Book: И даже камень говорит



Качалова Ирина

И даже камень говорит

Ирина КАЧАЛОВА

И ДАЖЕ КАМЕНЬ ГОВОРИТ...

Фантастический рассказ

В этот час уже утихла многоголосица, недавно в полную силу звучавшая на площади, в глубине которой возвышался памятник Поэту. Всласть набегавшись, разбрелись по домам ребятишки. Исчезли гуляющие пары: туман, опустившийся на город, прогнал их. Теперь только редкий запоздалый прохожий торопливо проходил по каменным плиткам, оставляя отголосок гулких шагов, и снова воцарялось безмолвие.

Когда совсем стемнело, ожили, загорелись фонари. Свет их полегоньку рассеял туманное одеяние, скрывавшее памятник. И вот из глубины гранитной глыбы раздался голос. Был он тише дуновения ветра. Только фонари и подстриженные елки, темным полукружьем обступившие памятник, могли расслышать его.

Давным-давно это было. Я родился в горах. Привольно текла моя жизнь. Надо мной было небо и неустанно совершающее свой путь солнце. Оно бывало то дружелюбным, спокойно-лучистым, то мглистым и далеким. А порою оно беспощадно заливало меня жгучими лучами. Но когда дело доходило до морозов, я страдал еще больше. Я ждал их после отлета последних птиц. И тогда уже начинал исподволь сжиматься. Но все равно удары мороза заставали меня врасплох. Замороженный, я почти полностью терял способность чувствовать. Начинал падать снег. Он шел сначала медленно, словно танцуя, потом валил неразборчиво, густо. Слабые частые прикосновения снежных хлопьев приносили облегчение. Скоро я оказывался укутанным снежной перинкой.

Когда приходило время снегу таять, тоненькие голубые струйки сбегали вниз, щекоча мне бока. Солнце становилось все ласковее, можно было ждать птиц. И они прилетали. Сначала на небе появлялись движущиеся черные точки, которые постепенно вырастали, превращаясь в крылатые существа. Птицы наполняли воздух звонкими голосами. Иногда стая останавливалась в горах отдохнуть. Как-то по соседству со мной, в кустах, поселилась пара пичуг. Я любил прислушиваться к их разговорам. Птицы болтали о своем гнезде, о будущих птенцах, порою ссорились. Иногда среди повседневных птичьих забот проскальзывали воспоминания о странствиях, о встречах с человеком. Птицы называли его могучим, непостижимым существом. Но я не знал, что такое человек.

Так и жил я, предоставленный самому себе. Тихие думы посещали меня: казалось, такой жизни не будет конца.

Но однажды возле меня раздался непонятный шум, а потом внезапная резкая боль впилась в мое тело. Что-то твердое и острое вонзилось в меня и погружалось все глубже и глубже. Когда я вновь обрел способность чувствовать, то понял, что я разбит, вырван из материнской горы. Мою истерзанную плоть поднимало и опускало, мотало из стороны в сторону, ударяло о что-то твердое. А вокруг в огороженном пространстве была темнота. Я был в ловушке. И ловушка двигалась.

Тряска прекратилась, свет захлестнул меня, какая-то сила резко подняла, потом бросила меня вниз. Немного освоившись, я убедился в том, что лежу на плоском основании совсем близко от земли, в полутемном узком пространстве. Воздух душный, пыльный, с запахом гари и еще чего-то, мне неизвестного. Прежняя жизнь больше не вернется, это я чувствовал. Сейчас я обрел долгожданную неподвижность, но надолго ли? Может быть, завтра меня ожидают еще худшие испытания. Так жил я на новом месте, тревожась и надеясь, тоскуя по воле.

В один прекрасный день в помещении стало светлее, и я увидел перед собой незнакомое существо. Оно напоминало дерево с шарообразной вершиной. Снизу ствол раздваивался, образуя два ствола потоньше. Пониже вершины от ствола отходили две тонких подвижных ветки, а с шарообразного окончания смотрели очень живые серые глаза. И тут меня осенило: это же человек, о котором поведали птицы. Но вместо богатыря передо мной было существо в несколько раз ниже и тоньше меня. Я почувствовал разочарование и одновременно смутную тревогу. Ведь как-никак он хозяин положения, и, судя по птичьим рассказам, способен на все. Нет границ его возможностям, говорили когда-то птицы, человек может созидать, но может нести и смерть. С какими намерениями он пришел? Может быть, отправит меня обратно? Но я не угадал. Человек достал из мешка какие-то странные толстые и тонкие штуки (позже я узнал, что они называются инструментами) и обрушил на меня град сокрушительных ударов. Он откалывал от меня куски. Задыхаясь от боли, я сопротивлялся как мог, но человек был сильнее. Через некоторое время он перестал увечить меня, отбросил инструменты и коснулся меня рукой. Его прикосновение было негрубым, человек начал поглаживать те места, где боль была особенно резкой. Тепло шло от его пальцев, от всего человеческого существа, оно проникало в меня, словно пытаясь загладить причиненную мне боль. Но я не мог, не хотел прощать человека. Пытливые глаза упорно смотрели на меня, они хотели постигнуть, что же скрывается во мне, но я вытолкнул из себя чужую волю, спрятав свое сокровенное поглубже. Иными словами, я объявил человеку войну.

Он ушел и появился на следующий день, собранный, строгий, и снова начался между нами поединок. И так - день за днем. Я яростно сопротивлялся, выталкивая из себя мысли и волю человека, все глубже замыкаясь в себя, изгоняя даже собственные ощущения. А ночью изо всех сил старался вернуть себя, призывал воспоминания о счастливой жизни, с отчаянием думая о солнце, ветре, почти забытых мною птицах. Вокруг было тихо, из окна лился слабый свет, через стекло ко мне заглядывали сонные листья, они чуть кивали мне, силясь что-то передать, но я не понимал их знаков.

Однажды утром, как всегда, пришел человек и начал работать. Но сегодня удары его были несильными и, пожалуй, неуверенными. Что это с ним? Он сегодня какой-то странный. Вдруг человек отбросил инструменты, схватился за голову, застонал и повалился на пол. Он лежал около меня, бормоча что-то. Я прислушался: "О камень, какой ты сильный, ты сильнее меня. А я-то надеялся победить тебя, вложить в тебя свою душу, самонадеянный я глупец, жалкая посредственность. Я заслужил свое поражение. О камень, ты оказался сильнее меня".

И тогда со мной что-то случилось: сам не знаю почему, но мне стало жаль человека. Ну что мне стоит приоткрыться немного, показать краешек своей души, ведь меня от этого не убудет. Я хозяин положения, сам человек признал это. А мне только того и надо было.

В моей жизни произошел перелом. Я перестал тяготиться своим положением. По утрам я ждал появления человека. Он приходил задумчивый, нервный и сначала долго всматривался в меня; потом вдруг быстрая улыбка пробегала по его губам. Человек уверенно брался за инструменты. Движения его стали более бережными, они почти не причиняли мне боли. А может быть, просто я привык. Жизнь больше не казалась невыносимой. В те часы, когда я оставался один, я не замечал серых стен, я вспоминал движения человека, его лицо вставало передо мной, оно было серьезным, значительным, от него исходила сила. Я научился различать в человеке какие-то новые черточки. Так постепенно мы начали понимать друг друга.

Стали появляться незнакомые люди. По одному, по двое они заходили в помещение и останавливались, рассматривая меня. Они то приближались, то снова отступали в глубь зала, не отрывая от меня взгляда.

- Как вам удалось заставить его жить? - говорили они моему человеку. Он слушал и улыбался, конечно, ему было очень приятно, что работа удалась. Забыв свои прошлые неудачи, успех он полностью приписывал себе. И только я один ничего не забыл, я один знал, что всегда был живым.

Теперь давно уже я стою на площади, и спокойствие не покидает меня. У моих ног играют дети, мимо идут прохожие. Я люблю беседовать с домами, в окнах которых так ярко полыхает утреннее солнце. По вечерам, когда свет уходит, я думаю о моем человеке: где он сейчас, что теперь делает?

Ко мне нередко подходят люди, они смотрят на меня мечтательно или сосредоточенно, реже - рассеянно. Но такого взгляда, как у моего человека, я не встречал больше ни у кого.

Когда шум города тает, небо становится мглисто-лиловым и горят ровным светом фонари, я думаю о будущем. Всякое существо, конечно, задумывалось об этом. Придет время, пусть это будет не так уж скоро, но все же оно настанет, когда я превращусь в обломки, в щебень. А затем и вовсе песком рассыплюсь по земле. Сквозь трещины земные приникну я к матери-магме, и даст она новое рождение.

И камень умолк. Фонари задумчиво светились. Чуть шелестели ветки сонных деревьев. И стояла тишина, словно бы и не звучал из глубины камня голос.




home | my bookshelf | | И даже камень говорит |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу