Book: Война на море (Актуальные проблемы развития военно-морской науки)



Капитанец Иван

Война на море (Актуальные проблемы развития военно-морской науки)

Иван Капитанец

"Война на море. Актуальные проблемы развития военно-морской науки"

Несколько слов об авторе: Иван Матвеевич Капитанец - адмирал флота, в 1970-1980 годы командующий Балтийским и Северным флотами СССР.

Глобальный военный конфликт, случись он в настоящее время, будет, по мнению автора этой книги, войной шестого поколения, в которой практически утрачивают значение такие традиционные понятия, как линия фронта, построение войск, тыл и другие признаки контактных военных действий. Стратегические и тактические задачи станут решаться средствами высокоточного дистанционного поражения ключевых военных и гражданских объектов на любой глубине территории противника.

В этом контексте автор анализирует место и задачи ВМФ в системе Вооруженных сил России, его состояние, знакомит с новыми взглядами на сбалансированное развитие флота, исследует содержание и роль военно-морской науки в условиях существенно изменившихся военных доктрин ведущих морских держав мира.

Оглавление

Предисловие

Глава I. Мировой океан и войны нового поколения

Глава II. Классификация поколений войн

Глава III. Воздушно-космическо-морская ударная операция

в войне против Югославии (24 марта-12 июня 1999 г.)

Глава IV. Основы военной и военно-морской наук

Глава V. Военно-морская наука и ее структура

Глава VI. Развитие взглядов на использование флотов

ведущих морских держав в войне на море

Заключение

Приложение

Литература

"Помни войну!"

С.О.Макаров

Предисловие

Необходимость рассмотрения актуальных проблем развития военно-морской науки вызвана кризисом военной и военно-морской теории, возникшим после распада СССР, в середине 90-х годов XX века. Непродуманное во многом реформирование армии и флота привело к разрушительным для них последствиям, и связано это прежде всего с отсутствием теоретических основ строительства новых Вооруженных сил России. Военная и военно-морская науки неспособными оказались в силу ряда причин разработать эти основы. Стратегическое построение группировок армии и флота было в результате реформ нарушено, военная мощь государства и военный потенциал оказались подорванными. Только созданный в советское время ядерный щит страны остается пока единственным сдерживающим фактором перед лицом потенциальных опасностей и угроз России.

Военно-политическое руководство государства пытается в ходе реформирования армии и флота взять все лучшее, что было у царской и Советской армии. Однако отсутствие разработанной теории военной и военно-морской наук не позволяет увидеть характер будущей войны и вооруженной борьбы, роль видов Вооруженных сил. Это не позволяет создать Вооруженные силы нового типа, соответствующие совершенно новым угрозам России, которые несет XXI век. Принятая в апреле 2000 года военная доктрина наполнена общими понятиями и не раскрывает потенциальные опасности и угрозы, характер будущей войны, формы и способы ее ведения. Нет ясности в вопросах, как строить Вооруженные силы, к какой войне их готовить.

Общими для военной науки и ее составной части - военно-морской науки являются общественно-политическое содержание войны, законы войны и вооруженной борьбы, а также зависимость развития армии и флота от экономического потенциала государства. Однако специфика ведения вооруженной борьбы на море всегда выделяла военно-морскую науку в самостоятельное направление.

Следует подчеркнуть, что именно на базе военно-морской науки после Великой Отечественной войны была разработана теория строительства океанского флота в СССР. Тогда эта теория была реализована в четырех десятилетних кораблестроительных программах, благодаря чему в 80-е годы XX столетия было завершено строительство океанского ракетно-ядерного флота.

Однако в середине 70-х годов XX века руководство Генерального штаба ВС СССР волюнтаристски "отменило", а точнее, наложило запрет на военно-морскую науку исходя из того, что военная наука в целом якобы способна самостоятельно вести разработку теории вооруженной борьбы во всех сферах, в том числе и на море.

Дискуссии о проблемах военно-морской науки и ее содержании, проведенные на страницах журнала "Морской сборник" в 70-е годы, в целом подтвердили правомерность ее существования и показали, что законы вооруженной борьбы на море и принципы военно-морского искусства так просто отменить нельзя. Когда стала ясна ошибочность запрета на военно-морскую науку, было принято компромиссное решение: вместо отмененного понятия "военно-морская наука" ввести понятие "военно-морская теория". Но это, безусловно, не одно и то же.

Главнокомандующий ВМФ С.Г.Горшков, подводя итоги длительной дискуссии о военно-морской науке, четко определил ее предмет и составляющие, что и стало теоретической базой строительства океанского флота, форм и способов ведения вооруженной борьбы на море. В 70-80-е годы XX века была создана новая материальная база ведения войны на море, наступил период развития теории военно-морского искусства, проверки и реализации ее принципов в ходе несения боевой службы и повседневной практической деятельности на учениях и маневрах.

К сожалению, после распада СССР океанский флот оказался тяжким бременем для России, что привело к резкому сокращению его состава и потребовало поиска новых путей его развития и применения. В 1999 году на годичном собрании Академии военных наук в научных докладах была снова подтверждена необходимость возрождения и развития военно-морской науки как составной части военной науки и выработки форм и способов применения ВМФ в вооруженной борьбе на море в войнах будущего.

В данной книге на основе положений военной науки и результатов развития военно-морской науки исследуются новые актуальные проблемы, которые ставит перед военно-морской наукой анализ войн нового поколения.

Известно, что военная наука имеет своим предметом вооруженную борьбу, то есть ведение войны вооруженными силами, но ее нельзя отождествлять с военным искусством. Военная наука - это целая система тесно связанных между собой и взаимодополняющих отраслей знаний. Определяющими частями военной науки являются теория и история военного искусства. Военное искусство изучает способы и формы ведения войны (вооруженной борьбы) в целом (стратегия) и военных действий (оперативное искусство и тактика). Военная наука охватывает все сферы (суша, море, воздух), однако ее морская составляющая издревле развивается самостоятельно, по мере развития общества. Предмет военно-морской науки как составной части военной науки составляет вооруженная борьба на море.

Военно-морское искусство является основой военно-морской науки и тесно связано с военным искусством, так как они имеют единую военно-техническую основу, общие законы и категории.

Специфика и особенности вооруженной борьбы на море привели к созданию новой военной структуры - военно-морского флота.

Военно-морской флот в своем составе имеет рода сил флота, которые способны действовать во всех сферах: надводной, подводной, в воздухе и на суше. В боевом применении флота это главная особенность, которая является предметом военно-морского искусства.

Развитие военной науки непосредственно влияет на состояние военно-морской науки. В настоящее время, в связи с совершенствованием вооружения, флот превращается в сложную многофункциональную боевую систему и является носителем высокоточного оружия, способного решать задачи "флот против флота" и "флот против берега". Это требует от военно-морского искусства выработки новых форм и способов вооруженной борьбы на море.

Способы ведения вооруженной борьбы возникают и развиваются не по произвольному субъективному желанию военных деятелей, полководцев, а закономерно вытекают из объективных условий - таких, например, как появление новых вооружений и военной техники.

Книга предлагает строгую классификацию войн по военно-техническому признаку, разработанную членом Морского отделения Академии военных наук профессором В.Слипченко*.

В войнах будущего новое предназначение ВМФ как важнейшего носителя высокоточного оружия приобретает особую важность в самостоятельном решении двух задач: основной "флот против берега" и обеспечивающей - "флот против флота".

Основной формой применения сил флота и авиации в локальной войне становится воздушно-космическо-морская ударная операция с использованием высокоточных крылатых ракет с дальностью стрельбы 2,5-5 тыс. км в условиях радиоэлектронного противоборства. Для срыва ударов высокоточного оружия противника может проводиться морская операция по уничтожению корабельных группировок.

Следует еще раз подчеркнуть, что цели войн нового поколения будут достигаться лишь поражением экономических объектов противника, его систем управления, что может парализовать жизнедеятельность страны и подорвать основы ее политического строя.

В этих условиях Мировой океан приобретает качественно новое значение и становится плацдармом для развертывания разведывательно-ударных боевых систем с широким использованием воздушного и космического пространства. Важно искать пути разрушения элементов разведывательно-ударных боевых систем противника, критических точек в его системах управления, вести информационное противоборство. В связи с этим перед современной военно-морской наукой стоит совершенно новая задача: на базе достигнутого в вооруженной борьбе на море уровня разработать новые направления, формы и способы поражения объектов бесконтактным способом на всю глубину морских и сухопутных театров войны в условиях информационного противодействия. Воздушно-космическая морская ударная операция как основная форма решения задач в войне будущего приобретает стратегическое значение. Воздушно-космическое пространство и системы освещения обстановки и выдачи целеуказания приобретают решающее значение в морской операции. Резко возрастает роль и значимость радиоэлектронной борьбы на море, которая является составной частью морской операции и будет вестись на всех ее этапах в борьбе за господство в информационном поле.

Новыми направлениями для военно-морской науки являются развитие теории применения высокоточного оружия большой дальности на морских театрах военных действий в ударных и оборонительных морских операциях и разработка концепции борьбы за информационное господство. Военно-морская наука, военно-морское искусство должны раскрыть законы и принципы вооруженной борьбы на море с учетом особенностей войн нового поколения и определить дальнейшее развитие и применение ВМФ, его подготовку именно к войне будущего.

Кризис в военной науке России породил условия для создания Академии военных наук, которая взяла на себя ответственность за развитие военной и военно-морской наук. Значительный вклад в совершенствование военной теории вносят ученые М.Гареев, В.Коробушин, В.Слипченко, Н.Турко, В.Копытко, В.Рябошапко, В.Рябчук, В.Куликов, В.Киршин, А.Корабельников и другие. В декабре 1999 года на годичном собрании академии было создано научное Морское отделение. Ученые Морского отделения Академии военных наук - А.Саркисов, Э.Шевелев, И.Скуратов, Н.Усенко, В.Алексин, В.Синецкий, Е.Волобуев, Б.Макеев, В.Дыгало, Б.Замышляев, И.Гришняев, И.Тынянкин, М.Манаков, М.Московенко, В.Лебедев, С.Пищиков, Ю.Быстров и другие неустанно ведут научные разработки по развитию военно-морской науки и ее составляющих.

Весомый вклад в развитие военно-морской науки вносит руководство ВМФ В.Куроедов, В.Кравченко, Н.Конырев, Н.Михеев, И.Федин, а также Военно-морская академия во главе с В.Ереминым. Институт военной истории в 2000 году впервые осуществил издание двухтомника, посвященного научно-теоретическим основам военного дела, проблемам военной науки и военной истории под руководством В.А.Золотарева.

ГЛАВА I

Мировой океан и войны нового поколения

С развитием производительных сил общества все более расширяется сфера приложения его экономических возможностей, которые распространяются практически на все области освоения ресурсов нашей планеты. Одной из них является Мировой океан, с использованием которого связаны как история многих государств, так и жизненно важные проблемы войны и мира.

Мировой океан - водная оболочка земного шара, разделяющая сушу на материки и острова, - занимает 70,8% земной поверхности и находится в тесном и непрерывном взаимодействии с атмосферой и земной корой, определяющими его особенности.

В мире существует свыше 150 государств, и лишь немногим более 20 из них не имеют собственного побережья. Большая зависимость экономики приморских государств от морей побуждает их использовать богатства океана и выгодные морские пути, 9/10 общего объема морских перевозок приходится на сырье и продовольствие. Более половины перевозимых морем грузов составляют нефть и нефтепродукты. Масштабность и значение Мирового океана для всех сфер деятельности человека определяются его фундаментальной ролью как источника минеральных, биологических и других стратегических ресурсов, как главного фактора в глобальных изменениях климата на Земле и важнейшего театра вооруженного противоборства. Вместе с тем океан и морская среда представляют угрозу как источник опасных катастроф, к которым можно отнести цунами, извержения подводных вулканов, тайфуны и другие явления, влияющие на жизнедеятельность человека и безопасность плавания кораблей и полетов самолетов.

Даже теперь, в начале XXI столетия, многие процессы и явления, протекающие в Мировом океане, все еще остаются непознанными.

Как сложнейшая динамическая система Мировой океан является объектом изучения многих наук. Он составляет предмет внимания и военной науки, которая рассматривает его как специфическую среду, в которой могут вестись боевые действия любого масштаба. Военно-морская наука как составная часть военной науки непосредственно занимается изучением военно-политических, экономических, военно-географических условий и оперативного оборудования возможных океанских и морских театров военных действий (ТВД) и их влияния на подготовку и ведение боевых действий силами флота. Океанский (морской) ТВД включает обособленную часть акватории Мирового океана с расположенными на ней островами, прилегающим воздушным пространством, прибрежной полосой суши, где развертываются, а во время войны ведут боевые действия группировки ВМС противоборствующих сторон, решая определенные оперативно-стратегические задачи.

В настоящее время Мировой океан превратился в огромный плацдарм для осуществления бесконтактной агрессии в любую страну мира и для ведения систематических боевых действий и морских операций разнородных сил флота - как самостоятельно, так и во взаимодействии с группировками других видов вооруженных сил. Моря и океаны превращаются в бескрайние районы для развертывания стратегических группировок военно-морских сил, которые имеют на вооружении огромное количество высокоточных крылатых ракет, представляющих постоянную угрозу мировому сообществу.

Боевые возможности группировок ВМС экономически развитых морских стран увеличились в десятки и сотни раз, выросли дальности пуска и точности поражения боеголовок как в ядерном, так и обычном снаряжении. Расширились вероятные районы боевого применения морского оружия, особенно с появлением систем высокоточных крылатых ракет на атомных подводных лодках и надводных кораблях.

Ареной борьбы в Мировом океане стали не только поверхность морей и океанов и их глубины, но воздушное и космическое пространство над ними и прилегающие континентальные территории. Рассматривая океаны и моря в качестве основных плацдармов развертывания стратегических группировок вооруженных сил, наиболее развитые страны уделяют исключительно большое внимание их подготовке как театров военных действий.

На формирование океанских и морских ТВД и боевую деятельность сил флотов значительное влияние оказывают военно-географические условия, которые представляют совокупность факторов, включающих военно-политические, экономико-географические, физико-географические условия и их оперативное оборудование.

Влияние каждого элемента военно-географических условий на боевые действия сил флота носит комплексный характер и в значительной степени зависит от развития средств вооруженной борьбы на море, состояния военно-морских сил, их способности действовать в различных условиях географической среды Мирового океана. При рассмотрении физико-географических факторов особо следует выделить гидрометеорологические и гидроакустические условия в период планирования и ведения боевых действий силами флота.



Рассматривая Мировой океан как специфическую среду, можно выделить ряд аспектов одной глобальной проблемы "человек и океан".

Первый аспект. Большая зависимость от морей экономики практически всех приморских государств побуждает их использовать богатства Мирового океана и выгодные морские пути. По оценке межправительственной океанографической комиссии к концу XX века мировой вылов рыбы составлял около 90 млн. тонн в год; годовая добыча нефти и газа на шельфе оценивалась соответственно в 112 и 23 млрд. долларов. Тоннаж мирового флота составлял 670 млн. тонн, а международные годовые перевозки - 3,5 млрд. тонн. Развитие науки и техники приводит к дальнейшему расширению сферы взаимодействия человека с океаном, к возрастанию зависимости экономики от уровня возможностей проникновения в тайны Мирового океана и использования его богатств. Уже давно возник и не теряет своей актуальности экономический аспект проблемы Мирового океана - источник войн в прошлом, настоящем и, несомненно, в будущем.

Второй аспект. С исторических времен океаны и моря использовались как среда для ведения военных действий, возможности которой росли по мере развития производительных сил и мировой цивилизации. До XX века противоборство на море велось, как правило, в прибрежных морях, с появлением же парового, а затем и атомного военного флота противостояние распространилось на весь Мировой океан. Начало межтеатровым походам эскадр кораблей было положено русско-японской войной (1904-1905 гг.). В ходе Первой мировой войны боевые действия на море велись в основном на Атлантическом океане, а в течение Второй мировой распространились на все океаны, особенно на Атлантику и Тихий океан. Появление атомной энергии и высокоточного ракетного оружия привело к тому, что в период "холодной войны" (1946-1991 гг.) весь Мировой океан оказался зоной сосредоточения стратегических по масштабам средств, способных осуществить бесконтактные удары по любой стране нашей планеты. Развитие морских вооружений позволило военным флотам с высокой точностью поражать объекты из акваторий океанов на всю глубину континентов. Так возник и непрерывно развивается второй, военный аспект проблемы "человек и океан".

Третий аспект. Одновременно с экономической и военной сторонами проблемы "человек и океан" появилась его третья ипостась - политическая, значение которой непрерывно возрастает. Последнее десятилетие XX века показало, что, с одной стороны, мировое сообщество стремится упорядочить использование пространства Мирового океана, а с другой - некоторые наиболее развитые государства неудержимо рвутся к захвату громадных океанических пространств, к беспрецедентному в мировой истории разделу ими океана в свою пользу.

Таким образом, три главных аспекта (экономический, политический и военный) определяют значение морей и океанов в развитии мировой цивилизации и вооруженной борьбе на море. Основными очагами напряженности в Мировом океане в ходе двух мировых и "холодной" войн были Северная Атлантика, Средиземное море, Персидский залив и Красное море, а также западная часть Тихого океана.

Если во Второй мировой войне океанские ТВД были зонами сосредоточения крупных группировок морских сил, важнейшей задачей которых являлась защита морских коммуникаций, то в ходе "холодной войны" они решали две задачи: "флот против берега" и "флот против флота". Безудержная гонка вооружений, качественно новые ступени в развитии морских вооружений, создание глобальной системы освещения надводной и подводной обстановки и управления силами во всей зоне Мирового океана значительно расширили сферу вооруженной борьбы на море. Изменились формы и способы использования сил флотов, что было вызвано увеличением их боевых возможностей. Все это в совокупности определило взгляды на особенности вооруженной борьбы на море во второй половине XX века. Назовем основные ее черты: увеличился пространственный размах борьбы на море; флоты стали носителями стратегического оружия в океане; расширился круг оперативно-стратегических задач, решаемых на морских и океанских ТВД; повысилось значение фактора внезапности и его влияние на способы развертывания и использования сил флота; появились новые направления, связанные с противоборством в районах добычи пищевых, сырьевых и энергетических ресурсов; более тесным стало взаимодействие сил флота между собой и с другими видами вооруженных сил при решении задач на море.

В связи с этим представляет интерес рассмотрение военно-политического и экономического значения возможных океанских и морских ТВД. Это важно при поиске путей решения задач национальной безопасности с морских направлений, а также оценки основных экономических районов океанских и морских ТВД, особенно с учетом опыта последних локальных войн. ВМС США и других стран НАТО, решая задачу "флот против берега", в ходе локальных войн коалиции государств против Ирака (1990-1991 гг.) и Югославии (1994-1999 гг.) основными объектами удара избрали не вооруженные силы этих стран, а их промышленные центры, системы энергетики, управления и связи, коммуникации, правительственные здания, а также важнейшие военные объекты и системы жизнедеятельности населения. По этим целям наносились удары высокоточным оружием с кораблей и самолетов палубной и тактической авиации при активном использовании системы радиоэлектронного подавления. В результате была парализована экономика и жизнедеятельность городов и населенных пунктов, а также государственная и военная системы управления. Существующие системы ПВО этих стран оказались неэффективными, не способными отразить удар высокоточного оружия. США, создав региональное информационное поле на космических и воздушных аппаратах, обеспечили выдачу целеуказания ракетным системам в реальном масштабе времени и наведение на объекты удара на конечном участке траектории. Массированные удары ракетами по военно-промышленным объектам и государственной системе управления поставили Ирак и Югославию на грань экономической катастрофы. Без проведения сухопутной операции на территории Сербии странам НАТО удалось фактически нанести поражение группировке войск Югославии, и страна приняла навязанные ей условия.

Таким образом, очередная - шестая - революция в военном деле выявила механизм войны нового поколения, теперь для победы над противником достаточно подорвать его экономику, что не удавалось сделать в прошлых войнах. Сегодня эта проблема решается в основном с помощью длительных массированных ударов высокоточного оружия морского и воздушного базирования с применением средств радиоэлектронной борьбы.

Все это наложило отпечаток на содержание и особенности военного искусства в современной войне. Воздушно-космическо-морские ударные операции с применением высокоточного оружия, широким использованием радиоэлектронных средств составляют важнейшее содержание войн шестого поколения.

В связи с этим важна более конкретная оценка океанских и морских ТВД, группировок вооруженных сил и возможного характера ведения войны нового поколения.

1. Атлантический океан

Значение Атлантики обусловливается как политическими, экономическими и военно-стратегическими факторами, так и особенностями географического положения. На побережье и островах Атлантического океана расположено более 80 государств с населением около 1,5 млрд. человек, из них в Западной Африке - 23 страны (население более 200 млн. человек), в Латинской Америке - 27 (275 млн.), в бассейне Средиземного и Черного морей - 23 (350 млн.), в бассейне Балтийского и Северного морей - 14 стран (165 млн.). Современное положение в этих странах отражает общее соотношение сил на международной арене и происходящие в мире процессы.

Среди развитых стран бассейна Атлантического океана выделяются прежде всего США, ФРГ, Великобритания, Франция и Италия. Отличаясь друг от друга историческими особенностями развития, экономической мощью, уровнем развития производительных сил, эти страны играют ведущую роль в борьбе капиталистических государств за экономический и политический передел мира, за мировое господство. Ведущая роль принадлежит США, куда после Второй мировой войны переместился из Европы экономический, а вслед за тем политический и военный центры. США занимают первое место среди других развитых стран по объему производства и численности населения, соответственно: США - 37% и 262 млн. человек; ФРГ - 9,1% и 75 млн.; Франция - 6,3% и 53 млн.; Великобритания 4,3% и 56 млн.; Италия - 3,4% и 56 млн. Всего этим пяти странам принадлежит 60,1% мирового объема производства.

В экономике и политике США нашли наиболее яркое выражение государственно-монополистический капитализм и милитаризация.

К главным странам Западной Европы относятся ФРГ, Великобритания, Франция и Италия. В них сосредоточена основная часть экономического потенциала этого региона и около 70% его населения. Доля Западной Европы в промышленном производстве капиталистического мира составляет около 35%. Она далеко превосходит США по вывозу товаров (более 45% капиталистического экспорта) и золотовалютным запасам (около 35% резервов капиталистических стран).

В настоящее время большое значение имеет освоение и использование экономических ресурсов континентального шельфа Атлантического океана. Так, на акватории озера Маракайбо и Венесуэльского залива (Венесуэла) расположен второй в мире (после Персидского залива) по объему район добычи морской нефти (около 130 млн. тонн в год). В Северном море предполагается довести добычу нефти до 180 млн. тонн, в перспективе - до 250-500 млн. тонн в год, что сможет удовлетворить потребность Западной Европы не более чем на 20%. В настоящее время Великобритания и Норвегия имеют более 400 буровых установок в Северном море, добывающих кроме нефти и природный газ. Это топливо подается к побережью нефтепроводами, а также танкерами.

Главным морским арсеналом нефти и газа США является Мексиканский залив. Значительные запасы нефти сосредоточены в бассейне Гвинейского залива.

Осуществляется добыча твердых полезных ископаемых со дна Атлантического океана. В настоящее время в США у берегов Луизианы добывается 20% общего объема производства серы этой страны. В небольших размерах извлекаются из подводных шахт никель и медь в Гудзоновом заливе (США), близ г. Чирчилл (Канада), у полуострова Корнуолл (Великобритания). На шельфе острова Ньюфаундленд (Канада) добывается железная руда.

Разрабатываются различные проекты использования энергетических ресурсов Атлантического океана. Уже существует приливная электростанция во Франции (устье р. Ране). На побережье Берега Слоновой Кости (вблизи Абиджана) функционирует гидротермальная станция.

Бассейн Атлантического океана является источником не только сырьевых, энергетических, химических, но и пищевых ресурсов - местом морского промысла. Он дает около 39% мирового улова рыбы и других морепродуктов. Традиционные и важные районы промысла находятся в Северном и Балтийском морях, у побережья Исландии, Гренландии, Ньюфаундленда. Таким образом, большие размеры промышленного производства (около 80% всей промышленной продукции капиталистического мира), богатство сырьевых и продовольственных ресурсов и обширные коммерческие связи стран бассейна, а также прогресс в судостроении, авиастроении и других средствах связи, обеспечивающий огромные объемы перевозок (более 2 млрд. тонн в год) по океанским и морским коммуникациям, обусловливают исключительное значение Атлантики в международной экономике.

Исходной базой процесса превращения Западной Европы в новый центр силы капиталистического мира является Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) союз, созданный в 1957 году, в который вошли 15 стран Европы. Сейчас это сообщество - первое по развитию внешней торговли и второе после США по экономической мощи (29% промышленного мирового производства). Около 70 государств в той или иной степени связаны с ЕЭС и находятся под его непосредственным политическим влиянием.

Процесс интеграции Западной Европы не сгладил глубоких противоречий по экономическим, валютным и политическим проблемам между странами - участницами ЕЭС, где ведущая роль принадлежит ФРГ, Великобритании и Франции.

К исходу XX века в мире отчетливо определились центры соперничества: США Западная Европа - Япония - Китай. К сожалению, Россия после распада СССР утратила возможность экономического соперничества, оставаясь в то же время в силу научно-технического потенциала, огромных природных ресурсов и наличия стратегического ядерного оружия ведущей державой мира.

После Второй мировой войны в бассейне Атлантического океана в результате национально-освободительного движения возникло большое число (более 40) так называемых развивающихся стран. Молодые национальные государства пользуются политическим суверенитетом, но, входя в орбиту мирового капиталистического хозяйства, остаются, как правило, неравно-правными "партнерами" высокоразвитых государств. А эти государства во главе с США постоянно наращивают свой военный потенциал, их военно-промышленный комплекс способствует усилению гонки вооружений, ведет большие работы по использованию последних достижений науки и техники для создания новых средств вооруженной борьбы.

Основным орудием агрессивной политики США и их союзников является созданный в 1949 году военный блок НАТО. Сейчас в него входят 18 государств: США, Великобритания, ФРГ, Италия, Канада, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Норвегия, Дания, Испания, Португалия, Турция, Франция, Греция, Польша, Венгрия, Чехия. Стремятся вступить в альянс Прибалтийские республики. Население стран НАТО составляет более 550 млн. человек. На долю этих государств приходится более 70% промышленного производства капиталистического мира, в том числе все его производство ракетно-ядерного оружия.

В вооруженных силах стран НАТО насчитывается свыше 5 млн. человек личного состава, более 70 дивизий, около 130 отдельных бригад и полков, 1054 межконтинентальные баллистические ракеты, около 1000 пусковых установок оперативно-тактического и тактического назначения, свыше 12 тыс. самолетов, более 17 тыс. танков, около 27 тыс. орудий и минометов, более 1500 кораблей основных классов.

Зона ответственности НАТО охватывает территории стран, входящих в его состав, а также акваторию Атлантического океана и его морей к северу от тропика Рака (параллель 23° 27' к северу от экватора).

Руководство объединенными вооруженными силами (ОВС) Североатлантического союза осуществляется двумя верховными командованиями - в Европе (штаб Касто) и на Атлантике (штаб Норфолк). Вся зона ответственности НАТО разделена на театры войны, Европейский и Атлантический, и ТВД. Европейский театр войны включает территории европейских стран - участниц блока, а также акватории Северного, Норвежского, Балтийского, Средиземного, Мраморного и южную часть Черного морей. Он разделен на три ТВД: Северо-Европейский, Центрально-Европейский и Южно-Европейский. В составе ОВС НАТО в Европе имеется около 66 эквивалентных дивизий, 11 тыс. танков, 3100 тактических самолетов и 400 кораблей основных классов. В агрессивных планах командования НАТО Центрально-Европейскому ТВД отводится основная и важнейшая роль среди других европейских театров. Считается, что от успеха военных действий на этом театре в значительной степени будет зависеть ход и исход войны в Европе в целом.

Стратегическое значение театра определяется прежде всего его географическим положением, связывающим два стратегических командования НАТО в Европе и на Атлантике. Главным океанским театром войны НАТО считает Северную Атлантику, Стратегическое значение Атлантического театра войны заключается в том, что он является связующим звеном между США и Европейским театром войны. Здесь находятся основные районы базирования ВМС США, Великобритании и других стран. На побережье Атлантического океана расположены крупнейшие промышленные и сырьевые районы и военные объекты, имеющие жизненно важное значение для блока НАТО. Северная Атлантика может быть использована для ведения активных действий ВМС противоборствующих сторон, нанесения ударов по военным и промышленным объектам и поддержки войны в Европе.

Экономическое значение Атлантического океана для основных промышленно развитых капиталистических государств определяется тем, что здесь сосредоточены важнейшие транспортные артерии, обеспечивающие функционирование их экономики. Через него проходят основные стратегические коммуникации НАТО, связывающие европейскую группу стран этого блока с главным его арсеналом Соединенными Штатами, на долю которых приходится около 70% военно-экономического потенциала Североатлантического союза.



Таким образом, в силу характера экономического развития и географической разобщенности большинство капиталистических стран бассейна Атлантического океана существенно зависит от морских сообщений, а для западноевропейских стран НАТО океанские и морские коммуникации имеют стратегическое значение как в мирное, так и в военное время. Известно, например, что за период Второй мировой войны в Европу через Атлантику было проведено около 2200 крупных конвоев, в состав которых входило более 75 тыс. судов. За этот же период по прибрежным коммуникациям было проведено около 7700 конвоев, включавших свыше 170 тыс. транспортов. Наряду с океанскими путями широко используются трансокеанские воздушные коммуникации. На побережье Атлантического океана располагается три четверти портов мира, которые перерабатывают основную часть грузов, перевозимых по Мировому океану. Командование НАТО в ходе "холодной войны" считало, что создаваемые в мирное время материальные запасы для ведения войны в Европе будут в значительной степени израсходованы и уничтожены с началом военных действий. Поэтому для функционирования экономики и обеспечения дальнейших военных действий в порты Западной Европы необходимо ежесуточно доставлять почти 2 млн. тонн грузов, для перевозки которых потребуется до 7 тыс. судов (80% морских транспортных средств, используемых в мирное время). При этом в море на переходах непрерывно будет находиться до 2 тыс. судов, оборона которых потребует привлечения значительных сил, а в портах разгрузки будет находиться до 600-700 судов. Главное командование на Атлантике считало, что борьба на коммуникациях будет иметь решающее значение для хода и исхода войны в целом, поэтому там необходимо сосредоточить основные силы в борьбе за господство на море.

Атлантический театр войны разделен на три зоны:

Западная Атлантика - Канадский и Океанский районы;

Восточная Атлантика - Северный, Центральный и Бискайский районы;

Иберийская Атлантика - Гибралтарский и Марокканский районы.

Восточную Атлантику в период "холодной войны" планировалось использовать для активных действий ВМС с целью нанесения ударов по военным и промышленным объектам социалистических стран и поддержки войск НАТО в Европе. Безусловно, после распада СССР характер противостояния изменился. Возможность ядерной и крупномасштабных войн стала маловероятной, а локальные войны за утверждение господства блока НАТО к исходу XX века превратились в реальность. Поэтому в будущем оперативно-стратегическое значение приобретут Северное, Норвежское, Баренцево, Балтийское и Средиземное моря, где сходятся морские и океанские коммуникации. Здесь расположены крупные военно-морские базы, порты, важные военные и промышленные объекты блока НАТО.

Оперативно-стратегическое значение бассейна Атлантического океана для ВМС США и других стран НАТО заключается в том, что на его акватории располагаются стартовые позиции атомных ракетных подводных лодок и районы маневрирования авианосных соединений. На Атлантике находится 70% корабельного состава флотов США и их союзников по НАТО. По своей оборудованности сетью баз, системами связи и радионавигации, средствами наблюдения и разведки Атлантика занимает первое место среди всех других районов Мирового океана.

Таким образом, в бассейне Атлантического океана сформировался опаснейший плацдарм агрессии, нацеленный на завоевание мирового господства, а также против независимых миролюбивых государств, выступающих против экспансии США и других стран НАТО. Атлантический океан, представляющий собой связующее звено между двумя основными военно-экономическими центрами блока НАТО Североамериканским континентом и Европой - и способствующий превращению их в единую глобальную арену вооруженной борьбы, является важнейшим театром военных действий.

США и их союзники по НАТО ведут активную подготовку к агрессивной войне, развернув в Северной Атлантике и Западной Европе свои вооруженные силы. Широко и настойчиво проводятся мероприятия по оперативному оборудованию прилегающих к океану территорий и островов, направленные прежде всего на обеспечение эффективных действий стратегических наступательных сил США, военно-морских и других сил оперативно-тактического назначения стран НАТО. Система базирования и тылового обеспечения ВМС США и других стран НАТО на Атлантике в настоящее время способна обеспечить базирование, боевую подготовку и боевую деятельность флотов практически любого состава, а также морские перевозки контингентов войск, боевой техники и вооружения. Широкие союзнические связи создают дополнительные возможности для организации базирования и тылового обеспечения ВМС стран НАТО в различных районах, если обстановка военного времени этого потребует. Для обеспечения боевой деятельности флота на Атлантике создана надежная система управления, связи, наблюдения и радионавигации.

Атлантика, как показал опыт Первой и Второй мировых войн, являлась основной ареной борьбы на океанских коммуникациях. И в настоящее время по Атлантическому океану проходят главные транспортные артерии западных стран, от непрерывного функционирования которых в большой степени зависит их экономика. Поэтому военное руководство блока НАТО считает этот бассейн (со всеми морями) главным океанским ТВД и сосредоточивает здесь основные силы своего военного флота.

2. Средиземное море

Средиземное море занимает важнейшие географические позиции на стыке Европы, Азии и Африки. Являясь самым крупным из внутренних морей земного шара, оно полностью охватывает южный фланг Европейского континента, где располагается около 20 государств с населением 310 млн. человек, доля которых в промышленном производстве капиталистического мира составляет около 12% (среди государств Западной Европы - более 37%).

Важное экономическое значение Средиземного моря обусловливается и тем, что здесь проходят крупнейшие международные морские коммуникации. По ним перевозят более 20% внешнеторговых грузов мира, объем которых составляет свыше 600 млн. тонн в год. Важнейшими являются нефтяные коммуникации, по которым из стран Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока доставляется топливо в государства Европы и в США.

В глобальной стратегии ведущих мировых держав именно Средиземному морю отводится роль связующего звена между Атлантикой и Индийским океаном, призванного обеспечить надежный контроль над нефтяными ресурсами Персидского залива и Аравийского полуострова.

Основным орудием агрессивной политики на Средиземном море является блок НАТО, сосредоточивший на театре более 1,1 млн. военнослужащих (Италия, Франция, Турция и Греция). Объединенные вооруженные силы НАТО на театре имеют в своем составе 30 дивизий, до 25 отдельных бригад и полков, 1500 самолетов, 500 кораблей. В Средиземном море действует 6-й флот США, в составе которого насчитывается до 50-60 надводных кораблей, в том числе 2 ударных авианосца, и 2-4 атомные подводные лодки, вооруженные ракетами "Томагавк".

Средиземное море, находясь на пересечении важнейших международных коммуникаций, является районом весьма интенсивных морских перевозок, имеющих большое экономическое и военное значение для стран НАТО. Особая роль отводится таким важным стратегическим позициям, как проливы Гибралтар, Босфор и Дарданеллы, а также Суэцкий канал, вокруг которых в прошлых войнах и конфликтах шла ожесточенная борьба.

Средиземное море - колыбель многих цивилизаций и культур - с древнейших времен было и в наши дни остается ареной широкого экономического, политического и культурного общения народов.

Средиземное море обеспечивает экономику развитых капиталистических государств многими видами стратегического сырья, но главный интерес для них представляет нефть Ближневосточного (включая Азербайджан, Грузию, Туркмению) и Североафриканского регионов.

В военно-политическом отношении Средиземное море является сложным узлом международных противоречий. Особенностями его военно-географического положения являются: закрытый характер; значительная пересеченность, позволяющая создавать различные рубежи; наличие важных в оперативно-стратегическом отношении проливов, узкостей и островов; сравнительно небольшие размеры входящих в состав бассейна морей. Все это в целом создает благоприятные условия для действий военно-морских сил круглый год.

США и их союзники рассматривают этот бассейн как выгодный плацдарм для своих агрессивных устремлений. Так, во второй половине XX века в зоне Средиземного моря неоднократно вспыхивали военные конфликты - против Сирии, Ливана, Египта, Ливии, Ирака, Югославии и другие. Как правило, они возникали ради обеспечения доступа к новым источникам сырья и рынкам сбыта или представляли собой вмешательство во внутренние дела независимых государств, оказание на них давления с целью получить геополитическую и экономическую выгоду.

В основном флот используется как боевая сила, способная своим присутствием в том или ином районе океана оказать влияние на взрывоопасную обстановку. Вот один пример. В июне 1967 года возник конфликт между Египтом, Сирией и Израилем. В восточную часть Средиземного моря начали стягиваться авианосцы "Саратого", "Америка", "Интерпид" (США), "Викториес" (Великобритания), десантные и другие корабли. Сюда же был направлен отряд советских кораблей. Такая мера отрезвляюще подействовала на любителей военных авантюр и в определенной мере способствовала пресечению израильской агрессии. Создание в 1967 году Средиземноморской эскадры ВМФ СССР содействовало дальнейшей стабилизации положения на всем Ближнем Востоке и обеспечило вытеснение 16-й эскадры ракетных атомных подводных лодок ВМС США из восточной части Средиземного моря.

Американскую концепцию широкого применения ВМС в военных конфликтах вновь подтвердили события 1986 года вокруг Ливии, когда из состава 6-го флота США была направлена крупная группировка кораблей, включавшая авианосцы. Базирующиеся на них самолеты "Хорнет" приняли участие в нападении на Триполи и Бенгази с целью уничтожить правительство Кадафи.

В 1990-1991 годах в восточной части Средиземного моря был сосредоточен 6-й флот США для нанесения ударов по Ираку и в 1999 году - против Югославии. Из всего изложенного ясно, какая большая роль в локальных войнах отводится ВМС США, однако ни одной серьезной стратегической задачи американский флот так и не решил. Авантюризм стратегии локальных войн заключается в том, что агрессоры делают ставку только на свое военно-техническое превосходство над противником, не учитывая при этом значения политических и моральных факторов.

3. Индийский океан

Зона Индийского океана является одним из важнейших районов приложения сил государств - участников блока НАТО, что связано с усилением борьбы за влияние в странах "третьего мира", обострением энергетической проблемы на современном этапе, а также нарастанием борьбы развивающихся стран за свою экономическую и политическую независимость. Значение Индийского океана определяется его особыми политико-экономическими характеристиками и важным военно-стратегическим и географическим положением. На его побережье и островах расположены 34 государства, население которых составляет 1,2 млрд. человек. Современная политическая карта основных регионов Индийского океана сложилась в результате коренных социально-политических изменений, вызванных победой Великой Октябрьской Социалистической революции, успехами национально-освободительной борьбы народов колониальных и зависимых стран (особенно после Второй мировой войны). В настоящее время большинство стран этого района Мирового океана добилось политической независимости. Однако для многих из них характерны экономическая отсталость и зависимость от иностранного капитала.

В ряде районов Индийского океана сформировались крупные узлы противоречий: на Красном море, в Персидском заливе, Южной и Юго-Восточной Азии, на юге Африки.

Опасным источником напряженности на Ближнем Востоке является политика Израиля, направленная против арабских стран. Ряд государств, расположенных на берегах Индийского океана, втянут в военно-политические блоки и группировки, некоторые связаны двусторонними соглашениями с США, Великобританией и Францией.

Главное внимание руководство США уделяет району Персидского залива, что объясняется его выгодным военно-политическим положением на перекрестке важных коммуникаций, огромными запасами нефти и близостью к границам России.

Вторым по значению регионом после Персидского залива для политики США является Юго-Восточная Азия.

Экономическое значение бассейна Индийского океана определяется наличием богатейших источников сырьевых ресурсов в выходящих на его побережье странах, и прежде всего уникальных месторождений нефти Ближнего и Среднего Востока. В районе Персидского залива сосредоточено более 60% запасов нефти капиталистического мира. На страны Индийского океана приходится около 70% олова, 45% хрома, 30% марганцевой руды, 20% меди, свыше 70% золота, более 85% производства натурального каучука капиталистического мира. Кроме того, имеются крупные запасы урана, железной руды, каменного угля, алмазов, платины, сурьмы, бокситов и другого стратегического сырья.

Около 80% объема перевозимых через океан грузов приходится на нефть Персидского залива. Ее перевозкой занято более 75% всего тоннажа танкерного флота капиталистических стран, направляемого в Западную Европу, на Дальний Восток и в США. В Персидском заливе - самый большой нефтепромысел мира, ежегодно там добывается 200 млн. тонн нефти. Помимо стратегически важных нефтяных артерий, по Индийскому океану проходят мировые нефтяные пути, связывающие Европу и Америку с Восточной Африкой и Юго-Восточной Азией. Таким образом, в современной географии мирового хозяйства Индийский океан играет достаточно заметную роль. Привлекает он и своим военным положением, особенно после арабо-израильской войны 1967 года. С конца 70-х годов США наращивали свое присутствие в зоне Персидского залива. С этой целью был создан 5-й флот США, в составе которого постоянно находился ударный авианосец. Это было связано с потерей военных баз в Ираке и пошатнувшимися позициями стратегических нефтяных монополий. С учетом обострения борьбы с Ираком Белый дом направил в Аравийское море и Персидский залив более 40 кораблей различных классов, включая 2-3 авианосца. На борту десантных кораблей находилось до 2 тыс. морских пехотинцев. Здесь же крейсировали корабельные соединения Англии и Франции. В конце 1987 года, маскируя свои действия необходимостью обеспечения нефтяных перевозок, страны НАТО сосредоточили в Персидском заливе более 70 своих кораблей.

Как трамплин для агрессии использует Пентагон военно-морские базы на острове Диего-Гарсия, в Омане, Сомали, Кении и на территории других стран. В различных пунктах Индийского и Тихого океанов создаются плавучие арсеналы снабжения сил "быстрого развертывания". США прилагают немалые усилия, чтобы расширить и укрепить Североатлантический союз, пытаются сколотить новые военно-политические организации в районах Индийского океана.

В 1990-1991 годах из-за возникших противоречий и непокорности Ирака страны НАТО развязали "войну в Заливе". Персидский залив, Красное море стали ареной боевых действий, в которых участвовало около 700 тыс. человек, в том числе многонациональные силы (МНС) ВМС в составе 160 боевых кораблей, 700 боевых самолетов и 170 тыс. личного состава двенадцати стран НАТО и Африки, которые решили следующие основные задачи:

1. Завоевание и удержание господства в Персидском заливе.

2. Участие в воздушной наступательной операции МНС, в ходе которой широко применялись крылатые ракеты "Томагавк" и активно действовала палубная авиация, нанося удары по экономическим объектам.

3. Участие в воздушно-наземной наступательной операции МНС и нанесение поражения вооруженным силам Ирака.

Основу многонационального флота составили ВМС США, имеющие в этом районе, где они сосредоточили свыше 1/3 (55) своих боевых кораблей, 6 авианосцев, 8 атомных многоцелевых лодок, 2 линейных корабля, 5 десантных вертолетоносцев. Впервые в боевых действиях ВМС США широко применили крылатые ракеты "Томагавк" (с дальностью стрельбы до 2,5 тыс. км), которые показали высокую боевую эффективность. Следует отметить, что зона боевых действий стала своего рода полигоном для испытания самых современных высокотехнологических видов оружия и вооружения.

"Война в Заливе" открыла период войн шестого поколения, где впервые проявились элементы воздушно-космическо-мор-ской войны с применением высокоточного оружия, где нанесение массированных ракетно-бомбовых ударов сопровождалось самым крупным в истории радиоэлектронным противодействием. Высокоточное оружие применялось в основном по экономическим и административным объектам, пунктам государственного управления и коммуникациям, что позволило в течение 38 суток поставить экономику Ирака в критическое положение.

Таким образом, в борьбе за нефть в Индийском океане произошла локальная война, которая впервые показала черты войны будущего. США и другие страны НАТО по-прежнему сохраняют группировки ВМС в Персидском заливе, закрепляют там свое присутствие и контролируют действия Ирака. В целом, по мнению политического и военного руководства США и НАТО, бассейн Индийского океана представляет собой "очень важный стратегический район в войне любого типа".

Надо заметить, что 8-я эскадра кораблей ВМФ СССР с конца 60-х до начала 90-х годов своим присутствием в Персидском заливе, Красном море и других горячих точках стабилизировала обстановку и не позволяла безнаказанно действовать кораблям западных держав.

4. Тихий океан

Современная военно-политическая обстановка в мире предопределяет важную роль Тихого океана, что обусловливается рядом политических, экономических и военных факторов. На его побережье и островах расположено более 30 государств и территорий, где сосредоточено около половины всего населения Земли - до 2 млрд. человек. Большинство стран отличается друг от друга не только по национальной специфике, но и по уровню экономического и социального развития.

Из экономически развитых капиталистических стран к бассейну Тихого океана своими территориями выходят США, Япония, Канада и Австралия, из стран социалистической ориентации - Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР), Вьетнам и также Китайская Народная Республика (КНР). Здесь проходят дальневосточные границы России. После Второй мировой войны США вытеснили из этого бассейна большинство своих конкурентов. Была создана система блоков и союзов, возглавляемых США и Великобританией, нацеленная против социалистических стран, национально-освободительного движения, а также нейтральных и неприсоединившихся к военным блокам тихоокеанских государств. "Новая тихоокеанская доктрина" США сводится в основном к сохранению и усилению американского военного присутствия в Азии и на Дальнем Востоке и к гальванизации агрессивности военно-политических блоков в этом районе земного шара.

В военно-стратегических планах США на Тихом океане и в Азии особая роль предназначается Японии. Другим важным по значению военным плацдармом Соединенных Штатов в этом районе является Южная Корея. В Латинской Америке их интересам служат военно-политические союзы - Организация американских государств (ОАГ) и Организация центрально-американских государств (ОЦАГ).

В дальнейшем, с ростом военного могущества Китая и Индии, роль гегемона в Азии может перейти к их союзу. Таким образом, современная военно-политическая обстановка в бассейне Тихого океана является весьма сложной и определяется не только борьбой двух противоположных общественных систем, но и стремлением США оставаться единственным лидером в этом бассейне.

Экономическое значение Тихого океана в большой степени связано с зависимостью прилегающих к нему стран от океанских сообщений, обеспечивающих потребность экономики и вооруженных сил. В наиболее жесткой зависимости от океанских и морских коммуникаций находится высокоразвитая в экономическом отношении Япония. Слабость топливно-экономической базы, нехватка стратегически важных видов сырья и продовольствия предопределяют исключительную зависимость этой страны от импорта.

В 1945 году, после окончания Второй мировой войны, американская армия, находившаяся в Южной Корее, обеспечила приход к власти ставленника Вашингтона Ли Сын Мана. В том же году прямыми защитниками антинародных сил выступили американские войска и в Китае - под предлогом помощи в разоружении находившихся здесь японских частей.

В июне 1950 года между Северной и Южной Кореей была развязана локальная война. В корейских водах находился почти весь 7-й американский флот, имевший в своем составе: 4 авианосца, 2 линкора, 5 тяжелых и 7 легких крейсеров, около 100 эскадренных миноносцев, фрегатов и десятки вспомогательных судов. Вслед за флотом и военно-воздушными силами в боевые действия вступили и сухопутные части США. Правительства СССР и Китая оказали экономическую и военную помощь КНДР, чтобы пресечь локальную войну у своих границ.

Война в Корее (1950-1953 гг.) стала позорной страницей в истории США. Это была открытая агрессия, прямая военная поддержка обанкротившегося режима, пытавшегося осуществить захват всей Кореи. Несмотря на поддержку со стороны других западных стран, в первую очередь Англии, США оказались не в состоянии добиться своих целей военным путем, потеряв более 157 тыс. человек. Всего жертвами войны пало более 1,3 млн. человек. Война в Корее явилась первой крупной вооруженной агрессией США после окончания Второй мировой войны. За ней последовали и другие военные провокации и агрессивные акции, новые нападения на миролюбивые страны. Около десяти лет (1964-1973 гг.) США вели войну во Вьетнаме с целью не дать усилившемуся здесь национально-освободительному движению свергнуть власть ставленников Вашингтона.

Вьетнамская война была самой большой по размаху и продолжительности и одной из самых дорогих и кровопролитных за всю историю США. По официальным данным, расходы на ее ведение составили около 146 млрд. долларов. Америка потеряла в Индокитае только погибшими непосредственно в ходе боевых действий около 50 тыс. человек, свыше 300 тыс. человек было ранено. Потери американской боевой техники составили десятки тысяч единиц, одних только самолетов и вертолетов США потеряли за годы войны более 8500. Даже некоторые крупные буржуазные политические деятели Америки вынуждены были признать, что война в Индокитае была для Соединенных Штатов не только самой продолжительной в их истории, но и самой грязной, и самой непопулярной.

На Тихом океане для США наибольшее значение имеют военные перевозки, обеспечивающие потребности собственных вооруженных сил и союзников по блокам. За три года военных действий в Корею из портов США и с американских военных баз морским транспортом было доставлено около 5 млн. человек и 74 млн. тонн различных военных грузов, воздушными перевозками - 1 млн. человек и 370 тыс. тонн грузов. В ходе агрессии США во Вьетнаме объем морских перевозок военных грузов в отдельные годы превышал 12 млн. тонн. Морем было перевезено почти 70% войск и до 98% военных грузов. С 1965-го по 1972 год из США в порты Южного Вьетнама и Таиланда доставлено около 86 млн. тонн военных грузов и 16 млн. тонн топлива для американской боевой техники. В боевых действиях участвовало 175 кораблей и около 700 самолетов 7-го флота США, 7-я воздушная армия (более 1000 самолетов) и авиационные части сухопутных войск, а также части 13-й воздушной армии, базирующиеся на Филиппинах, и бомбардировщики Б-52 стратегического авиационного командования, базирующиеся на острове Гуам и в Таиланде. В разгар интервенции в ней участвовало свыше 1/3 боевого состава сухопутных войск США, 2/3 сил морской пехоты, третья часть армейских вертолетов, до 40% самолетов тактической авиации и почти половина стратегических бомбардировщиков ВВС. В общей сложности за годы войны на вьетнамской земле побывало 2,5 млн. американских солдат. В индокитайских водах в разное время действовали все ударные авианосцы флота США (11 единиц). Американская статистика подсчитала, что за период активных боевых действий в Индокитае, в основном в Южном Вьетнаме, только авиацией было сброшено бомб и других боеприпасов общим тоннажем около 8 млн. тонн - почти в три раза больше, чем сбросила американская авиация на всех фронтах за годы Второй мировой войны. Всего же на землю Индокитая обрушилось почти 14 млн. тонн бомб, снарядов, мин, гранат и других боеприпасов, что равно взрывной мощи 700 атомных бомб, какая была сброшенная на Хиросиму. Американцы низвергли на Вьетнам море огня, выжигая обширные лесные массивы и превращая целые районы страны в пустыни. Вьетнам был превращен в полигон, где испытывали различные виды вооружений и боеприпасов.

Как видим, после Второй мировой войны в зоне Тихого океана произошли самые жестокие по разрушениям и потерям локальные войны. Оперативно-стратегическое значение Тихого океана определяется огромными пространственными размерами протяженность по меридианам достигает 8500 миль (15 750 км) и по экватору 10 800 миль (20 000 км), площадь - 180 млн.кв. км, что составляет почти половину всей площади Мирового океана, - а также наличием стартовых позиций атомных ракетных лодок и районов маневрирования авианосных ударных соединений. В западной части Тихого океана, Южной Корее, Японии, на Тайване, Филиппинах и островах созданы плацдармы стратегического назначения, откуда возможны удары практически по любому важному оперативно-стратегическому пункту в Азии.

Разделение противоборствующих сторон огромными океанскими просторами предопределяет особую роль флота на Тихом океане. Главной ударной группировкой вооруженных сил США на Дальнем Востоке в настоящее время является 7-й военно-морской флот, дислоцирующийся в Японии, на островах Окинава и Филиппинах. Значительные силы флота находятся также на побережье Дальнего Запада США и на островах центральной части Тихого океана.

Отдельные группировки вооруженных сил на Тихом океане постоянно содержат Великобритания и Франция, современные военно-морские силы создает Япония. Этот крупнейший стратегический район мира постоянно привлекает другие государства своими богатейшими запасами сырья и полезных ископаемых, морскими ресурсами. Главными районами, где агрессивные блоки проводят политику военных авантюр, являются Юго-Восточная Азия и Дальний Восток.

Используя военно-географические особенности Тихого океана, США уже в мирное время создали и развернули на наиболее вероятных оперативно-стратегических направлениях сильные группировки ВМС (3-й и 7-й флоты), включающие, прежде всего, наступательные силы стратегического (ПЛАРБ типа "Огайо") и общего назначения (ПЛА с ракетами "Томагавк" и авианосцы). В целях обеспечения эффективности действий этих группировок командование ВМС США и их союзники проводят активные мероприятия по оперативному оборудованию Тихого океана. Совершенствуются военно-морские базы, пункты базирования, порты, аэродромы. Создана и постоянно функционирует система противолодочного наблюдения, основу которой составляет стационарная система СОСУС, развернутая в восточной, центральной и западной частях Тихого океана. Совершенствуется система управления, связи и радионавигации. ВМС на Тихом океане располагают развитой сетью радиосвязи, а также воздушно-космической, кабельной, радиорелейной и тропосферной связью. Главными узлами связи США являются Сан-Франциско, Джим-Крик, Сан-Диего, Кадьяк, Адах, Ванкувер, Гонолулу, Гуам, Окинава. Радионавигационное обеспечение ВМС США осуществляется в основном с помощью космических и береговых радионавигационных систем. Средствами глобальной радионавигации является американская спутниковая РНС "Навстар" и РНС "Омега".

В целом организация наблюдения на Тихом океане построена таким образом, что информацию о подводной, надводной и воздушно-космической обстановке выдают комплексно на все силы и средства, находящиеся в море, в воздухе и в космосе.

Большое место в стратегических планах ВМС США отводится островным государствам, занимающим выгодное военно-географическое положение на подступах к России и Китаю.

Тихий океан отличается большим разнообразием физико-географических условий, которые могут оказать существенное влияние на боевую деятельность сил флота. В агрессивных планах США особое место отводится Дальнему Востоку России, особенно экономическим районам Камчатки, Сахалина, Совгавани и Приморья. Для реализации этих планов в зоне Тихого океана создан Главкомат объединенных вооруженных сил США в зоне Тихого океана, где ведущая роль отводится 3-му флоту, нацеленному на Камчатку, и 7-му флоту, действия которого направлены на Приморье Дальнего Востока. В ходе "холодной войны" Тихоокеанский флот СССР достойно противостоял флоту США на Тихом и Индийском океанах.

Общественно-политические режимы во многих государствах этого района мира еще не устоялись. Учитывая это, можно с большой долей уверенности предполагать, что Тихий океан с его огромными материальными ресурсами в будущем может стать основной ареной борьбы за зоны влияния и господство США.

Мировой океан таит в себе колоссальные запасы энергии, сырья и продовольствия, что необходимо для развития экономики многих государств и мировой цивилизации в целом. Это предопределяет огромную роль его пространств и ресурсов в развитии отдельных приморских стран и в жизни всего человечества.

В настоящее время около 25% мировой добычи нефти приходится на морские месторождения этого важнейшего стратегического сырья. Научно-техническая революция создает условия для освоения ресурсов не только континентального шельфа, но и более глубоководных районов дна морей и океанов, где можно будет добывать никель, медь, кобальт и другие ценные металлы. Обострение проблемы ископаемых топливно-энергетических ресурсов заставляет обратить внимание на неисчерпаемые источники энергии Мирового океана - ветер, волны, приливы и отливы.

Ожидается, что постепенный переход от рыбного промысла к культивированию продуктов моря позволит в XXI веке удовлетворить до 20% потребностей населения Земли в пище.

Таким образом, на экономический фактор в жизни человечества будут оказывать сильное влияние моря и океаны и те, в чьих руках их акватория будет находиться. Поэтому во второй половине XX века США и другие развитые страны приступили к пересмотру норм и правил эксплуатации Мирового океана. Многообразные проблемы освоения и использования ресурсов Мирового океана в различных отраслях экономики приморских стран носят глобальный характер и порождают весьма сложные политические, технические, правовые и экономические проблемы.

Ведущие капиталистические державы, и прежде всего США, стремятся к приобретению односторонних военно-политических и экономических преимуществ в деле использования пространств и ресурсов Мирового океана как за счет сформированного ракетно-ядерного потенциала и ударной мощи военно-морских сил, так и принятия выгодных для себя решений в области политико-правового регулирования деятельности государств в столь специфической географической среде. Океанские и морские пути относятся к естественным дарам природы. В настоящее время на Мировой океан, который является основной транспортной магистралью, обеспечивающей развитие межгосударственных экономических связей, приходится более 60% объема мирового грузооборота и свыше 80% перевозок, связанных с внешней торговлей.

Анализ боевых действий на море в ходе Второй мировой войны (войны четвертого поколения) показывает, что главные морские сражения происходили в битвах за коммуникации Атлантики и Тихого океана, где враждующие государства сосредоточили основные усилия с целью подорвать экономический потенциал противника и лишить его возможности подвоза сырья и воинских грузов.

В настоящее время так называемая океанская стратегия США и перенесение основной мощи стратегических ударных сил в Мировой океан привели к превращению его обширных пространств в район скрытых стартовых позиций для атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, надводных и подводных кораблей с высокоточными ракетами, которые нацелены против многих миролюбивых государств.

Используя обширную сеть военных, политических и экономических союзов и соглашений со странами, расположенными практически во всех важнейших районах Мирового океана, США и их союзники по агрессивным блокам оборудовали и расширяют многочисленные континентальные и островные военно-морские и военно-воздушные базы, а также ряд стационарных систем различного назначения, обеспечивающих деятельность военно-морских сил.

Таким образом, значение военно-стратегического использования Мирового океана, не раз являвшегося в прошлом ареной боевых действий и борьбы за мировое господство, еще больше возросло.

Роль борьбы на океанских направлениях в общих усилиях вооруженных сил намного усилилась, и в определенных условиях эти направления могут стать главными. Ныне флот своими ударами с моря способен внести основной вклад в достижение целей войны. К концу XX века раздел континентов в основном закончен между капиталистическими странами, теперь на очереди Мировой океан, и в его переделе ведущую роль будет играть морская мощь государств.

Анализ военно-политической обстановки в океанских зонах показывает, что на всей акватории Мирового океана в различных степенях проявляется присутствие США.

Более чем вековой опыт опоры на флот привел к маринизации американской военной политики, придал ей остро выраженный наступательный характер. Это проявляется в размерах ассигнований на военно-морские силы, которые по своей мощи превосходят все флоты мира, вместе взятые, и в отказе американской стороны рассматривать вопрос о взаимном сокращении ВМС; в разработке новой морской стратегии, имеющей в своей основе господство на океанских театрах и использование соединений кораблей для вмешательства во внутренние дела других государств; в глобальном военно-морском присутствии и создании обширных районов базирования в Мировом океане; в обладании огромным промышленным потенциалом, позволяющим США резко ускорить темпы строительства своего флота (за годы Второй мировой войны на американских верфях было построено около 100 тыс. кораблей, в том числе 138 авианосцев).

Комплексное изучение и освоение Мирового океана стало глобальным явлением, охватывающим все континенты и страны, все направления жизнедеятельности мирового сообщества: науку, экономику, политику, идеологию, военное дело и другие. Все они находятся в тесной взаимосвязи и влияют друг на друга. И хотя в основе проблемы изучения и освоения океанов лежат потребности развития производительных сил и расширения производственной сферы, требования экономики, не они одни определяют состояние и развитие этого сложного и многогранного процесса. Будучи в причинной связи с экономикой, политика тем не менее оказывает на нее огромное воздействие. Это положение полностью относится к политике государств и их взаимоотношениям в сфере контактов, связанных с освоением и использованием океанов. Поэтому проблемы Мирового океана закономерно внедряются в сферу внешней и внутренней политики, в функции государств, становятся важнейшей областью исследований военно-морской науки. Каждое государство определяет основные задачи, содержание и направление своей деятельности в изучении и освоении Мирового океана, характер его использования и степень развития всех компонентов своей морской мощи.

Все это, вместе взятое, образует в современных условиях относительно самостоятельную и в то же время неотъемлемую часть внутренней и внешней политики государства - морскую политику. Морская политика должна быть направлена на достижение национальной безопасности на морях и океанах путем принятия законов, ограничивающих режим использования Мирового океана.

Парижское соглашение (1990 г.) ограничивает группировки вооруженных сил США в Европе, оно направлено на их сокращение и доведение до норм по каждому виду. К сожалению, военно-морские силы переговорному процессу не подлежат, так как США и другие страны НАТО не допускают вмешательства в их развитие, считая ВМС основной ударной силой в своей внешней политике.

Во избежание конфронтации на море, в целях обеспечения национальной безопасности всех стран мировое сообщество должно в рамках ООН добиться сокращения морских вооружений и ударных группировок.

Миротворческая деятельность должна получить дальнейшее развитие и обоснование в стратегических зонах Мирового океана.

Акватория Мирового океана осваивается и подразделяется западными морскими державами на океанские и морские театры войны. В ходе "холодной войны" Советский Союз создал океанский флот, имевший в своем составе до 1000 боевых кораблей и катеров, до 250 атомных подводных лодок и более 2500 летательных аппаратов. Он противостоял в важных стратегических зонах (Средиземное море, Северная Атлантика, Индийский океан, северо-западная часть Тихого океана) флотам США и их союзникам по НАТО. В ходе противостояния ВМФ СССР освоил новые формы применения флота - такие как операция флота, морские операции и участие в первом ядерном ударе стратегических ядерных сил страны. Была создана глобальная система связи, навигационного обеспечения и управления силами в Мировом океане.

В связи с распадом СССР и его океанского флота в XXI веке сфера борьбы перенесется в прибрежные моря, омывающие материки. России необходимо создать военно-научную и материальную базу ведения войны на море с учетом характера будущей войны. Страны НАТО, создав глобальную систему освещения обстановки в Мировом океане и морские вооружения большой дальности, своим флотом способны угрожать материкам в войне шестого поколения. Маловероятно создание Китаем, Японией и Индией океанского флота, способного противостоять ВМС США, вследствие чего США, угрожая ударными авианосцами и ракетными кораблями, оснащенными ракетами "Томагавк" с дальностью 2,5-5 тыс. км при стратегическом ядерном сдерживании системами "Трайдент-1" и "Трайдент-2", будут диктовать мировому сообществу свое господство. В связи с этим России необходимо создать сбалансированный флот и добиться решения сложных проблем на основе международного морского права.

Мировое сообщество и его властные структуры должны помнить уроки дележа материков и создания колониальной системы, которая довела целые континенты до нищеты и бесправия (Африка, Южная Америка). Потребовались сотни лет, чтобы народы, превращенные в рабов, сбросили колониальное иго. К исходу XX века колониальная система прекратила свое существование, хотя из-за слабости экономического развития многие освободившиеся страны попали в зависимость от иностранных монополий.

Мировой океан дан человечеству природой, и все государства имеют равные права на его использование. Поэтому важно не допустить раздела Мирового океана по праву сильного, а определить правовой режим и нормы эксплуатации его природных ресурсов, чтобы обеспечить эволюционное развитие цивилизации и безопасность на морях и океанах.

Таким образом, рассмотрев проблему Мирового океана, ее экономические, военные и политические аспекты, можно сделать следующие выводы:

1. Природные ресурсы Мирового океана пока в полной мере не подлежат качественной оценке, они превосходят континентальные запасы полезных ископаемых, по мере уменьшения которых человечество неизбежно обратится к океану. Процесс познания Мирового океана далеко не закончен, поскольку он представляется весьма сложным и многоплановым объектом для исследований. Познание его требует больших национальных и объединенных в международном плане усилий.

2. Мировой океан является постоянной ареной борьбы между ведущими державами за рынок сбыта товарной продукции, за источники сырья и сферы прибыльного вложения капитала. Мировой океан превращается в мощный арсенал накопления огромного количества высокоточного оружия, способного нанести удар по жизненно важным объектам любого государства на нашей планете.

3. Водные коммуникации значительно превосходят наземные и являются основными в развитии экономики многих стран мира. В ходе войны морские коммуникации - главный объект ударов воюющих флотов. В ходе прошлых войн ареной боевых действий были коммуникации Атлантики, в будущем она расширится за счет Индийского и Тихого океанов.

4. Новая материальная база ведения войны на море, созданная после Второй мировой войны, коренным образом изменила характер боевых действий на море. В локальных войнах новые морские вооружения позволили флоту с моря наносить удары на всю глубину территории противника в зоне морских ТВД.

5. США, превосходя экономической мощью другие страны, создали на всех океанах группировки сил флота, которые поддерживают их интересы в Средиземном море, Персидском заливе и Юго-Восточной Азии. ВМС США своим присутствием обеспечивают нефтяные монополии и поддерживают выгодные им политические режимы на Ближнем и Среднем Востоке. США и другие страны НАТО после распада СССР стремятся к мировому господству, к однополярному мироустройству.

6. Созданные группировки сил флота США и НАТО в Мировом океане позволяют перейти от ядерного сдерживания к принципу стратегического сдерживания на базе ядерных сил и сил общего назначения с высокоточным оружием.

Таким образом, по мере развития морских вооружений, Мировой океан превращается в новый плацдарм для размещения и применения морских стратегических ядерных сил и сил общего назначения в войне нового поколения.

ГЛАВА II

Классификация

поколений войн

Все войны, которые когда-либо имели место на нашей планете, строго можно разделить на войны доядерного и ядерного периодов. Появление в 1945 году ядерного оружия нарушило эволюционный процесс развития войн. Новое их поколение не приходит мгновенно, для этого необходим определенный период, который зависит от экономического уровня развития общества.

Войну любого поколения следует рассматривать как сложное общественно-политическое явление, включающее совокупность различных видов борьбы: политической, дипломатической, идеологической, экономической, вооруженной, информационной, экологической и других, которые ведут между собой государства или общественно-политические системы.

Во все времена война сочетала в себе противоречивое единство политики и вооруженного насилия и основывалась на том, что для каждой воюющей стороны формулу вооруженной борьбы можно было представить как сумму двух взаимосвязанных, но противоположных по направлению векторов действий: действие по противнику своими средствами поражения (вектор наступательный ударный) и защита своих войск и объектов от действия (поражения) средствами противника (вектор оборонительный).

Формулу вооруженной борьбы в обычной войне можно представить в виде следующих пяти взаимосвязанных составляющих:

поражение войск и военных объектов противника;

оборона и защита своих войск и объектов от поражения;

всестороннее обеспечение действий войск;

управление силами и средствами вооруженной борьбы;

информационная борьба.

Все эти составляющие в комплексе являются содержанием вооруженной борьбы в войне любого поколения и предметом военной и военно-морской теории. Информационная борьба присутствует наряду с давно известными формами борьбы, однако в войнах с применением высокоточного оружия она является определяющей.

Основные особенности ядерной войны:

война с применением ядерного оружия неизбежно приведет к уничтожению политического строя, породившего ее;

в такой войне форма вооруженной борьбы уничтожает ее содержание;

ядерная война представляет собой тотальное вооруженное насилие не только над воюющими сторонами, но и над всем человечеством, включая не причастных к ней людей;

в такой войне вооруженная борьба перестает быть средством достижения политических целей, война с применением ядерного оружия неизбежно приведет к уничтожению человечества.

Как форма вооруженного насилия любая война - ядерная или обычная существует как живой организм, обладающий совокупностью присущих ему свойств, имеющий свое строение, свое дифференцирование структур и функций, относительную самостоятельность, свою внутреннюю логику развития.

1. Войны доядерного периода

За последние 5,5 тыс. лет на Земле произошло около 15 000 войн и вооруженных конфликтов, в которых погибло примерно 3,5 млрд. человек. Война, вооруженное насилие всегда были основным средством решения межгосударственных споров, элементарными формами принуждения. Политики прибегали к ним в прошлом, прибегают и сейчас, порой даже не испробовав невоенных форм и способов их решения.

Анализ истории войн и военных конфликтов показывает, что в доядерный период чередование войны и мира на Земле было естественным и даже в какой-то мере привычным состоянием. Войны никогда не прекращались, имели свое развитие: с древнейших времен и до наших дней уже сменилось по крайней мере четыре поколения войн и военных конфликтов. Основные рубежи смены таких поколений совпадают главным образом с качественными, имеющими историческое значение скачками в развитии человеческого общества, обусловившими появление принципиально новых средств поражения, что приводило к зарождению новых форм и способов ведения войны. Классификация поколений войн, предложенная доктором военных наук В.Слипченко, представлена в таблице.

Классификация войн

Доядерный период Ядерный период

Первое поколение

Холодное оружие.

Войны подразделений тактического масштаба.

Главная цель - уничтожить противника

Второе поколение

Порох, гладкоствольное оружие.

Войны в масштабах тактики подразделений, частей, соединений.

Главная цель - уничтожить противника, завладеть его ценностями, территорией

Третье поколение

Нарезное многозарядное оружие повышенной скорострельности, точность и дальность стрельбы.

Войны оперативно-тактического масштаба. Главная цель - разгром вооруженных сил противника, разрушение его экономики и свержение политического строя

Доядерный период Ядерный период

Четвертое поколение

Автоматическое и реактивное оружие, танки, авиация, флот, транспортные средства и связь.

Войны стратегического масштаба.

Главная цель - разгром вооруженных сил противника, разрушение его экономического потенциала и политической системы

История свидетельствует, что первые четыре поколения войн выступали в основном как инструмент политики, были ее допустимым или приемлемым продолжением. Война пятого поколения, а это уже ядерная война, может быть единственной и последней в этой эволюции в случае ее развязывания.

Войны первого поколения в историческом плане уже выступали как способ разрешения противоречий, но еще не всегда носили ярко выраженный политический характер. Их зарождение следует отнести к племенной, родовой и семейно-патриархальной стадиям человеческого развития с присущим им обменом результатов труда внутри племени, рода и перерастанием товарных отношений в товарно-денежные.

Вооруженная борьба в этих войнах осуществлялась на тактическом уровне подразделений исключительно живой силы - пешими воинами и конницей, оснащенными холодным оружием.

Войны первого поколения характерны для рабовладельческой эпохи (VI в. до н. э. - II в. н. э.).

На море применяли галерный флот, успех достигался в абордажном бою. Боевой порядок имел линейное построение, с выделением флангов и центра. На переходе морем походный строй избирался исходя из угрозы и состоял из нескольких отрядов, которые прикрывали транспорт с войсками. Успех зависел от погодных условий и выносливости гребцов, а также от искусства командующего флотом. В этом смысле поучительно сражение у м. Экном (256 г. до н. э.) между Римом и Карфагеном в ходе Первой Пунической войны (264-241 гг. до н. э.).

В войне на море использовались в основном гребные деревянные корабли, приспособленные для тарана и абордажного боя, они имели тяжелые метательные машины, зажигательные снаряды. Гребные деревянные корабли имели водоизмещение 40-300 тонн, скорость 5-7 узлов, 14-60 весел, маневренные качества зависели от типа корабля. Организационно для решения задач флот состоял из эскадр, которые были основной тактической структурой для морского боя. Ведущей формой решения задач являлся морской бой.

Формы и способы ведения войн второго поколения были обусловлены революцией в военном деле, связанной с развитием материального производства в феодальном обществе. Начальным рубежом этой революции можно считать появление пороха и гладкоствольного оружия.

Та эпоха породила не только новые способы вооруженной борьбы в масштабах тактики подразделений, частей и соединений, появилась совершенно новая война.

В период феодализма (IV-XVIII вв.) флот состоял из парусных и гребных деревянных кораблей, которые имели на вооружении артиллерийские гладкоствольные орудия. Организационно флот состоял из эскадр парусных кораблей и гребных флотилий. Гребные корабли, называемые галерами, имели следующие характеристики: водоизмещение до 400 тонн; до 100 ве-сел; скорость до 7 узлов; вооружение - "греческий огонь", таран, метательные машины и до 26 орудий; экипаж до 500 человек. Они использовались в прибрежных и шхерных районах, для маневренности были оснащены парусами. Парусные линейные корабли имели наибольшее водоизмещение до 3000 тонн, до 126 орудий, экипаж до 800 человек. В морских сражениях участвовали как парусные, так и гребные корабли. Морское сражение включало ряд морских боев, в ходе которых уничтожение кораблей противника велось с использованием артиллерии, зажигательных средств, тарана и абордажа с применением холодного и огнестрельного оружия.

Боевой порядок включал силы авангарда, кордебаталии и арьергарда, строй кильватера. Применялась линейная тактика, согласно которой в морском бою противоборствующие стороны выстраивались в линию друг перед другом в зависимости от ветра и вели артиллерийскую дуэль. Адмирал Ф.Ушаков (1744-1817 гг.) впервые в истории флота, нарушив правила линейной тактики, применил новые тактические приемы, сосредоточив основные усилия против авангарда, или флагмана. Это позволило увеличить мощь огня и добиться уничтожения кораблей противника. Русский флотоводец менял соотношение сил, сообразуясь с обстановкой.

Управление кораблями осуществлялось при помощи флагов. Основными формами решения задач на море являлись морские сражения, морские десанты и оборона баз, крепостей. Парусный флот широко использовался при захвате колоний и в экономических перевозках.

Капиталистическая стадия развития человеческого общества способствовала прогрессу в технологиях, появлению большого количества нарезного многозарядного стрелкового оружия и нарезной артиллерии, обладающих большой дальностью, скорострельностью и точностью. Это привело к очередной революции в военном деле, породило войны третьего поколения, которые проводились уже в оперативно-тактических масштабах. В эпоху капитализма (XIX в.) появились парусно-паровые деревянные и паровые броненосные корабли. Ведущими морскими державами стали Англия, Франция, Испания, Голландия, Турция и Россия. Парусно-паровые деревянные корабли имели водоизмещение до 5-6 тыс. тонн, мощность машин до 5000 л/с, скорость до 14 узлов, артиллерийское вооружение до 40 гладкоствольных орудий.

Основу паровых кораблей составляли броненосцы различных типов, которые имели водоизмещение 12-14 тыс. тонн, мощность машин 9-10 тыс. л/с, скорость 14-15 узлов, экипаж до 500 человек, дальность плавания до 4000 миль, артиллерийское оружие 305, 152 и 75 мм, всего до 15-20 стволов. Орудия главного калибра (305 мм и др.) устанавливались в двух-трех башнях. Надо еще добавить, что броненосцы имели броню и торпедные аппараты. Кроме надводных кораблей, появились подводные лодки, летательные аппараты, а из оружия торпеды и мины, носителем которых стал новый класс кораблей - миноносцы. Таким образом, капиталистическая формация расширила количество типов кораблей и их оружия, броненосцы были основным классом надводных кораблей, объединенных в эскадры. Основной формой применения кораблей в войне на море по-прежнему являлось морское сражение, но с широким применением артиллерийского, торпедного и минного оружия. Появившиеся подводные лодки и авиация не нашли широкого применения на море.

История знает одно морское сражение броненосных флотов - Цусимское (14-15 мая 1905 г.) - между русским и японским флотом, в ходе которого из-за тактической неграмотности и технической отсталости Россия потеряла более половины своего броненосного флота. Однако переход из Балтики на Дальний Восток, вокруг Африки, эскадры броненосных кораблей в сложных климатических условиях, при отсутствии баз и пунктов снабжения впервые показал возможность кораблей к межтеатровому маневру.

Первая мировая война (1914-1918 гг.) велась между коалициями государств Европы с широким применением различных видов оружия и техники, особенно артиллерии и пулеметов, с целью уничтожения вооруженных сил противника и захвата неподеленных территорий, установления господства более сильных государств. Наличие броненосного флота у развитых государств было важным рычагом в их борьбе за мировое господство. В эту эпоху родилась операция как форма решения задач на сухопутном театре войн.

В середине XX века произошла очередная революция в военном деле, вызвавшая возникновение войн четвертого поколения, которые не прекращаются и ныне, продолжая свое развитие. Войны приобрели стратегический масштаб. Они стали результатом развития капиталистического и посткапиталистического общества и возникновения двух антагонистических мировых систем, что привело ко Второй мировой и Великой Отечественной войнам. Это способствовало ускоренному созданию и принятию на вооружение в больших количествах автоматического оружия, бронетехники, боевой авиации, боевых надводных и подводных кораблей, появлению радиолокационных средств и средств связи различного назначения, новых транспортных средств. Фашистская Германия, захватив Западную Европу, использовала ее военно-экономический потенциал в войне против СССР, однако потерпела поражение.

Концепция войн этого поколения, основой которых являются действия огромного количества сухопутных войск с бронетехникой, авиацией, флотом в их тесном взаимодействии, существует уже более 70 лет. В ходе войн и военных конфликтов ставка всегда делалась на большие людские ресурсы. Причем применяемое количество живой силы, вооружений, военной техники и боеприпасов даже в самом малом военном конфликте всегда было довольно большим, а интенсивность вооруженной борьбы и морские потери всегда были достаточно высокими.

Основными формами боевых действий на сухопутном ТВД стали стратегические операции нескольких фронтов, фронтовые и армейские операции. В вооруженной борьбе на море основная роль перешла к авианосцам, подводным лодкам и противолодочным кораблям. Основными формами применения сил флота стали морские операции по уничтожению корабельных группировок, морские десантные операции, операции по нарушению вражеских коммуникаций и защите своих.

Для подрыва экономического потенциала противоборствующих сторон проводились морские операции по нарушению коммуникаций и удары авиации по пунктам приема грузов, промышленным и военным объектам.

Таким образом, войны четвертого поколения характеризуются широким использованием всех видов вооруженных сил и родов сил флота в форме операции. Военное искусство получило дальнейшее развитие в ходе вооруженной борьбы в области стратегии, оперативного искусства и тактики. Новые принципы военного искусства, такие как комплексное огневое поражение, скрытность, внезапность, использование средств радиоэлектронного подавления и маскировки, способствовали достижению победы. В целом во Второй мировой войне в победе союзников над фашистской Германией главную роль сыграли экономическая мощь США и СССР и их военный потенциал, который обеспечил превосходство в количестве и качестве вооружений над гитлеровской коалицией. Появились новые понятия в военной теории: военная мощь, военный потенциал и моральный фактор. Именно они обеспечили победу союзников во Второй мировой войне.

2. Войны ядерного периода

"Холодная война" (1946-1991 гг.) по факторам сдерживания относится к ядерному периоду, так как в ее основе лежало применение ракетно-ядерного оружия. Анализируя опыт войн, военных и вооруженных конфликтов, имевших место после 1945 года, можно обнаружить смену закономерности в развитии вооружений, которая была вызвана "холодной войной". Борьба двух мировых систем заменила эволюционный процесс развития вооружений на скачкообразное их обновление. Началась гонка вооружений.

Одновременно можно отметить постоянное сокращение сроков жизни каждого очередного поколения и вооружений, и военной техники - вплоть до снятия его вообще с вооружения. Возникло вполне естественное противоречие между сокращением сроков жизни и увеличением сроков создания новых образцов вооружений и военной техники.

Гонка вооружений, навязанная США Советскому Союзу и странам Варшавского договора, была вызвана необходимостью разрушить укоренившиеся представления о войне предыдущего четвертого поколения, о формах и способах ее ведения.

В начале "холодной войны" США планировали ядерную войну против СССР, но, когда их территория стала досягаемой для баллистических ядерных ракет Советского Союза, политику "с позиции силы" и стратегию "массированного возмездия" пришлось заменить на военную стратегию "гибкого реагирования", которая предусматривала ведение войн без применения и с применением ядерного оружия. В 1980 году, с достижением Советским Союзом ядерного паритета, США приняли стратегию "компенсирующего противодействия", заключавшуюся в сохранении равновесия с СССР в стратегической области. Мировой океан стал сферой противостояния двух флотов. Океанский флот Советского Союза находился во всех горячих точках стратегических районов Мирового океана: Средиземном море, Северо-Восточной Атлантике, Персидском заливе, Индийском и Тихом океанах, удерживая политическую стабильность в этих зонах.

Боевая служба ВМФ СССР стала основной формой действия сил флота в мирное время.

Основными формами и способами ведения "холодной войны" было жестокое противостояние войск и сил флота на Европейском, Азиатском и Африканском континентах и в Мировом океане. Это противостояние носило глобальный характер, что и определило предполагаемый размах будущей войны.

Основными формами ведения всеобщей ядерной войны планировались удары стратегическим ядерным оружием по основным военно-промышленным, политическим центрам и позициям носителей ядерного оружия в стратегической операции стратегических ядерных сил (СЯС). На континентальных театрах - стратегическая операция на ТВД с участием всех видов вооруженных сил. Военно-морской флот должен был проводить стратегическую операцию на океанском ТВД при ведущей роли флота, а также операции флотов и морские операции. Это было новым в военном искусстве по сравнению с Великой Отечественной войной.

В ходе гонки вооружений в короткие сроки сменилось несколько поколений ракет различного назначения, классов кораблей и типов самолетов, появились надводное и подводное информационные поля, выросла роль информации в управлении силами. Разработка перспективных высокоточных систем оружия, которую вели экономически благополучные развитые страны, показывала, что следует ожидать не только качественного военно-технического и стратегического превосходства, но и появления новых форм и способов ведения войны. Создавались не просто совершенно новые виды оружия, а целые боевые системы, способные выполнить объем тех задач, которые ранее возлагались в основном на живую силу и ее оружие.

Например, в войне в Корее (1950-1953 гг.) было применено девять ранее неизвестных видов оружия. В войне во Вьетнаме (1964-1975 гг.) таких видов было уже 25. В войнах и конфликтах на Ближнем Востоке (1967, 1973, 1982, 1986 гг.) - около 30, а в войне в зоне Персидского залива (1991 г.) - свыше 100 видов оружия и боевых систем. После Второй мировой войны сменились 4-5 поколений ракетного оружия, выросла его дальность, точность и поражающая возможность. Боевая мощь новейших видов вооружения и военной техники непрерывно увеличивалась, а значит, росла и стоимость вооруженных сил и войны в целом.

Однако следует особо отметить, что появление более совершенных видов оружия не вело к революции в военном деле, к изменению стратегии и оперативного искусства. Сама "холодная война" также не выходила за рамки безъядерного четвертого поколения, но в развитии вооружений она сделала очередной шаг к смене поколения войн. В "холодной войне" сочетались ядерное противостояние и ракетизация войск и сил флота.

Научно-техническая революция последних 40-50 лет привела к созданию ракетно-ядерного оружия, ставшего в ходе "холодной войны" базой войн пятого поколения. В августе 1945 го-да, в самом конце Второй мировой, атомной бомбардировке подверглись города Японии. К счастью, полномасштабной войны этого поколения не возникло, хотя она и планировалась во время "холодной войны".

Хотелось бы обратить внимание, что с началом ядерного этапа снизился интерес к обычному оружию, особенно оперативно-тактического назначения. Наступил длительный период застоя в развитии обычных и в еще большей степени высокоточных систем управления на большие дальности, способных эффективно поражать цели обычными боеприпасами. Для ядерного оружия высокой точности не требовалась. Однако силы флота при решении задачи "флот против флота" нуждались в высокоточных противокорабельных ракетах различной дальности. В СССР флот на вооружении имел различные типы крылатых ракет в зависимости от морского театра войны. В состав Балтийского и Черноморского флотов входили ракетные корабли и катера, вооруженные противокорабельными ракетами малой (60 км) и средней (150 км) дальности, а также береговые ракетные полки с ракетами, имеющими дальность 80-300 км. В составе Северного и Тихоокеанского флотов были атомные подводные лодки с крылатыми ракетами дальностью с 80-300 и 500 км, атомные надводные крейсера с ракетами дальностью до 500 км, эскадренные миноносцы с крылатыми ракетами дальностью до 150 км, а также ракетные катера и береговые ракетные полки.

Состав авиации флотов включал полки и дивизии морской ракетоносной авиации, которые имели на вооружении различные противокорабельные ракеты с дальностью до 400-500 км. Выдача целеуказания осуществлялась от авиационной и космической систем - МРСЦ "Успех" (Ту-95 рц) и КА типа "Легенда". Правда, отсутствие глобального или регионального информационного поля не позволяло выдавать данные о противнике в реальном масштабе времени в любое время и в любой точке Мирового океана, что затрудняло использование сил в операции и бою. Таким образом, если на сухопутных театрах войны преобладали сухопутные войска с бронетехникой, ракетно-артиллерийские части с баллистическими ракетами с дальностью до 300 км, установками залпового огня и фронтовой авиацией, то флот в войне на море силами общего назначения во взаимодействии с ВВС и ПВО готовился решать задачу "флот против флота", а морскими стратегическими ядерными силами совместно с РВСН и дальней авиацией - задачу "флот против берега".

Следует подчеркнуть, что во всех войнах доядерного периода главным объектом поражения непременно были вооруженные силы противоборствующих сторон, так как только после их разгрома, как правило на их же территории, можно было разрушить экономику противника и добиться политических целей.

Ввиду того что не хватало обычных средств массированного воздействия одновременно по всей территории противника, по его военным и гражданским объектам, для достижения стратегических результатов в войне приходилось вести длительные наступательные операции оперативно-стратегического масштаба, главным образом многочисленными сухопутными группировками, и, как правило, лишь в ходе оккупации территории противника, ценой огромных потерь живой силы достигалась победа в войне.

Ракетно-ядерная война все резко меняет, и первоочередными объектами поражения могут стать не только вооруженные силы, но и практически вся территория и все население воюющих сторон одновременно, а точнее - ареной военных действий в ракетно-ядерной войне становится вся планета Земля, ее океанские и морские акватории, воздушно-космическое пространство. Ядерная война является аномальной в эволюционном процессе смены поколений войн, она не может привести к достижению стратегических и тем более политических целей. Именно длительное ядерное противостояние и породило в ходе "холодной войны", которая велась более 40 лет двумя противоположными мировыми системами, новый тип войны - войну шестого поколения.

После окончания "холодной войны" США и другие ядерные державы оказались в тупиковой ситуации, накопив в больших количествах ядерное оружие. США не допускают возможности удара даже одного ядерного боеприпаса по их территории со стороны любого ядерного государства, они хотят быть полностью уверенными, что ядерного удара по их территории со стороны возможного противника никогда не последует. Создать абсолютно непроницаемую американскую ПРО невозможно. Поэтому Соединенные Штаты вынуждены либо пойти на кардинальное ядерное разоружение со втягиванием в этот процесс других ядерных стран, либо согласиться на существенное двустороннее сокращение ядерных вооружений.

Тем не менее их стратегические ядерные силы если не нацелены, то, безусловно, ориентированы и на Россию, и на Китай, независимо от складывающихся с ними отношений. Аналогично и ядерные силы этих стран ориентированы на США.

Следует ожидать, что вплоть до создания эффективной системы военной безопасности всех стран, с учетом их геополитического и особенно экономического положения, в первую очередь такие ядерные страны, как Россия и Китай, будут вынуждены продолжать делать ставку на свое ядерное оружие, а значит, не прекратят сопротивляться его сокращению и ликвидации до тех пор, пока не накопят запасы высокоточного оружия для войн шестого поколения.

Следует также ожидать, что, пока у России будет ядерное оружие, США встретят весьма настороженно ее попытки объединить вокруг себя страны СНГ и другие государства.

Итак, "холодная война" 1946-1991 годов проходила при ядерном сдерживании, в условиях угрозы развязывания ракетно-ядерной войны - войны пятого поколения.

3. Войны шестого поколения

К исходу XX века, несмотря на огромные достижения в различных областях науки и технологии, способствовавшие созданию новейших революционных видов и родов вооружений и военной техники, военное предвидение в России оказалось неспособным обосновать характер войн нового поколения. Военная практика значительно обогнала военную теорию, застывшую на уровне войн прошлого поколения, о чем свидетельствует принятая в 1999 году военная доктрина России. В результате экономических достижений в ряде стран уже идет очередная военно-технологическая революция, позволяющая формировать новую материально-техническую базу ведения войны в XXI веке, основу которой составляют высокие наукоемкие технологии и информационные системы. При этом важнейшую роль играют микроэлектроника, опто-электроника, сенсорная техника, а также новые технологии производства и применения высококачественных материалов. Создаются не имеющие аналогов виды оружия, способные не только заменить старые, но и полностью изменить характер вооруженной борьбы и войны в целом. Передовые технологии позволяют создать новые возможности для эффективного ведения вооруженной борьбы.

В войнах в зоне Персидского залива и в Югославии впервые изменился характер войны в целом, что и свидетельствует о произошедшей настоящей революции в военном деле. Высокоточные ракетные удары авиации и кораблей флота США по различным береговым объектам в ходе военных конфликтов в Ираке, Югославии, Афганистане, Ливии продемонстрировали возможности высокоточного оружия; дали мощный толчок его развитию, что ведет к существенным изменениям форм и способов вооруженной борьбы и к появлению войны нового поколения. Несмотря на наличие ядерного оружия в ряде стран, ядерная и всеобщая обычная война маловероятны. Высока вероятность вооруженных конфликтов и локальных войн на театрах военных действий с применением обычного и высокоточного оружия, при наличии ядерного сдерживания.

Сейчас военная теория разрабатывает и исследует, а военная практика интенсивно проверяет концепции войн очередного шестого поколения, которое в корне отличается от предыдущих четвертого и пятого. В войнах шестого поколения решающая роль будет отводиться высокоточному обычному ударному и оборонительному оружию, а не большому количеству сухопутных войск. Вся мощь агрессора будет направлена на безусловное поражение объектов экономики противника путем нанесения мощных авиационных ударов и массированных ударов непилотируемого высокоточного оружия различного базирования, в условиях глобального или регионального информационного противоборства.

Так, США и их союзники наносили удары высокоточным оружием по Ираку (1991 г.) в течение 35 суток и по Югославии - 78 суток. На карте (с. 54) показано построение группировки сил при ударах по Ираку в ходе операции "Буря в пустыне".

Высокоточное оружие - это такой вид управляемого обычного оружия, вероятность поражения которым малоразмерных целей с первого пуска близка к единице, даже если цели находятся на межконтинентальных дальностях, в любых условиях обстановки. Боевые системы высокоточного оружия представляют собой органичное сочетание высокоэффективных средств разведки, управления и доставки при наличии глобального или регионального информационного поля, создаваемого космическими и воздушными летательными аппаратами и обеспечивающего выдачу данных о цели в реальном масштабе времени. Высокоточное оружие по эффективности поражения целей уже сейчас приближается к тактическому ядерному оружию. Массированное применение обычного высокоточного оружия по объектам экономики, военным объектам способно парализовать жизнедеятельность любого государства, а при разрушении потенциально опасных объектов - вызвать экономические катастрофы регионального и планетарного масштаба.

Сейчас в ряде стран высокоточное оружие интенсивно разрабатывается, испытывается и накапливается в больших количествах.

Поскольку в войнах шестого поколения не предполагается громоздких наземных действий и использования живой силы в больших количествах, то скорее всего они не будут носить затяжного характера. Весь процесс вооруженной борьбы будет протекать компактно, скоротечно, в виде нанесения массированных ударов высокоточным оружием по военно-экономическим объектам, с широким применением средств радиоэлектронной борьбы. Но до тех пор, пока в ряде стран сохраняется и ядерное оружие, войны и даже военные конфликты нового поколения способны нести в себе угрозу перерастания их в ядерную войну.

Обычное высокоточное оружие в войнах и конфликтах будущего может нанести удары по ядерным силам и средствам, а также по гражданским объектам атомной энергетики, что, в

свою очередь, станет детонатором ядерной войны или ядерного поражения типа чернобыльского.

Никакие современные вооруженные силы государств и созданная ими для условий войны четвертого поколения оборона, никакое ядерное сдерживание не в состоянии обеспечить жизнедеятельность этих стран в условиях войны нового поколения. Потребуется практически заново решать проблемы не только обороны, но и адресной защиты важных объектов экономики от прицельного избирательного воздействия по ним высокоточными средствами поражения по всей территории страны.

Наиболее общие черты современных систем высокоточного оружия, в том числе и морского базирования:

резкое увеличение дальности стрельбы - от дальности прямой видимости до межконтинентальной;

широкая унификация оружия независимо от базирования;

исключение человека из процесса: разведка - целеуказание - поражение;

увеличение эффективности поражения за счет высокоточной навигации и повышения мощи взрывчатого вещества головной боевой части;

наличие информационного поля глобального и регионального уровней, обеспечивающего выдачу целеуказания и наведение высокоточного оружия в реальном масштабе времени по различным целям.

В США стратегические вооружения всегда были разделены на морской и воздушный компоненты. Носителями высокоточного оружия являются авианосцы и тактическая авиация на наземных базах США и НАТО в Европе и Азии, где размещены самолеты-носители: атомные подводные лодки и ракетные надводные корабли с крылатыми ракетами с дальностью более 5000 км. Стоимость крылатой ракеты морского и воздушного базирования, применяемой по наземным объектам, оценивается примерно в один миллион долларов. На закупку этих ракет на 1999 год в бюджете выделялось 48,7 млрд. долларов, в 2000 го-ду израсходовано уже 60 млрд. долларов. Интенсивные закупки высокоточных систем вооружений в США планируется вести до 2010 года. Анализ возможностей Соединенных Штатов позволяет сделать вывод, что к этому времени они будут иметь такое количество высокоточных непилотируемых средств поражения, которого окажется достаточно для проведения непрерывной стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции по адекватному противнику в течение 30 суток. Есть основания полагать, что США одними из первых будут готовы вести войну нового поколения регионального масштаба уже на рубеже 2007-2010 годов.

Исходя из анализа военных конфликтов в Ираке (1991, 1998 гг.) и Югославии (1999 г.), в которых применялось высокоточное оружие, военное руководство США взяло курс на обеспечение готовности вести войны шестого поколения. Подтверждением этого служит подготовленная в 1998 году Комитетом начальников штабов США "Единая перспектива-2010", которая включает все составляющие вооруженной борьбы и дает четкую стратегическую концепцию ведения войны нового поколения.

Здесь ставка делается уже не на группировки живой силы, а на своеобразную боевую систему стратегического масштаба, включающую достаточное количество высокоточных ударных и оборонительных систем. Высокоточное оружие, массированно и непрерывно воздействующее по государственным объектам экономики, военным объектам и системам управления противника, в кратчайшее время лишит его способности наносить ответные удары и организованно сопротивляться.

Военно-политическое руководство государства, подготовленного к ведению войны нового поколения, впервые в истории войн имеет возможность без непосредственного контакта с любым противником, где бы он ни находился, решать весь объем стратегических задач в интересах достижения стратегических и политических целей войны.

В рассматриваемой концепции США тесно взаимосвязаны всеобъемлющая оборона и защита. Они включают многоэшелонированную систему воздушно-космической (противовоздушной, противокосмической, противоракетной) обороны всей системы государственной экономики, городов и отдельных гражданских и военных объектов на территории всех штатов США. Таким образом завершается первый этап подготовки к ведению воздушно-космическо-морских войн.

Важным элементом концепции является всестороннее и непрерывное боевое информационное обеспечение военных действий в течение заданного периода времени с широким использованием воздушно-космических систем.

Существенным элементом концепции США является система управления всеми видами и способами военных действий и информационного противоборства в условиях радиоэлектронной борьбы. Совершенствуется сбор и анализ развединформации, применяются новые методы обработки отображения и передачи информации, навигации, управления и контроля. В целом военное руководство США называет эту концепцию "всеохватывающее господство", что полностью отражает их курс на обретение способности уже на рубеже 2010 года вести войны нового поколения на любом ТВД с любыми странами.

Таковы основные черты войны шестого поколения воздушно-космическо-морской с массированным применением высокоточного оружия.

Аналогично, в соответствии со своими национальными особенностями осуществляют интенсивную подготовку к войнам нового поколения и такие страны, как Китай, Тайвань, Израиль, Япония, Франция, а также ряд других стран НАТО.

К сожалению, Россия идет своим путем, военная сила Российского государства ориентирована на прошлое поколение войн, и в начале XXI века она не будет способна вести вооруженную борьбу в формах и способах войн шестого поколения. Хотя страна и обладает научно-техническим потенциалом, способным создать системы вооружения войн шестого поколения.

Война нового поколения будет иметь во многом новое содержание по сравнению с четвертым поколением. С появлением в вооруженных силах государств высокоточного оружия в количествах, достаточных для ведения полномасштабной войны будущего, разгром и уничтожение противника как одна из важнейших целей всех войн прошлого может достигаться лишь нанесением массированных ударов по его средствам ответного удара.

Что касается живой силы противника, то, как отмечалось, она вообще может не подвергаться ударам. Вместо этого будут нанесены многочисленные массированные высокоточные огневые удары по адресным объектам экономики и прочим ценностям противника (система госуправления, энергетические центры) на всю глубину территории его страны. Также не возникнет необходимости наносить удары по его стратегическим резервам на базе сухопутных группировок войск, поскольку в войнах будущего они не будут представлять угрозу для стороны, действующей по планам войны шестого поколения. И, разумеется, отпадет необходимость оккупировать территорию противника, лишенного экономики, а его политический строй, оказавшийся в таком положении, наверняка развалится сам. Современное высокоточное оружие в ряде государств постепенно превращается в решающий фактор вооруженной борьбы и победы в войне. Внезапное и массированное в течение длительного времени применение высокоточного оружия может обеспечить вооруженным силам решение тех задач, которые ранее возлагались на ядерное оружие, пилотируемую авиацию и сухопутные войска.

Таким образом, главные стратегические и политические цели войны нового поколения достигаются решением целого ряда задач путем применения обычного высокоточного оружия, а не ядерного. Это и позволяет утверждать, что ядерное оружие, а вместе с ним и войны пятого поколения уже в первом десятилетии XXI века начнут уходить в прошлое. Однако, надо полагать, останется стратегическое сдерживание на базе ядерных сил и сил общего назначения. Безусловно, все это скажется на структуре вооруженных сил и военном искусстве.

Можно предположить что паритет в вооруженных силах наиболее развитых стран будет отдан:

1. Воздушно-космическим войскам, имеющим на вооружении воздушные и космические летательные аппараты - носители высокоточных крылатых ракет, а также межконтинентальным безъядерным баллистическим ракетам, и комплексам противоракетной и противовоздушной обороны.

2. Военно-морским флотам, которые сохранят на вооружении морские силы стратегического ядерного сдерживания (атомные подводные лодки с баллистическими ракетами) и будут иметь силы общего назначения (авианосцы, атомные подводные лодки, ракетные корабли) с большим количеством высокоточных крылатых ракет. В США, например, уже принято решение о строительстве нового проекта корабля XXI века "Арсенал" в соответствии с "Единой перспективой-2010" и стратегической концепцией "всеохватывающего господства". Первый корабль должны построить уже в 2001 году. Он будет иметь 500 пусковых установок с ракетами вертикального пуска и еще три боекомплекта в погребах. Ожидается, что к 2003 году в состав ВМС США войдут три корабля этого проекта, которые будут нести боевую службу в акваториях Персидского залива, Средиземного моря и западной части Тихого океана и будут способны наносить удары по объектам на территории Евро-Азиатского континента и других регионов.

3. Сухопутным войскам, перенацеленным в основном на решение задач охраны границ и проведение наступательных операций в случае сухопутной агрессии в военных конфликтах и локальных войнах.

4. Командно-боевым информационно-управляющим системам глобального, регионального и зонального уровня, которые станут системообразующими для разведывательно-ударных боевых систем.

Учитывая сложный характер военно-политической обстановки, различные экономические и военные уровни государств, можно ожидать, что в начале XXI века оружия для войн шестого поколения во всех странах еще не накопится достаточно. В основном они будут иметь вооружение и технику разных поколений, в различных пропорциях для войн четвертого, пятого и шестого поколений.

4. Развитие военно-морского искусства

в войнах нового поколения

Новые принципы военно-морского искусства

Войны шестого поколения, порожденные революцией в военном деле, несут в себе много нового. Такие войны отрываются от земной поверхности и перемещаются в воздушно-космическое пространство, которое становится главным театром военных действий. Практически появляется не только новое в военном искусстве, но и в войне в целом. Меняются функции видов вооруженных сил и родов войск. Резко возрастает роль радиоэлектронной борьбы и информационного обеспечения войск и сил флота. Командно-боевые информационные системы становятся основой управления боевыми соединениями и войной в целом.

Появляется необходимость иметь стратегическую противоракетную оборону страны и группировки военно-морских сил для борьбы с носителями высокоточного оружия.

Можно утверждать, что шестая революция в военном деле придает военным действиям на море в войне нового поколения три качественно новых измерения: географическое (Мировой океан), космическое и информационное.

Войны нового поколения внесут большие коррективы в законы и закономерности вооруженной борьбы. Наполнятся новым содержанием, новым смыслом принципы военного и военно-морского искусства, которые можно представить в следующем виде:

1. Главными в такой войне станут спрессованные одновременные действия высокоточных средств поражения различного базирования, выполняющих задачи стратегического масштаба. Носители средств поражения в своем большинстве не будут находиться в непосредственном контакте с противником. Основными носителями огромного количества высокоточного оружия станут надводные, подводные и авианесущие корабли, постоянно находящиеся на боевой службе в Мировом океане.

2. Резко уменьшится, а может, исчезнет вообще влияние ядерного оружия на достижение стратегических и политических целей. Эти функции постепенно переходят к высокоточному обычному оружию.

3. Перестают быть необходимыми большие группировки сухопутных войск, сил и средств, стратегические людские резервы, мобилизационный ресурс государств.

4. Согласование усилий всех видов вооруженных сил и родов войск будет осуществляться по двум взаимоувязанным, но противоположным направлениям действиям стратегических ударных и стратегических оборонительных сил и средств. Это и приведет к созданию двухвидовых вооруженных сил в наиболее развитых странах.

5. Из известных по предыдущим поколениям войн элементов боя и сражения огонь, удар, маневр - в войнах нового поколения сохранится лишь удар высокоточных сил и средств и маневр траекториями ракет.

6. В войнах шестого поколения основной стратегической формой решения задач станет воздушно-космическо-морская ударная операция, состоящая из "господствующего маневра" и ряда "высокоточных ударов".

Военно-морское искусство получит развитие в части комплексного огневого поражения.

1. "Господствующий маневр". Предполагает полномасштабное применение рассредоточенных группировок разнородных сил (включая наземные, морские, воздушные и космические компоненты), обладающих большими способностями по массированию огневой мощи и активно использующих возможность по информационному обеспечению и маневру для решения задач из различных акваторий Мирового океана.

2. "Высокоточный морской удар". Предусматривает применение высокоточного оружия, оружия избирательного действия, а также всепогодные средства нанесения ударов по объектам экономики противника без входа в зону поражения противника. Такой удар из Мирового океана обеспечивает более широкий выбор вариантов боевых действий, обеспечивающих адекватность, точность и гибкость.

В декабре 1998 года ВМС США впервые провели воздушно-космическо-морскую ударную операцию, в которой применялись новейшие разработки высокоточных крылатых ракет морского и воздушного базирования для нанесения ударов по военным и гражданским объектам Ирака. Было применено 415 крылатых ракет, в основном ночью, четырьмя высокоточными ударами.

Первый высокоточный удар. 17 декабря 1998 года были нанесены два одновременных удара новейшими крылатыми ракетами корабельного базирования и один удар ракетами воздушного базирования. Всего выпустили 180 ракет для поражения объектов радиоэлектронного излучения (средства РЭБ, узлы связи, КП и штабы стратегического, оперативного и тактического назначения). Контроль ударов осуществлялся с искусственных спутников Земли в реальном масштабе времени. Было выведено из строя 20 важнейших радиоизлучающих объектов Ирака.

В ходе второго высокоточного удара, нанесенного 17 английскими самолетами "Торнадо", были использованы противорадиолокационные ракеты "Харм" и "Аларм" для поражения радиоизлучающих объектов, которые не были уничтожены при первом ударе. В результате этих двух ударов Ирак лишился практически всех средств РЭБ.

Отрабатывалось огневое взаимодействие надводных кораблей и самолетов стратегической авиации В-52.

После надежного подавления систем ПВО и РЭБ Ирака в этом ударе действовали самолеты палубной авиации F/A-18 и берегового базирования F-16, которые применяли высокоточное оружие - бомбы с лазерным наведением - для поражения защищенных командных пунктов. Позже стало известно о выводе из строя 30 важных объектов.

Третий высокоточный удар. Нанесено три наиболее мощных комбинированных воздушно-морских высокоточных удара. Осуществлено 360 самолето-вылетов носителей крылатых ракет и выпущено 95 ракет. Здесь впервые испытывался в боевых условиях новейший стратегический бомбардировщик В-1, созданный с применением технологии "Стелс", делающей его невидимым для радаров противника. Как стало известно, всего в ударе было поражено еще 40 важных объектов Ирака.

Четвертый высокоточный удар. Осуществлено три последовательных удара английскими самолетами "Торнадо", американскими палубными самолетами F-18 и стратегическими самолетами США В-52. Всего выпустили до 40 ракет. В-52 проводили испытание новых крылатых ракет, оснащенных боеголовкой весом около одной тонны. В ударе участвовали атомные подводные лодки, которые наносили удары высокоточными крылатыми ракетами из акватории Красного и Средиземного морей.

По данным космической разведки, общая эффективность ударов высокоточным оружием составила 85%. Все объекты были разрушены - главным образом за счет применения 415 высокоточных крылатых ракет.

Следует ожидать появления нового класса высокоточных (5-8 м) крылатых ракет космического, воздушного и морского базирования, изготовленных по технологии "Стелс", с дальностью 500-1000 км и с высотой полета от 30 до 60 км в режиме радиомолчания, с коррекцией полета с помощью ИСЗ (система GPS) и сложными схемами самонаведения на цель.

В ударе по Ираку в 1998 году использовались новые экспериментальные ракеты с дальностью до 2500 км, высотой полета 30 м, со скоростью 900 км/ч; с подходом к цели осуществлялся набор высоты до 200 м и пикирование на цель.

Таким образом, в войнах нового поколения в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции намного острее встает проблема защиты не только средств высокоточного огневого поражения, но и всех радиоизлучающих средств и информационного противоборства.

Развитие военного и военно-морского искусства в войнах будущего предопределила очередная, всего лишь шестая революция в военном деле.

Современная революция в военном деле - это такие качественные изменения в вооруженной борьбе, происходящие под влиянием научно-технического прогресса, которые в корне меняют строительство и подготовку вооруженных сил, способы ведения военных действий и войны в целом.

Начиная с войн четвертого поколения, революция в военном деле проявляется прежде всего через стратегию как главную составляющую военного искусства. Первые три поколения войн проявлялись через тактику ведения войны.

Военная стратегия - наиболее консервативная часть военного искусства, и она в меньшей степени подвергается изменениям, чем тактика и оперативное искусство. Она является результатом изучения как собственного, так и чужого опыта войн, военных конфликтов, результатом появления новых видов вооружения и военной техники.

Стратегия охватывает теорию, практику, планирование и ведение стратегических операций и военных действий в войне. Это наука и практика реализации возможностей государства для достижения политических целей. Стратегия меняется вместе с революцией в военном деле. Исходя из опыта военных конфликтов, связанных с применением высокоточного оружия, можно сделать вывод, что в бесконтактных войнах стираются грани между тактикой и оперативным искусством, так как главные объекты и цели, предназначенные для поражения, будут находиться на всей глубине театра войны. В ходе высокоточных массированных ударов достигаются оперативно-стратегические цели. Особенности боевого применения высокоточного оружия привели к необходимости интеграции различных средств вооруженной борьбы в единые системы высокоточного оружия разведывательно-ударные боевые комплексы (системы). Комплексы будут представлять собой совокупность функционально взаимосвязанных средств разведывательно-информационного поля, разведки, управления, доставки и поражения. Это единая многофункциональная боевая система, которая объединяет все системы в единый комплекс. Корабль, самолет - носители высокоточного оружия - являются элементами этой системы как комплексы огневого поражения. Это совершенно новый подход к развитию флота, строительству кораблей, изменению форм и способов их применения.

Боевой потенциал вооруженных сил для войн и вооруженной борьбы в обозримом будущем должен представлять совокупность современных высокоточных ударных и оборонительных вооружений и техники, способных без применения живой силы выполнить стоящие перед ними задачи. Приоритеты видов вооруженных сил в программах их развития должны быть уточнены.

Первый уровень приоритета необходимо отдать ударным силам и средствам стратегического неядерного сдерживания всех войн, военных и вооруженных конфликтов (при наличии сил и средств ядерного сдерживания).

Второй уровень - стратегическим оборонительным силам и средствам, а также силам и средствам неогневой защиты объектов экономики.

Третий уровень - силам и средствам радиоэлектронной борьбы и информационного противоборства.

Четвертый уровень - вооружению и технике мобильных сил.

Принципиально новым в военном искусстве в войне нового поколения станет стратегическое неядерное сдерживание любого потенциального агрессора путем создания реальной угрозы нанесения ему неприемлемого ущерба высокоточным обычным оружием. Здесь уместно вести речь именно об угрозе неотвратимого неприемлемого ущерба специально выбранным жизненно важным объектам экономики враждебного государства. Ущерб может быть нанесен реально массированным применением в течение длительного времени высокоточных средств поражения различного базирования и различной дальности действия.

Для реализации концепции стратегического неядерного сдерживания потребуется фактически создать новую разведывательно-ударную боевую систему, включающую:

разведывательные средства стратегического предупреждения о начале подготовки противника к нападению, о его готовности нанести удар или осуществить вторжение в ближайшее время (сутки, часы, минуты), о начале нападения с применением определенных видов оружия и сил;

требуемое количество стратегических высокоточных неядерных сил и средств различного базирования;

автоматическую систему управления всеми силами и средствами стратегического неядерного сдерживания;

силы и средства технического обеспечения.

Выделение сил и средств неядерного сдерживания в особую боевую систему не означает, что она сразу заменит силы и средства ядерного сдерживания. Некоторое время они будут существовать параллельно, но постепенно, по мере увеличения количества стратегических высокоточных неядерных сил и средств, неядерное сдерживание станет основным в обеспечении военной безопасности государства. Стратегическое неядерное сдерживание, в отличие от ядерного, может осуществляться не из центра, а из региональных командований на стратегических направлениях. Первоочередному поражению высокоточными средствами подвергнутся позиции сил и средств ПВО, пункты управления, важнейшие аэродромы, средства ответных действий. Последующие удары будут предназначены для безусловного поражения объектов экономики, энергетики, коммуникаций на всю глубину территории противника.

Развитие стратегических оборонительных сил

и средств

Войны нового поколения будут вестись в интересах разгрома экономического потенциала противника. Острейшей проблемой станет перехват носителей высокоточного оружия до рубежа пуска высокоточных ракет, а также защита объектов экономики от ударов высокоточного оружия. Это потребует трансформирования противосамолетной обороны в стратегическую воздушно-космическую оборону страны.

Одной из характерных черт войны и вооруженной борьбы будущего станет ожесточенное противоборство между средствами воздушно-космическо-морского нападения и средствами воздушно-космическо-морской обороны. Такое противоборство переместится с больших и средних высот воздушного пространства в область высот приземного космического пространства и область предельно малых высот, где будут действовать высокоточные крылатые ракеты.

В такой войне воздушно-космическо-морская оборона суверенного государства должна не "прикрывать" объекты, а уничтожать носители высокоточного оружия морского, воздушного и наземного базирования до рубежа пуска ими крылатых ракет, то есть за 1,5-2 тыс. км до государственной границы, а значит, и в Мировом океане. Уничтожение носителей высокоточного оружия морского базирования будет осуществляться и в форме морской операции по уничтожению корабельных группировок, а также морской противолодочной операции по уничтожению атомных подводных лодок с высокоточными крылатыми ракетами, действующих самостоятельно.

Формам и способам действий нападающей стороны, продолжительности ее стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции необходимо противопоставить адекватные формы и способы оборонительных действий.

Воздушно-космическо-морская оборона должна стать общегосударственной и может включать сверхдальние пилотируемые и беспилотные средства, специальные зенитно-ракетные комплексы (в том числе и морского базирования) сверхдальнего перехвата носителей крылатых ракет, противоракетную оборону и радиоэлектронное противодействие.

Система обнаружения стратегических оборонительных сил должна развиваться с использованием новых средств наземного, воздушного и космического базирования для обеспечения перехватов и уничтожения прежде всего носителей высокоточного оружия и крылатых ракет. Борьба с воздушно-космическо-морским противником займет одно из важнейших мест среди всех видов противоборства в войне будущего. Такая борьба будет представлять собой сложную систему стратегического масштаба и станет главной формой применения стратегических оборонительных сил государства.

Стратегическая воздушно-космическо-морская оборонительная операция будет включать совокупность согласованных и взаимосвязанных по целям, задачам, месту и времени операций и боевых действий группировок войск различных видов вооруженных сил при решающей роли войск воздушно-космической обороны, проводимых по единому плану и замыслу в воздушном и околоземном космическом пространстве, на всей территории страны и в Мировом океане под единым руководством для защиты экономического потенциала страны и средств ответного удара от поражения противника с воздуха и из космоса.

Такая стратегическая оборонительная операция должна характеризоваться решительностью целей, иметь стратегический пространственный размах, зависящий от характера действий средств воздушно-космическо-морского нападения противника, и может длиться от 30 суток в 2010 году до 90 суток после 2040-го. В этой операции широкое применение найдет радиоэлектронная борьба, подавление радиоэлектронных средств противника и неогневая защита своих объектов экономики.

Независимо от количества и конкретных характеристик объектов экономики система их неогневой защиты должна отвечать следующим требованиям:

обладать высокой боевой готовностью к немедленным действиям в мирное и военное время, быть способной эффективно решать свои задачи;

средства и способы защиты должны гарантировать непоражение населения и обслуживающего персонала, сохранение объекта экономики или, в крайнем случае, не допускать его разрушения свыше уровня, позволяющего быстро восстановить;

уровень защиты населения и каждого объекта экономики должен соответствовать степени опасности поражающих воздействий высокоточного оружия, а также значению и важности защищаемых объектов. Наносимый объекту ущерб должен быть значительно ниже приемлемого ущерба;

объекты экономики необходимо защищать комплексом разнообразных средств, работающих в различных диапазонах электромагнитных и акустических волн и учитывающих все демаскирующие признаки объектов;

системы неогневой защиты объектов экономики должны быть автономными, индивидуальными и способными действовать в условиях возможного нарушения систем управления различного назначения как в мирное, так и военное время;

важнейшие технические средства неогневой защиты необходимо устанавливать на защищаемых объектах заблаговременно и приводить в готовность в соответствии со степенью техногенной или военной угрозы;

стоимость создаваемой системы неогневой защиты объектов экономики не должна обременять государство, а затраты на нее должны быть значительно меньше предотвращенного ущерба.

Таким образом, только комплексом активных огневых мер обороны стратегического масштаба и пассивных неогневых мер защиты каждого объекта можно достичь требуемого уровня безусловного сохранения экономического потенциала страны.

Развитие радиоэлектронной борьбы

С возрастанием пространственного размаха радиоэлектронных полей резко повышается значение радиоэлектронной борьбы. Из вида, обеспечивающего боевые действия, она превращается в радиоэлектронную операцию, которая контролирует информационное поле и выявляет основные ударные и обеспечивающие группировки противника в ходе воздушно-космическо-морской ударной (оборонительной) операции. Это потребует объединения всех средств радиоэлектронной борьбы в самостоятельный род войск. Под операцией РЭБ в войне и вооруженной борьбе будущего будет пониматься комплекс мероприятий и действий по радиоэлектронному подавлению атакующего противника и защите своих войск (сил флота) и систем оружия от его радиоэлектронного подавления.

Вероятно, составными частями операции РЭБ будут: огневое поражение объектов РЭБ противника и источников любого электромагнитного излучения; подавление всей системы радиоэлектронных средств; защита своих источников радиоэлектронного излучения; радиоэлектронное прикрытие от ударов высокоточного оружия на маршрутах полета и в районе цели. Действия, проводимые в операции РЭБ, в сочетании с огнем и маневром будут вестись одновременно в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции и стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника.

Развитие информационного противоборства

Одна из важнейших составляющих войны шестого поколения - информационное противоборство. Разведка из традиционного вида обеспечения превратится в активный действующий род войск и станет одной из составляющих ударного компонента высокоточных средств поражения и обороны. Информационный ресурс государств станет одним из системообразующих компонентов стратегических ударных и оборонительных сил государства и распространится на все пространственные сферы (космос, воздух, сушу, море), заключаясь в то же время в программном обеспечении компьютеров различного назначения и в их сетях, сетях телекоммуникационных систем, радионавигационных системах, системах управления войсками и оружием, энергетикой, транспортом, финансовыми потоками и т.д.

С развитием и накоплением высокоточного оружия возникнет острая необходимость в различных информационных комплексах, реализованных в средствах разведки и управления, а также в силах и средствах РЭБ. Для непрерывного и детального наблюдения за всей территорией противника и омывающими ее морями, за его воздушно-космическим пространством, состоянием его стратегических ударных и оборонительных сил будут широко применяться космические, морские, воздушные и наземные силы и средства разведки в пределах театра военных действий.

Космические средства разведки станут основными источниками информации как при планировании, так и при организации и ведении боевых действий. Из космического пространства будет постоянно и широко осуществляться радиотехническая, радиолокационная, инфракрасная, радиационная, химическая, фото- и телевизионная разведки, которые призваны непрерывно выдавать необходимую информацию в реальном масштабе времени.

В войнах в зоне Персидского залива и в Югославии широко использовались американские спутники "Лакрос", передававшие из космоса радиолокационное изображение района боевых действий. Их применение позволило оценивать эффективность ударов, вскрывать оборону противника в различных погодных условиях.

Следует ожидать, что до 2010 года орбитальные группировки разведывательных космических аппаратов значительно усилятся, что увеличит их возможности по количеству вскрываемых объектов, по точности обнаружения и уменьшит время разведки.

Существующие и разрабатываемые в ведущих странах мира системы высокоточного оружия будут применяться в условиях информационного превосходства. С помощью средств информатики, разведки и связи потребуется быстро получить максимально точную, полную, своевременную и защищенную разведывательную информацию, позволяющую правильно реагировать на любые конфликты с целью немедленного овладения ситуацией и принятия необходимых решений. Можно утверждать, что одним из важнейших механизмов войны шестого поколения становится не только революция в военном деле, но и информационная революция, которая переживает стадию формирования.

Следует ожидать, что в переходный период к войнам нового поколения произойдет резкий скачок на пути информатизации и автоматизации управления войсками, силами флота и оружием. Сохраняясь в переходный период как один из видов обеспечения, информационное противоборство в последующем приобретет самостоятельный характер среди многих других форм и способов борьбы.

Информационное превосходство в войнах шестого поколения будет достигаться за счет:

господства в информационном пространстве космических систем и средств разведки, предупреждения, навигации, метеорологии, управления и связи;

преимущества в количестве высокоточных ракет, разведывательно-ударных боевых систем наземного, морского, воздушного и космического базирования и возможности непрерывно маневрировать этими силами и средствами и их огнем;

скорости ввода боевых программ в высокоточные системы;

возможности массированного и длительного по времени применения высокоточного оружия различного базирования;

адресного всестороннего материально-технологического обеспечения разведывательно-ударных боевых систем;

надежной информационной защиты высокоточных ударных и оборонительных сил и средств на суше, на море, в воздухе и в космосе.

Таким образом, под информационным противоборством в войнах будущего следует понимать новую стратегическую форму борьбы сторон, в которой используются специальные способы и средства, воздействующие на информационную среду противника и защищающие собственную в интересах достижения стратегических целей войны.

Информационное противоборство будет резко возрастать в следующих направлениях:

борьба с системами управления различных уровней;

борьба между ударными и оборонительными средствами сторон;

создание сложной информационной и помеховой обстановки во всем воздушно-космическом пространстве;

информационное обеспечение массированных высокоточных ракетных ударов;

ставка на информационное обеспечение военно-технического превосходства.

Следует заметить, что информационное противоборство как вид боевого обеспечения военных действий практически никогда не прекращалось и во всех прошлых войнах. Выигрыш информационного противоборства в войнах будущего фактически приведет к достижению стратегических и политических целей войны.

Цели, задачи, силы и средства информационного противоборства составляют основу его содержания, а следовательно, и структуры его научной теории.

Главная цель информационного противоборства (информационной борьбы) сохранение необходимого уровня своей информационной безопасности и снижение уровня этой безопасности у противника. Поставленная цель может быть достигнута решением ряда взаимоувязанных задач, важнейшие из которых - разрушение информационного ресурса и поля противника и сохранение собственного.

Таким образом, рассмотренные основные составляющие войны нового поколения внесут существенные изменения в военное и военно-морское искусство войны будущего. Если начнется война шестого поколения, военно-политических целей в ней можно достигнуть только нанесением массированных высокоточных ракетных, радиоэлектронных и информационных ударов, за которыми вообще не будут планироваться действия сухопутных группировок. Характер такой войны будет определять масштабное применение высокоточного ударного и оборонительного оружия, разведывательно-информационных систем и систем радиоэлектронной борьбы. Сейчас становится все более наглядной реальность интеграции этих компонентов в единую боевую систему, объединяющую информационное поле в космосе, воздухе, на море и на суше, способную изменить в обозримом будущем характер военных действий.

В войнах будущего изменятся многие привычные представления не только в области стратегии, но и в области оперативного искусства и тактики. Такие войны будут иметь широкий пространственный размах, включающий сухопутный и морской театры войны. Не станет явно выделенного направления главного удара, поскольку удары будут наноситься одновременно со всех направлений ТВД.

В главных формах военных действий (удар, бой, операция), являющихся основополагающими категориями военной науки, произойдут большие изменения, связанные со стиранием граней между тактикой, оперативным искусством и стратегией. Такие формы вооруженной борьбы, как наступление и оборона общевойсковых соединений, уйдут в прошлое. Ведущую роль в одновременном поражении противника будет играть стратегия.

Войны будут вестись одновременно на всей территории государства, и практически исчезнет различие между войсками и всем населением страны. Решающие военные действия будут происходить в воздушно-космическом пространстве, и суверенитет государства может быть нарушен в этом случае без проникновения на наземную территорию. В войне будущего победы можно достигнуть разрушением экономического потенциала противника с помощью массированного применения высокоточных средств поражения.

Иными словами, победа может быть достигнута без оккупации, лишь в результате проведения стратегической воздушно-космическо-морской ударной наступательной операции, операции РЭБ и успеха в информационном противоборстве.

Возникает вопрос: какой характер война будущего примет на море? Так как целей войны можно достигнуть в результате уничтожения военно-экономических объектов, то основной задачей, стоящей перед силами флота, будет "флот против берега", и решать эту задачу будут в воздушно-космическо-морской ударной операции высокоточным оружием. Несомненно, в переходный период и в будущем США планируют проведение таких операций против России, Китая, Индии и других стран. Поэтому подобная операция примет глобальный пространственный размах, носители высокоточного оружия - авианосцы, ракетные надводные корабли и атомные подводные лодки будут наносить удары из зоны Атлантического, Северного Ледовитого, Индийского и Тихого океанов в форме высокоточного сражения (боя).

Флоты противоборствующих стран в этих условиях будут решать задачу "флот против флота" в форме морской операции по уничтожению надводных кораблей с высокоточным оружием и морской противолодочной операции по уничтожению атомных подводных лодок с высокоточным оружием с целью сорвать удары с моря. Обе морские операции будут проводиться в рамках воздушно-космическо-морской оборонительной стратегической операции.

Морские стратегические ядерные силы противоборствующих сторон будут решать задачи ядерного сдерживания и находиться в готовности к применению ядерного оружия. Что касается операций флота, морских операций по нарушению коммуникаций и морских десантных операций, то они постепенно утратят свое значение.

Итак, в условиях войн шестого поколения основными формами решения задач для ВМФ станет участие в стратегической операции по уничтожению важных экономических и военных объектов с применением неядерного оружия и морские операции по срыву ударов высокоточным оружием с морских и океанских направлений в зоне Северного и Тихоокеанского флотов. Что касается закрытых морских театров, то силы Балтийского и Черноморского флотов будут вести морские операции по уничтожению корабельных группировок и действия по защите флангов приморских фронтов. Успех операций во многом определяет результаты информационного противоборства и состояние развития систем высокоточного оружия.

За последние 10 лет произошли существенные изменения в материальной базе ведения войны и содержании военных доктрин и стратегий основных морских держав мира.

Анализ военных конфликтов США и НАТО против Ирака и Югославии показывает, что приоритетное развитие получают виды вооруженных сил и роды войск, оснащенные средствами поражения дальнего действия, которые интегрированы с информационно-управляющими боевыми системами и обладают способностью поражать объекты противника практически на всей его территории в реальном масштабе времени с высокой точностью. Главные усилия в вооруженном противоборстве объективно смещаются в воздушно-космическую среду и на море, так как носители высокоточного оружия действуют в этих сферах.

Космические средства военного назначения системообразующий военно-технический инструмент ведения боевых действий. Удары по военным и экономическим объектам наносились специально созданными разведывательно-ударными боевыми системами, основой которых являются космические аппараты различного назначения, а также воздушные и морские носители высокоточного оружия.

Ход и исход вооруженной борьбы и во многом войны в целом, предопределяются решением оперативно-стратегической задачи по завоеванию господства в воздухе.

Анализ военных конфликтов показывает наиболее характерные основные военно-стратегические тенденции войны шестого поколения (воздушно-космическо-морской):

1. Уничтожение противника трансформируется в уничтожение ключевых объектов управления и противовоздушной обороны, энергетики и промышленности, подрыв жизнедеятельности страны.

2. Непосредственный контакт сражающихся войск заменяется дистанционным огневым контактом путем нанесения ударов крылатыми ракетами воздушного и морского базирования на дальностях 300-800 км от целей, что приводит к исчезновению четкого разделения понятий "тыл" и "фронт".

3. Создание единой системы сбора и обработки информации за счет интеграции средств космической, воздушной и наземной разведки, позволяющее обеспечить целераспределение и целеуказание в реальном масштабе времени, рождает новые условия для ведения войн шестого поколения.

4. Общая цель войны достигается разрушением основ экономического потенциала страны и системы управления.

Рассмотрев классификацию поколений войн, можно сделать следующие выводы:

1. В основе поколений войн лежит научно-технический потенциал государства, который создает принципиально новую материальную базу ведения войны, а формы и способы ее ведения являются предметом военной и военно-морской науки.

2. Войны шестого поколения в своей основе предусматривают применение высокоточного оружия для подрыва экономики враждебного государства, подавление его системы управления, разрушение коммуникаций и инфраструктуры.

3. Высокоточное оружие и воздушно-космическо-морские средства являются системообразующим инструментом ведения войны будущего.

4. Основной формой решения задач в будущей войне станет воздушно-космическо-морская ударная операция, состоящая из ряда высокоточных ударов по экономическим объектам на всей территории страны, подвергшейся агрессии.

5. Революция в военном деле приведет к необходимости смены не только вооружений, но также состава и структуры вооруженных сил, форм и способов их применения.

В заключение необходимо отметить, что в войне шестого поколения утрачивают свое значение такие понятия, как "фронт", "тыл", "линия фронта", "резервы", "оперативное построение войск", в силу того, что эта война не контактная, она ведется средствами поражения дальнего действия по всей территории, по объектам, определяющим жизнедеятельность и обороноспособность страны.

Таковы новые тенденции, определяющие развитие военно-морской науки в будущей войне.

ГЛАВА III

Воздушно-космическо-морская ударная операция

в войне против Югославии

(24 марта - 12 июня 1999 г.)

Война США и НАТО весной - летом 1999 года в Югославии стала прообразом войны шестого поколения. Это была бесконтактная локальная война, в которой применение высокоточного оружия силами флота и авиации по основным экономическим объектам Сербии привело правительство Югославии к капитуляции. Анализ этой кампании, выполненный доктором военных наук В.Слипченко, является большим вкладом в познание войны будущего, в основе которой лежат воздушно-космическо-морская операция и информационное противоборство.

В ходе воздушно-космическо-морской ударной операции силами НАТО одновременно проводилась в рамках информационного противоборства операция РЭБ, которая, кроме радиоэлектронного подавления, включала и множество высокоточных огневых ударов по радиоизлучающим объектам. Впервые в ходе операции РЭБ был осуществлен эксперимент по подавлению информационного потенциала Югославии.

США в своих планах уделяют особую роль подготовке к информационным войнам.

В течение одиннадцати недель военной кампании НАТО против Югославии США фактически проводили экспериментальную воздушно-космическо-морскую ударную операцию нового типа "Союзническая сила". План действия сил показан на карте (с. 77). Главными целями операции были:

испытания в реальных боевых условиях разведывательно-ударных боевых систем, включающих такие элементы, как разведка, управление, доставка высокоточного оружия;

разрушение основы экономического потенциала Югославии;

оценка эффективности высокоточного оружия различного базирования;

документирование результатов применения конкретных типов оружия и операции в целом.

По времени операцию можно разделить на два самостоятельных периода с продолжительностью первого этапа в шесть недель и второго - в пять недель.

1. Анализ первого периода операции

(24 марта - 9 мая 1999 г.)

В течение первых шести недель США независимо и, возможно, скрытно от других стран НАТО проводили эксперименты по применению новейших видов оружия, а также по отработке форм и способов ведения войны шестого поколения. Анализ этого этапа операции позволяет выявить следующие ее характеристики, которые указывают на принадлежность югославской кампании к новому поколению войн.

1. Удары по военным и экономическим объектам Сербии и Косова в ходе новой в военном искусстве воздушно-космическо-морской операции наносились не группировками ВВС и ВМС, которые там формально существовали, а специально созданными на их базе разведывательно-ударными боевыми системами (РУБС). Основой РУБС являлись космические системы различного назначения, а также воздушные и морские носители высокоточного оружия. Воздушно-космическо-морская ударная операция проведена полностью бесконтактным способом на межконтинентально удаленном от США горно-лесистом Балканском театре с достаточно развитыми экономикой, инфраструктурой и заранее созданной системой обороны Югославии. Самолеты ВВС и ВМС США и других стран НАТО действовали как элементы РУБС в качестве "подносчиков боеприпасов". Они взлетали с авиабаз на территории США, стран НАТО в Европе и авианосцев в Адриатическом море, доставляли до рубежей пуска, находящихся за пределами досягаемости средствами противосамолетной обороны Югославии, нацеленные на конкретные критические точки военных и промышленных объектов высокоточные крылатые ракеты. Запуск ракет производился с высоты 8-9 тыс. м, после чего самолеты уходили за новыми боекомплектами или возвращались на авиабазы США.

Крылатые ракеты морского базирования запускались с кораблей и подводных лодок ВМС США, которые находились в Адриатическом море и также входили в разведывательно-ударные боевые системы. Крылатые ракеты воздушного и морского базирования поражали цели на дальностях 300-800 км от рубежей пусков. В течение первых шести недель операции были испытаны новейшие крылатые ракеты воздушного базирования, хотя в целях дезинформации они проходили под известным старым шифром АGМ-86 с добавлением определенных индексов. В этот же период были испытаны также практически новые крылатые ракеты морского базирования АGМ-109, носителями которых были корабли и подводные лодки ВМС США. Эти ракеты наводились на цели с использованием космической навигационной системы GPS, весь полет этих крылатых ракет осуществлялся в режиме полного радиомолчания без излучения электромагнитной энергии для измерения высоты своего полета. На конечном участке полета, непосредственно в районе цели, активировалась оптическая система DSMAS для точного наведения на конкретную критическую точку объекта. Были испытаны также новые модификации управляемой крылатой ракеты АGМ-130 с телевизионной командной системой наведения (носитель - самолет F-15Е). В конце первого периода войны были отмечены испытания и кассетных авиабомб CBU-97 с самоприцеливающимися боевыми элементами для поражения бронетанковой техники (носитель - стратегический бомбардировщик В-1В).

Следует отметить, что на протяжении всего первого периода операции метеорологические условия в целом не благоприятствовали применению пилотируемых средств над территорией Югославии. Однако туманы, дожди и плотная низкая облачность мало сказывались на действиях авиации, поскольку та лишь доставляла до рубежей пуска высокоточные крылатые ракеты, которые и были главным оружием первого периода операции. Для объективной оценки эффективности боевого применения экспериментальных крылатых ракет плохая погода была до известной степени даже более предпочтительной.

2. На территории Югославии боевые действия сухопутных группировок войск союзом НАТО не планировались и не велись. Основные координаты операции были перенесены в воздушно-космическое пространство, которое и стало главным театром войны. Односторонние удары НАТО по объектам экономики Югославии осуществлялись в основном высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования. Вооруженные силы Югославии оказались неспособны противодействовать противнику в такой войне. В ходе шестинедельной воздушно-космическо-морской ударной операции главными целями поражения были ключевые военные и экономические объекты, инфраструктура и коммуникации Сербии и Косова. В подавляющем большинстве случаев эти объекты были успешно поражены.

В связи с изложенным можно предположить, что в дальнейшем следует ожидать нового сокращения сухопутных войск не только США, но и других стран НАТО, а также постепенной перестройки их вооруженных сил в двухвидовой функциональный состав: стратегические ударные и стратегические оборонительные виды.

3. Космические средства военного назначения играли в операции не просто чрезвычайно большую и важную роль, но и являлись системообразующими военно-техническими инструментами ведения боевых действий. США создали мощную группировку космических средств различного назначения в количестве 50 спутников. Над театром войны одновременно находилось 8-12 космических аппаратов, которые совместно с воздушными и морскими носителями были основой разведывательно-ударных боевых систем. Из космоса велось непрерывное наблюдение за ТВД спутниками оптической разведки КН-1 (США), "Гелиос-1А" (Франция), радиолокационной разведки "Лакросс" (США), а также осуществлялись управление, навигация, связь и метеообеспечение. Космические аппараты США системы GPS осуществляли навигацию новейших высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. Специальные космические аппараты "Спот" (Франция) передавали телевизионное изображение земной поверхности и документировали экспериментальные удары по объектам экономики и инфраструктуры Сербии и Косова с целью определения реальной эффективности высокоточных крылатых ракет.

Результаты войны позволяют однозначно утверждать, что США и другие страны - члены НАТО будут стремиться заранее создать и поддерживать постоянно действующую космическую инфраструктуру, включающую необходимое количество аппаратов различного назначения, как системообразующую основу разведывательно-ударных боевых систем воздушного и морского базирования, способных без предварительной подготовки наносить массированные высокоточные удары по объектам любого государства в любом регионе нашей планеты. Думается, все страны - члены альянса будут вынуждены финансировать создание и поддержание в постоянной готовности такой космической системы.

4. Основные удары РУБС и высокоточного оружия НАТО были направлены не на уничтожение живой силы, вооружения и военной техники Югославии, а на разрушение ее военных объектов, экономической инфраструктуры и коммуникаций. Это обстоятельство является одной из важнейших характеристик образа войны нового поколения. Поскольку операция носила лишь экспериментальный, испытательный характер, то задача полного достижения стратегических и политических целей не ставилась. Именно поэтому полная победа не была достигнута. По официальным данным Пентагона, для нанесения ударов по 900 объектам экономики было использовано 1,2-1,5 тыс. высокоточных крылатых ракет, большинство из которых являлись экспериментальными. В ходе первого периода операции только высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования была полностью (100%) разрушена нефтяная промышленность, 50% индустрии боеприпасов, 70% авиационной промышленности, 40% танковой и автомобильной промышленности, 40% нефтехранилищ, 100% мостов через Дунай, 70% автомобильных и железных дорог. Остальные объекты и цели поражались пилотируемыми самолетами во второй период операции, когда система ПВО Югославии была полностью выведена из строя.

5. Следует еще раз особо подчеркнуть, что в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции плановые удары по войскам Югославии не наносились. Отчасти это объясняется тем, что ЮНА оказалась неготовой к ведению боевых действий в соответствии с формами и способами войн нового поколения. Вооруженные силы Югославии не только не представляли угрозы для сил НАТО, но и были просто не в состоянии препятствовать войскам альянса в их боевой работе. Удары по ЮНА осуществлялись скорее попутно, при выполнении других задач.

По утверждению некоторых средств массовой информации, в ходе ударов по Югославии ЮНА потеряла более 10 тыс. военнослужащих убитыми, 314 артиллерийских орудий и 120 тан-ков. На пресс-конференции в Пентагоне 1 июля 1999 года главнокомандующий войсками НАТО в Европе генерал Уэсли Кларк доложил, что в ходе 78-суточной операции на территории Косова уничтожено 110 сербских танков и 210 боевых машин пехоты (БМП). Осенью 1999 года Кларк назвал уже другие цифры: уничтожено 93 сербских танка и 153 БМП. В действительности специально направленная команда НАТО обнаружила на территории Косова 60 единиц уничтоженной бронетехники и артиллерии. Отсутствие достоверной информации о потерях ЮНА свидетельствует не только о плохо налаженном документировании результатов ударов. Уровень и порядок потерь югославских вооруженных сил позволяет сделать совершенно иные выводы. Абсолютно достоверно известно, что до начала войны у сербов имелось 1025 танков и 3750 артиллерийских орудий. Значит, в ходе всей войны силами НАТО попутно уничтожено менее 10% танков и орудий. Это полностью подтверждает первоначальную гипотезу о том, что плановые удары по войскам не наносились.

Надо отметить, что российские и зарубежные СМИ и военные источники неоднократно критически оценивали результативность действий НАТО именно в связи с неспособностью альянса нанести решительное поражение вооруженным силам Югославии. Однако еще раз повторим, что такая цель и не преследовалась. Главной задачей альянса являлось разрушение экономической инфраструктуры страны и системы ее государственного и военного управления.

6. Противосамолетная система обороны Югославии была создана, как и в большинстве других стран, на базе активной радиолокации для борьбы именно с пилотируемой авиацией над собственной территорией. Для решения данных задач эта ПВО была достаточно эффективной, однако подобная система, будучи адекватной войнам прошлого поколения, оказалась совершенно беспомощной в борьбе с массированными налетами высокоточных крылатых ракет противника, действовавших на предельно малых высотах в условиях географически сложной, покрытой лесной растительностью местности с горными хребтами, вершинами, ущельями и оврагами.

ПВО Югославии была полностью подавлена средствами радиоэлектронной борьбы, а высокоточными противорадиолокационными ракетами войск НАТО уничтожался практически каждый источник радиоизлучения. Как правило, уже после первого пуска зенитной ракеты даже самый совершенный зенитный ракетный комплекс ПВО Югославии, использующий в своей работе принцип активной радиолокации, был обречен на поражение независимо от того, оставался ли он после этого включенным или выключался. Каждая РЛС, кратковременно излучавшая электромагнитную энергию, непременно поражалась либо противорадиолокационной ракетой, либо ракетой с наведением на тепловое излучение двигателя транспортного средства РЛС или ее силовых агрегатов при включенном состоянии самой РЛС. Это привело к тому, что в течение первых двух-трех суток войны были выведены из строя 70% дивизионов подвижных ЗРК С-125 и С-75.

По демаскирующему излучению маломощных радиолокационных прицелов и тепловому излучению двигателей были уничтожены 86% истребителей МиГ-29, 35% истребителей МиГ-21, 10% батарей мобильных ЗРК "Квадрат". Зенитная артиллерия Югославии практически не оказала положительного влияния на отражение массированных налетов крылатых ракет, хотя несколько десятков крылатых ракет из более тысячи примененных все же были сбиты этими средствами. Добавим, что зенитная артиллерия ЮНА не являлась первоочередным объектом нападения сил НАТО.

Часть зенитных сил и средств ПВО, а также истребителей ПВО Югославии уцелели, но только благодаря тому, что они вообще не применялись в противоборстве с воздушным противником и находились в защитных укрытиях. Именно это обстоятельство не позволило США полностью реализовать программу отработки методов борьбы с ПВО противника, созданной на базе активной радиолокации. Похоже, однако, что эта программа продолжает отрабатываться на другом "полигоне" - в Ираке. Периодически на севере и юге Ирака, в пределах так называемой "запретной зоны", США наносят высокоточные удары экспериментальными ракетами по радиоизлучающим, теплоизлучающим и теплоконтрастным элементам ПВО. При этом иракское командование, похоже, не отдает себе отчета в том, что ПВО этой страны является для США макетом для отработки новых средств и методов подавления противосамолетной обороны. Всякий раз, когда Ирак включает радиолокационные станции, зенитные ракетные комплексы, средства связи и управления, это способствует проведению США длительного натурного эксперимента. Ирак располагает для этого достаточным ассортиментом типов и средств ПВО российского и иного происхождения, что позволяет непрерывно разрабатывать и испытывать различное вооружение для борьбы с ПВО, построенной на базе активной радиолокации различных диапазонов излучения.

Главный вывод, который следует сделать из результатов подавления ПВО Ирака и Югославии, состоит в том, что в войнах нового поколения классическая противосамолетная оборона в нынешнем ее понимании будет неэффективной. Более того, свою эффективность теряет вообще любая ПВО, построенная на базе активной радиолокации. В войнах нового поколения активная радиолокация сил и средств ПВО, так же как и другие источники радиоизлучения, становится системоразрушающей.

В ходе воздушно-космическо-морской операции силами НАТО одновременно проводилась операция РЭБ, которая кроме мощного помехового заградительного и прицельного подавления радиоэлектронных средств Югославии государственного и военного назначения включала множество высокоточных огневых ударов по другим радиоизлучающим объектам. Противорадиолокационными ракетами, наводившимися на любые зафиксированные источники излучения электромагнитной энергии, поражались радиолокаторы, зенитные ракетные комплексы, станции радиосвязи, узлы обычной и сотовой связи, телевизионные станции, станции радиовещания, компьютерные центры. Специальными высокоточными ракетами с пылевым графитовым и металлизированным наполнением головных частей поражались трансформаторные подстанции и релейная автоматика электростанций.

Впервые в ходе операции РЭБ был проведен эксперимент по подавлению информационного потенциала противника: его теле- и радиостанций, ретрансляторов, редакций местных электронных и печатных средств массовой информации, которые использовались для освещения хода военных действий и пропаганды. При выборе целей США и другие страны НАТО не всегда придерживались норм международного гуманитарного права, регламентирующего правила ведения войны, о чем свидетельствует поражение телерадиоцентра сугубо гражданского назначения. В результате был полностью подавлен информационно-пропагандистский потенциал Югославии. Основными средствами подавления в операции РЭБ являлись самолеты ЕС-130Н и ЕА-106В, которые действовали за пределами зоны ПВО Югославии, а также практически все тактические истребители - подносчики до рубежей пуска высокоточных ракет, самонаводящихся на источник излучения.

8. Впервые Соединенными Штатами была применена и проверена на практике глобальная система управления войной на удаленном театре непосредственно из Пентагона. Думается, скорее всего, именно эта цель была одной из главных при "обосновании" необходимости акции против Югославии. До этого в войне в зоне Персидского залива США дважды (1991 и 1998 гг.) испытали и проверили в боевых условиях системы управления оружием, войсками и боевыми системами. В войне на Балканах главными центрами управления войсками НАТО являлись непосредственно Пентагон в США и штаб НАТО в Бельгии.

9. Удар по зданию посольства Китая в Белграде был нанесен в ночь с 7 на 8 мая 1999 года при странных обстоятельствах. Обстрел высокоточными управляемыми авиабомбами JDAM с высоты 5 тыс. метров вел стратегический бомбардировщик В-2А, который базируется на территории Соединенных Штатов (авиабаза Уайтмен) и входит в состав стратегического авиационного командования США. Для выполнения задачи этот самолет перелетел в район театра войны с дозаправкой в воздухе, нанес удар тремя боеприпасами, после чего ушел обратно в США. Управление самолетом осуществлялось исключительно из Пентагона, так как стратегическое авиационное командование не подчиняется командованию войсками НАТО. После поражения посольства представитель США в ООН (а не пресс-секретарь НАТО, как следовало ожидать) немедленно сообщил о случившемся, назвав это "ошибкой разведки". Сразу же было подчеркнуто, что пилоты абсолютно точно поразили заданную цель и не несут никакой ответственности. США публично оправдывались, что на месте посольства Китая, по их сведениям, должен был находиться федеральный центр Югославии, занимающийся поставками вооружения и военного оборудования. Однако через год стало известно, что в США хорошо знали о том, где расположено здание посольства, как и о том, что на его территории имелась аппаратура, позволявшая принимать с китайских разведывательных спутников информацию о воздушной обстановке, которая затем передавалась подвижным группам ПВО Югославии.

Очевидно, существует и другая причина удара по зданию посольства. В результате него США понесли значительный политический урон, а также вынуждены были выплатить 28 млн. долларов в качестве компенсации за погибших, пострадавших и за нанесенный КНР материальный ущерб. Необходимо было иметь особо веские основания, для того чтобы сознательно пойти на столь значительные издержки. Пролить свет на загадку бомбардировки здания посольства может такое, казалось бы, не связанное с югославской кампанией событие, как полет американского челнока "Endeavor", который завершился 22 февраля 2000 года. Основная цель полета состояла в том, чтобы получить сверхточное изображение земной поверхности. В течение 11 суток экипаж в составе шести картографов, геодезистов и специалистов по космическим съемкам выполнял картографическую съемку поверхности Земли. С помощью специального радара проводилась электронная съемка с высокой разрешающей способностью. На самом космическом корабле и на вершине 60-метровой мачты, выдвинутой из челнока, были установлены антенны, с помощью которых удалось получить электронное объемное (стереоскопическое) изображение земной поверхности. Эта информация необходима для составления цифровых карт рельефа местности с дискретностью 30?30 м в полосе от 56° южной широты до 60° северной широты нашей планеты. Такие карты позволят планировать и наносить высокоточные удары по любому объекту в любой точке Земли. Полет и съемка финансировались Пентагоном, а точнее национальным картографическим управлением, которое входит в разведывательное сообщество США.

В связи с данным полетом можно предположить, что "ошибка" удара по посольству Китая в Белграде была преднамеренной и ставила целью вынудить Конгресс США согласиться с финансированием космической экспедиции и работ по созданию высокоточной цифровой карты планеты. Ясно, что теперь, располагая такой точной картой, можно безошибочно поражать не просто экономические и военные объекты, но и отдельные их критические точки, удар по которым приводит к прекращению функционирования объекта.

10. Важнейшей (если не главной) целью войны в Югославии для США и их союзников были всесторонние испытания в реальных боевых условиях новых высокоточных систем оружия, систем разведки, управления, связи, навигации, РЭБ, всех видов обеспечения, а также взаимодействия различных сил и средств. Полученная статистика позволила внести соответствующие уточнения и изменения в нормативные и уставные документы систем оружия и вооруженных сил.

К концу первого периода операции главные цели (экспериментально-испытательные) были достигнуты, и военное командование США и НАТО поставило новые задачи, для решения которых понадобился еще один этап.

2. Анализ второго периода операции

(10 мая - 12 июня 1999 г.)

Второй период воздушно-космическо-морской ударной операции характеризовался следующими особенностями.

1. После завершения основных программ натурных экспериментов по применению новых видов беспилотного высокоточного оружия и в результате практически полного подавления системы ПВО Сербии и Косова начался пилотируемый вариант воздушно-космическо-морской ударной операции. В этот период США и другие страны НАТО фактически "возвратились" в предыдущее поколение войн. Правда, следует отметить, что пилотируемая авиация выполняла некоторые задачи над территорией Югославии и в первый период операции. Это были эпизодические миссии, связанные с проверкой возможности использования ударной авиации, разработанной по технологии "Стелс", с экспериментальной отработкой методов борьбы с достаточно сильной ПВО Югославии, построенной на основе активной радиолокации, а также с проверкой эффективности применения новых видов высокоточных бомб, сбрасываемых с большой высоты.

В ходе второго периода операции Соединенными Штатами впервые были испытаны на точность поражения новые управляемые авиабомбы JDAM, JSOW, WCMD, которые специально сбрасывались с высоты более 23 тыс. метров (носитель стратегический бомбардировщик В-2А) с наведением по сигналам космической навигационной системы NAVSTAR. Возврат в войну прошлого поколения оказался возможным не только после полного завоевания господства в воздухе, но и, вероятнее всего, после создания специальных погодных условий. В порядке натурного эксперимента США в течение мая, похоже, создавали искусственную погоду на театре войны. Известно, что погода в Европе зависит главным образом от физических процессов, происходящих при взаимодействии атмосферы с космосом и поверхностью Атлантического океана в обширном районе между нулевым и 60-м меридианами западной долготы и между 30-й и 70-й параллелями северной широты.

Здесь зарождаются циклоны, которые затем перемещаются в основном на восток и оказывают существенное влияние на погоду и климат по всей Европе. Уже давно существуют эффективные способы вызова искусственных осадков из дождевых облаков в том месте, где они не окажут вредного влияния. В СССР и России соответствующие методы применялись в чрезвычайно дождливое лето 1980 года, когда проходили Олимпийские игры, или 9 мая 2000 года, когда в Москве проводился Парад Победы. Погодные условия создавались специальной авиацией, которая рассеивала над дождевыми облаками гранулы серебристого бария, выстреливала патроны с йодистым серебром, рассеивала сухой лед и таким образом провоцировала выпадение осадков за пределами российской столицы. По всей видимости, аналогичные методы были применены и над Атлантикой. Погода на театре войны была превосходной на протяжении всего второго периода операции, когда действовала пилотируемая авиация.

2. Во второй период началась плановая боевая стажировка практически всего основного и резервного летного составов ВВС США, а также других стран НАТО, участвовавших в операции. На ряде авиабаз, а также на авианосцах США осуществлялась кратковременная подготовка и допуск к боевым вылетам вновь прибывших летчиков-резервистов из стран НАТО. После 10-15 самостоятельных боевых вылетов, что считалось достаточным для приобретения боевого опыта, происходила их ротация. Затягивание военных действий было искусственным и имело целью приобщить к боевой работе максимально возможное количество резервного летного состава США. Именно этим летчикам придется проходить военную службу в течение еще 10-15 лет, то есть в период, который будет переходным к войнам нового поколения. Это означает, что подготовка таких пилотов должна учитывать реалии войн прошлого поколения. Для снижения возможных потерь летного состава самолеты НАТО не опускались ниже 15 тыс. футов (5 тыс. м), вследствие чего соблюдение международных норм ведения войны становилось невозможным. В этот период недостаточно подготовленные пилоты НАТО допускали многочисленные ошибки, которые заключались в неоднократных обстрелах тракторных колонн косовских беженцев и бомбардировках гражданских объектов. Именно действия пилотов-резервистов дали некоторым СМИ и экспертам основания говорить о неэффективности операции НАТО и ее слишком большой стоимости.

3. В ходе второго периода операции продолжались эксперименты по утилизации устаревших боеприпасов путем применения управляемых авиабомб различных типов с лазерным наведением, а также по применению специальных бронебойных сердечников из обедненного урана. Такой уран практически полностью состоит из изотопов урана-238 и не содержит энергетически ценного изотопа урана-235, применяемого для изготовления ядерных боеприпасов. Кстати, еще в 1987 году во время переговоров в Женеве о запрещении ядерных вооружений Соединенные Штаты и СССР совместными усилиями добились того, чтобы оружие, содержащее слабообогащенный уран-238, было отнесено в разряд обычных вооружений. О широте эксперимента свидетельствует применение таких урановых снарядов самолетами США: 40 штурмовиками А-10А и 6 самолетами с вертикальным взлетом и посадкой АV-8. Уже после войны британские специалисты подсчитали, что в результате применения 37 тысяч урановых снарядов Югославия получила примерно 23 тонны распыленного обедненного урана-238, которого достаточно, чтобы лучевое заражение получили около полумиллиона человек. Следует также отметить, что впервые урановые снаряды применялись в ударах по Ираку в 1991 году. Сейчас в этой стране широко распространились раковые заболевания детей и врожденные недостатки новорожденных. Недавно вскрылись факты заболевания крови у миротворцев ряда стран, несущих службу в Косове.

Однако главным оружием операции в этот период стали обычные неуправляемые авиабомбы. Это можно объяснить только тем, что США и другие страны НАТО использовали второй период операции для того, чтобы избавиться от излишков оружия прошлого поколения войн. Они в больших количествах утилизировали старые авиабомбы, разрешая недостаточно подготовленным летчикам сбрасывать их там, где те считали нужным. Этим также объясняются многочисленные промахи, поражения гражданских объектов и обстрелы колонн беженцев. Необходимость утилизации старых боеприпасов послужила одним из факторов затягивания военных действий.

4. Важным итогом военной кампании против Югославии стало понимание европейскими членами НАТО масштабов своего отставания от США. Очевидно, что опыт войны в Югославии будет использован для интенсивного реформирования вооруженных сил европейских стран с целью их адаптации к войнам нового поколения. Следует ожидать, что в ближайшем будущем начнется скрытая гонка вооружений нового поколения.

5. Операция против Югославии подтвердила возрастающее значение ВВС и ВМС как важнейших составляющих разведывательно-ударных боевых систем. Следует ожидать, что во всех военных конфликтах будущего эти два вида вооруженных сил будут представлять основу стратегических ударных сил. При этом война в Югославии показала, что полностью меняется военное искусство применения ВВС и ВМС. Авиация уходит с поля боя и превращается в транспортное средство доставки огромного количества беспилотных высокоточных крылатых ракет до рубежей пуска, находящихся за пределами зон поражения ПВО противника.

6. В настоящее время стоимость крылатой ракеты как морского, так и воздушного базирования оценивается примерно в один миллион долларов. Общая стоимость военного заказа на высокоточные крылатые ракеты только до 2003 года составляет в США несколько сотен миллиардов долларов. В 1998 году на закупку крылатых ракет было израсходовано 50 млрд. долларов, на 1999 год в бюджете было выделено 48,7 млрд. долларов, а в 2000 году - уже 60 миллиардов. Президент США настоял, чтобы бюджет на закупку высокоточных систем оружия в 2000 году был увеличен по сравнению с предыдущим годом на 12 млрд. долларов. Есть основания полагать, что после натурных экспериментов на Балканах США до 2007-2010 годов будут ежегодно закупать высокоточное оружие примерно на сумму

50-60 миллиардов долларов.

7. Анализ возможностей США позволяет предположить, что к 2007-2010 годам они будут иметь такое количество высокоточных непилотируемых средств поражения воздушного и морского базирования, которого будет достаточно для проведения непрерывной бесконтактной стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции в течение 30 суток. В период с декабря 1998-го (второй удар по Ираку) по март 1999 года (начало войны на Балканах) ВПК США произвел

1,2-1,5 тыс. экспериментальных высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. При такой производительности к 2002 году продолжительность ударной операции может возрасти до 60 суток, а после 2040 года - до 90 суток.

8. В ближайшие годы на рынке вооружений сформируется спрос на высокоточные крылатые ракеты воздушного и морского базирования и средства их доставки, а также навигационные средства, системы управления и высокоточные средства обороны от массированных налетов КР. Понятно, что наилучшие позиции на этом рынке получат страны, лидирующие в области создания высокоточного оружия и средств обороны, построенных на базе отказа от использования принципа активной радиолокации.

9. Военно-техническая революция приведет к необходимости менять не только вооружение, но и состав и структуру вооруженных сил. Однако даже в наиболее развитых странах структура вооруженных сил, формы и способы их применения будут меняться не сразу, а по мере принятия на вооружение и накопления достаточного количества высокоточного оружия. В течение некоторого времени вооруженные силы таких стран будут развивать потенциал ведения войны нового поколения, одновременно сохраняя способность выполнять большое количество задач оперативно-тактического и даже стратегического уровня, относящихся к войнам прошлого поколения.

3. Некоторые взгляды на информационную войну

Информационная война ставит целью срыв информационного обеспечения противника, для чего осуществляются сбор, обработка и выдача информации в едином масштабе времени для решения задач в операции, а также радиоэлектронное подавление электронных систем противника и защита своих.

"Информационная война" - понятие конкретное, материальное, и ее ведение планируется для достижения целей в войне между государствами. Основу ее составляют береговые, воздушно-космические радиоэлектронные системы, главными формами применения которых являются информационное противоборство, радиоэлектронная борьба и огневое поражение радиоэлектронных средств противника высокоточным оружием.

В войнах шестого поколения информационная война будет играть основную роль в достижении целей войны и подавлении информационного потенциала противника. Возникает настоятельная необходимость развития ее теории как системы знаний о характере, законах, закономерностях, принципах, формах и способах ее подготовки и ведения в войнах будущего.

Военные специалисты США уделяют значительное внимание разработке теории и проектам проведения информационной войны в операциях последних 10 лет. В дальнейшем принципы информационной войны должны стать совместимыми с принципами военной науки (сосредоточение сил и средств на решающем направлении, в решающий момент и др.).

В период "холодной войны", в ходе гонки вооружений и революции в военном деле наряду с появлением ядерной энергетики, ракетных систем, космической навигации и связи развивались системы управления.

Развитие радиоэлектроники на воздушных и космических носителях позволило создать информационное поле регионального и глобального масштабов, передавать, обрабатывать и отображать информацию в реальном масштабе времени. Это дало возможность управлять огневым поражением с применением ракетного оружия и авиацией с командных пунктов на ТВД, благодаря чему и появилось высокоточное оружие большой мощности, равной мощности тактического ядерного оружия, для поражения экономических объектов, коммуникаций и систем управления на театре войны.

Таким образом, информация является основным фактором обеспечения поражения различных объектов на всех этапах войн прошлого. Будущая война, помимо поражения объектов, несет в себе и информационное противоборство. Военная наука в этих условиях должна определить влияние новой военной техники на характер будущей войны, разработать соответствующую стратегию, оперативное искусство и тактику, а также основы информационной войны. Война будущего отрывается от поверхности и переходит в сферу воздушного противоборства, становится бесконтактной.

Анализ вооруженных конфликтов и войн конца XX века показал, что ход и исход боевых действий любого масштаба во многом определяется искусством ведения информационного противоборства. Итак, информационная война и ее основа - информационное противоборство - стали категориями военного искусства.

Очевидно, что главным объектом в информационной войне являются информационные системы (включая информационное поле, каналы передачи, обрабатывающие центры, пункты, системы радиоэлектронной борьбы), а также информационные технологии, используемые в системах вооружений.

Своеобразным прологом к информационным войнам стала война в Персидском заливе (1990-1991 гг.). Однако, несмотря на широкое использование микропроцессорной техники, эта война еще не была полностью информационной.

Информационная война гораздо шире, чем действия в области управления и контроля. В любой будущей войне компьютеры и другие коммуникационные и информационные системы будут являться целями для первого удара и одновременно оружием. Цель информационной войны - парализовать политическую, военную и финансовую сферы деятельности противника.

Рассмотрим основные черты информационной войны.

Во-первых, ведение информационной войны дешево. Наличие компьютерных экспертов и доступ к сетям могут быть единственными предпосылками для создания и использования информационного оружия. Технические возможности, требуемые для информационной атаки, настолько незначительны по сравнению с ценностью самой информации, являющейся объектом атаки, что угрозы становятся достаточно реальны.

Во-вторых, информационную войну в скрытой форме можно вести по существующим сетям международного масштаба, например в Интернете. При этом воздействие информационного оружия весьма широко - от нанесения вреда психическому здоровью людей до внедрения вирусов в компьютерные сети и уничтожения информации. Опасаясь уязвимости страны перед лицом информационных атак, в середине 90-х годов XX века руководство США подготовило строго секретную директиву министерству обороны по проблеме подготовки к информационной войне. Был поставлен и конкретный срок достижения превосходства над потенциальным противником - 2010 год.

Анализируя зарубежные источники, рассмотрим, что же представляет собой информационное оружие, каковы формы его воздействия.

Информационное оружие можно определить как набор средств, использующих информацию для ведения войны, будь то реальное поле битвы, экономическая, политическая или социальная арена. Применение данного оружия подразумевает воздействие на информационные системы противника при одновременной защите своих собственных. Может показаться, что информационное оружие ничем не отличается от обычной пропаганды. Это не совсем так. Компьютерные технологии позволяют добиться очень важного эффекта "тонкой регулировки" информационного воздействия в зависимости от адресата.

Особое внимание специалисты по информационной войне уделяют компьютерным вирусам с разными способами действий, под которыми в данном случае понимается широкий круг программно-аппаратных закладок, внедряемых в информационные системы противника и выполняющих определенные деструктивные функции.

Так называемый "компьютерный вирус" внедряется в систему управления войсками противника и может вызывать различные действия по срыву управления и выполнения команд.

Сегодня в директивах министерства обороны США подробно излагается порядок подготовки к информационным войнам, уже несколько лет выпускается подразделение кибер-воинов. Каждый вид вооруженных сил имеет свой специализированный центр. Так, центр информационных боевых действий ВВС США (AFIWC) расположен на военно-воздушной базе Келли, штат Техас, а служба наземных информационных боевых действий армии находится в Форте Бельвуар, штат Виргиния.

Задачи AFIWC состоят, в частности, в том, чтобы "создавать средства ведения информационной войны в поддержку операций". С этой целью центр обучает, экипирует и развертывает группы реагирования, разрабатывает и поддерживает базы данных и прикладные программы, проводит анализ уязвимости электронных систем ВВС. В AFIWC созданы распределительные системы определения вторжения (DIDS), осуществляющие:

выявление злоупотреблений компьютерными системами;

отслеживание пользователей, включая их род занятий и место жительства;

централизованный доступ к информации о состоянии безопасности той или иной системы и обработку проверяемых данных.

Каждый род войск создал в Пентагоне собственную рабочую группу по проблемам информационных боевых действий.

Очевидно, что для противостояния угрозе информационной войны России необходима четкая концепция информационной безопасности и долгосрочная государственная политика по созданию ее материальной базы.

Боевые системы

Хотелось бы напомнить, что XXI век будет таким же, как и конец XX века. Мировая война, конечно, человечеству не грозит, а локальные войны не прекратятся и приобретут черты информационной войны. Войны еще не стали чисто информационными, но все более и более зависят от информационных систем.

Развитие боевых систем может идти по нескольким направлениям:

1. Усовершенствование классического оружия.

2. Усовершенствование информационных систем, обеспечивающих освещение обстановки, исчерпывающее представление о ТВД и мгновенную обратную связь, что позволит военачальникам полностью контролировать события. В ВМС США существует такая оперативная система освещения обстановки и выдачи целеуказания в реальном масштабе времени комплексам огневого поражения - "Аутло-Шарк", а также тактическая корабельная система "Иджис".

3. Изобретение новых способов нанесения информационного ущерба противнику.

4. Информационные политико-дипломатические и экономические сражения.

Развитие системы освещения обстановки позволяет на командных пунктах штабов получать картину любой истинности, что значительно облегчает управление силами.

Увеличение компьютерных мощностей и улучшение качества информации, получаемой со спутников, позволяет сделать шаги в направлении создания командного пункта будущего. Сейчас в США идут разработки, дающие возможность снимать со спутников данные (с опозданием не более чем на две минуты) и отображать полученную информацию в трехмерном виде на специальном проекторе. Командный пункт, использующий эти технологии, в США называют "ситуационным центром". Первый такой центр был создан во время операции "Буря в пустыне" (1990 г). Это позволило аналитикам разведки и специалистам по коммуникациям вести непрерывный мониторинг и анализ всех доступных информационных каналов, включая даже большинство каналов телевидения и радио. На данный момент эта система - DARPA - частично или полностью внедрена, что позволяет управлять силами непосредственно из Пентагона. На системе DARPA ведутся разработки, которые обеспечат, помимо улучшения аудиовизуального представления информации, оптимизацию выбора решений на основе данных обо всех подобных кризисах в прошлом, что потребует увеличения компьютерных мощностей.

Такая степень информации и участия командования в боевых действиях поднимет эффективность управления.

Новая глобальная система оперативного

управления ВС США

Боевая деятельность ВМС в настоящее время невозможна без координации действий отдельных кораблей внутри соединения, а также с береговыми центрами управления и командованием других видов вооруженных сил. Появление новых видов высокоточного оружия, для применения которого требуются данные от внешних источников, и оптимальное распределение различных вооружений при отражении массированных атак противника привели к необходимости создания автоматизированных систем обороны в масштабе соединения кораблей - АСБУ "Иджис" и ACDS различной модификации. Для единого управления силами при ведении боевых действий кораблями совместно с сухопутными войсками и авиацией в прибрежных районах в 1993-1994 годах была создана глобальная система оперативного управления (ГСОУ), в которую интегрируются подсистемы ВМС "Аутло-Шарк", "Иджис" и ACDS.

ГСОУ включает три составные части:

1. Объединенную систему наблюдения и разведки.

2. Автоматизированную систему боевого управления (АСБУ) силами и систему обмена информацией (ССССJJ).

3. Систему, обеспечивающую применение высокоточного оружия.

Современная ГСОУ является одной из составляющих концепции технологического прорыва США в военной области, получившей название "революция в военной области".

Конечная цель "системы систем" управления - это сбор, обработка, анализ и распределение информации, обеспечивающей наведение и применение оружия, с такой степенью надежности и с такой быстротой, которые не позволят противнику принять адекватные ответные меры. Благодаря ее применению максимально снижается степень участия человека в управлении за счет полной автоматизации всех перечисленных выше процессов.

Развитие ГСОУ в ближайшие 10-15 лет будет неразрывно связано с реализацией концепции "С4JFTW" (команды, контроль, связь, компьютер, Интернет), стратегической целью которой является создание единого информационного пространства поля боя для всех его участников.

В результате впервые процесс автоматизации управления войсками выйдет за пределы оперативно-тактического уровня и практически достигнет тактического, замкнув таким образом контур управления вооруженными силами - от высшего военно-политического руководства до непосредственных участников боевых действий всех видов вооруженных сил. Если в основе системы ГСОУ лежит обеспечение систем с разделенными функциями, то в концепции "С4JFTW" обеспечение информационных функций и функции обслуживания. Планируется концепцию "С4JFTW" реализовать в три этапа.

На первом этапе, который уже закончился, решены проблемы взаимодействия между системами управления различных видов вооруженных сил, в результате чего каждая из них может принимать данные даже от других и представлять единую картину тактической обстановки.

В настоящее время выполняется второй этап, который завершится созданием на базе вычислительных сетей подсистем видов вооруженных сил единой автоматизированной информационной сети министерства обороны США DISN. Это позволит осуществить процесс объединенного планирования операций и автоматизировать выработку тактических решений.

Третий этап (конечная фаза) планируется завершить в начале XXI столетия.

Внедрение новейших технологий обработки и передачи данных позволит, по оценке экспертов, не только получить картину тактической обстановки на ТВД, но и сопоставить с политической и военно-стратегической обстановкой в регионе.

В военно-морских силах автоматизированная система боевого управления и обмена информацией является одной из трех главных частей "системы систем", реализующей концепцию "революции в военной области" и играющей роль связующего элемента между остальными двумя частями. Программа создания такой системы для ВМС получила название "Коперник" и была сформирована в 1990 году. В качестве прототипа концепции системы управления была выбрана GCCS (глобаль команд и контроль системы) как наиболее полно отвечающая критериям систем такого уровня. ВМС США, участвуя в конфликтах и кризисах, накопили в данной области богатейший опыт.

Выполнение программы "Коперник", по оценке американских специалистов, будет означать технологический прорыв в создании информационных систем. Внедрение новой системы управления приведет в итоге к значительному расширению границ ТВД, на котором могут согласованно действовать разнородные силы ВМС и других видов вооруженных сил. В результате единое информационное пространство поля боя будет представлять собой полусферу радиусом более 9000 км и высотой более 40 км.

Программа "Коперник" должна решать четыре главные задачи:

1. Создание и поддержание единой картины тактической обстановки для всех пользователей информации.

2. Надежная и быстрая связь между узлами всех уровней, входящими в систему.

3. Сокращение времени выработки целеуказания за счет построения логической цепи "источник информации - система оружия".

4. Ведение так называемой информационной войны (преимущественно до начала военных действий), то есть нарушение информационных каналов противника и защита собственных линий связи.

Новая система позволит децентрализовать управление благодаря использованию современных быстродействующих ЭВМ на борту кораблей, которые способны сами сформировать карту тактической обстановки в районе боевых действий на базе информации, поступающей с берега и от других источников.

Создание и развертывание новой глобальной системы оперативного управления ВМС невозможно без разработки новых и модернизации действующих на кораблях автоматизированных систем боевого управления (АСБУ) и их интеграции в автоматизированную систему управления ВМС "Коперник".

В настоящее время американские специалисты выделяют в ВМС США две большие группы боевых надводных кораблей, исходя из типа установленной на них системы.

Первая группа оснащена системой "Иджис" (крейсеры типа "Тикондерога", эскадренные миноносцы типа "Орли Берк"), вторая группа оборудована системой ACDS различных модификаций (авианосцы, универсальные десантные корабли, эскадренные миноносцы типа "Кидд" и "Спрюенс").

Операция "Буря в пустыне" вызвала необходимость модернизации СУО (систем управления оружием) крылатых ракет "Томагавк" с целью обеспечения одновременной предстартовой подготовки до 32 ракет, которая позволит планировать полетные задания и корректировать данные наведения в ходе боевых действий.

Реализация программ ВМС США приведет к кардинальному изменению структуры ВМС и повлияет на стратегию и тактику использования сил флота.

Как полагают американские военные аналитики, характер боевых действий на море значительно изменится. Системы наземного и космического освещения обстановки позволят контролировать обширные районы Мирового океана.

Основным средством нанесения ударов по морским и береговым целям станут беспилотные летательные аппараты наземного базирования и ракеты морского базирования. Разведывательно-ударные спутниковые системы позволят контролировать морские пространства "малых морских держав".

Основными боевыми кораблями флота в 2020 году могут стать подводные и надводные корабли-арсеналы, вооруженные крылатыми и баллистическими ракетами в обычном снаряжении, имея от нескольких сот до тысячи ракет на борту. Высокоточная ракета должна стать суперкомпьютером, анализирующим информацию и мгновенно принимающим решение, разрушающая способность обычных зарядов приближаться к возможностям тактического ядерного оружия (кассетные, вакуумные, акустические, электромагнитные заряды и др.).

Таким образом, в результате военных операций в Персидском заливе и на Балканах в обыденный лексикон пришел и прочно закрепился термин "высокоточное оружие". Высокоточное оружие является в какой-то степени, наряду с современными системами сбора и анализа информации, одним из определяющих элементов начавшейся военно-технической революции.

Высокоточное оружие создавалось для эффективного дистанционного поражения противника, системы сбора и анализа информации - для его своевременного обнаружения, вскрытия систем обороны с целью нанесения максимального ущерба. Сегодня же во главу угла ставятся другие задачи, а именно: в первую очередь нанести серьезный урон экономике, системе управления противника с целью его принуждения к капитуляции или иным действиям.

Оружие будущего, несомненно, будет высокотехнологичным, а это значит очень дорогостоящим. Носителями его станут воздушно-космические летательные аппараты. Характер вооруженной борьбы подвержен непрерывным изменениям, которые определяются развитием оружия и боевой техники и, как следствие, способами его боевого применения. В основе боевого применения лежат многофункциональные боевые и информационные системы стратегического, оперативного и тактического назначения. Это является новым в материальной базе будущей войны, когда оружие и его боевое обеспечение объединено в единую автоматизированную боевую систему различного уровня. Будущая война становится бесконтактной и переходит в сферу воздушно-космического пространства и Мирового океана.

Развитие флота России должно планироваться с учетом характера войны будущего, он должен иметь автоматизированные многофункциональные боевые системы, формы и способы его применения должны соответствовать современному военно-морскому искусству. Поэтому перед военно-морской наукой стоят важные задачи анализа характера будущей войны на море, строительства, применения и подготовки сил флота. Военно-морская наука должна учесть исторический опыт развития и применения флота и дать конкретные научные обоснования его использования в войне шестого поколения, определить этапы его строительства.

Таким образом, развитие материальной базы будущей войны и особенно средств дистанционного огневого поражения, их носителей и систем управления определяли основу поколений войн в истории человечества, а также формы и способы вооруженной борьбы на суше и море. Воздушно-космическо-морская война в своем развитии на первое место выдвинула информационную войну, обеспечивающую информационное противоборство и радиоэлектронную борьбу, которые влекут за собой огневое поражение избранных объектов. Таковы некоторые взгляды на содержание информационной войны, нуждающиеся в дальнейшем в теоретической и практической разработке.

Анализ воздушно-космическо-морской ударной операции против Югославии в 1999 году, проведенной силами НАТО, позволяет сделать следующие выводы:

1. Воздушно-космическо-морская ударная операция, проводимая силами флота и ВВС, является новой формой достижения целей в войне шестого поколения, бесконтактным способом, не требующим применения живой силы.

2. Комплексные огневые поражения с широким применением высокоточного оружия, которое интегрировано с информационно-управляющими системами, обеспечило поражение экономических и военных объектов практически на всей территории Югославии в реальном масштабе времени с высокой точностью.

3. Создание единой системы сбора и обработки информации за счет интеграции средств космической, авиационной и наземной разведки, обеспечение целераспределения и целеуказания в реальном масштабе времени по различным объектам, предоставили необходимые и достаточные военно-стратегические возможности для ведения стратегической воздушно-космической операции на ТВД.

4. Дистанционное противоборство стало превалировать над контактным, повысился удельный вес средств поражения дальнего действия, что приводит к исчезновению четкого разграничения понятий "тыл" и "фронт".

5. Возникает необходимость разработки теории и практики ведения информационной войны как основы обеспечения воздушно-космическо-морской операции.

Изменение материальной базы ведения войны в корне изменило и формы ее ведения. Совместная воздушно-космическо-морская операция является новой формой ведения локальных войн, свидетельством развития военно-морского искусства.

ГЛАВА IV

Основы военной и военно-морской наук

Военная наука представляет собой обобщенный в сознании людей опыт в области военной деятельности, систему знаний о войне, ее характере, объективных законах и закономерностях, о военном строительстве, подготовке армии и страны к отражению агрессии и способах ведения войны.

В своих исследованиях она основывается на теоретических положениях учения о войне и армии и использует данные философии, исторической и других наук.

Проблемы законов войны, вооруженной борьбы и вытекающих из них принципов военного искусства являются одними из важнейших общетеоретических проблем военной науки.

Успех в войне, вооруженной борьбе во многом определяется мерой соответствия воинской деятельности объективным законам войны. Знание законов войны, вооруженной борьбы и отражение их в принципах военного искусства дает возможность предвидеть характер будущей войны, хода боевых действий, позволяет в ходе войны действовать с уверенностью. Познание объективных законов войны, форм их проявления и вытекающих из этих законов принципов военного искусства является одним из важнейших направлений военно-научных исследований.

Сложность и многообразие явлений вооруженной борьбы, изучаемых военной наукой, вызывают необходимость четкой научной классификации военных дисциплин, то есть определения для каждой из них своего места в общей системе военных знаний. В основе современной классификации военных знаний лежит принцип принадлежности каждой отрасли знаний, с одной стороны, к масштабу военных действий, с другой - к виду вооруженных сил.

В классификационной схеме военной науки не последнее место принадлежит военно-морской науке.

1. Объект и предмет военной науки

Военная наука, как и всякая другая наука, является специфической сферой человеческой деятельности, в рамках которой осуществляется описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, связанных с применением вооруженного насилия. Она включает деятельность как по получению нового знания, так и по применению этого знания в вооруженной борьбе.

История военной науки убедительно показывает, что ее предмет (предмет познания) не является застоявшимся, неподвижным. На протяжении столетий он постоянно обогащался в связи с развитием научных знаний в целом и военных в особенности, а также с развитием объекта военной науки. Эти процессы продолжаются, их формы и особенности в каждую историческую эпоху характеризуются своими количественными и качественными показателями. При этом необходимо учитывать отличие и связь объекта науки и ее предмета.

Объект науки (познания) - это те объективные связи, свойства, явления, процессы, которые включены в процесс познания; они существуют независимо от познающего субъекта.

Предмет науки (познания), напротив, формируется познающим субъектом, который выделяет предметную область изучения и формулирует содержание предмета познания.

Но это, однако, происходит не стихийно: предмет науки и его содержание в конечном счете обусловливаются ее объектом. Кроме того, особо важное значение в процессе формирования предмета науки имеют накопленные теоретические знания об изучаемом объекте, которые в значительной мере определяют выбор методов и способов формирования предмета науки. Наконец, существенное воздействие на формирование предмета науки оказывают теоретико-познавательные принципы и концепции, на основе которых и строятся теоретические представления о сущности объекта познания, о содержании предмета познания, о соотношении объекта и предмета науки.

Что же касается предмета военной науки в целом, то он всегда формировался в результате определенных познавательных операций с объектом познания. Он складывался из совокупности свойств, связей и законов вооруженной борьбы, получивших выражение в определенных логических формах - принципах, правилах, требованиях и т.д. Вследствие этого предмет военной науки всегда отличался от ее объекта, который существует независимо от познающего. Однако отличие не только в этом, но и в структуре. Структура объекта познания представляет собой взаимодействие составных элементов вооруженной борьбы и войны как реального явления, процесса, в котором участвуют стороны, стремящиеся добиться осуществления своих целей (политических, экономических и др.) вооруженными средствами. В результате такого взаимодействия сторон в определенных географических, социальных и иных условиях возникают новые свойства, связи, отношения и законы их развития и функционирования. Такие, например, как движение, удар, огонь, потеря живой силы и военной техники, успехи, неудачи и т.д. Складывающаяся в ходе вооруженной борьбы структура ее элементов детерминирует структуру предмета науки, но детерминирует не жестко, ибо структура последнего относительно самостоятельна: взаимосвязь предмета науки с ее объектом всегда опосредована логическими формами, логическим аппаратом.

Сказанное означает, что изменения уровня познания вооруженной борьбы, войны в целом, да и других общественных явлений и процессов, оказывает воздействие на представление о военной науке, ее предмете, структуре и т.п.

На патриотическом уровне предмет познания непосредственно связан с объектом. Все познавательные операции на этом уровне осуществляются при помощи наблюдения, измерения и эксперимента (учения войск, тренировки и т.д.). Посредством таких методов осуществляются фиксация, регистрация, сравнение, классификация всей эмпирической информации об изучаемом объекте, все данные измерения (оценки) различных свойств и связей изучаемого объекта (например, численность войск, военной техники и ее качество, их боеспособность, способы передвижения и др.), те логические формы, при помощи которых регистрируется эмпирическая информация; все статистические данные об изменении, развитии, возникновении и исчезновении свойств и связей изучаемого объекта, выявленные в процессе научного эксперимента.

Из этого следует, что уже на эмпирическом уровне познания предмет изучения не совпадает с объектом. Предмет охватывает, выражает лишь такие явления, их свойства и связи, которые удалось зафиксировать, классифицировать, отобрать и выразить при помощи определенных логических форм - принципов, правил, рекомендаций и т.д.

На теоретическом уровне происходит дальнейшее опосредование предмета познания. Он все больше отдаляется от объекта. Здесь осуществляется анализ эмпирического материала, раскрывается сущность изучаемых явлений вооруженной борьбы, ее свойств и связей, формируются законы, структура развития и функционирования изучаемых объектов, принципы, правила, научные гипотезы и теории, осуществляется научное прогнозирование. Следовательно, степень зрелости теоретического уровня познания предмета науки характеризует и степень зрелости науки как таковой. Теоретический уровень не связан непосредственно, как эмпирический, с конкретными явлениями, а лишь с законами развития этих явлений. Законы развития объекта (вооруженной борьбы), научные теории, принципы и правила, а также гипотезы и научные прогнозы составляют основные черты предмета познания, предмета науки на теоретическом уровне.

Историзм в представлениях о предмете военной науки (науки в целом), а также самого предмета науки обусловлен историзмом ее объекта, ибо за многовековую историю человечества и война, и вооруженная борьба претерпели существенные изменения и продолжают меняться (см. гл. II "Классификация поколений войн").

Во-первых, вооруженная борьба постоянно изменялась как явление, как процесс в связи с эволюцией (а нередко и революциями) составляющих ее элементов - средств вооруженной борьбы (т.е. военной техники) и людей, владеющих этой техникой. Известно, что первоначально вооруженная борьба складывалась как противоборство групп людей, владеющих холодным оружием. Дальность действия средств поражения тогда ограничивалась несколькими метрами. С появлением пороха характер вооруженной борьбы приобрел иной, более сложный и разрушительный характер. Дальность действия средств поражения и их воздействие на противника увеличились многократно, а во время Второй мировой войны и особенно после ее окончания противоборствующие стороны получили возможность воздействовать друг на друга на расстоянии сотен километров, но по сути на любом, то есть межконтинентальном, расстоянии. Разрушительная сила вооружения достигла колоссальных размеров.

Менялся исторически и человеческий фактор: его действия становились все более эффективными. Претерпели существенные изменения и основные параметры и показатели вооруженной борьбы: пространственный размах, длительность, разрушающее воздействие на противоборствующие стороны. Возросла зависимость хода и исхода войны от материальных и духовных факторов воюющих сторон, от географических, климатических и иных условий. Но в то же время изменилось и возросло обратное воздействие борьбы на материальную и духовную жизнь общества и на окружающую человека природу.

Во-вторых, значительное воздействие на военную науку и представление о ее предмете, структуре и т.д. оказывала объективная диалектика вооруженной борьбы и общества. С началом войны вооруженная борьба всегда выступала главным, определяющим средством достижения политических целей, фактором, который вносит изменения в общественную жизнь в интересах достижения военной победы над противником. Но на ранних стадиях развития цивилизации связь вооруженной борьбы (военных действий) с экономическими, политическими, идеологическими переменами в воюющих государствах была не столь заметной. В древнем (рабовладельческом) мире и в эпоху феодализма не все войны вызывали большие преобразования в обществе. Нередко они сводились лишь к действиям войск. Поэтому иногда создавались иллюзии полного тождества понятий "война" и "вооруженная борьба". Этому способствовал и тот факт, что всякий раз война начиналась лишь с момента развертывания военных действий, вооруженной борьбы и заканчивалась с окончанием вооруженного противоборства.

XX век развеял эту иллюзию, ибо военные события, особенно большие локальные и мировые войны, показали, что война стала особым состоянием общества, более того, особым способом существования отдельных стран и народов и мирового сообщества.

Таким образом, различие понятий "война" и "вооруженная борьба" оказало огромное воздействие на формирование представлений о военной науке, ее объекте и предмете, структуре и функциях.

В-третьих, факторами, детерминирующими представление о военной науке, всегда были и выступают теперь социально-экономическая структура общества и политическая система государства, особенно последняя. Это связано прежде всего с тем, что все человеческое познание социально обусловлено. Положение человека в обществе определяет его отношение к действительности, является фактором, формирующим его познавательные интересы, оказывает влияние на направленность использования полученных знаний. Кроме того, общественное устройство и политические системы государства тем больше влияют на познание человека, науку вообще, в том числе военную, чем больше объект познания, объект науки оказывает воздействие на развитие общества, образ жизни людей, их действия и т. д. А война как раз и представляет собой такое социальное явление, процесс, событие, которое затрагивает все сферы жизни общества, влияет на судьбу каждого человека, определяет настоящее и контуры будущего.

Наконец, понимание военной науки, особенности ее развития и функционирования во многом зависят от политической системы, потому что война и ее решающий процесс - вооруженная борьба являются продолжением политики, которую при определенных условиях осуществляет эта система. Следует указать, что от характера политической системы государства, общественного мнения, сложившегося в обществе, от личных качеств высшего политического и военного руководства страны существенно зависит отношение к военно-историческому опыту других стран, но особенно своей страны. Оно проявляется в степени объективности и всесторонности оценки войн, их итогов, воздействия на развитие страны и международных отношений, на заинтересованность в извлечении уроков из военно-исторического опыта в интересах военного строительства, обеспечения военной безопасности и т.д. В последнее время возникло представление о более общей военной науке, объектом которой выступает война как состояние общества со всеми его материальными и духовными составляющими, а предметом внутренние, необходимые, существенные связи общества, складывающиеся в результате диалектического взаимодействия политики и вооруженной борьбы, законы определяющие ее ход и исход.

2. Военная наука с точки зрения содержания

и структуры

Содержание и структура, как и предмет военной науки, характеризуют последнюю как определенную систему специфических теоретических знаний, в которую входит многообразие определения вооруженной борьбы, воспроизводимое логическим мышлением, прежде всего ее существенные, необходимые, повторяющиеся связи и отношения, выражаемые в научных понятиях, законах, рекомендациях и т. д. Последние при определенных условиях приобретают специфические функции, выступают в виде определенных форм познания. В содержание военной науки также входит определенное число теорий и дисциплин, объединенных единой идейно-методологической основой.

Структура военной науки довольно сложна, ибо она образуется из значительного числа логических элементов, взаимосвязанных между собой и субординированных (например, частные теории, проблемы, выводы, рекомендации). Составные части военной науки относительно самостоятельны, но взаимосвязаны между собой. Так, военно-морская наука является составной частью военной науки, но занимается исследованиями в другой пространственной среде - океане. Подобно предмету военной науки, ее содержание и структура тоже историчны. На каждом историческом этапе военная наука включает как непреходящие теоретические знания, так и такие, которые либо устаревают, либо опровергаются практикой.

Характерно, что как бы ни изменялись со временем содержание и структура военной науки, она всегда имела в себе тот стержень, на котором держались все другие ее содержательно-структурные элементы.

Этот стержень - общая теория военной науки как ее идейно-методологическая основа, фундамент всей ее системы. И теория военного искусства как главный и ведущий элемент всей ее системы.

Теория позволяет познать формы организации вооруженной борьбы, ее протекание в пространстве и во времени, процесс, который управляется двумя противоположными центрами в целях достижения противоположных (взаимоисключающих) целей. Эта теория дает возможность познать закономерности и тенденции, формы и способы вооруженной борьбы как двустороннего процесса на различных уровнях и в разных условиях. Именно анализ этих сторон вооруженной борьбы, ее материальных и духовных составляющих, таких факторов, как пространство, время и скорость, огонь, движение, удар, источники, причины и условия устойчивости боевых порядков (оперативных построений), победы и поражения, успехи и неудачи противоборствующих сторон в складывающейся обстановке и т. д., является функцией теории вооруженной борьбы. Теория вооруженной борьбы должна занимать ведущее место в общей теории военной науки как ее основа, фундамент.

Теория военного искусства - главная часть военной науки, потому что исследует способы и формы ведения вооруженной борьбы, слагающиеся из военных действий различного масштаба, и дает обоснование, при каких обстоятельствах они могут быть наиболее эффективными, соответствовать соотношению сил, целям, конкретным условиям, то есть быть рациональными. Такими действиями являются: бои, сражения, операции, кампании, стратегические ядерные удары. Масштабные различия между ними находят свое выражение в целях, количестве действующих сил, размахе и пространстве, длительности во времени, достигаемых результатах.

Соответственно масштабу действий теория военного искусства подразделяется на тактику, оперативное искусство и стратегию; каждый из этих разделов является научной теорией своей области вооруженной борьбы, исследующей закономерности, присущие данной сфере действий: морские бои, операции и стратегические действия, воздушные бои, операции и стратегические действия.

Кроме рассмотренных общей теории и теории военного искусства в структуре военной науки важное место занимают теория строительства вооруженных сил, теория управления ими, теория военного обучения и воспитания, теория вооружений и военной техники.

Таковы важнейшие элементы, составные части, слагаемые содержания и структуры военной науки.

3. Законы, закономерности, принципы военной

и военно-морской наук

Общая формулировка закона определяется как существенное, необходимое, устойчиво повторяющееся отношение, характеризующее упорядоченность строения и функционирования, тенденции изменения и развития тех или иных явлений.

Понятию "закон" близко понятие "закономерность". Иногда их отождествляют. Но чаще под закономерностью понимается подчиненность закону или указание на то, что в основе познания какого-либо явления лежит один или несколько законов. Понятие "закономерность" более предпочтительно в тех случаях, когда связи, повторяющиеся отношения недостаточно выражены количественно. Военная действительность чаще всего имеет дело с подобными явлениями.

Законы военной и военно-морской наук представляют собой более или менее точное отражение в сознании людей тех объективных законов, которые существуют и действуют в военной действительности. Их выявление и познание прошло длительный путь.

В период становления военной науки еще не было представления об объективных законах войны и тем более о законах военной науки. Познание охватило только то, что зримо отражалось в сознании при осуществлении военных действий: всякого рода случайности, неожиданности, непредсказуемости их хода и исхода. Военная мысль в период своего становления представляла собой скорее военно-исторические описания, военную хронику, трактаты. На этом этапе еще было невозможно выявить и установить истинные движущие силы войны, законы ее хода и исхода. Однако и в те далекие времена все же делались отдельные обобщения, выводы, устанавливались зависимости, возникающие в вооруженной борьбе.

С накоплением опыта, его анализом и обобщением, особенно войн второго-четвертого поколений, полководцы, военачальники, исследователи более осознанно стали отмечать наличие устойчивых, повторяющих связей и отношений как внутри военного дела, так и с другими сферами жизни общества (политика, экономика, средства ведения войны); зависимость способов и форм военных действий от оружия, боевой техники, личного состава и т.д.

На основе познания и вычленения указанных взаимосвязей и отношений вырабатывались рекомендации, указания, правила по строительству вооруженных сил, подготовке и ведению военных действий. Однако в тот период наука еще не располагала достаточными доказательствами и упорядоченной системой знаний о том, что фундаментом таких рекомендаций, правил являются объективные законы.

По мере развития науки в целом, обобщения, систематизации знаний об упорядоченности строения и функционирования военных явлений все более полно вскрывались устойчивые связи, зависимости военного дела, вооруженной борьбы, то есть формировались объективные законы. Будучи познаны, отражены в нашем сознании, описаны, они становились законами военной, а затем и военно-морской науки, основой для практической деятельности по подготовке и ведению военных действий. Поэтому особой заботой военно-научной мысли в познании объективных законов всегда было и остается раскрытие механизма их воздействия на развитие, ход и исход явлений, процессов, в которых они действуют.

Военная сфера - часть социальной деятельности, поэтому в ней проявляют себя: всеобщие законы материалистической диалектики; общие и специфические закономерности социального развития; собственные законы; закономерности войны, вооруженной борьбы, военного строительства.

К настоящему времени военной социологией и политологией, историей войн совместно с военной наукой выявлено значительное количество объективных законов, закономерностей военной действительности. Все они относительно осознаны и раскрыты в военно-теоретической литературе. К ним относятся: закон определяющей роли политических целей войны; законы зависимости хода и исхода войны от экономических, социально-политических, научно-технических и военных возможностей противоборствующих сторон и др.

Особенностью законов, закономерностей войны, военного строительства является то, что в отличие от законов и закономерностей природы они проявляются только через деятельность людей, неся на себе печать субъективного фактора.

Исследование войн, операций, сражений, боев различных поколений показывает, что, несмотря на разнообразие условий, в которых они действовали, в них проявлялись такие устойчивые, повторяющиеся связи и отношения, как: зависимость хода и исхода войны от материальных и духовных сил и возможностей противоборствующих сторон; зависимость хода и исхода военных действий от реальности определения и постановки войскам, силам стратегических, оперативных и боевых задач, от совместных, согласованных действий войск, сил и неравномерности их распределения по фронту, глубине и др.

Количественное выражение этих зависимостей в большинстве случаев затруднено или вовсе невозможно. Ввиду этого в ряде военно-теоретических работ они классифицируются как закономерности, хотя понятие закона для них также правомерно.

Каков же механизм воздействия на войну, вооруженную борьбу, например, закона решающей роли политических целей? Анализ войн разных поколений показывает, что это воздействие распространяется на все наиболее существенные стороны войны, поскольку от политических целей зависят степень использования насильственных средств государства, масштабы (размах, продолжительность) и ожесточенность вооруженной борьбы, характер жизни государства во время войны. Политика определяет главного и других противников, применяемые в войне силы и средства, время и порядок ввода их в сражение, напряженность и длительность стратегических действий, их конечные результаты и задачи послевоенного устройства. Но поскольку политика есть концентрированное выражение экономики, то способ ведения войны, ее ход и исход всегда обусловливались экономическими возможностями государства.

Механизм влияния этого закона на ход и исход войн любого поколения проявляется прежде всего в содержании политических и стратегических целей конкретной войны. Они должны соответствовать экономическим возможностям и экономическим интересам государства. Насилие есть только средство, целью же является, напротив, экономическая выгода.

Влияние рассматриваемого закона проявляется также в непрерывном количественном и качественном изменении средств вооруженной борьбы, в росте боевых возможностей вооруженных сил, в изменении их оргструктуры, в совершенствовании старых и возникновении революционно новых форм и способов стратегических действий, порядке их подготовки и ведения, в изменении конечных результатов.

Этот закон весьма умело использовался, например, советским руководством в годы Великой Отечественной войны (войны четвертого поколения). В сложной обстановке ее начального периода, в условиях нехватки оружия и боевой техники оно сумело создать материальные предпосылки для коренного перелома хода войны. К лету 1943 года Советская армия имела почти двойное превосходство над врагом по основным видам оружия.

В 1944-1945 годах промышленность СССР наращивала выпуск вооружения и военной техники. Соотношение сил и средств изменилось в нашу пользу. Соответственно увеличивался размах стратегических операций и стратегического наступления, сокращались сроки их подготовки, возрастали их стратегические результаты, увенчавшиеся в итоге полной победой над врагом. Если в первый период войны была полностью завершена только одна стратегическая наступательная операция из пяти, то во втором периоде - 9 из 12, а в третьем 17 из 19.

Аналогично воздействуют на ход и исход войны законы, определяющие ее зависимость от соотношения военного и духовного, научно-технического потенциалов сторон.

В познании общих законов, закономерностей войны военная наука принимает непосредственное и самое активное участие и руководствуется ими. Но ее главные усилия направляются на познание закономерностей, присущих вооруженной борьбе. Они тесно связаны с общими законами войны, конкретизируют их. Вместе с тем им присущи свои особенности, содержание и форма.

Закономерно, что политика обусловливает не только войну как целое, но и ее разные стороны: цели, средства, масштабы, способы действий на всех уровнях. Отсюда следует другая зависимость: успех вооруженной борьбы определяется субординацией и согласованностью целей, задач, средств и способов действий на уровнях стратегии, оперативного искусства и тактики.

Универсальный характер имеет сейчас и сохранится в будущем закономерность, отмеченная еще Ф.Энгельсом: количеством и качеством оружия, техники, личного состава обусловливаются способы военных действий и их эффективность.

Механизм воздействия данной закономерности зримо проявлялся при анализе поколений войн. Изобретение новых революционных видов и систем оружия и их внедрение в вооруженные силы неизбежно приводили к возникновению новых форм и способов военных действий, к появлению новых поколений войн. Красноречивым подтверждением этого является революционизирующее влияние изобретения пороха, нарезного и автоматического оружия, самолетов, танков, ракетно-ядерного оружия, атомных ракетных подводных лодок, космических средств и других видов оружия. При этом коренные, революционные изменения в формах и способах военных действий происходят лишь тогда, когда новое оружие внедрено в армию и на флот в массовом масштабе, когда накоплен определенный опыт его боевого применения, когда меняется война в целом. Следовательно, само по себе новое оружие, его отдельные образцы не революционизируют военное дело, а только создают для этого предпосылки. Воздействие рассматриваемой закономерности стало особенно наглядным в войне на Балканах в марте - июне 1999 года. Эта война велась уже бесконтактным способом и без действий наземных войск, то есть по законам войн нового, шестого поколения (подробнее см. в гл. III).

Закономерна также зависимость между целями, с одной стороны, и имеющимися средствами, возможностями - с другой. Особенно ярко она проявляется, когда в войне встречаются стороны, способные применять оружие разных поколений четвертого и шестого. В подобном случае эффективность военных действий обусловливается целями, задачами и применяемыми силами, средствами с учетом противодействия противника. Именно эта закономерность наглядно проявилась в Югославии.

К другим законам и закономерностям военной науки, отражающим зависимость хода и исхода вооруженной борьбы от качественного и количественного соотношения сил противоборствующих сторон, характерных для войн четвертого и шестого поколений, относятся: неравномерность распределения войск, сил по фронту и глубине; единство военных действий по времени и пространству; соотношение уровня боевой готовности войск, сил сторон.

В области военного строительства к закономерностям военной науки можно отнести:

обусловленность масштабов и направленности военного строительства характером военно-политической обстановки и целями военной политики государств, коалиций;

соответствие содержания и методов военного строительства характеру и особенностям общественного и государственного строительства;

зависимость масштабов и качества военного строительства.

Например, вооруженные силы, необходимые для ведения войн четвертого поколения, строились применительно к сферам военных действий: суша - море воздух. Вооруженные силы, необходимые для ведения войн шестого поколения (бесконтактные войны), будут включать лишь два функциональных вида: стратегические ударные (неядерные) и стратегические оборонительные войска, применительно к сферам военных действий: суша - море - воздух - космос.

К закономерностям военного строительства примыкают специфические закономерности комплектования вооруженных сил, их технического оснащения, обучения и воспитания.

Первым шагом на пути к реализации законов является выведение, формирование принципов, которыми руководствуются военные кадры.

Принципы - это общие, научно обоснованные положения, рекомендации для практической деятельности по подготовке страны и вооруженных сил к отражению агрессии, подготовке и ведению военных действий, руководству войсками, силами. Принципы вырабатываются на основе опыта войн, подготовки страны и вооруженных сил к отражению агрессии главным образом на базе объективных законов и закономерностей. Принцип близок по своему содержанию к понятиям "закон" и "закономерность". Их общность состоит в том, что все они отражают существенные, необходимые, повторяющиеся связи, отношения действительности. Однако принцип не только отражает объективную связь, но и нацеливает, как следует поступать, действовать в конкретных условиях для достижения той или иной цели. В нем выражается единство объективного и субъективного. Практика в военном деле - это высокое искусство, которое развивается на завоеваниях науки. Что в науке закон - то в искусстве правило.

Военная и военно-морская науки, учитывая характер законов, действующих в войне, вооруженной борьбе, военном строительстве, руководствуются прежде всего теми принципами, которые вытекают из законов материалистической диалектики, из общих законов, закономерностей социального развития. Вместе с тем они вырабатывают свои специфические принципы, выражающие главным образом закономерности вооруженной борьбы, строительства вооруженных сил.

Например, основополагающий принцип военной науки - соответствие (подчиненность) стратегических целей и задач политическим целям войны вытекает из закона определяющей роли политики, ее решающего влияния на вооруженную борьбу и войну в целом.

Общеизвестен принцип военной науки, наиболее ярко проявивший себя в первых четырех поколениях войн, об обязательном сосредоточении сил в решающем месте и в решающий момент. Этот принцип является отражением объективного закона неравномерности распределения войск, сил по фронту и глубине. Он умело применялся в кампаниях и операциях Великой Отечественной войны и сохраняет свое значение в современных условиях. Однако в бесконтактных войнах шестого поколения его содержание стало более емким, а практическое применение - более сложным.

Одним из фундаментальных принципов военной науки, характерных для войн первых четырех поколений, является заблаговременная всесторонняя подготовка вооруженных сил государства к отражению агрессии и умелое использование его материальных и духовных сил в ходе войны. Этот принцип вытекал из общих законов войны и ряда закономерностей вооруженной борьбы, отражал закономерность зависимости хода и исхода войны от соотношения материальных, духовных, военных сил и возможностей воюющих сторон. Применительно к бесконтактным войнам будущего этот принцип нуждается в новом осмыслении.

Конкретное содержание других принципов раскрывается в соответствующих разделах военной науки. Здесь же необходимо обратить внимание на то, что нередко принципы формируются под воздействием опыта, еще до познания лежащих в их основе законов и закономерностей. При этом в одних случаях принцип может быть обусловлен рядом закономерностей, а в других - из одного закона, из одной закономерности может вытекать несколько принципов. Например, характерный для войн четвертого поколения принцип согласованного совместного применения видов вооруженных сил, родов войск, сил, специальных войск в их тесном взаимодействии выражал существо закона единства военных действий во времени и пространстве, а сохраняющий свое значение и для будущих войн принцип постоянной высокой боевой готовности вооруженных сил вытекает из ряда законов, закономерностей вооруженной борьбы.

Важно учитывать и то, что закономерности и принципы не являются вечными и неизменными. Они развиваются, изменяются и уточняются вместе с развитием поколений войн. Для определенных поколений войн некоторые принципы приобретают первостепенное значение. Например, когда некоторые страны готовы воевать с применением ядерного оружия (пятое поколение войн), особая роль принадлежит принципам военно-стратегического паритета, оборонной достаточности, приоритета качественных параметров во всех элементах оборонного потенциала.

Законы, закономерности войны, вооруженной борьбы сами по себе не предопределяют победу той или иной стороны. Каждая сторона может их познать и использовать для достижения успеха с большей или меньшей вероятностью. Все будет определяться возможностью реализации в конкретных условиях таких взаимосвязанных зависимостей, как своевременное вскрытие замысла и планов противника, умелый выбор направлений главного и других ударов, создание выгодных группировок, степень обученности войск, принятие своевременного оптимального решения, рациональное планирование, тщательная организация всестороннего обеспечения, своевременное нанесение ударов, искусство управления войсками, силами и т.д.

Вырабатываемые наукой принципы закрепляются в уставных и других документах армии и флота, в конкретных оперативных и технических нормативах для регламентации и целенаправленности практической деятельности военных кадров. В интересах эффективной реализации требований принципов разрабатываются расчетные методики, которые применяются при выработке решений, планировании операции, боя, управлении войсками, силами.

Итак, процесс трансформации закона, закономерности в инструмент для практической деятельности командующих, командиров и штабов можно выразить следующим образом: "закон - принцип - уставные положения - нормативы расчетные методики".

4. Происхождение и сущность войн

В ходе всемирной истории произошло бесчисленное количество войн, которые унесли около 3,5 млрд. человеческих жизней. Самой кровопролитной (55 млн. человек) и разрушительной была последняя, шестилетняя Вторая мировая война (1939-1945 гг.). Каждая война как социально-политическое явление оставалась тайной по своей сущности. О вечном мире и искоренении войн мечтали такие видные мыслители прошлого, как Руссо, Кант, а другие, напротив, считали их естественным состоянием человеческого общества.

Война стала необходимой, когда появилась частная собственность на средства производства, когда общество разделилось на классы и возникло государство.

Частная собственность на средства производства есть глубинная причина, порождавшая и порождающая войны при рабовладельческом, феодальном и капиталистическом строе.

Политика современных развитых государств, будучи концентрированным выражением экономических интересов монополистической буржуазии, носит агрессивный характер и может порождать несправедливые захватнические, реакционные войны.

Таким образом, война представляет собой часть политики. Но война - не обычная политика, а политика, осуществляемая прежде всего с помощью особого средства - вооруженного насилия, которое есть не что иное, как главный специфический признак войны. С началом вооруженной борьбы происходит качественное изменение состояния общества, его переход от мира к войне. На первый план выдвигается вооруженная борьба, являющаяся главным, определяющим способом разгрома врага и завоевания победы. Но вооруженная борьба не исключает, а предполагает и требует для своего успешного хода и исхода использования и других форм борьбы - экономической, дипломатической, идеологической, разведывательной, научно-технической и т.д. Все они в сочетании с вооруженной борьбой и составляют содержание войны, причем определяющее значение в содержании войны имеет ее политическая сущность. Категория содержания войны шире категории ее сущности. Она охватывает всю деятельность вооруженных сил, связанную с ведением войны, а также обеспечение их всем необходимым для достижения победы.

Войны не возникают случайно, сами по себе. Они готовятся всей предшествующей политикой государств или классов внутри них. Политика, подготовив и развязав войну, продолжает воздействовать на нее до самого конца. Она оказывает соответствующее влияние на способы ее ведения, на стратегию, оперативное искусство и тактику, на разработку и внедрение в вооруженные силы нового оружия и боевой техники, на морально-боевые качества войск.

Взаимосвязь войны и политики изменчива, подвижна, потому что оба элемента этой взаимосвязи подвержены изменениям вследствие развития общественно-экономических процессов. Одновременно с изменениями в политике и под ее воздействием, на базе развития производительных сил и научно-технического прогресса совершенствовались и совершенствуются средства, способы и формы вооруженной борьбы, возрастают масштабы войны, их пространственный размах, насыщенность сложной боевой техникой и оружием, людскими контингентами, увеличивается их разрушительная сила, усиливается обратное влияние войны на политику.

Проблема законов войны, вооруженной борьбы и вытекающих из них принципов военного искусства является одной из важнейших общетеоретических проблем военной науки.

Опыт локальных войн конца ХХ века показывает, что новое высокоточное оружие коренным образом изменило способы ведения войны. Революционный переворот в средствах и способах вооруженной борьбы внес существенные изменения в соотношение войны и политики в части масштаба политических целей. Возможная новая мировая война в ХХI веке будет по своей сущности отличаться особым военно-техническим характером, качественно новыми средствами войны, способами и формами вооруженной борьбы по сравнению с теми, что применялись в прошлом. Анализ войны против Ирака и Югославии показывает, что изменения будут выражаться и в невиданных до этого разрушительных последствиях, даже с применением обычного оружия.

Вооруженная борьба как основная форма борьбы в войне всегда требовала высокой организации применения вооруженных сил и вооружений, без которой невозможно достичь поставленных целей. Научно-техническая революция имеет огромное значение для развития оружия и техники как наиболее подвижных элементов военной мощи армии и флота. Война стран НАТО против Югославии особенно ярко показала эффективность разведывательно-ударных боевых систем, успешно решавших те боевые задачи, которые в войнах четвертого поколения приходилось решать наземным группировкам вооруженных сил. В военных конфликтах конца ХХ века наглядно проявились черты войны будущего, войны шестого поколения - воздушно-космическо-морской с применением огромного количества высокоточного оружия. Новым в таких войнах является создание космическими и воздушными летательными аппаратами информационного поля, позволяющего в реальном масштабе времени освещать обстановку в районе операции и боя и наносить удары высокоточным оружием. Это стало возможно благодаря развитию радиоэлектроники и созданию разведывательно-ударных боевых систем на базе космических средств и воздушных и морских носителей высокоточных крылатых ракет. К сожалению, Россия пока еще не вступила на путь подготовки армии и флота к таким войнам.

Таким образом, научно-технический прогресс оказывает главенствующее влияние на развитие оружия и техники и боевой потенциал армии и флота. Глубокие качественные изменения в политике в современную эпоху, с одной стороны, революционный переворот в средствах и способах вооруженной борьбы, с другой - внесут существенные изменения в соотношение войны и политики, которые найдут выражение в конкретном политическом содержании войны, глубине, емкости и масштабах политических целей.

В войнах шестого поколения будут решаться не частные, ограниченные политические вопросы, а глобальные, затрагивающие судьбы всего человечества или континента. Считается, что ракетно-ядерная война маловероятна, так как по своим масштабам она будет угрожать существованию мировой цивилизации и приведет к невиданным разрушительным последствиям. Наиболее вероятны в XXI веке войны на отдельных континентах и прилегающих акваториях океанов и морей. По характеру (применения оружия) это может быть бесконтактная воздушно-космическо-морская война с широким применением высокоточного оружия и обычных средств поражения. Такой вывод можно сделать из существующего соотношения сил на мировой арене и военно-политической обстановки, когда страны "большой семерки", обладая более чем 60% мирового производства, стремятся к однополярному миру и мировому господству.

Безусловно, будущая война, если она будет развязана государствами "большой семерки", явится по-прежнему средством и орудием политики США и других членов НАТО, ее продолжением. Она может возникнуть подобно многочисленным локальным войнам, развязанным ими после Второй мировой войны (всего произошло более 260 военных конфликтов). Анализируя сущность войны, соотношение войны и политики в современных условиях, нельзя рассматривать целесообразность ракетно-ядерной войны как средства политики. Ракетно-ядерную войну надо расценивать как величайшее преступление против человечества. В современной военной идеологии значительное место занимает вопрос о малых, ограниченных, локаль

ных войнах, которые в XXI веке могут быть основными, поскольку развал СССР и лагеря социализма сделал мир однополярным.

С помощью таких войн развитые страны, входящие в агрессивные военные блоки, могут реально добиться решения следующих политических задач:

подчинить отдельные страны и улучшить свои стратегические позиции;

насадить марионеточные правительства в различных странах Азии, Африки, Латинской Америки;

помочь внутренней реакции в подавлении демократических и антимонополистических движений.

Локальные войны, развязанные после Второй мировой, уже имеют ряд существенных особенностей:

1. Современные локальные войны из одиночных и разрозненных военных столкновений отдельных государств превратились в систему вооруженной борьбы против неугодных странам НАТО режимов (война коалиции государств во главе с США против Ирака и Югославии).

2. Современные локальные войны, начавшись, сразу же теряют свой локальный характер, так как в них затрагиваются интересы многих стран мира.

3. Существенным в современных локальных войнах, является то, что во многих из них силы реакции терпят поражение. Такими для США были война в Корее (1950-1953 гг.), агрессия против Египта (1956 г.), войны в Алжире (1954-1962 гг.) и во Вьетнаме (1964-1972 гг.).

4. Важная особенность локальных войн периода 1946-1991 го-дов заключалась в том, что они развязывались в ходе "холодной войны", когда СССР и государства Варшавского договора не позволяли США расправляться с неугодными режимами и оказывали странам, подвергшимся агрессии, военную помощь (Корея, Вьетнам, Египет, Сирия, Ирак, Ливия и др.).

Анализ локальных войн показывает, что военные действия США, связанные с вторжением на территорию других стран, насчитывают 138 агрессивных акций: в зоне Атлантики - 84, на страны Азии - 21, Европы - 10, Африки - 9, на Тихом океане - 14. Всего подсчитано, что за 30-летний период (с 1946 по 1975 г.) США 215 раз использовали свои вооруженные силы. В этих акциях ВМС были главными 177 раз (82%), ВВС - 103 раза (48%), сухопутные войска - 39 раз (18%).

Многообразны и приемы развязывания военных действий в локальных войнах. Как правило, они начинались по сценариям войн четвертого поколения внезапными ударами сил авиации, высадкой морских десантов и действиями сил флота одновременно с действиями сухопутных войск. Из этого следует, что США как мировая держава, обладающая значительной экономической мощью (37% объема мирового производства), стремящаяся к мировому господству при помощи вооруженной силы, и в XXI веке будет играть ведущую роль в вопросах войны и мира.

Положение о войне как продолжении политики определенных классов, государств насильственными средствами сохранится и в будущем и останется основой для анализа социально-политического характера войны. Социальный характер войны, ее истинное значение определяются тем, какую политику она продолжает, какой класс и в каких целях ее ведет.

Политическое содержание войны - совокупность причин, политических целей, во имя которых государства или данный класс ведет войну.

Чтобы выяснить социально-политический характер той или иной конкретной войны, необходимо прежде всего дать социально-политическую, морально-правовую оценку ее политического содержания, то есть оценить причины войны, политические цели, преследующиеся в ней, ее классовую направленность, установить, в интересах каких классов, социальных сил она ведется.

В зависимости от их социально-политического характера и общественно-исторической роли войны, по всей видимости, будут по-прежнему делить на два ряда: справедливые прогрессивные и несправедливые реакционные.

5. Объективный характер законов войны

и вооруженной борьбы

Успехи в войне, вооруженной борьбе во многом определяются мерой соответствия военной деятельности объективным законам войны. Знание законов войны и вооруженной борьбы и отражение их в принципах военного искусства позволяли в ходе войны любого поколения действовать с уверенностью и научно решать возникшие проблемы. Понимание законов войны, их содержания и механизма действия дает возможность предвидеть тенденцию развития военного дела и ход боевых действий в войнах будущего.

Война как особое состояние общества во всех ее поколениях развивалась по определенным объективным законам. Как и любое общественное явление, войны не зависели от "свободной воли" и не представляли собой хаос случайностей, а подчинялись своим законам. Наличие всякого рода случайностей не отменяло законы, а служило формой проявления этих законов в различных поколениях войн.

Объективный характер законов войны и вооруженной борьбы обусловлен тем, что действия людей, живой силы в них всегда определяются рядом сложных условий, процессов, не зависящих от их воли. К этим объективным условиям и процессам во всех поколениях войн относились прежде всего время, географическая среда (суша, воздух, вода), материальное обеспечение личного состава оружием и техникой, которое всегда находилось в зависимости от экономических, военных и других возможностей страны. Армия, флот - это особая организация вооруженных людей, осуществляющая насилие с помощью боевых средств во имя определенных политических целей, которые вытекают из социально-экономического строя воюющих сторон. Война, вооруженная борьба всегда заставляли задуматься над тем, что лежит в основе причин побед и поражений. Можно выделить два существовавших в прошлом противоположных взгляда на причины побед и поражений. С одной стороны, считалось, что на войне, в сражении действуют чистые случайности, от них и зависят победы и поражения. С другой стороны, утверждалось, что воля полководца, его гений творят по своему произволу победу в вооруженной борьбе. Поэтому, не раскрыв законы войны и вооруженной борьбы, невозможно объяснить причины побед и поражений в войнах любого поколения.

Боевые действия одной стороны всегда зависели от противодействия другой (противника). На базе таких объективно данных условий складываются определенные необходимые, существенные, глубинные, повторяющиеся связи и отношения, иными словами, законы войны и вооруженной борьбы.

Законы войны, вооруженной борьбы, как и любые общественные законы, в отличие от законов природы, где действуют слепые стихийные силы, возникают лишь благодаря сознательной деятельности людей. Изменяя условия ведения боевых действий, например, боевые порядки, время и место действия, усиливая огневые возможности, противотанковую, противовоздушную, противолодочную оборону, количество и состав кораблей, добиваясь постоянного освещения обстановки в районе операции и т.д., военачальники изменяют тем самым силу и сферу действия законов, направляют их в нужное для себя русло.

Победа и поражение - это конечный результат взаимодействия объективного и субъективного, действия законов и сознательной деятельности людей.

Законы войны и вооруженной борьбы могут быть использованы также благодаря выбору одной из возможностей, возникающих в ходе войны или вооруженной борьбы. Объективно обусловленный ход вооруженной борьбы не отрицает свободу принятия решений и действий военачальников, а их осознанные действия, в свою очередь, не исключают объективной необходимости.

Принимаемые решения и действия предусматривают не только использование объективно сложившейся обстановки, но и изменение ее в свою пользу. Боевые действия кораблей частей и соединений на основе осознания принятых решений это не пассивное проявление законов вооруженной борьбы, а результат активного воздействия людей на сложившийся ход событий. Каждая реальная возможность может превратиться в действительность, если на то есть соответствующие условия. Огромную роль в выборе возможностей и превращении их в действительность играют военачальники. У них имеется выбор возможностей в рамках необходимости: избрать форму боевых действий, построение сил в операции, бою по своему плану, новые тактические приемы, порядок огневого поражения и т.д.

От сознания и умения оценить обстановку и принять верное решение во многом зависит направление развития событий, которое позволяет превратить возможность в действительность. Верный выбор возможностей определяет полноту и силу действия законов.

Таким образом, законы войны и вооруженной борьбы объективны и в то же время не подавляют сознательной деятельности людей. Действие законов проявляется через практическую деятельность людей.

Важной чертой, определяющей характер законов, является их историзм, который выражается в следующем:

1. Одни законы могут возникать вновь, а другие прекращают свое действие. На протяжении войн первого поколения действовал закон, согласно которому ход и исход сражения решался ударом холодного оружия. В войнах второго и третьего поколений этот закон утратил свое значение. На его место пришел другой - закон решающего значения огневого удара в бою и операции. В войнах четвертого поколения это артиллерийские, воздушные удары, пятого поколения - ядерный удар, шестого поколения - ракетные удары высокоточного оружия.

Некоторые законы в одних войнах имеют определяющее значение, а в других второстепенное. Так, долгое время в войнах первого и второго поколений господствовала тенденция равномерного распределения сил на линии огня или фронта, линейная тактика кораблей. Однако уже в войнах третьего поколения этот закон трансформировался в закон превосходства сил в решающем месте и в решающий момент. Революция в военном деле, которая всегда связана со сменой поколений войн, усиливает одни законы, ослабляет другие, вызывает к жизни новые и дает возможность утвердиться новому поколению войн.

3. Одни и те же законы в различных поколениях войн могут менять свое содержание. Если в прошлом закон сосредоточения сил выражался в концентрации войск и сил флота на ограниченном участке боевых действий, то в ракетно-ядерной войне пятого поколения он выразится в массировании ядерных ударов на главных направлениях посредством маневра траекториями полета ракет, а в бесконтактных войнах этот закон не действует, так как удары по территории противника наносятся одновременно со всех направлений.

Следовательно, исторический характер законов вооруженной борьбы показывает, что в новых условиях войн могут возникать и действовать новые законы, неизвестные ранее. Для военной теории и практики необходимо предвидеть тенденции их развития, открывать эти законы, сохраняя преемственность со старыми законами.

6. Система законов войны и вооруженной борьбы

Война - одно из сложнейших явлений общественной жизни, поэтому для нее характерна стройная система законов войны.

Эта система представляет собой органическое единство связанных между собой законов, объединяющих законы различной степени общности и значения. Законы войны включают и законы вооруженной борьбы. Вооруженная борьба - это определяющая часть войны. Война включает экономическую, политическую, идеологическую, дипломатическую формы борьбы, которые с началом войны подчиняются интересам ведения вооруженной борьбы.

Войной управляет военно-политическое руководство, которому подчинено военное командование. Военное командование руководит непосредственно вооруженной борьбой.

Все законы войны разделяются на общие и специфические (собственно законы вооруженной борьбы).

Общие законы - это законы войны как общественно-политического явления. Они выражают существенные связи между войной и основными сторонами общественной жизни (способ производства, политика, идеология, наука, культура и т.д.).

Современные войны - это особое состояние общества, в котором все стороны общественной жизни втянуты в войну. Общие законы войны взаимодействуют с другими законами общественного развития, но непосредственно не выражают специфику вооруженной борьбы, поэтому их исследованием занимается военная теория. Для военной науки они выступают общетеоретической основой, поскольку исследование вооруженной борьбы требует знания не только внутренних ее связей, но и внешних, а также зависимости ее от экономических, морально-политических и других факторов.

Общие законы войны включают две группы законов.

Первая группа выражает зависимость хода и исхода войны от социальных факторов, то есть от соотношения экономических, морально-политических, научных и собственно военных возможностей воюющих сторон. К ним относятся законы зависимости хода и исхода войны:

от экономических возможностей воюющих сторон;

от политико-морального состояния населения и армии;

от научных возможностей воюющих сторон;

от собственно военных возможностей воюющих сторон.

Рассмотрим содержание общих законов войны первой группы:

1. Закон зависимости хода и исхода войны от экономических возможностей воюющих сторон. Обусловливая зависимость военной мощи государства от экономических условий, Ф.Энгельс сформулировал закон, согласно которому "вся организация армии и применяемый ею способ ведения боя, а вместе с этим победы и поражения оказываются зависящими от материальных, то есть экономических условий: от человеческого материала и от оружия, следовательно - от качества и количества населения и техники". Этот закон особенно ярко проявился в Первой и Второй мировых войнах (обе четвертого поколения), ибо эти войны были состязанием не только вооруженных сил, но и экономических возможностей противоборствующих сторон. Еще больше зависят от экономики войны пятого и особенно шестого поколения, то есть ракетно-ядерная и воздушно-космическо-морская с применением высокоточного оружия. Потребуются колоссальные материальные затраты на массовое производство новейших видов вооружений и военной техники.

Приобретает особое значение не только действующая мощность промышленности воюющих государств, но и весь экономический потенциал, включая живучесть и мощность экономики.

Экономический потенциал - это максимальная возможность данного государства обеспечить материальные потребности общества, а также производить все необходимое для ведения войны. Основными элементами экономического потенциала являются: людские ресурсы; производственный аппарат промышленности (тяжелой и военной); живучесть и мобильность экономики; количество природных богатств и уровень добычи минерального сырья; уровень развития сельского хозяйства, техники, транспорта, средств связи и энергосистемы; наличие материальных запасов и резервов, и особенно радиоэлектроники; наличие систем управления производством и способность создать информационное поле за счет космических и воздушных аппаратов. Необходимо учесть, что в войнах шестого поколения основными объектами удара высокоточным оружием станут экономические объекты, экономическая инфраструктура, системы управления и коммуникации, то есть элементы экономического потенциала, поэтому их оборона и защита будет играть первостепенную роль в живучести экономики.

Экономический потенциал во всех поколениях войн характеризовался реальными показателями, по которым можно было определить, что дала экономика для военного производства и снабжения вооруженных сил в интересах победы. Надо иметь в виду, что экономический потенциал может быть реализован только благодаря деятельности масс, их воле и умелому руководству массами.

2. Закон зависимости хода и исхода войны от политико-морального состояния населения и армии занимает особое место в системе общих законов войны. Моральный дух вооруженных сил, всего населения воюющих государств является фактором стратегического значения. Моральный потенциал выражает духовные силы народа и армии; приведенный в действие, он становится фактором, который по своей сущности является морально-политическим. Его основу составляют общественно-политический строй страны, ведущей войну, социально-политический характер войны, идеология, питающая духовную жизнь населения и армии, их способность стойко переносить любые трудности и лишения, самые суровые испытания войны, не утратить волю к победе, обеспечить разгром врага. Моральному фактору принадлежала ведущая роль во всех прошлых поколениях войн. Сохранит он свое значение и в бесконтактных войнах.

Моральный фактор включает две группы элементов: общественно-идеологические и общественно-психологические. Основное содержание первой группы составляют нравственные силы, их идейная сущность. В них выражаются осознанные классовые интересы масс, цели и задачи, решаемые в войне, ее социальный характер, понятие об отечестве и его вооруженной защите, о воинском долге и т.д.

Вторую группу составляют общественно-психологические элементы. К ним относятся традиции, патриотические чувства, мастерство, служебный опыт и т.д.

Общественно-идеологические и психологические элементы существуют в единстве, оказывая влияние друг на друга, но ведущую роль играют элементы идеологические.

3. Закон зависимости хода и исхода войны от научных возможностей воюющих сторон. Наука сейчас стала мощным фактором обороноспособности стран, превратилась в непосредственную производственную силу общества, в воюющую силу. Вторая мировая война убедительно показала, что победа была добыта не только теми, кто воевал, кто обеспечивал вооружением, но и учеными.

Наука всегда оказывала воздействие на все стороны военного дела. Непосредственно связаны с оружием и техникой естественные и технические науки, опосредованно - общественные. Только превосходство над вероятным противником в научном потенциале обусловливает превосходство над ним и в ходе войны.

Научный потенциал - это достигнутый уровень и темпы развития научной мысли, ее способность быстро и эффективно решать коренные проблемы общества и удовлетворять потребности войны.

Уровень развития научного потенциала зависит от уровня развития производительных сил общества (от количества и подготовленности научных работников, достижений в тяжелой промышленности, машиностроении, приборостроении, радиоэлектронике) и характера производственных отношений, господствующих в данном обществе.

4. Закон зависимости хода и исхода войны от собственно военных возможностей воюющих сторон находит свое непосредственное воплощение в военной мощи государства. Военная мощь государства (коалиции) выражается его способностью вести войну против другого государства (коалиции) при напряжении всех материальных и духовных сил общества во имя достижения победы.

Военная мощь государства - величина относительная, так как определяется она в сравнении с военной мощью другого государства. Поэтому ход и исход войны в целом зависит от соотношения мощи воюющих сторон. Военная мощь государства воплощается в военном потенциале, который непосредственно определяет боевую мощь вооруженных сил, их готовность вести боевые действия.

Боевая мощь - это диалектическое единство материальных и духовных сил, которыми обладают войска и силы флота, это их способность наносить удары по врагу и противостоять ответным ударам. Материальными элементами боевой мощи являются техническая оснащенность вооруженных сил, их огневая мощь, количество и качество личного состава.

Духовные элементы - это обученность личного состава, его морально-боевые и политические качества.

Военный потенциал - это максимальная способность государства повышать и совершенствовать боевую мощь вооруженных сил, пополнять их обученными резервами, снабжать передовой боевой техникой и оружием, всеми необходимыми видами довольствия на уровне требований современной войны. Он является производным от экономического, морально-политического и научного потенциалов. Все они взаимосвязаны и обладают как количественными, так и качественными показателями. В своей совокупности экономический, морально-политический, научный и особенно военный потенциал образуют военную мощь государства.

Экономический потенциал выступает основой военной мощи страны. Морально-политический потенциал пронизывает все элементы военной мощи и определяет степень их использования. Военный потенциал прямо определяет оборонную мощь государства, которая характеризуется боеспособностью вооруженных сил. Научный потенциал также пронизывает все другие потенциалы и является одним из источников их развития.

Вторая группа непосредственно выражает сущность войны как специфического общественного явления. Эти законы логически вытекают из определения войны как продолжения политики средствами вооруженного насилия. Рассмотрим законы этой группы.

1. Закон зависимости хода и исхода войны и вооруженной борьбы от политики воюющих сторон является одним из важнейших законов войны. Между политикой и вооруженным насилием существуют устойчивые, глубокие, существенные связи. Основные из них: политика рождает войну; война есть часть политики, средство политики, суммирование политики, обучение масс политике, характер политических целей решающим образом влияет на ведение войны; война оказывает обратное влияние на политику.

2. Закон зависимости способов и форм вооруженной борьбы от свойств оружия, боевой техники и боевого мастерства личного состава. Этот закон гласит, что в зависимости от того, какие применяются оружие и техника в бою (меч, порох, нарезное оружие, автоматическое, ракетно-ядерное, высокоточное), формы и способы вооруженной борьбы будут различны. Впервые закон войны и развития способов вооруженной борьбы был сформулирован Ф.Энгельсом в "Анти-Дюринге": "Вооружение, состав, организация, тактика и стратегия зависят прежде всего от достигнутой в данный момент ступени производства и от средств сообщения. Не "свободное творчество ума" гениальных полководцев действовало здесь революционизирующим образом, а изобретение лучшего оружия и изменение солдатского материала; влияние гениальных полководцев в лучшем случае ограничивается тем, что они приспосабливают способ ведения боя к новому оружию и к новому бойцу". Иными словами, способы вооруженной борьбы зависят от количества и качества вооружения и личного состава участвующих в войне, от уровня боевой мощи вооруженных сил.

Хотелось бы вновь отметить, что только прогресс в вооружениях и военной технике приводит к революции в военном деле, к смене поколений войн. За всю историю человечества благодаря эволюции вооружения сменилось лишь пять поколений войн и сейчас утверждается шестое.

Третью группу законов составляют специфические законы войны (собственно вооруженной борьбы).

Специфические законы являются основным содержанием предмета военной науки.

1. Закон зависимости хода и исхода боя (операции) от соотношения боевой мощи противоборствующих сторон. В этом законе в концентрированном виде воплощаются действия других законов войны и вооруженной борьбы. Ход и исход операции, боя складываются в зависимости от соотношения материальных и духовных сил (боевой мощи) противоборствующих сторон. Этот закон действует в вооруженной борьбе всех масштабов - тактического, оперативного и стратегического. Ход вооруженной борьбы складывается в пользу той противоборствующей стороны, которая сумеет создать превосходство в боевой мощи своих сил. От военачальников во многом зависит использование действия этого закона, умение распорядиться подчиненными им материальными и духовными силами, учитывая возможности противника. Здесь важно умение применять формы и способы, тактические приемы по разгрому противника с учетом времени и местности.

2. Закон зависимости хода и исхода боя (операции) от сосредоточения основных усилий противоборствующих сторон на главном направлении. Действие этого закона наиболее ярко проявилось в первых четырех поколениях войн. Вытекало оно из соотношении боевой мощи противоборствующих сторон на главном направлении в операции. Необходимо было иметь превосходство не на всем участке вооруженной борьбы, а лишь на самом главном, где противник сосредоточил основные свои силы, уничтожение которых позволяло обеспечить победу. Или надо было найти слабое место в боевых порядках противника и, обеспечив превосходство, уничтожить его. В войнах пятого и особенно шестого поколения направление главного удара будет выбираться по-другому. Основными объектами уничтожения станут важные для жизнедеятельности страны или отдельного региона экономические объекты, центры управления, коммуникации и энергосистемы одновременно на всей территории противника.

3. Закон взаимосвязи боевых действий стратегического и оперативно-тактического масштаба. Опыт Второй мировой войны убедительно показал взаимосвязь боевых действий различного масштаба в достижении стратегических целей. Однако с ростом поражающих факторов оружия и увеличением дальности его применения до межконтинентальных масштабов даже без оперативно-тактических действий станет возможным достижение стратегических целей. Так, ракетный подводный крейсер стратегического назначения, имея на борту 16 ракет с ядерными боеприпасами, способен уничтожить любое государство в Европе.

То же касается и высокоточного оружия, в ходе массированного применения которого могут достигаться оперативные и стратегические цели. Для реализации этого закона важное значение имеют время и информация. Наличие разведывательно-информационного поля позволяет в реальном масштабе времени контролировать действия противника и наносить удары по различным объектам. В условиях современной научно-технической революции время стало фактором стратегического значения.

Рассмотренные группы законов не изолированы друг от друга, между ними существуют внутренние связи. Так, закон зависимости хода и исхода войны от соотношения военной мощи государств и закон зависимости хода и исхода боя (операции) от соотношения боевой мощи противоборствующих сторон тесно связаны между собой.

Познание и теоретическое осмысливание характера, механизма действия законов являются главнейшими задачами военных кадров.

7. Особенности законов вооруженной борьбы

С началом войны важнейшей формой борьбы становится вооруженная борьба, которая ведется вооруженными силами. Как уже было сказано, война включает также экономическую, дипломатическую, идеологическую формы борьбы, которые ведутся и в мирное время. Но во время войны все невоенные формы борьбы направляются прежде всего на обеспечение победоносного хода и исхода вооруженной борьбы. Следовательно, вооруженную борьбу нельзя рассматривать изолированно от политики и других форм борьбы - экономической, дипломатической и идеологической. Таким образом, "война есть просто продолжение политики другими (именно насильственными) средствами", о чем впервые сказал К.Клаузевиц.

Но вооруженная борьба подчиняется и своим специфическим законам. Основными законами вооруженной борьбы, исходя из опыта Второй мировой и "холодной" войн, являются:

1. Соотношение военно-экономического и научно-технического потенциалов сторон определяет ход и исход войны любого поколения.

2. Успешность ведения военных действий в войне любого поколения зависит от соразмерности между целями (боевыми задачами) и применяемыми силами и средствами в их соотношении с силами и средствами противника, с учетом факторов пространства и времени.

3. Успех в войнах четвертого поколения достигается тогда, когда достигается превосходство сил в решающий момент на решающих направлениях или сосредоточение усилий на главном направлении в операции (кампании). В войнах шестого поколения этот закон не работает, так как высокоточные удары наносятся со всех направлений и одновременно по всей территории.

4. Для обеспечения победы необходим выбор эффективных форм и способов вооруженной борьбы. При хорошо организованных борьбе, управлении и взаимодействии родов войск и видов вооруженных сил победа может быть достигнута в войне любого поколения.

5. Успех в вооруженной борьбе возможен при создании материальных условий на каждом этапе военных действий - организованном боевом, специально-техническом и тыловом обеспечении. Это характерно для войн всех поколений.

6. Успех наступления и полный разгром противника в войнах четвертого поколения возможен, когда наступление ведется стремительно, непрерывно и высокими темпами, когда войска неотступно преследуют противника, чтобы не дать ему возможности закрепиться, подтянуть резервы, собраться с силами и перейти к контрударам. "Решительность натиска - 3/4 успеха". В войнах шестого поколения роль наступления играет массированный удар высокоточных ракет.

7. Владение информацией и обстановкой в районе боевых действий в реальном масштабе времени является основным принципом успеха в войне (операции) любого поколения.

Законы вооруженной борьбы, как и любые другие законы, имеют объективный характер, поэтому следование этим законам в руководстве военными действиями является существенным условием достижения победы.

Законы военной и военно-морской наук представляют более или менее полное и точное отражение тех объективных законов, тенденций и соотношений, которые реально существуют в вооруженной борьбе. Познание наукой законов вооруженной борьбы претворяется в практическую деятельность людей - стратегического, оперативного и тактического руководства боевыми действиями войск и сил флота. Это законы, следуя которым командиры принимают решения, вырабатывают планы предстоящих боев и операций, организуют войска для претворения этих планов в жизнь.

Законы вооруженной борьбы находят выражение в тех или иных принципах военного искусства, которые имеют нормативное значение. Руководствуясь ими, можно рассчитывать на достижение требуемых результатов при минимальных потерях в операции.

Иногда встречается мнение, что законы и принципы военной науки якобы вечны и неизменны. Однако военная история свидетельствует, что законы вооруженной борьбы и принципы ее ведения носят глубоко исторический характер. Так, в ходе Первой мировой войны было законом, что исход любого сражения решается штыковым ударом в сочетании с огнем. Во Второй мировой войне этот закон уступил свое место другому - закону о решающей роли огневого удара авиацией и артиллерией, а также о массировании не живой силы, а бронетанковых и механизированных частей. В ядерной войне основную роль в достижении целей войны должен играть удар ядерным оружием. Однако в этой войне нельзя достигнуть ни политических, ни военных, ни экономических целей. Проиграет даже агрессор, вынужденный выживать в ядерной пустыне. Ядерное оружие существует и, видимо, будет существовать еще 20-30 лет как стратегическое средство устрашения и сдерживания.

В ХХ веке произошло более 500 только крупных войн (из них две мировые четвертого поколения), в которых ставка делалась исключительно на большие людские ресурсы.

На смену "нереализованному" пятому поколению войн сейчас идет шестое воздушно-космическо-морская война с применением высокоточного оружия морского и воздушного базирования. В таких войнах решающая роль по мере накопления высокоточного оружия будет отводиться уже не большому количеству сухопутных войск, не ядерному, а обычному высокоточному ударному и оборонительному оружию, основанному на новых физических принципах.

Создаваемое на базе достижений науки высокоточное оружие по своим поражающим возможностям приближается к тактическому ядерному оружию. В войнах будущего не будет громоздких наземных действий, всю мощь агрессор направит на поражение объектов экономики, системы управления и ПВО, складов и баз оружия, а также на нарушение коммуникаций. Война США и других стран НАТО против Ирака и Югославии велась в основном высокоточным оружием, путем нанесения массированных ударов по объектам противника, составляющим материальную базу ведения войны. Политическая и стратегическая цели в такой войне достигаются исключительно разрушением экономики противника.

Таким образом, новое оружие при определенных условиях способно произвести глубокий переворот в тактике и даже в стратегии войны, вызвать к жизни совершенно новые способы вооруженной борьбы. Агрессор, воюющий по законам войн шестого поколения, вообще может не вступать в непосредственное соприкосновение с противником - высокоточные ракеты запускаются с больших расстояний из зон, недосягаемых для ПВО.

Так, в войне против Ирака (1990-1991 гг.) удары высокоточным оружием (крылатыми ракетами "Томагавк") наносились надводными кораблями и атомными лодками совместно с палубной авиацией из восточной части Средиземного и Красного морей и Персидского залива на широком фронте, с маневром траекторий полета ракет, которые управлялись и наводились со спутников. Безусловно, для ведения войн шестого поколения, кроме высокоточного оружия, необходимо создание глобального и региональных воздушно-космических информационных полей и систем наведения крылатых ракет на объекты удара. Необходимость владения информацией и обстановкой в реальном масштабе времени в районе боевых действий является важнейшим законом войн шестого поколения.

Менялось человеческое общество, менялись вооружения, вооруженные силы, формы и способы вооруженной борьбы. Однако во все времена главным инструментом войн, военных конфликтов и вооруженной борьбы было оружие, порожденное научно-техническим прогрессом. Не изменилось это положение и сейчас.

В ходе развития военного дела не только происходят постепенные эволюционные изменения, но и совершаются резкие качественные преобразования, ломающие старую и создающие новую структуру вооруженных сил и порождающие совершенно новые элементы военного искусства. Так появление ракетно-ядерного и высокоточного оружия вызвало революцию в военном деле, то есть породило новые поколения войн - пятое и шестое.

Новейшая военная техника, в особенности ядерное и высокоточное ракетное оружие, радиоэлектроника, электронно-вычислительная техника привели к коренному и глубокому преобразованию всего военного дела и к совершенно новым способам ведения вооруженной борьбы и войн в целом.

В ходе Второй мировой применялись разные способы вооруженной борьбы: фашистская Германия прибегала к стратегии "блицкрига"; Англия и США - к стратегии затягивания; СССР - к стратегической обороне (до 1942 г.) и стратегическому наступлению (1943-1945 гг.)

Изобретение нового оружия или существенное усовершенствование старого не только влекут за собой постепенное изменение военного искусства, но способны при определенных условиях породить глубокий переворот в тактике, оперативном искусстве и даже в стратегии, вызвать к жизни совершенно новые способы вооруженной борьбы и войны в целом.

Важнейшая закономерность состоит в том, что только массовое производство совершенно нового оружия и массированное применение его в вооруженной борьбе может вызвать революцию в военном искусстве. В этом находит свое проявление известный закон диалектики - закон перехода количества в качество.

Например, танки и авиация применялись уже в период Первой мировой войны, но произвели целый переворот в тактике и оперативном искусстве ведения вооруженной борьбы лишь во время Второй мировой. Так было и с подводными лодками, и с авианосцами, которые в войне на море 1939-1945 годов стали основными ударными силами.

Таким образом, коренное изменение военной техники, особенно оружия, неизбежно вызывает переход от одних способов ведения вооруженной борьбы к новым, качественно отличным от них. Такова объективная закономерность.

Важная роль в переходе к новым способам вооруженной борьбы принадлежит военной и военно-морской наукам, которые раскрывают эти закономерности.

8. Соотношение законов военной науки и принципов военного искусства

Законы войны и вооруженной борьбы действуют в сфере объективной диалектики. Будучи познанными, они выступают в виде законов военной науки, которые уже существуют как законы субъективной диалектики, то есть диалектики нашего мышления, сознания. Законы военной науки, в том числе и военно-морской, являются отражением объективных законов войны. Они представляют собой объективный образ объективно существующих связей и отношений войны и вооруженной борьбы. Иначе говоря, законы военной науки объективны по содержанию, но субъективны по форме. Изменившиеся связи войны и вооруженной борьбы неизбежно вызывают изменения в содержании законов военной науки.

Следовательно, законы военной науки сходны по своему содержанию с объективными законами войны в целом. Однако между ними существуют различия, обусловленные самим процессом познания. В законах военной науки отражаются те существенные связи и отношения, которые достигнуты на данной ступени познания.

Поэтому объективные законы войны и вооруженной борьбы не полностью совпадают с законами военной науки, содержание закона военной науки никогда не охватит всех деталей фактически происходящих процессов военной действительности. В законе выражается лишь тенденция развития действительности, но не само протекание конкретных процессов военной действительности.

Формы протекания, условия действия объективных законов весьма разнообразны. Так, победа в бою определяется законами соотношения боевой мощи противоборствующих сторон, но формы проявления могут быть разными.

В одном случае победа может быть достигнута в результате общего превосходства в боевой мощи, в другом - путем создания превосходства на главном направлении, а в третьем - благодаря применению неожиданных для противника способов и форм ведения боевых действий или внезапности и т.д. Задача военной науки и состоит в том, чтобы определить, какие существуют условия, формы действия объективных законов войны и вооруженной борьбы и каким образом их можно использовать в практической деятельности для достижения победы над врагом.

Выражением этого уровня знаний являются принципы военного искусства, которые применяются непосредственно в практической деятельности по подготовке вооруженных сил к ведению войны. Смысл военного искусства в том и заключается, чтобы в ходе боевых действий применить такие принципы, которые позволят достичь победы при равной или даже меньшей, чем у противника, боевой мощи.

Принципы военного искусства - это наиболее общие, основополагающие и руководящие требования, положения и идеи о способах и формах боевых действий войск или сил флота с целью достижения победы над противником. Они являются результатом военно-теоретического знания, выводами из законов военной науки. Между законами и принципами существует не только связь, но и различие, которое состоит в следующем:

1. В содержании принципов военного искусства отражаются как объективная, так и субъективная стороны воинской деятельности, тогда как в законах военной науки - лишь ее объективная сторона. Принципов в реальной действительности нет, их выводит человек на основе абстрактного мышления, и в этом смысле они субъективны.

Однако объективный источник принципов лежит в объективных законах. Но этот источник не непосредственный, а опосредован через законы военной науки. Причем принципы военного искусства содержат не столько отражение самого закона, сколько его использование в практической деятельности личного состава. Принципы складываются на диалектическом единстве теоретической и практической областей.

2. Принципы военного искусства выступают более высокой ступенью познания в сравнении с законами военной науки, так как содержат дополнительный продукт мыслительной деятельности человека в виде вывода применительно к практическим потребностям военных действий. Они позволяют переводить научное содержание закона на язык практической деятельности, выступают необходимым звеном в использовании законов. В этом их огромное практическое значение.

3. Принципы носят повелительный характер, они предписывают действовать так, а не иначе, не раскрывая причины предлагаемого способа боевых действий. Законы военной науки, напротив, раскрывают глубинные причины тех или иных видов боевых действий, не говоря о том, как следует поступать. Если, например, закон констатирует, что для достижения успеха в боях необходимо сосредоточить основные усилия на главном направлении, то принцип требует обязательного сосредоточения без раскрытия его причины.

4. Принципы не отражают существенных связей законов войны и вооруженной борьбы, а дают нам знания о способах и формах боевых действий.

5. Не всегда законы военной науки соответствуют принципам военного искусства. Чаще всего из одного закона выводится несколько принципов. Например, закон зависимости хода и исхода вооруженной борьбы от соотношения боевой мощи противоборствующих сторон требует принципов сосредоточения: экономии сил, массированного удара и т.д. Нередко из нескольких законов выводится один принцип. Таков, например, принцип взаимодействия. Он исходит из совокупности действия многих законов вооруженной борьбы. Иногда из одного закона непосредственно выводится конкретный принцип военного искусства. Так, из закона зависимости хода и исхода боя (операции) от сосредоточения основных усилий на главном направлении выводится аналогичный принцип. Объективной основой принципов военного искусства является действие законов войны и вооруженной борьбы.

По сфере своего применения принципы военного искусства классифицируются следующим образом:

1. Принципы управления войсками или силами флота (централизация, взаимодействие, непрерывность).

2. Принципы организации и ведения операции, боя (решительность в наступлении, единство огня и маневра, массирование сил и средств на решающих направлениях в решающий момент, внезапность нанесения удара, маневрирования силами и средствами и т.д.).

3. Принципы обучения и воспитания личного состава (патриотизм, преемственность традиций, присяга).

4. Принципы военного строительства (единоначалие, сбалансированность сил флота, военная доктрина).

Принципы, как и законы военной науки, носят конкретно-исторический характер. Поэтому в ядерной войне и в бесконтактной войне с применением высокоточного оружия ряд принципов военного искусства сохраняется, но вместе с тем появляются новые или же существенно изменяется содержание прежних принципов.

Так, чтобы упредить другую сторону в применении ядерного оружия, требуется своевременно разведать его и уничтожить. Это порождает новые принципы военного искусства: первоочередного обнаружения и уничтожения ядерных средств противника и упреждения в нанесении ядерных ударов по противнику с началом ядерной войны. В мирное время эти принципы фактически лежат в основе ядерного сдерживания.

Если более детально рассматривать войну шестого поколения, то появляются такие новые принципы, как освещение обстановки в реальном масштабе времени, ослабление и уничтожение экономической мощи высокоточным оружием, информационное противоборство, радиоэлектронное подавление, острая необходимость обороны и защиты экономики государства, необходимость отражения удара не крылатых ракет противника, а их воздушных и морских носителей до рубежа пуска и другие.

Принципы военного искусства определяют общее направление деятельности командиров в боевой обстановке и подготовке вооруженных сил. Они трансформируются в правила, требования воинских уставов, которые используются как руководство на практике применительно к определенному виду воинской деятельности. Воинские уставы, так же как принципы и законы военной науки, формируются в сфере субъективной диалектики, но они имеют объективное содержание. В них отражены не только знание военной науки и требования военного искусства, но и многовековой практический опыт войны и вооруженной борьбы, их объективные законы. В соответствующих уставах и наставлениях, приказах и директивах военного руководства раскрываются принципы военного искусства под углом зрения требований законов военной науки применительно к задачам, решаемым вооруженными силами в современных условиях.

Итак, принципы военного искусства составляют систему основных правил практической деятельности военных кадров по реализации законов вооруженной борьбы.

Использование принципов требует от каждого военачальника большого мастерства, творческого отношения к делу. Умение чувствовать пульс боя, операции - важнейшее качество командира. Чем полнее его знания, тем эффективнее его мышление и действия, тем больше у него возможностей для достижения победы в бою, операции.

Таким образом, познание законов военной и военно-морской наук и принципов военного искусства позволяют добиваться целей в операции и в войне в целом.

9. Военная системология как методология системного познания вооруженной борьбы

Военная системология - молодая формирующаяся область военной науки о сложных материальных и концептуальных системах военного назначения, родившаяся и ускоренно развивающаяся в последние годы на стыке науковедения, философии, военного искусства, исследования операций, системотехники, общей теории систем.

Она постоянно и широко использует эти науки, включая свойственные им подходы и методы для создания собственного инструментария (критерия количественной оценки эффективности методов, моделей, методик различного назначения) исследования с единых системных позиций современных проблем военной теории и практики.

В качестве материальных систем военного назначения в военной системологии изучаются боевые системы, системы вооружения, а также сложные научно-организационные системы, осуществляющие соответственно разработку военной теории, обучение и подготовку военных кадров, создание нового оружия, боевых и технических средств.

Основополагающий подход военной системологии к объекту исследования заключается в последовательном рассмотрении проблемной ситуации как процесса функционирования сложных развивающихся материальных и концептуальных (идеальных) систем военного назначения; в исследовании их состава, структуры, внешних взаимосвязей между собой и внутренних - между входящими в их состав элементами, процессов функционирования в целом; в выявлении на основе проведенных исследований закономерностей создания, целенаправленного функционирования в соответствии с назначением и развития анализируемых сложных систем военного назначения; в использовании выявленных закономерностей в области обеспечения безопасности и обороны страны.

Формирование военной системологии как области военной науки стало возможным благодаря успехам общей системологии - теории сложных систем различной природы и назначения.

Военная системология получила ускоренное развитие в связи с крайней необходимостью, вызванной спецификой систем военного назначения (боевые системы и системы вооружения), сложностью и конфликтностью процессов их создания, функционирования и совершенствования, отставанием военной теории от практики и утратой военной наукой своей важнейшей - прогностической функции в сферах преобразования вооруженных сил, военных технологий и производства вооружений. С позиции военной системологии вооруженные силы противоборствующих сторон исследуются как сложные уникальные специфические целостные организационно-технические метасистемы, способные порождать в случае необходимости боевые системы тактического, оперативного и стратегического масштаба, поддерживать необходимый режим их функционирования в предвоенный период и обеспечивать боевое применение по противостоящим боевым системам противника с началом и в ходе войны.

Формирование и развитие вооруженных сил и их отдельных видов как метасистем, порождающих боевые системы для проведения современных операций и боевых действий, должны осуществляться на основе четко сформированной и последовательно проводимой государственной политики и в соответствии с принятыми доктринальными концепциями и принципами преимущественно путем качественного совершенствования и развития материальной базы вооруженной борьбы.

Поддержание в мирное время необходимой готовности ВМФ к выполнению боевых задач обеспечивается наличием обученных и подготовленных военных кадров (а для этого должны непрерывно функционировать учебно-организационные системы военные академии, училища, учебные центры), высокоразвитых и постоянно совершенствуемых концептуальных систем (для их развития в соответствии с изменением средств вооруженной борьбы и взглядов на формы и способы ведения войны должны постоянно функционировать и совершенствоваться научно-организационные системы - научно-исследовательские институты и центры, соответствующие кафедры военных академий и училищ), совершенных систем вооружения, не уступающих зарубежным образцам (для их постоянного совершенствования и развития необходимо эффективное функционирование научно-производственных систем - конструкторских бюро, полигонов и заводов оборонного назначения).

С началом войны взаимодействие противостоящих метасистем - вооруженных сил противоборствующих сторон осуществляется путем непосредственного информационного, оперативного и тактического масштаба. Другими словами, с позиции военной системологии война на море, вооруженная борьба, современные морские операции и боевые действия предстают перед исследователями как процессы взаимного воздействия друг на друга сложных динамических организационно-технических систем - боевых систем противоборствующих сторон.

Понятие "боевая система" (БС) стало за последние годы свое-образным универсальным ключом для познания сложных современных форм применения войск и сил флота в вооруженной борьбе, для выявления присущих им закономерностей и использования их при решении актуальных проблем строительства, подготовки и применения вооруженных сил.

Под БС в общем случае понимается функционально связанная совокупность войсковых формирований и военно-морских сил, средств и объектов различного назначения, используемых по единому замыслу и плану, под единым командованием для выполнения поставленной задачи.

Боевые системы создаются противоборствующими сторонами на основе развертываемых ими группировок войск и сил флота путем организации взаимодействия, установления необходимых взаимосвязей с другими элементами, входящими в их состав подсистемами освещения обстановки и выдачи целеуказания, связи, управления и другими. Таким образом, поток информации в реальном масштабе времени в боевых системах является определяющим при решении боевых задач.

Теория БС, являющаяся одной из составных частей военной системологии, существенно расширяет изучаемый механизм вооруженной борьбы и позволяет более полно по сравнению с традиционным подходом использовать для этого возможности современных математических методов, исследует функциональные свойства БС, определяющие в конечном счете и ход, и исход современных операций и боевых действий, а именно "интеллект", "организованность", "управляемость", "наблюдаемость", "скрытность", "боевые возможности" и "боевую устойчивость".

Схема на с. 147, раскрывающая сущность каждого из

перечисленных свойств боевых систем противоборствующих

сторон и механизм их информационного, огневого и радиоэлектронного воздействия друг на друга применительно к вооруженной борьбе на море, показывает, что конечная цель современных операций и боевых действий флотов может быть достигнута не только путем поражения ударных группировок противника, но и путем нарушения или подавления отдельных функциональных свойств, то есть прерыванием потока информации. Например, подавлением интеллекта, лишением боевой устойчивости, скрытности, наблюдаемости и управляемости БС противника можно заставить его отказаться от планируемых им агрессивных действий.

Исследование любого из рассматриваемых функциональных свойств БС, поиск эффективных способов и создание все более совершенных средств воздействия на БС противника для подавления или вывода их из строя представляют собой новую форму военно-морского искусства - информационное противоборство. Это, по существу, принципиально новый подход к познанию вооруженной борьбы, ее форм и проблем строительства, подготовки и применения сил военно-морского флота. Главный вывод из рассмотренного: строя флот, необходимо создавать многофункциональные БС, элементом которых должны стать носители высокоточного оружия (корабль, самолет).

Сущность и содержание осуществляемого перехода от традиционного к системологическому подходу в исследовании вооруженной борьбы на море раскрываются на схеме (с. 149). Она показывает, что последовательное проведение и реализация предполагаемого системологического подхода к познанию вооруженной борьбы предполагает одновременный многомерный переход к принципиально новым аспектам ее исследования: методу познания, изучаемым свойствам объектов исследования, методам исследования, типам используемых моделей, критериям количественной оценки выполнения боевых задач, технологии исследования.

Ориентация на методы военной системологии как на основной инструмент исследований означает, по сути дела, переход от познания вооруженной борьбы через математическое моделирование анализируемых операций и боевых действий противоборствующих сторон к ее познанию через имитационное моделирование процессов формирования и функционирования

боевых систем сторон, создаваемых сторонами для их проведения.

Теории БС на настоящем этапе развития военной науки отводится роль современной методологии моделирования вооруженной борьбы. Предусматривается, что для этого процесс развития теории БС и ее формирования должен быть органически связан с процессами совершенствования и развития военного искусства наших дней в целом и его основных составных частей: тактики, оперативного искусства и стратегии.

Широкое внедрение идей и методов военной системологии в сфере создания новых вооружений означает переход к системному сбалансированному развитию вооружений и военной техники.

В теории боевых систем первичным стало не средство, а цель, которая должна быть достигнута его созданием. Понятие "боевая система" должно стать отправным моментом в исследованиях, направленных на решение проблем создания армии и флота, отвечающих реалиям нашего времени. Необходимо нацелить исследования по разработке программ вооружения и кораблестроения на создание единых боевых систем, способных успешно противостоять перспективным боевым системам вооруженных сил ведущих стран мира.

Неоправданной является разработка противокорабельных ракет большой дальности, если отсутствуют необходимые для реализации их боевых возможностей системы освещения обстановки и выдачи целеуказания, автоматизированные системы управления силами в реальном масштабе времени. Теряет всякий смысл строительство современных подводных лодок и надводных кораблей, если нет возможности применять их в современных морских операциях.

Проведенные за последние годы системологические исследования в области дальнейшего развития техники и вооружений ВМФ показывают необходимость всесторонней оценки эффективности создаваемых образцов морского оружия и технических систем, обеспечивающих их боевое применение, с учетом изменившегося характера вооруженной борьбы; широкого научного поиска нетрадиционных путей и средств борьбы с перспективными БС ВМС противника; иммитационного моделирования процессов совместного функционирования БС ВМФ России и ВМС противника при исследовательском проектировании морских систем оружия. Надо заметить, что воздушно-космические средства являются системообразующими в многофункциональных системах боевого управления. Первым шагом на пути создания сбалансированного флота должно стать двуединое требование: задание на разработку любого образца вооружения должно предусматривать его применение в качестве составного элемента соответствующей БС; главным действующим лицом при разработке, создании и развертывании любого оружия, боевых и технических средств, новых поколений кораблей, самолетов должен стать генеральный конструктор БС. С позиции военной системологии качественное совершенствование оперативной и боевой подготовки соединений, объединений и частей флота в современных условиях следует видеть прежде всего в отработке их применения в составе БС тактического, оперативного и стратегического масштабов, в обеспечении требуемых режимов их функционирования, в придании им необходимых функциональных свойств. При этом важнейшим качественным параметром применения ВМФ в мирное и военное время становится способность командования и штабов всех уровней наиболее целесообразно использовать функциональные свойства создаваемых ими боевых систем в мирное время - для того чтобы заставить противника отказаться от агрессивных замыслов и действий; с началом войны - для того чтобы сорвать функционирование боевых систем ВМС противника путем воздействия на их наиболее уязвимые элементы.

Учитывая особенности локальных войн против Ирака и Югославии, где проявились черты войны шестого поколения, где высокоточное оружие применялось как элемент БС, с учетом информационного противоборства, крайне необходимо планировать научные исследования по разработке проблем строительства, подготовки и применения ВМФ на новой методологической основе.

Таким образом, информатизация и интеллектуализация становятся важнейшими принципами анализа исследуемых проблем вооруженной борьбы, открывая новые возможности его углубления и расширения, получения новых знаний о законах и закономерностях изучаемых явлений и процессов, использования открытых законов войны и выявленных закономерностей для создания и практической реализации новых действенных механизмов разрешения множащихся проблем.

Военная системология существенно расширяет изучаемый механизм вооруженной борьбы с применением нового оружия и технических средств, в результате чего появляется возможность принципиально по-новому решать актуальные проблемы и задачи строительства вооруженных сил, их подготовки и применения в различных условиях обстановки в будущей войне.

Рассмотрев основы военной и военно-морской наук, можно сделать следующие выводы:

1. Система законов войны и вооруженной борьбы с вытекающими из них принципами военного искусства является одной из важнейших общетеоретических проблем военной и военно-морской наук.

2. Одной из главенствующих форм использования законов вооруженной борьбы является изменение условий боевых действий, что ведет к изменению сферы и силы действия самих законов и позволяет использовать эти действия в выгодном для себя направлении. Другая форма использования законов - сознательный выбор одной из возможностей, возникающих в ходе боевых действий. Обе эти формы тесно взаимосвязаны и переплетаются друг с другом применительно к войне и вооруженной войне.

3. Особо хотелось бы отметить, что только прогресс в вооружениях и военной технике, то есть изменение материальной базы ведения войны, вызывает революцию в военном деле и смену поколений войн и форм их ведения.

4. Война как общественное явление подчинена определенным законам и закономерностям, которые выражают:

зависимость возникновения войн, их целей от политических и экономических условий;

зависимость хода и исхода войн от состояния сил (экономических, научно-технических, моральных, собственно военных) воюющих государств, их коалиций;

зависимость хода и исхода вооруженной борьбы от способов ведения боевых действий.

5. Военно-морская наука - составная часть военной науки, ее предметом является вооруженная борьба на море, строительство и применение военно-морского флота.

6. Информационное обеспечение войск и сил флота во всех поколениях войн было основой эффективного и качественного решения задач, значение его возрастает в войнах будущего (шестого поколения), где для достижения целей операции необходимо получение информации в реальном масштабе времени.

7. Военная системология как методология системного познания вооруженной борьбы по-новому рассматривает механизм ее ведения и строительство вооруженных сил.

Таким образом, проблемы законов войны, вооруженной борьбы и их познание являются важнейшими общетеоретическими проблемами военной и военно-морской наук для определения характера будущей войны и предвидения в строительстве армии и флота.

ГЛАВА V

Военно-морская наука

и ее структура

1. Необходимость военно-морской науки

Моря и океаны с давних пор являлись ареной соперничества, вооруженной борьбы, что повлекло за собой создание особых систем вооружения, объединяемых понятием "военно-морской флот", и появление военно-морского искусства. В течение многовековой истории военных флотов военно-морское искусство развивалось неравномерно. Как и любая научная теория, оно тесно связано с практикой и опирается на опыт прошлых войн.

Основные составляющие военно-морского искусства: стратегическое использование ВМФ, оперативное искусство и тактика ВМФ и проблема согласования его усилий с действиями других видов вооруженных сил для достижения общих целей в вооруженной борьбе, организуемой на основе единой военной стратегии для решения задач "флот против флота" и "флот против берега". Важность специфики решаемых задач, острая необходимость защиты национальных интересов в Мировом океане, вдали от страны, и необходимость поддержания обороноспособности на морских направлениях выделили военно-морскую науку (теорию) из интегрированного понятия "военная наука" в отдельную область.

Военно-морская наука возникла в середине ХIХ века с появлением броненосного (парового) флота. В настоящее время она представляет собой единую систему знаний о закономерностях вооруженной борьбы на море, функционировании и строительстве флота, обладающего сложными боевыми системами, разнообразными по стратегической значимости и ударной мощи, а также по количеству и многообразию решаемых задач. Для военно-морской науки значительную проблему представляет определение наиболее рациональных способов функционирования флотов и его разнородных группировок, организация управления ими в различных районах Мирового океана в условиях противодействия противника. Этими проблемами не занимается военная наука в целом, а лишь военно-морская наука.

Сложная структура флотов и их функционирование в специфических природных океанологических условиях требуют от военно-морской науки обоснования целевого предназначения флотов, их количественного и качественного состава и проведения исследований и разработок по определению наиболее эффективных способов их боевого применения в войнах.

Указанные специфические факторы привели к необходимости становления и дальнейшего развития самостоятельной области знаний - военно-морской науки.

Еще в середине XIX века военно-морская наука приобрела статус самостоятельной в определенных границах системы специальных знаний о закономерностях вооруженной борьбы на море и развитии военного флота. Этому способствовало появление принципиально иных боевых (металлических) кораблей с новыми мореходными, техническими и боевыми качествами, что позволило ставить перед флотом более сложные и объемные задачи. Возникла необходимость разработки новых теоретических знаний, тактических приемов использования сил флота, научных исследований возможностей кораблей, их оружия и технических средств в условиях противодействия противника.

Данному процессу способствовало развитие общей фундаментальной и прикладных наук, а также становление военной науки. Флот приобретал черты и свойства сложной организованной динамической системы, построение, функционирование и управление которой требовали более глубокого научного обоснования и проведения специальных научных исследований. Аналогичный процесс шел и в армии, однако в силу меньшей технической оснащенности и относительно простых условий функционирования военное дело развивалось менее интенсивно.

За прошедшие более чем 150 лет военная и военно-морская науки претерпели изменения. Вооруженные силы к концу ХХ века стали представлять сложную суперсистему, объединяющую пять видов вооруженных сил, причем решение задач стало возможным лишь при взаимодействии различных видов и родов сил.

В ходе "холодной войны" родился океанский ракетно-ядерный флот, что сделало американский континент уязвимым с морских направлений.

Основными направлениями военно-морской науки были:

обоснование способности выполнять оперативно-стратегические задачи силами флотов;

обоснование необходимости перехода к строительству атомного подводного флота;

доказательство необходимости внедрения ракетного и ядерного оружия и создания морских подводных ракетно-ядерных систем стратегического назначения;

аргументирование необходимости вооружения флота кораблями и авиацией для океанской зоны;

обоснование требования внедрения корабельных авиационных средств;

доказательство необходимости качественного изменения средств оснащения подводной обстановки, сил и средств борьбы с подводными лодками;

доказательство необходимости внедрения автоматизации управления силами, оружием и боевой техникой;

внедрение математических методов исследования операций;

разработка научных методов руководства строительством флота с проведением комплексных научно-исследовательских работ в области оперативно-тактических и инженерно-технических проблем;

создание базы информационного обеспечения решения боевых задач, желательно в реальном масштабе времени.

Безусловно, военная наука этим заниматься не могла. Все эти научные направления исходили из гонки вооружений и концентрации западными странами ядерных средств стратегического назначения в Мировом океане, что обусловливало дальнейшее возрастание роли ВМФ в войне на океанских театрах и морских направлениях.

Особенности сил флота: высокая маневренность, способность скрытно сосредотачиваться и неожиданно образовывать мощные ударные группировки, а также лучшая по сравнению с силами, действующими на суше, устойчивость к воздействиям ядерного оружия - выдвинули военно-морские флоты в первый ряд современных средств вооруженной борьбы, а также активизировали развитие военно-морской науки. Необходимость научного обоснования форм стратегического использования флотов в противоборстве на океанских ТВД является постоянной потребностью практики, и способствовать этому призвана военно-морская наука.

Способы использования ВМФ в современных условиях бесконтактных войн будут значительно отличаться от тех, которые доминировали в прошлых войнах, в том числе во Второй мировой. Появление высокоточного оружия внесло значительные коррективы в военно-морское искусство. Сейчас военно-морской науке и, в частности, военно-морскому искусству предстоит определить формы и способы использования родов сил флота в условиях массированного применения обычных средств поражения, защиты от ударов высокоточного оружия противника при угрозе применения ядерного оружия.

Военно-морская наука должна с учетом существенных изменений в войне в целом и вооруженной борьбе на море интенсивно вести разработки в новых направлениях.

1. В области многоцелевого предназначения ВМФ, что обусловлено универсальностью флота и возможностью решать разнообразные задачи, а также его общегосударственным значением как важнейшего компонента морской мощи страны, особенно в защите интересов государства в Мировом океане.

2. В сфере действий в различных районах Мирового океана, ибо флот обладает возможностью широкого маневра, значительной автономностью и способностью патрулировать в этих районах. Нужно исследовать возможное противодействие противника, обосновать необходимость создания многослойной и динамической системы обороны своих сил. Кроме того, удаленность действия родов сил требует научного обоснования создания глобальной системы управления силами (освещение обстановки, разведка целеуказания и связь) в мирное и военное время.

3. Оценка изменчивости среды, в которой действуют надводные, подводные и авиационные силы флота, выделение степени осложнения применения видов морского оружия и управления ими в Мировом океане.

4. Оценка эффективности боевых действий уникальных боевых систем родов сил флота, где корабль (атомная подводная лодка) представляет собой сложную организационно-динамическую систему, применяемую в водной среде для решения различных задач. Необходимо оценить, как высокая насыщенность корабля сложными наукоемкими техническими средствами и многочисленными системами различного предназначения, колоссальная энергетическая и огневая мощь, сочетающаяся с высокой маневренностью и автономностью действий, а также наличие экипажа позволяют ему длительное время действовать в замкнутом контуре и не совсем привычных для человека условиях жизни.

5. Сложность в строительстве кораблей требует от военно-морской науки привлечения для исследований, обоснования, опытно-конструкторских работ многих разнопрофильных НИИ, КБ и заводов самых разнообразных направлений и подчиненности. Процесс строительства кораблей занимает до 9-10 лет. Ввод в строй, приемка и эксплуатация весьма не просты и требуют разработки специальных методических руководств и комплексного научно-технического сопровождения. В строительстве корабля участвуют сотни предприятий, корабль и флот строит вся страна, а управлять этим процессом должна военно-морская наука.

6. Глобальная разветвленная и многофункциональная инфраструктура ВМФ, включающая стационарные, подвижные, наземные, плавучие и летающие объекты, предназначенные для обеспечения эффективного функционирования сил флота как в мирное, так и в военное время, требует от военно-морской науки соответствующих научных специальных исследований и научной координации.

7. Особый характер и значимость сбалансированного флота определяются военно-морской наукой. В этой связи необходимо:

на государственном уровне в военной доктрине определить задачи, роль и место флота в будущей войне и механизмы его сбалансированного развития;

на оперативно-стратегическом уровне определить приоритетность родов сил флота, оружия, систем управления в вооруженной борьбе на море;

в решении задач родов сил флота обосновать техническое объединение их в единую многофункциональную боевую систему, способную в реальном масштабе времени выдавать данные для поражения любых морских и береговых объектов бесконтактным способом;

на основе научно-технического прогресса и развития собственно военно-морской науки добиваться внезапности качественных скачков в развитии сил флота.

8. Военно-морская наука должна оценить необходимость иметь в составе организационных структур флота практически все типы боевых систем, что ляжет в основу обоснованных программ строительства, организации, функционирования и боевого применения, а также всестороннего обеспечения сил флота.

9. Обосновав необходимость специфической подготовки личного состава флота, и прежде всего корабельных офицеров, военно-морская наука призвана разработать специальные методики преподавания в высших военно-морских училищах и академии.

Анализ этих особенностей позволяет судить о сложности и государственной важности всего процесса обоснования строительства флота, а также форм и методов ведения научных исследований военно-морской наукой. Подобное обоснование может быть осуществлено только на основе единой системы военных и военно-морских знаний, полученных в результате научных исследований и разработок по всему комплексу военно-политических, оперативно-тактических, технических и других взаимосвязанных проблем.

Специфика таких исследований - одна из самых существенных особенностей военно-морской науки. Она же и определяет необходимость этой науки как самостоятельной отрасли знаний в военной науке.

Безусловно, основным предметом военно-морской науки, как и военной науки в целом, является вооруженная борьба, но только на море, во всех ее проявлениях и способах ведения. При этом предметная область расчленяется на ряд сфер исследования, главные из них:

прогнозирование военно-политической обстановки на морских и океанских театрах;

определение роли и места ВМФ в системе безопасности государства в целом и на каждом морском (океанском) театре;

функционирование боевых систем флота самостоятельно и во взаимодействии с элементами других видов вооруженных сил;

непосредственное воздействие внешней среды на боевое использование сил и средств флота;

строительство, организационная структура и тыловое обеспечение ВМФ;

система подготовки командных кадров и всего личного состава, а также оперативной и боевой подготовки сил флота.

В задачи военно-морской науки входит:

1. Выявление закономерностей в рассматриваемых процессах и явлениях в ходе вооруженной борьбы на море.

2. Разработка специальных теорий и методов в интересах решения определенных теоретических и практических задач силами флота.

К таким теориям прежде всего следует отнести:

теорию кораблевождения, навигации и управления кораблем (морские практики);

общую теорию кораблестроения и теорию отдельных классов кораблей;

теорию остойчивости, непотопляемости, качки корабля;

теорию борьбы за живучесть корабля;

теорию эффективности различных видов оружия, обеспечивающих систем и т.д.

Не вызывает сомнений, что эти теоретические разработки присущи только военно-морскому флоту и требуют специальных наук, которые занимаются этими теориями.

Важнейшими составляющими частями военно-морской науки являются теории:

безопасность государства от угрозы с морских и океанских направлений;

военно-морского искусства;

строительства ВМФ в широком смысле (корабельный состав, вооружение, военная техника, системы управления и боевого обеспечения);

боевого управления силами;

тылового и других видов обеспечения;

обучения и воспитания личного состава;

методологии сравнительного анализа систем вооружения своего флота и потенциального противника;

радиоэлектронной борьбы;

информационного противоборства;

исследования операций;

военно-морская география;

военно-морская история.

Кроме того, военно-морская наука использует фундаментальную и прикладные науки, общие положения военной науки, ее теории и принципы и другие науки, связанные с военно-морским делом и являющиеся научным аппаратом соответствующих исследований.

2. Структура военно-морской науки

Глубокое понимание единства военной науки, доктрины и стратегии позволяет раскрыть сложные внутренние связи, характеризующие различные составляющие военно-морской науки.

В условиях изменения военно-стратегической обстановки в мире за последние 10 лет, а также происходящей научно-технической (информационной) революции неизмеримо повысилось значение военной теории и практики, которые взаимодействуют и взаимообогащают друг друга в зависимости от общественного строя и поколения войн.

Основным источником объективных знаний, определяющих развитие военной теории, является вооруженная борьба. В настоящее время превалирует обобщение и анализ опыта как современной оперативной и боевой подготовки, так и локальных войн и военных конфликтов конца XX века (война против Ирака и Югославии), так как они велись уже практически по-новому. Изучение войн и использование законов войны и вооруженной борьбы в военной и военно-морской науках важнейшие условия подготовки страны к войне.

Законы войны и вооруженной борьбы, будучи познанными, выступают в виде законов военной науки, то есть диалектики нашего мышления и сознания.

Законы военной науки, в том числе и военно-морской, являются отражением объективных законов войны.

Объективные законы войны в целом могут быть познаны и отражены в законах военной науки как на эмпирическом, так и теоретическом уровне.

Формы протекания, условия действия объективных законов весьма разнообразны. Так, победа в бою в войнах любого поколения определяется законами соотношения боевой мощи противоборствующих сторон, но формы проявления могут быть различными. В одном случае победа достигается в результате общего превосходства в боевой мощи, в другом - путем создания превосходства на главном направлении, а в третьем - благодаря применению неожиданных для противника способов и форм ведения боевых действий или внезапности.

Задача военно-морской науки как раз и состоит в том, чтобы определить, какие существуют и какие могут существовать условия, формы действия объективных законов войны и вооруженной борьбы на море и каким образом их можно использовать в практической деятельности для достижения победы над противником.

Выражением этого уровня военно-научного знания являются принципы военно-морского искусства, которые применяются непосредственно в практической деятельности по подготовке сил флота к ведению военных действий. Смысл военно-морского искусства в том и заключается, чтобы в ходе боевых действий на море применить такие принципы - это как наиболее общие, основополагающие и руководящие требования, положения и идеи о способах и формах боевых действий сил флота с целью достижения победы над противником. Как видим, теория ВМФ составная часть военной теории и ей присущи те же законы и принципы.

Военно-морская наука - это система научных знаний, раскрывающих законы и закономерности вооруженной борьбы на море, принципы строительства ВМФ, его подготовки и применения в системе вооруженных сил в ходе войны и в мирное время. Она на научной основе определяет перспективы и направления развития ВМФ. Теория ВМФ в соответствии с положениями нашей военной науки уделяет большое внимание взаимодействию его с другими видами вооруженных сил с учетом характера будущей войны.

Возникновение и развитие в военно-морской науке теории ВМФ, как и других теорий, следует рассматривать с позиции ее развития, под которым понимается возникновение предпосылок нового и на их базе становления нового предмета или явления.

Теория ВМФ, как и теория других видов вооруженных сил, сформировалась под влиянием общего процесса развития вооруженных сил, морских вооружений и искусства их боевого применения. Ее становление началось с изучения особенностей развития и использования флота в системе вооруженных сил морских держав, спецификой морских вооружений, условиями их применения на морских и океанских ТВД с учетом влияния среды. Возникшая на базе общественной практики и достижений различных наук, в первую очередь - военной теории, теория ВМФ прошла длительный путь развития, важными вехами которого были русско-японская, Первая и Вторая мировые войны. Особой чертой теории ВМФ было и остается то, что она уделяет большое внимание разработке вопросов совместных действий с другими видами вооруженных сил. Это с особой силой проявилось в годы Великой Отечественной войны, когда возникла острая необходимость согласованного применения всех видов вооруженных сил для разгрома сильного сухопутного противника, что сказалось и на развитии военно-морского искусства.

В послевоенный период потребовалась теоретическая разработка сложных проблем строительства и использования океанского ракетно-ядерного флота в новых условиях "холодной войны". Важным предназначением флотов великих морских держав стало действие их сил не только в плане борьбы "флот против флота", но и "флот против берега", в связи с чем ракетно-ядерная система морского базирования начала рассматриваться в качестве одного из главных стратегических компонентов противоборствующих сторон.

Развитие предмета теории ВМФ неизбежно вызывает соответствующие изменения и в содержании ее элементов. Развитие стратегических морских вооружений способствовало появлению морской операции по разрушению наземных объектов, операции по борьбе с атомными ракетными подводными лодками, а также стратегической операции на океанском ТВД при ведущей роли ВМФ.

Теория ВМФ - часть военной науки и, следовательно, находится в субординационной зависимости от нее. Она, как и теория других видов вооруженных сил, базируется на общем фундаменте военной науки, использует познанные ею наиболее общие законы войны для строительства, подготовки и применения ВМФ. Значение теории в системе военной науки постоянно менялось и зависело от военно-политической обстановки, оснащения новыми системами вооружений, от экономических возможностей государства и характера будущей войны.

Теория ВМФ развивается и функционирует строго в рамках военной науки с учетом специфики военно-морского дела и среды, в которой действуют силы флота на данном этапе.

Структурный состав военно-морской науки:

1. Общетеоретические основы военно-морской науки.

2. Теория военно-морского искусства.

3. Теория строительства ВМФ.

4. Теория воинского обучения и воспитания.

5. Теория управления ВМФ.

6. Теория тыла ВМФ

7. Военно-морская история.

1. Общетеоретические основы

военно-морской науки

Общетеоретические основы военно-морской науки можно рассматривать как научно-практический фундамент, который формирует ее структуры и создает логически обоснованную и стройную систему знаний. В нее входят: предмет, структура теории, ее место в военно-морской науке, взаимосвязь элементов теории, их влияние друг на друга, связь с теориями других видов вооруженных сил и прогнозирование развития ВМФ.

Предметом теории является применение законов и принципов военной науки при ведении вооруженной борьбы на морских и океанских театрах во всем ее многообразии и в тесном взаимодействии с борьбой на континентальных театрах, а также при защите государственных интересов России в Мировом океане в мирное время. Таким образом, предмет теории военно-морской науки - вооруженная борьба на море во всех ее взаимосвязях с другими видами вооруженных сил. Ее развитие обусловлено рядом факторов, главными из которых являются возрастание экономических возможностей страны в создании систем морских вооружений, изменение их боевых свойств, политическая и военная обстановка в мире и регионах Мирового океана.

Эти факторы объективно вызывают необходимость научной разработки всех элементов военно-морской науки, и прежде всего военно-морского искусства.

Появление и использование в 90-е годы ХХ века высокоточного оружия силами флота и авиацией в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции одновременно с проведением приемов радиоэлектронной борьбы позволяют перенести усилия флота для поражения береговых объектов экономики, системы управления и коммуникации на всю территорию государства, подвергшегося нападению. Массированные удары кораблей и авиации высокоточным ракетным оружием позволяют ослабить экономический и жизненный потенциал государства и без ввода сухопутных войск добиться над ним победы.

Необходимы научная разработка форм борьбы, прежде всего с носителями высокоточного оружия, новый подход к радиоэлектронной борьбе, к организации борьбы с высокоточными ракетами на всей траектории полета, а также организация противоракетной обороны и защиты жизненно важных объектов. К сожалению, уроки войны в Персидском заливе и Югославии остаются без внимания со стороны отечественной военной и военно-морской наук, хотя они весьма существенны и о них уже шла речь.

Таким образом, развитие высокоточного оружия повлияло на предмет теории ВМФ. Сейчас предметом теории следует считать вооруженную борьбу на море, но непременно с использованием высокоточного оружия и в условиях информационного противоборства, где поражение экономических объектов является основным в достижении победы в войне. Это должно повлиять на все элементы военно-морской науки, особенно на теории военно-морского искусства, строительства и управления ВМФ.

Боевой корабль представляет собой комплекс огневого поражения и входит в многофункциональную разведывательно-ударную боевую систему, которая в реальном масштабе времени обеспечивает его данными для поражения конкретных объектов. Основа такой системы - информационное поле, создаваемое космическими или воздушными летательными аппаратами. Исходя из того, что будущая война будет воздушно-космическо-морской с применением высокоточного оружия, можно утверждать, что характер боевых действий на море при решении задач "флот против флота" и "флот против берега" изменится. Это требует уточнения форм использования сил флота при стратегическом использовании ВМФ. Если для морских стратегических ядерных сил изменения форм их использования в первом ударе СЯС могут быть незначительны, то использование сил общего назначения претерпит существенные корректировки. Морские операции по уничтожению корабельных группировок, нарушению коммуникаций, морские десантные и противодесантные операции, поисковые противолодочные операции также должны существенно измениться. Специфика этих операций будет зависеть от дальности применения ракетного оружия и авиации противника. Так, дальность применения крылатых ракет морского базирования составляет 1,5-2,5 тыс. км, палубной авиации 1,5-1,8 тыс. км. Это позволяет использовать их в ударе как самостоятельно, так и совместно. Морские операции по срыву ударов высокоточного оружия будут отличаться большим пространственным размахом на акватории Мирового океана. Сторона, не владеющая силами для войны шестого поколения, а имеющая силы войны четвертого поколения, заранее обречена на поражение. Значение Мирового океана в войнах шестого поколения резко возрастает, так как его статус отличается от статуса территории суверенного государства и нейтральные воды позволяют беспрепятственно решать задачи силами флота на всей его акватории и против любого противника.

Для борьбы с оперативно-стратегическими группировками ВМС США, вооруженными высокоточным оружием, необходимо пересмотреть структуру сил общего назначения. В них должны входить разнородные поисково-ударные группировки, в том числе и противоавианосные соединения атомных подводных лодок.

Возрастает роль морской противолодочной поисковой операции в районах возможного патрулирования атомных подводных лодок с крылатыми ракетами морского базирования.

В войнах нового поколения особое место будет занимать разведывательно-информационное поле как носитель информации о целях и объектах на море и суше. Здесь важную роль играет космос, статус которого пока не определен, что позволяет разведспутникам производить съемки территории ежесуточно, а в угрожаемый период нарастить космическое поле за счет других аппаратов и обеспечить выдачу данных о целях в реальном масштабе времени. Необходимо учесть, что информационное поле и передача информации осуществляются радиоэлектронными средствами, которые подвержены помехам. В связи с этим противоборствующая сторона будет непременно оказывать радиоэлектронное противодействие. Поэтому новое значение приобретает радиоэлектронная борьба, которая может вестись в различных масштабах - от глобального до регионального, и информационное противоборство.

Таким образом, в войнах шестого поколения (воздушно-космическо-морских) первостепенное значение приобретают Мировой океан, воздушно-космическое пространство и информационное поле, в сфере которого будет вестись вооруженная борьба.

В этих условиях необходимо обеспечить дальнейшее развитие теории управления, которое должно осуществляться на региональном и глобальном уровнях. Центральные командные пункты ВМФ и флотов обязаны взять управление оперативно-стратегическими группировками на себя, обеспечив поисково-ударным силам выдачу данных о противнике в реальном масштабе времени. Рассматривая угрозу с морских направлений, важно определить возможные районы как совместных действий авиации и кораблей с высокоточными крылатыми ракетами, так и самостоятельных действий морских сил с крылатыми ракетами.

Следовательно, общая часть теории ВМФ должна выявить, исходя из характера будущей воздушно-космическо-морской войны, угрозы с морских направлений, разработать возможные задачи флотов и определить формы применения сил флотов самостоятельно и совместно с другими видами вооруженных сил.

Безусловно, уничтожение экономических и других береговых объектов только высокоточными крылатыми ракетами будет очень дорого стоить, но для экономически развитых стран это не составит проблемы. Просто на накопление требуемого количества ракет уйдет 7-10 лет, и этот процесс уже осуществляется.

Уже ясно, что появление атомных подводных лодок, морской авиации, надводных кораблей с высокоточными крылатыми ракетами внесло существенные изменения в общетеоретические основы военно-морской науки и ее составные части, что должно отразиться на развитии оперативного искусства ВМФ.

Структура теории ВМФ согласовывается со структурой военной науки, учитывая при этом специфичность применения сил ВМФ, многообразие и сложность внутренних связей элементов теории ВМФ. Кроме того, как и в военной науке, в военно-морской науке в ее общетеоретической, структурной части используются многие науки и знания, которые в нее непосредственно не входят, однако служат решению ряда важных проблем, связанных с теорией. Это прежде всего область научных познаний океанической среды и технические науки, обслуживающие кораблестроение. При детальном рассмотрении структуры теории ВМФ необходимо учитывать и ее специфические особенности, в первую очередь связанные со средой, в которой протекает вся деятельность флота, - особую зависимость его от климатических, метеорологических и гидрологических условий различных регионов Мирового океана.

В структурную часть целесообразно включить и теорию многофункциональных систем, военно-морскую прогностику и методологию научных исследований в ВМФ, а также теорию информационного противоборства и основы сбалансированности флота. Общетеоретические основы являются основным фундаментом военно-морской науки, на базе которого идут разработки всех ее элементов. На основе законов войны и вооруженной борьбы на море ведется разработка принципов военно-морского искусства. Смена материальной базы ведения войны на море непосредственно влияет на принципы военно-морского искусства и теорию управления силами флота. Элементы самой военно-морской науки находятся в тесной взаимосвязи, которую необходимо также учитывать при разработке теории. Просчет во взаимосвязях может значительно снизить эффективность применения сил флота. Так, Советский Союз, открыв эру строительства крылатых ракет, упустил создание информационного поля и системы целеуказания, то есть не сформировал многофункциональную боевую систему применения противокорабельных ракет, где корабль должен выступать элементом комплексного огневого поражения. В строительстве кораблей ВМФ были допущены серьезные упущения - например, отсутствовала интеграция оружия и технических средств в единую боевую корабельную систему, где корабль является элементом боевой системы.

Общетеоретические основы военно-морской науки тесно взаимосвязаны с теориями всех видов вооруженных сил, с общей военной теорией, что позволяет создать систему вооруженной борьбы во всех сферах, с учетом общих законов и категорий вооруженной борьбы. Если в прошлых войнах существовало четкое разделение родов войск и сил флота, то в войнах шестого поколения идет сращивание форм вооруженной борьбы в единую систему. Так, например, в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции, проводимой с целью срыва ударов высокоточного оружия противника, должна строиться единая система борьбы, начиная с морской операции по уничтожению корабельных группировок и противолодочной операции по уничтожению атомных подводных лодок и заканчивая противовоздушной и противоракетной обороной по уничтожению носителей и ракет. Это совершенно новая, уникальная система вооруженной борьбы, и проходит она в форме противокосмической, противовоздушной морских операций и систематических боевых действий в условиях радиоэлектронной борьбы. Ясно, что управление силами и средствами в противовоздушной космической морской операции должно быть единым.

Таким образом, нужна единая теория совместной воздушно-космическо-морской оборонительной операции, состоящая из теории видов вооруженных сил на базе общих законов войны и вооруженной борьбы.

Важным элементом теории является военно-морская прогностика, которая, будучи одной из научных основ управления процессом развития, приобрела особое значение сейчас, когда резко возросли темпы смены поколений всех вооружений и их стоимость. Если в эпоху парусных флотов вооружение не изменялось практически в течение столетий, то в современных условиях за несколько десятилетий в США, например, создано шесть поколений морских стратегических вооружений.

Теория прогнозирования связана с теориями строительства ВМФ и развитием военно-морского искусства, ибо она решает как инженерные, так и проблемы вооруженной борьбы. Во всех случаях она опирается на конкретные и реальные достижения науки, техники и производства. Большую роль в прогнозировании играют фундаментальные науки, особенно для долгосрочных прогнозов.

Естественно, первичным является прогнозирование в области развития техники и оружия, вторичным - вопросы военно-морского искусства. В то же время военно-морское искусство оказывает большое влияние на направление инженерных поисков. В центре исследований находятся комплексные системы вооружений, основу которых составляют корабли и авиация.

При прогнозировании учитывается необходимость параллельного развития флота и его обширной инфраструктуры (военно-морских баз, различных систем связи, навигации, систем управления и др.).

Прогнозирование в области военно-морского искусства должно вестись с учетом перспектив развития боевой техники, оружия и сил, а также возможных изменений военно-политической обстановки в Мировом океане.

Информация и флот

Большой научный вклад в общетеоретические основы военно-морской науки внес вице-адмирал И.Тынянкин, который разработал концепцию информационного обеспечения в войне на море.

В понятие "информация" в широком смысле включаются сведения о материальном мире и происходящих в нем процессах, являющихся объектом сбора, передачи, обработки, хранения, преобразования и отображения. Информационное обеспечение всегда являлось основой для принятия оптимального решения при выработке целесообразных действий в конкретных условиях реальной обстановки. Вид и достоверность данных информационного обеспечения определяются требованиями стоящих задач, научно-техническим уровнем соответствующих типов вооружений и военной техники и их помехозащищенностью.

Для действий военно-морского флота информационное обеспечение имеет особо важное значение. В современных условиях ВМФ - единственный вид вооруженных сил, способный действовать непрерывно во времени и на всем пространстве Мирового океана.

Для решения государственных задач ВМФ оснащается кораблями с атомными и другими энергетическими установками, различными видами баллистических и крылатых ракет, артиллерийским, ракетным, торпедным и противолодочным вооружением, минами различного назначения и противоминными средствами, автоматизированными радиоэлектронными и гидроакустическими системами наблюдения, связи и навигации, средствами радио- и радиотехнической разведки, радиоэлектронной борьбы, боевыми информационно-управляющими системами и радиоэлектронными средствами взаимодействия с космическими и авиационными силами и средствами, разнородными силами флота и наземными командными пунктами управления флота.

Эффективность выполнения задач флотом в оперативных зонах Мирового океана при использовании ударного и оборонительного оружия будет зависеть от своевременности обеспечения командования достоверной информацией о естественном физическом состоянии и прогнозируемых условиях окружающей среды (водной, воздушной, ледовой, донной и на границах их раздела), именуемой океаносферой; о целевой обстановке и вскрытии замысла объектов воздействия; о состоянии своих сил и их готовности использовать вооружение и военную технику. Оптимальность принятия решения на действия флота в этих условиях будет определяться полнотой, качеством и системностью обработки массивов информации, получаемой от специальных радиоэлектронных средств вооружения и военной техники указанного выше функционального назначения. Очень важное значение при этом будет иметь перспективный метод композиционной технологии информационного моделирования сложных объектов принятия решения, реализуемый в автоматизированных информационно-управляющих системах соответствующих уровней командования.

Информационное обеспечение действий флота в зависимости от вида операций должно включать радиоэлектронные комплексы и системы, обеспечивающие освещение обстановки различных уровней:

глобального - в интересах решения стратегических и оперативных задач флота на морском ТВД;

регионального - в интересах решения оперативных и тактических задач флота;

зонального - в интересах действий специальных групп кораблей и ракетных подводных крейсеров стратегического назначения.

В состав радиоэлектронных средств информационного обеспечения действий флота в зависимости от вида операций могут входить: космические и авиационные радиоэлектронные средства освещения надводной и подводной обстановки, разведки, навигации и связи; корабельные комплексы и системы воздушной и надводной обстановки, гидроакустические и гидрофизические средства освещения подводной обстановки; наземные центры сбора, обработки и отображения информации и выработки оптимального решения по составу сил и средств и виду их действия; флагманские автоматизированные системы управления разнородными силами соединения; корабельные (надводных кораблей и подводных лодок) боевые информационно-управляющие системы оптимизации использования ударного оружия классов "корабль - берег", "корабль - воздух", "корабль - корабль"; оружие по видам самообороны - ПВО, ПРО, ПКО, ПЛО, ПМО и др.; корабельные комплексы и средства РЭБ, разведки, навигации и связи.

Остановимся на особенностях вышеуказанных составляющих информационного обеспечения ВМФ.

Известно, что при разработке плана операций прежде всего учитывается состояние и прогноз гидрометеорологической обстановки по маршруту и в районе действия сил и средств. Успешность операций существенно зависит от достоверности прогноза гидрометеообстановки на морском ТВД, от степени познания в пространстве и во времени гидрологических, аэрологических, геологических, биохимических и электромагнитных явлений, протекающих в водной и воздушной средах и на границе их раздела.

Гидрометеорологическая обстановка определяет структуры физических полей и, следовательно, возможности всех видов радиоэлектронных средств воздушного и подводного наблюдения флота по дальности действия, разрешающей способности и точности определения координат целей. Прогнозирование эффективности радиоэлектронных средств информационного обеспечения действий флота определяется полнотой и качеством банка данных физических параметров сред.

В связи с этим использование информации о состоянии Мирового океана и прибрежных акваторий в виде гидрометеорологических, гидрографических, ледовых, гидробиологических и других данных является важнейшей функцией планируемой морской деятельности. Однако в настоящее время в России сведения о Мировом океане разобщены по различным ведомствам, информационные технологии и спецификации данных в большинстве своем несовместимы, взаимный обмен банками данных на регулярной основе не производится и использование информации ограничивается решением узковедомственных задач.

Комплексному решению проблемы изучения, освоения и эффективного использования ресурсов и пространств Мирового океана в интересах экономического развития, обеспечения безопасности страны и охраны ее морских границ посвящена Федеральная целевая программа "Мировой океан", утвержденная 10 августа 1998 года Постановлением Правительства РФ No 919.

Она включает 10 программ, две из которых непосредственно посвящены исследованию природы Мирового океана и созданию единой системы информации об обстановке в нем. Программами предусматриваются фундаментальные исследования процессов взаимодействия Мирового океана и атмосферы; изучение и мониторинг состояния океана и гидрометеорологической обстановки в прилегающих морях; навигационно-гидрографическое и гидрометеорологическое обеспечение оборонных и народно-хозяйственных задач; создание единого информационного пространства страны по проблемам Мирового океана; обеспечение безопасности и надежности информационных технологий, а также защита государственных информационных ресурсов о Мировом океане.

Глобальность и актуальность информационной проблемы предопределяет необходимость создания и внедрения в практику морской деятельности Единой общегосударственной системы информации об обстановке в Мировом океане. Она должна интегрировать существующие ведомственные информационные системы Росгидромета, Минобороны, ФАПСИ, Мин-природы, Роскомэкологии, РАН и других ведомств. Думается, в интересах обороны страны необходимые океанологические данные различных ведомств надо сосредоточить в специальном центре ВМФ, узаконенном постановлением Правительства РФ.

Пока же научными организациями ВМФ, РАН и промышленности непрерывно совершенствуются статистические методы обработки имеющихся данных физических параметров океаносферы и динамические модели диагностики и прогноз на этой основе электромагнитных, магнитных, оптических, акустических и других физических полей.

Планирование и проведение таких работ должно предусматриваться соответствующими организационными структурами ВМФ.

Другой важнейшей составляющей информационного обеспечения указанных выше видов деятельности флота является сбор и обработка фоноцелевой обстановки и выработка оптимальных решений по использованию соответствующих сил флота.

Для обеспечения системы освещения обстановки на морском ТВД в интересах стратегических и оперативных задач ВМФ в качестве источников информации используются комплексы и системы радио- и радиотехнической разведки, космические и авиационные радиоэлектронные средства надводного и подводного обнаружения, корабельные и наземного базирования радиолокационные комплексы загоризонтного действия, центры управления ВМФ и автоматизированные системы управления флотов.

Главные задачи этого информационного контура - вскрытие воздушной, надводной и подводной обстановки; прогнозирование возможных действий объектов наблюдений; непрерывное слежение за целевой обстановкой; оптимизация принятия решения по необходимому составу сил и средств и их управлению для выполнения поставленных флоту задач.

Региональное информационное обеспечение действий соединения кораблей на морском ТВД предусматривает использование априорной информации из центров управления ВМФ и текущей информации от корабельных радиоэлектронных и гидроакустических средств освещения обстановки и автоматизированных систем сбора, обработки и выработки данных целеуказания всем видам оружия в зависимости от решаемых задач.

Основным видом действий в этих региональных условиях может быть использование ударного оружия различного назначения и соответствующих видов оружия в обеспечении ПРО, ПВО, ПЛО, ПТО, ПМО как соединения в целом, так и его кораблей в отдельности.

В зональном виде информационного обеспечения, особенно для действий ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, эффективность его будет определяться возможностями радиоэлектронных систем и комплексов по превосходству в сборе данных о подводной целевой обстановке; скрытностью плавания по различным физическим полям излучения; высокоточными средствами определения навигационного местоположения; радиоэлектронными средствами астрои геокоррекции по расчетному маршруту полетов ракет; бортовыми корабельными автоматизированными системами боевого управления.

В каждом виде информационного обеспечения действий флота используются радиоэлектронные средства добывания сведений в реальном масштабе времени с высокими точностями местоположения и пространственного разрешения объектов наблюдения. Они реализуют активные и пассивные принципы работы, осуществляя мониторинг океаносферы в широком диапазоне частотного спектра электромагнитных и акустических колебаний.

Эффективность решения координатных задач объектов наблюдения при дистанционном мониторинге будет зависеть от качества динамических моделей физических полей, инженерно-технических решений и характеристик видов вооружений и военной техники.

Важное значение в информационном обеспечении действий флота имеют боевые информационно-управляющие системы корабельного и наземного базирования, которые в условиях большого потока априорных сведений, в том числе поступающих от радиоэлектронных средств наблюдения, и возможного радиоэлектронного противодействия, должны обеспечить оптимальную обработку поступивших данных по специальным математическим программам и оптимизировать решения по эффективному использованию оружия в конкретных условиях фоноцелевой обстановки.

Любой вид упомянутого выше информационного обеспечения требует наличия высоконадежных средств передачи информации в широком диапазоне радиочастот от наземных и маневренных командных пунктов управления до объектов, действующих в океане.

Особое внимание должно уделяться обеспечению боевой устойчивости космических средств добывания информации об обстановке на морском ТВД, систем навигации и связи. Эти системы, оснащенные высокопотенциальными радиоэлектронными средствами целевого назначения, должны иметь защитные свойства от намеренного внешнего воздействия в широком диапазоне электромагнитного спектра частот.

В современных условиях можно сделать вполне определенный вывод: информационное обеспечение действий сил флота, основанное на использовании в реальном масштабе времени радиоэлектронных средств разведки, поиска и обнаружения целей, наблюдения и классификации, систем навигации и связи, обработки совокупной информации и отображения данных об обстановке на театрах Мирового океана, является одним из приоритетных видов боевого обеспечения, без которого практически невозможно оптимизировать действия сил ВМФ и эффективно использовать оружие. Системный подход к исследованию оперативно-тактической значимости информационного обеспечения действий сил и его составных компонентов, по-видимому, заслуживает особого внимания военно-морской науки.

Если говорить об этой проблеме в целом, необходимо иметь в виду, что достижение эффективного результата действий флота возможно лишь в условиях овладения информационным пространством.

Приведенную выше типизацию информационного обеспечения по пространственным критериям можно признать условной. Но она, по существу, отражает процесс развития сил флота - от действий в прибрежных зонах (1950-1960 гг.) до действий ракетно-ядерного флота в Мировом океане (1970-е - середина 1980-х гг.).

Строительство атомных ракетных и противолодочных подводных лодок, авианесущих надводных кораблей, дальней разведывательной и ударной авиации, кораблей охранения океанской зоны проходило в СССР практически одновременно с реализацией специальных целевых программ создания эффективных радиоэлектронных комплексов и систем разведки, связи, навигации, освещения воздушной, надводной и подводной обстановки, автоматизированных информационно-управляющих систем корабельного, воздушного и наземного базирования.

Так, в период с 1960-го по 1980-е годы для слежения за надводной обстановкой на всей акватории Мирового океана была создана уникальная система морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ) с комплексами активной радиолокационной и пассивной радиотехнической разведки, корабельными комплексами разведки, обнаружения и целеуказания и наземными комплексами приема и обработки информации. Ее эффективность подтвердили события лета 1982 года, когда в ходе англо-аргентинского конфликта эта система полностью отслеживала обстановку на море и позволила определить момент начала высадки десанта.

В этот же период в интересах ВМФ широкое развитие получили: радиоэлектронные космические средства связи и навигации; корабельные, авиационные и автономные гидроакустические комплексы, системы и станции; комплексы и средства радиоэлектронного и гидроакустического противодействия; системы сверхдальней передачи информации на погруженные подводные лодки; наземные и корабельные радиоэлектронные системы загоризонтного освещения надводной обстановки; автоматизированные и наземные комплексы обработки информации, позволившие оптимизировать состав сил и виды оружия при ведении наступательных, оборонительных и самостоятельных операций. Это радиоэлектронное вооружение создавалось на высоком научном и технологическом уровне и по отдельным тактико-техническим характеристикам превосходило зарубежные аналоги того времени.

В заключение необходимо отметить, что XX век, названный веком радиоэлектроники, передал следующему столетию новые перспективные научные, инженерные и технологические основы, которые могут фантастически расширить возможности человеческой деятельности в различных областях науки и практики. Оценка этих возможностей и использование их в интересах флота должно стать приоритетной задачей исследователей и конструкторов кораблей и радиоэлектронных средств, использующих свойства различных физических полей. Остается надеяться, что в XXI веке будут найдены возможности создания сил ВМФ и соответствующее им информационное обеспечение для эффективного решения Военно-морским флотом России его государственных функций в Мировом океане.

Это диктуется самой логикой развития военно-морских сил ведущих стран мира.

2. Теория военно-морского искусства

Военно-морское искусство, являясь важнейшей частью теории ВМФ, представляет собой систему научных знаний о законах и закономерностях вооруженной борьбы на море, теорию и практику подготовки и ведения операций, боевых действий, сражений и боев. Военно-морское искусство непосредственно связано с военным искусством и основывается на его принципах. Структурно военно-морское искусство включает теорию и практику стратегического использования ВМФ, оперативного искусства и тактики ВМФ.

Субординационная зависимость теории ВМФ от военной науки в области военно-морского искусства определяется необходимостью подчинения содержания теории стратегического использования ВМФ основным принципам единства военной стратегии государства. В то же время теория стратегического использования ВМФ питает единую военную науку в той мере, которая требуется для учета особенностей вооруженной борьбы на море при выработке решения и постановке задач в стратегическом звене. В войнах четвертого и пятого поколений стратегическое использование ВМФ предполагалось в форме стратегической операции на океанском ТВД при ведущей роли ВМФ. В ходе нее планировали операции флотов и морские операции по уничтожению корабельных группировок, морские десантные операции и в дальнейшем морские операции по нарушению коммуникаций противника. Стратегическая операция на океанском ТВД должна была проводиться самостоятельно и во взаимодействии с другими видами вооруженных сил.

В переходный период к бесконтактным войнам характер стратегического использования ВМФ, безусловно, претерпит изменения. Сохранится стратегическое ядерное сдерживание, но появится новая форма борьбы с высокоточным оружием стратегическая оборонительная воздушно-космическо-морская операция, проводимая с целью срыва воздушно-космических ударов противника. В ходе нее будут проводиться морские операции по уничтожению надводных корабельных группировок и противолодочные поисковые операции по уничтожению носителей высокоточного оружия при активном использовании средств радиоэлектронной борьбы и информационного противоборства. Стратегическое использование ВМФ в войнах шестого поколения потребует дальнейшей разработки механизма использования сил флота при решении задач в условиях наличия высокоточного оружия. Масштабы поражения высокоточным оружием (на уровне тактического ядерного) повлекут за собой стирание граней между элементами военно-морского искусства в ударной и оборонительной стратегических воздушно-космическо-морских операциях.

Основную угрозу силам флота и береговым объектам в войнах шестого поколения будут представлять носители крылатых высокоточных ракет - авианосцы и их палубная авиация, стратегические бомбардировщики, тактическая авиация, ракетные надводные корабли и атомные подводные лодки. Главная задача сил флота совместно с ПВО и ПРО страны, воздушно-космическими войсками - сорвать удары высокоточного оружия по экономическим и военным объектам и уничтожить его носители. Основная форма применения сил флота - морские операции по уничтожению корабельных группировок носителей высокоточного оружия. Таким образом, морская операция будет являться составной частью стратегической оборонительной воздушно-космическо-морской операции, проводимой на театре войны. В этой операции широкое применение найдут силы и средства радиоэлектронной борьбы и информационного противоборства. Учитывая пространственный размах стратегической операции, можно утверждать, что для ее проведения необходимы глобальное информационное поле и глобальная система управления.

Применительно к каждому океанскому и морскому ТВД необходимо разработать теорию стратегического использования ВМФ с учетом всех условий, которые будут влиять на ее проведение.

Оперативное искусство ВМФ, будучи основной составной частью военно-морского искусства, опирается и на единые методологические основы военного искусства, однако обладает значительно большей самостоятельностью, чем стратегическое применение ВМФ. Это связано с военно-морской спецификой, оказывающей влияние на разработку материальных средств ведения борьбы в океанской среде и на оперативное их использование и управление ими.

Предметом исследования оперативного искусства ВМФ является теория и практика подготовки и ведения объединениями ВМФ операций и боевых действий. В ходе войн шестого поколения число ранее планировавшихся морских операций сократится. Поскольку ход и исход войн нового поколения находятся в зависимости от поражения военно-экономических объектов, приоритетной задачей в войне на море станет "флот против берега", которая будет решаться в стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции при наличии высокоточного оружия и в условиях готовности к применению ядерного оружия.

При отсутствии требуемого количества высокоточного оружия силы флота будут участвовать в стратегической оборонительной воздушно-космическо-морской операции, проводя морские операции по уничтожению корабельных группировок носителей крылатых ракет в зоне Северного и Тихоокеанского флотов. Основными районами проведения таких операций станут Северо-Восточная Атлантика, Средиземное море, Арктика, западная часть Тихого океана и северная часть Индийского океана (Красное море, Персидский залив). Для уничтожения авианосцев, надводных кораблей и атомных подводных лодок с крылатыми ракетами вероятного противника будут использоваться противоавианосные дивизии атомных подводных лодок, атомные ракетные крейсера, морская ракетоносная и противолодочная авиация совместно с войсками ПВО и воздушно-космической обороны.

Могут иметь место морские операции по защите своих коммуникаций и другие.

Итак, еще раз подчеркнем: учитывая особенности войн шестого поколения, можно полагать, что произойдет стирание граней между элементами военно-морского искусства при применении ВМФ в стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции с участием других видов вооруженных сил, когда цели операции будут достигаться одновременно.

Тактика ВМФ - древнейшая форма применения сил флота в войнах всех поколений - представляет собой относительно самостоятельную теорию и практику подготовки и ведения боевых действий, высшей формой которых является морской бой. Тактика - это наука о морском бое, более самостоятельная область военно-морского искусства, что обусловливается непосредственной связью тактики с военно-морской техникой, морской средой, а также специфичностью задач, способов ведения морских боев и приемов применения корабельного оружия. Тактика ВМФ вытекает из тактики родов сил ВМФ, классов кораблей и применения оружия. В то же время в тактике ВМФ применяются общие методологические положения и принципы военного искусства.

Принципы военно-морского искусства - это основные положения, отражающие объективные закономерности вооруженной борьбы на море. Они вытекают из принципов военного искусства и в значительной степени идентичны им. В то же время их проявление имеет свою специфику, которая определяется особенностями морских вооружений и условиями решения боевых задач на морских и океанских театрах.

Принципы военно-морского искусства - категория историческая. Возникнув на объективных началах, они развиваются под влиянием изменений материальных средств вооруженной борьбы, условий ее ведения и задач, стоящих перед силами флота. Этот процесс проявляется в изменении удельного значения принципов в данный исторический период и в новых формах их выражения на практике.

В современных условиях принципы военно-морского искусства по сфере своего применения подразделяются следующим образом:

1. Принципы управления силами флота (боевая готовность, взаимодействие сил, твердое и непрерывное управление, освещение обстановки в реальном масштабе времени, единство командования).

2. Принцип организации и ведения морской операции и боя (решительность в наступлении, активность в обороне, массирование сил и средств, внезапность, сочетание огня и маневра, сосредоточение усилий на главном направлении, всестороннее обеспечение боевых действий, завоевание господства на море и др.).

3. Принципы обучения и воспитания личного состава (патриотизм, преемственность традиций, присяга, уставы).

4. Принципы военного строительства флота (военная доктрина, сбалансированность сил флота, интеграция вооружений корабля, многофункциональные боевые системы, приоритетность и др.).

5. Информационное противоборство и радиоэлектронная борьба.

Как видим, принципы военно-морского искусства имеют отношение ко всем его трем составным частям. Однако представляются в каждой из них неодинаково. Они взаимосвязаны и в совокупности составляют научно-практический фундамент, на котором строится военно-морское искусство.

Рассмотрим некоторые из этих принципов.

Боевая готовность - это определенная степень подготовленности соединений, частей кораблей к решению боевых задач в назначенное время. Предпосылками ее являются укомплектованность кораблей, частей личным составом и оснащение современным оружием и техникой; уровень боевой подготовки и оперативной подготовки штабов всех степеней, огневая и тактическая подготовка соединений кораблей и частей, их сплоченность; высокая дисциплина и бдительность; наличие автоматизированной системы управления, системы освещения обстановки и командных пунктов, системы перевода сил флота в различные степени боевой готовности.

Уровень боевой готовности должен соответствовать степени угрозы и характеру будущей войны, а угрозе войны шестого поколения - уровень вооружения, качество управления, оценка обстановки в реальном масштабе времени. В противном случае повторится 38-суточная война в Ираке и 78-суточные высокоточные удары по уничтожению объектов экономики и жизнедеятельности Югославии.

Примером высокой боевой готовности в прошлом может служить состояние советского ВМФ в начале Великой Отечественной войны, когда флот в первые часы войны не потерял ни одного боевого корабля или самолета от ударов вражеской авиации. Боевая готовность на протяжении всей истории флота была одним из критериев его способности решать поставленные задачи, а в современных условиях она приобретает особое значение.

Это обусловливается свойствами стратегических систем вооружений, наличием в прибрежных морях России постоянных группировок кораблей и авиации ВМС других стран, вооруженных стратегическими ракетами с ядерными боеприпасами, высокоточным оружием, и обеспечением этих группировок глобальной системой освещения обстановки, навигации и связи. Сдерживать эту угрозу можно, только создав определенные группировки сил российского флота, способные сдержать и предотвратить агрессию с морских направлений. В данном случае боеготовность выступает в качестве реального принципа военно-морского искусства, способного обеспечить срыв агрессивного акта.

В боевой готовности кораблей следует рассматривать также и боевую готовность их оружия, время его реакции на уничтожение выпущенных противокорабельных ракет и торпед противника. Известно, что борьба с ними характеризуется жесткими временными параметрами. В системе боевой готовности решающее значение имеют автоматизированные системы управления оборонительным оружием кораблей соединения.

Взаимодействие сил представляет собой согласование по времени, целям и месту действий однородных или разнородных сил и группировок для достижения конкретной цели боя или операции.

В зависимости от целей и масштаба боевых действий различают взаимодействие тактическое, оперативное и стратегическое, каждое из которых организуется соответствующей командной инстанцией: тактическое в бою - командиром соединения, оперативное в морской операции - командующим силами в операции, стратегическое в стратегической операции - верховным командованием.

Стратегическое взаимодействие уже в ходе войн четвертого поколения выходило за рамки прерогативы руководства флота, а в ходе войн пятого и шестого поколений оно будет организовываться командующим флотом или главнокомандующим ВМФ. Организация взаимодействия с войсками приморских фронтов является одной из важных традиций военно-морского искусства. Первый боевой устав ВМФ (БУМС-30) многократно обращал внимание на необходимость отработки тесного взаимодействия сил в бою, которое должно быть спланированным, продуманным и отработанным на практике. Взаимодействие организуется по задачам, времени и рубежам.

Сосредоточение усилий на главных направлениях представляет собой действия, при которых в результате развертывания сил и их маневра создаются ударные и обеспечивающие группы, а также группировки сил для решения задач в боях и операциях при наибольшей концентрации ударных сил на решении главной задачи, где необходимо создать превосходство своих сил над противником. Сосредоточение завершается занятием силами в назначенное время определенных районов, откуда они могут начать боевые действия по сигналу старшего начальника.

Основное содержание принципа сосредоточения может быть ограничено рассмотрением таких понятий, как развертывание, маневр, массирование и маневр траекториями.

Развертывание сил рассматривается в качестве системы мер, обеспечивающих создание группировок сил в соответствии с замыслом их применения в той или иной форме военных действий. Оно может быть стратегическим, оперативным и тактическим.

Стратегическое развертывание сил флота предусматривает заблаговременное создание на театре мощных группировок сил. Оно осуществляется как в мирное, так и военное время в виде усиления флотов, как это было в предвоенный период при создании наших Северного и Тихоокеанского флотов и в ходе Великой Отечественной войны для усиления Северного флота.

В современных условиях стратегическим развертыванием может считаться также формирование и расположение на океанских театрах группировок (флотилий) атомных подводных лодок, вооруженных баллистическими ракетами стратегического назначения. Например, группировки американских атомных ракетных подводных лодок, действующих на Атлантическом (Рота, Холи-Лох) и Тихоокеанском (о. Гуам, Бангор) театрах с системой их базирования и обеспечения. В современных условиях (война шестого поколения) стратегическим развертыванием может считаться развертывание США в районе Евро-Азиатского континента авианосно-ударного соединения, имеющего в своем составе 1-2 авианосца, ракетные надводные корабли и 2-3 атомные подводные лодки, вооруженные высокоточным оружием, и сил обеспечения.

К мероприятиям стратегического развертывания относится также перевод флотов с мирного на военное положение с проведением мобилизационных мероприятий.

Оперативное развертывание флота состоит в скрытом выдвижении отдельных группировок на направлениях и в районы согласно принятому решению на оперативное построение сил в данной операции. Оно может производиться в ходе военных действий, а также до начала военных действий, как это было при ударе японского флота по Пёрл-Харбору в декабре 1941 го-да или как это осуществляют США в настоящее время, организуя патрулирование в океанах атомных подводных лодок с баллистическими и крылатыми ракетами стратегического назначения, а также авианосных ударных групп в Средиземном море, Персидском заливе и юго-западной части Тихого океана. Указанные группировки находятся в готовности применить ядерное или высокоточное оружие по странам на Евро-Азиатском континенте.

Развертывание производится скрытно, с осуществлением мер маскировки и дезинформации, вне путей судоходства. Примерами таких действий были операции ВМС США против Ирака и Югославии.

Тактическое развертывание осуществляется в зоне боя и заключается в занятии ударными и обеспечивающими группами исходных позиций для атаки или нанесения ударов по противнику. Оно производится на меньшую глубину и на более узком фронте, чем в морской операции, выполняется в строгом соответствии с планом взаимодействия сил в бою и призвано обеспечить сосредоточение основных тактических усилий против главного объекта или основной группировки сил противника.

В ходе "холодной войны" для контроля за действием авианосцев широко использовалось слежение кораблем, непосредственное наблюдение и слежение ракетным оружием крейсеров и атомных подводных лодок с крылатыми ракетами.

Ударная ракетная группировка кораблей, находясь в боевом порядке, также следит за авианосцами ракетным оружием в заданных секторах по данным корабля непосредственного слежения. Предусматривались секторы удара для морской ракетоносной и дальней авиации. Таким образом, тактическое развертывание осуществлялось по данным корабля непосредственного слежения за авианосцем.

Создание противоавианосных дивизий из атомных подводных лодок, вооруженных противокорабельными ракетами с дальностью до 500 км, позволяло в зоне Северной Атлантики следить оружием по данным самолетов-разведчиков или атомных подводных лодок из состава завесы непосредственного слежения за авианосцем.

Отсутствие информационного поля значительно затрудняло поиск авианосцев и выдачу целеуказания противокорабельным ракетам.

Опыт, накопленный в ходе "холодной войны" в борьбе против авианосцев, может быть востребован и в войнах шестого поколения. Наличие у развитых морских стран глобального информационного поля, безусловно, затруднит развертывание кораблей и авиации в отдаленные районы и осуществление тактического развертывания, которое в наибольшей степени сохранилось в десантных действиях в бою за высадку десанта.

Маневр силами - понятие, в значительной мере идентичное развертыванию и также может быть стратегическим, оперативным и тактическим. Он представляет собой передвижение сил в ходе военных действий с целью создания материальных предпосылок, необходимых для решения поставленной ранее или вновь возникшей задачи, формирование группировки сил, концентрации огня, сосредоточения усилий разных групп сил и т.д. Маневр силами может осуществляться также для нанесения контрудара или выполнения контратаки.

Успех маневра в ходе боевых действий зависит от правильного учета командованием объективно сложившейся обстановки, скрытности и внезапности маневра, а также его стремительности. Важно четкое взаимодействие сил при маневре, их всестороннее обеспечение и надежное непрерывное управление.

Стратегический маневр производится в пределах одного или нескольких ТВД согласно замыслу высшего командования о переносе центра тяжести усилий на новое направление или для осуществления крупных контрмер в связи со стратегическим маневром сил противника. Он характеризуется большой глубиной и значительным составом сил.

Оперативный маневр производится в пределах района операции в соответствии с решением командующего. Он может завершать оперативное развертывание сил по плану операции или их перегруппировку, вызванную изменением обстановки в ходе военных действий. Оперативный маневр применяется при переходе группы кораблей через Арктику с Севера на Тихий океан или южным путем для усиления группировки сил флота. Для флотов характерен также межтеатровый маневр авиационными соединениями для усиления сил на другом ТВД.

Тактический маневр осуществляется в районе боевых действий по решению командира, управляющих силами в бою и имеет целью наращивание возможностей на тех направлениях, где оказалось невозможным реализовать замысел в соответствии с ранее разработанным планом. Он предпринимается также для охвата противника в бою при ракетном ударе разнородных сил или при преследовании атомной подлодки. В современных условиях тактический маневр в ряде случаев может быть заменен маневром противокорабельных ракет большой и средней дальности.

Массирование сил не только является составной частью принципа сосредоточения усилий на главных направлениях, но и рассматривается в качестве самостоятельного принципа военного искусства. Оно представляет собой создание превосходства в силах на главном направлении в боях или операциях. В войнах четвертого поколения массирование сил применялось для прорыва обороны противника при уничтожении важных объектов, а в войнах шестого поколения - для прорыва противовоздушной обороны и уничтожения экономических объектов (крупных промышленных центров) и в других случаях.

Внезапность способствует успеху в вооруженной борьбе на океанских и морских театрах, а иногда и определяет возможность его достижения. Она обеспечивается скрытностью подготовки своих действий и дезинформацией противника и оказывается особенно эффективной при применении средств поражения и приемов использования сил, неизвестных неприятелю. Внезапность создает благоприятные возможности для нанесения противоборствующей стороне значительных потерь в относительно короткое время и для дезорганизации управления ее силами, нарушает составленные противником планы действий по вариантам ситуаций. В этих условиях особое значение приобретают смелость, решительность, инициатива и стремительность нападающего.

Внезапность является фактором времени, продолжительность ее влияния на обстановку определяется способностью активной стороны сохранить и использовать те решающие преимущества, которые она приобрела в результате неожиданных для врага действий, а также возможностью противоборствующей стороны принять меры по их локализации.

Например, при высадке морских десантов в ходе Великой Отечественной войны 73 из 113 высаженных десантов достигли целей внезапности. По мере развития вооружений роль внезапности приобретает все большее значение, так как возрастает вероятность поражения противника в короткие сроки. Одновременно увеличиваются возможности разведки и системы раннего предупреждения о ракетном нападении, что обостряет соревнование этих двух противоборствующих факторов. В современных условиях роль внезапности намного возросла. В то же время ее достижение затруднилось.

В зависимости от обстановки, условий и масштабов операций внезапность можно подразделять на стратегическую, оперативную и тактическую.

Стратегическая внезапность проявляется, как правило, на важном стратегическом направлении или на ТВД и преимущественно в начале войны. Например, внезапное начало войны Японии против России в 1904 году и против США в 1941-м, а также нападение фашистской Германии во Второй мировой войне (Польша, Франция, Норвегия и др.). Стратегическая внезапность была достигнута и при высадке англо-американских десантов в Северной Африке в ноябре 1942 года.

Оперативная внезапность проявляется в операциях, на достижение целей которых она может оказать существенное влияние. Важное значение имеет неожиданное для противника начало операции, скрытное развертывание группировок и дезориентирование противника относительно направлений главного удара. Внезапность ударов на главном направлении может быть достигнута путем проведения ложных и демонстративных действий и продуманной дезинформации противника. Все эти меры должны принимать размеры и формы, которые не позволят противнику сомневаться в их достоверности. Примерами достижения оперативной внезапности в боевых действиях на море богата Великая Отечественная война: Феодосийская морская операция декабря 1941 года, Новороссийская 1943 года, Петсамо-Киркенесская 1944 года, действия Балтийского флота в Выборгской (1944 г.) и в Восточно-Прусской (1945 г.) операции.

Тактической внезапности стремятся достичь в бою, в ходе которого прежде всего могут быть применены новые виды оружия, произведены быстрые перегруппировки сил и изменены направления главных ударов и атак, а также использованы неизвестные ранее противнику тактические приемы. Достижению тактической внезапности способствуют своевременные и эффективные меры маскировки, а также радиоэлектронные средства разведки и целеуказания, которые широко применялись, например, во время арабо-израильского конфликта в 1967-м и в последующие годы.

Захват и удержание инициативы. Одной из важных особенностей теории военного и военно-морского искусства является признание в качестве доминирующего принципа активного наступательного характера действий сил, что невозможно без захвата и удержания инициативы в бою, операции и при стратегическом использовании сил флота.

Сторона, захватившая инициативу, может навязать противнику бой в невыгодных для него условиях, чем заранее ослабит его возможности организации обороны или сопротивления при встречных действиях. Владение инициативой позволяет выбрать время и направление действий главных группировок, успех которых определяет достижение цели боя или операции.

Рассматриваемый принцип оказывается связанным с завоеванием и удержанием господства на море и в воздухе в определенном районе на нужное время. Возможность захвата и удержания инициативы в значительной мере связана с достижением внезапности и является как бы ее реализацией. В определенных условиях инициатива может быть захвачена в результате боевых действий, когда на том или ином их этапе противник из-за материальных потерь или нарушения управления силами утрачивает возможность выполнения своих планов и вынужден действовать не так, как ему было бы выгодно, а так, как его вынуждает обстановка.

Инициативой можно овладеть и в результате сосредоточения превосходящих сил, способных подавить и ошеломить противника, что обеспечивает свободу выбора направлений, времени и форм воздействия на него. В этом проявляется связь принципа захвата и удержание инициативы с принципом сосредоточения усилий на главном направлении действий.

Удержание инициативы требует быстрого реагирования на возможное изменение обстановки в связи с выдвижением в район боевых действий резервов противника. Современное уничтожение или ослабление их является важной мерой ее сохранения. В ходе войн различных поколений на морских театрах шла непрерывная борьба за удержание инициативы. Ее ход зависел, как правило, от обстановки на приморских флангах фронтов. Так, немецко-фашистский флот минным заграждением создал большие трудности в развертывании советских подводных лодок из Финского залива. В то же время на протяжении всей войны мы полностью владели инициативой ведения десантных действий, лишив противника возможности высаживать морские десанты.

В условиях войн шестого поколения захват и удержание инициативы приобретают особое значение и становятся одним из решающих факторов победы.

Морально-политический фактор. Цели морских операций и боев достигаются противоборством материальных сил. Однако бой никогда не был поединком только техники.

В военных действиях на протяжении всей истории всевозрастающее значение имел моральный фактор, а следовательно, и искусство его использования. С появлением массовых армий, ростом мощи оружия и возникновением антагонистических коалиций государств и группировок их вооруженных сил повышалась и роль морального фактора. В ходе Второй мировой войны армия комплектовалась по принципу общей воинской повинности. В последнее время идет много разговоров о наемной армии, основанной на контрактной основе. Но совершенно очевидно, что при крупномасштабной войне на контрактной основе невозможно создать массовые армии. С другой стороны, психология контрактника деньги, он служит за деньги, и это, безусловно, не связано с массовым героизмом и самопожертвованием. В условиях явного превосходства в качестве вооружения наемники умеют держаться достойно, но в трудных условиях обстановки от этого достоинства часто ничего не остается.

Значение морального фактора в войне понималось всегда. Во время Великой Отечественной войны в Советской армии были созданы благоприятные условия для более полного и эффективного использования морального фактора. В ходе войны не только моральный дух армии, но и духовные силы народа выступали фактором стратегического значения.

Важнейшим средством формирования морально-боевых качеств является воспитание и обучение населения и военнослужащих.

Время. По мере развития военно-морской техники, увеличения скоростей носителей, дальнобойности и мощи оружия военно-морское искусство оказывалось перед необходимостью решать возрастающие по объему задачи во все более короткие сроки. Сокращение сроков решения задач привело к необходимости поддержания сил флота в готовности к немедленному нанесению ударов по противнику и ко всемерной автоматизации управления этими силами.

Господство на море - особая категория, присущая только вооруженной борьбе на морских театрах. Ее особенность - создание определенных условий, обеспечивающих достижение силами флота поставленных целей. Речь идет о господстве в районе действия своих сил или просто господстве на море. Оно достигается путем уничтожения определенной группировки противника и поддержания благоприятного оперативного режима в зоне ответственности флота.

Идея господства на море возникла с началом использования морских пространств в войнах специально созданными военно-морскими силами. Господство на море в значительной мере лишает противника возможности, иногда в течение длительного времени, осуществлять организованные наступательные действия, а победитель получает свободу в выборе времени, направления и характера наступательных действий.

Создание предпосылок для завоевания господства на море требует продолжительных сроков и выполнения ряда мероприятий еще в мирное время (создание группировок, оборудование театра, освещение обстановки, базирование и управление силами). Сейчас главная угроза на морском театре исходит из космоса и воздуха, поэтому резко возрастает необходимость противовоздушной и противоракетной обороны как основных элементов завоевания господства на море. Во всех случаях господство на море дополняется господством в космосе, воздухе, что и обеспечивает успех в операции.

3. Теория строительства ВМФ

Теория строительства ВМФ - система знаний о законах, закономерностях и принципах строительства флота, качественного и количественного состава его сил, их сбалансирования, оптимизации направлений развития вооружения, совершенствования организационной структуры, комплектования, отмобилизования, подготовки резервов и повышение боевой готовности ВМФ на базе экономических, социально-политических и научно-технических возможностей страны.

Зависимость теории ВМФ от военной науки в области теории строительства ВМФ заключается в том, что она, являясь составной частью теории строительства вооруженных сил в целом, базируется на ее общих принципах, а также на требованиях военной доктрины.

Задачи теории строительства вытекают из требований политики, определяющей характер и направленность развития вооруженных сил, учитывающей те революционные изменения, которые происходят в военно-технической области, в средствах вооруженной борьбы и в характере боевых действий. Важная функция строительства ВМФ - научная разработка основных направлений развития флота в соответствии с общим прогнозом развития вооруженных сил. Она изучает и исследует проблемы создания систем комплексов вооружения и техники, кораблей и летательных аппаратов, системы оборудования морских театров.

Структурно теория строительства ВМФ включает теории вооружения ВМФ, сбалансирования ВМФ, организации ВМФ, отмобилизования ВМФ, оборудования морских театров и другие.

Ядром теории строительства ВМФ являются теории сбалансирования и вооружения (см. схему на с. 195).

1. Первостепенная проблема теории строительства ВМФ - сбалансирование. Существо его заключается в теоретических разработках по определению рациональной структуры и количественного состава такого флота, который был бы способен действовать во взаимодействии с другими видами вооруженных сил и самостоятельно, успешно решать задачи в военное и мирное время.

Основным фактором, определяющим характер сбалансирования ВМФ, является политика государства, в соответствии с которой ведется развитие армии и флота, формируется военная доктрина, определяющая задачи, роль и место ВМФ в системе вооруженных сил. Финансирование строительства сбалансированного флота должно исходить из возможностей экономики государства. Большое значение для правильного решения проблемы сбалансированности флота имеет уровень научности обоснования военной доктрины. Исходя из характера будущей войны, состояния флота ведущих морских держав, на государственном уровне необходимо понять, какой должен быть флот и какие задачи он будет решать (прибрежный или океанский), каково его место в защите государства. Таким образом, на политическом, государственном уровне определяется сбалансированность ВМФ, что и выражается в военной доктрине страны.

В дальнейшем на военно-политическом уровне, исходя из стратегического использования ВМФ, определяется сбалансированность родов сил флота (подводных лодок, надводных кораблей и морской авиации) и приоритетность морских

вооружений. В последующем на оперативно-тактическом уровне определяются группировка сил, их организация и вооружение для проведения морских боев и операций.

Важным фактором, зависящим от уровня развития промышленности, является техническое сбалансирование, которое объединяет такие функции, как обнаружение и выдача целеуказания по противнику, необходимые группировки сил флота, требуемое количество высокоточного оружия, пункты управления и связь, представляющие единую многофункциональную боевую систему. Такая группировка отслеживает на море противника в реальном масштабе времени и способна с высокой вероятностью в любых условиях обстановки поражать назначенные объекты на море и берегу.

Это новый этап в развитии сбалансирования флота, который вызван переходом к войнам нового поколения, информационной революцией, появлением высокоточного оружия и возникшим требованием иметь разведывательно-информационные поля глобального или регионального масштабов.

Из истории известно, что при строительстве флотов Англии и Японии перед Второй мировой войной были допущены существенные ошибки в сбалансировании, которые вытекали из переоценки возможностей линейных кораблей и недооценки подводных лодок и сил противолодочной войны.

Теория строительства ВМФ, разрабатывая вопросы его сбалансирования, исходит всякий раз из необходимости создания наиболее эффективных средств, способных успешнее других решать поставленные задачи. Такими силами у нас в предвоенный период (до 1941 г.) были корабли и самолеты прибрежного действия, а в ходе "холодной войны" был построен океанский флот, основу которого составляли атомные подводные лодки, ракетные корабли и морская ракетоносная и противолодочная авиация. Однако главным недостатком в развитии ВМФ было отсутствие информационного поля. Военная и военно-морская науки не заметили информационную революцию, не обосновали необходимость боевых многофункциональных систем для родов сил флота, что не позволило в полной мере реализовать их ударную мощь.

Таким образом, сбалансированность флота заключается в том, чтобы все элементы, составляющие его боевую мощь, и средства их обеспечения постоянно находились в наиболее выгодном сочетании, при котором флот может полностью реализовать такие свои качества, как скрытность, универсальность и огневая мощь, то есть способность выполнить различные задачи в любой точке Мирового океана в условиях любой возможной войны.

В войнах в Ираке и Югославии, которые вели ВМС США и стран НАТО, проявился образ войны нового поколения. Сбалансированность сил флота и ВВС основывалась на едином информационном поле, высокоточном оружии, информационном противоборстве и радиоэлектронной борьбе.

Главными факторами, определяющими степень сбалансированности флота, следует считать политику, военную доктрину, военно-морское искусство, на основе которых осуществляется оптимизация систем вооружений, информационного ресурса государства.

2. Теория вооружения ВМФ разрабатывает, исследует и изучает проблемы определения основных направлений развития ВМФ, создания материальных средств вооруженной борьбы на ТВД, а также систем базирования.

Значение теории вооружения заключается в том, что она связана с созданием материальных средств вооруженной борьбы на море.

Разработке систем вооружения свойственна особая специфика, вытекающая из необходимости создания форсированных, напряженных систем, эксплуатация которых, принимая форму боевого применения, имеет мало общего с эксплуатацией промышленных комплексов.

Определение целесообразных в данный период направлений развития флота и удовлетворение требований его сбалансирования по количественным и качественным критериям, а также разработка рационального порядка смены поколений систем вооружений являются теоретической основой, определяющей и регулирующей весь комплекс проектных разработок в области конкретных комплексов вооружений ВМФ и их строительство. Безусловно, теория вооружения должна учитывать характер войн шестого поколения и состояния информационного ресурса страны, а также дальнейшее развитие высокоточного оружия. Войны США против Ирака и Югославии продемонстрировали новые возможности ракетного оружия, которые реализуются в общей многофункциональной разведывательно-ударной боевой системе. Следовательно, с учетом опыта локальных войн оружие должно создаваться в едином комплексе с системами освещения обстановки и управления, с учетом информационного противоборства и радиоэлектронной борьбы.

При рассмотрении теории вооружения следует учитывать отводимое военной доктриной место ВМФ в системе вооруженных сил страны, экономические возможности государства, политико-стратегическую обстановку на океанских и морских ТВД и последние научно-технические достижения.

3. Развитие сил флота, повышение их боевой и мобилизационной готовности требуют постоянного совершенствования организационной структуры объединений, соединений, органов управления, с тем чтобы они полностью соответствовали реальным возможностям сил и средств и условиям их использования в конкретной обстановке, а также теории военно-морского искусства.

Теория организации ВМФ представляет собой систему знаний, исследований и разработок практических рекомендаций по закономерностям изменения структур военных формирований в мирное и военное время и принципах их построения в соответствии с предназначением и задачами. Она исследует, изучает и разрабатывает вопросы, связанные с организационной структурой всего ВМФ. Выводы этой теории зависят от материальных средств вооруженной борьбы на море, в том числе от систем управления. Свои рекомендации она вырабатывает с учетом требований военно-морского искусства и складывающейся оперативно-стратегической обстановки на ТВД.

Теория организации предусматривает такие формы структур частей и соединений ВМФ, как повседневную и боевую, постоянную и временную; изменения в материальных средствах вооруженной борьбы определяют количественные и качественные изменения организации сил. Качественные организационные изменения вызываются появлением принципиально новых систем вооружения.

Во всех случаях теория организации учитывает состояние и возможности управления силами в различных условиях. Организационная структура учитывает боевые возможности противника и своих сил. Обстановка на морских и океанских ТВД находит отражение в теории организации с учетом задач каждого флота и ВМФ в целом, географических особенностей, расположения и состояния группировок сил сторон и их соотношения, условий ведения операций и базирования. Военно-морское искусство требует безусловного подчинения организационной структуры особенностям ведения морских операций и боев. В связи с этим за основу теории берется разработка и обоснование рационального формирования ударных и обеспечивающих групп, соединений. Это важно для формирования соединений и частей высокоточного оружия в условиях войн шестого поколения.

Особенностью ВМС является необходимость иметь в определенных случаях их повседневную и боевую организацию. Боевые формирования, как правило, временные и принимают форму командований.

Организация сил ВМФ имеет дело с конкретными носителями и оружием. Это позволяет ей широко применять методы оптимизации и в полной мере использовать основной критерий, принятый в военном деле - "стоимость - эффективность". Таким образом, теория организации ВМФ представляет собой многогранную, весьма специфическую систему знаний, связанную практически со всеми основными элементами теории строительства и использования ВМФ в современных условиях. Задачами современной теории строительства и использования ВМФ могут быть: исследование общих вопросов вооруженной борьбы на океанских театрах в условиях бесконтактных войн; разработка научно обоснованных предложений по направлениям развития флота и распределению его сил между театрами; разработка всех элементов военно-морского искусства и определение их значимости в данный период; научное прогнозирование развития ВМФ; обеспечение научной базой процесса руководства строительством и развитием флота; научное обоснование вариантов сбалансирования сил ВМФ; разработка научных обоснований боевой подготовки ВМФ; разработка предложений по организации ВМФ; исследование и обобщение опыта истории; исследование перспектив развития ВМФ, принявшее в современных условиях форму прогнозирования в области техники ВМФ и военно-морского искусства; поиск возможностей расширения использования сопредельных наук.

Современная теория строительства и использования ВМФ характеризуется тесной связью всех ее элементов и их глубоким взаимным влиянием. Своеобразным уравнителем здесь является военно-морское искусство, требования которого пронизывают все элементы теории.

4. Теория воинского обучения и воспитания личного состава ВМФ

Эта теория представляет собой систему научных знаний, теоретических положений, отражающих практический опыт и закономерности обучения и воспитания личного состава ВМФ. Система включает также теоретические обоснования и положения военной педагогики, основы воинского воспитания, обучения, их методику. Ее задачи: разработка научных методов проведения боевой подготовки, обучение и воспитание кадров ВМФ на традициях и патриотизме, оперативная и тактическая подготовка соединений и штабов, частей, кораблей и подразделений на основе опыта прошлых и характера будущих войн.

5. Теория управления ВМФ

Теория управления ВМФ охватывает теорию и практику деятельности командования и штабов всех уровней по поддержанию высокой боевой готовности сил флота, по подготовке и руководству их действиями для успешного выполнения поставленных задач. Теория управления ВМФ пронизывает все элементы военно-морской науки, но имеет и самостоятельную область исследований. Она базируется на общих закономерностях и принципах управления вооруженными силами с учетом специфики ВМФ, а также вооруженной борьбы на море.

Теория управления, как составная часть военно-морской науки, непосредственно связана со всеми ее элементами. Основой для управления является решение командующего (командира) на операцию и боевые действия. Сам процесс принятия решения и его методика позволяют на основе категорий военно-морского искусства выработать идею уничтожения противника или решения других задач. Штаб является главным органом управления силами, частями и подразделениями. Методика работы штаба в повседневных и боевых условиях закреплена в наставлении по службе штабов. Основные элементы управления: освещение обстановки, разведка, связь, командный пункт и, безусловно, объекты управления, силы флота. Успеха в решении задач в операции и бою достигнет тот, кто владеет обстановкой на море, кто выиграет борьбу за информацию и создание информационного поля. Информация и ее получение в реальном масштабе времени основа успеха в операции. Следовательно, все составные части теории управления должны быть технически объединены в единую многофункциональную систему боевого управления, отображающую обстановку в реальном масштабе времени. В общем случае в основе процесса управления лежит умственная деятельность человека, связанная с анализом и синтезом информации.

Рассматривая теорию управления ВМФ, необходимо учитывать, что флот - не подбор сил, средств и объектов различного назначения, а постоянно действующая и постоянно совершенствующаяся разведывательно-ударная боевая система.

Предметом исследования теории управления силами ВМФ являются законы, закономерности, категории и принципы управления, организационные формы и методы функционирования систем управления силами при решении боевых и повседневных задач в различных условиях обстановки с применением современных технических средств управления.

Задача теории управления состоит в том, чтобы вырабатывать теоретические основы и практические рекомендации по управлению силами ВМФ с учетом их развития для максимальной эффективности в вооруженной борьбе с противником в войнах нового поколения на океанских и морских ТВД самостоятельно и во взаимодействии с другими видами вооруженных сил.

Сущность управления - это основанное на закономерностях вооруженной борьбы и принципах военно-морского искусства целенаправленное воздействие командования, штабов и других органов управления на подчиненные силы для поддержания боевой готовности и руководство ими при выполнении поставленных задач. Основные функции управления: непрерывное добывание, сбор, изучение, отображение и анализ данных; принятие решения и доведение задач до подчиненных; планирование операций и боевых действий; организация и проведение мероприятий по повышению (поддержанию) боевой готовности сил, обеспечению их боеспособности, оперативному (боевому), специальному и тыловому обеспечению; организация управления с учетом специфики решаемых задач; непосредственное руководство подготовкой сил к выполнению задач и к боевым действиям; контроль за действиями подчиненных сил в соответствии с принятым решением и складывающейся обстановкой.

Теория управления силами ВМФ включает:

Общие положения (основы), определяющие предмет исследования, законы, закономерности, категории и принципы, формы и методы управления, требования к нему и другие понятия.

Методологическое построение систем управления различных уровней и назначения, организацию их функционирования в различных условиях обстановки, а также методику оценки эффективности систем управления.

Методы работы командования, органов и пунктов управления при решении боевых и специальных задач в ходе подготовки и ведения операций, а также методику подготовки управленческих кадров.

Силы и средства управления, организацию и способы их применения, разработку требований к их постоянному совершенствованию. При этом в структуре теории управления силами должна учитываться специфика управления каждым родом сил ВМФ.

Методологической основой теории управления, как и всех других наук, являются законы и категории военной и военно-морской наук.

6. Теория тыла ВМФ

В теории тыла ВМФ исследуются вопросы обеспечения сил флота материальными средствами, их накопления, хранения и подвоза, передачи запасов кораблям и частям для успешного выполнения поставленных задач. Эта теория разрабатывает проблемы маневренного тыла для обеспечения сил материальными средствами в удаленных районах океана в мирное и военное время, а также все проблемы тылового обеспечения боевых действий в соответствии с нормами военно-морского искусства.

7. Военно-морская история

Военно-морская история включает опыт строительства и использования флотов в войнах, рассматривает эволюцию вооруженной борьбы на море, исходя из применения военно-морских флотов в различные эпохи и на разных стадиях их технического развития, создания военно-морского оружия, боевой техники и искусства их применения. Важнейшее значение имеет история военно-морского искусства, исследующая возникновение, развитие форм и способов вооруженной борьбы на море, то есть теорию и практику подготовки военных действий и ведение их силами военно-морских флотов, самостоятельно и совместно с другими видами вооруженных сил.

Весь исторический опыт свидетельствует, что боевая техника и вооружение оказывали революционизирующее влияние на боевое использование вооруженных сил. Поэтому для познания закономерностей развития материальной базы ВМФ большое значение имеет исследование и изучение истории военного кораблестроения, морских вооружений и других разделов военной техники, представляющих интерес для флота. Надо отметить, что развитие вооружений зависит от достижений фундаментальных и прикладных наук в государстве. Историю военно-морских флотов, являющуюся в то же время частью военно-исторической науки, составляют те компоненты ее отраслей, которые раскрывают опыт строительства и применения флотов в войнах и в мирное время.

Безусловно, важнейшую роль в развитии теории боевого применения и строительства ВМФ играет история военно-морского искусства, исследующая возникновение и развитие форм и способов вооруженной борьбы на море, то есть ее теорию и практику.

Главная ценность в истории военно-морских флотов заключается в способности выявить общие закономерности развития флотов и военно-морского искусства, научно проанализировать явления минувших войн и извлечь из них поучительные уроки на будущее. На современном этапе важно дать анализ локальных войн с применением высокоточного оружия.

8. Взаимосвязь элементов военно-морской науки

Особенность военно-морской науки и ее общетеоретической части взаимосвязь ее элементов, их влияние друг на друга и на развитие самой теории. Это происходит прежде всего потому, что военно-морская наука - не просто подбор отдельных составных частей, а скоординированная система военных знаний, находящихся и в предметной, и в проблемной взаимосвязи. Нагляднее всего взаимосвязь элементов военно-морской науки проявляется в теориях военно-морского искусства и строительства ВМФ.

Теория вооружения ВМФ, являясь составной частью теории строительства, находится в тесной взаимосвязи с теорией военно-морского искусства ВМФ. В то же время разработка новых видов оружия должна быть связана с оперативно-тактическими требованиями, выдвигаемыми теорией военно-морского искусства. Таким образом, диалектическая связь и взаимозависимость элементов военно-морской науки - важный стимул развития военно-морского искусства и вооружений. Военно-морское искусство, кроме того, определяет многие аспекты теории управления ВМФ. А в части, касающейся управления силами, она в значительной мере определяет искусство управления кораблем, соединением, объединением в операции и боях.

Большое влияние военно-морское искусство оказывает и на теорию организации ВМФ - составную часть теории строительства.

Теория организации ВМФ вырабатывает свои рекомендации, прежде всего, с учетом требований военно-морского искусства, условий выполнения боевых задач. Она рассматривает повседневную, боевую организацию, структуру частей и соединений ВМФ, однородных и разнородных сил исходя из особенностей ведения морских боев и операций. Война в Югославии показала ясно, что необходима организация военно-морских соединений, имеющих на вооружении высокоточное оружие различной дальности и структуры их боевого обеспечения. Поэтому основной задачей является разработка рациональной организации сил.

Военно-морское искусство тесно связано с его историей, теорией тыла и т.д. Так, история военно-морского искусства изучает возникновение и развитие в прошедших войнах форм и способов вооруженной борьбы на море, самостоятельно или совместно с другими видами вооруженных сил, вскрывает ее закономерности и создает условия для развития военно-морского искусства. Теория тыла разрабатывает все проблемы тылового обеспечения боевых действий в соответствии с нормами военно-морского искусства. Теория ВМФ может успешно развиваться, только опираясь на совокупность военно-морских отраслей общественных, естественных и технических наук, являющихся в данном случае сопредельными науками, такими как океанология, гидродинамика и др. Надо уделять большое внимание теоретическим вопросам, тесно увязывать их с практикой строительства и использования ВМФ в современной вооруженной борьбе.

Такими вопросами на современном этапе развития теории ВМФ могут стать:

возрастание роли Мирового океана в решении различных государственных задач в политической, военно-стратегической, экономической, социальной, научной, культурной и других сферах;

усиление влияния военно-морского потенциала государств, в том числе ядерного, на соотношение сил в мире, сохранение стратегической стабильности, ход и исход войн и вооруженных конфликтов;

сбалансированность развития морских сил ядерного сдерживания и сил общего назначения;

совершенствование теории военно-морского искусства с учетом возможностей новых систем высокоточного оружия и разработка приемов и форм использования сил, адекватных новым возможностям вооружений;

разработка теории информационного ресурса государства, вооруженных сил и сил флота;

разработка теории вооружений с учетом интеграции комплексов оружия, систем освещения обстановки, разведки, целеуказания и связи в единую многофункциональную боевую систему управления;

разработка новых методов изучения Мирового океана в интересах укрепления обороны государства;

продолжение изучения и исследования анализа тылового обеспечения Второй мировой, Великой Отечественной и локальных войн, а также выработка рекомендаций по его использованию в современных условиях.

Все это позволит в дальнейшем развивать военно-морскую науку и укреплять морскую мощь государства.

3. О восстановлении военно-морской науки

Авторами военно-теоретических трудов, опубликованных в конце XX века, вскрыты и в какой-то мере описаны новые процессы и явления, которыми отмечены различные формы борьбы между народами и государствами (политико-дипломатической, экономической, идеологической, информационно-психологической и т.д., в том числе вооруженной). Вместе с тем большинство исследователей по-прежнему не видят оснований для внесения существенных корректив в систему научно-теоретических знаний о предмете, методах, задачах и структуре военной науки, ее законах, закономерностях и принципах, сформулированных несколько десятилетий назад.

Еще большее отставание от потребностей сегодняшнего дня проявляется на уровне обыденного сознания. На фоне непрекращающихся разговоров о необходимости безусловного учета всего нового, что вносит в практику военного дела научно-технический прогресс, требования и рекомендации боевых руководящих документов, разработанных на основе достижений военно-теоретической мысли 25-летней давности, зачастую воспринимаются как данность. Едва ли заслуживают упрека те, кто продуктом военной науки (в его чистом виде) обычно не пользуется. Руководствуясь правилами, более-менее адекватно отражающими степень развития теории военного дела, собственным опытом и интуицией, они по-своему правы.

Иное дело те, чья профессиональная деятельность направлена на получение и применение новых знаний. Чтобы в полной мере соответствовать своему предназначению, они обязаны знать, по крайней мере, на основе каких законов и закономерностей выработаны соответствующие научные принципы, в повседневной практике предстающие перед нами в виде нормативных требований и рекомендаций. Еще выше ответственность ученых, когда происходит вторжение в область науковедения. А именно с этим мы имеем дело, пытаясь восстановить в правах военно-морскую науку.

Сегодня история вопроса существует главным образом в форме воспоминаний, чаще устных. Однако они предельно мифологизированы и вряд ли помогут разобраться в подлинных мотивах, побудивших известных военных теоретиков и практиков выступить в роли "гонителей" военно-морской науки, тем более что самые компетентные участники дискуссии о военно-морской науке, развернувшейся в начале 70-х годов в стенах Генерального штаба и продолженной на страницах "Морского сборника", в большинстве своем уже ушли из жизни.

К сожалению, и сегодня в поле зрения фигурантов этой многолетней интриги по-прежнему не попадает тот факт, что сама теория военного дела государства (составными частями которой являются как теория военно-морского флота, так и военно-морская наука) среди национальных общественных наук до сих пор не значится. Происходит это, по всей видимости, потому, что взглядам отечественных военных теоретиков и практиков, высказывающихся по вопросу формирования структуры и содержания теоретической системы военно-научных знаний, присущи две крайности.

Одни произвольно включают в эту систему любые знания, имеющие хоть какое-то отношение к военному делу. Другие втискивают в ее рамки знания только о подготовке и ведении вооруженной борьбы. Сторонники первой концепции не могли (или не желали) и не могут провести четкую границу между совокупностью военных знаний и теориями (науками), обслуживающими другие виды человеческой деятельности. Вторые игнорируют реальное многообразие сфер и направлений деятельности в области военного дела и не принимают во внимание тенденции, ведущие к постепенной утрате вооруженной борьбой прежде исключительного положения по отношению к остальным формам противоборства между народами и государствами, составляющими содержание такого сложного общественно-политического явления, как война.

Все эти выводы справедливы и по отношению ко взглядам, связанным с формированием и развитием военно-морской науки. При подготовке материалов внимательно анализировались доступные для изучения письменные источники по проблеме. Не остались без внимания и устные свидетельства. В итоге было сделано предположение, что исключение военно-морской науки из теории военного дела государства произошло в первую очередь из-за отсутствия соответствующих логико-методологических основ формирования ее как системы военно-научных знаний.

Представляется, что решение этой проблемы невозможно в принципе, если рассматривать возникновение и развитие совокупности военно-морских знаний, игнорируя содержание и логику исторического развития военно-морского дела. При этом следует оговориться, что дефиниции этого понятия, представленные в отечественных научно-справочных изданиях последнего времени, нуждаются, по меньшей мере, в уточнении.

Не останавливаясь на их детальном разборе, мы полагаем целесообразным рассмотреть гипотезу, суть которой заключается в том, что военно-морское дело исторически изначально представляло и представляет собой специфическую область военного дела государства, охватывающую все виды деятельности, направленные на научное обоснование военно-морской доктрины, вооружение, строительство, подготовку и применение военно-морских сил (военно-морского флота) государства в мирное и военное время.

Исходя из этого, можно выделить основные функции, свойственные ведомствам, различным институтам и учреждениям государства, привлекаемым последним к определенным видам и направлениям его деятельности в области военно-морского дела.

Во-первых, функции, связанные с разработкой и нормативным оформлением на определенное время системы установок государственного и военного строительства (развития) на организацию и выполнение военно-морского дела в государстве, в том числе:

на создание системы морского оружия (СМО) для защиты национальных интересов государства, его территориальной и государственной целостности;

на основные направления военно-морского строительства и строительства ВМС (ВМФ) государства;

на характер и способы решения задач военного и мирного времени с применением ВМС (ВМФ) государства.

Во-вторых, функции, связанные с планированием развития, конструированием, производством и реализацией носителей и систем морского оружия, включая:

разработку (замысел, НИР, ОКР, испытания) СМО;

создание головных (опытных) образцов СМО;

производство (мелкосерийное, серийное) СМО;

поставку (продажу) систем морского оружия ВМС (ВМФ);

торговлю системами морского оружия на международных рынках оружия.

В-третьих, функции, связанные с созданием соответствующей организационной структуры ВМС (ВМФ) государства и поддержанием ее в состоянии, позволяющем в течение всего периода действия военной (военно-морской) доктрины государства рассчитывать на успешную реализацию ее военно-политических, военно-технических, военно-стратегических и военно-экономических установок.

Основные элементы этой структуры:

учреждения, имеющие отношение к организации планирования и выполнения задач военно-морского строительства и строительства ВМС (ВМФ);

совокупность учреждений и предприятий военно-промышленного комплекса, привлекаемых к созданию СМО и строительству ВМС (ВМФ);

ВМС (ВМФ) государства.

Очевидно также, что выполнение соответствующих функций должно предваряться и обеспечиваться разработкой краткосрочных и долгосрочных прогнозов основных направлений развития этих структурных элементов военной организации государства.

В-четвертых, функции, свойственные главным образом органам, ответственным за организацию военно-морского дела в государстве, а именно:

определение соответствующих задач военного и мирного времени принятым на вооружение системам морского оружия и соотношений между родами сил (войск) флота;

создание и развитие организационной структуры постоянных и временных группировок ВМС (ВМФ), родов сил и войск, комплектование их личным составом, оснащение средствами ведения вооруженной борьбы, материального и технического обеспечения;

подготовка военных кадров, организация военной службы, базирование (расквартирование) сил (войск);

создание запасов и резервов материальных средств.

В-пятых, функции, направленные на применение ВМС (ВМФ) государства:

подготовка и ведение военных действий ВМС (ВМФ) стратегического, оперативного и тактического масштаба на океанских, морских и приморских ТВД во всех исторически сложившихся формах борьбы между народами и государствами, но главным образом в форме вооруженной борьбы;

обеспечение управления (руководство) силами (войсками) флота в военное и мирное время;

воинское обучение и воспитание личного состава ВМС (ВМФ);

подготовка населения и мобилизационных ресурсов страны к ведению военных действий ВМС (ВМФ).

В-шестых, функции, в наибольшей степени свойственные научным учреждениям государства и направленные на изучение и описание настоящего и прошлого военно-морского дела, всей совокупности образующих его видов и направлений деятельности (действий) на всех исторических этапах развития человеческого общества, то есть истории военно-морского дела.

В-седьмых, это функции, направленные на обслуживание всех видов деятельности (действий), входящих в сферу военно-морского дела в границах связанных с ними специальных отраслей знаний (проблемных направлений) общественных, естественных и технических наук (теорий).

Предложенный системный подход к описанию содержания военно-морского дела государства может вызвать возражения оппонентов, в особенности тех, кто избегает употреблять такие термины, как "военно-морская доктрина" и "военно-морская стратегия", "теория военного дела государства", "борьба между народами и государствами". Поэтому сразу оговоримся, что рассмотренная гипотетическая структура этого содержания является результатом синтеза представлений, сложившихся на основе различных методологических подходов к определению сущности и содержания военно-морского дела в наиболее развитых странах мира (индустриальных или уже вступивших в постиндустриальную фазу своего развития). Исходя из этого, она является конвергентной и не может отражать буквально уровня развития военно-морского дела и его теории в каком-то отдельно взятом государстве.

Примем во внимание и то, что значительная часть населения нашей планеты это жители государственных образований, для которых по объективным причинам само понятие "военно-морское дело" носит отвлеченный характер, а для других государств (из-за ограничений географического, экономического и научно-технического порядка) - полномасштабная деятельность в Мировом океане невозможна и целевое направление в эту сферу материальных, финансовых и интеллектуальных ресурсов практически лишено смысла. Очевидно, что Россия не относится к государствам этих двух многочисленных групп и развитие военно-морского дела в ней должно рассматриваться через призму национальных приоритетов.

Исходя из вышесказанного, обобщив, в первом приближении, сложившиеся на сегодняшний день общенаучные представления о формировании и развитии систем военно-морских знаний и сравнив существующие логико-методологические подходы к их систематизации, автор попытался сформулировать гипотетический вариант их структуры, который в наибольшей степени отвечает требованиям современного науковедения.

Для этого было необходимо:

обобщить и кратко описать всю совокупность видов и направлений деятельности (действий), входящих в область (сферу) военно-морского дела;

расположить их в изначальной исторически сложившейся логической последовательности;

расчленить упомянутую выше совокупность видов и направлений деятельности на группы, объединенные общей целью (результатом);

классифицировать все знания по отраслям, описывающим как группы видов и направлений деятельности, так и входящие в ту или иную группу совокупности определенных видов и направлений деятельности, выделенные по задачам, решаемым в сфере военно-морского дела.

Представляется, что только при таком логико-методологическом подходе можно считать обоснованной не только формальную структуру, но и содержание важнейших отраслей знаний как теории военно-морского дела, так и ее ядра военно-морской науки, формальная структура которой изображена на схеме.

При обосновании содержания предлагаемого варианта структуры военно-морской науки, определении места, названия и логического построения включаемых в нее военно-научных знаний использовались исторически сложившиеся толкования русских слов и ряд научных предположений (гипотез).

Суть этих предположений состоит в следующем:

формирование и развитие военно-морской науки как системы научных знаний требует формирования и развития в каждой из входящих в нее отраслей такого раздела, как общие основы, отражающего результаты определения и обоснования объекта, предмета, структуры, содержания, методов исследования (разработки проблем) соответствующей отрасли знаний; законов, закономерностей, критериев и принципов, в соответствии с которыми решаются практические задачи при достижении цели (результата) данного вида (направления) деятельности; связей и отношений данной отрасли с другими отраслями знаний, входящими в состав военно-морской науки;

структура содержания военно-научных знаний, входящих в состав военно-морской науки, определяется ее местом среди других отраслей военно-научных знаний, составляющих теорию военно-морского дела. Последняя должна включать: военно-морскую доктрину государства; теорию военно-морского строительства государства; теорию вооружения ВМС (ВМФ) государства; теорию строительства ВМС (ВМФ) государства; теорию вооруженной борьбы на море (военно-морскую науку); историю военно-морского дела, а также специальные отрасли

общественных, естественных и технических наук, обслуживающих теорию военно-морского дела;

военно-морская наука отражает накапливаемый опыт военно-морского дела в государстве в виде таких отраслей знаний, как общие основы военно-морской науки; теория военно-морского искусства (подготовки и ведения вооруженной борьбы ВМС (ВМФ); теория управления ВМС (ВМФ); теория воинского обучения и воспитания личного состава ВМС (ВМФ); теория тылового и боевого обеспечения ВМС (ВМФ); теория обоснования научных основ военно-морской доктрины государства; специальные отрасли (проблемные направления) общественных, естественных и технических наук, обслуживающих отрасли военно-морской науки;

военно-морская доктрина государства (соответствующий раздел единой военной доктрины государства) как отрасль (раздел) теории военно-морского дела образует систему военно-научных знаний, отражающих научно обоснованные и официально одобренные военно-политическим руководством государства (оформленные соответствующими нормативными актами) военно-политические, военно-технические, военно-стратегические и военно-экономические установки (цели, директивы военной политики) по организации военно-морского дела государства, включая применение ВМС (ВМФ) в войне и осуществление военно-морской деятельности в мирное время. При этом, наверное, следует "держать в уме" предположение, высказанное американским военным теоретиком Р.Барбером, о том, что "...любая нация имеет две доктрины: одну - доктрину "декларативную", другую - доктрину "действия", поскольку "часто эти две доктрины очень сильно отличаются друг от друга";

военно-морская наука представляет собой теоретическую систему знаний на высшей ступени своего развития. Она обобщает и исследует военно-научные знания о характере, законах и закономерностях подготовки и ведения военных действий ВМС (ВМФ) в ходе борьбы между народами и государствами во всех исторически сложившихся ее формах;

военно-морская наука, являясь ядром системы военно-научных знаний о военно-морском деле, не должна включать в свое содержание отрасли военно-научных знаний о видах и направлениях деятельности, входящих в область военно-морского дела, но не имеющих прямого отношения к подготовке и ведению борьбы между государствами и народами с применением ВМС (ВМФ). В этом вопросе автор полностью солидарен с позицией генерала армии М.Гареева, который считает, что надо исключить любую двусмысленность при определении и формировании содержания систем военно-научных знаний. Правила (принципы, установки) выполнения специфических задач военно-морской деятельности без ведения вооруженной борьбы ("задач мирного времени"), как представляется, должны быть прерогативой военно-морской доктрины государства, теория разработки научных основ которой включается в состав военно-морской науки. В случае появления нового, решающего оружия, к примеру "информационного", предоставляющего принявшим его на вооружения странам и коалициям неизвестные до того возможности для ведения борьбы между народами и государствами, неизбежно повлечет за собой появление в составе военно-морской науки соответствующей отрасли военно-научных знаний о формах и способах его применения, а следовательно, и уточнение структуры и содержания военно-морской науки;

история военно-морского дела - это отрасль (раздел) теории военно-морского дела, система военно-научных знаний о складывающихся веками видах и направлениях деятельности, входящих в область военно-морского дела. Она направлена на сбор и хранение исторических памятников военно-морского дела (материальных, археологических, письменных и др.), изучение и описание зарождения и развития с древнейших времен и до наших дней совокупности военно-научных знаний, образующих теорию военно-морского дела, военно-морского строительства, морского оружия и вооружения народов и государств, строительства ВМС (ВМФ); их применения в войнах, развития форм и способов ведения вооруженной борьбы с применением ВМС (ВМФ); развития военно-морской символики и геральдики, военно-морских мемориалов. Содержание истории военно-морского дела отражает объем знаний, на основе которого, по меткому выражению выдающегося военного мыслителя А.Свечина, "рождаются опорные точки нашего военного мышления". На определенном этапе развития из ее содержания выделилась такая отрасль знаний об истории вооруженной борьбы народов и государств, как история военно-морского искусства, которая вошла в состав военно-морской науки. Представляется, что из содержания истории военно-морского дела точно так же могут извлекаться и самостоятельно формироваться отрасли (проблемные направления) военно-исторических знаний, в границах которых могло бы изучаться развитие других отраслей знаний теории военно-морского дела;

отрасли знаний (теории, науки), обслуживающие военно-морское дело, представляют собой систему военно-научных знаний теории военно-морского дела, одновременно являющихся отраслями знаний (проблемными направлениями) общественных, естественных и технических наук, обеспечивающих повышение эффективности выполнения научных и практических задач всех видов и направлений военно-морского дела. Исторический опыт показывает, что по мере усложнения и умножения задач военно-морского дела происходит зарождение и развитие соответствующих отраслей знаний в науках (теориях), его обслуживающих.

Завершая изложение взглядов на логико-методологические подходы к формированию структуры и содержания военно-морской науки, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что военно-морское дело не может выполняться эффективно без опоры на его теорию, в особенности на первый ее раздел - военно-морскую доктрину государства (или, если это у кого-то еще вызывает возражения, на соответствующие военно-политические и другие установки военной доктрины государства).

Таким образом, рассмотрев вопросы восстановления военно-морской науки, можно сделать выводы:

1. Военно-морская наука - составная часть военной науки, система научных знаний о вооруженной борьбе на море; флот имеет право на самостоятельную науку, что доказано всей историей Российского государства.

2. Военно-морская политика государства в своей основе опирается на военно-морскую науку и как система государственного и военно-морского строительства всегда направлена на защиту национальных интересов в Мировом океане.

3. Структура военно-морской науки сложилась исторически по мере развития военно-морского дела в России и состоит из общетеоретических основ, военно-морского искусства, теории управления, теории строительства и подготовки сил флота.

4. Характер возможной будущей войны шестого поколения ставит перед военно-морской наукой требование, исходя из новой материальной базы ведения войны на море, разработать основы строительства и применения флота в новых условиях воздушно-космическо-морской войны.

5. Военно-морская политика, в силу способности флота решать стратегические задачи, приобрела на опыте самостоятельность во внешней политике государства и структурно должна объединить военно-морскую доктрину, теорию военно-морского строительства и военно-морскую науку.

6. Основные направления военно-морской науки могут формироваться, исходя из понимания следующих реалий:

а) стратегическое использование ВМФ должно осуществляться в мирное время в форме стратегического ядерного сдерживания и в военное время - проведения операции морских стратегических ядерных сил по уничтожению экономического потенциала вероятного противника;

б) поддержание стратегической стабильности в важных районах Мирового океана в мирное время должно достигаться путем несения боевой службы силами общего назначения, в военное время - проведения морских операций по срыву ударов высокоточного оружия с морских направлений;

в) океанский ракетно-ядерный флот должен получить дальнейшее качественное развитие посредством строительства сбалансированного флота с учетом характера войны шестого поколения. В основе сбалансированного флота должны быть боевые многофункциональные разведывательно-ударные си-стемы, основой которых являются носители высокоточного оружия и информационное поле, обеспечивающее целеуказание в реальном масштабе времени.

Таким образом, к концу XX века в связи с возросшей мощью флота возросла роль военно-морской науки, и она должна формировать военно-морскую политику государства в интересах национальной безопасности с морских направлений.

ГЛАВА VI

Развитие взглядов на использование флотов ведущих морских держав

в войне на море

1. Военные доктрины и стратегические концепции применения ВМС ведущих морских держав

Качественно новая военно-политическая и военно-стратегическая обстановка, сложившаяся в настоящее время в мире, привела к тому, что ведущие государства Запада и Востока в интересах достижения своих целей на международной арене пересмотрели в начале 90-х годов военно-морские стратегии, в которых в концентрированном виде выражены их взгляды на боевое применение ВМС на океанских и континентальных ТВД.

Эти же изменения не только оказали существенное влияние на международную политику, но и поставили новые серьезные проблемы перед органами, планирующими как строительство, так и применение вооруженных сил. Они связаны с переоценкой характера угроз, источников и районов потенциальных конфликтов, а также с сокращением военных расходов большинства стран мира. Проблемы, стоящие перед вооруженными силами в целом, проецируются на их виды, в том числе и на военно-морские силы.

Новые военные доктрины и концепции применения ВМС ведущих морских держав (в первую очередь США) в настоящее время разрабатываются с учетом противодействия региональным конфликтам, распространению оружия массового поражения, опасности дестабилизации обстановки в отдельных регионах и государствах (в том числе в Персидском заливе, на Балканском и Корейском полуостровах, в России, странах СНГ, Китае) и транснациональным опасностям (наркобизнес, международный терроризм, преступность, миграция населения и т.п.).

В новой национальной военной стратегии США, принятой в сентябре 1997 года и получившей название "Стратегия формирования, реагирования, постоянной подготовки", указывается, что для достижения стратегических национальных и военных целей США требуется наличие вооруженных сил, способных выполнить три комплекса задач (элементы стратегии):

формирование благоприятной международной обстановки посредством сдерживания устрашением;

реагирование на весь спектр кризисов - от оказания гуманитарной помощи до ведения крупномасштабной войны (двух войн одновременно или в перекрывающей друг друга последовательности);

постоянная подготовка к неопределенному будущему (включая поддержание военного превосходства, достаточного уровня финансирования, проведение модернизации вооружения и военной техники на основе достижений научно-технической революции).

Военные действия и операции по достижению таких целей и задач обеспечиваются выполнением следующих стратегических концепций.

1. "Стратегическая гибкость" - своевременное сосредоточение, применение и обеспечение длительности применения военной мощи США с такой скоростью, которой противники США ничего не смогут противопоставить.

2. "Присутствие вооруженных сил США в передовых районах" - для ВМС США это постоянное присутствие в таких районах, как Северная морская зона на Атлантике, Средиземном море, Персидский залив и Красное море, западная часть Тихого океана.

3. "Переброска сил и средств" - наличие действенных возможностей по переброске сил и средств в любой район мира для предотвращения конфликта и быстрого реагирования на кризис и войну.

4. "Решающие силы" - задействование достаточной военной мощи для преодоления сопротивления противника и достижения благоприятного для США политического исхода.

Главным во взглядах военно-политического руководства США на применение вооруженных сил является ориентация, прежде всего, на ограниченные (локальные или региональные) войны в различных районах мира. Характерная особенность подобных войн заключается в том, что многие из них могут вестись якобы под эгидой ООН, фактически же по сценарию и под руководством США (военный конфликт в зоне Персидского залива), а также без формального одобрения ООН и опять-таки по сценарию США военная агрессия против Югославии.

В подтверждение этого в официально опубликованных документах министерства обороны США указывается, что "если США откажутся от выполнения своих международных обязательств, утратят в мировых делах свое военное превосходство, мир может стать гораздо более опасным, а степень угрозы США, их союзникам и друзьям может существенно возрасти".

Для выполнения этого положения США взяли на себя функции мирового жандарма, присвоив себе право вести боевые действия даже без объявления войны против любой страны, которая, по их оценкам, может представлять угрозу. Примерами могут служить высокоточные удары средствами воздушного нападения (крылатыми ракетами морского и воздушного базирования, авиацией ВВС и ВМС) по объектам системы ПВО в Ираке (1993, 1996 и 1998 гг.) и Боснии (1995 г.), по объектам химического производства в Судане и базам террористов в Афганистане (август 1998 г.), по военным и гражданским объектам на территории Югославии (март - июнь 1999 г.).

Вместе с тем Соединенные Штаты не исключают возможности ведения и крупномасштабной войны с применением только обычных средств поражения. Такая война может стать следствием эскалации локального конфликта, в который могут быть вовлечены страны нашего ближнего зарубежья, Россия, а также США и их союзники. Общей особенностью крупномасштабной обычной войны и обычных войн меньшего масштаба явится то, что их развязывание и ведение может сопровождаться наличием постоянной угрозы применения в любое время ядерных сил США и других стран, имеющих на вооружении ядерное оружие.

Потенциальная возможность развязывания крупномасштабной ядерной войны маловероятна, но полностью не исключена. Она может последовать из-за резкого обострения международной обстановки в результате применения оружия массового поражения одной из сторон в региональном вооруженном конфликте, случайного пуска ядерных ракет, а также несанкционированного использования других средств массового поражения. Подтверждением сказанному является проведение Комитетом начальников штабов (КНШ) вооруженных сил США регулярных тренировок и учений с ядерными силами по отработке планов их выборочного и массированного применения.

Исходя из вышеизложенных положений, военно-политическое руководство США продолжает уделять неослабное внимание вопросам ядерной политики и ядерной стратегии, развитию и совершенствованию стратегических ядерных сил. В целом, как и ранее, ядерная политика и стратегия США будут направлены на обеспечение лидирующей роли страны в мире с позиции ядерной мощи и ядерного превосходства.

В области вооруженных сил общего назначения, прогнозируя развитие военно-политической обстановки до 2005 года и далее на перспективу до 2010-2015 годов, военно-политическое руководство США остановилось на необходимости иметь вооруженные силы, достаточные для обеспечения передового присутствия в наиболее оперативно важных районах в мирное время и участие их одновременно в двух крупных региональных конфликтах по типу войны в зоне Персидского залива, то есть с широким использованием высокоточного оружия.

Роль ВМС и морской пехоты США при этом определяется следующим образом: "Назначение морских сил США остается прежним - воздействие мощью и распространение влияния нации через моря на акватории и берега иностранных государств как в мирное, так и в военное время. Важнейшая роль морских сил быть задействованными в передовых районах с целью предотвращения конфликтов и осуществления контролирования кризисов".

Рабочими группами объединенного штаба КНШ вооруженных сил США разработан ряд возможных сценариев войн на период до 2005 года. Отработка действий вооруженных сил и ВМС по сценариям возникновения кризисных ситуаций постоянно проигрывается в ходе плановых мероприятий оперативной и боевой подготовки.

При этом подчеркивается, что конкретный состав группировки вооруженных сил ВМС США в потенциальном конфликте зависит, в первую очередь, от возможного противника и района боевых действий. По оценкам американских военных экспертов, ожидается, что потенциальные региональные агрессоры будут способны иметь в составе своих ВС до 400-750 тыс. человек личного состава, 2-4 тыс. танков, 500-1000 боевых самолетов, 100-1000 баллистических ракет типа "Скад", часть из которых может быть с боеголовками в ядерном, химическом или биологическом снаряжении, 100-200 боевых кораблей, главным образом ракетных катеров, и до 50 подводных лодок. Основным оружием ВМС противника, представляющим угрозу для боевых кораблей ВМС США, считается минное оружие, подводные лодки, действующие на небольших глубинах, а также быстроходные ракетные катера, вооруженные противокорабельными ракетами класса "поверхность - поверхность".

Для успешного решения задач в региональном конфликте с таким противником от ВМС США планируется в среднем привлечь до 4-6 авианосных ударных группировок (АУГ), 4-5 экспедиционных бригад морской пехоты (МП), подразделения сил специальных операций. Так, например, для возможных действий предполагается привлечь:

против вооруженных сил Ирака (в конфликте с Кувейтом) - до 3 АУГ, 40 носителей крылатых ракет "Томагавк" с общим боезапасом до 1160 крылатых ракет, одну экспедиционную дивизию морской пехоты;

против вооруженных сил СНГ (в конфликте со странами Балтии) - до 6 АУГ, 2-3 авианосно-поисково-ударные группы (АПУГ), 36 носителей крылатых ракет "Томагавк" (боезапас более 1000 крылатых ракет), 1-2 экспедиционные дивизии МП;

против вооруженных сил Китая - до 6 АУГ, 30 носителей крылатых ракет "Томагавк" (боезапас до 1000 крылатых ракет), 2 экспедиционные дивизии МП;

Кроме вооруженных сил США, к участию в возможном конфликте планируют привлечь и, безусловно, привлекут также ВМС стран-союзников.

Так, в ходе силового разрешения фактических региональных конфликтов, имевших место уже в последнее время, США и их союзники имели возможность в короткие сроки создать в кризисном районе следующие группировки:

а) против Ирака в ходе операции "Лиса в пустыне":

до 26 боевых кораблей (от США и Великобритании), в том числе две АУГ, десантный отряд, ракетно-ударная группа, 15 носителей крылатых ракет "Томагавк" (12 надводных кораблей, 3 атомные подводные лодки), 138 самолетов палубной авиации (всего из 12 стран НАТО - 121 корабль, 1121 боевой самолет и до 200 тыс. человек);

более 170 боевых самолетов ВВС, в том числе 21 стратегический бомбардировщик В-52Н и В-1В ВВС США;

б) против Югославии в ходе операции "Эллайд форс" (только в течение первых 30 суток боевых действий):

до 40 боевых кораблей (от 9 стран НАТО), в том числе 2 АУГ (США и Франция), 2 АПУГ (Великобритания и Италия), десантный отряд и ракетно-ударная группа (США), 8 носителей крылатых ракет "Томагавк" (3 нк, 5 пла), 108 самолетов палубной авиации;

более 400 боевых самолетов ВВС (от 13 стран НАТО), в том числе 21 стратегический бомбардировщик В-52Н, В-2А и В-1В ВВС США.

Как показывает опыт, а также сам ход реализации основных положений новых концепций вооруженных сил США в современных условиях и в ближайшем будущем, основную роль играют и будут играть объединенные группировки под единым командованием, состоящие из компонентов всех видов вооруженных сил. Делая упор на достижение господства в различных видах военных действий путем проведения совместных операций такими группировками, военное руководство США уделяет самое пристальное внимание совершенствованию их возможностей по ведению боевых действий с учетом особенностей задач, которые могут быть поставлены силам (войскам) для действий в любом регионе мира, исходя из уровня конфликта и необходимости вести войну нового поколения.

С точки зрения повышения боевых возможностей ВС США особое внимание уделяется следующим ключевым моментам:

поэтапная и продуманная интеграция возможностей всех видов вооруженных сил, их полная совместимость по всем параметрам: методически, организационно, мыслительно и технически;

эффективные методы интеграции и улучшения взаимодействия и взаимозаменяемости вооруженных сил союзников и партнеров США по коалициям;

успешное применение новых и усовершенствованных технологий;

обеспечение информационного превосходства, возможности ведения наступательных ударных и оборонительных действий в рамках информационной войны.

Кроме того, взят курс на изменение порядка проведения интенсивных совместных военных операций. Вместо того чтобы полагаться на крупные соединения и последовательное ведение боевых действий, ставится задача достичь эффекта массирования боевой мощи в решающее время и в нужном месте при меньшем сосредоточении своих сил и средств, прежде всего за счет внедрения технологических достижений (оружие, имеющее более высокое поражающее действие и большую дальность стрельбы, системы точного целеуказания и т.д.) и усовершенствования управления силами, основанного на точной разведывательной информации.

Исходя из этого, в руководящих документах вооруженных сил США, появившихся уже после принятия новой военной доктрины и после войны в Югославии, сформулирована суть новых (единых для всех видов вооруженных сил) взглядов на проведение совместных операций в вооруженных конфликтах. Вот главные из них:

"Господствующий маневр" - предполагает полномасштабное применение рассредоточенных группировок разнородных сил (включая наземные, морские, воздушные и космические компоненты), меньших по составу, но обладающих б?льшими способностями по массированию огневой мощи и активно использующих возможности по информационному обеспечению и маневру для решения поставленных задач.

"Высокоточное сражение (бой)" - предусматривает применение самых различных средств вооружения (в том числе высокоточного оружия, оружия избирательного действия, а также всепогодных средств нанесения ударов без захода в зону поражения противником) и представляет более широкий выбор вариантов боевых действий, обеспечивающих адекватность, точность и гибкость.

В реализации взглядов военно-политического руководства США ведущую роль играют военно-морские силы, которые считаются одним из наиболее боеготовых, универсальных и живучих видов вооруженных сил, способных решать широкий круг задач не только на океанских и морских, но и на приморских направлениях сухопутных театров.

Именно ВМС, как ни один другой вид вооруженных сил, могут эффективно применяться как в военное, так и в мирное время. Располагая более чем половиной практически неуязвимых стратегических ядерных боеприпасов подводного базирования, мощной штурмовой авиацией, мобильной морской пехотой, военно-морские силы США несут постоянную стратегическую угрозу практически любому региону земного шара.

2. Новая военно-морская стратегия США

и ее основные концепции

В связи с исчезновением угрозы глобальной войны и ростом опасности кризисов и конфликтов в различных регионах мира изменились и взгляды на применение флота и морской пехоты США.

Новая военно-морская стратегия США, принятая в сентябре 1994 года и получившая название "Действия с моря в передовых районах", наглядно отразила изменения в приоритетности задач, стоящих перед ВМС, отодвинув на второй план боевые действия в открытом море и отведя более высокое место совместным операциям, проводимым с морских направлений, для оказания влияния на события в приморско-прибрежных районах, то есть находящихся в пределах 650 миль от береговой черты в зоне непосредственной досягаемости ударной мощи сил морского базирования. По оценке специалистов ВМС США, 70% населения мира живет не далее 370 км от береговой черты, около 80% столиц государств мира расположены на удалении не более 550 км от берега, большинство городов мира лежит в пределах 200 км от берега, более 92% (для России - 80%) важных объектов во всех регионах земного шара также находятся в прибрежной полосе. Для России общее количество важных объектов - стратегических целей (столица и города свыше 100 тыс. населения, урановые, нефтяные и газовые месторождения, центры по переработке и обогащению радиоактивных материалов, ГЭС) составляет около 150, из них в прибрежном районе находится более 120.

Новая военно-морская стратегия США базируется на следующих основных концепциях:

1. Ядерное сдерживание и особенно устрашение обычным высокоточным оружием (т.е. создание условий бессмысленности применения потенциальным противником любых видов оружия).

2. Постоянное присутствие группировок ВМС в передовых районах для предотвращения кризисов и немедленного реагирования на них (в повседневных условиях - присутствие в Северной морской зоне на Атлантике, то есть Баренцевом и прилегающих морях, 2-3 атомных подводных лодок, 1-2 кораблей гидроакустической разведки; в Средиземном море - 6-го флота: авианосно-многоцелевая группа, десантный отряд, 4-5 атомных подводных лодок; в Персидском и Оманском заливах - 5-го флота: авианосно-многоцелевая группа, десантный отряд, 1-2 атомные подводные лодки; в западной части Тихого океана и прилегающих к России морях - 7-го флота: авианосно-многоцелевая группа, десантный отряд, 3-4 атомные подводные лодки, 1-2 корабля гидроакустической разведки и дополнительно в каждом из указанных выше районов - до одной эскадрильи самолетов БПА).

3. Объединенные операции ВМС совместно с другими видами ВС и вооруженными силами стран союзников (в случае вооруженного конфликта - ведение боевых действий против ВМС противника и завоевание господства на море в приморских районах, а также обеспечение "действий своих ВМС против берега" с морских направлений).

Как считают в США, стратегические наступательные силы морского базирования (СНС МБ) в ближайшем будущем, как и в настоящее время, будут играть существенную роль в ядерной триаде США. При этом удельный вес СНС МБ будет неуклонно возрастать. Кроме того, материалы анализа специалистов США в расчете на штатный ядерный боеприпас показали, что расходы в наземном компоненте триады в перспективе (до 2020 года) будут на 25% выше, чем в морском. В 1994 году на слушаниях в Конгрессе США по перспективам стратегической ядерной триады с участием министра обороны У. Перри был сделан следующий вывод: "Морской компонент - сильнейший, а по критерию "стоимость - эффективность" самый выгодный компонент триады".

Основным содержанием новой военно-морской стратегии США в части сил общего назначения флота и морской пехоты (военно-морских экспедиционных сил) является их подготовка и поддержание в высокой боевой готовности к ведению совместных с сухопутными войсками и ВВС операций в составе объединенных группировок вооруженных сил в передовых районах в кризисных ситуациях (так называемых "экспедиционных войн") по защите национальных интересов США.

Главная цель ВМС в таких "экспедиционных войнах" - обеспечение господства на море и в воздушном пространстве над акваториями, прилегающими к побережью районов конфликтов, в прибрежных водах районов конфликтов, а также в воздушном пространстве и на самом побережье на дальность действия высокоточного оружия ВМС и самолетов палубной авиации (расчетно это составляет до 1000 км от береговой черты).

При этом ожидается, что, в связи с особенностями прибрежных районов, операции ВМС по завоеванию господства в этих районах будут отличаться от классических операций по завоеванию господства в открытых районах морей и океанов как своим масштабом, так и в силу целого ряда специфических видов "прибрежных" угроз, к которым относятся в первую очередь скрытно действующие малозаметные дизельные подводные лодки (в том числе сверхмалые подводные лодки), мины и береговые противокорабельные оперативно-тактические ракеты. Именно поэтому в настоящее время на первый план наряду с основной задачей завоеванием господства во всех средах (в воздухе, на воде и под водой) выходят вопросы подготовки ВМС к решению еще целого комплекса задач, в первую очередь - к нанесению ударов по береговым целям мощным высокоточным оружием, организации эффективной ПРО и ПВО на ТВД, проведению десантных операций, ведению минной войны и обеспечению безопасности морских коммуникаций.

Конкретный состав военно-морских экспедиционных сил будет определяться складывающейся обстановкой и может быть представлен как оперативным соединением, включающим авианосно-ударную группу, десантный отряд с силами морской пехоты на борту, группу материально-технического обеспечения, самолеты базовой патрульной авиации и подразделения сил специальных операций, так и отдельным отрядом десантных кораблей с подразделениями морской пехоты на борту или корабельной ударной группой с крылатыми ракетами "Томагавк".

В современных условиях командование ВМС США было также вынуждено пересмотреть взгляды на степень необходимости, значимости и на масштабы взаимодействия с военными флотами иностранных государств как в мирное время, так и в кризисных ситуациях. Командование ВМС США считает целесообразным и необходимым провести комплекс мероприятий по установлению и поддержанию еще в мирное время отношений партнерства и организации практического взаимодействия с флотами дружественных и невраждебных США государств. Основное внимание при этом уделяется эффективному взаимодействию уже в мирное время, что позволит представить развитие той или иной кризисной ситуации, либо оперативно принять необходимые меры для ее урегулирования.

В соответствии с этим положением выдвигается требование организации совместно с силами флотов других стран боевого дежурства в отдаленных районах Мирового океана. Возросло количество проводимых совместно мероприятий оперативной и боевой подготовки на всех театрах. Наиболее зримо это проявилось в районах Персидского залива, Балтийского и Средиземного морей и Юго-Восточной Азии.

3. Новая коалиционная стратегия НАТО

и роль в ее реализации ВМС стран - участниц блока

Наряду с активным применением ВМС США для обеспечения национальных интересов военно-политическое руководство страны постоянно подчеркивает свою готовность выполнять и обязательства перед блоком НАТО.

Что касается НАТО, то в апреле 1998 года руководством Североатлантического союза была принята "новая стратегическая концепция НАТО", которая фактически является коалиционной военной стратегией блока на переходный период конца XX-начала XXI века. В основе новой военной стратегии лежат политические и военно-стратегические установки прежней, принятой в 1991 году, стратегии, дополненные новыми моментами, соответствующими изменениям в геостратегической обстановке в мире.

Главной особенностью новой военной стратегии НАТО является дальнейшая переориентация деятельности блока с преимущественно военной на политическую область.

При этом проведение политических мер не только не исключается, а, наоборот, тесно увязывается с действиями объединенных вооруженных сил блока, в том числе за пределами зоны ответственности НАТО. Таким образом, создаются предпосылки для применения ОВС НАТО первыми и проведения курса на эскалацию в случае необходимости военных действий. Так, к примеру, прикрываясь лозунгом "права человека важнее государственного суверенитета", военно-политическое руководство НАТО фактически присваивает себе право открыто вмешиваться во внутренние дела других государств. Именно это наблюдалось на Балканах в ходе вооруженной агрессии НАТО против Югославии, где война формально даже не объявлялась и санкции на подобные действия от ООН получены не были.

Рассматривая возможность возникновения локальных конфликтов в современных условиях как наиболее вероятную угрозу, с учетом нестабильности обстановки в различных регионах мира, и в первую очередь на европейских ТВД, командование НАТО разработало и активно претворяет в жизнь концепцию "управления кризисами", в которой определены формы и способы деятельности блока на этапе их возникновения и развития и которая является в настоящее время основной концепцией, определяющей характер строительства, оперативной и боевой подготовки и применения вооруженных сил блока НАТО.

Для проведения миротворческих операций руководство альянса предусматривает использовать силы реагирования НАТО, которые рассматриваются в качестве наиболее боеготового компонента ОВС блока, предназначенного для первоочередного задействования при возникновении кризисных ситуаций. Вместе с тем, основываясь на анализе развития современных кризисов и вооруженных конфликтов, руководство НАТО считает целесообразным привлекать для проведения операций по их разрешению государства, не являющиеся членами НАТО.

Военный аспект новой стратегии практически полностью базируется на положениях стратегии "гибкого реагирования". В ней сохранена в неизменном виде установка на подготовку НАТО к ведению двух видов войн - всеобщей и ограниченной с применением как ядерного, так и обычного оружия. Прямая военная конфронтация НАТО с вооруженными силами СНГ/России считается маловероятной, а развязывание крупномасштабного военного конфликта в Европе рассматривается как следствие обострения локальной кризисной ситуации, урегулирование которой может привести к военному противостоянию НАТО и СНГ/России.

Концепции применения сил общего назначения ОВС НАТО - "передовой обороны" и "сокращенного передового присутствия" - остались практически без изменений. К ним добавлена новая концепция - "применения многонациональных объединений оперативных формирований".

В основу последней положен документ, подготовленный командованием разработки военно-морской доктрины ВМС США и получивший название "Многонациональные морские операции". Документ был распространен не только в ВМС стран - участниц альянса, но и стран, подписавших программу "Партнерство во имя мира", в том числе и России.

Важнейший принцип многонациональных операций - достижение хорошо понимаемой и согласованной цели при стремлении всех партнеров к единству в ее достижении. Объединенные ВМС НАТО предусматривается использовать во всех категориях многонациональных ВМС. При отработке этой концепции в ходе оперативной и боевой подготовки, повседневной деятельности ОВМС НАТО и национальных флотов стран-участниц наибольшее внимание уделяется повышению уровня совместимости и взаимозаменяемости национальных компонентов многонациональных формирований НАТО и их партнеров.

Главное в содержании всех новых концепций НАТО - быстрая адекватная реакция блока на любую военную угрозу.

В соответствии с этим произведено и реформирование ОВС блока НАТО, которые в настоящее время подразделяются на силы реагирования (немедленно и быстро), главные оборонительные силы и силы усиления.

Силы немедленного реагирования (СНР) ОВС НАТО в Европе будут включать в свой состав существующие мобильные силы НАТО (8-11 усиленных батальонов сухопутных войск), 8-10 эскадрилий тактической авиации и морской компонент, на котором остановимся ниже. Всего в составе СНР предполагается иметь до 14-15 тыс. человек личного состава, около 200 бое-вых самолетов и 40 боевых кораблей и судов.

Силы быстрого реагирования (СБР) будут также состоять из сухопутного, воздушного и морского компонентов. Сухопутные войска будут сведены в объединенный армейский корпус общей численностью 150-160 тыс. человек. Кроме того, в составе СБР будет около 200 боевых самолетов и свыше 150 боевых кораблей.

Главные оборонительные силы (ГОС) к 2001 году будут насчитывать до 35 дивизий, около 4700 боевых самолетов и свыше 500 боевых кораблей.

Силы усиления будут состоять из соединений и частей, не вошедших в состав ГОС, и предназначаться для усиления 1-го оперативного эшелона войск, а также для создания резервов ТВД в целом.

Составной частью новых концепций НАТО являются действия ОВМС по их реализации. Объединенные ВМС НАТО должны быть способны выполнять следующие задачи:

а) в мирное время и в ходе конфликта низкой интенсивности:

обеспечение присутствия, направленного на демонстрацию бдительности и боеготовности блока, на укрепление стабильности, сдерживание потенциального агрессора, проведение боевой подготовки ОВМС НАТО, включая их органы командования и управления;

наблюдение за обстановкой, ориентированное на сбор информации о вероятной угрозе путем отслеживания учений, операций и дислокации потенциально враждебных сил, включая гражданские суда;

контроль над морскими акваториями в пределах зоны ответственности НАТО, имеющими жизненно важное значение для блока;

проведение операций по доставке гуманитарной помощи и ликвидации последствий стихийных бедствий;

б) в военное время (конфликты средней и высокой интенсивности):

завоевание господства на море в интересах защиты морских коммуникаций;

содействие наземным операциям и проведение морских десантных операций;

защита ядерных сил морского базирования;

сдерживание ядерными силами морского базирования.

В СНР предполагается включить силы, постоянно находящиеся в оперативном подчинении командований ОВС НАТО, в том числе от ВМС: постоянные соединения ВМС НАТО на Атлантике и в Средиземном море, постоянное соединение минно-тральных сил ОВМС НАТО (не исключено, что аналогичные или подобные им соединения могут быть также созданы в Балтийском и, возможно, Черном морях). Региональный характер этих соединений не означает, что их могут задействовать только в этих районах. Как показывает практика, они применяются в любой зоне, затрагивающей интересы НАТО. Кроме того, дополнительными силами немедленного реагирования станут подводные лодки, самолеты базовой патрульной авиации (БПА) и силы ПВО, действующие в мирное время под национальным командованием и осуществляющие повседневное наблюдение.

Например, в зоне ответственности верховного главнокомандующего ОВС НАТО на Атлантике в состав сил немедленного реагирования включаются: постоянное соединение ВМС НАТО на Атлантике, 10 атомных многоцелевых и 6 дизельных подводных лодок, 20 самолетов БПА и 12 всепогодных истребителей ПВО.

Задачи сил немедленного реагирования: развертывание в зоне кризиса для "демонстрации присутствия, солидарности и решимости блока к вмешательству в назревающий конфликт", ведение наблюдения (т.е. разведки) и сдерживание кризиса - так называемое "передовое морское присутствие". Кроме того, они образуют ядро для создания группировок сил в случае эскалации кризиса.

Силы быстрого реагирования будут вводиться в действие в случае, если масштабы кризиса превзойдут возможности СНР. СБР поглотят силы немедленного реагирования и примут на себя все их задачи. Основным компонентом этих сил должны быть два многонациональных формирования ВМС, размер и возможности которых определит масштаб кризиса. Эти формирования с заранее определенным конкретным составом и задачами будут способны решать основной комплекс задач вооруженной борьбы на море, включая проведение десантных операций. Одно из них будет предназначено для действий на Атлантике, а другое - в Средиземном море. Многонациональные формирования могут быть представлены оперативными группами, оперативными соединениями и оперативными объединениями - так называемыми "расширенными оперативными соединениями".

Основные задачи сил быстрого реагирования:

обеспечение присутствия и контроля за обстановкой в зоне конфликта и на подходах к ней;

воспрепятствование разрастанию конфликта;

усиление контроля в ключевых районах вне зоны конфликта;

защита морских коммуникаций;

противоминное обеспечение своих сил в зоне конфликта и ближайших к нему районах.

В силы быстрого реагирования ОВМС НАТО на Атлантике предполагается включить оперативное объединение в составе двух авианосно-ударных групп (АУГ), одной авианосно-поисковой ударной группы (АПУГ), двух десантных отрядов, одной корабельно-тральной группы (КТГ) - всего 59 боевых кораблей и 18 самолетов базовой патрульной авиации; а также до 44 боевых кораблей и 58 самолетов базовой патрульной авиации и разведывательной авиации, 12 истребителей ПВО, действующих в составе многоцелевых оперативных групп и самостоятельно.

Согласно требованиям ВГК ОВС НАТО в Европе, силы немедленного реагирования должны прибывать в назначенные районы в течение 1-2 суток, силы быстрого реагирования - 7-10 суток. Однако опыт оперативной и боевой подготовки ОВС блока показал, что переброска СНР осуществлялась в течение 5-7 суток, а развертывание группировки СБР - к исходу 14 суток после получения соответствующего приказа.

Главные оборонительные силы формируются в соответствии с планами действий блока НАТО в чрезвычайной обстановке, в случае эскалации кризиса и появления опасности развязывания боевых действий либо при необходимости оказания силового давления для предотвращения начала боевых действий. Они предназначены для сдерживания разрастающегося конфликта, завоевания и удержания господства на море, поддержки сухопутных войск и ВВС на приморских флангах совместно с силами быстрого реагирования. В зависимости от масштабов и характера кризиса состав главных сил может изменяться. В одном из вариантов в его состав вводится третье многонациональное формирование (дополнительно к двум, действующим на Атлантике и Средиземном море).

Максимально главные оборонительные силы на Атлантике могут включать:

оперативное объединение в составе 2 авиационно-ударных групп, 2 авиационно-поисковых ударных групп, 10 корабельно-ударных групп/корабельно-поисковых ударных групп и 6 корабельно-тральных групп (всего 122 боевых корабля и 36 са-молетов БПА);

силы, действующие в составе зональных формирований в Восточной, Западной и Иберийской Атлантике (всего 72 боевых корабля, 72 самолета базовой патрульной и разведывательной авиации, 14 тяжелых бомбардировщиков, 60 истребителей-бомбардировщиков, 54 истребителя ПВО).

Срок формирования и развертывания этих сил - 12-30 суток.

Силы усиления будут включаться в состав ОВС/ОВМС НАТО только в ходе длительного полномасштабного конфликта и в основном предназначаться для защиты морских коммуникаций и восполнения потерь в ходе боевых действий. На их развертывание требуется гораздо больше времени, чем для сил реагирования и главных оборонительных сил (от 30 до 90 суток и более). В состав сил усиления на Атлантике могут быть включены до 80 боевых кораблей, 66 самолетов БПА, 12 истребителей ПВО.

Складывающаяся военно-политическая и военно-стратегическая обстановка в мире вынуждает военных специалистов США и НАТО постоянно вносить определенные коррективы во взгляды на роль, место и применение ВМС в региональных конфликтах. Но, несмотря на это, ВМС сегодня и к концу переходного периода к войнам нового поколения (до 2007-2010 г.), по мнению американских и натовских стратегов, должны в Мировом океане обладать способностью:

сохранить ракетно-ядерную угрозу как "гарантию мира" по периметру границ СНГ, и в первую очередь России как ядерной сверхдержавы;

поразить в случае конфликта группировки вооруженных сил любого противника (в том числе России) на всю глубину их оперативного построения;

нарастить в кратчайшие сроки в передовых (ключевых) районах ударные группировки сил общего назначения;

блокировать в случае конфликта ВМС любого противника у своего побережья и воспрепятствовать его развертыванию на океанские коммуникации;

захватить и удерживать стратегическую инициативу в начале войны.

Взгляды на применение вооруженных сил/ВМС большинства стран НАТО (Великобритания, ФРГ, Норвегия, Дания, Франция и Италия) в главных положениях схожи с коалиционной стратегической концепцией. Наиболее вероятной угрозой безопасности этих стран и их национальным интересам считаются региональные конфликты. Упор в создании вооруженных сил делается на формирование высокомобильных сил реагирования, которые должны включать в свой состав компоненты всех видов вооруженных сил. Основными формами применения вооруженных сил Великобритании и Франции определены "миротворческая операция" и операция вторжения, или "интервенция". Все операции проводятся либо самостоятельно, либо во взаимодействии с вооруженными силами союзных и дружественных стран в соответствии с концепцией НАТО "Партнерство во имя мира" в настоящее время.

Вместе с тем необходимо отметить, что в ведущих государствах мира национальные ВМС все более широко привлекаются к охране территориальных вод и экономических зон для контроля за рыболовством, пресечения контрабандной перевозки наркотиков, к военно-научным исследованиям Арктического бассейна и ряду других задач, к решению которых в прежние времена они привлекались лишь эпизодически.

ВМС стран Запада стали в современном мире непременными участниками действий по установлению и поддержанию мира, реагированию на кризисы в приморских регионах, и в обозримом будущем эти функции за ними сохранятся (Ирак, Югославия, Сомали, Гаити - самые свежие примеры).

4. ВМС Японии и Китая и особенности их применения

Япония в последнее время разрабатывает так называемый региональный подход к обороне и безопасности. Суть его в самостоятельном реагировании на обострение военно-политической обстановки в регионе, а также участии вооруженных сил страны в урегулировании кризисных ситуаций за пределами региона под эгидой ООН. В части морских вопросов военная доктрина Японии исходит из того, что страна представляет собой "классическую морскую державу" и поэтому наличие адекватной морской мощи является необходимым условием реализации ее национальных целей и интересов как на глобальном, так и на региональном уровнях.

Учитывая островной характер Японии, новая концепция применения ВМС страны, разработанная в середине 1992 го-да, - неотъемлемая часть общей военной доктрины Японии и полностью соответствует всем ее положениям. Отмечается, что новая концепция применения ВМС Японии тесно увязывается с американской концепцией "передового присутствия", в связи с чем ВМС Японии должны выполнять задачи по обеспечению быстрого развертывания ВМС США в зонах Индийского и западной части Тихого океанов в случае возникновения в указанных регионах вооруженных конфликтов.

Военная политика Китая также строится с учетом повышения его роли как мировой державы. Основной задачей вооруженных сил/ВМС страны, как сказано в военной доктрине КНР, является обеспечение и защита национальных интересов Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе и за его пределами. Считается, что наиболее вероятной угрозой безопасности страны в современных условиях являются локальные конфликты и что возникнут они скорее всего с морских направлений. Исходя из этого, руководство ВМС Китая в настоящее время расширило зону действия своих сил за пределы прибрежной акватории. Для адекватной реакции на возможные кризисные ситуации в вооруженных силах Китая созданы силы быстрого реагирования, включающие компоненты всех видов вооруженных сил, в том числе от ВМС: 36 подводных лодок, 42 ракетных надводных корабля, 73 самолета и 4 тыс. человек морской пехоты.

5. Состояние ВМФ России и пути его развития

Состояние ВМФ России

История регулярного Российского флота берет начало с 1696 года, с указа Петра I "Морским судам быть", и характеризуется двумя особенностями, обеспечивавшими его возрождение и дальнейшее развитие после грубых просчетов и провалов в его строительстве и боевом использовании. Первая особенность: флот находился в подчинении и управлении у первого лица в государстве - царя, императора; вторая особенность: развитие и строительство флота осуществлялось по перспективным кораблестроительным программам (5-, 10-, 20-летним) с непосредственным финансированием их из бюджета государства, то есть государство непосредственно строило флот. Такая практика управления флотом и его развития существовала до 1917 года и позволяла возрождать его после случаев поражения - парусного в 1854-1856 годах, броненосного (паросилового) в 1905 году. В советский период Военно-морской флот как вид вооруженных сил подчинялся министру обороны и только два раза замыкался на высшее государственное руководство, однако финансирование развития флота шло непосредственно из бюджета государства согласно директивным кораблестроительным программам. Такая практика развития ВМФ позволила СССР в 1946-1986 годах построить океанский флот, который в "холодной войне" сумел защитить государственные интересы с морских направлений.

С 1986 года строительство флота велось по отдельным заказам, так как М.Горбачев отказался от принятия десятилетних кораблестроительных программ, а с распадом СССР ВМФ оказался вообще ненужным Российской Федерации и в течение десяти лет реформ утратил свою роль в Мировом океане по защите интересов России.

1986 год является поворотным в истории развития флота. Государство перестало принимать кораблестроительные программы и финансировать их, и в дальнейшем, с 1992 года, строительство флота было полностью возложено на Министерство обороны РФ. Что из этого получилось, рассмотрим далее.

Казалось бы, из трехсотлетней истории Российского флота можно и должно было бы извлечь уроки. Государству необходимо сейчас строить флот для защиты своих интересов в Мировом океане. Но, к сожалению, в последнее десятилетие шел развал флота.

С началом "холодной войны" советское государство впервые после Петровской эпохи развернуло последовательное строительство океанского флота, призванного защищать его интересы с морских направлений. Благодаря этому в 70-80-е годы XX века был создан океанский ракетно-ядерный флот, который нейтрализовал угрозу с моря и обеспечил национальную безопасность страны.

После окончания Великой Отечественной войны усилия советского народа были направлены на создание современных армии и флота, и эта задача была решена. Монополия США первых послевоенных лет на ядерное оружие потребовала создания в короткие сроки стратегических ядерных сил страны и морских стратегических ядерных подводных сил как их элемента. В течение 70-80-х годов в Северодвинске было построено 83 атомных ракетных подводных крейсера стратегического назначения (главный конструктор С.Ковалев), что позволило добиться стратегического паритета с ВМС США.

В это же время шло создание сил общего назначения для борьбы с подводными лодками и надводными кораблями ВМС США и НАТО в дальней и ближней морских зонах.

Флот еще никогда не переживал в столь короткий срок такого быстрого роста качественных изменений в вооружении, тактике и оперативном искусстве.

В результате выполнения четырех десятилетних программ на судостроительных заводах Северодвинска, Ленинграда, Николаева, Комсомольска-на-Амуре, Горького, Ярославля, Керчи, Сталинграда (Волгограда) и других городов было построено 3600 боевых кораблей и катеров, что позволило создать группировки сил флота для действия в океанской и ближней морской зонах.

Группировка для действия в океанской зоне включала 500 боевых кораблей, в том числе 247 атомных подводных лодок, 156 из них с ракетным вооружением; 253 крупных надводных корабля.

Группировка для действия в ближней морской зоне имела в своем составе 3100 боевых единиц, из них 2048 надводных кораблей и катеров, 495 десантных кораблей и катеров, 557 тральщиков.

Одновременно с корабельным составом развивалась и морская авиация, которая в своем составе насчитывала 5 дивизий морской ракетоносной авиации и 9 полков противолодочной авиации. Шло формирование морской пехоты, имевшей в своем составе одну дивизию и три бригады. Общая численность личного состава ВМФ доходила до 500 тыс. человек.

Распад СССР привел к потере флотом районов базирования кораблей на Балтике, Черном и Каспийском морях, а также аэродромов, судоремонтной и тыловой базы, части объектов системы управления.

В ходе строительства океанского флота получила развитие военно-морская наука, равно как и ее составляющие. Родились новые формы военно-морского искусства, такие как участие в стратегической операции СЯС, стратегическая операция на океанском ТВД при ведущей роли флота, операции флотов и морские операции. Военно-морской флот СССР нес боевую службу во всех важных районах Мирового океана. Таков результат эпохи океанского флота. Однако с распадом СССР за 10 лет реформ флот был без войны потерян, и только корпуса кораблей в местах отстоя напоминают его былую славу. Эра океанского ракетно-ядерного флота закончилась.

Будущее Военно-морского флота необходимо рассматривать во взаимосвязи с развитием Государства Российского. Реставрация капитализма в России, проведенная под видом реформ, сделала страну третьеразрядным государством, постепенно утрачивающим экономический и военный потенциал, с перспективой превращения в сырьевой придаток западных стран. Безусловно, такой ход "развития" страны привел к кризису во всех сферах жизни общества, в том числе и в Вооруженных силах России.

Резкое ослабление роли государства в укреплении обороноспособности страны отразилось и на состоянии Военно-морского флота. На сегодня ВМФ сохраняет боеспособность оставшихся сил, однако уровень решаемых ими задач ограничен в основном прибрежной зоной, тогда как ряд практических задач в океанской зоне не выполняется. С трудом решаются задачи ядерного сдерживания морскими стратегическими ядерными силами. При сохранении существующего положения, особенно с финансированием, к 2015 году ВМФ практически полностью может утратить возможность решать свойственные ему задачи в Мировом океане и прекратить свое существование как вид Вооруженных сил Российской Федерации (см. схему на с. 241).

Основной причиной такого положения является резкое снижение ассигнований на ВМФ: с 1990 года объем государственного заказа сократился более чем в 20 раз. Доля ВМФ в общем объеме бюджетного финансирования Министерства обороны снизилась с 23% в 1993 году до 9,2% в 1998 году. При этом около 70% выделенных средств расходуется на содержание ВМФ, а доля финансирования закупок и развития вооружения ВМФ на 1999 год составляет лишь 11% и 12% соответственно (реально же выделено 5% и 6% от назначенных объемов). Следствием такого финансирования стало резкое ухудшение количественных и качественных показателей сил флота, уход их из важных стратегических зон Мирового океана и прекращение несения боевой службы эскадрами и соединениями боевых кораблей (ликвидированы Средиземноморская, Индийская и Тихоокеанская эскадры). Морская авиация прекратила полеты в океанах, лишившись аэродромной сети на Кубе, Ближнем Востоке, в Африке и других районах. Все это привело к утрате влияния России в оперативно важных морских районах и присутствия в горячих точках для оказания поддержки дружественным государствам; нанесен ущерб престижу России как великой морской державе.

Анализ состояния ВМФ показывает, что с 1990 года общее количество кораблей уменьшилось в 1,6 раза (с 428 до 273), количество кораблей на боевой службе сократилось в 7,5 раз (с 210 до 28). Численность личного состава ВМФ сократилась в 2,5 раза (с 424 до 169 тыс. человек). Особенно тяжелое положение сложилось с вводом новых кораблей в боевой состав ВМФ. Уровень ежегодного финансирования строящихся кораблей составляет не более 3-5% их стоимости (необходимо не менее 25%). Как следствие - недопустимо низкие темпы и удорожание строительства кораблей.

Нарастает процесс старения флота. Доля кораблей со сроком службы пятнадцать и более лет составляет около 55%. Увеличивается количество ограниченно боеспособных кораблей и судов с просроченными межремонтными сроками. Так, сейчас этот показатель для боевых кораблей составляет более 50%, а для вспомогательных судов - 70%. Морская авиация имеет 60%

самолетов с просроченными сроками ремонта. Остро стоит вопрос о незавершенном строительстве кораблей и судов, исключенных из государственного оборонного заказа. На стапелях находятся 51 надводный корабль и 9 подводных лодок, строительство которых приостановлено по причине отсутствия финансирования.

Прогноз показывает, что при сохранении существующего финансирования к 2015 году в составе ВМФ России сохранится не более 60 кораблей (22 атомные и 9 дизельных подводных лодок, 29 надводных кораблей).

Это повлечет за собой полную утрату ВМФ способности решать поставленные задачи на морских направлениях. Утрата флотом возможности защищать жизненно важные интересы России в Мировом океане будет иметь катастрофические последствия для национальной безопасности России.

С позиции современной геополитики основные противоречия в области национальных интересов различных стран в XXI веке во многом будут определяться глобальными для человечества проблемами, и прежде всего перенаселением Земли, что обострит проблемы энергетики, экологии, продовольствия, минеральных, топливно-энергетических и биологических ресурсов, пресной воды и др.

Растущие потребности человеческого общества приводят к быстрому истощению ресурсов на континентах и естественному продвижению стран мира к освоению богатейших ресурсов Мирового океана. В настоящее время более 20% разведанных мировых запасов нефти и газа находятся на акваториях морей.

Поэтому существующие реальные угрозы национальным интересам России в Мировом океане (во внутренних водах, территориальных морях, исключительной экономической зоне на континентальном шельфе) являются очень опасными и при определенных условиях могут привести к локальным войнам и вооруженным конфликтам, способным нанести существенный ущерб экономическому и военному потенциалу Российской Федерации.

События последнего десятилетия резко изменили геополитическую расстановку сил в области мировой морской деятельности, создав реальную угрозу национальной безопасности России:

ограничение выхода ее к ресурсам и пространствам Мирового океана, магистральным морским международным коммуникациям, особенно в Балтийском и Черном морях;

резкие изменения соотношения сил на морских и океанских ТВД не в пользу России (сегодня во всех основных регионах Мирового океана группировки ВМФ России в количественном отношении уступают зарубежным в 2,5-4 раза, а к 2010 году общее соотношение численности кораблей России и стран НАТО может составить 1:10);

усиливающееся экономическое, политическое и международно-правовое давление на Россию с целью ее вытеснения из активной морской деятельности;

усиление несанкционированного и безнаказанного доступа к морским ресурсам России, резкое возрастание иностранного влияния на отечественную морскую деятельность.

Опасность этих угроз значительно усиливается негативными внутренними факторами: сложной социально-экономической обстановкой в стране и ослаблением контроля в среде морской деятельности.

Просчеты Российской Федерации в важнейших сферах морской деятельности диктуют необходимость безотлагательной реализации государством комплекса неотложных мер, в том числе:

принятие десятилетней (до 2010 г.) кораблестроительной программы развития флота;

разработку единой стратегии защиты и обеспечения национальных интересов России в Мировом океане - государственной морской стратегии;

обеспечение необходимого финансирования морской деятельности России;

укрепление статуса Российской Федерации в этой области.

Основные источники угрозы, которые могут привести к возникновению конфликтов и изменить геополитическую ситуацию в определенных регионах Мирового океана:

отсутствие соглашений о разграничении континентального шельфа, о разграничении исключительных экономических зон (имеются только советско-американские соглашения), хотя большинство 200-мильных зон прибрежных государств перекрывается;

неурегулированность претензий, связанных с островами и другими естественными образованиями суши, и в первую очередь на акваториях Балтийского, Азовского, Южно-Китайского, Охотского, Баренцева морей и других;

отношение США к обязательствам по конвенции ООН по морскому праву 1982 года и, как следствие, двойственный подход к вопросу о разграничении морского дна за пределами национальной юрисдикции прибрежных государств;

периодические развертывания и сосредоточения группировок ВМС в районах военных конфликтов и проведение действий по морской блокаде, демонстрация и применение силы, что может привести к вовлечению в конфликты других стран, озабоченных защитой своих интересов;

претензии США на безраздельное господство в Мировом океане в целях защиты своих жизненно важных интересов.

Фактическое отсутствие у России средств экономического влияния и снижение ее военной силы тем не менее не должны ставить под сомнение необходимость проведения эффективной внешней политики на всех направлениях, отвечающей национальным интересам России в различных регионах мира, включая Мировой океан. В то же время безопасность России должна обеспечиваться и военными средствами - ядерным сдерживанием и достаточным для обороны потенциалом сил общего назначения.

В результате анализа состояния и перспектив развития на ближайшие 15-20 лет ВМС стран НАТО можно сделать вывод, что все они продолжают совершенствовать и развивать свои военно-морские силы, придавая им боевые свойства и возможности по подготовке к войнам нового (шестого) поколения.

В этих условиях достижение государственных интересов России в Мировом океане, связанное с применением военной силы на океанских (морских) акваториях, должно обеспечиваться поддержанием состава, состояния и боевой готовности ВМФ на необходимом уровне для эффективного применения его в мирное и военное время, на базе развития высокоточного оружия и создания информационного поля.

С учетом этого обстоятельства выделяются три стратегические концепции применения сил и средств ВМФ:

участие в ядерном сдерживании и обеспечении безопасности морской деятельности;

национальное влияние и безопасность экономики в Мировом океане;

своевременная оборона и пресечение агрессии с моря для защиты национальных интересов с морских направлений. Россия должны иметь сбалансированный флот, способный решать задачи "флот против берега" и "флот против флота" и противостоять любой группировке ВМС любых прибрежных государств.

Задачи ВМФ вытекают из нижеперечисленных общих стратегических задач Вооруженных сил России:

1. Ядерное сдерживание потенциального противника.

2. Отражение агрессии.

3. Нанесение ответных ударов с целью лишения агрессора возможности продолжать ведение военных действий и ослабления его военно-экономического потенциала.

4. Отражение вторжения с суши, моря и воздуха и разгром вторгшихся группировок противника, удержание важнейших районов территории страны.

5. Срыв новых попыток возникновения агрессии.

Основной формой применения Вооруженных сил РФ в условиях войны шестого поколения станет стратегическая оборонительная воздушно-космическо-морская операция, в рамках которой ВМФ совместно с ВВС и ПВО будет проводить морскую операцию по срыву ударов авианосно-ударных групп высокоточным оружием из районов Северной Атлантики и западной части Тихого океана, а также противолодочную морскую операцию по срыву ударов подводных лодок противника высокоточным оружием из районов Арктики.

Опыт локальных войн в 90-х годах XX века внес крупные коррективы в развитие военно-морского искусства и строительство флота.

Ракетизация флота и развитие системы управления позволили внести революционные преобразования в характер будущей войны, где основными объектами поражения станут объекты экономики, системы управления и коммуникации. Это определило появление войны шестого поколения - воздушно-космическо-морской с применением высокоточного оружия. К сожалению, кризис военной и военно-морской наук после распада СССР не позволил своевременно внести изменения в военную теорию, раскрыть характер будущей войны и определить новый этап в развитии вооруженных сил и строительстве флота.

Океанский ракетно-ядерный флот СССР с 1946-го по 1986 годы создавался для ведения войн четвертого и пятого поколений, где успех определялся количеством кораблей и их ударным потенциалом, в том числе и ядерным. В вопросах управления силами имелся ряд недостатков, особенно в части освещения обстановки и выдачи целеуказания силам флота в реальном масштабе времени.

Информационную революцию в военном деле за время перестройки и реформ в России мы просто проспали, что сказалось на дальнейшем развитии армии и флота и на их реформировании. Груды военной техники и кладбища кораблей напоминают о просчетах военной и военно-морской наук.

Поэтому нужно извлечь опыт из строительства океанского флота, положить в основу возрождения ВМФ десятилетние кораблестроительные программы с финансированием их из бюджета страны с учетом изменения характера будущей войны - войны шестого поколения. Военной науке необходимо уточнить теорию военного и военно-морского дела, опираясь на опыт XX века, и приступить к разработке новых положений в военном и военно-морском искусстве, на новой материальной базе развивать армию и флот.

Пути развития Военно-морского флота

России в XXI веке

Как представляется, подходы к дальнейшему развитию флота должны основываться на военной доктрине с учетом существующей потенциальной угрозы и условий обеспечения боевой готовности флота, а также политических и экономических факторов.

Россия должна ориентироваться на создание флота, способного быть одним из инструментов внешней политики, обеспечивающим ее экономические интересы и национальную безопасность. В основу морской стратегии закладываются две главные концепции применения ВМФ России:

в мирное время - ядерное сдерживание на стратегическом уровне и военно-морское сотрудничество;

в военное время - своевременная оборона, пресечение и отражение агрессии.

Из анализа военных конфликтов, военно-политической обстановки, количественного и качественного состава ВМС США и НАТО можно сделать вывод, что создается новая материальная основа для ведения войны на море. Основным средством огневого поражения стало высокоточное оружие, применяемое авиацией и кораблями с использованием космических и воздушных систем освещения обстановки, а также автоматизированных систем боевого управления, позволяющих управлять силами в реальном масштабе времени и обеспечивать поражение береговых и морских целей.

Целью реформирования ВМФ должно быть его новое качественное состояние на базе современной науки и новейших технологий. Речь идет о сбалансированном флоте, то есть сбалансированном по решению задач, по родам сил флота и морским вооружениям для реализации своего предназначения - выполнения задач "флот против берега" и "флот против флота" на базе высокоточного оружия, единого информационного поля и автоматизированных систем управления; о флоте, способном противостоять группировкам ВМС отдельно взятых прибрежных государств, не исключая ВМС США и НАТО, в случае необходимости их силового сдерживания. Создание сбалансированного флота России должно опираться на материально-техническую базу - морскую мощь государства.

Одна из составляющих морской мощи государства - судостроение. Отечественное судостроение в результате так называемых реформ оказалось в крайне сложном, кризисном состоянии. В этой ситуации сохранение судостроения России - задача общенациональная, без решения которой стране грозит утрата своего места и влияния в мире как великой морской державы.

Судостроительная промышленность является донором для развития таких важных наукоемких отраслей, как машиностроение, приборостроение и электроника. Без развития этих отраслей невозможно иметь сбалансированный флот. Флот -дорогостоящий вид вооруженных сил, и его строительством должно заниматься государство. Он создается в мирное время, так как на строительство корабля уходит 8-10 лет. При этом следует учитывать, что отсутствие заказов на строительство (а мы в начале XXI века будем строить только атомные подводные лодки и небольшое число эскадренных миноносцев) может привести к распаду кооперации при создании корабля. Нам нужны корабли XXI века, а для этого необходимо сохранить научно-технический потенциал России, который находится в критическом состоянии.

Наличие ВМФ у России - объективная и исторически подтвержденная необходимость, одно из непременных условий ее безопасности, защиты национальных интересов, экономического и культурного развития. Флот является одним из важнейших атрибутов российской государственности. Сегодня он как никогда нуждается в серьезной поддержке и конкретной помощи со стороны государства. Его внутренние резервы практически исчерпаны. Без государственной помощи и поддержки флот обречен на гибель.

В настоящее время на Западе военно-морские флоты становятся основным силовым компонентом по обеспечению не только стабильности, но и национальной безопасности в целом. Возрастание роли военно-морских флотов обусловливается и неуклонным ростом значения Мирового океана в жизни человечества, прежде всего его сырьевых, продовольственных, энергетических и других ресурсов. В связи с этим усилилось стремление многих стран мира закрепить за собой влияние в перспективных сырьевых морских и океанских районах, отчего столкновения интересов в данной сфере будут нарастать, а характер и способы их разрешения определит реальная морская сила конфликтующих сторон.

Российский Военно-морской флот был и должен оставаться той реальной силой, с наличием которой считаются в мире, силой, стоящей на защите и отстаивающей национальные интересы России, во многом обеспечивающей нашей стране статус великой державы.

Сбалансированный флот России - это новый этап в развитии океанского ракетно-ядерного флота. Это приоритетное направление обеспечения национальной безопасности с морских рубежей. Для достижения в XXI веке целей морской политики по обеспечению безопасности на море необходимо принятие закона о ВМФ и создание Адмиралтейской коллегии (Совета), возглавляемой первым лицом государства.

Даже не рассматривая конкретных оперативно-стратегических задач, которые может и должен решать флот, и конкретных возможных наших противников на море, легко выделить главное для понимания этого вопроса: Военно-морской флот должен иметь возможности для эффективного противодействия и, при необходимости, вооруженной борьбы с современными подводными, надводными и воздушными силами и средствами ВМС других государств, причем не только в своей прибрежной зоне, но и в удаленных районах океана - в принципе везде, где этого могут потребовать интересы России.

При этом в мирное время ВМФ должен быть способен выполнять совместно с другими видами Вооруженных сил России функции сдерживания любого государства от попыток реализовать военными средствами свои враждебные намерения относительно России, ее союзников и других стран; проводить внешнеполитические акции и выполнять обязательства России перед мировым сообществом по поддержанию мира и стабильности; выступать в качестве важнейшего средства упрочения дружественных связей с зарубежными странами и выполнения миротворческих функций под эгидой ООН; участвовать совместно с другими видами ВС в мероприятиях по локализации конфликтов в приграничных районах России, угрожающих ее безопасности, и по оказанию помощи гражданскому населению при возникновении чрезвычайных ситуаций различного рода, решать и другие задачи.

Учитывая эти положения и исходя из нынешнего состояния ВМФ, предполагается в ближайшие 10 лет создать современный, сбалансированный по родам сил и средствам обеспечения Военно-морской флот, способный в любых условиях обстановки гарантированно обеспечить защиту России и государств Содружества с морских направлений (Указ Президента о совершенствовании морской деятельности No 471 от 4 марта 2000 г.).

В структурном плане, с геостратегической и военно-политической точек зрения Российский ВМФ должен располагать четырьмя флотами и одной самостоятельной флотилией. Из них два - Северный и Тихоокеанский - океанских, а два других - Балтийский и Черноморский, а также Каспийская флотилия, действующих на закрытых морских театрах.

При этом Северный и Тихоокеанский флоты должны оставаться оперативно-стратегическими объединениями, способными решать не только оперативные, но и стратегические задачи как самостоятельно, так и во взаимодействии с объединениями других видов Вооруженных сил России и союзных ей стран на отдельных стратегических направлениях. Но и в этом случае каждый флот должен быть сбалансирован для решения конкретных задач, свойственных своей зоне и прогнозируемому развитию ситуации в ней.

Качественное совершенствование морских СЯС и системы управления ими должно осуществляться путем приведения их характеристик к уровню современных требований. В то же время количественный состав МСЯС после реализации вступившего в силу Договора по СНВ-2 сократится более чем в 1,5 раза. Строительство новых подводных лодок стратегического назначения пока задерживается из-за отсутствия новых ракет, их появления можно ожидать к 2008-2010 году.

Необходима замена многоцелевым подводным лодкам, выслужившим установленные сроки. В состав флота надо вводить новые подводные лодки: не меньше чем по одному типу многоцелевой атомной и дизельной (с ограниченным водоизмещением) подводных лодок в год. Серийное строительство подводных лодок в ближайшей перспективе планируется осуществлять только на Северном машиностроительном предприятии (СМП) в Северодвинске (ранее оно велось на четырех предприятиях). Новые подводные лодки должны быть оснащены различными высокоэффективными видами оружия для действий по надводным и подводным целям, а также береговым объектам (в том числе в неядерном снаряжении) в зависимости от поставленных задач.

Дальнейшее развитие должны получить и боевые надводные корабли. Можно рассчитывать, что в их числе флот получит наконец новые авианесущие корабли (хотя бы к 2010-2015 г.). Необходимо продолжать строительство ракетных кораблей - на базе эсминца проекта 956 и его последующих модификаций, а также многоцелевых сторожевых кораблей (фрегатов) нового типа. Приоритет в строительстве кораблей ближней морской зоны должен быть отдан качественно новым типам противолодочных, ударных и минно-тральных небольшого водоизмещения. Важно отметить, что универсальность боевых надводных кораблей должна достигаться за счет их оснащения унифицированными пусковыми установками для применения высокоточных крылатых ракет большой дальности в обычном снаряжении, противокорабельных и противолодочных ракет, а также многофункциональными системами управления оружием и другим современным вооружением и техникой.

Требует развития морская авиация различного назначения, в том числе корабельного базирования. В ближайшие годы необходимо создать перспективный многоцелевой самолет берегового базирования, предназначенный для решения задач освещения надводной обстановки в операционных зонах, выдачи целеуказания и решения других задач.

В перспективе должно произойти существенное расширение боевых мобильных возможностей береговых войск, в том числе для действий в составе мобильных сил РФ.

Реализация намеченных основных направлений строительства и обновления Военно-морского флота России призвана обеспечить создание качественно нового и более современного флота, который в условиях значительных сокращений всех родов сил должен в максимально возможной степени сохранить свой боевой потенциал, стать менее обременительным для страны в экономическом отношении и быть способным достойно отстаивать и защищать национальные интересы России на море в бесконтактных войнах.

В настоящее время силы ВМФ содержатся в установленной боевой готовности, обеспечиваются, хотя и с большим трудом, всем необходимым. Корабли и самолеты ограниченным составом несут боевое дежурство, одиночные корабли привлекаются к несению боевой службы в оперативно-важных районах.

Флот является одним из важнейших атрибутов российской государственности. Наше общее дело - сохранить флот для России, не дать ей скатиться до уровня третьеразрядного государства.

Вся история Российского государства связана с нашествиями и войнами различного масштаба. Западная цивилизация пыталась поставить Россию на колени, не желая на Востоке иметь сильное государство - соперника, не позволяющего захватывать земли Дальнего Востока, Средней Азии, Северного Кавказа, Украины и Белоруссии. Только со времен Петра I Россия участвовала в 26 войнах по защите своей безопасности, из них 22 войны - в период царской России. Российский флот провел 87 морских сражений, только два из которых проиграл (второе Роченсальмское в 1790 г. и Цусимское в 1905 г.).

Российский Военно-морской флот был и должен оставаться впредь той реальной силой, которая будет до конца защищать и отстаивать национальные интересы России, с наличием которой считаются в мире и которая во многом обеспечивает нашей стране статус великой державы.

Мы знаем из истории Государства Российского, какие усилия прилагали европейские страны, чтобы задержать строительство флота в России, не дать ему выйти в океан и не допустить в мировое сообщество. Эта ситуация будет продолжаться и в XXI веке. Чтобы сохранить независимость, имея огромную территорию, более 34% мировых запасов полезных ископаемых, научно-технический потенциал и интеллект русской науки, надо опираться на собственную морскую мощь, строить государство с учетом исторического опыта, взять все лучшее, что было в истории, и сохранить статус великой морской державы.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что все без исключения ведущие страны Запада и Востока имеют долгосрочные, научно обоснованные программы модернизации своих ВМС, которые предусматривают, с одной стороны, вывод из боевого флота старых и технически неисправных боевых кораблей и судов, с другой стороны - постоянное строительство новых современных боевых кораблей и принятие на вооружение новых видов оружия и боевой техники.

Анализ существующих и перспективных кораблестроительных программ стран НАТО позволяет сделать вывод о том, что в ведущих морских державах мира имеется устойчивая тенденция к сокращению общего количества типов кораблей, интеграции всех систем корабля в единую многофункциональную автоматизированную систему боевого управления для достижения максимальной боевой мощи корабля, унификации и стандартизации при многонациональном сотрудничестве в создании новых проектов кораблей. Планомерно и целенаправленно совершенствуются системы обеспечения эффективного восстановления боеспособности и боеготовности сил флотов за счет улучшения базового технического и ремонтного обслуживания кораблей.

В ближайшем будущем (до 2010-2020 г.) развитие ВМС стран НАТО будет носить целеустремленный характер в направлении готовности вести войны шестого поколения против любого государства мира.

Основу сил общего назначения ВМС западных стран, как и прежде, будут составлять авианосцы, многоцелевые атомные подводные лодки, ракетные крейсера и фрегаты, десантные и минно-тральные корабли, несущие огромное количество высокоточных крылатых ракет, а также вспомогательные суда (транспорты боеприпасов, снабжения, танкеры и плавбазы).

Авианосцы ВМС США, Франции, Великобритании и других стран останутся основой сил реагирования и передового присутствия НАТО для обеспечения своевременных действий по предотвращению или урегулированию конфликтов в различных регионах мира.

Атомные многоцелевые подводные лодки нового поколения будут малошумными, а по своему боевому потенциалу в отдельных случаях - способными решать и стратегические задачи в бесконтактных войнах.

Надводные корабли станут более универсальными и будут иметь адекватные огневые и неогневые средства для защиты от низколетящих противокорабельных ракет, которые широко распространяются в мире, в том числе для оснащения береговых батарей. После 2005 года надводные корабли отдельных классов, прежде всего США и Японии, видимо, будут способны также участвовать в системе ПРО на ТВД. Из всех классов кораблей, входящих в современные ВМС, по количественному составу большую часть флотов в ближайшем будущем по-прежнему будут составлять эскортные корабли классов "эсминец - фрегат".

Некоторое сокращение корабельного состава в США и других ведущих странах вследствие сокращения бюджетных ассигнований и снятия с вооружения устаревших боевых кораблей не повлияет на боевые возможности и уровни боевой и технической готовности флотов иностранных государств, что будет достигнуто прежде всего за счет увеличения доли новых кораблей и повышения их боевого потенциала (см. схему на с. 254).

Силы флотов иностранных государств продолжают находиться в высокой степени боевой готовности, в короткие сроки способны сосредоточить мощные группировки на любом операционном направлении и создать серьезную угрозу любому потенциальному противнику, действуя по сценариям войн нового поколения.

Таким образом, анализ состояния и развития ВМФ России свидетельствует о его критическом положении. Необходимо политическое решение Президента для принятия десятилетней кораблестроительной программы и реализации его указа о морской деятельности Флота России в Мировом океане с учетом характера войны шестого поколения.

О военно-морской деятельности России

Откладывание вопроса морской политики "на потом", в прошлом наказывало Россию и тормозило ее развитие.

Формирование единой скоординированной государственной политики по совершенствованию и развитию Военно-морского флота для обеспечения национальных интересов России в Мировом океане, военной безопасности страны и повышения ее международного авторитета, укрепления безопасности судоходства, промысловой, хозяйственной и научной деятельности всегда было одной из главных и сложнейших задач Российского государства.

Отсутствие, а равно и недооценка подобной преемственной долгосрочной государственной политики в отношении роли и значения Военно-морского флота для развития и укрепления нашего Отечества не только негативно сказывалось на судьбе России, но и приводило к трагическим последствиям в ее истории.

Опыт Российского государства, как и неразрывно связанный с ним 300-летний опыт Российского Военно-морского флота, неоспоримо свидетельствует, что решительный поворот к наращиванию вклада морской мощи в устойчивое экономическое развитие, национальную безопасность и международный авторитет России возможен только при лидирующей роли государства в этом процессе.

Государственные интересы Российской Федерации в Мировом океане определяются геополитической значимостью Мирового океана для страны и представляют собой совокупность политических, экономических и собственно военных интересов государства.

Значение военно-морской деятельности для России обусловлено следующими основными факторами:

значительная протяженность морской государственной границы и наличие на прибрежном шельфе полезных ископаемых и биологических ресурсов;

проживание в прибрежных районах более половины населения России;

обострение конкуренции между развитыми странами мира за доступ к ресурсам Мирового океана;

усиление влияния военно-морского потенциала государств, в том числе ядерного, на соотношение сил в мире, сокращение стратегической стабильности, ход и исход войн и вооруженных конфликтов.

Государственные интересы России в Мировом океане предусматривают:

1. В политической сфере:

обеспечение гарантированного доступа России к ресурсам и пространствам Мирового океана, исключение дискриминальных действий со стороны отдельных государств или военно-политических блоков;

урегулирование на выгодных для страны условиях имеющихся политических и международно-правовых проблем использования Мирового океана.

2. В экономической сфере:

освоение и рациональное использование природных ресурсов Мирового океана в целях социально-экономического развития страны и обеспечение эффективного функционирования морских транспортных коммуникаций;

поддержание необходимого научно-технического, промышленного и кадрового потенциала, обеспечивающего военно-морскую деятельность.

Собственно военные интересы России в Мировом океане имеют целью обеспечение гарантированной защиты всего спектра ее государственных интересов в Мировом океане. Актуальность защиты государственных интересов России в Мировом океане возрастает вследствие существенного изменения геополитической ситуации в мире после распада СССР и возникновения новых угроз безопасности России в области морской деятельности, основными из которых являются:

ограничение возможности выхода России к ресурсам и пространствам Мирового океана, международным магистральным морским коммуникациям, особенно в Балтийском и Черном морях;

активизация военно-морской деятельности ведущих морских держав и изменение состояния ВМС не в пользу России, а также совершенствование боевых возможностей группировок военно-морских сил ведущих морских держав за счет высокоточного оружия;

экономическое, политическое и международно-правовое давление на Россию с целью ограничения ее морской деятельности.

Россия для защиты своих государственных интересов в Мировом океане должна обладать соответствующим морским потенциалом, основу которого составляют: Военно-морской флот, органы морской охраны пограничной службы, гражданский морской флот, навигационно-гидрографические, гидрометеорологические системы, системы связи и другие обеспечивающие судоходство системы. Военно-морской флот составляет основу морского потенциала России, решающего задачи обороны страны с морских направлений и безопасности государства в Мировом океане.

Главными целями политики России в области военно-морской деятельности являются реализация и защита государственных интересов России в Мировом океане и сохранение статуса мировой морской державы, а также развитие и эффективное использование военно-морского потенциала государства. В основу достижения этих целей положены следующие основные принципы:

государственное управление военно-морской деятельностью на основе морской политики;

анализ военных угроз России в Мировом океане и адекватность реагирования с применением военных и невоенных мер;

сбалансированность развития морских сил ядерного сдерживания и сил общего назначения, а также наличие необходимых группировок сил флота для защиты государственных интересов в Мировом океане с учетом характера будущей войны.

Военно-морская деятельность, связанная с защитой государственных интересов и обеспечением национальной безопасности России в Мировом океане с учетом характера будущей войны, относится к категориям военно-морской науки и к ее общетеоретическим основам. Ей присущи политические, экономические, дипломатические и военные формы и способы решения поставленных задач.

Приоритетными направлениями политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности являются:

усиление государственной поддержки, регулирование и контроль военно-морской деятельности;

поддержание и качественное обновление сил и средств морской составляющей стратегических ядерных сил, обеспечение их количественного уровня, требуемого для ядерного сдерживания;

поддержание и качественное обновление сил и средств общего назначения с учетом характера будущей войны;

поддержание и развитие систем разведки и целеуказания, связи и боевого управления, а также навигационно-гидрографического и гидрометеорологического обеспечения военно-морской деятельности;

охрана принадлежащих России природных ресурсов, а также ресурсов за пределами исключительной экономической зоны России, где в соответствии с международными договорами она обладает правами на их сохранение и использование;

обеспечение военно-морского присутствия России в Мировом океане;

создание благоприятных международно-правовых условий для деятельности Военно-морского флота в Мировом океане.

Все вышеперечисленное исходит из того, что мы рассматриваем Мировой океан как возможную сферу военных действий для проведения воздушно-космических морских операций с применением высокоточного оружия. А это требует создания единой системы освещения обстановки и боевого управления в едином масштабе времени. Поэтому в поддержании и развитии морской техники и вооружения ВМФ высший приоритет принадлежит:

ракетным подводным лодкам стратегического назначения;

многоцелевым подводным лодкам;

универсальным боевым надводным кораблям;

системам освещения обстановки, разведки и целеуказания, боевого управления, в первую очередь космическим системам.

В сдерживании угроз с морских и океанских направлений, защите государственной границы России в подводной среде, укреплении безопасности судоходства, промысловой, хозяйственной, научной и иных видов деятельности России в Мировом океане ведущая роль принадлежит Военно-морскому флоту.

Военно-морской флот - это главная составляющая и основа морского потенциала Российского государства, вид Вооруженных сил Российской Федерации, предназначенный для обеспечения защиты интересов России и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений.

Основные задачи Военно-морского флота:

1. Защита интересов России в Мировом океане военными методами.

2. Поддержание военно-морского потенциала России в готовности к применению по предназначению.

3. Контроль деятельности военно-морских сил иностранных государств и военно-политических блоков в прилегающих к территории страны морях, а также в других районах Мирового океана, имеющих важное значение для безопасности России.

4. Выявление, предупреждение и предотвращение военных угроз, отражение агрессии против России и ее союзников с морских и океанских направлений, участие в действиях по предотвращению и локализации вооруженных конфликтов на ранних стадиях развития.

5. Своевременное наращивание сил и средств в районах Мирового океана, откуда может исходить угроза интересам и безопасности России.

6. Создание и поддержание условий для безопасности экономической и других видов деятельности России в ее территориальных морях, исключительной экономической зоне, на континентальном шельфе, а также в отдаленных районах Мирового океана.

Для решения указанных задач Военно-морской флот состоит из регионально-дислоцированных оперативно-стратегических объединений - Северного, Тихоокеанского, Балтийского и Черноморского флотов, а также Каспийской флотилии. Качественный и количественный состав сил флотов должен соответствовать уровню и характеру угроз национальной безопасности России в конкретном регионе. Применение Военно-морского флота осуществляется в порядке, установленном для Вооруженных сил России, связанной с выполнением в мирное и военное время поставленных задач. В мирное время основными формами боевого применения ВМФ являются боевая служба, боевое дежурство и участие в ядерном сдерживании. В военное время основными формами решения задач будут являться готовность морских стратегических ядерных сил участвовать в первом ядерном ударе стратегических ядерных сил страны, морские операции и систематические боевые действия.

Военно-морская деятельность ВМФ России является категорией военно-политической науки, которой присущи общие законы войны и вооруженной борьбы на море, и состояние этой деятельности зависит от политических, экономических и военных факторов. Она охватывает весь Мировой океан и особенно стратегические районы, где необходима защита экономических интересов страны.

Таким образом, рассмотрев развитие взглядов на использование флотов ведущих морских держав в войне на море, можно сделать следующие выводы:

1. Новый скачок в развитии материальной базы ведения войны на море в конце XX века заставил по-новому взглянуть на применение ядерного оружия, результатом которого станет глобальное уничтожение цивилизации, и выдвинул на первое место в вооруженной борьбе высокоточное оружие.

2. Распад СССР ускорил процесс освоения высокоточного оружия в локальных войнах и уточнения военных доктрин США и других стран НАТО, в которых ведущее место отводится военно-морским силам.

3. В связи с отсутствием глобального противостояния в Мировом океане главные усилия ВМС США и НАТО направлены против экономических объектов на континентальных театрах войны, что отражено в их военных стратегиях.

4. ВМФ России утратил свои позиции в Мировом океане и снова становится прибрежным из-за нежелания правительства заниматься его содержанием и строительством.

5. Разработанная Главным штабом ВМФ России программа военно-морской деятельности как военно-политической категории при ее реализации может возвратить России статус великой морской державы, в противном случае к 2010-2015 году Военно-морской флот как вид Вооруженных сил утратит свое значение.

6. Будущая война, война шестого поколения, к которой готовятся развитые страны, будет бесконтактной, отрывается от земной поверхности и становится воздушно-космическо-морской, где основную роль сыграют информация в едином масштабе времени и высокоточное оружие воздушного и морского базирования.

Однако большинство стран мира по своему экономическому состоянию готово сейчас только к войне четвертого поколения.

В связи с этим морские стратегии западных государств предусматривают применение флота в войнах как четвертого, так и пятого и шестого поколений с учетом реальной угрозы.

Заключение

Война - явление общественное, конкретно-историческое. Войны не вечны. Они неизбежны в силу классового антагонизма в обществе (рабовладельческом, феодальном, капиталистическом), экономический базис которого основан на частной собственности на средства производства, на отношениях господства и подчинения.

Каждое общество (рабовладельческое, феодальное, капиталистическое) имело свои военные теории, которые находились в прямой зависимости от экономического и политического строя. Изменения в военных взглядах, военных теориях происходят в результате изменений в базисе и надстройке государства. Военная наука - важнейшая составная часть военной теории. Она имеет свой объект и свой предмет, представления о которых на протяжении всей истории военной науки были неоднозначными.

История отечественной военной науки призвана стимулировать решения ряда важных теоретических проблем, имеющих непосредственный выход на политику и военную практику. Одной из них является проблема оценки военно-политической обстановки в мире и отдельных регионах. Достаточно напомнить, что характером военно-политической обстановки определяется строительство вооруженных сил, их организация, оснащение, подготовка, обучение, воспитание, управление и т.д. В XXI веке во многом должен измениться характер военных опасностей и угроз для России, масштаб возможной войны, потому что создаются новейшие средства вооруженной борьбы, основанные на современных технологиях, что, в свою очередь, неизбежно приведет к изменению вооруженного противоборства, форм и способов его ведения. Будущая война шестого поколения - бесконтактная, воздушно-космическо-морская с применением высокоточного оружия, с глобальным и региональным информационным обеспечением - ставит своей главной целью подрыв экономики враждебного государства. Высокоточное оружие требует высочайшей эффективности систем управления и информационного обеспечения и противоборства.

Рассмотрев актуальные проблемы развития военно-морской науки, можно сделать некоторые выводы:

1. Военная и военно-морская науки - это система знаний о характере, законах войны, подготовке вооруженных сил и страны к войне и способах ее ведения. Они изучают зависимость хода и исхода войн от политики, экономики, соотношения морально-политических, научно-технических возможностей воюющих стран. Их основные части: военное и военно-морское искусство, история военного и военно-морского искусства, строительство вооруженных сил и флота, теория обучения и воспитания и другие.

2. Военно-морская наука есть составная часть военной науки, предметом которой является вооруженная борьба на море. Мировой океан - это постоянная арена борьбы между ведущими морскими державами за источники сырья и рынки сбыта. Появление высокоточного оружия, развитие новой материальной базы ведения войны на море в конце XX века заставили по-новому классифицировать поколения войн и формы их ведения. Воздушно-космические средства - это системообразующие военно-технические инструменты ведения войны будущего. Поэтому познание законов войны и вооруженной борьбы на море и вытекающих из них принципов военно-морского искусства является одной из важнейших общетеоретических проблем военно-морской науки.

3. Основными составляющими военно-морского искусства являются стратегическое использование военно-морского флота, оперативное искусство и тактика и согласование его усилий с действиями других видов вооруженных сил для достижения общих целей в вооруженной борьбе, организуемой на основе единой военной стратегии.

4. Структура флотов, обладающих сложными и разнообразными по их стратегической значимости и ударной мощи боевыми системами, а также функционирование флотов в специфических природных океанологических условиях и многообразие решаемых ими задач выделило военно-морскую науку в отдельную область из интегрированного понятия "военная наука".

5. В новых военных стратегиях США и НАТО основная роль в решении задач принадлежит флоту при использовании высокоточного оружия и в обеспечении информационных и боевых систем.

6. Судьба Военно-морского флота России зависит от политического решения руководства страны, направленного на развитие флота, в противном случае к 2010-2015 году он может утратить значение вида Вооруженных сил.

7. Бесконтактная война, развязанная НАТО весной 1999 го-да против Югославии, заставила, помимо всего прочего, задуматься о вероятности такой акции против России и ее союзников и о доступных мерах предотвращения или отражения агрессии подобного рода. Новая угроза "балканского типа" сегодня представляется маловероятной, но для того, чтобы она такой и оставалась, нужно создать адекватную политическую, материальную и концептуальную базу ее сдерживания.

8. Учитывая ограниченный военный бюджет до 2010 года, в данной работе предлагается для предотвращения или отражения агрессии "балканского типа" создать группировки сил флотов для проведения воздушно-космическо-морской операции, которая имеет цель сорвать агрессию путем уничтожения носителей высокоточного оружия, при этом необходимо сохранять достаточный потенциал стратегического ядерного сдерживания.

9. Военно-морская наука, основываясь на историческом опыте, должна с учетом изменений в материальной базе ведения войны и анализа поколений войн определить характер будущей войны на море и суше и разработать формы и способы ее ведения, строительство и подготовку сил флота, а также информационное обеспечение и боевое управление, соответствующие современным технологиям.

В данной работе автор на стыке веков рассмотрел состояние и структуру военно-морской науки, которая является ядром военно-морской деятельности России. Приведенная в настоящей книге классификация войн позволяет уточнить тенденции развития военно-морского искусства, формы и способы борьбы на море.

Научно-технический и производственный потенциал государства оказывает непосредственное влияние на развитие вооружения и военной техники, которые в войнах шестого поколения объединяются в единые многофункциональные боевые системы. Системный подход в строительстве флота - новый этап в его развитии. После распада СССР противостояние на море в форме "флот против флота" отошел на второй план, главным направлением в развитии флота стало "флот против берега", где основные цели - объекты экономики и жизнедеятельности страны, поражение которых позволяет в сравнительно короткие сроки, без ввода войск достичь целей локальных войн. Новым в войне шестого поколения является глобальное и региональное информационное обеспечение в реальном масштабе времени, осуществляемое в основном за счет космических систем, с которыми интегрированы системы огневого поражения дальнего действия. Это позволило заменить непосредственный контакт сражающихся войск на дистанционный огневой контакт на огневое поражение основ экономического потенциала страны. Комплексное огневое поражение силами флота и авиацией стало определяющим в стратегической воздушно-морской операции.

Наиболее характерными основными стратегическими тенденциями в войне будущего будут: уничтожение ключевых объектов управления, энергетики и промышленности; дистанционное поражение высокоточным оружием воздушного и морского базирования береговых объектов; интеграция сбора и обработки информации с комплексами огневого поражения в единую многофункциональную систему, обеспечивающую выдачу целеуказания в едином масштабе времени, стратегическая воздушно-космическо-морская операция как основная форма достижения целей в локальной войне; удары по военным и экономическим объектам, наносимые специально созданными разведывательно-ударными боевыми системами и носителями высокоточного оружия.

Таковы главные направления в военной и военно-морской науке, которые должны лечь в разработку теории и практики подготовки вооруженных сил к войне будущего.

Приложение

Американские политики о будущем России

1. План Даллеса

Аллен Даллес, в 1942-1945 гг. руководитель политической разведки США в Европе, масон, директор ЦРУ с момента его создания. Брат Джона Даллеса, государственного секретаря США в 1952-1959 гг., проводника политики "с позиции силы" и "балансирования на грани войны".

"Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, - все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей!

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России.

Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их сознательную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением... исследованием, что ли, тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых "художников", которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху.

Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Чест-ность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь, обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, - все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку всегда будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов.

Вот так мы это и сделаем"*.

2. Речь президента США Б.Клинтона

Речь Б.Клинтона, "друга" Б.Ельцина, произнесенная им на секретном совещании начальников штабов 24 октября 1995 го-да. Откровения "друга Билла" мало отличаются от речи Адольфа Гитлера, посвященной плану "Барбаросса" молниеносной войны против СССР, или от плана Даллеса начала 1945 года.

"...Последние десять лет в отношении СССР и его союзников убедительно доказали правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы, правда, с одним существующим отличием - мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство, которое было бы нелегко воссоздавать.

Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, но они уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью. За четыре года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на 15 млрд. долларов, сотни тонн золота, драгоценных камней и т.д.

Под несуществующие проекты нам переданы за ничтожно малые суммы свыше 20 тыс. тонн меди, почти 50 тыс. тонн алюминия, 2 тыс. тонн цезия, бериллия, стронция и т.д.

В годы так называемой перестройки в СССР многие наши военные и бизнесмены не верили в успех предстоящих операций. И напрасно. Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке. Наша цель и задача в дальнейшем - оказывать помощь всем, кто хочет видеть в нас образец западной свободы и демократии.

Когда в начале 1991 года работники ЦРУ передали на Восток для осуществления наших планов 50 млн. долларов, а затем еще такие же суммы, многие из политиков, военных также не верили в успех дела. Теперь же, по прошествии четырех лет, видно - планы наши начали реализовываться.

Однако это не значит, что нам не над чем думать. В России, в стране, где еще недостаточно сильно влияние США, необходимо решать одновременно несколько задач:

всячески стараться не допустить к власти коммунистов. При помощи наших друзей создать такие предпосылки, чтобы в парламентской гонке были поставлены все мыслимые и немыслимые препоны для левых партий;

особое внимание уделить президентским выборам. Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях. И поэтому нельзя скупиться на расходы.

Они принесут свои положительные результаты. Обеспечив занятие Ельциным поста президента страны на второй срок, мы тем самым создадим полигон, с которого уже никогда не уйдем.

Для решения двух важнейших политических моментов необходимо сделать так, чтобы из президентского окружения Ельцина ушли те, кто скомпрометировал себя. И даже незначительное "поливание" нынешнего президента не означает для нас поражения. Это будет лишь ловким политическим трюком. Цель оправдывает средства.

Если нами будут решены эти две задачи, то в ближайшее десятилетие предстоит решение следующих проблем:

расчленение России на мелкие государства путем межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии;

окончательный развал военно-промышленного комплекса России и армии;

установление в оторвавшихся от России республиках режимов, нужных нам.

Да, мы позволили России быть державой, но империей будет только одна страна - США"*.

Анализ выступлений Даллеса и Клинтона и попыток политического руководства СССР и России наладить с Соединенными Штатами партнерские отношения показывает, что США остаются для России потенциальным противником. Поэтому военная и военнно-морская науки должны тщательно исследовать развитие и применение ВМС США в локальных войнах и, не включаясь в гонку вооружений, вырабатывать адекватные меры по обеспечению национальной безопасности России в XXI веке.

Литература

Горшков С. Вопросы теории ВМФ/Морской сборник. - 1983, No 7.

Куликов В., Монаков М. О восстановлении в правах военно-морской науки/Морской сборник. - 2000, No 6.

Столбо К. Некоторые вопросы теории развития и использования ВМФ/Морской сборник. - 1985, No 5.

Слипченко В. Война будущего. - М., 1999.

Томашевский Л. Военно-морская наука - теоретический фундамент развития флота/Морской сборник. - 1995, No 11.

Тулин В., Кондырев И., Родин А. Философско-социалистические проблемы войны и армии. - М., 1976.

Тынянкин И. Информация и флот/Морской сборник. - 2000, No 6.


home | my bookshelf | | Война на море (Актуальные проблемы развития военно-морской науки) |     цвет текста   цвет фона