Book: Повеситься в раю



Повеситься в раю

Юрий КАЛМЫКОВ

ПОВЕСИТЬСЯ В РАЮ

« Пусть тот, кто ищет, не перестанет искать до тех пор, пока не найдёт…»

Это тайные слова, которые сказал Иисус живой

и которые записал Дидим Иуда Фома

ПРЕДИСЛОВИЕ

Это произведение получилось в какой-то степени мистическим. И пока я писал его, оно, со своей стороны, оказывало на мою жизнь довольно-таки сильное влияние, да так, что порой я не знал, удастся ли мне когда-нибудь его дописать. У меня было такое впечатление, будто обстоятельства моей жизни вовлекают меня в некоторые события специально для того, чтобы показать некоторые жизненные узоры, о которых следует поразмыслить и что-нибудь о них написать. Негативные события, случавшиеся в этот период со мной и вокруг меня, как бы говорили о том, что я избрал неправильный путь, но, с другой стороны, если бы не они, то я вряд ли написал бы что-нибудь подобное. Возможно, было бы лучше, если бы я вообще ничего не писал, но тем не менее…

Автор

ПИСЬМО

Дорогой Бог!

Если Вы есть, то мне не нужно представляться – Вы всё обо мне знаете лучше меня самого. Если же Вас нет, то письмо моё в высшей степени бессмысленно, но этим письмом я никого не побеспокою, кроме, разумеется, самого себя.

Нельзя сказать, что я обращаюсь к Вам по какому-то неотложному делу: я не падаю в самолёте, не тону в океане и никто из моих родственников и друзей не находится сейчас в реанимации.

Так и хочется сказать: «И на том спасибо!», но, честно говоря, я не знаю, является ли моё относительное благополучие предметом Вашей заботы или же Вам это всё совершенно безразлично.

Я никогда ещё к Вам по-настоящему не обращался… Хотя, конечно, несколько случаев обращения было. В молодости, когда я напивался спиртными напитками сверх всякой меры и не единожды находился, как мне казалось, между жизнью и смертью, я действительно к Вам обращался: «Господи! Сделай так, чтобы всё это закончилось! Клянусь! Больше никогда! Ни капли спиртного!» И конечно же я не выполнял своих обещаний. Несколько раз я просил за других в критических ситуациях. Если Вы действительно помогали в этих случаях – я благодарю Вас за это! Особенно, когда я просил за других. Вы видите, я не лицемерю. Просьбы за других – это более осознанные и возвышенные просьбы.

Просить Вас о сохранении моей жизни – в этом есть что-то низменное. Ну а просить о деньгах, карьере, о каких-то благах…. Не знаю, как другие, но я до этого никогда не опускался. Хотя, может быть, и следовало бы попросить чего-нибудь разок другой. Сказать, например: «Господи! Помоги мне, пожалуйста, стать мультимиллионером! И тогда я отстану от тебя и не буду больше надоедать со своими просьбами». А что? Другие ради денег ещё и не так прогибаются.

Но непохоже, что мультимиллионеры являются самыми набожными людьми, скорее наоборот, они предельно циничны и аморальны. И я убеждён, что, по крайней мере в нашей стране, ни один первоначальный капитал, ну может быть, за редким исключением, не возник без преступлений и аморальных поступков. А те, кто молятся и всё чего-нибудь просят, не получают ничего. Всё это очень наглядно!

Конечно, политики и бизнесмены, особенно те, о ком молва говорит: «у него руки по локоть в крови», – изредка вспоминают о духовности и патриотизме и приходят в храмы, как нашкодившие коты, где от Вашего имени их встречают со всеми почестями и уважением на самом высоком уровне. Но, на самом деле, это Ваши отношения с ними, и меня они никак не должны касаться.

Но почему же я должен верить? Верить в то, что каждому воздастся по делам его, но не здесь и не сейчас, а где-то в другом мире? А здесь нет ничего похожего! Вся ответственность за высшую справедливость – на Вас, всезнающем и всемогущем!

Это похоже на самый великий обман. Все мошенники, как и священники, говорят одно и то же: завтра! А завтра, как известно, не наступает никогда.

Почему я должен верить или не верить в Ваше существование? Зачем же делать из меня идиота?! Если Вы всемогущи, то у Вас всегда есть возможность заявить о своем существовании. Но Вы почему-то не делаете этого. Почему я не могу просто знать?

Некоторые люди утверждают, что даже любят Вас! Я этого не понимаю. Как можно любить неизвестного Бога? Это очень похоже на любовь к тирану, во власти которого находишься и от которого полностью зависишь. Любить его, что бы он ни сотворил, надеясь на его разум и милосердие! В такой слепой любви есть что-то рабское, холуйское. Неужели Вам нужны именно рабы? Причём столько, и отвратительных.

Моя дочь завела двух хомячков. Очень милые и симпатичные хомячки! Они живут в клетке. Всю жизнь они должны прожить в клетке. Это домашние хомячки, они не могут жить на свободе, если их отпустить на волю, то они погибнут.

Я против того, чтобы держать животных в клетках. Но что теперь делать? Они должны жить в клетке. Что за судьба у этих хомячков?! Мне кажется, у одного из них есть чувство юмора, у рыжего хомячка.

Может быть, эти хомячки считают людей богами? Может быть, они хотели бы узнать, как устроен мир и в чем смысл их существования? Но что я могу им сказать? И как я могу это сделать? Может быть, и Вы передо мной находитесь в таком же положении, как я перед этими хомячками?

Иногда я смотрю на них, и у меня возникает чувство, что все мы, то есть люди на планете Земля, подобны этим хомячкам, которых кто-то когда-то завел на Земле для каких-то непонятных целей, а потом забыл об их существовании.

Я задавал себе вопрос: «А что изменится от того, что люди будут точно знать, существуете Вы или не существуете?» На первый взгляд, может показаться, что не изменится ничего. Каждый будет думать так, как ему это удобно. И это дело каждого. Но, с другой стороны, я бы сказал, что изменится всё! Я отличаюсь от хомячков в клетке, которые не задают вопросов и которых я не могу услышать, тем, что я могу задавать вопросы.

Господи! Всемогущий Боже! Ответь мне, пожалуйста, на один вопрос: Есть ли Ты?

Не ответить никак – это значит не уважать моего разума. Может быть, мой разум ничтожен, но я искренен, и Ты видишь это!

Я жду ответа.

Если же ответа не будет, то я больше не стану просить тебя никогда, ни о чём и ни при каких обстоятельствах. И может быть, мой разум самый жалкий на Земле, а воля самая слабая, но я всегда буду полагаться только на свой разум и на свою волю.


Письмо не было подписано.

– А бог его знает, из какой истории болезни оно выпало! – вслух произнёс психиатр Владимир Карлович, дочитав письмо до конца. – Вон их сколько!

Он потряс письмо в руке, не зная, что с ним делать.

– Письмо-то хорошее! Можно сразу поставить диагноз, не беседуя с пациентом.

Он вздохнул, разорвал письмо и бросил его в корзину для бумаг.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ВОСКРЕСЕНЬЕ

СКОЛЬЗКАЯ ЛЕСТНИЦА

Сейчас его больше беспокоил один студент. Почему именно он беспокоил? Больных много, но почему именно этот? Чем больше Владимир Карлович с ним беседовал, тем больше видел в нём сходства с самим собой. «Он – это я». Всё один к одному! Владимир Карлович узнавал себя! Он как бы спускался вниз, по скользкой лестнице, в тёмный подвал, со свечой в руке.

«Судья никогда не может стать подсудимым; психиатр никогда не может стать психически больным!» Это законы, которые просто необходимы и судьям, и психиатрам для их душевного равновесия. Но если бы у Владимира Карловича было свободное время для анализа своих чувств, то он заметил бы, что тезис «Со мной этого не может случиться никогда!» сменился на другой: «Слава богу! Мне повезло!»

«У меня что-то случилось с головой! Помогите мне! Спасите меня!» – звучал в ушах Владимира Карловича голос студента. – «Через центр лба нужно провести горизонтальную плоскость через всю голову, а на этой плоскости начертить ромб, в самом центре головы, со сторонами в 7 сантиметров. Вот этот ромб у меня и болит». Патогенез этой болезни был хорошо известен каждому психиатру и ничего хорошего не сулил. Не было чудесных фармакологических препаратов, на которые рассчитывал студент, – никто их пока не придумал. Психиатрическая наука пока не знает эффективных средств лечения «ромбов» в головах студентов.

Владимир Карлович вспомнил о вчерашней «пятиминутке». Пятиминутками в больнице традиционно называются утренние собрания врачей, которые длятся примерно часа полтора. Так вот, на вчерашней «пятиминутке» Михаил Иосифович, заведующий отделением, говорил следующее: «В первую очередь мы должны передать больному нашу уверенность в его выздоровлении. Но вы, наверное, замечали, что, когда мы слишком долго беседуем с проблемным больным, наша уверенность может, увы, пошатнуться, а на подсознательном уровне больной замечает всё. Вы слегка усомнились, а больной на уровне своего подсознания уже прочёл свой приговор».

Это он намекал Владимиру Карловичу на его длительные беседы со студентом-химиком, и Владимир Карлович не стал вступать в дискуссию со старым опытным врачом – тот был, конечно, отчасти прав. Мы должны подавать больному какую-то надежду, даже если знаем с точностью: плюс-минус один год, что будет происходить с больным. Пять лет – и полная деградация. Владимир Карлович уважал своего старшего коллегу. Михаил Иосифович за свою психиатрическую практику, очевидно, видел много человеческих трагедий, и сейчас он учил молодого врача, как нужно проходить мимо трагедии. Хирург не сможет работать, если будет «чувствовать» боль пациента. Психиатр, так же как и хирург, должен быть безжалостным. Всегда должна быть дистанция между психиатром и больным. Но какая? У многих она такая же, как дистанция между социально адаптированными людьми и вонючими бомжами, лежащими на скамейках.

«Где же ты, мой дорогой, оступился? Где перешагнул запретную грань разума, перешагивать через которую, не позволено никому, – задавал себе вопросы Владимир Карлович. – Современная психиатрия научилась хорошо скрывать своё невежество. Мы можем влиять на физиологические процессы организма, но лечить душу медикаментами – это, по сути, те же средневековые методы, когда изгоняли бесов подручными средствами. Это тоже были своего рода научные методы. Были больные и были врачи – приходилось лечить или делать вид, что лечишь.

Если в компьютере «сошла с ума» какая-нибудь программа – нужно пригласить системного администратора. Он придёт, включит компьютер, пощелкает клавишами, похмыкает что-то себе под нос, скажет: «понятненько!», достанет из своей сумки нужный диск и исправит программу.

А если вместо этого дикари будут устраивать жертвоприношение перед монитором, а системный блок поливать настоем из целебных трав, то пользы от этого будет очень мало.

Психиатры действуют так, как будто знают «систему», но на самом деле мы ничего не знаем, мы и есть те самые дикари!

Как невежественно человечество! Через сколько времени мы действительно научимся лечить психически больных? Через сто, двести, тысячу лет? Или больше? Может быть, во вселенной где-то и есть высший разум, но человечество никто ничему не учит. Мы до всего доходим сами. Если бы существовал «Бог отец», то он должен был бы как-то озаботиться обучением своих «сыновей и дочерей». Однако этого не происходит. Где он, высший разум? Что-то не наблюдается! Может быть, среди богов тоже есть алкоголики, которые бросают своих детей на произвол судьбы?»

Был вечер воскресного летнего дня. Владимир Карлович дежурил в отделении больницы. Сидя в своём кабинете, он пил свежезаваренный чай с жасмином.

«Какие странные мысли приходят мне сегодня в голову. К чему бы всё это? Может, рассказать завтра на „пятиминутке“ о своих размышлениях? – улыбнулся Владимир Карлович. – „Было бы очень забавно. И всё-таки, если бы пришёл вдруг „системный администратор“, какой метод лечения он применил бы к этому больному? Наверно, это был бы какой-то препарат – продукт таких технологий, которые нам и не снились!“

Он допил чай, подошёл к окну и привычно сложил руки на груди.

«Даже манера складывать руки и поджимать губы у него та же, что и у меня», – вспомнил Владимир Карлович.



БОЛОТО АДОВО

Депрессия – это такое состояние, когда всё время скользишь, скатываешься к пропасти, и во всём мире нет ничего привлекательного, за что хотелось бы схватиться, чтобы удержать падение. Альфред перевернул страницу книги и поймал себя на том, что абсолютно не помнит того, что он только что прочитал. Он читал, но содержание книги не имело для него никакого значения, так же как и весь мир. Можно было начинать сначала, узнавались бы прочитанные места, но в голове опять ничего бы не задерживалось.

Он положил книгу на живот. Для художника депрессия в первую очередь означает, что из бесчисленного множества зрительных образов на холст нечего положить. Стоящего ничего нет. Любой выбор отвратителен.

Если весь мир вокруг тебя – ужасающая дрянь, то, естественно, что ни напишешь, будет всё той же ужасающей дрянью. Замыслы рассыпаются, текут, и не на чем остановиться. Тошнит от всего, физически тошнит. И кружится голова. Периодически вспоминается фраза из библии: «Если же соль земли потеряет силу, то чем сделать её солёною?» Нечем.

Это состояние можно сравнить ещё и с состоянием человека, погружающегося в болото, когда вокруг никого нет и надежд на спасение никаких.

Здесь, в больнице, тебя накачивают транквилизаторами, ты живешь в сноподобном состоянии, и никакой ясности в голове. Погружение в болото вроде бы должно замедляться, но на самом деле оно становится более гадким и отвратительным – вот и вся разница. Погружаясь в болото, ты ещё и смотришь отвратительные сны. Вот он – ад на земле!

Окидывая мысленным взором свою жизнь, жизни близких ему людей, Альфред подумал, что эта жизнь и есть на самом деле ад. Он ощутил свою беззащитность и беззащитность каждого человека перед этим миром. Вне зависимости от того, что думает человек, во что верит, на что надеется – он беззащитен. И всё, что есть у каждого человека то, что он любит и чем дорожит, будет в этом мире безжалостно раздавлено и уничтожено. И не останется ничего!

Люди подобны животным, которых везут на бойню. Они могут смеяться, шутить, делать глупости, с юмором ко всему относиться… Но всех везут на бойню! И нет от этого никакого спасения. И нет никакой возможности защитить от этого ада хотя бы одного человека. Каждый встретится с адом лицом к лицу. Каждый сам поймет, что находится в аду. Смерть ожидает каждого, и наивно полагать, что смерть – это всего лишь мгновенная и безвозвратная потеря сознания и памяти. Смерть человека – это гибель вселенной.

Альфред вспомнил рассказ матери об одной школьной подруге. Однажды к матери пришла старушка. Мать не сразу вспомнила свою школьную подругу, ведь в последний раз они встречались, когда им было всего по одиннадцать лет. Эта старушка большую часть жизни провела в сталинских лагерях и как-то осталась живой. Она была дочерью какого-то священника. Из всех рассказов об ужасах этой жизни Альфред запомнил про то, как в присутствии этой девочки, после того как увезли её мать и отца, по приказу следователя были методично уничтожены все вещи, которые были в квартире.

Учебники, школьные тетради, тарелки, мебель, иконы, портреты, фотографии, куклы, детские игрушки, туфли…. Разрезано пальто матери, разорваны ботинки отца. В квартире были варварски уничтожены все вещи, и следователь с маниакальным упорством заставлял девочку смотреть, как уничтожается каждая вещь.

Распиливались кастрюли, гвоздодёром выламывались клавиши пианино. Она запомнила лицо до смерти перепуганного участкового врача, который приводил её в сознание, холод от форточки, запах нашатырного спирта.

Она стоит голая посреди этого разгрома и непослушными руками развязывает бант и выплетает синюю ленту из косички. Лента была на кусочки разрезана самим следователем. Следователь, взяв её за подбородок, чеканя каждое слово, произносит: «У тебя никого нет и ничего нет. Ты никто и ничто! Сейчас мы поедем убивать твою мать и твоего отца!»

Из всех, кого эта старушка знала до ареста, она смогла найти только свою школьную подругу – мать Альфреда. Мать рассказала Альфреду эту историю, когда Альфред был уже взрослым, а эта старушка, школьная подруга матери, давно умерла. Несколько лет назад умерла и мать Альфреда, но Альфред на всю жизнь запомнил хрупкую девочку, развязывающую синий бант.

«Наивно полагать, – думал Альфред, – что со смертью человека не рушится вся его вселенная. Подумаешь, умер. Но пока жив, думаешь, что Земля вращается, человечество остаётся. И даже будет прогрессивно развиваться. А тебя ждут ангелы, чтобы отвести на суд божий. И ты готовишься сказать: „Грешен, Господи!“

Ничего этого нет! Гибнет всё мироздание! Всё, что мог в своём сознании охватить человек, всё, чего касалась рука и по чему скользил взгляд человека! Всё, что он любил и ненавидел! Всё это будет разломано, исковеркано, уничтожено! Канет в небытие. Померкнет солнце, и звёзды упадут. Жизнь и смерть – это лишь две стороны ада. И никому из живущих не избежать этой участи.

Об этом лучше никому не говорить. Разум человека – вещь очень хрупкая. Но единственно, что не бесполезно в аду, это любовь. Это всё, что может человек вопреки аду! И никакой дьявол любовь уничтожить не может. Любовь должна быть сильнее ада! Она реальнее всего этого мира».


Альфред смотрел в потолок. Потолок кружился. Альфред закрывал глаза, но вращение продолжалось.

«Если бы я хотел жить, то я бы, наверное, что-нибудь предпринял, чтобы вращение прекратилось, но откуда взяться такому желанию?»

Альфред поднял голову и посмотрел по сторонам. Вот новый человек, новое лицо. Взгляд внимательный и необычайно спокойный, едва заметная улыбка. Альфред отвел взгляд, закрыл глаза. Образ сохранился. Весь мир плыл куда-то в сторону и размазывался, а лицо сохраняло четкость очертаний, поскольку в нём было спокойствие, спокойствие, способное остановить мир.

«Откуда в человеке может взяться такое спокойствие? Таким спокойным может быть только наивный человек, который построил в своей голове прекрасное мироздание и ещё не наткнулся на ужасающую действительность. Человек с таким спокойствием – это как земная ось, вокруг которой вращается весь неспокойный мир», – подумал Альфред. Он открыл глаза и посмотрел ещё раз. Новый человек на этот раз смотрел в другую сторону и с кем-то разговаривал. Альфред снова закрыл глаза – вращение прекратилось! Образ! Нужно сохранить этот образ! И образ этот не исчезал – он давал устойчивость в мире. Альфред слушал звуки его голоса, не разбирая слов. Слова и не были нужны – голос притягивал к себе и давал устойчивость в мире. Падение и вращение прекратились. Наваливался непреодолимый сон, но это был уже не кошмарный сон.

«Это я вылез из болота и в изнеможении упал, но уже в безопасном месте, – засыпая, подумал Альфред. – Только бы он не исчезал.

САМУРАЙ

Психиатрические больницы обычно производят на людей тягостное впечатление, но не на таких людей, как Самурай. Он был здесь по делу, здесь его звали Сергеем, он считал себя сильным человеком и знал, что он здесь в безопасности. Его крепкое спортивное телосложение, короткая стрижка, волевой характер, всегдашнее спокойствие и рассудительность могли бы пролить свет сведущему человеку на характер его деятельности.

Ежедневно, в отличие от других, он делал зарядку, отжимался от пола не менее 200 раз, тщательно следил за своим внешним видом и читал «Кодекс чести самурая». Под матрасом он держал пистолет Макарова в дорогой кожаной косметичке. Настоящее имя его было, конечно, не Сергей, а какое-то другое, но здесь его звали Сергеем, однако чаще его называли не по имени, а, как-то само собой так получилось, называли Самураем. Официально он лечился от белой горячки, на самом деле он скрывался от своих бывших друзей, таких же бандитов, как и он сам. Чтобы попасть сюда, он заплатил «кому надо» и был здесь на особом положении. Лечащим врачом его был сам заведующий отделением, которого он – не при посторонних – называл Мишей. Его «мерседес» черного цвета был заперт в отдельном охраняемом боксе больничного гаража. Ключи лежали в тумбочке вместе с аккуратно сложенной одеждой. Короче говоря, у него всё было «под контролем».

Изредка и очень кратко он разговаривал по двум мобильным телефонам и ждал «хороших вестей».

ДМИТРИЙ, ИЛИ ПОВЕСИТЬСЯ В РАЮ

Человек не может всю жизнь летать и порхать как бабочка – для этого у него слишком много мозгов, гораздо больше, чем у бабочки. Дмитрий много раз пытался представить себе идеальный мир, в котором ему хотелось бы жить вечно, но каждый раз выходила какая-нибудь ерунда. Человеческий мозг создан не для рая и не для вечной жизни, и Дмитрий пришел к выводу, что если бы он попал в рай, тот самый, каким его представляют христиане, то он бы повесился на третий день.

Дмитрий родился в семье известных музыкантов, а значит, его нелегкий жизненный путь был определен ещё до рождения. Сколько помнит себя, Дмитрий занимался музыкой, но всегда, сколько помнит себя, хотел чего-нибудь другого.

И вот, после окончания консерватории, к музыке добавилось ещё и программирование, журналистика, поэзия, компьютерный дизайн и немного живописи. К этому времени он был женат, и его маленькая дочь, с абсолютным музыкальным слухом, уже успешно «гнула пальчики» за клавиатурой фортепьяно и пролила за инструментом первые музыкальные слёзы.

С раннего детства Дмитрий чувствовал себя обиженным. Согласитесь: тому, кто с раннего детства занимается музыкой, всегда найдётся, на что обижаться. И с раннего музыкального детства Дмитрий понял, что обида, если ею правильно воспользоваться, даёт человеку силы, а также является неиссякаемым источником юмора и смеха.

И обижаться можно на кого угодно, но по-настоящему можно обижаться только на близких тебе людей, и чем ближе и значительнее для вас человек, тем сильнее вы на него можете обидеться.

И ещё Дмитрий заметил: для того чтобы сделать что-либо стоящее или просто долго и упорно над чем-либо трудиться, ему непременно нужно было на кого-либо обидеться. Когда начинаешь что-то делать, обида проходит, она рассеивается, и от неё не остаётся никакого следа. Но у истока всех дел непременно есть какая-то обида. Она даёт жизни остроту и во все чувства вносит приятный привкус горечи. Дмитрий понимал, что это какая-то игра ума и пространства, но всё же продолжал в неё играть.

Люди всегда на что-нибудь обижаются, но не многие замечают, куда исчезает обида. Есть люди, которые обижаются, но не отдают себе в этом никакого отчета. В такой обиде есть первозданная сила. От неё веет дикими степями, кострами при луне, свистом и улюлюканьем воинов.

Представьте себе: Вы полководец! Вас назвали вислоухим бараном! Что Вы будете делать? Ясное дело: сожжете несколько городов, поголовно уничтожив всё население.

Но того, кто вас назвал вислоухим бараном, так и не найдут, да и к сожженным городам он, скорее всего, не имел никакого отношения.

Примерно так поступает и современный человек, если он не задумывается о своей обиде. Обида, сама по себе, никогда не исчезает бесследно.

Дмитрий с удовольствием отыскивал в прессе и художественной литературе всё, что касалось умения человека использовать свою обиду, и это было самым приятным чтением.

Приводит какая-то бабушка любимую внучку в балетную школу, а ей говорят: «Нет! В балетную школу она не подходит. И ноги толстые и кривоватые, фигура неправильная, лицо в прыщах…» А маленькая сопливая девочка слушает всё это, и где-то в центре её груди возникает ураган, энергией которого можно в одно мгновение превратить в щепки все балетные школы и балетные студии всего мира. И в конце концов этот ураган каким-то образом превращается в бурлящую силу, которая заставляет маленькую сопливую девочку заниматься по 16 часов в день и делает её звездой балета.

Но если этой силой не воспользоваться, то сама эта сила будет чинить препятствия всю жизнь. Жизнь пойдет вкривь и вкось. Девочка превратится в заместителя главного бухгалтера, будет носить длинные юбки и джинсы и не будет ни в чём уверена, даже в своих отчётах.

Но в какое-то время Дмитрий перестал обижаться. Вообще! Полностью исчезла всякая обидчивость.

«Видимо, я созрел, как созревает яблоко на дереве. Я стал абсолютно нормальным зрелым человеком – ни истериком, ни невротиком, ни психопатом. Вот таким, наверно, и должен быть человек. Так задумала природа!» – так рассудил Дмитрий. Но если есть тот, кто распоряжается человеческими судьбами, то, похоже, он обладает тонким чувством юмора: именно в этот момент Дмитрий оказался в психиатрической больнице.

Приход в психиатрическую больницу – это всегда не простой жизненный шаг. Дмитрий, переодетый в больничный халат, с вещами в руках стоял в коридоре одного из отделений больницы и ждал, когда появится медсестра и проводит его в нужную палату.

«И здесь ведь тоже люди!» – подумал Дмитрий, приглядываясь к больным.


На Земле существует два типа людей.

Есть люди, которые расталкивают других локтями, чтобы показать свою значимость и превосходство. Они готовы хватать и делить, всё равно что. Они недавно вылупились из яйца динозавра, и им непременно нужно что-нибудь урвать для себя от этого мира.

И есть люди небесного происхождения. Они не знают, кто они и зачем они здесь, и думают, что они такие же, как и все. Но каждый из них в какой-то момент начинает чувствовать свою душу и не знает, что с этим делать.


«Со мной-то всё ясно, но другие, кто они? Интересно!»

Один из больных, дружески улыбаясь, подошёл к Дмитрию.

– Я вижу, вы здесь первый раз.

– Да первый – ответил Дмитрий, приятно удивляясь тому, с каким радушием его встречает этот человек. Как будто он давно ждал Дмитрия!

– Не волнуйтесь и ни о чём не беспокойтесь! Здесь на самом деле очень хорошо! И у Вас всё будет хорошо! И люди здесь подобрались на редкость душевные и приятные. Вам здесь понравится! Ей богу, я не шучу! Меня зовут Сергей. – Он протянул Дмитрию свою руку.

– Очень приятно, Дмитрий.

– Димочка! Давайте мы с вами закурим, и я расскажу вам обо всех здешних порядках. Есть у вас сигареточка?

– Нет, я не курю.

– Как?! Совсем не курите?

– Совсем.

– И сигарет у вас нет?

– Нет.

– Значит, тоже без сигарет, – разочарованно проговорил Сергей, посмотрев на Дмитрия уже не как на человека, а как на неодушевлённый предмет, развернулся и пошёл по своим делам.

Больше он к Дмитрию никогда не подходил. Он лежал в другой палате, и для него существовали только курящие люди. Довольно-таки часто Дмитрий замечал, как Сергей очень душевным голосом просит у кого-нибудь закурить:

– Васечка! Радость моя! Срочно нужна сигареточка! Дай, пожалуйста, закурить!

Раньше Дмитрий курил время от времени, но после знакомства с Сергеем перестал курить окончательно. Теперь каждый раз, когда возникала мысль о сигарете, он вспоминал этого Сергея. И удовольствие от хорошей сигареты куда-то пропадало.

«Однако как просто здесь излечиться от табакокурения, – думал Дмитрий, – и без всяких там выкрутасов».

«ЭЛИТКА»

Благодаря заботам Владимира Карловича Дмитрий лежал в приличной шестиместной палате, которую больные из других палат называли «элиткой». Ближайшим соседом Дмитрия был Сергей – человек забавный, крепкого телосложения, всегда спокойный и рассудительный, воображающий себя самураем. Его все так и называли самураем, хотя всегда обращались к нему по имени.

Далее, Альфред – художник, лечащийся от депрессии, человек очень приятный, но ушедший в какие-то свои тяжелые переживания и редко выходивший из них.

Станислав, человек занудливо адекватный, финансист, болезненно на всё реагирующий, очень вежливый, готовый удовлетворить любую просьбу, но при этом показывающий, что все чего-то от него хотят. Он же не хочет ничего, кроме одного – чтобы все оставили его в покое. Его перевели сюда из отдельной шикарной палаты люкс, где он лежал один. Но лежать в палате одному ему почему-то тоже не захотелось. «Некому было показывать, чтобы его оставили в покое», – решил Дмитрий.

И тем не менее, общаться с ним Дмитрию было приятно с самого начала.

А вот в покое не оставлял никого актёр «комедии и драмы» Скомарохов Владимир, который просил всех называть его «господин актёр» и делал вид, что очень обижается, когда его называли по имени и отчеству – Владимир Ильич. Своё имя он помнил «чисто формально», а душу он «по крупицам оставлял в каждой сыгранной роли». И сейчас, видимо, от души ничего не осталось – слишком много было ролей. Он добровольно пришел сюда, чтобы «вновь обрести себя» и вспомнить, кто он есть на самом деле.

Шестое место было свободно. На нём непродолжительное время лежал студент-химик,

отличник, который, видимо, перезанимался во время сессии. Его перевели к тяжёлым в другую палату, и всем сразу стало легче, потому что он действительно был тяжёлым.

Как это ни смешно, в больнице Дмитрий сразу же почувствовал себя свободным. Может быть, так подействовало признание себя больным, чего так добивались родственники. «Во всяком случае, – думал Дмитрий, – все проблемы там, а я здесь. Побуду немножко без проблем».



К окружающим Дмитрий быстро привык. В общем-то все люди довольно симпатичные. Образовался даже некий коллектив, эдакое «братство душевнобольных», как окрестил его «господин актер».

ЯВЛЕНИЕ ХРИСТА

И вот однажды вечером, после ужина, в палату вошел санитар Шурик с чистым комплектом белья и стал его стелить.

– К нам кто-то новенький? – поинтересовался Самурай.

– И кого же к нам занесло? И каким ветром? – спросил актёр.

Шурик заулыбался:

– Радуйтесь! К вам прибывает Иисус Христос!

Станислав, обычно сдержанный, залился смехом.

– Почему опять к нам? Иисус Христос – это тяжёлый… Надо будет узнать, – сказал Самурай.

– Не тяжёлый, – ответил Шурик, – Тяжёлых я узнаю за версту. В его карточке написано «Иисус Христос». Почему – не знаю, самому интересно. Спрошу потом у Владимира Карловича, он с ним беседовал.

– Господи!!! – завопил актёр, – Ты услышал меня! Этой встречи я ждал всю свою жизнь! Я это чувствовал! Я это знал! Знал!

– Что ж, посмотрим, не самозванец ли он! – сказал Самурай, но за воплями актера не был услышан. – Шурик! А он не самозванец?

– Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! – до слез заливался хохотом Станислав. Дмитрий тоже смеялся. И только Альфред читал книгу, не замечая ничего вокруг.

– А где он сейчас? – спросил Дмитрий.

– Он вышел от Владимира Карловича, и там, в коридоре, с ним уже беседуют наши местные мудрецы: Дядя Ваня Пророк, старый еврей и молчаливый китаец.

Вошел он. Все сразу поняли, что это именно он. Смех мгновенно прекратился. Все

замерли и сравнивали «реального Иисуса Христа» со своими представлениями о нём.

– Здравствуйте! – очень дружелюбно сказал вошедший, окинув взглядом всех присутствующих.

Скомарохов картинно пал на колени. Станислав дико заржал. Все засмеялись.


Это всего лишь люди! Они ещё думают, что можно поступать правильно или неправильно и смотрят на других, ища одобрения. Какое восхитительное невежество!

В глухой африканской деревне работающие родители приводили своих детей на весь день к одной безумной воспитательнице. Однажды вечером, придя за детьми, родители обнаружили, что их дети превратились в стариков и старух. Очень смышлёные дети! Они играли не в те игры. Уж очень старательно они подражали взрослым! К вечеру дети уже играли в старость, болезни и смерть. Эта история показалась бы им ужасной, но они сами идут тем же путём – к старости, болезням и смерти. Всё то же самое. Просто процесс растянут во времени.

Иисус видел себя их глазами. Это было очень смешно! Но смеяться они перестали.


– Я рад, что вы так весело меня встречаете, – начал Иисус. В его мягком голосе прозвучало отрезвляющее, бездонное спокойствие, от которого каждому стала очевидна собственная глупость, над которой смеялся уже Иисус. Мир перевернулся!

– Вам, наверно, сказали, что я – Иисус Христос. Вы – Дмитрий. Вы – Владимир. Вы – Станислав. Это – Альфред. А вы, кажется, не хотите, чтобы я назвал ваше имя.

Все молчали, а Самурай слегка побледнел.

– Ну, вот мы и познакомились. Хотя я не Иисус Христос и мне не две тысячи лет, а несколько меньше, как вы, наверное, заметили…

Так произошло знакомство. Обескураженный актер впервые не нашел что сказать. Почувствовав нелепость своего стояния на коленях, он сел на кровать к Самураю.

– А он – настоящий, – с некоторым изумлением прошептал Скомарохов.

– Знаю! – сквозь зубы ответил всё ещё бледный Самурай.

Едва Иисус успел положить свои вещи, как его снова пригласили к Владимиру Карловичу.

Начался обмен мнениями, почему-то очень краткий, типа: «Да, впечатляет…», «Интересный человек…» На Дмитрия почему-то приход Иисуса подействовал странным образом – ему смертельно захотелось спать, как будто он не спал целую вечность. Засыпая, он только услышал, как Станислав озабоченно спрашивает: «У кого-нибудь здесь есть библия?» «Достанем. Не вопрос» – охотно отозвался Самурай и начал звонить кому-то по мобильному телефону.

СТАНИСЛАВ

Станислав был в смятении и пытался рассуждать, здраво и хладнокровно анализируя ситуацию: «Итак, он обладает какой-то гипнотической силой – смех прекратился в одно

мгновение, как только он начал говорить…» В это самое мгновение Станислав ясно вспомнил одну молодую женщину в белом плаще и стоптанных белых туфлях. Ту самую слишком доверчивую женщину, которой он когда-то очень давно удачно подсунул «куклу» в 20 тысяч долларов. Кажется, она в последний момент что-то почувствовала и как-то вопросительно посмотрела на Станислава. Через день он прочитал в газете заметку о том, что какая-то неизвестная молодая женщина в белом плаще бросилась с моста и разбилась насмерть, а в её сумочке нашли «куклу» в 20 тысяч долларов. Этот взгляд Станислав старался не вспоминать, и вот, с появлением Иисуса, вспомнил!

«Он взглянул на меня так, как будто всё знает! Но я же не знал, что она покончит жизнь самоубийством! Какая нелепость!» Станислав вышел в коридор и стал прохаживаться. Нужно было отвлечься от этих бесполезных мыслей. Он глубоко вдыхал и выдыхал воздух, потягивался, делал упражнения для мышц рук и спины. Мысли потекли своим чередом. Вспомнился Фёдор – бывший приятель и партнёр по бизнесу. Фёдора приятно было вспомнить – замечательный человек! И вдруг Станислав замер на месте.

«Я же кинул его!» – это была ещё одна неприятная мысль, ещё одно неприятное воспоминание!

Они вместе добивались получения одного подряда. Приятель дал Станиславу без расписки 25 тысяч долларов, всё, что у него было, и рассчитывал на долю в бизнесе. Подряд был получен. Далее Станислав смог взять кредит на свою фирму. Приятель был больше не нужен. Деньги Станислав пообещал ему вернуть, но тот и сам куда-то пропал, и Станислав больше о нём ничего не слышал. Накануне того дня, когда решался вопрос о подряде, Станислав спросил Фёдора, почему тот так уверен в получении подряда. И Фёдор ответил ему: «А я Бога попросил, чтобы нам с тобой на этот раз повезло».

До появления Иисуса эти люди были где-то в далёком прошлом, на задворках памяти, и к чему бы Станиславу о них вспоминать. Всё это было очень и очень неприятно.

У него появилось такое чувство, будто его хотят в чём-то уличить. Похожее чувство было у него однажды в нью-йоркском аэропорту, когда из множества пассажиров таможенники выбрали именно его. Они провели Станислава в отдельную комнату и стали тщательно обыскивать его багаж и самого Станислава. Они даже заглядывали ему в задний проход! И как раз в этот момент у него вдруг мелькнула мысль, что сейчас в его вещах найдут наркотики.

Кто он для этих таможенников?! Не уважаемый банкир, а всего лишь «русский мафиозо», какими они считают всех русских. Ему стало ясно, что случайности нет – его жена подложила ему в багаж наркотики и организовала всего лишь один телефонный звонок. Как просто погубить человека! Это всё из-за 25 миллионов, которые она теперь сможет присвоить! Станислав доверил своей жене контроль над проведением одной полулегальной операции. Полученные 25 миллионов она должна была перевести на один из его счетов. «Фигушки! На мой счет!» – обречено думал Станислав. – Никому! Никому нельзя доверять! Сейчас они найдут!»

Пока они искали, Станислав вспоминал, как у него складывались отношения со второй женой, в частности её реакцию на брачный контракт. «Обиделась, но всё равно подписала. Зачем? Ждала момента!» Тогда женой Станислава была Елена – очень хороший специалист в нескольких финансовых сферах, умница, ясная голова. Она знала почти обо всех финансовых операциях Станислава. Какое безрассудное доверие!

«Зачем она так подробно рассказывала, что и где лежит в чемоданах? Теперь всё ясно…» – Станислав был уверен, что наркотики вот-вот обнаружат. «Хорошо, что это не Турция и не Китай, всего лишь Америка», – успел и об этом подумать Станислав. – Когда найдут, надо будет на всякий случай выразить удивление – это немного облегчит работу адвоката, хотя, по большому счету, уже всё равно!»

Никаких наркотиков не нашли! Станислав, нелепо улыбаясь, поблагодарил таможенников. Это позже он понял, почему они так странно на него смотрели.

«Они их просто не смогли найти – Елена премудрая перемудрила!» – думал он. Приехав в отель, Станислав перенёс деловую встречу, сославшись на усталость, и, закрывшись в номере, тщательным образом обследовал все свои вещи, испортив при этом два-три чемодана. Хотя никаких наркотиков не было, благодушное настроение улетучилось. «Мне повезло, что она пока до этого не додумалась. Либо она рассчитывает на что-то большее. Нельзя подвергать себя такой опасности!» Вернувшись в Москву, Станислав развелся с женой.

Вот и сейчас Станислав чувствовал подобную опасность, но не мог понять, в чём эта опасность. «Кто это – Иисус Христос? Хочет чего?» Под видом санитаров Станислава круглосуточно охраняли два телохранителя: один – у входа в отделение, другой – рядом, в «номере люкс», который Станислав оборудовал для себя и оплачивал. Сначала он хотел, чтобы врачи круглосуточно дежурили в его загородной усадьбе, но Владимир Карлович сказал, что таким образом от навязчивости избавиться не удастся.

«Чего я нервничаю?!» – ещё раз сам себя спросил Станислав. Для тревоги не было никакого объективного повода, и Станислав решил завтра трезво во всём разобраться, как обычно советовал Владимир Карлович.

КНИГА ДЛЯ СЛАБЫХ

Самурай звонил по мобильному:

– Мне нужна книга, Библия называется. Достаньте где-нибудь. И привези мне завтра её. Встретимся в четырнадцать пятнадцать у кафэшки.

– Понял, Библия, в четырнадцать пятнадцать.

– Пока, до завтра.

У другого мобильника сидели двое.

– Библию просил, – сказал тот, что разговаривал.

– Библию – это плохо. Помнишь, в зоне Король говорил: «Кто начал читать Библию, тот пропал. Библия – это признак слабости». Зачем она ему, он не сказал?

– Нет. Не сказал.

– Может быть, мы не ту ставку сделали? Зачем нам слабый босс? Со слабым боссом и мы пропадём. Может, переиграть?

Тут опять зазвонил мобильник.

– Оказывается, не вся Библия нужна, а только Новый Завет, – сказал Самурай. – И найдите со шрифтом покрупнее, здесь у человека проблемы со зрением.

– Ну, вот. Теперь всё ясно. Не вся Библия, а только Новый Завет, и не для босса, а для человека со слабым зрением. Просил для него шрифт покрупнее. У Самурая со зрением всё в порядке. Да и кого ты называешь слабым? Самурая? Таких слабых ещё поискать надо. И переигрывать уже поздно.

– Ну, если не для него, тогда конечно. Тогда проблем нет.

СЛУЧАЙНЫЙ ПАЦИЕНТ

Владимир Карлович обычно знал, как построить свою речь, что в общих чертах следует сказать и чем закончить, и перед беседой мысленно проговаривал отдельные фразы, составляющие структуру беседы. Но вот сейчас выскочившая фраза «Мне очень многое дала сегодняшняя беседа с вами» была забракована внутренней цензурой. Фраза, в общем-то, естественная и искренне произнесённая… Но кто здесь врач, а кто – пациент! Врачом был, несомненно, Владимир Карлович, а пациенту такие фразы врач говорить не должен.

Пациент прибыл в больницу из отделения милиции, под охраной милиционера. Никаких преступлений или правонарушений пациент не совершал. И то, что у него не было при себе никаких документов, это тоже не правонарушение. Но этот человек отказывался назвать себя. При его редкостной доброжелательности ко всем окружающим никто и не заподозрил бы в нем скрывающегося от следствия рецидивиста, те ведут себя иначе. Если бы он просто сказал, что ничего не помнит, то его также с миром бы отпустили, но наш будущий пациент настаивал на том, что

прошлая жизнь человека не должна иметь никакого значения, а важно то, что человек представляет из себя в данное время. Но вот с этим в милиции принципиально не захотели соглашаться, при всей симпатии к задержанному.

Милиционер, который привез задержанного, наверно, отпустил бы его на все четыре стороны, если бы от задержанного поступила такая просьба. И если бы в этот день был на работе Михаил Иосифович, то от такого пациента он бы, без сомнения, отказался. Получалось, что, задержанный ни за что, пациентом отделения оказался совершенно случайно.

– А почему написали, что он Иисус Христос?

– А кто же он, по-вашему? – спросил милиционер.

Такого вопроса от сотрудника милиции Владимир Карлович никак не ожидал.

– Вот вы и разберитесь! – сказал милиционер и, пользуясь замешательством Владимира Карловича, удалился.

Владимир Карлович анализировал свой разговор с Иисусом.

«Как он мне сказал: „Разговаривающий с вами и смотрящий на вас“. А это интересно! Это честнее визитных карточек, перед тобой не какая-нибудь должность и вид деятельности – перед тобой человек! Слушай его, смотри на него, разговаривай с ним! И теперь я понимаю, почему для него ничего не значит его имя, как и вся его прошлая жизнь. Как он сказал: „Я вышел из скорлупы примитивных человеческих отношений и не могу вновь в неё войти“.

А моя аналогия с компьютерной программой ему понравилась, но, действительно, «компьютер не знает, что он компьютер», а у людей больше всего личностных проблем связано именно со своей идентификацией. Это он прав! И выходит, если сами врачи не изменятся, мы и через тысячу лет не будем знать «систему» и не научимся излечивать психически больных. Наука не поможет! Так что мои предположения оказались слишком оптимистичными».

Владимир Карлович тщательно всё приготовил для своей «чайной церемонии». Он любил чай и всё с ним связанное. Он пил чай вместе со своими пациентами, и его коллеги осуждали этот излишний «демократизм».

«Между врачом и больным всегда должна быть дистанция», – говорил Михаил Иосифович. – Пить чай с больными? Это, конечно, ваше право! Но смотря с кем, в исключительных случаях. Нет! Я бы не стал пить чай вместе с больным».

«Больным. – мысленно повторил Владимир Карлович и примерил это слово к Иисусу. – В сравнении с ним – это мы все больные!»

ЧАЕПИТИЕ – ДЕЛО ОБЫЧНОЕ

Владимир Карлович ждал, когда он войдёт. И он вошёл!

«Да! Такую доброжелательность подделать невозможно!» – ещё раз убедился Владимир Карлович. За свою психиатрическую практику он уже насмотрелся на всякого рода «гуру» и их последователей – жертв всевозможных учений. Доброжелательности не было ни у кого. У них были только слова, слова, слова.

Владимир Карлович рассмеялся от ощущения лёгкости и свободы.

– Я сижу и думаю, как составить первую фразу, чтобы к вам обратиться. Наверное, я – идиот! Хотите чаю?

Иисус тоже рассмеялся:

– Да, пожалуйста! Видите, как просто можно разговаривать! И при этом вы не потерялись!

– Но психиатр не может так говорить!

– Никогда! Человек-психиатр не может себе такого позволить. Что скажут ваши коллеги?!

– Ну, мои друзья – коллеги, они сказали бы, что это метод неконцептуального общения с больным…

– …В основе которого опять слова. И ничего, кроме слов, ваши коллеги не могут себе представить. Ваш чайник закипел! Позвольте мне это сделать!

Владимир Карлович смотрел, как Иисус заваривает чай в тёмно-коричневом китайском чайнике, и сразу же почувствовал в этом что-то мистическое, какой-то грандиозный смысл, лежащий за пределами простых действий.

Иисус разливает чай по чашкам, ставит чайник на подставку из можжевельника. В его едином действии чувствуются красота, мастерство и очаровательная лёгкость.

И именно по тому, как он всё это делает, совершенно ясно, что в мире сейчас нет ничего более важного.

Это главное дело на Земле. Это то, чего ради существует вселенная, весь мир вокруг – это декорация к чаепитию. И эта психиатрическая больница, и этот кабинет. Слова здесь не нужны, и Владимир Карлович чувствует это.

– Как прекрасно! – всё-таки произнёс он, попробовав чай, – вы этому где-то специально учились?

– Кем вы были до ваших слов «как прекрасно»?

– Я был очарован! Я просто смотрел!

Иисус улыбнулся, и Владимир Карлович понял, что слова неуместны.

Они смотрят друг на друга и пьют чай. Мир вокруг стал второстепенным. Если бы на месте Иисуса был какой-то другой человек, то его мысли непременно соскользнули бы куда-то и потекли бы в сторону, тогда бы и мысли Владимира Карловича забили бы ключом. Но Иисус удерживал мир, мир человеческих мыслей, из которого человек, как из песка на морском берегу, пытается построить мир реальный – до первой волны.

После первой беседы Владимир Карлович был поражен своим открытием того, что взрослый человек может смотреть на мир так, как смотрят дети, и при этом не быть наивным! Он хотел рассказать Иисусу о своих догадках и предположениях. Но сейчас, в этом молчании, была очевидность всего.


В этом мире нельзя быть совершенным. Иисус наслаждался прелестью невыносимого одиночества. Владимир Карлович был захвачен зрелищем разумности Вселенной на одном из самых низших уровней понимания и не замечал ни времени, ни одиночества сидящего перед ним Иисуса.

Но вот он захотел поделиться своими впечатлениями и более пристально посмотрел в глаза Иисуса. Ещё мгновение, и он мог бы заметить ту бездну чувств, с которой нельзя встречаться неподготовленному человеку. Слабое сердце Владимира Карловича замерло бы навсегда.


– Спасибо за чай! – сказал Иисус и поставил на стол пустую чашку.

– Спасибо! Я всё понял! Мне сейчас трудно говорить, – сказал Владимир Карлович. – Но я возвращаюсь к словам. Вы останетесь в больнице?

– Я останусь.

Иисус ушёл в свою палату.

«Неужели он остался из-за этого студента? Но это моё понимание. Я не могу даже предполагать, что им движет. Уж, во всяком случае, не идеи!»

Владимир Карлович взял в руки пустую чашку Иисуса, заглянул внутрь.

«Вселенная движется, и вместе с ней движется Иисус. Он понимает это движение, мы – нет. Нам нужны слова, а слова всегда оставляют нас в прошлом. Так называемые здравомыслящие люди никогда ничего не делают нового, они осмысливают вчерашний день и держатся за логику вчерашнего дня. Они всегда остаются в прошлом».

Владимир Карлович рассмеялся. Теперь он был один у себя в кабинете и держал в руке пустую чашку.

«Что ещё врач-психиатр может прочесть на дне пустой чашки?»

ЦЕНА ЧЕЛОВЕКА

Всех своих знакомых Станислав оценивал в долларах. Изредка, по мере поступления новой информации, оценки корректировались. Здесь, в больнице, люди почти ничего не стоили, и всё– таки оценивать людей было правилом и доставляло некое изысканное удовольствие, а также позволяло быть очень вежливым со всеми: «какие-никакие, а всё-таки деньги».

Эти люди относились к категории тех, кто не имеет средств к существованию и вынужден жить, продавая себя за ту или иную цену, по той или иной профессии и квалификации. Исключение представлял Самурай. Он относился к категории мелких бизнесменов, которые вынуждены заниматься самостоятельным бизнесом в силу того, что также не имеют средств к существованию. Степень криминальности бизнеса для классификации Станислава значения не имела.

Ещё: для оценки человека Станислав пользовался коэффициентом успешности. Каким образом человек достигал успехов, значения не имело – «Бог всегда становится на сторону победителя!»

В Америке правильно относятся к Богу: IN GOD WE TRUST – написано на каждой купюре. Важен только успех, любой ценой! Чем больше у тебя долларов, тем выше твоя окейность – и никаких сомнений! Значит, ты и в Бога правильно веришь.

В России – вот, пожалуйста, Иисус Христос – пациент психиатрической больницы.

Это очень символично! Исходя из этого, можно судить о степени надёжности валют.

И если говорить о символичности, то именно с появлением русского «Христа» совпало, как некий укор, воспоминание о слишком доверчивой женщине, покончившей с собой, и о партнёре, которого Станислав слегка кинул… Они были совсем не успешными людьми.

Сам Станислав тоже не всегда был успешным. Женщина в белом плаще и Фёдор – они из того периода. Это было такое время, когда Станислав потерял всё! Он тогда перешёл в категорию мелких бизнесменов без средств к существованию, в разряд неуспешных. Друзья – бывшие партнёры охотно общались с ним. Но одолжить деньги готовы были только под залог и под проценты, хотя многим из них Станислав раньше одалживал просто так, без залогов и без процентов. Сейчас, зная его положение, никто из них не хотел рисковать своими деньгами.

И вот наступил верх унижения! Однажды он встретился в ресторане с бывшим партнёром, с которым был раньше в хороших, приятельских отношениях и чьи дела шли теперь в гору. Когда подошло время рассчитываться, Станислав полез в карман за бумажником и… О, ужас! Он забыл его дома. У Станислава были специально отложены деньги на эту встречу, и он конечно же сам хотел заплатить за себя. Если бы это произошло раньше, когда Станислав был при деньгах, то он бы не обратил на этот случай никакого внимания. Но когда ты «в нуле» и об этом все знают – совсем другое дело!

Станиславу пришлось признаться, что он забыл деньги дома. Приятель моментально «всё понял» и был этому обстоятельству весьма рад:

– Конечно, Славик! Какие проблемы! Отдыхай, я заплачу. Я всегда рад тебя видеть!

Он впервые назвал Станислава Славиком и небрежно похлопал его по плечу. В этот

момент Станислав перестал быть «равным» в своем кругу и сразу перешёл в разряд «Славиков, Геночек, Шуриков». Ноль! Абсолютный ноль!

Идя домой пешком – в карманах не оказалось денег даже на метро, – Станислав представлял, как его приятель бросает фразу в разговоре: «Славик? Я недавно с ним встречался. Он в глубокой жопе! Жалко его, конечно, но что поделаешь – оказался неудачником».

Тогда Станиславу деньги нужны были как воздух, и те двадцать тысяч были для него как манна небесная. Потом были деньги Фёдора: «Если бы этих денег не было, я, может быть, так на всю жизнь и остался бы „Славиком“. Это был шанс – и я его не упустил».

После этого периода неудач Станислав старался держаться подальше от всякого рода неудачников, и в первую очередь развелся со своей первой женой – физиком-теплотехником. Она не понимала новых принципов жизни, равнодушно взирала на всякого рода роскошь и новые возможности и хотела, чтобы Станислав лично вскапывал грядки на их старой микроскопической даче. С ней быть успешным в бизнесе было в принципе невозможно. Круг друзей и приятелей постепенно был полностью заменён на людей деятельных, успешных и перспективных, каждый из которых, по оценке Станислава, «чего-то стоил».

Бдительно следил Станислав и за своими сотрудниками. Если у кого-то из сотрудников в работе или личной жизни случались неудачи – от таких сотрудников Станислав тут же избавлялся. Ничего не поделаешь – они имеют дело с финансами, а деньги не любят неудачливых. Станислав знал на своем горьком опыте, что невезение – это болезнь, видимо, в каких-то тонких сферах человеческой психики. И если уж она случилась, то, что бы человек ни предпринимал, как бы он ни старался, пока эта болезнь не пройдёт – всё бесполезно!

Собственник рискует всегда! И если он что-то делает, и если не делает ничего. Станислав терпеть не мог специалистов, произносящих фразу: «Вы ничем не рискуете». Так могут говорить только люди, вообще ничего не понимающие в бизнесе и в жизни. С человеком, хотя бы раз произнесшим эту фразу, Станислав расставался навсегда и без всякого сожаления.

Деньги сами по себе обладают некоторой внутренней силой, и только собственник чувствует эту силу. И после всех рекомендаций специалистов именно собственник, ориентируясь на это чутьё, может принять единственно верное решение. А один неудачник в команде может своим невезением всё испортить. Это сфера, которая выше логических построений. Есть финансисты, которые обладают таким чутьём, – они безошибочно знают, куда вкладывать деньги. Знают – и всё! Здравый смысл здесь ни при чём. Деньги – это мистика!

С приходом Иисуса чувства Станислава смешались. Кто он? Ясно, что никакой он не «Иисус Христос в новом пришествии». И было ли первое пришествие? Станислав считал, что реальных событий не было, а был удачный спектакль – мистерия, подобных было много в те времена, и относился к Иисусу Христу примерно как к Деду Морозу. И Дед Мороз, и Иисус Христос – это и хорошо, и здорово! Это хорошие и нужные традиции: Новый год и Рождество.

Но сам пришедший в палату человек обладал пугающей харизматической силой. Он не давил своей личностью, напротив, в его присутствии ощущалась бесконечная свобода, и это пугало. Станислав решил, на всякий случай, обзавестись Новым Заветом. «Вот уж у кого, наверно, в принципе не бывает неудач! – с завистью думал Станислав, – харизма, видимо, складывается только из успехов. Но кто он такой? Как правильно оценить этого человека?»

ЦЕЛАЯ ЖИЗНЬ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Иисус, беседуя с актёром, вошел в палату. Видимо, Скомарохов поджидал его в коридоре.

– Я не могу вам сказать, кто вы есть на самом деле, – только вы сами можете ответить на свой вопрос. Знание со стороны вам не поможет, оно вам ничего не даст, оно может только ввести вас в очередное заблуждение. Все, что скажут другие, будет неверно! Вы же не хотели бы, чтобы кто-то вложил в вас это знание, как программу в компьютер. Без труда, без поисков такое знание получить невозможно. Поэтому я оставляю ваш вопрос без ответа. Познавайте себя! Для этого у вас есть целая жизнь возможностей. Разве это не прекрасно?!

Старые стены больницы слышали многое, но сейчас, казалось, и они замерли в изумлении. Все находящиеся в палате чувствовали, что для этого разговора посторонних нет. Мало ли кто мог сказать нечто подобное! Еще никто не понял, в чем разница между словами Иисуса и обычными человеческими высказываниями, но всем уже было ясно, что это совсем другие слова.

– Не упускайте такую возможность – вы будете потрясены результатом. И у вас не будет больше никаких вопросов. Ничто не останется в мире скрытым для вас. В вашем вопросе я увидел лишь любознательность. Это первый, робкий шаг к поиску, но для того, чтобы сделать следующий шаг, одной любознательности недостаточно.

– Значит, если я познаю себя, то ничто в мире не будет от меня скрыто? Но это же какое-то огромное космическое знание! А я – всего лишь актёр. Вы – совсем другое дело! Вы… – Скомарохов развел руками, не зная, как продолжить. Все внимательно слушали.

– Вы, наверно, хотели сказать «мессия» или «сын божий» – выбросьте эту чушь из головы! Вы сами делаете себя «всего лишь актёром». Вам нравилось играть в жизни роль «всего лишь актёра», но вы почувствовали что-то большее, чем ваша роль, и задались вопросом: «Кто я есть на самом деле?», однако боитесь оторваться от старых ответов. Вы хотели решить задачу, а в конце уже написали старый неправильный ответ. Вы боитесь нового ответа?

– Он, наверно ещё не созрел для такого, так же как и я, – ответил за актёра Самурай.

– А Вы думаете, что у вас ещё много времени? – с сочувствием спросил его Иисус. Самурай слегка побледнел, а Иисус продолжал, обращаясь к актёру:

– Раньше я, как и вы, жил банальной жизнью, но оставил её в один момент.

Дмитрия поразили эти слова, он сам неоднократно размышлял о возможности изменения своей жизни в один момент.

– Вы знаете, я хотел изменить свою жизнь в один момент, – не выдержав, вмешался в разговор Дмитрий. – И много раз! У вас, наверно, были и поиски, и сомнения. Вы же наверняка всё взвесили и хорошо знали, что вы делаете?

– Конечно, Дмитрий, если изначально живешь банальной человеческой жизнью, то сомнения и поиски неизбежны. И сколько же раз вы не принимали решения, когда могли бы их принять? Продолжали жить по-старому, без всяких решений. Вы их отложили на потом? Живёте-то вы сейчас, но получается, что эта жизнь как бы не настоящая, а всего лишь черновик жизни. В нерешительности можно томиться всю жизнь.

Иисус сделал паузу, чтобы сказать нечто важное…

– Нет другой жизни, – произнёс он так, что Дмитрию стало ясно, что он и сам знает об этом, без всяких разъяснений.

Все молчали.

– Чудесный мир реальности прямо перед вами. И каждый человек пытается спастись от него всеми силами своего ума. Однажды поняв это, я просто умер для банальной человеческой жизни. В любой момент каждый человек может принять такое решение, так же как и умереть каждый человек может в любой момент.

– Я смерти не боюсь, – почему-то сказал Самурай, – готов к ней в любой момент.

– Вы обесценили свою жизнь, сделали её примитивной и безрадостной. Вы сами отказались от очень многого, что дает жизнь. Отказаться от какой-то части своей жизни – это значит совершить частичное самоубийство. Осталась небольшая часть, которой вы также не дорожите.

– Всё верно, – сказал Самурай, – не дорожу.

– Ну, разве что, самую малость, – сказал Иисус, взглянув ему в глаза.


И в этот момент Самурай вспомнил лицо хирурга в маске, склонившегося над ним.

– Наколки, якоря! На флоте служил? Матрос значит бывший. Ну что, матросик, жить хочешь?

– Это, доктор, хороший вопрос! – слабым голосом ответил тогда Самурай.

– А ты реши, матросик! Видел, какая очередь в коридоре из таких, как ты?! Медперсонала не хватает, вторая половина очереди – не жильцы. Зачем я с тобой буду возиться, если ты жить не хочешь? Отвезём в конец очереди! Последний раз спрашиваю: хочешь жить?

– Да, хочу.

– Ну, тогда держись, матросик! Анестезию сегодня не завезли!


Все смотрели на Самурая и не понимали, почему слова Иисуса так его поразили. А Самурай, в первый раз сейчас вспомнивший об этом эпизоде своей жизни, поражался такой избирательности своей памяти.

Все молчали, но тут Станислав заговорил тихим и приятным голосом:

– Я прошу прощения, может быть, я некстати вмешиваюсь в разговор, господин Иисус Христос, но, слушая вас сегодня, я ни разу не услышал от вас слова «Бог». Это ведь, согласитесь, несколько странно для Иисуса Христа. Поэтому у меня к вам, я думаю, совершенно законно возник вопрос: «А есть ли Бог?» Прошу разъяснить, если, конечно, это вас не затруднит.

– Нет, меня это не затруднит. Вы, кажется, финансист?

– Да, я финансист. Я занимаюсь финансами…

– И, как все финансисты, вы ничего не делаете просто так. Я готов ответить вам на ваш вопрос. Мой ответ будет стоить пять тысяч долларов.

– Как!!! – Станислав прямо подпрыгнул с кровати, – Пять тысяч долларов?! За ответ на вопрос: «Есть ли Бог?» И от кого я слышу это?! От Иисуса Христа???

– Стопроцентная предоплата. Наличными. Ответ эксклюзивный, устный, только для вас. И каков бы ни был ответ – деньги возврату не подлежат. Свой ответ я вам не навязываю. Кто-нибудь другой может ответить вам подешевле, и вы сможете на этом сэкономить. Подумайте!

– О!!! – радостно завопил Станислав. – Как великолепно! Это по-нашему! Конечно, можно дешевле! И сколько угодно! И даже бесплатных! Конечно, теперь буду думать. Всю ночь буду думать! Это просто отлично! Ах! Это просто великолепное предложение! Пойду обдумывать.

И Станислав, надев тапочки, удалился.

КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА

Станислав был просто счастлив! Он пришел в «номер люкс», сел в кресло и налил себе стопку хорошего виски. Страхи, неясное чувство опасности со стороны мрачного потустороннего мира улетучились. Потусторонний мир стал ближе и понятнее. «Как внизу, так и наверху, – вспомнил Станислав когда-то прочитанную фразу. – Боже мой, как всё просто! Везде и со всеми всегда можно договориться, даже, очевидно, на том свете! Вопрос цены! Жизненный опыт всегда что-то значит. А пять тысяч чудесная цена, даже если Иисус Христос окажется ненастоящим. Мне всё равно приятно будет об этом потом рассказывать. Оно того стоит! „Нет ничего скрытого“ звучало вроде бы ужасно, но теперь, когда можно вступить с Иисусом Христом в деловые отношения, и он сам мне это предложил, эта фраза звучит мило, приятно и очень солидно. Консультация специалиста! Хм, дорогой специалист, знающий себе цену! Естественно, не дешёвка какая-нибудь! И умеет на всех производить впечатление, в этом ему не откажешь. А как бледнел Самурай – ну просто чудно! Приятно было посмотреть. Ну и конечно, все бессребреники писают от него от восторга.

Вот правильный и нужный человек! А может, двинуть его в политику? Все низы в восторге, а кому надо, тот всегда с ним может договориться. Надо будет к нему хорошенечко присмотреться – может оказаться самым чудодейственным административным рычагом.

Узнаю завтра есть ли Бог. Как всё просто! Всю жизнь не знал, а тут информация, можно сказать, из первых рук, эксклюзивная… На эксклюзивной информации умные люди всегда делают деньги… Не может быть, чтобы я из этого не смог извлечь какую-либо выгоду. Всегда можно использовать ситуацию, если знаешь больше, чем другие. Это закон рынка, а закон рынка должен действовать везде. Только надо избавиться от ненужных эмоций и в этом вопросе. Дело есть дело.

ПРИТЧА О ПАСТУХЕ

– Если вы пока не собираетесь спать, я хотел бы задать вам один вопрос: почему люди живут и живут себе спокойно, как вы говорите, банальной жизнью, а потом вдруг начинают что-то искать? Что меня, например, заставляет искать? Почему я не могу жить спокойно, как говорит моя жена, «как все нормальные люди»? Этот вопрос задал Иисусу Скомарохов. Свет в палате был погашен, но дверь оставалась открытой, и из коридора падал свет. Иисус сидел на своей кровати. Жестом он предложил актёру сесть на стул.

– Садитесь, Владимир, я расскажу вам одну притчу.

К разговору прислушивался Дмитрий, не спал и Самурай.

– Далеко в горах, в небольшом селении жил пастух с женой и детьми. Случилось так,

что семья пастуха заболела какой-то неизвестной болезнью, похожей на лихорадку. Врача или лекаря в этом маленьком селении, конечно, не было. Если в селении кто-либо заболевал, то жители лечились сами. Они знали способы лечения известных им болезней от своих отцов, дедов и прадедов, но эта болезнь была им неизвестна. Они не знали, как лечить от этой болезни, чего ждать и смогут ли выжить жена и дети пастуха без медицинской помощи. Их состояние ухудшалось. Тогда пастух, попрощавшись со всеми, сел на своего коня и отправился в дальний путь за врачом. Три дня добирался он труднопроходимыми горными тропами до большого горного селения, в котором есть врач.

Приехав туда, пастух узнал, что врача нет дома – врач уехал на свадьбу к сыну своего друга в далекое горное селение. Не отдохнув, пастух продолжил свой путь и через несколько дней добрался до того селения, в котором была свадьба. В этом селении он никогда ещё не был, и никто его здесь не знал, но гостеприимные жители радостно встретили нового гостя. Пастух знал, что по традиции, прежде чем говорить о каких-либо делах, нужно поздравить жениха и невесту. Что он и сделал. Ему дали в руки изумительной красоты кубок с превосходным вином. Поздравив молодожёнов, он выпил кубок до дна.

Но вино сыграло с ним злую шутку – оно ударило в голову пастуху, уставшему от изнурительного пути. И он забыл, как оказался на этой свадьбе и для чего приехал.

Свадьба для жителей тех мест – одно из самых радостных событий, и празднуют её обычно очень долго, забыв обо всем на свете. Пастух поддался настроению всеобщего веселья. Вместе со всеми он ест, пьёт, танцует, поёт песни. И только время от времени ощущает неясное беспокойство, но не может понять, что же его беспокоит среди всеобщего веселья.

Вас тоже что-то беспокоит, и вы, так же как тот пастух, не можете понять, в чем причина этого беспокойства. Вам кажется, что вы в жизни делаете что-то не то, что не за тем вы пришли сюда. Но ведь вы живёте! Вы уже что-то делаете, не поняв того, что вам нужно делать в этой жизни, не имея жизненной стратегии.

– Конечно, такую жизнь вы называете банальной? – спросил Скомарохов.

– И не только такую, – ответил Иисус. – Есть люди, которые не ощущают подобного беспокойства, – они следуют своим делам и довольны своей жизнью, если всё у них удачно складывается.

– Какая же жизнь не банальна?

– Любая жизнь банальна, если человек живёт в отрыве от своей души. Только живя духовно, человек может превзойти свою судьбу. Это и значит – жить не банально.

«Когда я играю в рулетку, моя душа волнуется и трепещет, – рассуждал Дмитрий. – Я в это время, наверно, живу небанальной жизнью. Но в целом делаю в жизни что-то не то. А если я начну выигрывать, то изменится ли от этого моя жизнь? Мне же хочется, чтобы она изменилась, но от выигрышей она вряд ли изменится». Раньше такая мысль не приходила в голову Дмитрия. Теперь она его неприятно поразила.

Самурай поднялся, сел на своей кровати и, вздохнув, сказал:

– Я, наверно, уже никогда не узнаю, какой должна была быть моя судьба. В своей жизни я сделал столько ошибок, что на десять жизней хватит. В молодости совсем дурной был. И сейчас уже в своей жизни ничего не могу изменить – всё крутится очень жёстко.

Иисус молчал.

– Я хочу жить небанальной жизнью! Так, как я жил раньше, я больше жить не хочу, – сказал Скомарохов. – Но с чего мне начать?

– С первого шага.

– Но как это сделать?

– Завтра я буду разговаривать с людьми. Смотрите и слушайте. Будьте внимательны.

– И это всё?

– Быть внимательным и замечать всё – этого достаточно!


Всё, что я здесь делаю, – против Бога. Бог безжалостен, но эффективен. Помогая людям, уча их, невольно уподобляешься безмозглому и немощному сельскому священнику, говорящему всякие банальности. По-другому они пока не понимают!

ГЛАВА ВТОРАЯ. ПОНЕДЕЛЬНИК

СОН АЛЬФРЕДА

Альфред лежал, не открывая глаз, он узнавал звуки наступающего утра и то ли спал, то ли не спал – скорее всего, это была приятная дрёма. Никакого падения в болото не было. Перед глазами периодически возникал волнующий образ человека. Этот образ пробуждал из какого-то немыслимо глубокого сна. Улыбающийся, доброжелательный и всё равно очень волнующий образ. «Это же вчерашний человек – Спаситель! Откуда он?» Альфред посмотрел вокруг. Изображение Спасителя сместилось в сторону, но он был рядом. Перед Альфредом был песчаный берег удивительно тёплого и ласкового моря, за песчаным пляжем стояли сосны или кедры огромных размеров.

«Это берег первозданной красоты! Очевидно, это Земля миллионы лет назад. Но что это?» Слышен смех и плеск воды, чувствуется запах моря. Его зовут! Он перевёл взгляд и увидел людей. Это удивительно красивые обнажённые загорелые мужчины и женщины! Они стоят у самой воды и зовут его: что-то кричат и машут руками. Он мысленно приблизился к ним: это его друзья – потрясающе приветливые лица! Каждый человек по-своему прекрасен. Каждого Альфред узнавал как после разлуки в миллионы лет! Старые друзья!

«Я их никогда не видел и всё равно узнаю!» – мелькнула мысль у Альфреда, лежащего на кровати в психиатрической больнице. Эта мысль вернула его на место – все образы исчезли. Больничный шум, и никакого смеха и плеска морской волны.

Но осталось сильное впечатление: «Я их никогда не видел, но всё равно всех узнавал! Как это может быть?»

Альфред открыл глаза и оглядел палату: «Как люди могут существовать среди такой убогости?!»

– Ну что, надо пойти умыться, – произнёс Самурай, гремя туалетными принадлежностями.

«И люди убогие», – подумал Альфред. Он приподнялся и оглядел палату. Спасителя не было. «Всё приснилось. Конечно, здесь таких нет! Такие только там – на берегу моря», – с горечью подумал он, но какая-то радость всё-таки оставалась.

– Альфред проснулся. Доброе утро, Альфред! Ты сегодня лучше выглядишь, веселее, – нам ним стоял Самурай с голым торсом и полотенцем через плечо.

– Доброе утро! А что, у нас новенький? – Альфред показал на застеленную кровать.

– Конечно! А ты всё проспал?! Ну, ты даёшь! Новенький – Иисус Христос. Сейчас он вышел, придёт – познакомишься, – сказал Самурай и пошел к выходу.

– Дима! Что значит «Иисус Христос»?

– Не знаю. Его, конечно, нужно видеть самому, особенно тебе, как художнику. Он сейчас где-то в других палатах. Скомарохов ходит за ним с блокнотом и записывает всё, что он говорит.

– А персональный эксклюзивный ответ на один вопрос стоит пять тысяч долларов. Скомарохов на своем блокноте сможет сколотить себе капитал, если правильно подойдёт к делу, – потягиваясь и зевая, заговорил Станислав.

«Циник, – мысленно ответил Альфред. – Идиотские шутки!»

– Через полчаса будет завтрак. Он будет завтракать вместе с нами, – добавил Дмитрий.

АЛЬФРЕД И СОФЬЯ

Альфред снова улегся на кровать.

«С ума сойти! Какой сон и какое лицо!» – думал он и пытался вспомнить старый, почти забытый замечательный сон, который приснился несколько лет назад.

Бывают такие сны, которые кажутся не менее реальными, чем сама жизнь. Они запоминаются на долгие годы, служат человеку каким-то ориентиром и, возможно, дают силы. Тогда Альфреду снился длинный коридор, похожий на пещеру, заполненный светом и энергией, с изумительным сияющим выходом вдали. Стоило только пойти по нему, и каждый шаг давал бы идущему светлую энергию, силу, знания и свободу. Каждый новый шаг мог бы дать новое качество, новые невероятные возможности.

Альфред повернулся назад, чтобы позвать жену и дочь идти вместе с ним. В сумраке коридора он увидел испуганную дочь, сидящую за домашней партой с наворачивающимися слезами на глазах, и свою жену, стоящую над ней и раздраженно и с возмущением говорившую о том, как всё плохо написано и что надо немедленно всё переписать. Они не обращали на Альфреда никакого внимания. Он хотел крикнуть: «Бросьте всё! Всё это не важно. Идите скорее со мной!», но в этот момент сон исчез.

В этом сне Альфред откуда-то знал, что, сделав шаг, нельзя вернуться назад, чтобы позвать жену и дочь. Сделавший шаг вперёд – назад уже никогда не возвращается. По этому тоннелю можно идти только в одну сторону.

Этот сон Альфред вспоминал много раз. Необыкновенные чувства и ощущения этого сна с годами рассеивались, и остались только формальные воспоминания, которые уже никак не могли его взволновать.

Сегодняшний сон был как-то связан с тем старым и похож на него по силе ощущений и также произвёл сильное впечатление. И, совершенно точно, была какая-то связь между двумя этими снами.

«Как такое возможно? Я узнавал людей, которых никогда не видел. Но это было! Хотя только во сне. Пусть только во сне, но это впечатление – тоже часть моей жизни. Менделеев во сне увидел свою таблицу химических элементов. Этот сон считается открытием. Его сном теперь пользуются химики всего мира. Таблица из сна висит в каждом химическом кабинете, в каждой школе, по всей земле. Так почему же к снам нужно относиться как к чему-то несерьёзному?»

Альфред представил, как он рассказывает о своём сне Софье, гадая, уложится ли этот сон в её христианскую концепцию или она решит, что сон бесовский. Дело в том, что Софья, жена Альфреда, с какого-то периода их совместной жизни вдруг стала убеждённой христианкой, скорее даже, фанатичной верующей. Вначале это было их совместное увлечение, но Софья где-то перешагнула грань разума, как считал Альфред, и зашла в такие сферы, где все разумные человеческие доводы перестают действовать. Там человеческий разум уже не есть ценность сама по себе, а служит лишь инструментом для извлечения из всех явлений жизни подтверждений правильности церковных канонов.

Что-то такое было у Софьи и раньше. Однажды, это было ещё в их дохристианский период, Софья пришла домой поздно с заседания кафедры. Дети уже спали. Они пили коньяк и курили. Софья была задумчивой и на какой-то вопрос Альфреда, отрываясь от своих мыслей, сказала: «Ты знаешь, я сегодня возле метро видела двух убогих старушек, на коленях просящих милостыню. И мне вдруг так захотелось бросить всё и встать на колени рядом с этими старушками. И просить! Просить, глядя в глаза всем этим прохожим! Не денег. А чего-то такого, чего у всех этих людей нет».

Эти слова, конечно, потрясли Альфреда. После таких слов о здравом смысле можно было и не вспоминать.

Ещё в советский период они увлекались и христианством, и буддизмом, и эзотерикой, но тогда это было не так серьёзно. Тогда трудно было достать Новый Завет. Они одолжили его у знакомых и перепечатали весь на пишущей машинке, по ночам, тут же обсуждая напечатанное. Для Альфреда важно было понимание смысла, для Софьи важна была чувственная сторона. Одновременно они изучали церковную роспись, обошли и объездили многие московские и подмосковные церкви.

Много лет прошло после этих увлечений, и вдруг Софья стала ходить в церковь.

Дом заполнился иконами, свечами и всякой прочей мерзкой церковной атрибутикой, дети стали ходить в воскресную церковную школу… И тогда между Альфредом и Софьей произошёл раскол.

Альфред считал церковь лживой, лицемерной, не имеющей ничего общего с учением Иисуса.

«Как можно совершать бессмысленные действия?! Это какое-то идолопоклонничество! – спорил Альфред. – Зачем Богу безропотное бездумное поклонение? Церковь – это самая бессовестная, самая циничная эксплуатация человека! И потом, что такое „раб божий“?! Только из-за этих слов христианская церковь не имеет права на существование!»

«Ты ищешь Бога только своим разумом, – спокойно отвечала Софья, – и не найдёшь его. Я ищу своим сердцем и найду».

Причиной ежегодно случающейся депрессии Альфреда Софья, конечно, считала его неприятие христианства. Она прямо не говорила об этом, но здесь и без всяких слов всё было ясно.

При воспоминании о жене Альфреда вновь охватила тоска. Вот она сковала горло, переместилась в грудь, начала сковывать руки и ноги…

–Альфред! Пойдёмте завтракать! – Это Дмитрий потряс его за плечо. Альфред вздрогнул. Тоска отступила.

ВРАТА АДА

«Элитка» завтракала, как обычно, в отдельной столовой, где накрывался стол на шесть человек. Накрывали стол здесь санитары, а не сами больные. Столовые приборы подавались из дорогого сервиза, привезённого управляющим Станислава. На каждом приборе лежала свёрнутая в пирамидку белоснежная салфетка.

Когда Альфред с Дмитрием вошли в столовую, за столом уже сидели Станислав с Самураем. Станислав рассуждал о соотношении курсов валют, а Самурай внимательно слушал. Как только они сели за стол, наконец, появился человек, которого называли Иисусом Христом. В первый момент он разочаровал Альфреда своей обыденностью, но прошла минута, другая, и лицо Иисуса стало чудесным образом «узнаваться» всё больше и больше.

Да, это был тот самый человек, которого Альфред видел вчера вечером, и тот, которого он видел в сегодняшнем сне, но сейчас Иисус воспринимался иначе, как будто это был уже другой человек.

К Станиславу подошёл санитар и сообщил, что к нему пришла жена и ждёт его в «номере люкс». Недовольный Станислав ушёл.

Альфред сидел напротив Иисуса и ощущал удивительную легкость. Он почувствовал, что это присутствие даёт ему неограниченную свободу и располагает к доверительной беседе на любую тему.

– Смешно! – сказал Альфред. – Я спокойно сижу за столом с человеком, которого все называют Иисусом Христом, а моя жена, яростная христианка, постоянно ходит в церковь и ищет Бога там.

– В церкви Бога нет. Бог есть везде, но в церкви его нет. Бог всегда не там, где его ищут.

– Я не ищу Бога, достаточно того, что моя жена его ищет, но парадокс в том, что я перед вами.

– Но я не Иисус Христос.

– Я понимаю, что вы не тот самый, но вас почему-то так называют и вы очень похожи на того настоящего… Боже мой! – Альфреда вдруг осенило. – Я вспомнил тот рисунок! Вас нарисовала моя жена. Она видела во сне Иисуса Христа и нарисовала его! Это невероятное сходство! Я художник и не могу ошибиться.

– У неё было видение! – убеждённо сказал Скомарохов.

– Альфред, ты позвони ей, пусть она приедет сюда с рисунком. Сравним, посмотрим. Я дам тебе мобильник после завтрака, – сказал Самурай.

– А вы, Альфред считаете, что ваша жена как-то неправильно ищет Бога? – спросил Иисус.

–Не в этом дело. Бог на земле не нужен. Я много думал об этом. У людей есть надежда на Бога, как у детей есть надежда на заботливых, любящих, всесильных и мудрых родителей. Надежда, что Бог услышит, поможет и спасёт в трудный момент. Если бы Бог был на земле, то все люди обращались бы к нему за помощью и видели бы, что Бог ничего не может изменить. Кому он был бы нужен такой Бог? Бог скрывается от людей! Зачем же я буду его искать? И чем взрослее человечество, тем присутствие Бога на земле менее явно. Дети вырастают, и им больше не нужна помощь родителей.

– Но вы всё же надеетесь на постороннюю помощь в самый трудный момент?

– Если честно, да. Я хотел спастись от депрессии – это моя слабость. Это было малодушное желание. Депрессия – вещь тяжёлая. Но в депрессии видишь то, чего не видят другие. Когда иссякает желание жить, хорошо видишь, чем пополняют это желание другие люди. Просто глупые пустые желания, дурацкие амбиции, наивные мечты и надежды. Молодые должны реализовать то, что в них заложено, им интересно, что приготовил для них этот мир. Из поколения в поколение идёт обман – взрослые ведут себя так, как будто они знают, что делают в этом мире. Обман раскрывается слишком поздно: когда человек задумывается о смысле жизни, то оказывается, что он сам уже взрослый и, возможно, у него самого уже есть дети. Так что обман продолжается.

И потом, холод, голод, жестокость, несправедливость, обман, вообще всякое несовершенство мира будто намеренно существуют для того, чтобы вызвать у людей интерес к жизни, пробудить желание бороться и преодолевать трудности. Это движет людьми и даёт им силу. Если бы люди не хотели изменить этот мир, то им было бы просто неинтересно жить.

Когда находишься в депрессии, воздух вокруг разрежен, мир как бы разжижен, и он тебя не притягивает, не схватывает. В нём неинтересно, и ты ясно видишь, что всё в этом мире бесполезно и этот мир не стоит того, чтобы люди в нём жили. Это ничтожный мир! Невыносимо жалко людей. И то, что люди хотят жить – это просто чудо! Они наивно полагают, что делают что-то стоящее, значительное в этом мире…

Я иногда покупаю старые почтовые открытки. Люди, которые на них писали, давно умерли…

– Альфред, – перебил его Самурай. – Ты сходи на кладбище. Там, ты представляешь, все – мертвые!

Все рассмеялись, в конце концов засмеялся и сам Альфред. В это время вернулся Станислав.

– Все представления о мире, – сказал Иисус, – складываются в зависимости от жизненных сил, которыми человек располагает. Из сил черпается знание, знание позволяет приумножать жизненные силы. Если человек не стремится к знанию, то он может впустую растрачивать свои жизненные силы, не понимая, что он делает, и рано или поздно его силы иссякнут. «Разжиженный воздух», о котором вы говорили, свидетельствует о недостатке жизненных сил – это разжиженные мысли. Если мысли сгущены, жизненных сил в избытке, тогда и в мире всего достаточно, тогда мир совершенен, к нему нет претензий.

Тогда и Богу незачем прятаться и он может появиться перед вами, ведь ему тогда незачем краснеть за то, что он создал. Чем жалеть весь мир, не лучше ли постараться понять, где и когда вы теряете свои силы. Вы и сами замечаете, что ваши разочарования происходят одновременно с потерей жизненных сил.

Когда вы безрассудно разбрасываете свои жизненные силы, замедляетесь и не замечаете того, что замечали раньше, мир действует на вас с прежней силой, поэтому он кажется враждебным, агрессивным, на вас валятся все неудачи, несчастья. События наваливаются быстрее, чем вы можете на них реагировать, и вам приходится только отбиваться от них. Какой уж тут интерес к жизни?!

– Очень может быть, – ответил Альфред. – И женщины этого чаще всего не понимают… Это то самое болото, о котором я думал. Но как избавиться от всего этого?

– Просто вернитесь к тому моменту, с которого вы покатились вниз, и решите проблему заново. Ворота в ад всегда открыты, но их никто никогда не охраняет. Каждый, когда захочет, может войти внутрь и в любой момент, когда пожелает, может покинуть ад.

– Какая интересная концепция, – заговорил Станислав, – наверно, люди бы с удовольствием вносили плату за выход из ада и быстрее бы оттуда выходили.

– Вам я не посоветовал бы этим заниматься. Вы там можете заблудиться. И потом, за вход люди всегда платят больше. Примером может служить казино.

При слове «казино» Дмитрий вздрогнул. Он в этот момент следил за тем, как вылетает в неприкрытую дверь огромная черная муха. Дмитрий заметил её ещё раньше. Она сидела в углу комнаты на потолке, и у Дмитрия было впечатление, что муха внимательно слушает разговор. Все в отделении знали, что Долговязый приручил муху, откормил её до невероятных размеров, что он с ней разговаривает, она всегда прилетает, когда он её зовёт, и по его команде залетает к нему в карман.

Скорее всего, это была та самая муха – отвратительнейшее существо, огромная, толстая и гадкая, с мерзким и подлым характером, если такое можно сказать о насекомом.

«Пристукнуть бы её!» – подумал Дмитрий. И муха как будто услышала его мысль. Злобно жужжа, она сделала круг над Дмитрием, как бы осыпая его проклятиями, и вылетела вон.

– Что, казино? – переспросил Дмитрий. Но тут в столовую вошла женщина.

ЭЛЛОЧКА

Это была Эллочка – жена Станислава.

– Дорогой мой, ты так спешил, что забыл поцеловать свою киску, ну хотя бы в какое-нибудь приличное место. Ой, мальчики, здравствуйте! Я забыла поздороваться! А что вы тут делаете? Кушаете? Ну, как это мило!

С третьей попытки Станислав женился правильно. Это не физик-теплотехник, не умница финансист, а просто Эллочка! Длинные стройные ноги на высоких прозрачных каблуках, минимальная юбка, симпатичная нахальная лисья мордочка, мозгов не больше, чем у колибри, бездна секса и обаяния. Конечно, для солидного общества она немного развязна, но, как бы неприлично она себя ни вела, солидное общество с удовольствием прощало ей все её выходки.

Немного смущало Станислава то, что Эллочка заводила романы со всеми симпатичными мужчинами, на каждом углу, при первой же возможности, невзирая на их статус, возраст и социальное положение, но Станислав мирился с этим как с чем-то абсолютно неизбежным. Иначе бы Эллочка не была Эллочкой.

Их брачный контракт, который Эллочка подписала, естественно, не глядя, давал Станиславу все, какие только могут быть, права на все случаи жизни и не давал Эллочке вообще никаких прав ни на что. Поэтому Станислав смотрел на Эллочку как на дорогую, иногда весьма дорогую, игрушку.

Нужно ли говорить, что всякий раз, как Эллочка появлялась в больнице, она производила фурор среди больных мужского отделения и медперсонала. Когда она шла по больничному коридору своей вызывающей походкой кинозвезды, только что получившей «Оскара», в меру обвешанная дорогими причиндалами и прибамбасами, даже у Станислава, быстро успевшего привыкнуть к роскошному и изящному окружению, возникало головокружительное чувство нереальности происходящего, а что уж говорить об остальных обитателях психиатрической больницы, особенно о тех, которые месяцами или даже годами не покидали ее стен. Какой-нибудь инопланетянин, выползший из «летающей тарелки» в нелепом серебристом скафандре, выглядел бы здесь в сравнении с Эллочкой серой заурядностью и не смог бы произвести на больных такого неизгладимого впечатления.

Но как бы удивился Станислав, если бы узнал, что заставило Эллочку вернуться назад и пойти в столовую! У выхода из отделения стоял долговязый дебил с шишкой на левой стороне лба.

– Ти-ти д-дол-ж-ж-на в-вер-ну-т-ть-ся, па-па-знакомиться с И-и-ису-с-сом, па-па-стараться в-всё у-у-знать, – промямлил дебил.

В этот момент никто, как ни странно, не смотрел в их сторону. При всей своей дебильности Долговязый умел это делать, как и многие другие вещи, недоступные пониманию нормального человека.

– Ти-ти! Дорого будет стоить! – передразнила его Эллочка, ткнув пальцем в живот. Долговязый отскочил в сторону.

– В-всё р-рав-но ско-ко-ка. Не-не д-д-раз-нись.

И Эллочка зашагала обратно.

ДУХОВНАЯ БЛИЗОСТЬ

– Мы уже практически позавтракали, – ответил Станислав, собираясь вставать. Но Эллочка навалилась на него сзади своим телом и остановила его.

– А вы – Иисус Христос? Какая прелесть! А я-то думала, что Иисус – это человек с таким скорбным, кислым лицом, как наш учитель математики. Я так боялась математики, что ничего в ней не понимала! А вы так чудно улыбаетесь и выглядите божественно сексуальным!

– Это моя жена – Эллочка. Познакомьтесь! – нарочито усталым тоном произнёс Станислав.

– Помимо сексуальности в мире существует ещё и духовная близость. Она является для человека величайшим, ни с чем не сравнимым, бесценным даром. И в этом мире только редким людям выпадает такая удача – испытать духовную близость. Подобна же она благодати, духовному единению, слиянию человека со всем мирозданием, когда человек ощущает себя в каждой травинке, в каждой частице бесконечных пространств. Мы все едины! Мы едины со всем миром! Сексуальность подобна жалкой монете, брошенной нищему, который не может и помыслить ни о чём другом. Дай этому нищему настоящую драгоценность, он не будет знать, как ею распорядиться, и непременно утратит.

Все чувствовали, что слова Иисуса обладают какой-то невыразимой глубиной. Показалось, что стены и потолок – это всего лишь зрительная иллюзия, а на самом деле они находятся среди облаков, на каких-то горных вершинах.

Эллочка отвела взгляд, дрожь пробежала по её телу. Ей показалось, что ещё мгновение, и она бросится в какую-то пропасть. А там, кто знает – или воспаришь, как птица, или камнем упадёшь вниз.

«Ну вот, – подумал Станислав, – так просто она от него теперь не отстанет».

– У меня уже было такое чувство! – неожиданно заговорил Самурай. – Ударили мне ножом в печень. От четверых не сумел отмахаться. И вот лежу я на асфальте, истекаю кровью, смотрю на звёзды, жизнь медленно во мне угасает… И такая благодать наступила – не передать словами! Казалось мне, что я слился с землёй и небом. А жизнь вся – это какой-то краткий миг! Кто не испытал такого, в жизнь не поверит!

– Самурайчик, золотце! – Эллочка сделала кислое лицо. – А нет ли другого пути к благодати? Уж больно не хочется «нож в печень»!

– Другого я не знаю. А этот проверенный!

– Только это вовсе не путь, – улыбнулся Иисус, – а событие. Кто найдет благодать через разум и через сердце, тот её не потеряет.

ПРОРОЧЕСТВО

Из столовой вышли все вместе. Путь к элитной палате проходил мимо телевизионного холла, в котором сейчас царил ажиотаж. Похоже было, что там собрались больные из всех палат.

– Идут!!! – крикнул кто-то. Все больные повскакивали со своих стульев, устремились к коридору и сделали узкий живой коридор, как в аэропорту Шереметьево-2 при встрече пассажиров. Цель была у всех одна – взглянуть на Эллочку.

Эллочка цвела! Понимая, что к чему, она плыла по воздуху. Каждое её движение говорило: «Смотрите, мальчики! Я женщина! Женщина! Чёрт возьми, женщина!» Станислав шёл сзади с нелепой улыбкой на лице. Он готов был провалиться сквозь землю и всё же был доволен. Дмитрий, шедший рядом с ним, смотрел сбоку на Эллочкины ноги, на её туфли и… Вот это да! Ноги Эллочки не доставали до земли на 3 – 4 сантиметра. Эллочка левитировала!!!

Когда процессия достигла середины холла, раздался крик:

– Вон он!!!

В один миг все больные бросились к своим стульям в телевизионном холле, расталкивая друг друга, забыв про Эллочку. Все смотрели на экран телевизора, который был подвешен на двухметровой высоте. По телевизору показывали новости. Сидя за столом, выступал президент Российской Федерации Путин Владимир Владимирович. Процессия остановилась. Все смотрели на экран телевизора. Дмитрий посмотрел на ноги Эллочки – Эллочка стояла на полу.

– Что случилось? – недоумённо спросила она.

– Путина подменили биокуклой, а маглы ничего не заметили! – ответил кто-то из больных.

– А маглы – это кто? – спросила Эллочка.

– Маглы – это все те, кто не лежал в психушке!

– И я – магл? – удивилась Эллочка.

– Конечно, и ты тоже магл!


– Движения уже не те! Не путинские!

– И говорит неуверенно, взгляд отводит!

– А лицо, посмотрите, застывшее, как маска!

– Запинается в разговоре!

– Конечно же, это не он! Какие маглы тупые! Как могут не замечать!

– Они все боятся! Каждый думает, если скажет, то его за психа все посчитают, а нам бояться нечего!

Больные взволнованно обсуждали ситуацию.

– Это – дурдом какой-то! Только у нас в стране такое возможно, чтобы подменили президента, и никто бы не заметил!

– Руки! Смотрите на руки! Он руки так никогда не складывал. Он выдал себя руками!

– Халтурно сделано! Это китайская биокукла! Сразу видно – их производство!

– Да он вообще на Путина не похож! Нисколько! Что вы спорите?!

– Смотрите, улыбнулся! Не так! Не так он улыбается! Улыбка напряженная – что теперь будет?

– А ничего не будет! Будет, как английская королева, только пиаром заниматься, а страной будут другие управлять.

– Да он и раньше не управлял, всё только в поездках был, пиарил по всему миру, вопросы другие решают.

– А кто, по-твоему, решает?

– Как кто? Вон, Долговязый и компания! Пошёл вон, отсюда, Долговязый!

Долговязый дебил, с большой шишкой на левой стороне лба, как будто с рогом, корча дурацкие, гадостные рожи, поспешно удалился, юркнув между больными.

– Кто ж ему Путину даст страной управлять?!

– Ну, щас вообще мрак будет, если уж и его на биокуклу заменили!

– Вон, посмотрите, бумажку читает – сам не может сказать!

– Плохо дело!

– А где они держат настоящего?

– Долговязый наверняка знает, но он не скажет.

Сюжет закончился.

– Выруби ящик!

Телевизор выключили. Все повернулись в сторону Иисуса и Эллочки и молчали. Встал пожилой больной, наполовину лысый, с бородкой. Все замерли, было только слышно, как большая черная муха прожужжала и, сделав круг, села на телевизор.

– Позволь нам к тебе обратиться, сын человеческий, – начал он.

– Кто это? – тихо спросила Эллочка.

­– Дядя Ваня Пророк из четвёртой палаты, – так же тихо ответил Дмитрий.

– Сорок лет я проработал сантехником и многое в жизни повидал. И открылось мне, что нет в этом мире ничего вечного: всё тленно, всё изменяется и течёт. И познал я промысел Божий, и сердцем своим стал видеть будущее так же, как и то, что перед лицом моим… Семьдесят лет поклонялась страна наша идолу коммунистическому, и народ русский и другие народы этим идолом терзаемы были нещадно и жестоко. Пал мерзкий змий коммунизма, но не освободилась Россия. Новая беда пришла на нашу землю – вместо доброго хозяина всю власть в стране захватили предатели и воры, и правит ими исподтишка семейка сатанинская. Измываются они над людьми как хотят, и нету у честного человека от власти никакой защиты. А те, кто прилюдно творят беззаконие, никакому суду не подлежат. Не осталось в земле русской ни одного честного политика, а те, кто управляет страной, куплены иностранцами и связаны ими по рукам и ногам…

Пророк возвел руки к небу… В телевизионном холле все замерли…

– Вижу!!! Предана Россия и распята будет! Как распят был когда-то и ты, сын человеческий! Рухнет американский доллар, но Америка не пострадает. Пострадает от этого Россия. И кончится на этом российская государственность. В Россию придут американцы и будут поступать с русскими так же, как они поступали с индейцами. Лишится земли своей народ русский и рассеян будет по всему миру, а остатки русских будут жить на своей бывшей земле в резервациях… Сейчас мы все, своими глазами видели, как президента России заменили биокуклой – это знак того, что приблизились события роковые. Скажи нам, сын человеческий, для чего ты явился в сей мир, в столь роковое время? Спаситель ли ты?

Иисус с грустью смотрел на них:

– Худший враг человека – это его собственная глупость. От этого спасти не может никто. Вы хотите знать, кто я и зачем я пришёл в этот мир. Но кто вы? И зачем вы здесь? Пусть каждый из вас задаст себе эти два вопроса. Тому, кто сможет ответить мне на эти вопросы, и я скажу, кто я и зачем я здесь. Я побеседую с каждым из Вас, кто захочет говорить со мной.

Задвигались стулья, все молча разошлись, и холл опустел. В коридоре остались Эллочка и вся элитная палата.

– Сын человеческий! – обратилась Эллочка к Иисусу несколько сладострастно. – Я не знаю, кто я, но чувствую, что я в этом мире для того, чтобы стать вашей… ученицей.

– Но ведь вы не сами ко мне пришли. Вас прислал Долговязый.

– Что ещё за Долговязый? – вмешался Станислав.

– Да кто он для меня?! Так, тьфу! Мелкий демон!

– Пойдём, я тебе объясню, кто ты! – Станислав взял Эллочку под руку и повёл к выходу из отделения.

КАЗИНО

– Вы что-то говорили про казино? Меня эта тема очень интересует. – Дмитрий подошел к Иисусу, как только они вошли в палату.

– В казино приходят выигрывать те люди, которые в жизни уже проиграли. На самом деле они приходят отыгрываться за проигранную жизнь. Конечно, чаще всего в казино приходят люди со случайными деньгами. Деньги к ним легко пришли, легко и уйдут. Для них в этом есть определённый шик.

– О! Сколько я в казино оставил! Когда деньги были, не жалел об этом. Сейчас жалко, – вставил своё слово Самурай.

– Но это не настоящие игроки, они не делают ставки на свои жизненные планы. Другие же, не выиграв в жизни, пытаются выиграть в казино. Но выигрывать в казино труднее, чем преуспевать в жизни. И печальны судьбы таких людей. Эти люди меняют на жетоны не денежные купюры, а свои надежды. Променяв все чудеса мира, весь потенциал своих возможностей на металлический шарик, катящийся по кругу, – они уже проиграли! Они ждут маленького ничтожного чуда, пренебрегая подлинными чудесами. Бог не будет творить ничтожных чудес! В этом вы можете не сомневаться.

Когда Иисус со Скомароховым вышли из палаты, Самурай подошёл к Дмитрию и, положив руку на плечо, сказал:

– Дело он говорит. Я хорошо знаю хозяина казино, в котором ты играешь, – с крупным выигрышем ты бы оттуда не ушёл. Если нужны деньги, выучись на бухгалтера! Я тебя устрою в хорошее место – не пожалеешь.

ИСПОРЧЕННЫЙ УЗОР

Когда позвонил Альфред, Софья вышивала. Она отдыхала от компьютера. Удивительное дело – она вышивала, чтобы глаза отдохнули. И это помогало, может быть потому, что вышивала она для церкви. Сейчас это был букет сиреневых флоксов, как бы небрежно брошенный на буквы «Х В». Получалось изумительно красиво. И Софья, для

того чтобы всё получалось как надо, непрерывно повторяла про себя молитву Иисусову.

Эту молитву Софья всегда произносила по-своему. Она никогда и ничего не просила для себя. Она всегда просила: «…помилуй нас, грешных».

Голос мужа вызвал у неё только досаду.

«Он испортит мне вышивку!» – мелькнула первая мысль.

– Софья, здравствуй! Я звоню тебе по мобильному телефону прямо из своей палаты…

– Что случилось? Почему ты звонишь?

– Мне стало значительно лучше. У нас в палате появился новый человек, все называют его Иисусом Христом. И он очень похож на твой рисунок Иисуса. Очень похож! А ещё я видел замечательный сон, я тебе о нём потом расскажу… Ты можешь приехать и увидеть живого Иисуса Христа. Алло! Ты слышишь меня?

– Я слышу тебя. Ты никогда ничего не понимал и не понимаешь! Как ты можешь произносить это имя в таком контексте?! Мой рисунок? Он не может быть похож ни на кого!

– Но ты можешь увидеть сама, своими глазами!

Софья положила трубку. Это было слишком! Она взяла в руки вышивку – целостность рисунка в её воображении была утрачена.

«Я так и знала, – с горечью думала Софья. – Какая грязь! Какая грязь в его голове – называть Христом какого-то психически больного!»

Софья огляделась вокруг. Когда Альфреда не было, в доме был порядок, каждая вещь знала своё место и давала спокойствие и ясность. И дело не в том, что Альфред постоянно разбрасывал вещи и не убирал их за собой. Когда его не было – дом был храмом. Неверующий человек разрушал всё.

«Жить нужно в духе и истине, – пустословил Альфред, – твой мелочный порядок очень похож на тюремный».

Детей Софья легко приучила к порядку, а мужа не смогла. Иногда он даже позволял себе курить на кухне, думая, что Софья этого не заметит. Ему мало его мастерской, в которой всегда бедлам. После его курения Софье приходилось замаливать каждую вещь на кухне, а также стены, пол, потолок. Иначе благостный дух жилища исчезал на долгое время. Когда Альфред напивался с друзьями, он оставался на ночь в своей мастерской.

С пьяным мужем Софья не разговаривала.

«Твой муж – это твой крест. Ты должна его нести», – говорил батюшка. И Софья несла.

«Если бы он умер… Не дай Бог, конечно, – Софья трижды перекрестилась, – то насколько было бы всё проще! Другие мужья не стесняются, подходят к батюшке, даже по каждому пустяку, просят благословения, и батюшка благословляет! У моего только гордыня: „Не верю в посредников между Богом и людьми“. Никогда и ничего у него толком не будет получаться. Никогда и ничего! По своим способностям он мог бы быть иконописцем. Но после такой жизни ему нужно будет лет десять молиться и вести праведную жизнь. Иначе кто же его благословит иконы писать?!»

МАКСИМЫЧ СТУКАЧ

Софья положила трубку.

– Ну что, не поверила? – спросил Самурай. – А говоришь – набожная! Странно.

– А ничего странного! – засмеялся Дмитрий. – Ты бы ей ещё рассказал, как Путина заменили биокуклой.

Рассмеялись все.

– Маглы – они же тупые! – добавил Станислав. – Массовый психоз какой-то! Я и сам чуть было не поверил.

– Пророк Дядя Ваня классно выступил! – Дмитрий поднял руки, пародируя Дядю Ваню. – Вижу! Предана Россия и распята будет!

– Ха-ха-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха!!!

– Придут американцы с гвоздями и молотками, будут отлавливать всех православных и спрашивать: «Веруешь ли в господа нашего Иисуса Христа?» – подыграл ему Альфред.

– Ха-ха-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха!!!

– Количество верующих сразу поубавится, особенно среди политиков, – смеясь, добавил Дмитрий.

– А вот в отношении доллара, может быть, и не так глупо, – сказал Станислав, – и то, что наше государство при этом пострадает больше других, так это и пророком быть не надо. Вот за такую точную информацию никаких денег не жалко!

– На этом, наверно, можно хорошо заработать? – спросил Самурай.

– «Хорошо» – это не то слово! – ответил Станислав и вернулся к газетам, которые он до этого просматривал.

У Альфреда опять испортилось настроение: «Зачем я сказал про гвозди и православных? Идиот! Это, конечно, опять стопроцентное кощунство. Она об этом, конечно, ничего не узнает, но это и не важно! Она меня всё время провоцирует! Она всё время думает, что я могу сказать что-нибудь такое. Она всё время боится, что я скажу что-нибудь такое. Она всё время ждёт, что я скажу что-нибудь такое! А я, как дурак, поддаюсь на эти провокации!

Она навязывает мне эту игру! А мне эта игра не интересна! К религии я совершенно равнодушен. Мне наплевать на всякую религию! Есть Бог или нет Бога – меня это совершенно не интересует. Оставьте меня в покое с вашей религией!

Нет же! Им нужен какой-нибудь дьявол для контраста. Без него они себя как-то неуютно чувствуют, слишком очевиден идиотизм всего того, что они делают, – им нужен враг!

Сталин, наверно, был бы равнодушен к религии, если бы не поучился в духовной семинарии. Поучился, и равнодушие как рукой сняло». Альфред лежал на кровати, разговор с Софьей и эти мысли подкосили его, начинала болеть голова. Наваливался опять отвратительный сон. Он стал думать о Софье, о детях.

«Ворота ада открыты всегда», – вспомнил Альфред слова Иисуса. – «Но он не сказал, как их обойти стороной. Куда ни пойдёшь – везде врата адовы».

Но и спать Альфреду было противно…

«Ненавижу! – злобная мысль подняла Альфреда с постели. – Ненавижу это мерзкое христианство! Ненавижу вашего мерзопакостного Бога! Сейчас я пойду и скажу ему об этом!» Альфред встал с кровати и решительно направился в коридор.

Иисуса и Скомарохова не было видно. Черная жирная муха села Альфреду на голову. Он отмахнулся. Мерзкая муха кружила рядом. В коридоре стоял долговязый дебил и ещё один больной, которого звали Максимыч Стукач.

– Альфред! Вы тоже ищете этого, – Максимыч, раньше смотревший на него всегда с подозрением и неприязнью, сейчас улыбался ему как лучшему другу. – Ну сами знаете кого, того, кто суёт свой нос везде и всюду.

– Да, ищу! – злобно ответил Альфред.

– Ну вот, – сладостно улыбаясь, продолжал Максимыч Стукач, – я уже написал своё заявление заведующему отделением, чтоб прекратили эти безобразия! Ну кто он такой, по-вашему? У него есть соответствующее медицинское образование, чтобы с больными беседовать?

Альфред пожал плечами. Долговязый дебил, отвернувшись от них, с довольной гримасой смотрел в окно.

– А я вам точно скажу – нет у него никакого образования. И никто ему не давал никаких полномочий беседовать с больными, как врач. Его самого нужно лечить, и как следует. Вколоть ему несколько кубиков инсулина для начала или чего-нибудь покрепче! Тогда бы он не стал так с умным видом всех учить.

В стране нет порядка и в больнице тоже нет. Раньше была атеистическая пропаганда, и был порядок, а теперь каждый может объявить себя кем угодно и всем это всё с рук сходит. Попробовал бы он это раньше сделать!

Я сам, вот этими руками взрывал Храм Христа Спасителя! Был тогда ещё совсем молодым парнем. Служил в соответствующих органах. Только приехали из деревни, по разнарядке, нам сразу кожаные куртки выдали. Взрывали! Скажите мне, пожалуйста, зачем я это делал? Такая бестолковщина в стране пошла, просто ужас! Больно смотреть! Потом будут опять сносить это лужковское сооружение и восстанавливать бассейн «Москва» на историческом месте. Был Советский Союз – великая держава – боялись и уважали, а теперь не пойми что!

Я был в отделе по борьбе с религиями. Сколько я этих икон уничтожил! Мама родная! Могу много чего порассказать. Мы их не просто уничтожали – попов заставляли самих гадить на эти иконы!

– Подонок!!! – Альфред, размахнувшись, хотел ударить по мерзкой роже Максимыча Стукача, но тот ловко увернулся и с криками «Помогите! Старика убивают!» рысью помчался в свою палату. Долговязого же как ветром сдуло! Как будто здесь его и не было. Как раз из палаты вышел Самурай и поддержал Альфреда, который чуть было не потерял равновесие.

– Альфред! Ты дерёшься? – удивлённо спросил Самурай. Он стоял в спортивном костюме, воплощая собой силу и хладнокровие. – Зачем он тебе?

– Да он мразь! Я хотел дать ему по морде!

– Мрази много. Всех не перебьёшь. Я видел, как ты пытался его ударить, – так бить нельзя! Бить нужно без промаха, рассчитывая силу удара. Для каждого удара есть своё место и время. Ударом можно убить, можно расквасить нос. Нужно точно знать, чего ты хочешь. Я тебя могу научить, как нужно бить. Сейчас мне нужно кое-куда съездить, приеду – поговорим.

БИБЛИЯ

В назначенное время Самурай в спортивном костюме, в кроссовках, с пистолетом, спрятанным под костюмом на специальном поясе из мягкой итальянской кожи, не спеша подошел к кафе. Ему навстречу с целлофановым пакетом в руке вышел тот, с кем он вчера разговаривал по мобильному телефону.

– Здесь всё как ты просил, с крупным шрифтом.

– Спасибо, Евгений. У вас всё в порядке?

– Не совсем. Вчера Гвоздь психовал после твоего первого звонка. Говорил, что Библия – это признак слабости. Предлагал переметнуться на другую сторону. Но после второго звонка успокоился.

– Ему нельзя доверять. Слаб тот, кто мечется туда-сюда. Послезавтра, когда сделаете дело, убей его.

– Хорошо, сделаю.

– И перед тем как убьёшь, передай ему привет от меня.

– Как скажешь, передам. Только зачем?

– Человек, Женя, должен знать, за что его убивают. Это благородно. Это всё, что мы можем для него сделать. Мы – люди и всё должны делать по-человечески.

Отдавая потом Новый Завет Станиславу, Самурай с должным почтением произнёс:

– Сильная вещь Библия. Сколько она всего перекочевряжила!

ХЛАДНОКРОВНЫЙ УБИЙЦА

Самурай ушёл, а Альфред остался стоять на том же месте. И как бы застыл на этом месте. Перед его глазами стояла хрупкая девочка, остолбеневшая от ужаса, и непослушными руками развязывала синий бант. В это время Альфред понял, что он должен убить Максимыча Стукача, что он хочет убить Максимыча Стукача, что он убьёт Максимыча Стукача. Он это твёрдо знал, и ничье мнение по этому вопросу его не интересовало. Он лишь немного удивлялся тому, что он к этому почти равнодушен. У Альфреда наступила отрезвляющая ясность и равнодушие – и к своей судьбе, и к судьбе Максимыча Стукача. Это было новое чувство, которого Альфред никогда ещё в своей жизни не испытывал. Эта ясность была чем-то само собой разумеющимся.

Если бы у Альфреда был какой-либо близкий друг, который бы умел читать мысли и был бы сейчас рядом, то он, наверное, сказал бы Альфреду: «А у тебя появилась какая-то непоколебимая уверенность!» На что Альфред ответил бы: «Скорее всего, неуверенности теперь нет места, на самом деле так и должно быть».

Войдя в свою палату, он понял, что безвозвратно изменился. Слетела вся словесная чепуха. Осталось спокойное состояние без всяких мыслей. Если раньше ум стремился всё комментировать, то теперь Альфред видел всё без каких-либо комментариев своего ума.

Раньше Альфред бы начал рассуждать: «Можно ли лишать жизни человека, каким бы злодеем он ни был? Когда в стране появится подлинное карающее правосудие? Кто будет отвечать за миллионы репрессированных в стране? Сроки давности… Амнистии… Когда появятся законы? Политическая воля… Христианское милосердие… Историческая справедливость…» И эти рассуждения никогда бы не привели к действию. Теперь была ясность, при которой можно только действовать, не сомневаясь ни в чём. Теперь ум Альфреда из рассуждающего превратился в действующий и занял своё законное место.

Альфред начал изучать обстановку. Важно было изучить всё, что происходит в отделении. Занятый своими мыслями и переживаниями, Альфред за всё время нахождения в больнице, ни разу даже не достал свои часы, которые лежали в ящике его тумбочки. Теперь всё изменилось! Его заинтересовали и распорядок дня, и дежурства медперсонала, и обычное местонахождение больных в разное время суток, разговоры, слухи, передвижение больных, особенно Максимыча Стукача.

Альфред бродил по отделению с абсолютно равнодушным видом, используя любой повод для передвижения, и никто не мог заподозрить, что он старается замечать и запоминать всё. Устав от длительного безделья, разум жадно впитывал и анализировал даже самые ничтожные детали и события.

Когда появился Самурай, Альфред сразу же попросил его научить наносить смертельные удары. Самурай дал ему пощёчину вместо ответа.

– Что это значит?

– Ты воин! – убеждённо сказал Самурай. – Человек либо воин, либо нет. И научить этому невозможно, по крайней мере, взрослого человека. Всё остальное ерунда, всему можно научиться. Я буду тебя учить всему, чему ты захочешь научиться.

И Самурай без лишних слов сразу приступил к занятиям. В палате зазвучали произносимые шепотом слова: кунг-фу, карате, рукопашка. Они стали понимать друг друга с полуслова. Многие вещи Альфред просто знал, неизвестно откуда, так же как и Самурай, который доходил до всего сам.

«В КАЖДОЙ КНИГЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ОПИСАНИЕ ПРИРОДЫ»

Перед обедом Дмитрий стоял у решетчатого окна палаты и смотрел во двор. Ярко светило солнце. В палате Самурай и Альфред отрабатывали приёмы рукопашного боя. Это было новое увлечение Альфреда. И Дмитрий был рад за него, ему казалось, что Альфред благодаря этому рукопашному бою возрождается к жизни. Станислав углубился в чтение газет.

Во дворе двое больных, фантастически неряшливо одетых, катили тележку с видавшими виды флягами и кастрюлями, на которых белой масляной краской были сделаны надписи: «суп», «кисель», «каша», «второе блюдо» и что-то ещё. Третий шёл, сгибаясь под тяжестью алюминиевого бидона с надписью «молоко». Чирикали воробьи и прыгали с ветки на ветку, клевали на асфальте брошенную кем-то корочку хлеба.

«В природе, среди животного мира, нет таких нерях, какие есть среди людей, – думал Дмитрий. – Среди людей это допускается».

Дмитрий заметил человека, лежащего на газоне: тот лежал на солнцепёке без всяких признаков жизни. Дмитрию стало интересно, жив ли он. Мимо проходили люди, которых этот вопрос не интересовал. Наконец нашлась одна пожилая женщина, которая из-за своей полноты шла очень медленной, тяжелой походкой. Она подошла к человеку, что-то ему сказала, потрогала за плечо. Человек пришёл в движение, попытался приподняться. Стало ясно, что это всего лишь мертвецки пьяный мужчина. Видимо, женщина предлагала ему перелечь в тень деревьев. Но он, наверно, так и не понял, о чём идёт речь, и снова грохнулся на траву, отмахнувшись от сердобольной женщины. Она ушла, что-то говоря вслух неизвестно кому, разводя при этом руками.

Ещё минут через десять к нему подошли два охранника в чёрной форме, и уже не сердобольных. Они грубо растолкали пьяного, надавав ему пощёчин и подзатыльников, что-то при этом грозно говоря, заставили его встать на ноги и, поддерживая с двух сторон, куда-то повели, видимо, выдворять за территорию больницы.

До пьяного дошло, что его выдворяют, он бормотал что-то своё, с большим трудом вспоминая, как нужно ходить на двух ногах, сохраняя при этом равновесие.

– Удивительное дело, – сказал Дмитрий, – вы тут занимаетесь отработкой точных движений, а вон во дворе охранники повели пьяного – совершенно лыком не вяжет, он, наоборот, напивается, чтобы вообще не двигаться никак. И наплевать ему на весь мир и на все движения. Парадокс, да?

– А вся наша жизнь, Дима, это один сплошной парадокс, – ответил Самурай, – здравомыслящий человек жизни понять никогда не сможет.

МУДРОСТЬ И БОГАТСТВО

За обедом Дмитрий заметил, что все невольно наблюдают, как ест Иисус. По контрасту было видно: у всех остальных движения какие-то дерганые, как у кукол-марионеток. Дмитрий не мог бы сказать, в чем красота движений Иисуса. Он просто ел и всё, но это было прекрасно. «Наверное, английские аристократы, – подумал Дмитрий, – после первого же обеда, тут же признали бы Иисуса Сыном Божьим только по тому, как он ест».

Дмитрий не знал, что для «элитки», телохранителей и медперсонала отделения готовят повара, специально нанятые Станиславом, готовят из свежих продуктов, ежедневно покупаемых на рынке и в супермаркете, и воспринимал как должное качество пищи и ассортимент.

Дмитрий воспринимал каждую трапезу в присутствии Иисуса как таинство, наполненное божественным ароматом.

«Понимают ли все остальные, как им повезло в этом плане?» – подумал Дмитрий и в этот момент заметил, что он сам и все остальные стремятся подражать Иисусу, и ему стало смешно.

– Ты чего смеёшься? – спросил Самурай. – Анекдот, что ли, вспомнил? Расскажи!

– Перед обедом прочитал в газете: «Рыбак поймал золотую рыбку. Она ему говорит: „Отпусти меня, старче! Я исполню на выбор одно из трёх желаний: ты можешь стать или богатым, или мудрым, или известным“. Старик выбрал мудрость, отпустил золотую рыбку и в один миг стал мудрым. А рыбка его спрашивает: „Скажи, старик, после того, как ты стал мудрым, ты не жалеешь о своем выборе?“ Старик почесал затылок и ответил: „Надо было брать деньгами!“

Все рассмеялись.

– Хорошо! – сказал Станислав.

Иисус продолжал смеяться, и смех его был заразителен. Дмитрий, глядя на Иисуса, понял, что он смеётся над чем-то другим – не над анекдотом.

– Почему вы так смеётесь?

– Я смеюсь над шуткой старика!

Дмитрий задумался. Было очевидно, что и остальные тоже не поняли.

– В вашем анекдоте либо рыбка оказалась нечестной и старик мудрости не получил, либо он всё-таки стал мудрым и ответил золотой рыбке шуткой. Но мне кажется, вы смеялись не над шуткой старика.

– Мудрому человеку всё равно нужны деньги, если он не живёт где-нибудь в пустыне или монастыре, – рассуждал Дмитрий. – Почему бы старику ни захотеть денег?

– Мудрость нельзя купить ни за какие деньги, она дороже денег. Мудрый человек знает цену мудрости и цену денег. Он обладает качественно иным знанием и информацией, которой могла бы позавидовать любая разведка мира. Мудрый человек может легко обратить свои знания в богатство, если это входит в его жизненные планы. Он ни в чём не испытывает недостатка и не стремится к излишествам, поскольку знает и обратную сторону богатства. Он не связывает себя излишними средствами, ему не нужны деньги «на черный день» или «на всякий случай», он всегда найдёт способ их приобрести.

– А в чем же оборотная сторона богатства? – задал вопрос Станислав. – Я действительно чувствую эту оборотную сторону, но не настолько, чтобы я мог от чего-нибудь отказаться.

– Человек, обладающий властью или богатством, а чаще всего и тем и другим, теряет ощущение реальности. Его желания исполняются без всякого труда с его стороны, и он не знает, что стоит за этим. Окружающие его люди будут лгать ему, так как завидуют его власти и его богатству. Каждый будет льстить ему, стараться как-то ему угодить и что-то получить за это. Богатый смотрит в искаженное зеркало реальности, и увидеть себя настоящего в этом зеркале практически невозможно. Люди просто не знают, как можно не лгать человеку, которому завидуешь, от которого зависишь и что-то желаешь получить. И совсем непросто человеку, обладающему властью и богатством, понять, что на самом деле ему принадлежит только он сам. Человек – это лишь то, что он делает.

– Хотелось бы и мне почувствовать оборотную сторону богатства, чтобы только узнать, что это такое, – сказал Дмитрий.

– Этого всем хочется, – согласился Самурай.


Какие простые! Получили хлеб и зрелища и не знают, чего бы ещё пожелать. Бесперспективная жизнь! Но это их не огорчает.


Иисус опять рассмеялся:

– Богатство, комфортные условия жизни – это не конечная цель человека. Вы спросите у Станислава: счастлив ли он?

Станислав пожал плечами, а выражение его лица приобрело кисловатый оттенок.

– Или спросите его: сколько ему ещё денег нужно, чтобы быть счастливым?

Станислав сидел уже с красноречивой кислой улыбкой, и это вызвало гомерический смех. Станислав не выдержал и тоже рассмеялся.

– Человеку, достигшему мудрости, нечего больше пожелать, и то, что он приобрёл, он не потеряет. Богатство и власть могут быть потеряны; мудрость – никогда! И потом, богатому человеку всегда будет чего-то не хватать и что-то всегда будет не так, как он того желает. Но богатому человеку гораздо труднее прийти к мудрости, он не сможет по-настоящему к чему-то стремиться, живя в комфортных условиях. Из комфорта стремиться невозможно! Можно только развлекать себя. Незрелые люди считают, что им не хватает именно денег. Они завидуют чужому богатству, мудрости не завидует никто. Среди христиан я пока не встретил ни одного человека, который бы завидовал Иисусу Христу. Иногда человек может стать богатым без всякого труда с его стороны, но вот мудрость легко никому не дается, ни про кого нельзя сказать: «Ему повезло – мудрым стал». Такого везения не бывает. Нет к мудрости удобных и комфортных путей.

– Это я просто так сказал про богатство. На самом деле я бы не сказал, что завидую, например, Станиславу, – сказал Дмитрий, и все опять засмеялись. – И потом, богатые обычно уже во втором поколении – глупые и ленивые люди. Это в первом поколении, чтобы стать из бедного богатым, человеку требуются ум, хитрость, изворотливость… Правильно я говорю, Станислав?

– Ещё и везение, Дима. Везение!!!

– Что касается везения: умному человеку может и не везти – мудрому везёт всегда. Но только мудрый знает, в чём его везение.

– Я думаю, что есть такой человек, который завидует Иисусу Христу, даже в тот момент когда он распят на кресте, – неожиданно заговорил Альфред. – Это моя жена, Софья.

– Если она завидует, значит, она ещё не нашла свой путь. У каждого свой путь к мудрости. Он не лучше и не хуже любого другого пути. Иисус прошел свой нелёгкий путь к мудрости, но его путь не сможет повторить ни один человек, из всего христианского мира.

– У меня есть ещё вопрос, – начал Дмитрий. – А может быть такое, что мой путь к мудрости лежит через рулетку, а путь Станислава – через его финансовую деятельность, а ещё чей-то путь – через алкоголь и наркотики?

– Путь к мудрости может проходить через что угодно. Если вы убеждены, что для достижения мудрости вам нужно играть в рулетку, то вам просто необходимо это делать. Здесь нет никаких проблем. Но знаете ли вы точно, что мудрость – это именно то, чего вы хотите? Может быть, вы просто хотите выигрывать? А если вы хотите стать мудрым, для того чтобы выигрывать в рулетку, то это путь в противоположную сторону. Мудрость не может служить разменной монетой для чего бы то ни было. То же самое и с финансами. Что касается алкоголя и наркотиков… Некоторые из вас сталкивались с людьми, которые хотели бы вырваться из-под власти алкогольной или наркотической зависимости. Для них даже нормальная человеческая жизнь является пределом мечтаний.

Человек, ищущий мудрости, может сделать какой-либо неверный шаг, но он тут же исправляется, ищет причины своей ошибки, пересматривает свои концепции. Если человек второй раз совершает одну и ту же ошибку, значит, он уже сбился с пути. Некоторые люди всю жизнь совершают одну и ту же ошибку, понимают это и всё же каждый день привычно наступают на одни и те же грабли. Далеко они не уйдут. Когда-нибудь эти грабли прихлопнут их окончательно.

ЧУДЕСНОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ

В поисках Скомарохова Альфред зашел в туалет. Там было несколько человек: Иисус, Скомарохов, пьяный студент-химик, которого поддерживали под руки добровольные помощники Иисуса.

– Господин актёр! К вам жена пришла, – произнёс Альфред, поражаясь не то звуку своего голоса, не то фантастической ситуации.

– Спасибо, я знаю, пусть подождёт, я скоро!

Скомарохов налил полный гранёный стакан водки.

– Ой! Всё! Больше не могу, меня сейчас вырвет! – говорил студент, мотая головой.

Иисус грациозно взял стакан водки. Эта грациозность поражала и подчёркивалась нелепой обстановкой.

«Нет, он явно из другого мира! Это невозможно – это две разные реальности!» – подумал Альфред и подошёл поближе, чтобы разглядеть лицо Иисуса. Это было опять другое лицо! Человек тот же самый, но его лицо изменилось почти до неузнаваемости.

В том, как Иисус держал стакан с водкой, было что-то магическое. Все присутствующие, включая студента, как завороженные смотрели на этот стакан.

– Пей, Толя! Лишь воля твоя может спасти тебя! Если ты выпьешь этот стакан – непоколебимая воля Духа совпадёт с твоей волей, и твоё намерение исцелиться наполнится той силой, для которой нет преград во Вселенной! Для того чтобы выпить этот стакан, потребуется вся твоя воля.

Иисус протянул стакан. Студент выпрямился, расправил плечи. Альфред увидел, как грациозность Иисуса передалась студенту, и в нём появилась сила и отрешенность. Он взял стакан и спокойно выпил его до дна.

Все с облегчением вздохнули. У Альфреда мелькнула мысль, что он вместе со всеми болел за студента, как болеют за любимую футбольную команду.

– Теперь вся дрянь из твоей головы должна выйти вместе с той дрянью, которую ты выпил.

Студент моментально бросился к унитазу, его рвало. Двое больных на всякий случай поддерживали его с двух сторон.

– Клин вышибают клином – метод, старый как мир, – произнёс Иисус.

Студента вырвало три раза подряд. Иисус подошёл к нему сзади и положил руку на плечо. Студент повернулся.

– Где тот ромб, который был у тебя в голове?

– Не знаю! Нету! – измождённо ответил студент.

– Посмотри туда!

Все стали смотреть в унитаз.

– Ромб!!!

– Вон он!

– Действительно ромб!

Альфред тоже посмотрел. В унитазе лежал ромб с гранями примерно в семь сантиметров, как будто вырезанный из целлофана.

– Надо же! В голове был! – поражались больные.

Спустили воду в унитазе.

– Теперь приведи себя в порядок, – сказал Иисус и направился к выходу.

Студент протягивал руки кверху, крутил головой и даже попрыгал. Все восторженно обсуждали случившееся. Каждый хотел потрогать студента, пожать руку, похлопать по плечу. Все были счастливы!

«Этого не может быть!» – подумал бы Альфред, случись все это днем раньше. Скорее всего, ему в голову пришла бы пошлая мысль о том, что кто-то из больных подбросил ромб в унитаз по просьбе Иисуса.

«Маленькая хитрость! Маленькая ложь во имя благой цели», – так решил бы Альфред.

Но с того самого момента, как он решил убить Максимыча Стукача, Альфред и сам ни за что не пошел бы на подобную хитрость, и знал, что никакая сила не могла бы заставить Иисуса пойти подобным «легким» путем.

– Тебя ждёт жена! – вспомнил Альфред.

– Иду! Бегу! – отозвался Скомарохов.

АПОФЕОЗ ГЛУПОСТИ

Скомарохов шел к жене под впечатлением увиденного. Он весь сиял и был готов делиться впечатлениями.

Жена Скомарохова сидела в общей столовой за одним из длинных столов с грязной посудой. Был неприёмный час, и медсёстры принципиально не открывали комнаты для посетителей. Увесистая сумка с продуктами, водой и книгами стояла у стены. Двое больных не спеша убирали со столов грязную посуду. Один из них, долговязый, с большой шишкой на лбу, всё время хмыкал, корчил сам себе какие-то рожи и время от времени хаотично помахивал левой рукой. При всём этом он издавал дурацкие нечленораздельные звуки, понятные только ему. Выглядел он шкодливо и омерзительно.

«Боже мой! Мой милый Боже! На что я потратила свою жизнь?! Какой! Какой я была в двадцать лет, когда встретила Владимира! Ни в одном страшном сне я не могла бы вообразить такого! Это апофеоз моей глупости! – Мария прилагала нечеловеческие усилия, чтобы не расплакаться. – Ещё не хватало, чтобы этот дебил видел мои слёзы и всё это перемалывал на свой лад в своём дебильном мозгу. Я актриса, но актрисы играют на сцене для нормальных людей – для дебилов играть невозможно! Лучше умереть!»

Мерзкая назойливая чёрная муха огромных размеров летала то вокруг Марии, то вокруг долговязого дебила. Муха села на руку долговязого и поползла по ней, но он её не прогонял, а, наоборот, был этому весьма рад. Он поднял руку вверх, ладонью к своей физиономии, и что-то чавкал и чмокал, как будто с ней беседовал. Муха заползла на кончик его указательного пальца и, как загипнотизированная, смотрела на физиономию дебила, а тот корчил ей рожи, показывал язык, причмокивал губами.

«Ну, где же он? Почему не идёт? – думала Мария. – Тогда, в двадцать лет, я готова была пойти за ним на край света. Вот он – самый край, куда он меня привёл! И игнорирует меня даже здесь. Полностью растоптана! Размазана! Раздавлена! Если я прямо сейчас умру, здесь в психушке, на этом грязном стуле, на глазах у этого дебила, в этом не будет ничего удивительного. Это будет самое логичное завершение моей жизни. И по моему лицу будет ползать эта мерзкая муха!»

Скомарохов вошел в столовую. Он увидел жену, сидящую на старом ободранном стуле, максимально отодвинутом от грязного стола. Она боялась запачкаться, боялась вдыхать эту атмосферу, плечи её были скованы неподвижностью, лицо казалось осунувшимся, оно ничего не выражало, только, как зеркало, отражало ужасное окружение.

– Машенька, здравствуй! – Владимир поцеловал жену в щёку и сел рядом. – Ты извини, что я не сразу к тебе вышел.

– У меня ужасно болит голова! Я смертельно устала! Я жду тебя целый час! – Она говорила вполголоса. Владимир оглянулся: долговязый дебил водил указательным пальцем по недоеденной каше в миске, делая круги, – ясно было, что слушает. – У тебя нет никаких процедур, ты ничем не занят… Если ты хотел меня унизить, то у тебя это получилось наилучшим образом!

– Машенька! Пойми, были чрезвычайные обстоятельства! Я тебе сейчас всё объясню… В общем, мы, то есть Иисус Христос исцелял одного студента в сортире, давал ему выпить водки…

– Нет!!! Замолчи! Ради бога, замолчи! Ты же знаешь, как я разрываюсь между съемками, репетициями и домашним хозяйством! А дети? Они не могут быть сами по себе! Ты занят только собой, своими друзьями, своими хохмами и розыгрышами. Я так жить больше не могу! И потом, зачем ты здесь? Здесь лежат больные люди. Я вчера беседовала с Владимиром Карловичем – ничего серьёзного у тебя нет. Он просто не знает, что ты дурачишься всю жизнь! Почему ты пришёл именно сюда искать своё «я»? Его, что, нет в другом месте? Амплуа дурака – это амплуа всей твоей жизни! А я что при этом должна делать?

– Машенька! Я тебе спокойно сейчас всё объясню.

– Что ты мне сейчас объяснишь? Всю свою жизнь?

– Нет. Не это… Я встретил здесь одного уникального человека…

– Нет! Прости! Я не могу здесь больше находиться. Ни секунды! Там, в сумке, книги, вода, продукты… Всё! – Мария выбежала из столовой. За ней с сумкой побежал Владимир.

– Маша, подожди! Я провожу! – прокричал он вслед, но не догнал.

САМЫЙ НЕСЧАСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ

Скомарохов отнёс сумку в палату. Вид у него был удручённый, несмотря на то что перед ним сейчас стоял лучезарный Иисус, который всё понимал, и ему ничего не нужно было объяснять.

– Я вижу, что вы очень огорчены.

– Я встречался с женой. Она очень страдает из-за того, что я такой. Считает себя несчастным человеком.

– Тогда мы пойдём сейчас в первую палату. Вы увидите несчастного человека.

В первой палате оставалось ещё пять человек, с кем Иисус пока ещё не беседовал. С каждым больным Иисус беседовал отдельно, и при этом всегда присутствовал Скомарохов. Каждая из таких бесед была потрясающим откровением. За всю свою жизнь Скомарохов, будучи актёром, никогда не получал столько впечатлений – и сразу. Кое-что он наспех записывал в блокнот, который уже считал своим самым большим сокровищем.

Последним в палате был старик. Его все так и называли – Старик. На его лице всегда было написано страдание. Ни дома, ни родственников, ни друзей у этого старика не было. Он был невысокого роста, щуплый, болезненный, почти совсем лысый. Скомарохов и раньше обращал на него внимание. Старик с трудом передвигался по отделению, видимо, из-за своих многочисленных болезней.

Однажды, когда Скомарохов зачем-то зашёл в общую столовую, старик попросил его спросить на кухне, не осталось ли компота, сказав, что компота ему не досталось. Скомарохов сходил на кухню, где ему сказали, что компот уже закончился. Он сказал об этом старику.

– Конечно, – с мученическим выражением на лице произнёс старик, – для меня компота не будет. Потому что я – самый несчастный человек на земле! У меня никого нет на всём свете. И всё, что мне осталось – это страдания.

Тогда на Скомарохова этот старик произвёл очень сильное впечатление. Пока Иисус и Скомарохов были в этой палате, старик всё время сидел на своей кровати и смотрел в стену прямо перед собой.

– Пойдёмте, Владимир, – сказал Иисус, после того как он побеседовал со всеми, кроме старика.

– А этот старик? Вы не подойдёте к нему? – вполголоса спросил Скомарохов.

– Нет, – ответил Иисус, покачав головой, – не подойду!

Когда они вышли из палаты, Скомарохов взволнованно сказал Иисусу:

– Этот старик считает себя самым несчастным человеком на земле!!!

– Так оно и есть – ответил Иисус.

– Но почему?! – изумился Скомарохов – Вы беседуете со всеми! И даже не подошли к самому несчастному человеку на земле?! Возможно, он ждал, что вы к нему подойдёте. Может быть, он тайно надеялся, что вы с ним заговорите!

– И да, и нет, – ответил Иисус. – Ведь, если бы я с ним заговорил, то он бы уже не смог считать себя самым несчастным человеком на земле. Кроме того, он мне просто неприятен, а я же не штатный психотерапевт! – И добавил: Если ваша жена считает себя несчастной из-за вас, расскажите ей об этом старике.

ИНФОРМАЦИЯ О БОГЕ

В «палате люкс» всё было приготовлено для встречи. Перед журнальным столиком стояли два массивных кресла. На сервировочных столиках приготовлены вина, прохладительные напитки. У стены стоял массивный аппарат для приготовления кофе. Станислав ждал Иисуса, расположившись в кресле. Когда он вошёл, Станислав поднялся и жестом пригласил сесть в кресло напротив.

– Что будете пить?

– Пожалуйста, чашечку эспрессо, без сахара.

Телохранитель налил две чашки кофе, неловко поставил их на столик и удалился за дверь. Пока он это делал, Станислав невольно сравнивал того и другого. Как неловок был телохранитель и сколько силы и харизмы в каждом движении Иисуса!

«Это такая же разница, как между моим первым автомобилем „Москвич“ и автомобилем, на котором я езжу сейчас, если можно сравнивать людей с машинами. Колоссальная разница! И это один и тот же биологический вид! – подумал Станислав. – Интересно, а как же я выгляжу?»

– Вот пять тысяч долларов, – по-деловому произнёс Станислав.

Произнёс без торжественности и без небрежности, так, как это нужно делать: не заостряя внимания и не пренебрегая ими полностью, отводя должное место для денег и оставляя простор для беседы. Это являлось важным, почти мистическим действием, которое Станислав отработал, как и другие действия, на различных этапах переговоров. Он различал в этих действиях множество тонкостей, неведомых дилетантам.

На таких тонкостях можно либо приобрести, либо потерять, и иногда очень много. Очень важен момент, когда человек берёт деньги. Нельзя прямо следить за его реакцией, но и нельзя ничего упустить. В этот момент проявляются многие скрытые мотивы и намерения человека. Это тот момент, когда можно «просечь» человека, как при игре в покер. Всё, абсолютно всё в этот момент имеет значение… Вздох облегчения, медлительность или поспешность, нарочитая небрежность или легкомыслие, настороженность и недоверие или удивление легкости получения денег…

Иногда человек «дуреет», поспешно пряча деньги, и дальше из него можно выжать самые выгодные условия сделки. Иногда, наоборот, получив деньги, оппонент считает, что этим он уже переиграл вас, показывает, что, принимая деньги, он делает вам одолжение и готов выжать вас как лимон, – это преддверие нелегких переговоров. Ведёт ли себя человек в этот момент естественно или начинает что-либо из себя изображать, солидны ли его действия или беспокойны – важно всё…

Иисус, глядя на Станислава, заразительно рассмеялся. Засмеялся и Станислав.

– Ну вот! Как хорошо мы понимаем друг друга, – облегченно вздохнул Станислав, – это даже приятно.

– Здесь ничтожная сумма, а вы думаете об этих деньгах, а не о том, о чём спрашивали!

– Да-да! Вы правы! Привычка, можно даже сказать, навязчивость. С вами мне делить нечего… Ну, так как, есть ли Бог или нет ли Бога? Что будет после смерти, чему она подобна, наша смерть?

– Есть Бог или нет Бога – для вашей жизни это не имеет никакого значения. Ну а после смерти вы получите то, что заслуживаете. Как бы вы при жизни ни старались что-либо сделать, изображая из себя что-то другое, а не то, что вы есть, вас всё равно раскусят, просекут. Так что будьте тем, кто вы есть. Всё остальное бесполезно. Ну а смерть подобна августу 98-го года.

– Как? Подобна дефолту? Как это хорошо сказано! Это понятно! – обрадовался Станислав.

– Вы ведь знали, что рухнет пирамида ГКО, но не знали, когда это произойдёт. Так же вы не знаете, когда вы умрёте. Кто-то подготовился к дефолту и выиграл на этом; кто-то не подготовился и проиграл. Не подготовиться к смерти так же глупо, как и не подготовиться к дефолту. Как подготовиться к смерти и какая там валюта, каждый получает свой намёк. Вспомните! О том, что будет дефолт, вам в своё время намекал один ваш приятель…

– Да, было! Конечно! Он мне намекал, и именно в нужный момент. Но он же не говорил, что знает точно!!! Может быть, он сам точно не знал, а это были всего лишь его опасения?

Иисус улыбался, и Станислав в этой улыбке почувствовал, что Иисус улыбается тому, как медленно, со скрежетом работают мозги Станислава.

– Да, конечно, вы правы: он это точно знал! – Станислав встал и начал нервно ходить. – Если бы он это точно не знал, то подготовился бы только частично, на всякий случай «разложил бы яйца по разным корзинам». А так у него к дефолту не было ни одного рубля, ни одной облигации! Но мне-то он не сказал, что знает об этом абсолютно точно!

– Это был намёк. И потом, если бы он сказал вам, что располагает точной информацией, – поверили бы вы ему? Сначала вам бы захотелось доказательств, потом вы стали бы наводить справки самостоятельно. Зачем «генералу» убеждать вас? Вы же никому не доверяете! А человек, который не доверяет никому, сам доверия не заслуживает.

– Да, и теперь «генерал» – видный человек в стране, а я тогда потерял очень многое. Но всё же – то, что я никому не доверяю, разве это не сильная позиция для банкира?

– Это слабая позиция. Вы же не обладаете всеобъемлющим знанием, поэтому волей или неволей вам приходится доверять. Одно дело знать и ясно всё видеть – тогда не стоит вопрос о доверии, но если этого нет – доверять приходится. Доверять чужой информации, доверять жене, охране, сотрудникам, коллегам. Вы следите за теми людьми, которым вы «доверяете», но полный контроль невозможен никогда. Вы доверяете слежку за сотрудниками начальнику службы безопасности, но у него может быть своя игра. Можете ли вы полностью доверять его информации? Не доверяя одним людям, вы безосновательно доверяетесь другим, которые осуществляют слежку за первыми. И если каждый из ваших сотрудников владеет только той информацией, которая необходима ему для работы, то сотрудники службы безопасности имеют доступ ко всей информации. Недавно вы решили организовать контроль и за их действиями, но это ещё одно безрассудное доверие кому-то другому. И так до бесконечности.

– Вы можете предложить что-то другое?

– Обычно человек знает, кому и что можно доверять, и он доверяет людям, особенно тем, кого хорошо знает, знает, что от кого можно ожидать. Недоверчивый не знает, кому можно доверять, а потому доверяет безрассудно. Вы же не доверяете и себе самому, своему разуму, поэтому вы здесь, в психиатрической больнице. Это вы называете сильной позицией?

– Но врачам нужно доверять! Хотя… – Станислав рассмеялся. – Наверно, вы правы. Безрассудно доверил свой разум врачам, не доверяя самому себе.

– Моей информацией вы вряд ли смогли бы воспользоваться в полной мере. В полной мере можно воспользоваться лишь той информацией, которой полностью доверяешь. Если бы я рассказал вам о грядущих финансовых потрясениях, указав точные даты определённых событий, что бы вы стали делать?

Станислав не ожидал такого вопроса и как-то замялся.

– Не беспокойтесь! Я обладаю точным знанием того, кому и когда можно доверить соответствующую информацию. – Иисус встал, показывая, что беседа окончена.

– Но вы ещё не сказали, какая валюта нужна на том свете….

– Доверие! Для вас это доверие – уникальная валюта, – ответил Иисус, выходя из «номера люкс».

ФИНАНСОВЫЙ ЭМИССАР

Станислав ещё долго сидел в своём кресле и размышлял. Он был уверен, что «финансовый генерал» в курсе этих переговоров, но звонить ему было нельзя. Он от всего откажется, в этом Станислав был уверен. И тогда всё пропало. Перед дефолтом он уже сделал ошибку – не поверил «генералу». И вот «генерал» занимает одну из высших должностей в стране, а Станислав кое-как тогда выкарабкался из кризиса. Но теперь масонское финансовое общество, видимо, даёт ему ещё один шанс. Очевидно, грядут какие-то серьёзные изменения, и Станислав – подходящая фигура в какой-то большой игре.

Иисус Христос – это их эмиссар. Немного экстравагантен, но «у богатых свои причуды», возможно, таким он и должен быть. Видно, что этот эмиссар – сам по себе, фигура значительная, хотя и теневая.

«Они дают мне шанс, – решил Станислав, – на этот раз я уже не буду сомневаться. Упустить этот шанс никак нельзя. Я ведь не дурак – понял, с кем имею дело. Да и эмиссар особо не скрывал свою связь с „генералом“. Ну что ж, пусть испытывают, посмотрим, какую игру они затевают».

ХАКЕР

– Жить мне осталось немного. Они до меня доберутся и здесь. Считается, что у меня мания или бред преследования. Конечно, я наделал много глупостей: забаррикадировался в квартире, никого не впускал, никому не доверял, не мог себя успокоить и действовать разумно. Но с другой стороны – может быть, я до сих пор жив только благодаря этому. Но сможете ли вы быть спокойными, если вас желает уничтожить целая система, всевидящая и всезнающая, такая, которой ФСБ и ЦРУ даже в подмётки не годятся!

Конечно, один киллер с пистолетом уже давно бы сделал своё дело, но ведь это не люди! И они действуют совершенно по-другому. И защитить меня некому. Я перед ними совершенно беззащитен.

Иисус и Скомарохов слушали Валентина – хакера из третьей палаты.

– Никто в мире не беззащитен. Каждый на своём месте защищён абсолютно. Вы вторглись в чужую сферу. Вспомните, с чего всё началось.

– Да, я действительно вторгся в чужую сферу, если Интернет считать чужой сферой.

– Если вы в Интернете будете взламывать банковские коды, то банк и полиция, естественно, будут вас преследовать. Вы с этим согласны?

– Да, конечно, согласен. Их права охраняются, я это всё понимаю. Но я столкнулся с чем-то посерьёзнее, чем сайты банков или спецслужб. Не только я один, есть еще кое-кто из хакеров, кто с ними столкнулся. Это нечто, что можно назвать плавающими сайтами. Это системы с уровнем организации на порядок, а может быть, и на несколько порядков совершеннее всего, что придумано людьми. Если попытаться проникнуть в такую систему, взломать систему защиты, то эта система сразу же начнёт преследовать хакера. Один, я знаю, погиб в автокатастрофе. Случайность? Другой вообще исчез, вышел из дома и не вернулся. Тоже случайность? Я понял, как это происходит, когда это нечто начало преследовать меня. Весь мир вокруг хакера становится агрессивным. На человека наваливается поток негативных случайностей. То взрывается экран монитора… И никто не понимает, как такое в принципе возможно. Там нечему взрываться! Ломается или странно ведёт себя вся электроника, лопаются трубы центрального отопления в тот момент, когда вы рядом. Автомобили теряют управление и едут именно на вас. Это всё случайности?! Но их сразу много! Кроме того, они влияют на настроения людей. Хакер сталкивается с беспричинной человеческой агрессией, с хамством и злобой. Все социальные неприятности наваливаются разом и со всех сторон! Это всё в рамках случайных явлений – никому ничего не докажешь. Но я же всё чувствую, я же не тупой. К компьютеру лучше вообще не подходить. Он начинает на меня злобно реагировать, разве что не рычит, как цепной пёс. И я понимаю, что если рядом будет больной атипичной пневмонией, то заболею именно я. Если наркоман с ножом захочет кого-нибудь убить, то он выберет именно меня. Для всех это будет выглядеть как случайность. И страшно то, что человек это понимает не сразу. Человек пытается опираться на свой здравый смысл, убеждать самого себя, что всё это чепуха, что этого не может быть, но реальность снова и снова говорит о другом. Что-то непоправимо изменилось, и мир уже никогда не будет прежним. А какие чудовищные сны видит при этом человек! В этих снах появляются страхи, от которых трудно избавиться в течение дня, как ни старайся. И вот уже новая ночь, и не хочется ложиться спать, чтобы избежать новых кошмаров. Дня через три уже хорошо чувствуешь стороннее присутствие вокруг. Это система схватывает человека мертвой хваткой и не отпускает его. А он сражается неизвестно с чем в одиночку. Потому что о стороннем присутствии никому не расскажешь, тот, кому не угрожают, его не чувствует, даже если всё время будет находиться рядом. Я в этом убедился. Страхи нагнетаются этим агрессивным присутствием, но человек, находящийся рядом, этого не воспринимает – у него совершенно другое настроение. Видя, что вы реагируете на всё иначе, он решает, что кто-то из вас двоих болен, понятно кто. Но это только страхи и настроения, а все остальные события можно отнести к случайностям… От таких случайностей погибли, например, люди, обнаружившие гробницу Тутанхамона. Разве это не так?

Да-да! Обижают! Какая прелесть! А отвечать за свои поступки всё равно не хочется! Обязательно скажет, что он разумный человек! Исследователь, и всё такое. Ни в чём не сомневаясь!

– Это верно. Но они, так же как и вы, вторглись в чужую сферу, нарушили установленный кем-то порядок, недоступный их пониманию.

– Но тогда выходит, что человечеству нужно отказаться от всякой исследовательской деятельности.

– Не от исследовательской деятельности следует отказаться! Человечеству, несомненно, следует отказаться от всяких насильственных разрушительных методов в своих исследованиях. Интеллектуально человечество растёт гораздо быстрее, чем оно развивается в духовном плане. С одной стороны, человек подходит к изучению сложнейших механизмов самой жизни на земле; с другой – считает для себя позволительным даже в этих же исследованиях действовать, как примитивный варвар с дубиной в руках, всё круша на своём пути и не задумываясь о последствиях. Это путь, который ведёт к разрушению, катастрофам и опасен для самой жизни на земле. Мир устроен очень непросто, его нельзя разрушать в исследовательских целях, нельзя применять какое бы то ни было насилие в научной деятельности. Насилие не может быть оправдано научной целесообразностью.

– Это звучит красиво, но, как бывший нейрофизиолог, могу с уверенностью сказать, что не было бы сейчас этой науки, если бы не резали собак. Но потом благодаря этим насильственным методом исследования стало возможным спасать людей. Современная медицина не может без этого существовать

– Насилие, какими бы красивыми мотивами оно ни прикрывалось, не меняет своей сути для тех, против кого оно направлено. Собаки не меньше людей чувствуют и боль и ужас. То «нечто» или «система», которые преследуют вас, – возможно, они это делают в научных целях. Представьте себе, что кто-то изучает, как изменяется у вас химический состав крови в зависимости от нарастания ваших страхов, вплоть до вашей биологической смерти. Может быть, этим занимается какой-нибудь «талантливый ученый», который создаст «новое учение», и ваша смерть послужит какой-то неизвестной вам науке. А может быть, это какой-то студент из «системы» делает на вас дипломную работу. И мне кажется, что такое предположение должно утешить вас как бывшего учёного. – Иисус встал, собираясь переходить к другому больному.

– Но я же разумный человек! Можете ли вы мне чем-нибудь помочь?

– Всё насилие в мире исходит от людей, считающих себя разумными. Оно и должно возвращаться к «разумным» людям. Я не в силах спасать людей от их «разума»!

БУЛОЧКИ С КУНЖУТОМ

– Станислав, что люди делают с усталостью и ленью, особенно когда жарко, душно и никакого движения воздуха?

– Не знаю, Дима! Наверно, изнывают от жары и не знают, чем заняться.

– В душном помещении истины нет. Истина там, где простор и свежесть – в степях, в лесах, в горах, в океане. А в духоте люди не живут, они ждут, когда всё это закончится. Это банальное человеческое ожидание, которое даже банальной человеческой жизнью нельзя назвать.

– Дима, хотите, расскажу вам одну буддистскую притчу. Когда-то давно читал, а сейчас вдруг вспомнил.

– Конечно, хочу!

– Один монах в монастыре раздавал другим монахам булочки с кунжутом. К нему подошел учитель и спросил: «Что ты раздаёшь?» «То, что важнее просветления – булочки с кунжутом», – ответил монах. «Что важно для тебя?» – спросил учитель. На этот вопрос монах не смог ответить и удостоился удара учителя бамбуковой палкой по голове, но просветления не достиг.

– Интересно-интересно! А как это можно понять? Монахи не должны думать ни о чём другом, кроме просветления, не должны отвлекаться даже для того, чтобы просто съесть булочку?

– Я в своё время это понял так: что бы буддисты ни делали, они должны постоянно удерживать в уме свою цель – достижение просветления – и не забывать об этом никогда. Тот монах, который раздавал булочки, очевидно, заметил, как другие монахи брали свежие ароматные булочки, забывая обо всем на свете. Они ведь всегда были голодными, буддистские монахи, и вряд ли в этот момент думали о чем-нибудь еще, кроме булочек. Есть еще одна интерпретация: вместо того, чтобы съесть булочку, можно было достичь просветления. Оно легче, чем поедание свежей булочки с кунжутом, просто все эти монахи на самом деле хотели не просветления, а чего-то другого. Вы, Дима, честнее тех монахов. По крайней мере, вы не делаете вид, что чего-то хотите.

– Ну, вы меня поражаете, Станислав! Я не думал, что финансисты интересуются буддизмом.

– Это не я, это моя первая жена увлекалась. А я – так, случайно кое-что читал. Я человек более реальный, чем буддисты.

– То есть, вы всё время думаете о деньгах?

– Да! Именно о деньгах.

– Неужели это так интересно?

– И интересно и захватывающе! Вам этого сейчас не понять. Вы стоите слишком далеко от денег, и у вас их никогда не было. Я тоже когда-то стоял слишком далеко от денег и не знал, как к ним приблизиться. Но с каждым шагом подходил всё ближе и ближе. А деньги – это та сфера, где не нужно искусственно подогревать свой интерес, как буддистам с их неведомым просветлением. Если бы буддисты честно стремились к деньгам, то они были бы очень успешными людьми, и не надо было бы себя заставлять думать о деньгах. Деньги – это самая реальная сила в мире.

– Но заниматься деньгами ради денег мне было бы неинтересно. Вы, как я понимаю, занимаетесь чисто спекулятивными операциями. А почему вы не попробуете построить свой бизнес с пользой для общества? Ну, например, создать какое-нибудь предприятие, выпускать какую-нибудь новую интересную продукцию.

– Я, что, похож на сумасшедшего? – спросил Станислав. Дмитрий пожал плечами, Станислав засмеялся и продолжал:

– Никто из финансистов не занимается благотворительностью. И никто не будет думать ни о какой пользе для общества. С какой стати? Пока есть возможность заниматься спекулятивными операциями, которые с меньшим риском приносят гораздо большую прибыль, чем любое производство, нужно заниматься только ими. И любой финансист не будет заниматься никаким производством, пока у него есть возможности не заниматься производством. Общество само должно думать о своей пользе, а финансисты всегда будут заниматься тем, что наиболее выгодно. Делами, «полезными для страны», занимаются только для видимости и только в политических целях, в случае крайней необходимости, чтобы не упускать из рук административный ресурс. Общество у нас вялое, вот оно и получает то, что заслуживает.

БОЛЬНОЙ ИЗ ПРЕИСПОДНЕЙ

Дмитрий вышел в прогулочный двор, который он крайне не любил. Дело в том, что этот прогулочный двор был для двух отделений, а из другого отделения вывозили на прогулку лежачих больных, которые и на людей-то были едва похожи. У них, конечно, было своё определённое время для прогулок, но оно, естественно, не соблюдалось, санитары это делали тогда, когда им было удобно.

Впервые увидев этих больных, Дмитрий несколько дней не мог прийти в себя. Первый день после этого он не мог ничего есть, и потом уже его тошнило всякий раз, как он вспоминал об этом зрелище.

«Не надо никаких фильмов ужасов, не надо ничего придумывать, можно просто посмотреть на этих больных – и всё! Хичкок отдыхает! Ему это не приснилось бы в самом страшном сне. Жизнь страшнее всех режиссёрских выдумок. Зачем существуют эти люди? Как при этом чувствует себя медперсонал? Зачем они занимаются поддержанием жизни этих неразумных существ, продлевая их страдания? Это чудовищный гуманизм!»

Сейчас, после разговора со Станиславом, Дмитрию было всё равно. Он был противен сам себе. Не хотелось томиться от жары и безделья, но он ничего не мог с собой поделать. Несколько больных прогуливались, сидели на скамейках, курили. Дмитрий стал ходить по кругу, по кирпичной дорожке двора. Когда он проходил мимо дверей отделения с «существами», дверь отделения отворилась, и на коляске вывезли больного. Он смотрел прямо на Дмитрия, и то, как он смотрел, заставило Дмитрия остановиться. Взгляд «существа» был внимательным, радостным, с предвкушением какого-то невероятного счастья…

– Человек!!! – хриплым голосом произнёс больной, показывая на Дмитрия корявым указательным пальцем, не веря своему счастью.

– Ну, вроде бы человек, – пожал плечами Дмитрий, поражаясь такой реакции больного.

– Человек это! Человек! – утвердительно произнёс Самурай. Тут до Дмитрия дошло, что это Самурай катит коляску, и он удивлённо посмотрел на Самурая.

– Это Иисус его только что исцелил. Два года был в коме! Ничего не помнит, вот на травку вышли посмотреть.

– Солнце! Это солнце!!! – хрипел от радости больной, призывая всех радоваться этому невероятному событию.

Они повезли его по кругу, показывая траву, деревья, воробьёв, поражаясь тому, как можно радоваться таким простым вещам.

– Мне интересно, – сказал Самурай, – что с ним было, что он видел всё это время? Надо бы у него узнать.

Они присели перед ним на корточки, под ветвями берёзы. Больной не мог надышаться, на его лице было написано блаженство.

– Как тебя зовут? – задал вопрос Самурай.

– Зовут… Люди зовут! – догадался больной, и этим он, кажется, хотел сказать, что именно люди зовут и в этом великое счастье.

– Как тебя раньше звали?

– Раньше… Раньше… Мешок с дерьмом, – вспомнил больной.

– Это не то, вспомни имя, фамилию.

– Сейчас не важно! Всё пока не важно… Я здесь!!! – похлопал себя больной по хилой груди, для него было важно, что он откуда-то прибыл, из очень и очень далёких мест.

–А что было до этого? – не унимался Самурай.

– Путаница! Путаница!!! Твёрдое, – больной сжал подлокотник коляски, – не исчезает! Это воздух! Это не путаница. Я здесь!

Они подъехали к маленькой цветочной клумбе, посадили больного на траву.

– Это цветы. Смотри! Давно не видел, наверно, – сказал ему Самурай.

Больной стоял на коленях и не отрывая глаз смотрел на клумбу, как на великое чудо. Слёзы текли из его глаз и мешали смотреть. Он неуклюже вытирал их.

– Смотри, Дима, сколько счастья! А мы ничему этому не радуемся, разучились.

– Да. Но в какой же преисподней побывал человек, что он всему так радуется?!

Больной хотел развернуться, но чуть не упал. Самурай легко поддержал его.

– Не знаете! – сказал больной. И стало ясно, что он понял слова Дмитрия и хочет ему что-то сказать. – Не знаете!

– Что мы не знаем? – с интересом спросил Самурай.

Больной смотрел уже иначе, осмысленно, с тихой радостью. Он даже усмехнулся. Это было уже не «существо», а осмысленный человек. Он обвёл рукой вокруг.

– Не знаете, что это такое!!! – эти слова и то, как они были сказаны, можно было понять примерно так: «Всё, что вас окружает, это нечто невероятно прекрасное, и вам чрезвычайно повезло, что вы здесь».

– Значит, может быть гораздо хуже? – спросил Дмитрий.

– Не надо! – с убеждением сказал больной, со всей своей искренностью стараясь предостеречь Дмитрия от чего-то. – Не надо!

ВКУС ДЕНЕГ

Вернувшись в палату, Дмитрий понял, что всякая лень с него слетела, хотя было так же жарко, и чем ему заняться, он пока не представлял.

– Счастливый вы человек, Станислав! Всегда знаете, чем заняться! О деньгах думаете…

– Я счастливый? – Станислав глубоко задумался. Завистников у Станислава было много, но все завидовали его деньгам. И вот впервые кто-то позавидовал ему по-человечески.

– Дима, но в мире столько всего интересного…

– Да, конечно. Я уже много чем занимался. И ещё много чем мне бы хотелось заняться. В первую очередь какой-нибудь исследовательской деятельностью, например, океанологией или археологией. Я уж не говорю, что я музыкант и мне в музыке много чего хотелось бы сделать. Хотелось мне заниматься ландшафтным дизайном, хотя бы на своей даче сделать что-то идеальное, с садом камней, с прудом и беседками. Хотелось и самому построить себе какой-нибудь замечательный дом в мексиканском стиле. И резьбой по камню мне тоже хотелось бы заниматься. Также хотелось бы мне иметь свой ресторанчик где-нибудь на юге Франции с обширным винным погребом. Но всем заниматься нельзя. Для этого нужно иметь несколько жизней, как в компьютерных играх. А жизнь ограничена временем, и нужно что-то выбирать. Но каждый раз, выбирая, думаешь: и вот на это я должен тратить свою жизнь?! И оказывается, что нет для меня такого дела, на которое не жалко тратить свою жизнь. Всё не то! У вас таких проблем нет?

– Да, у меня таких проблем нет. Я делаю то, что мне хочется. И моя жизнь, за исключением, может быть, этого периода, очень насыщенна. Я не мечтаю о саде камней, о хорошем загородном доме – всё это у меня уже есть. Я вас приглашаю к себе в загородную усадьбу, после того как мы с вами выйдем отсюда. Мне есть что вам показать. Есть у меня и сеть ресторанов в Западной Европе, на юге Франции тоже, кажется, есть два-три ресторана.

Если меня заинтересует археология, то я буду вкладывать деньги в такие исследования в любой стране мира. Я буду приобретать и коллекционировать археологические находки, создавать музеи. И это будет занимать у меня ровно столько времени, насколько мне это всё будет интересно.

Говоря о своих возможных интересах в жизни, вы, Дима, ни слова не сказали о деньгах. Кто на что тратит деньги или кто на чем зарабатывает? Мне кажется, не говорить о деньгах – это то же, что строить какие-то воздушные замки. И если вам жаль своего времени на что-то, так наймите специалистов! Деньги расширяют возможности, экономят время, позволяют пользоваться всеми благами и достижениями, позволяют быть модным, быть в курсе событий и дают возможность общаться с теми людьми, с кем бы вам хотелось общаться. С деньгами вам не нужно тратить много личного времени, можно всё купить. Вы видите, я читаю вам лекцию о пользе денег.

Посмотрите, какая сейчас русская провинция, я ведь тоже из провинции. Как живут люди в этих убогих домишках! Они ведь ничего не могут себе позволить! Их жизнь бесцветна и безвкусна! Она подобна жизни каких-нибудь слизней. Они умирают и физически и духовно. Они спиваются. Они ни к чему не стремятся и поэтому обречены на вымирание.

Никакого духа предпринимательства! Никакого стремления к лучшей жизни! У них нет в жизни азарта, только лень и пьянство. Без стремления к деньгам люди не живут по-настоящему. В России нужно рекламировать деньги! Не смейтесь, Дмитрий, у нас в стране нет денежной культуры. Каждый встречный скажет вам, что ему нужны деньги и что у него их не хватает, если это, конечно, здравомыслящий человек. Не в этом дело! А дело в том, что мало кто с ними умеет правильно обращаться.

Для того чтобы у вас появились деньги, вам нужно стать предпринимателем. А чтобы быть хорошим предпринимателем, нужно иметь вкус к деньгам. Если вы будете считать, что можете прожить и без денег, то у вас их никогда и не будет. Со вкусом тратить деньги и быть хорошим предпринимателем – это две стороны одного процесса. Только тот, кто освоил обе эти стороны, может сказать, что знает цену деньгам. Этому в других странах учат с детства.

В нашей культуре этого очень мало. Большинство населения денег не имеет и не знает их вкуса. А не зная вкуса денег, люди хотят их сразу много, и по возможности – ничего не делая.

Вы мне очень симпатичны, Дмитрий, но я могу вам сказать, что если вы играете в казино, то вы не знаете цену деньгам. Полюбите деньги! И тогда у вас не будет проблем с выбором занятий.

ДЕБИЛЬНАЯ ВОЙНА

Альфред издали следил за всеми передвижениями Максимыча Стукача. Сейчас тот сидел в телевизионном холле. Заметив, что Дмитрий и Станислав пошли послушать Пророка Дядю Ваню, Альфред к ним охотно присоединился.

Спор возник из-за телевизионных сериалов. Стоит их смотреть или не стоит?

– Оставьте сериал! Чем вам сериалы-то не угодили?! – возмущался Максимыч Стукач.

Но, поскольку единого мнения не было, телевизор выключили и пригласили Дядю Ваню.

Дядя Ваня отрешённо смотрел в пространство поверх голов.

– Тихо!

– Всем тихо! – раздавались голоса.

– Братья мои! – начал Дядя Ваня. – Идет Великая Всемирная война. Война дебилов против всего остального человечества!

В холле наступила полная тишина, нарушаемая только жужжанием противной черной мухи.

– И человечество в этой войне пока что, увы, проигрывает. Дебилы рвутся во власть! Где-то тайно, а где-то уже и явно! Они проникают везде и всюду!

– Вон он, гад, притаился!!! – раздался чей-то крик.

– Гони Долговязого!

– Дай ему пинка!

Но долговязый дебил с шишкой на лбу опять ловко скрылся.

– Они везде! – продолжал Дядя Ваня – Во всех государственных органах, в силовых структурах, в армии, в Госдуме, в бизнесе, в банковской системе, во всех средствах массовой информации, в науке и искусстве! Наконец, не будем далеко ходить, в медицине, увы, тоже! Дебилы проникают всюду, а маглы этого даже пока не понимают! Есть дебилы – президенты и премьер-министры государств, а маглы считают, что так оно и должно быть! Кто из вас может назвать хотя бы одну сферу человеческой деятельности, куда бы пока не проникли дебилы? Скажите мне!!!

Молчание было ему ответом.

– Человечество в опасности! А вы говорите только о сериалах! Конечно, сериалы придумали дебилы, чтобы оглуплять народ. И тот, кто их смотрит, постепенно начинает думать так же, как думают дебилы! Но не только сериалы. Вы посмотрите, сколько телепрограмм, фильмов, передач рассчитано на дебилов!!! Почти вся реклама рассчитана только на дебилов и заражает народ своей дебильностью! А сколько сейчас дебильной музыки?! А эстрадные песни! Вы прислушайтесь к словам! Кто, по-вашему, их сочиняет?

– Долговязый, гад!

– Глушат народ попсой!

– А газеты? Почитайте газеты!

– А законы кто придумывает?!

– В политике одни дебилы! Вытесняют нормальных людей!

– Дебилы наступают!

– Какие маглы тупые!!!

– Мочить их всех, мочить!!!

Дядя Ваня поднял руку – шум стих.

– А вы, наверно, замечали, что наши правители и политики обращаются к народу как к каким-нибудь дебилам?

– Конечно, замечали!

– Все время, только как к дебилам!

– И это не случайно! – сказал пророк, – это часть Всемирной дебильной программы оглупления всего человечества. А правителям нашим это на руку. Они хотели бы иметь дело с дебильным народом! С ними проще! А то умные задают слишком много вопросов.

– Правильно, Дядя Ваня!

– Все верно!

– Дебилы – главный враг человечества! И дело дошло до того, – вздохнул Дядя Ваня, – что большинство маглов не только не стремятся к мудрости, но и не верят в существование мудрых людей! Мы можем противостоять дебилам, особенно когда с нами Иисус Христос – сама мудрость человеческая! И дебилам это не нравится, они применяют против нас психотронное оружие! Поднимите руки те, кто видел во сне рекламу! – Поднялось несколько рук.

– Что делают, гады!

– Что хотят, то и творят!

– Они не имеют права во сне давать рекламу! Это беспредел!

– Это вторжение в личную психику! Где права человека?!

– Мочить их! Мочить!!!

– Они на мой мозг действуют!

– Какие маглы всё-таки идиоты!!!

– Это первые жертвы психотронного оружия, – продолжал Дядя Ваня, – некоторые слышат голоса во время избирательной кампании. Но нас этим не запугать!

Когда стих шум после выступления пророка, один из больных задал вопрос:

– А что тогда остаётся смотреть по ящику?

– Смотреть можно всё! – ответил Дядя Ваня – Но всегда нужно различать, где дебилы, а где нормальные люди. Тот, кто не умеет различать, тот сам постепенно начнёт превращаться в дебила. Пусть самые стойкие смотрят всё, и узнают, какие новые козни придумывают дебилы.

– Я могу смотреть всё! – отозвался тот, кто хотел всех мочить, – у меня психика расшатана, но нервы крепкие!

– Высокий класс! – просмеявшись, сказал Дмитрий Альфреду. – В отношении сериалов и эстрадных песен – он абсолютно прав!

– Да, конечно, – ответил Альфред. Он был занят другим. Он заметил, как большая черная муха, это была явно муха Долговязого, облетела вокруг Максимыча и как будто что-то прожужжала ему на ухо. И он, как по команде, встал и начал потихонечку пробираться к коридору.

ДЕКОРАЦИИ ЖИЗНИ

За ужином Дмитрий задал Иисусу самый актуальный вопрос:

– Как можно к чему-либо стремиться, если ничто в жизни по-настоящему не интересно?

– Если ни к чему не стремиться, – ответил Иисус, – это не жизнь! А стремиться к тому, что не интересно, – это издевательство над собой и над окружающими. Ищите то, что вас захватывает! Только нужно быть честным перед собой – это необходимо и этого более чем достаточно для того, чтобы найти. Все чувства имеют право на существование, поскольку они уже существуют, если вы их у себя обнаружили. Не обращайте внимание на запреты и на декорации жизни.

– Декорации жизни? – оживился Скомарохов. – А что это?

– Всё, что мы видим вокруг, – это декорации жизни. Если вам, Дмитрий, ничто не интересно, то вы попадаете на сцену, где установлены декорации от старого спектакля, и вы вынуждены придумывать для себя пьесу и свою роль под старые декорации. Кто вам сказал, что вы должны вписать свою жизнь в старые декорации?! Найдите саму жизнь, а декорации – это не ваша забота! Каждый человек, общаясь с вами, предлагает вам свою картину реальности. Всё это подделки, не верьте никому! Ищите подлинник, картину Великого Мастера! И увидев подлинную картину жизни, устраивайте свой спектакль. Будьте сами для себя хорошим режиссером!

– Это великолепно! – сказал Станислав, обратившись к Иисусу. – Может быть, мне немного не хватает скромности, но я довольно-таки неплохой специалист по организации финансовых спектаклей. У меня к вам есть деловое предложение.

ДЕЛОВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

– Хорошо. Я слушаю вас.

– Я хотел бы поговорить с вами тет-а-тет, – сказал Станислав.

– Кому из присутствующих вы не доверяете? – спросил Иисус. – Мы с вами говорили о доверии.

И Станислав понял ситуацию: нужно идти ва-банк!

– Я вас понял! У меня такое предложение: всё, что вы делаете – это прекрасно! Но пусть вам послужит и маммона. Для вашей деятельности, как и для любой другой деятельности в этом обществе, необходимо финансирование. Реально ни один финансист не будет вкладывать деньги туда, откуда они не возвращаются. Поэтому я предлагаю следующее…. Мы с вами становимся партнёрами на равных. Мои капиталы – ваша информация. Прибыль делится 50 на 50. Я понимаю, что вы можете найти и других финансистов, но у меня уже есть преимущество перед всеми другими – я доверяю вам абсолютно! Таково моё предложение.

– То, что говорю я, – отменить невозможно. Слова моего партнёра также не могут быть отменены никакими обстоятельствами. Так ли это?

– Именно так!

– Ваши слова нуждаются в проверке временем. Вот моё условие: вы назначаете меня вашим финансовым управляющим с неограниченными полномочиями на семь банковских дней с правом распоряжаться по моему усмотрению всеми активами, которые вы хотите задействовать в нашей последующей совместной деятельности. В течение этих семи банковских дней вы находитесь здесь и не интересуетесь тем, что происходит с вашей собственностью. Если вы выполните это условие, то я обещаю вам, что вашим финансовым интересам не будет нанесено никакого ущерба, мы с вами становимся партнёрами и приступаем к работе. Усомнитесь на миг – потеряете всё.

– Я согласен на это условие! – твёрдо произнёс Станислав.

Иисус и Станислав пожали друг другу руки. Все присутствующие зааплодировали.

– Но понадобится ваш паспорт, – сказал практичный Самурай.

– Конечно. В нужный момент будет всё что необходимо, ведь я не испытываю недостатка ни в чём.

ЕЩЁ ОДНО ДЕЛОВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Перед тем как лечь в постель, Станислав направился в туалет. Тот туалет, который расположен рядом с «палатой люкс», был заперт изнутри. Такое было впервые. Станислав постучал в дверь. Из-за двери незнакомый голос прокричал, что туалет закрыт на уборку. И Станиславу пришлось идти в другой туалет, в дальний конец коридора. В коридоре не было ни одного человека и было темнее, чем обычно. В туалете также не было ни души.

Когда Станислав подошёл к писсуару, то почувствовал, что кто-то взял его за рукав. Он невольно вздрогнул и обернулся. Перед ним стоял Долговязый со своей обычной мерзкой гримасой и держал его за рукав халата. Он возник ниоткуда, как будто из воздуха. Станислав мог поклясться, что за секунду до этого в туалете никого не было.

– Что нужно? – грозно спросил Станислав и оттолкнул руку Долговязого.

– Н-не на-на-до, – мерзко жуя слова, стал мямлить Долговязый, – за-заклю-лючать догов-в-ор с Ии-и-сусом. А-а-ткажи ему! Та-та-гда бу-дешь п-п-редседат-телем це-центробанка.

Станислав от удивления потерял дар речи. Справив малую нужду, он пошёл к выходу, не обращая внимания на дебила.

– Э-это я те-тебе о-б-бещаю и Ка-ка-лошин, – услышал он за спиной.

Станислав шёл по коридору, и его разбирал смех. Только что ему сделали «солидное» предложение – предложили занять одну из высших должностей государства.

«Откуда он только слова-то такие знает? – думал Станислав. – Мне предложили должность председателя Центробанка! Кто предложил? Где? При каких обстоятельствах? Об этом даже в психушке никому не расскажешь – засмеют!»

СОБАКИ

– Вот они! Люди ослепительной красоты! – звучал голос диктора. – Лучшее из того, что было создано природой! Высший продукт эволюции человека! Это победители конкурса икебаны города Токио.

В роскошном белом автомобиле с открытым верхом стояли японские юноша и девушка в национальных костюмах. Был солнечный весенний день. Автомобиль, управляемый роботом-компьтером, медленно двигался по пустынным улицам города. Юноша и девушка действительно были изумительно красивы!

– Ничто не мешает нам наслаждаться величием этого момента! – продолжал диктор.

– А почему на улицах так пустынно, не видно ни людей, ни автомобилей? – задал вопрос кто-то из зрителей.

– Ну как же! – ответил диктор. – Остальные жители Токио были уничтожены специально для того, чтобы ничто нас не могло отвлечь от созерцания божественной красоты этих людей! Это же японская икебана! Валентин вздрогнул и проснулся. Была ночь, и было тихо. Дверь в палату была открыта, в коридоре было включено ночное освещение. Кроме того, из окон падал лунный свет. Вокруг все спали. Валентин прислушался к тихому шелесту листьев за окном. «Опять кошмары!» Сна не было ни в одном глазу.

Вдруг Валентин услышал в коридоре какой-то шорох и, затаив дыхание, стал прислушиваться. Лёгкие медленные шаги. Санитары так не ходят. Кто-то явно крался по коридору.

«Это они! Добираются и хотят убить! Можно закричать и всех разбудить, но тогда на следующую ночь вколют дополнительную порцию снотворного, и я уже не проснусь в нужный момент». Валентин вылез из постели и заполз под соседнюю кровать. В просвете двери появились ноги человека. Он двигался медленно и осторожно. Вошел в палату и подошел точно к кровати Валентина. Постоял с минуту и, видимо увидев, что кровать пуста, так же тихо вышел в коридор. Валентин вылез из-под кровати, прокрался к коридору, но, когда он выглянул в коридор, там уже никого не было.

Валентин сел на кровать. По-прежнему все спали. В дальнем углу храпел Максимыч Стукач. Вечером они с Максимычем поменялись местами: из-за того что Максимыч храпел по ночам, его переместили в дальний угол палаты, где он меньше мешал всем остальным.

«Итак, – думал Валентин, – они уже и здесь подобрались ко мне, теперь и больница перестала быть безопасной. Только что я был на волосок от смерти. Конечно, они придут снова, и тогда мне конец. Помощи ждать неоткуда, потому что никто не считает угрозу реальной. Никто, кроме Иисуса, но он не собирается мне помогать. Спаситель, который никогда никого не спасает! Я на месте собаки, попавшей в виварий. Учёный на месте подопытного животного, и должен послужить для какой-то неизвестной науки. Неотвратимо должен послужить, хочет он этого или нет. У собаки всё-таки есть какая-то надежда».

Валентин стал вспоминать, бывало ли, чтобы собаки сбегали из вивария, и не смог вспомнить ни одного такого случая.

«У них тоже нет никакой надежды, они тоже чувствуют неотвратимость гибели. Сейчас я это знаю точно!» Чем больше Валентин думал о животных в виварии, тем больше утверждался в мысли, что этого не должно быть. Так же хорошо он понимал, что ничего с этим поделать он не сможет. Выпусти на свободу животных – наберут новых, ничего изменить невозможно. Как не может он сказать и тем, кто его преследует: «Не стоят все ваши исследования одной жизни, никто не имеет права лишать жизни живое существо, нельзя оправдать убийства никакими научными интересами. В конце концов, поставьте себя на место этого живого существа!» Он стал вспоминать о том, как сам принимал участие в подобной научной деятельности, начиная от первой зарезанной им лягушки, на первом курсе. То, что так нужно делать, ни у кого не вызывало сомнений. Он вспоминал. Это было насилие! Всем нужно было переступать через себя, чтобы разрезать первое животное. Кому-то это давалось легко, кому-то нет.

«Так устроен мир. Наука и медицина без этого не могут существовать. Люди вообще-то хищники и ведут себя, как и положено хищникам. Неужели этот человек, пусть даже это Иисус Христос, хочет изменить мир? Таких чудес не бывает! Это не воду превращать в вино. Мир изменить невозможно! Никакому Христу это не по зубам!» – Валентин лёг спать. – «Пусть убивают, если таков мир и если изменить его невозможно».

Вот так же, когда-то давно, в детстве, когда он жил в деревне у бабушки, он лежал ночью в постели и смотрел в потолок. Он боялся проспать рыбалку. Но тогда у него впереди была жизнь, полная чудес! Сейчас впереди не было ничего.

Решение созрело внезапно: «Я пойду в виварий и выпущу на свободу хотя бы одну собаку! Мир изменить невозможно – и черт с ним! Но я устрою маленькое чудо! Хотя бы для одной собаки!» Валентин надел халат, тапочки и, стараясь производить как можно меньше шума, направился в коридор. Санитар спал, сидя за столом, перед ним на столе лежали те самые заветные ключи. Валентин босиком прошел мимо стола и, взяв ключи, пошёл дальше. Это была первая удача. Подойдя к выходу из отделения, он увидел, что рядом с дверью никого нет, только из туалета раздавался шум воды из крана. Там был, скорее всего, санитар, дежурящий у входа. Послышались звуки закрывания крана, медлить было нельзя. Валентин быстро открыл дверь, вышел на лестницу и запер дверь с наружной стороны. Это была почти свобода!

Выйдя из больничного корпуса, Валентин совершил ошибку: вместо того, чтобы перелезть через ближайший забор, который освещался фонарями, он пошел к темному хозяйственному двору. Перемахнув через забор хозяйственного двора, он оказался во власти сторожевых собак, которые с лаем набросились на него. Валентин был покусан собаками, схвачен охраной, доставлен сначала в приёмное отделение, где ему была оказана медицинская помощь, затем, с забинтованными руками и ногами, вновь оказался в своей палате.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ВТОРНИК

СОН ДМИТРИЯ

Во сне Дмитрий был дирижером симфонического оркестра, и что-то его непрерывно раздражало. Музыканты в полумраке готовились к выступлению, листали ноты, потихоньку опробовали свои инструменты. Дмитрий обернулся в зрительный зал. В зале было абсолютно темно, но чувствовалось, что он огромных размеров и полон зрителей. Дмитрий посмотрел в сторону оркестра и понял, кто его раздражает. Это был добродушный человек с большим красным носом, который неловко держал в руках альт. Ноты у него рассыпались, и он неуклюже, одной рукой пытался их собрать. Дмитрию сразу стало ясно, что это не музыкант, он решительно подошёл к красноносому и с возмущением забрал у него инструмент.

– Что вы здесь делаете? Как вы здесь оказались? Вы не владеете инструментом! – возмущался Дмитрий.

Красноносый с рассеянной улыбкой пожал плечами.

– Что вы вообще умеете? – раздраженно спросил Дмитрий.

– Рисовать, – добродушно ответил красноносый.

Он достал откуда-то блокнот и остро заточенный карандаш и стал им рисовать прямо перед лицом Дмитрия. Он моментально нарисовал самого Дмитрия, затем пошли другие лица, фигуры… Он точно схватывал характер, чувства. В несколько чудесных штрихов и линий он рисовал законченную картину. У Дмитрия захватывало дух! Это было чудо! Рядом с Дмитрием стояли ещё какие-то люди, в том числе иностранцы, с восхищением смотрели за движением карандаша, говорили что-то одобрительное, кивали головами.

– Вы же чудесный художник! Зачем вам музыка? – то ли сказал, то ли подумал Дмитрий.

– Рисовать просто. Вот играть… Ох как тяжело! – ответил красноносый и просящим взглядом уставился на Дмитрия.

– У нас кто что умеет, тот то и делает. У вас в России всё наоборот! – сказал на ломаном русском языке не то немец, не то голландец, показывая пальцем на красноносого.

Красноносый кого-то очень напоминал, но Дмитрий никак не мог вспомнить: кого. Он неуверенно протягивал руку, прося вернуть ему альт.

– Нет, вы всё испортите! – сказал Дмитрий, отвернулся от красноносого, и… проснулся.

ЭЛЛА НИКОЛАЕВНА

Проснувшись, Дмитрий пытался удержать в памяти прекрасные рисунки из сна, и какие-то мгновения ему это удавалось, но потом он проснулся окончательно, и всё исчезло, кроме неясного впечатления, которое рассеялось со словами…

– Доброе утро, мальчики! Ну, как же вы любите поспать! Наверно, сны очень захватывающие, ну прямо никак не оторваться!

– Что это за цирк! Что ты здесь делаешь?! Ты с ума сошла! – заорал Станислав.

Дмитрий наконец-то понял, что элегантная медсестра с кокетливой шапочкой на голове

– это Эллочка, жена Станислава.

– Нет, мой милый, я не сошла с ума! Сумасшедшим денег не платят за то, что они сумасшедшие. Я здесь теперь работаю. Мальчики! Я ваша новая медсестра – Лачугина Элла Николаевна. Прошу меня любить! И не орать на меня, как мой пупсик.

– Доброе утро!

– Доброе утро!

– Здравствуйте.

– Мы рады видеть вас, божественная Элла Николаевна! – воскликнул Скомарохов.

Эллочка приблизилась к Станиславу:

– Дорогой! Это мой сюрприз для тебя! Ты уже догадался?

Станислав демонстративно бухнулся на кровать и повернулся лицом к стене.

– Протрите ваши глазки, мальчики, и на процедуры! – пропела Эллочка и неуловимо игривой походкой выпорхнула из палаты.

Иисуса в это время в палате не было, он вставал рано и уже куда-то ушёл.

– Какой потрясающий эффект! – радовался Скомарохов. – Моя жена так бы не смогла – ужасно боится больниц.

– Станислав! А, по-моему, это замечательно, что ваша жена будет здесь работать, пока вы тут лежите.

– Какое «работать», Дима! Она за один день тратит столько, сколько здесь за год не заработает! И потом, если кто-то узнает?! Жена работает медсестрой – это моветон! Каждый должен заниматься своим делом!

– Моветон?! Да что вы говорите! Вспомните царскую семью! Великие княгини – сёстры милосердия!

– То было другое время! Была война, и не в психушке же они работали, а на фронте!

– Как! Станислав, вы забыли, что вчера вечером говорил Дядя Ваня?! Идёт Всемирная дебильная психотронная война, и в нашей больнице – самые первые жертвы! Вы становитесь похожим на магла со своей рассудительностью!

– Ну ладно, я не магл, – засмеялся Станислав, – и понимаю, что это не надолго. Но заведующему отделением мозги нужно немножко вправить!

– А моя жена могла бы запросто пойти и в психушку, и в холерный барак – куда угодно! Но ей нужно, чтобы люди обязательно страдали, а она бы им с удовольствием сострадала. А там, где люди прикалываются, ей не интересно, – со вздохом сказал Альфред.

– Есть один несчастнейший из людей, старик в первой палате… – начал Скомарохов.

– Был! – уточнил Альфред. – Сегодня ночью умер. Я рано утром вставал, выходил из палаты, и его как раз выносили.

– Значит, не выдержал, – задумчиво сказал Скомарохов, – последнего удара судьбы.

ГЛАВВРАЧ

– Пригласите ко мне заведующего отделением, – попросил Станислав своего телохранителя, расположившись в «номере люкс». Он всё-таки был недоволен появлением своей жены в отделении, да ещё в роли медсестры.

– Добрый день, Михаил Иосифович! Ну и сюрприз же вы приготовили мне сегодня!

– Я вас прекрасно понимаю, но к, сожалению, и для меня тоже устройство вашей жены на работу в наше отделение явилось полной неожиданностью. Я сам был поставлен перед фактом.

– Но вы как заведующий отделением несёте ответственность за медперсонал. Как можно принять на работу человека без знаний, без опыта, без соответствующей медицинской квалификации?!

– Как раз с этим всё в порядке! Элла Николаевна – опытная медсестра, со стажем работы…

– Что? Медсестра? – Станислав вдруг вспомнил, что Эллочка когда-то действительно работала медсестрой. Но это было когда-то давно, в другой жизни. И два этих образа никак не вязались в один: избалованная, капризная Эллочка, чьи желания должны немедленно выполняться, и, простите, медсестра!

– Да. Вы разве не знали? Ваша жена окончила медучилище № 5 и после этого…

– Да-да! Я знаю, – перебил Станислав. – Но у вас здесь специфика – психиатрия.

– Но это не может служить препятствием для работы в отделении. Мы принимаем на работу и менее квалифицированных специалистов и без опыта работы. У нас и тяжелые условия, и низкие оклады…

– Низкие оклады! Простите, что я вас перебиваю, но меня не интересует формальная сторона вопроса. Короче говоря, я не хотел бы, чтобы моя жена у вас работала. Давайте поскорее уладим этот вопрос.

– К сожалению, это не в моих силах. Мне лишь известно, что наш главврач, Евгений Петрович, заключил с Эллой Николаевной особый договор, согласно которому, администрация больницы ни при каких обстоятельствах не сможет уволить Эллу Николаевну без её согласия.

– Что??? Ни при каких обстоятельствах? Сколько же она заплатила за это? Я хочу видеть этот договор!

– Он у главного врача.

– Пожалуйста, пригласите ко мне главного врача! Как его…

– Евгений Петрович! Я сейчас ему позвоню.

– И ещё! Михаил Иосифович, зайдите ко мне после обеда, мне нужно согласовать с вами ряд вопросов, мне нужно будет поехать на одни важные переговоры.

– Конечно, Станислав Павлович! Обязательно зайду.

«Этого ещё не хватало – особый договор! – подумал Станислав. – Кто же его придумал? Не Эллочка же его сочинила!» Минут через десять прибыл главный врач больницы – мужчина высокого роста, в больших роговых очках, с вечной глумливой улыбкой на лице.

– Рад! Очень рад приветствовать вас, дражайший Станислав Павлович!

– Садитесь, садитесь, Евгений Петрович!

– Премного благодарствуем!

– Мне бы хотелось знать, что за особый договор вы заключили с моей женой. И сколько она вам за это заплатила?

– Ну что вы, Станислав Павлович! Как можно! Мы бескорыстны! Трудимся, можно сказать, в поте лица, для вашего блага! Больница в ужаснейшем состоянии, финансирования кот наплакал…

– Не нужно о больнице! Об этом вы уже говорили в прошлый раз. Что вас заставило пойти на этот договор? И будьте, пожалуйста, со мной до конца откровенны! Вы же сами рассказывали мне о моих возможностях.

– Только на вас и уповаем, Станислав Павлович! Служить готовы, можно сказать, всей душой!

– Конкретно, пожалуйста!

– Только благодаря стараниям милосердной Эллы Николаевны мы получили из федерального бюджета, целевым назначением, средства на реконструкцию нашей многострадальной больницы. И вот теперь все мы в хлопотах и заботах!

– И когда же произошло сие замечательное событие? – Станислав, беседуя с главврачом, всегда невольно переходил на его нетривиальную манеру беседы.

– Да буквально сейчас, можно сказать! Вчера звонили из Минфина, из администрации президента, от премьер-министра, а сегодня утром деньги уже поступили на наш расчетный счет, с Божьей помощью и в полном объёме! Также вчера вышло постановление правительства Москвы об увеличении финансирования нашей больницы, почти в два раза.

– Но вы же деловой человек, – задумчиво произнёс Станислав, – это же не делается в один день! Подписи, согласования… Минимум месяц!

– Как в сказке, Станислав Павлович! Как в сказке! Постановление мне привезли вчера вечером! Деньги на счету! И все рекомендовали принять на работу Эллу Николаевну. Мы люди маленькие, ослушаться не можем!

– Значит, нельзя расторгнуть договор?

– Никоим образом! Любую прихоть, дражайший Станислав Павлович! Любую прихоть! Всегда рады служить!

– Хорошо, идите!

«Откуда у неё такие связи? – задумался Станислав. – Через кого она действовала? Чего ради? Ну, это я выясню потом! События начинают захватывать. Сейчас важно решить все вопросы, связанные с Иисусом, и это главное, на другое отвлекаться нельзя!»

Станислав замечал: когда деятельность на подъёме, события начинают захватывать и случаются как бы сами собой. Нужно только не упускать главного!

НАСИЛИЕ

– Вы будете надо мной смеяться, – сказал Валентин, – но меня покусали именно собаки! И не компьютерные, а самые настоящие. У меня кончились кошмары. Вторую половину ночи, после того как они меня покусали, я спал как убитый, без всяких сновидений. Смешно то, что на меня напали собаки именно тогда, когда я шел в виварий освобождать других собак. Я хотел устроить маленькое чудо, хотя бы для одной собаки! Я думал, что меня вот-вот убьют, и перед смертью у меня других дел не было. И мне уже было не жалко себя, мне было все равно! Хотя перед этим я, можно сказать, побывал в собачьей шкуре. Сейчас я чувствую, что меня больше никто не преследует. Скажите мне, пожалуйста, это со мной было какое-то временное психотическое расстройство с симптомом мании преследования, как при шизофрении?

– Вы хотите уйти от реальности и спрятаться за словами? Но здесь я вам не помощник, – ответил Иисус, – вы справитесь без меня!

– Нет, постойте! Это суровый ответ! Но я знаю, что вы правы!

– Вам теперь нечего бояться, вы победили в себе насилие, теперь вы для них недоступны.

– Но почему же вы мне вчера не сказали, что я должен победить в себе насилие?

– Вы бы тогда не смогли это сделать. Вы бы это сделали только на уровне ума, а этого недостаточно.

– И тогда бы я непременно погиб?

– А вы в этом сомневаетесь?

– Нет! – рассмеялся Валентин. – Они мне намекали на это!

Скомарохов, присутствовавший и сейчас, и при первой беседе, не смог сдержать свой буйный смех, хотя очень старался.

– Очень и очень тонкие намеки!!! – повторял он.

– Ну хорошо, – продолжил Валентин, – я победил в себе насилие, мне жаль несчастных животных. Но вы же знаете реальное положение вещей. Сколько самих людей гибнет ежедневно от насильственной смерти?! Люди ежедневно убивают миллионы, а может быть, уже и миллиарды животных, мясо которых идет в пищу и для других нужд, а вы говорите о несчастных ученых, которые в лаборатории зарезали лягушку! Почему? Я этого все-таки не понимаю! Где больше насилия?

– Дело не в количестве насилия. Считать, что насилие может принести кому-то благо или быть для чего-то полезным, – это величайшее заблуждение человечества. Знать этого точно вы пока не можете, до таких исследований наука пока не доросла. Но вы же не станете добиваться расположения женщины какими-то насильственными методами, почему же вы думаете, что это возможно в отношении природы? Чем глубже и серьезнее исследования, тем более опасны какие-либо насильственные методы в отношении природы. И для природы, и для человечества! А то, что разумные системы могут защищаться от безумных систем, вы в этом убедились.

– Да, наверно, вы правы! А все-таки скажите мне, пожалуйста, что это было?

– А почему бы вам самому не узнать?! Только общайтесь дружелюбно!

– О, нет! У меня нет ни малейшего желания с ними общаться!

– Еще появится!

МИСТИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Эллочка пила кофе, когда Альфред, Дмитрий и Самурай вошли в столовую. Станислав в это время вёл какие-то переговоры, Скомарохова и Иисуса также пока не было.

– Сегодня я сама накрыла стол для своего мистического представления!

– Чудесно! Очень всё красиво!

– Просто великолепно!

– В этом уже есть что-то мистическое. А что за представление? – спросил Дмитрий.

– Сегодня мы будем говорить о духовной близости. – В этот момент Эллочка начала говорить своим особым тоном, который подделать совершенно невозможно. – Это ведь то, что гораздо больше, чем просто трахаться, а очень и очень прилично!

– Вполне прилично! – ответил Дмитрий.

Эллочка допила кофе и, понизив голос, продолжала:

– У кого из вас есть духовно близкий человек, с которым можно говорить, ничего не скрывая и не задумываясь, как лучше сказать? То есть без всякой межличностной политики, ничего не выгадывая и зная, что вы друг другу никогда ничего плохого не сделаете?

– И ещё, очень важно: духовно близкие люди понимают друг друга и признают право другого думать так, как он думает, и делать то, что другой считает нужным делать, то есть уважают действия и поступки другого человека, – сказал Альфред и задумался. – Конечно, есть у меня друзья, но такого близкого нет.

– У меня в детстве был такой друг, – отозвался Самурай. – Но он погиб, когда был ещё школьником, и больше такого друга у меня не было.

Дмитрий в это время загляделся на Эллочкин халат. Его внимание привлекло отсутствие контура трусов, которые обычно можно разглядеть под халатами медсестёр.

– Дима, я без трусов, и под халатом голое тело! Мне приятно, что ты на меня так смотришь. Но скажи нам, есть ли у тебя духовно близкий человек?

– Нет, у меня тоже нет.

– А твоя жена?

– Моя жена живёт какой-то своей внутренней жизнью, до меня ей нет никакого дела. Вернее, от меня ей нужно очень немногое, чтобы жить в мире своих мыслей и фантазий.

Эллочка наклонилась над столом:

– А что, мальчики! Почему мы упускаем в жизни такую возможность? В жизни нужно испытать все мыслимые и немыслимые наслаждения! Давайте станем друг другу духовно близкими. Не будем мелочными! Прямо сейчас!

– Наверно, это то, чего мне всю жизнь хотелось на самом деле, – с готовностью отозвался Альфред.

– Я – за, двумя руками,– сказал Самурай, – во мне можете не сомневаться. Ради этого я готов на всё.

– Конечно, я тоже за духовную близость с вами. Вы мне все очень нравитесь. Как будто мы вместе собрались не случайно. Это на всю жизнь? – спросил Дмитрий.

– Конечно! – ответила Эллочка – И даже больше! Я хорошо знаю, чего делать нельзя никогда, я имею горький опыт. Нельзя становиться близкому человеку чужим, ни на одно мгновение! Если это хоть раз случается, то исправить уже ничего невозможно. Это как разбитая чашка – можно склеить, но будет уже не то. Можно пить, но звенеть она уже не будет.

– И мне тоже кажется, что мы собрались не случайно, – сказал Альфред, – и мы будем близкими даже в аду!

– Вот это как раз по мне! – сказал Самурай.

– Был такой анекдот, – начал Дмитрий. – Тонул человек в океане. И пообещал он богу, что если спасётся, то не будет больше пить, курить и сквернословить. Но, как только он спасся, сразу забыл о своём обещании. Проходит восемь лет. Он снова плывёт на большом корабле по океану. И вот, корабль начал тонуть. Человек этот говорит: «Господи! Это понятно, что я должен утонуть, но почему со мной тонет столько невинных людей?» На что бог ему ответил: «Так мне восемь лет потребовалось, чтоб всех вас вместе собрать!»

– Если здесь Иисус, то ни о какой случайности не может быть и речи, – сказал Самурай, – это уж вы мне поверьте!

– Мальчики, я общаюсь не только с мужчинами, но и с демонами и магами. От них я знаю точно – таких случайностей не бывает. Один демон, с которым я трахалась на крыше замка в полнолуние, говорил так: «Когда ты идёшь по осенней аллее, устланной желтыми листьями, то тебе всё равно, на какой лист ты наступишь. И листья мёртвые, или почти мёртвые, и им это тоже всё равно. Но если ты выращиваешь редкие растения, то не выбросишь случайно тот лист, который должен дать жизнь новому растению». Если мы в один момент решаем стать духовно близкими, то какая это будет грандиозная орхидея!

– У меня такое чувство, будто мы уже знакомы миллионы лет! – Дмитрий протянул руки над столом. Тут же все взялись за руки.

– Это наш мистический круг! – сказала Эллочка. – Круг духовно близких людей.

– Поразительно! Люди отказываются от духовной близости из-за конкуренции, амбиций, из-за мелочных интересов, но что они теряют! Вы чувствуете это? – спросил Дмитрий.

– Конечно!!!

В этот момент вошел Иисус.

– Мы создали мистический круг духовно близких людей, – сказала за всех Эллочка.

– Вижу, – улыбнулся Иисус.

– Вас не хватает!

– Я не могу присоединиться к вам, для меня обратного пути нет, но я буду ждать того времени, когда вы сможете присоединиться ко мне.

Все сели за стол.

– Но чем же вы будете заниматься?

– Мы ещё не обсуждали этого, но я думаю – поиском истины, – ответил Альфред.

– Будем искать духовного совершенства, – добавил Дмитрий.

– Совершенной воли и силы, – сказал Самурай.

– И чудеснейшим всепоглощающим сексом, который к истине гораздо ближе, чем все слова! Ведь не могу же я не трахаться с духовно близкими людьми?! А христианское ханжество меня всегда возмущало! Несчастная Дева Мария! Не получила никакого удовольствия, а забеременела! От святого духа?! А муж для чего? Всё это выдумки ханжей! Они считают, если трахалась, то на неё нельзя молиться. Она, что же, не живой человек? Как будто секс – это что-то грязное. Этой дикости я никогда не приму! Вообще, христиане, все эти святоши, очень злобные люди! Две тысячи лет они смакуют распятие! Если какие-нибудь террористы будут избивать и истязать близкого вам человека и пришлют вам видеокассету с записью всего этого, вы, что, будете её каждый день просматривать? Вы после этого нормальный человек? Христиане, что, нормальные люди? Они все просто садисты! Один маг показывал мне одно из прошлых моих воплощений. В семнадцать лет они сожгли меня на костре из-за какого-то пустяка. Я сама всё видела. Что девушка может понимать в семнадцать лет?! Какой такой великий грех она может совершить, чтобы её сжигать на костре?!

– Но ведь не Иисус же придумал христианство, – решительно заявил Альфред – церкви создают политики, которым наплевать на всякие поиски истины. Я это всегда говорил и своей жене. Одних распинают, а другим руки целуют.


Потрясающие люди! Искать истину через Эллочкины фантазии?! Они верят, что в России невозможного нет. Если найдут, то и я тоже в это поверю.


– Зачем вам христианство? – спросил Иисус. – Не тратьте время на всё то, что давно покрыто плесенью. Оспаривать древних – это всё равно, что ходить в костюме покойника. В один момент вы решили стать духовно близкими людьми – это чудесный принцип! Воспользуйтесь же им для того, чтобы оставить всё старое. Жизнь движется! То, что было сказано раньше, осталось далеко позади. Создавайте своё, и оно будет прекраснее того, что было!

МУХУ ЗАКАЗАЛИ

Максимыч Стукач оказался гораздо хитрее, чем думал Альфред. Когда Альфред ночью для тренировки прокрался в палату, в которой лежал Максимыч Стукач, на месте его не оказалось. Постель была пуста, а сам Максимыч прятался в это время где-то под соседней кроватью. Это Альфред понял, когда уже выходил из палаты. А утром Максимыч уже поменялся местом с другим больным, который ночью сбегал из отделения и вернулся обратно, искусанный собаками.

Альфред этой ночью и не планировал убивать Максимыча, но даже внезапно появиться перед Максимычем пока не получалось.

«Нужно более чётко улавливать момент, – решил Альфред, – и уже не упускать его».

Альфред старался, чтобы как можно меньше людей знало о его совместных с Самураем тренировках. Но Эллочка, конечно же, внезапно влетела в палату и застала их врасплох, хотя Эллочки и не нужно было опасаться.

Уставший от физических упражнений Альфред пытался отдышаться, сидя на кровати, а в центре палаты Самурай с голым торсом в лёгком танце наносил серии ударов по невидимому противнику.

– А ты выглядишь, как настоящий воин-самурай! – сказала Эллочка с восхищением.

– А я и есть настоящий воин-самурай, – с вежливым поклоном головы ответил Самурай, – и ты всегда можешь на меня рассчитывать как на воина.

– И ты сможешь защитить меня от противника?

– Скажи мне, кто твой противник, и я его уничтожу, кем бы он ни был!

– Убей, пожалуйста, муху, Самурайчик!

– Муху Долговязого?

– Да!

– Слушаюсь и повинуюсь! – с поклоном ответил Самурай.

ТЕНЬ ИЗ ВЕЧНОСТИ

Так получилось, что Дмитрий не пошёл на обед. Когда позвали в столовую, все были готовы к этому и сразу пошли. У Дмитрия одна тапочка оказалась заброшенной под кровать, и Дмитрию пришлось лезть за ней. Когда он достал тапочку, то все уже вышли из палаты. Дмитрий мог бы легко всех догнать, ведь он собирался пойти вместе со всеми, но почему-то вдруг не стал делать этого. Всё ли из того, что мы делаем, разумно и объяснимо?

Дмитрий сел на кровать и замер: «Меня сейчас здесь не должно быть». Он представил себе, как догоняет других, идёт вместе с ними и садится за стол.

«Иисус, конечно, будет говорить что-то потрясающе важное, но я этого не услышу. Я что-то упускаю. Люди, как магниты, притягиваются к каким-то событиям, и для них играется великий спектакль, но где-то магнит может оказаться слабым, и человек на какое-то время может выпасть из мироздания и оказаться неучтённым».

Дмитрий прислонился к стене головой и закрыл глаза.

«Если о моём существовании кто-нибудь вспомнит и придёт за мной, то я пойду на обед. Но скорее всего никто не вспомнит. Раньше бы я обиделся, но теперь понимаю, что на самом деле никто никому не нужен. Это вокруг каждого человека что-то вроде магнитного поля. Если оно заполнено, не важно кем, а жизнь человека насыщенна, то из его жизни легко может кто-то выпасть, оказаться лишним. Вчера человек мог быть душой компании; сегодня о нём по инерции будут осведомляться, и если он сам ослабит своё магнитное поле, не будет активно напоминать о себе, то завтра о нём никто и не вспомнит».

Дмитрий открыл глаза и посмотрел на часы.

«Вот и всё! Я воспользовался законом тапочки, застрявшей под кроватью, чтобы убедиться в том, что никто персонально никому не нужен. Нужна только заполненность, а все рассуждения о дружбе, любви, духовной близости – это лишь интерпретации какого-то малоизученного почти физического закона. Обидно, да?»

Одиночество!!! Оно пронзило пространство вокруг Дмитрия.

«Хочется, чтобы всегда вокруг были близкие люди, для которых можно рассказать анекдот, поделиться чувствами, что-то вспомнить, как-то пошутить. Человек как нищий – ему нужны другие. Иисус, наверно, сказал бы, что Бог всегда и везде. Но с Богом не интересно, интересны люди».

Дмитрий снова открыл глаза, он был в состоянии полусна. Он заметил Иисуса, стоящего у окна со скрещенными на груди руками. Дмитрий взглянул ему в глаза. В них было спокойное одиночество. Иисус просто подтверждал: одиночество неизбежно. От него никуда не деться! И все к нему придут, каждый в своё время. И всякий человек обречён на одиночество. Не нужно было никаких слов, всё было предельно ясно.

Ярко светило летнее солнце, и Иисус отбрасывал длинную тень. Дмитрий сел на край кровати и смотрел на эту тень.

«Что понимают христиане?! Распятие на кресте, любые физические муки – это ничто по сравнению с одиночеством». Слёзы сами собой наворачивались на глаза, тень перед глазами играла.

Вошла медсестра Эллочка, держа в руках коробку с какими-то медикаментами. Она остановилась и замерла на месте, глядя на Иисуса.

Все трое пребывали в Вечности. Сколько это продолжалось, не имеет никакого значения. Тому, кто там не был, этого не объяснишь. Слёзы текли из глаз Дмитрия, он снова закрыл их.

«В вечности все одиноки. Все живые существа умирают, чтобы избежать участи Вечного Одиночества. Они все для одиночества ещё очень слабы, кишка тонка! Люди любят философствовать о вечной жизни, о бессмертии души, но они на самом деле не хотят знать, что за этим стоит».

Когда Дмитрий снова открыл глаза, Иисуса и Эллочки в палате уже не было. На полу осталась лишь тень Иисуса, его тень из Вечности.

БИТВА САМУРАЯ

Самурай быстро понял, что Муха умеет читать мысли. Но у того, кто привык действовать между жизнью и смертью, нет времени на удивление и размышления. Самурай действовал молча, и нахальная Муха в какой-то момент потеряла бдительность.

Самурай нанёс удар мокрым полотенцем, но чуть-чуть промахнулся. Муха в панике заметалась и, вместо того чтобы полететь в открытую дверь, полетела к окну.

– Батюшки! Убивают ни в чём не повинную! – подумал Альфред, находившийся в палате, голосом противной старухи.

Эта же фраза пронеслась в голове Дмитрия, который лежал и читал книгу. Хотя в палате никто ничего подобного произнести не мог. Дмитрий потом долго размышлял над этой загадкой.

Самурай в два прыжка настиг Муху и ударил по ней полотенцем.

«Она упала как раз на то место, где у окна любил стоять Иисус», – отметил про себя Дмитрий. Муха упала на пол и была раздавлена!

В тот же момент раздался нечеловеческий вопль Долговязого. Через минуту он появился в дверях палаты. Он издавал вопли и рыдал, но не как взрослый человек и не как ребёнок. Это были вопли, рыдания и стенания дебильного существа. И они ни у кого не могли вызвать сочувствие, только отвращение! Хотя рыдал он и вопил, без сомнения, искренне, от всей своей мерзкой души!

Долговязый встал на колени перед раздавленной Мухой. Крупная дрожь в ритм с воплями сотрясла его тело. В этот момент взорвалась электрическая лампочка, висевшая под потолком. Осколки посыпались на Самурая, но он даже не шелохнулся. Долговязый руками собрал останки мухи, сложил их на свой грязный носовой платок и направился к выходу. Потом повернулся к Самураю.

– Ти-ти? – сквозь вопли произнёс он, сделав недоумённо плаксивую гримасу.

– Хоть раз будь мужчиной, смотреть противно! – ответил Самурай.


МУ-МУ-ХА!


Ни на кого не обращая внимания, Долговязый шёл по коридору и истошно выл, неся перед собой то, что осталось от мухи. Весть об убитой мухе мгновенно распространилась по отделению. Все выходили из палат, чтобы посмотреть на Долговязого. А выл он отвратительно, и вышедшие из палат тут же заходили обратно. Сочувствовать этому было невозможно.

В коридоре стоял Дядя Ваня.

– Покайся во грехах, Сатана! – произнес Пророк.

– Ти-ти? Грехи? – от удивления Долговязый обрел дар речи. – Ты совсем потерял голову, Иоанн! Это все люди! Я даже мухи ни разу не обидел! – И пошел дальше, скуля и завывая.

Долговязый шёл к выходу из отделения. Санитар – это был один из телохранителей Станислава – мысленно уже представил себе, как он разворачивает Долговязого обратно, отгоняя от дверей отделения. Но случилось иначе! Когда Долговязый был уже близко и нужно было действовать, телохранитель забыл, как нужно начинать двигаться. Каждое произвольное движение, которое совершает человек, с чего-то начинается, и никто никогда не задумывается над тем, с чего же оно начинается: двигается и всё.

Телохранитель был хорошо тренирован. В один момент он мог выхватить свой пистолет, отбить внезапный удар, увернуться… Да что говорить об этом! Однажды он увернулся от пули, выпущенной ему в живот с расстояния менее одного метра! И всегда он очень гордился своей реакцией. Но сейчас он не мог даже пошевелиться, так как забыл, как это делается.

Он стоял спиной к двери, загораживая левую половину дверей. Долговязый прошел мимо, не обратив на телохранителя никакого внимания. Дверь была заперта, но через несколько мгновений вой Долговязого уже слышался из-за дверей с лестничной площадки. А телохранитель всё ещё не мог вспомнить, что нужно делать для того, чтобы хотя бы просто пошевелиться.

Где-то через пару минут движения вернулись сами собой. Телохранитель проверил, на месте ли пистолет и стал нервно расхаживать у дверей. Этого, кажется, никто не видел, и это было главное для него. Расскажи кому об этом случае – это профнепригодность, самое страшное для телохранителя.

Ещё долгое время телохранитель будет сотни раз в день убеждаться, что он может двигаться в любой момент, когда пожелает, и что у него отличная реакция. На фоне этого потрясения он даже ни разу не задастся вопросом: «А как же Долговязый прошёл через закрытую дверь?»

Перед входом в отделение появился черный джип с мигалкой и правительственными номерными знаками. Человек, сидящий на правом переднем сиденье, ловко выскочил из машины и открыл перед Долговязым правую заднюю дверь. Долговязый скрючился на заднем сиденье автомобиля, глядел на муху и безутешно плакал, бормоча нечленораздельную чушь. А автомобиль тем временем нёсся по Москве на бешеной скорости с включёнными мигалками и завывающей сиреной по разделительным и встречным полосам движения. Туда, к центру Москвы, к Ильинке, где в одном из солидных кабинетов вёл приём один из самых могущественных чиновников в стране.

Ежедневно у кабинета Калошина сидели в очереди на стульях человек шестьдесят тех, кто удостоился приёма. Среди них были министры, губернаторы, генералы, телеведущие, политические лидеры, главы нефтяных компаний, короче говоря, все «узнаваемые люди».

Принимал Калошин не более пятнадцати человек в день, но очередь сидела вся целиком, все шестьдесят человек.

В этот день тишину приёмной разорвали вопли и завывания долговязого дебила с большой шишкой на левой стороне лба, который шёл в больничном халате, перепачканном кашей, в шлёпанцах, и нёс перед собой в руках какую-то грязную тряпочку. Слюни текли у него изо рта и падали на ковровую дорожку. Сзади его сопровождали два человека атлетического телосложения, коротко стриженных, в безукоризненных костюмах и, заметьте, в галстуках.

Войдя в кабинет Калошина, Долговязый завопил ещё громче.

– Па-па-шёл в-вон! – заорал Долговязый в лицо толстому генералу с тремя звёздами на погонах, сидевшему на приёме. Обалдевший генерал уставился на Калошина. Тот небрежно махнул ему рукой, и генерал поспешил покинуть кабинет.

– Му-му-ха!!! – произнёс между рыданиями Долговязый, положив на стол перед Калошиным платок с раздавленной мухой, как бы говоря: «Этого не может быть!»

– Это ужас-ужас! – испуганно пробормотал чиновник.

И по его реакции Долговязый понял, что сделать ничего нельзя. Он бессильно опустился на стул, положил на стол голову и забарабанил руками по столу, разразившись беззвучным плачем. Калошин похлопал его по плечу.

– Му-му-ха! – поднял голову Долговязый и посмотрел Калошину в глаза.

Калошин был не на шутку встревожен и сочувственно кивнул головой, но потом взгляд его упал на грязный и вонючий платок с раздавленной мухой, и на его лице промелькнуло отвращение, несмотря на то что он был опытнейшим политиком и конечно же знал, что с демонами нужно быть особенно осторожным. Всякий разговор с демоном – это высший пилотаж для политика, и сложность здесь заключается в том, что демону нельзя врать.

Долговязого обмануть невозможно! Эта реакция Калошина стала для него новым потрясением!

– Ти-ти!!! – вскочил на ноги Долговязый, показывая на Калошина крючковатыми пальцами. Отвращение к мухе было для него равносильно предательству.

– Нет! Нет! Я предан мумухе! – испугался Калошин. – Но, она же раздавлена!

Долговязый, уже не слушая Калошина, схватил платок с драгоценной мухой, сделал несколько шагов по направлению к выходу, прижал платок к своему лбу и упал замертво.

На лице Калошина теперь уже было явное отвращение вперемешку со страхом. Он нажал на какую-то кнопку, пришли люди и унесли Долговязого. Потом он нерешительно поднял главную телефонную трубку.

– У нас проблемы, – проговорил он, вытирая пот со лба.

Ночью Долговязый был перевезён в морг больницы и положен рядом с самым несчастным человеком на земле. А по больнице распространился слух, что на лбу у Долговязого с правой стороны образовалась точно такая же шишка, что и с левой стороны, и что стал он похож на чёрта с рогами. А Дядя Ваня Пророк авторитетно заявил, что муха была вторым рогом Долговязого.

КОНЕЦ МАКСИМЫЧА СТУКАЧА

Альфред продолжал выслеживать свою жертву. С исчезновением Долговязого Максимыч резко изменился. Раньше он выглядел весьма моложаво для своих лет, был всегда собранным и задиристым. Теперь он выглядел каким-то пришибленным и усталым, постоянно озирался по сторонам, всего пугался, не вступал ни в какие споры и дискуссии.

Минут через десять Максимыч должен был пойти в туалет. Организм у него работал как часы. Об этом Альфред узнал, слушая шутки больных по этому поводу.

С перекинутым через плечо полотенцем Альфред передвигался к концу коридора, от одной группы больных, обсуждавших новости, к другой. Он делал вид, что очень заинтересован пустой болтовнёй о Долговязом и его мухе и изредка бросал какие-нибудь фразы, вроде:

– Да? Вы тоже слышали, как он вопил?

– О! Не то слово! Я выскочил в коридор, а Долговязый с мухой в руках орёт, закинув голову назад, а рядом с ним бежали два вот таких здоровых таракана!

Альфред услышал массу нелепых подробностей.

– У нас в палате лопнуло оконное стекло от его воплей, когда он проходил мимо, а в четвёртой палате взорвались две электрические лампочки.

– А я ел варенье из банки в этот момент, и у меня ложка изогнулась, и всё варенье из ложки вылилось на халат. Вот так я её держал! Вот она! – Высокий больной в очках демонстрировал всем странно изогнутую чайную ложку.

Альфред заметил, как Максимыч вышел из своей палаты и, оглядевшись по сторонам, отправился к концу коридора.

– Ну, прямо Дэвид Копперфилд! – проговорил Альфред, и не торопясь пошёл вслед за Максимычем.

Альфред шёл в странном медленном темпе. Это был своего рода танец. Каждый шаг наполнялся силой, и ничто не могло ему помешать. Какой-то больной шёл перед ним с явным намерением зайти в туалет.

«Ну, куда же ты?!» – мысленно произнёс Альфред, глядя ему в спину. Больной нерешительно остановился и почесал затылок.

– А! Полотенце забыл! – произнёс он, ни к кому не обращаясь, – потом схожу! – Он развернулся и пошёл в обратном направлении.

«Я только иду мыть руки, но шанс не упущу», – мысленно произнёс Альфред, открывая дверь.

Максимыч сидел на унитазе. Хотя в туалете было несколько кабин, он выбрал ближайшую к выходу, у которой отсутствовали двери и боковая стена. Видимо, он хотел избежать неожиданного нападения Альфреда.

– А! А! А! – в приступе страха заорал Максимыч Стукач.

Альфред спокойно шагал вперёд. И тут Максимыча Стукача всего перекорёжило. С глазами, полными ужаса, он схватился за сердце. Альфред открыл кран умывальника, но потом повернулся в сторону Максимыча Стукача и ясно понял, что тот умирает сам.

«Что бы на моём месте сделал Совершенный Бог?» – спросил себя Альфред.

Он с равнодушным видом подошёл к скрюченному на унитазе от боли и ужаса Максимычу Стукачу и помочился прямо на его мерзкую физиономию. В этот момент жизненный путь Максимыча Стукача завершился.

Альфред помыл лицо и руки, вытерся полотенцем и пошёл к себе в палату, поражаясь тому, что он только что сделал, не испытав при этом никаких чувств и эмоций.

«Преднамеренно, хладнокровно, и ни малейшего раскаяния, – подумал Альфред. – Всё встало на свои места».

КРОССВОРД

Скомарохов не переставал удивляться тому, что далеко не каждый стремится побеседовать с Иисусом. Сейчас, когда они вошли в палату, из неё сразу же вышло несколько человек. Скомарохов остановил одного из них. Скомарохов не помнил, как его зовут. Этот больной с серебряным крестиком на шее был заметен тем, что всё время стрелял у кого-нибудь сигареты.

– А вы не хотите побеседовать с Иисусом? – спросил его Скомарохов.

– Мне с ним вот так нужно побеседовать, – он провёл ребром ладони по горлу, – но в данный момент никак не могу! Идти надо! Там принесли новый кроссворд, без меня не начнут. Обязательно!!! Обязательно подойду!

И, конечно же, он не подошёл. Но были и другие, те, для кого эта беседа была последней надеждой.

СТАРЫЙ ЕВРЕЙ

– Я здравомыслящий человек, – сказал старый еврей. – А здесь я потому, что душой болею за свой народ, и выходит, что я душевнобольной.


Умеют же люди находить себе занятия по душе! Конечно! Не за своих же знакомых душой болеть!


Он был в круглых очках, кипе, и иногда поглаживал свою почти седую бороду. На тумбочке лежал двойной свиток Торы с закладкой в виде металлической руки. Напротив сидел Иисус, а чуть в отдалении Скомарохов.

– Я знаю, почему прошлым разом вы появились именно среди евреев. Потому что все народы со временем войдут в царство божие, и разумные народы, и те, что сейчас совсем ещё дикие, но последним будет еврейский народ.

– Как? – от удивления проявил несдержанность Скомарохов. – Среди евреев так много талантливых, умных людей! Почему последним?

– Я Мойша Рабинович, мне 77 лет. У меня есть свой дом, хороший дом. У меня есть жена, дети и внуки. Я не бедный человек, меня уважают, и я мог бы свои последние годы наслаждаться жизнью в своём доме. Почему я предпочитаю находиться здесь, а не в своей семье? Вы думаете, я сошёл с ума?

Скомарохов пожал плечами.

– Все пожимают плечами, а я сижу здесь и плачу за свой народ. Да, среди евреев талантливых и умных, возможно, больше, чем среди других народов. Всё дело в воспитании. Вот среди русских, например, умные люди появляются не благодаря воспитанию, а вопреки вашему воспитанию, Скомарохов.

– Вопреки нашему воспитанию? – переспросил Скомарохов.

– Можете не пожимать плечами, я не про вас говорю. Именно вопреки бездарному воспитанию становятся умными, пробиваются талантливые. У нас всё иначе. Правильно воспитанный еврей становится умным, хитрым и изворотливым. Иначе наш народ не смог бы выживать во враждебном окружении. Нас бы просто уничтожили.

Старый еврей вздохнул и погладил рукой тору.

– Евреи научились быть умными, чтобы выживать в агрессивной среде, но никто и никогда не учил евреев, как нужно жить в атмосфере любви. Всегда нужно было бороться за выживание. И вот я сейчас здесь, поскольку в моей семье тоже агрессивная среда, при всём внешнем благополучии.

Мойша показал на Тору и сделал жест, который Скомарохов понял как «минимум».

– Хоть сколько-нибудь она учит этому?! Тора здесь бесполезна. Мой народ не умеет жить в неагрессивной среде и сам создаёт агрессивную среду даже внутри семьи. Я здесь чувствую себя комфортнее, чем в собственной семье.

Больше всего я ценил свой ум и интеллект, как и раввины две тысячи лет назад. Ваше учение казалось тогда невежественным, и только невежественные люди могли следовать за вами. Если бы еврейский народ последовал за вами, то как бы он смог существовать в агрессивной среде? И сейчас, когда на земле миллионы христиан, царство небесное не приблизилось и на йоту. Я понимаю, что не вы создавали христианскую церковь. Церкви создают политики для своих политических целей. А ничто, как известно, не выше сути своей.

Но вы возвещали миру приближение царства небесного, а я знаю, что царство небесное должно прийти, иначе бессмысленно существование всех народов на земле. Но я попытался создать маленькое царство любви внутри своей отдельно взятой семьи, и что же? В итоге я скрываюсь здесь от своей горячо любимой семьи, где все друг друга страстно любят. Всю силу своего ума, все старания я направлял на то, чтобы расцвела любовь в моей семье, но намного проще мне было бы построить финансовую империю.

– Конечно трудно, с вашим-то характером! – усмехнулся Скомарохов.

– Что да, то да, – ответил Мойша, – характер у меня не из приятных, в противоположность вашему. Вы общительны, обаятельны, всеми любимы. Только вот жена ваша почему-то бежит от вас как от чумы.

– Это другой вопрос, – сконфузился Скомарохов.

– А я не жду другого ответа. Так вот, мой дед был деловым партнёром Соньки Золотой Ручки. Это была умнейшая женщина. Её сгубила любовь к ничтожнейшему человеку. Из-за любви Сонька потеряла свой разум и в конце концов погибла. Две тысячи лет назад еврейский народ потерял бы разум, если бы последовал за вами. Между разумом и любовью всегда есть противоречие, как его ни сглаживай. И весь христианский мир был бы давно уничтожен, если бы жил в любви, согласно вашему учению. Этого не происходит потому, что на самом деле никто за вами не следует. Все только стремятся или делают вид, что стремятся, но мало кто имеет веру хотя бы в один карат.

Он опять скорбно вздохнул.

– Я много думал. Я думаю всю жизнь. Чем сильнее разум, тем труднее отказаться от него и сгореть, как мотыльку, в царстве любви. Скажите мне, пожалуйста: почему существует противоречие между любовью и здравым смыслом? Ведь Бог должен был это как-то предусмотреть. И что теперь с этим прикажите делать?

– Где вы видите царство любви? – спросил Иисус. – Только сумасшедшие могут говорить об этом, не видя, что происходит вокруг!

– Как? Но вы же сами говорили, что приблизилось царство небесное!!! В книгах написано!

– Не верьте тому, что написано. Я отказываюсь от всех своих слов!

Тут прямо за окном, сверкнула молния, и одновременно прогремел сильнейший гром. И тьма на несколько мгновений опустилась вокруг.

– Я разочарован в людях и не буду больше ни перед кем распинаться, что-то доказывая. Всё это, как вы видите, бесполезно. – Иисус встал, показывая, что беседа закончена.

– Всё бесполезно и бессмысленно, – ошарашено пробормотал старый еврей, – и царство любви не наступит никогда, даже в моей семье.

– Никогда, – подтвердил Иисус и направился к выходу. А Скомарохов поспешил выйти из палаты.

– Что же мне делать? – спросил старый еврей.

– Страдайте! – ответил Иисус, повернувшись снова к Мойше.

– За весь еврейский народ?

– За весь еврейский народ.

– Спасибо! Это очень щедрое предложение! Буду продолжать страдать.

– Вы не умеете страдать.

– Как?! А чем же, по-вашему, я занимаюсь здесь всё это время?

– Страдать нужно осознанно. Я рекомендую вам страдать натощак три раза в день перед едой по тридцать минут и вечером перед сном не менее полутора часов. И ни в коем случае не размышлять! В счёт идёт только Чистое Страдание!

– Вы, конечно, шутите?!

– Как бы я ни шутил и что бы я ни сказал, мои слова – это сама истина. Я не могу сказать ничего, кроме истины.

ОТВЕТ АДМИНИСТРАЦИИ

В больнице отключили электричество, и это вызвало бурю эмоций. Был светлый летний вечер. Отключение электричества пока отразилось только на приготовлении ужина. Было объявлено, что ужин переносится на неопределённое время.

В телевизионный холл стекался народ. Пронёсся слух, что сам Барабайс – главный электрик – страны прибыл в больницу, чтобы лично отключить электричество. Дмитрия это очень развеселило. Он заметил Станислава, стоящего у окна в коридоре, и подошёл к нему, чтобы поделиться новостью. В этот момент Станислав поспешно отпрянул от окна.

– Кого вы там увидели? Случайно не Барабайса? – со смехом спросил Дмитрий.

– Барабайса!

– Ха-ха-ха! – рассмеялся Дмитрий. – Барабайсу, конечно, делать больше нечего!Хлебом не корми – дай отключить свет в психушке!

Дмитрий сам посмотрел в окно. Во дворе стоял человек, которого довольно-таки часто можно было увидеть на экранах телевизоров. В этот раз Барабайс был одет в какие-то брезентовые штаны и рабочую куртку. Он деловито отдавал распоряжения рабочим, которые откапывали какой-то кабель. Увидев в окне Дмитрия, Барабайс, ехидно улыбаясь, помахал Дмитрию рукой.

И в этот момент где-то рядом сверкнула молния и одновременно прогремел сильнейший гром. Барабайс от неожиданности сел на четвереньки и отполз на несколько шагов в сторону.

Дмитрий повернулся к Станиславу, стоящему в стороне от окна.

– Действительно, очень похож, прямо вылитый Барабайс!

– Дима, он не просто похож на Барабайса – это и есть Барабайс.

– Но, Станислав…

– Я с ним знаком и неоднократно встречался – это он!

Дмитрий снова посмотрел в окно. Барабайс в рабочей спецовке поспешно садился в правительственный автомобиль.

– Уезжает, – сказал Дмитрий, и Станислав тоже взглянул в окно.

– Если бы мне кто-то рассказал, то я бы не поверил. Хорошо, если он меня не узнал.

– Это ему нужно бояться, чтобы его не узнали!

И оба отправились в телевизионный холл, где начинался стихийный митинг. Пророк Дядя Ваня терпеливо ждал, когда все рассядутся на свои места и наступит тишина.

– Братья мои… И сёстры, – добавил он, заметив Эллочку, – сегодня наш воин Самурай нанёс поражение самому Дьяволу! Он ударил в самое сердце Дьявола – убил мерзкую муху и тем самым уничтожил Долговязого! – Торжественным жестом Дядя Ваня указал на Самурая: Великий воин – Самурай!

Раздался грохот аплодисментов и выкрики:

– Ура Самураю!

– Слава Самураю!

– Мочить их всех, гадов!

– Да здравствует Самурай!

Самурай, не привыкший к такому вниманию, слегка покраснел. Он встал и с достоинством поклонился, видимо, так, как это делали древние самураи, и сел на место. Со всех сторон к нему тянулись с рукопожатиями.

– Это переломный момент в подлинной истории России, – продолжал Дядя Ваня, – и маглы об этом, конечно, ничего не знают. Но дебилы ещё сильны! Они продолжают свои дебильные игры с отключением электричества, с выборами и с собственностью! Почему они отключили нам электричество?

Мимо неудачно проходил Владимир Карлович, он решил, что этот вопрос относится к нему и счёл своим долгом ответить:

– Что касается отключения электричества! Администрация больницы занимается этим вопросом и лично главврач. Это недоразумение, больница исправно оплачивает все счета, и скоро всё разъяснится. Просьба сохранять спокойствие!

– А где же Долговязый? – выкрикнул кто-то из больных.

– Больной, которого вы называете Долговязым, сегодня сбежал из больницы в состоянии острого кризиса. Он случайно забрёл в одно из правительственных учреждений, с ним там случился сердечный приступ, и он умер. Скоро его привезут в наш морг. Так что сохраняйте спокойствие! – И Владимир Карлович удалился, изображая деловую походку.

Врачи считали неприемлемым для себя присутствие на выступлениях Пророка Дяди Вани, но в обязательном порядке и с большим удовольствием слушали пересказы этих выступлений от младшего персонала, воспринимали их как анекдоты и цитировали на пятиминутках. Владимир Карлович на этот раз поспешил удалиться ещё и для того, чтобы избежать скользких вопросов, на которые он сам не знал ответов.

Было непонятно, как сбежал Долговязый. Почему из тщательно охраняемого правительственного учреждения, где он каким-то образом оказался, сразу же позвонили в больницу и попросили не поднимать излишнего шума. Откуда они знают жалкого дебила, который двух слов не мог связать? И ведь документов при нём никаких не было! И почему в больницу приехал такой высокопоставленный чиновник, чтобы лично отключить электричество?

«Опять я общаюсь с людьми как дебил!» – огорчался Владимир Карлович.

А Дядя Ваня тем временем продолжал:

– К сожалению, все маглы таковы. Они не хотят видеть реальность, они щадят свою психику, они боятся преступить грань нормального человека. Мы преступили эту грань и мыслим свободно! Только мы можем противостоять дебилам в стране! Возможно, поэтому к нам сюда и явился Иисус Христос! А где как не здесь он может быть понят?! Где как не здесь он может найти себе последователей и учеников?! Если бы маглы знали, что явится Иисус Христос, то они бы заранее написали для него речи, как будто они лучше его знают, что он должен сказать, что он должен сделать и как он должен поступать в каждом отдельном случае! Они бы расписали, что он должен делать по протоколу, как расписывают каждый шаг президента или папы Римского. Не выйдет!

– Правильно!

– Иисус с нами!

– Мочить дебилов!

– Какие маглы тупые!

– Маглы принимают правила жизни, навязанные дебилами, – продолжал Дядя Ваня, – и живут по ним. Они считают, что такова жизнь! На самом деле это дебилы придумали такие правила жизни, по которым сама жизнь человека стала издевательством над его разумом!

ДВА ЕВРЕЯ

– Ты здесь один, Моисей? – в палату зашёл Михаил Иосифович.

– Не задавай идиотских вопросов. Что я тебе должен ответить, что здесь Феликс Дзержинский под кроватью?!

– Как ты себя чувствуешь?

– Миша, ты представляешь, он отказался! От всех своих слов отказался!

– Кто отказался?

– Иисус Христос отказался от всех своих слов! Ты понимаешь? Христианства больше не существует! Это покруче развала Советского Союза!

– Не мог он отказаться!

– Как не мог?! Гром гремел, молния сверкала – отказался! Он-то как раз и смог. Это папа римский не смог бы ничего подобного себе позволить, но он не папа римский!

– Но он и не утверждает, что он Иисус Христос.

– И не отрицает этого! Ведёт себя как вор в законе перед телекамерой. Я сразу понял, что это он! И сразу пришёл поприветствовать его, как бывшего знаменитого соотечественника. В тот раз он был неучем и голодранцем, вечно прикалывался, ездил на осле, отца своего не признавал за отца, семью игнорировал. Откуда и пошло неуважение родителей. И сейчас прикалывается! Не то что родителей знать не хочет – от своей биографии отказывается! В психушке тусуется. Конечно, это он!

– Какой же он национальности?

– Ясно какой! Если он поедет в Израиль, то там все будут считать его русским. Можно не сомневаться: Иисус Христос – русский!

– Опять он хочет всех нас подставить, как в прошлый раз. Почему он именно тебе сказал, что отказывается от всех своих слов? Если ты будешь говорить об этом, то потом все скажут: «Это Мойша Рабинович разрушил христианскую церковь!» Тебе это надо?

– Я никому не скажу. Но как же так? Столько народу будет ходить в церкви, и всё напрасно?!

– Это их проблемы! В конце концов, в церкви-то они ходят. Так они уже получают своё!

– Постой! А вдруг и наш Бог отказался от своих слов, и Тору теперь читать бесполезно? Иисус сказал не верить всему тому, что написано.

– Тора – это документ. А ты сам знаешь, как трудно изменить в документе хотя бы одно слово!

– Да, ты прав. Везде бюрократы!

ТАНЕЦ ДУХА И УЖИН ПРИ СВЕЧАХ

– Что вы поняли обо мне? – спросил Иисус.

Это был последний вечер пребывания Иисуса в больнице. На следующий день было запланировано подписание договора между Иисусом и Станиславом и представление Иисуса в финансовой компании Станислава. Завтра же Станислав должен будет снова вернуться в больницу на семь банковских дней.

Света в больнице по-прежнему не было. Все больные, за исключением лежащих в «элитке», уже поужинали и готовились ко сну. В элитной столовой ужин начался значительно позже – ждали, когда привезут свечи на высоких подсвечниках. В полумраке столовой свечи горели ровно, слегка потрескивая и создавая на стенах причудливые тени. Эллочка чиркнула спичкой и зажгла высокую массивную свечу в центре стола.


– Я хочу сказать, – начал Скомарохов, – я так переполнен впечатлениями, что их хватило бы на несколько моих жизней! Я не понимаю, как такое количество смысла помещается на таком незначительном отрезке времени. Когда я смотрю на вас, я понимаю истинность каждого слова, чувствую таинственную разумность каждого жеста, и мне начинает казаться, что я понимаю сокровенный смысл непостижимого. Но, когда я сам начинаю думать, рассуждать, анализировать, – всё смешивается, и возникают противоречия, которые я не могу разрешить.

Одним людям вы говорите одно, другим нечто противоположное по смыслу, но я чувствую истинность и того и другого! Но мой ум тонет в противоречиях, и я, пока что, ничего с этим не могу поделать. Вначале меня поражала ваша мудрость, потом она стала мне казаться естественной, как воздух. И тут я был поражён ничтожным разумом обычных людей. Это страшное убожество! И это самое сильное впечатление во всей моей жизни! Почему люди сами хотят жить ничтожной и безумной жизнью?! Для меня это неразрешимая загадка. Вы беседуете с ними и легко разрешаете все противоречия, все их смешные проблемы тут же исчезают. Они счастливы, но я с ужасом понимаю, что они сами тут же начинают создавать себе новые проблемы. Люди хотят быть убогими!

– Почему вы говорите обо всех людях? Скажите же что-нибудь о себе.

– Я увидел свет подлинного разума. Я записывал всё в свой блокнот. Этот свет разума я буду нести людям!

– Свет разума вещь очень тонкая, и если я вам не смог его передать, то что же вы будете передавать людям? А слова можно понимать по-разному. Каждому слову есть своё место и время. Пересказанные слова – мёртвые слова. Не лучше ли самому стать вначале подлинно разумным?!

– Я буду к этому стремиться всеми силами и всей душой! – заверил Скомарохов.


Потом заговорил Станислав.

– Раньше я видел вокруг себя только мерзкий мир, – Станислав вздохнул и поправил очки, – в котором никому нельзя доверять. Сожрут тут же! А доверяют другим только безнадёжные глупцы, которые поплатятся за своё доверие.

Дружба, товарищеские отношения, хорошее партнёрство – всё это тоже имеет место, но всегда можно доверять только до каких-то определённых пределов. Когда идёт борьба за деньги, за собственность, никогда невозможно заранее знать, на что может пойти человек ради денег, особенно ради больших денег.

Я перестал доверять всем. Я давал волю своей безудержной фантазии и всех подозревал в предательстве, измене и подлых замыслах. От этого я чуть было не сошёл с ума, у меня появились навязчивые мысли и действия… Теперь всё изменилось! Я уже говорил, что доверяю вам абсолютно. Так, как доверяют дети. Оказалось, что доверие – это великое благо! Во мне нет ни малейшего беспокойства. Вы будете смеяться, но я даже дышать стал иначе. Правда! В прямом смысле, я это сегодня заметил. Это потому, что я стал доверять самой жизни!

Раньше, когда я не доверял жизни, я постоянно ждал от неё каких-то подлостей, и это отравляло всё моё существование. Что я мог с этим поделать? Доверия-то не было!

Сейчас у меня с моей жизнью что-то вроде любовного романа. Я в неё влюблён, и она отвечает мне тем же. И что бы моя жизнь мне ни преподнесла – я этого не боюсь.

– Ах, милый! Как ты хорошо сказал! – Эллочка бросилась к Станиславу и расцеловала его. – Любовный роман с жизнью – это чудесно! Ты примешь меня в эту компанию?

– Ты часть моей жизни! Простите! – покраснев, сказал Станислав, – я пока что не привык к таким откровениям.

– Не стесняйтесь! – с улыбкой произнёс Иисус. – Это хорошо, что вы сказали об этом. Это укрепит ваше понимание, оно ещё очень несовершенно, а тонкие чувства очень изменчивы и не поддаются произвольному воспоминанию. Их легко потерять, а потеряв, их нужно искать заново.


Совсем иной была речь сурового Самурая.

– Когда я был в состоянии клинической смерти, я много чего видел, но потом стал всё забывать. Вас я сразу узнал, как только вы вошли в палату, хотя там вы выглядели совсем по-другому. – Самурай был подобен окаменевшему воину и смотрел прямо в глаза Иисуса. Иисус не улыбался.

– Ты, Станислав, – Самурай бросил взгляд в его сторону, – говорил, что твоя среда финансистов – это мерзкий мир, а я специалист по разборкам. Должен же и разборками кто-то заниматься. Это когда пошла непонятка и все хотят мочить друг друга или нужно выбивать деньги. Я работаю в крайних ситуациях.

Я уже не помню, что я должен был исправить в своей жизни, но то, что я изменился – это факт. Стал спокойным, стал рассуждать здраво. Могу сказать, что если бы не моё спокойствие и рассудительность, то трупов было бы гораздо больше. Это я не отчитываюсь – это так.

– Выходит, вы были знакомы! – вставила Эллочка.

– Знакомы! – вздохнул Самурай. – Что я понял? Если человек не ценит доброту, то с ним нужно обращаться сурово, иначе он может много бед натворить. Зверю нужна палка, и другого языка он не понимает. Все видят в тебе любовь, а я увидел ещё и суровость по отношению к некоторым. И для них это благо. Но я видел в жизни много жестокости, жестокости к неповинным людям. Мне непонятно, почему Бог допускает к людям излишнюю жестокость. Я с этим не согласен.

– Бог был несправедлив с вами или излишне жесток? – спросил Иисус.

– Нет. Со мной всё правильно, но я говорю о других.

– Других не существует! У каждого человека свои взаимоотношения с Богом, и в этих отношениях третьи лица не участвуют. Если Бог показывает вам жестокость, то, может быть, он этим хочет вам что-то сказать?

– Мне этим что-то хочет сказать?

– Конечно! Всё то, что вы делаете, и всё то, что происходит с вами в ответ, – это ваш диалог с Богом.

– Я подумаю над этим,– сказал Самурай. – И ещё, – спохватился он, – здесь я встретил духовно близких людей. Только ради этого мне стоило жить. Я понимаю, что это благодаря вам. Спасибо, Иисус!

Иисус улыбнулся.


– Я чувствую, теперь мне нужно что-то сказать, – начал Альфред. – Нам всем очень повезло – мы увидели то, чего нет в обычной жизни. И знаем теперь, что это не миф и не сказка. Это то, к чему мы должны прийти. В вас я увидел безграничный океан спокойной энергии. Только оттого, что я увидел ваше лицо, у меня прекратилась тяжкая депрессия. Но в поисках истины человеку не может помочь никто, он должен найти эту истину сам, и надежда на кого-нибудь ещё – это великое препятствие! Я предпочитаю состояние полной безнадёжности.

Альфред отпил из своего стакана глоток газированной воды, поморщился, как будто это была водка, и продолжал:

– В последние годы я забыл, как можно быть успешным, мне ничего не удавалось сделать, хотя всякий раз я старался до самого конца. Постоянные неудачи сделали меня истериком. Да, у меня свои отношения с Богом. Мне кажется, что меня он очень не любит. У меня было впечатление, что кто-то специально подстраивает мне неудачи на каждом шагу, за что бы я ни взялся. А краткие моменты, когда мне казалось, что дела налаживаются, были только для контраста, чтобы следующая неудача ещё сильнее втоптала меня в землю.

Альфред поднял свой бокал вверх и посмотрел сквозь него на пламя свечи.

– Вот на этой оптимистической ноте мне нужно было закончить своё выступление, но два дня назад произошло некоторое событие. Я потерял надежду. И заметил, что можно действовать, абсолютно ни на что не надеясь. Как совершенный бог! Во мне что-то умерло. Мне стало всё равно, что обо мне будут думать люди, их игры ума меня больше не волнуют. Они во мне не могут отразиться, этого во мне уже нет.

– От чего же умер Максимыч? – спросил Иисус.

– Он умер от сердечного приступа. Я хотел его убить, но он умер сам.

– Он умер от одного вашего взгляда. Вы не знаете своей теперешней силы. Имейте в виду, обратного пути к этим играм у вас уже нет.


– Однако! – сказал Дмитрий. – Все начинают с вас, а заканчивают своими проблемами. Очень показательно! Это потому, что человек соткан из проблем. У вас их нет, поэтому о вас и сказать-то толком никто ничего не может. То, что вы всё-таки существуете, – это фантастика! Вы уже не такой, как все мы. Раньше я пытался представить себе свою жизнь до конца. Было много разных вариантов, но ни один из них мне не нравился. Но если бы я не увидел вас, то и представить не смог бы.

– Никто не может представить, пока не увидит, не только ты, Дима, – сказал Альфред, – прости, что я тебя перебил. Я в этом деле могу считать себя специалистом, я видел много икон – близко ничего нет. Если в самом художнике чего-то не хватает – никакая фантазия не поможет.

– А что вы думаете о Софьином рисунке? – спросил Иисус.

– О Софьином? – изумился Альфред – надо же! Я забыл о нём!

После того как все посмеялись над Альфредом, Дмитрий продолжил:

– Я ещё хочу сказать вот о чём. Все христиане стремятся попасть в некий рай. Не нужны поиски истины, стремление к мудрости – делай всё, как учат, и попадёшь в рай. По-моему, рай – это ужасная чушь! Что, в раю их сущность изменится? Допустим, в раю все они будут молодыми и красивыми, но кто им сделает золотые характеры? Вот в это я ни за что не поверю! Я знаю некоторых таких верующих. Если бы я вместе с ними попал бы в этот рай, то мне было бы там весьма отвратительно! Я бы сбежал оттуда куда-нибудь ещё.

– Значит у вас проблема с раем? – засмеялся Иисус. – Вы боитесь туда попасть? Но если не захотите, то не попадёте. Это я вам обещаю!

– Но он всё-таки существует?

– Иллюзорный! Рай всегда иллюзорен. Истинный рай на земле!

– Вот это да! – теперь изумился Дмитрий. – Это как в анекдоте про светлые и темные полосы жизни! Значит, это у нас светлая полоса! А мы-то этого не понимаем, думаем, что тёмная! Вон Альфред всё время считал, что мы в аду живём, а оказалось – это ещё рай!

Все опять рассмеялись.

– У каждого человека есть в резерве возможность легкого решения всех своих проблем, – сказал Иисус, – но человек боится своей лёгкости и силы больше, чем бед и несчастий. Он боится потерять старые ориентиры, когда вдруг оказывается в счастливом расположении духа. Отваги, чтобы двигаться вперёд, хватает только у тех, кто ищет, и в счастливом расположении духа оказался не случайно.

– О! Как я это всё понимаю! – воскликнула Эллочка. – Только мне раньше никто не говорил об этом. Теперь меня не остановишь! Вот это то, что я хотела услышать, а то от ваших тяжеловесных откровений мухи дохнут!

Эллочка играючи соскочила со своего места и стала изображать ритмические фигуры какого-то танца.

– Дорогая, мне кажется, ты хочешь уйти от ответа! – заметил Станислав и пробарабанил пальцами по столу в такт неслышимой Эллочкиной музыке.

– Хорошо! – Эллочка села, продолжая покачиваться в такт музыки, – я тоже должна сказать?

– Человек никому ничего не должен, а тем более мне. – ответил Иисус.

– Это правильно! И я хотела промолчать, но всё-таки Вы задали вопрос.

– И мы тяжеловесно ответили, – добавил Самурай, хлопнув в ладоши в такт Эллочкиному танцу.

– Я не живу словами, и то, что я поняла, я никому не скажу. И слов таких люди ещё не придумали. Есть в человеке сокровенное, что нельзя рассказывать никому. Вы ведь меня понимаете? – спросила Эллочка Иисуса. – Я знаю, что понимаете. А для вас, мальчики, я могу сказать, что увидела Вечность. А по сравнению с Вечностью всё остальное – такая ерунда! Мы с вами можем хоть на ушах стоять! Всё, что бы мы ни делали – это полная ерунда!

– Прекрасная философия! – со смехом сказал Дмитрий. – Только ты помнишь, что Вечность – это одиночество?!

– Что ты, Дима! Какое в Вечности может быть одиночество?! Ты ничего не понял! – Эллочка соскочила с места и стала в грациозном танце прохаживаться вдоль стола.

– То, что поняла Элла, – есть танец Духа! – сказал Иисус. – Дух всегда ищет себе партнёра для мистического танца, неважно, мужчина это или женщина, и танцует с каждым, в ком загорается Божественный огонь! Распознайте в своей жизни танец Духа. Он всегда здесь, прямо перед вами – танцующий Дух. Возможно, в образе какой-то женщины? Ищите её.

– Я хочу танцевать с Духом! – пропела Эллочка, лёгким движением она включила магнитофон, и зазвучала волшебная мелодия.

– Что бы ни делал человек, танцующий с Духом – это всегда прекрасно, – продолжал Иисус, – он всегда прав, для него нет запретного или невозможного. Но это танец не в прямом, а в метафорическом смысле.

– А я хочу в прямом!

– Эллочка! Что это за музыка? Почему я никогда её не слышал? – спросил Дмитрий.

– Димочка! Откуда тебе слышать?! Это современный Моцарт!

Музыка завораживала! В ней звучали неземные мотивы. В дверь постучали. Этот стук как нельзя кстати подходил к мелодии, вписывался в её ритм и был её составной частью. Вошёл главный врач больницы, Евгений Петрович, с большим морским фонарём в руке.

– Мы все в заботах, можно сказать. Может быть, вам не хватает света?

– Спасибо, со светом всё в порядке! – отозвался Станислав, точно в ритм.

Эллочка, танцуя, сбросила халатик и набросила его на голову Самурая. Теперь она танцевала голой, в туфлях и медицинской шапочке.

– Вот это по-нашему, так сказать! – восхитился главврач.

В роговых очках, с торчащей бородкой, как у фавна, и глумливой улыбкой, он был похож на древнее мифическое существо. Эллочка стремительно приблизилась к нему, приглашая к танцу.

– Да ведь это настоящий фавн! – поразился Альфред.

Главврач с криком «И-ех!» сбросил пиджак и галстук и заскакал навстречу Эллочке.

– Сейчас самое время обсудить некоторые финансовые вопросы, – спокойным тихим голосом произнёс Станислав, обращаясь к Иисусу. – Не угодно ли пройти в люкс?

Иисус согласился, и они направились к выходу.

– Ну, вы даёте, Станислав! – удивился Дмитрий, – Здесь так интересно!

– Самое интересное, Дима, это финансовые вопросы, а они всегда решаются за кулисами, – ответил Станислав, и они ушли.

Столы отодвинули в сторону, танец нарастал! Фавн прыгал уже в одних больших полосатых трусах. Раздался стук в дверь, точно такой же. Вошёл старый еврей.

– Я ищу Иисуса и не нахожу его, – проговорил Мойша.

– Все христиане его ищут и тоже не находят, – отозвался Альфред.

– Мне было велено страдать, но у меня ничего не получается. Что же мне теперь – страдать оттого, что я не могу страдать? Это уже слишком! – посетовал старый еврей, обратившись к Альфреду. – Ого! А у вас здесь что-то происходит!

Эллочка теперь приглашала к танцу старого еврея. В музыке послышались и еврейские мотивы.

– За компанию жид удавился! – воскликнул Мойша и сбросил свой халат – и ещё лет 30-40!

Это фантастическое трио под ироническую мелодию современного Моцарта вызывало бурю восторга в зрителях. Фавн неистовствовал уже абсолютно голым, полностью отдаваясь мощным ритмам Маэстро. Комический Мойша, в кипе, очках, майке и трусах на подтяжках, вихрем кружился под щемящий душу мотив. Эллочка была душой танца, она выделывала нечто такое, что всем было ясно, что такой танец красивой женщине никак нельзя танцевать во что-либо одетой!

– Почему такие женщины одеваются?! Какая нелепость! – воскликнул Дмитрий – Как убоги человеческие отношения!

А маэстро Моцарт играл невидимыми лучами танца, которые соединяют душу человека с небом над головой. Он слегка дотронулся до них рукой, и танец захватил всех присутствующих.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. ДЕНЬ ЖЕНСКОГО СМЕХА

ПРОЩАНИЕ САМУРАЯ

У Самурая зазвонил мобильный телефон. Он посмотрел на номер звонившего и нажал кнопку:

– Я слушаю.

– Всё в порядке. Я сделал оба дела и передал привет, как ты просил.

– Хорошо. Я всё понял. Встретимся вечером в казино.

У Самурая поднялось настроение. Противник уничтожен, с психбольницей можно расстаться, его ждёт теперь масса дел. Он зашел к Михаилу Иосифовичу и уладил все вопросы. Собрав вещи, в строгом дорогом костюме он зашел в палату.

– Ну вот, пришёл попрощаться! У меня там, на воле, дела пошли как надо. Всем вам я тоже желаю успехов. Мы не расстаёмся, мы все теперь будем вместе.

– Как жаль расставаться! – сказал Дмитрий.

– Я буду приезжать каждый день! Сейчас просто дел много накопилось.

– Спасибо за всё, учитель! – Альфред поклонился, как это принято у воинов.

– А мы не прощаемся.

– Мы сегодня тоже будем на воле, – сказал Станислав, – почему бы нам не созвониться, и не пообедать вместе?!

– С удовольствием!

Последним, к кому подошёл Самурай, был Иисус. Обнявшись со всеми, Самурай не решился обняться с Иисусом. Он остановился в двух шагах от Иисуса и неожиданно, может быть, и для самого себя, задал ему вопрос:

– Скажите мне, пожалуйста, Иисус, сколько мне жить осталось?

– Вы не доживёте до завтрашнего дня, – с грустной улыбкой ответил Иисус.


Как интересно быть невежественным! Никогда не знаешь, что ждёт тебя впереди. Просто чудесно!


В палате стало очень тихо. Самурай был предельно сосредоточен.

– Есть ли у меня шанс изменить свою судьбу?

– Такой шанс есть у каждого и всегда.

Самурай поклонился – очевидно, так самураи кланяются своему учителю – и ушёл не оглядываясь.


Отъехав пару кварталов от больницы, Самурай припарковал свой автомобиль. Он достал мобильный телефон и вынул из него сим-карту. Затем он достал из бумажника пакетик с несколькими сим-картами, внимательно их рассмотрел и вставил одну из них в свой телефон, обмотал нижнюю часть телефона бумажным носовым платком и набрал нужный номер.

– Да. Я слушаю, кто говорит?

– Гвоздь, это ты, что ли? – изменённым голосом спросил Самурай.

– Да. Гена, это ты? Перезвони попозже, ни черта не слышно!

Самурай отключил телефон.

– Сказал, что убил Гвоздя, а Гвоздь разговаривает по телефону, – вслух произнёс Самурай. – Плохо дело!

Самурай задумался.

– Но шанс изменить свою судьбу всё-таки есть. Спасибо, Иисус.

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ИИСУСА

Иисусу и Станиславу делали причёски в «номере люкс», для этого Станислав пригласил нескольких парикмахеров и визажистов. Перед этим Скомарохов спрашивал Иисуса, зайдёт ли он в палату, чтобы попрощаться со всеми, на что Иисус ответил, что обязательно зайдёт, но не затем, чтобы прощаться.

– Я никогда и никуда не ухожу, поэтому ни с кем и не прощаюсь, – объяснил он.

Дмитрий бросил на кровать Новый завет.

– Всё-таки не могу понять, что такое «нищие духом», которым принадлежит «царство небесное».

– Это, скорее всего, отсутствие социальных амбиций, скромность, – сказал Скомарохов.

– Скомарохов!!! К вам жена пришла! – крикнул вошедший больной. – И просила сразу же передать, что у неё очень мало времени, долго ждать не будет!

– Ох-х!!! Как некстати! – огорчился Скомарохов. – Она всегда приходит некстати! Такое у неё уникальное свойство! Пойду быстро сбегаю, пока не пришёл Иисус, скажу, чтобы подождала. Мне надо попрощаться с Иисусом. Обязательно! Даже если он уходит не прощаясь.

– Отсутствие социальных амбиций, – продолжал размышлять Дмитрий после ухода Скомарохова, – может быть по очень и очень разным причинам. Причины могут быть чудовищными.

– Я тоже думал об этом, возможно, имелась в виду духовная жажда – человек страстно, как нищий, жаждет духа! – пожав плечами, сказал Альфред.

– Мне это не нравится.

– Мне тоже. В этом уже есть какая-то убогость, а наш Иисус не любит убогости! Но и спрашивать у него неудобно, ведь он первичен, а таким вопросом мы низвели бы его в разряд комментаторов.

В палату вошли Иисус со Станиславом.

– Вот это да! – восхитился Альфред. – Как вы шикарно выглядите!

– Обалдеть! – добавил Дмитрий.

Перед ними стояли два респектабельных финансиста, в успешности и компетентности, которых не могла бы усомниться ни одна собака. После пожелания успехов Дмитрий не удержался и всё-таки попросил в первый и последний раз, в виде исключения, прокомментировать ему и Альфреду строчку из Нового Завета. Ему вдруг до смерти захотелось узнать: кто такие «нищие духом» и «царство небесное» и рай – это одно и то же?

– А вы по-прежнему таскаете за собой дохлую лошадь из старого анекдота! – ответил Иисус улыбаясь, но с оттенком лёгкого сожаления. – Хотя Иисус никогда не говорил ничего подобного, я прокомментирую вам и Альфреду эту строчку при следующей нашей встрече.

– А какое же ваше учение? – спросил Альфред.

– Очень простое. Каждый сам должен найти то, что он ищет. Сам до всего дойти, как бы его все вокруг ни обманывали. И что у человека будет на первом месте, к тому он и придёт, и если это окажется что-то не то, человек огорчён будет.


Старый еврей в нужный момент ловко выскочил перед Иисусом, шедшим по коридору:

– Какой костюмчик! Я щас умру!!! Послушайте, ваши рекомендации не действуют. Я не могу страдать, у меня ничего не получается! Я стараюсь изо всех сил, но страдать не получается! Мне кажется, страдание в реальности перестало существовать. Где оно?

– Продолжайте практику, пока всего не поймёте!

– Мне кажется, я начинаю вас понимать, – сказал Мойша вслед уходящему Иисусу. – Вы хитрец!

ЧУДОТВОРНЫЙ КРЕСТ ПРЕПОДОБНОГО СТАРЦА

Софья ехала к мужу. Она везла с собой чудотворный крест. Батюшка, отец Амвросий ездил за ним в Свято-Даниловский монастырь и взял этот крест только на один день, чтобы спасти Альфреда. Альфред должен обязательно поцеловать этот крест, и в этом спасение! Этот крест держал в руках самый любимый святой – преподобный старец Серафим Саровский. Серафим нравился и Альфреду, поэтому Софья надеялась, что Альфред согласится поцеловать крест. Конечно, потом он должен будет креститься, иначе помощь может оказаться только временной.

Сегодня во сне Софья опять видела Иисуса. Вначале сон был неприятным, она видела себя в инвалидной коляске и не могла из неё выбраться, чтобы встать на костыли. Потом появился Иисус, он проходил мимо по какому-то коридору, он весь светился, и на него было больно смотреть. Смеясь, он что-то говорил, но Софья не запомнила того, что он сказал. Потом он сказал, чтобы она посмотрела на себя. Софья опустила взгляд на костыли и проснулась.

«Костыли и инвалидная коляска – это больной Альфред, – решила Софья – А то, что я увидела Иисуса, – это значит, что Альфред будет здоров! Надо только спешить, чтобы успеть!»

«Какое кошмарное место!» – Подумала Софья. Она повторяла про себя молитву Иисусову и постоянно сбивалась. Когда Софья хотела протянуть руку, чтобы нажать на кнопку звонка у входа в отделение, дверь перед ней открылась сама. В дверях стояла очень симпатичная медсестра, когда их взгляды встретились…

– Софья! – радостно воскликнула медсестра. – Входи! А я ещё удивилась, что меня вдруг так потянуло открыть дверь! Ты успела!

– Что? Что я успела? – Сердце Софьи забилось от какого-то невероятного предчувствия.

– Ты меня не узнала? Я же Эллочка, жена Станислава!

– Ох! Боже мой! Не узнала! Как тебе идёт этот халатик!

– Уже идут!

По коридору шли прилично одетые мужчины.

– Кто идёт? – спросила Софья.

Эллочка спокойно посмотрела ей в глаза.

– Не волнуйся, – она взяла Софью за руку. – Это Станислав с телохранителями. Он идёт за ними.

– Добрый день, Софья. – сказал Станислав. – Вы прекрасно выглядите сегодня!

За Станиславом шёл Иисус в самом что ни на есть светском костюме.

– Дорогая! – Станислав повернулся к Эллочке. – Ты даже не представляешь, какое это удовольствие – снова надеть костюм после больничной пижамы! Из костюма мир выглядит совершенно иначе. Какой сегодня изумительный день!


Они беседовали всего несколько минут, Софья с Иисусом. Эллочка в это время разговаривала со Станиславом. Она услышала только одну фразу Иисуса:

– Бога нет! Христианство – это твои костыли! Брось их прямо сейчас!

И когда Иисус уходил, он засмеялся и сказал, помахав Софье рукой:

– Ну, вот ты и пришла, Софья.

Эллочка видела, как с Софьи слетела вся её скованность. Она как будто проснулась и с изумлением смотрела на всё вокруг. Эллочка подняла упавшую у Софьи сумку и выпавший из неё большой серебряный крест.

– Этот твоя сумка и твой крест!

– Мой крест?!

Софью потряс взрыв смеха, как будто Эллочка сказала что-то самое смешное, что только может быть на свете. Она смеялась, никак не сдерживая свой смех, некого и нечего было стесняться. Как будто не было напряжения, которое сковывало её годами. Смех поражал всё вокруг! До слёз смеялась Эллочка, смеялись больные и санитары, оказавшиеся в зоне поражения смехом. Выходил из кабинета Владимир Карлович, присмотрелся, рассмеялся и зашёл обратно, задумавшись над тем, правильно ли он поступает, что как сумасшедший хохочет вместе со всеми без всяких на то оснований.

В конце концов Софья и Эллочка обнялись и расцеловали друг друга.

– Так это не твой крест?

– Мне его нужно отдать. Это крест для убогих и обиженных богом, а я не такая.

– Конечно, ты не такая! Как же мы раньше не были знакомы?! Это такое упущёние! – воскликнула Эллочка.

– Раньше бы я тебе не понравилась. Теперь я встряхнулась. Знаешь, как встряхивается от воды мокрая собака. Сегодня мне всё открылось и всё стало ясно. А тебя я вижу насквозь – мы совершенно одинаковые! Теперь мы подруги «не разлей вода»! Ты ведь хочешь этого?

– Да! Да! Ужасно хочу!

Эллочка привела Альфреда в «номер люкс» и заперла дверь. Альфред замер, увидев, как его жена пританцовывает с платком в руках. С тем самым платком, который вечно был на её голове в последние годы и делал её похожей на старуху.

– Софья? Что случилось?

– Всё, Альфред, кошмар кончился, я переболела христианством.

– Ты видела Иисуса?

– Да. Он мне сказал, что Бога нет. – Софья бросила на пол платок, прошлась по нему и подошла к Альфреду. – Теперь я – бурлящий водопад. И никакого смирения! Теперь я делаю всё, что хочу!

– Вот это да! Софья! Как ты мне такой нравишься! Ты такая живая! – поразился Альфред её игривому женскому обаянию.

– Ещё как живая! – завораживающе проговорила Софья, сбросив юбку. – Таких живых не бывает! – И устремилась в объятия Альфреда.

– Какие вы чудесные! Ну, вы потрахайтесь, а я нехотя оставляю вас! – сказала Эллочка, не сдвинувшись с места.

– Иди к нам! – позвала Софья, оторвавшись от поцелуя.

– Иду!!! – Эллочка охотно скинула свой халатик и подбросила его к потолку.

НЕПРЕДВЗЯТОЕ ОТНОШЕНИЕ

Лицо Марии было чужим, и Скомарохов понял это сразу, как только вошёл в комнату для посетителей.

– Дорогой, нам с тобой нужно поговорить!

Эти слова Скомарохов слышал от жены не в первый раз, и каждый раз они не означали ничего хорошего. Это было своего рода приглашение к семейному скандалу.

– Хорошо, давай поговорим, – нехотя согласился он.

– Ты здесь можешь находиться сколько пожелаешь, но когда ты выйдешь отсюда, я подам документы на развод. У нас давно уже не семья. Не будем больше обманывать друг друга. Мы ни о чём друг с другом не разговариваем, только на бытовые и профессиональные темы, а это всё равно, что коммунальная квартира или актёрское общежитие. Я не хочу больше жить ни в коммунальной квартире, ни в актёрском общежитии! Дети меня поймут!

– Ты знаешь, Мария, это какой-то парадокс! Именно сейчас, когда я изменился и начинаю жить по-новому, ты предлагаешь развестись.

– Вот и начинай жить один, с чистого листа! А с меня хватит! Я тоже хочу жить по-другому, но по-своему. А с тобой – ни за какие обещания!!!

– Но ты можешь выслушать меня непредвзято.

Мария, удивлённо взглянув на мужа, залилась истерическим смехом.

– Что я смешного сказал?

– Сейчас. – Мария вытерла набежавшие от смеха слёзы. – А ты комик, даже в такой ситуации! Ты сказал: «непредвзято»! Или я слова перестала понимать, или ты ничего не понимаешь в наших отношениях! Как я могу слушать тебя непредвзято?! Мы живём вместе двадцать лет! Я знаю все твои привычки. Я заранее знаю, какая мысль придёт тебе в голову. Ты изменился? Ты стал другим?

– Да! За последние три дня….

Скомарохову пришлось остановиться, так как жена снова залилась безудержным смехом. Просмеявшись как следует, Мария снова вытерла слёзы платком.

– Ты хочешь, чтобы я умерла сегодня от смеха!

– Я хотел сказать, что за последние три дня со мной здесь произошло нечто более значительное, чем вся предыдущая моя жизнь!

– О, таинственный незнакомец! Опять ты говоришь только о себе, а меня вообще как будто не существует! А не пора ли тебе выпить пивка, лёжа на диване перед проклятым телевизором? Да ещё и с газетой в руках! Сколько их накопилось в твоё отсутствие – чёртова тьма!

– Я больше не пью пива!

– Извини! Я даже уже смеяться не могу, устала. Ты ведёшь себя как алкоголик, который в очередной раз обещает бросить пить. Поздно! Я! Ты понимаешь, я! Я не изменилась! После стольких лет совместной жизни ты в принципе не можешь ничего сказать, сделать или подумать так, чтобы мне это понравилось. Всё будет не так! Даже случайно ты ничего не сможешь сделать правильно!

– Это так необратимо?

– Именно так!

– Ну что же, – вздохнул Скомарохов, – ты, наверно, много страдала из-за меня. Прости, если сможешь! Если тебе без меня будет лучше, то давай расстанемся.

В этот момент совсем неподалёку, за стеной, разразился гром заразительного женского смеха. Какая-то женщина безудержно хохотала и не могла остановиться. Жена Скомарохова тоже рассмеялась, закрыв лицо ладонями.

– Сегодня, наверно, день женского смеха! – Она встала и пошла к выходу. – Бог тебя, Володя, простит!

– А он бы не обиделся!

– Может быть, он бы и не обиделся, – сказала Мария, обернувшись, – но ему было бы весьма противно, уверяю тебя!

ЖИЗНЬ БЕЗ ИИСУСА

Когда Скомарохов вернулся в палату, Иисуса уже не было. Он почувствовал, что жизнь опустела. Скомарохов заходил в палаты, здоровался, узнавал новости. Сегодня выписывалось много больных, все они были из тех, с кем беседовал Иисус. Они как-то по-особому встречали Скомарохова и обещали зайти к нему попрощаться. Их теперь связывало нечто общее, сокровенное.

«Оказывается, все они ждали меня! – подумал Скомарохов. – Надеялись, что я зайду, пожму руку, спрошу что-нибудь. Они даже не сомневались в том, что я зайду. Я должен был подойти к каждому, кто сегодня выписывается. Они считают эту короткую встречу со мной чем-то значительным, имеющим тайный смысл. А я-то думал, что это я случайно решил пройтись по палатам, от нечего делать. А это уже было предначертано! Боже мой! И я ещё считаю себя тонко чувствующим актёром! Какая непроходимая тупость!»

Дядя Ваня Пророк, взглянув на него, хлопнул его по плечу и сказал:

– Ничего! Бывает в жизни и утрата. Если она приходит, так приходит.

Выйдя в коридор, Скомарохов задумался над тем, что же имел в виду Дядя Ваня, говоря об утрате. «Люди выписываются, расставаться с ними грустно, но „утрата“? Это слишком сильно сказано. Может быть, он знает про то, что от меня уходит жена? Пророкам всё известно». И тут до Скомарохова дошло, что Иисуса не просто сейчас нет, а, возможно, больше он его никогда не увидит. Иисус никому не обещал вернуться через семь банковских дней. Да и зачем ему возвращаться?!

«Но я-то остаюсь! Что я буду делать?» Вкусив жизни иной, по сравнению с которой жизнь московского залихватского актёра – пустой идиотизм, Скомарохов не мог даже помыслить, что может вернуться к прежней жизни.

«Люди даже не подозревают, как убого они живут. Им не с чем сравнивать! Я же теперь могу задохнуться от пустоты жизни, как задыхается человек в безвоздушном пространстве. Они привыкли, они могут так жить, потому что не знают ничего другого, они думают, что так и нужно жить. Надо было мне последовать за Иисусом. Но я даже не подумал об этом!»

Скомарохов представил, как он выходит на работу, как встречается с друзьями, как рассказывает им про Иисуса. Это было ужасно! Это была ужасная тоска! Все его рассказы об Иисусе они бы восприняли на уровне баек и анекдотов. Он понял, что к друзьям он больше уже никогда не вернётся, он потерял друзей.

«Если она приходит, так приходит, – повторил Скомарохов слова Дяди Вани. – Утрата со всех сторон! Нужно что-то делать!» Скомарохов резко зашагал по коридору, и решение пришло мгновенно, само собой.

«Раньше я играл каких-то героев. Актёр – всегда лицо второстепенное по сравнению с персонажем, которого он изображает. Хватит! Теперь я главный персонаж! Я буду играть самого себя!»

ТО, ЧТО НАПИСАНО, И ТО, ЧТО СКАЗАНО

– Михаил, позвони, пожалуйста, моей жене Саре и скажи ей, что я выписываюсь.

– Когда же ты выписываешься?

– Естественно, когда Сара за мной приедет!

– И ты готов спокойно решать все проблемы, которые перед тобой встанут?

– Какие проблемы?! Где ты видишь проблемы?! Покажи мне хотя бы одну! Дай мне потрогать её руками! Если ты видишь проблемы, то у тебя проблемы с твоей головой. Проблемы – это твои галлюцинации. В жизни проблем нет!

– Ты не прав, Моисей! Проблемы есть у всех, они возникают неизбежно. Кто-то их может решать, а кто-то в них запутывается. А мы – психиатры и психотерапевты – помогаем человеку их распутать.

– Если ты из-за своей скупости покупаешь старый автомобиль, то у тебя с ним, скорее всего, будут проблемы. Если автомобиль очень старый – ты запутаешься в этих проблемах. Но если ты купишь новый дорогой автомобиль, у тебя с ним не будет никаких проблем! Всё дело в голове, Миша! Жаль, что нет психотерапевтов для психотерапевтов, которые бы это им объяснили. Больные лечат больных!

– В своей жизни я встречал много больных, у которых не было никаких проблем, зато у окружающих с ними было проблем более чем достаточно. Здорового беспроблемного человека я вижу второй раз. Первым был Иисус. Уж не стал ли ты святым, Моисей?

Раздался стук в дверь. В кабинет влетел Скомарохов.

– Михаил Иосифович! Мне нужно срочно с Вами поговорить!

– Вы не могли бы подождать? Мы ещё не закончили.

– Но у меня срочный вопрос!

– Миша! Послушаем господина Скомарохова, – вмешался Рабинович, – мне не к спеху! Разумеется, если я вам не помешаю, господин Скомарохов.

– Мне теперь никто не сможет помешать! Михаил Иосифович! Я понял, кто я есть, и знаю своё истинное предназначенье на земле! Я первый ученик Иисуса Христа, его апостол. Все видели, что он избрал именно меня, и я был с ним везде и всюду. Я донесу миру весть о втором пришествии Христа! Я расскажу миру о его учении и деяниях его! У меня всё записано! Я не расстаюсь с этим блокнотом никогда. Я знаю, что многие меня не примут, у меня будет много противников, особенно среди духовенства, но моя воля непоколебима! Я создам новое христианство – христианство второго пришествия! Я пойду к народу! Я пойду к честным российским политикам! В нашей стране, которая сейчас задыхается от бездуховности, это будет новая государственная религия!

– Страну жалко! – сказал Рабинович. – И в чём же суть нового учения Иисуса? Как вы его понимаете?

– Люди живут бездуховной убогой жизнью, растрачивают свои жизни на решение ничтожных мелочных проблем. Такая жизнь недостойна человека! Они решают в жизни мелочные проблемы и не замечают своих истинных глобальных проблем, для решения которых от них потребуются огромные духовные силы, весь творческий потенциал человека!

– Достаточно, господин Скомарохов, мне уже всё ясно! – со вздохом сказал Рабинович.

– И я прошу вас, Михаил Иосифович, выписать меня немедленно! – продолжал Скомарохов. – Свет разума, горящий во мне, я должен отдавать людям!

– Ну, зачем же так сразу, Владимир Ильич! Вам нужно по крайней мере несколько дней, чтобы всё обдумать, чтобы всё хорошо улеглось в голове, ведь ошибки здесь недопустимы – неверно сказанным словом воспользуются ваши противники. Да и потом, начинайте прямо здесь нести свет разума!

– Прямо здесь? – задумался Скомарохов. – В психиатрической больнице?

– Выпиши его, Михаил! – попросил Рабинович. – У тебя здесь приличное заведение, таким здесь не место.

– Да, – уже не так уверенно произнёс Скомарохов, – я всё-таки хотел бы немедленно.

Пока Михаил Иосифович по телефону отдавал распоряжение, Рабинович вновь обратился к Скомарохову:

– Единственное, что меня с вами примиряет, это то, что мы вместе участвовали в танце Духа, хотя я до сих пор не понимаю, почему вы в нём участвовали. Вы и об этом будете рассказывать народу?

– Конечно, нет! Это тайная сторона учения. Народ этого не поймёт.

– И на том спасибо!

Когда Скомарохов ушёл, Мойша придвинул свой стул ближе к столу:

– Ты слышал! У него всё записано! Понимаешь теперь, почему Иисус говорил не верить всему тому, что написано?!

– Да, – нехотя согласился Михаил Иосифович, – это хорошая иллюстрация для понимания священных текстов.

– В отличие от этого субъекта я теперь знаю, почему никогда нельзя произносить ни слова неправды. Жаль, что я понял это только теперь, но лучше поздно, чем никогда! Клянусь Богом, Михаил, от меня ты больше не услышишь ни слова лжи!

В этот момент в дверь постучали. Вошли Эллочка и Софья.

– Какие женщины!!! Какие потрясающие, чудесные женщины к нам пришли! Миша! Я сейчас умру!

Мойша поспешил навстречу потрясающим женщинам, и Эллочка бросилась ему на шею!

Ровно через сорок минут после этой фразы Моисей Рабинович умрёт в возрасте 77 лет в кабинете своего друга, заведующего отделением психиатрической больницы. Проводив до дверей и расцеловав на прощание Эллочку и Софью, он опустится в кресло и больше не встанет.

Эллочка и Софья пробудут в кабинете заведующего отделением 39 минут. Один из больных, бесцельно шатавшихся по коридору, будет слышать за дверью звон смеха, звон бокалов, радостные женские и мужские голоса.

Рабинович сказал правду. Проведёнными исследованиями было установлено, что в русском слове «сейчас» в среднем содержится ровно сорок минут. (В разговорной разновидности этого слова, в слове «щас», – времени гораздо больше. Сколько? Установить не удалось, так как очень часто это слово используется в значении «никогда»).

ТЕНЬ ОТ ИСТИНЫ

– Дима! Моя жизнь круто меняется! Софья встретилась с Иисусом – она бросила христианство! Она переменилась до неузнаваемости, снова стала жизнерадостным человеком! Это просто невероятно! Ты же видел её раньше?!

– Конечно! Очень правильная была христианка: мрачноватая, в платке. И, извини, мне показалось, слегка злобная.

– Она и сюда ехала ещё такой, она нам с Эллочкой рассказала. Сколько я с ней спорил! Как только не стремился переубедить – всё было бесполезно! А тут мимолётная беседа – и все христианские убеждения рассыпались в прах! Разве это не чудо?!

– Можно сказать, предала свои христианские убеждения, – засмеялся Дмитрий, – если не учитывать одного момента: беседовала-то она с Христом.

– Да. Христос против христианства!

– Значит, кто-то из них не прав!

Тут пришёл Скомарохов. Он пришёл попрощаться с Альфредом и Дмитрием и сразу же встал посреди палаты.

– Друзья мои! Только вам я могу сказать, как я волнуюсь! – начал он. А у Дмитрия возникло впечатление, что Скомарохов представляет себя перед многотысячной толпой. – Сейчас я перешагну порог больницы и начнётся моя новая небанальная жизнь! Я нашел себя! Я не подозревал, что это так грандиозно! Я сам взял на себя миссию нести людям новое учение Иисуса – учение второго пришествия!

– Отойди! – вдруг сказал Дмитрий.

– Что? Отойди? – не понял Скомарохов. Альфред тоже недоумённо посмотрел на Дмитрия.

– Два шага в сторону! Влево или вправо! Ты на тени стоишь!

– На какой тени? – отойдя в сторону, спросил Скомарохов.

– Вот! Вы видите тень, как будто человек у окна стоит? Не узнаёте? Это тень Иисуса! Она и вчера не сразу исчезла, а сейчас опять появилась в это же время.

И Дмитрий рассказал о том, как тень эта вчера появилась.

– Может быть, она всегда теперь будет появляться в это время? А ты как раз на тени Иисуса стоял, когда говорил о своей миссии.

Скомарохова тень привела в бешеный восторг:

– Вот оно, чудо!!! Вот оно, знамение!!! Вот оно, доказательство!!!

– Доказательство чего? – спросил Альфред.

– Пока не знаю. Доказательство всему тому, что я буду говорить!

Скомарохов встал на колени, нагнулся и поцеловал тень на полу. Потом встал, неистово попрощался с Дмитрием и Альфредом.

– Да здравствует новая небанальная жизнь! – сказал и ушёл.

– А вот он очень похож на Софью, какой она была до сегодняшнего дня, – задумчиво сказал Альфред. – Вооружиться какой-то идеей или самому её придумать, а затем примерять её к миру, доказывая при этом всем, что она правильная.

– И мчаться куда-то с глазами, как у бешеного таракана! – добавил Дмитрий.

– Неужели нет другого пути?

– Не знаю! Может ли человек смотреть на мир безо всяких идей? Я этого не знаю, – ответил Дмитрий.

– Может! – Это сказала Софья. Дмитрий и Альфред не заметили, как вошли Софья и Эллочка. Они встали.

– И я это знаю, – продолжала Софья. – Как ребёнку, который пока не может ходить самостоятельно, нужно за что-то держаться, так и взрослый человек держится за слова, идеи, свои представления о мире. Без этого он боится потеряться. Когда человек будет уверен, что он не потеряется, всё это можно будет отбросить.


…Они уже давно уехали: Альфред, Эллочка, Софья. Дмитрий обнялся с Альфредом, был расцелован женщинами и оставлен в палате один. Он находился под впечатлением. Он не знал, что его так впечатлило, и не думал об этом. Думать не хотелось. Впечатления было достаточно: перед собой он видел Софью и слышал её слова.

ПОВОД ДЛЯ БРУДЕРШАФТА

Для Станислава этот день был хорошим и радостным. Сегодня он возвращался в деловой мир. Сегодня сам Иисус стал его партнёром по бизнесу! Хотя все дела были завершены ещё до полудня, Станислав вернулся вечером, навеселе.

Узнав от Дмитрия последние новости, он слегка огорчился оттого, что все разъехались и они с Дмитрием остались в палате вдвоём.

– Как быстро мы привыкли к Иисусу, моментально! Несколько дней – как целая эпоха! И для меня было приятной неожиданностью то, как легко он вникает во все финансовые вопросы – он прирождённый финансист! Не смейтесь – я серьёзно!

– Здесь сегодня стало пустынно, – сказал Дмитрий, – Без него жизнь совсем другая, до краёв не наполненная.

– А что, Дима, может быть, нам выпить коньячку?

– Ой, мальчики! Как у вас много свободных мест! – в палату вошла Эллочка. Она была, как всегда, феноменально одета – не в халате медсестры. Эллочка мимоходом поцеловала Станислава и Дмитрия и уселась на кровать Иисуса.

– А я чудесно провела время с Софьей и Альфредом у них на даче! Дорогой, ты можешь меня поздравить, у меня появилась замечательная подруга – Софья!

– Я очень рад за тебя!

– Может быть, мне поселиться в вашей палате? Вам ведь скучно будет вдвоём!

– Мы только что с Дмитрием обсуждали, не выпить ли нам коньячку!

– За чем же дело стало?!

И они переместились в «номер люкс» и зажгли свечи. Выпив первую стопку, Станислав блаженно потянулся и, запрокинув голову назад, сказал:

– Какой сегодня замечательный день! Не просто всё великолепно! Сегодня день – необъяснимо чудесный! Дорогая! Я, ради такого дня, хочу тебе тоже сделать подарок, как с каждой хорошей сделки. Я выполню любое твоё желание, ну, скажем, в пределах одного миллиона.

– Ого! – восхитился Дмитрий. – Хорошо, что моя жена этого не слышит!

– Спасибо, дорогой! – Эллочка поцеловала Станислава. – Ты очень щедр!

– Ну-с! Слушаем желание!

– Дорогой! Ты обещал мне, что когда-нибудь мы займёмся групповым сексом. Это и есть моё желание!

– Ну! – Станислав покраснел. – Ты несерьёзна!

– Серьёзность – это признак ограниченности. Ты сам говорил мне об этом.

– Нельзя быть такой распущенной и аморальной!

– Это я-то аморальна и распущенна?! А что ты делаешь на ваших финансовых вечеринках?! Вам привозят проституток, и вы устраиваете свои VIP-оргии!

– Ничего подобного! Всё очень прилично!

– Прилично? Я сама беседовала со всеми проститутками, с которыми ты трахался! Я знаю все подробности ваших вечеринок.

– Ты следила за мной!

– Мне было интересно, с кем ты трахаешься и как ты трахаешься! Почему ты меня не берёшь на эти вечеринки? Я бы тоже с удовольствием принимала участие в твоих оргиях!

– Эллочка! Ну это же совсем другое! Это так принято. И это же проститутки, а не жёны!

– А почему бы не жёны или просто любимые женщины?

– Не тот уровень отношений! С некоторыми людьми встречаешься только потому, что этого требует дело. Никаких близких отношений нет и в помине!

– И вместо настоящих отношений вы трахаетесь с проститутками! Это всё равно, что трахаться с резиновыми куклами или заниматься онанизмом. Вы, мальчики, – онанисты? А ваши оргии – это производственная необходимость?

– Почти так!

– Дорогой! Я же тебе предлагаю совсем другое. Я же тебе плохого не предложу! Я предлагаю настоящих людей и настоящие близкие отношения. Сегодня начнём втроём: ты, я и Дима. Или ты боишься любви? Боишься расширить круг нашей любви?

– Мне нужно время. Я беру тайм-аут!

– Мне с тобой скучно! Ты очень нерешителен! Тайм-аут – это твоё желание, а не моё. Я не буду сегодня с тобой трахаться. Пока! – Она встала из-за стола и пошла.

Дмитрий видел, что Станислав колеблется.

– Пока, Дима! – мимоходом поцеловала она Дмитрия.

– Ты домой? – как бы невзначай спросил Станислав.

– Нет, дорогой, не угадал!


– У Вас жена, наверно, совсем не такая, – начал разговор Станислав, когда Эллочка ушла, – наверно, разумная женщина?

– Да, – Дмитрий покивал головой, – до смертной скуки!

Станислав криво усмехнулся.

– Мы оба неловко себя чувствуем. Эллочка поставила нас в такое положение своими сексуальными фантазиями: А давайте выпьем на брудершафт и перейдём на «ты»!

– Да! – согласился Дмитрий. – У нас есть хороший повод для брудершафта!

Оба рассмеялись и выпили на брудершафт.

– Я думаю, Дима, что мы будем друзьями!

– А я думал, что мы уже друзья. На «вы» – я просто привык так обращаться, мне так удобно.

– Я тоже так думал! Наверно, я излишне церемонный, нерешительный, как говорит Эллочка. Мне нужно всё по порядку! Сначала выпить на брудершафт. Потом я спросил бы, нравится ли тебе Эллочка. Это я сейчас понял, что во мне заложен этот план. Как компьютерная программа. От этой дряни мне нужно избавляться! Что спрашивать, нравится ли тебе Эллочка? Это же очевидно!

– Очевидно! И я бы тебе ответил: мне кажется, что мы с Эллочкой вообще родственные души, только я мужчина, а она женщина. Опять ты не доверяешь жизни, Станислав!

– Ты прав! Я сейчас позвоню Эллочке и скажу ей, что нам ужасно скучно и что мы с тобой её с нетерпением ждём!

– С большим нетерпением!

– С огромным нетерпением!

Станислав, предвкушая эффект от своих слов, стал звонить Эллочке. Но её мобильный телефон оказался отключенным. Он сделал несколько попыток.

– Сколько раз я просил её не отключать мобильный! Это какая-то абсолютная безответственность!

– Не отвечать по мобильному телефону в такой ситуации – это безответственность! – согласился Дмитрий.

– Где её искать? Она поехала с кем-то трахаться! – нервно произнёс Станислав.

– Ты ревнуешь?

– Нет! – Станислав успокоился. – А, наверно, да! Как в юные годы, с первой женой.

– Значит, ты и ко мне тоже должен ревновать.

– Нет! К тебе нет. Я знал, что она мне изменяет. Такой уж у неё характер! И меня это не волновало. Если она получает удовольствие, то почему бы и нет? Немножко… как бы это сказать? Боишься, чтобы её не унизили, не оскорбили, как какую-нибудь проститутку. А к тебе какая может быть ревность? Ты восхищаешься Эллочкой и как-то трепетно к ней относишься. К тому же у нас всё открыто! А тебе тоже приходится ревновать свою жену?

– Нет, Станислав, моя жена очень домашняя и очень стережёт семейный очаг. Мне кажется, ей о других мужчинах и подумать страшно! Ведь это какая опасность для семейного очага! – Дмитрий улыбнулся, что-то себе представив. – Если я предложу ей заниматься любовью вчетвером, это будет для неё жутким стрессом! И трахаться она, наверно, будет с большим ужасом!

ЖЕНЩИНА С КОСОЙ

«Красота спасёт мир, – вспомнил Рабинович известное изречение. – Так вот когда она его спасает!»

Рабинович находился посреди огромного пространства. Вверху стояли нежно-сиреневые облака, среди небес изумительных оттенков света, спокойствия и тишины. Душа была наполнена невыразимой радостью и покоем.

Повернувшись, он увидел женщину изумительной красоты.

– Боже мой! – с восхищением воскликнул Рабинович. – Какая чудная женщина! Я сейчас умру!

Женщина слегка удивилась.

– Идём! – сказала она и пошла. Её чудесные волосы были заплетены в длинную косу, почти до самых пят.

– Какие у вас замечательные волосы! – восхитился Рабинович. – Ни разу в жизни таких не видал! Кто вы, прекрасная незнакомка?

– Смерть! – бросила через плечо женщина.

– С косой? Ах, вот в чём дело! У вас коса из волос, а вовсе не та, которой косят! А вы знаете, на земле вас представляют совершенно иначе, и с косой путаница происходит! А куда мы идём?

Смерть промолчала.

– Простите, не могли бы вы ответить на мой вопрос? Я спросил: «Куда мы идём?»

– Идём! – бросила смерть через плечо.

– Что значит «идём»?! – возмутился Рабинович.

Смерть как-то плыла над поверхностью, а Рабинович шёл за ней ускоренным шагом.

– Я вам не пешка какая-нибудь! И, между прочим, у людей принято смотреть друг другу в лицо, когда они разговаривают! Правда, у моей жены такая же отвратительная манера – разговаривать с человеком, а смотреть в другую сторону. Я с этим хамством больше мириться не намерен, ни там, ни здесь! Я возвращаюсь обратно!

Рабинович остановился.

– Если знаешь, куда идти, так иди сам! – обиделась женщина. – А ко мне больше не приходи!

В это мгновение он провалился в какую-то кромешную тьму. И падение было ужасным! Так плохо ему ещё никогда не было. Он ощутил себя лежащим на каком-то жутко холодном полу. Во рту и горле было абсолютно сухо, голова была ватная, и в то же время малейшее движение вызывало пронзительную тошнотворную боль. Но холод! Жуткий холод заставлял дрожать всё тело. Онемевшие руки и ноги с трудом ощущались и плохо двигались. От холода не было никакого спасения!

«Я умираю, – подумал Рабинович, но холод доставлял адские страдания, и мысль заработала снова. – Как? Я опять умираю? Какая странная процедура! Я вспомнил! Я сказал, что это – хамство, и провалился в ад. Мелкие чиновники везде чинят произвол! Вот так, в аду, без всякого суда! Вот он какой, ад. Ад – это холод!»

Чудовищный, адский холод заставлял двигаться и искать спасения. Нос был разбит при падении, похоже, о какую-то металлическую конструкцию. Освободившись от ткани, сковывающей движения, Рабинович обнаружил на себе майку и сваливающиеся трусы без подтяжек. Он встал на ноги и вдруг услышал за стеной страшное завывание какого-то агрегата.

«Да это же холодильник! Адский холодильник!»

Человек, продрогший насквозь, не может думать – он действует! Различив полосу света, он пробрался к ней и отворил дверь, затем ползком добрался до следующей и оказался на территории больницы.

Был теплый летний вечер, или ночь. Рядом с дверью Рабинович прочёл вывеску: «Патологоанатомическое отделение. Морг».

Он был в длинной майке, чуть ли не до колен, трусы были потеряны безвозвратно. Нос был разбит. К большому пальцу правой ноги была привязана пластиковая бирка, которую замёрзшими руками отвязать невозможно.

Какая-то женщина подошла к автомобилю и открыла дверцу.

– Умоляю, воды! – бросился к ней Рабинович.

Ему повезло! Женщиной оказалась Эллочка. От её смеха Рабинович тут же пришёл в себя и понял, что он живой!

В три часа ночи в квартире Рабиновича, на кухне, в очень тесном кругу сидели и пили горячий свежезаваренный чай: сам Мойша, его жена – Сара, Эллочка, Михаил Иосифович, всё семейство Рабиновичей, за исключением совсем маленьких внуков, и соседи. Эллочка почти непрерывно хохотала, у всех было весёлое, приподнятое настроение.

– Коса – это вовсе не то, чем косят сено, – пояснял Мойша. Он всё ещё дрожал, хотя был укутан в тёплую одежду с ног до головы. – Коса – это то, во что заплетают волосы. Но как мне всё-таки быть? Она обиделась! Как я теперь умру?

– Ну о чём ты беспокоишься?! Вспомни! Ты мне днём говорил, что в жизни проблем нет! – напомнил Михаил Иосифович.

– Правильно! Так я про жизнь и не говорю! Какие в жизни проблемы?! Смешно! Вот со смертью мне не повезло, может быть, это всё вот из-за этой бирочки! – Мойша показал всем пластиковую бирку, снятую с ноги, на которой фломастером было написано: «№ 13» – Если бы не этот номер, может быть, всё было бы хорошо.

– Конечно! – согласилась Сара. – И ты бы с нами здесь сейчас не сидел!

ГЛАВА ПЯТАЯ. ВТОРОЙ БАНКОВСКИЙ ДЕНЬ

В ГОСТЯХ У ВЕТЕРИНАРА

В жизни человека случается день,

который пережить невозможно.


Станислав видел много каких-то снов. Ещё вечером, ложась в постель, он начал фантазировать на сексуальные темы, представлять различные сексуальные сцены. Он вспоминал и реальные сцены вечеринок с проститутками, виделись ему и какие-то сауны, и свинг-клубы. Но везде! Везде, во всех сценах, из всех женщин он видел одну только Эллочку! Он пытался представлять других женщин, но каждая из них в конечном итоге оказывалась Эллочкой.

Эллочка трахалась со всеми и в разных позах, но только не со Станиславом. Станислав находился рядом и смотрел. Какая-то тревога мешала Станиславу принимать участие в сексе. Все кругом трахались и трахались, а Станислав чувствовал тревогу, от которой у него пропадала всякая эрекция.

«Я импотент!» – мелькнула тревожная мысль. Вот Эллочка в позе наездницы на каком-то мужчине, какие-то возбуждённые мужчины стоят вокруг, гладят её тело. Станислав пытается поцеловать Эллочку в губы, но плохо получается – Эллочка движется.

– Ах, дорогой! Это такой чудесный подарочек! – говорит Эллочка, продолжая трахаться.

Станислав просыпался и, вновь засыпая, представлял себе, как Эллочка поочерёдно трахается со всеми его знакомыми. Это уже происходит втайне от Станислава, и все вокруг знают, что Станислав импотент. И снова Эллочка в какой-то сауне среди любвеобильных мужчин. Станислав, стесняясь своей наготы, стыдливо прячется за чьи-то спины.

Было утро. Станислав лежал, накрыв голову одеялом, повернувшись лицом к стене. Сны исчезли, но тревога усилилась. Станиславу казалось, что он не спал всю ночь. И вот теперь начинался новый день, и Станислав чувствовал, что это страшный день, и просыпаться и вступать в этот день ему не хотелось. Он уже чувствовал себя больным и разбитым.

– Станислав, ты пойдёшь завтракать?

– Нет, Дима, я ещё посплю.

И Станислав снова пытается заснуть. Он звонит в дверь своей квартиры. Перед ним мужчина на голову выше Станислава, это его бывший телохранитель. Он теперь живёт с Эллочкой. Он молча выставляет Станиславу два больших чемодана с вещами Станислава. Из квартиры доносится голос Эллочки, она весело с кем-то треплется по телефону. Станислав берёт чемоданы. Они очень тяжёлые. Ноги подгибаются, Станислав теряет равновесие и просыпается.

Проснувшись, Станислав почувствовал, что он весь в поту, дрожали руки и ноги.

«Что это за чушь?! Почему мне снится такая чушь? И почему мне вдруг снится, что я лишился потенции? Откуда такая тревога и столько всего отвратительного? Чего я лишился?»

«Деньги! У меня украли деньги!» – Это воскликнул отец Станислава. И Станислав ярко и во всех подробностях вспомнил тот эпизод из своего детства. Они ходили с отцом на рынок покупать для Станислава подержанный велосипед. Был яркий солнечный день! Они успели посмотреть два или три велосипеда, а потом отец обнаружил, что денег у него уже нет!

Станислав похолодел и сжался в комок, было как тогда – неприятно и гадко. О своих деньгах он не подумал. Какое-то время он старался не дышать, чтобы окончательно не приходить в себя.

«Я лишился всех своих денег!!!» – Эта мысль подбросила его с постели. Оттого, что Станислав резко встал, у него закружилась голова, потемнело и замелькало в глазах. Он чуть было не потерял сознание и снова лёг на подушку.

«Я доверил все свои активы человеку, с которым был знаком от силы три дня! Я сумасшедший! Я сошёл с ума! Мне нужна какая-то помощь. Вот как приходит в голову затмение. Я финансист. Кто лучше меня знает, что деньги никому нельзя доверять?! Я лично отдал все свои деньги в руки чужого человека. Официально, через нотариуса. Как я мог это сделать?!»

Когда Дмитрий пришёл из столовой, Станислав уже почти не сомневался, что никаких денег у него нет. Нужно было выбрать правильную тактику действий. Решить, что делать.

– Что с тобой? Ты заболел? – Дмитрий потрогал лоб Станислава. – Да у тебя температура!

– Я, наверно, вчера простудился. Но это неважно! Всё пройдёт. Дима, не оставляй здесь меня одного. Побудь со мной до конца срока – семь банковских дней. Иначе я сойду с ума!

– Ах, вот в чём дело! – засмеялся Дмитрий. – А я-то сразу не догадался. Вот откуда у тебя температура! Это ты так переживаешь за свои деньги?

– Дима! Как можно не думать о деньгах?

– Что сильнее денег? Можно думать или разговаривать на сексуальные темы.

– Вот этого не надо! Это я уже пробовал! Получается кошмар! Пойду лучше прогуляюсь по отделению. И вообще, я ни в чём не сомневаюсь!

– Да, помню! «Усомнитесь на миг – потеряете всё!»

Прогулявшись и выпив чашечку кофе в «номере люкс», Станислав несколько взбодрился. Перед ним на журнальном столике лежал его мобильный телефон. Единственным человеком, которому сейчас можно было позвонить, была главбух Марья Ивановна.

Она была главбухом у Станислава ещё при первой его жене. И потом она была всегда рядом со Станиславом. И какие бы высокие должности в его структурах она ни занимала, она всегда называла себя главбухом.

«Жены приходят и уходят, а главбух остаётся», – шутил Станислав.

– Приветствую, Марья Ивановна! Как твои дела?

– День добрый! Ну что, все активы переведены на разные счета в оффшорные зоны. Сижу, голову ломаю, как быть с платежами, но вроде бы пока всё выходит. Управляющий – голова светлая. А что-нибудь не так?

– Нет-нет! Всё так! Я не о делах хотел спросить. Как сама-то поживаешь?

– Да какие мои дела! Муж запил опять, а так всё нормально.

– Ну, славно! Жди, где-нибудь через недельку появлюсь!


Станислав выключил мобильный.

«Все активы переведены на разные счета в оффшорные зоны. Вот оно и случилось! Я нищий!» Станислав думал об особенности человеческой психики – отрицать очень неприятную реальность, невзирая на самые очевидные факты.

Как пятнадцатилетняя собака, которую хозяин ведёт к ветеринару, чтобы усыпить. С одной стороны, она откуда-то всё уже знает и чувствует; с другой стороны – не верит до самого последнего момента.

Однажды приятель Станислава попросил его сходить вместе с ним к ветеринару. Ему нужно было усыпить старую собаку. Собака уже не могла себя контролировать и мочилась везде и всюду. Приятель беседовал с ней всю дорогу:

– Сейчас мы идём в гости, нам там дадут очень вкусную косточку!

Он тащил с собой какую-то кость в кармане пиджака, в целлофановом пакете, и на

обратном пути очень сокрушался оттого, что в конце концов забыл угостить этой косточкой собаку.

– Вот и я сегодня в гостях у ветеринара, – произнёс Станислав.

«Итак, – рассуждал Станислав, – если это заранее спланированная акция, то денег своих я всё равно уже не увижу! Всё бесполезно! К тому же все мои действия, очевидно, под контролем. Единственный выход – никто не должен знать, что меня так обманули. Нужно делать вид, что так и должно быть, иначе надо мной будет смеяться весь мир! Все мои миллионы коту под хвост! Такого, наверно, ещё никогда не было. И после этого всякий бизнес будет для меня закрыт. Никто после этого не захочет иметь со мной никаких дел. Нужно продержаться семь банковских дней. А вдруг Иисус не обманывает? Надежда идиота! Лохи никогда не верят, что их обманули. И всё-таки!

Дима напомнил мне: «Усомнитесь на миг – потеряете всё!» Конечно, не сомневаться! Это единственная надежда! В конце концов, я ведь могу и застрелиться! А что? Это тоже блестящий выход! Надо не сомневаться!

– Верую, господи! – почему-то вслух произнёс Станислав, и слёзы покатились из его глаз.

Станислав шел по коридору. Проходя мимо двух больных, он наполовину проговорил, наполовину пропел:

– Лю-ди! Я схожу с ума-а! – Просто так, чтобы услышать свой голос.

– Всё нормально, брат! – ответили ему. – Все мы здесь немножко того! Так и должно быть!

«Надо разговаривать!» – решил Станислав и пошёл в палату, к Дмитрию.

ЖЕНЩИНА В БЕЛОМ ПЛАЩЕ

«Значит, я выхожу отсюда через шесть банковских дней. Всё определилось само собой, как всегда. Я ничего не решаю сам», – размышлял Дмитрий.

Сюда Дмитрий попал, потому что родственники так решили. А Дмитрий не стал возражать, ему было всё равно. Да, отсюда он не ходит в казино и не проигрывает деньги.

«Все всегда решают за меня. Я ничего не делаю сам – со мной всё только происходит! Я всё время жду чего-то. Всю жизнь я чего-то жду! Ну вот, был здесь Иисус, и что? Что-то изменилось? Я остался тем, кем был. И опять я чего-то жду! Чего ещё можно ждать?! Что мне нужно, чтобы не ждать, а жить как-то самому? Это только если со стороны посмотреть, то может показаться, что я как-то активно кручусь в жизни. Но это только то, что случается вокруг. Мне предлагают, а я выбираю, соглашаюсь или не соглашаюсь. И нет ничего такого, чего бы я захотел и нашёл бы это сам».

Дмитрий подошёл к окну. В стороне от асфальтовой дорожки, у скамейки, стояла довольно-таки молодая женщина в белом плаще и грустно смотрела на окна. Она чего-то ждала.

– Слишком много грусти в глазах у этой женщины. Куда столько одной! – вслух произнёс Дмитрий.

Ему показалось, что женщина стала смотреть на него.

«Ты тоже чего-то ждёшь, – мысленно обратился к ней Дмитрий, – тебя кто-то обманул. Ждать ничего не надо, то, чего ждёшь, не случается никогда! Если всю жизнь будешь ждать чего-то неопределённого, то получишь пустоту жизни. Много-много пустоты! И делай с ней что хочешь! Что ты с ней будешь делать?»

– Станислав! – обратился Дмитрий к вошедшему Станиславу. – Посмотри, какая грустная женщина. У меня всегда сердце разрывается, когда я вижу таких грустных женщин.

Станислав подошёл к окну, внимательно посмотрел и с ужасом отскочил от окна.

– Дима! Это она! Это она! – Станислав весь затрясся.

– Кто она?

– Это та женщина, которую я кинул на двадцать тысяч баксов, а она покончила жизнь самоубийством!

– Ты кинул женщину на двадцать тысяч баксов?

Станислав измождёно сидел на кровати, обхватив голову руками.

– Это было несколько лет назад. Я тогда потерял все деньги, у меня не было ничего. Мне нужно было выкарабкаться! Обязательно! Всеми силами! Возникли такие обстоятельства, и я подсунул ей «куклу» в двадцать тысяч долларов. Всё прошло очень удачно, а через день я прочел в газете, что молодая женщина в белом плаще бросилась с моста и разбилась насмерть, а при ней нашли эту «куклу» в двадцать тысяч.

– Но, может быть, это не она, если та разбилась?

– Это она, Дима! Я же помню! Такие вещи не забываются! Я кинул её, теперь на её месте я сам.

– А почему бы тебе не вернуть эти деньги, если это, конечно, она?

– Правда? Так просто? Я сейчас!

Станислав позвал охранника и отправил его за деньгами.

– Странно! Все вопросы я привык решать деньгами, а сейчас мне такая мысль даже в голову не пришла. Почему? Спасибо, Дима, что ты мне подсказал. Я верну ей в три раза больше. Как проценты и компенсация морального ущерба.

– Во сколько ты оценил самоубийство?

– Это жестокий вопрос.

– Прости, Станислав! Это у меня такой дурацкий юмор. Я, наверно, буду шутить и на том свете. Но это же не она! Та, которая прыгнула с моста, она сейчас не может стоять здесь – это другая женщина! И ты платишь деньги просто за то, чтобы успокоиться!

– Но, это она! Я же тебе говорю точно – это она!

– Если это она, то она не кончала жизнь самоубийством! Жива и здорова! А с моста бросилась другая женщина!

– Тоже в белом плаще?

– Мало ли в Москве белых плащей! Или что по-твоему, она воскресла?

– Нет. Это он её воскресил. Я знаю!

Дмитрий и Станислав смотрели, как охранник подходит к женщине и протягивает ей конверт с деньгами. Женщина что-то ответила, покачала головой и отвернулась в сторону. Телохранитель повернулся к окну и развёл руками.

– Не берёт! Она хочет моего самоубийства!

– Он ей что-нибудь не так сказал. Сейчас я отдам ей деньги.

Дмитрию было очевидно, что эта женщина просто похожа на ту, с которой когда-то имел дело Станислав. Ему было очень смешно, но он сдерживал свой смех. Женщина почему-то посмотрела на Дмитрия ненавидящим взглядом.

– Девушка! – обратился к ней Дмитрий. – Здесь лежит один очень богатый человек. Он очень больной и нервный. У меня к вам просьба: вы не могли бы куда-нибудь уйти и здесь не стоять. Здесь в конверте очень большие деньги – это вам!

– Вы думаете, что всё покупается и продаётся! – В женщине звучала обида, которой Дмитрий никак не ожидал. – Скоты!

Дмитрий получил пощёчину, а женщина ушла. Он посмотрел на окно. Станислав был бледен.

СУД НАД ОЛИГАРХОМ

– Может быть, нужна какая-нибудь помощь? – Это обеспокоенные телохранители подошли к Дмитрию. – Станислав сегодня какой-то не в себе.

– Нет, всё нормально. Это что-то вроде жесткого тренинга. Ему это нужно! Вы знаете, что такое психотренинг?

– Ещё бы! – успокоились телохранители. – Мы ещё не такие тренинги проходили!

В телевизионном холле шёл суд над Станиславом.

– Теперь мы попросим второго потерпевшего рассказать суть дела, – торжественно произнёс Дядя Ваня. – Потерпевший, что вы можете рассказать по сути дела?

– Я ничего не могу рассказать, я ничего не помню.

Потерпевшим был больной, переведённый вчера из другого отделения, где лежат люди, потерявшие память. Больной лежал в том отделении несколько лет, и вот после встречи с Иисусом начал что-то вспоминать. Полчаса назад его увидел Станислав и опознал в нём своего бывшего партнёра по бизнесу, которого Станислав тоже когда-то кинул.

– Расскажите то, что помните, – попросил Дядя Ваня.

– Я был на Севере, не помню зачем. Меня ударили по голове, ограбили и избили. Но у меня остался маленький телефон с голубым экраном.

– Помню! – воскликнул Станислав. – Это же твой мобильный! Ты отдал за него пятьсот пятьдесят баксов!

– Я променял его на килограмм картошки и смог добраться до Москвы в пустом вагоне. Я грелся у костров и ел сырую картошку. В Москве я попал в подземный переход. Там были стеклянные витрины и много-много чудесных цветов! Крупные розы и хризантемы! Красные, белые и какие-то ещё! Там было очень светло! От голода у меня кружилась голова, но я стоял и смотрел. Это были изумительные цветы! Я плакал от радости. Но чем больше я смотрел на цветы, тем больше всё забывал. Я понимал, что, глядя на них, теряю память, не нужно мне было на них смотреть, но они были так прекрасны! Когда меня выгнали оттуда, я уже не помнил ничего.

– Нельзя смотреть на срезанные цветы!

– Какие маглы садисты!

– Они же живые!

– Изверги! Цветы страдают, а маглы на них любуются!

– Зачем срезать! Захотел посмотреть – приди, посмотри!

Дядя Ваня поднял руку, и шум прекратился.

– Маглы! Что с них взять! Это их традиция – любоваться страданиями. Есть свидетели?

– Я свидетель!

– Слово предоставляется свидетелю!

– Стою я в коридоре, так просто болтаюсь, от нечего делать. Смотрю, идёт Станислав, то есть подсудимый, весь бледный и дрожит. Увидел он новенького и говорит: «Федя! Ты ли это?» Тот пожимает плечами и говорит: «Не знаю!», то есть не знает, как его зовут. А тот ему говорит: «А я, Фёдор, всё потерял, что имел. Теперь я такой же нищий, как и ты. Это – говорит – меня Бог наказал за то, что я тебя тогда кинул!»

– Она там! – раздался чей-то крик. – Пришла снова эта женщина в белом плаще, опять стоит!

Некоторые больные задвигали стульями, собираясь идти смотреть, но их Дядя Ваня остановил и, обращаясь к Станиславу, изрёк следующее:

– Сам брал ты у неё эти деньги – сам и верни, без посредников. А если простит тебя женщина, значит, простит и Бог.

– А зачем ей деньги на том свете? – не выдержал кто-то из больных. – Там и обменников нет.

– Не за деньгами она пришла, – ответил Дядя Ваня. – Такой женщине как бы ни были нужны деньги, она всегда ищет чего-то другого.


Все больные отделения припали к окнам. Станислав стоял на коленях перед женщиной в белом плаще. Из окон была видна его спина. Женщина смотрела на него с презрением и изредка что-то говорила. Потом она молча взяла протянутый пакет и, не сказав ни слова и не оборачиваясь, ушла.

– Это наш олигарх! – сказал кто-то, – У магла покойница никогда бы не взяла деньги!

СВЕТКА

К Дмитрию пришла жена. Станислав в это время обессиленный лежал на кровати, но, услышав, что к Дмитрию пришла жена, всё-таки поднялся.

– Дима! Иди в «номер люкс», – предложил Станислав, – там вас никто не побеспокоит, я сейчас предупрежу об этом.

– В «люкс»? Ну, хорошо, Станислав, спасибо!

Сев в кресло, Светка всё оглядывалась по сторонам.

– Какие здесь роскошные апартаменты!

– Это Станислав снимает, и это вся его обстановка.

– Какое всё дорогое и шикарное!

– Эспрессо будешь? – спросил Дмитрий.

– Даже эспрессо!

– Я сделаю!

Пока Дмитрий делал эспрессо, Светка молчала.

«Это не молчаливое взаимопонимание, а совсем наоборот – полное непонимание друг друга. Возможно даже, она считает меня психически больным, оттого что я проигрываю в казино. А если бы выигрывал, то так бы не считала! Успех – критерий нормальности! Но какие у нас формальные отношения! Где уж тут духовная близость! Что я ей могу рассказать про Иисуса и всех остальных? Ничего!!!»

Светка принесла сногсшибательную новость:

– Дорогой! Тебя приглашают в Голландию! На два месяца! Предлагают готовить программу концертов русской музыки на фестивале пива!

– А кто приглашает?

– Вот факсы! Какой-то известный импресарио и продюсер.

Пока Светка возбуждённо говорила, всё время доставая из сумочки какие-то бумаги, Дмитрий смотрел на неё и чувствовал горечь, то ли от кофе, то ли от жизни.

«Мы просто вместе проводим жизнь: за одним столом и в одной постели! Мне и в голову не придёт поговорить с ней о том, что меня действительно волнует. Может быть, мы и любим друг друга, но только так, как любят непрочитанные книги. Обидно».

Дмитрий вспомнил волнующий момент – мистическое представление!

«С Альфредом, Самураем и Эллочкой мы стали близки в один момент! Без всяких условий, с абсолютным принятием друг друга. Может быть, это нам только кажется? А что тогда реальность в отношениях между людьми? Сколько лет мы прожили вместе со Светкой, и что мы, стали близкими людьми?! Ничего похожего! В одном случае – один захватывающий момент; в другом случае – бездарные годы, прожитые вместе. Какой поразительный контраст! Симпатичная жена. Милая боязливая Светка!»

– С Владимиром Карловичем я уже обо всём договорилась – он готов тебя выписать хоть завтра. Ну, что ты молчишь? Ты поедешь?

– Да, конечно! Почему бы не поехать?! Только я буду выписываться вместе со Станиславом через шесть банковских дней.

– Как раз через неделю будет готова твоя виза. Мы без тебя уже отдали документы, ты же ведь всё равно согласен?

– Да, конечно!

Светка облегчённо вздохнула и сразу же засобиралась. А Дмитрий скучающе взглянул на диван, на котором трахаются Эллочка со Станиславом и который теперь был любезно предоставлен для него со Светкой.

«Если я сейчас ей это предложу, то она обидится, надует губки, как ребёнок. Она будет чувствовать себя не в своей тарелке, но согласится, чтобы только не обидеть меня. И, конечно, будет чувствовать себя несчастной. Как можно трахать несчастного человека?!

Никакого азарта, никакого интереса! Так мне тоже не интересно!»

– Какой был замечательный кофе! Спасибо!

– Приходи ещё, если понравился!

– И я так рада, что ты поедешь в Голландию! Ты проводишь меня?

– Да, конечно!

«Может быть, я и в казино начал ходить, потому что там азарт, а в постели со Светкой его нет? Должен же быть в жизни какой-то азарт!»

БЫВШИЙ ПАРТНЁР

Станислав и Дмитрий сидели в кабинете у Владимира Карловича.

– Ясно, что потеря памяти у него началась с травмы головы. Возможно, сразу же после того, как его избили. Он уже тогда, судя по его рассказу, вёл себя неадекватно. А что касается цветов, то это его фантазия! Раньше он был совершенно безнадёжен, но с ним встречался Иисус, и это на него очень благотворно повлияло. Но вы сами понимаете, что делать какой-либо прогноз на будущее сейчас никто не возьмётся.

– Фёдор – он мой бывший партнёр, и он мне очень дорог!

– Фёдор? Но его зовут не Фёдор!

То, что это не Фёдор, а совершенно другой человек, выяснилось быстро. У него были документы, были и родственники, его навещавшие. Станислав был обескуражен.

Придя в палату, Станислав позвонил своему начальнику службы безопасности. Новый управляющий отправил его в отпуск на три недели, и у него оставался час времени до выезда в аэропорт. Станислав попросил узнать, где настоящий Фёдор и что с ним. Через полчаса начальник службы безопасности перезвонил. Оказалось, что настоящий Фёдор по-прежнему живёт в Москве и занимается мелким бизнесом, и довольно успешно.

Станислав записал номер его мобильного телефона и долго сидел над ним, не решаясь позвонить.

– Фёдор! Это ты?

– А, Станислав! Что это ты вдруг вспомнил обо мне?

– Фёдор! Я снова стал нищим, я потерял всё!

– Досадно.

– Почему ты не скажешь, что это Бог меня наказал? Почему ты не требовал, чтобы я вернул тебе твои деньги?

– Во-первых, ты же знаешь, что я не злобный! А деньги? Ну, Бог тебе судья!

– Ты был самым лучшим моим партнёром по бизнесу и самым надёжным. Такого партнёра у меня больше не было и, наверно, никогда уже не будет.

– Трудно будет, звони. Чем-нибудь помогу.

– Спасибо, Федя!

Дмитрий сидел напротив Станислава.

– Зачем я звонил, Дима? Ты всё слышал. Можно ли жить после таких телефонных звонков?

Дмитрий пожал плечами, и Станислав, глядя на него, улыбнулся, в первый раз за сегодняшний день.

– Ты знаешь, Станислав, я не очень-то люблю спиртное.

– А вот это как нельзя кстати!

ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ

Они выпили по одной стопке коньяка.

– Скажи, Дима, что Бог может понять в делах человеческих? Вот был здесь Иисус, он, что, как-то понял меня? Я думаю, что нет! Бог судит со своей высокой колокольни, по своим божественным законам. Опустится ли он до понимания земного человека? Что он здесь может понять, в нашем маразме?

Станислав налил по второй.

– Человек сам запирает себя в угол, откуда нет никакого выхода, и только после этого понимает, что сделал это только для того, чтобы посмеяться над собой! Какой обалденный юмор сквозь слёзы! Это очень дорогое удовольствие. Наверно, самое дорогое! Поймёт ли Бог наш юмор? Смешно ли ему будет?

Дмитрий неожиданно рассмеялся и от смеха долго не мог ничего сказать, потом всё-таки остановился слегка.

– Я понял твой юмор. Я в рулетку когда всё проигрываю – это тот же твой угол! Я просто тогда не смеялся в те моменты, это я сейчас только смеюсь! До меня дошло! Ты мне объяснил, для чего я играю в рулетку! Я не знал, что надо смеяться!

Теперь смеялись оба.

– И выхода нет никакого! Но у меня не было хорошей компании, это здесь, в психушке, можно так хорошо посмеяться! Мою жену, например, я никак не смог бы рассмешить своими проигрышами!

– Маглы, – сквозь смех произнёс Станислав, – они же тупые!

– И, ещё! Когда на последние деньги ставлю фишки, я как-то автоматически говорю: «Господи! Господи! Господи!» И что происходит? Всё на фиг!!!

– Ха-ха-ха-ха!!! – хлопал себя по коленям Станислав. – Он все усилия прилагает!!!

– Точно! Чтобы я, не дай бог, не выиграл бы случайно! Юмор у него тяжёлый!

– Так значит, он именно такой и понимает! Другой для него слишком мелкий!

– Но всё равно – с юмором! Это радует!

– Хорошо мы посмеялись, Дима! Хоть в петлю лезь!

– Вот смеху-то будет!

У Станислава зазвучал мобильный.

– Это главбух! Да, Марья Ивановна, что скажешь?

– Что скажу? Золото поставщики предлагают. В десять раз больше, чем по графику. А у нас и по графику-то сейчас наскрести – проблема. Будем брать?

Станислав глубоко вдохнул воздух. Выдохнул.

– Бери, Марья Ивановна! Всё бери! Как-нибудь прокрутимся – главное взять! А с проплатой? Что-нибудь скажи.

– Уже сказала – такую сумму сейчас платить не будем.

– Умница! А что управляющий?

– Отъехал куда-то. Я решила узнать, что ты сам думаешь.

– Всё правильно! Это то, что нужно! Сейчас я приеду!

Станислав потёр руки.

– Дима! А что мы тут делаем? Мы идиоты, что ли?

– По-моему, последние идиоты!

– Я всё равно уже не выдержал испытания. Моё так называемое абсолютное доверие рассыпалось в прах! Чёрт с ними, с деньгами! Если за них держаться – становишься трясущимся идиотом! Вчера я не доверял Эллочке, сегодня Иисусу, в конечном итоге я не доверяю себе и своей жизни! Но это всё узнаёшь только тогда, когда тебя вот так плющит и колбасит! Поехали в банк!

ДЕЛА ФИНАНСОВЫЕ

Дмитрий и Станислав почему-то этого не ожидали. Непонятно, чего они ждали, видимо, просто ехали и всё. Они вошли в обширный кабинет Станислава, и им навстречу вышла хорошая компания: Эллочка, Иисус и «вечный главбух» – Марья Ивановна.

– Вот они, явились, соколики! – объявила Марья Ивановна.

Дмитрий уже забыл, как это бывает, когда рядом Иисус, – этот божественный привкус свободы в воздухе. Это как если бы, неизбалованного ребёнка привели бы в роскошный магазин игрушек и сказали бы: «Бери, что хочешь!» В первые же мгновения Дмитрий почувствовал разницу. Видимо, что-то подобное почувствовал и Станислав, и ещё быстрее, чем Дмитрий. Он сразу, как только вошли, прошептал:

– Дима, какой я всё-таки мелочный!

Станислав подошёл к Эллочке, наклонился и, подняв её юбку, поцеловал в интересное место.

– Здравствуй, дорогая!

Грохот смеха сразу заполнил кабинет.

– Ах, дорогой! Это такой подарочек! – воскликнула Эллочка и расцеловала Станислава.

– Ну! Какой мужчина! – заливалась смехом Марья Ивановна. – Игривый какой!

Когда смех немного стих, Станислав обратился к Иисусу:

– Я пока не смог. Я не знал, что во мне так много противоречий. Я не выдержал испытания – деньги ваши! И, конечно, вы не будете моим партнёром?

– Все деньги останутся вам, ведь первый шаг вы уже сделали, он был для вас нелёгким шагом. Но и любовный роман никогда не протекает гладко! Ну, а моим партнёром по бизнесу вы пока стать не смогли, но, кажется, вы нашли сегодня партнёра?


Люди иногда играют в очень злобные игры. Не для того чтобы познать мир, а от чистого сердца. Никто потом не хочет вспоминать своё зло.

Иисус видел очередь желающих попасть в рай.

В очень холодных и непривлекательных коридорах стоят бесконечные очереди обнажённых людей. Каждый претендент на место в раю, дрожа от холода, должен вспомнить в хронологическом порядке все свои низкие поступки, все моменты своей жизни, когда он злился или чем-либо был раздражён. Отстоявший очередь попадает в кабинет к злобному и раздражительному чиновнику – хаму и бюрократу. Тот, кто в своём рассказе что-либо упустил или перепутал, опять попадает в конец очереди.


– Марья Ивановна! Ты помнишь Фёдора?

– А как же не помнить?!

– Я перед ним в большом долгу! Мне надо будет возвращать ему деньги. И завтра я приглашу его в свой бизнес, будем снова работать вместе.

– И это правильно! А деньги он давным-давно уже получил.

– Как получил?

– Я выплатила ему всё по совести, до копеечки! Как мы с ним решили.

– Как? И я ничего не знал?! И не заметил?!

– А что я у тебя плохой главбух?!

– Ты мой любимый главбух! – И Станислав обнял и поцеловал Марью Ивановну.

ГЛАВА ШЕСТАЯ. ЧАСТЬ ЖИЗНИ РАЗМЕРОМ В ДВА МЕСЯЦА

ОТЛЁТ

Такси уже стояло у подъезда.

– Дима, зачем ты берёшь в Голландию презервативы?

«Потому что я идиот!» – мысленно ответил Дмитрий, а вслух сказал:

– Меня попросил этот… – Дмитрий щёлкнул пальцами и взглянул на Светку.

Светка была изумлена и ещё не придумала, как нужно вести себя в таком случае. Она держала в руках несколько пачек презервативов, к которым она не имела никакого отношения. Дмитрию стало противно от своего не придуманного вранья.

– Ты знаешь, я тебе не буду врать! У нас с тобой нет полноценной сексуальной жизни!

– Я совсем некрасивая?

– Да нет же! Совсем не то!

– Я что-нибудь делаю не так, как бы тебе хотелось?

– У нас с тобой всё не так! Секс – это азарт! Это игра! Это тайна, которая захватывает дух! Это сговор! И это – юмор, в конце концов! Ты совершенно нормальна как женщина! Ты внешне красива, и всё у тебя в порядке – можешь не комплексовать! Но у тебя же в этой сфере нет ни желаний, ни интересов! С тобой не интересно трахаться, потому что у тебя к этому нет никакого интереса. Мужчине это интересно, только когда женщине это тоже интересно!

Произнеся слово «трахаться», Дмитрий сразу вспомнил Эллочку.

«Это, наверно, её любимое слово!» – подумал он и мысленно вернулся к событиям прошлой ночи, когда он, Эллочка и Станислав занимались любовью втроём. Вот там было всё!

– Ты понимаешь, тебя это совершенно не захватывает. Тебя это не захватывало даже в первый год нашей совместной жизни! О чём ты плачешь? То, что ты хочешь, ты от меня получаешь, причём гораздо больше, чем ты хочешь! Почему я должен сидеть рядом с тобой и хранить тебе убогую верность?

– Нет, не должен, – сквозь слёзы ответила Светка.

– Но почему же ты плачешь?

– Я не плачу! – глотая слёзы, ответила Светка.

Дмитрий взял в руки чемоданы.

«Когда Светка плачет, она всегда похожа на маленькую девочку. Я – мерзавец, обидел маленькую девочку!»

– Ну хорошо! Мы сделаем всё иначе. – Дмитрий поставил чемоданы и набрал номер по мобильному телефону:

– Эллочка, привет! Мне нужна твоя помощь!

– Я вся твоя!

– Я сейчас уже улетаю. Ты можешь встретиться с моей женой и просветить её в плане сексуальности, а то у нас ничего не складывается, это что-то ужасное?!

– Димочка! Не беспокойся – ты не узнаешь свою жену!

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Выгрузив чемоданы из лифта, Дмитрий несколько раз нажал на кнопку звонка. Сейчас выскочит Светка с её товарищескими объятиями и поцелуями и восторженно залопочет. Они занесут вещи, и Дмитрий будет доставать многочисленные подарки и сувениры. Светка позвонит по телефону его родителям, Светкиным родителям. Дмитрий возьмёт трубку и скажет, что у него всё в порядке, долетел хорошо.

Светка будет прыгать и скакать вокруг. Она примерит кофту, потом они будут разглядывать фотографии. От обеда Дмитрий откажется, и они будут пить чай с тортом. Затем Дмитрий скажет, что устал с дороги, и пойдёт принимать душ, вернувшись к своим обычным размышлениям. Вот такую процедуру сейчас предстояло пройти.

К тому же, они сейчас будут вдвоём. Дочь в какой-то туристической поездке, и это как-то скучно и несколько напряжённо. Потом Светка будет заниматься вещами и чемоданами, изредка задавая какие-нибудь вопросы. Но на них уже можно будет отвечать мимоходом, от своих мыслей особо не отвлекаясь.


Дверь открыла женщина. Она улыбалась и с интересом смотрела на Дмитрия.

«Я не туда попал, – мелькнула мысль. – Как не туда?! Кто это?»

– Светлана? – неуверенно произнёс Дмитрий.

Перед ним стояла грациозная женщина, с очень чувственным ртом и сияющими глазами.

– Угу. Жена твоя. Ты можешь обнять меня и поцеловать.

Дмитрий приблизился к жене. Какая разительная перемена! Раньше Дмитрию казалось, что развитие Светки застыло где-то в подростковом возрасте, а тут вдруг такая женщина! Губы приблизились к губам, и сердце Дмитрия подпрыгнуло куда-то кверху.

– Чемоданы, – прошептала женщина.

Дмитрий в один момент побросал вещи в прихожую и захлопнул входную дверь.


После неистового секса они, обессиленные, лежали в постели. Но Дмитрий всё никак не мог насладиться телом жены: обнимал, разглядывал, переворачивал, осыпал поцелуями – всё, всё, всё! Жена смеялась и отвечала тем же, но по-своему, очень по-женски. От прежней заторможенной Светки не осталось и следа! Её тело было теперь телом очень чувствительной страстной, и взрослой женщины!

– У нас такого ещё никогда не было. Как ты переменилась! Как ты мне потрясающе нравишься!

– Благодаря тебе, милый! Ты познакомил меня с Эллочкой!

– Ты знаешь, что ты потрясающая женщина?

– Угу.

– И в сексуальном плане – ты гений!

– У меня к этому появился вкус.

– Ты спала с другими мужчинами?

– Ещё как! И со многими. У Эллочки такие замечательные партнёры! И сама она просто прелесть! Я вся зацелована с ног до головы! Дорогой, что за выражение мелькнуло на твоём лице? Ты же не думал, что Эллочка будет учить меня сексу по книгам?! Я тебе потом расскажу, как в самом начале она меня уговаривала, ты умрёшь со смеху! Я надеюсь, в тебе нет ни капли ревности?

– Конечно, нет! Ты так потрясающе женственна! Я безумно этому рад! А Эллочка – мой самый близкий друг!

– А мне она самая близкая подруга!

Они рассмеялись, губы приблизились к губам, и страсть вспыхнула с новой силой.


– Сколько сейчас времени? – спохватился Дмитрий.

Он забыл о деловой встрече с двумя иностранными партнёрами, перезвонил, перенёс

встречу на полчаса и стал собираться.

Женщина оделась.

– Обалдеть! Ты одетая ещё и ещё более! – Дмитрий, стоя на коленях, сквозь платье, подбородком гладил жене интересное место. Жена смеялась и мешала волосы на его голове.

– И ты очень привлекателен!

– Я приеду поздно, часов в двенадцать. Эти иностранцы потащат меня в ресторан после переговоров.

– Хорошо, я тоже приеду к двенадцати.

– А ты куда?

– У меня свидание с одним мужчиной.

– Ты будешь с ним трахаться?

– Конечно! Эллочка вообще считает, что люди непростительно мало занимаются сексом. Она говорит: «Если бы люди больше трахались – мир был бы другим!» Но ты не будешь ко мне в претензии по этому поводу?

– Конечно, нет. Но это очень неожиданно для меня.

– Ты не волнуйся, я буду в форме! Я прекрасно усвоила от Эллочки её тантрические уроки. Она знает настоящую тантру. Раньше ты у меня был первым и единственным мужчиной, теперь не единственный. Это другие мужчины пробудили во мне вкус к сексу, и ты знаешь, у меня появился вкус к жизни! Раньше была сплошная безвкусица! Я просто была домашней клушей! Ты ведь не захочешь ограничить мою свободу?!

– Нет, Светлейшая, никогда!

– И я никогда не ограничу ни в чём, ни единым упрёком! Я в тебе, наверно, не ошиблась, когда выходила за тебя замуж. Эллочка говорит, что если у мужа и жены есть какие-либо претензии друг к другу, то между ними уже происходит не секс, а пародия на него.

– У нас с тобой уже было нечто похожее! – засмеялся Дмитрий.

– Ты хочешь, мы будем заниматься любовью втроём? Или вчетвером: двое мужчин и две женщины?

– Сейчас пока нет. Мне почему-то ни с кем не хочется общаться. Наверно, одичал там в Европе.

– Я долго думала, люблю я тебя по-настоящему или нет, и пока так и не узнала, – она дышала ему в ухо и целовала его. – Но мне безумно хочется это узнать!

– И мне это тоже чрезвычайно интересно! Мы начинаем всё с начала?

– Да! Но очень жаль, что ты не хочешь общаться, я тебя знаю, ты был бы в восторге!

– Я не знаю, что происходит со мной в последнее время, я пребываю в какой-то благодати, и мне не хочется её разрушать.

– Но ты пойдёшь завтра со мной к Эллочке заниматься духовным сексом и мистическим сексом?

– Какое разнообразие! Но ты мне вечером расскажешь, что это такое?

– Ни за что! Словами передавать такое я не умею. Я могу тебе делать намёки, но не словами, а чем-нибудь другим. Кроме слов, у меня масса всего интересного! Ты не находишь?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. И БЫЛ ДЕНЬ ПОСЛЕДНИЙ

Вокруг меня кипит жизнь,

Но я никак не вовлечён в неё.

Вокруг меня бушуют страсти,

Но меня они не затрагивают.

Я ищу смысл своей жизни

И не нахожу его.

ОЧЕНЬ СМЕШНОЙ ЖИРАФ

Дмитрий стоял на перилах своей лоджии на семнадцатом этаже и покачнулся. Рука не дотягивалась до верёвочки с воздушным шаром в виде жирафа. Это у дочери вчера улетел воздушный шар и зацепился за что-то.

Покачнувшись Дмитрий посмотрел вниз.

«Вот сейчас произойдёт и это! Ещё бы чуть-чуть, и всё! Жизнь прошла, как отпуск в Сочи!»

На одной из скамеек внизу несколько старушек с ужасом наблюдали за ним. Одна из них даже встала и держала сжатые ладони у подбородка.

«Даже есть благодарные зрители! Сейчас ещё раз как бы попробую достать, покачнусь, и конец! Счастливый случай!»

«Не надо! Путаница!», – Вдруг предостерегающе зазвучал в воспоминании голос больного из преисподней.

Дмитрий спрыгнул на пол лоджии.

«Ах, вот откуда „путаница“! Это был самоубийца! А всё-таки очень смешной была бы смерть! Как-то она очень гармонично сочеталась бы с моей жизнью».

Дмитрий пошел в прихожую, взял щётку на длинной ручке, вернулся на лоджию и без труда достал воздушный шар.

«Нужно встретиться с Альфредом!»


Альфред открыл входную дверь своей мастерской. Дмитрий, как в замедленном кино, видит открывающуюся дверь. Появляется Альфред, в нём как бы взрывается чувственная бомба – это он узнал Дмитрия, через взгляд она передаётся Дмитрию, и что-то взрывается в нём в виде теплоты и трепета в области сердца.

– Это действительно ты, Альфред?

Альфред заразительно хохочет.

– Ну, где ж ты был?!

Они обнялись.

– Сто лет прошло!

– Всего-то одна эпоха!

– Как ты так быстро доехал, кругом такие пробки!

– Я ни разу не стоял, ни в одной пробке, с тех пор как вышел из больницы.

– Тебе везёт!

– Да. Я на это обратил внимание, когда начал играть в рулетку.

– Ты опять начал играть?

– А вот этого нельзя сказать, что играю! Я прихожу в казино и выигрываю. И не просто выигрываю! Не было с тех пор ни одной фишки, которую бы я поставил и она бы не выиграла. Выигрывают все, всегда!

Альфред с удивлением смотрел на Дмитрия:

– Но ведь Иисус говорил, что Бог не делает ничтожных чудес!

– Я тоже думал об этом, – Дмитрий пожал плечами, – пока я не могу понять, что кроется за этим.

– Ты весь какой-то благостный!

– Да! У меня везде всё хорошо складывается! Даже с женой.

– Она мне рассказывала, как ты приехал. Это я был с ней в тот вечер. Я влюблён в твою жену!

– Это замечательно! Мне очень приятно, что ты влюблён в мою жену! Расскажи наконец, как вы тут все живёте! Покажи работы!

И Альфред показал. Это был орнамент. Совершенный орнамент! У Дмитрия захватило дух.

– От него можно не отводить взгляда, никогда! И больше ничего не надо. Альфред, неужели это ты?!

Альфред смеялся.

– Ну скажи! Ты сам можешь понять, как это у тебя такое получается? Откуда это у тебя? Из чего? Разве вокруг тебя есть что-нибудь подобное?

– Я не могу сказать – откуда! – Он пожал плечами. – Я работаю как проклятый, теперь уже почти не устаю. Вначале уставал смертельно! Я всё время помню картину, когда пишу. Даже ночью, во сне, всё время помню картину. Что бы я ни делал, она всегда присутствует в моём сознании. По утрам я не просто просыпаюсь, как раньше, я поднимаюсь по ступеням бодрствования и, как только дохожу до высшей ступени, начинаю писать. А когда я не работаю, я скатываюсь на низшие уровни. Но и общение с женщиной, духовный секс – это тоже высший уровень! На каждой ступени видишь мир по-своему. Я тебе могу рассказать про эти ступени, про то, как я их искал и нашёл. А вот другие картины!

У Дмитрия опять захватило дух! Он увидел сцены группового секса, узнавал знакомые лица и тела. Казалось – это боги играют в свои божественные игры! Разглядывая картины, Дмитрий заметил, что старается избегать взглядом изображение Софьи, как будто она была чем-то запретным для него.

– Это духовный секс! Я выполняю заказ какого-то султана, знакомого Эллочки. У них это всё под запретом, он платит сумасшедшие деньги.

– И это всё для одного человека?

– Да. Он один, тайно будет владеть этими картинами, рассматривать в потаённой комнате своего дворца. Иначе бы я не стал писать реальных людей. И орнамент тоже для одной из комнат его дворца. Вот и справки лежат для таможни о том, что картины не имеют художественной ценности.

– Хорошо быть богатым! Можно себе такое позволить – одному в своём дворце наслаждаться такими картинами.

– Дима! У тебя в голове всё перевёрнуто! Кому ты завидуешь? Этот султан, имея свой гарем, при всех его деньгах, будет смотреть на картины и завидовать участникам этих сцен! Ты это понимаешь? Ты можешь сам, реально участвовать в этих сценах, но ты к нам не приходишь. Уже несколько дней прошло, как ты здесь. Что с тобой? Чем ты занимаешься? Станислав несколько раз пытался тебе дозвониться, но ты отключил телефон.

– Ничего не происходит! Пребываю в благодати! Хотел работать, сочинять музыку для одного конкурса, но утром проснулся и сразу всё написал. Всё произошло само собой. Отправил ноты по электронной почте в Голландию, глава фирмы был в восторге, конкурс даже не стали объявлять – приняли мою работу. У меня сейчас так во всём!

Альфред внимательно слушал Дмитрия.

– Ты спрашивал у Иисуса, что такое рай. У тебя всё получается, тебе во всём везёт, и ты пребываешь в каком-то благостном состоянии. Внешне ты производишь впечатление абсолютно счастливого человека, которому ничего в жизни больше не нужно! Ты сейчас видишь в своей жизни какой-то смысл?

– Я думаю, что его просто нет, вернее, я его не вижу, не нахожу ни в чём. Ведь смысл жизни человек ищет, когда у него в жизни что-то не так. Может быть, смысл жизни, истину, мудрость или Бога ищут только неудачники? А те, у кого нормально идут дела, занимаются своими делами. Зачем им что-то ещё? Но с другой стороны, неудачник будет думать, что ищет истину или мир реальности, а на самом деле он будет хотеть только булочку с кунжутом.

– Ты абсолютно собой доволен?

– Мне не на что пожаловаться! Но час назад я стоял на перилах на лоджии, доставал для дочери воздушный шарик, и думал: «Не покачнуться ли мне? Не полететь ли вниз с семнадцатого этажа?» Тоже было бы хорошо! Очень прикольно! Шарик в виде смешного жирафа! Ты лучше расскажи мне обо всех. И может быть, пойдём, прогуляемся.

ПОСЛЕДНИЙ КОММЕНТАРИЙ

– Иисуса я с тех пор ни разу не видел, но он сейчас в Москве. С ним встречаются Софья и Эллочка. Софья мне сказала, что он скоро уезжает в Гималаи, у него там какая-то встреча. Софья теперь всё про всех знает – и прошлое, и настоящее, и будущее. Её можно обо всём спрашивать. Она знала и о нашей сегодняшней встрече.

– Как интересно получается! Она знала! А если бы я спрыгнул с семнадцатого этажа? Это было очень возможно!

– Она мне говорила, что мы с тобой сегодня встретимся.

– Но ведь я мог спрыгнуть!

– Значит, мы бы встретились как-то иначе, – сказал Альфред.

Дмитрий вспоминал встречу с Софьей. Она стоит в палате и что-то говорит. Слов он уже не помнил, но в её взгляде было что-то такое, с чем Дмитрий сейчас был не готов встречаться.

– Да, она не может ошибаться, – признался Дмитрий.

Человек не машина, он обладает свободной волей, всякие предсказания противоречат здравому смыслу. Но взгляд этой женщины был сильнее всякого здравого смысла!

«В конце концов, мир существует отнюдь не благодаря здравому смыслу – подумал Дмитрий – Самурай что-то подобное говорил».

– А где сейчас Самурай?

– Она не говорила, где сейчас находится Самурай, – ответил Альфред, – но сказала, что его дела идут наилучшим образом.

– Если он стал таким же удачливым, как я, то я не завидую его конкурентам! А как дела у Станислава?

– Он говорит, что его бизнес движется очень успешно, но деньги его уже не интересуют. И это уже не тот Станислав, что был два месяца назад. Ты видел, как всё менялось за три дня, когда с нами был Иисус?! За два месяца всё изменилось гораздо больше, произошло очень многое. Прошла целая эпоха.

– Да, я это почувствовал по твоим картинам. Всего за два месяца! Это невероятно! И со Светланой за два месяца произошли грандиозные изменения.

– А что у тебя происходит? Ты как будто не изменился с тех пор.

– Со мной ничего не происходило. Всё было замечательно, мне всё удавалось, но в духовном плане ничего не происходило. Наверно, мне было слишком комфортно.

Альфред задумчиво молчал.

– Наверно в раю никогда ничего не происходит. Кстати, а как Иисус относится к духовному и мистическому сексу?

– Я думал, что он смотрит на это всего лишь как на детские игры, но Софья мне сказала, что не так. Это нечто гораздо большее, чем детские игры. Я думаю, что ты сам скоро это поймёшь. А Эллочка собирается создать в Москве музей человеческого секса. Она хочет изменить в обществе отношение к сексу. У неё грандиозные планы.

– А что слышно про Скомарохова? У него ведь тоже были грандиозные намерения.

– Он развил бурную деятельность, проповедует, организовал не то общину, не то партию. В правительственных кругах его, на всякий случай, тайно поддерживают и финансируют из бюджетных средств. Говорят, ему покровительствует сам Калошин. Пишет Новый Завет второго пришествия.

– Евангелие от Скомарохова, – улыбнулся Дмитрий.

– Мне кажется, что он делает что-то не то, он так и остался актёром. Пользуется чужими словами и чужими чувствами. Конечно, импровизирует, но своего как-то у него ничего нет. Когда человек говорит правильные слова, трудно понять, какое он сам к ним имеет отношение. Чего-то ему не хватает для того, чтобы он сам говорил по-человечески. Организовал очередь для паломников к целебной тени, но он ни разу не поинтересовался, где сейчас Иисус, и ни разу у него не возникло желания с ним встретиться.

– Видимо, блокнота ему хватит на долгие годы, – усмехнулся Дмитрий.


Они подошли к парку. Дмитрий обратил внимание на человека – рекламный плакат. Спереди и сзади у него были два больших плаката, зазывающие покупателей в магазин интимных товаров. На голове у человека был надет нелепый желтый колпак. Он стоял, вытянув руки в стороны, в руках у него были буклеты, которые он предлагал прохожим.

Когда человек повернулся к ним лицом, Дмитрий увидел на плакате спереди смешной рисунок и толкнул в бок Альфреда.

– Смотри, какой рисунок замечательный!

Рисунок изображал смешную немолодую женщину с очаровательной улыбкой, распахнувшую полы длинного халата. Под халатом было голое хилое тело с фиговым листочком в нужном месте. Под рисунком была надпись: «Сделайте что-нибудь интересное!»

– Замечательно! – сказал Альфред. – Но магазин «Интим» – это что-то лишнее.

– Но есть какой-то минимальный юмор в нашем народе, и это уже радует. Хотя, так если подумать, вот мы прошли мимо человека. Альфред! Это же человек стоял! Человек-плакат! Человек-реклама! Это же живой человек! Это что, всё, на что человек способен?! Это же высшая степень издевательства над человеческим разумом! Над его душой! Какая степень нужды заставляет человека выполнять такую тупую работу?

– Печально, конечно! Убогая экономика и убогий народ!

– Но если передо мной когда-нибудь будет дилемма: умереть с голоду или выполнять тупую работу, то я лучше умру. Я ценю свой разум!

Они проходили мимо одинокого игрального автомата. Рядом с игральным автоматом сидела молоденькая девушка. Играющих не было, и девушка читала книгу.

– Почему она так бездарно проводит своё время? – задал вопрос Дмитрий. – Давай спросим.

– Здравствуйте! – Девушка соскочила со стула и заулыбалась. – Вы хотите сыграть? Испытайте свою удачу!

– Девушка! Мне просто стало интересно, что заставляет вас тратить вот на это свою жизнь?

Девушка перестала улыбаться, лицо у неё стало обиженным, голос её зазвучал уже раздражённо.

– Вы будете играть?

– Да, конечно! – ответил Дмитрий. – Альфред, у тебя есть мелочь, а то у меня после казино все карманы забиты крупными купюрами, а денег нет.

Дмитрий бросил в автомат пару монет, подёргал какие-то рычаги, и монеты посыпались, посыпались, посыпались.

– Вот это да! Какой вы счастливый! – взволновалась девушка.

– Это вам! – сказал Дмитрий, и они пошли дальше.

Они подошли к летнему кафе. Стояла сухая тёплая осенняя погода.

– Давай сядем за столик, – предложил Альфред, – здесь очень уютно.

Они сели за столик, расположенный под старой липой, и заказали себе кофе. В

нескольких шагах от них за деревянной изгородью стоял раздолбанный автомобиль – пикап белого цвета. Водитель менял колесо. Рядом с автомобилем стояли три стопки пустых пластиковых ящиков, видимо выгруженных из этого автомобиля. Альфред посмотрел на спину водителя.

«Мощный человек, почти как Самурай», – подумал он.

– Нельзя убивать свой разум, – продолжал Дмитрий, – нельзя идти на компромисс и выполнять тупую и бессмысленную работу, даже если ты неудачник и у тебя в жизни нет другого выхода. Конечно, нельзя позволять и засыпать своему разуму, когда у тебя всё прекрасно и жизнь течёт как по маслу, когда ты безысходно счастлив и живёшь как в раю. Но как это сделать? Вот люди постоянно желают друг другу счастья. Я думаю, что они не понимают, чего желают. А как ты думаешь, чего люди желают друг другу в раю?

– И чего же?

– Я долго думал об этом. Они желают друг другу поскорее повеситься. Из рая выхода нет. В раю это самое лучшее пожелание!

Водитель пикапчика заменил колесо и повернулся лицом к Альфреду.

– Альфред! Дима! Идите сюда! Помогите отнести ящики! Хватит болтать! – Перед ними стоял Самурай и хохотал, глядя на их изумлённые физиономии.

– Самурай???

– Вот это да!

– Пойдёмте!

Они отнесли ящики.

– Людочка! Ещё два кофе за наш столик, – по дороге сделал заказ Самурай.

Они обнялись, посмеялись и сели за столик.

– Ну что? Всё ещё не узнаёте?

– Это невероятно! – продолжал изумляться Альфред.

У Самурая отросли усы и борода, но это было не главное, ещё чем-то он до неузнаваемости изменился. Это был подвижный живой человек!

«С бесконечным чувством юмора!» – безошибочно определил Дмитрий.

– Иисус мне с утра сказал, что вы появитесь, как только я заменю колесо. Я прямо с утра хотел его заменить, чтоб можно было поговорить нормально, но времени всё никак не хватало!

– Ты его видел сегодня?

– Так мы с ним вместе работаем всё это время, вот на этом пикапчике! Станислав пока не смог стать его партнёром, а я-то понадёжнее оказался! Кстати, привет ему передавайте!

– Работаете??? – переспросил Дмитрий.

– Сегодня последний день. Вечером улетаем.

– И ты в Гималаи вместе с ним? – спросил Альфред.

– А как же?!

– А где он сейчас?

– А вы его не узнали?

– Мы его не видели! – сказал Альфред.

– Вы откуда пришли, с той стороны? – махнул рукой Самурай в сторону входа в парк.

– С той!

– Видели там у входа человека с плакатами магазина «Интим», в желтом колпаке?

Альфред и Дмитрий посмотрели друг на друга, а Самурай заливался смехом, глядя на их вытянутые в изумлении лица. Он хохотал до слёз!

– То, что ты так смеёшься, – это уже чудо! – сказал Альфред. – Раньше ты так не смеялся!

– Раньше я вообще никак не смеялся, теперь я отсмеиваюсь за всю свою жизнь!

К столику подошёл Иисус. Он был уже без колпака и плакатов. Всё тот же лучезарный Иисус, не узнать которого невозможно! Он сделал жест рукой, чтобы Альфред и Дмитрий не вставали, и сел за столик.

– Вы меня о чём-то хотите спросить? – улыбаясь, произнёс Иисус, выпив глоток кофе, держа чашку с его неповторимым изяществом.

– Но, почему??? Почему вы в колпаке и с плакатами??? – ещё в каком-то полу шоке спросил Дмитрий.

Иисус улыбался и ждал. Видимо, пауза нужна была для того, чтобы Дмитрий успокоился.

– В этом городе, среди этих людей я могу быть только шутом! – серьёзно сказал он. – Кто здесь нищий духом?

Слова Иисуса отрезвляли, и, кроме того, в воздухе опять чувствовался ни с чем не сравнимый привкус свободы.

– Вы ждёте моего комментария?

– Нет! По-моему, вы его уже сделали! – улыбнулся Альфред. – Это лучший комментарий к «Новому завету» и ко всему христианству.


Какое замечательное самомнение! Они и так всё поняли! Я сам не всегда могу постичь всё значение своих действий, а они всё поняли! И ещё много-много раз будете понимать, но каждый раз по-другому.


– Дмитрий, я заметил вас у игральных автоматов, – сказал Иисус, вставая. – Удача – это дар божий. Если вы будете разменивать свою удачу по мелочам, то вы её потеряете.

– Нам же надо спешить! – спохватился Самурай. – Нужно продать машину, помыться, собрать вещи и успеть на самолёт. Увидимся ещё!


Альфред и Дмитрий молча пили кофе.

– Альфред! – нарушил молчание Дмитрий. – Почему они здесь работали два месяца? Не из-за комментария же!

– Ты что, хочешь найти объяснение его поступкам? – Альфред засмеялся. – Объяснять можно только дела людей, они всегда ищут лёгкие пути. Такова природа нашего ума – наиболее лёгкий путь кажется самым разумным, а Иисус не любит лёгких путей.

К летнему кафе, резко затормозив, подъехал новенький «фольксваген пассат», встав точно на то место, где стоял пикапчик. Из автомобиля вышла стареющая хорошо одетая женщина, обвешанная золотыми украшениями.

– Валя! – крикнула она. – Ребята на пикапчике не приезжали?

По её манерам было очевидно, что это хозяйка заведения.

– Были уже! Недавно уехали! – ответила буфетчица.

– Что, совсем уехали?

– Гриш! – крикнула буфетчица. – Тару они всю сдали? Всё сдали, значит, совсем!

Хозяйка остановилась, не зная, куда ещё идти и что ещё спросить. И вдруг разразилась рыданиями, закрыв лицо руками. Персонал всполошился и забегал вокруг неё.

– Варвару! Позовите скорей Варвару!

Хозяйку усадили за ближайший свободный столик, налили воды, дали зажжённую сигарету. А она всё рыдала и рыдала. Из кухни пришла толстая пожилая женщина в фартуке, видимо, та самая Варвара.

– Ты что же, Раиса, расплакалась? Ну, что у тебя стряслось?

– Ребята с пикапчика уехали! Я им деньги хотела отдать!

– Только-то и всего! Да за деньгами они ещё десять раз приедут!

– Не приедут! Они последний день работали!

– Ну, если они знают, что ты им деньги должна!

– Они не знают! Я их обсчитала!

– Намного?

– Намного!

– Ну, вот! Валь, водочки нам принеси! Ну, ты же не нарошно!

– Нарошно!

– Вот уж дурная твоя башка! А теперь вон как терзаешься! Ну зачем? Зачем ты это сделала?

– Сама не знаю! Потому что…

Тут женщина выругалась. Выругалась грязно и очень самокритично.


– Пойдём, – сказал Альфред, – мы ей ничем не можем помочь.

Они пошли обратно, к выходу из парка. Они шли по аллее, усыпанной желтыми листьями. И листьям было всё равно, кто на них наступает.

– Альфред! Ты понимаешь, почему он так сказал?

– Он не хочет идти на компромисс, не хочет общаться с людьми по дебильным правилам и законам, когда каждый что-то выгадывает для себя за счёт другого.

– И каждый выгадывает для себя свой маленький персональный рай и держит его зажатым в своём маленьком кулачке.

Они опять подошли к игральному автомату.

– Я хочу сыграть! У тебя есть ещё мелкие деньги?

– Ты хорошо знаешь, что ты делаешь?

– Да.

Дмитрий сыграл два раза и оба раза проиграл.

– Дать ещё? – спросил Альфред.

– Нет, достаточно. Ты тоже уже всё понял.

– Ты потерял свою удачу?

– И прекрасно себя чувствую!

Оба рассмеялись.

– Вот теперь я тоже могу смеяться, как сегодня смеялся Самурай, а то ведь не мог! Так, как он, – не мог. Я это сейчас обнаружил! И ещё, я понял, почему я не хотел ехать к Эллочке – я боялся встретиться с Софьей, я помню её взгляд. Её нельзя пускать в рай – весь рай рассыпался бы от одного её взгляда!

– Ну, теперь-то ты созрел? – Альфред встряхнул Дмитрия – поедешь к Эллочке?

– Конечно! Почему бы нет?! Это весьма приятный путь к Истине!

ГОЛОС ИСТИНЫ

А в это время на другом конце Москвы, рядом с одним из корпусов психиатрической больницы, стоял Скомарохов в окружении нескольких десятков убогих стариков и старушек, странников и инвалидов.

Красив и величествен был Скомарохов! Он уже успел отрастить благородного вида бороду. Большой серебряный крест очень эффектно смотрелся на иссиня-чёрной рясе. Некоторая полнота, постигшая его, придавала ему солидность и значимость.

Солнце, заходящее за крышу реставрируемого патологоанатомического отделения, казалось, подчёркивало выразительность каждого его жеста. Каждое слово его выразительной речи, произносимое хорошо поставленным голосом, заставляло трепетать сердца слушателей.

– И подошёл Господь наш, Иисус Христос, прямо к этому старику, о котором я вам рассказывал, – самому несчастному человеку на земле. Невольно сжималось сердце моё, не мог я без боли видеть его лицо. Это было само страдание!

– О-хо-хо! – навзрыд рыдали старушки.

– О! Сколько же бед и несчастий вынес этот человек! Вся израненная душа его была полна страданиями и скорбью! С благоговением и трепетом стоял я позади Христа, слушая слова его. «Радуйся! – сказал Иисус, – ибо закончились страдания твои. И Отец наш небесный ждёт тебя в царствии своём!»

Позади слушателей упал одноногий пьяный инвалид. Он пытался встать, не выпуская из рук костылей. Его товарищи, те, кто каждый день просят подаяния у церквей, взывая к людям о помощи, стояли рядом и равнодушно взирали на то, как он корячится на земле, пытаясь подняться. Им и в голову не приходило, что они тоже могут кому-то помочь. Видимо, заботиться о каждом человеке на земле – это обязанность кого-то другого.

– Слёзы радости и умиления потекли из глаз старика, – от удовольствия и избытка чувств Скомарохов на мгновение замер, замерли и слушатели, – и не мог он вымолвить ни единого слова!!! Господь наш Иисус Христос положил свою руку, вот так, на плечо старика и произнёс: «Возлюбил тебя Отец наш небесный за страдания твои, ибо до конца испил ты чашу земных страданий. Попрощайся с миром земным в спокойствии сердца своего и приготовься к встрече с Отцом нашим небесным. Велика награда твоя на небесах, ибо милость Божия не знает границ! И будешь ты счастлив отныне и присно, и во веки веков! Аминь!

«…и когда он найдёт, он будет потрясён, и если он потрясён,

он будет изумлён, и он будет царствовать над всем»

Это тайные слова, которые сказал Иисус живой

и которые записал Дидим Иуда Фома

РЕКЛАМНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ

СПЕШИТЕ ПОПАСТЬ В РАЙ!

Вспомните свои мечты, сокровенные желания, неосуществлённые планы!

У вас было много прекрасных намерений, но всегда что-то мешало.

Очень многое вы не можете себе позволить из того, что вам хочется.

И не всё и не всегда в жизни складывается так, как бы вам этого хотелось.

БУДЬТЕ РЕАЛИСТАМИ!

Только в раю могут осуществиться все ваши желания, мечты, творческие замыслы!

Здесь у вас будет всё, чего вы только сможете пожелать!

РАЙ – ЭТО ТО, ЧТО ВАМ НУЖНО!

Количество мест ограничено. Святые, не прошедшие по конкурсу, имеют право внеочередной подачи документов на апелляцию и записи на повторное собеседование.

АДМИНИСТРАЦИЯ.


home | my bookshelf | | Повеситься в раю |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу