на твой любимый остров? Этот странный старый отель… Как он там называется? Ах, да, отель «Вайндворд» на Уайт Бич Айленд. Солнце, ветер и старина. Я провернул в тех местах одно чудесное дельце.

— О, да! Это ведь там ты познакомился с Хосе? (Хосе был пройдохой номер один.) За всю свою жизнь я никогда и ни откуда так не смывалась! Я драпала оттуда так, словно кто-то гнался за мной, даже бросила там мольберт и картины. Потом я написала в отель, чтобы их сохранили, пока я за ними не заеду.

Боб хмыкнул:

— Тогда почему бы тебе не съездить за ними? Прямо сейчас. Позвони Макси и договорись с пей. Вы обе неплохо провели бы там время.

Ив представила себе этот маленький, спокойный островок в Атлантике с его белыми берегами и жарким солнцем, прибой, ласкавший ее йоги. Должно быть, сейчас не сезон. Скорее всего, там не слишком много народу. И она была бы вдали от всего, что напоминает ей о Филе. Макси любит играть в бридж. Она просто фанатка этой игры. Куда бы ее ни занесло, она кого хочешь уломает поиграть с ней в бридж. Макси будет играть, а Ив попробует поработать. Если бы она могла снова начать работать…

— Ну, что? — спросил Боб, — позволишь мне отослать телеграмму и забронировать для вас места?

— Я подумаю, — сказала Ивон, все еще не решаясь. Боб допил кофе и встал.

— Либо ты поедешь на остров, либо я насильно увезу тебя отсюда и оставлю с Кэрол. Выбирай. Моя сестра не будет так жить.

Его голубые глаза вновь с отвращением осмотрели неопрятную квартиру.

— Глас мужчины и господина, — съязвила Ив.

Боб нахмурился.

— Именно так, сестра. Продолжай в том же духе и…

— Что «и»?

— За тобой придут мужчины в белых халатах.

Доля правды в его словах напугала ее. Нервы Ивон были натянуты до предела, и то, чем она занималась последние три недели, не пошло им на пользу. С Филом когда-то давно произошло то же самое. И она, зная об этом, не смогла облегчить ему жизнь. Наоборот, спровоцировала его на ссору, а затем, нарочно, дала ему повод бросить себя.

Боб выжидал с решительным видом.

— Хорошо, я позвоню Макси. Постараюсь увидеться с ней, если поймаю ее. Быть может, съездим на остров на несколько недель…

Боб усмехнулся:

— Вот это девушка! Договорились. Я позвоню позже. Сказав это, он резким движением открыл дверь и поспешил прочь. Ив услышала его шаги внизу, в холле.

Закрыв дверь на засов, она постояла у входа, едва сдерживая жгучие слезы. Но ее удивило, что на сердце у нее при этом не было особой тяжести. Не раздумывая, она направилась к телефону, нашла детройтский номер Макси и набрала его. Телефон прозвонил с дюжину раз, и Ивон уже собиралась дать отбой, когда вдруг услышала в трубке щелчок:

— Кто бы ты ни был, я ненавижу тебя!

Ив улыбнулась. Голос Макси был тихим и хриплым, явно спросонья.

— Привет, старуха, — сказала Ив. — Вы как всегда очень любезны.

— Кто это?

— Твоя крестная матушка, — засмеялась Ив.

— Это ты, Ив? — спросила Макси, совсем проснувшись. — Где ты была? Я пыталась тебя застать…

— Зачем?

— Да я со скуки дохну, вот зачем. Что делается в Чикаго?

— Солнечное сияние. Послушай, Макси, ты помнишь Уайт Бич Айленд, где я была несколько лет назад? Я рассказывала тебе о нем.

— Ах да, конечно, помню. Ты говорила, что на всем острове лишь один красивый мужчина и зовут его Хосе.

— Я позвонила не за тем, чтобы обсуждать Хосе, — резко ответила Ив.

Макси хихикнула.

— А тогда зачем?

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной. На остров. В отпуск.

— В это время года! Ты сошла с ума. Да там жарища неимоверная и скучища, как в Рождество без рождественского пирога!

— Выслушай меня, Макси. Если я не поеду, Боб лишит меня наследства. Или за мной придут люди в белых халатах. В общем, я в отчаянии.

Макси помедлила перед тем, как ответить. Ив услышала в трубке щелчок зажигалки.

— Дела плохи, малыш?

— Хуже, — вздохнула Ив.

— Фил?

— Это слово — самое непристойное в моем лексиконе.

— О, понимаю.

— Ты поедешь, Макси?

— Я должна совсем выжить из ума, чтобы даже подумать об этом. Я одурею на этом острове, помру от тоски!

— Так ты не поедешь? — спросила Ив, почувствовав нечто большее, чем разочарование.

— Никогда не была так взволнована. Начну собираться.

— Благодарю тебя, Макси!



ГЛАВА ВТОРАЯ

В целом предложение поехать на Уайт Бич Айленд было смешным. Ив все время думала об этом, но, несмотря ни на что, стала собираться в дорогу. В это время года никто туда не ездил, и Макси нрава, что на острове будет душно и жарко. Зато ночи, в этом можно не сомневаться, будут прохладными и приятными, с лунным светом и музыкой океана.

Сердце Ив бешено колотилось при воспоминании о Филе, эти мысли следует отбрасывать всякий раз, когда они приходят в голову. Хватит! Пора забыть о нем!

— Итак, действуй, девчонка, — сказала она себе. — Хватай шмотки, и в путь.

Но сказать легче, чем сделать. Пересиливая себя, Ивон позвонила на почту и отправила телеграмму в отель «Вайндворд» с просьбой зарезервировать места и прислать уведомление с подтверждением заказа. Затем она поговорила со своим агентом в Нью-Йорке Ларри Вудом. Ивон потратила пять минут, выслушивая то, что ее агент напрасно выкрикивал в трубку.

— Полегче, Ларри, — сказала Ив успокаивающим тоном. — Я собираюсь в отпуск, но работу беру с собой. Я выполню все. Слово бойскаута.

Ларри еще слегка побушевал, но в конце концов остыл и пожелал приятного путешествия.

— Да, и еще. Если ты захочешь сделать несколько зарисовок с натуры, то я, наверное, смогу их пристроить.

— Отлично. Храни тебя Бог, Ларри.

— Езжай, проветрись, — сухо сказал Ларри и положил трубку.

Ив улыбнулась. Уже пять лет Ларри был поверенным в ее делах. Их отношения никогда не были гладкими, но зато очень прочными. Почему-то дела у Ларри шли прекрасно только в ее отсутствие.

Квартиру нельзя было оставлять в таком состоянии. Сказано — сделано. Как одержимая она принялась чистить, подбирать, причесывать, откладывать и сортировать. Как можно за три недели устроить такой бардак? Было уже за полдень, когда Ивон решила передохнуть. Пошарив в шкафчике, она нашла ореховое масло и крекеры. Ну, ладно, лучше это, чем ничего. Подкрепившись чашкой кофе, девушка уселась в кресло напротив телевизора. Ив его просто обожала. До нее долетели последние известия:

«Герберт Матеус, служащий федерального правительства, по слухам, работающий над новым проектом в области обороны, сегодня днем найден застреленным в своей шикарной квартире в Нью-Йорке. Нe было проведено ни одного задержания и не сделано никаких заключений, чтобы обнаружить убийцу. Как бы там ни было, этим делом заинтересовалось ФБР. Начато предварительное расследование. Оставайтесь на канале для дальнейших сообщений».

«Хорошенькое дело, кровавое начало отпуска», — подумала Ив и переключила телевизор.

Мировые страсти кипели на всех каналах — сплошные беспорядки и волнения, а по местному каналу сообщили, что какая-то женщина отравила мужа и шестерых детей: Ив содрогнулась и выключила телевизор. Для нее это было слишком. Пришла телеграмма, в которой сообщалось, что места в гостинице на острове забронированы, и что катер отеля «Вайндворд» совершает рейс дважды в неделю, каждые вторник и субботу, от пристани номер 13 в Майами. Сегодня был понедельник. Если она пропустит завтрашний рейс, ей придется ждать субботы. И теперь, обдумав все хорошенько, она захотела ехать завтра.

Снова заболела голова, в глазах стоял туман, но добралась до телефона, заказала два билета на утренний рейс в Майами, а потом позвонила в Детройт.

— Но я не могу так быстро! — запротестовала Макси.

— Уверена, что можешь. Зачем ждать еще три или четыре дня? Я еду завтра, слышишь?

— Я не могу!

— Буду ждать тебя в О'Хара. Я заказала билеты на рейс из Чикаго. Долетишь, как ветерок.

— Из всех моих… друзей, хуже тебя нет, Ив Хензавей!

— Я тоже люблю тебя, Макси. Пока.

Вечером Ив уже более или менее пришла в себя и отправилась на машине в пригород, окруженный со всех сторон розово-малиновыми сумерками. Она подъехала к дому Боба и заглушила мотор. Сейчас же навстречу Ив из дома выбежали двое ребятишек. Она подбежала к ним, прижав к себе обоих разом, чмокнула каждого в мягкие щечки. Бадди и Тереза обняли Ив и поинтересовались, что она им привезла.

— На этот раз ничего, баловники. Только себя. Вот из Уайт Бич Айленд я вернусь с горой подарков. О'кей?

— Так вы уезжаете, тетя Ив?

— Да, — кивнула Ивон.

Она увидела в дверях Боба. По ухмылке на его лице Ив поняла, что он все слышал. Боб подмигнул ей и сделал знак пройти в студию, захватив ребятишек с собой.

— Может, поиграем, тетя Ив? — спросил Бадди. Она взъерошила белокурые кудри мальчугана и улыбнулась:

— В другой раз. Извини.

— У-у, так мы никогда не поиграем, — зазвенел, как колокольчик, обиженный голосок Терезы.

— Обязательно поиграем. А теперь вы поможете мне уложить вещи.

Дети любили бывать в студии. Они населили ее своими любимыми героями и уверяли всех, что там бывает привидение. Визит туда казался им приключением. Как хорошо быть маленьким!

Пока Ив собирала нужные вещи и укладывала в чемоданы, на улице потемнело, откуда-то набежали тучи, закрыв небо, словно черное покрывало. Собиралась гроза. Раскаты грома напугали Терезу, и она с плачем уцепилась за Ив. Ручонка Бадди также потянулась к руке тети.

— Это только тучи собираются, малыши. Идемте-ка лучше домой. Нам придется бежать, а то намокнем.

С усталой улыбкой Ив подтолкнула детей к выходу, закрыв за собой дверь на замок, и все вместе они бросились к дому.

Боб и Кэрол хотели, чтобы она осталась в студии и переждала, пока пройдет ливень. Качнув головой, Ив дала понять, что не может этого сделать.

— Мы вылетаем завтра, иначе не сможем добраться до острова. А мне еще столько нужно сделать.

— Хорошо. Только осторожнее веди машину, — сказал Боб. — Держи нас в курсе дел.

— У меня прекрасная мысль, — сказала Ив. — А что, если нам поехать туда всем вместе? Дети будут довольны. Цены в это время года низкие, и вы всей семьей могли бы провести там отпуск.

Бадди и Тереза запрыгали и принялись неистово визжать, уговаривать и умолять, но Боб покачал головой.

— Ничего подобного, Ив! И не выдумывай. Ты поедешь одна, приведешь себя в порядок и, что бы там ни приключилось с тобой, — больше не влюбляйся.

Ив усмехнулась про себя. Ну, вот еще. Она поцеловала всех на прощание и под дождем побежала к машине, волоча за собой вещи. Возвращаясь в город, Ив включила приемник. Передавали сообщение об убийстве Герберта Матеуса. Теперь уже появились предположения относительно оружия, разработкой которого занимался он, а также был сделан намек на акт шпионажа. Вся дрожа, Ив щелкнула выключателем, оборвав диктора на середине фразы. В такую мрачную, дождливую ночь не очень-то приятно узнать, что кого-то убивают, а по стране шныряют иностранные агенты. Захотелось очутиться в своей квартирке и никуда не ездить.

Достав газету перед входом в квартиру и сразу же развернув ее, Ив увидела фотографии убитого мужчины и краткие сведения о случившемся. Важные и основные сведения о разработке нового оружия, конечно, были опушены. Газетчики больше размышляли о том, как Матеус работал на два фронта, долгое время поставляя информацию иностранным агентам.

Она плохо спала. Гроза превратилась в настоящее ночное представление с раскатами грома и сверканием молнии, что не могло не повлиять на уже расшатанные нервы Ив.

Утром появился Боб, чтобы пожелать счастливого пути, потом Ларри подкинул пару идей насчет зарисовок. И наконец, она уже в пути. Уличное движение было очень оживленным, но Ивон специально выехала пораньше. Она подъехала, имея в запасе тридцать пять минут. Стремительно войдя внутрь аэровокзала, Ив взяла билет, подтвердив свой заказ, и сдала вещи на контроль. Конечно же, вес превышал норму. Взяв с собой кошелек и дорожную сумку, набитую доверху всякой всячиной, попавшейся под руку в последнюю минуту, так, что ее нельзя было закрыть, Ив поспешила навстречу Макси. Только что объявили о посадке самолета.

Аэропорт О'Хара был полон народу. Ив не помнила ни одного случая, когда бы он не был перегружен. Они чуть не разминулись с Макси в толпе. Макси шла быстро, постукивая каблуками; ее черные волосы развевались. На ней было дорогое летнее платье. Макси выглядела свежей, как огурчик с грядки.

— Макси! — позвала Ив, помахав ей. — Макси!

Макси подошла к ней и, упершись рукой в бок, укоризненно посмотрела на подругу.

— Ты хочешь знать, что ты наделала?!

— Что?

— Твой каприз стоил мне лучшего повара в мире! Из-за тебя я поссорилась с Эммой!

— Но это же смешно.

— Попробуй скажи это Эмме! Две недели назад ее сестра уезжала в Калифорнию. А у меня как раз намечалась вечеринка, и я не могла ее отпустить. Вчера я сказала ей, что уезжаю на несколько недель, и у нее есть свободное время. Эмма закатила истерику и собралась уходить! Кем я ее теперь заменю?

Ив рассмеялась. У Макси постоянно возникали подобные проблемы.

Они обнялись и расцеловались.

— Макси, я так рада увидеть тебя. Ты, как всегда, чудесно выглядишь.

Макси покопалась в сумочке, достала сигарету, закурила и сквозь дым стала разглядывать Ив.

— А ты выглядишь ужасно. Эти темные круги под глазами тебе очень идут.

— Спасибо, Макси, ты всегда была очень тактичной.

Макси хихикнула и взяла подругу за руку.

— К тому же ты еще и худа, как палка. Я же говорила, эти мужики доведут тебя до ручки. Что, Фил давно уже не водит тебя по ресторанам?

— Да, уже недели три.

— Что случилось?

— Что обычно случается? — ответила Ив. — Я потом тебе все расскажу. А сейчас сдай вещи в багаж. Мы вылетаем через несколько минут. Так что давай, шевелись.

Их женская дружба прошла несколько этапов, от первого знакомства до закадычной преданности, затем переросла и этот этап, и они некоторое время были интимно близки друг с другом, но ни одна не смогла отказаться от того, что им в этой жизни давали мужчины, и поэтому они периодически расставались, возвращаясь к размеренному ритму повседневности, сохраняя в душе теплоту предыдущей встречи.

Макси прошла все формальности и взглянула на часы.

— Я хочу купить газету. Ты уже читала об убийстве Матеуса? Интересно, что будет дальше?

— Не знаю и не хочу знать. Эти ужасные фотографии в утренних газетах! Зачем они вообще печатают такие вещи?

— Это же всем убийствам убийство, моя дорогая, а ты еще удивляешься, почему столько народу, в том числе и я, интересуется этим.

Ив вздрогнула от отвращения, и Макси засмеялась. Ухватив две из оставшихся в киоске газет, Макси стала жадно изучать фотографии.

— Пассажирам рейса номер 209 просьба пройти в зал ожидания в восточном крыле… Внимание, всем пассажирам…

— Почему они не приглашают нас на посадку? — хмуро поинтересовалась Ив. — Почему задерживаемся?

Макси пожала плечами.

— Трудно сказать. Ты ведь знаешь, как это бывает. Наверно, пилот еще не выспался или что-нибудь в этом роде.

Подруги отправились в указанный зал ожидания. Он был полон; казалось, здесь собрались люди со всего Майами. Макси улыбнулась нескольким джентльменам в ее вкусе. Она всегда делала ставку на мужской пол, хотя Ив никогда серьезно это не воспринимала.

— Странно, — сказала Ив, с каждой минутой все больше беспокоясь. — Почему задерживают посадку?

— Говорят, что-то с двигателем, — сказал кто-то позади.

— А может, погода нелетная, — предположил другой голос.

— Бьюсь об заклад, рейс отложат, по крайней мере, минут на тридцать.

— Надеюсь, не больше, — буркнула Ив.

Вокруг стоял шум, Макси закурила очередную сигарету, поглощая газетные новости.

— Проклятые красные, — негодовала она. — Ненавижу предателей!

— Где доказательства, что Матеус был предателем? — спросила Ив. Увлечение Макси этой историей раздражало ее. — Ты можешь поговорить со мной, Макси? Как ты думаешь, почему отложили рейс?

— Бомбу подложили, наверно, — пожала плечами Макси.

— Пожалуйста, не шути так!

— Ну что ты волнуешься! Вечно что-нибудь происходит, — сказала Макси. — Может, ходят слухи, что кто-то из пассажиров собирается угнать самолет на Кубу.

Ив схватила свою сумку и огляделась.

За окном стоял широкоплечий подстриженный мужчина.

На мгновение у Ив захватило дыхание. «Это Фил! Он позвонил Бобу, а Боб сказал ему, что я уезжаю! — подумала Ив. — Быть может, он уже не раз вспоминал обо мне».

Когда мужчина повернулся, Ив вздохнула. Это не Фил. Он совсем не похож на Фила. На какое-то мгновение их глаза встретились. У пего был холодный пронизывающий взгляд.

— Господи, когда же мы, наконец, сядем в самолет и я смогу выпить что-нибудь! — сказала Макси. — Может, смотаться за коктейлем?

— Не стоит.

Макси пожала плечами, допила кофе и скомкала бумажный стаканчик своей маленькой ручкой. Раздался голос диспетчера:

— Внимание! Объявляется посадка на рейс номер 209. Повторяю… — Все в зале облегченно вздохнули и устремились к дверям. Ив грубо оттолкнули. Затем она почувствовала на своем плече чью-то тяжелую руку, сдавленно вскрикнула и обернулась. Это был тот самый мужчина с серыми глазами. Он холодно улыбнулся ей и сказал: «Вы забыли, мисс».

Он держал ее набитую доверху дорожную сумку. На минуту, когда она брала у него сумку, его пальцы коснулись ее руки. Прикосновение было на удивление теплым и нежным.

— О, спасибо, большое спасибо, — поблагодарила Ив.

— Не за что, мисс… — сказал он и умолк, ожидая, что Ив назовет свое имя.

Она проигнорировала его попытку познакомиться.

Макси тащила ее за собой, сгорая от нетерпения. Сероглазый мужчина не отставал. Поднявшись по трапу, они нашли свои места. Бросив взгляд через проход, Ив испугалась, снова увидев незнакомца. Он кивнул ей и улыбнулся своими серыми, холодными глазами.

Они с Макси уселись на свои места и пристегнули ремни. Рядом с Ив, около иллюминатора, сидел мужчина с усами и эспаньолкой. Он изредка поглядывал на Ив, но его глаза скрывались за темными очками. Одет он был в слегка поношенный костюм. Что-то в нем заставило Ив вспомнить о старых книгах и классных комнатах. Должно быть, это какой-нибудь профессор. Ив улыбнулась ему.

— Наконец-то мы летим, — сказала она.

— Поздно, — буркнул он в ответ. — Слишком поздно.

Может, ей показалось или незнакомец действительно взглянул на нее? Сейчас он снова смотрел в иллюминатор. Ив заметила, как дрожала его рука на колене. Рука незнакомца была довольно изящной для мужчины, и глаз художницы не мог не отметить хорошее строение, несколько вздутые вены и текстуру кожи. Она запомнила очертания этой руки. В субботу она могла бы ей понадобиться для одной из ее картин.

Но что он имел в виду, говоря «слишком поздно»? Ив вспомнила слова Макси о бомбе на борту и поежилась. Макси изучала фотографию в газете, а сероглазый мужчина опять уставился иа Ив. От его взгляда Ив почему-то бил озноб.

«Это все нервы, — подумала она. — Пустой желудок и слишком большие дозы снотворного. Все встанет на свои места, как только мы приедем на остров».

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Рейс «Чикаго — Майами» был одним из самых скоростных, поэтому Макси успела выпить всего лишь два коктейля. Ив тоже выпила один, надеясь успокоиться. Она понимала, что это крайнее средство.

Ив сидела как на иголках, с трудом перенося полет, сжав кулаки. Макси болтала без умолку, но ничего из этой болтовни не отложилось в голове Ив.

— Что с тобой? — спросила наконец Макси. — Ты просто витаешь в облаках.

— Макси, а вдруг и в самом деле подложили бомбу? Они осматривали самолет и не нашли ничего, а бомба где-то здесь…

Макси фыркнула:

— Конечно, нет!

— Откуда ты знаешь?

Их сосед не шевельнул ни единым мускулом и даже не повернул голову, но Ив почему-то была уверена, что он прислушивается.

— Послушай, Макси, когда со всех сторон поступают дурацкие заявления о бомбах…

Макси передернула плечами.

— В большинстве случаев эти заявления ложные. А теперь, хватит взвинчивать себя. Ты помнишь, мы едем отдыхать?

— Хотелось бы оказаться на Уайт Бич Айленд сию же минуту, — вздохнула Ив. — Я действительно хочу этого!

Макси проницательно посмотрела на нее.

— Бедный мой малыш! Фил действительно хотел жениться на тебе?

Ив откинулась в кресле и закрыла глаза. Только сейчас она почувствовала, как цепко хватается за жизнь.

— Расслабься, Ив, — сказала Макси. — До Майами осталось всего несколько минут. Если бомбе и суждено взорваться, то только теперь.

Ив понимала, что Макси права. Она говорила себе, что во всем виноваты нервы, но, несмотря на это, Ив осматривала пассажиров, пытаясь вычислить того, кто мог взорвать самолет. Может, это мужчина, которому хочется ценой собственной жизни покончить с женой? Или женщина с помутившимся рассудком, обозленная на весь белый свет? Кто-нибудь, желающий получить страховку? В ее голове крутилась дюжина предположений. Она никогда не придет в себя, если этот мужчина, сидящий через проход, будет так пристально рассматривать ее.

— Думаю, вы скоро подеретесь с мистером Серые Глаза, — шепнула ей Макси и ухмыльнулась.

— Я хочу, чтобы он перестал смотреть на меня!

Макси засмеялась.

— Если он прекратит, то ты начнешь волноваться!

Если от сидящего через проход мужчины. Ив получила слишком много внимания, то от своего соседа — совсем никакого. За всю поездку он сделал лишь одно странное замечание, а потом, не отрываясь, смотрел в иллюминатор.



— Пристегните, пожалуйста, ремни, — объявила стюардесса. — Посадка через пять минут.

Ив пристегнулась дрожащими пальцами. Ее сосед пошевелился.

— Пристегните ремни, — напомнила она ему. Мужчина что-то проворчал и, громко щелкнув, пристегнул ремни. Засветилось табло: «Не курить».

Макси затушила сигарету в пепельнице, Ив заметила, что она так и летела с пристегнутыми ремнями. Посадка была мягкой.

— Вот видишь! — улыбнулась Макси. — Приземлились в два счета.

— Слава Богу! — буркнула Ив, переведя дыхание. Час спустя Ив и Макси вышли из такси у пристани.

Вода шелестела в сваях, катер отеля «Вайндворд» стоял у причала. Солнце Флориды было ярким и жгучим. На пристани возвышалась гора чемоданов, готовая к погрузке.

— Где же все остальные? — нахмурилась Макси.

— До отплытия осталось пять минут, — сказала Ив. — Пошли скорей! Ой, я забыла солнечные очки. На острове они нам понадобятся, а стоят они там в три раза дороже.

— Моя маленькая шотландская подружка, — поддразнила ее Макси.

— Я шотландка только по необходимости! — парировала Ив. — У меня ведь не было богатенького муженька, который пристроил бы меня на теплое местечко, как тебя, Макси.

Макси сморщила носик.

— Да, Херби богат. Но он лишь помогал мне устроиться на работу, вот и все.

Макси развелась несколько лет назад и с шиком жила в пригороде Детройта. Она вращалась в высшем обществе; любовные интрижки следовали одна за другой. Но она никогда бы не клюнула на первого попавшегося, хотя, судя по ее словам, у нее было такое желание. Ив подозревала, что ее подруга все еще поддерживает со своим бывшим мужем самые тесные отношения.

Рядом с пристанью находилась закусочная с несколькими столиками, а также лоток с большим выбором иллюстрированных журналов и мелочей, необходимых в дороге. Здесь подруги подобрали себе по паре солнечных очков. Ив предпочла очки с толстой, широкой оправой, Макси купила более соответствующие моде.

— Вот тебе на, — сказала Ив, увидев двух пожилых дам. Обе важно восседали за одним из столиков, потягивая чай со льдом. На них были цветастые платья, жемчужные ожерелья и легкая обувь. Подсев к ним, Ив протянула руку:

— Эльвира и Элен Эпплгейт из отеля «Вайндворд»! Как поживаете?

Обе дамы изумленно посмотрели на Ив и оставили без внимания ее протянутую руку. Оказавшись в неловком положении, Ив убрала руку.

— Я как-то останавливалась в отеле. Меня зовут Ив Хензавей, я — художница…

Голос Ив изменился от замешательства, так как обе женщины уставились на нее с нескрываемым любопытством.

— Вы не помните меня? — спросила Ив.

— Боюсь, что нет, мисс, — ответила Эльвира.

— Здесь так много приезжающих, — добавила Элен.

— Да, конечно. Вы, наверно, тоже ждете катер?

— Да. Мы провели несколько дней в Майами, ходили по магазинам и всякое такое, — пояснила Элен.

Эльвира искоса посмотрела на сестру, и Элен быстро закрыла рот, как будто сказала что-то лишнее.

— Мы еще встретимся в отеле, — неубедительным голосом пообещала Ив.

Затем, извинившись, подошла к Макси, предоставив сестрам возможность пошептаться.

— Как странно. Мне кажется, что они не хотели меня узнавать!

— Кто они? — спросила Макси.

Ив объяснила. Сестры Эпплгейт постоянно, из года в год, жили в отеле. Это были немного пронырливые, но дружелюбные и в чем-то даже экстравагантные особы. Они все время ссорились и дома, и на людях, как правило, по мелочам. Когда сестры бранились, их слышал весь отель. Они постоянно служили объектом насмешек, не всегда добрых.

— Еще раз, здравствуйте, — послышался сзади низкий голос.

Еще до того, как повернуться, Ив знала, кто стоял за спиной, почувствовав холодный взгляд, как тогда, в аэропорту О'Хара. Она очень медленно повернулась, чтобы встретиться взглядом с мистером Серые Глаза. Тонкие брови Макси поднялись от удивления, а Ив почувствовала внезапную ноющую боль под ложечкой. Как правило, она не реагировала на таких людей. Даже при никудышных нервах. Но в этом человеке было что-то, что ей не понравилось.

— Не говорите мне, что две такие очаровательные дамы, как вы, также привязались к Уайт Бич Айленд! — с удивлением сказал он.

Макси оценивающе оглядела его и улыбнулась.

— Привязались! К тому же в это время года там не слишком много туристов-бизнесменов.

— Именно поэтому я и приехал, — скороговоркой пояснил незнакомец. — Я — писатель. Предпочитаю работать в каком-нибудь тихом, спокойном месте, как этот залитый солнцем островок.

— Как мило, — рассмеялась Макси. — Может быть, остров теперь перестанет быть таким скучным?

— Меня зовут Крейг Шеридан, — сказал он, протянув руку.

— Максин Дил. Или просто Макси. А это — Ивон Хензавей. Художница.

Маленькая ручка Ив очутилась в его ручище, и на мгновение ей показалось, что его серые глаза излучают тепло.

— Вы играете в бридж, мистер Шеридан? — спросила Ивон.

— Карты — Дело нечистое, — рассмеялся он.

— Так, так, — закивала Макси.

Ив не выдержала и отошла к окну. Она уставилась в него, пытаясь взять под контроль расшалившиеся нервы. Это простое совпадение, что он летел с ними из Чикаго и едет на Уайт Бич Айленд.

Ив увидела, как к пристани подъехало такси. Из него вышел высокий белокурый парень со старым армейским рюкзаком. Он был одет в спортивные широкие брюки и футболку. На плече у него висела гитара. Его длинные волосы явно нуждались в стрижке. При ходьбе он сутулился.

Усевшись на пристань и свесив ноги, он стал смотреть на океан, должно быть, погрузившись в медитацию.

— Крейг предлагает купить что-нибудь прохладительное, — обратилась к ней Макси. — Пойдем, Ив.

— Нет, спасибо. Я воздержусь.

Крейг удивленно посмотрел на нее, но, ничего не сказав, пожал плечами. Он взял Макси под руку, и Ив увидела, как они оба сели за один из столиков. Это не прошло незамеченным: сестры Эпплгейт зашушукались. Они были большие мастерицы по этой части: анализировали каждого, кто им встречался.

К пристани подъехал темный «седан», высадивший молодую пару. Они взволнованно прощались, много целовались, кричали и смеялись. Когда молодой человек полез за чем-то в карман, оттуда выпали зернышки риса.

«Молодожены», — подумала Ив.

Молодые зашли в закусочную. Они смотрели только друг на друга и разговаривали. Сердце Ив заныло. Она посмотрела на девушку завистливым взглядом. Ей так хотелось любить и быть любимой…

С чувством облегчения Ив наконец увидела капитана катера. Она хорошо помнила этого седовласого мужчину средних лет, плотного и крепкого телосложения. Все звали его просто Джонни. Как только он вошел, сестры Эпплгейт остановили его и стали расспрашивать, когда отправляется катер.

— Через несколько минут. Мне нужно получить кое-какую провизию для отеля, как только ее погрузят, мы отправляемся.

Ив не могла оставаться на месте. Она вышла на улицу и принялась расхаживать по пристани, оставив Макси, увлеченно беседовавшую с Крейгом Шериданом. Крейг не понравился Ив, особенно тем, как пристально он рассматривал каждого в аэропорту О'Хара в Чикаго. Его поведение в самолете показалось ей чересчур преднамеренным. Нет, он совсем не похож на Фила!

На пристани зашевелились. Помощник капитана переносил багаж пассажиров на борт. Подъехал грузовик с провизией. Грузчик, крича и ругаясь, тоже принялся за погрузку.

Когда подъехавшее такси высадило еще двоих, Ив нахмурилась. Пожалуй, на острове будет слишком оживленно.

Мужчина был довольно-таки вычурно одет. Он театральным жестом расплатился с водителем и принялся отдавать распоряжения относительно багажа.

— Осторожнее, парень, — наставлял он. — У вас в руках вещи мисс Пауэрс! Вы что, не различаете, где ценные вещи, а где нет? Осторожнее! Не поцарапайте!

Водитель холодно посмотрел на него и пошел к трапу, волоча чемоданы по деревянной пристани. Женщина стояла, тоскливо наблюдая за всем этим. На первый взгляд, она казалась очень красивой, но когда женщина подошла поближе, Ив нашла ее несколько увядшей. На шее у нее было большое родимое пятно, глаза увеличены карандашом, а волосы явно нуждались в повторной окраске. Ее спутник, с болтавшимся на шее фотоаппаратом, выглядел моложе. Его черные волосы казались маслянистыми. Он пожевывал сигару, без конца передвигая ее из одного угла рта в другой. Достав бумажник из заднего кармана брюк и выхватив несколько купюр, он расплатился с водителем.

— Это вам на чай, — сказал он, прибавив еще одну банкноту.

Шофер молча взял чаевые и уехал.

Мужчина осмотрелся и явно остался доволен собой. Потом, взяв женщину за руку, он направился к скамейке.

— Здесь мы будем в тени, сердце мое. Может, присядем? Я пойду узнаю, когда мы отправляемся.

Он усадил женщину с такими предосторожностями, что Ив подумала, уж не из стекла ли она сделана.

— Я сейчас тебя сфотографирую, дорогая, — сказал он с восторгом.

Казалось, мужчина был влюблен в свой фотоаппарат. Он крутил его и так, и эдак, щелкая все, что ни попадя.

— Пожалуйста, Бен, сохрани этот снимок, — попросила женщина раздраженно. — Это совсем… совсем… как у туристов…

Ив поморщилась. Бен пожал плечами.

— Хочешь что-нибудь на память о поездке? — улыбнулся он. — Я сейчас, только сиди и никуда не уходи, Мадлен.

Гордо поглядывая на всех и посвистывая, он исчез в закусочной. Ив возобновила свое хождение взад и вперед. Как Макси может так долго болтать с Крейгом Шериданом?

— Прошу всех на борт, — позвал капитан, выходя на пристань. Через пять минут отчаливаем!

Все выстроились в очередь. Крейг держал Макси за руку и говорил ей о чем-то с серьезным видом, но его серые глаза внимательно оглядывали пристань, как будто он за кем-то следил.

Молодожены довольствовались своим собственным маленьким мирком, старые девы Эпплгейт о чем-то спорили, парень с гитарой вошел на борт один из последних.

Катер за один рейс на остров мог принять на борт по меньшей мере двадцать пять человек. Внизу находилась славная каютка, где можно было поиграть в карты или написать письмо. В углу каюты находилась стойка для ленча. На палубе были расставлены удобные шезлонги. Ив выбрала один из них и присела, чтобы осмотреться. Она была разочарована тем, что здесь уже не так чисто и опрятно, как когда-то.

Катер наконец-то отчалил. Они отправились в путешествие! Ив с удовольствием подставила свое лицо свежему ветру. Макси организовала партию в бридж, и Крейгу Шеридану пришлось быть ее партнером.

Покопавшись в сумке, которую она так и таскала с собой, Ив нашла сборник эссе.

— И вам нравится эта чепуха? — спросил кто-то. Ив посмотрела и увидела блондина с гитарой.

— Уход от действительности посредством чтения, — пояснила Ив.

— От чего убегаете? — ухмыльнулся парень.

— От всего, — ответила Ив.

У парня на футболке было жирное пятно. Его брюки также не выглядели слишком чистыми, Ив еле сдерживала желание дотянуться до его головы и отбросить челку с глаз.

— Вы остановитесь в отеле?

— Да, — ответила девушка.

— Мое имя — Роджер Кэбот.

— А меня зовут Ив Хензавей.

— Вы из Майами?

— Нет, — она покачала головой.

— Я тоже, — ухмыльнулся он. — Ненавижу это место. Чересчур оживленное. Мне больше по вкусу тихие места. Места для души, знаете ли?

Ив с решительным видом перевернула страницу и подумала, что парню пора бы и уйти. Но он продолжал торчать около нее. Дело дошло до того, что сестры Эпплгейт поставили свои стулья совсем рядом с ними и, навострив уши, стали ждать, когда же, наконец, он решит действовать.

С час судно дрейфовало. Океан делал свое дело. Мало-помалу Ив почувствовала, что начинает расслабляться. За последние пятнадцать минут она даже не подумала о Филе. Солнце сияло вовсю, остров ждал. Долгие, спокойные дни несомненно залечат ее разбитое сердце. Закуски и напитки были поданы в три, еще до наступления темноты они причалят. Войдя в каюту, Ив увидела Макси за игрой. Бен и Мадлен также жаждали вступить в игру. Присев к играющим, Ив увидела незнакомого мужчину в темных очках, дремавшего в углу.

«Откуда он взялся? Его не было ни на пристани, ни в числе ожидавших в закусочной. Должно быть, он приехал перед самым отплытием», — подумала она.

Ив нахмурилась. Странно, она могла бы поклясться, что уже видела этого человека. Но это просто невозможно. Она никогда прежде не встречалась с ним, она уверена.

Стюард разносил охлажденные напитки. Ив взяла запотевший бокал. Чай был вкусным и терпким.

Макси радостно вскрикнула. Ив посмотрела на нее и улыбнулась. Ей было жаль ее противников. Макси любила бридж, как военный любит войну, всегда стремясь выйти победителем.

— Сэр, ваш лимонад, — сказал стюард.

Оп остановился возле клюющего носом мужчины. Тот сонно вскинул голову и протянул руку к одинокому бокалу на подносе.

— Благодарю, — пробормотал он.

Ив несколько минут следила за карточной игрой. Крейг Шеридан поднял на нее свои серые глаза и подмигнул.

— Ваша подруга — азартный игрок. Она просто жаждет крови.

— Причем постоянно, — засмеялась Макси. — Постоянно!

Человек в углу потягивал свой напиток. Роджер Кэбот вошел в каюту несколько минут назад и теперь тихонько наигрывал на гитаре. Молодожены, смеясь, подписывали открытки. Кто-то прошел мимо Ив, и она убрала свою сумочку с дороги.

— О, боже! — воскликнула Макси. — Крейг, как вы могли!

— Извините. Просто я не такой хороший игрок, как вы, Макси.

Когда Ив вновь обвела взглядом каюту, она заметила, что человек в углу исчез. И все же каким-то образом, его присутствие продолжало тревожить ее, а постоянно смотреть в ту сторону было неловко.

Макси издала победный клич, и в это мгновение откуда-то донесся пронзительный, душераздирающий вопль.

На какое-то мгновение все в каюте замерли, переглядываясь.

Потом Роджер Кэбот бросился вверх по ступенькам.

— Кто-нибудь, помогите! — крикнул он. — Человеку плохо.

Крейг кинулся первым, за ним последовали остальные.

Когда Ив протиснулась вперед, она увидела лежащего ничком на палубе человека. Это был тот самый мужчина, который дремал в углу! Ив в ужасе уставилась на пего. Сейчас что-то отсутствовало, что-то в нем выглядело иначе.

Эльвира и Элен Эпплгейт стояли поблизости, прижавшись друг к другу, очень бледные и испуганные.

— Он вышел сюда, шатаясь и держась за горло, — сказала Элен. — Потом он застонал и упал! Он… у… умер…

Крейг встал рядом с мужчиной на колени и взял его за руку, нащупывая пульс. В голове у Ив застучало. Макси смотрела, не в силах отвести взгляд.

— Пульса пет, — медленно произнес Крейг. — Боюсь…

Роджер Кэбот опустился рядом с ним и обшарил карманы мертвеца. Он достал маленький пузырек с таблетками.

— Лекарство, — пробормотал он.

Поднеся пузырек к свету, Роджер прочитал название.

— Сердечное. У моего отца были таблетки вроде этих. Должно быть, у него сердечный приступ!

Появился капитан и приказал всем отойти.

— Кто-нибудь, помогите снести его вниз.

Все отшатнулись. Крейг Шеридан взял труп за ноги, а капитан — за плечи.

— О, какой ужас! — взвизгнула Элен. — Какой ужас! Бедный человек…

Наступила тишина. Оцепенели все, кроме Бена, фотографа-любителя! В изумлении Ив увидела, как он поднялся, навел объектив и сделал снимок умершего. Щелчок его фотоаппарата прозвучал особенно громко и оскорбительно.

Крейг обернулся через плечо и холодно посмотрел на него.

Они прошли мимо Ив, неся мертвеца, она отвернулась, живот у нее скрутило, а нервы, казалось, вот-вот не выдержат.

Но в этот момент она увидела то, что повергло ее в шок. Руки мертвеца! Она уже видела эти руки раньше. Она помнила аристократическую форму их пальцев, выпуклые вены. Но когда? Где?

И вдруг ее словно окатило ледяным душем, а кровь застыла в жилах: она вспомнила!

Усы и борода-эспаньолка исчезли, одежда тоже была другой. Казалось, он специально постарался изменить свой облик. Но не было сомнений, что этот человек сидел рядом с пей в чикагском самолете!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

В волнении Ив прошла мимо возбужденно гудящих пассажиров. Она облокотилась о поручни, подставив лицо свежему океанскому ветру. На мгновение ей стало лучше.

Нет, она, должно быть, ошибается. Это лишь игра ее воображения. Человек, умерший от удушья всего несколько минут назад, даже отдаленно не напоминал того, в самолете. Никаких усов, эспаньолки, поношенной одежды, придававших ему вид престарелого профессора. Этот человек был намного моложе, чисто выбрит, одет в обыкновенный деловой костюм. Нет, она точно ошиблась. Сходство рук было всего лишь в ее воображении.

К ней подошла Макси.

— Б-р-р, правда, ужас? Представляешь, отправиться в такое место, на Уайт Бич Айленд, возможно, на отдых, и умереть в пути! Прямо мурашки по коже! Как прекрасна жизнь!

— Аминь, — пробормотала Ив.

— С тобой все в порядке? Ты какая-то бледная.

— Не каждый день у меня на глазах умирает человек, — ответила Ив, пытаясь говорить легко и беззаботно.

Возможно, ей следовало бы рассказать Макси о своих странных мыслях, но она передумала. Если она начнет нести такую чушь, бедная Макси решит, что она сошла с ума.

— Кто он? — спросил Бен, присоединяясь к ним у поручней. — Его никто не знал?

— Нет, — Макси покачала головой. — Думаю, никто. Я видела, как он входил на борт. Один. Ни с кем не говорил. Просто сел в углу и уснул. Вероятно, он неважно себя чувствовал.

— Жаль, очень жаль, — громко сказал Беи. — Я всегда говорю: живи пока живется.

Он громогласно рассмеялся над своими словами. Потом Ив заметила, что он с любопытством рассматривает ее.

— Макси сказала, что вы — художница.

— О, простите, — спохватилась Макси. — Ив, это Бен Морган. Бен — Ив Хензавей. Его спутницу зовут Мадлен Пауэрс.

— Кинозвезда. Возможно, вы помните ее. Она была очень популярна пару лет назад. Вышла в тираж, знаете ли. Уходи, пока ты на вершине, так я всегда говорю, — снова засмеялся Беи. Вполне возможно, он был самым неприятным человеком на борту. Ив никогда не слышала о Мадлен Пауэрс и сомневалась, знал ли ее кто-нибудь вообще.

Молодоженов, по всей видимости, меньше остальных потряс этот инцидент. Они были полностью поглощены друг другом, сидели в шезлонгах, держась за руки. Смерть не могла коснуться их молодости, прервать их радостное щебетание. «Счастливые», — подумала Ив.

Роджер Кэбот исчез где-то внизу, следом за ним — Крейг и капитан, все еще сжимавший в руках пузырек с таблетками, вынутый из кармана умершего. Эльвира и Элен Эпплгейт перешептывались, склонив головы.

— Боюсь я этих старых дев, — захихикал Бен, закуривая новую сигару. — Эй, девушки, не хотите попозировать?

Ив покачала головой, но Бен продолжал настаивать. Ей не хотелось привлекать к себе общее внимание, поэтому она согласилась сняться вместе с Макси.

— Фотография — мое хобби, — беззаботно заметил Беи. — Я слышал, что Уайт Бич Айлеид — рай для фотографа.

— Не могу сказать, что мне нравятся объекты вашей съемки, — сказала Макси с гримасой. — Почему вы сфотографировали мертвеца?

Беи пожал плечами:

— А что здесь такого?

Оп отошел, чтобы поговорить с Мадлен Пауэрс, погладить ее руку и успокоить. Она не переставала всхлипывать и утирать глаза с того момента, как увидела на палубе труп. Но Мадлен, если Ив правильно ее поняла, предпочитала доигрывать любую сцену до конца, неважно, участвовала ли она в ней лично или нет.

Солнце скрылось. В лицо Ив подул холодный ветер. Она с нетерпением ожидала появления острова. Мысли о человеке внизу нервировали ее.

— Боже, кажется, начинается дождь? — сказала Макси, вытягивая руку.

— Великолепно, его нам и не хватало, — передернула плечами Ив.

Дождик быстро прошел, едва поморосив. Всего несколько капель. Но тучи по-прежнему нависали, тяжелые и низкие. Неожиданно день кончился, и ночь быстро подступила к ним. Ив нервно посмотрела на свои часы. Вся эта поездка была ошибкой! Почему она не прислушалась к своей интуиции еще в Чикаго? Ведь ей так не хотелось ехать!

Появился Крейг, напряженный, мрачный. Оп подошел к ним, его волосы развевались на ветру. Он весь дрожал, вцепившись в поручни так, что костяшки пальцев побелели.

— Мерзкое занятие. Мы… мы поместили его в холодильную камеру, подальше от глаз. Мы думали, не вернуться ли в Майами, но так как большая часть пути уже пройдена, мы продолжим двигаться вперед. Капитан передаст по радио властям, чтобы они встретили нас в порту.

— Кто он? — спросила Макси.

— Капитан проверил его карманы. В бумажнике лежали документы на имя Чарльза Вильямса. Профессия неизвестна. Адрес нью-йоркский. Жуть, верно? Болезнь коронарных сосудов — пренеприятиейшая штука.

— Откуда вы знаете, что он умер от сердечного приступа? — поинтересовалась Ив.

Крейг как-то странно посмотрел на нее. Как бы ей хотелось, чтобы эта холодность ушла из его глаз.

— А что еще может быть? Он казался здоровым человеком, когда входил на борт. Ну, может, немного тихий. Честно говоря, я не обратил на пего внимания.

Ив прикусила язык, едва удержавшись от замечания, что она сомневается в этом, судя по всему, Крейг Шеридан мало что упускал из вида, было странно, что он едва обратил внимание на умершего.

— Да, это сердечный приступ, — согласился Роджер Кэбот, возникая рядом с ними. — Я много повидал таких пилюль, а мой отец тоже так умер.

Роджер Кэбот казался более взъерошенным, чем обычно, но не особенно взволнованным. Что-то вроде хладнокровного равнодушия.

«Может быть, это кажется только мне, — подумала Ив. — Может, остальные не так чувствительны к подобным вещам».

— Туман, — заметил Роджер, всматриваясь в океан. — Видите, впереди.

Ив потерла руки, внезапно замерзнув. В тумане ее всегда одолевала клаустрофобия. Он определенно задержит их в пути. В этот момент ей очень захотелось оказаться в отеле, закрыть плотно дверь, принять снотворное и позабыть всю свою жизнь, а также кошмар этого вояжа.

Капитан, связавшись с островом, теперь вместе со своим помощником следил за курсом. На палубе появился стюард, его куртка казалась особенно белоснежной на фоне сгущающейся тьмы.

— Прошу вас, спускайтесь вниз, я приготовил кофе и сэндвичи.

Никто не был голоден, но в такую погоду все, естественно, предпочли собраться внизу. Несколько взглядов в сторону пустого стула, где покойный сидел всего несколько минут назад, и они поспешно отвернулись.

Ив чуть не подавилась сэндвичем, но быстро запила его двумя чашками кофе. Проглотив аспирин, она почувствовала себя немного лучше. Она старалась не думать о закрытой двери направо, которая вела, несомненно, в холодильную камеру, где лежал покойный.

Бен Морган потягивал кофе из маленькой серебряной чашечки. Его лицо раскраснелось, а голос становился все громче. Молодожены одолжили у капитана плащ и поднялись наверх, чтобы побыть в одиночестве. Эльвира и Элен Эпплгейт играли в двойной солитэр и, наконец-то, молчали.

— Эта тишина убийственна, — простонала Макси. — Может, включить музыкальный автомат? Хотя, пожалуй, неудобно.

Крейг пожал плечами:

— Тот парень не стесняется.

Роджер Кэбот тихо и почти весело перебирал струны своей гитары, и эта мелодия вызывала у всех находящихся в каюте странное ощущение неловкости. Для человека, играющего в стиле «соул», он был явно не взволнован всем происшедшим.

Низкий, мрачный, вызывающий мурашки звук ворвался в комнату и ударил по измученным нервам Ив.

— Что это? — воскликнула она.

— Туманный горн, — пояснил Крейг. — В него дуют, пока не спадет туман. Жуткий звук, правда?

— Ну зачем они так дуют? — в раздражении спросила Макси. — Так можно и мертвого разбудить… Ой, Боже, забудьте, что я сказала это!

Макси настолько смутилась от своих неудачных слов, что принялась нервно рыться в сумочке в поисках сигареты. Крейг поднес ей зажигалку.

— Я думаю, — сказал он, — они избрали подобный сигнал, чтобы далеко было слышно над водой.

В каюте было жарко и душно от дыма. Ив все время думала о закрытой двери, скрывающей труп. Самым ужасным было то, что ей хотелось снова увидеть его, посмотреть на его руки. Но она не могла войти туда. Как бы она это объяснила? Кроме того, разглядывание трупов не было ее любимым занятием.

— Пойду-ка наверх и подышу свежим воздухом, — сказала она. — Присоединишься, Макси?

— В этом ужасном тумане? — поморщилась Макси. — Он испортит мою прическу.

Ив поспешила одна, не беспокоясь о плаще. Воздух был влажный, но прохладный. Покачиваясь, она дошла до поручней. Сквозь туман она смутно различала молодоженов, державшихся как можно ближе к каюте. Ив решила уйти на нос, облокотиться о поручни и смотреть на темную воду внизу.

Она не знала, сколько простояла так, ощущая влагу на своем лице и капли воды на поручнях. Палуба блестела у нее под ногами.

Туманный горн продолжал завывать каждые несколько минут, заставляя ее вздрагивать. Какой кошмарный звук!

Кажется, она заметила впереди просвет в тумане? Ивон воспрянула духом. Возможно, туман рассеивается. Возможно, впереди — пристань Уайт Бич Айленд?

Ей послышался какой-то шорох за спиной. Она резко обернулась, но увидела лишь ряд шезлонгов — темные пятна в тумане. Вдруг, ей показалось, она услышала всплеск, словно что-то упало в воду. Наверное, это стюард выбросил остатки пищи чайкам.

— Ив! — услышала она голос Макси.

— Сюда, Макси. Думаю, туман рассеивается. Макси наткнулась на шезлонг, тихо ругнулась и подошла к ней.

— Хорошо вдохнуть свежего воздуха, — сказала она. — Нет сил больше слушать излияния Бена Моргана о его подруге и ее чудесных фильмах, поэтому я решила подняться сюда.

— Где Крейг?

Макси пожала плечами.

— Не знаю. Наверно, разговаривает с капитаном. И Роджер тоже. О мертвеце.

Макси закурила сигарету, и при свете ее зажигалки Ив взглянула на свою подругу. Черные кудряшки намокли и прилипли ко лбу. Рот нуждался в помаде, а под глазами залегли темные тени. Этот несчастливый вояж не прошел бесследно ни для кого из них, даже для молодоженов, хотя они этого еще не почувствовали. Для всех, за исключением Роджера Кэбота. Трудно было поверить, что он вообще беспокоился о ком-нибудь.

— Макси…

— Г-м-м?

Сигаретный дым плыл вокруг них, повисая в густом тумане.

— Ты видела того человека прежде? — нерешительно спросила Ив.

— Мертвого? Нет, конечно. Почему ты спросила?

— Так просто.

Позади послышались шаги. Это был капитан.

— Вы, девушки, будете рады узнать, что мы почти добрались. Я также думаю, что туман рассеивается. Мне бы хотелось, чтобы вы задержались на борту на несколько минут, когда мы причалим.

— Зачем? — спросила Макси.

— Шеф полиции хочет со всеми побеседовать. Записать ваши имена и адреса на острове. Видимо, будет начато расследование.

— Это необходимо? — удивилась Ив. — Его же никто не знал. Он умер от сердечного приступа.

Капитан промолчал.

— Ведь так? — тихо переспросила Ив.

— Скорее всего. Я обещаю не задерживать вас дольше, чем нужно.

Он отошел. Ив слышала, как он повторил молодоженам то же самое. Они были явно огорчены задержкой.

— Извините, мистер О'Тул, но ничем не могу помочь, — объяснил капитан.

— Какая-то ерунда, — заметила Макси. — Я уверена, это просто уловка. Что, если тот бедняга скончался не из-за сердечного приступа? Что, если его убили?

— Почему ты так решила?

Макси засмеялась.

— Просто пришло в голову. Интересно, найдут ли ключ к делу Матеуса? Я хотела бы достать транзистор из своего багажа, но он оказался там… вместе… с… ним…

Ив пожала плечами.

— Господи! Поскорее бы это закончилось.

Следует ли ей поделиться своими подозрениями? Или держать рот на замке? Как можно быть в чем-либо уверенной в такой ситуации? Макси не узнала этого человека. Крейг Шеридан летел тем же рейсом и тоже не узнал его. Конечно, она ошибается.

Известие, что они скоро прибудут на место, вызвало оживление у пассажиров. Ив отправилась разыскивать свою сумку, оставленную где-то внизу. Все тихо сидели за столиками, отложив карты в сторону. Один только Бен Морган разговаривал. Казалось, ничто не могло заставить его замолчать. Его спутница выглядела утомленной. «Поблекшая роза», — подумала Ив. Ей почему-то было жаль женщину. Что заставило ее оказаться в обществе такого человека, как Бен Морган? Какова была истинная причина? Любовь? Совершенно невероятно. Деньги? Возможно. И все же что-то в Мадлен Пауэрс говорило не о богатстве, а лишь о тонком намеке на него, не больше.

Наконец, они причалили. Моторы постепенно затихли, катер закачался, ударился бортом о причал. Ив вздохнула с облегчением. И тут же послышался топот ног на верхней палубе и голоса.

На лестнице появилась пара начищенных коричневых ботинок, затем синие форменные брюки… Шеф полицейского департамента был высоким, широкоплечим, крупнолицым и носил очки. Вытащив блокнот, он принялся записывать имена и адреса.

— Меня зовут капитан Мартин. Я не задержу вас дольше, чем потребуется, — пояснил он. — Но я хотел бы переговорить с каждым из вас завтра.

Юная парочка поспешила назвать свои имена — Бетти и Деннис О'Тул. Они собирались остановиться в отеле. Вообще все на борту, за исключением Роджера Кэбота, заказали номера в «Вайндворде».

— Послушайте, у меня не сделан заказ, — сказал Роджер. — Может, буду жить прямо на пляже или сниму какую-то комнату. Не знаю. Но буду поблизости. Вы всегда сможете отыскать меня.

Полицейский с минуту разглядывал его.

— Мне бы хотелось, чтобы вы как можно скорее сообщили мне свой адрес, мистер Кэбот.

Роджер кивнул своей нечесаной головой и пожал плечами.

— Конечно, конечно.

Офицер захлопнул блокнот и сунул ручку обратно в карман.

— Ладно, все свободны. Спасибо за сотрудничество.

Молодожены первыми поднялись по ступеням, за ними последовали две сестрицы-девицы. Роджер Кэбот вел себя так, словно впереди был целый день. Ив была уже на полпути, когда услышала громкий возглас Бена Моргана:

— Эй, где мой фотоаппарат! Его кто-нибудь видел? Он только что был здесь.

Все на минуту задержались. Беи принялся переворачивать стулья и столы, ища фотоаппарат. Лицо его покраснело не только от виски, но и от злости. В какую-то долю секунды Ив поняла, что этот человек в ярости очень опасен.

— Ладно, если это шутка, то кончайте! Я не могу торчать здесь всю ночь. Ну, где он?

Все стали отрицать, что имеют к исчезновению фотоаппарата хоть какое-то отношение.

Роджер равнодушно передернул плечами:

— Вы, наверно, забыли, куда положили его.

— Если я найду фотоаппарат, я занесу его в отель, мистер Морган, — сказал капитан. — Пожалуйста, расходитесь. Нам надо заняться делом…

Все тут же вспомнили о мертвом теле. Бен раздраженно бормотал что-то, сжимая кулаки. Мадлен Пауэрс ободряюще положила свою руку на его, но он грубо оттолкнул ее.

— Очень жаль ваш фотоаппарат, — сказал Крейг. — Я уверен, его можно заменить.

— Я не хочу другой! — сердито заметил Бен. — Я хочу свой! Ну, где же он? Кто-нибудь видел его?

— Пожалуйста, мистер Морган, уверяю вас, фотоаппарат найдут и вернут вам, — уговаривал капитан.

Морган обвел присутствующих обвиняющим взглядом, готовый ткнуть пальцем в любого, кто покажется ему виновным. «Ну кому нужен его дурацкий фотоаппарат, — удивилась Ив. — Он надоел всем пассажирам, делая свои снимки. Даже того покойного беднягу заснял!»

На мгновение Ив сжала поручень, пораженная последней мыслью. Неужели из-за этого и исчез фотоаппарат? Взял ли его кто-нибудь намеренно, чтобы именно эту фотографию не смогли проявить?

Неожиданно Ив вспомнила тот странный тихий всплеск, который она слышала в тумане. Может, тогда бросили фотоаппарат за борт?

Она быстро оглядела каюту, надеясь заметить виноватое выражение на чьем-нибудь лице. Но встретила лишь холодный, твердый взгляд Крейга. И… улыбку на его губах?

ГЛАВА ПЯТАЯ

Теперь, когда туман начал рассеиваться, Ив увидела, что на Уайт Бич Айленд еще не совсем стемнело. Небо еще светилось розовым светом и отбрасывало на белый песок красноватые блики, пальмы четко выступали на фоне огненного заката, а вода была необыкновенного цвета лаванды.

Быстрым шагом она пересекла палубу и вместе с Макси спустилась на деревянный пирс. Лимузин из отеля поджидал рядом. Сестрицы-девицы успели уже усесться в него. Дверцу им открыл молодой загорелый парень, которого Ив помнила как Педро.

— Мы все не уместимся, — сказала Ив. — Может, возьмем такси, Макси?

— А как же наш багаж?

— Отель позаботится о нем. Мне просто не терпится поскорее уехать отсюда.

Но такси нигде не было видно. Ив забыла, что на острове их и не было. Тем временем молодожены заняли оставшиеся свободные места, и Педро захлопнул дверцу.

— Я вернусь через несколько минут, леди. Сколько вас еще осталось?

— Пятеро, — ответила Макси. — Поторопись!

Педро лихо козырнул и сел за руль.

Ив принялась расхаживать по пристани. Остальные пассажиры сошли на берег — все, кроме Крейга и Роджера. Потом сквозь хриплые крики чаек над головой Ив услышала звук тяжелых шагов но палубе. Это выносили мертвеца, тщательно закрытого одеялами. Крейг помогал. Роджер стоял рядом, наблюдая с равнодушным выражением лица.

— Неужели они не могли подождать? — возмущалась Ив. — Неужели мы обязательно должны это видеть?

Послышалась сирена «скорой помощи». Это был старинный драндулет, и Ив изумилась, что он вообще мог ездить. Весь автотранспорт на Уайт Бич Айленд находился в подобном состоянии. Возможно, потому что на всем острове было единственное шоссе, да и то насчитывало едва ли 20 миль. Основным средством передвижения служили велосипеды.

Роджер Кэбот проследил, как покойного положили на носилки и загрузили в автомобиль. Затем, пожав плечами, он перебросил гитару за спину, к рюкзаку, и зашагал прочь.

— Ты думаешь, он и правда заночует сегодня на пляже? — спросила Макси.

— Я не удивлюсь, — ответила Ив. — Я уже начинаю думать, что и нам придется последовать его примеру! Где Педро? Почему его так долго нет?

Дверцы «скорой помощи» захлопнулись. Капитан Мартин сел в свой служебный автомобиль и укатил. Багаж спустили на пристань. Ив нервно теребила свою сумку. Казалось, прошло десять недель, а не десять часов с тех пор, как она покинула свою уютную квартирку в Чикаго.

Бен Морган все еще скандалил из-за своего фотоаппарата и вернулся на борт, чтобы снова поискать его. Крейг предложил Макси сигарету и поднес зажигалку.

— Хорошо, что все позади, — сказал он. — Бедняга. Жуткая смерть — на борту маленького суденышка, среди чужих людей.

— А они будут делать вскрытие? — спросила Макси. Крейг кивнул.

— Скорее всего. Раз на борту не было доктора, они должны будут официально установить причину его смерти для сертификата.

— Прошу вас, — сердито воскликнула Ив. — Неужели обязательно обсуждать эту тему?

Крейг внимательно посмотрел на нее.

— Простите. Я уверен, никому из нас это не доставляет удовольствия. Но все уже кончилось. Утром зададут пару вопросов, н мы все позабудем.

— Я очень надеюсь! — горячо воскликнула Ив. Вернулся лимузин. Поездка до отеля заняла немногим более пяти минут. Потом они свернули на знакомую Ив подъездную дорожку. В вечерних сумерках все выглядело, как прежде, только, заметила она поморщившись, краска кое-где облупилась и повсюду царил дух запустения. Последний раз она была здесь четыре года назад, в то время «Вайндворд» был первоклассным отелем.

Это было огромное, разбросанное строение с обширным пляжем, выкрашенное зеленой краской и стоящее в окружении пальм. Здесь также был бассейн со статуей ангелочка, льющего из кувшина воду. Вдоль широкой веранды стояли шезлонги, а выцветшие полотняные зонты закрывали от солнца столики во внутреннем дворике, где иногда накрывали ужин и подавали дневные коктейли.

Лимузин подкатил ко входу, и Педро выскочил, улыбаясь, чтобы открыть им дверь.

— Добро пожаловать, — сказал он. — Я сейчас принесу ваш багаж.

Бен Морган и Мадлен Пауэрс поспешили вылезти из машины. Бен все еще бубнил о своем фотоаппарате, бормоча угрозы и ругательства, которых Ив давненько не приходилось слышать. Макси прислушивалась к нему с насмешл Ивон улыбкой. Крейг просто не обращал внимания.

Когда Бен и Мадлен подошли к двери, «поблекшая роза» вдруг не выдержала:

— Заткнись! Ты делаешь из себя идиота!

— О, перестань, принцесса, не занудничай…

Дверь за ними закрылась. Крейг улыбнулся:

— Не думаю, что этот роман долго продлится.

— А вы разбираетесь в романах? — кокетливо улыбнулась Макси.

— Я пишу их. Кажется, это дает мне право считать себя специалистом, — ответил Крейг с лукавой усмешкой.

— Это зависит от того, осуществляете ли вы свои теории на практике, — парировала Макси.

— А разве так принято?

Крейг со смехом взял их за руки и, идя между ними, проводил в фойе отеля.

И сразу же Ив поняла, что дела у отеля плохи. В фойе вроде бы ничто не изменилось с тех пор, как она в последний раз была здесь, но краска начала выцветать под ярким тропическим солнцем. Протертые места на ковре заботливо заставлены растениями в кадках. Мебель была та же, она заметно постарела. Огромный вентилятор под потолком лениво вращался, едва колебля воздух. Дневная жара владела комнатой, и Ив подумала, что кондиционер не работает.

— У меня кончились сигареты. Извините, — сказал Крейг.

Он исчез в коктейль-баре. В этой затемненной комнате напротив фойе играла музыка.

— Здорово придумал, — улыбнулась Макси. — Бог мой, после такого кросса мне тоже кое-что понадобится.

— Давай сначала зарегистрируемся. Ты можешь все заказать наверх, — сказала Ив. — Тебе никто не говорил, что ты слишком много пьешь, Макси?

— Конечно — Херби. Он постоянно твердит об этом, — сухо ответила она.

За стойкой был новый портье. Она-то ожидала увидеть маленького, нервного, задерганного мистера Кэссэта, владельца отеля. Он слишком суетился, беспокоясь об удобствах всех. По-своему, он был очень мил и просто неотделим от отеля «Вайндворд». Он часто отпускал Хосе, чтобы они могли побыть вместе.

Заполнив карточку и получив ключ, Ив подумала о Хосе со щемящей грустью. Боже, как она тогда была молода, почти ребенок, к тому же еще и мечтательна. И неудивительно, что ее сразу же покорили его большие глаза и ослепительные зубы. Хосе всегда мог развеселить ее, к тому же прекрасно танцевал и плавал…

Что ж, все это осталось в прошлом. Но сейчас она вспомнила о нем с легкой грустью. О, эти минувшие дни!

Их номера были на втором этаже, они сели в лифт, и Макси сморщила носик, оглядываясь по сторонам.

— И я отказалась от веселых вечеринок — ради вот этого! Никогда тебе не прощу Ив, ведь это ты уговорила меня.

— Извини, подруга, но отель действительно обветшал. Ну ничего, мы все равно отлично повеселимся. Вот увидишь.

Но эти слова прозвучали неискренне даже для ее собственных ушей. Эта поездка была обречена с самого начала! О, почему она не осталась в Чикаго? Во всем виноват Боб! Боб и его братское участие. Ей надо было просто остаться дома, высунуть голову из песка, стряхнуть свое мрачное настроение и продолжать жить — с Филом или без него.

Их сдвоенные люксы выходили окнами на океан, как Ив и заказывала. Люкс Макси был больше, с просторной ванной, гостиной и спальней с маленьким балкончиком. Номер Ив был поменьше, но вполне ее устраивал. Макси взглянула на вытертый ковер и облупившуюся краску и вздохнула:

— О, Боже!

— Все не так уж плохо, — оправдывалась Ив. — Увидишь остров при ярком солнечном свете и полюбишь его. Честно.

Пройдя через соединяющую дверь в свой номер, Ив почувствовала запах цветов, прежде чем увидела их. Огромный букет красных роз стоял возле ее кровати. Зарывшись лицом в их свежесть, она подумала, кто же мог прислать их. Боб?

Она отыскала карточку и прочитала: «В память о добрых старых временах! Администрация».

Ив от удивления уронила карточку. В почерке нельзя было ошибиться. Она узнала бы его где угодно. Это писал Хосе.

Администрация? Это значит, что он все еще работает в «Вайндворде»?

Ив прочитала вопрос в глазах Макси, подняла карточку и протянула ей.

— Хосе, — пробормотала Ив. — Я и подумать не могла… я хочу сказать…

— Ну, это забавно, — усмехнулась Макси. — Ты убежала от одной любви прямо в объятия другой! Везет же некоторым девушкам!

— Послушай, не надо… — начала было Ив, но Макси привлекла ее в свои объятия, их губы слились в поцелуе, и Ив вновь подумала, что ни один мужчина на земле не был способен целоваться так, как Макси. Ее язык буйствовал в ее рту, порождая ежесекундно феерические волны счастья, затем их халаты упали на пол, и они обе опустились на ковер не в силах оторваться друг от друга.

— Теперь мне опять придется ревновать тебя к этому Хосе.

Ив устало улыбнулась. Она приехала сюда обрести мир и покой, успокоить нервы. Но ничто, ни единая вещь не соответствовала ее стремлению. Сначала мучительный перелет из Чикаго в ожидании взрыва бомбы, потом жуткое происшествие на катере. Теперь Хосе Келли!

В дверь постучали. Ив встала и накинула халат. Макси со вздохом последовала ее примеру. Открыв дверь, Ив увидела Педро с багажом в руках. Он вошел в комнату, и когда все было расставлено по местам, Макси дала ему на чай и отослала его.

За окном стало совсем темно. Шум прибоя, набегающего на песок, звучал словно приглушенная музыка. Ив подняла раму и выглянула из окна, любуясь отражением звезд в воде.

Зазвонил телефон, и Ив вздрогнула от неожиданности. Она подняла трубку.

— Алло.

— Привет, Ив.

Голос был по-прежнему теплым и глубоким. Воспоминания нахлынули на нее! «Спокойно, старушка, — напомнила она себе. — Спокойно».

— Привет, Хосе.

— Я слышал, что ты приехала. Прости, меня не было за стойкой, чтобы встретить тебя, но я был занят.

— Спасибо за розы, Хосе. Я так понимаю, что администрация — это ты?

— Да, — засмеялся Хосе. — Я купил отель несколько месяцев назад. Мне бы хотелось угостить тебя чем-нибудь. Встретимся в коктейль-баре, скажем, через полчаса?

— Очень мило с твоей стороны, Хосе, но путешествие было таким долгим…

— Да, я знаю, произошел несчастный случай. Тем более тебе надо расслабиться. Пожалуйста, Ив, мне бы очень хотелось увидеть тебя и поговорить.

Макси стояла в дверях, подбоченясь, и курила сигарету. Она догадалась, кто был на другом конце провода, и кивала ей, давая попять, чтобы она приняла приглашение. Возможно, умнее покончить с этим раз и навсегда. Она расскажет Хосе, почему приехала сюда. Если он вообразил, что она вернулась из-за него, то пусть сразу же выбросит эту мысль из головы.

— Хорошо, Хосе. Через полчаса. Она попрощалась и повесила трубку.

Макси подняла руки над головой, словно победитель, и засмеялась.

— Отлично. Кто знает? Может, во второй раз все будет намного лучше.

— О, Макси! — раздраженно сказала Ив. — Я нисколько не интересуюсь Хосе Келли или кем-либо еще.

Макси подняла бровь.

— Так, дорогуша, а ты нервничаешь.

— Прости.

— Припудри носик и причешись. Подкрась губки. Ты почувствуешь себя лучше. Я закажу коктейль и влезу в прохладную ванну. Кажется, никогда так не уставала.

Макси исчезла в своем номере и прикрыла за собой дверь. Ив отправилась в ванную, умылась холодной водой и постаралась привести себя в порядок. Конечно, она не сногсшибательная красотка, но и дурнушкой ее назвать тоже нельзя. Красивые глаза. Пухлые губы. Стройная фигура. Длинные светло-русые волосы, слегка выгоревшие под солнцем. Интересно, изменился ли Хосе.

Коктейль-бар назывался «Зеленые пальмы», и по дороге к нему она вспомнила то время, когда они сидели там вместе с Хосе. Тогда он был обыкновенным портье и урывал каждую минутку, чтобы побыть с ней. Они всегда садились за столик рядом с дверью, чтобы он мог видеть фойе. Теперь он был хозяином! Это казалось невероятным, ведь Хосе никогда не был честолюбив. Но как ему удалось купить «Вайндворд»?

Ей потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к полумраку. Она узнавала интимную атмосферу, царившую здесь, мерцающие свечи на столах, кабинеты, отгороженные бамбуковыми шторками. Бар был почти такой же, как и раньше, — полированная стойка красного дерева с оранжевыми табуретами перед ней и зеркалом на заднем плане.

Перед стойкой сидел Крейг Шеридан. Их глаза встретились в зеркале. Он повернулся, собираясь подойти к Ив. Но в это время рядом с ней оказался Хосе, взял ее под руку и повел нежно, но уверенно к отдельному кабинету. Глаза Крейга расширились от удивления.

— Рад снова тебя видеть, Ив, — тепло произнес Хосе.

В полумраке ей показалось, что четыре прошедших года не оставили на нем никакого следа. Его глаза были все такие же темные, кожа покрыта золотистым загаром, а зубы белоснежные. Он был намного красивее, чем запомнилось. Ирландское обаяние, унаследованное от отца, в сочетании с латиноамериканской внешностью, доставшейся от матери. Этим объяснялось и необычное имя Хосе Келли, наполовину испанское, наполовину ирландское.

— Как поживаешь, Хосе? — спросила Ив.

— Очень хорошо. И ты, как я вижу. Ты даже красивее, чем я думал.

Этот комплимент мог быть данью его ирландскому обаянию, но она так не считала: столь искренне звучал его голос.

— Я удивлена, что ты здесь.

Он улыбнулся.

— Если бы ты знала, то приехала бы?

Она подняла на него свои голубые глаза и покачала головой.

— Нет. Наверно, пет.

Он откинулся назад, медленно кивнув:

— Да, я понимаю. Ты всегда была слишком откровенна.

— Не понимаю, что ты сделал, чтобы купить отель? Что случилось с мистером Кэссэтом?

— Ушел на покой. У него все хорошо. Но надо признать, дом разрушается прямо на глазах. Я купил этого «белого слона» и надеюсь оживить его. Очень, — добавил он мрачно. — Я по уши в долгах.

— У тебя получится, Хосе, — сказала Ив. — Ты будешь прекрасным хозяином — обаятельным, красивым, услужливым.

Подошел официант. Хосе заказал ром для себя и легкий коктейль с джином для нее. Когда-то это был ее любимый напиток. Она удивилась, что он помнит об этом.

— Надеюсь, тебе у нас понравится, Ив.

— Я тоже, — ответила она. — Правда, началось все не очень хорошо.

Хосе поморщился.

— Педро очень взволновал этот несчастный случай. Мне так и не удалось поговорить с Джонни. Он, видимо, все еще в полицейском управлении.

— Вильямс заказывал у вас номер, Хосе?

— Вильямс? — переспросил он.

— Покойный.

— О, нет. Мы не ожидали никакого Вильямса, но в конце концов, сейчас не разгар сезона. Множество людей не заказывают у нас комнаты. Нам обычно удается разместить всех.

— Я вижу, сестры Эпплгейт все еще здесь.

Хосе засмеялся, потом нахмурился.

— Да, и я этому рад, ведь я по-прежнему завишу от них. Это их дом.

— А капитан? Кэп Кэмпбелл? Он ведь здесь? Он обещал написать мне письмо сто лет назад.

Лицо Хосе посветлело, но она увидела, что настроение его не изменилось.

— Да, Кэп еще здесь, — голос Хосе звучал устало.

— Увижусь с ним при первой же возможности. Мне было с ним очень весело, я считаю его одним из своих лучших друзей.

Принесли напитки. Хосе прикурил сигарету и погасил спичку. Она заметила его длинные пальцы, сильную, тонкую кисть, грацию, которая была ему свойственна, и неожиданно подумала о руке мертвеца. Вздрогнув, она сжала в руках холодный бокал.

— Кэп изменился. Он сейчас очень занят, — говорил Хосе. — Я не уверен…

Ив удивилась:

— Кэп! Не могу поверить. Не было человека более…

Хосе вздохнул:

— Знаю. Но таковы дела. Ходят слухи…

— Слухи? — удивилась она. — Что ты имеешь в виду?

Хосе со смехом покачал головой.

— Ничего особенного. Я предпочитаю не обсуждать это. Я никогда не любил сплетничать. Лучше расскажи мне о себе.

Он искусно сменил тему. Он всегда умел делать это. Она отлично помнила! Около часа они болтали, и Ив почувствовала, что постепенно расслабляется и ее охватывает дремота.

— Уже поздно, — наконец сказала она. — Я должна идти, Хосе. Спасибо за коктейль и приятный вечер.

— Может, повторим? — спросил он.

— Хосе…

Он засмеялся:

— Я не настаиваю. Но мы ведь можем быть друзьями?

Она улыбнулась и кивнула.

— Да, думаю, да.

Они вышли из «Зеленых пальм», и Ив увидела капитана Мартина у стойки, беседующего с портье. Хосе поморщился.

— Извини. Видимо, капитан хочет поговорить со мной. Спокойной ночи, Ив. Прости, что не смогу проводить тебя до номера.

Хосе поспешил уйти. Она увидела, как капитан Мартин вошел в кабинет вслед за Хосе и закрыл за собой дверь. Чья-то рука коснулась ее, и она вздрогнула. Крейг Шеридан неожиданно оказался рядом с Ив, его холодные серые глаза внимательно изучали ее.

— Вы слышали?

— Что слышала? — глупо переспросила она.

— Тот человек, с судна… это был не сердечный приступ.

Ив, расслабившаяся впервые за много часов, снова насторожилась.

— Не сердечный приступ?

— Нет. Отравление. Впрочем, похоже на самоубийство.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Самоубийство! — эхом откликнулась Ив. Несчастный, — сказал Крейг. — Если он собирался покончить с собой, не понимаю, почему он не подождал и не сделал этого здесь, в своем номере, в тишине и покое.

Ив прикоснулась дрожащими пальцами к пылающему лбу.

— Как вы узнали об этом?

— Капитан только что сказал мне. Кажется, это показали результаты вскрытия.

— Значит, дело закрыто? — взволнованно спросила Ив. — Значит, нам не будут больше задавать вопросы?

— О, нет, вопросы еще последуют.

Они дошли до лифта. Войдя в кабину, Крейг нажал кнопку и дверь закрылась. Лифт показался ей тесным от близости Крейга, сложившего руки на груди, покачивающегося с носков на пятки.

Наконец дверь раскрылась, и она вышла на втором этаже. Крейг вышел следом за пей.

— Моя комната в конце коридора, — пояснил он. — Никого по соседству. Я часто работаю по ночам, и шум моей пишущей машинки…

— О чем вы пишите? — спросила Ив.

— Исторический роман. Вообще-то я надеюсь разузнать что-нибудь об этом острове. Желательно о тех днях, когда им владели испанцы.

— Звучит интригующе, — вежливо заметила она. Крепко сжимая ключ от своего номера в руках, она ждала, чтобы он ушел и оставил ее в покое. Но он настоял на том, чтобы открыть для нее дверь.

— Позавтракаем завтра вместе? — спросил он. — Давайте встретимся в столовой. Скажем, около восьми…

— Макси, наверное…

Крейг улыбнулся.

— И вашу подругу захватите. Она — приятная компания. Спокойной ночи.

Некоторое время он смотрел на нее, и ей показалось, что его серые глаза потеплели.

— Спокойной ночи, — пробормотала она.

Потом быстро вошла в комнату, прикрыла дверь и заперла ее. Прислонившись к пей, она слушала шум прибоя за окном и смотрела, как шевелятся занавески от прохладного бриза. Самоубийство! Или все-таки убийство? Человек отравился… Человек умер… Но от собственной ли руки?

Ее снова затрясло, и она попыталась выкинуть эту идиотскую мысль из головы. Никто даже не упоминал про убийство. Это лишь ее больное воображение.

В двери, соединяющей их номера, появилась Макси, закуривая сигарету.

— Как ты меня напугала! — воскликнула Ив.

— Извини. Я окликнула тебя, но, наверно, ты не слышала. Ну, выкладывай все, девочка. Как Хосе? Такой же обаятельный, как прежде?

— Очень обаятельный. Очень милый. Очень красивый. Я познакомлю вас.

Макси рассмеялась:

— Мне это нравится, если ты, конечно, не против.

— Нисколько, — сказала Ив.

— Эй, а ты не перебрала там, в коктейль-баре? — спросила Макси. — У тебя язык заплетается.

Ив резко повернулась, взмахнув волосами; нервы ее были напряжены до предела.

— Макси, тот человек умер не от сердечного приступа. Он отравился!

Макси понадобилось некоторое время, чтобы понять смысл сказанного.

— Боже правый! Кто тебе сказал?

— Крейг. Были проведены лабораторные исследования… в общем, полиция уверена — это яд!

— Кто это сделал? — спросила Макси.

— Они считают это самоубийством.

Макси глухо засмеялась.

— Послушай, ставлю десять к одному, что это не самоубийство. Люди, которые совершают самоубийство, обычно делают это… в одиночестве… в своей квартире или машине…

— Мне это не нравится, Макси. Совсем не нравится! Что, если это убийство? Ты представляешь, что это означает?

— Я не совсем глупая, — сказала Макси, зайдя в комнату в поисках пепельницы. — Это означает, что кто-то на судне, кто-то на этом острове и, возможно, в этом самом отеле — убийца!

— Давай постараемся не распространяться завтра, во время разговора с полицией, — быстро добавила Ив. — Притворимся простушками.

— Ясно. Если мы выкажем особую рассудительность, они начнут подозревать, что мы что-нибудь знаем…

— О, пожалуйста, Макси, не надо даже и говорить про это!

Макси засмеялась:

— Нет так нет. Но давай посмотрим правде в лицо, детка. Кто знает, может, дело Матеуса станет заурядным по сравнению с этим случаем.

Высказав эту леденящую душу мысль, Макси попрощалась и ушла в свой номер. Ив долго ие могла заснуть в ту ночь.

Когда Ив проснулась, было должно быть довольно поздно. У кровати зазвонил телефон, разбудив ее. Мгновение она не могла понять, где находится. Последние три недели она постоянно просыпается с одной и той же мыслью: Фил.

Придя в себя от настойчивого телефонного звонка, Ив вспомнила, где она.

— Алло.

— Доброе утро, это Крейг Шеридан. Вы забыли о своем обещании позавтракать вместе?

— Который час?

— Десять минут девятого. Я умираю с голоду.

— Извините, я проспала. Почему бы вам не позавтракать одному?

— Я хотел еще предупредить вас: капитан Мартин встречается с нами в девять часов. В фойе.

— Ох!

Она все вспомнила, со всеми ужасающими подробностями, и тут же пожалела об этом.

— Мы сейчас спустимся, — пообещала она.

Пока Ив будила Макси, она мечтала, чтобы назначенная встреча с полицией ие состоялась. Если окажется, что совершено убийство, что делать ей со своими подозрениями? Следует ли ей рассказать, что она почти уверена: Чарльз Вильямс летел с ней на одном самолете из Чикаго, только тогда он был совсем другим.

Если бы она могла проверить! Если бы она могла снова увидеть его руки! Но при одной только мысли об этом в душе v нее все переворачивалось.

У них едва хватило времени, чтобы выпить по чашке горячего черного кофе. Крейг, судя по всему, плотно позавтракал. Никто не говорил о покойнике, но когда Ив обвела взглядом вчерашних спутников, у всех у них был серьезный, мрачный вид. Очевидно, все уже в курсе новостей. Был ли среди них убийца?

— Мисс Хензавей!

Она вздрогнула, со стуком поставив свою чашку на блюдце. Рядом с ней стоял капитан Мартин.

— Да?

— Мне бы хотелось начать разговор с вас. «Почему с меня?» — подумала она испуганно. Макси ей ободряюще улыбнулась. Вслед за человеком в форме она вошла в кабинет Хосе, и дверь за ними закрылась. Хосе в комнате не было. Капитан Мартин указал ей на кресло.

— Я постараюсь не задерживать вас дольше положенного. Просто несколько обычных вопросов.

«Я не буду лгать, — думала она. — Даже если он спросит меня о чем-то, имеющем решающее значение, я скажу, что практически уверена, что видела этого человека раньше!»

— Вы были знакомы с мистером Вильямсом, погибшим?

— Нет.

— Вы разговаривали с ним на борту катера?

— Нет, — Ив покачала головой. — Я не видела, как он входил на борт, и не имела случая поговорить с ним.

— Вы не заметили ничего необычного в его поведении?

— Только то, что он казался усталым или сонным. Он дремал в углу, держась отчужденно.

— Вы не видели, что он ел или пил?

— Нет… Погодите… да, видела! Стюард принес нам чай со льдом. Всем, кроме него. Я слышала, как стюард сказал ему, что принес заказанный лимонад.

— Он взял стакан? Выпил?

Ив кивнула.

— Да, но крайней мере, я видела, что он взял стакан с подноса. Я уверена, что он пил из него.

Последовало еще несколько вопросов, в основном уточняющих. Может, он ожидал, что она сама проговорится. Господи, неужели он думает, что это она отравила человека?

— Пока все, мисс Хензавей. Я полагаю, что вы останетесь на несколько недель?

— Таковы пока мои планы.

— Спасибо за сотрудничество, — спокойно произнес капитан Мартин.

Она пошла к выходу, не чувствуя угрызений совести. Но уже возле самых дверей сделала глупость. Она спросила:

— Кто он был, капитан Мартин? Просто отдыхающий? У него была семья?

Капитан смотрел на нее некоторое время, прежде чем ответить.

— Мы еще точно не знаем. Почему вы спрашиваете?

— Просто так. Просто это так… так печально. Все так случилось…

— Нью-йоркским властям будет сообщено, и, возможно, им удастся разузнать о нем побольше. До свидания, мисс Хензавей.

— Его… его похоронят здесь?

Ив чуть не прикусила себе язык. Почему она везде сует свой нос? Почему она такая любопытная? Сделать такую ошибку!

— Его тело будет отправлено в Майами завтра утром на катере береговой охраны, а оттуда самолетом в Нью-Йорк. Есть еще вопросы, мисс Хензавей?

— Простите, я не хотела отнимать у вас время и задавать глупые вопросы, просто…

— Да?

— Это такая трагедия!

Он ничего не сказал и открыл перед ней дверь. Ив поспешила уйти. Все остальные ожидали своей очереди.

Все, за исключением Роджера Кэбота. «Интересно, где он сейчас и где он провел ночь», — подумала Ив. Когда она присоединилась к Крейгу и Макси за столиком, они вопросительно уставились на нее.

— Ну? — спросила Макси.

— Все было не так уж страшно.

После третьей чашки кофе мысли Ив закружились, переплетаясь, подобно паутине. Она пыталась связать все воедино. Но что надо было связать? Человек мертв. Если это самоубийство, тогда ей действительно незачем вмешиваться, но если убийство…

— Ив?

Крейг накрыл своей рукой ее дрожащую руку.

— В чем дело? — спросил оп.

— Ничего… ничего.

Вызвали Макси. Крейг остался последним. Его прикосновение испугало Ив, и она инстинктивно убрала свою руку. Неужели его губы стали кривиться в сардонической улыбке?

Джонни, капитан катера, принадлежащего отелю, вошел в фойе, и сразу же Бен Морган поднялся ему навстречу.

— Вы нашли мой фотоаппарат? — спросил оп.

— Простите, сэр, но нет ни малейшего следа. Вы уверены, что не положили его в свой багаж?

— Уверен! — мрачно заявил Беи.

— Тогда мое единственное предположение, что его нечаянно столкнули за борт.

«Нечаянно? — удивилась Ив. — А может, кто-то специально выбросил его?» Тот тихий всплеск эхом отозвался у нее в ушах. Она нервно посмотрела на часы.

— Извините, Крейг. Я хочу немного пройтись. Вы не передадите Макси, что я увижусь с ней позже?

Затем, прежде чем он смог остановить ее или присоединиться к ней, она быстрым шагом вышла из столовой, пересекла фойе и очутилась на веранде. По ступеням поднимался Роджер Кэбот, еще более растрепанный, чем накануне.

— Доброе утро, — буркнул он.

— Доброе.

Он скрылся внутри, со своей гитарой за спиной. Ив глубоко вздохнула и огляделась. Улицы были почти такими же, как и раньше, — узенькими, пыльными и пустынными. Она пошла вперед, разминая ноги и глубоко дыша. Если бы она могла, то выкинула бы все, связанное с покойником, из головы.

Она прошла мимо знакомой антикварной лавочки, мимо аптеки, таверны, мелочной лавки, еще одного антикварного магазинчика и прачечной. Да, ничего волнующего и необычного на Уайт Бич Айленд!

Но она все же потратила пару часов на быструю ходьбу, наслаждаясь свежим воздухом и солнцем. Остановившись у одного магазина на обратном пути в отель, она выбрала несколько цветных открыток, чтобы послать Бобу и его семье.

Выйдя из лавки, Ив увидела знакомую машину. Она узнала бы ее где угодно. Это был автомобиль 1950 года выпуска, сильно выгоревший под солнцем, но человек за рулем совсем не изменился.

— Кэп! Кэп Кэмпбелл! — закричала она. — Эй!

На мгновение, она была уверена, он повернул голову в ее сторону. Она выбежала из тени на свет, чтобы он смог разглядеть ее. Но, видимо, опоздала. Он уехал, даже слегка прибавив скорость. Ив поморщилась. Видел ли он ее? Она была почти уверена в этом! Наверно, просто не узнал.

Потом она вспомнила, что Хосе говорил о ее старом друге. Он стал нелюдимым. О нем ходили какие-то слухи. Что за слухи? Вздохнув, Ив продолжила путь. Все это чепуха. Кэп — слишком старый и близкий друг. Он не мог намеренно проигнорировать ее. Он просто ее не видел. Но она заставит Хосе рассказать ей все, хочет он того или нет!

Все уже разошлись, лишь Бен Морган метался по фойе. Заметив Ив, он бросился к ней с искаженным от ярости лицом.

— Мисс Хензавей!

— Да?

— Я уже всех расспрашивал! О своем фотоаппарате! Вы точно не видели его? Я помню, что снял его, когда играл в бридж, и положил где-то рядом. Но когда протянул руку — его не было!

— Мне очень жаль, мистер Морган, но боюсь, я ничем не смогу вам помочь.

— Кто-то взял его. Кто-то украл его! Когда я найду этого негодяя, то сверну ему шею…

— Я уверена, что вы застраховали такую ценную вещь, — сказала Ив.

— Не в этом дело, мисс, — сердито буркнул он.

Он, наконец, отошел, закурив новую сигарету и бубня что-то себе под нос.

Остаток дня Ив провела, подписывая открытки, распаковывая и пытаясь привести свои работы в подобие порядка. Макси играла в бридж внизу, взяв в партнеры Элен Эпплгейт, с двумя туристами из отеля.

Ив пыталась сосредоточиться на набросках, привезенных с собой, но наконец отказалась от этого. В комнате становилось жарко. Она включила вентилятор, и поток воздуха разметал ее рисунки. Она собрала их и отложила в сторону. Потом, взяв альбом для эскизов, села в кресло с карандашом в руке.

Ив принялась рисовать маленькие кружки, квадраты и треугольники, но неожиданно обнаружила, что рисует мужскую руку. Руку мертвеца. Она выронила карандаш.

Разорвав рисунок в клочки, она бросила их в корзину для бумаг. Как можно быть уверенной, что человек из самолета и человек на катере — одно и то же лицо? Вот если снова увидеть его руки…

Но, как и раньше, эта мысль привела ее в ужас.

Вошла Макси с картами и блокнотом в руках.

— Кто выиграл? — спросила Ив.

Макси засмеялась:

— Я.

— Что и следовало ожидать.

— Бен собирается обедать со своей кинозвездой в каком-то клубе, на другом конце острова. Приглашает нас. Ты пойдешь?

Ив покачала головой.

— Нет.

— Послушай, ты что, собираешься просто сидеть и скучать?

— Иди, если хочешь. Они не в моем вкусе.

— Все лучше, чем сидеть и оплакивать Фила, — заметила Макси.

— Возможно, в следующий раз.

Она обедала в одиночестве в тишине гостиничной столовой. Хосе остановился у ее столика на несколько минут.

— Прости, не могу составить тебе компанию — весь день борюсь с возникающими трудностями. Ты, наверно, заметила, что кондиционер не работает?

Она засмеялась:

— Еще бы.

— Я пытался починить его. Безуспешно. Все безнадежно устарело, износилось или просто сломано.

— Мне очень жаль, Хосе.

— Что ж, удача пока изменила, — сказал он с теплой улыбкой. — Может, завтра повезет больше…

Он ушел, и она этому даже обрадовалась. Ей не хотелось никого видеть. Ив никак не могла избавиться от мыслей о мертвеце. Капитан Мартин сказал, что его отправят домой рано утром. На катере. Возможно, если она сейчас пойдет в полицию…

Она отбросила эту идею. Кто-нибудь обязательно увидит ее. Это покажется странным.

Вернувшись к себе в номер, она расслабилась в прохладной ванне и рано легла в кровать с книгой. Но спать не могла. В девять она встала, оделась и вышла из отеля, воспользовавшись боковой лестницей вместо лифта. Быстро шагая сквозь теплую, тропическую ночь, она свернула на знакомую улицу. Остановившись возле одного из многочисленных цветочных киосков, Ив купила букетик местных цветов у полусонного мальчишки, сидящего на песке, и поспешила дальше.

Поднявшись по ступенькам в полицейский участок, она больше не колебалась. Она приняла решение.

— Добрый вечер, — сказала она.

Молодой офицер полиции, сидящий за обшарпанным барьером, с удивлением посмотрел иа нее.

— Могу ли я увидеть покойного, мистера Вильямса?

Офицер удивился еще больше.

— Я принесла ему цветы, — объяснила она сбивчиво, чувствуя себя круглой дурой. — Если бы вы позволили мне увидеть его, на минутку…

Офицер кивнул и поднялся. Проведя ее в заднюю темную комнату, он включил свет. Гроб был простои и очень строгий. Крышка закрыта.

— Могу я увидеть его? — спросила она дрожащим голосом. — Мне бы хотелось отдать ему дань уважения…

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Макси вернулась очень поздно, и Ив хотя еще не спала, не стала окликать ее. Все равно завтрашний день уже скоро наступит. Что же ей рассказать из того, что произошло? Может быть, о том, как она поставила себя в глупое положение в полицейском участке? Или о том, что кто-то побывал в ее номере?

Насколько точно она могла это утверждать? Все в номере было по-прежнему. Ничего не пропало, и все же почему-то Ив была уверена, что кто-то чужой был здесь и, возможно, даже обыскивал номер. Но почему? Она никак не могла выбросить это из головы, и чтобы наконец заснуть, ей пришлось выпить снотворное.

Проснувшись утром, она встала и оделась, телефон зазвонил, когда она расчесывала свои длинные волосы.

— Алло.

— Доброе утро, Ив.

— Привет, Хосе.

— Как насчет завтрака во внутреннем дворике через двадцать минут?

— Ты уверен, что у гостиничного магната есть время? — спросила она легкомысленным тоном.

— Безусловно.

— Отлично. К тому же мне надо с тобой поговорить.

Несколькими минутами позже Ив на цыпочках зашла в номер Макси, но та крепко спала, закинув руки за голову, как ребенок, ее лицо было спокойным и раскрасневшимся. Написав записку, Ив прикрепила ее так, чтобы Макси, проснувшись, сразу увидела ее.

Внутренний дворик был очень приятным местом, особенно по утрам. Хосе уже ждал ее. Здесь пили кофе несколько постояльцев отеля, но она никого из них раньше не видела и не знала, кроме сестер Эпплгейт.

— Ты выглядишь просто замечательно, — сказал Хосе, предлагая ей стул.

— Не может быть, — рассмеялась Ив. — Я абсолютно не выспалась.

— Что-нибудь с кроватью? — спросил он взволнованно.

Она похлопала его по руке, успокаивая.

— Вовсе нет. Дело только во мне, Хосе.

Он вздохнул и полез в карман за сигаретой.

— Спасибо за то, что ты такая очаровательная лгунья, — сказал он.

Хосе не часто поддавался меланхолии, но сейчас он выглядел растерянным. Или он только играл на ее чувствах? Ведь Хосе — отчаянный малый. К тому же не в его характере делать что-то без пользы для себя.

— Приму к сведению, — сказала она. — Да, кондиционер опять не работает.

— Плохо, — он нахмурился. — Что-то с генератором. Боюсь, я никогда не был расположен к технике. Весь вчерашний день и половину ночи я проторчал в подвале. Я потихоньку превращаюсь в крота.

Подошла официантка, и они сделали заказ. Хосе не спеша курил сигарету, облокотившись о спинку стула, его темные глаза следили за Ив. Она увидела, что и при свете дня он был таким же привлекательным, как и четыре года назад. Правда, он возмужал и явно был доволен собой, чего никогда раньше не водилось, к тому же из кармана его рубашки торчали очки для чтения. Этого тоже не было раньше. Интересно, как он выглядит в них?

— Хосе, ты напомнил мне, — сказала Ив. — В прошлый раз я оставила в подвале свои вещи. Мистер Кэссэт обещал сохранить их для меня. Там был мой мольберт и старый чемодан, полный принадлежностей для рисования. Будет ли удобно, если я пойду вниз и поищу их там?

— Я знаю, где они. Я провожу тебя вниз после завтрака, и ты возьмешь все, что тебе нужно, или, если хочешь, я попрошу Педро принести чемодан в твой номер.

По крайней мере, одна вещь не изменилась в отеле — пища была такой же вкусной, как и раньше, и Ив была удивлена, почувствовав аппетит. Общество Хосе, а также близость океана заставили ее усомниться, случилось ли что-то прошлым вечером. Может, никто не следил за ней, когда она шла из полицейского участка, и никто не обыскивал ее комнату? Просто она, как идиотка, пыталась еще раз увидеть мертвого человека.

— На острове кое-что изменилось с тех пор, как ты уехала отсюда. Ив, — сказал Хосе. — Мне бы хотелось показать тебе…

— Хосе, как бы тебе объяснить… я имею в виду…

Хосе рассмеялся, его белые зубы засверкали.

— Я знаю, что ты имеешь в виду… Но я как старый друг… Хорошо?

— Хорошо.

— Как только отремонтируют кондиционер, и мне удастся немного разгрести дела в офисе, я буду к твоим услугам.

Они засиделись за второй чашкой кофе, и Ив успокоилась. Она должна была расспросить его о Кэпе Кэмпбелле. Кэп — особенный человек, с лицом херувима, с дружеским смехом и самой благородной душой в мире. Ив видела в нем отца, но без родительского эгоизма. Она просто получала удовольствие от его компании, а он — от ее. Но вчера… нет, он просто не заметил ее, вот и все.

Начался прибой, волны с шумом набегали на песок. Дети, загорелые и счастливые, собирали ракушки в очень маленькие пластмассовые ведерки. Босоногие, они бегали, смеясь и крича, играя с морем в салочки.

— Моим племянникам тоже нравилось здесь, — прошептала она.

— Бадди и Тереза, — сказал Хосе.

— Ты помнишь их имена!

— Они были совсем маленькие, особенно девочка — совсем крошка, насколько я помню. Сейчас они, должно быть…

— Выросли слишком быстро, — Ив засмеялась. — Бадди — семь, Терезе — пять.

Наконец встали, и Хосе взял ее за руку. Пользуясь служебной дверью, они спустились в мрачный, пахнущий плесенью подвал. В темноте слышались голоса рабочих, удары металла о металл. Там все еще ремонтировали кондиционер.

— Это здесь, Ив, — сказал Хосе.

Они шли, пробираясь между картонными коробками, шлангами для воды, различными садовыми инструментами и средствами для уборки помещений, все вещи здесь находились в целости и сохранности.

Наконец, в темпом, пыльном углу Ив нашла свои вещи. Хосе задел электрический провод, и лампочка на потолке закачалась из стороны в сторону.

— Прости, здесь такой беспорядок. Я бы сам вытащил это отсюда для тебя, — сказал он, извиняясь.

— Ничего, Хосе.

Ее мольберт был здесь, пыльный, но вполне пригодный, а когда она подняла крышку чемодана, то с радостью обнаружила, что краски не засохли. К счастью, ими можно было пользоваться.

— Я велю Педро вытереть пыль с твоих вещей и принести их в твой номер.

Она отрицательно покачала головой.

— Нет, не нужно, Хосе. Если ты не против, я просто оставлю их здесь, а когда мне потребуется что-то, я спущусь вниз.

— Как хочешь.

Она взяла несколько тюбиков красок, коробку кистей и с щелчком захлопнула крышку чемодана. Встав, она слегка задела руку Хосе. Они посмотрели друг на друга. Здесь было прохладно и сыро, даже жутко. Лампочка перестала раскачиваться; она ярко освещала черты лица Хосе, блеск его темных глаз. У Ив перехватило дыхание. На миг они снова стали молодыми и безумно любили друг друга.

Неожиданно она очутилась в его объятиях и ощутила страстную горечь его поцелуев. Его язык властно хозяйничал в ее рту, руки свирепо сжимали ее тело. Она почувствовала, как он возбужден. Его руки, вначале гладившие ее по спине, опустились на талию, затем на ягодицы. Одной рукой он задрал ей платье и острыми пальцами впился в прохладную кожу ее бедер. Вскрикнув, она отшатнулась и уперлась руками в его грудь.

— Все прошло, Хосе…

Хосе быстро отодвинулся от нее, предложив ей жестом идти вперед, и все исчезло.

— Хосе, я хотела тебя спросить о Кэпе. Ты говорил какие-то странные вещи. Я не поняла…

По лицу Хосе было видно, что он не хочет об этом говорить. Он снова взял ее за руку.

— Я не люблю передавать сплетни, и до сих пор ни с кем не говорил об этом. Мне просто не нравится, что о нем продолжают говорить — вот и все.

— В чем дело, что ты имеешь в виду?

В этот момент появился один из рабочих с гаечным ключом в руке и лицом, перепачканным сажей.

— Мистер Келли, не могли бы вы подойти сюда на минуту…

Хосе вздохнул и кивнул головой.

— Хорошо, я сейчас подойду. Извини, Ив. Но я должен идти. Мы поговорим позже.

После этого он ушел, она поднялась наверх по ступенькам. Ив поставила мольберт в углу фойе и отнесла кисти и краски к себе в номер.

Макси все еще спала и, по всем признакам, могла проспать большую часть дня. С усмешкой на лице Ив покачала головой. Дописав записку, она положила ее на место и пошла в свой номер.

Освободив одну из сумок, Ив положила в нее чистый холст, натянутый на подрамник, блокнот рисовальной бумаги для набросков и наборы тюбиков красок и кистей.

Она переоделась, собрала свои вещи и была уже на полпути к двери, когда вспомнила о своих солнцезащитных очках. Взяв сумку, с которой она приехала из Чикаго, она ощупывала все свои вещи, пока не нашла новые очки, которые купила в Майами. С удивлением Ив обнаружила еще одни очки.

Как они сюда попали? Очки были в тяжелой оправе, а стекла — совсем темные. Они выглядели как мужские. Конечно, это же очки Фила! Он всегда забывал у нее свои вещи, и она, должно быть, случайно захватила их.

Фил! Со вздохом она бросила очки назад в сумку. Неужели он все время будет напоминать ей о себе?

В фойе никого не было. Ив, одетая в нарядные шорты, парусиновые туфли и блузку без рукавов, позвонила в колокольчик, стоящий на письменном столе.

Появился Педро, он улыбнулся, и зубы его сверкали на загорелом лице.

— Доброе утро, мисс Хензавей.

— Есть ли в отеле велосипеды напрокат?

— Да, да. Очень много.

— Хорошо. Мне нужен один велосипед на день.

Педро провел ее во двор и выбрал там самый лучший велосипед. Она пристегнула ремнями мольберт, а сумку и коробку с красками прикрепила на багажник.

— Будьте осторожны, мисс Хензавей.

— Не беспокойтесь обо мне, Педро. Я справлюсь.

Затем, помахав рукой, она отправилась в путь. Единственная дорога, проходящая через весь остров, была покрыта асфальтом, ее твердая поверхность начинала плавиться, когда солнце слишком припекало.

Сначала езда на велосипеде забавляла Ив, но вскоре у нее от напряжения заболели ноги. Свернув к пляжу, она оставила велосипед под деревьями и пошла вниз к океану.

Солнце уже нещадно палило, оно висело как белый шар. Какое небо! Голубое, почти безоблачное. Легкий ветерок развевал ее волосы. Ив глубоко вздохнула соленый воздух.

— Эй, привет!

От неожиданности она даже подпрыгнула. Оглядевшись, Ив сначала никого не заметила. Но вскоре обнаружила Роджера Кэбота, бредущего к ней с обнаженной грудью и босыми ногами. На нем были джинсы, рваные на коленях. Он отпускал бороду, и его светлая щетина блестела на солнце.

— Привет, — ответила Ив, — я не думала, что вторгаюсь в твои земельные владения.

Он ухмыльнулся.

— Ты не вторглась. Я просто подыскиваю себе местечко. Ты тоже?

— Я собиралась поработать, — сказала она многозначительно.

Роджер пожал плечами.

— Я не буду беспокоить тебя, — потом, усмехаясь, поклонился и широким жестом указал на пляж и море. — Это все твое.

— Я не это имела в виду…

Роджер снова ухмыльнулся. У него были отличные белые зубы. Они как-то не сочетались с его внешностью: выглядели так, как будто их чистили три раза в день и за них оплачивали визит к зубному врачу дважды в год.

— Я заставляю людей чувствовать себя неловко. Увы, мисс Хензавей, я привык к этому.

— Неужели тебе нравится такая жизнь? Я имею в виду… она кажется немного бесцельной.

— Энергия, сестра. Энергия! Я ищу ее. Вот скажем, откуда ты ее черпаешь?

Ив покачала головой в замешательстве и подумала, что беседу с этим неопрятным парнем она поставила бы на последнее место из всех ненужных дел.

— Я должна ехать дальше. Время не ждет, а мне еще нужно сделать сегодня несколько зарисовок.

— Что ты рисуешь?

— В основном пейзажи. Иногда иллюстрации к журналам. Искусство — большой бизнес. В последнее время мне везет с продажей моих работ.

Он поморщился. Потом, не сказав пи слова, засеменил вниз к воде. Напоследок она увидела, что он поплыл, и волны от его рук искрились на солнце.

Ив поехала дальше. Ей не нравился Роджер Кэбот, хотя она и не могла сказать, почему. Он выглядел так неопрятно, а его одежда не выдерживала никакой критики. Похоже, что частенько он даже не умывался. К тому же время от времени в его взгляде проскальзывало что-то жестокое. Когда умер человек на катере, Роджер вел себя довольно бездушно. Он явно остался безучастным к такому трагическому происшествию.

Ну вот, она опять позволила мыслям о Чарльзе Вильямсе забить себе голову! А ведь как решительно взялась сегодня за дела — ей это не часто удавалось в последнее время.

Ив начала крутить педали быстрее, чтобы перестать об этом думать. До дома Кэпа Кэмпбелла было около шести миль. Четыре года назад она могла проехать на велосипеде туда и обратно много раз. Сегодня она не однажды останавливалась передохнуть.

Подъехав, наконец, к железным высоким белым воротам, она увидела дом, который когда-то знала и так горячо любила. Дом был местной достопримечательностью — с башнями по бокам; между ними была натянута проволока, по которой передвигалась маленькая женская фигурка. Дом был построен без проекта, может быть, поэтому и вышел таким удобным; один этаж — каменный, другой — деревянный. Соломенная крыша с толстой грубой дранкой, покрашенная серебристо-серой краской, чтобы отражать лучи тропического солнца.

Звонком служил колокольчик, и Ив сразу же дернула за пего, ожидая снова увидеть Кэпа. Что бы ни слышал Хосе — это, скорее всего, бессмысленная болтовня. На острове всегда сплетничали о ком-нибудь. А чем еще здесь можно заниматься? Поэтому любой пустяк здесь обычно чрезмерно раздували.

Мужчина в белом пиджаке подошел к ворогам. Ив узнала его и улыбнулась.

— Сэмми! Как ваши дела?

Он остановился на миг и затем открыл ворота.

— Здравствуйте, мисс Хензавей.

— Кэп дома? Мне бы хотелось его увидеть, если он не занят.

Сэмми резко обернулся и мельком взглянул на окна.

— Я не уверен, что он уже встал, мисс Хензавей. Кэп спит долго в эти жаркие дни…

Не получила ли она отказ? Как бы то ни было, она решительно покатила свой велосипед через ворота, заставив Сэмми отступить назад.

— Он говорил мне, что я всегда могу устанавливать свой мольберт на его скале. Я уверена, что он не будет против, если я поднимусь туда сейчас, — сказала она.

— О, я понимаю, мисс, но сегодня очень жарко. Вы уверены…

— Вполне уверена, Сэмми.

Поставив свой велосипед под пальму, она начала отстегивать мольберт и сумку.

— Когда Кэп проснется, скажите ему, что я здесь, Сэмми, — попросила она. — Мне бы хотелось его увидеть.

— Да, мадам, — Сэмми кивнул головой. — Я скажу ему.

После этого Сэмми заспешил обратно; раньше он никогда так быстро не ходил. Ив нахмурилась и изумленно посмотрела ему вслед. Затем, взяв нод мышку связанные в узел вещи, она двинулась по каменным ступенькам винтовой крутой лестницы к большому, просторному выступу скалы. Все называли ее скалой Кэпа. С одной стороны скала выступала далеко вперед, над океаном, а с другой постепенно переходила в цепь скалистых утесов, с которых открывался великолепный вид на весь остров.

Остров по форме напоминал полумесяц; он пологим изгибом врезался в голубую поверхность океана. Ив знала, что со скалы Кэпа можно увидеть крышу отеля, хижины аборигенов, летние дома нескольких богатых людей, вечерние клубы, главную дорогу, тропинки, ведущие к местам пикников и зонам отдыха. Отсюда остров выглядел, как иллюстрация к сборнику сказок.

Ее ноги и так уже болели от долгой езды на велосипеде, а лестница была очень крутая, поэтому Ив останавливалась отдохнуть.

— Ах, наконец, — пробормотала она.

Бросив свои вещи на землю, она пошла к уступам, на которых Кэп построил террасы. От беспощадных лучей солнца их защищали крыши из пальмовых листьев.

Ив осмотрелась. Добавилось что-то новое. Телескоп! Он был надежно установлен и заботливо укрыт парусиной. Кэп часто менял свои увлечения. Почти как безумный, он хватался то за одно, то за другое, пытаясь занять себя и найти смысл жизни.

— Я изгнанник, ты знаешь, — сказал он ей четыре года назад, когда они подружились. — Моя семья отреклась от меня.

— Я не могу поверить в это!

— Но это правда, — настаивал он.

— Но почему?

Кэп долго колебался, но все-таки рассказал.

— Я сделал кое-что, чего они не одобрили. При этом заработал много денег. Они никогда не простят мне этого, я полагаю. Все члены моей семьи были настоящими пуританами, если ты понимаешь, что я подразумеваю. Я всегда был выродком.

— Я не верю этому! — Она засмеялась и протянула руку, чтобы взъерошить его седые волосы. — Вы приятный, добрый и великодушный человек. Если кто-то отрекся от вас, то он, должно быть, не в своем уме!

— Что ты, Ив. Я наделал массу ошибок в прошлом, и я знаю об этом. В детстве я был беднее церковной мыши. Но я был уверен, что в один прекрасный день разбогатею, и никогда не стану бедным снова.

— И ты добился этого?

Кэн тяжело вздохнул.

— Да. Я разбогател. Я обидел их этим и потерял семью…

— Жена? — спросила она.

Кэи замолчал. Тень сомнения прошла но его лицу.

— Я и так сказал слишком много. Не люблю вспоминать некоторые из тех прошлых дней. Они не всегда были приятными. Кроме того, все это в прошлом, а я смотрю в будущее…

Сейчас будущее, кажется, заключается для него в телескопе. Ей очень хотелось спять чехол и посмотреть. Но вместо этого она подошла к самому краю скалы. Здесь была построена низкая железная ограда, но всякий раз, когда она смотрела вниз, Ив думала, что ограда должна быть гораздо выше. Как легко можно было свалиться, споткнувшись об нее, в воды бушующего внизу океана!

— Ты впустую тратишь время, девочка, — напомнила она себе.

Поэтому она установила мольберт, укрепила холст и выложила свои вещи. Она могла написать, по крайней мере, дюжину картин прямо здесь, не сходя с этого места!

Но ее душа не лежала сейчас к работе. Как она ни старалась, она не могла сосредоточиться. Соскребая лишнюю краску, она услышала чьи-то приближающиеся шаги и оживилась. Как хорошо увидеть снова Кэна!

— Я принес вам кое-что подкрепиться, мисс Хейзавей, — сказал Сэмми.

В руках у него был поднос, накрытый салфеткой.

— Это Кэп позаботился обо мне? — Ив поразилась, что Кэп не пришел сам.

— Он чувствует себя не очень хорошо, мисс Хейзавей. Он просил его извинить. Он увидится с вами как-нибудь в другой раз.

— О, что-нибудь серьезное?

— Я не думаю, мадам.

Он поставил поднос на одну из террас, поклонился ей и ушел.

— Поблагодарите Кэпа, — крикнула Ив ему вслед. — Как это мило с его стороны!

Но Сэмми уже исчез. Со вздохом Ив вытерла руки и заглянула с любопытством под салфетку, закрывающую поднос. Там были бутерброды, свежие фрукты, охлажденные напитки. Это было типично для Кэпа. Всегда думающий о других, такой добрый, вежливый, он наслаждался жизнью и старался, чтобы все люди, окружающие его, тоже получали удовольствие.

Но временами она догадывалась, что в прошлом у него были какие-то тайны, о которых никто не знает. Возможно, он был тогда совершенно другим человеком. Он сам намекал на это много раз. Не могло ли так случиться, что он еще раз изменился и опять стал тем человеком, которым был когда-то, задолго до знакомства с ней. Может, именно поэтому Хосе намекал, что Кэп изменился? Нет, она не может поверить в это! Его заботливый поступок показал ей, что Кэп — все такой же милый и приятный человек, каким он был всегда. Ей все равно, каким он был или что он сделал когда-то! Прошлое осталось в прошлом.

От этого второго завтрака она получила большое удовольствие, так как уже успела проголодаться и хотела пить. Здесь, на вершине скалы Кэпа, Ив совсем успокоилась. Подкрепившись, она позагорала некоторое время, отдыхая, а затем, с новыми силами, начала рисовать. Сейчас она работала с вдохновением, забыв обо всем на свете, кроме рисунка, который появлялся из-под ее кисти.

Вернувшись к действительности, Ив обнаружила, что солнце исчезло за тучами и вот-вот хлынет дождь. Она забыла, что здесь, на острове, ливень, даже сильный ураган, мог налететь в любой момент. Он мог тут же закончиться, но мог и длиться часами. Ив поспешно собрала свои вещи и стала спускаться. Дождь настиг ее. Она побежала к дому через внутренний дворик, бросила свои вещи под навес, но дверь в доме была закрыта. Толкнув ее, Ив обнаружила, что она заперта.

— Эй, Сэмми, позволь мне войти! Я промокла насквозь!

Наконец она услышала звук приближающихся шагов. Замок щелкнул, стул был отодвинут с прохода, и дверь открылась. Кэп стоял в дверях в своем обычном летнем наряде — голубые широкие брюки, белая спортивная рубашка и теннисные туфли. Его лицо было непроницаемым, но какое-то странное чувство на мгновение появилось у него в глазах. Было ли это раздражение или желание отказать ей? Затем он улыбнулся и протянул руку, чтобы втащить ее в дом.

— Ив! Я думал, что ты уехала несколько часов назад. Ради Бога, заходи!

Его голос был бодрым и дружелюбным, однако чего-то в нем не хватало. Ив не могла избавиться от ощущения, что она здесь не желанна.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Промокшая под дождем и запыхавшаяся, Ив вошла в просторною удобную комнату. Мокрые волосы облепили ее голову, кофточка прилипла к телу.

— Ну и ливень! Кэп, не могли бы вы перекрыть этот кран?

Он улыбнулся ее словам. Казалось, что настороженность ушла из его глаз, и она сказала себе, все эти подозрения — лишь плод ее воображения. Просто она перенервничала за последние дни, да и намеки Хосе относительно Кэпа могли этому способствовать.

— Дорогая, я и не предполагал, что ты все еще здесь! — сказал Кэп. — Я думал, что ты давно уехала. Входи же. Сэмми, Сэмми! Принеси для Ив полотенце, она насквозь промокла.

Сэмми прибежал с несколькими роскошными полотенцами и положил их на стул.

— Извините меня за столь бесцеремонное вторжение. Сэмми сказал мне, что вы неважно себя чувствуете, — сказала Ив, насухо вытирая волосы.

— Я в порядке. Просто на меня действует этот летний холод, — быстро ответил Кэп. — Но я надеюсь, что не поделюсь с тобой своими микробами.

— Я люблю холод и здорова, как лошадь, — засмеялась Ив. — Вы хорошо выглядите, Кэп, и мне кажется, что вы немного похудели.

— Я рад, что ты так думаешь. Я слежу за своей фигурой. Кстати говоря, держу пари, что ты голодна.

— Нисколько. Сэмми принес мне по вашему приказу поднос с едой и, должна признаться, что съела все до крошки! Это было очень мило с вашей стороны, Кэп. Никто другой не додумался бы до этого.

Седые брови Кэпа взметнулись вверх.

— Ах, вот как! Кстати, ты здесь с мужчиной? Я его знаю?

— Нет, — сказала она. — Иногда, Кэп, я думаю, что однажды приду сюда и выйду за вас замуж!

— И станешь любимой женщиной старика? — хихикнул Кэп. — Чтобы дать работу болтливым языкам, так что ли? Может, расскажешь мне, что случилось?

Она не видела Кэпа два года. Он тогда нанес ей визит в Чикаго, где проводил уик-энд. Это было до того, как в ее жизнь вошел Фил. Общение с Кэпом всегда доставляло ей удовольствие. Он умел обходиться с женщиной, как с настоящей леди. И сейчас, несмотря на то, что с момента их последнего свидания прошло довольно много времени, она почувствовала, что между ними легко возобновляются прежние дружеские отношения, как будто они и не расставались. Кэп к тому же был хорошим слушателем.

И вот она рассказала ему про Фила. Рассказала все. Он слушал ее внимательно, с полузакрытыми глазами, откинувшись на спинку кресла. Ив догадывалась, что ей подсознательно хотелось вернуться на этот остров именно для того, чтобы иметь такого слушателя, как Кэп, который всегда понимал ее.

— Картина проясняется, — сказал Кэп. — Может быть, ты и Хосе…

Ив быстро замотала головой:

— Нет, не Хосе. С этой каруселью уже покончено.

— Ты говоришь, с тобой твоя подруга?

— Да, Максин Дил. Хотя я боюсь, что она скоро использует все возможности, которые может предоставить ей остров, и захочет вернуться домой. Макси — человек дела.

Кэп рассмеялся и выбил трубку в пепельницу.

— Она меня заинтересовала.

— Ты должен с ней встретиться, Кэп.

На какое-то мгновение на его лицо набежала тень. Затем, хлопнув себя по колену, он снова подошел к окну и выглянул наружу.

— Все еще льет, — сказал он.

Только теперь, когда он стоял к ней спиной, Ив заметила, что его плечи несколько ссутулились; его осанка говорила о том, что он чем-то подавлен. Возможно, это всего лишь простуда, о которой он говорил, но могло быть и что-то большее.

— Кэп!..

— Да?

— В чем дело?

Он посмотрел на нее с притворным удивлением.

— Что ты имеешь в виду?

— Вы выглядите несчастным. Очень несчастным. Это как-то связано с вашей семьей?

— Почему ты об этом спросила?

— Мне вдруг пришло это в голову. Я помню, вы рассказывали мне кое-что о своем прошлом.

Лицо Кэпа сделалось замкнутым, почти злым.

— Мне бы не хотелось говорить об этом, Ив.

Ее поразил дрожащий голос Кэпа. Очевидно, она затронула слишком больную тему.

— Простите, — прошептала она.

Оп немного смягчился и беспокойно заходил по комнате. Вновь подойдя к окну, он выглянул наружу.

— Впечатление такое, что дождь зарядил на всю ночь.

— Ничего себе! А я на велосипеде…

— Сэмми может довезти тебя до гостиницы, — сказал он. — Тебе, должно быть, неуютно в мокрой одежде. Надеюсь, ты не думаешь, что я тебя выпроваживаю, но, как ты и сама заметила, сегодня я не совсем здоров и к тому же не в духе.

— Конечно, не думаю, — быстро сказала она. Однако ее немного удивила и даже слегка задела та спешка, с которой он тут же вышел из комнаты и позвал Сэмми.

Через несколько минут Ив, держа над головой одолженный плащ, пробежала под дождем и села в допотопный автомобиль. Сэмми повернул ключ; мотор заработал, но тут же заглох.

— Я позвоню в гостиницу, — сказала Ив. — Возможно, Макси или Хосе смогут приехать за мной.

Ив поспешила обратно в дом. Кэпа поблизости не было. Она нашла телефон. Остров никогда не мог похвастаться хорошей телефонной связью, и сейчас на линии стоял шум, возможно, из-за дождя. Тем не менее она услышала голос Педро и попросила его соединить ее с номером Макси.

— Алло, — ответила Макси.

— Алло, Макси, это Ив. Я застряла у Кэпа Кэмпбелла. Не могла бы ты…

— Я тебя не слышу, — крикнула Макси. — Повтори. Ив повторила это три раза. Макси как раз собиралась ответить, когда связь прервалась. Стуча по аппарату, Ив отчаянно закричала в трубку, но все было бесполезно. Линия молчала, и это могло продолжаться не один день. Вошел Кэп и очень удивился, увидев ее здесь.

— В вашем старинном автомобиле сел аккумулятор, — объяснила она. — Я позвонила Макси, но вовсе не уверена, что она меня поняла.

Кэп, наконец, перестал сутулиться и успокоился.

— Ну что ж, значит, у меня к обеду будет гостья, так ли?

— К сожалению, Кэп, я не уверена, что Макси приедет за мной. Я не думаю, что она успела понять меня до того, как нас разъединили.

— Ты ведь знаешь, что у меня есть свободная комната для гостей. Приглашаю тебя занять ее.

— Кажется, я всегда была надоедой? — спросила она извиняющимся топом.

Лицо Кэпа смягчилось:

— Но надоедой очаровательной.

На некоторое время Кэп перестал нервничать, но затем она снова заметила на его лице расстроенное выражение; ему едва удавалось отвечать на ее веселую болтовню. Возможно, это было следствием его нездоровья, но у Ив в памяти застряли слова Хосе… Ходили слухи… Но какие?

Во время обеда Сэмми прислуживал им в комнате с видом на море. Правда, из-за непогоды шторы были задернуты. Комната была мягко освещена, стол накрыт белоснежной скатертью. Знакомое Ив столовое серебро соседствовало с прекрасным фарфором. Кэп любил красивые вещи. Ей не был известен источник его доходов, зато Ив помнила то прекрасное время, когда она гостила в этом доме. Четыре года назад Кэп приглашал ее вместе с Хосе и был очень гостеприимен.

В середине обеда лампочки потускнели, вспыхнули и снова потускнели. Кэп шепотом выругался.

— Я не понимаю, почему на этом несчастном острове ничего не работает! Сначала выключается телефон, теперь свет! Нельзя же всегда зависеть от этого! Когда-нибудь здесь будет ураган, и я удивлюсь, если хоть что-нибудь уцелеет!

Ив поразил гнев, который слышался в голосе Кэпа. Эти проблемы были не новы, но прежде Кэп всегда смотрел на них с юмором и не придавал им большого значения.

Вскоре комната погрузилась в полную темноту. Кэп снова выругался.

— Сэмми! Сэмми! Подай свечи! Куда ты пропал? Она услышала, как Сэмми загремел чем-то на кухне.

Через несколько минут он вошел с зажженной свечкой и поставил ее на стол.

— Я принесу еще, хозяин. А, может, скоро дадут свет?

— Через три дня, не раньше! — сердито буркнул Кэп.

Они закончили обед при свечах; Ив считала своим долгом вернуть хозяину хорошее настроение. К десерту хмурое выражение сошло с его лица, однако в уголках рта залегли глубокие складки, и Ив знала, что только присущий ему такт заставляет его быть с ней вежливым. Чувствовалось, что Кэп потерял уверенность в себе!

Сэмми расставил по дому свечи, и свет их пламени создал в комнатах приятную, почти сказочную атмосферу. Сэмми и Кэп пошептались о чем-то в холле, возможно, о комнате для нее, после чего Сэмми поспешно удалился, и она услышала, как он поднимается по коротким ступенькам лестницы на верхний этаж.

Несколько раз она подходила к окну, стараясь разглядеть дорогу, но никаких фар видно не было. Очевидно, что никто за ней не приедет. Макси не поняла ее. Скорее всего, она подумала, что Ив звонила, чтобы предупредить о том, что останется ночевать.

— Я надеюсь, что ты извинишь меня, дорогая, — сказал Кэп через некоторое время. — Я, пожалуй, пойду спать. Извини, что я не могу предоставить тебе никаких развлечении — ни радио, ни телевизора. Боюсь, что при свечах и читать неудобно.

— Все в порядке. Если Сэмми покажет мою комнату, я тоже пойду спать. День был очень длинный, я устала. Я даже немножко опьянела, наверно, от свежего воздуха.

— Городская девочка! — усмехнулся Кэп.

Взяв его под руку, она вместе с ним поднялась по широкой лестнице. Из лучшей комнаты для гостей вышел Сэмми.

— Ваша комната готова, мисс Хензавей.

— Спасибо, Сэмми.

Она пожелала Кэпу спокойной ночи. Остановившись в дверях своей спальни, он помахал ей рукой и быстро скрылся внутри.

Ее спальня была выдержана в тоне бледной лаванды. На окнах висели тяжелые шторы. Постель была застлана свежим бельем, на которое была выложена мужская пижамная пара. Кэп такой рослый, крупный мужчина, она в этой пижаме утонет! Но это не имеет значения. Она так устала!.. И голова немного болит… Зевая, она вошла в ванную комнату, вымылась, подумав, что к утру ее волосы придут в полный беспорядок, и начала раздеваться.

Потом, даже задрожав от усталости, она в болтающейся на ней огромной пижаме добрела до кровати и в полном изнеможении мгновенно уснула.

Среди ночи она проснулась. Время узнать было негде. Снизу слышались удары прибоя о скалы. Дождя не было. Шторм, видимо, кончился.

Она встала с кровати и, неслышно ступая по толстому ковру, подошла к окну, чтобы отдернуть шторы. В комнате было жарко, душно и чувствовался запах табачного дыма. Вечером его не было.

Распахнув окно, она впустила в комнату свежий от дождя воздух и вдохнула его полной грудью. Во рту был какой-то странный привкус, а глаза как будто засыпали песком. Почти такое же состояние, как если бы она выпила на ночь снотворное.

Дождь перестал, но все еще дул порывистый ветер. Свежий воздух взбодрил ее. Ив захотелось узнать, который час. Она подошла к выключателю и попыталась зажечь свет, но электричества не было. Тогда она поднесла часы к окну, но при лунном свете рассмотреть время было невозможно. Да это и неважно. Она может снова идти спать.

Тут Ив показалось, что она краешком глаза увидела свет в башне. Высунувшись подальше в окно, она от удивления широко раскрыла глаза. Кэп никогда не поднимался в башню! Четыре года назад ей пришлось упрашивать его целый час, прежде чем он проводил ее туда.

Порыв ветра загнал ее обратно в комнату. Задрожав от холода, она собралась закрыть окно, как вдруг услышала голоса. Высунувшись снова, она посмотрела вниз — никого. Может, где-то работает радио? Может, Сэмми слушает транзистор на батарейках?

— А я тебе говорю, что опасно, — послышался приглушенный голос. — Это не должно повториться!

Голос Кэпа? Но откуда он донесся? Такое впечатление, что с восточной стороны, из башни, где она видела свет.

Это разожгло ее любопытство. Некоторое время Ив постояла в ожидании, но вспышки света больше не повторилось, и голосов не было слышно. Ветер утихал. Оставив окно открытым, она легла в кровать и снова заснула.

Проснулась Ив оттого, что кто-то стучал в дверь. Открыв глаза, она почувствовала сухость во рту. Было утро. Она облизала губы и откинула с лица волосы.

— Войдите, — сказала она.

Ив знала, что Кэп всегда присылал завтрак гостям в комнату. Распахнув дверь, Сэмми поставил на столик рядом с кроватью поднос с едой.

— Спасибо, Сэмми. Кофе чудесно пахнет! А у меня, кажется, немного болит голова.

— Слишком много солнца, — усмехнулся Сэмми.

— Это верно, — засмеялась она. — Как себя чувствует Кэп?

— Он еще спит. Я собираюсь съездить в город за новой аккумуляторной батареей для автомобиля. Тогда я отвезу вас.

— Это было бы прекрасно, Сэмми.

Сэмми поклонился. Когда он подошел к двери, она окликнула его.

— Сэмми!

— Да, мисс.

— В доме есть другие гости?

Темные глаза Сэмми остались равнодушными, лицо выражало спокойное неведение.

— Нет, мисс, только вы.

Он снова поклонился и закрыл за собой дверь.

Соскользнув с кровати, она налила себе чашку кофе. Там были булочки, два ломтика тостов, яйца и ветчина. Но она хотела только кофе. Теперь, когда она встала, в голове стучало еще сильней.

Открыв пошире окна, она снова высунулась наружу и вдруг вспомнила свет в башне и странные слова, долетевшие до нее с ветром: «А я тебе говорю, что опасно. Это не должно повториться!»

Слышала ли она эти слова на самом деле или они ей только почудились? Дрожащими пальцами она потерла ноющий лоб. Что с ней происходит в эти дни? Что, в конце концов, случилось с ее нервами? То она узнала руку мертвеца, то кто-то якобы следил за ней по дороге, а еще кто-то обыскал ее помер!.. Теперь вот это!

— Возьми себя в руки, Ив, — пробормотала она. — Иначе Боб окажется прав, и люди в белых халатах действительно придут за тобой!

Качая головой, совершенно сбитая с толку, она прошла в отделанную кафелем ванную комнату и постояла под сильной струёй душа. Это ее несколько оживило. Слава Богу, у нее немнущаяся одежда. Ее шорты и кофточка выглядят вполне прилично, хотя вчера промокли насквозь, и их никто не гладил.

Она вышла в холл. Стояла тишина. Дверь в комнату Кэпа оставалась закрытой. Сэмми уехал, и она не сможет выбраться отсюда, по крайней мере, еще пару часов. Разглядев дверь, ведущую в восточную башню, она тут же пошла к ней. Какая-то часть ее рассудка подсказывала, что она должна посмотреть, действительно ли кто-то мог там быть прошлой ночью.

Ковер в холле был таким толстым, что, ступая по нему, она почти не производила шума. Двери по обе стороны холла были закрыты. Около одной из них она остановилась и почувствовала искушение открыть ее и заглянуть внутрь… Сэмми сказал, что она была единственной гостьей.

Дверь, идущая в башню, открылась беззвучно, что было весьма примечательно. На острове все дверные петли, если ими постоянно не пользуются, быстро ржавеют и начинают скрипеть.

За дверью начиналась винтовая лестница. Поднявшись по ее ступеням, Ив опять очутилась перед дверью и взялась за ручку. Дверь была заперта.

— Что ты там делаешь?

Она резко обернулась. В халате, накинутом на ярко-голубую пижаму, внизу стоял Кэп с всклокоченными волосами и с красным, сердитым лицом.

— О, Кэп, как вы меня испугали!

— Что ты там делаешь? — повторил он.

— Простите! Это не то, что вы думаете, я вовсе ничего не вынюхиваю. Я… Мне показалось, что прошлой ночью я здесь видела свет, и мне стало любопытно.

Кэп сердито смотрел на нее некоторое время, затем рассмеялся и пригладил рукой свои волосы.

— Спускайся, Ив. Да, здесь был свет ночью. Ставни в башенном окне ночью стали хлопать и разбудили меня. Я послал Сэмми наверх, и он их снял.

— А, все понятно. — Значит, она действительно слышала голос Кэпа… Но что опасного в хлопающих ставнях? Шум, помеха, но опасность?..

— Я знаю, как ты любишь башни и виды, которые из них открываются, — проговорил Кэп непринужденно. — Но я запер дверь, потому что лестница плохая, ступени прогнили от сырости. Когда-то крыша начала протекать, а я это заметил не сразу. Чтобы избежать неприятностей, я приказал Сэмми никого не пускать наверх.

— О, понятно, — сказала она.

— Ты завтракала?

— Да.

— Ну, а я только встал. Не хочешь ли выпить со мной кофе? — Они снова спустились на второй этаж. Кэп плотно закрыл дверь, ведущую на башенную лестницу, и, смеясь, обнял ее за плечи. — Сегодня я чувствую себя лучше, — сказал он. — Мы с тобой должны как-нибудь вместе пообедать. Как ты к этому относишься?

Его голос звучал довольно дружелюбно и бодро. Но Ив не могла понять, почему ей так неприятно его предложение, а особенно то, как он ее обнял. Четыре года назад башенная лестница выглядела вполне крепкой. Могла ли она прогнить так быстро? Почему Кэп не желает пускать ее в башню, а значит, и в свой дом?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Кэп Кэмпбелл был дорог Ивон не только как добрый друг — он был частью той, другой ее жизни. Кэп был свидетелем ее счастья и, в какой-то степени, соучастником тех дурацких забав, которые можно совершать, лишь когда ты молод. Его отношение к Ивон всегда было безупречным, наверное, потому так заметна происшедшая с ним перемена. Но сейчас, когда они вместе пили кофе в его доме, Кэп изо всех сил старался загладить свою невольную резкость. Ив оценила его усилия и подыгрывала ему, хотя поначалу была несколько скованна. Однако очень скоро присущая их отношениям сердечность прорвалась наружу. Кэп, казалось, расслабился, напрочь забыв, что только что рассердился на нее.

Они подшучивали друг над другом, со смехом вспоминали забавные происшествия четырехлетней давности и даже перемыли косточки Хосе, который, став владельцем отеля, приобрел не свойственную ему прежде важность.

Ивон всегда нравилось болтать с Кэпом: она любовалась оригинальностью его мыслей, меткостью оценок, беззлобным, хотя и не беззубым юмором.

Постепенно Ив забыла о всех своих переживаниях, и даже когда он невзначай посоветовал ей использовать время отсутствия Сэмми с пользой, то есть отправиться снова на скалу, где вчера ее застал дождь, и продолжить начатую работу, она не уловила в этом предложении желания поскорее избавиться от нее.

Утром с высоты океан выглядел особенно грандиозно. Ив увлеклась работой, делая быстрые зарисовки. Она стояла довольно далеко от края скалы, и ей не был виден причал, но, сделав несколько случайных шагов, она неожиданно увидела пришвартованную к нему яхту.

Несмотря на то, что ей не угрожала никакая опасность, Ив инстинктивно спряталась за небольшой выступ и, напрягая зрение, стала из укрытия наблюдать за тем, что делалось на судне.

Она простояла так довольно долго, но не уловила на яхте никакого движения — она казалась абсолютно необитаемой. И все же Ив не оставляло ощущение тревоги. Солнце светило ярко, ветер разогнал вчерашние тучи, и погода была хоть куда, но Ив быстро сложила мольберт и поспешила к дому Кэиа Кэмпбелла.

Сэмми уже успел вернуться и заменить аккумулятор.

— Карета подана, мисс Хензавей, — весело заявил он, заметив подошедшую Ивон.

— Минуту, Сэмми, я только попрощаюсь с Кэпом, — сказала Ив, укладывая мольберт в машину.

Но он шагнул наперерез и остановил с мягкой настойчивостью:

— Хозяин просил передать, что плохо себя чувствует.

— Да нет же, Сэмми, он только что был здоров, — запротестовала Ив.

— Хозяин свяжется с вами, как только ему станет лучше, — вежливо, но настойчиво сказал Сэмми, по-прежнему не пуская ее в дом.

— Что происходит, Сэмюэль? — спросила Ив с нарастающим раздражением.

— Садитесь в машину, мисс Хензавей, прошу вас. Я отвезу вас в отель.

Сэмми казался невозмутимым, но прятал глаза, и она поняла, что ничего не добьется. Подозрения, убаюканные разговором с Кэпом, вновь проснулись в ней, но выспрашивать слугу, да еще такого, как Сэмми, было делом неблагодарным, поэтому она была молчалива и задумчива все то время, пока они ехали.

— Прошу меня извинить, мисс Хензавей, — вежливо произнес Сэмми, высаживая Ивон возле отеля.

— Пустяки! — небрежно бросила Ив, выходя из машины.

Она была до того расстроена, что вспомнила о мольберте и красках, забытых в машине, только когда поднялась в свой номер.

Как только открылись двери лифта, Ив увидела встревоженную Макси.

— Ну, наконец-то! Я не знала, что и подумать!

— Извини, Макси, у меня не было возможности толком предупредить тебя: телефон сломался посреди разговора.

— Я практически ничего не слышала, поняла, что звонишь ты — и все, — сказала Макси, доставая очередную сигарету.

Ив с нежностью обняла подругу. Ей было приятно, что не слишком щедрая на эмоции, деловая Макси так беспокоится о ней. Судя по бледности и теням под глазами, она плохо спала ночью. Ив очень ценила в своей лучшей подруге довольно редкое умение не мешать, не лезть в чужую жизнь, не проявлять дружеского деспотизма. Глядя в милое лицо Макси, Ив подумала, что сейчас у нее нет человека ближе, и она решила излить душу Макси, рассказав ей обо всем, что произошло в эту ночь; поведала о своих сомнениях и опасениях, о странном поведении Кэпа и о том непонятном, что происходило в его доме.

Макси выслушала ее сумбурный рассказ, не перебивая, и со свойственной ей житейской мудростью и неспешностью в оценках решила успокоить Ив:

— Ты вечно все драматизируешь. Возможно, что все это сущие пустяки, и мы еще посмеемся над твоими страхами.

— Хорошо бы, — вздохнула Ив.

— Отдохни немного.

— Да нет, я, пожалуй, поработаю, заодно и отвлекусь. Ларри забросал меня телеграммами — требует выполнения контрактных обязательств.

— Что и говорить, твой агент суров, но справедлив, — засмеялась Макси. — Встретимся за ленчем!

— Непременно.

Макси убежала, помахивая пляжной сумкой, а Ив отправилась в ванную комнату, чтобы смыть с себя усталость и тревоги минувшей ночи. Переодеваясь, она снова с досадой вспомнила о том, что забыла в машине краски, и решила спуститься в подвал, где хранился ее старый чемодан с рисовальными принадлежностями.

В подвале было темно, и она пошарила по стене рукой в поисках выключателя. Ив точно помнила, что он был где-то здесь, у самой двери, но никак не могла его нащупать. В конце концов его все же нашла. Вспыхнул свет, и в то же мгновение Ив увидела метнувшегося к противоположному выходу мужчину. Ив пронзительно закричала от охватившего ее ужаса и бросилась вон из подвала. Она опрометью понеслась по лестнице, потом по коридору и остановилась только тогда, когда буквально упала в объятия Хосе.

— Ив, что с тобой? — встревоженно спросил он. Она никак не могла отдышаться и молча показывала рукой на лестницу, ведущую в подвал.

— Подожди меня здесь, — сказал Хосе. — Я посмотрю, что тебя так напугало.

— Нет, пойдем вместе, — задыхаясь, выговорила Ивон, стуча зубами от страха. — Сама не пойму, что со мной: я ведь вовсе не трусиха.

— Так что же это было?

— Там прячется какой-то человек.

Идя рядом с Хосе, она ничего не боялась, но, когда они спустились в подвал, страх охватил ее с новой силой, и она прижалась к стене.

— Тут никого нет, — сказал Хосе, обходя все закоулки подвала, заглядывая даже под пустые ящики. — Тебе не почудилось?

— Надеюсь, ты не считаешь меня сумасшедшей?

— Пойдем, я провожу тебя в номер, — предложил Хосе.

— Нет, раз мы уже здесь, давай достанем краски. А то я побоюсь спуститься сюда одна.

Они подошли к чемодану и увидели, что он открыт.

— Мы забыли в прошлый раз закрыть чемодан. Вот что значит — вспоминать минувшее, — насмешливо сказал Хосе.

Ив молча достала краски и кисти, закрыла чемодан. Она ничего не сказала Хосе о том, что заметила: в ее чемодане кто-то рылся. К тому же она прекрасно помнила, что аккуратно закрыла чемодан, прежде чем уйти, в прошлый раз.

Она вся тряслась от страха, и Хосе по дороге успокаивал ее, что ей все почудилось. Тем не менее в номер к ней он вошел первым, против всех правил вежливости: заглянул в ванную комнату, ощупал тяжелые занавески, открыл платяной шкаф и провел рукой но ее платьям.

— По-моему, тебе нечего бояться. А теперь объясни, что с тобой?

— Хосе, расскажи мне, что болтают о Кэпе?

— Зачем тебе? Это все сплетни.

— Происходит что-то непонятное. Я боюсь, что Кэп ввязался в какую-то опасную игру.

— Не думаю, — с сомнением в голосе сказал Хосе. — Я знаю Кэпа не один год… Да, кстати, когда тебя не было, заезжал следователь, ведущий дело о гибели человека на катере: Чарльз Вильямс опознан как Гарри Филдинг.

— Ни то и ни другое имя мне ни о чем не говорят. Хосе, прошу тебя, меня очень волнует судьба Кэпа Кэмпбелла…

— Болтают разное, — неохотно начал Хосе, — о его связи с наркобизнесом, например. Но я абсолютно этому не верю. Говорят еще, что около его дома бродят какие-то подозрительные люди. Вот и сегодня…

— Сегодня там никого не было. Только пустая яхта у причала.

— Там есть, где укрыться. Ивон, послушай меня, не нужно в это вмешиваться. На то есть профессионалы, которые прекрасно во всем разберутся. Не подвергай себя опасности. Обещай мне. Твое дело — отдыхать, лечить нервы и писать картины. Я прав?

— Ты, конечно, прав. Я попробую тебя послушаться.

Давая Хосе обещание, Ив не была уверена, что сумеет сдержать его.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Ив встретила Макси в ресторане. Поджидая подругу, та просматривала свежие газеты, которыми ее снабдил официант.

— А вот и ты, наконец! — воскликнула Макси. — Что-нибудь случилось? У тебя такое лицо…

Ив решила не волновать ее и отрицательно покачала головой.

— Ты только посмотри, — продолжала щебетать Макси, — что пишут в газетах о деле Матеуса.

И она принялась зачитывать отрывки из публикаций, где сообщались новые подробности убийства. Статьи изобиловали сведениями о пропаже спецификаций оборонного значения. В газетах появились фотографии Матеуса в окружении каких-то мужчин с предложениями опознать кого-либо из них. Ив мельком взглянула на фотографии, но была слишком озабочена своими проблемами, чтобы проявить интерес к этому шумному событию, которое так невероятно волновало Макси. Она даже мягко упрекнула подругу:

— Дорогая, это дело мужчин шелестеть газетами за столом. Извини, но я очень хочу спать.

К ним подошел официант и принял заказ. Макси с аппетитом проглотила еду, а Ив, несмотря на только что высказанное желание, неторопливо потягивала вино, все еще переживая происшествие в подвале.

К столику, за которым сидели подруги, подошел Хосе.

— Ты в порядке? — спросил он Ивон.

— Да. Познакомься — это Макси, а это Хосе, о котором я тебе так много говорила.

— Вот как? — прищурилась Макси, мгновенно оценив его внешние данные. — Садитесь, — предложила она гостеприимно.

— Я на работе, — пошутил Хосе, присаживаясь за их столик.

Макси пересыпала разговор остроумными меткими замечаниями, дельными советами, и Ив очень скоро поняла, что они понравились друг другу. Если поначалу Хосе одаривал Макси взглядами, в которых мелькал интерес к ней, просто как к красивой женщине, то постепенно этот интерес сменился восхищением ее деловой сметкой.

Ив с улыбкой наблюдала, как Макси умело расставляет сети, в которых все больше и больше запутывался простодушный Хосе, сам того не замечая.

«Если я сейчас уйду, — подумала она, — эти двое, пожалуй, этого даже не заметят, а то и обрадуются».

— Ты уходишь? — спросил Хосе, увидев, что она поднялась со своего места.

— Не провожай меня, ведь ты на работе, — неожиданно для себя съязвила Ив. Хотя теперь она не испытывала к Хосе ничего, кроме дружеского расположения, ей было неприятно выступать в роли свахи, и она с горечью ощутила теперешнее одиночество.

Ив не относила себя к тем женщинам, которые, отправляясь на отдых или в путешествие, составляют для себя программу действий, в которой непременно присутствует объект под названием МУЖЧИНА. В этом смысле она полагалась на судьбу. Но состояние влюбленности было необходимо ей как всякой творческой личности, да и секс играл в ее жизни немаловажную роль.

Лучшее лекарство от любви — это новая любовь. Отправляясь на остров, она надеялась избавиться от тягостного чувства к Филу, но в эти дни тоскливые мысли о нем не оставляли Ив. Почему все так получилось? Ведь ее прошлые отношения с Хосе, в которых было все: — и страсть, и безумства, — оборвались как-то легко, не оставив горького осадка в душе. Их любовь плавно переросла в дружбу, по крайней мере, с ее стороны. С Филом все было по-другому… Она очень хотела избавиться от этой любви, похожей на тяжелую болезнь или проклятье, и, наверное, поэтому ее глаза невольно искали объект, на котором можно было бы остановить свое внимание. На эту роль подходил только один человек, и звали его Крейг Шеридан. К тому же фигурой он был так похож на Фила!

Ив неторопливо дошла до пляжа, который, к счастью, был пуст, и присела на шезлонг, стоящий почти у самой воды. Она смотрела на океан, стараясь успокоиться, но в ее памяти вновь и вновь прокручивались эпизоды ее недавнего прошлого. Вдруг она почувствовала на себе чей-то напряженный взгляд. Словно из-под земли перед ней вырос Крейг Шеридан. Ив вздрогнула.

— Извините, я не хотел напугать вас. Вы чем-то расстроены, мисс Хензавей?

— Что вы тут делаете? — спросила Ив, еще не оправившись от испуга.

— Обдумываю сюжет моего нового романа.

— Вот как? Я не читала ваших книг. О чем они?

Ей показалось, что Крейгу не хочется говорить об этом, но она настаивала: — Вы пишете детективы?

— Почему вы так решили?

— Уж очень у вас загадочный вид.

Крейг засмеялся:

— Это обманчивое впечатление. Ведь не зря говорят, что люди, пишущие смешные рассказы, в жизни мрачны и неинтересны.

— Это не всегда так.

— Ну, как правило.

— Значит, ваша таинственность не означает…

— Не означает. Я пишу о любви.

— О любви? Опираясь на собственный опыт?

— В том числе. В основном я собираю чужой опыт.

— Вы хотите, чтобы я поделилась своим?

— Я готов слушать.

Шеридан опустился на песок у ног Ив.

«Что со мной происходит? — подумала она. — Ну, ладно: разболтала свою любовную историю Кэпу Кэмпбеллу — так он хоть старый друг. Но отчего мне хочется пожаловаться на судьбу еще и этому сероглазому малознакомому человеку?»

— По-моему, я старею, — произнесла она вслух.

— Я этого не заметил, — живо откликнулся Крейг. — За ту неделю, что мы знакомы, вы меняетесь только к лучшему.

Ив расхохоталась.

— Может, уйдем отсюда? — предложила она.

— И я не услышу вашу исповедь?

— Вы не священник, Крейг Шеридан.

Крейг поднялся и внимательно посмотрел на нее.

— Я вас обидел?

Голос его звучал мягко, обычно холодноватые серые глаза излучали тепло и понимание. Оказывается, он был достаточно тонок, чтобы разобраться в ее состоянии. И тогда она догадалась, отчего ей захотелось пооткровенничать с ним. Судя по всему, Крейг относился к тому редкому типу мужчин, к которым слабой женщине всегда хочется прислониться. До встречи с Крейгом Ив явно не везло на суперменов.

Когда он подал ей руку, чтобы помочь подняться из шезлонга, Ивон ощутила, как крепка его рука, и с трудом подавила в себе желание опереться на нее.

Он понял охватившие ее сомнения и естественное смущение и тихо сказал:

— Не нужно противиться своему желанию.

Ивон не сделала даже движения, чтобы приблизиться к нему, но Крейг снова угадал, чего ей хотелось в эту минуту. Он нежно обнял ее за плечи и поцеловал сначала волосы, потом лоб, потом добрался до губ. Но он не впился в них страстным поцелуем, как это делал Фил, а едва коснулся, нежно и осторожно. И позволил себе большее только тогда, когда Ив ответила на его поцелуй.

Они шли но пляжу, тесно прижавшись друг к другу, и когда Крейг случайно касался ее горячего бедра, он крепче сжимал ее плечи.

Навстречу им начали попадаться островитяне, и Крейг воскликнул:

— Да здравствует цивилизация!

Ив увидела Макси в обнимку с Хосе и, неизвестно почему, попыталась укрыться за спиной Шеридана, но подруга заметила ее и весело помахала рукой.

Так и не дождавшись исповеди Ивон, Крейг начал рассказывать о себе, но говорил какими-то полунамеками. Oн то ли желал сохранить имидж человека-загадки, то ли ему просто была не свойственна необузданная откровенность. Он был то серьезен, то насмешлив.

— Похож я на Дои Жуана? — спросил он.

— Нет, пожалуй, — ответила Ив, боясь ошибиться.

— А между тем мне ничего не стоит подойти к понравившейся женщине и назначить ей свидание.

— Так же, как вы подошли сегодня ко мне?

— Примерно, но возможны варианты.

— Вы женаты? — задала Ив прямой вопрос.

— Увы. Жизнь писателя предполагает одиночество.

Она была удивлена, что испытала чувство облегчения. Они так увлеклись беседой, что опоздали на обед в ресторане отеля и перекусили в экспресс-кафе, а потом еще долго гуляли в самой безлюдной части острова.

Было уже поздно, когда Крейг проводил ее до номера. Вместо ожидаемого поцелуя он ласково пожал ей руку.

— Со мной, Крейг, вы явно не Казанова, — засмеялась Ив.

— Надеюсь, у меня будет время доказать обратное?

— Я тоже надеюсь, а пока вы соберетесь с духом, я хочу предложить вам кое-что.

— Что же?

— Пообедать завтра в нашей небольшой компании.

— В узком кругу?

— Кроме вас, еще три человека.

— Вот видите, как я неповоротлив. По правилам этикета предложение должно было последовать от меня.

— К черту этикет!

— Проклятое одиночество наложило свой отпечаток на мой характер. Ивон, вы согласны заняться моим воспитанием?

— Я боялась, что вы предложите мне разделить с вами одинокую старость. Ну, так мы обедаем завтра вместе?

— Я готов начать с ленча!

— Итак, до завтра, Крейг.

— Доброй ночи, Ивон.

Скорей бы наступило завтра. Макси еще не вернулась, и Ив была даже рада этому. Зная неуемность своей подруги, она была уверена, что та полночи будет делиться с ней впечатлениями о Хосе.

Лежа в постели, Ив вспоминала нежные губы Крейга и его стальные серые глаза, которые неожиданно теплели при взгляде на нее.

Ей никак не удавалось заснуть, поэтому она лежала и прислушивалась к тишине отеля, ожидая Макси. Вдруг она уловила какой-то неясный слабый звук. Он шел не от лифта. Сердце Ив испуганно замерло, но она вскочила с постели и подбежала к двери. Любопытство оказалось сильнее страха. Она выглянула в коридор и не поверила своим глазам: Сэмми осторожно прикрывал дверь, выходя из номера сестер Эпплгейт. Она не видела его лица, но фигура, одежда… Конечно, это был Сэмми. Но что он мог делать в номере этих старых дев? Зачем им понадобилось принимать ночью слугу Кэпа Кэмпбелла? Их ничто не связывало. Ив не могла найти ответы на эти вопросы, и в конце концов решив, что обозналась, она заперла дверь на ключ и улеглась в постель.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Макси вернулась, когда было за полночь. Войдя в номер Ив, она остановилась, пытаясь определить, не спит ли она.

Ив приподнялась на локте.

— Входи. Где же тебя носило?

Макси засмеялась и сбросила свои туфли.

— В баре. Разговаривали, танцевали. Ты знаешь, как это бывает.

— И что же ты думаешь о моем прежнем поклоннике?

Макси включила лампу и устало опустилась в кресло.

— Ты всегда хорошо разбиралась в мужчинах, Ив. Хосе очень привлекательный. Очень галантный. Мне кажется, если бы ему представилась возможность, он бы вполне мог стать моим любовником.

Ив рассмеялась.

— Ему как раз сейчас нужен кто-либо вроде тебя, Макси. Гостиничный бизнес слишком его утомляет.

— Знаю, — усмехнулась Макси. — Он прожужжал мне все уши. А что у тебя с Крейгом Шериданом? Ты считаешь, это серьезно?

— Нет, вряд ли, — быстро ответила Ив.

— Он довольно красивый, не так ли?

— Если тебе нравится такой тип, Макси…

— Ты знаешь меня. Мне по душе любой тип.

— Ох, Макси, зачем ты на себя наговариваешь? Ты же никогда так не поступаешь. Почему бы тебе просто не вернуть Херби?

Макси сморщила носик и порылась в своей сумочке в поисках сигареты. Ее зажигалка вспыхнула и погасла.

— Из этого вряд ли что выйдет, Ив, но у Херби другие планы. Я слышала, сейчас он подцепил прелестную маленькую блондиночку. Он ни минуты не был одинок с момента нашего разрыва. Я могла бы простить ему все, но только не это, Ив.

Минуту в комнате стояла полная тишина. Затем Макси поднялась, затушила наполовину выкуренную сигарету и подобрала свои туфли.

— Завтра до ленча мы никуда не собираемся. Хосе приглашает нас на пикник. Он обещал захватить из отеля корзину с едой. Поэтому я собираюсь подольше поспать. Спокойной ночи, Ив.

Ив проснулась рано, как и хотела, как будто у нее внутри прозвенел будильник. Одев шорты и вязаную блузку, она всунула голые ноги в парусиновые туфли, связала сзади волосы яркой лентой и собрала рабочие принадлежности.

Лифт скрипнул, опуская ее вниз к центральному холлу. За конторкой клерка никого не было. Ресторан еще не открылся. Неловко неся мольберт, она спустилась к побережью, выбрала место, откуда был виден Галл Айленд, и начала работать.

Галл Айленд был небольшим островком в океане, оккупированным чайками. На нем росло несколько деревьев в окружении моря белого песка. Ив была здесь около четырех лет назад и непременно вернется в эти места снова. С него открывался отличный вид на Уайт Бич Айленд.

Начался отлив. Утренняя заря залила все ярко-розовым светом; чайки бродили вокруг, долбили клювами песок, хлопали белыми крыльями и поглядывали на Ив желтыми глазами. Остров спал; было как раз то время суток, которое Ив находила особенно очаровательным. Она сделала набросок того, что хотела изобразить, и затем начала тщательно вырисовывать каждый фрагмент, так щедро используя краски, как будто делала это в последний раз.

— Мисс Хензавей?

Она вскочила и посмотрела вокруг. Она не слышала, чтобы кто-нибудь приблизился к ней по песку, поскольку в ушах у нее стоял шум прибоя. Она еще больше удивилась, когда увидела, что это Элен Эпплгейт.

— Доброе утро, Элен, — поздоровалась Ив. — Вы уже на ногах в такой чудесный и ранний час?

— Да. Я… я часто выхожу погулять рано утром. Это лучшее время дня, вы знаете.

Элей значительно отличалась от своей сестры, хотя посторонние не замечали этого до тех пор, пока не видели ее без Эльвиры, что случалось очень редко. Эльвира всегда затмевала ее до такой степени, что Элен подсознательно подражала своей сестре походкой, манерой держать голову — прямо и немного жеманно. Но в данный момент Элен казалась немного ниже, чуть более сутулой; седина в ее волосах блестела с неумолимой очевидностью.

Ив улыбнулась женщине, почувствовав к ней неожиданное расположение. Это Эльвира обычно остра на язык, а Элен, при случае, должна быть довольно интересной личностью.

— Да, Элен, я тоже так думаю.

— Вы работаете, а я отвлекаю вас, но мне надо поговорить с вами, Ив. Конфиденциально, если вы понимаете, что я имею в виду.

Ив вытерла свою кисть куском запачканной красками ткани и снова улыбнулась.

— То есть, чтобы об этом не узнала ваша сестра? Конечно. Что я могу сделать для вас?

Элен слегка заколебалась. Она переступала с одной ноги на другую, сжав перед собой кулаки. Она нервно теребила выбившуюся из-под шпильки прядь волос.

— Это насчет мистера Кэмпбелла. Вы могли бы сказать мне — с ним все в порядке? В последнее время он сильно изменился. Особенно с того раза, когда вы провели ночь в его доме… Я думаю, вы могли бы мне сказать…

Неожиданности подстерегают вас на каждом углу и могут исходить от любого человека, но эта почти шокировала Ив. Сестры Эпплгейт не одобряли Кэпа Кэмпбелла и не скрывали этого. Однако сейчас Элен Эпплгейт проявляла к нему явный интерес.

— Кэп, я имею в виду мистера Кэмпбелла, кажется, подвержен изменениям погоды, — сказала Ив. — Он сообщил мне, что не переносит холод.

— О нем ходят отвратительные слухи. Рассказывают ужасные вещи…

Элен замолчала, закусив губы, как бы не давая вырваться словам, которые она только что хотела сказать. Ив почувствовала неожиданный прилив симпатии к этой стареющей женщине, хотя не смогла бы сказать, почему. С какой стати она так переживает из-за Кэпа?

— Вы хотите знать, не заметила ли я чего-нибудь необычного, не так ли? — мягко спросила Ив.

Элен быстро кивнула головой.

— Да, да. Именно!

— Я не заметила ничего особенного. Он был слегка взволнован из-за падения напряжения в электросети, но кто на его месте не переживал бы?

— Значит, вы действительно не думаете…

Ив покачала головой.

— Кэп мой друг, Элен. Я бы никогда не поверила в то, что он мог умышленно ввязаться в какие-нибудь сомнительные дела.

Элен, казалось, с облегчением расслабилась. Удивленно сдвинув брови, Ив смотрела в лицо своей собеседнице.

— Вы сохраните наш разговор в тайне, не так ли, Ив? — взволнованно спросила Элен.

— Конечно. Но если вы беспокоитесь насчет Кэпа, почему бы вам не пойти и не убедиться во всем самой?

— О, нет! Я бы никогда не сделала этого. Всего хорошего, мисс Хензавей.

Элен мгновенно превратилась в очень чопорную старую деву, которую Ив обычно видела в ней. С коротким кивком Элен пошла прочь, вдоль берега, останавливаясь то тут, то там, чтобы рассмотреть морские раковины. Вздохнув, Ив выбросила происшедшее из головы. У нее есть работа, которую она должна доделать, и чем быстрее, тем лучше. Ив не хотела признаться себе, как много она ждала от предстоящего дня в компании с Хосе, Макси и Крейгом. Крейг Шеридан! На мгновение ее кисть задержалась над холстом, когда она вспомнила, как он целовал ее, и страстные слова, которые он ей говорил. Он намекнул, что он неувлекающаяся натура, и, назначая свидание, не видит в этом ничего необычного. Кроме того, он ей сказал, что жизнь писателя — это жизнь одинокого человека. Эти два утверждения не согласовывались между собой. Но могло ли хоть что-нибудь быть согласованным на этом острове?

Ив работала до тех пор, пока около нее не остановился какой-то любопытный прохожий и не начал заглядывать через плечо. Урчание в желудке подсказало ей также, что она скоро окажется на грани смерти от голода. Настало время свернуть свой мольберт и пойти позавтракать.


Так случилось, что в ресторане единственным знакомым человеком оказалась Элен Эпплгейт. Она вернулась со своей утренней прогулки и как раз завтракала. Она выглядела одинокой и измученной. Поразительно, но она опять была без Эльвиры!

— Доброе утро, Элен, — сказала Ив. — Не возражаете, если я присоединюсь к вам?

Элен, видимо, заколебалась, но она была слишком хорошо воспитана, чтобы отказать.

— Конечно, мисс Хензавей.

— Я не люблю завтракать в одиночестве, — объяснила Ив. — Возможно поэтому я обычно довольствуюсь чашечкой кофе. Вы, кажется, неплохо погуляли?

— Очень неплохо.

Официант принес кофе и принял у нее заказ. Поднеся к губам чашку, она сделала маленький глоток и сразу почувствовала себя лучше.

— А где же ваша сестра?

— Не знаю, — резко ответила Элен, — вероятно, мне не следует так говорить, но в данный момент я меньше всего об этом забочусь.

Ив улыбнулась. Она вспомнила, как часто сестры ссорились.

— Макси уверяет меня, что вы неплохой игрок в бридж, Элен.

Бледное лицо Элен слегка порозовело от удовольствия.

— Она действительно так сказала? Я стараюсь. Я в самом деле стараюсь. Эльвира не одобряет игру в карты, вы знаете, Эльвира…

— Обладает не настолько широкими взглядами, как вы, — мягко сказала Ив.

— Я думаю, вы правы.

— Вы хорошо знаете мистера Кэмпбелла? — поинтересовалась Ив.

Лицо Элен тут же побледнело. Она выглядела так, как будто кто-то стоял рядом с ней и внимательно слушал. Она облизнула губы и покачала головой:

— Нет. Конечно, нет!

— Тем не менее вы беспокоились о нем. Я как раз хотела бы узнать…

— Пожалуйста, забудьте о чем я говорила, прошу вас, — нервно сказала Элен. — Пожалуйста, мисс Хензавей, — это ничего не значит. Я только задала простой вопрос…

Однако чем дальше она говорила, тем больше Ив убеждалась, что Элен неспроста интересовалась Кэпом. Это была самая удивительная новость за последние годы. Могла ли Элен быть столь романтичной, чтобы увлечься Кэпом? Эта мысль была настолько абсурдной, что Ив ее тут же отбросила. Но она была уверена, что ночью видела слугу Кэпа, Сэмми, тихо выскользнувшего из номера сестер Эпплгейт! Что бы это значило?

— Вы знали Кэпа до его приезда сюда, Элен? — спросила Ив.

Элен уронила ложку на блюдце.

— Почему вы спрашиваете о таких нелепых вещах?

— Просто так, — объяснила Ив.

Элен подняла свой подбородок:

— Что он вам сказал?

— Очень немногое. — Ив нахмурилась. — А что, было о чем рассказывать?

Элен поняла, что наговорила лишнего и крепко сжала губы. Она выглядела сейчас совсем, как Эльвира — такая же чопорная, натянутая и упрямая.

— Извините меня, мисс Хензавей. Всего хорошего!

Элен уже была готова быстро удалиться, когда Ив окликнула ее.

— Когда Сэмми опять придет к вам, передайте ему, что я, кажется, забыла во внутреннем дворике комплект кистей, и попросите его как-нибудь захватить их.

Элен уставилась на Ив так, как будто она в нее выстрелила. Ив поняла, что застала женщину врасплох. Элен открыла рот, пытаясь что-нибудь сказать, постояла в задумчивости и быстро ушла.

Ив сделала глоток кофе. Итак, это точно был Сэмми! Что же все-таки могло быть общего между сестрами Эпплгейт и Кэпом?

Позже, у себя в номере, Ив долго простояла под холодным душем, написала письмо домой и отправила поручение для Ларри Вуда, своего агента. Затем, направляясь опять вниз, она увидела, что горничные заняли единственный в отеле лифт. Решив спуститься но лестнице, она миновала комнату Крейга. Непроизвольно она задержалась на мгновение около его двери и прислушалась. Не было слышно ни стука пишущей машинки, ни шагов. Возле отеля его также не было. Если он не занят работой у себя в номере, то где же он? И что он делает? За конторкой клерка сидел Хосе.

— Доброе утро, — сказала она. — Не мог бы ты отправить мою телеграмму, Хосе?

— Конечно.

Она передала ему телеграмму, и он ее прочитал.

— По крайней мере, твоя телеграмма понятна. — Он усмехнулся. — А вот когда Крейг Шеридан отправляет свои телеграммы, я никогда не могу найти в них ни начала, ни конца.

— О! И часто он их отправляет?

— Каждый день.

Кто-то подошел к конторке и спросил свою почту. Ив помахала Хосе рукой и удалилась. Крейг отправляет телеграммы каждый день! Это очень интересно. Возможно, он заключил какой-нибудь большой контракт или работает с киносценарием. А может, где-то есть женщина?

Около полудня Ив и Макси встретились с Крейгом в холле. Хосе быстро подошел к ним с веселой улыбкой на красивом лице.

— Все готово. Осталось сесть в машину и поехать. Ты хорошо выглядишь, Макси.

Макси была в голубом летнем платье, которое прекрасно гармонировало с ее живыми глазами и черными волосами. Чувствуя себя необычно оживленно и весело, Ив взяла под руку Крейга.

Машина Хосе выглядела ненамного лучше автомобиля Кэпа Кэмпбелла, но оказалась достаточно удобной, а мотор завелся с полоборота. Макси напевала простенькую песенку, которую она услышала на одной вечеринке. Скоро Хосе стал подпевать ей. Крейг казался озабоченным; уставившись в окно, он молча смотрел на мелькающие пейзажи.

— Я думаю, нам лучше поехать на Касл Рок, — сказал Хосе. — Там чудесное место для пикника, а в это время года там не должно быть многолюдно.

— Звучит заманчиво, — сказала Макси.

Крейг нахмурился, а Ив вспомнила Касл Рок. Хосе брал ее туда однажды, четыре года назад. Именно там они стали близки. Зачем он выбрал именно это место? Она предпочла бы другое, но, возможно, он просто забыл.

— Ты не против, Крейг? — спросил Хосе.

— Что? О, конечно, нет. Меня устроит любое место. Ведь я не знаю этот остров. Это ты его знаешь.

Его ответ был слишком быстрым, положительным, и все же Ив почувствовала, что эта идея ему не по душе. Возможно, он просто не любит пикники. Многие мужчины их не любят. Фил, например, не любил.

Фил! Лишь несколько часов она в силах не думать о нем. Затем что-то заставляет ее вспомнить. Со вздохом она наклонилась к окну и попыталась сосредоточиться на том, что ее окружало. Кругом была тропическая зелень, яркие цветы с приторным ароматом, величественные пальмы, вечно покачивающиеся под свою собственную музыку, и конечно океан. Разве кому-нибудь может надоесть океан? Сегодня она хорошо проведет время. Она обещала себе это, и мыслям о Филе не должно быть места.

Касл Рок был одним из самых высоких мест этого острова, почти таким же, как скала Кэпа. Хорошо протоптанная тропинка очень круто вела вверх, и Макси, не переставая, ворчала. Сердитый взгляд Крейга становился все мрачнее и мрачнее.

Ив усмехнулась, поглядев на него.

— Эй, не унывайте. Прекрасный вид спорта на воздухе, не так ли?

Знакомый холодный блеск в его глазах испугал ее. Мгновение он пристально смотрел на нее. Затем, как ей показалось, он слегка расслабился и улыбнулся.

— Извините. Я, по-видимому, задумался. Дайте мне опомниться, пожалуйста. По правде говоря, меня немного смущает высота. Это факт, которым я не особенно горжусь. Послушайте, если мы побыстрее закруглимся с пикником здесь, я буду признателен за это.

Ив была тронута, узнав, что у него есть слабости, как у любого человека. Это еще больше расположило ее к нему. Макси не успела позавтракать и настойчиво требовала чего-нибудь поесть. Вершина Касл Рок была огорожена деревянными перилами: здесь же были устроены места для проведения пикников. Фактически Касл Рок представлял собой холм с плоской вершиной, что-то наподобие укрепления из фильма-вестерна.

Крейг выглядел слегка бледным и очень спокойным. Макси начала рыться в корзине с продуктами, а Ив ей помогала. Вместе они расстелили белую скатерть, сделали сэндвичи, разложили свежие фрукты и разные вкусные вещи, взятые из отеля. Затем они приготовили места для себя.

Свежий воздух и прогулка пешком вызвали у всех хороший аппетит. У всех, кроме Крейга. Ив знала, почему он не ест. Бедняга боролся со страхом. Она могла его понять. Она сама боялась замкнутых пространств, туалетов, маленьких комнат, толпы.

Когда все было съедено, Макси упаковала корзину и подтолкнула Хосе локтем.

— Эй, давайте организуем прогулку или что-нибудь в этом роде.

— У меня есть идея получше, — быстро сказал Крейг. — Почему бы нам не спуститься на берег и не искупаться?

— Слишком рано, — возразила ему Макси. — Вы знаете, что не следует купаться, пока не истечет два часа после еды.

Крейг пожал плечами.

— За время, пока мы спустимся вниз, пища уже усвоится.

— Может быть, попозже, — заупрямилась Макси.

Ив сочувственно улыбнулась Крейгу.

— Если вы хотите искупаться сейчас, то пойдем. Они придут позже.

Она была уверена, что он ухватится за эту идею, однако он удивил ее. Покачав головой, он тоже решил быть упрямым.

— Нет, мы подождем, Ив. Давайте просто посидим здесь в тени и полюбуемся окрестностями.

Отсюда хорошо было видно Галл Айленд и крышу дома Кэпа, хотя они были более чем в миле.

— Смотрите, парусная лодка! — сказала Ив. — Как красиво.

Ей правился вид летящей по воде лодки, надутый ветром парус.

— Похоже, что она едва касается воды, — тихо проговорила она. — Я должна буду как-нибудь нарисовать нечто подобное.

Вокруг плавали также лодки меньших размеров, но их было немного.

— Опять появилась эта яхта, — сказала Ив.

— Что за яхта? — спросил Крейг.

Она указала на нее. Яхта разворачивалась недалеко от причала Кэпа, И Ив не сразу сообразила, что в прошлый раз она заметила яхту около скалы Кэпа. Может, одна и та же яхта?

— Искатели приключений, — сказал Крейг, пожимая плечами. — Беззаботные богачи. Должно быть, они там ловят рыбу или купаются.

Нахмурившись, она раздумывала, были ли это те же незнакомцы, которых, как говорили, видели около владений Кэпа. Завтра она должна выяснить, стоит ли яхта на том же месте.

Крейг растянулся на траве, держа руки под головой и уставившись в небо. Сейчас он казался умиротворенным. Когда он закрыл глаза, Ив подумала, что он уснул. Ив решила нарвать за оградой красивых голубых цветов, которые росли только на этом острове. Они выглядели бы великолепно в ее номере.

Крейг лежал очень тихо и спокойно. Хосе и Макси уединились среди деревьев и что-то горячо обсуждали. С усмешкой Ив перегнулась через перила. Она была хорошим скалолазом. По другую сторону ограды холм представлял собой скалистое нагромождение остроконечных выступов, а несколькими футами дальше был восьмиметровый овраг со скалистыми стенами, покрытыми камнями и кустами.

Ив аккуратно и осторожно передвигалась но неровной поверхности, вытянув руку по направлению к цветам. Она уже почти дотянулась до них кончиками пальцев. Со своего места она увидела, что находится почти напротив восточной башни дома Кэпа. Это ее удивило. Она была в Касл Рок, но ни разу не видела дом Кэпа именно отсюда.

Она была настолько поглощена рассматриванием дома Кэпа, что не услышала, как Крейг встал и подошел к ограде.

— Что ты делаешь? — закричал оп грубым и сердитым голосом.

Она открыла рот, задохнувшись от изумления, когда увидела его, перелезающего через перила. Он грубо схватил ее за запястье и дернул к себе изо всех сил: «Ты что, сумасшедшая?»

— Я только собиралась нарвать немного тех цветов! — запротестовала она. — В самом деле, Крейг…

— Здесь опасно. Для чего, вы думаете, здесь сделано ограждение? — спросил он.

Его глаза опять стали странно-ледяного серого цвета.

— Перелезайте через ограду, — коротко скомандовал он. — Вперед.

Спорить, казалось, было бесполезно. Крейг стоял рядом, наблюдая, как она перелезала назад через ограду.

— Ну что вы, Крейг, это же совсем не опасно…

— Никогда больше не делайте этого, — отрывисто сказал он. — Вы слышите?

Затем он ее крепко обнял, сжав руки Ив своими, холодными и сильными. Она никогда не видела у кого-нибудь на лице столько ярости. Затем, не торопясь, он отпустил ее и, вздохнув, пригладил рукой свои волосы.

— Извините. Я вышел из себя, когда увидел вас там — это выглядело так, как будто вы вот-вот упадете с обрыва; это привело меня в ужас.

— У меня есть более интересные занятия, чем бросаться с каких-либо обрывов, — холодно сказала она.

— Извините, — пробормотал он снова.

Хосе и Макси подошли, чтобы узнать, что случилось.

— Ничего, — объяснила Ив. — Но что касается меня, то пикник закончился.

— Я согласен, — быстро кивнул головой Крейг. Макси и Хосе переглянулись, но спорить не стали.

Крейг торопливо спустился вслед за Ив к машине. Ив через плечо посмотрела последний раз на вершину Касл Рок. Действительно ли Крейг беспокоился о ее безопасности? Или он не хотел, чтобы она находилась за оградой по какой-то другой причине?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Как только они покинули Касл Рок, Крейг совершенно изменился. Ив недоумевала, стоит ли ей сердиться на него. Возможно, он и в самом деле беспокоился о ее безопасности. Возможно, он не хотел быть таким резким и грубым.

— Давайте наконец-то искупаемся, — предложил Хосе. — Вода освежит нас.

Становилось все более жарко. Ив не особенно хотелось залезать в воду, но она боялась совсем испортить пикник. К счастью, Хосе и Макси получали от него максимум удовольствия.

Девушки переоделись в автомобиле, а мужчины исчезли в пальмовой роще. Несколько минут спустя все они пробежали по обжигающему песку и бросились в воду. Крейг был хорошим пловцом. Ив плескалась и барахталась в воде, но не смогла бы установить никакого рекорда на скорость или выносливость. Максимум, что она могла сделать иа воде, — это не утонуть.

— Великолепно, — сказал ей Крейг. — Послушайте, извините, если я испугал вас там, наверху. Мне казалось, что вы можете свалиться в любую минуту, а для меня, как я понял, это была бы большая потеря.

— В самом деле? — язвительно поинтересовалась она.

В ответ он улыбнулся, и его глаза сразу потеплели. Проклятье! Если бы он не был настолько привлекателен! Если бы он был все время холоден как рыба! Тогда она не смогла бы им увлечься против своего желания! Ее самолюбие страдало от этой мысли. К тому же она едва опомнилась после депрессии, вызванной разрывом с Филом, и не хотела начинать все сначала. День был чудесным, и они обошли все вдоль и поперек, осматривая красивые уголки, холмы и овраги. Хосе хорошо знал это место; к тому же здесь всегда можно было встретиться с чем-то новым и необычным.

— Хосе, тебе следовало бы стать путешествующим гидом, — сказал Крейг.

— Боже упаси! Вполне достаточно управлять отелем.

К концу дня они все почувствовали приятную усталость и слегка захмелели от обилия солнечного света и свежего воздуха.

Прохлада отеля приятно поразила их, когда они вошли внутрь. Хосе широко улыбнулся.

— Слава Богу! Здесь все в порядке. Хотелось бы бросить всю эту работу хотя бы на двадцать четыре часа. Обслуживание не требует постоянного присутствия. Но если они собираются ангажировать меня на все лето…

Хосе вернулся к заботам о своем отеле.

Крейг позвал всех в бар. Ив отказалась, Макси, однако, согласилась. Ив видела, как они направились в сторону «Зеленых пальм».

У лифта к Ив подошел Бен Морган. Оп купил себе новый фотоаппарат, который висел на кожаном ремне у него на шее. Ив видела, как он делал снимки то тут, то там, как будто исследуя остров. Его черные волосы были взъерошены, а на лице играл румянец. Ив поняла, что он слишком много выпил.

— Привет, — хрипло сказал он.

— Привет, — ответила она.

— Вы обгорели на солнце.

— Да, — Ив засмеялась. — Это действительно так.

— Где вы были?

— Бродили по острову.

— Видели ее где-нибудь?

— Кого вы имеете в виду?

Двери лифта раскрылись. Морган столкнулся с Ив, когда они входили в кабину. Она быстро отпрянула в сторону. Теперь, при закрытых дверях, в тесной кабине неторопливо поднимающегося лифта, она пожалела, что не пошла по лестнице.

— Мадлен. Мою приятельницу. Где она? Не могу найти ее нигде.

— Я ее не видела.

Он посмотрел на нее темными блестящими глазами, и его лицо вспыхнуло.

— Если она бросила меня…

В воздухе повисла пауза. Ив отвернулась, удивившись, что лифт до сих пор не доехал до второго этажа.

Не хотела бы она, чтобы мужчина, подобный Бену Моргану, был в ссоре с ней.

Наконец-то! Двери лифта открылись. Кивнув головой, Ив вышла. Бен последовал за ней.

— Если вы увидите ее, скажите, что я ее жду! Вы слышите?

— Я скажу ей, — пообещала Ив.

Затем, использовав свой ключ, она вошла в номер и быстро закрыла за собой дверь. Шторы были задернуты от яркого солнца и в комнате царил полумрак, однако ее взгляд уловил какое-то неясное движение.

— Кто здесь? — спросила она с тревогой.

— Это только я, мисс Хензавей.

Нащупав выключатель, Ив включила свет. С удивлением она обнаружила Мадлен Пауэрс.

— Что такое? Что вы здесь делаете?

— Пожалуйста! О, пожалуйста, не говорите так громко. Я дала денег горничной, чтобы она позволила войти сюда. Я… я только хотела спрятаться здесь ненадолго. Бен все больше пьет и злится. Я уверена, что он ни за что не стал бы искать меня здесь. Пожалуйста…

Ив бросила свой ключ на стол около торшера и задумалась о том, что ей делать с неожиданной посетительницей. Похоже, Мадлен говорила правду. Возможно, все так и было. Но Ив неприятно поразило, что любой мог так запросто попасть в ее номер. Какую горничную она подкупила? Следует ли ей заявить об этом Хосе?..

— Пожалуйста, позвольте мне остаться здесь еще немного. Бен наверняка скоро вырубится и не проснется до утра. Завтра я скажу ему, что ездила на экскурсию в Майами, а трезвому ему будет все равно.

Женщина чуть не плакала, Ив всегда была чувствительной. Для человека, который ее растрогает, она была готова сделать все что угодно.

— Хорошо, — вздохнула Ив. — Если хотите, можете побыть здесь. Располагайтесь в гостиной. Что касается меня, я собираюсь немного поработать, пока еще достаточно светло.

Но Ив отвлекало присутствие в соседней комнате практически незнакомой женщины, которая к тому же нервно ходила из угла в угол и все время разговаривала сама с собой.

Когда Ив, наконец, ушла с головой в работу над эскизом, в дверь робко постучали.

— Входите, — сказала она, с досадой прервав работу. Там стояла Мадлен со слезами на глазах. Была ли это одна из ее сцен? Она разыгрывала их великолепно, как помнила Ив.

— Я должна поговорить с кем-нибудь. Я… я не знаю, что делать, мисс Хензавей!

Терпеливо вздохнув, Ив отложила карандаш, захлопнула папку с набросками и пригласила женщину присесть в кресло.

— Не хотели бы вы выпить чего-нибудь прохладительного? Я могу позвонить в службу сервиса.

— Нет, спасибо… Я должна кому-нибудь рассказать об этом!

— Рассказать о чем? — спросила Ив и опять терпеливо вздохнула. Бен Морган не был в числе ее приятелей и никогда не будет. К тому же очевидно, то в этот раз Мадлен не играла. Она действительно выглядела очень бледной, а свои крепко сжатые руки держала перед собой.

— С ним происходит что-то очень странное, мисс Хензавей. С момента прибытия на остров, и даже до этого, на катере, он вел себя очень странно.

— Как давно вы знакомы с мистером Морганом?

— Всего несколько недель. Мы познакомились совершенно случайно. Как правило, я обедаю в каком-то определенном месте. Он тоже привык приходить туда каждый вечер в одно и то же время. Мы случайно разговорились…

«Случайное знакомство, — подумала Ив. — Ну что ж, она не первая и не последняя».

— Он был так любезен со мной, вежлив, внимателен. Очень глупо, но я полюбила его за это. Когда он предложил поехать сюда, я была просто счастлива. Я думала, что на этот раз у меня появился шанс начать новую жизнь. Я надеялась, что, может быть, все сложится для нас наилучшим образом.

— Но так не получилось? — сочувственно спросила Ив.

— Как только мы вошли на катер, Беи изменился. Я не знаю, как объяснить все это. Когда он хотел сфотографировать того мертвого человека — бедного мистера Вильямса или как там его звали, — мы впервые серьезно поссорились. Но он настоял на своем, так как хотел сделать снимок. Он был очень настойчив. Потом, когда пропал его фотоаппарат…

— Я помню. Он не был в восторге.

— Можно было подумать, что он потерял миллион долларов! Я предложила купить ему новый фотоаппарат, но он только обозлился, кричал, что ему нужен именно тот, что ему нужна именно та пленка, которая была внутри!

Ив секунду внимательно смотрела на Мадлен. Значит, ее подозрение справедливо! Бен Морган был более чем заинтересован иметь фотографию мертвого человека. Именно по этой причине он был так расстроен — не от потери фотоаппарата, а от потери пленки!

— Это был первый его странный поступок, мисс Хензавей. Что же вы думаете, он делает дальше?

Сейчас Ив готова была услышать все что угодно.

— Он куда-то уходит по ночам. На всю ночь! Когда я спрашиваю его, где он был, он отказывается говорить мне.

Ив вздохнула и подумала: «Возможно, тот просто робкий любовник».

— У нас отдельные комнаты! — сухо сказала Мадлен. — Это не то, что вы подумали.

— Прошу прощения.

Мадлен презрительно фыркнула и промокнула свои глаза.

— Я знаю, что любой так и подумает. Но это совсем не то. Действительно не то. Я беспокоюсь, мисс Хензавей. Я совсем не знаю, чем занимается Бен, и это беспокоит меня.

— Я уверена, что вы напрасно волнуетесь, — успокаивала ее Ив. — Почему бы вам просто не спросить его?

— Я спрашивала! Oн говорит, что это не мое дело!

— Я понимаю.

Мадлен фыркнула снова и, казалось, начала успокаиваться.

— Я боюсь, что он в чем-то замешан… Возможно, какое-нибудь рискованное предприятие. Он любит рисковать…

— Хотите получить мой совет, мисс Пауэрс?

— Да, конечно.

— Почему бы вам не уехать домой? Садитесь на первый же катер и уезжайте. Если вы дороги Бену, он к вам присоединится, и у вас будет время все уладить. Не кажется ли вам, что это хорошая идея?

Мадлен вздохнула.

— Возможно… Но почему все так скверно обернулось, мисс Хензавей? Сначала неудачная карьера, затем три несчастливых замужества и потеря нескольких близких мне людей. А сейчас Бен, кажется, завершает череду моих неприятностей.

Ив стало жалко эту женщину. Но что она могла сделать или сказать. Бог свидетель, ей ли быть экспертом в сердечных делах? Не пережила ли она сама трижды подобные печальные истории? Боб советовал ей больше не влюбляться. Она должна помнить об этом, когда позволяет себе думать о Крейге Шеридане.

— Я не должна злоупотреблять вашим вниманием, — сказала Мадлен, поднимаясь. — Спасибо, что позволили мне побыть у вас немного. Сейчас я чувствую себя лучше и уже способна справиться со своими проблемами.

— Желаю удачи, Мадлен.

Женщина улыбнулась ей слабой улыбкой и торопливо направилась к выходу вытирая свои глаза. Со вздохом Ив закрыла за ней дверь.

Спустя несколько минут в дверь постучали. Открыв дверь, она увидела Педро. На его лице светилась широкая улыбка.

— Извините, мисс Хензавей, но у меня для вас письмо. Вас вызывают в полицейское управление.

— Что вы сказали? — с удивлением спросила она. Он повторил.

— Но почему?

Педро пожал плечами: «Я не знаю, мисс Хензавей».

— Хорошо. Спасибо, Педро.

Она закрыла дверь и прислонилась к ней. Это было странно. Она предположила, что капитан Мартин будет спрашивать ее о случае с Чарльзом Вильямсом. Но это произошло несколько дней назад. Что заставило его ждать так долго?

Проверив в зеркале макияж, Ив быстро причесала длинные волосы, перевязала их лентой и вышла.

Она с облегчением обнаружила, что лифт свободен.

Быстро шагая, она смотрела, как садится солнце. Ритм жизни острова оживлялся но мере того, как день становился прохладнее. Мальчишка из цветочного киоска бежал за ней, уговаривая ее сделать покупку. Достав из кошелька несколько монет, она купила букетик голубых цветов, очень похожих на те, которые она хотела нарвать на Касл Рок.

В помещении полицейского участка было жарко; большой вентилятор на потолке гонял по кругу спертый воздух. За столом сидел офицер, которого она не встречала прежде.

— Я мисс Хензавей. Капитан Мартин хотел меня видеть…

— О, да. Пройдите в эту дверь, мисс.

Он указал на одну из дверей, и она направилась к ней. Войдя в кабинет, она увидела капитана за столом, изучающего рапорт.

— Капитан Мартин…

Он взглянул на нее, отложил ручку в сторону и встал.

— Пожалуйста, входите, мисс Хензавей, и закройте дверь.

Она заколебалась. Почему-то ей хотелось убежать отсюда как можно быстрее. Тот проклятый дурацкий визит сюда, конечно, вызвал всевозможные подозрения.

Но она сделала, как ей сказали. Капитан Мартин указал ей на стул перед своим столом, и она опустилась на него.

— Чем могу быть вам полезной, капитан? — спросила она.

Капитан Мартин откинулся назад. Кресло слегка скрипнуло. Он ответил ей не сразу.

— Вы знаете Чарльза Вильямса? — спросил он.

— Я вам уже говорила, не так ли?

Он повертел карандаш. — Вы вполне уверены в этом?

— Да, это так.

— Тогда почему вы сюда пришли поздно вечером, зачем цветы, просьба посмотреть на тело?

Ив даже вспотела от волнения. Она знала, что так и будет. Она знала, еще до того, как начала рассказывать, что он не собирается ей верить. Ее рассказ заставит его быть еще подозрительнее; он будет восприниматься как выдуманная история. Но это единственное, что она знала, и это — правда.

— Капитан Мартин, я не знала Чарльза Вильямса или Гарри Филдинга, каким бы ни было его имя. Но я… я подумала, что могла видеть его прежде.

Капитан быстро наклонился к ней; его ладони уперлись в крышку стола. В манере его поведения было что-то такое, что предупредило ее о необходимости тщательно выбирать свои слова.

— Где? — отрывисто и резко спросил он. — Это очень важно, мисс Хензавей.

— О, Боже, вы не хотите мне поверить!

— Начните с самого начала.

— Хорошо. Мы задержались в Чикаго, в аэропорту О'Хара. Макси и я. В самом начале нашего путешествия сюда. По каким-то причинам наш рейс был задержан. Ходили разные слухи. Один из них — что на борту заложена бомба. Когда нам наконец позволили подняться на борт, я заняла место рядом с незнакомым мужчиной. Бородатый человек с усами, в потертой одежде — очень тихий мужчина, но нервный.

— Продолжайте, мисс Хензавей.

Ив облизнула сухие губы.

— Я художник, капитан Мартин. Я замечаю такие особенности у людей, которые обычный человек не заметил бы. Что касается именно того человека, я обратила внимание на его руки. Они дрожали. Это были хорошо сложенные, интересной формы руки. Правильная структура кости…

Сейчас она говорила быстро и нервно. Капитан Мартин слушал так внимательно, что это пугало ее.

— Это было позже, много позже, на катере, во время поездки к острову, фактически, когда переносили мистера Вильямса вниз с палубы — мертвого — и я увидела мельком его руку…

Она очень отчетливо вспомнила тот момент: туман, мелкий моросящий дождик на лице, испуганный шепот людей вокруг, ужасное присутствие смерти.

— Я жду, мисс Хензавей, — напомнил капитан Мартин.

— Хорошо. Хорошо! Я скажу это. Я почти уверена, что мужчина в самолете и мужчина на катере — один и тот же человек, хотя они и выглядели совершенно различно, одеты были по-разному, но руки…

Капитан Мартин теперь смягчился. Долгое время он молчал. Затем он зажег спичку и подержал над своей трубкой.

— Тогда почему вы захотели увидеть Вильямса снова? — наконец спросил он.

— Только, чтобы убедиться. Я не могла избавиться от этой навязчивой идеи, капитан Мартин. Но, конечно, мне не удалось его увидеть. Я… я полагаю, в любом случае, это было очень глупо.

Капитан Мартин, по-видимому, больше не слушал. Открыв ящик своего стола, он вытащил большой конверт из манильской бумаги. Несколько глянцевых фотографий выскользнули на стол. Он тщательно разложил их перед ней.

— Вы знаете кого-нибудь из этих мужчин? Видели ли вы их когда-нибудь раньше? Не торопитесь.

Ив внимательно изучала каждую фотографию. Она была уверена, что никогда раньше никого из них не видела. Только одну из них она рассматривала немного дольше остальных. Но покачав головой, она также отложила ее в сторону.

— Нет. Я никого из этих людей не видела, капитан Мартин. Могли бы вы мне сказать, что все это значит?

— Пока не могу. Извините. Это сугубо конфиденциально, и чем меньше вы будете знать, тем лучше. Для вашей собственной безопасности.

Это прозвучало как в старом детективном фильме.

— Вы пытаетесь запугать меня, капитан Мартин?

Он слегка улыбнулся ей.

— Нет. Конечно, нет. Но убийство — это очень щекотливый вопрос. Оно может вызвать подобие цепной реакции.

Она быстро встала.

— Вы хотите сказать…

— Что я ожидаю еще одно убийство? — Он засмеялся. — Нет, но, видите ли, теперь я уверен, что Вильямс не совершал самоубийства, и я уверен в том, что он был отравлен на катере. Рапорты из Нью-Йорка подтвердили мои предположения. Так…

Она схватилась за край его стола.

— Значит, это правда! Здесь, на острове, прямо сейчас находится убийца.

— Более чем вероятно, — кивнул он.

— Это вряд ли возможно! — сказала она, подумав, спокойным голосом. — В отеле почти никто об этом не говорит, и все же, вы знаете, они все думают, глядя друг на друга, желают знать…

— Да, — сказал он. — Между прочим, я предпочел бы, чтобы вы держали при себе ваш визит сюда и ваше мнение о том, что те двое мужчин были одним и тем же человеком.

— Конечно, конечно. Капитан Мартин, вы знаете кто… я имею в виду…

— Если бы я знал, мисс Хензавей, я бы не сидел сейчас здесь, — сказал он. — Но мы работаем над этим.

С трудом поверив, она направилась к двери. Цветы, которые она купила, уже завяли, и грустно махнув ими, она бросила их в мусорную корзину. Они, казалось, символизировали все ее каникулы в Уайт Бич Айленд.

Едва Ив взялась за дверь, капитан Мартин задал ей еще один вопрос: она предпочла бы, чтобы он его не задавал.

— Скажите мне, мисс Хензавей, реагировал ли мужчина в самолете на какого-нибудь определенного пассажира?

Ив закусила губу. Ее руки снова задрожали. Почему он решил спросить об этом?

— Ну так, как же, мисс Хензавей?

Имя застряло у нее в горле, и в какой-то момент она была уверена, что ничто на свете не сможет вырвать его из нее. Разве не была она в его объятиях прошлой ночью и не наслаждалась его поцелуем? Не веселилась ли она сегодня вместе с ним? Конечно, произошел страшный случай наверху, на Касл Рок, когда она немного испугалась его. В конце концов, возможно, у нее была причина бояться Крейга.

— Я жду, мисс Хензавей. Вы что-то заметили, не так ли?

Она облизнула пересохшие губы и подняла подбородок.

— Да, боюсь, что так. Похоже, его выводил из душевного равновесия вид Крейга Шеридана. Мне кажется, на него очень действовало его присутствие.

Капитан Мартин слегка улыбнулся ей.

— Спасибо, мисс Хензавей. Это все.

Со слезами на глазах она двинулась прочь. Если бы только она не была вынуждена указать пальцем на Крейга. Но все так и было на самом деле. Господи, это правда! Как она могла этого не заметить? Неужели Крейг Шеридан был тем человеком, который отравил бедного Чарльза Вильямса, или, иначе, Гарри Филдинга?

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Ив быстро вышла из полицейского участка, торопясь вернуться в комфортную обстановку своего номера. Зачем она назвала имя Крейга? Она могла бы воздержаться от дачи показаний. Ведь то, что она сказала, вполне могло не соответствовать действительности! Ив была просто потрясена таким поворотом событий и не знала, что и думать. Неужели Крейг замешан в этих событиях?

Макси была дома. Она вошла к Ив с расческой в руке, в халате и тапочках.

— Ты куда-нибудь собираешься? — спросила Ив.

— Естественно.

— Хосе?

— Да. Мы подумали, что можно отлично завершить сегодняшний день. Вы с Крейгом хотите присоединиться?

— Нет, — быстро ответила Ив.

Макси коротко рассмеялась.

— Что случилось? Вы поссорились? Я знаю, что-то случилось наверху, на Касл Рок, но я думала, что все это уже в прошлом.

— Я только что пришла из полицейского участка, Макси.

— Что случилось?

Ив рассказала о том, что произошло в кабинете капитана, и как она в конце концов была вынуждена указать на Крейга.

Макси усмехнулась.

— Крейг невиновен, как ягненок. Иногда он немного холоден и, может быть, немного эксцентричен, но убийца — нет, я так не думаю.

— Хотела бы и я быть уверенной, — вздохнула Ив. Она тяжело опустилась в кресло, подперев руками свою отяжелевшую голову, которая, казалось, вот-вот разлетится на части.

— Ты пошла и сделала то, что должна была сделать, не так ли? — спросила Макси, роясь в карманах своего халата в поисках пачки сигарет. — Может, ты все-таки влюбилась в Крейга?

— Я бы так не сказала. Макси улыбнулась.

— Тогда зачем вся эта суета?

— У меня мурашки бегут но телу, когда я подумаю, что возможный убийца находится рядом.

— С тех пор как стало известно, что Вильямс убит, мы знали, что кто-то, вероятно, в этом самом отеле — преступник. Мы просто не говорили и даже не позволяли себе задумываться об этом.

— Да, но сейчас я это делаю, — сказала Ив. Макси участливо похлопала Ив по плечу.

— Не переживай. Все в конце концов образуется.

— Как ты можешь реагировать так спокойно? — резко и сердито возразила Ив. — Ты ведешь себя так, как будто в нашей жизни убийства случаются постоянно.

Макси покачала головой.

— С незнакомыми людьми постоянно что-то случается. Как, например, с Матеусом в Нью-Йорке. Между прочим, выдвинуто несколько новых версий этого дела, но их еще не предали гласности.

Но Ив было наплевать на случай с Матеусом. Только дело Чарльза Вильямса, или, иначе, Гарри Филдинга, интересовало ее!

— Послушай, почему бы тебе не пойти вместе с Хосе и со мной? — спросила Макси. — Не можешь же ты просто сидеть здесь и ломать голову над этим.

— Спасибо, но я думаю, что мне лучше остаться. Я закажу обед в помер и немного поработаю. Ларри наложит на себя руки, если я вскоре не вышлю ему часть моих работ.

— Хорошо, пусть будет по-твоему, — сказала Макси. — К тому же третий — лишний.

После ухода Макси Ив позвонила и заказала обед в номер. Но это оказалось напрасным, потому что, когда еду доставили, она обнаружила, что аппетит полностью пропал. Единственное, что она могла делать, — это думать о Крейге Шеридане. С момента первой встречи он вел себя довольно странно. В аэропорту О'Хара он очень внимательно приглядывался к каждому. Мог ли он уже тогда задумать, как убить Чарльза Вильямса?

При этой мысли Ив содрогнулась. Налив себе чашечку кофе, она выпила его, надеясь успокоиться. Она вскочила, когда зазвонил телефон. Неуверенно потянувшись за трубкой, она ответила на звонок.

— Алло.

— Ив? Говорит Крейг. Послушайте, я нанял автомобиль и подумал, что можно было бы съездить в какой-нибудь ночной ресторан. Не хотели бы вы составить мне компанию?

Сдерживая расходившиеся нервы, она постаралась казаться спокойной.

— Спасибо, Крейг, но я уже пообедала у себя в номере. А теперь мне нужно поработать. Я слишком много развлекаюсь.

Крейг рассмеялся.

— Это чувствуется. Ладно, я буду скучать без вас. Увидимся завтра.

Они попрощались, и она повесила трубку. Крейг собирался выйти из отеля. Возможно, на два или три часа. Собирая свою папку с эскизами, она старалась отогнать внезапную мысль, которая пришла ей в голову… Нет, это слишком опасно…

В ее дверь резко постучали.

— Кто там?

— Педро, мисс Хензавей. У меня для вас телеграмма. Она приоткрыла дверь и выглянула наружу. Педро с улыбкой передал ей конверт.

— Минуточку, Педро.

В поисках своей сумочки, она вскрыла конверт и прочитала телеграмму. Она была от Ларри, ее агента; он очень беспокоился. Ей следует связаться с ним завтра или на днях. Она достала несколько монет для Педро, потом передумала и вытащила банкноту, свернув ее в руке таким образом, чтобы было хорошо видно ее достоинство.

— Педро, вы умеете хранить секреты? — спросила она.

— О, конечно, мисс Хензавей. Я храню много секретов.

— Хорошо! Послушайте, я хочу, чтобы вы оказали мне услугу. Вы знаете, что я встречаюсь с мистером Шериданом?

Педро сверкнул глазами и улыбнулся: «Я знаю. Педро всегда все знает о романах».

— Я… у меня есть небольшой подарок для него, — объяснила Ив. — Сюрприз. Я хотела бы попасть в его номер. Я уверена, что он уже вышел из отеля. Вероятно, вы могли бы убедиться, действительно ли он ушел. Если это так, не могли бы вы оставить его дверь открытой, а я проскочу туда через несколько минут, оставлю подарок и вернусь к себе в номер.

Педро неодобрительно нахмурился: «Мне не следует позволять посторонним заходить в чужие номера». Ив сжала его руку своей нежной рукой.

— Но никто ведь не узнает. Пожалуйста, Педро. Я знаю, у вас есть запасной ключ…

Педро начал поддаваться. Она еще раз улыбнулась ему и через мгновение он кивнул головой.

— Хорошо, поскольку это вы, мисс Хензавей…

— Благодарю вас, Педро.

Она вложила деньги в его смуглую руку, и он удалился с довольной улыбкой. Держа свою дверь приоткрытой, она видела, как Педро спустился в холл и задержался у двери Крейга. Он тихонько постучал. Так как не было ответа, он постучал снова. Через секунду он вышел и быстрым движением дал ей понять, что все спокойно и дверь открыта. Слегка задыхаясь, она закрыла свою дверь.

Она сосчитала до ста, затем открыла дверь снова. Холл был пуст. Под дверью напротив свет не горел. Сестер Эпплгейт не было. Все складывалось удачно.

Ив глубоко вздохнула и быстро спустилась в холл. Задержавшись у двери Крейга, она огляделась, затем взялась за ручку двери, повернула ее и шагнула внутрь. В номере свет не горел. Стоял сильный запах лосьона для бритья Крейга. Она решила не зажигать свет, чтобы не рисковать, поэтому взяла с собой в кармане маленький фонарик.

Включив его, она оглядела комнату. Кругом было чисто и опрятно. Заглянув в выдвижные ящики, она увидела тщательно сложенные носки, стопку рубашек, галстуки, лежащие в ряд. Крейг был очень аккуратен. Нигде не было ни клочка бумаги, ни письма, ни телеграммы. Лишь пачка пустых телеграфных бланков и карандаш лежали в верхнем выдвижном ящике. Хосе говорил, что Крейг посылает телеграммы каждый день. Но вокруг не было ни копий отправленных телеграмм, ни ответов на них.

Ванная комната была такая же чистая и аккуратная, как и спальня. Она не могла понять, что ищет. Чем отличается убийца от других людей? Здесь не было ни ядов, ни оружия.

— Туалетная комната, — сказала она себе. — Возможно, там что-нибудь есть.

Первое, что она нашла там, была портативная пишущая машинка, стоящая в заднем углу. Странно… Зачем писателю держать свою пишущую машинку в таком труднодоступном месте? На ней был чехол со слоем пыли, как будто ее не использовали с момента приезда! Он не был писателем. Это все обман и прикрытие!

Ив проверила содержимое карманов его пальто и брюк, когда ей что-то послышалось. Ключ в двери! Ее охватила паника. Выхода не было! Если она попытается выбраться через окно или по пожарной лестнице, ее наверняка заметят!

Захлопнув дверь, Ив забилась в дальний угол туалетной комнаты, с бьющимся сердцем и дрожащими руками. Она была поймана! Поймана в номере убийцы! Лицо ее покрылось капельками пота, и ей страшно захотелось чихнуть. Она прислушалась. Свет не включили. Это было непонятно. Потом она услышала как открылся и закрылся выдвижной ящик стола и приглушенное ругательство. Ив от удивления открыла рот. Кто-то еще обыскивал номер!

Она должна узнать, кто! Может, выглянуть наружу, приоткрыв туалетную дверь? Судя по звукам, поиски продолжались. Неизвестный был сейчас в ванной комнате. Трясущейся рукой Ив приоткрыла дверь туалета на дюйм или чуть больше. Сейчас она немного пришла в себя, но сможет ли она пробежать достаточно быстро? В любой момент незваный гость мог решить, что ничего стоящего нет, и выйти оттуда. Если только…

Она видела крупную фигуру в ванной комнате. Человек пользовался очень маленьким электрическим фонариком. Он стоял спиной к ней, наклонившись и что-то рассматривая. Кто это был? Если бы она могла рассмотреть получше! Как только она рискнула открыть дверь немного пошире, в холле послышались шаги. Незнакомец услышал их тоже. Он погасил фонарь. Ключ быстро повернулся в двери.

Дверь открылась, и в освещенном холле Ив увидела Крейга! Он вернулся раньше! В то время как он протянул руку, чтобы зажечь свет, незнакомец ударил его.

— Что… — вскрикнул Крейг.

Послышались ругательства, звуки ударов кулаками по телу. Крейг издавал нечленораздельные звуки он неожиданности и боли. Ив прижалась к двери туалета, по инерции наблюдая за происходящим и стараясь не закричать.

Затем, после очередного удара, Крейг упал на иол, а незнакомец убежал. Ив, вся в слезах, выскочила из туалета, склонилась на мгновение над Крейгом и увидела, что он без сознания.

Затем, не думая об опасности, Ив поспешила за мужчиной. Он бежал но лестнице. Она слышала звук его удаляющихся шагов.

Как только она бросилась за ним вниз по ступенькам, свет выключился.

На секунду она остановилась, чтобы сориентироваться во внезапной темноте, но затем рванулась дальше. Выскочив наружу через черный ход отеля, она остановилась, охваченная вечерней прохладой, тяжело дыша. Все-таки она сумасшедшая! Кто бы это ни был, он уже убежал.

Потрясенная, задыхающаяся, она постояла, размышляя, что делать. Если бы только она видела, кто это был! Почему незнакомец напал на Крейга? Что он искал в его номере? Доказательство того, что он был убийцей Вильямса? Но кто на острове был настолько заинтересован в деле Чарльза Вильямса, чтобы пойти на это? Вильямс был абсолютно посторонним для всех — для каждого, но не для убийцы. Или она ошибается?

У нее болела голова от вопросов, на которые не было ответа. Ив направилась назад в отель, горя желанием поскорее оказаться в своем уютном номере.

По дороге она с беспокойством вспомнила о Крейге. Он был без сознания. Серьезно ли он пострадал? А что, если он умер? С этой мыслью, вызвавшей у нее дрожь, она заставила себя войти в свой номер и закрыть дверь. Ив нервно расхаживала но комнате. Следует ли ей спуститься вниз? Или позволить событиям развиваться своим ходом? Закрыла ли она дверь или оставила ее открытой, когда уходила оттуда? Она так спешила, что даже не помнит! Педро знает, что она направилась в помер Крейга. Что, если он об этом кому-нибудь рассказал? Что, если Крейг умер…

У нее в глазах стояли жгучие слезы. Ив с удивлением поняла, что увлечена Крейгом, возможно даже слишком увлечена! Как она могла? После Фила! Неужели ей не достаточно? Не дала ли она себе зарок не заводить романов? Но она опять увлечена! А что хорошего может из этого выйти? Ведь Крейг обманывал ее! Она почти уверена, что он не был писателем, как говорил. В его номере нет ничего, кроме запыленной пишущей машинки, которой он, по-видимому, никогда не пользовался!

В эту ночь Ив приняла снотворное, и оно, слава Богу, подействовало. Она все еще спала, когда утром вошла Макси, чтобы ее разбудить.

— Что случилось? — спросила Макси. — Ты всегда встаешь с первыми петухами.

— Ничего, — ответила Ив.

Она решила не говорить никому, даже Макси, о своем ужасном приключении прошлой ночью. Правда, по некоторым признакам Макси могла бы догадаться, что с ней что-то произошло. Однако Ив не собиралась рассказывать ей об этом. Не собиралась до тех пор, пока у нее не будет более конкретных доказательств.

— Что ты собираешься делать сегодня? — спросила Макси.

— Я думаю еще раз съездить на Касл Рок.

— Чтобы поработать?

— А зачем же еще?

— Хочешь, поедем вместе? Я обещаю держать язык за зубами. Возьму с собой книгу и буду читать. Или буду писать письма.

— Хорошо.

Она не стала говорить Макси, зачем на самом деле собирается поехать на Касл Рок. Крейг так странно вел себя, когда она перелезла через ограждение. Почему? Сейчас Ив была убеждена, что он вышел из себя по какой-то особой причине. Это следовало проверить.

— Пойдем позавтракаем, — предложила Макси. — Я умираю от голода. Может быть, попросим отель упаковать нам в дорогу ленч?

— Да, я думаю, он нам не помешает, — кивнула Ив. — Возможно, я даже возьму тебя на встречу с Кэпом сегодня.

— Я так много слышала о нем. Только это довольно далеко, даже на велосипеде.

— Может быть, ты попросишь у Хосе машину?

Макси улыбнулась:

— Я уверена, что он не откажет. Хосе очень любезен, не правда ли?

Через полчаса они спустились в ресторан. Они уже наполовину расправились со своим завтраком, когда Ив подняла голову и увидела Крейга Шеридана.

— Что-нибудь не так? Можно подумать, ты увидела привидение, — сказала Макси.

— Все в порядке, — ответила Ив.

Крейг искал их. Оп подошел, и она увидела небольшой пластырь на его лице. В остальном он выглядел, как обычно — красивый, высокий, с холодноватым блеском в серых глазах.

— Доброе утро, девушки, — сказал он любезно. Ив хотелось знать, как бы он поприветствовал их, если бы ему стало известно, что она вчера ночью обыскала его номер.

— Доброе утро, Крейг. Кто вас ударил? — спросила Макси.

Ив затаила дыхание, но Крейг широко улыбнулся и пожал плечами.

— О, это сущие пустяки, всего лишь несчастный случай. Смешно говорить об этом.

Ив уронила вилку, и она громко звякнула о ее тарелку. Крейг взглянул не нее.

— Вам надо быть осторожнее, — сказала она. — Вы так испугались вчера в Касл Рок, что я могу упасть. Но, по-моему, вам нужно больше следить за собой!

В его серых глазах ничего нельзя было прочитать.

— Куда вы собираетесь сегодня, девушки?

Макси собралась ответить, но Ив под столом толкнула ее ногой.

— Мы собираемся побродить здесь вокруг, — быстро сказала Ив. — Я хочу сделать несколько набросков и позволила Макси пойти со мной, потому что она обещала мне не мешать.

Крейг засмеялся.

— Вы ясно даете понять, что кто-либо еще был бы непрошеным гостем.

— Извините. Но я получила телеграмму от моего агента. Он уже теряет терпение.

— Ничего не поделаешь. Кстати, мне тоже надо поработать. Возможно, это будет продуктивный день для нас обоих.

«Лжец, — подумала Ив. — Ты не написал ни слова за всю свою жизнь. Кто ты? И что на самом деле делаешь на этом острове?»

Эти мысли лишили ее остатков аппетита, и она отодвинула свою тарелку. Нервно бросив взгляд на часы, она попросила Макси поторопиться.

Наконец, они вышли из отеля, сложили вещи в машину Хосе и отъехали. Ив с облегчением вздохнула.

— Что это за двусмысленный разговор? — спросила Макси. — Ты чуть не сломала мне ногу! Ты непременно должна была ударить меня так больно?

— Я только не хотела, чтобы он увязался с нами.

— О, Ив, — сказала Макси с раздражением. — Не думаешь ли ты в самом деле, что он имеет что-то общее с Чарльзом Вильямсом? Я не могу в это поверить. Я не поверю этому никогда!

— Я знаю только, что не мы одни интересуемся Крейгом Шериданом.

— Что ты имеешь в виду?

Ив собиралась сохранить все в тайне, но теперь поняла, что не сможет. Она просто должна была рассказать кому-нибудь о вчерашнем.

Покрепче сжав руль, она начала свой рассказ. Макси нервно прикурила сигарету, широко раскрыв глаза от удивления.

— Ты ходила в номер Крейга? Ты его обыскивала? Ты, должно быть, была не в себе, Ив.

— Иногда я думаю, что это так, — сказала Ив. — Но дело не во мне, а в том, что кто-то еще обыскивал его номер. Почему? Что там надеялись найти?

— Полиция?

— Они не стали бы делать это таким образом. — Ив отрицательно покачала головой.

— Верно. Тогда, может быть, кто-то еще подозревает Крейга и пытается достать какое-нибудь доказательство для шантажа?

— Макси, ты начиталась приключений!

— Ты можешь придумать лучшую версию?

Ив покачала головой.

— В том и загвоздка, что не могу!

— Если только… — начала Макси.

— Да? — поторопила Ив.

— Может быть, это связано с делом Матеуса. Оп был убит потому, что владел чем-то, что хотел иметь кто-то другой. Спецификация оборонного оружия — основная причина. Может быть, Вильямс имел при себе что-то, за что убийца его убил, а теперь кто-то еще хочет получить это…

— Звучит неправдоподобно. Вспомни, Макси, Вильямс умер на палубе катера. Если бы у него было что-нибудь, как бы убийце удалось достать это с его трупа?

— Все были вокруг него, — ответила Макси. — Любой мог это взять, вероятно, если знал, что ищет и где это могло быть.

Ив обдумала все эти предположения.

— Ты помнишь, Макси, что Крейг помогал нести Вильямса вниз и даже выносил его с катера, когда мы причалили…

Макси кивнула головой.

— Я поняла, что ты имеешь в виду. Боюсь, что все это не делает чести твоему поклоннику.

Они приехали на Касл Рок. Захватив свои вещи на площадку для пикника, они выбрали затененный уголок. Ив установила свой мольберт, но краски открывать не стала.

— Куда ты идешь? — закричала Макси. — Ты спятила! Это опасно…

— Я должна посмотреть. Я должна посмотреть, Макси!

Она перемахнула через ограждение, как проворный мальчишка, и начала спускаться по неровной поверхности. Вокруг по-прежнему цвели голубые цветы. Она приблизилась к обрыву. Отсюда ей была видна комната в восточной башне дома Кэпа Кэмпбелла. Одно из окон выходило непосредственно сюда. Она перебралась через несколько выступов, там, где кончались цветы, и проползла по небольшому наклону. Затем она стала всматриваться вниз, в некое подобие расселины. Трава была вытоптана. Здесь кто-то стоял! Должно быть, не однажды и подолгу. Заметив что-то коричневое между камнями, Ив наклонилась и нащупала рукой какой-то предмет. С небольшим усилием она потянула его к себе.

Бинокль! Кто-то использовал это место для наблюдения. Зачем? Она нервно раскрыла чехол и, сфокусировав бинокль, осмотрела все вокруг. Окно в башне Кэпа вдруг стало огромным. Внутри, за стеклами, кто-то двигался! Ив с удивлением опустила бинокль. Кто шпионил за Кэпом? И с какой целью? Могли ли слухи оказаться правдой? Неужели Кэп был связан с контрабандой? Он сказал ей, что лестница в башню прогнила, и он никому не разрешает подниматься туда! Но сейчас там был кто-то!

В этот момент Ив увидела мужской ботинок. Он едва высовывался из куста. С трясущимися руками она встала, потянулась и раздвинула ветки. Там лежал мертвый мужчина с пустыми, застывшими глазами. Ив испустила пронзительный крик. Она кричала и не могла остановиться.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Остаток того дня был для Ив кошмаром. Отдельные моменты исчезли из ее памяти. Однако она слишком отчетливо помнила мертвого человека, лежащего в кустах.

Ее пронзительные крики заставили Макси бежать, карабкаться через ограду и скользить вниз по склону.

— Что это? Что это?

Ив не могла говорить. Она молча указала рукой. Макси вся побелела, некоторое время она пристально смотрела на мертвеца.

— О, Господи! Это Морган, Бен Морган!

— Мы должны обратиться за помощью, — заикаясь сказала Ив.

Ив не помнила, как они оставили место убийства. Она не помнила ничего до того момента, когда припарковала машину на стоянке перед полицейским участком. Постепенно она стала отдавать себе отчет в том, где она находится. Ив боялась идти внутрь, она страшилась неизбежных вопросов. Произошло еще одно убийство и, возможно, будет еще одно и еще одно. Когда и где это закончится?

Макси слабо улыбнулась ей: «Нам пора уже привыкнуть к этому».

Вместе они поднялись по пыльным ступенькам и, войдя в комнату, остановились у окна дежурного.

— Мы должны видеть капитана Мартина, — объяснила Ив. — Это срочно.

— Вы мисс Хейзавей, не так ли? Из отеля?

— Да.

— Минуту, пожалуйста.

Их заставили подождать. Ив нервно шагала, а Макси выкуривала полсигареты, затем зажигала следующую. Наконец, капитан Мартин появился в проеме дверей и сказал: «Входите, леди».

Ив в изнеможении упала на стул, стоящий перед его столом.

— Что-то случилось? — спросил капитан Мартин. — Вы, девушки, выглядите…

— Испуганными? — поинтересовалась Макси. — Неудивительно! А я-то думала, что этот остров — один из райских уголков, о которых только можно мечтать.

Капитан Мартин нахмурился. Ив бросила взгляд на Макси. Как могла она острить в данной ситуации? Однако это, возможно, гораздо лучше, чем так трястись и нервничать, как это делает она с момента обнаружения Бена Моргана.

— Что случилось? — спросил капитан Мартин.

— Вы ошиблись, — сказала Ив. — Цепная реакция все-таки произошла… Мы только что нашли Бена Моргана, мертвого, наверху в Касл Рок.

На лице капитана отразилось простое удивление, однако его рука на столе сделала резкое непроизвольное движение.

— Вы вполне уверены в этом?

Макси горько рассмеялась.

— Послушайте, впервые в своей жизни с убийством я столкнулась на катере. Но у меня хватит мозгов разобрать, кто передо мной находится — труп или просто спящий человек. Уж можете мне поверить, этот был совершенно мертв, мертвее некуда.

— Хорошо, девушки. Теперь успокойтесь. Расскажите мне подробности.

Перебивая друг друга, они выпалили всю историю, и когда Ив рассказала, как она перелезла через ограду, капитан Мартин поднял брови.

— Что заставило вас сделать это?

— Цветы. Я хотела нарвать букет голубых цветов, которые я видела там недавно. Тогда меня не пустили…

Что ж, это звучало правдоподобно. Макси взглянула на нее. Ив вздохнула и покачала головой.

— Нет, капитан Мартин, это не вся правда… На днях я была там, наверху, с Крейгом Шериданом. Я начала рвать те цветы, о которых я говорила, и он увидел меня. Он устроил мне сцену, якобы испугавшись, что я упаду вниз. Однако я не могла избавиться от ощущения, что по какой-то причине он не хотел, чтобы я там находилась. Сейчас, мне кажется, я знаю, почему.

— Согласен, — кивнул головой капитан Мартин. — Что ж, девушки, пожалуйста, пойдемте со мной. Вы мне нужны, чтобы показать, где он лежит.

— Это необходимо? — с дрожью в голосе спросила Макси.

— Да. Вы сэкономите нам время.

Поездка в Касл Рок была невеселой. Капитан Мартин вел машину уверенно, а за ним следовал грохочущий старый медицинский автомобиль, единственный на острове, тот самый, который увозил тело мистера Вильямса.

Для санитаров работа по подъему тела Моргана со скалистых уступов была привычной и рутинной, но Ив, когда они появились с носилками, с дрожью отвернулась.

Она подумала, что неприятности Мадлен Пауэрс закончились, по крайней мере, с этим мужчиной! Бедная Мадлен! Она еще ничего не знает. Ив была уверена, что она будет страдать.

Полицейские занимались своим делом долго и, в конце концов, собралась толпа. О происшествии узнали. На таком маленьком острове это неудивительно.

Один из любопытных был Крейг Шеридан. Он присоединился к Ив и Макси и задавал осторожные вопросы с маской безразличия на лице.

— Как это ужасно для Ив, — сказал он, обняв ее за плечи.

Потребовалось все ее самообладание, чтобы не отшатнуться от него. Как может он стоять здесь с таким невинным видом? Он знал о наблюдательном пункте. Она была уверена в этом. Может, это его бинокль был спрятан там? Может, это он шпионил за комнатой в башне Кэпа? Может, он и убил Бена Моргана?

— Могут ли быть девушки свободными? — спросил Крейг капитана Мартина. — Должны ли они оставаться здесь? Для них это ужасно…

Капитан Мартин отрицательно покачал головой.

— Я скоро освобожусь и хотел бы, чтобы они поехали назад со мной. У меня к ним еще несколько вопросов.

Ив почувствовала облегчение от того, что их повезет не Крейг. Это ужасно — увлечься человеком и вот так бояться его на другой же день. Несколько минут спустя они уехали в полицейской машине. У капитана Мартина не было никаких вопросов.

— Я только хотел предупредить вас, — объяснил он. — Все, о чем мы говорили в моем кабинете, конфиденциально.

— Мы это понимаем, — кивнула головой Макси.

— Для вас это тяжелое испытание. Я представляю, как вы были шокированы. Еще раз прошу прощения, но было необходимо снова привезти вас туда.

— Нашли там хоть какие-нибудь улики? — спросила Ив. — Я, конечно понимаю, что не должна вас об этом спрашивать.

— Улики всегда существуют, — объяснил капитан Мартин. — Важно собрать их все вместе. Но очевидно, что Моргана застрелили в сердце с близкого расстояния. Очевидно также, что его застали врасплох; ои стал поворачиваться, чтобы посмотреть, кто или что было позади него, и именно в этот момент его застрелили.

— Как насчет Мадлен Пауэрс? — спросила Ив.

— Я еду туда сейчас и извещу ее.

Они все вместе вошли в отель. Хосе был у стойки. Он взглянул на них с удивлением.

— Здравствуйте, капитан Мартин. Привет, девушки. Я думал, вы ушли на весь день.

— Случилась небольшая неприятность, Хосе, — сказал капитан Мартин.

Ив не стала ждать очередного обсуждения этого происшествия. Но она успела услышать, как Хосе резко вздохнул, и увидеть выражение боли на его лице.

— О Боже, нет! — воскликнул Хосе. — Это так плохо для всего острова, а для моего бизнеса…

Хосе и его драгоценный отель! Иногда Ив становилось невмоготу слышать об этом.

Но Макси была полна сочувствия к нему.

— Это в самом деле очень плохо! Хосе так хочет добиться успеха. Если бы он имел хоть какой-нибудь капитал, пе было бы причин для беспокойства. Он смог бы пережить плохие времена…

В своем номере Ив прилегла с холодным компрессом на глазах. Она провела так пару часов, стараясь не думать, пытаясь полностью отключиться.

Она, вероятно, все-таки задремала, так как внезапно проснулась. Какое-то время она лежала, уставившись в потолок и раздумывая. Она размышляла об убийстве и тревожных моментах прошлой ночи, когда она пряталась в туалетной комнате Крейга.

Вдруг резким движением она вскочила с кровати.

— Макси!

Макси стояла у окна и смотрела вниз, на пляж. Она оглянулась с удивлением.

— Я думала, ты спишь.

— До меня только что дошло! В номере Крейга прошлой ночью был Бен Морган! Теперь я это знаю!

Макси нервно потеребила пальцами свою челку.

— Ты уверена?

— Мне все казалось, что я знаю фигуру того человека: крупный в плечах, похожий на обезьяну. Это был Бен Морган, все правильно!

Макси поджала губы.

— Морган обыскивал номер Крейга? Что он надеялся найти?

— Может, наркотики? — неохотно предложила Ив. — Крейг в Касл Рок наблюдал за комнатой в башне Кэпа Кэмпбелла. Зачем? Сигнал? Возможно. Сигнал забрать наркотики, может быть, с яхты. Бен каким-то образом догадался. Может быть, он рассчитывал сделать легкие деньги. Он думал, что Крейг получил партию и планирует вернуться с ней в Штаты, и он захотел ее для себя. Итак…

— Итак, он обыскал номер Крейга и ничего не нашел. Потом что?

— Я не знаю. Каким-то образом он выяснил, что Крейг пользуется наблюдательным пунктом в Касл Рок. Может быть, он думал, что Крейг спрятал там наркотики. Но когда он поднялся туда, его застрелили…

— И убили, — сказала Макси, содрогнувшись. — Застрелен в сердце. Крейгом? О, Ив, я не хочу в это верить!

На мгновение Ив закрыла глаза и вздохнула.

— Я тоже не хочу, Макси. Но что еще я могу думать?

— Каждый считается невиновным, пока не доказана его вина. Ты знаешь, что я думаю? Я думаю, что ты снимаешь кору не с того дерева. Это Кэп Кэмпбелл, это его дела должны быть расследованы. У меня предчувствие, что он замешан во все этом.

— Комната в башне, — Ив кивнула. — Да. Была причина, по которой он не хотел, чтобы я поднималась туда. Была причина держать дверь закрытой. Насколько я не хотела бы признать это, настолько я боюсь, что ты права. Кэп замешан в этом.

— Если это так, то дело Матеуса проще простого. Газеты по-прежнему забиты им.

Она протянула Ив последнюю газету Майами, и та быстро ее просмотрела. В ней говорилось о новых версиях, но они не раскрывались. Информация, не подлежащая разглашению, без сомнения. Убийство Матеуса не было простым убийством. Оно затрагивало государственную безопасность. Наиболее важные страницы спецификации пропали и либо были переданы коллегам шпиона, либо, возможно, украдены другой неизвестной страной. Кто знает?

— Макси, как ты смотришь на то, чтобы съездить на Галл Айленд? Ты знаешь, я могу управлять моторкой, во всяком случае могла, когда была здесь четыре года назад. Мы можем взять ее напрокат, прямо на пристани.

— Почему ты хочешь съездить туда?

— Я возьму для маскировки мольберт, — объяснила Ив. — Но я хочу, чтобы ты где-нибудь достала бинокль. Ты можешь сказать, что собираешься осмотреть остров.

— Ив, что ты задумала?

Ив неуверенно улыбнулась в ответ.

— Я хочу все выяснить, Макси. Если ты не хочешь помочь, ничего страшного. Но я должна это сделать.

— Что сделать? — крикнула Макси.

— Я собираюсь на Галл Айленд. Оттуда дом Кэпа хорошо виден. Я подожду до темноты. Затем возьму лодку и доберусь до причала Кэпа. Это рядом с его скалой. Я попытаюсь пробраться в дом.

— Ив, ты не можешь это сделать!

— Почему нет? — спросила она. — Если Кэп не замешан ни в каких темных делах и обнаружит меня, мы вместе посмеемся над этим. У Кэпа широкие взгляды.

— А если он замешан? — тихо спросила Макси.

Ив закрыла глаза.

— Тогда я не знаю, Макси. Я просто не знаю.

Минуту они молча смотрели друг на друга.

— Твой брат Боб прав, ты знаешь, — сказала Макси с терпеливой улыбкой. — Если ты считаешь вечеринку скучной, ты всегда найдешь способ вдохнуть в нее жизнь.

— Ты смелая?

— Я поеду с тобой на остров. А вот что касается проникновения в дом твоего друга — в этом я не уверена.

Они спустились по лестнице и вышли через боковую дверь. Вестибюль гудел. Было очевидно, что новость об убийстве Бена Моргана всем известна. Ив была рада возможности сбежать.

На пристани — белых качающихся подмостках — они взяли напрокат маленькую лодку. Погрузив вещи, Ив нажала кнопку стартера, и мотор заработал. Она аккуратно отчалила и направила лодку к Галл Айленд. Макси явно смущало это путешествие. Она вцепилась в борта и выглядела нездоровой. Было сильное волнение, и маленькая лодка качалась на воде как пробка.

— Всего несколько минут, Макси, и мы будем там.

— Ты уверена, что умеешь управлять этой штукой? Что, если поднимется ветер? Что, если…

— Успокойся. Есть спасательные жилеты. Макси побледнела.

— О, это просто замечательно. Замечательно!

— В любом случае ты умеешь плавать гораздо лучше меня.

Ив сделала поворот и сбавила скорость. Наконец они подошли к острову. Заглушив мотор, Ив выпрыгнула и вытащила лодку на песок, надежно ее закрепив.

— Отлично, мы уже на месте, — сказала она Макси. — Здесь замечательно, не правда ли?

Макси пристально посмотрела на нее.

— Касл Рок мне тоже казался замечательным до сегодняшнего утра.

Теперь Ив действовала только за счет нервов. В голове у нее звенело от страха и возбуждения.

Яхта все еще стояла на якоре у причала Кэпа. Тогда, подняв бинокль, она осмотрела дом. Он казался чрезвычайно мирным в лучах горячего солнца. Не было заметно никакого движения. Она особенно внимательно осмотрела восточную башню, но если кто-нибудь находился за ее окнами, она не смогла никого увидеть.

— Пусто, — сказала она с облегчением. Макси, взяв бинокль, в свою очередь все осмотрела, но тоже не заметила ничего необычного. По очереди они смотрели в бинокль. Яхта казалась безлюдной.

— Друзья дома Кэпа? — поинтересовалась Макси.

Ив сдвинула брови.

— Но она была здесь в тот день, когда я была на утесе Кэпа. Я ночевала в доме. Других гостей не было…

— Ты уверена?

Ив вспомнила ночные голоса. Один из них принадлежал Кэпу, но она не узнала голос Сэмми. Тем не менее Кэп сказал ей, что они были в башне, чтобы снять хлопающие ставни.

— Макси, дай-ка мне бинокль! — с волнением сказала Ив. — Я кое-что вспомнила.

Она опять направила бинокль на восточную башню. Все ставни были на месте! Либо их снова повесили, либо их никогда не снимали!

Солнце садилось. Вскоре должны были наступить сумерки. Макси уговаривала Ив вернуться в отель.

— Покажется странным, что нас нет, — настаивала она.

— Я должна навестить Кэпа, — упрямо ответила Ив.

— Хорошо, тогда сделай это общепринятым способом. Ради Бога, пойди и просто постучи в его дверь!

— Так я могу и не попасть в дом. — Ив покачала головой. — Или меня впустят и разрешат посмотреть только то, что они захотят показать мне. Нет, Макси, я хочу войти через заднюю дверь, если можно так сказать. Через причал.

— На меня не рассчитывай!

— Я отвезу тебя назад, — сказала Ив. — Потом отправлюсь на небольшую лодочную прогулку.

— Но, Ив…

Ив упрямо покачала головой.

— Я должна все выяснить, Макси.

Обратный путь до пристани прошел в молчании. Макси выбралась из лодки с выражением крайнего неодобрения на лице.

— Я думаю, это очень глупо, Ив. И, возможно, очень опасно.

Ив не стала слушать. Она включила мотор и рванула прочь, резко увеличив скорость. Лодка понеслась но воде в наступающих сумерках. Макси что-то закричала, шум мотора и волн, бьющихся о борт лодки, тут же заглушили ее голос.

Ив сделала полукруг, удаляясь от владений Кэпа, а затем по кривой вернулась назад. Она не включила фонари освещения, сбросила газ и продолжала двигаться так медленно, как будто ползла.

В большом доме Кэпа светились огни. Кинув взгляд на комнату в башне, она увидела, что там темно. Ну конечно, это чепуха, она уверена. Пустые разговоры… Однако зачем тогда наблюдательный пункт на Касл Рок, откуда так удобно следить за домом Кэпа?

Ей стало холодно. Она пожалела, что не взяла свитер. Подъехав очень близко, она заглушила мотор. Прилив понес лодку прямо к причалу. Через некоторое время ее неминуемо увлекло бы к подножию скалы. Там, в скале, была вымыта глубокая широкая пещера. При полном приливе она доверху заполнялась водой. При отливе можно было проникнуть внутрь на лодке. Это было холодное, довольно мрачное место. Кэп взял ее однажды сюда, предупредив, чтобы она никогда не появлялась в этом месте во время прилива.

— Это ловушка, Ив. Вода прибывает слишком быстро: не успеешь опомниться, как она заливает вход, и ты — в западне. Здесь легко утонуть, — предостерег он ее.

Сейчас она вспомнила об этом. Она не должна подплывать слишком близко. Следует воспользоваться веслами, чтобы добраться до края причала, где она сможет выйти в полной темноте.

Яхта стояла на якоре несколько в стороне, на глубокой воде. Ив едва могла оцепить ее габариты.

«Что я здесь делаю? — вдруг подумала Ив. — Уж пе сумасшедшая ли я?»

Но было уже поздно. Она не могла уехать: завести мотор — значит, лишь привлечь к себе внимание: весла тоже не помогут — прилив слишком сильный.

Она почти достигла конца длинного причала. Еще несколько футов. Туман, поднимающийся от воды, был холодным, и к тому же задул бриз.

Внезапно она застыла, услышав звук шагов по деревянному настилу. Каждый звук, доходящий до нее, усиливался туманом, и с каждым шагом она пугалась все больше.

Внезапно вспыхнул яркий, слепящий свет и стал перемещаться по кругу, выискивая что-то. Когда он приблизился к ней, у Ив хватило присутствия духа броситься на дно лодки. Свет пропал. Но в следующий момент она услышала громкий шум заведенного мотора. Ее обнаружили!

Несколько леденящих душу секунд она не знала, что делать. Ее лодка удалялась от причала. Ей нужно шевелиться! Ледяными пальцами она нажала кнопку стартера. Мотор не работал!

— Пожалуйста, не подведи меня, — с отчаянием шептала Ив.

Сейчас рев другой моторки был громче — она направлялась прямо на нее! Ив отчаянно нажала большим пальцем на кнопку стартера. Мотор заработал и заглох. Еще раз! Мотор взревел. Быстрым движением она развернула лодку, направляясь в океан. Регулятор газа был открыт до конца, но ей казалось, что она еле движется.

Ив слышала, что другая лодка догоняет ее! Ей нужно скрыться, но как? Мотор на той лодке значительно мощнее. Вскоре они настигнут ее!

Луч света опять поймал ее. Над головой Ив что-то просвистело. В нее стреляют! Чужая лодка приближалась, шум мотора оглушал. Повторный свист испугал Ив. Пуля попала в борт лодки.

Резким движением Ив изменила курс, и лодка опасно наклонилась. Она рванулась прямо к берегу. Лодка позади нее была больше и должна была сделать более широкий разворот, но вскоре она снова начала ее догонять. В ближайшие несколько секунд она ее протаранит!

Ив еще раз крутанула руль, и лодка сделала головокружительный разворот. Перевернувшись через голову, Ив перелетела через борт, шлепнулась в воду и ушла в глубину.

Кричала ли она? Ив плыла изо всех сил, как никогда раньше не плавала. Берег, казалось, был от нее в нескольких милях. Но этого не могло быть. Ведь она была совсем недалеко, когда перевернула лодку.

— Плыви, — сказала она себе. — Плыви! Фил… Фил…

Удивительно, что в смертельно опасный момент она могла думать о нем. Стараясь держаться на поверхности, она думала о Бобе, о своих племянниках. Затем, как ни странно, она подумала о Крейге.

— Крейг, — всхлипнула она. — Крейг…

Теперь ее разыскивали: луч света метался по воде.

У Ив хватило ума нырнуть. Она оставалась под водой так долго, что ее легкие чуть не лопнули. Вынырнув на поверхность, она увидела лодку всего в нескольких футах от себя; она плыла медленно, разыскивая Ив. Слава Богу, было темно! Слава Богу, тело не подвело ее. Деревья уже совсем близко и белый песок! Ив плыла из последних сил, ее сердце от нагрузки готово было разорваться.

На какое-то мгновение она потеряла сознание, но когда ее лицо скрылось под водой, она пришла в себя. Руки палились свинцом, ноги онемели, легкие горели.

Песок! Неужели это песок у нее под ногами? Да, это он! Она достигла берега! Опять послышался шум лодки. Все ближе и ближе.

Бежать! Бежать! Казалось, у нее совсем нет сил, легкие с хрипом втягивали воздух. Но она бежала, каким-то образом она бежала. Луч света поймал ее. Раздался выстрел. Споткнувшись, она упала. Это было бревно, толстое, старое бревно, наполовину обгоревшее. Ив спряталась за ним. Лодка крутилась около берега. Луч света метался по песку, нащупывая ее.

Ив молилась. Она лежала тут в песке, распластавшись как лягушка, и молила Бога, чтобы они не высадились на берег. Если они это сделают, она не сможет уйти от них. Она слишком выдохлась и ие могла шевельнуть даже пальцем.

Наконец, как во сне, она услышала, что лодка уходит. Звук мотора замер вдали. Остались только шелест прилива и мучительная боль в ее сердце.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Ив не знала, как долго она лежала, хрипло дыша, прислушиваясь, не раздастся ли шум мотора. Но, казалось, все было спокойно. Только плеск волн и шелест пальм нарушали тишину.

Возможно, она забылась. Как долго, она не имела представления. Скорее всего, на несколько минут. Потом она заставила себя приподняться на четвереньки, а затем встала на ноги. Голова ее кружилась от ужаса, который она пережила, но Ив четко понимала то, что с ней хотели сделать.

— Кэп! Ох, Кэп! Неужели это правда? Ведь он всегда был таким хорошим, внимательным, добрым человеком. И в то же время, кто-то из его дома, с его причала, охотился на нее, стрелял в нее, пытался убить! Но почему? Почему?

Она направилась к дороге, упрямо переставляя одну ногу за другой. Ветки ободрали ее руки и порвали блузку. Прохладный ночной воздух обдувал мокрую одежду и заставлял ее дрожать. Кроме того, у нее зуб на зуб не попадал от страха.

Казалось, она прошла много миль, — прежде чем добраться до дороги, хотя знала, что это не так. Черный асфальт был все еще теплым. Она пошла вниз так быстро, как только могла. Как ей хотелось увидеть огни отеля!

Все тело ныло от усталости, но сейчас она не могла себе позволить проявить слабость. Она должна идти!

За спиной послышался шум мотора. А вдруг это машина Кэпа! Она свернула с дороги и спряталась среди деревьев. Сердце Ив готово было вырваться из груди от вновь охватившего ее страха.

Автомобиль проехал мимо с умеренной скоростью. Ив услышала смех, почувствовала запах сигаретного дыма и женских духов. Со вздохом она закрыла глаза и прислонилась на секунду к дереву. Затем двинулась вперед. Еще дважды она укрывалась среди деревьев, боясь остановить проезжающие автомобили, не зная, кто может в них находиться.

Упавшая духом, измотанная, потрясенная до глубины души, она продолжала двигаться вперед. Какой-то автомобиль тихо ехал навстречу. Потом он остановился. Ив показалось, что она услышала чей-то крик, но не была уверена в этом. Она снова бросилась, как испуганный кролик, в заросли и спряталась.

Дверь автомобиля хлопнула, мотор взревел и машина тронулась но направлению к ней на очень малой скорости! Они искали что-то или кого-то! Ее?

Отпрянув поглубже в тень, Ив ждала, пока машина не проедет мимо. Она заново пережила ужасные мгновения на борту лодки и на берегу. Она осмелилась приблизиться к дому Кэпа со стороны причала, и вот что произошло! Но Кэп не мог сделать это! Не важно, что о нем говорят, она все равно не поверит!

Машина медленно проехала мимо. Ив подождала несколько минут. Убедившись, что машины уже не видно и не слышно, Ив опять тронулась в путь, не рискуя показываться на дороге.

Приближалась еще одна машина! Сколько человек преследовало ее? Но это же другая машина. Она приближалась очень быстро. Гудела сирена. Полиция!

Заплакав от облегчения, Ив вышла на середину дороги и начала махать руками. Отпрыгнув в последний момент в сторону, она услышала визг тормозов.

Капитан Мартин выскочил из-за руля.

— Мисс Хензавей?

Затем открылась боковая дверь, и выпрыгнула Макси.

— Ив, Ив, с тобой все в порядке?

— Да, я в порядке, — прошептала Ив. — Только очень устала…

Лишь сейчас она позволила себе потерять сознание. Она пришла в себя в постели, в чистой пижаме, обложенная подушками. Она отодвинула их и оглянулась. Макси дремала в кресле в другом конце комнаты.

— Макси…

Макси моментально проснулась и, подойдя, наклонилась над ней.

— Итак, ты опять с нами. Как ты себя чувствуешь?

— Жарко.

— Ты дрожала как лист и была холодна как лед, когда я уложила тебя в постель. Ты была в шоке, я думаю. Может, ты расскажешь мне, что произошло? Что ты делала там, на дороге? Ты выглядела напуганной до смерти, не говоря уже о том, что промокла насквозь. У тебя что, произошла авария с лодкой?

— Что-то в этом духе, — пробормотала Ив. — Макси, ты не поверишь. Это был сплошной кошмар.

— Я заволновалась, когда ты не приехала и не позвонила. Только сумасшедший мог сделать то, что ты задумала. Я рассказала все в полиции, и мы поехали туда…

— Я рада, что ты это сделала. Не думаю, что смогла бы пройти еще хоть несколько футов, — призналась Ив.

— В самом деле? — поинтересовалась Макси. — Так ты собираешься рассказать мне…

— Да, — вздохнула Ив. — Невозможно держать все это в себе, гораздо легче поделиться!

Макси не закрывала рот от удивления, пока слушала Ив, нервно сжав ее руку.

— Ив, ты уверена, что они стреляли в тебя? Что они старались протаранить твою лодку?

— Да, я уверена в этом.

— Бедная девочка! Тебе следует рассказать все это полиции.

— Я знаю. Но это может подождать до утра, не так ли?

— Конечно. Может, хочешь что-нибудь поесть? Хотя бы теплого молока?

Ив спустила ноги с кровати и встала. Ее мышцы все еще были напряжены. К утру наверняка все тело будет ныть и болеть. Сев в кресло, она посмотрела на свои руки. Перестанут ли они когда-нибудь трястись?

Макси позвонила в сервисную службу отеля, и вскоре Ив пила горячий бульон и жевала сэндвич.

— Что насчет Бена Моргана? Есть какие-нибудь версии?

— Нет, насколько я знаю.

— Как восприняла это Мадлен?

— Она в ужасном состоянии. К ней пришлось вызвать врача и дать успокоительное. Появилась одна интересная новость.

Ив ждала, что Макси расскажет ей, хотя не была уверена, что сможет осознать эту новость. Еда подкрепила ее, но каждым своим первом она ощущала усталость.

— Мадлен сказала мне это. Я оставалась с ней сегодня вечером до того, как поехала искать тебя. Она была в отчаянии. Кажется, Бен последнее время вел себя довольно странно.

— Я знаю. Она мне тоже говорила об этом, — кивнула Ив. — Не говорила ли она тебе, что он собирался заработать кучу денег здесь, на острове? Он хвастался этим, когда выпивал слишком много.

Ив нахмурилась.

Как он собирался это сделать? Выиграть в карты?

Макси покачала головой.

— Понятия не имею. Вряд ли Мадлен что-нибудь точно знала. Но она была очень озабочена и ей казалось, что Бен был способен заняться темными делами.

— Интересно, мы подозреваем всех и вся, но у нас нет никаких доказательств! — вспыхнула Ив. — Что-то странное с Беном. Что-то странное с Крейгом. Что-то странное с Кэпом. Я полагаю, что-то странное происходит со всеми нами, если копнуть поглубже. Моя голова готова расколоться от подозрений, которые никак не складываются воедино!

— Мне ясно одно. Кто-то на этом острове очень тебя не любит. — Макси вздрогнула. — Я считаю, нам нужно уехать домой.

Ив удалось улыбнуться.

— А я думала, что ты все-таки любишь истории с убийствами, Макси. Ты все время норовишь сунуть мне под нос дело Матеуса.

— То происходит в Нью-Йорке. А это здесь! — отразила Макси.

В дверь постучали, и Макси пошла открывать. Вошел Крейг Шеридан. Он смотрел на Ив с беспокойством в глазах.

— Как вы себя чувствуете?

— Хорошо, — ответила она.

— Послушайте, капитан Мартин сказал мне, что они подобрали вас пару часов назад на дороге и что ваша лодка потерпела аварию.

Крейг вошел в комнату, подтащил поближе к Ив кресло и взял ее за руку. Его беспокойство казалось искренним, и Ив почти поверила ему. Потом она вспомнила его ложь, его действия в тот день на Касл Рок, и холодок пробежал у нее по спине.

— Вам холодно, — сказал он с участием. — У вас шок. Макси, дайте мне ту подушку…

Она позволила ему подоткнуть одеяло вокруг себя. Он с нежностью растирал ее руки.

— Так лучше?

— Да. Спасибо.

— Вы не должны никогда — слышите, никогда — в одиночку выезжать на лодке, тем более с наступлением темноты, — распекал он ее. — Прилив очень опасен, особенно для легких лодок…

— Мне уже сделали соответствующий выговор, — ответила Ив легкомысленным топом.

Крейг засмеялся.

— Ну ладно, важно то, что вы здесь, и с вами все в порядке. Для вас это был очень нелегкий день, не так ли? А тут еще это неприятное дело наверху, в Касл Рок.

— Я не хочу даже думать об этом, Крейг.

— Простите. Я не подумав вспомнил об этом. Послушайте, почему бы вам немного не отдохнуть? Я навещу вас завтра, хорошо?

Затем он наклонился над ней и поцеловал. Этот поцелуй был настолько нежным, что она с трудом подавила желание обнять его. Почему он старается быть таким добрым и внимательным? Ведь в действительности он совсем не такой?

В дверях он пожелал ей спокойной ночи и вышел.

Макси, вопросительно подняв брови, взглянула на нее: «Ну как?»

— Что мне делать, Макси? — спросила Ив со слезами на глазах. — Что ты делаешь и как ты поступаешь, когда тебе нравится человек, кому ты не можешь доверять?

— У тебя с головой все в порядке? — спросила с улыбкой Макси. — Послушай, не казни человека раньше времени. Возможно, ты ошибаешься.

Ив откинула голову и закрыла глаза. Возможно. Но она сомневается в этом. Именно Крейг шпионил за Кэпом! Был ли он тем, кто выследил Бена Моргана и убил?

— Почему бы тебе не принять снотворное и не лечь спать? — спросила Макси. — А я смогу спуститься вниз и немного поиграть в бридж. Еще рано, а Элен Эпплгейт — неплохой партнер. Ты ведь знаешь об этом? Но вот ее сестра…

— Эльвира никогда не была одной из моих подруг.

Макси подняла шум по поводу того, что ей следует лечь в постель. Ив послушно проглотила таблетку и через несколько минут отключилась.

Что-то разбудило ее. Минуту она лежала очень тихо и прислушивалась. Может, это был шум прилива, доносящийся через открытое окно? Нет. Это крадущиеся шаги. Кто-то был в ее номере! И это не Макси. Макси самая шумная персона, которую она когда-либо знала, чем тише она старалась действовать, тем шумнее у нее все получалось.

Похолодев, Ив лежала и слушала. Ящик стола тихо выдвинули. Кто-то находился в гостиной, смежной с ее спальней, осматривая ее вещи!

Что ей делать? Закричать? Но тот, в гостиной, испугался бы и убежал. Бен Морган был мертв! Тогда кто же это?

Потихоньку, опасаясь, как бы пружины предательски не заскрипели, Ив выскользнула из постели. Слава Богу, на полу лежал ковер. Она босиком бесшумно подкралась к приоткрытой двери. Теперь проскользнуть в дверь и найти выключатель. На этот раз она выяснит, кто обыскивает ее помер!

Трясущейся рукой она дотянулась до выключателя и щелкнула.

Раздался испуганный вскрик, и Ив на мгновение зажмурилась от яркого света.

— Эльвира!

Эльвира Эпплгейт, застигнутая на месте, уставилась на нее; рука ее так и осталась в ящике стола.

— Что вы здесь делаете? — требовательно спросила Ив. — Что вы ищете?

Эльвира, смертельно побледнев, застыла на месте, не в состоянии вымолвить ни слова.

— Я, пожалуй, позвоню Хосе и попрошу прислать полицию, — сказала Ив, направляясь к телефону.

— Нет, — вымолвила наконец Эльвира. — О, пожалуйста, нет, не делайте этого! Пожалуйста, мисс Хензавей, прошу вас.

Женщина была вне себя. Ив даже испугалась, когда она разразилась бурными рыданиями. Эльвира Эпплгейт не была женщиной, подверженной эмоциям. Она всегда сохраняла контроль над собой. Но сейчас у нее слезы текли рекой и плечи сотрясались от рыданий.

— Так это вы шарите по чужим комнатам? — холодно спросила Ив.

— Нет! Нет! У нас тоже кто-то побывал. Поверьте, я не обыскивала никаких комнат! Только сейчас — единственный раз в моей жизни — я сделала такую ужасную вещь!

— Что же вы хотите? Деньги? Драгоценности? У меня нет никаких драгоценностей. У меня есть лишь несколько дешевых украшений…

Эльвира, закрыв лицо руками, упала в кресло, и Ив подождала, пока она не соберется с силами.

— Пожалуйста, не звоните в полицию. И не говорите Элен. Это разобьет ее сердце!

— Возможно, я не стану этого делать, но прежде вы должны сказать мне, что вы искали в моей комнате! — сказала Ив.

В голове у Ив еще шумело от снотворного, но шок от поступка Эльвиры Эпплгейт помог ей восстановиться.

Эльвира вытащила кружевной носовой платочек и громко высморкалась.

— Это все мистер Морган, этот вредный мистер Морган! Он угрожал мне. Он сказал, что у него есть определенная информация в маленькой черной книжечке, которую он всегда носил с собой. Я уверена, ее не было при нем, когда его нашли, иначе полиция уже обратилась бы ко мне. Я подумала, раз вы нашли его тело, вы нашли и записную книжку, и намерены оставить ее себе.

— Я нашла тело Моргана, Эльвира, но я не прикасалась к нему. Что было в записной книжке?

— Частная информация. То, что обычно не предается огласке. Я не могла допустить, чтобы кто-то узнал. Морган согласился держать рот на замке за пятьдесят тысяч долларов. Мисс Хензавей, у меня в жизни не было таких денег! Тогда он пригрозил пойти с этой информацией дальше — пойти к некоему человеку…

— Какому человеку?

Эльвира подняла голову. Она овладела собой. Знакомое натянутое выражение появилось на ее лице.

— Я не могу сказать вам этого, мисс Хензавей. Прошу вас, поверьте, я говорю правду! Пожалуйста, держите при себе…

— Я не уверена, что могу так поступить. Бен Морган убит, Эльвира. Вполне вероятно, что он шантажировал не только вас, но и других…

— Элен не должна знать! Это приведет ее в отчаяние! Пожалуйста, мисс Хензавей…

— У вас было основание убить Бена Моргана, — возразила Ив.

Эльвира внимательно посмотрела на нее, и буря эмоций отразилась на ее лице.

— Не будьте смешной! — огрызнулась она. — Если бы я достала записную книжку, убив его, была бы я здесь?

Ив глубоко вздохнула. Она подумала, что это логично. Однако, кто знает? Эльвира казалась совершенно безобидной, но вот застала же она ее в своем номере! Ив была не в состоянии прямо сейчас разобраться во всем. За целый день произошло столько событий, что все переварить было просто невозможно.

— Мы поговорим завтра, Эльвира. Пожалуйста, уходите сейчас. Я уверяю вас, у меня нет записной книжки и я никогда ее не видела!

— Тогда где же она? — спросила Эльвира, заламывая руки. — Я должна ее получить, мисс Хензавей!

— Только обещайте мне, что больше не будете рыскать по отелю! Следующая ваша жертва может оказаться не столь терпеливой, как я!

— Да, да, конечно, — сказала Эльвира. — Я сейчас просто не знаю, что мне делать дальше!

Знала ли Мадлен Пауэрс, чем занимается ее друг — джентльмен? Ив сомневалась, что она знала. Мадлен даже выражала сожаление — ей и Макси — по поводу странного поведения Бена.

Борясь с желанием заснуть, Ив подумала: «Что же еще может случиться?»

Но остаток ночи прошел мирно и спокойно.

Макси разбудила Ив около семи, весело улыбаясь ей.

— Как ты себя чувствуешь? Спустимся в ресторан или я закажу завтрак в номер?

— Как ты сыграла вчера в бридж? — спросила Ив, внезапно вспомнив вчерашнюю встречу с Эльвирой.

— Элен и я выиграли.

— Где была Эльвира?

— Ушла к себе, сославшись на головную боль.

Ив улыбнулась. Игра в бридж дала Эльвире шанс. Она дождалась благоприятного момента и пошла на риск, возможно, зная, что Ив приняла снотворное. Однако, в конце концов, попалась.

Немного позже они спустились в ресторан. Там уже сидел Роджер Кэбот. Он увидел их и помахал им рукой. За несколько дней у него отросла внушительная щетина. В отеле никогда особенно не придирались к внешнему виду и пускали в ресторан в рабочей одежде. Но Роджер сегодня был неопрятен до отвращения.

— Доброе утро, леди, — сказал он, улыбнувшись. Его щетина шокировала.

— Доброе утро, Роджер, — сказала Макси. — То, что вы отращиваете, очень похоже на воронье гнездо.

Роджер ухмыльнулся.

— У вас язык как бритва.

Они выбрали столик на веранде, залитой ярким солнцем, с видом на прекрасный волнующийся океан. Но теперь Ив знала, какой обманчивой и коварной может быть красота.

Официант принес им меню и экземпляр газеты Майами за вчерашний день. Для острова это было в порядке вещей. Ив схватила его и быстро просмотрела. Дело Матеуса по-прежнему занимало первые полосы, хотя с момента убийства прошло уже около недели. Много внимания уделялось какой-то женщине из Майами. Ив опять увидела ранее опубликованные фотографии. Это было все, чем располагала пресса.

Возможно, ночной испуг обострил ее восприятие или просто помог вспомнить то, что произошло раньше, но внезапно она сложила два и два.

— Макси, я хотела бы увидеть капитана Мартина прямо сейчас!

— Что случилось?

— Пошли и я покажу тебе!

Они бросили завтрак. Направляясь в полицейский участок, Ив крепко держала в руке номер газеты. В участке было оживленно, скорее всего, из-за убийства Бена Моргана. Им пришлось подождать. В конце концов их ввели в кабинет, который стал уже слишком знакомым для Ив.

— Здравствуйте, мисс Хензавей. Я рад, что вы заглянули, — сказал капитан Мартин. — Мне как раз надо задать вам несколько вопросов по делу Моргана…

— Те фотографии, которые вы мне показали на днях. Те глянцевые фотографии. Могу я их еще раз посмотреть? — перебила его Ив.

Он кивнул головой и достал конверт. Она просматривала фотографии до тех пор, пока не выбрала одну. Сейчас она вспомнила, что в прошлый раз смотрела на нее несколько дольше, чем на другие, фотография казалась хорошо знакомой. Теперь она знала почему.

— Мужчина на этой фотографии есть также в группе мужчин на фотографии в газете. Дело Матеуса. Вот этот! — возбужденно сказала Ив.

Капитан Мартин кивнул головой и улыбнулся ей.

— Да, мисс Хензавей, я знаю. Я знал об этом, когда показывал вам эти фотографии на днях.

Ив с недоумением посмотрела на него.

— Тогда зачем вы меня спрашивали?

— Я надеялся, что вы опознаете кого-нибудь еще, кто был бы связующим звеном, которое нам необходимо.

Он взял со своего стола еще один конверт. Еще одна глянцевая фотография выскользнула оттуда. На ней была группа людей, сфотографированная где-то на вечеринке или на встрече.

С минуту Ив рассматривала фотографию. Затем она увидела того же самого мужчину.

— Вот он опять!

— Да, — кивнул капитан Мартин. — Посмотрите еще, мисс Хензавей.

Она вгляделась в фотографию… У него не было бороды, но зато были усы и очки в толстой оправе. Хотя он был в смокинге, с цветком в петлице, и выглядел как обычный бизнесмен, она узнала его.

— Чарльз Вильямс, он же Гарри Филдинг! Капитан Мартин, неужели существует связь между Матеусом и Вильямсом?

— Это вполне вероятно, не так ли, поскольку существует, по крайней мере, один общий знакомый.

Макси трясущимися руками зажгла сигарету.

— Я знала, что должна была остаться в Детройте, дома, — пробормотала она. — Вы думаете, что Вильямс убил Матеуса?

— Позвольте мне сказать, что мы рассматриваем эту возможность.

— Но кто же убил Вильямса? — спросила Ив.

— Морган? — попробовала угадать Макси. — А потом убили Моргана. Это похоже на принцип домино. Вы ударяете первую фишку, за ней падает вторая, затем еще, и еще…

Капитан Мартин кивнул головой.

— Возможно, миссис Дил. Но давайте надеяться, что фишки перестанут падать.

Ив и Макси переглянулись.

— Но вы так не думаете, не правда ли, капитан Мартин? — спросила Ив.

Он испытующе посмотрел на нее и зажал зубами свою трубку.

— Кто еще знает об убийстве, мисс Хензавей?

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Макси и Ив покинули полицейский участок слишком взволнованные тем, что они там узнали. Связь между делом Матеуса и мертвым мужчиной на катере, и даже, возможно, с Беном Морганом. Это было невероятно!

— Я чувствую, что сижу на вершине вулкана, и он готов начать извержение! — воскликнула Макси.

— С большим количеством мертвых тел? — с дрожью поинтересовалась Ив.

— Это еще не закончилось. Держу пари, — ответила Макси.

— Макси, если Вильямс знал Матеуса и был его убийцей, можно ли предположить, что у Вильямса были те недостающие спецификации, выкраденные у правительства?

— Держу пари на это тоже, — сказала Макси. — Я уверена, что капитан Мартин знает гораздо больше об этом деле, чем говорит.

— Если все так, тогда Вильямс должен был иметь эту информацию при себе на катере.

— Только для него все закончилось смертью. Я чувствую, что эта информация находится где-то здесь, на острове, возможно, в нашем отеле…

Ив остановилась, взглянув искоса на Макси.

— Конечно! Вот почему кто-то обыскивает все номера! Они ищут ее!

— Дай леди желаемую награду! — мрачно сказала Макси. — Но Хосе сказал, что обыскали всех, кроме одного…

Ив глубоко, с дрожью вздохнула.

— Я знаю, Макси. Все, кроме Крейга, обратились с жалобами. Все это выглядит так, как будто Крейг и обыскивал номера! Может быть, он в конце концов нашел эту спецификацию у кого-то в номере и перепрятал ее у себя, а Бен Морган каким-то образом узнал об этом. Вот почему Бен в ту ночь обыскивал вещи Крейга!

— И поскольку Бен выследил Крейга за пределами отеля, Крейгу ничего не оставалось… Ив руками зажала уши.

— Не говори мне этого, Макси. Я и так не могу думать ни о чем другом! О, Макси, неужели ты действительно думаешь, что Крейг — убийца?

— Послушай, но если не он, то кто же? — спросила Макси. — Я тоже не хотела бы так думать. Я хочу одного — чтобы вся эта кровавая история поскорее закончилась!

— А я, подумать только, приехала сюда, чтобы отдохнуть и успокоить свои нервы. Ну и попали же мы в переделку!

Они подошли к отелю. Каким обманчиво тихим и мирным он выглядел в утреннем солнечном свете! Вокруг было так оживленно. Велосипедисты сновали по улицам, дети играли, а магазины кругом были открыты. Он выглядел как любой курорт в период отпусков, полный туристов.

— Нам не удалось позавтракать, — сказала Макси. — Давай попробуем еще раз?

— Мне нужно кофе, и много, — ответила Ив.

Они решили перекусить на веранде, лицом к океану. Когда Педро тронул ее за плечо, Ив чуть не подскочила.

— О, как ты напугал меня, Педро!

— Извините, мисс Хензавей, у меня для вас телеграмма.

— Спасибо, Педро.

Ив вскрыла ее и не удивилась, увидев, что она от Ларри. Он требовал, чтобы Ив отправила ему несколько своих работ в течение следующих двух дней. Но как ей это сделать? Как сконцентрироваться на светлых, веселых картинах, когда такие грозные тучи повисли у нее над головой?

— Плохие новости? — спросила Макси. Ив передала ей телеграмму.

— Ты должна вспомнить старые добрые времена в колледже. Возьми себя в руки и сосредоточься на работе. Я понимаю, это будет трудно, особенно если ты встретишься с Крейгом…

— Да, — вздохнула Ив. — Я не знаю, что я буду делать, если окажусь рядом с ним.

— Почему бы тебе не взять напрокат велосипед и не захватить с собой свои краски? Найди хорошее, спокойное место.

Ив посмотрела на Макси и прикусила губу. Она не была уверена, что у нее хватит мужества выйти из отеля. Ведь каждый раз, когда она это делает, происходят неприятности.

— Я пойду с тобой, если ты хочешь, — предложила Макси.

Ив подняла голову. Глупо постоянно жить в страхе. То, что случилось с ней в лодке, никогда бы не произошло, если бы она занималась своими делами и держалась подальше от участка Кэпа. Кэп! Каждый раз, когда она о нем думала, все внутри у нее переворачивалось. Неужели ее старый друг так сильно изменился? Она бы никогда этому не поверила, если бы не убедилась на собственном опыте.

— Я, пожалуй, съезжу в Хаф Муп Коув, Макси. Это недалеко, и там есть несколько очень красивых мест.

— Будь осторожна, — попросила Макси. — Я не хочу, чтобы кто-нибудь стрелял в тебя опять! Я по-прежнему думаю, что тебе следует сказать об этом капитану Мартину.

— Оп думает, что я просто потерпела аварию. Ну что ж, это нельзя назвать ложью! Но все же я не могу обвинить Кэпа, Макси. Я просто не могу!

— Да знаю, знаю, — вздохнула Макси. — У тебя никогда не хватает ума, когда затронуто сердце.

Ив кивнула, подумав о Филе. Казалось, прошли месяцы с их последней встречи. Так много всего произошло — глупого, страшного, бессмысленного. Наверняка можно все объяснить, но она еще не придумала, как это сделать.

— Увидимся позже, Макси, — сказала Ив. — Я вернусь к четырем. Не позднее.

— Всего хорошего. Желаю тебе удачи.

Можно ли после всего случившегося рассчитывать на это? Ив сомневалась. Она вытащила солнцезащитные очки из своей сумочки и убрала их в карман, надела удобные шорты, собрала рисовальные принадлежности и попыталась думать о предстоящей работе. Педро помог ей уложить вещи в проволочную корзинку, и вскоре она уже крутила педали велосипеда. Как всегда в дороге, окружающий пейзаж постепенно успокоил ее.

Казалось невероятным, что все ужасные события действительно произошли здесь, в таком месте, как Уайт Бич Айленд. День был очень жарким, ярко светило солнце. Порывшись в кармане, она вытащила очки, но они постоянно сползали с ее носа. Оставив на минуту велосипед, она посмотрела на них. Конечно, она взяла не ту пару! Это очки Фила. Убрав их опять в карман, она поехала дальше.

Бухточка, когда она добралась до нее, оказалась тихой и безлюдной. Ив была этому рада. Подыскав идеальное место, она установила свой мольберт. Набрасывая эскиз, она склонилась над ним, стараясь сосредоточиться. Она долго работала не отрываясь и наконец устроила перерыв. У нее не было времени попросить отель упаковать ей с собой ленч, но она успела захватить пару сладких пирожных из буфета в вестибюле отеля.

Сидя в тени под пальмой, она сжевала одно из них. Океан сверкал под солнцем, вода была пронзительно голубого цвета. На горизонте появилась парусная лодка. У Ив сжалось сердце. Здесь было так красиво! Но жуткие события все испортили. Если бы только Крейг не имел к этому отношения! Но Ив знала, что Крейг замешан. Более того, она была уверена, что капитан Мартин знал об этом тоже. Он, вероятно, просто ждал подходящего момента, чтобы начать действовать.

— Привет!

Ив едва не подпрыгнула от испуга. Она не слышала никаких шагов и не заметила никакой тени. Сейчас, взглянув вверх, она обнаружила Роджера Кэбота.

— Мы постоянно сталкиваемся друг с другом, не так ли? Это должно быть судьба, — сказал он, пожав плечами.

Последние дни Ив пугалась даже собственной тени. Странно, но каждый раз, выходя из отеля, она, как нарочно, натыкалась на этого неопрятного парня. Эти встречи вызывали у нее чувство дискомфорта. Он был, как всегда, в потрепанных шортах, без рубашки и босой. Щетина на подбородке и щеках была светлой и запущенной. Он выглядел совершенно безобидным, но почему-то походил на черного паука.

— А где гитара? — спросила Ив.

— Там, среди деревьев, вместе с остальными шмотками.

— Неужели вы все время спите на берегу?

— Что поделаешь, — вздохнул Роджер. — Хочу искупаться, может, составите мне компанию?

— Нет, спасибо. Мне надо поработать.

Роджер подошел и посмотрел рисунок, закрепленный на мольберте.

— Неплохо, — похвалил он. — В это вложена душа.

— Спасибо.

Роджер посмотрел на нее искоса, почесал свои бакенбарды и побрел к воде. Плюхнувшись в прибой, он отплывал все дальше, и вскоре вдали виднелась лишь его голова.

Ив тут же забыла о нем, так как расправилась с последним пирожным и снова взялась за кисть.

Она с удивлением заметила, что, несмотря ни на что, может сконцентрировать свое внимание. К тому же было приятно снова заняться работой. Это успокаивало нервы и помогало избежать мыслей о Крейге.

«Больше не влюбляйся», — предупреждал ее брат Боб.

«О, дорогой, — подумала она. — Влюбилась ли я? Несмотря ни на что? Как я могла? Крейг…»

Но она и в самом деле не знает, что представляет собой Крейг. Кто он, что он делает на этом острове? Может быть, он действительно писатель, и сейчас у него, всего-навсего, длительный перерыв в работе. Если бы только это было правдой.

Роджер выходил из воды, тряся головой, его желтые волосы и борода блестели от капель воды.

— Спокойно, мужик, спокойно, — бормотал он.

Ив не обращала на него внимания. Но ей хотелось, чтобы он ушел. В его присутствии она чувствовала себя неловко.

Когда он заглянул через ее плечо, она вздрогнула.

Роджер засмеялся: «Что случилось? Вы какая-то нервная».

— А кто не станет нервным от всех этих неприятностей!

Роджер пожал плечами.

— Да, я слышал по радио. Хотел бы знать, кто будет следующим?

— Мне кажется, вам все равно, случись хоть сто убийств!

Роджер еще раз пожал плечами.

— Нет. Если им нравится убивать друг друга, пусть делают, что хотят. Что касается меня — я мирный человек. Я не из их крысиной породы. Душа, сестренка, душа.

Затем, не говоря больше ни слова, он исчез среди деревьев. Ив опять взялась за кисть, но настроение уже испортилось. Так или иначе, Роджер Кэбот неприятно действовал на нее. Был ли этот парень искренним? Имел ли он хоть каплю сострадания? Она вспомнила, как он себя вел на катере, когда умер Вильямс. Все были расстроены, но только не Роджер. Сейчас он опять показал себя таким бесчувственным. Ив вздрогнула, несмотря на жаркое солнце. Было бы ужасно походить на него!

После целого часа тщетных попыток она решила, что вполне может закончить работу на сегодня. Она зря теряла время. Уложив вещи, она двинулась в обратный путь.

Вскоре она увидела приближающийся автомобиль. Откидная крыша была поднята! Ее охватил страх: она узнала автомобиль, он принадлежал Кэпу. Ив моментально съехала с дороги и укрылась в кустах. Не то чтобы она действительно верила, что Кэп хоть каким-то образом связан с ночными событиями, но она не была настолько глупой, чтобы упустить шанс спрятаться на всякий случай.

Когда автомобиль мчался мимо, она успела разглядеть лицо Сэмми. Он гнал машину очень быстро, почти безрассудно, и это совершенно не было на него похоже. Посмотрев вслед машине, она увидела в ней еще одного человека. Невероятно, но в какой-то момент ей показалось, что это Макси. Не может быть! Просто ее нервы сыграли с ней очередную шутку.

Испытывая сильное беспокойство и жалея, что вообще вышла из отеля, Ив начала быстрее крутить педали. К моменту, когда Ив въехала в город и поставила велосипед около отеля, она вся взмокла и ужасно хотела пить.

Вестибюль был пуст. Было время сиесты. Вызвав лифт, она поднялась на второй этаж и прошла к себе в номер.

— Макси!

Ответа не было. Пройдя через соединяющую дверь, она осмотрела номер Макси, но ее подруги там не было.

Возможно, она вышла погулять или все еще играет где-нибудь в бридж. Ив вернулась раньше, а Макси ждала ее где-то через час. Кондиционер подавал слишком холодный воздух, и она подкрутила ручку регулятора. Расставив свои рисунки по всей комнате, она отошла назад, чтобы критически посмотреть на свою работу. Со вздохом она убедилась, что рисунки ниже среднего. Ларри никогда их не примет! Он их отошлет назад, сопроводив обычными язвительными замечаниями.

В дверь постучали. Она уже хотела открыть, но передумала.

— Кто там? — нервно спросила она.

— Крейг. Могу я видеть вас на минуту?

Тяжелый комок застрял у нее в горле, и бешено забилось сердце.

— Извините, Крейг. Я сейчас как раз готовлюсь принять душ.

— О, хорошо, тогда почему бы нам не встретиться через несколько минут в «Зеленых пальмах»?

— Я не могу, Крейг. Мне надо переделать тысячу дел. Работа, вы знаете…

Крейг немного помолчал, стоя с другой стороны двери.

— Жаль, — донесся его приглушенный ответ. — Может, тогда позже.

Она услышала, что он ушел, и смогла дышать спокойнее. Как бы ей избежать встречи с ним?

Сев за стол, она написала Ларри длинное письмо с пояснениями. Но вовсе не о том, что два убийства помешали ей работать!

Она подошла к окну, чтобы посмотреть на океан и успокоиться. Но ей это не удалось. Как можно думать о чем-либо другом, кроме убийств!

В дверь постучали. Опять Крейг?

— Кто там?

— Мадлен Пауэрс. Могу я войти?

Ив слышала, что бедная женщина заболела от горя, мучительные расспросы в полиции совсем ее доконали. Ив не успела передать Мадлен свои соболезнования, поэтому открыла дверь.

Мадлен выглядела ужасно. Иначе выразиться было невозможно. Вокруг глаз были красные круги, а макияж выглядел небрежно.

— Входите, Мадлен. Садитесь.

Мадлен вошла как-то неуверенно и опустилась в кресло с тяжелым вздохом.

— Что я могу для вас сделать, Мадлен?

Постаревшая женщина покачала головой.

— Спасибо, ничего. Вы были очень добры ко мне, так же, как и ваша подруга. Я планирую вернуться назад в Майами, утром. Я… я отвожу Бена домой… — Она не выдержала и разрыдалась. — Я знаю, он не всегда был любезным, он вел себя довольно бесцеремонно и, действительно, был немного странным, но почему кто-то захотел убить его, почему, мисс Хензавей?

Ив закусила губу. Хотя один из обитателей отеля мог желать ему смерти — Эльвира Эпплгейт! Что же такого мог узнать Бен Морган о старой деве, чтобы вымогать у нее пятьдесят тысяч долларов?

— Мадлен…

— Да.

— Бен когда-нибудь упоминал сестер Эпплгейт?

Мадлен вытерла глаза и покачала головой.

— Нет. Почему вы спрашиваете?

— Просто так, — пробормотала Ив.

— Вы что-то знаете, Ив?

— Ничего конкретного… Постарайтесь забыть, Мадлен. Теперь уже все кончилось.

— Да, — прошептала она. — Я полагаю, это так. Мадлен порылась в своей сумочке и вытащила маленькую черную кожаную записную книжку.

— Я нашла это среди своих вещей. Я думаю, это Бена. Как это попало в мою сумку, я не знаю. Он мог спрятать ее там…

Записная книжка! Записная книжка, которую искала Эльвира! Ив протянула за ней руку.

— Во всем этом нет никакого смысла. Только набор цифр. Я в этом мало понимаю, но я подумала, может быть, вы разберетесь. Может, это разновидность карточных записей или какая-то игра.

Записи были зашифрованы. Без шифра невозможно определить, какая информация спрятана здесь. Возможно, что-то о сестрах Эпплгейт?

— Мадлен, вы говорили об этом полиции?

— Нет.

— Вам не кажется, что следует рассказать?

— Я бы предпочла не говорить. Если Бен занимался чем-нибудь плохим, ему не следовало бы это делать. Я лучше сохраню это в тайне. Что хорошего это может принести сейчас? Я думаю, что должна сделать это для него, Ив.

Ив растрогалась. В самом деле она не поверила, что Мадлен действительно заботилась о Бене Моргане. Но теперь она поняла, что ошибалась. Может, она ошиблась и в отношении Кэпа Кэмпбелла? Даже сейчас, в безопасности, у себя в номере, она помнила рев мотора той лодки, которая охотилась за ней, свист пуль, которыми хотели убить ее. Сможет ли она хоть когда-нибудь забыть этот кошмар?

— Вопрос в том, куда мне это деть, Ив? Я… я не хочу держать это у себя.

— Не хотите ли, чтобы я передала это полиции, когда вы уже уедете отсюда?

— Вы полагаете? Это освободило бы меня от стольких проблем и вопросов, на которые у меня нет ответов.

— Тогда я так и сделаю, — сказала Ив.

Мадлен встала.

— Спасибо вам, Ив. Так или иначе, я не могу больше никому доверять здесь. Со всеми этими проблемами не знаешь, к кому обратиться.

Ив смущенно улыбнулась ей. Она совсем не была уверена, что хочет получить эту записную книжку. Но она может ее спрятать, а завтра передаст капитану Мартину.

— Я желаю вам благополучно добраться до дома, Мадлен. Может быть, мы еще встретимся.

— Возможно, — тихо проговорила Мадлен. — До свидания, Ив.

Они пожали друг другу руки, и Мадлен попрощалась еще раз. Когда дверь за ней закрылась, Ив снова посмотрела маленькую записную книжку. Но она ничего не знала о кодах. У нее не было возможности узнать, что там написано.

Было уже поздно, а Макси все еще не вернулась. Это было странно. Подняв телефонную трубку, Ив позвонила в «Зеленые пальмы», но Макси там не было. Затем Ив позвонила постояльцам отеля, но никто не видел Макси с полудня. В конце концов она позвонила в офис Хосе. Но его не было. Педро отозвался по телефону дежурного.

— Педро, вы не видели миссис Дил?

— Нет, после полудня не видел. Она вышла из отеля.

— Вышла?

— Да. Она, казалось, очень спешила. Я видел, как она села в машину с откидным верхом и уехала.

Ив судорожно сжала телефонную трубку.

— Что вы сказали?

— Машина с откидным верхом. Мне кажется, она принадлежит мистеру Кэмпбеллу.

— Спасибо вам, Педро.

Трясущейся рукой она повесила трубку. Внезапно она вспомнила, что видела машину Кэпа с откидным верхом на дороге, когда возвращалась в город из Хаф Мун Коув. Машина проехала очень быстро. Ей тогда показалось на секунду, что она увидела лицо Макси в окне автомобиля. Сейчас она была почти уверена в этом! Но как Макси могла оказаться в ней? Почему Кэп направил за ней свою машину? Макси никогда не встречалась с Кэпом. Правда, она знала, что у него в доме происходит что-то страшное. Зачем Макси вышла из отеля?

Ив походила по комнате, размышляя. Потом, пройдя в номер Макси, она огляделась вокруг более внимательно. Макси никогда не отличалась большой аккуратностью. Ее туалетный стол был заставлен различными лосьонами, кремами и косметикой. Войдя в ванную комнату, Ив увидела открытую бутылку шампуня. На полу валялось влажное полотенце. В ванне лежало несколько заколок для волос. Макси собиралась принять ванну с шампунем. Что ее заставило уйти с волосами, скрепленными заколками? Макси не любила появляться на людях в таком виде!

Затем Ив обнаружила еще одну вещь. Ее зажигалка и сигаретница! Макси никогда никуда не уходила без них! Ив охватил страх. Макси ушла в чрезвычайной спешке. Возможно, она ушла не по своей воле!

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Следовало сделать только одно. Съездить туда. Прямо сейчас. Макси в опасности! Это ясно как день!

Ив постаралась привести свои мысли в порядок. Она не могла просто заявиться туда и потребовать встречу с Макси. Это слишком опасно. Она это хорошо понимала. Но она должна спасти Макси!

Ив подумала, что нужно пойти к капитану Мартину, но моментально отбросила эту идею. Вспомнив все, что с ней произошло в лодке, она поняла, что имеет дело с отчаянными, хладнокровными людьми. Если они приедут туда на полицейской машине, трудно даже представить, что может случиться с Макси до того, как они смогут добраться до нее!

Нет, можно было сделать только одно.

Дотянувшись до телефона, она попросила офис Хосе. На этот раз он ответил.

— Здравствуй, Хосе. Говорит Ив. Могу я попросить об одолжении?

— Конечно, в любое время, — ответил он.

— Могу я взять твою машину на сегодняшний вечер? Я должна выполнить небольшое поручение.

— Конечно, — ответил он. — Я оставлю ключи у дежурного, и когда они тебе понадобятся, можешь их взять.

— Спасибо, Хосе. Ты такой добрый.

Она повесила трубку, не дожидаясь его вопросов. Затем быстро натянув слаксы, опа обула туфли на мягкой подошве, перевязала волосы темным шарфом и положила в карман небольшой электрический фонарик.

Маленькая черная записная книжка Бена Моргана лежала на столе там, куда она ее положила. Подержав ее в руке, она подумала, что с ней что-то надо сделать. Завтра опа отдаст ее капитану Мартину, но — до тех пор — где она может ее спрятать?

Наконец, она положила книжку в конверт, написала на конверте свое имя и взяла с собой вниз. Педро стоял за конторкой дежурного. Он с улыбкой передал ей ключи от машины.

— Босс велел отдать их вам.

— Спасибо, Педро. И не положите ли вы это в свой сейф, в офисе, на мое имя?

Она с облегчением увидела, как конверт исчез в сейфе. Затем, не теряя времени, она отправилась в дорогу.

Машина легко двигалась по черному асфальту. В другую ночь, в другой ситуации Ив любовалась бы красотой острова и природы. Существует что-нибудь прекраснее, чем поющий прибой на белом песке, шорох бриза в кронах пальм? Лунного света было достаточно, чтобы залить все вокруг серебром.

Когда Ив приблизилась к владениям Кэпа, она свернула с дороги и спрятала машину между деревьями. Затем она пошла пешком, стараясь держаться в тени. Впереди уже показался дом, перед которым горел свет. Прокравшись к ограде, а затем и к воротам, она осмотрелась вокруг. Никого не было видно. Никакого шума, за исключением приглушенной музыки прибоя.

Ив потрогала ворота, уверенная, что они заперты. Так и оказалось. Ограда десяти футов высотой была сделана из остро заточенных стальных прутьев. Но Ив специально надела удобные туфли на резиновой подошве. Ей удалась лишь третья попытка. Скрипя зубами, чувствуя себя вконец измотанной, она коснулась земли по другую сторону ограды.

Песок заглушал звук ее шагов; она старалась все время оставаться в тени. Теперь шум прибоя был значительно ближе. Подняв голову, она увидела очертания скалы Кэпа. Проскользнув за угол дома, она задержалась на минуту, чтобы посмотреть вниз, на причал.

Она стояла, переводя дыхание, прижавшись к дому; в горле пересохло, сердце бешено билось, и вдруг, совсем рядом, услышала голоса. Прижавшись спиной как можно плотнее к дому, она думала, пройти ли ей вперед или остаться на месте. На веранде раздались тяжелые шаги.

Затем она услышала голос Кэпа, тихий и быстрый.

— Что ты здесь делаешь? Как ты попала сюда, за ворота?

— Не все ли равно, — ответил женский голос. — Я уже здесь.

Это не Макси, но голос знакомый… Элен Эпплгейт!

— Тебе не следовало сюда приходить, Элен.

— Это необходимо. Есть разговор. Большой разговор. У тебя неприятности, не так ли, Кэп?

— Я хочу, чтобы ты ушла. Немедленно! Тебя не должны здесь видеть!

— Почему мне никто ничего не говорит? — спросила Элен. — Эльвира так немногословна. Но я знаю, что-то расстроило ее. Кэп, ты знаешь, я не одобряю того, что сделала Эльвира. Ты знаешь, я никогда не хотела предавать тебя.

Кэп ответил ей таким тихим голосом, что Ив едва могла расслышать его.

— Я знаю, Элен. Но это все пустые разговоры. Ты должна уйти!

— Если ты пообещаешь прийти в отель. Повидать нас. Поговорить с нами.

— Эльвира не пустит меня на порог, — резко сказал Кэп. — Ты же знаешь это. Она из тех людей, кто всю жизнь держит камень за пазухой.

— Ох! — сказала Элен сердито. — Вы оба хороши! Это так нелепо!

— Уходи! — настойчиво потребовал Кэп. — Кто-то идет! Уходи!

Элен заспешила прочь, и Ив опять прижалась к стене дома, чтобы ее не заметили. Но Элен была напугана и очень спешила. Ив видела, что Элен добралась до ворот, открыла их ключом и выскользнула наружу, в ночь.

Как Элен достала ключи от ворот? Кэп ей их не давал. Это было ясно из разговора, который она подслушала. Значит, Сэмми. Возможно, этим и объясняется его приход в номер сестер Эпплгейт.

— Что вы делаете здесь, на улице? — спросил неожиданно мужской голос.

Кэп ответил со смехом:

— Всего лишь дышу воздухом. Вам никогда не хотелось подышать свежим воздухом?

В ответ что-то проворчали. Мужчина говорил тихим неслышным голосом. Затем дверь на веранду закрылась. Значит, кто-то был в доме. Кто-то, помимо Кэпа и Сэмми. Но где Макси?

Потихоньку Ив начала обходить вокруг дома. Сначала она увидела мерцающий свет в районе причала. Яхта!

Затем, подняв голову, она увидела ответный сигнал из восточной башни!

Конечно! Что-то было в той комнате. Именно так, как она и предполагала. Есть ли какая-нибудь связь между сигналом и Макси, находящейся в доме?

Тут Ив вдруг вспомнила все, что говорили о Кэпе и наркомафии, о том, что случилось с Вильямсом и Беном Морганом, а также с ней самой прошлой ночью, и пришла в ужас.

Что она делает здесь, дрожащая дура, вообразившая себя детективом? Ей следовало бы танцевать в «Зеленых пальмах» или гулять по пляжу. В конце концов просто наслаждаться ночным купанием в океане! Но не это! Как она впуталась в такое странное и страшное дело? Ей здесь не место! Всем этим должна заниматься полиция!

Но Макси! Ее надо спасти! Полиция не поможет!

Набравшись смелости, Ив продолжила обход дома. Задерживаясь около окон, она заглядывала внутрь и чутко прислушивалась. Во всех комнатах было темно. Где же они держат Макси?

Ей следует подождать, пока все в доме не заснут, и все фонари не погаснут. Тогда она попробует проникнуть внутрь дома и разыскать Макси.

Отойдя от дома, она подкралась к скале. Затем, едва касаясь ступенек, она быстро поднялась на вершину. Телескоп был по-прежнему накрыт чехлом. Обойдя его, она нашла место, где можно было спрятаться в тени и наблюдать за домом. Ив приготовилась к долгому ожиданию.

Подул холодный бриз. Звезды были яркими и крупными. Наблюдая за домом, она заметила, что обмен световыми сигналами между яхтой и башней прекратился. Ив решила обдумать ситуацию.

Все началось в аэропорту О'Хара. Там был Вильямс. Там был Крейг. Они оба были на катере. Значит, Крейг бросил яд в лимонад Вильямса?

Свет внизу пропал! Ив подождала еще несколько минут. Они показались ей часами. Затем она спустилась со скалы Кэпа, прошла по песку, подкралась к веранде и прислушалась. В доме было тихо. Потрогав дверную ручку, Ив со вздохом облегчения обнаружила, что дверь не закрыта. Она осторожно отодвинула кресло, придерживающее дверь от ветра, и проскользнула внутрь.

В доме прохладно от работающего кондиционера. Спрятавшись за диваном, Ив прислушалась, затем тихо и аккуратно стала проверять комнаты. Слава Богу, она хорошо знала этот дом!

На кухне никого не было. Комната Сэмми была рядом, и Ив слышала, как он беспокойно ворочался на кровати. Но вскоре она услышала его храп и облегченно вздохнула. Внизу ничего необычного не было.

Лестница была покрыта ковром. Ив быстро поднялась по пей. Дверь Кэпа оказалась закрытой. Миновав ее, она проверила соседнюю комнату. Следующая дверь была закрыта. Медленно, аккуратно она повернула ручку. Задвижка слегка щелкнула. Значит, Макси здесь нет. Они должны были ее запереть. Еще две открытые комнаты. Подойдя к гостиной, она услышала храп и быстро ее миновала. Дальше была ванная, с раскрытой настежь дверью. Отсюда всего одна комната. Макси должна быть там!

Но когда она попробовала открыть дверь, та легко поддалась. Ив открыла дверь и заглянула внутрь.

— Макси, — прошептала она, — Макси!

Ответа не было. Не могла ли она ошибиться? Может быть, Макси здесь нет! Может быть, это все ужасная ошибка!

Потом ее взгляд упал на дверь, которая вела в башню. У нее но лицу потекли струйки пота. Осмелится ли она? Да! Она должна.

Дверь не была заперта. Она вошла и закрыла ее за собой. Ковров там не было. Стоял запах таблеток. Табак Кэпа? Нет. Этот запах был тяжелый и неприятный. Она потихоньку поднялась по лестнице. Перед дверью в комнату башни Ив остановилась с бьющимся сердцем. Час назад отсюда подавались сигналы. Возможно, кто-то находится здесь и сейчас, готовый принять или передать новые сигналы!

Но она зашла слишком далеко и не могла остановиться. Несколько минут Ив постояла, прислушиваясь, так тихо, что даже мышцы заболели от напряжения. Ни звука. Дрожащей рукой она дотянулась до ручки двери, повернула. Небольшой толчок, и дверь открылась.

В комнате было очень темно, но Ив смогла различить несколько предметов — стол у окна, фонарь, которым подавали сигналы, один или два стула, кровать. Пол был крепкий. Кэн, конечно, ей лгал, что все здесь запущено. Она вошла.

— Макси, — позвала она хриплым голосом. — Макси, ты здесь?

Именно в этот момент она почувствовала, что в комнате кто-то есть. Ее охватила надежда.

— Макси, это я, Ив!

Быстро мелькнула какая-то тень, и чьи-то руки схватили ее. Ив отчаянно закричала. Ей попытались заткнуть рот рукой, потом ударили по голове. Она увидела яркие искры, почувствовала слабость в коленях, и затем темнота обрушилась на нее, как будто она тонула в очень темной воде…

Кто-то выкрикивал ее имя. Что-то холодное плеснуло ей в лицо. Кто-то похлопывал ее по щекам. Она все еще тонула, но постепенно начала глотать воздух. В одно мгновение ей захотелось открыть глаза, но потом опять наступила темнота.

— Она приходит в себя, — услышала она чей-то голос. Ив облизнула губы. Они были очень сухими. Горло болело, она хотела закричать, но не смогла. Какое-то чувство подсказало ей не открывать глаза, притворяясь, что она без сознания.

Ее стукнули по лицу, так сильно, что она заморгала и открыла глаза.

— Она очнулась.

Ив повернула свою больную голову, чтобы посмотреть, кто говорит, но обнаружила, что фонарь установлен напротив ее лица и слепит ее. Она никого не увидела.

— Я оставлю ее вам, Кэп. Не подведите нас, — сказал холодный и твердый мужской голос. Чей это голос? Она его знала! Она где-то его слышала. Но где? Где? Если бы только она могла думать.

Послышались шаги, хлопнула дверь, но кто-то по-прежнему был с ней в комнате.

— Кэп? — спросила она.

Кэп загородил свет, бьющий ей прямо в глаза, и уставился на нее, его лицо было непроницаемым, а белые волосы взъерошены. Он был в пижаме и в куртке.

— Да, это я… Ив, вы опять здесь!

Она попыталась приподняться, опираясь на локоть, но у нее закружилась голова.

— Чем меня ударили?

Он вздрогнул и отвернулся. — Не знаю.

— Кэп, что здесь происходит? Кто этот человек? Где Макси? Боже, я ведь за этим и пришла. Где Макси?

Тогда Кэп обернулся.

— Лучше бы вы никогда не приезжали на остров, Ив.

— Сейчас самое время, чтобы сказать мне об этом!

Кэп подошел и сел на край кровати.

— Вы должны сотрудничать с нами, Ив. Поверьте мне, вы должны помогать нам!

Кэп схватился за голову. Когда он опустил руки, его лицо было очень белым и напряженным.

— Если вы не скажете мне то, о чем я хочу узнать, они… они допросят вас в ближайшее время. Это — это будет неприятно. Мне будет трудно ходатайствовать за вас.

— Кэп, что вы говорите? Я не понимаю вас.

— Думаю, вы понимаете. Я думаю, вы знаете гораздо больше, чем кажется.

Ив удалось сесть. Комната начала кружиться, но она закрыла глаза, и все успокоилось.

— Могу я что-нибудь принять от головной боли, Кэп? После того как меня ударили по голове, это все, что вы можете сделать для меня.

Кэп нахмурился. Рядом с кроватью на столе стоял поднос. Он вытряс белую таблетку из пузырька и налил стакан воды из графина.

— Выпейте это.

— Могу я вам верить? Или я буду отравлена, как Вильямс на катере?

В глазах Кэпа появилась настороженность.

— Примите это!

Она проглотила таблетку и запила водой. Кэп взял стакан у нее из рук.

— Мы были друзьями, Ив, — сказал он. — Ради Бога, давайте сотрудничать!

— Сотрудничать с кем? — спросила она сердито. — Кэп, я не знаю, о чем вы говорите.

Он устало покачал головой.

— Не играйте со мной в кошки-мышки!

— Говорят, что вы связались с наркомафией. Это верно?

— Если бы это было так!

— Что здесь делала Элен Эпплгейт? Как она в это ввязалась?

Кэп посмотрел на нее с искренним удивлением.

— Ш-ш-ш! Не говорите так громко! Пожалуйста, Ив, ради прошлой дружбы, не называйте имя Элен!

Сейчас он хрипло шептал. Его явно трясло.

— Кто она вам? — тихо спросила Ив.

— Нечто из моей прошлой жизни, не думайте об этом, — прошептал Кэп. — А сейчас скажите мне, Ив. Где находится микрофильм? — спросил он громко.

Ив потрогала узел волос на голове.

— Микрофильм?

— Вильямс перевозил часть микрофильма. Он, должно быть, передал его кому-то на катере. Нам нужно узнать, кому.

— Микрофильм? — опять спросила Ив, оцепенев. До сих пор она еще не очень четко представляла себе все это дело. Возможно, удар по голове помог ей. Потребовалось совсем немного времени, чтобы оцепить все, что она узнала.

— Микрофильм, пропавшие спецификации — самые важные — дело Матеуса, — прошептала она.

Кэп медленно кивнул.

— Да, Ив, это именно то, что они хотят получить. Вы летели с Вильямсом, на катере тоже были вместе. Они полагают, что микрофильм у вас или вы знаете, где он находится.

Ив посмотрела на пего.

— Они что, придурки?

— Вы должны сказать им, Ив, ради Бога, вы должны сказать им! Отдайте им его!

— Я приехала сюда только по одной причине, — сказала она ему спокойно. — Найти Макси. Где она, Кэп?

— Я не могу сказать.

Время. Ей нужно тянуть время! Но никто не знает, что она уехала сюда. Их могут хватиться лишь завтра утром! Между «завтра» и «сейчас» несколько часов, и все может случиться.

— Я жду ответ, Ив, — нетерпеливо сказал Кэп. Она решительно улыбнулась ему.

— Кэп, все будет следующим образом. Когда Макси и мне разрешат отсюда уехать, я скажу вам, где находится микрофильм, но не раньше!

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Кэп устало кивнул и направился к двери.

— Ты уверена, Ив, что не можешь обойтись без нее? — спросил он шепотом.

Она подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза.

— Уверена.

— Ты валяешь дурака.

— Не больше, чем вы, Кэп! Я не могу поверить, что вы занимаетесь такими делами!

Его лицо потемнело, и он сразу как-то постарел.

— Всему есть свои причины, Ив.

Некоторое время они смотрели друг на друга, затем Ив неуверенно встала.

— Кэп, так вы не добровольно занимаетесь этим? Значит, вы тоже пленник здесь, в собственном доме?

Кэп приложил палец к губам и кивнул. Ее глаза расширились от удивления, и она сразу почувствовала себя гораздо лучше.

— Я оставлю вас сейчас, — громко сказал Кэп. — Подумайте над тем, что я вам сказал.

Потом быстрым движением он обнял ее и крепко прижал к груди. Одними губами он прошептал ей в ухо:

— Комната прослушивается. Будь осторожна. Они опасны!

Затем он вышел, и она услышала, как ключ поворачивается в замке.

Ее голова раскалывалась. Вернувшись к кровати, она легла и попыталась обдумать свое положение. Ей ничего не удалось сделать, наоборот, она попала в безвыходное положение, а что до Макси — Макси она тоже не смогла помочь!

Микрофильм! Где был микрофильм? Конечно, теперь ясно, почему кто-то обыскивал чужие номера и даже ее старый чемодан в подвале! Вильямс, должно быть, успел попять, что его отравили. Он рассчитывал воспользоваться фильмом, не запятнав свое имя, или, возможно, хотел предать своих сообщников. Она теперь понимала, почему Вильямс убил Матеуса в Нью-Йорке, когда получил от него микрофильм. Живой человек мог заговорить, обвинить и других.

«Когда все это закончится? — устало подумала Ив. — Что мне делать? Ведь утром они придут сюда снова, и что мне тогда делать?»

Внезапно она услышала скрежет ключа в замке. С удивлением сев на кровати, она увидела Кэпа.

— Я организовал для вас встречу с миссис Дил. Вы должны до утра дать мне ответ. Тогда…

Ив вздрогнула.

— Кэп, ох, Кэп…

Он показал ей, что можно покинуть комнату. Она чувствовала слабость, но тем не менее вышла в холл.

— Макси накачали наркотиками. Она не в состоянии поговорить с вами. Она спит в соседней комнате, — сказал Кэп.

— Поэтому вы не запирали дверь! Кэп кивнул.

— Да. Я должен убедить вас, Ив, это важно, чтобы вы помогли…

Ив быстро осмотрела холл. Рядом был только Кэп. Другой мужчина, или другие, если их было несколько, ушел спать или следил в башне за сигналами.

— Сюда, — сказал Кэп.

Он толкнул незапертую дверь. Она увидела Макси, лежащую на кровати в глубоком забытьи.

— Извините, Кэп. Я должна это сделать…

Собрав оставшиеся силы, она кинулась на Кэпа, ударив его сзади, и бросилась бежать. Она никогда за всю свою жизнь не бегала так быстро. Ив вихрем слетела по лестнице; сзади послышались сердитые крики.

— Дурак! — кричал мужской голос. — Как ты допустил…

— Она напала на меня неожиданно, — бормотал Кэп.

Ив услышала тяжелый удар и стон Кэпа. У нее подвело живот. Но она не могла тратить время на переживания. Она должна выбраться отсюда, с Божьей помощью!

Промчавшись через гостиную и веранду, Ив выскочила на улицу, глубоко вдохнув свежий воздух. У нее не было времени перелезть через ограду. Оставался побег через скалу или причал. Она выбрала скалу.

В лунном свете Ив быстро бежала по песку, едва касаясь его ногами. Она слышала позади крики и тяжелые шаги. Быстрее, быстрее, быстрее!

Она споткнулась на ступеньках, услышала звук рвущейся ткани и почувствовала острую боль в ободранном колене, но подтянулась на руках и опять побежала.

Едва дыша, она поднялась на вершину. Телескоп четко выделялся под брезентовым чехлом. Кто-то догонял ее. Чья-то рука протянулась, чтобы схватить ее, и ие достала. В отчаянии она толкнула телескоп изо всех сил, и он развернулся на своем основании, ударив преследователя.

Она перескочила через ограждение. Только бы ие сорваться, ведь внизу океан и ущелье!

— Куда она убежала? Вы ее видите?

— С вами все в порядке?

Ив узнала голоса обоих мужчин. Интересно, как страх может обострить чувства. Один голос принадлежал Джонни — капитану катера, а другой — стюарду, который подал лимонад Вильямсу.

Ив выбирала дорогу на ощупь. Камни с шумом сыпались вниз. Но она старалась двигаться как можно быстрее, не зная, что ждет ее впереди. Ставу Богу, в детстве она была очень подвижной, как обезьянка. Только бы хватило сил выбраться отсюда!

Внизу блестели волны, обманчиво спокойные при свете звезд. Ив знала, что в любой момент может оступиться и упасть. Но она не могла позволить себе думать об этом и продолжала спускаться. Еще несколько шагов, и она минует наиболее опасный участок. Тогда она сможет спускаться быстрее.

Сзади, недалеко от нее послышался шум. Она остановилась на секунду и прислушалась. Рядом упал камень.

— Она здесь, Джонни!

— Хватай ее! Хватай ее! — завопил Джонни. — Если позволим ей убежать, нам придется отвечать перед боссом…

Босс! Кто был боссом? Крейг? Даже сейчас, в этот ужасный момент, она могла думать о нем и чувствовать глубокое сожаление. Ох, Крейг…

Ив оступилась и с шумом покатилась вниз. К счастью, она упала на песок. Сможет ли она подняться? Совсем обессилев, она поднялась на четвереньки.

Ей нужно добраться до машины. Отсюда это недалеко. Только бы добраться до машины! Если бы она не знала так хорошо весь остров, она бы безнадежно пропала. Ив хватило нескольких секунд, чтобы последним усилием рвануться к пальмам, где стоял автомобиль Хосе.

Она убежала от своих преследователей. Их больше не слышно. Возможно, ей удалось сбить их со следа.

Автомобиль! Она видела его темный контур среди деревьев. Ив подбежала к нему, всхлипывая, рванула дверь, открыла ее и с ужасом увидела, что внутри кто-то есть.

Роджер Кэбот свернулся на переднем сиденье. Моргая, он приподнялся.

— Привет.

— Убирайся, — задыхаясь сказала Ив. — Выходи. Ты не мог бы заснуть где-нибудь еще?

— Что случилось?

— Убирайся! — дико закричала она. — Я должна вернуться в город прямо сейчас!

Он поднял с пола машины гитару, взял несколько аккордов и с улыбкой сказал.

— Зачем так спешить, Ив?

— Роджер…

С той же самой широкой холодной улыбкой на лице, он начал перебирать струны гитары. Внезапно верхняя дека ее ушла в сторону; он сунул руку внутрь. Появился пистолет с коротким дулом, направленным прямо на нее.

— Сейчас, мисс Хензавей, мы немного прогуляемся.

— Что это такое? Что вы делаете?

Он вылез из автомобиля, сжимая гитару и держа пистолет в своей руке.

— Вы умная, мисс Хензавей, но недостаточно сообразительная. Когда играешь с огнем, можно и обжечься!

— Кто вы?

Он холодно рассмеялся.

— Здесь в округе меня зовут Боссом. А сейчас, будьте хорошей девушкой и вернитесь в дом ваших друзей.

Теперь она все поняла; ей стало ясно, кем он был и что он собой представлял!

— Вы, — задохнулась она.

— Да, я! — кивнул он.

— Вы отравили Вильямса на катере! Вы убили Бена Моргана!

— Вильямс был одним из наших лучших людей… Но я не люблю предателей.

— Я тоже их не люблю, Роджер, если это действительно ваше имя!

— Комрад Кэбот устроит меня вполне, — сказал он так грубо, что она отступила назад.

— А Морган? — спросила она. — Что вы скажете о Моргане?

— Он был слишком любопытным. Не из-за того, что осознавал сложившуюся здесь обстановку. Мне кажется, он при случае занимался шантажом.

Ив услышала голоса преследовавших ее мужчин, которые продирались через кусты.

— Все в порядке, господа. Я поймал ее, — крикнул Роджер. — Похоже, я все должен делать сам! Вы неумелые дураки! Так можно все провалить!

— Вы не представляете, какая это дикая кошка, Босс! — выдохнул Джонни, вылезая из кустов.

— Дикая кошка? Неужели? — засмеялся Роджер. — Может, мы приручим ее. Да, может быть, у нас это получится!

Он помахал перед лицом Ив пистолетом, и вместе с Джонни, с одного бока, и стюардом катера, с другого, они повели ее к дому Кэпа. Сэмми открыл ворота. Ив посмотрела на него, но он отвел взгляд.

— Входите, мисс Хензавей, — сказал Роджер холодно.

В доме везде горел свет. Кэп сидел на диване, обхватив голову руками. Роджер посмотрел на него с презрением.

— Вы согласились сотрудничать с нами, мистер Кэмпбэлл, и подвели нас. Теперь вы должны заплатить штраф.

Кэп поднял голову. Его глаза были пустыми, а щеки и губы бескровными.

— Оставьте меня в покое, Кэбот! Я поработал на вас, не так ли? Вы пользовались моим домом, как штаб-квартирой несколько месяцев. Вы пользовались комнатой в башне, чтобы подавать сигналы. Ваши люди приходили и уходили, когда им вздумается. Что вам надо еще?

Роджер помахал пистолетом, и его зубы сверкнули белизной среди светлых бакенбардов.

— Вашего молчания, быть может.

Кэп опустил голову.

— Убейте меня, если хотите, но отпустите их!

Роджер холодно рассмеялся.

— Мы это уладим позже, мистер Кэмпбэлл. Джонни, уведи хорошего человека в его комнату и запри. Мне кажется, сейчас самое время разобраться с мисс Хензавей.

Кэпа увели прочь, Ив посмотрела ему вслед. Так или иначе, им удалось заставить его сотрудничать с ними, но она не знала, каким образом. Скорее всего, они угрожали навредить кому-нибудь еще.

Роджер прикрикнул на Сэмми:

— Приготовь еду и кофе. Я голоден.

Роджер Кэбот больше не казался неряшливым парнем, которому на все наплевать. Он стал властным, а его холодная жесткость, от которой Ив приходила в ужас, становилась все более очевидной.

— Теперь я понимаю, почему мы постоянно сталкивались, когда я выходила из отеля.

Роджер засмеялся.

— Конечно. Мы наблюдали за вами, мисс Хензавей. Сейчас я почти уверен, что вы именно тот человек, которому мистер Вильямс передал микрофильм. Это должны быть вы.

— В самом деле? — спросила она.

— Сначала я думал, что это Бен Морган. Он так хотел иметь фотографию Вильямса.

— Так это вы стащили его фотоаппарат?

Роджер холодно улыбнулся.

— Разве это стыдно? Но, как оказалось, не имело ничего общего с микрофильмом. Ведь это известно вам и миссис Дил.

— А остальные постояльцы отеля?

— Все невиновны. И, конечно, это не мистер Шеридан. Мы знаем, кто он на самом деле.

Сердце Ив сжалось от боли. Крейг был одним из них!

— Я не знаю Вильямса! — убеждала Ив. — Я не обращала на него внимания, пока мы не вылетели из Чикаго.

— Он хотел оставить у себя микрофильм по глупости, — перебил Роджер с холодной улыбкой. — Ему следовало знать нас лучше. Мы всегда выигрываем, мисс Хензавей.

— Я никогда его раньше не видела! — настаивала Ив. — Зачем бы он передал мне микрофильм?

— Он хотел от него избавиться. Быстро. В тот момент, когда он заподозрил, что его отравили, он решил избавиться от него. Он обманул меня, не встретив в Майами. Он не знал меня в лицо. Но когда его отравили, он понял, что кто-то идет но его следу. Возможно, он решил нам отомстить.

— Зачем же он поехал на остров, если собирался скрыться с фильмом?

Роджер пожал плечами.

— Кто знает? Может, он рассчитывал получить здесь большие деньги… Сейчас это не имеет значения, мисс Хензавей. Он пристроил микрофильм. Это было на катере. Джонни доказал это.

— У меня его нет, — сказала Ив бесстрастно. — Я говорю вам, у меня его пет!

— Он должен быть у вас, мисс Хензавей.

— Это вы следили за мной ночью, по дороге из полицейского участка?

Он покачал головой.

— Неправильно. Это был Джонни. У меня были дела в вашей комнате.

— А в подвале в тот день…

Роджер коротко кивнул.

— На этот раз вы правы. А теперь, мисс Хензавей скажите мне, где микрофильм!

Она упрямо покачала головой. Роджер вскочил и подошел к пей. Он прижал ствол пистолета к ее горлу. У Ив заледенела кровь в жилах.

— Вы скажете нам, — сказал он спокойно. — Конечно, вы скажете. Потому, что вы хотите жить. Потому, что вы хотите, чтобы миссис Дил жила!

Ив подняла голову.

— Если вы убьете нас обеих, как же вы узнаете, где находится микрофильм?

Голубые, холодные глаза Роджера заблестели. Он повернул стул спинкой к себе и оседлал его. Потом помахал пистолетом.

— У меня туз в рукаве, мисс Хензавей. Да, да! Ваш брат и его семья приезжают на остров в субботу. Новость для вас? Но если вы не окажете нам содействия, с ними может что-нибудь случиться на катере. Джонни и Эд проследят за этим…

Ив поднялась со стула, голова у нее кружилась. Роджер засмеялся.

— Ах, как я ударил по нервам! Я знал, что смогу.

— Как вы узнали, что они приедут?

— Секрет, секрет, секрет. Вы знаете, многие работают на нас. В отеле зарезервированы места. Ваш старый друг знает об этом. Естественно, Джонни выяснил, что в Майами они будут в субботу. Нам везет, не так ли?

Вошел Сэмми, поставил поднос на кофейный столик и удалился.

— Хороший человек Сэмми. Делает то, что ему говорят, — сказал Роджер. — Почему вы так не поступаете, мисс Хензавей?

Он предложил ей сэндвич, Ив покачала головой. Но чашечку кофе она взяла. Поднеся ее ко рту, она замерла на секунду. Роджер засмеялся:

— Ох, давайте, пейте до конца. Он не отравлен. Пока еще нет.

Она посмотрела на него с отвращением, но чашку не поставила, ощущая ее тепло в своих руках. «Осторожно, девушка, осторожно, — подумала она. — Может, он просто запугивает тебя приездом Боба, Кэрол и детей. Это вполне может быть западней».

— Возможно, вам нужны доказательства, — сказал Роджер, ухмыляясь. — Хорошо. Я предоставлю их вам.

Он открыл деку гитары снова. Вынув желтый конверт, он протянул его ей.

— Прочтите это. Валяйте, не стесняйтесь!

Это была телеграмма Боба, адресованная Хосе: «Приезжаем субботу. Сюрприз к дню рождения Ив. Резервируйте номер для четверых».

Ее день рождения! Она совсем забыла про него! Сейчас Ив сомневалась, доживет ли до этого дня?

— Убедились? — спросил Роджер.

Холодная струйка пота потекла у нее по спине, руки были по-прежнему ледяными, несмотря на то, что она держала в них горячую чашку.

— Хорошо, — сказала она. — Приведите сюда Макси. Дайте нам машину, и я съезжу и привезу вам микрофильм.

Роджер засмеялся.

— О, бесценная, вы конечно так и сделаете!

Затем его лицо стало злым и даже безобразным.

— Как вы думаете, я дурак или нет? Вы скажете мне, где находится микрофильм, и я его возьму сам!

— Хорошо. Хорошо! — расплакалась Ив. — Я скажу вам. Он в сейфе, в отеле. В белом конверте. На конверте мое имя!

Роджер взял недоеденный сэндвич и проглотил его с жадностью. Потом он встал, холодно улыбаясь.

— Хорошая девушка, мисс Хензавей. А теперь пошли!

— Куда мы собираемся?

Он засмеялся и немного побренчал на гитаре.

— Вы ведь собирались пойти искупаться, мисс Хензавей. Прилив будет максимальным в четыре тридцать две. Вы будете ждать его в пещере!

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Роджер сам проверил веревку и связал руки Ив так, что она закричала от боли. Веревка глубоко врезалась в ее руки, затем он вытолкнул ее на веранду.

— Вниз, по ступенькам! Поторопитесь!

Она покричала на всякий случай, но без результата. Макси не могла ее слышать. Кэп заперт в своей комнате. Сэмми настолько испуган, что пользы от него не было.

— Идите вперед и кричите, если хотите, — сказал Роджер. — Мне нравится, когда вы кричите.

Он поднял ее, дернув за веревку, и, крепко держа за связанные руки, спустил по ступенькам на причал. Там ей приказали сесть в лодку.

Лодка с ревом удалилась от причала. Чтобы попасть в пещеру нужно было отъехать подальше от берега. Совсем недавно она была над пещерой, карабкаясь по скалам, чтобы спастись. А сейчас, здесь внизу, ее, со связанными за спиной руками, ведут в эту самую пещеру, которая при высоком приливе доверху заполняется водой.

Роджер играючи управлял лодкой. Со смехом он отвернулся от нее. Даже в темноте она увидела блеск его белых зубов.

— Вы маньяк, Роджер.

— Если бы вы не лезли не в свои дела, особенно по ночам, я даже не догадался бы, что вы имеете к этому какое-то отношение. В самом деле, я думал, что это был Морган.

Он заглушил мотор. Луч фонаря скользнул по темному входу в пещеру. За несколько мгновений их втянуло туда. Затем лодка стукнулась о стенку.

— Идите сюда, — грубо приказал Роджер.

Он резко дернул за веревку, которой были связаны ее руки за спиной, и потеряв равновесие, она выпала из лодки в воду, головой вниз. Беспомощно барахтаясь, она каким-то образом оказалась на поверхности. Сумасшедший смех Роджера отдавался эхом в пещере.

Конец веревки был опять у пего в руках. Быстрым, уверенным движением он привязал веревку к столбу. Ив стояла на твердом песке, по колени в воде и смотрела на своего мучителя.

— Зная, что вы умница, я придумал кое-что особенное, — сказал он.

Он достал из лодки тяжелую стальную заготовку, с отверстием в середине, и надел ее на столб, надежно закрепив веревку.

— Эта штука весит около двадцати фунтов, — сказал он. — Я не думаю, что вы сможете ее сдвинуть!

Затем он нажал кнопку стартера. Рев работающего мотора в пещере был оглушительным. Со смехом Роджер выехал из пещеры и вскоре пропал из виду. Ив осталась в пещере одна, вода бурлила вокруг нее, почти сбивая с ног. Ив дернула за веревку, но она была туго натянута. Никто не смог бы повалить столб. Но Ив около получаса старалась сделать это, пока не изнемогла. Вода поднималась. Понемногу. Сейчас она достигла ей груди. Сколько времени ей осталось? Как скоро прилив зальет пещеру доверху? Ив молилась. Потом потеряла сознание. Упав в воду, пришла в себя. Кричала. Пыталась высвободить руки. Хотела сбросить груз плечами или головой, но он пе сдвинулся ни на дюйм! Если бы у нее было хоть что-нибудь острое! Морская раковина? Веревка была короткая, но ее хватило, чтобы встать на колени на полу пещеры. Она старалась нащупать что-нибудь! Она нашла раковины, но недостаточно острые, чтобы перерезать веревку.

— Помогите! — закричала она. — Кто-нибудь, помогите!

Но кто мог ее услышать? Разве кто-нибудь на яхте? Но они наверняка знают, что она здесь и почему. Световые сигналы возобновились еще до того, как Роджер отвез Ив в пещеру.

«Скорее всего, я умру, — подумала Ив. — Несколько дней назад я хотела умереть. Из-за Фила. Фил! Знала ли она хоть что-нибудь о мужчине по имени Фил?.. О, Боб, если бы ты смог вытащить меня отсюда! Если бы ты смог спасти свою несчастную сестренку в этот раз?.. Сейчас слишком поздно. Два убийства — и вот еще одно. А что с Макси? А с Кэпом? Что будет с ними, когда все для меня закончится?»

Вода уже залила ее грудь. Скоро она коснется подбородка. Отверстие пещеры, едва видимое, было похоже сейчас на узкую длинную щель. Если бы только не высокий прилив!

Пути к спасению не было!

Вдруг, совершенно неожиданно, она услышала знакомый и дружеский голос.

— Хосе, — всхлипнула она. — Хосе!

Нож разрезал веревку вокруг ее запястий. Ее руки упали по обе стороны тела, как плети.

— Ты сможешь проплыть под водой? — спросил Хосе.

— Я не знаю. Думаю, смогу. Думаю, я смогу сделать все, лишь бы выбраться отсюда!

— У нас есть только пара минут. Вперед! Я буду рядом!

Она никак не могла поверить в то, что освободилась! Она не могла поверить, что сильные руки Хосе пришли ей на помощь.

— Сюда, — сказал Хосе. — В отлив мы прошли бы здесь без проблем!

Потом они выбрались из пещеры и забрались на камни. Свежий ночной воздух наполнил легкие Ив.

— Иди сюда. Не торопись!

Потом у них под ногами оказался берег, и на берегу — деревья, готовые принять их под свою защиту.

— Сюда, — сказал Хосе.

Там кто-то стоял в ожидании. Женские руки обняли Ив.

— Слава Богу, с вами все в порядке!

— Элен? — тихо спросила Ив. — Элен Эпплгейт?

— Да. Сейчас все хорошо. Скоро все закончится.

В темноте послышались выстрелы, эхом пронесшиеся над водой. Полицейские катера? Береговая охрана? Она была слишком измучена, чтобы интересоваться этим. Элен помогла ей сесть в машину Хосе, все еще стоявшую в тени деревьев.

— Элен, что происходит? Что с Кэпом и Макси?

— Все будет хорошо. Уйдя ночью из дома Кэпа, я наткнулась на машину Хосе. Мне это показалось странным. Вернувшись в отель, я тут же ему рассказала об этом. Вас в номере не было, так же, как и миссис Дил. Хосе вызвал полицию — они составили план…

— Но как вы узнали, где я была? Как вы догадались?

Но она не успела услышать ответ. Пережитый ею кошмар сказался на ней, и она отключилась, как от удара кувалдой. Она провалилась в блаженную темноту… Когда Ив пришла в себя, она обнаружила, что находится в своем номере в отеле. Там же были Элен и Эльвира Эпплгейт. Мгновенно Ив все вспомнила.

— Макси! Кэп! — закричала она. Элен быстро подошла к ней и взяла за руку, чтобы успокоить.

— С ними все в порядке, дорогая. Миссис Дил отдыхает в своем номере, а с Кэпом тоже все в порядке! Он хочет увидеть вас.

Позвали Кэпа, находившегося в гостиной, и он появился, заполнив своей крупной фигурой дверной проем.

— Здравствуй, Ив.

— Что там, Кэп?

— Все закончилось. Их всех арестовали, все их гнездо. Кошмар закончился. Славу Богу!

— Роджер Кэбот…

— Босс? Да, его тоже. Их будут судить и посадят. Доказательств достаточно, чтобы засадить их в тюрьму на десятки лет.

— А вы…

— Мне велели предоставить им убежище. Я не боялся за свою жизнь, Ив. Я переживал за жизни двух моих сестер.

— Сестер?

Кэп засмеялся и обнял Элен и Эльвиру Эпплгейт.

— Мои сестры, — объяснил он. — Все, что осталось от моей семьи. Я приехал сюда на остров, надеясь на примирение. Но этого не произошло.

— Из-за меня, — откровенно сказала Эльвира. — Именно я не могла простить ему того, что он сделал. Втравливать людей в азартные игры, отбирать деньги у бедолаг, — я не могла вынести этого.

— Может быть, это было неправильно, — сказал Кэп. — Но ведь я, разбогатев, компенсировал людям их проигрыши.

— А слухи насчет наркотиков…

— Для этого не было оснований, — вступила в разговор Элен. — Эти слухи распространял Роджер Кэбот для того, чтобы оправдать появление незнакомцев около дома Кэпа.

Кэп подошел и сел рядом с Ив, взяв ее за руку.

— Простишь ли ты меня за то, как я с тобой обошелся?

— О, Боже, конечно, — засмеялась Ив. — Я рада, что жива. Но у меня так много вопросов…

— Бен Морган шантажировал меня, — призналась Эльвира. — Он сказал мне, что Кэп связался с иностранными агентами и что все станет известно властям, если я не дам ему пятьдесят тысяч долларов. Я не хотела, чтобы об этом узнала Элен…

— Но я знала, что здесь что-то не так, — перебила Элен. — Эльвира вела себя так странно.

— Как Бен узнал об иностранных агентах? — поинтересовалась Ив.

— Я думаю, в тот момент, когда у него пропал фотоаппарат. Когда он сфотографировал Вильямса, и кто-то утащил его фотоаппарат, у него возникли подозрения. Он стал везде совать свой нос…

— Видите ли, Бен знал меня по моим прошлым карточным делам, — объяснил Кэп. — Ему удалось разузнать о моей семье, особенно о моих сестрах. На самом деле мое имя — Эпплгейт. Бен это узнал, и у него появилась возможность подзаработать.

Ив вспомнила Мадлен Пауэрс и вздохнула.

— Я так рада, что все закончилось! — сказала она.

— Можешь попробовать еще разок при случае! — вмешался знакомый голос.

Ив обернулась и в дверях увидела Макси. Она выглядела немного усталой, но на лице по-прежнему сияла кокетливая улыбка. Она показалась Ив такой родной в этот момент. Они понимающе посмотрели друг на друга.

— Не хочешь ли искупаться? — спросила Макси насмешливо.

Ив с обидой взглянула на Макси.

— Рада видеть тебя, Макси.

Макси улыбнулась.

— Я тоже рада, Ив.

— Я думаю, что могла бы выпить кое-что покрепче того кофе, которым меня напоили. Пойдем?

Ив опустила ноги с кровати и почувствовала, что все тело у нее болит и ноет. Она встала и зашаталась.

— Я думаю, я еще полежу, Макси.

Кэп подошел и поцеловал ее в щеку. Элен и Эльвира предложили брату пойти перекусить. Они направились к двери. Эльвира обернулась и сказала Ив:

— Я надеюсь, что вы простите нас, мисс Хензавей, еще за одну вещь. Когда мы увидели вас в Майами, перед прибытием на остров, мы притворились, что не знаем вас. Это был наш, не очень удачный, способ осуждения Кэпа и всех, кто имел к нему хоть какое-то отношение.

— Тем более, нам казалось, что у вас с Кэпом сложились слишком дружеские отношения еще четыре года назад…

Ив рассмеялась до слез. Дверь за ними закрылась. Макси закурила.

— Тебе здорово досталось во всей этой истории, Ив.

— Да и тебе тоже, Макси.

— Да, но я кое-что и выиграла. Жаль, что ты не видела Хосе в тот момент, когда меня вытащили из дома Кэпа! Я ничего не соображала из-за наркотиков, но его объяснение в любви до меня дошло!

Ив заморгала от удивления:

— Хосе?

Макси улыбнулась.

— Мне кажется, к тому же он дал мне попять, что у меня есть возможность вложить свои деньги в его отель. Но я думаю, что здесь сыграла роль моя привлекательность, в конце концов…

Ив засмеялась:

— А ты? Что чувствуешь ты?

— Ты думаешь, из меня получится хорошая хозяйка отеля?

— Потрясающая!

— Потом, ведь это лучше, чем держать деньги в банке.

— Зачем ты спрашиваешь меня? Ты уже все решила, Макси.

— Мне кажется, что да! Я думаю, мне следует найти его и сказать об этом.

— Когда я его увижу, что я ему скажу? Как я смогу отблагодарить его? Ведь это он приплыл в пещеру и спас меня! Но как он узнал, что я там?

— За этим местом наблюдали…

— Кто?

Но Макси уже убежала. Она торопилась найти Хосе.

С трудом Ив встала и подошла к окну. Она раздвинула шторы. Яркое солнце освещало пляж, играя бликами на волнах прибоя. Белый песок ослепительно блестел. Это так контрастировало с темной, мрачной пещерой, в которой она думала, что уже никогда не увидит солнце. Глядя на пляж, она вспомнила о солнцезащитных очках Фила. Ив подошла к сумке и достала очки. Внимательно рассмотрев их, она увидела инициалы: «Г. Ф.». Тут она догадалась! Гарри Филдинг! Или, иначе, Чарльз Вильямс!

Она вспомнила ситуацию, когда он лежал мертвый на катере. Перед этим она сидела за карточным столом, а сумка стояла рядом. Вильямс выпил лимонад и, почувствовав себя плохо, поднимаясь на палубу, прошел мимо. Он был в черных очках! А уже на палубе, мертвый, он был без очков! Значит, он бросил очки в ее сумку, когда почувствовал себя плохо.

Ослепительная догадка мелькнула у нее в голове! Микрофильм здесь! Бросившись к телефону, она вызвала полицейский участок.

— Говорит Ив Хензавей. Не могли бы вы попросить капитана Мартина срочно прибыть в отель, в мой номер? Это очень важно и срочно!

Ив опять почувствовала слабость. Ноги у нее дрожали. Она медленно опустилась в кресло, внимательно рассматривая очки, которые держала в руках. Где же спрятана пленка? Может быть, одна из дужек — полая?

В дверь постучали.

— Кто там?

— Полиция.

Она пошла навстречу капитану Мартину, но, открыв дверь, увидела Крейга. Он вошел и закрыл за собой дверь. От удивления она задохнулась.

— Вы!

— Да, — сказал он с улыбкой. — Вы нашли микрофильм, не так ли? Не могли бы вы дать его мне?

У Ив закружилась голова. Ведь Кэп сказал ей, что все злоумышленники пойманы! Неужели в полиции не знали, что Крейг Шеридан — один из них?

— Микрофильм, пожалуйста, — сказал он и протянул руку.

Какой смысл с ним бороться! У нее не было для этого сил. Вздохнув, она молча подошла к столу и взяла очки. В глазах Крейга мелькнуло удивление.

— Это интересно, — пробормотал он.

Некоторое время он их внимательно разглядывал, затем резким движением вынул одно из стекол. Оно было двойное! Теперь Ив поняла, почему очки казались такими тяжелыми. Между стеклами был спрятан маленький квадратик пленки. Крейг аккуратно взял его и стал рассматривать.

— Вот он!

Затем, к ее удивлению, он зажег спичку, поднес к ней пленку и сжег ее. Крейг рассмеялся, глядя на нее. Потом он сунул руку в карман, и она инстинктивно отпрянула. Но это был не пистолет, а бумажник. Раскрыв его, он сказал:

— Вот мое удостоверение! Извините, что я говорил вам неправду, Ив. Я не писатель, но и не шпион, как вы полагали. Я сотрудник ФБР. Несколько месяцев я работал, чтобы раскрыть это шпионское гнездо.

Пораженная, она смотрела на идентификационную карточку, которую он держал в руках.

— О, Крейг…

Он улыбнулся и шагнул к ней.

— Вы не упадете в обморок?

— Простите ли вы меня? За то, что я думала…

— Обо мне никто не знал, кроме Бена Моргана. Он однажды застал меня на Касл Рок, на наблюдательном пункте, откуда я следил за домом вашего друга.

Ив покачала головой.

— Но Роджер Кэбот сказал, что он знает, кто вы…

Крейг пожал плечами.

— Он знал, что пленка была где-то здесь, — убеждала его Ив.

— Роджер Кэбот думал, что это Бен Морган следит за домом Кэпа. Поэтому он подловил его и убил. Но сейчас все закончено. У нас есть их признания. Поэтому, Ив, вы можете начать наслаждаться вашими каникулами.

— Не могу в это поверить.

— Я помогу вам, — Крейг улыбнулся. — После этого дела мне полагается отпуск, и я буду жить здесь, в отеле. Мы с вами можем начать все сначала. Вы и я!

Она подарила ему усталую, но счастливую улыбку.

— Я люблю вас, Ив. Я думаю, что полюбил вас еще в Чикаго. Но лишь когда я увидел, что Кэбот тащит вас в пещеру, когда я понял, что он задумал, мне стало ясно, как сильно я вас люблю.

— Значит, это вы следили за ним?

— Я сообщил капитану Мартину, но он был уже в дороге. По-видимому, Элен Эпплгейт…

Она положила свои пальцы ему на губы.

— Я не хочу больше слышать об этом. Я хочу, чтобы вы говорили о других вещах…

— Например?

— Как вы полюбили меня с первого взгляда…

Он засмеялся, протянул к ней руки и обнял ее. Его губы были теплыми и очень нежными. Ив уже в нем не сомневалась. Она больше не испытывала страха. Крейг прав, каникулы у нее только начинаются! Ужасные переживания вычеркнули Фила из ее памяти. С Крейгом у нее начнется новая жизнь!

Их губы слились воедино, и поцелуи Макси заметно проиграли губам Крейга. Он сжал ее в объятиях, и Ив поняла, по кому так долго тосковало ее тело. Платье как-то само собой соскользнуло с ее плеч, и ее тело упокоилось в нежной колыбели сильных рук Крейга. Он перенес ее в постель, и между ними началась упоительная, восхитительная борьба, в которой тело Ив вначале робко, потом все смелей и смелей подыгрывало толчкам Крейга, пока наконец их близость не вошла в финальную фазу и они не замерли, усталые и счастливые.

Затем она засмеялась.

— Что тут смешного? — обиженно спросил Крейг.

— Я вспомнила, что сюда приезжает мой брат Боб, который отправил меня сюда и советовал никогда больше не влюбляться.

— А ты? — взволнованно спросил Крейг.

Ив посмотрела в его серые глаза. Она никогда не встречала такого теплого, полного любви взгляда. Но она ничего не сказала ему. Никаких слов! Поцелуй, который она ему подарила, был самым лучшим ответом.


home | my bookshelf | | Больше не влюбляйся! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу