Book: Капитан 'Буревестника'



Ольга Кай


Капитан "Буревестника"

Книга 1

Глава 1

Небольшой грузовой катер с поэтическим названием "Буревестник" неспешно шел на стыковку с огромной космической станцией. В официальных документах целью рейса значилось снабжение станции дополнительным запасом продовольствия в связи с намечавшимся научным съездом.

Команда "Буревестника" собиралась задержаться здесь всего на пару дней, поэтому, после разгрузки катера, его экипаж направился осматривать легендарную станцию. Их было всего трое: миловидная Ксения Зеленова, спортивного вида парнишка Олег Бурнов и капитан "Буревестника" - Надежда Орлова. Все трое - студенты: Ксюша с Олегом на первом курсе, Надежда - лишь на год старше, но полет этот отнюдь не был для них дебютным. Большую часть своего времени ребята с малых лет проводили в космопорту, и на сегодняшний день каждый имел немалый стаж полетов, правда куда менее значительных, но упорство и труд сделали свое, и команда добилась, наконец, того, что им дали добро на полет такой дальности.

Успешно отчитавшись в доставке груза, ребята гуляли по громадным коридорам. Кругом мельтешило множество людей, и было неописуемо интересно разглядывать всех встречных, естественно так, чтобы они этого не заметили. Ученые собирались с различных уголков Земли, и казалось немного странным, зачем для проведения внеочередного научного съезда понадобилось тащиться в такую даль. Похоже, для этого имелись свои причины.

В день прибытия "Буревестника" намечалось торжественное открытие съезда и концерт. Естественно, молодежь была этому ужасно рада, ведь какое торжество обходится сейчас без танцев? Праздник обещал быть грандиозным.

Огромный зал освещался множеством лампочек, веселый гомон голосов создал неповторимую атмосферу всеобщего возбуждения и приподнятого настроения. Вступительные речи слушали с энтузиазмом лишь потому, что ораторы не злоупотребляли вниманием слушателей, прекрасно понимая, что какая бы серьезная публика не собралась здесь, в зале, какие бы именитые ученые не присутствовали на торжестве, большинство составляла молодежь, с нетерпением ожидающая начала концерта.

Трио с грузового катера тоже присутствовало на празднике. К несказанному удивлению друзей, Ксюша надела захваченные из дому платье и туфли на каблуках, и Надя с Олегом могли только позавидовать такой предусмотрительности. Когда начались танцы, Олег с Ксенией быстро затесались в пеструю толпу, оставив своего капитана в одиночестве. Надежда немного побродила среди гостей и, как только заиграла медленная музыка, спешно ретировалась, выбравшись, наконец, из огромного зала в пустынный коридор.

Танцевать, особенно учитывая отсутствие приличествующей случаю одежды, желания не было. Поэтому Надежда решила, пока все празднуют, и в коридорах станции почти никого нет, немного осмотреться.

Ощущение было такое, словно гуляешь по заброшенному городу. Лишь иногда попадались навстречу работники, которые следили за порядком, но девушку не останавливали, замечая эмблему "Буревестника" на рукаве ее курточки.

Она несколько раз опускалась на лифте, бродила по необъятным уровням космической станции. В одном из коридоров Надя заглянула в открытую дверь просторного зала отдыха. Тут стояла уютная мебель, загадочно мерцал огромный иллюминатор во всю стену. Не включая освещения, девушка зашла внутрь и устроилась на диване, повернутом спинкой к двери.

Надежда просидела некоторое время, прежде чем поняла, что не одной ей пришла в голову мысль прогуляться по станции. Сначала Надя услышала шаги, затем раздались голоса. Не осознавая еще, почему она это делает, девушка затаила дыхание и вся обратилась в слух.

– Груз немедленно доставить на корабль! И чтобы аккуратно.

– Да, Командор!

– И постарайтесь не шуметь. Нам нельзя светиться. Никто не должен ни о чем догадаться!

– Да, Командор!

Люди были уже совсем близко. Надежда бросилась на пол и в темноте осторожно выглянула из-за дивана. Сначала через дверной проем она увидела двух мужчин в темно-синей форме, затем с легким шелестом проплыл транспортер, на котором помещалось что-то внушительных размеров, закрытое чехлом. Транспортер сопровождало еще четверо человек. Один из них, глянув в открытые двери, на минуту скрылся, а потом волоком втащил в комнату какой-то предмет. Его рука потянулась к выключателю. Надежда спряталась, но свет включился лишь на миг, а затем, видимо убедившись, что в комнате никого нет, человек вышел. Дверная панель с тихим шелестом въехала в пазы, отрезав помещение с иллюминатором от освещенного коридора.

Надя подождала еще немного и решила поинтересоваться, что именно незнакомец оставил в этой комнате. Хотя интуиция уже подсказала ей ответ, девушка еле сдержала крик, увидев в полутьме на полу мужчину в форме космической станции. Шея его была неестественно вывернута, и Надежда поняла все еще до того, как проверила пульс.

Было ясно, что ситуация серьезная. Девушка не видела другого выхода, кроме как предупредить кого-нибудь из командного состава станции о происходящем. Но сначала необходимо выбраться на нужный уровень. Она открыла дверь и осторожно выглянула в коридор - пусто. Тогда, стараясь ступать как можно тише, девушка быстро пошла к лифту.

Выйдя из лифта, Надя направилась прямо к тому залу, откуда все еще доносилась музыка. Ей оставалось совсем немного. Музыка была слышна все отчетливей, и Надежда думала теперь лишь о том, что ей надо найти кого-нибудь из сотрудников станции, а уж они знают, кого предупредить.

Внезапно Надя ощутила чье-то присутствие. Прежде чем она успела обернуться, ей зажали рот. Девушка попыталась вырваться и тут же почувствовала прикосновение холодного лезвия к своей шее. Замерев, она услышала злорадный шепот возле самого уха:

– Попалась! Нечего было путаться под ногами!

Руки ей скрутили за спиной и, протащив еще несколько метров, впихнули в какую-то коморку. Прежде чем дверь закрылась, Надежда увидела в проеме мужчину в темно-синей форме. Она тут же вскочила и бросилась к двери, но открыть ее не удавалось, чего, в принципе, и следовало ожидать.

Надя сначала долго стучала в дверь, надеясь, что кто-нибудь пройдет по коридору и услышит ее. Потом исследовала на ощупь стены каморки, надеясь-таки отыскать какой-нибудь скрытый рычаг или кнопку и открыть дверь. Но старания эти были тщетны.

Внезапно раздался неприятный резкий звук, словно завыла сирена. Затем голос без всякого выражения сообщил из динамиков: "Запущена программа самоуничтожения. Взрыв произойдет через 20 минут. Всем покинуть станцию".

В первую секунду Надя просто замерла, а потом с утроенной силой принялась стучать в дверь, не жалея рук. Двадцать минут - это так мало! Этого времени, возможно, должно хватить, чтобы эвакуировать людей со станции. Но пока Ксюша с Олегом поймут, что их капитан пропал, искать будет уже поздно.

Несколько секунд спустя она услышала топот множества ног. Сквозь звукоизолирующую преграду шум доносился приглушенно, и Надя кричала, понимая, что ее никто не услышит. Разбивая руки в кровь, девушка тарабанила в дверь. Она не ощущала ударов. Зная, что сейчас практически рядом с ней находится столько людей, Надя считала почти невозможным, чтобы никто не обратил внимания на эти звуки. Но, очевидно, там, снаружи, было очень шумно.

Окончательно выбившись из сил, девушка опустилась на пол. Она не ощущала времени. Ей казалась вечностью каждая минута, и она удивлялась, когда все тот же спокойный голос сообщал в динамики, сколько минут осталось до взрыва. Сначала пятнадцать, потом десять… Не оставляя последней сумасшедшей надежды на спасение, девушка снова вставала, стучала с дверь, кричала…

В голове даже мелькнула мысль, что смерть при таком взрыве наступит мгновенно. Это заставило Надежду в очередной раз вскочить и бить, бить кулаками по металлу.

Когда под ее руками дверь поехала в сторону, девушка просто не поверила, что это происходит на самом деле. Но дверь открылась и Надя, подняв глаза, увидела того, кто ее здесь запер. Мужчина направил на нее дуло лучевого пистолета и коротко приказал:

– Пошли.

Выбора не было. И Надя пошла, вернее, побежала, подгоняемая голосом, который равнодушно сообщил, что "до взрыва осталось пять минут".

Они проскочили шлюзы, и попали в другой корабль, который уже был готов покинуть станцию. Надежду снова заперли в какой-то каюте. Она тут же поняла, что корабль стартовал, а через некоторое время почувствовала сильный толчок. Ее сбило с ног и стукнуло о стену. И девушка осознала, что в этот миг перестала существовать огромная космическая станция Земли.

Надя свернулась клубочком на полу. Она почему-то не ощущала страха. Только было невдомек, зачем эти люди в последний момент ее спасли.

Она только сейчас обнаружила, что ободрала кожу на руках, и теперь любое движение пальцев причиняло боль. Она очень хотела, чтобы кто-нибудь объяснил ей происходящее, но прекрасно понимала, что, вряд ли злоумышленникам сейчас есть до нее дело.

О ней, казалось, совершенно забыли. Надя не была уверенна, сколько времени просидела в этой каюте, но успела ужасно проголодаться, когда ей, наконец, принесли поесть. Миску оставили на полу, и девушка с жадностью набросилась на еду. Потом она снова свернулась калачиком, и сама не заметила, как уснула.

Проснувшись, Надя принялась ходить по каюте. Она не привыкла к бездействию, и поэтому попыталась занять себя хоть чем-нибудь, например, внимательно осмотрела стены, ощупала, не особо надеясь найти что-либо интересное. Зато обнаружила вентиляционную решетку. Если приложить к ней ухо, то сквозь мерный гул двигателей изредка можно было услышать невнятный шум голосов. Послушав немного, девушка убедилась, что слов все равно не разобрать. Когда осмотр был закончен, ей пришла мысль постучать в двери, но Надя сразу же передумала. Здесь она была пленницей, и, устроив шум, могла лишь навредить себе. Да и руки еще болели.

Наконец дверь открылась. Мужчину, который появился в проеме, Надежда узнала сразу. Это он ее запер в коморке на станции, и он же потом привел сюда. Теперь этот мужчина стоял, разглядывая пленницу. Он шагнул внутрь, потом, не закрывая дверь, сделал кому-то знак, и ему тут же принесли табуретку.

Он поставил табуретку в центре каюты и сел на нее, предоставив девушке стоять напротив, у стены.

– Надежда Орлова, капитан "Буревестника", я полагаю.

Надя подняла бровь:

– Откуда вы меня знаете? И кто вы сами?

– Я помощник капитана на этом корабле. Зовут меня Олег. Большего тебе знать не надо.

– Очень приятно - буркнула Надя.

– Не сомневаюсь! - Олег неприятно улыбнулся. - Тебе не стоило шастать по станции, в то время как все нормальные люди веселятся на празднике. И летела бы сейчас спокойно домой на своем "Буревестнике"!

Надя закусила губу. Она всем сердцем надеялась, что Ксюше с Олегом, ее друзьям, удастся добраться до Земли без происшествий. Как там они без своего капитана? Надя не могла, естественно, знать, что только благодаря усилиям Бурнова, Ксения согласилась, наконец, стартовать без нее. Друг убедил Ксюшу, что Надя спасется на каком-нибудь другом корабле, и чуть ли не силой заставил остаться на месте в кресле пилота, взяв на себя обязанности командира.

Размышления Нади прервал голос сидевшего напротив мужчины.

– Расскажи мне, пожалуйста, что ты знаешь об этом оружии.

Надя покосилась на лучевой пистолет, но как-то сразу поняла, что речь не о нем. И ответила вопросительным взглядом. Помощник капитана расхохотался.

– Удивительно! Конечно, очень остроумно было доверить такой важный груз команде новичков. Наверное, думали, что можно этим всех обмануть. Но неужели вас даже не сочли нужным поставить в известность?

– Какой груз? - "новичков" Наде пришлось проглотить: любопытство брало верх. К тому же девушка вдруг вспомнила, что зачехленный предмет, который похитители доставили на транспортере к себе на корабль, прибыл на станцию именно на маленьком "Буревестнике".

Веселью Олега не было предела. Он откровенно забавлялся ее удивлением. Наконец объяснил:

– Съезд ученых на космической станции так далеко от Земли - это уже само по себе довольно странное событие, ты не находишь? Так вот, это было всего лишь прикрытие. Планировалось проведение испытаний недавно изобретенного на вашей Земле оружия. Собственно говоря, я не уверен, что это изобретение являлось по замыслу именно оружием, но нашему командованию пришла интересная мысль насчет того, как можно его использовать. Оставалось лишь похитить изобретение у всех из-под носа, при этом уничтожив все следы и взорвав станцию.

– Неужели уничтожать станцию было обязательно?

Олег пожал плечами:

– Жертв почти не должно было быть. Мы ведь оставили достаточно времени, чтобы люди покинули станцию.

– Но зачем?

– Понимаешь, было намного удобней внушить всем, что эта штуковина, которая сейчас находится на нашем корабле, взорвалась вместе со станцией. Тогда ведь никто и не будет искать похитителей!

Надежда чувствовала, что совершенно ничего не понимает. Нет, все, конечно, было предельно ясно, а все же… Неужели эти люди - пираты? Но откуда? О космических пиратах давно никто не слышал, и само это понятие словно было из какой-то старой сказки. Но, сказка, похоже, становилась реальностью, и довольно пугающей.

Олег еще какое-то время просто наблюдал за пленницей, а потом встал и с сожалением заметил:

– Ты, похоже, и правда ничего интересного не знаешь. Что ж, выходит, надо было оставить тебя в том чулане на станции и не морочить себе голову понапрасну. Ну да ладно. Потом решим, что с тобой делать.

Он уже собирался выйти, когда Надя остановила его возгласом:

– Скажите хотя бы, куда этот корабль направляется!

Олег усмехнулся, но все же ответил:

– На Риндай. Хотя это название тебе вряд ли о чем-то говорит.

И вышел, закрыв за собой дверь.

Время шло, и Надежда уже всерьез опасалась, что умрет от скуки. Почти целые сутки она сидела одна, и лишь изредка приходил кто-то из команды и приносил еду. Она очень обрадовалась, когда поняла, что корабль замедляет ход и готовится то ли к приземлению, то ли к стыковке. Позже выяснилось, они прибыли на небольшую космическую станцию.

Никаких перемен для Надежды это, как оказалось, не сулило. Разве что еду стали приносить реже. Поэтому она даже не сразу поверила своим глазам, когда дверная панель отъехала в сторону, и появился уже знакомый ей Олег. Он грубо схватил девушку за плечи, прижав к стене, быстро связал руки и вытолкнул из каюты.

Наконец-то девушка покинула ненавистную темницу. Надя долго ждала этого момента, но сил у нее почти не было, поэтому ей оставалось лишь внимательно глядеть по сторонам. Ее быстро повели по каким-то проходам, постоянно подгоняя и тыча дулом в спину. Кругом была суматоха. Чувствовалось, что происходит нечто непредвиденное. Уже на выходе из корабля, что стоял с опущенным трапом, ее похитители столкнулись с группой вооруженных людей. Началась перестрелка, и Надя, сразу же всеми забытая, быстро спряталась, надеясь, что ей повезет.

Когда выстрелы стихли, Надежда поняла, что пираты потерпели поражение. Она осторожно высунулась из своего укрытия и тут же столкнулась лицом к лицу с одним из нападавших. Тот мгновенно среагировал, направив на девушку лучевой пистолет, но заметив, что руки у нее связаны, опустил оружие.

– Кто ты? Назовись!

– Надежда Орлова, капитан "Буревестника".

– Военно-космические силы Земли. Лейтенант Белов. - Он внимательно посмотрел на девушку и добавил. - Вам придется пройти с нами.

Надя вздохнула с облегчением. Вроде бы, наконец, она попала к своим. Но, когда лейтенант сделал жест рукой, приглашая девушку следовать за собой, заволновалась:

– Вы меня не развяжете?

Парень отчего-то ужасно смутился.

– Не положено. До полного выяснения личности.

Что ж, перемена обстановки - это очень даже хорошо. Поэтому Надя насколько могла бодро зашагала следом. Хотя из-за вынужденного недоедания двигалась не совсем уверенно, так как при каждом резком движении начинала кружиться голова. Молоденький лейтенант старался идти не слишком быстро, и Надежда в душе была ему благодарна.

А в это время на далекой Земле вышли газеты с сообщением о событиях на станции. Естественно, об изобретении, которое, как полагали, было уничтожено вместе со станцией, не было ни слова. Но последней, четвертой строкой в списке пропавших без вести, стояло имя: Орлова Надежда.

Капитан "Невидимки" Валерий Ровнин с удивлением глядел на худенькую девушку, с рыжеватыми волосами, кое-как собранными в хвост. Она с безразличным видом стояла посреди его каюты-кабинета, слушая доклад лейтенанта Белова. Когда тот закончил, капитан кивнул и, немного погодя, обратился к незнакомке:



– Как ваше имя?

– Надежда Орлова, - девушка посмотрела прямо в глаза капитану.

– Откуда вы и как оказалось на пиратском корабле?

– Я капитан катера "Буревестник". Выполняла задание по доставке груза на космическую станцию, где происходил съезд ученых. - Девушка немного помолчала, словно собираясь с мыслями. - Со станции выкрали некий груз, что именно - я не знаю. Меня пираты забрали с собой потому, что я была свидетелем похищения.

Капитан прошелся вдоль стола. С девушкой надо было поговорить подробнее и, лучше всего, без свидетелей. Поэтому он обернулся к парню, все еще стоявшему в ожидании приказа:

– Лейтенант Белов, Вы свободны.

– Да, капитан.

– Только сначала, - Ровнин поморщился, - развяжите руки капитану Орловой.

– Слушаюсь, капитан!

Выслушав рассказ девушки, капитан Ровнин отправил ее в столовую, дав Белова в провожатые, а сам остался в кабинете, раздумывая над сложившейся ситуацией.

Оснований не доверять словам Надежды не было. Значит, можно переправить ее на Землю на "Фарватере", пассажирском корабле, капитан которого также взялся доставить и перехваченный у пиратов груз. Сложность для непривыкшего к долгим разговорам капитана заключалась лишь в одном - как объяснить девушке, что, отправляя ее на Землю, они не возвратят ее домой? Что та планета, которую по привычке называют Землей уже многие поколения людей - это Новая Земля, колония с историей в несколько сотен лет.

Глава 2

Несколько дней спустя Надежда Орлова перебралась на борт "Фарватера". Она не сразу пошла в отведенную ей небольшую каюту, а направилась к помощнику капитана, надеясь, что ее загрузят хоть какой-нибудь работой.

Все происходящее последнее время казалось Наде каким-то странным сном. Она видела природу Новой Земли на фотографиях и плакатах, и Наде не верилось, что это не ее родная планета. Да, конечно, капитан Ровнин предупредил Надежду об этом, но иногда девушка думала, что это всего лишь глупый розыгрыш - ну не может в двух разных мирах быть все настолько похоже! Отличались карты материков, лик луны в ночном небе был абсолютно другим, но в остальном… Потом Надя решила, что это к лучшему.

Помощник капитана оказался высоким черноволосым парнем по имени Виктор, с холодным, немного надменным лицом. Он выслушал просьбу Нади, и пообещал, что обязательно найдет ей какое-нибудь занятие, раз уж девушку определили к ним не как пассажира, а как члена команды. И вот, одетая в новенькую форму с эмблемами "Фарватера", Надя гуляла по коридорам в компании уборщика - небольшого робота, симпатично подмигивающего ей разноцветными лампочками.

Ни с пассажирами, ни с командой Надежда почти не общалась. Разве что с Виктором, по долгу службы, когда он давал ей очередное задание. Да еще с радистом Славиком иногда можно было переброситься парой слов. Зато Надежда внимательно наблюдала за всем, что происходит на корабле. Пассажиры не обращали на девушку в серо-голубой форме никакого внимания, и Надя прислушивалась к их разговорам, стараясь по крупицам собрать представление о том новом мире, в котором очутилась. Но здесь ей не всегда везло - разговаривали люди больше о каких-то личных проблемах или делились опытом, обнаружив общие интересы. Историю колонии никто не обсуждал, а свою прародину эти Новые Земляне почти не вспоминали, но это и не удивительно, учитывая, что связь между планетами осуществлялась лишь на уровне засекреченных штабов и агентов, да и само свое существование Новая Земля хранила от основной части населения Земли Древней (как называли здесь Надину родину) в строжайшей тайне.

Однажды, когда Надежда с уборщиком проходила мимо пассажирских кают, дверь одной из них отъехала в сторону, и выпустив чуть полноватую женщину в больших очках, с очень встревоженным лицом. Она подлетела к Наде и запричитала: "Помогите, помогите мне, пожалуйста! Мой канют! Он сбежал!"

– Кто сбежал? - удивилась Надя.

В это время мимо проходил Славик. Услышав, что произошло, он вместе с Надей вошел в каюту пострадавшей.

На невысокой тумбочке стояла клетка, в которой несколько прутьев слегка отогнулись, как раз настолько, чтобы из клетки мог вылезти маленький котенок. Как объяснила пассажирка, это произошло, когда клетка упала, но тогда женщина и не предполагала, что ее питомец сможет пролезть в образовавшуюся дырку.

Осмотрев каюту, все пришли к заключению, что, скорее всего, существо пролезло в вентиляционное отверстие. Решетка держалась всего лишь на одном шурупе и слегка сдвинулась в сторону.

Кинув на Надежду оценивающий взгляд, Славик спросил:

– Слазишь?

Надя пожала плечами, с сомнением глядя на небольшое отверстие отдушины, но радист развеял ее сомнения:

– Пойдем!

Они вышли из каюты и миновали несколько поворотов, а затем Славик остановился и прислонил к стене захваченную им из кладовки лестницу. Он поднялся к решетке, аккуратно снял ее, затем спустился и обратился к девушке:

– Ну, давай!

Надя поднялась по лестнице и уже заглянула в отверстие вентшахты, когда радист вдруг хлопнул себя по лбу.

– Ой, подожди-ка минутку!

Надя удивленно обернулась, а Славик убежал, но через минуту вернулся и надел девушке на голову обруч с фонариком. А потом протянул ей какую-то непонятную вещицу, легко помещавшуюся на ладони.

– Держи. Это на ухо повесь. Тут и микрофон есть. Ты меня будешь слышать, а я тебя, - и весело подмигнул. - Чтоб не заблудилась!

Девушка нацепила переговорник на ухо и полезла в отверстие вентшахты.

Она лишь пару раз спросила Славика, куда лучше повернуть, когда натыкалась на разветвление. И вскоре услышала тихий-тихий жалобный писк.

– Я его, кажется, слышу, - прошептала Надя, и вдруг вспомнила, что не имеет точного представления, что за животное она разыскивает. - Славик, а он какой, этот канют?

– Не бойся, - донесся голос радиста. - Он не опаснее котенка, пока маленький, разумеется. Да он и похож на кота с крыльями.

– Ясно, - ответила Надя.

Она шла на писк этого существа, а когда свет фонарика выхватил из темноты комочек шерсти, девушка совершенно растрогалась.

Существо тихо пищало, испуганно глядя на девушку большими синими глазами. Само оно было величиной с полуторамесячного котенка, с всклоченной пятнистой шерсткой и кожистыми крыльями, вместо передних лапок.

Надя осторожно протянула руку. Существо фыркнуло, но тут же само неуклюже прыгнуло навстречу. Надя дернулась, но, заметив, что малыш приземлился у ее колен, взяла его на ладони. Канют жалобно пискнул, и девушка почувствовала, что малыш дрожит. Она засунула его за пазуху и поползла обратно.

Беглеца торжественно вручили хозяйке, которая очень обрадовалась. Оказалось, это милое существо вскоре должно было пополнить коллекцию одного из зоопарков, и Наде стало его жалко. Она уже собиралась снова заняться уборкой, как Славик спросил:

– Надя, а где переговорник?

Надя рассеяно потрогала ухо, потом они вместе с радистом прошли по коридору - переговорника не было.

– Наверное, я уронила его в вентиляции - виновато пробормотала девушка. - Сейчас достану.

– Это, конечно, не к спеху, но лучше, и правда, достать.

Славик снова надел свой переговорник, который спрятал было в нагрудный карман. Надя направилась к лестнице и уже поставила ногу на ступеньку, как вдруг парень резко схватил ее за руку.

Она удивленно обернулась и замерла. Лицо радиста было таким, будто он увидел нечто страшное. Славик сделал девушке знак молчать, и Надя поняла, что он прислушивается. Сняв переговорник, радист положил его на ладонь, и Надя теперь тоже могла слышать приглушенные голоса, доносившиеся из прибора.

– Оно у нас на борту, - этот голос Надя узнала: он принадлежал капитану "Фарватера".

– Даю вам тридцать два часа на подготовку. Вам же лучше, если никто не узнает о нашем договоре, - второй голос был не знаком ни Славику, ни Надежде.

– Конечно, конечно. Все будет готово. Я выведу из строя некоторую аппаратуру, и все будут считать, что вы прилетели к нам на помощь. Я все продумал заранее…

– Меня не интересуют ваши планы, - перебил капитана незнакомец. - Важен лишь результат. Мне нужно это оружие.

– Да, да, уверяю вас…

– И постарайтесь все же отклониться от курса хотя бы настолько, чтобы вероятность встречи с патрульными кораблями была как можно меньше!

– Да, я постараюсь, только у меня этим очень опытные ребята занимаются, боюсь, не выйдет… заподозрят что-то.

– Ну, смотрите. Если что-то пойдет не так, о вашей роли в этой истории узнают все. Не мне рассказывать, что за такое бывает

– Да, да, я знаю… - капитан "Фарватера" явно очень волновался.

– Хорошо, что знаете. Очень хорошо.

Наступила недолгая тишина. Затем стали слышны шаги капитана. Он, судя по всему, ходил взад-вперед по своей каюте, взволнованный разговором.

Славик взглянул на Надежду, и, встретив ее взгляд, сказал:

– Идем к Виктору.

– Так этот секретный груз - на самом деле мощное оружие, которым пытаются завладеть пираты? - Виктор недоверчиво взглянул на сидящую напротив в кресле девушку.

– Насколько я знаю, да. - Надя пожала плечами. - Они уже раз пытались захватить его, а теперь, наверное, снова…

– Это все очень интересно, не правда ли, капитан? - обратился Виктор к сидящему тут же со связанными руками капитану "Фарватера".

Тот не ответил ничего. Да и вряд ли от него ждали оправданий. Ребята действовали оперативно. Капитан даже не успел предупредить своего сообщника о срыве так тщательно подготовленного плана.

Теперь команда собралась на совет. Надо было решать, что предпринять в сложившейся ситуации. "Фарватер" был всего лишь пассажирским кораблем, не таким быстроходным, как большинство пиратских судов, не обладал достаточной огневой мощью, да и вообще вряд ли мог оказать достойное сопротивление в сражении.

Услышав, что кто-то предложил отдать пиратам тот самый груз в обмен на жизнь пассажиров, Надя вспомнила космическую станцию, на которую "Буревестник" привез это изобретение, сотрудника станции, неподвижно лежавшего на ковре в комнате отдыха с неестественно вывернутой набок шеей, вспомнила… Вспомнила все подробности подслушанного ею и Славиком разговора, и решила: ей есть, что сказать.

Когда Надежда поднялась и заговорила, все обернулись в ее сторону. Сначала они просто с удивлением слушали эту бледненькую девушку, которая предложила им другой выход. Затем, когда Надя села, ребята переглянулись.

– Проголосуем? - Виктор оглядел команду. - Кто за?

И последним поднял руку в знак согласия.

Глава 3

Превращение было неожиданным, слишком неожиданным.

Она стояла сосредоточенная и напряженная, и ничем не могла помочь. Сейчас работали профессионалы. Они все сделают сами. Если только ее план не провалится.

Она не была капитаном. Она просто временно взяла на себя всю ответственность. Ставки были достаточно высоки, и она приняла решение.

Недавно закончились переговоры низложенного капитана с пиратами. Конечно все под бдительным надзором. И без видеосвязи. С голосом предатель еще мог справиться, а вот бегающие глаза обязательно вызовут большее подозрение, чем внезапная неполадка с видеопередачей, которая вполне объяснялась первоначальным планом капитана повредить аппаратуру корабля. Экипаж "Фарватера" использовал свой шанс.

Надежда стояла немного поодаль. Как всегда в такие минуты внешне спокойная и безразличная. Только слегка хмурила брови.

Тишина. Рабочая тишина. Все молчат. Каждый занят своим делом.

В этой тишине резануло слух слабое попискивание. Радист Славик, взъерошенный, словно мокрый воробей, обернулся и сообщил:

– На радарах появился патрульный корабль. Направляется к нам.

Надя вздохнула с облегчением, но все же не позволила ни себе, ни остальному экипажу расслабиться.

– Этого мало.

Она не отдавала распоряжений. В них не было сейчас никакой необходимости. Каждый знал, что надо делать. Да и права у нее на это вообще-то не было. Случайный человек на корабле. Случайный человек, предложивший новый, рискованный план, который тем не менее имел позитивные стороны. Во-первых, потому что некоторый шанс был. Во-вторых, предыдущим планом была сдача.

Она предложила обмануть пиратов, выиграть время, изменить курс так, чтобы с большей вероятностью встретить патруль и мчаться, мчаться прочь от преследователей, пока оставалась хоть малейшая надежда спасти такой важный груз, который в руках пиратов грозил обернуться мощным оружием. Все хитрости и маневры, придуманные Надей, были довольно опасны, но в данном случае цель этот риск оправдывала. Старший пилот Виктор первым поддержал ее, если, конечно, можно назвать поддержкой ироническое: "Ну что ж, приказывайте… Командор"

И хотя потом никаких нареканий не было, Надя понимала, что не имеет права решать за всех. Она не была капитаном этого корабля. Она, возможно, не смогла бы заменить ни одного из членов команды без предварительной подготовки. У всех кораблей есть что-то общее, но все же "Фарватер" отличался от тех, на которых она с небольшим экипажем выполняла рейсы "Земля - Марс". Сейчас она была благодарна экипажу за то, что каждый из них - профессионал.

Молчание вновь прервал голос Славы.

– Еще несколько патрульных кораблей. Похоже, поодиночке они не ходят.

Все выдохнули разом. Сразу пошел шепоток. Но это было еще не все. Теперь все внимание было приковано к погоне. Настигавшие "Фарватер" пиратские корабли пока не изменили курса. Они тоже видели патрульных, может еще не всех, и вероятность стычки оставалась. И вот, наконец, флагман начал медленно, словно нехотя, поворачивать. Пираты были уверены, что патруль не будет связываться с ними без особой надобности, но и проверять на себе огневую мощь военных кораблей тоже не хотели.

И тут ребята дали волю чувствам. Крики "Ура!", поздравления, смех. Виктор повернулся и совершенно серьезно сказал:

– Вы победили, Командор.

И тогда она улыбнулась.

Вот теперь, похоже, действительно все…

– На связи капитан пиратского флагмана. Вы ответите, Командор?

Ей было хорошо. Настолько хорошо, что она восприняла это лишь как интересный момент. А еще любопытство… В предыдущих баталиях она поучаствовала пассивно, со связанными руками. Ей не удалось чудом сбежать и обезвредить пиратов. Это сделали другие и помогли попасть на ближайший рейс к Новой Земле.

А теперь, лишь по воле случая, она командует крупным кораблем и даже, по-видимому, обыграла матерого волка, человека, которого все боялись настолько, что не задумывались о борьбе. Увидеть бы теперь его лицо…

Ей было интересно, как же выглядит настоящий злодей, настоящий предводитель космических пиратов. Надя кивнула.

– Слава, включай видео.

Настоящий злодей оказался на вид совершенно не страшным. Мужчина средних лет с каштановыми волосами, бородкой-эспаньолкой и внимательными карими глазами. Он смотрел без злобы и даже с любопытством. По крайней мере, с первого взгляда создавалось такое впечатление.

И, похоже, увиденное его разочаровало.

– Командор? - он усмехнулся.

Надежда едва заметно кивнула. И продолжала глядеть на экран, почти не меняя выражения лица.

– Итак, это вы. Признаться, я ожидал увидеть нечто более впечатляющее. Не знаю даже, что именно… - может, он пытался шутить, но скорее это был сарказм, попытка строить хорошую мину при плохой игре.

Что-то в его тоне Наде не понравилось. Да и цель пока была непонятна. Он что, просто хотел посмотреть на нее?

Глаза ее стали ледяными.

– Вы не представились.

Он, наконец, снял маску саркастической насмешливости. Лицо его стало неприятным, а глаза - злыми.

– Капитан Глеб Грант, - он взял себя в руки и снова усмехнулся. - К вашим услугам…

Она неожиданно улыбнулась. И переспросила:

– Грант?

Нет, не таким был капитан Грант в книге Жюля Верна. И все же удивительное совпадение! И веселое.

– Грант. Вас так развеселила моя фамилия?

– Да, действительно.

Он был раздражен, а она улыбалась. Ребята из экипажа заразились ее настроением. Ведь ожидали чего? Угроз, обещаний мести… А вот оказывается все не так плохо, раз Командор улыбается, да что там - почти смеется. Со стороны все выглядело так, будто девчонка просто насмехается над одним из самых ловких пиратов. Это было удивительно и необъяснимо. Ребята окружили своего Командора, и увидели, наконец, врага в лицо. А он их. И все же пират глазами возвращался к насмешливо-лукавому взгляду девчонки, над которой поначалу планировал поиздеваться. Испортить настроение, посеять страх, оскорбить… В общем, сделать все, чтобы победившей она себя не считала. Ему это не составило бы труда. Ведь неправдой было, что он никогда не проигрывал. Просто Глеб Грант знал, как подействовать на человека, унизить, растоптать… И такой человек уже не будет победителем.



Он мог это сделать сразу, как только увидел эту невзрачную девушку, худенькую и бледную, уставшую и растрепанную. Но теперь он был бессилен.

Глеб Грант протянул руку к кнопке на пульте.

– Сейчас вы, конечно, все храбрецы. А ведь тряслись от страха, когда свергли капитана, когда решали, сдаваться или удирать. И ни черта бы у вас не получилось. Ни черта…

Он задержал взгляд на виновнице своего поражения.

– Ну что ж, до встречи, Командор.

Экран мигнул, и погас.

Через несколько минут после этого Надежда сидела в небольшой каюте на аккуратно застеленной койке, ссутулившись, пряча лицо в ладонях. Потом встала, устало подошла к зеркалу, неожиданно улыбнулась бледному отражению и взялась за расческу.

На борт "Фарватера" сошел капитан патрульного корабля "Прометей" Владимир Краснов, человек лет тридцати пяти, довольно грозный на вид, чему немало способствовала черная борода и густые, неаккуратные брови. Он внимательно выслушал отчет команды "Фарватера", сидевшей сейчас перед ним за широким столом. Положение позволяло взять на себя командование кораблем, оставшимся без капитана. К тому же следовало провести воспитательно-профилактическую работу. Капитан Краснов сурово нахмурился и уперся взглядом в напряженное лицо незнакомой ему девушки. Она не являлась постоянным членом команды и почти ничего не сказала. Лишь подтверждала короткими репликами или кивком головы то, что говорили остальные. Сразу же прочтя осуждение в глазах капитана, Надежда уже не ощущала победной эйфории и этим резко выделялась на фоне остальных.

Под грозным взглядом капитана Краснова все притихли. Видимо, сочтя, что уже достаточно навел шороху, Владимир Краснов подался вперед и положил на стол сжатые в кулаки руки.

– А теперь я хотел бы выслушать вас… Простите, как ваше имя?

Она подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза.

– Надежда.

– Надежда… Судя по всему, вы принимали самое деятельное участие во всех этих событиях. Так это или нет?

– Так.

– Та-а-к. Хорошо. А позвольте вас спросить, являетесь ли вы постоянным членом команды этого корабля?

– Нет.

– Нет?

– Нет. Не являюсь.

Капитан удовлетворенно улыбнулся и откинулся на спинку кресла.

– Тогда какое же вы, случайный человек на борту корабля, имели право вмешиваться в управление и подвергать опасности жизни всех пассажиров и экипажа?

Надежда чуть развернулась на кресле, чтобы сидеть по отношению к Краснову прямо, а не в пол-оборота. Что-то в ее лице изменилось. Оно уже не было хмурым.

– Моральное.

– Что???

– Моральное право.

– Интересно, интересно… И в чем же это ваше моральное право заключалось?

– Бывший капитан этого корабля вступил в преступный сговор с предводителем пиратов, - начала она лекторским тоном, - подвергнув тем самым опасности жизни пассажиров и экипажа. Еще большую опасность представлял захват пиратами груза, находящегося в данный момент на борту. - Она улыбнулась - Я лишь предложила план, дававший нам некоторый шанс на успех и, учитывая, что команда меня поддержала, не так уж была неправа.

Ошеломленный такой отповедью Владимир Краснов еще некоторое время просто смотрел на нее, но вдруг дернулся и подался вперед.

– Груз! Как ты узнала о грузе!?

– Совершенно случайно, уверяю вас.

– Случайно! - Капитан выходил из себя - Случайно! И на этот рейс ты попала тоже случайно! Не слишком ли много случайностей?

– Вы сами сказали - я здесь человек случайный. Удивительно, но вы правы!

Лучшая защита - нападение. Надежда сидела совершенно спокойно, глядя на грозного капитана патрульного корабля чуть ли не свысока. Такое поведение, конечно, заслуживало лишь осуждения. Через несколько минут, встав из-за стола, она пожалела о своем поведении. Женская сила - в слабости, и возможно, если б она дала волю чувствам и расплакалась, за нее бы заступились остальные. Но как раз слабости в присутствии капитана Краснова она не могла и не хотела себе позволить.

У двери все почему-то остановились. Ребята расступились перед ней. Надя удивленно подняла глаза и увидела Виктора. Он подмигнул девушке и с улыбкой пропустил вперед, в открывшуюся дверь.

Глава 4

Краснов отправился на свой корабль, оставив вместо себя заместителя, который вел "Фарватер" вслед за "Прометеем". Временный капитан собрал команду за все тем же столом. Вкратце сообщил то, что и так всем было понятно, а именно приказал держать курс на Новую Землю, следуя за патрульным кораблем. Некоторые распоряжения, однако, были довольно любопытны. Надежде запрещалось покидать корабль и, по приземлении, она была обязана давать объяснения в местном штабе по обеспечению безопасности. Итак, перспективы были самые радужные. Надя пошла к себе в приподнятом настроении.

До прибытия на Новую Землю, Надежда, будь на то ее воля, не выходила бы из каюты. Заняться ей было нечем. Помогать экипажу запретили. Экипаж тоже был удручен таким поворотом дела, но при каждом удобном случае они выказывали Наде свою поддержку. Оставалось всего несколько суток до прибытия. Ребята обещали Наде, что обязательно вступятся за нее, если кто-нибудь вздумает ее в чем-то обвинить. Надя верила. И каждый день, встречаясь с назначенным Красновым капитаном, вела себя довольно уверенно и, сколько б он ни пытался задеть ее словом, старалась не реагировать.

И вот, наконец, приземлились. Пассажирам и ей, в том числе, запретили пока покидать корабль. Команда полным составом отправилась докладывать в штаб. Наде не сиделось на месте. Она уже давно собрала вещи и теперь без дела ходила туда-сюда по каюте.

Надя очень надеялась, что теперь можно тут же, в космопорту, сесть на рейс до Земли. Мысль о том, что таких рейсов может попросту не быть, в голову как-то не приходила. Но радость омрачалась тем, что придется давать объяснения не только по поводу того, как она здесь очутилась, но и рассказывать, как с ее подачи жизнь пассажиров и экипажа "Фарватера" подверглась огромной опасности. Надежда уже репетировала оправдательные речи, когда в дверь ее каюты открылась. Схватив рюкзачок с вещами, Надя пошла следом за людьми в форме, очень напоминавшей военную. Настроение ее отчего-то сразу улучшилось: наверное, просто ждать надоело. Хотя волновалась девушка страшно.

Сначала она и двое ее провожатых сели в небольшой фургончик и доехали до здания космопорта. Это трехэтажное строение со стенами, сплошь состоящими из окон, Надя уже успела рассмотреть из иллюминатора в своей каюте, и теперь старалась лишь украдкой взглянуть на провожатых. Те словно не обращали на девушку внимания, хотя и следили за ней неотрывно, в этом Надя была уверенна. Раз оглянувшись, она увидела, что небольшой автобус подъехал к "Фарватеру". "Наверное, забирает пассажиров" - подумала Надя.

Ее привели в просторный холл и дали в руки какие-то бумажки. Девушка в форме объяснила, что это показания команды и Надя тоже должна, если со всем согласна, подписать. Ее оставили в одиночестве ненадолго, но все же Надежда успела прочесть документ пару раз и, убедившись, что написанное вроде бы соответствует действительности, расписалась внизу на каждой странице. Та же девушка забрала у Надежды протокол, передала какому-то другому сотруднику, и попросила Надю следовать за ней. Надя пошла, но обернулась, услышав шум за спиной. В холл входили пассажиры "Фарватера" Тут, конечно, были не все, но многие помахали Наде рукой, и кто-то сказал, что они обязательно подождут здесь, пока закончится разбирательство. От такой поддержки Наде стало куда лучше, и она решительно последовала за улыбчивой девушкой.

После нескольких поворотов и длинных коридоров, Надежду впустили в кабинет и попросили подождать. Услышав, как захлопнулась дверь, она огляделась. Кабинет не отличался ни уютом, ни дизайном. Большой стол темного дерева, серые кожаные кресла, серые же стены. Два кресла, по-видимому, предназначались для посетителей, третье стояло спиной к большому окну и, по расположению, явно было рассчитано на начальника.

Надя присела в одно из кресел, но вскоре ей наскучило разглядывать стены, потому что, кроме полупустых полок, на них ничего не было. Ну, разве что календарь и, как ни странно, зеркало без рамки над небольшим умывальником, ближе к двери. Не устояв перед соблазном, Надя встала взглянуть на свое отражение и чуть не рассмеялась. Вид был потрясающий: бледная, уставшая… Недолго думая, Надежда с наслаждением умылась ледяной водой. Обнаружив рядом на крючке еще и чистое полотенце, девушка промокнула лицо и вновь глянула в зеркало - уже лучше!

От нечего делать, она стала разглядывать содержимое полок. Тут были книги по истории, астрономии, географии… Ничего секретного. Причем книги в основном все яркие, подарочного формата, наверное, со множеством ярких картинок. Надежда окончательно уверилась, что кабинет предназначен исключительно для приема посетителей, и начала даже ценить своеобразный "интерьер". Можно было без зазрения совести покопаться в книгах, занять себя чтением, навести марафет у зеркала. А еще - полюбоваться видом из окна. Последняя мысль показалась заманчивой, и Надежда подошла к большому, почти во всю стену, окну. Вид был не ахти какой, но действовал успокаивающе. Взору до самого горизонта открывалось поле космодрома, в сырых сумерках удивительно по-домашнему светились огни кораблей и катеров различных размеров и назначений, сновали туда-сюда небольшие автобусы и фургоны. Все казалось таким знакомым, что Наде на какой-то миг показалось, будто она дома, на космодроме возле родного города, на Земле… Не на Новой, а на своей родной.

Надежда увидела "Фарватер". Его иллюминаторы были почти все погашены. Большая часть экипажа ждала ее здесь, в здании космопорта, как и некоторые пассажиры, кому оказалась небезразлична судьба девчонки, благодаря которой очередной рейс "Фарватера" приобрел не трагическую, а даже в некотором смысле героическую окраску.

Дверь отворилась почти неслышно, но Надя сразу обернулась. Перед ней стоял немолодой уже человек, чуть лысоватый, полноватый, с усталым выражением лица. Он неспешно подошел к окну и протянул девушке руку.

– Геннадий Алексеевич Крылов, майор военно-космических сил.

– Надежда Орлова. - больше ничего Наде из себя выдавить не удалось.

– Ну что ж, Надежда… Наденька, - майор задумчиво поглядел на нее, - Садись, поговорим. - И, указав рукой на то кресло, в котором она уже успела посидеть, сам сел спиной к окну.

– Много мне про тебя интересного рассказали. И хорошего, - он улыбнулся, - и не очень. Но лучше, наверное, из первых рук все узнать, а? - И не дожидаясь ответа, продолжил - Ну, думаю, история у тебя долгая будет. Ты не торопись, рассказывай все как есть, по порядку.

Смеркалось. Свет не включали, и обстановка все больше располагала к долгим рассказам. Сначала чуть робея, а потом все легче и уверенней, Надежда рассказала майору Крылову все, что смогла.

Почти совсем стемнело. Надя закончила рассказ, и майор включил настольную лампу. Время от времени нащупывая в кармане сигареты, он помолчал немного, потом заговорил.

– Вот что я тебе скажу, Надя. Ты, наверное, правильно все сделала, хотя не без риска, конечно. Так что на капитана Краснова не обижайся, он тоже волновался, ясное дело. А вдруг не вышел бы маневр, вдруг пираты разгадали б ваш замысел? Боюсь, что в этом случае без жертв не обошлось бы. Но, так или иначе, на тебя одну всю ответственность сваливать никак нельзя. Вы же, как я понимаю, голосовали? - майор хмыкнул. - Да и мы, как ни крути, тоже виноваты… Ну да ладно. Меня лично радует мысль, что вы самого Гранта посрамили. Так… Ну, давай теперь о тебе поговорим. - Он внимательно посмотрел на Надежду. - Домой хочешь вернуться? Это понятно. Поможем обязательно, но… Совсем недавно вернулся корабль с Земли, а устраивать такие рейсы чаще, чем раз ну хотя бы в год мы не можем. - И увидев ее округлившиеся глаза, продолжил: - Мы, Надюша, из сил выбиваемся, чтобы ближайшее к Земле… к Новой Земле пространство от пиратов очистить, но… ты сама убедилась с каким успехом. А чем дальше в космос, тем больше вероятность нападения. Да и не можем мы ради тебя одной такой рейс снарядить. Так что я надеюсь, ты поймешь, если я попрошу тебя подождать.

Надежда совсем упала духом. Ей хотелось плакать, но в присутствии майора она, конечно, не могла себе этого позволить. Поэтому Надя сидела, тупо уставившись в одну точку. Майор, поняв ее состояние, тоже молчал. Он встал и, заложив руки за спину, отвернулся к окну, давая девушке время прийти в себя. Прошло несколько минут, как вдруг беспокойная мысль вывела Надежду из ступора.

– Геннадий Алексеевич! - и когда тот обернулся, продолжила, - Родные, они ведь будут волноваться! И мама… Скажите, а могу я как-нибудь с ними связаться? - и замерла, не отрывая от майора умоляющего взгляда.

– Да, конечно, - поспешил он оправдать ее надежды, - Связь наладим, но не сегодня. Ты же понимаешь, Наденька, на это нужно какое-то время. Через недельку приблизительно. - И заметив тень разочарования в ее глазах, сказал твердо: - Обязательно, я тебе это обещаю.

Надежду снова провели по длинному коридору, и она оказалась в уютном холле, том самом, где подписывала протокол. На мягких сиденьях расположилась почти вся команда "Фарватера" и большинство пассажиров. При ее появлении некоторые вскочили, подошли и окружили ее со всех сторон. Надя рассказала им о своем разговоре с майором, который все это время стоял поодаль. Девушку что-то смутно тревожило. И заканчивая рассказ, она поняла, что именно.

– Геннадий Алексеевич, скажите, пожалуйста, а где мне подождать… недельку?

Все притихли. Как-то сразу стало понятно, что не только эту "недельку", а и весь год Наде жить негде. Майор тоже молчал, хотя Надя подумала, что он-то точно должен знать, где поселить бездомную гостью с Земли. И все же… Напрашиваться не хотелось.

Тут кто-то легко положил ей руку на плечо. Надя обернулась. На нее смотрела белокурая женщина с удивительно добрым лицом. Раньше Надя видела ее среди пассажиров "Фарватера". Женщина мягко улыбнулась:

– Меня зовут Людмила. Я живу не очень далеко отсюда, в поселке Лесное. У меня трое детей, младшая дочь - почти твоя сверстница. Домик довольно просторный и, если ты, Надя, захочешь, можешь пожить у нас, места хватит.

– Но…

– Не волнуйся - покачала головой Людмила - Ты нисколько нас не обременишь, к тому же я, как и все остальные, очень тебе благодарна, - и, не дожидаясь пока Надежда отреагирует, обернулась к майору - Геннадий Алексеевич, вы сможете найти Надю у нас. Адрес вы знаете.

– Хорошо. - Майор, выглядевший совершенно удовлетворенным таким исходом дела, подозвал двоих сотрудников - Эти ребята помогут всем вам устроиться на ночь в гостинице. А завтра утром, Людмила Владимировна, я зайду к вам часов в десять. И к вам, Наденька, тоже, но чуть попозже. Я лично прослежу, чтобы вы как можно быстрее отправились в Лесное.

Надежда не помнила, как добралась до номера. Благо, гостиница была в соседнем с космопортом здании. Она скинула рюкзачок в кресло, быстро разделась и залезла под одеяло. И, вопреки собственным ожиданиям, заснула сразу.

Утро выдалось пасмурное, поэтому просыпалась Надя долго. Сначала она просто лежала, собираясь с мыслями, потом открыла глаза и, разглядывая простенькую комнатку, обнаружила очень приятное обстоятельство - дверь, за которой явно находилась ванная. Сама по себе мысль о душе уже бодрила. Надежда потянулась и решительно села. Нашла глазами часы - почти половина девятого, время еще есть. И Надя побрела в ванную. Вдоволь наплескавшись, Надежда еще долго приводила себя в порядок, причесывалась и одевалась. Но, тем не менее, когда она в форме "Фарватера" стояла посреди номера, готовая к выходу, до прихода майора оставалось еще как минимум минут двадцать.

Наконец-то в дверь постучали. Надя впустила майора Крылова и встала перед ним чуть ли не по стойке смирно. Крылов уселся в кресло, а она устроилась на краюшке кровати.

– Ну что ж, - начал Геннадий Алексеевич, - думаю, все у тебя будет хорошо. Людмила Владимировна Славина - женщина хорошая. Ее муж был моим коллегой. Он… геройски погиб при исполнении. - Крылов снова нащупал в кармане сигареты. - Ну, в общем, семья у них хорошая, люди добрые. Так… Ну, как настрой? Боевой? - майор улыбнулся, а Надя пожала плечами. - Ну, ничего, ничего. Обвыкнешься скоро. Год пролетит - не заметишь…

Надежда молчала. Майор сказал еще что-то в том же духе, вроде как ободряющее. Но вряд ли он сам рассчитывал, что это поможет. На "Фарватере" Наде некогда было подумать о себе, а вот теперь мысли снова лезли в голову, но как-то лениво. Девушка словно была в ступоре. Она машинально что-то делала, плыла по течению и не думала о том, что будет дальше. Надя сидела, почти не шевелясь до той минуты, как майор сказал: "Пойдем". Тогда девушка встала, подхватила рюкзачок и пошла следом.

Спускаясь по ступенькам в холл гостиницы, Надя не сразу поняла, почему там такое столпотворение. А когда догадалась…

Под аплодисменты и приветственные крики она спускалась, еле сдерживая слезы. Вся команда "Фарватера", пассажиры и еще какие-то люди в форме военно-космических сил. Ребята, Виктор, Славик… Это было как во сне. Они хватали ее за руки, обнимали, желали удачи, и Наде так не хотелось уходить отсюда, где все ее знают и, по-видимому, любят. Но… наверное, на то были свои причины, раз майор не предложил ей остаться.

Прощались долго. Когда сели в автобус, Наде не хотелось ни с кем разговаривать. Людмила Владимировна поняла состояние девушки. Она достала книгу и углубилась в чтение, благодаря чему Надежда смогла спокойно отвернуться и глядеть в окно, не мучаясь сомнениями, вежливо ли это с ее стороны.

Глава 5

Ехали часа три. Вышли, как показалось Наде, где-то посреди поля, возле указателя "Лесное 4 км", и пошли по направлению к поселку. На полпути их обогнала повозка, и возница предложил подвезти. Путницы не отказались. К тому времени Надя уже немного пришла в себя и даже поддерживала беседу.

Когда Людмила Владимировна открыла калитку своего двора, Надя вдруг осознала, насколько ей страшно. Женщина приобняла Надежду за плечи.

– Не бойся.

Дверь открылась, и на Надю с удивлением уставились две девушки. Обе белокурые и голубоглазые. Одна и вправду выглядела как Надина сверстница, вторая - постарше. Они вежливо поздоровались, а их мать подтолкнула Надежду вперед.

– Заходи, Надя, заходи… Так, Яса, Мира, живо накрывайте на стол!

Девушки не заставили себя долго упрашивать. Они разом побежали на кухню. В результате их стараний через несколько минут стол был накрыт. Людмила Владимировна провела гостью к столу.

– Наденька, это мои дочки. Мирослава - она указала на старшую, - и Анастасия - на младшую - только мы все зовем ее Яса.

Она подошла к Наде.

– Девочки, - обратилась Людмила к дочерям, - это Надежда. Она прилетела с той Земли, которая является нашей прародиной, - при этих словах у девушек округлились глаза. - Если бы не Надя, то корабль, на котором я возвращалась домой, мог попасть в руки пиратов. До того, как найдется способ отправить Надю домой, она поживет у нас. - При этих словах на лице младшей дочери появилось выражение неподдельной радости. Было ясно, что она уже ждет - не дождется, когда можно будет закидать гостью вопросами. Мать это заметила и улыбнулась:

– Все вопросы после ужина. Мы с Надей очень проголодались.

Стремясь избавить Надежду хотя бы на сегодня от расспросов, Людмила Владимировна сама рассказала дочерям за ужином всю историю с "Фарватером" вкратце. Это, конечно, был фурор! Мало того, что мама, в первый же свой космический полет попала в такую историю, так еще и привезла с собой девочку с далекой Земли. В глазах же Ясы Надежда казалась вообще героиней. Только что без медалей.

Яса очень понравилась Наде. Она была удивительно похожа на мать, особенно выражением лица. И манера общения была такая, что вскоре никакой неловкости Надя уже не ощущала. Она больше слушала, но, по крайней мере, не стеснялась больше вставлять свои реплики в общий разговор, во время которого, кстати, выяснилось, что у Людмилы Владимировны был еще и сын на пару лет старше Нади. В настоящее время он отбывал службу на одном из военных кораблей, и было заметно, что мать очень за него беспокоилась, хотя старалась не показывать этого. Но, учитывая, что ее муж погиб "при исполнении" совсем недавно, в ее волнении не было ничего удивительного.

После ужина Надю отвели в комнату. Людмила Владимировна сказала, что это комната ее сына, Максима. Но пока его нет, Надя может пожить там. Хотя Яса пыталась прозрачно намекнуть, что в ее комнате имеется двухэтажная кровать… Но мать, наверное, решила, что первое время будет лучше, если у Нади будет своя комната. Надежда, ощутившая потребность побыть немного в одиночестве и собраться с мыслями, была не против.

Ей показали, где что в доме находится, и отвели в комнату Максима. Помещение было небольшим, но довольно уютным. Шкаф, стол, кровать и большое кресло - мебель не новая, но добротная. Заглянув в шифоньер, Надя увидела вещи, скорее всего, принадлежащие сыну Людмилы. Поэтому Надежда решила, что со своими вещами разберется завтра, а пока… Наверное, усталость, которую она ощущала последнее время, все-таки была на нервной почве. Надя сочла за лучшее раньше лечь спать, но еще долгое время после того, как окончательно стемнело, лежала, глядя в окно.


Утром Надежду разбудили солнечные зайчики, резвившиеся на ее лице. Она еще валялась в постели, собираясь с мыслями, когда услышала легкий стук и оглянулась. Дверь комнаты отворилась, и в нее заглянула любопытствующая мордашка Ясы. Девушка шепотом спросила: "Не спишь?", хотя Надя и так уже таращилась на нее во все глаза и вряд ли делала это во сне. И все же Надежде пришлось заверить Ясу, что она не спит. Тогда девушка зашла в комнату, тихонько притворила за собой дверь и спросила: "Можно?". Надя улыбнулась, еле сдерживаясь, чтоб не засмеяться. "Сначала делаем, потом спрашиваем" - подумала она, а вслух сказала: - "Конечно, заходи!" И села на постели. Яса забралась в кресло и, поджав под себя ноги, улыбалась, беззастенчиво разглядывая гостью. Потом сообщила:

– Мама и Мира уже ушли на работу. Есть хочешь?

– Спасибо, пока не очень.

– Сегодня на завтрак пирог с мясом. Очень вкусно!

– Ага. - Надя не знала, что еще сказать.

– А хочешь, после завтрака я покажу тебе наш поселок?

– Ага, - снова сказала Надя и тут же поправилась - Давай!

– Ну, так пошли скорее завтракать! - и вдруг сделала испуганные глаза. - Ой! Совсем забыла! - Яса распахнула шкаф, порылась там немного и вытащила оттуда темно-красную в черную клетку мужскую рубашку.

– На, возьми! Халатов у нас нет, а мой брат все равно ее не носит!

– Спасибо! - искренне поблагодарила Надежда. Рубашка и впрямь была классная и доставала Наде почти до колен.

Яса улыбнулась и снова принялась копаться в шифоньере. В результате половина полок оказались пустыми, и Наде было предложено сложить туда все свои вещи. Предложением этим Надежда тут же воспользовалась.

Разложив вещи по полкам, девушки ненадолго расстались, так как Наде необходимо было хотя бы водой в лицо плеснуть перед завтраком, а потом встретились в столовой. И пахло там очень даже аппетитно. Надя забыла, что "не очень хочет есть", и уплетала за обе щеки пирог, как оказалось, приготовленный Ясой. За едой разговор пошел значительно легче. Надя в который раз пересказывала свою историю, но теперь она не казалась ей настолько уж трагичной. Яса тоже рассказала немало интересного. Она болтала так непринужденно, что Надежда вскоре почувствовала себя если не как дома, то, по крайней мере, как в гостях у лучшей подруги.

Расправившись с завтраком, девушки быстро переоделись и отправились "побродить по поселку". Яса то и дело с кем-то здоровалась, и не забывала со всеми знакомить Надежду. А Надя тем временем приглядывалась к обитателям Лесного, и вскоре пришла к выводу, что в большинстве своем это очень хорошие люди. Во всяком случае, ей так показалось. Возможно потому, что ярко светило солнце, поднимая настроение, а возможно люди и вправду были приветливые. Они даже успели зайти в гости к семье Петреченко. Эта семья выдающихся инженеров прибыла с Земли всего несколько лет назад. Узнав, что Надя оттуда совсем недавно, все ужасно обрадовались и принялись наперебой ее расспрашивать. Отец и сын Петреченко Наде особенно понравились. Про сына, Сергея, Надя также решила, что это будущий кавалер Ясы. Такой вывод напрашивался сам собой, стоило только понаблюдать за ними немного.

После полудня Надя с Ясой пошли в сторону леса. Дом Славиных стоял на крайней улице, поэтому можно было просто перелезть через изгородь и перейти небольшой луг, за которым начинался лес.

В теплом воздухе, по-весеннему сладком, словно мед, ощущался источаемый цветущими садами пьянящий аромат. Лес совсем не казался хоть сколько-нибудь страшным. Напротив. Он начинался вишневой рощей, благодаря чему имел самый сказочный и нарядный вид. А минут через пять девушки вышли к озеру. Окруженное плакучими деревьями, оно очень располагало к просиживанию долгих часов на берегу или на каком-нибудь стволе над водой. Вместе с Ясой, Надежда обошла все окрестности лесного озера, а также успела наметить неплохой маршрут для утренней пробежки.

Вернулись затемно. Поужинали все вместе и без задних ног повалились спать.

Неделя прошла в том же ритме. Единственное, что не давало Наде покоя: ее вынужденное нахлебничество. И Надя понимала, что жить целый год вот так, за чужой счет, она не сможет. Сколько бы ей не была благодарна Людмила Владимировна, но всему же есть предел. И Надя решила найти какую-то работу в космопорту. На шестой день почтальон принес Наде письмо, и оказалось, что уже послезавтра ее ждут для связи с Землей. Оставшиеся сутки Надя провела как на иголках. Наутро восьмого дня, предварительно уточнив расписание автобусов, она вышла ни свет, ни заря и направилась по дороге к шоссе.

По прибытии в космопорт уже знакомая Наде улыбчивая девушка провела ее в кабинет майора. На этот раз Геннадий Алексеевич ее ждал. И, похоже, был искренне рад ее видеть.

– А, Наденька! Заходи, заходи, - и сразу же потянулся к телефону. - Майор Крылов. Да… Она уже здесь. Когда будете готовы?.. Хорошо. - Он повесил трубку - Обещали через полчасика.

В это время принесли кофе с ватрушками. Майор предложил Наде угощаться, что она и не преминула сделать: еще бы, после трехчасовой тряски в автобусе! Тем временем Геннадий Алексеевич расспрашивал Надю, как ей живется в Лесном, иногда вставляя свои замечания. Оказалось, он бывал там пару раз, и неплохо знает многих жителей поселка.

Наконец майор взглянул на часы.

– Ну, Наденька, пора.

Майор провел ее коридорами в небольшую комнатку, которая чем-то напоминала студию звукозаписи: одна стена была прозрачной, за ней было видно людей, работавших с разными приборами. В самой же комнатке находился только небольшой стол, на котором стоял прибор вроде обыкновенного телефона на вид. Тут же было и кресло, но Надежда так волновалась, что осталась стоять.

Перед тем как выйти, майор напомнил:

– Никто на той Земле не должен узнать, где ты находишься.

И вышел. Надя робко сняла трубку.

В дверь позвонили. И на вопрос "Кто там?" ответили тоже вопросом: "Телефонного мастера вызывали?" Анна Алексеевна открыла дверь и впустила человека в надвинутой почти на глаза фуражке.

– Проходите, пожалуйста. У нас телефон вот с вечера не работает. Сказали - обрыв на линии.

Мастер посмотрел аппарат и начал возиться с проводами. Он провозился минут десять, потом поднял трубку телефона и прокричал туда:

– Алло! База? Как слышно? Прием!

И затем поспешил ретироваться, заверив хозяйку, что телефон работает, и не взяв денег за вызов. Женщина только успела закрыть за ним дверь, как раздался телефонный звонок. Она сняла трубку:

– Алло!

И вдруг, не веря собственным ушам, услышала откуда-то издалека:

– Алло! Мама! Мама, это я!

Спустя полтора часа Надежда сидела в кабинете майора, уставившись невидящими глазами в окно. Она уже взяла себя в руки, слез больше не осталось - лишь щемящая тоска в сердце. Ей было уже безразлично, что могут подумать о ней сослуживцы майора, да и сам Геннадий Алексеевич, потому что после прекращения связи она рыдала, как дитя, не выпуская из рук телефонную трубку. Но это уже позади. Девушка надеялась, что ей удалось хоть немного успокоить мать. А ведь на Земле Надю уже объявили пропавшей без вести. "Что ж, - подумала Надя, - надежда умирает последней". И улыбнулась двусмысленности этого выражения.

Майор отсутствовал как раз столько времени, сколько Наде потребовалось, чтобы окончательно прийти в себя. Он лишь спросил, удачно ли Надя поговорила с матерью. И снова распорядился принести кофе с ватрушками, полагая, что на нервной почве Надежда проголодалась. Но у Нади, вопреки его ожиданиям, аппетита не было совсем. Она лишь молча выпила кофе, а потом неожиданно спросила:

– Геннадий Алексеевич, скажите, а найдется ли для меня в космопорту какая-нибудь работа?

– Работа? - майор нарочито удивленно поднял брови. - Например?

– Ну, не знаю… - растерялась поначалу Надя. - Я вообще-то всему быстро учусь.

– А чему бы ты сама хотела научиться? - прищурился майор

– У себя дома я была неплохим пилотом.

– Да, припоминаю. У тебя даже был свой экипаж…

– Да. А тут, я заметила, все вроде похожее, только мне надо немного времени, чтобы разобраться, как следует. Тогда я могла бы на какой-нибудь корабль устроиться…

– Что ж, идея неплохая. - Майор на минуту задумался - Знаешь, Надежда, у нас с первого числа лётные курсы начинаются, - он сверился с календарем. - Меньше двух недель осталось. Могу тебя на них записать.

– Да, конечно! - Надя чуть не закричала "Ура!"

– Только предупреждаю сразу: ребята придут все более-менее подготовленные, они с этой техникой со школы знакомы. А тебе придется все почти что с нуля начинать. И, соответственно, заниматься тоже больше остальных придется. Ну, как? Не пугает тебя эта перспектива?

– Да нет, справлюсь как-нибудь.

Майор удовлетворенно откинулся в кресле.

– Ну, хорошо. Тогда накануне вечерком приезжай. Тут неподалеку общежитие лётного училища, поспрашиваешь - тебе сразу покажут, где это. Там коменданту фамилию скажешь, а он уже проведет тебя в комнату.

Надя кивнула.

– Ну, договорились?

– Да, - Надя снова кивнула.

– Ну что ж, тогда до встречи, Наденька. Передавай от меня привет всему семейству!

Надя быстро попрощалась и вышла. Ее не пугала даже перспектива провести самое жаркое время суток в душном автобусе. Теперь перед ней была конкретная цель и не привыкшая сидеть без дела Надежда была этому искренне рада.

Глава 6

Оставшееся до курсов время Надя провела, в основном изучая книги по истории и географии Новой Земли. Их она взяла почитать у семьи Петреченко, потому что в библиотеке Ясы почти все книги были знакомы Наде с детства: такие, которые принято называть литературной классикой.

За это время также произошло одно знаменательное событие: Надежда познакомилась с братом Ясы, Максимом. Это случилось вечером. Надя как раз возвращалась в дом с очередной пробежки. Они уже стали для нее привычкой, и почти каждый вечер Надя выходила на хорошо протоптанную тропинку, прятала волосы под кепку, чтоб не мешали, и бежала через лес, вокруг озера километра три. Маршрут заканчивался на ближайшем к поселку берегу, где Надя купалась, а затем шла домой. Причем в дом она обычно попадала не через дверь, а забиралась к себе в комнату через окно, которое предусмотрительно оставляла открытым. На входной двери висел колокольчик, который мелодично звенел, если дверь открывали, и так как вернуться Надя могла довольно поздно, то предпочитала не тревожить остальных обитателей дома, ведь они могли уже лечь спать. К тому же было нечто заманчивое в том, чтобы забираться в дом через окно, хотя Надя упорно не признавалась себе в этом.

И вот в то самое время, когда Надежда, пересекла луг, отделявший поселок от леса и собиралась перепрыгнуть через изгородь, по улице шел рослый широкоплечий парень с рюкзаком и форменной курточкой военно-космических сил, перекинутой через плечо. Это и был Максим, который возвращался со службы домой. Он уже подходил к дому, когда увидел в скупом лунном свете, как темная фигурка перелетела изгородь и направилась прямиком к окну его комнаты. Максим неслышно вошел в калитку, оставил вещи у крыльца и, прокравшись вдоль стены, осторожно заглянул за угол. В этот миг незнакомец как раз скрылся в окне. Максим бросился к окну и заглянул в комнату. Неизвестно, что интересного рассчитывал найти злоумышленник, как сразу определил Максим этого типа, в шкафу, но он довольно заинтересованно стал рыться в вещах. На первый взгляд это был паренек довольно хиленький, одетый в штаны и курточку, на голове кепка с козырьком - подробнее в темной комнате разглядеть было невозможно. Максим не стал долго раздумывать о мотивах, толкнувших парня на такой отчаянный шаг. Он просто одним махом заскочил внутрь, и бросился на незнакомца, сбив его с ног. Максим сразу же зажал парню рот (не будить же весь дом!) и попытался дотянуться до выключателя. Сделать это оказалось не так-то просто, потому что незнакомец отчаянно вырывался и пытался Максима укусить. Причем пытался довольно успешно. Максим был вынужден отдернуть руку, и его противнику удалось вырваться. Он вскочил, но Макс успел схватить его за ногу и снова уложить на пол. Тут произошло нечто неожиданное: в пылу схватки с незнакомца слетела фуражка, и Максим вдруг к своему безграничному удивлению обнаружил, что у его противника длинные, как у девчонки, волосы. От неожиданности он замер, а Надежда, наконец опомнившись, закричала. Максим подскочил и схватился за уши. В это мгновение он подумал, что ни один нормальный вор не стал бы орать так, что, того и гляди, сбежится вся улица.

В комнату влетели Яса, Мира и Людмила Владимировна. Все были очень взволнованы. Постепенно испуг на их лицах сменился удивлением. Надежда лежала на полу. Она уже перестала кричать, но вид у нее был изрядно потрепанный, а под глазом намечался хорошенький кровоподтек. Максим сидел у ее ног с самым страдальческим выражением лица. Его левая рука все еще была прижата к уху. Сначала все просто безмолвно созерцали эту сцену, затем Яса бросилась к Максиму с радостным визгом, который заставил его снова схватиться за уши:

– Ура! Максим вернулся!

Мира тихо буркнула: "Привет", не отходя от двери.

Людмила Владимировна тоже поздоровалась с сыном, но сразу же поинтересовалась, что же все-таки произошло. Тут уж Максим не выдержал:

– Это вы у меня спрашиваете? Пусть лучше она объяснит! - и он ткнул пальцем на поднимавшуюся с пола девушку.

Надя подняла глаза, но не успела она ответить, как Людмила Владимировна пришла ей на помощь.

– Это Надежда. Она - наша гостья и живет с нами.

– А-а-а… - смущенно протянул Макс. - А я принял ее за вора. Я же не знал…

Тут Яса обратила внимание на Надино лицо. Она подбежала к своей подруге.

– Бедненькая… - и обернулась к брату. - Максим, как ты мог! Теперь у нее синяк под глазом будет. Это ж надо, так ударить девушку!

Максиму сначала стало стыдно, очень стыдно. Но постепенно в нем закипало раздражение. Это ж надо: приехал домой после полугодового отсутствие - и уже обвинен в жестокости по отношению к слабому полу!

– Разберешь тут в темноте, кто это… - буркнул он себе под нос. - С каких это пор к нам гости по ночам через окно лазят!

При последних его словах, Надя испуганно покосилась на Людмилу Владимировну, но та, к счастью, слов Макса не расслышала.

Потом Максим официальным тоном принес извинения, Надежда с улыбой заверила его, что ничего страшного не произошло. Она его в какой-то мере понимала, к тому же отпечаток кулака под правым глазом почти не болел. После чего, к еще большему недовольству Максима, которое он, впрочем, вслух не высказал, его отвели спать на диванчик в столовой. Все остальные разошлись по комнатам, оставив разговоры на утро.

За завтраком Максим рассказывал матери и сестрам о своей службе. Надежда молчала, вся обратившись в слух, хотя с виду была полностью поглощена процессом уничтожения пищи. Надя еще вчера притащила от Петреченко новую порцию полезной литературы, а потому ей ужасно хотелось, чтобы после завтрака ее никто не отвлек. Они с Ясой проводили Людмилу Владимировну с Мирой на работу, прибрали со стола, и Надя сразу же скрылась в комнате. Она собрала свои вещи, так как надо было освободить жилплощадь для Максима, и отнесла их к Ясе. Вещей у девушки было совсем немного, они без труда уместились на одной полке. Ясу вскоре позвали на улицу, и Надежда расположилась с книгами на полу.

Максим сначала решил было где-нибудь завеяться. У него, естественно, тоже были друзья и подруги, которых он долго не видел, но парню стало вдруг любопытно, что же поделывает их гостья, с которой он вчера так оригинально познакомился.

Просто постучать в дверь Максиму даже в голову не пришло. Он вышел из дома и, как раз в тот момент, когда Надежда облегченно вздохнула, решив, что осталась одна, его довольная физиономия заглянула в окно.

Пользуясь тем, что его не заметили, Максим разглядывал девушку, разлегшуюся на полу среди довольно приличного количества книг. Она была в его же темно-красной рубашке. В солнечных лучах волосы отливали медью. В целом, картина была довольно милая, но очарование рассеялось, как только Надежда подняла голову - здоровенный синяк под глазом ее никак не красил.

Надя улыбнулась, и Максима тут же начали мучить угрызения совести. Надо же - она на него совершенно не злится! Может, она просто не смотрелась в зеркало? Максу стало страшно неуютно. Надо было чем-то заглаживать свою вину, ведь он даже не извинился, как следует.

– Можно к тебе?

Девушка кивнула. Максим перелез через подоконник, оставив обувь на улице. Надежда подвинула книги, освобождая для брата Ясы место на ковре.

Он уселся и для вида поинтересовался книгами. Максу почему-то никто не удосужился толком рассказать про Надю. За завтраком все в основном слушали его рассказы. Ну а он как-то не спросил. Зато теперь была отличная тема для разговора!

– Ты откуда к нам приехала? - сразу же поинтересовался Максим.

– С Земли.

– Шутишь? - улыбнулся он.

Надя отрицательно покачала головой.

– Ну, допустим, мы все с Земли… А город, материк?

Надя было удивилась, что Макс не спросил про страну, но тут же вспомнила, что Новая Земля просто не делится на страны, так как преобладающее большинство людей говорит на одном языке и как-то не удосужились разделить свои земли границами.

– Евразия, - улыбнулась Надя, сочтя, что название города все равно Максиму ничего не скажет.

– У нас нет таких… материков! - сказал он, почему-то обидевшись. - Ты же не хочешь сказать, что ты вообще… с другой Земли?

– Ну, вообще-то хочу.

Макс задумчиво почесал затылок.

– Ну, тогда все ясно!

– Что ясно?

– Ну, ясно, почему ты одеваешься так… не по-человечески. И в окна лазишь…

Надя рассмеялась.

– Да, в окно мне и правда, не стоило лезть, - и тут же посерьезнела. - А что ты там насчет одежды сказал?

– Да я ж тебя за парня принял. Потому что оделась ты, как парень! Да еще и в кепке.

– А-а-а… - Надю это немного задело, хотя, конечно, глупо было расстраиваться. Ведь не могла же она с собой в рюкзачке весь гардероб таскать, да и кто мог предвидеть…

И, тем не менее, она перешла в наступление.

– Ты, между прочим, тоже хорош! Сначала разбираться надо, а уже потом лезть врукопашную!

– Да откуда я мог знать! А если б вместо тебя был бандит какой-то, стал бы он ждать, пока я с ним разберусь! - вспылил Макс. - К тому же, никто тебя не просил в окно лезть, когда для нормальных людей есть двери. - И обиженно сам вылез в окно.

Вдоволь насмеявшись, Надежда не стала долго предаваться мыслям о "нечеловеческом" гардеробе. Все равно она скоро пойдет на курсы, и вряд ли там ей понадобятся туфли на шпильках и вечернее платье.

Глава 7

В последний день весны Надежда уже в сумерках вышла из автобуса возле космопорта. Первый же встречный прохожий указал ей на здание общежития. Войдя, Надя обратилась к коменданту, сухонькому пожилому человеку, который быстро нашел ее фамилию в списке и провел на второй этаж. Комендант отпер одну из множества дверей и протянул девушке ключ.

Войдя в комнату, Надя сразу отметила, что она рассчитана на троих человек. В помещении находилась одна двухэтажная кровать, и одна обыкновенная, с железной спинкой и провисшим пружинным матрасом. Стол, шкаф, маленькая электроплитка, небольшое зеркало на стене - все, что необходимо, грех жаловаться. Надежду пугала только перспектива уживаться еще с двумя соседками. Но - ничего не поделаешь! Надя заняла низ двухэтажки и отправилась разведывать обстановку.

В здании было тихо. "Наверное, не все еще прибыли" - подумала Надя. В вестибюле она нашла объявление о том, что все, поступившие на курсы, должны собраться первого числа в девять утра в здании лётного училища.

Надежда решила, что дотемна может успеть найти это самое училище, чтобы утром не торопиться, плутая по незнакомому городу, и вышла на улицу. Прямо перед ней остановился автомобиль, и из него появилась девушка с пышными белокурыми волосами. Она была одета необыкновенно изящно, явно по последней моде, в костюмчике с короткой юбкой и туфлях на высоком каблуке. Когда шофер выгрузил ее багаж - целых четыре чемодана - девушка капризно поглядела куда-то в сторону. Тут же подбежали несколько ребят, которые стояли недалеко от крыльца, и предложили свою помощь. Красавица, естественно, не отказалась. Когда вся компания подошла к коменданту, девушка нарочито громко назвала свое имя: Вялова Елена.

Надя замерла на крыльце: "Только не второй, только не второй…"

– Пройдемте на второй этаж. - Объявил комендант, и настроение у Нади испортилось окончательно.

"Итак, - думала Надежда - возможно, это моя соседка по комнате. Очень мило! А интересно, сколько всего народу будет на этих курсах?"

Оказалось, человек двадцать. Из них всего три девушки, включая и Надежду, и вчерашнюю красавицу. Причем они обе в первый же день удостоились самого пристального внимания остальных курсантов. Ну, с Еленой все и так ясно, я у Нади просто все еще красовался под глазом синяк. Третья девушка оказалась довольно безобидной пампушкой, грубоватой, но веселой и добродушной. И звали её Евой, что впоследствии оказалось сокращением от Евграфьи.

Первый день в училище был посвящен знакомству с уставом, правилами поведения, преподавателями, расписанием. Очень омрачало начало учебного процесса присутствие капитана "Прометея" Владимира Краснова. Он, конечно же, сразу Надю узнал, но виду не подал.

Все утро до обеда прошло в ознакомительном ритме. Потом курсантов повели в столовую, и Надежда узнала, что кормить обедом их будут каждый день бесплатно, что ее несказанно обрадовало, потому как стипендию им должны были дать только в середине месяца, а с деньгами у Нади было туговато, вернее, их вообще не было. Правда Людмила Владимировна настояла на том, чтобы Надя взяла с собой хоть немного, но сумма была маленькая, да и ту девушка собиралась со временем вернуть.

После обеда небольшого роста мужчина с лукавым лицом и лучиками морщинок вокруг внимательно прищуренных глаз вывел курсантов на поле. Выстроив их в шеренгу, он сказал:

– Зовут меня Волков Сергей Арсентьич. Я научу вас летать. По крайней мере, тех из вас, кто захочет научиться. Ну а теперь идем за мной, я покажу вам корабли.

И они пошли к ряду небольших катерков, рассчитанных на одного - двух человек. После этого капитан повел их к грузовым катерам, потом все зашли в один из больших пассажирских кораблей, и Надя пожалела, что это - не "Фарватер". Зато, слушая то, что рассказывал Сергей Арсентьич, Надежда с радостью поняла, что соображает не меньше остальных. Почти все принципы управления были те же. Нужно лишь слегка переквалифицироваться, и на это действительно должно с головой хватить трех месяцев.

После экскурсии на поле их отпустили с занятий. Курсанты собрались, решая, где провести вечер. Предполагалось устроить вечеринку с целью поближе познакомиться. Надя стояла чуть в стороне, когда, распихивая ребят, к ней из толпы выбралась Ева.

– Они там решили собраться все в общаге, у кого-то в комнате, где места побольше, - сообщила она. - Сейчас решают, чего покупать.

– Ясно, - ответила Надя.

– Ну, пойду обратно, а-то как нарешают сейчас! - и Ева снова впихнулась в общую кучу.

Надежда постояла еще немного и, уверившись, что внимания на нее никто не обращает, потихоньку развернулась и потопала к общежитию.

Кто-то все же заметил удаляющуюся фигурку, потому что не успела Надежда сделать и нескольких шагов, как ее догнал какой-то парень.

– А ты что, с нами не будешь вечером? - спросил он.

– Нет, наверное.

– А что так? Занята?

– Ага. Дела… - тут же соврала Надя.

– А-а-а… - не слишком разочарованно протянул парень и смешно моргнул - Ну, ладно. Пока! - и побежал обратно.

Этим же вечером Надежда сидела в своей комнатке, куда, кстати, больше никого не подселили, лениво перелистывая страницы учебника. Этажом выше играла музыка. Наверное, там и веселились Надины однокурсники. Надя отложила учебник и уже раздумывала, сможет ли она заснуть под такой шум, когда в дверь постучали, и сразу же раздался голос Евы:

– На-а-адь! Ты тут?

– Да, Ева, заходи! - откликнулась Надя.

Ева вошла с термосом в руке, который сразу же поставила на стол, а потом засунула руки в карманы широких штанов и к несказанному удивлению Нади вытащила оттуда две чашки и коробку рафинада.

– На кухне взяла - объяснила она. - Я тут чаю заварила. Очень вкусный.

Ева открыла термос, и комнату наполнил поистине волшебный аромат.

– У меня много разных чаёв, - хвасталась Ева, наполняя чашки. - Я почти каждый день новый сорт завариваю. Люблю очень. Знаешь, я к тебе иногда заходить буду, если особенно вкусно получится!

У Нади словно что-то сжалось в груди: надо же… Ева, такая общительная, а ей, наверное, не только сегодня одиноко.

– Я чай просто обожаю! - улыбнулась она.

– Правда?! - обрадовалась Ева. - Ну, так я тогда почаще буду с чаем заходить. А чашки у тебя оставлю, чтобы не таскаться с ними туда-сюда.

Надя с Евой расположились на кровати, которую пододвинули под окно. Им было о чем поболтать. Обе умели слушать, и обеим было что рассказать. Они засиделись за полночь, но уснули все же раньше, чем смолкла музыка на третьем этаже.

На следующий день Надежда пришла в класс в числе первых и села за второй партой. Учебники она получила накануне и пришла слушать историю космоплавания уже немного подготовленная. К тому же начиналось-то все в любом случае с Гагарина.

Какие-то ребята, устроившиеся на соседней парте, привлекли внимание Нади тем, что исподтишка ее разглядывали и, что самое противное, хихикали как две первоклассницы.

Надежда обернулась и одарила их такой ослепительной улыбкой, что парни вздрогнули и испуганно отвернулись. Надя вздохнула. "Если моя улыбка на них так подействовала, то как же страшна я в гневе" - невесело подумала она.

Ева опоздала к началу лекции, и, от двери помахав Надежде рукой, пробралась на заднюю парту.

А лекция, кстати сказать, оказалась довольно интересной. И вообще Наде понравилось учиться. А на переменах можно было полистать книги или поболтать с Евой…

После обеда курсантов повели на примерку формы. По дороге в гардеробную Надежда встретила капитана Краснова, и сразу решила, что ничего хорошего от этой встречи ждать нельзя. Предчувствия ее не обманули. Когда девушек позвали на примерку, худая женщина в очках, заведовавшая гардеробом, подозвала Надю.

– Надежда Орлова, я полагаю?

– Да, это я.

– Мне сказали, что у вас хранится форма с корабля, который называется "Фарватер". Это так?

– Так - ответила Надя.

– Знаете, девонька, по правилам у вас должны были эту форму забрать сразу, как только вы ушли с корабля. Но вы можете ее оставить себе, только отпорите все нашивки и эмблему корабля. - Женщина елейно улыбнулась.

– Спасибо, - искренне обрадовалась Надя.

– Не за что! - заведующая снова улыбнулась. - Теперь нам не придется подбирать вам форму на складе. - Женщина глянула на Надю поверх очков.- Все, девонька, вы можете быть свободны.

Из примерочной тут же выглянула Лена.

– О! Нашей травмированной новую форму и примерить не дали! - обрадовалась она.

– Зато от меня не будет вонять нафталином! - философски заметила Надежда.

– И от меня не будет! Я ее постираю! - заволновалась Лена, обнаружив, что новая форма и правда попахивает.

– А ты умеешь? - с сомнением произнесла Надя вполголоса и зашагала прочь.

Краем глаза Надя заметила кривую усмешку Краснова. "И сюда пробрался" - подумала Надя и еще выше задрала нос.

А на следующее утро, когда Надя пришла в свежей серо-голубой форме "Фарватера", правда, уже без нашивок, в классе действительно витал запах нафталина.

Глава 8

Неделя прошла незаметно. С утра курсанты посещали лекции, а после обеда и до самого вечера находились на летном поле, где разбирались пока лишь с устройством и технологиями космических кораблей. Так как курсы считались ускоренными и длились лишь три месяца, то уже через пару недель намечались пробные полеты по схеме: взлет, круг над полем, приземление. Естественно, вместе с инструктором. Поэтому обучение шло довольно интенсивно, отдыхать было практически некогда.

На выходные Надежда собралась домой, точнее в Лесное. Выйдя из автобуса уже в легких сумерках, Надя подошла к калитке, когда почти совсем стемнело. Людмила Владимировна с дочерьми были дома и очень обрадовались. Вернее, обрадовалась Яса и ее мать, а Мира только буркнула как всегда: "Привет" и пошла к себе.

Семейство Славиных уже поужинало, но Надю сразу же провели в столовую и накормили. Конечно, и про курсы расспрашивали. Надежда, ясное дело, рассказала, как там интересно, весело, а люди какие хорошие…

Ночью Надя и Яса долго не могли заснуть. У каждой накопилась куча новостей. Надя рассказывала о космических кораблях, о Еве, о преподавателях. Яса, конечно, о Сергее Петреченко. На другую тему ее удалось перевести, лишь когда Надежда вдруг вспомнила про Максима.

– Ну а братец твой как?

– Максим? - Яса грустно вздохнула.

– С ним что-то случилось? - испугалась Надя.

– Да как сказать… - Яса опустила глаза. Было видно, говорить ей нелегко.

– Яса, ты меня уже пугаешь! Неужели что-то серьезное?

– Да он позавчера снова пьяный домой пришел.

– Снова? - насторожилась Надя.

– Он раньше тоже пил. До того, как служить пошел. Только мы с мамой думали, там его отучат. И он больше не будет. - Яса снова вздохнула. Судьба брата очень ее беспокоила.

Надежда покачала головой. Такой молодой, вся жизнь впереди, а он… Надя попыталась утешить подругу.

– А может, он просто с друзьями отмечал возвращение? Вот и выпили…

– Да какие ж это друзья, что он с ними целыми днями пьет! - возмутилась Яса.

– Да, не друзья, - согласилась Надежда, и вспомнила здорового сероглазого парня, с виду вполне довольного жизнью. Но расспрашивать Ясу про причину такого поведения Максима не решилась: того и гляди заплачет. Да и зачем больную тему ворошить? "При случае сама все разузнаю, - подумала Надя. - Прямо обидно - парень здоровый, а туда же… Мать расстраивает. И сестру". Тут Надежда, конечно, имела в виду Ясу, потому что Мирославе как будто все было "до лампочки".

Почти весь субботний день Надя провела с Ясой. А вечером Сергей пригласил Ясу погулять, и Надежда, предоставленная сама себе, решила пройтись к озеру. Ей ужасно нравилось купаться вечером, когда кругом такая пьянящая тишина: лишь плеск воды да сверчки. Совсем как дома…

Возвращалась Надя окружной дорогой. Спать не хотелось. Ясы, наверное, дома еще не было, да и на улице в это время летом необыкновенно хорошо.

Надя забрела в ту часть поселка, где до этого еще не была. На окраине ее встретили неаккуратные и даже чуть покосившиеся домики. Зрелище было довольно унылое, и если б девушка не вспомнила, что преступности в Лесном практически нет, она бы обязательно вернулась той же дорогой, что и пришла, мимо леса. Кстати, вскоре Надя таки пожалела, что не послушалась внутреннего голоса: ей то и дело попадались по дороге пьяные мужики. Такое впечатление, что эти темные, грязные улицы находились не на окраине благополучного поселка Лесное, а где-то на другом конце света, настолько разящим был контраст между полуразваливающимися хибарками с их обитателями и аккуратными домиками остальных жителей Лесного, кстати, вполне интеллигентных людей.

Надежда прошла по улице очень быстро. Ей было довольно жутко. Пройдя до конца улицы, Надя с облегчением убедилась, что уже практически вышла к "цивилизации". На душе сразу стало легче, но Надежда решила обязательно расспросить про это место Ясу. Так Надя шла, погрузившись в свои мысли, как вдруг навстречу ей вывернула из соседней улочки пара. Глядя против света, Надя лишь уловила нечто знакомое в мужской фигуре, а когда подошла ближе, с удивлением узнала Максима. Он шел слегка нетрезвой походкой с очень красивой черноволосой девушкой высокого роста, в белом топике и красной кожаной мини-юбке.

Максим, в конце концов, тоже узнал Надю, хотя она уже понадеялась пройти незамеченной, и остановился, вглядываясь в невысокую фигурку. Потом с трудом выдавил:

– П-привет.

– Привет.

Надя быстро прошла мимо, заметив, однако, как девушка, стоящая рядом с Максом, довольно недружелюбно сверкнула в ее сторону зелеными, как изумруды, глазами.

Настроение Надежды было безнадежно испорчено. Особенно неприятно было ей вспоминать выражение лица Максима. Какое-то туповатое… "Интересно, а той чернявой нравится дышать перегаром? Ладно, это к делу не относится…" И все же желания разговаривать с Максимом на тему здорового образа жизни заметно поубавилось.

Максим вернулся домой на следующий день к обеду. Он сидел все время хмурый, и сразу, как поел, исчез в своей комнате.

Надежда быстро собралась и пошла на автобус. Уже ночью, лежа на своей койке в общежитии летного училища, она все еще думала о странном поведении Максима, но с наступлением утра новые заботы напрочь вытеснили непутевого парня из ее мыслей.

Когда Надежда через пять дней вернулась в Лесное, Яса ей сообщила, сделав при этом большие глаза, что Максим о ней спрашивал. Яса, конечно, сразу же ему сообщила, что Надя в будни учится на летных курсах, а вот на выходные вернется. Надежда ничего не ответила, лишь покачала головой.

Почти весь следующий день Надежда провела на полу в комнате Ясы с "Историей космоплавания". Вечером она отнесла прочитанные книги Петреченко-отцу (Петреченко-сын в это время, разумеется, гулял где-то с Ясой) и, захватив полотенце, пошла к озеру.

Вечером народу на берегу было очень мало, а с первыми сумерками и те разошлись. Надя, вдоволь накупавшись, устроилась на траве. Домой она собиралась вернуться не раньше ужина, а значит, есть еще около часа времени. Можно просто посидеть, подумать, помечтать. Надежда еще чувствовала себя в Лесном чужой, и, за исключением Ясы, ей не с кем было провести время.

Девушка сидела, обхватив руками колени, и задумчиво смотрела на водную гладь. Вдруг за ее спиной треснула ветка, и Надежда почувствовала чье-то присутствие, а затем и услышала, как кто-то осторожно идет по направлению к ней. Взгляд Надежды упал на довольно увесистую палку, лежавшую у ее ног. Надеясь, что сможет быстро поднять ее и использовать в качестве дубинки, Надя напряженно застыла. Шаги приближались и замерли недалеко от того места, где она сидела. Вот еще один осторожный шаг.

Изображать из себя глухую Надежда больше не могла. Она резко вскочила, схватив палку, и обернувшись, махнула ею наугад, чудом не задев при этом вовремя пригнувшегося Максима.

– Ты??? - Надя стояла, все еще держа перед собой палку.

Она мысленно ругала про себя Максима, награждая всевозможными обидными эпитетами, но говорить у нее не было ни сил, ни желания. Девушка лишь глубоко дышала, пытаясь прийти в себя. А он сел на траву и довольно улыбнулся, и чем шире становилась его улыбка, тем сильнее Надежда жалела, что промахнулась. Видимо прочтя в ее глазах угрозу, Максим, наконец, перестал улыбаться и сказал:

– Надя, ты ж меня узнала! Брось палку!

Надя отрицательно покачала головой.

– Эй, ты чего? - Максим, похоже, начинал обижаться.

"Ну и пусть катится отсюда! Идиот! Нашел развлечение!" - Надежда наблюдала, как Максим поднялся и протянул руку, собираясь отобрать у нее палку. Надя отступила на шаг назад и грозно спросила:

– Ты зачем сюда пришел?

– Ну, какая ты грубая! - Максим сел на траву, несколько опасливо косясь на Надежду, но, стараясь, чтоб она этого не заметила. - Я тебя искал!

– Зачем?

– Это что, допрос? - обиделся парень.

– После твоей выходки я имею на это полное право! - заявила Надежда.

– Ну, подумаешь, испугал! Могла бы просто обернуться, а не сразу палку хватать, - буркнул Макс.

Надя вздохнула и опустила палку. Она уронила ее рядом, на траву. Девушке было не совсем понятно, чего можно было опасаться, но все же - "береженного Бог бережет"…

Максим почувствовал себя намного уютнее, увидев, что избиение ему не угрожает. Хотя он, конечно, шутя смог бы справиться с девчонкой, но глаза Надежды, казалось, метали молнии, и парень решил не рисковать понапрасну.

Увидев, что Надя все еще стоит, он демонстративно сунул руки в карманы и подошел к ней. Девушка напряглась, но не отошла. Ей самой уже начинало казаться, что реакция была слишком бурной, ведь Максим, как-никак, все же брат Ясы.

– Слушай, - начал Макс, - я вот о чем… Ты меня видела на той неделе вечером…слегка нетрезвым… с девушкой.

Надя кивнула.

– Ну вот… Я просто объяснить хотел… Ты же Ясе ни о чем не рассказывала?

– Не успела. - Надя рассказала Ясе только о том, что видела на окраине поселка. И та объяснила ей, что там находится сомнительной репутации клуб, а рядом живут те, кто в нем работает. И попросила Надю не ходить туда больше, ведь кто знает…

Максим облегченно выдохнул. А потом, почесав затылок, продолжил смущенно:

– Ту девушку зовут Кассиль. Это моя подружка. Ты не рассказывай нашим про нее, договорились?

– И про "слегка нетрезвого" тоже? - прищурилась Надя.

– Да я только немного выпил! - возмутился Макс.

А Наде стало противно.

– Ладно, - сказала она, - я домой пойду.

И, повернувшись к Максиму спиной, быстро пошла в сторону поселка.

До отъезда Надя его больше не видела. Но в этот раз от разговора остался очень неприятный осадок в душе, и потому отсутствие брата Ясы Надежда сочла за благо.

Недели в летном училище проходили незаметно.

Вечера Надежда проводила либо с Евой, либо в прогулках по городу, на окраине которого находился космопорт. Конечно, он не шел ни в какое сравнение с мегаполисами, которых так много на родной Земле, но именно это Наде и нравилось. За исключением нескольких высотных домов, город был застроен симпатичными пятиэтажками, покрашенными в светлые, жизнерадостные цвета. Множество скверов, уютных двориков, центральный парк с небольшим озером - все это располагало к долгим прогулкам, и Надя, когда сама, а когда и с Евой гуляла в свете уличных фонарей по зеленым аллеям.

Ребята так и не признали ее своей. И, хотя на лице у Надежды уже давно не было уродливого синяка, по сравнению с Леной Вяловой она смотрелась гадким утенком. Но Надя научилась не обращать внимания на подколки и насмешки, чаще всего именно Леной и спровоцированные. Зато с Сергеем Арсентьичем у нее сложились довольно неплохие отношения. Девушка была способной и старалась изо всех сил овладеть азами пилотирования космических кораблей Новой Земли. Многое у нее получалось лучше большинства ребят, к тому же Надя, имея кое-какой опыт, чувствовала себя уверенней в полете. Сергей Арсентьич часто ставил ее в пример, чем обеспечил ей еще большую нелюбовь со стороны сокурсников. Всех, кроме Евы. Любительница чая неизменно и искренне восхищалась Надеждой, не стесняясь просить у нее помощи с домашним заданием. Следовательно, когда задание в классе было выполнено только у двоих, неприязнь, которую курсанты питали к Надежде, распространялась и на Еву. И поскольку Надю было довольно трудно обидеть (она попросту игнорировала тех, кто пытался ее достать), то в итоге досталось ее подруге, которая, не замечая отчуждения, общалась со всеми одинаково дружелюбно. Однажды, когда курсанты направлялись к своим тренировочным катеркам, Надя остановилась, чтобы завязать шнурок, а Ева, спешившая к катеру, обогнала подругу и, споткнувшись, чуть не сбила с ног Костю, одного из Леночкиных ухажеров. Костя раздраженно оттолкнул девушку:

– Смотри, куда идешь, корова!

Ева опешила. С ней еще никто так не обращался. Она глядела в лицо обидчику огромными от удивления глазами.

– Костя…

– Что вылупилась? А? - и довольно осклабился, косясь на Лену.

Ева только моргнула, пытаясь не заплакать. А Костя уже собрался идти к своему катеру, как кто-то легко тронул его за плечо. Парень быстро обернулся - на него смотрела Надежда. Лицо ее было совершенно спокойно. Она не произнесла не слова, и Костю это начало раздражать.

– Что, и ты туда же!? Чего смотришь!

Надя вздохнула:

– Извиняться будешь?

– Ишь чего! - Костя захохотал. - Перед кем? Перед ней? - он кивнул на Еву. - А что, кто-то со мной не согласен?

Наде уже надоело слушать глупое ржание этого самодовольного грубияна. Она молча покачала головой и, сделав левой рукой отвлекающий жест, правой ударила парня с размаху в челюсть. От неожиданности тот чуть не упал, едва успев опереться о бок стоящего рядом катерка.

А Надежда взяла Еву за руку и повела дальше, будто ничего не произошло. Ева еще не совсем успокоилась, но мужественно старалась виду не подавать.

Константин тем временем пришел в себя и сообразил, что первым делом должен проучить нахалку, которая позволила себе поднять на него руку. Он поднялся и с невнятным мычаньем начал подбираться к девчонкам, уже забиравшимся в катерок. Надя стояла к нему спиной, и Косте показалось, что это очень удобный момент для мести. Но в это мгновение кто-то снова положил сзади руку ему на плечо. Костя испуганно обернулся и увидел перед собой молодого парня с взъерошенными светлыми волосами и довольной улыбкой до ушей. Незнакомец не удостоил курсанта и взглядом, он просто отстранил его со своего пути и направился к девушкам. На нем была форма космоплавателя с "Фарватера", и, хотя разница в возрасте была лишь едва заметна, Костя предпочел не связываться.

Надежда обернулась, уловив звук шагов совсем близко за спиной. И тут же услышала:

– Ну, здравствуй, Командор!

– Славик! - ее радости не было предела. - Как давно я тебя не видела!

– Мы вчера прибыли с рейса, - улыбнулся радист.

– Да, я видела корабль! Думала вечерком, после занятий, проведать.

– А вот мы вечера ждать не стали! - Славик заговорщицки улыбнулся, и Надя увидела неподалеку от катеров всю команду. Она схватила Славика за руку, и через минуту оба уже пробрались в центр этой дружной компании.

А курсантам ничего не оставалось, кроме того, чтобы отчасти с удивлением, отчасти с завистью наблюдать за ними.

Вечером Надя, как и обещала, пришла в гости к ребятам с "Фарватера". Оказалось, что в ее честь даже стол накрыли. Они собрались в одном из номеров гостиницы космопорта. Места было немного, но никто не жаловался. Как говорится, в тесноте, да не в обиде.

Пообщались, поделились новостями. А потом Славик достал гитару, и все притихли. Играл связист хорошо, а пели они вдвоем с Виктором, который, кстати сказать, теперь командовал кораблем. Остальные тоже подпевали, а Надя сидела, словно пьяная, наблюдая за пальцами Славика, перебирающими струны. И ей ужасно не хотелось уходить, но… У каждого из этих ребят своя жизнь. У каждого семьи, родители. Завтра утром все разъедутся по родным городам и поселкам до следующего рейса. В этот раз им обещали месяц отпуска. Целый месяц Надежда никого из них не увидит, а потом встретится лишь ненадолго в день перед отлетом.

Но, как ни грустно ей было от этого, девушка понимала, что ей очень повезло. Где бы ни находились эти ребята, они все равно останутся ее друзьями.

Глава 9

Проходили дни, недели. Наде все тяжелее стало возвращаться в Лесное. Конечно, ей была рада Яса, но у девушки были свои заботы, например, Сережа Петреченко. А ее брат вел себя просто ужасно. Часто Надя замечала, что он приходит домой, мягко говоря, навеселе. Ей было обидно за мать этого оболтуса - женщина только что потеряла мужа, а сын, который должен стать теперь опорой семьи, просто-напросто спивается.

Однажды утром Надежда застала Максима в гостиной. Он был вроде бы трезвый, да и поблизости больше никого не наблюдалось. И поэтому Надя, прекрасно понимая, что лезет не в свое дело, решилась с ним поговорить. Она заварила чай, один из подаренных Евой, зная, что перед таким ароматом никто не устоит. Максим не стал исключением - он тут же поинтересовался, чем это пахнет, а потом попросил Надю налить чаю и ему.

Надя протянула Максиму чай, а сама села напротив. Она как-то не знала с чего начать. Выручил Максим.

– А чё, Яса гулять пошла? - спросил он.

– Да, - ответила Надя, и тут же ухватилась за эту ниточку. - Яса волнуется за тебя.

– Чего?

– Яса волнуется, думает, может, у тебя что-то случилось…

Макс внимательно посмотрел на девушку.

– Ты на сестру стрелки не переводи. Отчитать меня хочешь?

Надя пожала плечами.

– Нет. Я просто поговорить хочу.

– А зачем тебе это? Ты же мне ни сестра, ни мать. Ты-то чего волнуешься?

– Они волнуются, и сестры, и мать…

– Сестры? Ты про Мирку что ли? - хохотнул Максим.

– Ну, хорошо, - Мире действительно было, по-видимому, на все наплевать. - А Яса?

– Яса, Яса… - Макс задумчиво почесал затылок. - Ей-то что? У нее ж парень.

– Ну и что? А о матери ты подумал? - Надя уже поняла, что зря начала разговор, надеясь достучаться до этого чурбана. Но не взять же, в конце концов, и не уйти вот так ни с того, ни с сего!

Максиму тоже разговор совсем не нравился. Он подошел вплотную к сидящей на диванчике девушке и прошипел:

– Слушай, чего ты ко мне привязалась! Тебе вообще не должно быть никакого дела, во всяком случае, до меня!

И вдруг парня осенила гениальная догадка. Он широко улыбнулся.

– А может тут дело в другом? А?

– В чем? - не поняла Надя.

– В чем, в чем… Может, ты просто в меня влюбилась? - торжествующе закончил Макс и подарил ошеломленной девушке "обворожительную" улыбку.

Надя устало откинулась на спинку кресла: такого она не ожидала. Зато у Максима был торжествующий вид. "Наверное, я ошиблась. Он все-таки пьян" - подумала Надя.

– Ну, что? Угадал я, да? - радовался Макс.

– Ты просто сама проницательность, - вздохнула Надя и попыталась подняться, но Макс помешал ей. Он вдруг нагнулся, прижав девушку к креслу.

– Нет, я точно угадал. Конечно, ты в меня влюбилась…

– Да уж, - фыркнула Надя.

Лицо его было близко-близко, и Надежда почувствовала, что от брата Ясы и правда несет перегаром. Но, несмотря на это, Макс, похоже, считал себя неотразимым. Мало того, он еще и вознамерился осчастливить девушку поцелуем. Это было уже слишком. Понимая, что просто так вырваться не удастся, Надя изловчилась и пнула Максима ногой в живот. Тот свалился на пол. Девушка, воспользовавшись моментом, соскочила с кресла. Прежде чем дверь в гостиную закрылась за нею, Надя еще успела услышать о себе немало хороших слов.

Максим весь день ходил злой, как черт. Он, конечно, и мысли не мог допустить, что был в чем-то не прав. Естественно, размышлял он, девушка влюбилась, но, наверное, хочет, чтобы за ней побегали. Ишь чего! Он, Максим, рослый, сероглазый, мускулистый - просто загляденье. А она? Так, ничего примечательного. Серая мышка. Ну, ладно, допустим, рыжая. Но это дела не меняет. Так что надо бы показать этой Надежде, что значит поднимать на него руку. Или ногу. Максим даже за Кассиль никогда не бегал - эта красавица сама ходила за ним хвостиком, во всем потакала его желаниям, считая Макса лучшим парнем на свете. Максим ее тоже старался не обижать. Но такого отношения, какое позволила себе эта крыса рыжая, никогда бы не стерпел! В общем, надо разобраться.

И с таким настроем Максим вышел вечером из дому и направился в лес.

Надежда, как обычно, отправилась на вечернюю пробежку. Она была уже недалеко от озера, когда услышала шум за спиной. Надя успела лишь обернуться, интуитивно догадываясь, кого увидит. Максим не обманул ее ожиданий.

– Слушай, ты много себе позволяешь - произнес он, направляясь к Надежде.

Его вид девушке совсем не понравился. Она уже не спрашивала себя, трезвый он, или нет - ответ был очевиден. А с пьяным, озлобленным, здоровенным парнем поздним вечером в лесу лучше не общаться. Поэтому Надя неожиданно сорвалась с места и бросилась бежать. Макс удивленно похлопал глазами, но вскоре направился следом. Бегал он довольно быстро, но Надя и не надеялась убежать. Она спряталась напротив того места, где тропинка проходит у самой речки, и когда ничего не подозревающий преследователь поравнялся с ней, девушка приготовилась, а потом выскочила на тропку и изо всех сил толкнула парня в воду. Оказалось, что возле берега было довольно глубоко. Максим ушел под воду с головой. А когда он, ругаясь и отплевываясь, направился к берегу, Надежда поджидала его там, готовая, впрочем, снова сбежать, но искренне надеясь, что это не понадобится.

Максима купание протрезвило. Он вылез и сел на траву, с опаской поглядывая на стоявшую неподалеку девушку. К тому же, ему вдруг стало стыдно. Хотя всю гамму чувств, которые он испытывал в этот момент, одним словом описать нельзя. Так парень просидел несколько минут, а потом поднялся и повернулся к Наде.

– Ты, это… Знаешь, я… - он еще немного почесал затылок и буркнул. - Извини.

Надя молчала.

– Нет, ну я серьезно, я просто… Я больше не буду.

Девушка в ответ только хмыкнула.

– Нет, я честно. Я сам не понимаю, чего это… - Максим вздохнул, отчаявшись как следует объяснить свое поведение. Да и с каждым словом объяснять хотелось все меньше.

А Наде это вскоре надоело. Она прошла мимо Макса и спокойно зашагала по тропинке к поселку. Немного погодя, Надежда услышала, что Макс идет следом, но уже не испытывала по этому поводу никакого беспокойства.

После этого случая Максим, вместо того, чтобы избегать Надежду, наоборот стал все чаще попадаться ей на глаза. Надя просто уже не знала, что делать, потому, как стоило ей приехать в Лесное, обязательно то там, то тут, натыкалась она на его заинтересованную физиономию. Возможно, он просто хотел реабилитироваться в ее глазах? Надя склонялась к этой мысли, потому что иногда находила цветы на подоконнике. Хотя, почему это она решила, что цветы от Макса? Может один из Ясиных поклонников? Поэтому Надежда ставила букетики в воду на стол в комнате Ясы, где и сама обитала, пока была в Лесном. А подруге просто сообщала, мол, на подоконник положили. Но Яса каким-то образом сразу узнала, чьих это рук дело, и сказала Наде непререкаемым тоном, что это точно от ее брата.

Однажды вечером Надежда с Ясой разговорились. Поболтали о том, о сем, и как-то незаметно разговор перешел на Макса.

– Знаешь, Надя, - задумчиво сказала Яса, - я считаю, мой брат привык, что девушки на него просто вешаются. Он ведь красивый. И сильный. Только вот пьет… - Яса немного помолчала, а потом продолжила. - Я его девушку однажды видела - просто красавица! И чего это она его от выпивки не отучит! Наверное, просто боится, что если она его наругает, Максим к другой уйдет.

Тут Яса повернулась к подруге.

– Интересно, а ты ему, наверное, очень понравилась, раз он букеты носит! Он своей я не видела, чтоб носил…

Наде тоже была очень интересна эта перемена отношения. Может, ему как раз хорошей взбучки не хватало? Наверное, когда все носятся с тобой как с писаной торбой, это тоже надоедает.

Нельзя сказать, что такая перемена в поведении Максима совсем не льстила девушке. Ведь Надя справедливо считала своей заслугой то, что Макс все реже стал приходить домой пьяным. Он начал помогать по дому, и Людмила Владимировна была просто счастлива. Макса Надежда простила. Почти. Она поверила в то, что парень изменился и потому не находила зазорным для себя иногда поболтать с ним. Максим же, в свою очередь взял за правило встречать девушку с автобуса, когда в пятницу вечером она приезжала в Лесное.

Глава 10

В конце августа в Лесном ежегодно устраивали праздник. Причем не просто вечер самодеятельности, а настоящий бал. Девушки заранее шили себе платья, а самые находчивые ставили номера для выступления на концерте. Своеобразной достопримечательностью Лесного был так называемый театр. Расположившееся на окраине двухэтажное здание с большими окнами и просторными залами являлось не просто культурным центром поселка. Здесь проводились занятия хореографических, художественных и цирковых студий. Была, естественно, и театральная. И, так как именно здесь субботними вечерами люди нередко собирались, чтобы посмотреть спектакль или концерт, то это окруженное небольшим ухоженным садиком здание, получило уважительное звание театра.

В один из выходных Яса, которая собиралась петь на праздничном концерте, отправилась в театр и взяла с собой Надежду. Девушки вошли в просторный холл с окнами во всю стену. Яса взяла подругу за руку и уверенно повела вглубь здания. Возле одной из дверей Яса попросила Надю подождать ее, а сама тихо приоткрыла дверь и скрылась за ней. Надя постояла немного, потом решила, что ничего страшного не случится, если она немного побродит сама.

Архитектурой этот театр не отличался, но на стенах его коридоров висело множество картин, интересных поделок, фотографий. Надя поняла, что это - плоды творчества ребят из Лесного. Она ходила, как в музее, а потом услышала вдалеке веселую, зажигательную музыку. Наде показалось, что она узнаёт ее, и девушка пошла на звук.

Вскоре Надежда подошла к приоткрытой двери - музыка играла как раз за ней. Девушка осторожно заглянула вовнутрь, а потом, убедившись, что там никого нет, вошла.

Надя стояла посреди большого танцевального класса. Высокие потолки, окна, зеркала и станок у стены. И музыка…

Яса задержалась чуть дольше, чем предполагала. Когда она вышла из класса, Нади не было. Тогда девушка отправилась искать подругу. Она не знала толком, куда идти, поэтому просто ходила по театру и негромко звала Надю.

Внезапно кто-то вылетел не нее из-за поворота. Яса не успела испугаться. Она тут же улыбнулась и поприветствовала своего знакомого:

– Привет, Тимур!

– Привет! Ты петь будешь? - улыбнулся парень.

– Да. Вот зашла поговорить со своей руководительницей… - тут Яса вспомнила про Надю. - Я подругу ищу. Не видел?

Тимур отрицательно покачал головой.

– Жаль. Придется мне ее поискать.

– Да не волнуйся, отыщется, - махнул рукой Тимур. - Вот у меня проблема…

– Что случилось? - поинтересовалась Яса.

– Лена недавно переехала в город. И в этом году не сможет танцевать на празднике.

– Лена? Это та девушка, что все время с тобой выступала?

– Да, она - ответил Тимур, отчего-то смутившись. - Мне теперь надо вроде новую партнершу искать, а дел и так невпроворот. Ты ж знаешь…

– Конечно! - засмеялась Яса. - Ты же наш незаменимый организатор! И что б мы без тебя делали?

– Вот именно! - Тимур нахмурился. - Короче, подозреваю, что моего танцевального номера в этом году не будет!

– А что? Найти никого не можешь?

– Не могу. Да и вообще… - тут парень с надеждой взглянул на Ясу. - А может ты?

– Ни за что! Ты ведь знаешь, какая из меня танцовщица!

– Ну, может хоть найдешь кого?

– Да у нас же много девчонок! Ты, наверное, и не искал!

Тимур фыркнул.

– Делать мне нечего! Это ж ты представляешь, надо всех посмотреть, кто как танцует. Да еще и танец разучить. Моих нервов на такой подвиг не хватит!

Яса покачала головой.

– Пойдем лучше, поможешь мне подругу найти.

– Давай, - оживился Тимур. - А заодно покажу, как мы танцевальный класс отремонтировали!

Они подошли к приоткрытой двери, из-за которой доносилась музыка. Тимур распахнул дверь и внезапно удивленно остановился на пороге. Затем обернулся к Ясе и прошептал:

– Похоже, мне и не придется никого искать!

Яса заглянула Тимуру через плечо и удивленно воскликнула:

– Надя!

Услышав свое имя, Надежда резко обернулась, и от удивления не удержала равновесия. Приземлившись на пол, Надя подняла лицо. На нее смотрел стройный парень с каштановыми волосами и озорными серыми глазами. Он улыбался, а из-за его плеча выглядывала Яса.

– Здрасьте! - сказала Надя и поднялась на ноги.

– Привет! - ответил парень. - Меня зовут Тимур.

– Надежда.

– Я тебя не знаю. Ты не из Лесного? - спросил Тимур.

– Это и есть моя подруга! - вставила Яса. И ответила вместо Нади: - Она недавно приехала к нам.

– Издалека? - спросил Тимур.

Надя ответила кивком.

– Понятно. Тогда слушай. Ты хочешь выступать на концерте? Со мной?

Вопрос был неожиданным, и Надя не сообразила даже, что ответить. У себя дома она не раз танцевала на сцене. Ей это очень нравилось, но коллектив у них был женский. В паре Надя еще не вступала, и ей казалось, что это довольно сложно. Она лишь пожала плечами.

– Ты подумай, хорошо? Я вижу, танцами ты занималась, - продолжил Тимур. - А мне тогда и искать никого не надо будет! Попробуешь?

Надя сказала, что подумает.

На следующий день за завтраком Яса как бы невзначай завела разговор о предстоящем празднике. А потом началось!

– Мама, ты представляешь, Тимур в этом году не будет танцевать!

– Это почему же? - поинтересовалась Людмила Владимировна.

– Да понимаешь, та девушка, с которой он обычно танцевал, не сможет…

– Это не проблема! - вставила Мира. - У нас что, девушек мало?

– Наверное, они не так хорошо танцуют, или у них уже партнер есть. - Задумчиво произнесла Яса. - Ты представляешь, он даже мне предлагал!

Мира фыркнула.

– Видимо, у него и впрямь серьезная проблема!

Яса обиженно взглянула на сестру.

– Просто я петь буду, и мне готовиться надо. А если я еще и танцевать соглашусь, я все сразу не смогу.

– Угу, конечно, - примирительно пробормотала Мирослава.

– Да, жалко, - сказала Людмила Владимировна. - Этот мальчик действительно очень хорошо танцует, и постановки у него всегда интересные.

– Правда, правда! - тут же согласилась Яса. - Без него и концерт не такой будет, как надо! Да, мам?

– Да, Яса - рассеянно произнесла мама.

Надя вздохнула - ее подруга и не думала сдаваться.

– Знаете, а Тимур вообще-то мог бы выступать. Он нашел себе партнершу, но она не согласилась. Если б ее кто-то смог уговорить…

– Странно, - удивилась Мира. И подвела итог: - Он просто нашел редкостную трусиху!

Надя вздохнула, и, заметив, что Яса с победоносным видом собирается еще что-то сказать, тронула ее за руку. Девушка обернулась, и Надежда сказал в полголоса:

– Яса, вообще-то она не отказалась! Она сейчас позавтракает и пойдет прямо в театр. И я буду очень удивлена, если ваш обожаемый Тимур вскоре не пожалеет, что не нашел кого-нибудь другого.

– Ах, Надя, - Яса лукаво улыбнулась. - В нашей жизни так много удивительного!


Надежда, как и обещала, пошла после завтрака в театр. Тимур встретил ее и препроводил в танцевальный класс.

Надя неуверенно остановилась в центре.

– А что мы будем танцевать?

– Я еще точно не решил! - откликнулся Тимур. - Может румбу, а может самбу или… Ну, по крайней мере, что-то в этом стиле!

Надя подняла бровь. Латино? Очень хорошо. Ей нравилась зажигательная латиноамериканская музыка, но девушка была несколько удивлена, что на Новой Земле ее тоже слушают. Наверное, регулярные рейсы поддерживают также и культурную связь между планетами.

Стиль танца, который они в итоге выбрали, вряд ли можно было определить однозначно. После того, как Тимур показал Наде несколько основных движений, они стали в пару, и Надежда к своему удивлению обнаружила, что все не так уж сложно. Конечно, в этом была основная заслуга Тимура - блестящего танцора, и, как он потом сообщил, профессионального. Танцевать с ним оказалось легко и приятно. Так что Тимур все-таки не пожалел. Даже наоборот - он был рад, что нашел такую способную ученицу.

Теперь и в выходные Наде было некогда скучать. А на лётных курсах - и подавно. Приближалась осень. А значит, скоро курсы должны были закончиться. Если повезет, Надежда получит право пилотирования космических кораблей Новой Земли и сможет сама летать на мелких катерах или вступить в команду большого корабля. Правда, там она сможет занимать лишь какую-нибудь незначительную должность, но не все же сразу!

Экзамена как такового вроде не намечалось, разве что по теоретическим дисциплинам. Сергей Арсентьич сам брался оценить, насколько справляется с практикой каждый из курсантов. Надя, конечно, волновалась, но в принципе понимала, что бояться ей нечего. Что ее по-настоящему пугало, так это окончание курсов. Хотя ее отношения с однокурсниками в основном не сложились, она все же более-менее привыкла к лётной школе, к тому, что надо посещать занятия. И вот привычный уклад жизни скоро должен был закончиться.

Ближе к концу августа все курсанты уже имели на руках свидетельства об окончании лётных курсов с соответствующими отметками по пройденным дисциплинам. Надя тоже получила такое свидетельство: где-то были четверки, а так, в основном, у нее стояли отличные оценки, в том числе и по пилотированию. Надежда была бы счастлива, если б это свидетельство не означало конец курсов, а так девушка чувствовала себя слегка напуганной, хотя, естественно, старалась этого не показывать.

На последней неделе в пятницу устраивали выпускной вечер. Стипендии на шикарное платье не хватило бы, поэтому Надя нашла себе нечто простое, но довольно симпатичное. Зато остались еще деньги на туфли. В итоге собственное отражение в зеркале показалось девушке довольно симпатичным. Перед выходом Надя получила поздравительную радиограмму от экипажа "Фарватера", и это еще больше подняло ей настроение.

И вот в пятницу вечером Надежда подошла к зданию летного училища в изумрудно-зеленом платье, которое оставляло открытыми стройные ноги в новых черных туфельках на небольшом каблуке. В вечернем освещении ее глаза казались почти зелеными, а волосы отливали медью. Она зашла в вестибюль и нерешительно остановилась.

Собрались еще не все, но Ева была уже тут как тут, и как обычно, в широченных штанах с карманами, но зато ее кофта переливалась всеми цветами радуги, являясь, разумеется, главной частью наряда.

Ева подскочила к подруге.

– Потрясно выгладишь! Чего раньше-то платье не надевала?

– Только сегодня купила, - призналась Надя.

– А-а-а… - Протянула Ева. - Пошли, поможешь мне расставить еду.

Еды, собственно говоря, было совсем немного: два торта, конфеты, фрукты, соки и несколько бутылок шампанского. Девушки быстро справились, и уже расставляли бокалы, когда явилась королева бала - Леночка Вялова. На ней было шикарное длинное платье нежно-голубого цвета с высоким разрезом. Она уверенно прошла по залу, прекрасно понимая, что все мужское внимание сейчас приковано именно к ней. Ребята, пестря нарядными шведками, проводили ее к столу. Через несколько минут подошли уже все курсанты. Но ждали еще нескольких гостей. Под шумные аплодисменты дверь отворилась, и появился весь преподавательский состав школы. К превеликой досаде среди них Надежда узнала капитана Краснова. "А этому что здесь надо?" - поморщилась она, но изменить что-либо было не в ее силах, и Надя решила просто не попадаться ему на глаза. Правда, забыть о присутствии своего недруга девушке так и не удалось - она то и дело замечала на себе его взгляд, который ничего хорошего не предвещал.

После первого же бокала шампанского Надежда поняла, что на сегодня ей хватит. Уже три месяца она ни разу не притронулась к спиртному, и теперь с непривычки голова у нее закружилась, а фокусировать взгляд было немного трудно. Тогда Надя занялась фруктами, надеясь, что никто не заметит ее состояния.

Начались танцы, и Надежда, вопреки ожиданиям, не осталась без партнера. Она ужасно боялась, что ее будет качать, как только она поднимется на ноги, но все, кажется, обошлось. Зато танцевать было так легко и весело, к тому же практика с Тимуром тоже кое-что дала. Так что в этот вечер Надя танцевала много, даже с теми, с кем не успела переброситься и парой слов. И хотя рассудок услужливо подсказывал ей, что это внимание объясняется лишь тем, что девушек всего трое, Надя решила наслаждаться праздником несмотря ни на что.

Решив передохнуть, девушка подошла к столу, как вдруг почувствовала направленный на себя взгляд и обернулась. Из дальнего угла вестибюля за ней хмуро наблюдал капитан Краснов.

Надежду это начало раздражать. Она рассеянно сделала глоток шампанского, и вдруг, резко повернувшись, направилась прямо к своему недругу.

Капитан Краснов просто опешил, когда Надежда Орлова, эта презираемая им выскочка, подошла к нему и, обворожительно улыбнувшись, произнесла:

– Владимир Витальевич! Здравствуйте! Что же вы не танцуете!

Краснов грозно промолчал, но девушку это не остановило.

– А давайте я вас на танец приглашу!

– Нет! - рявкнул Краснов.

– Нет? - Надя сделала расстроенные глаза. - Вы уверены? Вы так пристально на меня смотрели, что я уж решила сама к вам подойти.

Владимир Краснов от такой наглости просто потерял дар речи. Ясное дело, если б кто другой, но ЭТА! Нет! С низким рыком капитан "Прометея" развернулся и быстро вышел из зала. Надя улыбнулась ему вслед. Она знала, что назавтра ей будет стыдно за эту выходку, но сейчас шампанское немного ударило в голову, и девушка сочла это вполне приемлемым для себя оправданием.

Вдруг за ее спиной раздался голос Лены Вяловой:

– Орлова! Как тебе не стыдно! Ты ж его до смерти напугала!

Надя молча обернулась, а Леночка, смерив глазами фигурку в скромном наряде, продолжала:

– И не мудрено! На тебя же без страха смотреть нельзя!

– Вялова! - раздался голос Евы. - Что это у тебя за пятно на платье?

– Что? Где? - Леночка с беспомощным лицом попыталась заглянуть через плечо, но, естественно, никакого пятна не увидела.

– Вот, тут, смотри! - подливала масла в огонь Ева.

– Где? Не вижу! Ой! - зеркал в зале не было, и Леночка бочком, бочком быстренько вышла.

Надежда все же успела заметить, что платье Вяловой было совершенно чистым. Она обернулась к подруге.

– Ты ее обманула!

– Ну не то, чтобы…

– А разве это не ложь? - удивленно спросила Надя.

– Дезинформация! - гордо выдала Ева.

Глава 11

Наутро, простившись с Евой, Надя села в автобус. Грусти не было, лишь какая-то апатия. День сегодня предстоял трудный - после обеда должна была состояться генеральная репетиция перед концертом, намеченным на воскресенье. Поэтому Надя решила хоть немного вздремнуть. Это ей удалось, и она даже не заметила, как приехала. За несколько минут до нужной остановки, кондуктор тронул девушку за плечо, и она, подхватив рюкзачок, прошла к выходу.

Дверь Наде открыла Яса и тут же сообщила:

– А у нас гости! - и было заметно, что девушка не очень-то этим гостям рада.

Проведя Надю в столовую, Яса разогрела ей еду, попутно не забывая рассказывать.

– Это друг Макса, Кир. Он со своим дядей только вчера приехал. Наверное, на праздник. Они раньше часто к нам на праздник приезжали, но последний год их не было.

– Тебе этот Кир не нравится? - полюбопытствовала Надежда.

– Да как сказать… - Яса задумалась, а потом выпалила: - Нет, не нравится! - И видя, что Надежда занята в данный момент больше едой, чем разговором, продолжила. - Знаешь, они с Максимом вообще друзья были - не разлей вода! Все время вместе ходили, когда учились. Думали, что и служить вместе будут, но не получилось.

– Ну и? - спросила, наконец, Надя, расправившись с едой.

– Что? А… Ну вот. Они когда еще маленькие были, у Кира вся семья погибла, кроме дяди. И он какое-то время довольно бедно жил, а у нас тогда все было хорошо, и папа… - Яса вздохнула. - Не знаю, как брат этого не замечал, но, по-моему, Кир ему из-за этого ужасно завидовал.

– Ну, его можно понять…

– Да, наверное, но это еще не все, - Яса понизила голос до шепота. - У них после этого какое-то соперничество началось. Если Макс что-то делает, то Кир старается сделать это лучше. А когда он стал деньги зарабатывать, то и вещи пытался каждый раз купить лучше чем у Макса.

– Да… - задумчиво сказала Надя. - Мелко и некрасиво!

– Ну вот, и я так же думаю. Но Максим этого не понимает! - возмутилась Яса.

– Ничего. Когда-нибудь поймет. Жаль только, если твой брат этому прохвосту так доверяет.

– В том-то и дело! А вдруг Кир ему напакостит как-нибудь?

В это время дверной звонок звякнул, и, спустя несколько секунд, в столовую вошел брат Ясы со своим другом.

Друг этот оказался внешне довольно примечательной личностью. Надя вынуждена была признаться самой себе, что еще никогда не видела мужчину настолько необычной и одновременно красивой внешности. Кир был не выше Максима, но смотрелся как-то подтянутей. У него были темные, почти черные глаза, большие с длинными ресницами, и слегка вьющиеся волосы цвета воронова крыла. Смуглую кожу подчеркивала белизна шелковой рубашки. Вообще вид у друга Максима был слегка щеголеватый. Надя не понимала, как этому красавцу не жарко в шелке, да еще с длинным рукавом.

Кир девушке не понравился сразу - красивое лицо портило какое-то неприятное, презрительное выражение.

Максим поспешил их познакомить.

– Надя, это Кир, мой друг. Кир, это Надежда.

– Очень приятно, - Кир произнес это таким тоном, что девушка тут же засомневалась в искренности его слов.

– Взаимно, - коротко ответила она. И повернулась к Ясе: - Спасибо, все было очень вкусно. Ну, я пойду.

– Я тоже, - заторопилась Яса, и девушки вдвоем вышли из столовой.

– Яса подожди! - заволновался Максим. - Может, хоть покормишь!

– Мирку попроси! - весело крикнула Яса, закрывая за собой дверь.

– Ну да, тогда мы точно голодными останемся! - невесело отозвался ее брат.

– Ничего, и сами не безрукие, - тихо сказала Надя, вызвав этим замечанием у Ясы бурю эмоций - она, похоже, была не согласна.

Обмен новостями занял у девушек несколько часов кряду. Надежда рассказала про выпускной, причем, по настоянию Ясы, не упустила ни одной подробности. Яса же в свою очередь тоже нашла, что рассказать. Подготовка к концерту велась полным ходом. Возле театра соорудили помост, так что получилась довольно неплохая сцена. Сегодня там будут освещение устанавливать. Тимур, как главный организатор, лично успел попрыгать на каждой досточке, проверяя, не провалится ли сцена во время его выступления. Кроме того, он проверил всю аппаратуру, которую завтра установят на улице, составил список номеров. Под его же чутким руководством проходил отбор картин и различных поделок для выставки. В общем, создавалось впечатление, что везде сующий свой нос Тимур уже успел достать всех и каждого, хотя Надежда понимала, что обязанности организатора не так легки, как представляет себе большинство.

Войдя в здание театра, Надежда с Ясой тут же увидели Тимура. Он бегал по вестибюлю, раздавая ценные указания направо и налево. Яса засмеялась, и Тимур, обернувшись, помахал девушкам рукой. Еще через минуту он буквально подлетел к ним, и сразу же заявил, что не отпустит Надежду до самого вечера. Яса пошла репетировать свой номер, а Тимур с Надей направились в танцкласс. Едва затворив дверь, Тимур спросил:

– Готова?

Надя пожала плечами:

– Волнуюсь.

– Ну, это нормально! Все волнуются. Я тоже! Ну, давай начнем!

И вдруг сделал большие глаза:

– Костюм! Ты же еще не мерила!

И он схватил девушку за руку и потащил к раздевалке. Открыл дверь, включил свет…

Девушка застыла, пораженная. Затем с чисто женским благоговением подошла к этому серебрянно-синему чуду, которое предстало ее взору. Надежда осторожно дотронулась до материала, погладила его рукой, затем повернулась к Тимуру.

– Ну как? - осведомился он.

– Очень… Красиво…

Тимур хмыкнул, явно обрадованный ее реакцией.

– Это из нашей костюмерной. Меряй! - и вышел, притворив за собой дверь.

Надежда быстро разделась и очень осторожно облачилась в концертное платье. Зеркало в раздевалке было небольшое, да и освещение оставляло желать лучшего. Девушка неуверенно открыла дверь и вышла в зал.

Тимур обернулся на звук и увидел сияющую в полном смысле этого слова Надежду. Она стояла, залитая лучами света, а платье на ней переливалось, разбрасывая вокруг солнечные блики. Тимур довольно улыбнулся. Он считал Надежду не только хорошей танцовщицей, но и просто симпатичной девушкой, а теперь убедился, что если перед концертом ей сделают прическу и макияж, она будет совершенно неотразима. Не дав Наде вдоволь повертеться перед зеркалами, Тимур включил музыку, подошел к партнерше, и репетиция началась.

Танцевали, наверное, часа два. Лишь когда Тимур сам устал, он согласился сделать перерыв. Но это вовсе не означало, что они будут отдыхать - еще надо было отработать выход на сцену, поклоны, уход… Надя решила не спорить - ему все же виднее, что важно, а что нет. Поэтому еще час они ходили туда-сюда по залу и кланялись. При этом Тимур был вечно чем-то недоволен. Наде уже казалось, что еще немного - и она пожалеет о своем решении танцевать в паре с этим придирой. Но до концерта и правда оставалось совсем мало времени, и Надежда решила, что возьмет себя в руки и выступит так, чтобы не жаль было потраченных усилий. Да и подвести Тимура не хотелось - он хоть и вел себя порой совершенно невыносимо, но человек был хороший, и искренне переживал за успех всей затеи.

Вечером Надежда возвращалась домой одна. Яса ушла намного раньше, но Тимур не отпустил с ней свою подопечную, заявив, что репетиция еще не окончена. Да… Надежда помнила это правило еще с того времени, когда танцевала в ансамбле: последняя репетиция перед концертом может идти хоть до глубокой ночи, если руководителю не нравится результат. И никто обычно не считал это неправильным, потому что на следующий день каждый хотел ловить на себе восхищенные взгляды зрителей, и для этого стоило поработать!

Надя подошла к дому уже в полной темноте. Она чувствовала себя совершенно разбитой, но нашла в себе силы залезть под душ, после чего ей стало несколько лучше. Нацепив рубашку Максима, которая была ей вместо халата, и обернув голову полотенцем, девушка вышла из ванной. Ее надежды беспрепятственно добраться до кровати не осуществились. Проходя через гостиную, Надя увидела сидящих там Макса и Кира, которые при ее появлении замолкли и уставились на девушку: один с восхищением, другой - с недоумением. Надя замерла от неожиданности, но тут же решительно двинулась по направлению к комнате Ясы. Ее задержал голос Макса:

– Мы придем завтра на концерт. Ты же будешь там выступать?

Надя кивнула:

– Буду.

Макс помялся, не зная, что бы еще ей сказать, и вдруг Надежда поняла - он хочет задержать ее в гостиной. Для чего, интересно? Может, чтобы поближе познакомить со своим другом? Ну, нет, с этим типом ей общаться совершенно не хотелось. Воспользовавшись замешательством брата Ясы, девушка быстро вышла.

Утром Надежда долго валялась в постели, не решаясь встать. Столько всего ей сегодня предстояло - аж подумать страшно! Сколько помнила, она всегда волновалась перед выступлениями, и теперь снова испытывала сильное нервное возбуждение. Потом Надя решила, что если сейчас же не встанет и не займется хоть чем-нибудь, то просто сойдет с ума. Быстро вскочив, девушка умылась, помогла Ясе приготовить завтрак, и села за стол, обняв ладонями чашку с горячим какао.

Постепенно в столовой собралось все семейство Славиных. Макс уселся рядом с Надеждой, и почти весь завтрак отвлекал ее разговорами, за что девушка была ему благодарна - это помогало справляться с волнением. Но когда Надя повернулась к его матери, то чуть не поперхнулась - так ласково и умильно она на них смотрела. Это несколько озадачило девушку, но вскоре Надя забыла об этом, снова поглощенная мыслями о концерте.

Вечером возле здания театра собралось множество людей. Казалось, никто в Лесном не остался сегодня дома. Люди стояли неподалеку от сцены. Вокруг площадки находились столы со сладостями и напитками, принесенными самими жителями поселка. Большинство присутствующих девушек были в нарядных платьях, парни тоже принарядились, но, естественно, их одежды не отличались таким разнообразием - брюки чистые да шведка или рубашка нарядная, скорее всего, просто белая. И все же создавалось неповторимое ощущение настоящего праздника.

Начался концерт. Надежда стояла за кулисами, пытаясь унять дрожь в руках. Девушка чувствовала, что еще немного - и зубы начнут отбивать дробь. Она волновалась, прекрасно сознавая, что как только выйдет на сцену, все страхи тут же отступят. Но сейчас ей казалось, что из-за нее скоро вся сцена начнет ходить ходуном. Яса уже выступила, и убежала куда-то, пообещав подруге обязательно посмотреть ее выступление. Тимур бегал по каким-то своим организаторским делам, и лишь незадолго до их выхода подошел к партнерше.

Девушка смотрела на него взволнованными глазами, она была бледна, и лишь горели ярким румянцем щеки и возбужденно сияли глаза. Надя дрожала мелкой дрожью, и Тимур ободряюще сжал ей руки.

– Все будет хорошо! Не волнуйся!

– Да, я знаю… - ее голос срывался, и Тимур всерьез забеспокоился, что будет, если она в таком состоянии выйдет на сцену.

– Послушай, Надя, мы долго готовились, танцуешь ты замечательно, выглядишь тоже на все сто! У нас все получится!

– Я знаю! - прошептала Надежда, в свою очередь, пытаясь успокоить партнера. Ведь Тимур и правда не знал, как она себя поведет, оказавшись на освещенном пятачке сцены, на виду сотен пар глаз.

Так они постояли некоторое время, взявшись за руки, потом Тимур прошептал:

– Наш выход, - и тут же воскликнул: - Ну, Надежда, вперед!

И за руку вывел ее на сцену. В тот момент, когда свет прожекторов сфокусировался на них, Тимур почувствовал, как рука Надежды в его руке дрогнула и расслабилась, и почему-то решил, что девушка сейчас упадет в обморок. Краем глаза он глянул на свою партнершу, и с облегчением заметил, что она больше не дрожит. На ее лице сияла обворожительная улыбка, глаза оставались сосредоточенными и спокойными. Она мягко развернулась, и взгляды их встретились. Тимур улыбнулся и, в такт музыке, сделал одновременно с партнершей первое движение. А дальше все пошло еще лучше, чем на репетициях. Лишь в одном месте Надя чуть сбилась, но искусство Тимура и невозмутимость девушки сделали свое дело - никто ничего не заметил. Поклонившись, они ушли со сцены, сопровождаемые бурей оваций. Едва зайдя за кулисы, партнеры радостно обернулись друг к другу. Надежда пискнула и, широко взмахнув руками, обняла Тимура, на что тот, смутившись, вопреки обыкновению не нашел, что сказать. Когда девушка, наконец, отпустила его, он заглянул в ее глаза, и с чувством произнес:

– Ты молодец!

Девушка тряхнула головой:

– Мы молодцы!

В это момент к ним подскочила Яса.

– Это было потрясающе! - затараторила она. - Просто слов нет! Вы так танцевали! Просто замечательно!

– Спасибо, Яса! - Надя решила обнять и подругу, а Тимур скорчил самодовольную физиономию, готовясь к тому, что сейчас набежит еще куча народу, чтобы выказать ему восхищение. Он не обманулся в своих ожиданиях - девчонки из хора тут же обступили его плотным кольцом, наперебой восхваляя его талант и умение! Надежда с улыбкой поглядела, как Тимур, чувствуя себя, словно рыба в воде, отвечает на все любезности, глядя свысока на пеструю толпу поклонниц.

Девушка вдруг почувствовала приятную усталость во всем теле, и захотела было уйти, как всех выступавших позвали на сцену. Тимур среагировал моментально - он тут же оказался рядом и, взяв Надю за руку, вышел вместе с ней на сцену. Надо же! А Надежда и забыла, что их номер был последним!

Максим восхищенно следил за Надеждой все время, пока они с Тимуром танцевали. Он уже почти считал Надю своей девушкой, и поэтому к Тимуру теперь был настроен слегка отрицательно. Но, что ни говори, танцевали они красиво. А еще - о чудо! - теперь Максим знал, как Надежда выглядит в платье. Ведь до этого весь ее гардероб состоял из формы, да еще его, Макса, рубашки, в которой девушка разгуливала по дому. Парень толкнул локтем своего друга и произнес гордо, кивнув на сцену:

– Это моя Надя!

Кир удивленно поднял бровь. Ему казалось немыслимым, что та, ничем не примечательная на первый взгляд девушка, кое-как одетая, молчаливая и совсем непривлекательная, которую он видел в доме у Макса, и эта грациозная красавица на сцене - один и тот же человек. Любопытное перевоплощение! Кир подумал, что Максу, скорее всего, и на этот раз повезло, и тут же решил, что будет интересно познакомиться с Надеждой поближе.

После поклонов, все отправились по раздевалкам. Надежда повесила концертный наряд на вешалку и сдала в костюмерную, а сама, одетая в изумрудно-зеленое платье, которое купила на выпускной, и в тех же туфельках, вышла из здания театра и направилась к площадке. Вдруг кто-то дернул ее за локоть. Надя обернулась. На нее злобно смотрела подружка Максима.

– Послушай меня, детка, - прошипела Кассиль, - не бегай за Максом, а-то пожалеешь.

Ответить Надежде было нечего. Скажи она, что ни за кем не бегает, ей все равно не поверят. Она собиралась молча уйти, но Кассиль остановила ее.

– Подожди-ка минутку!

Красавица подошла к Наде вплотную, и девушка слишком поздно сообразила, для чего Кассиль прихватила с собой стакан сока. Кассиль выплеснула содержимое стакана в лицо той, кого считала соперницей, и быстро удалилась, пока опешившая девушка протирала глаза от сладкой жидкости.

Надежда беспомощно осталась стоять на месте. Лицо ее было мокрым, но это еще полбеды. Хитрая Кассиль позаботилась о том, чтобы большая часть сока попала на платье. Стараясь не попасться ни к кому на глаза, девушка спокойно прошла в уборную, умылась, почистила водой платье, а потом, выйдя в коридор, сообразила, что у нее на груди теперь большое мокрое пятно, которое, к тому же, сильно пахнет соком. Она села на подоконник и, не в силах больше сдерживаться, тихо заплакала, спрятав лицо в ладонях.

– Что случилось?

Надя вздрогнула и подняла заплаканные глаза. На нее с тревогой смотрел Тимур. Увидев мокрое платье девушки, он покачал головой, а потом сел рядом с ней на подоконник.

– Ну, ну, тише, не реви! Это всего лишь платье.

И в ответ на участившиеся всхлипывания, неуверенно добавил:

– Его постирать можно.

Тимуру пришлось подождать, пока девушка сама успокоится. Он протянул руку и погладил ее по плечу:

– Ну, рассказывай, что случилось.

А когда Надежда все ему объяснила, нахмурился, а потом весело улыбнулся.

– Я знаю, чем тебе помочь! Пошли!

Он привел Надю в свой танцкласс и убежал, строго приказав ждать его и ни под каким видом никуда не исчезать. Затем вернулся с небольшим свертком.

– Королева сегодняшнего праздника не должна прятаться по темным коридорам!

С этими словами Тимур развернул сверток, и Надя растерянно моргнула - перед ней было то самое серебрянно-синее платье. Она неуверенно подняла глаза на Тимура.

– Нет, я не могу его одеть. Это же концертное! А вдруг с ним что-нибудь случится?

– Ничего страшного. Ты же не собираешься в нем траншеи рыть? - подмигнул Тимур, а затем добавил совершенно серьезно. - А если эта Кассиль опять что-нибудь тебе сделает, я ее собственными руками задушу.

Надя смущенно улыбнулась и, взяв сверток из рук Тимура, скрылась в раздевалке.

Как только Надежда появилась на площадке, ей сразу захотелось стать невидимкой - слишком много людей обернулось в ее сторону. Девушка попыталась отыскать взглядом Ясу или еще кого-то из семьи Славиных. К огромной радости Надежды, к ней вскоре подошел Максим. Он галантно предложил девушке руку и повел в центр площадки. К слову сказать, танцевал Макс не очень умело, но Надежда почти не обратила на это внимания, так как сама старалась приспособиться к новому партнеру. Но тут Макс заговорил.

– Надя, ты замечательно сегодня выступила.

– Спасибо, - коротко ответила девушка.

– Знаешь, ты очень красивая…

Надежда насторожилась. Этот неловко начатый разговор мог логически иметь только одно завершение. И она ни в коем случае не хотела этого допустить. Надя еще надеялась, что может ошибаться, но лучше было не рисковать. Поэтому она сказала Максу, что у нее кружится голова (ничего другого Надя выдумать не успела) и попросила увести из круга танцующих, а затем ей очень захотелось увидеть Ясу, и Макс был вынужден начать активные поиски сестры. К его великому огорчению, Надежда с Ясой словно приклеились друг к другу и явно собирались весело проболтать весь вечер.

Расстроенный Максим решил ненадолго их оставить, отойдя к столам. И надо же было именно в это время появиться Сергею Петреченко! Он пригласил Ясу на следующий танец, и парочка весело упорхнула, оставив Надежду одну. Но не на долго.

– Разрешите пригласить вас на этот танец.

Мягкий голос заставил девушку обернуться. Она увидела Кира, чему ужасно удивилась. Минут десять назад она заметила этого человека в обществе Кассиль, а теперь… Что-то в поведении Кира настораживало, но его приглашение прозвучало достаточно вежливо, поэтому девушка позволила любопытству взять верх над осторожностью и протянула Киру руку. Но очень быстро пожалела об этом. Взгляд черных глаз этого странного человека буквально прожигал ее насквозь, и Надежда почувствовала себя неуютно. Кир молча разглядывал девушку, а затем неожиданно спросил:

– Откуда ты взялась?

Надя непонимающе подняла глаза. Кир усмехнулся.

– Утром я видел тебя одну, а сейчас ты совершенно другая. Надо сказать, этот второй образ мне нравится больше!

– Очень за тебя рада, - не совсем вежливо ответила Надя.

Кир покачал головой.

– Не могу понять, что ты нашла в этом оболтусе?

– В ком?

– Я имею в виду Максима. Похоже, на этот раз у него получилось очаровать девушку, которой он не заслуживает.

Надежда замерла.

– Он же считает тебя своим другом! - потрясенно прошептала она.

– Другом? - Кир небрежно повел плечом. - Если это так, то совершенно зря! Он…

Но Надежда не изъявила желания дослушать реплику до конца. Она взмахнула рукой и на глазах у танцующих пар влепила Киру звонкую пощечину. Ее возмущению не было предела. Надежда смерила глазами этого человека, который теперь был ей совершенно омерзителен, и резко развернулась, намереваясь уйти. Но не тут-то было. Кир грубо развернул ее за плечо лицом к себе. Лицо его было страшным, глаза полыхали дикой, почти нечеловеческой яростью. Он наклонился к ней и порычал:

– Мы еще встретимся…

Надя сузила глаза.

– И тогда я еще раз тебя ударю!

Она вырвалась и направилась туда, где ошеломленными глазами на нее смотрели Яса с Сергеем и Максим. Парень первым подошел к Надежде и спросил взволнованно:

– Что произошло?

Надя бросила быстрый взгляд на Ясу, а потом решительно заявила:

– Кир тебе не друг. По-моему, он тебя ненавидит, - она запнулась, и грустно закончила, - прости, что я тебе это сказала.

Макс в полном недоумении пожал плечами, а Надежда украдкой оглянулась, но с облегчением отметила, что Кира поблизости нет. Она все еще не могла забыть пугающее выражение его глаз, и теперь была уверена, что нажила себе серьезного врага.

Глава 12

В понедельник с утра Надежда отправилась на встречу с майором Крыловым. Как и было договорено, ровно в одиннадцать Надя подошла к его кабинету в сопровождении девушки в форме сотрудницы космопорта.

Геннадий Алексеевич ждал ее. Как только Надя вошла, он поздравил ее с успешным окончанием курсов и предложил сесть.

– Вот что, Наденька. Я помню, что вы хотели получить работу…

Надя кивнула.

– Тогда у меня есть хорошая новость. В субботу утром стартует "Фарватер". Вам предлагается на нем место, но - рейс будет длительным, ориентировочно два с половиной месяца. Так что, Наденька, подумайте…

– Я согласна! - радостно воскликнула Надежда.

Еще бы! Весь экипаж она знала, была в дружеских отношениях с командой. Надежда даже и не мечтала о таком счастье!

Майор улыбнулся.

– В пятницу вечером, Наденька, вы должны прибыть на борт "Фарватера". Старт в пять-тридцать утра в субботу. Надеюсь, вы еще успеете зайти ко мне, когда прибудете в космопорт.

Надя кивнула и с чувством произнесла:

– Спасибо, Геннадий Алексеевич!

В Лесное девушка возвращалась в приподнятом настроении. Она была взволнована и счастлива. Яса сразу же заметила ее состояние:

– Ты, что, влюбилась? - с порога спросила она.

Надя удивленно моргнула.

– Нет, Яса, я просто счастлива! Ужасно счастлива!

И напевая что-то себе под нос, Надежда направилась в ванную, умылась, потом забежала в столовую выпить сока, и, заскочив в комнату, упала в кресло.

Яса с беспокойством наблюдала за подругой, но та не стала долго испытывать ее терпение, и, наконец, произнесла:

– Яса, меня взяли на "Фарватер"! В пятницу вечером я должна быть уже на борту, а в субботу корабль отправляется в рейс.

– Надолго? - полюбопытствовала погрустневшая Яса.

– Не знаю точно. Геннадий Алексеевич сказал, что месяца на два, с хвостиком.

Яса вздохнула. А потом примостилась рядом с Надеждой на облучке кресла.

– Знаешь, Надя, мне будет тебя не хватать. С тобой весело. И интересно. По крайней мере, когда ты не хмуришься. - И, заметив, что Надежда хочет что-то ответить, продолжила. - Я не отговариваю тебя, ни в коем случае. Просто я хочу, чтобы ты знала - у тебя есть подруга, которая будет по тебе скучать. Так что будь осторожна.

Звякнул дверной звонок. Надя не обратила на него никакого внимания, но Яса вздрогнула, и совсем тихо произнесла:

– А еще Максим, наверное, очень расстроится…

Надя вздохнула. Ей стало вдруг как-то тяжело на душе - она почувствовала себя виноватой. Этот простой и немного грубоватый парень был ей, в общем-то, симпатичен. Но у него своя жизнь, а у нее… Она как раз пытается найти свое место в этой новой жизни.

И все же девушка очень надеялась, что Яса ошибается, и что Макс не будет настолько расстроен ее отъездом.

Вечером за ужином Надежда рассказала всем о своем назначении на "Фарватер". Ее известие было воспринято довольно хмуро. И не только Максимом, который сразу же стал похож на грозовую тучу, но и его матерью. Людмила Владимировна видела состояние сына, и была недовольна Надеждой. Она довольно холодно пожелала девушке спокойной ночи, и Надя, чувствуя, что ничем не заслужила такого обращения, еле-еле сдержала слезы.

Находиться в доме ей теперь было неловко. Утром Надя долго лежала в постели, ожидая, пока Людмила Владимировна уйдет на работу - встречаться с матерью Ясы ей было трудно. Потом, тихо, чтобы не разбудить, все еще сладко посапывающую подругу, Надя выбралась из комнаты и вышла из дому, придержав пальцами колокольчик на двери.

Надежда пошла своей обычной дорогой к лесному озеру. Она анализировала свое поведение, и не находила, в чем себя обвинить. Казалось, все было сделано правильно. Даже просматривался некий положительный момент в привязанности брата Ясы - он, по крайней мере, перестал пить. Так, неспешно топая по дорожке, Надежда вышла к берегу озера, и обнаружила, что в такой сравнительно ранний час там уже кто-то есть. Каково же было ее удивление, когда в ссутулившейся на берегу фигуре девушка узнала Максима! Надя тихо подошла к нему и села рядом, на траву. Он лишь хмуро глянул в ее сторону и отвернулся. Но от Нади было не так-то просто отделаться.

– Ты почему не на работе? - грозно спросила она.

Макс посмотрел на нее так, будто она сморозила редкую глупость.

– Какая теперь работа… - безучастным голосом произнес он.

Надежда опешила.

– Как это "какая"? Максим! Тебя же так и уволить могут!

– А пусть увольняют! Мне уже все равно…

Надежда почувствовала почти непреодолимое желание снова искупать его в озере.

– Максим, это из-за меня? Из-за того, что я улетаю на "Фарватере"?

Он хмуро глянул на нее и, подобрав с земли камешек, бросил его с размаху в воду. По темной глади озера разошлись широкие круги.

– Послушай! - девушка села перед Максом на корточки и попыталась заглянуть в его лицо. - Это же не конец света! И не повод бросать работу! Максим! Так нельзя!

Она уже отчаялась дождаться реакции на свои слова, но Макс вдруг поднял голову.

– А как можно?

Надежда замешалась, не зная, что ответить. Но, похоже, Максу не нужен был ответ.

– Понимаешь, я все это сделал только ради тебя! Я бросил пить, устроился на работу… А теперь? Зачем мне все это?

– Максим! - Надя глядела на него большими глазами. - Я в жизни не слышала большей глупости! Неужели, для того, чтобы быть нормальным человеком, тебе нужна я? А семья? О них ты подумал?

– Я думал о тебе…

Надежда вздохнула: сейчас она видела перед собой совершенно сломленного человека. Как ей было больно! Больно и обидно. За Максима, за Ясу, за ее мать, за себя, наконец. Выходит, все эти перемены в нем были временными. Хорошо, если он хоть пить снова не начнет. Может, огреть его чем-нибудь, или таки искупать? На Макса только это, похоже, и действует. Надо бы Кассиль это посоветовать, да только вряд ли она послушает.

Окончательно разозлившись на Максима, Надежда уже думала уйти, но он остановил ее.

– Надя, а может, не полетишь никуда… Оставайся у нас, тебя же тут все знают… и любят.

– Нет, - покачала головой девушка. - Ты же понимаешь, я все равно буду немножко чужой здесь. Да и потом, не можете же вы меня все время просто так кормить! Пойми! Я должна быть при деле. Мне надо самой зарабатывать на жизнь, а не висеть на шее у твой матери, которой я и так уже многим обязана. - Она заглянула в глаза своему собеседнику, но в них было лишь непонимание и упрямство. Надя вздохнула. - Вижу, ты меня не понял…

Она попыталась отстраниться, но Макс сжал ее плечи.

– Надежда, я люблю тебя…

Она опустила голову.

– Нет, - и мягко убрала его руки, а потом поднялась и быстро пошла прочь.

Надежда целый день слонялась по поселку. Делать ей было нечего, разве что помочь чем-нибудь Ясе по дому. Но домой Надя как раз идти и не хотела. А вдруг вернется Макс? Надежда чувствовала сейчас какую-то тупую злость и раздражение. Ну почему все так непросто? Почему она чувствует себя виноватой? Это было отвратительное ощущение. Наде казалось, что она кругом неправа, хотя разумом девушка понимала, что это не так.

Не разбирая дороги, Надежда ходила по зеленым улицам, пока не вышла к театру. Сначала она думала, что пройдет мимо, но потом решила зайти к Тимуру.

Надя не нашла его в танцклассе, но так как музыка играла, а на вешалке висела рубашка Тимура, то Надежда решила, что и сам танцор где-то неподалеку. Она пристроилась на подоконнике, подставляя спину солнцу. Был последний день лета, но еще пару недель, наверное, будет так же жарко. Девушка задумалась, не заметив, как вошел Тимур.

– Привет! Ну, как дела? Я тут ставлю новый номер, правда, сам в нем не участвую - я хореограф! А это такая ответственность! И столько хлопот! - и вдруг осекся. - Надь! Что случилось?

– Я зашла сказать, - начала Надя, - я буду летать на "Фарватере". В пятницу уезжаю.

– Это хорошая новость?

– Да. Я очень рада.

– Не похоже, - Тимур растерянно почесал затылок, потом вдруг вспомнил, это этот жест никак не соответствует его "звездному" имиджу, и отдернул руку.

От Нади это не укрылось. Она грустно улыбнулась.

– Ну, так что? Ты расскажешь, что произошло? Или будешь вот так сидеть на подоконнике с грустной миной, заставляя меня сгорать от любопытства?

– Да я даже не знаю, как это сказать… - смутилась девушка.

– Как есть, так и говори.

Надя вздохнула.

– Максим…

– Я так и думал! - воскликнул Тимур. - Подожди. Ты же не хочешь сказать, что и сама в него влюбилась? - Надя покачала головой. - Нет? Уже лучше… Тогда послушай, что я тебе скажу. Я Макса давно знаю - он мне никогда не нравился. Не то, чтобы он был очень уж плохим человеком, но… Он слабый, безвольный, а от таких я ничего хорошего обычно не жду. Только не обижайся, это мое личное мнение.

Надя удивленно воззрилась на Тимура. Она не ожидала от веселого, взбалмошного танцора и любимца публики таких серьезных слов. А еще - она не могла с ним не согласиться. Хотя бы частично.

– Так что не расстраивайся, - подытожил Тимур. - Может ему это и пойдет на пользу. Я тоже заметил, что с твоим появлением он просто преобразился. И не твоя вина, если у Макса не хватит ума дальше следовать этой дорогой. Ты же не собираешься отказываться из-за него от "Фарватера"?

– Нет, конечно.

– Ну, тогда все в порядке. Постарайся не расстраиваться - если человек сам себя в руки не возьмет, ему уже ничто не поможет, - и махнул рукой. - А теперь расскажи-ка мне лучше о своих планах…

С Тимуром Надя проболтала, наверное, часа два. Потом, спохватившись, что отвлекает его от других дел, пошла домой. Настроение было уже не таким удрученным. Войдя в дом, услышала шаги Макса и постаралась как можно тише прокрасться мимо его комнаты. Яса куда-то вышла, поэтому Надежда свободно расположилась в центре комнаты с новыми книгами. В процессе чтения она рассеянно отметила, что кто-то пришел - зазвенел звонок. Надя решила, что это Яса.

Внезапно в прихожей раздался грохот. Надежда подскочила от неожиданности, и пулей метнулась к двери. Картина, представшая ее глазам, просто лишила девушку дара речи.

На полу лежал Кир. По-видимому, его падение и произвело такой грохот. На него, сдвинув брови, надвигался Максим. Лицо его было перекошено от ярости. Кир же, как ни странно, оставался совершенно спокоен. До тех пор, пока не увидел ее. Глаза Кира тут же вспыхнули яростью. Он поднялся на ноги, встретив Макса уже стоя.

– Максим, ты ударил меня! Из-за кого? Из-за этой оборванки? - Кир метнул на Надежду презрительный взгляд.

Максим молча кинулся на него.

Надя застыла, не зная, что предпринять. Ей было чертовски страшно и стыдно, что, похоже, именно она явилась причиной ссоры. Прошмыгнув мимо дерущихся на кухню, девушка набрала полную кастрюлю воды, и, улучив момент, вылила воду на голову Кира. Все замерли. Затем Кир медленно повернулся к девушке, и Надя вдруг сильно пожалела о своем поступке - такие страшные были у него глаза. Она пискнула и бросилась прочь, надеясь, что Максим сможет задержать этого дикаря.

Ей повезло. Кир не погнался за ней, а, лишь мрачно взглянув на Макса, взял в ванной полотенце, вытер лицо и вышел из дома.

Когда Надежда выбралась из своего укрытия, Максим с усталым видом сидел на диване в гостиной. Увидев девушку, он грустно улыбнулся.

– Не надо было вмешиваться.

У него был слегка помятый вид, но серьезно брат Ясы не пострадал.

– Да, надо было дождаться, пока вы как следует друг друга покалечите! - невесело буркнула Надя.

Она взяла в холодильнике какую-то банку и протянула Максиму.

– Приложи к глазу, а то он у тебя слегка опух. Это чтоб синяка не было.

Макс в ответ счастливо улыбнулся. Надежда раздраженно вздохнула и вышла из гостиной.

На следующий день Максим ходил подозрительно довольный, и Надежда, хотя ей не была понятна причина такого веселья, была все же рада. Может, если все так пойдет и дальше, он снова вернется на работу? Людмила Владимировна оптимизма девушки не разделяла, и Надежда чувствовала все нараставшую отчужденность с ее стороны. Девушку это ужасно огорчало, поэтому Надя радовалась приближению пятницы и уже в четверг утром сложила почти все свои вещи в рюкзачок. Так, ей казалось, она приближает время отъезда.

Перед ужином, девушка решила немного прогуляться. Заходя в дом, Надя вдруг зацепилась ногой за коврик и, чтобы не упасть, схватилась за первое, что попалось под руку - курточку Максима, которая висела тут же, на вешалке. Петелька оборвалась, и куртка упала на пол. Надежда аккуратно подняла ее, и тут заметила, что из внутреннего кармана выпал какой-то конверт. Девушка намеревалась положить этот конверт туда, где он до этого лежал, но вдруг рука ее замерла - на конверте стояло ее имя. Включив светильник, Надежда рассмотрела находку. Это было срочное письмо из космопорта. Пришло оно, судя по дате, еще вчера, и было уже вскрыто. Надя вынула письмо и развернула, раздираемая нехорошими предчувствиями. Она быстро пробежала глазами текст - старт "Фарватера" по каким-то причинам переносился на утро пятницы. И уже сегодня вечером Надежда должна была быть на борту.

Все семейство собралось за столом, ждали только Надю. Колокольчик возвестил о ее прибытии, но девушка отчего-то задержалась в прихожей. Людмила Владимировна обратилась к дочери:

– Яса, пойди, позови Надежду…

Но этого не потребовалось. В открытую дверь медленно вошла Надя. Она обратила полные горечи глаза на Максима.

– Когда… Когда ты собирался мне сказать? - ее голос срывался.

– О чем? - Максим попытался сделать вид, будто ничего не понимает, но Надежда дрожащими руками протянула ему письмо.

– Надя, это… Я как раз хотел отдать!

Девушка покачала головой.

– Зачем? - по ее щеке скатилась слеза. Потом Надя резко обернулась и вылетела из гостиной.

Надежда вбежала в комнату и остановилась, чтобы перевести дух. Слезы застилали ей глаза, но она попыталась взять себя в руки. Быстро покидав оставшиеся вещи в рюкзак и, надеясь, что почти ничего не забыла, Надежда выскочила в коридор.

Максим уже ждал ее там. Он заслонил ей дорогу, но девушка решительно оттолкнула его.

– Пусти!

– Надя, ты уже не успеешь.

– Успею! - Надя изо всех сил толкнула Максима, надеясь, что ему хоть немного больно. - Успею!

Макс не собирался так просто ее отпускать. Он попытался остановить девушку, но Надя обернулась и, увидев ее лицо, Максим понял, что никакая сила ее не удержит. Надежда взглянула на Ясу, Мирославу и их мать, растерянно наблюдавших за этой сценой. У Нади ёкнуло сердце.

– Спасибо вам большое, - сказала она, обращаясь в основном к Ясе и ее матери. И добавила тихо: - Простите меня.

И быстро вышла из дома.

Надежда бежала по темной дороге, оставляя позади поселок с уютным светом окон и фонарей. Она прекрасно понимала, что автобуса не будет, но упрямо твердила про себя: "Я успею, успею"! Начался небольшой дождь. Бежать стало легче - не так жарко. Капли падали на лицо девушки, стекая по щекам.

Добравшись, наконец, до шоссе, она на минуту остановилась, но потом решительно двинулась по направлению к городу. Конечно, вряд ли можно было предполагать, что она успеет к утру добраться в космопорт пешком, но делать было нечего - не возвращаться же в Лесное! Надежда уже успела пройти около километра, но ни одна машина, как ни странно, ее не обогнала. Стиснув зубы, Надя постаралась успокоиться. Это ей почти удалось. Все еще не так страшно: она поймает попутку. Ведь не может же быть такого, чтоб ни одна машина за всю ночь не проехала мимо!

Услышав шум мотора, Надя сначала не поверила своим ушам, и обернулась. Огни фар стремительно приближались. Надежда вытянула руку и отчаянно замахала ею. Девушке повезло - машина остановилась, немного не доехав до нее. Фары светили Наде прямо в глаза, и она не могла рассмотреть водителя. "Будь что будет!" - решила девушка, и направилась к машине, как вдруг дверца открылась, из нее вышел мужчина и направился прямиком к Наде. Девушка вздрогнула, инстинктивно почувствовав опасность. Она кинулась бежать, но шаги незнакомца были все ближе и ближе. Надежда не сдавалась. Она сопротивлялась изо всех сил, когда мужчина нагнал ее и вывернул ей руки за спину, сковывая, таким образом, ее движения. Затем на голову ей надели мешок, руки и ноги связали, и потащили в машину. Девушка извивалась всем телом, понимая, однако, что уже проиграла.

Оказавшись в машине, она забилась, в бессильной злобе лупя ногами по стенкам, но ей сразу объяснили, что для ее же блага вести себя потише. Надежда затихла, прислушиваясь к голосам. Водитель был не один - с помощником. Они сначала перебрасывались короткими фразами, а потом девушка услышала требовательный писк какого-то устройства. По-видимому, это был переговорник, потому что в разговор включился еще один голос, чем-то очень знакомый.

– Ну, каковы ваши успехи?

– Мы поймали ее, капитан, - ответил один из похитителей.

– Это точно она? Покажите-ка поближе…

Раздался шорох, скрип сиденья - там кто-то заворочался, а из переговорника тут же послышался недобрый смех. Наверное, была еще и видеосвязь.

– Снимите мешок. Я хочу увидеть ее лицо.

С девушки стянули мешок, но она не смогла отыскать глазами экран видеофона, наверное, видеосвязь была лишь односторонней. Надя хмуро уставилась в направленный на нее глазок миниатюрной видеокамеры, и тут же услышала в динамике голос:

– Ну, здравствуйте, Командор! - последнее слово было произнесено с нескрываемым презрением, но Надежда, несмотря на свое бедственное положение, злорадствовала - он все-таки назвал ее командором! Это, конечно, было малоутешительным, зато девушка поняла, кому обязана этим приключением - голос принадлежал грозному предводителю пиратов Глебу Гранту.

– Я никогда ничего не забываю, Надежда Орлова! - если он думал удивить девушку, назвав ее имя, то это не удалось - на ее родной Земле любой школьник знал несколько способов, которыми можно определить все данные об интересующем человеке.

Девушка молчала, и капитану это не понравилось. Похоже, он рассчитывал на более бурную реакцию.

– Молчишь? Ну что ж, на борту моего корабля ты станешь намного разговорчивей!

Дав еще несколько указаний своим подчиненным, Грант отключил связь. Наде на голову снова надели мешок, хотя она решительно не понимала - зачем? Может, хотят скрыть от нее конечный пункт этого путешествия? Вполне вероятно. Девушка чихнула - мешок был грязный, и у Нади уже слезились глаза, и чесался нос. Она утроилась так, чтобы ткань не касалась ее лица, и неспешно обдумывала теперешнее свое положение. Во всяком случае, она знает, по чьему приказу ее похитили. И тут девушка вспомнила, что теперь-то "Фарватер" точно улетит без нее. Она закусила губу - даже если это похищение организовал Глеб Грант, то главным виновником Надя все равно считала Максима.

Глава 13

– Капитан, мы только что перехватили разговор пиратов. Насколько можно судить, это Глеб Грант и кто-то из его ребят.

Капитан Власов обернулся.

– Приблизительное местоположение?

– Корабль Гранта пока невидим для наших радарных систем. Но его помощники буквально у нас под носом. Они движутся по шоссе, и захватили кого-то по его приказу.

– А именно?

Связист бросил на капитана виноватый взгляд:

– Начало разговора мы пропустили.

Власов нахмурился.

– Ничего. Передавайте координаты моим ребятам. Кто сейчас свободен?

Капитан повернулся к своему первому помощнику.

– Кир, возглавишь операцию по освобождению пленника!

Похитители ехали уже довольно долго, по крайней мере, так показалось скучавшей на заднем сидении Надежде. Ее рюкзак лежал в ногах у того похитителя, что не был за рулем. Поэтому все колюще-режущие предметы оказались вне досягаемости. Девушка пыталась освободить руки, но завязанные слишком туго веревки не поддавались.

Внезапно машину сильно тряхнуло. Водитель выругался, остановил автомобиль и выбрался наружу. Передние колеса оказались пробиты. Когда второй пират вышел на помощь товарищу, оба внезапно были повалены на землю бесшумно выскочившими из придорожных зарослей людьми.

Кир посветил в машину - кроме пленника там вроде бы никого не было. Радист сообщил, что похитителей, предположительно, двое. Видимо, не ошибся. Рывком открыв заднюю дверь, Кир выволок лежащего на сидении человека на асфальт. Разрезав завязки, он снял с него мешок, который закрывал всю верхнюю часть туловища. И когда его взгляду предстало на редкость чумазое существо в помятой серо-голубой форме, глаза Кира злобно сузились.

– Какого черта! - прорычал он.

Надя хлопнула глазами, а Кир резко отвернулся и бросил коротко:

– Заберите ее!

Несколько человек подошли к Надежде и, освободив ее от веревок, подсадили в одну из появившихся неподалеку машин. Надежда немного успокоилась - бандиты не стали бы ее освобождать. К тому же она заметила на рукавах своих спасителей эмблему военного флота Новой Земли, и решила, что ей, наконец, повезло.

Машины ехали быстро, и вскоре Надежда оказалась в большом лагере. Он находился на окраине леса, сразу же за ним начиналось поле, на котором высились громады нескольких кораблей. Надежду высадили из машины, и повели к одному из них.

Капитан Власов, светловолосый мужчина лет тридцати, встретил девушку в просторной и уютной кают-компании. Он похвалил своих подчиненных за успешное выполнение операции и распорядился допросить взятых в плен пиратов. Затем указал рукой на кресло:

– Присаживайтесь.

Надя села.

– Капитан Евгений Власов, - с этими словами он сам опустился в кресло.

– Надежда Орлова, - девушка робко сложила руки на коленях.

Капитан оценивающе поглядел на девушку. Ему показалось, что он уже где-то слышал это имя.

– Надежда Орлова? Не та ли, которая спасла "Фарватер"?

Надя покачала головой.

– "Фарватер" спасла его команда.

Власов улыбнулся одними глазами.

– Мне кажется, сегодняшнее происшествие должно заинтересовать майора Крылова. Сейчас мы установим видеосвязь, и ты нам расскажешь все подробности.

Во время разговора с майором Надежда чувствовала себя неважно. Ей чудился укор во взгляде этого уже немолодого человека, которого она так подвела. "Фарватер" стартовал без нее. А Надя так и не рассказала никому, почему не смогла прибыть вовремя. Хотя ей было довольно трудно объяснить, по какой причине она оказалась на дороге в такой поздний час, а не поехала раньше автобусом.

Закончив рассказ, Надежда обрадовалась, когда капитан Власов и майор решили продолжить разговор с глазу на глаз в каюте капитана. Она тихо сидела на диванчике, стараясь ни о чем не думать. Ей временами казалось, что она просто плывет по течению бурной реки, а ее попытки грести не приводят ни к чему. Словно соломинка, подвластная воле стихии… Это было довольно гнетущее ощущение. Надежда закрыла глаза, прислонившись к мягкой спинке дивана.

– Надежда!

Открыв глаза, Надя не сразу осознала что происходит, да и где, собственно она находится. Когда же девушка поняла, что имела неосторожность уснуть, ей стало очень неловко. Она тут же вскочила, пытаясь все еще сообразить, кто ее звал.

Рядом с ней стоял сам капитан и еще несколько незнакомых мужчин. Глядя на заспанную девушку, они весело улыбались. Надя попыталась пригладить волосы, соображая, до чего же неопрятный у нее должен быть вид. Еще не совсем придя в себя, она старательно вслушивалась в разговор, но мало что понимала.

Общий смысл Надежда все же уловила. Члены экипажа были обеспокоены проблемой размещения девушки на военном корабле. Из-за того, что Надя не являлась членом команды, возникали трудности с ее присутствием на борту. Надежда не стала вникать в тонкости, потому что ее беспокоило только то, дадут ли ей где-нибудь поспать. По-существу, место значения уже не имело. Пытаясь заставить глаза не закрываться, Надя рассеянно подумала: "Лишь бы тепло было… Да закутаться".

В конце концов, до чего-то эти мужчины договорились. Капитан сказал Наде, что ее сейчас отвезут в дом их врача, который живет недалеко от базы. Надя согласилась - собственно, ей было безразлично. Она не помнила, как вышла из корабля и села в машину, а когда через минут десять ее подвели к двухэтажному бревенчатому дому, она, не разбирая лиц, вошла внутрь, кем-то поддерживаемая под руку. Ее провели на второй этаж, открыли дверь в небольшую комнатку, в углу которой стояла аккуратно застеленная кровать. Надя уронила рюкзачок на пол и рухнула на постель, сразу же провалившись в глубокий сон.

Проснувшись, Надежда тут же услышала громкий щебет птиц. Она не сразу открыла глаза, пытаясь собраться с мыслями. Затем девушка все же решила осмотреться. Бревенчатые стены, деревянный потолок, маленький столик у окна… Все это навевало мысли о тихом, уютном лесном домике. Рюкзачок валялся на полу, там же, где она его бросила. Солнце весело заглядывало своими лучиками в приоткрытое окно. Легкий ветер шелестел едва начавшей желтеть листвой. Вставать не хотелось совершенно. Надежда опасалась, что, как только она распахнет двери и выйдет из комнаты, сказка тут же развеется. Но ведь надо еще познакомиться с хозяином этого дома. Кажется, вчера ей сказали, что это врач. И, наверняка, она его видела, когда пришла в дом. Но тогда девушка мало что соображала, и теперь чувствовала необходимость загладить свою оплошность. Надя нехотя встала, потянулась и решительно распахнула дверь.

Ничего не изменилось. Тишина, спокойствие, солнечный свет в оконцах… С трепещущим сердцем девушка подошла к лестнице, ведущей вниз.

Широкие ступени с резными деревянными перилами вели в гостиную. Это было просторное помещение, залитое солнечным светом. Посредине располагался аккуратный, хотя, явно, не новый, красный диванчик, напротив которого, на низенькой тумбочке, стоял телевизор. Вокруг без особого порядка были расставлены несколько кресел, а также размещался журнальный столик с небольшой стопкой газет.

И тишина. Только птичьи голоса за окном.

Спускаясь по лестнице, Надежда все же услышала какой-то шум. Он доносился из небольшого коридорчика, заканчивавшегося неплотно прикрытой дверцей. Судя по запахам, там находилась кухня. Надя, едва справляясь с волнением, подошла к двери и осторожно заглянула внутрь.

Посреди кухни, напротив большого, распахнутого настежь окна, находился широкий стол светлого дерева. На нем - прикрытое салфеткой блюдо. Пахло пирожками.

У плиты, спиной к Надежде стоял крупный мужчина в белом переднике. Его темные волосы были собраны в небольшой хвостик. Закатанные по локоть рукава открывали мощные руки. "И это врач?" - с удивлением подумала девушка.

И тут, чуть не подпрыгнув от испуга, Надежда услышала его голос:

– Проходи, садись за стол. Пирожки под салфеткой.

Надежда робко вошла, и села за стол, с опаской глядя на огромную спину незнакомца. Наконец, он повернулся и поставил перед Надей чашку с горячим какао. Девушка нерешительно подняла глаза. И тут же растаяла, увидев добрую, искреннюю улыбку.

– Доброе утро. Как спала?

– Хорошо…

Лицо у этого врача было немного монголоидного типа. По возрасту, насколько Надя могла определить на глаз, он почти годился ей в отцы.

– Мы вчера не познакомились. Меня можешь называть просто Стен.

– Очень приятно. Надя.

Стен улыбнулся.

– Знаю. Капитан Власов сказал, что тебе надо где-то пожить несколько дней. В этом доме живу я и мой племянник, - и серьезно закончил. - Здесь ты будешь в полной безопасности. - Стен подвинул Наде блюдо. - Ну, давай, ешь! А-то все остынет!

И снова отвернулся к плите.

Надежда, отбросив смущение, потянулась к пирожкам. От этого человека веяло спокойствием, надежностью и уютом. Сказка продолжалась… Надя уже прикончила пару пирожков и потягивала какао. Чувствуя себя совершенно сытой, она просто сидела и грелась на солнышке. Ей было хорошо…

Вдруг Надежда услышала звук открывающейся двери. И сразу раздалось глухое рычание. Надя замерла. Ей не надо было оборачиваться: она уже знала, кого увидит. Сказка закончилась.

– Что она здесь делает?

Кир стоял на пороге, глаза его полыхали гневом. Он ненавидящим взглядом буравил спину Надежды, но девушка почему-то не оборачивалась. Кир действовал на нее, как удав на кролика, поэтому, чтобы не поддаваться страху, Надя решила не смотреть ему в глаза.

– Кир, ты вернулся как раз вовремя, - проговорил Стен, отходя от плиты.

– Что она здесь делает? - повторил Кир свой вопрос, подходя ближе. Он оперся на стол, и блюдо с пирожками медленно поехало в его сторону. Схватив свою чашку с какао, Надежда отодвинулась подальше от разбушевавшегося Кира.

– Кир, у тебя плохое настроение? - серьезно спросил Стен. - Это Надежда. Она поживет здесь несколько дней.

– Что??? - взревел Кир.

Он подходил все ближе к девушке, заставляя ее двигаться по лавке все дальше от двери. Затем Кир обошел стол, и встал вплотную к Надежде. Она осмелилась поднять глаза, но, увидев лицо Кира, почувствовала неописуемый ужас. Взвизгнув, Надежда плеснула в обидчика какао из чашки, которую все еще судорожно сжимали ее пальцы. И со страхом увидела, как темное пятно растекается, по белоснежной рубашке. Кир отскочил с яростным шипением - какао было все еще горячим. Окончательно озверев, он бросился на Надежду, и девушке показалось, что она прочла в его глазах свой смертный приговор.

Надя была почти уверена, что Кир бы ее убил. Если б не рука Стена, преградившая ему путь. Кир замер, с негодованием уставившись на эту преграду. Потом взглянул еще раз на свою шелковую рубашку и прорычал:

– Чтоб и духу ее здесь не было!

Как только дверь за ним закрылась, Надя испуганно выглянула из-за спины Стена. Тот обернулся.

– Это мой племянник Кир. Вижу, вы знакомы.

Надя кивнула, не зная, что ответить. Оставаться в этом доме дальше представлялось ей невозможным. Заметив ее замешательство, Стен мягко улыбнулся:

– Хочешь уйти? - и покачал головой. - Даже не думай! Здесь тебя никто не обидит. С Киром я поговорю.

Надя открыла было рот, собираясь что-то сказать, но Стен ее опередил:

– Ты же не хочешь, чтобы вся команда нашего корабля отправилась тебя разыскивать? Нет? Так что не волнуйся - все будет хорошо.

Девушке ничего не оставалось, как согласиться. Она взяла тряпку и тщательно вытерла с пола какао. Потом села, наблюдая за работой Стена. После Стен показал ей дом, и они расположились в гостиной. Кира слышно не было: по-видимому, он ушел. Поэтому Стен и Надя смогли спокойно побеседовать. Слово за слово, и Надежда рассказала Стену все о себе, о том, как попала на Новую Землю. Правда ее не оставляло странное ощущение, что Стен и так прекрасно осведомлен о ее приключениях. Но он умел слушать, а Надя чувствовала, что доверяет этому человеку, и к тому же, ей было просто необходимо поговорить обо всем, что произошло за последние месяцы.

После обеда они отправились в лагерь. Шли пешком. Это заняло не более получаса - дом Стена и впрямь располагался недалеко от базы.

Когда подошли к кораблю, Надежда прочитала название и вздрогнула - потускневшая надпись на обшивке гласила: "Буревестник". Естественно, этот гигант не шел ни в какое сравнение с ее маленьким грузовым катером. Надежду захлестнула волна воспоминаний… Небольшая кабина управления, она сидит в кресле капитана… Рядом Ксюша и Олег. "Буревестник" держит курс на космическую станцию земли, Ксения корректирует направление…

Стен подвел девушку к спущенному трапу, Надежда тряхнула головой и пошла внутрь.

Капитан Власов уже ждал их.

– Надежда, - обратился он к девушке, - я знаю, что вы должны были отправиться в рейс на "Фарватере".

Надя виновато улыбнулась.

– Я также знаю, что летом вы с успехом окончили курсы лётной школы. Ознакомившись с вашим личным делом, учитывая, что вы уже командовали кораблем, правда небольшим, я заключаю, что у вас есть довольно приличный опыт космических полетов.

И под недоуменным взглядом Надежды, закончил с улыбкой:

– Я хочу предложить вам место второго пилота на моем корабле.

Надя не поверила своим ушам. Капитан, по-своему истолковав ее замешательство, чуть нахмурился.

– Если хотите, я могу дать вам время на раздумья, но… - капитан развел руками, - мы стартуем уже послезавтра, потому…

– Капитан, я с благодарностью приму ваше предложение! - обрадовано ответила Надя.

А почему бы и нет? Впрочем, выбора у нее все равно не было - вернуться в Лесное Надежда не могла.

– Что ж, - капитан потер руки, - это хорошо! Тогда я хотел бы поскорее познакомить вас с остальными членами экипажа… Хотя, думаю, сделать это лучше будет завтра, когда корабль будет готовиться к старту. Как раз все соберутся на борту.

Надя кивнула.

– А пока вверяю вас полностью заботам нашего врача.

– Да, капитан!

– На сегодня вы свободны. А с завтрашнего дня можете приступать к своим обязанностям, - и обернулся к Стену. - Поручаю вам проинструктировать Надежду Орлову. А вы, Надя, если у вас возникнут какие-нибудь вопросы, знаете, к кому обратиться.

По дороге к дому, да и потом, сидя на кухне, Надежда не переставала забрасывать Стена вопросами. В основном, относительно ее будущих обязанностей, а также о правилах поведения, принятых на корабле. Цель предстоящего полета им должен был завтра сообщить капитан. Стен, по-видимому, не тяготился ее любопытством, и Надя в который раз удивилась про себя, насколько ей легко общаться с этим человеком - ведь она его знала даже меньше суток.

Кир пришел, когда Надежда все еще сидела со Стеном на кухне. Она потягивала сок, Стен изучал какие-то бумаги. Присутствие Надежды его не отвлекало, и они просто вместе молча сидели за столом. Вечером стало довольно прохладно. Заметив, что ветерок шевелит страницы под ладонями Стена, Надежда поднялась и прикрыла окно. И развернувшись, как раз увидела входившего на кухню Кира. На этот раз девушка постаралась вести себя поспокойнее. Она уже успела привыкнуть, что Кир при ее появлении рычит, но все же попыталась незаметно отодвинуться подальше от двери.

Стен поднял глаза на вошедшего племянника. Кир еще больше нахмурился и резко вышел. Стен снова углубился в чтение. Надя облегченно выдохнула. И решила, что ей уже пора спать. Почувствовав себя благодаря Стену в относительной безопасности, Надежда чинно прошла через гостиную, и, провожаемая злобным взглядом сидевшего на диване Кира, поднялась наверх.

Оказавшись в своей комнате, она пожалела, что не может запереть дверь от этого сумасшедшего племянничка. Но Стен обещал ей полную безопасность в своем доме, и Надежда склонна была ему верить.

Утром Надя проснулась рано. Прошмыгнула в ванную, умылась, оделась, и потихоньку пошла на кухню, надеясь сразу найти там Стена. Ей повезло. Хотя Стена не там было, но и Кира тоже. Что было уже само по себе замечательно. Стащив потихоньку пару пирожков, она вернулась в комнату. В доме было тихо. Казалось, что Надя осталась одна. Девушку это слегка озадачило - Надежда не знала, в котором часу надо быть на корабле. В крайнем случае, она и сама пешком туда доберется… А вдруг она просто проспала? Надю эта мысль слегка испугала. Она ходила взад и вперед по комнате, пока, наконец, не услышала, что кто-то пришел.

Опасаясь наткнуться на своего недруга, Надежда осторожно выглянула из комнаты, и только потом тихонько вышла.

Остановившись на лестнице, Надя с облегчением увидела Стена. Его волосы были слегка влажными. В ответ на вопросительный взгляд девушки, он сказал:

– Тут речка поблизости.

А когда Надя, удивленно пробормотала, что "там же холодно", лишь улыбнулся и пожал плечами.

Кир ушел из дома пораньше. Он не хотел с ней встречаться. К тому же был уверен, что завтра ее уже не увидит. "Буревестник" стартует, и ей придется искать какое-нибудь другое убежище. Например, вернуться к Максиму. Настроение у Кира было превосходное. Он поднялся на борт корабля одним из первых. В кабине управления были только трое: второй помощник капитана, красавец и любимец прекрасного пола, Лев Ранилов, главный техник, широкоплечий силач и добряк, Василий Веткин, и первый пилот "Буревестника", синеглазая брюнетка, Клара Маленко.

Увидев Кира, Клара обернулась и, помахав рукой в знак приветствия, сообщила:

– Кир, сегодня капитан приведет мне нового помощника!

– Взяли, наконец, второго пилота?

– Да. Капитан сегодня нас познакомит. Я надеюсь, мне этот человек понравится - ведь нам все время вместе работать.

Новый человек в команде - это всегда событие. Предыдущий второй пилот ушел в длительный отпуск в связи с рождением ребенка. И все время, проведенное на Новой Земле, капитан пытался найти ему достойную замену. С новым членом команды в основном будет общаться Клара, она же и будет определять во время первого рейса, соответствует ли человек этой должности, достаточно ли у него опыта. Хотя, вряд ли капитан стал бы брать на "Буревестник" кого попало.

Постепенно собралась вся команда. Корабль готовился к полету. Проверялись все системы. Каждый занимался своим делом. Кир пропустил тот момент, когда капитан представлял команде нового пилота: Власов поручил своему помощнику срочное задание, и решил, что успеет познакомить его с новым членом экипажа попозже.

Когда, наконец, Кир зашел в кабину управления, он заметил в кресле второго пилота, рядом с Кларой, какую-то незнакомую девушку. И Клара, и новенькая сидели спиной к двери, весело о чем-то переговариваясь. Значит, на "Буревестнике" появилась еще одна девушка. Неплохо!

Кир не спеша подошел к девушкам. Прозвучал его мягкий голос:

– Клара, ты не познакомишь меня с новым вторым пилотом?

– Конечно! - обернулась с улыбкой Клара. - Надежда, познакомься с первым помощником капитана… - и замолчала, непонимающим взглядом глядя на застывшего с неописуемым выражением лица Кира и вжавшуюся в кресло Надежду.

Клара удивилась еще больше, когда Кир вдруг рявкнул:

– Ты!

И рывком развернул кресло второго пилота. Встретив виноватый взгляд Надежды, Кир впился руками в подлокотники, с которых Надя поспешила убрать руки. Он некоторое время просто смотрел ей в глаза, словно надеясь, что под его взглядом девушке ничего не останется, кроме как быстренько испариться. Но, к его огромной досаде, девушка не исчезала. И даже не отвела глаз. Тогда Кир резко выпрямился.

– Что она здесь делает?

– Это новый пилот… - пробормотала Клара.

Кир раздосадовано покачал головой, а затем быстро вышел. Если б мог, он бы еще и дверью хлопнул, но ее конструкция, к сожалению, этого не позволяла. Быстро пролетев несколько поворотов, Кир оказался у капитанской каюты.

Дверь открылась почти сразу.

– Капитан, я не согласен с назначением на должность второго пилота…

Власов удивленно посмотрел на Кира.

– У вас есть серьезные причины, чтобы критиковать эту кандидатуру?

– Да! Это не профессионал!

– Она уже командовала кораблем.

– Не таким, как "Буревестник"!

– Кстати, именно так и назывался ее корабль, - заметив удивленный взгляд первого помощника, капитан пояснил. - Это было небольшое грузовое судно.

– Это ничего не меняет!

– Нет, конечно. Потому на нашем корабле Надежда Орлова - всего лишь второй пилот.

– Но это очень ответственная должность!

– Не сомневаюсь, что девушка справится. Во всяком случае, если после первого полета Клара останется ею недовольна, либо возникнут еще какие-нибудь претензии, мы возьмем кого-нибудь другого. Кстати, а чем именно она вам не угодила?

Кир покачал головой, не зная, что сказать. Он, конечно, поступил довольно опрометчиво, сразу явившись к капитану. Оказывается, он ничего про эту девушку не знал. А надо было сначала собрать информацию. Тем не менее, Кир был уверен, что в первом же полете найдется, за что ее упрекнуть.

Клара удивленно смотрела вслед первому помощнику, а затем повернулась к Наде.

– Что это с ним?

Надя пожала плечами.

– Вы знакомы, да? - в ответ Клара получила утвердительный кивок. - Похоже, он не обрадовался твоему назначению…

– Это точно.

Клара покачала головой.

– Плохо. После капитана, Кир - первый человек на корабле. Тебе будет трудно, если вы не поладите.

– Ничего, - Надя выдохнула. - Я постараюсь поменьше попадаться ему на глаза.

– Это будет не так-то легко.

Надежда махнула рукой.

– Ладно. Что-нибудь придумаю. Ты мне лучше покажи все сейчас, чтобы после старта я тебя меньше отвлекала.

– Не хочешь давать Киру повод для недовольства? - подмигнула Клара.

– А разве ему нужен повод? - тихо проворчала себе под нос Надя.

Глава 14

"Буревестник" успешно стартовал с Новой Земли. Взяли курс на вторую планету соседней звездной системы. Оранжевая планета, большая часть которой была покрыта песчаными пустынями, носила красивое имя Марина. Говорили, так ее назвал первооткрыватель в честь своей жены. Неимоверной красоты пейзажи с красноватыми склонами скалистых гор являлись до недавнего времени главной достопримечательностью планеты. Позже кто-то узнал, что плоды одного из произрастающих на Марине растений обладают солидным рядом полезных свойств, например, могут использоваться в медицине как заживляющее средство, а также в косметологии и других отраслях науки. Сразу же нашлись люди, решившие зарабатывать на этом деньги. Защищенные горами от песчаных бурь земли стали возделывать для выращивания цимуса, как окрестили эту находку ботаники.

Поставки грузов на Марину обычно производились под охраной нескольких военных кораблей. Туда везли людей для работы на плантациях и продовольствие, обратно - тех, кто возвращался домой, а также урожай цимуса и горючее, которое тоже успешно изготовляли на Марине, богатой на полезные ископаемые планете.

У второго пилота Надежды Орловой обязанностей оказалось не так-то много. Они с Кларой дежурили по очереди, и когда на вахте была Клара, Надежда просто ходила по кораблю, часто наведываясь к Стену, с которым они могли подолгу разговаривать. Тем находилось предостаточно. От обсуждения проблем насущных, до книжек, которые Надежда в большом количестве обнаружила в электронной библиотеке корабля.

Клара не находила никаких изъянов в работе напарницы. Девушкам было приятно общаться друг с другом, но когда Клара была свободна, на вахту заступала Надежда. И хотя большую часть пути проделали на автопилоте, ни в коем случае нельзя было терять бдительности. Ведь в космосе может произойти всякое, а уж если это военный корабль, сопровождающий ценный груз с целью защиты от пиратов - и подавно.

Поэтому Надежда все чаще приходила к Стену, чем буквально выводила из себя его злобного племянника. Кир натыкался на не привыкшую сидеть на месте Надежду буквально везде, и это никак не улучшало его настроения. Но Надежда входила в состав экипажа, к тому же Кир прекрасно знал, как Стен отнесется к любому его выпаду против этой девчонки. Потому только рычал изредка, когда замечал ее в кресле пилота или в коридоре. А Надежда все больше привязывалась к его дяде - спокойному и такому надежному Стену, с которым чувствовала себя как за каменной стеной.

Кстати сказать, Надя не совсем представляла Стена в роли врача. Хирург - да, а вот заботливо расспрашивать про самочувствие, выписывать таблетки… Надежда в который раз удивилась, насколько естественно он смотрится, чем бы ни занимался. Она видела его на кухне. Теперь же он сидел за небольшим столиком в своей импровизированной лаборатории, переливая какие-то растворы из одних колбочек-пробирочек в другие. А Надя тихо пристроилась рядом, наблюдая за всеми его действиями, практически ничего в них не понимая.

Однажды Стен вручил Наде какой-то пузырек и попросил отнести в грузовой отсек. Это оказались глазные капли. У мужчины, который вел учет груза, были проблемы со зрением. Надежда отдала ему пузырек, пересказала все инструкции Стена, и собралась уже уходить, когда заведующий грузами попросил девушку найти одну коробку, которая была в перечне, но вот уже несколько часов он никак не мог ее обнаружить. Надежда согласилась.

Она довольно быстро нашла то, что искала. Сняв коробку, Надя внимательно прочитала надпись, сверила с учетной записью, и осторожно начала засовывать коробку на место. Надо сказать, снимала со стеллажа она ее тоже еле-еле, потому что едва доставала до полки, даже встав на носки. Надежда, уже почти отчаявшись поставить груз наверх без посторонней помощи, нашла все-таки небольшую лесенку и, приставив ее к полке, задвинула коробку на место. И вдруг раздался грозный голос:

– Что ты здесь делаешь?

Надежда резко соскочила с лестницы, чуть не опрокинув ее, и увидела Кира.

– Что-то ищешь? - прошипел он.

– Нет. То есть да. Я уже нашла.

– Не выкручивайся! Что ты здесь искала?

Этого Надя уже не стерпела.

– Я не выкручиваюсь! Я искала то, что меня попросили.

Кир недоверчиво покачал головой.

– А не врешь? Думаю, капитан пожалеет, что взял на борт такую хитрую лису.

– Ах, лису значит! - Надя в отчаянии подняла глаза. - Ну, лисой я быть согласна, - примирительно заключила она.

– Согласна? - сощурился Кир. - Может быть, ты лис никогда не видела? Такое зловредное, бессовестное создание…

– Зловредное? - возмущенно воскликнула девушка. "Бессовестную" она как-то пропустила мимо ушей. - Это я зловредная? Да ты на себя посмотри! От одного твоего вида мне уже становится не по себе!

И замолчала. Сама испугавшись собственной наглости, начала потихоньку отступать от медленно надвигавшегося на нее, кипевшего от злости Кира.

– Второй пилот, вы забываетесь! Как вы смеете так разговаривать с первым помощником капитана? - шипел он.

Надя беспомощно пожала плечами: мол, не знаю, так получилось. Потом, видя, что придется спасаться бегством, тихо ойкнула и развернулась. Причем в узком пространстве между стеллажами это получилось у нее довольно неуклюже. Она задела лестницу и та, с ужасающим грохотом опустилась на голову ее преследователя.

Не дожидаясь, пока Кир выберется, девушка пустилась наутек. Выскочив из грузового отсека, за первым же поворотом, Надя наткнулась на капитана Власова.

– Добрый день, капитан! - тут же выпалила она и по-быстрому прошмыгнула мимо.

Каково же было удивление Власова, когда через несколько секунд на него прямо из-за угла вылетел Кир. И остановился как вкопанный.

– Первый помощник, потрудитесь объяснить свое поведение, - строго сказал капитан.

– Второй пилот, она устроила погром в грузовом отсеке.

– Погром? - удивился капитан. - И серьезный?

"Нет, она просто уронила лестницу мне на голову" - подумал Кир, а вслух сказал:

– Нет, не очень серьезный.

Капитан Власов задумчиво пошевелил губами.

– Мне кажется, нам с вами надо обсудить вашу неприязнь к Орловой. Нельзя, чтобы это отражалось на слаженности работы всего экипажа.

– Да, капитан! - без энтузиазма ответил Кир, и пошел за Власовым в его каюту.


– Надежда Орлова, вас хочет видеть капитан!

Надя беспомощно взглянула на Стена. Тот лишь ободряюще улыбнулся.

– Давай, иди. Тебе нечего бояться.

– А Кир?

– Он тебя не съест.

– Правда? - засомневалась Надежда.

Стен рассмеялся.

– Правда. По крайней мере, в присутствии капитана.

– Ну, спасибо! - вздохнула девушка, и нехотя покинула лабораторию Стена.

– Надежда Орлова, я бы хотел поговорить с вами вот о чем. Мой первый помощник заявляет, что вы халатно относитесь к своим обязанностям, да к тому же ведете себя неподобающим образом. Как вы считаете, он прав?

Надя покосилась на стоявшего чуть поодаль Кира. А потом перевела взгляд на Власова.

– Не мне об этом судить, капитан.

– А кому же?

– От Клары Маленко, если не ошибаюсь, в мой адрес не поступило еще ни одной жалобы.

– Это верно.

– Значит, с обязанностями своими, я, по всей видимости, справляюсь. Ну а насчет поведения, пусть ваш первый помощник скажет, чем оно его не устраивает.

И что мог ответить на это Кир? Нет, конечно, он не скажет капитану, что эта выскочка словно взяла себе за цель его, Кира, угробить! А насчет неуважительного отношения к своей персоне - это он постарается уладить сам. Девушка и так его боится, но это еще далеко не предел. И все же сейчас не время и не место выяснять отношения. Лучше сделать это по окончании рейса. Поэтому он обернулся к капитану и ровным тоном произнес:

– Капитан, я сам постараюсь уладить это недоразумение. Я думаю, мы со вторым пилотом найдем общий язык, - и недобро глянул на Надежду. - Нам просто надо поговорить наедине в спокойной обстановке…

Он явно издевался. Девушку начал разбирать панический страх. Кто знает чего можно ждать от этого человека. Но капитан согласно кивнул, не обращая внимания на выражение полного отчаяния в Надиных глазах, и Кир с Надеждой, провожаемые веселым взглядом Власова, скрылись в пустой каюте.

Кир проследил, как закрывается за ним дверь, и повернулся. Надежда ждала его, ощетинившись, всем своим видом словно говоря: "Всех не перестреляешь"! У Кира буквально опустились руки. Ну о каком спокойном разговоре теперь может идти речь? Он устало махнул рукой и вышел.

Сопровождаемое военными грузовое судно успешно разгрузилось на Марине. Команде "Буревестника" предстояло провести на этой планете лишь сутки - ровно столько, сколько необходимо, чтобы без спешки погрузить цимус и горючее.

Пристроившись в относительной тени шелестящего багрово-красной листвой на узловатых ветвях дерева, Клара с Надей весело резвились под музыку стоявшего тут же на каком-то ящике плеера. У них получалось что-то вроде аэробики. Это поначалу. А потом обе просто начали баловаться. Погода была хорошая. Мужчины тоже расположились неподалеку. Кир стоял в тени корабля. Настроение было не самое лучшее. Он видел, что вниманием большинства мужчин завладели резвящиеся девушки. Причем, смотрели они не только на Клару. Кир поморщился. Он считал Клару Маленко красивее и привлекательнее, но наблюдал почему-то за Надеждой.

– Хмуришься?

Стен, как всегда неслышно, подошел к племяннику. Лукаво поглядел на Кира и направился к остальным. Потом мимо Кира прошел капитан. Решив, что его отстраненность слишком бросается в глаза, Кир тоже тихо приблизился к большому дереву, под кроной которого разместился практически весь экипаж "Буревестника".

Сознавая, что за ними наблюдают, но, притворяясь, что не замечают этого, Надежда Орлова и Клара Маленко резвились, изображая что-то вроде зарядки под музыку, которая все больше и больше напоминала танец. Улыбки, сверкающие глаза… на девушек было приятно смотреть.

В какой-то момент Надя поймала взгляд Кира, и, на секунду замешкавшись, снова улыбнулась, схватила Клару за руку и потащила в душ. Мужчины разочарованно вернулись к своим делам - кто к книгам, кто к разговорам.

Девушки вскоре возвратились, свежие, мокрые. Клара, смеясь, выжимала свои длинные волосы, Наде же хватило лишь слегка взъерошить их пальцами - и мокрые кудряшки весело подпрыгивали в такт ее шагам.

Они сели в тени, о чем-то болтая, постепенно собирая вокруг себя остальных. Кир с раздражением поймал себя на том, что завидует - если б не Надежда, он бы сейчас тоже находился со всеми, наслаждаясь отдыхом на свежем воздухе. А так - его же побьют, если из-за его присутствия девушки снова вздумают скрыться.

Поискав глазами Стена, Кир подошел к нему - благо тот сидел тоже вдали от остальных, углубившись в изучение каких-то бумаг. И опустился радом. Стен поднял глаза на племянника и покачал головой.

"Буревестник" держал курс на Новую Землю. До прибытия оставалось всего два дня. Власов уже решил, что оставит Надежду Орлову в качестве второго пилота. Она успела показать себя с лучшей стороны, когда во время ее вахты один из идущих впереди кораблей внезапно потерял управление и минут пять беспомощно болтался на одном месте, бросаясь то в одну, то в другую сторону. "Буревестник" обязательно врезался бы в него, если б Орлова не приняла вовремя управление. Отключив автопилот, девушка резко развернула "Буревестник", обходя препятствие.

Маневр был выполнен довольно неплохо, и, учитывая, что Надежде еще не приходилось до этого пилотировать такие большие корабли как "Буревестник", Власов решил, что она справилась как нельзя лучше. Правда, во время этого маневра он сам едва устоял на ногах, схватившись за поручень.

– Капитан, вас вызывают по личному каналу.

Голос радиста вывел Власова из раздумий.

– Я выйду на связь в своей каюте.

Как только дверь закрылась, капитан включил экран видеосвязи.

– Рад познакомиться с вами лично, капитан Евгений Власов.

С монитора смотрело улыбающееся лицо Глеба Гранта.

Глаза Власова сузились.

– Что тебе надо, пират?

– Эй, поспокойнее! Я не привык, чтобы со мной разговаривали в таком тоне! - Грант произнес это шутливым тоном, но глаза его стали ледяными. - Я думал, мы с вами поговорим по-хорошему. Вижу, не выйдет.

– Собираешься напасть на нас? У тебя ничего не получится!

– Ну что вы, капитан! Я же не самоубийца! - рассмеялся Грант. - И все же вы, по-моему, здорово испугались, как бы я и вправду… Но не сейчас. Когда я решу напасть на ваши корабли, я не стану предупреждать заранее - зачем лишать себя преимущества неожиданности? Но я хочу поговорить о другом…

– О чем же?

– Я недавно получил сообщение от своих людей на Новой Земле. Вы помешали им выполнить мое поручение.

– Что вы имеете в виду? - процедил Власов.

– Уже на "вы"? - поднял брови Грант. - Так-то лучше, - и усмехнулся. - Думаю, нужный мне человек, скорее всего, находится у вас на борту. Вы все еще хотите сказать, что не знаете, о ком я говорю? Думаю, вы все прекрасно поняли. Не так ли, капитан?

– Зачем она вам?

– Я не буду вдаваться в объяснения. Скажем так, мне захотелось познакомиться с этой девочкой поближе.

– И все же?

– Нет, капитан. Я сказал все что хотел. И имейте в виду, я хочу договориться с вами по-хорошему. Иначе, мне придется-таки напасть на ваши корабли, поставив вас тем самым в безвыходное положение.

– Но если мы спрячем ее где-нибудь…

Грант усмехнулся.

– Кто ищет, тот всегда находит. Это вам не поможет. До скорого, капитан!

Власов задумался. Слова пирата наполняли его злобой и ненавистью. Черт возьми, оказывается присутствие Орловой на борту "Буревестника" может навлечь на него крупные неприятности. И зачем, скажите на милость, Гранту так понадобилась эта девушка? Надо бы связаться с майором Крыловым - возможно, тогда ситуация хоть немного прояснится.

Глеб Грант сидел перед потухшим монитором, задумчиво теребя бороду. Его старший помощник Рок с некоторым недоумением глядел в затылок грозного предводителя пиратов. Потом осторожно спросил:

– Простите, капитан, но я не совсем понимаю…

Грант обернулся. Лицо его не выражало недовольства, и Рок решился.

– Я хотел спросить, для чего вы, капитан, охотитесь за этой девчонкой.

Капитан Грант усмехнулся.

– Пошевели мозгами, Рок! Ты помнишь, при каких обстоятельствах здесь появилась эта Надежда? Оружие с Древней Земли… Возможно, она расскажет нам немало интересного.

Сразу же после прибытия на Новую Землю и разгрузки грузового корабля, за которой военные тоже должны были проследить, Власов вызвал к себе своего первого помощника.

– Вот что, Кир, - капитан Власов задумчиво погладил подбородок, - Вы все еще возражаете против назначения Надежды Орловой на должность второго пилота?

– Да, капитан!

– Понятно… - Власов жестом предложил Киру сесть. - Глеб Грант охотится за Орловой и готов заполучить ее любой ценой, причем, насколько мне известно, предпочтительно живой. Знаете, Кир, посовещавшись с майором Крыловым, мы пришли к выводу, что ее можно использовать как приманку… Мы пустим слух, будто хотим переправить Орлову на одну из наших наиболее охраняемых военных станций, чтобы потом, при первой же возможности, перебросить на Землю. Каковы шансы у Гранта заполучить Надежду, если она будет находиться на этой станции? Практически никаких. Так вот, - капитан внимательно посмотрел на своего помощника, - мы отправляем ее на станцию на небольшом, не самом мощном с точки зрения обороны, но довольно быстроходном судне. Капитаном на него я назначу вас. Кир, вы меня понимаете?

– Не совсем, - Кир нахмурился. - Мы доставим ее на станцию…

– Грант, естественно, узнает о готовящемся мероприятии, об этом мы позаботимся. И когда пирату будет казаться, что он застал вас врасплох, появимся мы. А заодно и испытаем нашу новейшую анти-радарную установку. Грант будет уверен, что перед ним лишь один, довольно беззащитный корабль, но остальные корабли тоже будут находиться неподалеку, а когда он выключит защитный экран…

– Не понимаю, капитан… Как вы намерены заставить Гранта отключить защиту?

Власов улыбнулся, отчего у Кира шевельнулось нехорошее предчувствие.

– Предоставьте мне самому позаботиться об этом.

Услышав, что ее готовятся переправить на Землю, Надежда сразу же отправилась к капитану. Она, конечно, понимала, что с момента ее прибытия на станцию и до того, как она сядет на корабль, который повезет ее домой, может пройти немало времени. Но Надежда пребывала в полной уверенности, что все это делается лишь для ее безопасности, хотя и была не совсем согласна с такими мерами.

– Заходите, Надежда! - Власов сделал приглашающий жест, пропуская девушку в свою каюту.

Надя вошла и нерешительно остановилась посреди капитанской каюты. Со стены ей подмигивали датчики различных систем корабля, отражаясь в глазах девушки разноцветными огоньками. Надя решилась.

– Капитан, я хотела бы поблагодарить вас за проявленную заботу.

– Не стоит, - Власов, чуть улыбаясь, смотрел на нее.

Надя вздохнула, набираясь смелости.

– Я бы хотела просить вас, чтобы вы позволили мне до рейса на мою родную Землю остаться на "Буревестнике" в качестве второго пилота.

Капитан покачал головой.

– Надежда, за вами охотятся пираты. Ваша жизнь находится в серьезной опасности! Поэтому необходимо, чтобы вы находились на хорошо охраняемом объекте, где угроза нападения будет сведена до минимума.

Надежда затаила дыхание. Это было очень странно! Просто непонятно, ради чего так серьезно охранять ее скромную особу. Конечно, Грант обещал, что доберется до нее. Но ведь военные корабли почти каждый свой рейс встречают на пути пиратские суда…

– К тому же, - продолжил Власов, - рейс на Древнюю Землю, насколько мне известно, будет довольно скоро - вам не придется долго скучать на станции.

"Ах, вот оно что"! Надежда облегченно вздохнула и улыбнулась. Значит, просто нашли способ помочь ей и побыстрее отправить домой! Ее лицо засияло.

– Значит, я скоро отправлюсь домой?

– Смею на это надеяться.

– Спасибо, капитан! - Девушка смотрела на него счастливыми глазами.

Власов слегка смутился, и, потеребив подбородок, произнес:

– Не за что, Орлова. Не за что.

Кир шел домой, хмуро размышляя о предстоящем полете. Довольно остроумная ловушка. Жаль, что капитан решил не раскрывать своему первому помощнику все карты. Это смутно тревожило Кира, хотя он решительно не понимал почему.

Стена сегодня задержали - он принимал новое медицинское оборудование на "Буревестнике". Поэтому, когда Кир вошел в дом, там была только Надя. Закрывая за собой дверь, боковым зрением он увидел лицо девушки, осторожно выглянувшей проверить, кто пришел. Кир хмуро опустился на диван. Какая-то смутная тревога не давала ему покоя. Самое обидное, он не мог посоветоваться со Стеном - никто, кроме Кира, не был посвящен в план капитана Власова. В конце концов, Кир махнул рукой - ведь они все-таки доставят девушку на станцию, и, так или иначе, он избавится, наконец, от этой головной боли.

Вошел Стен. Не успела за ним закрыться дверь, как по лестнице сбежала Надежда. Бросив опасливый взгляд на хмурого Кира, она подбежала к Стену.

– Стен! Меня отправляют домой! На Землю!

Девушка чуть ли не подпрыгивала от радости.

– Представляешь! Правда, я не знаю, зачем они все это придумали со станцией, наверное, серьезно за меня беспокоятся, но капитан сказал, что скоро я полечу домой!

Киру стало немного не по себе. Ишь, как радуется, глупая! Кир смял попавшуюся ему под руку газету.

Стен улыбнулся девушке, разделяя ее радость, и приобняв Надежду за плечи, повел за собой по направлению к кухне. На полпути он обернулся и бросил на Кира такой взгляд, что тому стало совсем нехорошо. Скомканная газета полетела в угол.


Услышав быстрый топот ног по лестнице, Кир понял, что девушка пошла к себе. Он не успел поужинать, поэтому медленно побрел на кухню. Но ему сразу же перехотелось есть, как только он встретил направленный на него грозный взгляд Стена.

– Власов сообщил, что Надю отправляют домой, - произнес он, не сводя глаз с племянника.

– Знаю. Я сам повезу ее на станцию.

– А я по приказу капитана остаюсь на "Буревестнике", - спокойно сказал Стен.

Кир нахмурился:

– Капитану виднее.

– Не знаю, не знаю… - Стен покачал головой. - Мне все это очень не нравится.

Глава 15

Небольшой "Стриж" отличался скоростью и высокой маневренностью. Наде он понравился - этот корабль был намного уютнее "Буревестника". Единственное, чего не хватало девушке - так это экипажа, к которому она уже успела привыкнуть. И, конечно же, Стена.

Из шести человек, что вошли в команду "Стрижа", Надежда знала четырех, включая капитана. Его поведением, кстати, Надя была как нельзя более довольна. Вопреки своему обыкновению, он даже не рычал, а только хмуро зыркал на девушку, когда она появлялась в поле его зрения. Не зная, чем заняться, Надежда бесшумно ходила по кораблю, стараясь не привлекать к себе внимания. Члены экипажа относились к ней довольно прохладно. Все-таки эти люди были не с "Буревестника" и общение с девушкой ранее у них сводилось к двум-трем случайным фразам.

Словно по иронии судьбы, из той команды, людей которой Надя хотела бы сейчас видеть, на "Стриже" присутствовал только Кир. Но - за все хорошее, так или иначе, надо платить, поэтому Надя не отчаивалась, согреваемая мыслью о скором полете домой.

Корабли Гранта заметили не сразу. Когда прозвучал сигнал тревоги, три мощных пиратских судна во главе с гигантским "Китом" уже не оставляли "Стрижу" реальных шансов уйти. Не обладающий достаточной огневой мощью для оказания сопротивления, корабль под командованием Кира завис в пространстве. Когда наладили видеосвязь, на мониторе появилось довольное лицо Гранта.

– Здравствуйте, капитан! - весело обратился пират к мрачному как грозовая туча Киру. - У вас на борту находится то, что мне нужно!

– Не знаю, о чем вы говорите, - процедил Кир.

– Прекрасно знаете! - Улыбнулся пират. И тут же посерьезнел. - У вас нет выбора. Ваш корабль под прицелом моих лазерных пушек. Вам не скрыться. Поэтому обменять Надежду Орлову на возможность уйти спокойно и без жертв - ваш единственный шанс.

– Я не могу на это пойти!

– Судите сами, - Грант усмехнулся, - Орлову я, возможно, даже не убью. А на весах лежат жизни членов вашего экипажа.

На скулах Кира заходили желваки.

– Мне нужно время, чтобы обдумать ваше предложение.

– Конечно, капитан! Только не думайте слишком долго. Я буду ждать ответа в течение часа.

Монитор погас. В переговорнике возле уха Кир услышал голос Власова:

– Прекрасно, Кир! Вы справляетесь! Думаю, вам не составит труда уговорить Надежду? Если не согласится, можете использовать силу. Все-таки жизнь шести членов экипажа важнее… И к тому же, это шанс уничтожить Гранта.

Глаза Кира сузились. Во-первых, он не ожидал, что по плану Власова девушка должна будет покидать корабль, а во-вторых, не совсем представлял, как будет "уговаривать" Надежду. Но девушка сама пришла ему на выручку. Сидевшая все это время так, чтобы ее не было видно на мониторе пиратского корабля, она, как только выключился экран и прекратилась видеосвязь, тихо вышла, и почти сразу вернулась со своим рюкзачком за спиной. Она стояла посреди кабины, а когда Кир обернулся к ней, опустила глаза.

– Орлова, вы слышали предложение Гранта, - холодно произнес Кир.

Надя кивнула.

– Вы согласны пойти на это?

Надежда подняла голову. Она, похоже, сумела справиться со страхом. Теперь в ее глазах было лишь какое-то совершенно непонятное Киру безразличие.

– Разве у меня есть выбор?

– Есть. Вы можете отказаться.

Надя грустно улыбнулась.

– Похоже, домой я попаду не скоро. Ну что ж, знакомиться с новыми людьми всегда интересно. А этот Грант - довольно любопытная личность.

Кир негодующе вперился в девушку взглядом. Почему она не сопротивляется, не возражает? Хотя, на ее месте, он поступил бы так же, но почему-то был склонен ожидать от этой девчонки другой реакции.

– Вы отдаете себе отчет в своих поступках?

"Он снова рычит! " - Надежда холодно сверкнула глазами:

– Естественно.

Не выдержав взгляда Надежды, Кир бросил стоявшему тут же технику "Стрижа":

– Проведите Орлову в одну из наших спасательных шлюпок, - затем повернулся к радисту. - Настройте видеосвязь с пиратами.

– Кир!

Он вздрогнул, словно ошпаренный: девушка впервые назвала его по имени. Повернувшись, Кир увидел, что Надежда смотрит на него с легкой улыбкой. Страха в глазах девушки не было.

– Передай Стену, - мягко проговорила она, - пусть не слишком за меня волнуется. - Надя передернула плечами, и вышла из кабины.

Надежда шла по коридору, не слыша ничего, кроме биения собственного сердца. Опять, опять, словно соломинка по течению… Если разобраться, ей не оставалось даже видимости собственного выбора. Иначе она не и могла бы поступить. Ей не было страшно. Как всегда в такие моменты, ее чувства полностью отключились. Непосредственной опасности пока не наблюдалось, а думать о том, что ее ждет на пиратском корабле, Надя не собиралась. Стоит только допустить подобные мысли, и ноги тут же перестанут ее слушаться. Поэтому девушка быстро шагала с окаменевшим лицом по коридору корабля, который собиралась покинуть.

Техник помог Надежде забраться в спасательную шлюпку типа "Поплавок" - маленькую, овальную, с прозрачным верхом. Размером она была с легковой автомобиль, управлялась довольно примитивно, да и задача-то стояла несложная - всего лишь добраться до пиратского корабля, который находился совсем близко от "Стрижа".

Когда малютка-"Поплавок" блестящей точкой отделился от "Стрижа", Кир услышал в переговорнике ледяной голос Стена:

– Кир, что ты делаешь?

– Я выполняю приказ.

– Это ловушка, Кир. Не только для Гранта, но и для Нади тоже.

– Стен, нам требовалось всего лишь заманить корабли Гранта…

– Кир, - перебил его Стен, - подумай, если бы было достаточно просто заманить Гранта, стал бы капитан приказывать тебе отправить к пиратам Надежду?

– Стен, что… - тут Киру пришлось резко сорвать переговорник - ему в уши ударил резкий звук, и связь прервалась.

Все внимание Кир переключил на экран прямого наблюдения. "Поплавок" находился уже совсем недалеко от главного корабля Гранта. Вот-вот пираты должны были отключить защитное поле, чтобы принять шлюпку. Отключить защитное поле… Кир нахмурился - для него что-то начало понемногу проясняться. Капитану было необходимо, чтобы пираты отключили защиту для того, чтобы… Но ведь там будет Орлова! Неужели капитан Власов действительно решил с этим не считаться? Этого просто не может быть!

Размышления Кира прервал голос Власова. Его лицо неожиданно появилось на мониторе видеосвязи.

– Кир, ты замечательно справился! Осталось немного. Слушай мой приказ. Сейчас защитное поле корабля, на котором находится Грант, отключится, и все наши корабли должны будут моментально ударить по нему полной огневой мощью. Удар по моей команде.

– Но мы можем попасть по шлюпке! - возразил Кир.

– Кир, во-первых, я надеюсь, ты не забыл, что до сих пор подчиняешься моим приказам. А во-вторых, Орлова, если ей повезет, может и не пострадать. К тому же ставки слишком высоки. Это как раз один из тех случаев, когда цель оправдывает средства. Команде "Стрижа" напоминаю, что в первую очередь вы должны подчиняться моим приказаниям.

"Поплавок" тем временем приближался к гигантскому "Киту". Защитное поле полыхнуло фиолетовым заревом и отключилось. Послышалась команда Власова: "Огонь"!

До сих пор скрытые от пиратских радаров с помощью новейших устройств, успешно прошедших испытание, военные суда во главе с "Буревестником" дали залп. Потом второй, третий.

"Стриж" ударил только один раз. После этого помощник Кира, выстреливший по приказу Власова, мог только беспомощно валяться на полу кабины, морщась и потирая плечо.

– В первую очередь команда корабля должна подчиняться приказам его капитана, - процедил Кир.

Он напряженно следил, как большой корабль пиратов отклонился в сторону, а потом шлюпка еще больше отдалилась от пункта своего назначения, отброшенная обломком лазерной установки с поверхности пиратского гиганта. Защитное поле "Кита" больше не восстанавливалось. Видимо, положение на корабле было серьезным, потому что от него врассыпную бросились звездочки спасательных шлюпок. Быстро развернулись и полетели прочь остальные пиратские корабли. Еще немного - и Кира ослепил мощный взрыв. "Стриж" вздрогнул и затрясся, постепенно выравниваясь, Кир едва сумел устоять на ногах, вцепившись в спинку пилотского кресла. В следующее мгновение "Стриж" развернулся и быстро последовал за все еще кувыркающимся из-за взрывной волны "Поплавком".

Надежда направила свою шлюпку прямо к "Киту". В динамиках послышался голос радиста:

– Орлова, у Вас все нормально?

– Да, все хорошо.

Надя сглотнула и сжала кулаки. Руки немного дрожали, и девушка боялась поддаться панике. Ей надо подвести "Поплавок" к "Киту", самой, по собственной воле сдаться пиратам. Она тряхнула головой. Громада пиратского корабля неумолимо приближалась. Еще немного, и Надежда остановит шлюпку. Ей не дали даже времени подумать, взять себя в руки. Она сама себе не дала - кто просил ее вот так сразу соглашаться на все условия! Совесть? Нет, вряд ли. Простое осознание того, что так надо. Именно так, а не иначе. К тому же, зачем было затягивать: чтобы нервы окончательно вышли из-под контроля? Уже сейчас, услышав вопрос радиста, Надежда с трудом сдержала смех. А это уже истерика…

Надя повернула тумблер, выключая связь, и откинулась на спинку пилотского кресла. Слез не было. Лишь какой-то нехороший смех рвался изнутри. Закусив губу, Надя заставила себя успокоиться. "Жизнь - театр, а люди в нем - актеры" - Шекспир, кажется. Ну что ж, раз уж взялась за эту роль, надо держать марку до того, как опустится занавес. "Надежда умирает последней, не так ли?" Девушка впилась ногтями в ладони, несколько раз глубоко вздохнула и потянула руку к приборной панели, на которой мигала кнопка вызова.

– Наденька, это точно вы? - услышала она вкрадчивый голос Гранта.

– Точно я, - подтвердила девушка.

– Приятно, что меня все же не попытались обмануть, - удовлетворенно произнес Грант.

"Кит" убрал защитное поле.

В этот момент что-то произошло. Надежда оглянулась и застыла - "Стриж" только что дал залп. Надя похолодела, понимая, что находится на линии огня. Неужели они будут стрелять, не считаясь с риском попасть в нее? Надя быстро бросила шлюпку в сторону, пытаясь хоть немного уклониться, когда заметила, что "Стриж" не один. Она так и не поняла, откуда появился "Буревестник" и еще несколько военных кораблей, которыми, как она знала, командовал Власов. Зато сразу сообразила, что положение ее практически безнадежно. По "Киту" был дан мощнейший залп, и уцелеть при таком раскладе для Нади было бы чудом, но когда пиратский корабль отклонился в бок, у девушки появилась надежда. Внезапно что-то ударило по корпусу "Поплавка" и отбросило шлюпку от "Кита". Надя почувствовала жгучую боль в ноге, но решила пока не обращать внимания - главным сейчас было вырваться из этого пекла. Она направила "Поплавок" прочь, выжимая из него всю скорость, на которую была способна эта модель. Одновременно с ударом на приборной панели замигала красная лампочка, а на экране побежали равнодушные строчки, гласящие, что произошла разгерметизация корпуса. При такой утечке кислорода Надежда могла продержаться еще часа два, если, конечно, вырабатывающие кислород устройства еще не вышли из строя.

Надя оглянулась - расстояние между ней и "Китом" резко увеличивалось. Она глянула вниз, ища источник боли, и чуть не вскрикнула - из-под приборной панели во время удара по корпусу вылетела горизонтальная переборка и, пробив внутреннюю обшивку, вонзилась в ногу. Кусая губы, девушка попыталась освободиться, но это было выше ее сил - каждое движение причиняло немыслимую боль. Тем не менее, раза с третьего она, наконец, сосредоточилась, и всем телом дернулась в сторону, обхватив руками раненную ногу. И беззвучно замерла, скрючившись в пилотском кресле. Затем руками, которые почему-то не хотели ее слушаться, кое-как перетянула ногу ремнем.

И внезапно, увидела отблеск взрыва на прозрачном куполе "Поплавка". Неизвестно как, но Надежда умудрилась перекатиться на заднее сиденье, а потом шлюпка кувыркнулась, и девушка, стукнувшись головой о борт, потеряла сознание.

"Стриж" аккуратно подобрал помятый "Поплавок". Кир первым подбежал к шлюпке. Не без труда подняв купол, который из-за удара начал заедать, он сначала не увидел никого - только залитое кровью пилотское кресло.

Ее он нашел между сиденьями. Осторожно вытащил из шлюпки перепачканную кровью Надежду, стараясь как можно меньше тревожить раненную ногу. Нежно прижал к груди посеревшее личико.

– Прости меня, лисёнок.

Только что прибывший с "Буревестника" Стен вошел в каюту и, бросив на Кира мрачный взгляд, быстро подошел к койке. Он поставил рядом довольно объемный чемоданчик и наклонился к бледному лицу девушки. Потом молча поднял ее на руки и перенес на стол. Кир включил полное освещение.

Стен осторожно убрал стягивающий ногу Надежды ремень и отрезал большую часть штанины. Продезинфицировав рану, он сделал местный анестезирующий укол и повернулся к Киру, который застыл у двери.

Кир воспринял это взгляд как знак, что он здесь лишний, но Стен остановил его.

– Иди сюда. Если она вдруг придет в себя или начнет метаться, будешь ее держать.

Медленно подойдя к столу, Кир остановился рядом, заглядывая в лицо Надежды. Он не в силах был смотреть на то, что делал Стен. Сознание собственной вины жгло Кира почти физической болью.

Внезапно Надежда открыла глаза. Кир тут же взял ее за руки, прижимая к столу, но она не шевельнулась, а лишь обвела комнату невидящими глазами и тихо позвала:

– Стен…

– Я здесь, - немедленно откликнулся врач.

– Соломинка… как соломинка… Стен! Зачем?

Кир бросил непонимающий взгляд на Стена.

– Что это? Она бредит?

– Думаю, если б вы посвятили ее в свой план, она бы согласилась. Но ей даже не оставили выбора, - просто объяснил Стен.

Стен сам дежурил у ее постели, не подпуская племянника к больной. Девушка долго не приходила в себя. Тем не менее, Стен был уверен, что операция прошла успешно, и Надя обязательно поправится - это был лишь вопрос времени. С Киром он поначалу почти не разговаривал, ограничиваясь короткими фразами, и Кир не мог на него обижаться, прекрасно сознавая всю степень своей вины. Вид у капитана "Стрижа" был довольно страшный - его глаза излучали свирепую ярость, но вряд ли кто-то, кроме Стена, понимал, что Кир злится только на себя. Поэтому экипаж старался вести себя тише воды ниже травы, чтобы не попасть под горячую руку своего мрачного капитана.

Когда Стен сообщил Киру, что Надежда пришла в себя, тот почувствовал, как теплая волна разливается по его телу. Значит, с ней действительно будет все в порядке! Кира тянуло заглянуть к ней в каюту, удостоверится своими глазами… и он не мог этого сделать. Просто несколько раз подходил к двери, стоял, приложив к ней ладонь, но не осмеливался войти внутрь.

Он не представлял, как сможет взглянуть в глаза девушке, которую практически сам отослал на верную гибель.

Но ему все же пришлось это сделать. "Стриж" шел неподалеку от остальных кораблей, участвовавших в нападении на "Кита", и на них тоже были раненные. Поэтому "Буревестник" потребовал от своего врача немедленно вернуться. Тяжелых ранений ни у кого не наблюдалось, и Стен предупредил, что отсутствовать будет недолго. В это время Кир должен был сам присмотреть за Надеждой. После того, как Стен отбыл со "Стрижа", Кир, поколебавшись у двери, вошел в каюту, где лежала раненая.

Она спала, и Кир постарался не потревожить ее сон. Он опустился на колени возле кровати, разглядывая лицо спящей девушки, потом закрыл лицо руками.

Что-то изменилось в ритме ее дыхания, и Кир понял, что Надежда проснулась. Почувствовал ее взгляд. Было страшно, но он поднял лицо, встретившись с ее глазами.

Она безучастно смотрела на него, словно погруженная в собственные мысли. Сердце Кира сжалось.

– Надежда… Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?

– Простить? Тебя? - бесцветным голосом произнесла она. - Ты же с самого начала меня ненавидел. Другу я бы не простила. А тебе? - девушка равнодушно усмехнулась, - тебе мне нечего прощать.

Глава 16

Стен долго не разрешал Наде вставать. Девушка послушалась, лишь когда поняла, что непослушание может грозить ей хромотой на всю жизнь. Но все же иногда ей приходилось подниматься на ноги, поэтому рядом у кровати лежал костыль. При одном взгляде на него, Наде становилось противно, но даже это было лучше, чем чувствовать себя совершенно беспомощной.

К Наде заходил только Стен. Убедившись, что на "Буревестнике" в его помощи пока не нуждаются, он остался на "Стриже". Девушка от него узнавала, что друзья с "Буревестника" интересовались ее здоровьем, но сама на связь не выходила. Стен стал для Надежды единственным связующим звеном с внешним миром. На нее нахлынуло какое-то тупое безразличие. Чаще всего, лежа на кровати, она просто смотрела в потолок. Потом закрывала глаза и забывалась беспокойным сном.

Видя, что Надежда уже почти неделю не выходит из каюты, Кир впадал в отчаянье. Что, если, несмотря на оптимизм Стена, с ней что-то случилось? Он долго ходил у Надиной каюты, но когда уже почти решился войти, дверь с легким шорохом открылась, появился Стен, почти столкнувшись со своим племянником. И остановился. Дверная панель вернулась на свое место.

Стен выжидающе смотрел на Кира. Тот развернулся, собираясь уйти, но вдруг передумал. Обернувшись к своему дяде, он тихо проговорил:

– Мне надо знать, что происходит. Если ты хочешь напомнить мне, кто во всем виноват, я согласен. Но сначала ответь: что с ней? Почему она не выходит из своей каюты? - Кир сверкнул глазами, встречая взгляд Стена. - Я должен знать!

Стен молча смотрел на племянника, потом устало вздохнул и развернул Кира за плечи.

– Пойдем.

Оказавшись в своей каюте, Стен обошел стол и сел, оставляя племяннику место напротив. Кир опустился на стул, выжидательно глядя на Стена. Тот еще немного помолчал, потом, наконец, тихо заговорил.

– С ногой у нее будет все в порядке. Думаю, через несколько дней она сможет ходить. Правда, поначалу только опираясь на костыль. Но это пройдет. Операция была довольно сложной, и требуется время, чтобы все как следует зажило. Я волнуюсь о другом. У нее сильное сотрясение мозга. Остается надеяться, что не будет никаких серьезных последствий.

Кир напрягся. Если Стен признался, что не уверен, то…

Стен устало опустил голову на руки.

– Да, Кир. Я действительно боюсь. Но… - он поднял глаза, - думаю, Надя справится.

– Я бы хотел… увидеть ее, - неуверенно произнес Кир.

Стен покачал головой.

– Понимаешь, Кир, она видела своими глазами, как стрелял "Стриж". Можно сказать, стрелял в нее…

– А остальные?

– Нет, Кир. Только "Стриж". Вы знали, что она там. На остальных кораблях все, кроме Власова, были уверенны, что в "Поплавке" манекен.

– Думаю, завтра ты сможешь прогуляться по кораблю, - заключил Стен, осмотрев раненую ногу Нади.

Девушка попыталась улыбнуться, но это плохо у нее получилось, и лицо вновь стало похожим на безразличную маску.

– Через несколько дней мы приземляемся.

Надя кивнула. Стен нахмурился. Присев на край кровати, он нежно погладил девушку по щеке.

– Надя, так нельзя.

Молчание.

– Надежда! Ты меня слышишь?

Девушка сверкнула глазами.

– А как можно? Как можно?

Она почувствовала, что уже не справляется с собой. Слезы потекли по щекам. Она растерянно замолчала. Стен молча прижал ее голову к своему плечу и гладил по спине, пока девушка не перестала вздрагивать. Наконец она успокоилась и подняла на Стена красные от слез глаза.

– Я… Знаешь, я совсем не понимаю. Нет вернее, умом я все понимаю, я знаю, что это было правильно, наверное… Что так и было нужно. Ведь, в конце концов, мы взорвали корабль Гранта, а это уже… Но я чувствую себя так, будто меня предали. Будто моя жизнь вдруг оказалась совсем никому не нужной. И… и я все равно ничего не могу понять. Я, наверное, не права, да? Ведь так было нужно? Да?

Стен промолчал. На этот раз у него не нашлось ответа.

Утром Надежда проснулась рано, и долгое время лежала, угрюмо разглядывая потолок. Она знала, что сегодня Стен разрешит ей выйти из каюты, но мысль об этом ее совсем не прельщала. Конечно, в каюте девушка скучала, но Наде было страшно… страшно появиться в кабине управления, страшно встречаться с экипажем. Она сама толком не могла понять, чего боится.

Ее размышления были прерваны появлением Стена.

– Еще не встала?

Стен грозно навис над девушкой.

– Ты и не собиралась вставать!

– Я… - Надя испуганно моргнула, приподнимаясь, - я сейчас. Я могу и тут, по каюте походить…

– Надежда, - Стен вздохнул и сел рядом. - Я прекрасно понимаю твой страх.

– Стен!

– Бояться - это нормально.

– Стен!

– Так что не стесняйся. Это вовсе не значит, что ты - трусиха.

– Стен!

– Да?

– По-моему, кто-то попытался назвать меня трусихой!

– Попытался.

– Ну и?

– Что "и"?

– Мои дальнейшие действия?

– Встаешь, умываешься, одеваешься…

– Короче, пытаюсь показать себя с наилучшей стороны, доказывая тебе, какая я сильная и все такое…

– Именно! - улыбнулся Стен.

Надя вздохнула и жалобно попросила:

– А можно мне зеркало?

Стен поднялся и протянул девушке небольшое зеркало. Она уселась поудобней и удивленно уставилась на свое отражение.

– Ух! Зрелище не для слабонервных!

И быстро перевернув зеркало, произнесла с улыбкой:

– Пожалуй, я теперь сама кого хочешь напугаю. Сейчас. Вот только умоюсь, причешусь…

Кир услышал странный звук и обернулся. В открытых дверях кабины управления стояла Надежда. Девушка опиралась на костыль, и вид у нее был совсем бледный. Она нерешительно замерла, словно раздумывая, стоит ли ей входить. Кир поспешно отвернулся, не желая ее смущать. Он украдкой рассматривал ее мутное отражение в погашенном экране.

Стен стоял тут же. Увидев его, Надя улыбнулась и медленно заковыляла к нему. Стен обернулся, заметив девушку, но не сделал ни единого шага ей навстречу. Кир с раздражением посмотрел на дядю, не понимая, зачем он так поступает - ведь Наде очень тяжело.

Добравшись до Стена, Надежда остановилась со слабой улыбкой на губах. Они тихо о чем-то переговаривались. Кир осторожно наблюдал за ними, потом проводил взглядом до выхода.

Оказавшись в коридоре, Надежда подождала, пока закроется дверь за ее спиной, и остановилась, опершись рукой на стену.

– Пожалуй, стоит достать тебе еще один костыль. Так будет легче ходить, - заметил Стен.

Девушка передернула плечами:

– Не надо. С двумя я буду похожа на каракатицу.

– Это ненадолго, - усмехнулся Стен.

Услышав за спиной легкий шорох, Надежда обернулась. Из кабины управления вышел Кир и, сверкнув глазами в их сторону, быстро отвернулся и прошел мимо. Надя вздохнула.

– Пойдем, а то кто-нибудь еще выйдет.

– Тебя это так волнует?

– Не хочется выглядеть уж совсем калекой. Мне хватило побыть с экипажем несколько минут - все стараются сделать вид, будто не замечают меня. И при этом все равно внимательно наблюдают…

– Может, просто не хотят смущать тебя своим вниманием?

Надя криво усмехнулась.

– Может, - и тут же сменила тему. - На Новую Землю прибываем завтра?

– Да. Утром.

Надя задумчиво поглядела на потолок. Надо будет встать пораньше, привести себя в порядок, вещи собрать… И почувствовала, что давящее равнодушие последних дней потихоньку отступает.

Надежда стояла у трапа с несмелой улыбкой на губах, щуря глаза, отвыкшие от солнечного света. Золотые листья деревьев радовали глаз. Погода стояла ясная, и как-то даже не верилось сразу, что на дворе уже ноябрь. Листья еще не опали с деревьев и весело шуршали под легкими дуновениями ветерка.

Девушка, все еще щурясь, медленно начала спускаться. Команда "Буревестника" стояла неподалеку от "Стрижа", и по мере того, как Надежда спускалась по трапу, люди подходили все ближе. К Надежде подбежала Клара Маленко и, всхлипывая, со слезами на глазах, обняла подругу.

– Надя, Наденька, прости! Мы же не знали! Какой ужас! Прости нас, пожалуйста.

Наде стало неловко.

– Да ладно. Все хорошо. Со мной же ничего не случилось.

Клара заплакала сильнее.

– Наденька…

– Не надо. Все хорошо, правда, - Надя почувствовала, как к горлу подкатывает комок.

Наконец Клара, немного успокоившись, посмотрела Надежде в глаза. И, чуть придерживая подругу за руку, пошла рядом с ней.

Перед ними остановилась машина. Надя, порядком уже выдохшаяся, облокотилась о борт. В это время к ней подошли еще несколько человек. Они молча постояли рядом с ней. Кто-то пожал ей руку, кто-то дружески похлопал по плечу. Надежда улыбалась, хотя все происходящее казалось ей каким-то туманным сном. Отчего-то кружилась голова. Надежда чувствовала, что еще немного, и она совсем перестанет воспринимать происходящее. Отчаянно пытаясь не дать закрыться уже начавшим слезиться глазам, она обрадовалась, когда Стен открыл дверцу и помог ей забраться в машину.

Капитан Власов тоже был здесь. Он не подходил к машине, а наблюдал издалека. Надежда его не видела. Как, впрочем, теперь в упор не замечала и сидевшего за рулем Кира.

Дорожка к дому была усыпана желтыми листьями, пахло осенью. До дверей оставалось несколько метров, когда Стен неожиданно остановился. Он сказал Наде и Киру подождать снаружи, а сам, аккуратно ступая, подошел к двери и скрылся внутри. Надя почувствовала, как где-то внутри шевельнулась тревога. Но она отмахнулась от этого ощущения, прислонившись спиной к дереву. Кир пристроился неподалеку. Он ни разу не взглянул в ее сторону. По крайней мере, Надежда этого не заметила. Сейчас ей больше всего хотелось опуститься на золотистый ковер опавшей листвы, подставить лицо ласковым солнечным лучам и закрыть глаза.

Стен скоро вернулся и позвал их в дом. Надя медленно поплелась к двери, опираясь на костыль.

Кир вошел последним. Они обменялись со Стеном быстрым взглядом. Значит, за время их отсутствия, в доме кто-то побывал…

Стен знаком попросил обоих сесть пока на диван, а сам, осторожными шагами направился вглубь дома.

Чувствуя, что силы оставляют ее, Надя шагнула вперед и, покачнувшись, медленно начала оседать вниз. Кир вовремя оказался рядом. Надежда мягко упала ему на руки, и Кир бережно опустил девушку на диван.

Очнулась Надежда в уже знакомой комнате. Солнце заглядывало в окно. Ощущения были такие же, как и в первый раз, когда Надя оказалась в этом доме, который, словно островок мира, уюта и спокойствия в беспокойном океане жизни, был очень похож этим на своего хозяина.

На столе девушка заметила стакан с какой-то жидкостью. Рядом лежала короткая записка: "Выпей это. Завтрак внизу. Из дома не выходи".

Надя узнала почерк Стена и улыбнулась. Осторожно понюхав жидкость в стакане, залпом ее выпила. И еще долго кривилась. Потом решила поскорее спуститься на кухню и найти, чем бы запить эту гадость. У девушки даже шевельнулось нехорошее подозрение, что Стен специально подсунул ей такую отраву, чтобы заставить лишний раз пройтись.

Надежда неуклюже спустилась по лестнице. Судя по записке, Стена не было. Кира, возможно, тоже. Надя налила себе сока и села за кухонный стол. Аппетит не приходил, поэтому Надежда только через силу немного поклевала оставленную для нее еду. И вдруг услышала шум закрывающейся двери и голоса. Похоже, кто-то пришел.

Надя напряженно вслушивалась, пытаясь определить, кто там, пока на пороге кухни не появилась улыбающаяся Клара.

– Привет! Как ты?

– Живая, - улыбнулась Надя.

– Держи, это тебе! - Клара поставила на стол большой пакет с фруктами.

– Спасибо…

– Я не одна пришла. Там еще Вася ждет в гостиной. Пойдем туда или позвать?

– Зови. Тут уютнее.

Клара повернулась к двери, но тут Надя, что-то вспомнив, окликнула ее.

– Клара, а кто вам дверь открыл?

– Кир, - ответила Клара. - Правда, он сразу ушел.

– Ясно.

– Злишься на него? - спросила, слегка смутившись, Клара.

Надежда лишь пожала плечами.

Вася Веткин вошел на кухню, и сейчас же стекла затряслись от его громкого голоса. Клара почистила фрукты, выложила их на блюдо и села напротив Нади за стол. Василий немного погодя пристроился рядом. Надежда только сейчас заметила, что нежная, стройная Клара и этот веселый здоровяк очень подходят друг другу.

– Ну, рассказывайте! Что в мире делается?

Клара и Василий переглянулись.

– Власов ходит злой-презлой! Его действия не понравились начальству. Крылов вызывает его к себе, - рассказала Клара. - К тому же вся команда теперь против него.

– Но, в принципе, его план был довольно удачным, и Грант, если выжил, то лишился своего самого лучшего корабля… - Надежда попыталась защитить капитана "Буревестника", но эта попытка была встречена бурным негодованием ее друзей.

– Надя, как ты можешь так говорить! Это едва не стоило тебе жизни! Как подумаю… - на глазах Клары блеснули слезы, и Василий успокаивающе похлопал ее по плечу.

– Понимаешь, Надя, - сказал он, - капитан должен доверять своему экипажу, а экипаж должен полностью доверять своему капитану. А после этого случая, ни о каком доверии речи быть не может.

Надежда грустно улыбнулась, и Веткин продолжил:

– В космосе может произойти всякое, и если ты не доверяешь своему товарищу, и тем более капитану, от которого в большей степени зависит судьба корабля, тогда лучше совсем не покидать Земли.

– Интересно, - задумчиво пробормотала Клара, - если Власова отстранят от командования "Буревестником", кто же тогда займет его место?

– Скорее всего, его первый помощник, - ответил Вася, и поскреб здоровенной пятерней затылок. - Официально - это все еще Кир.

Стен вернулся поздно, но Надежда никак не хотела ложиться спать, не дождавшись его. Пока Стен ужинал, она рассказала ему о визите Василия и Клары. Стен выслушал, а потом буквально огорошил девушку новостью:

– Завтра мы едем к Крылову.

– Зачем? - испугалась Надя.

– Поговорить.

– Но… Клара сказала, что Власова вызывают.

– И нас тоже. Всю команду, конечно, не будут собирать. Поедем я, ты и Кир.

Надежда закусила губу.

– Так скоро? А можно без меня?

– Нет, Наденька, нельзя. Крылов хочет разобраться в происшедшем. И без тебя никак не обойтись.

Девушка отвернулась к окну. Ей было не по себе. Разобраться в происшедшем… А ей не хочется разбираться. Она бы с удовольствием поскорее забыла все, что произошло. Но, похоже, ей не скоро позволят это сделать.

Выехали рано. Надежда одна расположилась на заднем сидении и заинтересованно разглядывала пейзажи, проносящиеся за окном автомобиля. Когда проезжали поворот на Лесное, Надя положила подбородок на спинку переднего сиденья и спросила:

– Стен, а скоро мне можно будет ходить без этой штуковины? - и, поморщившись, пнула здоровой ногой валявшийся под сиденьем костыль.

– Скоро. Думаю уже на этой неделе.

– Понятно. А то что-то долго. У меня же вроде не перелом…

– Будешь танцевать - скажешь мне спасибо, - улыбнулся Стен.

– Скажу, - согласилась девушка. И вдруг резко повернулась к Киру, почувствовав направленный на нее взгляд. Но она ошиблась - Кир смотрел на дорогу. Влетавший в открытое окно ветер трепал его черные волосы, брови Кира были сведены к переносице. "Хмурится, как всегда" - подумала Надя, и снова обернулась к Стену.

– Скажи, а если я от твоего дома пойду к шоссе, я смогу сесть на автобус до Лесного?

– Сможешь. Только лучше ехать на машине.

– Но я же не могу все время тебя отвлекать! И, к тому же, если я зайду в гости, к Тимуру, например, - это надолго! Наверное, на целый день! Мне еще и к Ясе надо бы зайти. Я их всех уже сто лет не видела.

Стен отвернулся, чтобы скрыть улыбку. Беззаботная болтовня девушки успокаивала его. Значит, она уже окончательно пришла в себя. Хотя, еще неизвестно, чем обернется для нее разговор с Крыловым.

В здание космопорта вошли все вместе - Надежда, слегка поддерживаемая Стеном, а позади - Кир. Сначала посидели некоторое время в уютном зале, ожидая, пока майор освободится. Затем их повели к кабинету Крылова. Внезапно из-за очередного поворота длинного коридора появился Власов. У него на лице читались злоба и раздражение. Видимо, ему сделали серьезный выговор. И это притом, что Власов ни на секунду не сомневался в своей правоте. Он с ненавистью уставился на прошедшую мимо него троицу - никто из них не удостоил Власова даже взглядом.

Геннадий Алексеевич поздоровался с вошедшими и сел, предлагая остальным последовать его примеру. Он выслушал сжатый рассказ Кира, потом Стена. И, последней, Надю. Затем, нашарив по привычке сигареты в кармане мундира, Крылов произнес:

– Власов отстранен от командования "Буревестником", - помолчал немного и продолжил. - Я думаю, что мы не будем отступать от традиции, назначая нового капитана. Так что, Кир, примите мои поздравления.

Кир невесело поблагодарил майора, но тот не смутился, видимо, не ожидая от нового капитана другой реакции. Затем обратился к Надежде.

– Наденька, я очень сожалею, что вы пострадали в результате этого мероприятия. Вы знаете, что вам полагается денежная компенсация? - и, увидев замешательство на лице девушки, добавил. - Это конечно понятно, что за деньги здоровья не купишь, но все же… - Крылов развел руками и улыбнулся.

– Да, конечно, - ответила Надя, - спасибо.

– Нет, Наденька, не надо меня благодарить. Если что - обращайтесь. Всегда рад помочь.

Надежда кивнула. Они уже собрались уходить, но тут Кир вдруг вспомнил, что так не давало ему покоя во время этого разговора. Как сказал тогда Власов? "Посовещавшись с майором Крыловым"… Кир обернулся к майору:

– Геннадий Алексеевич, Власов сказал, что вы были в курсе готовящейся операции.

Надежда напряженно застыла и медленно обернулась.

– Он солгал, - спокойно ответил Крылов.

Выйдя от майора, Стен с Киром удалились улаживать какие-то формальности. Надежда осталась одна. Она удобно устроилась на кожаном диванчике в зале ожидания и задумалась, уставившись в окно.

– Орлова!

Надя обернулась. Перед ней стоял Евгений Власов. Глаза его светились холодной ненавистью и презрением. Надя даже удивилась - ей казалось, что обижаться в данной ситуации должна она. Но, Власов, похоже, не разделал ее мнения. Он грозно глядел на девушку, из-за которой, несмотря на вполне успешно проведенную операцию, лишился капитанского звания. Она выдержала его взгляд, чем еще больше взбесила. Никогда бы Надежда не подумала, что в принципе спокойный и уравновешенный Власов может так преобразиться.

– Послушай, - зло сказал он, - я лично пока не понимаю, почему с тобой все так носятся. Ты настроила против меня весь мой экипаж. А где благодарность за то, что я принял тебя, совершенно неопытную девчонку, на должность второго пилота на своем корабле? Молчишь?

Надя действительно молчала. Больше всего ей хотелось просто встать и уйти, но доставать костыль при бывшем капитане она не хотела. И даже попыталась незаметно запихнуть этот ненавистный предмет глубже под сиденье.

– Значит, тебе нечего сказать, - усмехнулся Власов. - Что ж, я догадываюсь, кого мне винить в своей неудаче. Мне не следовало брать такого человека как Стен на свой корабль. Это слишком известная личность, и, я подозреваю, мог повлиять на Крылова, настроить его против меня. Но я просто не понимаю, из-за чего Стен так о тебе беспокоится? Ты же не красавица, чем ты его очаровала? А, Орлова? Может у вас есть какие-то скрытые таланты?

Надя почувствовала, будто ее ударили по лицу. Девушка беспомощно моргнула, шокированная подобной грубостью, да еще из уст бывшего капитана… и перевела взгляд на бесшумно появившегося Стена. Таким Надя его еще не видела. Похоже, Власов тоже почувствовал исходящую от Стена угрозу, и попятился было назад. Но уйти ему не удалось. Стен ударил Власова, почти не размахнувшись, но это не помешало бывшему капитану "Буревестника" практически пролететь несколько метров. Потом Стен обернулся к Надежде. Он был уже спокоен, и только глаза показались Наде необычно грустными.

Власов, все еще не поднявшийся с пола, испуганно проводил взглядом Стена, бережно поддерживающего девушку под руку. Но они даже не взглянули в его сторону.

Обратно ехали молча. Надежда не могла забыть слов Власова. И чувствовала себя так, будто перепачкалась в грязи. Конечно, Стен вовремя пришел ей на помощь, но… он все слышал. Это ужасно! Стен - единственный человек, которому она безоговорочно доверяет. И теперь, после всего, что наговорил Власов, ей будет стыдно даже смотреть ему в глаза. Надежда подтянула колени к груди и обхватила их руками. Из-за нее Стен стал предметом пересудов - ведь если у Власова возникли такие мысли, то что же остальные…

– Кир, останови машину, - раздался спокойный голос Стена.

Надя испуганно вздрогнула. Машина остановилась.

– Оставь нас, пожалуйста, ненадолго.

Кир бросил хмурый взгляд на дядю, но возражать не стал. Как только он скрылся из виду, Стен пересел к Наде.

– Ты мне доверяешь?

Надя кивнула, и добавила:

– Больше чем кому бы то ни было.

Лицо Стена скрывала тень, но Надя все-таки почувствовала его улыбку.

– Я подозреваю, о чем ты думаешь. Он хотел сделать тебе больно, и, похоже, ему это удалось.

Стен покачал головой.

– Кир - сын моей родной сестры. Во время пиратского набега на их поселок из всей семьи остался в живых только он. Его просто тогда не оказалось дома, - Стен протянул руку и взъерошил девушке волосы. - Знаешь, сестренка Кира была бы сейчас, наверное, твоей ровесницей.

Когда Кир вернулся и сел за руль, двое на заднем сидении мирно разговаривали о чем-то. Кир прислушался, но шум мотора заглушал слова.

Глава 17

В один из ноябрьских дней Надежда, слегка прихрамывая, вышла к трассе. Шел мелкий дождик, и девушка пристегнула капюшон к форменной курточке, оставшейся еще с полета на "Фарватере". Когда на дороге показался автобус, она вскинула руку.

Надежда знала, что в рабочий день ей, скорее всего, не встретится ни Людмила Славина, ни Максим. А Яса, насколько помнила Надя, в это время уже как раз должна быть дома. Поэтому она планировала сразу же по прибытии навестить свою подругу. До поселка добралась на тележке, потом, поблагодарив возницу, отправилась прямо к дому Славиных.

Яса открыла дверь и с радостным визгом бросилась обнимать подругу. Спрятавшись в комнате, девушки расположились на кровати. И несколько минут просто глядели друг на друга. Затем обе улыбнулись - каждой было, что рассказать о себе. Яса заговорила первой, поинтересовалась, как прошел первый рейс Нади на "Буревестнике". Понимая, что Яса ничего не знает о происшествиях, которые имели место после возвращения с Марины, Надя решила не рассказывать подруге всего. Она нашла, чем объяснить легкую хромоту и Яса, похоже, ничего не заподозрила. Надя уже перевела дыхание после довольно продолжительного рассказа, Яса вдруг спросила:

– Так значит на "Буревестнике" был Кир? Тот самый?

Надя кивнула, и Яса продолжила:

– Интересно, а как же вы с ним ладили?

– Да никак. Он меня просто тихо ненавидит. Поначалу у него даже была дурная привычка рычать на меня, - услышав это, Яса хихикнула, - но сейчас, похоже, он немного успокоился и просто меня не замечает.

– Но вы же теперь находитесь в одном доме!

– Мы практически не видимся, - Наде не хотелось говорить про Кира, эта тема была ей совсем не приятна. - Зато его дядя - просто замечательный человек! И вся команда "Буревестника" - тоже очень хорошие люди. С первым пилотом Кларой я подружилась, - улыбнулась Надя.

– Это хорошо. Я рада за тебя. Жаль, Сережа сегодня куда-то уехал. Он был бы тоже рад тебя видеть.

– Ничего. Я еще к Тимуру хотела зайти. Пойдем вместе?

– Нет, наверное, - ответила Яса и объяснила, - я тут немного простыла, так что на улицу пока лучше не буду выходить.

– Ну, смотри. Кстати, как там твой брат?

Этот вопрос отразился грустью в глазах Ясы.

– Да все по старому, - вздохнула она.

– То есть, по старому?

– Не работает, пьет, гуляет с Кассиль…

– Да… Балбес он у тебя.

– Это точно. Я пыталась и сама с ним поговорить, а он только ругается и старается приходить домой, когда его никто не видит. Является под утро, а потом перегаром от него несет за три версты.

Надежда нахмурилась. Обидно. Парень же здоровый, и так опускается. От невеселых мыслей ее отвлекла Яса.

– Ладно. Ну его, Макса. Пошли лучше чаю попьем. Согреешься, - Яса шмыгнула носом. - Да и мне горяченькое полезно.

Девушки долго просидели на кухне, но потом Надя взглянула на часы, висевшие на стене, и засобиралась.

– Мне еще к Тимуру. А то мы с тобой так до самой ночи просидим.

Яса проводила подругу до двери.

– Ты к нам заходи почаще. Сможешь?

– Пока не знаю. "Буревестник" еще недельку точно никуда не собирается, так что постараюсь.

И Надя вышла из дому. Сейчас она впервые задумалась о том, а будет ли она вообще теперь летать на "Буревестнике"? Ведь у него теперь новый капитан…

Надя подождала, пока все выйдут из танцкласса, и осторожно просунула голову в приоткрытую дверь. Тимур тут же увидел ее, мигом подскочил, схватил за руки и закружил по залу.

– Надя! Как хорошо, что ты зашла! Я… Стоп! - Тимур остановился и недоумевающе уставился на Надежду. - Надя, ты хромаешь?

– Немножко, - неловко улыбнулась девушка.

В глазах Тимура появилось отчаянье.

– Пожалуйста, скажи мне, что это скоро пройдет.

– Стен сказал, что пройдет. Ой, я забыла, ты же не знаешь Стена…

– Нет, отчего же. По крайней мере, наслышан… - рассеянно пробормотал Тимур.

– Откуда? - удивилась Надя, но Тимур не ответил. Он подвел девушку к подоконнику.

– Ну, рассказывай, как ты? Что делала все это время?

Надя рассказала Тимуру про рейс на Марину, а потом, неожиданно для себя, и обо всем остальном. По мере того, как продолжался ее рассказ, Тимур все больше хмурился.

– Да… - выдал он, наконец, - неприятная история. Но все обошлось? Да?

Надежда кивнула, тогда Тимур тряхнул головой, словно прогоняя мрачные мысли.

– Ну, значит, мы с тобой еще потанцуем! Ты же не откажешься, если я снова попрошу тебя выступить со мной?

– Ни за что не откажусь!

– Это правильно. А вообще… Ты сразу ко мне пришла, или уже к кому-то заходила?

– К Ясе.

– Макса не видела?

Девушка отрицательно покачала головой.

– Это к лучшему, - заключил Тимур.

– А что, все так плохо?

Тимур улыбнулся:

– Не будем про Максима… Давай я тебе расскажу, какое мы тут представление задумали!

Надежда вернулась в дом Стена уже затемно. Сняла мокрую курточку и повесила на крючок у двери. Из кухни доносились голоса, поэтому девушка направилась туда. Стен с Киром сидели за столом. При появлении девушки оба обернулись. Впрочем, Кир тут же уставился в тарелку. Надя налила чаю и нерешительно села на лавку, стараясь держаться подальше от Кира.

– Ну, как? - спросил Стен.

Не желая рассказывать при Кире, Надя ответила одним словом:

– Нормально.

Стен кивнул и произнес:

– На этой неделе "Буревестник" стартует.

Надежда почувствовала, как у нее задрожали руки.

– Надя, тебе предлагается место второго пилота, которое ты и раньше занимала, - продолжил Стен и тут же встретил упрямый взгляд девушки.

– Последний раз "Буревестник" летал без меня. Значит, кого-то уже взяли.

– Это была временная замена.

– Я не могу.

– Надежда, так надо. В сложившихся обстоятельствах мы не можем оставить тебя одну. К тому же, ты хороший пилот.

– Стен, я… Я не могу. Прости, если я не права, но…

Стен вздохнул и посмотрел на племянника.

Кир застыл, потом медленно повернулся. Ясное дело, он, как капитан "Буревестника", сам должен предложить Надежде занять место в его команде. Но Кир не смог заставить себя произнести хотя бы слово. При этом лицо его оставалось напряженным, и Надежда, по-своему истолковав это выражение, тихо встала и вышла, бросив на Кира гневный взгляд. Как только дверь за ней закрылась, Кир стиснул кулаки и в сердцах стукнул по столу.

Надя почувствовала взгляд Кира, как только вошла в гостиную. Но, тем не менее, чуть не подскочила, услышав его громкий голос:

– Орлова! - Кир так и не смог назвать ее по имени.

Надя обернулась. Выражение лица у Кира было какое-то странное. Создавалось впечатление, будто он скорее бы согласился прогуляться босиком по раскаленным углям, чем выдавить из себя еще хоть слово. И все же Кир решился на подвиг. Невероятно нахмурившись, он произнес:

– Я, как капитан "Буревестника", прошу вас занять место второго пилота на моем корабле.

Надежда с любопытством смотрела на Кира. Враждебность в ее глазах уступила место какому-то другому выражению, которое Кир не смог для себя расшифровать.

– На космических кораблях, - начала Надежда, - существует негласное, но обязательное правило: между членами экипажа и капитаном должно быть абсолютное доверие. А вот скажите, могу я доверять вам, капитан?

– Можете, - коротко ответил Кир.

Глава 18

На борту "Буревестника" девушку приветствовала вся команда. Каждый в той или иной мере ощущал себя виноватым перед ней. Впрочем, экипажу не было в чем себя винить, и тем не менее…

Этот рейс прошел спокойно. Надежда чувствовала себя довольно уютно, капитан не обращал на нее никакого внимания. Приказы второму пилоту отдавал равнодушным тоном, ни разу так и не назвав девушку по имени. Но, так как большая часть пути прошла на автопилоте, общение Надежды и нового капитана "Буревестника" было сведено к минимуму.

Она уже почти поправилась. Осталась лишь едва заметная хромота, но Стен говорил, что и это скоро пройдет. Надя даже пыталась танцевать, когда ее никто не видел, включала негромко музыку в своей каюте и делала зарядку. На вахту выходила бодрая и веселая. Клара, поначалу сильно беспокоившаяся за свою подругу, начала понемногу успокаиваться. При смене дежурства они задерживались, радуясь случаю немного поболтать друг с дружкой.

Наде казалось, что она, наконец, нашла свое место в этой жизни. Работа ее полностью устраивала, зарплата тоже. Перед стартом они со Стеном поехали в город, и Надя с огромным удовольствием прошлась по магазинам. Рюкзачок девушки заметно потяжелел, но даже теперь в него помещались почти все вещи Надежды.

Все было бы хорошо, если б не щемящая тоска, нападавшая на девушку, когда та ложилась в кровать после смены. Все-таки, Надя беспокоилась о матери и очень скучала по ней. Она смогла еще раз выйти на связь с Землей и поговорить с матерью, но этого после полугодовой разлуки было так мало!

От Крылова Надежда узнала, что корабль на ее родную Землю должен стартовать где-то в конце весны. Правда, когда Надежда думала о том, что ей придется расстаться с новыми друзьями, ей становилось грустно, но она успокаивала себя тем, что всегда сможет сюда вернуться.

Вестей от Гранта по-прежнему не было никаких, и все же девушка была уверена, что он спасся - вряд ли капитан пиратов не сел ни в одну из спасательных шлюпок "Кита". Да и поблизости находились еще два пиратских корабля, которые, скорее всего, подобрали уцелевших.

Про Власова девушка почти не вспоминала. Лишь иногда грустно думала, что стремительно наживает врагов среди капитанов Новой Земли: сначала Владимир Краснов, потом Евгений Власов… Насчет Кира девушка не была совсем уверена, но Наде казалось, что если б не Стен, то капитан "Буревестника" не взял бы ее на борт.

Единственным пока исключением был Виктор, капитан "Фарватера". Его Надежда вспоминала с теплотой.

Они вернулись, когда землю покрывал нарядный снежный ковер. И Надежда ужасно обрадовалась, узнав, что здесь тоже празднуют Новый Год. Удивляться тут было нечему - разве могли люди отказаться от такого замечательного и красочного праздника? Правда, начало года на Новой Земле не совпадало с первым января на Надиной родной планете, но, чтобы не усложнять себе жизнь, люди здесь жили по привычному календарю, приспособив его к природным условиям этой планеты.

Надя жалела только об одном - они приземлились лишь за пару дней до Нового Года, и поэтому она едва успевала приготовить хоть какие-нибудь подарки.

Зато девушка вспомнила, что ей есть с кем посоветоваться. На следующее утро после прибытия "Буревестника" на Новую Землю, девушка вышла на шоссе и остановилась, ожидая автобуса. Добравшись до Лесного, Надя первым делом направилась к зданию театра. Она шла не спеша, любуясь небольшими домиками в снежных шапках, укутанными белым покрывалом садами. Редкие снежинки порхали перед глазами, ласково дотрагиваясь до лица. Сказка да и только!

Надежда шла, замечтавшись, по обочине главной улицы, совершенно не глядя на дорогу. Поэтому даже вздрогнула, когда вдруг поняла, что кто-то стоит у нее на пути. Совсем неожиданно для себя девушка наткнулась взглядом на хмурое лицо Макса.

– Здравствуй, Максим.

Он молчал.

Надя подняла бровь. Не отвечает - и не надо! Она попыталась обойти его погрузневшую в последнее время фигуру, но Максим снова преградил ей путь. Надежда подняла на парня слегка прищуренные глаза.

– Я все знаю. Ты летаешь с Киром, - процедил Макс.

Надя пожала плечами. Отвечать на подобные реплики у нее не было желания. Но Максим не пропускал ее, посему игнорировать его тоже как-то не получалось. Они стояли посреди заснеженной улицы, просто глядя друг другу в глаза. Максим опустил голову, и Надежда спокойно прошла мимо. Он обернулся и смотрел ей вслед, пока девушка не скрылась за поворотом. Потом сжал кулаки. Глаза Максима стали злыми. Он резко обернулся и зашагал прочь.

– Надежда, я ждал тебя раньше! - воскликнул Тимур. - Теперь мы с тобой не успеем подготовить новогоднее выступление!

– Да я не уверена, что смогла бы, - Надя уже привыкла, что здороваться Тимур не приучен.

Тимур сделал горестные глаза:

– Болит?

– Да не то чтобы, но как-то непривычно…

– Ерунда! - безапелляционно заявил танцор. - Если б ты появилась хоть несколькими днями раньше, мы бы…

– Но, так или иначе, я здесь. И мне очень интересно, пригласят ли меня, в конце концов, на новогодний праздник, - улыбнулась девушка.

– Надежда, ты меня удивляешь! Неужели без официального приглашения ты бы не пришла! - возмутился Тимур.

– Не очень вежливо приходить без приглашения.

– Тогда вот что, - Тимур весело подмигнул, - я приглашаю тебя на все без исключения праздники, которые буду тут организовывать. Ну и, разумеется, на свой День Рождения!

– А когда он? Скоро? - испугалась Надя.

– Летом, - махнул рукой Тимур, - но это я так, заранее.

Из театра Надежда вышла в чрезвычайно приподнятом настроении. Тимур пригласил не только Надю, но и всех ее друзей. Собственно, в большом здании места хватит на всех. Да и чем больше народу, тем веселее.

Зато дома девушку ждало разочарование. Как только она вошла на кухню, откуда разносился манящий аромат свежей выпечки, Стен сообщил, что завтра утром вынужден уехать на несколько дней. Следовательно, на Новый Год его не будет. Надю эта новость ужасно расстроила. Она еле сдержалась, чтоб не крикнуть: "Стен, я с тобой!" Но вовремя сообразила, что если он сам не предложил ей отправиться с ним, то на это есть веские причины. Погрустневшая Надежда тихо опустилась на лавочку.

– Жалко, - пробормотала она, - а я хотела пригласить тебя, то есть вас, - она покосилась на Кира, - на новогодний праздник…

– Наденька, мне тоже очень жаль, - ответил Стен. Он нахмурился и покачал головой. - Но эту поездку действительно нельзя отложить. И я никак не могу взять тебя, - Стен улыбнулся, заметив, что Надя все-таки вот-вот попросится с ним, и добавил, - Надя, я оставляю тебя на попечение Кира… - Стен вздохнул, заметив отобразившееся на лицах его собеседников отчаяние. Надежда уже приоткрыла рот для возмущенной реплики, но все же сдержалась и лишь обиженно засопела.

Кир и Надя напряженно сидели на разных концах лавки, стараясь держаться подальше друг от друга. Стен всерьез забеспокоился, как бы в его отсутствие эти двое не натворили бед. Ну, поругаются - это еще полбеды, но он хотел поручить Киру приглядывать за девушкой, ведь пока жив Грант (а Стен был уверен, что предводитель пиратов еще даст о себе знать), Наде все еще угрожает опасность.

Поэтому Стену пришлось отдельно поговорить и с Надей, и с Киром.

Разговор с племянником был довольно коротким. Кир хмуро выслушал дядю и кивнул.

Надежда же восприняла все намного эмоциональней. Сначала она пыталась убедить Стена, что позаботится о себе сама, но когда поняла, что Стена не переубедить, умоляюще взглянула ему в глаза:

– Только, пожалуйста, предупреди его, что Новый Год я буду встречать в Лесном!

– Скажу. Ведь ему придется пойти туда с тобой.

Глаза Надежды удивленно распахнулись.

– Но…

– Ты же сама сказала, что приглашаешь нас, - улыбнулся Стен.

– Ну… - замялась девушка.

– Нет, Надя. Тебя не будет довольно долго. Неизвестно еще, вдруг тебе придется возвращаться домой по темноте.

– Если надо, я переночую у Ясы! Я уйду засветло, и вернусь тоже днем! - затараторила девушка. - Меня не нужно охранять! И вообще…

– Надежда! Не для того я тебя лечил, чтоб ты вновь попала в какую-нибудь переделку. Судя по всему, за тобой нужен глаз да глаз, - Стен улыбнулся. - Это, конечно, не означает, что Кир будет все время следить за тобой, как ты, наверное, подумала.

– Ага, как же!

– Надя, - Стен вздохнул, - ты ведешь себя совсем как ребенок! Я просто не хочу, чтоб за время моего отсутствия с тобой что-то случилось, - и заглянул ей в глаза, - ты же понимаешь, что я прав.

Надя что-то буркнула себе под нос, потом подняла лукавый взгляд на Стена.

– Ты всегда прав! - и добавила, - Я, конечно, все понимаю, но… Создается впечатление, что из-за меня возникает множество проблем.

Стен рассмеялся.

– Ну, что ж, Надежда, ты можешь успокоить себя тем, что иногда это бывает очень полезно. Например, когда эти самые проблемы возникают у Гранта.

Глава 19

В машину сели молча: Кир за рулем, Надежда на заднем сидении. За окнами по обе стороны шоссе тянулся лес, замерший в дымке пушистого снега, потом справа от дороги лес начал редеть, и сквозь невысокие кусты можно было разглядеть белую ленту скованной льдом реки, а позже невысокая поросль сменилась однообразными прямоугольниками полей, перерезанных узкими полосами деревьев.

Сначала присутствие капитана "Буревестника" несколько тяготило девушку, но потом она полностью забыла о нем, очарованная неповторимой сказочностью настоящего зимнего пейзажа.

– Какая красота, - прошептала она, прильнув к окошку. И вдруг воскликнула: - А вон речка замерзла! И кусты на берегу словно стеклянные! Ой! - Надя испуганно прикрыла рот ладошкой, вдруг осознав, кому, собственно, все это говорит.

Кир улыбался, но Надя видела лишь его затылок.

Автомобиль мягко остановился у сияющего огромными окнами здания театра. Надя сразу же выскочила из машины и хотела было идти внутрь, но потом передумала и подождала Кира - все таки он из-за нее сюда ехал.

Они вместе вошли в ярко освещенный вестибюль. Надежда сразу нашла глазами Тимура - тот мотыльком порхал среди гостей, встречая, отвечая на любезности, сражая наповал своим обаянием множество улыбающихся поклонниц. Заметив Надю, Тимур сразу же направился к ней.

– Надежда! Ну, наконец-то! - и удивленно уперся взглядом в хмурого Кира. - Добро пожаловать!

Потом озадаченно поглядел на девушку:

– Ты так и будешь стоять в этих ботинках? Ану, марш переодеваться!

И, подхватив Надежду под руку, Тимур быстро скрылся с ней в гуще толпы.

Как только они выбрались из людного вестибюля, парень остановился.

– Надя, это был Кир? Да? -Надежда утвердительно кивнула, и Тимур озадаченно почесал пятерней затылок. А когда девушка объяснила, почему Киру пришлось поехать с ней на этот праздник, развеселился.

– Надя, у тебя замечательный телохранитель! По-моему, он как василиск, может убивать взглядом!

– Издеваешься? - прищурилась Надя.

– Ни в коем случае! - невинно улыбнулся Тимур.

Надежда вошла в зал, где стояла наряженная елка. Поискала глазами Кира - он находился у противоположной стены и внимательно разглядывал толпу. "Меня ищет" - подумала Надя. Выдохнула и пошла вперед.

Голос Кассиль заставил девушку обернуться.

– Опять в том же самом платье! Ты его хоть постирала?

Надежда собиралась ответить, но тут в зал вошел Максим, и Кассиль быстренько побежала ему навстречу.

На празднике собралась практически вся молодежь Лесного. Яса пришла с Сергеем. Они сразу заметили Надю и, взявшись за руки, пробрались к ней сквозь нарядную толпу. Надежда чувствовала себя совершенно счастливой. Тут было много знакомых лиц, по которым девушка уже успела соскучиться. Как только часы пробили двенадцать, все дружно подняли бокалы и зазвучали поздравления, пожелания…

Единственное, что беспокоило Надю - это Кир, угрюмо наблюдавший за ней. Надежда почувствовала себя немного виноватой и уже направилась было к нему, но ее опередили другие. И Надя, уверенная, что Киру теперь тоже весело, благополучно о нем забыла.

Вдруг заиграла знакомая мелодия, Надя улыбнулась - под эту музыку они с Тимуром танцевали тогда на концерте…

– Надежда!

Тимур появился неожиданно, приобнял девушку и вывел на середину зала.

– Тимур, я не уверена…

– Ничего не слышу! - улыбнулся Тимур.

И они начали танцевать, совсем как в тот раз, на концерте. Только Надежда сегодня была не такая нарядная, но зато чувствовала себя намного спокойнее, чем тогда. Тело не забыло привычных движений, да и поволноваться Надя толком не успела.

Постепенно остальные пары расступились, наблюдая за Тимуром и Надей. Девушка ослепительно улыбалась, и Тимур ей в этом ничуть не уступал. Надежда не задумывалась над тем, как они выглядят со стороны - сейчас для нее существовала только музыка, движения, Тимур… И все это было как во сне… Они, по сути, снова выступали перед многочисленной публикой. Выхватив взглядом из толпы злые глаза Кассиль, Надежда поняла, что в очередной раз забросила камень в ее огород, и позволила себе немного позлорадствовать.

После окончания танца Тимур не отпустил свою партнершу.

– Твой василиск уже пытается испепелить меня своими глазищами, - сообщил он.

– Он не мой, - фыркнула Надежда.

Они еще немного потанцевали, потом Надя оставила Тимура на растерзание обиженных поклонниц, а сама пошла за соком - очень хотелось пить. Девушка уже подходила к столику, как кто-то резко дернул ее за руку. Она обернулась и увидела пьяную физиономию Макса.

– Пусти! - сердито заявила Надя.

Но Максим как будто и не слышал. Он выволок ее в пустой коридор и, резко остановившись, вдруг прижал девушку к стене.

– Развлекаешься? - хрипло прошептал Макс. - С Тимуром, с Киром! А чем же я тебе не угодил?

Надя попыталась отпихнуть его - не получилось. Тогда она решила закричать, но, словно угадав ее намерения, Максим зажал ей рот и потащил в один из пустых классов.

Надежда услышала, как он запер дверь на задвижку. Страх вдруг уступил место отчаянной злобе. И тогда девушка изо всех сил ударила ему в ногу своим небольшим каблучком. Максим взвыл, и девушка почувствовала, что ее больше не держат. Она бросилась к выходу, надеясь, что успеет открыть дверь и выйти, прежде чем Максим придет в себя. Но… В этот момент дверь с грохотом слетела с петель. На пороге стоял Кир с таким страшным выражением лица, что Надежда испугалась. Она беспомощно застыла, а Кир легко отстранил девушку и двинулся к Максиму.

Но остановился, раздраженно обернувшись посмотреть, кто это так настойчиво теребит его за рукав.

Увидев, что ее удостоили внимания, Надежда покрепче схватила Кира за локоть.

– Пойдем!

Кир поднял бровь. Девушка тщетно пыталась сдвинуть его с места и увлечь по направлению к двери.

Видя, что Кир отвлекся, Макс поборол внезапно поселившийся в душе страх и бросился на неожиданного заступника Надежды. И тут же отлетел обратно к стене.

Кир повернулся к застывшей с открытым ртом Надежде. Она моргнула и возобновила усилия по вытаскиванию Кира из класса. На этот раз он подчинился, словно нехотя, предоставив девушке изо всех сил тащить его к двери.

Оказавшись в коридоре, Надя вздохнула с облегчением и отпустила Кира. Но по пути к залу, где все еще праздновали Новый Год жители Лесного, она снова дернула его за рукав. Кир хмуро обернулся, и Надя прошептала:

– Пойдем домой.

Кир пожал плечами. Надежда растолковала это как знак согласия. Она быстро сбегала в раздевалку, а затем явилась к выходу из здания, где ее уже поджидали. Рядом с Киром стоял Тимур, причем оба старательно делали вид, что не замечают друг друга.

– Рано ты уходишь! - воскликнул Тимур, - Я думал, мы еще потанцуем!

Надя покачала головой.

– Спасибо за все, Тимур. Праздник удался на славу.

– А как же иначе! - заявил просиявший Тимур, - Ну что ж, счастливого Нового Года вам! Ты, Надя, заходи почаще.

– Обязательно. И тебя с Новым Годом!

Надя нацепила свою курточку, и они с Киром вышли в сияющую белизной снега и разноцветными праздничными огнями ночь.

Уже находясь недалеко от того места, где стояла машина, Надежда вдруг поняла, что ей следовало сказать Киру "спасибо". Она нерешительно остановилась, и Кир обернулся, не услышав ее шагов.

– Я… - замялась девушка, - спасибо тебе.

Кир ответил ей удивленным взглядом.

– Не стоит, - наконец сказал он.

– Почему это? - не поняла Надя.

– Стен попросил присмотреть за тобой, - усмехнулся Кир, и, отвернувшись, пошел к машине.

Вдруг Кир почувствовал, как о его спину разбился отнюдь не маленький снежный комок.

– Значит, если бы не Стен, ты бы… Вот тебе! Вот!

Еще снежок, и еще.

Кир медленно повернулся.

– Что? Снежком! В спину! - грозно прорычал он.

Надя испуганно хлопнула глазами. Кир сделал шаг, и девушка, взвизгнув, рванула с места и побежала прочь. Кир неспешно пошел за ней. Вряд ли Наде удастся от него спрятаться, потому что ко всему прочему, ее свежие следы отчетливо виднеются на пушистом снегу. И все же около каких-то кустов Кир нерешительно остановился.

– Вот хитрая лиса! Следы запутала… - пробормотал он. И тут же снова получил снежком между лопаток.

Надежда, довольная, что решилась на такую неслыханную наглость, как обстрелять своего недруга снежками, пусть даже в спину, почти без страха наблюдала за приближением Кира. Ей почему-то вдруг стало весело. К тому же, если что, она напомнит этому грубияну, что убивать ее Стен точно запретил.

Но, когда Кир подошел, Надежда с удивлением заметила в его глазах веселые искорки. Это было настолько невероятно, что девушка засомневалась, уж не показалось ли ей. Но под удивленным взглядом Надежды Кир отвернулся и направился к машине. Наде ничего не оставалось, как последовать за ним.

В дом Надежда вошла, держа в руках охапку пахнущих хвоей веток. Она поставила их в баночку на столе в гостиной. Потом достала из кармана какую-то мишуру и украсила эту импровизированную ёлку. Кир удивленно поглядывал на эти манипуляции, но ничего не сказал. Он подождал, пока девушка скроется в своей комнате, и тоже поднялся наверх. Уже засыпая, Кир услышал топот ее ног вниз по лестнице и обратно.

Надя проснулась оттого, что чья-то рука вдруг зажала ей рот. Открыв глаза, девушка увидела над собой лицо Кира. Он приложил палец к губам и убрал руку, прошептав:

– В доме кто-то есть.

Надя прислушалась. Снизу не доносилось ни звука, но девушка и не подумала сомневаться. Кир отошел к двери, а Надежда бесшумно вылезла из постели, по-быстрому нацепив рубашку. Осторожно открыв дверь, Кир поманил девушку рукой. Он был босиком, в одних спортивных штанах. Скорее всего, тоже только с постели.

Они осторожно вышли из комнаты и, прижимаясь к стенке, пошли вглубь коридора. Слуха девушки теперь достигали подозрительные шорохи, а скрипнувшая ступенька возвестила о том, что кто-то уже начал подниматься по лестнице. Надя почувствовала, что начинает дрожать, но не могла точно определить от страха или от холода. Рука Кира крепче стиснула ее ладонь.

В конце коридора была лесенка на чердак. Подняться попытались как можно тише, однако надеяться, что их тут не найдут, было бы глупо. Надя обернулась к своему спутнику, но тот лишь жестом поманил ее к стене. И открыл еще один люк. Потом подхватил девушку под мышки и опустил в открывшийся проем.

– Там ступеньки, - услышала Надя его шепот.

И тут же ее руки нащупали железные скобы, вбитые в бревенчатые стены. Ей оставалось лишь подивиться удивительной предусмотрительности человека, построившего дом с двойной стеной. Наверное, у него были веские основания полагать, что этим ходом придется воспользоваться.

Кир заскочил в люк следом за Надеждой и аккуратно опустил крышку.

Спустившись, Кир первым забрался в узкий подземный лаз. Надя последовала за ним. Путешествие оказалось недолгим. Наконец Кир выбрался на снег в кустах, неподалеку от дома. Девушке он приказал не высовываться и ждать, а сам осторожно отполз в сторону и скрылся.

Наде показалось, что прошла целая вечность. Ее била нервная дрожь, к тому же босиком в одной рубашке на холодной земле было совсем неуютно. И еще она ужасно боялась. Кира не было слишком долго, но Надя понимала, что если выберется из своего укрытия, может только все испортить. А у Кира, наверняка, был какой-то план, и если его еще не обнаружили…

Раздались выстрелы. Надежда замерла, напряженно вслушиваясь. Она чуть подалась вперед и могла теперь наблюдать за поляной возле дома. Там стояли несколько человек, но, услышав, что где-то в стороне началась суматоха, тут же рванули на подмогу остальным. Надя почувствовала, что у нее начинают стучать зубы. И поэтому не сразу услышала звук мотора, но тут из-за угла дома вывернула машина. Напротив того места, где сидела девушка, она резко затормозила.

– Сюда! - раздался голос Кира.

Надежда пулей вылетела из кустов и запрыгнула в машину. Кир тут же рванул с места и вывел автомобиль на дорогу. В них стреляли. Надя пригнулась, услышав, как зазвенело стекло. Преследователи спохватились слишком поздно, и теперь у беглецов было неоспоримое преимущество. На машине можно было в два счета добраться до базы. Правда, осторожно выглянув в окно, Надежда заметила, что едут они совершенно в другую сторону, но решила не отвлекать Кира расспросами. Он и сам все объяснил, как только оказались на шоссе.

– Нас отрезали от базы. Туда мы не прорвемся.

Вскоре стало ясно, что за ними погоня. Преследователи не боялись упустить беглецов, следуя по отчетливым следам колес их автомобиля, так что совсем не расстроились, когда на время потеряли их из виду. И все же беглецы сумели воспользоваться ситуацией. Когда Кир и Надежда спрыгнули в придорожный ров, девушка с удивлением услышала, как дверцы захлопнулись, и автомобиль тронулся с места. Она удивленно воззрилась на Кира.

– Автоматика, - ответил Кир, показав Надежде небольшой приборчик, который держал в руке.

Преследователи промчались мимо.

Тимур, разбуженный требовательным стуком в дверь, нехотя встал с постели. Его взгляд упал на часы - пять утра! С ума сойти! Недовольно ворча себе под нос, он распахнул дверь, спросонья даже не поинтересовавшись, кто там. И застыл, удивленно открыв рот.

Перед ним на пушистом снегу стояли два почти раздетых человека, уже начавших синеть от холода.

– Ты же сам сказал - заходи почаще, - улыбнулась Надя.

Киру удалось каким-то образом связаться с базой. За ними выслали машину. Двое вооруженных до зубов ребят вручили Киру ворох теплой одежды, и Надя, до сих пор кутавшаяся в одеяло, с радостью нацепила на себя все, что ей предложили. Вещи были не по размеру, и поэтому, когда настало время садиться в машину, рядом с подтянутым и аккуратным Киром в дверях показался неуклюжий колобок, который толком даже не мог передвигаться.

"Колобка" провожал Тимур. Ежась от холода, залетавшего через открытую дверь, он пожелал Наде доброго пути. Девушка, насколько это позволяла громоздкая одежда, протянула руки и обняла озябшего танцора.

– Спасибо, Тимур. Ты - настоящий друг.

– Всегда пожалуйста, - отозвался тот.

Их привезли прямо к дому. Там уже собралось много народу, среди которого то и дело мелькали знакомые лица. Кира заверили, что злоумышленников поблизости нет, и что военный штаб уже занят расследованием этого происшествия. Надежду отправили в дом греться.

Кир еще немного задержался на улице, а, войдя в дом, увидел на диване сжавшуюся в комочек Надежду. Она сидела, обхватив колени руками, и изредка вздрагивала. Подойдя ближе, Кир не услышал всхлипов, и все же был уверен, что девушка плачет. Тогда он опустился рядом с ней на диван. Утешать Кир не умел, поэтому просто положил руку ей на плечо.

– Успокойся, все уже позади.

– Подарки… - пропищала Надя.

– Что? - не понял Кир.

– Новый Год… Я приготовила вам подарки… а они пропали… - девушка заплакала еще сильнее.

– Нам?

– Вам… Тебе и Стену. Я поставила их тут, на столе… А потом вы бы нашли их под елочкой…

– Нам? - снова удивленно переспросил Кир.

Он вдруг мягко развернул Надежду и заглянул ей в лицо.

– Ты приготовила подарок мне?

– Конечно, Новый Год же, - прошептала Надя.

Кир хмыкнул, чувствуя, как напряжение последнего дня уступает место какому-то теплому, приятному ощущению. Ему вдруг стало любопытно, что же она хотела ему подарить. Но, в ответ на вопрос Кира, Надя отрицательно замотала головой.

– Не скажу, - буркнула она, - а вдруг тебе не понравится.

Зайдя на кухню ближе к полудню, Кир с удивлением обнаружил, что Надя уже приготовила обед, и теперь накрывает на стол. Он осторожно сел на лавку. У девушки из рук выпала вилка. Надя смущенно глянула на Кира:

– Я позову, когда все приготовлю.

Кир не пошевелился. И продолжал наблюдать, как выскочил у Нади из рук и покатился по столу пустой стакан, как неловко звякнули друг о дружку тарелки. Поел и вышел из кухни, предварительно поблагодарив девушку за вкусный обед.

– Не за что! - пробормотала Надя, глядя ему в спину. В присутствии этого василиска аппетит ее покидал.

Стен вернулся ночью. Надя спала. Кир встретил дядю, и они вместе пошли на кухню. Выслушав подробный рассказ племянника обо всем, что произошло в его отсутствие, Стен нахмурился. Он как чувствовал, что не стоило уезжать, но - дело есть дело. В настоящий момент обитателям дома опасность вроде бы не угрожала. Их охраняли. Все же, несмотря на это, Стен решил, что надо перебраться на "Буревестник" - попасть на корабль злоумышленникам будет намного труднее.

Надя проснулась и сразу же почувствовала, что Стен вернулся. Она выскочила из комнаты, сбежала вниз по ступенькам и с радостным визгом повисла на шее Стена. И тут же пожаловалась:

– Твой новогодний подарок пропал!

Стен засмеялся.

– Ты сама - еще тот подарок!

И строго глянул на подозрительно фыркнувшего Кира.

Надежда в который раз собрала в рюкзачок свои вещи и спустя некоторое время уже сидела на заднем сидении машины, мчавшейся по направлению к базе. Их сопровождали еще два таких же автомобиля с вооруженными людьми. Надя чувствовала себя в безопасности, но ей было немного грустно оттого, что так рано пришлось покинуть гостеприимный и уютный дом Стена. Но зато сам Стен, живой и невредимый, сидел впереди, рядом с Киром. Надя положила подбородок на спинку переднего сиденья и замерла, задумчиво глядя в лобовое стекло.

Глава 20

Скука, охватившая Надежду на борту "Буревестника", скоро развеялась подготовкой к предстоящему полету. Постепенно собрался весь экипаж, и Надежда обрадовалась представившейся возможности поболтать с Кларой. Обе делились впечатлениями от встречи Нового Года. Учитывая, что праздничные дни оказались, особенно у Надежды, богатыми на события, они практически без умолку протараторили несколько часов кряду.

Несколько военных кораблей во главе с "Буревестником" почти одновременно стартовали и взяли курс на отдаленную космическую станцию. На сей раз им предстояло сопровождать пассажирский корабль, на борту которого находились ученые и кое-кто из политиков. Эта предосторожность была связана именно с тем, что если бы пираты захватили пассажиров "Наутилуса", это грозило бы серьезными проблемами всему населению Новой Земли и не только.

Полет поначалу проходил довольно спокойно. Не считая, конечно, того, что, постоянно ожидая встречи с пиратами, все были немного напряжены. И, казалось, готовы ко всему. Тем не менее, появление пиратов застало корабли Новой Земли врасплох. Четыре мощные громады пиратских кораблей почти одновременно появились на радарах и на экране визуального наблюдения. Видимо, до этого они, удачно маскируясь, просто выбирали удобный момент для нападения.

Кир громким голосом отдавал приказания. Надежда сразу перешла на ручное пилотирование. Вскоре рядом с ней появилась и Клара, прибывшая на пост по сигналу тревоги. Она села в свое кресло, готовая в любую минуту помочь второму пилоту, но, как оказалось, от Надежды сейчас мало что зависело.

Пираты ударили сразу. "Буревестник" отклонился, но его все-таки задело. Голос из динамиков сообщил о том, что несколько человек получили ранения. Военные корабли открыли ответный огонь, попутно перестраиваясь так, чтоб защитить "Наутилус" и его пассажиров.

Но на этот раз шансы были неравны. Пиратские корабли превосходили военные по всем параметрам. Вскоре потерял управление один из идущих рядом с "Наутилусом" кораблей и перестал стрелять по пиратам. "Буревестник" задрожал, приняв на себя очередной залп пиратского флагмана. Снова сообщение о ранениях…

– Капитан, пираты хотят выйти на связь, - крикнул радист.

Кир кивнул и почти не удивился, когда на экране появилось злое лицо Гранта.

– Вы проиграли! - сообщил пират.

– Это еще неизвестно, - Кир сузил глаза.

Грант нехорошо засмеялся.

– Капитан, вы же прекрасно все понимаете! Вам остается лишь сдаться!

– Ни за что! - прорычал Кир.

– Так я и думал, - хмыкнул пират. - И знаете, у меня к вам снова, как ни странно, выгодное предложение!

Кир сжал зубы и бросил взгляд на Надежду. Пират не мог ее видеть, но…

– Она сидит в кресле второго пилота, я прав, капитан? - спросил пират. - Я великодушно даю вам еще один шанс. Мне нужна Надежда Орлова. И мои корабли оставят вас в покое на некоторое время. Только на этот раз никаких фокусов…

– Нет! - рявкнул Кир и прервал связь.

Положение и впрямь было отчаянным. Он остановил взгляд на Надежде, сидящей в кресле второго пилота.

Девушка сосредоточилась на управлении. Надя слышала весь разговор. Ее била нервная дрожь - память о предыдущем подобном происшествии была еще слишком яркой.

– Это все из-за меня, из-за меня… - в отчаянии прошептала она.

Чьи-то пальцы вдруг сжали ее плечо. Надежда вздрогнула, услышав мягкий голос Кира:

– Не бойся, лисенок. Все будет хорошо.

Надежда опешила. Она так и не повернулась, но, как только Кир отошел от нее, вдруг отчетливо осознала, как должна поступить. Девушка без всяких объяснений передала управление Кларе и выбежала из кабины. В этот раз у нее, по крайней мере, был выбор.

– Где Надежда? - услышал Кир голос Стена.

Он тут же оглянулся, ища глазами знакомую фигурку. И похолодел: бортовой компьютер сообщил, что один из "Поплавков" только что покинул корабль.

Одновременно с Грантом команда "Буревестника" услышала ее голос на общей переговорной частоте.

– Грант, я здесь!

– Прекратить огонь! - скомандовали с разницей в долю секунды оба капитана.

Надежда следовала в своем "Поплавке" за пиратским флагманом. Наученный горьким опытом, Грант решил не снимать защиту, пока не окажется вне досягаемости лазерных установок военных кораблей Новой Земли.

Девушка не ощущала страха. Наоборот. Ей было почему-то хорошо и спокойно. Она больше не чувствовала себя безвольной соломинкой в бурном потоке жизни. Твердой рукой направляла она свою маленькую шлюпку, а в ушах все еще звучало странное ласковое слово: лисенок…

– Надя! - рявкнули динамики, и девушка улыбнулась.

– Все будет хорошо, капитан, не волнуйтесь, - прошептала она и отключила связь.

Ее повели по длинным переходам пиратского флагмана, даже не потрудившись связать руки. Надежда вошла в кабину управления и остановилась, разглядывая широко улыбающегося ей мужчину.

– Добро пожаловать, Наденька, на мой корабль! - радостно пробасил Грант.

В другое время от такой вежливости у нее бы забегали мурашки по коже, но сейчас она воспринимала все как должное. Думать ни о чем не хотелось - зачем заранее расстраиваться? Поэтому Надежда просто удовлетворяла свое любопытство, разглядывая Глеба Гранта "вживую".

– Ну что ж, Командор, - последнее слово в устах пирата, как и всегда, прозвучало с иронией, - вы заставили меня изрядно побегать. Из-за вас я лишился своего любимого корабля. Но, как видите, я совсем не злопамятен! - Грант широко улыбнулся, обнажив ровные белые зубы. - Я всего лишь хочу поближе познакомиться с вами, Надежда…

Надежда слушала равнодушно, и это понемногу начало выводить Гранта из себя. Он не верил, что девчонка его не боится, но не подозревал в ней подобной выдержки. Капитан пиратов не любил ошибаться, и ему тем более не нравилось, когда люди не оправдывали его ожиданий. Он обошел ее по кругу, разглядывая со всех сторон, а когда остановился перед девушкой, та лишь смерила его чуть раздраженным взглядом, чем окончательно вывела из себя.

Пытаясь справиться с нахлынувшей злостью, Грант сел в капитанское кресло и сжал подлокотники унизанными перстнями пальцами. От Нади этот жест не укрылся, и она еле сдержала усмешку. Нервы, нервы… Надо быть более сдержанной. Она все-таки не в гости пришла.

– Так, Надежда, - проговорил Грант. - Вижу, ты пытаешься показать, будто не боишься меня. Неужели ты настолько наивна? Думаешь, твоя игра в геройство произведет на меня хоть какое-то впечатление? Ошибаешься. Ты же понимаешь, что в моих силах сейчас сделать с тобой все что угодно.

Уже угрожаем, да капитан? Угрожаем беспомощной, безоружной девушке? Некрасиво, ох как некрасиво…

– Так что тебе придется в любом случае ответить на все мои вопросы. Иначе… - Грант сделал многозначительную паузу.

Надя подняла бровь, и ее слегка насмешливый взгляд чуть не заставил капитана пиратов задохнуться от бешенства.

– Что ж, я слушаю. Только ответьте сначала, зачем я вам понадобилась, капитан? - мягко произнесла она.

Не играй с огнем, Надежда, не играй с огнем…

– Отвечу. Мне нужна информация.

– Какая? - насторожилась Надя.

– Надежда Орлова, я думаю, вы меня прекрасно понимаете, - предводитель пиратов вновь заговорил обманчиво-ласковым голосом. - Речь идет о том оружии, которое вы везли с Древней Земли на своем корабле.

И тут Грант с удивлением заметил, что губы Надежды расползаются в улыбке.

Так вот из-за чего весь сыр-бор! Спокойно, Надежда, спокойно…

Но она не выдержала и таки рассмеялась.

– Так это все - из-за того самого оружия? - наконец произнесла она, справившись с собой.

– Естественно. Ведь кто, как ни вы, должны обладать всей возможной информацией об этом объекте!

– У вас плохие информаторы, - произнесла Надежда.

– Это почему же?

– Да потому что я ничем, совершенно ничем не смогу вам помочь! Потому что ничего не знаю об этом изобретении, даже не представляю, как оно выглядит!

Надя стояла посреди кабины управления, победоносно глядя на Гранта. Тот резко встал с кресла и подошел вплотную к Надежде. Она смотрела на него снизу вверх, но в ее взгляде читалось нелепое в данной ситуации осознание собственного превосходства.

– Что ж, Надежда, я думал, мы поговорим по-хорошему. Вы сами напросились на неприятности!

И пират жестом приказал увести пленницу, не допустив даже мысли о том, что девушка сказала ему правду.

Надежду заперли в небольшой каюте. Она привычно ощупала стены - ничего. Ну да ладно, не в первый раз! Свет Надя тоже не смогла включить. Возможно, это входило в замысел Гранта - держать ее в темноте.

Надежда скромно пристроилась в уголке и закрыла глаза. Она знала, что ей угрожает опасность, но какая?.. Кажется, Стен как-то говорил о своеобразном пиратском кодексе: у них не полагалось калечить пленных без особой надобности, так как пленники на Риндае нужны были в основном здоровыми. Но… ее же собираются как-то пытать? Эта мысль скользнула несколько отстраненно, и Надя устроилась поуютнее, вспомнив голос Кира в динамиках - он, наконец, назвал ее по имени.

Время проходило, и Надежда не знала, сколько она уже так сидит в углу своей темной каюты. Хорошо, что пол на корабле подогревался, потому задремав, Надя медленно сползла по стене и улеглась, подложив руки под голову. А после, открыв глаза, просто лежала и ждала, ждала…

Дверь открылась, и Надежда зажмурилась. В светлом проеме появилась внушительных размеров мужская фигура. Надя не видела лица, лишь темные очертания.

– Выходи!

Надежда подчинилась, ощущая, как с каждым шагом ноги все меньше ее слушаются. Понемногу она начала поддаваться панике. Сжав зубы, Надя медленно подошла к выходу. Ее грубо развернули за плечо и повели по коридору.

Вскоре Надежда оказалась в большой каюте. Грант смерил девушку презрительным взглядом, и Надя тут же задрала нос, собираясь держать марку пока ей это будет удаваться. Но в этот момент взгляд ее упал на предмет, стоящий в центре помещения, и девушка почувствовала, что сейчас точно упадет - к горлу подкатила тошнота, а все звуки потонули в неприятном низком гуле. Безобидный с виду стул с высокой спинкой сразу напомнил ей очень о многом - этот предмет, снабженный различными хитрыми приспособлениями, довольно часто использовали в старые времена на ее Земле для самых изощренных пыток. Девушка сглотнула. Ей оставалось лишь надеяться, что пираты будут придерживаться хотя бы того кодекса, который сами же и придумали.

Надежду посадили на сиденье и крепко привязали руки к подлокотникам. Стараясь унять дрожь, девушка прокусила губу, и теперь чувствовала во рту солоноватый привкус собственной крови.

– Боитесь? - полюбопытствовал Грант. Посеревшее лицо девушки выдавало ее чувства.

– А разве я не человек? - тихо сказала она.

– Наденька, мы можем всего этого избежать, - осклабился пират. - Вы только должны рассказать мне все, что знаете об интересующем меня объекте.

– А если я совру, вы это сразу узнаете? - поинтересовалась девушка.

– У меня есть некоторые данные, - уклончиво ответил Грант, - так что, думаю, я распознаю откровенную ложь.

Надежда пожала плечами.

– Тогда, боюсь, у меня нет выхода.

– Ты можешь рассказать…

– Мне нечего рассказывать, - отчетливо произнесла Надя, тут же почувствовав прикосновение металлических кругляшков к вискам. Потом на нее надели шлем вроде того, что использовали на Надиной родине для виртуальных игр.

– У тебя есть последний шанс, - услышала девушка голос Гранта, но не ответила - не смогла.

– Что ж, ты сделала свой выбор! - и Грант повернулся к человеку, сидевшему у вделанного в стену пульта, - Включай!

Что-то вспыхнуло перед глазами Надежды, и каюта вдруг куда-то пропала вместе со всеми людьми, Надежда не смогла сразу сориентироваться, что происходит и где она находится. Потом увидела… и закричала.

– Капитан, она слишком долго не теряет сознания! Я выключаю, иначе девчонка умрет!

Грант кивнул. С девушки, которая уже не кричала, а лишь хрипло стонала, сняли шлем. Грант подошел к пленнице и заглянул в полные ужаса глаза. Девушка не двигалась. Пират жестом приказал унести ее обратно в каюту, а сам подошел к человечку, стоявшему у пульта.

– Что она видела?

– Наша стандартная программа, - пожал плечами тот. - Девчонка должна была отключиться в первые двадцать секунд. Боюсь, без последствий для нее это не пройдет.

Надежда, оказавшись в каюте, долго еще не могла пошевелиться. Потом, скорчившись на полу, начала ощупывать свое тело, руки, ноги… До ее сознания понемногу доходило, что все, что она видела и чувствовала - лишь иллюзия, но это было слишком похоже на реальность. И адская боль… Надежда тихо застонала. Ей до сих пор казалось, что тело рвется на части. Девушка боялась закрыть глаза, она села, прислонившись к стене, и широко открытыми глазами глядела в темноту, изредка вздрагивая.

Глеб Грант изъявил желание видеть пленницу спустя несколько часов. Ее привели. Как ни странно, Надежда шла довольно твердыми шагами, правда создавалось впечатление, что это происходит чисто автоматически. Ей не предложили сесть, и она застыла, глядя куда-то вдаль безразличным взглядом.

Грант некоторое время пристально смотрел на девушку, потом спросил:

– Ну что, будем говорить?

Надежда перевела взгляд на него, и Грант разочарованно вздохнул - похоже, они и правда переборщили. Теперь придется дожидаться, пока девчонка придет в себя.

– Пираты держат курс на "Азар", одну из своих станций, - сказал Кир и поднял упрямый взгляд своих черных глаз на Стена, - Я отправляюсь туда.

– Кир, ты капитан "Буревестника"…

– Стен, - перебил его племянник, - ты прекрасно знаешь, что сможешь командовать кораблем не хуже, а может и лучше, чем я. К тому же, я не имею права лишать команду врача.

Стен вздохнул, прекрасно понимая, что сейчас даже он не сможет переубедить Кира.

Поэтому через час Стен принял командование "Буревестником", а Кир, коротко попрощавшись, отбыл на "Азар". Сам он мог не справиться, потому взял еще несколько человек и заранее связался с агентами Новой Земли, присутствовавшими на пиратской станции.

Катерок Кира, оснащенный новейшим маскировочным оборудованием, насколько мог быстро направлялся вслед за кораблями Гранта, которые давно уже скрылись с радарных мониторов.

Глава 21

Неделя прошла, но ничего не изменилось. Надежда молчала, и Грант считал это следствием временного помутнения рассудка. Девушке было так удобней. Ее расспрашивали, но отстраненный взгляд начинал всерьез беспокоить предводителя пиратов. Ведь этак даже если у нее была какая-то информация, пленница все равно будет не в состоянии ничего рассказать.

Сначала Надежду кормили довольно хорошо, видимо считая, что это поможет ей поправиться. Девушка в первые дни ничего не ела, но потом аппетит вернулся к ней и она начала съедать все без остатка. И все так же молчала. Лишь забывшись беспокойным сном, часто просыпалась от собственного крика. Затем еду стали приносить все реже, все меньше. В результате по прибытии на станцию Надежда уже два дня как не видела ни крошки. Сначала дико урчал желудок, потом перестал. Надежда от нечего делать слонялась по комнате, но потом ходить стало лень. Сил не было.

Ее все-таки снова посадили на то кресло. Грант сделал последнюю попытку вытряхнуть из своей пленницы хоть какие-то крупицы информации, но когда с Надежды сняли виртуальный шлем, она была без сознания. А, открыв глаза, в ответ на вопросы Гранта даже не смогла покачать головой. Грант был в бешенстве. Он затратил слишком много усилий, но так ничего и не узнал. Пират, казалось, должен был испытывать удовлетворение при виде совершенно беспомощной девушки, которую считал своим личным врагом, но почему-то Грант не чувствовал себя победителем. А потому предпочел пока забыть про Надежду Орлову.

Этим и объяснялось то обстоятельство, что на "Азаре" девушка оказалась всеми забыта. Она сидела в каюте, дверь в которую давно не открывали. Чаще неподвижно. Надежда чувствовала, что что-то в ней сломалось. Ей было невыносимо находиться вот так в замкнутом пространстве без света и еды. Но все же она знала, что тело ее хоть и слабое, но вполне жизнеспособно. И поэтому заставляла себя изредка вставать, передвигаться по каюте, хватаясь руками за стены, думать, строить какие-то планы… Ведь только так у нее оставалась хоть какая-то надежда выжить. Несколько раз девушка пыталась стучать в дверь каюты, но ее никто и не подумал открыть. И все же Надежда держалась, держалась из последних сил.

Когда Надя услышала приглушенные выстрелы, то поначалу решила, что спит. Потом дверь каюты открылась и на пороге показалась мужская фигура. Надежда, уже отлично видевшая в темноте, вдруг почувствовала, что не может даже вздохнуть. Этого человека она меньше всего ожидала увидеть. Опасаясь, как бы видение не исчезло, она, собравшись с силами, поднялась на ноги. Мужчина тут же увидел ее и, одним прыжком преодолев разделявшее их расстояние, подхватил на руки.

– Мой маленький лисенок, не бойся, я с тобой.

Кир выскочил из каюты, держа девушку на руках. Товарищи ждали его у выхода из корабля. Кто-то из пиратов уже пробрался в кабину управления, трап начал медленно подниматься, но беглецы все же успели выскочить наружу и побежали к катеру. Пираты, сориентировавшись в ситуации, снова опустили трап и ринулись в погоню. Но товарищи Кира были превосходно вооружены, и пока им удавалось отстреливаться довольно успешно.

Катер быстро стартовал со станции и включил маскировку, прежде чем патрульные "Азара" начали преследование.

Кир осторожно опустил свою ношу на койку. Заряды пиратских лучевых пистолетов лишь слегка опалили ему бок. Рана почти не беспокоила. Все мысли Кира занимала лежащая перед ним девушка. Видимых телесных повреждений у нее не было, но неестественная худоба и серый цвет лица говорили о том, что Надежда давно не ела и находилась на грани полного физического истощения.

Заглянув в полные отчаяния глаза девушки, Кир ласково погладил ее по голове. И прижал к себе. Надя вздрогнула. Ее пальцы крепко держали Кира за рубашку. Стоило шевельнуться, и он чувствовал, как натягивается ткань.

– Что с тобой, лисенок?

И услышал в ответ тихий-тихий шепот:

– Страшно… Это было так страшно… Я все видела и чувствовала, как по-настоящему. Там было кресло и шлем, и когда… - Надя сглотнула, чувствуя, что подступивший к горлу комок мешает ей говорить.

Надежда не видела лица Кира, иначе просто испугалась бы. Он понял, что довелось пережить девушке, потому что на собственной шкуре испробовал все эти пытки. И помнил, как долго не мог спокойно спать после. Тогда ему было страшно даже закрыть глаза. И вот теперь Надежда…

А ей просто необходимо поспать. Он дал девушке кое-какие лекарства, но крепкий сон ничем заменить нельзя.

Кир вздохнул и пообещал:

– Я посижу тут немного. Если тебе что-то приснится, сразу разбужу.

Надя радостно схватила его руку, и Киру не удалось отойти от койки, пока девушка не заснула крепким сном.

Сладко потянувшись, Надежда вдруг почувствовала неожиданную бодрость во всем теле. Она приподнялась на койке и огляделась: "Интересно, как долго я спала? "

И поняла, что больше всего ей сейчас хочется залезть в душ. Надя встала медленно, потому что голова еще немного кружилась, и побрела в душевую.

Кстати сказать, душевая на катере была только одна, и, услышав беспокойные шаги под дверью, Надежда решила, что снаружи уже выстроилась очередь желающих искупаться. Но когда, быстро вымывшись и одевшись, выглянула из душевой, увидела лишь расхаживающего по коридору Кира. Заметив девушку, Кир резко остановился и замер у стены, не сводя с Надежды пристального взгляда.

Надя вышла и прижалась спиной к закрывшейся двери.

– Ты туда? - спросила она, кивнув на дверь.

Кир молча наклонил голову.

Девушка решительно направилась к нему и тронула за рукав.

– Кир!

Он поднял глаза, встретив направленный на него ласковый взгляд.

Надежда улыбнулась и просто обняла своего спасителя. Слов у нее не нашлось.

– Значит, ты больше не сердишься на меня? - тихо спросил Кир.

Девушка лишь покачала головой, надеясь, что Кир поймет, что она на самом деле ему очень благодарна, и уже давно на него не сердится. Наверное, Кир таки понял, но ничего не сказал. И лишь нерешительно приподнялись уголки его губ.

Время летело быстро. Надежда не чувствовала себя ни слабой, ни больной. Сначала Кир хмурился, видя, что девушка, которой полагается отлеживаться в постели, постоянно разгуливает по кораблю. Но потом понял, что заставить Надежду сидеть на одном месте можно, лишь привязав, да и то вряд ли. К тому же, Надежда слишком много времени провела в полном одиночестве, и поэтому теперь старалась все время находиться в обществе остальных членов команды.

А еще за время полета на Новую Землю Надежда сделала одно потрясающее открытие: грозный василиск умел улыбаться! Поначалу это ее настолько ошеломило, что Надя даже не поверила своим глазам - улыбка делала Кира похожим на озорного мальчишку. К тому же, с Киром, оказывается, можно было разговаривать. Он уже не рычал и не шипел, зато иногда рассказывал интересные вещи о других планетах, находящихся неподалеку Новой Земли, о пиратском Риндае, на котором по долгу службы провел длительное время.

Перед приземлением Надежда почему-то сильно волновалась. Девушка сама не могла объяснить охватившую ее тревогу. Кир видел ее состояние, поэтому, когда настало время покидать катер, сам повел Надежду к выходу. Трап начал опускаться, и Кир ободряюще приобнял девушку за плечи.

– Ну, лисенок, вот мы и дома.

Она не сразу поняла, что происходит. Кир вдруг резко рванулся вперед, а потом, словно наткнувшись на невидимую преграду, упал к ее ногам. Полыхнуло несколько вспышек, и с глухим стуком рухнул на пол один из товарищей Кира. Снова вспышки…

Надежда поняла, что осталась одна. Она схватила лучевой пистолет, выпавший из разжавшихся пальцев Кира, но, прежде чем смогла выпрямиться, ее повалили на пол.

– Кир!

Надежда подползла к нему, схватила за руку. И тут с ужасом увидела, как из-под смоляно-черных волос медленно расползается кровавое пятно.

– Кир!

Кто-то попытался оттащить девушку от неподвижно лежащего тела, но она кусалась, царапалась, вырывалась изо всех сил и пронзительно кричала. В конце концов, нападавшим пришлось оглушить ее ударом по голове. И лишь тогда связав по рукам и ногам, закинуть в машину.

Надежда напряженно прислушивалась к голосам мужчин, негромко разговаривавших в том же помещении, куда ее притащили в бесчувственном состоянии. Собеседники пока не догадывались, что она их слышит.

– Все прошло почти гладко. Нас пропустили без проблем. К тому же "Буревестник" еще не вернулся.

– Никто не задавал вопросов? - этот голос показался девушке ужасно знакомым.

– Нет. Ведь мы действовали по вашему приказу.

– Значит, на "Буревестнике" пока ни о чем не догадываются… - ну откуда же она знает этот голос? - Это хорошо. За то время, пока они будут добираться на базу, мы успеем замести следы… Что с ней?

– Без сознания. Знаете, эта ваша Орлова просто бешенная, вон, всю руку мне искусала. Эх, Геннадий Алексеевич, если б не ваш приказ…

Надежда вздрогнула и открыла глаза. Полускрытое тенью абажура, на нее смотрело лицо майора Крылова. Девушка подалась вперед и, вцепившись побелевшими пальцами в край стола, впилась полным ужаса взглядом в спокойное лицо.

– Да, Наденька, понимаю, для тебя это неожиданность…

Надежда тихо застонала и откинулась на спинку кресла. Мир вздрогнул, зашатался и встал с ног на голову.

– Что ж, поговорим? - майор привычным жестом нащупал сигареты в кармане мундира. - Да, Наденька, кто знал, кто знал… У тебя поистине дар притягивать неприятности… и людей…

Надежда сузила глаза. Пусть, пусть он все ей расскажет. Она выслушает, а потом…

– И ты неожиданно дала нам в руки такое оружие, о котором раньше мне приходилось только мечтать. Стен… - майор все-таки вытянул сигарету из кармана и закурил. - Это страшный человек, страшный… и неуправляемый, непредсказуемый. В последний раз он чуть не сорвал операцию Власова…

– Так вы все знали… - прошептала девушка.

– Знал, но… Власовым пришлось пожертвовать - если бы о моей роли в этом происшествии узнал Стен, я лишился бы звания. Вижу, ты не понимаешь. Да… Я тебе, Наденька, и не скажу всего. Ты довольно тесно, как я вижу, общаешься со Стеном, но ничего о нем не знаешь, - усмехнулся майор и продолжил. - Стен - известная личность, герой, если угодно. Поэтому общественное мнение на его стороне. По крайней мере, пока он не совершит что-нибудь такое, что это мнение изменит. Люди уважают его… или боятся. Да… А еще ему известна некоторая информация, которая касается лично меня. Поэтому, как видишь, мне приходится считаться с его мнением. А оно слишком часто не совпадает с моим… - майор затянулся и выпустил небольшое облачко дыма. - И тут, представляешь, я обнаруживаю, что и у него есть слабое место! Да, да, Наденька, это ты. Хотя я решительно не понимаю, почему. Но, в любом случае, этим грех не воспользоваться. Правда, первая моя попытка закончилась неудачей. Тогда, зимой, я смог убрать Стена подальше, дав ему срочное поручение, и мои люди в его отсутствие пробрались в дом. Они должны были захватить тебя… и Кира, если бы получилось взять его живым.

До сих пор неподвижно сидевшая Надежда вдруг со злобным рычанием прыгнула на стол, пытаясь дотянуться до сидевшего напротив человека. Но стоявшие за спинкой ее кресла люди схватили девушку за ноги, так и не дав ей добраться до Крылова.

– Я же говорил, она бешенная!

– Не ожидал, не ожидал, - майор нервно поправил ставший вдруг слишком тесным ворот. В глазах бросившейся на него девушки он успел прочесть явное намерение убить.

Надежда уже перестала вырываться и застыла в кресле, куда ее снова усадили. Глаза девушки стали холодными. Она смотрела в лицо Крылова, и тому было явно не по себе от ее взгляда. Поэтому он махнул стоявшим по обе стороны кресла мужчинам:

– Уведите ее!

Но, оставшись один в своем кабинете, еще долго курил, нервно стряхивая пепел в чайное блюдце. К сожалению, просто раз и навсегда избавиться от Надежды Орловой он не мог.

Глава 22

Стен устало опустился в кресло. Дурные предчувствия, возникшие, как только связь с Киром прервалась, теперь усиливались с каждой минутой. Он уже успел заметить, что катера на базе не было.

"Буревестник" пошел на посадку. Экипаж получил приказ по приземлении не покидать корабля и быть в полной готовности поднять его по сигналу тревоги.

– С вами хотят выйти на связь, капитан!

– Кто?

– Они не назвали себя.

– Так, - Стен повернулся к радисту, - Вы не можете со мной связаться. На вызов ответит первый помощник Лев Ранилов.

Радист кивнул и что-то сказал в переговорник, но через некоторое время повернулся и развел руками.

– Они не выйдут на связь ни с кем, кроме вас. Сказали, что свяжутся попозже.

– Понятно, - Стен сжал кулаки. Похоже, предчувствия его не обманули.

– Лев, - прогремел голос Стена, и Ранилов вытянулся стрункой, весь обратившись в слух. - Вы остаетесь за главного на корабле. Если ни я, ни Кир не вернемся, вы также становитесь капитаном "Буревестника". Я сейчас уйду. При первой же опасности "Буревестник" должен стартовать, не дожидаясь моего возвращения. Или предпринять то, что в наибольшей степени обеспечит безопасность экипажа.

– Да, капитан.

Стен обвел внимательным взглядом всех находящихся в кабине управления людей и быстро вышел.

Весь экипаж напряженно дожидался возвращения Стена. Никто не уходил со своих мест. Радист несколько раз уже сообщал в переговорник, что с капитаном связаться не могут. После того, как в третий раз повторил эту фразу, он нервно выругался.

Клара сидела в своем кресле, теребя пальцами полу форменной куртки. Лев негромко стучал ногтем по приборной панели. Он резко дернулся, услышав голос радиста.

– Да, Макар!

– С вами хочет выйти на связь майор Крылов.

– Переключай на общий канал.

Экран мигнул, но видео не было. Послышался лишь ровный голос:

– Ранилов, я хочу знать, где сейчас капитан "Буревестника".

– Не могу знать, товарищ майор. Он не выходит на связь.

– Значит, он покинул корабль?

– Да.

– Сразу по приземлении?

– Да.

– Ну что ж, Ранилов, значит, вам придется самому составить отчет о последнем рейсе, если не вернется капитан.

Крылов еще поинтересовался, не известно ли чего о внезапно пропавшем Кире и экипаже его катера, а потом коротко попрощался и отключил связь.

"Буревестник" так простоял, не опуская трапа, весь день и всю ночь, когда уже под утро Макар радостно возвестил:

– Капитан вернулся, просит его впустить!

Стен вошел в кабину управления и молча выслушал доклад Ранилова. Потом поднял руки к лицу. Тут только все заметили на его руках и одежде следы крови.

– Значит так, - начал Стен, и воцарилась такая тишина, что, казалось, никто даже не дышал, - это было похищение. Надежда жива. Кир… - Стен сжал кулаки, - скорее всего, нет. Все, кто был с ним на катере - тоже.

Экипаж ошеломленно молчал. Наконец Веткин нерешительно спросил:

– Вы не знаете, кто это сделал?

Стен покачал головой.

– У меня немало врагов. Могу только предположить… - и поднял задумчивый взгляд на Василия. - Похитители смогли беспрепятственно пробраться на базу, а затем замести следы. И им никто не помешал. Человека, проверявшего пропуски в тот день, нашли мертвым. К тому же… Мне кажется, я знаю, кто стоит за этим.

Все молча ждали, пока Стен сообщит им свою догадку, но тот, как оказалось, не собирался ничего объяснять. Он развернулся, чтобы выйти из кабины.

– Капитан, неизвестные снова пытаются выйти на связь. Включать?

Стен повернулся. Что ж, он уже выиграл немного времени. Пока похитители не могли диктовать ему свои условия, он почти докопался до сути происходящего. Но где искать Надежду Стен не знал. Возможно после разговора с похитителями ситуация еще немного прояснится. Он кивнул Макару.

– Мы действительно говорим с капитаном "Буревестника"? - послышалось из динамиков.

– Да, вы говорите со мной, - ответил Стен. Голос говорившего был явно изменен и экран оставался серым - похитители решили не рисковать, включая видеосвязь.

– Итак, как вы уже, наверное, догадались, Надежда Орлова находится у нас. В связи с этим у нас есть к вам некоторые требования, невыполнение которых будет стоить ей жизни.

– Какие требования?

После недолгого молчания, голос ответил:

– Вам будет лучше прослушать эту информацию без свидетелей.

– Хорошо, я так и сделаю, но сначала мне нужно убедиться, что Надежда действительно у вас.

– Это понятно. Подождите немного.

Какие-то звуки, шаги, звук открывающейся двери… И тот же голос, обращавшийся на этот раз не к Стену.

– Наденька, сейчас вы можете сказать своему другу несколько слов.

Молчание.

– Я убедительно прошу вас. Вы же не хотите, чтоб Стен за вас волновался?

И опять молчание. Стен понял, что Надежда ничего не скажет. Она уже, наверное, знает, с какой целью ее похитили, так что добиться от нее слов можно только… И напряженно застыл, услышав глухой звук удара.

Прости меня, девочка…

После недолгой возни в динамиках снова послышался голос:

– Знаете, мы не можем добиться от вашей подопечной ни звука, не покалечив ее… Так что вам придется поверить нам на слово.

– Нет, - голос Стена прозвучал совершенно спокойно, - я хочу увидеть ее своими глазами. Думаю, вы прекрасно понимаете, что оснований доверять вам у меня нет.

На этот раз динамики довольно долго молчали, все это время Стен неподвижно стоял посреди кабины. И вот, наконец…

– Хорошо, вы ее увидите.

Экран почернел. Похоже, видеосвязь установили, но чехол с камеры снимать не торопились.

– Ну что ж, вот она, ваша Надежда!

Чехол сняли, но в этот же миг на экране мелькнул чей-то кулак и камера, скорее всего, выпав из рук оператора, покатилась по полу. На экране все замелькало, потом кто-то снова надел чехол. Послышался шум и ругательства. Затем экран опять посветлел и Стен увидел сидевшую у стены девушку. Она была связана, с небольшим кровоподтеком на лице, но в целом, вроде, без видимых повреждений. И все же почти все, кто смотрел сейчас на экран в кабине управления "Буревестника", почувствовали, как под злым взглядом ощетинившейся Надежды по коже забегали мурашки.

Экран погас.

– Узнали? - спросил голос.

– Да, это она, - ровно ответил Стен.

– Тогда распорядитесь переключить связь на ваш личный канал и выслушайте наши условия.

Стен кивнул и вышел.

– Что же это происходит? Как… Какой ужас! - прошептала Клара. Ее руки мелко дрожали. Девушка не могла поверить, что та, кого она только что видела - ее подруга Надя Орлова. Не сумев сдержать слез, Клара закрыла лицо руками. Василий, до этого неподвижно стоявший рядом, обнял плачущую девушку.

Стена не было около получаса. За это время напряжение, охватившее команду, почти достигло предела. К вошедшему капитану тут же шумно обернулись все, кто находился в кабине.

В тишине гулко прозвучали шаги Стена. Он приблизился к радисту.

– Давай запись.

Стен напряженно всматривался в мелькавшие перед катящейся по полу камерой кадры. Несколько раз Макар нажимал паузу, и Стен внимательно рассматривал застывшее на экране изображение. Все это длилось минут двадцать. Затем Стен кивнул Макару и оперся руками на край приборной панели.

– Спасибо, спасибо тебе, Наденька, ты просто молодец… Умничка моя… - едва слышно прошептал он. Потом поднял голову и обратился к окружавшим его людям.

– Времени у меня около трех суток. Лев, вы должны позаботиться о безопасности экипажа "Буревестника". Я сейчас же покину корабль. Один, - добавил Стен, заметив, что ему собираются предложить помощь. - Я не имею права рисковать вашими жизнями. К тому же, у меня найдутся помощники вне корабля. И… будьте осторожны.

За те пару суток, что Надежда провела в своей темнице, охрана полностью уверилась в том, что узница - сумасшедшая. Из-за тяжелой двери практически непрерывно доносился звук ее шагов. Иногда были слышны глухие удары.

– Наверное, об стену. Головой, что ли? - усмехнулся охранник, коротавший время за игрой в карты с напарником.

Ему, конечно, было невдомек, что Надежда просто готовится как следует встретить первого, кто решится открыть дверь ее камеры.

– Интересно, с чего это ее так запрятали? Да еще и кормят по-человечески, - отозвался напарник.

В это время как раз послышался требовательный стук по решетке на входе в коридор.

– Ну что я говорил! Опять еду принесли! Вовремя, как по расписанию…

Один из игравших, позвякивая связкой ключей, висевших на поясе, направился к решетке. Он уже протянул руки, чтобы забрать миску, когда вдруг почувствовал, что что-то не так.

– Эй, - охранник поднял взгляд на стоявшего перед ним мужчину, - я тебя не знаю…

И хрипя, схватился за прутья. Ключи громко зазвенели, стукнувшись о решетку - пальцы незнакомца сорвали их с пояса сползавшего на пол мужчины.

Второй охранник успел только повернуться, но дать сигнал тревоги так и не смог.

Надежда услышала, как поворачивается ключ в замке. И приготовилась к прыжку.

Враг повел себя странно. Он не попытался отбросить девушку в сторону, а наоборот прижал к себе сильно-сильно, сковывая, тем не менее, ее движения.

– Надя, девочка моя, успокойся. Тише, тише…

Девушка замерла, не веря ушам.

Стен поставил ее на ноги.

– Пойдем. Надо спешить.

– Но как?..

И осеклась, заметив, что ноги ее ступают по свежим лужицам крови.

Он со стоном открыл глаза. И ничего не увидел. Скорее всего, вокруг было слишком темно. Он поднялся на ноги, нащупав неровную кирпичную стену, прошел вдоль нее, пытаясь определить, где находится. Странно, он всегда неплохо видел в темноте, а тут… Поводив пальцами перед лицом, он с глухим рычанием ударил в стену кулаком.

Глава 23

Стен отворил перед Надеждой тяжелую деревянную дверь маленького домика, стоящего на краю затерянного в хвойном лесу поселка. Зажег лампу.

Девушка вошла и устало опустилась на грубо сколоченную табуретку у стола. Стен опустил засов на двери.

– Тут мы в относительной безопасности. Здешние люди помнят меня… И если появится чужак, я сразу же узнаю об этом.

Надежда рассеянно обвела глазами помещение - небольшая комната, стол, несколько табуреток, плохонькая печь, пару дверных проемов в дальней стене. В углу накидана солома, прикрытая мешковиной. Одно довольно маленькое окно. Девушка встала и рассеянно прошла вдоль стен - похоже, это уже стало привычкой. Заглянула в проемы дверей - один вел в небольшую коморку с низенькой кроватью, второй - в кладовку с разными инструментами. Провела рукой по облупливавшейся штукатурке печи. И снова опустилась на табурет.

Стен сел напротив, тревожно разглядывая девушку. Ее лицо почти ничего не выражало, кроме бесконечной усталости.

Они просидели так несколько минут, потом Надежда подняла глаза и спросила:

– Стен, как ты меня нашел?

– Ты сама мне помогла, когда выбила камеру. В мелькавших кадрах я увидел кое-что знакомое… Я уже бывал в этом месте раньше. Но вряд ли Крылов мог знать об этом.

– Ты и про Крылова знаешь? - слабо удивилась девушка.

Стен кивнул.

– Знаю. Догадался.

– Стен, скажи, зачем ему все это? - прошептала девушка.

Стен подвинулся ближе и прикрыл широкой ладонью сжавшуюся в кулак ручку.

– Его сын на Риндае. Он пират. И я совершенно случайно узнал об этом. Похоже, Крылов считал, что я буду его шантажировать, - Стен усмехнулся и покачал головой. - Я не собирался этого делать, но… К тому же наши мнения относительно проведения различных операций очень часто не совпадали, и я сейчас понимаю, почему он всегда в итоге соглашался со мной - думал, что иначе я расскажу про его сына, и он лишится звания. Понимаешь, Надя, после того, как я потерял своих родных, я понял, что цель не всегда оправдывает средства. Я не мог жертвовать чужими жизнями с такой легкостью, как, возможно, делал это раньше, и как продолжал это делать Крылов.

Стен взглянул в глаза Надежды, внимательно слушавшей его, и продолжил:

– Они предложили мне свои условия. Сегодня я должен был убить человека… Тебе, возможно, его имя ничего не скажет, но он довольно известная личность в определенных кругах. И не в ладах с майором. Этим они убивали двух зайцев - избавлялись от мешающего им человека, а также получали улики против меня.

– Подожди, Стен, ты хочешь сказать, что из тебя хотели сделать преступника? Что-то вроде наемного убийцы? Глупо… ты бы никогда не пошел на это… да?

Стен нахмурился и опустил глаза.

– Стен!

Он встал и отошел к стене. В первый раз Надежда видела, что Стен прячет лицо от ее взгляда.

– Вы с Киром, - наконец произнес он, - самые дорогие для меня люди. Поэтому… не спрашивай меня, Надя, не спрашивай…

Девушка ошеломленно молчала, глядя в широкую спину своего друга. Но когда он обернулся, это был уже прежний Стен.

– Так, Надежда, - сказал он, - а теперь мне нужно, чтобы ты мне подробно рассказала обо всем, что произошло.

Он снова сел напротив девушки, и Надежда, пытаясь справиться с вызванными этими воспоминаниями эмоциями, рассказала Стену обо всем до мельчайших подробностей. О приземлении, о том, как на них напали, как упал Кир… и обо всем, что произошло после. Стен выслушал ее молча, изредка лишь переспрашивая некоторые детали. А когда девушка закончила рассказ, ненадолго задумался.

– Стен! - голос девушки прервал его размышления. - Ты узнал что-нибудь про Кира?

Стен покачал головой.

– Пока нет, но… у меня все же есть надежда на то, что он жив.

Девушка взволнованно вздохнула, и Стен поспешил охладить ее пыл.

– Это всего лишь слабая надежда, потому что пока все факты говорят об обратном.

– Нет, Стен, надежда - это уже очень много. И мы обязательно его найдем, правда?

Девушка подошла к нему и уткнулась носом в его плечо.

– Правда, - Стен улыбнулся. У него была надежда, а еще у него была Надя.

Надежда вошла в коморку и улеглась на неудобную кровать, нашла проеденное молью одеяло и укуталась в него. Было тепло, но… Девушка боялась закрыть глаза. Она вновь и вновь видела кровавое пятно под волосами Кира, темные стены камеры, круглое лицо Крылова… Надя вскочила и села на кровати, напряженно прислушиваясь. Стен устроился на соломе в комнате с печкой. Наверное, он уже заснул. До девушки не доносилось ни звука. Она, конечно, знала, что Стен там. Поэтому снова легла и попыталась уснуть, а через несколько минут снова сидела, вглядываясь в темноту. Потом решительно накинула на плечи одеяло и вышла из коморки.

Стен лежал на куче соломы. Он до сих пор не сомкнул глаз. Едва увидев девушку, Стен удивленно приподнялся на локте.

– Надя, что случилось?

Девушка неловко молчала, а потом тихо прошептала:

– Я не могу там… мне страшно.

А потом, видимо боясь, что ее решимости надолго не хватит, вдруг быстро примостилась рядом на грубой мешковине, с головой укрывшись одеялом.

– Ох, Надежда…

Стен с грустной улыбкой снова лег и положил руку поверх закутанной девушки.

Она некоторое время лежала, не двигаясь, а потом пододвинулась ближе. Из-под складок одеяла на Стена выглянули поблескивающие в темноте глаза.

– Стен!

– Да, Надя.

– Мы найдем Кира. Обязательно найдем. Правда?

– Правда.

Надя вздохнула и уткнулась головой в грудь Стена. Они долго еще лежали без сна, почти не шевелясь, думая каждый о своем. Но Наде уже не было страшно. Она знала, что вместе со Стеном они обязательно что-нибудь придумают. И найдут Кира. А если… Нет. Они его обязательно отыщут. Любой ценой.

Решив для себя все вопросы, девушка сладко засопела, согретая ощущением спокойствия и безопасности, исходящим от лежащего рядом друга.

Утром Стен встал осторожно, чтобы не разбудить спящую девушку. Она только пропищала что-то невнятное и перевернулась на другой бок. Но когда вернулся, Надежда встретила его с такой бурной радостью, что Стен сразу понял, какого страху она натерпелась, проснувшись в пустом доме, и решил больше так ее не пугать.

Стен поставил на стол сумку и вытащил из нее все продукты, которые ему удалось раздобыть. Надя тут же принялась за готовку, и Стен не стал возражать. Пока девушка занята делом, возможно, это ее отвлечет от грустных мыслей. Но как оказалось, у Надежды были более прозаические мотивы для столь прилежного поведения. Едва дождавшись, пока Стен закончит есть, она попросила:

– Научи меня драться.

Стен внимательно посмотрел на нее, а потом коротко ответил:

– Нет.

– Что? Почему? Стен!

– Нет, Надя. Ты думаешь, я не знаю, зачем тебе это?

– Ну, я так буду чувствовать себя уверенней, смогу защищаться, если что…

– Да-да. Надежда, сейчас твое дело прятаться и быть осторожной, а не лезть на рожон! - и, чтобы смягчить свои слова, добавил, - Надя, я прекрасно понимаю, что ты хочешь помочь мне. Но послушай, чтобы научить тебя как следует, нужно много времени. У нас его нет. А если я покажу тебе несколько приемов, ты почувствуешь себя сильной и полезешь в драку при первой же возможности. Тогда у нас не останется никаких шансов.

– Откуда ты знаешь, куда я полезу! - буркнула Надя.

Стен пожал плечами.

– Я не хочу, Надежда, чтобы ты снова попала в беду. Поэтому я должен быть уверен, что ты не станешь высовываться ни при каких обстоятельствах. Так что пусть лучше твоими действиями руководит не злость, а разум.

– Стен, ты, наверное, все правильно говоришь, но Кир…

– Надя, этим я займусь сам. Я даже пока не знаю, где он находится, да и вообще жив ли еще.

Надежда насупилась и замолчала. Стен подошел к девушке и потрепал рукой ее непослушные волосы, неожиданно заметив среди медно-русых завитушек одинокую серебристую прядь.

– Стен, ты же не думаешь, что я буду просто сидеть и ждать…

– Думаю. Надежда, я все сделаю сам. И при первой же возможности постараюсь отправить тебя домой.

– Что? - девушка резко отскочила в сторону. - Ничего подобного! Я никуда не полечу! По крайней мере, пока мы не найдем Кира. Это я виновата в том, что с ним произошло!

– Надежда, ты говоришь глупости, - покачал головой Стен, и неожиданно серьезно посмотрел ей в глаза. Под его взглядом девушка обреченно опустилась на табуретку.

– Хорошо, Стен. Я буду слушаться тебя во всем. Но если тебе понадобится моя помощь…

– Я сразу же скажу тебе об этом.

– Обещаешь?

– Обещаю.

Несколько дней Надежда почти все время проводила в домике одна. Она готовила еду для Стена и не ложилась, не дождавшись его возвращения. Но, к ее величайшему сожалению, Стен практически совсем не делился с ней тем, что ему удавалось узнать. Наверное, считал, что так легче будет заставить девушку спокойно сидеть в доме.

Однажды Стена не было пару суток. Он вернулся, когда Надежда, совершенно изволновавшись, задремала сидя у стола. Открыв глаза, Надя увидела его обнаженную спину в отблесках пламени.

– Стен!

– Да, Надя, - Стен тут же повернул голову, и Надежда почувствовала, словно гора упала с ее плеч. Живой, здоровый…

Надя подобралась поближе к Стену, интересуясь, что же он там делает. А потом замерла, испуганно моргая спросонья. Широкую грудь Стена пересекал глубокий разрез, который был уже наполовину зашит.

– Как это… Что случилось? - выдавила она наконец.

Стен бросил на девушку успокаивающий взгляд, и Надя поняла, что пока лучше ему не мешать. Она быстро накрыла на стол и села, разглядывая спину сидевшего у огня человека. Спустя некоторое время, Стен поднялся на ноги и повернулся. Заметив, что взгляд Надежды не отрывается от свежего шва, тут же накинул рубашку. Когда Стен опустился на табуретку, девушка подвинула ему еду и постаралась сдержаться и не задавать вопросов, пока друг не поест. Но потом, видя, что Стен о чем-то задумался, продолжала напряженно молчать. Наконец, Стен перевел внимательный взгляд на девушку.

– Насчет Кира, - Надежда замерла, - сейчас я могу точно сказать, что он не умер тогда, во время нападения…

Девушка подалась вперед, сжав кулачки. Она инстинктивно почувствовала, что за этим последует какое-то "но".

– Он был очень тяжело ранен, - продолжил Стен. - Люди Крылова забрали его, и это все, что я могу сказать.

– И они его вылечили? Он ведь им живым нужен был… - прошептала девушка.

Стен покачал головой.

– Не знаю, Надя, но очень на это надеюсь.

Надежда нахмурилась. Она не допускала и мысли о том, что Кир и правда мог умереть, но как же ей было страшно!

– А еще, Надежда, я узнал, что сын Крылова сейчас на Земле, на Новой Земле, - поправился Стен, встретив удивленный взгляд девушки.

– Значит, - прошептала Надя, - мы можем схватить его и обменять на Кира… Да?

– Да, - кивнул Стен. Ему не понравилось слово "мы", прозвучавшее в реплике Нади, - Хотя это будет не так-то просто. Он обычно не ходит один. И в его окружении не мальчишки, умеющие только размахивать оружием, но довольно опытные люди.

Надя ждала, затаив дыхание, когда Стен предложит свой план. Но…

– Надя, если я нападу на него, то его дружки этого так не оставят, и, скорее всего, пострадает довольно много случайных людей. А в безлюдных местах этот парень не появляется. Возможно, Крылов уже его предупредил, - Стен вздохнул, увидев разочарование на лице Нади. - Близко к нему я не смогу подойти. Следовательно, надо придумать, как выманить его туда, где он останется без защиты.

Надя сузила глаза.

– Стен, ты знаешь весь перечень мест, где бывает этот человек?

– Думаю, да.

– Расскажи мне, пожалуйста, подробнее, что это за человек, как проводит время…

Стен долго отвечал на вопросы Надежды, параллельно заново осмысливая всю информацию - может, он все же что-то упустил. Но, похоже, дела и впрямь довольно плохи. Стен замолчал, снова и снова прокручивая в голове все данные, собранные им о Крылове-младшем. Из задумчивости его вывел голос Надежды.

– Стен, я тут кое-что придумала…

Стен удивленно поднял бровь и внимательно выслушал рассказ Надежды, но по мере того, как девушка расписывала ему свой план, Стен все больше мрачнел, а, когда Надя замолчала, ожидая его реакции, коротко сказал:

– Нет.

– Как? Почему?

– Нет.

– Стен! Почему? Объясни, где я не права!

– Слишком большой риск.

– Разве? - наклонила голову Надежда, - меня никто не заподозрит, а потом ты, как всегда, вовремя появишься и…

– Нет.

– Стен! - Надежда резко вскочила с табурета и, опершись руками на столешницу, сердито нависла над сидевшим напротив Стеном, - Послушай, ты же сам обещал, что если понадобится моя помощь, то… Обещал?

– Обещал, - согласился Стен.

– Ну и…

– Нет.

Надежда возмущенно ахнула.

– Это не честно!

Стен молчал.

– Стен, это чуть ли не единственный выход. Ведь даже ты еще ничего не придумал! Все получится, к тому же риска почти никакого! Стен, ну пожалуйста, подумай… Ведь если все получится, то мы сможем спасти Кира!

Стен молча поднялся и подошел к девушке. Тяжелые руки легли ей на плечи.

– Вы с Киром оба мне дороги, но это не значит, что я готов пожертвовать кем-то из вас для спасения другого.

– Но никем не надо жертвовать! Стен, все получится, обязательно, ну сам посуди…

– Нет, Надежда, я не согласен.

Надя поджала губы.

– Ну и ладно! - неожиданно согласилась она и повернулась, чтобы уйти в свою коморку.

Стен остановил ее:

– Надежда, что ты задумала?

– Ничего, - покачала головой девушка, - я же не глупая, понимаю, что без твоего участия мой план обречен на неудачу. Я, конечно, могла бы уйти и сама все подготовить, а потом дать тебе весточку - когда, где и тому подобное. Но… - она пожала плечами, - ты же будешь волноваться, правда?

– Правда, - согласился Стен и вдруг улыбнулся, - садись, поговорим…

В этот момент Надя с радостным писком бросилась его обнимать, а потом отскочила, виновато моргая на выглядывающую из-под распахнутой рубашки Стена красную полосу шва.

Тимур спал плохо - после гулянки болела голова. Непонятный надоедливый стук проникал в сновидения, превращая их в кошмары. Сначала на тщательно подготавливаемом концерте появилась целая ватага злобных монстров, которые шумели, заглушая музыку, а потом особо страшное чудовище вдруг вылезло на сцену и заорало:

– Тимур!

И стукнуло танцора своей лапой по плечу.

Тимур открыл глаза и потер плечо. Потом недоуменно поднял с простыни небольшой камешек и повертел его в пальцах.

– Тимур!

Тимур подпрыгнул и сел на кровати. Сначала ему показалось, что сон продолжается, и монстры уже лезут к нему в окно.

– Тимур, ты когда-нибудь дверь откроешь? - послышалось из форточки, и Тимур с огромным облегчением узнал стоявшую на подоконнике Надежду. Он вздохнул и поплелся открывать дверь, не допустив и мысли, что легче будет впустить девушку через окно.

– Тебя просто невозможно разбудить! Я полчаса тарабанила в дверь! - возмутилась Надя, едва переступив порог.

Тимур слабо застонал.

– Надежда, из-за тебя мне приснился такой ужасный сон…

Девушка улыбнулась.

– Если твой самый страшный ночной кошмар - это я, значит, тебе повезло!

– Не уверен, - проворчал Тимур.

Он увидел маленькое светлое пятнышко, и тут же сообразил, что это фонарь в руке охранника. Сплошная тьма перед его глазами не спешила отступать, но зато самые яркие источники света он теперь мог угадывать в виде таких вот слабых пятен. Пятнышко попрыгало, ненадолго замерев, и раздался стук поставленной на пол металлической миски. Потом охранник ушел, и узник снова остался в полной темноте.

В первое время он чуть не поддался отчаянию, обнаружив, что ослеп. Он не видел подходивших к нему людей, лишь слышал их голоса. В основном, незнакомые. Но однажды… однажды он услышал знакомый голос…

Крылов неспеша шел по коридору. Он до сих пор не мог понять, как Стену удалось освободить девчонку, но не удивлялся. Когда имеешь дело со Стеном, удивляться не приходится, потому что для этого человека, кажется, нет ничего невозможного. Конечно, на руках майора был еще один козырь, но воспользоваться им будет куда сложнее. Девчонка теперь у Стена, и они могли затаиться, но вот надолго ли? Жить, словно сидя на мине замедленного действия, майор не мог. Сопровождаемый несколькими охранниками, Крылов подошел к решетке и заглянул в камеру. Было довольно темно, и рассмотреть находившегося там человека не представлялось возможным.

Крылов махнул стоявшему рядом мужчине, и тот открыл решетчатую дверь, пропуская Геннадия Алексеевича внутрь. Майор усмехнулся, жестом приказывая двум здоровенным парням, его сопровождавшим, войти первыми.

Узник встретил их стоя. Создавалось впечатление, что, несмотря на слепоту, этот человек вовсе не так уж беспомощен. Скорее он был похож на готового к прыжку хищника.

– Вижу, вы уже почти полностью поправились, - произнес Крылов, - оказывается…

И не договорил, потому что в эту минуту узник с глухим рыком бросился на него. Крылов не успел бы отскочить, но охрана среагировала моментально. Нападавшего тут же повалили на пол, но он еще довольно долго отчаянно сопротивлялся. Крылов с удивлением заметил, что пленнику все-таки удалось расквасить носы, по крайней мере, двоим, поэтому не сразу остановил своих людей, когда они, сломив, наконец, сопротивление, дали волю злобе.

И все же убивать узника в планы майора никак не входило. Во всяком случае, пока.

– Оставьте его, - сказал он, с удовлетворением глядя на лежащего у его ног мужчину. Тот почти не двигался, сквозь лохмотья, оставшиеся от рубашки, было видно покрытое кровоподтеками тело.

– Жаль, но убивать его нельзя, - обратился Крылов к своим людям, - он нужен мне, особенно сейчас, когда девчонки у нас больше нет…

Крылов замолчал, увидев, что узник пытается приподняться, но не отошел - ему нравилось видеть поверженного врага у своих ног. Лежащий на полу мужчина поднял лицо:

– Где она? - прохрипел он.

– Не все же такие живучие, как ты, - усмехнулся майор, заметив, какой болью отразились его слова в невидящих глазах пленника. И отошел подальше. Так, на всякий случай…

Олег Крылов сидел за столиком в своем любимом клубе. Под столом уже валялось несколько пустых бутылок из-под дешевого вина. Олег вертел в пальцах изящный бокал - он предпочитал вино дорогое, не в пример своим товарищам. С деньгами у него проблем не было никогда, и потому этот человек привык смотреть на остальных несколько свысока.

Когда-то, очень давно, когда Олег улетел на Риндай, планету пиратов, отец заявил своенравному подростку, что больше не считает его, Олега, своим сыном. Но передумал довольно быстро. И с тех пор, наверное, чтобы как-то загладить свою вину, все время старался сыну помогать. В основном деньгами. И все же Олег не простил отцу жестоких слов. Но деньги брал всегда.

Сейчас Олег просто сидел, наслаждаясь жизнью, потягивая вино. Сегодняшнее представление ему понравилось - хозяева этого клуба всегда умели находить симпатичных танцовщиц. Правда, полураздетые девушки, табуном отплясывающие на сцене, ему немного поднадоели. Поэтому сегодня он положил глаз на молоденькую танцовщицу, выступавшую вместе с несколькими смуглокожими парнями. Они играли на музыкальных инструментах и танцевали, но основное внимание привлекала, конечно, девчонка. Она уже несколько раз, танцуя, проходила мимо Олега, и он решил, что после окончания представления, девушка не откажется пойти с ним наверх, в один из уютных номеров, предоставляемых завсегдатаям клуба услужливым хозяином.

Дождавшись, пока танцовщица в очередной раз пройдет мимо, он сунул ей пеструю бумажку, обещавшую неплохой заработок, и тихо сказал при этом:

– После представления возле главной лестницы.

Девушка едва заметно кивнула и, игриво улыбнувшись, продолжила танец.

– Это он. Вот черт! - Надежда повернулась к стоявшему рядом Тимуру.

– Он, - подтвердил тот, - и, как я уже заметил, Крылов-младший назначил тебе э… свидание.

– Нет, я не о том, - Надежда рассеянно накручивала на палец длинную черную прядь своего парика. Перед мысленным взором ее стояла дверь маленькой коморки, в которую отчаянно колотили ее кулачки, подгоняемые сообщением о скором самоуничтожении космической станции: вот отъезжает в сторону дверная панель, а в проеме стоит мужчина в темно-синей форме. - Оказывается, я знаю этого человека. Он был помощником капитана на том корабле, который похитил привезенное для испытаний изобретение с космической станции Земли.

Тимур тихо присвистнул.

– Значит, он может тебя узнать? Это не самая хорошая новость…

– Да, - Надя пожала плечами. - Остается надеяться, что у него плохая память на лица.

Олег ни секунды не сомневался, что найдет юную танцовщицу там, где сказал, у лестницы. Обхватив улыбнувшуюся ему девушку за талию, он повел ее наверх. Чувствовалось, что танцовщица немного волнуется, но… тем интереснее. Олег надеялся, что чутье его не обманывает, и они весело проведут время.

Друзья провели его до самого номера, время от времени отпуская шуточки, вгонявшие девицу в краску. Но Олег не хотел совсем уж пренебрегать предупреждением отца, хотя, если честно, отнесся к нему без должного внимания - какое ему, Олегу, дело до чужих врагов?

Оказавшись в полутемной комнате, девушка, видимо еще стесняясь, отошла от Олега, но Крылов-младший не любил длинных прелюдий. Он обнял девушку, прижав ее к стене. И тут, к его удивлению, танцовщица начала упорно отбиваться. Олег тихо выругался, пытаясь справиться с извивающейся в его руках девушкой. Теперь он был ужасно сердит - с какой стати было сначала соглашаться, откровенно соблазнять, чтобы теперь строить из себя недотрогу. Олег, наконец, изловчился, схватил ее рукой за подбородок и встретился взглядом с поразительно знакомыми серыми глазами. Злобно прищурившись, Олег с силой стукнул девушку об стену и сорвал с ее головы черный парик.

– Надежда Орлова, девчонка с Древней Земли. Приятная встреча, ничего не скажешь, - процедил он. - Чего ради ты затеяла со мной такую игру?

В ответ - упрямое молчание.

– Хорошо. Ну что ж, не я это начал. Но с удовольствием продолжу… И будь со мной поласковей!

Неожиданно девушка ласково улыбнулась и плавным движением обняла Олега руками за шею. Он услышал ее шепот возле самого уха.

– Олег, а если я закричу? - ласково спросила она.

– Внизу шумит музыка, а постояльцам ни до чего нет дела. Так что можешь кричать - никто тебя все равно не услышит.

– Ты услышишь, - пообещала девушка.

Олег слишком поздно понял, что это была угроза.

Стен испугался, что опоздал, но, почувствовав в раздавшемся вопле некоторые художественные нотки, улыбнулся. Зазвенело стекло, и Стен мягко спрыгнул на ковер. Олег как раз успел прийти в себя и снова схватить девушку, предусмотрительно закрыв ей рот. Обернувшись на звук разбитого стекла, Олег тут же получил в челюсть и отлетел к противоположной стене. Надя поправила блузку и улыбнулась Стену.

– Ты вовремя.

Стен не ответил. Он быстро оглушил и связал Крылова-младшего, а затем, перекинув его через плечо, словно мешок с картошкой, подошел к окну. Надя не полезла первой - она не сомневалась, что будет очень долго подниматься по веревке, и за это время кто-нибудь обязательно поинтересуется необычным шумом в номере Олега Крылова. Поэтому она заявила безапелляционным тоном, что первым полезет Стен, а потом вытянет ее наверх. С ней не стали спорить - на это попросту не было времени. К тому же Надя была совершенно права.

Стен уже почти поднялся на крышу, но в это время в дверь начали стучать. Когда же в комнату с шумом ворвались приятели Олега, они увидели, что девушка стоит на подоконнике, держась за веревку.

Убедившись, что Стен уже поднялся, Надя оттолкнулась ногами, перехватив веревку повыше. И почувствовала, что начинает подниматься.

Кто-то попытался схватить ее за ноги, но поймал лишь подол многослойной юбки. Ткань, как назло, была довольно крепкой и не спешила рваться. Боясь сорваться вниз, Надежда покрепче сжала веревку одной рукой, а другой расстегнула молнию. В руках пирата осталась лишь яркая юбка. Зато когда девушку подняли на крышу, вид у нее был довольно экзотический.

Надя, Тимур и двое его друзей бросились за Стеном, который, неся на плече беспомощного Олега, ухитрялся, в отличие от остальных, не спотыкаться. Миновав две крыши, они спустились вниз и забрались в поджидавшую там машину. Стен вкинул Крылова-младшего в салон и сел за руль. Вскоре город остался позади.

Сначала молчали. Надя все еще не могла перевести дыхание. И ей почему-то было очень весело, наверное, адреналин сделал свое дело.

– По-моему все было не так страшно! - сказала она наконец.

С переднего сиденья донеслось тихое покашливание Стена.

– Нет, Надежда, мои нервы больше такого не выдержат! - пожаловался Тимур.

– Ничего, - отмахнулась Надежда, - в следующий раз я получше загримируюсь!

– В следующий раз? - строго переспросил Стен.

Надя радостно засмеялась: в конце концов, они справились.

– Геннадий Алексеевич, с вами хотят поговорить. Они не представились, но говорят, это насчет вашего сына. Вы возьмете трубку?

– Да, да… возьму… - майор Крылов снял трубку, почувствовав, что пальцы его дрожат, но постарался, чтобы голос звучал спокойно. - Да. Я слушаю.

Глава 24

Он мог бы радоваться - зрение возвращалось к нему довольно быстро. Теперь он улавливал смутные силуэты охранников, сновавшие туда-сюда на фоне неярко горевших ламп в коридоре. Он еще не различал детали, но все же тьма больше не была сплошной.

Неожиданно послышались голоса, и решетчатая дверь с неприятным лязгом открылась. Узник увидел, что несколько теней приближаются к нему. Он поднялся, неловко подтягивая сломанную руку.

– Пошли! - это был голос одного из охранников.

Узник вышел в коридор, и тут же множество теней заплясали перед его глазами. Он зажмурился - от этой ряби с непривычки закружилась голова. Но затем его вывели на улицу. Там было темно, и он снова ничего не видел, кроме черноты, изредка прорезаемой яркими лучами фонарей.

Когда его грубо вытолкнули из машины, он услышал шелест листьев и почувствовал, как свежий ветер шевелит слипшиеся волосы. Раздался знакомый голос:

– Вот Олег. Теперь покажите нам Кира.

Почувствовав, что его подталкивают в спину, он вышел вперед. Сердце его радостно замерло - значит, это друзья, это за ним. Только… Пока он узнал лишь один голос.

– Иди! - услышал он за спиной.

И медленно, неуверенными шагами пошел вперед.

Надежда с замиранием сердца смотрела на появившуюся рядом с Крыловым фигуру. Она даже не сразу поверила, что это Кир. Он стоял в лохмотьях, прижимая к туловищу правую руку. Лицо, поросшее густой щетиной, было почти черным - то ли от грязи, то ли от запекшейся крови. Но когда он сделал несколько шагов, Надя вцепилась в руку стоявшего рядом Стена.

– Что с ним?

– Он не видит, - прорычал Стен.

Вся команда "Буревестника" и еще нескольких военных кораблей с напряжением следила за каждым шагом.

Кир шел по неровной почве покрытого кочками и ямками луга. Он знал, что на противоположной стороне его ждут… Интересно, на кого его обменяли? Пройдя еще несколько шагов, Кир вдруг почувствовал, что падает, и не смог удержать равновесие. Тихо выругавшись себе под нос, он попытался встать, опираясь на здоровую руку, и вдруг услышал быстрые легкие шаги. Они приближались, и Кир замер. Он не видел ничего в сгущавшихся сумерках, но почувствовал, как тонкие пальчики поймали его настороженно протянутую вперед руку.

– Кир, это я, твой лисенок!

Ладошка Надежды легко погладила щетину на его щеке, а потом девушка помогла ему подняться, и Кир слышал, что она плачет.

Крылов хмуро наблюдал за парой, на время скрывшей его от грозного взгляда Стена. Сына уже отвели к машине, но на майора сейчас смотрели оттуда, с другой стороны этого злосчастного луга, почти полсотни человек. Теперь можно было с полной уверенностью сказать, что карьера его закончилась. Геннадий Алексеевич повернулся, чтобы уйти, но вдруг передумал.

Крылов быстро развернулся, подняв руку, в которой поблескивал небольшой пистолет. Перед ним было три мишени. Но майор направил оружие на девчонку - она была ближе, а еще она было дорога и Стену, и Киру. И с удивлением увидел, как Надежда быстро выхватила пристегнутый к поясу легкий пистолет.

– Опусти оружие, - рявкнул Стен, увидев, что майор уже целится в Надю.

Крылов усмехнулся, взглянув на перекошенное лицо своего врага, и в ту же секунду раздался выстрел. И еще один.

На лице майора отразилось удивление. Пистолет выпал из его разжавшихся пальцев. Крылов так и не успел выстрелить.

Надежда с Киром подошли к Стену. Девушка дрожащими руками зачем-то отдала Стену свой пистолет.

– Стен, я же не попала, да? Это ты его убил? Правда?

– Правда, - ответил Стен. Какая в принципе разница? Они с Надей выстрелили почти одновременно, поэтому небольшая ложь ничего не меняла. Зато на лице девушки отразилось радостное облегчение.

Она стояла рядом с Киром, поддерживая его под здоровую руку. Вокруг звучали знакомые голоса. Люди подходили к Киру, радостно приветствуя его.

– С возвращением, капитан!

Кир улыбался, прижимая к себе Надежду. Он не видел никого, но понял, что вокруг собралось человек пятьдесят - чьи-то голоса он узнавал, чьи-то нет. Кир почувствовал, что тяжелая рука Стена ложится ему на плечо. И они втроем, в окружении друзей, неспешно пошли к машине.

Люди майора не стали ничего предпринимать. Они сели в машины и поспешили побыстрее скрыться. Численное преимущество было не на их стороне.

Надежда помогла Киру сесть в машину, и сама пристроилась рядом. Стен завел мотор, автомобиль тронулся с места. Кир опустил голову на плечо девушки, и пальцы Надежды успокаивающе забегали по его волосам. Потершись щетиной о рукав ее курточки, Кир довольно улыбнулся, и Надежде вдруг показалось, что грозный василиск сейчас заурчит, словно кот, вдоволь налакавшийся сметаны.

Надежда открыла глаза. И сразу нахлынуло неповторимое ощущение сказки. Она снова была в этом, почти уже ставшем родным лесном доме Стена неподалеку от базы. Легкий ветерок весело хлопал форточкой, принося в комнату с бревенчатыми стенами неповторимый аромат весны.

Надя потянулась и села на постели. Стен, должно быть, долго еще не ложился вчера - как врач он собирался осмотреть своего племянника. Надя хотела помочь, но Кир, невероятно нахмурившись, добился того, чтоб девушка оставила их со Стеном вдвоем.

Надежда фыркнула, вспомнив об этом, и поднялась на ноги. Прислушалась - в доме было тихо. Девушка быстро оделась и побежала вниз, в ванную. Кир и Стен, наверное, еще спят. Значит, она может пока спокойно привести себя в порядок, а потом приготовить завтрак…

Но по пути на кухню Надя услышала негромкое позвякивание посуды. И улыбнулась - значит, Стен все же успел встать раньше и уже занялся своим любимым делом. Девушка открыла дверь и замерла на пороге, а потом облокотилась о дверной косяк и улыбнулась. Сказка продолжалась…

За столом сидел Кир в ослепительно белой шелковой рубашке. При появлении девушки он положил ложку на стол и повернулся. Он видел только ее силуэт, и немного щурил темные с пушистыми ресницами глаза. Но улыбку Надежды почувствовал и теперь просто сидел неподвижно, улыбаясь ей в ответ.

Девушка постояла в дверях еще некоторое время, потом медленно подошла. Правая рука Кира лежала в повязке, поэтому девушка села слева от него, чтобы не тревожить больную руку. Кир следил за ее темным силуэтом, выделявшимся на фоне светлого дерева кухни. Когда Надя опустилась рядом на лавку, Кир прижал ее к себе. Девушка ласково, словно котенок, потерлась щекой о его плечо.

– Кир…

– Да, лисенок.

Надя радостно вздохнула, услышав знакомый мягкий голос, и промурлыкала что-то непонятное. Солнышко грело спину, Кир сидел рядом, все было хорошо…

На кухню вошел Стен. Надя, смущенно вспыхнув, попыталась было отстраниться, но рука Кира напряглась, не давая Наде отодвинуться.

– Стен рассказал мне обо всем, - произнес Кир, - Спасибо тебе, лисенок.

– О чем? - не поняла Надежда.

– О том, что вы для меня сделали.

– Ну, тогда тебе надо благодарить не меня, - возразила Надя. - В первую очередь, конечно, Стена, а еще Тимура и его друзей, да и весь экипаж "Буревестника" и остальных наших кораблей - если б не они, ничего бы не получилось.

– И все же постарайся больше так не рисковать. Если б я знал про твой план, я бы точно его не одобрил.

Надя весело засмеялась:

– Стен тоже был против. Просто я умею убеждать.

После завтрака Надежда и Кир вышли на улицу. Через прошлогоднюю листву уже вовсю пробивалась трава, на деревьях начали распускаться почки. Яркое солнце слепило глаза Кира, и он жмурился, подставляя солнцу лицо. Надя держала его за руку и весело о чем-то щебетала. Кир просто наслаждался звуком ее голоса. Ему казалось, что, несмотря на сломанную правую руку и почти не видящие глаза, он еще никогда не был так счастлив.

Ближе к вечеру начали собираться гости. Их было довольно много, и даже просторный дом Стена с трудом вмещал всех: команду "Буревестника", да еще несколько человек с других кораблей. Надя ждала, что придет и Тимур, но тот вдруг отчего-то засмущался и придумал кучу отговорок.

Было весело. Кир тоже старался вести себя как ни в чем не бывало, но его ужасно раздражало, что друзей он мог различать только по голосам. Поэтому большую часть вечера Кир просидел в уютном кресле с несколько хмурым выражением лица.

Однако скоро разговор вплотную подошел к событиям последних дней. Стен был, как всегда, не очень разговорчив, поэтому гости начали осаждать Надежду с просьбой рассказать все подробности операции по захвату Олега Крылова. В конце концов, Надя согласилась. Она сидела неподалеку, на диване, в компании Клары Маленко. Киру было слышно каждое ее слово, и все же он чуть подался вперед, надеясь, что никто этого не заметит.

И правда, заметила только Надя. Остальные долго и весело смеялись над ее рассказом, который в исполнении девушки оказался ужасно смешным. И только Кир недоумевал. Нельзя сказать, что у него не было чувства юмора, но, отчетливо понимая, какой опасности подвергались все исполнители данного плана, Кир смеяться не мог. Хотя Надежда смеялась…

После его отвлекли разговорами. Но Кир чувствовал, что начал уставать от беспорядочного мельтешения нечетких теней. Ему очень хотелось закрыть глаза, но Кир только опустил голову, глядя себе на колени.

– Все в порядке? - раздался тихий шепот у его уха.

– Да, лисенок, не волнуйся

– Хорошо, - Надя думала отойти, но Кир вдруг накрыл ее пальцы своей ладонью.

Он, конечно, ничего не сказал, но девушка все поняла, и осталась рядом. Ей было немного неловко от любопытных взглядов, которые Надя изредка замечала, но она не отходила от Кира, благодарно сжимавшего ее ладонь.

Утром Надежда как всегда первым делом спустилась на кухню. Стен уже приготовил завтрак - он всегда умудрялся вставать раньше всех.

В связи с гибелью майора Крылова и остальными событиями, всю троицу снова вызывали в штаб, находившийся в здании космопорта. Интересно, если раньше им приходилось разговаривать с Крыловым, кто же теперь вместо него?

Надежда положила подбородок на спинку переднего сиденья автомобиля и весело улыбалась, глядя в лобовое стекло. Перед ней сменяли друг друга пейзажи ранней весны. Солнце светило вовсю, лаская лицо улыбающейся Надежды. Она украдкой поглядывала то на Стена, то на Кира, и чувствовала, что и у них такое же приподнятое весеннее настроение.

В здание космопорта вошли все вместе. Девушка в форме проводила их все в тот же кабинет, но когда человек, сидевший в кресле майора, поднялся им навстречу, Надежда сначала очень удивилась, а потом ей просто стало весело - кого она точно не ожидала здесь увидеть, так это Владимира Краснова!

Тот пожал руки всем троим, даже Наде, правда чувствовалось, что ему от этого немного неловко. Выслушав их рассказ, Краснов, бывший капитан "Прометея", а теперь глава местного штаба, официально вынес им благодарность и попросил всех троих составить письменные отчеты. После, уже прощаясь, он вдруг обратился к Надежде.

– Орлова, вы не могли бы задержаться на несколько минут?

– Да, конечно, - ответила Надя - во-первых, отказываться было как-то некрасиво, а во-вторых - и это была главная причина - любопытно все-таки!

Когда за Стеном и Киром закрылась дверь, Краснов указал Наде на кресло, а сам сел не напротив, а тут же, рядом.

– Знаете, Орлова, я не могу сказать, что вы мне симпатичны, но в свете последних событий… - Краснов заметил, что Надежда удивленно приподняла бровь, и продолжил. - Готов признать, что был не совсем прав в отношении вас. В любом случае, вы проявили себя с наилучшей стороны, и ваши поступки все-таки не лишены своеобразной логики.

Надя лукаво прищурилась - это, конечно, нельзя было назвать похвалой, но… лучше иметь своеобразную логику, чем быть выскочкой, как раньше называл ее Краснов. И без того новому начальнику штаба нелегко, по всей видимости, даются эти слова.

– Так что, Надежда Орлова, - Краснов неожиданно поднялся на ноги, - вот вам моя рука, и надеюсь, прежние недоразумения теперь останутся в прошлом. Потому что, кто знает, возможно, нам еще придется сотрудничать.

Надежда пожала протянутую руку. Заметив, однако, что при словах о сотрудничестве, Краснов все-таки поморщился.

Глава 25

Кир быстро шел на поправку. Лечение Стена сделало свое дело, и уже через месяц Кир мог видеть почти так же хорошо, как и раньше, только глаза пока еще быстро уставали. Но Стен пообещал своему племяннику, что зрение его восстановится полностью. Рука вскоре тоже перестала беспокоить Кира. Он уже ходил без повязки и был немного недоволен, что "Буревестник" улетел без него под командованием Ранилова.

Надежда и Стен тоже остались на Новой Земле. Стен был занят расследованием дела майора Крылова - ведь нужно было еще выявить всех сообщников, во всем как следует разобраться. А Надя… Она просто осталась, сославшись на то, что ее помощь тоже может потребоваться в любую минуту. Иногда Надежду приглашали в штаб для дачи показаний или на опознание. Правда, с последним дело обстояло из рук вон плохо - Надя мало кого помнила и могла узнать. Зато вскоре Стен сообщил, что вычислили и задержали почти всех сообщников майора, а его сына Олега осудили как пирата и посадили в тюрьму.

В один из солнечных апрельских дней Кир за завтраком попросил Надежду съездить с ним в Лесное.

– Зачем? - удивилась девушка.

– Мне надо поблагодарить кое-кого, - загадочно ответил Кир.

Они неторопливо шли по поселку, когда Надя вдруг испуганно сжала руку Кира:

– Ой, Максим!

К несчастью, Макс в сопровождении Кассиль шел прямо навстречу. Свернуть было негде, и поэтому обе пары довольно быстро приближались друг к другу, при этом вряд ли кто-то из них был рад этой встрече.

По лицу Максима Надежда видела, что тот не прочь затеять драку. Но Кир, казалось, был совершенно спокоен, и девушка надеялась, что все обойдется. К тому же, на этот раз они с Кассиль были солидарны - та изо всех сил пыталась протащить своего кавалера мимо. Но Макс, естественно, оказался сильнее. Он остановился прямо напротив Кира, яростно глядя ему в лицо.

Кир вопросительно приподнял бровь. Макс подошел почти вплотную, оставив Кассиль позади.

– Ты… - прохрипел Максим, и Надежда заметила, как поморщился Кир - от Макса снова несло перегаром.

– Ты все еще мстишь мне, - продолжал Максим, - мстишь за Кассиль! За то, что она выбрала меня. И Надежда тоже выбрала меня. Если б не ты… Это ты мне помешал!

"Например, тогда, в театре, - подумал Кир, - и тебе же лучше, что помешал…"

Видя, что Кира ему не пронять, Макс обернулся к Надежде.

– Надя, ты разве ничего не понимаешь! Он же просто мне отомстить хочет! Он мальчишкой за Кассиль бегал, но моя крошка осталась со мной, а этого послала ко всем чертям. А ты, глупая, думаешь, что он тебя любит! Нет, ты еще приползешь ко мне на коленях, умолять…

Этого Надежда слушать не желала. Конечно, на подобные вещи вряд ли стоило обращать внимание, но девушка увидела, как в глазах стоящей рядом Кассиль появились слезы. Надежда размахнулась и изо всех сил ударила Макса по щеке - ничего не поделаешь, женская солидарность…

Максим замер на секунду, а потом шагнул к Наде:

– Ах ты, стерва! - проревел он.

Надя попятилась назад. Макс воспринял это как реакцию на его слова - у него же не было глаз на затылке. Поэтому он очень удивился, когда пальцы Кира схватили его за шиворот. Макс развернулся и хотел было кинуться на своего обидчика, но Кир откинул его в сторону ударом левой руки. Максим, прекрасно осведомленный о недавнем ранении Кира, повторил попытку. Теперь Киру пришлось отбиваться всерьез, но вскоре ему удалось повалить Макса на землю. Тот больно ударился и теперь не торопился подниматься, а лишь ворочался, громко ругаясь и постанывая. Предоставив Кассиль самой позаботиться о своем кавалере, Кир мягко развернул испуганно моргавшую Надежду, и они снова пошли своей дорогой.

Вскоре Кир заметил, что Надежда о чем-то задумалась.

– Не стоит воспринимать все это так серьезно, - посоветовал он.

– Кир, скажи, а ты… - девушка замялась, - тебе и правда нравилась Кассиль?

– Мы тогда еще в школе учились, - ровным голосом ответил Кир, - Кассиль была первой красавицей в классе. Все мальчишки за ней бегали. Давно это было…

– И ей Максим понравился? - Надя вовсе не желала оставлять эту тему.

Кир пожал плечами.

– Тогда я решил, что это из-за денег. Пока был жив отец Макса, у них в семье денег всегда было достаточно. Поэтому Макс дарил Кассиль дорогие подарки… Да они, в принципе, были красивой парой. А теперь мне кажется, что она его все-таки любит.

– Это точно, - буркнула Надя, - хотя я не понимаю за что. Он же так с ней обращается… А ты ему действительно мстил? За то, что Кассиль тогда с ним осталась.

– Да не помню, нет вроде… Просто я с ним поссорился, а потом, - Кир усмехнулся, - потом помирился. И со временем понял, что никогда не смогу больше назвать Макса своим другом. Нет, мы общались, конечно, но как-то по привычке. То ли Максим изменился после окончания школы, то ли я смог наконец понять, что это за человек, но он больше не вызывал у меня и доверия, ни уважения… А отца его я знал. И в тот день, когда Максим нас познакомил, я заходил передать Людмиле Владимировне кое-какие вещи и документы.

Надежда слушала очень внимательно - ведь о Максе при ней Кир еще ни разу не вспоминал, а девушке было интересно. И еще кое-что надо было прояснить…

– Кир, а помнишь, тогда, на концерте, - Надя смущенно замолчала, но насмешливый взгляд Кира заставил ее продолжать, - после нашего с Тимуром выступления, ты же пытался рассказать мне, какой Максим нехороший, хотя и знал, что я ему нравлюсь… Это… зачем?

– Тогда я действительно поступил некрасиво… и, кажется, получил за это по заслугам. - Кир улыбнулся, - да, лисенок?

– Не знаю, - Надя пожала плечами, чувствуя, как вспыхнули ее щеки. - Но тогда получается, что ты и правда хотел Максиму отомстить, ведь так? А иначе, зачем было вообще ко мне подходить?

– Я считал, что у Макса новое увлечение, но ты была совершенно не похожа на Кассиль и остальных его девчонок… - ответил Кир. - Мне просто было любопытно.

– Любопытство обычно до добра не доводит, - пробурчала Надежда.

Кир вдруг рассмеялся:

– Кто бы говорил!

Надя насупилась. Пусть себе смеется… Интересно, не похожа - это в каком смысле? Или у Макса все девчонки были такие же сногсшибательно красивые, как и Кассиль, а тут…

Надя тряхнула головой, прогоняя невеселые мысли. Они уже подходили к зданию театра. Кир распахнул перед девушкой дверь, пропуская ее вперед, и Надя уверенно затопала по коридору прямо к танцклассу, где обычно обитал ее друг. Осторожно приоткрыв дверь, девушка заглянула внутрь, и, удостоверившись, что Тимур один, вошла.

– Надежда, какой сюрприз! Раз ты пришла средь бела дня - значит, все в порядке, да? - Тимур, широко улыбаясь, подошел к Наде.

– Да, Тимур, я…

– Конечно, конечно! Я как раз занимаюсь подготовкой концерта, и хотел попросить тебя снова быть моей партнершей, можешь привести этого василиска, если, конечно, он не вздумает испепелить меня взглядом! Потому что тогда…

Тимур не договорил, так как в этот момент Кир выступил вперед и показался в дверном проеме. Чуть щурясь, он с довольной усмешкой смотрел на враз побелевшего танцора, забавляясь тем эффектом, какой произвело его появление.

– А… Здравствуй… - Тимур повернулся к девушке, словно ища у нее помощи, - Надя, что ж ты не сказала!

Кир сделал шаг, но Тимур мужественно остался стоять на месте. И очень удивился, увидев протянутую руку Кира. Похоже, на него никто не сердился.

– Я давно должен был поблагодарить тебя, - сказал Кир.

– Да не за что, - ответил Тимур, протягивая в ответ свою руку. И чуть поморщившись от крепкого пожатия, сразу же широко улыбнулся. - Мы же классно тогда выступили, да и потом весело побегали по крышам! А говорят, что искусство профессионального танцора и артиста никому не нужно!

В этот раз никто не помешал Тимуру петь самому себе дифирамбы: публика была настроена лояльно. Закончив оду себе любимому, Тимур вспомнил о готовящемся концерте.

– Надя, ты же согласишься выступать со мной? - взволнованно спросил он.

– А когда это будет? Скоро?

– Где-то в конце мая. Думаю, мы успеем подготовить такой номер, что восхищению публики не будет границ! Это будет что-то! Я уже все придумал…

– Я согласна, Тимур! - поспешила ответить Надя.

– Замечательно! - Тимур повернулся к Киру, - и ты обязательно приходи, будет здорово!

Кир кивнул.

В автобусе Кир остановил Надежду, собравшуюся выходить, где обычно.

– Максим следит за нами. Выйдем позже.

– Следит? - Надежда удивленно распахнула глаза, не ожидая от Макса подобной хитрости.

– Да. Он шел за нами от поселка, думая, что я его не замечу. А сейчас следует за автобусом на попутке.

Надя оглянулась. За автобусом и правда ехал какой-то автомобиль, и если Кир говорит, что там Макс, значит, умственные способности последнего девушка недооценила.

Проехав еще немного, Кир подошел к водителю и попросил остановить.

Они вышли и нырнули в лес. Машина проехала чуть дальше, и, судя по звуку, тоже остановилась. Кир схватил девушку за руку, и они быстро побежали в сторону. Спрыгнув в небольшой овражек, Кир помог Наде спуститься, и они затаились под нависшим земляным карнизом с бахромой болтающихся в воздухе корней. Шагов Максима Надежда не слышала - должно быть, он вообще не подошел близко. Девушка вопросительно посмотрела на Кира, но тот ответил ей озорным взглядом и приложил палец к губам. Надя кивнула, а через некоторое время услышала треск веток под чьими-то тяжелыми ступнями. Максим пыхтел на бегу где-то совсем неподалеку, а потом с земляного карниза над головой Надежды посыпались крошки. Макс стоял тут, наверху. Надя еле сдерживала смех. Конечно, можно было просто выйти и разоблачить преследователя - он-то один, а их с Киром - двое, но было ужасно весело вот так прятаться вдвоем, заставляя Максима вновь и вновь прочесывать близлежащие окрестности. Потом девушка услышала, как их преследователь, ругаясь и отдуваясь, побрел прочь. Надя повернулась к Киру - его глаза задорно блестели, но он все еще прислушивался. И, наконец, сообщил:

– Все. Он уже на дороге.

Надя вскочила на ноги, радостно подпрыгивая, словно мячик и прихлопывая в ладоши.

– Ура, ура, ура!

Кир рассмеялся, глядя на нее.

– Так радуешься тому, что Максим ушел?

– Мне просто всегда нравилось играть в прятки, - объяснила Надя. - Это так весело!

– Иногда это еще и очень полезно. Хотя мы плохо спрятались в этот раз - я бы нашел.

Надежда разочарованно поглядела на все еще сидящего под карнизом Кира, и он объяснил:

– По следам. Но я знал, что Максу это будет не под силу.

И встал, отряхивая одежду от комочков земли.

– Пойдем обратно на автобус?

– А пешком тут можно? - спросила Надя.

– Около часа, - ответил Кир.

– Тогда пойдем пешком, погода ведь хорошая! - попросила Надя, и смущенно добавила. - Если ты, конечно, не торопишься.

В середине мая вернулся "Буревестник". Клара часто стала заходить в гости к подруге, иногда вместе с Василием. Кир и Стен в последнее время в основном отсутствовали большую часть дня и приходили поздно. Надя всегда была рада гостям. Хотя у нее и так не много было свободного времени - Надежда почти каждый день проводила с Тимуром, репетируя танец для концерта. Причем, не один. Так как Надя могла приходить часто, Тимур решил, что у них будет два номера. Надежда не возражала - ей было интересно. К тому же Кир со Стеном тоже придут на концерт…

Однажды на выходных почти вся команда "Буревестника" собралась в доме Стена. В следующий рейс корабль должен был выйти в начале лета и уже под командованием Кира. Все были очень рады этому, и Надежда тоже.

– Только, боюсь, нам придется искать нового второго пилота, - вдруг сказал Лев.

– Да нет, - ответила Надя, - на этот раз я смогу полететь с вами, ведь моя помощь уже не нужна, расследование закончилось.

Все почему-то замолчали. Надя удивленно вглядывалась в их лица, чувствуя, как сердце сжимается в комочек и падает куда-то вниз.

– Что случилось? - тихо спросила она.

– Ничего, Надя, - ответил Стен, - просто сегодня нам стало известно, когда отправляется корабль на Землю. Ты скоро полетишь домой.

Надежда молчала. У нее не получалось сразу осмыслить эту информацию. Так долго ей хотелось вернуться, и вот, наконец… Надя робко улыбнулась - она скоро увидит маму.

– А когда точно это будет? - спросила она. - Я обещала Тимуру выступить с ним на концерте, и будет не очень хорошо, если…

– Все в порядке, Надя, - ответил Стен, - ты как раз успеешь. И у тебя еще останется пару дней на сборы.

Надя выдохнула и поискала глазами Кира. Девушка не заметила, когда он вышел, но в гостиной его не было.

Поздно вечером, когда все гости разошлись, Надежда сидела со Стеном на кухне.

– Кир куда-то пропал, - произнесла она. - Надо бы ему рассказать, что я домой…

– Он знает, - ответил Стен.

– Знает? - удивилась Надя. - А почему же он раньше мне не сказал? И ты…

– Надежда, я узнал об этом только сегодня. Льву сказали на базе. Кир же услышал эту новость одновременно с тобой.

– Понятно, - протянула Надя. Мысли, носившиеся в ее голове, не давали покоя. Скоро домой. А она, кажется, именно здесь нашла свое место, своих друзей. Она могла бы летать на "Буревестнике"… Конечно, дома она тоже летала, но все-таки с этими людьми ее связывало слишком многое. Нет, конечно, Надежда ни на минуту не сомневалась в том, что ей обязательно надо домой, на свою родную планету, к матери, и все же…

– Стен, - прошептала Надя, - скажи, а я смогу вернуться сюда?

Стен сел напротив и поймал широкими ладонями протянутую ему руку.

– Конечно, Надя. Рейсы обязательно бывают каждый год. Наши люди на твоей Земле будут поддерживать с тобой связь. Так что ты всегда сможешь вернуться.

Следующие пару дней Надежда так и не смогла поговорить с Киром. Он уходил очень рано утром, а возвращался, когда девушка видела уже десятый сон. И у Надежды начали появляться серьезные подозрения, что Кир ее избегает. Совсем, как раньше… Наконец, Надя решила, что надо внести хоть какую-то ясность в эту ситуацию. Она твердо решила не ложиться спать, пока не вернется Кир. Стараясь не заснуть, Надежда бродила туда-сюда по дому, удивляя Стена таким настойчивым бдением. Уже за полночь Надя примостилась на диване в гостиной, надеясь, что если откроется дверь, она услышит. Но вскоре глаза ее закрылись и, свернувшись калачиком, девушка тихо засопела.

Какие-то тревожные видения не давали ей покоя, поэтому Надя открыла глаза, тихо вскрикнув. А потом растерянно заморгала. Кир стоял рядом, опершись руками о спинку дивана. Он задумчиво смотрел на девушку, и Надя замерла, подтянув к подбородку покрывало, которым кто-то заботливо ее укрыл.

– Кир, я…

Кир молча покачал головой, не отводя задумчивого взгляда. Надежда села, их лица сейчас были совсем близко. Кир не двигался, внимательно глядя в серые глаза Надежды, которые почему-то вдруг влажно заблестели. Надя не понимала, что происходит, но сердце больно сжималось, и от всего этого становилось как-то не по себе.

Внезапно Кир отошел от дивана и тихо сказал:

– Иди спать.

А сам быстро вышел на кухню. Надя ошеломленно поглядела ему вслед, но тут же вскочила и последовала за ним. Надо было разобраться во всем до конца.

Кир сидел за столом, уронив голову на руки. Он слышал, как вошла Надежда. Девушка поежилась, когда он поднял глаза - его взгляд был таким странным, почти сердитым. Ей сразу стало неуютно, но раз уж пришла…

– Кир, что случилось? - Надя подошла к столу.

– Ты летишь домой, - произнес Кир.

– И?

Кир тряхнул черными волосами, словно прогоняя непрошенные мысли.

– Иди спать, лисенок.

– Кир, но… нам надо поговорить.

Невесело улыбнувшись, Кир встал и подошел к Надежде. Возможно, он хотел что-то сказать, но передумал. Кир развернул девушку за плечи и легонько подтолкнул к двери.

Надя почувствовала, как в ней закипает злость. Она повернулась к Киру, гневно прищурив глаза.

– Ты меня прогоняешь? Да? Уходишь от разговора! Это, по-твоему, правильно? Ну и ладно! Ну и пожалуйста! Как хочешь! - девушка топнула ножкой, а потом быстро развернулась и побежала к себе.

Утром, Надя, как и ожидала, уже не застала Кира дома. Надежда не понимала, чем заслужила такое к себе отношение. И поэтому собиралась просто злиться на Кира, а не переживать по поводу его более чем странного поведения. И чтобы не давать себе времени раздумывать над этим, почти весь день теперь проводила на репетициях с Тимуром.

Надежда сообщила Ясе, что скоро отправится домой. Та немного расстроилась, но все-таки пожелала счастливого пути.

– Я еще не прощаюсь, - ответила Надежда. - Ты же придешь на концерт?

– Да, конечно! - обрадовалась Яса, - а вы опять будете с Тимуром танцевать? Я этого не пропущу!

Однажды, когда Надя уже в сумерках возилась на кухне, раздался требовательный стук в дверь. Девушка удивилась - Стен обычно приходил позже, ну а Кир и подавно. Поэтому прежде чем открывать, Надежда поинтересовалась, кто пришел. Ей ответил голос Максима:

– Надя, это я! Открой, пожалуйста, нам надо поговорить!

– Ага, как же, - отозвалась девушка.

– Наденька, ну я тебя очень прошу! Мне Яса сказала, что ты летишь домой, и я решил вот зайти, попрощаться что ли…

Надежда раздраженно распахнула дверь и увидела умоляющее лицо Макса.

– Надя, прости меня, пожалуйста, за все. Но я не могу позволить тебе отправиться домой, не поговорив с тобой обо всем. Может, разрешишь мне войти?

Надя пожала плечами:

– Вы с Киром дрались, а это дом его и Стена, - ответила Надежда, - так что тебе здесь делать нечего! Хочешь что-то сказать - говори сейчас.

– Но это не минутный разговор! - возмутился Макс и попытался было сунуться в дверной проем, но Надежда быстро закрыла перед ним дверь. Еще чего не хватало!

– Иди отсюда! - крикнула она, и для уверенности еще опустила щеколду.

Что-то в поведении Максима ее настораживало. Поэтому Надежда обрадовалась, услышав, что Макс отошел от двери. Девушка снова направилась на кухню, как вдруг замерла, услышав звон разбитого стекла. Окно! Значит, Макс и не собирался уходить!

Надежда стремительно бросилась к входной двери, но не успела поднять щеколду. Макс оттащил ее от выхода. На его лице появилась плотоядная ухмылка. Девушка поморщилась, ощутив неповторимый аромат его дыхания, заметив это, Макс разозлился и отшвырнул ее от себя. Стукнувшись о подлокотник стоявшего тут же кресла, Надежда быстро вскочила, соображая, куда ей теперь бежать, и быстро рванула в сторону лестницы, надеясь раньше Макса добраться до чердака и воспользоваться потайным ходом.

Максим догнал ее на ступеньках. Надежда отбивалась, но вырваться из лап этого здоровяка ей было не под силу. Тогда девушка отчаянно закричала, понимая, что услышать ее все равно некому. Максим тоже это знал, поэтому и не пытался заставить ее замолчать. Он уже несколько дней подряд выслеживал девушку, но обычно она позже возвращалась домой, а встречаться со Стеном или Киром в планы Максима совершенно не входило. Зато теперь он сможет отомстить за все унижения.

Девушка вырывалась, кусалась, но за все свои попытки лишь получила здоровенной лапой по лицу. Надя была теперь совершенно уверенна, что имеет дело с ненормальным. Ей стало по-настоящему страшно, да и намерения Максима больше не вызывали у нее никаких сомнений. Сначала девушка пыталась сообразить, как бы побыстрей избавиться от него, но под руки как назло ничего тяжелого не попадало, а когда вся ее одежда оказалась разбросанной по полу, Надежда просто перестала думать, поддавшись панике.

Прижав, наконец, брыкающуюся девушку к полу, Макс начал уже раздеваться сам, но внезапно вздрогнул. В дверь постучали. Надежда, сообразив, что это ее единственный шанс, закричала.

Стук стал настойчивей, затем дверь заходила ходуном, но не поддалась, ведь Надя так и не подняла тяжелую щеколду.

Максим зажал девушке рот.

– Тише, тише… Все равно сюда никто не…

Он не договорил. На кухне послышался грохот. По-видимому, пришедший забрался в дом точно так же, как сделал это Максим. Мгновение спустя в гостиную ворвался Кир.

Макс вскочил, приготовившись встретить противника. Надежда пискнула и спряталась за диван, сжавшись в комочек. Максим, видимо очень точно осознав всю степень опасности, которой он подвергался в присутствии Кира, бросился к девушке, надеясь использовать ее как прикрытие, но Кир прыгнул на него и сбил с ног, прежде чем тот успел добраться до Нади. Испуганными глазами девушка следила за тем, как они покатились по полу. Ей все еще было страшно. Скрытая спинкой дивана, Надежда уже не могла видеть дерущихся, но очень хорошо помнила выражение глаз Кира, когда он появился в гостиной, и искаженное вполне понятным страхом лицо Макса. Надя слышала лишь неимоверный, как ей казалось, грохот, но девушка не смогла заставить себя подняться и выглянуть, а только еще больше сжалась, чувствуя, что начинает дрожать. Ей уже не удавалось сдерживать рвущиеся из груди рыдания. Шум стих, и Надя зажмурилась. Она услышала, как что-то протащили мимо, потом открылась и закрылась дверь… И заревела в голос.

Она почувствовала легкое прикосновение ткани. Заботливые руки завернули ее в покрывало, и девушка, все еще дрожа, прижалась к мужской груди.

Руки ласково гладили ее волосы, и Надя, немного успокоившись, не хотела двигаться. К тому же ей было отчего-то стыдно поднять голову. Изредка всхлипывая, Надежда смущенно вцепилась пальцами в покрывало, закутываясь поплотнее. Неожиданно она громко икнула и смущенно подняла глаза. Кир ободряюще сжал ей плечи:

– Тебя, оказывается, нельзя оставлять одну.

– А почему ты сегодня так рано пришел? - вдруг спросила девушка.

Кир пожал плечами и зарылся носом в пушистые волосы Надежды:

– Не знаю. Как чувствовал…

Надя благодарно икнула, и услышала, как тихо засмеялся Кир. Внезапно девушка встревожилась:

– Кир, ты же его не убил?

– Да надо было.

– Нет, нет!

– Угу, - отозвался Кир.

В это время входная дверь распахнулась, и на пороге появился Стен. Его встревоженный взгляд сразу охватил всю открывшуюся картину и уперся в Кира.

– Что здесь произошло?

Надежда почему-то забеспокоилась, что Стен все неправильно поймет.

– Это Макс… Он приходил сюда, - выдавила она.

– Это я понял, - нахмурился Стен, оглядываясь на крыльцо.

– Как? - спросила Надя.

– Не важно, - быстро ответил вместо Стена Кир, - Пойдем, я проведу тебя в твою комнату.

Кир помог Надежде подняться с пола, а потом, поглядев, как девушка неловко путается в складках покрывала, подхватил ее на руки и понес по ступенькам. Надя все-таки решила немного попротестовать:

– Не надо меня нести! Я сама дойду…

– Дойдешь, - согласился Кир, - споткнешься на лестнице и потеряешь свое покрывало.

Надежда, окончательно смутившись, замолчала и опустила глаза. Кир видел, как вспыхнули ее щеки. Конечно, вряд ли Надежда понимала, как сильно он испугался за нее в тот момент, когда услышал ее крик за закрытой дверью. Девушка, похоже, быстро приходила в себя, убедившись, что опасность ей уже не угрожает. А вот ему, Киру, было сложнее забыть все, что он видел, и справиться с ужасом, охватывавшим его при мысли, что он мог опоздать…

Опустив девушку на кровать в ее комнате, Кир присел рядом, глядя снизу на сидящую свесив босые ноги с постели Надежду. В такие минуты он готов был простить ей все, даже то, что скоро ее не будет рядом. Чуть покрасневшие от слез глаза, то и дело шмыгающий носик и босые ступни, выглядывающие из-под покрывала… Кир улыбнулся, и Надя ответила ему робкой улыбкой.

– Ну как ты, лисенок? Не будешь больше плакать?

Надя отрицательно покачала головой, а потом вдруг ответила:

– Не знаю.

– Не реви, а-то нос распухнет, - посоветовал Кир.

– Он уже распух, - буркнула Надя. На глазах девушки снова блеснули слезы.

Она поплотнее закуталась в покрывало, и Кир решил, что вряд ли стоит смущать сейчас Надежду своим присутствием. Он поднялся на ноги и тихо сказал:

– Я пойду?

Надя замотала головой, а потом вдруг соскочила с кровати и, путаясь в одеяле, стала почти вплотную к Киру. И молча глядела ему в глаза, словно спрашивая о чем-то.

– Что, лисенок?

Надя потопталась на месте, будто надеясь, что Киру все и без слов будет понятно. Кир и вправду все понимал. Надо было попросить Стена отвести девушку наверх, и тогда не стоял бы он сейчас под требовательным взглядом Надежды. Но Кир ничего не мог изменить - Надя возвращалась домой, туда, где у нее была своя жизнь. И поэтому завтра утром она не увидит Кира за завтраком, и поймет, что ее по-прежнему избегают, а сегодняшняя нежность, почудившаяся ей во взгляде темных глаз - лишь минутный порыв такого непостоянного в своих эмоциях Кира.

Поэтому Кир лишь молча покачал головой и вышел из комнаты, услышав, как за закрывшейся дверью Надежда раздраженно топнула ножкой, а потом, думая, что никто ее не услышит, тихо заплакала. Кир замер, прислонившись к деревянной стене, но по лестнице зазвучали шаги Стена, и Кир поспешил скрыться в своей комнате.

Глава 26

День выдался погожий, и Тимур от души радовался, что во время концерта, по всей видимости, дождь не пойдет, и сильного ветра не будет. Кругом царила радостная суматоха. Все бегали, репетировали, переодевались. Тимур уже разложил в раздевалке оба костюма, и носился взад-вперед по театру, раздавая, как обычно ценные указания, и поджидая свою партнершу, которая почему-то запаздывала. Но, оказалось, они с Надей просто разминулись. Девушка уже давно ждала его в танцклассе, разглядывая висевшие на вешалке свои концертные костюмы. Ну, с первым платьем, допустим, все понятно, а вот насчет второго… "Надо будет посоветоваться с Тимуром, как это надевать", - решила Надя, нерешительно поглаживая пальцами тонкий шифон.

Тимур, влетевший в класс, обрадовано схватил Надежду за руки и, вручив ей костюмы, буквально затолкал девушку в раздевалку.

– Тебе их оба надо померить - если вдруг что не подойдет, будем размер подбирать!

– Тимур… - Надя хотела что-то спросить, но танцор уже скрылся из виду, крикнув, что скоро вернется.

Он действительно довольно быстро вернулся, и началась генеральная репетиция. На этот раз постановка была очень непростая, и кроме Тимура с Надей на сцене должно было быть еще несколько пар. Первый танец чем-то очень напоминал Надежде самбу, хотя она не могла точно сказать - не была знатоком, а второй являл собой некую мистерию, к которой полупрозрачные шифоновые костюмы, подобранные Тимуром, действительно подходили как нельзя лучше. Именно этот номер и должен был стать финалом концерта.

Репетиция прошла довольно успешно, но Тимур заметил волнение Надежды, причем не совсем связанное с концертом. Поэтому, когда все остальные пары разбежались до вечера по домам, он усадил девушку на подоконник и просто спросил:

– Надежда, что случилось?

Надя пожала плечами.

– Я же говорила тебе, что скоро улетаю домой. Вот, волнуюсь…

– И это все?

– Ага, - вздохнула девушка.

Тимур почесал затылок.

– А твои друзья придут на концерт?

Надя задумалась. Стен сказал, что придет, а вот Кир… Он вообще ничего не сказал, потому что Надежда попросту его не видела.

– Стен, наверное, будет, а Кир не сможет, - ответила девушка.

– А-а-а… - протянул Тимур. И решил больше пока не расспрашивать.

– Надя!

Надежда обернулась, увидев подбежавшую к ней Ясу.

– Привет! Как ты? - Надя обняла подругу.

– Да все хорошо! Я сегодня пою. Я так счастлива! Сережа придет посмотреть. Ему так нравится, как я пою!

– Это хорошо, - рассеянно ответила Надежда.

– Ой, Надя, а ты знаешь, у нас такое случилось!

Надежда насторожилась.

– Представляешь, на днях Максим пришел домой под утро… вернее приполз. Это ужас! Не знаю, с кем он подрался, но, похоже, его чуть не убили! Ты бы видела!

Надя смущенно опустила глаза. Хорошо, что Яса не знает, откуда он "приполз". Надежда попыталась увести подругу с этой темы, но та еще время от времени вставляла реплики, судя по которым можно было заключить, что Максим точно еще долго не появится на людях. И уж, по крайней мере, его не будет на сегодняшнем концерте.

Их первый номер открывал концерт. Надежда даже не успела, как следует присмотреться к публике. Конечно же, девушка искала глазами Стена. Как всегда перед выступлением, Надя ужасно волновалась. Но, несмотря на то, что девушка дрожала мелкой дрожью, Тимур оставался спокоен, зная, что она не подведет.

Поклонившись после окончания танца, Надежда увидела Стена, стоявшего чуть в стороне. Он улыбнулся и помахал Наде рукой. Но после, когда во время концерта Надежда выглядывала из-за кулис, вроде бы наблюдая за происходящим на сцене, Тимур понял, что она высматривает в толпе зрителей кого-то еще.

– Ищешь своего василиска? - спросил Тимур.

– Он не мой, - привычно буркнула Надя.

– Думаю, он там, просто ты его не видишь. Понимаешь ведь, столько народу…

– Нет! - вдруг всхлипнула девушка, - его там нет! Потому что он не хочет меня видеть, и вообще… Я не знаю, почему, но он меня просто избегает! Я его даже не видела с тех пор как Максим… - Надя вдруг осеклась, спохватившись, что сейчас сболтнула лишнее. Но Тимур уже и так все понял.

– Так вот кто Макса так отделал, - задумчиво протянул он и усмехнулся. - Было, наверное, за что?

Надя кивнула.

– Ты не волнуйся, - сказал Тимур, - думаю Кир точно здесь.

– Нет, - хмуро отозвалась Надежда. - Ну и ладно! Больно мне надо такое внимание!

Тимур хмыкнул и постарался не рассмеяться, чтобы не смущать девушку. Вместо этого он быстренько развернулся и побежал по своим организаторским делам - ведь по его разумению, за всеми нужен был глаз да глаз.

Уже раз в этот вечер побывав на сцене, Надежда больше не боялась, поэтому на последний танец вышла совершенно спокойная, лишь чуточку грустная, но от этого не менее решительная. В полной темноте они с остальными танцорами и Тимуром стали на свои места и замерли. Легкий ветер зашевелил тончайший шифон, и, подсвеченные лучами вспыхнувших прожекторов, танцоры стали похожи на сказочных почти бестелесных существ. Заиграла музыка, немного грустная. Надежда почувствовала, что эта композиция сейчас как нельзя лучше соответствует ее настроению. Поворот, наклон, прогиб… Через несколько мгновений Надежда чувствовала себя уже единым целым с музыкой, как и остальные, кто вместе с ней находился сейчас на сцене. Когда прозвучали финальные аккорды, замершая публика еще несколько секунд молчала, а потом взорвалась бурными аплодисментами. Этот номер был последним, но перед поклонами ведущие еще должны были сказать несколько слов, поэтому танцоры удалились за кулисы.

Тимур вдруг тронул Надежду за руку, девушка обернулась.

– Он тут. Я его видел, - сказал Тимур.

– Кто, Кир? Здесь? - Надежда недоверчиво воззрилась на своего партнера.

Тимур кивнул, надеясь, что смог поднять девушке настроение, но к его удивлению плечи Надежды вдруг задрожали:

– Значит, он все-таки пришел, пришел… - всхлипнула она.

– Надя, - растерялся Тимур, - ты чего, плачешь? Нам же сейчас на сцену!

– Не волнуйся, все будет хорошо! - успокоила его Надя.

На финальные поклоны Надежда вышла со слезами на глазах, но зрители увидели лишь ее ослепительную улыбку. Вся толпа расплылась перед ней разноцветными пятнами. А Надя просто улыбалась, улыбалась…

После концерта Надежда улучила минутку, чтобы попрощаться с Тимуром. Танцор сразу же заверил девушку, что обязательно приедет проводить ее в космопорт.

– Ты как, Надя, насовсем прощаешься или просто надолго? - спросил Тимур.

Надежда вздохнула и, повинуясь какому-то порыву, крепко обняла своего друга.

– К таким хорошим друзьям всегда возвращаются.

– Возвращайся, - улыбнулся Тимур, - мне понравилось танцевать с тобой.

– Мне тоже, - Надя подняла на Тимура лукавый взгляд, - только у тебя к тому времени будет новая партнерша.

– Не думаю, что она так же будет сваливаться мне на голову посреди ночи. Так что я, возможно, буду скучать.

– Я тоже, - ответила Надежда.

Завтра утром Надежда отправится в космопорт, откуда стартует корабль на ее родную Землю… Кир поднялся по ступеням широкой деревянной лестницы и остановился у двери ее комнаты. Было уже очень поздно, Надя, скорее всего, давно спала. Кир приложил ладонь к теплому дереву двери. Зря он не пришел раньше, тогда, наверное, смог бы попрощаться. Но, возможно, оно и к лучшему. Кир тряхнул головой, прогоняя сомнения, и собрался уже уйти, как дверь вдруг неожиданно распахнулась и появилась Надежда. Она почти не удивилась, увидев его на пороге своей комнаты, а растерянность в ее глазах тут же сменилась возмущением.

– За что? - спросила она, сделав шаг вперед.

– Надежда…

– Ты даже не был на концерте!

– Не был, - согласился Кир.

– Врешь! - вспыхнула девушка, - Тимур тебя видел!

– Вру, - вздохнул Кир, опустив голову.

Надя постояла немного, переступая с ноги на ногу, а потом с надеждой взглянула ему в глаза.

– Тебе понравилось?

– Понравилось, - Кир удивился такому неожиданному вопросу.

– Ничего не понимаю… - выдохнула Надя. - Я же… Ты… Я думала, мы… - Надя запнулась, подбирая нужное слово, -… друзья, а ты так…

Кир смотрел на Надежду, понимая, что еще немного, и он не сможет с ней попрощаться. Поэтому он просто чуть отошел от двери и тихо произнес:

– Счастливой дороги, лисенок.

Надя замерла с открытым ртом, удивленно глядя на Кира. Прощается? Значит, он не поедет завтра в космопорт, значит…

– Значит ты… ты… - Надя от возмущения и обиды просто растеряла все слова, и теперь просто стояла, часто дыша и сжимая кулачки так, что ноготки впивались в ладони. Потом, почувствовав, что вот-вот разревется, резко повернулась и захлопнула дверь.

Ясным солнечным утром последнего весеннего дня возле здания космопорта остановилась машина. Из нее вышли двое - крупный широкоплечий мужчина с забранными в небольшой хвостик на затылке темными каштановыми волосам и спокойным лицом уверенного в своих силах человека, и девушка, казавшаяся рядом с ним совсем девчонкой. Ее волосы отливали медью в солнечных лучах, а серые глаза были немного грустными. Она молча перекинула через плечо лямку новенького рюкзачка и вместе со своим другом направилась к пестрой толпе, собравшейся к этому часу возле отлетавшего на Древнюю Землю корабля.

Команды "Буревестника" и "Фарватера" в форме с нашивками, Яса с Сергеем и Тимур, выделявшиеся пестрым пятном на фоне серо-голубой одежды остальных, Владимир Краснов, нынешний начальник штаба безопасности… Надежда долго прощалась со всеми, и под конец обняла Стена, чувствуя, как из-под ресниц просачиваются непрошенные соленые капли.

– Все будет хорошо, Надя, не плачь, - Стен погладил девушку по голове.

– Стен, я обязательно вернусь. Обязательно. Да?

– Да, - улыбнулся Стен и неожиданно добавил. - Он тоже здесь.

Надя подняла глаза на Стена, еще не совсем понимая, что он хочет ей сказать.

Кир стоял возле огромного во всю стену окна, из которого было прекрасно видно собравшуюся на поле космопорта толпу. Он наблюдал, как девушка отошла от Стена и помахала рукой всем провожавшим ее друзьям. А потом вытянулась, привстав на носочки, и еще раз махнула, повернувшись к огромному зданию космопорта. Кир понял, что это ему, и прижал ладонь к прохладному стеклу. Хотя, Надя все равно не увидела бы его ответа.

Надежда улыбнулась напоследок Стену и, больше не оглядываясь, бодро зашагала к трапу.

Книга 2

Глава 1

Ветер бросал мятые желтые листья в окно и гремел оголенными ветвями. Редкие капли дождя разбивались о подоконник.

Надежда перевернула страницу и подняла глаза. Она проводила пролетевший мимо окна темно-бардовый лист, тихо вздохнула и снова вернулась к прерванному занятию. Формулы разбегались перед глазами. Шум за окном, казалось, такой успокаивающий, почему-то не давал сосредоточиться. Надежда погрызла колпачок ручки, что-то накалякала в черновике и, заложив страницу, оставила учебник. Встав с дивана, девушка медленно подошла к окну и прижала ладони к прохладному стеклу. И тут же большой кленовый лист словно бросился в окно и прилип с противоположной стороны, как раз напротив ее ладошки. Надя смотрела, как лист дрожит узорными краями на ветру, а потом, кувыркаясь в воздушных потоках, улетает прочь. С высоты третьего этажа девушка видела, как лист приземлился в лужу, по которой, разбрызгивая грязь, проехал легковой автомобиль. Надя отошла от окна, но к формулам уже не вернулась.

Включив телевизор, девушка обосновалась на кухне, поставив перед собой ведро с картошкой, которую принялась чистить. Это занятие не отвлекало ее от грустных мыслей, зато и мечтать не мешало.

Надя снова видела перед мысленным взором уютный лесной дом, где все так похоже на старую, знакомую с детства сказку, мужчину со спокойным лицом и большими сильными руками, с удовольствием возившегося на кухне, и грозного василиска в белоснежной шелковой рубашке, который почему-то улыбался… А до лета еще так далеко!

Надя твердо решила, что летом, когда, как ожидалось, должен прибыть корабль с Новой Земли, она вернется туда. И маму заберет. Они будут жить в Лесном, гулять по зеленым улицам поселка, купаться в озере. И ходить по субботам в театр. А еще Надежда будет летать на "Буревестнике"…

Раздался звонок, и девушка, прервав раздумья, пошла открывать дверь. Взяла у матери тяжелую сумку и закинула в холодильник продукты. Потом села у стола и защелкала пультом в поисках хоть какой-нибудь веселой музыки.

Ее мама только на этой неделе снова пошла на работу. До этого Анна Алексеевна была в отпуске, так как хотела побыть с дочерью, которую не видела больше года. Они вместе съездили на недельку в Крым, потратив на это значительную часть заработанных Надей во время полетов на "Буревестнике" денег. Позже Надежда притащила домой дешевенькой сборки компьютер - он был необходим ей для работы. Внезапно возвратившуюся неизвестно откуда Надежду Орлову взяли только на заочное отделение. Но девушка была этому отчасти рада. Она хотела снова летать на маленьком грузовом катерке или, на худой конец, просто работать в космопорту.

Ксения Зеленова и Олег Бурнов, с которыми Надя летала раньше, пришли, как только узнали о ее возвращении. Друзья были очень рады вновь встретиться, но и тут Надежду поджидало разочарование - на "Буревестник", капитаном которого теперь был Олег, взяли нового человека. А больше чем на троих этот катер рассчитан не был.

Единственной неизменной радостью для Надежды по-прежнему оставались танцы. Благо в коллектив заблудшую овечку приняли обратно с большой охотой. И поэтому по вечерам три раза в неделю Надежда закидывала тренировочный костюм в свой любимый рюкзачок и шла на троллейбусную остановку. Троллейбусами этот вид транспорта называли больше "по старинке". Люди вообще в последнее время потянулись к старине. Из высотных домов, которые вырастали вокруг, а большей частью вместо старых пятиэтажек, состоятельные люди все чаще стремились переселиться за город. Иметь квартиру на этаже этак двадцатом уже не считалось модным. Зато вокруг многоэтажек начали появляться небольшие скверики, дворики. Стремясь сохранить памятники архитектуры прошлых веков, центр города в основном не перестраивали, поэтому там еще остались широкие зеленые проспекты, гуляя по которым можно было увидеть и отреставрированные здания с колоннами и барельефами на стенах - чаще всего театры музеи или ВУЗы, и блестящие стеклянными фасадами торговые центры и офисы.

Надя любила свой город, и поэтому, выйдя вечером из Дворца Культуры, расположившегося в старом, окруженном тенистым парком, здании, направлялась в старый центр и гуляла пешком по залитому огнями уличных фонарей и витрин проспекту. Но думала в это время почему-то о совершенно другом месте, ставшем ей столь же родным и близким всего за один год - о Новой Земле, о людях, которые, как надеялась девушка, будут рады ее возвращению.

Надя ждала лета, продолжая учебу в университете, танцуя в ансамбле, встречаясь с друзьями. В космопорту для нее пока работы не нашлось, но обещали, что ближе к зиме освободится место на одном из больших пассажирских кораблей. Эта перспектива показалась Наде довольно заманчивой. Девушка надеялась только, что мама не очень расстроится - ведь полеты часто бывают довольно продолжительны. Хотя в основном не больше месяца, да еще и выходных по приземлении дают достаточно. Можно будет даже снова в Крым съездить. Если, конечно, будет тепло… Но потом, поразмыслив, Надежда пришла к выводу, что от этой работы ей все равно придется отказаться, если летом она собирается возвращаться на Новую Землю.

Среди всех этих мыслей одна часто пугала девушку, не давая ей покоя - а вдруг там, на Новой Земле, ее никто не ждет… Но подобные мысли Надя надолго не пускала в свое сознание, тут же прогоняя их какими-нибудь хорошими воспоминаниями.

Часто Надежда сидела вместе с Ксенией на уютной кухне дома у кого-то из них. Надя умела готовить, но не сильно любила это занятие. А вот Ксения просто обожала состряпать что-нибудь необычное, такое, что перед разливавшимся по квартире ароматом просто невозможно было устоять. Чаще собирались все-таки у Нади, потому что жила девушка только с матерью, а вот у Ксюши семья была хоть и не очень большая, но довольно шумная. И если не намечалась какая-нибудь студенческая дискотека или позднее свидание с Олегом, девушки договаривались заранее с родителями, и ближе к вечеру Ксюша с объемистым кульком в руках переступала порог Надиной двухкомнатной квартиры. В один из таких вечеров Ксения и Надежда в уютной домашней одежде сидели с чашками ароматного чая на кухне. Анна Алексеевна еще не вернулась с работы. На улице завывал ветер. В такую погоду особенно уютно сидеть дома, в уюте и тепле, не высовывая и носа наружу. От доносившихся с улицы заунывных звуков по спине то и дело пробегали мурашки.

Ксюша заметила, что Надя снова впадает в обычное для нее в последнее время состояние мечтательной задумчивости.

– Скучаешь по ним? - спросила она.

– Очень, - вздохнула Надежда. И тут ее как прорвало, - Знаешь, мне вот часто ужасно хочется, чтобы, когда я войду на кухню, здесь был Стен, - и добавила, усмехнувшись, - я б их с мамой познакомила. А-то она все еще очень переживает, что я была больше года неизвестно где.

– Ты ей тоже ничего не говоришь?

– Да как… - Надя замялась. - В общих чертах я, как и тебе, сказала, что пришлось временно пожить в другом месте. Но конкретнее… я не могу, да и придумывать тоже ничего не хочу.

– Как я поняла, - задумчиво протянула Ксюша, - если ты часто вспоминаешь о лесном домике, то это где-то явно не у нас. Тут степей больше. Хотя сосновые леса неподалеку, но там же народу куча шастает.

– Да, это очень далеко… - Надя снова замечталась, вспомнив неповторимое ощущение сказки, наполнявшее дом Стена.

– В России много лесов, - нахмурилась Ксюша, - а еще в Канаде… И не только. Ладно, не буду гадать, захочешь - сама расскажешь.

– Как только смогу - обязательно, - пообещала Надежда и улыбнулась. - Ты мне лучше про вас с Олегом расскажи - я столько всего пропустила!

– Ой, Надя, мне столько всего тебе еще рассказывать и рассказывать!

– Ну давай. Кстати, какой из Олега получился капитан?

– Надя, это что, провокационный вопрос? - шутливо возмутилась Ксюша.

– Ни в коей мере, просто интересно, - пожала плечами Надежда. Все равно ничего не поделаешь, и даже лучше, что в ее отсутствие капитаном катерка стал не какой-то левый человек, а именно Олег Бурнов, которого Надя неплохо знала и потому могла почти не волноваться за свою подругу, да и за судьбу катерка тоже - они в надежных руках.

Надя заглянула в шкафчик и вдруг хлопнула себя по лбу:

– Ксюш, слушай, у нас же еще пирог есть! Как это я про него забыла… Будешь?

– Не, Надь, если хочешь, себе доставай. А я уже знаешь как наелась!

Надя немного подумала, глядя на аппетитную выпечку.

– Буду, - решилась она наконец.

Вытащила блюдо с пирогом на стол и, сняв чайник с плиты, начала заливать насыпанную прямо в чашки заварку. Вдруг зазвонил телефон. Надя от неожиданности чуть не пролила кипяток себе на ноги. Ксюша взяла чайник из ее рук.

– Иди, бери трубку, я налью.

Ксюша аккуратно налила кипяток и поставила чайник на место. Потом потянулась к пульту, включив телевизор. Поклацала немного каналы, выпила полчашки чая. Наверное, Надежда заболталась по телефону. Но когда Ксюша выключила телевизор, то вдруг поняла, что в квартире как-то слишком тихо.

– Надь! - негромко позвала она.

И не дождавшись ответа, вышла в прихожую.

Надежда сидела у стены, изо всех сил сжимая в руках телефонную трубку. Лицо ее было неподвижно. Ксюша подскочила к подруге и встряхнула ее за плечи.

– Надя! Что случилось? Надя!

Надежда перевела на подругу взгляд, выражающий что-то среднее между полным недоумением и отчаянием. Покачала головой и снова отвернулась.

– Надя! Ты чего! А-ну, говори, что произошло?

Надежда медленно выдохнула и повернулась к подруге.

– Ксюш, мне нужно уехать.

– Куда?

Надя помолчала немного и, словно с трудом выдавливая из себя слова, ответила:

– В больницу.

– Надя, что случилось? Что-то с мамой?

Надежда кивнула. И сжала руками виски. А потом поднялась и направилась к вешалке.

– Ксюш, ты меня подождешь тут или домой пойдешь?

– Ничего подобного! Я с тобой поеду! - возмутилась Ксения, сдергивая с вешалки новенькую дубленку.

Следующая неделя прошла для Надежды словно в бреду: похороны, поминки, соболезнования… и ощущение какой-то нереальности всего происходящего. Она ходила, что-то делала, смутно осознавая, как и почему. Наде объяснили, что на заводе, где работала ее мать, случился несчастный случай. Что-то взорвалось и несколько человек погибло. У Надежды был только один вопрос: "Почему?" Она не могла понять, почему жизнь устроена так, что на ее родной Земле, где нет, казалось бы, ни войн, ни пиратов, где она просто жила самой обыкновенной жизнью, могло произойти такое… и погибли люди…

Надежда не плакала, но часто чувствовала, как слезы застилают глаза. Ей все время хотелось проснуться. Оказалось бы, что они все так же сидят с Ксенией на кухне, пьют ароматный чай, и телефон… телефон молчит. А потом домой приходит мама и садится за стол вместе с ними.

Надежда могла часами почти неподвижно просиживать на диванчике в своей комнате. Но в какой-то момент вспоминала, что ей надо пойти в универ на лекцию или позвонить в космопорт по поводу работы. И она шла, звонила… Но вопреки впечатлению окружавших ее людей, Надя не была бесчувственной. Просто не могла до конца поверить в то, что произошло. Ей все еще казалось, что сон когда-нибудь закончится.

Но сон не заканчивался. И ночью в пустой квартире Надежда долго плакала, уткнувшись лицом в подушку. А наутро, с опухшими, щурящимися от дневного света глазами, выходила из дому по своим обычным делам.

Ей, наконец, позвонили из космопорта, и Надя, перекинув через плечо лямку своего рюкзачка, отправилась туда. Начальник отдела кадров долго вглядывался в хмурое лицо девушки и, в конце концов, без особого желания подписал документы о назначении ее на вакантную должность. Теперь у Надежды была работа и способ отвлечься от грустных мыслей.

Обязанностей было не много - она проверяла документы прибывающих на Землю с близлежащих планет пассажиров. И по долгу службы ей положено было улыбаться. От приклеенной к губам улыбки под конец дня просто сводило челюсти. Все бы ничего, но настроение у Надежды было поначалу совершенно угрюмым. А потом выпал первый снег, и девушка заметила, как красиво укутались снегом деревья, росшие на обочине дороги, которой Надя каждый день ездила на работу.

Надежда не признавалась себе, что старается подольше задерживаться на работе. Возвращаться в пустую квартиру ей было грустно. Ксюша иногда заходила, но у нее своя жизнь, и проводить все вечера с подругой она, естественно, не могла. Надежда даже подумывала завести собаку, но потом решила, что маленькому щенку тоже не понравится сидеть целый день одному. И к тому же… Надя ждала лета.

С приближением Нового Года работы было все больше. Слишком много людей стремилось попасть домой - на Землю, или на другую ставшую родной планету. Правда Надежда не могла до конца осознать, как можно считать домом так непохожее на Землю место, где зачастую даже атмосфера была искусственная. Но человек ко всему привыкает, к тому же с любым местом нас связывают в основном люди, которые нам дороги.

Надежда старалась как можно меньше задерживать людей на пункте проверки - ясное дело, все спешили. Подлинность документа проверяла машина, а девушка еще и визуально сравнивала лицо прибывшего с фотографиями тех, кто находился в розыске. Однажды, в очередной раз подняв глаза на вновь прибывшего на Землю человека, Надя почувствовала, что по спине забегали мурашки. Перед ней было лицо Крылова-младшего. Его глаза удивленно раскрылись, а потом губы растянулись в неприятной усмешке: Олег ее узнал. Значит, сомнений больше не оставалось. Надежда растерялась. Вряд ли она могла поднять тревогу и заявить, что этот человек - пират. Во-первых, ей бы никто не поверил, а во-вторых, еще пришлось бы много чего рассказывать. Надя бросила внимательный взгляд на данные, появившиеся на экране после того, как она вставила электронный паспорт Олега в специальный разъем. Компьютер признал документы подлинными, но это как раз не было удивительным - вряд ли среди пиратов мало умников, способных снабдить Олега не вызывающими подозрения документами. Но - он же был в тюрьме!

Надежда нажала кнопку на пульте и в переговорнике, висевшем на ухе, послышался голос начальника службы безопасности:

– Что там, Орлова?

– Этот человек кажется мне подозрительным. Но я не помню точно, где я могла видеть его лицо.

– Имя?

– По документам - Сергей Васильев, прибыл с Марса, - ответила Надежда. Олег не сводил с нее злобного взгляда. Хотя он вряд ли слышал то, что говорила Надя, но понимал, естественно, что ничего хорошего от этого ждать не приходится. Крылов пытался казаться спокойным, но глаза его тут же нервно забегали.

– Знаете, Орлова, у нас на него ничего нет. Но мне тоже кажется подозрительным этот Сергей Васильев. Глаза бегают… Неспроста.

– Валерий Дмитриевич…

– Знаете, мы его немного проводим. Да, вы что-то хотели сказать?

– Да, вы не могли бы попросить кого-нибудь подменить меня на минут пятнадцать? - Надежда протянула Олегу паспорт, одарив его милой улыбкой, от которой у Крылова зародились смутные опасения за свою безопасность. Конечно, она никому здесь не расскажет про Новую Землю или Риндай, но… обязательно подстроит какую-то гадость.

– Хорошо, Орлова. Сейчас отошлю к вам Смирнову.

– Спасибо, Валерий Дмитриевич.

Через пару минут в кабинку постучали.

– Надюш, тебя подменить?

– Да, Таня, заходи.

Надежда впустила подошедшую девушку, уступив ей свое место, а сама направилась к телефону, которым обычно пользовался персонал. Набрала заученный наизусть номер штаба Новой Земли.

Тридцать первого декабря Надежда сидела в нарядном платье перед телевизором, держа на коленях телефонную трубку. Она все еще не знала, куда пойти. Зазвонил телефон. Надя неторопливо подняла трубку к уху.

– Алло!

– Надя! С наступающим тебя! - раздался голос Ксении.

– Спасибо, тебя так же.

– Как ты там? Где встречаешь?

– Пока не решила еще, - уклончиво ответила Надежда.

– А мы с Олегом будем вместе у него встречать! Э… Надя, а может с нами?

– Да нет, я, наверное, тут к одним знакомым пойду, они вечеринку устраивают. Наверное, будет весело! - Надя еще что-то вдохновенно наврала подруге про вечеринку. Приглашение Ксении было, скорее всего, просто вежливостью, а даже если и нет - зачем становиться третьей лишней?

Нажелав друг другу веселой встречи Нового Года, девушки попрощались. Но не прошло и двух минут, как снова раздался звонок.

– Алло! - взяла трубку Надя.

– Надежда Орлова? - спросил незнакомый женский голос.

– Да, - удивленно ответила Надя.

– Хорошо. Соединяю.

В трубке негромко затрещало, и Надежда решила, что на линии что-то произошло. Она хотела уже положить трубку, но в этот момент в динамике раздался голос:

– Надежда! Надя, ты меня слышишь?

Девушка почувствовала, что сердце сжимается в комочек, и падает, падает…

– Стен! Стен! Это ты?

– Да, Надя.

Неожиданно для самой себя Надежда, изо всех сил вцепившись пальцами в трубку, заплакала.

– Надя, что случилось? Надя!

Она слышала, как где-то далеко Стен звал ее. Поэтому, понимая, что он волнуется, наконец, заставила себя заговорить сквозь слезы.

– Стен, я тут. Все хорошо, хорошо…

– Надежда, что случилось?

– Ничего. У меня все хорошо.

– Надя, ты плачешь.

– Нет, то есть немного… - она врала, бессовестно врала, потому что Стен отчетливо слышал негромкие всхлипы.

– Надежда, я думал, ты сейчас празднуешь Новый Год…

В ответ Надя заплакала еще больше. Но потом постаралась успокоиться, хотя это почти не удавалось.

– Стен, я здесь одна, совсем одна… Понимаешь?! Я… Мама… - Надя снова заревела.

– Что с мамой?

В ответ - снова слезы. Ах, как она на себя сердилась, кусала палец, стараясь взять себя в руки. Она же была ужасно рада слышать голос Стена, но рыдала в трубку… Глупо. Надя выдохнула и перестала всхлипывать.

– Надя, успокоилась?

– Да.

– Рассказывай.

И Надя почти спокойно рассказала Стену обо всем. Сначала о маме. Потом о новой работе, о внезапном появлении на Земле Олега Крылова. И еще о чем-то… Больше всего ей хотелось закричать: "Забери меня отсюда!" Но разве могла она это сделать? Нет, потому что это будет черной неблагодарностью по отношению к Стену. Потому что… Да мало ли причин? Летом, летом… Надо всего лишь еще немного подождать.

Наконец, когда девушка закончила рассказывать, Стен снова заговорил:

– Надежда, все будет хорошо. Веришь?

– Верю, - прошептала Надя.

– Тогда не падай духом. Здесь тебя всегда ждут.

– Угу.

– И еще, Надя, - девушке показалось, что Стен запнулся, чтобы подобрать слова, - пожалуйста, будь осторожна.

И Надя вспомнила про Олега.

– Стен, а откуда здесь Крылов?

– Ему помогли сбежать. Во время допросов он раскололся, но видимо, не до конца. Мы не смогли сразу напасть на его след, потому что Крылов сначала отправился на Риндай, а потом исчез. Скорее всего, улетел оттуда на какую-нибудь ближайшую станцию, а оттуда на другую - и так далее. Наш человек сообщил, что видел его на Марсе. Похоже у Олега там какие-то свои дела. А потом он снова пропал, и только позже нам сообщили, что ты видела его в космопорту.

– Понятно…

– Надя, ты молодец. Постарайся и дальше не терять бдительности.

– Хорошо.

– Но это не значит, что ты будешь лезть на рожон и сама искать Олега!

– Ага.

– Надежда! Ты меня поняла?

– Ага, - Надя сейчас готова была согласиться с чем угодно. Единственное, чего она боялась - что Стен сейчас попрощается, или связь прервется…

– Хорошо, Надя. Я тебе верю.

И тут Стен сделал именно то, чего Надежда так боялась - попрощался. Надя тоже сказала ему "До свидания", но, как только в трубке после непродолжительного шипения раздались короткие гудки, почувствовала, что снова начинает плакать.

Стен положил трубку, повернулся к хмуро стоявшему рядом племяннику и покачал головой:

– Зря.

Кир поднял на дядю темные глаза:

– Вряд ли она бы обрадовалась, услышав мой голос.

Стен удивленно поднял брови, потом вздохнул - спорить с племянником сейчас времени не было.

– Ты все слышал? - спросил Стен.

– Да, - ответил Кир, немного помолчав.

– Расследованием на Марсе уже занимаются наши люди. Похоже, скоро обнаружится нечто интересное. А вот на Земле… Там будет сложнее.

Кир хмыкнул, прекрасно понимая, что имел в виду Стен. Там, где пусть даже случайно оказывается Надежда Орлова, все сразу становится очень непростым.

– Олег, возможно, решит отомстить за своего отца. А экспертиза однозначно показала, от чьего выстрела умер майор Крылов. Хотя, Надежда до сих пор об этом не знает.

– Но Олег ненавидел отца! - возразил Кир.

– Кир, ты достаточно времени провел на Риндае, чтобы усвоить, насколько своеобразны их так называемые "кодексы чести". К тому же у Крылова-младьшего имеются и личные счеты.

– Но это же глупо - тащиться в такую даль только ради сведения счетов! - возмутился Кир, - Я понимаю, если б действительно было, за что мстить, но она лично ему ничего не сделала… почти.

– Почти, - улыбнулся Стен, вспоминая, как Надежда в длинном черном парике и многослойной яркой юбке решительно направилась "соблазнять" Крылова-младьшего в один из сомнительной репутации клубов. - Знаешь, Кир, - продолжил он, - даже если это кажется глупым, надо как следует во всем разобраться.

Кир поднял на дядю недоумевающий взгляд и тут же весело улыбнулся.

– Разобраться?

Стен кивнул.

Надежда шла по нерасчищенной улице, утопая по щиколотку в пушистом снегу. Солнце ярко светило и, отражаясь от укутанной белоснежным покрывалом земли, слепило глаза. Девушка направлялась в гости к своей подруге Ксении, дом которой был в минутах двадцати ходьбы. Можно, конечно, было воспользоваться транспортом, но погода стояла чудесная, к тому же пешие прогулки еще никому не вредили.

На дороге кроме Надежды не было никого. Или почти никого. Где-то на противоположной стороне шоссе, вдоль которого топала Надя, мини-легковушка дожидалась технической службы - наверное, что-то сломалось. Да еще где-то далеко позади Надежды той же дорогой шел какой-то мужчина. И больше никого - только искрящийся снег, укрывающий все вокруг. Внезапно Надежда услышала какое-то потрескивание. Она остановилась возле елочек и замерла, увидев, что на нее смотрят черные бусинки глаз. Маленький рыжий зверек сжимал что-то в лапках и смешно шевелил усиками. Надя с улыбкой смотрела, как он, решив, что девушка может помешать трапезе, поспешно скрылся со своей добычей в ветвях. Давно уже Надежда не видела белок, поэтому провожала зверька глазами до тех пор, пока белка не упрыгала на дальние деревья.

Девушка пошла дальше, по-прежнему оставаясь практически одна на дороге. Ее никто не обгонял, и Надежда даже удивилась, отметив, что шедший позади человек остался на том же расстоянии. "Странно, - подумала Надя, - я же останавливалась, на белку смотрела…" И вдруг, вспомнив разговор со Стеном, Надежда ощутила смутную тревогу. Может, за ней следят? Надя тряхнула головой - вряд ли она бы подумала о таком, если б Стен не велел ей не терять бдительности. Наверное, она просто слишком мнительная. И все же Надежда решила каким-нибудь образом проверить это. Она прошла мимо Ксюшиного дома, завернула за угол и сразу остановилась, сделав вид, будто выронила что-то. Для большей правдоподобности Надежда даже кинула в снег свои перчатки - если за ней действительно кто-то следит, пусть думают, что она просто перчатки ищет.

Результат, вернее шедший следом человек, не заставил себя долго ждать. Надя, уткнувшаяся взглядом в землю, увидела ноги в больших ботинках. Человек на секунду замер, чуть не столкнувшись с девушкой, и тут же пошел дальше. Но Надя все же успела поднять глаза и рассмотреть лицо - немного грубоватое и сердитое, на брови надвинута какая-то нелепая шапка… Потом Надежда поняла, что даже не смогла бы как следует описать этого человека. Ну, ничего, зато, возможно, в следующий раз она его узнает.

Когда незнакомец скрылся из виду, Надежда повернулась и спокойно пошла к подруге, уверенная, что теперь-то за ней точно никто не следит.

Февраль, оправдывая свое украинское название "лютый", чуть ли не каждый день преподносил очередной сюрприз в виде снежного заноса или сильной метели. Холода крепчали. Но и снега зато было много. Работа после праздников некоторое время была довольно напряженной, но потом поток людей стал значительно меньше, и Надя даже успевала отдохнуть или почитать книжку в перерывах между рейсами.

Придя, однажды домой, Надежда с порога услышала требовательный телефонный звонок. Взяла трубку и с радостно встрепенулась.

– Надежда Орлова? - сказал женский голос и, после утвердительного ответа, - соединяю!

Но долгое время кроме шипения в динамиках ничего не было слышно. А потом раздались короткие гудки. "Наверное, связь прервалась" - разочарованно подумала Надя. Телефон зазвонил снова, но результат был такой же. Надежда понимала, что кто-то хочет с ней связаться, и не может. Она долго еще настороженно сидела с телефонной трубкой в руках, но звонки вскоре совсем прекратились. Надежда ужасно расстроилась, и все же попыталась успокоить себя тем, что ей обязательно перезвонят попозже, когда связь наладится.

На следующий день Надежда как обычно возвращалась домой с работы. Было довольно поздно - она задержалась, так как у Тани Смирновой был День Рождения, и ее поздравляли все сотрудники. Надя шла, не спеша, по заснеженной улице. Ветра почти не было, и узорные снежинки весело кружились в мягком свете окон и уличных фонарей. Надя поймала одну снежинку на ладонь, разглядывая сложный и хрупкий узор, медленно таявший на пушистой перчатке. Девушка повернула к дому по протоптанной дорожке, вдоль которой росли молодые елочки…

Что-то произошло. Надежда вздрогнула и замерла, еще не осознавая, почему так напряженно вглядывается в стоящую перед ее подъездом мужскую фигуру. Потом сделала несколько несмелых шагов. Незнакомец обернулся, и их взгляды встретились. В этот момент Надежда первый раз в жизни решила, что сходит с ума.

Прямо перед ней в желтоватом свете уличного фонаря стоял Кир, и снежинки таяли на его пушистых ресницах. Чуть смущенная улыбка тронула его губы:

– Здравствуй, лисенок!

Надя без слов подлетела к нему, замерев на расстоянии нескольких шагов. Потом робко подошла совсем близко, опасаясь, что мираж вот-вот рассеется. Но Кир не исчезал. Надежда, раскинув руки, обхватила его, уткнувшись носом в теплую курточку. И решила, что если с ума сходят именно так, то она, в принципе, не против.

Глава 2

Они сидели на кухне друг напротив друга. Надежда была просто счастлива. И до сих пор не могла поверить, что вот тут, на ее маленькой кухоньке, действительно сидит Кир, усердно поедая ее стряпню. На языке так и вертелось множество вопросов, но… сначала накормить, а уж потом можно будет и порасспрашивать.

Наконец Кир отставил пустую тарелку:

– Спасибо.

Надежда пожала плечами и, улыбнувшись, налила в чашки кипяток из только закипевшего чайника. Потом молча опустилась на стульчик, почему-то не решаясь поднять глаза на пристально смотрящего на нее Кира. Она просто разглядывала его пальцы, обнявшие горячую чашку, а когда рука Кира вдруг протянулась к ней, положила на нее свою маленькую ладошку.

– Кир, - Надежда решилась, наконец, поднять глаза, - как ты здесь оказался?

– Прилетел - тихо ответил Кир.

– Это я понимаю, но ведь только летом…

– Я почти сам сюда добрался, - и усмехнулся, - с пересадками.

– Значит, когда я была на Новой Земле, я тоже могла… - Надежда удивленно моргнула.

Кир покачал головой:

– Ни в коем случае. Это было не самое безопасное путешествие.

– Значит, ты из-за меня… - Надя смущенно потупилась. - Ой, зачем же было так рисковать?

– Так было нужно, - просто ответил Кир.

– Понятно, - вздохнула Надежда. - Это из-за Олега Крылова?

– Из-за него.

– Но зачем? Разве я ему нужна? Или ты прилетел, потому что надо его поймать? Так тут же и своих людей хватает…

Кир промолчал, и Надежда вдруг отчетливо поняла, что прошло уже столько времени с тех пор, как она его видела в последний раз, а он, кажется, нисколько не изменился. Надя довольно улыбнулась - и хорошо…

– Расскажи мне, пожалуйста, что у вас нового? Как Стен?

– Да ничего. Все хорошо, - сказал Кир, и, прищурившись, добавил. - У Стена тоже.

– Понятно…

Нет, конечно, так из него никакую информацию не вытянешь. Надежда нахмурилась, чувствуя, что, как обычно в присутствии Кира, немного теряется. Про себя рассказывать ей сейчас не хотелось, особенно про маму. Кир и так, наверное, все знал, а еще Надя чувствовала, что если начнет рассказывать, не сможет не разреветься.

Кир, наверное, все понял, поэтому спросил только:

– За последнее время ничего необычного или подозрительного не замечала?

Надежда рассеянно покачала головой, но вдруг вспомнила про следившего за ней мужчину. Возможно, это был только плод ее воображения… Замешательство тут же отразилось на лице девушки, и Кир, заметив это, сказал:

– Я слушаю.

Надя постаралась вспомнить все как можно точнее и даже описала Киру этого незнакомца, но, как и ожидала, портрет получился невразумительный. Потом взгляд Надежды упал на часы, и она вздрогнула, подумав, что Кир, наверное, сейчас уйдет. Кир по-своему истолковал ее взгляд.

– Спать хочешь?

– Нет, - ответила Надежда, несмотря на то, что после длинного дня глаза и правда начинали закрываться. Она ужасно боялась, что как только Кир выйдет за порог ее квартиры, окажется, что ей все это приснилось. Поэтому Надежда широко раскрыла глаза, чем вызвала веселую улыбку Кира.

– Ты же сейчас заснешь, - произнес он, глядя, как на лице девушки отражается отчаяние. И вдруг нахмурился. - Мне уйти?

Надежда мотнула головой, надеясь, что он правильно истолкует этот жест. Кир пожал плечами.

– Я все понимаю, и могу сегодня переночевать в другом месте. Но, боюсь, потом мне все-таки придется на время обосноваться у тебя. - Кир нахмурился еще больше, чувствуя, что его слова звучат не совсем обычно, да и Надежда смотрела на него таким странным взглядом, что Кир не мог понять, возражает она или нет. И поэтому в ход пошел последний аргумент:

– Стен считает, что тебе угрожает опасность, и поэтому попросил меня присмотреть за тобой.

Неожиданно девушка рассмеялась, глядя на Кира, угрюмо смотревшего из-под сведенных бровей.

– Стен так сказал?

– Да, - буркнул Кир.

– Какие же тогда могут быть возражения!

И под удивленным взглядом Кира весело вскочила из-за стола, чуть ли не подпрыгивая от радости.

– Пойдем, я покажу тебе квартиру!

Кир поднялся из-за стола, все еще недоумевая по поводу такой реакции. И пошел за девушкой, внимательно осматривая ее небольшое жилище. Конечно, в сравнении с домом Стена, квартира казалось довольно тесной, но Кир не был привередливым. Напоследок он пристально осмотрел входную дверь, окна и вышел на балкон. Надежда, наблюдавшая за ним, окончательно уверилась в том, что положение и правда серьезное. Когда Кир зашел с мороза в комнату и плотно закрыл балконную дверь, Надежда робко тронула его за рукав:

– Я постелю тебе здесь, на диване, хорошо?

Кир кивнул, и пока Надя возилась с постелью, стоял, глядя в окно. Непонятно было пока, откуда ждать опасности, но чутье Кира еще не подводило - ему казалось, что скоро все станет на свои места. Кир поморщился - неизвестность его немного угнетала. Ему придется все время следить за девушкой, к тому же, как оказалось, не один он будет этим занят. Надо разобраться, кто еще за ней следит. И знают ли они о прибытии Кира.

– Кир! - услышал он тихий голос Нади, и повернулся.

Девушка стояла, смущенно сцепив руки, возле раскинутого дивана. В ответ на его взгляд она пожала плечами:

– Я буду в соседней комнате. Если что… - и замолчала.

Кир улыбнулся одним уголком рта.

– Спасибо. Иди спать, лисенок.

– Ага. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Надя вышла, и Кир услышал, как она возится в соседней комнате. Он принес из прихожей свой рюкзак, поставил его у дивана и сел. Спать почему-то не хотелось. И над многим надо было подумать. Кир аккуратно собрал постель, оставив лишь небольшую подушку, скинул рубашку и лег, глядя на окна дома напротив, светящиеся теплыми желтоватыми квадратиками. Дверь хлипковатая, да и замок совсем нехитрый. Этаж третий, низко. Забраться пара пустяков. Да еще и балкон… Надеяться приходилось только на свой чуткий сон.

Кир слышал, как в другой комнате ворочалась на диване Надежда - тоже не спала. И усмехнулся, сам не заметив, как мысли его потекли в совершенно другом направлении. Но тут Кир уловил тихие шаги босых ног по полу и, удивленно приподнявшись на локте, увидел появившуюся в дверях комнаты Надежду. Она стояла, чуть ли не по уши, закутавшись в свое одеяло, смущенно глядя на Кира.

– Что-то случилось? - спросил Кир.

– Я к тебе… - прошептала она, неловко переминаясь с ноги на ногу, - можно?

Кир поднял бровь, не совсем понимая, что она хотела этим сказать. А сказать Надежда хотела очень многое, например, что не может спокойно спать в другой комнате, зная, что тут, за стенкой, Кир, которого она уже сто лет не видела. И к тому же, как только Надежда перестала слышать шаги Кира, ей вдруг стало казаться, что его попросту нет. Что она увидела странный сон, и вот сейчас снова проснется совершенно одна в пустой квартире…

Надя присела на краюшек дивана, опустив глаза.

– Не спится? - поинтересовался Кир.

Надя кивнула. Кир с любопытством поглядел на закутанную в одеяло девушку. Глаза Надежды уже закрывались сами собой, казалось, она собирается заснуть сидя. Тогда Кир покачал головой и подвинулся к стене, освобождая девушке место рядом с собой.

– Ложись.

Надя испуганно моргнула, и Кир улыбнулся:

– Не бойся, лисенок, я тебя не обижу.

Надежда почувствовала, как вспыхнули ее щеки, но упрашивать себя не заставила. Быстрее, чем можно было ожидать от этого плотно закутанного в одеяло существа, она легла на диван рядом с Киром, моргая на него из-под одеяла, а потом тихонько подползла ближе. Кир насмешливо поглядывал на все эти манипуляции, пока голова девушки не уткнулась ему в грудь. Надя замерла, почувствовав, что рука Кира легла поверх одеяла, и решила, что чем быстрее заснет, тем меньше будет смущаться. И все-таки ей было ужасно приятно. Надежда промурлыкала что-то себе под нос, и вскоре довольно засопела. А Кир еще долго не мог заснуть. Он лежал, размышляя о чем-то и прижимая к груди укутанное с ног до головы, ворочающееся и что-то жалобно бормочущее во сне существо по имени Надежда.

Утром Надя чуть не поддалась панике, обнаружив, что Кира нет рядом. Но потом взгляд ее упал на стоящий у дивана рюкзак, а затем девушка услышала какой-то шум на кухне, и облегченно выдохнула. Наскоро одевшись и пригладив растрепавшиеся волосы, она прошлепала босыми ногами на кухню. К ее огромному удивлению, Кир уже пытался там хозяйничать. Его волосы были мокрые, из чего Надя сделала вывод, что встал Кир довольно давно, и даже успел побывать в душе. А она и не услышала!

Надежда поспешила прийти на помощь Киру, и скоро они вдвоем уже уплетали за обе щеки совместно приготовленный завтрак. Надежда быстро стала собираться на работу, но Кир вдруг заявил, что тоже отправится с ней. Девушке оставалось только удивиться - она не представляла себе, чем будет заниматься Кир на протяжении всего ее рабочего дня, но ему же виднее…

И все-таки кое-что не давало ей покоя.

– Кир, скажи, а мы пойдем вместе или отдельно?

– Вместе. А почему ты спрашиваешь? - тут же нахмурился Кир.

– Ну, просто… ведь никто не должен знать, что ты здесь.

– Думаю, уже знают, - Кир покосился на окно. - За твоим подъездом постоянно следят. И за окнами тоже.

Надежда удивленно распахнула глаза, ошарашенная такой новостью. Она недоумевала, кому же могла понадобиться ее скромная персона. Может быть Крылову, только ему-то зачем? Ведь Надя уже доложила в штаб Новой Земли о его прибытии, а, следовательно, никакой уникальной информацией не обладала.

Они вместе сели в троллейбус. Надя больше молчала, что-то сосредоточенно обдумывая. Девушка теребила пальцами снятую перчатку, а Кир, закончив разглядывать пассажиров, смотрел в окно.

Вышли прямо возле здания космопорта. Надежда направилась к раздевалке, а Кир, узнав, в котором часу у нее заканчивается смена, почти моментально куда-то испарился. Но Надя помнила, что у нее в квартире остался рюкзачок с его вещами, и надеялась, что уж за ним-то Кир точно изволит вернуться.

Первая половина дня прошла довольно быстро. Во время перерыва между рейсами, когда Надя смогла выйти из кабинки, Кир встретил ее на пути к столовой. Они сели вместе за столик, и Надежда тут же засыпала хмурого Кира вопросами.

– Я видел того человека, о котором ты говорила. Он действительно следит за тобой. Но, как только я попытался приблизиться к нему, он скрылся.

– Жаль… - протянула Надежда и неожиданно вздрогнула, - Кир, а вдруг он вооружен и начнет стрелять? Может, лучше сначала попытаться как-то по-другому узнать, кто это.

– Мы запрашивали штаб Новой Земли - у них нет никакой информации.

– Как же так… - рассеянно прошептала Надя.

Кир поднял на девушку задумчивый взгляд темных глаз:

– Да, лисенок, боюсь, тут что-то очень серьезное.

– Ага, если даже Стен ничего об этом не знает, - Надежда поежилась, но тут объявили о прибытии следующего рейса, и Надя поспешила на свое рабочее место.

Вечером Кир встретил девушку у выхода из здания. По пути домой он почти ничего не рассказывал, но лишь потому, что сообщать было нечего. Это его угнетало, потому что интуиция упрямо подсказывала близящуюся опасность.

Ночью надежду разбудило легкое прикосновение к плечу. Она открыла глаза и увидела над собой лицо Кира. Сердце сразу тревожно забилось от нехороших предчувствий.

– Вставай и быстро одевайся. Поудобней и потеплее, - только и сказал Кир.

Надежда, не задавая лишних вопросов, тут же принялась в точности выполнять его инструкции. Несколько минут спустя они вышли из квартиры, и Надя с тяжелым сердцем закрыла за собой дверь. У Кира за плечом болтался его рюкзачок, и Надежда вдруг ужасно забеспокоилась, что если ей не удастся вернуться домой, то надо было взять, кроме необходимого, хоть какие-то вещи. Но времени не было даже на раздумья и, хотя Кир ее не поторапливал, девушка чувствовала, что надо спешить.

Они пошли не вниз, а поднялись на лифте на самый последний этаж и, немного пройдя по крыше, зашли в дверь, ведущую на чердак крайнего подъезда.

Выйдя на улицу, Кир повел девушку почему-то в сторону от дороги, куда-то вглубь массива. При этом они старались идти по расчищенным дорожкам. "Наверное, чтобы следов не оставалось" - подумала Надежда. Страха пока не было - только адреналин.

Когда отошли уже достаточно далеко, Надя решилась задать вопрос:

– Кир, что случилось? Почему мы убегаем? И куда?

Кир сделал ей знак молчать, и Надя без дальнейших расспросов побежала за ним. Окольными путями они вышли к трассе, поймали такси, и Кир попросил отвезти их в старый центр. Скорее всего, он уже успел немного изучить карту города.

На площади возле центрального универмага такси остановилось. Кир помог Надежде выйти из машины. Лицо его было хмурым и девушка, немного настороженно поглядывая на своего спутника, решила не задавать вопросов.

В старом центре даже в ночное время было множество народу. Город светился миллионами разноцветных огней, и народ прогуливался по освещенным улицам. Погода была относительно хорошая, если не считать холода. Но от этого люди спасались в многочисленных кафе и закусочных, растыканных на каждом углу. Кир обернулся к девушке:

– Ну что, лисенок? Не замерзнешь?

– Не замерзну, - ответила Надежда.

Они пошли вдоль широкого проспекта, то и дело разминаясь с частыми прохожими, в основном парами или веселыми компаниями.

Кир долго молчал, и Надежда уже собиралась обиженно надуться, но в этот момент услышала его голос:

– Меня предупредили о том, что к нам должны нагрянуть незваные гости. И, если верить этому предупреждению, мы ушли как раз вовремя.

– Кто предупредил?

– А это и есть самое интересное, - улыбнулся Кир. - Я вдруг обратил внимание, что окно одного из близлежащих домов почему-то все время мигает. Оказалось - азбука Морзе.

– Азбука Морзе? Ты ее знаешь? Наизусть?

– Да. И, скорее всего тот, кто послал это сообщение, рассчитывал, что его увижу именно я.

– А если он соврал?

– Не знаю, не знаю, - покачал головой Кир. - В любом случае нельзя было этим пренебрегать.

– Наверное, ты прав, - пробормотала Надежда. Ситуация становилась все интереснее и запутанней. И тут вдруг Надя сообразила, что ей же завтра на работу. Но, когда она заявила об этом Киру, тот только махнул рукой. Надя остановилась:

– Как это?

– Вряд ли ты сможешь вернуться на работу.

– Почему?

– Потому что это опасно.

– Кир, но… - Надежда осеклась, увидев потемневшие глаза Кира, - хорошо, я все понимаю. Мне эта работа все равно не нравится, и конечно я…

Кир приобнял девушку за плечи и заглянул ей в глаза.

– Не обижайся на меня, лисенок. Просто поверь, это очень серьезно. Так что, боюсь, тебе снова придется все бросить. Хотя бы на время.

Надя моргнула, постепенно осмысливая эти слова. Значит, она не сможет пока вернуться к себе домой. Потому что это опасно, потому что там, возможно, их будут ждать. А самое ужасное, что ни она, ни Кир, ни даже Стен ничего во всем происходящем не понимают. Какое-то противное ощущение собственной беспомощности заставило Надежду сжать кулачки. Если она сама ничего не может сделать, то будет, по крайней мере, слушаться Кира. Надя глубоко вздохнула и положила свою ладонь поверх руки Кира, лежавшей у нее на плече.

– Прости меня, я просто совсем ничего не понимаю… Но постараюсь хорошо себя вести.

Глава 3

Они сняли номер в одной из гостиниц. Наде это никогда бы не пришло в голову, но у Кира, по-видимому, были деньги. Надежда расстегнула куртку, с любопытством оглядываясь по сторонам. Но тут заметила, что Кир не раздевается.

– Кир, ты что, куда-то собираешься? - испугалась девушка.

– Да. Хочу проведать кое-кого, - мрачно проговорил Кир.

– Кого?

– Одного знатока азбуки Морзе.

– А может я с тобой? - неуверенно спросила Надежда, заранее зная ответ.

– Нельзя. Лучше сначала я сам с ним познакомлюсь.

Надежда долго ждала, стараясь не поддаваться панике. Каждый раз, как раздавались шаги в коридоре, Надя тут же напряженно прислушивалась, надеясь, что вернулся Кир. Потом села у окна. Видно было почти весь город, только вот подъезд гостиницы, к сожалению, находился с другой стороны. А Надежда сейчас думала только о том, скоро ли появится Кир.

В утреннем сероватом свете Надежда рассеянно наблюдала за голубями, мостящимися на карнизах соседнего дома. И вот раздался долгожданный стук в дверь. Надя хотела было сразу открыть, но вовремя опомнилась и спросила:

– Кто?

– Это я, Надя, открывай! - послышался голос Кира.

Надежда распахнула дверь и застыла на пороге. Кир был не один, а в его спутнике девушка почти сразу узнала того человека, который, по всей вероятности, за ней следил.

– Надежда, это Ален. - представил Кир своего спутника.

И Надя вдруг заметила, что они оба выглядят, мягко говоря, неважно. Она озадаченно нахмурилась:

– Вы с кем-то дрались, или друг с другом? - спросила она.

Кир прищурился:

– Мы просто немного поговорили.

– Да, конечно, - подхватил его спутник, - никто даже и не думал драться. Я, по крайней мере… - проворчал он, входя внутрь.

Надежда покачала головой и, закрыв за вошедшими дверь, стала в позу "руки в боки". Она была настроена довольно решительно и собиралась потребовать хоть каких-то объяснений.

Кир и Ален расположились в креслах, друг напротив друга. Ален снял свою нелепую шапку и провел пятерней по коротко стриженным "под ёжик" золотистым волосам. Надежда примостилась на краюшке кровати, стоявшей посреди комнаты. Кир пасмурно смотрел на Алена, а тот с любопытством разглядывал Надежду. В конце концов, ей это надоело. Девушка обернулась к Киру. Он заметил это и произнес, обращаясь к сидевшему напротив мужчине:

– Ален, расскажи все сам.

Ален скривился:

– Ты уверен, что это необходимо?

– Я уверена, что это необходимо! - заявила девушка, вскакивая на ноги. Ее рассерженный взгляд уперся в безразличную физиономию Алена. Похоже, Надю он всерьез не воспринимал. И молчал, ожидая реакции Кира.

– Рассказывай! - твердо сказал Кир и Ален решил пока не спорить. Он удобно откинулся на кресле и достал сигарету. Надя поморщила носик, но вслух не возразила.

– Мое имя Ален Джонсон, - услышав это, Надежда удивилась - имя иностранное, а говорит этот человек на ее родном языке практически без акцента. - Я живу и работаю на Марсе. Сюда приехал исключительно из-за Олега Крылова. Он был замешан в некоторых финансовых махинациях, но вел себя не слишком умно, и его быстро вычислили. Не так давно мы узнали, что Крылова арестовали на Новой Земле, - и, заметив удивление на лице Нади, добавил, - я бывал там пару раз… Так вот. Потом он появляется у нас, скорее всего, был на мели и рассчитывал достать немного денег, но его снова засекли. А схватить не успели - он вылетел на Землю. К тому же, судя по присланным данным, имелась большая вероятность, что Крылов захочет разыскать некую Надежду Орлову, - Ален усмехнулся, глядя на сосредоточенное лицо девушки. - Так что я решил следить за девчонкой. И сопровождал ее почти все время, куда бы она ни ходила. А еще, - обратился он к Наде, - нашел местечко, откуда хорошо были видны твои окна, наладил аппаратуру и…

– Подглядывал! - возмутилась Надежда.

– Только не надо мне морали читать! - отмахнулся от нее Ален, - уже прочитали… - Ален бросил многозначительный взгляд на Кира, который был снова похож на василиска, готового быстренько и без всякого сожаления испепелить этого вальяжно развалившегося в кресле нахала.

Надежда, снова присев на кровать, повернулась к Киру.

– Так кто-то действительно забрался в мою квартиру?

– Да, - отозвался Ален, - и причем туда отправили довольно много людей. Человек пятнадцать против вас двоих, вернее, - он усмехнулся, - против одного Кира. Кому-то вы очень нужны. Причем, вряд ли это Крылов… Он сейчас совершенно один.

Девушка удивленно замерла, сцепив пальцы. Ее испуганный взгляд не отрывался от мрачного лица Кира.

– А кто? - она чувствовала, что в голове начинается какая-то путаница, - Грант не мог, ему оно не надо, а больше я никого не знаю…

Надя поджала губы и нахмурилась. Подтянув колени к груди, она сидела, задумавшись, в полной тишине. Двое мужчин, сидевшие в креслах по обе стороны от нее, тоже думали.

– Я же говорил, не надо было и время терять, - подал голос Ален. - Она, все равно, ничем помочь не сможет, только еще испугается, разревется, тогда совсем ничего путного не добьешься… - И удивленно замолчал, глядя в полыхающие гневом глаза вскочившей с кровати девушки.

– Послушайте, - резко сказала она, - вы, совершенно незнакомый мне человек, и вам никто не давал право говорить обо мне в таком тоне!

– Ну, это не совсем так, - возразил Ален, делая затяжку, - за последний месяц я тебя достаточно хорошо узнал. Заурядный, скучный человечек…

Но Ален не смог рассказать всего, что он успел узнать о Надежде Орловой, потому что, выронив от неожиданности сигарету, Ален оказался лицом к лицу с Киром. И в следующую же секунду полетел с кресла на пушистый ковер.

– Чтобы больше никогда ничего в подобном тоне я от тебя не слышал! - прорычал Кир.

Ален медленно поднялся, старательно отряхивая одежду.

– Хорошо, хорошо, я это учту, - примирительно проворчал он, но не удержался и заметил, - невежливо, между прочим, так обращаться с человеком, который предлагает вам свой кров.

– Что? - прошептала Надежда, поднимая глаза на Кира.

– Но не собираетесь же вы в гостинице оставаться, - протянул Ален, - на это никаких денег не хватит!

Ален отворил тяжелую бронированную дверь своей временной квартиры и пропустил гостей внутрь. Такая же двухкомнатная квартира, как и у Нади, только совершенно не уютная, из мебели - лишь самое необходимое. Скорее всего, в этой квартире никто постоянно не жил, а лишь сдавали как временное жилье.

Надя уже не протестовала против такого переселения - конечно, откуда у них деньги на проживание в гостинице! А к друзьям не сунешься - зачем доставлять людям лишние неприятности. А вот доставить неприятности этому противнющему Алену Надежда была не против.

У окна в одной из комнат Надежда увидела нечто, очень похожее на подзорную трубу. Ее дом и окна квартиры были и так прекрасно видны отсюда даже невооруженным глазом, а когда девушка осторожно заглянула в трубу, то ее окна вдруг оказались совсем близко.

Ален подошел к трубе и любовно погладил блестящий черный бок широкой ладонью.

– Эта малышка еще и не такое может. Я с ее помощью я даже прочитал бы название книги, лежащей на твоем столе.

Затем он обернулся к Киру:

– Минуты через три после того, как вы покинули квартиру, в подъезд вошли неизвестные люди. Четверо остались снаружи, остальные вскоре оказались в квартире.

Надежда поежилась и тихо спросила:

– А что они там делали?

– Вообще-то, - ответил, словно нехотя, Ален, - они пришли туда исключительно за вами. Но, никого не обнаружив, устроили обыск. Я так понимаю, что ничего интересного они все равно не нашли. Разве что теперь им в любом случае известны адреса и телефоны всех твоих знакомых. По крайней мере те, что были в записной книжке. А так же в компе покопались.

– Там пока кроме учебных материалов никакой информации не было. Ну, музыка, картинки… - Надя старалась сообразить, что интересного могли неизвестные найти в ее квартире.

– Кстати, там до сих пор кое-кто есть, - произнес Ален, наклонившись к трубе и повертев какие-то колесики.

– Как ты видишь? - удивилась Надя, - там же темно!

Но под самодовольным взглядом Алена наклонилась к трубе и удивленно ахнула - оказывается, тут еще был улавливатель инфракрасного излучения. Вот это приборчик! Надежда взволнованно приоткрыла рот, заметив, что у нее дома и правда находится несколько человек. Она насчитала четверых.

К этому времени Кир, закончив подробнейший осмотр жилища Алена, присоединился к Надежде и тоже изъявил желание поглядеть в трубу. Он, кажется, знал, как обращаться с этой вещью.

– И вокруг дома еще несколько человек… - пробормотал он спустя некоторое время.

Когда Кир отошел от окна, на его лице было чрезвычайно озадаченное выражение.

– Черт возьми, кому это надо, - тихо произнес он.

Ален лишь пожал плечами. Надежда тихо вздохнула. Она, наверное, удивлялась меньше всех. Ведь это такие люди, как Стен и Кир, привыкли всегда знать, с чем и с кем имеют дело. А она за последние полтора года удивлялась довольно часто… Только недоумевала, неужели кто-то охотится именно за ней? Вроде, некому.

Несколько дней девушка безвылазно просидела в квартире Алена Джонсона. Кир не хотел оставлять ее одну, и когда кто-то из мужчин уходил, второй оставался в доме и, время от времени, подходил к подзорной трубе, наблюдая за действиями затаившихся в Надиной квартире незнакомцев.

Однажды, когда Кир вернулся поздно вечером, Ален сообщил ему, что люди из Надиной квартиры ушли. Надежда даже забыла обидеться, что он не сказал этого ей раньше, ведь она все время была тут, рядом. Она просто вздохнула с облегчением, прикидывая, что это меняет.

– Можешь не радоваться, - прозвучал голос Алена, - как только кто-нибудь переступит порог квартиры, об этом сразу же узнают.

Надя буркнула, что-то, по-видимому, означающее, что она и сама все понимает. Кир бросил недовольный взгляд на Алена, но тот стоял с лицом невинного младенца.

Кир подошел к телефону. Он уже в который раз пытался связаться через штаб со Стеном, но связь с Новой Землей почему-то отсутствовала. Это было более чем странно. Все трое озадаченно сидели на табуретках в кухне - самом уютном месте в этой почти пустой квартире. Потом Надежду почему-то отправили спать, и, заметив удовлетворенный взгляд Алена, Надя очень строго посмотрела на Кира. Но тот лишь покачал головой:

– Иди спать, лисенок.

– Так бы и сказали, что вам надо поговорить, - проворчала Надежда себе под нос, закрывая за собой дверь отведенной ей комнатки. Это Кир настоял, чтобы она спала в отдельном помещении, правда, ввиду того, что в соседней комнате был лишь один диван, доставшийся, естественно, хозяину, сам спал на полу. Ален пытался пошутить по этому поводу, но с Киром шутки обычно бывали плохи. И отнюдь не трусливый агент с Марса не собирался играть с огнем без особой надобности.

Надежда совсем не хотела спать, поэтому невольно начала прислушиваться к голосам на кухне. Слышно было плохо и Надя, понимая, что красивым ее поступок никак не назовешь, неслышно приоткрыла дверь своей комнаты и, облокотившись о косяк, вся обратилась в слух.

Ален с наслаждением затянулся сигаретой. Кир сидел напротив, как обычно, хмурый.

– У меня версий нет, - начал Ален. - Это точно не Олег. Кстати, Крылова я тоже найти не могу. Возможно, он и не собирался встречаться с твоей подопечной…

Кир промолчал. Он встал и медленно подошел к окну, откуда был виден Надин дом. Затем обернулся к собеседнику.

– Это все больше и больше похоже на какую-то хитроумную ловушку.

Ален стряхнул пепел, ожидая продолжения.

– Ты много знаешь про Надежду? - вдруг спросил Кир.

– Только общедоступную информацию, - ответил Ален, - вернее то, что мне сообщили в штабе Новой Земли.

Кир кивнул.

– Тогда посуди сам, - медленно произнес он. - Врагов у нее не много. Во-первых, Глеб Грант. Но она была нужна ему только ради информации. Он, думаю, уже убедился, что Надежда ничем ему не поможет.

– Грант - довольно зловредная личность. К тому же, вряд ли он незлопамятен, - заметил Ален.

– Но не настолько, чтобы добираться сюда, так далеко от Новой Земли и Риндая, - возразил Кир, и продолжил. - Во-вторых, Олег Крылов. Но ты сам говоришь, что у него нет столько людей или денег, чтобы нанять человек пятнадцать на Земле. А о его умственных способностях я не самого высокого мнения.

– То есть, следить за Надеждой так, чтоб я этого не заметил, он точно не мог.

– Верно, - подтвердил Кир.

– Ну а кто еще? Может, какой-нибудь ухажер обиженный? - предположил Ален. - Или человек пятнадцать обиженных ухажеров…

Кир нехорошо усмехнулся:

– Был один. Но он сейчас на Новой Земле. А о здешних я ничего не знаю.

– Тут я тоже вроде никого не заметил. Но, может, раньше были конфликты, и серьезные? Потому что сейчас тут работают профессионалы. Мне даже редко удается их засечь. Это в последнее время они уж совсем обнаглели. Похоже, операция близится к завершению…

– Вот именно, - подтвердил Кир. - А ведь добраться до Нади им было бы куда проще, пока она жила одна…

– Значит, ждали тебя.

– Значит, ждали меня… - эхом отозвался Кир.

– А может, кого-то другого? - спросил Ален, - ведь откуда можно было знать, что охранять девчонку прилетишь именно ты?

– Стен занят, - ответил Кир, - после Геннадия Крылова осталось слишком много дел, которые Краснову со всем его штабом самим не разгрести. Нужны были некоторые специальные знания.

Ален хотел было возразить, что могли же прислать какого-нибудь совершенно левого человека, но потом подумал немного, и решил не высказываться на этот счет. Возможно, Кир неспроста с этой девчонкой так носится. Поэтому мысли его потекли в другом направлении.

– Знаешь, - протянул он, стряхивая пепел, - кое-кто считает, что твоему родственнику самое место в тюрьме.

Кир полыхнул глазами:

– Если он и вырос на Риндае, это совершенно ничего не значит!

– Эй, я же не говорю, что согласен с этим! - поспешил оправдаться Ален. - Просто некоторые до сих пор считают, что Стен - бывший пират.

– Он всегда действовал в интересах Новой Земли, - процедил Кир.

– Как и ты?

– Как и я.

– Да знаю, знаю… - отмахнулся Ален. - Но вы так много времени оба провели на пиратской планете, что если бы кто-то захотел убрать тебя или твоего родственника с дороги, они бы шутя смогли состряпать какое-нибудь обвинение.

– Не думаю, - мрачно усмехнулся Кир.

– Ты просто, наверное, не знаешь, как много недовольных тем, что у вас на Новой Земле могут быть руководителями и капитанами люди, запятнавшие себя связью с пиратами, - и вовремя прочитав сверкнувшую в глазах Кира угрозу, поспешно добавил, - это не мои слова! Так сейчас говорят в командовании нашего штаба!

Кир удивленно поднял брови, ожидая дальнейших пояснений. Ален вытянул новую сигарету.

– Тут от вас недавно прибыл Женя Власов, так он… - Ален замолчал, услышав невеселый смех Кира.

– Власов, говоришь?

– Да, да… Так вот. Он нам такую невероятную историю рассказал, что я бы даже не поверил, если б после проверки по моим личным каналам она почти полностью не подтвердилась.

– И что же за история? - поинтересовался Кир.

– Да так. Ты только не подумай, я Стена знаю, хоть и не лично, но… Короче, Власов сказал, что подготовил операцию по уничтожению Гранта, и все должно было пройти успешно, если бы не Стен. В общем, операция была сопряжена с небольшим риском для этой девчонки, и Стен, который находился, со слов Власова, полностью во власти ее чар, сорвал операцию, при этом так же подбив тебя ослушаться приказа. Поэтому Грант не был уничтожен, а лишь потерял один из своих самых мощных кораблей. Честно говоря, когда я впервые увидел эту девчонку, Надежду то есть, - поправился Ален под строгим взглядом Кира, - я снова усомнился в достоверности рассказа. Ведь Власов… - Ален замолчал, заметив, что Кир напряженно прислушивается.

Кир покачал головой и, негромко стукнув ладонями по столу, поднялся.

– Что там? - спросил Ален.

Не ответив, Кир вышел из кухни.

Надежда постаралась аккуратно закрыть дверь и забралась на диван, усевшись в самом уголочке. Щеки все еще пылали. Вот, оказывается, как все выглядело со стороны… И теперь где-то в штабе Новой Земли на Марсе люди спокойно судачат про Стена, веря всему, что говорит Власов. Это ж надо было так все преподать! Надежда обняла руками колени, собираясь немного поплакать по этому поводу, как раздался негромкий стук в дверь. Планы пришлось менять. Если она разревется, то Кир сразу поймет, что Надя подслушала их с Аленом разговор, к тому же у хозяина квартиры, ставшей их временным убежищем, появится, наконец, настоящая причина упрекнуть девушку в плаксивости.

Не дождавшись ответа, Кир приоткрыл дверь. Он подошел к диванчику и сел рядом с Надей.

– Подслушивать нехорошо, - тихо произнес он.

Надежда не шевелилась, пряча лицо. Оказывается, ее разоблачили. От этого становилось вдвойне неприятно.

Кир вздохнул. Он не понимал, почему Надежда принимает так близко к сердцу слова бывшего капитана "Буревестника", прекрасно зная, как Власов к ней относится. Киру, конечно, такие разговоры тоже были неприятны, но расстраиваться по этому поводу он бы не стал. Просто при встрече хорошенько бы врезал этому сплетнику, чтобы пропала всякая охота говорить гадости за спиной.

И, тем не менее, надо было как-то успокаивать девушку. Кир положил руку ей на плечо:

– Не стоит так расстраиваться из-за этого. Ты же знаешь Власова.

– Но остальные-то его не знают, - резонно заметила Надежда.

– Узнают, - пообещал Кир.

– Когда? А если уже поздно будет, и все ему поверят? - девушка подняла на Кира полные возмущения глаза. - Вот Ален ему уже поверил!

– Не поверил, - произнес появившийся в дверях Ален.

– А подслушивать, между прочим, нехорошо! - заявила Надежда, и вдруг, вспыхнув, снова спрятала лицо.

Ален хмыкнул и отошел от двери:

– Что я, не понимаю… Развели тут меладрамму, - проворчал он себе под нос. Его услышали. Кир пообещал себе, что надо этому грубияну раз и навсегда объяснить, как можно разговаривать, и как нельзя. Но это потом, потому что сейчас ему предстояла более сложная задача. Кир снова повернулся к Наде, но девушка уже смотрела на него чуть влажными от слез глазами. Лицо ее было почти спокойным.

– Ты не сердишься на меня? - спросила она.

– Нет, лисенок, почти не сержусь, - тихо ответила Кир.

Надя вздохнула и посмотрела на Кира умоляющими глазами:

– А мы можем улететь отсюда? На Новую Землю, к Стену…

Кир покачал головой:

– Нет, Надя, пока нет.

Девушка устроилась поудобнее, и снова задала вопрос:

– Значит, вы со Стеном были агентами Новой Земли на Риндае? Шпионили, то есть?

– Что-то вроде того, - нехотя ответил Кир.

– А Стен? Он действительно там вырос?

– Да.

– Но это же совсем ничего не значит? Правда?

– Правда, - согласился Кир.

Надежда нахохлилась, как воробушек на обледеневшей ветке.

– Я так хочу вернуться… в Лесное, к друзьям, к Стену, к Тимуру, к Ясе. Я ужасно соскучилась по всему экипажу "Буревестника". Стоит мне закрыть глаза, и я вижу солнечные блики на бревенчатых стенах вашего лесного дома. - По щеке девушки скатилась слеза. - Кир, я была просто счастлива, увидев тебя тогда на улице у своего подъезда. Глупая… Оказывается, тебя сюда просто заманили. И тоже не без моей помощи. Если б я тогда не сказала Стену о том, что мама… что я одна, если б не разревелась в телефон, возможно, тебя бы здесь не было.

Кир молча обнял девушку. Потом он объяснит ей, что она совершенно ни в чем не виновата, потом, когда найдет нужные слова. Он уже понял, что его хитро заманили на Землю, но в любом случае, даже если б Кир здесь не появился, Наде все равно угрожала бы опасность. Ее могли бы захватить те же самые люди, и уже потом диктовать свои условия. Нет, Кир ни секунды не жалел о том, что прилетел на Землю. Значит, Надежда хочет вернуться… Значит, дома ее ничто не держит. Как только все это закончится, он обязательно заберет Надю отсюда. Кир грустно улыбнулся. Сначала нужно было довести дело до конца.

Глава 4

Надежда сидела у окна. Снег, кружась, падал, укрывая землю белым ковром. Ален находился в соседней комнате, у окна. Он почти не отходил от своего поста, лишь изредка прогуливался на кухню за очередной чашкой кофе. Надежда скучала. И волновалась. Похоже, ни Алену, ни Киру за время их каждодневных вылазок, ничего конкретного узнать не удавалось. Или они просто обсуждали это так, чтоб Надя ни в коем случае не подслушала. И, хотя это было ужасно несправедливо с ее точки зрения, Надежда забывала все обиды, когда по вечерам Кир, живой и невредимый, возвращался в квартиру Алена и устало опускался на табурет в кухне. Он украдкой следил за справными движениями мельтешащей по кухне девушки и благодарно улыбался, когда Надя ставила перед ним тарелку с едой и усаживалась напротив.

До вечера было еще далеко, но Надежда почему-то решила приготовить нечто необычное - надо же было как-то себя развлекать. Ей не разрешали никуда выходить из квартиры, и Надя, повозмущавшись по этому поводу только для виду, конечно, понимала, что все правильно. Она с легким разочарованием оглядывала скудный набор продуктов, но чего еще можно ожидать, если по магазинам ходят мужчины, к тому же не страдающие пристрастием к всевозможным изыскам. Приходилось который день творить нечто из обыкновенной картошки. В этом, естественно, нет ничего невозможного, но если учесть полное отсутствие как майонеза, так и всевозможных специй и приправ да еще невзрачную палку колбасы вместо мяса… Но Надежду это не останавливало. Она, негромко мурлыча себе под нос, обосновалась на кухне, что-то фантазируя с нарезанной мелкими кубиками картошкой, а затем с довольным видом засунула все на противень в духовку. Продолжая напевать, вымыла руки пошла в комнату, где, угрюмо подремывая у окна, примостился Ален. Тот удивленно обернулся, услышав непривычные звуки, и обернулся.

– Чего тебе?

– Ничего! - насупилась Надежда. Она сама толком не знала, зачем зашла, просто сидеть одной было уж совсем невыносимо скучно.

– Ну так топай на кухню. А то вон уже горелым потянуло!

Надя принюхалась - ничего. Она гневно сузила глаза:

– Это от тебя горелым тянет!

И быстренько вышла из комнаты.

– Чего? - взвился Ален, не веря собственным ушам. Но девушка уже снова довольно мурлыкала на кухне. "Издевается" - подумал Ален, но тут в дверь зазвонили.

Надежда удивленно подскочила к двери, как раз когда Ален впустил Кира. Обычно Кир приходил позже.

– Что случилось? - взволнованно спросила она.

Кир взглянул сначала на нее, потом на Алена. И сказал:

– Надо уходить. Прямо сейчас.

Надежда бросилась в комнату и уже через полминуты стояла у двери, натягивая обувь. Она привыкла, что надо быть готовой ко всему, и поэтому ходила по дому, не особо расслабляясь, так, чтобы в любой момент было достаточно просто обуться и одеть куртку. Но, в последний момент, под удивленными взглядами обоих мужчин, Надежда вдруг бросилось на кухню и выключила духовку.

– Мы же уходим, надо выключить, - смущенно пояснила она.

Ален фыркнул:

– Там же таймер. Само бы выключилось, - проворчал он, закидывая за плечо свой рюкзак с аккуратно упакованной подзорной трубой. И тут его осенило. - Ты, наверное, хочешь, чтоб наши гости сырой картошкой отравились? Ха! С таким же успехом могла бы дать ей приготовиться! Результат был бы тот же.

– Сам, небось, не отравился, - проворчала Надежда, выходя за двери. Тут только она заметила, что на ноге Кира кровь.

– Ой, ты ранен? - воскликнула девушка.

– Да так, царапина, - отмахнулся Кир. - Кстати, - он обернулся к Алену, закрывавшему дверь, - они не стреляли на поражение. Только по ногам.

– Значит, ты нужен им живым, - отозвался Ален. - Интересно, а каковы у этих ребят планы в отношении остальных?

Надежда услышала выстрелы, и сердце тут же ушло в пятки. Ей казалось, что бежит она на удивление медленно. Но, похоже, им повезло. Ушли вовремя. Уже невдалеке от дороги, Кир вдруг остановился.

– Я их немного отвлеку. А вы быстро уезжайте отсюда. Встретимся в старом центре.

– Где именно? - спросил Ален.

– Там, в ЦУМе, на первом этаже, есть кафе, - быстро сказала Надя, сообразив, что это место Киру будет легче всего найти.

Кир кивнул, бросив напоследок строгий взгляд на Алена, и тот почувствовал, как тяжкий груз ответственности за стоявшую рядом девушку камнем придавил плечи.

Надежда бросила растерянный взгляд на Кира, и без лишних слов, развернувшись, поспешила следом за Аленом.

В небольшом кафе было довольно много народу. К тому же столики стояли на ничем не отгороженном пространстве, и уставшие от ходьбы по зданию центрального универмага люди то и дело присаживались тут отдохнуть. Надежда и Ален заняли единственный свободный столик, попросту обогнав направлявшихся к нему людей. Надя чувствовала себя немного не в своей тарелке, зато Ален расселся с совершенно невозмутимым видом и принялся разглядывать окружающих. Не забывая при этом то и дело поглядывать на девушку, как бы опасаясь, что стоит отвернуться - и она тут же исчезнет.

Надежда не смогла долго молчать. Она ерзала на стуле, а потом, не вытерпев, спросила:

– А как ты думаешь, Кир скоро придет?

Ален посмотрел на девушку, словно на муху назойливую, но все же удостоил ее ответа:

– Как получится. Может и скоро.

– Понятно, - прошептала Надежда. И снова решилась задать вопрос:

– А вы с Киром раньше были знакомы?

– Да. А тебе-то что до этого?

– Просто интересно.

– Не доверяешь? - вдруг спросил Ален.

– Что? - не поняла Надя.

– Ты мне не доверяешь, - усмехнулся он, - вот и вынюхиваешь что-то, подслушиваешь…

– Кир доверяет, - сказала Надя.

– Мы сейчас все в одной лодке. Кир хорошо делает свою работу, а я - свою. Так что пока можешь не беспокоится.

– Угу, - кивнула Надежда, уже жалея, что завела разговор. Теперь ее еще упрекнут в подозрительности.

Через некоторое время она смущенно подергала Алена за рукав. И когда тот удивленно воззрился на нее, произнесла:

– Я на минутку…

– Что?

– Туда, - Надя тыкнула пальцем в сторону виднеющейся в дальнем конце зала белой дверцы с нарисованным на ней символическим женским силуэтом.

Ален фыркнул, но не станет же он, в самом деле, сопровождать девушку в туалет!

– Иди, - проворчал он, - только смотри, не утони там, - и добавил уже потише. - А-то Кир мне голову оторвет.

Надежда встала, недовольно сверкнув глазами, и решила, что обязательно утонет, просто так, из вредности.

Ален, нервно постукивая пальцами по столу, смотрел на белую дверь, за которой уже минут десять тому назад скрылась девушка. Наверное, она именно назло ему так долго там торчит. С облегчением увидев, наконец, Надежду, Ален недружелюбно уставился на нее, как вдруг кто-то подергал его сзади за куртку.

Ален раздраженно обернулся. Перед ним стоял уже почти старый человек в каких-то лохмотьях, протягивая руку для милостыни.

– Нет у меня ничего, проваливай, - бросил Ален, снова поворачиваясь, чтобы встретить гневной репликой Надежду, и замер, вытаращив глаза. Ее не было. Ален вскочил, озираясь по сторонам, но кругом было много народу, и тогда он наугад принялся рыскать в толпе, пытаясь отыскать так внезапно исчезнувшую девушку, ругаясь себе под нос в полной уверенности, что Надежда просто где-то прячется, испытывая его терпение.

В какой-то момент взгляд Алена упал на поспешно улепетывающего попрошайку, того самого, что так не вовремя его отвлек. Нехорошее подозрение шевельнулось в душе, и Ален в считанные секунды догнал нищего.

– А-ну, рассказывай! Все рассказывай! - Ален сам толком не знал еще, что услышит, но скорчил такую зверскую физиономию, что после недолгих препирательств попрошайка, путаясь и заикаясь, объяснил, что к нему подошли двое молодых парней, сунули в руки бумажку и сказали по их знаку подойти к Алену и попытаться его отвлечь.

– Как они выглядели? - проревел Ален, прижимая нищего к стене.

– Да… никак. Шапки вязаные, куртки, ничего такого… - запинаясь, ответил тот.

Ален оставил старика в покое. Злиться можно было только на самого себя. Девчонку похитили прямо у него из-под носа. И ведь только на секунду отвернулся…

Ален быстро направился к выходу, надеясь, что сможет еще нагнать похитителей. Но тут столкнулся лицом к лицу с Киром.

– Где? - проревел Кир, не увидев Нади радом с Аленом.

Ален уныло опустил голову.

– Похитили. Меня отвлек какой-то нищий, а потом я обернулся - ее уже не было, - и, заметив, что Кир рванулся по направлению к столикам, добавил: - Там ее нет.

Они вместе выбежали наружу, оглядывая глазами пеструю толпу, находившуюся в это время на центральной площади, но найти иголку в стоге сена было бы, по-видимому, легче. После бесплодных поисков они встретились у главного входа. Кир впервые за это время посмотрел в глаза Алену, и вдруг бросился на него с глухим рычанием. Но, схватив незадачливого телохранителя за шкирку, вдруг передумал. Виноватый взгляд Алена напомнил Киру, что дракой делу не поможешь, скорее наоборот. Поэтому Кир отвернулся и зашагал прочь. Ален поспешил следом. Шли они недолго. Вскоре Кир остановился, положив ладонь на шершавую стену здания. Простояв некоторое время почти неподвижно, Кир вдруг обернулся к Алену.

– Надо разделиться. Встречаемся здесь, возле центрального входа.

Свежая царапина в боку сильно жгла при каждом движении. Зато Надежда поняла, что лучше пока помолчать. Ощущая прикосновение холодного лезвия, она, насупившись, сидела с завязанными глазами на заднем сидении легкового автомобиля. В машине были еще двое - один за рулем, а второй - рядом с ней. Он постоянно грубо дергал девушку за волосы и пытался лапать свободной рукой, но Надежда старалась реагировать как можно меньше, чтобы не нарваться на еще большие неприятности. Только один раз громко вскрикнула.

– Эй, полегче там! - проворчал тот, что сидел за рулем. - Не трогай ее пока. Если нам потом не заплатят, я тебя собственными руками задушу.

Эта реплика, по-видимому, относилась ко второму похитителю, потому что он, ворча и ругаясь, наконец оставил Надежду в покое.

Автомобиль долго ехал по прямой дороге, а затем повернул несколько раз, и Надя услышала, как громко свистит ветер. Ей казалось, что подобный звук возникает, если ехать на большой скорости через мост. Надежда быстро сориентировалась, где они должны в таком случае находиться, и слегка опечалилась - назад добираться будет далековато, если, конечно, придется…

Наконец, машина, немного попетляв, остановилась, и девушку, вытащив из машины, завели в подъезд. Поднялись по ступенькам на второй этаж. Раздался мелодичный звонок, а затем звук открывающейся двери. Один из сопровождавших девушку парней, произнес:

– Вы сказали, если мы где ее увидим… Короче, вот. Случайно встретили. Снять повязку?

По-видимому, открывший дверь человек ответил кивком. С девушки сорвали закрывающую глаза повязку, и она увидела стоящего на пороге довольно ухмыляющегося Олега Крылова. Почему-то Надя даже не удивилась. Девушку все еще держали за руки, поэтому Олег смог беспрепятственно взять ее за подбородок.

– Вот мы и встретились, Надежда Орлова. Теперь ты мне за все заплатишь.

На лице Надежды появилась недоверчивая усмешка. Олег заметил это.

– Можешь улыбаться. Ты здесь одна. Все твои заступники сейчас на Новой Земле. И ни Стен, ни его племянничек больше не придут к тебе на помощь.

Надя даже почувствовала некоторое удовлетворение: значит, Олегу не известно, что Кир здесь. Тем лучше. Но насчет того, что на помощь ей никто не придет - тут он, скорее всего, прав.

Олег распорядился обыскать девушку, после чего ее небольшой раскладной ножик и валявшаяся в кармане мелочь достались Олегу. Куртку с Нади тоже сняли, вывернув наизнанку все карманы, но больше ничего интересного не нашли. Олег достал деньги и, не пересчитывая, отдал приведшим Надю парням.

– Ну что, Надежда Орлова, поговорим? - Олег провел пальцем по ее щеке, забавляясь вспыхнувшим в глазах Нади недовольством. - Помню, одно дело у нас так и осталось незаконченным. Понимаешь, о чем я, соблазнительница? Да еще отец… Я его, конечно, не очень любил, но это не значит, что его убийца может спать спокойно.

Надежда воззрилась на Олега в полном недоумении.

– Не удивляйся, - развеял ее сомнения Крылов. - Экспертиза показала, что его убили из того оружия, которое было в твоих руках. Так что можешь не отпираться.

Немного ошарашенная такой новостью, Надежда все же решила, что думать над этим сейчас не время. У нее и других проблем полно. Словно в подтверждение ее мыслей, двое парней, стоявших за ее спиной, снова схватили ее и по знаку Олега вкинули в комнату. Из мебели в глаза девушке сразу бросилась широкая кровать. О, еще несколько тяжелых табуретов! Можно было бы обстрелять ими Олега, если б те двое все-таки ушли. Но парни стояли за дверью, все еще сосредоточенно пересчитывая полученные деньги. Наверное, за Надю Олег таки обещал им какую-то конкретную сумму.

Крылов закрыл за собой дверь и с плотоядной усмешкой направился к девушке. Надя спокойно ждала, пока он подойдет, но Олег внезапно остановился.

– Тебе же лучше, если будешь вести себя тихо и спокойно. Иначе я позову еще тех, двоих. За тобой должок.

– Ты говоришь, что это я убила твоего отца, - полуутвердительно произнесла Надежда. Во-первых, эта тема была ей любопытна, а во-вторых, надо же хоть попытаться как-то потянуть время.

– Прикидываешься? - прищурился Олег. - И не думай меня обмануть, я все знаю. И это из-за тебя я торчу в этой дыре один и почти без денег.

Внезапно, почувствовав настоящий прилив злости, Олег резко бросился к девушке и схватил за плечи. Надя попыталась вывернуться, но рука Крылова поймала ее за волосы.

– Веди себя тише, иначе я позову их, - он кивнул в сторону двери, - тогда тебе будет совсем несладко.

Но тут его самого позвали. Раздался требовательный стук в дверь, а затем возмущенные голоса. Похоже было, что Олег то ли нечаянно, то ли в целях экономии недодал обещанный гонорар. Выругавшись, Крылов оттолкнул девушку и, что-то злобно бормоча себе под нос, направился к двери.

Надежда осталась одна в пустой комнате. Сейчас, именно сейчас надо что-то придумать, предпринять. Надя сжала кулаки, чувствуя, как ногти впиваются в ладони. Быстро обвела глазами комнату, и вдруг замерла, уставившись в окно. Второй этаж… Надежда бросилась к кровати, собираясь достать простыню, чтобы спуститься по ней, но в этот момент услышала, как повернулась дверная ручка. Времени не оставалось. Девушка выдохнула, а потом подняла обеими руками табурет и с размаху швырнула в окно.

"Я же убьюсь" - подумала Надежда, хватая пальцами прутья ивовых ветвей. И зажмурилась, чувствуя хлесткие удары по лицу. Пальцы резануло болью, но Надежда успела посмотреть вниз прежде, чем разжала руки. И приземлилась в пушистый снег расположенного под окнами старой девятиэтажки палисадника.

Девушка поднялась на ноги с широко открытыми от удивления глазами. У нее не только хватило решимости выпрыгнуть из окна, но еще и повезло довольно удачно приземлиться. Надя быстренько поднялась и побежала прочь. Вряд ли кто-то из похитителей последует ее примеру. А пока кто-нибудь выбежит на улицу, обогнет довольно длинный дом (благо, окно находилось не на той же стороне, что и подъезд), к этому времени девушка надеялась быть уже далеко. Она приблизительно представляла себе, где находится, и побежала наугад к дороге.

На проспекте ей не удалось остановить машину, поэтому Надежда заскочила в только что подошедший к остановке электробус. И сразу же подошла к водителю. Карточка Нади осталась в рюкзачке, который она положила на стульчик в кафе. Девушка надеялась, что про ее рюкзачок кто-то все-таки вспомнил. А мелочь из карманов брюк выпотрошили при обыске помощники Олега. Значит, прежде чем датчики сообщат, что в салоне находится один безбилетный пассажир, лучше самой поговорить с водителем.

Надежда робко постучала в перегородку, и тут же открылось маленькое окно. Женщина, не оборачиваясь, недоброжелательно глянула на Надежду в зеркало. Надя замялась, но электробус как раз выезжал на мост. "Не высадит же она меня прямо на мосту" - подумала девушка и, набравшись смелости, спросила:

– Извините, у меня денег при себе нет. Можно я так проеду? - и совсем растерялась, сообразив, как глупо прозвучала эта фраза.

Сидевшая за рулем женщина недоуменно подняла брови, но тут запищали датчики, и водитель начала притормаживать электробус. Надя почувствовала, как к горлу подкатывает комок.

– Неужели вы меня прямо тут высадите?

– А ты что хотела, бесплатно через мост переехать? - ехидно спросила водитель.

– Да вам же по правилам нельзя не на остановке людей высаживать! - возмутилась Надежда. Она уже чувствовала, как слезы подступают к глазам. Если похитители отправились за ней в погоню, то им будет очень сложно не заметить одинокую фигурку на мосту. К тому же там, такой холодный ветер, а Надя только что вспомнила, что теперь у нее нет куртки. И поежилась.

Помощь пришла неожиданно. Пожилой мужчина, сидевший недалеко и, очевидно, все слышавший, вдруг встал и подошел к водителю.

– Как же вам не стыдно, - печально произнес он, - девочка без куртки, замерзнет… Неужели необходимо ее тут высаживать? Давайте я заплачу.

– Нет, нет, зачем же вы! - воскликнула сидевшая за рулем женщина и буркнула неохотно. - Ладно, через мост перевезу бесплатно. А там уже высаживайся.

Мужчина покачал головой и повернулся к Надежде.

– Тебе куда, девочка?

– Да вообще-то на конечную, - смущенно призналась Надежда. Электробус отсюда ехал только до центрального вокзала, а там еще несколько километров пешком по проспекту - и можно до ЦУМа добраться.

Мужчина вздохнул и вытащил карточку. Датчики на пульте у водителя, наконец, успокоились. Хотя сама водитель еще некоторое время недовольно ворчала.

– Спасибо, - тихо поблагодарила Надя своего неожиданного заступника.

– Да не за что, - ответил мужчина, - я же вижу, что у тебя что-то случилось. Я скоро выхожу. А теперь она, - он кивнул в сторону перегородки, отделявшей водителя от остального салона, - она тебя точно не высадит. Сможешь и до вокзала доехать.

– Спасибо, - еще раз сказала Надя.

На конечной остановке девушка быстро вышла из электробуса, и тут же почувствовала порывы ледяного ветра, пронизывавшие насквозь ее свитерок. Надежда решила, что если будет быстро идти, то хоть немного согреется. Сначала это у нее не совсем получалось, а потом ее отвлекли другие мысли. Что там Олег говорил про смерть своего отца? Надя свернула в боковую улицу. Если ее будут преследовать, то наверняка они поедут по проспекту. Итак, значит, майора Крылова застрелила именно она…

Надежда относительно быстро добралась до ЦУМа. Хотя замерзнуть успела основательно. Прохожие все время оглядывались на нее, а увидев свое отражение в витрине одного из магазинов, девушка поняла, что сама бы долго провожала взглядом такое чудо, вылезшее зимой погулять в центре без куртки. А еще и лицо было все в царапинах, оставленных ивовыми прутьями. Руки… На руках была кровь. Наверное, обледенелые ветви порезали пальцы, но Надя заметила это только сейчас. И сразу же почувствовала, какой болью отдается каждое движение кистей. Хотя, возможно, это от мороза.

Надежда не решалась выйти на центральную площадь. Она походила вокруг, разглядывая прохожих, и с разочарованием поняла, что ни Алена, ни Кира там нет. Тогда девушка просто направилась в универмаг - там она, по крайней мере, согреется. А еще будет время от времени выглядывать наружу - вдруг кого-нибудь да заметит. Надежда думала, что Ален с Киром должны обязательно прийти сюда, в кафе, например. Ведь они не знали, куда пропала девушка, и могли надеяться на ее возвращение.

Ален на этот раз пришел раньше Кира. Было уже темно. И холодно. Ален собирался было зайти в кафе и проверить, не вернулась ли туда пропавшая Надежда, но ЦУМ, оказалось, уже час как закрыли. Не обращая внимания на холод, Ален опустился на лавочку и поставил рядом небольшой рюкзачок Надежды - он все-таки догадался вернуться за ним.

Несколько часов назад, еще засветло, они с Киром встретились тут. Ни у кого не было новостей. Ален прочесал уже, казалось бы, все окрестности, но, если и Кир ее не нашел, придется прекращать эти беспорядочные поиски. Достав из кармана куртки сигарету, Ален чиркнул зажигалкой, но тут перед ним замерла, загораживая фонарный свет, какая-то фигура. Ален медленно поднял глаза, и сигарета чуть не выпала из его рук: широко распахнутыми глазами, в которых отражались огни неоновых реклам, на него смотрела Надежда.

Придя в себя от удивления, Ален поднялся с лавки, глядя сверху вниз на озябшую девушку:

– Ты где была?

Надежда, уже почти не чувствовавшая холода, молча забралась с ногами на лавку и присела, нахохлившись, обхватив руками плечи. Девушку очень задело, что ей даже не предложили куртку. Но ведь никто не обязан из-за нее мерзнуть. Надя пожала плечами, отвечая собственным мыслям.

Не хочет, и не надо. Я уже и так почти согрелась…

– Ты где была, я спрашиваю!

Хоть бы лето поскорее… погреюсь. Хотя нет, зимой так красиво, особенно в лесу…

– Надежда, ты меня слышишь?

Чего он орет? И где Кир? Наверное, скоро придет… А огней сколько! Черт возьми, орет тут, а я, может быть, устала, спать хочу.

– Ты отвечать будешь! - Ален встряхнул девушку за плечи.

Надежда посмотрела на него каким-то отсутствующим взглядом, и вдруг заплакала тихо-тихо, но так жалобно, что Ален сразу почувствовал себя не в своей тарелке. Он терпеть не мог женских слез. Но зато он, наконец, понял, что Надежде в одном свитере должно быть очень холодно. И нехотя стащив с себя куртку, накинул всхлипывающей девушке на плечи.

– Ревет тут, - проворчал он. - Хоть бы слово сказала…

– Надя!

Кир подбежал к лавке и на глазах изумленного Алена крепко обнял девушку, прижав ее к своей груди.

– Надя, Надя, лисенок мой…

Видя, что девушка начала понемногу успокаиваться, Ален, чуть пританцовывая на месте от пробиравшего его холода, решил вмешаться.

– Пусть расскажет, где была, - заявил он.

Кир обернулся, потом вдруг снял свою куртку и бросил Алену.

– Да не надо… - начал тот, но Кир уже снова смотрел на Надежду.

Надя прекратила всхлипывать, осознав, что чем скорее она сообщит всю имеющуюся у нее информацию, тем лучше. Она вздохнула поглубже и рассказала, как к ней подошли двое парней и вывели из здания универмага, как она долго ехала на машине с завязанными глазами, как на пороге квартиры в старенькой девятиэтажке ее встретил Олег.

– Ну а потом меня обыскали, ножик забрали, всю мелочь из карманов и курточку… - продолжала Надежда, - А после меня завели в какую-то комнату. Те двое остались за дверями, а Олег… он… он, - Надя замялась, было как-то неудобно рассказывать о его намерениях, но молчание девушки, кажется, действовало еще хуже. Кир напряженно смотрел ей в лицо, и Надя совсем растерялась.

Схватив девушку за плечи, Кир заставил ее поднять голову:

– Надя!

Надежда замотала головой:

– Со мной все в порядке, правда! Ничего не случилось!

Кир все также смотрел на нее, и Надежда подумала, что он ей не верит.

– Честное слово! Он, конечно, хотел… но… Но я в окошко выпрыгнула!

Рядом закашлялся, выронив таки сигарету, Ален. Глаза Кира выражали крайнее недоумение. Надежда вдруг сообразила, почему.

– Там же этаж был второй! - воскликнула она и зачем-то протянула в качестве доказательства оцарапанные ладошки. - Вот!

Надя смотрела в глаза Киру, а он вдруг наклонил голову, и Надежда почувствовала легкое прикосновение губ к своим ладоням. Потом Кир тряхнул головой, и снова взглянул на девушку:

– Из тебя плохой рассказчик, - прошептал он.

– Стараюсь, - ответила Надежда, и очень удивилась, когда Кир в ответ тихо засмеялся.

Потом он поднялся с лавки:

– Стоит поискать место потеплее.

И замолчал, понимая, что идти им, в принципе, некуда. Но тут послышался тихий голос Надежды:

– А Олег ничего не знает о том, что ты на Земле.

– Девочка права, - неожиданно поддержал ее Ален, - грех этим не воспользоваться.

Глава 5

Олег Крылов сидел на кухне, прикладывая ко лбу холодную бутылку, вынутую им из холодильника. Естественно, после того, как девчонка сбежала, ни о каких деньгах речи и быть не могло. Поэтому он объяснил двоим своим незадачливым помощникам, что полную сумму платить не собирается. Хотя численное преимущество было не на его стороне, Олег все-таки долгое время провел на Риндае. Двое землян вскоре убедились в его правоте. Ведь для них прав всегда оставался тот, кто на данный момент был сильнее.

Дверь в комнату с разбитым окном была плотно закрыта. Оттуда тянуло холодом. Проклятая девчонка снова умудрилась ему навредить. Крылов все еще с изумлением вспоминал, как на его глазах Надежда Орлова просто выпрыгнула в окно. Только в следующий момент он сообразил, что при падении в снег с высоты второго этажа у нее были неплохие шансы. Он хотел было тут же отправить двух землян за ней в погоню, но те не решились повторить этот трюк. К тому же они хотели получить деньги. А у Олега их было не так-то много, и пришлось снова терять время на выяснение отношений.

В дверь зазвонили. Олег заглянул в глазок и удивленно причмокнул губами: на лестничной клетке находился какой-то мужчина в надвинутой на брови нелепой вязаной шапке, а рядом с ним с завязанным ртом стояла… Надежда Орлова.

– Это вы ее искали? - спросили из-за двери.

– Ты кто? - спросил Олег. Конечно, против него у этого землянина вряд ли есть какие-то шансы, но лучше все же перестраховаться.

– Ребята сказали, что за эту девчонку обещали неплохой заработок.

– А что ж они сами не пришли?

– Дак это я ее нашел. А они все равно бы сюда не явились. Говорят, в прошлый раз им почти не заплатили, потому что девчонка сбежала. А от меня она не сбежит, это точно.

Олег открыл дверь и с победоносным видом уставился в горящие ненавистью глаза Надежды. Девушка что-то промычала, но рот у нее все равно был закрыт, и поэтому разобрать ее слов Олег не смог.

– На этот раз я буду осмотрительней, - пробормотал Олег, и обернулся к человеку в шапке. - Хочешь получить деньги?

– А-то ж! - отозвался тот.

– Тогда подожди еще немного. Сейчас оглушить бы ее чем-нибудь, чтоб еще одно окно мне не высадила, - Олег направился в сторону комнаты, посоветовав на ходу, - ты держи крепче, она ненормальная…

– Подержу, - согласился землянин, хотя Надежда вдруг начала рассерженно брыкаться и попыталась пнуть его ногой.

Олег услышал, что девушка начала вырываться, и довольно рассмеялся. В этот момент землянин вместе с Надеждой отстранился от все еще не запертой на замок двери. Дверь распахнулась, и на пороге появился Кир. Олег застыл на месте - кого-кого, а Кира он никак не ожидал увидеть. К тому же, гладя в полыхающие темные глаза, Олег, казалось, читал свой смертный приговор. Крылов безуспешно попытался увернуться от прыгнувшего на него врага, и сразу же понял, что проиграл. И хорошо еще, если его хотя бы оставят в живых.

– Эй, мне Крылов живым нужен! - воскликнул Ален, все еще держа Надю за руки.

Кир не слышал.

– Слушай, да хватит ему! - Ален не хотел лезть в драку, но Олега надо было спасать - он был нужен на Марсе для следствия. Ален покачал головой, но тут ему, наконец, пришло в голову снять с девушки закрывающую рот повязку.

– Кир, не надо! - закричала Надежда.

Кир отшвырнул Олега в угол и повернулся. Надя тихо пискнула, и попыталась освободить руки, но Ален ее почему-то не отпускал.

– Все в порядке, - Кир кивнул Алену, и тот, наконец, предоставил Наде полную свободу действий.

Надежда несмело сделала несколько шагов.

– Ты его не убил?

– Ты и за Макса волновалась, - напомнил Кир.

Ален тем временем связал неподвижно лежавшего у стены Олега и оттащил в одну из комнат. Затем они с Киром осмотрели квартиру. В комнате, где стояла широкая кровать, окно было разбито. Ален выглянул в образовавшуюся дыру и сообщил:

– Ничего страшного. Нормальная высота. Не убилась бы.

Кир промолчал. Вернувшись в прихожую, он увидел, что Надежда стянула свитер и стоит в одной майке, прислонившись спиной к стене.

– Жарко тут, - сказала Надежда в ответ на вопросительный взгляд.

Кир подошел, легко дотронулся рукой до ее лба и нахмурился. А затем увидел, что на боку майка перепачкана в крови.

– Что это?

Надежда небрежно махнула рукой:

– Так, поцарапали слегка, - и тут же воскликнула возмущенно. - Майку порвали!

И тут же схватила в руки свитер, который подвергла тщательному осмотру.

– Целый, - удовлетворенно произнесла она, наконец, и завязала его вокруг талии. Наверное, чтобы дыру на майке закрывал.

Надежда смотрела, как мужчины перетаскивают кровать из одной комнаты в другую, потом сладко зевнула и присела на корточки.

– Надя! - услышала она голос Кира.

– Ага, - ответила девушка и закрыла глаза.

Ален стоял у разбитого окна, задумчиво вертя в пальцах зажигалку. Курить в той комнате, где теперь стояла кровать, Кир не разрешил. Ален, ясное дело, не спорил. Он понаблюдал, как Кир заботливо укладывает на кровать Надежду, укутывает ее одеялом, и вышел в полном недоумении от всего происходящего.

Через некоторое время Кир вошел в холодную комнату и остановился у окна, рядом с Аленом.

– Что там? - спросил Ален.

– Температура высокая.

– Ну и что будем делать?

– Лечить надо.

– Я не об этом, - рассеянно пробормотал Ален. Он-то раздумывал о том, как доставить пойманного Олега на Марс, а тут…

– А я об этом, - сказал Кир. - Пойдешь в аптеку.

– Что? - удивился Ален, но решил не возражать. Уже выходя из комнаты, он остановился в дверях и повернулся к замершему у окна Киру. - Слушай, а что тебе за дело до этой девчонки?

Кир не ответил.

Солнце ярко светило в окно, словно требуя, чтобы девушка поскорее открыла глаза. Надежда потянулась и села. Она не ощущала себя больной. Смутно вспомнила, что ночью ей дали какое-то лекарство. Теперь хотелось поскорей умыться, но сначала выяснить, где же остальные. Девушка протопала мимо кухни и, убедившись, что и Кир, и Ален именно там, с наслаждением забралась под душ.

– Мы, конечно, можем затаиться здесь на некоторое время, - медленно произнес Ален, делая затяжку, - но вечно сидеть в четырех стенах невозможно. А значит, надо что-то придумать.

– Прорваться на базу? Это будет не легко, - ответил Кир, задумчиво глядя в окно.

– Да, это верно. Скорее всего, от нас как раз и ожидают подобных действий. К тому же, с нами девчонка, - Ален помолчал, но, не дождавшись реакции Кира, спросил. - Что ты думаешь с ней делать?

– Она полетит на Новую Землю, - ответил Кир.

– С тобой?

Молчание.

– Слушай, - воскликнул Ален, - а давай ее тут оставим. В этой квартире никто ее не найдет. Спокойно сами все сделаем. А когда все закончится, можно будет вернуться…

На кухню вошла Надежда. Если она и слышала слова Алена, то виду не подала. Девушка молча налила себе чай и уже направилась к двери, как вдруг споткнулась, и горячий чай почти весь выплеснулся на пол. Надя взяла тряпку и присела, чтобы вытереть лужицу. В этот момент и Ален, и Кир заметили, что лицо ее как-то неестественно напряжено. И глаз Надежда не поднимала.

– Опять подслушивала? - раздраженно спросил Ален.

Девушка не ответила. Алену это не понравилось.

– Слушай, ты ведешь себя как ребенок!

– Ален! - окликнул напарника все еще стоявший у окна Кир.

Надежда подняла глаза, в которых блестели слезы:

– Голос у тебя отнюдь не тихий, - процедила она, обращаясь к Алену. - К тому же какая разница, даже если я все слышала. Ты постоянно даешь мне понять, что я всего лишь обуза, - девушка фыркнула. - Можешь не обольщаться. На твоей шее я висеть не буду. Я прекрасно понимаю, что только мешаю вам. Особенно тебе, - теперь Надежда уже просто не могла остановиться, не высказав все до конца. - Твое задание выполнено. Олег найден. Ну и что из того, что это благодаря мне ты узнал, где он. Действительно, какая разница? Когда я подошла к тебе, совершенно окоченевшая на морозе, что ты сделал? Ты просто начал на меня кричать! Между прочим, спокойно можете оставить меня здесь, ничего со мной не случится!

Надежда резко отвернулась и выскочила из кухни. Через пару секунд хлопнула дверь ванной. Зашумела вода.

Кир на удивление спокойно опустился на табурет и посмотрел Алену в лицо.

– Чего ты этим добиваешься?

– Кир, послушай, я ничего против тебя не имею, - начал Ален, - но с девчонкой, и правда, масса проблем.

– Например?

– То с ней в квартире надо сидеть, чтоб наша драгоценная Надежда не оставалась одна. То ее похищают, стоит только отвернуться… Короче, она действительно мешает!

Кир медленно выдохнул.

– Хочешь сказать, она специально полтора года назад оказалась в руках пиратов, а потом на "Фарватере" и "Буревестнике"? Или ей доставляет удовольствие жить неизвестно где, в то время как у нее дома устроена засада? Или это она специально спровоцировала Крылова, чтобы он ее похитил? Кстати, прямо у тебя из-под носа.

Ален молчал. Он все еще злился почему-то, наверное, потому, что привык работать один. Или, на худой конец, на пару с кем-нибудь из профессионалов. А вот обязанности телохранителя, причем бесплатного, ему не пришлись по душе. Кир пристально смотрел на Алена, возможно, ожидая ответа, но в кухне надолго воцарилось напряженное молчание. Потом Ален ушел покурить к разбитому окну. Надежда, некоторое время спустя, вышла из ванной и, будучи голодной, направилась снова на кухню. Кир все еще был там. Он окликнул ее, и девушка обернулась. Что-то в глазах Надежды подсказало Киру, что любые разговоры сейчас бесполезны. Поэтому он просто подошел к Наде, но она внезапно отпрянула.

– Я думала, я… мы в одной лодке, - сказала Надежда, вспомнив слова Алена. - Но это не так. У вас свое дело, свои проблемы, а я только создаю дополнительные трудности. И, самое противное, я даже не могу просто хлопнуть дверью и уйти, потому что тогда, как бы вы оба ко мне не относились, вы все равно будете меня искать. Мне это не надо. Не хочу снова тебя подставлять.

Аппетит пропал. Девушка отошла к окну, приложив ладони к прохладному стеклу. Где-то по городу их все еще ищут неизвестные люди. И непонятно, зачем, кому это надо. Перед глазами все расплывалось. Надежда уткнулась лбом в стекло и закрыла глаза, почувствовав, как руки Кира легли ей на плечи. Дернула плечами, пытаясь их сбросить - не вышло. Тогда Надежда резко обернулась и попыталась оттолкнуть его. Ударила Кира своими кулачками в грудь, потом еще раз, и еще. И смирилась, замерла, крепко вцепившись пальцами в рукава его рубашки и сжав зубы, чтобы не заплакать.

Глава 6

Они вышли из очередной попутки на окраине небольшого военного городка. Не сразу верилось, что здесь тоже имелся свой космопорт. Все подступы к нему были перекрыты, но их четверых пропустили без проблем - и Кира, и Надежду, и Алена, и Олега. Последнего Кир и Ален вели, безоружного, практически под конвоем. Надя же бодро шагала впереди всех. Никто ее энтузиазма не разделял.

– Как-то все слишком легко… не к добру, - проворчал себе под нос Ален.

Кир молчал, но, похоже, был совершенно согласен.

Начальник штаба принял их почти сразу. Подробно рассказав обо всех событиях, Надежда и Кир смогли, наконец, немного передохнуть. А вот Алену еще пришлось некоторое время повозиться со своим арестантом. Уладив все формальности, трое встретились в большой столовой, и Надежда обнаружила, что ее желудок изрядно истосковался по нормальной и разнообразной пище. Только девушке не давало покоя какое-то непонятное напряжение, исходившее от ее спутников. Отставив в сторону пустую тарелку, Надя решила поинтересоваться, что происходит. Ален лишь угрюмо глянул в ее сторону, но и Кир был не лучше. А когда девушка уже собралась надуться, решив, что ее игнорируют, Кир тихо произнес:

– Не знаю, Надя. Не знаю. И это мне не нравится.

Надежда огляделась вокруг. В столовой было немного людей - сотрудники штаба не собирались на завтрак, обед или ужин в одно время. Но, вроде бы, все было спокойно. Да и как могли проникнуть злоумышленники на столь тщательно охраняемую территорию?

Но Кир все же нутром чувствовал какую-то нависшую над ними опасность. Поэтому повсюду таскал за собой Надежду. И Ален, почему-то, больше не высказывался по этому поводу.

На следующее утро Джонсон зашел попрощаться. Дневным рейсом он отбывал на Марс вместе с арестованным Олегом Крыловым. Кир с Надеждой вышли вместе с угрюмым Аленом на поле к кораблю.

Возле трапа Ален остановился. У него было тяжело на сердце, но… работа есть работа. Он выполнил задание. Оставалось только доставить Крылова на Марс. И все же…

– Вы тут поосторожней, - произнес он, глядя на Кира.

Кир кивнул в ответ, и они пожали друг другу руки. Затем Ален обернулся к девушке и, будто нехотя, растянул губы в улыбке. Надежда протянула ему руку, и Ален очень удивился, что она не заверещала, когда он сжал ее пальцы. Ну да ладно. Если чутье их с Киром не подводит, ей вскоре пригодится весь запас мужества и терпения, который только может быть у девчонки. Но Ален все же надеялся, что они ошибаются.

Корабль стартовал и взял курс на красную планету, унося на борту ворчливого Алена Джонсона и пирата Олега Крылова. Кир обернулся к девушке, все еще следящей за яркой звездочкой удаляющегося корабля. Надя грустно улыбнулась:

– И что теперь?

Кир положил ей руку на плечо. Ален улетел, и если неприятности должны были начаться, то именно сейчас самое время. Ведь теперь их только двое. Сотрудников штаба Кир в расчет не брал. Он мало кому доверял, а в данный момент только себе… и стоявшей рядом девушке.

Неприятности не заставили себя долго ждать. Они сидели в столовой, поставив перед собой тарелки с горячим супом. Надежда вяло помешивала его ложкой, ожидая, когда еда хоть немного остынет. Кир поднес было ложку ко рту, но вдруг нахмурился и опустил руку.

– Надя, - тихо сказал он, - возьми лучше хлеб.

Что-то в его голосе заставило девушку сразу же отложить ложку. Кир молча встал и направился в сторону кухни. Надежда сидела, с замершим сердцем ожидая его возвращения. Он быстро пришел назад и опустился на стул.

– Ничего, - ответил Кир на вопросительный взгляд Надежды.

– А что было в супе?

– Да так, одно вещество, которое через минут двадцать полностью вырубает человека как минимум на сутки.

Надя испуганно вздохнула. Есть совершенно перехотелось.

После они некоторое время провели на связном пункте, но пообщаться с Новой Землей не удавалось - в эфире были только сильные помехи, как сказал Кир, явно искусственного происхождения.

– Уже больше недели такое, - развел руками связист.

Кир мрачнел с каждой минутой. Уходить с базы опасно, оставаться тоже. Они с Надеждой все время старались находиться там, где было побольше народу. После того, как Кир сообщил о происшествии в столовой, к ним приставили нескольких человек для охраны. Это очень сковывало Надежду, но было, естественно, необходимо.

Вскоре отраву нашли у одного из поваров штаба. Кира вызвали для присутствия на допросе. Он пошел туда без особого энтузиазма, заранее зная, что ничего вразумительного по этому поводу задержанный сказать не сможет. Когда перепуганного повара вывели в коридор, Кир обернулся к начальнику штаба:

– Его подставили.

– Ты уверен?

– Да. До этого за нами следили профессионалы, а этот попался как-то слишком глупо. Не стоит пугать его еще больше. Он не виноват. Отраву ему просто подкинули.

Начальник штаба покачал головой:

– Не знаю, не знаю… Но, кажется, ты прав.

Вечером Кир и Надежда сидели в одной из отведенных им комнат. Девушка думала о том, что им сейчас ужасно не хватает Стена. Он бы точно быстренько во всем разобрался. Наде почему-то казалось, что для этого человека не может быть ничего невозможного.

– Стена бы сюда, - мечтательно протянула она.

Кир усмехнулся. Он тоже думал об этом, но выйти на связь, по-прежнему, не удавалось.

– Пиратского агента до сих пор не вычислили, - произнес он. - Значит, рано или поздно, до нас доберутся.

Надя вздрогнула как от холода.

– Боишься? - спросил Кир с полуулыбкой на губах.

– Не знаю, наверное, - ответила девушка.

– Взять бы скоростной катер с хорошим маскировочным оборудованием и убраться отсюда, - мечтательно протянул Кир, и внезапно подмигнул Наде. - Как на это смотришь, пилот?

– Смотрю, - ответила Надежда, - очень даже неплохо смотрю.

– А зря, - Кир погрустнел. - Если тут замешаны действительно пираты, то в космосе мы можем стать для них легкой добычей. К тому же их агент сразу же сообщит о нашем старте.

Надежда разочарованно вздохнула. А она уже обрадовалась, что вскоре что-нибудь изменится. Ей надоело ходить молчаливым хвостиком за мрачным Киром и все время ощущать его тревогу, ожидая внезапной опасности неизвестно откуда. В космосе все намного проще, к тому же она так давно не летала.

– Нет, Надя, - произнес Кир, заметив ее разочарование. - Это только в крайнем случае. Хотя, кто знает…

И все-таки на следующий день Кир присмотрелся к катерам, и нашел один, вроде бы полностью отвечавший его требованиям. Рассчитанный максимум на человек трех "Луч" мог развивать довольно неплохую скорость, обладал достаточной маневренностью и не требовал частой дозаправки. С маскировкой у катерка тоже все было просто замечательно, и если бы они с Надеждой решили воспользоваться "Лучом", их шансы были бы относительно высоки. Поэтому Кир решил проследить, чтобы без его ведома "Луч" никуда не отправился. А с его капитаном Кир, если что, сможет договориться.

В пустых коридорах жилого комплекса было тихо. Кир возвращался с поля. Надежда еще спала, и у дверей ее комнатки стояла охрана - двое ребят в военной форме. Кир знал, что девушку это ужасно нервировало, но понимал, что если он сам вдруг попадет под удар, кто-то должен будет позаботиться о Надежде. Он и сам уже порядком устал от неизвестности и постоянного напряжения. И больше всего хотел бы стартовать на "Луче" и лететь подальше от этой негостеприимной Земли. Но боялся, что таким образом может подвергнуть девушку еще большей опасности - ведь в космосе в случае встречи с пиратами им придется рассчитывать исключительно на себя. Связаться со Стеном все еще не получалось.

В какой-то момент Кир услышал легкий свист возле уха. Он обернулся раньше шедшего рядом охранника, но не увидел ни души. Затем внимательно осмотрел пол, и вскоре нашел то, что искал.

И вдруг шум где-то в конце коридора заставил Кира резко вскочить на ноги. В следующую же секунду он услышал выстрел. А затем еще один. Быстрыми скачками Кир побежал на звук, хлопнув по дороге ладонью кнопку тревоги, яркой точкой выделявшуюся на светлой стене.

Надежда ходила взад и вперед по комнате, ожидая возвращения Кира. Она уже пару раз выглядывала в коридор и стучала к нему в дверь. В какой-то момент ее внимание привлекла странная возня за дверью. Похолодевшими руками Надежда подняла легкий пистолет - это Кир настоял, чтоб ей выдали оружие.

Замок недолго был помехой для незваных гостей - дверь распахнулась, но Надя никого не увидела. Осознавая, что визитеры просто прячутся, выжидая удобного момента, Надя не двинулась с места, застыв с поднятым оружием в руках. И выстрелила, как только темный силуэт показался из-за двери. Но одновременно почувствовала, как что-то кольнуло ее в грудь. Перед глазами все поплыло. Девушка выстрелила еще раз, наугад, и провалилась во тьму.

Топот ног множества людей, помчавшихся сюда по сигналу тревоги, скорее всего и спугнул неизвестных. Кир надеялся, что это помешает им забрать с собой девушку. И он не ошибся. Надежду он нашел в коридоре неподалеку от распахнутой настежь двери. Девушка не двигалась.

Предоставив остальным искать скрывшихся преступников, Кир поднял девушку на руки и понес в медпункт. Он был почти уверен, что никого задержать не удастся. И что дальнейшее пребывание в штабе для них крайне нежелательно.

Опустив Надю на кушетку, Кир протянул молоденькому лаборанту свою находку. Скорее всего, в девушку тоже стреляли чем-то подобным. Посидев некоторое время возле Нади, Кир направился узнать результаты анализа.

– Это снотворное, - сказал лаборант, поднимаясь навстречу Киру.

Кир и не ждал другого ответа. Он повертел в руках опустевшую ампулку… Сколько еще они продержатся?

Надежда открыла глаза медленно. Голова гудела так, что в ушах стоял непрерывный шум. Кругом все было белое и медленно плавало и вращалось перед ее взором. Надя испуганно зажмурилась. И не открывала глаз до тех пор, пока шум в ушах не утих. Но тут в сознании девушки начали всплывать последние события, и Надежда почувствовала, как начинают дрожать руки. Скорее всего, неизвестные, которые ворвались к ней в комнату, смогли осуществить свой план и похитить ее, предварительно усыпив.

Надежда приоткрыла один глаз, а затем другой - никого не было. Она одна находилась в комнате с белыми стенами и высоким потолком. Из окна струился солнечный свет, но из-за занавесок девушка не могла понять, где находится.

В эту минуту ручка двери повернулась, и Надя стразу же притворилась, что даже и не думала просыпаться. Она услышала, что в комнату вошло несколько человек.

– Она уже должна была прийти в себя, - сказал незнакомый голос. - Возможно, придется сделать укол.

Тень, склонившись над Надей, заслонили свет, оранжевыми бликами просвечивавший сквозь веки. Надежда не хотела, чтобы ей делали укол. Поэтому она внезапно взвилась с постели, отшвырнула какого-то человека в белом халате, и, уложив его на обе лопатки, вскочила, чтобы встретить нового противника. И рассеянно заморгала - на нее, весело улыбаясь, смотрел Кир.

Надежда обернулась и смущенно уставилась на поднимавшегося с пола медбрата.

– Я и не знал, что это снотворное дает такой эффект, - озадаченно пробормотал он.

– Это не из-за снотворного, - ответил Кир, насмешливо глядя на девушку, - она всегда такая.

Поймав удивленный взгляд медбрата, Надежда фыркнула и повернулась к Киру:

– Я решила, что меня похитили, - объяснила она.

– Это мы уже поняли, - отозвался Кир.

– Не позавидовал бы я этим похитителям, - усмехнулся медбрат. - Можно сказать, им крупно повезло, что ты осталась у нас.

Когда медбрат вышел, Кир усадил девушку на кровать.

– Начальник штаба дает нам "Луч", - тихо сказал он. - Завтра на рассвете мы покинем Землю.

– "Луч"? - Надежда нахмурилась, вспоминая, - он на трех человек, да? А кто с нами?

– В целях экономии, - прищурился Кир, - ты сойдешь за двоих.

– Это почему же? - удивилась Надя.

– А потому, - Кир засмеялся, - что никто все равно не захочет лететь с тобой на одном корабле - ты же на своих кидаешься!

– А ты, значит, захочешь?

– Мне-то что? - пожал плечами Кир. - Ты же меня все еще немного боишься, ведь так?

– Нет, - Надежда мотнула головой, - я только пауков боюсь.

– А василисков?

– Василисков? - Надя бросила на Кира лукавый взгляд. - Это такие противные, покрытые чешуей твари, которые убивают взглядом направо и налево? - и вздохнула. - Чего их бояться?

Небольшой "Луч" стартовал на рассвете, умчавшись звездочкой в светлеющее небо. Двое находившихся на его борту людей первое время после старта молчали, погруженные полностью в свои мысли. Кир хмурился. Чувство надвигающейся опасности не только не оставляло его, но и почему-то становилось все сильнее. Что же он сделал не так? Он бросил взгляд на сидящую в пилотском кресле Надежду - девушка пока вела корабль вручную, уверенно и спокойно. У нее лучше получалось обращаться с небольшими кораблями и катерами, вроде "Луча".

Почувствовав какую-то напряженность, исходившую от Кира, Надя недоуменно обернулась к нему:

– Что-то не так?

Кир не ответил, и девушка решила не задавать лишних вопросов.

На второй день полета произошло нечто неожиданное. "Луч" вдруг начал терять скорость. Надежда, следившая за датчиками, не могла понять, в чем дело.

– Знаешь, Кир, - повернулась она к своему мрачному спутнику, - такое впечатление, будто у нас заканчивается топливо, но…

– Останавливай, - хмуро бросил Кир.

Мерный гул двигателей стих, и в наступившей тишине робко прозвучал голос Надежды:

– Ничего не понимаю. Нам же еще больше чем на неделю должно было хватить, без дозаправки…

Кир склонился над приборной панелью.

– Что с датчиком? - спросил он.

– Да вроде все хорошо, полный… Ой! - Надя удивленно обернулась к Киру. - Знаешь, судя по датчику, мы с момента старта совсем топливо не расходовали. То есть ни грамма, понимаешь?

Кир вмиг оказался рядом. И какое-то время молча смотрел вместе с Надеждой на оптимистические показания прибора, чувствуя какое-то непонятное оцепенение. Затем быстро выскочил из кабины.

Надежда, замерев в своем кресле, ждала его возвращения. Но, увидев Кира в проеме открывшейся двери, поняла, что плохие новости еще не закончились.

– Я проверил обе спасательные шлюпки, - спокойно сказал он. - То же самое. Топливо на нуле, а датчик врет.

Кир остановился рядом с креслом пилота и склонился над приборной панелью. Затем пристально посмотрел девушке в глаза, при этом Наде казалось, что он продолжает думать о чем-то своем. Вдруг Кир зажмурился и, отошел к стене. В ту же секунду его кулак с глухим стуком врезался в металлическую переборку.

– Идиот! Какой идиот! Так глупо…

– Кир, что…

– Я должен был догадаться! Все эти попытки, ведь действительно, какие неуклюжие попытки! Сначала отравленный суп, потом нападение в коридоре жилого комплекса… - Кир обернулся и облокотился спиной о стену кабины. - Надя, я сделал именно то, чего от меня хотели. Я взял "Луч". - Кир покачал головой. - Этот катер идеально подходил для моих целей, и его подготовили, специально подготовили, зная, что если рано или поздно я приму решение покинуть Землю, то возьму именно его.

Надежда начала потихоньку понимать происходящее. Значит, они с Киром попали в чью-то очень хитрую ловушку. И теперь, практически без горючего, беспомощно застыли, став легкой добычей для любого пиратского корабля. Надежда нахмурилась, пытаясь сообразить, есть ли какой-то выход из сложившейся ситуации.

Тем временем Кир подошел и опустился на корточки рядом с ней.

– Прости, лисенок, я подвел тебя.

– Нет, Кир, что ты. Мы же в одной лодке, да?

Послышался негромкий писк, и Надя вздрогнула от неожиданности. А потом разглядела на мониторе радара два больших корабля, стремительно приближавшихся к "Лучу". Кир даже не обернулся. Он знал, что пираты не замедлят появиться.

– Может, связаться с Землей? - предположила Надя.

– Нет, - ответил Кир. - Сейчас наш единственный шанс - это маскировка. А по радиосигналу нас легко можно будет вычислить. Да и помощь все равно не подоспеет вовремя.

– Думаешь, нас не заметят? - с надеждой спросила девушка.

– Если только не подойдут слишком близко, - пробормотал Кир.

В это время на радаре появилось еще два корабля.

Надя с Киром следили за их приближением, затаив дыхание. И вскоре стало ясно, что надеждам беглецов не суждено сбыться. Их засекли. Все четыре корабля быстро оказались рядом. Самый мощный и большой среди них пошел на сближение с "Лучом". Кир поднялся и неожиданно подмигнул Надежде.

– У нас же еще осталось немного топлива?

– Мы его меньше чем за пять минут израсходуем.

– Пять минут? Ну что ж, давай, по крайней мере, доставим им максимум хлопот.

Надя в ответ улыбнулась.

Большой корабль находился уже совсем близко, как вдруг маленький "Луч" резко дал задний ход, тараня громаду пиратского корабля хвостовой частью. Удар получился не сильный, но как раз такой, чтобы стыковочный шлюз катерка пришел в полную негодность. Двое в кабине управления "Луча" рассмеялись, довольные своей выходкой.

– Умница! - сказал Кир. - Теперь им придется изрядно повозиться, чтобы вытащить нас отсюда.

– Сколько у нас есть времени? - спросила Надя.

– Думаю, около часа.

Кир опустился возле Нади и обнял ее за колени.

– Ты замечательный пилот! - произнес он.

– Ты хочешь сказать, пилот-камикадзе? - Надя улыбнулась. - Тогда мне действительно нет равных. Кстати, раз мы больше не прячемся, может попробуем связаться…

– Не выйдет, - ответил Кир. - Теперь они глушат наши сигналы.

– Жаль, что топлива больше совсем нет. Я бы еще какую-нибудь пакость придумала…

– Угу, - отозвался Кир, опуская на колени Надежды свою голову.

– Кир… - Надя рассеянно дотронулась пальцами до его черных волос.

– Да, лисенок?

– Кир, я…

– Да, да, знаю.

– Что? Я ж еще ничего не сказала! - шутливо возмутилась Надя.

Кир поднял на девушку насмешливый взгляд темных глаз. Сейчас он показался Наде похожим на большого и чрезвычайно довольного кота. Ей было страшно. И ему тоже было страшно. Но они смотрели друг другу в глаза и почему-то улыбались.

Внезапно катер сильно тряхнуло. Надежда испуганно поежилась и сползла с кресла, опустившись на колени рядом с Киром. Он обнял девушку.

– Не бойся, лисенок.

– Не боюсь.

– Ну да, ты же только пауков боишься.

– И василисков.

– И василисков? - весело переспросил Кир.

– Да.

– Ведь безобиднейшие существа!

– Кто бы говорил.

Надя благодарно потерлась щекой о подбородок Кира. Его мягкий голос каким-то образом успокаивал, заставлял забыть о страхе. Потом почувствовала легкое прикосновение его губ на своей шее, и голова закружилась. Она крепко схватила Кира за рубашку, потому что теперь ей казалось, что катер снова дрожит. Оказалось, она была не так уж далека от истины. Большой корабль принял в себя их катерок, и вскоре у двери кабины послышался шум.

Кир заглянул в глаза Надежды, а потом помог ей подняться на ноги. Руки девушки слегка дрожали, и Кир крепко сжал ее ладонь.

Глава 7

Пленников провели в уютную кают-компанию. Им не связывали руки, не угрожали. Но, принимая во внимание количество и вооружение сопровождавших Надю и Кира людей, в дополнительных мерах безопасности попросту не было никакой нужды.

В кают-компании их ждали. Как только открылась дверь, Надежда увидела перед собой красивую женщину лет, скорее всего, до тридцати. Но точно определить возраст незнакомки Надежда затруднялась.

Женщина поначалу не удостоила Надежду даже взгляда. Ее внимание было приковано к Киру.

– Привет, красавчик! Нехорошо забывать старых приятелей!

– Алиса, - Кир досадливо поморщился, - давно не виделись.

– Узнал! - нарочито удивленно воскликнула та, кокетливо поправляя чуть розоватые светлые локоны, спадавшие на плечи. - Да, давненько… С тех самых пор, как ты покинул Риндай. Ну, ничего, зато теперь мы много времени проведем вместе. Ты же рад нашей встрече?

Вопрос был чисто риторический, и Кир оставил его без ответа.

– Ну, Алиса, рассказывай, - Кир поднял бровь, - кому это я так срочно понадобился?

Красавица недовольно нахмурилась.

– А ты даже мысли не допускаешь, что это я все организовала? - разочарованно протянула она.

– Нет, - Кир хмуро усмехнулся, - слишком сложный план. Не в твоем стиле.

– Что ты хочешь этим сказать? - женщина гневно сузила глаза, но Кир ответил ей лишь ироничной усмешкой. - Считаешь, я сама неспособна все это придумать? Ну что ж, ты прав. Кое-кто хочет видеть тебя на Риндае.

– Кто?

– Так я и сказала! - фыркнула Алиса. - Придется тебе самому голову поломать. Но думаю, в этот раз тебя ждет сюрприз, и еще какой!

Тут ее взгляд впервые упал на стоявшую чуть позади Кира девушку. Алиса приподняла брови, а затем скорчила презрительную мину.

– Говорят, у тебя завелась подружка, - процедила она, обращаясь к Киру, и ткнула пальцем в сторону Нади. - Надеюсь, это не она? Иначе я решу, что у тебя окончательно испортился вкус!

Глаза Кира вспыхнули, но он промолчал. Вряд ли стоило злить Алису, пленниками которой они с Надей сейчас являлись. В первую очередь, конечно, Кир беспокоился за Надежду.

Алиса подошла к Наде и принялась пристально разглядывать ее. Надежде взгляд этих пронзительно-голубых глаз очень даже не понравился. Она, конечно, понимала, что рядом с этой ухоженной, искусно накрашенной и одетой с иголочки Алисой выглядела хуже некуда, но красавица морщила носик так, будто перед ней поставили бочку с помоями. Поэтому Надежда старательно скопировала ее гримасу, удовлетворенно хмыкнув, когда Алиса в ответ издала возмущенный возглас.

– Ах ты дрянь! - Алиса вскинула руку, но, прежде, чем ее острые коготки прошлись по Надиной щеке, девушка перехватила ее запястье. За что сразу была повалена на пол сразу несколькими телохранителями. И тут же обнаружила, что не может дышать.

– Алиса, прекрати! - Кир рванулся было, чтобы освободить Надю, но на него тоже накинулось несколько человек, схватив за руки.

Однако Алиса сама приказала своим людям отпустить обоих пленников. И, раздраженно глядя в лицо Кира, прошипела:

– Знаешь, меня попросили доставить тебя вместе с этой девчонкой на Риндай живыми и относительно здоровыми. И все-таки лучше не зли меня. - Алиса тряхнула светлыми локонами. - Хотя, какая разница! На Риндае я получу свое. И еще. Ты, кажется, и правда неравнодушен к этой замухрышке? - Алиса нехорошо усмехнулась. - Тогда подумай, что это для нее означает.

По знаку Алисы, Кира и Надежду вывели из кают-компании. Им отвели одну камеру, в которой вместо выходившей в коридор стены была прочная решетка. Охранники некоторое время потолклись возле камеры, а потом отправились восвояси. Едва дождавшись, когда стихнут гулкие звуки их шагов, Надежда тихо спросила:

– Кто она такая?

– Алиса? Капитан этого корабля.

– Она… пират?

– Да, - ответил Кир.

– Так это не она все организовала, а кто-то другой?

Кир кивнул.

– И ты не знаешь, кто? - снова спросила Надя.

– Нет. У меня на Риндае осталось много врагов. Долго гадать.

Надя нахмурила брови. Значит, они летят на Риндай, планету пиратов, где у Кира много врагов, причем среди них есть тот, который и заварил всю эту кашу. И пока неизвестно, зачем. А она… она на самом деле никому особенно не нужна, но если от Кира пиратам что-то понадобится, они смогут использовать ее, чтобы добиться своего. Надежда вздохнула. На этот раз она не была в центре внимания, но опять же создавала множество дополнительных проблем.

Кира изредка уводили. Когда надолго, когда не очень. Надежда все это время сидела, словно на иголках. Но, когда он возвращался, хмурый и молчаливый, ничего не спрашивала, видя, что он, вроде, цел и невредим. И боялась, сама точно не понимая, чего. А Кир подолгу сидел у стены, о чем-то напряженно раздумывая.

Наконец, Надежда решилась подойти к нему и встала, молча, напротив. Кир поднял глаза. Встретив встревоженный взгляд девушки, он похлопал ладонью по полу рядом с собой. Надя села. Кир обнял ее за плечи.

– Что с тобой? - робко спросила Надежда.

В ответ Кир сильнее стиснул рукой ее плечо.

– Тебе нельзя на Риндай, - прошептал он. - Ни в коем случае нельзя.

Однажды пришли за Надеждой. Ее вывели из камеры и проводили в уже знакомую кают-компанию. Девушка осталась на некоторое время одна. Она не была связана, поэтому принялась прохаживаться туда-сюда по помещению. Большой стол и кресла в центре, мягкая мебель у стен, и даже какие-то растения - все вместе очень способствовало созданию уютной и располагающей к долгим беседам обстановки. Но Наде было как-то не до этого. Она нервничала, потому что не имела понятия, зачем ее сюда привели. Хотя теперь у нее появился шанс узнать, где так часто пропадал Кир, и почему стал вдруг таким задумчивым и отстраненным.

Надежда услышала легкое шуршание дверной панели и обернулась. Перед ней стояла Алиса, неизвестно по какому случаю надевшая длинное ярко-алое платье с высоким разрезом. Надя недоуменно подняла бровь, и Алиса, хотя и заметила это, но сдержалась, лишь гневно сузила глаза.

– Садись, поговорим, - произнесла она, словно промурлыкала, и села на диван у стены, приняв эффектную позу.

"Как-то это все ненатурально, - подумала Надя, - нас что, снимают скрытой камерой? Или кто-то будет наблюдать за разговором?"

Надежда поглядела, как Алиса садится, стараясь, чтобы выглядывающая из разреза платья нога была видна как можно лучше, сориентировалась, в какой стороне должны по идее находиться зрители, и постаралась тоже сесть поаккуратнее.

Вошел мужчина и поставил на неизвестно откуда взявшийся маленький столик на колесах два бокала с вином и блюдо фруктов. Надежда удивленно приподняла брови - шикует, однако… Идея с вином ей сразу же не понравилась. Алиса быстро протянула руку за своим бокалом, а потом, видя, что Надя медлит, капризно сказала:

– Я просто хочу поговорить! Так что нечего строить из себя недотрогу. Ешь и пей, пока угощают.

Надежда взяла в руки изящный бокал на длинной ножке и, осторожно понюхав, поставила на место.

– Такую отраву я не пью, - заявила она, и, заметив, как подозрительно блеснули глаза Алисы, еле сдержала улыбку: похоже, с отравой она буквально угадала. Интересно только, чем именно ее хотели угостить. Да и зачем такие осторожности: вино там, фрукты всякие… Надя пригладила уже слегка слежавшиеся волосы, немного жалея, что не имеет возможности привести себя в порядок. Хотя это развязывало ей руки - можно было и не пытаться произвести впечатление на таинственных зрителей.

Алиса смотрела на сидевшую перед ней девушку с нарастающим раздражением. Но, как ни крути, надо было начинать разговор.

– Расскажи мне о себе, - произнесла Алиса, пытаясь придать голосу слащавые нотки.

– Зачем? - спросила Надя.

– Да так, мне же любопытно. Таскаешься тут вместе с Киром, как хвостик приклеенный, - фыркнула Алиса. Она отхлебнула немного вина из своего бокала и зачем-то сразу же ослепительно улыбнулась.

Удивляясь более чем странному на ее взгляд поведению Алисы, Надя задумалась. Хотелось бы узнать, какие цели преследует эта красавица, и для чего устроила такой спектакль. Но как?

– Знаешь, я такой скучный человек! Ничего интересного рассказать не могу, - сокрушенно ответила Надежда.

Алиса сжала пальчиками хрупкую ножку бокала.

– Тогда я буду задавать вопросы, а ты попытаешься на них ответить.

Надя наклонила голову, искоса глядя на собеседницу:

– Это допрос?

– Нет, дорогуша! Допрос тебе устроят потом. А пока у тебя есть шанс просто спокойно поговорить, и, кто знает, возможно завоевать мое расположение.

Надя хмыкнула. Черт знает что творится! Эта дама ей недавно пыталась расцарапать лицо, а теперь рассказывает что-то невразумительное.

– Ну, попытайся. Я слушаю, - произнесла Надежда, откидываясь на спинку дивана. "Кажется, я начинаю наглеть" - подумала она. Алиса, это было очень заметно, сдерживалась из последних сил.

– Давай начнем с того, как ты познакомилась с Киром и его родственничком, - процедила она.

– Мне нечего рассказать, - просто ответила Надя.

– Разве?

– Да, ты не вдохновляешь меня на откровенные разговоры.

– Лучше бы тебя вдохновляла я, а не те ребята, которые на Риндае будут развязывать тебе язык. Или Киру с твоей, естественно, помощью, - прошипела Алиса.

– Мои мысли, если честно, сейчас заняты другим, - усмехнулась Надежда. - Скажи, ты ведь не меня пытаешься соблазнить?

– Что???

– Да так… Или все эти улыбки, позы и наряд - только ради меня?

– Прекрати! - Алиса взвизгнула, вскакивая с дивана. - Ты!.. Ты!..

Надя удовлетворенно улыбнулась.

– Значит, концерт окончен? Ну что ж, спасибо за внимание!

Надежда встала и театрально поклонилась в ту сторону, откуда, как ей казалось, велось наблюдение. И снова села с довольной улыбкой. Это, возможно, было глупо, но не только с ее стороны. Видела бы эта Алиса себя сейчас в зеркале!

Но Алиса в зеркало не смотрелась. Она хотела было наброситься на наглую девчонку, но вовремя вспомнила, что это будет не совсем красиво выглядеть, потому позвала одного из своих телохранителей. Надежду вывели из кают-компании, а Алиса нажала какую-то кнопку, и на стене появился экран, с которого на нее смотрел с кривой усмешкой мужчина. Глаза его были холодны, как лед.

– Оригинально, - произнес он, цедя слова сквозь зубы. - Я хотел увидеть ее естественное поведение. Алиса, ты чуть все не испортила.

– Послушай, Род! - воскликнула Алиса, нервно стукнув по столу кулаком. - Я капитан этого корабля. А ты и так уже слишком ограничиваешь мои действия. Ко всему прочему я должна вести светские беседы с этой… этой…

– А как же Кир? - мужчина на экране нехорошо усмехнулся. - С ним ты беседуешь без недовольства.

– Это другое дело! - махнула рукой Алиса. - Его я помню еще когда он был на нашей стороне… вернее, когда мы так думали.

– Алиса, Кир - предатель. Он предал нас всех! Не забывай об этом, - в голосе послышалась угроза.

– Род, ты же знаешь, я не предам тебя.

– Знаю, Алиса, знаю… А зачем ты подсыпала отраву в вино?

Алиса замешалась, но потом все-таки выдавила:

– Я думала… думала, так разговор получится интереснее. Язык развяжется, и все такое…

– Здесь думаю я, - холодно произнес мужчина, - так что впредь постарайся точно исполнять все мои инструкции. Пока тебе это удавалось, так что я не сержусь.

Алиса вздохнула с облегчением и спросила миролюбивым тоном.

– Ну и как тебе она?

– Интересный экземпляр, надо бы поближе с ней познакомиться. Тем более, если это и правда девчонка Кира.

Экран погас, и Алиса тихо выругалась себе под нос.

– И где у вас, мужчин, глаза? - проворчала она, направляясь к выходу.

Едва решетчатая дверь камеры закрылась за девушкой, Кир подошел к ней и заглянул в глаза:

– Все хорошо?

Надя кивнула.

– Тогда рассказывай.

Пожав плечами, девушка произнесла:

– Да ведь и рассказывать особенно нечего. Алиса нарядилась и хотела, как она сказала, просто поговорить. Но при этом все было очень похоже на спектакль, будто кто-то наблюдал за нами, или на камеру снимали, - Надежда усмехнулась, вспомнив как Алиса старалась усесться поэффектнее. - А еще она меня хотела фруктами угостить и вином.

– Ты не пила? - встревожено спросил Кир.

– Нет, конечно. И, по-моему, Алиса туда что-то все-таки подсыпала.

– Правильно, - Кир выдохнул. - Значит, тебе тоже показалось, что кто-то наблюдает?

– Да. А ты, значит, все эти разы, когда уходил, тоже разговаривал?

– Вроде того, - нехотя ответил Кир и тут же спросил. - А о чем вы беседовали?

– Я даже не поняла, - улыбнулась Надежда. - Она, кажется, хотела мою автобиографию выслушать. А ты о чем с ней говорил?

Кир нахмурился.

– Надя, - сказал он серьезно, - ты должна мне пообещать одну вещь. Что бы ни случилось, ты будешь слушаться меня во всем. Беспрекословно. - Кир приподнял лицо Надежды за подбородок и заглянул в серые глаза. - Обещаешь?

– Обещаю, - отозвалась Надя, запоздало сообразив, что не стоило давать такого опрометчивого обещания.

Кир почти сразу понял, кто из охранников наименее опытен. Он пытался определить, когда лучше всего осуществить задуманное. И, подгадав, наконец, нужный момент, тихо обернулся к Надежде:

– Надо, чтобы он подошел к решетке. Совсем близко.

Надя, сразу смекнувшая, что к чему, подняла с пола миску с едой. И вдруг хлеб выпал из ее рук, да еще так, что выкатился в коридор.

Охранник наблюдал, как девушка тщетно пытается дотянуться до горбушки, а когда она подняла умоляющий взгляд и жалобно попросила подать ей хлеб, только рассмеялся. На лице Надежды отразилось неподдельное изумление, а затем отчаяние. Черт возьми, как же заставить его подойти ближе?.. Она в сердцах пнула ненавистные прутья и вцепилась в них пальцами. Прислонив лицо к решетке, Надежда с беспомощным видом прикрыла глаза и совершенно искренне сообщила опешившему охраннику:

– Сволочь, подонок, мразь…

Она бы придумала еще что-нибудь, но было достаточно и того немногого, что сразу пришло ей на ум. Пират с ревом подскочил к решетке и протянул руку, схватив Надежду за куртку, как вдруг моментально оказавшийся рядом Кир с силой стукнул его о прутья. От того, чтобы все прошло тихо, зависел успех запланированного побега. Поэтому в следующий момент охранник перестал сопротивляться, а потом его бездыханное тело Кир неслышно опустил на пол. Ключи и оружие были уже в его руках.

Они вышли из камеры. Время было выбрано Киром как нельзя более удачно, когда почти весь экипаж отдыхал, и вероятность ненужных встреч в коридорах была сведена к минимуму. Надежда не отставала от Кира. Они вместе миновали несколько коридоров, но тут из-за угла вышел кто-то из команды, и Кир выстрелил в упор в не успевшего ничего предпринять пирата.

Надя не сдержала тихого вскрика, когда человек упал к ее ногам лицом вниз. Но Кир шел вперед, вряд ли испытывая хоть малейшие колебания или угрызения совести. И даже, казалось, не отреагировал на резанувший по ушам звук сигнала тревоги.

Дверная панель отъехала в сторону, и Надежда увидела перед собой спасательную шлюпку, как и положено, готовую к старту. Кир стоял у дверей, следя, чтобы никто не помешал девушке забраться внутрь и быстро проверить все системы, не полагаясь на правильность показаний датчиков. Меньше чем через минуту Надежда окрикнула Кира:

– Все в порядке!

– Стартуй, - сказал Кир.

Надежда замерла. Глаза Кира сверкнули.

– Ну же, лисенок! Вперед!

– Нет!

– Да, Надя! Ты обещала, помнишь! - закричал Кир.

Топот множества ног был слышен уже совсем близко.

– Вдвоем нам не выбраться. Если я буду с тобой, нам не дадут уйти. Давай, Надя! И быстрее!

Кир выскочил в коридор, и перегородка медленно поехала на место. Надя стряхнула оцепенение и прыгнула в шлюпку. Ей не успели перекрыть шлюз. Маленькая точка отделилась от громады пиратского корабля, стремительно удаляясь.

Она действительно пообещала, да и Киру будет легче без нее. К тому же теперь она действительно сможет ему помочь. Надежда стиснула зубы, начавшие отбивать нервную дрожь. Странно, но по шлюпке так и не сделали ни одного выстрела. Девушка сосредоточилась и задала курс для автопилота. А потом откинулась на спинку сидения и, бросив еще один взгляд на датчики, закрыла лицо ладонями. Сколько она не убеждала себя в том, что поступила правильно, уверенность не приходила, только боль и невыносимая тревога за дорогого ей человека.

Кир встретил пиратов, прижавшись спиной к закрытой переборке. Преследователи неожиданно остановились, не совсем понимая, что происходит. Они держали Кира на прицеле, а он спокойно ожидал появления Алисы, прижав дуло пистолета к своему виску.

– Кир, не глупи! - воскликнула вошедшая Алиса.

– Кому-то я нужен живым, не правда ли? - усмехнулся Кир. - Ты меня знаешь, и если хоть один выстрел будет произведен по шлюпке, твое задание провалится с треском.

Алиса прошипела что-то невразумительное. Она знала Кира, может, и не совсем хорошо, но достаточно, чтобы понять - его слова не останутся пустой угрозой. К тому же она считала, что Киру действительно лучше было бы умереть, чем попасть живым в руки своего врага, о жестокости которого Алиса знала не понаслышке.

Глава 8

– Джонсон, к вам посетитель. Надежда Орлова. Впускать?

Ален Джонсон чуть не подпрыгнул на месте. Вот уж кого он меньше всего ожидал увидеть. На Марсе жизнь шла своим чередом, и Ален уже почти перестал думать о событиях, связанных с арестом Олега Крылова. Следствие по этому делу закончилось только позавчера, и Ален наслаждался обычно таким непродолжительным спокойствием. И вот теперь…

Джонсон глянул на монитор камеры, установленной в приемной. Посреди уютно обставленного зала стояла девчонка в давно не стираной одежде, волосы сосульками висели вдоль бледного худого лица. В этой фигуре очень трудно было узнать чистюлю и неженку Надежду Орлову, с которой Алену пришлось без особого удовольствия общаться где-то на протяжении месяца.

– Да, Сара. Впусти ее.

Ален увидел на мониторе, как фигурка двинулась по направлению к дверям его кабинета. И вот она возникла на пороге. Ален узнал лицо, но все-таки с его губ сорвался вопрос:

– Надежда?

Серые глаза девушки сияли холодным пламенем на изможденном лице.

– Кир в опасности. Он в плену у пиратов. Его везут на Риндай, - проговорила она.

Ален нахмурился. И сразу вспомнил то нехорошее ощущение, которое охватило его во время пребывания в штабе на Земле. Значит, они с Киром не ошибались.

– Садись, - Ален указал рукой на широкое кресло у своего стола.

Девушка подошла и вцепилась побелевшими пальцами в спинку. Ее качало.

– Надо срочно отправляться следом. Они уже, наверное, очень далеко. Командует пиратами женщина по имени Алиса. Но организатор не она, - Надежда говорила быстро, но довольно четко, словно стремясь поскорее сообщить Алену все, что знала. - Кир помог мне сбежать на спасательной шлюпке, и я прилетела за помощью, - девушка глубоко вздохнула. - В штабе на Земле предатель… В "Луче" не было горючего…

Ален нажал кнопку коммутатора:

– Сара, срочно медработников в мой кабинет.

Девушка стояла, тяжело дыша, опираясь на спинку кресла. Ее взгляд, показавшийся Алену немного безумным, буквально пронизывал насквозь.

– Ты поможешь? - спросила Надежда.

В эту минуту люди в белых халатах подошли к ней и попытались уложить на носилки.

– Ален! - закричала Надя. - Ответь! Ты поможешь?

Но Ален Джонсон молчал. Это решать не ему. Но дело было очень уж интересным. И заманчивым. Джонсон поморщился - похоже, спокойных будней ему долго еще не видать.

Надежда скомкала пальцами простыню… И приподнялась, оглядывая комнату. Девушку привели сюда люди в белых халатах, сделали несколько уколов и долго убеждали, что отдых в ее состоянии просто необходим. Надя была другого мнения. Она ругала Джонсона за то, что, как ей показалось, к ее словам отнеслись без должного внимания. Но, как только голова ее коснулась подушки, Надежда почувствовала, что начинает медленно куда-то проваливаться…

Теперь Надю мучил вопрос - сколько же прошло времени с тех пор, как она прилетела на Марс. Может, она проспала уже сутки? А ведь дело не терпит отлагательств. Надо срочно, срочно… Надежда встала и подергала ручку двери - заперто. Глухо зарычав, девушка обрушилась на дверь с кулаками, но тут за ее спиной что-то запищало. Надя обернулась и увидела на маленьком, вделанном в стену экране видеосвязи лицо Алена.

– Что это значит? - воскликнула она.

Ален смотрел на нее с каким-то непонятным выражением лица, словно на почти незнакомого человека.

– Ален, что?..

– Надежда, все в порядке.

– Меня заперли! - взвизгнула девушка.

– Надя, успокойся. Я уже сообщил начальству то, что ты мне рассказала. Приходи в себя. У тебя есть полтора часа.

Надежда выдохнула, но все еще недоверчиво смотрела на Джонсона.

– Ален, почему меня заперли? - спросила она уже более спокойным тоном.

Джонсон поморщился:

– Мне не нужны неприятности, если выяснится, что ты в таком виде разгуливаешь по зданию… Приводи себя в порядок и успокойся. В конце комнаты дверь в ванную. Лучше, если ты будешь производить впечатление нормального человека.

Надежда рассеянно поискала глазами зеркало и, удивленно похлопав ресницами, вздохнула. Действительно, она же сама на себя не похожа! Какая-то грязная, помятая. Так, душ, душ… И как можно скорее.

Девушка повернула кран и почувствовала, как упругие струи воды ударили ей в плечи и шею. Надя запрокинула голову, подставляя воде лицо. Она простояла неподвижно какое-то время, затем потянула руку за мочалкой.

Завернув краны, Надежда отодвинула непрозрачную занавеску душевой кабинки, и удивленно замерла. Ее одежды не было. Вместо этого на вешалке висел белый больничный халат, а на коврике примостились мягкие тапочки. Это, конечно, понятно - залазить после душа в грязную одежду желания у Надежды не было, но если ей придется разговаривать с начальством Джонсона в больничном халате, вряд ли ее кто-нибудь воспримет всерьез. Но Надежда решила пока не паниковать по этому поводу. И правильно сделала, потому что по прошествии часа молоденькая сестричка принесла ей всю одежду, уже чистую и сухую. Надежда поблагодарила и быстренько переоделась, собираясь как можно быстрее покинуть палату.

Спустя полчаса Надежда Орлова в сопровождении двух сотрудников местного штаба прошла по коридорам и остановилась у высокой двери. Решительно повернув ручку, девушка вошла в просторный с высокими потолками зал. Полукругом перед ней стояли длинные темные столы, за которым сидели внимательно разглядывавшие вошедшую Надежду люди. Надя не знала никого из них, только Алена Джонсона, сидевшего с краю. Обстановка была слегка пугающая. Остановившись посредине, Надя немного растерялась, не зная, с чего начать.

– Надежда Орлова? - сказал человек, сидевший точно посредине в самом высоком кресле.

"Наверное, он тут самый главный" - подумала Надя. И кивнула:

– Да, это я.

– Что ж, агент Джонсон уже рассказал нам о событиях, связанных с поимкой пирата Олега Крылова, который участвовал в финансовых махинациях на нашей планете. Теперь мы бы хотели послушать вас, - "самый главный" улыбнулся, однако глаза его оставались холодными. - Постарайтесь рассказать все с самого начала, ничего не упуская и со всеми подробностями.

Надежда выдохнула - рассказ обещал быть долгим. Интересно, сначала - это как? И девушка решила начать с того, как увидела Крылова в космопорту Земли. Затем поведала внимательным слушателям о появлении Кира, о том, как Ален предупредил их о готовящемся нападении, и так далее. Ей иногда задавали вопросы, просили уточнить кое-какие детали, и Надежда пыталась отвечать подробно и обстоятельно. Когда она, наконец, закончила рассказ своим прибытием на Марс, воцарилось недолгое молчание, а затем глава штаба обратился к Наде.

– Нам нужно посовещаться некоторое время. Вас позовут.

И Надя с раздражением поняла, что ей в буквальном смысле указывают на дверь. Но постаралась сдержаться и вышла в коридор, сохраняя, по крайней мере, видимость спокойствия. "Черт возьми, они там совещаются, а Кир… " - Надежда вздохнула и прислонилась к стене. Она даже не знала, как он сейчас. Ведь совсем скоро корабль Алисы прибудет на Риндай, и тогда, тогда… Надежда чувствовала, как слезы начинают щипать глаза, и постаралась взять себя в руки.

На стене в коридоре висели большие часы. Надежда следила, как минутная стрелка, двигаясь медленно, словно нехотя, прошла уже полтора оборота. Девушка просто не находила себе места, и, как только дверь зала открылась и ее пригласили вовнутрь, быстро встрепенулась и вошла, чувствуя, как громко и встревожено бьется ее сердце.

– Надежда Орлова, - начал глава штаба, - мы посовещались и пришли к следующему решению. Вы, конечно, понимаете, что погоня ничего не даст - пираты уже, скорее всего, неподалеку от Риндая. Поэтому Киру будет логичнее ждать помощи с Новой Земли. А связаться с ними мы уже месяц как не можем. Что-то забивает помехами все сигналы. Должно быть, по направлению от нашей Солнечной системы до Новой Земли пираты оставили какой-то корабль с необходимой аппаратурой. Так что, думаю, мы не сможем вам помочь.

Надежда ошарашено смотрела на говорившего.

– Как не сможете?

– Вы же понимаете, сколько времени уйдет на то, чтобы снарядить корабли, а потом чтобы они добрались до Риндая или Новой Земли. Так что лучше подождать, пока наладится связь…

Надежда покачала головой. А затем быстро подошла и уперлась кулачками в стол напротив начальника штаба.

– Дайте мне корабль. Я отправлюсь на Новую Землю. Там ведь, возможно, так ничего и не знают. Мне нужен небольшой быстроходный катерок на несколько человек. Я не буду подвергать опасности ваших людей. Мне просто надо на Новую Землю!

Начальник смотрел на стоящую перед ним девушку с легким раздражением во взгляде.

– Надежда, в таком случае вам придется самой искать добровольцев. У меня нет столько людей. Каждый человек на счету. Может, я и дал бы вам какой-нибудь катер, но сама вы все равно на нем не полетите.

Надежда отступила от стола, глядя перед собой полными отчаяния глазами. Неужели, она только зря потеряла время? Марс, конечно, был тогда ближе всего, а до Новой Земли у спасательной шлюпки не хватило бы горючего. Но разве она могла ожидать, что ей так спокойно откажут в помощи. Теперь она не сможет помочь Киру, потому что застряла на Марсе.

Девушка растерянно обвела взглядом сидящих за столами людей и снова повернулась к начальнику.

– Дайте мне катер. Я полечу сама.

– Орлова, вы же понимаете, что это невозможно! - устало проговорил начальник. - В одиночку с управлением катера справиться будет трудновато. Так что… Разве что вы уговорите кого-нибудь заняться этим в нерабочее время, к примеру, взять отпуск.

Надежда ничего не ответила. Похоже, она только зря теряет время.

– Извините, - раздался вдруг громкий голос, и все удивленно обернулись.

Ален Джонсон встал.

– Знаете, я давно не был в отпуске, - заявил он, проводя пятерней по коротко стриженым волосам на затылке.

– Джонсон, вы отдаете себе отчет в том, на что идете? - спросил глава штаба. Он явно не был готов к такому повороту событий.

– Да, конечно. Это будет интересный отпуск. А почему бы и нет?

Когда все вышли из зала, Надежда подошла к Алену.

– Спасибо, - сказала она. - Я боялась, что никто…

– Ты погоди благодарить, - отмахнулся Ален. - Просто на Риндае я еще не был.

– Но ведь твой катер полетит на Новую Землю!

– Разве моя помощь потом будет никому не нужна? - сказал Ален. - Так что прибереги благодарности для другого случая - в этот раз я помогаю тебе исключительно в самообразовательных целях.

– Ладно, - улыбнулась Надя. - Думаю, экскурсия тебе понравится.

Ален не удостоил ее ответа. У него в связи с отъездом появилось множество дел. Еще предстоял разговор с глазу на сглаз с главой штаба. И, если интуиция Алена не подводила, не самый приятный.

Несколько дней прошли в сборах. Ален не без труда добился-таки, чтобы им дали хороший и быстроходный катер под названием "Ветер". Троих человек в экипаж Джонсон сам нашел из числа своих многочисленных знакомых. Наде ничего не оставалось, кроме как полагаться на его чутье и взвалить на Алена все хлопоты по организации экспедиции. К ней на Марсе почему-то относились совсем несерьезно, и Надежда вскоре поняла, что снисходительно-пренебрежительное отношение к женскому полу было свойственно здесь отнюдь не одному Алену.

Наконец сборы были закончены, и "Ветер" успешно стартовал с закрытого космопорта базы на Марсе.

Полет предстоял длительный. Надежда не находила себе места, понимая, что с каждым днем Кир подвергается все большей опасности. Она уже замучила радиста своими постоянными требованиями связаться с Новой Землей. Но пока все попытки завершались неудачей. И все же через некоторое время Надя снова просила повторить попытку.

Она не являлась членом команды. К тому же экипаж "Ветра" в основном косился на девушку с недоумением. Ален тоже, хотя по другой причине. Он пока слабо себе представлял, как девчонка выдержала не самый легкий перелет в спасательной шлюпке на Марс с пиратского корабля. Для Джонсона это, конечно, не составило бы особой сложности, но он уже привык, что женщины - это вечно плачущие и хнычущие создания, не способные даже сами о себе позаботиться. Исключений из этого правила он пока не встречал.

Однажды Надежду разбудил странный звук. Она встревожено вскочила и уже через минуту была в кабине управления.

– Мы стреляли? По ком?

И тут же заметила на экране визуального наблюдения, что неподалеку плавает нечто, очень похожее на обломки корабля.

– Думаю, теперь мы свяжемся с Новой Землей, - проговорил Ален, и радист, не дожидаясь, когда Надя сама попросит, настроил приборы и начал вызывать Новую Землю. По-видимому, ему ответили. Надежда радостно подпрыгнула на месте, сцепив в волнении руки. Включили громкую связь.

– Штаб Владимира Краснова на связи, - раздался голос в динамиках. - С какой целью вы направляетесь на Новую Землю?

– Меня зовут Ален Джонсон, - громко сказал Ален. - Я один из агентов штаба Новой Земли на Марсе. Лучше, если вы сразу соедините меня с вашим начальником. У меня имеется важнейшая информация.

После недолгого молчания в динамиках раздался все тот же голос:

– Соединяю.

– Краснов слушает, - этот голос Надежда узнала.

– У нас на корабле находится Надежда Орлова, - произнес Ален. - Думаю, вам лучше выслушать ее.

– Орлова? - удивленно переспросил Краснов, и девушка услышала, как он негромко сказал кому-то: - Быстро найдите Стена. Пусть срочно зайдет ко мне в кабинет.

На душе у Нади потеплело - Стен где-то там, рядом. Скоро она даже сможет с ним поговорить…

Но следующие слова Краснова тут же охладили ее пыл:

– Вы можете рассказать все мне. Стена пока не могут найти, но как только он появится, сразу же свяжется с вами.

Надежда выдохнула и вкратце обрисовала начальнику штаба ситуацию. Краснов выслушал ее, не перебивая, а затем сказал:

– Теперь понятно, почему так долго не было связи с Землей и Марсом. На всякий случай мы направим корабли вам навстречу. И еще… Джонсон, я бы хотел поговорить с вами лично.

– Хорошо, - отозвался Ален и повернулся к радисту: - Переключай на личный канал.

Через пару часов к Наде, не покидавшей кабины управления, обратился радист. Его лицо было несколько обескуражено.

– Надежда Орлова, вас вызывают по личному каналу связи, - произнес он.

Надя радостно кивнула и побежала в каюту. Дождавшись, пока закроется дверь, девушка нажала пальцем кнопку видеосвязи, но на мониторе были лишь помехи, зато в динамиках прозвучал такой знакомый, такой родной голос:

– Надя, ты меня слышишь?

– Да, Стен! Ты уже знаешь?

– В общих чертах. Я прослушал в записи твой разговор с Красновым. Пока этого хватит. Встретимся - поговорим подробнее.

– Встретимся?

– А как ты думаешь, - Надежда почувствовала, что Стен улыбается, - какие корабли выслали вам навстречу?

Надежда радостно взвизгнула:

– Среди них будет и "Буревестник?"

– Будет.

– Ура! - воскликнула Надежда, - только, пожалуйста, побыстрее…

Глава 9

Радары наконец засекли приближающиеся корабли Новой Земли. "Ветер" готовился к стыковке. Надежда стояла в кабине управления, чуть ли не подпрыгивая на месте от радостного волнения. Она так давно не видела Стена… Надя подошла к Алену и окликнула его по имени. Джонсон повернулся.

– Чего тебе? - равнодушно спросил он.

– Я хотела бы попросить тебя пойти со мной на "Буревестник". Думаю, Стену будет нелишне выслушать и тебя.

Ален прищурился:

– Я в любом случае пойду. И не потому, что ты меня об этом просишь, а потому что так надо. Понятно?

– Конечно! - Надя удовлетворенно улыбнулась.

– Вот-вот, - протянул Ален. - Естественно, моя точка зрения на события, происходившие на Земле, будет уж куда информативнее твоей.

– Конечно, - снова согласилась Надя и отвернулась, успев заметить раздражение на лице Алена. В том, чтобы немного позлить этого вредину Надя даже начала находить некоторое удовольствие.

Ален и Надежда прошли шлюз и оказались на "Буревестнике". Ален ждал, что их проведут в кают-компанию для разговора с капитаном, но к своему удивлению увидел, что капитан собственной персоной идет им навстречу. Лично Джонсон не был знаком со Стеном, но сразу понял, кто перед ним. Внимательный взгляд теперешнего капитана "Буревестника" лишь скользнул по Алену. Стен улыбнулся, и в ту же минуту Надежда рванула с места и буквально пролетев разделявшее их расстояние, повисла на шее у Стена. Он молча обняла девушку, которая, на этот раз, совершенно не стесняясь, просто плакала, уткнувшись в его плечо.

– Стен, я… я… я так давно тебя не видела… - прошептала Надежда, перемежая слова тихими всхлипами.

Успокаивающе поглаживая все еще вздрагивающую девушку по спине, Стен снова глянул на Алена. Тот кивнул, вроде как здороваясь. Стен ответил ему тем же. И снова все его внимание было сосредоточено на девушке. Надежда продолжала попытки что-то сказать сквозь слезы:

– Стен… Кир…

Потом Надежда все-таки взяла себя в руки, сообразив, что ей еще очень многое надо рассказать своему другу, и поскорее. А рыдая у него на плече в присутствии членов команды "Буревестника" сделать это будет не так-то просто. Она выдохнула и подняла глаза на Стена. Тот ответил ей доброй улыбкой.

– Не волнуйся, Надя. Теперь все будет хорошо, - сказал он, отводя рукой с ее лба медно-русую прядь.

Ален, наблюдавший за этим с расстояния нескольких метров, вздохнул: все, как и обычно - слезы, сантименты… Нет, Надежда явно не являлась исключением из общего правила. К тому же, слухи, которые Власов распускал на Марсе, возможно не так уж и необоснованны.

Наконец Стен обратил свое внимание на прибывшего с Марса агента.

– Ален Джонсон?

– Да, - Ален подошел и пожал протянутую Стеном руку.

– Я слышал о вас много хорошего, - ровным тоном сказал Стен. - Думаю, нам есть, о чем поговорить.

Ален кивнул.

– Тогда, - ответил Стен, - ровно через два часа жду вас в своей каюте.

– Хорошо, - Ален снова кивнул, с раздражением наблюдая, как Стен развернулся и пошел по коридору, приобняв девушку за плечи. Значит, с ней капитан будет беседовать сразу же, а ему, Алену, придется ждать целых два часа! К такому обращению Ален не привык, но потом, поразмыслив, решил, что кто-кто, а Стен может себе позволить быть эксцентричным. Но еще больше Джонсона удивляло то, что сложившуюся ситуацию никто из стоявших рядом людей, похоже, не считал ненормальной.

Оказавшись в каюте Стена, Надежда присела на облучок кровати. И тут же почувствовала, что вот-вот снова заплачет. Вздохнув, девушка, произнесла:

– Давай я лучше сразу все тебе расскажу. А-то я сейчас опять реветь начну.

Стен подвинул кресло к кровати и сел прямо напротив девушки. Надежда сцепила пальцы рук. Сейчас ей предстоит рассказывать обо всем, что происходило на Земле и потом, когда они стартовали, взяв "Луч". И о том, что кто-то неизвестный организовал все это, расставил хитроумную ловушку для Кира, которого теперь везут на Риндай. Надежда начала рассказ. Она говорила долго, подробно описывая все события, зная, что для Стена важна каждая деталь. Но, когда дошла до того момента, как Кир организовал ей побег с корабля Алисы, не выдержала. Снова расплакалась, и схватила Стена за руки, словно ища поддержки.

– Я так боюсь, очень боюсь за него, - прошептала Надежда.

А потом встрепенулась и умоляющими глазами уставилась на Стена:

– Мы же спасем его, правда?

– Правда, - ответил Стен, а когда девушка немного успокоилась, произнес: - Я, кажется, знаю, кто организатор.

Под изумленным взглядом Надежды Стен нахмурился.

– Это один из его личных врагов, Род Северс. Один из самых влиятельных людей на Риндае. И самых жестоких. Кир, находясь там, работал под его командованием. Киру поручали проведение особенно важных и сложных операций. Причем доверяли настолько, что поначалу, когда Кир умышленно проваливал операции, никому все еще не приходило в голову обвинить его в предательстве. Но потом определенные мысли все-таки начали появляться. Когда Кир понял, что дальнейшее его пребывание на пиратской планете невозможно, он взорвал одно из главных зданий, где часто собиралась вся пиратская верхушка. В тот момент там было много людей. И Северс тоже. Кир считал, что Род погиб тогда, во время взрыва, но, как недавно стало известно, Северсу повезло. Какое-то время об этом знал только узкий круг людей, но когда Кир отправился на Землю, Северс перестал прятаться и вернулся на свой пост. Скорее всего, им движет жажда мести.

– Мести? И только ради этого он придумал такое?.. - удивилась Надежда.

– Да, Надя, - нахмурился Стен. - Я знаю этого человека, и понимаю - он не остановится, пока не отомстит.

– И что же теперь делать? - прошептала Надя.

– У меня есть кое-какие соображения по этому поводу. Но, сначала надо вернуться на Новую Землю.

Джонсону отвели уютную каюту на "Буревестнике", и Ален решил не терять времени даром. Предстоящий разговор его немного тревожил. Не только потому, что для агентов Новой Земли человек, командовавший сейчас "Буревестником", являлся живой легендой. Что-то еще не давало Алену покоя, но что именно - он пока не понял. Хотелось курить, но, не ознакомившись пока с правилами этого корабля, Ален решил не рисковать.

Ровно через два часа Ален Джонсон подошел к двери капитанской каюты. А, войдя внутрь, увидел, что Стен не один. Надежда с красными от слез глазами была там же. Ален почему-то почувствовал себя не в своей тарелке. Но, когда Орлова вышла, легче не стало. Взгляд капитана, казалось, пронизывал насквозь. Стен жестом предложил сесть, и Ален опустился в уютное кресло. Некоторое время мужчины просто смотрели друг на друга. Затем Стен произнес:

– В первую очередь хочу поблагодарить вас, Ален Джонсон, за то, что вы сделали для Надежды и Кира.

Ален приподнял брови в искреннем удивлении, на что Стен, улыбнувшись, ответил:

– Надежда мне все рассказала.

Удивление Джонсона стало еще явственней. Потом он сказал:

– Спасибо, но не стоит благодарностей. На Земле у меня было свое задание.

Стен кивнул. Он не стал напоминать Алену, на что тот тратит свой заслуженный отпуск.

От капитана Ален вышел вполне довольный состоявшимся разговором. Он решил не идти в каюту, а немного осмотреться на корабле. Но как только зашел в кабину управления, тут же застыл на пороге, безмолвно взирая на то, как экипаж "Буревестника" почти полным составом окружил Надежду Орлову и нарушает рабочую обстановку радостными возгласами. Но говорила, в основном, Надя. И ее слушали.

Ален, до глубины души возмущенный царившими на "Буревестнике" порядками, собрался уже было выйти, но тут его заметили. И сразу пригласили присоединиться:

– Ален Джонсон!

– Проходите, проходите!

– Рады с вами познакомиться!

Надежда стояла в обнимку с красивой брюнеткой. Они о чем-то шептались, пользуясь тем, что внимание большинства теперь обращено к Алену. У Джонсона появилось нехорошее чувство, что девушки судачат именно о нем. Поэтому Ален счел за лучшее все же побыстрее выйти из кабины управления и отправиться в свою каюту.

Что-то изменилось в мерном гуле мотора, и Кир понял, что корабль пошел на посадку. Он поднялся навстречу Алисе, собственной персоной явившейся к решетчатой двери его камеры.

– Вот мы и прилетели! - сладким голосом проворковала Алиса.

Повинуясь ее жесту, пираты вывели Кира. Двое держали его сзади за руки, и еще двое стояли сбоку. Кир усмехнулся в ответ на такие меры предосторожности. Перед Алисой пираты остановились. Женщина подошла к пленнику и провела длинным ногтем по его щеке:

– Ни о чем не жалеешь, красавчик?

– Иди к черту, Алиса! - огрызнулся Кир.

Алиса рассмеялась.

– Твое пребывание на моем корабле могло бы быть намного приятнее, если б ты не был таким невежливым, - Алиса театрально вздохнула. - Все еще думаешь о той девчонке? Забудь! Вряд ли она смогла добраться до цивилизации на спасательной шлюпке.

Кир молчал. Он верил, что Надя справится. Но в космосе может произойти всякое. Поэтому Кира не оставляла тревога. Алиса, конечно, все это понимала, и все время подливала масла в огонь.

Кир не мог помешать ей, и поэтому сосредоточился на наблюдении. После выхода из корабля они направились к высокому пирамидальному зданию, где теперь было сосредоточено управление Риндая. Оно было построено здесь на месте другого, которое Кир помнил очень хорошо. Потому что нимало поспособствовал его уничтожению. Тогда, во время взрыва, погибло много человек - почти вся верхушка Риндая. После пираты еще долго зализывали свои раны. Кир помнил время, когда нападения пиратов стали редкостью. Но - появились новые лидеры и все постепенно вернулось на круги своя.

Двери отъехали в стороны, пропуская Алису и ее пленника с конвоем. Кир с некоторым любопытством отметил, что архитекторы попытались воссоздать заново не только внешний вид, но и внутреннюю обстановку старого здания. Что ж, если Киру удастся сбежать, знание всех входов-выходов ему очень поможет. Если, конечно, сходство действительно осталось полным.

В огромном зале, где собирались на совет самые влиятельные люди Риндая, сейчас находился только один человек, темноволосый, с неприятным выражением ярких голубых глаз. У него было лицо начальника, привыкшего к беспрекословному подчинению, тонкие губы плотно сжаты, брови сведены к переносице. Он неподвижно сидел на одном из высоких, словно троны, кресел, ожидая, пока пленника подведут к подножию ведущей к площадке с креслами лестницы. Холодные светлые глаза встретились с темными глазами Кира.

– Северс, - прорычал Кир.

– Узнал? Это хорошо, очень хорошо… - Северс неприятно улыбнулся. - Я очень долго ждал этой встречи. Не хочешь что-нибудь сказать мне в знак приветствия?

Кир молчал. Он не стал ломать голову над тем, как Род Северс умудрился выжить тогда, после взрыва. Главное было ясно - Кир теперь знал, кто организовал охоту, но вот зачем? Только ли ради мести? Хотя, зная Северса, это можно было легко предположить.

– Молчишь? - Род поднялся на ноги и медленно начал спускаться вниз по широким ступеням.

Он остановился рядом с Киром, глядя в его глаза. Да, пришлось изрядно повозиться. Но зато этот предатель теперь на Риндае, полностью в его власти. И, хотя ему хотелось задушить невозмутимо смотревшего на него Кира собственными руками, Северс решил растянуть удовольствие. К тому же, если месть была для него вдохновением и помогла разработать и блестяще выполнить такой сложный план, то теперь пора было вспомнить, что Кир - не только заслуживающий казни предатель, но еще и источник полезной информации. Конечно, Северс был почти уверен, что пытками ничего не добьется, но в данном случае для него был важен скорее сам процесс. Еще так свежи были воспоминания об адской боли сильнейших ожогов. Тогда он спасся лишь чудом, хотя в чудеса Род не верил. И долго ждал полного выздоровления. Потому что Кир должен был увидеть своего врага живым и здоровым, сильным и всевластным, как раньше.

– Ты знаешь, что тебя здесь ждет? - проговорил Северс, справившись с эмоциями.

– Знаю, - спокойно ответил Кир.

– Нет, - прошипел пират, - ты даже не представляешь… - и быстро повернулся к конвоирам. - Уведите его!

Глава 10

– Стен, что это значит!

Надежда стояла посреди кухни, упершись кулачками в бока, всем видом своим выказывая крайнее недовольство.

– Надежда, тебе действительно нечего там делать, - со вздохом ответил Стен. Он представлял, что реакция девушки будет довольно бурной, но, естественно, брать ее на Риндай не собирался.

Недавно они захватили один пиратский корабль, и теперь могли практически беспрепятственно проникнуть на пиратскую базу. Капитан этого корабля очень быстро согласился сотрудничать. Потому что, если перефразировать знаменитое изречение Аль Капоне, "ничто так не убеждает, как крепкое слово и бластер".

Теперь, когда почти все было готово, и предстоял визит в штаб Краснова, Надежда вдруг узнала, что ее не берут. И разразилась буря.

– Я же могу просто не выходить из корабля! - заявила Надежда.

– Все равно, это небезопасно.

– Но ведь ты и твои люди тоже будут подвергаться опасности. А я всего лишь посижу на корабле, я буду кем угодно - пилотом, связистом… Может, вам кто-нибудь еще нужен? Я… - Надя больше не находила слов, понимая, что Стена ей не переубедить. Но смиряться с таким положением дел ой как не хотелось!

– Надежда, - Стен положил руку ей на плечо, - как ты думаешь, Кир бы очень обрадовался, увидев тебя на Риндае?

Девушка закусила губу. Надя прекрасно помнила, как Кир организовал ей побег с корабля Алисы, только ради того, чтоб она не попала на Риндай. Ей вдруг стало стыдно.

– Он бы меня просто убил, - прошептала она.

– Нет, это ты, конечно, слишком. Но в принципе все правильно, - отозвался Стен.

– Но, - Надежда растерянно посмотрела ему в глаза, - как же так? Ему нужна помощь, а я буду спокойненько сидеть тут сложа руки и ничего не предпринимать?

Стен улыбнулся. Он, конечно, не сказал Наде, что именно это и было бы лучшей помощью. Как она сказала? "Спокойненько сидеть тут сложа руки и ничего не предпринимать?" - звучит очень заманчиво, но вряд ли этого стоило ожидать от Надежды.

– Просто попытайся не попасть в неприятности, пока нас не будет, - посоветовал Стен.

Через несколько часов Надя и Стен сидели в кабинете Владимира Краснова. Выслушав план Стена, начальник штаба одобрил его, и попросил предоставить ему список людей, которых он бы хотел включить в диверсионную группу. Краснов пробежал глазами предъявленный Стеном список из семнадцати имен, и в конце удивленно поднял глаза:

– Ален Джонсон? С Марса?

– Ален Джонсон? - повторила Надежда, оборачиваясь к Стену.

– Да, - ответил Стен, - это его личное пожелание. Думаю, он подходит для этой операции как нельзя лучше.

Надежда сразу вспомнила, как Ален говорил ей, что никогда не был на Риндае. Неужели, это просто любопытство или азарт? Но девушка пока слишком плохо знала Джонсона, чтобы судить о мотивах его поступков.

Обсудив со Стеном все детали, Владимир Краснов откинулся на спинку кресла и серьезно спросил:

– А чем нам грозит провал этой операции? В худшем случае?

– Вы имеете в виду, насколько ценна имеющаяся у Кира информация для пиратов? - Стен покачал головой. - Кир знает очень многое о военно-космических силах Новой Земли, их структуре, составе, вооружении.

– Но, насколько я помню, - произнес Краснов, - у него есть некоторые навыки защиты сознания.

– Это верно, - ответил Стен. - И сыворотка правды на него тоже не подействует. Но нет никакой гарантии, что со временем им не удастся сломить сопротивление его сознания. Тогда наше положение будет хуже некуда.

Когда они вышли от Краснова, Надежда обернулась к Стену. Ее лицо было совсем бледным, и Стен пожалел, что разрешил девушке присутствовать при разговоре. Надежда молча смотрела на Стена в ужасе от услышанного. Стен приобнял ее за плечи:

– Будем надеяться, что Кир продержится до нашего прихода.

Надежда сглотнула. Ведь по-существу они даже не могли быть уверены, что Кир еще жив. Но надо верить, верить и надеяться. Ей хотелось спросить Стена, каковы на самом деле шансы на успех операции, но, зная, что он не будет врать ей в любом случае, не решилась - а вдруг правда окажется совершенно неутешительной.

Туманным утром Надежда проводила взглядом уносящийся в серое небо пиратский корабль. На нем Стен, Ален и еще шестнадцать человек отправились на Риндай за Киром. Перед стартом Стен обещал Надежде сообщать ей любые новости о Кире, как только сможет. Но вряд ли это будет скоро. Пираты могли перехватить разговор, поэтому рисковать не стоило. Надя была уверена, что Стен при первой же возможности свяжется с ней, зная, как она переживает. Но это все же мало утешало. Впереди было ориентировочно пара недель бездействия. И беспокойства.

Надя недолго оставалась на базе. Экипаж "Буревестника" на время разъехался по домам, поэтому здесь девушку ничто не задерживало. И Надежда решила наведаться в Лесное, ведь с самого возвращения на Новую Землю она там так и не побывала.

Привычно пройдя несколько километров от автобусной остановки до поселка, девушка сразу же направилась к зданию театра. Но ее ждало разочарование - Тимура в танцклассе не было. На вопрос девушки вахтерша ответила, что у него должны быть занятия ближе к обеду. Надежда вышла, решив обязательно зайти попозже. Действительно, с какой стати она решила, что в восемь утра Тимур уже будет здесь? Скорее всего, спит еще. Надя усмехнулась, вспомнив, как уже несколько раз среди ночи заявлялась к нему домой. Нет, сегодня она не будет его так тревожить. Пусть высыпается, а уж после Надя найдет его в танцклассе.

Надежда шла по улице, обходя частые лужи. Зря она, наверное, явилась так рано. Яса, наверное, уже на занятиях… Подойдя к дому Славиных, Надежда нерешительно остановилась у калитки, а потом все-таки вошла и, поднявшись на крыльцо, постучала.

Дверь открылась и в тот же момент из дома с диким визгом выскочила Яса, буквально набросившись на свою подругу.

– Надя! Вернулась! - воскликнула Яса, чуть отстранившись, чтобы заглянуть в лицо Надежды. - Когда? Как?

Радостно проверещав и пообнимавшись еще несколько минут, Яса провела Надежду в столовую.

– Ты чего дома? - спросила Надя. - Я почти не надеялась тебя застать, так, наудачу зашла…

– У меня сегодня первых лент нет, а теперь я вообще никуда не пойду, - Яса весело подмигнула. - Все равно ничего серьезного не намечается, так что давай, рассказывай, как ты, когда вернулась?

Надежда приняла горячую чашку из рук Ясы и долго рассказывала обо всем, что произошло с ней за все то время, пока они не виделись… почти год. Яса слушала, не переставая изумляться, а порой и пугаться - столько всего успело произойти с ее подругой. Когда Надежда закончила рассказ, Яса покачала головой:

– Просто невероятно… даже не верится.

– Мне самой не очень верится, - невесело отозвалась Надя.

– Ты просто ходячее приключение, - улыбнулась Яса.

– Похоже на то. Только хорошего в этом ничего нет. Теперь из-за меня Кира заманили в ловушку, а я ничем совершенно не могу ему помочь и буду все время, пока не вернется Стен, сидеть без дела.

– Ты уже и так ему помогла - ты же обо всем сообщила его дяде, ведь иначе никто бы ничего и не узнал.

– Наверное.

– Кстати, - встрепенулась Яса, - а где ты жить собираешься?

– Мне предоставили номер в гостинице космопорта, - ответила Надежда.

Яса грустно вздохнула:

– А я думала, у нас поживешь…

– Да как сказать, - растерялась Надя, - я бы с радостью, но мы с твоим братом не в самых дружеских отношениях, да и мама твоя, наверное, не сильно обрадуется.

Не найдя, что возразить, Яса сокрушенно опустила голову. А потом вдруг лукаво взглянула на Надю.

– Знаешь, мне было бы даже интересно поглядеть на физиономию Макса, когда он тебя здесь увидит.

– Не надо, - скривилась Надя. Ей эту физиономию видеть не хотелось совершенно.

– Значит, вы тогда успели с Максимом серьезно поссориться, - пробормотала Яса. Надежда промолчала - Яса ведь даже не представляла себе, насколько серьезно они "поссорились", и это даже хорошо. Как говорится, меньше знаешь - лучше спишь. И все-таки Надя поинтересовалась:

– А чем твой брат сейчас занимается? Работает?

Яса фыркнула.

– Вроде как. Не знаю точно. Я его почти не вижу. Он, наверное, у своей девушки все время проводит. И все еще пьет.

– Понятненько… - пробормотала Надежда. Хорошо, по крайней мере, что сейчас Макс тут не появится.

Словно в ответ на ее мысли звякнул колокольчик на входной двери. Надя вздрогнула и недоуменно глянула на Ясу. Та пожала плечами:

– Сейчас гляну, кто пришел, - шепнула она и вышла в коридор.

Через несколько секунд Яса вернулась, и по выражению лица девушки Надежда поняла, что наихудшие ее опасения сбылись. Пока, вроде бы, Макс направился к себе, и у девушек была возможность потихоньку перебраться в комнату Ясы. Но Надежда все-таки мало рассчитывала теперь, что день пройдет спокойно. А ведь Стен так просил ее не нарываться на неприятности. Что ж, Надя и не нарывалась - неприятности словно сами ходили за ней по пятам. И Надежда очень сильно удивилась бы, если б так и не увидела сегодня Макса.

Тихонько проболтав с Ясой в ее комнате, Надежда чувствовала, что не может расслабиться и не слушать шагов Макса за стенкой. По коже бегали мурашки. Учитывая их последнюю встречу, видеть этого человека Надя не хотела совершенно. И даже находиться просто с ним в одном доме ей было неприятно. Поэтому девушка уговорила подругу выйти с нею на улицу. Яса мало понимала причину такого поведения Надежды, но согласилась.

И конечно, стоило им только выйти в коридор, там сразу же появился Максим. Он окликнул Ясу, собираясь что-то у нее спросить, но так и замер с открытым ртом и удивленно выпученными глазами. Надежда полностью проигнорировала брата Ясы, и подруги быстренько вышли из дома.

Девушки прогулялись немного по улицам Лесного, а потом забрели в уютное кафе. Взяли по пирожному и за разговорами не заметили, как пролетело время. Обстановка была умиротворяющая, поболтать тоже было о чем, и Надежда решила, что сегодня к Тимуру уже не успеет. Так что с Ясой они провели почти целый день.

Было уже темно, когда Надежда вышла из автобуса возле здания космопорта и направилась к гостинице. Ее провели в уютный номер, причем в один из самых лучших. Надя улыбнулась, ни секунды не сомневаясь, что именно Стена надо благодарить за такое внимание к ее персоне. По его же настоянию девушке чуть ли не вопреки всем правилам выдали легкий пистолет: на всякий случай.

Настежь распахнув окно, девушка прислонилась к деревянной раме, с грустной улыбкой глядя с высоты шестого этажа на вечерний город. Потом села на подоконник и прикрыла глаза. Как там сейчас Кир? И Стен? Он еще не добрался до Риндая, и в ближайшие дни не будет никаких известий. Это угнетало. Хотелось действовать, делать хоть что-нибудь, но… Ведь и правда, если бы Надежда как-нибудь ухитрилась и отправилась со Стеном, это было бы черной неблагодарностью по отношению к Киру, сделавшему все возможное, чтобы Надя не попала на Риндай.

Девушка поежилась и накинула на плечи курточку. В комнате становилось прохладно, но закрывать окно Надежда не собиралась. Когда глаза начали закрываться, девушка залезла под одеяло, накидав сверху еще несколько покрывал, и укуталась потеплее. Из открытого окна доносился шум проезжающих машин, голоса, далекая музыка… Надежда лежала, свернувшись калачиком. Она еще не совсем согрелась, но лучше немного померзнуть, чем остаться совершенно одной в незнакомой комнате, в полной тишине… Невесело усмехнувшись, Надя подумала, что у нее начинается клаустрофобия. Хотя, казалось, именно сейчас ей ничего не угрожает. Просто в минуты опасности о страхах приходилось забывать, а теперь в голову лезли различные мысли, воспоминания, в основном, почему-то, плохие. И не было рядом ни одного близкого человека, который мог бы помочь ей забыть все страхи. Надя рассерженно скомкала пальцами угол подушки: ей-то как раз грех жаловаться, не она сейчас находится у пиратов на Риндае. И все-таки заснуть этой ночью девушка очень долго не могла.

Утренний холод разбудил съежившуюся под покрывалами девушку. Шевелиться было лень, к тому же горло ужасно болело. Надя решилась, наконец, подняться с постели и закрыть окно. А потом собрала в охапку все свои вещи и, набрав полную ванную почти горячей воды, полезла греться. Естественно, ничего хорошего из этого не вышло, потому что вскоре Надежда поняла, что основательно простыла ночью, и теперь придется топать в аптеку за лекарством.

Пока Надежда одевалась и причесывалась, слабость прошла. Поэтому, заскочив в аптеку, девушка сразу же отправилась на автобусную остановку. Сегодняшний день можно было занять визитом к Тимуру. А завтра пойти к Краснову - может, у него появятся какие-то новости. А послезавтра… может снова к Ясе наведаться, или к семье Петреченко? Книжек набрать…

Тимура в танцклассе не было, но вахтерша сказала, что он уже пришел. Значит, бегает где-то. Надя примостилась на широком подоконнике и задумчиво уставилась в окно. Снег только недавно сошел, но в воздухе уже пахло весной, солнце светило по-особенному, и даже птицы выглядели какими-то необычайно радостными. Надежда вздохнула, и тут же услышала шаги. Через секунду в дверь вошел Тимур и застыл на пороге. А потом подлетел к поднявшейся ему навстречу Надежде и по-дружески обнял.

– Давно не виделись! - проговорил он. - Я думал, ты ближе к лету вернешься…

– Я тоже думала, - отозвалась Надя. - Так вышло. Как тут?

– Да все у нас по-старому, - Тимур задумчиво поглядел на девушку. - Что с тобой? У тебя что-то случилось, да? Хотя, что я говорю, с тобой всегда что-нибудь да происходит, только…

Надежда нахмурилась, а потом тихо проговорила:

– У меня так много всего случилось. Слишком много. Я осталась практически одна. Мама умерла уже почти пол года назад. Внезапно. В результате несчастного случая на заводе. Кир в плену у пиратов на Риндае. Мне даже думать об этом страшно… Стен полетел его выручать. Теперь ему тоже угрожает опасность. А еще там Ален Джонсон с Марса и другие ребята. И я постоянно ощущаю, что без меня все было бы намного легче, что многих несчастий и опасностей удалось бы избежать.

– Да, Надежда, - Тимур вздохнул и присел на подоконник, - невеселым получилось твое возвращение на Новую Землю. Но ты не вешай нос. Ведь не все еще так безнадежно. Стена ты знаешь, я думаю, довольно хорошо. Так что нет причин для полного отчаянья. Да и Кир, как я понял, еще тот подарок. Вернутся они, куда денутся.

– Ты думаешь? - девушка с надеждой подняла глаза на сидевшего рядом танцора.

– Естественно! - воскликнул Тимур. - Мы еще и концерт устроим в их честь, подразним немного твоего василиска. Как ты думаешь, он не вздумает испепелить меня взглядом, если я снова вытащу тебя на сцену?

Надежда благодарно улыбнулась. Куда лучше было думать о том, что будет после… когда и Кир и Стен вернутся, живые и здоровые. Ведь они обязательно вернуться, просто нужно верить в это и надеяться, надеяться несмотря ни на что.

Вечером, как и следовало ожидать, у нее поднялась температура. Лишь поэтому девушка решила, что целесообразнее оставить окно номера закрытым. Теперь Надежда могла со спокойной совестью полежать тихонько на широкой кровати и пожалеть себя, но это показалось ей скучным, тем более, что пожаловаться на плохое самочувствие было совершенно некому. Да и винить во всем можно было лишь себя - это ж надо проспать целую ночь с распахнутым настежь окном, при том, что на улице еще далеко не лето.

И все же сидеть на одном месте было невыносимо, поэтому Надежда, наугад проглотив несколько таблеток, вышла из гостиницы и решила пройтись по городу. Она как раз шла мимо здания космопорта, когда заметила вдруг среди выходивших полненькую девушку, показавшуюся ей ужасно знакомой.

– Ева! - окликнула ее Надежда, и очень обрадовалась, увидев, что не ошиблась.

– Надя! - завопила Ева, причем так, что все прохожие изумленно обернулись, и на радостях чуть не задушила Надежду. - Не знала, что ты вернулась. Говорили, что ты улетела к себе домой.

Надежда удивленно уставилась на Еву. Оказывается, слухом земля полнится…

– Ты не удивляйся, - разулыбалась Ева, заметив изумление своей собеседницы, - тут о тебе много чего говорили. Так что, Надя Орлова, ты теперь своего рода знаменитость!

Надя скорчила недоверчивую физиономию и поспешила перевести разговор.

– Ты как теперь? Где летаешь?

– Я на большом пассажирском корабле, - с гордостью ответила Ева. - Там еще несколько наших ребят, что на курсы летом ходили…

– И Вялова тоже? - полюбопытствовала Надежда, вспомнив кокетливую блондинку Леночку, с которой они с Евой так не ладили во время летных курсов.

– Нет уж, только ее мне для полного счастья и не хватает! - возмущенно воскликнула Ева, и вдруг уставилась на Надежду. - Ты что-то неважно выглядишь! А ну-ка давай сюда лоб!

Потрогав ладонью Надин лоб, Ева возмущенно уперла руки в бедра.

– Кое-кто должен сейчас лежать в кровати, а не разгуливать по городу с такой температурой!

– Скучно ведь! - буркнула Надя.

– Ничего, я с тобой пойду. Ты где живешь?

– Я пока в гостинице…

– Ну вот и хорошо! - Ева решительно взяла Надю за руку. - Пошли, заодно и поболтаем. Только ты будешь лежать в кровати!

– Ладно, - улыбнулась Надежда. Теперь девушка согласна была и поваляться в своем номере. Зато она будет не одна. А с Евой им будет, о чем побеседовать.

– Вот это да! - удивилась Ева, заходя в дверь гостиничного номера. - Один из лучших! Неплохо тебя устроили.

– Угу. Не жалуюсь.

– Ну-ну, - покачала головой Ева. Ее внимание привлекли валяющиеся на столике кучкой упаковки с лекарствами, которые Надежда купила в аптеке. - Не доверяю я этим таблеткам, - поморщилась она. - Давай-ка я тебя лучше по-своему лечить буду.

– Давай, - улыбнулась Надя. Она уже догадывалась, как и чем ее будут лечить, и поэтому сразу достала чашки побольше и чайник поставила. Ева не обманула ее ожиданий. Вытащив из своей сумки пестренький пакетик, Ева заварила чай, да такой, что аромат сразу же распространился по всей комнате. Потом девушки, как-то забыв, что Надя должна по идее лежать в постели, уселись на кровать поверх покрывал. Поболтать и правда, было о чем. Ева, как оказалось, только сегодня вернулась с рейса и собиралась поехать домой. Но решила, что сможет это сделать и завтра. Ведь Надежду она уже больше года не видела. К тому же про Орлову в последнее время то и дело проскакивала интересная информация. Правда, Ева и не удивлялась. Надежда Орлова стала для нее героем уже тогда, когда ударила обидевшего Еву парня во время занятий на летном поле.

Переночевав у Нади, наутро Ева все же уехала домой. Надежда проводила ее до вокзала, а потом пошла в космопорт. С Красновым поговорить толком не удалось. Начальник штаба был очень занят, и лишь на ходу сказал Наде, что новостей от Стена нет никаких, да и в ближайшие дни, скорее всего, не будет. Устыдившись того, что отрывает со своими глупостями от дел занятого человека, Надежда печально поплелась по широкой лестнице на второй этаж.

В это время в космопорту было мало народу. Девушку никто не остановил. Надя беспрепятственно вошла в почти пустой зал ожиданий и опустилась в удобное кресло, повернутое к огромному во всю стену окну. Солнце заливало ярким светом поле космодрома. Чувствовалось, что весна уже наступила, и скоро на деревьях появятся первые зеленые листочки. Надя подперла руками голову и замерла, глядя на поблескивающие громады кораблей, на снующие туда-сюда яркие транспортеры. День обещал быть ясным. Девушка вздохнула - пока ей оставалось только ждать…

Глава 11

Корабль уже получил разрешение на посадку и шел на снижение. На выполнение задуманного плана времени было не слишком много - чем быстрее удастся убраться с Риндая, тем лучше. Бывшего капитана этого корабля снова связали и заперли в одной из кают. Пока он был не нужен. Стен нажал кнопку, и экран, на котором только что отображался сложный план главного здания пиратской базы, погас.

Люди покидали корабль небольшими группами, оживленно беседуя друг с другом - ни дать, ни взять дружеская компания в поисках уютного кабачка после очередного нелегкого рейса. Стен неподвижно стоял, глядя на экран визуального наблюдения. Кроме него на корабле осталось еще три человека. Остальные, получив задание, разбились на группы и находились сейчас среди пиратов на базе.

– Черт возьми, ну и местечко, - Джонсон раздраженно огляделся. Тут было не только темно, но еще и вонь стояла неимоверная. Ален еще немного поворчал по этому поводу, пока Виталий Черненко не окликнул его:

– Вот люк. Похоже, Стен говорил как раз об этом.

Джонсон кивнул, от души надеясь, что этот ход не пойдет через канализацию. Судя по запахам, это было очень даже возможно. Он махнул рукой парню, стоявшему на входе в подвал. Двое остались у подъезда, остальные быстро спустились. Крышку люка удалось поднять не без труда. Скорее всего, этим ходом давно не пользовались. Оставалось лишь надеяться на то, что информаторы не подвели, и при реконструкции здания потайные входы и выходы действительно не оставили без внимания и восстановили должным образом.

Десять человек один за другим спрыгнули в открывшийся проем, оказавшись в длинной норе, действительно похожей на широкую цементную трубу. "Точно, канализация" - подумал Ален, но вскоре понял что ошибся. Здесь было относительно чисто, но сыро и воняло плесенью. Свет их фонарей выхватывал из темноты только голые стены. И, казалось, этому туннелю, не было конца и края.

– Мы уже близко, - сказал, наконец, шедший впереди Черненко.

– Давно пора. Уже, наверное, полгорода под землей прошли, - пробурчал Ален.

Пройдя пару шагов, он понял, почему Виталий сделал такой вывод: после стыка очередная часть трубы выглядела так, словно была намного новее остальных. Это означало также, что ход расчистили и восстановили. Всем сразу стало немного легче от сознания того, что пока все идет по плану.

Вскоре они подошли к массивной двери, закрывавшей вход в здание. Виталий молча кивнул рыжему парнишке, и тот быстро и уверенно, словно врач стетоскопом, ощупал и прослушал дверь своими замысловатыми приборчиками. А после поднялся и удовлетворенно сообщил:

– Никого.

С замком пришлось повозиться. Но Ален имел дело и с более хитрыми устройствами. Дверь открылась, и диверсанты оказались в плохо освещенном коридоре. План был запечатлен у каждого в голове, так что сверяться по бумаге не приходилось. Лестницу нашли быстро и поднялись этажом выше. Тут пришлось разделиться.

Судя по плану, который показал им Стен, в здании было два этажа, на которых стоило искать пленника. Черненко и еще двое ребят отправились проверять нижний из них, а еще трое во главе с Аленом - следующий. Антон Шерстов с оставшимися отправились наверх: комнату наблюдения за внутренней обстановкой в здании и пункт связи необходимо было сразу взять под контроль. Бесшумно преодолев несколько пролетов, по знаку Шерстова ребята, следовавшие за ним, натянули некое подобие противогазов