Book: Мистерия убийства



Мистерия убийства

Джон Кейз

Мистерия убийства

Глава 1

Четыре часа сна. Я протёр глаза, вышел из дома и присел, чтобы извлечь из-под куста азалии скатанный в трубку свежий номер «Вашингтон пост». Я никогда не знаю, откуда придётся выцарапывать газету следующим утром. Кто бы её ни метал, она никогда не долетала до места.

— Доброе утро. Отличный денёк! — крикнула с противоположной стороны улицы моя соседка Жасмин Зигель. Жасмин перевалило за восемьдесят, и старушку сопровождал чёрный лабрадор по кличке Куки.

— Похоже, — ответил я, вытягивая газету из пластиковой обёртки.

— Я вполне серьёзно, Алекс. Чтобы такой день, да в Вашингтоне, округ Колумбия?! Невероятно! — продолжила она, тряся от изумления головой. — Это поистине дар небес. Ведь сейчас всего лишь конец мая. То-то вы с мальчишками насладитесь погодой, — фальцетом закончила Жасмин, ткнув в мою сторону иссохшим перстом.

— А я так рассчитывал на дождь, — взглянул я на голубое безоблачное небо.

— Ясно. О'кей, Куки, я все поняла, — фыркнула Жасмин и, весело махнув рукой, двинулась в сторону парка.

Я действительно очень надеялся на дождь и поэтому отыскал карту погоды, напечатанную в городском разделе газеты. Так, на всякий случай.

Нет, я не увидел надвигающегося со стороны Канады или океана грозового фронта, готового обрушить ливень на округ Колумбия.

Прекрасный денёк.

Вернувшись в дом, я включил кофеварку. Пока машина трудилась, я поставил миски, разложил ложки и налил для парней два стакана апельсинового сока. Оторвав от связки пару бананов, я швырнул их на стол и достал из буфета гигантскую упаковку кукурузных хлопьев.

Проблема «прекрасного дня» состояла в том, что у меня была масса срочной работы. Позарез требовалось сократить запись, которой уже этим вечером предстояло пойти в эфир. Но я обещал своим шестилетним близнецам-мальчишкам каждую субботу устраивать какую-нибудь экскурсию. На сей раз парни круто настроились на «Праздник Ренессанса», проводившийся, естественно, в дьявольской дали, где-то в районе Аннаполиса. Езда только в одну сторону занимала по меньшей мере час. А на все мероприятие, видимо, придётся угробить целый день.

Но поскольку это был первый визит мальчишек в мой дом с самого Рождества — и второй после нашего с Лиз разъезда, — от экскурсии было не отвертеться.

Я попытался убедить себя, что не происходит ничего особенного и из сложившегося положения имеется выход. Надо просто отредактировать материал до отъезда и отправить его в студию по пути из города.

Я неплохо уживался с мальчишками, хотя уже через шесть дней ощущал себя выжатым лимоном, а в студии мне постоянно приходилось играть в догонялки. Если бы Лиз узнала, как после проведённой с детьми недели я страдаю от недосыпа и заваливаю работу, она бы рыдала от счастья. Договариваясь об условиях визита, Лиз оговорила определённые ограничения. Я, например, не имел права брать мальчишек с собой в поездки. Пусть даже ненадолго. «Как я могу с тобой конкурировать, — заявила она, — если каждое посещение превратится для них в весёлые каникулы?» (На Рождество, получив четыре дня отпуска, я взял ребят в Юту кататься на горных лыжах.)

Лиз хотела для детей месяц, как она выразилась, «самой обычной жизни». Лиз трудится полный рабочий день в «Детском музее» Портленда и мечтает, чтобы я лучше познал жизнь, понял, что значит иметь детей и работу. Ей хотелось, чтобы я узнал все прелести доставки детей из школы, стирки, отхода деток ко сну, их отвратительного поведения за столом, общения с малолетними друзьями и с родителями этих самых малолетних друзей. Если я рассчитываю получить шанс на примирение, то должен осознать, что такое иметь жену и детей. С помощью телефонных звонков, сказала она, я ничего не сумею добиться. Пребывание целый месяц в роли одинокого папаши должно было научить меня ставить семью на первое место.

Вместо работы. Согласно составленному на студии жизнеописанию вашего покорного слуги я являюсь парнем, готовым «в любой момент отправиться в горячие точки, чтобы раздобыть там убойный материал». Это занятие принесло мне несколько премий, но угрожало концом моему браку. И естественно, семье. Когда близнецы делали первые шаги, я был в Москве. Когда Кев сломал руку, я находился в Косово, а великий день похода в детский сад я провёл в Мазар-аль-Шарифе.

«За месяц, — сказала Лиз, — ты будешь видеть парней больше, чем за два последних года. И не исключено, что тебе это даже понравится».

Кофе сварился. Я плеснул в него молока и вознамерился было оставить пластиковую бутылку на столе. Однако вовремя вспомнив, что Кев не притронется к молоку, если оно хоть чуть-чуть согрелось, вернул бутылку в холодильник.

Самое забавное заключается в том, что мне действительно нравится жить с парнишками. Несмотря на все связанные с этим неудобства, я всегда считал, что большую часть «родительского бремени» (кажется, это так называется) должна возложить на свои плечи Лиз. Оказалось, что настоящая жизнь начинается лишь после того, как вы лучше узнаете своих детей. Я успел забыть, какими забавными они бывают, на сколь неожиданные озарения способны и как сосредоточенно решают свои задачи. Я только сейчас понял, как много потерял и как мне их не хватало.

Однако, возвращаясь к «Ренессансу», могу сказать, что ничего хорошего я от него не ждал. Я догадывался, что после долгой езды по забитой машинами дороге мы окажемся в фальшивом парке развлечений, якобы времён королевы Елизаветы. Облачённые в театральные наряды рыцари и их дамы. Поединки и имитация сражения на мечах. Жонглёры и маги. Заоблачные цены. Одним словом, полный бред.

Я сделал попытку поторговаться, предлагая зоопарк или кино с пиццей в придачу. Но парни не дрогнули. Они отчаянно рвались на «Праздник Ренессанса» с того момента, как увидели рекламу на ТВ.

Познакомился с этой рекламой и я, поскольку детки записали ролик и заставили папу его просмотреть. Реклама была что надо. На заднем плане галопом проносился рыцарь в сияющих доспехах. За его спиной виднелся фасад замка, украшенного развевающимися на ветру вымпелами и стягами. Вооружённый длиннющим копьём рыцарь осаживал коня, поднимал забрало и на чистейшем английском языке «елизаветинских времён» сердечно призывал всех и каждого «оказать своим посещением великую честь штату Мэриленд».

Все это, на мой взгляд, выглядело довольно убого, и я совершил ошибку, поделившись в телефонном разговоре своим мнением с Лиз. Мои надежды на добродушное ворчание по поводу «родительского бремени» потерпели полный крах.

Вместо жалости супруга одарила меня произнесённой ледяным тоном лекцией. Неужели я так и не понял, сказала она, что детям нравится то, что нравится их родителям? Да она сама без ума от «Цирка Барни»! Неужели я, отец таких милых крошек, предпочитаю какое-нибудь «Возвращение клонов» или иную телевизионную чушь? «Я поздравляю тебя — ты нашёл развлечение, полностью соответствующее программе внешкольного образования. Жаль, что я ничего не знала об этом празднике», — закончила свой спич супруга.

Я понятия не имел о программе внешкольного образования. Лиз, к сожалению, это мгновенно усекла и разъяснила, что мальчики очарованы легендами о короле Артуре.

Когда Лиз упомянула об Артуре, все сразу встало на свои места. Я припомнил, что ребята непрерывно болтали о Круглом столе и о Мерлине. Они часами торчали на заднем дворе, сражаясь на пластиковых мечах. А пластиковые мечи, кстати, парни привезли в своих чемоданах.

Стало быть, я не продемонстрировал должного любопытства в связи с пластиковыми мечами. Что в этом плохого? Но, если взглянуть объективно, возможно, Лиз и права, а я действительно являюсь самым эгоистичным папашей на планете Земля. В отличие от постоянно настроенной на волну своих детишек мамы в штате Мэн.

Мэн. Я плюхнулся в кресло перед компьютером «Макинтош», стоящим в моём кабинете. А не могла ли она укатить куда-нибудь подальше? Без права экспатриации? Ответ был, естественно, однозначным — да, могла. На Аляску, например. На Гавайи. В Лос-Анджелес. Она могла уехать в кучу мест. Однако…

Я стукнул по клавише и стал ждать, когда замерцает, выйдя из режима ожидания, экран монитора. Мой раздел, именуемый «Афганская свадьба», был полностью готов к девяти часам прошлого вечера. Однако я получил сообщение о включении в программу ещё одного рекламного ролика, и это означало, что материал придётся сократить на две минуты. Все более или менее логические сокращения мне удалось сделать вечером, но требовалось вырезать ещё сорок пять секунд. Материал теперь занимал всего семь минут, и сокращать по живому было очень сложно. Всё, что теперь приходилось вырубать, очень хотелось оставить.

Первоначально «Афганская свадьба» целиком входила в часовую передачу, приуроченную к визиту Дональда Рамсфельда в эту несчастную страну. Это был один из тех визитов, которые иронично называют «мы о вас помним». Я провёл подробное интервью с министром обороны о ходе послевоенного восстановления. Мне удалось побеседовать с самим Карзаем. Мы сделали прекрасный видеосюжет о работе ребят, восстанавливающих дорогу Кандагар — Кабул. В программу был включён оптимистический монтаж о прекрасной жизни обитателей Кабула и Кандагара, освобождённых от господства талибов. Идущие в школу девочки. Открытие салона красоты для женщин. Афганцы, с восторгом слушающие музыку. Танцы. Картины счастливой жизни завершала свадьба. Парочка милых аборигенов отмечала вступление в брак, который уже много раз откладывался.

Празднество должно было состояться в селении вблизи Кандагара. В безопасной зоне, как нас уведомили военные. Съёмочная группа со своим оборудованием и я добрались до места без всяких проблем. Несмотря на многочисленные камеры, церемония началась в назначенное время. Но это радостное событие превратилось в подлинный кошмар, когда экипаж «Ф-16», разыскивающий талибов, сбился с курса и принял свадебное торжество за скопление врагов.

Четверо убитых, пятнадцать раненых.

В итоге этот фрагмент из часового репортажа изъяли. И вот теперь свадебные кадры попадали в передачу о так называемых побочных потерях. Первая война в Заливе (Саддам и курды). Мостар (события на мосту). Афганистан (моя афганская свадьба). Либерия (отрубленные руки и ноги). Вторая война в заливе (жертвы «дружественного» огня). Программа заканчивалась сюжетом об апогее всех, если можно так выразиться, побочных потерь — катастрофе одиннадцатого сентября. Большой Дейв очень рассчитывал получить за эту передачу «Эмми».

Я вывел свой материал на монитор. Кошмар ещё не начался. Оператор запечатлел сияющие лица жениха и невесты, а затем дал крупным планом крошечные американские флажки, прикреплённые к их пышным свадебным нарядам.

— Па, можно мы позавтракаем в телевизионной комнате? Охота мультики посмотреть.

От неожиданности я подпрыгнул в кресле. Лиз с детишками отбыла почти шесть месяцев назад, и за неделю их пребывания в моём доме я не привык к их способности неожиданно материализоваться.

— Да, парни, похоже, мне придётся привязать вам колокольчики.

Кевин рассмеялся.

— Так можно или нет? — спросил Шон.

— Что?

— Позавтракать перед телевизором.

— Почему бы и нет? — пожал я плечами.

— Здорово! Пошли, Кев.

Однако Кевин не сдвинулся с места.

— Когда мы едем на «Праздник Ренессанса»?

Интересно, а нельзя ли этого вообще избежать?

— Думаю… в полдень.

— Ни за что! — возопил Кев. — Мы все пропустим.

— Кевин, там до одиннадцати ничего не начнётся. А закончится все в семь, — произнёс Шон и, поскольку только-только начал разбираться во времени, гордо добавил: — Пополудни.

— Точно. Пополудни, — сказал Кевин, сурово глянул на брата, перевёл взгляд на меня и спросил: — Обещаешь? В полдень?

— Не-ет… Ничего не могу обещать, — задумчиво протянул я.

Кев подавился смешком, и оба завопили дуэтом:

— Па-а-а-п!!!

За неделю парни по крайней мере научились понимать, когда я шучу. Первые дни они то и дело бросали на меня тревожные взгляды. Сказать, что они забыли о моём чувстве юмора, значит, не сказать ничего. Они вообще забыли, что я собой представляю. Это служило печальным напоминанием о том, что пяти месяцев вполне хватило, чтобы стать для своих сыновей чужим человеком.

Когда дети ушли, я нашёл кадры, которые наметил убрать ещё прошлым вечером. Выключив звук и откинувшись на спинку кресла, я начал просматривать различные варианты. И в конце концов решил вырезать занимавшие тридцать восемь секунд кадры со смуглым человеком. Избавившись от него, я обрету свободу.

Итак, последний взгляд.

Смуглый человек — один из братьев невесты. Церемония окончилась, и он стоит, держа в вытянутой руке автомат Калашникова. С безумной улыбкой на физиономии, он в экстазе выпускает в небо несколько коротких очередей. Вообще-то мне эта сцена нравится. Пальба, по иронии судьбы, служит выражением восторга в стране, где звуки войны никогда не умолкают. В ту секунду, когда камера показывает крупным планом его радостное лицо, картинка скачет вверх.

Камера дёрнулась от взрыва первой сброшенной с «Ф-16» бомбы.

Молодой человек мгновенно перестаёт улыбаться, а его нижняя челюсть буквально отваливается от изумления. Он с удивлением смотрит на своё оружие, словно оно виновато в том, что произошло. Юноша все ещё пытается разобраться в случившемся, когда взрывается вторая бомба. Взрыв происходит настолько близко от камеры, что весь экран заполняется пылью и летящими обломками. Виден лишь силуэт. Смуглый парень взлетает, и его тело нелепо вращается в воздухе. Затем он падает на скалу. Его глаза остекленели, а из уха струится кровь.

Теперь камера смотрит на меня. Я, весь покрытый пылью, стою у выступа скалы, что-то говорю в микрофон. После этого мы видим группу воющих женщин. Они показывают на небо. На экране снова я. Меня сменяет невеста, не отрывающая взгляда от лица смертельно раненного жениха.

Я отмотал всю сцену назад и проверил счётчик кадров. Отрывок бесспорно хорош, но всё же находится на периферии действия. Сейчас я нажму несколько клавишей, и он… исчезнет.

Просмотрев вчерашнюю правку и вырезав несколько секунд, я прогнал весь материал с самого начала. Но прогон пришлось остановить, когда на экране снова промелькнул смуглый брат невесты. Каким-то непостижимым образом я ухитрился его прозевать. Удалив эти кадры, я прокрутил материал до конца, проверяя, все ли смонтировано без сбоев. Я окаменел, когда в кабинет снова ворвались детки, в десятый раз решив напомнить папе, что пора ехать.

— Время отъезда прошло, — объявил Кев. — Почти половина первого.

— По-оехали!

— Итак, в путь! — произнёс Кев театрально напыщенным тоном.

Я догадался, что таким образом, видимо, изъясняются рыцари.

— Да, твои верные слуги Кевин и Шон умоляют тебя об этом.

Я вдруг почувствовал, что начинаю увлекаться игрой этой пары: светловолосого лорда Кевина и его зеркального отражения сэра Шона. Они тянули меня за рукава, переминаясь с ноги на ногу с таким видом, словно очень хотели писать.

— Позвольте мне только…

— Ну, по-ожа-алуйста!!!

— О'кей, — вздохнул я, потянувшись к мыши.

— Кто это? — показал на монитор Шон.

Я бросил взгляд на экран и увидел запрокинутое лицо жениха. Глаза у бедняги вылезли из орбит, а всё лицо было залито кровью.

— Просто один парень, — ответил я.

— Что это с ним? — спросил Кевин, когда искалеченный умирающий жених исчез с экрана.

Хорошо, что мальчики не увидели, что у парня оторвало обе ноги. Лишь искажённое ужасом лицо.

Я закрыл файл, извлёк дискету и пояснил:

— Он очень испугался.

— Почему?

— Потому что был на войне, его там ранили, и это… это — страшно.

— Я хочу ещё раз посмотреть, — заявил Шон.

— Нет.

— Почему?

— Потому что нам пора ехать, — сказал я, вставая из-за стола.

Шон кинулся к дверям, а Кевин остался.

— Этот человек умрёт? — спросил он, глядя на меня своими большими голубыми глазами.

— Да, — немного поколебавшись, ответил я, положил руку ему на плечо и попытался повернуть к двери.

Однако Кевин продолжал стоять на месте.

— Пап?

— Да?

— Ты был там… с этим человеком?

— Да.

— И ты не смог ему помочь?

— Нет, — похолодел я, — ему уже никто не мог помочь.

Это была сущая правда. Парень умер через три минуты. Но вопрос Кевина почему-то меня смутил. Да, жениха ничто не могло спасти. Но другим-то я мог помочь. Однако мы не прекращали съёмку.

Кевин кивнул, немного помолчал и продолжил:

— Пап…

— Слушаю.

— Мне кажется, что этот человек не хотел бы, чтобы его снимали.

Я присел на корточки, чтобы мои глаза оказались на уровне глаз моего сына.

— Когда ты показываешь ужасные вещи — например, войну, — люди во всём мире, увидев, насколько это страшная вещь, могут её остановить. Я думаю, что этот человек…

— Где вы, парни, застряли?! — ворвался в кабинет Шон и, бросив на нас нетерпеливый взгляд, побежал к дверям, крикнув на бегу: — Пошли!



— Да, — сказал Кев, двинувшись за братом. — Вперёд!

Я был благодарен Шону за то, что он прервал беседу, поскольку сомневался в убедительности своей аргументации. Однако каков материал! Бьющий точно в цель, откровенный репортаж. И как удачно использован момент!

По возращении в Кандагар группа взбунтовалась, и лишь благодаря моим усилиям съёмки всё же успешно завершились. Но и меня эти события сильно зацепили. Иногда я чувствую себя так, словно в чём-то виноват. Видимо, дело в том, что мне приходится зарабатывать свой хлеб на страданиях и смертях. Да о чём, чёрт побери, здесь толковать! Я даже иногда получаю за это награды.

— Па-а-апа! — орали из прихожей, когда я клал дискету в пластиковый футляр. — Пошли!

«Слезы — это хорошо, — любил говаривать мой первый продюсер Джерри Тумоло. — Слезы хорошо, но кровь гораздо лучше. Немного крови, и все внимание публики принадлежит тебе».

Глава 2

Чтобы отправить материал Кэти Стрейт (из команды техников), мы заехали на почту. Должен признать, что близнецы вели себя там просто образцово.

Когда мы продолжили путь, они принялись тыкать пальцами во все попадающиеся нам на пути монументы.

Как только мы съехали с Паркуэй, мальчики завопили:

— Мемориал Линкольна!

Прошла ещё пара минут, и они потребовали:

— Большая картошка фри!

В возрасте двух лет Шон тонко подметил сходство памятника Вашингтону с жареной картошкой из меню забегаловок типа фаст-фуд, и с тех пор величественная пирамида неизменно вызывала у деток приступ веселья.

Затем появился памятник, название которого они забыли. Когда я напомнил им, что это — «Джеферсон мемориал», они принялись распевать во всё горло: «Джеферсон! Джеферсон! Джеферсон!»

Концерт продолжался всё время, пока джип проезжал мимо бухты.

— А мы когда-нибудь покатаемся вот на этих? — спросил Кевин, указывая на флотилию гребных лодок.

— Может, сделаем это прямо сейчас вместо «Ренессанса»?

— Па-а-ап!

Дети не подозревали, что родитель не горит энтузиазмом от предстоящего праздника эпохи Возрождения. Дело в том, что я давно научился имитировать восторг, когда Лиз отправляла меня в какой-нибудь поход, призванный, по её мнению, принести пользу нашим детям. Впрочем, это у меня не всегда получалось, и я испытывал облегчение от того, что парни плевать хотели, нравится их папочке мероприятие или нет. Дети есть дети — и этим всё сказано.

Остановка на почте означала, что, следуя извилинам реки, мы наконец закончили путешествие по городу. На смену оживлённым волейбольным площадкам на молу пришёл район Монетного двора. Прошло ещё пять минут, и мы уже проезжали мимо разваливающихся таун-хаусов и сгоревших лавчонок.

— Это все бандиты? — спросил Шон.

— Да.

— Круто.

Вскоре бандитскую округу сменил своего рода индустриальный пейзаж. Заброшенные склады с разбитыми стёклами. Забегаловки типа фаст-фуд. Ночлежки с задёрнутыми занавесками на окнах. Шон вовсю наслаждался ландшафтом. Зато Кевина абсолютно не волновали виды за окнами джипа.

— Мы уже почти доехали? — спросил он и засмеялся. — Вот дела, только выехали — и уже приехали!

* * *

Полтора часа спустя мы прибыли на место. Я поставил джип среди тысяч других машин, припаркованных в поле неподалёку от крошечного городка Кромвель (штат Мэриленд). Пребывающие в экстазе парни сразу помчались к паре украшенных бойницами башен (руками не трогать, поскольку башни сооружены из клеёной фанеры). На укреплениях по обеим сторонам подъёмного моста через ров развевались знамёна. Ров, видимо, был недавно расширен, и за лавкой, где можно было на день арендовать отвечающий эпохе наряд, виднелась куча грязи.

— Притормозите, — сказал я мальчишкам, когда мы влились в семейный поток, вяло текущий по подъёмному мосту в направлении иного мира.

— Один лорд и два сквайра, не так ли? — спросила, взяв мою кредитную карту, стоящая у ворот и облачённая в соответствующий наряд женщина. — Оплата за визу Её Королевского Величества.

Получив «визу», мы вступили в вожделенный мир и сразу шагнули на четыреста лет назад. Мощённая досками тропа шла через затерянное в лесу селение елизаветинских времён, мимо лавок, прилавков со снедью, открытых амфитеатров и шахматных досок с фигурами из живых людей. Разделительная линия между реальностью и воображением оказалась весьма размытой. Многие посетители были в костюмах эпохи. Некоторые в простых самодельных нарядах, а иные в весьма вычурных туалетах, словно актёры на сцене. Эти щёголи, видимо, арендовали одежду в лавке неподалёку от входа. Я подумал, что все это похоже на праздники, посвящённые Гражданской войне, и о людях, отдавших свои сердца иным эпохам, можно было бы сделать неплохой телевизионный сюжет. А близнецы носились зигзагами между парнем, демонстрирующим приёмы соколиной охоты, торгующей доспехами мастерской, магом, изумляющим гостей карточными фокусами, жонглёром, распевающей мадригалы группой и свечных дел мастером. И все, все, включая торговцев едой и продавцов в лавках, были облачены в костюмы, отдалённо напоминающие Англию времён королевы Елизаветы. Объясняться они пытались в соответствующей манере, то и дело пуская в ход архаизмы.

Восторг детей оказался заразительным, и я с удивлением понял, что мне нравится это времяпрепровождение. Место оказалось очень любопытным, являя собой нечто среднее между парком развлечений и машиной времени. Лиз наверняка бы одобрила эту яркую ярмарку эпохи Возрождения. И она совершенно права, утверждая, как хорошо быть рядом с детьми, когда у них такой праздник.

Лиз, милая Лиз. Маме Кевина и Шона следовало бы быть здесь. Ей все бы страшно понравилось. На какой-то момент меня охватила тоска. Она ушла лишь после того, как я не выполнил кучу данных ей обещаний покончить с жизнью трудоголика. Даже признавая свою вину, я до сих пор чувствую себя огорошенным. Я понимал её правоту, но дело в том, что… что я никогда не стремился выполнить свои обещания. Подготовка сенсационных сюжетов способна превратиться в наркотик. Всегда можно сделать больше, отредактировать чуть лучше, написать живее, проверить ещё один источник информации. И всё это надо сделать немедленно, поскольку сроки постоянно подпирают.

Итак, Лиз совершенно права. Я — трудоголик. Я забросил семью и был вынужден признать данный факт перед лицом консультанта по вопросам брака. Я просто думал, что у нас ещё есть время и нам удастся улучшить отношения. По-настоящему я никогда не верил в то, что она может уйти. Но она с мальчиками уехала, оставив в моей душе рану размером с Большой каньон.

Кампания по их возвращению проходила не очень удачно. Это лето могло оказаться последней попыткой.

Я серьёзно опасался, что она найдёт кого-то другого. Какого-нибудь парня новой эры. Внимательного и тонкого — одного из тех, кто носит футболки, возвещающие: «Я — ПАПА». И готов таскать своих отпрысков в сумке наподобие кенгуру. Мысль о Лиз и «другом парне» с их дитятей в сумке вызвала у меня отвращение, и я постарался выбросить её из головы.

— Пойдём перекусим, — предложил я.

— Ура!

Мы встали в очередь в средневековой лавчонке, торгующей хот-догами.

— Не желают ли юные сквайры украсить только что снятую с огня «дворняжку» доброй порцией королевской горчицы?

Мальчишки от изумления замерли, а затем разразились хохотом.

Ты усёк? Хот-дог! Собачатина! Снятая с огня дворняжка!

Лично я был изумлён тем, что они знакомы со словом «дворняжка».

Всю вторую половину дня мы пребывали в изумлении и восторге. Кевин и Шон, открыв рты, следили за выступлением шпагоглотателя — симпатичного молодого человека в кожаном жилете. Циркач, отклонившись назад и потея от усилий, заталкивал себе в глотку невероятно большой ятаган. Мои дети вместе с другими ребятишками потрясённо взирали на это невиданное зрелище. Уличный фокусник разорвал карту, выбранную из колоды одним из зрителей, сделал несколько сложных пассов руками и извлёк ту же карту целой и невредимой из волос какой-то дамы. Кевин изумлённо посмотрел на Шона («Как он это сделал?»). Широко открыв глаза, они смотрели, как борец в луже грязи тыкал своего противника физиономией в тёмную, малоприятную жижу. С неподдельным изумлением близнецы наблюдали, как из трубки стеклодува растёт пылающий жаром стеклянный шар.

А рядом посетители ярмарки — дети и взрослые — испытывали свою удачу, взбираясь вверх по шаткому сооружению, именуемому «Лестницей Иакова». Никому не удавалось преодолеть более двух-трёх ступенек неустойчивой конструкции, не нарушив шаткое равновесие. Лестница резко поворачивалась, и очередной претендент на приз валился на большую кучу мягкого сена. Большинство неудачников встречали своё поражение весёлым смехом. Некоторые, прежде чем окончательно отказаться от идеи, предпринимали несколько безуспешных попыток. Каждая такая проба стоила один доллар. Близнецы заведомо были обречены на провал, несмотря на отменное для своего возраста физическое развитие. Но они хотели попробовать, и я сдался. Падение в кучу сена, видимо, являлось существенной частью развлечения.

Прежде чем свалиться, оба добрались до третьей ступени и, естественно, стали меня умолять повторить удовольствие. Я колебался, считая доллар слишком большой платой за тридцать секунд радости.

— Хорошо, но только один раз, — сдался я, и они снова встали в очередь. Кевин свалился сразу, но Шон каким-то непостижимым образом укротил раскачивающиеся верёвочные петли и добрался до верха. Зрители, до этого видевшие лишь неудачи, пришли в неистовство. Кевин немножко завидовал брату, но в то же время радовался за него и гордился.

— Дорогу, дорогу, дорогу! — вопил командовавший аттракционом парень, проталкиваясь к Шону, чтобы вручить ему приз — здоровенную «серебряную» медаль с тиснёнными на ней цветками лилии. Из вручения награды парень устроил настоящее шоу. Я укоротил ленту, чтобы медаль оказалась на груди у Шона. Успех моего сына вдохновил некоторых зевак, и те присоединились к постоянно растущей очереди.

Мы ещё немного понаблюдали за очередными безуспешными попытками и двинулись дальше. Испытав себя (без особого успеха) в жонглировании и стрельбе из лука, мы стали следить за шумной рубкой облачённых в кольчуги рыцарей. Близнецы носились от одного аттракциона к другому. Потом они утомились и снова впали в экстаз. Парни пришли в полный восторг, когда какой-то оборванец, назвавшийся Гровелером, бухнулся передо мной на колени и принялся умолять «милорда» подать ему «немного серебра». Безумный актёр схватил меня за лодыжку и по-настоящему лизнул покрытый пылью башмак. Мальчишки закатились от хохота, когда безумец театрально вытер губы, словно с удовольствием прожевал попавшую в рот грязь.

Одним словом, мы отчаянно веселились. Веселились до тех пор, пока я, вознамерившись заплатить за мороженое, не полез в карман. Тот был пуст — находившийся в нём бумажник бесследно исчез. Моё настроение резко упало и продолжало падать по мере того, как я подсчитывал ущерб и прикидывал масштаб предстоящих мне хлопот. Следовало восстановить все удостоверения личности, кредитные карты, водительские права… Интересно, хватит ли мне бензина, чтобы добраться до дома? Обычно я держу запасную двадцатку в «бардачке», но пару дней назад мне пришлось потратить её в пиццерии, где не принимали к оплате пластиковые карты. У меня даже не осталось мелочи. Я всю её пожертвовал Гровелеру. Мы направились к выходу, и в этот момент шагавший позади меня Кевин нашёл пропавший бумажник.

— Он у тебя в кармане, папа, — сказал сын, а когда я полез в задний карман брюк, Кевин бросил: — Нет, не в этом. В другом.

Парень был прав. Бумажник оказался в заднем кармане.

— Интересно, — заметил я, извлекая его на свет, — почему я его не нашёл, ведь это же мой карман.

Близнецы ответили мне нервным смешком.

— Я всегда кладу бумажник сюда, — продолжал я, качая головой, и похлопал себя по ягодице. — В левый задний карман.

— Только не сейчас, как мне кажется, — вставил Шон.

— Похоже на то.

Однако мне показалось очень странным то обстоятельство, что я вдруг нарушил привычку всей жизни. Настолько странным, что я открыл бумажник, проверяя его содержимое.

— Кажется, все на месте, — сказал я ребятам. — А вы знаете, ощущать себя глупцом гораздо лучше, чем потерять бумажник.

— По-о-ошли! —взревел Шон.

— На рыцарский турнир, добрый сэр! — подхватил Кевин.

Итак, мы отправились на место схватки. Близнецы долдонили о ней весь последний час, а Кевин проверял время каждые десять минут. Турнир должен был начаться в половине пятого. Одолев проход, ведущий к амфитеатру, я понял, что мы поступили правильно, явившись заранее. Зрителей собралось порядочно, и нам достались места довольно далеко от арены. Креслами здесь служили кипы соломы на окружающих место будущей битвы невысоких бетонных ступенях.

В турнире принимали участие четыре конных рыцаря в доспехах и при полном вооружении. Пока они гарцевали по арене, их представители, облачённые в костюмы оруженосцев, ходили по рядам, сколачивая группы поддержки для своих патронов. На всех четырёх сторонах арены развевались флаги и вымпела разных цветов — красного, зелёного, белого и чёрного. Рыцари и их кони несли на себе один из этих колеров.

Мы оказались в зелёной зоне. Оруженосцы обеспечивали поддержку, побуждая зрителей своей секции одобрительно вопить и выкрикивать нечто вроде:

— Чёрный рыцарь — неуклюжий болван! А теперь все вместе и громко…

Для вящей убедительности зрителей помоложе приглашали к самой ограде арены.

Близнецы рвались подключиться к «зелёной машине» — группе детей, намеренных болеть за зелёного рыцаря. Я, честно говоря, не знал, как поступить.

Лиз бы наверняка этого не позволила. Хотя понимала, что излишне осторожничает, и даже огорчалась по этому поводу. «Я знаю, что провоцирую в них чувство незащищённости, — признавалась она, — постоянно внушая, что мир полон опасностей». Однако ничего не могла с собой сделать. Даже я выступал объектом её беспокойства. Мне, например, нравилось карабкаться по скалам, а Лиз это занятие ненавидела. После рождения близнецов она умоляла меня бросить это дело. Я её хорошо понимал и не слишком сопротивлялся. Кроме того, я был тогда так занят, что на лазание по скалам у меня просто не оставалось времени.

С нашими сыновьями дело обстояло гораздо хуже. Она не позволяла им садиться в машину другой мамы, не убедившись в удобстве сидений, прочности ремней безопасности, надёжности машины и опыте водителя.

— Ну, пожалуйста, па-а-ап!

Там внизу, у самой арены, зелёный оруженосец раздавал детишкам изумрудного цвета флажки и такие же воздушные шарики. Юные члены «зелёной машины» размахивали флажками и весело подпрыгивали. Я подумал, что и моим детям надо повеселиться. Ведь я, в конце концов, остаюсь здесь и смогу их видеть. Да и чего, собственно, опасаться?

Одним словом, я сдался и не пожалел, получив огромное удовольствие от их восторга.

— О'кей! Вперёд!

— Ура!!!

Они побежали по проходу вниз к ограде, чтобы присоединиться к радостно вопящей детворе, и их белые головёнки то появлялись, то исчезали в море опаздывающих на представление зрителей. Оруженосец вручил каждому из парней по зелёному флажку. Затем начался турнир, и, к моему удивлению, рыцарские кони оказались не только большими, но и очень горячими. Даже издали чувствовалась их мощь. Казалось, земля задрожала под копытами, когда красный и белый рыцари ринулись друг на друга, склонившись над копьями и устремив взор на то место, где находилось сердце противника. Всадники столкнулись с таким шумом и силой, что красный рыцарь, вылетев из седла, растянулся на земле, и над ареной пронёсся восторженный рёв. Белый рыцарь поцеловал своё копьё и воздел его к небесам. Сторонники белого победителя бесновались от радости. Я поискал глазами сыновей и увидел их чуть правее сектора белого рыцаря. Вместе с другими ребятишками они гладили маленькую собачку. Даже собака была в костюме эпохи, её шею украшал круглый плоёный воротник времён Елизаветы.

Труба возвестила о начале следующей схватки, и все взоры обратились на арену. Теперь друг на друга помчались чёрный и зелёный рыцари. После столкновения страшной силы чёрный рыцарь оказался на песке арены. Должен признать, что зрелище было захватывающим. Поединки оказались настоящими, и я был бы весьма удивлён, узнай, что рыцари не ведут счёт потерь и поражений. Когда чёрный рыцарь поднялся на ноги и поплёлся прочь, потирая ушибленный зад, удержаться от аплодисментов было невозможно.

«Классно», — подумал я и поискал взглядом близнецов, чтобы увидеть их реакцию. Но в том месте у ограды, где находилась «зелёная машина», ни Кевина, ни Шона в толпе не было.

Не увидел я их и позже.

Поднявшись на ноги, я наклонился вперёд, чтобы лучше рассмотреть зелёных болельщиков. Зрители сзади закричали: «Эй, там!» Не обращая внимания на их возмущение, я продолжал вглядываться в группу детей. Но моих отпрысков среди них не было. Меня охватило нечто весьма похожее на панику. Но я подавил страх в зародыше.



Тем временем победители готовились к финальной схватке. Их кони топтались по песку арены, потряхивая массивными головами. Зелёный паж руководил хором, выкрикивая:

— Зелёный! Зелёный! Зелёный! Зелёный!

— Кев!

Я внушал себе, что дети где-то там, впереди, их просто не видно за более рослыми ребятишками.

— Шон!

Пока я проталкивался вниз к ограде, оруженосец закричал:

— Вперёд, зелёный!

— Кевин! — заорал я так громко, что заглушил хор ребятишек.

Пробившись к изгороди в тот момент, когда зелёный рыцарь ринулся на чёрного, я вдруг испытал такой ужас, какого не испытывал, даже находясь в зоне боевых действий.

— Шон! — гаркнул я что было сил и огляделся по сторонам.

Я видел других ребятишек. Видел множество юных лиц. Зелёный рыцарь оказался на земле, и я услышал вздох отчаяния. С другой стороны арены до меня донёсся радостный рёв. По команде оруженосцев все детишки одновременно отпустили воздушные шары. Я протолкался к ограде, ища в толпе светлые головы и жёлтые футболки. Но ничего не увидел. Дети начали разбегаться к своим родителям.

Через минуту я вернулся к вязанке сена, на которой мы сидели. Я внимательно вглядывался в редевшую толпу зрителей, надеясь узреть сыновей. Но минут через пять оказался в полном одиночестве, если не считать женщины в первом ряду, безуспешно пытавшейся успокоить громко ревущее дитя. Дитя, судя по виду, едва начало самостоятельно ходить.

Я взглянул на часы. Пять двадцать две пополудни. Близнецы исчезли. Исчезли. Я сел на сено, надеясь, что парни отправились в туалет и скоро вернутся. Но в глубине души таилось ужасное предчувствие. Я знал, что они не в уборной. Парни ни за что не сделали бы этого, не предупредив меня. Тем более в разгар турнира.

Итак, где же они?

Я понимал, что действую иррационально, однако никак не мог заставить себя уйти от арены. Здесь я видел их последний раз, и именно сюда они должны вернуться, если куда-то забрели. Я постарался выбросить эту мысль из головы, поскольку она ассоциировалась у меня с газетными статьями об исчезнувших и никогда не вернувшихся детях. Тех детишках, чьи лица печатали на молочных пакетах. Я сидел на сене дольше, чем следовало, понимая, что если встану и уйду, это будет означать только одно — мои дети действительно исчезли, а значит, случилось нечто ужасное, требующее немедленного вмешательства полиции. Примитивный страх, прикинувшись надеждой, вогнал меня в ступор.

Когда я, преодолев приступ безволия, поднялся на ноги, до меня дошёл весь ужас случившегося, и уже через десять секунд, не разбирая дороги, я мчался через толпу лениво фланирующей публики. Вслед неслись тревожные или раздражённые голоса:

— Что с ним?!

— Эй!

— Осторожнее, здесь дети!

— Смотри под ноги, приятель!

* * *

Для того чтобы отыскать людей из охраны, потребовалось порядочно времени.

— Приветствую тебя, о, незнаком…

— Я не могу найти своих детей!

Мой тон мгновенно перенёс нас через столетия в 2003 год.

— У нас это случается постоянно, — утешил меня охранник. — Люди забываются. Встречают какого-нибудь особенного жонглёра. У нас здесь полно жонглёров. Так что потерять след детишек проще простого…

— Я не терял их следа, — прервал я его, — мы вместе смотрели турнир…

Все выражали мне сочувствие. По местной радиосети объявили: «Принц Кевин и лорд Шон, мы имеем честь сообщить вам, что ваш благородный отец потерялся. Не изволят ли милостивые сэры явить себя у одной из касс?»

Я ждал, заставляя себя думать, что мальчики появятся в любой момент. Но, несмотря на все старания, не верил в их возвращение.

Глава 3

Я одиноко сидел на скамье рядом со сложенным из неотёсанного камня домом, в котором размещалась «Штаб-квартира Её Величества». В интерьере здания отсутствовал даже намёк на средневековье. С полдюжины служащих трудились в просторном, вполне современном зале. Отдел безопасности был оборудован сложной системой связи и заставлен столами с компьютерами. Здесь также размещались кабинет срочной медицинской помощи и стол находок.

Седовласый человек выглянул из дверей и спросил:

— Не хотите чего-нибудь выпить? Чай? Кофе? Прохладительные напитки?

Я отрицательно помотал головой, не отрывая взгляда от толпы. В любой момент, говорил я себе, мальчики могут вынырнуть из-за угла.

— Как вам будет угодно.

Седовласого мужчину звали Гэри Преббл, и он возглавлял службу безопасности ярмарки. На шефе было некое подобие униформы: светло-голубая рубашка и брюки с золотыми лампасами. Нагрудный карман украшал значок, а на поясе висели полированная дубинка, футляр с баллончиком горчичного газа и уоки-токи. Одним словом, «коп в аренде» — полицейский, подрабатывающий по уик-эндам на «Празднике Ренессанса».

Словосочетание «прохладительные напитки» говорило о том, что Преббл провёл значительную часть своей жизни там, где господствовали профессиональные, чуждые обычной жизни термины, такие как: «прохладительные напитки», «огнестрельное оружие», «род занятий», «транспортные средства» и так далее.

Когда я сказал Пребблу, что не могу найти детей, он немедленно отправил довольно массивную даму со множеством косичек на голове дать объявление по местному радио. После этого он методично занёс все сообщённые мной детали в особую анкету, именуемую им «протокол происшествия».

— Когда детишки отправляются в самоволку, что случается не один раз за день, — сказал он мне, — мы даём объявление и ждём, когда они объявятся. Беглецы всегда возвращаются — рано или поздно. — Положив руку на моё плечо, мистер Преббл добавил: — Если люди теряют друг друга, одному из компании лучше всего остаться в каком-то определённом месте. Вы, конечно, понимаете, что я хочу этим сказать?

Это было десять минут назад. Теперь же Преббл сидел рядом со мной на скамье и потягивал кофе из пластикового стаканчика. Я же не мог произнести ни слова. Моя глотка была суха, как песок пустыни.

Преббл оказался разговорчивым парнем.

— Мне очень не хватает оружия, — поделился он. — Я тридцать лет прослужил в Виргинии, и вот уж пять лет как в отставке. Перебрался сюда, чтобы быть поближе к внукам. Да вы не очень тревожьтесь за своих парней, — улыбнулся он. — Ребята скоро объявятся. Гарантирую.

У Преббла был тёплый взгляд, а его спокойная уверенность являлась плодом многолетнего опыта человека, к которому люди в трудный момент обращались за помощью. Меня эта невероятная уверенность слегка ободряла, но не более того.

Куда могли подеваться близнецы?

У входа в здание кипела жизнь. Люди непрестанно сновали туда и обратно. Какая-то семейная пара притащила малыша с распоротой до крови коленкой. Тройка подростков привела припадающую на ногу девчушку, которую ужалила оса. Какой-то утомлённого вида мужчина заявил о потере ключей от машины. А разгневанная дама поведала, что в одной из харчевен её надули на десять баксов.

Я изо всех сил заставлял себя поверить, что мальчишки просто заблудились и в любую секунду из-за угла появится какой-нибудь взрослый доброхот с Кевином и Шоном на буксире. Но прошло ещё немного времени, и сил пассивно торчать на одном месте не осталось.

— Послушайте, — повернулся я к Пребблу, — если они объявятся…

— Обязательно объявятся, мистер Каллахан. Вы хотите их поискать? Валяйте. Как только они окажутся здесь, мы сообщим вам по местной связи и продержим у себя до вашего прихода. Обещаю.

Возможность действовать принесла мне некоторое облегчение. Нет ничего хуже, чем просто сидеть и ждать. Первым делом я направился к джипу, решив, что мальчишки могли вернуться к машине. Мне это показалось логичным. Но так ли это на самом деле? Ведь после того как Лиз увезла их полгода назад, я провёл с ними слишком мало времени и теперь понятия не имею, как они могут себя повести. Как бы то ни было, но в машине — мой сотовый телефон. Мальчики знают номер. Прежде чем отпустить из Мэна, Лиз заставила их вызубрить цифры. Не исключено, что они уже мне звонили.

— Лорд, кажется, куда-то спешит? — игриво спросила дородная женщина, положив ладонь мне на плечо. — Молю тебя, удели мне хотя бы миг.

Мне не хватило грубости просто от неё отмахнуться.

— Я ищу своих детей, — сказал я.

— В таком случае позвольте пометить вашу руку, — произнесла она нормальным тоном. — Иначе вам придётся снова платить за вход, когда вы вернётесь. Будь это хоть через десять минут.

Прежде чем я успел ответить, она коснулась тыльной стороны моей ладони фосфоресцирующей алой розой. Я бегом миновал бесконечные ряды припаркованных машин, обратив внимание, что ближе к входу образовалось довольно много свободных мест. Всю обширную зону парковки окружал роскошный, густой лес, из которого доносился звон цикад. От этого то усиливающегося, то снова ослабевающего звука у меня на миг закружилась голова. Мимо протащился зелёный трактор, его небольшой прицеп был доверху набит яркими, светящимися жилетами и оранжевыми жезлами, с помощью которых управляют уличным движением. Здесь уже шла подготовка к массовому исходу посетителей.

Я долго искал джип, а когда наконец обнаружил, мальчиков рядом с ним не оказалось. Честно говоря, я не очень рассчитывал их здесь увидеть, но тем не менее горько разочаровался. Я нажал на кнопку замка, открыл дверцу и схватил мобильник в надежде, что меня ждёт послание.

Не обнаружив никакого сообщения, я сунул телефон в карман. Затем снова вынул и позвонил домой на автоответчик. Но услышал лишь сообщение от Кэти: «На твой материал есть „добро“».

Добежав до входа, я показал отпечаток розы контролёру, и тот пропустил меня через турникет. Здесь же, у входа, я разжился планом территории и приступил к поискам.

Я решил действовать методично и проверить каждую закусочную и лавку, каждый амфитеатр, длинную фалангу биотуалетов и все до единого аттракционы. Я выкрикивал имена мальчиков, изо всех сил стараясь не паниковать, но голос то и дело срывался, а звучавшие в нём нотки отчаяния начали привлекать внимание окружающих. В глазах людей я видел удивление и тревогу.

— Кевин! Шон!

Через некоторое время я начал останавливать случайных прохожих:

— Я ищу близнецов! Мальчиков шести лет… Светлые волосы… Вы не видели двоих мальчиков? Близнецов?

Ярмарка имела довольно сложную конфигурацию. Она была устроена в стиле больших розничных магазинов, заставляющих своих покупателей бесконечно бродить по разным отделам. Вести поиск в хаотически организованном и забитом людьми пространстве дело, как вы понимаете, не простое. Несколько раз я вдруг оказывался в знакомом месте и понимал, что уже успел здесь побывать. Каждые несколько минут я пробегал мимо турнирной арены, чтобы проверить, не вернулись ли к ней дети. Я повидался с Гэри Пребблом, чтобы узнать, не привёл ли кто-нибудь близнецов в «Штаб-квартиру Её Величества».

Примерно за сорок пять минут я обошёл почти всю территорию ярмарки. Некоторые, как им казалось, помнили мальчиков, но при более детальном опросе выяснялось, что одни видели их в начале дня, а воспоминания других оказались настолько туманными, что от них вообще не было никакой пользы. Многие, по-моему, вообще говорили, что видели мальчиков, лишь для того, чтобы меня успокоить. У меня был несчастный вид, и всем хотелось мне помочь. («Мне кажется, я видел пару близнецов на соколиной выставке»).

По радио объявили, что ярмарка закрывается через тридцать минут, а посетителям следует завершить покупки и вернуть арендованные костюмы. Толпа потекла к выходу. Я же направился в здание дирекции и первым делом попросил Гэри Преббла заблокировать выход.

— Мы не можем этого сделать, — ответил тот.

— Почему?

— Вы представляете, какая начнётся паника, если мы запрём всех этих людей на территории? Нет, я не могу этого допустить! Кроме того, территория ярмарки заблокирована для всех, кроме персонала. Посетители входят и выходят через одни ворота. Таким образом мы гарантируем, что каждый обязательно заплатит за вход. Кстати, почему бы нам вместе не пройти к выходу? Может, мальчики пойдут к машине.

— Я уже проверил.

— Ярмарка закрывается. Они услышат объявление и увидят, что все направляются к своим автомобилям. — Преббл на минуту скрылся в офисе, и я услышал, как он сказал кому-то: — Джеки, свяжись со всей командой и скажи, чтобы никто домой не уходил.

* * *

Мы стояли на подъёмном мосту через ров, внимательно вглядываясь в вытекающий из ворот поток посетителей.

— Один вход и один выход, — говорил Преббл. — На входе все платят, а на выходе посетители сразу оказываются на парковке и не могут нарушать личную жизнь постоянно проживающих на территории артистов и ремесленников.

— Эти люди здесь живут?

— Во всяком случае, некоторые. Там, за ареной для борьбы в грязи. У них имеются фургоны и прицепы. Все ярмарки в стране похожи на нашу. Да что там в стране — во всём мире. Некоторые из этих людей постоянно в пути, переезжая от одной ярмарки к другой. Таков их образ жизни. Как у артистов цирка.

Я сосредоточил всё внимание на приближающихся зрителях, и сердце ёкало каждый раз, когда мелькала в толпе пара светлых головок. Но надежда, вспыхнув на несколько секунд, угасала, едва светловолосые детишки подходили ближе и я мог разглядеть их лица.

Ни Кевина, ни Шона.

Некоторые из посетителей, прежде чем уйти, задерживались у костюмерной, чтобы сменить наряд елизаветинских времён на джинсы и футболки, топики и шорты. Утомлённые родители вели усталых детишек с нарисованными на их щёчках радугами. Малолетки вопили, требуя, чтобы их взяли на руки. Две хихикающие, загримированные в готическом стиле девицы быстро прошли мимо нас, волоча за собой маленькую девочку с гирляндой цветов в волосах.

Когда заговорила портативная рация Преббла, поток посетителей уже заметно иссяк. Седовласый охранник отошёл чуть в сторону, а во мне снова вспыхнула надежда. Но и на сей раз тут же погасла. По лицу Преббла я понял, что речь идёт не о мальчиках.

— Прежде чем выйти из здания администрации, я попросил Марка предупредить полицию графства Энн Эрандел, что у нас, возможно, возникла неординарная ситуация. Полицейские будут здесь с минуты на минуту.

Через пять минут исход публики закончился, если не считать нескольких заблудших душ. По всей территории ярмарки началась уборка мусора. Рабочие снимали крышки с похожих на крепостные башни мусорных баков и извлекали из их недр здоровенные, набитые всякой дрянью пластиковые мешки. Нескладный юнец в шляпе жонглёра бросал мешки в небольшой прицеп своего трактора на массивных шинах. Продавцы расположенных у выхода палаток убирали на ночь свои товары — оловянные кувшины, шезлонги, свечи, резные изображения рыцарей. Рядом с костюмерной женщина подсчитывала на калькуляторе дневную выручку. А за моей спиной мужчина прикрывал прилавок своей свечной лавчонки ярко раскрашенным листом фанеры.

Преббл связался по рации с охранниками, но никто из его команды мальчиков не видел.

— Что же, — произнёс он, — возможно, они просто где-то заснули. На территории полно разных укромных уголков и щелей.

Теперь его голос звучал не столь уверенно.

Со стороны огромной парковки до нас долетал шум сотен двигателей, сквозь который иногда прорывался плач усталых детей. Распорядители в оранжевых жилетах размахивали оранжевыми флагами, направляя потоки разъезжающихся автомобилей.

* * *

Коричневый с бежевыми полосами полицейский автомобиль, сверкая красными и синими проблесковыми маячками, пробился через встречный поток машин и остановился у ворот.

Детектив Шоффлер оказался здоровенным парнем с грубым красным лицом и давно не мытыми светлыми волосами. На вид ему было чуть за пятьдесят, а весил он как минимум фунтов на сорок больше, чем следовало. Несмотря на мятые штаны цвета хаки и знававший лучшие дни синий клубный пиджак, детектив с первого взгляда показался мне человеком знающим и властным. Вопреки немалому весу держался он словно атлет.

Его напарник офицер Кристиансен оказался костлявым типом с гладко выбритой головой, кривыми зубами и пискливым голосом. Его коричневая униформа отчасти гармонировала с цветом полицейской машины. Шоффлер обладал здоровенной мозолистой лапой и после рукопожатия не сразу отпустил мою ладонь, накрыв её свободной рукой.

— Мистер Каллахан… — сказал он, пронизав меня взглядом, таким острым, что показалось, будто меня сканирует какой-то биометрический прибор. Не закончив фразы, он отпустил мою руку, направил указующий перст на Преббла и продолжил, укоризненно покачивая головой: — Гэри, тебе следовало позвонить мне раньше.

— Я полагал… — пожал плечами Преббл.

— Сколько времени прошло с тех пор, как мальчики исчезли? Часа два, говоришь… — Шоффлер тяжело вздохнул и продолжил: — Сколько человек сегодня в твоей команде?

— Кроме меня, ещё четверо… — И, поняв, что Шоффлер ждёт от него дальнейшей информации, назвал охранников по именам. — Это Джек, — Преббл кивнул в сторону сидящего за письменным столом бледного парня, — Гомес, Аррингтон и… ах да — Абигейл Диксон.

— Зови их всех сюда, — недовольно скривился Шоффлер.

Преббл кивнул и отвёл телефонную трубку от уха, словно желая что-то сказать, однако Шоффлер остановил его жестом копа, руководящего уличным движением.

— Я хочу получить помощь от «К-9», — кивнул он Кристиансену. — А пока мы блокируем территорию.

Глава 4

Вся эта бурная деятельность, вместо того чтобы породить во мне надежду, так меня напугала, что я впал в ступор. Если оптимистический трёп Преббла только раздражал, то серьёзная, деловая манера Шоффлера подействовала гораздо хуже. Я вспомнил о мальчиках Рамирес — близнецах из Калифорнии, убитых несколько лет назад. Я вспомнил об Этане Патце, Адаме Уолше, Полли Клаас, Саманте Ранньон и других не столь известных детях, чьи весёлые мордашки смотрели на мир взрослых с молочных пакетов и стен почтовых отделений.

Страх, видимо, проявился у меня на лице, поскольку Шоффлер крепко сжал моё предплечье своей большой рукой.

— Детишки просто прячутся, — сказал он в духе Преббла. — В этом всё дело. Они потерялись и испугались. В таких случаях дети всегда прячутся. Боятся, что вы на них сильно рассердились. За то, что они вас не сумели найти. Одним словом, мы собираемся их поискать. Проведём тщательный обыск всей территории ярмарки. Собаки смогут нам существенно помочь. Для этого я и вызвал «К-9».

— Да, я все понимаю.

— Ваше лицо мне знакомо, — задумчиво протянул он. — Вы адвокат или что-то в этом роде?

— Репортёр. Студии «Фокс».

— Верно, — машинально произнёс Шоффлер, но затем, действительно вспомнив, добавил: — Точно! — Детектив достал из кармана блейзера скреплённый металлической спиралью маленький блокнот и открыл его. — Теперь о ваших мальчиках. Сколько им? Ах да — шесть. Гэри мне уже говорил.

— Кевин и Шон Каллахан, — произнёс я.

— Дата рождения?

— Четвёртое января тысяча девятьсот девяносто седьмого года.

— Опишите их.

— Точный рост не знаю. Примерно такие… — Я показал рукой их приблизительный рост. — Голубые глаза, светлые волосы…

— Какого рода светлые? — остановил меня детектив. — Слегка тёмные, как у вас, или платиновые?

— Почти белые.

— Какие-нибудь особые приметы? Шрамы или что-то в этом роде.

— Резцы прорезались едва наполовину.

— Хорошо, — сказал детектив, занося в блокнот мои слова, словно описание зубов могло оказать существенную помощь в розыске детей.

Всё это казалось мне полным бредом, но зато я вспомнил одну действительно отличительную черту моих мальчишек.

— Они — близнецы! — Мои нервы были напряжены до предела, поэтому слова прозвучали слишком громко. Я почти кричал. — Однояйцевые близнецы. Ведь вам это известно? — понизил я тон.

— Известно, — кивнул он. — Но они могли расстаться. Поэтому… — пожал плечами Шоффлер.

— Не может быть, — стоял я на своём. — Уверен, что они остались вместе.

Мысль о том, что Кевин и Шон могли расстаться, была мне отвратительна.

— Они одеты одинаково?

— Нет.

— В таком случае опишите мне их одежду. Начнём с Кевина.

— Жёлтая футболка с короткими рукавами. На футболке — кит. Белые джинсы. Кроссовки «Найк».

— А Шон?

— Широкие штаны «багги», синяя футболка, чёрные ботинки с белыми шнурками.

Шоффлер записал мои слова и повернулся к Пребблу:

— Гэри, полагаю, у тебя есть список всех, кто трудится на ярмарке, с указанием времени и места их работы. Мне он понадобится. Теперь поговорим, как лучше обыскать территорию.

Они отошли к большой настенной карте, прикреплённой под объявлением «Потерянные и найденные предметы», и принялись решать, как лучше распределить людей.

— Когда мы начнём обыск жилого района — а я хочу сделать это лично, — ты, Гэри, должен испрашивать разрешение на вход в фургоны и трейлеры. Давить особо не надо. Просто обрати внимание на тех, кто колеблется, поскольку мы снова придём к ним, но уже с ордером на обыск.

— Вы думаете? — вмешался я. — Вы хотите сказать…

— Я ничего не думаю, мистер Каллахан, — взглянул на меня Шоффлер. — Нет-нет, я вполне серьёзно. Просто существуют определённые процедуры. Вы меня понимаете?

Я машинально кивнул, но казалось, разум покидает меня. Ордер.

— Записывай все имена, — снова обратился к Пребблу Шоффлер, — вне зависимости, побывал ты в помещении или нет. Поспрашивай о людях, которые на них работают и не обязательно находятся в списке сотрудников ярмарки. Если окажется, что мы имеем дело с похищением, необходимо идентифицировать всех потенциальных свидетелей.

Хотя я уже думал об этом, не мог не думать, я всё ещё цеплялся за мысль, что мальчики просто потерялись. Но слово похищение ударило меня, словно пуля.

* * *

Отправив поисковую команду, состоявшую из персонала службы охраны, Кристиансена и только что прибывшей группы «К-9» с немецкой овчаркой по кличке Герцогиня, детектив опустился рядом со мной на скамью у входа в штаб-квартиру.

— Ну а теперь расскажите мне, как всё произошло. Подробно опишите время, проведённое на ярмарке. Куда ходили с мальчиками, что видели. Одним словом, всё, что сможете вспомнить. — Шоффлер вынул из кармана небольшой магнитофон и добавил: — Вообще-то я приверженец рукописных записей, но, если вы не возражаете, зафиксирую ваши слова на плёнке.

— Почему я должен возражать?

Шоффлер пожал плечами, включил аппарат и произнёс в микрофон:

— Вечер субботы, тридцать первое мая две тысячи третьего года. — Он бросил взгляд на часы. — Время — семь тридцать две вечера. Я — детектив Рей Шоффлер, прибывший по срочному вызову мистера Гэри Преббла, главы службы безопасности «Праздника Ренессанса» в городе Кромвель, штат Мэриленд. Я беседую с мистером Александром Каллаханом, отцом пропавших мальчиков — Шона и Кевина Каллаханов, однояйцевых близнецов шести лет.

Детектив держал маленький серебряный диктофон. Индикатор записи горел ярким красным огнём.

— Да, кстати, мистер Каллахан, где ваша жена? Дома? Она уже знает?

Боже мой! Лиз!

— Она в штате Мэн. Мы временно расстались.

Детектив склонил голову набок и чуть нахмурился, словно услышал не совсем то, что хотел бы.

— Ясно, — сказал он.

— А мальчики приехали ко мне на лето.

— А где живёте вы? Штат, округ?

— Округ Колумбия.

— Адрес?

Я дал ему адрес.

— Итак, вы явились в администрацию ярмарки… хм… ну, скажем, в пять тридцать шесть. Так сколько к этому времени отсутствовали мальчики?

— А как насчёт программы «Эмбер тревоги»? Разве вы не должны её объявить?

Несколько месяцев назад кто-то из моих коллег готовил материал на эту тему. Я запамятовал детали, но помнил главное: при пропаже детей должна вводиться в действие программа «Эмбер», названная так по имени убитой девочки и призванная привлечь к исчезновению внимание самой широкой публики. В случае объявления тревоги радио и ТВ передавали специальные бюллетени, а на всех главных телевизионных каналах бегущая внизу экрана строка непрерывно извещала о пропаже. Информация появлялась даже на стоящих вдоль скоростных дорог электронных щитах, обычно предупреждающих о тумане или авариях.

Вспомнив о спорах, которые велись на студии в связи с программой «Эмбер», я устыдился. Я в принципе выступал против бегущей строки на экране, которая, по моему мнению, рассеивала внимание зрителя, будь то информация о погоде или сногсшибательная сенсация. Строка «Эмбер тревоги» подпадала под ту же категорию.

— Боюсь, мы не можем подключить «Эмбер», — сказал Шоффлер. — Во всяком случае, пока. «Эмбер» требует специфической информации — внешность похитителя, марка и тип транспортного средства, номерной знак и ещё бог знает что. «Эмбер» применяется лишь в случае похищения. А пока мы знаем только, что ваши мальчики потерялись.

— Верно.

— Мы не бездействуем, мистер Каллахан. Когда Гэри мне позвонил, я, поняв, что мальчики отсутствуют почти два часа, передал ТПВ во все местные правоохранительные органы.

— Что такое ТПВ?

— Требование повышенного внимания.

Я лишь молча кивнул.

— О'кей, — продолжил Шоффлер. — Итак, начнём с того, где вы находились, когда в последний раз видели мальчиков, а затем вернёмся к началу дня. Вы расскажете мне, что делали утром, как добрались, когда прибыли, и подробно опишете все свои действия на территории ярмарки. Давайте все запишем, пока события свежи в памяти.

— Мы были на турнире, — начал я. — Мальчики спустились вниз к арене, чтобы присоединиться к группе поддержки зелёного рыцаря…

Покончив с этой частью, я повёл рассказ с начала дня, пытаясь воссоздать все подробности. Красный огонёк индикатора горел. Я говорил. Шоффлер слушал.

* * *

Ярмарка к этому времени почти опустела. Киоски были закрыты, на дверях висели замки. Шоффлер и я шли к турнирной арене. Детектив по пути останавливал всех встречных и аккуратным почерком заносил в свою записную книжку их имена и род деятельности. При этом Шоффлер предупреждал, что, прежде чем покинуть территорию ярмарки, им следует зайти в здание администрации и поговорить там с Джеком. Он каждого спрашивал, не видел ли тот пары близнецов. Нет? А меня? Тоже нет.

После примерно десятой подобной встречи Шоффлер вдруг остановился, склонил голову набок и, взглянув на меня, хмыкнул. При этом у него было довольно странное выражение лица, расшифровать которое я не мог.

— Что?

— Я поражён, что никто их не запомнил, — покачал головой детектив. — Я имею в виду близнецов.

Это замечание я пропустил мимо ушей.

* * *

Мы дошли до арены, и я зашагал между охапок сена, а Шоффлер потянулся следом.

— Примерно здесь, — сказал я, остановившись. — Мы сидели где-то здесь.

— И последний раз вы видели их с этого места?

— Пожалуй, да.

— А где были они?

Я показал в сторону арены, где в то время находилась «зелёная машина». Затем, наверное, в четвёртый или пятый раз описал всё, что произошло далее. Шоффлер перевернул назад несколько страничек своей записной книжки и сверился с какими-то записями.

— Итак, последний раз вы их видели, когда они внизу приветствовали зелёного рыцаря?

Я закрыл глаза, сосредоточился и немного подумал.

— Нет. Не совсем так.

— Нет?

— Последний раз я видел их перед началом финальной схватки. Они вместе с другими детьми гладили собаку.

— Собаку? Какую собаку?

— Такую тощую… Как они называются?.. Похожа на грейхаунда, но поменьше.

— Уиппет? — спросил Шоффлер.

— Точно. У пса на шее была такая штука… Белый плоёный воротник.

— Вы хотите сказать, как во времена Шекспира?

— Верно. Кроме того, — внезапно вспомнил я, — точно такой же воротник был и у парня.

— Какого парня?

— С собакой был какой-то долговязый человек.

— И оба с плоёными воротниками. То есть они были в костюмах эпохи?

— Да.

— Хм… — промычал Шоффлер. — Итак, вы отвернулись от близнецов, чтобы проследить за схваткой, а когда снова взглянули на место, где стояли дети, их там не оказалось.

— Да, — подтвердил я, чувствуя, как в груди что-то оборвалось. Такое чувство возникает, когда летишь на самолёте и вдруг проваливаешься в воздушную яму. — Они исчезли.

* * *

Когда мы спустились к арене, я увидел костлявого парня в некогда красной, а теперь совершенно выцветшей футболке «Адидас». Парень сгребал конский навоз.

Он вежливо ответил на все вопросы Шоффлера.

— Аллен Бэбкок, — произнёс парень с английским акцентом. — А, двойное Л, Е, и Н. Я здесь главный конюх. Забочусь о лошадях и всё такое, — показал он на навоз. — Сегодня моя очередь заниматься грязной работой. А в чём, собственно, дело?

— Мы ищем двух пропавших мальчиков. Близнецов.

— Ваши дети? — взглянул на меня Бэбкок.

— Шестилетние белокурые ребятишки, — кивнул я. — Вы их, случайно, не видели?

— К сожалению, не видел, — покачал головой Бэбкок. — Во всяком случае, недавно. А если вы имеете в виду более раннее время, то я крайне редко появляюсь на людях. Несколько зрителей, правда, вышли через ворота для выезда рыцарей — но совсем немного. Близнецов среди них не было. Во всяком случае, сегодня. Я бы запомнил.

— Ворота для выезда. Так, значит, во время представления вы находитесь около них? — спросил Шоффлер.

— Хотите взглянуть?

Следом за Бэбкоком мы прошли через всю арену к паре ворот из длинных металлических труб, которые вели в два деревянных загона.

— Через одни ворота они въезжают, через другие выезжают, — пояснил Бэбкок. — Бывает, кони упрямятся, когда им не нравится экстравагантная сбруя, которую их заставляют носить во время представления. Поэтому я и торчу здесь, удерживая лошадей и помогая рыцарям забраться в седло. В доспехах — тот ещё трюк.

— Что происходит потом? Вы увозите лошадей на трейлере до следующего дня или до очередного уик-энда?

— Нет-нет. Мы остаёмся здесь, сзади.

— Где именно? — спросил Шоффлер.

Мы подошли следом за Бэбкоком к шестифутовой изгороди.

— Но это же забор, окружающий всю территорию ярмарки, разве не так? — удивился Шоффлер.

— Верно, — ответил конюх, отпирая висячий замок и распахивая створки.

Когда, выйдя из ворот, мы оказались за территорией на открытом пространстве, я запаниковал. Перед нами лежал весь мир. Если Кевина и Шона нет на ярмарке, они могли быть где угодно.

— Лошади и сбруя находятся здесь, — кивнул Бэбкок в сторону дощатого амбара. — Рабочие остаются в трейлере, — показал он на большой автоприцеп. — Рыцари — ведь они, как и цирковые наездники, настоящие артисты — живут на территории вместе со всеми другими. Здесь обитаем лишь я и Джимми, чтобы присматривать за лошадьми.

За амбаром находилась небольшая площадка с жидкой оградой, а за ней густой лес. Цикады просто исходили стрекотом.

Рядом с амбаром к столбу был привязан мощный чёрный конь. Невысокий смуглый человек, подняв массивное копыто животного, выковыривал металлическим прутом забившуюся в подкову грязь.

Бэбкок сказал, что смуглого человека зовут Джимми Гутьерос. Перебросившись с Джимми парой слов, Шоффлер занёс в свой блокнот его имя и телефон.

— Не возражаете, если мы заглянем в амбар… и в ваш трейлер? — спросил детектив.

— Боюсь, у нас там небольшой беспорядок, — ответил Бэбкок, — но, конечно, пожалуйста.

Когда мы, пройдя через ограду, направлялись к арене, я увидел у металлических ворот крошечную белую кроссовку «Найк» с голубой эмблемой фирмы.

При виде кроссовки я замер, похолодев. Шоффлер и Бэбкок уже прошли через ворота и шагали по арене, когда детектив вдруг заметил, что меня с ними нет.

— Мистер Каллахан…

Я махнул рукой, будучи не в силах выдавить хотя бы слово и не отрывая взгляда от кроссовки. Она стояла в грязи, стояла ровно, словно кто-то просто вынул из неё ногу. Хотя я видел, что шнурок завязан.

— Похоже на кроссовку Кевина, — сказал я.

— Что?

— Вот здесь. Посмотрите… — Я показал на крошечную кроссовку со следами грязи на шнурке. — Мой сын Кевин носил точно такие.

Вид обуви в грязи с завязанными шнурками напомнил о тех моментах — довольно частых, — когда мне приходилось видеть ботинки отдельно от ног их владельцев. Связанные парой и болтающиеся на проволоке. Одиноко стоящие на обочине дороги. Выброшенные в мусорный бак. Одинокая обувь, пусть даже выставленная у дверей номера гостиницы или стоящая в обувной мастерской, всегда казалась мне зрелищем печальным, если не сказать зловещим.

И эта кроссовка — неужели она была на Кевине? — являлась ужасным знаком — доказательством поспешности и насилия. Я дёрнулся вперёд, чтобы поднять кроссовку, но Шоффлер остановил меня, положив свою лапу мне на грудь.

— Секунду! — неожиданно резко бросил детектив. — Не прикасайтесь!

* * *

Через десять минут появился Кристиансен, и дело кончилось тем, что кроссовка получила персональную ограду из небольших оранжевых пирамид, применяемых копами при дорожных происшествиях, и жёлтой полицейской ленты. Кристиансен остался ждать специалистов по обработке вещественных доказательств. Словосочетание вещественные доказательства тревожило меня почти так же сильно, как вид самой кроссовки. Аллен Бэбкок клялся, что не видел «теннисной туфли» — так на британский лад он называл кроссовку.

— Откуда вы знаете, что обувь принадлежит Кевину? — спросил Шоффлер, когда мы шли к выходу. — Ведь парни близнецы.

— Но одеваются по-разному, — ответил я.

— Ах да. Я забыл.

* * *

— Ну а теперь начнём с самого начала. С того момента, когда вы пришли, — сказал Шоффлер. — Кстати, когда это было? И как выглядел контролёр на входе?

— Здесь должна быть квитанция, — заметил я, вынимая из заднего кармана брюк бумажник.

И тут я вспомнил, как днём решил было, что потерял бумажник. Что-то в этом инциденте меня тревожило, однако я снова о нём забыл, когда нашёл квиток.

— Два восемнадцать, — прочитал я оттиск.

Детектив снова извлёк свой блокнот и, не поднимая глаз, спросил:

— А как выглядел человек за кассой?

Его вопросы начали меня раздражать. У меня пропали дети, а коп ведёт себя так, словно меня проверяет. Тем не менее я ответил:

— Лет тридцать. Брови выщипаны чуть ли не полностью.

У меня в памяти всплыл женский голос: «Один лорд и два сквайра, не так ли? На королевскую визу Её Величества». Два сквайра…

Шоффлер смотрел на бумажник.

— А у вас, случайно, нет с собой их фотографии?

— Есть.

Шоффлер задумчиво почесал бровь и пояснил:

— Я перешлю её с одним из детективов в участок. Таким образом мы выиграем время. Размножим фото, чтобы направить его в местные правоохранительные органы и средства массовой информации.

Я, конечно, знал, что полиция захочет получить снимки близнецов, но официальная просьба подействовала на меня угнетающе.

— Снимку почти год, — сказал я, извлекая сделанное в студии фото из прозрачного пластикового кармашка. Прежде чем передать фотографию детективу, я бросил на неё короткий взгляд.

На снимке оба сына были одеты в одинаковые, голубые в полоску футболки, что для них было крайне необычно. Возможно, Лиз сумела убедить их так одеться, поскольку дети терпеть этого не могли. У парней было мало одинаковых комплектов, и все их подарила внукам тёща. Мы с Лиз всегда позволяли мальчишкам выбирать, что носить (в рамках разумного, естественно), и они никогда не стремились быть похожими. За исключением тех случаев, когда, решив повеселиться, затевали «игру в близняшек». Родителей, само собой, обмануть не могли, но остальных водили за нос без труда.

Несмотря на одинаковую одежду, я знал, кто есть кто на этой фотографии. Оказавшись перед камерой, Шон не мог изобразить «улыбку» или придать лицу выражение, требуемое фотографом. Сколько бы Лиз ни объясняла, что искажённое лицо — это не улыбка, он всем своим видом демонстрировал обратное. Каждый снимок, для которого он позировал, начиная с трёхлетнего возраста и по сию пору, передавал его личное представление об улыбке. Это была, скорее, невесёлая гримаса. Шон широко растягивал губы, обнажая зубы, словно орангутанг.

Фотография была последней каплей. Казалось, мою грудь до отказа заполнили битым стеклом. Я вручил снимок детективу, преодолевая какое-то внутреннее сопротивление, словно, делая это, я отдавал ему во власть своих сыновей.

— Вы говорили, что они не одеваются одинаково, — заметил Шоффлер.

— Так и есть, — ответил я. — В основном…

— Хм…

* * *

Через полчаса после обхода ярмарки, в ходе которого я уточнял события дня, Шоффлер, похоже, удовлетворил своё любопытство. Он выключил и сунул в карман диктофон, достал радиотелефон, отошёл на несколько шагов и, отвернувшись от меня, произнёс несколько слов в трубку. Я тем не менее слышал, что он сказал: детектив вызывал всю команду в здание администрации.

Я находился словно в тумане, впадая то в недоумение, то в панику. Я не верил в происходящее, но уже через миг твёрдо знал, что Шон и Кевин пропали, и ужас ледяной рукой сжимал моё сердце.

— Думаю, пока светло, — сказал Шоффлер в трубку, — нам стоит расширить зону поисков и осмотреть лес.

Глава 5

Я так и не заметил, когда розово-персиковый закат угас за горизонтом и наступила ночь. Поразительно яркий серп луны словно котёнок пристроился в уголке чернильно-чёрного, усыпанного звёздами неба. Я достал сотовый телефон и, наверное, в десятый раз соединился с домашним автоответчиком.

Со времени последнего звонка ничего не изменилось. Никаких сообщений.

Шоффлер не позволил мне присоединиться к поисковой команде. Все давали мне один и тот же совет: «Надо ждать, так будет лучше». У меня пропали дети, а мне предлагали сидеть и молча переносить собственное несчастье.

Однако роль зрителя в тот момент, когда механизм борьбы с катастрофой вступает в действие, показалась мне на удивление знакомой. Дело в том, что в кратких промежутках между новостями и сериалами о преступном мире на Земле происходят настоящие катастрофы, и мы постоянно смотрим такого рода кошмары в реальном времени. Характер кошмара не имеет значения — важно лишь то, что он подаётся во всех своих отвратительных деталях, в сопровождении терзающей душу музыки. Уж мне ли этого не знать.

Со своего места на скамье я слышал, как Шоффлер отдаёт распоряжения:

— Начинайте с пересечения триста первой дороги и Шейд-Вэлли-роуд. Затем запустите птичку в квадрат девятнадцать, чтобы прочесать территорию ярмарки…

Вначале эти слова не имели для меня никакого смысла. Но затем запустить, птичка и прочесать попали в моём мозгу в нужную лексическую зону, и я сообразил, что речь идёт о вертолёте.

— Если парни в лесу, — услышал я голос Кристиансена, — то с вертушки их не увидать.

* * *

Когда прибыл ещё один полицейский автомобиль с багажником, полным мощных фонарей, и четырьмя полицейскими графства Кэррол на борту (ещё несколько машин были в пути), Шоффлер приступил к формированию поисковых команд.

Откуда-то появилась еда. Пицца «Папа Джон», банки пепси-колы, большие алюминиевые термосы с кофе и высоченные башни пластиковых стаканчиков. Кто-то приколол к стене топографическую карту и нанёс на неё разметку в виде квадратов. Первая поисковая команда отправилась в путь под хриплый гомон работающих раций. За ней почти сразу пошла и вторая. Когда третья группа, состоящая из четырёх мужчин и двух женщин, собралась у карты, чтобы получить у Шоффлера квадрат поиска, я встал рядом с ними:

— Я тоже иду.

Шоффлер не знал, как поступить.

— Если мы их найдём, — сказал он, — то нельзя исключать…

Конец фразы повис в воздухе, но я прочитал его мысль: Если мы их найдём, то нельзя исключать, что они мертвы. Я молча кивнул.

Шоффлер открыл было рот, чтобы предложить мне остаться, но затем, видимо, передумав, махнул рукой и бросил:

— Давайте, чёрт побери…

* * *

Мы двигались через густой лес неровной линией, держась друг от друга на расстоянии двух вытянутых рук, или примерно шести футов. Предписанная дистанция то увеличивалась, то сжималась в зависимости от местности. Мощные фонари бросали в ночь длинные, чётко очерченные снопы света. Лучи их по мере удаления становились всё менее заметными и в конце концов растворялись в непроницаемой мгле. Фонари шарили в тёмных зарослях подлеска, выхватывая из мрака кусты шиповника, большие, покрытые мхом валуны, морщинистую кору деревьев, листья и ветви, блестящие полоски ручьёв и огоньки испуганных глаз каких-то зверушек. Лучи взлетали в небо, когда поисковики перебирались через камни и упавшие деревья. Время от времени в лесу раздавалась неуместно радостная мелодия мобильного телефона, и кто-то явно смущённо говорил на ходу с супругой или друзьями.

Поисковая группа, словно многоголовый монстр, продиралась через лес, производя чудовищный шум. Все непрерывно кричали: «Кевин! Шон!» Но главную лепту в какофонию звуков вносил проносящийся над нашими головами вертолёт. Машина методично описывала круги над территорией ярмарки, и шум её винтов временами был настолько мощным, что наши крики в нём просто тонули. На фоне этого рёва голоса, зовущие Кевина и Шона, звучали как глас вопиющего в пустыне.

Мы продирались через заросли, карабкались на возвышения и проваливались в рвы и канавы. Нас душили лозы дикого винограда и царапали шипы ежевики, достигавшей в этих местах изрядной высоты. Как предупреждал Шоффлер, путь был очень трудным. То и дело раздавался крик боли, слышались проклятия. Через четверть часа поисков мои ноги и руки были сплошь исцарапаны терновником, а по лицу текли струйки крови.

Портативное радио руководителя нашей группы время от времени хрипло передавало сообщения Шоффлера. Мы останавливались и слушали до тех пор, пока не становилось ясно, что к пропавшим мальчикам информация отношения не имеет. Когда это случалось, моё сердце выскакивало из груди, а в кровь поступал мощный выброс адреналина. Я разрывался между надеждой и ужасом.

Поисковая группа останавливалась каждые пять минут, когда над ней парил вертолёт. Зависая над нами, он бросал вниз сноп ярчайшего света, превращавшего ночь в день. Затем кто-то произносил: «Пошли», и мы вновь начинали продираться сквозь густую листву и кричать осипшими голосами.

Я впал в какой-то транс, сосредоточив все внимание на луче своего фонаря. Методично, словно автомат, я водил фонарём из стороны в сторону, освещая каждый дюйм своей зоны. Луч выхватывал из тьмы обломившуюся крупную ветку или кучу листьев, и мне каждый раз казалось, что я вижу ногу, руку, кроссовку или даже голову.

Ведь они такие крошечные. Когда я смотрел на близнецов, спящих в своих кроватках, они казались мне такими беспомощными и маленькими, что я бывал потрясён. И если мёртвых детей закидали листвой — пусть даже не очень старательно, — их легко не заметить.

Чтобы лучше видеть, я постоянно моргал. И гнал из головы подлую мыслишку: закидали листьями. Но эта ужасная картина постоянно возникала перед моим мысленным взором. Я невольно думал о кроссовке, валяющейся в грязи рядом с металлическими воротами. О кроссовке Кевина, отделённой от остального мира полицейским барьером и одиноко ожидающей появления спецов по сбору и обработке доказательств.

Группа «К-9», квадрат поиска, специалист по сбору вещдоков — эти слова мне хотелось забыть навсегда.

Когда Шоффлер дал приказ вернуться «на базу», члены поисковой группы единодушно потребовали продлить время.

— Мы не сдадимся, — гаркнул в микрофон руководитель нашей группы по имени Расти, — и идём дальше, Шофф!

Но ему пришлось капитулировать. Шоффлер, пробиваясь через сильные помехи, сообщил, что нашего возвращения ждёт другая смена поисковиков, а утомление грозит ошибками и для успеха поисков требуется свежий взгляд.

— Кроме того, — сказал детектив, — мне хотелось бы кое-что обсудить с мистером Каллаханом.

* * *

В комнате царил хаос. Помещение превратилось в настоящую закусочную. Пол был усыпан пластмассовыми стаканчиками, повсюду валялись пустые бутылки и коробки из-под пиццы. Беспорядочная груда одежды и обуви почти полностью скрывала под собой стол находок. На полу громоздились горы разнообразных средств связи, оранжевых пирамидок дорожной полиции, жилетов с нашитой на них отражательной лентой и пачек зелёно-оливковых одеял в прозрачных целлофановых пакетах.

Я ждал обещанной беседы, но ощущал себя настолько опустошённым, что не было ни сил, ни желания вникать в её содержание или цель. О том, что мальчиков обнаружили, речи быть не могло (вторая поисковая команда готовилась двинуться в путь), а любая иная тема меня абсолютно не интересовала.

Шоффлер обнял меня за плечи своей огромной ручищей и велел отправляться домой. Я отверг эту идею, но детектив напомнил мне о двух обстоятельствах.

— Мы не можем считать факт похищения доказанным, — начал он. — Конечно, у нас имеется кроссовка, но, — пожал он плечами, — вы не можете её опознать однозначно.

— Я уверен, что это обувь Кевина.

— Вы считаете, что это его кроссовка, поскольку он носил похожие.

— Но он находился у турнирной арены.

— Вам известно, сколько ребятишек появляется здесь каждый уик-энд? — покачал головой Шоффлер. — Кто знает, сколько времени пробыла там кроссовка? Ведь это распространённый тип обуви, — добавил он, переминаясь с ноги на ногу. — Кроме того, даже если это и похищение, преступники не станут общаться с вашим автоответчиком, они захотят поговорить с вами лично. Что скажете?

Я согласно кивнул.

— Мы станем прослушивать ваш телефон сразу, как только вы окажетесь дома. В противном случае вам придётся заполнить несколько документов и передать их техникам вместе с ключами. Одним словом, целая морока. Если же вы будете на месте, то прослушивание начнётся уже через пару часов.

— О'кей.

Он склонил голову набок, немного пожевал губами и добавил:

— И второе, поиск невозможно хранить в тайне, когда в нём задействовано столько народу, а над местом происшествия кружит вертолёт. Сообщение об этом очень скоро появится в ночных новостях — в какой форме, сказать не берусь, — а затем и в утренней сводке. — Он покачал головой и добавил: — Что последует за этим, вы и сами знаете…

— Конечно, — согласился я.

Шоффлер был, конечно, прав. Мне и самому следовало подумать об этом. После недавней серии получивших громкую огласку похищений родители буквально стояли на ушах. В Калифорнии шёл суд по обвинению в похищении и убийстве пятилетней девочки. В этой атмосфере очередное исчезновение ребёнка приобретало общенациональное звучание и становилось сенсацией.

С точки зрения журналистской братии исчезновение Кевина и Шона было поистине золотой жилой. Пара фотогеничных близнецов исчезает в разгар рыцарского турнира… Дамы в нарядах елизаветинских времён, мужчины в коротких камзолах. Это станет не просто новостью… суперсенсацией.

— Но это только к лучшему, — продолжал Шоффлер. — Пора призвать на помощь как можно больше людей. И средства массовой информации сделают это за нас, сообщив о пропаже детей всей стране.

Он замолчал, ожидая реакции на свои слова. Я видел ход его мыслей, но не понимал, куда он клонит.

— Ведь вы, наверное, не хотите, чтобы ваши близкие узнали об этом событии из телевизионных новостей или звонка назойливого репортёра?

Великий Боже! Лиз! Я должен сказать Лиз.

— Думаю, вам следует поехать домой.

Я, не отрываясь, смотрел в пол. Лиз.

— Крис поедет с вами, — кивнул Шоффлер в сторону Кристиансена.

— Со мной всё будет в порядке, — ответил я.

Шоффлер считал, что мне не следует оставаться в одиночестве, но в обществе Кристиансена было ещё хуже.

Детектив, проигнорировав мои слова, кивнул напарнику и повёл нас к воротам.

— Неужели ты ухитрился напустить слюней в аппарат? — спросил Шоффлер, увидев, что Кристиансен вытащил из футляра сотовый телефон и открыл крышку.

— Готовлюсь, — ответил полицейский.

За воротами ярмарки царили тишина и покой. Откуда-то издали доносился шорох уличного движения. Стрекотали цикады. Вертолёт к тому времени улетел на дозаправку. На миг мне показалось, что я слышу крики поисковой команды, но шорох листвы под лёгким ветром поглотил этот звук.

Когда мы миновали небольшое скопление машин с внешней стороны ворот, Шоффлер сказал, подавив зевоту:

— Мы сделаем всё, что в наших силах.

Он протянул мне на прощание руку. Затем, легонько похлопав коллегу по плечу, детектив вернулся на территорию ярмарки.

Перед нами лежало тёмное и теперь совершенно пустое поле для парковки. Лишь в его дальнем конце угадывалось ещё более тёмное пятно моего джипа. Кристиансен шёл рядом и говорил:

— …пару лет назад я работал по делу о похищении детей. Детишек нашли во Флориде, на заднем дворе дома дружка безутешной мамочки.

По дороге к машине мысль о том, что Шоффлер отправил со мной копа из сочувствия к убитому горем папаше, сменилась иным, гораздо более мрачным соображением.

— Знаете, — продолжал бубнить Кристиансен, пока я рылся в кармане в поисках ключей, — говорят, что в девяти случаях из десяти в похищении детей замешаны те, кто их хорошо знает. В девяти случаях из десяти это бывают их родители.

Итак, коп приставлен ко мне в качестве стража, а я являюсь главным подозреваемым.

Когда я нажал кнопку дистанционного управления, дверные замки щёлкнули, а ближний свет фар рассеял тьму.

Я замер, держась за ручку двери, не в силах заставить себя влезть в машину. Отправиться домой без мальчишек… В этом было нечто противоестественное. Словно сигнал поражения и капитуляции, и мне казалось, что я предал своих детей.

— Может, хотите, чтобы за баранку сел я? — спросил полицейский.

В этот миг я ощутил новый прилив надежды и поспешно влез в автомобиль. Мне казалось, что мы зря теряем время.

— Стало быть, не хотите видеть меня своим шофёром, — резюмировал Кристиансен, занимая пассажирское место. — Что ж, не хотите, как хотите.

К тому времени, когда я, врубив дальний свет, съехал с заросшей травой парковки на гравийную дорогу, у меня в голове уже созрел сценарий этой истории со счастливым концом. Мальчики могли потерять ориентировку и, пытаясь отыскать свою охапку сена, повернули не в ту сторону. Когда турнир закончился, публика двинулась к выходу, начался общий хаос, и толпа унесла их с собой.

Не найдя меня, продолжал я фантазировать, свернув на асфальт скоростной дороги, мальчики, возможно, кого-то встретили — соседей, старых знакомых, которых не видели с тех пор, как Лиз увезла их в Мэн. И эти люди отвезли ребят домой.

А может, это Лиз?.. Лиз следила за детьми от самого Мэна. Ей обязательно хотелось доказать, что я плохой отец, и она выжидала момент, когда папа и сыновья на время разлучатся… Ну, если и не сама Лиз, то какой-то нанятый ею человек…

Я проигрывал в уме разные варианты, разрываясь между надеждой и страхом. В глубине подсознания я понимал, что все мои умозрительные построения не выдерживают никакой критики. Все оптимистические предположения рухнут в один миг, решись я реально оценить ситуацию.

Оказавшись на шоссе, я вдруг ощутил совершенно иррациональное желание вернуться домой как можно скорее. Мне казалось, что, едва я окажусь дома, всё образуется само собой. Это называется «тяга к домашнему очагу». Там вся наша семья должна быть в безопасности. Дети, естественно, тоже. В голове крутилась безумная мысль, что парни уже дома и с нетерпением ждут моего возвращения.

— Может, стоит слегка притормозить? — спросил коп.

Я бросил взгляд на спидометр. Мы гнали со скоростью восемьдесят миль в час.

— Давайте потише. Это дорога… — Голос полисмена звучал как комариный писк.

Я сбросил скорость до семидесяти пяти, и в этот момент зазвонил мой сотовый телефон. Я ударил по тормозам, выруливая на засыпанную гравием обочину.

— Боже мой! — вскрикнул коп, когда я полез за телефоном.

Наконец мне удалось прижать проклятый прибор к уху:

— Алло! Алло!

— Кто это? — спросил Кристиансен, но я его практически не слышал.

— Алло! Алло! — вопил я в трубку.

Связь здесь была ни при чём. Никаких помех. Просто на другом конце молчали. Тишина.

— Сэр! Скажите кто?.. — сунулся коп, но я знаком велел ему заткнуться.

Я не разъединялся, поскольку в трубке слышались какие-то звуки. Я слышал дыхание. Кто-то дышал в телефон.

— Кто это? — спросил я, стараясь контролировать голос. — Кто говорит?

Молчание.

А затем в моей груди запылал огонь надежды. Я услышал голос Кевина — дрожащий и неуверенный:

— Папа?!

Глава 6

Послышался щелчок, и огонь в груди погас так же быстро, как и вспыхнул.

— Кевин? Кевин?!

Я включил свет в салоне и уставился на крошечный дисплей телефона. Как и большинство сотовых аппаратов, мой показывал номера входящих звонков. Но только, вспомнил я, если нажмёшь кнопку, чтобы ответить на звонок. Сейчас на экране значилось: ТЕКУЩИЙ ВЫЗОВ: 18 СЕКУНД.

— Сэр, кто это был? — спросил Кристиансен. — Кто вам звонил?

— Подождите минуточку! — Я лихорадочно листал меню до раздела ВХОДЯЩИЕ ЗВОНКИ. Добравшись до нужного места, я набрал «ВХОДЯЩИЙ — 1» и прочитал: 202-555-0199.

Это невозможно. Передо мной был номер моего домашнего телефона. Означает ли это (сердце в груди совершило невероятное сальто-мортале), что мальчики уже дома?

Я не мог представить, чтобы человек, доставивший близнецов домой (кем бы он ни был), не позвонил мне в течение тех одиннадцати часов, что я искал их.

Во всём этом не было никакого смысла, но я тем не менее был счастлив.

Мой аппарат, очевидно, вырубился, когда я въехал в зону, где нет приёма. Так происходит сплошь и рядом. Теперь сигнал был чётким и сильным. Я нажал кнопку 2 — быстрый вызов дома.

После четырёх длинных гудков я услышал свой собственный голос: «Привет, вы звоните Алексу Каллахану. В данный момент я не могу подойти к телефону, но…»

Я прервал вызов. Аппарат обладал функцией ожидания, а это значит, что, находясь на связи, вы не отключаетесь от новых звонков и принимаете их. Сын, видимо, звонил в тот момент, когда я сам связывался с домом, и наши звонки блокировали друг друга. Выждав немного, я снова позвонил и снова попал на автоответчик. Я повторил процесс, пояснив Кристиансену, что мне звонил Кевин и я пытаюсь установить с ним связь.

После четвёртой попытки я капитулировал. Не исключено, что я поторопился. Вполне вероятно, что для регистрации звонка требуется пара минут. Я вернулся в меню к «ВХОДЯЩИМ», но под номером 1 по-прежнему значился мой домашний телефон. Я нажал кнопку «Время вызова», и на дисплее появились цифры 4:42. Бросив взгляд на панель, я увидел, что часы показывают 4:48. Это означало, что Кевин действительно звонил из нашего дома на Кливленд-парк.

Если это так, то почему никто не отвечает?

— Мистер Каллахан, — сказал Кристиансен, — а вы уверены, что это был один из ваших мальчиков?

— Абсолютно уверен, — ответил я дрожащим от волнения голосом. — Это был Кевин.

— Но как вы можете различить, если они близнецы и всё такое?

— Тембр голоса был таким, как у Кевина, — выпалил я, не желая объяснять, что Кевин по большей части обращается ко мне «папа», а Шон ограничивается кратким «па» и его голос при этом звучит весьма воинственно.

— Надо же, — недоверчиво буркнул коп.

И вдруг я засомневался. Может, это всё же был Шон? Подобная неуверенность меня встревожила.

— И что он сказал? — не унимался Кристиансен. — Что с ними? Где они?

Я вывел джип на дорогу и надавил на акселератор, вливаясь в движение. Я ничего не ответил полицейскому, спросив себя: Так что же сказал Кевин? Он сказал «папа». Голос сына звучал в моей памяти, был для меня сладчайшим, сулящим надежду эликсиром.

Папа.

Я включил телефон и позвонил домой. Едва дождавшись последовавшего за сообщением автоответчика сигнала, я выпалил:

— Кто бы ни был с мальчиками, прошу вас поднять трубку. Очень прошу…

* * *

Вскоре после рождения сыновей Лиз и я оказались настолько занятыми, что завели привычку не отвечать на большинство звонков, доверив это автоответчику. Услышав, кто говорит, мы поднимали трубку, если могли и… если хотели. Друзья и родственники знали об этом, так же как и с полдюжины человек на телестудии. Сообщения часто начинались словами: «Алекс… если ты дома, сними трубку…» — или: «Лиз, это мама. Можешь не отвечать, я всего лишь хочу сказать тебе…»

В доме стояло несколько телефонов, но жизнь вращалась вокруг аппарата на кухне. Он ютился на маленьком красном столике, который Лиз приобрела на распродаже. Это был старый бежевый аппарат с длиннющим черным проводом, имевшим обыкновение путаться и кучей валяться на полу. Рядом с телефоном стоял прямоугольный автоответчик с красной сигнальной лампочкой. Мигание лампы означало, что аппарат имеет сообщения. Я представил, как из небольшого динамика машины по кухне разносится мой голос:

— Кев, Шон, если вы дома, снимите трубку. Говорит ваш папа. Просто снимите трубку.

Ничего.

Над телефоном висела доска, нижний край которой был вымазан зелёной краской. Это Шон, едва начав ходить, упражнялся в живописи. После отъезда Лиз пробковый квадрат превратился для меня в хранилище счётов из прачечной, газетных вырезок, меню ресторанов с обслуживанием навынос, листков с нацарапанными на них именами и номерами телефонов. Здесь же были пришпилены фотографии, образцы детского творчества и старые лотерейные билеты. Дни моих дежурств обозначались на нём красными кружками. Эта поистине безумная коллекция разрасталась с пугающей быстротой.

— Снимите трубку, — молил я. — Снимите, пожалуйста.

Машина заработала, и я снова услышал свой голос:

— Привет, вы звоните…

Я попытался представить личики Кевина и Шона столь же отчётливо, как и дурацкую пробковую доску, но почему-то не смог.

— Что вы делаете? — спросил Кристиансен.

Проигнорировав вопрос, я набрал цифру 411 и спросил номер телефона Жасмин Зигель. Но звонить ей не стал, а вместо этого попробовал соединиться со своим ближайшим соседом Фредом Биллингсли. Жасмин было за восемьдесят, и, прежде чем она доберётся до дверей моего дома, пройдёт вечность. Фред похоронил свою жену Нэнси два года назад и теперь жил под одной крышей со своей взрослой дочерью. Он казался мне надёжным парнем, хотя семьями мы и не дружили.

— Сэр, — произнёс Кристиансен, — мне необходимо доложить детективу Шоффлеру. Не могли бы вы…

Сказать, что Фред изумился, услышав мой голос, значит, ничего не сказать.

— Это ты, Алекс? Сколько же сейчас времени? — тревожно спросил он. — У тебя какие-то проблемы?

— Не мог бы ты оказать мне огромную услугу? — Я обрисовал ситуацию и сказал, где найти ключи от дома.

Фред уверил, что немедленно отправляется и позвонит мне на мобильный через несколько минут.

Кристиансен наклонился вперёд, взглянул на приборную доску и завопил:

— Ой! Сэр, сэр! Немедленно тормозите!

Когда позвонил Фред, я был уже на окружной дороге.

— Там никого нет, — сказал он. — Я не увидел ничего странного или необычного. Ты уверен, что они звонили из дома?

Я ответил, что, если верить сотовому, звонок был именно оттуда, однако ошибки тоже нельзя исключать.

— Неужели мальчики действительно… пропали? — спросил Фред. — Великий Боже! Что я ещё могу для тебя сделать?

Я искренне поблагодарил его и подумал, что дети всё же могли быть дома и просто спрятались от него. Без особой причины — если не считать его манеры держаться подчёркнуто сухо — они всегда боялись «мистера Б.».

— Ещё раз спасибо, Фред, — сказал я. — Я твой должник. Боюсь, больше ты ничего не можешь сделать. Я буду дома через полчаса. Отправляйся спать. Мне очень жаль, что я тебя разбудил.

— Ничего страшного, — сухо ответил Фред. — Рад был тебе помочь.

Кристиансену удалось соединиться с Шоффлером, когда я сворачивал с Коннектикут-авеню на Ордуэй. Я уже подъезжал к дому, а они все ещё говорили. Беседа продолжалась и после того, как я, выскочив из машины, побежал к крыльцу.

Я распахнул противомоскитную сетчатую дверь, отодвинул щеколду и, ворвавшись внутрь, начал носиться из комнаты в комнату, выкрикивая имена мальчиков. Я хлопал дверями и щёлкал выключателями, обшаривая каждый угол. Их спальню я осмотрел в последнюю очередь. Какой-то безумный оптимизм заставлял меня верить в то, что я увижу их мирно спящими в своих постелях.

Но комната была пуста.

Никого.

Я проверил чердак, затем подвал, потом ещё раз обошёл все помещения, распахивая дверцы шкафов, заглядывая под кровати и двигая мебель, за которой, как мне казалось, могли спрятаться малыши. Закончив повторный осмотр в их спальне, я побрёл к выходящему на улицу окну.

Жасмин Зигель — не просто сова. Дама утверждает, что за ночь спит всего три-четыре часа. Кроме того, она принадлежит к той категории женщин, которым, похоже, известно всё, что происходит в округе. Может, она видела машину, мальчиков или того, кто привозил их в дом, — одним словом, хоть что-нибудь. Старушка не спала. Я видел мерцание телевизионного экрана в её гостиной.

Я выходил из спальни, чтобы позвонить Жасмин из своего кабинета, когда мой взгляд наткнулся на предмет, которого я раньше никогда не видел.

Это был крошечный игрушечный кролик. Зверушка сидела на комоде — невысоком сооружении со множеством выдвижных ящиков, приобретённом Лиз в магазине ИКЕА. Комод стоял на стороне Шона, где в отличие от принадлежащей Кевину половины не хранилось почти никакого хлама. В противном случае я бы просто не заметил кролика. Подойдя ближе, я понял, что это — оригами. Фигурка размером примерно в четыре дюйма была сложена, как мне показалось, из упаковочной бумаги. Я — полный невежда по части оригами, но передо мной было не карикатурное изображение животного. Кролик, воссозданный в мельчайших деталях, выглядел весьма натурально. Скорее, это можно было назвать миниатюрной скульптурой.

Когда я взял фигурку в руки, она показалась мне ещё более странной. Кролик был сложен не из бумаги, а из шкурки какого-то животного. И это почему-то очень меня напугало.

Может, зверёк был здесь всегда? Впрочем, вряд ли. Я бы его заметил.

«Впрочем, — подумал я, возвращая фигурку на место, — разве я заметил, насколько мои мальчики увлечены игрой в рыцарей? Нет. А ведь Лиз всегда таскала их в разные творческие кружки… Во все, какие только можно вообразить. Хотя… ни Кевин, ни Шон никак не могли создать кролика своими руками. Может, это сделала их мама?»

При мысли о Лиз я вздрогнул, как от удара кнутом.

Великий Боже, ведь мне же ещё предстоит ей звонить…

Глава 7

Лиз прилетела поздним утром. Когда она вышла из зоны контроля Национального аэропорта, я сразу увидел, как пострадал от слёз её всегда безукоризненный внешний вид. После короткого объятия я взял Лиз за локоть, повернул налево и представил Кристиансену.

Кристиансен присутствовал в аэропорту из вежливости — или, как сформулировал Шоффлер, «чтобы помочь доставить миссис Каллахан домой».

Я пытался отказаться от этой идеи, однако Шоффлер переубедил меня, сказав, что копу в мундире будет легче провести нас через толпу репортёров.

— Парень в униформе шутить не станет. Более того, он может позволить себе нагрубить журналистской братии, и это будет выглядеть вполне нормально. Ведь он просто делает свою работу. Полицейская машина и мундир вам помогут.

— О! — выдохнула Лиз.

При виде полицейского её глаза округлились и в них промелькнул испуг. Я знал, что она думает. Супруга решила, что полицейский находится здесь, чтобы официально сообщить ей плохую новость. Хотя это мог сделать и я.

— Мэм… — пробормотал коп, склоняя голову в подобии лёгкого поклона.

Лиз напряглась, но, убедившись, что продолжения не последует, прильнула ко мне, уткнувшись лицом в плечо:

— О Алекс! Алекс.

Я обнимал её, пока нас обтекала толпа пассажиров. Мы просто стояли, и Лиз рыдала у меня на плече. Я не знал, что делать. Но жена вдруг отшатнулась, вытерла слёзы и направилась к месту получения багажа. Шагала она так быстро, что я почти бежал следом. Мы стояли рядом и наблюдали, как чемоданы вываливались из люка и начинали кружение на бесконечном конвейере.

Я открыл было рот, чтобы что-то сказать, но тут же отказался от этой идеи. Что, в сущности, я мог изречь? Как прошёл полет? Прости, я потерял наших детей?

Телефонный разговор, в котором я сообщил ей о случившемся, был сущим кошмаром. Но то, что происходило сейчас, было гораздо хуже. Наше воссоединение произошло совсем не так, как я видел в своих мечтах. Я надеялся, что, когда мы встретимся, близнецы будут радостно скакать вокруг нас, а я смогу сказать: «Прошу тебя, возвращайся насовсем, я стал образцовым папой и вообще исправился». Но все, повторяю, произошло совсем не так. Моя любовь стояла в двенадцати дюймах от меня, окружённая защитным полем из горя и гнева. Надо сказать, что во время телефонного разговора, когда я с трудом пытался ей все поведать, Лиз держалась исключительно корректно. Она изо всех сил старалась убедить меня, что не видит в этом моей вины, я не должен казниться, она меня вовсе не осуждает и так далее и тому подобное.

Но всё это было неправдой. Как она могла меня не винить? Представить подобное было просто невозможно.

— Что с твоим лицом? — отстраненно спросила она. — Ты выглядишь…

— Поиски, — пояснил я, — в лесу.

— А вот и мой багаж, — натянуто произнесла Лиз и показала на зелёный чемодан. Жест получился механическим, словно моя супруга была не живым человеком, а заводной игрушкой.

Светло-зелёный, с кожаной отделкой чемодан был мне совершенно незнаком. При виде его я погрузился в ещё большую печаль. За время нашей разлуки Лиз приобрела не только чемодан. Она купила близнецам новые рюкзачки. Блузку, которая была на ней, и многое другое. Это обстоятельство, как мне казалось, говорило о том, что наши жизненные пути все больше расходятся. А стильный чемодан возвещал о другой реальности — о весёлой и шикарной жизни.

Она веселилась, вместо того чтобы быть здесь и делить со мной весь этот ужас.

— У него есть колёсики, — сказала Лиз, когда я, протолкавшись через толпу, подхватил чемодан с багажной карусели. Но я всё же понёс его в руках — чемодан хоть и был тяжёл, но по крайней мере (так же как и встреча самолёта) смягчал ощущение моей полной никчёмности.

К этому времени стало ясно, что несчастье набирает обороты и меня относит все дальше от центра событий. Я по меньшей мере раз шесть рассказал, как всё произошло, нашёл и передал для распространения самые последние фотографии близнецов. Кроме того, я позволил объявить об исчезновении в средствах массовой информации. Детально описал одежду мальчишек. Обзвонил соседей, чтобы узнать, не видели ли они этой ночью чего-нибудь около моего дома: машин, мальчиков, огней. (Жасмин Зигель призналась, что заснула перед ящиком во время передачи «Сопранос».) Я дал согласие на прослушивание телефона, запись разговоров, проверку содержимого компьютера и обыск дома.

Меня злило, что они до сих пор не удосужились осмотреть дом. Я не понимал, что им мешает это сделать, и не преминул поделиться своими соображениями с Шоффлером, перед тем как отправиться в аэропорт.

— Кевин был здесь, — сказал я детективу. — Он звонил с этого телефона. И прибыл сюда наверняка не один. А это означает, что здесь побывал и похититель. Вы должны обнюхать все это место.

Шоффлер посоветовал мне расслабиться. Для дальнейших действий, сказал он, надо получить разрешительные документы, и добавил, что колеса бюрократической машины вращаются медленно. Однако контакт с городскими властями уже установлен, утешил он меня напоследок.

Я сообщил номер своего сотового телефона так называемому специалисту по коммуникациям, направленному ко мне Шоффлером. Это была женщина по имени Натали. Мы вместе прошлись по списку, чтобы я мог назвать номера как входящих, так и исходящих соединений. Я идентифицировал все сообщения. Звонили Криста — моя помощница на студии, Лиз, Каз Картер (мы вместе возили детей в дневной лагерь) и Дейв Уайтстоун — мой продюсер. Одним словом, все свои. И так далее и тому подобное. Натали взяла мою «Нокиа» в качестве вещественного доказательства и выписала мне соответствующую квитанцию. Кроме того, она выдала мне так называемый клон — аппарат с тем же номером — на тот случай, если позвонят Кевин или Шон. Или кто-то иной, с требованием выкупа.

Я побеседовал также с милой женщиной по имени Шелли из «Центра борьбы с детской эксплуатацией и розыска исчезнувших детей». Она сканировала фотографии близнецов, чтобы её организация могла начать распечатку постеров по территории всей страны. Начальница Шелли должна была позвонить мне позже, чтобы обсудить иные возможности поиска и дать необходимые советы.

Теперь мне оставалось лишь стоять в стороне и не путаться под ногами. Чтобы найти Кевина и Шона, я был готов рыть землю, но оказалось, мне просто нечего делать.

По движущемуся тротуару мы добрались до парковки. Кристиансен, стоя за моей спиной, позвякивал в кармане ключами. Лиз шла впереди меня и делала всё возможное, чтобы подавить владевший ею ужас.

* * *

Когда Кристиансен свернул на Ордуэй, Лиз от изумления открыла рот. Кучка репортёров, начавших собираться ещё ранним утром, разрослась в огромную толпу. Два микроавтобуса связи расположились в проездах по обеим сторонам улицы, ещё один стоял рядом с домом Хокинсонов, полностью заблокировав их красный «эксплорер». По газонам и тротуарам змеились кабели осветительных приборов. Там же топтались люди с камерами и их ассистенты. Парочка одетых с иголочки типов, обеспечив себе открытое пространство, проверяла световое и звуковое оборудование, чтобы чуть позже выйти в прямой эфир. В дверях домов торчали соседи, изумляясь столь неожиданно возникшему в нашем квартале оживлению. Едва заметив полицейскую машину, репортёры срочно заняли исходные позиции.

— Вот дерьмо! — бросил Кристиансен и добавил: — Прошу прошения за свой французский, мэм.

Лиз издала тихий стон.

Меня охватил ужас. Мне казалось, что я наг и беззащитен. В сценах, подобных этой, я принимал участие десятки, если не сотни раз. Однако всегда выступал либо в роли репортёра на острой пресс-конференции, либо простого журналиста, ожидающего в толпе себе подобных появления какого-нибудь важного типа. Я прекрасно знал, что чем больше толпа газетной и телевизионной братии, тем менее она управляема. Пару лет назад я освещал дело снайпера, действовавшего в округе Колумбия, оказался в числе девяти сотен журналистов на пресс-конференции шефа полиции Роквилла и хорошо помню разыгравшиеся там дикие сцены.

Я подумал (увы, слишком поздно), что мне следовало предупредить Лиз. Ведь дальше будет ещё хуже. Похищение близнецов станет главной новостью, и статьи об этом появятся на первых полосах. А то, что я сам работаю в сфере информации и моя физиономия многим знакома («знаменитость третьей категории» — называла меня Лиз), только подольёт масла в огонь.

Когда толпа облепила машину, Лиз инстинктивно приникла ко мне. Я понимал, что поступаю неправильно, ведь человек, пытающийся скрыть лицо, автоматически считается виновным, однако не мог удержаться и прикрыл голову Лиз полой своего пиджака. Она рыдала, прижавшись ко мне.

— Всё в порядке, — пробормотал я, и она, пытаясь взять себя в руки, судорожно вздохнула.

Эта попытка кончилась полным провалом. Сжав кулаки, она прижала их к глазам.

— Ведите нас прямо в дом, — сказал я Кристиансену.

— Каким образом? — спросил он, и кончики его ушей покраснели.

— Шагаем быстро. Стараемся не встречаться взглядами. Повторяйте лишь одно слово: «Простите». Больше ничего. Абсолютно ничего.

Мы так и поступили. Кристиансен шагал первым, с видом игрока в американский футбол, изготовившегося нанести удар, я вёл Лиз, направляя её в тот коридор, который на мгновение создавал в толпе полицейский. Одним словом, нам каким-то чудом удалось прорваться сквозь слепящий поток вспышек, потрескивание механических затворов фотоаппаратов и какофонию вопросов и комментариев.

— Простите!

— Что вы можете сказать?..

— Простите.

— Это мать. Она выглядит…

— Простите.

— …имеются ли подозреваемые?

— Мистер и миссис Каллахан, не могли бы вы сказать нашим…

— …родители мальчиков живут раздельно.

— Простите.

— …нельзя исключать, что близнецы просто убежали из дома.

— Чтоб их… — выдавил Кристиансен, когда мы оказались в доме. Коп тяжело дышал, а его уши пылали огнём.

Скрывшись за дверью от безумной толпы, мы почувствовали себя победителями. Но наш триумф продолжался недолго. Лиз стояла передо мной, глядя куда-то в пространство.

— Алекс, — произнесла она и снова замолчала.

— Да, Лиз…

— Алекс! — выкрикнула она и замолотила по моей груди кулачками. — Где они? Ты должен их найти!

Глава 8

Мы сидели в кухне.

— Итак, никаких новостей… — начала она, но голос сорвался, и фраза осталась неоконченной.

— Я позвоню Шоффлеру, детективу, который ведёт расследование. Я обещал связаться с ним, как только мы вернёмся из аэропорта.

Я протянул руку к телефону. Она не сводила с меня глаз.

Но Шоффлер оказался на совещании. Я оставил ему сообщение и заварил для Лиз чай. Она сидела, опустив плечи и уронив руки, похожая на тряпичную куклу. Я даже подумал, не показать ли её врачу.

— Ты звонил своим родителям? — спросила Лиз безжизненным голосом.

— Они уже в пути.

— А с моей мамой… нервное потрясение, — сказала Лиз. — Она в больнице.

— О, Лиз…

— Вообще-то мама в порядке… но ей дают седативные препараты… ты понимаешь.

— Мне очень жаль.

— Я умоляла папу остаться с ней, но он всё-таки едет. Мне не удалось его остановить. — Она судорожно вздохнула.

Лиз так долго размешивала сахар в чашке, что мне в конце концов пришлось её остановить, накрыв ладонью её руку.

— О… — устало произнесла она.

Несмотря на толпу за дверями, в доме было так тихо, что я слышал, как гудит холодильник и подвывает кондиционер. Мне казалось, что мы от кого-то скрываемся.

Лиз поставила локти на стол, опустила лицо в ладони.

— Мы их найдём, — услышал я свои слова.

Она тяжело вздохнула и подняла глаза.

— Найдём обязательно! — горячо повторил я. — Мы найдём их, Лиз.

Жена внимательно посмотрела мне в глаза, и то, что она там узрела, её, видимо, не успокоило. Лицо Лиз исказила страдальческая гримаса, она уронила голову на руки и безутешно разрыдалась.

* * *

Лиз принимала душ, когда позвонила Клэр Кароселла.

— Я отвечаю на ваш звонок, — деловито произнесла она. — Я работаю в Центре борьбы с детской эксплуатацией и розыска исчезнувших детей, моя коллега обо мне, кажется, упоминала…

— Да, она сказала, что вы позвоните.

— Здесь, в Центре, нам хорошо известно, — начала Клэр, — что многие родители не знают, как поступить в ситуации, подобной вашей… В таких случаях мы советуем, что делать.

— Да, — сказал я.

— Итак, начнём, как говорится, сначала, — продолжала она. — Средства массовой информации. Не сомневаюсь, что они уже разбили лагерь у вашего порога.

— Точно.

— Эти типы способны кого угодно свести с ума, — заявила Клэр, — но на самом деле они — ваши главные союзники. Вы с супругой должны как можно быстрее выйти в эфир и попросить вернуть детей.

— Моя жена… она…

— Не сомневаюсь, ей очень тяжело. Поверьте, я все знаю… Тем не менее, — выдержав короткую паузу, продолжила Клэр, — вы должны выйти на встречу. Это очеловечивает вас, и вы становитесь жертвой не только в глазах публики, но и похитителей. Многие из этих типов следят за развитием событий. Иногда они даже присоединяются к поискам жертвы.

— Полли Клаас, — назвал я имя девочки, похищенной в Калифорнии из своей спальни и позже найденной мёртвой.

Человек, больше всех других старавшийся найти девчушку, оказался сексуальным маньяком, имевшим судимости за пристрастие к маленьким девочкам. Этот подонок напечатал и распространил тысячи розыскных бюллетеней, и благодарный отец даже поставил его во главе фонда, финансировавшего поиски.

— Да, — согласилась Клэр Кароселла, — это всего лишь один пример, но…

— Но убийцей был не он, — продолжил я, припомнив детали дела. — Им оказался совсем другой парень.

— Похоже, вы не теряете времени даром. Трудитесь вовсю.

Я действительно потрудился. Проведя всего пару часов в Интернете, я узнал о похищенных детях гораздо больше, чем мне того хотелось. Например, то, что более половины из них были мертвы уже через три часа после исчезновения.

— Но ведь этим парням может смертельно надоесть вся эта информационная свистопляска, и они окончательно озвереют.

— Да, — вздохнула она, — это одна из негативных сторон широкой кампании. — Последовал очередной вздох. — Но поверьте, Алекс, выход в эфир имеет всё же значительно больше плюсов, нежели минусов. Всякого рода подсказки, сообщения по горячей линии, помощь волонтёров и многое другое становятся значительно интенсивнее после обращения родителей.

— Хм…

— Кампания в средствах массовой информации может по-настоящему помочь в расследовании. Бывает, что похитители не в силах устоять против соблазна позвонить родителям. И могут невольно навести полицию на след. Вроде пироманов, которые частенько приходят полюбоваться на пожар, который сами и устроили. Эти мерзавцы желают стать участниками спектакля.

— О'кей, — сказал я, — мы это сделаем.

— И ещё… говорите с журналистами так, как подсказывает вам ваше сердце. Не пытайтесь написать речь, чтобы потом её зачитать. Будет правильнее, если вы… если вы все скажете, как умеете. Чем больше эмоций, тем лучше.

— Да-да…

— Некоторые родители предпочитают выступать в студии, но для этого вы должны получить там эксклюзив… Решать вам. Это будет не так страшно, да и освещение значительно лучше. Однако другие репортёры могут на вас разозлиться.

— Хм…

— Кроме того, студийная передача может оказаться чересчур… сдержанной. Думаю, что лучше всего выступать с порога дома. Да, кстати, упоминая пропавших, говорите «Кевин и Шон», а не «мои сыновья» или «мои дети». Это очень важно.

— О'кей. Я понял.

Её последний совет оказался несколько обескураживающим.

— Думаю, что поступлю неправильно, если не скажу этого… — произнесла она.

— Что именно?

— Многие родители приглашают специалистов по пиару, — пояснила Клэр. — В некоторых общественных группах это стало довольно обычным явлением… В ассоциациях лиц, страдающих какой-либо болезнью, например, или в содружестве родственников жертв воздушных катастроф… Одним словом, вы понимаете. Имеются в виду профессионалы, специализирующиеся на проблемах той или иной группы.

— Вы хотите сказать…

— Это, конечно, выглядит не совсем обычно, но мне говорили, что специалисты по общению со средствами массовой информации могут принести существенную пользу. Я имею в виду не кого-то из своих приятелей, Алекс, а хорошо зарекомендовавшие себя в этой сфере фирмы. Эти люди помогут обеспечить вам максимальное присутствие в средствах массовой информации. Если следствие затянется, они профессионально подогреют интерес к теме.

— Не думаю, что…

— Послушайте, Алекс, я просто предлагаю вам подумать о подобной возможности. Семье Смарт лишь благодаря помощи профессионалов удалось так долго удерживать дело Элизабет в телевизионных новостях и на первых полосах газет. Даже когда все уже считали её мёртвой. Одним словом, если вы решите привлечь мастеров пиара, я дам вам список фирм.

Я поблагодарил её, но, вешая трубку, почувствовал себя так, будто шагнул в Зазеркалье. У меня пропали дети, а они хотят, чтобы я выступил перед камерами и нанял специалистов по пиару.

* * *

Позвонил Шоффлер и сообщил, что от поисковых отрядов никаких новостей не поступило, а все телефоны полицейского участка буквально разрываются от звонков доброхотов, желающих помочь расследованию. Полиция планирует расширить зону поиска, сообщил детектив.

— Замечательно, — сказал я, — просто великолепно.

И если в моём голосе не звучал энтузиазм, то только потому, что когда я попытался припомнить хотя бы единственный пример успеха подобного рода усилий, моя память ничего мне не подсказала.

— Мы пропускаем через сито всех работающих на ярмарке. Хотим узнать, кто видел вчера ваших мальчиков. Однако продвинуться пока не удалось.

— Вот как? — удивилась Лиз с аппарата в гостиной. — Очень странно. Обычно их все замечают.

Она была права. Однояйцевые близнецы, как правило, вызывают всеобщий восторг. Теперь, научившись различать время, они частенько спорят о том, сколько минут пройдёт до следующего вопроса: «Вы — близнецы?» На Шона в прошлом году нашла блажь, и он на этот дурацкий вопрос постоянно отвечал: «Нет». Парень думал, что это ужасно смешно, но люди почему-то сердились. Мы с Лиз страшно обрадовались, когда эта игра ему надоела.

— Возможно, мы пока ещё не добрались до нужных людей, — сказал Шоффлер. — Но в любом случае кое-что выяснили… — Он сделал паузу, достаточно долгую для того, чтобы вывести меня из равновесия. Я вдруг ощутил, как в груди у меня всё сжалось.

— Что? — спросила Лиз, и в её голосе я уловил панические нотки. — Что именно?

— Мы пропустили всех работников ярмарки через базы данных, — пояснил Шоффлер, — и компьютер выдал нам нечто интересное. Но я сразу хочу предупредить, что эти сведения нас вряд ли куда-нибудь приведут.

— Что это? — спросила Лиз звенящим от напряжения голосом.

— Там работает парень, который продаёт свечи, волшебные жезлы и гримирует посетителей. Согласно компьютерным данным, он был осуждён за педофилию.

— Кто этот тип? — поинтересовался я. — Как его зовут?

— Не надо спешить, — остановил меня Шоффлер. — Если у парня криминальное прошлое, это вовсе не значит, что он виноват и в нашем случае. Мы проверяем, как он провёл день и где находился, но пока у него железное алиби.

— Этот человек задержан? — спросила Лиз. — Ему известно, где находятся мальчики? Мы можем с ним поговорить?

— Скоро мы будем знать о нём все, — ответил Шоффлер, — но, как я уже сказал, миссис Каллахан, не думаю, что он замешан в этом деле. А сообщил я вам об этом только затем, чтобы пресса не приставала к вам в связи с этим парнем.

Судя по всхлипу в трубке, Лиз снова зарыдала.

— В течение дня я к вам заеду, — закончил разговор Шоффлер.

* * *

— Боже, — произнёс отец Лиз, входя в дверь, — они похожи на стаю стервятников. Где моя дочь?

Лиз вышла из кухни, всхлипнула, и отец неловко обнял её за плечи:

— Всё будет в порядке, Лиз. Вот увидишь.

Потом он протянул мне руку.

— Ну и дела!

— Спасибо за приезд, Джек, — сказал я, запнувшись, поскольку обращение «мистер Таггарт» прозвучало бы в моих устах более естественно, чем фамильярное «Джек».

Если судить по его выправке и сухой манере общения, он сам скорее всего предпочёл бы большую сдержанность со стороны зятя. Джек был директором средней школы и привык к почтительному отношению со стороны тех, кто уступал ему в возрасте и положении.

И только Лиз либо не верила в чопорность отца, либо отказывалась её воспринимать. Во всяком случае, она настаивала на том, чтобы в семье хотя бы внешне господствовало подобие дружеских отношений. Кевин и Шон по собственной инициативе стали величать его «дедушкой» и приветствовать рукопожатием. Однако, когда ребятишки чуть подросли, Лиз потребовала переименовать «дедушку» в «дедулю». А рукопожатия заменили объятия и поцелуи. Все, угождая ей, следовали данному распоряжению — но только в её присутствии. И вот сейчас она сурово взирала на то, как её отец и муж заключают друг друга в краткие — с позволения сказать — объятия.

— Маргрэт не выдержала того, что случилось, — произнёс мой тесть, освобождаясь от учреждённых его дочерью объятий. Мистер Таггарт укоризненно покачал головой, а строгое выражение лица директора школы ясно указывало на то, что поведение супруги его разочаровало. — Нервы слегка перенапряглись, но, — он радостно всплеснул руками, — скоро мама будет в полном порядке.

Маргрэт Таггарт была очень милой и мягкой женщиной, являя собой полную противоположность суровому супругу. Типичная Инь для ярко выраженного Ян Джека. В данный момент она находилась под действием транквилизаторов в Медицинском центре города Рокленд, штат Мэн.

Лиз действительно хотела, чтобы отец остался с мамой, но я видел, что его присутствие помогает ей держаться на плаву. Джек Таггарт принадлежал к категории абсолютно уверенных в себе людей, убеждённых в том, что они могут добиться всего желаемого, включая обнаружение пропавших внуков. Джек считал, что, если дело попало в его надёжные руки, благоприятный исход гарантирован. Относиться серьёзно к вере Джека в своё всемогущество было невозможно, но Лиз оказалась не единственной, кого успокаивало его присутствие. Я тоже подпал под его влияние.

Мои родители должны были появиться примерно через час после Джека. Я предполагал встретить их в аэропорту, но к нам собирались заехать Шоффлер и его поисковая команда, и мне не хотелось оставлять Лиз одну в обществе полицейских. Но с другой стороны, если Джеку без проблем удалось миновать толпу репортёров, то мои родители сделаны совсем из другого теста и их сжуют заживо.

Когда отец позвонил мне из аэропорта, я предложил ему взять такси. Вдоль всех кварталов Кливленд-парка параллельно нашей улице шёл подъездной проезд, и я сказал, что отопру задние ворота.

— О'кей — ответил он и добавил: — Я уже вижу наши сумки. Теперь мы мигом у тебя появимся.

Однако мой план не сработал. О появлении родителей нам возвестил ураган, пронёсшийся по Кливленд-парку от нашего дома до конца квартала и обратно — но уже по подъездному проезду. До нас доносились топот ног и громкие беспорядочные выкрики — журналистская братия задавала моим старикам вопросы. Мы с Джеком выскочили через чёрный ход, чтобы вызволить маму из поглотившей её толпы журналистов. Какая-то блондинка с хищным оскалом, схватив маму за руку, размахивала перед её лицом микрофоном, словно смертельным оружием. Мама, с глазами попавшего ночью в лучи автомобильных фар оленя, старательно отвечала на вопросы. Воспитание не позволяло ей послать наглую девицу куда-нибудь подальше. Отец, находясь в нескольких футах от ворот, с мрачным видом и стиснутыми зубами пытался протащить через толпу свои чемоданы.

— Известно ли вам что-нибудь о состоянии мальчиков?

— Как подействовало на мальчиков расставание родителей?

— Имеются ли подозреваемые?

— Скажите, родители разъезжались со скандалом?

Заметив меня, журналистская банда тут же бросила моих родных и, словно стая диких собак, инстинктивно перегруппировалась, отрезая мне пути к отступлению. Однако полного окружения нам всё же удалось избежать.

— Великий Боже, — с нервным смешком сказала мама, когда мы все оказались в доме. Я заметил, что её глаза слегка затуманились, а когда мы обнялись, она практически повисла на мне, и я понял, как ей плохо. Отец ободряюще похлопал меня по спине, но и сам выглядел ужасно.

— Мы найдём их, — произнёс он, но его голос прозвучал неубедительно.

— Обязательно. Мы обязательно их найдём, — заверил я, стараясь, чтобы мои слова звучали как можно твёрже. У меня появилось какое-то странное, почти мистическое чувство, что если я буду говорить с такой же непоколебимой уверенностью, как Джек, то все мои слова обязательно материализуются.

* * *

В тот же день, но уже значительно позже, мы стояли на ступенях дома, заметно возвышаясь над толпой репортёров и кинооператоров. Нашим взорам открывался лес микрофонов и камер. Гул человеческих голосов, сопровождаемый стрекотом моторов, то затихал, то снова усиливался. Вспышки фотокамер ослепляли нас, следуя своему безумному ритму.

Лиз стояла рядом со мной, слегка покачиваясь, то ли от гвалта журналистской братии, то ли от лёгкого головокружения.

— Меня зовут Алекс Каллахан, — представился я и первым делом обратился к тем, кто захватил Кевина и Шона, с мольбой вернуть детей. Я попросил всех людей стать нашими глазами и ушами и звонить по горячей линии, как только у них появится хотя бы малейшая информация.

Вообще-то мне следовало уступить место Лиз, но я понял это слишком поздно. Мой голос звучал чересчур спокойно. Так я привык говорить в микрофон перед камерой. Я попытался придать своему голосу отчаяние простого американца, потерявшего своих детишек, но ничего путного из этого не получилось. Я закончил говорить с хорошо знакомым мне чувством, ведь, приступая к интервью, никогда не знаешь, кто выступит удачно, а кто не очень. На сей раз я определённо угодил в последнюю категорию. Мне казалось, что я выступил с каким-то отрепетированным номером и провалил его.

Положение спасла Лиз. Она не могла закончить практически ни одной фразы, её голос срывался. Но тем не менее мама пропавших детишек продолжала говорить. Она держалась настолько героически, что на глазах некоторых женщин-репортёров я заметил слезы. В конце выступления Лиз обратилась непосредственно к мальчикам.

— Кевин, Шон! — сказала она. — Если вы сейчас смотрите… держитесь, парни. Мы вас любим. Папа и я… мы вас очень любим. И мы обязательно вас найдём! Где бы вы ни были. Обещаю! Мы придём и найдём вас. Только… держитесь.

И здесь Лиз сломалась. На продолжение у неё не осталось сил. Она повернулась ко мне, уткнулась лицом в мою грудь и охватила голову руками, словно ожидала удара. Её тело обмякло, и я понял, что держу Лиз на весу. Репортёры продолжали выкрикивать вопросы, а свет софитов и вспышки фотокамер мешали ориентироваться. В результате мне пришлось тащить свою жену в дом чуть ли не волоком.

Но и жилище не казалось мне достаточно надёжным убежищем.

* * *

Когда прибыла пара полицейских из команды «К-9», Лиз, по счастью спала. Копы должны были взять грязную одежду Кевина и Шона и простыни с их постелей. Пока полицейские складывали вещи в два пластиковых мешка, Герцогиня в кожаной шлейке весьма сложной конструкции, прерывисто дыша и высунув язык, сидела на коленях женщины-кинолога.

— Почему вы так делаете? — спросил Джек, показывая на мешки. — Ведь в одном мешке должны быть вещи Кевина, а в другом — Шона, не так ли? А вы их смешиваете.

— Не совсем так… — ответила женщина.

— Я слушаю… — сурово произнёс Джек, ожидая продолжения.

— Есть ещё один пёс, — смутилась женщина-проводник, поглаживая Герцогиню. — По кличке Горький. С ним работает другой человек.

— Не понял! — возмутился Джек. — Не могли бы вы, юная леди, говорить громче?

Женщина посмотрела на своего партнёра, и тот вступил в разговор.

— Дело в том, — пояснил он, — что Герцогиня — ищейка в чистом виде. Идёт по запаху. Полагаю, вам доводилось видеть собак породы бладхаунд? Хотя бы в кино.

Джек утвердительно кивнул.

— Есть и другой тип собачек, сэр, которых используют в особенных случаях… они специально натасканы на поиск… как бы это выразиться?.. Они специализируются, сэр, на поиске трупов. Эти собачки способны обнаружить человеческие останки в озёрах и речках… Одним словом, под водой. Просто поразительно.

Джек непроизвольно зажмурился, и мне на мгновение показалось, что он вот-вот рухнет в обморок. Но тесть сумел совладать с собой. Глядя мне в глаза, он произнёс:

— Бог мой. Только Лиз об этом ни слова.

— Трупные псы, — прошептала женщина-полицейский. Так их называют.

Глава 9

В конце концов мы сумели пережить этот день, насыщенный разного рода излияниями чувств, прерывавшихся, как мне казалось, сотнями телефонных звонков. Я по меньшей мере шесть раз говорил с Шоффлером, но не узнал ничего нового, если не считать того, что наши планы претерпели изменения. Вместо слов «в течение дня я к вам заеду» он стал говорить «вечером я к вам заскочу».

По совету друзей я позвонил в частное сыскное агентство и поговорил с парнем, у которого когда-то брал интервью о делах русской мафии на Брайтон-Бич.

Я едва успел сказать ему о причине звонка, как он воскликнул:

— Боже! Пропавшие близнецы! Господи, так это вы… Мне и в голову не пришло…

Он порекомендовал мне лучшего детектива, специализирующегося по розыску пропавших людей. Этот детектив оказался женщиной по имени Мэри Макгафферти, и мы договорились встретиться на следующий день. Мэри продиктовала перечень сведений, которые хотела бы от меня получить.

— Мы дадим вам скидку, — сказала она. — Пятьдесят процентов от обычной ставки.

Но, несмотря на эту щедрость, услуги фирмы выливались в изрядную сумму. Семьдесят пять долларов в час — вместо ста пятидесяти — плюс текущие расходы.

Несколько раз я звонил на студию и разговаривал с Кристой. Та, задыхаясь от волнения, сказала, что фирма обещала десять тысяч в качестве вознаграждения за информацию. Фотографии мальчиков, сообщение о вознаграждении и телефон горячей линии будут появляться на экране в начале каждого часа.

Я поговорил с женщиной из Центра розыска пропавших детей. Центр, оказывается, привёл в действие свой, как она сказала, «e-mail локатор». При помощи сложной и разветвлённой сети электронных адресных книг, к которым прилагалась необходимая информация, фотографии мальчиков и номер телефона горячей линии, можно было вступить в контакт с более чем тремя миллионами человек.

Друзья и знакомые звонили десятками.

В пять часов я вдруг осознал, что с момента исчезновения сыновей прошли сутки. Однако делиться своим открытием ни с кем не стал. В шесть тридцать какой-то застенчивый парнишка латиноамериканского обличья доставил из тайского ресторана заказанную Лиз еду. Мой отец подозрительно изучал пищу, а Джек принялся уплетать её с большим аппетитом, призывая дочь последовать своему примеру.

— Тебе надо набираться сил, дорогая.

Моя мама прожевала кусочек и сказала отцу:

— Послушай, Боб, да ведь это же всего-навсего бобы.

Семь часов вечера. Восемь. Девять.

* * *

Все стали готовиться ко сну. Я не спал так давно, что временами мутился рассудок. Однако даже не представлял, как смогу заснуть. Лиз суетилась, превращая кабинетную софу в спальное место для своего папочки и меняя простыни в предназначенной для моих родителей большой хозяйской спальне. Я тупо бродил за ней следом с одеялами, простынями и полотенцами в руках. Сама она решила спать в комнате мальчиков, но, подойдя к дверям, замерла и прошептала:

— Нет, не могу… Я не могу здесь спать. О Боже, Алекс… — и снова разразилась рыданиями. Я попытался обнять её за плечи. Она сразу выскользнула из-под моей руки и, немного успокоившись, сказала: — Я устроюсь на раскладушке в общей комнате, а ты ляжешь на кушетке в гостиной.

С этими словами жена пошла в ванную, а я поплёлся следом со стопкой полотенец в руках. Лиз остановилась перед туалетным столиком, посмотрела в зеркало, а потом на раковину. Я видел отражение её неподвижного, похожего на маску лица в зеркале, но, когда она вдруг резко повернулась ко мне, на нём было написано изумление.

— Как сюда попали эти монеты?

Умывальник был сделан из искусственного мрамора со встроенной в него раковиной. И вот на краю раковины, между кранами я увидел десятицентовые монеты с изображением головы статуи Свободы. Монет было семь, и они образовывали абсолютно прямую линию.

— Понятия не имею, — удивился я.

— Может быть, их разложили мальчики? Увлеклись коллекционированием?

— Не думаю.

Ответ был, конечно, неопределённым, но я ни на йоту не сомневался, что раньше этих монет не видел. Я бы не мог их не заметить. Я всегда стоял рядом с Кевином и Шоном, когда те чистили зубы. Мне надо было убедиться, что процедура продлится более двух секунд, а по её завершении парни хорошенько умоются. Делал я это вовсе не потому, что зациклился на гигиене зубной полости своих детей. За моей бдительностью маячила Лиз. Я знал, что мне придётся отвечать за все, даже малейшие пробелы в воспитании. Поэтому просто не мог не заметить монет на умывальнике. Их появление меня испугало. Показалось каким-то безумным сигналом.

— Кто-то их сюда положил, — сказал я.

— Кто? Зачем?

— Похититель.

— Боже мой, Алекс…

— Пойдём, я хочу тебе кое-что показать. — Я провёл её в комнату мальчиков, указал на маленького кролика-оригами и спросил: — Скажи, эта штука принадлежит кому-то из них? Я её раньше никогда не видел…

— Нет, — ответила Лиз, — я её тоже не видела. — Она бросила на меня испуганный взгляд и прошептала: — Что это такое, Алекс? Кролик. Монеты. Что это должно означать?

— Не знаю.

На её глазах выступили слёзы, но, когда я попытался её утешить, Лиз стряхнула мою руку. Я прошёл следом за ней в ванную комнату; она высморкалась, ополоснула лицо холодной водой и уткнулась в полотенце.

* * *

Когда раздался громкий стук в дверь, я сидел на четвереньках в общей комнате, безуспешно пытаясь привести в рабочее состояние нашу рахитичную раскладушку. У дверей по очереди дежурили Джек и мой отец. Папа что-то хрипло спросил, а посетитель ему ответил. Я узнал голос Шоффлера. Вскоре они появились в дверях, а я всё ещё пытался выбраться из-под раскладушки.

— Как дела? — спросил Шоффлер.

Я изобразил нечто похожее на пожатие плечами. Сам детектив выглядел отвратительно. На нём был страшно помятый льняной пиджак со свободно болтающейся одинокой пуговицей. С бёдер свисали видавшие виды штаны цвета хаки. С законного места этот предмет туалета вытеснило внушительное брюхо копа. По глазам было заметно, что их владелец срочно нуждается в отдыхе. Волосы на правой стороне головы полицейского стояли торчком, значит, по пути к моему дому Шоффлеру удалось вздремнуть в машине.

— Боюсь, что вас зверски донимает пресса, — посочувствовал он. — Если хотите, я попрошу полицию округа выставить у ваших дверей охрану.

— Если станет невмоготу, я скажу, — пожал я плечами.

— Вы ведь тоже этим занимаетесь? — спросил Шоффлер, кивая в сторону входной двери.

— Да, — ответил я. — И эти ребята просто делают своё дело.

— Ведь вы — Боб… я не ошибся? — Коп посмотрел на моего отца и, засунув палец под ремень, попытался подтянуть повыше штаны.

— Нет, не ошиблись. Роберт Джей Каллахан, с вашего позволения, — хохотнул на высокой нотке отец, и для тех, кто его хорошо знал, это говорило о том, что мой старик очень нервничает.

— Вы не могли бы пригласить сюда всех, кто сейчас находится в доме?

Я окаменел от ужаса.

— У вас есть что сообщить? Имеются… новости?

Шоффлер отрицательно покачал головой и, наклонившись, надавил на раму, удерживающую непокорные ножки раскладушки. Кровать с грохотом развернулась.

— Извольте, — усмехнулся коп.

Затем мы вдвоём ухитрились передвинуть это нелепое сооружение на нужное место.

— У моего сына была подобная штуковина, когда он лежал в госпитале, — сказал детектив. — Мне тоже довелось разок на ней спать. Довольно удобно.

Когда Лиз и все остальные расселись, Шоффлер объявил, что хочет познакомить нас с развитием событий в течение дня и ситуацией на данный момент. Поиски в лесу за территорией ярмарки продолжаются, сказал он, и в них участвует столько волонтёров, что «не протолкнуться». Горячая линия просто «раскалилась» от звонков, но, чтобы их «рассортировать», потребуется время. Опрос служащих ярмарки идёт медленно, но всё-таки идёт, продолжил Шоффлер и добавил, что надёжных свидетелей, запомнивших наших мальчиков, найти пока не удалось.

— Впрочем, об этом я уже говорил Алексу, — закончил коп.

Я вдруг увидел перед собой Кевина и Шона — мальчишки весело хохотали над ужимками жонглёра. Я потряс головой, пытаясь прогнать это тревожное видение. Теперь, думая о детях, я постоянно испытывал чувство потери. И это приводило меня в состояние близкое к панике. Мне казалось, что я снова и снова карабкаюсь на скалу и каждый раз с неё срываюсь. Так бывает только в кошмарных снах.

Единственная положительная новость заключалась в том, что торгующий свечами педофил находится вне подозрений.

— Тем не менее администрация ярмарки прихлопнула его лавочку, и он уже не сможет продавать малышам свои волшебные жезлы и магические свечи. Но парень отчитался за каждую минуту своего времени, и его участие в покушении исключается.

— Это утешает, — промолвила Лиз, сжимая кулачки.

— А я где-то слышал, что слишком надёжное алиби вызывает подозрение, — заметил Джек.

Шоффлер вздохнул и спокойно возразил, что готов ответить на все интересующие нас вопросы. За какие-то десять минут он ухитрился не только очаровать и успокоить мою маму и Лиз, но и произвести хорошее впечатление на мужчин. А его таланту слушать собеседника могли позавидовать даже самые опытные репортёры.

— Слишком надёжное алиби? — переспросил он. — По правде говоря, Джек, такой вещи просто не существует. Я понимаю, что вы хотите сказать, но в нашем случае множество людей готовы под присягой свидетельствовать о местонахождении парня в интересующий нас период времени.

— И чем же он занимался? — спросил мой отец. — Если мне будет позволено задать подобный вопрос.

Шоффлер пригладил торчащий вихор и выдавил некое подобие улыбки.

— Его вообще не было на ярмарке. Вторую половину дня, с часу до шести, свечник провёл… — коп открыл записную книжку, — в мотеле «Бейсайд» в городе Аннаполис, где проходит курс безопасного вождения автомобиля. — Шоффлер взглянул на нас и снова обратился к записной книжке. — После этого он отправился в группу поддержки лиц, недавно потерявших родителей — его мать умерла три недели назад. Группа собиралась в Аннаполисе в епископальной церкви Святой Троицы, — закончил Шоффлер и закрыл записную книжку.

— Итак, этот парень отпадает, — подытожил Джек.

— Да.

— Это хорошо, — повторила Лиз и, глядя на меня, спросила: — Верно?

— Верно, — ответил Шоффлер. — Поскольку исключает одну из версий, что обычно идёт на пользу следствию, позволяя использовать наличные ресурсы в ином направлении. Итак, — он потёр руки, — есть ли у вас другие вопросы?

— Звонков с требованием выкупа не поступало, — сказал мой отец, с тревогой поглядывая в мою сторону. — Меня интересует, что вы думаете по этому поводу?

— Пока в любом случае слишком рано, — ответил Шоффлер. — Но если вы хотите знать моё мнение, то я таких звонков не жду.

— Не ждёте? Но… но… почему?

Шоффлер недовольно скривился и вздохнул.

— Если вы охотитесь за деньгами, то зачем захватывать двоих детей? Ведь это же не распродажа, если вы понимаете, о чём я.

— Боюсь, не понимаю, — вступил в беседу Джек.

— Два ребёнка означают для похитителя двойное беспокойство, — пожал плечами Шоффлер. — Но это вовсе не значит, что он получит за них двойной выкуп. Несчастные родители, по моему мнению, готовы заплатить за одно дитя не меньше, чем за двоих. И кроме того… — Он заколебался, но, видимо, решив не обходить острых углов, продолжил: — В мире есть множество богатых людей. Если детей крадут из корыстных мотивов… то похитители выбирают родителей с… м-м… большими финансовыми возможностями, чем Алекс и Лиз. Конечно… — Он вопросительно посмотрел на Джека и моих родителей. — Конечно, если дедушки и бабушки похищенных детей не…

— Я — директор средней школы, — нервно усмехнулся Джек, что было для него совершенно нетипично. Относительная нехватка средств была тем единственным предметом, упоминание о котором вынуждало Джека вставать в оборонительную позицию. — Может, Боб является тайным миллионером?

И он снова усмехнулся, глядя на моего отца.

— Нет, — отрицательно покачал головой папа. — Я не хочу сказать, что мы, — он посмотрел на маму, — не можем собрать кое-какую мелочишку, если ликвидируем все активы. Но… — Он покачал головой, видимо, размышляя о словах Шоффлера.

— Итак, — произнёс полицейский, — вы понимаете, что я имею в виду. — Он воздел руки к потолку, а затем расслабленно уронил их на колени.

— А что можно сказать о мотивах, не имеющих прямого отношения к финансам?

— Каких же? — встрепенулся Шоффлер.

— Я имею в виду своего сына и передачи, которые он готовит, — взглянул отец в мою сторону. — Парень нажил себе немало врагов.

— Это так? — спросил коп, вскинув брови.

Я ощутил то тревожное напряжение, которое появляется, когда в кровь поступает новая порция адреналина. Сам я почему-то ни разу не подумал о подобной возможности. Мысль о том, что похищение мальчиков произошло по моей вине, вызвала у меня отвращение. Но для своих репортажей я всегда искал острые темы. Организованная преступность, отмывание денег, незаконная торговля оружием и тому подобное. Вполне возможно, что…

— Мой отец прав, — кивнул я Шоффлеру. — Мне это почему-то в голову не приходило.

— В таком случае, — произнёс Шоффлер, — не могли бы вы назвать людей, которые имеют против вас такой зуб, что способны…

— Но при чём здесь дети? Почему не я?

— Просмотрите свои досье и составьте список тем и лиц, которые привлекут ваше внимание или вызовут подозрение. Это не повредит.

Я обещал все сделать, а Шоффлер вопросительно взглянул на каждого из нас. Похоже, к этому времени вопросов ни у кого не осталось.

— Простите… — встал Джек и широко зевнул, — позвольте мне выразить вам нашу глубокую признательность.

— Может, хотите чаю со льдом? — спросила мама, поднимаясь с места. — Или кофе?

— Вообще-то, — протянул Шоффлер, — мы хотели бы немедленно приступить к осмотру помещения, хотя я знаю, что час уже поздний.

— Осмотру? — переспросила Лиз. — Какому осмотру?

— Осмотру помещения, — повторил Шоффлер и, глядя на меня, продолжил: — Мы с вашим супругом уже обсуждали этот вопрос. Он думает, что похитители побывали в вашем доме. Не исключено, что нам удастся что-то обнаружить. Впрочем, в любом случае это обязательная процедура.

— Я вовсе не думаю, что они здесь были, — поправил я Шоффлера. — Я это знаю.

— Ты сказал им о монетах? — спросила Лиз. — И о кролике?

— А это ещё что? — поинтересовался детектив.

Когда я стал объяснять, он кивнул, достал записную книжку и сделал пометку.

— Мы заберём это с собой в качестве вещественных доказательств.

— Ничего не понимаю, — сказал я Шоффлеру. — В том, что здесь побывал Кевин, нет никаких сомнений. Он звонил мне с этого номера. Теперь, когда я отдал вам свой аппарат, вы это и сами знаете.

Шоффлер ответил неопределённым кивком, подтянул штаны и произнёс:

— Верно. И мы попросили фирму «Верисон» представить нам полный отчёт.

— Что именно?

— Список входящих и исходящих звонков с вашего сотового. Мы хотим убедиться, что звонок Кевина не был переправлен с другого аппарата. Подобное, как вам известно, случается.

— Но…

Не обращая внимания на мой слабый протест, Шоффлер продолжил:

— Время позднее, и нам хотелось бы начать обыск. Думаю, что на это уйдёт пара часов. Поэтому не стану возражать, если у вас возникнет желание куда-нибудь прокатиться или заняться каким-то иным столь же приятным делом.

— Прокатиться? — переспросила мама таким тоном, словно детектив предложил нам «искупаться в океане» или «сделать маникюр».

— На некоторых людей обыск действует угнетающе, — спокойно пояснил Шоффлер. — Да и кому понравится, когда чужие люди копаются в их доме. Роются в личных вещах. Но если вы вдруг пожелаете остаться, — пожал он плечами, — вам придётся пробыть в этой комнате до тех пор, пока мы не покончим со всеми другими помещениями. После этого мы поищем здесь. — Он щёлкнул языком, и этот звук показался мне неестественно громким.

— Что же, — сказала мама, — лично у меня нет ни малейшего желания куда-нибудь «прокатиться».

— Думаю, мы все останемся здесь, — заключил я.

— Нас это вполне устроит, — ответил Шоффлер. — В этом случае мы сможем вычеркнуть ещё один пункт из нашего списка. Возьмём у вас отпечатки пальцев.

— Что?! — изумился Джек.

— Абсолютно стандартная процедура, мистер Таггарт. Мы должны иметь отпечатки пальцев всех, кто находится в этом доме, чтобы позже их исключить. Затем мы возьмём отпечатки у тех, кто здесь побывал: уборщицы, няньки, водопроводчика. По той же причине. — Коп закончил разъяснение и взглянул на часы.

— Но почему это нельзя сделать завтра? — спросил Джек, обнимая Лиз за плечи. — Моя дочь совсем обессилела.

— Знаю, — печально покачал головой Шоффлер. — Час действительно поздний. Но не сомневаюсь, что вы нас поймёте правильно: если здесь остались следы, способные пролить свет на печальное событие, то нам хотелось бы обнаружить их как можно раньше, чтобы немедленно приступить к действию. Но и это ещё не все. Чем больше мы будем ждать, тем более место действия окажется, простите меня, «загрязнённым». Кроме того, команда уже ждёт за дверью и готова приступить…

— Они уже у дома? — услышал я собственный голос.

Я не понимал, почему это сообщение меня встревожило, но дело обстояло именно так.

— Вы не возражаете, если мы приступим? — спросил Шоффлер и ещё раз взглянул на часы.

Глава 10

Некоторое время мы сидели в неловком молчании, не зная, что сказать. В конце концов, Джек схватил пульт дистанционного управления и включил телевизор.

Какая программа подходила для нас в нашем положении? Все мелькающее на экране не выдерживало никакой критики. Недовольно скривившись, Джек переключился с бейсбола на криминальное шоу, с криминального шоу на комедию положений, а с неё на документальную программу о моде.

— Папа… — позвала Лиз.

Джек вырубил телевизор. Но когда экран потемнел, а электронный гвалт стих, мы услышали, что происходит в доме. Копы обыскивали гостиную. Мне казалось, что полицейские разносят помещение вдрызг. До нас доносились обрывки разговора, скрип выдвигаемых ящиков и стук дверей. Звуковое сопровождение обыска меня безмерно раздражало. Хотя я сам настаивал на проведении осмотра, он всё же казался мне вторжением в мою личную жизнь.

В этот момент слово «вторжение», неуместное в контексте личной жизни со своим военным отзвуком, выглядело вполне подходящим. Чужие люди рылись в наших пожитках, словно мы подверглись нападению и территориальная целостность моей семьи была нарушена. Я всем сердцем ненавидел топот их ног, приглушённые голоса и спорадические взрывы смеха. Эти звуки так меня достали, что я взял со стола пульт дистанционного управления и нажал на кнопку.

Это оказалось ошибкой. Я попал на самый конец десятичасовых новостей. Все присутствующие издали короткий вздох, когда на экране возникла фотография наших мальчишек, а ведущий сказал:

— Никаких новостей в связи с исчезновением близнецов Каллахан…

— Боже! — всхлипнула Лиз, и я выключил телевизор.

Когда в комнате появилось некое создание с всклокоченными огненными волосами, отвратительной кожей и зелёными ногтями, чтобы снять отпечатки пальцев, мы почувствовали, стыдно сказать, облегчение.

Нам всем пришлось испытать на себе скверный характер этой дамы, приглашавшей нас поочерёдно занять место рядом с ней. Используя кофейный столик в качестве опоры, она прижимала наши пальцы к чернильной подушке, а затем прокатывала на специальной карточке. Когда, прокатав мой левый мизинец, она отняла его от листка, весь этот процесс показался мне отвратительным, хотя карта содержала лишь минимальные сведения, позволявшие установить мою личность, да овальные отпечатки со сложным рисунком линий.

Рыжеволосая дама вручила мне влажную салфетку, чтобы я стёр чернила с кончиков пальцев, и моё место заняла мама. Не знаю, по какой причине, но мама не позволила манипулировать своими пальцами. Возможно, на неё подействовали те полдюжины чашек кофе, которые она выпила после прибытия. Впрочем, не исключено, что кончило действовать успокоительное. Одним словом, она решила провести процедуру самостоятельно. Мама извинялась, а дама, отправляя испорченную в очередной раз карту в корзину для бумаг, демонстративно вздыхала.

— Расслабьтесь, — повторила она в десятый раз, — и позвольте мне заняться вашими пальцами. Когда вы прикладываете палец к карте, вы смазываете оттиск. — В её голосе звучали одновременно осуждение и высокомерная снисходительность. — Прикладывайте ровнее, не двигайте… Позвольте мне.

— Я не двигаю, — возражала мама.

— Нет, двигаете.

— Перестаньте её терзать, — вмешался я, — ведь процедура, насколько я понимаю, добровольная.

Мама подняла на меня полный благодарности взгляд, и я увидел, что она вот-вот начнёт хлюпать носом.

— Давайте попробуем ещё разок, — не унималась полицейская сучка, заполняя очередную карту и издавая очередной театральный вздох.

На этот раз примерно пару минут всё шло, как положено, но затем мама, видимо, дёрнула пальцем или произвела иное недопустимое действие.

— Вы опять за своё?!

Мама не выдержала и заплакала.

— Оставьте её в покое, — произнёс отец, поднимаясь на ноги.

— Извините, — сказала рыжая стерва, вылезая из-за стола и направляясь к двери. — Мне слишком мало платят, чтобы я терпела подобные издевательства.

— Прости, мамочка, — понуро произнёс я.

— Может, принести тебе воды, Гленна? — обеспокоенно спросил отец. — Алекс, как ты думаешь, мы можем раздобыть воды?

— Не вопрос. — Я поднялся с софы и поговорил с дежурившим в коридоре копом. Я вдруг понял (и сразу почувствовал себя виноватым), что родители меня уже достали и мне хочется, чтобы они уехали домой. Так же, впрочем, как и Джек.

Я знал, что они приехали, потому что должны были приехать, чтобы поддержать нас и оказать посильную помощь. Думаю, что, если бы они не появились, я был бы сильно обижен. Однако получилось, что Лиз и я вынуждены были постоянно за ними ухаживать.

После того как полицейский принёс маме воду, в гостиной появился Шоффлер. Он остановился на пороге и, опершись руками о дверной косяк, спросил:

— Не мог бы я перекинуться с вами парой слов, Алекс? И с вашей женой?

В его лице я увидел нечто такое, что у меня оборвалось сердце. Перчатки из латекса, которые были у него на руках (а также на руках всех других копов), придавали ему зловещий вид патологоанатома. Я вскочил на ноги так резко, словно ко мне был привязан канат и кто-то его сильно рванул.

— В чём дело?

— Вы можете смело говорить при всех, — вставил отец. — Мы — одна семья.

Шоффлер поднял руку, обратив ладонь в сторону папы жестом регулировщика уличного движения.

— Только родители, — произнёс детектив с кривой, похожей на оскал улыбкой.

Лицо Лиз стало серым. Мы прошли вслед за Шоффлером в мой кабинет, где на углу письменного стола восседал полицейский в форме и, естественно, в перчатках из латекса. Полицейский держал в руках блокнот.

— Этого офицера зовут Дэвид Эбеннджер, — представил своего коллегу Шоффлер. — Он занимается вещественными доказательствами.

Мы не совсем поняли, и ему пришлось пояснить, что по существующим правилам все манипуляции с вещдоками проводит один человек. Он вешает на них бирки, кладёт в пластиковые мешки, помещает на склад, достаёт оттуда и даже представляет в суде.

— Нам надо соблюдать законы на тот случай, если дело дойдёт до суда.

Мы кивнули. Мы все поняли.

Затем Шоффлер закрыл дверь и сказал:

— Мы кое-что нашли.

Я утратил дар речи.

На моём письменном столе стоял картонный ящик, размером примерно с коробку для обуви. К нему был прикреплён белый ярлычок с какой-то надписью. Шоффлер кивнул Эбеннджеру и при помощи карандаша извлёк из коробки мятый и очень грязный предмет одежды, оказавшийся жёлтой футболкой. Пятна на ней имели красновато-бурый цвет, и я догадался, что это — кровь.

Лиз застонала, я обнял её за плечи, и она уткнулась лицом мне в грудь. У неё не было сил смотреть на майку, а я, напротив, не мог оторвать от неё глаз. Шоффлер стал легонько потряхивать висящую на карандаше футболку. Коп хотел, чтобы ткань расправилась, но поскольку кровь высыхала на мятой одежде, он не очень преуспел в своём начинании. Почему-то я считал, что должен следить за всеми действиями детектива. Я с ужасом ждал, когда окровавленная футболка соскользнёт с карандаша и упадёт на мой стол. Допустить этого я не мог. В конце концов слипшаяся ткань расклеилась и развернулась. Словно разжавшийся кулак. Я увидел всего лишь несколько квадратных дюймов ткани, но мне вполне хватило и этого. Вглядываться не было никакой нужды.

Я заметил карикатурное изображение рыбьего хвоста. Я знал, что этот хвост принадлежит киту, по телу которого идёт надпись: «НАНТУКЕТ».

— Это одежда Кевина, — с усилием вымолвил я. — Шон носил зелёную.

Я не мог оторвать глаз от рубашки, пытаясь сосредоточить все своё внимание на ткани и отгоняя от себя образ Кевина, облачённого в эту жёлтую майку. Во рту я ощущал отвратительный металлический привкус. Лиз дрожала в моих объятиях.

— Где вы её нашли? — повисли в тишине мои слова.

— Вы можете подтвердить это, миссис Каллахан? Я имею в виду принадлежность футболки.

Лиз напряглась, подняла голову, повернулась, посмотрела и издала ужасный тонкий звук. Прикрыв рот ладонью, она несколько раз коротко кивнула.

Но Шоффлер не унимался:

— Итак, вы говорите, что этот предмет одежды принадлежит вашему сыну Кевину?

— Да.

— Где вы её нашли? — снова спросил я, но Шоффлер опять не ответил. Он осторожно вернул футболку в коробку и закрыл крышку при помощи того же карандаша.

Эбеннджер аккуратно запечатал коробку клейкой лентой.

— Имеется ещё кое-что, — сказал Шоффлер. — Не могли бы вы пройти со мной?

Шоффлер шёл первым, а Эбеннджер тащился за нами. Я изо всех сил старался не думать о том, какой очередной кошмар намерен продемонстрировать нам детектив. Все своё внимание я сосредоточил на затылке Лиз, на небольшом тёмном «конском хвостике», слегка подрагивающем в такт её шагов. Когда мы вошли в комнату мальчиков, я едва дышал.

— Мы пока решили оставить это in situ[1]. — Шоффлер с помощью своего карандаша открыл дверцу стенного шкафа и спросил, показывая все тем же карандашом на верхнюю полку: — Вы можете это объяснить?

Детектив шагнул в сторону, чтобы мы могли заглянуть в шкаф. Там, рядом с коробкой игрушек, стоял стеклянный миксер, наполненный какой-то прозрачной жидкостью. Сосуд находился на самом краю полки, и казалось, он вот-вот упадёт.

— Что это? — спросила Лиз. — Вода?

— Пока мы этого не знаем, но вы нам очень поможете, если поясните, что сие означает.

Лиз вопросительно смотрела на меня, но я лишь пожал плечами. Я понятия не имел, как оказался и что делает заполненный жидкостью сосуд на верхней полке стенного шкафа в комнате мальчиков.

— Может, у них были животные? — спросил Шоффлер. — Лягушка, жук… или рыбки? В таком случае это обретает смысл.

— Не думаю, — ответил я.

— Хм… — буркнул Шоффлер, — значит, не думаете… А что думает миссис Каллахан? — повернулся он к Лиз.

Лиз отрицательно покачала головой, помрачнела и как-то странно на меня посмотрела.

— Мы сдадим жидкость на анализ и снимем отпечатки с сосуда. Да, кстати, он принадлежит вам? — спросил детектив, переводя взгляд с меня на Лиз и обратно.

— Не знаю, — ответил я. — Вполне возможно.

— Я эту вещь не помню, — сказала Лиз.

— Хм… — в который раз протянул Шоффлер. — Ну что же, Дейв займётся это штуковиной, — кивнул он в сторону шкафа, — а моя команда перебазируется в общую комнату. Остальные помещения переходят в ваше распоряжение, — закончил полицейский, стягивая с рук перчатки.

— Детектив… — заговорил я.

— Это не займёт много времени, — отмахнулся Шоффлер. — И мы оставим вас в покое. Думаю, что все вы очень устали, особенно старики.

— Эта рубашка… — вмешалась Лиз. — Означает ли это…

— Прошу прощения, — оборвал её Шоффлер, возвращаясь к официальному тону. — Данный предмет одежды является вещественным доказательством, и все связанные с ним вопросы следует отложить. Для любого рода предположений и допущений время ещё не наступило. Мы направим этот предмет в лабораторию и, лишь получив ответ, сможем обсудить предметно.

— Но…

Он пошёл к двери, и нам с Лиз осталось только последовать за ним в коридор. По пути в общую комнату нам пришлось пропустить к выходу полицейских с двумя большими коробками «вещественных доказательств», тщательно опечатанных специальными лентами.

— Что это? Что вы выносите? — спросил я у Шоффлера.

— Думаю, что это ваш компьютер, — ответил тот.

— Мой компьютер?!

— Не волнуйтесь, Алекс. Это стандартная процедура. Вы утверждаете, что в доме побывал похититель, не так ли? Поэтому мы обязаны изъять некоторые вещи и тщательно их проверить. Как только закончим, офицер Эбеннджер передаст вам копию ордера на обыск и список предметов, изъятых в качестве вещественных доказательств. Вы сможете внимательно изучить список. Теперь о компьютере. Мы вправе допустить, что мальчики вступали в контакт с неизвестным нам лицом или лицами через Интернет. Мы обязаны проверить эту версию.

— Алекс, — сказала Лиз, — я надеюсь, ты это контролировал. Скажи, да или нет?

— Они не пользовались компьютером.

— Алекс!

— Дети к нему не приближались! Думаю, что парни даже не знают, как его включить.

Последнее утверждение, видимо, соответствовало истине. Инженеры фирмы «Эппл» так надёжно спрятали кнопку включения «Макинтоша», что я, купив его, был вынужден звонить в магазин, чтобы узнать, где эта чёртова кнопка скрыта.

— Ты мне обещал.

— Лиз…

— Алекс, — остановил назревающий конфликт Шоффлер, — вы согласитесь пройти проверку на детекторе лжи?

— Что? — спросил я, хотя прекрасно расслышал его слова и понимал, что они означают.

Убийство — включая убийство детей — часто оказывается семейным делом. Когда пропадают дети, родители первыми попадают под подозрение. Я помнил слова, произнесённые Кристиансеном, когда мы шагали к джипу по безлюдному полю за воротами ярмарки. «В девяти случаях из десяти это бывают родители», — сказал он тогда.

* * *

Разве можно забыть дело Сюзан Смит? Улыбающиеся мордашки её детей в течение многих дней появлялись в новостях, оттесняя на второй план все остальные события. Обезумевшая от горя мать умоляла вернуть ей мальчиков, которых сама убила, позволив автомобилю с пристёгнутыми ремнями безопасности детьми скатиться в ледяные воды озера. Как могла мать совершить подобное? — спрашивал я себя. Неужели эта женщина спокойно взирала на то, как машина скрывается под водой и вместе с ней в небытие уходят её дети? Я помнил и парочку из Флориды, слёзно просившую вернуть им обожаемую дочь, расчленённое тело которой позже обнаружили на заднем дворе их дома.

«Алекс, вы согласитесь пройти проверку на детекторе лжи?» — спросил Шоффлер, и это означало, что я оказался в одной компании с Сюзан Смит и безутешной четой детоубийц из Флориды.

Я всё понял. Предложение пройти проверку означало, что окровавленная футболка… а может быть, и что-то иное, обнаруженное в доме… заставило их подумать, будто я замешан в исчезновении мальчишек. Но я-то знал, что полиция ошибается.

Не дождавшись ответа, Шоффлер вновь поднял руку жестом регулировщика уличного движения:

— Вы не обязаны проходить проверку. Дело это сугубо добровольное. Вы меня понимаете?

— Что? — спросила Лиз — Что?!

Я стоял, чувствуя, как во мне закипает гнев.

— Я согласен на проверку. Но это лишняя потеря времени. Я ничего не понимаю. Сотни людей на ярмарке должны были видеть моих парней. Кроме того, мне звонил Кевин. Звонил из этого дома. Ваш человек… как его… Кристиансен в этот момент был со мной в машине.

Шоффлер недовольно скривился и уставился в потолок, словно ожидал увидеть там информацию свыше. Затем, видимо, приняв решение, кивнул:

— Начнём со звонка. Вы утверждаете, что звонил ваш сын, но никто не может этого подтвердить. Звонить мог кто угодно. Даже если звонили действительно отсюда.

Мне показалось, что детектив хотел что-то добавить, но, передумав, всего лишь покачал головой.

Впрочем, я знал, что думает полицейский, и не произнесённое им слово взорвалось в моей голове, словно петарда, — соучастник.

— То же самое можно сказать и о кроссовке, которую вы заметили у изгороди, — продолжил он. — Я, поймите меня правильно, ни на что не намекаю, но весь вопрос в том, кто её обнаружил?

— Какая кроссовка? — заволновалась Лиз. — Есть ещё и кроссовка?

— На территории ярмарки мы нашли детскую кроссовку, — ответил Шоффлер. — Согласно заявлению вашего супруга, она принадлежит одному из мальчиков.

— Кевину, — уточнил я. — Фирма «Найк».

— Я хочу, чтобы вы поняли, почему нужна проверка на детекторе лжи, — успокаивающе произнёс Шоффлер. — Она нужна потому… дело в том, что все, чем мы располагаем… — Он замолчал, пожав плечами.

Самого главного коп не сказал, но я всё понял. Я мог подкинуть кроссовку к турнирной арене и затем указать на неё Шоффлеру. Сообщник мог позвонить из дома на мой сотовый телефон. До сих пор не поступило ни требования выкупа, ни иных телефонных звонков. Шоффлер сказал: «Зачем захватывать двоих детей? Ведь это же не распродажа». Моя версия не имеет объективных доказательств. В ней всё начинается с меня и мной заканчивается.

— Но кто-то же должен был нас видеть! — воскликнул я. — Это полное безумие! Нас видели тысячи людей.

— Если вы говорите о посетителях, — спокойно произнёс Шоффлер, — то вы правы. Нам звонило множество людей, которые заявляют, что помнят вас. — Он снова громко щёлкнул языком, и в этом звуке я на сей раз уловил сожаление. — Но дело в том, что о происшествии уже раструбили по ящику и большинство звонивших не были на ярмарке в то время, когда там присутствовали вы. Я убеждён, что мы в итоге найдём множество надёжных свидетелей, видевших вас и ваших сыновей на ярмарке в интересующий нас отрезок времени. Однако пока мы в этом не преуспели. — Он развёл руками, как бы говоря: «Ну что мы можем поделать?» — Я бы посоветовал вам согласиться на детектор лжи.

— Я согласен на проверку.

— Вот и хорошо, — одобрил детектив. — Я включу вас в расписание.

За его спиной материализовались мои родители и Джек.

— Они отправили нас в кухню, — сообщила мама.

— Что это ещё за проверка? — поинтересовался Джек.

— Они хотят, чтобы Алекс прошёл через детектор лжи, — выпалила Лиз.

— Детектор лжи? — грозно произнёс мой отец, адресуя вопрос Шоффлеру. — Что это, чёрт побери, должно означать?!

Шоффлер, снова прибегнув к жесту регулировщика, пояснил:

— Обычная процедура. Для исключения из числа подозреваемых…

— Так же как и отпечатки пальцев? — озарилась мама. Шоффлер утвердительно кивнул.

— Послушайте, детектив! — расправил плечи отец. — Скажите правду. Может, нам уже стоит пригласить сюда адвоката?

— Проверка проводится исключительно на добровольной основе. Если ваш сын не пожелает…

— Нет, — оборвал я детектива. — Боже мой, папа! Никаких адвокатов. Мне не нужен адвокат.

— Это не… Я всего лишь… — Отец потряс головой, и я увидел — он так крепко сжал руку мамы, что побелели костяшки их скрестившихся пальцев. — Мне очень не нравится, куда идёт дело, Алекс. И совсем не нравится, как оно ведётся.

— Я поставлю вас в очередь на утро, — сказал мне Шоффлер.

На какой-то миг это ложное подозрение меня испугало, что было понятно, если учесть, в чём меня обвиняют. Ведь я, как и любой репортёр за дверью моего дома, мог передать в эфир: «Новое развитие событий в деле исчезновения близнецов Каллахан. В доме найдена окровавленная футболка. Полиция предлагает отцу пройти проверку на детекторе лжи».

Меня охватил гнев, на смену которому пришла печаль. Но эти чувства бушевали всего несколько секунд и вновь утонули в отчаянии, овладевшем мной после того, как Шоффлер продемонстрировал нам пропитанную кровью футболку Кевина. Единственный проблеск надежды давала отвратительная, ненавистная самому мне мысль: в коробке была одна футболка, а не две. Кроссовка тоже принадлежала Кевину. Может быть, хотя бы Шон…

Мне вдруг показалось, что я тону.

Возможно, бессознательно я слишком уверовал в то, что полиция найдёт похитителей моих сыновей и приведёт домой Кевина и Шона. И невольно сделал на эту мысль ставку больше, чем она того заслуживала и чем хотел я сам. Я переоценил профессионализм, компетентность и энергию властей, их людские и технические ресурсы. Вертолёты, квадраты поиска, проводники с собаками, эксперты по сбору вещдоков, базы данных и всё такое, видимо, произвели на меня гипнотическое воздействие.

Но если предложение пройти проверку на детекторе лжи означает (другое просто невозможно), что меня считают виновным в исчезновении моих детей, то не остаётся никаких надежд. Полиция настолько сбилась с курса, что следует надеяться не столько на неё, сколько на жёлтые ленточки, которые соседи уже начали привязывать к деревьям, растущим вдоль Ордуэй-стрит.

Глава 11

Тест на детекторе лжи был назначен на одиннадцать часов утра, и, несмотря на свою невиновность, я волновался. Каким образом прибор (я имел весьма смутное представление о принципе его действия) способен различить все разновидности стресса? Как отличить напряжение, возникающее в момент лживого утверждения, от волнения, связанного с пропажей детей, тревогой за их судьбу, ложным обвинением и процедурой самого теста?

Но мысли о предстоящей проверке позволяли хотя бы на время забыть об окровавленной футболке. Мне очень хотелось уехать из дома, вот только проходить мимо репортёров было крайне неприятно, особенно после того, как Шоффлер передал журналистской братии информацию о «пропитанной кровью детской одежде». Атмосфера в доме под колпаком прессы и полиции с каждым часом становилась всё более невыносимой, а мучительное ожидание — нестерпимым.

Когда звонил телефон, что случалось каждые пять минут, мы замирали, томясь между страхом и надеждой.

Страха было гораздо больше, поэтому отсутствие новых сведений о мальчиках приносило своеобразное облегчение. Едва мы вешали трубку, как раздавался новый звонок от прессы, полиции, друзей или желающего помочь незнакомца. Оказалось, что избитое клише полностью соответствует истине. Отсутствие новостей являлось для нас хорошей новостью — исполнение приговора откладывалось в очередной раз.

Мои родители и Лиз дымились от ярости, когда высказывались подозрения в мой адрес. И только Джек сомневался. Папаша Лиз никогда и ни в чём не был до конца уверен. Однако его сомнения я воспринимал спокойнее, чем скорбные причитания обиженной мамы.

Отец хотел сопровождать меня в полицейский участок, и даже Лиз предлагала свою помощь. Но я не имел права подвергать их новым испытаниям.

На утренней пресс-конференции, за ходом которой мы следили по телевизору, Шоффлер категорически отказался отвечать на вопросы об «окровавленной футболке» и предупредил об опасности каких-либо «преждевременных умозаключений».

Итак, я знал, чего следует ожидать, переступая порог дома.

И вот час настал. Кристиансен и один из его коллег прибыли к нам, чтобы доставить меня в участок на полицейской машине. Хотя на мне не было ни наручников, ни кандалов, словечко «эскортировать» никоим образом не передаёт тот ад, который воцарился у моего дома, когда копы вели меня вниз по ступеням и через беснующуюся толпу репортёров.

Я не был под арестом, но все действия моих проводников говорили о том, что они ведут закоренелого преступника. Я изо всех сил пытался подавить вполне естественное желание опустить глаза, но это давалось мне с большим трудом. Несмотря на вспышки фотоаппаратов, я заставлял себя идти с высоко поднятой головой и, когда мы добрались до машины, почти ослеп.

Кристиансен запихнул меня в автомобиль, и вскоре мы прибыли в участок на Парк-стрит, где мне предстояло пройти это мерзкое испытание. Теперь в деле, помимо нашего графства, были задействованы и власти округа Колумбия, «поскольку возникли юридические проблемы, решение которых зависит не только от места и характера преступления». Именно так Шоффлер пояснил ситуацию во время утренней пресс-конференции, на которой, по словам Кристиансена, присутствовали триста восемнадцать репортёров.

Следуя примеру большинства представителей власти, Шоффлер, несмотря на все мольбы прессы, не соизволил пояснить, что означают эти слова.

Впрочем, я, как и миллионы американцев, слышавших и видевших «экспертов», анализировавших заявление Шоффлера, все понял. Смысл его слов сводился к следующему.

Сценарий № 1. Я убил своих детей дома, избавился от их тел, а затем, проехав шестьдесят миль до Кромвеля, штат Мэриленд, пару часов побродил по ярмарке, дабы создать себе алиби. Лишь после этого я заявил об исчезновении детей. Таким образом, дело подпадает под юрисдикцию округа Колумбия.

Сценарий № 2. Я убил детишек где-то в Мэриленде неподалёку от ярмарки, и дело находится в юрисдикции графства.

Сценарий № 3. Мальчиков похитили на ярмарке (один из экспертов назвал это «версией отца пропавших детишек»). Юрисдикция — графство Энн Эрандел совместно с ФБР.

* * *

В полицейском управлении царило оживление, которое почему-то подействовало на меня успокоительно. Видимо, атмосфера здесь коренным образом отличалась от царящей в моём доме угнетающей обстановки.

Я понимал, что большинству находящихся здесь людей, начиная от рядовых клерков и кончая ведущими детективами, так часто приходится встречаться с крайними проявлениями варварства, что их эмоциональные реакции притупились. Каким бы немыслимым ни казалось преступление (пусть даже убийство детей), у него уже имелся прецедент и определённая статья в уголовном кодексе.

Здесь все являлось не событием, а процедурой и существовал чёткий порядок, в соответствии с которым следовало подходить к любому правонарушению. Процедура не оставляет места для проявления каких-либо чувств, включая гнев. Не могу сказать, что все присутствующие относились ко мне с изысканной вежливостью, но все они по крайней мере демонстрировали профессиональную, слегка презрительную корректность. Им хотелось быстрее покончить с проверкой, ради которой я сюда и прибыл, чтобы перейти к другим, столь же малоприятным делам.

В этом процессе, как и в снятии отпечатков пальцев, было что-то отталкивающее. Мне казалось, что я попал в ловушку и нахожусь в заведомо проигрышном положении. Тест на детекторе являлся современным вариантом испытания, которому подвергались салемские ведьмы. Судя по историческим передачам, к их ногам привязывали камни, а затем бросали в воду. Если женщина не тонула, как все другие люди, её объявляли ведьмой и сжигали на костре.

Детектор лжи сулил мне практически то же самое. Даже простое согласие на проверку шло мне во вред. Если я не окончательно провалюсь во время эксперимента, то результат (мне, как человеку, делавшему репортажи с судебных заседаний, это хорошо известно) может быть объявлен «неопределённым». Если же я пройду его с блеском, это тоже ровным счётом ничего не даёт, поскольку никто результатам теста не доверяет. Как сказал с улыбкой оператор, предлагая мне занять место у прибора, «эти данные не могут быть представлены в суде в качестве доказательств».

— Так зачем же в таком случае себя утруждать? — услышал я свой голос и страшно разозлился. Болтовня была здесь совсем не к месту.

— Результаты могут оказаться весьма поучительными, — пожал оператор плечами. — Даже если и не выходят на уровень доказательств.

Мы оба знали, почему они себя утруждают. Результаты теста могут оказаться «поучительными» в нескольких смыслах. Одно дело, если вы просто соглашаетесь на проверку, и совсем другое — если вам повезёт и у вас окажется оператор, который дружелюбно задаст нейтральные вопросы.

Гэри Кондид согласился пройти проверку, но пригласил своего оператора. Так же поступили и родители Джонбенета Рэмзи. Способы уклонения от обычной процедуры, к которым прибегали люди с сомнительной репутацией, были мне хорошо известны. Как и многим другим.

Тест, по существу, является формой давления на психику — давления прямого и примитивного. Перед вами сидит подозреваемый, и вы, пытаясь выжать из него сведения всеми доступными вам способами, выводите его из равновесия, заставляя психовать. Все это мы видели миллион раз. Итак, Шоффлер хотел выжать из меня информацию.

Оператор выдавил немного геля на электроды и приладил их к моей коже. Гель оказался страшно холодным.

Да и сам оператор, похоже, источал арктический холод, когда равнодушно разъяснял мне ход предстоящей процедуры. После бесконечной проверки оборудования он начал задавать мне вопросы из заранее подготовленного списка.

Самые простые звучали так: «Вас зовут Алекс?», «Вы живёте в Северной Дакоте?», «На вас голубая рубашка?» Он задавал их столь же ровно, что и вопросы по существу дела. «Это вы убили Кевина и Шона?» «Вам известно, где сейчас находятся Кевин и Шон?»

Между вопросами то и дело возникали продолжительные паузы, во время которых оператор регулировал аппарат и делал заметки. Я поймал себя на том, что, отвечая, задерживаю дыхание. Я старался дышать ровно, но ничего не мог с собой поделать.

— Это не играет никакой роли, — улыбнулся оператор, заметив мои потуги.

На этом всё закончилось. Мне вручили запечатанную в фольгу салфетку, чтобы стереть с рук остатки геля, я опустил рукав рубашки и приготовился сесть в полицейский автомобиль и отправиться домой.

Но уехать мне не удалось. В кабинете в сопровождении молодого афроамериканца возник Шоффлер. Он представил мне своего спутника — парня звали Прайс, — и мы втроём отправились в стеклянную клетушку молодого детектива. На мониторе его компьютера между водорослями лавировала какая-то тропическая рыбка. Единственную непрозрачную стену кабинетика украшала по меньшей мере дюжина фотографий маленького смеющегося мальчика.

— Скажите, Алекс, — начал Шоффлер, — вы не могли бы повторить свой рассказ ещё раз с самого начала? Я хотел бы, чтобы детектив Прайс услышал все из ваших уст. Он выделен мне в помощь.

Я в ответ лишь пожал плечами. Смысла я в этом не видел, но почему бы и не рассказать?

— Пожалуйста.

— Дело в том, что детектив Прайс получил специальную подготовку по… по технике ведения допросов и обладает особым талантом проникать в тайники памяти. Надеюсь, вы вспомните какие-то факты, которые помогут нам найти ваших детей.

— Дадите какой-то ключ, — произнёс приятным баритоном Прайс. — Только этого мы и хотим.

Вся их болтовня была чистым дерьмом, и мы трое прекрасно это понимали. Шоффлер надеялся найти противоречия в моей версии событий. Это означало, что он всё ещё сомневается…

— Всё, что вам угодно, — сказал я.

За стеклом кабинета возникла массивная женщина с огромными круглыми серьгами в ушах.

— Привет, Джейсон! Рей, мне нужна твоя подпись. — Дама поманила Шоффлера пальчиком с ярко-красным ногтем. — Не пожалуешь ко мне, как однажды сказал паук мухе?

Шоффлер оторвался от фотографии на стене кабинета.

— Замечательный мальчишка, — разочарованно вздохнул он и добавил: — Прости, Джеф, но меня зовут.

— А как насчёт билета? — спросил я.

— Какого?

— Билета на ярмарку. Я вам его показывал. И кажется, даже отдал.

— Да.

— На нём указано время прихода. Один взрослый и двое детей.

Детектив покачал головой с таким выражением, словно хотел сказать: «Опомнись, Алекс». Но вслух он произнёс:

— Алекс, неужели вы не видите, что вашему билету грош цена? Вы могли купить билет на одного взрослого и тридцать ребятишек… Вы понимаете, что я хочу сказать?

К своему немалому изумлению, я вдруг смутился.

* * *

Акустика.

Лиз и я с рюкзаками за плечами выглядели заправскими туристами. В Лондоне мы отправились в собор Святого Павла и поднялись на «Галерею шёпота» под куполом храма. В путеводителе упоминалась сия аномалия. Составители утверждали, что если повернуться лицом к стене и произнести что-то тихим голосом, то этот шёпот можно будет услышать на противоположной стороне галереи, если на его пути не окажется никаких препятствий. Лиз настояла на эксперименте, и мы, заняв позиции на противоположных сторонах огромного купола, выждали, пока на галерее между нами не осталось ни одного человека. Я до сих пор помню, какое потрясение испытал, когда в моих ушах прозвучал её голос.

— Найди меня в отеле, — прошептала она призывно, — и я обещаю, что мы прекрасно проведём время.

Я слышал её так, словно она стояла рядом, в то время как её крошечная фигурка едва виднелась в сотне ярдов от меня.

Вот и сейчас, благодаря какому-то акустическому фокусу, я слышал голос детектива Прайса, хотя практически не видел его в шумном, кишащем людьми помещении участка.

— Нет. Именно это я вам и твержу. Как раз поэтому мы и действуем таким способом. Ты представляешь, парень до сих пор не вызвал адвоката! Вот чудеса!

* * *

Он сидел напротив меня верхом на стуле, поставив локти на стол и охватив ладонями подбородок.

— Представляю, как вам всё это осточертело, — грустно произнёс он. — Думаю, что вас уже тошнит от наших вопросов.

Надо признать, что Прайс был действительно хорош. Настоящий профессионал. Впрочем, не знаю, чего я ожидал. Возможно, каких-то игр. Добрый следователь — Прайс, и злой — Шоффлер…

Всё оказалось совсем не так. В комнате остались лишь я и детектив Прайс. Шоффлер скрылся, хотя я не сомневался, что он торчит за длинным зеркалом, украшавшим одну из стен.

Я разрешил ему пользоваться диктофоном, и мы начали с того, что я подробно поведал ему о событиях субботы.

После этого мы перешли к состоянию моих финансов.

— Думаю, вам нелегко жить на два дома, имея единственный источник дохода?

Я признал, что данное обстоятельство является серьёзной нагрузкой для нашего бюджета, но мы справляемся.

— Насколько мне известно, вы пару раз задерживали выплаты семье?

— Верно, — кивнул я. — Но дело не в деньгах. Я был за границей. В командировке. Вы можете проверить это в компании.

— За границей, — скривился Прайс, словно вдохнул нечто неприятное. — За границей… — повторил он. — Понимаю…

Пару минут он молчал. Я смотрел на свои ботинки, борясь с искушением прервать затянувшуюся тишину. Наконец Прайс откинулся на спинку стула и взглянул на меня:

— Соглашение о разъезде отхватывает большой кусок от ваших доходов, не так ли?

Я утвердительно кивнул.

— Дом в престижном районе… Я не ошибся? Если вы не сумеете примириться с Лиз, вам придётся его продать, верно?

— Возможно, — пожал я плечами и опрометчиво добавил: — Мне на это плевать. Это не имеет для меня большого значения.

Я не знал, как себя вести. Мне не нравилось, что я пытаюсь вывернуться наизнанку перед этим парнем. Мне не нравилось, что он называет мою жену по имени. Ведь Прайс её даже никогда не видел.

— Значит, вы потеряете дом.

И тут я разозлился:

— Куда вы гнёте? Неужели считаете, что я убил своих детей потому, что не хочу уезжать из Кливленд-парка?!

— О'кей, — примирительно взмахнул он рукой. — Обратимся к другой теме. Были ли мальчики застрахованы? Есть ли у них полисы? Потому что, если они есть, вам лучше сразу сказать об этом.

— Вы имеете в виду медицинскую страховку?

— Нет, я имею в виду страхование жизни.

— Страхование жизни? Да ведь им всего шесть лет!

Я всё понял и разозлился ещё сильнее.

— Значит, вы полагаете, что я убил мальчиков, чтобы получить страховку? — резко спросил я. — Что, выждав время и получив наличные, я сбегу в какую-нибудь гребаную Бразилию? Так, что ли? А с головой у вас всё в порядке?

— Ничего подобного, — спокойно произнёс Прайс. — Никто ничего такого не предполагает. Мы просто обсуждаем трудности, которые вы испытываете, и всё, что с этим связано. Лично я думаю, что в какой-то момент вы потеряли контроль над собой — как… как сейчас, например, — и перестали управлять ситуацией…

И тогда я взорвался.

— Послушайте! — прошипел я дрожащим от ярости голосом. — Я не убивал своих детей!

— Мистер Каллахан, может, нам стоит на некоторое время прерваться? Вы не хотите проконсультироваться с адвокатом?

— Я не нуждаюсь ни в перерыве, ни в вашем гребаном адвокате!

— Разве детектив Шоффлер не сказал вам, что вас видели на парковке открывающим машину? И это было уже после того, как вы заявили о пропаже детей.

— Я проверял, не пошли ли мальчики к автомобилю, потеряв меня. Сделать это мне предложил охранник.

Всё продолжалось в том же духе. Час. Два. Три. Четыре. Шёл пятый час допроса, когда Прайс спросил, не хочу ли я воспользоваться туалетом. Когда я отказался, он, извинившись, отправился в туалет сам. Вернувшись, он принёс воды и предложил вновь пройтись по событиям с самого начала.

— Напомните мне, — сказал он, — кому принадлежала идея поехать на ярмарку? Ведь это вы предложили, не так ли?

— Нет, — ответил я, — я уже говорил. Это была их идея. Я терпеть не могу подобные затеи.

— А что вам нравится?

Допрос продолжался.

* * *

— Вы утверждаете, что слышали голос Кевина по сотовому телефону, — сказал Прайс. — Он произнёс лишь слово «папа». Как вы могли определить, что это Кевин? Ведь они однояйцевые близнецы, не так ли?

— Это мои дети, — ответил я.

— И вы можете их различить? — Прайс изобразил в воздухе вопросительный знак.

— Да, верно.

Он посмотрел на меня так, словно хотел оспорить моё утверждение, но вдруг улыбнулся.

— Думаю, что могу это принять. Представляю, как вам было трудно, — произнёс он с дружеским участием, — как мучительно. — Печальный вздох. — Всего одно слово… И больше он не звонил?

— Нет. Это все.

— Боже, — сказал Прайс, переходя к новой теме. — Почему вы ничего мне не рассказали о предыдущем вечере? Хм-м…

— Я не вижу никакой…

— Вы не хотите об этом говорить? — сурово спросил он и тут же извинился, словно затронул своим вопросом слишком чувствительную точку.

— Ничего подобного. Просто не вижу связи.

— Не скажите, — улыбнулся он. — Никогда не знаешь, где отыщутся факты, способные нам помочь.

Я кивнул, соглашаясь.

— О'кей. Итак, предыдущим вечером — в пятницу — у вас, по вашим словам, была масса работы. Но не будем об этом. Поговорим об ужине. Вы его приготовили дома или поели в городе?

— Мы ели в городе. В пиццерии.

— В какой пиццерии? Где?

— В пиццерии «Два миндаля». На Висконсин-авеню.

— Вас там кто-нибудь видел?

— Естественно. Официант. Другие посетители.

— Вы расплачивались наличными или кредитной картой?

— Наверное, картой.

— Вы не помните?

— Нет. Не помню.

Он махнул рукой, показывая, что это не имеет никакого значения, и произнёс с лёгкой улыбкой:

— Я тоже никогда не помню подобную чепуху.

* * *

Джейсон Прайс обладал бесконечным обаянием и пользовался им вовсю, убеждая меня в своём расположении. В том, что он мне лучший друг. А для укрепления этой новой дружеской связи он хотел услышать от меня все. Мои слова, втолковывал он, никоим образом не будут использованы против меня. У него уже были осложнения, и он ни при каких обстоятельствах не стал бы мне лгать. Да, в какой-то момент я потерял контроль над собой, что совершенно естественно. Никто не может полностью владеть своими эмоциями. И так далее и тому подобное.

Я пытался убедить себя, что это звучит глупо, а болтовня Прайса не стоит и выеденного яйца. Однако всё было не так просто. Я почему-то начал испытывать почти религиозную тягу к исповеди. Мне даже показалось, что, исповедовавшись, я очищусь, возрожусь к новой жизни и смогу начать все заново.

Шёл час за часом, и я ощутил какую-то опасную апатию. Мне надоело говорить, я захотел спать.

Мне несколько раз доводилось читать о тех, кого удалось оттащить от самого края пропасти. В какой-то момент воля может ослабнуть. Жертва гипотермии, как говорят, перед смертью ощущает тепло и сонливость, а тонущему человеку кажется, что он погружается в море света. Из этого я сделал вывод, что уход в небытие может оказаться весьма заманчивым выходом, предоставляя желанный отдых от борьбы и боли.

Когда мы в очередной раз отправились по территории ярмарки, кто-то постучал в дверь. Детектив Прайс нахмурился, извинившись, поднялся с места, чуть приоткрыл дверь и перекинулся несколькими фразами с тем, кто стоял за порогом. Говорили они шёпотом, но явно спорили. Затем Прайс молча вышел в коридор, оставив меня в одиночестве.

В полудремотном отупении я непрерывно поглядывал на часы и ждал, когда он появится. Прошло десять минут. Двадцать. Полчаса.

Вернувшись, Прайс повёл допрос совсем в иной колее, поставив меня в тупик.

— Каковы ваши религиозные убеждения, Алекс? — спросил он.

— Что?

— Какое вероисповедание вы разделяете? Во что вы верите?

— Вообще-то я не очень религиозен.

— Выходит, вы атеист?

— Не совсем. Но какое отношение это имеет к делу?

— Положитесь на меня, о'кей? Скажите, отвечая на вопрос о вере, что бы вы подчеркнули? Атеист?

— Нет. Я, скорее, латентный католик… Мм-м… Не знаю. Пожалуй, я подчеркнул бы христианин.

— Вот как?

Затем последовали вопросы о жертвоприношениях животных. Он спросил о моём материале, рассказывающем о культе «Сантерия» в Южной Флориде. Его интересовало моё отношение к разного рода верованиям, в частности, к культу «Вика».

— Послушайте! — не выдержал я. — К чему все эти вопросы? Куда вы гнёте? Я не вижу никакой связи с делом.

— Вам не нравится подобное направление допроса? — с изумлением спросил Прайс.

— Просто не понимаю, к чему всё это, — ответил я.

— Уверяю вас, это не праздное любопытство, — сказал детектив.

Глядя на его разочарованную физиономию, я вдруг осознал, что ни сотрудничество с ним, ни полная откровенность с моей стороны не смогут снять с меня подозрения. Я пытался доказать нулевую гипотезу, что, как известно, сделать невозможно. Из миллиона его вопросов парня интересовали лишь те ответы, которые указывали на мою вину. А поскольку я невиновен, оставаться здесь не имело никакого смысла.

Я заявил, что хочу домой.

— Вы отказываетесь от дальнейшего допроса?

— Не вижу смысла продолжать.

— Вы отказываетесь. Вы это хотите мне сказать?

— А вы что, не собираетесь заканчивать?

— Я понимаю это как отказ.

Я решил его ублажить:

— Именно так. Я отказываюсь.

Прайс поднялся и вышел. Я остался один.

Глава 12

Стук двери вернул меня к жизни. Я понятия не имел, сколько времени провёл в тревожной полудрёме. В комнату для допросов вошёл не Прайс, а Шоффлер.

— Пошли, — коротко бросил он.

Я сразу понял, что произошло нечто неожиданное. Его отношение ко мне изменилось, но в какую сторону? Детектив выключил диктофон, и я поплёлся следом за ним к его машине. Это был здоровенный белый «форд-краун-виктория». Светало. Наступало утро, и значит, в комнате для допросов я провёл всю ночь.

Когда Шоффлер лично распахнул для меня дверцу автомобиля, я испугался. Почему он стал вдруг ко мне таким внимательным? Видимо, потому, что очень мне сочувствует.

Когда детектив занял своё место и начал застёгивать ремень безопасности, я, готовясь услышать самую страшную новость, попытался взять себя в руки. Но, прежде чем он заговорил, мы успели проехать пару кварталов. Я затаил дыхание.

— Мы получили результаты, — произнёс он, покачивая головой.

— Что? — спросил я, испытывая глубочайшее облегчение, услышав вовсе не то, что ожидал. — Вы говорите о результатах теста на детекторе лжи?

— Нет, — сказал Шоффлер. — Я говорю о результатах лабораторных исследований. Об анализе футболки.

— И… что?

— Куриная кровь, — бросил он, покосившись в мою сторону. — Футболка была вымочена в куриной крови.

— Куриная кровь! — восторженно повторил я. Я не знал, что за этим скрывается, но новость, по-моему, была превосходной. Если кровь не человеческая, значит, это не кровь моих детей.

— Хм…

Теперь я понял, куда гнул Джейсон Прайс, донимая меня вопросами о моих религиозных убеждениях и жертвоприношениях.

— Кроме того, — продолжал Шоффлер, — нам удалось значительно продвинуться и в другом направлении. Мы нашли несколько надёжных свидетелей, видевших вас и ваших мальчиков.

— А?..

— Пару сотрудников ярмарки, — пояснил Шоффлер. — Парень, заправляющий обезьяньей лестницей, отлично запомнил и вас, и ваших мальчиков. Сказал, что один из них вскарабкался по ступенькам, как настоящая мартышка.

— Шон.

— Как ваш паренёк залез наверх и у лестницы выстроилась очередь желающих повторить его подвиг. Ребятишки постарше решили, что это плёвое дело. А поскольку попытка обходилась в один бакс, у парня была отличная причина вас запомнить.

— Он что, случайно вышел к вам из леса?

— В воскресенье и понедельник этот человек не работал, поэтому мы смогли потолковать с ним только этим утром. Он местный и с ярмаркой не ездит. После допроса мы решили его проверить. — Вздох. — Надо было убедиться, что он не знаком с вами, не знает Лиз, не встречал детей и всё такое прочее. Вообще-то мы нашли и других работников ярмарки, видевших вас и ваших детей. Человек, заправляющий стрельбой из лука, прекрасно запомнил вас и мальчиков. Есть и другие.

— Хм… — только и мог произнести я.

— Вы, надеюсь, понимаете, что, обнаружив футболку, мы обязаны были вас проверить? Если вы отправились на ярмарку, чтобы устроить себе алиби, то…

— Догадываюсь.

— Послушайте! — Судя по тону, Шоффлер был явно раздражён. — Куриная кровь и люди, видевшие вас на ярмарке, вовсе не означают, что вы уже сорвались с крючка.

— Неужели?

— Подумайте сами. Если вы и были на ярмарке с мальчиками, кто поручится, что после этого вы их не отвезли куда-нибудь, а затем, вернувшись к Пребблу, заявили о пропаже. Куриная кровь? Не знаю. Может, вы ведёте вторую, тайную жизнь. — Голубой «мерседес» подрезал его «форд», и детектив ударил по клаксону. — Великий Боже! Только взгляните на этого идиота! Мне надо было поставить мигалку. Но вообще-то вы, конечно, слезли с крючка, поскольку мы шаг за шагом реконструировали вторую половину дня, начиная с того момента, когда вы отправили дискету на студию (детки были с вами) и кончая появлением у охранников с заявлением о пропаже. Каждый ваш шаг подтверждён надёжными свидетелями. — Он выдержал паузу. — В общем, похоже на то… что я, Алекс, должен принести вам свои извинения.

Мы стояли у светофора, и моя эйфория продолжалась ровно столько времени, сколько требовалось для смены сигнала. Конечно, хорошо, что я больше не считаюсь подозреваемым. Но дети ещё не найдены. Кошмар не закончился.

Поэтому я ничего не ответил.

— Прошу простить за детектор лжи, — продолжал Шоффлер. — И за всё то, что произошло между вами и Прайсом. Приношу искренние извинения.

— Ведь вы действительно думали, что это сделал я.

В ответ он лишь пожал плечами.

Мы свернули на Клингл-роуд и поехали в сторону Коннектикут-авеню. Я посмотрел в окно и покачал головой.

— Получается, что похититель моих ребятишек выиграл уйму времени…

Я думал о злодее, появившемся в моём доме вместе с детьми, о жутковатом, сложенном из бумаги кролике, о десятицентовых монетах и пропитанной кровью футболке. Я торчал в комнате для допросов, а след похитителя в это время становился все холоднее и холоднее.

Я выложил свои соображения Шоффлеру и замолчал, поняв, что продолжать не имеет смысла. Должен сказать, что детектив ни разу меня не остановил, позволив высказаться до конца. За окном машины двое детей с воздушными шариками в руках куда-то шагали рядом с мамой. Если бы мы тогда пошли в зоопарк. Я старался подавить эти никчёмные потуги переделать прошлое, но они возникали снова и снова сотни раз за день. Откинувшись на спинку сиденья, я смежил веки.

Прошло какое-то время, прежде чем Шоффлер произнёс:

— Да, кстати, об этом парне с собакой. Мы нашли пару свидетелей, утверждающих, что видели его с вашими мальчиками.

— Вы считаете, что этот парень… — выдавил я с похолодевшим сердцем.

— Мм-м… Мы не любим бежать впереди паровоза. Длинный парень и собака с плоёным воротником фигурировали в новостях, поэтому мы относимся ко всему довольно скептически. Тем не менее мы интересовались, не видел ли кто-нибудь пропавших близнецов в компании этого парня. И конечно, нашлись люди, которые их видели. По крайней мере они думают, что видели.

— Думают?

— Нам повезло, что в новостях ни разу не говорилось о породе собаки. Это служит некоторого рода лакмусовой бумагой в беседах со свидетелями. Мы знаем, что это был уиппет, поэтому, услышав, что с парнем была немецкая овчарка или такса, мы…

— Ясно.

— Я хотел спросить, насколько внимательно вы разглядывали парня? Его лицо вам удалось запомнить?

Я не знал, что сказать. Воссоздавая в памяти картину, я видел лишь Кевина и Шона. В тот момент меня интересовало только место их нахождения. Увидев их в толпе радостно вопящих ребятишек, я тут же успокоился.

— Не знаю, как ответить. Особого внимания я на него не обратил. Заметил лишь костюм и собаку. Думал, что он работает на ярмарке.

— Я хочу, чтобы вы немного посидели с нашим художником. Посмотрим, что из этого получится.

Вспыхнул зелёный свет, и мы свернули на Коннектикут-авеню.

— В пять вечера я даю пресс-конференцию, — сказал Шоффлер. — Не желаете составить мне компанию? Вы и Лиз. Ваше появление будет говорить о вашей невиновности. Полагаю, вам с супругой следует принять моё предложение и ответить на вопросы прессы.

Я знал, что в связи с этим могла посоветовать мне Клэр Кароселла. Если это поможет увеличить наше время в эфире, то Лиз и я готовы торчать перед толпой репортёров хоть всю ночь.

Я по собственному опыту знал, как это будет выглядеть. Пытаясь перекричать друг друга, они закидают нас вопросами, либо риторическими («Ощутили ли вы облегчение, когда с вас сняли подозрения?»), либо не имеющими ответа («Насколько далеко, по вашему мнению, продвинулась полиция в поисках ваших мальчиков?»).

— О'кей, — сказал я. — Мы там будем.

* * *

В течение следующих двух дней наш дом собирал вокруг себя множество кипящих энергией друзей и соседей. После того как я перестал быть подозреваемым, снова открылись все шлюзы. На наше семейство обрушился поток яств — кастрюли с разнообразным варевом, выпечка, салаты и громадные корзины, набитые разного рода деликатесами.

Вся Ордуэй-стрит была расцвечена жёлтыми лентами. Несколько кварталов Коннектикут-авеню тоже радовали глаз жёлтым убранством. Курьер доставил нам самодельные открытки от друзей Кевина и Шона по летнему лагерю Сент-Олбанз. Это были нарисованные яркими фломастерами цветы и тщательно выписанные печатными буквами слова поддержки с неумелыми детскими подписями.

Коллекция плюшевых медведей и горы цветов на тротуаре у нашего дома начинали действовать мне на нервы, поскольку напоминали обочины дорог в тех местах, где произошли ДТП со смертельным исходом, и о жертвах взрыва в Оклахома-Сити. Из окон своего дома я видел горы цветов и мягких игрушек на месте гибели принцессы Ди и ещё более внушительные проявления людской памяти на «Граунд зеро» в Нью-Йорке. Символы смерти.

Полиция открыла лишь одну горячую линию, но соседи, проявив неукротимую энергию, организовали (под водительством Джека, естественно) команду добровольцев, посменно дежуривших на собственной линии, названной ими «линией надежды». В отличие от официальной она обещала награду и гарантировала конфиденциальность.

Мой старинный друг и по совместительству компьютерный гений создал специальный сайт. Подруга Лиз Молли занялась вербовкой добровольцев, готовых постоянно следить за этим сайтом. И за два дня его ежечасно посещали почти четыре сотни человек.

Поскольку все подозрения были с меня сняты, студия вновь открыла наградной фонд, а Криста каждый день выступала в прямом эфире с обращениями к публике. Фокс увеличил первоначальную сумму награды ещё на пять тысяч долларов. Аудиторская фирма, работающая со студией, согласилась курировать поступающие средства. Через несколько дней в фонде было уже 90 000 долларов.

Три приятельницы Лиз напечатали и распространили несколько тысяч листовок. Мы большую часть времени проводили дома, но знали, что портреты наших детей размещены в витринах многих магазинов, на автобусных остановках, на телеграфных столбах. Каждая листовка имела отрывные талончики с напечатанными на них телефонами и электронным адресом.

Я встретился с детективом Мэри Макгафферти, помогающей мне в розыске сыновей. Она отчиталась о своей работе. Работа состояла главным образом в опросе наших многочисленных друзей и знакомых, включая тех, которых Лиз обрела в штате Мэн. Этот тотальный опрос пока ничего не дал, и в последнее время Мэри переключилась на тех, кто когда-либо трудился в нашем доме, — водопроводчиков, приходящих нянь, штукатуров, установщиков посудомоечных машин и маляров. Для этого мне пришлось передать ей все сохранившиеся в доме счета.

— Меня потрясает, как часто в подобных делах бывают замешаны эти люди.

— Но не в нашем случае.

— Нет. Пока.

* * *

Работающая с полицией художница по имени Марийка Вильке попыталась с моей помощью воссоздать облик человека с собакой. Я пошёл на это без особого оптимизма, поскольку видел парня лишь мельком. Но Шоффлер утверждал, что Марийка обладает удивительным талантом видеть детали даже в самых неточных свидетельских показаниях.

— Она по этой части гений, — сказал детектив.

Мы безуспешно бились над лицом парня. Плоёный воротник затруднял задачу, поскольку искажал овал лица, скрывал шею, плечи, подбородок и даже уши. Тщательно ухоженные эспаньолка и усы также не облегчали дела. Несмотря на все искусство, с которым Марийка переносила на бумагу мои туманные наблюдения, портрет получился слишком общим, лишённым каких-либо специфических черт. С последнего варианта на нас пустыми глазами взирал человек с аккуратной испанской бородкой и нафабренными усами — какими я их запомнил. Всё остальное было чистой догадкой.

Шоффлер зашёл взглянуть на портрет.

— Что скажешь? — поинтересовалась Марийка.

— Похоже, они все приехали в одном автобусе.

— Что?

— Марийка и Ларри — это наш второй художник — уже поработали с тремя свидетелями, видевшими парня и ваших детей, — пояснил детектив и, обращаясь к Марийке, добавил: — Устрой ему экскурсию по вашей картинной галерее.

Девушка последовательно вывела на экран пять вариантов портрета человека с собакой. Единственной общей чертой всех изображений были любовно ухоженные эспаньолка и усы. Что касается головы и лица, то рисунки весьма существенно отличались друг от друга.

— Растительность на лице, — вздохнула Марийка, — особенно когда она имеет строгие геометрические формы и чёткие линии, настолько эффектна, что на её фоне теряются все другие черты. Запоминается лишь растительность, — сказала она и добавила с присущим ей лёгким акцентом: — Даже если она накладная.

Шоффлер покачал головой и задумчиво произнёс:

— А жабо вокруг шеи создаёт дополнительные трудности.

— Ну, как вам это нравится? — спросила Марийка, возвратив на экран наш рисунок.

— Как будто нормально, — пожал я плечами.

Марийка несколько раз кликнула мышкой, и борода с усами исчезли. Открывшийся моему взору гладко выбритый человек мог быть кем угодно.

— Я создам композитное изображение всех шести вариантов, — сказала Марийка. — В двух видах. Один с растительностью на лице, а другой — гладко выбритый. О'кей?

* * *

Позиция официальных властей разительно изменилась. Как только стало ясно, что мальчиков похитили, к делу подключился агент ФБР. Шоффлер предупредил меня, что Джуди Джонс — агент молодой, но очень толковый.

— Она хоть и новичок, но, что касается энергии, — настоящий фейерверк, — сказал детектив.

Мы собрались в гостиной. Шоффлер представил нам Джуди и пояснил, что Бюро в обязательном порядке подключается к расследованию всех похищений людей, начиная с дела Линдсберга.

Лиз сидела рядом со мной, держась за мою руку, однако в этом не было ничего интимного. Мы походили на двух попавших в катастрофу незнакомцев, и это соприкосновение являлось всего лишь инстинктивным стремлением к простому человеческому участию. На публике мы с Лиз, конечно, выступали единым фронтом. Однако в остальное время, за исключением тех моментов, когда ей в буквальном смысле требовалось плечо, чтобы выплакаться, она держалась отчуждённо. Наше вынужденное воссоединение ей явно не нравилось. Я же по-прежнему не спускал с неё глаз, особенно когда она была в купальном халате.

— Степень участия Бюро различна и зависит от ряда факторов, — говорила Джуди Джонс, старательно пытаясь не отводить взгляда. — Поскольку в данном случае мы удовлетворены работой полиции, наша роль будет сведена лишь к общей поддержке расследования.

— Как прикажете это понимать? — возмутился Джек. — Если ФБР занято борьбой с террористами, то на пару пропавших ребятишек ему уже наплевать? Неужели мои внуки не заслуживают вашего внимания?

Лично я считал, что ограничение роли ФБР в расследовании является благом, но Джек думал иначе. Он с пеной у рта доказывал, что мальчики заслуживают максимального внимания, демонстрируя безграничную веру в исключительную эффективность Федерального бюро расследования. Эти представления восходили к временам Элиота Несса, недавно явленного нам в сериале «Неприкасаемые». Джек сохранил святую веру в Бюро, несмотря на грандиозные провалы последнего десятилетия, такие как трагедия в Руби-Ридж, шпионский скандал с Робертом Хансеном, сокрытие улик в связи с событиями одиннадцатого сентября и чудовищные ошибки в лабораторных анализах.

Джонс заверила нас, что ограниченная роль Бюро в этом деле вызвана вовсе не тем, что ФБР посвятило все своё внимание «вопросам национальной безопасности».

— Мы готовы оказать детективу Шоффлеру любую помощь, которую он от нас попросит.

— Но разве вас удовлетворяет работа полиции? — не унимался Джек. — Ведь полицейские считали, что виноват Алекс, и пока они выжимали из него признание, настоящий преступник заметал следы.

— Я понимаю ваши чувства. Задним числом — все мы гении. Но поверьте, работа полиции не заслуживает критики. Как только детектив Шоффлер получил сигнал, он немедленно изолировал место преступления, и вы должны согласиться, что сделать это, учитывая специфику ярмарки, было нелегко. Детектив Шоффлер сразу организовал поиск и энергично приступил к расследованию. С момента исчезновения детей он и члены его команды допросили огромное число свидетелей, а часть из них — неоднократно. Он установил прекрасные деловые связи с правоохранительными органами округа Колумбия. Короче говоря, детектив Шоффлер действовал в полном соответствии с правилами, включая, — сочувственный взгляд в мою сторону, — подозрения в адрес мистера Каллахана и его допросы.

— Как прикажете вас понимать? — Лицо Джека от возмущения налилось краской. — Здесь тратили время на Алекса, и никто даже не пытался искать моих внуков. Все считали их уже мёртвыми.

Джонс посмотрела на свои руки. Я проследил за её взглядом и увидел, что все ногти обгрызены.

— Понимаете… — сказала Джонс после довольно продолжительной паузы. — В сфере уголовных расследований мы все, в большей или меньшей степени, должны изучать прошлые дела и принимать во внимание прецеденты. Подозревая мистера Каллахана, детектив Шоффлер опирался на имевшие место реальные события. Горькая истина состоит в том, что чаще всего похищают и убивают их родители — особенно когда они разведены или живут раздельно. Что касается нашего похитителя, — Джонс приподняла лежащую перед ней папку с документами, — то он действовал не по правилам. Я, например, не нашла ни единого случая, когда похищение происходит далеко от дома жертвы, а похититель зачем-то приезжает в этот дом, вынуждает детей позвонить отцу, не требуя при этом выкупа. Крайне рискованные действия.

— А как футболка? — поинтересовался я. — На этот счёт у вас имеются какие-нибудь теории?

Агент Джонс вздохнула и посмотрела на детектива Шоффлера.

— Ничего подобного в базах данных я не встречала. Абсолютно ничего. Возможно, это связано с какими-то жертвоприношениями. Эту версию мы продолжаем прорабатывать.

— Лично я полагаю, — с мрачной гримасой произнёс Шоффлер, — что это — попытка направить следствие по ложному следу. Но это вовсе не означает, что мы исключаем иные версии. Пропали два ребёнка, и их поиск ведётся безостановочно. Но до результата лабораторных исследований мы, естественно, сосредоточили внимание на Алексе. — Он печально покачал головой. — Я думаю, что эта футболка была подброшена для отвода глаз и действительно подействовала на нас как некий талисман.

— Ложный след, или «копчёная селёдка», как говорится, — сказала Джонс. — Хотя на футболке изображён кит, а не сельдь.

Лиз со стоном уронила голову.

— Этому мерзавцу, чтобы он сдох, в воображении не откажешь, — вставил мой отец.

— Детектив Шоффлер попросил меня распутать пару ниточек в его расследовании, — продолжила Джонс. — Прежде всего требовалось разобраться с кроликом. С этим я покончила.

— Вот как? И что же вам удалось узнать? — спросил я.

— По правде говоря, немного, — пожала она плечами. — Мы показали его специалисту по оригами. Эксперт заявил, что фигурка сделана талантливо и по сложности соответствует достаточно высокому уровню. Больше он ничего не смог нам сообщить. Сейчас кролик находится у другого эксперта, но я убеждена, что это нас никуда не приведёт. Как любое явление субкультуры, начиная от дайвинга и кончая вышивкой, оригами имеет гораздо больше горячих поклонников, чем можно предположить.

— А что говорят о материале? — спросила Лиз. — Этой шкурке…

— Материал только по виду и на ощупь напоминает шкурку. На самом деле он называется «слоновья кожа», и это всего лишь особый вид бумаги, используемый в оригами.

— Вот как?

— Эксперт пояснил, что «слоновья кожа» не рвётся, когда её складывают увлажнённой. Она используется очень широко и на определённом уровне мастерства часто является любимым материалом. Особенно для создания животных форм. Боюсь, что поиск источника происхождения бумаги многого нам не обещает. Лишь в Интернете можно найти десятки, если не сотни, таких источников.

Лиз, казалось, готова была разреветься.

— Кроме того, детектив Шоффлер поручил мне заняться возможными недругами мистера Каллахана. Мистер Каллахан передал мне список подготовленных им материалов, — взгляд в мою сторону, — и, как только мы закончим здесь, я им займусь.

Мама, покраснев от волнения, подняла руку, словно находилась в классе.

— А что, если это произошло только потому, что они близнецы? — спросила она. — Я всё время думаю об этом докторе-нацисте и его экспериментах. — Она прижала ладони к губам, метнула взгляд на меня и Лиз и прошептала: — Простите…

— Я тоже думал об этом, — проговорил мой отец, обнимая маму за плечи.

Эта мысль была для меня нестерпима, и я изо всех сил гнал её прочь. Я не мог представить, как некий современный доктор Менгеле экспериментирует с моими детьми. Пусть они лучше умрут. Да и я тоже.

— Версию близнецов я проверила, — сказала Джуди Джонс, — и могу заверить, что за последние двадцать лет было мало дел, связанных с похищением двойняшек. Или их пропажей. И ни одно из них не похоже на наш случай.

— А как насчёт тех мальчиков из Лос-Анджелеса? Лопес, кажется… Одним словом, какое-то латиноамериканское имя… — Это возник Джек.

— Близнецы по фамилии Рамирес, — ответил я.

— Думаю, Алекс знает, почему тот случай никак не соотносится с нашим делом, — кивнула Джонс в мою сторону.

— Полиция схватила похитителя и нашла тела мальчиков, — пояснил я. — А преступник покончил с собой.

— И дело, насколько я понимаю, было закрыто, — заметила Джонс. — Итак…

* * *

Мать Лиз прилетела из штата Мэн, и после прорыва через толпу журналистов, было впору снова отправлять её в больницу. Хотя следовало признать, что толпа эта по прошествии недели начала редеть.

Сочувствующие добровольцы вливались в поисковые группы, продолжавшие (когда позволяла погода) прочёсывать территорию вокруг ярмарки. Когда у нас появлялась возможность, мы, то есть Лиз, Джек, Маргрэт, отец и я, присоединялись к поискам. Облачившись в созданные для работы в зарослях костюмы, бесплатно полученные нами из компании «Туристическое оборудование Тенлиаун» (компанией владел друг моего друга), мы, доехав за полтора часа до Кромвеля, расходились, присоединяясь к разным поисковым группам. Всеми нашими действиями, естественно, руководила полиция.

Слабое зрение не позволяло маме бродить по лесу, спотыкаясь о валуны и цепляясь за ветки, и она оставалась дома, чтобы помочь нам молитвой во Всемирной паутине вместе со множеством объединённых одной идеей людей. Программа была запущена её подругой, работающей на крупном почтамте.

К телефону в моём кабинете власти подключили десяток других аппаратов, имевших тот же номер.

— Если вдруг позвонит похититель, — объяснила мама членам одной из своих групп, — мы обязаны предоставить ему возможность дозвониться с первого раза.

Телефон трезвонил не переставая. Когда мы были дома, то все бросались к трубке, чтобы ответить и занести в специальную карточку имя звонящего, номер его телефона и цель звонка.

* * *

Как-то дней через десять после исчезновения детей ко мне заглянул Шоффлер. Все другие были чем-то заняты, и мы сумели поговорить тет-а-тет.

Во-первых, он сообщил, что ему удалось собрать дополнительную информацию о человеке с собакой.

— Вокруг этого парня всё время крутились детишки. Видимо, из-за собаки. Очень славный пёс, выступавший в роли магнита. Притягивал к себе детей.

— Я это как раз и видел. Кучу гладивших собаку детей.

— Один из кассиров у ворот сообщил, что помнит, как двое мальчиков уходили с ярмарки в компании парня с собакой.

— Помнит, как они уходили? Неужели? И где же раньше был этот кассир?

— Он не рвался в свидетели, поскольку имеет приводы. Мы заставили его дать показания, сам бы он наверняка не пришёл. Мы явились к нему вторично (идёт повторный опрос всех служащих) и спросили в лоб: не видел ли он, как с ярмарки уходил высокий человек с собакой и парой ребятишек? Вообще-то кассир неплохой парень и законопослушный гражданин, если не считать его увлечения травкой. Он нас боится. Задал нам кучу вопросов. А что случится, если он ничего не скажет? Будет ли это означать, что он нам солгал? Будет ли это считаться помехой следствию? Не привлекут ли его к ответственности? Одним словом, он дал показания.

— Хм…

— Я тоже был настроен весьма скептически. Как он мог это запомнить? Мимо него ежедневно проходят тысячи людей, добрая половина которых облачена в наряд отца Тука или короля Артура. Да и событие произошло больше недели назад.

— Десять дней.

— Верно. Но, так или иначе, парень сказал мне следующее. Близнецов он не помнит. Помнит лишь пару ребятишек примерно одного роста. Он в них особо не вглядывался. Запомнил только потому, что компания показалась ему довольно странной.

— Компания?

— Да. Двое ребятишек, мужчина и собака. Я спросил, что он имеет в виду. Ведь мимо него постоянно валят рыцари, принцессы, отряды готов, менестрели и всё такое прочее… а он вдруг находит странной какую-то крошечную группу. Почему она показалась ему странной? Какого рода странность он увидел? И знаете, что он мне сказал? Ему показалось странным, что на мужчине был исторический костюм, на собаке был костюм, а на мальчиках не было. Он счёл это бессмыслицей, поскольку обычно все бывает наоборот.

— Хм…

— Когда он все это изложил, я решил, что его история заслуживает внимания. Такие вещи обычно не выдумывают. Кроме того, он опознал собаку.

— Уиппет?

Шоффлер достал записную книжку и нацепил очки. Я давно обратил внимание, что детектив страшно привязан к своим блокнотам и заносит в них чуть ли не каждое слово. Иногда во время разговора он обращался к своим записям по нескольку раз. По-моему, блокнотов у него не меньше сотни. Шоффлер шутит, что когда-нибудь напишет мемуары.

— Вот оно, — нашёл он нужное место. — Когда я спросил его о собаке, парень ответил, что она похожа на грейхаунда, только не такая большая.

— Верно.

— Когда я спросил, как был одет хозяин пса, парень ответил буквально следующее: «Я же вам сказал — в костюм». Я поинтересовался, какого рода костюм? Он ответил, что работу для него подыскала сестра, а сам он в этом «дерьме эпохи Возрождения» ничего не смыслит. И справедливо заметил, что люди не ходят на эту ярмарку в одежде ковбоев или суперменов.

— Верное наблюдение, — согласился я, не понимая, почему обычные слова привели Шоффлера в такое возбуждение и куда он клонит.

— Парень устал от моих вопросов, — продолжал детектив, — а я все давил на него. Не мог ли он высказаться конкретнее? Оказалось, что высокий человек не был в костюме короля. Не был он и рыцарем. Кассир не знал, чей костюм был на хозяине собаки. Ведь его наряд, так же как и наряд костлявого пса, практически состоял из одного здоровенного воротника. Затем кассир сказал мне, что на человеке были колготки, а в руках он держал флейту. — Шоффлер взглянул на меня поверх очков и продолжил: — Я спросил: «Постой, какая флейта?» Я слышал о музыкальном инструменте и от другого источника, но не придал информации значения. Парнишка оживился, словно к нему вдруг пришло озарение, и заявил: «Вспомнил! На нём была куртка четырёх разных цветов, и в руке — флейта». И теперь я знаю, под кого он косил. Это был так называемый Дудочник в пёстром костюме. Флейтист-соблазнитель из поэмы Браунинга.

Шоффлер закрыл блокнот. Он был явно собой доволен, а я ощутил, как ужас ледяной рукой впивается в мой затылок. О чём говорится в этой сказке? Насколько я помню, Дудочник избавил поселение от крыс, но жители ему не заплатили. Тогда он стал наигрывать какую-то мелодию, и за ним последовали дети. Я забыл, что потом случилось с детьми. Неужели они исчезли?

Глава 13

Я в любое мгновение мог точно сказать, сколько времени прошло с момента исчезновения сыновей. Для этого мне не нужно было упражняться в математике, я моментально извлекал из недр памяти нужную цифру. Когда я отвозил родителей в аэропорт, со времени пропажи близнецов прошёл двадцать один день и восемь с небольшим часов.

Я предложил им лететь домой (Джек и Маргрэт сделали это неделей раньше), и мне без особого труда удалось преодолеть их символическое сопротивление.

В аэропорту мама долго не выпускала меня из объятий, а выпустив, расплакалась. Отец коротко, по-мужски, коснулся губами моей щеки. Я, стоя за пределами зоны контроля, наблюдал, как лысый плечистый мужчина отвёл маму в сторону, чтобы досмотреть ещё раз. Мама сняла светло-жёлтый блейзер и стояла, вытянув в стороны руки, пока охранник проверял её сканером. Он делал это так медленно и методично, что её руки начали дрожать от усилия сохранить позу.

Ощущения, которые я в этот момент испытывал, свидетельствовали, как плохо я контролирую свои эмоции. Глядя, как плешивый издевается над мамой, я кипел дикой яростью, с трудом сдерживаясь, чтобы не прорваться через ворота металлоискателя и как следует врезать мерзавцу. Мне хотелось одним ударом свалить его с ног, чтобы его плешивая башка стукнулась об пол. Мне казалось, что я уже слышу его фальшивые причитания: «Я всего лишь делаю свою работу». Фальшь состояла в том, что если бы он по-настоящему старался выявить потенциальных террористов, то не стал бы тратить время и казённые деньги на издевательство над моей мамой. Он вовсе не «делал свою работу». Он упивался властью.

* * *

Шли дни, и поднятый журналистской братией тарарам понемногу стихал. Кевин и Шон упоминались в новостях все реже. Звонки, соболезнования по электронной почте и пожертвования тоже начали сходить на нет. Горячая линия едва теплилась, жёлтые ленты выцвели и истрепались, плакаты с изображением мальчиков исчезли из витрин магазинов, а их место заняли программы хоровой музыки, объявления о пропавших собаках и бюллетени общества «Бег ради здоровья».

Полиция тем временем «делала всё возможное», что в переводе на нормальный язык означало «кое-что». Пока шла проработка очередной версии, во мне каждый раз теплилась надежда, и это продолжалось до тех пор, пока Шоффлер не объявлял, что копы снова оказались в тупике.

Как-то вечером детектив заскочил к нам с упаковкой китайской еды и сказал, что полиция изучает людей или, скорее, инфраструктуру «Праздника Ренессанса» и, в частности, ищет высокого человека, рассылая куда только можно рисунки, описание собаки и тому подобное.

— Вы просто не поверите, — добавил он, — сколько поклонников средневековья обитает в этой стране.

— И сколько среди них «Дудочников в пёстром наряде»? — спросила Лиз.

— Не надо представлять его только в этом образе, — произнёс детектив, перестав на минуту жевать. — Костюм он мог использовать для маскировки. Это почти то же, что и человек в униформе. Возьмём, например, квартирную кражу, ограбление банка или нечто подобное. Вы можете мне не поверить, но свидетели преступления говорят лишь о человеке в униформе посыльной службы, комбинезоне автомеханика или синей робе водопроводчика.

— Ну а как же с Дудочником? — прервал я его теоретические рассуждения. — Что-нибудь удалось выяснить?

— Пока ничего, — поморщился Шоффлер, — если не считать нескольких явлений Элвиса Пресли народу.

* * *

Большую часть недели я проводил в Кромвеле в обществе самых упорных волонтёров, собиравшихся каждый божий день, чтобы, несмотря на безумную жару, продолжить поиски. Я с радостью проделывал длинный путь, поскольку это было подобием каких-то активных действий. Кроме того, мне хотелось выбраться из дома.

Но однажды, продираясь через густой подлесок, я вдруг понял, что участвую в поисках, не надеясь найти следы детей и даже не боясь случайно на них наткнуться. Я уже не верил, что под опавшими листьями и ветками мы вдруг увидим их маленькие разлагающиеся тела. А вот Лиз представляла все совершенно в ином свете. Она вела поиски с яростным упорством, и я понимал, что именно она рассчитывает найти.

Лично я считал, что мальчики находятся у Дудочника, кем бы тот ни был. Я верил, что Кевин и Шон живы, не опасаясь очередных обвинений в беспочвенных иллюзиях и вопреки собственным сомнениям. Для Лиз поиски в компании добровольцев были своего рода ритуалом, воплощением её преданности мальчикам. Это очень походило на религиозный экстаз или паломничество по святым местам.

Некоторые волонтёры меня настораживали. Я не понимал рвения, с которым они вели поиски. Меня удивляла их неукротимая готовность продираться через заросли ядовитого плюща, отмахиваясь от назойливых насекомых. К этому времени я знал почти их всех. Большинство этих людей принадлежало к категории энтузиастов, из тех, что собирают средства на борьбу с раком груди или строительство детской площадки. А часть волонтёров меня просто тревожила. Меня, например, беспокоил неукротимый огонь, пылавший в глазах одного из мужчин, и смущал религиозный фанатизм пары женщин.

Меня интересовал их образ жизни с учётом времени, которое они тратят на общественные дела. Иногда я даже думал, что кто-то из них мог быть причастен к похищению и теперь информирует Дудочника обо всех наших действиях. Стыдясь своих подозрений, я тем не менее составил досье с их именами, адресами, роде занятий, семейном положении, доходах, причудах и хобби. Все эти данные я отправил частному детективу Мэри Макгафферти.

* * *

Наши с Лиз отношения продолжали ухудшаться. Первые несколько дней после похищения детей мы находили некоторое утешение в обществе друг друга. Ведь это, что ни говори, была наша общая потеря.

Но эта относительная близость давно исчезла, и на смену ей пришла отчуждённость, постепенно перераставшая в нечто ещё менее дружелюбное. Когда мы оказывались в одной комнате, она, как мне казалось, с большим трудом удерживалась от желания подняться со стула и уйти. Если наши глаза случайно встречались, Лиз немедленно отводила взгляд.

За всем этим стоял один неоспоримый факт: в глубине души во всём случившемся она обвиняла меня. И это всё чаще и чаще проявлялось в виде различных сценариев, начинавшихся с «если бы».

Я убеждал себя, что это всего лишь типичная реакция на любую катастрофу. Пережив первоначальный шок, родственники жертвы начинают размышлять, каким образом можно было бы предотвратить потерю. Я помню это по тем материалам, которые мне довелось готовить, — пожар в ночном клубе в штате Род-Айленд, гибель реактивного самолёта во Флориде, взрыв космического челнока «Челленджер». «Событие носит столь трагический характер, потому что оно не должно было произойти». Подобные соображения играют заметную роль в нашей судебной системе, и обвинения предъявляются ещё до того, как успевает погаснуть пламя. Это называется «поиски виновного».

Наш случай не требовал ни расследования, ни реконструкции событий. Я выступал в роли живого воплощения «человеческой ошибки» и в глазах жены из лица, способного предотвратить катастрофу, постепенно превращался в главную её причину.

* * *

Центр розыска пропавших детей организовал акцию по сбору средств, и мы с Лиз приняли в ней участие. Отказаться было невозможно, но само мероприятие вызывало у меня тошноту. Лиз и я сидели на подиуме среди других жертв подобного несчастья. На груди некоторых родителей висели похожие на удостоверения личности ламинированные фотографии их детишек. Галерея радостных улыбок и сверкающих глаз разрывала душу.

Множество незнакомых людей всегда стремились помочь таким, как мы, но нечто в этой «акции» заставляло меня скрипеть от злости зубами. Создавалось впечатление, что некоторые родители пришли сюда лишь для того, чтобы погреться в лучах всенародной известности.

Основной спич произнесла мать-одиночка по имени Мелинда. Она поведала нам душераздирающую историю о похищении своей восьмилетней дочери. Это было незатейливое, но продуманное повествование прирождённого рассказчика. Во всех нужных местах она для достижения максимального эффекта выдерживала паузы. Через восемь лет после исчезновения останки девочки были найдены в земле на заднем дворе соседнего дома.

— Все толкуют о том, что за год злодеи похищают и убивают около сотни детей, — говорила Мелинда. — Несмотря на самое широкое освещение в средствах массовой информации, эти преступления крайне редки. Ребёнок скорее может погибнуть от удара молнии. — Она выдержала паузу и добавила: — И эта молния ударила в некоторых из нас.

Мелинда возложила скрещённые ладони на грудь в области сердца, а мы, сидящие на подиуме, печально склонили головы. Одна из женщин всхлипнула.

— Когда ударяет молния, — хрипло произнесла Мелинда, — смерть наступает быстро. Семьдесят четыре процента этих детей — и моя дочурка Бонни была среди них — погибают в течение трёх часов после похищения. Среди всех похищенных детей подавляющее большинство, а именно семьдесят шесть процентов, составляют девочки, средний возраст которых одиннадцать лет. В восьмидесяти процентах случаев похищение происходит в радиусе четверти мили от дома. Поэтому не думайте, что ваше дитя находится в безопасности, если играет на зелёной лужайке перед домом или катается на велосипеде в вашем квартале. Большинство автомобильных наездов, между прочим, тоже случается в радиусе одной мили от жилья ребёнка. Огромное число несчастных случаев происходит и в самом доме. Наши дома, леди и джентльмены, возможно, и являются нашими крепостями, но они вовсе не неприступны.

Когда она для вящего эффекта выдерживала очередную паузу, я подумал, что Кевин и Шон никак не вписываются в типичную картину. Во-первых, они не девочки. Во-вторых, значительно младше усреднённой жертвы и, в-третьих, их похитили на расстоянии более чем пятьдесят миль от дома. Кроме того, их двое.

— Итак, нам нужны средства, чтобы реагировать немедленно, — возобновила свой монолог Мелинда.

Время для просьбы раскошелиться было выбрано безукоризненно, и я не удивился, услышав, что она делает успешную карьеру в рекламном бизнесе и состряпала книгу под названием «Как нам уберечь своих деток». Книга, как оказалось, содержит массу ценных советов, как защитить детей от хищников, в то же время не напугав их до безумия. И её, как сказала Мелинда, можно приобрести прямо сейчас рядом с банкетным залом. Десять процентов от суммы продаж должно было поступить на счёт «Центра».

После того как разошлась публика, родители и родственники пропавших детей объединились для общей молитвы. Мы расселись на складных стульях, взявшись за руки. Оказавшийся рядом мужчина сжал мне руку с такой силой, что пальцы практически онемели. После минуты молчания каждый из нас поведал о своём несчастье.

Я ушёл, осознав, что большинство членов молитвенного кружка оплакивает пропавших детей. Они пришли, чтобы совместно противостоять боли от непоправимой потери своих детей. Несмотря на мистическую веру в чудо, эти люди, подобно родителям без вести пропавших во Вьетнаме, считали детей мёртвыми и не пытались найти «своих любимых». Им надо было совсем иное. Это иное называлось «финалом». Другими словами, этим людям нужны были лишь «останки». Свидетельство смерти.

— Я не могу здесь оставаться, — прошептал я на ухо жене. — Они считают, что их дети умерли.

Когда я поднялся, она пошла за мной следом. Но вовсе не потому, что хотела этого.

— Простите… Простите… — бормотала она, когда я, выдернув ладонь из руки соседа, направился к двери.

В машине она осуждающе посмотрела на меня и сухо сказала:

— Кто ты такой, Алекс, чтобы осуждать их за то, что они пытаются справиться со своей потерей?

— Они считают, что их дети мертвы, а я так не думаю.

Лиз разрыдалась.

— Я возвращаюсь в Мэн, — глядя на свои ногти, объявила она вечером и снова разрыдалась.

На следующий день Лиз уехала.

* * *

Работа. Хотя Ал и сказал, узнав об исчезновении близнецов, что я могу забыть о работе на тот срок, какой мне потребуется, на прошлой неделе я получил по электронной почте письмо с просьбой «прояснить свои планы». Мне было предложено решить, возвращаюсь я на работу (по крайней мере не на полный рабочий день) или беру отпуск без сохранения содержания с указанием времени ухода и примерной даты возвращения. Мелким шрифтом сообщалось, что, учитывая обстоятельства, студия будет мне «помогать», даже в том случае, если я выберу «отпуск». На «помощь» они согласны, но, поскольку моё длительное отсутствие вынудит их искать замену, о «вознаграждении» не было и речи.

Практически все сходились во мнении, что возвращение на работу будет для меня «лучшим исходом». Работа, как утверждали эти люди, отвлечёт меня от грустных размышлений и даст «терапевтический эффект». Одним словом, все рассуждения сводились к следующему: я буду так занят, что времени на думы о пропавших сыновьях у меня не останется. А это, в свою очередь, уменьшит депрессию.

Я очень и очень сомневался в справедливости подобных рассуждений.

Подъем, сборы, до боли знакомая дорога на работу… возврат ко всей этой рутине казался мне очень странным. Да и сама студия стала для меня чужой землёй. Телевизионные станции напоминают сумасшедший дом. Там стоит невообразимый шум, энергия бьёт ключом, все или лезут из кожи вон, чтобы выполнить задание к указанному сроку, или расслабляются, сделав это. Я же в водовороте безумной спешки чувствовал себя чужеродным, инертным телом. Я существовал в каком-то защитном коконе, сотканном из подчёркнутого такта моих коллег. Когда я проходил мимо, разговоры стихали, люди отводили глаза, не зная, что мне сказать и как себя вести в моём присутствии. Я видел, что машина работает, а жизнь продолжается. Но не знал, стоит ли мне им об этом говорить. Когда же всё-таки однажды сказал, что они ничем не могут мне помочь, то почувствовал себя ещё хуже, а коллеги обиделись.

* * *

Вечером, после моего возвращения с работы, ко мне заехал Шоффлер. Он прибыл с упаковкой из шести бутылок пива «Сьерра-Невада» и огромной, плохо пропечённой пиццей.

— Здоровая пища, — произнёс он с характерным тонким смешком. — Пообщайся со мной, и ты тоже скоро станешь жирным уродом, на которого и смотреть-то противно.

Его появление меня обрадовало. Сильнее меня могло обрадовать лишь возвращение сыновей. Кроме него, мне никого не хотелось видеть в своём доме. Во-первых, Шоффлер был единственным в мире человеком, всегда готовым говорить на самую главную для меня тему. Во-вторых, он был циничным, остроумным и, как я недавно понял, очень толковым парнем. Все наши встречи заканчивались тем, что мы снова и снова прокручивали отвергнутые версии, дабы убедиться, что ничего не было упущено. Мы говорили о бумажном кролике, об уиппете, о свидетелях, видевших, как высокий человек садится в чёрный внедорожник, о свежих явлениях народу Элвиса Пресли, о куриной крови и о списке «врагов», атакованных мной в эфире. Шоффлер постоянно рылся в своей записной книжке — третьей по счёту. Файл по нашему делу, сказал он мне, насчитывает уже семь толстенных папок. Каждое дело, пояснил детектив, начинается с единственной папки толщиной в три дюйма. Папки (Шоффлер позволил мне на них взглянуть) содержали копии всех бумаг, появившихся в ходе следствия. Там были доклады, заявления свидетелей, протоколы допросов, фотографии с места преступления, результаты судебно-медицинских анализов, список изъятых при обыске предметов, ордера на обыск и так далее и тому подобное.

Мы ели пиццу, смотрели бейсбол по телевизору и некоторое время сотрясали воздух болтовнёй, прежде чем Шоффлер перешёл к истинной цели своего визита.

— Мне даже не хочется говорить тебе это, Алекс, — произнёс он и замолчал. Судя по тому, как детектив барабанил пальцами по столу и шаркал ногой, ему было явно не по себе. Увидев, как изменилось моё лицо, он поднял ладонь и продолжил: — Не беспокойся. Я не о мальчиках. Ничего нового там нет. Речь идёт… обо мне. Меня отстранили от дела.

— Что?!

Шоффлер славился своей бульдожьей хваткой и никогда не разжимал челюстей, не закончив расследования. Ради работы он принёс в жертву два своих брака и использовал каждый свободный момент, чтобы возвратиться к старым, нераскрытым делам.

— Что это значит? Ты же прославился тем, что никогда не закрывал своих дел. Тебя отстранили от дела? Почему?!

— Значит, так… — Он глубоко вздохнул. — Ты здесь ни при чём. Все мои дела передали другим людям. После одиннадцатого сентября наши вожди приступили к созданию нового подразделения, и оно наконец появилось на свет. Называется «Городской центр по борьбе с терроризмом». — Он развернул ладони, словно открывая книгу. — По офицеру из каждого городского округа плюс парочка агентов ФБР, люди из таможни и службы иммиграции и натурализации. Я выделен от полицейского управления графства Энн Эрандел. Поверь, мне очень жаль.

Я ничего не сказал. Для меня это был страшный удар.

— Твоё дело передано молодой женщине по имени Мюрел Петрич. Я, возможно, и бульдог, но зато она отличный детектив и к тому же умница. Мюрел страшно амбициозна. Весьма удачное сочетание, часто приводящее к успеху.

— Да.

— Послушай, я все понимаю… — покачал он головой. — Но ты можешь на меня рассчитывать, если вдруг понадобится моя помощь. Звони в любое время, по любому поводу. Звони, если у тебя возникнет какая-нибудь идея или откроются новые факты. Я сделаю всё, что смогу. Но дай шанс и Петрич. В наших делах она — настоящая львица.

— Хорошо, — ответил я, не пытаясь скрыть овладевшей мной горечи. Мне казалось, что Кевина и Шона все бросили.

* * *

У меня появилась привычка спать в общей комнате. Не снимая одежды, я дремал на диване, просыпаясь в три или четыре утра, чтобы увидеть включённый торшер и работающий телевизор. В тот вечер, как только ушёл Шоффлер, я убрал пивные бутылки и остатки пиццы, засунул посуду в моечную машину, включил её и протёр кухонную стойку. Затем обошёл дом, выключил повсюду свет, запер двери и, раздевшись, забрался в кровать. Это была белая металлическая кровать, которую Лиз хранила на всякий пожарный случай. Лучше бы она прихватила эту штуковину с собой в Мэн. Как это ни ужасно, но я даже не мог представить, как она живёт, какие предметы её окружают, а мне приходится обитать среди вещей, любовно собранных ею за много лет. Постель. Я помнил, когда один из мальчиков, а то и оба, проснувшись от ночного кошмара или почувствовав себя одинокими, приходили в спальню и, остановившись рядом с нашей кроватью, звали: «Мама…» Всегда «мама» — и никогда «папа». Обманывать себя я не мог и не хотел. Дети обращались к Лиз, поскольку она постоянно была рядом с ними. Я помню те уик-энды, когда близнецы являлись в родительскую спальню, чтобы разбудить нас и начать вместе новый день.

Я лежал в темноте. Каждый раз, когда на Ордуэй сворачивала машина, по стенам и потолку пробегали два светлых пятна. И вот так, лёжа во тьме, я всё-таки принял решение. На работу я не вернусь. Я просто не смогу уныло, с затуманенным сознанием бродить в суете студии.

Я буду искать своих детей.

Глава 14

Когда я принёс прошение об отставке, все принялись меня уговаривать не делать этого. Мне говорили, что надо ещё подождать и всё такое прочее. Казалось, они считали, что я погибну, находясь вне студии.

Большой Дейв покачал огромной головой и положил моё заявление перед собой на стол текстом вниз.

— Я буду считать это отпуском без сохранения содержания, — сказал он. — Ну, скажем, на три месяца.

— Не могу ничего обещать, — ответил я. — Пока не знаю, сколько времени это займёт.

Когда Дейву приходится говорить то, что ему говорить совсем не хочется, он наклоняет голову и сверлит вас взглядом из-под насупленных бровей, словно гигантская черепаха. Увидев, как он опустил голову, я приготовился выслушать малоприятное замечание, но мои ожидания не сбылись.

— И что же ты намерен использовать вместо денег? — спросил он.

Дейв достаточно хорошо знал моё финансовое положение и понимал, что у меня могут возникнуть серьёзные проблемы. Мы были с ним достаточно близки, и босс даже несколько раз удостоил посещением наш дом, чтобы принять участие в тщательно спланированных и искусно подготовленных моей супругой ужинах. Ему было прекрасно известно, что мы не купаемся в деньгах и что наш разъезд породил дополнительные трудности.

— Послушай, если вдруг окажешься без средств, звони — мы поможем. — По тому, с какой силой он сжал мне руку, я понял, что это предложение он сделал не без душевной боли.

По правде говоря, я пока не знал, как стану решать финансовые проблемы. Ни при каких обстоятельствах я не мог просить Лиз дать мне разрешение на залог дома. Строго говоря, согласно условиям договора о раздельном проживании, я не мог даже взять отпуск без сохранения содержания, поскольку это уменьшало мою финансовую поддержку супруги. Надо было найти такой способ розыска детей, который не уменьшал бы выплат для Лиз. Я не мог оставить её без средств.

Можно, конечно, позаимствовать денег у отца, хотя он, подобно всем остальным, считал мой уход с работы ошибкой. Кроме того, у меня имелась пара друзей — Майкл и Скотт, способных отстегнуть мне несколько тысяч.

Итак, я собирался решать финансовую проблему, залезая в долги и попрошайничая.

— Я всё же думаю, что ты совершаешь ошибку, — сказал Большой Дейв, пожимая мне руку, но я чувствовал, что за дискомфортом, который он испытывал, беседуя со мной, скрывается облегчение. Босса радовало, что ему больше не придётся заниматься моими проблемами.

* * *

Всё началось с Дейва, но им дело не кончилось. Родственники, друзья и знакомые продолжали твердить, что я совершаю непоправимую ошибку. Да и что я могу сделать, помимо того, что уже сделано? Вслух это, конечно, не произносилось, но в глубине души все считали, что я гоняюсь за призраками, что мои дети мертвы и я должен смотреть правде в глаза — не теряя, разумеется, при этом надежды.

Чудеса случаются. И примером такого чуда оказалась Элизабет Смарт.

Даже Шоффлер пытался меня переубедить.

— Алекс, — сказал он тоном разочарованного в своём отпрыске отца. — Не делай этого. Я не раз был свидетелем подобного поведения, и, поверь, всё кончалось жестоким, болезненным разочарованием. Если ты примешься за поиски, то сгоришь эмоционально и материально.

— Ну и что?

Дело было в том, что, отринув идею «работы», я сразу задался вопросом — почему не сделал этого раньше.

— Большинство подобных расследований, — со вздохом продолжил детектив, — разрешается, если разрешается вообще, в результате каких-то внешних факторов. Ты можешь до помутнения рассудка копаться в деле без всякого результата. А затем какой-то парень в какой-то тюряге шепнёт что-то своему сокамернику, или тот, кого ты безуспешно ищешь, попадётся на аналогичном преступлении в другом месте. Компьютер сравнит оба случая, и пожалуйста…

— Знаю.

— Мне известно, что ты думаешь. Ты, как тебе кажется, поведёшь расследование более энергично и целеустремлённо, чем любые профессионалы, и добьёшься успеха там, где все остальные потерпели фиаско. Тебе кажется, что если ты больше любишь своих детей, чем мы, то обязательно их найдёшь. Я хочу сказать…

— Я их обязательно отыщу, — оборвал я его. — Или по меньшей мере узнаю, что с ними случилось. И если для этого потребуются все мои ресурсы, если я на этом, как ты выразился «сгорю», то пусть так и будет.

Шоффлер вздохнул и долго молчал. Откуда-то издалека до меня долетали голоса людей, телефонные звонки, стук клавиш.

— Что ж, — произнёс он устало, — держи со мной связь.

* * *

Кевин и Шон. Шон и Кевин.

К поискам детей я во многом был готов лучше, чем большинство родителей. Я — репортёр и поэтому постоянно веду розыск.

Но прежде чем задавать вопросы или просить о помощи, надо подумать, почему это произошло. Я размышлял над этим проклятым вопросом, наверное, тысячу раз. И тем не менее…

Начнём с Дудочника. К тому времени, когда копы закончили опрос, они нашли более десятка свидетелей, видевших, как Дудочник и мальчики шли по направлению к парковке.

Я продолжал звать парня Дудочником, несмотря на предупреждение Шоффлера, что его наряд мог быть лишь маскировкой. Проблема состояла в том, что он оставался для меня эфемерным образом — скорее идеей, нежели личностью во плоти.

Но он существовал вполне реально. Этот человек где-то жил, покупал продукты, водил машину, носил любимого цвета носки… и он похитил моих сыновей. Поскольку я о нём почти ничего не знал, то не мог воспроизвести для себя его истинный облик. Поэтому следовало сосредоточить все внимание на том, что было известно. И на том, что он сделал. Парень увёл моих детей и имел для этого какие-то мотивы.

МОТИВ — написал я вверху первой страницы блокнота и стал продумывать все возможные варианты.

Нажива? Выкупа похититель не требовал, что, видимо, исключало алчность как мотив преступления.

Месть? Может, кто-то украл детей, чтобы отомстить мне за один из моих материалов? Да, моя работа действительно сводила меня с плохими парнями, но Шоффлер, проверив эту версию, начисто её отмёл. В случае, когда мотивом является месть, преступник, как правило, даёт об этом знать своей жертве. Шоффлер называл такие поступки «фактором самодовольной ухмылки».

— Этот парень — настоящий забавник, — сказал как-то Шоффлер. — Я имею в виду окровавленную футболку, звонок из дома и всё такое прочее. Но это всё же не «фактор ухмылки». Если он хотел с тобой свести счёты, то где же проявление его злорадства?

Мы с Шоффлером долго ломали голову, пытаясь найти связь оставленных Дудочником следов с одним из моих журналистских расследований, однако никакой связи не обнаружили.

Сексуальный маньяк? Этот мотив следовал по умолчанию, но я его, по правде говоря, не принимал. Зачем похищать двоих детей, если это только осложняло задачу? Но даже если и так, то с какой стати парень возвратился с детьми в мой дом, звонил по телефону и сознательно запутывал дело с помощью залитой кровью футболки? Сексуальные маньяки, как правило, импульсивны и действуют исходя из обстоятельств. Во всяком случае, так о них говорят. Возвращение домой и оставленные «сувениры» были заранее продуманным поступком. Так что с классической схемой это никак не вяжется.

Детская порнография? Привлекательные светловолосые близнецы. Может, их захватила организованная группа, чтобы сделать фильм или продать какому-нибудь извращенцу, имеющему тягу к близняшкам? Шоффлер тщательно прорабатывал эту версию, но ничего не нашёл. Большую часть детей, барахтающихся в мутных водах порномира, не похитили, а «купили» у родственников или у опекунов. Похищение, которое неизбежно должно было вызвать бурю в средствах массовой информации, явно не отвечало интересам сообщества, предпочитающего таиться в самых тёмных закоулках. И тем не менее…

Психоз на религиозной почве? По этому вопросу сказать мне было нечего.

Медицинские эксперименты? Шоффлер отверг гипотезу «доктора Менгеле» на том основании, что подобных прецедентов не имелось и о близнецах, похищенных в медицинских целях, не было никаких упоминаний. Но почему бы Кевину и Шону не стать первыми?

Я долго пытался придумать другие возможности. В мире, где многие пары откладывают рождение детей на более поздний срок, а множество семей просто не способно к деторождению, нельзя исключать и того, что близнецов похитили люди, до безумия желающие иметь детишек. Кто-то, разгуливая по ярмарке, увидел моих парней и воспользовался представившейся возможностью. Некоторое время я размышлял над этой идеей, взвешивая все «за» и «против».

Поскольку никто не видел мальчиков со дня похищения, то кем бы ни являлся похититель, он должен был обитать в полной изоляции — жить вне общества. И как это соотносилось с появлением монет? Футболки? Телефонным звонком? Нет, все эти факты никак не вязались с версией о человеке, одержимом идеей иметь ребёнка.

Изоляция. Она была совершенно необходима для похитителя, но эта простая мысль почему-то раньше не приходила мне в голову. В отличие от Элизабет Смарт никто не мог перемещаться с парой близнецов на поводке, не вызвав при этом подозрения. Итак, где же они могут находиться, если ещё живы? Кто бы ни похитил Кевина и Шона, дети укрыты от посторонних взглядов. Изолированы.

Я ещё раз взглянул на перечень возможных мотивов. Нажива, месть, сексуальный маньяк, детская порнография, религиозный психоз, «доктор Менгеле» и одержимый мыслью о ребёнке. Один вид этого списка привёл меня в дрожь. Наименее ужасающим мотивом было обыкновенное сумасшествие, всё же остальные таили в себе подлинное зло.

Глубоко вздохнув, я подвёл черту под перечнем возможных мотивов и чуть ниже написал слова:

КЛЮЧИ и УЛИКИ.

Оригами (бумажный кролик).

Куриная кровь.

Ряд десятицентовых монет.

Сувениры, оставленные для нас похитителем. Джуди Джонс установила, что кролик сложен из стандартного материала, на нём не осталось отпечатков пальцев и фигура была достаточно сложной. Вот и все.

Дудочник оставил фигурку на комоде со стороны Шона. Почему?

Куриная кровь. Вполне вероятно, что футболка была пропитана кровью, чтобы подозрение пало на меня. Но это всего лишь допущение. Кровь могла играть совсем иную роль. В полицейской лаборатории установили, что кровь принадлежит породе кур, разводимой в промышленных масштабах.

Монеты. В полицейской лаборатории их проверили на наличие отпечатков, но ничего не нашли. Кроме того, копы попытались установить источник их появления, однако выяснилось — несмотря на то что подобные монеты встречаются очень редко, в обращении их осталось ещё несколько миллионов. Их чеканили почти тридцать лет, с 1916 по 1945 год, когда Франклин Делано Рузвельт изменил рисунок головы статуи Свободы. Полиция и ФБР изучали также значки монетных дворов и время чеканки, но какой-либо системы не выявили.

Тем не менее монеты были размещены сознательно. Дудочник не пожалел времени, чтобы выстроить их в ровную линию. Они должны были иметь какое-то значение.

Были и иные ключи, способные помочь раскрытию преступления. Например, собака. Дудочник использовал славную маленькую собачку, чтобы приманивать детей. Шоффлер проверил собачью линию и сказал, что популярность уиппетов непрерывно возрастает и развелось их великое множество. Но сколько их на самом деле? Я ни разу не видел человека, выгуливающего уиппета.

И наконец, оставался сам Дудочник. Вернее, его наряд. Была ли это маскировка, или костюм имел какое-то специфическое значение? Надо будет перечитать легенду о «Дудочнике в пёстром костюме». Возникал вопрос, где можно раздобыть подобное одеяние? Я видел его лишь мельком, но покрой показался мне весьма необычным. А как насчёт круглых плоёных воротников? Так называемых жабо? Выяснял ли Шоффлер, где их можно купить? И если выяснял, то что ему удалось узнать?

В рубрику КЛЮЧИ и УЛИКИ я добавил:

Уиппет.

Дудочник (легенда).

Костюм.

Воротник.

Похоже, мне придётся заглянуть в файлы Шоффлера. Те самые, которые теперь стали файлами Мюрел Петрич.

Я поднял трубку и позвонил Петрич, но её не оказалось на месте. Я оставил сообщение и попробовал позвонить ей домой. Вместо скрипа автоответчика или робота голосовой почты я услышал голосок ребёнка, имеющего сложные отношения со звуком «Р». «Пвивет, вы гововите с домом Питева, Мювел и Бвитанни. Если…»

Маленькая девочка, чей голос я слышал, показалась мне такой славной, гордой собой и настолько уязвимой, что я не выдержал. У меня было такое чувство, словно мне предстояло прыгнуть с края утёса. Я ещё раз осознал, что потерял. И повесил трубку.

Мне хотелось снова позвонить Петрич и попросить убрать детский голос со своей голосовой почты. Ведь она наверняка знает, что каждый может получить её адрес из соответствующего справочника. Надо совсем обезуметь, чтобы оповещать случайных людей о том, что в доме находится ребёнок!

Я глубоко вздохнул и, подавив приступ бдительности, звонить не стал. Несмотря на свою работу, Петрич продолжала верить в дружелюбие нашего мира. Теоретически она, конечно, знает, что внешнее дружелюбие может мгновенно испариться, но по-настоящему, видимо, не понимает этого.

Глава 15

Не было никакого смысла заниматься монетами или кроликом без ознакомления с полицейскими файлами. Прежде чем двигаться дальше, надо было узнать, что накопали копы. Чтобы не терять времени в ожидании ответного звонка от Петрич, я влез в Интернет и снова погрузился в мрачный мир потерявшихся детей. С большинством этих сайтов я уже успел ознакомиться, но в них могло оказаться что-то, не замеченное мной с первого раза.

И вот я снова в стране молочных пакетов и объявлений частных детективов, специализирующихся на розыске пропавших детей. Внимательно разглядываю тех, кто исчез, включая Кевина и Шона.

Но я сразу же себя поправил. Никто просто так не «исчезает». Ведь это же не трюк фокусника. Этих детей похитили. Человек, явившийся на «Праздник Ренессанса» в одежде Дудочника, вырвал детей из моей жизни… и утащил в свой мир. И я намерен узнать, кто он и почему так поступил.

Я посетил сайт, поддерживаемый ИРЕ — организацией журналистов, специализирующихся на расследованиях. Поначалу я решил, что сайт не имеет отношения к моим проблемам. Но более пристальное изучение показало, что это не совсем так. Большую часть базы данных о киднеппинге составляли сообщения в режиме он-лайн[2] под рубрикой «Опасности Интернета». Я нашёл десятки историй о непотопляемых агентах ФБР и хищниках, притаившихся в тиши чатрумов.

Однако моим детям подобная опасность не грозила. Некоторые шестилетки на удивление легко обращаются с компьютером, но Кевин и Шон в число этих юных гениев не входили. Во-первых, их доступ к компьютеру строго контролировала Лиз. Во-вторых, они только учились читать, не умели писать и тем более печатать. Короче говоря, не имели никакой возможности проникнуть в чатрум и тем более условиться там с каким-то незнакомцем о встрече.

Но некоторые статьи в архиве ИРЕ напугали меня до полусмерти. В одной из них речь шла о регулярно посещавшей церковь богопослушной паре, которой государство доверяло временное опекунство над детьми. Где-то в сельской части Иллинойса парочка содержала целый «детский дом», из которого и продавала детишек педофилам. В другой статье говорилось о каких-то мерзавцах из Айдахо, укравших десятилетнюю девочку, чтобы снять документальный фильм о её убийстве. Один кошмар сменялся другим, и каждый последующий был мрачнее предыдущего.

Другой сайт напомнил, что в стране ежегодно происходит не менее сотни похищений и их жертвами не обязательно становятся маленькие дети. В основном похищаются подростки, сообщал сайт, и более половины всех случаев приходится на девочек старше двенадцати лет. Я просмотрел десятки выданных на мой запрос сайтов, и в каждом из них речь шла о пропавшем ребёнке. Появляющиеся на экране мордашки действовали на меня угнетающе. А сами сайты походили на отдалённые аванпосты, затерянные в дебрях бесконечного дикого мира. Должен признаться, что фотографии на молочных пакетах с надписью «НЕ ВИДЕЛИ ЛИ ВЫ ЭТУ ДЕВОЧКУ?» всегда вгоняли меня в депрессию.

Стрельба наугад.

Сайты для разных детей — посвящённый Кевину и Шону был одним из них — снова и снова появлялись на экране монитора. Здесь же, в правой части экрана, размещались платные объявления о других пропавших детях. Я решил спросить у своего друга, компьютерного гения Эзры, сколько может стоить такое объявление. Не полагаясь на память, я занёс эту мысль в блокнот. Теперь, когда дети стали появляться в новостях лишь изредка, может быть, стоило поместить платное объявление, с поисковым термином «похищенные дети».

И возможно, настало время обратиться к услугам специалиста по пиару, который мог бы организовать сюжет в программах 20/20 или «Дейтлайн» и добиться, чтобы Кевин и Шон чаще появлялись в выпусках новостей. Семейство Смарт сумело устроить часовую передачу с демонстрацией фотографий даже через восемь месяцев после исчезновения своей дочери. Я посмотрел передачу в Центре борьбы с детской эксплуатацией. Полиция тогда решила, что ребёнка похитил рабочий с криминальным прошлым, умерший через несколько месяцев после похищения. Эта более или менее правдоподобная версия базировалась на косвенных уликах, связанных с его автомобилем. Жена этого человека упорно настаивала на его невиновности.

Даже после смерти подозреваемого семейство Смарт пыталось привлечь внимание общества к делу своей дочери. Возможно, они надеялись найти её останки, но из передачи можно было сделать и иной вывод: «Не надо слишком полагаться на полицейские теории».

Повинуясь внезапному импульсу, наряду с ключевыми словами похищение, пропажа, исчезновение, дети я включил в поле поиска и слово близнецы.

И получил примерно сто тысяч сайтов.

Тогда я уточнил: пропавшие близнецы. И прождал двадцать минут лишь для того, чтобы узнать — в подавляющей части материалов речь идёт о Кевине и Шоне.

Я обратился к системе Lexis/Nexis, воспользовавшись своим студийным паролем. И снова использовал термин «пропавшие близнецы», но ввёл ограничение. Мне нужны были лишь те сведения, которые появились до исчезновения моих детей.

Система выдала более тысячи статей, но только три из них имели прямое отношение к похищению близняшек.

Мальчики Рамирес. Пресса вернулась к этому делу буквально через несколько часов после исчезновения Кевина и Шона — настолько разительным было сходство. Хулио и Вильсона Рамиресов похитили из рекреационного центра в Лос-Анджелесе. Сходство заключалось не только в том, что они были однояйцевыми близнецами, — к моменту похищения им исполнилось семь лет. Иными словами, они были почти ровесниками Кевина и Шона.

Я вспомнил о мальчиках Рамирес сразу же после катастрофы сидя на скамье в ожидании Гэри Преббла, шефа службы безопасности ярмарки.

* * *

Это случилось пару лет назад. Мальчики пропали, и начались масштабные поиски — однако не столь масштабные, чтобы не вызвать критики. Раздавались голоса, что поиски велись бы гораздо энергичнее, будь пропавшие мальчики англосаксами.

Через три месяца после их исчезновения убийца был схвачен с поличным, если можно так выразиться. Его задержали в жалкой лачуге в горах неподалёку от Биг-Шура — красивейшего места Калифорнии. Тела мальчиков были обнаружены в жалкой хижине — одно в холодильнике, разрезанное на куски подобно говядине и аккуратно упакованное, а другое в колодце. Убийца назвал себя сразу. Это был Чарли Вермильон, сексуальный психопат, выпущенный из психушки в Луизиане примерно за пару месяцев до пропажи мальчиков. На него надели наручники и сунули в полицейскую машину. Но ещё до того, как автомобиль доехал до местной тюряги, Вермильон испустил дух, раскусив припрятанную в воротнике рубашки капсулу с цианистым калием.

Таким образом, дело Рамиресов было закрыто и, поскольку преступник умер, не могло иметь отношения к моим мальчикам. И слава Богу. Шоффлер и ФБР проверили возможность имитации данного преступления, но ни к чему не пришли.

Вторая группа сайтов посвящалась близнецам Габлер. Но это дело мне тоже ничего не давало, поскольку Габлер были женщинами и работали на эстраде в Лас-Вегасе. Материал о них появился, потому что одним из ключевых слов запроса было слово «дети». По материалам прессы сестры Габлер незадолго до исчезновения выступали в заведении «Голубой попугай». Музыкальное ревю называлось «Дети будущего».

Они исчезли примерно три года назад, их разложившиеся тела были найдены три месяца спустя в двадцати милях от Вегаса. На опубликованных в прессе фотографиях сестры Габлер были ещё живы. Они стояли бок о бок в весьма лаконичных нарядах — сетчатых чулках и с футуристическими причёсками.

Вряд ли их исчезновение можно было связать с пропажей моих детей.

Оставались близнецы по фамилии Сандлинг — Чандлер и Коннор. С этим делом я тоже был знаком, и оно в отличие от других имело счастливый конец. Насколько я помнил, в похищении подозревалась мать, однако она избежала судебного преследования. В деле был замешан и её приятель.

Поскольку главной подозреваемой была мать, в дело близнецов Сандлинг я серьёзно не вникал. Но сейчас решил снова взглянуть на него. Ведь я не забыл, кого совсем недавно подозревали в похищении собственных детей.

Итак, я приступил к изучению этого дела. В отличие от меня Эмму Сандлинг нельзя было назвать достойным членом общества, поскольку она вела «несколько необычный образ жизни». И это, надо признать, слишком мягкая оценка. Дама когда-то сидела на игле, прошла через бесконечное число реабилитационных программ и была, как говорится, никудышной мамашей. Её дети часто жили у родственников или друзей, а несколько раз их передавали под опеку в другие семьи.

В некоторых статьях упоминался инцидент, имевший место в одной из семей, где жили Коннор и Чандлер. Некоторые авторы называли этот случай «первым похищением». Прочитав их материалы, я решил, что слово «похищение» является серьёзным преувеличением и употреблять его в данном контексте по меньшей мере несправедливо. Хлёсткие слова запустили в оборот после того, как законно навещавшие мать дети вернулись к опекунам на два дня позже положенного. Эмма объяснила задержку поломкой машины.

Журналисты подробно рассказывали о её постоянном бой-френде и подчёркивали, что во время похищения Сандлинг с сыновьями обитала в палатке в государственном парке около города Корвалис, штат Орегон.

Бойфренд, который, по словам самой Сандлинг, оставался для неё просто «другом», был бродягой по имени Трублад. Она познакомилась с парнем во время прохождения одной из реабилитационных программ и, случайно наткнувшись на него в библиотеке города Юджин, пригласила пожить несколько недель в своей палатке. Трублад нарушил условия досрочного освобождения из тюрьмы, но Сандлинг клялась, что ничего об этом не знает.

Органы защиты детей были, мягко говоря, огорчены, узнав, что близнецы живут в палатке. И огорчились ещё сильнее, выяснив, что под одной крышей с ними обитал находящийся в розыске правонарушитель. Когда исчезли мальчики, вместе с ними исчез и Трублад. Полиция имела все основания подозревать в похищении бродягу, и подозревали его до тех пор, пока он не объявился несколько недель спустя. Вдрызг пьяный Трублад, накинув на себя красный полицейский дождевик, руководил уличным движением в самом центре Портленда.

С учётом её наркотического прошлого, «нетрадиционного образа жизни» и пропавшего бойфренда Сандлинг стала главной подозреваемой. Правоохранительные органы считали, что она и Трублад, вступив в сговор, спрятали детей, чтобы потребовать выкуп. Но требований такого рода не последовало, а Трублад, когда копы задержали его в Портленде, сказал, что сбежал из Юджина, потому что похищение детей его «напугало».

Похищение мальчиков Сандлинг произошло достаточно тривиально. Эмма привела ребят в «Макдоналдс» в Корвалисе, чтобы побаловать их чем-нибудь вкусненьким. Она встала в очередь за едой, оставив мальчишек в игровой зоне. Других детей, так же как и взрослых, там в этот момент не было. В главном зале ресторана находилось девять человек, шесть из которых были людьми весьма преклонного возраста. Старцы собрались для того, чтобы совместно обсудить какую-то книгу. Когда Сандлинг вернулась с заказом, мальчиков в «Мак-доналдсе» уже не оказалось.

К её несчастью, персонал ресторана и посетители позже заявили, что запомнили только её, а детей не видели. Некоторые статьи сопровождались диаграммами, на которых было помечено местонахождение работников заведения и всех посетителей. Из этих схем следовало, что Сандлинг и мальчики должны были оказаться в поле зрения всех, кто в тот момент находился в «Макдоналдсе». Кроме девяти посетителей в зале, за прилавком на раздаче находились шесть служащих ресторана. В зоне обслуживания «Мак-авто» на момент исчезновения было два автомобиля. Одним словом, никто ничего не видел.

Против Сандлинг говорило и то, что она, как стало известно после несложного расследования, регулярно оставляла детей в публичной библиотеке, пока убирала чужие дома.

То, что последовало за этим, предсказать было совсем не сложно. Бюрократы из призванных защищать интересы детей заведений обрушили на Сандлинг лавину критики, а копы сосредоточили все своё внимание на безутешной матери. Все без исключения осуждали судью, который за год до этого разрешил воссоединить мальчиков с прошедшей очередной курс реабилитации и «исправившейся» Эммой, а социальных работников, официально подтвердивших факт «исправления», пресса просто уничтожила. Многие били себя в грудь, признавая со слезами на глазах, что Коннор и Чандлер провалились в трещины («бреши», как выразилась одна из газет Портленда), существующие в системе защиты прав ребёнка. Раздавались призывы провести основательное расследование и коренным образом изменить саму систему.

Эмма Сандлинг, если исходить из моего опыта, подверглась жёстким допросам, но у неё в отличие от меня хватило ума пригласить адвоката. Формальных обвинений против неё не последовало, но она была задержана на тридцать два часа «для ответов на вопросы».

Мальчики объявились восемь недель спустя в Калифорнии в торговом центре неподалёку от города Юрика. Согласно очерку, опубликованному в местной газете «Сакраментская пчёлка», мальчиков «долго везли» в доме на колёсах, являвшем собой некий гибрид грузовика и трейлера, в котором место шофёра было отделено от пассажирского помещения. Когда водитель остановился для заправки, мальчики ждали, что им позволят выйти на воздух. Им не терпелось сказать водителю, что в прицепе очень жарко, они мечтают о мороженом и очень хотят в туалет. Но водитель не появился. Они принялись стучать в стену трейлера и громко вопить. На помощь никто не приходил, и тогда один из мальчиков навалился на дверь. К их изумлению, дверь распахнулась.

Ребятишки выбрались наружу, и один из них собрался бежать в закусочную, чтобы найти водителя и взять у него денег на мороженое. Однако его брат к тому времени уже не верил похитителю. Его удивляло, что их ни разу не вывозили с территории, где содержали. Путешествие на трейлере было первым за всё это время. Смышлёный парнишка решил позвонить лучшему другу их мамы по имени Феб. Одним словом, оба побежали в торговый центр, чтобы позвонить по таксофону, причём с оплатой принимающей стороны. Аппарат не работал, и в павильоне сувениров они попросили разрешения воспользоваться телефоном. Продавец их сразу узнал и позвонил в полицию.

К тому времени, когда на сцене появились копы, гибрид грузовика и трейлера успел испариться.

Пресса, надо сказать, весьма сдержанно откликнулась на счастливое воссоединение семейства. Появилось немало саркастических замечаний по поводу «распахнувшейся двери» и увенчавшихся успехом усилий матери не допустить жёсткого допроса детей (добиться этого ей помог работавший бесплатно адвокат). Общественное мнение и полиция были так сильно настроены против Эммы Сандлинг, что ей лишь ценой больших усилий удалось вернуть детей после нового судебного решения. Её друзьям, работодателям, учителям школы, где учились мальчики, и другим доброжелателям пришлось несколько месяцев ломать копья, доказывая, что Эмма после очередного курса реабилитации полностью изменила стиль жизни и стала совсем иным человеком.

Я расширил поиск и, прочитав все, касавшееся дела братьев Сандлинг, решил, что подходил к нему предвзято, поскольку козлом отпущения пресса и власти избрали Эмму Сандлинг. На тот же крючок, видимо, попались детектив Шоффлер и агент ФБР Джуди Джонс. Во всяком случае, они никогда не говорили, что дело Сандлингов способно как-то пролить свет на наше следствие, несмотря на обилие общих черт.

Параллель казалась столь разительной (шестилетние близнецы были похищены в публичном месте), что я никак не мог заставить себя прекратить чтение вырезок. Я боялся пропустить какие-то важные сведения, уверовав в то, что Эмма причастна к похищению своих детей. Повторное чтение убедило меня, что в деле нет фактов, опровергающих показания матери. Трублад имел железное алиби. Каких-либо иных потенциальных сообщников следствие не выявило. Сандлинг ни разу не меняла своих показаний. И хотя продавец сувенирной лавки получил часть обещанного вознаграждения, самой Эмме не досталось ни цента.

Два следующих часа я провёл за телефонными разговорами с копами в Корвалисе и Юрике. Когда я, представившись, интересовался делом братьев Сандлинг, собеседники отделывались ничего не значащими вежливыми фразами, но едва я пытался настаивать, как сразу натыкался на каменную стену.

Опираясь на полученные из газет сведения, я нашёл телефоны клиентов Эммы Сандлинг, социальных работников, её адвоката и многих других связанных с ней людей. Примерно с половиной из них мне удалось поговорить. Но результат был всё тот же. Никто не знал, где она живёт. Никто не мог мне помочь.

* * *

Я с трудом поднялся с кресла. За окном было уже темно, и я понял, что горбился за компьютером несколько часов. Мне хотелось продолжать поиск Эммы Сандлинг, но прежде надо было хоть немного перекусить. С того момента, как Лиз меня покинула, я постоянно терял в весе. Окружающие уже стали обращать на это внимание.

Я отправился в кухню на поиски пропитания, хотя и знал, что там мало что осталось. В холодильнике нашлась пара сухих кусков сыра, плесневелая дыня и пакет скисшего молока. Курица-гриль, которую я забыл завернуть в фольгу, успела превратиться в мумию. В морозильнике обнаружилась горсть наполовину испарившихся кубиков льда и смёрзшаяся пицца. Я изучил коробку с пиццей в поисках даты производства и, обнаружив её под коркой ледяных кристаллов, с трудом разобрал, что яство было доставлено в наш дом более года назад.

Это повергло меня в уныние. Пицца пребывала в морозилке с тех пор, когда я ещё не разругался с Лиз и моя жизнь не пошла наперекосяк. Скорее всего она была куплена для детей. На какой-то миг мне показалось, что промёрзшая пицца является талисманом, и я долго не решался её выбросить. Печально покачав головой, я вылил кислое молоко в раковину и выкинул всё остальное.

Как правило, я питался вне дома, но с подобной практикой следовало кончать, поскольку она означала дополнительные и довольно существенные расходы. Я дал себе слово завтра отправиться за припасами и запастись готовыми ужинами. И другой полезной для здоровья пищей. Яблоками, например, или апельсиновым соком.

Впервые после похищения близнецов я влез в кроссовки и выбежал в сырую вашингтонскую ночь. Я давно утратил спортивную форму, но бег, как ни странно, принёс мне облегчение. Мне доставляли огромное удовольствие движение, струйки пота на теле, напряжённый ритм дыхания. Мне нравились проносящиеся мимо машины, туманные пятна света во влажной мгле. Но больше всего устраивало, что все мои мысли были сосредоточены на том, куда двигаться, как обогнать пешехода и в каком темпе перебежать улицу на зелёный сигнал светофора.

Минут через пятнадцать я повернул назад и остановился около универсама «Севн-илевн» на углу Портер-стрит и Коннектикут-авеню. Тяжело дыша и истекая потом, я выцарапал из кармашка шорт пятидолларовую банкноту.

За прилавком стояла девица, получившая от Джека прозвище «тихоход». Это было очень юное, тощее, застенчивое создание со славным личиком. Она все делала так медленно, что посетители, знавшие об этой её особенности, уходили, увидев очередь более чем из одного человека.

— Две порции говядины в тесте по-ямайски, — сказал я, предвкушая ужин — пусть немного жирный, но зато вкусный.

Продавщица обратила на меня взор своих огромных карих глаз, а затем, опустив взгляд на руки, сказала почти шёпотом:

— Вы — тот человек, у которого пропали дети.

— Верно.

— Мой дядя уметь общаться с другим миром, — она прижала палец ко лбу, — и он сказать, что ваш мальчики о'кей.

— Ваш дядя? С иным миром? Может быть, он знает, где находятся дети?

— Нет, нет! — Она соединила пальцы и отвела взгляд в сторону. — Он общается — как это вы говорите?.. Да, с миром духов. Так вот, дядя сказать, что мальчиков там нет, что они все ещё в этот мир. Я ему говорить, что вы живёте рядом и приходить сюда много дней. Мой дядя говорить, ваши мальчики хорошо. Я подумала, что вы хотеть это знать. — Девушка застенчиво улыбнулась и едва заметно пожала плечами.

— Огромное спасибо, — искренне сказал я. Любой проблеск света в этом мрачном мире радовал меня. — Благодарю вас за то, что вы мне это сказали.

— Пожалуйста, — ответила она и, выдержав паузу, спросила: — Вам с перцем или без?

Я бросил сдачу в большой стеклянный кувшин, на котором было написано, что идёт сбор средств на лечение страдающей лейкемией девочки по имени Белинда. Ещё один выстрел во тьме, подобный сайту в Интернете или портрету на молочном пакете. Когда речь идёт о детях, вы не подсчитываете их шансов на выживание, а делаете всё, что можете.

— Ещё раз спасибо за то, что вы мне сказали, — повторил я.

Моя благодарность шла от чистого сердца. Я был искренне изумлён тем, как подняла мой дух эта неожиданная и совершенно непрошеная поддержка.

Мадонна за кассовым аппаратом одарила меня божественной улыбкой.

Глава 16

— Не бросай трубку, — сказал Шоффлер, — мы разбредаемся с очередного сборища.

До меня доносились чьи-то голоса и шум лифта. Шоффлер обменялся с кем-то парой реплик, а затем вернулся ко мне:

— Слушаю тебя.

— Я хочу поговорить о близнецах Сандлинг.

Если бы я не знал его так хорошо, то, возможно, и не уловил бы некоторой неуверенности и даже холодности, появившихся в голосе.

— И что же с ними случилось?

— Чем больше я читаю об этом деле, тем больше оно напоминает мне дело Кевина и Шона. И я не понимаю, почему вы с Джуди отмели его как не имеющее отношения к расследованию.

— Мы проверили это дело, Алекс. — Я понял, что он тщательно подбирает слова. — Вникли в детали. Послушай, то похищение произошло на противоположном конце континента, а совпадение заключается лишь в возрасте ребятишек и в том, что они — близнецы. И это все.

— Все?

— Кроме этого, мы не видим никакой связи. — Шоффлер прокашлялся и добавил; — Их мать, как ты понимаешь, не была столпом общества.

— Послушай, Рей, я прочитал по этому делу всё, что можно было найти. Могу сказать, что Эмма Сандлинг, конечно, не мать Тереза, но нет никаких фактов, указывающих на то, что она имела отношение к похищению своих детей.

— Это ты так считаешь. Может быть, имеются факты, о которых ты понятия не имеешь.

— Обязательно должны быть. Поскольку, как мне известно, после появления детей в Юрике поиски похитителя прекратились.

— Ты ошибаешься, — ответил Шоффлер. — Следствие продолжалось. И очень тщательное, надо сказать. Но мать, мягко говоря, не стремилась ему помочь.

— Ты хочешь сказать…

— Я хочу сказать, что Эмма Сандлинг отказалась от сотрудничества. Она объясняла это желанием защитить мальчиков, но на её слова никто не купился. Послушай, дети оказались живы и здоровы, и история имела счастливый конец. Несколько дней кряду это было главной новостью, и пресса именовала спасение не иначе как чудом. Хочешь знать, что случилось потом? Не было ни преступника, ни обвинений, ни каких-либо следов, способных заинтересовать журналистскую братию. Остались лишь сами ребятишки да зашедшее в тупик полицейское расследование. Ты спросишь почему? Да потому, что по неизвестной нам причине мамочка, вне зависимости от того, замешана она в преступлении или нет, не желала говорить и не позволяла этого детям.

— Она ведь вполне могла подзаработать пару баксов у прессы.

— Верно. И это означало бы, что она ведёт себя адекватно. Кроме того, она могла вчинить иск за причинённый ей ущерб. Это тоже было бы вполне нормально. Чем внимательнее общественность всматривалась в это дело, тем яснее становилась роль, которую она в нём сыграла.

— Если там вообще была какая-то роль.

— О'кей, пусть будет «если». Но все сошлись в том, что Эмма Сандлинг в нём каким-то образом замешана и имелся некий план вытрясти бабки. План пошёл наперекосяк, что и заставило нашу мать Сандлинг смыться.

— Думаю, ты не прав.

Шоффлер немного помолчал, а затем спросил:

— И почему же?

— Да потому, что чем больше я вникаю в это дело, тем сильнее во мне крепнет жутковатое ощущение, что детей Сандлинг похитил тот же парень, что увёл моих ребятишек. Её дети сбежали, и он взамен украл моих.

— Хм… «Жутковатое ощущение», говоришь?

— Здесь абсолютно та же схема. Открой глаза, Шофф.

— Да на западном побережье близнецов навалом. Зачем парню ехать через всю страну?

— Не знаю. Однако повторяю, что чем больше вглядываюсь в дело Сандлинг, тем сильнее оно напоминает мне дело моих близнецов. Думаю, стоит копнуть поглубже, но я не могу этого сделать по одной простой причине. Причина эта — Эмма Сандлинг. Создаётся впечатление, что она вообще исчезла с лица земли.

— Ты пытался её найти?

— Да, пытался. Поиск людей — неотъемлемая часть моей профессии. Если ты репортёр, ты нуждаешься в источниках информации и обязан найти их, хотят они того или нет. Но найти Эмму Сандлинг я не смог.

— Хм…

— Пытаясь напасть на её след, я беседовал с копами в Орегоне. Хотя это не совсем точно. Беседы как таковой не было.

— Не понимаю.

— Я звонил в Корвалис, где пропали ребятишки, и в Юрику, где они вырвались из трейлера. Полицейские Юрики поделились со мной всем, что знали. А знали они, надо сказать, очень мало. Но что касается Корвалиса… Оттуда я не получил ничего. Каменная стена, Рей. Копы намертво отказались со мной разговаривать, ссылаясь на всякое дерьмо вроде «права личности на конфиденциальность».

— Так вот почему ты позвонил мне, — с тяжёлым вздохом произнёс полицейский.

— Да. Я подумал, что ты, возможно, сумеешь их расшевелить. Дай понять, что никаких неприятностей я им не доставлю.

Прежде чем я услышал ответ, прошло довольно много времени.

— Прости, Алекс, — сказал он. — Я ничем не могу тебе помочь. Хотел бы это сделать, но у меня связаны руки.

— Связаны руки? Ведь мы говорим о моих детях. Рей, ты не…

Но детектив уже отключился.

* * *

Двумя часами позже я ждал Шоффлера у его дома (он жил в Гринбелте, штат Мэриленд). Дом не оправдал моих ожиданий. Впрочем, я и сам не знал, что, собственно, собирался увидеть. Мне было известно, что он работал семьдесят два часа в неделю и прошёл через два неудачных брака. Видимо, я рассчитывал на жалкое убежище холостяка, а вместо этого передо мной красовался окружённый штакетником аккуратный и уютный дом в стиле «ранчо», с ухоженными цветочными клумбами на лужайке перед входом. А сам вход украшала виноградная лоза.

Вначале я сидел на веранде, но затем темнота и туча разнообразных кусачих тварей загнали меня назад в машину.

Я ждал, слушая по радио репортаж о бейсбольном матче и врубая кондиционер, когда становилось слишком жарко.

Мою дремоту прервал глухой металлический звук, источник которого, как мне показалось, находился непосредственно в моём черепе. На самом деле это был всего лишь стук в дверцу машины, что я сразу осознал, открыв глаза и узрев за стеклом физиономию Шоффлера.

Моё появление явно не вызвало у него восторга. Детектив стоял в угрожающей позе, а свет уличных фонарей придавал его лицу нездоровый зеленоватый оттенок. Выглядел он столь отвратительно, что я машинально взглянул на приборную доску. Часы показывали 3:32. Ночи, естественно.

По телу струился пот. Казалось, рот мой забит ватой, а губы запеклись и потрескались. Рубашка прилипла к сиденью, и когда я потянулся к ручке дверцы, за спиной раздался хлюпающий звук. Однако Шоффлер не позволил мне вылезти из машины. Положив здоровенную лапу на ручку двери, он сказал:

— Поезжай домой, Алекс.

— Ни за что.

— Поезжай.

— Мне надо с тобой поговорить.

Шоффлер резко развернулся на каблуках, двинулся к входной двери и скрылся в доме. Ещё до того, как я успел выбраться из джипа. Я по меньшей мере десять раз нажимал кнопку звонка, издававшего вместо привычного «дзинь» мелодичный «бин-бон». Невозможно поверить! Я, ожидая его, просидел в машине шесть часов, а он не желает впустить меня в дом! Я вернулся в машину со страстным желанием давить на клаксон до тех пор, пока Шоффлер ко мне не выйдет. Но, припомнив выражение его лица, отказался от этой импульсивной идеи.

За последние несколько недель я так много времени провёл в обществе Шоффлера, что легко настраивался на одну с ним волну, как это бывает между любящими людьми. Я постоянно искал в его поведении ответы на вопросы: Не слышал ли он что-нибудь? Нет ли у него каких новостей? Я научился находить эти ответы в его интонациях, жестах и выражении глаз.

Но я знал, что копы, как и военные, придают огромное значение тому уважению, которое проявляют по отношению к ним люди. Если я учиню скандал и таким образом унижу Шоффлера в глазах соседей, то не добьюсь ровным счётом ничего. Он даже может меня арестовать. Я отъехал на два квартала и поставил будильник сотового телефона на шесть утра. Детективу не удастся снова застать меня спящим.

* * *

Когда в 7.44 он вышел из дверей своего дома, то для человека, спавшего в лучшем случае четыре часа, у него был на удивление бодрый вид. Он увидел меня лишь когда я выступил из-за его «форда-краун-виктории».

— Боже мой, Алекс, — произнёс детектив, качая головой.

Я молча ждал продолжения.

— Влезай, — распахнул он дверцу «форда».

— Что?

— Влезай, говорю.

На улице уже было жарко, и в блеклой утренней дымке солнце выглядело белым пятном. Дышать в машине было нечем. Кроме того, там стоял устойчивый малоприятный запах. Застарелая вонь сигаретного дыма смешивалась с амбре разнообразных блюд, которые детектив брал навынос в разного рода забегаловках. Хвойный аромат освежителя воздуха лишь усугублял эту мешанину вони. Я провёл с Шоффлером достаточно времени и знал, что он весь день пьёт кофе, непрерывно курит, если имеет такую возможность, и питается в основном не выходя из машины.

Он сдал задним ходом по подъездной аллее и открыл все окна. Вначале я подумал, что мы едем выпить кофе в «Пончики Данкана» или в «Севн-илевн», но мы уже мчались по шумной, как всегда бывает в час пик, 50-й дороге. Детектив в мрачном молчании сидел рядом со мной. Через несколько минут он закрыл все окна, кроме водительского. Затем Шоффлер судорожно вздохнул, зажёг сигарету и жадно затянулся. Дым он выдохнул в открытое окно, но не потому, что пёкся о моём здоровье, а просто в силу привычки. Он был зол, и волны раздражения окружали его, словно силовое поле.

— Куда мы направляемся? — поинтересовался я.

— У меня совещание, — ответил Шоффлер. — На Капитолийском холме.

— Но…

— Ты желаешь поговорить? Так это как раз то время, которым я располагаю. А если тебе надо будет добраться до своей машины ещё до полуночи, так это твоя проблема.

— О'кей.

Я подавил искушение извиниться или хотя бы понизить уровень напряжения в машине. Пусть всё останется как есть. Будем продолжать молча злиться, чтобы не вывалить друг на друга кучу дерьма.

Мы уже катили по 95-й дороге. Шоффлер лавировал в густом потоке машин в своём обычном стиле — настолько безрассудно и агрессивно, что я с трудом удерживался от инстинктивного движения к педали воображаемого тормоза. Детектив докурил сигарету до фильтра, раздавил окурок в переполненной пепельнице и щёлкнул крышкой.

Сигарета погасла не до конца, и скоро из щели в салон пополз едкий дым тлеющих фильтров. Через пару минут он снова открыл пепельницу и плеснул в дымящуюся массу остатки холодного кофе. Окурки зашипели, выбросив свежую волну невыносимой вони.

— Ароматерапия, — произнёс Шоффлер и, немного помолчав, добавил: — А вообще-то я на тебя не злюсь.

— Неужели?

— И знаешь почему? Да потому что ты прав.

Детектив бросил свою огромную машину в образовавшийся на краткий миг разрыв между автомобилями на левой полосе, вызвав этим манёвром шквал возмущённых гудков. В ответ на протест он высунул в окно руку с поднятым средним пальцем.

— Моя дочь утверждает, что во мне «слишком много инфантильности и не хватает зрелости». Моя зрелость проявляется в том, говорю я ей, что, не пытаясь остановить этих клоунов, я всего лишь показываю им палец.

Он порылся в нагрудном кармане рубашки, извлёк оттуда сигарету, зажёг её и сказал:

— Итак, матушка Сандлинг…

— Слушаю…

— Это очень похоже на дело Снайпера. Все утверждали, что этот самый Снайпер — белый и действует в одиночку. Белый. Белый. Белый. Белый парень в белом внедорожнике. Однако в ходе расследования некоторые ребята из окружного управления стали в этом сомневаться. И в первую очередь копы афро-американского происхождения. Допросив свидетелей и прослушав плёнку с записью голоса преступника, они пришли к выводу, что парень является их «братом». Кроме того, эти ребята определили, что Снайпер водит списанную полицейскую машину — либо синюю «форд-краун-викторию», либо «шевроле-каприз» с форсированным двигателем. В наших кругах такие машины называют «попробуй выкуси». Некоторые засранцы обожают возвращать их к жизни, чтобы поиздеваться над полицией, или просто потому, что эти крошки действительно способны развивать сумасшедшую скорость. Однако суть дела вовсе не в этом. Спрашивается, что мы слышали об этих сомнениях? Почему никто ни на одном брифинге не сказал ни слова о чёрном парне в синем седане, говорящем о себе «мы»? Ты что-нибудь слышал об этом?

Я отрицательно покачал головой.

Шоффлер сунул окурок в вонючую массу в пепельнице и сказал:

— И это произошло только потому, что графство Монтгомери привлекалось к суду за «расовую предвзятость».

— Ты шутишь.

— Теперь возьмём дело Сандлингов, — покачав головой, продолжил детектив. — Здесь мы имеем не один, а целых два иска. Джонс и я… мы заметили те сходства, на которые ты обратил внимание. Одним словом, Джонс попёрла на Корвалис. И знаешь, что из этого получилось? Если ты думаешь, что они нам помогли, то сильно ошибаешься. Нет. Они дали нам понять, чтобы мы проваливали.

— И послали Джонс куда подальше, несмотря на то что она агент ФБР?

— Нет, парни были сама вежливость. Сказали, что хотели бы нам помочь, но ничего не могут сделать.

— Но почему?

— Из-за судебного иска, который вчинила им Эмма Сандлинг за то, что дело велось, по её мнению, неправильно. Она обвинила полицию в неоправданной длительности своего пребывания под стражей, в нарушении законности во время расследования, в запугивании и во всём, что только смогла придумать. Кроме того, имеются иски в связи с её обвинением в якобы неправильном поведении и нездоровом образе жизни.

— А это что такое?

— По конституции этой страны все люди имеют равные права вне зависимости от расовой и этнической принадлежности, возраста и пола. Её юристы утверждают, что данное положение конституции распространяется как на образ жизни человека, так и на его классовую принадлежность.

— Выходит, речь идёт о нарушении конституции?

— Именно. С ума сойти! Тем не менее копы не верят Сандлинг и считают, что у неё рыльце в пушку. Так с какой же стати Сандлинг станет беседовать с нашей братией? Я имею в виду все правоохранительные органы. Копы считают, что за этим делом стоит именно она. Детей увели от неё, и прошло несколько месяцев, прежде чем она получила их назад из органов опеки. Это произошло только потому, что судья оказался большим либералом. Ревнитель прав человека решил, что проживать с детьми в палатке и оставлять их на целый день в библиотеке не значит нарушать права ребёнка. С нашей системой социального обеспечения и ростом безработицы, заявил он, у Сандлинг просто не было иного выхода. Одним словом, когда Джонс попыталась потолковать с мамой Эммой по телефону, из этого ничего не вышло.

— Сандлинг отказалась говорить?

— Точно. Сандлинг молчит, копы немы, адвокаты держат язык за зубами. Мы пробовали разговорить их всех.

— Ей известно о Кевине и Шоне?

Шоффлер слегка наклонил голову и, покосившись на меня, спросил:

— А ты как считаешь? Неужели думаешь, что она могла пройти мимо этого события? Ведь она обитает не на Марсе. Нет, похищение твоих парней повергло её в ужас. Кошмар, через который ей пришлось пройти, снова вернулся.

— Откуда тебе это известно?

— Мы провели встречу, в которой участвовали я, Джонс, Сандлинг и её адвокаты. Присутствие адвокатов, как ты понимаешь, оказалось чрезвычайно «полезным». Эти парни постоянно твердили, что она вовсе не обязана с нами разговаривать и ей не следует отвечать на тот или иной вопрос. Однако мы как следует навалились на бабу, пытаясь вызвать у неё чувство вины. «Два маленьких мальчика находятся в смертельной опасности, — твердили мы. — Возможно, ваши дети располагают сведениями, способными помочь расследованию, неужели вы, как мать…» Бла… бла… бла…

— Ну и что?

— Ничего. Мы потерпели полное фиаско. В итоге никто не знает, где она сейчас живёт и как теперь её зовут. Она хочет, чтобы так оставалось и впредь… что вполне объяснимо. Эмма боится, что мы допустим утечку информации и её дети снова окажутся на первых полосах газет. «Преступник может вернуться…» — твердила она, на что Джонс отвечала: «Не вернётся, если мы его схватим». Но мама Сандлинг осталась непреклонной, а её адвокат строго предупредил нас, чтобы мы не упоминали об этом в СМИ.

— Шутишь?

— Он не поленился позвонить шефу Джонс в ФБР и моему начальству… дабы подтвердить предупреждение.

Я слушал его в бессильной ярости. Я был смертельно зол на Сандлинг, на её адвокатов, на копов, на ФБР… Одним словом — на всех и вся. Но хуже всего было то, что я вдруг почувствовал внутреннюю опустошённость. Чтобы слегка приглушить это чувство, мне пришлось несколько раз глубоко вдохнуть.

— С тобой всё в порядке? — спросил Шоффлер.

Я в ответ лишь пожал плечами.

— Я могу сделать для тебя две вещи, — продолжил детектив. — Во-первых (хоть и сомневаюсь, что это принесёт тебе пользу), передам копию фоторобота, составленного со слов мальчишек. Джонс всё-таки сумела из них кое-что выудить. Я не имел права копировать набросок, но нарушил предписание. Картинка была опубликована в прессе, и если тебя вдруг спросят, где ты её добыл, можешь врать спокойно.

— Есть сходство с Дудочником?

— Кто знает? — пожал плечами детектив. — Вообще-то я бы не сказал. Во всяком случае, если сравнивать с нашим парнем, у этого на роже гораздо больше растительности. И второе — Сандлинг в девичестве носила фамилию Уэйлен (ты это можешь узнать самостоятельно, и я всего лишь экономлю для тебя время).

— Ты думаешь, она сейчас живёт под этой фамилией?

— Мне не положено думать, — ухмыльнулся Шоффлер. — Я отстранён от этого дела.

Он высадил меня неподалёку от Белого дома.

— Сядешь в поезд «Юнион стейшн», — сказал детектив. — Сойдёшь на станции «Нью-Карллтон» и возьмёшь такси, что обойдётся тебе самое большее в десять баксов.

* * *

Открыв следующим утром входную дверь, чтобы взять газеты, я обнаружил конверт из плотной жёлтой бумаги. Многого от фоторобота я не ждал, но, увидев набросок, всё же почувствовал разочарование.

Изображённая на нём физиономия в отличие от живых лиц не имела никакого выражения, что лишало образ целостности, придавая ему какую-то неопределённость. «Даже в самых скверных и размытых фотографиях, — подумал я, — есть некая жизненность». Я принёс рисунок в кабинет и поместил рядом с набросками, сделанными Марийкой. Один из них был исполнен с моих слов, а другие — со слов свидетелей. Сравнивая образы, я заметил некоторое сходство в глазах. Во всём остальном портреты различались. Это были не похожие друг на друга мужчины, с разной растительностью на лицах. Они смотрели на меня, как мне казалось, с издёвкой. Ведь ты не знаешь, кто я, как будто говорили они.

* * *

Мэри Макгафферти побарабанила розовыми ноготками по крышке письменного стола, подняла на меня свои огромные карие глаза и сказала:

— Мы найдём её без проблем. Даже если она не имеет адреса и обитает в парке, у неё остаётся машина, а значит, водительские права и страховка. Дама скорее всего записана в библиотеку и наверняка имеет доктора, который лечит её детишек. Найти её нам также помогут школьная информация, штрафные квитанции за нарушения правил движения и чеки за покупки по кредитным картам. В наше время имеются тысячи баз данных, из которых, если этим серьёзно заняться, можно почерпнуть самые разные сведения. Сомневаюсь, что Эмме Сандлинг удалось оборвать все связывающие её с прошлым нити, — покачала головой Мэри.

— Вы думаете?

— Пусть дама живёт под другим именем — мы знаем её девичью фамилию. Вероятность того, что она поменяла свою социальную карту, очень мала… Если же она этого не сделала, то найти вашу Эмму Сандлинг проще простого. Думаю, к завтрашнему дню я уже буду кое-что иметь. Что вы предпочитаете: электронную почту или факс?

— Почта меня вполне устроит.

— Значит, договорились, — подытожила она, вставая. — Но мне досталась самая лёгкая часть дела. Вызывать её на откровенность придётся вам.

— Знаю.

— Боюсь, что женщина может быстро вызвать себе на подмогу кавалерию, — сказала Мэри. — Соблюдайте осторожность. Не позволяйте себя арестовать.

Глава 17

Макгафферти сдержала слово. Эмма Сандлинг, урождённая Уэйлен, жила во Флориде, и в семь часов утра следующего дня я уже сидел в салоне авиалайнера компании «Дельта», державшего курс на Дайтон-Бич.

Из аэропорта в город я вначале катил по грандиозной скоростной дороге «Дайтон интернэшнл», а затем поехал вдоль побережья по шоссе А-1-А. Это была выжженная солнцем полоса, по обеим сторонам которой располагались разнообразные забегаловки, мотели, площадки для мини-гольфа и залы для боулинга. Все пространство вдоль дороги было заасфальтировано. Единственными представителями царства флоры, если не считать чудесных зелёных оазисов, где играли в мини-гольф, оставались редкие пальмы с потрёпанными ветром листьями. Время от времени в просветах между гигантскими отелями и кондоминиумами мелькало то, ради чего создавалась вся эта роскошь, — белый песок и блеск Атлантики.

Проехав несколько миль, я увидел огромную глыбу отеля «Адамз марк». Гостиница «Брось якорь», где мне был забронирован номер, находилась в квартале отсюда на противоположной от «Адамз» и гораздо менее престижной стороне дороги. Гигантский рекламный щит в форме якоря возвещал о «СВОБОДНЫХ НОМЕРАХ» и «СПЕЦИАЛЬНЫХ СКИДКАХ ДЛЯ СТУДЕНТОВ И ПОЖИЛЫХ ГРАЖДАН». Если верить информации Метеоканала, то температура и влажность в Вашингтоне и Дайтон-Бич должны были заметно отличаться в пользу последнего. Однако, выйдя из арендованной в аэропорту «хонды-сонаты», я этого совершенно не заметил. Плотный и влажный жар, источаемый раскалённым покрытием дороги, мог ошеломить кого угодно, а дувший с берега лёгкий бриз походил скорее на поток горячего воздуха из гигантского фена для сушки волос.

Номер за тридцать два бакса в сутки оказался точно таким, как я и ожидал. Все мало-мальски плоские поверхности пестрели ожогами от сигарет, телевизор и лампы были наглухо привинчены к тумбам, за пульт дистанционного управления мне пришлось выложить залог в двадцать долларов, а освежитель воздуха не справлялся с застоялым духом табачного дыма. Но комната была довольно большой и оснащённой кондиционером, который в отличие от освежителя со своей задачей успешно справлялся. Кроме того, в номере стоял телефон, и я мог пользоваться своим ноутбуком.

Эмма Сандлинг — урождённая Сьюзи Уэйлен — работала неподалёку на одном из самых знаменитых в мире пляжей. Она арендовала лёгкий павильон в паре сотен ярдов от «Адамз». Павильон именовался «Пляжный зайчик». Кроме того, она посещала по вечерам так называемый Колледж пляжного сообщества Дайтона и уже успела одолеть половину курса под названием «Лечебное дыхание». Её мальчишки ходили в пятый класс летней Библейской школы, действующей под эгидой церкви «Слово Божье». Уэйлен водила внедорожник «субару» выпуска 1984 года, на номерном знаке которого имелся слоган «Спасём ламантинов!». Женщина снимала крохотную квартирку в Порт-Орандже, получая скидку с квартплаты за то, что мыла в доме коридоры и лестницы и содержала в порядке помещение коллективной прачечной. Все эти сведения я получил по электронной почте от Макгафферти вместе со счётом за два часа работы и припиской: «Да здравствует наш информационный век!»

Я присел на кровать, потянулся и уставился в потолок. Получив сообщение от Макгафферти, я начал размышлять о том, как найти подход к Эмме Сандлинг.

Я планировал отправиться в «Пляжный зайчик», арендовать шезлонг и зонтик, купить тюбик крема от загара и попытаться её разговорить. Обычно мне это удавалось. Ведь я как-никак считался приличным репортёром.

* * *

Я купил пропуск на день, выложил его на приборную доску и свернул на пляж вслед за черным джипом «эксплорер». Мы катили вдоль песчаной полосы с предписанной скоростью десять миль в час. Справа бесконечной шеренгой высились дома, стояли автомобили и поблёскивала водная поверхность бассейнов, принадлежавших гостиницам и кондоминиумам. Слева я видел белый песок, лес пляжных зонтов, море полотенец, скопление людей, бесконечный простор океана и синее небо.

Найти место, где трудилась Эмма, было совсем просто. Женщина вела торговлю под громадным надувным зайцем в бикини. Рядом с павильоном стоял её внедорожник. Дул довольно сильный бриз, и заяц подпрыгивал и раскачивался на металлических вантах. У служебного окна выстроилась небольшая очередь, состоящая в основном из почтенных полноватых пенсионеров и тощих подростков в бесформенных шортах. От окна отклеилась загорелая девица с бумажной корзинкой картофеля фри в руках. В этот момент я в первый раз и увидел Эмму Сандлинг. Женщина отсчитывала сдачу. Выехав с пляжа у «Адамз», я проехал назад по дороге А-1-А и вернулся через тот же въезд, которым пользовался в первый раз. Теперь Сандлинг выдавала паре подростков широкие тёмно-зелёные лежаки. Эмма оказалась невысокой женщиной с волосами цвета меди, собранными на затылке в свободный пучок. На ней были шорты, короткий топ и сандалии. На этот раз я успел заметить её улыбку и веснушки на лице.

Дежуривший на въезде парень меня узнал и знаком предложил проезжать без остановки. Не доехав до «Пляжного зайца» ярдов сто, я приткнул «сонату» между белоснежным пикапом и ржавым «блейзером».

* * *

— Чем могу вам помочь? — с обворожительной улыбкой спросила она, и на её щеках появились ямочки.

— Всего лишь бутылкой воды.

— Без проблем. Вам маленькую или литровую?

— Литровую.

— Ну и правильно, — сказала она, доставая бутылку «Дейзани» из стоящего за её спиной холодильника. — Стоит страшная жара, и надо бороться с обезвоживанием.

Эмма положила сдачу на стойку и перевела взгляд на стоящую за мной женщину. Однако я не тронулся с места, настолько поразил меня её беззаботный вид и какая-то незащищённость.

— Что-нибудь ещё, сэр? — чуть нахмурилась она.

— Нет-нет. Всё в порядке, — поспешил ответить я.

Найдя сравнительно безлюдное место, я постелил полотенце на твёрдый песок и, улёгшись, стал следить, как на берег накатывают и тут же отступают волны. Дети бегали наперегонки с белой пеной, строили песчаные замки и дарили своим мамам найденные ракушки. Кричали чайки, над головой кружили самолёты с развевающимися рекламными транспарантами. Мечтающие о роскошном загаре представительницы прекрасного пола недвижно возлежали на полотенцах, напоминая наслаждающихся теплом морских львов. Девчонки в бикини, повизгивая, входили на цыпочках в воду. А за моей спиной непрерывной чередой со скоростью похоронного кортежа ползли машины.

Солнце нещадно жгло спину, а перед мысленным взором стоял образ Эммы Сандлинг. Моя кожа горела огнём, а закрывая глаза, я слышал в голове какой-то стук. Как будто кто-то непрерывно хлопал дверью. Когда я вернулся к машине, стук прекратился и его место заняла невесёлая мысль: Ничего из этого не выйдет.

Видимо, я с самого начала себя обманывал, предполагая, что это сработает. Я, конечно, мог сблизиться с Эммой Сандлинг и даже стать её другом. Но что произойдёт, когда я перейду к интересующему меня предмету? Как она поведёт себя, если новоиспечённый приятель вдруг заведёт разговор о похищении её сыновей — событии, которое она хотела навсегда похоронить в прошлом?

* * *

В машине было так жарко, что на сиденье мне пришлось положить испачканное песком пляжное полотенце. Рулевое колесо обжигало руки. Вернувшись в отель, я открыл записную книжку, чтобы освежить в памяти полученный от Макгафферти распорядок дня Эммы Сандлинг. Затем я записал несколько дополнительных вопросов, которые следовало ей задать. После этого долго пялился в потолок, размышляя о том, как разговорить Эмму Сандлинг.

Наконец я влез в шорты, натянул футболку и отправился бегать по тротуару вдоль дороги А-1-А. Ритмичное движение и жара привели меня в транс, который, как я надеялся, мог вызвать новые, свежие идеи. Я бежал полчаса прочь от отеля и столько же времени обратно. Оказавшись снова в прохладном номере, я принял душ.

Самые разные идеи рождались и тут же умирали. Я думал, что мог бы заставить Эмму говорить, надавив на неё. Она скрывается, и я теперь знаю где. Я могу пригрозить ей разоблачением, и она пойдёт на сделку, чтобы не ломать свою жизнь и не пускаться снова в бега.

Но этот шантаж не тянул даже на план «Б». Пойти на него я не мог. Оставалось одно — целиком отдаться на милость Эммы Сандлинг.

* * *

Благодаря Макгафферти я прекрасно знал распорядок дня Эммы Сандлинг. Она закрывала «Пляжный зайчик» в пять и ехала в Ормонд-Бич, чтобы забрать детей из летней Библейской школы. Наскоро перекусив в забегаловке, Эмма везла парней в Орландо к няньке, едва успевая на занятия в колледж, начинавшиеся в семь вечера. Учёба кончалась в половине десятого, и Эмма, забрав близнецов, ехала домой.

Очень длинный день.

Я, конечно, мог бы сразу явиться к ней домой, но мне казалось, что лучше поговорить с Эммой без детей. Тогда она будет чувствовать себя более уверенной. Если бы мне хватило терпения выждать до утра и встретить её у «Пляжного зайчика» ещё до открытия! Но у меня не было на это сил. Если мне удастся найти её машину рядом с колледжем, я подожду Эмму там.

* * *

У меня оставалось достаточно времени, чтобы проверить электронную почту. В компьютере оказалось сообщение от Петрич. К письму были приложены полицейские документы, касающиеся монет и бумажного кролика. Я прочитал оба досье, но вся новая для меня информация содержалась лишь в одном абзаце, где эксперт по оригами говорил о найденной в моём доме фигуре:

«Я не могу изучить технику изготовления фигуры, не разрушая образец. Однако в результате визуального осмотра можно предположить, что мы имеем дело с модифицированной версией „кролика Ланга“. Эта фигура средней трудности является производной одного из множества кроликов, созданных известным мастером оригами доктором Джозефом Лангом».

Я попытался смотреть телевизор, но непрерывная реклама, идиотский хохот и краткие сводки новостей сводили меня с ума — действовали на нервы, как скрежет ногтей по грифельной доске. Я вырубил ящик, но стало ещё хуже: я остался один на один с переизбытком адреналина в крови и медленно текущим временем. Тогда я пошёл на пляж, чтобы немного успокоиться под мерный шум прибоя. Однако, расхаживая по песку, я каждые несколько минут поглядывал на часы.

В девять вечера, когда небо с высокими перистыми облаками стало розовым, я катил по бульвару Клайда Морриса. Свернув на скоростную дорогу, я почти сразу же съехал с неё на громадную парковку колледжа. Площадка наполовину опустела, но в то время, когда сюда приехала Эмма, она наверняка была заполнена, поскольку я обнаружил её «субару» на самом краю. В том, что это её машина, сомнений быть не могло. На номерном знаке красовался призыв «Спасём ламантинов!». Тем не менее я сверил цифры номера с теми, что прислала мне Макгафферти. Цифры совпадали.

Часы показывали четверть десятого. Я поставил машину неподалёку от «субару» и немного послушал радио. Однако через несколько минут, снедаемый нетерпением, вылез из автомобиля. Одинокая фигура у машины могла вызвать подозрение, поэтому я двинулся к узкой зелёной полосе, отделяющей парковку от подъездной дороги. Остановившись в камышах под тенью пальм, я под шорох листвы забормотал себе под нос.

Я не сразу понял, что репетирую роль, как делал это, готовясь к выходу в прямой эфир. Я понимал, что это глупо, поскольку гладко сказать то, что я собирался, было невозможно. Однако продолжал подбирать слова и искать варианты:

— Эмма, меня зовут Алекс Каллахан, и со мной произошла такая же трагедия, как и с вами…

— Эмма Сандлинг, мне нужна ваша помощь…

— Эмма…

Стемнело. Зажглись фонари, и в лучах света роилась мошкара. Со стоянки уехали ещё несколько машин, и в нашем секторе их осталось не более десятка.

И вот вдали замаячила фигура, по я почти сразу понял, что это не Эмма. Ко мне приближался подросток в мешковатых штанах и с наушниками на голове. Парень забрался в ржавую «тойоту» и укатил прочь.

Через пять минут я увидел её. Эмма торопливо шагала к своей машине. Я, сообразив, что выступившая из тени фигура способна напугать кого угодно, двинулся к автомобилю. Вначале, чтобы оправдать своё присутствие рядом с машиной, я хотел открыть багажник, но передумал и поднял капот. Похоже, это была ошибка.

Эмма достала ключи и, прежде чем открыть дверцу, бросила в мою сторону усталый взгляд.

Я замер, словно меня разбил паралич.

Она села в машину, опустила стекло и включила зажигание. Двигатель был неважно отрегулирован, делая на холостом ходу слишком много оборотов. К тому времени, когда я, взяв себя в руки, смог двигаться, она уже застёгивала ремень безопасности. Я подошёл к ней и произнёс, подняв руку:

— Простите…

— Извините, но я очень тороплюсь.

— Подождите, — сказал я и тоном профессионального репортёра выпалил: — У нас с вами одна и та же трагедия!

Эта заранее отрепетированная фраза звучала нелепо даже для моего уха. Эмма сдвинула брови с таким видом, словно пыталась в уме перевести слова с плохо знакомого ей иностранного языка.

— Меня зовут Алекс Каллахан… — Теперь я говорил так быстро, что проглатывал слова. — Вы, наверное, видели это в новостях. Моих детей, Кевина и Шона, похитили. Ваша трагедия, Эмма, закончилась, а моя продолжается. Мне нужна ваша помощь. Мне нужен…

Я думаю, что решающую роль сыграло упоминание её имени. Всё, что я говорил до этого, не произвело на неё ровным счётом никакого впечатления. Но прозвучало имя, которым она ныне не пользовалась.

До Эммы вдруг дошло, о чём идёт речь, и в её глазах я увидел ужас. Машина рванулась с места, выбросив из-под задних колёс фонтаны гравия.

Все! Я провалил дело.

Но паники я не испытывал, поскольку она в любом случае не могла от меня скрыться. Однако в этот момент я был не в силах ни двигаться, ни даже дышать. Казалось, меня придавливала к земле сама атмосфера — плотная и тяжёлая. И, когда она вернулась, я стоял на том же месте.

Эмма остановила машину и открыла дверцу. В салоне автомобиля вспыхнул свет, и в этой иллюминации она была мне хорошо видна.

— Простите меня, — сказала она. — Я очень перед вами виновата. В этом деле так много негатива, что я — единственный человек, который мог вас по-настоящему понять и посочувствовать, — делала все, чтобы остаться в стороне…

Конец фразы повис в воздухе, и она некоторое время молчала. Шум на скоростной дороге становился громче. Движение набирало силу.

— А когда я по телевизору увидела… ваших мальчиков… о Боже, — судорожно вздохнула Эмма, — я сразу поняла, что это — он. Я знала это. И я подумала… Знаете, что я подумала?.. — Её голос снова сорвался. Эмма вздохнула и с трудом выдавила: — Я подумала: «Как хорошо, Господи, теперь он к нам не вернётся». — Подавив готовое вырваться рыдание, она прошептала: — Простите меня.

— Послушайте, — начал я, — всё о'кей, я пони…

— Нет, — оборвала меня Эмма, — совсем не о'кей. Мне так стыдно! Дело в том, что, когда мальчики объявились в Юрике, все, как я думала, должны были страшно обрадоваться. Но на деле всё оказалось не так. Конечно, было много шума о чуде и всем таком прочем, но для них этого было мало. Сказки со счастливым концом хватило… лишь на сорок восемь часов, после чего они вновь начали обсасывать нашу трагедию, соревнуясь в том, кто изложит её отвратительнее и грязнее. Мне было так трудно. Дети вернулись, а их у меня снова отняли.

— Не могу поверить.

Она покачала головой, постучала ногой по полу, достала сигарету, зажгла её и сказала:

— Стараюсь бросить. Во всяком случае, никогда не дымлю при мальчиках.

— И правильно делаете.

— Вы должны меня понять, — продолжала она. — Я до сих пор боюсь, что они найдут способ отнять у меня мальчиков. Вы мне верите?

— Я вас прекрасно понимаю.

— А вот они до сих пор не верят в мою невиновность. Они не поверили в то, что Далт уехал только потому, что испугался, когда я позвонила ему из полицейского участка и сказала, что случилось. У него было не очень простое прошлое, и он даже побывал в тюрьме. Мне это было известно, но я не знала, что он освобождён условно. После того как копы не смогли его найти, они зациклились на версии, что мы на пару инсценировали похищение. Никто не хотел поверить в простую истину, что парень испугался. Они всё время думали, что найдут детей где-нибудь в земле. Некоторые, правда, считали, что мы с Далтом продали мальчишек в сексуальное рабство или что-то в том же роде. Эти ждали, что Далт явится с повинной и во всём признается.

— Неужели?

— Точно. А когда дети появились, эти типы, как мне казалось, сожалели, что мальчиков никто не трахал. По правде говоря, парни вернулись в хорошем состоянии — более или менее хорошем. Какое разочарование! И вся эта банда просто не могла оставить ребятишек в покое. Они продолжали их терзать. Думаю, и мне они по-прежнему не верили.

— Я вам сочувствую и понимаю, как никто иной. Но я в отчаянии и поэтому обратился к вам. Я думаю, что мои близнецы сейчас в руках того мерзавца, который похитил и ваших детей.

Эмма отвернулась, а когда снова обратилась в мою сторону, я увидел, что она плачет.

— Знаю, — прошептала Эмма, закрыв лицо ладонями.

— Значит…

— Честно говоря, не думаю, что смогу вам чем-то помочь. Отчасти потому, что полиция сосредоточила все своё внимание на Далте и мне, и отчасти в силу того, что у копов не было никаких улик. Камера наружного наблюдения на заправочной станции запечатлела трейлер, но номерной знак в кадр не попал. Водителя видела куча народу, но на нём было что-то вроде униформы — синий комбинезон и бейсболка. Как у ремонтных рабочих. В видеополе камеры наблюдения парень не попал.

— Вы согласитесь со мной поговорить? Поделиться всем, что вам известно?

Эмма внимательно на меня посмотрела.

— Да, если моя жизнь не станет сюжетом статьи в «Нэшнл инкуайер». Не знаю, что смогу открыть для вас полезного, но… — пожала она плечами.

— Огромное вам спасибо.

Эмма подавила вздох и взглянула на часы.

— Нянька, наверное, уже сходит с ума. Не говоря уж о том, что мальчишек пора укладывать спать. Может, заглянете утром в «Зайчик»?

Не знаю почему, но я вдруг решил сыграть в невинность:

— Зайчик?

— Да я же там вас видела. Вы купили у меня бутылку воды. — Эмма постучала кончиком пальца по виску и добавила: — Как жаль, что я не видела парня, укравшего ребятишек. У меня абсолютная память на лица. Я их никогда не забываю.

Глава 18

Когда у «Пляжного зайчика» скапливалось много посетителей, я помогал Эмме, подавая банки с освежающими напитками, пополняя запасы в холодильнике или наблюдая за раздаточным окном, пока хозяйка заведения оформляла аренду пляжного лежака, доски для сёрфинга или зонта. Когда же наступало затишье, мы беседовали. Беседу вряд ли можно было назвать спокойной. Грохот прибоя, крик чаек, рёв электрогенератора, шипение холодильного оборудования и гудение кондиционера вынуждали нас чуть ли не кричать.

К середине утра мы успели поведать друг другу свои истории. У меня не было сомнений в том, что детей Эммы похитил человек, которого я продолжал называть Дудочником. Однако Шоффлер был прав. Сходство двух событий имело весьма поверхностный характер. Нам очень не хватало деталей и свидетельских показаний, которые позволили бы связать напрямую оба дела.

Мы поведали друг другу о том, какие чувства испытывали, когда нас стали подозревать в похищении собственных детей.

— Со мной, если смотреть со стороны, могло случиться нечто подобное, — сказала Эмма. — Ведь все знали, что я — наркоманка. А что я завязала с этим делом три года назад? Так от возврата к прошлому нас всех отделяет вот такое расстояние, — показала она большой и указательный пальцы, оставив между ними крошечное пространство. — Чтобы подобное не случилось, этот промежуток надо залить расплавленным титаном. Что я, собственно, и пытаюсь сделать.

— Мне кажется, у вас хорошо получается.

— В нашем случае, — пожала она плечами, — за пропажей детей, по их мнению, стояло моё желание вытрясти бабки. Но с какой стати они подозревают вас? Не понимаю.

— Да потому что мы с женой разъехались. Кроме того, Дудочник постарался навести на меня подозрения — он подкинул в стенной шкаф окровавленную футболку, и по крайней мере несколько дней они были уверены, что детей убил я.

— Ах да. Теперь я помню. Куриная кровь.

— Сосуд с водой также послужил уликой против меня. Полиция, видимо, решила, что я держал их под замком в шкафу.

— Что за сосуд?

— На полке стенного шкафа в комнате ребятишек обнаружили наполненный водой сосуд. Понятия не имею, как он там оказался. В этом же шкафу нашли и футболку.

Эмма вдруг судорожно вздохнула, а после, как мне показалось, и вовсе перестала дышать. Она была явно потрясена.

— В чём дело?

— Это действительно он, — прошептала женщина.

— Что вы хотите этим сказать?

— А как насчёт десяти центов? Вы нашли ряд монет?

— Да. Они лежали на раковине в ванной. Но как?..

— В спальном мешке Коннора я нашла выложенные в ряд монеты достоинством десять центов, — сказала Эмма, положив ладонь мне на запястье. — Вначале я подумала, что это сделал сам Кон, но когда Амалия — эта женщина жила в соседней со мной палатке — увидела эти монеты, она едва не умерла от страха. Амалия просто побелела, хотя кожа у неё тёмная. Кроме того, она нашла воду. На полке в самом углу палатки.

— Чего она так испугалась? Что должны означать эти находки?

— Именно это я и хотела узнать. Но Амалия, велев мне ни к чему не прикасаться, впала в истерику и толком так ничего и не смогла объяснить. «Только не трогай воду и не передвигай монеты!» — твердила она. Амалия говорила таким тоном, словно это был вопрос жизни и смерти. Но я так и не поняла, в чём дело. Она пыталась мне объяснить, но её английский, мягко говоря… не очень хорош. Я поняла только, что это имеет какое-то отношение к вуду и мне следует держаться от всего этого как можно дальше. Я разве не сказала вам, что Амалия — гаитянка? Нет? Я так и подумала. Подождите…

Эмма занялась компанией подростков, желавших немедленно получить кока-колу, чипсы, тюбик солнцезащитного крема и футболку с эмблемой спасателей. Девчонки, радостно хихикая, пищали: «Хватит, Кевин, хватит! Стоп! Ты разоришься!» Кевин. Это имя, произнесённое вслух, ввергло меня в ступор. Кевин. Шон. Где вы сейчас?

То, что я услышал от Эммы, только усилило чувство тревоги, которое я постоянно испытывал. Полиция изъяла воду и монеты как вещественные доказательства, и я не мог отрешиться от мысли, что это действие способно принести моим мальчикам дополнительный вред и, возможно, уже принесло.

Эмма закрыла раздаточное окно, села на табурет и откинула со лба завитки волос. Кондиционер, даже работая на всю мощь, не мог справиться с жарой, и мы оба сильно вспотели.

— Вернёмся к Амалии, — сказал я. — У вас сохранилась связь с ней?

— С тех пор я её не видела, — покачала головой Эмма. — А если быть точной, с того момента, когда полиция установила кордон вокруг моей палатки. Я хотела остаться там, поскольку надеялась, что мальчики вернутся, но меня увезли в полицейское управление. Кроме того, копы, приступив к допросу всех обитателей парка, блокировали выход. Амалия и её дружок Бертран жили в стране нелегально. Вы знаете, как это бывает. Амалия убирала в гостинице «Комфорт-инн», а парень был кровельщиком. Множество таких, как они, живут в парках. Работающие бедняки. Кемпинг обходится им значительно дешевле, чем даже самое скромное городское жильё. Одним словом, Берти и Амалия ни при каких условиях не желали разговаривать с полицией. Амалия просто закрыла рот на замок. Ничего не видела и не слышала. Когда копы спустя неделю пришли к ней потолковать о монетах — я сказала о них на допросе, — след Амалии и Берти уже простыл.

— Выходит, вам так и не удалось выяснить, что это значит?

— Я узнала, что это своего рода проклятие. Впрочем, я сообразила это сразу, глядя на то, как ведёт себя Амалия. Но почему вас это так тревожит?

— Она велела вам не передвигать их и даже к ним не прикасаться?

— Да.

— Полицейские взяли их у меня как вещественное доказательство.

— То же случилось и со мной. Вообще-то, разыскивая следы крови, полиция уничтожила массу находящихся в палатке вещей, да и палатку тоже. Вы и представить не можете, в каком состоянии мне вернули мои пожитки. Когда они забирали вещи, был составлен список. Мне сказали, что таков порядок.

— Да, это называется «Перечень предметов, изъятых в ходе обыска».

— Да-да. Так они и говорили. Но некоторые вещи мне не вернули. На перечне рядом с такими пунктами имелись пометки «Уничтожено при тестировании». — Эмма изобразила рукой в воздухе вопросительный знак и покачала головой. — Десятицентовые монеты находились в маленьком мешочке. Когда мальчики нашлись, я выбросила монеты в океан — одну за другой.

Я встал у раздаточного окна, когда она вышла наружу, чтобы выдать клиентам пару пляжных зонтов. За это время мне удалось продать два мороженых и хлопушку в виде ракеты.

— Я не вижу связи с вуду, — сказал я, когда Эмма вернулась. — Парень, укравший моих детей, был белым.

— И мои парни заявили, что похититель не был темнокожим. Я тоже не могу ничего понять. Один из детективов сказал, что здесь может действовать преступная группировка, специализирующаяся на похищении детей.

— Эмма…

— Прошу вас, постарайтесь называть меня Сьюзи.

— Простите, Сьюзи.

Она сидела на табурете, закинув ногу на ногу. Я обратил внимание, что ногти на ногах выкрашены в пять различных пастельных тонов и похожи на конфеты «цветной горошек».

— Вы позволите мне поговорить с ребятишками?

— О Боже, — вздохнула она, — я так и знала, что дело закончится этим.

— Может, им известно что-то для меня важное. Не знаю, правда, что именно.

— Мне страшно не хочется вновь возвращаться к этому делу. Ведь они могут сказать вам нечто такое, что вы захотите сообщить полиции. Полиция их допросит, и сведения об этом просочатся в прессу. Я не хочу, чтобы всё началось заново, — со вздохом добавила она, устремив взгляд в потолок.

Ветер на пляже, усилившись, бросал на стены павильона пригоршни песка, перекрывая шум генератора. Надувной заяц над нами рвался из своих железных постромок, пытаясь умчаться в небеса. Когда Эмма снова взглянула на меня, в её глазах блестели слёзы.

— Наверное, мне не стоило вас просить, — сказал я.

— Но разве вы могли иначе? — Она, словно ребёнок, протёрла глаза костяшками сложенных в кулачки пальцев, набрала полную грудь воздуха и надула щеки, став похожей на северный ветер в детских комиксах. Её резкий выдох напоминал миниатюрный взрыв. Сочувствие к собрату по несчастью сумело в конце концов одолеть инстинкт самосохранения. — О'кей, — сказала она и закрыла глаза, словно не желая видеть собственную капитуляцию.

* * *

Эмма установила свои правила и заставила меня «поклясться детьми», что я эти правила не нарушу. Во-первых, я обещал обращаться к мальчикам по их новым именам — Кай и Брэндон. Во-вторых, не давить на парней, если им вдруг почему-то не захочется отвечать на мои вопросы. Беседа должна продолжаться не более пятнадцати минут, и всё, что они скажут, предназначалось только для моих ушей. И так далее и тому подобное. Больше всего меня поразило, что после случившегося она всё ещё продолжает верить в честное слово.

Мы встретились следующим вечером. Увидев впервые Кая и Брэндона, я чуть не задохнулся от нахлынувших на меня чувств. И вовсе не потому, что они были похожи на моих парней. Нет, никакого внешнего сходства. Но эти близнецы вели себя точно как и мои. Они так же смотрели друг на друга, так же вместе играли, прерывали один другого, заканчивая начатую братом фразу, и в разговоре искали взглядом поддержку.

Я приготовился выслушать историю ужасов, но их слова вселили в меня некоторую надежду.

— Где вы находились? — спросил я, переводя взгляд с одного на другого. — Как это место выглядело?

— Это был большой дом, — сказал Брэндон, взглянул на брата, и тот, ответив ему едва заметным кивком, добавил:

— Просто здоровущий.

— С громадной лужайкой.

— Куча деревьев. Совсем как лес.

Кай посмотрел на брата и, пожав плечами, уточнил:

— Кажется, это были ёлки.

— Да, — согласился Брэндон, глянул на мать и добавил: — Совсем как в парке «Гранд-Тетонс».

— Мы жили там пару месяцев, — уточнила Эмма. — Я работала в Джексоне, в ресторане.

— Мы там ели бифштексы из бизонов, — сморщился от отвращения Кай.

— А другие люди у вас бывали? Я говорю о большом доме. Те, кто стриг газон, например? Или выполнял другую работу? Или там был только человек, который увёз вас в машине из «Макдоналдса»?

— Только он. Там иногда появлялись другие люди, но мы их не видели. В это время мы оставались в большой комнате. Так велел нам док.

Док. Словечко мне не понравилось, и я тотчас вспомнил доктора Менгеле, Папу Дока и Бейби Дока.

— Но он не велел нам сидеть тихо и все эдакое.

— И всё такое, — поправила Эмма.

— И всё такое. Мы даже могли играть в разные электронные игры.

— Но почему вы ни с кем не встречались?

— Потому что этот человек мог проговориться, и тогда мамочке, — бросил он взгляд на Эмму, — будет плохо и мы никогда её больше не увидим.

— Подойдя к ним в «Макдоналдсе», — пояснила Эмма, — этот человек назвался моим другом, сказал, что я должна вернуться в клинику и мне не хватило духу сказать моим дорогим мальчикам…

— Док сказал нам, что у неё, как это… рецидив.

— Он сказал также, что моё сердце не выдержит прощания с ними, — вмешалась Эмма, — и я не выйду из дамской комнаты до тех пор, пока они не уедут. Он заверил мальчиков, что я вернусь к ним, как только мне станет лучше. Но поскольку у него нет разрешения на то, чтобы забрать их к себе, их передадут под опеку в другие семьи, как только станет известно, где они находятся. И после этого уже никогда не позволят жить вместе со мной.

— Никогда впредь, — мрачно произнёс Кай. — Именно так сказал док.

— Теперь у нас есть пароль, — вступил в разговор Брэндон, — и мы будем точно знать, правду говорят о мамочке или нет.

— Только не говори ему! — оборвал брата Кай.

Брэндон ожёг его взглядом, повернулся ко мне и произнёс с извиняющейся улыбкой:

— Мы не должны никому говорить это слово, потому что один человек может сказать другому, и тот сумеет нас обхитрить.

— Прекрасный план! — восхитился я, чувствуя, как истекают пятнадцать отпущенных мне минут. — И чем же вы занимались целый день? Играли в электронные игры? Смотрели телевизор?

— Не-е… Телика там не было. Мы много играли в «Нинтендо». И в пинг-понг.

— И в другие игры тоже.

— Но больше всего мы тренировались.

— Тренировались? — Я посмотрел вначале на одного, затем на другого и спросил: — Каким же образом?

— Упражнения, — ответил Кай и перечислил, отгибая пальцы: — Отжимы, подъёмы, растяжки, гимнастика…

Перед моим мысленным взором возник доктор Менгеле, а в памяти вспыхнули слова: биопсия мышечной ткани, развитие дыхательного аппарата, кардиологические исследования.

— Он проводил какие-нибудь проверки? На машинах или аппаратах?

— Не-е…

— Но зато он иногда устраивал соревнования, — вставил Кай. — Больше побеждал я.

— Но не каждый же раз! — возмутился Брэндон.

— Мы ещё занимались гимнастикой, — сказал Кай. — Мёртвые сальто и всё такое. Ну, вы, наверное, знаете…

— Задние сальто тоже, — вмешался Брэндон. — Хотите посмотреть?

— У Алекса нет на это времени, — остановила их Эмма и добавила: — Похоже, они занимались этими делами по нескольку часов каждый день. Гимнастическое бревно, опорные прыжки. Я даже подумала, не является ли док бывшим спортивным тренером, у которого поехала крыша?

— Мы и по верёвкам лазали, — радостно произнёс Кай. — До самого потолка. Мы очень много этим занимались. Трудное дело. Лазанье делает вас сильным.

— По каким верёвкам?

Кай и Брэндон посмотрели друг на друга, пожали плечами, и Кай пояснил:

— Верёвки как верёвки. Только очень толстые. Они свешивались с крюков на потолке.

— С узлами лазать легче.

— Да. По простым вначале было очень трудно залезать. Помнишь, Брэн, мы с трудом карабкались лишь на пару футов?

— Да нет. Повыше.

— А… где это происходило? В спортивном зале? В большом доме?

— В подвале большого дома. В здоровенной комнате.

В подтверждение этих слов оба кивнули с весьма серьёзным видом.

— Какой длины были эти верёвки?

— Очень длинные. — Они снова посмотрели друг на друга.

— Думаю, что до этого потолка или…

Потолки в комнате Эммы имели в высоту примерно два с половиной метра.

— Нет, — запротестовал Брэндон, — гораздо длиннее… Верёвки были жутко длинными.

— Хм… Делал ли… этот человек… что-нибудь с вами?

— Что, например?

Я не знал, как это лучше выразить, но в разговор вступила Эмма:

— Нет. Ничего подобного.

— Чего подобного? — заинтересовался Кай.

Теперь Эмма не знала, что ответить. После небольшой паузы она сказала:

— Вы мне говорили, что он вас не обижал.

— Нет, он нас совсем не обижал, — покачал головой Кай. — Он нас любил.

— Он вас любил. Означает ли это… что он вёл себя, как ваш друг?

Эмма стрельнула в меня взглядом, но оставила вопрос в силе. Мальчишки отрицательно закрутили головами. Они уже устали и с трудом сидели на месте.

— Не-а, — сказал Кай. — Он был… он был… — мальчик вопросительно посмотрел на брата, но тот лишь пожал плечами, — он был… правильный парень. По большей части док оставлял нас одних. С нами он был только во время тренировок.

— В таком случае почему вы перестали ему верить? — спросил я у Кая. — В торговом центре, например, когда вы хотели позвонить маминому другу.

— Не знаю, — нахмурился мальчик. — Он просто… Нет, не знаю.

— У Кая отличная интуиция, и он ко многому относится с подозрением, — улыбнулась Эмма. — Что касается Брэндона, то он по натуре больше оптимист.

— Что это значит, мамочка? — спросил Брэндон.

— Это значит, что ты всегда надеешься на лучшее, детка, — ответила Эмма.

— А… туиция — это хорошо? — поинтересовался Кай.

— Интуиция. Это означает, что у тебя есть голова на плечах и ты веришь не тому, что говорят люди, а тому, что чувствуешь.

— Им часто приходилось жить в чужих семьях, а в системе патронажа довольно много прорех. Не все так гладко. Брэндон в этом отношении — исключение.

— О-о-о, — протянул Брэндон, — мамочка сказала «прорех».

Узнав, что похититель не мучил мальчиков, я испытал огромное облегчение. Однако меня смущало, что я не мог определить цели похищения. Зачем ему понадобились близнецы? Может, он зациклился на создании семьи? Или ему хотелось иметь сыновей? Какого рода отношения существовали между близнецами и похитителями?

— Этот парень… я хочу сказать док, питался вместе с вами?

— Не-а… На завтрак мы получали кукурузные хлопья и всё такое прочее, на ленч сами делали себе сандвичи, а ужин готовил он. Это была всякая еда в пластиковых коробках. Док разогревал их в микроволновой печи.

— Еда была хорошей, — сказал Кай. — Только здоровая пища. Никаких вредных продуктов.

— И кроме дока, вы так никого и не видели?

— Никого, — кивнул Брэндон.

Я думал, о чём бы ещё спросить, но Кай по собственной инициативе выступил с новой информацией:

— А иногда он показывал нам фокусы. Помнишь, Брэн? Вначале.

— Фокусы? — удивилась Эмма. Для неё это, видимо, тоже оказалось новостью. — Какие ещё фокусы?

— С картами и другими вещами. Ну, ты же знаешь: это называется магия.

— И с монетами.

Монеты.

— Он что… выстраивал монеты в ряд? — спросила Эмма.

— Нет, — скривил рожицу Брэндон. — Он доставал их из воздуха, а потом они исчезали.

— Вот так, — хлопнул в ладоши Кай.

Эмма постучала пальцем по циферблату своих часов, и это заставило меня задать вопрос, который я бы никогда не задал, будучи репортёром. В ответ на подобные, очень общие вопросы обычно пожимают плечами.

— Может, вы вспомните ещё что-нибудь… о доме… о доке или… не знаю… о чем-нибудь, что произошло, пока вы там находились?

— Мы обо всём рассказали в полиции, — ответил Брэндон, которому мои вопросы явно надоели. — Мы повторяли одно и то же снова и снова.

— Да, но если вы знаете что-то такое, что поможет мне найти этого человека, то не могли бы поделиться со мной?

— Он врал, — сказал Кай. — Мамочка никогда не просила нас увезти. Она просто стояла в очереди.

— И это я знаю. Но если вы всё же…

— О'кей, — вздохнул Кай. — Концентрируемся, Брэн.

Мальчишки зажмурили глаза и скорчили серьёзные рожицы, что должно было означать высшую степень концентрации.

Кай первым открыл глаза и пожал плечами:

— Думаю, что этого достаточно.

Брэндон тоже открыл глаза и спросил у брата:

— А мы говорили кому-нибудь о собаках?

Кай в ответ снова пожал плечами.

— Собаках? — переспросил я.

— Очень тощих, — пояснил Брэндон. — Таких тощих, что можно видеть ребра. Но собаки не были голодными. Док сказал, что им положено быть такими.

Уходя, я так тепло поблагодарил Эмму, что та засмущалась.

— Честно говоря, не знаю, чем это может вам помочь, — сказала она, прикусив нижнюю губу. — Но надеюсь, что поможет. Верю, что вы их найдёте.

Из комнаты до меня долетали ребячьи голоса, и мной снова овладело чувство потери. Я не мог заставить себя двинуться, и в прихожей повисло неловкое молчание. Эмма негромко откашлялась. Ей явно не хотелось прогонять меня из дома, но у неё была куча дел и, кроме того, следовало уложить мальчишек в постель.

— Что ж, — решилась она, — желаю удачи.

— Им повезло с такой мамой, — произнёс я наконец.

Она поскребла мизинцем бровь и бросила на меня не очень весёлый взгляд.

— Благодарю вас, но они родились, когда я пристрастилась к наркоте, так что мне надо очень постараться, чтобы загладить свою вину.

— Готов держать пари, что вам это удастся.

Эти банальные слова, как мне показалось, только усилили её смущение. Ей явно хотелось, чтобы я ушёл. Но сама мысль о возвращении в «Якорь» вгоняла меня в уныние.

— Итак… — сказала Эмма.

Моё бессмысленное топтание у её порога, видимо, придало ей решительности.

Собрав силы, я махнул на прощание рукой и двинулся прочь. Моё предположение, что близнецов Сандлинг и моих сыновей похитил один и тот же человек, подтвердилось как нельзя лучше. Но что это мне даёт? Я ни на йоту не приблизился к тому, чтобы их найти.

Глава 19

Вернувшись в родной округ Колумбия, я перечитал свои записи и с головой ушёл в проработку новых «сведений».

Во-первых, монеты. Если подруга Эммы Амалия была права и монеты связаны с вуду, я знал, с чего следует начать. Скотт, один из продюсеров нашей студии, сделал в прошлом году интересный материал об этом культе. Он готовил его в тех местах Флориды, где обитает большое число выходцев с Гаити.

— Привет, Алекс! Нам тебя очень не хватает. Как дела?

— Более или менее.

— Если я могу тебе чем-то помочь…

— Именно поэтому я и звоню. Помнишь тот материал о вуду? У меня есть вопросы, и я думаю, ты сможешь подсказать, к кому с ними обратиться.

— Вопрос о вуду? Выкладывай. Если я не смогу ответить, то рекомендую людей, которые тебе точно помогут.

— Человек, похитивший ребят, оставил в моём доме кое-какие сувениры.

— Постой-постой! Разве их не увели от тебя на какой-то ярмарке?

— Похититель привёз детей домой и оставил там некоторые предметы.

— Имеющие отношение к вуду?

— Пожалуй, да. Во всяком случае, я так думаю.

— Боже! Неужели куклы?

— Нет. Монеты. Ряд монет и сосуд с водой, который он поставил очень высоко.

— Знаешь, это мне напоминает события в доме престарелых в Какао-Бич. Власти хотели помочь управлению приютами в этом районе, и в одном из них администрация ответила на заботу тем, что разбросала по всему зданию разные предметы… Или, если хочешь, символы вуду. Обслуживающий персонал дома — уборщицы и все прочие — в основном состоял из гаитян. Эти сигналы или предупреждения — называй их как хочешь — являли собой фигуры из монет или сосуды с водой, размещённые в самых неожиданных местах. Дело кончилось тем, что администрацию обвинили в незаконном давлении на персонал! В сознательном запугивании рабочей силы. Потому что монеты — знак проклятия. А сосуды с водой предназначались для утоления жажды злых духов, что подразумевало присутствие в доме этих исчадий тьмы. Страдающих от жажды, естественно.

— Шутишь?

— В твоём доме были десятицентовые монеты?

— Да.

— Так называемая «Крылатая Свобода»? Голова Свободы, снабжённая крыльями?

— Точно. Откуда ты знаешь?

— Эти монеты являются знаком Царства вуду. Это все захватывающе интересно, и очень жаль, что кусок с монетами я не смог втиснуть в программу. Из-за этих маленьких крыльев большинство людей называют их «Меркуриями», и нельзя исключать, что все эти предрассудки базируются на простом недоразумении. Голова на десятицентовике официально принадлежит «Леди Свобода». Меркурий же, как тебе известно, был у древних римлян богом торговли и обмана, посланником богов, покровителем азартных игр и всего связанного с ловкостью рук. Меркурий покровительствовал магам и магии. А гаитяне верят, что некоторые из хунганов вуду обладают сверхъестественным могуществом или, говоря иными словами, являются колдунами и магами.

— Кто такие хунганы?

— Это жрецы. Жрецы вуду. Если вернуться к нашим монетам, то у вуду имеется аналог Меркурию, и называется он Легба.

— Аналог Меркурию? Неужели у них есть аналоги римским богам?

— Вуду являет собой синкретический религиозный культ, сочетающий в себе множество понятий, почерпнутых из других верований. Именно поэтому, во всяком случае, так мне кажется, он продолжает процветать. Этого Легбу соотносят и со святым Петром — стражем райских врат. Одним словом, три фигуры — Меркурий, Легба и святой Пётр — ассоциируются с пропуском куда-либо и с преодолением препятствий.

— А как же эти монеты стали знаком проклятия?

— Этого я не знаю. Но мне известно, что служащие дома престарелых были так напуганы, что отказывались входить в некоторые комнаты.

— Хм…

— Однако часть людей считает, что «меркурии» способны приносить удачу. Некоторые жители Флориды и Луизианы носят их как медальон на цепочках на шее и верят, что монеты обладают свойством притягивать к себе деньги.

— Интересно.

— Кроме того, «меркурии» используют в так называемых мешочках мохо.

— Мешочках чего?!

— Только не смейся. Когда я готовил свой материал, мне сделали такой мешочек. Возможно, это простое совпадение, но спустя какое-то время в моей жизни начали происходить неожиданные события. Итак, для «мешочка мохо» нужен один «меркурий» и пара корней. От каких именно растений, решает хунган. В моём мешочке использовали корень какого-то «святого Иоанна Завоевателя». Я это помню, поскольку мне понравилось название.

— Забавно.

— Как бы то ни было, но хунганам известно, какого рода корневища тебе нужны. Итак, берётся «меркурий», корни и немного сахара. Все это заворачивается в двухдолларовую банкноту и помещается в мешочек из красной фланели. Затем мешочек туго перевязывается бечёвкой. Чтобы привести мешочек в рабочее состояние, его следует окропить менструальной кровью или мочой любимой женщины. Должен признаться, что мне с трудом удалось убедить Кристину пойти мне навстречу в этой последней фазе операции.

— Ещё бы.

Мы потолковали ещё немного, затем я его поблагодарил, а он назвал мне имя профессора университета штата Флорида на тот случай, если возникнет потребность в дополнительной информации о вуду.

* * *

Я составил перечень всех связанных со средневековьем празднеств и ярмарок. По прежнему опыту я знал, что подобных событий в стране случается гораздо больше, чем можно предположить.

Мне повезло, и на первый же свой запрос я получил «Указатель ярмарок», оказавшийся для меня весьма полезным. Щёлкнув мышью, я получил доступ к весьма впечатляющему списку ярмарок, фестивалей, игрищ, празднеств, карнавалов, турниров и так далее и тому подобное. Перечисленные в хронологическом порядке, они оказались подлинным кладезем информации. При описании каждой ярмарки или празднества указывался год их учреждения (1567, 1601 и т.д.) и детально рассказывалось о происходивших в те времена событиях. Здесь же сообщалось о количестве сцен, арен, павильонов и ларьков, времени открытия и закрытия, давался прогноз погоды и цены на входные билеты приводились контактные телефоны и фамилии администраторов. Присутствовал и такой пункт, как «Правило ношения оружия», в котором говорилось, должно ли оружие находиться в «мирном варианте» или нет (что это означает, не уточнялось).

Кроме двухсот девяти «важнейших событий», указатель приводил имена участвующих в представлении актёров и названия трупп. Этот совершенно умопомрачительный каталог включал в себя все номера представлений, начиная от «показа хищных птиц» и кончая пожирателями огня.

Ремесленники и торговцы имели собственную «страницу», и среди них я обнаружил поставщиков «кожаных питьевых сосудов», кольчуг и булав для жонглирования.

Используя указатель в качестве руководства, я ежедневно по нескольку часов беседовал по телефону с заправлявшими этими мероприятиями людьми. Многих из них мне приходилось долго просить поделиться информацией. Я понимал, почему они не желают со мной разговаривать. Один из них, доведённый до отчаяния моими вопросами, высказал предположение, что похититель детей существует лишь в моём больном воображении.

Однако в большинстве случаев мне удавалось их убедить, и многие даже соглашались разместить плакаты о поиске преступника в местах, где их мог видеть персонал ярмарки.

Плакат я заказал у Кинко. На нём под классическим заголовком «РАЗЫСКИВАЕТСЯ!» размещался набор фотороботов Дудочника, включая и тот, который хранился в полиции в связи с делом Сандлингов. Далее шла краткая история похищения моих парней, дата и обстоятельства преступления. Здесь же приводилось описание Дудочника и его собаки. Завершали все это контактный телефон, адрес электронной почты и обещание награды.

Каждый день я отсылал несколько пакетов, содержащих пачку плакатов и сопроводительное письмо. Чтобы подчеркнуть значение послания, я пользовался услугами «Федерал экспресс», несмотря на их дороговизну. Ранняя утренняя доставка должна была произвести впечатление на адресата. Все данные об отсылке я вносил в свой компьютер, создав отдельный файл на каждого получателя пакета. Таким образом, я имел возможность отслеживать телефонные звонки, сообщения по e-mail, реакцию адресатов и предпринятые ими действия. Связав файлы со своим органайзером, я стал получать напоминания об очерёдности просмотра блоков информации.

Покончив с указателем ярмарок и празднеств, я перешёл к списку поставщиков и актёров. Время от времени я для разнообразия покидал мир Средневековья, чтобы организовать проведение такой же кампании в собачьем царстве.

Нельзя было исключать возможности выйти на Дудочника через его пса. Я испытал потрясение, получив на первый запрос о породе уиппет более тридцати семи тысяч ответов. Там было множество повторений, но тем не менее заводчиков, клубов и просто любителей породы уиппетов оказалось значительно больше, чем хотелось.

— О да! — восхищённо произнесла дама из журнала «Мир уиппета». — Это замечательные существа! Энергичные, но послушные… и на них просто приятно смотреть… Вы не находите? Я могу помочь вам подыскать щенка. Ведь вы же за этим звоните?

Моё объяснение, что я хочу найти одного из владельцев собак этой породы, её не только смутило, но и встревожило.

— Вам известно об этом человеке лишь то, что у него есть собака? — спросила она. — Неужели собачка на вас напала?

Я назвал себя и объяснил, кого пытаюсь найти через его уиппета.

— О… — протянула она довольно сухо, и её энтузиазм мгновенно испарился. — Даже не знаю, что вам сказать. Если этот человек не участвует в конкурсах, найти его будет чрезвычайно сложно. Если он хотя бы раз выступал, у вас, возможно, появятся шансы. Но если кто-то покупает щенка на распродаже или у заводчика либо берет в приюте… Не знаю…

— Соревнование? Конкурс? Вы говорите о выставке собак?

— Да. Это может вам помочь… Уиппеты сейчас в моде. В этом году, между прочим, мы возлагаем большие надежды на одного из этих пареньков на выставке в Вестминстере.

— Сколько в год проводится выставок?

— Вы даже не представляете сколько. Но мне кажется, вы только зря потратите время. Не думаю, что этот тип, если верить вашим словам, станет привлекать к себе внимание, участвуя в выставках. И особенно учитывая то, что он использовал свою собаку — мне больно об этом говорить — в качестве своего рода приманки.

— И что же вы предлагаете?

— Возможно, вам стоит обратиться к тому виду состязаний, который почти не привлекает внимания прессы. Ведь многие владельцы уиппетов соревнуются лишь для того, чтобы насладиться бегом. И если ваш парень входит в их число, то кто-то, возможно, сможет его узнать. Ведь вы говорите, у вас есть портрет?

— Да.

— Вы могли бы распространить изображение среди этих людей.

— Вы имеете в виду бега на стадионе?

— Увы, — рассмеялась она, — в наши дни о таких бегах почти забыли. Я хочу сказать, что гонки на старомодных овальных дорожках сейчас не очень популярны. Если постараться, их можно найти. Однако в наше время самым популярным видом собачьих бегов стала так называемая охота за зайцами, когда собаки мчатся за какой-нибудь приманкой. Такие бега проходят по извилистой дорожке с разного рода препятствиями. В качестве приманки используются белые пластиковые мешки — «убого, но зато гуманно», говорим мы. Уиппеты отлично ловят мячи, не говоря о…

Я дал ей возможность выговориться, и в конечном итоге она обещала поместить на своём сайте мой плакат, а также выслать список клубов любителей уиппетов и заводчиков.

Обещанный материал я получил через два дня по экстренной почте. Вскрыв пакет, я обнаружил список из четырёхсот тридцати четырёх групп любителей уиппетов и адреса более чем двухсот сайтов, к которым я мог бы обратиться.

«Здесь наверняка будут повторения, — писала она. — Хозяева уиппетов настоящие коллективисты!»

За всё это время мне удалось одолеть лишь список из сорока двух средневековых мероприятий, и разработка собачьей версии, судя по всему, требовала новых грандиозных усилий. Я ощущал свою беспомощность. Я был подавлен, и мной завладело уныние. Это была весьма трудоёмкая работа, которой, по моему мнению, следовало бы заняться полиции.

* * *

Ещё один путь для исследований открывал аксессуар елизаветинских времён, известный под названием «плоёный воротник», или жабо. Из списка поставщиков я выделил тех, кто занимался шитьём и продажей костюмов эпохи Ренессанса — жабо, дублетов, женских нарядов с фижмами. Перечень подобных мастеров расширялся после каждого разговора с одним из них. Рынок плоёных воротников, выходя за рамки ярмарок, охватывал театральные труппы, менестрелей, трубадуров, жонглёров, певческие капеллы и цирки. Оказалось, что воротники шили на дому и число умельцев не уступало количеству любителей уиппетов или увеселений в духе Ренессанса. Жабо можно было купить по Интернету или на самих ярмарках и фестивалях.

— Прошу прощения, но мы торгуем своими изделиями в основном за наличные, — сообщила мне женщина из компании «Лови момент».

Я делал несколько звонков в день, и то, что поначалу казалось мне узкой и в силу этого перспективной сферой расследования, грозило отнять несколько месяцев.

Проснувшись как-то ночью, я подумал: «Спортивное оборудование!» Интересно, сколько людей привязывают канаты к потолкам своих жилищ?

Сколько бы таких чудаков ни было, но уже на следующий день я знал, что канат, по которому лазают для развития плечевого пояса, можно приобрести где угодно. Оказалось, что точно такие канаты используются при швартовке судов, они смягчают удар о пирс, служат поручнями для трапов и украшают рестораны с морским антуражем. Их можно купить в лавках судовых принадлежностей, приобрести по Интернету или заказать по почте. Обычный канат можно легко трансформировать в гимнастический снаряд, закрепив на нём карабин, который цепляется за крюк в потолке. Старые канаты для лазанья редко умирают, навсегда уходя в небытие. Они, как правило, мигрируют из первоклассных фитнес-клубов, богатых средних школ и гимнастических академий в спонсируемые церковью спортивные залы или местные общественные центры. Оттуда канаты могут отправиться в любой «дворец», где собираются зациклившиеся на своём физическом развитии недотёпы.

* * *

Эмма наконец дала о себе знать. Полиция Корвалиса прислала файлы по делу Сандлингов, включая копии материалов из Юрики. Просидев над ними много часов, я получил кое-какие полезные сведения. В частности, узнал имена соседей Эммы, дружков Далта Трублада и родителей приятеля Коннора и Чандлера, обитавших в том парке, где жили в палатке она и её мальчики. Я связался с этими людьми, но ничего нового не узнал. Неужели, говоря словами Шоффлера, я гоняюсь за призраками?

* * *

Я часами пережёвывал свои записи, сидел на телефоне и готовил к отправке объёмистые пакеты. По крайней мере четыре часа в день я торчал за компьютером, проверяя почту.

Все это изнашивало нервную систему и лишало сил. Новые надежды вспыхивали лишь для того, чтобы снова оказаться очередным, как говаривал Шоффлер, «явлением Элвиса народу». Я словно ходил по канату, пытаясь удержать равновесие между трезвым суждением и необоснованной надеждой. Бесконечные разочарования выводили меня из себя.

Электронная почта недели три давала мне мощный заряд позитивной энергии. Осознание того, что так много людей пытаются найти моих парней, придавало сил. Неравнодушные люди стремились помочь словами поддержки, а от некоторых я даже получал потенциально полезную информацию.

Каждый день я получал добрые пожелания, а иногда меня даже спрашивали, по какому адресу можно отправить деньги. За моих мальчиков возносили молитвы тысячи людей. Я ежедневно получал послания от нескольких дам, имевших довольно странное хобби. Эти почтенные женщины регулярно выходили на сайты всех пропавших детей, уверовав в то, что их обращение в Интернет обеспечит чудесное воссоединение семей. Однако сайт привлёк и разного рода не совсем нормальных типов, среди которых преобладали парапсихологи, как профессионалы, так и любители. Иногда попадались и эксцентричные ясновидцы. Все эти люди предлагали мне свои услуги, кто за вознаграждение, а кто и бесплатно. Обращались ко мне сочинители, желавшие написать о моих мальчиках книгу, и толкователи снов. Адепты разнообразных сект и религиозных направлений обещали обеспечить мне и Лиз духовный покой и душевное равновесие.

Среди электронных посланий были и те, которые Лиз называла «токсическими конвульсиями». Эти написанные с грамматическими и синтаксическими ошибками письма содержали грязные намёки и безумные инсинуации или, что было гораздо хуже, фантасмагории больного ума, где наши мальчики представали персонажами отвратительного бреда.

Кто-то угрожал нас убить, иные цинично предлагали продать имеющие отношение к близнецам предметы — рисунки, одежду, молочные зубы. Содержащие прямые угрозы послания мы с Лиз с самого начала переправляли в ФБР, и я продолжал эту практику, но ежедневное ознакомление с подобной грязью вгоняло меня в депрессию.

* * *

Бывали дни, когда я вообще не выходил из дома, проводя четырнадцать, а то и все шестнадцать часов за изучением своих списков, заклеивая конверты или погружаясь в виртуальный мир. Вопреки первоначальному намерению вести здоровый образ жизни и содержать дом в полном порядке я существовал на пицце и пиве. Моё жилище пребывало в полном запустении, одежда висела мешком, а лицо стало серым и ужасным. Я много дней не брился и не стриг волос. Мои десны кровоточили, а правую руку, которой я работал с мышью, постоянно сводило судорогой. Как правило, я трудился с безумным упорством, но время от времени на меня накатывали приступы тоски. В эти моменты я начинал понимать, что мои усилия тщетны и ни на шаг не приближают меня к Кевину и Шону. И вот настал день, когда я позволил себе подумать, что, собственно, ничего не случится, если я… брошу поиски. Мне казалось, будто я копаюсь в пустой породе, но ещё хуже было чувство опустошённости. Утешением служило лишь сознание, что я хоть что-то делал. И я продолжал отчаянно трудиться, напоминая готовящегося к выпускным экзаменам нерадивого студента.

Я не мог избавиться от мысли, что у меня остаётся всё меньше и меньше времени.

Глава 20

— Ну и дерьмовый же у тебя вид.

Это был Шоффлер. Наступил вечер субботы, и детектив заявился без предварительного звонка. При виде его моё сердце сделало мёртвую петлю — неужели он принёс какие-то новости? Но я тут же успокоился, когда он извлёк на свет упаковку из шести бутылок пива «Сьерра-Невада».

— Дашь мне войти? Я, как видишь, приволок для тебя бурду, столь обожаемую грязными яппи.

— Привет, — ответил я, распахивая дверь шире.

Узрев, в каком состоянии пребывает гостиная, Шоффлер недовольно скривился.

— Куда подевалась Марта Стюарт в тот момент, когда она тебе так нужна? — спросил он и последовал за мной в кухню, мерзкий вид которой заставил его нахмуриться ещё сильнее.

Детектив вытянул за горлышко две бутылки пива, поставил упаковку в холодильник и произнёс:

— Похоже, здесь происходит какое-то непотребство, шеф.

— Только не говори, что тебя поставили во главе специального отряда по наблюдению за жилищами добропорядочных граждан, — сказал я.

Это жалкое подобие шутки вызвало у него жалкое подобие улыбки. Он свинтил крышки, передал мне одну из бутылок, уселся за стол и обратил горлышко в мою сторону:

— Твоё здоровье!

— Взаимно, — ответил я и спросил: — Как твоя новая работа?

— Чуть лучше, чем удаление зубного корня, — скривился он.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу этим сказать, что моя работа главным образом сводится к упражнениям по сдерживанию толпы. Это — наша главная задача. Если на округ Колумбия вдруг нападут террористы, то вот тебе мой совет: укради каноэ или иное плавсредство и греби по реке Потомак к дьяволу.

— И вы называете это планом эвакуации?

— Послушай, давай лучше не будем. — Детектив надолго присосался к бутылке, а оторвавшись от неё, поинтересовался: — А с тобой-то что происходит?

— Ничего особенного.

— В таком случае почему ты выглядишь каким-то, мягко говоря, потрёпанным? — недоуменно вскинул он брови.

— Видимо, из-за отсутствия даже намёка на успех.

— Ну а как же Сандлинг? Неужели, получив файлы, ты не нашёл там новые версии?

Мы несколько раз успели обсудить по телефону моё путешествие во Флориду, и он знал, что Эмма Сандлинг сумела при помощи адвокатов переслать мне полицейские досье.

— Теперь я уверен, что это был тот же парень… или кто-то другой, но работающий с ним в паре. Во всём остальном поездка оказалась бесполезной. Да и файлы тоже. Ничего нового я из них не извлёк. По крайней мере пока.

— Ничего?

— Именно.

— Если у тебя нет ничего нового, то чем же ты в таком случае занимаешься?

— Пошли в мой штаб, — позвал я.

Мы перебрались в кабинет, и я познакомил его со своими списками, продемонстрировал пачку плакатов «РАЗЫСКИВАЕТСЯ!» и рассказал о своих мытарствах в режиме он-лайн.

На все мои слова Шоффлер лишь молча кивал.

Когда мы вернулись в кухню, Шоффлер в очередной раз открыл холодильник и спросил:

— Хочешь?

— С меня хватит, — ответил я.

Он уселся за стол и, махнув рукой куда-то в сторону моего кабинета, сказал:

— То, чем ты занимаешься, есть не что иное, как попытка пробить тоннель до Китая с помощью чайной ложки. И ты это, конечно, сам понимаешь. Верно?

Я лишь пожал плечами.

— Ты не тратил времени… на порядок в доме. Это видно с порога. Собой ты тоже не занимался. Вид у тебя ужасный.

— Спасибо. И ты явился лишь за тем, чтобы мне это выложить?

— Если хочешь знать, я хотел к тебе заскочить. Но ты прав. Мне позвонила озабоченная дама — миссис Всевидящая. Та, у которой собака.

— Миссис Зигель?

— Точно. Я как-то сказал тебе, что все это дерьмо спалит тебя дотла. И ты уже горишь. Только взгляни! — Он широким взмахом руки обвёл комнату: — Очень смахивает на Багдад. И посмотри на себя. Ты же загибаешься.

— Весьма тронут твоей заботой.

— Просто я чувствую себя перед тобой в долгу. Мне не следовало покупаться на ту окровавленную футболку. — Его лицо скривилось от отвращения к самому себе, и он медленно и печально покачал своей огромной головой. — Мерзавец обвёл нас вокруг пальца.

— Ну и что должны означать твои стенания? Что-то вроде подсчёта потерь и убытков?

Эти слова ещё не успели сорваться с моих губ, как я уже успел о них пожалеть.

Я вёл себя, как обиженный подросток, пытающийся дать отпор своему папаше. Я вовсе не хотел этого. Мне нравился Шоффлер, и я знал, что его привело ко мне простое человеческое сочувствие. А если быть честным до конца, то его присутствие в кухне приносило мне облегчение. Мои контакты с представителями рода человеческого сузились до кратких встреч с Деймоном в «Булочной Уатса» и Консуэлой в пиццерии «Вейс».

Шоффлер, почувствовав себя оскорблённым, не просто встал, а вскочил на ноги:

— Знаешь что? Имел я тебя!

Он швырнул почти полную пивную бутылку в мусорный бак и зашагал к двери.

Я потащился следом, не зная, что сказать. Когда он, уже стоя на пороге, повернулся ко мне, я увидел, что его лицо побагровело. Я же чувствовал себя просто ужасно.

— Я не хотел этого, Рей. Прости. Не знаю…

— Я, Алекс, считал тебя своим другом, — отмахнувшись от моих извинений, сказал детектив. — И пришёл к тебе как друг. И то дерьмо, которым ты занимаешься, — он снова печально покачал головой, — может быть, и стоит того, чтобы им заниматься. Кто знает, может, ты и найдёшь в нём жемчужное зерно. Но это будет как крупный выигрыш в лотерею. За все годы службы я не слышал, чтобы такого рода упражнения приносили пользу. Никогда.

Я поднял обе руки, словно отдаваясь на милость победителя:

— Не могу же я сидеть просто так, ничего не делая.

— А записи ты хотя бы вёл? Фиксировал на бумаге то, что делал?

— В этом смысле я — твой верный ученик. Мой рабочий блокнот уже имеет пятый номер. Я постоянно просматриваю заметки и могу повторить по памяти всё, что записал. Или почти все. Нет ни одного пункта, который я оставил бы без внимания.

— Тогда слушай. Отправляйся на воздух и купи пиццу. Несколько бутылок пива тоже не повредят. Я же тем временем взгляну, что ты там накатал.

— О'кей, — пожал я плечами.

* * *

Когда я вернулся, мы расчистили место на столе для пиццы, и я был отправлен на поиски салфеток. Я так давно не ходил за покупками, что бумажные салфетки в доме успели закончиться. Бумажных полотенец тоже не осталось. Поиски завершились тем, что я прошёл в столовую и извлёк пару светло-зелёных льняных салфеток из шкафа, где Лиз хранила самое ценное столовое бельё. Вид салфеток и фактура ткани под пальцами вызвали у меня поток воспоминаний о тех особо торжественных случаях, когда данные предметы обихода пускались в ход. Рождество, День благодарения, день рождения сыновей.

Шоффлер заткнул салфетку за воротник, отрезал кусок пиццы и не то что проглотил, а просто вдохнул его в себя.

— Будь я проклят! — выдавил он, залив пиццу изрядной порцией пива. — Все нёбо обжёг. Видимо, я прогулял урок, на котором учили искусству продлевать удовольствие.

— Кевин тоже всегда обжигался… — начал я, но тут же себя оборвал.

Я всегда яростно набрасывался на тех, кто говорил о моих мальчиках в прошедшем времени, а сейчас сам сделал то же самое.

Шоффлер кивнул, побарабанил кончиками пальцев по записной книжке номер три (она была отложена в сторону) и сказал:

— Здесь находится то, на что я на твоём месте обратил бы внимание. Я говорю о сёстрах Габлер.

— Девиц из шоу-бизнеса?

— Близняшек из шоу-бизнеса, — поправил он меня и продолжил: — В деле Сандлингов ты дошёл до конца, поэтому теперь пора заняться Карлой и Кларой. — Он покачал головой и отхватил ещё один кусок пиццы.

— Ты что, шутишь? Это же женщины — вполне взрослые особи. Работали в шоу-бизнесе. Не вижу, каким образом… — пожал я плечами.

— Вылези хотя бы на минуту из своей скорлупы, — оборвал меня он. — Я пролистал твои заметки и увидел, что пропадают близнецы. Как твои парни. Как мальчишки Сандлинг.

— Разница лишь в том, что вернулись только последние.

— Так, так, так. Остальных убили, и поэтому ты отказываешься думать, что между всеми этими делами имеется связь.

— Они были не просто убиты. Хотя я и не очень вникал, но, насколько помню, их тела были изувечены. Я не ошибся?

— Да. Что-то вроде этого. И это ещё сильнее укрепляло тебя в мысли, что эти смерти не имеют ничего общего с твоим делом. Но я хочу сказать, что здесь есть определённые параллели. Их стоит провентилировать. Почему бы тебе туда не съездить?

— В Вегас? Зачем?

— Лично я играл бы всю ночь. Да и жратва там отменная, — хмыкнул он, но тут же перешёл на деловой тон: — Я говорю вполне серьёзно. Хорошо понимаю, что ты об этом думаешь, но повторяю… — Не закончив фразы, он поудобнее устроился на стуле и сказал: — Взгляни на это под другим углом. Ты, повинуясь внутреннему голосу, довёл до конца дело Сандлингов, не так ли? Близнецы.

— Но это дети. Того же возраста, что и…

— Не исключено, что ты исходишь из ложных посылок. Ты думаешь только о детях. Возможно, ты прав. Но отказываться от других версий не должен. Что, если ключевым во всех этих делах будет слово «близнецы»? Похищение пары детей с самого начала показалось мне весьма странным. Оно не укладывалось в обычные рамки. Если хочешь вернуть своих детей, надо подходить к поиску с открытыми глазами, без какой-либо предвзятости. Хотя бы потому, что ты ничего не знаешь. «Дети» вполне могут быть ключевым словом. Но и «близнецы» тоже. Впрочем, это может быть и нечто иное, о чём мы пока не догадываемся. Но твои сыновья — близнецы. Они исчезли. Девицы Габлер — тоже близнецы, и они также исчезли.

— Не знаю даже, что сказать…

— Ты думаешь, что это будет чистая потеря времени, — продолжал Шоффлер. — Но разве у тебя есть более перспективные варианты? Неужели ты считаешь, что идёшь здесь, — он снова обвёл рукой кабинет, — по горячему следу?

Я пожал плечами. Он прав. Других вариантов у меня не было, и ничего лучшего, кроме как торчать в Интернете и в сотый раз изучать свои записи, я, находясь дома, предпринять не мог.

— Послушай, но это же действительно ход. Возможно, он тебе и не по вкусу. Но других вариантов у тебя просто не осталось. О скольких похищенных близнецах ты узнал в ходе своего расследования? Я могу ответить за тебя, поскольку вникал в это дело. Во-первых, — он начал загибать пальцы, — мальчики Рамирес. Прикончивший их парень прикончил и себя. Здесь нам ничего не светит. Во-вторых, девицы Габлер. И в-третьих, близнецы Сандлинг. В последнем случае тоже всё ясно. Значит, тебе остаются только леди из шоу-бизнеса. Не исключено, что это обернётся потерей времени. Но возможно, и нет.

— Не знаю.

Он взял все мои записные книжки и поднял их перед собой с таким видом, словно демонстрировал судье и присяжным важное вещественное доказательство.

— Я не только взглянул на твои записи, — сказал Шоффлер, — я их внимательно прочитал. Единственное, за что в них можно зацепиться, — это девицы Габлер — таково, если хочешь, мнение профессионала, прослужившего детективом восемнадцать лет. Остались только Габлер. Это единственный камень, под который мы ещё не заглянули.

— Так… так… говорит твоя интуиция?

— Никогда не надо недооценивать дерьмо, именуемое интуицией.

— Если ты считаешь, что игра стоит свеч…

«Почему бы и нет, чёрт побери!» — подумал я, но дело обстояло не так просто, как казалось. Не исключено, что я решил отправиться в Вегас, заглаживая свою грубость в отношении Шоффлера. Впрочем, вполне возможно, что Шоффлер посылает меня к этим Габлер, чтобы я сменил обстановку, уехав из города.

— В это время года там всё идёт по дешёвке, — заметил детектив. — Кроме того, у меня есть кое-какие связи с ребятами из тамошнего убойного отдела.

— До меня дошли слухи, что у тебя повсюду связи.

Он попытался изобразить циничную ухмылку, но я знал, что мои слова доставили ему удовольствие.

— Точно! — подтвердил он. — Я есть дубликат «Американ телеграф энд телефон компани». Во всяком случае, приношу людям добра не меньше, чем эта почтенная организация. — Он покачал головой и, меняя тему, произнёс: — Ты представляешь, у нас нет никакого плана эвакуации! Мы создали эту вшивую антитеррористическую суперслужбу и к настоящему моменту приняли лишь одно политическое решение, в котором говорится о мерах, противоположных эвакуации. В случае необходимости решено выставлять кордоны, чтобы не выпускать население из округа Колумбия!

— Если произойдёт утечка информации, люди встанут на уши.

— Утечка произойдёт обязательно, можешь не сомневаться. Да я и сам могу тайком слить информацию в «Вашингтон пост». — Шоффлер снова приложил ладонь ко лбу, который за неимением лучшего определения можно было назвать «очень бледным», и продолжил: — О чём это мы?.. Ах да, о Вегасе. Там у меня есть друг по имени Голли Гольдштейн. Он передаст тебе все документы по делу Габлер.

— Голли?

— Ха! Это краткий вариант прозвища Голливуд. Голливуд Майк Гольдштейн. Все зовут его просто Голли. Я извещу его о твоём прибытии.

Глава 21

Вегас. Раньше мне никогда не доводилось бывать в Вегасе. Как-то не получалось. Но, как и все другие, я имел ясное представление об этом месте, являвшем собой смесь блеска и грязи. Однако оказалось, что мой воображаемый Вегас был всего лишь бледным отражением реального города.

Первая миля по пути из аэропорта «Маккарран» оказалась совершенно отвратительной и была как две капли воды похожа на любой трущобный отрезок дороги № 1 — вонючий, с полуразрушенными домами. Убогие мотели и дешёвые казино сражались за жизненное пространство с неказистыми часовнями, где можно было мгновенно сочетаться браком, и занюханными заведениями типа «Дворец звука», «Обувь Леонарда Уайда» или «Смеющийся шакал». «Шакал» оказался гибридом мотеля и казино — точной копией тех заведений, которые можно увидеть в низкопробных фильмах. Боюсь, что из этого развесёлого «Шакала» мало кому удавалось уйти без потерь — выглядел он крайне подозрительно. Впрочем, на вывеске был изображён вовсе не шакал, а зловещего вида кролик в зелёном смокинге. Кролик восседал на фоне развёрнутой веером колоды карт.

Я миновал гигантский щит, рекламирующий «ВАЗЭКТОМИЮ[3] МЕТОДОМ МИКРОХИРУРГИИ». Неужели в этих местах подобного рода операции пользуются большим спросом? На щите значились адреса четырёх клиник. Через несколько минут я наконец увидел первый большой отель-казино. Это игорное заведение было покрыто позолотой и именовалось «Мандалай-Бэй».

Это было невероятно большое здание, превосходящее размером все сооружения округа Колумбия, за исключением, пожалуй, лишь Пентагона. «Мандалай-Бэй» оказался первым из множества подобных монстров. Когда я катил на арендованном «форде» по знаменитой улице Стрип, мне не оставалось ничего иного, кроме как раскрыть от удивления рот. Каждый отель имел свою, если так можно выразиться, тему, являясь огромной шикарной декорацией. «Мандалай-Бэй», «Луксор», «Нью-Йорк — Нью-Йорк», «Париж», «Белладжио», «Дворец Цезаря» и так далее. В журнале — из тех, что раздают на борту самолёта — я вычитал, что освещение обсидиановой пирамиды «Луксора» можно увидеть из космоса. С массивных рекламных щитов на меня со всех сторон взирали гигантские физиономии так или иначе связанных с Лас-Вегасом знаменитостей. Дэвид Копперфилд, Ланс Бёртон, Пенн энд Теллер, Уэйн Ньютон, «Цирк дю Солей», Селин Дион и многие, многие другие.

Море света. Переливающаяся всеми цветами радуги реклама. Толпы людей. Одним словом, нью-йоркская Таймс-сквер.

Но мне предстояло жить вовсе не в этих новомодных отелях. Компания «Прайслайн» сумела найти для меня недорогой номер в отеле «Тропикана». Отель был очень большим, но по сравнению с модерновыми гигантами казался почти карликом. Оставив машину на парковке, я прошёл в гостиницу через казино.

Посетителей там оказалось так много, что я с трудом прокладывал путь через толпу. Под сводом из цветного стекла бесконечными рядами выстроились игровые автоматы. Четыре женщины в расшитых блёстками ярко-зелёных нарядах пели и танцевали на залитом светом подиуме. Разноцветные огни сверкали, мигали и вспыхивали. Со всех сторон неслись мелодии игровых автоматов. Их законсервированную музыку и попискивание иногда прерывал радующий сердце звон выигрышных жетонов. Все грани попсовой культуры, включая кино, комедию положений, VIP-персон, популярные игрушки, этнические эмблемы и даже колыбельные песни, нашли своё отражение в игровых автоматах. Время от времени какофонию звуков разрывали крики: «Колесо фортуны!» или «Вверх и вниз!».

Добравшись до регистрации, я уже мечтал о сурдокамере.

* * *

— Добро пожаловать в город Большой Грязи, — сказал Голли Гольдштейн, когда я поймал его по телефону. — Я добыл файлы по делу Габлер, и у меня есть немного свободного времени около трёх, если вы, конечно, живы после полёта.

Я обещал быть у него ровно в три.

— Хватайте карандаш и записывайте, — скомандовал он. — Люди думают, что мы расположены где-то на Стрип или в старом Вегасе, но на самом деле нас разместили довольно далеко от города. Да, кстати, находясь на Стрип, вы, строго говоря, оказываетесь не в Лас-Вегасе, а в населённом пункте под названием Парадайз.

— Что?

— Да. Парадайз с большой буквы. Риелторы заявили Стрип как самостоятельный округ с собственной юрисдикцией.

— Не может быть!

— Именно так. Поэтому можно смело говорить, что Департамент полиции Лас-Вегаса находится вдали от «рая». Они выкинули нас в пригород, как банду каких-нибудь дантистов из среднего класса. Добраться до нас можно минут за тридцать, в зависимости от движения.

Гольдштейн объяснил мне, как лучше доехать до полицейского управления. Он говорил хорошо поставленным голосом (такими голосами обладают телевизионные ведущие и дикторы), и даже его смех ласкал слух. Шоффлер сказал, что Голли, прежде чем встать на защиту правопорядка, подвизался на ниве шоу-бизнеса.

— Прозвище Голливуд он получил после того, как, снявшись лет двадцать назад в роли копа, вдруг почувствовал, что нашёл своё истинное призвание, и встал под наши знамёна.

Без десяти три, проехав через мили и мили торговых площадей и игорных заведений, я наконец свернул в так называемое предместье и вскоре оказался в сильно смахивающем на парк деловом квартале. Оказалось, что Департамент полиции Лас-Вегаса отдельного здания не имеет и существует под одной крышей с такими почтенными учреждениями, как ортопедическая клиника «Счастливые ноги», салон «Багамский загар» и служба плавательных бассейнов. Обнаружив в конце концов скопление полицейских машин и дверь с надписью «Криминалисты», я понял, что нахожусь в нужном месте. Какой-то парень садовым пылесосом собирал опавшую листву. Когда я к нему обратился, он выключил гудящую машину, но помочь мне ничем не смог. О местонахождении убойного отдела садовник не знал. Его мульчирующий ветки коллега ткнул большим пальцем через плечо и буркнул:

— Por aqui.

В приёмной две дамы барабанили по клавиатурам компьютеров. Стену за их спинами украшали большое суперреалистичное фото лесного ландшафта, венок в деревенском стиле с фальшивыми, сидящими на яйцах птичками и несколько детских рисунков. Одна из женщин спросила о цели моего визита, позвонила Гольдштейну и попросила подождать, показав на нишу в стене, достаточно большую, чтобы вместить пару кресел.

Я уселся в кресло и принялся разглядывать заключённое в рамку изображение глухой лесной тропы. Бронзовая табличка на рамке сообщала: «Вы нигде не бываете в одиночестве».

Голли Гольдштейн оказался высоким обаятельным мужчиной с серебряной шевелюрой и иссиня-чёрными бровями. На вид ему можно было дать лет пятьдесят. Мы обменялись рукопожатием, и он тут же выдал панегирик Рею Шоффлеру:

— У него сейчас, наверное, краснеют уши, но я ни на йоту не отступлю от своих слов. Рей — парень что надо. Старая школа. Мы сейчас по уши увязли в высоких технологиях, что само по себе не плохо. Наши досье по каждому делу стали в десять раз толще, чем были всего десять лет назад. Мы собираем гораздо больше данных. Все это помогает. Особенно в суде. Вы можете задать вопрос, способствует ли это раскрытию преступлений? И я вам отвечу: нет, нет и нет. Иногда мы просто тонем во всём этом дерьме, и оно начинает работать против нас. Возьмём, к примеру, одиннадцатое сентября. Информация о возможном теракте имелась, но она просто затерялась в потоке различных сведений. Рей однажды помог мне раскрыть одно дельце, руководствуясь лишь интуицией.

— Я прилетел сюда, как раз следуя его интуиции.

— Я об этом и толкую, — понимающе кивнул он. — Эй, Синди! Сделай «Сезам, откройся!».

Я проследовал за ним через металлическую дверь, отворившуюся перед нами с электронным урчанием. Мы прошли через лабиринт крошечных кабинетов и миновали команду техников, возившихся со здоровенной фотокамерой и переносным микрофоном. Мне показалось, что они фотографируют листок бумаги.

— Висяк, — кивнул Гольдштейн в сторону камеры. — Сейчас они снова собирают документацию. Мы не имеем права рисковать подлинниками, пропуская их через сканер. Оригиналы положено хранить, поэтому их фотографируют. Причина в том, что мы избрали нового шерифа, а тот обещал избирателям вернуться к дохлым делам.

— Вроде дела Габлер?

— Предположительно ко всем, — пожал он плечами. — Но что касается Габлер, я точно не знаю. Это дело, похоже, оказалось у нас сиротой.

— Как это понять?

Мы вошли в зал заседаний, и Гольдштейн жестом пригласил меня занять один из дюжины стоящих вокруг стола стульев.

— Вначале позвольте пояснить, как мы здесь работаем. Мы отвечаем за очень большую территорию. Графство Кларк и город Лас-Вегас по площади превосходят весь штат Массачусетс. Восемь тысяч квадратных миль. — Он кивком показал на сделанный из космоса и занимавший всю стену снимок Лас-Вегаса и его окрестностей. — И территория продолжает увеличиваться. Самый быстрорастущий город Соединённых Штатов. Нагрузка зверская. И вот теперь нам предлагают заняться висяками во времена «затишья», что в наших условиях выглядит как неприличная шутка.

— Убийств у вас много?

— Меньше, чем можно предположить. В среднем — сто пятьдесят в год. А что касается района Стрип, то он нам практически не даёт работы. Большие казино делают большую ставку на безопасность. Там ведётся строжайшее наблюдение. Туристов у нас не мочат. Это огромная редкость. Да и туристы приезжают в Вегас вовсе не для того, чтобы убивать друг друга. Наша работа здесь ничем не отличается от работы полицейских в других районах страны. Мужья убивают жён, парни мочат своих подружек. Иногда наркоторговцы сводят между собой счёты.

— А дело Габлер… Почему оно, как вы сказали, осиротело?

Он опустил ладони на две лежащие перед ним папки.

— Клара и Карла. Карла и Клара. Они осиротели дважды — или, может быть, даже четырежды. Не знаю, как сказать. Во-первых, девочки действительно сироты. Родители погибли в автокатастрофе в районе, именуемом «Прожектор», когда их дочерям было семнадцать.

— Ужасно.

— Автомобили убивают значительно больше людей, нежели оружие. Никакого сравнения! В США автокатастрофы уносят более сорока тысяч жизней ежегодно. Это то же самое, как если бы каждую неделю разбивалась пара «Боингов-747». Но сиротами являются не только девочки, осиротело и их дело. Ведь каждый детектив ведёт своё расследование, и для него оно навсегда остаётся его расследованием. Дело Габлер вёл парень по имени Джерри Олмстед. Наши столы стояли рядом, поэтому я так много знаю о его работе. Джерри было тридцать пять, он страдал от высокого давления, а его жена места себе не находила от беспокойства за супруга. По её настоянию он вышел в отставку и отправился жить на озеро Хавасу. И через месяц, ровно день в день, его машинка отказала начисто.

— Боже…

— Так девочки Габлер осиротели во второй раз. Скверно, когда жертва теряет своего следователя. Ведь детективы волей-неволей к ней привязываются. Надеюсь, вы понимаете, что я хочу этим сказать? Жертва становится близкой. Дело, которое вы расследуете, — ваше дитя. — Он наклонился ко мне: — Посторонним эти сантименты могут показаться сущим дерьмом, но мы, детективы, чувствуем, что трудимся ради жертв. Вот так-то… — пожал он плечами. — Когда Джерри ушёл, у девочек Габлер не осталось защитника. Впрочем, дело это довольно шумное, и нельзя исключать, что тот, кто его унаследует, возьмётся за него с рвением. Особенно сейчас, когда шериф обещал раскрыть все висяки. Но, честно говоря, я сильно сомневаюсь, что это произойдёт.

Я ничего не сказал. Размышлял о переходе Шоффлера на работу в специальный отряд.

— Но почему вы не взяли дело Габлер?

— Не захотел. Слишком крутой замес. И кроме того, я долго был недоступен. Из-за «монголов».

— Из-за кого?

— «Монголов». Банды рокеров. Они и «ангелы» передрались между собой. Перебили кучу народу. Пришлось допрашивать массу свидетелей, и я провёл в суде несколько месяцев. Итак, — сменил он направление разговора, — я проверил, кому досталось дело Габлер, и это оказался Морено. Пабло Морено. Отличный парень. Всю эту неделю он занят в суде, но вы можете позвонить ему на сотовый.

Голли дал мне номер, и я занёс его в свою записную книжку.

— Значит, Морено работает по делу Габлер?

— Нет, — покачал головой Гольдштейн. — Возможно, он, как я сказал, им займётся, поскольку на всех нас давит шериф, но держать пари я не стал бы. У Пабло, как у всех нас, на руках по меньшей мере дюжина дохлых дел, и он имеет возможность выбирать. А у дела Габлер есть один существенный недостаток.

— Какой же?

— Никто не бьёт в барабаны. Иногда случается, что и через десять лет после убийства мама и папа не забывают о своих детках и не дают забыть нам. Напоминают каждый божий день. Но что касается девочек Габлер… Никто не поднимает шума. Совсем наоборот.

— Что это означает?

— Убийство было таким… таким… театральным. Кроме того, девушки работали на Стрип. В двух кварталах от неё, если быть точным. Но всё же достаточно близко. А Стрип — наш хлеб с маслом. Ужасные и к тому же нераскрытые преступления — не та реклама, которая нам нужна. Прямо скажем — не та. — Гольдштейн сдвинул брови. — Я лично считаю, что сенсационный характер убийства работает против того, чтобы вернуться к этому делу. Слишком… кровавое, если вы понимаете, что я хочу сказать. Кишки наизнанку выворачивает.

— Догадываюсь.

— Давайте я попробую изложить это следующим образом. В Лас-Вегасе есть все. Укротители с тиграми-людоедами, магическим образом исчезнувшие машины и люди, русские горки… А стриптиз? В каждом грошовом казино — даже в ресторанах — демонстрируют попки и трясут сиськами десятки красивых девок. Но все это… подаётся в упаковке. Смертельные трюки фокусников, сумасшедшие аттракционы… нагоняют страх, но не убивают. Даже девицы из разного рода шоу при всей внешней доступности ведут себя стерильно. Секс без цимеса, как говорят некоторые, что вовсе не означает отсутствия девочек по вызову или проституток. Это дело, да простит нас Господь, здесь вполне легально. Вы видели наши газетные ящики?

— Да.

Он имел в виду торгующие газетами автоматы. В Лас-Вегасе часть этих металлических ящиков содержала вовсе не информационные издания, а фотографии и адреса городских проституток.

— Многие города таким образом информируют жителей и гостей о проблемах недвижимости, сообщают о продаже домов и наличии в городе свободных для найма квартир. Мы же предлагаем снять шлюх, — печально покачал он головой. — И в свете всего этого дело Габлер — зверское убийство двух девушек-близнецов! — очень скоро отошло на последние полосы газет, а затем о нём вообще перестали упоминать.

— Хм…

— Интерес к делу был утерян главным образом потому, что у девиц не было близких родственников. Именно поэтому расследование убийства сошло на нет.

— Я смогу взглянуть на документы? Морено не станет протестовать?

Он поднял обе руки и театральным жестом показал на папки:

— Это всё ваше. Хотя вряд ли файлы принесут вам большую пользу. Особенно в свете того, что никто не заявлял об исчезновении девушек по меньшей мере две недели.

— Боже!

— Это же — Вегас. К нам постоянно прибывают новые люди. А многие в то же время уезжают. Клара и Карла… — печально произнёс Гольдштейн, возложив ладони на папки. — Даже после того, как их соседка начала беспокоиться, прошла неделя, прежде чем мои коллеги обнаружили свидетельства преступления. А до этого их просто никто не искал. Да и вы, окажись на месте копов, подумали бы, что девицы перебрались в Майами или на Гавайи или сбежали домой. У них не было родственников, и никто не обратил внимания на их исчезновение. А след тем временем становился все холоднее. Две недели в нашем бизнесе — целая вечность.

— Это свидетельство… — неуверенно произнёс я. — Вы говорите о том… как их нашёл альпинист?

— Да, я имею в виду именно этого бедолагу. Его пришлось отправить в лечебницу. За ним прислали вертолёт. Но, строго говоря, их он не нашёл.

— Как это?

— Этот сукин сын обнаружил не их. Он нашёл лишь половину Клары. А если быть совсем точным, то её нижнюю половину.

Глава 22

Гольдштейн был прав. Проработав полтора часа с документами, я узнал очень мало нового по сравнению с тем, что мне было известно об убийстве из газетных сообщений.

Последний раз девиц Габлер видели в «Голубом попугае», где они выступали в топлес-шоу. Когда Клара и Карла перестали появляться в заведении, заведующий персоналом, некий Клей Риггинс, оставил на их автоответчике три сообщения — каждый раз все более свирепых. В конце концов он это занятие бросил. Сообщения позволили полиции установить приблизительную дату исчезновения. Сам Риггинс в полицию не обращался, решив, что девушки уехали из города или нашли другой, более выгодный ангажемент. Вот выдержка из показаний Риггинса, данных им Джерри Олмстеду: «Вам известно, что девушки были однояйцевыми близнецами. Это конечно, не сенсация, но они обучились некоторым трюкам, а их танцы становились день ото дня всё лучше. Девочки были настоящими ангелами, и с ними очень легко работалось».

Тамми Ягода выступала в казино «Сэнд». Ей было двадцать три года, и она жила вместе с сёстрами Габлер. Именно она заявила об их исчезновении. Она не видела сестёр две недели, и именно тогда девицы перестали появляться в «Голубом попугае». Тамми сказала полиции, что когда видела сестёр в последний раз, те чувствовали себя прекрасно. Они работали в «Попугае», брали уроки танцев и посещали курс «театральной речи». Дело осложнилось тем, что Тамми перебралась жить к своему дружку по имени Джейм и, лишь заскочив за своими вещами в старое жилище, почувствовала неладное. Едва она открыла дверь, как в нос ей ударила ужасная вонь из мусорного бачка. Сиамские коты сестёр Габлер по имени Ромул и Рем буквально умирали от голода. Ягода сказала, что близнецы обожали этих животных и ни за что бы не бросили их, если бы уехали из Вегаса. Поэтому она сразу поняла, что случилось нечто страшное.

И оказалась права.

* * *

Ущелье Красные скалы находилось примерно в двадцати милях от Лас-Вегаса и пользовалось огромной популярностью у туристов. Через пустыню Мохаве была проложена тринадцатимильная живописная дорога, позволяющая любоваться местным ландшафтом — скалами, баранами-толсторогами, пустынной черепахой, дикими ослами, бочковидными кактусами, толокнянкой и деревом Джошуа. На скалах сохранились рисунки индейцев-шошонов, насчитывающие по меньшей мере тысячу лет. Эти места любили не только туристы, но и многие жители Лас-Вегаса. Красные скалы привлекали местных скалолазов, альпинистов и поклонников горных велосипедов. Брошюры и яркие карты призывали всех посетить эти живописные места.

Некий молодой человек по имени Джош Гомельский, занимаясь в одиночку скалолазанием на труднодоступном участке за Ледяным каньоном, наткнулся на более чем живописную картину. Он преодолел стены Ледяного каньона и оказался на тропе, приведшей его к другой, не столь большой расщелине, известной под названием Колдовское ущелье. Он едва не разбился насмерть, когда, подтянувшись у края скалы, увидел в четырёх футах от своего лица ноги и часть торса того, что потом оказалось Кларой Габлер. В рюкзаке у Гомельского были радиомаяк и сотовый телефон, и, прежде чем рухнуть без сознания, парень успел сообщить о своей ужасной находке.

И я мог понять, почему молодой здоровый человек упал в обморок. При виде фотографий с места преступления мои кишки выворачивались наизнанку. Но я, не знаю почему, заставлял себя рассматривать их снова и снова. Мне не раз доводилось видеть снимки подобного рода (груды обнажённых тел в нацистских лагерях смерти, вздувшиеся от жары трупы фанатиков-самоубийц в Джонстауне, мёртвый талиб неподалёку от Тора-Бора, с опущенными штанами и торчащим из задницы ломом), и я знал, что одного взгляда вполне достаточно, чтобы запомнить увиденное на всю оставшуюся жизнь. Некоторые ужасы мне довелось видеть в натуре, и они тоже не требовали повторного взгляда. Я, например, до сих пор отчётливо вижу обезглавленную беременную женщину, погибшую во время кровавой резни в Косово.

Фотография нижней части тела Клары Габлер пополнила галерею ужасов, о которых мне ничего не хотелось знать. Но я их увидел, и они запечатлелись в моей памяти до конца дней. Девушку разрезали примерно на уровне талии, её ноги были широко раскинуты, и одна слегка согнулась в колене. Верхняя часть человеческого обрубка походила на отвратительную чашу. Края кожи и слой подкожного жира на месте разреза образовали полость, наполненную ярко-красной массой, над которой хорошо потрудились мелкие хищники.

Несмотря на причинённый плотоядными тварями урон, нижняя часть тела Клары Габлер благодаря сухому воздуху пустыни Мохаве почти не разложилась. Если не считать порванной плоти на месте разреза («дикие животные изъяли все внутренние органы», говорилось в медицинском заключении), останки выглядели как нижняя часть большой куклы. Красивые, стройные ноги девушки были затянуты в сетчатые чулки, а на слегка вывернутых внутрь ступнях по-прежнему красовались открытые туфли из первоклассной кожи с четырехдюймовым каблуком. Промежность Клары укрывали остатки прошитого золотой нитью купального костюма. На талии, или, если хотите, на месте разреза, купальник был помят и разорван.

Идентифицировать останки удалось немного позже, поскольку полиция почти сразу нашла и верхнюю часть тела Клары. Она находилась примерно в двадцати ярдах от нижней в небольшой пещере, куда её, видимо, затащили койоты. На снимке я увидел лицо с пустыми, изглоданными зверьём глазницами. Смотреть на это было тяжко. Вид тела, оканчивающегося чуть ниже грудной клетки, приводил в ужас…

Карлу обнаружили примерно в пятидесяти ярдах от сестры. Тело лежало лицом вниз в неглубокой лощине. Согласно протоколам осмотра животные и птицы питались останками примерно две недели.

Карла Габлер встретила смерть более традиционно, нежели её сестра. Её убили в стиле мафии одним выстрелом в голову за правым ухом. Взглянув на снимок, я испытал почти что облегчение, и мне пришлось напомнить себе, что и эта девушка стала жертвой хладнокровного убийцы. На Карле, судя по снимку, был её сценический наряд: чулки сеточкой, открытые туфли на высоком каблуке, штанишки из ткани с золотой нитью и шитый жемчугом лиф. Когда её расстреливали, она лежала, уткнувшись лицом в скалу. Стреляли в девушку из револьвера 38-го калибра, и пуля на выходе оставила огромную рваную рану. Зубы хищников ещё больше порвали плоть, сделав лицо абсолютно неузнаваемым.

Фотографии производили ужасающее впечатление, но и текст был ничуть не лучше. Никакого душевного отдохновения он не давал. Сухой прозой судебно-медицинского отчёта сообщалось, что Клара была расчленена на две части инструментом достаточно мощным для того, чтобы разрезать позвоночный столб: «Рассечение проходит через мягкую ткань живота чуть выше пупка, кишечник разрезан примерно на уровне двенадцатиперстной кишки… разрез продолжается через межпозвоночный диск между вторым и третьим позвонками поясничного отдела позвоночника».

Но самым скверным было вовсе не это анатомическое заключение. Патологоанатом сделал вывод, что «все указанные повреждения были нанесены объекту прижизненно», а непосредственной причиной смерти стала потеря крови.

Язык медицинского доклада не говорил прямо, что это означало. А для меня это значило, что Клара Габлер, когда убийца отправлял её душу в иное измерение, была ещё жива.

Иными словами, подумал я, расчленение произвели с целью сделать тело жертвы более компактным, чтобы от него было легче избавиться. Чистейший садизм.

Но в то же время преступление не имело отношения к сексу. Ни одна из женщин не подверглась насилию. Более того, согласно заключению судмедэксперта вскрытие не обнаружило никаких следов их недавней сексуальной активности. В ходе допросов Ягоды, Риггинса, соседей по пансионату «Паломар апартамент», где жили девушки, и их коллег из «Голубого попугая» следователи интересовались, не подрабатывали ли сестрёнки на стороне проституцией.

— Вполне законный вопрос, — пояснил Гольдштейн. — Девочки — однояйцевые близнецы, работают в шоу-бизнесе, и это, заметьте, Лас-Вегас. Почему бы им не дать несколько сеансов любви втроём, чтобы свести концы с концами? В этом нет ничего особенного, и это никого бы не удивило.

Но если верить словам Ягоды, то Клара и Карла, не будучи, естественно, девственницами, были «не такими».

— Совсем не такими, — сказал Гольдштейн. — И развлечься-то выходили не часто. Ягода показала, что сестры Габлер были категорически против подобных вещей. Их выводили из себя малейшие намёки на это, как вам, наверное, известно, довольно распространённое явление. Они даже не любили вдвоём ходить на свидания.

На формальное опознание девушек пригласили Ягоду, и та сообщила для протокола, что, когда сестры были живы, она могла отличить Клару от Карлы по манере держаться и разговаривать. Но после гибели…

Полную идентификацию в конечном итоге провели по карточке дантиста. Ни одна из девушек не страдала кариесом, но Клара в возрасте девяти лет отколола кусочек зуба, и ей, уже будучи взрослой, пришлось ставить фарфоровую накладку, что и позволило следователям определить принадлежность тел.

Из полицейских докладов со всей определённостью следовало, что сестёр Габлер убили там, где обнаружили трупы, и лишь хищники отволокли их тела на несколько ярдов в сторону.

Я снова внимательно просмотрел папки и сделал выписки. Затем ещё несколько часов изучал страшные снимки, рассматривал зарисовки и перечитывал документы. К концу работы я ужасно устал, и мне было тошно от мысли, что драгоценное время потрачено зря.

* * *

Тем не менее я остался в Вегасе! Шоффлер начнёт приставать ко мне с вопросами, сделал ли я то или это? А если не сделал, то почему? Мне казалось, я слышу, как он бубнит: «Поговори с Тамми Ягодой, сходи в „Голубой попугай“, посети место преступления, выясни, где они добыли костюмы…»

Когда я сказал об этом Гольдштейну, тот кивнул:

— Вам надо потолковать и с Чизуортом. Барри Чизуортом. Он патологоанатом и работал по этому делу. Толковый парень. Не исключено, что он заметил больше, чем смог включить в своё письменное заключение.

— Что, например?

— Кто знает? — пожал плечами Гольдштейн. — Предположение об орудии убийства, какие-то соображения насчёт личности преступника. Одним словом, то, что не подкреплено фактами. Всякого рода предположения и допущения не входят в круг обязанностей медэксперта, и у них есть веская причина не включать свои домыслы в формальное заключение. Все изложенное на бумаге может оказаться в суде, и эти ребята оставляют в письменном заключении лишь то, что в состоянии подтвердить. Но у них, как правило, есть своё мнение по делу. И хороший судебный медик вроде Чизуорта всегда может поделиться своими соображениями с детективом. Однако в данном случае вам не повезло. Этим детективом был покойный Джерри Олмстед.

Я занёс в записную книжку имя Чизуорта и номер его рабочего телефона.

— Костюмы можете вычеркнуть, — продолжал Гольдштейн. — Я скажу вам, где девицы их раздобыли. «Голубой попугай». Управляющий… как его там… Ах да, Риггинс! Так вот, этот самый Риггинс писал кипятком по этому поводу. Джерри не мог поверить своим ушам. Произошли два убийства, совершенные с особой жестокостью, а этот недоумок исходит мочой из-за пропажи пары костюмов. Мы даже подумали, что он потребует вернуть ему тот, что остался целым.

— Но почему они были в сценических нарядах? С какой стати их надели?

— Возможно, они направлялись на работу. Не исключено, что предпочитали переодеваться и гримироваться дома, поскольку терпеть не могли артистическую уборную в «Попугае». — Часы на руке Гольдштейна слабо пискнули, и детектив поднялся со стула. — Мне пора, — сказал он и протянул руку, которую я пожал со словами благодарности.

— Был рад вам помочь, — произнёс он. — А если что-то понадобится, звоните, не стесняйтесь. Вы намерены побывать в Колдовском ущелье?

— Возможно. Впрочем, не знаю, что полезного смогу там увидеть.

Я по-прежнему не представлял, каким боком дело Габлер связано с пропажей детей, и укрепился во мнении, что Шоффлер предложил мне прокатиться в Вегас, чтобы я уехал из дома. Однако с Гольдштейном этими соображениями делиться не стал.

Тем не менее я был благодарен Шоффлеру. После того, как я прекратил бесконечные бдения, изучая списки, звоня по телефону или погружаясь в виртуальный мир, я увидел всю бессмысленность своих действий. Это было движение без цели. Какое-то «беличье колесо».

— Согласно евангелию от Рея, место преступления следует посещать обязательно. Заранее не известно, что оно может тебе сказать… — Гольдштейн взял со стола папки и, искоса взглянув на меня, добавил: — С другой стороны, не пытайтесь покорить Колдовское ущелье в городских ботинках. Возможно, вам даже стоит пригласить проводника. Места там, мягко говоря, неровные. Кроме того, в это время года туда следует отправляться с утра пораньше. Иначе вас спалит солнце.

* * *

Насчёт солнца Гольдштейн не ошибся. Машина раскалилась, и чтобы прикоснуться к баранке, мне пришлось открыть двери, врубить на полную мощность кондиционер с обдувателем и ждать добрых пять минут. Только сейчас я понял, почему аборигены так внимательно относятся к оконным ставням. Жар здесь, возможно, и сухой, но о здоровье заботиться все равно следует и лишняя защита от солнца не помешает. Проезжая мимо банка, я бросил взгляд на термометр: 41° по Цельсию.

Когда я вернулся к себе, в «Тропикане» работал какой-то болгарский акробат. Под редкие аплодисменты зрителей он стоял на одной руке на неустойчивой, сложенной из кирпичей колонне. Зрителей было — кот наплакал. Основная масса гостей и посетителей приехали к игровым автоматам и не смотрели в сторону артиста. Автоматы сверкали разноцветными огнями, сопровождая световую феерию звоном, гулом и грохотом.

Добравшись до своего номера, я извлёк сделанные в полиции записи и составил перечень предстоящих действий:

1. «Голубой попугай»/Риггинс.

2. Ягода (сожительница).

3. Патологоанатом Барри Чизуорт.

4. Колдовское ущелье.

Я решил действовать последовательно, в соответствии с указанными в списке номерами. Если мне повезёт, то с первыми тремя пунктами можно разделаться уже сегодня, чтобы двинуть в ущелье на следующий день с утра. Но особого оптимизма я не испытывал и, потянувшись к телефонной трубке, подумал, что поиски «по евангелию от Рея» мало чем отличаются от бега в пресловутом «беличьем колесе».

Две молодые женщины. Однояйцевые близнецы, облачённые в откровенные наряды. Одна из них зверски убита, другая расстреляна. Шоффлер, конечно, славится своей интуицией, но на сей раз он явно ошибается. Это дело не имеет ничего общего с пропажей моих детей. И не может иметь.

Глава 23

Хотя «Голубой попугай» располагался всего в паре кварталов от Стрип, он стоял на несколько ступеней ниже по сравнению с другими казино. Заведение поражало своим потрёпанным видом. Несколько перегоревших трубок на гигантском световом табло придавали неоновому попугаю забавный вид. Создавалось впечатление, что птица линяет.

Я подъехал к охраняемой парковке и передал ключи от машины величественного вида человеку лет примерно шестидесяти. Он, в свою очередь, вручил мне яркую квитанцию на выезд, сопроводив это действие суровым кивком. Я подумал, что поскольку вся экономика Вегаса сводится к сфере услуг, то здесь должно находиться множество людей подобного типа — франтоватых, весьма уважающих себя отставников, похожих на членов совета директоров крупной корпорации. В шесть часов вечера заведение и внутри выглядело потёртым и убогим. Игра шла лишь за двумя столами, занавес на сцене был закрыт, а зал — почти пуст. Несколько самых закалённых бойцов орудовали у игровых автоматов, но большинство посетителей явились в «Попугай» ради так называемого раннего ужина ценой в три доллара девяносто девять центов.

Усталая женщина в платье с рисунком под шкуру гепарда, тяжело вздохнув, повела меня к кабинету босса. Офис оказался десятифутовым помещением, со стенами, обшитыми пластиком, сильно вытертым пурпурным ковром на полу и письменным столом из древесностружечных плит. Фанеровка на столешнице начала облезать и в некоторых местах уже скручивалась в трубку. Клей Риггинс оказался лысым субъектом с бегающими глазками, и на вид ему можно было дать лет пятьдесят, хотя сам он, похоже, с этим не соглашался, о чём свидетельствовала большая бриллиантовая фенечка в левом ухе. Видимо, когда-то парень знавал лучшие времена. Когда я вошёл, он разговаривал по телефону, держа в свободной руке банку «Д-р Пеппер». Риггинс приподнял банку в знак приветствия и продолжил беседу. Речь шла о ремонте плавательного бассейна.

Я стоял минут пять, пытаясь подсчитать число находящихся в комнате пустых банок «Д-р Пеппер» и размышляя, какую полезную информацию можно извлечь из мистера Риггинса. Банок оказалось четырнадцать, а насчёт информации я особых надежд не питал. Да и о чём могла идти речь, если я понятия не имел, что именно надеюсь узнать? «Что-нибудь, — произнёс поселившийся в моей голове Шоффлер и сразу добавил: — Расследование часто идёт окольными путями, и парень способен сказать нечто такое, что в будущем можно будет связать с другими, пока не известными тебе фактами».

— Прошу прощения, — извинился Риггинс, положив наконец трубку, — но в наше время, чтобы решить пустяковый вопрос, надо подгонять стадо бездельников. Вы наверняка понимаете, что я имею в виду. — Он покачал головой и продолжил: — Вы пришли по поводу сестёр Габлер, не так ли?

— Именно так.

— Готов вам помочь, но я почти не знал этих девочек, если вы понимаете, что я хочу сказать.

— Но они работали у вас восемь месяцев, — напомнил я.

— Да, да, да. Но у меня работает множество людей. Я тех двух как раз и не знал. Мне даже было не известно, где они живут.

О чём ещё я мог его спросить?

— А как они… а как они работали? Хорошо или не очень?

— У нас было шоу с птичьей темой. Сестры выходили на сцену в своих нарядах, стаскивали топы и трясли сиськами вместе с дюжиной других девчонок, пока солисты — певцы и танцоры выделывали свои номера. Не могу сказать, что у сестричек это здорово получалось. На них работало то, что они близнецы, вот, пожалуй, и все.

— Хм…

— Дело в том, что они даже не были красотками, — поделился Клей Риггинс. — Я им постоянно твердил, что надо больше работать над собой. Чуть уменьшить носы и увеличить сиськи. — Он издал лающий смешок. — После этого, говорил я им, я, возможно, стану больше показывать вас публике. Вот так… — Мистер Риггинс с шумом выдохнул воздух и забарабанил пальцами по столу.

— А что вы подумали, когда они не явились на работу?

— Вообще-то, — сказал он таким тоном, словно никогда об этом и не думал, — это было на них не похоже. Надёжные девочки, надо отдать им должное. Не пропустили ни единого дня.

— И вы не удивились, когда они не пришли? Вам не пришло в голову, что с ними могло что-то случиться?

Он задумался, подёргал руками так, словно отталкивал от себя подобную идею, и промолвил:

— Нет. Это же Вегас, сынок.

— И что же вы всё-таки подумали?

— Хотите знать правду? — потеребил он серьгу. — Я подумал, что они укатили домой. Устроились на работу в супермаркет или лавочку. Какую-нибудь «Молочную королеву» или что-то в этом роде. Я подумал, что они, подобно большинству приезжающих сюда девочек, надеялись встретить прекрасного принца или попасться на глаза какому-нибудь голливудскому режиссёру или кому-то другому из тех, о ком мечтают девчонки. «Когда сестры поняли, что этому не суждено сбыться, — подумал я, — они упаковали чемоданы». Девочки были немного застенчивыми и поэтому не решились поставить меня в известность. Во всяком случае, я так думал. — Он пожал плечами и допил то, что оставалось в банке «Д-р Пеппер». — Хотя всё могло быть совсем не так.

— Что вы хотите этим сказать?

— Тамми. Она жила с ними в одной квартире и привела сестричек ко мне. Славная девочка. Сейчас работает в «Сэндсе». Близнецы сообщили ей, что им предстоит прослушивание и, возможно, они скоро сменят работу.

Я напрягся — это было что-то новенькое.

— Какое прослушивание?

— Тамми мне этого не сказала, — пожал плечами Риггинс.

* * *

Тамми и её жених Джейм жили в новом кондоминиуме в пяти милях от города по направлению к Гуверовской плотине. Их гостиная была пустой, если не считать огромного телевизора и чрезмерно пухлой софы.

— Мы только что переехали, — извиняющимся тоном пояснила Тамми. — Но скоро здесь будет замечательно! Хорошо, что мы с Джеймом — минималисты. Правда, дорогой? — Она одарила жениха улыбкой мощностью по меньшей мере в один мегаватт и попросила принести мне стул.

Джейм притащил из обеденной ниши видавший виды стул с прямой спинкой. Молодые люди уселись рядышком на софе, стараясь держать руки подальше друг от друга. Но им это плохо удавалось.

— Тамми уже рассказывала об этом миллион раз, — предупредил меня Джейм. — Думаю, ей нечего добавить.

Тамми с восхищением взглянула на своего рыцаря-защитника, затем перевела взгляд на меня и опечалилась:

— До сих пор не могу в это поверить. Они были такие конфетки, такие хорошие девочки. — Её милое личико ещё более погрустнело, — Это так ужасно!

Джейм, дабы ободрить невесту, обнял её и клюнул в щёчку.

— В каком смысле «хорошие»?

— Да во всех смыслах, — ответила Тамми. — Готовы были сделать для вас все. И кроме того, — она взглянула на Джейма, — они были немного наивными.

— Она хочет сказать, что девочки не имели сексуального опыта, — пояснил Джейм.

— Джейм! — негодующе воскликнула она и наградила любимого лёгким девичьим шлепком.

— Но он же спросил, — произнёс в своё оправдание Джейм. — Так почему бы ему не сказать то, что ты думаешь? Я не был знаком с этими девочками, но, судя по тому, что говорила мне Тамми, они были… слегка не в себе.

— Он прав, — подтвердила Тамми, сопровождая вздох печальным покачиванием головки. — Они были та-аа-кими наивными… Верили мужчинам, когда те утверждали, что не женаты!

— Ты мне говорила, что они даже не знали, что такое минет. Думали, что это какая-то французская жратва. И тебе пришлось им все объяснять.

— Джейм! — Очередной шлепок.

— Я всего лишь хочу спросить: на какой планете они жили?

— Выходит, они не часто встречались с мужчинами?

— Очень редко. Я прожила с ними под одной крышей почти год, и за это время каждая имела не больше пары мужчин. Поймите меня правильно, девственницами они, конечно, не были, но считали, что для занятия сексом нужна любовь. Вы представляете?! Ведь подобные взгляды очень ограничивают вашу светскую жизнь в Лас-Вегасе. Они терпеть не могли выступать с голыми сиськами, и им жутко хотелось сменить работу.

— И никаких прошлых дружков или настойчивых преследователей, вызывавших у них тревогу? Никаких поклонников или… хм… тех, кто с ними амурничал? Хотя бы с одной из них.

— Я встретила Джейма примерно за две недели до того, как сестры пропали, и… — посмотрела она на жениха, — это была любовь с первого взгляда. Возможно, они кого-то и встретили за эту пару недель. Не знаю. Я была жутко занята. Но, скорее всего, у них никого не было.

Джейм погладил её бедро и поцеловал в шею, а я ощутил себя человеком, подглядывающим в замочную скважину.

— Парни подгребали к ним постоянно, — продолжала Тамми, — но домой они никогда никого не приводили. Они были не такими. И я учила их быть осторожными. В «Попугае» есть специальный человек, который после работы сопровождает девочек до машины. Но несмотря на это, я всегда говорила им, что, прежде чем сесть в автомобиль, надо проверить, не притаился ли кто-нибудь на заднем сиденье. Всегда следует знать, кто у вас за спиной.

— А не видели ли вы, случайно, около них человека с собакой? Собака породы уиппет.

— Нет. Клара боялась собак. Они предпочитали кошек.

Я поинтересовался, не увлекались ли сестры Габлер средневековыми фестивалями или ярмарками?

— А что это такое?

— Это, Тамми, такие заморочки с рыцарями и прочим дерьмом в том же роде, — наставительно произнёс Джейм. — Как в фильме «Экскалибур». Мой двоюродный братец Уилсон затащил меня на такое мероприятие пару лет назад. Мне всё это показалось сущим говном, но кузен обожает подобную хреновину. — Он снова погладил бедро невесты. — Впрочем, это как раз то, что сёстрам могло быть по вкусу.

— Не думаю, — вмешалась Тамми. — Они, как бы это сказать… не были историчными. Сестры обожали смотреть фильмы про Гарри Поттера, — просветлев лицом, добавила она.

Я спросил у Тамми, что, по её мнению, могло с ними произойти.

— Не знаю, — глядя на Джейма, ответила девушка. — Наверное, какой-нибудь псих… А кто же ещё? Наверняка — психопат. Тот, кто следил за ними от самого «Попугая», чтобы узнать, где они живут. Тайком крался следом. — Она крепко зажмурилась и добавила: — Жуть как страшно.

— После того как Тамми увидела брошенных кошек, я не позволял ей даже приближаться к старой квартире, — сказал Джейм. — Ещё до того как копы нашли тела, Тамми знала, что произошло нечто ужасное. Она это просто знала.

— Да, и это тоже было очень печально, — произнесла Тамми. — Я имею в виду кошек. Я пыталась найти для них новый дом, но у меня ничего не получилось, и пришлось отправить бедняжек в кошачий приют.

— Клей Риггинс упомянул о каком-то прослушивании, — заметил я. — Вы об этом что-нибудь слышали?

— О да! Это та-а-ак печально. Они так этому радовались. Ведь девочки протирали задницу на курсах, где учат говорить, ходили в танцклассы, отбеливали зубы. И похоже, всё это было не зря. И вот такое…

— А какое прослушивание им предстояло? С какой целью?

— Какое-то магическое шоу, — пожала плечами Тамми.

— Магическое шоу? Вы хоть что-то о нём знаете?

— Это было… это было через два дня после того, как я встретила Джейма. Мне о прослушивании сообщила Клара, когда я позвонила им, чтобы сказать, где нахожусь. Я знала, что они тревожатся. Клара говорила, что они наконец попали в яблочко. Она была в экстазе, но… я звонила по мобильному и вдобавок с работы. Поэтому в детали не вдавалась.

* * *

Эзме Брюстер, владелица и одновременно жилица пансионата «Паломар апартамент», приветствовала меня радостными возгласами. На вид ей было лет шестьдесят, а может, и все семьдесят. На груди дамы, на бусах из горного хрусталя, висели очки для чтения. В одной руке она держала пульт дистанционного управления цветным телевизором, а в другой — дымящуюся сигарету. Махнув сигаретой в сторону включённого ящика, она сказала:

— Входите, дорогой, но не открывайте огня с порога. Я кое-что смотрю.

На экране шло ток-шоу Маури Пович.

— А теперь взглянем на правильный ответ, — предложила Маури.

Камера обратилась в сторону чёрного подростка. Парнишка сидел с низко опущенной головой, украшенной по меньшей мере тысячью тугих косичек. Затем нам показали весело улыбающегося малыша.

— Итак, отцом двухлетнего Девона, — торжественно провозгласила Маури, открывая конверт, — являешься… ты, Доннел!

Какая-то явно страдающая ожирением женщина вскочила со стула, исполнила нечто вроде победного танца и затрясла кулаком, проклиная паренька с косичками. Слов её мы не слышали, а губы, когда она изрыгала проклятия, покрывала туманная рябь.

Эзме выключила телевизор и притушила сигарету.

— Идиотская передача. Ну и пусть. В моём возрасте уже нет ни малейшего желания заниматься решением ближневосточных конфликтов. Итак, вы пришли, чтобы поговорить о девочках Габлер. Чем я могу вам помочь?

— По правде говоря, не знаю, — признался я и, представившись, объяснил, почему занимаюсь убийствами близнецов.

— О Боже! Так это вы. Ну, конечно. Маленькие мальчики. Я видела вас по телевизору. Ужасно, ужасно… Так вы считаете, что может существовать какая-то связь между вашим делом и делом Клары и Карлы? Великий Боже… Вообще-то девочки, будь я проклята, были лучшими из всех моих жильцов. Какой ужас! Платили вовремя. Квартира всегда была чистой, как стёклышко. Мужчин не приводили. Когда они пропали, я находилась в лечебнице. Дисбаланс электролитов или какая-то другая хреновина в этом роде. Если бы я была дома, то, будь я проклята, заявила бы об исчезновении значительно раньше, чем это сделали другие.

— Значит, вы встречались с ними регулярно?

— Каждый божий день. Они были домашними птичками. В город выезжали крайне редко.

Я задал ей стандартную серию вопросов о высоком мужчине, тощей собаке и средневековых фестивалях. Ответ был одним и тем же: «Нет, нет и нет, насколько мне известно».

— Вы слышали что-нибудь о прослушивании на предмет их участия в магическом шоу?

— Да. И это делает событие особенно печальным. Они трудились как проклятые, совершенствуя свои таланты. Тратили все свои с таким трудом заработанные деньги на оплату разных уроков. И вот когда они наконец прорвались… — Она тяжело вздохнула и тут же зашлась в кашле.

— Кто хотел их прослушать?

— Это было новое шоу, — ответила Эзме, постучав пальцем по лбу. — Оно должно было вскоре открыться. Впрочем, предстояло ещё несколько недель репетиций. Клара говорила мне, как шоу должно было называться… — Она снова вздохнула и, пытаясь вспомнить, подняла глаза к потолку. — «Мересса-шоу»? «Марасса»? «Малесса»? Одним словом, что-то в этом роде. Прослушивание, как мне кажется, должно было состояться в «Луксоре» или в «Мандалай-Бей».

Я поинтересовался её мнением о том, что могло случиться.

Она затянулась очередной сигаретой и, немного помолчав, ответила:

— Я думаю, что какой-то псих заманил их в Красные скалы и убил ради развлечения.

— Да, такова господствующая версия.

— А что ещё могло быть? Полиция докопалась до их школьных дней, прочесала родной город, но ровным счётом ничего не нашла. В убийстве, как мне кажется, не было ничего личного. Вы понимаете, что я хочу этим сказать?

— Вы так думаете?

— Да. Никто не предъявил каких-либо требований. Сексуальные мотивы тоже отсутствуют. Это и заставляет меня думать, что девочек убили ради развлечения.

— Не исключено.

— Если смотреть телевизор столько, сколько смотрю я, — заметила Эзме, — то начинаешь понимать, до чего могут докатиться люди. Судя по реалити-шоу и новостям, мы приближаемся к нравам Древнего Рима. Разница лишь в том, что, когда у нас начнутся гладиаторские бои, какая-нибудь Барбара Ва-Ва будет брать у парня интервью, перед тем, как тот выйдет на арену. А гладиатор горячо поблагодарит всех, кто дал ему возможность умереть перед камерой. Своего агента. Своего стилиста. Личного тренера.

— Я могу взглянуть на их бывшее жильё?

— Там просто не на что смотреть, дорогуша. В их квартире сейчас обитает молодая пара с младенцем.

— А что случилось с вещами?

— Я держала квартиру в первозданном состоянии три или четыре месяца. Пожиток у девочек было немного, а то, что они имели, гроша ломаного не стоило, но я всё никак не могла заставить себя очистить помещение. Полиция в конце концов отыскала в Северной Дакоте какую-то их кузину, но та ничего не захотела взять. Ни единой вещи. Печально, не правда ли? Она не была знакома с девочками и даже не пожелала их хоронить. Их закопали здесь за счёт штата. Я же в итоге отдала всё, что осталось полезного, в «Алое сердце». Эти филантропы пришли и все забрали.

Поскольку запас моих вопросов был исчерпан, я поблагодарил миссис Брюстер и поднялся.

Но старушка меня остановила.

— Великий Боже, — сказала она. — Что вы подумали, увидев те откровенные наряды, в которых они погибли? Ведь вы наверняка решили, что они были на просмотре или прослушивании, не так ли?

— Вы думаете?

— А разве вы так не считаете? Какой-то псих заманил девочек в ловушку, сыграв на их надеждах и мечтах. Он заставил их надеть сценические костюмы, произнести слова роли, потанцевать, а затем… вынудил бедняжек отрепетировать своё собственное убийство. — Дама покачала головой и снова зашлась в приступе кашля. Затем она закрыла глаза и, словно вознося краткую молитву, прошептала: — Какой мрак. Какое чудовищное зло.

Когда охватившая меня дрожь прошла, я ещё раз выдавил слова благодарности.

Ожидая, когда охладится салон машины, я думал, что Эзма Брюстер, возможно, права. Сестры Габлер выступали перед своим убийцей. Но что же из этого следовало? Я по-прежнему не видел, какое отношение это может иметь к Кевину и Шону.

* * *

В «Тропикане» на автоответчике меня ждали два сообщения. Первое было от Лиз. «Что ты делаешь в Вегасе? — полным негодования голосом вопросила она. И тут же, перейдя на приказной тон, распорядилась: — Немедленно позвони!»

Второе сообщение оставил судебно-медицинский эксперт Барри Чизуорт. Патологоанатом предложил встретиться и назвал какой-то длиннющий номер.

Беседовать с Лиз мне становилось всё труднее и труднее. Она понимала, что ведёт себя по отношению ко мне по меньшей мере несправедливо. Чтобы как-то изменить положение, моя супруга даже обратилась за помощью к психотерапевту, однако я по-прежнему оставался для неё средоточием зла. Она винила себя в том, что позволила мальчикам пожить у меня, и теперь проигрывала в уме бесконечные варианты — «а что было бы, если…». Одним словом, та крошечная часть вины, которая не приписывалась мне, лежала, по её мнению, на ней. Похититель мальчиков в эту картину не вписывался и совершенно не принимался ею во внимание. Она позволила детям остаться у меня. Если бы она тогда отказала… если бы разрешила мне увезти их на побережье…

Всё же я заставил себя позвонить.

— Хэлло, — услышал я слегка дрожащий, неуверенный голос.

— Привет.

— Что ты делаешь в Вегасе, Алекс? Играешь?

— Я расследую предположение, которое высказал Шоффлер.

— Неужели? Твой Шоффлер сейчас не имеет никакого отношения к делу.

— Он не просил отстранять его и продолжает помогать мне.

— Какое же предположение он высказал?

Я не знал, что сказать, и был уверен лишь в том, что о близнецах Габлер упоминать нельзя — убийство женщин слишком чудовищно, чтобы говорить о нём Лиз. Тем более я и сам сомневался в связи между двумя этими делами.

— Предположение неудачное. Оно меня никуда не привело.

— Тебе не следовало ехать в Вегас. Папа много думал об этом и считает, что тебе нужно прочесать дома вдоль Шейд-Вэлли-роуд. По его мнению, это наиболее вероятное…

— Полиция проверяла эти дома, Лиз. И не один раз.

— Но папочка убеждён в своей правоте! — взвизгнула она, потеряв над собой контроль.

Некоторое время мы продолжали в том же роде. Её тон становился всё более нетерпимым.

— Я всё же рассчитываю на твою финансовую помощь. Ты начнёшь в конце концов работать или нет? Я не желаю оплачивать твои путешествия в Вегас. Я говорю очень серьёзно, Алекс. Так что следующий чек от тебя должен поступить вовремя. Иначе ты здорово пожалеешь.

Я попытался внушить себе, что эта злобная сука — не настоящая Лиз. Настоящая Лиз, не желая жить с постоянным чувством потери и страха, пытается подменить их гневом.

— Лиз…

— Я серьёзно, Алекс. И не проси меня уменьшить алименты. Даже не пытайся.

Мне хотелось сказать жене нечто такое, что могло поддержать её и утешить, но деградация супруги, её злобная мелочность повергли меня в уныние. Мне казалось, что, начав говорить, я не выдержу и сорвусь. Поэтому я просто молча положил трубку.

Она звонила ещё четырежды, выступая каждый раз все более злобно и язвительно. Её визгливый тон был теперь навечно запечатлён в моей голосовой почте.

Глава 24

С Барри Чизуортом я встретился на первом этаже своего отеля в экстравагантном ресторане под названием «Алкогольные джунгли». Как и большинство других ресторанчиков, которые я встречал на своём пути («Французское бистро», «Красная площадь» и так далее), «Джунгли» были заведением тематическим. По стенам струилась вода, в центре зала в открытом колодце полыхал огонь. «Фантазия на тему сафари, — подумал я, — с водными мотивами».

Чизуорт оказался весьма плотным мужчиной лет пятидесяти с плечищами штангиста. Между его нижней губой и подбородком торчал столь модный в наше время пучок волос.

— Благодарю вас за хороший повод выбраться из дома, — сказал он, едва не сломав мне пальцы в рукопожатии. — Живу я, естественно, один, но тем не менее… — Он рассмеялся своей шутке, и я разделил его веселье. — Попробуйте мохито, — предложил он, поднимая высокий стакан. — Любимое пойло Хемингуэя. Производит сильное действие.

Обычно я пью пиво, но мне показалось, что Чизуорт обидится, если я отклоню его предложение.

— Почему бы и нет?

— Ещё две дозы этой отравы, — бросил он бармену и, повернувшись ко мне, сказал: — Итак… вы хотите услышать от меня байку о деле сестёр Габлер. — Чизуорт наклонился ближе и понизил голос: — Но я хочу заявить без всяких экивоков — то, что я вам скажу, не для печати. Всё должно остаться строго между нами.

— Даю слово.

— То ещё дельце. Я много чего видел, но это было действительно нечто.

Он привычным жестом тронул поросль под губой так, словно ему не хватало уверенности. И напомнил мне Шона, который, чтобы обрести веру в себя, теребил одеяло.

Шон. Когда я начинал непроизвольно думать о мальчиках — что случалось десятки раз за день, — мне казалось, что под моими ногами разверзается земля и я проваливаюсь в пропасть отчаяния. Но в течение последней пары недель мысль о детях — о том, что они пропали — стала действовать на меня несколько иначе. Я заставлял себя прочувствовать потерю и понимал, что в глубине души начинаю к ней привыкать.

Официант принёс мохито, и Чизуорт, прикоснувшись своим стаканом к краю моей посудины, пожелал мне здоровья.

— Знаете, — сказал он, — я с самого начала считал, что парень, так поступивший с девочками, не ограничится «разовым выступлением». Вам удалось раскопать ещё что-нибудь?

— Мой интерес к делу носит весьма специфический характер, — заметил я и пояснил, с какой целью приехал в Вегас.

Выслушав меня, он сделал здоровенный глоток и потрогал бородку.

— То-то мне знакомо ваше лицо… Но какая, прости Господи, может быть связь между вашими мальчиками и девочками Габлер?

— Однояйцевые близнецы… — пожал я плечами.

— Близнецы — да… но совершенно разные близнецы, если так можно выразиться. Девицы работали в шоу-бизнесе. Возможно, они были очень хорошими девочками, но тем не менее им приходилось заголяться. Трудно представить, что тот же самый псих, который их похитил и прикончил, мог проявить интерес… к первоклашкам мужского пола.

Я снова лишь пожал плечами.

— Ну да ладно… Пара вещиц в деле Габлер меня действительно зацепила чертовски сильно.

— Неужели?

— Мы имеем девушку, — снова склонился он ко мне, — разрезанную надвое. Поскольку животные пару недель питались её торсом, у меня не было никаких шансов установить с достаточной точностью, какой инструмент использовали для расчленения. Инструмент был металлическим и достаточно острым. И это, пожалуй, всё, что я смог определить. На суде и соответственно в формальном письменном заключении можно приводить лишь факты и обоснованные выводы. Никаких допущений. В данном случае, — покачал он головой, — звери растерзали в клочья все мягкие ткани живота и даже обглодали некоторые кости.

У меня замерло сердце.

— В ранах подобного типа обычно удаётся обнаружить фрагменты металла, что позволяет определить характер оружия. В случае с Кларой Габлер эти фрагменты сожрали звери, а то, что осталось, было повреждено насекомыми или иными представителями местной фауны.

— Да, две недели — время не малое.

— В ином, более влажном климате останки за это время успели бы превратиться в пульпу, а в нашем случае мне удалось извлечь из них кое-какие сведения. Вы, наверное, понимаете, я видел множество ран. Да и сам нанёс их чёртову уйму. По моему глубокому убеждению, хотя на суде я был бы не вправе об этом говорить, Клара Габлер была разрезана надвое мощной циркулярной пилой, перемещавшейся через её торс слева направо. Довольно большой пилой. Возможно, вот такого диаметра… — Он поставил стакан с мохито на стол и развёл руки примерно на полтора фута. — Мелкие зубцы и твёрдый металл. Во всяком случае, достаточно твёрдый, чтобы легко просечь кость. Я могу утверждать это, поскольку костных осколков в ране оказалось очень мало.

— А эту пилу… ту, которую, возможно, использовали… достать легко? Её можно купить?

— Конечно. Ведь речь идёт о самой обычной пиле, которую можно приобрести в любом магазине, торгующем инструментами. Но проблема состоит в том, что для работы большой пилы в пустынной местности требуется генератор. Можно, правда, прибегнуть и к старинному способу — использовать двигатель автомобиля. Кроме того, нужно нечто вроде верстака. Все это оборудование требовалось доставить в труднодоступный «Ледяной каньон». Для этого годятся лишь внедорожники типа «лендровера». В районе, где обнаружили тела, использование вездеходов запрещено, но пустыня Мохаве не обнесена изгородью, и туда сравнительно легко добраться из Долины смерти. Мы нашли там следы машин — множество следов.

Особенно удивляет меня одна вещь. Зачем тащить туда циркулярную пилу, генератор и рабочий стол, нарушая при этом запрет на использование внедорожника? Зачем привлекать к себе внимание, если ты собираешься совершить убийство? Этого я никак не могу понять. Я хочу сказать, что если вы вдруг задумали кого-нибудь расчленить, то цепная пила подходит для этой цели гораздо лучше.

Я прекрасно понимал, что он имеет в виду.

— Так с какой же стати кто-то решил осложнить себе жизнь? У вас есть на эту тему какие-нибудь соображения?

— Никаких. — Он пожал плечами, сделал глоток мохито и закончил: — Поскольку у парня явно съехала крыша, то искать логики в его поступках не имеет смысла.

Я жестом попросил бармена дать нам ещё по стаканчику.

— Отличное пойло, не так ли?

— Да.

Чизуорт, видимо, не шутил, когда благодарил меня за то, что я вытащил его из дома.

Он немного поговорил о Хемингуэе и Кубе, поведал о своём путешествии в Гавану и высказался по поводу эмбарго. Потребовались некоторые усилия, чтобы вернуть его на нужные рельсы.

— У вас имеются ещё какие-нибудь соображения в связи с делом Габлер?

Он задумчиво подёргал волоски под нижней губой, немного помолчал.

— Имеются. И от этого голова идёт кругом. Вы ведь читали моё заключение, не так ли?

— Да, читал.

— Значит, знаете, что эта крошка Клара была жива, когда… когда это произошло?

Я молча кивнул.

— На теле остались следы опилок. На икрах ног, на затылке, подошвах туфель, на пальцах. Опилки сосны. И никаких повреждений или ран на руках или ногах, свидетельствующих о попытках отбиться.

— Гроб?

— Вполне возможно. Не исключено, что парень хотел их похоронить, но потом передумал. Но более всего меня поразило следующее обстоятельство. Когда Клару Габлер пилили на части, она была жива и при этом не связана. Во всяком случае, я не нашёл никаких следов. Никаких потёртостей. Никаких ссадин на запястьях или лодыжках и абсолютно никаких следов борьбы с целью освободиться. Под ногтями у неё не осталось следов кожи, грязи или дерева. Ничего.

— И что это должно означать? Наркотики?

— Я вначале тоже так подумал, но следов наркотических веществ не нашёл.

— Так что же это всё-таки означает?

— Это означает, что её предварительно не связывали и, насколько я смог определить, не опаивали наркотиками. Женщину пилят надвое, и она при этом не связана. Объясните мне, как такое возможно устроить? «Ложись, крошка, и, пожалуйста, не двигайся. Это будет совсем не больно». Так, что ли?

В дальних уголках моего сознания зашевелились какие-то мрачные тени, но что они означают, я не понимал.

— Возможно, она не знала, что должно случиться, — неуверенно предположил я.

— Возможно. Но, как уже сказал, я провёл все мыслимые анализы. Искал седативные препараты, транквилизаторы, следы опиатов. Ничего. И никаких расслабляющих мышцы веществ типа кураре. Я искал даже следы парализующих средств. Всё напрасно.

— А как насчёт второй сестры? Той, которую застрелили?

— Это была банальная казнь, — отмахнулся Чизуорт. — Простой расстрел. Её положили на землю лицом вниз и сделали один выстрел. Револьвер держали достаточно далеко от головы, чтобы не забрызгаться кровью. И это меня, если хотите знать, тоже удивило.

— Что именно вас так удивило?

— Сравнение. Убийство Клары потребовало больших подготовительных усилий и преодоления разного рода трудностей. Представьте только, что стоило доставить тяжёлое оборудование в труднодоступное место. А с Карлой наоборот — все тихо и мирно. По-деловому, можно сказать. — Он допил мохито и спросил: — Почему так?

* * *

В семь утра следующего дня я уже был в машине, не забыв прихватить с собой всё, что мне казалось необходимым. А именно: пару бутылок воды, крем от загара, бейсболку местной команды и солнцезащитные очки. Третье мохито было явной ошибкой, и, выезжая с бульвара Тропикана, я всё ещё сожалел о содеянном. Слепящие лучи утреннего солнца, отражаясь от полированных кузовов и стёкол других машин, заставляли меня щуриться. Когда я, свернув на Чарлстон, поехал строго на запад, смотреть вперёд стало значительно легче. Я катил в сторону каньона «Красные скалы», где нашли свою смерть Клара и Карла.

Я ехал мили и мили по плоской, словно облатка для причастия, земле. Если её не совсем таковой сотворил Бог, то дело Создателя успешно завершили компании «Асплунд» или «Катерпиллер». Городские кварталы сменялись строительными площадками, многие из которых представляли собой лишь отглаженную бульдозерами землю. Справедливости ради следует заметить, что, несмотря на отсутствие построек, все будущие поселения имели выдержанные в местном стиле украшенные высокими кактусами въезды. «Сто квартир на верхних этажах, двести на нижних!», «Четыреста на нижних!», «Осталось четыре квартиры!» Город явно процветал. Я мог убедиться в этом, изучая в офисе Гольдштейна снимки из космоса. Лас-Вегас, разрастаясь, давал обширные метастазы в сторону окружающих его гор.

На западе признаки городской экспансии исчезли лишь вблизи каньона Красные скалы — одного из многих природных парков и заказников, расположенных по направлению к Долине смерти и границе с Калифорнией. Лишь подъезжая к каньону, я увидел, насколько красивы эти места. Моему взору открылась пустынная впадина, окружённая бастионами из красного известняка. Отдав пять баксов в сторожке у въезда (открывается в шесть утра), я оказался на дороге протяжённостью в тринадцать миль и при этом, как утверждал путеводитель, «невероятно живописной». Дежурившая у входа женщина-рейнджер дала мне брошюру с информацией о туристских тропах, местной флоре и фауне и кратким рассказом об истории природного парка.

— Ледяной каньон? — переспросила она, когда я задал ей вопрос. — Паркуйте машину в «Шестой зоне». И захватите побольше воды. В Ледяной каньон её не завозят.

В «Шестой зоне» уже стояла одна машина. Это был пикап «додж», с украшенным парой больших бычьих рогов капотом. На бампере машины красовался стикер, гласивший: «Мой малыш заткнёт за пояс лучшего студента». Я выпил полбутылки воды, сунул полную бутылку в карман штанов и двинулся в путь, следуя обозначенному на указателе направлению.

Прошагав минут пятнадцать, я отказался от мысли добраться до места, где были обнаружены тела сестёр Габлер. Их нашли в небольшом ущелье, именуемом Колдовским и находящемся за Ледяным каньоном.

В колледже я довольно активно занимался скалолазанием, но с тех пор у меня было мало практики. После рождения близнецов я совсем забросил это занятие и не был готов идти по следам обнаружившего мёртвых сестричек парня. У меня не имелось даже горных ботинок. А подъем без страховки по почти вертикальной стене Ледяного каньона — явно неподходящее занятие для человека, взбиравшегося последний раз по скалам сто лет назад.

Ещё до выезда из города я много думал, как найти обходной путь, но, оказавшись на месте, понял, что круговой маршрут по сильно пересечённой местности займёт несколько часов. Кроме того, для этого потребуются горные ботинки, рюкзак и гораздо больше воды. В итоге я решил лишь приблизиться к месту преступления, чтобы лучше прочувствовать общую атмосферу.

Особенно меня занимали две вещи. Только оказавшись здесь, я понял, что имел в виду доктор Чизуорт. Если его догадки о циркулярной пиле и генераторе соответствовали действительности, то убийце пришлось тащить их в это крайне неподходящее место, находящееся в опасной близости от популярных среди любителей природы маршрутов. Большинство туристов ограничивались тем, что следовали по обозначенному во всех путеводителях кольцевому маршруту: «Парковка — Ледяной каньон — парковка». Но район Ледяного каньона любили и настоящие альпинисты. Именно поэтому там оказался Джош Гомельский. Зачем выбирать столь людное место, если в этой части Невады так много по-настоящему диких районов? Зачем готовить убийство там, где может оказаться масса потенциальных свидетелей? Убийца не мог не знать, что останки сестёр-близнецов будут рано или поздно (скорее рано) обнаружены одним из любителей природы, коих полно в этой части Соединённых Штатов. Почему преступник не выбрал место столь же недоступное, но не столь популярное?

Первые двадцать минут я шагал по плоской пустыне мимо кустов, кактусов чолья и зарослей юкки. Идти было довольно легко, хотя на каменистой тропе приходилось выбирать, куда лучше поставить ногу. Однако вскоре характер местности изменился в худшую сторону, и я заволновался, не сбился ли с пути. Не исключено, что это всё же был маршрут, обозначенный в брошюре как «подъем умеренной сложности», но тропа не имела никаких указателей. «Это же не национальный парк, — подумал я, — а всего лишь дикий заказник, и надо принимать его таким, какой он есть».

Время от времени мне приходилось перелезать через скалы и крупные валуны. А несколько раз, пропустив поворот, я оказывался на краю обрыва и вынужден был возвращаться. Ещё через десять минут я растянул лодыжку. Нога болела, но растяжение не казалось серьёзным, и я двинулся дальше. Через некоторое время местность стала практически непроходимой, и я снова засомневался, не потерял ли тропу.

Подъем пока доставлял мне удовольствие, но я понимал, что далёк от лучшей формы и совершенно не готов к подобного рода упражнениям. Перед выходом следовало бы подумать о проводнике… или по меньшей мере о подробной топографической карте.

Через некоторое время я столкнулся ещё с одной проблемой. Это было солнце. Я чувствовал, что за временной прохладой стоит жар, который обрушится на меня, едва солнце выглянет из-за скал. Воздух уже стал горячее, а солнечные лучи, пробиваясь через расщелины скал, вонзались, словно лазер, в незащищённые тёмными стёклами очков уголки глаз. Оказываясь в незатененных местах, я чувствовал под своими пальцами раскалённые камни.

На дне Ледяного каньона солнце оставило меня в покое, и я решил подняться чуть выше к скальному выступу, где из камней торчала небольшая сосенка. Подъём оказался труднее, чем виделось, и, добравшись до цели, я едва дышал, так что даже пришлось присесть. Оглядевшись по сторонам, я обнаружил, что не первым облюбовал это местечко. Неподалёку от выступающих из камня корней сосны виднелась смятая обёртка от жевательной резинки, а в каменном углублении торчали четыре сигаретных окурка. Я достал бутылку тепловатой воды и немного откусил от батончика «Твикс».

Итак, я находился — правда, в слегка измождённом состоянии — на стене ущелья, избранного Джошем Гомельским для восхождения. Я посмотрел вверх, туда, где он наткнулся на останки Клары Габлер. Но место преступления — говоря словами Голли Гольдштейна — ничего мне не сказало. «Ну и что из всего этого следует?» — подумал я, приканчивая «Твикс».

Убийца выбрал недоступное место. Он распилил Клару надвое заживо. Для этого парень использовал циркулярную пилу. Мерзавец затратил массу усилий, чтобы доставить оборудование на место преступления. Девушки участвовали в прослушивании для какого-то магического шоу. Ну и что из этого следует? Какое отношение имели все эти события к Кеву и Шону?

Подняв обёртку и все четыре окурка, я затолкал их в упаковку из-под «Твикса» и сунул в карман вместе с пустой бутылкой. Спускаясь вниз, на дно ущелья, я безуспешно пытался понять, каким образом оказался в каменной глуши около Лас-Вегаса, в поисках… сам не зная чего. Чем я занимаюсь? Лиз права. Это лишь очередная разновидность «беличьего колеса». Я зря трачу время. Напрасно трачу деньги. Это путешествие — всего лишь проявление моего самодурства.

Я был настолько зол на себя, что начал спуск с непозволительной скоростью, прыгая с риском для жизни со скалы на скалу. Мне как можно скорее хотелось добраться до дна каньона.

И в этот миг ко мне пришло озарение. Новая мысль ударила меня с такой силой, что я на миг утратил концентрацию, сделал неверный шаг и в следующий момент уже летел вниз. Ударившись в полёте о какой-то выступ, я ухитрился приземлиться на плоской скале. Совершив аварийную посадку на три точки и ободрав кожу на коленях, я улёгся на скальном выступе и стал следить за полётом своих солнцезащитных очков дальше в пропасть. Что касается меня, то, по самой скромной оценке, я пролетел не менее шести метров.

Склонив голову на раскалённый камень, я закрыл глаза.

Падение выплеснуло в мои жилы остатки сохранившегося в организме адреналина, но само оно (падение) явилось результатом сумасшедшей идеи, осенившей меня в момент неосторожного спуска.

Где нашли тела сестёр Габлер?

В Колдовском ущелье.

С какой целью проводились просмотр и прослушивание?

Для участия в магическом шоу.

Перед моим мысленным взором возникли фотографии трупов и в первую очередь снимки верхней и нижней частей тела Клары Габлер. Клары Габлер, разрезанной на две части. «Разрезана мощной циркулярной пилой, — предположил Чизуорт, — перемещавшейся через её торс слева направо».

Значит, если быть точным, то не разрезана на две части, а распилена.

Они находились на сцене и именно поэтому были в своих сценических костюмах. Это было представление.

В ходе этого представления Клару Габлер распилили надвое. Из ящика брызгала вполне реальная кровь, а крики были вовсе не искусной игрой актрисы. Это были вопли боли и ужаса. Девушку распиливают на две части, после чего она появляется перед публикой живой и невредимой. Обе части чудесным образом воссоединились.

Только в этом случае фокус состоял в том, что никакого фокуса не было. Был двойник. Близнец.

Я сидел на выступе и смотрел через пустыню туда, где находился Лас-Вегас и его знаменитая улица, именуемая Стрип. Затем стал извлекать из ладони мелкие осколки камня, пытаясь одновременно сосредоточить все своё внимание на сёстрах Габлер. Итак, Эзме Брюстер оказалась права. Это было развлечение. Своего рода «реалити-шоу».

Я поднялся на ноги. Лодыжки болели, с колен стекали струйки крови, во рту пересохло, а весь мир передо мной слегка вибрировал и, казалось, был не в фокусе. Мой организм явно страдал от обезвоживания. Спасая глаза от слепящего солнца, я прищурился, наметил самый удобный маршрут спуска и двинулся вниз ко дну каньона.

Но движение не помогало, и я продолжал мысленно сопоставлять различные события. В моих ушах звучали слова братьев Сандлинг о том, как похититель показывал им фокусы. Какого рода? Фокусы с картами и монетами. «Он делал так, что монеты исчезали». Магические трюки.

Карточные фокусы. Фокус с дамой, которую пилят на две части.

Близнецы в первом случае и близнецы — во втором.

Волоча ноги по пустыне в направлении парковки, я ощущал себя слепцом, оказавшимся на краю отвесного утёса. Я пытался выкинуть из головы страшные мысли, осенившие меня во время спуска со скалы с торчащей на ней сосенкой. Я делал все, чтобы вернуться к своему недавнему состоянию полного неведения.

Но когда я открыл дверцы пышущей жаром, словно доменная печь, машины, мне стало ясно, что из этих усилий ничего не вышло. Я не мог избавиться от страшных мыслей. На поверхности явлений связь между разными событиями казалась весьма условной, но в глубине души я уже не сомневался, что интуиция в который раз не обманула Шоффлера. Между делами близнецов — сестёр Габлер, братьев Сандлинг и моих сыновей — существовала связь. И общим звеном во всех трёх делах служила магия.

Я впервые понял, какая судьба уготована моим мальчикам, и это приводило меня в отчаяние. Если я прав и их похитил человек, убивший сестёр Габлер, то Дудочник не просто убийца. Он — убийца-садист. И не просто садист, а кудесник, обладающий виртуозным даром причинять боль и страдания.

Мои сыновья должны были стать сырьевым материалом для этого лицедея-убийцы.

Глава 25

Я позвонил Шоффлеру, чтобы сказать, что интуиция его не подвела, а мы и за тысячу лет не догадались бы, что общим звеном в деле сестёр Габлер и похищением моих сыновей является магия. Или, если хотите, иллюзионизм. Мне не терпелось потолковать с детективом и спросить у него совета. Однако Шоффлер отбыл на какую-то конференцию по проблемам безопасности, и мне пришлось оставить ему сообщение.

Вообще-то я достаточно хорошо представлял, что может присоветовать Шоффлер. Детектив сказал бы, что, во-первых, мне следовало выяснить, не выступал ли Дудочник в Лас-Вегасе в качестве иллюзиониста, и, во-вторых, отработать до конца все местные версии.

Вегас оказался как раз тем местом, где следует находиться, если вас интересуют вопросы магии и иллюзионизма. В течение трёх дней я увидел массу исчезающих и появляющихся кроликов, а растворяющиеся в воздухе горящие свечи стали для меня заурядным явлением. Тип в смокинге щёлкал пальцами, и из ниоткуда, трепеща крыльями, возникала утка или даже гусь. Иногда этот тип демонстрировал цилиндр, стучал по нему пальчиком, дабы все уверились, что головной убор пуст (иногда, для вящей убедительности, на сцену приглашали кого-то из зрителей), затем следовал взмах волшебной палочки — и voila! Кролик. Настоящий кролик, ополоумев от ужаса, принимается скакать по сцене.

Я видел, как шарфы, бечёвки и листы бумаги разрывались в клочья лишь для того, чтобы через миг предстать перед изумлённой публикой в своём первозданном виде. Я наблюдал за тем, как читают мысли. Я был свидетелем чудесного освобождения от сложнейших оков, сеансов левитации и многих десятков превращений (обрывков бумаги в птичку, мяча в кролика, куклы в женщину и куска верёвки в змею).

Я много раз видел, как исчезали блондинки с длиннющими ногами, чтобы с улыбкой возникнуть в совершенно неожиданном месте. В задних рядах театра, например. В Сан-Ремо по вечерам работала группа, именуемая «Волшебные шоу-герлз». Все девицы были красавицами, свои роскошные груди выставляли на всеобщее обозрение, а ноги у них начинались где-то в области шеи. Помимо своих прелестей, красотки демонстрировали публике карточные фокусы, трюки с монетами и, естественно, кроликами.

По окончании всех представлений публика имела возможность приобрести различного рода сувениры, стандартные наборы для показа фокусов в домашних условиях, репродукции известных рекламных плакатов, красочное жизнеописание Гудини и разнообразные книги по сценической магии и иллюзионизму.

Именно в этих лавчонках я демонстрировал продавцам и кассирам портрет Дудочника. Я говорил им, что этот человек — иллюзионист, и спрашивал, не приходилось ли им его встречать. Некоторым казалось, что они его видели, но где и когда, вспомнить не могли.

Перед тем как отправиться на представление Ланса Бёртона, я решил побаловать себя пивком. Когда я сделал заказ, ко мне подошёл какой-то сильно смахивающий на медведя человек.

— Бойд Веранек, — представился он. — Очень рад встрече. Смотрите.

Я сразу понял, что парень решил продемонстрировать мне один из своих фокусов. У меня не было ни малейшего желания становиться его аудиторией, но бар был переполнен, и избавиться от него, не проявив при этом грубости, было невозможно. Поэтому я решил смириться. Человек сложил свои похожие на лапы ладони, потом медленно развёл их, и в воздухе между руками повисла бумажная роза. Затем Веранек резко развёл руки, и цветок стал плавно снижаться. Однако прежде чем роза успела коснуться пола, фокусник поймал её и с лёгким поклоном передал мне.

Сложные лепестки цветка были свиты из бумажной салфетки с монограммой Ланса Бёртона, а стеблем служил туго скрученный листок бумаги. Веранек взирал на меня с широкой улыбкой.

— Вы сделали её… прямо сейчас? Здорово.

— Особенно впечатляет женщин, — продолжая улыбаться, произнёс Веранек. — Я заметил вас на выступлении «Волшебных шоу-герлз» и на спектакле «Пенна и Теллера». Ведь вы же мой коллега-иллюзионист, не так ли?

— Не совсем, — ответил я. — А вот вы, как я вижу, — настоящий маг.

— Можно и так сказать, — рассмеялся Веранек. — Вообще-то я отставной инженер и фокусы были моим хобби. Однако со временем хобби переросло во вторую профессию. Я выступаю на детских утренниках, на праздновании Бармицва и Батмицва, в морских круизах и на торговых выставках. Весьма полезное занятие, если учесть, что случилось с портфелем моих акций. Выражаясь профессиональным языком, произошёл акт исчезновения. — Он рассмеялся своей шутке, и я последовал его примеру. — Итак, если вы не маг, то кто же? Человек, для которого магия стала чем-то вроде наркотика?

Я сказал ему, что подвизаюсь на ниве частного сыска и в данный момент разыскиваю убийцу. В последнее время я, пытаясь избежать приступов душевной боли, перестал, по мере возможности, упоминать о детях. Неизбежный процесс узнавания и следующее за ним вынужденное проявление сочувствия вызывали у собеседника излишнюю ажитацию, которая вскоре сменялась едва скрытой антипатией. Ажитация легко объяснялась. Она была сродни тому чуть ли не радостному возбуждению, которое мы испытываем, наблюдая за результатом дорожного происшествия. Что касается антипатии, то с подобным чувством окружающих хорошо знакомы калеки и раковые больные. Несмотря на то, что опасности заражения нет, здоровые люди тем не менее боятся подхватить болезнь. Со мной случилась ужасная беда, и все подсознательно опасаются, что моя злая судьба может распространиться и на них.

— Убийство? — переспросил Веранек с таким видом, словно сомневался, не шучу ли я. — И каким же образом, позвольте спросить, все эти магические шоу укладываются в ваше расследование?

— Я думаю, что убийца — иллюзионист.

— О Боже. Это уже наша область. И кто же этот тип — профессионал или любитель?

— Понятия не имею, — покачал я головой. — Но у меня есть кое-какие зарисовки. Не желаете взглянуть?

— С удовольствием. — Он некоторое время, склонив голову чуть набок, изучал рисунки, а затем спросил: — Убийство произошло здесь? В Вегасе?

— Поблизости от города. Примерно три года назад. Двух девушек из шоу-бизнеса убили в ущелье Красные скалы. Вы, возможно, об этом слышали.

Он, пытаясь припомнить, наморщил лоб, но более свежие проявления жестокости, видимо, успели вытравить из его памяти столь древнее событие.

— Великий Боже, я таскаюсь на эти шоу, чтобы выудить что-нибудь полезное для своих представлений, а вы… чтобы подцепить на крючок убийцу.

Я утвердительно кивнул.

— Если вы действительно хотите узнать что-то полезное об иллюзионизме и сценической магии, вам следует потолковать с Карлом Кавано, — посоветовал Веранек. — Он живёт в Вегасе и знает все.

— Чем занимается этот Кавано?

— Он иллюзионист, хотя и не выступает. Карл работает в музее магии, который открыл здесь Копперфилд.

— Неужели?

— Это частный музей, но Карл знает о магии все от альфы до омеги. Он маг среди магов и, вероятно, сумеет вам помочь. Не исключено, что Карл даже опознает вашего парня.

— У вас есть его телефон?

— С собой нет. Но его номер можно найти в телефонной книге. Карл Кавано. Если не найдёте, позвоните мне, и я, возможно, смогу вам дать телефон Карла. Я живу в «Луксоре», фамилия Веранек.

— Огромное спасибо.

До начала представления оставалось пять минут, и толпа потекла в зал. Когда я был готов влиться в этот поток, Веранек сунул свой стакан в мою руку и сказал:

— Идёт моя жена, не могли бы вы подержать пару секунд?

Он принялся крутить в пальцах программку, изготовляя из неё нечто магическое. Через несколько мгновений рядом с ним оказалась очень милая женщина.

— Чтобы попасть в комнату для маленьких девочек, мне пришлось выстоять длиннющую очередь.

— Надо сказать, что выбралась ты оттуда как раз вовремя, — улыбнулся Веранек. — Посмотри, что ты там подхватила. Она, наверное, сидела в водопроводной трубе.

С этими словами фокусник раскрыл ладонь и продемонстрировал нам бумажного лягушонка. Каким-то непостижимым образом он заставил его совершить прыжок.

— О Бойд! — воскликнула женщина и засмеялась, как девчонка.

Я смотрел на лягушку, поразительно напоминавшую бумажного кролика, обнаруженного мной в комнате мальчиков.

На меня снова накатил приступ паранойи. Ведь это он подошёл ко мне, а не я к нему. Парень совсем не похож на Дудочника, но высок и умеет делать бумажных животных. Он показывает фокусы.

— Поразительно, — услышал я свой голос. — У вас получилась замечательная лягушка.

— Ничего подобного. Боюсь, что мои суставы слегка проржавели. Сейчас я главным образом использую технику фонариков, что считается у любителей оригами искусством второго сорта. Плохо. Но изготовление магических бумажных фигурок иллюзионистами уходит корнями в далёкое прошлое. Эти фигуры, чтобы вы знали, имеют весьма важное значение.

— Почему?

— Во-первых, их изготовление требует ловкости рук, — ответил Веранек, — а в ловкости рук иллюзионистам никак не откажешь. Во-вторых, они являют собой некий продукт трансформации. Несколько быстрых движений, и вы превращаете плоский листок бумаги в птицу или животное. Но теперь мало кто умеет складывать листки. В наши дни больше применяется техника фонариков. Хотя идея та же самая, — с улыбкой закончил он.

Я ощутил шум в ушах, словно находился на глубине.

— А кроликов вы делать умеете?

— Бойд, — вступила в разговор его милая супруга, — я не хочу пропустить начало представления.

— Не беспокойся, дорогая, кролика я могу создать за полминуты, секунда в секунду.

И он создал кролика. Проявив изрядную ловкость рук, мгновенно придал последней странице программки квадратную форму, а затем столь же быстро превратил квадрат в крохотного забавного крольчишку. Зверёк вовсе не был похож на кролика, найденного в моём доме. Я сказал себе, что это ровным счётом ничего не доказывает, но моё подозрение существенно ослабело.

Лампы в фойе начали мигать.

— Изумительно, — одобрил я, разглядывая примостившуюся на ладони Веранека зверушку.

— Ну, пошли же, Бойд, — позвала его жена.

Веранек отвесил мне лёгкий поклон, и кролик исчез. Как он это сделал, я не увидел.

Глава 26

Карл Кавано в телефонной книге значился, и мы договорились о встрече следующим утром. Кавано предложил встретиться в ресторане «Перечница», расположенном, как пояснил он, в верхней части Стрипа, прямо напротив «Цирка». «Перечница» находилась в изрядно потрёпанном, покрытом гонтом здании, постройки семидесятых годов, приткнувшемся между двумя массивными соседями. Внутри заведения под сенью искусственных вишнёвых деревьев стояли голубые бархатные банкетки.

Кавано — высокий изящный мужчина в синем костюме — ждал меня около входа.

— Мне за шестьдесят, — сообщил он по телефону, — и я ношу большие солнцезащитные очки.

Мы обменялись рукопожатием. У Кавано была крупная, сильная рука с длинными, изящной формы пальцами.

— Бойд, как всегда, преувеличивает, — сказал он. — Не знаю, что он вам наговорил, но я вовсе не маг магов. О себе могу лишь заметить, что изучаю искусство иллюзионизма. Или искусство магии, если хотите.

Молодая женщина провела нас к столику. На ней были коротенький клетчатый сарафан и белая блузка — сексуальная версия униформы ученицы католической школы.

— Вы даёте представления в Вегасе? — поинтересовался я.

— Я, если можно так выразиться, в отставке, а сюда переехал вслед за ремеслом.

— Как это понять?

— Некоторые виды бизнеса имеют постоянные центры, — пояснил Кавано. — Киноиндустрия, металлургия или судостроение, например. В отличие от них, иллюзионизм и магия постоянно меняют столицу. В данный момент таковая находится в Вегасе.

— А до этого?

— В начале века это был Нью-Йорк, что имело смысл. — Глаза отставного иллюзиониста загорелись. — Ведь там находились главные сценические площадки, именно там подвизались театральные агенты и скандальные журналисты, и в городе шла бойкая торговля разного рода сценическими принадлежностями. А о масштабах аудитории не стоит даже говорить. Кино в ту пору ещё не существовало, и живое представление было единственным развлечением. Мастера вроде Гудини собирали огромные толпы. Так же, как их конкуренты и имитаторы. Авторского права в то время не было и в помине, поэтому вы и представить не можете, сколько Гудвини, Гудивини и Гудвани выходило на подмостки. И эти люди тоже собирали немалую аудиторию.

— Гудивини? Вы, наверное, шутите?

— Нисколько. И это объясняет тот факт, что во многих рекламных плакатах того времени указывалось: «Единственный и неповторимый», «Подлинный!», «Настоящий!», «Аутентичный!» Для всех этих людей хватало места на сцене, поскольку фокусы, иллюзии и магия в то время процветали. Но затем появилось кино, и искусство сцены начало умирать. Вместе с кораблём пошли на дно и многие иллюзионисты со своими трюками.

— Но почему?

— Наше искусство невозможно перенести на экран. Как на большой, так и, значительно позже, на малый, телевизионный.

— Любопытно.

— Тогда эпицентр магического искусства переместился в Чикаго. Это произошло в двадцатых годах, когда там пересекались все железнодорожные линии страны, а сам город стал «домом вне дома» для армии коммивояжёров. В Чикаго проходили торговые ярмарки, выставки и всё такое прочее. Фокусники, работая на выставках, обрели, если так можно выразиться, второе дыхание. И до сей поры главным рабочим местом иллюзионистов остаются ярмарки и торговые выставки.

— Выставки? Вы не шутите?

— Конечно, нет. Потому что торговые выставки сами, по существу, являются развлечением. Если вы хотите привлечь посетителей к своему стенду, то лучше иллюзиониста это сделать никто не сможет. Люди обязательно задержатся, чтобы посмотреть.

— А где, кроме Лас-Вегаса, трудятся в наши дни маги?

— На круизных судах… там очень много работы. На торжествах по случаю дня рождения или Бармицва. В домах престарелых, — ответил он, задумчиво барабаня по столу пальцами.

Я принялся делать заметки в записной книжке, перечисляя места, где подвизаются иллюзионисты. Позже, если удастся, я смогу показать нужным людям портреты Дудочника.

— И конечно, Рен-фестивали, — добавил Карл. — Они собирают массу разного рода магов и иллюзионистов.

— А что такое Рен-фестивали? — спросил я.

— Фестивали, посвящённые эпохе Возрождения. Весьма популярные мероприятия.

«Праздник Ренессанса». На меня снова обрушилось прошлое, и перед мысленным взором возникли обрывки того дня, когда я последний раз был со своими детьми. Я вспомнил изумлённое лицо взирающего на жонглёра Шона и Кевина, с опаской смотрящего на хищную птицу, гордо восседающую на кожаной перчатке сокольничего…

Я попытался отбросить эти воспоминания и сконцентрировать все внимание на записной книжке.

Но Карл, видимо, узрел на моём лице нечто такое, что заставило его поинтересоваться, в порядке ли я.

Я пробормотал что-то о разнице во времени между Вашингтоном и Вегасом, и через несколько секунд он уже продолжал рассказ о миграции иллюзионистов:

— Итак, Чикаго оставался столицей нашего искусства примерно с тридцатого по шестьдесят второй год, после чего вся магическая братия перебралась в Лос-Анджелес.

— Но почему именно туда?

— Известный иллюзионист купил там особняк и открыл в нём клуб, который назвал «Магический замок». В результате на западное побережье к «Магическому замку» потянулись толпы иллюзионистов и Лос-Анджелес стал эпицентром магии.

— А как звали этого известного иллюзиониста?

— Марк Митчелл. Но вряд ли это имя вам что-то скажет.

Я отрицательно покачал головой.

— Все это говорило об упадке иллюзионизма. Я, как человек, специально занимающийся данной проблемой, заявляю об этом с полной ответственностью.

— Но что изменилось с тех пор? Фокусы, как мне кажется, пользуются здесь огромной популярностью.

— Возможно. Но это всего лишь аномалия. Если снова вернуться к прошлому, то можно смело утверждать, что магия и иллюзионизм были в своё время высшей формой искусства и те, кто подвизался в этом жанре, пользовались поистине всемирной славой. Перед этими кудесниками люди преклонялись, а их выступления вызывали всеобщее восхищение. Но эти времена, увы, миновали. В современном мире слово «магический» в его высоком смысле употребляется лишь в качестве характеристики чего-то совсем иного.

— Поясните, пожалуйста.

— Если, допустим, блюдо в ресторане вдруг оказывается изумительно вкусным, то шеф-повара называют «магом», что, вне сомнения, является высшей формой похвалы. Но сама сценическая магия в наши дни считается не искусством, а всего лишь набором дешёвых фокусов или более дорогих постановочных трюков.

— Да, вы правы.

— А все наши путеводные звезды прошлого ушли в забвение. Как Марк Митчелл и его «Магический замок». Теперь я знаю, что вы о нём ничего не слышали. А что вы можете сказать о человеке по имени Дей Вернон?

— Ничего.

— Хочу подвергнуть вас испытанию. Скажите, каких иллюзионистов, кроме Гудини и работающего в данный момент в Вегасе Копперфилда, вы знаете?

— Минуточку… — Я сделал серьёзное лицо и посмотрел на собеседника: — Марка Митчелла и… Карла Кавано.

— Я понимаю, что этот исторический экскурс вам ни к чему, — засмеялся Карл, — но я уже заканчиваю. Итак, Нью-Йорк, Чикаго и Лос-Анджелес, — перечислил он, поочерёдно загибая свои изящные пальцы. — Где-то в восемьдесят пятом или около того, когда начался расцвет Вегаса, центр сценической магии перекочевал сюда.

— Но почему именно в Вегас?

— Потому что иллюзионизм — искусство, реализуемое на сцене живыми людьми, а особенность Вегаса состоит в том, что это единственное место в стране, где процветает сценическое искусство. Не только театр, но и музыка, танцы, разговорный жанр и… магия. Именно поэтому я сказал, что популярность иллюзии в этих местах является аномалией.

Я слушал его и вспоминал гигантские рекламные щиты, зазывающие на выступления изрядно присыпанных пылью времён звёзд и знаменитостей, о которых я никогда не слышал.

Официантка приняла наши заказы. Кавано попросил принести ему лимонад, а я заказал клубный сандвич и кофе.

— Берегитесь, — улыбнулся Карл, — этот сандвич будет размером с авианосец.

— Мистер Кавано, — укоризненно произнесла официантка, — возможно, ваш гость, в отличие от вас, не страдает отсутствием аппетита.

— Моё дело предупредить, — ответил Кавано. — Итак, на чём же мы остановились?

— Вы объясняли мне, почему магия так здесь популярна.

— Верно. Здесь популярна не только магия, но и все живое сценическое искусство. Гости города не могут проводить за игрой всё время. Поймите, люди приезжают в Вегас вовсе не для того, чтобы покупать лотерейные билеты и шляться по кино. Лас-Вегас — место уникальное. Взгляните на большие отели. Им даже не нужны вывески. Они сами по себе являются вывесками. Служат своего рода голливудскими декорациями, на фоне которых разыгрывают свои роли туристы и делегаты конференций. Старикан из Скрэнтона или парочка из Хантсвилла, прибыв в Вегас, вдруг оказываются звёздами собственного фильма. Здесь все сверкает роскошью, и люди из провинции купаются в этом блеске. Ведь, прибыв сюда, они оказываются не только в Вегасе, но также и в Венеции, Каире, Париже или Нью-Йорке. Разница состоит в том, что здесь их окружают полуобнажённые и очень красивые девочки, стоят игровые автоматы и подаётся бесплатная выпивка. Они тратятся на то, чтобы увидеть представление живьём, поскольку в Вегасе сами участвуют в спектакле. Дамам это очень нравится. А магия и иллюзионизм популярны потому, что они особенно хорошо смотрятся на сцене. — Он наклонился ко мне и добавил с застенчивой улыбкой: — По правде говоря, у меня на этот счёт есть теория.

— Поделитесь, прошу вас, — сказал я.

— Нам настолько осточертели разного рода специальные эффекты в фильмах, что мы уже ничему не удивляемся. Мы видим на экране потрясающий трюк, который было страшно трудно поставить и ещё труднее выполнить, но он нас оставляет равнодушными. Мы от этих фокусов устали. Нас даже не интересует, как это делается.

— Это делается с помощью компьютеров, каскадёров или какими-то иными средствами.

— Верно, и магические трюки не работают по телевизору, поскольку в фильме можно сделать всё, что угодно. Само кино, по моему мнению, есть не что иное, как растянутый во времени магический трюк. Мы видим реальность, которая, как мы знаем, на самом деле реальностью не является. Но когда вы видите что-то собственными глазами в реальном времени, вы верите своим чувствам. Поэтому даже самые простые трюки вызывают изумление. Я показываю карточный фокус и вижу, как от удивления раскрываются рты. Магия остаётся магией, когда люди видят чудеса вблизи. Она всё ещё способна вызвать восторг и изумление. «А как он это делает?» — спрашивает зритель. Однако я ни при каких обстоятельствах не открываю тайну.

— Никогда?

— Практически никогда. Объяснение может привести к разочарованию. Некоторые иллюзионисты используют для своих трюков чрезвычайно сложные приборы и механизмы. Да и в стародавние времена иллюзионисты находились на передней линии технического прогресса. В восемнадцатом и девятнадцатом веках ими были созданы потрясающие автоматы. Просто удивительные. Я вовсе не хочу преуменьшить значение хитроумных приборов, однако очень часто за интереснейшим трюком стоит нечто весьма простое, даже вульгарное. Комок воска, струна или магнит. И нам не хочется приподнимать занавес, дабы не обнажать эти пошлости. Люди ходят на представления иллюзионистов не для этого.

— Так для чего же?

— Для того чтобы их обманули, ввели в заблуждение, изумили. И удовольствие они находят именно в этом, а вовсе не в том, чтобы узнать о существовании тайного люка, зеркала или подсадного помощника среди публики. Зрители радуются, что их обманули, а они и не знают, как это было сделано.

— О'кей…

— Возьмём, к примеру, такого подлинного мастера, как Гудини. Парень умел довести накал интриги до высшей точки. Перед тем, как провести трюк с освобождением от оков, он требовал, чтобы его обыскали нагим и убедились, что «в рукаве» у него ничего не припрятано. Обыск, как правило, проводили полицейские. Прежде чем вывести его на сцену, копы тщательно изучали его шорты или спортивные трусы… Одним словом, все, в чём он тогда выступал. По счастью, в те старые добрые времена ещё не догадались осматривать отверстия на человеческом теле.

— Вы хотите сказать…

— Именно. Только не «в рукаве», а в заднице. Это лишь подозрение, и я вовсе не хочу принизить талант Гудини. Он был потрясающим атлетом и тренировался не меньше Лэнса Армстронга.

— Никто не способен тренироваться так, как Армстронг.

— Возможно, я слегка и преувеличиваю, но он тренировался как дьявол. В одном из трюков на него надевали наручники, обматывали металлической цепью, вешали на цепь замки и погружали парня в воду. Ледяную воду, заметьте. Гудини наверняка имел на себе какие-то отмычки, чтобы открыть все запоры. Но делал он это, вися вниз головой в ледяной воде, с закованными руками и ногами и обёрнутый тяжёлыми цепями. Ему надо было не только открыть запоры, но и сбросить с себя все эти оковы. Он много лет тренировался в задержке дыхания и в результате научился оставаться без воздуха три с половиной минуты. Поразительно. Чтобы приучить себя к холодной воде, он в течение многих недель каждый вечер сидел в заполненной льдом ванне. В конце концов его тело научилось преодолевать стресс и повиновалось ему в самых экстремальных условиях. Мальчонка Дэйвид Блейн недавно проделал нечто подобное, заключив себя на несколько дней в ледяной куб. Но это было лишь упражнением на выносливость. Правда, следует признать, что подобные эскапады высоко ценятся у иллюзионистов и имеют давнюю историю. Похороны заживо, например. Надо сказать, что трюки, связанные со скрытыми физическими возможностями организма, были в своё время неотъемлемой частью многих магических шоу. Извержение фонтанов воды. Поедание камней. Хождение по раскалённым углям. Очень хорошо, что Блейн возвращает к жизни эту форму нашего искусства.

— Блейн?

— Вы о нём ничего не слышали? Займитесь им. Это любопытно. Парень вёл несколько телевизионных программ. Первая из них, насколько я помню, называлась «Уличная магия». Затея, надо заметить, оказалась весьма удачной.

— Но… ведь вы сами сказали, что на экране магия не работает.

— Блейн выступил новатором, сосредоточив все внимание на общении с аудиторией. Парень демонстрирует трюки для очень маленькой группы зрителей. Для одного, двух, максимум четырёх человек. Наблюдать за их реакцией потрясающе интересно. Они от восторга сходят с ума и проявляют массу других эмоций. У них едет крыша. Они буквально не верят своим глазам. Потрясающая картина. Некоторые, самые впечатлительные зрители, даже прикрывают глаза ладонями, словно больше не могут доверять зрению.

Я открыл блокнот и записал: Дэйвид Блейн.

— Я могу продолжать в том же духе весь день, — вздохнул Кавано. — Поэтому будет лучше, если вы мне скажете, что именно хотите узнать.

— Честно говоря, я и сам до конца этого не знаю, — ответил я и рассказал, что расследую убийство сестёр Габлер, добавив, что их убийцей, по моему мнению, мог быть кто-то из иллюзионистов.

Кавано поставил локти на стол, сцепил пальцы и опёрся на них подбородком.

— Я помню это дело. Ужасно. Но почему вы решили, что убийство совершил представитель нашей профессии?

Когда я рассказал ему обо всём, что мне удалось узнать, он откинулся на спинку стула. Я услышал короткий вздох, а его лицо приняло серьёзное и, я бы даже сказал, мрачное выражение.

— О Боже! Женщина, распиленная надвое. Какая злая шутка!

Я показал ему плакат с надписью «Разыскивается!» и рисунки с изображением Дудочника.

— Не знаю, — задумчиво произнёс он. — Вы можете дать мне это?

— Конечно.

Кавано аккуратно сложил плакат вдвое, провёл ногтем по сгибу, сложил ещё раз и спрятал бумажный квадрат в карман.

— Не могу сказать, что полностью разделяю вашу точку зрения, и надеюсь, что мои коллеги к убийству не причастны. Возможно, преступление совершил выродок, обладающий каким-то отвратительным, извращённым чувством юмора. Если же это сделал один из иллюзионистов, то знайте — всем нам присущи кое-какие общие черты. Вы хотите о них услышать? Это сможет принести вам пользу?

— Ну конечно.

— В таком случае слушайте. Большинство иллюзионистов приобщаются к искусству с детства. И для этого, поверьте, имеются веские причины. Во-первых, чтобы развить ловкость рук, без которой работать иллюзионистом невозможно, нужно много времени. Во-вторых, большинство фокусов требуют для своего выполнения огромной практики. Это… это… как… — он посмотрел в потолок, — как катание на скейтборде. Чтобы выйти даже на самый примитивный уровень — я это знаю, поскольку мой внук увлекается скейтбордом, — требуется много, много часов тренировок. То же самое можно сказать и о сценической магии. Взрослый человек был бы просто обескуражен, узнав, сколько времени необходимо для того, ну, скажем… для того, чтобы обучиться перемешивать карты в стиле «фараон».

— А что это такое?

— Вы подрезаете колоду на две половины и перемешиваете, повторяя процедуру восьмикратно, каждый раз подкладывая одну карту. В итоге вы возвращаете всю колоду к исходной конфигурации.

— И вы можете это сделать?

— Я мог это сделать в возрасте десяти лет. Да и сейчас смогу. Но для того, чтобы этому научиться, требовались бесконечные тренировки. Такие нудные, что взрослый человек не выдержал бы и бросил это занятие. Что же касается детей, то им своего времени не жаль.

— Хм…

— Поэтому если у вас имеется более чем один подозреваемый, то первым делом следует выяснить, кто из них умел делать фокусы ещё ребёнком.

— А можно узнать, есть ли такие трюки, в которых дети используются в качестве… объекта?

— Да, на праздниках в честь дня рождения ребёнка такие фокусы весьма популярны. Там вы приглашаете желающих из публики. Но если вы имеете в виду профессиональных ассистентов иллюзиониста, то ответ будет отрицательным. Магам обычно ассистируют молодые женщины, чтобы добавить в шоу немного секса. Кроме того, полуголая девица является прекрасным средством, чтобы отвлечь внимание публики. Я говорю это, исходя из личного опыта. Люди будут смотреть на них. В прошлом детей довольно часто использовали в качестве ассистентов, и они делали то же самое, что в наше время делают женщины. Детишки левитировали, их запирали в шкафах, помещали в урны или корзины, после чего перемещали на почтительное расстояние или превращали в животных, а затем придавали первоначальный облик.

— А надвое их распиливали?

— Возможно, — немного подумав, ответил Кавано. — Не могу сказать точно, но этот трюк появился в арсенале иллюзионистов сравнительно недавно. Во всяком случае, я видел и читал, что «распиливали» только женщин.

— Хм… Что ещё мне следует знать о сценических магах?

— Я сейчас подумал о вашем парне, и если он иллюзионист, то мне кажется, он специально изучал историю нашего искусства.

— Почему вы так решили?

— Исходя из того, что он сделал с этими девочками… Я хочу сказать, что трюки с расчленением и последующим восстановлением маги использовали много веков, но в наше время мы видим, если так можно выразиться, лишь «стерильные» фокусы. Вы смотрите, как перед вашими глазами рвут в клочья бумагу, банкноты или разрезают шнурок. Иногда иллюзионист просит кого-нибудь из публики написать что-то на листке бумаги и рвёт листок в мелкие клочья лишь для того, чтобы через несколько мгновений воссоздать его в первоначальном виде. Это может быть двадцатидолларовая бумажка или чей-то галстук. Для нынешней аудитории этого вполне достаточно. Даже стандартная распиловка леди на две половины является бескровной. Дама всё время очаровательно улыбается. Никто не верит, что она может действительно пострадать. Я читал, что кто-то, не помню, кто именно, заявил якобы, что этот трюк есть лишь слабо замаскированная форма сексуального садизма. Ничего не могу сказать, — пожал он плечами, — поскольку эта сторона дела для меня тайна за семью печатями. Но трюк и в наше время пользуется огромной популярностью. Однако он, повторяю, бескровен. Я хочу сказать, что вкусы со временем меняются. В своё время публика любила вид крови.

— Что вы имеете в виду?

— Зрители до сих пор обожают насилие, поймите меня правильно. Опасность — для других, естественно — заставляет нас полнее ощущать прелесть своей жизни. Но если взять сценическую магию, то публика ценит кровь и жестокость гораздо меньше, чем раньше. Мы все стали чрезмерно чувствительными. Масса людей, обожающих гамбургеры и бифштексы с кровью, считают охоту варварским пережитком. Интересно, что они говорят о бойнях?

— Им следует стать вегетарианцами.

— Верно. Но эта чрезмерная чувствительность — явление сравнительно новое. Было время — и не очень давно, — когда зрители обожали наблюдать, как дикие звери рвут в клочья друг друга или людей. На нашем Западе или в старой доброй Англии исключительной популярностью пользовались публичные казни. Зрители являлись на экзекуции с утра пораньше, чтобы занять лучшие места. Во времена Гудини большим успехом пользовался трюк под названием «Палингенезис», что, как известно, означает «регенерация». На рекламных постерах изображался человек злодейского вида с гигантским мечом в руках, а распространяемые в день представления листовки возвещали: «Человек будет разрублен на куски. Приходите сегодня! Приходите все!» Во время шоу человека усыпляли хлороформом, а затем якобы расчленяли и окровавленные части тела разбрасывались по сцене. Во всяком случае, публика видела это собственными глазами. Затем все части тела тщательно собирали и накрывали ковром. Иллюзионист взмахивал волшебным жезлом, выкрикивал чудодейственное заклинание — и пожалуйста, собранный из кусков мертвец вскакивал на ноги целым и невредимым.

Я вдруг ощутил, как к горлу подступила тошнота.

— И это далеко не единственное представление подобного рода. Трюки с расчленением уходят корнями в далёкое прошлое. В Индии, например, колдуны отрезали языки у детей. Уличные маги и до сей поры разрывают на части птиц и разрезают змей, чтобы затем вернуть их в первозданное состояние. Они демонстрируют толпе зевак кровь и даже обмакивают в неё камни. После этого птица — чаще это бывают именно птицы, поскольку стоят они дешевле, а трюк с ними выглядит эффектнее — возрождается к жизни. Колдуны продают намоченные в крови камни, как полные жизненной силы амулеты.

— Постойте. Вы хотите сказать, что камни погружаются в настоящую кровь?!

— Конечно. Только не в трюке с детскими языками, естественно. Что касается птиц, то — безусловно. Вы располагаете временем?

В ответ я лишь молча кивнул.

— Я считаю, что трюки с воскрешением уходят в глубь веков. Ведь расчленение и последующее восстановление целостности есть не что иное, как борьба жизни и смерти. А искусство иллюзии родилось вовсе не как развлечение. Маги древности имели очень высокий статус в обществе. В настоящее время получила признание теория, что предтечами сегодняшних иллюзионистов были вчерашние жрецы и шаманы.

— Неужели?

— Религия и магия всегда шагали рука об руку. Это происходит потому, что магия (как и теперешний иллюзионизм) заполняет пространство между естественным и сверхъестественным, между жизнью и смертью, между реальностью и иллюзией. А религиозные деятели, как я подозреваю, всегда пользовались хитроумными приспособлениями и разного рода трюками, чтобы привлечь внимание верующих и усилить своё влияние. В этом невозможно сомневаться. Да что говорить, если на древних папирусах есть рисунки, из которых следует, что двери древнеегипетских храмов открывались перед изумлёнными прихожанами при помощи скрытых от глаз гидравлических машин.

— Сезам, откройся?

— Вот именно, — фыркнул он. — Имеются веские доказательства того, что в Древней Греции Дельфийский оракул вещал при помощи переговорных труб, за которыми стояли жрецы. После этого не приходится удивляться, что статуи в христианских храмах начинают плакать или кровоточить. Даже некоторые употребляемые иллюзионистами слова имеют религиозные корни.

— Какие именно?

— Понятие абракадабра, например, позаимствовано из иудейской каббалы. Каббала — мистический текст… говорящий некоторым образом… о власти слова.

— Не может быть. Выходит, этот набор букв что-то означает?

— Безусловно. А что вы скажете о словосочетании «фокус-покус»? Некоторые учёные считают, что это широко распространённое выражение есть не что иное, как искажённая форма фразы: «Hoc est meum corpus».

Поймав мой непонимающий взгляд, Карл улыбнулся и спросил:

— С латынью у нас совсем плохо?

Я утвердительно кивнул.

— Ну хорошо. Я не знаю, насколько вы религиозны, и вовсе не хочу вас шокировать, но учёные считают, что принятое в среде иллюзионистов словосочетание «фокус-покус» напрямую восходит к христианскому святому причастию. «Hoc est meum corpus» в переводе с латыни означает: «Сие есть тело Моё».

— Не может быть!

— Иисуса из Назарета в первые годы христианской церкви совершенно открыто называли магом или, если хотите, иллюзионистом. Все его чудеса — с хлебами и рыбами, с вином и водой и даже воскрешение Лазаря — сильно смахивали на стандартные трюки уличных фокусников того времени. Имеются римские фрески второго века, на которых изображён Иисус с волшебным жезлом в руках.

— Даже не знаю, что на это сказать.

— Дело в том, что современная магия имеет очень глубокие, иногда вызывающие изумление корни. И действительно, если бы вы не знали, что во время шоу иллюзионист умело вами манипулирует, вы бы наверняка решили, что являетесь свидетелем чуда.

— Думаю, вы правы.

— Вы слышали что-нибудь о спиритуалистах двадцатых годов прошлого века?

— Я читал о них. Мадам Блаватская и другие.

— Совершенно верно. Планшетки с алфавитом, сеансы, таинственная обстановка и всё такое прочее. Да, в то время существовал громадный интерес к контактам «с потусторонним миром». Гудини стал отчаянно бороться со спиритуалистами после того, как дух его мамы заговорил не на идиш, а по-английски, то есть на языке, который родительница совершенно не знала. Генри обвинял спиритуалистов в том, что они пытаются спекулировать на горе отчаявшихся людей и получают за свои дешёвые, третьесортные фокусы слишком большие деньги. Он всеми силами пытался показать, что подавляющая часть кажущихся сверхъестественными проявлений на самом деле являются заурядными фокусами, успех которых объясняется тем, что участники сеанса сидят, взявшись за руки, в затемнённой комнате.

— И насколько он преуспел в своём крестовом походе? — спросил я.

— Честно говоря, не очень. Гудини не принял во внимание ту простую истину, что люди хотели верить и поэтому верили.

— Я и понятия не имел о том, что иллюзионизм и сценическая магия так связаны с религией.

— О да. Они связаны, и очень тесно. А перед вами сидит прямой потомок и наследник верховного жреца, но, увы, уже расстрига, — произнёс он с улыбкой.

— Значит, вы считаете, что человек, которого я ищу — если он, конечно, иллюзионист, — должен быть знаком с историей магии?

— Да, я думаю, что он изучал историю магического искусства. И это находит подтверждение в расчленении девушки. Существует фокус — но, мне кажется, я вам о нём уже говорил, прежде чем отвлёкся на рассуждения о связи сценической магии с религией. Я вам сказал о фокусе с птичками?

— Да. Их разрывали на части.

— Верно. И, как я сказал, в Индии бродячие иллюзионисты до сей поры демонстрируют эти трюки. Я раскрою вам небольшой секрет. В нашем ремесле существует старинное приспособление, именуемое «магическая чаша», или «горшок», если хотите. «Чаша» может иметь любую форму, но в ней обязательно предусмотрено потайное отделение, чтобы спрятать нужный предмет. В самом начале представления фокусник открывает одно из отделений, ну… допустим, ящика… и оттуда появляется птица. Она трепещет крыльями и всё такое прочее. Немного поиграв с птахой, фокусник разрывает её на две части.

— Действительно разрывает?

— Ну, может, разрезает, — пожал плечами Карл. — Птицей в любом случае приходится пожертвовать. Для этого трюка обычно используется белая голубка, если уличный фокусник может себе позволить её приобрести. Белая голубка хороша потому, что кровь на фоне светлых перьев смотрится гораздо эффектнее. Представителей публики призывают потрогать мёртвую птицу, запустить персты в раны, фигурально выражаясь.

— А затем? — У меня закружилась голова, а по телу пополз холодок, словно мне грозила смертельная опасность.

— А затем фокусник закрывает ящик и пускает шляпу по зрителям, умоляя при этом мобилизовать все умственные и духовные силы, чтобы помочь ему совершить чудо воскрешения. Пара неудачных попыток усиливает напряжённость, а тайный помощник подтрунивает над ним из толпы. Фокусник демонстрирует высшую степень концентрации, выкрикивает несколько магических слов и… пожалуйста!

— Пожалуйста?

— Иллюзионист открывает потайное отделение своего ящика, и из него выпархивает весёлая птаха.

Гримаса ужаса исказила моё лицо, но Кавано интерпретировал это по-своему, решив, что я просто его не понял.

— Все очень просто, — сказал он. — Совсем как в случае с девушками, убитыми в Красных скалах. Одну из них принесли в жертву, а другую продемонстрировали живой и здоровой. И это, кстати, вторая причина, почему в фокусе используются белые голубки. Они все выглядят одинаково. С точки зрения публики, все белые голубки идентичны. Можно даже сказать, что все они близнецы.

На мои плечи вдруг обрушилась страшная тяжесть. Мне казалось, что я стою на пути товарного поезда, но не могу сдвинуться с места. Все они — близнецы. Все они — близнецы.

— С вами всё в порядке? — наклонился ко мне Кавано.

Глава 27

Пару дней я посещал магические шоу всё более и более низкого пошиба, где демонстрировал портреты Дудочника. Я расспрашивал работающих здесь девушек. Знали ли они сестёр Габлер? Встречали ли Дудочника? Не проходили ли они три года назад просмотр и прослушивание для участия в представлении иллюзиониста? Картины убийства в ходе магического шоу оставляли девиц совершенно равнодушными, а рассматривая изображения Дудочника, они думали совсем об иных вещах. О сигарете, дружке или сломавшемся ногте.

Днём я сидел на телефоне, обзванивая всех торговцев инструментами и генераторами и умоляя проверить, кому они продали циркулярную пилу и передвижной генератор незадолго до убийства близнецов Габлер.

— Три года назад? — переспросил меня один из торговцев. — Так это же целая вечность. Половина лавочек с того времени уже прекратила своё существование.

Даже после того, как я называл себя, собеседники встречали мои просьбы с поразительным равнодушием и отказывались помогать, ссылаясь на занятость. Некоторые без всяких объяснений грубо обрывали, а иные говорили, что, будь я копом, они бы помогли мне, а коль это не так, то… «извини, парень». При этом они ссылались на «коммерческую тайну», плохой учёт или свои обязательства перед клиентом.

В публичной библиотеке Лас-Вегаса я проверил свою электронную почту и прослушал устные сообщения. Шоффлер все ещё обретался во Франции, и я позвонил Петрич. Она выслушала рассказ о моих открытиях, задала уточняющие вопросы и обещала, что полиция обязательно разошлёт изображения Дудочника во все ассоциации иллюзионистов и в театральные агентства, имеющие отношение к сценической магии. Но по тону я чувствовал, что либо мои аргументы её не убедили, либо моё дело оказалось в самом конце списка.

— Почему вы ограничиваетесь чисто символическими действиями? — спросил я.

— Побойтесь Бога, Алекс. Вы ко мне несправедливы. Я делаю именно то, что следует делать в подобных обстоятельствах, — уверила она и со вздохом добавила: — Я просто не знаю, что ещё можно предпринять. Вы-то сами каких действий от меня ждёте?

— Проявлений энтузиазма.

— Послушайте, — очередной вздох, — на мне висит дело об убийстве четырёх человек. В Северном парке вырезали целую семью. В Лас-Вегасе, возможно, подобное событие вовсе не сенсация, но здесь поднялся страшный шум. Их прикончили в собственных постелях, и я по уши сижу в этом расследовании.

Настала моя очередь глубоко вздохнуть.

— Это… это ужасно.

— Поверьте, Алекс, я принимаю вашу магическую версию. Принимаю и обещаю сделать всё, что в моих силах.

Я ещё раз связался с Тамми Ягодой, Риггинсом и «Голубым попугаем».

— Не пришло ли вам в голову чего-нибудь новенького? — спрашивал я. Оказалось, не пришло.

Я позвонил Пабло Морено, объяснил, почему интересуюсь делом Габлер, и сказал, что считаю убийцей иллюзиониста. Морено меня вежливо выслушал и обещал заняться этой версией на следующей неделе, после того, как закончит дежурство.

Затем я… Но собственно, на этом всё и закончилось. Я верил, что напал на след и узнал нечто очень важное о Дудочнике, но что делать дальше, не представлял.

* * *

По прошествии некоторого времени я вдруг с удивлением обнаружил, что нахожусь в казино, оглушённый какофоническим шумом игральных автоматов, музыки, весёлой болтовни и смеха. Красивые улыбающиеся женщины в лёгком намёке на одежду поочерёдно приносили мне пиво. Я постоял рядом со столом, за которым шла игра в кости. Моё внимание привлекла яркая рыжеволосая девица по имени Мэри. Девушка играла с таким восторженным рвением, что я страшно огорчился, когда она вдруг стала проигрывать. Понаблюдав за ней ещё немного, я перекочевал к игровым автоматам.

После ряда неудачных попыток я уловил ритм игры. Я опускал монету, тянул рычаг и ждал, когда остановится барабан и символы займут свои места. Я испытал настоящее потрясение, когда маленький зелёный гном на экране вдруг щёлкнул каблуками, подмигнул и, покопавшись в горшке с золотом, направил звонкий каскад монет в лоток моей машины.

Я снова и снова опускал монету в слот, тянул за ручку и наблюдал за тем, как крутится барабан.

Не желаю ли я ещё пива? Почему бы и нет?

Затем я направился к весьма удобно расположенному банкомату, попросив стоящего рядом игрока последить за моей машиной.

Монета. Рукоятка. Монета. Рукоятка. И так без конца.

Ещё одно пиво.

Ощутив, что мой организм переполнился жидкостью, я переключился на более компактный напиток. А именно виски.

Затем снова отправился на свидание с банкоматом. Машина выдала мне сведения об остатке средств на текущий момент. Сколько? 920 баксов?

Девятьсот двадцать долларов. Я сказал себе, что это совсем немного, что я почти разорён, надо спрятать наличные в карман и валить из казино, пока я не оказался в минусе. Однако внутренний голос старался зря. Я его не слушал.

Умом я понимал, что пьян, но опьянения не чувствовал. Я смотрел на зелёного гнома, ощущая необыкновенную ясность в голове и ожидая, когда он исполнит свой весёлый танец, подмигнёт и склонится к своему горшку, чтобы снова осыпать меня золотом.

В какой-то момент у меня в руках оказались три пластиковые трубки с монетами, но я продолжал питать ими машину, борясь с усталостью, болью в спине и чувством вины. Я, как автомат, опускал монеты в слот до тех пор, пока у меня не осталась одна-единственная. Последняя.

К выигрышу я уже не стремился. Мне казалось, что я не только хочу, но просто обязан проиграть. Взяв за основу постулат «Везёт в картах — не везёт в любви», я родил всеобъемлющую формулировку: «Не везёт в игре — повезёт в жизни».

Чтобы вернуть сыновей, я обязан проиграть свой последний четвертак.

Когда я опускал монету в холодную металлическую щель, она была тёплой и казалась почти живой. Я потянул за металлическую рукоятку и дождался остановки барабана. И тогда это произошло. На экране выстроились в линию один… два… три трилистника. Гном исполнил свой ирландский танец, подмигнул, склонился к горшку с золотом и осыпал меня каскадом монет. На сей раз звенящий поток казался бесконечным. На экране мерцала надпись: ПОБЕДИТЕЛЬ! ПОБЕДИТЕЛЬ! ПОБЕДИТЕЛЬ! Затем машина проблеяла краткий вариант песни «Когда улыбаются ирландские глазки». Небольшая группа зевак наблюдала за тем, как из её чрева сыплется и сыплется мой выигрыш.

* * *

Я был исполнен решимости проиграть все деньги. Дело оказалось нелёгким, и я не знал, сколько времени на это ушло. В казино почти нет часов, в залах отсутствует дневное освещение, чтобы игроки не могли узнать, какое на дворе время суток. В конце концов я проиграл свой последний доллар какой-то весьма мерзкого вида свинье. Свинья на экране рухнула в лужу грязи, а над ней вспыхнула надпись: ИГРА ЗАКОНЧЕНА.

* * *

Похмелье было таким тяжёлым, что ноги отказывались мне служить, а глаза не желали фокусироваться на нужных предметах. Я вышел из «Тропиканы» и сразу окунулся в невыносимую жару. А по дороге в аэропорт «Маккарран» меня едва не убило склоняющееся к горизонту солнце. Идиотски весёлые мелодии игральных автоматов аэропорта так подействовали на мою психику, что я попытался перейти на рысь. Но попытка не удалась. В моей голове вдруг что-то забулькало, в ушах раздался звон, а череп где-то за глазницами пронзила острая боль. Я забился в более или менее тёмный угол и заставил себя выпить бутылку воды.

Рейс, по счастью, был поздним, и в Вашингтон я прибыл на рассвете. Путь до дома меня немного успокоил. Почти родные памятники, знакомая до мельчайших деталей дорога. Яркие цветы, зелёные деревья и трава после пребывания в пустыне казались мне джунглями. По ровной глади реки легко скользили гребные лодки.

В доме царил застойный дух нежилого помещения. Чтобы избавиться от этого неприятного запаха, Лиз после нашего возвращения из отпуска всегда зажигала свечи. Я решил было ей позвонить, но тут же передумал. Что я могу сказать? Теперь, когда я оказался дома, связь между сёстрами Габлер и моими мальчишками уже не казалась мне столь явной.

Убийство близнецов. Я провёл несколько часов за компьютером, выясняя, что по этому поводу сообщают различные поисковые системы.

Кроме сестёр Габлер, убили ещё всего лишь одну пару близнецов. Насколько я помнил из своих ранних исследований, это случилось в Южной Калифорнии и фамилия мальчиков была Рамирес. Звали их Вильсон и Хулио. Я не слишком внимательно изучал дело, несмотря на то, что жертвам было по семь лет и они являлись однояйцевыми близнецами. Убийца мальчиков мёртв.

Но Шоффлер всегда советовал не торопиться с выводами, а Голли Гольдштейн заметил, что некоторые факты или предположения никогда не попадают в полицейские протоколы — и тем более в средства массовой информации. В частности, никогда и нигде не фигурировала догадка Барри Чизуорта, что Клара Габлер была разделана надвое при помощи циркулярной пилы.

Нельзя исключать, что в деле близнецов Рамирес был и другой подозреваемый, которого полиция не могла арестовать из-за недостатка улик. И вот теперь этот гипотетический тип снова принялся за дело.

Итак, я вернулся к убийству мальчиков Рамирес. Убийцу звали Чарли Вермильон. Из полицейского доклада следовало, что его освободили из «Судебно-медицинского учреждения Серного порта» примерно за две недели до пропажи близнецов. Словосочетание «судебно-медицинское учреждение» мне ничего не говорило, хотя слово «освободили» по сути своей предусматривало какого-то рода принудительное задержание.

Я навёл справки, и «судебно-медицинское учреждение» в данном случае оказалось заведением для преступников, у которых поехала крыша. Населённый пункт Серный порт находился в Луизиане.

Из статьи в местной газете «Пикайун таймс» я узнал, что Вермильона арестовали в результате анонимного телефонного звонка. Он был схвачен в полуразвалившейся лачуге неподалёку от Биг-Шура. Трупы мальчиков обнаружили там же. Одно тело нашли в холодильнике. Ребёнку нанесли несколько десятков колотых ран. Затем тело разделали на части, тщательно упаковали в пластиковые мешки и поместили в рефрижератор. Вермильон, судя по всему, отваривал и съедал куски. Тело второго ребёнка было подвешено за ноги в колодце глубиной пятьдесят футов.

После ареста Вермильон покончил с собой в полицейской машине, раскусив зашитую в воротник рубашки капсулу с цианистым калием. Дело, таким образом, было закрыто.

Через десять минут я уже говорил с детективом Харви Моррисом, который вёл это дело в Биг-Шуре.

— Работы, честно говоря, оказалось немного, — сказал Моррис. — Мы получили сигнал и тут же отправились в указанное информатором место. Там мы нашли старину Чарли и набитый останками холодильник. Он сдался без сопротивления. Парень был в полном замешательстве и всё время толковал о том, что ему пора домой. Пока мы закрывали доступ к месту преступления, он сидел в машине. А едва двинулись в участок, как этот сукин сын захрипел так, словно его душат. Я решил, что у него инфаркт или что-то в этом роде. Рожа покраснела. А если быть точным, приобрела вишнёвый цвет. Затем начались судороги. Мы вызвали «скорую помощь», проделали искусственное дыхание рот в рот, но… он загнулся.

— А когда вы поняли, что он отравился?

— Не сразу. Только на следующий день. Понимаете, мы не видели, чтобы он что-то глотал. Я думал, у него случился удар. Но медэксперт предположил, что это цианистый калий, и вскрытие подтвердило догадку. Затем ребята нашли остатки ампулы и клейкую ленту на внутренней стороне воротника рубашки. Похоже, он был готов к тому, чтобы отбыть в иной мир.

— Хм…

— Если подходить к делу строго формально, я не имел права допустить самоубийства. Да, это было ужасно. Но ужасно только для меня, поскольку случилось во время моего дежурства. Было расследование. Меня отправили в административный отпуск, поливая при этом всяким дерьмом. Но если хотите знать моё мнение, то я вам его изложу. Думаю, что, убив себя, Чарли Вермильон совершил лучший поступок в своей жизни.

— И что же?..

Но Моррис, оказывается, ещё не закончил.

— Парень был психом, не так ли? Власти Луизианы не хотели выпускать его из дурдома, но какой-то сопливый правозащитник вынудил их сделать это. Он отправился в суд, и вот получите…

— Новое заявление о невменяемости?

— Именно. И его снова запихнули бы в психушку. В нашу психушку на сей раз. И что сказали бы на это мистер и миссис Рамирес? Были бы они довольны подобным исходом? Конечно, нет. Парень сожрал их ребёнка. И прежде чем разделать его на куски, раз двадцать проткнул ножом. Они — я хочу сказать, медики — как бы… собрали то, что осталось от тела. Сложили все части вместе. Судя по всему, мальчонку протыкали длинным острым лезвием, прокалывали насквозь через грудь и спину и с одного бока в другой. Я хочу сказать, что из мальчика сделали подушку для иголок, если можно так выразиться. И предстань Вермильон перед судом, маме и папе пришлось бы выслушивать весь этот кошмар! — Моррис даже фыркнул от возмущения.

Он замолк, и из трубки до меня донёсся тяжёлый вздох.

— Меня обвиняли в том, что я, если бы захотел, мог остановить парня. Но он же был в наручниках! Он дотянулся до ампулы ртом. Когда вы кого-то впопыхах обыскиваете, то не смотрите под воротник рубашки.

— Может, в участке яд бы нашли?

— Это точно. Здесь мы все могли найти, поскольку при регистрации переодеваем задержанных в казённые комбинезоны. Итак, что вы хотели у меня спросить?

— Меня интересует причина смерти.

— Технически — острая сердечная недостаточность.

— Нет. Я имею в виду близнецов Рамирес.

— Ничего неожиданного. Тот, которого нашли в холодильнике, умер от потери крови. Все эти колотые раны, вы понимаете… Для этого даже есть особый термин.

— Обескровливание.

— Точно.

— А второй мальчик? Тот, который висел в колодце?

— Мы решили, что его поместили туда для лучшей сохранности. Так иногда поступают с мясными тушами. В колодце было прохладно, а в холодильнике Вермильона не осталось места.

— Мальчик был мёртв?

— Мертвее не бывает. Был мёртв уже пару дней. Не думаю, что он умер в страданиях. Его просто застрелили. Выстрел в голову. Один выстрел из револьвера тридцать восьмого калибра.

Совсем как сестры Габлер.

Одна расчленена, другая убита выстрелом в голову.

— А вы интересовались информатором? Тем, кто направил вас в хижину Вермильона?

— Да, конечно. Мы пытались выяснить. Но Вермильон только что вышел из психушки и путешествовал, если можно так выразиться, по чужой территории. Ни друзей, ни знакомых, которых можно было бы допросить. Мы решили, что звонил какой-нибудь бродяга. Его попутчик.

— Пожалуй, вы правы.

Я поблагодарил Морриса, который, в свою очередь, пригласил меня звонить «в любое время».

Но детектив был не прав. Более того, он глубоко заблуждался.

Тот, кто убил близнецов Рамирес, убил и сестёр Габлер, и это был вовсе не Чарли Вермильон. Это не мог быть Вермильон, поскольку ко времени смерти сестричек он уже умер.

Таким образом, убийца близнецов Рамирес был тем самым монстром, который похитил мальчиков Сандлинг и увёл моих ребятишек.

Глава 28

Я хорошо понимал, что не могу просто так заявиться в «Судебно-медицинское учреждение Серного порта». Если ввалиться туда и с ходу начать задавать вопросы о «каннибале» по имени Чарли Вермильон, мне сразу укажут на дверь.

Тот факт, что выпущенный из лечебницы психически нездоровый преступник самым зверским образом убил двоих детей, не мог остаться без последствий, даже если руководство лечебного учреждения действовало строго по правилам. И, как я узнал из статьи в «Пикайун таймс», головы действительно полетели. Но глава заведения по имени Пейтон Андертон ухитрился усидеть в своём кресле. Родители убитых мальчиков вчинили гражданский иск на десять миллионов долларов, и пока дело ходило по судебным инстанциям, все участники процесса держали рот на замке. Отказывались беседовать с кем-либо на эту тему.

* * *

Я долго колесил по парку Рок-Крик и наконец решился позвонить Андертону, сказать, что работаю в телевизионной программе «Обратный отсчёт» и сейчас готовлю сюжет, который он с удовольствием посмотрит по телевизору. Это будет сюжет о том… о том, как трудна и опасна его работа. О том, что судебно-медицинские учреждения (не только в Луизиане) нуждаются в дополнительном финансировании для улучшения своей инфраструктуры и привлечения наиболее квалифицированных работников.

«Эта легенда, — думал я, — возможно, позволит мне переступить через порог. Если… если он не вспомнит, в какой связи слышал моё имя».

Итак, я позвонил, и моё внимание ему, конечно, польстило.

— Никаких съёмок, естественно, — устало произнёс он.

— Конечно, нет, — успокоил его я. — Для начала, думаю, полезно определить тематику разговора. Установить, так сказать, взаимно приемлемый уровень нашей беседы. Пока это будет конфиденциальный разговор, а затем… если мы придём к согласию… Договорились? А если и не придём, то никто ничего не теряет.

— Но я сразу должен вас предупредить — когда дело дойдёт до съёмок, я хорошенько подумаю.

Я заверил, что он может все отменить, и не упустил случая ещё раз польстить:

— У вас прекрасный тембр голоса. Но до съёмок ещё очень, очень далеко.

— Вот и хорошо, а я пока провентилирую вопрос с вышестоящими органами.

Я ничего не ответил, слушая шелест бумаги на противоположном конце провода.

— Похоже, у меня появится окно в четверг во второй половине дня. Вы не могли бы прибыть сюда, ну, скажем, часика в три?

— Смогу.

— Хорошо. Я дам распоряжение привратнику.

* * *

Аэропорт Луи Армстронга, Новый Орлеан. Подобно всем другим городам Соединённых Штатов, Новый Орлеан сумел успешно погрузиться в коммерцию, о чём свидетельствовали изображения джазовых музыкантов, символов вуду и иллюстраций к празднику «Марди-Гра» на футболках, платках и различной сувенирной дребедени. Изобилие сувениров, связанных с культом вуду, и особенно монет, говорило о том, что я на верном пути. Если мне удастся заставить Пейтона Андертона рассказать о Вермильоне…

Дружелюбная дама за стойкой фирмы «Аламо» поинтересовалась, куда я направляюсь, и спросила, не нужны ли мне дорожные карты.

— В Серный порт, — ответил я.

— Куда-куда?

— Это в округе Плакемайнз.

— Плакемин, — поправила она меня.

Она вернула мне водительские права и кредитку, достала из-под конторки карту и зелёным фломастером отметила на ней мой путь.

— Поезжайте по дороге И-десять, а как только переедете реку, сверните на Двадцать третью. Когда доберётесь до Бель-Шасса, поворачивайте на юг. Шоссе всё время идёт вдоль реки. — Женщина свернула карту, передала её мне и с улыбкой спросила: — Скажите, если можно, зачем вы туда едете? В вашем распоряжении прекрасный город, Страна каджунов и всё такое, а вас несёт в Плакемин. Почему? Похоже, вы прибыли к нам по делам, а не для развлечений, — закончила она, кокетливо склонив голову набок.

— Неужели в Плакемине нет никаких развлечений?

— Нет, если вы не фанат рыбалки. В Плакемин развлекаться не ездят. Кроме нефти, газа и рыбы, у них там ничего нет. Только апельсины. Да к тому же это место наводит страх.

— Страх? Почему?

— Когда-то жители этого округа очень навредили Луизиане в глазах других американцев, если вы понимаете, что я хочу этим сказать. И не думаю, что с тех пор там все сильно изменилось. Поверьте мне. Я наполовину чёрная и ни за что туда не поеду. Нет, сэр, ни за что.

— Но почему?

— Вы слышали что-нибудь о Леандро Пересе?

Я отрицательно покачал головой.

— Ещё недавно он заправлял в том месте… как диктатор, а люди, подобные мне, были рабами. Участие в выборах? Забудьте. Чёрные голосовать не могут. Какое голосование, если ниггеры даже машину водить не способны?! Там… были случаи линчевания. — Она покачала головой, передала мне ключи и добавила: — Ряд седьмой, место двенадцатое.

Когда я, взяв ключи, собрался уйти, женщина сказала:

— Вы не чёрный, но вы — янки, поэтому будьте осмотрительны.

Я обещал соблюдать максимальную осторожность.

— И не забывайте пристёгивать ремень безопасности. Иначе они вам в этом Плакемине устроят весёлую жизнь.

Примерно через час я свернул у Бель-Шасса на юг. Ничего особо страшного, если не считать огромного числа патрульных машин на дороге, я не заметил. Но окружающий ландшафт, надо признать, нагонял тоску. Беспорядочная застройка сменялась апельсиновыми рощами, которые, в свою очередь, уступали место домам. Часть земель была разбита на участки в десять акров, и повсюду торчали рекламные щиты с яркой надписью: «Продаётся». Фирма «Макманшн» осваивала очередной район.

Оставив позади жилые кварталы и места будущей застройки, я оказался на новой скоростной дороге, бегущей через необжитые сельские земли. Время от времени я проезжал скотоводческие фермы и небольшие поселения, названия которых говорили сами за себя: Живой Дуб, Иезуитская Излучина, Миртовая Роща.

Ландшафт никоим образом нельзя было назвать живописным. Вид от реки закрывала высокая дамба, а обращённая к заливу сторона была плоской, как стол. Я знал, что где-то там торчат нефтяные вышки и расположен глубоководный порт, но глазу открывались лишь низкорослые деревья да заросли тростника. И лишь изредка мелькал одиноко стоящий дом. В одном из путеводителей я вычитал, что эта часть Луизианы несколько лет назад сильно пострадала от урагана и старые дома просто смыло.

За окном промелькнули щиты с названиями поселений — Диамант, Весёлый Джек, Магнолия, и наконец я оказался у цели. Серный порт получил своё имя в честь серы, добывавшейся когда-то в районе соляного болота.

В центре городка располагалась заправочная станция с примыкающей к ней лавкой товаров первой необходимости. Напротив заправки стояла городская средняя школа — родной дом (как я вычитал в путеводителе) футбольной команды «Могучие мустанги». Рядом со школой находились публичная библиотека, офис шерифа и Департамент общественных служб. Примерно половина этих почтенных учреждений размещалась в трейлерах.

Я миновал заправочную станцию и, следуя указаниям Андертона, примерно через милю повернул на дорогу № 561 и вскоре заметил крошечный щиток с надписью: «Судебно-медицинское учреждение Серного порта». Проехав по довольно длинной подъездной аллее, я увидел здание госпиталя — уродливый прямоугольник из жёлтого кирпича. Перед этим уродом стоял прекрасный и, видимо, очень старый плантаторский дом с белыми колоннами и верандой. Рядом с домом росли великолепные дубы. От внешнего мира комплекс отделяла высокая ограда из натянутой на столбы проволоки большого диаметра.

Окна сторожки запотели. Сидящий внутри человек неохотно открыл одну из створок и поинтересовался целью моего визита. Я по буквам назвал своё имя, и парень закрыл окно. Я видел, как он изучает записи, водя пальцем по листку бумаги. Найдя моё имя, он тщательно заполнил два ярко-оранжевых пропуска, снова открыл окно и передал мне картонки.

— Один приколите к рубашке, а второй положите на приборную панель. Когда будете уезжать, вернёте мне оба пропуска. — С этими словами он открыл ворота и удалился в своё убежище.

Из раздобытого мной в Интернете жизнеописания доктора Андертона я знал, что ему уже сорок три года, однако благодаря своей круглой детской физиономии и розовой коже он больше походил на юнца, притворяющегося взрослым мужчиной. Даже его усы казались наклеенными для участия в школьной постановке, и я не сомневался, что он отрастил их лишь для того, чтобы выглядеть старше. На нём был летний костюм из лёгкой ткани, а на лице сияла приветливая улыбка.

— Мистер Каллахан! — воскликнул он, с энтузиазмом тряся мою руку. — Рад, что вам удалось нас отыскать.

Я почувствовал, что доктор употребляет какой-то дорогой одеколон.

Он привёл меня в огромную комнату, сумевшую каким-то чудом сохранить изящество и в двадцать первом веке, где её использовали совсем в иных целях. Высокие потолки, широкие окна, тяжёлые дубовые панели. Над головой медленно вращался большой вентилятор. Стену за письменным столом Андертона украшали старинные карты Луизианы. Вдоль других стен стояли очень красивые застеклённые шкафы из дорогих пород дерева.

— Подлинное произведение искусства, — заметил хозяин кабинета, проследив за моим взглядом. — Работа наших пациентов. Надо сказать, что среди них встречаются весьма талантливые люди.

Мы разместились лицом друг к другу в двух чрезвычайно удобных креслах и, потягивая чай со льдом, принялись рассуждать о тяготах работы в этом, как он говорил, «учреждении».

— Мне лично здесь совсем неплохо, — сказал он после того, как мы добрых четверть часа сотрясали воздух пустыми словами. — В административном здании, где я провожу большую часть времени, обстановка вполне приятная, в чём вы сами, как я надеюсь, могли убедиться.

— Удивительно красивое помещение.

— Люди, придя сюда, испытывают приятное изумление, — лучился удовольствием доктор. — Что касается главного здания, то там совсем иная картина. Настоящий гибрид медицинского учреждения и тюрьмы. Наша главная задача — обеспечить безопасность пациентов и персонала, что, как вы понимаете, создаёт не самую комфортную обстановку.

Вместо слова «обстановка» он употребил французское словечко «амбьянс».

— А сама работа? Она вас удовлетворяет?

Доктор печально кивнул и, бросив на меня взгляд, из которого следовало, что он готов быть предельно откровенным (я не мог избавиться от чувства, что вся эта сцена многократно отрепетирована), со вздохом произнёс:

— Не совсем. Большинство наших пациентов можно разделить на две категории. Часть из них находятся здесь на экспертизе, призванной установить, способны ли они предстать перед судом. А остальные пациенты — это те, кто был оправдан по причине невменяемости.

Увидев моё недоумение, он пояснил:

— Объявлены невиновными в силу того, что являются психически больными людьми. Они невиновны, и их доставили сюда не для наказания, а для лечения. И мы действительно их лечим, однако боюсь, что исцеляются немногие.

— Почему?

— Да потому что заболевание у большинства носит хронический характер — как диабет, например. Мы сдерживаем развитие этой болезни с помощью инсулина и диеты, но полностью излечить её не в состоянии. То же самое можно сказать о шизофрении или биполярном психозе. И это делает нашу работу не слишком благодарной.

— Как это?

— Пока пациенты находятся под наблюдением и регулярно принимают необходимые препараты, они не представляют угрозы ни для себя, ни для других. Но когда больных отпускают — а мы в какой-то момент обязаны их выписать, — мы лишаемся возможности наблюдать за ними и за тем, как они принимают лекарства.

— Это своего рода… условное освобождение?

— В некоторых случаях да, поскольку иногда при выписке выдвигаются определённые условия. Например, им строго предписывается проводить амбулаторное лечение. Но это, если можно так выразиться, — пограничная область, отличная от условно-досрочного освобождения в криминальном смысле. Если больные прекращают амбулаторное лечение или перестают принимать лекарство, мы почти не имеем возможности вмешаться.

— Вы сказали, что обязаны их отпустить…

— И в этом отношении мы обладаем весьма слабыми ресурсами, — печально покачал он головой. — Серьёзным ограничением, например, является примитивная нехватка мест. Когда количество пациентов достигает критического числа, мы стремимся перевести часть из них в категорию так называемых привилегированных больных, поскольку не располагаем достаточным числом служащих, чтобы поддерживать для всех более строгий режим.

— Привилегированные больные?

— Да. Так поступают во многих учреждениях подобного рода. Врачи решают: можно ли выписать больного? Способен ли пациент существовать без постоянного контроля? Сможет ли принимать пищу в обществе других людей или его следует держать в своей комнате? Сможет ли самостоятельно принять душ? Кроме того, без системы поощрения мы просто не в силах добиться хорошего поведения пациентов.

— И высшей формой награды является освобождение.

— Абсолютно верно. И мы должны выписывать людей. Такие решения принимают суды, если мы не можем привести убедительные доказательства того, что пациент серьёзно болен и представляет угрозу как для себя, так и для других лиц. Человек может вести себя антиобщественно и готов совершать разного рода безобразия, но, если он не сумасшедший, мы обязаны выдать ему, фигурально выражаясь, автобусный билет. Поскольку он имеет право на личную свободу даже в том случае, если является мерзким сукиным сыном. — Доктор выдержал паузу и закончил: — Смотри процесс «Фоуш против штата Луизиана».

Я послал ему одобрительную улыбку и сделал пометку в записной книжке, размышляя, каким образом перевести беседу на каннибала Чарли, не положив при этом конец разговору. Но Андертон, похоже, вошёл в раж.

— Проблема в том, — доверительно склонился он ко мне, — что наши пациенты, подобно заключённым в тюрьмах, целыми днями строчат заявления в суд. Какой-нибудь ясноглазый адвокат, только-только вышедший из детского возраста, помогает им подавать ходатайства об освобождении на основании того, что нарушаются их конституционные права. Собирается комиссия. Члены комиссии не хотят выпускать парня, прекрасно зная, что этот осел снова попадёт в беду. Но этого недостаточно. Мы можем выступать против освобождения, но суд в своих решениях не базируется на допущениях — пусть даже научных. В большинстве случаев нам предписывают отпустить пациента. У нас нет иного выбора.

И тогда я решился запустить пробный шар:

— Как в том случае, несколько лет назад… Как его там?

— Имя не имеет значения, — рассмеялся Андертон. — Как я уже сказал, подобное происходит каждый день.

— Я имею в виду убийцу двух маленьких мальчиков. Где-то на Западе.

Андертон опустил плечи и, потупившись, устало произнёс:

— Чарли Вермильон. Вот видите? Мы можем вырастить из всех наших пациентов лауреатов Нобелевской премии, но нас все равно будут попрекать Чарли Вермильоном. Бросать его нам в физиономию, фигурально выражаясь. Он являет собой самый яркий пример того, о чём я вам только что сказал.

— Не могли бы вы пояснить ещё раз?

— Чарли Вермильон страдал сильным психозом. Его болезнь носила хронический характер и, скорее всего, была неизлечимой. Склонный к насилию педофил, общественно опасная личность. Без вопросов. Но в условиях нашего учреждения и с помощью правильно подобранных лекарств Чарли Вермильон стал образцовым пациентом.

— И вы считали, что ему можно доверять?

— Абсолютно. Парень пользовался у нас всеми привилегиями. Впрочем, — усмехнулся Андертон, — по нашей территории не бегают детишки.

— И как же он к вам угодил? — в тон ему спросил я.

— Напал на ребёнка, — немного подумав, ответил Андертон. — Это произошло в туалете. Насколько я помню, отец пришёл на помощь сыну, и Чарли довольно сильно порезал папашу.

— Порезал?

— Да. Ножом для вскрытия устриц. Это была его работа. Он открывал раковины в одном из ресторанов Французского квартала.

— И его не посадили?

— Нет, он был оправдан по причине наркотического психоза.

— Выходит, парень остался на свободе?

— Не совсем… Он провёл девятнадцать лет по известному вам адресу, поэтому я не могу сказать, что он остался «на свободе». Но всё дело в том, что у нас не было выбора. Да, Чарли Вермильон должен был постоянно принимать лекарства. Без терапии этот человек мог пойти на насильственные действия. Но выходя из дверей нашего учреждения, он точно знал, что хорошо и что плохо — мог отличить добро от зла.

В его словах имелся смысл. Недоумение вызывал лишь один пункт.

— И для этого… потребовалось девятнадцать лет?

— Он подал петицию об освобождении, — пожал плечами Андертон.

— И он ждал девятнадцать лет, прежде чем ходатайствовать об освобождении?

— Нет, он ничего не ждал. Кто-то подкинул ему эту идею. Скорее всего, другой пациент.

— Вы не догадываетесь, кто именно?

Андертон поднял на меня глаза, нахмурился, и я увидел, как он вдруг напрягся. Я понял, что дёрнул не за ту нить.

— Я не вправе обсуждать конкретные случаи, — холодно произнёс он.

— Прошу прощения, — заторопился я, — я вас прекрасно понимаю. Но это была такая яркая иллюстрация к вашим словам…

— Мы обязаны соблюдать конфиденциальность в отношении всех наших пациентов.

Но я уже не смог держать себя в узде.

— Да, но ведь Вермильон уже мёртв, не так ли? — Мгновенно поняв, что совершил непростительную ошибку, я попытался сменить тему.

Я спросил его о годах учёбы, поинтересовался докторской диссертацией, прошлой работой. Одним словом, постарался восстановить доверительные отношения, но доктор был начеку.

Я убеждал его предстать со временем перед камерой, что несколько смягчило сердце доктора, но тем не менее он снова повторил, что должен будет прежде посоветоваться со своими «боссами».

— Боюсь, что все мои комментарии сведутся к обсуждению самых общих проблем и сугубо гипотетических случаев.

Я заверил его, что не возникнет никаких проблем, и предложил вместе поужинать в один из тех нескольких дней, которые я намеревался провести в этой округе. За мой счёт, естественно.

Очередная ошибка. Он вдруг обхватил себя за плечи, а его губы превратились в одну тонкую линию.

— Несколько дней в нашей округе? — переспросил он. — А вам известно, что ближайший мотель находится в Ампире, и боюсь, эта дыра придётся вам не по вкусу.

— Я хотел сказать, что задержусь в Новом Орлеане, а туда добраться не проблема.

— Итак… — Аидертон посмотрел на часы и поднялся с кресла. Беседа закончилась.

Я тоже встал, подумав, что полностью провалил интервью и не знаю, что делать дальше. Может, следует связаться с семьёй Рамирес? Они вчинили иск, и им, возможно, известно что-нибудь новое? Кроме того, имеется адвокат, помогавший Вермильону составить прошение об освобождении. Это ходатайство должно найти отражение в каких-то доступных публикациях. Я могу раздобыть имя адвоката, найти этого человека и выяснить, что заставило его заняться делом Чарли Вермильона.

Я размышлял об этом, следуя к дверям за доктором Андертоном. И тут заметил в одном из стоящих у стены деревянных шкафов нечто такое, от чего мои волосы встали дыбом.

За стеклом шкафа находилась выставка поделок, создателями которых были обитатели заведения. Я знал, что изготовление разного рода предметов входит в терапевтическую программу многих психиатрических больниц. В шкафу размещались небольшие скульптуры, керамика, рисунки, вышивка и вязаные вещи. На каждой вещице имелась дата её изготовления. Самые старые, как я успел заметить, датировались тридцатыми годами прошлого века. Среди экспонатов были и фигурки оригами. Я увидел целый зоопарк крошечных бумажных зверьков. Носорог, слон, лев и… копия кролика, найденного в спальне детей.

Через мгновение я стоял у шкафа, прижав указательный палец к стеклу. Перед набором фигурок находилась небольшая, сложенная углом картонка, на которой значилось: 1995.

Я лишился дара речи. Сердце в груди стучало тяжёлым молотом. И вот, словно со стороны, я услышал свои слова:

— Кто сделал эти фигурки оригами? Вермильон?

— О нет. Великий Боже, Чарли был страшно далёк от всякого рода искусства. Подобная работа уж точно выходила за рамки его способностей. — В докторе снова пробудились подозрения, и он спросил: — Почему вас это интересует?

У меня не было сил оторвать взгляд от кролика, и я не знал, как поступить. Андертон уже опустил забрало на шлеме своих бюрократических доспехов. Проймёт ли его, если я скажу ему правду? Назовёт ли он имя пациента, сделавшего этого кролика?

— Доктор Андертон, я должен вам кое в чём признаться…

Через тридцать секунд я понял, что совершил ещё одну и теперь уже окончательную ошибку. Андертона совершенно не интересовали мои слова, он был вне себя от того, что пал жертвой обмана. Больше всего его злило то, что предложение поучаствовать в телевизионном фильме оказалось с моей стороны чистым блефом. Я пёр напролом, требуя назвать имя пациента, создавшего зоосад из фигурок оригами. Я говорил, что нашёл такого кролика на туалетном столике моего сына. Я изложил ему свою гипотезу о том, что Чарли на самом деле не убивал близнецов Рамирес и убийцей был человек, сложивший из бумаги этого кролика.

— Для меня ваша теория выглядит совершенно дикой, — ответил он. — Я имею в виду этих девушек из Лас-Вегаса и всё такое прочее. Не представляю, как вы могли установить все эти связи?

Я сказал ему, что если мои мальчики умрут, их кровь останется на его руках.

Но и эти слова не заставили Андертона сменить позицию. Он по-прежнему долдонил о «святости» врачебной тайны и о «священном пакте» с пациентом о сохранении конфиденциальности.

— Скажите мне лишь одно, — умолял я, — этот человек уже покинул ваше заведение, кем бы он ни был? Сколько времени он здесь пробыл? Когда его освободили?

— Это не один вопрос, а три.

Я замолчал.

Андертон приложил палец к подбородку и уставился в пространство, словно придумывая повод для отказа. В конце концов, либо не найдя достаточно веской причины отказать, либо проявив на какой-то момент сочувствие, он сказал:

— Нет. Интересующий вас пациент в нашем заведении не находится. Поступил в 1983 году. Выписан в 1996-м.

— Что он сделал? За что сюда попал? Умоляю, скажите. Как его имя? Поймите, ведь речь идёт о жизни и смерти моих сыновей!

— Простите, мистер Каллахан, но… — печально покачал головой доктор Андертон.

Мне вдруг захотелось ткнуть его головой в шкаф, связать и обыскать кабинет. Но, сразу взяв себя в руки, я отказался от этой идеи.

— Благодарю за помощь, — бросил я и шагнул в коридор.

Снаружи за дверью кабинета стояла пара здоровенных санитаров, и я понял, что в какой-то момент их вызвал доктор Андертон, нажав на потайную, невидимую посетителям кнопку.

— Поймите, я хотел бы сделать для вас больше, — произнёс Андертон.

Когда я шёл вниз по лестнице, он по-прежнему шагал за мной следом, повторяя, что у него «связаны руки». Это было последнее, что я слышал, закрывая за собой громадную входную дверь.

Глава 29

Я прождал двадцать минут в крошечной библиотеке Серного порта, когда освободится один из трёх компьютеров, за которыми местные детишки просматривали свою электронную почту. Хотел поговорить с дамой за стойкой, но та оказалась не слишком разговорчивой. Я спросил, не помнит ли она дела, имеющего отношение к Чарли Вермильону.

— Нет, — ответила дама.

Я уточнил вопрос, назвав Чарли бывшим пациентом расположенной неподалёку от городка клиники.

— Не знаю, — бросила она и вернулась к своему журналу. Когда у одного из ребятишек истекло время пользования компьютером, я употребил свои двадцать минут на то, чтобы забронировать самый дешёвый номер в гостинице «Омни» и отправить электронное письмо Мюрел Петрич. В нём я просил направить фотографии кролика оригами мне в отель, а если не получится со срочной доставкой, то сканировать фото и послать по e-mail. За несколько оставшихся до закрытия библиотеки минут я успел скопировать из телефонной книги список адвокатов округа Плакемин, выяснив при этом, что администрация располагается в местечке под названием Пуант-а-ля-Хаш.

Пуант-а-ля-Хаш находился на противоположном берегу реки. Там же располагалось и здание суда, где, по всей вероятности, хранилось прошение Чарли Вермильона об освобождении. Я спросил у какого-то сдающего книгу мальчишки, как добраться до Пуант-а-ля-Хаш, и тот сказал, что туда каждые полчаса ходит бесплатный паром. Он же сообщил, что пристань находится в нескольких милях к северу от Серного порта. Чтобы попасть туда, мне следовало лишь внимательно вглядываться в дорожные указатели.

Я сел в машину и с сотовым телефоном в руке стал изучать список адвокатов. Идея искать юриста в «Жёлтых страницах» являлась, мягко говоря, не самой лучшей, но иного выбора у меня не было. Я сделал три безуспешных звонка, и лишь с четвёртой попытки мне повезло. Это оказалась адвокатская контора «Хоуз, Холлидей и Флад». Мистер Лестер Флад согласился принять меня в своём офисе в Бель-Шассе. Рандеву было назначено на три сорок пять, и нам предстояло обсудить ходатайство в суд с просьбой выдать разрешение на идентификацию лица, создавшего кролика оригами, выставленного в шкафу доктора Андертона.

Я поехал на север к парому, но, добравшись до места, понял, что переправляться сразу на противоположный берег бессмысленно. Суд к этому времени должен быть уже на замке. Я вернулся в Новый Орлеан и зарегистрировался в отеле «Омни».

Мой номер находился рядом с шахтой воздуховода, но цена жилья была умеренной, а парковка — вообще бесплатной. Поднявшись в номер, я сразу же позвонил Петрич. Я не думал, что она всё ещё торчит на службе, но мне очень хотелось лично подкрепить электронную просьбу прислать копии снимков небезызвестного кролика. Я предполагал оставить послание на её автоответчике, но оказалось, что она засиделась на работе.

— Где вы, Алекс? В чём дело?

— В Новом Орлеане.

— В Новом Орлеане? Вам удалось напасть на какой-нибудь след?

Сам не знаю почему, но мне не хотелось рассказывать ей о Вермильоне или о кролике в застеклённом шкафу. Моё настроение очень походило на настроение Лиз, не желавшей до наступления третьего месяца сообщать кому-либо о своей беременности. Она считала, что, рассказав об этом, бросит вызов судьбе и может тем самым навредить плоду.

— Не исключено, — ответил я. — Если из этого что-то получится, я сразу дам вам знать.

— Да, пожалуйста, сделайте это, — сказала она и обещала, до того как уйдёт с работы, отсканировать фото кролика и отправить мне снимки.

Я пошёл в ближайшую закусочную и поел, постаравшись не нанести большой урон своему бюджету. После этого немного прошёлся по Французскому кварталу, закончив прогулку на улице Бурбонов. Улица кишела людьми, а в воздухе витал накопившийся за десятилетия душок виски и, простите, блевотины. Я оказался рядом с каким-то клубом. Доносившаяся из-за дверей музыка звучала столь притягательно, что я решил заглянуть и в это заведение. Пусть все валится к дьяволу! Бутылка пива мне не повредит.

Блюз. Какой-то парень сгорбился над микрофоном, и вся его поза была воплощением безутешного горя. «Моё сердце стучит словно молот, а глаза наполняются влагой».

Казалось, эта музыка и слова должны были как нельзя лучше соответствовать моему настроению и тем самым облегчать страдания. Но этого не случилось. Я сидел пил, и со мной ровным счётом ничего не происходило. Музыку я не чувствовал. Более того, я даже не ощущал вкуса пива. Вытерпев минут десять, я выскочил на улицу.

Вернувшись в отель, я долго не мог уснуть, а когда наконец это удалось, увидел сон. Это был настоящий кошмар. Мне грезилось, что всё, к чему я ни прикасался, мгновенно исчезало.

* * *

Утром я глотнул бесплатного кофе в вестибюле отеля, включил ноутбук и влез в электронный счёт Лиз. Прежде чем выйти на её счёт, пришлось перепробовать пять местных номеров, и пока сервер нашёл связь, прошло добрых двадцать минут. Паролем доступа служила дата рождения наших близнецов — 010497. Набирая цифры, я похолодел, замерев на секунду.

Затем я отправился на свою страницу и открыл файл, который Петрич приложила к своему письму. В нижней части экрана возникла синяя полоса, а затем… пожалуйста! Даже в двухмерном изображении кролик производил сильнейшее впечатление. Я не ошибся, он был идентичен фигурке, находившейся в шкафу кабинета Андертона. На фотографии виднелась прикреплённая к кролику бирка. На квадратной картонке значилось: «Департамент пол. графства Энн Эрандел, склад хранения вещественных доказательств». Под этими словами стояла подпись (Сержант Дэвид Эбеннджер) и дата (1 июня 2003 года).

В девять часов утра, когда открылся доступ (за дополнительную плату, естественно) в «Деловой зал» для гостей, я напечатал несколько копий фотографий кролика.

Я собирался дать один экземпляр адвокату Лестеру Фладу в надежде, что тот сможет представить фото в суде в качестве доказательства и добиться решения, предписывающего «Судебно-медицинскому учреждению Серного порта» предоставить интересующую меня информацию.

Когда я, покончив с делами, собрался уходить, мне вдруг пришла мысль послать электронное письмо Джуди Джонс из ФБР. Не исключено, что Бюро сможет мне помочь. На составление послания о том, что я накопал за это время и каким образом наткнулся на фигурку кролика, идентичную той, которую обнаружил в комнате пропавших детей, ушло двадцать минут.

Закончив, я перечитал своё сочинение, и оно мне не понравилось. Я точно знал (через дело сестёр Габлер и мальчиков Сандлинг), что между убийством близнецов Рамирес и похищением моих детей существует прямая связь. Я знал, что «анонимный сигнал» был фиктивным и человек, считавшийся убийцей мальчиков Рамирес, на самом деле их не убивал. Я не сомневался в том, что моих сыновей похитил мерзавец, который сделал фигурку кролика, выставленную в психлечебнице Серного порта. Но на бумаге мои соображения, как я ни старался, выглядели… не слишком убедительными.

Тем не менее я отправил последний, исправленный и дополненный вариант, понимая, что должного впечатления на агента Джонс он не произведёт. Девицы из шоу-бизнеса? Магия? Двойное убийство, давным-давно, к общему удовлетворению, раскрытое? Маленький бумажный кролик не сможет служить для Федерального бюро убедительным доказательством моих теорий.

Усевшись в машину, я взглянул на карту. Округ Плакемин находился на полуострове, разделённом надвое рекой Миссисипи. Здание суда в Пуант-а-ля-Хаш располагалось на правом берегу. Я хотел первым делом направиться туда, чтобы найти ходатайство об освобождении Чарли Вермильона. Мне уже доводилось изучать судебные документы, и я знал, что это унылая, требующая много времени работа. На поиски нужного мне решения суда мог уйти не один день. Но поскольку до встречи с адвокатом у меня оставалось несколько часов, я мог немедленно приступить к возне с бумагами.

Путеводитель подтвердил слова парнишки из библиотеки Серного порта. Через реку ходили паромы, и я поехал к тому, который связывал Бель Шасс с городком Далькур.

В путеводителе также говорилось, что зданию суда в Пуант-а-ля-Хаш более ста лет и оно выдержало множество ураганов. Оставалось лишь надеяться, что этот реликт оборудован кондиционерами.

На путь до Бель-Шасса ушло менее часа, и мне сопутствовала удача, поскольку я прибыл к причалу за пять минут до отплытия. Все машины на борту парома оказались пикапами. Река в этом месте была очень широкой, и русло изобиловало водоворотами. Мощные машины развернули судно носом против течения, и оно неторопливо двинулось к далёкому берегу.

Дома на западном берегу были более старыми и выглядели гораздо элегантнее, чем их собратья на берегу восточном, но в остальном поездка ничем не отличалась от вчерашней. В небольших городишках красовались знаки, ограничивающие скорость чуть ли не одной милей в час. Тянущаяся вдоль берега дамба закрывала вид на реку. Повсюду виднелись цитрусовые рощи. И ничего более.

Через двадцать четыре минуты я прибыл в Пуант-а-ля-Хаш. Найти здание суда было не трудно, поскольку оно оказалось самым большим строением во всём округе Плакемин. Но выяснилось, что от реликта, увы, остался лишь обгорелый остов, окружённый жёлтой пластиковой лентой, которую обычно натягивают на месте преступления. Часть ленты валялась на земле, запутавшись в разного рода мусоре. Рядом с бывшим судом высились скелеты громадных дубов, чем-то похожие на демонов. Их узловатые стволы и кривые ветви стали от огня совсем чёрными.

На обочине дороги притулился трейлер строителей, на котором было написано: ОБЩЕСТВЕННЫЕ РАБОТЫ ОКРУГА ПЛАКЕМИН. Я постучал в дверь, вызвав с того света краснорожего парня в видавшей виды строительной каске.

Он осмотрел меня с ног до головы, словно я прибыл с иной планеты, и буркнул:

— Слушаю?

— Что случилось с судом? — спросил я.

— Сгорел, — ответил он с идиотской ухмылкой.

— Когда это произошло?

— Двенадцатого января две тысячи третьего года.

— Какая жалость.

Вид уничтоженного огнём старинного здания действовал на меня угнетающе. Где же теперь хранятся архивы? Удалось ли спасти их от огня?

— Жутко жалко, — согласилась Каска. — Стоял здесь больше ста лет. Выдержал бог знает сколько ураганов. Верой и правдой служил гражданам Соединённых Штатов Америки. А ведь «Бетси» явилась сюда со скоростью сто сорок миль в час и выплеснула на нас чуть ли не полреки. Множество людей спасалось от потопа в здании суда. На верхних этажах. Стоял сто лет, и вот… — он щёлкнул пальцами, — все. Исчез.

— А новый суд есть?

Но парень, оказывается, ещё не окончил своей речи.

— Природа не смогла разрушить это здание, а человек — сумел.

— Значит, был поджог?

— Точно, — ответил он, сопровождая слова уверенным кивком. — И данный факт был установлен не кем иным, как Бюро по контролю за оборотом алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Нашли следы горючей жидкости. То ещё дельце.

Поджог.

— Но почему?

— В файлах хранятся сто лет истории, — ответил он, покачивая головой. — Или хранились. Говорят, кому-то захотелось, чтобы старые отчёты пропали навеки, а дела забылись.

— Все документы должны быть и на электронных носителях.

— Для дел последних лет это, может, и так, — рассмеялся он. — Но за предыдущие девяносто пять годков или что-то в этом духе… нет, сэр. Те отчёты тю-тю навсегда.

«Возможно, мне всё-таки удастся найти имя адвоката Вермильона», — подумал я. Дело было сравнительно недавним и могло попасть в рамки «последних лет».

— Однако если вы спросите меня, — сказала Каска, — то я имею свою теорию насчёт поджога.

— И в чём же она заключается?

— Пять лет они из кожи вон лезли, чтобы перевести суд в более подходящее место. Но общественность, чтоб она сдохла, каждый раз проваливала идею. Голосовала против. Думаю, что теперь-то крючкотворы точно переедут, — со смехом закончил он.

— Но почему они так хотели отсюда убраться?

— Адвокаты, судьи, судебные репортёры и прочая судебная шушера много лет мечтали перебраться на восточный берег в Бель-Шасс. А от Бель-Шасса рукой подать до Нового Орлеана. Не нужно мучиться на паромах и всё такое. Ходят слухи, что адвокаты с трудом соглашались оторвать задницу от стула, чтобы защищать здесь своих клиентов. А кто, скажите, готов тратить бабки, чтобы приехать сюда и проиграть матч? Нет, сэр, это — Луизиана.

— Здание собираются восстанавливать?

— Не думаю.

— Ну и где же теперь проходят судебные разбирательства?

— Во временном помещении, — ответил он. — А если точнее, то в нескольких трейлерах.

— И где же они? — спросил я, оглядываясь по сторонам.

— Здесь ничего нет, и поэтому я ещё крепче верю, что они наконец добились того, чего так давно хотели. Им и в голову не пришло открыть здесь временное здание. Все судебные трейлеры, — фыркнул он, — торчат в Бель-Шассе. — Это, как вы понимаете, более подходящее место, временное, естественно.

Глава 30

Я нашёл временное помещение суда в Бель-Шассе, им оказались полдюжины трейлеров на парковке заброшенного торгового центра. На каждом трейлере было обозначено его предназначение: «Транспортный суд», «Суд по делам несовершеннолетних» и так далее. Когда я нашёл трейлер с архивами, судебный клерк — седовласая дама с ясными карими глазами, сообщила, что мне не повезло — все документы, связанные с «Судебно-медицинским учреждением Серного порта», погибли в огне.

— Мне сказали, что имеются компьютерные версии документов. По крайней мере за несколько лет. Мне надо всего лишь узнать имя адвоката, занимавшегося определённым делом.

— Электронный архив предполагалось создать, — насмешливо сказала дама. — Это даже начали делать, но система почему-то не заработала. Сейчас разрабатывается новая версия, а джентльмена, который проектировал первую, привлекли к суду.

— Понимаю…

— На электронных носителях мы храним документы всего за четыре месяца. Но вы, возможно, сумеете найти отчёт об интересующем вас деле в газетах. «Пенинсула газетт», издающаяся в Бель-Шассе, регулярно публикует материалы суда. Таково, насколько я понимаю, требование закона. Публика должна знать судебные решения.

Направляясь в редакцию газеты, я пытался установить те временные границы, в которых следовало вести поиск. Близнецов Рамирес похитили 4 мая 2001 года — примерно через две недели после освобождения Вермильона из психлечебницы. Ходатайство об освобождении было подано раньше. Возможно, значительно раньше.

Надо начать с последних чисел апреля и постепенно двигаться назад во времени. Нет более унылого занятия, чем работа в газетном морге. Но до встречи с Лестером Фладом мне, так или иначе, следовало убить три часа, и я решил не терять времени даром.

Но поначалу показалось, что сразу приступить к работе мне не удастся. Когда я подходил к редакции, какая-то юная особа с тёмными стоящими торчком волосами запирала дверь на ключ. На особе были коротенький топик, коротко обрезанные джинсы и шлёпанцы. На плече сотрудницы почтенного периодического издания красовалась татуировка в виде паука.

— Простите, — сказал я, — а во второй половине дня вы открыты?

Девушка склонила голову набок и, изучив меня от макушки до пяток, спросила:

— А зачем это вам? — Произнесено это было так, будто слово «зачем» имело ударение на каждом слоге. — Может, вы хотите дать объявление?

Я ответил, что хотел бы поработать в морге.

— Где?!

— В архиве газеты.

— О-о-о! Я слышала это слово, — постучала она кулачком по лбу. — Его однажды употребил папа. Но его сейчас нет. Он на рыбалке. А что вы ищете?

— Я ищу отчёт об одном иске. Архивы суда сгорели, и вы — моя последняя надежда.

— Это надо же! «Пенинсула газетт» ваша последняя надежда? Как жаль, что вас не слышит папа. — Она послала мне на удивление застенчивую и очень милую улыбку. — А я — Иезавель. Иезавель Хантон.

— Алекс Каллахан.

— Что же, мистер Каллахан, — потрясла она ключами, — я могла бы вас впустить, но мне, естественно, придётся побыть с вами. Сколько времени это может занять?

— Боюсь, что порядочно, — пожал я плечами.

— Хм…

— На четыре тридцать у меня назначена встреча.

Она покрутила кольцо на мизинце и решительно произнесла:

— Поскольку мне придётся сидеть в редакции, то будет справедливо, если вы оплатите потраченное на вас время. Вы согласны?

— Конечно.

— Итак, вы платите мне десять долларов в час. В противном случае я отправляюсь смотреть телевизор. Замётано?

— Замётано.

— И за это, — продолжила Иезавель, — я помогу вам в ваших поисках. У меня есть опыт в таких делах — поэтому я и стою десять баксов в час. Я рылась в судебном архиве для Пинки Штрайбера.

— Кто такой Пинки Штрайбер?

— Это частный детектив… Неужели вы о нём ничего не слышали?

— Увы, нет.

— Это же легендарная личность. Нет, правда. — Она протянула мне руку с выкрашенными в чёрный цвет ногтями (впрочем, краска уже успела наполовину облупиться). — Значит, замётано?

— Замётано, — подтвердил я, пожимая её ладонь.

Пока она вела меня наверх, я объяснил ей, что хочу найти.

— Мне нужно узнать имя адвоката Чарли Вермильона. Мне надо с ним… или с ней поговорить.

— Имя должно быть упомянуто в отчётах, хотя зачастую называется лишь юридическая фирма, которая вела дело. Я могу с ходу сэкономить вам время. Вам же наверняка неизвестно, что газета печатает сообщения о приговорах и исках только раз в неделю. По средам.

* * *

Иезавель нашла то, что нужно, в три часа сорок восемь минут пополудни.

— Би-и-инго!!! — возопила она и добавила все тем же восторженным тоном: — Ну и умница же я! Иезавель — ты умница! Итак, девятого дня января года от Рождества Христова двухтысячного. Дело номер четыре-девять-шесть-восемь-семь. Раздел А. Чарльз Джимми Вермильон против «Судебно-медицинского учреждения Серного порта». Отчёт представлен Фрэнсисом… — Она вдруг замолчала. — Вот дерьмо! Прошу прощения за выражение.

— Что там сказано?

— Материал поступил от Фрэнсиса Бержерона, — ответила она. — Фрэнки Бержерон. Надеюсь, что беседа с ним не является для вас вопросом жизни и смерти.

— Что это значит?

— Он мёртв. Вот что это значит. Автомобильная авария около Дез-Аллемана. Улетел в залив. Фрэнки был отчаянным и очень агрессивным водителем, и возможны два варианта на выбор: либо ему кто-то не уступил дорогу, что привело его в ярость, либо он слишком сильно гнал и не справился с управлением. Свидетелей аварии не нашлось. Эй, что с вами?

— Каждый раз, когда мне кажется, что я иду в нужном направлении, я снова оказываюсь в тупике, — огорчённо произнёс я.

— Что же, пусть Фрэнки помер, но Пинки всё время твердит, что к истине ведёт много путей.

— Другим путём был судебный архив.

— Ах да. Ведь мы были вашей последней надеждой.

— Может, отчёты сохранились на фирме, где работал Бержерон, — сказал я, обращаясь скорее к себе, чем к Иезавель. — Вы знаете, где он работал?

— «Лейси и Бержерон». Фирма находится здесь, в Бель-Шассе. Вы можете позвонить мистеру Лейси, у меня есть его номер. Только не звоните ему после… ну, скажем… — Она задумчиво побарабанила пальчиками по нижней губе и написала на листке календаря номер телефона. — Не звоните ему позже трёх, а может, даже и двух. Он немного выпивает.

Она вручила мне листок с номером, у девочки был очень красивый и чёткий почерк. Мы потратили ещё несколько минут на то, чтобы расставить по местам коробки с газетами. Когда Иезавель закрыла на замок дверь редакции, я извлёк на свет тридцать пять баксов.

— Мне почти совестно брать у вас деньги, — сказала она. — Ведь Фрэнки Бержерон…

— Договор есть договор.

Она сложила банкноты вдвое, потом ещё вдвое и, держа между большим и указательным пальцами, произнесла:

— Ведь эти тридцать пять долларов не составляют все ваше богатство, не так ли?

— Благодарю за помощь, — улыбнулся я.

Иезавель затолкала деньги в задний карман джинсов и протянула мне руку:

— Удачи вам, мистер Каллахан. Может быть, всё образуется. Пинки говорит, что всё получается, если упорно бить в одну точку.

— Будем надеяться, что он прав.

— Где у вас назначена встреча?

— На Тьюполо-стрит.

— И с кем вы встречаетесь, если не секрет?

— Я намерен встретиться с адвокатом по имени Лестер Флад.

Иезавель немного подумала и сказала:

— Лес только в прошлом году окончил университет, но парень он подходящий. — И, внимательно разглядывая свои ногти, добавила: — Передайте ему привет от Иез Хантон. Вы знаете, как туда добраться?

* * *

Следуя указаниям Иезавель, я уже через четыре минуты оказался у дверей адвокатской конторы «Хоуз, Холлидей и Флад». Фирма занимала очаровательный старинный домик из красного кирпича на улице, которая, судя по изобилию медных табличек, служила пристанищем для всей адвокатской братии Бель-Шасса.

Я прождал десять минут, после чего меня препроводили в офис мистера Флада. Кабинет с антикварной мебелью, очень красивыми, но несколько потёртыми коврами и высоченными потолками был просто очаровательным. Такие по-настоящему стильные помещения в наше время можно найти лишь на юге США. На столе у стены размещалась коллекция глобусов.

Флад выглядел почти таким же юным, как Иезавель.

— Лес Флад, — представился он, мы пожали друг другу руки, и Лестер, указав на кресло, спросил: — Чем мы можем вам помочь, мистер Каллахан?

Мне потребовалось пятнадцать минут, чтобы ввести его в курс дела. Он делал заметки в своём блокноте, задавая время от времени уточняющие вопросы. Закончив повествование, я вручил ему фотографию кролика. Он несколько секунд её разглядывал, затем отложил в сторону и произнёс, постукивая ручкой по блокноту.

— Честно говоря, не знаю, как поступить. Я, конечно, возьму дело, если вы так решите, но… — покачал он головой. — Не знаю, не знаю… Суд требует от истца веских доказательств того, что существует жизненная необходимость открыть информацию о пациенте. Именно таковым являлся интересующий вас человек. — Боюсь… — он пожевал губами и, недовольно поморщившись, закончил: — что наши шансы на успех, мягко говоря, невелики.

— Но почему? Разве этот снимок не служит веским доказательством? И разве спасение моих сыновей не является жизненной необходимостью?

Он побарабанил пальцами по столу.

— Я вам очень сочувствую. И могу во многом согласиться. Но в вашей теории масса не слишком обоснованных допущений.

— Каких именно?

— Начнём с того, что вы не знаете, кто оставил фигурку кролика в комнате ваших малышей. Это мог сделать и не похититель. Вы не заметили её до того, как дети были похищены, но теоретически она могла находиться там и до этого. Верно?

— Не думаю.

— Вы уверены в этом на все сто?

— Теперь да.

— Хорошо, — кивнул он. — Вы в этом уверены. Но другие могут утверждать, что ваш сын раздобыл эту фигурку где-то в ином месте. У других детей, у соседей и так далее.

— Он этого не делал.

— Вы же понимаете, что я выступаю сейчас, как адвокат дьявола. Я согласен, что фигурка оригами — предмет весьма необычный и обнаружение в психиатрической лечебнице фигуры, идентичной той, которую нашли в вашем доме, по меньшей мере наводит на размышления. Особенно учитывая связь этой лечебницы с убийством близнецов Рамирес и принимая во внимание параллели, существующие между делом близнецов Рамирес и вашим делом. Но к сожалению, здесь белых пятен слишком много. В обоих предшествующих вашему случаю делах отсутствуют упоминания о каких-либо кроликах. Таким образом, это может быть простым совпадением, на чём наверняка и будет настаивать защита. Насколько я понимаю, никаких отпечатков пальцев на фигуре, найденной в вашем доме, обнаружено не было? Я не ошибся?

— Нет, всё верно.

Адвокат пожевал губами:

— Вам, видимо, известно, что против данного судебно-медицинского учреждения уже возбуждён иск?

— Да. Иск вчинила семья Рамирес.

— Совершенно верно. Лечебница полагает, что у неё в этом деле очень сильные позиции. Они опротестовали решение суда низшей инстанции, освободившего того парня. Протест был отвергнут, и им пришлось его отпустить. У них не было иного выхода.

— Мы говорим о Вермильоне?

— Да, о нём. Хотя нам это и не нравится, но освобождение такого рода людей предписывается законом. Вы, конечно, можете заявить (что в данный момент и делают представляющие интересы семьи Рамирес юристы), мол, этого человека как раз выпускать и не следовало. Но это, если можно так выразиться, есть логическое противоречие, которое не может служить достаточным аргументом. «Post hoc, ergo propter hoc», как говорили латиняне. «После этого — значит поэтому». И это никогда не считалось убедительным доводом. Кроме того, это ретроспективное рассуждение. «Поскольку он вскоре после освобождения убил двух детей, его не следовало отпускать». Да и в чём здесь, собственно, вина лечебницы? Ведь врачи не хотели его отпускать.

Дело осложняется ещё и тем, что все первоначальные аргументы ушли в небеса вместе с дымом. Я слышал, что семья Рамирес, чтобы не дать делу вообще заглохнуть, поделилась своими файлами с адвокатами противной стороны.

— Неужели?

— Да. Однако скорее всего, в этом деле штат и лечебница пойдут на мировое соглашение. А суд, — покачал он головой, — вряд ли захочет браться за новый иск, связанный с раскрытием личности кого бы то ни было. Во всяком случае, до тех пор, пока не разрешится первое дело. А если то, что вы утверждаете, окажется правдой, иск семьи Рамирес обретёт совершенно иной аспект. Ведь это будет означать, что Вермильон детей не убивал, не так ли?

— Именно так.

Лестер Флад развёл руками и улыбнулся:

— Тот ещё поворот. Но, как я сказал, я готов выступить с ходатайством о раскрытии личности.

— Это надо сделать очень быстро. Времени у меня нет.

— Я тоже хочу поторопиться, — заверил Флад. — Но считаю, что шансов на победу у нас мало, и вы должны узнать моё мнение заранее.

— Да, я понимаю, что на успех шансов немного, но готов попытать счастья.

— О'кей. Прекрасно. Давайте сделаем это.

Мы обсудили денежную сторону. Мой банковский счёт пополнился на пять тысяч долларов в виде аванса наличными по кредитной карте «Виза». Флад попросил задаток в тысячу долларов. И я выписал ему чек.

В Новый Орлеан я возвращался в довольно унылом настроении. Меня занимало, куда приведёт след, на который я, кажется, наконец-то напал.

Выжженная земля.

Чарли Вермильон раскусил ампулу с цианистым калием, спрятанную в воротнике рубашки. Неизвестный поджигатель спалил столетнее здание суда в Пуант-а-ля-Хаш, где среди прочих документов хранилось ходатайство Вермильона об освобождении из психлечебницы, в которой он провёл девятнадцать долгих лет. Занимавшийся этим делом Фрэнсис Бержерон нырнул вместе с машиной с моста в залив и погиб. Электронная система, в которой должны были храниться архивы суда, оказалась фикцией, и все судебные решения по делу Вермильона потеряны.

Может это быть простым совпадением?

Глава 31

Утром я позвонил Уильяму Лейси — бывшему партнёру Фрэнсиса Бержерона. Тот не делал секрета из того, что партнёр работал для Чарли Вермильона «pro bono», что на обычном языке означает бесплатно.

— И часто он трудился без вознаграждения?

— Кто, Фрэнки? Да нет, и я не знаю, какая муха его укусила, кто шепнул ему насчёт Вермильона. Тем более, что вопросы психического здоровья его не очень трогали. Его вообще мало что трогало. Дел он почти не брал и, похоже, катился по наклонной плоскости.

— Выходит, вы не знаете, как это дело попало в его поле зрения?

— Не имею ни малейшего представления. Более того, если по правде, то оно совсем не отвечало характеру Фрэнки. Дело было рискованным и могло вернуться к нему бумерангом. Правда, он любил выступать в апелляционном суде. Никогда не отказывался. Это было для него чем-то вроде саморекламы.

Я спросил, нельзя ли взглянуть на их досье, поскольку все судебные архивы сгорели.

— Хм… — протянул он. — Я не могу этого сделать, не нарушив доверительных отношений между адвокатом и клиентом.

— Но в данном случае адвокат и клиент мертвы.

— Аргумент принимается, — согласился юрист. — Но боюсь, что вопрос по-прежнему остаётся спорным. Я передал все файлы Фрэнка окружному прокурору. А вам известно, что по делу Вермильона вчинён новый иск?

— Родителями близнецов Рамирес.

— Точно. И скажите на милость, кто бы на их месте поступил иначе, если государство при всей его высокой мудрости отпускает на волю психа, который использует свои конституционные права для того, чтобы похитить и убить двоих детишек? Сценария хуже придумать невозможно.

— Итак, окружной прокурор. Где он обретается? Здесь, в Бель-Шассе?

— А где же ещё ему быть? Но есть одна загвоздка. Насколько я знаю, все файлы Фрэнка сгинули в пожаре. Как раз в то время, когда окружной суд принял документы Фрэнка, в нём разразился пожар.

Таким образом, у меня оставался лишь кролик. Я вновь и вновь вглядывался в фотографию фигурки на экране компьютера. Её изучал Шоффлер, её изучал я, но тогда крошечный бумажный зверёк предполагал несколько версий дальнейшего расследования. Теперь же осталась одна.

И я решил вернуться к своим записям.

Бумажными фигурками интересовался Леонардо. Разрабатывал математическую основу. Связь с иллюзионистами XIX века.

Примечание на полях, добавленное позже:

Складывание фигурок из бумаги — своего рода трансформация.

В традиционном оригами не допускается склеивание или разрезание бумаги. Фигуры складываются из цельного квадратного листка.

«Это превращает оригами в идеальное хобби для обитателей тюрем и психиатрических лечебниц», — подумал я.

Для успеха в искусстве оригами требуется склонность к геометрии и способность к абстрактному мышлению. Оригами пользуется особой популярностью среди физиков и математиков.

Жаргон оригами: накладной сгиб, водяная бомба, вытянутая птичья основа.

Диаграммы фигур можно без труда найти в Сети.

Джуди Джонс: Кролик сделан из специальной бумаги для оригами, именуемой кожей слона, или слоновьей кожей. Можно складывать мокрой.

Петрич: Эксперт определил зверька как «модифицированного кролика Ланга».

На мой запрос «оригами, кролик Ланга» поисковая система выдала более тысячи сайтов. Доктор Джозеф Ланг создал множество кроликов. За два часа путешествия по сайтам я увидел десятки «кроликов Ланга» и сотни его «модифицированных версий». Но ни один из этих зверьков не походил на бумажного кролика, найденного в комнате моих детей. Вполне возможно, что эксперт, которого нашла Петрич, имел в виду какую-то иную разновидность «кролика Ланга».

Впрочем, не исключено, что специалист просто ошибся.

Когда я, изменив запрос, напечатал «кролик оригами», то получил тысячи и тысячи сайтов, хотя многие из них, надо сказать, повторялись. Я просидел в Сети ещё часа полтора, но знакомого мне кролика так и не встретил.

Однако мне удалось выяснить, что любители оригами ведут в Сети весьма активную жизнь и народ они вполне дружелюбный. Эти ребята проводят множество конкурсов и выставок, рецензируют в Интернете книги по искусству оригами, делятся разного рода сведениями, демонстрируют новые творения и обмениваются схемами и диаграммами. Не исключено, что виртуальное сообщество поклонников оригами сможет поведать мне нечто важное об интересующем меня кролике. Судя по бумажному зоопарку в шкафу Андертона, Дудочник был весьма искушён в этом хобби.

Можно допустить, что, находясь в психлечебнице, он получил доступ к компьютеру и установил связь со многими любителями оригами. Вполне вероятно, что кто-то сможет опознать его работы. Или даже идентифицировать их автора.

Я составил список из двух десятков электронных адресов и направил по ним письмо с просьбой опознать представленного в приложении кролика.

И если мой план не сработает, то… Ведь Андертон знает, кто сделал кролика. В случае необходимости я надавлю на него так, что мало ему не покажется.

Я так долго горбился над ноутбуком, что с трудом поднялся. Чтобы пригасить мышечную боль, пришлось размять плечи и сделать несколько упражнений на растяжение.

Я понимал, что пора позвонить Лиз. Я не общался с родителями и супругой вот уже более недели. Мне очень не хотелось выслушивать как сочувственные слова папы и мамы, так и враждебные выпады Лиз.

Но проверить сообщения на автоответчике следовало обязательно.

Звонили мне все те же люди.

Большой Дейв из студии:

«Алекс! Здесь заваривается нечто такое, что может тебя заинтересовать. Если ты готов вернуться, мы будем рады тебя принять. Открываются потрясающие возможности, так что…»

Звонили папа и мама, «чтобы отметиться».

Старый друг Скотт всё ещё не оставлял надежды поднять мой дух:

«Привет, Алекс! Есть дельце. Я тут организую турнир по бадминтону. Затея благотворительная, и участники толпой ко мне не рвутся. Но как бы то ни было, выступят Брэд и Дженнифер, Том и Сьюзан, Билл и Хилпри, я и Деми — у неё потрясающий удар слева, если тебе это неизвестно. Шарлайз Терон нуждается в партнёре, и, если тебя это интересует, дружище, позвони. О'кей?»

Лиз:

«Где ты теперь, Алекс? Нам необходимо поговорить».

Мне не хотелось общаться ни с кем из них, и, дав обет позвонить им завтра, я отправился на пробежку. Шагнув из снабжённого кондиционером вестибюля, я удивился, что за порогом ещё нет грозы. Пропитанный влагой воздух был таким плотным, что казалось, будто я бегу сквозь воду. Я трусил вдоль берега до тех пор, пока в районе порта меня не остановила высокая изгородь. На обратном пути я пробежался по периметру парка Лафайет. На открытой веранде небольшой оркестр давал бесплатный концерт, и публика хлопала в ладоши в такт каким-то чувственным блюзам. К возвращению в гостиницу я настолько взмок, что зеркало лифта, когда я вошёл в кабину, затуманилось. Приняв душ, я открыл банку пива и уселся перед компьютером. И хотя с того момента, когда я отправил электронные письма, прошло чуть больше часа, пришло уже восемь ответов. В большинстве из них высказывались предположения, которые я мог позже проверить, однако в одном ([email protected]) в моём кролике узнали победителя конкурса, проводившегося в подразделении Публичной библиотеки Филадельфии. А именно — в библиотеке городка Проспект-Хилл.

Общество любителей оригами города Проспект-Хилл проводит ежегодный конкурс, посвящённый фигуре одного животного. В нынешнем году это животное — акула. А 1995 год был годом кролика. Это не самый крупный конкурс оригами, и вступительный взнос участников можно назвать чисто символическим. В силу данного обстоятельства в нём участвует много студентов и иных подобных им людей. Кролик, которого вы распространили по электронной почте, стал в 1995 году абсолютным чемпионом, и мы были весьма расстроены тем, что его создатель обозначился лишь именем, без упоминания фамилии. Адрес победителя также отсутствовал. Автор фигуры, вне всякого сомнения, обладает исключительным талантом, и некоторые из нас хотели вступить с ним в контакт, но организаторы не располагали информацией о том, как это можно сделать. Вы, если пожелаете, можете связаться с почётным председателем нашей группы Джорджем Эстергази. Он отошёл от организационных дел, но по-прежнему увлечён созданием фигур.

Привет. Надеюсь, что моё послание окажется для вас полезным.

Фолдерман приложил к письму телефон Эстергази и его e-mail. Я тут же отправил милейшему Фолдерману благодарственную записку и направил своё послание человеку по имени Эстергази, не забыв приложить к нему письмо Фолдермана.

Через несколько минут я уже звонил Эстергази. Не исключено, что он проверяет свою электронную почту раз в неделю. По крайней мере, я смогу убедить его подойти к компьютеру.

— Эстергази, — прошуршал слабый голос.

— Мистер Эстергази, меня зовут Алекс Каллахан, я не знаю, была ли у вас возможность…

— Да. Я получил ваше послание. И я, конечно, помню того поистине великолепного кролика Байрона Б. Очень огорчительно.

— Байрон Б.? Что это означает?

— Так его звали. Вернее, это то имя, которое мы получили. Как я уже сказал, это было весьма огорчительно. Некоторые члены комитета хотели лишить его звания чемпиона, но я воспротивился. Это было бы несправедливо. Ведь его кролик оказался на две головы выше всех других фигур.

— Простите, но каким образом кролик попал на конкурс, если вы не знали, кто его сделал?

— Оказалось, что приславший его занимался трудовой терапией в… подождите, я мигом вспомню.

— В «Судебно-медицинском учреждении Серного порта»? В Луизиане?

— Да! В психушке. Явление, впрочем, не уникальное. Знаменитейший мастер оригами Жюль Кравик был глубоко больным человеком и большую часть жизни провёл в психиатрических лечебницах.

— Как интересно!

— Мы могли бы получить разрешение на контакт с этим Байроном Б., но к тому времени, когда конкурс закончился и мы были готовы объявить результаты и проинформировать победителей, этого человека из лечебницы освободили. Наши попытки убедить администрацию учреждения сообщить ему о победе и передать небольшое денежное вознаграждение встретили крайне жёсткий отпор. Вот так-то, — вздохнул Эстергази. — Я, надо сказать, был крайне удивлён, что он так и не появился в мире оригами. Огромный талант. Совершенно новый подход к использованию вытянутой птичьей основы. Но что было, то было.

Я так разволновался, что едва не забыл его поблагодарить, перед тем как положить трубку.

* * *

Байрон Б. Не очень много, но, по крайней мере, хоть что-то.

Учреждение Серного порта вовсе не похоже на центр реабилитации алкоголиков или наркоманов, куда пациенты являются по доброй воле и по собственному желанию его покидают. Речь шла о заведении для душевнобольных преступников, а это означало, что кем бы ни был этот Байрон Б., за своё преступление ему пришлось провести за решёткой в психушке много-много лет.

Поступил он в лечебницу не по своей воле, и где-то в Луизиане имеется решение суда, согласно которому человек по имени Байрон, с фамилией, начинающейся на «Б», направлялся в «Судебно-медицинское учреждение Серного порта». Если деяние было достаточно серьёзным, о нём могли появиться сообщения в газетах. Благодаря Андертону, я даже знал год. 1983.

* * *

Обычно я не выбираю для себя частных детективов по совету тринадцатилетних девочек. Но сейчас в моей жизни абсолютно всё шло не по правилам. Иезавель Хантон была просто счастлива, когда я спросил её, как найти Пинки Штрайбера. Девочка по буквам продиктовала его имя и фамилию и сообщила номер телефона, который, похоже, знала наизусть.

— Спасибо, Иез.

— Возможно, есть одна вещь, которую вам следует знать о Пинки, — не очень уверенно протянула она.

— Что именно?

— Его вид иногда приводит людей в изумление. Ведь вы понимаете, что имя Пинки, то есть «розовый», он получил не случайно. Дело в том, что он — альбинос.

* * *

Я встретился с Пинки Штрайбером в его офисе во Французском квартале. В приёмной восседала сурового вида блондинка, затянутая в облегающее ярко-красное платье. Она предложила мне подождать, указав на довольно удобное кресло. Это был один из самых крутых офисов, в которых мне доводилось бывать. Из музыкальной системы лились звуки джаза. Стены украшали абстрактные картины, а мебель была антикварной. Высокие потолки и вращающиеся вентиляторы. Огромные окна с белоснежными шторами и множество крупных растений в красивых вазонах.

Спустя пять минут он уже пожимал мне руку, а ещё через минуту провёл меня в своё затенённое и очень просто меблированное убежище. Пинки уселся за массивным полированным столом, на котором не было ничего, кроме красного телефонного аппарата. Я устроился на барселонском кресле из красной кожи. Глаза Штрайбера скрывались за солнцезащитными очками, а его кожа была белой, как у покойника. В воздухе витал знакомый запах, но точно определить, чем пахнет, я не мог.

— Крем от загара, — пояснил Штрайбер, словно прочитав мои мысли. — Я обмазан им с ног до головы, и именно его запах вы чувствуете. «Коппертон спорт-48», если быть точным. И прошу извинить за мои тёмные очки. Я снимаю их только ночью.

Поняв, какую задачу я перед ним ставлю, Пинки сказал:

— Работа трудоёмкая, но сводится в основном к беготне. Ведь если запустить миллион хомячков на клавиатуру компьютера, то они, прыгая по ней достаточно долгое время, когда-нибудь создадут копию «Гунга Дин» Редьярда Киплинга, n'est-ce pas? Вопрос в том, насколько велик ваш бюджет?

— Действуйте без оглядки, — пожал я плечами, — сколько бы это ни стоило.

Какое-то время я ещё мог пускать в ход чеки, присылаемые разными кредитными компаниями. Когда же сильно подопрёт, попробую нажать на отца. А затем…

— Я постараюсь уменьшить ваши финансовые тяготы, когда пойму, что дело не очень смахивает на зашедший в тупик бракоразводный процесс, но задаток всё же потребуется… Ну, скажем… пять сотен. Вам следует знать, что лично я документов в судах не ищу. Мне удалось сколотить разношёрстную команду из судебных клерков, пенсионеров, подростков и иже с ними. Как только вы дадите сигнал, я спускаю их с поводка, и они будут копать во всех судах благословенного штата Луизиана до тех пор, пока не наткнутся на решение об отправке в психлечебницу вашего клиента.

— Отлично.

— Я плачу своим помощникам двадцать баксов в час. Поиски могут занять много времени. А может, и совсем ничего. Кто знает?

— Хорошо. Я всё понял.

— Итак, мы начинаем поиск судебного решения об отправке в тысяча девятьсот восемьдесят третьем году в «Судебно-медицинское учреждение Серного порта» некоего Байрона Б. Поступил в заведение… — Записав все данные, он ещё раз повторил их вслух и спросил: — Все точно, я не ошибся? Больше вам ничего не известно? Может, вы знаете, когда его выпустили?

— В девяносто шестом.

— О'кей, это всё, что мне нужно.

— Я мог бы вам помочь, — сказал я. — Если вам не хватит рабочей силы, я тоже стану искать. Я умею работать с судебными архивами.

— Динамит! Вам сразу удалось выклянчить себе работу в округе Святого Иоанна Крестителя. Администрация данного округа размещается в местечке, именуемом Ля-Плас. Моя первая помощница там только что родила, а её дублёр подыскал себе работу в одном из новых универмагов торгового дома «Таржет». — Он произнёс слово «таржет» на французский манер — таржэ. — Ля-Плас совсем недалеко отсюда. Десятая дорога приведёт вас прямо туда.

— О'кей, — бросил я, достал бумажник и извлёк из него довольно потрёпанную чековую книжку.

— Пусть этим займётся Бекки, — остановил меня Пинки. — Мы принимаем также «Визу» и «Мастеркард». Некоторые клиенты любят облегчить себе жизнь.

Глава 32

Дни я проводил в здании суда Ля-Плас, а ночи — в отеле «Комфорт-инн». Роясь в архивах, я выпивал галлоны кофе, стараясь всё время держать в памяти имя «Байрон». Пропустить нужное постановление суда было так же легко, как прозевать нужный поворот на Ордуэй-стрит, возвращаясь домой после работы. Последнее со мной случалось довольно часто.

На третий день, когда я уже ехал в отель, заработал мой мобильник.

Звонил Пинки.

— Вы в машине? — спросил он.

— Да.

— В таком случае тормозите у тротуара.

— Что случилось?

— Я, мой дорогой Алекс, взволнован, огорчён и слегка разочарован, — произнёс Пинки с лёгким смешком.

— В чём дело?

— Ведь наш поиск мог несколько понизить уровень безработицы в штате Луизиана. Улучшить, так сказать, статистику.

— Пинки…

— Вот так-то, — продолжил он со вздохом. — В округе Святой Марии мне помогает одна дама. Она навещала сестру в Хьюстоне, но я решил никого на её место не нанимать, поскольку эта леди — дьявольски толковая особа. Школьная учительница, между прочим. Я оставил ей поручение на факсе, и, вернувшись домой, она тут же мне позвонила. Бинго! Оказалось, что леди была знакома с этим сукиным сыном. «Байрон Б.? — переспросила она и тут же добавила: — Этим „Б.“, Пинки, может быть только Байрон Бодро».

— Вы, наверное, шутите.

— Неужели? — говорю я. — «Думаю, что не ошибаюсь, — отвечает она. — Я выросла в Морган-Сити и знала, что на другом берегу реки чокнутый парнишка по имени Байрон Бодро совершил нечто ужасное. Я это запомнила, потому, что, когда этого мальчишку увезли, мы все стали спать намного спокойнее. Это было году в восемьдесят третьем или около того. Я тогда училась в старших классах школы, которую окончила в восемьдесят пятом. Думаю, что это он, Пинк». Похоже на то, сказал я ей. А что вы на это скажете?

У меня не было слов. Байрон Бодро. Наконец я узнал имя человека, похитившего моих малышей, и эмоции настолько меня захлестнули, что я не только ничего не слышал, но и почти ничего не видел. Байрон Бодро. Я выпущу кишки из этого типа.

— Алекс? Вы ещё там?

— Да, — сумел выдавить я. — Отличная работа.

— Тривиальная слепая удача, если на то пошло, — ответил Пинки. — Да, кстати. Мисс Вики пошла дальше и нашла судебное решение, что есть хорошо, поскольку оно может содержать новую полезную информацию. Но чтобы получить копию, потребуется пара дней. Вы не могли бы заскочить ко мне?

Глава 33

Когда я уселся в барселонское кресло в кабинете Пинки, детектив передал мне пару скреплённых канцелярской скрепкой листков. В этом небольшом файле оказалась карта Луизианы с отмеченным маршрутом до Морган-Сити и несколько телефонных номеров мисс Виктории Симс.

— А что вы скажете, — начал Пинки, — если я продолжу с вами сотрудничать?

— Что же, я…

— Каджуны — народ доброжелательный, но иногда, при появлении чужаков, начинают слегка дёргаться. А если быть честным до конца, то на нефтяных платформах в заливе трудятся не самые лучшие представители человечества, и в силу данного обстоятельства Морган-Сити не является образцовым городом. Нравы там довольно крутые. Это видно сразу, когда у парней кончается смена.

— Что же…

— Если вы думаете о деньгах, то откажитесь от мрачных мыслей. Все расходы лягут на фирму. На chateau, фигурально выражаясь.

— Но это же…

— Подождите с аплодисментами. Я всё время думал о ваших мальчиках и решил, что Пинкстер должен немного travail pro bono. Тем более что здесь, — обвёл он рукой офис, — меня ничто не держит. Дела не ждут.

Кабинет Пинки и его одежда говорили о том, что время детектива ценится весьма дорого.

— Не знаю, как вас благодарить.

— Забудьте! Мне надо время от времени вылезать из офиса, каким бы приятным он ни был. И я знаю на воле кое-каких ребят, способных принести нам пользу.

* * *

Мы мчались в сторону заката на машине Пинки — серебристом «БМВ». Автомобиль был таким новым, что все ещё хранил фабричный запах.

— У альбиносов, как правило, плохое зрение, — сказал он. — Но я — исключение и вижу достаточно хорошо, особенно ночью.

Новый Орлеан от Морган-Сити отделяли примерно девяносто миль, и секретарша Пинки заранее позаботилась о нас, зарезервировав номера в «Холидей-инн». Несмотря на ночную мглу, о близости воды можно было догадаться по шеренге береговых фонарей, скоплениям огней в поселениях и обширным, совершенно тёмным участкам земли. Проезжая через Хомау (Хоме — поправил меня Пинки), мы увидели выцветшую символику патриотов, поддерживавших американское вторжение в Ирак. Это были потрёпанные ветром жёлтые ленты и здоровенные звёздно-полосатые щиты. Когда мы сворачивали за угол, фары «БМВ» выхватили из тьмы полотнище, вывешенное над заброшенной заправочной станцией. На полотнище было начертано:

САДДАМ? НИКАКИХ ПРОБЛЕМ!

С Вики Симс мы встретились за шведским столом в «Холидей-инн». На вид ей можно было дать лет тридцать. У неё была скверная кожа и очень приятный тихий голос.

— Досье с делом я нашла в суде Франклина, — сказала она. — Сразу после разговора с тобой. Это было несложно, поскольку дело в основном открыто для публики. Некоторые сугубо медицинские аспекты, правда, остаются под замком. Я сделала всё, чтобы дело переслали сюда как можно скорее, но потребуется ещё пара дней, чтобы его затребовать и сделать копию. Нехватка рабочих рук… финансы округа в ужасном состоянии… и всё такое прочее.

— Как и везде, — заметил Пинки. — О чём приходится только сожалеть. Но почему бы нам не начать с твоих собственных воспоминаний о мистере Байроне Бодро? После этого мы с Алексом попытаемся потолковать с людьми, знавшими этого парня. Ведь некоторые из них могут по-прежнему жить на старом месте.

— Простите, — она постучала кончиками пальцев по губам, — но боюсь, мне будет трудно отделить чечевицу от гороха. Многое забылось.

— Просто тебе не часто приходится перевоплощаться в Золушку, — сказал на это Пинки.

— Не знаю, могу ли я вам помочь с Байроном, — улыбнулась Вики. — Он жил в Бервике на противоположном берегу реки, и я с ним не была знакома. Но мы о нём знали. О нём знали все. — Девушка немного подумала, сдвинув брови. — Очень славный на мордашку мальчик и страшно умный — почти гений. А может быть — действительно гений. Когда он стал выступать с проповедями, у него появилась масса последователей. Бодро мог стать либо великим человеком, либо превратиться в сумасшедшее насекомое. Байрон пошёл по второму пути.

— Значит, он был проповедником? — переспросил я.

— Да, мальчиком-проповедником.

— Неужели? — изумился Пинки.

— Этот парнишка мог вызвать подлинную бурю в сердцах. Настоящий Билли Грэм в миниатюре. Чтобы увидеть его, люди стекались отовсюду. Парнишка выступал в храме баптистов в Бервике. Насколько я помню, Байрон начал проповедовать после того, как утонул его младший брат. — Она выдержала паузу и заметно помрачнела. — Когда это случилось, я ещё жила в Батон-Руже. Но ходили разные слухи.

— О чём, например? — спросил Пинки.

— О том, что это был не несчастный случай. Говорили, что Байрон, возможно, утопил своего маленького братишку. Не знаю, не знаю, — покачала она головой. — Когда это случилось, Байрон и сам был ребёнком. И я не могу вспомнить, когда люди стали его подозревать. После смерти брата или после того, как он убил своего отца.

— Он и это сделал? Действительно убил отца?

— То событие я хорошо помню. Как раз после убийства его и отправили в психушку. Он прикончил своего папочку-калеку.

— Вы серьёзно? — спросил я, хотя ни одно из деяний этого чудовища, каким бы ужасным оно ни было, не могло меня удивить.

— Более чем серьёзно, — ответила Вики. — Байрону было семнадцать, и его собирались судить, как взрослого. Но затем его признали душевнобольным, и все решили, что так оно и есть, поскольку парень был извращён до предела.

— Его отец был инвалидом? — спросил Пинки, допив кофе.

Вики Симс вытерла губы салфеткой и сказала:

— Клод — так звали папочку Байрона — работал на морской платформе нефтяной компании «Анадарко». Клод Бодро попал в какую-то аварию, и его прооперировали. Дело шло на поправку, но во время убийства он всё ещё оставался в инвалидном кресле. Что, как мне кажется, делало преступление ещё более отвратительным.

— Он что, его застрелил? — спросил Пинки и, обращаясь ко мне, добавил: — Мы, похоже, явимся туда во всеоружии.

— Нет. Байрон прибег к оригинальному способу. Он погубил папочку, как змея — ядом через кожу. Такое бывает?

— Трансдермальное отравление, — пояснил Пинки. — Bay! Ну и дела! Но как же его уличили?

— Не знаю, — ответила Вики. — На суд я ни разу не ходила. Но поскольку использовался яд, никто не сомневался, что убийство было преднамеренным. Именно поэтому судить Байрона собирались как взрослого.

— И его адвокат заявил о невменяемости клиента?

— Точно. Адвокаты сказали, что он — псих, что он слышал голоса, и отец издевался над сыном, когда тот был младенцем, и всё такое прочее. Все эти подробности вы найдёте в судебном отчёте. Или в газете «Новый ибер». Последнее даже, возможно, и лучше. Подумайте об этом. Я знакома с главным редактором Максом Мальдонадо. Хотите его телефон?

* * *

Мы позвонили из моего номера. Пинки слушал по параллельному аппарату. Я объяснил свои намерения, и Мальдонадо ответил, что у него сейчас на выходе номер, но в прошлом он был репортёром и, конечно, помнит дело Бодро. Затем он обещал позвонить мне во второй половине дня.

Я согласился, но в дело вступил Пинки:

— Стыдись, Макс. Давай колись немедленно. Разве ты не можешь пожертвовать пятью минутами своего драгоценного времени ради двух пропавших bambinos? Выкладывай всё, что знаешь.

— Неужели мне выпала честь беседовать с самым головастым частным сыщиком Луизианы? — в тон Пинки ответил редактор. — Почему, Пинки, ты, как распоследнее дерьмо, не сказал, что занимаешься этим делом?

— Мне хотелось проверить твои моральные ориентиры. — Услышав протестующий вопль Мальдонадо, Пинки расхохотался: — Да, я, конечно, дерьмо, но это не шутка. Нам всего-навсего нужны кое-какие сведения об этом парне. Где он жил, например. Где работал. Одним словом, чтобы продолжать поиск, нам нужна информация. Мы не хотим сидеть и сосать лапу, ожидая прибытия поганых судебных отчётов.

— Значит, мои моральные ориентиры? Хм… Ну да ладно. Придётся пойти у тебя на поводу, Пинк. Итак, Байрон Бодро… — Вздох. — Надо сказать, меня сильно удивляло, что о нём последнее время ничего не слышно. Ладно, сейчас я жертвую пять минут своего драгоценного времени, а вечером все моё драгоценное время принадлежит вам.

— Замечательно.

— Итак, с чего же начать? Начнём, пожалуй, с самого начала. Семья Бодро жила неподалёку от Бервика в трейлере. Кемпинг называется Медоулендз. Та ещё вонючая дыра, но в жилище семейства Бодро царили чистота и порядок. Я это знаю, потому что во время убийства Клода был по совместительству и фотографом. Помнится, я тогда сделал кучу снимков. Мэри — мать Байрона — была прекрасной женщиной. Клод тоже был хорошим человеком и, как я слышал, большим тружеником. Добывал нефть для «Анадарко» на одной из морских платформ. И был отравлен собственным сыном! Даже в больном воображении подобное невозможно представить. Сынок прогнил насквозь. Большинство людей не верили, что Клод издевался над мальчишкой. Все эти разговоры стоили не больше, чем мешок дерьма.

— Совсем как в деле братьев Менендез.

— Точно. Все в один голос утверждали, что Клод был правильным парнем. Что ещё?.. Да, на вашем месте я бы смотался в Медоулендз. Вполне вероятно, что его обитатели помнят семью Бодро. Тем временем я посажу кого-нибудь из своих людей сделать для вас подборку старых газет, освещавших этот процесс.

— А как нам найти этот самый Медоулендз? — поинтересовался Пинки.

— Где вы сейчас?

— В Морган-Сити. «Холидей-инн».

— Езжайте по мосту в Бервик, а затем ещё примерно… хм… примерно полмили. Медоулендз находится… хм… на Буковой улице. А может, на Дубовой. Одним словом, что-то растительное. Найдёте без труда.

В трубке послышались вопли. Мальдонадо прикрыл микрофон, но мы слышали, как он с кем-то говорит. Через некоторое время он вернулся к разговору с нами:

— Что-нибудь ещё?

— Семья Бодро всё ещё живёт там? — спросил я, чувствуя, как дрожит голос. Моё волнение было настолько заметно, что Пинки приподнял тёмные очки и внимательно посмотрел в мою сторону.

— Не думаю, — ответил Мальдонадо. — От семьи, насколько я знаю, ничего не осталось. Папа помер от яда. Мама скончалась ещё до этого. И… Один момент…

Его снова прервали.

— Похоже, ты и вправду занят, — заметил Пинки.

— Можем встретиться вечером, если хотите, — сказал Мальдонадо. — После того, как мы уложим ребёнка.

— Ужин за нами, — пообещал Пинки.

— Замётано, — ответил редактор.

* * *

Мы проехали по мосту Хью П. Лонга через довольно широкую реку под названием Ачафалья (Чафалайя, поправил меня Пинки) и через десять минут оказались в Медоулендзе. Несмотря на буколическое название поселения, в нём не оказалось ничего, даже отдалённо напоминавшего луговину. Жилой комплекс состоял из пары дюжин трейлеров, большинство которых, судя по их виду, пребывали здесь десятки лет. Часть трейлеров имели ограды из металлических цепей, и почти все они соединялись друг с другом деревянными тротуарами. Некоторые дома на колёсах стояли на отшибе. Они выглядели гораздо свежее остальных: их окружали ограды из штакетника, за которыми были разбиты цветочные клумбы.

Дорожный знак с идущими рука об руку детишками приказывал снизить скорость до пяти миль в час. Знак имел пулевые пробоины. Большая часть попаданий приходилась на детские силуэты. Перед многими трейлерами стояли большие мусорные баки, переполненные настолько, что их крышки не опускались. Грязные площадки перед домами были забиты стульями, используемыми в качестве сидений бочками, детскими велосипедами, разнообразными игрушками и старыми автомобильными покрышками. Рядом с каждым трейлером был запаркован автомобиль, а то и два. Большинство машин были пикапами.

Пинки притормозил рядом со свежевыкрашенным трейлером под номером 14. Сверкающий «БМВ» на этой пыльной, убогой улице выглядел космическим кораблём инопланетян.

Глава 34

Я постучал в дверь. На веранде соседнего трейлера подняла голову седая женщина с пластиковыми бигуди в волосах — подобные штуковины я видел лишь в старых телевизионных шоу.

— Их нет дома, — крикнула она. — Может, я вам смогу помочь?

— Мы ищем… — начал было я, но Пинки не дал мне продолжить.

— Как поживаете, мэм? — поинтересовался он.

— Если вы что-нибудь продаёте, любовь моя, то знайте, дорогуша, — у меня и цента днём с огнём не сыскать. Но зато у меня уйма свободного времени, и вы можете, если хотите, попрактиковаться.

— Мы ничего не продаём, — сказал Пинки. — Мы…

— Прошу прощения, но вы, похоже, альбинос?

Я, оскорбившись, решил было выступить с гневной отповедью, но Пинки только расхохотался:

— Тонко подмечено. Я — альбинос. Перед вашим жильём, мэм, стоит генетический курьёз, если вы позволите мне так выразиться. Я знаю, что мой вид многих выбивает из колеи и они забывают о приличных манерах. Так всегда бывает, когда люди видят перед собой личность с ярко выраженными физическими отклонениями от нормы. Я считаю это проявлением своего рода расизма. Но с другой стороны, кто осмелится сказать, что в нашей Луизиане стыдно быть чрезмерно белым? — закончил он с улыбкой.

— Я хочу спросить, если позволите, — сказала женщина. — Легко ли вы обгораете на солнце?

— Это одна из самых серьёзных проблем, с которыми мне приходится сталкиваться.

— Я спрашиваю, потому что сама — светлокожая блондинка и мгновенно сгораю. Лью на себя крем от загара вёдрами. Но почему бы вам с приятелем не подняться сюда, чтобы скрыться от солнца и рассказать, что привело вас в Медоулендз?

Мы поднялись и оказались на рахитичной дощатой площадке. Потолок держался на сложенных из шлакоблоков столбах. Вся меблировка веранды состояла из нескольких складных металлических стульев и плетённого из прутьев кофейного столика, весьма древнего на вид. На столике находились пепельница и пластмассовая коробочка с маникюрными принадлежностями. Оказывается, дама занималась педикюром, и её ступни были закреплены в каком-то неизвестном мне приспособлении, а между пальцами с ярко-красными ногтями торчали валики из пенопласта.

— Меня зовут Пинки Штрайбер, а это — Алекс Каллахан, — представил нас Пинки, протягивая руку.

— Простите, дорогуша, — продемонстрировала женщина свои руки с растопыренными пальцами, дабы мы могли увидеть только что выкрашенные ногти, — но я ещё не просохла. Меня зовут Дора Гэррети, — назвалась она и, повернувшись ко мне, сказала: — А вас я видела по телевизору. Верно? — Её лицо вдруг омрачилось, и она воскликнула: — Великий Боже! Ведь вы — их папа. Папа тех двух крошек. Бедняжка. О Господи!

— Мы думаем, что мальчиков похитил Байрон Бодро.

Дора поднесла руки к губам, и её ярко-красные ногти вдруг показались мне каплями крови на фоне снега.

— О Боже… — прошептала она.

Я, увы, хорошо знал чувства, искривившие в горькой гримасе её лицо и заставившие крепко сжать губы.

— Этот мальчишка, — процедила она, закурив сигарету и выпустив длинную струю дыма, — был рождён порочным. Порочным до мозга костей.

— Вы знаете, где он сейчас? Где его родственники?

— Простите, мой сладкий, но в этом я не смогу вам помочь. Я не видела его с той минуты, когда парня увезли. Его старики умерли. Я даже не знала, что его выпустили из лечебницы. Когда это случилось?

— В девяносто шестом.

— Что же, остаётся только радоваться, что он сюда не вернулся.

— А люди, которые живут в их доме? Может, это родственники семейства Бодро?

— Нет. Клод и Мэри не были владельцами трейлера. Они его арендовали. После них там сменилось несколько жильцов.

— Знаете, что мне пришло в голову? — обратился ко мне Пинки. — Должны существовать документы. Клод наверняка владел какой-то собственностью, кем-то унаследованной. Надо будет это проверить. Напомните мне при случае.

— Я слышала, что всё ушло к Байрону, — вмешалась Дора, — и это вывело из себя брата Клода Лонни. Хотя после похорон Клода мало что осталось. Лонни писал кипятком из-за того, что Байрону вообще что-то досталось. Но из протестов брата ничего не вышло. Байрона признали психом, и получилось, будто он вообще не совершал преступления.

— Лонни живёт где-то поблизости?

— Лонни умер, — ответила Дора.

— А как насчёт друзей? — спросил я. — Возможно, у него здесь остались друзья.

— У этого парня не было друзей. Ни единого. Во время убийства Клода он постоянно торчал у черномазых. Связался там с каким-то колдуном.

— Колдуном?

Уловив в моём тоне нотки скептицизма, она сразу ощетинилась:

— Да, я это слышала. И среди них, к вашему сведению, есть колдуны. Они живут здесь три сотни лет и все ещё не вылезли из джунглей.

Я знал, что следует держать язык за зубами, но промолчать не смог.

— Вы понимаете, что это же…

— Вы знакомы с этим колдуном? — перебил меня Пинки. — Знаете, как его зовут?

— Нет, сэр, не знаю, — с оскорблённым видом ответила Дора. — Откуда я могу знать подобные вещи?

— Но вы же знали Байрона, — ухитрился вставить я.

— Но он же, радость моя, жил рядом со мной, а если домом вам служит трейлер, то основную часть времени приходится проводить на воздухе. Я живу здесь больше тридцати лет, и это, хотите верьте, хотите нет, далеко не рекорд. — Она рассмеялась смехом курильщика, похожим скорее на кашель. — Старый Ральф Гуидри обитает здесь ещё дольше.

— Не могли бы вы рассказать нам о Байроне?

— Что именно вы хотите знать?

— Все, — ответил Пинки. — Абсолютно все. Мы просто не представляем, что может помочь нам в поисках.

— Значит, так… — Она закурила новую сигарету («Мисти» с ментолом, если быть точным) и продолжила: — Байрон был одним из двоих детей. По крайней мере, некоторое время. Когда Байрону исполнилось десять, а его братику Джо — четыре, Байрон видел, как тонул брат. Некоторые, впрочем, утверждают, что он не видел, а наблюдал. Малыш утонул в муниципальном бассейне. Бассейн находился примерно в миле отсюда, и сейчас его уже нет. Пользовался большой популярностью у детишек.

— Именно об этом говорила Вики, — взглянул на меня Пинки. — Итак, брат утонул на глазах Байрона. Какой ужас. Пытался ли он его спасти?

— В этом-то вся загвоздка. Потому я и рассказываю. Все согласились, что это трагедия, но кое-кому показалось, что, возможно, хуже, чем трагедия. Всё случилось ночью, когда дети тайком выскользнули из дома. Вряд ли это мог придумать маленький Джо, не так ли? Вначале они бегали по округе, а затем Байрона осенила блестящая идея, и он помог брату перебраться через ограду бассейна, который, естественно, был закрыт. Позже Байрон рассказал, что вначале они играли на бортике, а затем Джо поскользнулся и упал в воду на глубоком конце бассейна. Поскольку ни один из них не умел плав