Book: Миллион терзаний



Катаев Валентин

Миллион терзаний

Валентин Петрович Катаев

Миллион терзаний

Водевиль в трех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Э к и п а ж е в  А н а т о л и й  Э с п е р о в и ч - весьма немолодой гражданин интеллигентной наружности, без службы.

К а л е р и я, 35 лет \

А г н е с с а, 20 лет } его дети.

М и х а и л, 22 лет /

Ш у р а  К л ю ч и к о в а, 20 лет - кондуктор московского трамвая.

А н а н а с о в  Э ж е н - консультант по делам искусств, потрепанная личность в иностранных спортивных шароварах.

П а р а с ю к  В а н я - рабочий, студент Комакадемии.

П а р а с ю к-о т е ц - пожилой рабочий, мастер \ его родители.

П а р а с ю к-м а т ь - пожилая женщина /

П а р а с ю к-д е д у ш к а, бывший дворник, очень стар, смахивает на Льва Толстого.

А р т а м о н о в а  А н г и н а  П а в л о в н а - соседка Экипажевых, дама.

1-й  ж и л е ц, робкий.

2-й  ж и л е ц, бурный.

П о ч т а л ь о н.

Действие происходит в 20-х годах, в Москве, в конце

августа, в течение одного дня; первое и второе - в

комнате Экипажева, третье - в квартире Парасюков.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Большая запущенная комната в некогда барской

квартире. Претензии на интеллигентность. Пыль.

Запустение. Закоулки. Фонарь на улицу.

ЯВЛЕНИЕ I

Шура читает. Экипажев дремлет. Пауза. Звонит

будильник.

Ш у р а (вскакивает). Мамочки! На смену опоздаю. (Останавливает будильник. Начинает собираться на смену.)

Э к и п а ж е в. Который час?

Ш у р а. Пять минут двенадцатого... Ой!

Э к и п а ж е в. Михаил Анатолиевич не приходил?

Ш у р а. Чего это?

Э к и п а ж е в. Я говорю, Михаил Анатолиевич не возвращался? Ну да, мой сын Миша не приходил?

В дверь заглядывает Миша в милицейской форме. Увидев

Экипажева, он обращает испуганные глаза к Шуре и

скрывается, не замеченный Экипажевым.

Ш у р а. Не приходил.

Э к и п а ж е в. Вторую ночь он где-то пропадает. Это меня начинает сильно беспокоить.

Ш у р а. А чего беспокоиться?

Э к и п а ж е в. Странный вопрос. Среди современной молодежи такое чудовищное падение нравственности. Дурная среда. Я прихожу в ужас. Он еще совсем ребенок.

Миша выглядывает.

Ш у р а. Чего это?

Э к и п а ж е в. Я говорю, что Михаил Анатолиевич совсем ребенок. Он легко может поддаться бог знает каким влияниям.

Ш у р а. Ровно ничего с ним не произойдет.

Э к и п а ж е в (строго). Вы были когда-нибудь матерью?

Ш у р а. Чего это?

Э к и п а ж е в. Я говорю, у вас были когда-нибудь дети?

Ш у р а (застенчиво хихикает). Как вы странно спрашиваете... Я ж девушка...

Э к и п а ж е в. В таком случае вы не можете понять родительского сердца. Вы знаете, до чего он на днях договорился?

Ш у р а. Понятия не представляю.

Э к и п а ж е в. На днях он совершенно серьезно заявил, что собирается поступить в милицию. А?

Ш у р а. И очень даже просто. Чем плохая служба?

Э к и п а ж е в. Шура! Я вам раз навсегда запрещаю в моем доме говорить подобные вещи. Вы, кажется, злоупотребляете своим положением здесь. Вы не в вагоне трамвая. Ну да. Я нахожусь в стесненных обстоятельствах. Я не служу. Я сжат со всех сторон. Я принужден временно, подчеркиваю: временно, пока не возвратятся мои дочери, - сдавать вам... э... кхм... э...

Ш у р а. Койку?

Э к и п а ж е в. Как это великодушно с вашей стороны. Койку! Мерси.

Ш у р а. Ну, угол?

Э к и п а ж е в. Койку... Угол... ну да. Конечно. За двадцать пять рублей, которые вы мне платите в месяц за "койку", как вы выражаетесь, вы можете третировать меня сколько вам угодно. И вы правы. На вашей стороне грубая сила денег. Я принужден молчать. Продолжайте. Продолжайте. Обливайте помоями седую голову старого русского интеллигента.

Ш у р а. Ей-богу, Анатолий Эсперович... Что вы такое говорите... При чем помои... Какие могут быть помои...

Э к и п а ж е в. Продолжайте, продолжайте. Угол. Койка. Нары. Очень хорошо. Дальше! Дальше! Называйте скорее мой дом ночлежкой, а меня самого этим самым... Ну как это называется на современном советском жаргоне... Вышибалой, что ли? Не стесняйтесь. Валяйте. Вот до чего довели бедную русскую интеллигенцию! Мерси.

Миша выглядывает и делает Шуре отчаянные знаки.

Ш у р а. Анатолий Эсперович!

Э к и п а ж е в. Нуте-с?

Ш у р а. Анатолий Эсперович... (Таинственно.) Кто-то в уборной свет не погасил.

Э к и п а ж е в. Опять? (Гордо выпрямляясь.) Ну, это уже хамство! (Зловеще и твердо уходит.)

ЯВЛЕНИЕ II

В комнату быстро вскакивает Миша.

Ш у р а. Насилу сплавила вашего папашу.

М и ш а. А то прямо гроб. Жильцы в коридор заглядывают, видят милиционер. Беспокоятся. А я от них морду прячу за вешалку. Ни туда ни сюда. Прямо происшествие.

Ш у р а. Демобилизуйтесь скорее.

М и ш а. К вам в сундучок можно милицейское барахлишко сунуть?

Ш у р а. Давайте.

М и ш а. А то папаша найдет, тогда - гроб. (Переодевается.)

Ш у р а. Ну, как служба?

М и ш а. Ничего служба. Стоим на посту. Сегодня жалованье платили.

Ш у р а. Ну, стало быть, здравствуйте и прощайте. Мне на смену.

М и ш а. Я со смены - вы на смену. Вы со смены - я на смену. И так всю жизнь. Довольно глупо.

Ш у р а. Не замечаю ничего глупого.

М и ш а. А я замечаю.

ЯВЛЕНИЕ III

Входит Экипажев.

Э к и п а ж е в. В конце концов придется запереть уборную на замок и ключ выдавать в каждом отдельном случае. Здравствуй, Михаил. На всю комнату казармой несет. Откуда это? Какая-то помесь капусты и ефрейтора. Это от тебя? Фу, мерзость какая!

М и ш а. Да, действительно. Что-й-то пованивает.

Ш у р а. Это, Анатолий Эсперович, наверное, у кого-то из жильцов на кухне щи варятся.

Э к и п а ж е в. Гм... Действительно, нечто вроде щей! У кого же могут быть сегодня щи? Странно. (Уходит.)

Ш у р а. Родненькие! Опоздала! (Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ IV

Без Шуры.

Э к и п а ж е в (входя). Большая свиная нога варится в щах. Конечно. Им все, а нам ничего. Что это значит, Михаил?

М и ш а. В чем дело? Что случилось?

Э к и п а ж е в. Надеюсь, пока еще ничего не случилось. Но меня крайне, подчеркиваю: крайне - беспокоит твое поведение. Куда ты идешь? К чему ты стремишься? Какие у тебя идеалы?

Миша молчит.

Я спрашиваю: какие у тебя идеалы?

М и ш а. Да нет у меня никаких идеалов.

Э к и п а ж е в. У всех Экипажевых всегда были идеалы. До сих пор еще ни одного Экипажева не было без идеалов. Ни од-но-го... Не перебивай меня.

М и ш а. Да я тебя не перебиваю. Отстань.

Э к и п а ж е в. Как ты смеешь грубить отцу! Кто тебя научил? Экипажевы никогда не грубили своим отцам. Слышишь: ни-ког-да! Экипажевы высоко держали знамя русской интеллигенции и свято передавали его из рук в руки, из поколения в поколение. Твой прадед высоко держал знамя. Твой дед высоко держал знамя. Твой отец высоко держал знамя. И до сих пор еще держит довольно высоко, несмотря ни на что. Подчеркиваю: несмотря ни на что. Ну да. Святое знамя свободы и борьбы. А ты? Что общего может быть у сына Анатолия Экипажева с кондукторшей московского трамвая? Не перебивай меня. Господи, ты видишь... Мне некому передать мое знамя.

М и ш а. А вы сестрам не пробовали передавать?

Э к и п а ж е в. Что?!

М и ш а. Ничего. Я только говорю: может быть, Каля и Аня...

Э к и п а ж е в. Не смей говорить о своих сестрах на этом ужасном уличном жаргоне: Каля, Аня... В роду Экипажевых никогда не было никаких Каль и Ань. Калерия и Агнесса. Агнесса и Калерия.

М и ш а. Ну пускай Калерия и Агнесса.

Э к и п а ж е в. Не перебивай меня. Ты не достоин произносить их имен.

М и ш а. Так можешь передать им знамя.

Э к и п а ж е в (строго). Знамя передается исключительно по мужской линии. Но если ты будешь себя так вести... Если у тебя не будет идеалов и принципов, то придется... Имей в виду, Михаил, - придется передать... И видит бог, я передам. Не посмотрю на то, что они девушки, - и передам знамя. Особенно Калерии. Она ведет себя безупречно. Я еще не знаю, что будет с Агнессой. Я не знаю, чего она наберется в своем, как это называется на вашем ужасном языке, в своем вузе, кажется, так - вуз! Но за Калерию я ручаюсь... Она не изменит высоким принципам Экипажевых. И служению чистому искусству. Пока большевики не распродадут последнего шедевра последнего музея, она будет свято охранять музейные ценности - единственное, что нам осталось от великого культурного наследия прошлого.

М и ш а. Да что ты зарядил, ей-богу: идеалы, большевики, распродадут шедевры... Вот достукаешься до того, что тебе пришьют дело.

Э к и п а ж е в. Молчи! Я ничего не боюсь. Экипажевы никогда не скрывали своих убеждений. Пусть приходят, пусть надевают на меня кандалы. Я готов. Экипажевы всегда страдали за убеждения. Ну! Берите меня... Я подчиняюсь произволу.

Стук в дверь. Пауза.

Тс-с-с!

Пауза.

А... антрэ!

ЯВЛЕНИЕ V

В дверь заглядывает 1-й жилец.

1-й  ж и л е ц. Это к вам милиция? (Входит в комнату.)

Э к и п а ж е в. К... какая м... милиция? За что же?

1-й  ж и л е ц. Жильцы, говорят, видели, как сюда к вам милиционер вошел. Я сам, конечно, не видел, но жильцы говорят, возле вашей двери милиционера видели...

Э к и п а ж е в. Видит бог. Ни сном ни духом. Зачем же милиция! Я четырнадцать лет сочувствую...

М и ш а. Никакого тут милиционера не было. Что вы зря панику поднимаете! Видите, ну где милиционер?

1-й  ж и л е ц. Нету милиционера.

ЯВЛЕНИЕ VI

В дверь заглядывает 2-й жилец и бурно врывается.

2-й  ж и л е ц. В чем дело? Что такое? Экипажева забирают?

Э к и п а ж е в. Меня нельзя забирать. Я - лояльный.

2-й  ж и л е ц (кричит в коридор). Экипажева забирают!

ЯВЛЕНИЕ VII

Входит соседка Артамонова.

А р т а м о н о в а. Голубчик! Анатолий Эсперович! Да что же это делается? Да за что же это вас в милицию?

Г о л о с  з а  с ц е н о й. Господа! Экипажева забирают! Милиция пришла!

М и ш а. Граждане! Что за паника? Никакой милиции нет. Это вам показалось. Видите? А ну, граждане! Попрошу посторонних очистить помещение. (Выпроваживает всех жильцов Артамоновой. Кричит в коридор.) Нету никакой милиции! Разойдитесь!

Э к и п а ж е в. И в коридоре нету... милиции?

М и ш а. И в коридоре нету.

Э к и п а ж е в. Нуте-с.

А р т а м о н о в а. Я так переволновалась... Так переволновалась...

Э к и п а ж е в. Уверяю вас, госпожа Артамонова, - напрасное волнение. Берите с меня пример. Вы видите, - совершенно я спокоен. Мы, интеллигенция... Может быть, в кухне - милиция?

М и ш а. Нету в кухне милиции. Нету! Успокойся.

Э к и п а ж е в. Нуте-с. Русская интеллигенция всегда была жертвой полицейских репрессий. Радищев. Декабристы. Октябристы. Пушкин, Лермонтов, Жуковский... Слышишь, Михаил! Ты должен склонить голову перед этими святыми именами, а не глупо ухмыляться. Вот, госпожа Артамонова, современная молодежь. Полюбуйтесь!

А р т а м о н о в а (со вздохом). Да, уж... (Оживившись.) Анатолий Эсперович! Кстати, об интеллигенции. Нас с вами можно поздравить.

Э к и п а ж е в. Что такое?

А р т а м о н о в а. Наконец-то Советская власть взяла лучшую часть старой интеллигенции на особое снабжение.

Э к и п а ж е в. Не может быть!

А р т а м о н о в а. Уверяю вас. Муж моей дочери, мой зять, инженер Белье, прикреплен к закрытому распределителю. Представьте себе, в месяц по твердым ценам выдают кило масла, четыре с половиной кило мяса, тридцать литров молока, кило колбасных изделий.

Э к и п а ж е в. Кило колбасных изделий...

А р т а м о н о в а. Тридцать штук яиц, два с половиной кило рыбы, сто граммов чаю, пять кило сахару...

Э к и п а ж е в. Сахару...

А р т а м о н о в а. И еще что-то там. Да, кило сметаны, три кило фруктов... Вы разве не получили? Да, еще тридцать пачек папирос...

Э к и п а ж е в. Н-нет. Не получил.

А р т а м о н о в а. Да, впрочем, вы ведь не служите. Ах, Анатолий Эсперович, голубчик, почему вы не служите?

Э к и п а ж е в. Служить бы рад - прислуживаться тошно.

А р т а м о н о в а. Ну что вы, что вы! Давно все наши служат.

Э к и п а ж е в. Все, но не я. Экипажевы никогда не продавали своих убеждений... как некоторые.

А р т а м о н о в а. Если это намек на мужа моей дочери, моего зятя, инженера Белье... Муж моей дочери, инженер Белье...

Э к и п а ж е в. Французик из Бордо. О да. Молчалины блаженствуют на свете.

А р т а м о н о в а. Анатолий Эсперович! При всем моем уважении к вам... Вы должны знать, что инженер Белье...

Э к и п а ж е в. Я не хочу знать никакого Белье. Меня не интересует чужое белье. Да-с. Грязное чужое белье.

А р т а м о н о в а. Гражданин Экипажев! Вы забываете, что я - мать. Это слишком. Вы сами три раза служили. И вас отовсюду выгоняли по чистке. Да, по чистке.

Э к и п а ж е в. Я запрещаю вам говорить в моем доме подобные вещи!

А р т а м о н о в а. Этот дом такой же ваш, как и мой.

Э к и п а ж е в. Ах, пардон. Я не знал, что вы за экспроприацию частной собственности. В таком случае я запрещаю вам говорить подобные вещи на моей площади. Меня не выгоняли по чистке. Я сам уходил по чистке, потому что не желал работать с хамами. Да, с хамами! Как некоторые подозрительные "интеллигенты".

А р т а м о н о в а. Да кто вы такой? А может быть, вы сами и есть подозрительный интеллигент? Почем я знаю! Я с вами в университете не училась. Вызубрили десять слов: "интеллигенция", "идеалы", "принципы", "произвол", "знамя" - и кричите на всю, всю квартиру, как попугай.

Э к и п а ж е в. Молчите!

А р т а м о н о в а. Не замолчу! Всех жильцов терроризировали. Пикнуть вам наперекор боятся. А вдруг на самом деле - великий интеллигент, мученик за идею... Радищев...

Э к и п а ж е в. Я запрещаю вам!

А р т а м о н о в а. Сюртуком пугаете! Собственных детей убедили, что духовный интеллигент. У нас люди доверчивые, - поди проверь, что именно вы интеллигент и именно духовный.

Э к и п а ж е в. Па-а-прашу вас не переступать больше порога моей комнаты.

А р т а м о н о в а. А может быть, вы просто бывший околоточный надзиратель!

Э к и п а ж е в. Мерси! Между нами все кончено. Идите! Ступайте скорее на кухню варить свои обеды из подачек, полученных инженером Белье от большевиков.

А р т а м о н о в а. И пойду. Тьфу! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ VIII

Те же, без Артамоновой.

Э к и п а ж е в. Мерси! Масла кило, мяса четыре с половиной кило. Молока тридцать литров. Колбасных изделий кило. (Мише.) Что ж ты молчишь, как чурбан? Твоего отца оскорбляют в собственном доме, а ты прилип к окну и ничего не видишь и не слышишь! Я тебе говорю, Михаил! Чего ты в окне не видел? Трамваев не видел? Брось книжку. Брось эту дрянь. О, если бы твоя покойная мать видела все это! Некому передать знамя. Некому... (Впадает в задумчивость.) Тридцать штук яиц. Два с половиной кило рыбы. Сто граммов чаю. Пять кило сахару. Кило сметаны. Три кило фруктов. Да-с... Варятся щи с капустой. В щах лежит большая свиная нога... Ух-х-х!

ЯВЛЕНИЕ IX

Входит, запыхавшись, Шура с сумкой.

Ш у р а. Вагон остановился.

Э к и п а ж е в. Поздравляю вас.

Ш у р а. Аккурат против самого дома. В окошко видать. Поглядите, Миша, стоит мой вагончик. Авария. Против самых наших ворот испортился. Такое счастье!

Э к и п а ж е в. Вот-с. Картина. Панно. Советский транспорт. Нет людей. Нет настоящих интеллигентных людей!

Ш у р а. Минут десять простоим. Ой, Анатолий Эсперович! Кого я только что видела! Я только что вашу дочку видела.

Э к и п а ж е в. Мою дочку? Которую?

Ш у р а. Калерию Анатолиевну. Ой, Миша, подержите сумку. Я такая взволнованная, такая взволнованная...

Э к и п а ж е в. Где?

Ш у р а. Возле Курского вокзала. Там наш вагончик остановился. Испортился. Аккурат напротив. Авария. Я смотрю - и вдруг вижу, Калерия Анатолиевна на извозчика с мужчиной садятся. Такая вся загорелая. Видать, прямо из Крыма. А мужчина, знаете, ее за талию поддерживает. Прямо цирк.

Э к и п а ж е в. Стой! Какой мужчина?

Ш у р а. Обыкновенный мужчина, просто человек. Понятия не представляю. Обыкновенный ее муж.

Э к и п а ж е в. Как - муж! Вышла замуж?

Ш у р а. Говорит, вышла замуж.

Э к и п а ж е в. О, господи! Да что же ты с ней - разговаривала?

Ш у р а. Ой, где там! Я ее только спросила, кто такой, а она кричит через все уличное движение, дескать, замуж вышла. Как раз между ними и нами грузовик-пятитонка встрял. Я только успела через грузовик спросить - куда едете. А она обратно, через грузовик, говорит: сюда едет. К вам, Анатолий Эсперович.

Э к и п а ж е в. Дальше. Дальше. И что же?

Ш у р а. А дальше ничего. Еще один грузовик-пятитонка между нами и ими встрял и два ломовика аккурат встряли. Ну, они и поехали. А потом мы поехали. А он ее за талию держит. Прямо цирк, не будь я гадом. Так что можно вас поздравить. Они сюда едут. А я, значит, теперь должна свою койку освободить?

Э к и п а ж е в. Опять - койку?

Ш у р а. Ну - постельку, постельку...

Э к и п а ж е в. Наоборот. Наоборот. Для меня этот брак, собственно, не является неожиданностью. Калерия мне давно писала из Крыма, что за ней ухаживает один молодой человек. Прекрасный, интеллигентный, - подчеркиваю: интеллигентный, - молодой человек из хорошей фамилии. Вы, вероятно, слышали, присяжный поверенный Николай Николаевич Ананасов? Так это его сын. Сын Ананасова. Консультант по делам искусств. Они будут жить у Ананасовых. Прекрасная партия, прекрасная.



М и ш а. Слава богу, наконец-таки Калька выскочила замуж.

Э к и п а ж е в. Я тебе запрещаю говорить о старшей сестре и о браке в таком тоне. И приведи себя в порядок. Сейчас они приедут. Я требую, чтобы ты держал себя достойно. Надеюсь, ты не заставишь меня краснеть за тебя перед господином Ананасовым.

М и ш а. Я все равно ухожу сейчас.

Э к и п а ж е в. Тем лучше... Да... Сюртук. Где мой сюртук? И - в парикмахерскую. Надо привести себя в порядок. (Смотрит в зеркало.) Боже, как я опустился! Как опустился! Шура, вы мне разрешите? Я у вас из сумки возьму в счет платы за... постельку один рубль или даже лучше два? А то у меня временно стесненные обстоятельства.

Ш у р а. Ей-богу, я не знаю, Анатолий Эсперович. Вчера вы брали. И позавчера брали.

М и ш а. Не надо. Вот возьми. Я сегодня получил сорок восемь рублей.

Э к и п а ж е в. Вот как! Это другое дело! Где ты получил? Впрочем, можешь не отвечать. Я не смею залазить тебе в душу и насиловать твое "я". Экипажевы никогда не насиловали чужого "я". Будем считать, что беру у тебя эти деньги на сохранение.

М и ш а. Зачем на сохранение? Бери просто. Я у тебя живу. Ты без работы.

Э к и п а ж е в. Ни слова. Я никогда не позволю себе брать деньги у собственного сына.

М и ш а. Ты же у Калерии и у Агнессы берешь.

Э к и п а ж е в. Да. Беру. Но на сохранение. Подчеркиваю - на сохранение.

М и ш а. Пускай будет на сохранение.

Э к и п а ж е в. Нуте-с. Если они приедут в мое отсутствие, прошу тебя, прими его радушно, но достойно. Не забывай, что он Ананасов, а ты Экипажев. Молодая поросль русского либерализма. (Величественно идет в парикмахерскую.)

ЯВЛЕНИЕ X

Без Экипажева. Пауза. Звонит будильник.

М и ш а. Ух ты! Половина третьего. Пока папаша красоту наводит... (Достает из сундука милицейскую форму и одевается.)

Ш у р а. Куда торопитесь? Подождите.

М и ш а. А может быть, мне на пост становиться надо.

Ш у р а. А где ваш пост?

М и ш а. Мой пост там, где ваш маршрут не проходит.

Ш у р а. А вы откуда знаете, где мой маршрут проходит?

М и ш а. Милиция обязана все маршруты знать. (Оделся.)

Ш у р а. Что-то вы очень много о себе думаете.

М и ш а. Я не о себе думаю. Я о маршруте думаю. А вы о чем думаете?

За окном звонки трамвая.

Ш у р а. Мамочки, вагончик мой трогается!

М и ш а. Это встречный. Ваш стоит на месте. Видите, какая пробка! На полчаса дело.

Ш у р а. Хорошо вам, милицейским.

М и ш а. А чем хорошо?

Ш у р а. Вы можете на посту книжку читать.

М и ш а. А вы можете в вагоне читать.

Ш у р а. А вот в вагоне никак не мыслимо.

М и ш а. Почему это не мыслимо?

Ш у р а. Публика невозможно грубая. Особенно гражданки попадаются проклятые. Только откроешь книжку, а она тебе так и норовит гривенник в глаза засунуть. Прямо как в автомат.

М и ш а. Такую публику штрафовать надо.

Ш у р а. По нашему маршруту, к сожалению, ни одного порядочного милиционера не стоит.

С улицы звонки.

Oй, вагон трогается!

М и ш а. Погодите, я тоже по вашему маршруту поеду.

За дверью голоса.

Ух... папаша. Происшествие! (Прячется.)

Ш у р а (выглядывая в дверь). Калерия Анатолиевна с мужем. Прямо цирк, не будь я гадом.

ЯВЛЕНИЕ XI

Входят Калерия и абсолютно пьяный Ананасов.

А н а н а с о в (хрипло). Папаша, вы дома?

К а л е р и я. Эжен... Я умоляю тебя... Я схожу с ума...

А н а н а с о в. Я хочу видеть моего папу. Моего нового па... папочку.

К а л е р и я. Боже мой... боже мой...

А н а н а с о в (видит Шуру). О! Кондукторша! Я думал, что мы уже приехали. А ок-казывается, мы еще едем...

К а л е р и я. Эжен, ради всего святого! Мы уже приехали, приехали. Это наша квартира.

А н а н а с о в. Значит, вы ж-живете пр-реимущественно в трамвае?

К а л е р и я. Это комната, комната.

А н а н а с о в. Странно. А почему кондукторша? Послушайте, дайте мне два билета... мне и моей жене... Передайте кондукторше. Будьте любезны. Извините... Меня со всех сторон толкают... Вагон страшно качает...

К а л е р и я. Эжен, на коленях умоляю тебя, идем!

А н а н а с о в. Ви-но-ват. Я не желаю сходить. Можете позвать милиционера. Я себя веду вполне корректно...

К а л е р и я. Шурочка... Ради бога... Умоляю вас... Где папа?

Ш у р а. Он в парикмахерской. Сейчас придет.

К а л е р и я. Господи, господи! Умоляю вас на коленях! Не говорите ему ни слова! Какой стыд!

Появляется Миша.

Мишенька! Ты уже служишь? Как я рада! Очень прошу тебя. Я его сейчас уведу. Ни слова папе! Это его убьет!

М и ш а. Поздравляю.

Звонки трамвая.

Ш у р а. Мамочки, поехали без меня! (Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ XII

Те же, без Шуры.

А н а н а с о в (видит Мишу). О! Милиционер. А где же кондукторша? Что такое? Куда меня привели?

К а л е р и я. Это наша квартира.

А н а н а с о в. Значит, вы живете пр-реиму-щественно в милиции?.. Очень приятно... Можете меня арестовать. Ведите меня в темницу. Милиционер! Ха-ха-ха!

К а л е р и я. Миша, ради бога! Ни слова папе!

М и ш а. И ты ни слова, что я в милиции.

А н а н а с о в. Милиционер! Можете составлять протокол. Так и пишите: потомственный почетный дворянин, консультант по делам искусств, Евгений Николаевич Ананасов. Не желает выходить из трамвая. Пожалуйста...

М и ш а. Возись с пьяными! Еще на пост опоздаю. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XIII

Те же, без Миши.

А н а н а с о в. Ах, так? Кондукторша ушла. Милиционер ушел. Все ушли. Понимаю. Личный выпад? В таком случае я тоже ухожу.

К а л е р и я. Куда ты?

А н а н а с о в. Домой. К папе. К своему старому настоящему папочке. (Рыдает.)

К а л е р и я. Вот и умница. Поезжай домой. Будешь дома бай-бай. А я сейчас приеду. Сейчас приеду.

А н а н а с о в. Бай-бай...

К а л е р и я. Вот, вот, иди, солнышко, иди. Ты дорогу домой найдешь?

А н а н а с о в. Найду. Все прямо, прямо, прямо и потом все налево, налево, налево. Бай-бай. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XIV

Калерия одна.

К а л е р и я. Боже мой... Кто б мог подумать... Мамочка! (Рыдает у портрета матери.) Милая моя мамочка!.. Отчего тебя нет со мной!

ЯВЛЕНИЕ XV

Входит Ананасов, шатаясь, доходит до Шуриной постели,

валится на нее и, бормоча "бай-бай", засыпает, не

замеченный Калерией.

К а л е р и я. Он был такой нежный... такой благородный... В Крыму... (Рыдает.)

ЯВЛЕНИЕ XVI

Входит Экипажев с букетом и бутылкой шампанского.

Э к и п а ж е в. Калерия!

К а л е р и я. Папочка!

Э к и п а ж е в. Ты плачешь? Что случилось? Где твой муж? Где все?

К а л е р и я. Все ушли. А мой муж... Он очень устал с дороги... Он завтра. Он очень извиняется. Он такой хрупкий. А я пришла, и вот... Увидела мамочкин портрет и расстроилась...

Э к и п а ж е в. Дитя мое... О, я понимаю! Как я тебя понимаю! Плачь, плачь! Это светлые, блаженные слезы счастья. Последние слезы суровой зимы и первые слезы, та-ра-ра, любви. За Ананасова?

К а л е р и я. За Ананасова.

Э к и п а ж е в. Я очень рад. От души тебя поздравляю, Калерия. Ананасовы - прекрасная русская либеральная фамилия. Можешь смело носить ее, с гордостью, но никогда - подчеркиваю: никогда - не забывай, что ты урожденная Экипажева.

К а л е р и я. Я не забуду.

ЯВЛЕНИЕ XVII

В дверь заглядывает 1-й жилец.

Э к и п а ж е в. Что такое? Милиция?

1-й  ж и л е ц (входит в комнату). Ах, нет! Никакой милиции. Вас, кажется, можно поздравить? Жильцы говорят, что Калерия Анатолиевна выходит замуж. Я сам, конечно, лично не видел, но жильцы говорят, что выходит.

Э к и п а ж е в. Вышла. Не выходит, а вышла. Нуте-с?

1-й  ж и л е ц. В таком случае... Анатолий Эсперович! Калерия Анатолиевна! Позвольте принести свои самые сердечные извинения, то есть поздравления. Я, конечно, сам не видел, но жильцы говорят, так что позвольте принести.

ЯВЛЕНИЕ XVIII

В дверь заглядывает 2-й жилец и затем бурно

врывается.

2-й  ж и л е ц. В чем дело? Что такое? У вас событие? Калерия Анатолиевна вышла замуж?

Э к и п а ж е в. Как видите.

2-й  ж и л е ц (в коридор). Граждане, у Экипажевых событие. Старшая дочь вышла замуж!

Э к и п а ж е в. Нуте-с!

ЯВЛЕНИЕ XIX

Входит соседка Артамонова, неся на тарелке пирожок.

А р т а м о н о в а. Голубчик! Анатолий Эсперович! Ну, допустим, я погорячилась. Кто старое помянет, тому глаз вон. Ради такого дня! Да что же это делается! Господи! Калерия Анатолиевна! Калечка! Душечка! Поздравляю вас! Анатолий Эсперович! Позвольте вам собственного печенья. Не побрезгуйте.

Э к и п а ж е в. Мерси, мерси.

А р т а м о н о в а. Душечка! Калечка! За кого?

Э к и п а ж е в. За сына присяжного поверенного Николая Николаевича Ананасова, консультанта по делам искусств, Евгения Николаевича Ананасова.

В с е  ж и л ь ц ы. О!..

Г о л о с  з а  с ц е н о й. Господа! У Экипажевых свадьба. Дочка замуж вышла за Ананасова!

А р т а м о н о в а. Моя дочь и муж моей дочери, мой зять, инженер Белье, будут так рады, так рады! Но где же, душечка, ваш супруг?

Э к и п а ж е в. Евгений Николаевич очень устал с дороги. Они только что с курорта. При теперешнем состоянии транспорта, вы понимаете... Он такой хрупкий...

К а л е р и я. Да, да. Мне надо идти. Он такой хрупкий.

Э к и п а ж е в. Вообще все Ананасовы такие хрупкие.

К а л е р и я. Я очень беспокоюсь за его здоровье. Извините. Мне надо идти.

Э к и п а ж е в. Они будут жить у Ананасовых.

К а л е р и я. Мы придем скоро... Извините... Скоро... Сейчас...

А р т а м о н о в а. Ах, душечка, я вас очень понимаю. Идите, душечка, идите.

К а л е р и я. До свиданья. Извините. До свиданья. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XX

Те же, без Калерии.

Э к и п а ж е в. Нуте-с...

Все смотрят на бутылку шампанского.

Нуте-с!

А р т а м о н о в а. Теперь, Анатолий Эсперович, остается только найти хорошего женишка для Агнессочки...

Ж и л ь ц ы. Хорошего для Агнессочки. (Смотрят на бутылку.)

Стук в дверь.

Э к и п а ж е в. Антрэ!

ЯВЛЕНИЕ XXI

Входит почтальон.

П о ч т а л ь о н. Заказное письмо Экипажеву. Кто Экипажев?

Э к и п а ж е в. Я Экипажев.

П о ч т а л ь о н. Получите.

Э к и п а ж е в. От Агнессы.

А р т а м о н о в а. Легка на помине.

Э к и п а ж е в. От Агнессы Экипажевой из Сталинграда. Она там на производстве, на практике. Для молодой девушки весьма интересное место. Инженеры. Иностранцы. Гм... как знать...

П о ч т а л ь о н. Распишитесь.

Э к и п а ж е в. Одну минуточку. Ручка есть, а пера нету. Ах, вот перо. Не действует. То есть перо действует, а чернила не действуют. Высохли. Черт знает что! У русского интеллигента высохли чернила! Как это называется, господа? Символическое высыхание чернил! А? (Горько смеется.)

П о ч т а л ь о н. Гражданин, нате карандаш.

Э к и п а ж е в. Огрызок какой-то. Его надо слюнить. Еще анилином отравишься. Впрочем, пускай. И так - затравили. Вот-с. Удивляюсь, как я еще не разучился писать свою фамилию: Э-ки-па-жев. Мерси. Вот-с, товарищ почтальон. Такие дела. Старшую дочь только что за хорошего человека выдал. Присяжного поверенного Ананасова знали? Интеллигентнейший человек. Не знали? Так за его сына. А вот теперь от младшей письмо. Постойте, голубчик. Вы мне принесли письмо от любимой дочери. Нежный документ, сувенир. Не считайте это оскорблением. Возьмите рубль, сдачи не надо.

П о ч т а л ь о н (застенчиво). У нас не полагается.

Э к и п а ж е в. Ах, не полагается? Пардон! (Прячет рубль обратно.)

Почтальон, помявшись, уходит.

Ах, классовая гордость! Пожалуйста.

ЯВЛЕНИЕ XXII

Без почтальона.

Э к и п а ж е в. Простите великодушно. (Распечатывает письмо и читает.) Что??? А-а-а! (Испускает вопль.)

В с е. Что такое? Что случилось?

Э к и п а ж е в. Поздравляю вас, господа. Моя младшая дочь, Агнесса Экипажева, вышла замуж за хама. Поздравляю вас всех, господа!

1-й  ж и л е ц. Почему всех?

2-й  ж и л е ц. При чем тут мы?

Э к и п а ж е в. Так. Всех. Всю русскую духовную интеллигенцию. Господин Белинский. Вас тоже поздравляю! (Кланяется портрету Достоевского.) Вот. Где это? Не вижу. Ничего не вижу. В глазах потемнело. Читайте, читайте. Вот тут. Ангина Павловна, читайте!

А р т а м о н о в а (читает). "Дорогой папочка, я так счастлива. Наконец я полюбила, и меня полюбили. Я вышла замуж. Хотя мой муж и рабочий..." Какой мезальянс! "Хотя мой муж и рабочий..."

Э к и п а ж е в. Довольно. Больше ни слова. Вот. Дочь Экипажева вышла замуж за мастерового. Нет, вы слышите? Госпожа Артамонова! Вы - мать. Вы поймете меня. Ну, представьте себе. Дочь, чистая девушка из интеллигентной, культурной семьи. Нежный бутон, капля дождя... и вдруг - муж хам. Ха-ха-ха! Муж войдет в мой дом. Вот сюда он войдет - муж моей дочери, дочери Экипажева, - пьяница, алкоголик, тупица, хулиган, низкий обезьяний лоб. Господа, я либерал. Я против крепостного права. Больше того, я - демократ. Экипажевы всегда держали знамя демократизма... Но это, это... Нет! Поймите же вы меня. Только вы можете понять меня, госпожа Артамонова. Они приедут сюда. Вот, вот... (Хватает письмо.) Они уже едут. Уже, может быть, подъезжают... (Рвет письмо.) Вот сейчас войдет мой пьяный зять и потребует водки и закуски. Он ляжет на мой письменный стол, на мои бумаги и брошюры и задерет ноги. Он развесит свои портянки на вашем портрете, господни Белинский. (Кланяется портрету Достоевского.) Он будет крутить цигарки из Брокгауза и Ефрона. (Плачет.) Он будет пропивать вещи. Сюртук мой пропьет. Будильник пропьет. Он будет меня бить.

2-й  ж и л е ц. Еще из комнаты, пожалуй, выселит. В происхождении начнет копаться.

Э к и п а ж е в. Вы думаете? Ох, комната! Ох, происхождение! Нет! Что скажет старик Ананасов! Уйдите, господа! Оставьте меня одного. Пусть я буду умирать один в своей пещере, как раненый лев. О, как мне трудно жить!

А р т а м о н о в а. А вы ложитесь, товарищ Экипажев. Может быть, вам в лежачем положении легче жить будет.

Э к и п а ж е в. Уходите... Уходите, господа, прошу вас...

Все уходят.

ЯВЛЕНИЕ XXIII

Экипажев один. Лежит и стонет.

Э к и п а ж е в. Поздравляю вас, господа! Благодарю! Поздравляю! Мерси!

ЯВЛЕНИЕ XXIV

Бурно входит Агнесса. Еще за сценой слышно, как она

громко поет.

А г н е с с а. "По морям, по морям, нынче здесь, а завтра там, - по морям, морям, морям..." Дорогу женщине! Престарелый отец! Честь имею явиться! Ура! Прими в свои объятия блудную дочь Агнессу! Завод - красота. Один сборочный - три гектара. Девятьсот пятнадцать автоматов. Лаборатория на ять! Волга под боком. Купайся - не хочу. Ваньку чуть током не убило. Мы хохочем, а он висит на изоляторе и визжит, как белуга. Да что с тобой такое, очнись. Посмотри, какие у меня руки стали. Во! Красота! Ну?

Э к и п а ж е в. Как ты посмела сюда явиться? Я тебя проклял.

А г н е с с а. Когда ты меня проклял?

Э к и п а ж е в. Четверть часа тому назад.

А г н е с с а. Здравствуйте! За что?

Э к и п а ж е в. Мне гадко на тебя смотреть.

А г н е с с а. Ну, знаешь, это просто свинство. Два месяца не видались, и вдруг - здравствуйте! Нет, вы видали что-нибудь подобное? Ты разве не получил моего письма? Я так счастлива! Мы так счастливы с мужем!

Э к и п а ж е в. С мужем? Я запрещаю вам произносить это священное слово. Я не давал согласия на ваш брак. Это не муж. Это ваш сожитель! Мерси!

А г н е с с а. Ты что - окончательно спятил?

Э к и п а ж е в. Будьте любезны сообщить мне, кто, собственно, тот субъект, которого вы называете своим мужем?

А г н е с с а. Здравствуйте! Я ничего не понимаю. Я ж написала, Ваня рабочий.

Э к и п а ж е в. Мерси. А кто Ванин батюшка?

А г н е с с а. Тоже рабочий. Мастер.

Э к и п а ж е в. А дедушка?

А г н е с с а. Не знаю. Наверное, тоже.

Э к и п а ж е в. Так. Вопросов больше не имею. Пошла вон!

Пауза.

А г н е с с а. Здравствуйте. Новые фокусы!

Э к и п а ж е в. Пошли вон из моего дома!

А г н е с с а. Ты болен. Факт. Я не понимаю. Бросают больного человека одного. А Миша? А соседи? А Шура? Неужели никто не мог послать за доктором?

Э к и п а ж е в. Боже мой! Что скажет Ананасов?

А г н е с с а. Какой Ананасов? Что за Ананасов?

Э к и п а ж е в. Ананасов. Присяжный поверенный, Николай Николаевич Ананасов, отец мужа твоей сестры Калерии.

А г н е с с а. Калька вышла замуж? Когда?

Э к и п а ж е в. Только что.

А г н е с с а. Вот так номер - я чуть не помер! Ай да Калька! Поздравляю.

Э к и п а ж е в. Ты привела его сюда?

А г н е с с а. Кого?

Э к и п а ж е в. Ну, этого... Так называемого Ваню... Твоего сожителя...

А г н е с с а. Нет, он сейчас занят.

Э к и п а ж е в. Ах, занят. Я знаю, чем он занят. Прямо с вокзала в кабак пошел.

А г н е с с а. Папа!

Э к и п а ж е в. Не лги. Я знаю. Какую же фамилию ты теперь носишь?

А г н е с с а. Фамилию мужа. Мы зарегистрировались в Сталинграде.

Э к и п а ж е в. Именно?

А г н е с с а. Конечно, папа. Это предрассудки. Но у меня теперь фамилия такая странная. Но в общем, миленькая фамилия. К ней очень легко привыкнуть.

Э к и п а ж е в. Фамилия!!!

А г н е с с а. Она даже может понравиться. Лично мне, например, нравится.

Э к и п а ж е в. Фамилия!

А г н е с с а. Парасюк.

Э к и п а ж е в. Как?

А г н е с с а (нежно). Парасюк.

Э к и п а ж е в (кричит). А-а-а! Парасюк! Па-ра-сюк! Я чувствовал это. Фамилия моей дочери - Парасюк! Ты больше мне не дочь! А! Я знаю! Ты его привела и прячешь? Тебе стыдно показать в интеллигентной семье человека с фамилией Парасюк! Это не фамилия, а кличка. Я знаю. Он сейчас сюда придет и начнет скандалить! Копаться в происхождении! Я его как вижу: Парасюк! Я не хочу. О, боже!..



А г н е с с а. У тебя жар. Факт. Погоди, не рыпайся. Я сейчас все устрою. Вот действительно не было печали! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ XXV

Экипажев один.

Э к и п а ж е в. Свершилось!

ЯВЛЕНИЕ XXVI

Из-за ширмы появляется еще не вытрезвившийся

Ананасов.

А н а н а с о в. Папа. П-папочка. Ку-ку!

Э к и п а ж е в. Вот он! Парасюк!

А н а н а с о в. Папулечка! Старичок! Дорогой родственник! А я сюда прямо из милиции... Тут милиционер протокол составлял. Насчет приданого. И кондукторша. Дай я тебя поцелую.

Э к и п а ж е в. Как вы смеете! К-какой милиционер?

А н а н а с о в. Не хочешь? Не надо. Ну дай в таком случае водки.

Э к и п а ж е в. Это что - шантаж? У нас в доме нет водки.

А н а н а с о в. Ка... какой же ты профессор, если у тебя водки нет? Может быть, у тебя спирт есть? Пр-ре-параты к-какие-нибудь?.. Младенцы в банках... Давай сюда младенцев. За неимением водки будем младенцев ж-жарить.

Э к и п а ж е в. Младенцев?.. Вы с ума сошли!

А н а н а с о в. Тогда давай приданое. Гони бриллианты!

Э к и п а ж е в. Сначала проснитесь. Вы пьяны как сапожник.

А н а н а с о в. Совершенно верно. Ну, помиримся. Дай пять. А это что такое? (Видит бутылку шампанского.) А-а-а! Старый мошенник. У тебя в погребах шампанское, а ты молчишь! (Берет бутылку.) Плут!.. Плутишка!..

Э к и п а ж е в. Будьте добры... Я требую...

А н а н а с о в. Виноват! Ви-но-ва-ат!

Э к и п а ж е в. Ступайте вон!

А н а н а с о в. И пойду. И опять приду. За приданым. Ну, старик, помиримся. Дай пять. Не хочешь? Ну и черт с тобой! До свиданья. До скорого свиданья, безнравственный старик. (Уходит с шампанским.)

ЯВЛЕНИЕ XXVII

Экипажев один.

Э к и п а ж е в. Скорей! Скорей! Он придет требовать приданое! Он пропьет вещи! Пока не поздно. (Хватает вещи и прячет их под матрас; будильник прячет под подушку.) Белинского тоже. А то он пропьет Белинского. Это будет ужасный скандал! (Прячет портрет Достоевского. Ложится в постель.)

ЯВЛЕНИЕ XXVIII

Агнесса входит с водой и порошками.

А г н е с с а. Прими.

Э к и п а ж е в. Не приму его! Как он смел сюда ворваться?

А г н е с с а. Кто?

Э к и п а ж е в. Хам! Твой хам, Парасюк! Он требовал младенцев. Он оскорблял меня, грозил посадить в милицию...

А г н е с с а. Каких младенцев?.. Какая милиция? Ты просто бредишь. Ваня - в академии.

Э к и п а ж е в. Вот тут. Он стоял вот тут. Он похитил мое шампанское, - Абрау-Дюрсо, Мумм-Экстра-Дрей.

А г н е с с а. Похитил шампанское? Мумм-Экстра-Дрей? Эге! Я понимаю. Успокойся. Выпей воды.

Э к и п а ж е в. Не буду пить воды! Она с инфузориями. Пошла вон!

А г н е с с а. Ну, хорошо, хорошо. Я уйду. Только ты успокойся и постарайся заснуть.

Э к и п а ж е в. Заснуть! Ха-ха! Заснуть! Разве я могу заснуть? Парасюк! О-о-о!

А г н е с с а. А ты попробуй слонов считать. Радикальное средство. Один слон и один слон - два слона. Два слона и один слон - три слона. Три слона да один слон - четыре слона. Как досчитаешь до десяти слонов, так непременно и заснешь. Факт. Попробуй. Только не торопись. Считай методично. Один слон да один слон...

Э к и п а ж е в. Пошла вон! Я буду один считать слонов. Парасюк! О-о! О-о!

ЯВЛЕНИЕ XXIX

Вбегает Шура.

Ш у р а. Опять против самого дома авария! Агнесса Анатолиевна! С приездом!

Под подушкой у Экипажева звонит будильник.

Ой, мамочки!

А г н е с с а. Ну, что еще такое?

Э к и п а ж е в. Это я себе температуру меряю. У меня сорок.

Ш у р а. Батюшки!

Э к и п а ж е в (прекращает звон). Фу! Упала температура. Парасюк! О-о!

Ш у р а. А я думала - вагончик трогается. (Смотрит в окно.) Куда там! На полчаса пробка!

Э к и п а ж е в. Пошла вон!

А г н е с с а. Иду, иду. Хорошо. Только без фокусов. Ты за ним, Шурка, присмотри пока. Пусть слонов считает.

Ш у р а. Ладно.

Агнесса уходит.

ЯВЛЕНИЕ XXX

Без Агнессы.

Ш у р а. Считайте слонов, Анатолий Эсперович.

Э к и п а ж е в. Один слон да один слон - два слона. Да, да. Мне надо заснуть. Мне надо быть свежим. Два слона да один слон - три слона.

Ш у р а. Три слона.

Э к и п а ж е в. Три слона да один слон - четыре слона.

Ш у р а. ...да один слон - четыре слона.

Э к и п а ж е в. Да-с! Четыре слона! Ч-етыр-ре сл-л-лона-с! Я покажу им, на что способен Экипажев, когда у него свежая голова. Четыре слона да один слон - пять слонов.

Звонки трамвая.

Ш у р а. Мамочки! Вагончик трогается! Вы без меня сами слонов досчитайте, Анатолий Эсперович. (Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ XXXI

Экипажев один.

Э к и п а ж е в. Фу, черт! Всех слонов распугала. Сколько было? С начала считать придется. Один слон и один слон - два слона. Два слона и один слон - три слона. Три слона и один слон - четыре слона...

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Там же. Прошло несколько часов.

ЯВЛЕНИЕ I

Экипажев один. Дым коромыслом.

Э к и п а ж е в. Сто шестьдесят три тысячи восемьсот семьдесят пять слонов и один слон - сто шестьдесят три тысячи восемьсот семьдесят шесть слонов. Сто шестьдесят три тысячи восемьсот семьдесят шесть слонов...

ЯВЛЕНИЕ II

Входит Шура в новой кофточке и туфлях.

Ш у р а. Мамочки! Сколько слонов. Прямо цирк.

Э к и п а ж е в. Молчите... И один слон - сто шестьдесят три тысячи восемьсот семьдесят... семьдесят...

Ш у р а. Так и не уснули?

Э к и п а ж е в. Семьдесят... Тьфу! Дым в голове! Не перебивайте. Разве с этими чертовыми слонами заснешь? Семьдесят... (Прикидывает на счетах.) Семьдесят девять слонов... то есть семьдесят десять... Ах ты... Ну вот опять вы мне всех слонов распугали. Мерси... Кажется, придется сначала. Один слон да один слон...

Ш у р а. Будет вам, Анатолий Эсперович. Бросьте слонов.

Э к и п а ж е в. Не могу заснуть.

Ш у р а. Так это вы от слонов и не можете заснуть. Вас слоны давят.

Э к и п а ж е в. Я во что бы то ни стало должен заснуть. Хоть на полчаса. У меня должна быть ясная голова.

Ш у р а. На что вам ясная голова, Анатолий Эсперович? У вас и так довольно ясная.

Э к и п а ж е в. Вы думаете? Она должна быть еще более ясная. Она должна быть холодной и прозрачной, как хрусталь.

Ш у р а. Зачем это?

Э к и п а ж е в. Я жду нападения. Я жду нашествия хама.

Ш у р а. Чего это?

Э к и п а ж е в. Сейчас придет хам и будет требовать приданое.

Ш у р а. Какой такой хам?

Э к и п а ж е в. Так называемый "муж" моей младшей дочери - "товарищ" Парасюк.

Ш у р а. У нас в трамвайном парке один товарищ Парасюк в прошлом году кружок политграмоты вел. Ваня Парасюк.

Э к и п а ж е в. Вот именно. Ваня. (Вспомнив и ужасаясь.) Парасюк! У-у-у!

Ш у р а. Так Агнесса Анатолиевна с ним зарегистрировалась? Ой, мамочки! Даже завидно. Такой превосходный молодой человек. У нас все девчонки от него с ума сходили. Потом он в Сталинград поехал.

Э к и п а ж е в. В Сталинград... Да...

Ш у р а. Ну, значит, он самый. Ваня Парасюк! Только вы зря, Анатолий Эсперович, говорите, что хам. Я, знаете, не могу позволить, чтобы при мне всеми уважаемого партийного старшего товарища хамом обзывали. Я, конечно, извиняюсь.

Э к и п а ж е в. Так он партийный?

Ш у р а. А как же? И вам, как интеллигентному человеку, должно быть довольно совестно так отзываться о партийном товарище. Я, конечно, очень извиняюсь.

Э к и п а ж е в. Пардон... Вы, Шурочка, не думайте...

Ш у р а. Да я ничего лично против вас не имею, Анатолии Эсперович.

Э к и п а ж е в. Партийный Ваня... Зять... Парасюк!.. О-о-о!

Ш у р а. Фу, отдежурилась! Аж ноги позатекли! Чай, что ли, будем пить, Анатолий Эсперович? Я тут кой-чего получила в закрытом распределителе. Пожалуйста, товарищ Экипажев, не стесняйтесь, пользуйтесь. (Дает сверток.) Между прочим, кило рафинаду, четыре пачки папирос. Я сама некурящая, но поскольку знаю, что вы курящий... Берите, берите... Тут еще печенье Бабаева...

Э к и п а ж е в. Экипажевы никогда не протягивали руку за подаянием.

Ш у р а. Чего это?

Э к и п а ж е в. Я говорю. Экипажевы никогда не одолжались у посторонних.

Ш у р а. Какая же я посторонняя!.. Я у вас в квартире постельку занимаю. Вы меня, Анатолий Эсперович, обижаете. Берите, берите. Поскольку вы безработный интеллигент умственного труда. А я все равно некурящая и чай с сахаром пью у нас в буфете, в депо. Берите.

Э к и п а ж е в. Хорошо. Мерси. Но имейте в виду, что все эти продукты я беру на сохранение.

Ш у р а. Нехай на сохранение.

Э к и п а ж е в. Гм. Старые "Новые Дели". (Закуривает.) Нуте-с!

Ш у р а. Курите на здоровьечко. А я сейчас смотаюсь, чайник согрею. (Берет чайник, поет.) "Ах, чай пила, самоварничала, всю посуду перебила, накухарничала".

Э к и п а ж е в. А вы, знаете, - миленькая. Некультурная, но миленькая. (Берет у нее чайник. Игра.)

Ш у р а. Чего это?

Э к и п а ж е в. Эдакий дикий цветок. Цветок душистых прерии. Огурчик! Вас так и хочется скушать. Гам!

Ш у р а. Отдайте чайник!

Э к и п а ж е в. Колючий огурчик!

Ш у р а. Отдайте чайник!

Э к и п а ж е в. А что мне за это будет?

Ш у р а. А вы зачем крючок на дверь накидываете?

Э к и п а ж е в. А чтоб не дуло, чтоб не дуло!

Ш у р а. Сымите крючок! У вас дети взрослые!

Э к и п а ж е в. Тем более... Дурочка, чего ж ты боишься? Я просто хочу любоваться тобой, как статуэткой.

Ш у р а. Чего это?

Э к и п а ж е в. Как статуэткой, говорю. Статуэткой...

Ш у р а. Анатолий Эсперович! Я за статуэтку могу печеньем Бабаева по шее съездить!

Э к и п а ж е в. Дура! Да ты знаешь, что такое статуэтка?

Ш у р а. Знаем. Не беспокойтесь. Грамотные. У нас одну кондукторшу за прогулы уволили, так она статуэткой сделалась. Отдайте чайник! Вот я Мише расскажу. Михаилу Анатолиевичу. Он вам за статуэтку спасибо не скажет.

Э к и п а ж е в. Узнаю - прокляну!

Ш у р а. Успокойте свои нервы! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ III

Экипажев один.

Э к и п а ж е в. Кондукторша, а такая вредная. Ну, Миша, смотри у меня! Парасюк! У-у-у! С одной стороны - Ананасов, а с другой - Парасюк. О-о! Я с ума сойду. (Нюхает воздух.) Однако артамоновские щи на всю квартиру пахнут. Господину Белье - все, а настоящей духовной интеллигенции ничего. Просто сживают со света. Не выдают нам с вами, господин Белинский. (Кланяется портрету Достоевского.) Ничего не выдают... Перец выдают... Наждак выдают... Парасюка выдали... Парасюк! У-у-у! Ну не могу я с этой фамилией примириться. Не могу! Однако - щи. Ух! Так бы в них и плюнул... хр... в них... в проклятых...

ЯВЛЕНИЕ IV

Входит Шура с чаем.

Ш у р а (поет). "Эх, чай пила, самоварничала..." Анатолий Эсперович, подите посмотрите, - в уборной опять свет не погасили.

Э к и п а ж е в. Ну, это уже окончательно хамство! Остается одно. (Достает из кармана очень большой висячий замок и идет навешивать его.)

ЯВЛЕНИЕ V

Быстро вбегает Миша в милицейском.

М и ш а. Отдежурил! (Переодевается.)

Ш у р а. И я отдежурила.

М и ш а. Вы со смены...

Ш у р а. И вы со смены...

М и ш а. Ну так как же?

Ш у р а. Ничего не имею против. Не возражаю.

М и ш а. Так в два счета. Хватай документы!

Ш у р а. Анатолий Эсперович проклинать грозился.

М и ш а. Пускай проклинает! Не маленькие! Ну! Живо! Одна нога здесь, другая там. Я тебя у ворот подожду. (Убегает.)

ЯВЛЕНИЕ VI

Шура одна. Торопится, пьет чай, обжигается, ищет

документы.

Ш у р а (поет). "Эх, чай пила, самоварничала..."

ЯВЛЕНИЕ VII

Входит Экипажев.

Э к и п а ж е в. Ключ в карман и буду выдавать в каждом отдельном случае. Не больше двух раз в сутки каждому жильцу.

Ш у р а. Ах, какие страсти! А если кому-нибудь три раза ключ понадобится?

Э к и п а ж е в. Не дам. Пусть к знакомым в гости идет. Я не настолько богат, чтобы переплачивать за электрическую энергию. А у Артамоновой-то действительно щи со свиной ногой. Жирные щи.

Ш у р а. А вы в кастрюлю заглядывали, что ли?

Э к и п а ж е в. Ну уж, - заглядывал! Так только. Слегка крышку приподнял... И этак...

ЯВЛЕНИЕ VIII

Входит Калерия.

Ш у р а (Калерии). Здравствуйте и прощайте.

К а л е р и я. Ничего не сказала?

Ш у р а. Абсолютно. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ IX

Без Шуры.

К а л е р и я. Эжена еще нет? Тем лучше. Он должен сейчас прийти.

Э к и п а ж е в. Как его здоровье?

К а л е р и я. О, вполне. Он совершенно выспался, то есть поправился. Я надеюсь, он тебе понравится. Ты полюбишь его, когда узнаешь ближе. Ты должен его полюбить. Он такой слабый, такой хрупкий.

Э к и п а ж е в. Охотно! Охотно! Я уже люблю его, дитя мое. Он моя последняя надежда. Ему, только ему я смогу спокойно передать знамя. И никому другому. Потому что... Потому что... У меня нет больше...

К а л е р и я. Что? Что случилось?

Э к и п а ж е в. Случилось несчастье.

К а л е р и я. С кем? С Агнессой? Ради бога! С Агнессой?

Э к и п а ж е в. С Агнессой.

К а л е р и я. Что? Попала под машину? Утонула?

Э к и п а ж е в. Хуже. Она вышла замуж.

К а л е р и я. Агнесса вышла замуж? За кого?

Э к и п а ж е в. За хама.

К а л е р и я. Когда?

Э к и п а ж е в. Как только ты ушла - письмо. Трах! Как обухом по голове! И через полчаса - сама со своим хамом. Мастеровой. Морда как у обезьяны. Разумеется, пьян как стелька, фамилия - Парасюк! (Вспомнив.) Парасюк! У-у! Ну не могу я примириться с этой фамилией. Но могу! Вдумайтесь в это, Агнесса - Парасюк.

К а л е р и я. Но я все-таки хочу ее видеть!

Э к и п а ж е в. Не советую. И, что самое ужасное, он ворвался сюда и прежде всего потребовал ее приданое. Ты ведь знаешь, Калерия, - твоя покойная мама, царство ей небесное, оставила после себя бриллиантовые серьги. Всем сестрам по серьгам. Тебе - одну сережку и Агнессе - другую сережку. Это было ваше приданое от мамочки, царство ей небесное. Вы это знали. Серьги лежали у меня. Нуте-с.

К а л е р и я (с беспокойством). На сохранении.

Э к и п а ж е в. Ну да. На сохранении. Лежали. Царство небесное... то есть что я... Лежали...

К а л е р и я. Лежали? А теперь? Они пропали?

Э к и п а ж е в. Собственно, они не пропали, но они... исчезли.

К а л е р и я (убитая). Когда?

Э к и п а ж е в. На днях.

К а л е р и я. Что ж это будет? Эжен так рассчитывал. Мы с Эженом так рассчитывали!

Э к и п а ж е в. Вы с Эженом рассчитывали - это ничего! Мы с Евгением Николаевичем - оба интеллигентные люди и, надеюсь, всегда поймем друг друга. Можешь вполне положиться на мой такт. Но Парасюк! Что скажет Парасюк! (Вспомнив.) Парасюк! О-о-о! Ну не могу я примириться с этой фамилией. Не могу! Он меня бить будет! Просто бить по морде! А с Эженом мы быстро договоримся.

К а л е р и я. Ох, нет! Ты не знаешь Эжена!

Э к и п а ж е в. Я знаю Эжена. Эжен интеллигентный... Эжен хрупкий.

К а л е р и я. Ох, не очень хрупкий.

Э к и п а ж е в. Нет, хрупкий, хрупкий. Уверяю тебя. Хрупкий. Я знаю.

Стук в дверь.

Антрэ!

ЯВЛЕНИЕ X

Заглядывает 1-й жилец.

1-й  ж и л е ц. Анатолий Эсперович, дайте ключик.

Э к и п а ж е в. Вы сегодня сколько раз пользовались?

1-й  ж и л е ц. Один раз, Анатолий Эсперович.

Э к и п а ж е в. Ой ли?

1-й  ж и л е ц. Честное, благородное слово. Все жильцы могут подтвердить. Дайте ключик.

Э к и п а ж е в. Э, нет. На руки ключ ни-ко-му! Пожалуйте вместе. Извини, душечка, я на две-три минуты. Пожалуйте.

Уходят.

ЯВЛЕНИЕ XI

Калерия одна.

К а л е р и я (убито). Неужели? Этого не может быть. (Открывает комод, роется, достает футляр.) Вот. (Открывает его.) Пустой!

Из футляра на пол падает квитанция, не замеченная

Калерией.

Это ужасно! Что я скажу Эжену? (Кладет футляр в комод. Плачет.)

ЯВЛЕНИЕ XII

Входят Агнесса и Парасюк.

А г н е с с а. Калька! Калечка!

К а л е р и я. Агнесса!

А г н е с с а. Солнышко! Лошадка! Скамеечка! Чего же ты ревешь как белуга? Вот дура!

К а л е р и я. Поздравляю тебя.

А г н е с с а. А я тебя! А я тебя! Ах ты, черная! Ах ты, носатая! Перестань же реветь! Вот дуреха! Ваня, иди сюда. Это моя единоутробная сестра. А это мой единоутробный супруг. Познакомьтесь.

П а р а с ю к. Будем знакомы. Парасюк.

А г н е с с а. Я тебе что говорила? Ты еще при папаше ляпни - Парасюк. Вот будет тебе тогда Парасюк. Ты не знаешь, что тут сегодня утром делалось. Старик прямо на стенку полез. Помалкивай пока. К такой фамилии надо постепенно пожилого человека приучать. Я и то два дня привыкала.

П а р а с ю к. А я, представьте себе, даже ничего такого странного не замечаю. Ну Парасюк и Парасюк. Обыкновенная украинская фамилия.

А г н е с с а. Цыц! Забудь! На два часа забудь свою обыкновенную украинскую фамилию. Можешь ты это сделать для меня?

П а р а с ю к. Пожалуйста. Ничего не имею. Хоть на целый квартал могу забыть. Анекдот.

А г н е с с а. Ванечка, ты здесь посиди. Подожди старика один. А то старик сразу двух Парасюков в одной комнате не выдержит. Факт. Только имей в виду. Никакого Парасюка! Цыц. Муж вашей дочери - и точка. И насчет Маркса с ним не очень. Он политически довольно-таки отсталый субъект. Пойдем, Калечка.

П а р а с ю к. Ладно.

А г н е с с а. А главное - никаких Парасюков. Муж вашей дочери - и цыц!

Уходят.

ЯВЛЕНИЕ XIII

Парасюк один.

П а р а с ю к (осматривается). Это, вероятно, Анечкина мама. Красивая женщина. Достоевский... Интеллигенция! "Муж вашей дочери... и цыц..."

ЯВЛЕНИЕ XIV

Входит Экипажев.

Э к и п а ж е в (пряча ключ в карман). Нуте-с... (Видит Парасюка.) Чем могу?

П а р а с ю к. Муж вашей дочери Парас... цыц... Муж вашей дочери...

Э к и п а ж е в (про себя). Ананасов! Неужели тоже приданое будет требовать? (Ему.) А! Голубчик! Наконец-то вы появились! Очень, очень рад приветствовать вас у себя в доме. Дочь вышла? Тем лучше. Этак мы скорее поймем друг друга. Как мужчина мужчину. Садитесь. Чаю? Кофе? Какао? Впрочем, кажется, кофе и какао нет. Ну так чаю. С бисквитом. Хоть и советского производства Бабаева, но весьма, весьма... Гм... Чай совсем простыл. Шура! Впрочем, Шуры нет. Нуте-с. Прекрасные сигареты. Старые "Новые Дели".

П а р а с ю к. Как это - старые новые?

Э к и п а ж е в. А есть еще новые старые. Затем новые-новые и старые-старые. Хе-хе! Советские топкости. Курите, пожалуйста.

П а р а с ю к. Не курю. Бросил. Зачем себе зря организм отравлять?

Э к и п а ж е в. Золотые слова. Но, к сожалению, не вся современная молодежь так здраво рассуждает. Далеко не вся. Антр ну суа дит, вся современная, так называемая советская молодежь - это просто какие-то подонки. Всеобщий разврат. Ругаются, плюются, хамят...

П а р а с ю к. Ну, уж вы это слишком загибаете. Например, комсомол...

Э к и п а ж е в. Вот, вот. Я про комсомол и говорю. Поголовно бандиты.

П а р а с ю к. Позвольте!

Э к и п а ж е в. Не позволю, голубчик, не позволю. И вы знаете что? С вами можно говорить совершенно откровенно. Как интеллигентный человек, вы меня поймете. По-моему, все дело тут в происхождении. Происхождение всегда дает себя знать.

П а р а с ю к. Да, но Чарльз Дарвин...

Э к и п а ж е в. Дарвин... Да, да. Там еще у него что-то про обезьян. Я помню. Но, дорогой мой, Дарвин Дарвином, обезьяны обезьянами, а факт налицо. Настоящий человек есть настоящий человек, а хам есть хам. Взять, например, меня. Или вас. Достаточно только посмотреть на вас - и сразу все ясно! Кровь. Порода. Вековые традиции. Идеалы, всосанные с молоком матери. Высокий лоб. Тонкие черты лица. Надбровные дуги. Глаза. Интеллектуальные уши...

П а р а с ю к. Ну, уж это вы, Анатолий Эсперович, положим, сильно преувеличиваете...

Э к и п а ж е в. Нет, нет! Я понимаю вашу скромность. Это делает вам честь. Но факт остается фактом. Против факта, батенька, не попрешь.

П а р а с ю к. С этим, конечно, можно спорить, но... Однако ж вы и дымите, Анатолий Эсперович. Как паровоз.

Э к и п а ж е в. Увы! Скверная привычка. Я, знаете, ужасно много курю. Особенно во время процесса мышления или же когда чем-нибудь взволнован.

П а р а с ю к. Чем же вы взволнованы?

Э к и п а ж е в. Ах, не говорите. У нас в семье такое несчастье! Мне даже вам как-то совестно говорить. Но все равно, вы свой человек. Шила в мешке не утаишь! Моя другая дочь вышла замуж за хама.

П а р а с ю к. За хама?

Э к и п а ж е в. За формального хама. Это ужасно, но факт. Просто за мастерового.

П а р а с ю к. У нас нет мастеровых. У нас рабочие.

Э к и п а ж е в. Это безразлично. Мастеровой, рабочий - одно и то же. По-ихнему - рабочие, а по-нашему - хамы.

П а р а с ю к. Однако вы чересчур загибаете!

Э к и п а ж е в. Но если б вы его только видели! Я лежу болен. У меня сорок. И вдруг он вваливается! Водкой несет, как из бочки. Руки непропорционально длинные. Череп - обезьяний. Уши плебейские. Двух слов связать не умеет. Только мычит нечто нечленораздельное: "Папочка, папулечка, ку-ку". А вы говорите - Дарвин... И нагло требует приданое. Приданое, а? Как это вам покажется?

П а р а с ю к. На четырнадцатом году пролетарской революции - приданое? Анекдот!

Э к и п а ж е в. Именно анекдот. Скверный анекдот. Да как требует чуть ли не через милицию. С ножом к горлу. Верите ли, он меня почти задушил. И знаете, какое кровожадное животное? Все время каких-то младенцев требовал. Я их, кричит, сейчас жарить буду. Младенцев жарить - а? Ужас! Ужас!

П а р а с ю к. Ничего себе зять! Так это ж просто какой-то уголовный тип. Люмпен.

Э к и п а ж е в. Во, во! Золотые слова! Уголовный тип! Именно! Но ужаснее всего - это приданое. Откуда-то он вообразил, что я даю за дочерьми приданое. Действительно, в свое время я предполагал. Были такие небольшие сережки... Но теперь, вы сами понимаете... А? Вы ведь понимаете? А он требует. Разве так бы поступил интеллигентный человек, как, например, вы? А?

П а р а с ю к. Действительно анекдот. Прямо для "Крокодила". Что у нас - эпоха феодализма, чтобы брать за девушками какое-то приданое? Еще, может быть, калым!

Э к и п а ж е в. Вы действительно так думаете?

П а р а с ю к. А как же иначе?

Э к и п а ж е в. Благодарю вас. Благодарю вас. (Жмет ему руку.) Другого я от вас и не ожидал. А дочь еще опасалась. Но я был уверен. Так вы, значит, действительно не претендуете?

П а р а с ю к. Я? Претендую??? На что??? На приданое? Да вы меня просто смешите. Какие могут быть разговоры! Конечно, нет. Все совершенно ясно.

Э к и п а ж е в. Ясно? Мерси! Мерси!

Рукопожатие.

П а р а с ю к. Да, наконец, советское законодательство не признает никаких приданых.

Э к и п а ж е в. Не признает?

П а р а с ю к. Но признает.

Э к и п а ж е в. Вы это наверное знаете?

П а р а с ю к. Да господи ж!

Э к и п а ж е в. О, благодарю вас! Благодарю!

Рукопожатие.

Я этому хаму так и заявлю. Вы знаете, антр ну суа дит, это единственное мероприятие Советской власти, которое я вполне одобряю. Но все-таки это ужасно. Каждую минуту он может ворваться сюда. Я даже не знаю, ну как мне с ним говорить: "ты" или "вы", "братец", или "голубчик", или "любезнейший", или "товарищ"? И о чем, ну о чем мне с ним говорить? О кабаках? О харчах? О спинжаках? О портянках? Не представляю себе! Посоветуйте!

П а р а с ю к. Да что ж тут советовать! Будет безобразничать - гоните его в шею, не глядя, что зять.

Э к и п а ж е в. Что вы! Что вы! Нельзя. Он же партийный.

П а р а с ю к. Партийный? Ну, значит, тем более. Таких партийных надо из партии вон.

Э к и п а ж е в. Из партии вон? Вы меня воскрешаете! Мерси! Мерси!

П а р а с ю к. Да вы не расстраивайтесь. Все уладится.

Э к и п а ж е в. Мерси! Мерси! Я так и сделаю.

П а р а с ю к. Анатолии Эсперович. Мои старики очень вас просили. Особенно папаша. Вечерком - к нам, на стаканчик чаю.

Э к и п а ж е в. О, с восторгом, с восторгом! Я давно мечтал потолковать с вашим батюшкой. Мы ведь с вашим батюшкой, можно сказать, люди одной закваски. Последние, так сказать, дубы. Так сказать - обломки старого русского либерализма. Ведь ваш батюшка отчаянный либерал?

П а р а с ю к. Да... как сказать. Пожалуй, что и отчаянный, но только либерал ли, кто его знает.

Э к и п а ж е в. Либерал, либерал. Я знаю - либерал!

П а р а с ю к. А уж поговорить с интеллигентным, просвещенным человеком - это у него первое удовольствие.

Э к и п а ж е в. Хе-хе-хе! Да и я, знаете, не прочь стариной тряхнуть.

П а р а с ю к. Так я вам адресок запишу.

Э к и п а ж е в (мечтательно декламирует). "О чем шумите вы, народные витии..."

ЯВЛЕНИЕ XV

Врывается 2-й жилец.

2-й  ж и л е ц (бурно). Анатолий Эсперович! Ключ!

Э к и п а ж е в. "Зачем анафемой грозите вы России?.." Который раз?

2-й  ж и л е ц. Второй! Второй!

Э к и п а ж е в. Ой, третий?

2-й  ж и л е ц. Второй! Второй! Ключ!

Э к и п а ж е в. На руки ключ ни-кому! Пожалуйте вместе. Извините, дорогой мой, я вас оставлю на две-три минуты. Мне тут нужно по одному общественному делу. Я, знаете ли, как старый общественный деятель, даже в частной жизни не могу без общественных обязанностей...

2-й  ж и л е ц. Да ну вас! Ну же! Идем!

Э к и п а ж е в. Пардон.

Уходят.

ЯВЛЕНИЕ XVI

Парасюк один, пишет адрес.

П а р а с ю к. Рогожская застава, Третий Песочный переулок, дом номер три А, четвертый корпус, третий подъезд, квартира номер семьдесят, спросить Парасю... Цыц! Никаких Парасюков! (Зачеркивает слово "Парасюк".)

ЯВЛЕНИЕ XVII

Входит сияющая Шура.

Ш у р а. Ванька! Здорово!

П а р а с ю к. Шурка Ключикова! Ты как сюда попала?

Ш у р а. Так же само, как и ты.

П а р а с ю к. Как это?

Ш у р а. А очень просто. Парасюк! Ох, нет, ни за что не скажу!

П а р а с ю к. Ну все-таки?

Ш у р а. Я здесь постельку нанимаю.

П а р а с ю к. Что нанимаешь?

Ш у р а. Ну, постельку, коечку.

П а р а с ю к. Ах, у Экипажевых угол снимаешь?

Ш у р а. Угол! Фи, как вы вульгарно выражаетесь! Может, еще ночлежка скажете. Постельку, постельку. А ты что, в зятья к Экипажеву заделался?

П а р а с ю к. Экипажев сам по себе, а я сам по себе.

Ш у р а. Такую себе подругу оторвал!

П а р а с ю к. Что, хороша?

Ш у р а. Во!

П а р а с ю к. А ты все ездишь?

Ш у р а. Езжу, чтоб им всем повылазило! Ох, Парасюк, поди сюда, что я тебе скажу. Нет, нипочем не скажу! Хоть ты меня зарежь!

П а р а с ю к. Учиться бросила?

Ш у р а. Какой там! Учусь. И Мишка учится. Мишка - это Экипажев-сын, Михаил Анатолиевич. Мы оба думаем в сентябре держать в техникум.

П а р а с ю к. Ишь как разоделась! В пух и прах. Ты что - ограбила кого-нибудь или обокрала?

Ш у р а. Сверхурочные получила. Сорок два рубля. Тапочки новые купила. Во! Гуляем! Ох, Парасюк! Значит, мы теперь с тобой вроде как... ох, не скажу!

П а р а с ю к. Малохольная! (Смотрит на часы.) Ого! Мне еще в Комакадемию надо смотаться. Тут где-то Агнесса, так ты ей скажи, чтоб меня не ждала. И старику скажи. Он тут по каким-то общественным делам пошел.

Ш у р а. Дежурит с ключом возле уборной, чтоб жильцы свет тушили. Вот тебе и всех общественных делов.

П а р а с ю к. А, ты, маленькая язва! Приходи вечерком... с Мишкой со своим... А?

Ш у р а. Ах ты, язва.

Парасюк уходит.

ЯВЛЕНИЕ XVIII

Шура одна.

Ш у р а. А набросано! А накурено! Только выскочи из квартиры... (Поднимает с полу квитанцию.) Квитанция какая-то: "Магазином Госторга уплачено Экипажеву А.Э. за дамские бриллиантовые серьги четыре тысячи пятьдесят рублей". Такой документ прямо на полу валяется, как сметье. Ей-богу, эти интеллигенты - чистые дети. Такой денежный документ! Надо его спрятать и Мишке отдать, а то старик уж совсем никуда не годится.

ЯВЛЕНИЕ XIX

Входит Экипажев.

Э к и п а ж е в. Где зять?

Ш у р а. Сказал, что извиняется. В академию пошел. (Уходит.)

Э к и п а ж е в. Зять пошел в академию. Вот это зять! А вы говорите Дарвин!

ЯВЛЕНИЕ XX

Входит Ананасов, трезвый, но с сильного перепоя.

Э к и п а ж е в (про себя). Парасюк.

А н а н а с о в. Здравствуйте.

Э к и п а ж е в (про себя). За приданым пришел.

А н а н а с о в. Здравствуйте, папаша!

Э к и п а ж е в (про себя). А вот я тебе сейчас пропишу папашу. (Ему.) Здравствуй, братец. Ты что ж это себе позволяешь, любезнейший? А?

А н а н а с о в. Простите великодушно. Несчастный случай. Немножко с дороги переложил. Ничего не помню.

Э к и п а ж е в. Ах, ничего не помнишь? Так я тебе могу напомнить.

А н а н а с о в. Кажется, я с вами на брудершафт не пил.

Э к и п а ж е в. На брудершафт? Вот как! Оказывается, ты даже такие тонкие слова понимаешь? Брудер-шафт! Хм... Это любопытно.

А н а н а с о в. Позвольте...

Э к и п а ж е в. Не позволю! Да как ты осмелился? Да я, братец, не посмотрю на то, что ты мастеровой!

А н а н а с о в. Позвольте...

Э к и п а ж е в. Не поз-зволю! Да что же это ты, милейший, а? Советского законодательства не знаешь? Против собственной власти прешь? Приданое требуешь?

А н а н а с о в. Уговор дороже денег.

Э к и п а ж е в. Уговор? С кем уговор?

А н а н а с о в. С дочкой вашей. С моей супругой.

Э к и п а ж е в. Вот как! Успел уговориться уже! Напрасно, любезный, торопился. Я ее проклял и лишаю приданого. Нуте-с!

А н а н а с о в. Не имеете права!

Э к и п а ж е в. Не имею права? Ах, так! Ты, кажется, позволяешь себе учить меня советскому законодательству? Бриллиантов тебе подавай? Жемчугов? Рубинов? Сапфиров? Хризопразов? А тебе, хаму, не известно, что в Советской стране приданое отменяется? Тебе что, феодализма захотелось? А вот я тебя за такие мысли в милицию сейчас отправлю! Вот будет тебе тогда в милиции феодализм!

А н а н а с о в. Но, папаша...

Э к и п а ж е в. Молчать! Никакой я тебе не папаша! Я не давал согласия на ваш брак. Вон из моего дома!

А н а н а с о в. Что вы этим хотите сказать?

Э к и п а ж е в. А то самое. Пошел вон из моего дома!

А н а н а с о в. А! После того, что вы позволили себе по отношению ко мне, нам остается одно: взять свои вещи, немедленно переселиться к вам и жить до тех пор, пока вы не отдадите приданое, чтобы мы могли купить себе приличную комнату.

Э к и п а ж е в. Ну, нет-с, любезнейший. Дудки! Хоть ты и директор, и класс-гегемон, и хозяин положения, и прочее, и прочее, но попрошу не забывать, что я не одинок. На моей стороне первоклассный юрист Ананасов.

А н а н а с о в. Ананасов?

Э к и п а ж е в. Да-с! Старик Ананасов! Я сегодня приглашен к старику Ананасову на чашку чаю.

А н а н а с о в. Плевал я на старика Ананасова! Я сам себе Ананасов!

Э к и п а ж е в. Вы видите, господин Белинский?

А н а н а с о в. Только без лирики! Я не марксист. Короче: серьги на бочку, или я вам устрою небывалый, феерический скандал в публичном месте!

Э к и п а ж е в. Вон!

А н а н а с о в. Ах, так! Но имейте в виду. От меня никуда не скроетесь. Ни-ку-да! На дне моря найду! Найду и публично набью морду!

Э к и п а ж е в. Вон!

Ананасов уходит.

ЯВЛЕНИЕ XXI

Входит Шура.

Ш у р а. Батюшки! Что случилось?

Э к и п а ж е в. Меня оскорбил хам. Мерси! Но мы еще посмотрим!

ЯВЛЕНИЕ XXII

Входит неподвижная и холодная, как статуя, Артамонова

с кастрюлей дымящихся щей. Ее сопровождают оба

жильца, которые изредка заглядывают в кастрюлю.

Э к и п а ж е в (к Артамоновой). Ангина Павловна! Вы интеллигентная женщина. Только вы одна можете понять меня. Почему вы молчите? Меня только что оскорбил хам, а вы молчите? Ах, простите, у вас руки заняты...

ЯВЛЕНИЕ XXIII

Входит Миша в штатском.

М и ш а. Папаша, я...

Ш у р а. Говори, говори...

Э к и п а ж е в (сыну). Здравствуй, любезнейший! Что же это ты, братец?.. А? То есть что я такое говорю! Здравствуй, Михаил.

М и ш а. Я, папаша...

Ш у р а. Говори, говори, не бойся.

М и ш а. Папаша, я... (Шуре.) Не могу.

Ш у р а. Ну, давай я скажу.

М и ш а. С ума сошла! Я, папаша, знаешь, все подумываю, не поступить ли мне действительно на службу. Нельзя же в самом деле все время без работы небо коптить. Например, я определенно думаю поступить в милицию...

Э к и п а ж е в. Молчи! Ни слова! Младшая дочь вышла замуж за хама. Не хватало еще, чтобы единственный сын сделался городовым. Имей в виду, перед всеми говорю: увижу тебя в милицейской форме - прокляну.

М и ш а. Ну что вы расстраиваетесь, папаша? Жизнь меняется. Отцы и дети...

Э к и п а ж е в. "Дворянское гнездо". "Записки охотника". "Тарас Бульба". Не раздражай меня! Молчи. (Вспомнив.) Парасюк! У-у! Ангина Павловна, вы - мать. Вы одна можете понять. Ах, у вас руки заняты. Пардон... Вот-с, господин Белинский! Я же вам говорил: придет хам. И он пришел. Пришел и требует у нас с вами приданое. От лица русской интеллигенции - мерси!

Ш у р а. Это Достоевский, Анатолий Эсперович.

Э к и п а ж е в. Разве? Фу, черт! До того мухи за тринадцать лет засидели, что неизвестно, где кончается Достоевский и где начинается Белинский. Мерси! Но мы еще повоюем с хамом, черт возьми! Теперь нас двое я и Ананасов. Нас с Ананасовым голыми руками не возьмешь. Скорее! Где мой старый верный боевой сюртук? К Ананасову! К Ананасову! Где это?.. (Вынимает адрес.) Рогожская застава. Эк ведь куда порядочного человека большевики загнали... А впрочем, район весьма фешенебельный. Не правда ли, Ангина Павловна? Третий Песочный переулок... Спасибо, что не четвертый... Дом номер три А. Все-таки А, а не Б. И то хорошо... Четвертый корпус, третий подъезд, квартира номер семьдесят... Эх, Николай Николаевич, Николай Николаевич... Бедная, бедная русская интеллигенция... Но! Терпенье! Терпенье! Мы еще увидим небо в алмазах, не так ли, Ангина Павловна? Ах, извините. У вас руки заняты. Мы еще высоко держим знамя... Она еще взойдет, заря, заря пленительного счастья... Чем ночь черней, тем ярче звезды...

А р т а м о н о в а. Анатолий Эсперович! Скажите правду. Это вы плюнули в кастрюлю?

Э к и п а ж е в. Что вы этим хотите сказать?

А р т а м о н о в а. Я вас спрашиваю: это вы плюнули в наш борщ?

Э к и п а ж е в. Какая гадость!

А р т а м о н о в а. Я знаю. Это вы плюнули.

Э к и п а ж е в. Клянусь честью - не я!

А р т а м о н о в а. Нет, вы!

Э к и п а ж е в. Откуда вы знаете?

Ш у р а (заглядывает в кастрюлю). Слюна желтая. Во всей квартире только у вас у одного слюна табачная. Не будь я гадом.

Занавес.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Вечер того же дня. Квартира Парасюков в новом

кооперативном доме. Открыт балкон. Внизу гулянье,

может быть музыка. Парасюки переселились сюда дня три

тому назад. Есть книги и портреты. Дверь в ванную.

Еще очень светло.

ЯВЛЕНИЕ I

Парасюки: мать и дедушка.

М а т ь. Вот тебе чистое белье.

Д е д у ш к а. Не буду купаться.

М а т ь. Здравствуйте! Это что за новости?

Д е д у ш к а. Не буду купаться в ванне. Освободи.

М а т ь. Как это - не буду? За милую душу выкупаешься.

Д е д у ш к а. Я не граф, чтоб в ваннах купаться. Я лучше на балкончике посижу, музыку послушаю. А в ваннах пускай графы купаются. Освободи!

ЯВЛЕНИЕ II

Из ванной выходит отец. Он в синем холщовом халате,

мокрый, причесывается.

О т е ц. Битте-дритте! Хар-рошая штука - душ после работы. Кто его выдумал? Я б этому человеку непременно поставил большой памятник на самом видном месте. Факт.

М а т ь. А он не хочет купаться.

О т е ц. Кто не хочет купаться?

М а т ь. Дедушка.

О т е ц. Срам какой!

Д е д у ш к а. Я не граф!

М а т ь. Заладил!

О т е ц. Ну, многоуважаемый Иван Сидорович, хоть ты мне и папаша, хоть ты и не граф, а придется, кажется, к тебе применить революционное насилие. Иди в ванну!

Д е д у ш к а. Увольте! Освободите!

О т е ц. Хватай-ка его, мать, за руки, а я его возьму за ноги.

Д е д у ш к а. Не щекотите меня! Ну вас! Не щекотите! Я не граф!

О т е ц. В два счета!

Д е д у ш к а. Но пойду!

О т е ц. Иди!

Д е д у ш к а. Не пойду. Ну вас!.. Пустите!.. Грех вам!..

М а т ь. Снимай портки!

О т е ц. Живо!

Д е д у ш к а. Не сниму!

М а т ь. Ты что же, всю нашу фамилию осрамить хочешь? Знаешь, какого человека мы к себе в гости ждем? И ты хочешь перед этим интеллигентным родственником появиться такой неумытой хрюшкой?

Д е д у ш к а. Хоть собакой назови! Не пойду!

О т е ц. Иди, иди. Раз-два, и готово! (Водворяет дедушку в ванную комнату.) Битте-дритте! Смотри хорошенько мойся. Не жалей горячей воды! Наша!

ЯВЛЕНИЕ III

Входит Парасюк.

П а р а с ю к (в дверях). Привет родителям.

М а т ь. Поаккуратнее в дверях, поаккуратнее. В заливного судака ногами не влезь.

П а р а с ю к. Не влезу. Что за шум, а драки нету?

О т е ц. Дедушку купаем.

П а р а с ю к. Великое национальное событие. Шум на всю лестницу! Агнесса не приходила?

О т е ц. Не приходила.

М а т ь. Ну, что, самого пригласил?

П а р а с ю к. Пригласил.

М а т ь. Придет?

П а р а с ю к. Придет.

М а т ь. Сам?

П а р а с ю к. Сам.

М а т ь. Сегодня?

П а р а с ю к. Сегодня.

М а т ь. Когда?

П а р а с ю к. Сейчас.

М а т ь (отцу). Слышишь? Сейчас сам придет. А ты в халате, как арестант. Ступай хоть в пиджак переоденься.

О т е ц. Погоди. Что ж он из себя за человек?

П а р а с ю к. Увидишь.

О т е ц. Интеллигент?

П а р а с ю к. Вроде.

М а т ь. Профессор?

П а р а с ю к. Вроде.

М а т ь. Ну тебя. Заладил. (Отцу.) Слышишь? Профессор! Галстук надень.

О т е ц. Надену.

Дедушка выглядывает из ванной.

Стой! Ты куда?

ЯВЛЕНИЕ IV

Выходит дедушка из ванной.

Д е д у ш к а. В баню пойду, а в ванну не пойду!

П а р а с ю к. Брысь!

Д е д у ш к а. Неужто так-таки и придется на старости лет в ванне купаться?

П а р а с ю к. Определенно!

Д е д у ш к а. Я ж не граф. Ну, дети нынче пошли! Ну, внучки нынче пошли! Наказанье! (Скрывается.)

Отец уходит переодеваться.

ЯВЛЕНИЕ V

Без дедушки.

М а т ь. Ванечка, у меня в духовом шкафу пироги с груздями. Товарищ Экипажев любит пироги с груздями?

П а р а с ю к. Любит.

М а т ь. Очень приятно. А заливного судака кушает?

П а р а с ю к. Кушает, кушает. Он у нас все кушает.

М а т ь. Сразу видать образованного человека. (Вытаскивает и ставит на подоконник фикус.)

ЯВЛЕНИЕ VI

Входит разодетый отец.

О т е ц. Н-да. Давненько я собираюсь с настоящим культурным, образованным человеком вплотную потолковать. Стой! Откуда фикус? Я ж сказал, чтоб эту дрянь на новую квартиру не перевозить. Сырость только от них.

М а т ь. Один, один!

О т е ц. Тьфу! Н-да. Интеллигенция - она сила! Ого-го!

М а т ь. А не заробеешь?

О т е ц. Чего мне робеть? Кой в чем и мы подковались. Эх, мать моя, старушка моя дорогая, жизнь-то какая разворачивается вокруг... (Обнимает ее в дверях балкона.)

П а р а с ю к. Она и он, луна, балкон. Я давно подозревал, что у меня родители Ромео и Джульетта.

М а т ь. Родной матери такие слова. Бандит!

Звонок.

П а р а с ю к. Идет профессор.

М а т ь. Голубчики! Профессор! А я-то! На что похожа! Отвори, Ванечка! (Убегает.)

О т е ц. Идет! Идет! (Мечется, натыкается на другой фикус.) Стой! Опять фикус! А, ч-черт!

ЯВЛЕНИЕ VII

Входят торжественный Экипажев и Парасюк, открывший

ему дверь.

М а т ь (из-за двери). В дверях поаккуратней. В заливное не влезьте. (Скрывается.)

Э к и п а ж е в. Не беспокойтесь, не беспокойтесь. Я бочком.

О т е ц. Пожалуйте, милости просим.

П а р а с ю к. Ну вот. Знакомьтесь. Гражданин Экипажев. Гражданин Пара... цыц! Гражданин... мой отец.

Э к и п а ж е в. Очень приятно, очень приятно!

О т е ц. Очень приятно, очень приятно.

П а р а с ю к. Историческая встреча. (Уходит к себе в комнату.)

Э к и п а ж е в. Я давно с вами мечтал познакомиться.

О т е ц. И я, знаете, мечтал. И я-с.

Э к и п а ж е в. И вот, на старости лет... На склоне дней... Два, так сказать, обломка... Извините, не в силах сдержать слез. При таких исключительных обстоятельствах... Так сказать, соединенные родственными узами... Гименея...

О т е ц. Вот именно! В самую точку! Именно - родственными... Как это вы хорошо выразили, товарищ Экипажев! Вроде как бы смычка с интеллигенцией.

Э к и п а ж е в. Именно, именно... Смычка интеллигенции... прекрасно сказано. Исторический момент... Две молодых поросли русского либерализма моя нежная дочь и ваш превосходный сын... соединились, так сказать...

О т е ц. Дочка ваша действительно молодец. Такая умница, такая работящая, бедовая девушка.

Э к и п а ж е в. Мерси! Мерси! И ваш замечательный сын тоже. Такой молодой, и уже академик... Это, знаете, что-нибудь да стоит. Но, впрочем, вполне понятно. Происхождение-с. У такого отца, как вы, не может быть другого сына. Не может!

О т е ц. Самый обыкновенный отец.

Э к и п а ж е в. Нет-с! Нет-с! Необыкновенный! Я уважаю вашу скромность, но позвольте вам сказать, что необыкновенный! Я давно, давно слежу за вашими блестящими судебными процессами.

О т е ц. Да чего там! Обыкновенные показательные процессы. Приходится и обвинять, приходится и защищать... Завком выдвигает. Неудобно отказываться.

Э к и п а ж е в. Еще бы! Еще бы. Я давно за вами слежу по газетам. Ваши портреты...

О т е ц. Ну, один раз, действительно... В "Рабочей Москве"... И то узнать нельзя. Какая-то клякса вместо физиономии.

Э к и п а ж е в. Да, да. В "Русском слове", в "Новом времени", поистинно...

О т е ц. Разве и за границей было?

Э к и п а ж е в. Еще бы, еще бы! Ах, вы, скромник! Везде! В Париже!.. В Баден-Бадене! Однако у вас прелестная квартирка. Я никогда не думал, что в таком районе может быть... этакая бомбоньерка.

О т е ц. Два дня, как переехали.

Э к и п а ж е в. Прелестно, прелестно! Все так культурно, интеллигентно, масса света, зелени... фикусы... очаровательные фикусы... книги, гравюры... Да-с... Вот что отличает настоящего культурного человека от какого-нибудь парвеню и хама. Книги-с. Когда, я вас спрашиваю, когда наконец наш темный, невежественный, хамский народ начнет читать книги? "Эх, эх, придет ли времечко, придет ли... - гм... - желанное, когда мужик не Блюхера и не милорда глупого, Белинского и Гоголя с базара понесет..."

О т е ц. Гоголь есть. Пять томов. Старенький, но в переплете. А Белинский госиздатовский... Но, к сожалению, без переплета. Все никак не соберусь. Общественная работа заедает.

Э к и п а ж е в. И меня, знаете, общественная работа тоже ужасно заедает.

О т е ц. Зато Шекспиром могу похвастаться. Брокгауза и Ефрона издание. На книжном базаре выиграл. Не знаю только, как перевод. Говорят, Шекспира переводить трудно очень. Вы не знаете?

Э к и п а ж е в. Трудновато. Трудновато.

О т е ц. Вы ведь небось основательно изучили иностранные языки. В особенности английский?

Э к и п а ж е в. Английский язык? Да. Я знаю. Гм. Мад ин Энгланд. Впрочем, отсутствие практики. Духовная интеллигенция поставлена в такие ужасные условия.

ЯВЛЕНИЕ VIII

Входит переодевшаяся мать.

М а т ь. Да что ты, ей-богу, вцепился в профессора. Извините, товарищ профессор, он не понимает никакого обращения с интеллигентным человеком. Пожалуйте на балкончик закусить, чайку попить. Под музыку. Милости просим.

О т е ц. Это моя половина.

Э к и п а ж е в. Очень приятно. Мадам. (Пытается поцеловать ей руку.)

М а т ь. Да что вы! Да ей-богу! Да вы меня конфузите. Не надо!

Э к и п а ж е в. Нет-с, надо. Именно надо! Такую прелестную ручку нельзя не поцеловать. Пароль допер!

М а т ь. Ох, честное слово!..

Э к и п а ж е в. Нет, уж позвольте! Мадам, я очарован вашим супругом, вашим сыном, вашей квартирой, всем вашим милым, милым старым интеллигентным домом.

ЯВЛЕНИЕ IX

Дедушка выскакивает из ванной в одних подштанниках, с

намыленным лицом.

Д е д у ш к а. Глаза щиплет... Намылился, а кранта не могу найти... Ироды!

М а т ь. Зарезал...

О т е ц. Это наш дедушка.

Д е д у ш к а. Промойте глаза, черти... Кранта не могу найти. Ох!

М а т ь. Иди. Ступай. Ах, зарезал! Извините. Сейчас, сейчас.

Д е д у ш к а. Я, знатца, намылил физиономию, а кранта и не могу найти... Ой, щиплет... Ироды...

М а т ь. Иди, иди... Срам! (Уводит деда.)

ЯВЛЕНИЕ X

Без дедушки и матери.

О т е ц. С непривычки, знаете. Что поделаешь! Старик. И то два часа бились, покуда заставили его в ванну сесть. Простите.

Э к и п а ж е в. Ну, что вы, что вы! Такой милый, своеобразный старичок. Вылитый Лев Толстой. Кстати, о Льве Толстом. У меня, знаете, тоже домашняя библиотека.

О т е ц. Ну, ваша библиотека! Разве с вами потягаешься? Надо полагать, огромная библиотека!

Э к и п а ж е в. Порядочная, порядочная. Не так, впрочем, велика, как хорошо подобрана. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона... И еще кое-что...

О т е ц. А Брокгауз не устарел?

Э к и п а ж е в. О нет! Я берегу свои книги. Что осталось нам, кроме книг? Не так ли? Весь Брокгауз как новенький. Только пяти томов не хватает.

О т е ц. А у нас "Малая советская". Нынче предпоследний том принесли. "Техническая" тоже. Надо, знаете, держаться в курсе...

Э к и п а ж е в (видя на стене портрет). Это кто, Помяловский?

ЯВЛЕНИЕ XI

Входит Парасюк из своей комнаты.

П а р а с ю к. Энгельс.

Э к и п а ж е в. Энгельс? Разве? А я почему-то представлял его себе бритым. Удивительно напоминает Помяловского... И Добролюбова... А этот, с бородкой... Некрасов?

О т е ц. Дзержинский.

Э к и п а ж е в. Дзержинский! Ой! А похож, знаете. Я даже сразу спутал. Вижу, что-то знакомое.

П а р а с ю к. Вы не туда смотрите. Это Белинский.

Э к и п а ж е в. Ах, у вас Белинский? У нас тоже Белинский... То есть Достоевский. А это?

П а р а с ю к. Блок.

Э к и п а ж е в. Какой Блок? Член Третьей Государственной думы? Я помню, там был один блок. Кажется, националистов и октябристов.

П а р а с ю к. Это поэт Александр Блок.

Э к и п а ж е в. Ах, поэт. Я очень люблю поэтов.

П а р а с ю к. "Двенадцать" написал.

Э к и п а ж е в. Да, да. Я знаю: двенадцать томов. Читал, как же, читал. Все двенадцать прочитал. Прелестно.

ЯВЛЕНИЕ XII

Входит мать.

М а т ь. Извините, насилу отмыла старика.

Звонок.

Иду, иду. (Идет отворять.)

ЯВЛЕНИЕ XIII

Входит Ананасов, за ним мать.

А н а н а с о в. Фу-ты, чер-рт! В какую-то мерзость ногой вступил.

М а т ь. Ах! В заливного судака.

Э к и п а ж е в (про себя в ужасе). Парасюк!

А н а н а с о в (ласково). Ах, вы тут?

Э к и п а ж е в. Извините, господа, позвольте вам... мой зять...

А н а н а с о в. Это совершенно лишнее.

М а т ь. Милости просим.

Э к и п а ж е в. Ты что же это, братец, а? Следишь за мной? Преследуешь меня по пятам, как сыщик?

А н а н а с о в. А вы думали, что от меня так легко отделаться? Дудки-с! Спрашиваю вас в последний раз: отдадите вы мне бриллианты или не отдадите?

Э к и п а ж е в. Да как ты осмелился, любезнейший, врываться в чужой интеллигентный дом?

А н а н а с о в. Отдадите или не отдадите?

Э к и п а ж е в (Парасюку). Вот-с. Я вам говорил. Что же теперь прикажете с ним делать?

А н а н а с о в (шипя). Милостивый государь, за такие фокусы публично бьют по морде.

Э к и п а ж е в. Голубчик! Ради бога! Где угодно, но только не здесь. Не в этом интеллигентном доме... Это недоразумение! Уверяю тебя! Никаких бриллиантов нет.

А н а н а с о в. Как нет? А где же они?

Э к и п а ж е в. Их... их украли.

А н а н а с о в (ласково). Ах, их украли? Кто же их украл?

Э к и п а ж е в. Кто?.. Гм... Вы знаете, господа, в моем доме живут посторонние люди. Я принужден временно отдавать часть своей площади, гм, кондукторше Ключиковой. Антр ну суа дит, я вполне уверен, что это Ключикова.

А н а н а с о в (еще ласковей). Ах, Ключикова?

Э к и п а ж е в. Только, ради бога, братец, не делай из этого историю.

А н а н а с о в (вкрадчиво, задыхаясь). Ах, Ключикова?

ЯВЛЕНИЕ XIV

Входит Шура с фикусом.

Э к и п а ж е в. Вот-с!

Все молчат.

Ш у р а. С новосельем! Я вам цветочек принесла. Еще раз здравствуйте! А Мишка сейчас придет. Он тут невдалеке стоит. Какая квартирка миленькая!

Все молчат.

Об чем речь?

Все молчат.

А н а н а с о в. Гражданка Ключикова. Вчера у гражданина Экипажева пропала одна ценная вещь, хранившаяся в комоде. Вы об этом ничего не знаете?

Ш у р а. Понятия не представляю.

А н а н а с о в. Ты взяла бриллианты?

Ш у р а. Честное, благородное слово, Анатолий Эсперович! Чтоб у меня руки отсохли!

Э к и п а ж е в. Не знаю, милая, не знаю. К нему обращайся. Я, так сказать, отстраняюсь.

А н а н а с о в. Воровка!

Ш у р а. Я? Воровка? Да что ж это делается? Господи... Миша... Где же Миша?.. Товарищи... Скажите же... Подтвердите... Я не воровка... Ох, Мишечка... (Плачет.)

А н а н а с о в. Не реви, не реви! Говори, куда серьги?.. Где серьги?

Ш у р а. Серьги?.. Дамские серьги?.. Погодите. Я давеча подобрала на полу одну бумажку на серьги... Где это? Ах, боже мой... Да где ж этот проклятый документ?..

Э к и п а ж е в. Какой... документ?

Ш у р а (ищет). Вроде квитанции. Ах ты, черт... Вот... (Нашла.)

А н а н а с о в. А!

Э к и п а ж е в. Шура, я запрещаю вам! Слышите?

Ш у р а. А идите вы к чертовой матери!

Э к и п а ж е в. Шурочка, ну я прошу вас...

А н а н а с о в. А-а-а!

Ш у р а. Не смейте до меня прикасаться, старый гад, а то я как двину в ухо фикусом!

Э к и п а ж е в. Вы видите, господин Белинский... то есть Дзержинский. Мерси!

М а т ь. Шурка! Не разоряйся! Тут не трамвай!

О т е ц. Постой, мать. Дай-ка, Шура. (Берет квитанцию.)

Э к и п а ж е в (отцу). Миль пардон. На два слова. Ан де.

Ш у р а. Читайте! Пусть все слышат!

Э к и п а ж е в (Эжену). Голубчик... на два слова... тет-а-тет.

А н а н а с о в. Да вы что, издеваетесь надо мной? Читайте!

ЯВЛЕНИЕ XV

Те же и дедушка, он выходит из ванной.

Д е д у ш к а. Здравствуйте, Анатолий Эсперович. Не признали? А я у вашего покойного папаши в дворниках состоял. У них, у Экипажевых, на Коровьем валу домик свой был. Вы тогда еще такой лихой молодой человек были... Ох, лихой студентик... ох, лихой!

Э к и п а ж е в. Иван! Ты как сюда попал?

Д е д у ш к а. Прямо из ванны и попал. Очень просто. Душ принимал.

О т е ц. Домик на Коровьем валу?

Э к и п а ж е в. А как же! Помилуйте! Весьма порядочный домик, двадцать пять квартир. Отобрали-с... Экспроприировали-с.

О т е ц. Эге!

ЯВЛЕНИЕ XVI

Без дедушки.

А н а н а с о в. Ну, читайте же, читайте!

Ш у р а. Читайте! А ну вас всех!

Э к и п а ж е в. Пардон. Мне пора. Общий поклон. По-английски.

А н а н а с о в. Нет, зачем же по-английски? Пусть лучше будет по-русски. (Шепотом.) Будьте любезны атанде - или в рыло!

Ш у р а. Куда? Поперек двери лягу!

ЯВЛЕНИЕ XVII

Входит Калерия.

О т е ц. Тише... (Читает.) "Магазином Госторга уплачено гражданину Экипажеву..."

Э к и п а ж е в. Это не я.

О т е ц. "...Экипажеву А.Э...."

Э к и п а ж е в. А.Э. - то я.

О т е ц. "...за дамские серьги четыре тысячи пятьсот рублей".

Э к и п а ж е в. Ах да, действительно. Теперь помню. Как раз перед самым весенним дерби.

К а л е р и я. Я так и предчувствовала!..

Ш у р а. Ну, что ему теперь сделать? В морду плюнуть?

А н а н а с о в. Что же это в конце концов значит, многоуважаемый товарищ, объясните!

Э к и п а ж е в. Господа! Вы должны понять и простить. В минуту жизни трудную. Интеллигенцию так жали, так жали...

К а л е р и я. Но ведь я служила. Я всегда служила... Я отдавала тебе все жалованье до копейки.

Э к и п а ж е в. На сохранение, на сохранение. Кроме того, господа, у меня могли быть слабости. Маленькие человеческие слабости... При изнурительном умственном труде... Бега освежают... Это так естественно... У... гм... Наполеона тоже были слабости... таково свойство высокоинтеллигентных индивидуумов... Я даже как-то об этом писал в одной из своих философических брошюр.

ЯВЛЕНИЕ XVIII

Входит дедушка с брошюрой.

Д е д у ш к а. Вот она, брошюрка-то. Книжечка. Вы мне ее тогда еще подарили. Для народного просвещения. Она у меня всегда в сундучке. Вот-с.

П а р а с ю к (берет брошюру, читает). "Несколько интимных мыслей по вопросу об однополой любви в Древней Греции, с иллюстрациями, сочинение доктора эстетики А.Э.Экипажева". Пустячок - философическая брошюрка!.. Гм...

О т е ц. Да уж... Что и говорить... Не Герцен...

Д е д у ш к а. В особенности картинки... (Фыркает.)

К а л е р и я. Ты проиграл мое приданое на бегах! В тотализатор! Ты погубил мою жизнь... Мне тридцать пять лет! Тридцать пять лет! Кто меня возьмет? Ты мне больше не отец! Я ненавижу тебя! Доктор эстетики! Плюю на тебя! Ненавижу!

Э к и п а ж е в. А я как раз собирался передать тебе знамя.

А н а н а с о в. Заявляю публично, что вы стерва! Я тебе сейчас буду бить морду! (Бросается на Экипажева.)

Драка.

М а т ь. Ай, срам какой! Два образованных человека из-за приданого друг друга по мордам хлещут.

Драка, все их разнимают, валятся фикусы, посуда.

Погром.

Милиция! Милиция!

П а р а с ю к. Ну, ну! Без драки тут! Это вам не Коровий вал, и не купеческая свадьба, и не Древняя Греция.

ЯВЛЕНИЕ XIX

Входит Агнесса.

А г н е с с а. Что за базар?

Э к и п а ж е в. Вот-с. Полюбуйся на своего хама. Пенсне мне разбил! Нет, каков гусь! Парасюк!

Начиная отсюда, сцена идет в четком, но очень

замедленном темпе. После каждой реплики короткая

пауза.

А г н е с с а. Где Парасюк?

Э к и п а ж е в (показывая на Ананасова). Вот Парасюк.

А г н е с с а. Он - Парасюк?

А н а н а с о в. Кто - Парасюк?

Э к и п а ж е в. Ты - Парасюк.

А н а н а с о в. Я - Парасюк?

К а л е р и я. Эжен!

Э к и п а ж е в. Кто - Эжен?

А н а н а с о в. Я - Эжен.

Э к и п а ж е в. Ты - Эжен?

К а л е р и я. Он - Эжен.

Э к и п а ж е в. Парасюк - Эжен?

А г н е с с а. Парасюк - не Эжен.

Э к и п а ж е в. Эжен - Парасюк?

К а л е р и я. Эжен - не Парасюк.

А н а н а с о в. Эжен - Ананасов.

Э к и п а ж е в. Кто - Ананасов?

К а л е р и я. Он - Ананасов.

Э к и п а ж е в (на Парасюка). Ананасов - он?

А н а н а с о в. Ананасов - я.

Э к и п а ж е в. Ананасов - вы?

А г н е с с а. Он - Ананасов.

Э к и п а ж е в. Вы - Ананасов?

А н а н а с о в. Я - Ананасов.

Э к и п а ж е в. Позвольте... А кто же тогда Парасюк?

А г н е с с а. Парасюк - он.

Э к и п а ж е в. Он - Парасюк?

К а л е р и я. Парасюк - он.

Э к и п а ж е в. Вы - Парасюк?

П а р а с ю к. Я - Парасюк.

Э к и п а ж е в. Позвольте. Значит - тот Парасюк, а этот - не Парасюк?

Д е д у ш к а. Да нет жа! Тот - не Парасюк, а этот - Парасюк.

Э к и п а ж е в. А каким же образом тогда этот Парасюк попал в квартиру присяжного поверенного Ананасова?

М а т ь. Кто присяжный поверенный Ананасов?

Э к и п а ж е в. Он присяжный поверенный Ананасов.

М а т ь. Присяжный поверенный Ананасов - он?

Э к и п а ж е в. Он присяжный поверенный Ананасов.

О т е ц. Кто?

Э к и п а ж е в. Вы.

О т е ц. Я?

Э к и п а ж е в. Да.

О т е ц. Нет.

Э к и п а ж е в. Как нет? А кто же вы, если не присяжный поверенный Ананасов?

О т е ц. Иван Иванович Парасюк.

Э к и п а ж е в. Парасюк?

О т е ц. Парасюк. А это старуха моя, Ванина мама, Елизавета Осиповна.

Э к и п а ж е в. Парасюк?

М а т ь. Парасюк. А это дедушка, Иван Ивановича родитель.

Э к и п а ж е в. Парасюк?

Д е д у ш к а. Парасюк.

Э к и п а ж е в. А я и не знал, что твоя фамилия Парасюк. Парасюк родственник - дворник... У-у-у-у-у!

О т е ц. Еще Агнесса Анатолиевна, Ванина супруга.

А г н е с с а (вызывающе). Парасюк! Ну, крест! Ты мне больше не отец!

Э к и п а ж е в. Я тебя еще раньше проклял. Позвольте! Что же это делается! Все Парасюки, один я не Парасюк. Мерси! Господа... Подождите... У меня что-то не того... У меня душа как у Гамлета... она разорвана на две части... Великая, сложная душа русской интеллигенции... С одной стороны Парасюк, но не Эжен, а с другой стороны - Эжен, но не Парасюк. Извините, я схожу с ума. Парасюк! О-о-о! В глазах рябит от Парасюков! (Отцу.) Да что же это ты себе позволяешь, любезнейший? А? (Невменяемо.) Ну, как харчи? Как одежа, обужа? Портянки часто меняешь? Ноги моешь? (Запутался.) То есть что я такое говорю... наоборот... весьма польщен. Старые обломки русского либерализма! (Кричит.) Парасюки! У-у-у! (Скандалит.)

М а т ь. Милиция! Милиция!

ЯВЛЕНИЕ XX

Входит Миша.

М и ш а (в форме). Кто скандалит? А ну-ка!

Э к и п а ж е в. Миша! Милиционер! Сын - милиционер! Ты осмелился? Я тебя проклинаю! Экипажевы никогда не служили в милиции!

М и ш а. Да я больше не Экипажев.

Э к и п а ж е в. Как не Экипажев? А кто же ты?

М и ш а. Я теперь Ключиков.

Э к и п а ж е в. Ключиков?

М и ш а. Ключиков. Мы сегодня как раз с Шуркой в загсе регистрировались...

Э к и п а ж е в. Как? С кондукторшей? Мой сын? С кондукторшей! У-у-у!

М и ш а. И я принял ее фамилию. Очень просто. А Экипажев - это для нас чересчур шикарная фамилия.

Ш у р а. Хотя и транспортная.

Э к и п а ж е в. У-у-у! У меня нет больше сына! Мне окончательно некому передать знамя! Вот до чего довели великую русскую интеллигенцию! Затравили!

О т е ц. Насчет интеллигенции это вы, положим, бросьте.

Э к и п а ж е в. Дочь - Парасюк, сын - Ключиков... О-о! Миллион терзаний! Миллион терзаний, как сказал покойный Репин!

П а р а с ю к. Не говорил этого Репин.

Э к и п а ж е в. Ну, значит, он был неразговорчивый... как сказал...

О т е ц. Но пугайте. Грамотные.

ЯВЛЕНИЕ XXI

Вбегают 1-й и 2-й жильцы и Артамонова.

1-й  ж и л е ц. Анатолий Эсперович! Мы вас по всему городу ищем! Все жильцы очень нервничают. Что вы с нами делаете?

2-й  ж и л е ц. Ключ! Ключ! Вы забрали с собой ключ!

А р т а м о н о в а. Муж моей дочери, мой зять, инженер Белье...

Э к и п а ж е в. Который раз?

А р т а м о н о в а. В третий раз! Анатолий Эсперович! В виде исключения! Как инженеру!

Э к и п а ж е в. Никаких исключений!

1-й  ж и л е ц. Да что за счеты, когда вся квартира просто с ума сходит!

2-й  ж и л е ц. Ключ, ключ, черт вас дери!

Э к и п а ж е в. На руки - никому. Ни-ко-му!

2-й  ж и л е ц. Да вы просто псих! Ключ! Я уполномочен жильцами!

1-й  ж и л е ц. Инженер Белье...

Э к и п а ж е в. Чихал я на Белье! (Кричит.) Никому на руки, ни-ко-му!

М и ш а. Гражданин Экипажев, попрошу вас не хулиганить. Гражданин Ананасов! На улице додеретесь. Попрошу посторонних очистить помещение! (Свист.) Пожалуйте в отделение. (Берет Экипажева за шиворот.) Пожалуйте, гражданин!

Ш у р а. Граждане! Вагон не резиновый! Сойдите с площадки!

Э к и п а ж е в. Поздравляю вас, господа. Родной сын!

М и ш а. Бывший, папаша, бывший.

Э к и п а ж е в. Родного отца!

М и ш а. Бывшего, папаша, бывшего. (Оттесняет Экипажева к двери.)

Д е д у ш к а. Уф! От таких делов я взопрел!

За окном фейерверк, прожектора. Пауза. Живая картина.

Давно чтой-то я в ванне не купался. Пойти, что ли, душ принять?

Музыка играет марш.

Занавес.

1930

ПРИМЕЧАНИЯ

МИЛЛИОН ТЕРЗАНИЙ

Комедия написана в 1931 году. Впервые поставлена Московским театром оперетты осенью 1932 года. Музыку для спектакля написал И.Дунаевский. Летом 1933 года состоялся спектакль Ленинградского театра музыкальной комедии. Постановки были встречены прессой положительно. Критика указывала, что пьеса "Миллион терзаний" остропародийно осмеивает буржуазных либеральных болтунов и приспособленцев. В пьесе В.Катаева получил развитие образ героя одного из его ранних сатирических рассказов - "Экземпляр".

В 30-х годах пьеса шла не только в Москве и Ленинграде, но и во многих периферийных театрах: в Смоленске, Воронеже, Нижнем Тагиле, Мурманске и других.

Комедия "Миллион терзаний" имела успех также и за рубежом, где ставилась на сценах левых театров. Так, в 1932 - 1933 годах пьеса шла во Франции в "Рабочем театре", организованном Полем Вайян-Кутюрье. Перевод был осуществлен Н.Трухановой - женой генерала Игнатьева, впоследствии автора книги "Пятьдесят лет в строю". В Германии ставил "Миллион терзаний" прославленный "Лессинг-театр". "Я побывал в 1931 году в Берлине, где шли две моих пьесы: "Авангард" и "Миллион терзаний". Комедия шла в театре Лессинга, - вспоминает писатель. - Играли в пьесе замечательный германский актер Гумолька и Элен Сандрок, одна из первых исполнительниц ибсеновского репертуара. Здесь она уже играла комическую старуху"*.

______________

* Беседа с В.П.Катаевым, 12 мая 1962 г.

Опубликована комедия была в апрельском номере "Красной нови" за 1931 год. Вышла отдельными изданиями во "Всекодраме" (М. 1933) с предисловием критика Ю.Юзовского и "Цедраме" (М. 1934). Была включена в сборник В.Катаева "Комедии" ("Советская литература", М. 1934); в пятый том пятитомного собрания сочинений (Гослитиздат, М. 1957).


home | my bookshelf | | Миллион терзаний |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу