Book: Во имя отца



Во имя отца

А. Дж. Квиннел

Во имя отца

Не одними молитвами управляется Церковь.

Архиепископ Павел Марцинкус

Пролог

Сначала он почистил пистолет, потом привёл в порядок себя. Всё это он проделал тщательно.

Пистолет был системы Макарова. Он чистил его, сидя за столом в крошечной кухне. Движения были автоматическими, его пальцы привыкли к этой работе. Тряпочкой, пропитанной машинным маслом, он протёр механизм и ствол, затем отполировал пистолет куском замши. Уже давно рассвело, но свет на кухне всё ещё был включён. Временами он отрывался от работы, чтобы взглянуть в окно. Небо над Краковом было мрачным. Начинался ещё один серый зимний день. Он вынул патроны из обоймы и проверил пружину. Удовлетворённый, вложил патроны обратно и вогнал обойму в рукоятку.

Его пальцы сжали пистолет. Всё было в порядке, «Макаров» ровно лежал в руке. Но когда он привинтил массивный глушитель, пистолет стал слишком тяжёлым у дула. «Ладно, не имеет значения! Дистанция будет небольшой».

Осторожно положив оружие на деревянный стол, он встал и потянулся.

Он помылся в крошечном душе. Ванная комната была настолько мала, что ванна в ней не поместилась бы. Но он вспомнил свою радость, когда, став майором, получил эту квартиру. Впервые в жизни он смог жить в отдельной квартире. А он любил одиночество.

Он намылился французским шампунем, который был куплен в одном из закрытых магазинов. Сполоснувшись, проделал то же самое ещё дважды, как будто хотел промыть себя до костей. Он тщательно побрился, не глядя в зеркало. Его форма была аккуратно разложена на кровати. Он вспомнил удовольствие, близкое к чувственному, которое испытал, когда впервые надел её. Одевался он медленно, все его движения были строго выверены, как будто он совершал своеобразный ритуал. Затем достал из-под кровати нейлоновую сумку. Туда он упаковал пару чёрных туфель, две пары чёрных носков, две пары тёмно-синих трусов, две шерстяные рубашки, тёмный шерстяной свитер синего цвета, чёрный шарф, куртку цвета хаки и две пары синих вельветовых брюк. Сверху он положил туалетные принадлежности.

Его чёрный кожаный кейс стоял в узком коридоре у входной двери. Он отнёс кейс на кухню и поставил на стол рядом с пистолетом. У замков был одинаковый код — 1951, год его рождения. Кейс был пуст, не считая двух ремешков, прикреплённых к нижней крышке. Он подсунул пистолет под ремешки и крепко затянул их.

Две минуты спустя, держа в руках кейс и сумку, он вышел из квартиры, даже не удостоив её прощальным взглядом.

Час пик уже миновал, и потребовалось всего двенадцать минут, чтобы добраться до здания службы безопасности, расположенного почти в центре города. Он слышал постукивание в двигателе своей маленькой «шкоды». Ей предстоял профилактический осмотр в следующий понедельник. Мельком он взглянул на приборную доску. Машина пробежала уже девять тысяч километров с тех пор, как была получена им, новенькая, в связи с повышением по службе.

По обыкновению он должен был поставить её на стоянке за зданием. Но на этот раз припарковал на улице рядом с главным входом. Он вылез из автомобиля с кейсом в руках. Следовало закрыть машину, но этим утром он оставил её незапертой, проверив, правда, закрыт ли багажник, в котором была сумка. Прохожие при виде его формы отводили глаза.

Он не взял свою шинель, так что ветер пронизывал его, пока он быстро шёл по улице, а потом поднимался по ступеням в здание.

В связи с увеличением объёма работы ему недавно из общего резерва была выделена секретарша. Здание было переполнено сотрудниками, и место для неё с трудом удалось найти в небольшой нише напротив его кабинета. Это была уже успевшая поседеть очень эмоциональная женщина лет сорока. Она взглянула на него, когда он прошагал мимо по коридору, и сказала взволнованно:

— Доброе утро, майор Скибор! Я пыталась дозвониться к вам домой, но вы, должно быть, уже вышли. Звонила секретарь генерала Мецковского. Совещание перенесено.

Посмотрев на часы, добавила.

— Оно должно начаться через двадцать минут.

— Хорошо. Вы уже отпечатали отчёт?

— Конечно, майор.

— Тогда, пожалуйста, занесите его.

Он вошёл в свой кабинет, поставил кейс на стол и раздвинул шторы. В комнату просочился серый свет.

Тут же вошла секретарша, неся зашнурованную коричневую папку, положила её рядом с кейсом и сказала:

— У вас как раз ещё есть время просмотреть отчёт. По-моему, отличная работа, майор… Сейчас я принесу вам кофе.

— Спасибо, но сегодня я не хочу.

Её лицо выразило недоумение. Она уже привыкла к его устоявшемуся распорядку дня.

— Спасибо, — повторил он, — я бы попросил вас не беспокоить меня до совещания.

Она кивнула и повернулась, направляясь к двери.

Он набрал код на замках кейса и открыл его, на секунду задержав взгляд на пистолете. Затем вынул оружие. На принесённой секретаршей папке было чёрными буквами выведено: «Служба безопасности». Он развязал тесёмки. Внутри лежало около дюжины отпечатанных мелким шрифтом страничек. Но он не собирался читать их.

Он положил пистолет с глушителем на верхнюю страницу, потом повернул папку таким образом, чтобы её верхняя сторона открывалась от него. Он сжал рукоятку пистолета и положил палец на курок. Дважды он поднял пистолет, потом вложил его обратно и зашнуровал папку. Теперь она стала тяжёлой. Он сунул её в кейс и закрыл его.

В течение следующих пятнадцати минут он сидел неподвижно, уставясь в окно на серое здание напротив. Пошёл мелкий дождь.

Наконец он бросил взгляд на часы, встал и взял кейс. Слева от него на стене висела подробная карта города. Он вглядывался в неё в течение нескольких секунд, затем направился к двери.

Кабинет генерала Мецковского находился на верхнем этаже. В приёмной сидела его секретарша, хорошенькая женщина с длинными золотисто-каштановыми волосами. Ходили слухи, что её отношения с генералом несколько выходят за рамки служебных. Она указала на кожаный диван напротив и сказала:

— Полковник Конопка уже в кабинете. Скоро генерал вас вызовет. Хотите кофе?

Он присел и отрицательно покачал головой, кладя кейс себе на колени. Секретарша улыбнулась ему и снова застучала на машинке. Время от времени она поднимала на него глаза. Но его взгляд был постоянно зафиксирован на точке в метре над её головой.

В это утро майор показался ей неожиданно напряжённым. Почему бы вдруг? Предстоящее совещание не предвещало Скибору никаких неприятностей. Наоборот, его должны были хвалить.

Она опять посмотрела на него. Его взгляд упирался в ту же точку. Похоже, ему где-то тридцать с небольшим. Пожалуй, слишком молод для майора. Язвительный взгляд, но по-своему он привлекателен. Волосы явно длиннее, чем положено офицеру. Глаза тёмно-коричневые. Худое, можно сказать, аскетичное лицо, но в то же время — полная нижняя губа и подбородок с ямочкой. Обычно карие глаза бывают тёплыми, добрыми, но его были холодны, как пронизывающий сибирский ветер.

Она как раз задавала себе вопрос, почему раньше не замечала всего этого, когда зазвонил телефон. Она подняла трубку и, склонив голову набок, приложила её к уху.

— Да! Да, он здесь! Хорошо!

Она положила трубку и кивнула Скибору, отметив про себя, что, вставая, он непроизвольно поправил галстук.

Кабинет генерала был просторен. Интерьер украшали добротный пушистый ковёр и красные гардины на окнах. Сам генерал сидел за столом орехового дерева. Перед столом стояли два кресла. В одном из них расположился полковник Конопка. Создавалось впечатление, что полковник состоял из одних костей, настолько он был худ. Зато генерал, напротив, был дородным, осанистым человеком. Он улыбнулся и, указав на свободное кресло, сказал:

— Мирек, рад видеть тебя. Ну что, моя девочка угостила тебя кофе?

Скибор отрицательно качнул головой:

— Я отказался.

Он кивнул полковнику и присел, положив кейс на стол.

Конопка сказал:

— Ваша работа по тарновской группе достойна похвалы. Вопрос лишь в том, достаточно ли этих материалов для возбуждения уголовного дела.

Скибор кивнул:

— Я уверен, что их достаточно. Решать вам с генералом. А в отчёте отмечено лишь самое главное.

Скибор подался вперёд и стал набирать код на замках кейса. В кабинете повисло молчание. У генерала был выжидающий взгляд. Он улыбнулся, увидев, что папка была довольно объёмистой, и удовлетворённо хмыкнул:

— Ты, вроде, сказал, что отчёт краткий?

Скибор положил папку перед собой, а кейс опустил на пол.

— Да, действительно краткий. Но я принёс ещё кое-что показать вам.

Он начал медленно расшнуровывать папку. Его дыхание участилось, но никто этого не заметил. Взгляды полковника и генерала были прикованы к папке.

Расшнуровав папку, Скибор сказал:

— Генерал Мецковский, полковник Конопка! Вам, конечно, известно о моём посвящении в братство «Жижки». Вы ведь были в курсе всех деталей. А мне многое открылось лишь вчера. И вот вам за это…

Приоткрыв папку и нащупав пальцами рукоятку пистолета, он поднял глаза.

Рот генерала в страхе раскрылся. Он напружинился в кресле. Левой рукой Скибор захлопнул папку. Затем поднял пистолет и нажал на курок.

Раздался резкий хлопок. Голову генерала отбросило назад ударом пули: она вошла ему в рот, пробила мозг и вышла через затылок.

Скибор направил пистолет на застывшего в ужасе Конопку. Раздалось три хлопка. Три пули попали точно в сердце. Полковник упал, увлекая за собой кресло. Он пытался что-то сказать, но с его губ слетало только бульканье. Скибор встал, тщательно прицелился и выстрелил ещё раз, метясь чуть повыше левого уха полковника. Ковёр был весь в крови.

Скибор обошёл стол. Тело генерала запрокинулось назад, голова почти упиралась в стену, забрызганную кровью.

Скибор стоял, оглядываясь и прислушиваясь. Дверь кабинета была достаточно толстой, и можно было не сомневаться, что секретарша ничего не услышала. Несколько раз майор глубоко вздохнул, затем отвинтил глушитель. Он положил кейс обратно на стол. Руки у него немного дрожали, так что пришлось повозиться с замками, прежде чем они открылись. Он бросил глушитель внутрь, потом закрыл кейс. Открыв кобуру на поясе, вынул оттуда утрамбованную внутрь газету, вложил пистолет, застегнул кобуру, взял кейс и направился к двери.

Секретарша была удивлена его быстрым появлением. Обернувшись, он сказал в приоткрытую дверь:

— Спасибо, генерал. Я буду в своём кабинете.

Потом он закрыл дверь и улыбнулся секретарше.

— Генерал и полковник хотят обсудить мой отчёт с глазу на глаз. Они сами позвонят мне, когда я им понадоблюсь. И ещё, генерал просил некоторое время его не беспокоить… Ни в коем случае.

Она кивнула. Скибор улыбнулся ещё раз и вышел из приёмной. Она инстинктивно поправила причёску.

Скибор проигнорировал медлительные лифты и сбежал пять пролётов вниз по лестнице. На посту у выхода из здания дежурный офицер отдал ему честь. Майор ответил небрежным взмахом руки.

* * *

Двадцать минут спустя у входа в скромный дом Йозефа Ласона на окраине Кракова зазвенел дверной звонок.

Священник удручённо вздохнул. Вот уже два часа он пытался сесть за свою воскресную проповедь. Епископ оказывал ему редкую честь обещанным посещением мессы, и Ласону было прекрасно известно, какое раздражение вызывали у него небрежно подготовленные проповеди. Но в течение этих двух часов телефон звонил без остановки. Большей частью звонки были по мелочам. Отец Йозеф готов уже был вовсе снять трубку, но не решился.

Отец Ласон зашаркал к двери в своих любимых домашних тапочках и открыл её, изобразив на лице нетерпение. В дверях стоял мужчина с нейлоновой сумкой в руках. Шёл мелкий дождь. На незнакомце были синие вельветовые брюки и куртка цвета хаки. Его шею и нижнюю часть лица закрывал чёрный шарф. Чёрные волосы влажно блестели. Приглушённым голосом мужчина сказал:

— Доброе утро, отец Ласон. Можно мне войти?

Священник помедлил какое-то время, но, видя, что человек промок до нитки, посторонился, пропуская его внутрь.

В прихожей посетитель размотал шарф и спросил:

— Вы один дома?

— Да, моя экономка ушла в магазин.

Вдруг отец Ласон почувствовал приступ страха — в лице человека он увидел нечто зловещее.

Мужчина произнёс:

— Я майор Мирек Скибор из службы безопасности.

При этих словах священник оцепенел. Служба безопасности (а это было известно всем) являлась подразделением Польской секретной полиции, занимающимся католической церковью. Майор Мирек Скибор слыл в качестве одного из самых опасных и деятельных сотрудников этого подразделения.

Ужас явственно проступил на лице священника. Но Скибор сказал успокаивающе:

— Я здесь не для того, чтобы арестовать вас, и не причиню вам никакого вреда.

К отцу Ласону вернулось некоторое самообладание.

— Хорошо, а что вам тогда здесь нужно?

— Я к вам в качестве… ну, скажем, беженца. Я ищу убежища.

Теперь выражение испуга на лице священника сменилось подозрением. Но Скибор заметил перемену. Он сказал:

— Отец Ласон, ещё не прошло и получаса с того момента, как я застрелил генерала и полковника службы безопасности. Я думаю, вы услышите об этом в новостях.

Священник посмотрел в глаза Скибора и неожиданно поверил ему. Он перекрестился и пробормотал:

— Да простит вас Господь.

Рот Скибора искривился в сардонической усмешке:

— Ваш Бог должен меня благодарить.

Он сделал ударение на слове «ваш».

Священник скорбно покачал головой и спросил:

— Зачем вы это сделали? И почему вы пришли ко мне?

Скибор как будто не расслышал первого вопроса. Он сказал:

— Я пришёл, потому что вы — звено в канале переправки беженцев на Запад. Вы у меня под наблюдением уже четыре месяца. Подозреваю, что диссидент Камен переправлен на Запад именно по этому маршруту. Я должен был арестовать вас, но рассчитывал раскрыть другие звенья.

Отец Ласон несколько мгновений молчал. Потом сказал:

— Пойдёмте на кухню.

* * *

Они пили кофе, сидя друг против друга за кухонным столом.

Священник опять спросил:

— Зачем вы это сделали?

Скибор отхлебнул из своей кружки. Его взгляд был прикован к столу. Ледяным голосом он сказал:

— Ваша вера учит, что право на месть принадлежит только Богу. Так вот, я одолжил у него немного этого права. Больше я ничего не скажу.

Он поднял глаза и посмотрел на священника, и тот понял, что разговор окончен. Всё же отец Ласон произнёс:

— Допустим, ваши предположения верны. Но что вы собираетесь делать на Западе?

Скибор пожал плечами:

— Нам ещё с вами о многом нужно поговорить. Но когда я окажусь на Западе, я буду говорить с Беконным Священником. Передайте ему… сообщите ему, что я еду.



Глава 1

Довести информацию до папы было поручено генералу карабинеров Марио Росси. Выбор был сделан правильно. Росси не относился к категории людей, которые испытывают страх перед папой римским или вообще перед кем бы то ни было. К тому же это был весьма практичный выбор, поскольку Росси возглавлял комитет, созданный итальянским правительством для обеспечения безопасности папы в Италии. Чёрная «лянча» генерала свернула во внутренний двор Дамазо. Росси поправил галстук и вышел из автомобиля.

Это был элегантный, аристократического вида человек. Одет он был в тройку из синей шерсти с едва заметной тёмной полоской. На плечи наброшено светло-серое кашемировое пальто. В городе, где мужчины вообще одевались весьма изысканно, он был гордостью портных. Шёлковый кремовый платочек, видневшийся в нагрудном кармане, красиво контрастировал с тёмным костюмом. Ту же роль играла и маленькая гвоздика в петлице. Другому человеку это придавало бы некоторую женственность, но если кто-то когда-то и обсуждал Марио Росси (а обсуждали его много и часто), то никто не ставил под сомнение чисто мужское начало генерала.

Швейцарские гвардейцы хорошо знали его в лицо и почтительно отдали честь.

В папском дворце Росси встретил Кабрини, дворецкий папы. Почти не разговаривая, они поднялись на лифте до верхнего этажа. Росси чувствовал, что Кабрини буквально изнывает от любопытства. Сугубо частная аудиенция у папы была величайшей редкостью. Особенно если она назначается так быстро: только этим утром министр внутренних дел испросил аудиенцию по вопросу государственной важности. Они подошли к чёрной массивной двери. Кабрини громко постучал костяшками пальцев, открыл дверь, объявил о Росси гнусавым голосом и впустил его в кабинет.

Папа встал из-за заваленного бумагами стола, который походил скорее на рабочее место какого-нибудь среднего чиновника. Однако сам папа внешним видом вполне соответствовал своему высокому положению. На нём была девственно белая шёлковая сутана, маленькая белая шапочка на голове, массивная цепь с крестом старого золота. На лице играла аристократическая, но вполне дружелюбная улыбка. Он подошёл к Росси, и тот, почтительно преклонив колено, поцеловал протянутую руку.

Папа, немного наклонившись, мягко взял Росси под руку и помог ему встать.

— Мы очень рады вас видеть, генерал. Вы отлично выглядите.

— Да, Ваше Святейшество. Неделя в Мадонна ди Кампильо сотворила чудо.

Папа поднял брови.

— Как покатались на лыжах?

— Отлично, Ваше Святейшество.

С озорным блеском в глазах папа спросил:

— Ну, а кроме катания на лыжах?

— Тоже очень хорошо, Ваше Святейшество.

Папа слабо улыбнулся.

— О, как мы скучаем по горам.

Он взял Росси под локоть и провёл его к низким кожаным креслам, окружавшим стол орехового дерева. Как только они сели, через боковую дверь вошла монахиня с подносом в руках. Она налила собеседникам кофе, а также рюмку «Самбукки» для Росси и маленький бокал какой-то янтарной жидкости из старинной бутылки без этикетки для папы. Когда она вышла, Росси, выпив глоток кофе и пригубив «Самбукку», сказал:

— Я хотел бы поблагодарить Ваше Святейшество за столь быстрое согласие принять меня.

Папа кивнул, и Росси, зная, что глава католической церкви не терпит длинных преамбул, сразу перешёл к делу.

— Ваше Святейшество, вы, наверное, уже слышали о перебежчике Евченко?

Опять кивок.

— Мы допрашивали его в течение последних десяти дней. Теперь он поступает в распоряжение американцев. Первое, что следовало бы отметить: несмотря на незначительную должность в посольстве, его положение в КГБ оказалось намного более высоким, чем мы могли предполагать. Он — генерал и один из самых важных для нас за последнее десятилетие перебежчиков. К тому же он оказался разговорчивым, и даже очень.

Росси докончил свою «Самбукку» и аккуратно поставил рюмку на стол.

— На последнем допросе вчера вечером Евченко рассказал о неудавшемся покушении на Ваше Святейшество 19 мая 1981 года.

Он поднял глаза. До этого момента папа слушал его с выражением вежливого интереса. Теперь на его лице отразилось неподдельное любопытство.

Росси сказал:

— Он признал, что покушение было спланировано и направлялось из Москвы через их болгарских марионеток. Евченко также подтвердил, что мозговым центром и организатором операции был тогдашний председатель КГБ Юрий Андропов.

Папа кивнул и пробормотал:

— После этого избранный Генеральным секретарём ЦК КПСС и, соответственно, президентом этой страны. — Он пожал плечами. — Но, генерал, это всё было известно и раньше из анализа всех обстоятельств дела.

— Да, Ваше Святейшество. Но вот о чём мы не знали, так это о готовности Андропова повторить покушение.

Наступило молчание, пока папа обдумывал слова Росси. Потом он тихо спросил:

— Евченко сообщил, что будут ещё попытки?

Росси кивнул.

— Да. Правда, он не знает деталей, но он в курсе. Судя по всему, Андропов серьёзно занимается этим. Он убеждён в том, что Польша — главное звено в контроле Советов над Восточной Европой. Её значение для Москвы всегда было жизненно важным и, как считают русские, останется таковым и в дальнейшем. Андропов убеждён, что Ваше Святейшество представляет огромную опасность для сохранения позиций СССР в Польше.

Он помолчал в расчёте на эффект от произнесённого и сказал почти жёстко:

— И, говоря откровенно, Ваше Святейшество, ваша политика по отношению к Польше и коммунизму в целом за последние полтора года вряд ли способствовала снятию этих опасений у русских.

Папа ответил слабым взмахом руки.

— Мы все делаем очень осмотрительно, в соответствии с волей и учением Господа.

Росси не мог не подумать про себя: «И с патриотическим рвением». Но генерал не произнёс эту мысль вслух.

Папа вопросительно посмотрел на Росси.

— Неужели он действительно пойдёт на такой риск? Ведь если поляки узнают, что мы были убиты по приказу Советов, это вызовет волнения, способные поставить под вопрос само существование советской империи.

Росси не мог не согласиться.

— Это так. Евченко указал, что в советских высших кругах существует оппозиция этим планам. Но, судя по всему, его положение достаточно прочно. К тому же мы должны учитывать, что КГБ извлёк урок из опыта неудавшегося покушения… Взгляните в глаза действительности, Ваше Святейшество. Один из самых могущественных, безнравственных и жестоких людей в мире, обладающий огромными возможностями, хочет видеть вас мёртвым.

Наступила ещё одна пауза, во время которой папа отпил из своего бокала. Потом он спросил:

— Что известно о готовящемся покушении, генерал?

Росси развёл руками.

— К сожалению, немного. Только то, что оно произойдёт не в Ватикане и вообще не в Италии. Ваше Святейшество собирается совершить ряд поездок за границу. Их маршруты хорошо известны. Вы должны выехать на Дальний Восток через два месяца. Покушение может произойти и там, и в следующей поездке. Я думаю, что они решатся на него довольно скоро. Андропов нетерпелив, к тому же у него серьёзные проблемы со здоровьем. Ваше Святейшество, больной человек, одержимый какой-либо идеей, обычно старается претворить её в жизнь как можно скорее.

Папа вздохнул и скорбно покачал головой. Росси подумал, что он скажет несколько слов о воле Господа и о прощении врагов, но этого не произошло. Молчание длилось долго. Глаза папы оставались полузакрытыми. Он думал. Росси осмотрелся, зафиксировав обстановку кабинета: бесценные картины, дубовая облицовка стен, большие окна, задрапированные золотистым дамастом. Окна, на которые со страхом и почтением были направлены миллионы взоров. Генерал посмотрел на папу. Ему показалось, что тот принял какое-то решение. Папа приоткрыл глаза. Прежде тёплые, они теперь были холодны и колючи.

Скривившись от боли в спине, папа встал. Росси тоже неуверенно поднялся. Они посмотрели друг на друга. Папа сказал:

— Генерал, хотя эти сведения не очень приятны, я хотел бы поблагодарить вас за их своевременную передачу мне лично.

Он решительно направился к двери. Росси пошёл за ним, сбивчиво говоря:

— Необходимо принять все меры предосторожности, Ваше Святейшество. Я уверен, что вы осознаете всю серьёзность… Возможно, следовало бы отменить…

Папа не дал ему продолжить. Он повернулся к генералу у самой двери и крепко пожал ему руку.

— Мы ничего не отменим, генерал. Наша жизнь не подвластна никакой другой силе, кроме воли Господней. Этому преступному безбожнику из Москвы не будет позволено помешать нашей миссии на Земле.

Он открыл дверь.

— Ещё раз спасибо вам, генерал. Кардинал Казароли передаст нашу благодарность министру.

Удивлённый, Росси поцеловал протянутую руку, пробормотал что-то и покинул кабинет в сопровождении Кабрини, который теперь уже просто умирал от любопытства. Когда они подошли к лифту, Росси заметил, как личный секретарь папы, отец Дзивиш, проскользнул в покои.

* * *

Станислав Дзивиш приехал в Ватикан вместе с епископом Войтылой из Кракова. Так происходило при избрании любого нового главы католической церкви: Лючини привёз все своё окружение из Венеции, а Павел окружил себя миланцами.

Дзивиш был личным секретарём папы вот уже пятнадцать лет и относился к нему, как к отцу. Он был уверен, что понимает своего патрона. Но сегодня эта уверенность была поколеблена. Папа никогда раньше не говорил таким странным тоном. Когда Дзивиш вошёл в кабинет, вся фигура папы источала холод.

— Попросите архиепископа Версано зайти ко мне немедленно. Да, и отмените все встречи, намеченные на вторую половину дня.

Ошарашенный Дзивиш спросил:

— Все, Ваше Святейшество?

Заметив нетерпение в глазах у папы, неуверенно добавил:

— Ведь здесь находится делегация из Люблина, Ваше Святейшество.

Папа вздохнул.

— Мы знаем, они будут огорчены. Скажите им, что у нас возникли неожиданные безотлагательные дела. Дела, требующие нашего времени и внимания. — Он задумался на секунду. — Попросите кардинала Казароли уделить им несколько минут. Он сумеет рассеять их огорчение.

— Хорошо, Ваше Святейшество.

Дзивиш ждал. Он надеялся узнать, что же могло произойти столь серьёзное. Папа всегда был с ним откровенен. Но не сейчас. На Дзивиша смотрели холодные голубые глаза, выражавшие только одно — нетерпение. Он повернулся и вышел выполнять поручение папы.

* * *

Архиепископ Версано сел и с благодарностью принял чашку с кофе. Архиепископом он был назначен именно этим папой. Повышение поразило многих сведущих людей, особенно после неудач другого представителя Америки в высшей ватиканской иерархии, архиепископа Пола Марцинкуса из Чикаго. Имя Марцинкуса связывали с финансовым скандалом в «Банко Амброзиано». Он вынужден был по этой причине безвыездно находиться в Ватикане, чтобы избежать ареста. Многие думали, что инцидент с Марцинкусом преградит путь американцам в папский дворец. Но новый папа из Польши вдруг доверился Версано, американцу итальянского происхождения, и тот быстро зашагал по ступеням ватиканской бюрократической лестницы. Теперь он отвечал за вопросы, связанные с безопасностью папы, и был занят срочной реорганизацией банка Ватикана с целью его быстрого и полного возвращения в мировое финансовое сообщество.

У Версано были враги. Один из самых молодых архиепископов в истории Ватикана, он к тому же был стройным и привлекательным мужчиной и, как поговаривали, максимально наслаждался тем, что ему могло дать столь высокое положение. Внешне он был очень вежливым и умел общаться с людьми. Но в то же время его отличали хитрость и безжалостность. Он хорошо справлялся с порученной работой — обеспечением безопасности папы и возрождением банка, так что звезда его светила ярко.

Став архиепископом, он вошёл в ближайшее окружение папы и знал обо всём, что происходило в Ватикане. Например, он знал, что всего полчаса назад Его Святейшество дал частную аудиенцию (и очень быстро после запроса) генералу карабинеров Марио Росси. Версано был сильно заинтригован, но его любопытство скоро было удовлетворено. Он ещё даже не допил свой кофе, а папа уже сжато изложил ему содержание беседы с генералом.

Реакция Версано последовала немедленно. Его ровный голос действовал на папу успокаивающе. Он напомнил, что из всех зарегистрированных попыток покушения на Его Святейшество лишь одна была близка к цели. Не исключено, что были и другие попытки, о которых никто ничего не знал. Возможно, такие инциденты будут и в будущем. Но система безопасности папы уже доведена почти до совершенства, даже на время поездки за границу. Понятно, серьёзность угрозы покушения усугубляется могуществом лица, задумавшего осуществить его. Однако будет сделано всё необходимое для устранения любой возможности поставить под удар жизнь папы. Когда Иоанн Павел II начал было обсуждать вопрос об усилении охраны во время намечающейся поездки на Дальний Восток, Версано опять успокоил его: стоит ли беспокоиться, ведь ещё столько времени впереди. За это время произойдёт многое. Например, Андропов умрёт от своей болезни. Тогда, учитывая существующую в Кремле оппозицию планам покушения на папу, можно надеяться, что вся эта безумная затея будет забыта сама собой.

При упоминании имени Андропова папа встал, подошёл к окнам и остановился, глядя на площадь Святого Петра. Потом он повернулся и произнёс:

— Марио, если воля Господня с нами, то этот человек умрёт прежде, чем сможет осуществить своё злодеяние. Если же Господь откажет нам в благословении, то погибнуть можем мы.

Архиепископ тоже встал и подошёл к папе. Он был на голову выше него. Они стояли, глядя друг на друга. Версано сказал:

— Воля Господня с нами. Ваше Святейшество — светоч человечества, средоточие добра. Зло не сможет победить вас.

Он опустился на колено, притянул к себе руку папы и горячо поцеловал её.

* * *

Вернувшись в кабинет, Версано приказал, чтобы его не тревожили. Сидя за рабочим столом, он целый час обдумывал ситуацию, закуривая одну сигарету «Мальборо» за другой. Его стол являл собой образец порядка. Справа — телефон, слева — мини-этажерка для папок с документами, посередине — скреплённые стопки бумаги, а прямо в центре стола — массивная серебряная данхилловская зажигалка. На стенах висели фотографии знаменитых людей с автографами. Это были известные банкиры, дипломаты, даже представители шоу-бизнеса. Портреты некоторых финансистов, правда, пришлось снять в связи с расследованием вокруг «Банко Амброзиано». Версано сидел, отклонившись назад вместе со стулом, уперев в стену свою широкую спину. Примерно через час он вернул стул в нормальное положение, снова потянулся к зажигалке, прикуривая, и нажал кнопку на своём телефонном аппарате. Послышался тонкий голос его личного секретаря, посвящённого во все тайны большого хозяйства архиепископа.

— Да, Ваше Преосвященство?

— Беконный отец ещё в городе?

— Да, Ваше Преосвященство, в доме «Руссико». Завтра утром он улетает в Амстердам.

— Отлично, соедините меня с ним.

После короткой паузы Версано произнёс с теплотой в голосе:

— Питер, это Марио Версано. Когда ты последний раз обедал в «L'Eau Vive»?

— Очень давно, друг мой. Я всего лишь бедный священник, ты ведь знаешь.

Версано заговорщически засмеялся:

— Тогда сегодня в девять вечера, в отдельном кабинете.

Он положил трубку и вызвал секретаря, худого бледного священника в очках с толстыми линзами. Версано коротко отдал приказание:

— Закажите отдельный кабинет в «L'Eau Vive» на вечер. И скажите Цибану, что я буду очень благодарен, если он до вечера очистит ресторан от подслушивающих устройств.

Секретарь записал поручение в блокнот.

— Извините, Ваше Преосвященство. До вечера совсем мало времени. Сумеют ли принять ваш заказ? Ведь отдельный кабинет в «L'Eau Vive» может быть уже заказан на сегодня. Скажем, кардиналом…

Версано широко улыбнулся.

— Поговорите с сестрой Марией. Скажите ей, что сегодня только Его Святейшество мог быть более важным гостем, чем я и мои друзья.

Секретарь кивнул и вышел из кабинета. Версано достал новую сигарету, закурил и сделал ещё один телефонный звонок — ещё одно приглашение. Затем он снова откинулся на стуле и с удовлетворением затянулся.

Глава 2

Шёл дождь, но, несмотря на это, отец Питер ван Бурх попросил таксиста остановиться у Пантеона и следующую сотню метров прошёл пешком. Сила привычек велика, особенно тех, которые служат сохранению жизни. Он накинул свой плащ и торопливо пошёл по узенькой виа Монтероне. Было холодно, и людей на улице можно было пересчитать по пальцам. Быстро оглянувшись, он проскользнул в низенькую дверь.

Ресторан был ярко освещён, хотя и не выглядел столь уж шикарным.

С первого взгляда — обычное заведение. Но плащ ван Бурха взяла высокая негритянка, одетая в длинное платье с узорами, на шее у неё был золотой крест. Священник знал, что она была монахиней, так же как и остальные женщины, прислуживающие в ресторане. Все они прибыли сюда из французской христианской миссии в Западной Африке.



Подошла другая женщина. На ней тоже было длинное платье, но уже белого цвета. Она была старше других, а главное, отличалась тем, что была белой. На лице у неё застыло хорошо заученное выражение благочестия. Ван Бурх уже запомнил её со времени предыдущих посещений, её звали сестра Мария, и она держала ресторан в строгом порядке. Она его, судя по всему, не узнала.

— У вас заказан столик, отец мой?

— Меня ожидают, сестра Мария. Я — отец ван Бурх.

— Да, конечно. — Она моментально вся как будто переменилась. — Прошу следовать за мной, отец мой.

Он пошёл за ней через зал. Хотя ресторан был открыт для любого желающего, светская публика заходила сюда редко. Большинство клиентов было так или иначе связано с церковью. Ван Бурх заметил, что ресторан был почти полон. Он даже узнал несколько человек: чёрного епископа из Нигерии, обедающего с издателем одной римской газеты. Ещё одного епископа, увлечённого беседой с руководителем ватиканского радио. В углу стояла массивная гипсовая статуя Девы Марии.

Сестра Мария откинула красную плюшевую гардину, открыла дверь и впустила священника в кабинет. Контраст был ошеломляющим.

Стены кабинета были сплошь завешены дорогими гобеленами. На полу лежал красный пушистый ковёр. Единственный стол был покрыт скатертью из дамаста кремового цвета. Свет свечей отражался в столовом серебре и хрустале и освещал двух сидящих людей. На Версано была обыкновенная сутана священника. Другой гость был одет в пурпурную одежду кардинала. Ван Бурх узнал его — это был недавно избранный кардинал Анджело Менини. Кардинал был известен как один из самых умных и рассудительных людей Рима. Его департамент, имевший миссии по всему миру, обладал значительным влиянием. Менини был могущественным и хорошо информированным человеком. Ван Бурх встречался с ним всего один раз, очень давно и накоротке, но был хорошо осведомлён об авторитете кардинала.

Оба священника встали. Ван Бурх почтительно поцеловал руку кардинала и обменялся дружеским рукопожатием с Версано. Он, конечно, знал всё, что болтали о последнем, но испытывал какое-то непроизвольное уважение к огромному американцу.

Версано подвинул ван Бурху стул, и все сели. Рядом с архиепископом стоял столик с напитками.

— Аперитив?

Ван Бурх выбрал виски. Версано налил Менини сухого вермута, а себе — «Негрони». Только звон кусочков льда нарушал тишину. Присутствующие молча подняли свои бокалы, и Версано деловым голосом сказал:

— Я взял на себя смелость выбрать блюда заранее и думаю, вы не будете разочарованы. Зато нас не будут беспокоить.

Судя по всему, Версано, самый молодой из них, нисколько не смущался своей ролью хозяина на этой встрече.

Он выдержал небольшую паузу и серьёзно произнёс:

— То, что я вам должен сейчас рассказать, касается нашего любимого папы, а также всей церкви в целом.

Ван Бурх кашлянул и подозрительно осмотрел шикарную комнату. Версано улыбнулся и успокаивающе поднял руку.

— Не беспокойся, Питер, эта комната, как и весь ресторан, уже была проверена днём. Тут нет никаких «жучков», да и вообще я могу тебя заверить в том, что теперь уже весь Ватикан очищен от них.

Он имел в виду инцидент 1977 года, когда Камилио Цибан, глава службы безопасности Ватикана, убедил государственного секретаря кардинала Вийонга проверить ватиканские здания на предмет наличия подслушивающих устройств. Было найдено одиннадцать «жучков» американского и русского производства. Одно из самых секретных учреждений на земле было в шоке.

Кардинал Менини изучал голландского священника, сидевшего напротив него. С его красным, полным лицом и широкой талией он вполне мог бы сойти за отца Така из средневекового шервудского леса. У него была привычка всё время потирать пальцами ладони и оглядываться вокруг с удивлённым видом. Это было немного похоже на поведение ребёнка, вдруг оказавшегося на шоколадной фабрике. Но Менини знал, что в свои шестьдесят два года ван Бурх отнюдь не впадал в детство и что под этой несколько наивной оболочкой скрывается острый ум и множество различных талантов. Отец Питер ван Бурх возглавлял «Фонд Ватикана по помощи единомышленникам за „железным занавесом“». Начиная с 1960 года он совершил несколько нелегальных поездок в Восточную Европу под разными прикрытиями. За ним охотились социалистические секретные службы, и, хотя они знали о его деятельности, поймать ван Бурха им не удавалось. Его называли Беконным Священником, потому что во время поездок за «железный занавес» он раздавал пакеты с беконом членам своей нелегальной сети, тайно сотрудничавшим с ним. Он стал близким другом папы ещё в те времена, когда тот был архиепископом Кракова.

Тихо приоткрылась дверь, и симпатичная негритянка вкатила тележку с тремя порциями жареного мяса с перцем. Потом она налила всем фалернского вина и тихо удалилась. Кухня в ресторане была французской, довольно приличной и умеренной по цене. Однако посетителям этой комнаты, как правило, подавались итальянские блюда, очень дорогие.

Версано в предвкушении доброго ужина уже было взялся за вилку, но тут ван Бурх сдержанно кашлянул. Он выжидательно посмотрел на кардинала. Менини ответил недоумевающим взглядом, но сразу понял, чего от него ждут. Он согласно кивнул, опустил голову, закрыл глаза и быстро пробормотал молитву.

Они подняли головы, и вот тут уже Версано накинулся на еду. Он глотал пищу, не прожёвывая, как будто куда-то торопился. Менини ел так же. Создавалось впечатление, будто пища для них была всего лишь топливом, словно бензин для автомобилей.

Ван Бурх, напротив, не спеша, с наслаждением впитывал в себя аромат кушаний. Ведь в его жизни бывали времена, когда приходилось радоваться и корке хлеба.

Наконец Версано откинулся от стола и сказал:

— Я приказал, чтобы между блюдами был небольшой перерыв.

Он достал сигарету.

— Позволите? А вообще-то мне нравится в этом кабинете.

Ван Бурх улыбнулся: он хорошо знал, что они здесь собрались не просто поболтать. Он с намёком заметил:

— Интересно, а зачем мы сидим тут отдельно от других посетителей?

— Ну, Питер, — сказал американец, — мне ведь, как и тебе, приходится прибегать к осторожности и маскировке. Мне это даже нравится.

Принявшись снова за своё мясо, ван Бурх подумал, что Версано вряд ли это нравилось бы в случае реальной угрозы ареста, пыток, а то и смерти.

Менини тоже не терпелось перейти к делу:

— Обстановка вполне подходящая, Марио. Ждём твоих разъяснений.

Версано кивнул, и тут же его лицо стало очень серьёзным. Он аккуратно положил зажжённую сигарету на пепельницу. Посмотрев на собеседников, сказал:

— Я долго думал, с кем мне посоветоваться по этому вопросу.

Версано сделал паузу, и его голос зазвучал доверительно.

— Могу сказать, что во всей нашей церкви никто другой не в состоянии помочь мне в этом вопросе. Но прежде чем объяснить, в чём дело, я хотел бы, при всём моём уважении к вам, услышать обещания, что ни слова из того, что я сейчас скажу, не выйдет из этого кабинета.

Ван Бурх закончил своё мясо, отодвинул тарелку и пригубил виски. Версано внимательно смотрел на Менини. Седой, с худощавым лицом, кардинал задумчиво двигал губами. От ван Бурха не ускользнул блеск любопытства в его глазах. Беконный Священник заранее знал ответ. Наконец Менини утвердительно кивнул.

— Хорошо, Марио. Я согласен.

— Отлично. Спасибо, Анджело.

Он вопросительно посмотрел на голландца, и тот, не колеблясь ни секунды, твёрдо сказал:

— Я солидарен с кардиналом.

Версано наклонился к ним и, понизив голос почти до шёпота, произнёс:

— Священная жизнь нашего любимого папы Иоанна Павла в серьёзной опасности.

Затем он поведал своим слушателям о том, что узнал днём.

* * *

Вторым блюдом был «поцелуй охотника». Поглощая его, собеседники обсуждали ситуацию. Версано и Менини внимательно слушали ван Бурха. По своему рангу он был ниже них, но его познания о русских были уникальными. Он развивал перед архиепископом и кардиналом мысль о том, что русские должны быть вполне удовлетворены широко распространившимся мнением, что последнее покушение на папу считалось исходящим из Москвы. По мнению голландца, это было своеобразное предупреждение папе не вмешиваться в их дела. И они решили свою задачу. Теперь маловероятно, что в обозримой перспективе следующий папа будет избран из представителей Восточной Европы. По мнению русских, даже хорошо, что покушение не удалось. Тем лучше будет понято предупреждение в Ватикане.

Поначалу русским, видимо, показалось, что их замысел сработал. Критика в адрес коммунистов со стороны папы снизилась. Ватикан никак не отреагировал на протест американских епископов против ядерной кампании Рейгана. В Польше была разгромлена «Солидарность» без какого-либо серьёзного противодействия со стороны папы.

— Но, — размышлял ван Бурх, — такая линия не означала изменения политического курса папы, а отражала лишь смещение акцентов в сторону прагматизма. Папа начал уделять больше внимания восстановлению роли церкви в жизни людей и пресечению поднявшего голову в самой церкви либерального инакомыслия. Оно могло представлять даже большую опасность, нежели коммунистическое учение.

И Кремль, видимо, понял это. В Москве увидели, что антикоммунистические настроения папы, по существу, не изменились, и, так как он жёстко приспосабливал Ватикан к своей воле, русские сделали вывод о возрастании угрозы их интересам со стороны главы католической церкви.

Ван Бурх имел об Андропове достаточно информации, чтобы не удивляться сведениям о планах нового покушения на папу. Он грустно завершил свой анализ, заметив, что с учётом всех обстоятельств шансы пережить очередные попытки у папы невелики. Одно дело связаться, например, с Рейганом. На это никто не пойдёт, потому что Америка жёстко отомстит за своего президента. Другое дело — Ватикан. Чем может ответить он? В данном случае можно жутковато пошутить в стиле Сталина, который бы спросил:

— А сколько у папы дивизий?

* * *

Версано повернулся к Менини.

— Ну, а ты что скажешь, Анджело? Тут все свои, так что можно высказываться свободно. Ты ведь возглавляешь одно из самых прагматических направлений деятельности церкви. Мы знаем, что папа содействовал твоему назначению на пост главы Общества. Твоё появление на этом посту — большая удача для всех нас. Вот я и пригласил тебя сегодня, чтобы воспользоваться твоей мудростью и получить дельные предложения. Но прежде всего, твоё мнение о сказанном отцом ван Бурхом.

Кардинал Менини, выходец из тосканской глубинки, тщательно вытер тарелку кусочком хлеба — не пропадать же пище, прожевал все и утвердительно кивнул.

— Я согласен с Питером в обоих вопросах. Логично предполагать, что Андропов опять попытается убить папу. Точно так же логично предполагать, что с учётом огромных возможностей Андропова и решимости папы не отменять никаких визитов за границу покушение на этот раз может удасться.

Он вытер рот салфеткой, взглянул на Версано и продолжил:

— Из своих источников в Южной Корее я получил данные, что Ким Ир Сен будет удовлетворён подобным инцидентом во время поездки папы на юг Корейского полуострова.

Версано встретился взглядом с ван Бурхом. Они оба знали, что на Дальнем Востоке у Менини было достаточно таких источников. И голландец спросил:

— А вы довели до папы эти данные? Вы посоветовали ему не ехать?

Менини пожал плечами.

— Конечно. Но он полон решимости. Его Святейшество ответил мне, что иногда рыбак должен смело идти навстречу буре. Что ты можешь предложить в этой ситуации, Марио?

Версано почувствовал необычное волнение. Но тут их разговор был прерван появлением десерта. Все невольно залюбовались обслуживающей их монахиней. После её ухода, выдержав небольшую паузу, Версано произнёс очень тихо:

— Я предлагаю, чтобы к Андропову сугубо секретно был послан человек папы.

Менини и ван Бурх в удивлении подняли на него глаза. Кусочек мороженого повис на подбородке голландца. Менини спросил:

— А что он скажет Андропову? Что он должен будет передать ему?

— Он ничего не должен будет ему говорить. Он должен будет его убить.

Версано ожидал от собеседников чего угодно: удивления, ярости, смеха, резкого стука ложек о тарелки, непонимающих взглядов. Но ничего такого не произошло. Всего лишь воцарилась гробовая тишина. Ван Бурх и Менини были похожи на вытканные на гобелене застывшие силуэты. Первым признаком жизни было движение глаз Менини. Он устремил взгляд на голландца. Однако тот смотрел в свою тарелку так, как будто впервые в жизни видел мороженое. Он медленно поднёс ложку ко рту и грустно покачал головой.

— Папа… никогда не пойдёт на это.

Менини согласно закивал. Версано воспрянул духом. Он мысленно поздравил самого себя с тем, что остановил выбор на этих людях. Как волк зимой, он выбрал только сильнейших, чтобы вести их за собой. Версано закурил и сказал:

— Разумеется. Но он ведь об этом и не узнает. Не должен узнать…

Интуиция не подвела американца. После вновь наступившей паузы ван Бурх спросил:

— А как можно послать нашего человека с таким заданием без согласия папы?

— Питер, неужели именно тебе нужно что-то разъяснять?

Ван Бурх посмотрел на Версано и улыбнулся. Американец улыбнулся ему в ответ.

Менини пробормотал:

— Это было бы великим грехом.

Фраза была произнесена как бы между прочим.

Версано ждал её. В принципе он не собирался ввязываться в спор с этим известным полемистом. Вряд ли кто-либо вообще решился бы на это. Но отвечать было нужно.

Американец решил говорить с максимальной простотой и железной логикой.

— Анджело, если бы кто-то из твоих миссионеров где-нибудь в Африке проснулся у себя в хижине и увидел рядом с собой ядовитую змею, что бы он, по-твоему, сделал? Что он должен был бы сделать?

Уголки рта кардинала поднялись в улыбке. Он моментально ответил:

— Естественно, он взял бы палку и убил змею, но это всего лишь пресмыкающееся. Ты же ведёшь разговор о живом человеке.

У Версано уже готово было слететь с уст следующее высказывание, но его опередил голландец. Он, стараясь делать ударение на каждом слове и сопровождая свою реплику постукиванием пальца по столу, сказал:

— Происками дьявола люди иногда становятся животными. Наше учение знает подобные прецеденты.

Версано понял, что Беконный Священник на его стороне. Искоса он наблюдал за реакцией Менини и ждал, что тот ответит.

Кардинал провёл рукой по лбу, пожал плечами и произнёс:

— Конечно, это грех… Но как вы собираетесь все это организовать?

Версано облегчённо вздохнул. Теперь они все были заодно. Он порывисто повернулся к ван Бурху.

— Питер, подумай и скажи нам. Неужели через твою сеть, которая переправляет людей из стран соцлагеря и обратно, невозможно скрытно заслать одного человека в сердце Москвы? Например, в Кремль?

— А мне и не надо думать. В таких вопросах мы вполне сравнимся с КГБ, а иногда можем кое-чему и научить их. Да, я мог бы переправить своего человека через всю Европу в Москву, даже в Кремль. Но тут возникнет три проблемы. Как организовать его доступ к змее? Как именно он её убьёт? И наконец, как вытащить его оттуда, когда он убьёт змею?

Пока Версано размышлял над ответом, в разговор вмешался Менини.

— И ещё. Где мы найдём такого человека? Ведь мы не мусульмане и не можем гарантировать ему место в раю. Мы не можем сознательно толкнуть его на явное самоубийство. Наша религия не прощает этого.

Версано уверенно произнёс:

— Где-то такой человек есть, и мы найдём его. У нас контакты по всему миру. Ведь Москва нашла Агджу. И мы найдём подобных людей.

Менини, уже почти согласившийся с замыслом, всё же продолжал раздумывать.

— Но каков будет мотив действий этого исполнителя? У Агджи было психическое расстройство, вызванное ненавистью к папе. Вы будете искать человека, движимого верой… или болезнью?

И опять ван Бурх как будто прочёл мысли Версано.

— Я думаю, что в Восточной Европе вполне можно найти такого человека. И его мотивы не должны основываться на религиозных убеждениях…

Версано хотел было что-то сказать, но голландец жестом остановил его.

— Погодите… Дайте мне подумать…

Ван Бурх молчал несколько минут, его глаза были полуприкрыты. Затем он утвердительно кивнул.

— Уже сейчас я могу назвать имя человека, нужного нам. И я думаю, что у него есть мотив, побуждающий к выполнению нашего задания.

— Что же это за мотив? — спросил Менини.

— Очень простой. Ненависть. Он ненавидит русских. Он питает отвращение к КГБ, и особенно к Андропову, притом с силой, не поддающейся описанию.

Заинтригованный, Версано спросил:

— Почему?

Голландец пожал плечами.

— Пока точно не знаю. Около месяца назад мне доложили, что от польских властей скрывается один перебежчик из числа бывших сотрудников службы безопасности Польши, подразделения их секретной полиции, деятельность которой направлена против церкви. Имя этого человека — Мирек Скибор. Скибор слыл хорошим оперативником и в свои тридцать лет уже дослужился до майора. Он занимал свою должность благодаря не связям, а исключительно уму, работоспособности и цепкости.

Ван Бурх улыбнулся:

— Последнее я могу подтвердить сам, потому что около четырёх лет назад он чуть не поймал меня в Познани. Он разработал очень хитрую ловушку, в которую я не попал только чудом.

Подняв глаза к потолку, он добавил:

— Или, скорее, только благодаря Господу Богу.

— Но откуда же у него вдруг эта ненависть? — спросил кардинал.

Ван Бурх развёл руками:

— Я пока не знаю, Ваше Преосвященство. Я знаю только, что седьмого дня прошлого месяца Мирек Скибор застрелил двух своих непосредственных начальников по службе безопасности: неких полковника Конопку и генерала Мецковского. Не иначе как чудом он выбрался из здания службы безопасности. Он связался с одним из наших людей, по которому, очевидно, работал, и попросил помочь ему бежать из Польши. Естественно, священник испугался. Такой человек, как Мирек Скибор, внушает ужас людям церкви.

К счастью, тот священник оказался человеком достаточно умным и, похоже, не ошибся в своём решении. Он подробнейшим образом опросил перебежчика. Скибор предоставил много информации о политике польского государства против церкви. Большая часть этих сведений совпадала с нашими данными. Этот человек, Скибор, выразил желание встретиться со мной и кое-что рассказать лично. Он отказался говорить о причинах своего поступка и своей ненависти к русским. Священник утверждает, что никогда в жизни не видел человека, в такой мере одержимого этой ненавистью. Главной целью Скибора является Андропов. Я приказал, чтобы поляк был переправлен на Запад.

— Где он сейчас находится? — спросил Версано.

— Последние сведения о нём я получил четыре дня назад. Он был в Эштергоме. Я думаю, что сейчас он уже должен быть в Будапеште. Где-то через неделю он будет в Вене.

После этих слов в комнате воцарилась тишина. До этого собеседники лишь обсуждали проблему в принципиальном плане, а теперь вдруг оказались перед фактом существования возможного орудия осуществления этого опасного замысла.

Молчание нарушил Менини.

— Но уже поставлены и другие вопросы. Как заслать этого человека в Кремль? Какую легенду ему придумать? И наконец, как ему потом выбраться оттуда?

Голландец твёрдо сказал:

— Ваше Преосвященство, я полагаю, что в решении этих вопросов вы целиком можете положиться на меня. Возможно, понадобится помощь вашего Общества, но позже. Прежде всего, если мы сочтём этого Скибора способным выполнить задание, его надо будет должным образом подготовить. У меня нет условий для этого.

Он допил своё вино и, взглянув на обоих своих собеседников, тихо добавил:

— Но у нас есть связи с организациями, которые могут помочь в этом деле. Мы не можем переправить его в Москву по обычным каналам, это слишком рискованно для такой миссии. Если его поймают, он всё равно заговорит, будь то под пытками или под действием наркотиков. Мы должны будем создать разовый канал, специально для этой цели.

Посмотрев в пустой бокал, ван Бурх задумчиво произнёс:

— Правильно, он не сможет отправиться в это путешествие один. У него должен быть напарник — «жена».

— Жена?! — Версано был поражён. — Ехать на такое задание с женой?

Ван Бурх улыбнулся и кивнул.

— Конечно, Марио! Обычно в свои «путешествия» на Восток я езжу с «женой». Иногда её роль исполняет довольно пожилая монахиня из Дельфа, очень смелая и храбрая женщина. Иногда меня сопровождает «жена» из Нюремберга. Всего у меня четыре такие «жены». Все они почти святые. Они идут на риск в силу своей веры. Видишь ли, Марио, путешествующая семейная пара не вызывает подозрений. Террористы вряд ли возьмут своих подруг на дело.

Глаза Менини загорелись интересом.

— Ну а где вы найдёте такую женщину?

Ван Бурх улыбнулся:

— Разумеется, я не могу одолжить ему одну из своих «жён». Они скорее годятся ему в матери из-за солидной разницы в возрасте, а ведь никто обычно не горит желанием попутешествовать с матерью. Но эту проблему решить можно. Я даже знаю, где искать такую женщину и какими качествами она должна обладать. Думаю, что вы мне сможете помочь, Ваше Преосвященство.

Менини спросил:

— А ею что будет двигать? Также ненависть?

Голландец покачал головой.

— Нет, наоборот. Её будет вести любовь. Любовь к папе римскому… и повиновение его воле.

Ван Бурх посмотрел в глаза своим собеседникам и увидел в них беспокойство.

— Не волнуйтесь. Задачей этой женщины будет только доехать с «мужем» до Москвы. Настоящие опасности начнутся для нашего человека лишь в Кремле. Задолго до этого она вернётся и будет в полной безопасности.

Несколько секунд собеседники молчали, затем Менини высказал то, что думали все трое. Как бы размышляя вслух, он проговорил:

— Мы вовлекаем в это дело всё больше и больше посторонних людей. Скоро их окажется слишком много. — Он поднял голову и посмотрел на голландца и архиепископа. — Ведь мы — служители церкви и Господа Бога. Как же мы можем так сразу решиться на убийство?

Архиепископ выпрямился на своём стуле, приготовившись заново убеждать Менини. Но не успел он раскрыть рот, как ван Бурх отрывисто произнёс то, что собирался сказать сам архиепископ:

— Ваше Преосвященство, вы вполне можете заменить слово «решиться» на слова «быть вынужденным», слово «убийство» на «защита», а слова «служители Господа» на «орудия справедливости». Мы — три орудия справедливости, которые вынуждены защищать нашего Святого отца, а в его лице — нашу Веру.

Кардинал задумчиво кивнул. Затем он улыбнулся и сказал:

— В отличие от папы, мы не можем утешиться сознанием непогрешимости. Но у нас есть некоторые смягчающие обстоятельства. Если даже считать наши действия грехом, то это всё же не совсем грех. Это грех, не вызванный корыстью.

Открылась дверь, и сама сестра Мария принесла кофе. Она хлопотала, попутно спрашивая, все ли устроило клиентов. Трижды заверенная в этом, она сказала Менини:

— Ваше Преосвященство, сегодня вечером должна будет прозвучать «Аве Мария». Это немного необычно, но это любимая вещь кардинала Бертоля, а он сегодня обедает в главном зале.

Она вышла, оставив дверь приоткрытой. Версано сморщился:

— Думаю, мне будет лучше остаться здесь. Для вас двоих показаться на людях — ещё куда ни шло, но чтобы нас всех троих увидели вместе — это слишком подозрительно.

Ван Бурх и Менини понимающе кивнули, взяли свои чашки с кофе и направились к двери.

Все прислуживающие в ресторане монахини собрались перед гипсовой статуей Девы Марии. В зале царила тишина. Менини кивком поприветствовал нескольких знакомых. По сигналу сестры Марии девушки подняли головы и запели. В этом ресторане было своеобразной традицией сопровождать пением кофе. Обычно исполнялся какой-нибудь церковный гимн, и посетители должны были подключаться к пению. В тот вечер большинство последовало этому правилу, и зал был заполнен звуками. Ван Бурх стал подпевать густым баритоном, и через куплет подключился Менини со своим низким тенором. Хор девушек пел очень слаженно, а сами они с благоговением смотрели на статую.

Последние звуки затихли. Никто не аплодировал, но все почувствовали прилив жизненных сил.

Менини и ван Бурх вернулись в комнату и плотно закрыли за собой дверь. Версано наливал себе в бокал бренди из бутылки, возраст которой никто не взялся бы определить. После того, как они уселись на прежние места, он сказал:

— Нам надо составить план действий.

Менини сразу же согласился.

— Мы поклялись хранить все в тайне. Всё это должно быть осуществлено нами и лицами, которым мы доверимся. Но они не должны знать о главной цели Посланника.

Он повернулся к голландцу.

— Отец Питер, сколько понадобится времени, чтобы убедиться в годности этого самого Скибора для наших целей?

— Не больше недели, Ваше Преосвященство.

— Тогда я предлагаю встретиться здесь же через две недели.

Версано согласно кивнул и наклонился ближе к остальным двум. Почти шёпотом он сказал:

— Может быть, нам придётся общаться по телефону. Я хочу предложить специальный код для зашифровки некоторых слов.

Ван Бурх и кардинал тоже наклонились к Версано, заинтересованные такой конспирацией. Версано продолжал:

— Сам Скибор должен называться Посланник, это вполне безопасное прозвище. Женщина, которая с ним поедет, будет называться Певицей. А Андропов, цель всей операции, будет называться просто Человек.

— Ну а как насчёт нас самих?

В комнате на минуту воцарилось молчание, пока все думали, потом Менини с тонкой ухмылкой на лице предложил свою версию:

— Троица.

Всем понравилось такое название. Версано взялся за стакан и произнёс тост:

— За нашу Троицу!

Остальные поддержали тост, затем выпили по предложению ван Бурха за Посланника папы. Затем Менини, как бы решив не позволять сообщникам забывать об основной цели, ради которой они все это устраивали, торжественно произнёс свой тост:

— Во имя папы римского!

Глава 3

Мирек Скибор сидел на третьей по счёту скамейке от начала второй тропинки за часовой башней в венском императорском парке Шенбрунн. На этом месте ему было приказано сидеть и ждать. Рядом сидела толстая старуха в чёрном. На голове у неё была шерстяная косынка, скрывающая седые волосы. Она очень раздражала Мирека. Связной должен был появиться через пять минут, а эта бабка и не думала уходить.

Она сидела на этом месте уже целых двадцать минут, время от времени покашливая в неопрятного вида платочек. Он посмотрел на её ноги, обтянутые чёрными чулками. Они были такими толстыми, что, казалось, раздирали истёртые, наверняка слишком маленькие по размеру туфли. От неё так и несло чем-то протухшим, немытым. Он, негодуя, отвернулся, посмотрев на город, и тут его недовольство и негодование как рукой сняло. Он всего лишь второй день был на Западе, и все здесь вызывало в нём восторг. Он был настолько захвачен всем, что видел после побега, что горящая у него в душе ненависть уже как будто стала затихать. Не достопримечательности и знаменитые строения производили на него такое впечатление (ведь в Польше и в России тоже были такие же великие исторические места), а люди и повсеместное изобилие. Все люди в Вене выглядели счастливыми и беззаботными, а товаров было множество. Он был не настолько глуп, чтобы верить, что везде на Западе так здорово. Где-то тут, поблизости, должны быть места, где царит нищета и, как следствие, несчастье, но, казалось, здесь, в Вене, никто об этом не думал. Он добрался до города в трейлере, в котором, по иронии судьбы, перевозили бекон. За час езды от границы до Вены запах бекона въелся Миреку в кожу, и ему уже становилось дурно при одном воспоминании о беконе.

Двери контейнера открыли в каком-то тёмном дворике. К этому времени Миреку было уже совсем плохо. На улице его ждал монах; он кивнул Миреку и велел идти следом. Неся в руках небольшой узел с одеждой, Мирек последовал за монахом по коридору с низким потолком. Было три часа утра. Вокруг не было ни души. Монах указал Миреку на какую-то дверь, и тот вошёл в комнату. Это было что-то вроде тюремной камеры. Вся обстановка состояла из железной кровати с тонким матрацем и тремя серыми одеялами поверх него. Больше в комнате ничего не было, так что она вполне могла сойти и за тюремную камеру. Он повернулся к монаху, лицо которого буквально излучало «душевную теплоту». Тот сказал, указав неопределённо куда-то рукой:

— Туалет и душ дальше по коридору. Вы должны оставаться здесь, в семь часов вам принесут завтрак, в восемь с вами будет говорить викарий.

Он направился к двери, а Мирек вдогонку сказал с долей сарказма:

— Спасибо вам огромное и спокойной ночи!

Не последовало никакого ответа, но Мирек совсем этому не удивился. Он понял, что тут знают, кто он такой и чем он раньше занимался. Везде во время путешествия его принимали очень «гостеприимно». Голые, унылые комнаты и враждебные лица. Для них всех он был хуже прокажённого, ведь к прокажённому они испытывали бы какое-то сострадание, а с Миреком общались лишь из чувства долга, явно без всякой радости. Правда, пришедший утром викарий оказался более снисходительным. Мирек, благодаря своей бывшей уже профессии, понял, что этот священник отнюдь не пешка в структуре католической церкви. Мирек решил, что, может быть, хоть у него окажутся какие-нибудь новости. И действительно, викарий сказал:

— Вы останетесь здесь ещё на одну ночь. Завтра в час дня вы должны будете находиться в определённом месте в городском парке. Возьмите с собой свои вещи. Связной подойдёт к вам и попросит прикурить. Вы должны будете ответить, что никогда не носите спичек. Затем вы последуете за этим человеком.

— Куда он меня поведёт?

Викарий пожал плечами.

— Куда? Куда он меня поведёт? Когда я смогу встретиться с Беконным Священником? — продолжал настаивать Мирек.

Священник в недоумении поднял брови:

— Беконный Священник?

Мирек разочарованно вздохнул. Все отвечали ему полным непониманием, когда он спрашивал о Беконном Священнике. Его поездка была длинной, он провёл её в одиночестве, она была к тому же опасной, о комфорте и говорить не приходилось, но его поддерживало страстное желание встретиться лицом к лицу с человеком, за которым он столько лет охотился. Это желание и ещё постоянная ненависть были его единственными спутниками. Судя по всему, викарий понял это. Он сказал уже немного мягче:

— Скибор, это ваш первый день на Западе. Но даже на Западе у нашей церкви аскетические условия существования. Вена — очень красивый город. Почему бы вам не пройтись и не посмотреть на него своими глазами. Я не думаю, что вы тут надолго задержитесь. Попробуйте венских пирожных, погуляйте по улицам, подышите, наконец, воздухом свободы.

На губах у него появилась ироническая улыбка:

— Зайдите в церкви и посмотрите на богослужение. Вы увидите, что здесь люди боятся только Бога, а не кого-то ещё.

— И это не опасно? — спросил Скибор.

— Не беспокойтесь, в городе вас никто не знает, можете ничего не бояться. Вас никто не тронет.

— Я не это имел в виду.

— Я понимаю, извините за сарказм. Просто двое из нашего братства уже десять лет сидят в тюрьме в Чехословакии. День сегодня для декабря вполне приемлемый. Просто затеряйтесь в толпе. Повторяю, вас никто не знает, вам нечего волноваться. Пообедайте, выпейте нашего знаменитого вина.

— У меня нет денег.

— Ах, да, конечно!

Викарий выдвинул ящик стола, вытащил пачку банкнот и, отсчитав несколько бумажек, положил их перед поляком:

— Я думаю, этого будет достаточно.

Так Мирек оказался на улицах Вены. Он был ошарашен увиденным. Его убежище находилось в восточном пригороде, недалеко от большого торгового центра. Целый час он провёл там, рассматривая горы продуктов, каких он не видел никогда в своей жизни, даже в лучшие урожайные годы на родине в своём селе. И какое разнообразие! Бананы, ананасы, авокадо и вообще фрукты, о которых он даже никогда не слышал. Он изумлённо наблюдал за тем, как пухленькая продавщица выкинула несколько яблок, которые были только чуть-чуть подпорчены. Он купил у неё небольшую веточку винограда и был одарён весёлой улыбкой. Скибор медленно шёл к центру города, жуя виноград и часто останавливаясь. Вот он у витрины мясного магазинчика в ужасе перед множеством выставленных в витрине сортов мяса, колбас и птицы. На завтрак он съел всего лишь кусочек хлеба с сыром, но не почувствовал голода. Он как будто пребывал в трансе. Всю свою сознательную жизнь Мирек был преданным партии коммунистом. Он читал партийные газеты, слушал речи руководителей и принимал участие в собраниях. Он, конечно, понимал, что не вся пропаганда — сущая правда, но при этом всё же верил в марксистское учение. Он думал, что пропаганда с Запада была ещё менее правдивой. Мирек остановился у газетного ларька и пробежал глазами многочисленные названия изданий на всех европейских языках. Смущение переполнило его. Он вернулся в мясной магазинчик и спросил у продавца почти зло, неужели мясо может купить каждый безо всяких талонов. Продавец улыбнулся. Он слышал этот вопрос уже много раз от поляков, чехов, венгров, румын. Вена — перевалочный пункт для покидающих свои страны беженцев из Восточной Европы.

— Всё, что вам нужно, это деньги, деньги — и все, — ответил он.

Почти автоматически Мирек уже было полез в карман за деньгами, чтобы купить говяжью вырезку, лежавшую на прилавке прямо перед ним. За всю свою жизнь он только однажды ел говяжью вырезку. Это было, когда эта сволочь Конопка взял его с собой в ресторан в Кракове. Но он пересилил себя, ведь ему негде было готовить еду. Ладно, он обязательно найдёт ресторан и закажет там жареную говядину на обед. Когда он опять вышел на улицу, его внимание привлекли люди. На улицах Москвы, Варшавы или Праги можно увидеть только мрачных, куда-то спешащих людей. Люди в Вене тоже двигались быстро. У них в руках были или пакеты с продуктами, или кейсы, или портфели, но главное — не было заметно ни одного мрачного или угрюмого лица. Даже полицейский-регулировщик был, похоже, весьма доволен своей жизнью. Мирек остановился у табачного ларька и купил пачку французских сигарет «Житан». Его товарищ по работе получил как-то такую пачку в подарок от главы делегации Французской компартии и дал Миреку попробовать одну сигарету. Ему они очень понравились. Он удивился, найдя французские сигареты в Австрии, но потом обнаружил в ларьке множество других сигарет из разных стран. Мирек уже было собрался купить коробок спичек, но тут увидел разноцветные зажигалки с надписью: «Можно перезаправлять». Он купил себе голубую и, закурив, продолжал играть с ней, будто был ребёнком и это была его первая игрушка. На Александерплатц он нашёл небольшое кафе под открытым небом, и, когда сел за столик, молодая белокурая официантка в платье в красную и белую клетку и в белом фартуке принесла ему меню и, улыбаясь, терпеливо ждала, пока он его изучал. Мирек решил не портить аппетит перед предстоящим за обедом мясом и заказал яблочный пирог и пиво. Он оценивающе смотрел вслед официантке, шедшей между столами, покачивая бёдрами, а когда опять посмотрел на площадь, ему показалось, что там были только женщины и девушки. Их было множество, самых разных типов. Сперва он решил, что симпатичных всё же больше, чем в Польше. Но потом отказался от своего первого впечатления. В Польше было не меньше красивых женщин. Просто он уже несколько недель не имел с ними дела. Скибор почувствовал желание, сильное и жгучее. Он уже было решил сходить в специальный квартал, который, как он считал, должен быть в любом городе, и уж тем более на загнивающем Западе, но тут же подумал, что, во-первых, ему не хватит на все денег, а во-вторых, он никогда этим не занимался, да и не было особой надобности. Он хорошо знал, что был достаточно привлекателен. Вот и сейчас некоторые женщины уже бросали на него заинтересованные взгляды. Не была исключением и официантка, поставившая перед ним тарелку и бокал с пивом. Мирек уловил тонкий аромат духов, заметил нежный пушок на её руках и тонкие пальцы. Но тут все внимание Мирека переключилось на пирог, покрытый толстым слоем крема. Три часа спустя он наслаждался стейком и вином, и его мысли снова были заняты женщинами. Однако они моментально улетучились, как только ему принесли счёт. У Мирека после его оплаты осталась пара шиллингов. Он подсчитал, что истратил примерно недельный заработок. У него не осталось денег ни на дискотеку, ни на бар, где можно было бы подцепить женщину. Этой ночью в своей «камере» Мирек думал о Беконном Священнике, потом мысли снова переключились на женщин. Будь он менее дисциплинированным, он бы занялся мастурбацией, но Мирек твёрдо пообещал себе заняться любовью только с любимой женщиной.

И вот теперь он сидел рядом с самой забитой старушенцией в Вене и старался не вдыхать в себя тошнотворный запах, исходящий от этой карги. Посмотрев на часы, он отметил про себя, что до встречи осталось всего три минуты.

Скибор подумал, что связной сейчас, видимо, разглядывает его. Он почувствовал раздражение. Всё это выглядело непрофессионально. Ему не были сообщены запасные условия. Другого места и времени не будет. Идиоты! А если старая карга — шпик? Тихо проклиная Беконного Священника, он обвёл взглядом окружающих его людей, пытаясь вычислить, есть ли поблизости кто-то, хотя бы отдалённо похожий на связного. Но таковых поблизости не было. Молодая парочка, занятая только своими делами. Двое мальчишек метрах в пятидесяти, играющие с полосатым резиновым мячиком. За ними наблюдала пожилая женщина в голубом костюме, которая, как понял Мирек, была няней. Больше никого поблизости не было. Он опять выругался про себя и опять посмотрел на старуху. Та рылась в изношенной холщовой сумке. Потом он услышал крик детей и увидел мяч, катящийся прямо к нему. Он ударил по нему и с удовольствием наблюдал, как мяч полетел прямо к детям, а няня поблагодарила его. И тут сзади раздался голос:

— Извините, у вас не будет спичек?

Мирек обернулся. В руках у старушки появилась сигарета, и она изобразила что-то вроде кокетливого взгляда. Ему чуть не стало плохо. Уже в который раз выругавшись про себя, он полез в карман за новой голубой зажигалкой. Мирек решил про себя, что отдаст ей эту вещицу, лишь бы карга исчезла отсюда. Но тут профессиональный опыт взял верх, и, подчиняясь ему, он с сомнением сказал:

— Я не ношу спичек.

Старуха с досадой хмыкнула, погрозила ему пальцем и сказала:

— Вы должны были сказать: «Никогда не ношу», а не просто: «Не ношу».

Чёрт подери, вот и связной!

— Да, да… конечно, — запинаясь выговорил он. — Я никогда не ношу спичек.

Она огляделась и заговорила почти шёпотом.

— Так это вы поляк? Такой симпатичный и молодой человек.

Старуха ухмыльнулась.

Он с нетерпением перебил её:

— Да, да. Вы собираетесь устроить мне встречу с Беконным Священником?

— Нет.

— Нет?!

— Нет, Мирек Скибор, это ни к чему. Ведь вы разговариваете с ним.

Несколько секунд Скибор вникал в смысл этих слов, затем от удивления раскрыл рот:

— Вы? Беконный Священник? Питер ван Бурх? Не может быть!

Она кивнула. Мирек стал старательно изучать её лицо. Он вспомнил всё, что знал о Беконном Священнике: ему должно было быть где-то шестьдесят — шестьдесят пять лет, рост чуть меньше шести футов, довольно полный, круглолицый. Но эти приметы явно не соответствовали внешности старухи. Мирек уже было собрался выразить своё сомнение по поводу её заявления, но вспомнил известные способности ван Бурха к маскировке. Он посмотрел на старуху ещё раз, повнимательней. Рост сидящей женщины определить было трудно. Широкое платье могло скрывать под собой объёмистую талию. Лицо было полноватым, и все сплошь покрыто косметикой, со лба свешивались пучки седых волос. Все похоже на маскировку. Но манера держаться не давала основания для сомнений — так могла себя вести лишь женщина лет семидесяти. Мирек знал только один способ установить, кто же это был на самом деле. Манжеты платья скрывали кисти рук старухи. Мирек наклонился к ней и твёрдо сказал:

— Покажите мне ваши руки.

Она улыбнулась без всякого кокетства и медленно подняла руки. Манжеты сползли чуть не до локтей, обнажив чисто мужские крепкие запястья. Мирек восхищённо покачал головой:

— Вот уж никогда не догадался бы.

Беконный Священник довольно засмеялся:

— Три года назад я был на таком же расстоянии от вас, на вокзале во Вроцлаве.

— Может быть. Но вы ведь не были одеты так же, как сейчас.

— Конечно нет. На мне была форма полковника польской армии. Мы с вами ехали в Варшаву в одном поезде, только я ехал в первом классе.

И опять Мирек удивлённо покачал головой.

Тут ван Бурх понизил голос:

— Подвиньтесь ко мне поближе.

Мирек подвинулся к нему, но тут же зажал нос.

— Чёрт, ну от вас и воняет!

Священник улыбнулся.

— Мирек Скибор, вам ли не знать, что это самое главное при маскировке. Я сам потрудился над этим «ароматом». Люди обычно избегают находиться рядом с человеком, так благоухающим. Так что придётся вам немного потерпеть, пока мы будем разговаривать.

— Ничего, переживу. Я уже достаточно настрадался во время этого чёртова путешествия.

— Я знаю. Я знаю, зачем вам надо было бежать, но зачем вам нужно было обязательно увидеть меня, не имею ни малейшего понятия.

Мирек с любопытством посмотрел на ван Бурха и спросил:

— А вы не боитесь, что я сюда специально направлен? Ведь только за время переброски я многое узнал.

Священник улыбнулся и покачал головой.

— Даже КГБ не пойдёт на то, чтобы пожертвовать двумя старшими офицерами ради осуществления какой-нибудь операции. К тому же вы узнали лишь об одном из дюжины каналов, причём не самом ценном для нас. Да и вообще я доверяю выбору отца Ласона. Он ведь беседовал с вами не один день. Он доложил, что вы ненавидите русских, а особенно — Андропова. Интересно, за что?

При упоминании имени Андропова лицо Мирека сразу посуровело. Голландцу пришлось наклониться к нему, чтобы разобрать, что тот говорил.

— Я узнал, что он сделал мне такое зло, которое не поддаётся описанию.

— Он лично?

— Нет, но отдал приказ он.

— А люди, которых вы убили, выполняли этот приказ?

— Да.

— Что это был за приказ?

Мирек смотрел на гравиевую дорожку. Потом поднял взгляд на детей, играющих рядом, и уже было собирался что-то сказать, но явно передумал.

— Сперва мне надо вам кое-что сообщить. Можно считать это подарком за то, что вы меня оттуда вытащили.

Он повернулся к священнику, и опять ему показалось, что перед ним сидит старуха.

— Сейчас я назову вам имена священников, работающих на СБ в Польше. Я держу их в голове, но вам лучше было бы записать.

Ван Бурх тихим голосом сказал:

— У меня тоже хорошая память, я запомню.

Смотря прямо в глаза голландцу, Мирек начал:

— Я буду говорить, начиная с севера и дальше на юг. В Гдыне — отцы Летвон и Ковальский; в Гданьске — Новак и Йозвицкий; в Ольштьше — Панровский, Мнишек и Буковский.

Он говорил и говорил, а священник сидел с полузакрытыми глазами, как бы задумавшись. Мирек закончил. На некоторое время воцарилось молчание, а затем ван Бурх пробормотал:

— Да простит Господь их души.

Он кивнул:

— Эта информация бесценна и спасёт многим жизни. Со своей стороны, я могу вам кое-что предложить. Давайте немного пройдёмся, а то уже тяжело сидеть на скамейке.

Они медленно направились к озеру, у ван Бурха была походка старой женщины. Он спросил у Мирека:

— Что вы собираетесь делать теперь?

Мирек развёл руками:

— Не знаю. Моей целью было встретиться с вами и побеседовать. Может быть, у вас есть какие-нибудь предложения? — мрачно улыбнулся он.

Священник остановился и посмотрел на озеро:

— У меня нет никаких предложений. У меня есть хорошая идея. И я думаю, что вы заинтересуетесь ею.

— Что это за идея?

— Убить Юрия Андропова.

Мирек громко засмеялся. Голландец жёстко сказал:

— Вы смеётесь! А мне показалось, вы ненавидите Андропова.

Мирек перестал смеяться и посмотрел на ван Бурха с любопытством.

— Да, я отдал бы руку и ногу, чтобы Андропов был мёртв. Но я решил, что вы пошутили. Я имею в виду, что вы поведали мне о своём плане убийства Андропова так, словно предлагали пойти в театр.

Священник посмотрел на Скибора, снова зашаркал своими смешными туфлями и проговорил:

— Вы, очевидно, не знаете, что генерал КГБ Евченко перебежал к нам в Риме.

Мирек кивнул:

— Я прочитал об этом сегодня в газетах. Думаю, это серьёзный удар для КГБ.

— Да, да. Главное, что он сообщил итальянской разведке о планах КГБ и Андропова совершить новое покушение на нашего любимого папу.

— Вот как, — задумчиво произнёс Мирек. Тропинка, по которой они шли, вилась вокруг озера. Вровень с ними плыла пара лебедей. Священник кратко изложил свой план и причины, побудившие его этот план подготовить. Мирек изумлённо спросил:

— Согласится ли с этим планом папа, ведь любое убийство противоречит христианству?

— Папа ничего об этом не знает. План был составлен… ну, скажем, группой людей, служащих церкви.

Мирек слабо улыбнулся:

— Вы говорите мне все это, потому что хотите, чтобы я осуществил эту миссию, то есть убил Андропова.

— Да.

Наступило глубокое молчание, нарушаемое лишь хрустом гравия под их ногами да приглушённым шумом отдалённой магистрали. Ван Бурх говорил со всеми подробностями, но просто, не оказывая на Мирека никакого давления. Мирек хорошо знал о возможностях его организации. Около сотни людей голландца продались СБ, но это было каплей в море. Помимо этих, были ещё тысячи, десятки тысяч. Эти люди были специалистами во всех областях. Тайные священники, работающие на фабриках и заводах, которым разрешено было жениться и иметь детей, чтобы не вызывать никаких подозрений. Люди в правительствах, в сельском хозяйстве, в учебных заведениях, в лечебных учреждениях, даже в секретных службах социалистических стран. Когда в Советском Союзе стала сказываться нехватка зерна, Ватикан узнал об этом раньше ЦРУ. Когда в высших эшелонах власти Польши разгоралась борьба за власть, опять-таки Ватикан узнавал об этом раньше других. Мирек остановился и поднял руку.

— Я знаю. Я восемь лет изучал вашу организацию. Я вполне уверен в том, что вы сможете заслать человека в Кремль, особенно если его там не ждут. Но сможете ли вы вызволить его оттуда живым? Или это не входит в ваш план?

— Да что вы! Наши лучшие умы сейчас над этим работают.

Мирек ухмыльнулся:

— Иезуитские умы, не правда ли?

— Ну, некоторые из них.

— В списке, который я вам предоставил, были иезуиты.

— Всего двое.

Они пошли дальше. Мирек спросил:

— А если я это сделаю? Что будет со мной после этого?

Не колеблясь, ван Бурх ответил:

— Вас ожидает новая жизнь. Новое имя, даже другой континент: Северная или Южная Америка, Австралия. Церковь организует вам новое место жительства и будет помогать вам. И конечно, церковь заплатит вам очень щедро.

Поляк опять ухмыльнулся:

— Только представить себе — католическая церковь платит Миреку Скибору. Деньги меня не волнуют. Меня будет интересовать новое место жительства и… пластическая операция.

Он глубоко вдохнул:

— Я сделаю это. Вы можете на меня положиться.

Это было сказано спокойно, без надрыва. Священник удовлетворённо кивнул:

— Хорошо.

Опять наступило молчание, пока оба собирались с мыслями. Мирек задумчиво сказал:

— Конечно, я получил в СБ хорошую подготовку. Но не для таких целей.

Ван Бурх на ходу указал на скамейку, на которой они раньше сидели. Теперь на ней разместился мужчина с газетой в руках.

— Этот человек — Ян Хайсл. Когда мы окончим наш разговор, вы пойдёте за ним. Вы никогда меня больше не увидите. Он даст вам паспорт, другие документы, настоящие. Вы поедете в другую страну, на юг, в пустыню, в тренировочный лагерь для боевиков. У вас будут необычные однокашники. И коммунисты, и фашисты, часто из одной страны.

Поражённый Мирек спросил:

— Вы можете и это устроить?

— Конечно. Естественно, в лагере не будут знать, что это мы вас послали. Хайсл позаботится обо всём. Вас обучат двадцати способам убийства. Хайсл снабдит вас деньгами, а также всем остальным, что вам потребуется.

— Он знает, что мне будет поручено?

— Да, он — моя правая рука. Помимо Троицы, только он да вы знаете об этой миссии.

— Так вас всего трое?

— Этого вполне достаточно, да так и безопаснее. Ну а теперь расскажите мне, почему вы ненавидите Андропова.

Глава 4

Кардинал Анджело Менини протянул руку монахине, которая, преклонив колено, поцеловала её. Менини сделал глазами знак секретарю, и тот исчез. Когда монахиня поднялась, кардинал вежливо указал на кресло перед рабочим столом. Прошуршав своими одеждами, кардинал обошёл стол и сел в кресло с высокой спинкой. Несколько мгновений он внимательно изучал лицо женщины. Тишина нарушалась только тиканьем настольных часов. Монахиня сидела выпрямившись, сложив руки на коленях. Её одежда была девственно белой и накрахмаленной. Крест на груди был начищен до блеска и отражал свет люстр. Голова высоко поднята, но глаза смиренно опущены.

— Сестра Анна, посмотри на меня.

Она подняла взгляд на него. Кардинал хотел увидеть глаза монахини, ведь это очень важно при оценке личности. Менини заверили в том, что это была неординарная женщина, но он сам хотел в этом убедиться. Прошла неделя, как он послал этот запрос наиболее доверенным представителям своего департамента в Европе. Монахиня должна была отвечать строго определённым требованиям: возраст от двадцати восьми до тридцати пяти лет, достаточно привлекательная и физически крепкая, свободно говорящая по-чешски, по-польски и по-русски. Она также должна быть дисциплинированной и преданной своему делу. Несколько предложений были сразу же отклонены, но это наконец заинтересовало кардинала. Оно пришло от епископа Северина из Сегеда в Венгрии, а мнению этого человека кардинал всегда доверял. Епископ писал, что сестра Анна отвечает требованиям кардинала по всем параметрам за исключением одного: ей было всего двадцать пять лет. Но Северин был уверен, что в остальных отношениях она вполне может компенсировать этот недостаток. Действительно, Менини увидел в её лице силу. Она была очень симпатичной. Кардинал подумал, что в её жилах течёт азиатская кровь, потому что у неё были довольно широкие скулы, чуть суженные глаза и кожа оливкового цвета. Высокому лбу соответствовал большой рот с полными губами и крепкий подбородок. Менини посмотрел на её руки. Пальцы были длинные и тонкие; кардинал подумал, что фигура у женщины такая же. Похоже, её не очень волновало то, что её так придирчиво разглядывали. Она смотрела на него покорно и спокойно. Он стал расспрашивать о её жизни и узнал, что она сирота и что вырастили её монахини из Замосе. Большое влияние на неё оказала игуменья, так что Анна уже с детства мечтала служить Господу. Смышлёность девочки была замечена, и её послали учиться в католическую школу в Австрию. Там она развила свои лингвистические способности, выучив русский, английский, итальянский, немецкий, чешский и венгерский. Польский был её родным языком. Она открыла в себе призвание к педагогике и была послана работать в церковную школу в Венгрию. Там ей очень нравилось, к тому же она сама продолжала учиться, проявив интерес к восточным языкам. Она мечтала поехать работать в Японию после того, как овладеет в достаточной мере языком этой страны.

Через несколько минут кардинал был убеждён в правоте епископа Северина, остановившего свой выбор на сестре Анне. Менини сделал небольшую паузу и мягко сказал:

— Сестра Анна, ты была выбрана для выполнения очень важной для нашей церкви миссии. В конечном счёте это важно и для благополучия нашего папы. Жизнь преданной служительницы религии уже подготовила тебя в какой-то мере для выполнения этого задания, но не во всём. Тебе понадобится специальная подготовка. А перед тем, как углубиться в детали предстоящей миссии, я должен тебе кое-что показать.

Он чуть наклонился влево, подвинул к себе лежавшую на столе кожаную папку и, открыв её, посмотрел на находившийся в ней единственный лист плотной бумаги, исписанный твёрдым почерком.

— Ты читаешь по-латыни, дитя моё?

— Да, Ваше Высокопреосвященство.

Менини повернул папку к монахине, и та наклонилась вперёд. Её глаза расширились, когда под текстом она увидела красный восковой отпечаток личной печати папы. Она перевела взгляд на первую строчку, и её губы беззвучно прошептали: «Нашей любимой сестре Анне». Она прочитала документ про себя, а когда дошла до подписи, её губы инстинктивно вполголоса произнесли: «Иоанн Павел II». Сестра Анна перекрестилась и подняла взгляд на кардинала. Её глаза блестели.

— Ты когда-нибудь раньше видела такие письма, сестра Анна?

— Нет, Ваше Высокопреосвященство.

— Но ты понимаешь, что оно означает?

— Я думаю, да, Ваше Высокопреосвященство.

Кардинал потянулся и вновь придвинул папку к себе, сказав как бы в раздумье:

— Да, немногим удаётся увидеть послание такого рода.

Он убрал папку и сказал:

— Теперь ты можешь смело выполнять порученную тебе миссию, так как папа этим письмом снял с тебя все обеты на период её осуществления. Разумеется, в душе ты всегда останешься монахиней. А теперь я хотел бы посвятить тебя в некоторые детали этого дела, дитя моё. Конечно, ты можешь отказаться после всего, что услышишь, это твоё право.

Она ещё раз посмотрела на папку и произнесла хрипловатым голосом:

— Я не могу противиться воле нашего папы.

Кардинал согласно кивнул:

— Отлично. Я думаю, не надо даже специально упоминать о том, что всё, что я скажу, святая тайна. Ты понимаешь это, дитя моё? Святая тайна, которая никогда никому не должна быть открыта.

Он дождался, пока монахиня покорно кивнула, и продолжал:

— Сестра Анна, твоей задачей будет совершить путешествие и несколько недель пожить с одним человеком… в качестве его жены.

Он вовремя заметил недоумение в её глазах и поднял руку, чтобы предупредить неизбежный вопрос, ответ на который был у него уже давно готов:

— Нет, сестра Анна. Ты не обязана действительно выходить за него замуж, хотя, конечно, тебе придётся делить с ним приют и на публике относиться к нему с неподдельной любовью и уважением.

Он заметил, что последние слова несколько успокоили её.

— Я также должен заранее предупредить тебя, дитя моё, что это не очень хороший человек. Если говорить совершенно откровенно, он в некоторых отношениях является очень плохим человеком. Он — атеист и в недалёком прошлом яростный враг церкви. Конечно, сейчас он изменился. Но, оставаясь атеистом, будет выполнять задание, направленное против врагов церкви и во благо нашего любимого папы.

Менини на минуту прервался, вытерев тонкие губы белым платком, затем, вздохнув, продолжил:

— Я также должен поставить тебя в известность, что при осуществлении этого задания ты должна будешь проехать через всю Восточную Европу и достичь Москвы. Конечно, это будет опасно. Твоя миссия закончится в Москве, откуда ты вернёшься к нам и к нашей вечной благодарности. Ну, что, согласна ли ты, сестра Анна, взяться за выполнение этого поручения?

Она ответила не раздумывая:

— Да, Ваше Высокопреосвященство… Но что конкретно мне предстоит сделать?

— Ничего кроме того, что я уже сказал. Естественно, ты должна будешь помогать этому человеку. Ты будешь путешествовать с ним, и власти стран, через которые вы проедете, должны думать, что вы — семейная пара. У вас будут соответствующие документы, подтверждающие это. Ты, дитя моё, участвуешь в этой миссии только для того, чтобы она выглядела вполне безобидной.

— А она не безобидна?

Кардинал ответил с ноткой недовольства в голосе:

— Всё, что ты должна знать, сестра Анна, это то, что твоя миссия — служить на благо церкви. Ты ведь, наверное, понимаешь, что нам приходится действовать в странах соцлагеря с большими предосторожностями.

Он внимательно проследил за тем, как она смиренно кивнула, открыл ящик стола, вынул конверт и протянул его сестре Анне.

— Завтра в восемь утра ты должна будешь прийти в дом «Руссико» на улице Карлино Каттанео. Там ты встретишься с отцом ван Бурхом и, начиная с этой встречи, поступаешь в полное его распоряжение.

Менини посмотрел на часы и поднялся. Сестра Анна тоже встала. Кардинал обошёл вокруг стола, взял её за руку и мягко сказал:

— Конечно, тебе будет тяжело, дитя моё, но ведь я уже сказал, что в душе ты всегда останешься священнослужительницей.

Она прошептала:

— Я всегда буду об этом помнить. А теперь благословите меня.

Менини благословил Анну, и она поцеловала его руку. Кардинал проводил её к двери и, улыбаясь, сказал:

— Да, и ещё! На время выполнения задания тебе надо будет вернуться к своему светскому имени. По-моему, Аня, да?

— Да, Ваше Высокопреосвященство. Аня Крол.

Он легко похлопал её по плечу:

— Аня? Красивое имя.

Менини не успел ещё закрыть дверь, как зазвонил телефон. Устало вздохнув, он подошёл к столу и поднял трубку. Секретарь беспокоил его, чтобы известить о приходе «мучеников». Кардинал опять вздохнул, сказав секретарю, чтобы посетители подождали несколько минут. Он уселся в кресло и попытался собраться с мыслями. Его избрали главой этого большого ордена, насчитывающего сотни тысяч членов, полгода назад, и с тех пор у него появилось огромное количество работы и проблем. В течение всего этого времени он регулярно принимал делегации так называемых «мучеников». Это были священники со всего мира, которые каким-то образом пострадали за время своей миссионерской деятельности. Некоторые долгое время сидели в тюрьмах, другие подвергались всяческим физическим страданиям. Были люди, которые провели всю свою жизнь в отшельничестве. Так уж было принято, чтобы время от времени таких людей принимал сам кардинал, выражая им свою признательность и благословляя на дальнейшие благие дела. В этот раз приехали священники, работавшие в странах соцлагеря. Менини всегда заботился о том, чтобы они проникались его речами. Ведь он должен быть для них человеком, которому можно довериться как отцу или матери. Этой делегации предстоит визит к самому папе, но сначала с ними должен поговорить Менини. Кардиналу не нравилось повторяться на подобных встречах, так что он всё время пытался найти новые слова, которые запали бы в сердца людей. А это было непросто. Его взгляд упал на папку, лежащую на столе. Он опять просмотрел бумагу. Подпись и печать ни в малейшей степени не отличались от настоящих. Ван Бурх всё сделал просто гениально. Эта мысль сменилась другой. Не явится ли великим грехом, совершенным им, кардиналом Анджело Менини, это письмо и всё, что стояло за ним? Может, это испытание истинности его веры?

Обеспокоенный, Менини открыл ящик стола и положил туда папку. Он закрыл замок и спрятал ключ в потайной карман, как бы надеясь запереть и свои мысли. Кардинал ещё раз попытался сосредоточиться на предстоящей встрече и неожиданно подумал, что скорее он сам, а не его гости нуждаются в воодушевляющей речи.

В кабинет вошли семь пожилых священников. Самому молодому было за шестьдесят, старшему больше восьмидесяти. Менини каждого приветствовал по имени, пока они один за другим целовали его руку. Самый старший, отец Самостан из Югославии, попытался преклонить колено. Менини очень вежливо поднял его и усадил в кресло. Остальные разместились на двух диванчиках. Им уже раздали напитки в приёмной. Встреча не должна была продолжаться дольше десяти — пятнадцати минут. Кардинал всех внимательно рассматривал. Семь самых отважных бойцов его ордена. Они совсем не походили на воинов. Семь почтенных, одетых в чёрное стариков. Вот Ботян из Венгрии: сорок лет его преследовали — сорок лет одинокой жизни. Лысый, с изъеденным оспой лицом и глубоко запавшими глазами. Но в этих глазах светилась огромная преданность вере, честность и решимость. Рядом с Ботяном сидел Клаштор из Польши, проведший восемнадцать лет в ГУЛАГе. Беконный Священник каким-то образом вытащил его пять лет назад. Он отказался от обеспеченной старости на Западе, пожелав остаться в родной стране, и продолжал служить церкви, что далеко не безопасно. Менини знал почти все об этих людях. Его внимание привлекла костлявая фигура отца Яна Панровского, младшего из всей группы, хотя, по правде говоря, он не казался младшим. Все его тело было изуродовано, волосы были абсолютно седыми, а на правой щеке виднелись четыре глубоких шрама. Менини никогда раньше с ним не встречался, но он знал, что из всех присутствующих он настрадался больше других. Он был поляком, и в 1941 году немцы посадили его в концлагерь за помощь Сопротивлению. Он бежал оттуда на восток, но русские не поверили членам его группы и расстреляли почти всех. Панровский чудом спасся. Русские отправили его в Россию, где он в течение семи лет гнул на них спину. Но даже в таком положении он помогал товарищам по несчастью состраданием и утешением. После смерти Сталина его выпустили, и орден доставил его в Рим. Но он опять отказался променять своё жалкое существование на комфорт и безопасность, уехав в 1958 году в Чехословакию в качестве тайного священника. Там его арестовали, и восемнадцать лет он провёл в тюрьме в городе Кладно. В тюрьме он подвергался истязаниям. Его выпустили в 1980 году. Проведя полгода в больнице в Риме и ещё шесть месяцев в монастыре близ летней резиденции папы замка Гандольфо, он попросил, чтобы его отпустили к матери и тёте в Ольштын. Его неохотно отпустили, направив в духовную семинарию. Через Ольштын проходила одна из линий связи ван Бурха, так что отец Панровский оказывал голландцу помощь.

Сейчас он сидел, кожа да кости, и его глаза буквально излучали все пережитые страдания.

Менини посмотрел на всех и начал было что-то говорить, но тут его голос сорвался: все заранее заготовленные фразы мгновенно рассыпались в прах. Кардинал не опустил голову. Он просто сидел выпрямившись, и слезы медленно стекали по его щекам. Слезы всегда красноречивее слов. Его гости знали, что Менини — весьма сдержанный человек. Они увидели его слезы и, заметив сострадание в его глазах, тоже разрыдались вместе с ним. Все, кроме отца Панровского, который не мог плакать, так как все его слезы давно уже иссякли, но физическая боль, которую ему пришлось пережить, снова и снова возвращалась к нему. Менини понемногу успокоился. Отец Ботян протянул носовой платок, который кардинал с благодарностью принял. Он вытер глаза и хотел вернуть платок, но старый священник с улыбкой покачал головой. Менини сунул его в карман и благодарно кивнул отцу Ботяну. Затем он наконец сказал то, что собирался сказать:

— Я преклоняюсь перед вашими страданиями и вашей преданностью.

Теперь слова сами слетали с его губ, и он уверенно говорил об их вкладе в дело церкви. Под конец они вместе помолились и кардинал благословил их всех. Священники направились к двери, а Менини чувствовал, что они получили то, ради чего так далеко ехали. Менини подумал, что он тоже зарядился необходимой ему сейчас энергией и любовью. Он с болью в сердце наблюдал, как отец Панровский заковылял по толстому ковру к двери, и тут его осенило, что он может кое-что подарить этому несчастному человеку, да и самому себе. Он тихо остановил Панровского и попросил немного задержаться. Когда закрылась дверь, он подвёл священника к высокому удобному креслу, мягко усадил его и сказал:

— Я был бы вам очень благодарен, если бы вы выслушали мою исповедь.

Священник, казалось, не понял кардинала. Он поднял голову и спросил с изумлением:

— Исповедь?!

— Да, отец мой, исповедь.

Панровский был поражён. Он, конечно, слышал, что иногда такое случалось. Даже сам папа иногда просил об этом некоторых священников. Он замялся:

— Но, Ваше Высокопреосвященство… я… я… не достоин этого.

— Отец мой, я не вижу более достойного человека во всей церкви, который мог бы мне помочь. Пожалуйста, отец мой.

Отец Панровский хриплым шёпотом спросил:

— Что бы вы хотели сказать?

Кардинал заговорил негромким, но резким голосом:

— Отец мой, простите меня, ибо я согрешил. Я позволил своему желанию и намерению возобладать над моими обязанностями. Иногда я не замечаю людей, которые испытывали страдания и которые могут мне помочь.

Священник немного успокоился. Это всего лишь неизбежные угрызения совести могущественной личности. Разговор продолжал течь в том же русле, прошла минута или чуть больше. Но тут Менини задышал учащённо, он опустил голову и заговорил шёпотом. Он говорил о страшном грехе. Он задавался вопросом, совершил ли он его во имя Господа или под влиянием гордыни. Это был глас страждущей души, взывающей к человеку, прошедшему через нечеловеческие испытания. Наступила тишина, прерываемая только тиканьем часов. Это уже было слишком для отца Панровского, но ведь он слушал исповедь и должен был дать какой-то ответ; он должен был успокоить и понять. Менини ждал его слов.

— Сын мой, да, сын мой, недостойно поступать плохо, когда ты осознаешь это. Но также неверно не делать ничего против зла. Мы грешим, потому что мы — люди, а Бог нас понимает… и ты будешь прощён.

Панровский почувствовал, как ослабли руки, сжимавшие его запястья. Кардинал медленно поднял голову и перекрестился. Затем он поцеловал свой золотой нагрудный крест. Они оба встали, и Менини проводил священника до двери. Отец Панровский тихо склонил голову, поцеловав руку кардинала. Затем, с трудом разогнув спину, посмотрел Менини в глаза. У него был понимающий взгляд.

— Я буду молиться за вас, Ваше Высокопреосвященство.

— Спасибо, отец мой. Желаю вам удачной дороги. Господь с вами!

Когда закрылась дверь, Менини нащупал у себя в потайном кармане ключ от стола. Теперь пришло чувство покоя — он был в безопасности.

Глава 5

— Ты слишком привлекательна, слишком!

— Я очень сожалею, отец мой.

Ван Бурх засмеялся.

— Интересно, хоть одна женщина когда-нибудь сожалела об этом?

Он встал из-за стола и подошёл к Ане. Она была озадачена и стояла, не шевелясь, а голландец внимательно рассматривал её. Она была одета в белую блузку, синюю юбку и чёрные лаковые туфли на высоком каблуке. Ван Бурх покачал головой.

— Я заказал для тебя настоящую коммунистическую одежду и косметику. А то ты выглядишь, как модная посетительница дорогого магазина.

— Но что же я могу поделать, отец мой?

Ван Бурх пропустил вопрос мимо ушей. Он ещё раз обошёл вокруг Ани и промолвил:

— Волосы. Придётся покрасить твои волосы.

У неё были длинные пышные матово-чёрные волосы.

— Нет, что вы! Это же преступление!

— Тихо! Но сначала мы должны будем постричь тебя, Аня. Я думаю, что тебе будет к лицу что-нибудь вроде «каре». Ты не должна быть слишком привлекательной. Человек, который будет твоим «мужем», довольно симпатичен, но ты не можешь быть так красива, как сейчас.

Он посмотрел на её ноги.

— Так, высокие каблуки не подойдут. Нужны туфли без каблука!

Аня уже почти не слышала его. Она дрожала от страха за свои волосы. В душе она считала, что это единственное, что осталось от неё, как женщины. Ещё совсем маленькую монахини учили её ухаживать за волосами. И перед сном, и утром перед молитвой она долго и тщательно расчёсывала их, получая от этого огромное наслаждение. По утрам она аккуратно прятала свои волосы под накидку, чистую и накрахмаленную. Ван Бурх улыбнулся:

— Мы тебя превратим в модницу на коммунистический вкус. Не очень яркий лак на ногтях, побольше румян на щеках и толстый слой тёмной губной помады. Несколько металлических браслетов на запястья, а на шею — дешёвую серебряную цепочку со знаком "А".

Он опять обошёл вокруг неё, как бы примеривая на сестру Анну нарисованный им облик.

— Нужна ещё пара широких дешёвых поясов с металлическими пряжками… Понадобится несколько париков, и конечно, не светлых — чтобы гармонировали с цветом кожи. Так, Аня, а теперь сними туфли и пройдись по комнате.

Она сбросила туфли и прошлась перед ним несколько раз. Он опять вздохнул.

— У тебя походка монахини.

— Но ведь… Как это, походка монахини? Разве такая походка чем-нибудь отличается от обычной?

— Вот посмотри на меня.

Ван Бурх поднял голову, расправил плечи, прижал руки к телу и пошёл мелкими шажками по комнате с выражением благочестивости на лице. И Аня невольно расхохоталась. Он вдруг действительно на миг представился ей монашкой. У голландца был поразительный талант к перевоплощению, из него вышел бы неплохой комик.

— Ну а как же мне тогда ходить? — спросила Аня.

— Сейчас покажу.

Он весь как будто преобразился. Даже не сделав ни одного шага, он уже был девушкой, осознающей свою привлекательность. Его руки и ноги задвигались совершенно свободно. Он поправил воображаемую причёску и пошёл дальше. Он кидал кокетливые взгляды. Его левая рука как будто прижимала к боку воображаемую сумочку.

И опять зрительница засмеялась, но затем задумалась. Она поняла всю разницу между тем, как она привыкла держать себя на людях, и тем, как ей теперь надлежало это делать.

— Но у меня же нет вашего таланта. Как я смогу научиться так ходить?

— Я научу тебя, Аня. Ты теперь будешь проводить много времени на улицах. Внимательно наблюдай за тем, как ходят другие женщины, разговаривай со всеми… и, конечно, с мужчинами. Учись ходить в магазин, говорить по телефону, носить сумочку. Ты должна теперь смотреть на всё это по-иному. Ты будешь заниматься этим по утрам каждый день всю следующую неделю. Ты должна будешь ходить по закусочным, ездить в транспорте, ходить по вестибюлям гостиниц и изучать достопримечательности города. У тебя есть какие-нибудь светские знакомые в Риме?

Она покачала головой:

— Нет, отец мой.

Ван Бурх нахмурился. Она должна научиться общаться с людьми вне церкви.

— Я познакомлю тебя с несколькими людьми — и женщинами, и мужчинами. Ты будешь встречаться с ними в ресторане за завтраком, за обедом и вечером за ужином.

— Но как я смогу ужинать с ними? Ведь я совсем не пью.

— А тебе и не придётся пить ничего спиртного. Вполне можно ограничиться безалкогольными напитками. Ты будешь говорить, что ты монахиня, снявшая с себя обеты.

— И не подумаю!

Он вздохнул:

— Аня, в ближайшие дни нам предстоит создать для тебя подходящую легенду, а это потребует времени. Тебе надо будет многому научиться и многое запомнить. Ты будешь заниматься этим день и ночь вместе со всем остальным, что потребуется. За это время ты должна привыкнуть к неизвестному тебе доселе миру. Заявления о том, что ты отказалась от своих обетов, — временная легенда для тебя.

Она упрямо сказала:

— Но я же просто физически не могу произнести такое!

Голландец сел за свой рабочий стол. Он указал на стул перед собой. Аня присела и застенчиво поправила юбку. Ван Бурх на этот раз заговорил довольно резко:

— У тебя есть разрешение папы на время забыть о своих обетах. Но оно не подразумевает, что ты не должна подчиняться своим руководителям.

Воцарилось молчание. Потом Аня застенчиво опустила глаза и пробормотала:

— Извините, пожалуйста, отец мой.

Его голос как будто давил на неё:

— Не будь ты такой застенчивой! В данный момент ты не монахиня, Аня.

Тут она встрепенулась, и в её голосе стали слышны твёрдые нотки. Посмотрев ему в глаза, она громко и уверенно сказала:

— Извините.

— Вот так лучше. Пока ты репетируешь свою основную роль, ты будешь говорить всем, что ты — отказавшаяся от своих обетов монахиня.

— Хорошо, отец мой.

Голос ван Бурха чуточку смягчился.

— Люди, с которыми я тебя познакомлю, не будут с тобой об этом говорить. Я предупрежу их, что это очень болезненная для тебя тема.

— Благодарю, отец мой.

Ван Бурх ещё раз внимательно посмотрел на неё.

Потом решился:

— Аня, я знаю, что ты очень волевой человек, очень умный. Но годы, проведённые в лоне церкви, сделали тебя, скажем так, очень в некоторых отношениях уязвимой. Эта уязвимость, если не справиться с ней, может стать роковой и для тебя, и для того человека, с которым ты отправляешься выполнять задание. Если ты не сможешь подавить в себе эту черту или хотя бы контролировать её, мне придётся искать кого-нибудь другого для выполнения поручения.

Аня обдумала услышанное и затем согласно кивнула, и опять ван Бурх отметил в ней большую душевную силу. Она уверенно сказала:

— Я очень хорошо это понимаю, отец мой. Я постараюсь выполнить ваши требования.

— Я надеюсь.

Он повертел в руках маленький ножичек для вскрытия писем с рукояткой из слоновой кости.

— Аня, раньше ты смотрела в конвенте только специально отобранные фильмы. Ты читала книги, опять же специально подобранные игуменьей. На улице же никакой цензуры не будет. В мирской жизни ты увидишь такое, что заставит тебя изумиться тем негативным переменам, которые случились с цивилизацией.

— Отец мой, я всю свою жизнь провела в церковном окружении, но я всё-таки кое-что смыслю в жизни. Вы меня спросили, есть ли у меня друзья, и я ответила, что нет. Моими друзьями всегда были мне подобные. Иногда я сожалела о своей оторванности от остального мира, потому что мне было интересно, что же там всё-таки происходит. Думаю, моё любопытство будет удовлетворено в ходе выполнения задания. Так что я благодарю вас за такую возможность.

— Хорошо.

Он открыл папку, просмотрел её и серьёзно спросил:

— Аня, ты отличный лингвист. Ну скажи мне, как по-русски «трахаться»?

Ван Бурх увидел ужас в её глазах, а затем злость. Она злилась сама на себя за то, что не выдержала первой проверки. Голландец молчал. Она откинулась на стуле и сказала:

— Отец мой, я ведь училась в церковной школе. Они нас не учили подобным вещам… но… я знаю, как будет «совокупляться».

— Отлично! Ты, конечно же, скажешь кому-нибудь там, в России, «отсовокупись» и сразу же засыпешь все дело. Надо будет поручить одному нашему лингвисту натаскать тебя в подобной лексике. Хоть это и неприятно, но мелочами пренебрегать нельзя.

Ван Бурх сделал пометку в блокноте и посмотрел на часы.

— У тебя есть ещё какие-нибудь вопросы, Аня?

Она кивнула:

— Только один, отец мой. Его Высокопреосвященство кардинал Менини сказал мне, что человек, с которым я буду путешествовать в качестве жены, очень плохой человек. Мне грозят большие опасности во время этой поездки?

Ван Бурх развёл руками:

— Аня, любая поездка по Восточной Европе представляет собой огромную опасность.

— Я имею в виду опасность со стороны этого человека.

Ван Бурх покачал головой:

— Этот человек физически очень силён. А сейчас он ещё проходит спецподготовку, так что если он и попытается сделать то, чего ты так боишься, то тебе просто придётся положиться на свой разум.

Она мрачно кивнула.

— Так, ну а теперь тебе надо пойти к парикмахеру.

Когда она встала и направилась к двери, голландец спросил вдогонку:

— Аня, а как по-русски «испражнения»?

Она не задумываясь ответила через плечо:

— Говно.

Не оглядываясь, она быстро шла к выходу. Волосы женщины красиво развевались на ходу. Когда руки Ани коснулись дверной ручки, ван Бурх позвал: «Аня!» Она обернулась. Лицо голландца было грустным.

— Очень хорошо, — тихо произнёс он.

Глава 6

Пароход «Лидия» ошвартовался в порту Триполи уже в сумерках. Судно принадлежало одной кипрской компании и имело команду из киприотов. Оно совершало регулярные рейсы между Лимасолом, Триестом и Триполи с разнообразным грузом на борту. Мирек тайно сел на корабль в Триесте тремя днями раньше. Плыть было недолго, но ему хотелось поскорее сойти на сушу. Его заперли в грязной каютке и оставили наедине со своими мыслями. И еда, и вся окружавшая его атмосфера были скверными. Он мог лишь перекинуться парой слов с матросом, который приносил ему пищу.

Больше всего он думал о Беконном Священнике. Неудивительно, что с его возможностями он смог послать Мирека — исполнителя покушения на лидера СССР — в лагерь для подготовки террористов в Ливийской пустыне. Отец Хайсл иронически отметил, что в этом же лагере тренировался Али Агджа перед покушением на папу. Хайсл также заверил его в том, что никто из командиров не будет интересоваться его прошлым: им сообщили, что Мирек — иностранец, проходящий подготовку, чтобы затем работать на «Красные бригады». Его документы были подготовлены соответствующим образом. В этом лагере особо не интересовались, кто есть кто. К тому же за те четыре дня, что прошли со времени встречи Мирека с ван Бурхом и до его появления на борту «Лидии», произошло много знаменательных событий.

Из Вены до Триеста он добирался на машине вместе с Хайслом. Надо сказать, тот был заправским водителем. Когда Мирек было заикнулся, что они уж слишком лихачат, Хайсл указал на пристроенный к приборной панели медальон с изображением святого Кристофера и сказал: «Доверься ему». Правда, Мирек, как атеист, не успокоился. Он фыркнул и сказал:

— Вы что, не знаете, что святой Кристофер уже давно деканонизирован?

Хайсл пожал плечами.

— Ну и что из этого? Он уже много лет мне помогает.

Правда, на счастье, Хайсл оказался весьма разговорчивым. Он всю дорогу объяснял Миреку, куда тот направляется и что должен там делать. Он убеждал Мирека быть прилежным и запоминать всё, чему его будут учить, так как за его обучение церкви пришлось раскошелиться на пятнадцать тысяч долларов. Мирек очень удивился такой дороговизне и заметил, что террористы, оказывается, недёшево обходятся хозяевам. Хайсл охотно с этим согласился и объяснил Миреку, что на Ближнем Востоке таких «учебных заведений» сотни. Обычно подобные «курсы» посещают одновременно двадцать — тридцать «учеников». Подобные места всегда будут поставлять новые квалифицированные кадры для европейских и ближневосточных террористических организаций.

Человек, который должен был доставить Мирека на место учёбы, был лидером «Красных бригад» в Триесте и специализировался на подобного рода перебросках. Этот человек считал отца Хайсла лидером одной из групп «Красных бригад» в Германии. Он выполнял просьбы немца и ранее, и ему неплохо платили. Когда Мирек спросил, за что именно ему платили, то в ответ Хайсл только пожал плечами и бросил на поляка взгляд, который как будто советовал не лезть в чужие дела.

Почти у самой границы Хайсл показал Миреку его новый паспорт. Теперь Скибора звали Пётр Понятовский, он эмигрировал на Запад двенадцать лет назад и через пять лет получил французское гражданство. Родился он в Варшаве, год рождения — 1949-й. Когда Мирек перелистывал странички, рассматривая записи и визы, Хайсл заметил:

— Не смотри. Тут все чисто, это настоящий паспорт. Был такой Пётр Понятовский, он погиб год назад в автокатастрофе недалеко от Парижа.

— Это вы, небось, вели машину?

Священник улыбнулся:

— Нет, я никогда ещё не попадал в аварию.

Они пересекли границу без особых проблем и полчаса спустя уже входили с чемоданами в руках в маленький домик в бедном районе недалеко от порта. Дверь им открыла пожилая женщина, вся в чёрном. Мирек решил, что она принадлежит к какому-нибудь религиозному обществу. Она почти не разговаривала, но тем не менее приготовила им отличный обед. После еды Мирек немного вздремнул, а Хайсл вышел куда-то по делу.

Они прожили в этом доме три дня. Мирек было хотел пройтись по городу, поискать себе женщину, но священник был категорически против. Триест был для Мирека перевалочным пунктом на пути туда и обратно. Правила не допускают излишних передвижений на перевалочном пункте, тем более таком, как Триест, где сплошь и рядом слоняются агенты секретных служб и с Запада, и с Востока. Так что Мирек проводил всё время безвылазно в доме, смотря телевизор, читая журналы и отъедаясь перед предстоящей учёбой. Во время их бесед Хайсл в общих чертах обрисовал несколько возможных вариантов засылки Мирека в Москву. Он избегал подробностей, сказав, что выбор будет сделан ближе ко времени осуществления операции. Мирек спросил:

— А почему бы мне просто не положить мой французский паспорт в карман, сесть в самолёт и появиться в Москве в качестве туриста или бизнесмена?

Хайсл замотал головой.

— Тебе, возможно, придётся пробыть в Москве достаточно долго и до, и после выполнения основного задания. Опыт показывает, что туристы и бизнесмены всегда находятся под каким-то контролем. Нам же надо, чтобы следов твоего пребывания в Москве не оставалось. Не волнуйся, мы придумаем что-нибудь дельное. Наши лучшие головы работают сейчас над этой проблемой.

На третий день вечером Хайсл принёс небольшую чёрную нейлоновую сумку и сказал, чтобы Мирек упаковал в неё туалетные принадлежности, нижнее бельё, платки, запасные брюки и рубашку. Он должен быть готовым отправиться в путь в полночь. Без десяти двенадцать Хайсл зашёл к Миреку и забрал у него всю оставшуюся одежду.

— Где твой паспорт?

Мирек указал на сумку.

— Дай его сюда. Он тебе сейчас не нужен.

Мирек открыл сумку и передал паспорт священнику. Тот сунул документ во внутренний карман. Затем он расстегнул сумку и спросил Мирека:

— Там больше ничего нет, кроме одежды и туалетных принадлежностей?

— Нет.

Удовлетворённый, Хайсл застегнул сумку и сказал:

— На кухне термос с горячим кофе. Возьми его с собой. Сегодня тебе предстоит длинная ночь.

Они выехали сразу после полуночи. На этот раз Хайсл вёл свой «рено» медленно, всё время поглядывая в зеркало заднего вида. Он заметил:

— Самый опасный момент — это когда вступаешь в контакт с другой группой, в которой могут быть агенты спецслужб. Итальянские службы по борьбе с терроризмом обладают большим опытом. Иногда они засылают своих людей в такие вот организации с заданием ничем не проявлять себя и выжидать выхода на крупную дичь.

Мирек это отлично знал, так как сам часто так действовал.

— А что случится, если нас засекут при выходе на контакт?

— У нас будут неприятности. Кстати, я должен известить тебя о том, что теперь твоё имя — Вернер. Ты будешь пользоваться только этим именем до нашей встречи через месяц.

— А какое у меня гражданство?

— Это не имеет значения. Ты просто международный террорист.

Они объехали почти весь город и в конце концов вернулись обратно в порт. Священник посмотрел на часы и свернул в узенькую улочку между огромными складскими помещениями. Фонари здесь не горели, и длинные тени то и дело возникали на высоких стенах. Хайсл остановил машину и погасил фары, оставив мотор включённым. Кроме звука работающего двигателя, в течение пяти минут ничего не было слышно. Затем заскрипела открывающаяся дверь склада, и из проёма появилась неясная фигура. Она дважды просигналила фонариком. Священник протянул руку к приборной доске и дважды посветил фарами. Затем достал из перчаточного отделения толстый коричневый конверт и передал его Миреку.

— Вручи ему вот это. Я встречу тебя на этом месте, когда ты вернёшься. Удачи тебе!

Они пожали друг другу руки. Мирек взял свою сумку и открыл дверь. Он быстро пошёл к складу, даже не удостоив Хайсла прощальным взглядом. Когда Мирек был уже у самого строения, он услышал шум удаляющейся машины священника. Мужчине, который ждал его, было от силы лет двадцать пять. Он посмотрел на Мирека серьёзным взглядом студента и спросил:

— Вернер?

Мирек кивнул и был впущен внутрь. Склад был забит большими деревянными ящиками. Три из них были уложены на прицеп грузовика. Рядом с прицепом стояли двое мужчин средних лет, одетые в рабочую спецодежду.

— У вас что-нибудь для меня есть?

Молодой человек говорил очень вежливо. Мирек протянул ему конверт. Тот моментально вскрыл его и извлёк оттуда пачку банкнот. Мирек заметил, что это были стодолларовые купюры. «Студент» быстро пересчитал деньги, удовлетворённо кивнул, подошёл к двум своим помощникам и протянул каждому по нескольку бумажек.

— Хорошо, пойдёмте со мной, и я все объясню.

Они подошли к прицепу. У одного из ящиков боковая стенка была открыта. Мирек заглянул внутрь. Внутренняя поверхность ящика была обита поролоном. Ко дну был приделан маленький пластмассовый стульчик. Рядом находился эмалированный бачок.

Молодой человек сделал неопределённый жест рукой.

— Первую часть своего путешествия вы проведёте здесь. Мы с вами расстанемся через десять минут. Ещё через пятнадцать минут вы будете уже на таможне. Там вы пробудете максимум час. Потом вам придётся ждать ещё часа два-три, пока ящик не будет погружён на борт судна. Оно должно отчалить в шесть утра, но тут обычно бывают задержки… В ящике достаточно вентиляционных отверстий, так что проблем со свежим воздухом у вас не будет. Вас выпустят из этого ящика, как только корабль выйдет из территориальных вод. Если вам станет плохо, можете пользоваться вот этим бачком. Туда же будете ходить по малой нужде. Вы взяли что-нибудь попить?

Мирек кивнул.

— А кого-нибудь засекали на этом маршруте?

— До сих пор нет. Только очень немногие храбрые люди путешествовали таким образом. Вы готовы?

— Конечно.

Мирек забросил свою сумку внутрь и запрыгнул в ящик. Стульчик оказался достаточно удобным. Мирек ухватился руками за его края и решил, что вполне сможет таким образом сохранить равновесие. Молодой человек добавил:

— Хуже всего переносится темнота. Но спичками или зажигалкой пользоваться нельзя. Обивка легко воспламеняется. Вы не страдаете клаустрофобией?

Мирек отрицательно покачал головой. Его проверяли на это, когда он поступал на службу в СБ.

— Ну и отлично.

Молодой человек махнул рукой своим помощникам, и те подошли к ящику с молотками и гвоздями в руках. На прощание «студент» сказал Миреку:

— Удачной вам поездки, товарищ.

Мирек кивнул, и затем его окружила темнота. Только слышались удары молотков, отдававшиеся в голове у Мирека.

Корабль задержался с отплытием, и только к полудню Мирек почувствовал вибрацию двигателя. Около трёх часов дня его наконец выпустили из ящика. Когда открылась стенка ящика, Мирека охватили сомнения, вызванные разыгравшимся в кромешной тьме воображением: а что, если произошла какая-то ошибка? Если, например, перепутали номер ящика? Мирек иногда использовал длительное воздействие темноты перед допросом, и только теперь он понял, насколько эта тактика эффективна.

Его вызволили на божий свет двое улыбчивых киприотов. Они буквально вытащили его из коробки, настолько занемели у него конечности. На палубе он сначала немного размялся, затем осмотрелся вокруг. Солнце и сплошная водная гладь. Судно медленно двигалось, перекатываясь с одной волны на другую. Вдали виднелась полоска земли. Один из киприотов указал в её направлении, промолвив:

— Югославия.

Мирек с усилием сделал несколько шагов. Он хотел пройтись по палубе, но матросы и слышать об этом не желали. Один из них взял сумку Скибора и провёл его сначала в туалет, а затем в каюту…


Теперь Мирек смотрел через маленький иллюминатор на причалы порта Триполи. Они выглядели очень обшарпанными. Чтобы хоть чем-нибудь себя занять, он стал перепаковывать сумку. Прошёл ещё час, за который Мирек окончательно измучился. Наконец постучали в дверь. Мирек открыл её и увидел средних лет араба в военной форме без каких-либо знаков различия.

— Вернер?

Мирек кивнул. Араб спросил по-английски:

— Это ваша сумка? Выньте из неё все вещи.

Мирек сделал то, что ему сказали, и выложил все вещи на койку. Араб проверил одежду и сумку, затем тщательно обыскал Скибора. Наконец, удовлетворённый, он приказал Миреку сложить все вещи обратно в сумку и следовать за ним. На палубе было полно матросов, но они как будто не замечали араба и Мирека.

У сходней их ждал армейский грузовик, в котором сидел шофёр, одетый точно так же, как и араб. Последний подвёл Мирека к кузову, откинул брезентовый полог и жестом приказал залезть в кузов. Мирек закинул внутрь сумку, затем запрыгнул туда сам. Как только он уселся на скамейку, полог наглухо закрыли снаружи.

Ехали они часа два. Первый час грузовик шёл по шоссе, но затем, видимо, свернул на просёлочную дорогу. Миреку пришлось крепко держаться за скамейку, потому что дорога оказалась ужасно ухабистой. У него уже начала болеть спина, когда грузовик наконец остановился. Скибор услышал арабскую речь, полог открылся, и он вылез наружу.

Первым его впечатлением было, что он оказался в концлагере. Грузовик въехал в огороженное высоким проволочным забором пространство. Справа от Мирека было длинное бетонное строение, а слева — три ряда обшарпанных деревянных бараков. Араб подвёл его к двери бетонного здания, открыл её, сказал кому-то несколько слов по-арабски и затем впустил Мирека внутрь, закрыв за ним дверь.

Скибор оказался в небольшом кабинете. Здесь был всего лишь один стол и два стула. За столом сидел высокий крепкий мужчина. Это был блондин со стрижкой «ёжик». По его лицу было видно, что жизнь обходилась с ним весьма круто. Ему было под пятьдесят. На маленьком журнальном столике рядом с ним стоял радиоприёмник. Одет он был, как и араб, в военную форму без каких-либо знаков различия. Он читал какую-то бумажку. Даже не посмотрев на Мирека, он сказал по-немецки с сильным американским акцентом:

— Тут написано, что вы свободно владеете немецким. Вам будут предоставлены лучшие жилищные условия, и вы пройдёте курс подготовки по категории "А". — Усмехнувшись, он добавил: — Это значит, у вас будет отдельная комната и много персональных инструкторов.

Он встал и протянул Миреку руку:

— Вернер, меня зовут Фрэнк. Мне бы следовало выразить надежду, что вы отлично проведёте здесь время. Но я не стану этого говорить, так как знаю, что вам тут не понравится.

Они пожали друг другу руки. Фрэнк так крепко сжал руку Мирека, что тот еле её выдернул обратно.

— Вы уже поужинали, Вернер?

Мирек покачал головой. Фрэнк посмотрел на часы и указал на свободный стул.

— Ладно, садитесь. Мы просто закончим пару формальностей, а потом пойдём в столовую. Вы долго сюда добирались?

— Да. Можно сказать, несколько месяцев, и самыми напряжёнными были последние дни.

Фрэнк изобразил на лице что-то похожее на сочувствие. Он хихикнул и сказал:

— Вы, конечно же, попали далеко не в «Хилтон», но, как я уже сказал, вы будете жить в лучших условиях и заниматься по категории "А". Питание у вас будет вполне приличное. Я сам организовал это, когда приехал сюда в прошлом году. Людей ведь нельзя хорошо подготовить на скудной пище. Ладно, теперь перейдём к делу.

В голосе Фрэнка зазвучали жёсткие нотки.

— Это не политический и не идеологический лагерь, так что здесь не будет никаких занятий подобного рода. И вообще тут запрещено устраивать любые дискуссии. Вы понимаете меня? У нас здесь табу на дискуссии, ясно?

Он строго посмотрел на Мирека, который старательно закивал головой.

— Второе: никаких личных вопросов. В данный момент в лагере находится двадцать пять человек. Они попали сюда отовсюду. У них, как и у вас, только одно имя, да и то вымышленное. И это имя — всё, что о них должны знать окружающие. В подобном учреждении нам приходится бороться с возможностью внедрения посторонних людей. Ведь от этого зависят наши жизни. За время моего пребывания здесь такие люди были выявлены дважды. Так что каждый, кто попытается задать здесь какие-нибудь личные вопросы, будет наказан, а единственным наказанием у нас является смерть. Понятно?

— Значит, тех двоих убили?

Фрэнк усмехнулся:

— Да, один был из французских, а другой — из немецких спецслужб. Вы пробудете здесь тридцать дней. Не очень большой срок, но иногда эти тридцать дней будут казаться вам тридцатью годами. Выходных не будет. Помните: после того, как вы сюда приехали, для вас существуют только наши порядки. Вы должны делать только то, что приказывают вам инструкторы. Вы уедете отсюда либо отлично подготовленным боевиком, либо вообще отсюда не уедете. Вам всё ясно?

— Конечно…


…Миреку была не в новинку жизнь, состоящая из режима и дисциплины. В СБ его научили отлично пользоваться пистолетом и рукопашному бою. Но за два дня, проведённые в лагере Ибн-Авад, он понял, что то, чему его будут обучать, будет для него абсолютно новой, незнакомой наукой.

Инструктором по общей физподготовке была женщина, арабская террористка Лейла. У неё было жестокое, но привлекательное лицо и гибкое тело. Во время их первой встречи она спросила Мирека, насколько он физически подготовлен, и тот ответил с мужской гордостью, что очень хорошо. Но уже через час его уверенность в себе была поколеблена. Она заставила его проделать каждое упражнение вместе с собой. После этого он никак не мог подняться с горячего песка, а она только чуть-чуть вспотела.

— Вы будете физически подготовлены через тридцать дней, в этом я могу вас заверить.

Инструктором по огнестрельному оружию был маленький мрачный португалец лет пятидесяти. Сперва он спросил Мирека:

— Вы метко стреляете?

— Да, я много тренировался.

— По неподвижным целям?

— Да.

— Ну тогда можете забыть всё, чему вас учили.

Стрельбище было прекрасно оснащено. Цветные металлические фигуры двигались вверх и вниз, влево и вправо, вперёд и назад. Они изображали израильских солдат обоих полов с лицами, похожими на самые злостные карикатуры. Португалец дал Миреку пистолет системы «Хеклер и Кох ВП 70».

— В магазине двенадцать патронов. За каждое попадание в цель получаете очко.

Мирек набрал всего одно очко из двенадцати. Он сам никак не мог поверить в такую неудачу. Но португалец оставался спокойным. Он поднял с полдюжины камешков, отошёл на некоторое расстояние и приказал Миреку: «Ловите». Он кидал их то влево, то вправо, то вниз, то вверх. На этот раз Мирек выдержал испытание: он поймал все камешки. Инструктор подошёл к Скибору, выставил руки ладонями кверху.

— Положите свои руки на мои ладони.

Мирек сделал то, что ему говорили. Руки у португальца были маленькие, пальцы сухие. Последняя фаланга одного пальца отсутствовала.

— Вы, наверное, играли в эту игру в детстве. Я постараюсь попасть по одной или по обеим вашим ладоням своей рукой, а вы должны успеть отдёрнуть руки. Мы будем делать это по очереди.

Через десять минут ладони у Мирека покраснели от ударов португальца. Инструктора же он, напротив, почти ни разу не задел. Не говоря ни слова, португалец поднял палку и прочертил на песке букву S длиной метров пятнадцать. Он указал на неё Миреку.

— Вы должны быстро идти по этой линии, стараясь удержаться обеими ногами на ней.

— А что, это имеет какое-то отношение к стрельбе?

— Конечно.

Мирек справился с заданием довольно неплохо, и инструктор приказал ему идти обратно побыстрее. Мирек и на этот раз не ударил лицом в грязь перед своим учителем. Тогда португалец прочертил прямую линию метров двадцать длиной.

— Встаньте на начало линии. Внимательно посмотрите, как она идёт дальше. Теперь закройте глаза и попытайтесь идти по линии, стараясь на отклониться в стороны.

Мирек шёл, пока инструктор не сказал: «Достаточно». Оглянувшись, Мирек увидел, что только чуть-чуть отклонился влево. Португалец удовлетворённо кивнул:

— Вернер, у вас, несомненно, есть задатки. Я научу вас, как застрелить человека с трёх, тридцати и трёхсот метров. Застрелить наверняка.

* * *

Фрэнк был инструктором по рукопашному бою и работе с ножом. В лагере был отличный спортзал. Они стояли друг против друга на широком мате.

— Что вы знаете о рукопашном бое?

— Я немного занимался дзюдо и каратэ.

Фрэнк усмехнулся:

— Забудьте об этом. Эта ерунда создана только для показательных выступлений. Я научу вас, как убить или искалечить человека за полсекунды. Искалечить можно совсем просто: удар в глаза, горло или в пах. Чтобы убить человека голыми руками, надо потрудиться чуть больше. Кавальо сказал мне, что у вас хорошая реакция и развитое чувство равновесия, так что, я думаю, этому вы научитесь без особых проблем. Вытяните руки и растопырьте пальцы.

Фрэнк медленно пересчитал все пальцы Мирека.

— Это десять ваших главных орудий. А ноги — два вспомогательных орудия.

— А как же насчёт остальных частей моих рук?

— Забудьте обо всей этой каратистской чепухе!

Он подвёл Мирека к столу, на котором стояло несколько небольших ведёрок с песком. Рядом были расположены различные тренажёры для пальцев. Фрэнк пододвинул одно ведёрко к себе, напряг пальцы обеих рук и стал попеременно погружать их в песок. Он делал это упражнение в течение минуты и затем сказал Миреку:

— Возьмите одно такое ведёрко к себе в комнату и делайте это упражнение дважды в день в течение получаса.

Он указал Миреку на тренажёры и велел выбрать себе тренажёр по силам, а каждые несколько дней переходить к другому, более сложному. Он взял руки Мирека, внимательно рассмотрел их и сказал:

— У вас хорошие пальцы. Если вы будете делать то, что я вам говорю, то через месяц они превратятся в десять хороших орудий.

Фрэнк поглядел на ноги Мирека и порекомендовал ему купить туфли на размер больше, для того чтобы в них можно было вставить железные наконечники.

Они перешли к ножам. На столе их был целый арсенал.

— Если вы находитесь в ситуации, когда нельзя воспользоваться пистолетом или настоящим ножом, можно применять такой вот ножичек, замаскированный под авторучку.

Он взял «ручку», открыл колпачок и провёл на столе несколько линий.

— Безобидная вещь, правда?

Мирек отпрянул, почувствовав укол в грудь. Он опустил голову. Его форма была испачкана чернилами. Фрэнк засмеялся и показал ручку Миреку. Она была в прежнем состоянии, не считая того, что теперь из стержня коварно выглядывало тонкое лезвие. Фрэнк убрал лезвие обратно, нажав им на стол. Он улыбнулся Миреку.

— Лёгкий сплав с титановым наконечником. Весит чуть больше, чем настоящая ручка, но острее, чем игла.

Он показал Миреку торговую марку производителя: «Дэнби».

— Нажимаешь на букву "д" и лезвие вылетает наружу, как язычок змеи. Если бы я захотел, вы уже давно были бы мертвы.

Он взял Мирека за руку и подвёл к пластиковой фигуре хорошо сложенного человека; пластик был прозрачным, так что Мирек видел ярко разукрашенные внутренние органы. Фигура стояла на вращающейся подставке. Фрэнк медленно поворачивал её, говоря:

— Ни один жизненно важный орган человека не находится дальше, чем в десяти сантиметрах от поверхности тела. Длина лезвия этого ножа-ручки как раз и составляет десять сантиметров. Моя задача — научить вас, куда направлять это лезвие и как. С такой штучкой в руках вы сможете после наших занятий убить любого человека за три секунды.

* * *

Инструктором по подрывному делу был японец Като. Мирек всегда считал, что японцы — вежливые люди, но Като таковым не являлся. Он был коротеньким коренастым мужчиной неопределённого возраста. У него было квадратное лицо с опущенными вниз уголками рта. Одну из кистей заменял протез в чёрной перчатке.

— Я потерял руку, потому что один человек подвёл меня. Сам я в этом не виноват…

Он указал рукой на бункер и на высокую стену в пятнадцати метрах от него.

— Мы здесь не только теорией занимаемся. У нас тут есть специальные сооружения для тренировки по подрыву: здания, машины, люди. Конечно, это очень опасно, Вернер. Если вы вдруг ошибётесь, то можете записывать себя в мертвецы. Мне, конечно, наплевать на вас, но ведь из-за вашей ошибки я тоже могу взлететь на воздух.

Мирек мрачно кивнул в ответ. Като нахмурил брови.

— Вам кажется, что вы все поняли, а на самом деле вы ничего не поняли. Вы поймёте все только тогда, когда будете держать в руках мину, пытаясь её закопать, в поту, трясясь от страха.

Японец зло усмехнулся и указал на толстую стену:

— Но это вы будете делать сам, вот за этой стеной, а я буду ждать здесь, с ведёрком и лопаткой на случай, если взрыв произойдёт преждевременно.

Мирек уколол японца в ответ:

— Я уверен, что с таким прекрасным инструктором у меня ничего подобного не произойдёт.

Но Като всё равно продолжал глумиться над Миреком. Повернувшись к бункеру, он сказал:

— Я уже потерял двух учеников в этом лагере, а Бог любит троицу.

Они зашли в бункер. Помещение было оборудовано кондиционерами — воздух в нём был сухой. Одна из его частей была отгорожена стальными дверьми. Рядом стояли в ряд несколько деревянных стульев. Перед ними висела школьная доска. По другую сторону помещения была застеклённая лаборатория. Като указал на доску:

— Здесь вы будете изучать теорию, научитесь изготавливать различные типы бомб и мин. Я даже могу научить вас делать атомные бомбы, но не стану. Ведь я японец, а нашему императору это не понравится.

Мирек не понял, шутит Като или нет.

Инструктор указал на лабораторию.

— Здесь вы будете проходить практику. Вы научитесь делать бомбы из веществ, которые сможете купить в любой аптеке. Вы сами будете изготавливать бомбы, начиная с таких, что размером с палец, и до таких больших, которые могут стереть с лица земли целый квартал.

Он вежливо похлопал Мирека по плечу:

— Вы научитесь делать бомбы, которые можно проглотить, пройти с ней в любое место и затем взорвать кого угодно, хоть самого папу римского. Правда, к сожалению, вы не мусульманин-фанатик и, видимо, не торопитесь перенестись в рай.

Мирек покачал головой:

— Я не хочу, чтобы это произошло даже в результате несчастного случая…


…Он никак не мог привыкнуть к строгому распорядку дня, но его заставили это сделать. Все в лагере вставали за час до рассвета, все без исключения. Полчаса Мирек занимался упражнениями для пальцев, потом умывался и брился. Фрэнк на этом настаивал. Либо ты носишь бороду, либо бреешься каждый день. Полагалось каждый день ходить в чистой, выглаженной форме. Никто особо не требовал от них слепого подчинения, но Фрэнк любил, когда всё делалось организованно. Перед самым рассветом все собирались в столовой и пили чай, кофе или какие-нибудь соки. На рассвете уже занимались зарядкой на улице. Зарядку делали и ученики, и инструкторы под руководством Лейлы. Упражнения были различными, но через сорок пять минут, в конце зарядки, все должны были отжиматься. Ученики обязаны были делать это упражнение до упаду, а инструкторы — ещё по десять раз после того, как упадёт последний ученик. На третий день Мирек поклялся, что к тому времени, как он будет уезжать, он обойдёт по количеству отжиманий всех, даже Лейлу.

После зарядки по программе был бег. В разные дни они бегали либо четыре мили с двадцатикилограммовым грузом на спине, либо восемь миль без груза. Лейла обычно бежала сзади, подгоняя отстающих, но, когда вся группа приближалась к лагерю, она делала рывок и приходила к финишу первой.

После этого полчаса отводилось на завтрак. Завтраки, надо сказать, были вполне терпимыми. Они состояли, как правило, из свежего хлеба, сыра, холодного мяса, яиц и даже бифштекса. Правда, не было ни бекона, ни ветчины.

После завтрака все делились на группы по специализациям. Естественно, разные ученики специализировались в разных видах терроризма и проводили больше времени за изучением именно своего «предмета». Мирек проходил общую подготовку. Половина занятий проводилась по группам, половина — индивидуально. Перерыв на обед составлял целых два часа с целью избежать страшной полуденной жары. Правда, сам обед, как правило, был не очень обильным: суп, холодное мясо и немного овощей. После обеда некоторые спали, другие читали. В основном будущие террористы предпочитали триллеры, вестерны или фантастику. Книг политического содержания в лагере не было. В распоряжении учеников были также телевизоры и видео. Вечером обычно показывали какой-нибудь фильм. В свой первый вечер в лагере Мирек был поражён тем, что будущие убийцы и террористы с волнением смотрели фильм «Унесённые ветром». После обеда ещё четыре часа инструктажа. Затем — душ, переодевание и ужин, который, как правило, был достаточно обильным: суп, итальянская вермишель на выбор, арабские блюда, мясное ассорти и фрукты. Запивали только водой или соками. После ужина многие сразу отправлялись спать, некоторые смотрели видео, читали или просто болтали. Несмотря на строгий запрет, касавшийся бесед на личные темы, курсанты всё-таки узнавали кое-что друг о друге. Никто не задавал прямых вопросов, но все равно кое-какая информация набиралась. Ведь в компании молодых людей, живущих вместе, приходится находить общий язык. Уже к концу первой недели пребывания в лагере Мирек знал, кто откуда приехал. Тут были две небольшие группы испанцев: баскские сепаратисты и профранцузские фашисты; двое итальянцев из «Красных бригад» и ещё трое чернорубашечников; группа немцев из пяти человек; две симпатичные филиппинки; араб из ООП; ирландец, вечно напевающий в одиночестве какие-то грустные песни; арабы из Ливана и четверо шиитов, которые всё время молились. Последние держались в стороне от всех, и на лицах у них было какое-то странное, застывшее выражение. Мирек решил, что именно таких людей Като и обучает использовать бомбы для глотания. Видимо, такие фанатики и стремятся к Аллаху в гости.

* * *

На десятый день Мирек сделал сто пятьдесят отжиманий. Другие курсанты сдались задолго до того, как закончил он. Лёжа на песке, задыхаясь, Скибор украдкой посмотрел в сторону инструкторов. Продолжали отжиматься только двое — Фрэнк и Лейла. Фрэнк уже явно уставал. Лейла делала упражнения легко. Её тёмные глаза были направлены на Мирека.

Поздно вечером того же дня Мирек обнажённый сидел в своей комнате на кровати, занимаясь с пружинами для кистей рук. Неожиданно дверь открылась — в лагере замки или щеколды были не приняты. В двери стояла Лейла. Она молча окинула взглядом его тело и произнесла:

— Упражнения можно закончить.

Он по инерции продолжал сжимать пружины. Лейла медленно разделась. Делала она это без какой-либо нарочитости, но само по себе появление красивого смуглого женского тела из-под суровой военной формы произвело очень волнующее воздействие. Она сбросила рубашку. Взору Мирека предстала большая упругая грудь с маленькими твёрдыми сосками, глубокая околопупковая впадинка и тонкая талия.

Он ещё раз сжал пружины и почувствовал прилив мужской силы. Она расстегнула молнию на своих брюках, сбросила и легко перешагнула их. На ней были узенькие чёрные трусики. Она сняла и их. В месте схождения мускулистых ног обнажился тёмный треугольник. Теперь желание уже переполняло его.

Она медленно приблизилась к Миреку, слегка прикрывая ладонями свои груди.

— Сожми их, и сожми крепко.

Он отбросил пружины и хотел было встать, но лёгким движением руки она остановила его. Тогда он поднял руки, положил их на грудь Лейлы и сжал её. Грудь женщины была мягкой и одновременно упругой. Выражение лица Лейлы не изменилось. Он сжал пальцы сильнее. Её губы приоткрылись, и стал виден чистый розовый язык. Он слегка притянул женщину к себе. Она опрокинула его навзничь. Задыхаясь, она нащупала его мужское начало и оседлала Мирека. Он инстинктивно продолжал сжимать её грудь. Мирек хотел притянуть её к себе поближе, чтобы поцеловать в губы, однако она уклонилась. Ему удалось лишь слегка прикусить ей ухо.

Напряжение в нём быстро нарастало. Он постарался сдержать себя, но не смог. По телу Мирека прошли конвульсии, и со вздохом наслаждения он опорожнил свою плоть.

Её лицо не скрывало разочарования. Несколько мгновений она инстинктивно продолжала движения.

Мирек пробормотал:

— Понимаешь, я столько месяцев не был с женщиной…

Лейла пожала плечами и легко поднялась. Около кровати стоял на специальном столике металлический тазик и висело полотенце. Она взяла его и вытерла внутреннюю поверхность бёдер. Затем нагнулась за одеждой.

— Подожди.

Она обернулась к нему. Мирек сидел на кровати.

— Подожди, дай мне отдохнуть несколько минут. Всё будет нормально.

Лейла окинула его скептическим взглядом. Мирек слегка похлопал рукой по кровати.

— Присядь на минутку.

Вновь пожав плечами, она оставила свою одежду и села рядом с Миреком. Некоторое время они молчали. Он положил ей руку на плечо. Никакого встречного движения. Она сидела безучастно, как будто в приёмной у стоматолога. Он притянул к себе её руку.

— Помоги мне…

От её прикосновения Мирек почувствовал новый прилив желания. Он пробормотал:

— Поцелуй…

Лейла отрицательно покачала головой. Но её рука действовала увереннее. Желание Мирека возродилось с полной силой. Она вновь попыталась опрокинуть его на спину, но он воспротивился. Он взял её за плечи и легко уложил навзничь. На этот раз он решил быть сверху.

Всё пошло нормально. Он проник в неё и начал сильные ритмичные движения. Первые несколько минут она лежала почти неподвижно. Потом стала двигаться навстречу ему. Ещё через несколько минут она сомкнула ноги над его бёдрами и начала слегка постанывать. Её губы раскрылись, она обвила его тело руками и припала к его губам. Её язык ласкал его рот. Она все теснее прижималась к Миреку. Их страсть достигла предела. Движения Мирека становились всё сильнее. Она громко застонала. Её дыхание обожгло Скибора. Она припала ртом к его плечу. Тело её содрогалось от наслаждения. Он тоже испытал мучительную и сладостную боль любви.

Часто дыша, он перекатился на спину. На своём плече Мирек заметил капельку крови. Лейла мягко прикоснулась пальцами к месту укуса. Ему показалось, что на секунду в её глазах появилось сострадание. Но это выражение мгновенно ушло.

Через минуту ушла и Лейла. Она снова вытерлась полотенцем и быстро оделась, не глядя на Мирека.

Когда женщина уже была у двери, он остановил её:

— В следующий раз ты поцелуешь меня.

Она посмотрела на Мирека долгим бесстрастным взглядом, открыла дверь и быстро вышла.

* * *

Дверь его комнаты вновь открылась за полчаса до рассвета. Голый до пояса, в одних шортах, Мирек делал упражнения для пальцев, с силой погружая их в ведёрко с песком. Услышав скрип двери, он подумал, что это Лейла. Но это был Фрэнк. Он одобрительно смотрел на упражняющегося Мирека. В его руках был листок бумаги. Взгляд Фрэнка упёрся в плечо Скибора. Он заметил на нём след от укуса.

— Аха! Я вижу, Лейла провела с вами дополнительное занятие по физической подготовке. В принципе она ничего, но, на мой вкус, не слишком изобретательна. Вам надо бы попробовать ту маленькую филиппиночку, уж она-то знает массу всяких хитростей.

Мирек продолжал упражнение, не обращая особого внимания на Фрэнка. Тот протянул бумажку Скибору.

— Это для вас.

— От кого?

— Судя по всему, от ваших людей.

Мирек стряхнул с пальцев песок и взял бумажку.

На листке было размашистым почерком написано:

«Вернер, ни в коем случае не стригите волосы. Отращивайте усы».

Фрэнк заметил его недоумевающий взгляд.

— Это, наверное, какой-то код. Вы не знаете, что тут имеется в виду?

Мирек покачал головой.

— Нет, мне не давали никакого кода, и вообще я не ожидаю никаких посланий.

Фрэнк состроил гримасу.

— Они, наверное, думают, что тут у нас чёртова парикмахерская!

Глава 7

Архиепископ Версано положил в рот ещё один кусочек торта и одобрительно засопел. Проглотив его, он сказал:

— Шеф-повар здесь, видимо, послан самим Господом. Никто не готовит лучше него.

Беконный Священник и кардинал Менини согласились с мнением архиепископа. Это была вторая встреча Троицы в «L'Eau Vive», и у ван Бурха было уже достаточно материала для доклада. Менини был очень польщён, когда голландец заявил, что выбранная им сестра Анна подошла по всем параметрам для выполнения задания. Кардинал грациозно кивнул и спросил:

— Ну, а как обстоят дела с её подготовкой?

— Отлично. У неё прекрасные актёрские данные. Анна провела всю свою жизнь в церковной среде и поэтому довольно слабо разбирается в современной жизни. Но я стараюсь, чтобы она по возможности ближе соприкасалась с незнакомыми ей аспектами окружающего мира, и надо сказать, что Анна быстро прогрессирует.

Он посмотрел на часы и, улыбнувшись, добавил:

— Как раз сейчас она занимается аэробикой.

Собеседники недоумевающе посмотрели на него.

— Это такие новые танцевальные упражнения. Я хочу, чтобы она привыкла к подобным вещам. Одна из её новых подруг — танцовщица. После занятий они поужинают и отправятся в «Джеки О».

Опять непонимающие взгляды. Ван Бурх рассмеялся.

— Это лучшая дискотека в Риме.

Кардинал посмотрел на него немного озадаченно:

— А вы уверены, что это необходимо?

Ван Бурх энергично кивнул.

— Да, Ваше Высокопреосвященство. Это важно для расширения её кругозора. Да и вообще, несмотря на запреты, молодые люди в соцстранах посещают дискотеки и сходят с ума по последним западным хитам поп-музыки. Она должна знать это. Не волнуйтесь, Ваше Высокопреосвященство. Ведь преданность этой девушки церкви настолько сильна, что её невозможно сломить подобными вещами. Кроме того, люди, с которыми я её познакомил, достойны доверия.

— Ну а как насчёт нашей мужской половины? — спросил Версано.

Беконный Священник выдержал небольшую паузу и сказал:

— Если бы мы даже искали этого исполнителя многие годы, мы не подобрали бы лучшей кандидатуры. Его прошлое даёт существенные преимущества в решающих аспектах. Если он и не супермен, то обязательно станет таковым после специальной подготовки. Тем более что у него есть серьёзный мотив для выполнения задания.

— Что же это всё-таки за мотив? — спросил Версано.

И кардинал и Версано с любопытством ждали ответа голландца. Тот тихо сказал:

— Его мотив — ненависть, сконцентрированная против Андропова. Причиной этой ненависти является одна акция, санкционированная Андроповым несколько лет назад. Это деяние — страшный грех, и я бы никогда не поверил в возможность его совершения человеческим существом… Но теперь я уверен. Однако я поклялся, что никогда и никому не выдам этой тайны.

На лице Версано и кардинала отразилось разочарование. Увидев это, голландец мягко заметил:

— Мне он это рассказал только для того, чтобы убедить в искренности своих чувств. После его рассказа у меня, честно говоря, исчезли все сомнения по поводу греховности наших планов. Наши действия в данной ситуации вполне правомерны.

После этой реплики собеседники голландца полностью успокоились, и ван Бурх быстро сменил тему разговора. Он сказал Версано:

— Марио, я составил смету расходов по этой операции. Они будут значительными. Мне и моему фонду не по силам с ними справиться.

— И сколько же? — спросил Версано, уверенно чувствовавший себя в разговорах о финансах.

— Триста тысяч американских долларов.

Менини был поражён.

— Но почему так много?

Ван Бурх остановил его движением руки.

— Ваше Высокопреосвященство, это небольшая сумма по сравнению с той, которую потратили бы на подобную операцию ЦРУ и КГБ.

Менини все ещё скептически смотрел на голландца. Он, конечно, знал, что если хорошенько поискать в казне Ватикана, то эти триста тысяч долларов найти можно, но природный аскетизм кардинала заставлял его колебаться. Немного раздражённый, голландец отчётливо пояснил:

— Сначала нам нужно обеспечить подготовку нашего человека к выполнению задания. Это обойдётся примерно в пятнадцать тысяч долларов. Второе. Нам нужно организовать новый канал его переброски в Москву. Ни один из прежних маршрутов использовать нельзя.

Он прервал фразу, поскольку открылась дверь и вошли две официантки. Одна из них везла тележку, уставленную блюдами с фруктами и сыром. Другая быстро собрала со стола посуду и, расставив фрукты и сыр, спросила:

— Три эспрессо?

— Чуть позже, примерно через полчаса, — улыбаясь, сказал Версано.

Как только дверь закрылась, ван Бурх повернулся к кардиналу и достаточно наступательно продолжил свою речь.

— Ваше Высокопреосвященство, я хочу, чтобы вы поняли существенные детали. Нам придётся задействовать в операции десятки людей, арендовать или даже приобретать недвижимость. Необходимо будет покупать транспортные средства, а в соцстранах это нелегко и достаточно дорого. В самой Москве нам понадобится безопасное убежище. Определённые расходы нужны на связь. Может быть, придётся давать взятки должностным лицам. Но могу вас заверить в том, что ни цента не будет истрачено не по назначению.

Менини сразу же встрепенулся.

— Да что вы, отец ван Бурх. Я этого ни в коем случае не имел в виду. Просто я был поражён столь значительной суммой. Я, конечно, понимаю, что на подобные вещи требуется больше денег.

Он озадаченно повернулся к Версано.

— Но как мы сможем провести такую сумму в казначействе? Ведь предполагается, что операция будет абсолютно секретной?

Архиепископ знал своё дело:

— Не беспокойтесь об этом, Ваше Высокопреосвященство. Это не будут деньги церкви.

— А чьи же?

Американец сделал рукой чисто итальянский жест, который означал: «Нет проблем!» Он просто сказал:

— Это будут деньги друзей.

Воцарилось молчание. Голландец подумал, что «друзья» — это крупные банкиры, воротилы бизнеса или мафия, которые не откажутся оказать подобную услугу главному финансисту папы римского, поскольку в дальнейшем он воздаст им сторицей.

Версано извлёк из своих одеяний тоненький блокнот в кожаном переплёте и маленький золотой карандашик. Он спросил ван Бурха:

— Где вы хотите получить эти деньги и в каком виде?

Беконному Священнику нужны были две трети от суммы в долларах на счету в одном из банков Страсбурга и одна треть — в золоте, предпочтительно в тонких пластинах, так называемого вьетнамского образца. Для Менини это был пустой звук, но Версано понял ван Бурха с полуслова. Такое золото вывозили из СРВ вьетнамские беженцы. В лагерях его скупали предприимчивые дельцы. Это золото представляло из себя тоненькие маленькие полосочки, которые легко сгибались и были очень удобны для транспортировки. Версано знал, что для взяток такие пластины — лучшее, что можно найти на свете. Ван Бурх хотел, чтобы золото переслали одному священнику в Амстердам. Версано записал адрес в книжечку, затем спрятал её вместе с карандашиком обратно в свою одежду.

— Каковы возможные сроки? — спросил голландец.

Версано взял апельсин и стал ловко очищать его.

— Деньги будут в Страсбурге уже через семьдесят два часа, а золото доставят в Амстердам максимум через неделю.

— Отлично. Я должен отчитаться за эти деньги перед вами?

Засмеявшись, Версано сказал:

— Нет.

Он взглянул на Менини.

— Я предлагаю, чтобы никаких отчётов не было. Отчёты — это следы. Из-за них операции бывают раскрыты. Так и Аль Капоне попал в руки ФБР.

Опять взглянув на кардинала, он тихо сказал:

— Используй деньги по своему усмотрению. Если от этой суммы что-то останется, оставь их в своём фонде. Если нужны будут дополнительные средства, дай мне знать. Если для этого понадобится воспользоваться телефоном, запомни код: доллар называй тюльпаном. Если, например, тебе будет нужно ещё пятьдесят тысяч долларов, ты должен мне сказать, что видел огромное поле, примерно в пятьдесят тысяч тюльпанов, и я тотчас же переведу деньги в Страсбург. Одну унцию золота называй кругом эдамского сыра. Если ты скажешь, что монастырь в Зеландии изготавливает сто кругов эдамского сыра в день, я пошлю сто унций золота твоему священнику в Амстердам… и не заговаривай больше об отчётах.

Ван Бурх посмотрел на Менини, ожидая, что этот привередливый, педантичный человек возразит что-нибудь против сказанного Версано, но кардинал согласно кивнул.

— Я согласен с этим. При таком варианте никто даже и не будет подозревать о существовании нашей тайной организации.

Он отрезал себе кусок фонтинского сыра, отломил немного хлеба и опять согласно кивнул им перед тем, как приняться за еду. Ван Бурх решил про себя, что и кардиналу и архиепископу очень нравится вся эта конспиративная работа. Версано дочистил апельсин, разломил его на дольки и, отправив одну в рот, спросил:

— Ты уже составил план игры, Питер?

Он любил говорить языком спортивного комментатора.

Ван Бурх решил немного побаловать своих собеседников техникой конспирации.

— В таких делах нельзя загадывать наверняка. Нам очень часто приходится пользоваться словосочетанием «непредвиденные обстоятельства». Мы изначально предполагаем, что в ходе операции может произойти неожиданное, и исходя из этого разрабатываем соответствующие планы. На данный момент план операции состоит из пяти частей. Первая — подготовка, она уже скоро закончится. Вторая — переброска в Союз. Наш человек поедет из Вены в Чехословакию, потом в Польшу и, наконец, через Краков и Варшаву — к советской границе, а дальше — прямо в Москву. Третья часть — появление в Москве, устройство там. Четвёртая — убийство Андропова. Ну а пятая фаза — переправка боевика обратно на Запад.

Версано хотел было задать какой-то вопрос, но ван Бурх остановил его движением руки и продолжил:

— Недавно были отработаны наконец все детали второй части, и наши люди уже начинают готовиться к её осуществлению. Сам канал для переправки исполнителя будет готов к тому времени, когда он закончит спецподготовку, то есть через две недели. Мы сейчас готовим также запасной маршрут на случай, если с основным возникнут какие-то проблемы.

Он посмотрел на Менини, сделав ударение на слове «запасной», как бы желая отметить, что запасные варианты тоже кое-что стоят. Кардинал внимательно слушал ван Бурха, поглощая виноград. Голландец продолжил:

— Что касается третьего этапа, то в Москве у меня уже есть два человека, а максимум через неделю прибудут ещё трое. Уже подобрана квартира и есть транспорт. В этой части отработали также способ переправки сестры Анны обратно после завершения её миссии.

Версано спросил:

— Тем же путём?

Ван Бурх покачал головой.

— Нет, так ничего не выйдет. Этот канал временный, и чем дольше мы его будем использовать, тем больше вероятность, что его засекут. Мы решили переправить её через Хельсинки. С этим не будет никаких проблем. Если говорить о четвёртой части, то по ней мы пока ещё не выработали окончательного плана. В данный момент прорабатываются три возможных варианта, все они приемлемы, но один представляется наиболее предпочтительным.

Версано это заинтересовало, и он с любопытством спросил:

— Что же это за вариант?

Ван Бурх покачал головой:

— Он ещё не окончательный. Кроме того, я бы предпочёл не говорить по такому секретному вопросу здесь. Я знаю, Марио, что ты предпринял все возможные меры предосторожности, но я не решился бы обсуждать центральный пункт операции на территории Ватикана.

Оба понимающе кивнули ван Бурху. Тот вздохнул и сказал:

— Ну а теперь я хотел бы перейти к менее приятным новостям.

Он огорчённо посмотрел на кардинала:

— Вы знаете, что в наших рядах за «железным занавесом» иногда появляются предатели. Это неизбежно, вне зависимости от того, какие меры предосторожности мы предпринимали. Некоторые из наших людей оказываются слабее остальных. Они просто не могут выдержать обрушивающихся на них страшных испытаний, и я даже не могу их винить в отступничестве.

Кардинал и Версано внимательно следили за ходом его рассуждений. Ещё раз вздохнув, ван Бурх продолжал:

— По роду своей деятельности Скибор знал все о подобного рода случаях. Он предоставил мне список, состоящий из более чем ста имён.

— О Господи! Это ужасно, — воскликнул Версано.

— Нет, Марио, здесь нет ничего неожиданного. В наших рядах многие тысячи преданных людей. Эти сто — капля в море. Тем более что многие из них не располагали сколько-нибудь существенной информацией. Сейчас мы пытаемся их изолировать.

Голландец повернулся к кардиналу.

— Ваше Высокопреосвященство, мне очень жаль, но в списке были два члена вашего ордена. К счастью, у обоих не было почти никакой информации.

Менини мрачно спросил:

— Кто это?

— Отец Юрек Хошозно из Познани, — ван Бурх начал с более простого случая.

Это имя, видимо, ничего не говорило Менини, который потягивал остатки вина из своего бокала. И неудивительно, если учесть, что в его подчинении находится более ста тысяч священников. Но ван Бурх знал, что реакция на второе имя будет совершенно иной:

— И… мне очень жаль… второе имя — отец Ян Панровский из Ольштына.

Реакция Менини была куда более бурной, чем мог ожидать голландец. Голова кардинала откинулась, он выронил бокал, и на белой скатерти расплылось красное пятно. И Версано, и ван Бурх привстали со своих мест. Менини смотрел на голландца, как будто тот был страшным призраком, и, задыхаясь, прохрипел:

— Ян Па… Господи, нет!..

Он стал бить себя в грудь, мотая головой из стороны в сторону. Версано схватил его за руки и крикнул ван Бурху:

— Быстрее! Найди кого-нибудь! Позови доктора!

Священник помчался к двери. Он знал, что Менини наверняка доверял Панровскому. Конечно, он должен был доложить эту информацию более тактично.

Слава Богу, сестра Мария была недалеко. Увидев встревоженное лицо ван Бурха, она поспешила ему навстречу.

— Кардинал, он очень… плохо себя чувствует… Я думаю, что это серьёзно. Скорее всего, сердечный приступ.

Она сразу поняла серьёзность ситуации. Большинство посетителей её ресторана были престарелыми церковными служителями высоких рангов. Подобные вещи случались и раньше. Сначала она оглядела зал. Иногда в ресторане обедали два врача, но сегодня их не было. Она твёрдо сказала ван Бурху:

— Идите обратно. «Скорая помощь» будет здесь через несколько минут. Я позвоню лечащему доктору кардинала… Разденьте его.

Она пошла по коридору, но так, чтобы не привлечь чьего-либо внимания. Голландец поспешил обратно в кабинет. Менини лежал на полу. Версано гладил его по голове одной рукой, а другой пытался поднести к его губам стакан воды. Ван Бурх быстро присел рядом и стал снимать с кардинала одежду. Посмотрев на его лицо, он сразу понял, что это был сердечный приступ.

Кардинал задыхался. Его кожа была мертвенно-бледной и холодной на ощупь. Он уцепился за рукав ван Бурха, пытаясь что-то сказать. В комнату вошла одна из официанток, неся две подушки и одеяло:

— «Скорая помощь» будет с минуты на минуту, — сказала она, положив подушки под голову кардиналу. Он всё ещё пытался что-то сказать ван Бурху, который суетился возле него.

Версано встал и твёрдо сказал:

— Я должен позвонить в Ватикан. Его Святейшество должен быть немедленно проинформирован.

Он повернулся, вышел из комнаты и направился в главный зал ресторана. К этому времени все уже поняли, что в кабинете что-то произошло. Версано заметил пару знакомых, которые узнали его и теперь с удивлением на него смотрели. Архиепископ не обращал на них никакого внимания. Сестра Мария говорила по телефону в фойе. Когда он подошёл к ней, она повесила трубку и сообщила ему, что «скорая помощь» из клиники «Джемилли» будет с минуты на минуту, а лечащий врач кардинала уже спешит к пострадавшему. Затем она пошла обратно в кабинет, а Версано поднял трубку телефона и быстро набрал номер. После третьего гудка он услышал голос личного секретаря папы.

— Дзивиш у аппарата.

Версано кратко изложил ему суть происшедшего. Он услышал, как Дзивиш вздохнул. Секретарь молчал, видимо, раздумывая над тем, что предпринять. Версано знал, о чём думал в этот момент Дзивиш. Департамент кардинала был, несомненно, одним из самых мощных подразделений церкви. Он был опорой каждого папы. В Ватикане раздался вздох облегчения, когда на пост руководителя был избран Менини, сумевший быстро найти общий язык с папой и с курией. Если Менини умрёт, на его посту может оказаться неудобный человек. Дзивиш спросил, в какую больницу будет помещён кардинал, и Версано сказал, что, скорее всего, это будет клиника «Джемилли». Опять наступило молчание, пока Дзивиш собирался с мыслями.

— Я проинформирую Его Святейшество об этом прискорбном событии, даже если придётся нарушить его сон. Я вам перезвоню. Какой там номер?

Версано продиктовал ему номер телефона ресторана и повесил трубку. Возвращаясь в кабинет, он слышал приближающийся звук сирены санитарной машины.

Ван Бурх стоял на коленях, и его голова была склонена к голове лежавшего по-прежнему на полу кардинала.

Губы у Менини едва шевелились, пока он что-то говорил ван Бурху, потом голова у кардинала запрокинулась и все тело изогнулось дугой. Ван Бурх положил одну руку кардинала на грудь, вторую — под шею. Менини невнятно прохрипел:

— Вы сказали?..

Появилась сестра Мария, держа в руках поднос, на котором стояла маленькая бутылочка с водой. Версано отметил, что она — знающий человек. Поставив поднос на ковёр рядом с кардиналом, она повернулась к Версано, вопросительно приподняв брови. Ван Бурх выпрямился, продолжая стоять на коленях. Сестра Мария спокойно сказала Версано:

— Архиепископ, я думаю, вы должны причастить кардинала.

Версано ошеломлённо кивнул и направился было к Менини, но, нахмурившись, остановился. Он так давно не отправлял службы, что вся латынь уже выветрилась у него из головы. Американец умоляюще посмотрел на ван Бурха, который сразу всё понял. Продолжая все ещё стоять на коленях, он перегнулся через тело кардинала, взял бутылочку со святой водой и вынул из горлышка пробку. Вой сирены становился все отчётливее. Когда голландец заговорил, Версано сразу же вспомнил необходимые слова, и его губы тоже зашевелились. Он повторял молитву про себя.

— Прощаю тебя, твои грехи именем Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Ван Бурх перекрестил лоб Менини. У двери послышался шум, но священник этого как будто не заметил. Он окропил Менини святой водой.

— Этим святым помазанием…

Вошедший врач аккуратно поднял его за локоть. Священник встал, продолжая бормотать причастие себе под нос. Два санитара положили на ковёр носилки и расставили рядом различные сумки и коробки. Санитары и молодой доктор, видимо, уже имели достаточный опыт в подобных делах. Сутана кардинала была расстёгнута до пояса. Версано склонился вперёд и поразился, увидев под одеяниями Менини грубую власяницу. Санитары разрезали её. Худое тело было покрыто красными полосами, следами от власяницы. У Менини, судя по всему, была агония. Версано почувствовал прилив уважения к Менини. Врач задавал Версано краткие вопросы, и американец так же кратко на них отвечал. Врач послушал Менини и отдал несколько указаний санитарам. Из одной коробки были вынуты какие-то провода. К груди кардинала прикрепили круглые электроды. Врач кивнул, и все тело кардинала изогнулось от пущенных по нему электрических разрядов. Версано видел что-то подобное по телевидению в Америке. Врач проделал эту же процедуру трижды и после каждой попытки слушал, дышит ли кардинал. Затем он молча указал на носилки. Санитары положили на них кардинала и накрыли его одеялом. Они направились к двери, врач — за ними.

— Он мёртв? — спросил Версано вдогонку.

Врач, не оборачиваясь, ответил:

— Мы попробуем ещё раз в госпитале.

— Он мёртв? — настаивал на своём Версано.

Врач был уже у двери. Опять, не обернувшись, он сказал:

— В госпитале.

Версано пошёл было за ним, но тут его остановил крик ван Бурха:

— Марио! Подожди!

Он всё ещё стоял с бутылочкой святой воды в руке. На лице у него было какое-то странное выражение. Он медленно закрыл бутылочку пробкой и поставил её на стол. Версано нетерпеливо сказал:

— Мне надо снова позвонить в Ватикан.

Священник решительно покачал головой.

— Нет, Марио. У нас есть дела поважнее. Сейчас позвонить должен я, а затем нам с тобой надо будет срочно побеседовать.

В кабинет опять вошла сестра Мария. На глаза у неё навернулись слёзы, и она держалась за свой крест на груди, бормоча про себя молитву. Священник твёрдо сказал:

— Сестра, принесите нам, пожалуйста, два кофе и бренди. И ещё, после того, как я вернусь, нас никто не должен тревожить.

Она удивлённо посмотрела на него. Версано уже готов был запротестовать, но потом решил уступить право распоряжаться этому голландцу, который в нелёгкий для них обоих момент проявил сильную волю. Ван Бурх повернулся к Версано:

— Подожди меня здесь, Марио. Я тебе все объясню через несколько минут.

Он опять обратился к монахине:

— Сделайте то, о чём я вас попросил, пожалуйста.

Она направилась к двери. Ван Бурх последовал за ней. Он отсутствовал около десяти минут, и Версано все больше раздражался. Официантка принесла кофе и бренди, и он взмахом руки приказал ей удалиться. Она печально подняла поднос с ковра и взяла со стола бутылочку. Когда она вышла, Версано положил в кофе три кусочка сахара и проглотил его одним махом. Он как раз наливал себе бренди, когда вошёл ван Бурх. Версано выплеснул на него все своё недовольство:

— Не соблаговолите ли объяснить своё поведение, отец ван Бурх?

— Хорошо, архиепископ. Я просто злюсь на себя за то, что по моей вине умер кардинал Менини, а также за то, что связался с двумя такими дилетантами, как вы и кардинал.

Это заставило Версано замолчать. Священник налил себе хорошую порцию бренди и сел за стол напротив Версано. Он говорил очень резко.

— Марио, у кардинала была очень серьёзная причина для сердечного приступа. Конечно, моё известие о предательстве отца Панровского, должно быть, было для него большим потрясением. Но не настолько, чтобы вызвать сердечный приступ. Оказалось, что Панровский входил в состав делегации, побывавшей в Риме на прошлой неделе. Эту делегацию принимал также и кардинал. Видимо, к концу встречи Менини сильно расчувствовался. Он попросил Панровского задержаться у него на пару минут и во время исповеди рассказал ему о нашем плане.

— Чёрт возьми!

Версано наклонил голову и устало потёр бровь. Потом спросил:

— А как ты об этом узнал, Питер?

— Пока ты звонил. В своих последних словах он сказал мне об этом. Я думаю, что он умер в муках совести.

Мозг у Версано опять заработал:

— Что конкретно он рассказал Панровскому?

Ван Бурх пожал плечами:

— Я точно не знаю. По-моему, он упомянул только о трёх вещах: о нашей Троице и её целях, об исполнителе, который должен стать орудием в наших руках, и о своём обмане с папской грамотой.

Версано склонился вперёд:

— А где сейчас этот Панровский?

Ван Бурх огорчённо вздохнул:

— Вот я и ходил звонить, чтобы узнать об этом. Оказывается, он покинул Рим через день после аудиенции у Менини и вернулся домой, в Ольштын, дня четыре назад.

Версано мрачно уставился в свой стакан:

— И, наверное, уже передал всю эту информацию своим хозяевам.

Ван Бурх кивнул:

— Вполне возможно, что он ещё не успел это сделать. Но мы должны исходить из того, что Андропов узнает о готовящемся в Ватикане покушении на его жизнь.

— Что, по-твоему, он предпримет?

Священник взял бутылку с бренди, налил немного себе и Версано, а затем сказал:

— Я думаю, Андропов отнесётся к этому очень серьёзно. Он наверняка уже знает о том, что Евченко передал нам данные о вновь готовящемся покушении на папу. Он хорошо осведомлён о наших возможностях. Я не думаю, что Менини упомянул о нас, но в КГБ должны догадаться, что в разработке этой операции буду участвовать я. А это не только подвергнет мою жизнь огромной опасности, но ещё и сделает осуществление нашей операции более сложным и рискованным.

Версано взял себя в руки и вновь стал решительным и жёстким.

— Ты хочешь от этого отказаться, Питер?

Он внимательно наблюдал за ван Бурхом, пока тот обдумывал вопрос. Наконец голландец покачал головой:

— Нет. Но я боюсь, что Мирек Скибор откажется. Уж он-то знает о возможных последствиях лучше нас.

— А ты что, собираешься рассказать ему о нависшей над ним опасности?

— Конечно.

Опять тишина. Только на этот раз уже священник внимательно наблюдал за архиепископом, ожидая, что тот ответит.

Версано вздохнул и кивнул:

— Да, это единственно верный выход… Ты думаешь, он действительно откажется?

— Не знаю, Марио, но сейчас нужно срочно менять наш план. В одном Риме у КГБ по меньшей мере десять оперативников и десятки агентов. Если будет нужно, через некоторое время здесь будет ещё больше шпионов. Может быть, они уже сюда направлены. Им, думаю, поручено наблюдать за каждым шагом Менини. Они сразу же узнают, что он мёртв, станут выяснять, каким образом он скончался, и узнают, что это произошло во время нашей встречи в этом ресторане. Потом они постараются выяснить, с кем именно Менини обедал. Вполне возможно, что им это удастся. Затем они будут пытаться внедрить подслушивающие устройства в Ватикан. Возможно, даже в твою спальню и в «Руссико». Мы больше не можем встречаться ни здесь, ни где-либо вообще, даже за пределами Ватикана. Ты всё время должен оставаться в Ватикане на время операции (если она вообще будет осуществлена). КГБ намного мощнее итальянской полиции. Если им понадобится с тобой побеседовать, а ты покинешь Ватикан, то они все равно поговорят с тобой, и к тому же не очень любезно.

Версано воинственно заявил:

— А я их не боюсь.

Ван Бурх склонился к нему:

— Ну тогда ты просто-напросто дурак, Марио. Даже я их боюсь. Всегда. Может быть, только поэтому я столько раз вылезал из пропасти. А теперь, благодаря телячьим нежностям Менини с Панровским, я боюсь КГБ ещё больше. Как никогда! Ведь они обязательно выяснят, что «мозг операции» — это я. Они все перевернут вверх дном для того, чтобы найти меня, — ведь этим будет лично управлять Андропов. А ты должен поговорить с Камилио Цибаном, чтобы он приставил к тебе специальную охрану. У тебя в офисе, в квартире — везде в Ватикане, где ты бываешь.

Версано, подумав, кивнул.

— Питер, я знаю, что ты считаешь меня дилетантом, но я серьёзно отношусь к твоим предостережениям. Как я объясню это Цибану или даже самому папе?

— Да очень просто. В течение нескольких дней ты получишь по почте и по телефону несколько анонимок с угрозами убить тебя. Ты будто бы будешь подозревать, что они исходят от «Красных бригад». Это и будет значительным поводом для предоставления тебе охраны и других средств безопасности.

Версано изобразил улыбку и сказал:

— На самом деле они, я полагаю, будут исходить от тебя?

— Конечно. Но ты не должен показывать виду. Иначе КГБ пронюхает об этом и поймёт, что ты тоже принадлежишь к нашей Троице.

Версано грустно заметил:

— По-моему, мы должны теперь называться нашей Двоицей.

Священник печально покачал головой:

— Нет, давай считать, что кардинал, упокой Господь его душу, духом все ещё с нами.

Глава 8

— Но ведь он сказал мне, что я больше никогда его не увижу.

— А вы его и не увидите.

Мирек повернулся, чтобы взглянуть на отца Хайсла. Они сидели в той же машине, направляясь по тому же маршруту через доки триестского порта, что и месяц назад, когда Мирек отправлялся отсюда в своё путешествие в Ливию. Было два часа утра. Ночь была совсем безлунной, и Хайсл аккуратно вёл машину, всё время поглядывая в зеркало заднего вида.

Мирек ещё раз потянулся, разминая затёкшие конечности. Он только что вылез из транспортного ящика, на этот раз, правда, просидев там всего около пяти часов.

— Но ведь вы сказали, что он будет ждать меня в каком-то доме.

Хайсл кивнул:

— Да, он хочет поговорить с вами, но вы при этом не будете его видеть.

Мирек глотнул из бутылочки с холодным пивом, которую Хайсл предусмотрительно захватил с собой. Маленькая нейлоновая сумка стояла в ногах у Мирека. Там лежали именно те вещи, которые он брал с собой в поездку. Единственное, что к ним прибавилось, — это ручка «Дэнби», прощальный подарок Фрэнка. Он вручил её, пока они стояли у грузовика, на котором Мирек должен был попасть обратно в Триполи. Мирек поблагодарил его и сказал:

— Я знаю, что здесь табу на подобные вопросы, но я ведь уже закончил курс подготовки и теперь хочу спросить у вас одну вещь.

Фрэнк ничего не ответил, но его глаза сузились. Мирек продолжил:

— Ну что, главный инструктор, какую отметку вы можете мне поставить по результатам подготовки?

Но тут взревел двигатель грузовика, и араб откинул брезентовый полог кузова. Фрэнк указал Миреку на него. Мирек взобрался в кузов, решив, что не получит ответа. Фрэнк молча закрепил полог, и затем Мирек услышал его ответ сквозь брезент.

— Вернер, этот лагерь готовит убийц. Я не знаю, кто будет твоей жертвой, да меня, собственно говоря, это и не волнует, но всё же я чертовски рад, что твоя жертва — не я.

Грузовик двинулся в путь с удовлетворённым Миреком в кузове.

Теперь, сидя в машине с Хайслом, проезжая по тёмным улицам, Мирек осознавал себя не просто человеком, а, скорее, смертельным орудием. Его обучили многим надёжным способам убийства. Он был прекрасно физически подготовлен. Его сексуальный голод был утолён общением с Лейлой и филиппинкой. Короче говоря, он чувствовал себя настоящим мужчиной. Как лев, покидающий свой гарем и выходящий на охоту. Мирек потрогал усы, которые отращивал две недели. Отец Хайсл заметил в нём что-то необычное. Боковым зрением он видел, что его пассажир сидел тихо и сосредоточенно, лишь изредка прикладывая к губам бутылку с пивом. Мирек теперь был более спокойным и более уверенным.

Они подъехали к дому и вошли в него. Затем прошли в столовую. Мирек огляделся. В комнате никого не было. Он был немного разочарован, так как ожидал сразу увидеть Беконного Священника. Скибор повернулся к Хайслу.

— Где же он?

Священник указал большим пальцем куда-то вверх и сказал:

— Спит. Я пойду разбужу его, а вы пока поешьте.

Он вышел, и буквально через несколько минут в столовую вошла та же, что и раньше, пожилая женщина с тарелкой спагетти и бутылкой вина. Мирек поприветствовал её, но она не ответила и, поставив тарелку с бутылкой на стол, чинно удалилась. Сейчас собственный желудок волновал Мирека куда сильнее, чем эта неразговорчивая старуха. Меню на «Лидии» за те тридцать дней, пока он был в лагере, нисколько не улучшилось, так что он чертовски проголодался.

Скибор уже почти доел спагетти, когда в дверях появился Хайсл. Молча понаблюдав за тем, как Мирек вытер тарелку кусочком хлеба, он поманил его вслед за собой.

Мирек последовал за ним по лестнице, дожёвывая на ходу. В комнате, в которую они вошли, от одной стены к другой была протянута верёвка, на которой висела простыня. Перед этой простыней стояли два стула. Комната была тускло освещена слабой лампой, стоявшей в углу. Хайсл взял один стул и указал Миреку на другой. Как только Мирек сел, из-за простыни раздался голос Беконного Священника. Мирек понял, что лампа была расположена таким образом, что свет падал на него и на Хайсла, а Беконный Священник оставался в тени.

— Рад снова тебя видеть, Мирек. Как прошла подготовка?

— Очень удачно. А что это за фокусы с простыней?

— Это избавляет меня от необходимости лишний раз гримироваться. У тебя не возникло никаких проблем?

— Абсолютно никаких.

— Ну и отлично. А теперь слушай меня внимательно. Отец Хайсл — отличный художник. В течение следующих двух дней, пока ты будешь приходить в себя после этой поездки, ты должен описать ему каждого, виденного тобой в том лагере. Он будет делать наброски, а ты по необходимости корректировать. Ты хорошо знаком с этим методом. Ты должен также рассказать Хайслу всё, что помнишь об их личных качествах, привычках.

— Зачем?

Ван Бурх вздохнул. Он привык к беспрекословному повиновению подчинённых, но, понимая, что этот человек чем-то от них отличается, терпеливо разъяснил.

— Мирек, нам иногда приходится сотрудничать с отдельными секретными службами Запада. В некоторых областях мы им можем помочь. Одновременно мы получаем помощь от них. Мы поставляем им кое-какую информацию, в большинстве своём сведения общего характера. Например, состояние сельского хозяйства на Украине, виды на урожай, моральный настрой определённых слоёв населения. Эти сведения исходят от наших священников, которые в ходе исполнения своих обязанностей естественным образом получают данные, нужные западным секретным службам. Взамен те предоставляют нам кое-какую оперативную информацию, иногда помогают в материальном плане или снабжают техническими средствами, которые сами мы приобрести не можем. Ты меня понимаешь?

Мирек знал об этом. Он вспомнил, как однажды со своими людьми обыскивал церковь в Кракове. Они перевернули всё вверх дном, но ничего не нашли. Подозреваемый священник был полон такого праведного негодования, что Мирек догадался, что тот что-то скрывает, и предпринял повторный обыск. Через четыре часа в большой ёмкости с освящённым хлебом он нашёл крошечный, но мощный передатчик. Передатчик был ультрасовременным, и никто из сослуживцев и начальников Мирека никогда ранее не встречался с подобной системой. Передатчик послали в Москву, и через неделю из КГБ пришло сообщение, что устройство было изготовлено в Германии и только что поступило на вооружение немецкой разведки БНД.

Ван Бурх увидел, что тень от головы Скибора утвердительно кивнула.

— Хорошо, Мирек. Тебе известно, что сейчас наших друзей на Западе больше всего волнует терроризм, и они очень высоко оценят нашу информацию по этому вопросу.

Теперь Мирек понял, откуда Беконный Священник достаёт материальные средства для поддержания своих людей за «железным занавесом». Он сказал:

— Лучше бы вы предупредили меня об этом до того, как я отправился в лагерь. Я был бы там более внимательным.

Ван Бурх усмехнулся.

— Знаешь, люди, проявляющие излишнее внимание к окружающим, сразу же вызывают подозрение. Я хотел, чтобы в лагере ты вёл себя естественно. Ведь там уже были убиты несколько человек.

Мирек коротко заметил:

— Я в курсе. Между прочим, вы должны были бы сказать мне об этих случаях заранее.

Беконный Священник промолчал. Мирек спросил:

— А как идёт подготовка операции с вашей стороны?

— Нормально, но не без проблем.

— Каких проблем?

Ван Бурх достаточно подробно рассказал Миреку о том, что произошло. Ему пришлось прерваться, когда по ходу сообщения Мирек вскочил и заметался по комнате, изливая свой гнев в крепких ругательствах. Два священника терпеливо ждали, пока он успокоится. Они не впервые сталкивались с подобными вещами. Напряжение подготовки к операции. Победа над естественным страхом. Затем неожиданно — срыв планов по какой-то причине. Наконец Мирек сел на стул и спросил:

— Что теперь?

Ван Бурх решительно ответил:

— Это зависит только от тебя.

Голос Мирека изменился:

— Зачем вы мне об этом рассказали? Вы сделали это, не подумав. Я ведь мог бы обо всём этом никогда и не узнать.

Беконный Священник вздохнул:

— Мирек, я выбрал тебя для осуществления этой операции, основываясь на определённых обстоятельствах. Эти обстоятельства коренным образом изменились, и мы решили, что должны поставить тебя об этом в известность. Это был единственный честный выход из положения.

Мирек фыркнул:

— Вы затеваете подобную операцию и говорите о какой-то честности.

Он задумался.

— Кто ещё знает о ваших планах, кроме нас троих?

— Ещё один человек.

— Кто он?

Ван Бурх не колеблясь ответил:

— Архиепископ Версано.

Он с любопытством ожидал реакции Мирека. Тот разбирался в иерархии церкви и должен был знать, кто такой Версано.

Мирек просто ответил:

— Это меня устраивает.

Хайсл первый раз решился вставить слово. Он сказал Миреку:

— Теперь операция стала очень рискованной. И, наверное, вы знаете это ничуть не хуже нас.

Мирек задумчиво поглаживал щёточку своих усов. Их покалывание ему о чём-то напомнило. Он спросил, обращаясь к простыне:

— Вы посылали мне записку?

— Да.

— А что означало её содержание?

— То, что там и было написано.

— Ну и зачем мне нужно было отращивать усы?

— Отец, покажите ему фотографию.

Хайсл поднялся, подошёл к столу, стоящему под лампой и хорошо освещённому, и подозвал к себе Мирека. Мирек приблизился и следил за тем, как Хайсл достал толстую папку из конверта и открыл её. К обложке папки была прикреплена скрепкой чёрно-белая фотография размером восемь на десять. На ней было запечатлено лицо мужчины. Хайсл положил фотографию на свет. Человеку на снимке было лет тридцать пять. Лицо у него было довольно красивым, с резкими мужскими чертами. Тёмные, достаточно длинные волосы и чёрные усы. Мирек отметил про себя, что человек был поразительно похож на него самого. Он спросил:

— Кто это?

Ответ последовал из-за простыни:

— Доктор Стефан Шафер из университета города Кракова. Его семья эмигрировала на Запад, когда ему было четырнадцать лет. Человек необыкновенного ума. Изучал медицину в Эдинбургском университете, а затем в Гайской больнице в Лондоне. Звание магистра получил в университете Джона Гопкинса в Соединённых Штатах. Всегда был идеалистом. Два года назад вернулся в Польшу в возрасте тридцати четырёх лет.

Мирек внимательно изучал фотографию:

— Он является составной частью нашего плана?

— Он является составной частью одного из трёх планов, которые сейчас находятся в стадии проработки. Наверное, самого перспективного плана.

— Расскажите мне об этом поподробнее.

— Нет.

Мирек молча повернулся и направился к своему прежнему месту. Священник продолжил свою мысль:

— Если ты решишь не ехать, а я никоим образом не могу тебя за это порицать, то мы все равно найдём кого-нибудь ещё. Так что лучше, если у тебя не будет лишней информации.

После короткой паузы Мирек твёрдо произнёс:

— Я согласен ехать.

В ответной фразе ван Бурха Скибор почувствовал нотки удовлетворённости.

— Отлично. Так вот, доктор Стефан Шафер, несмотря на свою молодость, является одним из крупнейших в мире специалистов в области почечной медицины.

— И что?

— У Андропова, помимо других заболеваний, имеется также почечная недостаточность.

Мирек быстро проработал эту информацию в голове:

— Ага! И он посещал Андропова?

— Пока ещё нет. Но вполне возможно, что это случится в ближайшее время.

Мирек посмотрел на улыбающегося Хайсла. Он был изумлён смелостью их идей и планов.

— Хорошо, ну а как вы собираетесь провернуть подмену Шафера?

Ван Бурх тихим голосом ответил:

— Это прорабатывалось нашими лучшими умами. В настоящее время существует ещё два запасных варианта. Тебе не надо знать о них до того момента, пока ты не доберёшься до Москвы. Маршрут твоего следования уже практически подготовлен. Также у нас в Москве уже есть безопасный дом и пара надёжных людей. Правда, они ничего не знают о цели твоей поездки в Москву.

Мирек одновременно почувствовал и страх и азарт:

— А когда я должен отправиться в путь?

— Точная дата окончательно ещё не установлена. Я планировал ещё послать тебя на недельку в Рим в церковный госпиталь, где ты узнал бы немного о почечных заболеваниях и вообще научился бы кое-чему, чтобы выдавать себя за медика-специалиста. Правда, сейчас это уже представляется мне невозможным. КГБ в считанные дни перероет весь Рим, поэтому вместо Рима ты поедешь во Флоренцию. Я думаю, что этот город не особо волнует их. Там один специалист просветит тебя в достаточной мере в области нефрологии. Да, между прочим, на этой неделе тебе предстоит познакомиться со своей женой.

— С кем?

Ван Бурх усмехнулся.

— Ну, скажем… с мнимой женой. Это очень симпатичная полька. Она поедет вместе с тобой в Москву.

Мирек подался вперёд и зашипел:

— Вы что, сумасшедший? Нет, если я поеду, то поеду один, без всяких там жён.

Ван Бурх сказал уже твёрже:

— Ты специалист по охоте за людьми, но сам никогда не был в шкуре тех, за кем ты охотился. А вот я бегал от вас сорок лет, и вы меня ни разу не поймали. В тот день, когда я стоял на платформе вокзала во Вроцлаве рядом с тобой, недалеко от меня была моя «жена», не очень симпатичная дама. Мирек, мужчина, путешествующий в тех краях со своей женой, не вызывает никаких подозрений. Так что подумай об этом.

Мирек едко ответил:

— Вы мне сказали, что только Версано и вы знаете о моей миссии. Значит, вы мне лгали?

— Нет! Задача этой женщины только в том, чтобы сопровождать тебя до Москвы, и затем она вернётся. Она ничего и не подозревает о твоём задании, а ты ей ничего о нём не скажешь.

Мирека это не успокоило.

— Женщина будет слабым звеном в подобной операции. Мне всё это не нравится.

Из-за простыни прозвучали слова:

— Либо эта женщина поедет с тобой, Мирек Скибор, либо ты вообще не поедешь. Сейчас ты должен очень чётко уяснить, что я — руководитель операции. Я решаю, а ты исполняешь. Ты должен мне всецело подчиняться. Или ты сейчас это уяснишь, или я откажусь от твоих услуг.

Отец Хайсл перевёл взгляд на Мирека и внимательно смотрел на него. Ван Бурх рассказал ему, что Мирек готов отдать что угодно за то, чтобы уничтожить Андропова. Прошла минута, ещё одна. Мирек уставился в пол перед собой. Наконец он поднял голову и перевёл тяжёлый взгляд на простыню. Хайслу показалось, что Скибор буквально готов испепелить её своим взором. Наконец Мирек ответил:

— Я все понимаю, Беконный Священник. Вы руководитель. Я буду подчиняться вам ради того, чтобы моя миссия состоялась. А теперь скажите мне, кто эта женщина?

— Её зовут Аня Крол. И если что-нибудь случится, она будет сильнейшим звеном в цепи, связывающей нас с тобой.

— Что она за человек?

Хайсл отметил, что ван Бурх выдержал паузу перед тем, как ответить на этот вопрос.

— Она — монахиня.

Мирек громко рассмеялся. Он откинул голову и хохотал; потом он встал, подошёл к стенке, оперся о неё руками и всё продолжал хохотать. Наконец, успокоившись, он достал из кармана носовой платок и вытер навернувшиеся на глаза слезы. Его голос звучал скептически.

— Вы посылаете в подобное путешествие вместе со мной монахиню? В качестве моей жены? На ней, скорее всего, будут монашеские одеяния, а на груди крест. Она наверняка и молиться будет под самым носом у СБ?

Ван Бурх усталым голосом проговорил:

— Сядь, Мирек, успокойся. В течение последнего месяца ты проходил специальную подготовку, она тоже. Никто сейчас и не подумает, что она — монахиня.

Мирек сел на своё место и усмехнулся:

— Значит, она поедет со мной в качестве моей жены. Она действительно будет мне женой? А как у неё с внешностью?

Прежде, чем ван Бурх успел раскрыть рот, отец Хайсл заговорил холодным, как лёд, голосом:

— Она красива и телом и душой, а главное любовью к Господу. Вы будете путешествовать вдвоём. Она будет относиться к вам на людях, как преданная и любящая жена. Но только на людях. Будет очень много моментов, когда вы будете с ней один на один. Вы будете спать в одной комнате. Но запомните, Мирек Скибор, если вы нанесёте ей моральный или физический ущерб, я сам вами займусь.

Мирек хотел запротестовать, но, увидев выражение лица священника, тут же оставил эту мысль. Ван Бурх сказал из-за простыни:

— Ты, наверное, устал, Мирек. Теперь спать. Когда ты проснёшься, меня здесь уже не будет. Я ещё, наверное, побеседую с тобой после твоей поездки во Флоренцию. Отец Хайсл поедет с тобой и все устроит. Прислушивайся ко всем его советам. Ко всем!

Мирек шёл вниз по лестнице вслед за Хайслом. На полпути он внезапно остановился. Хайсл недоуменно повернулся к нему. Мирек воскликнул:

— Он обманывает меня! Он сказал, что над операцией работают «наши лучшие умы». Значит, есть ещё достаточно много людей, посвящённых в детали операции?

Хайсл улыбнулся и, отвернувшись от Мирека, продолжил свой путь. Через плечо он бросил:

— Успокойся, Мирек. Наш Беконный Священник многолик. Он и есть «наши лучшие умы».

Глава 9

Виктор Чебриков держал в руке огромный кейс, подаренный ему резидентом КГБ в Зимбабве. Пока он шёл по коридору, то время от времени задевал кейсом за брюки. На расстоянии трёх шагов вслед за ним шёл полковник Олег Замятин. Вдоль всего коридора через равные интервалы стояли охранники. Все они издалека узнавали высокую сухощавую фигуру председателя КГБ, и каждый раз, когда Чебриков и Замятин проходили мимо, вставали по стойке «смирно» и отдавали честь. Но Чебриков не обращал на это ни малейшего внимания. Он был полностью занят своими мыслями.

Наконец они подошли к огромным дверям. По обе стороны стояли по стойке «вольно» два офицера управления охраны с автоматами в руках. Они будто бы не заметили появления Чебрикова и Замятина, но их руки крепко сжимали автоматы, готовые в любую секунду выпустить из смертоносного жерла свинцовый дождь.

Чебриков и Замятин достали из карманов маленькие пластмассовые жёлтые карточки с нанесёнными на них чёрными линиями и протянули их одному из офицеров. Тот внимательно их изучил и только потом сказал:

— Проходите, товарищ Чебриков и товарищ полковник.

Они вошли в огромную комнату, освещённую двумя люстрами. У одной стены были расположены три стола, у другой маленький диванчик и несколько стульев вокруг журнального столика. Полковник и председатель КГБ увидели на другой стороне комнаты огромные двери, ведущие в кабинет Андропова. За первым столом сидела пожилая женщина. Она была занята изучением какого-то листа и быстро делала пометки. Оторвавшись на секунду от своей работы, чтобы посмотреть на вошедших, она опять занялась своими записями. За следующим столом сидел мужчина средних лет, также занятый работой с какими-то бумагами. Увидев их, он улыбнулся и кивнул в знак приветствия. Наконец, третий стол занимал молодой капитан КГБ. Он мгновенно поднялся и отдал им честь. У Андропова, в отличие от его предшественников, был пунктик, связанный с военными порядками. Капитан посмотрел на настенные часы. Они показывали без пяти три.

— Пожалуйста, присаживайтесь, товарищи. Не хотите чаю?

Чебриков отрицательно покачал головой, Замятин тоже отказался. Они присели. Чебриков открыл кейс, достав оттуда небольшую папку, затем закрыл его и передал Замятину, который поставил кейс к своим ногам. Потом Чебриков раскрыл папку и стал внимательно перечитывать единственный листок бумаги, имевшийся внутри. Ровно в три капитан поднял трубку одного из трёх телефонов, расположенных у него на столе, нашёл кнопку и после небольшой паузы что-то вежливо сказал. Положив трубку, он поднялся и произнёс:

— Товарищ Генеральный секретарь ЦК КПСС ждёт вас, товарищ Чебриков.

Капитан вышел из-за стола и направился к дверям.

Чебриков также быстро пошёл за ним, Замятин вслед за начальником. Капитан открыл двери и пропустил их внутрь. Чебриков уже много раз здесь бывал, но всё никак не мог налюбоваться этим великолепным зрелищем: пушистый бухарский ковёр, шёлковые гобелены, позолоченные люстры. Обстановка была продумана до мелочей. В самом центре комнаты стоял рабочий стол Андропова. В углу в большом шезлонге лежал мужчина. Казалось, он спит; в изголовье у него лежала большая чёрная подушка, глаза были закрыты. Он приоткрыл их, услышав звук закрывшейся двери. Лидер советской империи тяжело вздохнул, поставил ноги на пол и медленно встал.

Виктор Чебриков внимательно смотрел на своего руководителя. Этот человек, встав во главе КГБ, затем смог превратиться в хозяина всей страны.

Правда, его внешность мало соответствовала той роли, которую он играл. На нём были тёмно-синие брюки с отворотами, домашние тапочки, жёлтая рубашка и старый серый джемпер. Седые волосы взъерошены, лицо восковой бледности. Он казался добродушным старцем до тех пор, пока в глубине глаз не зажигался холодный расчёт. Они тепло поприветствовали друг друга. Чебриков явно нравился Андропову. После обычных вопросов о семье Чебриков извинился за то, что потревожил генсека. Он знал, что обычно по средам, если только не происходило что-то сверхважное, генсек любил после обеда отдохнуть и поразмышлять. Андропов указал на стул перед своим рабочим столом, затем сам сел за стол. Чебриков хотел было задать вопрос о здоровье руководителя, но передумал. Он знал, что в последнее время Андропова стали раздражать подобные вопросы. Да вообще они оба, оставшись наедине, никогда не придерживались формальностей.

Андропов пустил по столу серебряный портсигар. Чебриков с благодарностью взял сигарету «Кэмел». Когда он закурил, Андропов наконец спросил, что это за важное сообщение, которое нельзя обсудить по телефону и ради которого он, Чебриков, примчался сюда. Чебриков положил на стол папку и похлопал по ней:

— Юрий, мы раскрыли попытку покушения на тебя.

Андропов немедленно отреагировал:

— За границей или здесь?

— За границей. По моим данным, покушение готовилось в Ватикане.

Андропов, известный своей невозмутимостью, не смог скрыть удивления:

— В Ватикане! Что, папа хочет меня убить?

Чебриков покачал головой и раскрыл папку:

— Нет, не папа. По моим данным, он вообще об этом ничего не знает. Видимо, это кто-то из курии. У нас пока немного информации, но я надеюсь, что скоро её будет предостаточно. Без сомнения, Евченко проболтался итальянцам про нашу операцию «Горностай». У него не было сведений о деталях, но итальянцы, видимо, все равно доложили об этом в Ватикан. И вот реакция налицо.

Последовала реакция самого Андропова:

— Сволочи!

Затем он опять уселся в кресло, весь пылая от ярости.

— Что вам точно известно?

Чебриков раскрыл папку и подтолкнул её к Андропову:

— Только это.

Андропов прочёл документ, откинулся в кресле и злобно усмехнулся:

— Ага, так этот чёртов кардинал умер несколько дней назад. Чтоб он сгнил в аду!.. А где сейчас священник Панровский?

— На пути в Москву. Прибудет ближе к ночи. Мы его выжмем, как лимон, до последней капли, но я боюсь, что он уже сказал нам всё, что знает.

Андропов задумчиво произнёс:

— И то хлеб. Всё-таки нам везёт. Как известно, «хочешь мира — готовься к войне». А вообще-то, это серьёзно.

Наступило молчание, оба размышляли над ситуацией. Андропов в течение пятнадцати лет возглавлял КГБ, и последние пять лет Чебриков был его заместителем. Оба они знали, что Ватикан способен на что угодно.

— Нам надо было быть пожестче в Польше. Давно, ещё в пятидесятых, сокрушить там церковь, как мы сделали это в Чехословакии. Дураки эти Сталин и Хрущев, проклятые дураки!

Чебриков молчал. Он знал из прошлого опыта, что Андропов сначала должен как бы подступиться к вопросу, порассуждать вслух. Генсек ещё раз взглянул на бумагу, затем хмыкнул:

— Наша Троица. Звучит, как нечто мафиозное. Но ведь сие означает, что в этой компании три человека. После того, как умер Менини, осталось два. Ну, они последуют за своим дружком… и Посланник папы римского… Какая непристойность! Ну и наглецы!

Он глубоко вздохнул и посмотрел на Чебрикова:

— Ну ладно, ближе к делу. Что ты можешь предложить па данный момент?

Чебриков был готов к подобному вопросу.

— Естественно, первым моим побуждением было бросить все дела и лично заняться сокрушением этого плана покушения на твою жизнь, Юрий. Но я представил твою реакцию на подобные действия с моей стороны: ты обязательно напомнил бы о других моих обязанностях.

С удовольствием отметив, как Андропов кивает головой, он продолжил:

— Тем не менее я решил заняться этим делом очень серьёзно, поручив вести его самому ответственному моему работнику… но не генералу.

Юрий Андропов заметил, улыбнувшись:

— А зачем мне генерал? Большинство твоих генералов занимают свои места только благодаря тому, что старательно лизали задницу Брежневу. Ладно, опять я пустился в лирические отступления. Так кого же ты мне можешь порекомендовать?

— Полковника Олега Замятина.

— А, Замятин! У него отличная голова, и он очень усерден в работе. Он мыслит как Шерлок Холмс.

Чебриков и сам знал, что его выбор пал на отличного сотрудника. Ведь сам Андропов представил Замятина к званию полковника после того, как тот осуществил очень удачную операцию в Западном Берлине. Председатель КГБ сказал:

— Эта информация поступила к нам только сегодня утром, и с самого утра мы продумывали ответные меры. А Замятин ждёт в приёмной.

— Отлично.

Андропов снял трубку и нажал кнопку на аппарате:

— Попросите полковника Замятина зайти.

Как только за ним закрылась дверь, Замятин поставил кейс на ковёр и отдал Андропову честь. Тот в ответ приветливо указал ему на стул:

— Присаживайтесь, полковник. Я очень рад, что вам поручено заниматься этим делом.

Замятин осторожно присел, выпрямившись. Ему было около сорока. Узкое бледное лицо и едва заметное подёргивание левого века. Он твёрдо и чётко проговорил:

— Товарищ Генеральный секретарь ЦК КПСС, я заверяю вас, что этот грязный план покушения на вашу жизнь, неслыханный по своей дерзости, будет разрушен. Мы не пощадим этих гадов. Я обещаю выполнить свой долг перед вами и перед Родиной.

Андропов признательно кивнул ему:

— Полковник, к этой угрозе надо отнестись как можно серьёзнее. Что вы можете нам посоветовать в данный момент?

Вся напыщенность моментально исчезла из голоса и внешнего облика Замятина. Теперь он мог расслабиться, ведь он отлично разбирался в оперативных вопросах. Ему не требовались какие-либо бумаги или заметки — вся необходимая информация была у него в голове. Он объяснил, что ответная операция должна включать в себя четыре звена. Первое должно быть направлено на сам Ватикан с целью выяснения, кто непосредственно составлял план покушения. Было известно, что этих людей всего двое. Замятин считал, что одним из них вполне может быть Беконный Священник, а исходя из этого он предполагал, что заговорщики должны использовать его агентурную сеть в Восточной Европе. Хотя, конечно, главные действия будут разворачиваться в Риме. К работе должна будет подключиться вся резидентура КГБ, в Рим засланы специальные агенты-нелегалы. Сам полковник должен срочно выехать в Италию для личного руководства операцией. Как только будут установлены наиболее вероятные члены Троицы, сразу же надо будет организовать за ними массированное наблюдение. Кроме того, должны быть предприняты попытки установить подслушивающие устройства в самом Ватикане. После выявления лиц, связанных с планом покушения, их надо будет похитить и допросить.

Тут Чебриков многозначительно посмотрел на Андропова, и тот сделал то же самое.

Замятин это заметил, но спокойно продолжил:

— Вторым звеном будет установление личности исполнителя. Скорее всего, для подобной миссии Ватикан нанял самого отъявленного террориста-профессионала. Учитывая их финансовые возможности, это было, видимо, нетрудно. Тактическое обеспечение операции должно быть очень серьёзным: все службы КГБ, спецслужбы стран соцблока, компьютерная сеть должны быть поставлены на ноги. Все железнодорожные станции в Европе должны быть взяты под контроль. Должно быть установлено наблюдение за всеми известными КГБ террористами.

Третье звено: повышение безопасности на границах, и не только на советских, но и на границах таких стран, как Польша, Венгрия, Чехословакия. Конечно, турагентства будут протестовать, но этого можно не замечать.

Андропов и Чебриков опять переглянулись; Чебриков понимающе кивнул. Замятин также объяснил, что следует взять под постоянное наблюдение сеть Беконного Священника. Все подозреваемые её связные должны быть очень строго допрошены. Полковник замолчал: все трое знали, что значит «очень строго допрашивать». Ну и, наконец, четвёртое звено, продолжил Замятин, — усиление личной охраны Андропова. Хотя, скорее всего, охрана Андропова была самой мощной и самой бдительной в мире и без дополнительных мероприятий, всё равно её надо ужесточить до максимума, потому что, несмотря на все предосторожности, исполнитель акции всё же может проникнуть в Москву.

Закончив свой доклад, Замятин торжественно выпрямился. Наступило молчание. Андропов почесал левую руку. Чебриков подался вперёд и затушил свою сигарету о пепельницу. Он смахнул пепел с пиджака и сказал:

— Товарищ Генеральный секретарь, все наши лучшие люди привлечены для работы под руководством полковника Замятина. В ходе этой операции они будут работать независимо от всего КГБ. Их запросы будут рассматриваться немедленно.

Андропов кивнул. Казалось, что мысли его витают где-то далеко отсюда, но Чебриков-то знал, что генсек может и слушать говорящего, и думать одновременно. Он знал, что, как только закончится эта консультация, будут разосланы инструкции всем наиболее высокопоставленным лицам в советской иерархии. Ему, Чебрикову, а также полковнику Замятину будет оказана необходимая и безоговорочная поддержка. Андропов пригладил волосы и сказал Замятину:

— Полковник, я одобряю ваш план операции. Мне понадобятся отчёты о её ходе каждые сорок восемь часов. Оригинал — мне, копию — товарищу Чебрикову. Больше копий не должно быть. Я согласен с вами, что в этом деле наверняка замешан Беконный Священник. Найдите его и, если сможете, уничтожьте. Я знаю, что это будет сложно. Я занимался этим всё то время, что руководил КГБ, но вы должны уделить этому ещё большее внимание. Создайте специальную группу для его поимки. Если мы уничтожим Беконного Священника, мы уничтожим одним махом всю его организацию. Сконцентрируйте ваше внимание на деятельности ордена Менини в Польше. Нет ничего удивительного в том, что сам Менини был членом этой Троицы, потому что члены его департамента — самые организованные, умные и преданные служители церкви.

Замятин по-военному кивнул и сказал:

— Спасибо, товарищ Генеральный секретарь, за ваши рекомендации. Я вас не подведу.

— Я знаю это, полковник, и доверяю вам. Подождите, пожалуйста, товарища Чебрикова в приёмной.

Замятин встал, отдал Андропову честь и пошёл к двери, но тут генсек окликнул его:

— Полковник Замятин!

Тот повернулся к Андропову. На бледном лице была написана бдительная преданность. Он внимательно слушал Андропова.

— В тот же день, когда вы поймаете этого человека, вы получите генеральские погоны и дачу в Усове.

Замятин не смог скрыть своей радости и пробормотал слова благодарности.

Усово являлось местом, где вся советская элита строила себе дачи. Только выйдя из кабинета, Замятин понял, что никто не сказал ни слова о возможных последствиях его неудачи. Но это, подумал он, было и не нужно. Если Посланник убьёт Андропова, Замятина первого поставят к стенке.

Андропов опять пустил портсигар по столу, пожав плечами:

— Виктор, у меня в руках всегда есть одновременно и крепкая палка, и конфетка. Я двулик, как Янус, но я при этом ещё умею использовать нужную тактику в нужное время. Замятин — отличный служака, но у него много амбиций. Вот я и решил, что ему больше по душе конфетка, чем палка. Так, собственно говоря, обычно делаешь и ты сам.

Чебриков прикурил и закивал головой:

— Да, да, теперь он будет думать только о двух вещах: как поймать этого человека и как побыстрее получить обещанные коврижки.

Андропов улыбнулся:

— Я согласен с тобой. Ну, а теперь расскажи мне о подготовке операции «Горностай».

— Всё идёт нормально, Юрий. Наши боевики заканчивают подготовку в Ливии буквально через несколько дней. Они сделают крюк и очутятся на Дальнем Востоке за две недели до визита папы. У них отличные легенды. На этот раз всё пойдёт, как по маслу. Они сами себя уничтожат. План отработан до мелочей. Даже Карпов не смог бы спастись.

Андропов улыбнулся, встал и подошёл к одному из огромных окон. Он задумчиво глядел в него, а Чебриков терпеливо ждал. Через несколько минут Андропов повернулся к Чебрикову и медленно произнёс:

— Беконный Священник… Представь, он до сих пор живёт припеваючи. Это смешно, Виктор. В 1975 году я руководил операцией, в ходе которой мы довели его до убежища в Риме. Мы не смогли его вычислить, но знали, что он должен был быть среди двух десятков собравшихся там священников. Мы знали место и время их встречи. Я предложил уничтожить его с помощью «Красных бригад». Те тоже хотели этого и запрашивали всего миллиард лир. Но Брежнев все отменил: ведь операция подразумевала взрыв всего здания, где помимо Беконного Священника было ещё двадцать служителей церкви и четыре монахини. Брежнев испугался последствий. Он ничего не понимал в нашей работе. Его тогда интересовали только машины и родственники. А сейчас из-за нескольких церковников Беконный Священник угрожает моей жизни.

Он потёр лицо, видимо, от усталости.

Виктор Чебриков встал. Он взволнованно произнёс:

— Извини, Юрий, мне пора. А ты, пожалуйста, ляг и постарайся заснуть.

Тут же он пожалел о своих словах. Губы у Андропова сжались, и он зло проговорил:

— Не волнуйся о моём здоровье. Я могу пообещать тебе только одно… Я переживу эту сволочь, папу!

Глава 10

— Ещё раз, — потребовал отец Лючио Гамелли.

Мирек вздохнул и повторил:

— Почка — это орган длиной около четырёх дюймов. Снабжается кровью через почечную артерию. Отток крови происходит через почечную вену. Моча из почки по уретре поступает в мочевой пузырь.

Священник постучал по схеме:

— Латинское название «уретра» для мочеточника почти не используется. Соберитесь с мыслями! У вас осталось всего пять дней, а точнее — двадцать пять учебных часов и большой объем информации, который вы должны усвоить.

Мирек агрессивно спросил:

— А сколько вы изучали медицину?

— Общий курс — шесть лет, и ещё десять лет я посвятил изучению нефрологии.

Мирек хмыкнул:

— И вы хотите, чтобы я постиг все это за две недели?

Отец Гамелли улыбнулся, что делал крайне редко. В последние девять дней он очень интенсивно занимался с этим молодым человеком. Отец Хайсл подчёркивал, что знание нефрологии является для Скибора буквально вопросом жизни и смерти. Он был удивлён целеустремлённостью Мирека и тем, как легко давалась ему наука, но не ослаблял напор. Это не входило в его правила. Он сказал:

— Вам нужно освоить лишь часть того, что изучил я. Через пять дней вас проэкзаменует независимый специалист. Это будет человек, который не знает, что вы не врач. Если вы сможете запудрить ему мозги, ваша взяла. Если нет, то отец Хайсл будет мною очень недоволен, а мне бы этого не хотелось.

Он посмотрел на часы:

— Пойдёмте, через десять минут мы должны быть в операционной. Пора мыть руки.

Мирек встал:

— Хорошо, доктор.

Это была его четвёртая операция. Они находились в Медицинском институте святого Петра. Отец Гамелли был главным хирургом, специализирующимся в нефрологии. Это был учёный, известный всему миру. За несколько последних дней Мирек проникся большим уважением, если не сказать любовью, к этому человеку. Каждый день в течение пяти часов Гамелли индивидуально занимался с Миреком. Скибор знал, что доктор не мог забрать эти пять часов ни от своих операций, ни от занятий со студентами. Так что ему приходилось подчас работать по девятнадцать часов в сутки. Мирек знал и то, что за свою работу Гамелли получал жалкие гроши, что было ему непонятно, так как сам он, работая в СБ, получал за дополнительную работу награды и различные привилегии.

Пока они мылись и переодевались, Гамелли объяснял Миреку и своему ассистенту план предстоящей операции. Пациентом на этот раз была женщина лет сорока.

У неё были необратимо разрушены почки в результате многолетнего инфекционного процесса. В последнее время у неё также развилась сердечная недостаточность, и единственное, что могло помочь, — это пересадка почки.

В операционной Мирек встал между Гамелли и анестезиологом. Он наблюдал, как опытные пальцы хирурга делают большой разрез, затем быстро останавливают кровотечение в ране. Через десять минут Гамелли добрался до почки. Ассистенты стояли напротив них и вместе с Миреком внимательно наблюдали за действиями Гамелли, который давал пояснения:

— Сейчас кровь пациентки пошла через аппарат диализа. Мы можем спокойно удалить больной орган и заменить его донорским.

Операция длилась два часа. После её завершения, когда они вновь мылись и переодевались, Гамелли выглядел явно удовлетворённым своей работой. Мирек спросил:

— Каковы, на ваш взгляд, шансы этой больной?

Гамелли пожал плечами, затем слабо улыбнулся:

— Намного выше пятидесяти процентов, намного. Где-то около восьмидесяти.

И улыбка врача наконец дала Миреку объяснение того, почему этот гениальный хирург работает за гроши. Ведь он, скорее всего, только что продлил жизнь человека лет на тридцать.

Скибор всё еще продолжал думать об этом, шагая через мост Веккио обратно в своё убежище. Уже наступили сумерки, и мост был слабо освещён. Шумные торговцы предлагали местным жителям и туристам сувениры и безделушки. На своём пути Мирек не раз натыкался на нищих, выпрашивающих милостыню. Когда он впервые заметил огромное количество попрошаек на улицах такого богатого города, то был очень удивлён. Но отец Хайсл пояснил, что тут даже попрошаек нельзя считать нищими. Он уже дошёл до середины моста, когда почувствовал, как кто-то толкнул его сзади. Он обернулся и увидел удирающего со всех ног черноволосого юнца. Мирек сунул руку в задний карман портмоне там не было. Сначала он было решил побежать за юнцом, но тот вскочил на заднее сиденье стоявшего неподалёку мотороллера. Его водитель резко тронулся, а парень показал Миреку неприличный жест.

Скибор как раз оказался около фруктового лотка. Взбешённый, он схватил со стойки ярко-жёлтый, довольно увесистый лимон размером с теннисный мячик и помчался по мосту, расталкивая прохожих. При съезде с моста мотороллер попал в пробку, но опытный водитель начал протискиваться вперёд между грузовиком и тротуаром. Мирек увидел это и прибавил скорость. Мотороллер добрался до съезда и начал поворачивать влево от моста. Мирек был метрах в сорока позади. Изо всей силы он швырнул лимон.

Жёлтый снаряд попал прямо в ухо мотоциклисту. Раздался глухой удар, и водитель начал падать с мотороллера. Руль заходил ходуном, переднее колесо ударилось о бордюр тротуара и взлетело на него, чуть не задев громко завизжавших от страха женщину и её дочь.

Сам карманник был отброшен к зеркальной витрине и приземлился на спину. Когда Мирек подбежал к месту происшествия, водитель пытался встать на ноги. Мирек изо всех сил ударил парня правой ногой в лицо и услышал звук хрустнувшей кости. Когда первая жертва была без сознания отброшена в сторону, Мирек повернулся ко второму юноше. Тот уже поднялся с земли и с выражением бешенства на лице сунул руку в карман джинсовой куртки. Блеснуло лезвие ножа. Мирек, не отдавая отчёта в своих действиях, мгновенно автоматически проделал то, чему его учили в лагере: отвлекающее движение левой рукой, а затем выпад правой, вернее, двумя пальцами, выставленными вперёд наподобие язычка кобры. Мирек почувствовал, как они вошли в глаза вора. Раздался душераздирающий вопль. Вслед за этим Мирек сильно ударил юнца ногой в пах. Тот упал и стал кататься в разные стороны, извиваясь всем телом. Обе атаки заняли у Мирека не более пяти секунд. Он обвёл взглядом окруживших их прохожих. Те, шокированные всем увиденным, стояли, боясь пошевелиться. Раздался звук разбитого стекла: это такси врезалось в автобус, водитель которого внезапно затормозил, чтобы посмотреть, что происходит. Откуда-то издалека послышались свистки полицейских. Мотороллер лежал на тротуаре, его переднее колесо ещё продолжало вращаться. Портмоне Мирека валялось рядом. Он подобрал его и, не оглядываясь на ошеломлённых людей, быстро пошёл прочь от этого места, вспоминая слова своего инструктора:

Никогда не беги, если за тобой никто не гонится. Иди спокойно, опустив голову и не оглядываясь по сторонам. Навостри слух; он поможет тебе лучше, чем глаза. Ты всегда услышишь звуки погони.

На этот раз Мирек ничего не услышал.

* * *

Ужин был накрыт на три персоны. Мирек не представлял, кто должен был к ним присоединиться. Отец Хайсл разговаривал с кем-то по телефону в соседней комнате. Из кухни исходил аппетитный запах. Казалось, что в распоряжении Хайсла находится целая дивизия одетых в чёрное старушек, которые приглядывали за конспиративными квартирами в разных городах и странах, причём все они демонстрировали редкие кулинарные таланты. Мирек полагал, что это были либо монахини, либо члены религиозных организаций.

Он налил себе амаретто и стал потягивать его, наслаждаясь тонким ароматом. Мирек услышал звук положенной на рычаг трубки и обернулся навстречу входившему в комнату Хайслу. На лице священника застыло скорбное выражение. Мирек поднял бутылку, но Хайсл отрицательно покачал головой и сказал:

— У одного из них челюсть сломана в трёх местах. Предстоит сложная операция. Второй на всю жизнь останется с одним глазом. Врачи пытаются спасти его половые органы.

Он перевёл взгляд на блестящие носки новых туфель Мирека и добавил:

— Ты не считаешь, что немного перестарался?

Мирек осушил свой стакан и налил ещё немного:

— Но они же преступники. Что мне было делать? Погладить их по щёчкам и вежливо попросить вернуть мой кошелёк?

Хайсл вздохнул и пробормотал:

— Но им всего по восемнадцать… А ты уверен, что никто не видел, как ты сюда входил?

— Абсолютно уверен. Пройдя около километра, я поймал такси до Санта-Кроче. Там я опять прошёл минут десять пешком и поймал такси до вокзала, где снова сел в такси, отпустив машину в полукилометре отсюда. Потом я дважды обошёл вокруг квартала. Я уверен, что никто за мной не следил.

Хайсл удовлетворённо кивнул.

— Полиция, конечно, будет искать тебя, но, думаю, не очень прилежно. Однако тебе больше нельзя ходить пешком по этому маршруту. Некоторые торговцы могут узнать тебя, а доносы — едва ли не самый главный источник их доходов. Конечно, было бы лучше всего уехать отсюда, но ты не закончил подготовку. Я позабочусь, чтобы в следующие пять дней тебя забирали и отвозили обратно на машине.

Хайсл выглядел мрачным. Мирек допил свой амаретто и нарочито весело сказал:

— Во всяком случае, теперь вы можете быть уверены, что пятнадцать тысяч долларов были потрачены не зря.

Но и это замечание не приободрило Хайсла. Тогда Мирек указал на стол:

— А кто у нас сегодня в гостях?

Хайсл посмотрел на часы:

— Аня Крол. Она должна быть здесь с минуты на минуту. Её подготовка в Риме закончена. Теперь я буду заниматься с ней всё то время, пока ты не закончишь занятия с доктором Гамелли.

Мирек кивнул и ничего не сказал, хотя нетерпение в нём нарастало. После спора с Беконным Священником насчёт «жены» Миреку очень хотелось взглянуть на свою напарницу. У него не укладывалось в голове, как могла монахиня отрешиться от своих обетов и отправиться в поездку через всю Восточную Европу с незнакомым мужчиной. Хайсл, видимо, прочёл его мысли. Он жёстко проговорил:

— Мирек, ты должен помнить, что она ничего не знает о твоей главной цели. Она знает, что ты — секретный посланник церкви, направляющийся в Москву. Это всё.

— Она знает, что я неверующий?

— Да, она знает, что ты атеист… Кроме того, кардинал Менини сказал ей, что ты, с нашей точки зрения, плохой человек.

Он сел в кресло. Комната наполнилась громким хохотом Скибора.

Мирек выпил ещё один стакан, но Хайсл с удовлетворением отметил, что он больше не наливал. Слишком часто люди перед лицом опасности избирают своим другом алкоголь. В последние дни на столе в этом доме всегда было хорошее вино, но Мирек пил очень умеренно. Скибор сказал с глупой улыбкой на губах:

— Видимо, она очень ждёт того момента, когда мы отправимся в путешествие.

Хайсл резко ответил:

— Она готова выполнить свой долг перед Господом. Между прочим, она выражала озабоченность относительно своей физической безопасности рядом с тобой.

Мирек весь покраснел от злости:

— Я ведь не паршивый насильник. Вы что, решили, что раз я атеист, так я обязательно должен был насильником?! Ну конечно, это же сказал ваш могущественный придурок Менини. Да к вашему сведению, именно я иногда ловил ваших святош за подобными занятиями. В прошлом году я арестовал одного за то, что он совратил десятилетнюю девочку!

Его глаза так и горели яростью. Хайсл поднял руку.

— Мирек, успокойся. В наших рядах попадаются иногда слабые, опустившиеся люди, но их совсем немного. Ведь мы тоже люди и иногда не можем удержаться от грехов. Никто не обвинял тебя в том, что ты насильник. Да, с нашей точки зрения, ты далеко не святой человек, но я склонен считать, что у тебя есть собственный моральный кодекс.

Мирек немного успокоился. Он повернулся к окну и посмотрел на улицу. На углу остановилось такси. Из него вышла женщина с маленьким голубым чемоданом в руке. Она поставила его на тротуар и наклонилась к окошку, расплачиваясь с водителем. На ней был бежевый плащ, туго затянутый на талии поясом. Мирек автоматически отметил про себя, что у неё красивые ноги. Такси отъехало, женщина взяла свой чемоданчик и направилась к дому. Мирек не мог рассмотреть её лица, но он обратил внимание на иссиня-чёрные волосы, подстриженные в форме каре, и уверенную походку. Она остановилась, рассматривая номера домов. Мирек повернулся и сказал Хайслу:

— Вы правы, отец… но мой кодекс чести не остановит, меня, если женщина сама захочет близости со мной… даже монахиня.

Хайсл собрался что-то ответить, но его прервал звонок в дверь.

* * *

На ужин были спагетти и мясо по-флорентийски. Отец Хайсл сидел напротив Мирека и справа от Ани. Как и обычно, старушка прислуживала молча, едва различимым поклоном благодаря за комплименты в адрес её кулинарного искусства.

Ко времени, когда первое блюдо было закончено, Хайсл начал нервничать. Атмосфера за столом была очень натянутой. Каждое редкое слово отдавало холодом. Мирек вёл себя совершенно не так, как ожидал Хайсл. Поздоровавшись с Аней и будучи ей представлен, Мирек сразу стал жёстким и необщительным. Он почти не ел и только раз пригубил отличного кьянти. Его настроение передалось и Ане. Она неуверенно посматривала на Хайсла. Заметив, что тот тоже волнуется, она спросила:

— Всё в порядке, отец?

Но Мирек не дал немцу ответить. Он едко сказал:

— Нет, отец Хайсл очень огорчён тем, что я надавал сегодня тумаков двум паршивеньким карманникам.

Хайсл раздражённо ответил:

— Я не считаю, что Ане необходимо об этом знать.

Мирек ответил тоже достаточно раздражённо:

— А я думаю как раз наоборот.

Он повернулся к Ане:

— Они попытались украсть у меня кошелёк. Одному я сломал челюсть, притом очень серьёзно. Другой остался без глаза и, пардон, без причиндалов. Отец Хайсл думает, что я несколько погорячился, но я с ним совсем не согласен.

Потом Мирек немного наклонился к ней и указал рукой влево:

— Если что-нибудь подобное случится там, во время нашего путешествия, то я таких подонков убью. Убью их, чтобы они не смогли дать нашего описания. Ты меня понимаешь?

Она согласно кивнула:

— Я знаю, что наше путешествие опасно, но надеюсь, что тебе не придётся никого убивать.

Мирек добавил:

— Ещё один момент. Ты должна знать, что я был против того, чтобы ты со мной ехала. Я очень этого не хотел, но мне пришлось подчиниться.

— Спасибо, что сказал. Я постараюсь быть для тебя как можно более полезной в ходе этого путешествия.

Она говорила спокойно, глядя ему прямо в глаза:

— Я думаю, путешествующая супружеская чета не будет выглядеть особо подозрительной. Я смогу общаться с жителями стран, через которые мы едем, на их родном языке. Я здорова, неглупа и вполне подхожу для этой роли. Ещё до того, как мы доберёмся до Москвы, ты перестанешь жалеть о том, что я — твоя спутница.

Мирек скептически хмыкнул, но ответить не успел, потому что как раз в этот момент в комнату вошла старуха, неся поднос с мясом по-флорентийски. Она положила каждому по порции и ушла, а Мирек повернулся к Хайслу и сказал:

— Вы все, в том числе и Беконный Священник, должны помнить, что самое главное в этом деле — моя конечная цель.

Он указал на Аню:

— Если она мне помешает, я уничтожу её. Если за нами будут гнаться, а она отстанет, я брошу её. Если она будет ранена, я оставлю её.

Всё это было сказано резким тоном. Хайсл заёрзал на своём стуле, согласно кивая Миреку, а Аня сухо сказала:

— Это и так всем ясно, Мирек Скибор. Ладно, раз я твоя жена, я должна знать хоть что-нибудь о твоих привычках и вкусах… Ты любишь музыку?

Хайсл, посмотрев на Мирека, понял, что тот ошеломлён неожиданной сменой темы разговора. Скибор погладил свои теперь уже хорошо заметные усы, пожал плечами и сказал:

— В какой-то мере да.

— А что именно?

Он ответил, как бы защищаясь от её внезапного напора.

— Нашу музыку. Хорошую польскую музыку. Например, сонаты и мазурки Шопена.

Аня довольно улыбнулась:

— Я тоже. Мне нравятся его этюды. Больше всего я люблю «Бабочку». Ты когда-нибудь её слышал?

Мирек кивнул. Отец Хайсл впервые за всё время их беседы заметил, что Скибор немного оживился. В течение следующих двадцати минут до окончания ужина Мирек с Аней болтали о Шопене и вообще о польской музыке. Отец Хайсл, не будучи большим любителем музыки, почти не участвовал в их разговоре.

В конце ужина Мирек отказался от кофе, объявил всем, что ему завтра рано вставать, и покинул Хайсла и Аню. Отец Хайсл мягко сказал Ане:

— Твоя задача не из лёгких, дитя моё. С этим человеком будет трудно. Как бы там ни было, может, ты и будешь находиться в опасности рядом с ним, но, я уверен, опасность не будет исходить от него самого.

— Я думаю, вы правы, отец мой. Но если он сам так жаждет выполнить эту миссию, что готов убивать всех, кто встретится на его пути, значит, это нужно не только церкви, но в какой-то мере и ему самому? Могут ли его амбиции помочь церкви?

Наливая кофе в обе чашки, она вспомнила, что Хайсл обычно клал себе два кусочка сахара и добавлял немного молока.

— Да, Аня. Верь мне, это так. Но я не могу рассказать тебе о конечной цели операции.

— Из опасений, что меня могут схватить?

— Да.

— А не для спокойствия моего духа?

Отец Хайсл взял чашечку, обдумывая ответ. Эта девушка слишком умна для того, чтобы говорить ей всякие банальности. Он отхлебнул немного кофе и спокойно произнёс:

— Я даже этого не могу тебе сказать. Беконный Священник сообщил тебе всё, что ты должна знать. А спокойствие духа тебе принесут молитвы.

Она смиренно ответила:

— Да, отец мой.

Но Хайсл знал, что её ум будет подхлёстывать её любопытство. Он сказал:

— А хорошо ты с ним сегодня справилась! Тебе будет легче, когда он наконец осознает, что ты можешь помочь ему, и когда он привыкнет к тебе.

Аня улыбнулась:

— Не волнуйтесь, у меня с ним всё будет нормально. Я позабочусь о спокойствии своего духа, а вы берегите себя.

* * *

У себя в комнате, наверху, Мирек чувствовал себя обеспокоенным. Эта женщина вывела его из равновесия. Он не мог этого понять, ведь обычно именно он волновал женщин, а не они его. Мирек проанализировал свои впечатления и понял, что произошло. У большинства мужчин существуют фантазии насчёт монахинь, молодых, симпатичных и девственных. Он вспомнил случай из своей карьеры.

Однажды Миреку пришлось допрашивать двух монахинь в Кракове. Их подозревали в связи с диссидентами. Одной из них было лет сорок, она была ничем не привлекательной женщиной. Вторая была симпатичной девушкой. Мирек допрашивал их по отдельности. Допросы были длительными. Когда он допрашивал молоденькую, то почувствовал, что его взгляды, да и вообще просто то, что он — мужчина, производили на монашку определённое впечатление. Она была одета в длинные одеяния. Всё, что он видел, было её лицо. Но он мысленно раздел её, пытаясь представить её скрытое под монашеской одеждой мягкое обнажённое тело, и почувствовал возбуждение.

На этот раз, с Аней Крол, всё обстояло иначе. Она была не в монашеских одеяниях. Её платье из мягкой шерстяной ткани отнюдь не скрывало очертаний фигуры. Мирек отметил полную грудь, узкую талию и красивые ноги. Лицо было красивым, кожа нежного оливкового цвета, а густые волосы отливали иссиня-чёрным. Но в своём воображении он мог представить её только облачённой в монашеские одеяния и головной убор.

* * *

Комната Мирека была обставлена по-спартански. Односпальная кровать вдоль стены, шкаф для одежды и небольшой стол с единственным стулом.

Мирек подошёл к окну и остановился, разглядывая улицу. Пошёл мелкий дождь, и тротуары заблестели, отражая уличные огни. По тротуару медленно прошла парочка, при этом и мужчина, и женщина о чём-то спорили, активно жестикулируя. Мирек решил, что это супруги. Он и сам однажды был на пороге того, чтобы стать главой семейного очага. Избранницей Мирека была дочь одного полковника из их управления. Она была симпатичной, очень жизнерадостной и страстной в любви. Он видел, что у неё бурный характер, но не очень беспокоился, так как полагал, что она умеет держать себя в руках. Ему нравились женщины с характером. Умная и симпатичная жена — достояние перспективного офицера, каким себя считал он. Через несколько недель Мирек решил сделать ей предложение. Он был воспитан в соответствии с давними традициями, так что прежде, чем заговорить об этом с ней, попросился на приём к её отцу по личному вопросу. Встреча была назначена в кабинете полковника после окончания рабочего дня. Он постучал в дверь с некоторым волнением, так как полковника все побаивались: он был жёстким и требовательным начальником.

Видимо, полковник сразу почувствовал беспокойство Мирека. Он указал ему на кресло, достал из стола бутылку водки и два стакана. Затем снял фуражку и бросил её на стол между ними, давая понять Миреку, что их беседа носит неофициальный характер. Обжигающая жидкость немного успокоила Скибора. Он по-военному чётко сказал:

— Товарищ полковник, я прошу руки вашей дочери Ядвиги.

Слова Мирека произвели на полковника странное впечатление. Его глаза расширились от изумления, и он буквально впился в Мирека взглядом, как бы желая убедиться, не шутит ли тот. Удостоверившись, что Мирек говорит серьёзно, он проглотил весь стакан водки, энергично мотнул головой и воскликнул:

— Нет, и ещё раз нет! Даже и не думай об этом!

Мирек почувствовал унижение, а затем на смену ему пришло чувство озлобления:

— Полковник, я был воспитан в хорошей, порядочной семье. В нашем отделе я был самым молодым офицером, получившим капитанские погоны, и я надеюсь…

Полковник остановил Мирека движением руки.

— Сколько времени ты встречаешься с моей дочерью?

— Около пяти недель… но я особо и не тороплюсь со свадьбой, так что…

— Заткнись, Скибор, и послушай, что я тебе скажу.

Полковник подался вперёд. У него был красный нос алкоголика и маленькие поросячьи глазки. Он ткнул пальцем в грудь Миреку.

— Ты нравишься мне, Скибор. Ты умён и очень усерден. В ближайшее время ты получишь майора и в конце концов доберёшься до верхушки служебной лестницы.

— Что же тогда заставляет вас отказать мне?

— Замолчи и внимательно слушай. Я уже сказал, что ты мне нравишься. А моя дочь Ядвига — вторая шлюха во всём мире; первая — это её мать, моя жена. Так что я лучше приберегу эту Ядвигу для какой-нибудь сволочи, которого я ненавижу. Она-то уж похлопочет о том, чтобы превратить его жизнь в ад. Собственно говоря, то же самое сделала со мной её мать. Ты мне нравишься, так что уходи!

Мирек, спотыкаясь на каждом шагу, вышел из кабинета полковника. Он был поражён. Её собственный отец говорит о ней такие вещи!.. Но кому же знать её лучше, как не родному отцу? Он ещё раз пригласил Ядвигу в ресторан, чтобы взглянуть на неё более критически. Он заметил, что концы её красивых губ были опущены вниз, как у обидчивого и раздражительного человека, а тёмно-голубые глаза отрывались от Мирека всякий раз, как в ресторан входил мужчина без спутницы, и провожали его долгим заинтересованным взглядом. Она заказывала самые дорогие блюда, зная, что с финансами у Мирека было туго. В конце вечера он про себя поблагодарил «папу», решив, что с женитьбой можно подождать.

После этого случая Мирек к вопросу о женитьбе больше не возвращался, а ограничивался временными подружками. Они шли чередой, но с каждой он встречался максимум несколько недель.

Он повернулся, подошёл к столу и присел. На столе лежало несколько медицинских книг. Он взял одну и открыл её на странице, где была вложена закладка. В течение всего следующего часа он читал, делая иногда пометки в тетради. Вдруг он услышал, как стукнула входная дверь и кто-то стал подниматься по лестнице, которая была старой и потому поскрипывала. Он узнал мягкую поступь и понял, что это была она. Шаги миновали дверь его комнаты.

Потом Мирек услышал, как открылась и закрылась дверь в ванную комнату. Через некоторое время стало слышно плескание воды в ванне. Мирек представил себя, как Аня расстёгивает своё коричневое шерстяное платье. Интересно, какого цвета белье она носит? Что-нибудь лёгкое, прозрачное? Нет, наверное, большие бесформенные панталоны.

Мирек попытался отогнать от себя эти мысли и сосредоточиться на книге, но лишь с большим трудом смог переключить своё внимание на занятия. Скибор подумал, что почки — это самый неинтересный орган человеческого тела. Он удивлялся, как это Гамелли мог посвятить всю свою жизнь изучению этого органа. Но тут Мирек услышал, как Аня вышла из ванной, прошла по поскрипывающим половицам и вошла в соседнюю комнату. Стенки были тонкими, так что Мирек мог представлять себе всё, что происходит там. Он услышал вялый звук скрипнувших пружин кровати и представил себе, как она, сидя на кровати, сушит волосы — густые, чёрные, великолепные волосы, до последнего времени знавшие только монашеский головной убор. Интересно, она раздета? Мирек закрыл глаза и попытался вообразить себе эту картину. Она получилась очень смешной. Всё, что Мирек мог себе представить, так это лицо Ани, а её тело в его мыслях было облачено в чёрное с белым одеяние монашки.

Наконец Мирек закрыл книгу и отправился в кровать, заснув вскоре как убитый.

* * *

— Что это такое?

Профессор, читающий в институте цикл лекций, пустил по столу большую банку. Мирек взял её и внимательно изучил содержимое.

— Это часть почки.

— Вы что, так шутите?

— Нет, синьор.

Профессор вздохнул:

— Ладно. Что же произошло с этим органом?

Они сидели в одном из кабинетов института. Тут были профессор, Мирек напротив него и отец Гамелли, сидевший позади них около двери. Мирек уже закончил курс обучения и теперь проходил проверку своих знаний в области нефрологии. Он громко выдохнул воздух и повертел банку в руках. Часть деформированной почки повернулась в жидком формальдегиде. Мирек заметил скопление наростов, содержащих какую-то тёмную жидкость.

— Мы можем наблюдать прогрессирующее поражение множественными кистообразными образованиями.

Профессор кивнул и сделал какую-то пометку в блокноте.

— Ещё что-нибудь можете сказать?

Мирек решил идти напролом:

— Пациент умер не от старости.

Он заметил, как профессор метнул через плечо взгляд на Гамелли. Он подумал, что, наверное, сказал что-то очень глупое.

Профессор задал ещё один вопрос:

— А какое лечение предложили бы вы при жизни пациента?

Тут Мирек вспомнил то, что он читал за день до экзамена:

— Смертельный исход заболевания не мог быть предотвращён ничем, кроме трансплантации.

Профессор кивнул и опять что-то записал в своём блокноте.

Беседа продолжалась ещё около получаса. Мирек понимал, что на некоторые вопросы он ответил абсолютно неверно, но позже в кабинете у отца Гамелли священник сообщил Миреку, что в общем остался им доволен.

Улыбнувшись, он сказал:

— Профессор был в таком недоумении. На некоторые вопросы вы отвечали просто отлично, показывая хорошее знание дела, а на некоторые абсолютную ерунду. Но не волнуйтесь, в целом вы оставили хорошее впечатление.

Он протянул Миреку руку:

— Удачи вам в ваших сложных делах.

Мирек пожал руку врача и поблагодарил его:

— Отец мой, если у меня когда-нибудь будут проблемы с почками, я точно знаю, куда обратиться.

Священник покачал головой:

— У таких людей, как вы, не бывает подобных заболеваний.

По пути обратно на конспиративную квартиру Мирек пытался понять, что же имел в виду Гамелли.

Он сидел рядом с водителем, молодым рыжеволосым священником. За все пять дней, что тот возил Мирека в институт и обратно, он не вымолвил ни слова, как будто был немым. Мирек понял, что таково было распоряжение Хайсла. Они добрались до места к полудню. Мирек вылез из машины и подчёркнуто вежливо поблагодарил шофёра. Тот в ответ просто кивнул и уехал.

Дверь открыла Аня. На ней был её бежевый плащ. Она взяла его под руку и объявила:

— Ты поведёшь меня пообедать. Отец Хайсл по какой-то срочной надобности умчался в Рим два часа назад. Приедет только вечером, а синьора Беналли сегодня в отгуле.

Мирек не стал сопротивляться. Уже на улице он спросил её:

— Что же такое стряслось, что он так срочно должен быть в Риме?

— Я не знаю. Ему кто-то позвонил, и он тут же выехал. Мне показалось, что он был чем-то обеспокоен. Он предупредил, что мы должны быть готовы утром покинуть Флоренцию.

— Куда мы выезжаем?

— Он не сказал. У тебя достаточно денег?

— Для чего?

Аня посмотрела на него и улыбнулась.

— Для дорогого обеда. Что-нибудь вроде устриц. Синьора порекомендовала мне один отличный ресторанчик недалеко отсюда. А моему мужу нравятся устрицы?

Мирек посмотрел на неё. Её макушка была на одном уровне с его плечом. Несмотря на обеспокоенность по поводу внезапного отъезда Хайсла, он стал постепенно заражаться спокойным настроением женщины.

— Я и не знаю. Однажды я, правда, пробовал консервированные креветки. Заказ придётся делать тебе.

Тут Аня высвободила свою руку, но Мирек мягко взял её ладонь. Она повернулась и быстро взглянула на него. Он не отпустил её руки, весело заметив:

— Нет ничего необычного в том, что молодая супружеская чета идёт, взявшись за руки. Ты не должна забывать, какую роль мы обязаны играть для окружающих.

Аня послушно кивнула. Ладонь у неё была слегка влажной. Он сжал её, но Аня никак не отреагировала.

Они выбрали уютный столик в тихом уголке. Официант хотел было подвинуть стул Ане, но Мирек опередил его. Когда Аня села и стала расстёгивать свой плащ, Мирек нагнулся и поцеловал её в затылок. Он почувствовал, как она вся напряглась. Официант одобрительно смотрел на эту сцену. Мирек сказал, садясь на своё место:

— Дорогая, это напоминает мне то бистро в Таорминс.

Она посмотрела на него в недоумении. Мирек улыбнулся:

— Ты что, забыла, дорогая? Во время нашего медового месяца. По-моему, это было на третий день. Я помню, что был очень уставшим.

Мирек думал, что она покраснеет, но на этот раз ошибся.

— Ну конечно же! Помню, помню! По-моему, мы ели омаров. А ты был измучен всем этим купанием и загоранием. Да, ты тогда переусердствовал, дорогой.

Тут она повернулась к официанту и спросила:

— У вас есть омары?

Тот с сожалением покачал головой и протянул Ане меню:

— Но зато у нас есть свежие креветки, выловленные только утром.

Аня не стала совещаться с Миреком. Она заказала мидии в белом вине с чесноком, поджаренные на углях креветки с майонезом и салат. Она спросила официанта, какое вино он мог бы порекомендовать, и тот предложил «Soave». Мирек сидел, очарованный её манерами.

Он знал, что она находилась в лоне церкви чуть ли не с самого рождения. Хайсл говорил ему, что Аня живёт вне монастыря всего лишь около месяца. Но Мирек видел, что она ведёт себя как уверенная, опытная женщина. Она с улыбкой отдала официанту меню, а затем сбросила свой плащ. Сегодня она была в тёмной однотонной блузке и в кремовой юбке. Без сомнения, она выглядела изысканно. Тут Миреку пришла в голову одна идея, и он сказал:

— Твоя красота будет привлекать всеобщее внимание во время нашего путешествия.

— Не беспокойся. Это уже продумано. Я умею, когда надо, выглядеть самой непривлекательной женщиной в мире. Но… ведь после этого путешествия я опять отправлюсь в монастырь… так что я решила сегодня одеться так, как я хотела бы выглядеть, если бы не стала монахиней. Ты не против?

Мирек покачал головой. На её губах было нанесено чуть-чуть помады, и ресницы были лишь немного подкрашены. Когда он поцеловал её, то не почувствовал запаха духов, а только запах чистой женской кожи. Сейчас Аня напомнила Миреку его родную сестру, те времена, когда они в детстве вместе с ней играли. Раньше он гнал от себя эти мысли, а теперь они сладко бередили душу.

Принесли мидий. Мирек принялся было за еду, но вынужден был остановиться и подождать, пока Аня прочитала свою молитву. Мирек улыбнулся, и она, подняв голову, тоже улыбнулась ему. Тем временем официант открыл бутылку и налил немного вина Миреку в бокал. Но тот покачал головой:

— Пусть лучше моя жена попробует. Она в этом деле специалист.

Официант понимающе улыбнулся и поставил бокал перед Алей. Она взяла его, подняла на свет и немного взболтала вино. Затем поднесла бокал к лицу, вдыхая аромат. Наконец пригубила вино, подержала его во рту и проглотила. Аня с достоинством кивнула, и официант наполнил оба бокала. Когда он удалился, Аня засмеялась. Мирек спросил её:

— Тебя что, этому тоже специально обучали?

— Да нет, просто я видела по телевизору, как это делается.

Она подняла бокал на свет ещё раз и внимательно поглядела на вино:

— Очень красивый цвет… В первый раз в своей жизни я пью неосвященное вино.

— Оно тебе понравилось?

Она отхлебнула ещё немного и кивнула:

— Да, Мирек. Я думаю, потому что оно сухое, ведь наше святое вино очень сладкое.

Она улыбнулась:

— А может быть, ещё и потому, что это — запретный плод…

Мирек поддержал эту нить разговора:

— Наверное, в твоей жизни было достаточно таких запретных плодов.

Он заметил насторожённый блеск, появившийся в её глазах.

— Ты не хочешь испробовать других?

— Нет. Пара бокалов вина — и этого достаточно.

Она опять отхлебнула вина и задумчиво сказала:

— Я надеюсь, что ты не станешь заставлять меня вкушать от греховного древа.

Аня посмотрела Миреку прямо в глаза. Он тоже посмотрел на неё и просто улыбнулся. Подошёл официант с креветками.

До конца обеда Миреку удалось дотронуться до Ани ещё раз. Это было в момент, когда они соприкоснулись, погрузив пальцы в чашу для мытья рук. В эту секунду Мирек решил, что ещё до того, как они доберутся до Москвы, он познает её тело. Впервые в жизни он встретил женщину, которая, без сомнения, была девственницей. Эти мысли заставляли его сердце учащённо биться.

А Аня, казалось, и не подозревала об этом. Ей захотелось мороженого. Официант, который к этому моменту был окончательно покорён Аней, предложил «тартюфо». Мирек отказался.

На тарелке «тартюфо» выглядело не очень аппетитно: большой ком шоколада, сверху покрытый слоем чего-то не совсем понятного. Но когда Аня попробовала, послышался возглас одобрения. Она настаивала, чтобы Мирек попробовал мороженое, и поднесла полную ложечку к его губам. Мирек проглотил первую порцию, и ему тоже понравился вкус «тартюфо». Так что доедали они его вдвоём, угощая друг друга по очереди с ложечки.

За кофе Аня объявила, что хочет посетить галерею Уффици.

— Что это такое? — спросил Мирек.

— Это один из самых известных музеев в Италии. Мне говорили, что там много бесценных произведений искусства. Вряд ли я ещё когда-нибудь смогу получить возможность посетить его.

Они отправились в музей. Мирек не имел обширных познаний в искусстве и не относился к числу его ценителей, но энтузиазм Ани заразил даже его. Они примкнули к группе немецких туристов и внимательно слушали всё, что экскурсовод рассказывал о творениях Леонардо да Винчи и Караваджо… Когда они шли обратно на конспиративную квартиру, Мирек взял Аню за руку, и на этот раз она не стала её отдёргивать.

Вечером Аня нашла в холодильнике немного ветчины и салями и приготовила бутерброды и салат из овощей. Они уселись за столом на кухне, и Мирек открыл бутылку вина, но на этот раз Аня отказалась, не сделав даже единственного глотка. Она стала какой-то задумчивой, погрузилась целиком в свои собственные мысли. Мирек спросил её:

— Аня, ты поняла, что можно жить совершенно другой жизнью? Что стены монастыря — то же самое, что и стены тюрьмы?

Она встала, собрала грязные тарелки и поставила их в раковину. Когда она начала их мыть, Мирек подумал, что не услышит ответа на заданный вопрос, но она тихо ответила:

— Я никогда не ощущала себя пленницей, ведь я сознательно выбрала такую жизнь. И я была счастлива. Конечно, я знала, что светская жизнь сильно отличается от монастырской, но я не хотела жить такой жизнью. Да, мне интересно посмотреть, какова эта жизнь; для меня это то же самое, что отправиться на другую планету, в совершенно иной мир. Но вот что я тебе скажу: я буду рада снова очутиться в стенах моего монастыря, выполняя священные обеты.

Мирек раздумывал, как подойти к этому вопросу с другой стороны, но она повернулась к нему и сказала:

— Я, пожалуй, пойду спать. День был замечательный, Мирек, спасибо тебе…

Мирек отодвинул свой стул и встал:

— Мне тоже было приятно, Аня. К тому же я кое-что понял.

Когда она уже направлялась к двери, Мирек с иронией спросил:

— А ты не хочешь поцеловать своего мужа на ночь?

Уже у двери она повернулась и сказала сухим голосом:

— Конечно. Я супруга Господа. У меня в комнате есть распятие. Я обязательно поцелую его перед тем, как заснуть.

* * *

Мирек прошёл в холл и достал из буфета бутылку дешёвого бренди. Напиток обжёг ему горло, но он выпил уже полстакана перед тем, как услышал звук подъехавшей машины и стук двери.

Отец Хайсл выглядел очень утомлённым. Мирек протянул ему бутылку, и на этот раз Хайсл не отклонил предложения.

— Бренди не очень, — заметил Мирек.

— Всё равно. Зато это хорошенько прочистит мне глотку.

Когда Хайсл взялся за стакан, Мирек спросил:

— Что стряслось?

Хайсл закашлялся, проглотив бренди, и, не отвечая, спросил:

— Как с твоим тестом?

— Похоже, я его прошёл.

Хайсл выпил ещё и скорчил гримасу:

— Хорошо. Завтра вы с Аней отправляетесь в Вену, а на следующий день пересечёте границу Чехословакии. Ваша поездка начинается.

— Отлично. А всё-таки, что такое случилось, что заставило вас помчаться в Рим?

Хайсл вздохнул:

— Подтвердились наши худшие предположения. Видимо, этот Панровский, который отпускал грехи Менини, проинформировал русских. Теперь КГБ в курсе, что ты едешь к ним в гости. Прошлой ночью они резко ужесточили режим на контрольно-пропускных пунктах. Проверяют всех очень тщательно. На границе скапливаются большие очереди.

Он протянул Миреку стакан, и тот налил ему ещё.

— Ведь это не явилось для вас неожиданностью.

— Да, но они предпринимают слишком жёсткие меры. Стало известно, что многие наши люди были схвачены в последние дни в странах соцлагеря: в Польше, Венгрии, Чехословакии, да и в самой России… Большое количество людей.

Он выпил и потёр лоб. Мирек сказал:

— Это вы тоже должны были предвидеть.

Хайсл зло прошипел:

— Да, но ведь не в такой степени. Несколько человек были избиты у себя дома перед тем, как их увели. Даже в Польше. Я молюсь за них.

Мирек задумчиво произнёс:

— Из этого можно заключить, что КГБ и сам Андропов находятся в состоянии паники. Похоже, они серьёзно восприняли эту информацию. Маршрут моего следования будет изменён?

Хайсл допил наконец свой бренди и поставил стакан на стол.

— Нет. Но мы подозреваем, что один из запасных каналов раскрыт, а второй находится под угрозой.

— Это может помочь нам. Отвлечёт их внимание.

Хайсл, вздохнув, согласился с ним:

— Да, но ценой многих страданий. Ведь ты знаешь, на что способен КГБ в такой ситуации.

— Мне ли этого не знать. Да, вспомнил!.. Мне нужен пистолет.

Хайсл моментально ответил категорическим отказом:

— Забудь про это, Мирек. Беконный Священник никогда на это не пойдёт. Он категорически против этого.

Мирек налил себе ещё немного бренди. Он посмотрел на Хайсла поверх своего стакана.

— Отец, скажите ему, что я не какой-то обычный его агент, как, впрочем, и Аня. Да, они схватили некоторых ваших людей. Их будут избивать, некоторых засадят в тюрьму, и они будут страдать. Но если схватят меня, то я предпочту умереть сразу, и умереть от своей собственной руки. Я предпочитаю сразу попасть в ад, чем мучиться несколько месяцев на пути туда. А Аня? Я не знаю, как у вас обстоит дело с воображением, но вы только представьте себе, что ей придётся вытерпеть перед тем, как попасть в свой рай. Если нас схватят, то первую пулю я пущу в неё, вторую — в себя.

Хайсл сильно помрачнел после этого монолога. Он взялся за свой стакан, и Мирек вылил туда остатки бренди.

Священник отхлебнул и сказал:

— Беконный Священник не пойдёт на это. Да уже и поздно. Я не увижусь с ним до вашего отъезда.

Мирек саркастически усмехнулся:

— Вы что, держите меня за дурака? Вы знаете Беконного Священника намного лучше, чем я, но я и то не сомневаюсь, что завтра он будет в Вене. Невозможно, чтобы он не присутствовал при начале операции. Он обязательно будет там, конечно, загримированный. И вы должны будете сказать ему, что без пистолета я никуда не поеду.

— Это же вымогательство!

— Нет, это страховка. И моя и Ани.

Хайсл раздражённо спросил:

— А где я найду пистолет?

Мирек издевательски захохотал:

— Вы можете отправить меня в самый лучший лагерь по подготовке боевиков, но не можете найти один паршивый пистолет в таком городе, как Вена!

Он ткнул священника в грудь.

— Хайсл, если бы вы захотели, вы бы достали мне батарею полевых орудий с лазерной наводкой. Всё, что я от вас хочу, это один пистолет.

— Я подумаю об этом, — пожав плечами, сказал Хайсл.

Мирек был удовлетворён. Он чокнулся своим пустым стаканом с почти полным стаканом отца Хайсла и уточнил:

— Один пистолет с запасной обоймой. Спокойной ночи, отец!

После того, как он вышел из комнаты, отец Хайсл подошёл к окну и мрачно посмотрел на улицу. Он удивился, как это его любимому Беконному Священнику взбрело в голову влезть в это дело. Его очень волновала этическая сторона мероприятия и его собственная роль в нём. Он очень переживал, что они подвергли огромной опасности молодую монахиню. Судьба Мирека его не волновала.

Глава 11

Полковник Олег Замятин считал себя большим специалистом в разгадывании всяческих головоломок. У него для этого были неплохие способности. Он отлично отгадывал кроссворды и был незаурядным шахматистом. К работе над этой головоломкой он приступил с одержимостью наркомана; в его распоряжении были трое таких же одержимых сотрудников и самый современный компьютерный комплекс в Советском Союзе.

Все три помощника сидели за своими рабочими столами напротив Замятина в просторной комнате. Замятин был сторонником совместного размещения начальников и подчинённых, чтобы следить за работой своих сотрудников.

Компьютер «Ряд 400» находился в подвале. Замятин был доволен своим новым подразделением и местом его размещения. Хотя строение и находилось на площади Дзержинского, но не в самом здании КГБ, а рядом с «Детским миром» — магазином, где продавали все, начиная от одежды для грудных детей и кончая спортивными товарами. Ирония такого соседства Замятину была непонятна. Миссия, которую выполнял Замятин по заданию Генерального секретаря ЦК КПСС, открыла ему все двери в коридорах власти. Теперь он по первому требованию мог получить всё, что ему было нужно: и людей, и оборудование. На стене в их просторной комнате светилась гигантская электронная карта европейской части Советского Союза и близлежащих восточноевропейских стран. Мигающими огоньками были намечены все КПП, и по карте можно было следить за работой каждого из них. В информационном центре, который находился в соседней комнате, полтора десятка сотрудников обрабатывали все сведения и директивы, направляемые на периферию, а также управляли компьютерной сетью. Всё это было организовано за каких-то четыре дня. А сам Замятин один из этих четырёх дней провёл в Риме, общаясь со старшими офицерами местной резидентуры КГБ. Он ознакомился с их планом действий по агентурному проникновению в Ватикан, одновременно покритиковав и похвалив их. Он одобрил наступательность этого плана, хотя его реализация и могла повлечь за собой высылку из страны нескольких сотрудников резидентуры. Но игра стоила свеч! Наконец, перед тем как отправиться в аэропорт, Замятин съездил в Ватикан.

Вечер был прохладным, хотя намного теплее, чем в Москве. Но Замятин всё равно не снял свой плащ. Он вёл себя как обыкновенный турист, пришедший поглазеть на столицу католической церкви. На площади Святого Петра он остановился напротив апартаментов папы. Глядя на освещённые окна, он представлял себе фигуру папы за одним из них.

Рядом с ним стояла пожилая чета из Америки. Повернувшись к мужу, жена сказала:

— Он, наверное, сейчас ест, милый?

На мужчине было клетчатое пальто и немецкая шляпа с зелёным пером. Он ответил:

— Не, он небось сейчас молится или занимается чем-то в этом роде…

Если бы так, подумал Замятин, направляясь к машине.

* * *

Три офицера, сидевших каждый за своим столом напротив Замятина, были майорами, и всем было за тридцать. Они были лучшими молодыми аналитиками в КГБ. Скорее учёными, нежели оперативниками. К удовлетворению Замятина, все они были освобождены от своей прежней работы и переведены к нему в подчинение. Вот уже три дня они перерабатывали всю информацию, поступающую в центр. Они работали молча, иногда совещались между собой шёпотом. Офицеры обращались к Замятину только тогда, когда считали, что могут сообщить ему что-то значительное.

Усиление режима на границах привело к тому, что было задержано большое количество правонарушителей. Наркотики, религиозная литература, порнография задерживались па пути в Союз, а иконы, другая церковная утварь при вывозе на Запад. Был задержан человек, подозревавшийся в выполнении миссии курьера британской МИ-6. На границе с Финляндией были пойманы четверо диссидентов с поддельными документами. Но ничего не было такого, что хотя бы косвенно относилось к ватиканскому террористу. Конечно, председатель Госкоминтуриста попытался было поднять большой крик, так как это отпугивало туристов, но звонок от Андропова заставил его замолчать.

Замятин уже направил Андропову отчёт о работе за первые двое суток. В докладе было изложено всё, что группа предприняла или собирается предпринять. Сейчас Замятин работал уже над следующим отчётом. Ему, конечно, хотелось сообщить Генеральному секретарю что-нибудь значительное, но он понимал: Андропов, несмотря на своё нетерпение, сознаёт, что прошло слишком мало времени для достижения существенных результатов.

Замятин услышал голоса тихо говорящих между собой майоров, затем один из них обратился к нему:

— Товарищ полковник!

Замятин оторвался от работы и посмотрел на них. Обращавшимся был один из «академиков», самый талантливый и самый молодой, Борис Гудов. Он всегда выглядел вялым, а от его тела исходил неприятный запах, но он обладал исключительно острым умом. Сейчас его обычно сонные глаза были оживлены.

— Что случилось?

Гудов посмотрел на сидевшего справа от него майора Иванова и затем уверенно сказал:

— Четыре дня назад всем нашим агентам в западных секретных службах было дано указание заняться этим делом.

— И что? — спросил Замятин, вспоминая негативную реакцию на это решение со стороны некоторых руководителей КГБ.

— Вы помните о нашем человеке в БНД под кличкой Мистраль?

— Конечно, — Замятин его хорошо помнил.

Мистраль был внедрён в БНД в 1963 году, задолго до чистки, происшедшей после скандала с Гилламом.

Агент пережил эту чистку и постепенно поднимался вверх по служебной лестнице, пока не достиг вершины — он стал заместителем директора БНД. Несмотря на столь высокое положение, его активно не использовали, надеясь, что в один прекрасный день он станет главой всей организации. И только страх Андропова за свою жизнь заставил его задействовать в операции Мистраля.

Гудов сказал:

— Им всем было приказано сообщать только информацию государственной важности или по деятельности секретных служб Ватикана.

— И что же?

Гудов похлопал по папке, лежащей у него на столе:

— Вчера Мистраль вышел на связь в Бонне с сотрудником резидентуры. Он передал досье, поступившее в БНД от третьей организации. В нём портреты двадцати четырёх курсантов и семи инструкторов лагеря террористов Ибн Авад в Ливийской пустыне. Информация получена двадцать второго числа прошлого месяца.

— Продолжайте, — сказал Замятин. Не то чтобы его обуревало нетерпение, просто он заинтересовался этим делом. Гудов продолжал тем же педантичным голосом, а остальные два майора внимательно смотрели на него.

— Товарищ полковник, по идее, это не так уж необычно. Все западные секретные службы, а особенно ЦРУ и Моссад, тратят много времени, стараясь пробить стену секретности, существующую вокруг подобных лагерей. Но эти сведения поступили не от них…

Теперь Замятин уже не мог побороть нетерпение. Он резко спросил:

— Так от кого же они получили эту информацию?

— От «Фонда поддержки церкви за „железным занавесом“»!

Замятин нахмурился, но тут же улыбнулся.

— А, наш друг Беконный Священник… Дайте-ка это сюда.

Майор передал папку Замятину. Остальные смотрели на полковника. Тот кивнул им, и они тоже подошли к его столу.

Замятин медленно листал страницы. На каждой из них тушью были нарисованы лица мужчин и женщин анфас и в профиль. Под рисунками были даны краткие описания внешности. Наконец взгляды Замятина и его помощников, заглядывавших в папку через плечо полковника, остановились на изображении молодой и симпатичной девушки с восточными чертами лица. Майор Гудов указал на предложение в конце подписи: «Сексуально неразборчива, нимфоманка». Замятин пробормотал:

— Так, так. Источник этих сведений, видимо, занимался в этом лагере не только боевой подготовкой.

Гудов кивнул:

— Да, вы правы. Сейчас я вам ещё кое-что покажу.

Через пять страниц они увидели строгое привлекательное лицо Лейлы. Опять Гудов указал на последнее предложение. Оно гласило: «Сексуально активная; наблюдаются садомазохистские наклонности».

Один из майоров усмехнулся и спросил:

— Как бы туда попасть?

Они все засмеялись, в том числе и Замятин, который почувствовал какое-то облегчение. Он сказал:

— Тебе туда ни к чему. — Он указал большим пальцем в сторону Гудова: — А вот Борис вскоре туда отправится. Присаживайтесь.

Они пошли к своим рабочим местам, сели и стали терпеливо ждать, что же скажет полковник.

Замятин просмотрел последние страницы и затем несколько минут задумчиво сидел, не шевелясь. Наконец он поднял голову и властным голосом произнёс:

— Майор Гудов, вы немедленно отправитесь домой, переоденетесь в гражданскую одежду, упакуете самые необходимые вещи и отправитесь на базу ВВС в Люблине, где вас будет ждать военный самолёт, на котором вас доставят в Ливию. Там вас встретит старший офицер ливийских разведывательных служб, который сопроводит вас в лагерь Ибн Авад. Никто не должен фотографировать курсантов, но разведка это делает, будьте уверены. Вы должны будете сличить фотографии с рисунками. Фотографий будет на одну больше, чем рисунков. На ней и будет наш герой… или героиня. Это может быть и мужчина, и женщина, хотя, скорее всего, это всё-таки будет мужчина, если, конечно, боевик папы не лесбиянка.

При этих словах никто не осмелился даже улыбнуться: тон Замятина не располагал к этому. Он продолжал:

— Затем вы опросите всех инструкторов и тех курсантов, которые были в лагере до двадцать второго числа прошлого месяца. Особенно тщательно опросите филиппинку и инструктора Лейлу. Все это вы должны сделать в течение двенадцати часов. Ваш отчёт понадобится мне завтра к двадцати двум ноль-ноль. Постарайтесь поспать на пути туда и обратно. И не подведите меня. А теперь идите.

Майор Гудов встал, отдал Замятину честь и направился к двери. Но тут Замятин позвал его. Он протянул ему папку:

— Это вам понадобится.

Смущённый Гудов подошёл к нему, но Замятин не был раздражён этим промахом: гениальные люди всегда витают где-то в облаках, опускаясь на землю, лишь когда их об этом попросят. Замятин даже не посмотрел на удаляющуюся фигуру Гудова, уже обращаясь к одному из оставшихся майоров:

— Товарищ Воронцов, вы подготовите транспорт для Гудова и свяжетесь с ливийской разведкой через нашего резидента в Триполи. Можете пользоваться особыми полномочиями.

— Есть, товарищ полковник, — Воронцов потянулся к одному из телефонов, стоявших у него на столе.

Замятин задумчиво посмотрел на последнего помощника, который ожидал приказаний начальника. Наконец тот сказал:

— Майор Иванов, вы закажете нам всем чай!

Иванов улыбнулся и взялся за телефон. Сделав заказ, он повесил трубку и вслух высказал свои мысли:

— Как же Беконному Священнику удалось внедрить своего человека в этот лагерь?

Замятин в ответ вздохнул.

— Мы, конечно, попытаемся это выяснить, но я боюсь, что у нас ничего не выйдет. Никто никогда не сможет до конца определить возможности этого чёртова попа.

Он громко выдохнул воздух, взял в руки свой фломастер и с некоторой гордостью произнёс:

— Но мы уже сидим у него на хвосте.

В конце своего отчёта Андропову он написал: «У нас появилась реальная возможность установить личность исполнителя покушения, а также получить описание его внешности. Я полагаю, что эти сведения поступят ко мне ещё до направления вам очередного отчёта».

* * *

Архиепископ Версано чувствовал себя не в своей тарелке. Не то чтобы кресло, в котором он сидел, было неудобным, просто он находился в неприятной ситуации.

Папа мягко повторил свой вопрос:

— Что происходит, Марио?

Архиепископ недоумевающе покачал головой:

— Я абсолютно ничего не знаю, Ваше Святейшество. Единственное, что я знаю, это то, что всё выглядит достаточно странно.

— Не просто достаточно, а очень странно, — ответил папа.

Он встал, подошёл к своему столу и взял в руки лист бумаги. Потом он сказал Версано:

— Вот сообщение от кардинала Глемпа из Варшавы. СБ переворачивает всё вверх дном, видимо, по прямому приказу из Москвы. Мы уже заявили протест, но это осталось незамеченным. Подобные же вещи творятся во всех странах соцлагеря. Их, похоже, не волнует мнение мировой общественности обо всём этом. Сотни наших людей были арестованы. Подобных случаев никогда раньше не было.

Он бросил документ и взял другой.

— Шеф нашей службы безопасности докладывает, что за последние два дня было предпринято три попытки подкупа в отношении производящих текущий ремонт в Ватикане рабочих. Им предлагали внедрить подслушивающие устройства. К счастью, эти рабочие оказались добрыми людьми и сразу же пошли к нему. Он сообщил об этом итальянской контрразведке, и те схватили итальянца с криминальным прошлым, который, как подозревают, имел связи с КГБ. Контрразведка, в свою очередь, проинформировала нас о том, что в городе резко повысилась активность КГБ. Так что Цибан очень беспокоится о нашей безопасности. А тебе кто-то угрожает, скорее всего «Красные бригады». Поэтому Цибан хочет отменить наш завтрашний визит в Милан.

— И что же, вы не поедете?

Папа бросил лист на стол, прошёл к своему креслу и тяжело опустился в него:

— Мы ничего не будем отменять. Ты думаешь, что за этим стоит Андропов? Ты думаешь, что он попытается убить нас здесь, в Италии, в Ватикане?

— Нет, Ваше Святейшество, я так не думаю.

— Что же тогда всё-таки происходит?

Версано скрестил свои длинные ноги. Его мозг лихорадочно работал. Он решал, как и о чём ему говорить. Наконец он, колеблясь, сказал:

— Ваше Святейшество, до меня доходили эти сведения. Я думаю, что тут, конечно, присутствует некоторая доля дезинформации. Я думаю, что это уловки некоторых людей.

— Объясни свою точку зрения.

Версано тряхнул головой и продолжил:

— Да, скорее всего, это именно так. Ваше Святейшество, вы знаете, что итальянские спецслужбы всегда были связаны с некоторыми людьми здесь, в Ватикане. Это стало очевидным после раскрытия ложи «П-2».

Папа вздохнул.

— Да, но мы всегда пытались ограничить подобные тенденции.

— Да, Ваше Святейшество, но всё равно, похоже, что эти люди каким-то образом перехватили нашу информацию о вновь готовящемся на вашу жизнь покушении со стороны КГБ. А у некоторых из них длинные языки. Может быть, они слишком много говорили.

Папа оставался в полном недоумении.

— И что же из этого?

Версано ухватился за свою линию и прочно держался её. Он продолжил:

— Так вот, может быть, они говорили и о возмездии.

Он переждал наступившую тишину, а затем сказал:

— Они об этом только говорили, вы же понимаете. Они очень вас уважают и были ошеломлены данными о возможной угрозе вашей жизни. Ведь это угроза не только для вас, но и для церкви. Каюсь, Ваше Святейшество, и моей первой реакцией на эту информацию был гнев. Конечно же, в подобных ситуациях мы должны сдерживаться, но это удаётся далеко не всем.

Папа уже начал улавливать суть рассуждений Версано.

— Ты знаешь об этом ещё что-нибудь, Марио? Кто мог быть в это замешан? Судя по донесениям из Польши, можно предположить, что в этом может участвовать отец ван Бурх. Цибан сказал, что в «Руссико» тоже пытались вмонтировать подслушивающие устройства. Мы пробовали найти отца ван Бурха, но нам сказали, что он на Востоке, выполняет миссию доброй воли.

Версано пожал плечами:

— Вполне может быть, Ваше Святейшество, вполне может быть. Ведь такие поездки его обязанность.

Папа кивнул и сказал:

— Да, спаси его Господь. Но мы также помним, что этот священник всегда шёл своим путём. Когда мы были архиепископом Кракова, ван Бурх иногда затевал такие вещи, о которых мы узнавали намного позже.

Версано успокаивающе произнёс:

— Я буду внимательно следить за ситуацией, Ваше Святейшество, и сразу же докладывать вам, если обнаружу что-либо существенное. Я также попытаюсь выяснить, чем сейчас занимается отец ван Бурх и когда он вернётся с Востока. Я думаю, будет лучше, если вы доверите это дело лично мне. Ведь Ваше Святейшество занято решением стольких других вопросов.

Иоанн Павел согласно кивнул, потёр подбородок и скулы и грустно произнёс:

— Для нас смерть кардинала Менини была тяжёлым ударом. Мы молимся за его душу каждый день. Ведь он только-только начал проводить в жизнь важные начинания в своём ордене. Это для нас огромная потеря. А теперь нам сообщают, что вероятный кандидат на его место — кардинал Басконе.

Он поднял обе руки в отчаянии.

— Он опять радикализует этот орден. Мы, конечно, могли бы помешать этому, но мы не склонны поступать подобным образом. Могут возникнуть большие раздоры в самом ордене да и в церкви в целом.

И опять Версано стал утешать папу. Он был рад сменить тему разговора.

— Ваше Святейшество, я не думаю, что вам следует беспокоиться по этому поводу. У меня есть сведения о том, что у Басконе нет почти никаких шансов.

— Мы надеемся, что ты прав.

Наконец лицо папы снова преобразилось, и он, улыбаясь, сказал:

— Марио, как бы нам хотелось, чтобы ты поехал вместе с нами в Милан. Нам так не хватает тебя во время подобных поездок.

Версано улыбнулся в ответ.

— Мне тоже, Ваше Святейшество. Я думаю, что ситуация разрешится. Я твёрдо намерен сопровождать вас в вашей поездке на Дальний Восток.

Папа встал.

— Ничто не доставило бы нам большего удовольствия, Марио. Я прошу тебя сразу же дать нам знать, как только ты получишь какие-либо сведения по обсуждавшемуся делу. Оно нас очень беспокоит.

Он ещё раз тяжело вздохнул.

— А ты знаешь, что в день смерти кардинал Менини был одет во власяницу? Его епитимья, видимо, обострила предсмертную агонию.

Версано покачал головой:

— Я ничуть этому не удивлён, Ваше Святейшество. Он был человеком с удивительно чистой душой. Я тоже молюсь за него.

С высоты своего роста Версано посмотрел на папу и успокаивающе улыбнулся:

— Во всём остальном можете всецело на меня положиться.

Папа улыбнулся и протянул Версано свою руку, а тот преклонил перед ним колено и поцеловал руку первосвященника.

* * *

Фрэнк выложил на стол фотографии паспортного размера. Одни были отчётливыми, другие — не очень. Все они были сняты скрытой камерой. На майоре была голубая рубашка с короткими рукавами и плохо сшитые джинсы. Он открыл свою папку и склонился над фотографиями. Сзади стоял резидент КГБ в Триполи, одетый в сафари и беспокойно озирающийся по сторонам. Рядом с ним находился и Хасан в бурнусе. Он был заместителем начальника ливийских спецслужб. Выглядел он очень раздражённым. Гудов был тут в роли большого брата, и, конечно, следовало выказывать ему почтение, но ливийцу не нравилась гудовская манера держаться.

Гудов быстро сверял фотографии с рисунками. Фрэнк помогал ему в этом — у него был хорошо намётанный глаз. Все заняло около десяти минут. Наконец Гудов медленно подвинул к себе единственную оставшуюся фотографию с изображённым на ней Миреком. Фрэнк сказал ему:

— Если это тот человек, которого вы ищете, то он вёл себя прекрасно. Не задал ни одного вопроса и вообще никогда не вызывал ни у кого ни малейшего подозрения.

Гудов нетерпеливо хмыкнул в ответ:

— Принесите мне его дело.

Фрэнк подошёл к железному шкафчику с делами на всех курсантов и достал, немного порывшись там, папку с документами на Мирека. На губах у него играла лёгкая улыбка, когда он протягивал папку русскому. Гудов взглянул на фамилию, написанную на обложке: Вернер. Он спросил у Фрэнка:

— Он что, немец?

Фрэнк покачал головой.

— Он прекрасно говорил по-немецки, но у него был акцент. То же самое и с английским. Я думаю, что он был из Восточной Европы. Может, чех или поляк… а может быть, даже и русский.

Гудов недоверчиво хмыкнул, повернулся к Хасану и грубовато спросил его:

— Откуда приехал этот человек?

Хасан невозмутимо ответил:

— Чтобы дать ответ на этот вопрос, я должен получить разрешение своего начальника, а может быть, даже самого полковника.

И тут Гудов взорвался. В течение двух минут он матерно ругался. Когда он окончил свою тираду, по его подбородку текла слюна. Хасан прижался к стене. Было видно, что гневные слова Гудова подействовали на него. Лицо Хасана было искажено от злобы и страха. Гудов вынул из кармана платок и вытер свой подбородок, а затем сказал, обращаясь к Хасану и делая ударение на каждом слове:

— Твой начальник приказал тебе оказывать мне всяческое содействие. Так что лучше расскажи мне то, что я тебе приказываю, иначе к закату ты будешь мёртв.

Хасан не смел шевельнуться. Он, как робот, выдавил из себя:

— Он прибыл через Триест. Доплыл до Триполи на корабле «Лидия», кипрском, приписанном к порту Лимасол.

— Кто послал его? — рявкнул Гудов.

Хасан с трудом пожал плечами.

— Нам сказали, что немецкие «Красные бригады».

— У вас есть подтверждение этого?

— Нет. У нас никогда не бывает подтверждения. Вы же сами знаете, как работает наша система. Никто никому никогда не задаёт никаких вопросов. Мы готовим всех, представителей любых политических движений. Единственная черта, которая их объединяет, — это участие в террористической деятельности.

Его голос немного окреп, и он повторил:

— Вы ведь знаете, как работает наша система. Ведь КГБ сам создал её для этого и других лагерей.

Гудов зевнул и спросил:

— А где сейчас это судно?

Хасан задумался на секунду, затем ответил:

— Оно постоянно курсирует между Лимасолом, Триестом и Триполи. Через несколько дней оно должно быть в Триполи.

Гудов повернулся к резиденту КГБ:

— Лаговский, я хочу, чтобы команда судна была допрошена. Вы займётесь этим лично. Выясните всё, что они запомнили об этом человеке. Эта информация нужна мне в Москве через сутки после того, как судно ошвартуется в порту Триполи.

Лаговский подобострастно кивнул:

— Есть, майор.

По званию он был выше Гудова, но срочная шифровка, пришедшая перед прибытием майора в Триполи, не оставляла у Лаговского никаких сомнений насчёт того, кто тут главный.

— И не забудьте об организаторе переброски из Триеста. Его нужно отыскать и допросить. Выбейте дополнительную информацию из Хасана и сообщите в Рим. А уж они доложат мне, в Москву.

— Есть, майор.

Гудов наконец открыл досье на Вернера. Там были отчёты всех инструкторов о ходе его подготовки. Гудов быстро просмотрел эти записи. Отчёт Фрэнка как главного инструктора был в самом конце. Он смотрел на Гудова все с той же еле заметной улыбкой, пока майор читал его отчёт.

— Этот человек серьёзно работал по курсу подготовки и преуспел во всех его аспектах. Уезжая из лагеря, он был отлично морально и физически подготовлен для того, чтобы быть первоклассным террористом.

Гудов посмотрел на Фрэнка с вопросом в глазах. Фрэнк тихо сказал:

— Он лучший из всех, кого я когда-либо готовил. Лучшего я никогда не видел. Он — совершенное орудие убийства.

Гудов повернулся к фотографиям, лежавшим на столе, и спросил Фрэнка, показывая на них пальцем:

— Кто из этих людей ещё находится в лагере?

Фрэнк быстро перебрал фотографии, оставив двенадцать. Гудов просмотрел их.

— А филиппинки уже уехали?

— Четыре дня назад.

— Жаль, очень жаль, — он повернулся к Лаговскому и указал на Хасана. — Попробуйте установить, где они сейчас. Очевидно, наш друг имел с одной из них интимные отношения. Её нужно допросить.

Гудов взглянул на часы и нахмурился. Повернувшись к Фрэнку, сказал:

— Я займу ваш кабинет для проведения допросов. Сначала пришлите курсантов, затем — инструкторов. Вы будете последним, Фрэнк. Перед вами я допрошу Лейлу.

Тут Гудов неопределённо махнул рукой, и все присутствующие направились к двери. Фрэнк напоследок спросил Гудова:

— Не хотите ли кофе, майор?

— Нет, — ответил Гудов. Поколебавшись, он спросил Фрэнка: — У вас есть кока-кола?

Фрэнк усмехнулся:

— Конечно, есть.

— Тогда пришлите мне три охлаждённые бутылки.

Собственно говоря, Гудов не рассчитывал на получение особо ценных сведений о Вернере ни от курсантов, ни от инструкторов, может быть, за исключением Лейлы.

Так всё и произошло. Ему сообщили, что Вернер много слушал, но мало говорил. Он уже начал отчаиваться к тому моменту, когда в комнату вошла Лейла. Её привлекательное лицо было совершенно бесстрастным. С другими допрашиваемыми Гудов был достаточно суров. С Лейлой он решил вести себя помягче. Не потому что она женщина, а потому что по её лицу было видно, что это человек упрямый. К тому же он уже знал кое-что о ней. Она не любила, чтобы на неё давили или запугивали.

Гудов встал и протянул ей свою руку. Она крепко пожала её. Затем майор указал ей на стул, и оба сели. Верхние пуговицы у неё на рубашке были расстёгнуты, и он невольно загляделся на смуглую кожу чуть повыше её груди. Она спокойно сидела, терпеливо ожидая начала разговора. Он сказал:

— Лейла, мы расследуем дело человека по имени Вернер. Мы пытаемся его разыскать. Мы думаем, что он агент империалистов или… сионистов.

Её губы искривились, и она ответила:

— Он не был евреем. Это совершенно точно, потому что он не был обрезан.

Гудов изобразил улыбку:

— Да, но это не даёт гарантии того, что он не был сионистом. Лейла, нам нужна ваша помощь. У вас с этим мужчиной были кое-какие отношения… несколько раз.

Она кивнула. Гудов уточнил:

— Сколько именно раз вы с ним спали?

Она призадумалась на секунду.

— Я не считала, майор. Восемь — десять раз.

— О чём вы говорили с ним?

— Ни о чём.

— Ни о чём! Лейла, — Гудов склонился к ней: — У вас с ним были интимные отношения… Вы занимались этим по меньшей мере восемь раз и ни о чём всё это время не разговаривали?

Она глубоко вздохнула и посмотрела ему прямо в глаза:

— Майор, постарайтесь меня понять. Я расскажу вам всё, что смогу. Я никогда его больше не увижу. У меня в душе от общения с ним ничего не осталось. Это были чисто физиологические отношения. Я иногда занимаюсь подобными вещами с кем-нибудь из курсантов. И поверьте мне, мы обмолвились буквально парой слов… Видите ли, майор, меня это устраивало. И его, видимо, тоже. В тишине было лучше… Никаких лишних слов, никакой лжи, а всего лишь два слившихся в единое целое тела. Вы меня понимаете?

Гудов хорошо понял её и поверил ей. Правда, он уже был близок к полному отчаянию, ведь он так надеялся на информацию, которую она могла дать. Он посмотрел на листок бумаги, лежавший на столе, на котором было изображено лицо Лейлы и написано замечание Вернера о ней: «Садомазохистские наклонности». Он уже собирался было задать ей вопрос, но тут она твёрдым голосом сказала:

— Майор, два часа назад я узнала, что вас интересует этот человек, и решила вспомнить о нём всё, что только могла. Возьмите ручку, и я перечислю вам некоторые его особенности.

Немного удивлённый, Гудов приготовился писать.

Она начала:

— Его кожа была слишком бледной даже для европейца, как будто он долгое время не был на солнце. Пока он был в лагере, он немного загорел, но очень старался не обгорать. У него узкий шрам длиной примерно десять сантиметров на правой ягодице и ещё один, чуть повыше левого колена, раза в два короче, но достаточно широкий. Ноги у него нормальной длины для его роста, но очень крепкие. Пальцы достаточно тонкие, но сильные. У него много волос на теле, особенно на груди. Волосы в паху у него очень густые, очень тёмные и намного кудрявее, чем у обычного европейца. Половой член у него средней длины, не обрезан, мошонка довольно большая.

Она остановилась на секунду, пока Гудов быстро дописывал её слова. Он дописал «большая» и посмотрел на Лейлу. Она продолжала:

— Перед тем, как приехать в этот лагерь, он долгое время не был с женщиной. Я сделала этот вывод из сексуального опыта с мужчинами, и он тоже упоминал об этом. Его половая активность выше средней. Он может совершить два полноценных половых акта в течение двадцати минут, а третий — где-то через час. Но он не эгоист. Он знает, как доставить удовольствие женщине, и, видимо, ему нравится это делать.

Опять она выдержала небольшую паузу.

— Также я заметила, что в ходе подготовки он доводил себя до полного изнеможения, делая упражнения из последних сил. Такое наблюдается только у исламских фанатиков и японцев. Я думаю, что им руководила сильная ненависть или ещё какое-то чувство в этом роде.

Гудов записал слово «ненависть» и быстро спросил:

— А он не был садистом?

Лейла в ответ улыбнулась.

— Вы хотите знать, мазохистка ли я? Ну, в некоторой мере. Вернер не был садистом. Ему нравилось доминировать, но таков стиль большинства мужчин… И по правде, майор, это как раз и привлекает большинство женщин.

Гудов кивнул, как будто узнал что-то новое. Затем уголки губ у него грустно опустились. То, что она ему рассказала, можно было использовать лишь косвенно для составления общего портрета этого человека. А ведь он ожидал получить информацию о его прошлом, о его жизни, хоть какой-то след. Он надеялся, что вернётся к полковнику Замятину не только с фотографией и внешним описанием террориста. Но сейчас Вернер представился ему в виде волосатой груди и большой мошонки. Лейла заметила разочарование Гудова и сочувственно сказала:

— Извините, майор, но, как я заметила, мы с ним почти не разговаривали. Я сомневаюсь, что он вообще с кем-нибудь в лагере разговаривал.

Гудов закрыл колпачок ручки и спросил:

— Даже с этой молоденькой филиппинкой?

Тут он заметил блеснувшую у неё в глазах злость. Она быстро улетучилась, но это уверило Гудова в том, что он узнал всё, что знала Лейла. Оказывается, она не была такой уж бесстрастной. Ей было знакомо чувство ревности. Вернер имел власть над ней и пользовался ею, когда хотел того. Она ненавидела его. Он встал и сказал:

— Спасибо Лейла. Вы не попросите Фрэнка зайти сюда?

Они пожали друг другу руки, и она направилась к двери. Вдруг на полпути к двери она остановилась и повернулась к Гудову. Выглядела она при этом немного озадаченной.

— Майор, он сказал однажды что-то такое, что я совсем не поняла. Он сказал это, по-моему, дважды, каждый раз после оргазма… Он сказал это, обращаясь скорее сам к себе. Всего лишь три слова.

— И что же это были за слова?

— «Kurwa ale dupa» — что-то в этом роде.

Гудов облегчённо выдохнул воздух и поблагодарил свою счастливую звезду за четыре года, проведённых в Польше, и за польку, которой он увлёкся в последние два года командировки. Улыбнувшись, он сказал Лейле:

— «Kurwa ale dupa»… Лейла, это польский язык. Это значит, что он очень тебя ценил. Что-то в этом роде!

Лейла задумчиво кивнула.

— Значит, он поляк. Это может вам как-то помочь?

— Конечно, и даже очень. Спасибо вам, Лейла.

Спустя полчаса Фрэнк наблюдал прощальным взглядом за Гудовым, забирающимся в вертолёт. Майор был явно в приподнятом настроении, несмотря на жёсткий график визита. Очевидно, его поездка не прошла даром. Сам Фрэнк говорил с ним недолго. Он поделился с ним некоторыми своими наблюдениями в отношении Вернера… Но кое о чём Фрэнк всё-таки умолчал. Во-первых, он не рассказал Гудову о переданном Вернеру сигнале, в котором тому приказывалось не стричь волосы и отращивать усы. А во-вторых, он умолчал о ручке «Дэнби», которую подарил Вернеру. Наблюдая за облаком пыли, поднятым винтом вертолёта, он недоумевал, почему он решил не рассказывать Гудову об этих двух вещах. Было очевидно, что Вернер, кем бы он ни был, серьёзно заинтересовал КГБ. И инстинкт, видимо, подсказал Фрэнку, что в этом деле лучше побольше молчать.


Майор Борис Гудов оказался в Москве к шести часам вечера. Он не заснул в самолёте ни на секунду, проведя всё время полёта над составлением своего отчёта. Это была хорошая бумага, в которой, естественно, нашлось место для демонстрации блестящих способностей Гудова к дедукции. Он знал, что полковник будет проинформирован о времени прибытия самолёта, и тем не менее не отправился сразу к Замятину, а пошёл в подвальное помещение и побеседовал с маленькой, лет сорока, похожей на птичку женщиной, которая управляла компьютером «Ряд-400». Она внимательно просмотрела фотографии Вернера, понимающе кивая. В считанные минуты компьютер увеличил снимки и значительно улучшил их чёткость. В течение последующих десяти минут машина идентифицировала изображения Вернера с банком данных, включающим в себя десятки тысяч единиц. Женщина сказала Гудову, что операция может занять до получаса времени. Майор не мог столько ждать и нервничал. Он был очень обрадован, когда через десять минут компьютер выдал установочные данные подозреваемого. Гудов оторвал перфорационную ленту с информацией и прикрепил её к папке, в которой лежал его отчёт. В семь часов Замятин лично поздравил его в своём кабинете. В половине восьмого уже был у Чебрикова, тоже удостоившись поздравлений. Казалось, что в тот день весь КГБ работал допоздна. Лицо Чебрикова помрачнело, когда он прочитал имя убийцы. Замятин стал было излагать данные о его прошлом, но был резко оборван. Очевидно, Чебриков знал про этого человека все. В половине девятого Чебриков пил водку в кремлёвских апартаментах Андропова. Тот был облачён в цветастый шёлковый халат.

Как бы оправдываясь, он произнёс:

— Подарок жены.

Он закончил читать отчёт, захлопнул папку и посмотрел на Чебрикова, сказав:

— Виктор, иногда мы принимаем решения, которые кажутся нам в тот момент очень мудрыми, но через некоторое время…

Он не закончил фразу, и Чебриков дипломатично заметил:

— Юрий, но такого нельзя было ожидать.

Андропов похлопал по папке и сказал задумчиво:

— Мирек Скибор… Да, эти чёртовы попы не ошиблись в своём выборе. Они нашли человека с серьёзным мотивом. Виктор, ты должен поймать его и сразу убить. Никаких вопросов. Немедленная смерть.

— Мы схватим его, — сказал Чебриков, придав своему голосу максимум энтузиазма. — Теперь, когда мы выяснили, кто он такой, можно считать, что он уже мёртв.

Андропов подался вперёд:

— Я хочу увидеть его труп, и как можно быстрее.

* * *

В Кракове профессор Стефан Шафер спешил закончить операцию. Он не то чтобы торопился в прямом смысле слова, просто действовал в более быстром, чем обычно, темпе. Это удивило хирурга-ассистента Вита Береду и хирургическую медсестру Дануту Песко. Но ещё больше их поразило то, что после снятия зажима с почечной артерии и проверки внутренних швов на почке он повернулся к Береде и сказал:

— Доктор, наложите за меня внешние швы. У меня сегодня важная встреча за обедом, так что я очень тороплюсь.

Он отошёл от операционного стола и направился в раздевалку. Береда через стол обменялся взглядами с Данутой Песко: та была крайне удивлена, как и он сам. Большинство известных хирургов оставляют право наложить внешние швы своим ассистентам, но профессор Стефан Шафер никогда не принадлежал к их числу и очень этим гордился. При операциях на почках разрезы бывают очень длинными и оставляют уродливые шрамы. А Шаферу удавалось накладывать швы так, словно он был хирургом в области пластических операций из Лос-Анджелеса.

— Наверняка что-то чертовски важное, — пробормотал Береда, принимаясь за дело.

Это что-то действительно было очень важным, но не в том смысле, что имел в виду Береда. Это была молодая начинающая актриса Халена Мареза, и Стефан Шафер был страстно увлечён ею.

Он приехал в ресторан «Вержинек» на пятнадцать минут раньше намеченного времени. Метрдотель узнал его и, поскольку Шафер был значительным лицом, провёл доктора к уютному столику. Необычным было то, что Шафер сегодня здесь обедал. Обычно он встречался с Халеной за ужином, а в обеденное время легко перекусывал в больничной столовой.

Шафер заказал водку с содовой. Ожидая её, он окинул взглядом элегантный зал. Это был дорогой ресторан. Здесь в основном бывали высшие чиновники, армейская верхушка, академики, а также люди, подобные ему, с высокой зарплатой. В отличие от большинства поляков его не особенно впечатляла роскошь интерьеров этого ресторана и высокое качество обслуживания. За время, что он провёл на Западе, Шафер стал к этим вещам равнодушен. И вообще, будучи идеалистом, он все это не одобрял. Ему было бы лучше в каком-нибудь более тихом, менее роскошном месте. Но он знал, что Халене здесь очень нравится. Он предложил сходить сюда во время их первой встречи, чтобы произвести на неё впечатление. Сначала он подумал, что она приняла это приглашение только из-за того, что он мог сводить её в это место. Но она быстро рассеяла эти его сомнения: со своей-то красотой она могла хоть каждый день бывать в подобных ресторанах. Её весёлость и внимание за тем ужином убедили его в том, что интерес Халены к нему был неподдельным.

В конце второй встречи она поцеловала его. Сначала легко, а затем все более страстно. Он пришёл к выводу, что его «проблема» её не волнует.

Ему принесли водку, и он взглянул на часы. До назначенного времени оставалось десять минут, а она всегда была точной. Это качество он в ней очень ценил. Он залез в карман пиджака, достал оттуда таблетку амплекса и быстро сунул её в рот. Эта таблетка и указывала на его «проблему» — хронический неприятный запах изо рта. Что только он не перепробовал, чтобы избавиться от него. Он был достаточно симпатичным мужчиной и вообще по своей натуре привлекал женщин, но знакомства с ними никогда не длились долго из-за этой самой «проблемы». Он пытался использовать специальные диеты, но неприятные проявления исчезали лишь на время. Кардинального средства он найти не смог. У его деда были подобные проблемы, так что Стефан решил, что это наследственное заболевание, повторяющееся через поколение. Он начинал думать, что его любовь к Халене была обусловлена не только её красотой, но и тем, что ей было явно мало дела до его недостатка. Стефан даже как-то сам упомянул о нём, но Халена просто рассмеялась и ответила:

— Наверное, у меня плохое обоняние. Я этого почти не замечаю. Выбрось это из головы, Стефан.

Он всегда раньше думал, что актрисы очень неразборчивые в связях женщины. Теперь он пришёл к выводу, что если это и правило, то Халена — исключение из него. Прошёл месяц с тех пор, как он впервые увидел её. У них состоялось восемь свиданий. Она уже позволяла ему не только поцелуи, но и весьма смелые ласки: он даже ласкал её обнажённую грудь, а она, кстати, никогда не носила лифчик. Обещание большего лишь светилось в её огромных глазах. Однажды, когда они целовались в его машине, Стефан предпринял более серьёзные попытки, но она остановила его и, почувствовав его разочарование, мягко объяснила:

— Не думай, что я — любитель подразнить, Стефан. Я хочу этого не меньше, чем ты, но у меня есть правило: сперва я должна узнать мужчину, понять, что люблю его.

— А ты думаешь, что можешь полюбить меня?

Она улыбнулась ему и сказала:

— А ты думаешь, что я стала бы попусту тратить своё и твоё время? Дай мне ещё немного времени. Я медленно ем, я медленно моюсь, я медленно одеваюсь, и я медленно влюбляюсь.

Он был ободрён и немного успокоен. Он знал, что в ближайшее время его желание будет сполна удовлетворено. Он вспомнил, как встретил её на скучном банкете в университете. Они сперва обменялись буквально парой слов. Она, несомненно, была самой привлекательной женщиной, так что все местные плейбои помаленьку стали к ней клеиться. Он беспрестанно смотрел на неё, пока не встретился с ней взглядом. В конце концов она выскользнула из кружка своих новоявленных почитателей и подошла к нему с улыбкой:

— Я слышала, вы отличный врач. Но вы не похожи на эскулапа. Это — комплимент. Я хочу нарушить эти дурацкие нормы и задать доктору на банкете медицинский вопрос. Какое лучшее средство от похмелья?

Он серьёзно ответил вопросом на вопрос:

— А это должно случиться с вами?

— Нет, просто моя соседка по квартире выпивает огромное количество водки. Пьёт всё время и уверяет, что только очередная порция и спасает её от похмелья.

Он улыбнулся:

— Вообще-то, это правда. В медицине доказано, что несколько рюмок того, что вызвало похмелье, помогает… Но всего лишь несколько рюмок! Хорошо также немного подышать чистым кислородом.

Халена засмеялась:

— Я ей этого не скажу, а то она всю квартиру завалит подушками с кислородом.

Она взглянула на часы и спохватилась:

— Ох, мне надо идти, а то я упущу последний автобус.

— Я был бы рад подкинуть вас на своей машине.

— Вы уверены? Это достаточно далеко.

— Уверен, — твёрдо ответил Стефан.

* * *

Она опоздала всего на две минуты и вошла, поглядывая на часы. На ней была короткая дублёнка и маленькая чёрная шапочка. Пепельные волосы ниспадали на лоб правильной чёлкой. Она помахала ему и зашагала между столиками. Все оглядывались ей вслед, и Стефан опять ощутил то приятное волнение, которое он всегда чувствовал, когда она пробиралась к нему сквозь толпу. Он поднялся из-за стола, и она чмокнула его в щёку. Носик у неё был ледяным. Она расстегнула застёжку и протянула дублёнку официанту. Под полушубком на ней было тёмно-синее шерстяное платье. Это был подарок Стефана, привезённый из Лондона, который он вручил ей во время предыдущей встречи. Халена покружилась перед ним:

— Ну как, идёт?

— Это просто восхитительно. Ты неотразима.

Другой официант пододвинул ей стул. Она присела с восхищённым лицом. Он спросил:

— Ну что, какие у тебя хорошие известия?

Она подняла руку.

— Давай сначала сделаем заказ.

После того, как официант пошёл выполнять его заказ, она объявила торжественным тоном:

— Я еду на две недели в Москву.

— Да? А мне казалось, что тебе не нравится Россия.

Халена поправила его:

— Мне не нравятся русские, дорогой.

— Это роль в каком-то спектакле?

— Нет, Стефан. То, что мне предлагают, намного лучше роли. Это театральный семинар, который ведёт Олег Табаков. А он великолепен, хоть он и русский. Там будут актёры из Венгрии, Чехословакии, Румынии — отовсюду. Это будет очень интересно, к тому же отнюдь не бесполезно для моей карьеры.

Стефан был рад за неё, но в то же время почувствовал некоторое разочарование. Конечно, она уезжает всего на две недели, но ему всё равно будет очень недоставать её.

— Это прекрасно, Халена. Как тебе удалось туда попасть?

Она, как обычно, озорно улыбнулась:

— А я и не была кандидатом на эту поездку. Академия отобрала Барбару Плански, но тут Шчепанский предложил ей роль в своём новом спектакле. Ох и везёт же этой стерве! Вот ей и пришлось отказаться от поездки в Москву. Таким вот образом мне достался этот счастливый билет.

Стефан в ответ улыбнулся:

— Конечно, тебе очень повезло, но ты это заслужила. Когда ты уезжаешь?

— Пятого числа следующего месяца.

Она склонила голову набок и внимательно на него посмотрела:

— Стефан, ты будешь скучать по мне?

— Ты заранее знаешь ответ, Халена.

Она наклонилась вперёд и положила свою руку на его.

— Тогда поехали со мной вместе.

Стефан вздрогнул от удивления. Он ещё не успел ответить, а Халена уже настойчиво продолжала:

— Ты мне рассказывал, что уже не помнишь, когда последний раз был в отпуске. У меня будет много свободного от занятий времени. Мы даже сможем на несколько дней съездить в Ленинград. Говорят, он удивительно красив. Ирмина ездила туда в прошлом месяце, она была просто очарована. Попробуй взять отпуск, Стефан, попробуй. Мы будем вместе, вместе, Стефан!

Слово «вместе» и то, как Халена произнесла его, произвело на Стефана огромное впечатление. По его телу прошла дрожь.

— Я никак не смогу уехать на две недели, Халена. Сейчас это просто невозможно.

Но женщина была непреклонна.

— Тогда поезжай со мной хотя бы на несколько дней. Даже на выходные. Ну, Стефан, ну пожалуйста. Ну я тебя очень прошу, Стефан.

Она умоляюще жала его руку. Стефан улыбнулся:

— Я постараюсь, Халена, но всего на несколько дней. Я посмотрю, какие предстоят операции и лекции, и поговорю с профессором Скибинским.

Халена довольно рассмеялась, а ему нравилось, как она смеётся. Тут он потянулся к стулу, который стоял рядом с ним, и положил на стол завёрнутую в подарочную бумагу коробку.

— Что это такое?

— Фотоаппарат.

— Это для меня?

— Ну конечно. Ты ведь говорила мне, что очень любишь фотографировать, но не можешь позволить себе купить какой-нибудь современный фотоаппарат. Это «Лейка». Один из лучших.

Халена обвораживающе посмотрела на него сияющими глазами и сказала:

— Спасибо, дорогой. Я собираюсь много фотографировать, и особенно тебя…


…После обеда, на пути домой в свою маленькую квартирку, молодая начинающая актриса остановилась у телефонной будки и сделала короткий звонок.

* * *

Два дня спустя профессор Роман Скибинский, главный хирург, обедал в том же ресторане с Феликсом Куровским, директором госпиталя. Отец Скибинского был полковником в довоенной польской армии и вместе с тысячами других польских офицеров был убит русскими под Катынью. Он никогда не верил тому, что жестокости во время войны творились только нацистами. После обеда, который проходил под обсуждение организационных вопросов работы госпиталя, они заказали кофе и бренди, и Скибинский сказал:

— Феликс, когда будет подготовлен новый бюджет по медицинскому факультету?

— Как обычно, в августе. Если, конечно, эти идиоты из Варшавы не потеряли свои счёты, которыми они пользуются при расчётах.

— Ты думаешь, что тебе выделят средства для оборудования новой патологоанатомической лаборатории?

Куровский громко вздохнул. Скибинский затронул больную тему. Вот уже пять лет он пытался вытянуть деньги на этот проект у министерства, но у него ничего не выходило. Всё время от него отделывались обещанием: «В следующем году». Он сказал Скибинскому:

— Роман, ты же знаешь все не хуже меня. Я пытаюсь добиться этого вот уже несколько лет. Честно говоря, я уже отчаялся. Говорят, что весь бюджет министерства здравоохранения будет здорово урезан.

Подали кофе и бренди. Когда официант отошёл, Скибинский спросил Куровского:

— Ничего, если я буду говорить совершенно откровенно?

Куровский улыбнулся:

— А ты никогда по-другому и не говоришь.

Скибинский тоже улыбнулся. Собеседники отлично понимали друг друга.

— Феликс, несмотря на то что ты хороший коммунист, ты ещё и отличный руководитель. Ты заведуешь лучшим госпиталем при медицинском институте во всей Польше, а может быть, и во всех странах соцлагеря.

Куровский в ответ пожал плечами, но явно был польщён этими словами. Скибинский продолжил свою мысль:

— Но ты не политик!

— Ну и что? Я и не хочу быть политиком.

— Но, Феликс, единственный путь, благодаря которому можно организовать эту лабораторию, это стать политиком. Ты только посмотри на Рапайского из Варшавы, он половину всего рабочего времени проводит, занимаясь лизанием задниц чиновников из министерства, и в прошлом году получил ещё две операционные.

Куровский кивнул.

— Ну и что из этого? Ты же знаешь, что я никому не стану лизать задницу.

— Да, но у нас есть другой путь. Хороший министр здравоохранения должен заботиться о своём престиже и стараться создать о себе хорошее впечатление у высшего руководства.

Куровский состроил гримасу:

— Какая очередная хитрость у тебя на уме?

— Ну хорошо, я объясню все подробнее. Всем известно, что Андропов очень болен и что кроме всего прочего у него серьёзные осложнения с почками. Так что если какой-нибудь польский специалист-нефролог был бы вызван для лечения Генерального секретаря ЦК КПСС, наш министр оказался бы в большом почёте и, несомненно, что-нибудь перепало бы и госпиталю, в котором работает этот специалист.

Куровский сразу понял, к чему клонит главный хирург.

— Ты, случаем, не о профессоре Шафере говоришь?

Скибинский серьёзно кивнул.

— Он — исключительный специалист. В прошлом месяце две его статьи были опубликованы в «Советской медицине». И они были очень высоко оценены. Его исследования по диализу получили широкое признание во всём мире как новое слово в нефрологии. Моё предложение вполне логично, Роман, и, кроме того, ранее имелись подобные прецеденты. Ведь был же швейцарский специалист Бруннер приглашён для консультаций к Брежневу. Так чем же мы хуже? К тому же говорили, что Андропову понадобится операция.

Куровский быстро ответил:

— Они никогда не позволят оперировать их генсека иностранцу.

Скибинский не спасовал перед этой ремаркой:

— Это так, но если там будет что-то серьёзное, они пойдут на всё, что ни скажут специалисты. К тому же им известна репутация Шафера… ведь это действительно вундеркинд.

Куровский замолчал, обдумывая слова главного хирурга. Скибинский умел убеждать. Он подождал ровно столько, сколько нужно, а затем небрежно заметил:

— К тому же Шафер и сам собирается в скором времени поехать в Москву.

Куровский был удивлён.

— Правда?

Скибинский обезоруживающе улыбнулся:

— Да. И ты должен его отпустить. Он вчера приходил ко мне: его девушка, актриса, едет туда, чтобы принять участие в каком-то мероприятии, а он хочет взять отпуск буквально на несколько дней, чтобы поехать вместе с ней. Я согласился прочитать за него лекции и вполне могу разобраться с его операциями.

Куровский опять задумался, и опять Скибинский выдержал необходимую паузу и вклинился в его размышления:

— Феликс, по счастливому для нас совпадению, министр тоже едет в Москву с официальным визитом на следующей неделе. Настало время для решительных действий.

Куровский рассмеялся.

— В твоих устах всё звучит так, как будто сам Господь предоставил нам эту возможность.

Скибинский кивнул.

— Ты прав, Роман, и мы не должны упустить этот шанс. Когда будешь говорить с министром, постарайся сделать так, чтобы ему показалось, что это его собственная идея.

Он подался к Куровскому и подробно разъяснил оптимальный вариант разговора с министром.

Глава 12

Мирек держал в руках форму и ошарашенно смотрел на отца Хайсла. Священник сперва рассмеялся, а затем сказал вполне серьёзно:

— Я уверен, что она тебе по размеру. Не чувствуешь ностальгию по своей бывшей профессии?

Мирек покачал головой. Аня же сидела с озадаченным видом за столом. Они находились на конспиративной квартире в Вене. Через сутки должно было начаться их путешествие. Она недоуменно спросила:

— Что это такое?

Мирек бросил форму на стол.

— Это форма полковника СБ.

Он похлопал по двум медалям, прикреплённым к кителю.

— Видимо, неплохой офицер.

Повернувшись к Хайслу, он спросил:

— Объясните мне, зачем нам весь этот маскарад?

— Это идея Беконного Священника. В конце концов, ты сам там работал и хорошо знаешь их организацию. Ты знаешь их тактику, а также структуру СБ. Так что это может пригодиться тебе в трудный момент.

Мирек задумчиво кивнул.

— Хорошо, а как насчёт документов?

— Вы получите их, когда пересечёте границу Чехословакии с Польшей. И так будет на протяжении всего пути. На каждой очередной встрече вам будут менять документы на те, которые нужны на следующем этапе.

Тут Мирек вспомнил ещё кое-что.

— Ни один полковник СБ не ходит без «Макарова».

Священник мрачно кивнул и сунул руку в большую нейлоновую сумку, стоявшую у него в ногах, достав оттуда чёрный пояс с прикреплённой к нему кобурой, и передал их Миреку. Тот быстро расстегнул кобуру и извлёк оттуда пистолет, чья лаково-чёрная поверхность блеснула под ярким светом. Мирек взвесил его на ладони, испытывая явное удовлетворение, затем оттянул защёлку и вынул магазин из рукоятки. Он достал из магазина патроны и внимательно проверил каждый. После того, как он вставил их обратно в магазин и загнал магазин в рукоятку, отец Хайсл сказал, обращаясь к Миреку:

— У меня для тебя есть ещё запасная обойма.

— Хорошо. Так, значит, Беконный Священник всё-таки согласился?

Хайсл в ответ только вздохнул:

— Весьма неохотно, но что ему ещё оставалось? Правда, он сказал, что будет очень расстроен, если тебе придётся воспользоваться этим пистолетом.

Мирек довольно мрачно заметил:

— Я тоже буду весьма расстроен. А сам он в Вене?

— Я не знаю.

Мирек усмехнулся.

— Это естественно. И всё же я могу дать голову на отсечение, что он сейчас не за тысячи миль отсюда.

Хайсл в ответ только пожал плечами и стал доставать из своей сумки её содержимое, кладя предметы на стол. Сперва появилось несколько маленьких пластиковых бутылочек.

— Это средство для покраски волос. Аня уже знает, как им пользоваться. У меня для неё есть несколько париков, но на мужчине парик очень заметен.

Он положил на стол три парика. Аня взяла один из них, каштанового цвета, и надела его. Изменение в её внешности было разительным. Она провела пальцами по бровям:

— Мне придётся перекрашивать их.

Аня сняла парик и бросила его на стол. У Хайсла в руках уже был коричневый бумажный пакетик. Он вытряхнул на стол его содержимое: несколько маленьких круглых и овальных пластмассовых пластин.

— Знаешь, что это такое?

Оба кивнули. Они уже много раз пользовались такими штучками. Эти пластины, помещённые за щеку, могли кардинально менять форму лица. Хайсл положил их обратно в сумку и сказал:

— Ну тогда это всё… За исключением одного, последнего. Аня, могла бы ты выйти на минутку?

Она послушно встала и вышла. Мирек решил, что священник сообщит ему что-нибудь секретное. Но Хайсл сказал:

— Так, а теперь назови мне по порядку все явки, пароли, запасные условия и номера телефонов.

Глаза Мирека сузились в напряжении. Сразу же в голове у него возникла вся информация: имена, места связи, пароли, телефонные номера. Все твёрдо отложилось у него в памяти. Не запинаясь, он повторил все условия связи.

Хайсл удовлетворённо улыбнулся и позвал:

— Аня!

Она вернулась в комнату, и Хайсл задал ей тот же вопрос. Она также отвечала на все вопросы без запинки. Тогда священник подошёл к бару и достал оттуда бренди, налив им два бокала. Ещё в один бокал он налил вина «Тиа Мария». Один из бокалов с бренди он передал Миреку, а вино — Ане. Он поднял свой бокал и удовлетворённо сказал:

— Ну что же, вы готовы. Давайте выпьем за то, чтобы и поездка, и выполнение задания прошли успешно.

Они выпили. Несмотря на торжественность тоста, настроение у всех было невесёлое. Мирек сказал:

— По-моему, настало время объяснить, как мы пересечём границу Австрии с Чехословакией.

Хайсл минуту подумал, затем кивнул.

— Мы считаем, что это один из самых опасных участков вашего маршрута. Это единственная граница, через которую вы будете перебираться нелегальным путём. Чешско-польскую и польско-советскую вам предстоит миновать под прочными легендами и с фальшивыми документами. Мы первоначально задумывали то же самое и для первой границы, но потом решили, что в настоящий момент это слишком опасно. Так что вы поедете в качестве «сардин».

Он улыбнулся, когда увидел их удивлённые лица.

— Не пугайтесь, это просто наш профессиональный жаргон. Это значит, что вы будете переброшены в тайниках. Конечно, их размеры и комфортность оставляют желать лучшего.

Он подошёл к стене, на которой висела подробная карта Австрии и Западной Чехословакии. Он указал на точку на границе.

— Гате — через этот туннель проходят тяжёлые грузовики. Вы будете находиться в тайнике в одном из них. Он должен будет доставить станки на завод «Шкода». Этот грузовик курсирует через границу регулярно, так что чехи с местного КПП знают его. Прибытие машины на пункт Гате будет строго привязано к графику операции, независимо от загруженности трассы. Грузовик должен оказаться на КПП между восьмью и девятью утра. У таможенников в девять часов смена. Но у них заведено так, что группа, занятая проверкой очередной автомашины, не сменяется до тех пор, пока не закончит осмотр. Как любые бюрократы, чешские пограничники любят заканчивать работу вовремя, поэтому проверка в это время, как правило, бывает весьма поверхностной.

Мирек отнёсся к сказанному Хайслом скептически: у него-то был опыт проверки грузовиков на границе, когда он служил в СБ. Он хорошо знал, что скрыть такой большой тайник очень трудно. У пограничников в соцстранах немалый опыт в их обнаружении. Они обычно располагают и всем необходимым оборудованием для раскрытия подобных тайников. Старые добрые времена, когда бегущие из соцлагеря на Запад прятались в грузовиках под мешками с картошкой, давно канули в Лету. Скибор высказал свою точку зрения, но на Хайсла это не подействовало.

— Мирек, ты должен доверять нашему решению. Мы все предусмотрели. Дело поручено настоящему профессионалу. Насколько мы знаем, он перебросил за «железный занавес» десятки людей. Мы уже несколько раз пользовались его услугами.

— Кто этот человек?

— Австралиец.

На лице Мирека застыло недоумение. Хайсл весело улыбнулся и пояснил:

— В этом нет ничего удивительного, Мирек. Среди водителей международных грузовых линий можно встретить кого угодно со всего мира. Этому уже давно никто не удивляется и в Восточной Европе. Например, в числе «дальнобойщиков» много ирландцев. Но с ними мы по понятным причинам предпочитаем не связываться. Люди ценят эту работу — здесь можно зарабатывать хорошие деньги. Но транспортировка людей приносит сверхприбыль, и ею охотно занимаются.

Аня спросила священника:

— Он это делает ради денег?

Хайсл спокойно ответил:

— Да, у него чисто меркантильный интерес. Приходится хорошо ему платить, но он этого заслуживает. Он занимается подобными делами уже больше пяти лет, и у него отличная репутация. Он ещё ни разу не засветился.

Мирек взглянул на Аню. Она неопределённо пожала плечами. Хайсл добавил:

— Несмотря на повысившуюся бдительность пограничников, всё будет отлично. Через этот пункт идёт значительный поток грузов. А груз австралийца действительно важен для «Шкоды». И с документами, подтверждающими это, всё в порядке. У него в этом деле большой опыт.

К Миреку вернулась некоторая уверенность. Он спросил:

— Сколько времени нам придётся пробыть в роли «сардин»?

Хайсл осторожно ответил:

— Мы предполагаем, часов восемь — двенадцать.

— Чёрт! Это, наверное, будет похоже на тот ящик, в котором я добирался до Ливии.

Хайсл медленно покачал головой.

— Этот будет намного меньше, Мирек. Размеры тайника метр на полметра, а высота чуть меньше полуметра.

Мирек, не веря своим ушам, воскликнул:

— Вдвоём?.. В течение двенадцати часов?!

Священник кивнул:

— Да. И ещё ваш багаж в придачу. Но вы ничего не будете чувствовать.

— Что вы имеете в виду?

Хайсл вздохнул.

— Это своеобразная страховка, на которой настаивает австралиец. Однажды он вёз человека из Восточной Германии на Запад, и у пассажира вдруг начался приступ клаустрофобии, он стал кричать, так что они чуть не попались. С тех пор австралиец настаивает на специальных инъекциях, после которых пассажиры спят не менее десяти часов. Вы от этого не пострадаете, а нам такая мера предосторожности кажется вполне разумной.

Мирек и Аня рта раскрыть не успели, а Хайсл уже заканчивал свою речь:

— Кстати, о сне. Я думаю, сейчас вам надо спать. Утром немного поешьте и ничего не пейте. В этом тайнике нет никакой сантехники. — Он улыбнулся и докончил свой бренди одним глотком.

* * *

Их путешествие началось от склада, расположенного в окрестностях Линца. Хайсл привёз их туда к пяти утра. Он почти не разговаривал по пути. В принципе, они уже обсудили все вопросы.

На складе никого не было, за исключением типичного австралийца: веснушчатого, с рыжими длинными волосами и клочковатой бородой, одетого в поношенный джинсовый костюм. Он стоял рядом с огромной «сканией», покрашенной в ярко-зелёный цвет. Маленькие голубые глазки представителя Зелёного континента пытливо осматривали их. Его взгляд остановился на Ане, и он усмехнулся, сказав на искажённом, но вполне понятном немецком:

— Надеюсь, вам понравится в моём уютном гнёздышке.

Затем он показал им тайник. Его устройство было простым, но по-своему весьма оригинальным. Австралиец отвинтил большую крышку топливного бака за водительской дверью и сунул руку в горловину. Они услышали щелчок, и в нижней части борта образовалась щель. Он нагнулся, захватил пальцами и потянул панель борта вверх. Открылась крышка толщиной около шести дюймов. Австралиец подпёр её палкой и сказал:

— Эти коммуняки слишком бдительны. У них есть чертежи всех основных моделей грузовиков. Если что-либо не сходится, то они разворотят все и вся.

Он указал на ёмкость под крышкой:

— Когда-то это было частью топливного бака. Теперь количество забираемого топлива уменьшилось вдвое, но это не страшно: у меня в кузове всегда стоит с десяток больших канистр. Эти тупые пограничники думают, что я вожу в них какой-то товар, и всегда суют туда палки.

Мирек нагнулся и заглянул в тайник. Там были обитые войлоком стенки, а на полу лежал старый коврик. Вместилище не показалось ему достаточным для одного, а уж тем более для них обоих. Он так и сказал водителю. Австралиец улыбнулся, продемонстрировав пожелтевшие от никотина зубы, и проговорил успокаивающе:

— Не волнуйся, дружище. Ты будешь спокойно спать, и тебя ничто не будет волновать.

Он повернулся к Хайслу и озабоченно сказал:

— Мне позвонили из Гате. Там начинает выстраиваться огромная очередь, так что я хочу выехать пораньше, и чем раньше, тем лучше.

— Хорошо, — ответил Хайсл.

Австралиец подошёл к скамейке, стоявшей у стены, и вернулся с маленькой полированной деревянной коробочкой в руках. Он попросил Хайсла подержать её, а сам отомкнул на ней защёлку. Внутри была бутылочка с жидкостью и с полдюжины одноразовых шприцев. Он взял один шприц и наработанным движением руки набрал в него бесцветной жидкости, затем с усмешкой на лице повернулся к Миреку.

— Слушай, дружище, закатай-ка побыстрее рукав. Пора подзарядиться моим снадобьем. Сколько ты весишь?

Мирек, закатав рукав, осторожно произнёс:

— Восемьдесят шесть килограммов. Что это за лекарство?

— Это трепалин, дружище. Он погрузит тебя в сладкие сны. Правда, когда ты проснёшься, будет немного болеть голова и может появиться тошнота. Знаешь, как с похмелья. Но всё пройдёт буквально через пару часов. Трепалин подействует уже минут через пятнадцать после инъекции.

Он сжал руку Мирека чуть повыше локтя и сильно нажал большим пальцем на вену. Вена вздулась, и тогда австралиец быстро воткнул в неё иглу. Мирек следил за количеством вводимого лекарства. Буквально через пару мгновений австралиец извлёк иглу из вены и швырнул шприц в угол, затем взял другой шприц, наполнил его лекарством и повернулся к Ане.

— А сколько вы весите, мадам?

Она ответила уверенным голосом:

— Шестьдесят килограммов.

Она уже закатала рукав своего платья. Беря её за руку, австралиец заметил:

— Очень неплохо сформированные шестьдесят кило.

Она даже не поморщилась в тот момент, когда игла вошла в вену, только несколько надменно смотрела на австралийца. Тот опять швырнул использованный шприц куда-то в угол и заявил:

— Отлично! Теперь давайте будем помаленьку загружаться, а затем отправимся в народно-демократический рай.

Прощание было непродолжительным и не особенно эмоциональным. Но всё же, когда Мирек пожал руку отцу Хайслу, а Аня, прижавшись на мгновение, поцеловала его в щёку, оба почувствовали на душе какую-то тревогу и ощутили себя совсем одинокими. Этот священник, несмотря ни на что, был мудрым и любящим наставником. Он по-своему был для них учителем и другом.

Направляясь к грузовику и слушая его последние напутствия, они почувствовали, что их путешествие наконец начинается. Все их вещи были упакованы в небольшую нейлоновую сумку. Австралиец закинул её первой в дальний угол тайника, заметив при этом, что из неё выйдет неплохая подушка.

Все помещение освещалось крошечной лампочкой из верхнего угла ящика. Австралиец объяснил, что лампочка включается и выключается из водительской кабины; он выключит её через двадцать минут после того, как они окажутся в «стране chop».

Мирек полез внутрь по направлению к сумке. Его уже одолевала сонливость. Положив голову на «подушку», он ощутил кобуру пистолета, который был упакован прямо под молнией. Близость оружия его успокоила.

Аня забралась в тайник вслед за ним. Он чувствовал прикосновения её тела, пока она протискивалась в их «жилье». Она улеглась спиной к нему, его колени плотно прилегали к её ягодицам. Её волосы были рядом с его лицом. Он чувствовал, как она пытается избежать любого соприкосновения.

— С тобой все нормально? Попытайся расслабиться.

— Нет-нет, все нормально.

Но голос, которым она проговорила это, не соответствовал её словам. Ей было очень плохо, и физически, и морально. До них долетел откуда-то издалека голос Хайсла:

— Господь вам в помощь!

Затем они услышали, как захлопнулась крышка тайника, раздался звук закрывшейся дверцы кабины, и ещё через пару мгновений их «квартира» заходила ходуном — это заработал двигатель. Ещё через некоторое время они почувствовали, что машина тронулась с места. Вдруг грузовик притормозил, и Алю прижало всем телом к Миреку. Напрягшись, она пыталась отпрянуть от него. Он не выдержал и раздражённо заметил:

— Слушай, я не просил, чтобы ты разделила со мной это убежище. Ради Бога, успокойся. Я не собираюсь к тебе притрагиваться, тем более что через несколько минут мы забудемся крепким сном.

Она немного успокоилась. Он почувствовал, как из её тела ушло напряжение, спина теперь прижалась к его груди, но Аня старалась изо всех сил не касаться ягодицами его живота и бёдер.

Глаза у Мирека уже слипались. Он постарался изменить положение левой руки, которая совсем затекла, но девать её было некуда, кроме как обнять Аню. Он положил руку ей на бедро. Она даже не шелохнулась. Он чувствовал, как она все глубже погружается в сон; волосы её пахли сосной. Затем он, не отдавая себе отчёта в том, что делает, передвинул руку вверх и покрыл ладонью её левую грудь. Она вяло попыталась освободиться от его руки, но сонливость уже овладела ею. Погружаясь все глубже в сон, Мирек ощущал вздымавшуюся у него под рукой грудь Ани. Наконец он тоже заснул.

* * *

Отец Хайсл передал бинокль Беконному Священнику. Тот приложил его к глазам и настроил линзы. Было уже без четверти девять. Они сидели в машине на вершине холма в семи километрах от Гате. Перед ними был мост через пограничную реку. Через этот мост медленно, с равными интервалами шли грузовики и легковые машины. Оба священника напряжённо ждали появления зелёной «скании». По их внешнему виду нельзя было сказать, что они нервничают, но каждый из них чувствовал большое напряжение.

Наконец-то те усилия, которые они приложили, планируя и организуя эту операцию, должны были дать первые плоды. Когда зелёный грузовик австралийца переедет через мост, операция вступит в стадию реализации. До сих пор Хайсл и ван Бурх были полными хозяевами своих марионеток, но буквально вот-вот нити управления ими порвутся. Беконный Священник опустил бинокль и спросил Хайсла:

— Ты дал ему пистолет?

— Да.

Ван Бурх снова посмотрел в бинокль и задумчиво произнёс:

— Может, оно и к лучшему… Я имею в виду, хорошо, что он сам попросил об этом, что нам не пришлось впихивать ему этот пистолет насильно.

Хайсл печально заметил:

— Я тоже так думаю, Питер, но меня волнует девушка. Скибор такой решительный, такой одержимый, что не задумавшись избавится от неё, если посчитает её помехой в своей миссии. Он не станет думать дважды, прежде чем сделать это.

Ван Бурх, не отрывая взгляда от моста, мягко проговорил, как бы разговаривая сам с собой:

— Извини, но нельзя иметь все сразу. Эта его одержимость увеличивает шансы на успех. И то, что Аня едет вместе с ним, также увеличивает вероятность достижения нами конечной цели. Конечно, она подвергается немалой опасности, но наша церковь и построена на мученичестве и всегда будет им поддерживаться.

Он освободил одну руку и, указывая ею куда-то вдаль, сказал:

— В настоящий момент там наши люди подвергаются моральным и физическим пыткам. Мы должны думать о всех них. А благодаря осуществлению нашей миссии мы…

Он вдруг выпрямился и посмотрел внимательно в бинокль.

— Они! Грузовик пересекает мост!

И без бинокля Хайсл различил движущийся по мосту ярко-зелёный грузовик. Они пронаблюдали за тем, как он переехал через мост и исчез за какими-то строениями. Беконный Священник, добродушно улыбаясь, повернулся к нему:

— Все! Они пересекли границу. «Папский миссионер» в пути!

Но Хайсл не разделял радости своего патрона. У него было какое-то дурное предчувствие. Ван Бурх дружески похлопал Хайсла по плечу.

— Да ладно, чего ты волнуешься? Ты отлично их подготовил. Они не провалятся.

Отец Хайсл лишь слабо улыбнулся в ответ.

Глава 13

Аня проснулась несколько раньше Мирека. Голова у неё страшно болела. Боль растекалась от макушки к шее. Во рту ощущался привкус резины. Все конечности затекли. Рука Мирека покоилась на её левой груди. Она аккуратно сдвинула его руку на своё бедро, но рука Мирека вновь оказалась на прежнем месте. Он продолжал ритмично, глубоко дышать. Правая рука у Ани совсем затекла и потеряла чувствительность. Она попыталась напрячь все мышцы, чтобы активизировать ток крови.

Грузовик шёл на полной скорости. Аня чувствовала, как их мотало из стороны в сторону на поворотах. Она провела языком по губам и подумала: «Как долго нам ещё осталось ехать?» Она надеялась, что Мирек не проснётся до окончания их путешествия.

Но он вдруг проснулся. Сперва Аня почувствовала, как напряглось его тело, а потом расслышала тихие проклятия по поводу головной боли. Аня спросила хрипловатым голосом:

— Ты в порядке?

— Да, — пробормотал он в ответ, — но если он называет это небольшим похмельем, то мне бы не хотелось получить от него более серьёзную дозу. А ты как?

— Я тоже немного не в форме. Не знаешь, сколько сейчас времени?

Мирек поднял руку и повернул голову.

— Почти три. Австралиец оказался прав: его снадобье действует действительно около десяти часов.

Она заметила немного взволнованным голосом:

— По идее, мы скоро должны быть на месте.

Мирек резко ответил:

— Это зависит от того, сколько нам пришлось простоять на границе. Может быть, мы торчали там целую вечность. Так что вполне возможно, что в роли «сардин» нам придётся выступать ещё несколько часов. Нужно постараться выдержать это.

Она жёстко ответила:

— Я смогу продержаться столько же, сколько и ты.

* * *

Но им пришлось ждать всего полчаса. Они почувствовали, что грузовик свернул вправо. Судя по количеству ухабов, это была какая-то второстепенная дорога. Мирек, у которого в памяти хранился подробный маршрут, сказал:

— Разъезд Бловице.

Минут через пять грузовик притормозил и ещё раз свернул вправо. Эта дорога была ещё более неровной, но им не пришлось долго страдать: буквально через минуту грузовик остановился. В течение следующих десяти минут они ничего не ощущали, затем услышали слабый стук двери, который должен был означать, что водитель вылез из кабины. Ещё минуту спустя лёгкий и прохладный воздух ворвался в их темницу, и оба они вздохнули с облегчением. Мирек повернулся и посмотрел в сторону входа в тайник. В отверстии он увидел бородатое красное лицо австралийца.

— С вами всё в порядке? Проснулись вы или нет?

Аня и Мирек в ответ пробурчали:

— Все нормально.

— Отлично. Мы добрались быстрее, чем я предполагал, так что я опасался, что вы до сих пор спите. Так, ребята, а теперь вылезайте отсюда к матери-природе в гости. Сперва дамы.

Он схватил Аню за лодыжки и вытащил её наружу. Она не могла держаться на ногах без посторонней помощи. Водитель подхватил её под мышки, перетащил через дорогу и посадил на лежавший ствол дерева. Когда он обернулся, Мирек уже вылез и стоял, привалившись к грузовику. Австралиец залез в тайник, достал оттуда сумку и поставил её Миреку в ноги.

— Ну ладно, дружище, мне пора.

Мирек оттолкнулся от грузовика, прошёл несколько шагов и наконец выпрямился.

— А ты уверен, что это то самое место?

Представитель Зелёного континента уже бежал к кабине, бросив на ходу:

— Конечно. До Бловице четыре километра, если идти вон через тот холм.

Мирек огляделся вокруг. У подножия холма стояла маленькая рощица, которая отложилась у него в памяти по карте. Он махнул австралийцу. Тот запрыгнул в кабину и хлопнул дверью. Двигатель он не выключал.

— Удачи! — крикнул водитель из окошка. Взвыл мотор, и грузовик рванулся вперёд, чуть не задев сумку Мирека.

Австралиец, собственно говоря, и не ожидал никакой благодарности. Всё, что он хотел, лежало в маленьком тайничке в кабине. Это были десять пластин чистого золота.

* * *

Мирек взял сумку и повернулся к Ане.

— Пойдём, нам нужно побыстрее убраться с дороги.

Он подошёл к ней, чтобы помочь, но она отвела его руку, решив не давать повода подозревать её в физической слабости.

Был ясный, но довольно прохладный день. Вдалеке виднелись опрятные поля, но у них под ногами земля была необрабатываемой и явно неплодородной. Тот тут, то там росла островками трава да какие-то худосочные кусты.

До рощицы они добрались за полчаса. Метров через четыреста — пятьсот они вышли на просёлочную дорогу, по которой, видимо, ездили только деревенские телеги. К этому моменту занемевшие конечности у обоих отошли, и они почувствовали себя бодрее. Трава тут была зеленее и сочнее, и через некоторое время они услышали звук журчащей воды. По склону холма протекал небольшой ручей, теряясь среди деревьев и затем сбегая в поле. Аня подумала, что летом, в выходные, это, наверное, очень популярное место для проведения пикников.

Они присели у ручья. Мирек посмотрел на часы и объявил:

— Первая наша встреча — через двадцать минут. Я очень надеюсь, что она состоится и пройдёт без помех.

Он поставил сумку на траву между ними. Аня наклонилась и достала оттуда свою туалетную сумочку. Она вынула из неё пузырёк с аспирином, выложила на ладонь три таблетки и протянула Миреку. Он взял их, одобрительно хмыкнув. Затем она вынула пластмассовую бутылку с водой. После того как Мирек проглотил свои таблетки, она тоже взяла две, выпила их и поднялась, отряхивая брюки.

— Я хочу пройтись, чтобы немного согреться.

Она махнула ему рукой. Он был немного удивлён её поведением с тех пор, как началось их путешествие. Она решила показать ему, какой сильной и выносливой может быть женщина. Но она, несомненно, всё же была женщиной. Его глаза не отрывались от её фигуры, пока она шла прочь от него. Помимо тёплой нейлоновой «аляски» она надела красивые слаксы, которые подчёркивали форму её бёдер и талию. Вдруг Мирек вспомнил, как его рука лежала на её груди там, в тайнике. Он даже сейчас чувствовал её теплоту, мягкость и приятный изгиб. Тут же Мирек вспомнил и свою реакцию на их первую встречу. Как он мог представить её себе только в монашеской рясе. Отчасти это продолжалось и сейчас. Только он попытался подумать о ней в сексуальном смысле, как обтянутые слаксами формы Ани сразу же испарились куда-то в небытие, и в воображении осталось только длинное монашеское одеяние. Но теперь Мирек помнил теплоту её груди.

Она вернулась минут через пятнадцать, спустившись с холма; лицо её немного раскраснелось от этой небольшой прогулки. Она рассказала Миреку:

— Я взобралась на вершину холма и увидела Бловице. Это маленькая, симпатичная деревушка: белые домики с красными крышами, шпиль старой церкви.

Мирек уже было хотел сказать ей, что церковь эта давно не использовалась по своему назначению, но тут они услышали шум приближающегося автомобиля. Мирек поднялся с земли, и они увидели старенькую серую «шкоду», похожую на коробку из металла. Она остановилась метров за пятьдесят от них, у самой рощицы. Из машины вылез маленький человек. На нём были вельветовые коричневые брюки, просторное пальто и потёртая коричневая шляпа. Он взял с заднего сиденья старую самодельную трость и направился прямо к Ане с Миреком, с улыбкой рассматривая их. Когда он подошёл поближе, они поняли, что ему было где-то шестьдесят — шестьдесят пять лет. У него было морщинистое лицо и маленькие глазки. Приветливо махнув своей палкой, он крикнул:

— Здравствуйте, ребятки! Какой прекрасный денёк для прогулки на свежем воздухе.

Мирек сказал Ане:

— Пойдём к нему.

Он поднял сумку и, когда они вышли из рощицы, сказал мужчине:

— Да, но среди деревьев достаточно прохладно.

Лицо человека ещё больше сморщилось, когда он улыбнулся им, протягивая руку.

— О, мой племянничек Тадеуш и его жена Татаня. Я так рад, что вы доехали без особых осложнений.

Он горячо пожал руку Миреку, а Аню поцеловал в обе щеки, прямо как дядя, не видевшийся с женой племянника уже целую вечность.

— Вы отлично выглядите, — щебетал он, ведя их к машине, — а как поживает твоя мать, Тадеуш, и эта старая мегера Алисья?

— Отлично, дядя Альбин. Они шлют тебе горячий привет. А как тётушка Сильвия?

— Ах, как всегда, как всегда; не даёт передохнуть ни минуты. У неё сейчас приступ артрита, но врачи говорят, что ничего страшного.

Когда они расселись по своим местам в машине — Аня на заднем сиденье, Мирек на переднем, поведение «дяди» кардинальным образом изменилось: от добродушной болтовни он перешёл к серьёзному, деловому тону. Он быстро открыл перчаточное отделение, достал оттуда большое потёртое кожаное портмоне и, протянув его Миреку, сказал:

— Это ваши документы. Пожалуйста, внимательно проверьте их.

Мирек расстегнул портмоне и стал просматривать документы, одновременно сравнивая их с имеющейся у него информацией. Все бумаги были на месте: два паспорта на имена Тадеуша и Татани Беднарик со всеми печатями и подписями; удостоверения личности; билеты из Варшавы в Брно и обратно; несколько старых писем от друзей; его пропуск на шинный завод в Плюче; её пропуск в больницу Кухарского, где она «работала»; а также талоны на продукты, причём последние отметки на них были сделаны тремя днями раньше.

Все документы, о которых упоминал отец Хайсл, были в наличии. Мирек знал, что некоторые из бумаг настоящие, а некоторые фальшивые. Но даже со всем своим опытом работы в органах госбезопасности он не мог отличить среди них поддельные. От этого он ощутил чувство облегчения и уверенности.

— Отлично, — сказал он, закрывая портмоне и засовывая его себе в карман.

— Хорошо, — сказал мужчина, и они двинулись в путь. — Я поведу машину не очень быстро. Ведь поезд, на котором вы якобы ехали до Брно, опоздал на полчаса. А по такой дороге да на такой машине меньше, чем за два часа, от станции до места не доедешь. Ваши чемоданы в багажнике. Свою сумку оставьте в машине. Я вытащу её, когда стемнеет. Хотя наш дом расположен на окраине, но в маленькой деревне все у всех на виду. Особенно когда вдруг появляются незнакомцы.

Мирек уже было хотел спросить мужчину, с какого времени он живёт в Бловице, но тут же передумал. Отец Хайсл говорил ему, что никто из людей, которые будут помогать им, не станет задавать подобные вопросы и что они также не должны спрашивать ничего лишнего у этих людей. Мирек знал, что легенда этого человека была такова: он — пожилой электрик польского происхождения из Праги, поселившийся вместе с женой (может, и не настоящей) в маленьком домике в деревушке, чтобы провести там остаток своей жизни. После того, как Мирек и Аня проедут этот отрезок своего пути, пожилая пара решит, что данная местность им не подходит по причине своей оторванности от внешнего мира, и, попрощавшись со всеми новыми знакомыми, упакует вещички и исчезнет в неизвестном направлении.

«Электрик» повернулся к Ане, посмотрел на неё и спросил:

— Ты очень устала?

Аня с улыбкой ответила:

— Нет, дядя Альбин. Я проспала всю дорогу. Просто я очень проголодалась.

— Ну уж об этом ты не волнуйся, Татаня! Тётя Сильвия так вас накормит, что тебе всю оставшуюся жизнь не захочется больше есть.

Мирек вдруг почувствовал раздражение от этой манеры поведения старика. Тот был маленьким и, наверное, весил намного меньше Ани. К тому же было не очень-то и необходимо соблюдать их «родственные» отношения, когда вокруг не было посторонних. Он сухо спросил:

— Всё готово? Когда мы уезжаем из Бловице?

Они как раз добрались до конца просёлочной дороги и, свернув на асфальтированное шоссе, Альбин, бросив взгляд на Мирека, бесстрастным голосом ответил:

— Всё уже подготовлено. Завтра вы немного отдохнёте, а после обеда пройдётесь со мной по деревне. В кафе мы выпьем сливовицы. Следующим утром мы отправимся в маленькое путешествие: сперва посетим музей в Брно — мне, между прочим, говорили, что он вполне достоин нашего внимания, — затем мы отправимся в Остраву и проведём там ночь в небольшой гостинице. На третий день мы пообедаем в одной таверне и поедем в Дышинь, где вы и сядете на свой поезд.

Они уже миновали несколько ферм и подъезжали к деревне. Работавшие в поле люди отрывались от своего занятия, чтобы посмотреть на проезжающий мимо автомобиль — в местной округе он был большой редкостью. Аня издали заметила шпиль церкви и спросила:

— А церковь работает?

Альбин раздражённо ответил:

— Ты что, шутишь? Эта церковь уже на протяжении двадцати лет служит складом. Эти коммунисты хуже зверей.

Он говорил с такой искренней злобой, что Мирек понял: дядя Альбин — глубоко верующий человек. Может быть, он даже был одним из секретных священников, которые в этой стране рисковали гораздо больше официальных служителей церкви. Но тут Альбин остановил машину и объявил своим пассажирам:

— Вот мы и приехали!

Он подрулил к небольшому домику, стоявшему прямо у дороги. Они все вылезли из машины, и Альбин подошёл к багажнику.

Дом был двухэтажным, с маленькой клумбой перед ним, калиткой и тропинкой, ведущей к входной двери. Дверь отворилась, и из дома появилась улыбающаяся женщина. Она была полной противоположностью Альбину: высокая, полная, с гладкой кожей. Женщина выглядела лет на десять моложе, чем её муж. Она была одета в чёрное платье и вязаный жакет. Сверху был повязан фартук. Она поспешила к ним по тропинке, открыла калитку и бурно приветствовала Аню и Мирека: обнимала и целовала их несметное число раз. Затем она взяла Аню под руку и увела в дом, пока Мирек помогал Альбину выгрузить из багажника два дешёвых чемодана. Мирек огляделся вокруг. Вдоль по улице шёл пожилой человек с маленькой собачкой на поводке. Он терпеливо ждал, пока пёсик стоял с задранной ногой под деревцем. Глаза его были устремлены на Мирека.

Внутреннее убранство домика точно соответствовало его предназначению — просто временное жилище. Мебель была очень простой и дешёвой; видимо, это была подержанная мебель. Но зато аромат, исходящий с кухни, был превосходным.

Командовала в доме Сильвия. Она приказала Альбину:

— Налей им выпить!

Потом она взяла оба чемодана и сказала Ане:

— Пойдём со мной, Татаня!

Она повела Аню вслед за собой по деревянной лестнице на второй этаж и указала ей кивком на дверь наверху:

— Это туалет и душ. Извини, ванны нет, но вода в душе горячая, так что можно хоть согреться.

Она повернула направо, поставила один из чемоданов на пол и открыла ещё одну дверь. Аня вошла в комнату вслед за ней. Небольшая комната была буквально заставлена различной мебелью. Тут был и платяной шкаф, и комод, и большое кресло-качалка. Но большую часть пространства занимала широкая двуспальная кровать с розовым покрывалом. В углу стояла маленькая электрическая печь с раскалённой решёткой.

Увидев кровать, Аня почувствовала, как сердце у неё уходит в пятки. Пожилая женщина заметила её реакцию и все сразу же поняла.

— О Господи! Вы не настоящие муж и жена! Но нас об этом никто не предупредил.

Аня выдавила из себя:

— Ничего страшного.

Сильвия положила чемодан на кровать и сказала:

— Послушай-ка, я поговорю с Альбином. Он может поспать здесь с Тадеушем, а ты — в моей комнате.

Она указала на кровать:

— Мебель уже была здесь, когда мы приехали. Нам ничего не сказали, не предупредили…

От слов Сильвии Аня почувствовала облегчение, но затем это чувство уступило место чувству вины: ведь она должна быть готова к подобным ситуациям и лучше справиться с этим с самого начала. Лучше, если они с Миреком достигнут взаимопонимания сейчас, в начале их совместного путешествия. Просто ей надо привыкнуть к необходимости делить с ним постель. Она крепко пожала руку женщине, покачала головой и, улыбнувшись, сказала:

— Не надо, тётя Сильвия. Оставайтесь в одной комнате со своим мужем. Всё будет нормально.

Сильвия с сомнением смотрела на Аню. Что-то подсказывало ей, что эта девушка была совсем чистой. Она уже встречала подобных людей.

— Ты в этом уверена?

— Да, так будет лучше для меня.

— Ну ладно, пойдём вниз. Ты выпьешь и наконец поешь.

Обед состоял из наваристого овощного супа и тушёного кролика. Ко всему этому ещё были прибавлены и нарезанные от сердца ломти хлеба, который пекла сама тётя Сильвия. Беседа их была по содержанию чисто политической. Альбин рассказал о своей недавней поездке в Польшу. А Мирек очень хотел услышать новости о своей стране, хотя бы на бытовом уровне. Они говорили о «Солидарности» и о нападках на неё; о дефиците и нехватках; о возросшей ненависти к русским и, наконец, о церкви. Разговор о религии очень поразил Альбина.

Перед тем, как приняться за еду, он оглядел стол и наклонил голову, шепча молитву. Его жена и Аня немедленно последовали его примеру. Краем глаза он видел, что Тадеуш сидел выпрямившись, а на лице у него было выражение лёгкого презрения. Но когда они стали обсуждать положение церкви в Польше и польского папы в Риме, Альбин был поражён информацией, которую сообщил этот молодой человек. Мирек говорил о церкви, как о какой-нибудь политической партии. Он имел детальное представление о структуре и иерархах церкви, но говорил об этих предметах немного свысока, несколько отстраненно. Альбин в ходе разговора иногда поглядывал на девушку. Та ела молча, а на лице у неё сохранялось грустное выражение. Иногда она посматривала на Мирека, когда он говорил что-нибудь важное. В конце концов девушка вмешалась в их беседу, попытавшись переменить тему разговора. Она спросила:

— Тётя Сильвия, а где вы нашли такого отличного кролика?

Сильвия довольно улыбнулась:

— У местного фермера. Здесь все расчёты производятся по бартеру: дрова меняют на овощи, помидоры — на растительное масло и так далее.

Она указала на кастрюлю:

— За этих двух кроликов я отдала отличный кусок бекона.

— Но где же вы его взяли?

Мирек громко кашлянул, не дав Ане договорить. Он посмотрел на Альбина, который очень внимательно рассматривал кончик своей вилки. Аня сначала была в полном недоумении, но затем все поняла: Беконный Священник, видимо, недавно побывал в этих местах. Она улыбнулась Сильвии и просто сказала:

— Мясо кролика — одно из самых моих любимых блюд, и я никогда раньше не пробовала так хорошо приготовленного кролика. Но тут есть что-то, что я никак не могу определить: чуть-чуть пощипывает язык, но вкус от этого ещё лучше.

Сильвия улыбнулась мужу и сказала:

— Я научилась готовить кролика у матери Альбина. Она приехала с севера, из Леборе. А там в это блюдо всегда добавляют немного имбиря.

— Ага, вот оно что! — воскликнула Аня.

И обе женщины принялись обсуждать различные рецепты. Альбин вынул пачку сигарет и предложил одну Миреку. Тот инстинктивно взял её, хотя прошёл уже целый месяц с тех пор, когда он последний раз курил. Табак был дешёвым, а дым очень едким, но Мирек жадно его втягивал. Альбин внимательно смотрел на него сквозь дым. Миреку показалось, что старику что-то в нём не нравится, но он не мог определить, что именно. Однако это не должно его беспокоить. Эта чета — всего лишь спица в колесе. Пешки, открывающие ход ферзю. Этот пожилой человек в общем-то ничего не значил для него, но Мирек по непонятной причине не хотел, чтобы этот старик был им недоволен. Он склонился к нему и, стараясь перекричать двух женщин, сказал:

— Я… мы очень благодарны вам за всё, что вы для нас сделали, за ваше гостеприимство.

Пожилой человек сделал неопределённый жест рукой и ответил:

— Мы служим, как умеем.

Мирек кивнул, но, твёрдо вознамерившись добиться расположения Альбина, решил воспользоваться своими ораторскими способностями. Он выпустил дым через ноздри, затушил сигарету и начал:

— Раньше я думал, что понимаю значение слова «служить». Но это не так. Только за последние несколько месяцев я осознал подлинное значение этого слова. Я понял, что оно подразумевает не только повиновение и поклонение, но и бескорыстную помощь. Оказывается, служат не только за деньги, но и из бескорыстных, добрых побуждений. Я смог на деле ощутить это в вашем доме, среди вас. Вскоре мы расстанемся, и наверняка нам никогда не придётся больше встретиться, но я лично никогда не забуду вас и вашу жену. Вы ничего не знаете о нашей цели, но вы знаете о том риске, которому подвергаете себя ради нашего дела. Я никогда не узнаю ваших настоящих имён, да это, собственно говоря, и не имеет значения. Но я ни в коем случае не забуду силу воли и самоотверженность людей, которых я знал как Альбина и Сильвию Возняк.

Обе женщины уже давно замолчали, так что, услышав последние фразы Мирека, смотрели на него с любопытством. Сам Мирек был очень взволнован, ему никогда и никому не доводилось говорить подобные вещи. Он начал уже было злиться на себя, но Альбин поднялся, подошёл к буфету и вернулся с бутылкой и четырьмя стопками. Не говоря ни слова, он налил всем водки и передал стопки. Затем поднял свою и произнёс:

— Давайте выпьем за нашу Родину, за Польшу!

— За Польшу! — повторили все и осушили стаканы.

Водка смягчила раздражение Мирека. Ему стало хорошо, хотя он и сам не понимал, из-за чего. Он лишь чувствовал, что впервые в жизни окружён атмосферой искреннего дружелюбия.

Женщины поднялись из-за стола и стали убирать грязную посуду. Когда с кухни донеслись звуки, сопровождающие обычно мытье тарелок, Альбин подмигнул Миреку и взялся за бутылку. Хорошо натренированной рукой он наполнил стопки до самых краёв. В этот раз не звучало никаких тостов. Только спокойная тишина. Мирек лишь пригубил свою водку. Ему нравился алкоголь и его приятное воздействие, но он хорошо сознавал, как опасно иногда спиртное. Он мог выпить и спокойно после этого заснуть; но он понимал, что за пределами конспиративной квартиры алкоголь — его злейший враг. И знал, как этот враг с ним воюет. Алкоголь делал Мирека излишне самоуверенным, а в таком путешествии это могло иметь катастрофические последствия.

Наконец женщины вернулись обратно, и Сильвия увидела, чем занимается её муженёк. Альбину, конечно, влетело, но не то чтобы очень уж сильно. Аня объявила, что она собирается принять душ, а затем отправится спать. Она чмокнула пожилую пару и стала подниматься по лестнице наверх. Мирек внимательно следил за тем, как её ноги уходят из его поля зрения. Альбин налил ещё водки.

— Поосторожнее, — не очень настойчиво пробормотал Мирек.

Пожилой человек улыбнулся:

— Не волнуйся, эта — последняя. Она поможет тебе крепко заснуть. И не старайся проснуться пораньше… поспи подольше.

— Я постараюсь.

Мирек чокнулся с Альбином, но мысли его были далеко отсюда, наверху. Слово «спать» сразу заставило его подумать о двойной кровати и о принимающей душ Ане. Воображение рисовало ему в ярких красках, как Аня сейчас моется в душе: обнажённая, все тело мокрое; волосы под водой ещё больше блестят, чем сухие. Струйки стекают по груди, ягодицам и мягким изгибам бёдер.

У Мирека участился пульс. Он вдруг осознал, что Альбин говорит с ним о чём-то:

— Последние известия я получил неделю назад. Мне сообщили, что вы — причина участившихся усиленных проверок на границе да и в самой стране тоже. Они ставят кордоны на внутренних автомагистралях или внезапно устраивают повальные обыски и облавы. Они знают точно, за кем охотятся?

Это был вопрос, на который Мирек мог ответить. Он покачал головой.

— Они ищут мужчину, который, скорее всего, по их мнению, путешествует один. Они не знают его возраста или национальности. Единственное, что им известно, — это то, что он путешествует по Восточной Европе нелегально. Они знают пункт назначения, но не знают, откуда он выехал.

Альбин довольно улыбнулся и прикончил свою водку.

— Ну тогда опасность не так велика, как я представлял себе. Они действительно ищут иголку в стоге сена.

Он хмыкнул:

— Две иголки!.. Было очень мудро со стороны Беконного Священника послать с тобой девушку.

Мирек внимательно посмотрел на него, пожал плечами и сказал:

— Может быть…

Он тоже осушил свою стопку и встал из-за стола. Он услышал, как открылась и закрылась дверь ванной комнаты, и сказал:

— Я пойду спать. Огромное спасибо за все, Альбин.

В ванной было тепло. К тому же тут после пребывания Ани остался какой-то специфический женский аромат. Её туалетная сумочка лежала на полке. Мирек быстро раскрыл её и просмотрел содержимое: две губные помады, шампунь, тени, расчёска, краска для ресниц, пудра. В самом низу он наткнулся на нераспечатанный женский гигиенический пакет. Он поднял его и рассмотрел. Это уж никак не вязалось у него в голове с образом монахини… Вся косметика была изготовлена в Польше. Он вложил все обратно, оставив шампунь. Он знал, что в его собственной сумочке тоже должен быть шампунь, но ему почему-то очень хотелось воспользоваться Аниным.

Аня сидела на кровати и читала книгу, когда вошёл Мирек. На голове у неё тюрбаном было повязано полотенце. Ночная рубашка с длинными рукавами закрывала шею, а внизу доходила Ане до щиколоток — отец Хайсл хорошо всё предусмотрел.

Аня взглянула на Мирека. Вокруг пояса у него было повязано полотенце, а свою одежду и обувь он нёс в руках. Её глаза опустились обратно к книге. Мирек аккуратно разложил вещи на стуле и тут увидел пижаму, которую она выложила на кровать. Он улыбнулся и посмотрел на неё, но Аня не отрывала глаза от книги. Мирек ухмыльнулся и бросил пижаму на стул, сказав ей:

— Я никогда не сплю в пижаме. Обычно я сплю обнажённым, ведь это куда полезнее.

Она поглядела на него поверх книги. Он заметил огонёк раздражения у неё в глазах. Мелодраматически вздохнув, он нагнулся над своим чемоданом, порылся в нём минуту-две и извлёк оттуда широкие трусы, как у боксёра, и продемонстрировал их Ане.

— Это успокоит твои чувства?

Левой рукой он ослабил полотенце, и оно упало на пол. Он отметил, с каким изумлением она взглянула на него, прежде чем загородиться от этого зрелища высоко поднятой книгой.

— А тебе обязательно надо так делать? — зло прошипела Аня.

Мирек надел трусы и как бы между прочим заметил:

— Аня, тебе придётся к этому привыкать.

Наступило молчание, затем Аня из-за книги резко проговорила:

— Я никогда к этому не привыкну. Конечно, мне придётся считаться с твоим дурацким поведением. Но вот что я тебе хочу сказать, Мирек Скибор: для меня ты всего лишь глупенький ученик начальной школы с только что начавшимся периодом полового созревания, и к тому же не умеющий держать себя в руках в присутствии женщины. Ты попал в дом уважающих Бога пожилых людей. И тебе придётся считаться с этим! Попытайся хорошенько это запомнить!

Сказанное ею разозлило Мирека. Особенно ему не понравилось то, что она сказала насчёт «глупенького ученика начальной школы». Он так же резко ответил:

— Я нахожусь на конспиративной квартире, которая была задействована только для осуществления моей миссии. — Он сделал ударение на слове «моей». — Ты здесь только для создания антуража, хотя при этом ещё наслаждаешься музеями, поглощаешь чёртовых кроликов с имбирём, посещаешь известные таверны. И не докучай мне своим идиотским морализаторством. Ты, чёрт побери, только что восхищалась великими творениями искусства в музее во Флоренции. Некоторые из них были приобретены твоей великой могущественной церковью. Эти произведения изображают плоть: женщин с обнажённой грудью, голых мужчин, у которых все, абсолютно всё выставлено на показ публике… Но ведь в реальной жизни это грешно?! Я скажу тебе, Аня Крол, что это просто обыкновенное лицемерие. И это не слепое лицемерие, это сознательное лицемерие! Слушай, ты что думаешь, эти Ботичелли писали свои картины с помощью воображения? Ха-ха! Они же использовали живые модели! Так что, исходя из твоей логики, они грешили, когда создавали творения искусства для твоей любимой церкви.

Аля продолжала смотреть в свою книгу, изображая, что не слушает его, и Мирек немного сбавил тон:

— Ну да ладно! Чего я буду спорить с человеком, который даже не способен со мной спорить, который остаётся в заблуждении из-за своих слепых предрассудков.

Он откинул свою часть покрывала и лёг в кровать. Под ним заскрипели пружины: матрац был очень мягким. Аня поняла, что из-за его большого веса перекос будет в сторону Мирека.

— Что это ты так заинтересованно читаешь?

Как и каждый, кому задают подобный вопрос, она закрыла книгу и посмотрела на обложку.

— «Буря» Стефана Озовского. Это дала мне Сильвия.

Мирек рассмеялся:

— Я должен был догадаться раньше! Однажды я читал эту книгу. Я был очень тронут, когда в конце книги герой нашёл утешение в Боге и Церкви.

Аня взглянула на него и заметила у него на губах ироническую ухмылку. Она обратилась снова к книге, но ей было сложно сконцентрировать внимание, так как она ожидала следующего колкого замечания по поводу своего чтения. Поэтому она решила идти в бой первой:

— Ты хочешь спать? Может, мне выключить свет?

— Нет-нет, ничего страшного.

Она не хотела ни продолжать читать, ни беседовать с ним. Больше всего она хотела выключить свет. Мирек спросил её:

— Ты, наверное, никогда не читала Кунга? Я даю голову на отсечение, что тебе не давали читать подобные книги в монастыре.

— Это так.

Мирек взбил подушки и улёгся поудобнее. Аня ожидала неизбежного продолжения разговора.

— Кунг — это просто гений нашего времени, к тому же очень радикальный. К его главному тезису, наверное, присоединилось бы приличное количество ваших священников.

— Да? — спросила она с явной скукой, но Мирек этого как будто не заметил.

— Конечно. Это очень увлекательно. Видишь ли, Кунг считает, что обет безбрачия и целомудрие два совершенно разных понятия. Все служители церкви, конечно же, должны подчиняться правилам, представляющим их своеобразный кодекс чести. И изменить это может только личная булла папы, которая разрешает им обратное. Кунг считает, что обет безбрачия, который был принят церковью тысячу шестьсот лет назад, означает только то, что служители церкви, подчиняющиеся этому обету, всего лишь не могут сочетаться с кем-либо законным браком. Но он не считает, что этим обетом запрещается секс. Если священник или монахиня женятся, то они автоматически нарушают свой обет безбрачия и не могут более оставаться служителями церкви. А вот если священник или монахиня вступают с кем-либо в половую связь, то они могут замолить свои грехи перед богом.

Он взглянул на Аню:

— Тебя это не интересует?

— Честно говоря, не очень.

Она захлопнула книгу и положила её на прикроватную тумбочку. Свет выключался с помощью шнура, свешивающегося с потолка. Она дотянулась до него и дёрнула. Мгновенно всё покрылось кромешной тьмой, и Аня сказала:

— Давай попробуем заснуть побыстрее.

Улёгшись поудобнее, она услышала тихий смех на соседней подушке. Она взбила свои подушки. Он сделал то же самое. Она отодвинулась от него как можно дальше. Мирек не спеша улёгся поудобнее. В течение минут двадцати ничего не было слышно, затем Мирек зевнул и повернулся к ней. Аня почувствовала, как участилось его дыхание. Она вся сжалась в комок от прикосновения его руки к её бедру. Мирек медленно провёл рукой по её ягодицам. Аня с силой оттолкнула его руку. Он повернулся на другой бок и засопел. Прошло ещё двадцать минут. Аня стала засыпать. Тут Мирек вновь повернулся к ней. На этот раз его рука начала свой путь от талии и выше. И опять Аня с силой отбросила его руку.

— Ты меня не обведёшь. Я же знаю, что ты не спишь, так что прекрати все это.

Он лёг на спину, больше не прикидываясь спящим. Шторы были плотными, так что в комнате стояла кромешная тьма. Минут через десять Мирек спокойно сказал:

— Аня, ничего, если я помастурбирую?

Она отпрянула в сторону, рукой пытаясь нащупать шнур. Наконец дотянулась до него и дёрнула. Мирек прикрыл глаза ладонью, чтобы защитить их от неожиданного яркого света. Из-под руки он сказал:

— Знаешь, ты просто-напросто не понимаешь многих вещей о мужчинах. Да это, собственно говоря, и неудивительно. Так что ты лучше послушай меня. Я очень возбуждён, и это понятно. А когда мужчина возбуждён, он затем получает либо облегчение, либо боль в яичках. Их ещё называют «орехи любовника». И сейчас со мной происходит как раз это. Так что я не могу заснуть.

Она внимательно посмотрела на него, задыхаясь от гнева, затем спустила ноги на пол и потянулась к подушке.

— Делай всё, что хочешь, животное! Я лично спускаюсь вниз и буду спать в кресле.

Он подвинулся к ней и сжал её руку.

— Нет-нет, не уходи! Я не стану этого делать.

Она попыталась высвободить свою руку, но он держал её очень крепко. Как бы извиняясь, он сказал:

— Аня, успокойся, я обещаю, что не стану этого делать и не стану к тебе прикасаться. Тебе не придётся спать в кресле. Если ты хочешь, я пойду вниз, но там я тоже не засну, потому что там холодно.

Она попыталась вырваться, но он не отпускал её:

— Аня, пожалуйста, не надо. Я не буду тебя трогать. Я клянусь памятью своей матери.

Он уже не прикрывал глаза. Она посмотрела в них и поверила ему.

Опять темнота и тишина в течение десяти минут. Затем опять раздался его голос:

— В этом нет ничего плохого. Просто старые заблуждения накладывают на это табу, но в общем-то мастурбация — это не такая уж и плохая вещь. Доктора, психиатры скажут тебе то же самое.

Она гневно зашептала:

— Ты же клялся именем своей матери!

— Я обещал не трогать тебя, и я не стану этого делать до тех пор, пока ты сама этого не захочешь.

Она заткнула уши, но его голова была очень близко и голос звучал совсем рядом:

— Ты никогда не пробовала этого? Лёжа на своей кровати в келье, опуская руку всё ниже и ниже, лаская себя пальцем?.. А может, ты пользовалась свечой?

Что-то в голове у неё взорвалось. Он почувствовал её неожиданное движение. Зажёгся свет, на миг опять ослепив его. Она стояла у кровати, рыдая от гнева и презрения к нему, тяжело дыша.

— Хорошо, хорошо! Ты хочешь увидеть обнажённую монашку? Хорошо!

Она нагнулась и подняла подол своей ночной рубашки сначала до талии, а затем сняла её через голову, швырнув на пол. Под ночной рубашкой Аня носила кружевной белый лифчик и маленькие голубые трусики. Она расстегнула лифчик на спине, бросив его тоже на пол. Голос у неё начал срываться:

— Ты хочешь увидеть голую монашку? Смотри же, смотри!

Она спустила трусики, вся дрожа, затем перешагнула через них и выпрямилась. Её грудь высоко вздымалась, в глазах у неё было бешенство.

— Смотри же, Скибор. Вот тебе обнажённое тело монашки, если это то, чего ты хотел. Хочешь его почувствовать? Почувствовать обнажённое тело монашки?

Аня обошла кровать и оказалась прямо перед ним. Она махнула на него рукой:

— Почувствуй тело монашки! Войди в тело монашки, если ты так хочешь этого!

Он опёрся на локти. В голове у него был полный беспорядок. То, чего он хотел, было в десяти сантиметрах от него. Он чувствовал её запах. Его глаза поднимались всё выше и выше. Возбуждение в нём возрастало. Свободная рука его, чисто инстинктивно, двигалась по её телу все выше: от живота к высоко вздымающейся груди. И тут взгляд его достиг её лица. По щекам девушки ручьями текли слёзы, рот был открыт, а губы дрожали так же, как и все тело. Её глаза были сужены и в них можно было видеть только нестерпимую боль. Сквозь слёзы Аня простонала:

— Делай, что хочешь, но, господи, перестань глумиться надо мной!

Его рука моментально упала, он повалился обратно на кровать и закрыл глаза руками так, как будто хотел остаться слепым на всю жизнь.


На рассвете лучи света проникли в комнату даже через плотные занавеси, неясно осветив кровать. Мирек лежал на правом боку, у самого края кровати. Аня лежала посередине, на левом боку, её рука покоилась у Мирека на талии. Они оба крепко спали.

Она проснулась через час после рассвета, слабо осознавая происходящее. Сквозь остатки сна Аня смутно поняла, что лежит рядом с Миреком. Она вся сжалась в комок и вспомнила, что ночь была достаточно холодной. Наверное, во сне она инстинктивно потянулась к теплу человеческого тела.

Сейчас Аня боялась даже пошевельнуться, ведь это могло разбудить его. В течение следующих десяти минут она пребывала в дрёме, но вдруг услышала из кухни снизу звон посуды. Медленно, очень аккуратно она убрала свою руку, тихо слезла с кровати и включила электропечь.

Пока она одевалась, он продолжал мирно посапывать. Уже у двери она посмотрела на него. Во сне он выглядел спокойным и даже с усами казался намного моложе своих лет. Ноздри слегка раздувались, когда он дышал. Аня смотрела на него минуту-другую, затем тихо открыла дверь и вышла.

Глава 14

Джордж Лейкер насвистывал за рулём. Его огромная «скания» неслась по шоссе в сторону Гате. Джордж насвистывал мелодию из любимой рок-оперы. Он слышал её ещё дома, в Мельбурне. Австралия была за многие тысячи километров от него, но он не скучал по своей родине.

Джордж насвистывал только тогда, когда ему было хорошо. А хорошо ему было только тогда, когда у него были деньги. Чем больше у него было денег, тем счастливее он был.

Это была особенно удачная для него поездка. Всего два дня, а он получил огромные деньги: двадцать унций золота за то, что отвёз за «железный занавес» молодую супружескую пару, и две тысячи фунтов за то, что вывез на Запад двух стариков. Джордж сменил мелодию и подумал вдруг об этих стариках, лежащих в тайнике. Это были русские евреи.

Лейкер никогда не задавал лишних вопросов подобным людям, но он всё же догадывался, что им не удалось легально эмигрировать из России, так что они каким-то образом пробрались в Чехословакию — может быть, по краткосрочной туристической визе. Да его это и не интересовало. Единственное, что его занимало, — это две тысячи фунтов, появившиеся на его банковском счёте в Швейцарии. Их внесли родственники стариков из Израиля или, может быть, какой-нибудь еврейский фонд поддержки соотечественников.

Супруги были в преклонном возрасте, но в то же время бодро настроены. Они с готовностью восприняли инъекции трепалина, как будто в вены им вводили чистое золото.

Австралиец взглянул на часы, затем на доску приборов. Сделав быстрый подсчёт в уме, он решил прибавить скорость, хотя и опасался напороться на дорожную полицию.

Тут Джордж усмехнулся. Штраф за превышение скорости — ерунда по сравнению с тем, сколько он заработал за эту поездку.

А в Вене его ждала Эльза… Эльза с длинными ножками. И Лейкер опять засвистел.

* * *

В двадцати километрах от Гате он прекратил свистеть, почувствовав, что с мотором его «скании» что-то творится. Опять этот чёртов топливный насос!

Уже целый месяц он мучается с этим вонючим насосом. Хорошо хоть, что купил запасной в Вене. Он лежал в ящике для инструментов, но у Джорджа не было времени менять его во время этой поездки. Это была продолжительная и очень кропотливая работа. Придётся отремонтировать свою старушку в Гате.

Он ослабил давление на газ. Грузовик тащился так медленно, что за последующие полчаса проехал всего пятнадцать километров. И всё же, не дотянув шести километров до Гате, мотор зачихал и совсем перестал тянуть. Выругавшись, Джордж остановился и взглянул на часы. Починка займёт минут сорок пять, да и на улице было холодно.

Всё-таки Джордж решил заняться ремонтом, ведь у него за поездку образовался запас времени. Старики проснутся часа через два, да и проснувшись, будут лежать смирно. Похоже, ни у кого из них нет синдрома клаустрофобии — он вспомнил, как они охотно залезли в тайник.

Он открыл дверь, спрыгнул на землю, достал из багажника ящик с инструментами и, засучив рукава, принялся за работу.

* * *

Спустя два часа «скания» Лейкера встроилась в очередь грузовиков на КПП в Гате. Перед ними было восемь грузовиков. Частные легковые машины и маленькие фургоны стояли в другой колонне. Джордж выключил мотор, достал из бардачка документы, вылез из кабины и направился прямиком в таможенный зал. За стойкой один водитель растолковывал что-то таможеннику. Ещё шестеро терпеливо ожидали на скамейке. Лейкер узнал одного из шести. Это был ирландец лет сорока. Джордж встречал его тут уже не в первый раз. Ирландец специализировался на перевозках ковров с Востока на Запад.

Джордж подошёл к нему, и они пожали друг другу руки. Лейкер спросил ирландца:

— Сегодня один таможенник?

Ирландец ответил с характерным акцентом:

— Да нет, там ещё один занимается легковушками. Остальные двое возятся с бумагами.

Лейкер метнул взгляд на часы. Дело затягивалось.

— Удачная была поездка? — спросил ирландец.

— Да, вполне, если бы не накрылся этот чёртов насос. Хотя у меня, к счастью, был запасной.

Ирландец захихикал и сказал заговорщицким тоном:

— Недалеко от Остравы я обскакал Эрнста Крюгера. Пар шёл у него из-под капота и из ушей. Он подобрал симпатичную немочку, пообещал довезти до Вены. Но она очень торопилась, так что я сделал благое дело и подхватил её, чтобы она с этим придурком долго не засиживалась.

Лейкер засмеялся:

— А где она сейчас?

Ирландец хитро подмигнул Джорджу:

— Отдыхает у меня в кабине. Похоже, она по натуре очень щедрый и благодарный человек.

Водитель, стоявший у стойки, взял свои документы, пробормотал таможеннику слова благодарности и быстро ретировался. Другой водитель, сидевший с краю, встал и подошёл к стойке. Остальные расселись на скамейке поудобнее. Лейкер спросил ирландца:

— Слушай, друг! А я тебе не рассказывал о той подруге, которую я снял в Праге пару месяцев назад?

Ирландец в ответ покачал головой. Тогда Лейкер, усмехнувшись, обратился к воспоминаниям.

— Господи, это была сумасшедшая нимфоманка. Она ещё и минуты не пробыла у меня в кабине, как…

Но тут его голос резко оборвался: в зал вошёл капитан СТБ — чешской секретной полиции, а занимается она, как известно, только серьёзными делами. На офицере были лакированные чёрные ботинки, на его губах играла лёгкая, какая-то загадочная улыбка. Он стал внимательно разглядывать всех водителей, сидевших на скамейке, как будто пытаясь увидеть у кого-нибудь на лице признаки чистосердечного раскаяния. Затем он вежливо спросил:

— Кто из вас Дж. Лейкер?

Сердце у Лейкера ушло в пятки; он медленно поднял палец. Капитан продолжил:

— Вы водитель «скании» с номером AGH5034D?

Лейкеру стало совсем плохо. Он сам не слышал себя, когда отвечал:

— Да… А что случилось, капитан?

Тот в ответ улыбнулся:

— Проблема заключается в том, что из вашей машины доносятся какие-то странные звуки. И они, Лейкер, очень похожи на человеческие стоны.

Джордж так и остался сидеть, не смея даже пошевелиться или сказать что-нибудь. Ирландец отодвинулся, наблюдая за австралийцем с некоторым сочувствием. Так же сделали и все остальные. Капитан сказал:

— Я думаю, вам лучше пройти со мной и объяснить нам на месте этот необыкновенный феномен.

Эти мягко сказанные слова прозвучали для Лейкера, как смертный приговор.

* * *

Спустя двадцать минут Лейкер сидел за железным столом напротив полковника СТБ. Капитан стоял рядом. Выражение лица у него было удовлетворённым. На руках у Лейкера были наручники. Сквозь зарешечённое окно доносился звук сирены «скорой помощи».

Полковник пододвинул к себе блокнот, взял перьевую ручку и, подумав, написал на обложке большими печатными буквами: «Джордж Лейкер». У него было лицо человека, привыкшего писать документы. На груди у полковника были орденские планки. Награды достались ему, по всей вероятности, не за храбрость, а за усердие. Он поднял взгляд на Лейкера. Глаза у него были прищурены так, будто он хотел избежать попадания в них сигаретного дыма. Как будто бы намекая на что-то, полковник вынул из кармана старый серебряный портсигар и закурил. Он даже не предложил закурить капитану, не говоря уже о Лейкере. Полковник выпустил облако дыма в потолок и сказал:

— Вам не повезло, Лейкер! У старика, наверное, было плохое сердце. А инъекция, которую вы ему сделали, могла ещё более усугубить его состояние. Вы нам об этом обязательно расскажете. Его любимая жена просыпается, находит своего муженька окостеневшим и бьётся в истерике. Вам очень не повезло. Буквально через полчаса вы были бы уже в Австрии.

Его голос был мягким и спокойным. Вдруг он ожесточился.

— Я даже не стану напоминать вам, опытному человеку, о том, какое наказание ждёт вас за то, что вы пытались вывезти из нашей страны опасных преступников.

Лейкер нашёл в себе силы ответить:

— Эти двое не были преступниками.

Полковник выпустил в него облако дыма.

— Они совершили преступление, Лейкер. Оно стоит десяти лет строгого режима. Это, по нашим законам, минимум. Для вас, как соучастника, может быть и больше. Всё будет зависеть от степени вашего содействия.

Он выжидательно покрутил в руках ручку.

— Теперь расскажите мне, где и как вы их подобрали, а также поясните, через кого они нашли вас.

Лейкер задумался. В голове у него сейчас прокручивались десятки возможных вариантов ответа. Вообще он был сильным человеком. И физически, и морально. Все водители грузовиков, работавшие на Востоке «налево», хорошо знали условия игры. Лейкер уже почти пять лет занимался этим бизнесом, и на его счёту уже скопилось около двухсот пятидесяти тысяч долларов. Для того чтобы потратить эти деньги, ему нужно время. И за это время он готов отдать что угодно. Сейчас ему всего сорок семь лет, а когда его выпустят, будет уже шестьдесят. Он выйдет сломанным жизнью стариком.

— Ну так что же? — нетерпеливо настаивал полковник.

Лейкер поднял руку. Он резко сказал:

— Подождите немного, дайте мне подумать.

Он думал в течение двух минут, а полковник в это время постукивал ручкой себя по носу. Наконец Джордж сказал:

— Ладно, полковник. Я думаю, что мы сможем договориться. Мы заключим хорошую сделку.

Полковник громко рассмеялся.

— Идиот, мы тут не заключаем ни с кем никаких сделок. Либо ты помогаешь нам, либо проводишь остаток своих дней за решёткой. Так где же ты их подобрал?

Лейкер подался вперёд:

— Да, я знаю, как работает ваша система. Я изъездил эту страну, а также Румынию, Польшу, Восточную Германию, Югославию, Болгарию, да и саму Россию тоже. Мы, водители грузовиков, как люди одной профессии и одних интересов, общаемся между собой. У нас в руках вся самая секретная информация. Бьюсь об заклад, я знаю, как работает ваша система. Когда вы узнаете, о чём я готов дать показания, вы сами попросите меня заключить сделку. Но я буду иметь дело уже не с вами и даже не с вашим боссом.

Он откинулся на стуле и стал ждать. Он знал все о мышлении этих людей. Слово «босс» сразу заставляет более внимательно подходить к делу. Полковник метнул взгляд на капитана и сказал Лейкеру:

— Продолжайте!

Лейкер решил воспользоваться своим преимуществом.

— Вы знаете, с сигаретой я лучше все вспомню.

Полковник недовольно уставился на Джорджа, но всё-таки достал из кармана свой портсигар, открыл его и подтолкнул вместе с зажигалкой к Лейкеру. Тот протянул руку, насколько это было возможно, взял одну сигарету и потянулся к зажигалке, потрёпанной «Зиппо».

— Наверное, она досталась вам во время войны?

— Я не так уж стар. А теперь говори и не трать попусту моё время.

Лейкер глубоко затянулся, наслаждаясь ароматом сигареты. Когда он заговорил, дым пошёл у него изо рта и ноздрей.

— Что случилось двадцать третьего числа прошлого месяца, полковник?

— Слушай, ты! Тут вопросы задаю я!

Но голос его осёкся, когда он вспомнил, что это была за дата, что за событие произошло в тот день. Это выглядело почти комично. Лейкер, посмотрев на него, улыбнулся.

— А я вам скажу, полковник. В этот день вы получили особые указания. Суть их заключалась в том, чтобы ужесточить меры предосторожности на вашем участке до максимума. Могу высказать предположение, что подобные указания получили все начальники пропускных пунктов на всей территории стран соцлагеря. И уж наверняка вдоль советской западной границы — от Балтийского до Чёрного моря.

Он ещё раз затянулся. Полковник смотрел на него уже совсем по-другому.

— И тут нет ничего удивительного, полковник. Мы, водители грузовиков, ездим по всем социалистическим странам. Мы болтаем друг с другом. В наших, так сказать, кругах мы много рассуждаем по поводу причин усиления мер предосторожности на границах. Ведь это вызвало определённые проблемы. Товарооборот сразу упал, даже в пределах соцлагеря. От этого сильно пострадал туристический бизнес. Все эти проверки на дорогах, сверки паспортов и удостоверений личности — огромные затраты средств. Это дорого обходится вашим правительствам. И это ведь не какие-то там двухнедельные учения.

Он замолчал на некоторое время. Возникла напряжённая пауза. Наконец полковник сказал:

— Ну и что из этого?

— Так вот… У вас тут царит паника. Вы кого-то ищете. И похоже, вы ищете кого-то определённого… шпиона, например. Может, кого-нибудь поважнее, чем просто шпиона. А точной информации у вас нет. Вы не знаете, здесь он или нет, а если здесь, то где именно.

Опять наступило молчание. Полковник вдруг всерьёз задумался о досье, которое пришло к нему в управление утром. Это досье должно было оказаться у него на столе настолько срочно, что его послали непривычным и дорогим путём — по факсу. К досье были приложены фотографии. Но он опять только спросил:

— Ну и что из этого?

— Я вполне уверен, что мог бы вам помочь найти этого человека.

Полковника это замечание не убедило. Он скептически ответил:

— Ты блефуешь, Лейкер. Ты всего лишь жалкий шоферюга, возящий туда-сюда преступников. У тебя в голове какие-то миражи. О нас не волнуйся. У нас просто продолжительные учения.

— Чёрт вас дери! Да вы просто не можете взять на себя риск заключить со мной сделку.

Лейкер швырнул сигарету на пол и затоптал её каблуком.

Полковник посмотрел на капитана.

— Когда этот тип въехал в Чехословакию?

Капитан встал по стойке «смирно».

— Два дня назад, товарищ полковник, через этот КПП. В восемь сорок пять утра.

— Куда он ехал?

— В Брно. Он вёз запчасти для завода «Шкода».

Полковник задумчиво замолчал. Лейкер взял ещё одну сигарету. Наконец полковник спросил австралийца:

— Ты ввёз кого-то в Чехословакию?

Лейкер выпустил дым.

— Полковник, я думаю, что настало время позвать вашего босса… большого босса.

* * *

Спустя четыре часа на столе у Олега Замятина зазвонил телефон.

Звонил резидент КГБ в Праге Гарик Шолохов, старый приятель Замятина. Он был крайне возбуждён. Послушав его секунд двадцать, Замятин очень заинтересовался тем, что ему сообщили. Несмотря на то, что разговор записывался, он взял блокнот и стал делать в нём какие-то пометки. Изредка при этом он бросал взгляд на огромную карту, висевшую на стене. Наконец он сказал:

— Отлично, Гарик! Австралиец опознал его по фотографии? Отлично. Да, с усами… Конечно, это ловко — послать с ним женщину… Теперь слушай! Очевидно, деревня будет их первой остановкой. Может быть, они все ещё отсиживаются там. Нужно тщательно оцепить деревню. Поставь кордоны на всех дорогах в радиусе пятидесяти километров от этого места. Если надо, используй войска. Никто не должен выехать оттуда, пока не приедешь ты! Начинай действовать прямо сейчас. Я жду твоего звонка.

Он положил трубку и, улыбаясь, посмотрел на трёх майоров, напряжённо наблюдавших за ним. Затем он встал из-за стола, подошёл к карте и сказал:

— Благодаря отличной работе майора Гудова и ещё заслуженному везению мы подобрались к ним вплотную.

Он указал пальцем на точку на карте:

— Вот здесь он пересёк границу в компании молоденькой девицы, будучи спрятанным в тайнике грузовика одного типа. Он был высажен вот здесь, в четырёх километрах от деревни Бловице. Это произошло два дня назад. Только бы он был в этом месте до сих пор!

Он прошёл обратно к столу и поднял трубку телефона. Через полминуты Шолохов опять был на связи. В течение пяти минут Замятин отдавал ему подробные указания, затем повесил трубку и взглянул на часы. Было девять сорок пять. Он попросил соединить его с Виктором Чебриковым. Ожидая связи, он думал о даче в Усове и о генеральских погонах.

* * *

Чебриков сообщил Андропову последние новости во время завтрака в личной столовой Генерального секретаря.

У Андропова было плохое настроение. Он воспринял информацию без энтузиазма, которого ожидал Чебриков.

Глава КГБ заметил:

— Юрий, деревня уже обложена плотным кольцом. У нас есть отличные шансы поймать эту рыбку в течение ближайшего часа.

По случайному совпадению они ели селёдку. Андропов взял кусочек в рот, без удовольствия прожевал его, с трудом проглотил и ответил:

— Виктор, ты знаешь, рыбку никогда не надо считать пойманной, пока она не лежит у тебя на дне лодки… К тому же, если не убить эту рыбку сразу, то она может и ускользнуть.

Чебриков вздохнул. У его босса был плохой день. Не с той ноги встал, что ли? Бледное лицо Андропова было похоже на лицо мертвеца. Перед завтраком он уже наглотался разных лекарств.

Наконец сам генсек прервал молчание:

— Если вы его не поймаете, он уже к десятому числу будет в Москве.

Он взглянул на Чебрикова. Тот явно не понял, откуда генсек взял такую точную дату. Тогда Андропову пришлось разъяснить:

— Подумай хорошенько, Виктор. Десятого числа папа отправляется на Дальний Восток. Беконный Священник и его ребята решат, что попытка покушения на его жизнь состоится именно там. Им известно от этой сволочи Евченко, что некоторые из наших выступают против этой операции. Например, Черненко и Горбачев. И в Ватикане понимают: если я завтра умру, то вскоре ты получишь указание отменить мероприятие.

Чебриков согласно кивнул. Он хорошо знал тонкости советской системы руководства и то, как она действовала. Если Андропов умрёт, то ему предстоит борьба за собственное выживание.

— Юрий, я обещаю тебе, что мы его поймаем и сразу же убьём. Одновременно хочу заверить, что меры по обеспечению твоей безопасности усилены до максимума.

И тут Андропов впервые за весь разговор улыбнулся.

— Я знаю, что могу положиться на тебя, Виктор. К тому же с седьмого числа я ложусь в институт на лечение. А это, я думаю, самое безопасное место в мире. К тому времени, когда я закончу курс лечения, папа будет отдыхать в раю, если только он существует.

* * *

Туманным утром, в восемь тридцать по местному времени, Гарик Шолохов прилетел на вертолёте в маленькую деревушку Бловице.

Все местные жители, в том числе дети, ожидали, что же произойдёт на площади перед деревенской церковью. Все нервничали, зная, что их деревня окружена солдатами, но не зная почему.

Буквально через несколько минут после прибытия Шолохов понял, что интересующие его лица уже исчезли этим утром. Когда его люди начали работу по разборке дома Альбина, Гарик подошёл к машине связи и отдал всем подразделениям приказ искать серую «шкоду» с номерным знаком TN 588179. На случай, если номер заменён, необходимо останавливать все «шкоды» выпуска до 1975 года и тщательнейшим образом их обыскивать.

Шолохов знал, что этот приказ доставит людям массу неудобств, но сейчас это его не волновало. Он передал по рации подробное описание внешности обоих мужчин и обеих женщин. Он предупредил, что это опасные люди, а особенно — молодой человек.

Сделав все это, он позвонил Замятину. Он кожей чувствовал растущее разочарование полковника, по мере того, как докладывал ему о ситуации.

— Ты не беспокойся, Олег. Они не могли уйти далеко. Они, наверное, ещё и не подозревают о том, что мы сидим у них на хвосте. Их легендой было путешествие вместе с дядей и тёткой по Чехии. Они должны поддерживать легенду. Так что они где-то здесь.

Замятин тут же пустился объяснять Шолохову, что необходимо сделать. Гарик остановил его:

— Давай сперва я расскажу тебе о том, что сам уже предпринял. Это сэкономит время.

Он быстро перечислил все приказы и указания, которые только что отдал, и сообщил о мероприятиях, которые собирался осуществить в ближайшее время.

Когда он закончил, Замятин после небольшой паузы сказал ему:

— Отлично! Похоже, ты учёл абсолютно все. И ещё, Гарик, сразу же свяжись со мной, как только появятся какие-нибудь новости.

— Конечно, Олег.

Глава 15

Пейзаж был великолепным. Альбин и Сильвия прекрасно играли роль пожилой пары, вывезшей на природу молодых родственников. Они сидели спиной к реке, стараясь не загораживать прекрасный вид от восхищённых взглядов Ани и Мирека. Их стол находился на деревянном плотике, который покачивался у самого берега. Плот был застеклён, чтобы обеспечить защиту от ветра и холода. Благодаря этому создавался парниковый эффект, и внутри маленькой кабинки было тепло.

Они плотно позавтракали и выпили полторы бутылки отличного болгарского вина. Казалось, все вокруг располагает к душевному спокойствию. Только Сильвия никак не могла успокоиться из-за своего любопытства. Она до сих пор не могла понять, что за отношения связывают этих молодых людей. Она терялась в догадках, что же произошло между ними прошлой ночью.

И она, и Альбин слышали неясный спор. Они не могли различить слова, но злой голос Татани проникал в их комнату даже сквозь стены. Альбин уже было собирался пойти к ним и вмешаться в их спор, но Сильвия, несмотря на своё любопытство, не позволила ему этого сделать. Тем не менее, после того, как голоса в комнате Мирека и Ани постепенно стихли, Сильвия тихо прошла в ванную, затем, выйдя оттуда, подкралась к их двери и стала прислушиваться. Она смутно слышала голос Мирека. Она не разобрала слов, но тон был весьма странным. Было похоже, что он просит у Ани прощения. Так продолжалось минут десять, затем воцарилась абсолютная тишина.

На следующее утро Татаня первой спустилась на кухню и помогла Сильвии приготовить завтрак. Она была совершенно спокойной и вела себя так, как пациент ведёт себя после серьёзной операции.

А за завтраком стало совершенно очевидно, что все произошедшее ночью сильно повлияло на Мирека. Он был угрюм и молчалив, но по отношению к Ане — исключительно вежлив. И так продолжалось всё время их путешествия — в музее в Брно и сейчас, в этом ресторане. Мирек был очень внимателен к Ане, помогал ей выйти из машины, снять пальто, пододвигал стул, когда она садилась. Всё это выглядело так, как будто он пытался загладить вину перед любимой женой. Альбин заметил помимо этого, что Мирек всё время не разлучался со своей нейлоновой сумкой. И даже сейчас она висела на спинке его стула.

Мирек подался вперёд, взял бутылку и налил немного в Анин бокал. Она попыталась было протестовать, но Мирек только улыбнулся и сказал:

— Ты выпила всего лишь один стакан, так что тебе можно ещё немножко.

Оба пожилых человека заметили это, но ничего не сказали. А Аня подчёркнуто вежливо ответила:

— Спасибо тебе большое, Тадеуш.

Он кивнул так, как будто признавал свою ошибку, но не совсем ещё успокоился.

Альбин взглянул на часы и попросил официанта принести счёт, сказав молодым людям:

— До Щецина тридцать километров, а ваш поезд уходит через час.

Когда они выходили из ресторана, Альбин и Сильвия, держа друг друга под руку, двигались впереди. Вдруг Альбин резко остановился, так что Мирек чуть не сбил его с ног. Но, взглянув через плечо Альбина, он понял причину, по которой тот так внезапно замер.

Их серая «шкода» стояла метрах в сорока от них. Перед ней боком была припаркована полицейская машина. Обе её передние дверцы были распахнуты.

Один из полицейских стоял у капота их «шкоды» и внимательно рассматривал номерной знак. Другой расположился на водительском месте полицейской машины и говорил что-то, судя по тону, важное и срочное в микрофон.

Все они заметили друг друга в одно и то же время. На пару секунд обе стороны застыли, как каменные изваяния. Затем полицейские выхватили пистолеты, а тот, который стоял с микрофоном в руке, закричал:

— Стой! Не двигаться!

Четверо «родственников» помчались обратно в ресторан, расталкивая всех на своём пути. Альбин задел один из столов и перевернул его, что сопровождалось звоном разбитой посуды и визгами посетителей. Наконец они выскочили на деревянную платформу, откуда по ступеням можно было попасть на гравиевую дорожку, проложенную вдоль реки. По лестнице навстречу им как раз поднимались юноша и девушка. Мирек налетел на них, сбив обоих с ног. Он не обратил ни малейшего внимания на их испуганные крики. Из левой руки он не выпускал своей сумки, а правой рукой пытался что-то нащупать среди её содержимого. Мирек перемахнул через распростёртую на земле девушку и побежал по дорожке.

Тут он обернулся на крик. Аня была чуть позади него, Альбин и Сильвия значительно отстали. Один из полицейских, стоя уже на деревянном плоту, поднял пистолет. Крикнув ещё раз, он выстрелил. Альбин закричал от боли и рухнул на землю, схватившись рукой за левое бедро.

В этот момент Мирек наконец нащупал корпус «Макарова». Он выхватил его из сумки одним движением, обернулся и резко присел.

Аня пробежала мимо него. Мирек представил себя в лагере, на стрельбище. Он нажал на курок и услышал слабый вскрик полицейского, которому пуля с мягким чавканьем вошла в грудь. У Мирека не было времени смотреть, как он будет падать на землю.

Сильвия в это время подбежала к упавшему Альбину с криками: «Йозеф, Йозеф!» Наверное, это было его настоящее имя. Мирек понял, что в такой момент она мужа не оставит. Он повернулся и побежал за Аней, которая была уже метрах в сорока от него, достигнув деревьев у поворота дорожки.

Слева от Ани, метрах в двадцати, на реке покачивалась лодка с двумя пожилыми мужчинами, которые ошарашенно смотрели на происходящее. Позади Мирека раздался ещё один выстрел. На этот раз пуля прошла у него над самой головой. Но Мирек даже не обернулся.

Аня уже исчезла из поля его зрения за изгибом тропинки. Мирек бросился вправо, пробиваясь сквозь кусты к деревьям. Ещё один выстрел. Опять слишком высоко. Тут он вспомнил слова инструктора-португальца:

— При стрельбе из пистолета при недостатке опыта пули обычно уходят выше цели.

Следующая пуля ударила в дерево неподалёку от Мирека. Ещё одна просвистела справа. Полицейский, видимо, стал брать ниже, но теперь пули отклонялись вправо. Мирек догнал Аню. Их уже защищала небольшая рощица. Аня остановилась. Она озабоченно смотрела назад, и Мирек заметил облегчение на её лице, когда она увидела его.

— А где остальные?

— Думаю, им досталось. Быстрее, вперёд!

Он схватил её за руку и потащил вслед за собой. Река извивалась вправо и влево, а тропинка точно повторяла её путь.

Мирек не знал, бежит ли полицейский за ними, или же он направился к машине, чтобы сообщить о происшедшем по радио. Лучше бы он преследовал их!

Миреку пришлось немного замедлить движение, чтобы не оторваться от Ани. Она крикнула:

— Беги! Оставь меня!

Но он опять схватил её за руку, увлекая за собой. Они миновали ещё один поворот. Здесь гравиевая дорожка переходила в площадку для парковки. Ещё одна дорога вела вправо от парковки к главной магистрали. На парковке юноша и девушка, приехав откуда-то, слезали с мотоцикла. На них были голубые шлемы. Они обернулись к подбежавшим Миреку и Ане. Юноша уже наполовину снял свой шлем. Его взгляд застыл на руке Мирека, сжимавшей «Макарова». Мирек направил пистолет на юношу:

— Я забираю твой мотоцикл. Где ключи?

Страх парализовал парня. Мирек взглянул на мотоцикл. Ключи остались в замке зажигания.

Он протянул сумку Ане, и она прижала её к груди. Держа юношу под прицелом, Мирек сел на мотоцикл и включил зажигание. Это был «Нерваль-650». Миреку в голову полезла ненужная в данный момент мысль: видимо, этот парень был сыном какой-то шишки. И он, и девушка были одеты в настоящие «ливайсы» и модные ветровки.

С этой мыслью Мирек развернул мотоцикл так, чтобы дорожка, по которой они достигли площадки, оставалась справа от него. Он услышал шаги бегущего по гравию человека. Мирек поднял пистолет, зафиксировал руку и выдохнул.

Полицейский выскочил из-за поворота на полном ходу. Когда он увидел Мирека и пистолет, то попытался замедлить движение и отклониться влево. Но на гравии ноги у него поехали и он начал падать. Мирек подождал, пока полицейский растянется на земле, затем дважды выстрелил. Первая пуля остановила движение тела полицейского. Вторая отбросила его к откосу берега, и оттуда он медленно скатился в воду.

Девушка истерически завизжала. Мирек толкнул рычаг стартера, и «нерваль» ожил. Аня заворожённо смотрела на него. Он сунул пистолет за пояс.

— Быстрее! Нам надо добраться до Готвальдова!

Аня наконец пошевелилась.

— Да поторопись ты, чёрт возьми!

Она быстро села на заднее сиденье, зажав сумку между ними.

— Держись как можно крепче. — Он почувствовал, как она крепко обхватила его руками за талию. «Нерваль» рванул с места, и гравий полетел из-под заднего колеса. Вопли девушки затихли вдали.

Двигатель «нерваля» был хорошо отрегулирован и даже на больших оборотах работал достаточно тихо, так что Мирек вовремя услышал звуки сирены. Он свернул с дороги и укрылся за кустами. Вскоре мимо них промчались четыре полицейские машины. Мирек подождал, пока переливы сирены не достигнут ресторана, и выехал обратно на дорогу.

Аня прокричала в ухо Миреку:

— Зачем ты сказал при них, что нам надо успеть в Готвальдов?

Он повернулся к ней:

— Потому что мы направляемся в противоположную сторону. Это поможет нам выиграть время.

Мирек свернул налево и крутанул газ. Вскоре стрелка спидометра замерла на отметке «100».

Транспорта на дороге было немного. Вновь послышался вой сирен. В это время их мотоцикл как раз нагонял большой контейнеровоз. Мирек немного притормозил и «приклеился» к грузовику сзади, взяв как можно правее. Буквально через несколько секунд навстречу им промчалась полицейская машина, вся в мигании проблескового маяка. Мирек выскочил из-за грузовика и легко обошёл его слева. Мозг у Скибора заработал, как компьютер: скоро юноша и девушка будут в ресторане… Дороги обязательно перекроют… Он мог оставаться на этом шоссе не больше двух-трёх минут…

Мирек взглянул на часы — было уже почти три. Он представил себе во всех подробностях карту этой местности, которую помнил наизусть; вернее, которую его заставил запомнить наизусть отец Хайсл. Они проехали уже двенадцать километров. На этом отрезке маршрута было подготовлено два убежища. Одно из них находилось прямо у самой границы с Польшей. Это была ферма на окраине торгового городка Опава. Город стоял на той же реке, возле которой они обедали. Ферма была расположена у самого берега в ближней к ним части города. Расстояние от ресторана до Опавы было немалым — километров тридцать. Днём невозможно было пробраться на ферму незамеченными. Сейчас полиция, которая расставила по дорогам кордоны, знает, что они передвигаются на мотоцикле. Он рванул вперёд, решив не обращать никакого внимания на ограничители скорости. Аня обхватила его ещё крепче. Стрелка спидометра стала поворачиваться дальше, пока не добралась до отметки «150».

За три минуты они промчались семь километров, обогнав полдюжины легковушек и грузовиков. Вдали Мирек заметил дорогу, отходящую налево, к реке. Он пяткой надавил на ножной тормоз, но мотоцикл продолжал нестись на бешеной скорости. Мирек решил было проскочить поворот и, снизив скорость, развернуться, но неожиданно по ходу впереди вновь завыла сирена. Скибор резко сжал рукоятку ручного тормоза и на всём ходу стал поворачивать налево.

* * *

Он успел сделать поворот, но недостаточно вписался в него и вылетел на скользкую обочину. Мирек почувствовал, как мотоцикл уходит из-под него, и начал падать назад и в сторону. Аня продолжала крепко держаться за него. Они полетели в кусты. Аня громко вскрикнула. Он почувствовал сильный удар о землю, затем его дважды подбросило, и наконец он замер на холодной земле. Они оказались метрах в тридцати от дороги.

Он оставался в таком положении ещё несколько секунд, ощущая резкую боль под рёбрами, где пистолет врезался в тело во время падения. Вой сирены пронёсся метрах в пятидесяти от них, на главной магистрали.

Мирек крикнул:

— Аня!

Её голос раздался за несколько метров от него:

— Я здесь, Мирек!

— Оставайся там!

Он понял, как им повезло: они лежали в зарослях кустарника. Если бы они не упали, их наверняка заметили бы из полицейской машины.

— С тобой всё в порядке, Аня?

— Похоже, всё нормально. Очевидно, царапины. Правда, сильно болит лодыжка. А как ты?

Мирек пошевелил конечностями. Немного болело под рёбрами. Он вытащил пистолет из-за пояса. Видимо, при падении мушка врезалась в тело. Он привстал на колени и подполз к Ане. Она лежала на боку, подтянув колени к животу и придерживая одной рукой правую лодыжку. Её левая рука была сильно исцарапана и кровоточила, но в глазах у неё Мирек не заметил испуга. Он улыбнулся ей:

— Хочешь верь, хочешь нет, но нам ужасно повезло. Без этой маленькой аварии нас бы обязательно засекли. Как твоя лодыжка?

Спокойным голосом она сказала:

— Думаю, не сломана, но сильно вывихнута. Распухает на глазах.

— Ты двигаться сможешь?

Она села, поставила ногу на землю и охнула от боли.

— Пожалуй, смогу, но не очень быстро.

Мирек сделал в уме несложные подсчёты, затем сказал:

— Аня, нам нужно попасть в укрытие. Оно в ближней части Опавы. Это в двенадцати километрах отсюда. Нам надо спрятать мотоцикл и самим скрываться до темноты. Скоро здесь могут появиться вертолёты. Когда стемнеет, нам придётся идти пешком по течению реки.

Мирек подполз к мотоциклу и осмотрел его. За исключением погнутого щитка переднего колеса и оторвавшегося ручного тормоза всё было нормально. Мирек поднял сумку, лежавшую метрах в пяти от мотоцикла, затем позвал Аню:

— Аня, подними голову, чтобы видеть дорогу. Когда на ней не будет машин, скажешь мне.

Она медленно подняла голову:

— Подожди, Мирек!

Он услышал, как проехала легковая машина, потом грузовик, и Аня крикнула:

— Никого!

Мирек быстро оседлал мотоцикл и толкнул рычаг стартера. С третьей попытки двигатель заработал. Аня села позади Мирека. Через мгновение они уже были на дороге, направляясь к реке и моля о том, чтобы удача не покинула их.

* * *

Они достигли берега незамеченными. Река протекала по ложу узкой лесистой долины. Им удалось проехать ещё два километра вдоль русла реки, прежде чем деревья начали редеть. Дважды им приходилось останавливаться и прятаться от появившихся в небе вертолётов. Мирек решил, что настало время избавиться от мотоцикла и укрыться самим. Течение реки здесь было очень медленным, а глубина, судя по всему, немалая. Они слезли с мотоцикла и, внимательно осмотревшись, обнаружили, что в этом месте река образовывала небольшое углубление в береговой линии. Они исследовали пристёгнутые к сиденью мотоцикла сумки и обнаружили там холодное мясо, сыр, хлеб и бутылку красного вина. Мирек, выгрузив все это, столкнул мотоцикл в реку, и тот сразу же затонул, оставив лишь несколько пузырей на глади воды.

Мирек опять посмотрел на часы. Было около половины четвёртого. Лес позади них даже на первый взгляд представлял собой идеальное место для укрытия. К утру этот лес будут прочёсывать армейские подразделения. А может быть, это произойдёт уже через час-два.

Осмотревшись внимательнее, Мирек обнаружил примерно в километре по течению небольшую рощицу, спрятавшись в которой они бы в меньшей степени подвергались риску быть обнаруженными. К тому же на пути к рощице было несколько островков деревьев, где можно было делать привалы.

* * *

Они потратили целый час, чтобы преодолеть этот единственный километр. Так получилось, потому что им ещё дважды пришлось прятаться от вертолётов и потому что с лодыжкой у Ани дело обстояло гораздо хуже, чем она предполагала. Ей пришлось опираться на Мирека, обхватив его рукой за плечи. Когда они в конце концов добрались до этой рощи, Аня вся побледнела от боли. Она рухнула на траву со вздохом облегчения. Мирек немедленно достал её туалетную сумочку и протянул ей четыре таблетки аспирина. Затем он взял бутылку с вином, сорвал с горлышка фольгу, протолкнул пробку внутрь и протянул бутылку Ане. Она запила вином таблетки и, не говоря ни слова, вернула её Миреку. Он тоже сделал пару глотков и отставил бутылку в сторону, сказав:

— Остальное допьём позже, за едой. Нам повезло, что эти ребята оставили все на ужин. А сейчас я обследую местность. — Он пододвинул сумку к её ногам: — Устраивайся поудобнее. — И через несколько мгновений исчез за деревьями.

Аня пододвинула сумку к себе и стала на ощупь искать ещё один свитер. Она знала, что до фермы осталось километров десять пути, и понимала, что никогда не сможет пройти такое расстояние. Она не сомневалась, что Мирек тоже это понимал. А из этого следовало, что он должен будет оставить её здесь. Ведь он говорил об этом ещё во Флоренции, во время их первой встречи: «Если ты отстанешь, я тебя брошу». Она склонила голову и стала молиться. Мирек, застав её в таком положении, удивлённо спросил:

— Аня, что произошло?

Она подняла голову. Щеки у неё были влажными, глаза — поблекшими. Она тихо проговорила:

— Лучше сделай это прямо сейчас.

— Что?

— Убей меня.

Некоторое время он стоял, как вкопанный, но затем все понял и опустился перед ней на колени, сжав её руки своими. Аня посмотрела на него, и в её глазах он увидел страх. Он очень мягко сказал:

— Аня, я вовсе не собираюсь убивать тебя. И оставить здесь тоже не могу: тебе известно расположение всех наших баз. Они найдут тебя и заставят говорить — если не с помощью пыток, то при помощи наркотиков. Я знаю, что пройти такое расстояние ты не в силах. Я понесу тебя.

На мгновение страх в её глазах исчез, но затем опять возвратился. Она сказала:

— Десять километров трудной дороги? Ты не сможешь столько тащить меня. Во всяком случае, ты не успеешь за ночь.

Мирек в ответ только улыбнулся, и его улыбка рассеяла Анины страхи.

— Ты просто не знаешь моей силы. Я донесу тебя до самой фермы.

Путь до фермы занял у них семь часов. Если бы даже они прожили сто лет, эту дорогу они не забыли бы никогда. И эти семь часов показали, насколько силён Мирек. Они отправились в путь, как только спустились сумерки. Мирек шёл с сумкой на шее и Аней на спине. С каждым шагом сумка била его по груди. В темноте он еле различал дорогу, часто спотыкался и несколько раз даже упал. Но при падении старался сгруппироваться так, чтобы вся сила удара приходилась на него, а не на Аню. Каждый час он останавливался на пару минут, чтобы хоть чуть-чуть передохнуть. Аня не переставала удивляться его силе, выносливости и упорству.

Рано утром Мирек сделал очередную остановку. Опустив Аню на землю, он сказал, указывая за реку:

— Это должно быть на холме, метрах в пятистах отсюда. Я оставлю тебя здесь, а сам пойду осмотрю местность.

Он тяжело дышал, но в голосе у него звучали горделивые нотки. Все конечности у Ани затекли. Она замёрзла. Расположившись на земле, она сказала:

— Будь осторожен, Мирек!

Он снял с себя сумку и положил ей под голову. Достал из-за пояса пистолет, перезарядил его и осторожно двинулся вдоль берега. В этом месте река была шире и мельче. Мирек медленно вошёл в воду, держа пистолет над головой. В середине реки вода дошла ему до груди. Она была просто ледяная.

Наконец он вышел на противоположный берег и тут же исчез за деревьями.

Минут через десять он различил очертания строения и стал медленно передвигаться по направлению к нему, держа оружие наготове. Это был одноэтажный дом, огней в нём не было видно. На него смотрели два тёмных окна. Мирек понял, что оказался у задней части дома. Он остановился и прислушался. Единственным звуком было исходящее откуда-то уханье совы.

Вдруг Мирека пронзила мысль, заставившая его покрыться мурашками: «На ферме непременно должны быть собаки. Почему они не лают?» Он медленно стал перемещаться к углу дома. Впереди завиднелось какое-то другое, более массивное строение — вполне возможно, что сарай. Под ногами у Мирека хрустнула ветка, и тут справа раздался чей-то голос:

— А где женщина?

Мирек быстро обернулся с оружием наготове. Перед ним было несколько деревьев. Какая-то тень оторвалась от них и направилась к Миреку. По обе стороны от неё появились ещё две маленькие тени. Когда большая тень приблизилась, она превратилась в мужскую фигуру, а две маленькие оказались собаками. Одна из них начала глухо рычать. Мужчина что-то тихо сказал, и собака тут же успокоилась. Человек спросил Мирека:

— Похоже, вы должны сказать мне что-то?

Голова Мирека была какой-то опустошённой. С усилием он напряг свою память и произнёс:

— Я боюсь, что заблудился. Не могли бы вы мне помочь?

Фигура осторожно ответила:

— Здесь так всё время случается.

Затем напористо:

— А где женщина?

— У реки. Она серьёзно повредила ногу. Я сейчас принесу её.

В голосе у мужчины появилось облегчение:

— Хорошо, я помогу вам.

— Я сам донесу её.

Мужчина подошёл поближе, направив на Скибора яркий свет фонарика и на мгновение ослепив его. Выключив фонарь, он сказал:

— Вы лучше осмотритесь здесь, а я помогу ей добраться сюда.

Мирек упрямо ответил:

— Нет, я сам донесу её. Я вернусь минут через тридцать.

Мужчина махнул рукой:

— Ладно, как хотите. Несите её прямо к сараю. Там уже всё готово.

* * *

Мирек переносил Аню через реку, держа её высоко над водой. Одной рукой он поддерживал Анину спину, другой — ноги. Он совсем забыл про свою усталость. Ему так и не удалось рассмотреть лицо мужчины, но спокойный, уверенный голос запомнился хорошо.

На другом берегу Мирек опустил Аню на землю. Передохнув с минуту, он снова взвалил её себе на спину и, тяжело дыша, пошёл по холму сквозь деревья. Мужчина ждал его у двери сарая; собак нигде поблизости не было. Когда они приблизились, человек открыл дверь и жестом пригласил их внутрь. Закрыв за ними дверь, он включил свет. Внутри сарая было полутемно. Горела одна-единственная лампочка, висевшая высоко под потолком.

Мирек аккуратно опустил Аню на земляной пол, и она попыталась устоять на одной ноге. Мужчина оказался молодым: на вид ему было лет двадцать семь — тридцать. Крепкая крестьянская фигура, круглое лицо и большая копна чёрных волос. Человек добродушно улыбнулся им:

— Наконец-то! Я ждал этого момента десять лет.

— Какого момента? — спросил Мирек.

— Чтобы оказаться нужным. Десять лет он говорил мне: «Вот наступит день, Антон, и ты мне понадобишься».

— Кто вам это говорил? — спросила Аня.

Мужчина тут же посерьёзнел:

— Я думаю, вы знаете.

Протягивая им руку, он представился:

— Антон. К вашим услугам.

Пожав руку сначала Миреку, затем Ане, сказал:

— Пойдёмте со мной. Вы, как я вижу, измучились и замёрзли.

Он пошёл в дальний угол сарая. Мирек обхватил Аню за талию, помогая ей передвигаться. Антон бросил через плечо:

— Я предполагал, что вы придёте именно сегодня. По радио сообщили о двух преступниках, стрелявших в полицейских и скрывающихся где-то в округе. Они передали ваши описания. Подробные, точные описания.

Мирек спросил Антона:

— Слушайте, а где собаки?

Тот указал руками в разных направлениях:

— Одна — в полукилометре вниз по реке, другая — на таком же расстоянии вверх по течению. Никто не подберётся к нам незамеченным, так что можете чувствовать себя в безопасности, друзья.

Наконец они добрались до конца сарая, где был закуток для свиней. Там обитали три упитанные свиньи и с десяток поросят. Антон открыл загородку и выпустил животных в сарай. Указав на одного из хряков, он сказал:

— Если бы меня здесь не было, этот злобный крокодил мог устроить вам «недружественную встречу».

Пол закутка устилала грязная солома. Антон отбросил её в сторону. Под соломой оказался дощатый пол. Хозяин нагнулся, засунул пальцы под одну из досок и потянул вверх. Весь пол поднялся, обнажив бетонную основу. Антон гордо улыбнулся Миреку и Ане:

— Теперь смотрите!

Он взялся за металлическое кольцо, прикреплённое к стене, с силой повернув его; наступил на определённый участок бетонной плиты, и та пришла в движение: одна половина поднялась наверх, другая опустилась вниз. Стало видно, что плита держится на металлической оси, укреплённой в глубоких пазах в стене. С одной стороны в проёме виднелась ведущая вниз деревянная лестница. Антон, сделав рукой жест удачливого фокусника, обошёл проем и стал спускаться по лестнице. Когда его голова оказалась на уровне пола, он пошарил по стене рукой. Раздался щелчок выключателя, и снизу ударил луч света. Антон спросил их:

— Как вы друг друга называете?

Мирек ответил:

— Тадеуш и Татаня.

— Тогда помогите Татане спуститься по лестнице, а я её поддержу.

Аня проковыляла к лестнице. Мирек взял её за руки. Она поставила здоровую ногу на ступеньку, и Мирек стал медленно опускать её вниз. Он увидел, как руки Антона обхватили её за талию, и она благополучно приземлилась.

* * *

Антон очень гордился своим тайником. И, похоже, не зря. Он объяснял им:

— Это убежище выстроил мой дед во время войны. Он строил его не для бойцов Сопротивления — их в этом районе было не так уж много. Мой дед прятал здесь провизию от немцев. Они тут у нас все перекопали, но так и не смогли найти продукты.

Тайник представлял собой просторную комнату пять на шесть метров в основании. Здесь стояли две кровати с полными комплектами белья. Между кроватями помещался грубый деревянный стол и два стула. На столе было достаточно разнообразной посуды. На другом столе, стоявшем в углу, имелся примус. На полках, прибитых к стене по всему периметру помещения, умещалось огромное количество всяческих банок и пакетов с едой и даже молоко и кофе. Под столом стояли два автомобильных аккумулятора. Один из них питал энергией лампочку, подвешенную к потолку. У одной из стен свисала перегородка — занавеска. Антон указал на неё:

— Там у нас химический туалет, раковина и две большие ёмкости с водой. Тадеуш, иди туда и переоденься в сухое.

Мирек кивнул, открыл сумку, достал оттуда сухую одежду и ушёл за занавеску. Антон тем временем указал на угол потолка, там была небольшая решётка. Он сказал:

— Татаня, вентиляция здесь отличная. Я сам сидел здесь пять лет назад. Тремя неделями раньше, когда я услышал, что это убежище может понадобиться, я проверил её.

Аня доковыляла до стула и села. Воздух был влажным и холодным. Она обхватила плечи руками. Антон заметил это и подошёл к примусу, сказав:

— Через полчаса здесь будет тепло и сухо.

Он зажёг примус и повернулся к ней.

— Татаня, хочешь кофе или горячего молока? Свежее молоко от Аметистки — моей любимой коровы.

Аня вся расцвела и ответила:

— Если можно, немного молока.

Антон вопросительно посмотрел на Мирека, который как раз появился из-за занавески, застёгивая брюки. Антон указал на бутылку, стоявшую на полке:

— Мы запьём все это дело глотком сливовицы. А затем вы будете спать.

Он взглянул на часы:

— Через три часа я выезжаю первым поездом в Брно для доклада. Расскажите мне вкратце, что произошло.

— А кому вы должны сделать доклад?

— Руководителю ячейки. А от него это сообщение дойдёт до кого надо. От руководителя же я получу очередные указания.

Мирек видел, что этот человек не стесняется своей второстепенной роли.

— Кто ещё живёт на ферме?

— Больше здесь никого нет. Она слишком маленькая, чтобы прокормить много людей. Мой отец руководит большим кооперативом на юге, мать живёт с ним. Они иногда меня навещают. Эта ферма досталась мне от деда. Он тоже иногда наезжает ко мне из Опавы, чтобы помочь с хозяйством. Ему ничего не известно о моих функциях. А если бы даже он и знал, ничего страшного: он ненавидит власти.

Антон поставил на стол три дымящиеся кружки, бутылку сливовицы и три стакана. Аня сначала погрела руки, обхватив кружку, а затем отхлебнула немного молока. Оно было жирным и густым. Улыбнувшись, она сказала Антону:

— Передайте Аметистке большую благодарность.

Антон усмехнулся и присел к столу, готовый слушать рассказ Мирека о происшедшем. Пока Мирек рассказывал ему о недавних событиях, в глазах Антона время от времени загорались огоньки восхищения, как у мальчика, слушающего приключенческую повесть. Когда Мирек рассказывал о бое с полицейскими, глаза Антона были прикованы к «Макарову», который Мирек швырнул на кровать. Но вот Мирек подошёл к тому моменту, когда он утопил мотоцикл, и Антон уже не в силах был скрыть недоумение. Посмотрев на Аню, он спросил:

— Как вам удалось пройти десять километров с повреждённой ногой?

— А я и не шла. Он меня донёс.

Взгляд Антона медленно вернулся обратно к Миреку. Он с недоверием спросил:

— Вы несли её? По такой местности? Ночью?..

Мирек просто кивнул головой и хотел уже было продолжить свой рассказ, но Антон поднял руку и остановил его:

— Я хочу выпить за вас, друг мой. В общем-то я считаю себя сильным и крепким мужчиной, но я бы никогда не взялся за такое дело.

Мирек лаконично ответил:

— Вопрос стоял так: нести её или убить.

Сперва молодой человек не понял, но, когда смысл сказанного дошёл до него, энтузиазм Антона улетучился. Он понял, что это было не простое путешествие с приключениями.

Мирек быстро закончил рассказ. Антон задал только один вопрос:

— Татаня, как вы думаете, когда ваша нога будет в порядке?

На миг она призадумалась.

— Через два или три дня.

Антон встал:

— Хорошо, сейчас я вас покину. Вернусь вечером. Желаю вам приятного отдыха.

Но кое-что и Мирек хотел узнать у Антона.

— Если мы будем сидеть в этом подземелье, то как мы узнаем, что кто-то подходит? Собак-то всё равно не услышим, если даже и откроем «входную дверь».

Антон улыбнулся и горделиво ответил:

— Тадеуш, я отлично натренировал своих собак. Я их научил не только тому, когда лаять, но и где им лаять.

Он указал на решётку в углу потолка:

— Это отверстие выходит к корням большого старого дуба за сараем. Если кто-нибудь будет подходить, то собаки, когда этот человек будет ещё за полкилометра отсюда, прибегут к корням дуба и станут лаять без остановки в течение тридцати секунд. Вы их обязательно услышите. Затем они отойдут на исходные позиции и будут лаять до тех пор, пока я их не остановлю.

Он усмехнулся:

— Видимо, завтра ферму обыщут. Дед будет им все показывать. Собаки залают перед деревом, когда они будут подходить. Тогда вам лучше сидеть как можно тише.

Он начал подниматься по лестнице, затем указал на другое кольцо, вбитое в стену лаза:

— Если произойдёт что-то неожиданное… Например, если меня поймают и вам надо будет отсюда выбраться, поверните это кольцо на сто восемьдесят градусов, а затем нажмите на любую из половин бетонной крышки. Она повернётся.

Мирек задал вопрос:

— А если на люке будет стоять жирная свинья? Я бы не хотел, чтобы одна из этих красоток свалилась мне на голову.

Глаза Антона расширились, и он с удивлением посмотрел на них:

— Чёрт возьми! Я и не подумал об этом. Ну, не знаю, постучите сперва по крышке чем-нибудь вроде кружки. Это их распугает.

Наконец он вылез наружу и, наклонившись, сказал:

— Желаю вам выспаться. Увидимся вечером.

Оба в один голос ответили:

— Спасибо, Антон!

Когда люк закрылся, они услышали его ответ:

— Да не за что!

* * *

Через четверть часа они уже лежали в своих кроватях с выключенным светом. Несмотря на ужасную усталость, Мирек никак не мог настроиться на сон. Он думал об Антоне. Что заставляло Антона идти на такой риск? Казалось, он получает от этого удовольствие. Наверное, это был не просто обыкновенный ребяческий авантюризм. Может быть, это была религия? Мирек сомневался в этом.

Вдруг его отвлёк от размышлений голос Ани, исходивший из кромешной тьмы:

— Мирек, ты не спишь?

— Нет, Аня.

— Что… Что случится с Сильвией и Альбином?

— Лучше не задавай мне таких вопросов и вообще не думай об этом.

Через некоторое время она сказала грустным голосом:

— Они были очень симпатичной парой.

— Да, — согласился с ней Мирек.

— Но, наверное, они совершили какую-то ошибку… Нам в этот раз повезло. Но если мы ещё раз попадём в подобную переделку, счастье может от нас и отвернуться.

Несколько минут оба молчали, затем Аня спросила:

— Мирек, ты помнишь, как ещё во Флоренции сказал мне, что, если я превращусь для тебя в обузу, ты бросишь меня без особых угрызений совести.

— Да, помню.

— Так почему же ты не бросил меня тогда, в лесу?

— Ты знаешь ответ на этот вопрос.

— Нет, не знаю. Тех полицейских ты убил сразу, ты не думал ни секунды, прежде чем сделать это. Так почему же ты не убил меня? Я ведь тогда была для тебя помехой.

Он ничего не ответил, и Аня, подождав несколько минут, позвала:

— Мирек!

Она услышала, как он громко вздохнул и сказал:

— Да я и сам толком не знаю.

Затем он повернулся на другой бок и поправил свою подушку, пытаясь улечься поудобнее в такой узенькой кровати. Этот вопрос он и сам задавал себе много раз. Он думал об этом все те часы, пока пробирался к ферме с ней на плечах. Он знал ответ на этот вопрос, и этот ответ его и радовал, и пугал. Он опять услышал голос Ани:

— Мирек, не надо влюбляться в меня… Я никогда не смогу любить тебя, никогда… Я же монахиня и навсегда ею останусь.

Ответа она не услышала. Он опять поправил свою подушку, а затем воцарилась безмолвная тьма.

Глава 16

Полковник Олег Замятин получал нагоняй от шефа КГБ, стоя по стойке «смирно».

Чебриков редко промывал мозги своим старшим офицерам в присутствии подчинённых. На этот раз он был по-настоящему разъярён, так что проигнорировал трёх молодых майоров, в ужасе застывших рядом со своими рабочими столами.

Чебриков кричал, приблизив своё красное лицо почти вплотную к лицу полковника:

— Почти два часа! Прошло почти два часа, прежде чем они поставили этот вонючий кордон в нужном месте. Эти ублюдки из чешской армии не способны поймать даже мышку в ведре.

В ярости он повернулся к стене и уткнулся в карту.

— Ты же мог менее чем за час направить в эту деревню сотню полицейских из Брно. Так нет же — тебе нужно было ждать этих проклятых горе-вояк и твоего паршивого друга Шолохова!

Замятин осмелился вставить слово в злостную филиппику своего босса:

— Товарищ Чебриков, но ведь этот человек очень опасен. Он отлично подготовлен к выполнению своего задания.

Тут Чебриков окончательно взорвался:

— Ну и что из этого? Ты думаешь, меня волнует гибель пары-тройки чешских полицейских? Да мне было бы наплевать, если бы он ухлопал даже батальон этих недоумков. Главное, чтобы он тоже был мёртв.

Он ткнул пальцем в грудь полковнику.

— Если бы ты отдал правильные приказы, то информация о машине была бы передана на час раньше. А они все ещё сидели бы в этом несчастном ресторане.

Чебриков повернулся к карте.

— Что ты собираешься делать сейчас?

Замятин вздохнул с некоторым облегчением. Он подошёл к карте и пальцем очертил воображаемый круг.

— Все специальные службы и воинские части в этом районе, в том числе и наши армейские подразделения, ищут беглецов. А польская граница закрыта вот отсюда досюда.

Его палец провёл линию от места, где на севере соприкасались восточногерманская, чешская и польская границы, до того места на юго-востоке, где польская граница встречалась с русской.

Чебриков рявкнул:

— Ты идиот! Может быть, ты думаешь, что Беконный Священник такой же придурок, как и ты? Он и не подумает посылать своего человека через эти участки.

Он подошёл к карте и ткнул рукой в квадрат на ней.

— Я не сомневаюсь, что они находятся в убежище где-то здесь, в этом районе. Вероятно, они пробудут там дня два или три, но никак не больше. Потому что у этого ублюдка очень строгий график.

— Да?

Замятин слышал об этом впервые.

— Да. Сам товарищ Андропов так думает. Он считает, что этот убийца будет стремиться любой ценой оказаться в Москве до десятого числа следующего месяца.

— Но при чём тут эта дата?

— Эта информация строго секретна.

Чебриков внимательно рассматривал карту.

— Нет, Беконный Священник гораздо хитрее, чем ты думаешь. Он отведёт своего человека от этих участков границы и направит его в совершенно другом направлении. И скорее всего, он пошлёт его туда, где мы его совсем не ждём.

Он указал на границу Чехословакии и ГДР.

— Я считаю, что он сперва перебросит его в ГДР, а уж оттуда попытается переслать его в Польшу.

Он неопределённо махнул рукой:

— Можешь забыть, что он собирался переправить его через польскую границу в этом районе, полковник. Сконцентрируй все силы там, где я сказал… Да, и прекрати искать пару. Женщина была всего лишь прикрытием, а теперь, когда она становится ему обузой, он её бросит. Приказываю принять к исполнению!

Со все ещё злым выражением лица он направился к двери, думая о предстоящей ему встрече с генсеком, во время которой Андропов наверняка едко напомнит ему притчу о рыбке, выскальзывающей из рук рыбака.

* * *

Аня приготовила тушёную баранину с молодым картофелем.

Оба проспали, как убитые, десять часов и ужасно хотели есть. Мирек встал и почувствовал себя полностью разбитым. Его руки и ноги ужасно затекли от предшествовавшего напряжения. Пока Аня занималась едой, Мирек принялся приводить себя в порядок с помощью коротких, но интенсивных упражнений. Он закончил зарядку, сделав пятьдесят быстрых отжиманий. Затем направился за занавеску.

Когда через пять минут он вышел, вытирая руки полотенцем, Аня как раз ставила еду на стол. Подсев к нему, Мирек стал жадно принюхиваться к аромату, исходившему от его тарелки.

Они ели молча, спокойно поглядывая друг на друга. Когда Аня положила ему ещё мяса, Мирек благодарно кивнул головой. Вытерев кусочком хлеба остатки подливки, Мирек сказал Ане:

— Аня, из тебя выйдет добрая жена.

Пока она думала, что ответить Миреку на такой необычный для неё комплимент, оба услышали какие-то звуки, доносившиеся сверху. Вскоре люк в их убежище открылся, и они увидели бодрое лицо Антона. Он сказал:

— У вас все нормально?

— Отлично, — ответил Мирек, — добро пожаловать в лучший ресторан города.

Антон усмехнулся и попросил Мирека помочь ему спуститься. Он никак не мог протащить сквозь лаз огромную нейлоновую сумку.

Мирек принял её из рук Антона. Ставя сумку на пол, он услышал, как внутри неё зазвенело что-то металлическое. Он спросил:

— Антон, что внутри?

Антон с хитрым видом ответил:

— Всему своё время.

— Ты поел? — заботливо спросила его Аня.

— Я проглотил бутерброд в поезде, но, конечно, съел бы мясца, если у вас что-нибудь для меня осталось.

Аня наложила Антону в тарелку мяса, а Мирек нетерпеливо спросил у хозяина:

— Как дела наверху?

Антон, жуя пищу, заговорил:

— Я ничего подобного раньше не видел. Вся армия, полиция и секретные службы поставлены на ноги. Даже русские солдаты вылезли из своих казарм. А это уже просто неслыханно! Мой поезд обыскивали три раза, переворачивая всё вверх дном. Забрали человек десять — двенадцать.

— А тебя не трогали? — спросила с видимым беспокойством Аня.

— Да нет. У меня в Брно настоящий дядя, который по-настоящему болеет. Я его регулярно навещаю.

Мирек спросил:

— И что теперь?

Антон доел мясо, отодвинул тарелку и подошёл к сумке. Вернулся он с большой картой. Аня вытерла стол, прежде чем Антон расстелил её. Карта была очень подробной. Антон указал на точку к югу от Опавы.

— Мы находимся вот здесь. Создаётся впечатление, что те, кто вас ищет, почему-то уделяют повышенное внимание северо-западному направлению, концентрируя силы на границе с ГДР.

Он взглянул на Мирека и нарочито весомо произнёс:

— Мы решили послать тебя через границу здесь, на юго-востоке.

Он показал пальцем точку километров за сто от Опавы. Это место находилось у озера. Озеро было своеобразным мостом через польско-чешскую границу. Оно протянулось километров на пятнадцать. Пять из этих пятнадцати километров были уже на польской территории.

Мирек оставался в недоумении. Антон важно сказал:

— У нас есть отличный способ переправить тебя туда.

— У кого это у «нас»? — спросил Мирек.

— Наша ячейка… вернее, лидер нашей ячейки принял это решение. Мы знаем, что твоя поездка строго расписана по времени.

— А что об этом думает Беконный Священник?

Антон пожал плечами.

— Он ещё ничего не знает о сложившейся ситуации. А нам нужно время, чтобы связаться с ним. Это решение принято на месте.

Мирек скептически посмотрел на Антона. Аня спросила его, впервые вмешиваясь в их разговор:

— Когда мы выезжаем?

Антон обернулся к ней.

— Ты не поедешь с ним, Аня. Принято решение, что Тадеуш поедет один, без тебя.

На Антона обрушился довольно резкий вопрос Мирека:

— Почему один?

Антон развёл руками.

— Ну это и младенцу ясно. Они ищут мужчину и женщину. Ваши лица им отлично известны. Ваши фотографии напечатаны во всех газетах, их показывают по телевидению. Если кто-либо увидит вас, он должен сообщить об этом властям под страхом строгого наказания. Мой руководитель решил, что сейчас Тадеушу будет безопаснее поехать одному.

Мирек посмотрел на Аню. Губы у него упрямо сжались. Он повернулся к Антону и вызывающим тоном объявил:

— Мы подождём, что скажет на всё это Беконный Священник.

Добродушный молодой парень в момент стал упорным и непреклонным.

— Вы не будете ничего ждать. В данный момент вы находитесь под нашей защитой и должны подчиняться нашим дисциплинарным нормам. Насчёт Беконного Священника не беспокойтесь. Наш руководитель пользуется его полным доверием. Так что он вправе принимать подобные решения.

Он выдержал небольшую паузу и примирительно сказал:

— Сейчас сложилась критическая ситуация. Так что кто-то должен принимать срочные решения. И их уже приняли. В подобных случаях промедление смерти подобно. У нас есть надёжный способ доставить тебя до этого озера, а оттуда — прямиком в Польшу. Такая возможность может больше не представиться в обозримой перспективе.

Он указал на сумку.

— К тому же у нас только один комплект снаряжения, который, кстати, очень трудно было найти в такие сжатые сроки.

Антон замолчал и стал ждать их ответа со скрещёнными на груди руками. Мирек взглянул на Аню. Та в ответ только пожала плечами. Тогда Мирек опять достаточно резко спросил у Антона:

— А что будет с ней?

— С ней всё будет хорошо. Ей придётся остаться здесь ещё дней на десять. Тут она будет в безопасности. А когда напряжённость спадёт, мы отправим её в Прагу, а оттуда — в Австрию. Она окажется на Западе целой и невредимой недели через две-три. К этому времени твои преследователи будут ловить тебя в Восточной Польше.

Миреку от этой обнадёживающей речи не стало легче. Антон, казалось, понял его мысли и мягко сказал:

— Она будет в безопасности. Я обещаю тебе, что с ней ничего не случится. Она будет в большей безопасности, чем если бы поехала с тобой. Ты ведь сильно рискуешь. И знаешь, каковы ставки в этой игре.

Аня попыталась вставить слово:

— Я не боюсь никакого риска…

Антон ласково посмотрел на неё.

— Я это отлично понимаю, но ты должна подчиняться приказам. Мы все должны подчиняться им.

Мирек наконец принял решение.

— Хорошо, что там в сумке?

Антон усмехнулся, приподнялся и подтащил сумку к себе. Он вытащил оттуда плотно перевязанный рулон чёрной резины. Резина была обсыпана тальком.

Антон аккуратно развязал бечёвки, и перед ними появился костюм водолаза. Затем, пока Мирек и Аня недоуменно смотрели на всё это, Антон извлёк из сумки акваланг, осторожно поставив его на пол.

— Черт, — проворчал Мирек, — мне что, надо будет проплыть это озеро под водой?

Антон улыбнулся и встал.

— Нет! Ты пересечёшь это озеро не под водой, а под молоком!

Он от души рассмеялся, взглянув на выражение их лиц, а потом все объяснил.

Три раза в неделю кооперативный грузовик собирает молоко со всех небольших ферм в этом районе и отвозит его на небольшой завод в Липтовском. С фермы Антона тоже забирают молоко. На пути в Липтовский грузовик забирает молоко с фермы в деревне Наместово. Эта ферма находится на самом берегу озера. Фермер — их человек. С ними и один из водителей грузовика. Он как раз работает в нужный им день.

Мирек будет спрятан внутри цистерны с молоком. Когда грузовик достигнет фермы Антона, он будет наполовину полон. К моменту, когда они доберутся до фермы в Наместово, цистерна будет заполнена на три четверти. По пути грузовик, наверное, будут останавливать и обыскивать, но вряд ли им придёт в голову мысль искать Мирека под молоком. Будет холодно и не очень удобно, но ведь Мирек хорошо подготовлен физически и уже не раз это доказал.

Мирек с сомнением посмотрел на акваланг:

— Я ведь никогда раньше не пользовался этой штукой.

Антон обезоруживающе улыбнулся.

— Это элементарно. Они все мне показали. В конце концов, тебе ведь никуда не придётся плыть. Тебе только нужно погружаться в молоко, когда грузовик будет останавливаться.

Мирека это не успокоило.

— А ты сам когда-нибудь это делал?

— Нет, — признался Антон, — мы вообще никогда никого так не переправляли, но мы отправляли подобным путём некоторые вещи. Много раз. Грузовик ездит по стабильному расписанию. Он вне подозрений.

Аня внимательно слушала объяснения Антона. Она спросила:

— А что потом? Когда он достигнет озера?

Антон с удовольствием переменил тему разговора. Он уверенно объяснил:

— Фермер из Наместова имеет большой опыт пересечения озера по ночам. Его ферма находится всего в трёх километрах от польской границы. Он плавает на большой лодке. Как правило, несколько человек всегда рыбачат на озере по ночам, особенно в безлунные ночи, как завтра. Эти рыбаки используют яркие фонари, чтобы привлечь рыбу. Здесь это общепринято. Так вот, Тадеуша перевезут на ту сторону. Твой связной, Тадеуш, будет ждать тебя. К рассвету ты будешь уже на конспиративной квартире. А потом отправишься дальше по маршруту.

Мирек спросил Антона:

— Этот фермер контрабандист? Ему заплатят за мою переброску в Польшу?

Антон после некоторого колебания кивнул. Мирек почувствовал облегчение. Он с большим удовольствием доверит право распоряжения своей жизнью торгашу-профессионалу, чем бескорыстному любителю.

Антон сказал:

— Ты стартуешь завтра в три.

Минуты две Мирек сидел в прежней позе, рассматривая костюм и акваланг, и наконец обратился к Антону:

— Покажи мне, как пользоваться этой штукой.

* * *

Такое случилось впервые. Отец Хайсл откровенно высказывал своё несогласие с мнением Беконного Священника. И спорил он яростно.

Они проводили «военный совет» на конспиративной квартире в Вене. Обсуждали информацию, которая только что поступила из Праги. Уже в который раз Беконный Священник ударял ладонью по листку, лежавшему у него на столе, и задавал один и тот же вопрос:

— Но почему он не убил её и не пошёл дальше в одиночку?

Хайсл удручённо отвечал:

— Может быть, он думал, что её труп поможет погоне быстрее настигнуть его самого.

Ван Бурх улыбнулся и сказал:

— Ян, подумай хорошенько. Поставь себя на его место. Он ведь мог убить её, привязать тело к мотоциклу и сбросить в реку. В таком случае труп не скоро бы нашли, если вообще когда-нибудь отыскали бы.

Хайсл продолжал настаивать на своём:

— Может быть, он подумал, что кто-нибудь услышит звук выстрела, даже приглушённый.

Беконный Священник ответил:

— Ну, ты даёшь, Ян. Он мог убить её без звука десятью различными способами. Мы ведь потратили на его подготовку пятнадцать тысяч долларов.

Хайсл опустил глаза, поняв, что постепенно сдаёт свои позиции. Ван Бурх продолжал:

— Он нёс её около десяти километров. Святек из Праги знает эту местность. Он считает это невероятным. А теперь подумай, зачем ему нужно было делать подобные вещи. Ты хорошо знаешь, что это за человек. Ты ведь помнишь, что он ей сказал однажды: «Если ты превратишься для меня в обузу, я тебя брошу». Так вот, он нёс эту обузу на собственной спине десять километров. Почему?

Он продолжал давить на Хайсла.

— Так почему же?

Хайсл поднял голову и сказал удручённо:

— Потому что он в неё влюблён.

— Точно, — заметил ван Бурх. Он сжал нос большим и указательным пальцами, задумавшись. Хайсл грустно молчал. Наконец Беконный священник спросил его:

— Как ты думаешь, какова будет реакция Ани на то, что человек, который собирался её убить, спас ей жизнь, сам подвергнув себя серьёзному риску?

Хайсл продолжал молчать. Тогда Беконный Священник сам ответил на свой вопрос:

— Вполне возможно, что она ответит ему взаимностью. Любой неглупый человек в этом городе подскажет тебе этот ответ.

Хайсл сухо заметил:

— Ты забываешь, что она остаётся очень верной своим обетам монахиней.

— Нет, я ничего не забываю. Я не имею в виду физическую любовь. Но вспомни, что когда она уезжала, то считала его злым существом, которое не волнует ничто, кроме удовлетворения своей ненависти. Так думали и мы с тобой. Теперь наверняка она так не думает. То, что он сделал, никак не похоже на поступок злого, бессердечного существа. По крайней мере, в том, что касается её.

Он опять похлопал по бумаге.

— Я думаю, что Святек ошибся. Он должен был отправить их вместе. Он утверждает, что русские ждут от нас сейчас её снятия с маршрута. Он не понимает, что наша сила в нестандартных, неожиданных решениях. Русские будут теперь искать одного Мирека. Нам надо послать в Прагу распоряжение о том, чтобы их и дальше отправили парой.

— Сейчас, скорее всего, уже поздно. Это займёт достаточно много времени. Когда придёт наше указание, он, вероятно, будет уже в пути.

Ван Бурх невозмутимо ответил:

— В таком случае она должна будет его догнать.

Хайсл вздохнул и уже было поднялся, чтобы идти организовывать передачу депеши. Но голос ван Бурха остановил его на полпути к двери.

— Оба мы знаем, что два человека, работающих вместе, как единая команда, это куда больше, чем один человек. В течение многих лет мы видели много примеров тому. Для этих двух людей нужен общий стимул, а лучший стимул — любовь.

Хайсл склонился вперёд, положил обе ладони на стол и сказал очень чётко, с ударением:

— Ты, конечно же, прав. Но, будучи правым в одном аспекте, ты ошибаешься в другом. Посылая её вместе с ним, ты рискуешь разрушить её жизнь… если даже её не поймают.

Беконный Священник в ответ только мрачно кивнул.

— Ян, я должен пойти на этот риск. Я много раз рисковал и раньше ради высшего блага… ради нашей церкви.

Глава 17

Мирек решил для себя на всю жизнь: больше он никогда не станет пить молоко.

Он сидел в сарае на самом берегу озера Оравска. Его вытащили из молочной цистерны двадцать минут назад, но он всё ещё никак не мог прийти в себя. При воспоминании об этом путешествии он испытывал учащённое сердцебиение. Дорога доставила ему сильные физические страдания.

Он знал, что время относительно, и хорошо понимал это научное положение. Но время, проведённое им в цистерне с молоком, сводило все это понимание на нет. Поездка на расстояние в сто километров с пятью остановками, во время которых в цистерну заливали молоко, продолжалась три часа. И каждая минута казалась Миреку вечностью.

Он забрался в цистерну примерно в три часа дня. Прощание с Аней было для него очень мучительным. Они стояли друг против друга в сарае. Антон тактично покинул их в этот момент. Миреку вдруг показалось, что он выглядит в своём водолазном костюме ужасно нелепо. Если бы он не чувствовал такой боли от прощания с Аней, он бы посмеялся над тем, что стоит в таком наряде в центре европейского континента.

Он с волнением смотрел Ане в глаза. Он пытался увидеть в них какой-то намёк. Но видел сострадание, может быть, заботу, но никак не то, что хотел бы разглядеть. Голова у него болела из-за ночной выпивки. В душе он проклинал себя за столь непрофессиональное поведение. Аня предложила ему аспирин, но он отказался, не желая показывать в момент прощания с ней свою слабость.

Нейлоновая сумка стояла у его ног. Она была упакована в большой пластиковый пакет и перевязана бечёвкой.

Мирек положил руки Ане на плечи и нежно притянул её к себе. Аня повернула голову, подставляя ему щеку для поцелуя. Его лицо приблизилось к ней. Она сказала Миреку почти в самое ухо:

— Удачи тебе, Мирек. Думай только о себе, а обо мне не волнуйся.

Он почувствовал, как её тело коснулось его, но в этом движении не было страсти. Вздохнув, он выпустил её из своих объятий и нагнулся, чтобы поднять сумку. Выпрямившись, он хотел что-то сказать ей, но передумал. Он просто кивнул головой и направился к двери. Но когда он уже подошёл к ней, то услышал, как Аня тихо позвала его. Мирек обернулся. Сарай был плохо освещён. Он увидел, что глаза у неё были все в слезах. Он уронил сумку, потому что её руки обвили его шею, а сама Аня прижалась к нему всем телом.

— Я буду молиться за тебя, Мирек.

Он почувствовал, что щеки Ани влажны от слёз. А потом она поцеловала его в губы. Нежный, неопытный поцелуй, но всё же она поцеловала его в губы!

Вдруг она отпрянула и сухо повторила:

— Я буду молиться за тебя, Мирек.

Он медленно поднял сумку и решительным тоном произнёс:

— Аня Крол! Когда всё это закончится и я пройду сквозь все испытания, я обязательно найду тебя.

Она даже не успела ничего ответить, потому что он быстро повернулся и вышел.

* * *

Сперва Миреку казалось, что поездка обещает быть несложной. Сбоку на цистерне имелись ступеньки. Круглая крышка наверху была открыта. Внутрь вела металлическая лесенка.

Антон сидел наверху, держа в руках акваланг. Водитель, пожилой мужчина лет шестидесяти, взял у Мирека сумку, сказав:

— Я передам тебе её, сынок.

Вдруг в голову Миреку пришла неприятная мысль. Он взглянул на Антона и сказал:

— Если кто-нибудь откроет крышку, то сможет увидеть пузырьки, которые будут подниматься на поверхность от акваланга.

Антон улыбнулся и покачал головой.

— Поднимись сюда и взгляни.

Мирек вскарабкался вверх по лестнице и посмотрел внутрь. Цистерна была полна всего на треть, а сверху, на поверхности молока, лежал густой слой пены.

Антон сказал:

— Видишь? Никто не заметит твоих пузырей. При движении грузовика ты будешь держаться за ступеньки.

Он показал на них.

— А когда машина будет останавливаться, ты отпускаешь их и ныряешь. Маловероятно, что кто-нибудь заглянет внутрь через верхний люк. Ведь он используется только при чистке внутренних стенок. Только старайся, пожалуйста, не задевать аквалангом о стенки, от этого будет сильный звук.

Миреку почему-то не хотелось спускаться вниз. Его обуяло непонятное чувство страха. Но белая пена внутри цистерны выглядела достаточно безобидно.

— Насколько будет заполнена цистерна?

— Примерно на две трети. Но не волнуйся, над поверхностью молока останется много свободного пространства. Помни, что у тебя воздуха на два часа, так что зря его не трать.

Неожиданно послышался лай собак. Антон быстро взглянул на Мирека.

— Это мой дед. Я отсылал его в город, а теперь он, наверное, возвращается. Там что вам нужно трогаться.

Мирек спустился внутрь на несколько ступенек, затем протянул руку и взъерошил волосы Антона.

— Спасибо тебе. Пригляди за ней.

Антон уверенно кивнул:

— С ней всё будет в порядке.

Мирек стал спускаться дальше. Его ноги уже касались молока, и он взглянул наверх. Антон осторожно подал ему акваланг через люк. Мирек принял его и крикнул:

— О'кей!

Целое утро он тренировался с аквалангом, так что сейчас надел и подогнал его буквально за пару минут. Он опять услышал голос Антона:

— Проверь, как он действует. Быстрее, пока я не закрыл люк.

Мирек засунул загубник в рот. Воздух из баллонов шёл нормально. Мирек вынул трубку изо рта и крикнул:

— Всё в порядке.

Антон передал ему пакет с сумкой и сказал:

— Удачи тебе, Мирек. Господь с тобой.

Крышка захлопнулась, и Мирек оказался в абсолютной темноте.

Он услышал, как Антон спускается на землю. Через секунду цистерна завибрировала от работающего двигателя, и неожиданно Мирек по горло оказался в молоке, когда грузовик двинулся вперёд, а содержимое цистерны по инерции отбросило назад. Он быстро поднялся вверх на пару ступенек, боясь, как бы молоко не попало в дыхательную трубку. Проверив загубник, Мирек решил, что будет держать трубку во рту в течение всего пути.

За первый час они дважды останавливались, чтобы залить молоко. К концу первого часа езды Мирек понял, что у него возникают серьёзные проблемы.

Во-первых, было очень холодно. Холод проникал сквозь влажный костюм. Под ним у Мирека ничего не было надето. Антон сказал, что по теории конденсат, собирающийся между костюмом и телом, должен высыхать под воздействием собственного тепла человека. Но это тепло, видимо, уходило через костюм наружу. Мирек чувствовал, что холод проник в его кожу и плоть. К концу первого часа ему стало казаться, что у него промёрзли даже кости.

Во-вторых, у него сильно болели пальцы. Грузовик большей частью ехал по ухабистым просёлочным дорогам, и Мирек всё время крепко держался за ступеньки. Он попытался просунуть между ними руку, чтобы зацепиться на уровне локтевого сгиба, но это у него не получилось из-за конструкции лестницы. К тому же в некоторых местах металл был шероховатым и с заусенцами. В мыслях Мирек вновь оказался в лагере, где Фрэнк заставлял его тренировать «десять главных орудий». В душе Мирек поблагодарил Фрэнка за эти уроки.

Третьей проблемой был сам акваланг. Он был рассчитан на постоянное погружение. Вне воды он был очень тяжёлым, и очень скоро ремни больно врезались Миреку в плечи.

В-четвёртых, Мирека доконало само молоко. При ускорениях, замедлениях и поворотах оно билось о стенки с такой силой, о которой Мирек раньше не имел понятия. Сейчас цистерна была заполнена ещё только наполовину. Он представил себе, что, когда она будет залита полностью, ему уже придётся просто бороться за выживание.

На исходе второго часа его кисти превратились в отмороженные клешни, а тело от холода потеряло чувствительность. Он был весь избит постоянными ударами тяжёлой молочной массы. Они приняли последнюю партию молока, и Миреку приходилось пользоваться аквалангом почти постоянно.

В течение последнего часа его жизнь поддерживалась только разумом. Мирек убеждал себя, что человеческое тело, а особенно такое закалённое, как его, может вынести подобные испытания, если мозг отдаёт соответствующие команды. А разумом Мирек хотел победить обстоятельства. Он отогнал прочь мысли о болящих пальцах, руках и плечах. Он стал думать о других вещах.

Сперва он стал вспоминать своё детство, своих родителей и сестру Иоланту. Но воспоминания об этом тоже доставляли ему боль, и он быстро переключился на другое: подготовку для службы в СБ, женщин, с которыми он был знаком; песенки и мелодии, которые он знал.

Дважды его стошнило в молоко, окружавшее его со всех сторон. Когда он почувствовал, что совсем слабеет, то заставил себя думать о своей главной цели и своей ненависти. В конце поездки, когда каждая минута казалась часом, он сосредоточился на мыслях об Ане. Он нарисовал в памяти её лицо. Вспомнил слова, которые она ему говорила, вспомнил её своеобразный хрипловатый голос. Во рту у него сейчас была мешанина из резины и молока, но он достаточно чётко мог себе представить её поцелуй. Воспоминания об объятии Ани, её запахе занимали его в тот момент, когда грузовик наконец остановился. Мирека обдало молоком в последний раз.

Ему казалось, что его приклеили к этой лестнице. Его пальцы пришлось отдирать от неё. Водитель был пожилым, но достаточно сильным. Фермер был намного моложе и сильнее, а его сын был ещё более сильным. Всем им пришлось потрудиться, чтобы протащить Мирека сквозь люк и опустить его на землю. Дойти до сарая самостоятельно он не мог, и им пришлось поддерживать его.

Когда его замотали в три одеяла и надели на ноги сапоги из овчины, его тело стало постепенно возвращаться к жизни. Мирек, изнемогая от боли, стал понемногу разминать пальцы. Тут открылась дверь, и в сарай вошёл фермер. У него был заострённый нос и редеющие каштановые волосы, зачёсанные назад. Он выглядел как хищная птица, но улыбка его была приятной. Поставив перед Миреком котелок и положив рядом кусок хлеба, он сказал:

— Влей-ка это в себя. Это домашний мясной бульон. Он тебя согреет и приведёт в норму. Потом постарайся заснуть. Мы отправимся в десять. Это через три с половиной часа.

Фермер ушёл, и Мирек, сделав неимоверное усилие, встал на ноги. Он приподнял крышку котелка и уже через секунду жадно хлебал то, что показалось ему самым вкусным супом в мире. В котелке было около литра жидкости, может быть, чуть больше. Он съел весь бульон и вытер дно котелка хлебом. Затем он лёг на сено и попытался заснуть.

Ему удалось немного вздремнуть, и, когда фермер пришёл вновь, Мирек чувствовал себя лучше. Ночь была тёмной и холодной. И Мирек, и фермер были одеты во всё чёрное. Лица их закрывали чёрные шарфы. Пятиметровая деревянная лодка тоже была выкрашена в чёрный цвет. Белыми были только номерные обозначения. Но фермер и их покрыл чёрной тряпкой. Он указал на видневшиеся вдалеке огоньки:

— Польские рыбаки.

Он похлопал по фонарю, который горел у него на корме:

— Если нас остановят, говорить буду я. Бумаги у тебя в порядке, так что ничего не бойся.

Он взял у Мирека сумку и швырнул её на корму, затем послюнявил указательный палец, поднял его и удовлетворённо произнёс:

— Ветер работает на нас. Будем на месте часа через два. Залезай.

Мирек забрался в лодку и сел на корме, зажав сумку в ногах. Фермер оттолкнул лодку, запрыгнул в неё и вставил вёсла в уключины. Весла были длинными и очень тяжёлыми.

Мирек прошептал:

— Будем грести по очереди.

Из-под шарфа донёсся приглушённый голос фермера:

— Нет, грести буду я. Такой тихой ночью нас могут засечь по единственному всплеску воды. Даже если бы ты был олимпийским чемпионом по гребле, я и то не позволил бы тебе грести.

Мирек заметил, как аккуратно гребёт фермер. Весла входили в воду под идеальным углом без малейшего звука. Сопровождающий объяснил Миреку, по какому маршруту они проследуют. Лодка пойдёт вдоль береговой линии метров за четыреста от берега. Озеро обычно патрулируют один чешский и один польский пограничный катер. Патрульная служба несётся ими нерегулярно. Они обычно крутятся в центре озера, подлавливая рыбаков без лицензии. Польский катер вообще не представляет никакой опасности. Его команда состоит из двух алкоголиков, которые во время патрулирования только и делают, что пьют водку.

Под конец фермер заявил:

— Я подозреваю, что в сумке у тебя пистолет. Если возникнет опасность досмотра, сразу же бросай его за борт. Понял?

— Конечно, — ответил Мирек, хотя вовсе не собирался поступать подобным образом. Точно так же он не собирался говорить фермеру, что в сумке у него есть ещё и форма полковника СБ.

— Отлично, — сказал фермер, — теперь нам больше не о чём говорить, так что лучше помолчи. Тем более, что на тихой воде звук распространяется очень далеко.

Два часа они плыли без единого слова. Фермер иногда прекращал грести. Не из-за того, что уставал, так как, похоже, он был неутомим. Он останавливался, чтобы прислушаться. Мирек слышал, как вдалеке что-то кричали друг другу рыбаки. Сначала раздавалась только чешская речь. Затем Мирек услышал родной польский язык. Это согрело его сердце. Действительно, поражало, как далеко был слышен любой звук на озере. Огоньки рыбачьих лодок были очень далеко, но Мирек отчётливо услышал, как один рыбак пошутил насчёт холода, как на Северном полюсе.

Несколько раз Мирек замечал луч прожектора справа от них, но ни разу он не напоролся на их лодку. Фермера, похоже, это нисколько не волновало, и он продолжал грести, как ни в чём не бывало.

После полуночи Мирек заметил, что они постепенно начинают поворачивать к берегу. Фермер теперь часто останавливался, чтобы получше присмотреться к еле различимой береговой линии. Наконец он довольно хмыкнул и энергично взялся за вёсла.

Лодка мягко уткнулась в берег. Фермер молча сложил вёсла, вылез из лодки и вытащил её на берег. Мирек взял сумку и спрыгнул следом. Фермер указал пальцем на какую-то точку.

— Там есть тропинка. Пройдёшь по ней метров сто. Слева будет большая берёза. Там тебя будут ждать… Удачи тебе!

Одним махом он спустил лодку на воду и запрыгнул в неё. Мирек прошептал вслед удаляющейся тени:

— Спасибо.

Затем он расстегнул сумку, достал пистолет и снял его с предохранителя. Он нашёл тропу и собирался уже было тронуться по ней, как вспомнил, что на ногах у него все те же фермерские сапоги из овчины. Он инстинктивно обернулся, но было слишком поздно. Ничего, подумал Мирек, мужику хорошо заплатят.

Мирек осторожно двинулся по тропинке, которая начиналась от самого берега. Отсчитав восемьдесят шагов, он увидел слева берёзу. Когда он подошёл поближе, то различил рядом с деревом неясную тень. Высокий женский голос произнёс:

— Сегодня холодноватая ночь для прогулок.

Мирек ответил:

— Сегодня холодная ночь для всего.

Женщина хихикнула:

— Не для всего. Иди за мной, Мирек Скибор. Ты как раз поспел к самому началу вечеринки.

Она стала подниматься вверх по тропинке. Мирека как будто приклеили к тому месту, где он стоял. Он нашёл в себе силы задать вопрос:

— Откуда вы знаете моё имя? Какая вечеринка? Вы что, сумасшедшая?

Женщина опять хихикнула:

— Некоторые действительно так считают, но медицинскую комиссию я пока не проходила. Ну а кем тебе быть ещё, если не Миреком Скибором? Я так понимаю, что женщину отослали обратно. Ладно, пошли, я то я совсем замёрзла.

Она опять направилась по тропинке. У Мирека не было выбора. Ему пришлось последовать за женщиной. Он поставил пистолет на предохранитель и стал засовывать его за пояс, но затем передумал и оставил оружие в руке.

Тропинка увела их влево и пошла вдоль берега озера. Метров через пятьсот они перешли через раскисшую дорогу. Внизу горели огни дома. Весь путь составил где-то около двух километров. Они прошли мимо двух домов. Мирек решил, что это были дачи высокопоставленных госчиновников.

Сначала он услышал музыку. Это была рок-музыка. Метров через пятьдесят тропинка свернула вниз к озеру, и Мирек остановился, разглядывая большой дом. Окна его ярко горели, крыльцо было освещено. Мирек услышал чей-то громкий смех. Он позвал женщину:

— Погодите! Я не пойду в дом, где вы устроили эту тусовку. По-моему, вы действительно сумасшедшая.

Она обернулась к нему. На свету Мирек наконец рассмотрел её. Женщина была достаточно высокой. На ней была короткая шубка с капюшоном, который почти целиком закрывал её голову.

Она сказала:

— Там нет никакой тусовки. В доме всего четыре человека, и все они знают, что ты должен прийти.

— А что это за люди?

— Это друзья, надёжные друзья. Входи. Никто не желает тебе зла. Здесь есть горячая еда, холодная водка и тёплая постель.

Мирек всё ещё колебался. Она сказала:

— Не волнуйся. Здесь ты будешь в безопасности. Для этих людей и для меня ты — герой.

Мирек вздохнул и двинулся вслед за ней. У него просто не было выбора.

У двери она остановилась и сняла капюшон. Мирек сразу понял, что она очень красива. У неё были выразительные голубые глаза, светлые вьющиеся волосы, энергичный рот с полными алыми губами. Ей было около двадцати пяти лет. Она тоже внимательно изучала его.

— А ты на самом деле симпатичный. Я думала, что ты только на фотографии такой привлекательный.

— Чей это дом?

— Он принадлежит второму секретарю Краковского горкома.

— А он знает, что вы используете этот дом для меня?

— Конечно. Ведь я его дочь.

Пока Мирек обдумывал этот неожиданный поворот, она сняла меховую рукавицу и протянула ему руку.

— Марианна Лидковска. К вашим услугам.

Рука её была тонкой, мягкой и тёплой. Мирек немного растерялся, и она, почувствовав это, засмеялась и открыла дверь. Когда он вошёл следом за ней в шикарный холл, Марианна спросила:

— Тебе нравится «Джинезиз»?

— А что это такое?

Она рассмеялась.

— Это музыка, которая сейчас звучит.

— Я её никогда раньше не слышал.

Марианна иронично заметила:

— Ах, ну да… Вряд ли эту музыку слушают в СБ.

Она указала на стул, стоявший у двери:

— Оставь свою сумку здесь. Позже я покажу тебе твою комнату наверху. Да, и можешь убрать пистолет.

Мирек бросил сумку на стул и засунул пистолет за пояс. Что за чертовщину придумал этот Беконный Священник?

Когда он обернулся, Марианна снимала шубу. Под ней оказалось красное шёлковое платье. Мирек вполне отчётливо видел очертания её сосков, проступившие сквозь тонкий шёлк. Кожа у неё была розовой. Мирек взглянул ей прямо в лицо. Она улыбалась, как будто ей очень нравились его мысли. Она подошла к двери и открыла её.

Он чуть не оглох от музыки. Махнув рукой, Марианна пригласила Мирека следовать за ней. Войдя в комнату, Мирек почувствовал себя не в своей тарелке. Комната была роскошно обставлена. Огромные окна выходили прямо на озеро. Хрустальная люстра освещала кожаные кресла и диван, на которых развалились четыре гостя: две девушки лет двадцати и двое молодых мужчин — им было лет под тридцать, оба с бородами, в очках, на обоих были надеты потёртые джинсовые куртки. Одна из женщин, рыжая и достаточно симпатичная, была одета в чёрную блузку и белый комбинезон. Другая, брюнетка, выглядевшая достаточно сухо и неприступно, была в красном платье с голубыми вставками на воротнике. Она первой отреагировала на появление Мирека: подпрыгнула и закричала:

— Это он! Это Мирек Скибор!

Она подбежала к нему, обняла и поцеловала в обе щеки. Мирек услышал, как стоявшая позади него Марианна сказала:

— Осторожно, Ирена, у него пистолет!

Ирена немного отошла от Мирека.

— А ты думаешь, я не догадалась?

Старший из мужчин встал и подошёл к Миреку, протягивая руку:

— Добро пожаловать обратно на родину, в Польшу! Меня зовут Ежи Замойски.

Он указал в сторону более молодого мужчины и рыжеволосой женщины, представив их:

— Антон Зонн и Наталья Банашек… Антон, будь добр, сделай музыку потише.

Молодой человек потянулся к стереосистеме «Сони» и повернул рычажок.

— Так, ну а теперь водка, хорошая польская водка, — объявил Ежи, направляясь к бару. Он открыл его и вытащил из ведёрка со льдом ледяную бутылку водки.

Мирек достаточно резко спросил:

— Кто вы все такие?

Ежи в это время наливал водку в стаканы. Водка была ужасно холодной. Он с улыбкой протянул стакан Миреку и сказал:

— Вы только что познакомились с руководством редакции газеты «Вместе».

* * *

Мирек мгновенно успокоился и взял стакан. Газета «Вместе» была одной из подпольных польских газет, которые возникли после подавления «Солидарности». Эта газета была уникальной, так как выступала не только против властей, но и против церкви. Печаталась она в подпольных условиях. Распространялась в университетах и школах. Власти никак не могли установить, кто же ею руководит. Теперь Мирек начал понимать, почему это происходило. Все пятеро обступили его со всех сторон, подняв свои стаканы. Ежи энергично произнёс:

— За Польшу и… за свободу!

Все повторили тост и одним махом выпили содержимое своих стаканов. Ежи повернулся к Марианне и заявил:

— Так как в данный момент мы являемся твоими гостями, ты обязана следить за тем, чтобы наши стаканы были всегда полны.

Он взял стакан Мирека и вместе со своим передал его Марианне. Затем подхватил Мирека под руку и усадил на диван. Ежи явно был здесь лидером. Марианна принесла им наполненные стаканы, и Мирек спросил её:

— А что, если сюда заявится твой отец?

Марианна уверенно ответила:

— Он сюда не заходит. Он слишком занят своей работой и двумя сексапильными любовницами. Они обе — мои хорошие подруги, так что обязательно предупредят меня обо всех его действиях.

— А твоя мать?

Марианна сокрушённо покачала головой:

— Она уже давно умерла.

— А твой отец знает что-нибудь о газете «Вместе»? Вернее, о вашей к ней причастности?

Ежи ответил за неё:

— Нет, никто из наших отцов и понятия об этом не имеет. И все они — большие шишки. Мой отец — проректор Краковского университета. Отец Антона — секретарь польского Союза писателей.

Указав на девушек, он сказал:

— Отец Ирены — небезызвестный генерал-майор Теодор Навкиенко. Предок Натальи — директор регионального управления железнодорожного транспорта.

Мирек задумчиво кивнул и заметил:

— Если вас раскроют, то многие тёплые места станут вакантными.

Ежи мрачно заметил:

— Да, это так. Но они выбрали свой путь, а мы — свой.

Он нагнулся к кофейному столику и, раскрыв серебряный портсигар, предложил Миреку закурить.

— Спасибо, я не курю, — ответил тот.

— Даже такие не будете курить? — Ежи усмехнулся сквозь свою густую бороду.

Мирек пригляделся повнимательнее. Сигареты были чуть больше обычных по размеру, толстые с одного конца и тоненькие с другого. Они были обвязаны тонкими белыми нитками.

— Это марихуана. Тайская, лучшая. Вы только подумайте: если бы несколько месяцев назад майор СБ Мирек Скибор поймал нас за этим делом, нам пришлось бы туго.

Мирек покачал головой и грустным голосом ответил:

— Я сомневаюсь в этом. Один из ваших папаш сделал бы пару телефонных звонков, и вас вскоре бы отпустили.

Ежи прикурил, и Мирек с интересом наблюдал за своеобразным ритуалом, когда сигарета передавалась по кругу. Антон сказал:

— А вы не думаете, что это хорошо придумано? Все принимают нас за кучку испорченных детей. Это отличное прикрытие, легенда.

Ирена громко рассмеялась:

— Мы действительно являемся испорченной тусовкой. Мы — единственная подпольная организация, легенда которой является подлинной.

Она сидела на подлокотнике кресла Антона, обвив его шею руками. Их, очевидно, связывали очень близкие отношения. Мирек подумал о том, кто же является парой для Ежи — Наталья или Марианна? Или, в соответствии с духом компании, обе? Он выпил ещё водки, наслаждаясь её обжигающим вкусом. Наконец он понял, что чертовски устал. Он сказал Ежи:

— Перед тем, как вы все перестанете отдавать себе отчёт в своих действиях, я хотел бы услышать о том, что вы будете делать со мной, когда вы переправите меня дальше?

Ежи затянулся, наслаждаясь глубоко проникшим дымом, затем стал медленно его выпускать. Остатки дыма выходили изо рта, когда он заговорил:

— Мы должны были переправить вас дальше завтра, но днём получили кодированное сообщение из Варшавы. Теперь мы должны ожидать дальнейших инструкций. Видимо, что-то изменено в плане операции.

— Это всё, что вы знаете?

— Да, ваши люди не очень разговорчивы… Но вам тут будет удобно. Вы здесь в полной безопасности. Никому даже в голову не придёт обыскивать этот дом.

Мирек вполне согласился с последним утверждением. Он может спать спокойно. На минуту он задумался и затем спросил:

— Как вы оказались замешаны в этом деле?

Ежи ответил:

— Мы тесно сотрудничаем с другими подпольными организациями. Особенно с теми, что помогают распространять газету. У них широкие связи. Представитель одной такой организации вышел на нас несколько дней назад и попросил быть готовыми к тому, что какой-то важной персоне понадобится наше прикрытие.

— Почему вы приняли это предложение?

Ежи усмехнулся:

— Деньги, дорогой мой! Это даже не деньги, а просто пластины драгоценного металла. Ведь для того, чтобы издавать газету, нужно много денег. Мы благодарны вам за такую прекрасную возможность подзаработать: скоро мы получим за свою работу двадцать пластин жёлтого металла.

— Ясно, — сказал Мирек, поставив стакан на столик. — А как вы узнали, что это буду я?

Наталья ответила:

— Ты стал очень известным, Мирек. Я думаю, что теперь твоё лицо известно в Польше намного лучше, чем лицо папы. Твои фотографии демонстрируют по телевидению, печатают в газетах, расклеивают на стенах. Это длится уже целых три дня. Мы получили инструкции в тот день, когда ты пристрелил полицейских в Остраве. Не надо было быть гением, чтобы понять, кто едет к нам в гости.

Мирек кивнул:

— Куда же вы меня переправите?

Уже захмелевший Ежи ответил:

— В Краков. По крайней мере, таков был первоначальный план. А женщину они отослали обратно?

— Да.

Мирек встал, скорчившись от боли в своих ещё не отошедших после «молочного турне» конечностях.

— Я очень устал и хотел бы лечь спать. Спасибо вам за все.

Марианна сразу же вскочила со своего места.

— Я покажу тебе твою комнату.

Мирек пожал руки Ежи и Антону. Женщины обняли его и поцеловали в щёку. Вслед за Марианной он пошёл наверх. На спине у неё был глубокий вырез, её ягодицы раскачивались перед лицом Мирека. Ноги у неё были очень красивые.

Она свернула налево и пошла по коридору, говоря на ходу:

— Я приготовила комнату, из окон которой открывается вид на озеро…

Марианна остановилась у двери и открыла её.

— …и в которой большая, очень удобная кровать.

Мирек заглянул внутрь. Кровать была действительно огромной. Марианна указала на другую дверь:

— Это ванная. Ванная с большой ванной, где вполне могли бы мыться одновременно два человека. Ты любишь такие ванны?

Мирек не ответил. Он никогда не видел ничего подобного. Он вошёл в комнату, поставил сумку на кровать и обернулся к ней:

— Спасибо тебе, Марианна.

Она прислонилась к двери. Её глаза, её поза — все приглашало Мирека овладеть ею. Соски её груди отвердели в ожидании. Мирек сказал:

— Увидимся утром. Ещё раз спасибо тебе.

Её губы разочарованно опустились, но она снова улыбнулась, подняла руку и указала в сторону:

— Моя комната следующая. Если тебе всё-таки что-нибудь понадобится, не стесняйся. Сладких сновидений, Мирек.

Через десять минут он лежал в огромной ванне, наполненной до краёв горячей водой. Он решил про себя, что такой ванны хватило бы и на четверых. Чувствуя с наслаждением, как боль постепенно уходит из костей, Мирек попытался понять, что же с ним произошло. Ещё несколько дней назад он не задумываясь побежал бы за этой розовокожей блондинкой — ведь его последней женщиной была Лейла. И казалось, что это было уже целую вечность назад. Что-то сейчас помогало ему сдержать чисто физическое влечение.

Мирек посмотрел вокруг себя. Обстановка была шикарной: позолоченные краны, мягкое ковровое покрытие на полу, огромные зеркала. Такой интерьер выглядел вполне по-западному. А здесь всё это казалось просто неуместным. Миреку представилась забавной мысль о том, что эту краковскую шишку водит за нос его сексапильная дочка. Затем он сравнил эту роскошь с той спартанской обстановкой, в которой находится сейчас Аня. Его мысли целиком переключились на неё. Он задал себе вопрос: интересно, думает ли она сейчас о нём. Попытался представить её лежащей вместе с ним в ванне. Чтобы вообразить это получше, он закрыл глаза. Через полчаса он кашлял и отплёвывался, так как задремал, погруженный в эти мысли, и наглотался мыльной воды.

Глава 18

Профессор Стефан Шафер решил подождать с новостями до того момента, когда принесут кофе. Это был их обычный обед в их любимом ресторане, и Стефану казалось, что Халена ещё никогда не выглядела так обворожительно. На этот раз она была одета в чёрный свитер под горло и кремовую юбку, волосы были стянуты сзади пучком. Стефан решил, что линия от её подбородка до уха — настоящее произведение искусства. В уши были продеты крошечные серёжки в форме колокольчиков. Он уже было собирался преподнести Халене свои новости и насладиться её реакцией, когда она неожиданно заявила:

— Стефан, ты расстраиваешь меня.

Такое замечание взволновало Стефана. Он весь подался вперёд, озабоченно нахмурившись.

— Что случилось, Халена? Что плохого я сделал?

— Прошло уже почти две недели с того момента, когда я рассказала тебе о своей поездке в Москву. Ты пообещал, что приедешь ко мне туда, но вот уже две недели я не слышу от тебя об этом ни слова. Как я понимаю, ты не хочешь со мной ехать?

Стефан облегчённо улыбнулся, подозвал официанта и заказал коньяк для себя и вино для Халены. Затем произнёс:

— Я хотел преподнести тебе эту новость в качестве сюрприза.

Халена капризно взглянула на него:

— Это жестоко, Стефан! Это несправедливо! Ведь я так волнуюсь!

Стефан опять подался вперёд и взял её руку в свою.

— Ты же знаешь, что я не могу поступать жестоко по отношению к тебе. Дело в том, что я получил гарантии поездки в Москву только сегодня утром. Я знал, что всегда мог взять отпуск на несколько дней, но недавно мне поступило предложение, которое придаёт поездке служебный характер и позволяет пробыть в Москве дольше. Наш директор, товарищ Куровский, сегодня утром вызвал меня к себе и сообщил об этом. Командировка утверждена министерством. И Куровский, и я сам очень заинтересованы в ней.

Официант принёс их напитки и добавил в их чашки кофе. Халена пригубила чуть-чуть вина и сказала:

— Я тоже заинтересована. Что же это за причина, которая делает твою поездку столь важной?

Стефан небрежно пожал плечами:

— Речь идёт о чтении лекций.

— Что, и все?

Стефан улыбнулся:

— Халена, слушать мои лекции будет верхушка советской медицинской иерархии. Я также дам интервью «Советской медицине», а это один из самых уважаемых медицинских журналов мира, и для меня это большая честь.

Халена выпила ещё немного, наблюдая за ним.

— Что-то ещё?

— Что ты имеешь в виду?

— Ну ладно, Стефан, я же тебя знаю! Что ты там скрываешь от своей возлюбленной?

Стефан пристально посмотрел на неё, потом быстро огляделся вокруг и тихо проговорил:

— Халена, пока я буду находиться в Москве, мне предстоит вместе с русскими коллегами участвовать в консилиумах по самым сложным случаям. И мне сказали, что один из таких случаев затрагивает некую очень важную персону…

Он поднял руку:

— Не спрашивай меня, кто это, всё равно я не могу этого сказать. Но это может стать важным шагом в моей карьере.

Халена наконец допила своё вино и поставила бокал на стол, задев им соусницу. Стефан терпеливо ожидал её бурной реакции, радости, но она удивила его. Уголки губ у неё опустились, она глубоко вздохнула и сказала грустным голосом:

— Стефан, я прошу тебя не делать этого.

На несколько мгновений он потерял дар речи, затем с недоумением пробормотал:

— Почему?.. Что ты…

Её мягкий, но убедительный голос прервал его:

— Я — не дура! И вообще, почему мужчины считают симпатичных блондинок полными идиотками? Стефан, и грудному ребёнку ясно, кто будет твоим высокопоставленным пациентом в Москве. Не волнуйся, я не стану произносить это имя вслух. По Польше всегда циркулирует огромное количество слухов, а уж об этом человеке и его тяжёлой болезни говорят все. Твой пациент очень серьёзно болен! Как ты думаешь, что будет с твоей карьерой, если после твоей консультации он умрёт? Ладно, оставим карьеру. Что будет с твоей жизнью? Стефан, ты — поляк, а не русский. Не забывай о том, как русские любят находить козлов отпущения.

Он улыбнулся Халене, очень тронутый её искренней заботой. Успокаивающим тоном он сказал:

— Я не собираюсь лечить его, Халена. Просто я дам кое-какие советы его лечащим врачам.

— А! Это значит, что ты не будешь осматривать его лично?

Стефан опять улыбнулся.

— Конечно, мне придётся осмотреть его, но лечить его я не буду. И ещё: слухи, к которым ты прислушиваешься, очень уж преувеличены, как и обычно. Я видел недавний отчёт о его состоянии. Я склонен доверять этому документу, а из него следует, что этот человек никак не собирается умирать в ближайшую неделю или месяц. Так что я не буду ничьим козлом отпущения.

Халена, казалось, успокоилась и опять расцвела.

— Ладно, как бы там ни было, мы едем в Москву вместе, а это просто замечательно! Теперь подробно расскажи мне о программе своей поездки.

Стефану стало легче от её улучшившегося настроения. К тому же он был рад сменить тему разговора, так что с энтузиазмом сказал:

— Я прибываю в Москву днём восьмого февраля. — Усмехнувшись, добавил: — Конечно, Аэрофлот, первый класс. К тому времени ты уже будешь в Москве. Мне заказан номер в «Космосе».

Теперь была её очередь усмехнуться.

— Посмотрите, какой у меня важный друг! Мне сказали, что я буду делить с кем-то комнату в «Юности», похожей на помойную яму.

Стефан с готовностью ответил:

— Не волнуйся, если захочешь, можешь жить вместе со мной в «Космосе».

Халена улыбнулась:

— Но не в первый день. Восьмого числа наша группа отправляется в Каунас, вернёмся мы только утром девятого. Я сразу же приеду к тебе в твой дворец.

Стефан кивнул:

— Первый день очень важен для меня. Они пришлют за мной машину в полдень. После консультации повезут куда-то на обед, но я попробую отказаться. Я попрошу их заказать для нас обед в «Ласточке».

Она благодарно кивнула и спросила:

— Что потом?

Стефан пожал плечами.

— Затем у меня три дня лекций и визитов, а после этого — четыре выходных. Ты не могла бы отпроситься со своего семинара, чтобы съездить со мной в Ленинград?

Халена ответила:

— Конечно, это будет очень сложно. Моё расписание практически всё забито, а работа так важна для государственных интересов и человечества в целом… Я должна очень хорошо подумать над таким предложением. Посмотрим, что перевесит: жизнь, связанная с искусством и служением человечеству, или компания неопытного молодого врача.

Стефан заметил, как уголки её губ дрогнули, поднялись вверх, и он улыбнулся вместе с ней.

Затем она сказала:

— Ты знаешь, я всегда хотела посмотреть Эрмитаж… Да, Стефан, я поеду с тобой в Ленинград.

— Отлично. Давай выпьем за это.

Он оглянулся в поисках официанта и только тогда заметил, что они — последняя пара, оставшаяся в ресторане. Нахмурившись, он посмотрел на часы и быстро поднялся со своего места.

— Халена, уже почти три часа. Мне надо быть в операционной через пятнадцать минут.

Вынув портмоне, он извлёк оттуда двадцать стозлотовых банкнот и положил их на стол.

— Пожалуйста, заплати по счёту. Увидимся в пятницу вечером, в девять.

Он нагнулся, поцеловал её и заспешил к выходу.

Главный официант подошёл со счётом, лежащим на серебряном подносе. Она положила на него деньги и, улыбнувшись, сказала:

— Сдачу оставьте себе, но принесите мне, пожалуйста, ещё немного вина.

Официант улыбнулся и отправился выполнять её просьбу. Она крикнула ему вдогонку:

— Сделайте, пожалуйста, двойную порцию.

Он полуобернулся и кивнул. Пройдя несколько шагов, он опять был остановлен её голосом:

— Да, и ещё. Добавьте немного ликёра.

* * *

В Москве Виктор Чебриков тоже плотно обедал в специальной столовой, куда ходили члены Политбюро. Его пригласили два человека, имеющие достаточно высокое положение, чтобы непроизвольно вызывать у него уважение. Они были приятными в общении и вежливыми по отношению к главе КГБ, но в то же время достаточно настойчивыми в попытках получить у него информацию о развитии ситуации. Чебриков мог промолчать в ответ на их вопросы или даже возмутиться наличием в них намёков на своего патрона. Но он этого не делал. Он достаточно разбирался в политике. Чебриков говорил сравнениями и параллелями, а уж эти двое, будучи умными людьми, понимали всё, что хотели понять.

Входя в кабинет Замятина, он дожёвывал таблетку для стимуляции пищеварения в противовес второй порции шоколадного торта. Полковник и три майора мгновенно вытянулись по стойке «смирно» и отдали Чебрикову честь.

Он дружеским тоном спросил:

— Ну что, есть что-нибудь?

Замятин был обрадован тоном босса и сразу же успокоился. Он сказал:

— Пока у нас мало новой информации. Под действием транквилизаторов поляк, называвший себя Альбином, признался в том, что на самом деле является нелегальным священником Йозефом Питкевичем и женат на женщине, которую схватили вместе с ним. Он ничего не смог сказать насчёт Беконного Священника и, похоже, никогда с ним не встречался. У его жены во время жёсткого допроса случился сердечный приступ. Перед этим даже под уколами она ничего ценного не сказала.

Чебриков махнул рукой, показывая, что они могут принять положение «вольно», а сам сел на стул.

Майор Гудов задумчиво сказал:

— Это странно, но только подтверждает выводы науки. Женщины более стойки по отношению к наркотикам, чем мужчины. Хотя я этого не могу понять.

Чебриков заметил:

— Ты бы это понял, если бы был женат на моей супруге в течение тридцати лет.

Все засмеялись, но не слишком громко.

Майор Иванов уважительно спросил Чебрикова:

— Не хотите ли чаю, товарищ председатель?

Чебриков кивнул, и Иванов направился к самовару, который недавно поставили в углу комнаты. Председатель КГБ изучал огромную карту, висевшую на стене, когда Иванов принёс ему стакан с чаем.

В течение нескольких минут в кабинете царила полная тишина. Было слышно только, как Чебриков громко и смачно прихлёбывал чай. Он не отрывал взгляда от карты.

Наконец он сказал Замятину:

— Забудь про этих двух стариков. Нам лучше подумать о том, как уничтожить оставшуюся часть канала переброски.

Пальцем он указал на район рядом с восточногерманской границей.

— Сконцентрируй силы вот тут. Только здесь ты найдёшь его. Это — слабое место. Одновременно перекинь польскую СБ на северо-запад, в приграничную зону к западу от Вроцлава. Похоже, здесь у нас больше шансов, чем на юго-востоке. СБ — серьёзная организация. К тому же Скибор был одним из них, а они ненавидят изменников и перебежчиков.

Замятин хотел было что-то сказать, но передумал. Чебриков продолжал изучать карту, время от времени кивая головой. Затем он промолвил:

— Я приказываю отправить наши подразделения обратно в места их расположения. Они не приносят особой пользы своими кордонами на магистралях. К тому же использование советских войск на территории дружественных стран идёт вразрез с нашей политической линией, проводимой в последнее время.

Замятин хотел объяснить, что в этом случае дорожными кордонами придётся заняться польской милиции, а осуществлять поиски Скибора в городах будет некому. Но опять решил, что лучше будет промолчать. Он чувствовал, что хорошее настроение Чебрикова может смениться на гнев, если начать с ним спорить.

Наконец Чебриков подытожил свои размышления:

— Он ещё находится в Чехословакии. Беконный Священник направляет его на север. Я считаю, что он попытается переправить его через границу в ближайшие сорок восемь часов. Эти часы будут для нас решающими.

Он обернулся и очень серьёзно посмотрел на Замятина.

— Да, полковник, решающими. Если он всё же сможет проникнуть в Польшу, у него в руках окажутся сильные козыри. Как бы нам не хотелось это признавать, но это именно так. Твой следующий отчёт товарищу Андропову должен быть у меня на столе завтра к полудню.

— Есть, товарищ Чебриков.

— Будем надеяться, что он будет содержать заслуживающую внимания позитивную информацию.

Он направился к двери, оставив пустой стакан на столе Замятина.

После некоторого молчания Гудов спросил полковника:

— Товарищ полковник, должен ли я передать приказание сконцентрировать все силы СБ у границы к западу от Вроцлава?

Все ещё задумчивый, Замятин кивнул, но, когда рука Гудова уже потянулась к телефонной трубке, сказал:

— Только не снимай краковские подразделения.

Рука Гудова застыла в воздухе. Он и оба других майора уставились на Замятина, который, пожав плечами, сказал:

— Товарищ Чебриков приказал мне сконцентрировать силы СБ в приграничном районе на северо-западе. Но он не приказывал полностью вывести все силы безопасности с юга Польши. Вот я и выполняю его приказание. Но Краков всегда был центром политической оппозиции. К тому же город находится всего лишь в ста пятидесяти километрах от того места, где был обнаружен Скибор. Если он пересёк границу, то он либо уже в Кракове, либо на пути туда.

Опять в кабинете воцарилось молчание, затем майор Гудов громко выдохнул воздух и взялся за трубку.

В это время майор Иванов задумчиво листал пачку, лежавшую у него на столе. Наконец он решился.

— Товарищ полковник… Не знаю, стоит ли это вашего внимания…

— Что такое?

Иванов раскрыл папку.

— С тех пор как мы узнали, что в это дело замешан Беконный Священник, мы вели тщательное наблюдение за «Колледжо Руссико» в Риме. Мы фотографировали всех входящих и выходящих оттуда людей. Так вот, несколько дней назад я решил внимательно просмотреть эти фотографии. Несколько раз была сфотографирована женщина. Я заметил сходство между ней и фотороботом женщины, которая была вместе со Скибором в Чехословакии.

Он замолчал на секунду и облизнул губы. Замятин спросил:

— Ну так что? Вы выяснили, что это за женщина?

— Да, товарищ полковник. Но я боюсь, что это нам ничего не даст. Оказалось, что это монахиня. Она уроженка Польши, но жила в каком-то венгерском монастыре.

Замятин хмыкнул:

— Монашка?

— Да, товарищ полковник. Но главное в том, что вчера я получил информацию: эта женщина так до сих пор и не вернулась в свой конвент. И похоже, никто вообще не знает, где она находится. А сходство просто поразительное.

— Покажи-ка, — приказал Замятин.

Иванов встал и отнёс папку к нему на стол. Замятин открыл её и увидел фотографию, прикреплённую скрепкой к обложке. Напротив был фоторобот.

Замятин внимательно изучал оба изображения в течение нескольких минут. Затем он кивнул и перевернул страницу. Из материалов он зачитал один абзац:

— Аня Крол. Двадцать шесть лет. Родилась в Кракове, Польша. Родители погибли в автокатастрофе седьмого октября 1960 года. Похоронены в Кракове…

Он поднял голову и долго смотрел отрешённым взглядом куда-то вверх. Затем он сказал:

— Я даже и предположить не мог, что Беконный Священник может использовать в подобной операции монашку. Гудов, когда ты будешь в Кракове, ты должен поговорить там с самым важным лицом.

Глава 19

— Наверное, ты влюблён.

Мирек вздохнул:

— Почему ты так думаешь?

Марианна Лидовска указала на него пальчиком с ярко-красным ногтем.

— Ты, похоже, не голубой. И уж точно не убеждённый католик. Но вот я предлагаю тебе себя, а ты никак не реагируешь.

Мирек улыбнулся её откровенности. Они сидели в огромной гостиной. Был уже вечер. Занавески были распахнуты, и лучи света от огоньков на противоположном берегу отражались на чёрной воде.

Антон и Ирена рано утром уехали в Краков. Около часа назад зазвонил телефон. Ежи поднял трубку и слушал около минуты, ответив затем какими-то закодированными словами, смысл которых Мирек не разобрал. После этого Ежи и Наталья, надев дублёнки, ушли в ночь, сказав, что скоро вернутся.

Мирек прислушивался, но звука машины слышно не было. Он надеялся, что вот-вот приедет курьер и его путь будет продолжен. Это убежище было комфортабельным и безопасным, но на второй день Мирек почувствовал какое-то нетерпение.

Он посмотрел на Марианну, сидевшую у камина и ожидавшую его ответа. На ней было короткое облегающее платье, под которым, видимо, ничего не было.

Мирек сказал:

— А что, каждый мужчина, который не является голубым, священником или не влюблён в кого-нибудь другого, отвечает на твоё предложение положительно?

— Конечно.

— Это, наверное, надоедает?

Марианна улыбнулась.

— Я выбираю только тех, кого хочу. В некотором роде это им надоедает… Ладно, так кто же она?

Мирек встал, подошёл к бару и налил себе немного виски с содовой. Бутылка была завёрнута в голубой вельветовый чехол. Кто-то говорил ему, что такая бутылка стоит шестнадцать тысяч злотых. Обернувшись к Марианне, Мирек спросил:

— Не хочешь выпить?

Она кивнула.

— Налей мне тоже немного виски.

Он передал ей стакан. Как раз в тот момент, когда он протягивал его ей, она поймала его за руку и умоляюще сказала:

— Ну скажи мне, кто она?

Мирека охватила злоба. Он вырвал руку, пролив виски ей на платье. Он поставил её стакан на стол прямо перед ней и пересел к камину, повернувшись к нему спиной. Мирек резко сказал:

— Ты и твои друзья «принцы» и «принцессы». Люди, как только узнавали, что я офицер СБ, относились ко мне с ненавистью. Но к вам они относились ещё хуже. Вы живёте, как короли. Вы ничего сами не зарабатываете. Все так и плывёт к вам в руки. Посмотри на себя. Ты — возмущённая «принцесса». Ты возмущена, потому что впервые в жизни ты не получила того, что хотела. И с чего ты взяла, что я влюблён? Мне и так тебя не хочется.

Она, улыбаясь, покачала головой.

— Нет, ты хочешь меня. Думаешь, я не вижу, как ты на меня смотришь? Всё время бросаешь взгляды на мою грудь, ноги… Ты хочешь меня, Мирек, но что-то заставляет тебя сдерживаться. А это может быть только любовь к другой женщине. Раз такой человек, как ты, хочет, но сдерживается, то эта женщина должна быть очень неординарной… Наверное, ты встретил её на Западе?

Мирек в ответ пожал плечами.

— Забудь об этом, Марианна. Я тут не для болтовни. Голова у меня сейчас занята совсем другими вещами. Намного более важными, чем пользованное-перепользованное тело, пусть даже и тело «принцессы»

Улыбка исчезла с её лица. Она серьёзно сказала:

— Не будь так жесток, Мирек. Между прочим, я не такая уж и неразборчивая, как ты думаешь. А имидж «принцев и принцесс» мы используем довольно удачно. Мы заботимся о благе Польши. Не забывай, что мы пользуемся своим положением для того, чтобы люди узнавали правду. Мы сильно рискуем… Например, помогая таким людям, как ты.

Мирек почувствовал вдруг что-то вроде раскаяния. Он поднял свой стакан:

— Я понимаю это. Я не хотел быть грубым по отношению к тебе. Просто в течение долгого времени я ненавидел людей, подобных вам. Я понимаю, что ты — совсем другое дело.

Она улыбнулась.

— Да ладно… Но все равно интуиция подсказывает мне, что ты влюблён. Хорошо, давай будем просто друзьями. Ты пролил почти все моё виски, так что налей, пожалуйста, ещё немного.

Мирек взял стакан у неё из рук и подошёл к бару. Когда он наливал порцию Марианне, то услышал стук входной двери. Марианна сразу же вскочила и поспешила в прихожую. Мирек услышал её испуганный голос.

— Господи! С ней всё в порядке?

Тут же последовал взволнованный ответ Ежи:

— По-моему, её дела плохи. Давайте поднесём её к камину.

Они зашли в комнату, где находился Мирек. Первым шёл Ежи. Он поддерживал маленькую скрюченную фигурку. Наталья и Марианна вошли в гостиную вслед за ними. Смущённый Мирек стоял со стаканом в руке.

Когда все они добрались до камина, Ежи снял дублёнку с маленькой фигурки. Это была дублёнка Натальи. У Мирека перед глазами всё поплыло. Он машинально двинулся вперёд. Спиной к нему сидела женщина. Марианна растирала ей руки. Наталья сняла с головы женщины шарф. Волосы у неё были иссиня-чёрными. Мирек знал эти волосы. Он услышал звон разбитого стакана.

— Аня!

Она обернулась. Лицо у неё было абсолютно белым, чёрные глаза поблекли и сузились, губы дрожали. Она пробормотала его имя и через секунду была в его объятиях.

Остальные молча отошли в сторону. Тело у Ани было совершенно ледяным. Мирек поднял её и повернул спиной к огню. Ежи подбросил в камин побольше дров. Миреку показалось, что её щеки — это две ледышки.

— Как ты сюда попала?

Она пробормотала:

— Тем же путём, что и ты.

Когда до Мирека дошла суть фразы, он взорвался:

— Они послали тебя в этом грузовике, зная, что было со мной после такой поездки? Да я же их убью!

— Нет, Мирек. Это я так решила. Они предупреждали меня, что будет ужасно тяжело, и всячески старались мне помочь.

— Но почему тебя прислали сюда?

— Беконный Священник решил, что нам лучше всё-таки продолжать путь вместе.

В голове у Мирека всё перемешалось, но одна вещь была для него предельно ясна: тело, которое он держал в объятиях, было просто ледяным и истощённым до предела. Он обернулся ко всем остальным и сказал:

— Марианна, пожалуйста, наполни ванну горячей водой. Это согреет её куда быстрей, чем тепло от камина. Ежи, налей, пожалуйста, бренди.

Марианна и Наталья вышли из комнаты. Ежи принёс стакан с приличной порцией бренди. Мирек поднёс его к Аниным губам. Часть спиртного попала ей в рот, часть — на кожаную куртку. Аня отчаянно закашляла. Мирек рукой вытер ей подбородок, затем опять взялся за стакан.

— Попробуй выпить ещё немного. Это обязательно поможет.

Он влил ей в рот ещё немного бренди, а она закашлялась и замотала головой.

— Хватит, Мирек, я уже в порядке!

Мирек нагнулся и поднял Аню на руки.

— А теперь я отнесу тебя в самую большую ванну, какую ты когда-либо видела.

Ежи открыл дверь и стал подниматься по лестнице впереди них. Дверь в спальню была распахнута. Когда они вошли туда, то увидели выходящий из ванной комнаты пар. Оттуда появилась Наталья и сказала:

— Теперь мы о ней сами позаботимся.

Мирек поставил Аню на ноги со словами:

— Аня, увидимся позже.

На самом деле ему хотелось сказать куда больше, но он не смог подобрать подходящие слова. Наталья обняла Аню и увела в ванную, закрыв за собой дверь.

Они спустились снова в гостиную. Ежи включил что-то вроде современного джаза и налил две солидные порции виски. Мирек стоял спиной к камину, приводя мысли в порядок и пытаясь разобраться в своих чувствах. Наконец, когда Ежи передал ему стакан, спросил:

— Так что же произошло?

Ежи пожал плечами:

— Я получил из Варшавы шифрованное сообщение о том, что кто-то прибудет на то же место, что и ты, и что этого человека следует тоже укрыть в нашем доме. Дальнейшие распоряжения поступят завтра утром. Это всё, что я знаю. А это и есть та самая женщина, что сопровождала тебя раньше?

— Да, это она.

Ежи хмыкнул:

— Да, твои боссы, похоже, неплохо играют в шахматы. Я думаю, они все правильно рассудили. Ведь она стала тебе только обузой, и русские решили, что ты её бросишь. Они не станут теперь брать её в расчёт. Отличная идея!

— Может быть, — задумчиво сказал Мирек, — но русские тоже отличные шахматисты. Я бы сказал, что они лучшие.

Ежи согласился с этим замечанием:

— Да, это так. Но у них есть один серьёзный недостаток: они часто недооценивают интеллектуальный потенциал противника.

Тут открылась дверь и вошла Марианна. Она заявила голосом опытного врача:

— С ней всё будет в порядке. Наталья присмотрит за ней. Мирек, я велела ей отправляться прямиком в кровать и пообещала принести что-нибудь поесть, но она хочет присоединиться к нам. Говорит, что не была в Польше с раннего детства.

— Это действительно так.

— Ну тогда я приготовлю такой ужин, чтобы он запомнился вам с ней на всю жизнь.

Она пошла к двери, но вдруг обернулась и посмотрела на него. В её глазах загорелся огонёк.

— Значит, я всё же была права.

Мирек почувствовал, что краснеет:

— Она всего лишь мой партнёр по работе.

Марианна понимающе улыбнулась:

— Я понимаю, конечно!

Она открыла дверь и вышла. Мирек спросил Ежи:

— Она умеет готовить?

Ежи усмехнулся:

— Подожди немного, друг мой, и ты увидишь нечто необычное. У неё масса разных талантов.

* * *

Они сели за стол уже ближе к полуночи. Аня успела поспать два часа. Испытав все на собственной шкуре и зная, через что ей пришлось пройти, Мирек был поражён тем, как быстро она смогла вернуться в нормальное физическое и психологическое состояние. Только в глазах, во взгляде ещё сохранялись следы усталости, граничившей с измождением. Она немного подкрасилась и была одета в юбку в красную и голубую полоску и белую блузку. Мирек никогда не видел на ней этих вещей раньше. Аня объяснила:

— Это Наталья одолжила мне, а моя одежда сейчас не в лучшем виде.

Он заметил:

— Все очень идёт тебе. Ты выглядишь, как цыганка.

— А я и сама начинаю чувствовать себя цыганкой.

Ежи решил, что в такой момент не подобает ужинать в скучной столовой. Так что теперь они сидели в гостиной, перед камином. Ежи и Мирек перенесли сюда небольшой стол и пять стульев, Наталья зажгла несколько свечей.

Вошла Марианна с подносом в руках. На нём стояло пять золотых стопок и большой кувшин. Она поставила поднос на стол и торжественно сказала Ане:

— Крупник в честь твоего возвращения в Польшу!

— Крупник? — непонимающе переспросила Аня, и все, кроме Мирека, ошарашенно уставились на неё.

Ежи спросил:

— Ты никогда не пробовала крупник?

Тут Мирек вмешался в их беседу.

— Она уехала из Польши в детстве и провела всю жизнь с людьми, которые не пьют.

Ане он объяснил:

— Крупник — это чистый спирт со специями и с мёдом. Это традиционный напиток охотников и путешественников. Они пьют его, когда возвращаются домой с мороза. Его подают горячим.

Ежи дал ей в руки стопку. Она понюхала и сказала:

— Пахнет вкусно. Чувствуется, что он очень крепкий.

Все остальные тоже взяли в руки по стопке. Ежи поднял свою и просто сказал:

— Добро пожаловать на родину, друзья! — Мирек пригубил из своей стопки. Он часто пил крупник и раньше, но, попробовав этот, оценил его непревзойдённые достоинства.

Марианна надела белый фартук, который выглядел на ней нелепо, но ужин она приготовила просто отличный. Они начали с закуски: колбасы и карбоната. Затем они ели голубцы. Аня хорошо знала это блюдо, но не пробовала его уже много лет. У неё вырвался вздох восхищения, когда она съела первый кусочек. Она осыпала Марианну комплиментами, восхищаясь её кулинарным талантом. И сейчас это была уже совершенно другая Марианна, какую Мирек не видел раньше: уверенная в себе, знающая своё дело и ведущая себя без тени кокетства.

Мирек решил, что голубцы будут главным блюдом, но он ошибся. Когда Наталья собрала со стола грязные тарелки, появилась Марианна с подносом в руках, на котором дымились зразы, приготовленные в грибном соусе. Все запивали это блюдо токаем — прозрачным и сладким вином. Они выпили много вина и сказали немало тостов. Ежи спросил Аню, какую музыку она предпочитает, затем поставил мазурки Шопена. Для любого поляка сочетание вкусной еды, вина и музыки может иметь два последствия: либо беспредельную весёлость, либо уход в себя. Наши поляки впали в состояние грустной задумчивости. Они сидели вокруг стола при тусклом свете свечей и огня из камина, пили вино и слушали музыку. Все молчали, каждый думал о своём. Наконец, когда музыка кончилась, Ежи стукнул по столу и объявил:

— Слушайте, ребята, нам сегодня нельзя быть такими задумчивыми. Это вообще может привести к тоске. Мирек, ты слышал последние анекдоты из нашей сумасшедшей страны?

Мирек покачал головой, и Ежи улыбнулся:

— Ну так вот, слушайте самые новые. Жил-был в Варшаве человек, который однажды пошёл в магазин. Ему надо было купить только хлеба, а очередь была неимоверной. Стоял он, стоял, но тут вдруг все это ему надоело, и он ушёл из магазина, вопя: «Все, надоело! Я убью эту сволочь Ярузельского!» Но через два часа он вернулся. Кто-то спросил его: «Ну что, убил?» Тот ответил: «Нет, уж слишком большая очередь».

Все засмеялись. Наталья налила всем токая, а Марианна сказала:

— Я тоже слышала один анекдот на прошлой неделе. Настоятельница храма врывается в отделение милиции в ужасном состоянии и объявляет, что русские солдаты забрались в их обитель и изнасиловали монахинь. Она начала перечислять всех, загибая пальцы: «Сестра Ядвига, сестра Мария, сестра Лидия, сестра Барбара… только сестру Гонорату не изнасиловали». «А почему?» — спрашивает милиционер, настоятельница отвечает: «Потому что она не захотела».

Она первая засмеялась над анекдотом, а вместе с ней и Наталья. Громко захохотал Ежи. Но постепенно смех затих, потому что они заметили, что Мирек и Аня тихо сидят на своих местах.

— Вам что, этот анекдот не кажется смешным? — спросил Ежи.

— Ну… — протянул Мирек.

— Ну так как?

Аня тихо ответила:

— Я была монахиней.

Наступило полное молчание, слышалось только, как потрескивал огонь в камине. Марианна проговорила:

— Извините, я не знала…

Аня подалась вперёд и положила ладонь на её руку:

— Да ладно, и не могла ты этого знать. Не расстраивайся! Мне-то, собственно, всё равно. Конечно, это хороший анекдот, просто я сама не могу над этим смеяться.

Мирек, стараясь сохранить царившую ещё недавно атмосферу теплоты и доверия, сказал:

— Анекдоты, как правило, сочиняются о людях, которые воспринимают себя слишком серьёзно: о бюрократах, полицейских, священниках…

Ежи спросил у Ани:

— Ты всё ещё верна своим обетам?

— Да. Но это вовсе не означает, что я не могу оценить хороший анекдот. У нас в конвенте и то ходил один анекдот: «Однажды настоятельница упала в обморок. А почему?..»

Все недоуменно переглянулись.

— Потому что стульчак в туалете был поднят.

Некоторое время все молчали — никто не понимал соли анекдота, но тут послышался громкий хохот Ежи, и он стал растолковывать все другим. Лёд был разбит, и настроение у всех поднялось. Девушки забросали Аню вопросами о жизни в обители. Она отвечала дружеским, спокойным тоном, и Мирек восхитился её выдержкой. Когда её спросили, почему она отказалась от своих обетов, она пояснила:

— А я и не отказывалась. Просто теперь моими обетами являются несколько другие вещи.

Никто этого не понял, но все закивали головами, решив, что в сказанном заключён некий философский смысл. Мирек заметил, что у Ани уже слипаются глаза, и сказал:

— Уже поздно, а завтра нам, возможно, с утра предстоит отправиться в дорогу. Следовало бы немного отдохнуть.

Все встали. Момент оказался каким-то уж слишком торжественным: все обнялись, как братья и сёстры. Марианна скромно выслушала обрушившиеся на неё комплименты. Она поцеловала Аню в щёку, прижала к себе и сказала:

— Завтра мы пороемся в моём гардеробе и найдём тебе тёплые вещи.

Когда они выходили из комнаты, Мирек заметил, что Ежи закурил «тайскую сигарету», а Наталья копается в кассетах, пытаясь найти что-нибудь из «тяжёлого металла». Поднимаясь по лестнице, Мирек сказал:

— Эти «принцессы» куда более умные, чем кажется.

Аня недоуменно взглянула на него. Он пояснил:

— Так простые люди называют детей из богатых семей. Но нам повезло. С нашими ребятами все нормально.

Когда они дошли до комнаты, он сказал:

— Фу ты, это же моя комната. Слушай, я попрошу у Марианны другую, а ты пока располагайся. Я скоро вернусь и выгребу все своё барахло.

Она взяла его за руку.

— Я не хочу оставаться одна. Кровать большая, и я тебе доверяю.

Они легли, выключили свет, и Аня рассказала Миреку обо всём, что пережила. Когда через несколько минут она замолчала, он услышал её голос:

— Ты спишь, Мирек?

— Нет.

— Это… это ужасно, но меня дважды вырвало в молоко.

В темноте он улыбнулся.

— Ничего, со мной было то же самое.

Опять тишина, затем она добавила:

— Я ещё кое-что туда сделала.

— Надеюсь, тебе для этого не пришлось поднимать сиденье.

Глава 20

Информация поступила после обеда с приездом Антона. Он прибыл на чёрном «БМВ». Сперва он переговорил с Ежи в столовой, затем туда были приглашены Наталья и Марианна, которые присоединились к этому своеобразному совещанию.

Минут через десять они вышли в гостиную. Мирек и Аня читали газеты, которые привёз с собой Антон. Когда все расселись, Ежи сказал:

— Видимо, ваши боссы изменили первоначальный план. Я сам не знаю, что это была за схема, но полагаю, что, следуя ей, вы должны были ехать через Вроцлав на север, прежде чем повернуть на восток. Очевидно, ваши противники в Москве и Варшаве разгадали этот замысел и сконцентрировали свои силы, в основном СБ, именно на этом направлении. Поэтому ваши люди попросили нас переправить вас в Варшаву через Краков. Мы согласились взяться за это.

Мирек заметил:

— Это означает, что риск для вас увеличивается?

Ежи кивнул и улыбнулся.

— Это так, но за риск нам хорошо платят. К тому же Краков — наш город. Наша группа работает здесь почти два года. Секретные службы знают нас лично и осведомлены о наших семейных связях. Мы будем последними, кого в чем-нибудь могут заподозрить.

Аня сказала:

— Мы вам очень благодарны.

Ежи покачал головой.

— Нет, это мы вас должны благодарить.

Он залез в карман своей рубашки, вынул оттуда тонкую полоску жёлтого металла и передал её Ане.

— Это чистое золото. Вот этот кусочек мы можем продать за пятьдесят тысяч злотых. А за то, что мы доставим вас в Краков, мы получим ещё столько же. С помощью этих денег наша газета сможет выходить в течение двух лет. Видимо, для кого-то вы очень важны.

Аня крутила в руках кусочек золота.

— Так что, вас интересуют только деньги?

Марианна ответила ей:

— Нет. Мы не знаем, какова ваша миссия, но нам сказали, что она направлена против русских. А мы поможем любому, кто хочет навредить этим ублюдкам.

Мирек спросил Ежи:

— Когда мы отправимся в путь? И как мы едем?

Ежи спокойно ответил:

— Сегодня. Мы отвезём вас в Краков на машине.

— Так просто?

Ежи усмехнулся.

— Да, так просто. Ваша команда очень квалифицированна. Это одна из западных спецслужб?

Он поднял руку.

— Не беспокойся, я не собираюсь ничего выспрашивать. Антон привёз документы для вас обоих. Мы хорошенько их проверили, а мы знаем, как это делается. Они кажутся нам вполне добротными. Единственное, чего не хватает, так это фотографий. У нас есть фотоаппарат и тёмная комната. Есть и печати для штампов на фото. Антону сказали, что у вас есть специальные средства для изменения внешности. Я думаю, что вам лучше прямо сейчас этим и заняться. Затем мы сфотографируем вас, подготовим документы и отправимся в Краков.

Мирек твёрдо сказал:

— Подождите! Я не ставлю под сомнение ваш план и ваши возможности, но я бы хотел поподробнее выяснить все детали. На сколько мы едем в Краков? Где мы там остановимся? Как мы доберёмся из Кракова в Варшаву?

Ежи усмехнулся в свою бороду.

— В Кракове вы остановитесь в доме генерал-майора Теадора Навкиенко — отца Ирены. Сейчас она готовит дом к вашему приезду. Её отец уехал на два месяца в Москву. Он вдовец и не хочет платить за экономку. Ирена присматривает за домом в его отсутствие. Иногда мы там хорошо развлекаемся. Пьём лучшую водку из его запасов и заменяем её самогонкой. Пока он ещё ни разу этого не заметил.

Мирек спросил:

— У вас есть запасные квартиры?

— Конечно. У нас есть ещё два места. Они безопасны, но не так надёжны, как дом Навкиенко.

— Как долго мы будем в Кракове, когда отправимся в Варшаву и каким образом?

Ежи указал рукой на Наталью:

— Вы отправитесь в Варшаву, как только Наталье удастся убедить любимого папу в том, что ей надо съездить туда за покупками. А поедете вы на поезде.

Мирек и Аня недоумевающе переглянулись. Все остальные засмеялись.

Ежи спросил Мирека:

— Ты помнишь, чем занимается отец Натальи?

Мирек напряг память и сказал:

— Что-то связанное с железной дорогой?

Наталья пояснила:

— Не просто «что-то». Он директор регионального управления путей сообщения. И как, вы думаете, ездит на поезде такая шишка?

Мирек хорошо знал это из своего прошлого.

— Он поедет в ужасной роскоши. Со всеми мыслимыми удобствами. Отдельный вагон со спальней, кухней, столовой и всем таким.

Наталья мило улыбнулась.

— Совершенно верно. Правда, сам папа никогда на поездах не ездит. Он всегда экономит время и летает только самолётами. А я никогда не упускаю случая прокатиться с шиком. Это очень здорово. Падеревский пользовался этим же вагоном, когда был премьер-министром. В салоне даже есть пианино.

Аня недоверчиво посмотрела на неё. Мирек удивлённо покачивал головой. Ежи усмехнулся и объяснил:

— Наталья — единственный ребёнок в семье, и отец любит её больше жизни. Он отпустит её ненадолго, дня на два.

Аня спросила:

— А если мать Натальи тоже захочет съездить с ней в Варшаву?

Наталья покачала головой.

— Нет, она об этом и думать не захочет. Мамочка ненавидит Варшаву. Во время войны вся её семья погибла там от рук немцев. Она больше никогда не бывала в Варшаве с тех пор.

Ежи подался вперёд.

— Это совершенно безопасно. Несколько раз таким способом мы даже возили экземпляры нашей газеты в Варшаву и другие города. Вагон всегда стоит наготове у специального перрона. После посадки пассажиров его цепляют к обычному поезду. Когда поезд прибывает в Варшаву, вагон отцепляют и вновь подают к спецперрону, так что вы избежите обычных проверок.

Мирек затрясся от смеха.

— Неудивительно, что вас не могут поймать. А что, когда вам надо слетать куда-нибудь, вы берёте самолёт Ярузельского?

Ежи поднял палец.

— Слушай, а это неплохая идея. Об этом мы ещё не думали. Ну а сейчас идите и поработайте над своими лицами. Помочь вам?

— Нет, не надо. Справимся сами.

Мирек и Аня встали и вышли из комнаты.

* * *

Они вернулись минут через двадцать. Мирек вошёл в комнату первым. Ежи читал газету. Он взглянул на Мирека, и в его глазах вспыхнуло удивление. Затем он стал одобрительно кивать. Он продолжал кивать и тогда, когда в комнату вошла Аня. Остальные захлопали.

Ежи подошёл к Ане и Миреку, говоря:

— Если бы я вас раньше не видел, я бы вас не узнал.

Мирек выглядел лет на пятнадцать — двадцать старше. Его усы и волосы стали абсолютно седыми. Лицо приобрело одутловатость. Карие глаза были теперь голубыми.

Аня также выглядела старше своих лет. Её волосы стали длиннее. Лицо округлилось, как и тело.

— Чёрт возьми! — вырвалось у Марианны. — Это просто великолепно. Лица у вас стали совершенно другими.

Аня объяснила:

— Это подушечки, которые мы спрятали за щёки. К ним достаточно долго надо привыкать, а есть с ними совсем трудно.

— Но пить-то с ними можно! — воскликнул Ежи. — Давайте примем немного водочки, пока Антон разбирается с фотоаппаратом. Нужно, чтобы на фотографиях вы выглядели как можно вальяжнее. Ведь вы путешествуете вместе с принцами и принцессами. Марианна, поищи какие-нибудь драгоценности для Ани. Желательно браслеты, большие серьги и всё такое. Наталья, подбери для Мирека парочку моих шёлковых шарфов и платок. Он должен выглядеть как немолодой, но многообещающий поэт из Кракова.

* * *

По дороге они проехали через пять кордонов. Два — в Рабке, третий — перед Мыслешще, четвёртый — на Бильской дороге и, наконец, у самого Кракова.

Манера работы ребят стала понятна Миреку при первой же проверке. Он и Аня сидели на заднем сиденье «Мерседеса-380». Марианна вела машину, а Наталья сидела рядом с ней. Впереди ехали Ежи и Антон на «БМВ». На первом кордоне их остановил молодой капрал милиции с автоматом, перекинутым на ремне через плечо. Ещё шесть милиционеров досматривали машины, выстроившиеся в очередь.

Марианна нажала кнопку и опустила окно. Милиционер и рта открыть не успел, как она вылила на него целый словесный поток:

— Это займёт много времени? Мы очень торопимся.

Милиционер взглянул на наклейки, прикреплённые к ветровому стеклу, и нервно облизал губы.

— Это недолго, мадам, но я должен проверить ваши удостоверения личности.

Вздохнув, Марианна повернулась к Миреку и Ане и спросила:

— Вы взяли свои удостоверения личности?

Мирек сунул руку в карман и достал оттуда свой и Анин документы. Наталья копалась в своей сумочке, бормоча под нос проклятия. Марианна залезла в бардачок и в конце концов нашла своё удостоверение. Не смотря на милиционера, она передала ему все их удостоверения личности.

Мирек из своего прежнего опыта мог представить, что происходило у того в душе. «Чертовы „принцессы“! Я должен для них держать народ в повиновении. И все для того, чтобы они красиво жили, катались на таких машинах». При этом он наверняка думал: «Ну ничего, я сейчас развлекусь».

Милиционер спросил Марианну:

— Какова цель вашей поездки?

Та ответила:

— Я возвращаюсь в Краков с виллы моего отца на озере.

Она сделала ударение на словах «отец» и «вилла».

Милиционер быстро просмотрел их бумаги, затем заглянул в машину. Мирек изобразил на лице вялое выражение и сказал Ане:

— Я думаю, что эти книги из Парижа уже прибыли. Мне до смерти хочется почитать нового Монтегю.

Она ответила:

— Я думаю, что он уже устарел.

Мирек пожал плечами, а милиционер сказал Марианне:

— Можете проезжать, мадам.

Марианна взяла удостоверения личности у него из рук, не говоря ни слова передала их Наталье и нажала кнопку, чтобы закрыть окно. Когда они тронулись, Марианна заявила:

— Это лучший способ общения с такими людьми.

Мирек спросил:

— А ты бы стала говорить таким тоном с офицером СБ?

Марианна улыбнулась, взглянув на него в зеркало заднего вида:

— Нет, я бы была немного повежливее… А если бы он был таким же симпатичным, как ты, я бы состроила ему глазки.

Они въехали в город в тишине. И для Мирека, и для Ани это был очень важный момент. Она уехала отсюда в детстве, сиротой. Он покинул этот город, спасаясь от погони. Мирек прекрасно помнил, что сейчас он здесь вне закона. Аня думала о своих погибших родителях. Она спросила Марианну:

— Ты знаешь, где здесь кладбище Раковики?

Марианна кивнула.

— Конечно. Там похоронен мой дед. Это совсем рядом с домом Ирены. А что?

— Там похоронены мои родители. Они погибли в автокатастрофе двадцать три года назад.

Марианна спросила:

— Ты хочешь посетить их могилу?

— А это возможно?

Мирек сжал губы и пожал плечами.

— Это может быть опасно.

Марианна запротестовала.

— Ерунда. Никто её не узнает, и документы у неё в порядке. Я заброшу тебя в дом, а мы с Аней отправимся на кладбище.

Аня с надеждой в глазах смотрела на Мирека. Он спросил:

— Тебе что, действительно так надо туда поехать?

— Да, я хочу положить цветы на могилу и помолиться. Это не займёт много времени.

Мирек неохотно согласился, понимая, как много это для неё значит.

Они объехали центр города. Аня отметила загруженность магистралей и обилие дорогих иномарок.

Мирек засмеялся:

— Это всегда было загадкой — откуда их столько берётся. То ли с чёрного рынка, то ли от эмигрантов, возвращающихся сюда, или людей, у которых есть связи за границей. Или это машины таких вот «принцесс», как сидящие впереди.

Марианна усмехнулась и сказала:

— В твоих словах сквозит зависть. Погоди, сейчас ты увидишь дом, в котором тебе предстоит жить.

Через десять минут она свернула в какой-то переулок и подъехала к огромным чугунным воротам, встроенным в высокую белую стену. Наталья выскочила из машины и повернула в стене какой-то рычажок. По улице шло несколько людей. Мирек положил руку на плечо Ани, прижимая её к сиденью, и пригнулся сам.

— Нас не должны увидеть посторонние.

Через ветровое стекло он увидел Ирену, стоящую с внутренней стороны ограды. Она помахала рукой. Через секунду они проехали сквозь открытые ворота.

Марианна сказала:

— Ежи и Антон в городе. Проверяют, как тут с силами безопасности. Они подъедут через полчаса.

Она крикнула Ирене:

— Не закрывай ворота!

Это был огромный старинный дом, к которому вела гравиевая дорожка. Мирек вылез из машины и удовлетворённо огляделся. Высокая стена окружала дом со всех сторон. Вокруг не было заметно зданий, с которых просматривался бы внутренний двор.

Марианна уверенно сказала:

— Здесь вы будете в полной безопасности. Мирек, не волнуйся. Мы вернёмся через полчаса.

Она залезла обратно в машину, а Аня села рядом с ней на переднее сиденье.

Мирек наклонился к окну:

— Будь осторожна, Аня.

Она взяла его руку.

— Обязательно. Я благодарна тебе, Мирек. Я действительно должна побывать на их могиле.

Мирек задумчиво кивнул.

— Постарайтесь не задерживаться.

Мирек наблюдал за тем, как машина выехала на улицу. Ирена закрыла ворота, подбежала к нему, поцеловала в обе щеки и повела его за руку в дом.

* * *

В машине Марианна спросила Аню, что с ней произошло после того, как умерли её родители. Аня коротко изложила ей историю своей жизни в течение последних двадцати трёх лет.

— И когда же ты покинула обитель? — спросила Марианна.

Аня, поколебавшись, ответила:

— Совсем недавно.

— А ты когда-нибудь прежде бывала на этом кладбище?

— Да, после похорон… Но мне было всего три года. Я сразу же после этого уехала из Кракова, и вот наконец я снова оказалась здесь.

— Ну вот мы и приехали, — Марианна указала головой и быстро заняла свободное место на стоянке перед самым носом у парковавшейся «шкоды». Она засмеялась, услышав громкий поток брани разъярённого водителя, и сказала:

— Покупайте такую же машину, с гидроусилителем.

Указав рукой на строение неподалёку, пояснила для Ани:

— Это администрация кладбища. Они покажут тебе по карте, где находится могила. Я буду ждать тебя возле ларьков, торгующих цветами.

* * *

Пожилая женщина раскрыла толстый гроссбух и, поводив по странице пальцем, пробормотала:

— Так… Крол. Жена и муж. В одной могиле. 14 октября 1960 года. Ж-14.

Она протянула Ане план кладбища и пояснила:

— Идите вот по этой тропинке, затем повернёте направо. Могила находится рядом с западной стеной. Ворота закрываются в шесть. Это через полчаса.

Аня поблагодарила и вышла. Она нашла Марианну возле ларьков — та как раз расплачивалась за два огромных букета. Один из них она протянула Ане.

— Держи. Я думаю, ты хочешь пойти одна. А я схожу на могилу своего деда. Старый негодяй, наверное, перевернётся в гробу от удивления, что я пришла. Встретимся у машины.

Аня с благодарностью приняла цветы. Она знала, что в это время года они стоили недёшево. Было очень холодно, но её спасали шуба, перчатки и ботинки, которые одолжила Марианна.

В последние годы она редко вспоминала родителей и однажды даже покаялась настоятельнице в этом грехе. Но та приободрила её, сказав, что это вполне естественно: так как она начала жить своей жизнью, мёртвые стали постепенно уходить из её памяти. Она также сказала, что в случае с Аней это было ещё более естественно, потому что та была совсем маленькой, когда умерли родители.

Но сейчас она думала только о них и пыталась их вспомнить. Она вспомнила мать, весёлую, полноватую. От неё всегда пахло хлебом. Об отце она помнила только то, что у него было суровое лицо, тёмные волосы, и то, что он очень любил её. Аня знала, что они были бедными, но честными и добрыми людьми. Сейчас ей было столько же, сколько и её матери, когда та погибла. Аня поймала себя на этой мысли и испытала удивление.

Вокруг бродило несколько человек. Было поздно и холодно. Посетители — в основном, пожилые люди — направлялись к выходу. Аня подошла к перекрёстку дорожек и сверилась с планом. Могила находилась справа от неё, буквально в нескольких метрах. Она не помнила, как выглядела могила, и ей пришлось блуждать среди тесно расположенных надгробий.

Родительская могила выглядела весьма скромно. Окружённая массивными гранитными памятниками, она была почти незаметна. Надгробный камень был простым, но казался совсем новым. Могила в целом выглядела опрятной. Аня нагнулась и положила цветы к подножию. Вдруг она почувствовала, как внутри у неё всё сжалось, и она, рыдая, упала на колени.

Метрах в ста от неё, среди небольших деревьев, ефрейтор СБ Богодар Винид притопывал на месте, пытаясь согреться. Он всё время посматривал на часы и проклинал себя за то, что попал на это дежурство. Он простоял на этом месте весь день, не считая часового перерыва на обед. Ну да ладно! В конце концов, все их подразделение перерабатывает в течение последних двух недель. Да и деньги, идущие за внеурочную службу, ему пригодятся. Богодар ещё раз взглянул на часы. Оставалось всего десять минут. В сотый раз он посмотрел в сторону могилы и смутно увидел возле неё склонившуюся на колени фигуру. Сразу разнервничавшись, Винид еле сумел расстегнуть верхние пуговицы пальто и трясущимися руками достал бинокль. Когда он попытался настроить резкость, руки тряслись так сильно, что ему пришлось глубоко вдохнуть и выдохнуть, чтобы успокоиться.

Фигура стала видна яснее. Да. У могилы Кролов был человек. И, похоже, это была женщина. Винид опустил бинокль, повисший у него на шее, и достал из кармана пальто маленькую рацию, вставил наушник в ухо и нажал кнопку:

— Восемьсот десятый вызывает главного! Восемьсот десятый вызывает главного!

Прошло секунды четыре, затем послышался голос:

— Главный слушает тебя, восемьсот десятый!

— У могилы Кролов находится женщина.

— Ты уверен, что это женщина?

— Почти. Она вся закутана в меха.

— Молодая или старая?

— Мне отсюда не видно.

— Подожди.

Секунд через пятнадцать Богодар услышал возбуждённый голос полковника Кочи:

— Ефрейтор, там нет мужчины?

Винид ещё раз внимательно осмотрелся вокруг. Он понимал, что это очень важный момент. Очень важный и для него самого, и для его будущей службы. Он уверенно ответил:

— Больше я никого вокруг не вижу. Примерно в двухстах метрах от меня находится пожилая супружеская пара, направляющаяся к выходу.

Через несколько секунд вновь зазвучал голос полковника:

— Хорошо, продолжайте наблюдение. Скоро я буду на кладбище с группой усиления.

Винид быстро проговорил:

— Товарищ полковник, уже без пяти шесть. Она знает, что кладбище закрывается в шесть, так что может уйти в любой момент.

Полковник быстро принял решение и ответил:

— Ты прав, ефрейтор. Подойди к ней поближе. Если она направится к выходу, арестуй её. Я не думаю, что она вооружена и вообще опасна, но, если мужчина поблизости, ты вряд ли с ним справишься. Я буду на месте через десять минут. Взять мы её должны живой, ты понимаешь меня, ефрейтор?

— Да, товарищ полковник. Конец связи.

Винид засунул рацию обратно в карман и вышел из своего укрытия. Он стал тихо приближаться к Ане, прячась за памятниками.

* * *

Аня закончила молиться и встала, вытирая глаза. Она посмотрела на часы — было уже почти шесть, ей надо торопиться. Последний раз взглянув на могилу, она перекрестилась и повернулась к выходу. Из-за памятника, находившегося метрах в десяти от неё, вышел мужчина. На нём была чёрная шляпа и коричневое кожаное пальто. Лицо у него было молодым и худощавым.

Аня сразу же поняла, что он представляет для неё опасность. Ей только что было тепло, но тут она вдруг вся замёрзла.

Он спросил:

— Что вы тут делаете?

Она пожала плечами и указала на могилу:

— Навестила могилу родственников. А вы кто?

Он медленно и насторожённо приближался к ней.

— Каких родственников?

— Тёти и дяди.

Она повысила голос:

— Кто вы такой, чтобы задавать мне вопросы?

Он был уже совсем рядом с ней.

— Покажите мне своё удостоверение личности.

Она наконец поняла, что происходит. Поняла, что это был офицер СБ и что он следил за могилой. Она глубоко вздохнула и полезла в карман, говоря:

— Ну, вы знаете…

Тут она рванулась влево, перескочив через небольшой камень, затем побежала вправо, к тропинке. Но два обстоятельства работали против неё. Во-первых, ей мешали тяжёлые ботинки, одолженные у Марианны, а, во-вторых, Богодар Винид в школе был чемпионом по бегу на сто и двести метров. Он настиг Аню через пятьдесят метров, уже на тропинке, сбив её на землю. Шапка с головы у неё слетела. Ещё через пару секунд он уже сидел на спине Ани, заламывая ей руки назад и защёлкивая на них наручники.

Пожилая пара была уже у самых ворот. Они оглянулись на происходящее и, поняв все, быстро ушли, как обычно бывает в Польше в подобных ситуациях.

Марианна тоже видела все происходящее — она как раз подходила к воротам с другой стороны. Сперва, решив, что Аню либо насилуют, либо грабят, она побежала к месту происшествия, но затем, увидев наручники, остановилась, как вкопанная. Она увидела, как мужчина снял с головы Ани парик, обнажив иссиня-чёрные волосы, и торжествующе заулыбался. Он как раз доставал свою рацию, когда Марианна, натянув на голову капюшон, направилась назад к воротам. Она не бежала, но шла очень быстро. Когда она подошла к машине, уже был слышен звук приближающихся сирен.

Глава 21

— Выпей пива и оставь свои волнения, — Ежи протянул Миреку бутылку и стакан. Тот взял бутылку, отмахнувшись от стакана. Когда он сделал несколько глотков из горлышка, Антон сказал:

— Они вернутся через несколько минут. Никто её не ищет. Я бы не советовал тебе выходить наружу даже с изменённой внешностью.

Они сидели в гостиной. Генерал явно имел славное боевое прошлое. На стене висело много портретов, написанных маслом, на которых были изображены военные в мундирах, увешанных орденами и медалями. В камине потрескивал огонь. Открылась дверь, и вошла Наталья. Она театрально поклонилась и объявила:

— Папа согласен, я могу использовать этот вагон. Но мне пришлось торжественно пообещать, что мы не оставим после себя запаха гашиша.

Ежи усмехнулся:

— Отлично, Наталья! Мы сдержим твоё обещание. Мы просто попробуем на этот раз кокаин. Когда мы едем?

Наталья подошла к Антону, взяла у него из рук бутылку пива и осушила её одним глотком.

— Он предложил поезд завтра в одиннадцать тридцать вечера. Сейчас он отдаёт распоряжения. Мы должны быть на месте в десять тридцать.

Мирек почувствовал облегчение. Он бы никогда не воспринял всерьёз эту тусовку, но все меняло сообщение Натальи о том, что завтра они смогут отправиться в Варшаву в персональном вагоне её папули. Мирек собирался было поблагодарить Наталью, когда все вдруг услышали возбуждённый голос Ирены и истерические рыдания Марианны. Распахнулась дверь, и обе они предстали перед всей компанией. Мирек понял все без слов, только взглянув на заплаканное лицо Марианны — в глазах у неё был ужас. В комнате поднялся шум и гам: все что-то спрашивали у Марианны, а она пыталась сквозь всхлипывания что-то объяснить. Мирек крикнул:

— Замолчите все сейчас же!

Все утихли. Мирек сказал Марианне:

— Марианна, расскажи нам всё по порядку, но сначала постарайся взять себя в руки.

Марианна всхлипнула ещё несколько раз, вытерла лицо платком и в нескольких предложениях рассказала, что произошло. Сперва вокруг воцарилось гробовое молчание, но когда все осознали, насколько серьёзно случившееся, сразу же запаниковали. Наталья рыдала, закрыв лицо руками. Ирена вцепилась в плечи Антона, визжа что-то неразборчивое. Ежи задумчиво уставился в пол, бормоча себе под нос.

Мирек почувствовал тошноту. Он пытался совладать с собой, но мозг отказывался его слушаться. Ежи оказался сильнее остальных — он остановил всеобщую панику, швырнув в камин свою бутылку из-под пива. Она разбилась с треском, как от выстрела. Все сразу же замолчали, а он тихо произнёс:

— Мы должны посмотреть в лицо фактам и действовать, а то будет поздно.

Обернувшись к Миреку, он продолжил:

— Нам очень жаль Аню, но мы, в конце концов, и о себе должны подумать. Очевидно, она сейчас в СБ. Или они, или КГБ заставят её говорить. Наши семьи будут похоронены заживо. Да, мы взялись за это дело, осознавая, как мы рискуем. Сейчас нам всем придётся скрываться и попытаться покинуть страну. Мирек, ты останешься с нами до тех пор, пока мы не сможем связаться с твоими людьми и передать им тебя.

Мирек всё ещё не мог опомниться от слов Марианны, но мозг у него опять заработал. Он поднял руку:

— Подожди, Ежи! Дай мне немного подумать.

Идея пришла к нему почти сразу. Он взвесил все, прикинул и так, и этак и наконец сказал им:

— Ежи, конечно же, прав. Они заставят её заговорить. Она расскажет о вас. С вами и с вашими семьями будет покончено… Если только мы не попытаемся её спасти.

Выражение страха на лицах у всех сменилось удивлением. И опять Ежи опомнился первым. Он презрительно сказал:

— Да! Ты действительно сумасшедший! Вызволить её из СБ?! Через час она будет лететь в самолёте в Варшаву или даже в Москву! Как ты собираешься добраться до неё?

Мирек ответил:

— У меня есть отличный план. Это потребует от вас ещё большего риска, но в случае удачи и вы, и ваши семьи будете избавлены от всех неприятностей.

Антон заявил:

— Ты просто болен.

Мирек перевёл дыхание. Чтобы убедить их в своей правоте, следовало быть более красноречивым. Он сказал:

— Дайте мне пять минут, и я объясню вам, как можно спасти Аню и избавить всех вас от нежелательных последствий.

Ежи беспощадно настаивал:

— Сейчас дорога каждая минута. И ты это прекрасно знаешь!

Мирек спокойно ответил:

— Да. Я знаю это. Но особенно важны именно эти пять минут.

Он посмотрел Ежи прямо в глаза, понимая, что решение этого человека — закон для остальных. Ежи нервно облизал губы и неохотно кивнул. Мирек спросил его:

— Есть ли у вас связь с людьми, способными быстро раздобыть две краденые машины?

Ежи снова кивнул. Мирек уточнил:

— Меньше, чем за час?

— Да.

— Отлично. Займись этим прямо сейчас. Машины должны быть оставлены в тихом месте неподалёку отсюда. Сейчас я поднимусь в свою комнату и спущусь ровно через пять минут. За это время попытайтесь найти план города.

* * *

Как только Мирек ушёл, все вдруг начали дружно что-то делать. Ежи подошёл к телефону и стал набирать номер. Марианна вспомнила, что в машине у неё есть план Кракова, и пошла за ним. Ирена с Натальей, чтобы хоть немного успокоиться, отправились на кухню варить кофе. Антон просто закурил.

Шесть минут спустя они стояли у камина, ожидая дальнейшего. Дверь распахнулась, и вошёл Мирек. Ирена от неожиданности вскрикнула. Марианна выронила свою чашку с кофе. Антон закашлялся, поперхнувшись. Ежи, как обычно, первым пришёл в себя.

— Где ты раздобыл это?

Мирек был в полном обмундировании полковника СБ.

На ремне висела кобура с «Макаровым», сапоги были начищены до блеска, грудь украшали значки и медали, на голове сидела, как влитая, фуражка с высоким верхом.

— У одного человека хватило дальновидности снабдить меня этой формой. В придачу с документами. Ну что, вы готовы выслушать мой план?

Все согласно закивали. Мирек знал, что его появление в форме произведёт должное впечатление и придаст его отчаянному плану реальные очертания. Он подошёл поближе и спросил:

— Вам удалось что-нибудь с машинами и с планом города?

Ежи кивнул и указал на план, расстеленный на столе. Все собрались в группу вокруг стола с планом. Мирек заговорил:

— Я предлагаю вам выслушать меня не перебивая, а уже потом высказать своё мнение. Тогда мы все вместе примем решение.

Он посмотрел на них. Все согласно кивнули. Мирек перевёл дыхание и продолжил:

— Отлично. Но вы должны хорошо усвоить три момента. Во-первых, я долгое время работал в СБ, был перспективным офицером, и если бы продолжал работать в госбезопасности, то в ближайшем будущем эта форма по праву принадлежала бы мне. Годы работы в СБ помогли мне разобраться в их принципах работы, в их мышлении. Во-вторых, эти знания и сведения уже помогли мне однажды убить двух старших офицеров СБ и спастись бегством.

Он опять посмотрел им в глаза, чтобы убедиться, что добился желаемого эффекта. Все они отлично знали об этом происшествии. Он продолжил:

— Меня специально готовили для проведения террористического акта. Обратите на это внимание! Это в-третьих. Прошу учитывать, что я не обыкновенный человек, а знающий своё дело киллер.

Он выдержал паузу и опять почувствовал нужную ему реакцию. Он сказал Ежи:

— Ты был прав, сказав, что Аню скоро должны переправить в Варшаву. Это единственное место, где СБ проводит допросы с пристрастием. Но ситуация складывается неординарная. Они знают, что каждая минута у них на счету. Главное для них — это поймать меня. Поэтому я предполагаю, что они переправят её в Главное управление СБ в Варшаве лишь через несколько часов. Сейчас она находится в Краковском управлении СБ, а из Варшавы сюда, в Краков, за ней срочно пришлют специалистов.

Он тяжело вздохнул и на секунду умолк. Остальные прекрасно понимали, что у него сейчас на душе, но, когда он заговорил снова, голос у него был такой же твёрдый, как и обычно.

— Они дадут начальнику Краковского управления разрешение использовать любые способы, чтобы вытянуть из неё хоть какую-нибудь информацию. Я знаю, где они будут этим заниматься, и знаю, кто будет этим заниматься. И начнут они, наверное, через полчаса.

Указав на карту, он сказал:

— Один из вас на машине будет ждать где-нибудь здесь. Точное место мы определим позже. Кто-нибудь другой подвезёт меня поближе к зданию СБ и будет ждать вот на этом месте с включённым двигателем. Я проникну в здание, выдавая себя за полномочного представителя из Варшавы, прибывшего со специальным заданием. Я скажу, что являюсь экспертом по допросам с пристрастием и что мне было приказано бросить все и мчаться прямо туда. Я проберусь в то место, где будут допрашивать Аню, вызволю её и пробьюсь обратно. Как только мы появимся на ступеньках, водитель машины на скорости подхватывает нас, и мы уносимся от этого места. Вот, собственно говоря, и все.

Первый же вопрос приятно поразил Мирека, так как его содержание предполагало, что группа согласится на осуществление плана. Ежи спросил:

— А что, если Аня заговорит до того, как ты до неё доберёшься?

Мирек уверенно ответил:

— Она не заговорит. Я хорошо знаю эту женщину. В конце концов они её расколют, но займёт это у них дни, а может быть, и недели.

Он заметил, что Марианна всё время согласно кивала. К его удивлению, никаких дополнительных вопросов не последовало. Все переводили взгляд с него на карту, обдумывая услышанное. Сами они никогда и подумать о таком смелом плане не смогли бы.

Мирек сказал:

— Вы должны взвесить все «за» и «против». Грозящая вам опасность не увеличится даже в том случае, если я не выйду из здания. Вы просто, как и планировали, уйдёте в подполье. Но если мы с Аней вырвемся, водители машин будут рисковать своей жизнью, уходя от погони.

Наступило молчание. Все пытались осознать сказанное Миреком. Тишину нарушил голос Марианны:

— А что, если мы не согласимся тебе помочь?

— Я попытаюсь осуществить это в одиночку.

Ежи сказал:

— Это же будет подобно самоубийству!

Мирек пожал плечами:

— Всегда же есть какой-то, пусть маленький, шанс… Но вы должны решать, и скорее. Вы хотите обсудить это без меня?

Ежи покачал головой.

— Мирек, тебе нужны два водителя — я буду одним из них.

Марианна тут же заявила:

— Я — вторая!

Антон выжидательно смотрел на Ирену и Наталью. Обе кивнули, и он объявил:

— Все мы — сумасшедшие поляки. Мы согласны.

Мирек едва сдерживал возникшее в душе чувство благодарности к ним. Но времени на сантименты не было. Ежи сказал:

— Марианна и я — лучшие водители. Она, конечно, вытворяет на дороге чёрт знает что, но держит машину хорошо. Ирена и Наталья не водят вообще, а Антон в прошлом году по своей же ошибке трижды попадал в аварии.

Антон резко сказал:

— Подожди! А что нам остаётся делать? Сидеть здесь и ждать вас?

Мирек ответил:

— Больше вы нам ничем помочь не можете.

Антон, склонившись над планом города, возразил:

— Ты ошибаешься, Мирек. — Он указал пальцем на какую-то точку. — Когда вы рванёте от здания СБ, то метров через двести минуете этот перекрёсток. И именно отсюда вслед за вами бросятся в погоню машины СБ. — Он взглянул на Ежи. — Иди к телефону и позвони Фигверу. Скажи ему, что нам нужны ещё четыре машины или фургона. Чем тяжелее, тем лучше. И три водителя нам тоже понадобятся — пусть использует этих психов из банды Рогузки. Они за деньги родную мать продадут, а уж за золото!..

Обернувшись к Миреку, он продолжил:

— Мы припаркуем эти четыре машины таким образом: две — на одной стороне перекрёстка, две — на другой. Как только мимо них проезжает автомобиль с Миреком и Аней, мы организуем небольшую кучу-малу, что задержит погоню на некоторое время.

Все быстро обсудили этот вариант и согласились с предложением Антона. Ежи отправился к телефону, пока остальные прорабатывали конкретные детали предстоявшего мероприятия. Было условлено, что, если план Мирека удастся, они вернутся в этот дом или, в крайнем случае, на одну из конспиративных квартир. Если же план провалится, то выжившие сами должны будут позаботиться о своей безопасности. Ирена и Наталья останутся дома, у телефона.

* * *

Через сорок пять минут все машины были готовы. В голове у Мирека каждая секунда тикала, как на часах, заставляя его содрогаться при мысли о том, что сейчас может происходить с Аней. Между Марианной и Ежи возник ожесточённый спор о том, кто поведёт первую машину — ту, в которой Мирек с Аней будут уходить от погони при удачном исходе дела. Верх в споре всё же одержала Марианна. Ей помогла железная логика. Она объяснила своё превосходство так: машина непременно должна быть припаркована у самого входа в службу безопасности, где любой милиционер или сотрудник СБ может велеть водителю отогнать машину подальше. Ежи не отличается привлекательной внешностью, так что даже «голубой» милиционер им не заинтересуется. А Марианна красива и очень сексапильна, ей ничего не стоит отговориться от милиционера. Так что её присутствие за рулём обеспечит требуемое: чтобы машина находилась на нужном месте в нужное время.

Ежи пришлось согласиться. Наконец всё было готово. Перед тем, как выйти из дома, они все обнялись.

* * *

Настал момент истины, и полковник Олег Замятин не упустил возможности насладиться им. Он не стал утруждать себя заботой о том, чтобы «прикрыть» Чебрикова, — отправил свой отчёт прямо Генеральному секретарю, который, вне всякого сомнения, прочитает что нужно между строк и отметит выдающиеся способности Олега Замятина. В голове у полковника опять возникли видения обещанной ему дачи в Усове и генеральских погон.

* * *

Чебриков похлопал рукой по папке и ещё раз взглянул на огромную карту, висевшую на стене. Он недоверчиво пробормотал:

— Краков?.. На кладбище?..

Замятин мельком посмотрел на своих трёх майоров. Все они делали вид, что внимательно изучают какие-то материалы на своих рабочих столах. Но Замятин-то знал, что они так же довольны, как и он сам. Он коротко ответил Чебрикову:

— Да, товарищ председатель КГБ. Я решил, что Беконный Священник постарается просчитать варианты наших решений и сохранит женщину при «объекте», несмотря на то, что её «крыша» раскрыта. Исходя из этого можно было предположить, что они переправятся через южную границу и их первой большой остановкой будет Краков.

Чебриков сухо заметил:

— Всё ясно… И поэтому вы проигнорировали моё указание сконцентрировать все силы СБ на севере?

Замятина абсолютно не задело это грозное замечание — он сознавал свою силу в данный момент и спокойно ответил:

— Я подчинился вашему приказу и перебросил силы СБ на север. Но в то же время я чувствовал, что Краков остаётся важным пунктом. Это ощущение усилилось, когда мы получили информацию об установочных данных женщины. Она, кстати, была монахиней.

— А установить наблюдение за могилой её родителей вам тоже подсказала интуиция?

Замятин развёл руками и просто ответил:

— Я думаю, что это было нечто большее, чем интуиция. Она же всё-таки была монахиней. Ни она, ни Скибор не могли предположить, что мы знаем что-то определённое о её жизни. Я решил, что если их путь будет лежать через Краков, то такая набожная женщина не сможет отказаться от возможности побывать на их могиле. Так, собственно говоря, и случилось.

Чебриков с удовольствием избил бы сейчас Замятина, но вместо этого бесстрастно заметил:

— Вы хорошо поработали, полковник. Но Скибор ещё не у нас в руках, и, пока это так, любая хорошо сделанная работа ещё не имеет принципиального значения.

Чебрикову очень понравилась его фраза. Особенно он был доволен словосочетанием «не имеет принципиального значения». Она поможет Замятину понять, что, пока он не поймал Скибора, не стоит и задаваться. Он продолжил:

— Я думаю, на этот раз информация поступит достаточно быстро.

Замятин невозмутимо парировал этот выпад:

— Конечно, товарищ председатель КГБ.

Он взглянул на настенные часы.

— Аня Крол была арестована сорок восемь минут назад. Сейчас она находится в управлении СБ по Кракову. Допрос должен уже начаться. К нашему сожалению, в настоящее время в Кракове нет экспертов по спецдопросам, но я уверен, что они постараются сделать всё возможное. Лучшие эксперты из Варшавы в данный момент уже направляются в Краков. Мы же, в свою очередь, отправляем туда своих специалистов. Все выезды из Кракова перекрыты.

Он выдержал паузу и осторожно добавил:

— Следует учитывать, что операция может занять несколько больше времени, чем планировалось, так как основные силы госбезопасности Польши были переброшены на север.

Замятину доставило бы большое удовольствие добавить: «…по вашему приказу», — но в последний момент он сдержал себя: как бы там ни было, Чебриков и так все понял. Он строго спросил:

— Я полагаю, вы используете наши войска?

— Конечно, товарищ председатель КГБ. Сейчас им как раз отдан приказ начать действовать, они уже выдвигаются из мест расположения.

Чебрикову больше нечего было сказать, но ему очень не хотелось уходить от Замятина побеждённым. Он снова посмотрел на карту и спросил полковника:

— Вы уверены, что Мирек Скибор всё ещё находится в Кракове?

Замятин чётко отразил и этот выпад со стороны своего начальника:

— Не совсем, товарищ Чебриков. Может случиться и так, что он продвинулся дальше на север. В то же время я не склонен думать, что Беконный Священник стал бы посылать эту монашку в Краков только для того, чтобы она положила цветы на могилу своих родителей.

Чебрикову оставалось только хмыкнуть.

— Хорошо, полковник, но мы должны как можно быстрее и чётче размотать эту ниточку. Я буду ожидать от вас сведений о том, что из допросов монахини станет известно о местонахождении Скибора. И о том, что он не выскользнул за пределы Польши.

Бросив на Замятина строгий взгляд, он повернулся и зашагал к двери. Как только дверь за ним захлопнулась, все три майора подняли взгляды на Замятина. Он довольно ухмылялся.

* * *

Хорошо известно, что правоохранительные органы и секретные службы чувствуют себя в безопасности только в своих штаб-квартирах. Они считают, что застать их там врасплох просто невозможно. Машина с Миреком и Марианной подъезжала к зданию СБ. По всему городу уже стоял непрерывный вой сирен — милиция и службы СБ направлялись в пригороды, чтобы установить на дорогах посты. Однако в центре города кордонов не было, там вообще почти не было военных и милиции.

Мирек сказал:

— Останови вот здесь, Марианна.

Марианна остановилась у тротуара и повернулась к нему. Лицо у неё было бледным, она вся была очень напряжена. Мирек сказал:

— Обмотайся этим шарфом и держи голову всё время склонённой, делай вид, что изучаешь план города.

Она кивнула и попыталась улыбнуться.

— Я буду ждать тебя, Мирек, удачи тебе! — Марианна наклонилась и легко поцеловала его в губы.

Он сказал:

— Я знаю, что ты будешь ждать меня. Но не забудь: если я не покажусь через четверть часа, уезжай. Не надо строить из себя героиню. Посигналь дважды на перекрёстке, где стоит Антон со своими ребятами, и отправляйся к Ежи. Не забудьте забрать Ирену и Наталью. И ты должна поступить точно так же, если услышишь стрельбу внутри здания, а мы с Аней не выйдем сразу после этого.

Марианна в ответ мрачно кивнула.

— Я все поняла. Если вы не выйдете… Мне было очень приятно познакомиться с тобой и с Аней.

Мирек в ответ слабо улыбнулся.

— Я могу сказать тебе то же самое: нам было хорошо со всей вашей сумасшедшей тусовкой. Спасибо за все, Марианна.

Он открыл дверь и вышел наружу. Захлопывая дверцу, он опять услышал её громкий шёпот:

— Удачи тебе, Мирек!

Мирек встал на тротуаре, махнув ей рукой. Мимо как раз проехала голубая «БМВ». Она выглядела достаточно потрёпанной, но двигатель работал нормально. Мирек быстро пошёл по направлению к зданию СБ. Был холодный тёмный вечер, накрапывал мелкий дождик. Транспорта на улице было немного, а пешеходов можно было пересчитать по пальцам. Но даже эти немногие отводили глаза или отходили в сторону, сталкиваясь на тротуаре с человеком в форме СБ. Мирек почувствовал себя не очень комфортно, хотя за время службы в СБ уже привык к этому. На перекрёстке он обратил внимание на большой старый фургон для перевозки мебели, который как раз припарковывался к тротуару. Лицо водителя ему разглядеть не удалось. Взглянув направо, он увидел стоявшие вплотную друг за другом старую серую «шкоду» и чёрные «Жигули». Сидевших внутри видно не было, но мотор «шкоды» продолжал работать, и он понял, что это были машины Антона. Мирек прибавил шаг, сосредоточиваясь на том, что ему предстояло говорить и делать в ближайшие минуты. Он мысленно представлял себе вопросы, которые ему будут задавать, и свои ответы на них.

Оказавшись у подъезда хорошо знакомого ему здания СБ, он поймал себя на ощущении, что отсутствовал всего несколько часов, а не месяцев. На мгновение он усомнился в надёжности своего грима, но заставил себя успокоиться. Грим был отличным, а убедительности добавляла полная форма полковника СБ. Да и, в конце концов, никто сейчас не ожидал увидеть здесь Мирека Скибора.

Поднимаясь по широким серым ступеням главного входа, он почувствовал облегчение, убедившись, что у входа, как и обычно, стоял один-единственный охранник. Но он тут же обратил внимание на автомат, висевший у караульного на плече, — явление здесь явно необычное. Охранник в длинной серой шинели уважительно отдал Миреку честь, когда тот проходил мимо него. Мирек небрежно поприветствовал часового, даже не взглянув в его сторону. Потянув на себя тяжёлую дверь, он вдруг очень отчётливо осознал тот факт, что в любую минуту может быть схвачен, и торжественно поклялся, что ни в коем случае не позволит взять себя живым и что если он не сможет вызволить Аню, она погибнет только от его собственной руки. При этих мыслях он полностью успокоился, почувствовал такую лёгкость, будто заново родился.

Скибор оказался в большом просторном вестибюле. От него, как спицы в колесе, отходили в разные стороны коридоры. Слева помещался длинный стол. Сидевший за ним молоденький капитан записывал что-то в толстый журнал. За тем же столом сидел старый усатый сержант и отстукивал что-то двумя пальцами на потрёпанной машинке. Когда Мирек приблизился, оба вскочили и, щёлкнув каблуками, отдали ему честь. Мирек нетерпеливо махнул рукой, достал документы и, положив их перед капитаном, объявил:

— Полковник Грузевский, отдел "Н", Варшава. Где женщина по фамилии Крол?

Капитан выглядел удивлённым. Он неуверенно взял документы, а Мирек повернулся к сержанту:

— Эта женщина здесь, я знаю. Я получил указание подключиться к её допросу, пока не прибудут эксперты из Варшавы. Время не ждёт. Где она?

Сержант посмотрел на капитана, который нервно просматривал документы. Мирек спросил его резко и нетерпеливо:

— Где полковник Барчак?

Капитан вытянулся:

— Он уехал в аэропорт, товарищ полковник. Встречать экспертов. — Взглянув на часы, он добавил: — Они должны приземлиться через десять минут.

Внутри у Мирека всё перевернулось, но на лице сохранилось прежнее выражение нетерпения:

— И таким людям приходится у вас становиться мальчиками на побегушках?! Ну ладно. Так где же женщина? В лазарете?

Капитан и сержант вновь переглянулись, и Мирек понял, что не ошибся. Капитан спросил Мирека:

— Товарищ полковник, как вам удалось добраться сюда так быстро?

— Я находился в городе с конфиденциальным заданием по делу этой парочки. Мне позвонил генерал Ковский и приказал немедленно прибыть сюда, чтобы заняться лично допросом этой птицы… Ладно, ребята, хватит! У нас каждая секунда на счету.

Упоминание имени одного из руководителей СБ сделало своё дело. Капитан вернул Миреку документы.

— Вы правы, товарищ полковник, она в лазарете, с майором Григоренко. Сержант Борух покажет вам дорогу. Я проинформирую майора Яняка о вашем прибытии.

— Я и сам прекрасно знаю дорогу, капитан. Я бывал в этом лазарете, когда вы ещё ходили в школу. Информируйте, кого хотите… Через полчаса пришлите мне горячий чёрный кофе с тремя ложками сахара.

Он направился в один из коридоров, слыша позади себя голос капитана:

— Есть, товарищ полковник!

* * *

Он шагал по коридору, а его мозг быстро просчитывал сложившуюся ситуацию. Она была достаточно удачной для него. Он знал майора Григоренко и не удивился, что именно он и ведёт предварительный допрос. Григоренко был известным на все управление садистом. Было желательно, чтобы Григоренко занимался допросом один, но надежды на это было мало. А капитан сейчас уже, видимо, информирует майора Яняка о прибытии в управление полковника Грузевского из Варшавы. По-видимому, Яняк замещает полковника Барчака на время его отсутствия. Яняк был трусом и наверняка не станет ничего делать до прибытия своего патрона.

Мирек не стал ждать лифта и пробежал два пролёта по лестнице. Он открыл дверь, ведущую в коридор, и у дверей лазарета увидел сидящего на стуле ефрейтора с автоматом в руках. Мирек взглянул направо — в том конце коридора никого не было видно. Он направился к лазарету быстрым шагом. Когда он приблизился, ефрейтор вытянулся по стойке «смирно». Мирек рявкнул:

— Полковник Грузевский, отдел "Н", Варшава. Я прибыл, чтобы сменить майора Григоренко.

Ефрейтор колебался. Мирек резко добавил:

— Ефрейтор, у меня мало времени, чтобы тратить его попусту. Полковник Барчак проинформирован о моём приезде.

Властный тон Скибора и упоминание имени начальника подействовали на ефрейтора, и он открыл тяжёлую дверь в лазарет. Входя, Мирек бросил:

— Если мне что-нибудь понадобится, я дам вам знать. Сами не беспокойте меня, ясно?

— Да, товарищ полковник!

Мирек закрыл за собой дверь. Он оказался в небольшом тамбуре перед лазаретом. Дверь, ведущая туда, выглядела очень внушительно. Во время войны это здание использовало гестапо, а затем оно на некоторое время перешло в ведение НКВД. Немцы весь этот этаж называли лазаретом, и название это сохранилось до сих пор. Мирек остановился на секунду, чтобы собраться с мыслями. Он расстегнул кобуру, похлопал по верхнему карману кителя — авторучка была на месте. Он только взялся за ручку двери, как услышал, несмотря на звукоизоляцию, тонкий протяжный крик. Мирек повернул ручку и открыл дверь.

* * *

Свет был очень ярким и на секунду ослепил Мирека. Когда глаза привыкли к освещению, он увидел Аню, распростёртую на столе. Она была абсолютно голой, руки и ноги были крепко привязаны к столу. Её пронзительный крик постепенно переходил в хрип. Майор Григоренко стоял рядом со столом. На нём были брюки и майка, мокрая от пота. В руках он держал металлический стержень. Конец стержня скрывался у Ани в паху. От другого конца к стенной розетке тянулся провод. У головы Ани стоял ефрейтор, давивший ей на плечи. Его широкое славянское лицо тоже было мокрым от пота. Оба, поражённые, глядели на улыбавшегося Мирека. Когда Григоренко поднял стержень, по телу Ани прошли судороги.

— Какого чёрта?..

Мирек двинулся вперёд, вежливо объясняя:

— Полковник Йозеф Грузевский, отдел "Н", Варшава. Я нахожусь здесь, чтобы сменить вас на допросе.

По лицу Григоренко было заметно, что он расстроился. Он мрачно сказал:

— Мы не ожидали, что вы прибудете сюда так скоро.

Мирек сказал:

— Случилось так, что я находился в Кракове. Остальные вот-вот прибудут. Вы уже что-нибудь выяснили?

Майор пробурчал:

— Пока держится.

Мирек подошёл к столу. Аня повернулась к ним и посмотрела на него туманным взором. Он надеялся, что, услышав его голос, она всё поймёт, и оказался прав. Мирек повернулся к Григоренко.

— Что вы используете?

— Электрошок. Мне сообщили, что вы привезёте с собой достаточно оборудования, а у меня больше ничего нет.

Всё это время он внимательно разглядывал Мирека.

— Мы никогда раньше не встречались?

Мирек покачал головой:

— Сомневаюсь. Я закончил двухгодичный подготовительный курс в Блашьени. Если электрошок — это всё, чем вы располагаете, то и такой штуковиной можно кое-чего добиться.

Григоренко осклабился:

— Я как раз собирался запустить его ей в задницу.

Мирек снова улыбнулся:

— Ну, в этом нет ничего оригинального. Я покажу вам кое-что такое, чего вы никогда не видели и о чём никогда не слышали. Электрошоком надо пользоваться, зная определённые точки на теле человека. Сейчас я их вам покажу.

Мирек расстегнул карман и достал авторучку с надписью «Дэнби». Он снял колпачок и наклонился над Аней.

— Теперь наблюдайте за мной очень внимательно, майор. И вы тоже, ефрейтор, вам тоже не мешает этому поучиться.

Мирек медленно протянул руку и, наклонившись над Аней, обозначил чернилами крестик на подколенном сгибе её правой ноги, которая слегка дёргалась от прикосновений. Затем Мирек поднял руку и обозначил крестиком точку под правой грудью Ани, пояснив:

— Это — особенно действенная точка, но она должна быть именно под правой грудью, справа. Подойдите ближе и рассмотрите все получше, майор.

Заинтересованный, Григоренко склонился над Аней, вытягивая шею, чтобы получше рассмотреть точку. В тот же момент Мирек слегка повернул руку и, нажав на букву "Д" в слове «Дэнби», вонзил десять сантиметров смертоносного металла в глазное яблоко Григоренко. Вонзившись в глаз, лезвие проникло и в мозг. Палач опрокинулся на пол, слабо вскрикнув в агонии. Ефрейтор был ошеломлён. Он и шелохнуться не успел, как Мирек ударил его в горло напряжёнными пальцами. Тот с хрипом упал. Мирек быстро обошёл вокруг стола и всадил лезвие в сердце ефрейтора. Оба тела ещё конвульсировали в агонии, а Мирек уже начал освобождать Аню.

— С тобой все нормально?

— Да, Мирек. Ты не должен был приходить сюда, это полное сумасшествие.

Мирек в ответ только усмехнулся:

— То же самое мне говорили и остальные. Боль была терпимая?

Руки у Ани были свободны, и она стала потирать запястья.

— Я страдала не от боли, а от сознания, что мои страдания доставляют им удовольствие. Я очень хотела побыстрее умереть… На самом деле!

Мирек наконец развязал последний ремень, и Аня опустила ноги на пол. Он обнял её и сказал:

— Нам ещё предстоит многое, чтобы выбраться отсюда. Надо торопиться.

Указав на её одежду на стуле, он бросил:

— Одевайся, Аня. Я вернусь через минуту.

Он вышел, а Аня бросилась к стулу и стала одеваться. Тела на полу теперь уже были абсолютно неподвижны. Аня посмотрела на них и попыталась вызвать в себе хоть малейшее сострадание, хотя бы простить их, но не ощущала ничего, кроме отвращения.

Когда Аня уже обувалась, Мирек заглянул в дверь и прошептал:

— Пошли?

Аня бросилась к двери. В тамбуре валялся ещё один труп. Мирек вкладывал ручку «Дэнби» обратно в карман. Он нагнулся и взял из рук ефрейтора автомат. Протянув его Ане, он сказал:

— Держи его в руках вместе с запасным рожком и делай все так, как я тебе скажу.

Аня взяла автомат. Приклад почему-то был липким. Она взглянула на руку и увидела кровь. Она постаралась больше не смотреть на труп.

Мирек осторожно открыл дверь в коридор и посмотрел по сторонам, затем обернулся и сказал:

— Сначала надо пройти два этажа по лестнице, а потом по коридору. Там на углу я тебя оставлю и дальше пойду один. Когда услышишь стрельбу, иди ко мне как можно быстрее. Ты должна будешь или передать, или бросить мне в руки этот автомат. После этого не отходи от меня ни на шаг, несмотря ни на что!

И тут из комнаты, которую они покинули буквально минуту назад, раздался настойчивый телефонный звонок. Для Мирека это был, в буквальном смысле слова, сигнал тревоги. Он сказал:

— Аня, пойдём! Что бы ни случилось, они не схватят нас живыми. У нас только две возможности: или выбраться отсюда, или умереть вместе.

Аня вышла вслед за Миреком в коридор.

* * *

Двумя этажами выше майор Яняк сильно разнервничался.

— Почему же никто не поднимает трубку? — в который раз спрашивал он у капитана.

Капитан, держа трубку у уха, недоуменно пожал плечами.

— Товарищ майор, я пошлю туда сержанта Бонека. Может быть, у нас опять неполадки со связью. Такое случается уже не в первый раз.

Майор в ответ хихикнул:

— Нет уж, ты сам туда сходишь. Тебе не повредит эта небольшая прогулка. Ты просто не имел права пускать туда постороннего человека.

— Товарищ майор, но ведь он сказал, что он — полковник из отдела "Н", Варшава… А также, что у него были указания генерала Ковского.

— Он так сказал? Ладно, отправляйся вниз.

Капитан только встал из-за стола, как в вестибюль вошёл Мирек. Он выглядел очень возбуждённым. Руки держал за спиной. Он резко обратился к майору:

— Кто вы?

— Майор Юлиуш Яняк, товарищ полковник. Могу ли я поинтересоваться?

— Нет, не можете!

Секунду спустя Мирек выстрелил из зажатого в правой руке «Макарова». Он попал майору прямо в переносицу. Ещё через мгновение и капитан лежал на полу с двумя пулями в сердце. Сержант обладал отличной реакцией. Нырнув за большой стол, он расстёгивал кобуру. Из соседних кабинетов раздавались крики. Мирек отбросил стол в сторону. В руках у сержанта уже был пистолет. Они выстрелили одновременно, и Мирек почувствовал, как ему обожгло левый бок. Сержанта отбросило к стене, он выронил своего «Макарова». Мирек потрогал бок — на руке осталась кровь. Теперь крики раздавались повсюду. Мирек увидел бегущую к нему Аню и одновременно заметил, как открывается входная дверь. А он отлично знал, кто сейчас войдёт в вестибюль! Он громко крикнул:

— Аня, ложись!

В это время в вестибюле появился охранник, держащий свой автомат наготове. Он буквально за секунду оценил обстановку и нажал пальцем на курок. Аня успела скрыться позади стола, когда пули засвистели по всему вестибюлю. В коридоре кто-то громко закричал. Мирек выхватил автомат из рук Ани, снял его с предохранителя и прыжком бросился от стола. Спустя секунду с десяток пуль впились в тело часового, отбросив его на двери. Мирек увидел людей, бегущих по другому коридору, и выпустил ещё одну очередь. В ответ раздались стоны. Он крикнул:

— Аня, за мной!

Она выскочила из своего укрытия с запасным рожком в левой руке. Мирек отбросил в сторону пустой магазин, вставив новый, схватил Аню за руку, и они выбежали из дверей на улицу, задержавшись на секунду на верхних ступеньках.

Люди разбегались во все стороны, услышав стрельбу в здании самого СБ. Как только они начали спускаться по ступенькам, раздался рёв мотора, и прямо перед ними резко затормозила голубая «БМВ». Задняя дверь машины распахнулась. Мирек подтолкнул Аню внутрь и сам запрыгнул на сиденье вслед за ней. «БМВ» тут же рванулась с места, и Мирек на ходу захлопнул дверцу. Почти сразу же вслед за этим позади раздался вой сирены. Мирек обернулся и увидел мчавшийся за ними метрах в пятидесяти милицейский «газик». Из его бокового окошка высунулся человек с пистолетом в руке. Он услышал, как пуля рикошетом отскочила от соседней машины. Ярость вскипела в нём. Он не мог допустить срыва операции сейчас, когда он освободил Аню и они оба вырвались из лап СБ. Мирек опустил своё стекло и высунулся из окна наполовину. Он выпустил весь рожок в «газик» и видел, как разлетелось вдребезги ветровое стекло, «газик» завилял по улице и остановился, врезавшись в витрину магазина.

Спустя минуту они пронеслись через перекрёсток. По-прежнему следя за дорогой через заднее стекло, Мирек видел, как на перекрёстке врезались друг в друга огромный фургон и «шкода» и к ним присоединились ещё две машины, полностью заблокировав дорогу. Мирек заметил людей, выпрыгивающих из машин и разбегающихся в разные стороны. Он развернулся, швырнул автомат в окно и сказал:

— Не торопись, Марианна. Ты отлично поработала.

Глава 22

Виктору Чебрикову не оставалось ничего другого, кроме молчания. В последний раз, когда он попытался заговорить, Андропов просто бросил:

— Заткнись!

Чебриков никак не мог понять, зачем генсеку понадобилось приглашать его на обед. Ведь разнос за неудачу выглядел бы более логичным в кабинете у Андропова.

Со времени краковского фиаско прошло уже восемнадцать часов. Естественно, Андропов был извещён об этом немедленно. Чебриков не спал всю ночь, ожидая у телефона вызова наверх. И только сейчас, на следующий день, Андропов соизволил пригласить его. Чебрикова поразило то, что стол был накрыт на двоих. На обед были хлеб, колбасы, икра, селёдка и фрукты. Андропов просто хмыкнул в ответ на почтительное приветствие Чебрикова и указал ему на место за столом. Как только Чебриков положил на хлеб ложку икры, Андропов задумчиво произнёс знаменитую на весь Кремль, идущую ещё от Берии фразу:

— Оказывается, с аппетитом у нас всё в порядке!

Чебриков отодвинул тарелку, но Андропов сделал вид, что не заметил этого. Похоже, сегодня у него самого был неплохой аппетит, хотя выглядел он очень неважно. Он съел несколько бутербродов с икрой и принялся за селёдку. Тут Чебриков решился наконец заговорить.

— Товарищ Генеральный секретарь, я хочу выразить…

Вот тогда-то Андропов и сказал:

— Заткнись!

Покончив с селёдкой, генсек принялся очищать яблоко швейцарским армейским ножом, забыв, казалось, о присутствии Чебрикова. Яблоко ему удалось очистить довольно быстро, и, вздохнув, он сказал:

— Раньше я говорил о непойманной рыбе, которая выскакивает из лодки. Но рыба, которую ловишь ты, не только выскакивает из лодки, она ещё и кусает тебя.

Чебриков сидел молча и слушал. Андропов поднёс нож к губам и откусил кусочек яблока. Он тщательно прожевал его и вновь заговорил:

— Этот Мирек Скибор похож на горную лавину, которая начинает своё движение медленно, но постепенно набирает скорость и наконец сметает все на своём пути. Вы попытались арестовать его и его партнёршу — и он убивает тех, кто осмелился на это. Вы всё же смогли арестовать партнёршу и держали её в самом неприступном здании Кракова… и он вызволяет её оттуда с такой лёгкостью, будто забирается в карман старого алкоголика, и уничтожает офицеров, охранявших её. Этот человек спокойно убивает десятки людей… И постепенно подбирается ко мне. Скажите мне, товарищ председатель КГБ, какова вероятность того, что Скибор убьёт меня?

Чебриков мгновенно отреагировал:

— У него нет никаких шансов, ни тысячной доли процента!

В глазах Андропова загорелся злой огонёк.

— Ты говоришь неправду и ты сам знаешь это. Скажи-ка, какой шанс на избавление своей монашки из здания СБ в Кракове имел Скибор, а?.. Конечно же, никакого!

Андропов откинулся на спинку кресла, тяжело дыша. Чебриков решил, что ему пока лучше помолчать. Андропов ещё никогда не вёл себя подобным образом по отношению к нему, и для себя он заключил, что всё это происходит из-за болезни генсека. Через пару минут Андропов опять заговорил. Спокойно, как бы размышляя вслух.

— Сейчас я чувствую его приближение так же, как обычно чувствую приближение сильной простуды. Она начинается постепенно: сначала я чихаю, потом начинает болеть голова, после этого возникает ужасный насморк, и наконец начинается жар.

Он поднял взгляд прямо на Чебрикова, его голос стал жёстче.

— В общем-то, меня это особо и не волнует, всё равно я умру в ближайшее время. Но ты должен хорошенько уяснить одну вещь: больше всего мне сейчас надо пережить папу римского! Он отправляется в поездку на Дальний Восток через пять дней, ещё через два дня он должен быть мёртв. После этого и я спокойно взгляну в глаза смерти. Завтра утром я ложусь в клинику на лечение. Ты отвечаешь за мою безопасность в ней своей жизнью, в буквальном смысле. Если я умру не своей смертью до того момента, как умрёт этот римский ублюдок, ты тоже умрёшь в течение часа, и можешь не беспокоиться: я уже отдал соответствующие распоряжения насчёт этого. Они очень жёсткие, так что никто не сможет их отменить — ни ты, ни мой последователь, никто другой. Ты меня понимаешь, товарищ Чебриков?

Чебриков в ответ медленно кивнул. Он всё понял. Подобные вещи не были диковинкой в Советском Союзе.

* * *

— План должен быть срочно изменён!

Беконный Священник был явно раздражён. Отец Хайсл вздохнул и возразил уставшим голосом:

— Если мы изменим план, то риск для них автоматически увеличится. Мы и так уже много раз ходили по краю пропасти.

Беконный Священник отхлебнул ещё немного пива.

— Хайсл, если мы не изменим план, то рискуем опоздать. Запас времени уже на исходе — Скибор должен быть в Москве минимум за два дня до операции.

Они сидели друг против друга за столом на конспиративной квартире в Вене. Только что был получен детальный отчёт о событиях в Кракове. Перед Беконным Священником лежал листок с колонками цифр. Он ткнул в него пальцем:

— Скибор ранен, хотя и не сильно, и ему потребуется минимум два дня, прежде чем он сможет продолжать путь. Так что через три дня они могут быть в Варшаве. В нашем первоначальном плане было предусмотрено, что для переброски из Варшавы в Москву потребуется четыре-пять дней. Теперь мы таким временем не располагаем. Шафер навестит Андропова девятого числа, и визит этот, конечно же, не может быть перенесён на другое время. Они должны к седьмому числу быть в Москве.

— Но каким образом?

Беконный Священник громко стукнул своим пустым стаканом по столу, но голос его был спокоен.

— Пришло время Максиму Салтыкову возвращать свои долги.

Это замечание заставило отца Хайсла замолчать на некоторое время, но босс ждал от него новых вопросов. Хайсл встал, подошёл к стоявшему в нише холодильнику и достал оттуда ещё две банки пива, открыл их, наполнил оба стакана, присел и задумчиво сказал:

— Да, дело того стоит. Ты думаешь, он согласится?

Беконный Священник кивнул в ответ.

— Да.

— Ведь прошло уже столько лет.

— Да.

— И многое изменилось.

— Конечно, ты прав, Ян.

— Ты полностью уверен в том, что он согласится помочь?

— Да, я уверен.

Отец Хайсл только пожал плечами. Что-то его тревожило. Он спросил босса:

— Когда ты видел его в последний раз?

Ван Бурх нахмурил лоб:

— Тридцать восемь… нет, тридцать девять лет тому назад.

Отец Хайсл скептически взглянул на него:

— С тех пор вы не виделись?

— Нет.

— Вы поддерживали друг с другом связь?

— Да, иногда мы обменивались короткими посланиями.

Возникла ещё одна пауза, пока отец Хайсл обдумывал услышанное. Наконец он улыбнулся как бы с укоризной и покачал головой. Он сказал довольно строго:

— Тогда в твоих с ним отношениях есть ещё что-то, о чём я не имею ни малейшего представления, что-то гораздо более действенное, чем его первоначальное согласие.

На этот раз покачал головой ван Бурх.

— Ничего подобного, Ян. Тебе известно всё то же, что и мне. Просто ты никогда не встречался с этим человеком. Он твёрдо держит свои обещания и не изменит им ни через тридцать восемь лет, ни на смертном одре. А теперь, пожалуйста, затребуй на него последние материалы из «Колледжо».

Отец Хайсл встал и подошёл к телефону. Он набрал хорошо знакомый номер, и его соединили с дежурным программистом в «Колледжо Руссико» в Риме. После ответа на том конце провода Хайсл назвал условный код из букв и цифр, а затем просто сказал:

— Генерал Максим Салтыков.

Через три минуты священник пробурчал в трубку:

— Благодарю, — и положил её на аппарат.

Он подошёл к столу, сел, хлебнул пива и сказал:

— Ничего не изменилось. Только слухи категории "Б" о его возможном назначении на Дальний Восток без повышения в звании. Сейчас он в Восточной Германии.

Ван Бурх улыбнулся:

— Я думаю, что эти слухи исходят от девок, начищающих самовары. Последние были насчёт Горбачева и танцора из Кировского театра.

— Как же ты собираешься с ним связаться?

— Я встречусь с ним лично.

У отца Хайсла был ошарашенный вид.

— Ты сам поедешь в Восточный Берлин в нынешней ситуации?

Беконный Священник встал со стула, размял конечности.

— Да, Ян, я уезжаю завтра с утра. И это должен сделать именно я, один. Мне неудобно сидеть здесь и сознавать, что другие люди в это самое время рискуют жизнью… Мне начинает казаться, что я выпускаю ход операции из своих рук. Создаётся впечатление, что она идёт сама по себе, без нашего вмешательства.

Он улыбнулся и продолжил:

— А что с «принцессами» и с частными вагонами?

Теперь поднялся отец Хайсл. Он весьма серьёзным тоном заявил ван Бурху:

— Тебе не кажется, что в данный момент создалась подходящая ситуация для освобождения Анны от дальнейшего участия в этой операции?

Ван Бурх упрямо покачал головой.

— Нет, Ян, мне так не кажется. То, что операция пока ещё не захлебнулась, в значительной мере определяется участием Ани. Вместе их невозможно остановить. Нет, Ян, она поедет в Москву. Я заберу её оттуда только непосредственно перед самым главным моментом.

Он говорил столь убеждённо, что отец Хайсл понял: спорить было совершенно бесполезно. Но с Беконным Священником нужно было обсудить ещё один вопрос.

— Сегодня с утра мне звонил отец Дзивиш. Он хотел знать, по поручению самого папы, не имеем ли мы информации относительно вчерашних событий в Кракове.

— И что же ты ответил?

Отец Хайсл беспомощно развёл руками, как бы показывая, что именно он сказал секретарю папы римского.

— Я сказал, что мы сами как раз занимаемся этим вопросом и, когда что-нибудь узнаем, обязательно сообщим им.

— Отлично.

— Нет, Питер! Ничего хорошего, а уж тем более отличного тут нет. Во-первых, Дзивиш — очень острый человек и, похоже, он уже что-то подозревает. Меня это совсем не радует. Он спросил меня, где сейчас находишься ты.

— И что же?

Хайсл вздохнул:

— Я сказал, что ты выполняешь одну миссию.

Беконный Священник успокаивающе улыбнулся:

— Ладно, Ян, с завтрашнего дня я к ней и приступлю. А о Дзивише не беспокойся, я попрошу Версано поговорить с ним. Он объяснит Дзивишу, что ввиду сложившейся ситуации работать нам в Польше очень трудно, а информация у нас появится, лишь когда давление на нас со стороны польских властей хоть немного ослабнет.

Отец Хайсл снова вздохнул.

— А архиепископ не скажет ему, что причиной этого давления являемся мы сами?

Беконный Священник улыбнулся:

— Нет, Ян. Он может сказать что-нибудь насчёт ответного давления.

Глава 23

Светловолосая кудрявая девушка-гид, проходя между рядами сидений, отдавала обратно паспорта. Огромный серебристо-золотистый туристский автобус выехал с контрольного пункта Чарли в Берлин. У гида было строгое, немного усталое лицо, но она улыбнулась, когда протягивала паспорта пожилой голландской паре. Мужчина был внушительных размеров, с цветущим лицом и круглыми лучистыми глазами. Его супруга была маленькой щупленькой женщиной с застывшей на лице приятной улыбкой. Гиду показалось, что они счастливы друг с другом. Она сказала приветливым голосом:

— Герр и фрау Мелькманн, я надеюсь, вы прекрасно проведёте день.

Они посмотрели на неё, и герр Мелькманн ответил:

— Я в этом уверен, ведь у нас такой симпатичный и интеллигентный гид.

Девушка в ответ кивнула головой и пошла по автобусу, обратив ещё раз внимание на тот факт, что голландцам на удивление легко даются иностранные языки.

Автобус проехал коротким, но очень насыщенным маршрутом по военным мемориалам Берлина и наконец остановился у музея Пергамон. Пассажиры вышли из автобуса и собрались группой вокруг гида. Был холодный, но ясный день. Девушка объявила, что на пешую программу отведено два часа и к часу дня они уже снова должны быть у автобуса. Если кто-то потеряется, то должен добраться к этому месту сам. Когда группа медленно двинулась в путь, гид заметила, как массивный старик-голландец уходит куда-то в другую сторону. Она остановилась и окликнула его:

— Герр Мелькманн! Вы что, не пойдёте с нами?

Голландец обернулся и, глупо улыбнувшись и пожав плечами, сказал:

— Вы знаете, на самом деле я — не большой ценитель искусства. Вообще-то, мы приехали сюда только ради жены. А я, пожалуй, немного развеюсь.

Он направился к бару. Девушка улыбнулась и строго сказала:

— Не позже часа! И будьте осторожны с ребятами, которые предлагают обменять валюту. Это незаконно и строго преследуется.

Голландец послушно кивнул и послал своей жене воздушный поцелуй.

* * *

Бар был весь из железа и пластика. За столиками сидело несколько человек. Они вяло взглянули на вошедшего. Из двух динамиков, висевших на стене, раздавалась старая мелодия «Аббы». На бармене была чёрная кепка. Он с усталым выражением лица протирал стаканы натренированными движениями. Голландец подошёл к нему вплотную и сказал:

— Я — герр Мелькманн из Роттердама.

Бармен апатично кивнул и указал на дверь в конце зала. Голландец подошёл к ней и нажал на ручку. Кроме карточного стола и двух стульев, в комнате ничего не было. Сидевший за столом мужчина раскладывал пасьянс. Он мельком взглянул на голландца и сказал по-русски:

— Закрой дверь и поверни замок.

Вошедший выполнил приказ. Сзади послышался голос:

— И задвинь задвижки.

Мелькманн закрыл верхнюю и нижнюю задвижки и обернулся, чтобы рассмотреть наконец сидевшего за столом мужчину. У него были седые волосы, зачёсанные назад без пробора. Широкое лицо заканчивалось тяжёлой челюстью и толстыми губами. Он выглядел на пятьдесят с небольшим. На нём был тёмно-синий костюм и серая рубашка, застёгнутая на все пуговицы, но без галстука. Голландец подумал, что никогда не узнал бы этого человека на улице. На мгновение ему даже показалось, что это вовсе не тот человек, с которым он должен был встретиться. Он шагнул вперёд и, взглянув на стол, сказал:

— Красная четвёрка кроет чёрную пятёрку.

Русский вздохнул:

— Я ненавижу людей, поступающих подобным образом.

— А я всегда так поступаю.

— Не сомневаюсь в этом.

Русский смел карты в кучку, затем сложил в колоду и отодвинул её в сторону. На его руках были заметны пигментные пятна, свидетельствующие о болезни печени.

На стоявшем на столе подносе было два ведёрка со льдом. В одном из них — бутылка водки, в другом — бутылка шнапса. Русский встал и протянул руку ван Бурху. Тот пожал её, сказав:

— Я бы не узнал тебя на улице.

— Я тоже. Ты не похож на священника.

— А ты — на генерал-майора.

Они уселись на свои места. Русский указал на поднос:

— Шнапс голландский.

— Очень мудро, но я, пожалуй, выпью с тобой водки.

Тут русский впервые улыбнулся. Его улыбка как будто осветила комнату. Отвинтив пробку, он спросил:

— Ну что? Отец Питер ван Бурх пришёл за своим куском плоти или, может быть, бекона?

Беконный Священник улыбнулся и принял протянутый ему стакан. Он поднял его и торжественно произнёс:

— За твои успехи, генерал Салтыков! Ты прошёл через многие испытания на своём жизненном пути.

Русский кивнул:

— Ты всё ещё простой священник? Я-то надеялся выпить как минимум с архиепископом.

Ван Бурх проглотил свою водку одним залпом.

— Архиепископам слишком трудно живётся. А у меня весёлая работа.

Генерал кивнул:

— Я об этом наслышан.

Он осушил свой стакан и наполнил оба заново. Затем изучающим взглядом посмотрел на ван Бурха, и мысли его вернулись на тридцать девять лет назад.

* * *

Шла зима тысяча девятьсот сорок четвёртого года. Он был молодым лейтенантом танковых войск. Бои шли в сложной местности, к северо-востоку от Варшавы у деревни Газево, в низинах. Салтыков командовал первым танком, ведя за собой ещё шесть по болотистой местности по отмеченным сапёрами знакам. Командир танковой роты, майор, очень умный человек, находился в последнем танке. Неожиданно машина Салтыкова по гусеницы погрузилась в трясину. Вытащить её было невозможно. Майор должен был приказать бросить танк, но он искал медалей, а получить их за храбрость ему никогда бы не удалось. Он приказал Салтыкову с экипажем остаться у танка и ждать помощи, которую обещал подослать до ночи. Помощь, конечно же, не прибыла, зато польские партизаны атаковали сразу, как стемнело. Все члены экипажа были ранены, и им перерезали глотки. Салтыков был контужен. Его, как офицера, взяли в штаб на допрос. Он знал, что после допроса его ожидала судьба остальных. Но Салтыкову ужасно хотелось жить, и он, как мог, оттягивал момент смерти. На второй день он понял по лицам поляков, что жить ему осталось до рассвета. Ночью к нему пришёл священник. Молодой священник, почти того же возраста, что и он сам. Тот сел рядом с Салтыковым, начал говорить с ним, пытаясь хоть немного утешить. Салтыков сказал священнику, что папа римский — извращенец, а Иисус Христос был педерастом. И вообще всё это его не волнует: ему всё равно умирать и тут уж ничем не поможешь. Они проспорили всю ночь, и в конце концов случилось невероятное — они начали понемногу понимать друг друга. А когда начало светать, молодой священник спросил Салтыкова:

— Ну так что, ты хочешь жить?

Русский ответил, что не стал бы отказываться. Священник аккуратно заметил, что Салтыков будет ему кое-что должен. Максим заявил, что он, как коммунист и атеист, всегда возвращает долги. Священник взял адреса его родителей и других родственников. Два часа спустя Салтыков был освобождён. В своей части его приняли как бежавшего из плена героя. К концу войны он стал одним из самых молодых майоров-орденоносцев в Красной Армии. С тех пор его карьера пошла в гору. Он часто задумывался о том, единственный ли он офицер Красной Армии, спасшийся от смерти с помощью того же священника. Впервые с ним установили контакт в 1953 году, сразу после того, как он стал полковником. Ему прислали короткую записку с поздравлением и напоминанием о Газево. И так после каждого повышения в звании.

И вот сейчас Максим Салтыков, заместитель командующего силами ОВД в Польше, взглянул в глаза Беконному Священнику и спросил:

— Ну так что же?

Беконный Священник откинулся на своём стуле, перевёл дыхание и сказал:

— Мне нужно, чтобы ты переправил двух людей из Варшавы в Москву.

— Разумеется, скрытно?

— Ты прав.

Генерал вздохнул, сунул руку в нагрудный карман своего пиджака и извлёк оттуда тонкую чёрную сигару. Он протянул её ван Бурху, но тот покачал головой. Тогда генерал прикурил от золотой данхилловской зажигалки, глубоко затянулся, поднял подбородок и выпустил дым в потолок. Затем он сухо спросил:

— Кто эти двое? Хотя я, скорее всего, знаю ответ на этот вопрос.

— Мирек Скибор и Аня Крол.

Генерал кивнул и, встав со стула, нервно зашагал. Сердце священника забилось сильнее, когда он увидел, что за спиной Салтыкова есть ещё одна дверь. А вдруг за ней стоят люди, готовые вбежать сюда и арестовать его? Но генерал не подошёл к той двери. Продолжая ходить по комнате, он заговорил:

— В течение последних дней сотни тысяч моих людей сбились с ног в поисках этой пары. Сегодня утром разбился вертолёт, который должен был доставить в приграничную зону взвод спецназа, четырнадцать человек. Это были хорошие солдаты. Мне пришлось отложить важные манёвры с четвертью миллиона людей… А сейчас ты сидишь передо мной и спокойно требуешь, чтобы я переправил их в Москву!

Он прекратил ходить и обернулся к ван Бурху. Лицо у него потемнело от ярости, челюсть воинственно выдвинулась, нацелившись на священника.

Прошло некоторое время, и ван Бурх, уперев свой взгляд в стол, спокойно заговорил с разъярённым генералом:

— Салтыков, ты прожил прекрасную жизнь. У тебя отличная жена, два умных и любящих сына, три внука.

Он медленно поднял взгляд и посмотрел в глаза генералу. Его голос ужесточился.

— Салтыков, это я дал тебе эту жизнь. Я подарил счастье твоей жене, жизнь твоим детям, твоим внукам. А ты мне кое-что обещал. Или, может, не помнишь?

В течение нескольких минут они пристально смотрели друг на друга. Первым пришёл в себя Салтыков. Он подошёл к своему месту, тяжело сел, поставив локти на стол, и, нагнувшись к лицу ван Бурха, спросил:

— Что они должны будут сделать в Москве?

Священник колебался недолго. Он ответил спокойным голосом:

— Этот человек убьёт Андропова.

Он ожидал бурной реакции от шокированного услышанным человека, но вместо этого Салтыков просто кивнул и пробормотал:

— Да, это подтверждает то, что я в связи с этим слышал… Но зачем его убивать?

Священник вкратце объяснил сложившуюся ситуацию. Генерал опять кивнул и сказал:

— Идёт. То, что Андропова очень волнует нынешний папа римский, известно всем. Но почему вы воспринимаете это так серьёзно? Ведь Андропов — ходячий труп. Практически всем в Политбюро известно, что он не протянет больше трёх-четырёх месяцев.

Священник ответил:

— Нам это прекрасно известно, но мы ожидаем, что покушение на папу произойдёт очень скоро. Вероятнее всего, оно будет совершено во время предстоящей поездки папы в Азию. Проанализировав некоторые данные, мы решили, что человек, который придёт к власти после Андропова, отменит эту операцию.

Генерал с силой воткнул остатки своей сигары в пепельницу и сказал ван Бурху:

— У вас абсолютно верный прогноз. Андропова сменит Черненко. Он — уже немощный старик. За ним будет Горбачев. После смерти Андропова именно он и его окружение будут дёргать за ниточки управления. Это не так уж плохо. Наступит время для нового поколения. Горбачев — не авантюрист, он обязательно отменит операцию, но…

Он замолчал, вздохнул и налил себе ещё водки. Священник спросил:

— Что такое?

Генерал направил на него указательный палец.

— Да. Я смогу доставить твоего боевика в Москву… с минимальным риском для самого себя. Но я не могу помочь ему добраться до Андропова. Как, собственно говоря, и ты сам… Лидера Советского Союза оберегают от покушений тысячи людей. А уж теперь, когда он знает все о твоём киллере… Даже я сам не смог бы приблизиться к Андропову без нескольких серьёзных проверок и полного обыска. Беконный Священник, я знаю многое о твоей организации и её возможностях, но эту операцию ты завалишь.

Священник глотнул водки и пожал плечами.

— Если такова воля Божья, то нам придётся смириться перед ней… Но ты доставишь их в Москву?

Наступила долгая пауза, затем генерал мрачно ответил:

— Да, я заплачу тебе по счёту. Но с определёнными условиями.

— С условиями?

— Да. Во-первых, ты должен заверить меня в том, что эти двое ничего не знают о моём участии в этом деле. Ничего!..

— Конечно же, не знают. Кроме меня, об этом знает ещё один священник, которому я полностью доверяю. Как ты будешь переправлять их в Москву?

После некоторой паузы генерал ответил:

— Это уже мои заботы. Некоторые люди тоже кое-что задолжали мне в своё время. И они пойдут на любой риск, чтобы расплатиться со мной.

Он заново наполнил стаканы и сказал:

— Во-вторых, ты своим настоящим почерком напишешь записку с подписью, в которой укажешь, что я, генерал-майор Максим Салтыков, помог тебе в выполнении этой миссии.

Священник уже держал стакан у рта, но, когда услышал это, рука его чуть дрогнула, выплеснув немного водки на пол.

— Но зачем тебе это?

Генерал широко улыбался.

— Ты — один из немногих, кто может такое понять. Записка будет находиться в очень секретном месте. Если вашему киллеру всё же удастся убить Андропова, то однажды она может очень мне пригодиться.

Беконный Священник в сомнении покачал головой и сказал:

— Хитрости русской политики?

Салтыков улыбнулся:

— Да. И мне это чем-то напоминает ватиканские хитрости. Ладно. Твои друзья уже в Варшаве?

— Нет, они прибудут туда только завтра.

— Каким образом?

— Они прибудут поездом из Кракова.

— Даже так?!

— Да, вот так.

Теперь уже русский в сомнении закачал головой. Он собирался спросить, что это означает, но священник подался вперёд и рассказал все о специальном поезде. Генерал удовлетворённо кивнул и спросил, куда они должны быть доставлены в Москве. Ван Бурх полез в карман и достал оттуда листок бумаги. Русский прочёл запись и вновь кивнул.

— Нет проблем!

Священник усмехнулся:

— Даже так?

— Да, именно так.

— Но всё-таки каким образом ты собираешься доставить их в Москву?

Генерал налил ещё водки. Бутылка была уже наполовину пуста. Салтыков положил её обратно в ведёрко со льдом и сказал:

— Послезавтра я посылаю тела своих погибших солдат в Москву. Вместо четырнадцати гробов их будет шестнадцать. Твой боевик и монашка увидят только одного загримированного человека и больше ничего, пока не окажутся в своём убежище в Москве. Это — лучший вариант. Для меня, конечно.

Он сунул руку во внутренний карман пиджака и достал золотую паркеровскую ручку и портмоне, из портмоне он вынул листок бумаги и протянул всё это ван Бурху.

— Ладно, а теперь пиши записку.

Беконный Священник снял колпачок с ручки и со скрипом написал несколько строчек. Затем он поставил внизу подпись и вернул ручку и бумагу генералу. Русский прочитал записку, и его толстые губы расплылись в самодовольной улыбке. Он помахал бумагой, чтобы чернила просохли, затем аккуратно вложил её в портмоне, сказав:

— Я заключу с тобой пари, Беконный Священник. Я бьюсь об заклад, что твоему киллеру ничего не удастся.

— А каковы ставки?

Генерал усмехнулся:

— Ящик хорошей русской водки против куска бекона.

Священник улыбнулся и протянул руку генералу. Они обменялись крепким рукопожатием.

* * *

Голландец опоздал к автобусу, встретив строгий взгляд гида. Он слегка покачивался, проходя между сиденьями к своему месту. Спустя пару минут гид простила все добродушному массивному голландцу — она услышала, как жена отчитывала его за опоздание. Хотя она говорила по-голландски, но по одному только тону всё было ясно. Он в ответ кивал весьма уважительно и покорно. Мелькманн увидел, что гид наблюдает за ними, и заговорщицки ей подмигнул.

Глава 24

Поезд как раз промчался по переезду за Кильце. «Принцессы» и «принцы» играли в карты. Играли они в скат. Марианна выигрывала, Ежи проигрывал, Антон и Ирена пока держались на плаву. Аня и Наталья хлопотали в небольшой кухоньке. Мирек сидел в купе. Он устроился на кровати, обложив себя подушками и глядя в окно на места, которые они проскакивали с бешеной скоростью. Всю ночь валил снег, и за окном всё было окрашено в белый цвет. Бок у него ещё болел, но душевное состояние было нормальным. Шёл уже второй день после освобождения Ани. Им сообщили, что связной будет ждать их на вокзале, в том месте, куда обычно отгоняют правительственные вагоны. Аню очень беспокоило, что Мирека так быстро подняли на ноги. Она хотела переждать ещё несколько дней, но в полученном накануне секретном послании их предупреждали, что время поджимает. К тому же Мирек и сам не хотел засиживаться на одном месте. Ему хотелось поскорее закончить эту операцию и начать новую жизнь где-нибудь в отдалённом уголке.

Мирек чувствовал себя легко. Он не испытывал ни морального, ни физического напряжения. Его переполняло чувство свободы — свободы освобождения от боли и той свободы, которую он обрёл, осознав, кто он есть. Произошло это в ночь после побега. Они вернулись в дом генерала буквально за несколько минут до того, как дорога к нему была заблокирована.

Увидев их, Ирена и Наталья с облегчением вытерли слёзы, но Ирене ещё предстоял ужасный час, прежде чем в дом ввалился Антон, ухмылявшийся довольно сквозь свою бороду. Ни Мирек сам, ни кто-нибудь другой не обращали внимания на его рану, пока он не вылез из машины. Его левая штанина вся пропиталась кровью. За всё время побега Аня не произнесла ни слова. Лицо у неё было мертвенно-бледным, и, похоже, она была в состоянии шока. Но разум автоматически вывел её из состояния шока, когда она увидела кровь на одежде Мирека. Она тут же занялась им. Ежи хотел позвать одного своего друга-врача, которому, как он говорил, можно было целиком доверять, но Мирек сразу же отверг это предложение. Он не сомневался, что СБ известно, что он ранен. Он оставил много крови в здании СБ, на ступеньках, а также в двух машинах, на которых они уходили от преследования. Такая сильная потеря крови — свидетельство огнестрельного ранения. Уяснив это, а также то, что ему понадобится срочная медицинская помощь, СБ первым делом установит наблюдение за всеми врачами в городе. К счастью, генерал оказался очень организованным человеком — на кухне у него нашли отлично оборудованную аптечку. Аня и Марианна помогли Миреку подняться наверх, раздели его в ванной возле спальни генерала и осмотрели рану. Пуля ушла наверх от бедра, пропахав пятнадцать сантиметров живой ткани по направлению к груди. Боль была адской, и Мирек решил, что пуля задела нижнее ребро. Мирек хорошо знал, что нужно было делать. Он послал Марианну вниз за бутылкой водки. Когда она вернулась, он вылил половину бутылки в глотку, а половину — на рану. Его обожгло болью. Аня и Марианна обработали рану и плотно перебинтовали её. Теперь оставалось надеяться исключительно на силы самого организма. В аптечке было много лекарств, и Мирек, выбрав сильный антибиотик, принял сразу ударную дозу. Затем он выпил ещё немного водки и рухнул в кровать.

Спустя час они все вместе обедали в спальне. Отпраздновать подобный успех было просто необходимо, и оставить Мирека в такой момент одного было невозможно. В спальню принесли два карточных стола, магнитофон, посуду и множество бутылок с напитками. Еда на этот раз была простой: Марианна приготовила густой овощной суп и мясо с рисом. Настроение у всех было каким-то странным: и не очень плохим, и не очень хорошим, но в воздухе витал особый дух удовлетворённости. После того, как Мирек рассказал вкратце о событиях в СБ, никто уже не стал заводить разговор о погоне. Марианна была самой раскованной из всех, она много смеялась и пыталась всех растормошить. Но теперь и Мирек и Аня знали, что за этой маской скрывается смелая, умная женщина. Мирек был единственным человеком в этой компании, над кем она не подтрунивала. После этого случая она, как и все, стала относиться к нему, как к настоящему герою. Им всем казалось, что он сделал что-то совершенно невозможное, по крайней мере, для обыкновенного человека. Он спас их семьи и их самих от гонений, тюремного заключения и возможной смерти. Теперь психологические нити между ними укрепились настолько, что они почувствовали себя одной дружной семьёй.

Ежи был фанатом современного джаза. Всегда, когда это было возможно, он включал записи своего любимого исполнителя — Телониуса Монка. Одна из этих кассет только что закончилась, и он встал, чтобы сменить её на новую, но Марианна помешала ему. Она обернулась к Ирене и попросила её спеть что-нибудь. Ирена, которая обычно стеснялась, на этот раз сразу согласилась. Она подняла голову и чистым голосом запела. Она пела польские народные песни «Каролинку» и «Ловичанку». Аня знала слова и стала подпевать. Всех переполняли ностальгические настроения. Мирек, лежавший в кровати в окружении подушек, почувствовал себя дома. Разошлись только перед полуночью. Аня ушла принять ванну. Через двадцать минут она появилась, как обычно, в длинной ночной рубашке, с волосами, завёрнутыми в полотенце, как в тюрбан. Кровать была шириной с футбольное поле. Когда Аня вошла в спальню, Мирек лежал на самой середине. Скрипя зубами от боли, он передвинулся на свой край. Аня откинула свою часть покрывала и легла в постель. Мирек протянул руку и выключил бра. Дверь в ванную была слегка приоткрыта, и сквозь щель проникал луч света — видимо, Аня забыла повернуть выключатель. Она встала, чтобы выключить свет в ванной, но Мирек остановил её. Ему не хотелось спать в темноте. Он выпил несколько болеутоляющих таблеток, но рана все ещё сильно болела, особенно когда он делал какое-нибудь движение. Несмотря на физическое истощение, он знал, что уснуть ему будет нелегко. Он думал, что Аня сразу же уснёт, но спустя полчаса услышал её тихий хрипловатый голос:

— Мирек, утром нам надо будет поговорить.

— О чём?

— О нас… О том, что произошло… О том, что же нам в конце концов делать.

Он сделал над собой усилие и повернул голову, чтобы видеть её, но ему удалось разглядеть только неясные очертания лица. Он сказал:

— Хорошо, Аня. Завтра утром мы обязательно поговорим.

В течение нескольких часов Мирек то дремал, то вдруг просыпался. Ему пришлось выбраться из кровати, что он сделал с большим трудом, и сходить в ванную. Там он выпил ещё одну дозу болеутоляющих таблеток. Вернувшись обратно, Мирек обнаружил, что во сне Аня передвинулась на центр кровати. Он лёг рядом с ней на здоровый бок. Теперь он мог получше рассмотреть её лицо. Сон её был неспокойным. Собственно говоря, этого и следовало ожидать. Иногда конечности её содрогались, и она громко кашляла.

Мирек очень медленно просунул руку под голову Ани и, обняв её, подвинул к себе. Он чувствовал её горячее дыхание на своей коже. Мирек опустил руку и погладил её по спине, как бы лаская котёнка. Её дыхание участилось. Он ощутил, как её рука обняла его за талию, а нога легла на его ноги. Теперь они были близки, как никогда прежде. Её рука тоже гладила его спину, вверх-вниз, вверх-вниз. Мирек не ощущал страсти или острого желания. Была только близость тел и душ.

Ночная рубашка поднялась выше колен Ани. Мирек чувствовал мягкость и свежесть её тела. Аня подвинулась к нему ещё ближе. Её глаза были закрыты. Мирек мягко поцеловал её в щёку рядом с губами. Её губы ответили. Их дыхание сливалось. Мирек почувствовал, как Аня гладит его по голове, по шее, притягивая все ближе к себе. Он закрыл глаза. В голове у него не было ни одной определённой мысли. Единственное, что Мирек ощущал вполне ясно, так это то, что рядом с ним была Аня.

Его правая нога была зажата её ногами. Аня стала медленно двигаться вдоль неё. Мирек невольно поднял колено, приблизив его к её мягкой плоти. Боль в боку как будто ушла. Рука Мирека постепенно с